Вы находитесь на странице: 1из 14

Тема 1. Гражданская война в Нигерии (1967-1970 гг.

Варианты названия: война за независимость Биафры, Биафро-нигерийская война

Общая характеристика конфликта

Предпосылки и причины конфликта. Повод к началу конфликта


Конфликт был результатом экономических, этнических, культурных и религиозных
напряжённых отношений между различными народами Нигерии. Как и большинство
других африканских государств, Нигерия была искусственной структурой, созданной
Великобританией, которая не учитывала религиозные, лингвистические, и этнические
различия. В момент получения независимости от Великобритании в 1960 году население
Нигерии составляло 60 миллионов человек и состояло из почти 300 различных
этнических и культурных групп, три из которых были преобладающими:

- игбо (ибо) (60-70 % населения на юго-востоке)


- хауса-фулани (приблизительно 65 % народов в северной части территории)
- йоруба (75 % населения в юго-западной части)
Полуфеодальными и исламскими хауса-фулани на Севере традиционно управляла
деспотичная, консервативная исламская иерархия, состоящая приблизительно из
тридцати с лишним эмиров, которые, в свою очередь, подчинялись султану. Султан
являлся источником всей политической и религиозной власти.
Политическая система йоруба на юго-западе также состояла из местных вождей. Однако
политическая и социальная система йоруба была менее патриархальной, чем на Севере.
Игбо на Востоке, в отличие от двух других групп, жили приблизительно в шестистах
автономных, демократически организованных деревнях. Хотя деревнями управляли
вожди (или наследственные или избранные), в большинстве они правили номинально. В
отличие от других двух областей решения среди игбо принимались коллегиально. В
отличие от хауса-фулани, игбо часто участвовали непосредственно в решениях,
которые затрагивали их жизни. Они имели живое понимание политической системы и
расценили её как инструмент для того, чтобы достигнуть их собственных личных целей.
Эти традиционные различия между народами Нигерии были увековечены
британской системой колониального правления.

На Севере британцы опирались на местную феодальную верхушку, не меняя местную


систему. Христианские миссионеры не допускались на Север, и область, таким образом,
оставалась фактически закрытой для западного образования и влияния, в отличие от игбо,
богатые представители которого посылали своих детей в британские университеты.

В течение следующих лет северные эмиры таким образом были в состоянии поддержать
традиционные политические и религиозные учреждения, ограничивая социальные
изменения. В результате Север, к моменту провозглашения независимости в 1960 году,
был безусловно самой слаборазвитой областью Нигерии, с нормой грамотности 2 %
по сравнению с 19,2 % на Востоке.

Западная Нигерия, населённая йоруба, обладала намного более высоким уровнем


грамотности, здесь были введены западные формы образования. Из йоруба стал
формироваться аппарат государственных служащих, многие стали докторами,
адвокатами и техническим персоналом. В областях игбо миссионеры были представлены
позднее из-за проблем в установлении устойчивого контроля над автономными деревнями
игбо. Однако игбо также приобщились к западному образованию и в большинстве своём
приняли христианство. Перенаселённость территорий игбо вела тысячи игбо в другие
части Нигерии в поисках работы. К 1960-м годам игбо стали политически
объединённым и экономически преуспевающими, с торговцами и грамотными
элитами, активными не только в Южной Нигерии, но и по всей Нигерии.

В течение колониального периода британская политическая идеология деления Нигерии


на Север, Запад и Восток усиливалась экономическим, политическим и социальным
соперничеством между различными этническими группами Нигерии. В 1947 году была
введена конституция Ричардса (губернатор Нигерии), в соответствии с которой
Нигерия была разделена на 3 административные области, управляемые местными
органами власти:

- Западная Нигерия (центр — Ибадан);

- Восточная Нигерия (центр — Энугу);

- Северная Нигерия (центр — Кадуна).

Принцип регионализации был закреплён в последующих конституционных реформах


1951 года — Макферсона (губернатор Нигерии) и 1954 года — Литлтона (министр
колоний Великобритании). Конституция Макферсона предусматривала формирование
региональных правительств из представителей партии большинства.

На Севере было больше населения, чем в других областях, вместе взятых. На этой основе
за Северной областью было закреплено большинство мест в федеральном
Законодательном органе. В пределах каждой из этих трёх областей доминирующие
этнические группы хауса-фулани, йоруба и игбо сформировали политические партии,
которые были в значительной степени региональными и племенными:

- Северный Народный Конгресс (СНК) на Севере;

- Группа действия на Западе (ГД);

- Национальный Совет Нигерии и Камеруна (с 1959 года — Национальный Совет


Нигерийских граждан — НСНГ) на Востоке.

В течение 1940-х и 1950-х годов игбо и йоруба были в центре борьбы за


независимость от Великобритании. Они также желали, чтобы независимая Нигерия
состояла из нескольких небольших государств, чтобы консервативный Север не мог
доминировать над страной. Северные лидеры, боящиеся, что независимость означала бы
политическое и экономическое доминирование более ориентированными на запад
элитами на Юге, предпочли увековечивание британского правила. Как условие для того,
чтобы принять независимость, они потребовали, чтобы страна продолжила делиться на
три области с Севером, имеющим большинство. Игбо и йоруба, стремясь получить
независимую страну, приняли требования Севера.

Первое правительство независимой Нигерии основывалось на коалиции партий НСНК и


СНК, премьер-министром стал представитель СНК Абубакар Тафава Балева. После
провозглашения в 1963 году Нигерии республикой пост президента занял Ннамди
Азикиве (представитель НСНГ). Оппозиция была представлена Группой действия во
главе с Обафеми Аволово. Региональные правительства возглавили: на Севере — лидер
СНК Ахмаду Белло, на Западе — С. Акинтола из Группы действия и на Востоке —
представитель НСНГ М. Окпара.

В 1963 году на территории восточной части Западной Нигерии была образована четвёртая
область, Среднезападная. На состоявшихся в 1964 году выборах в этом регионе победу
одержал НСНГ.

После получения независимости в 1960 году Нигерия развивала свою репутацию


витрины демократии и экономической стабильности на континенте. Эта
стабильность была недолгой. Попытки Севера обеспечить контроль над страной перед
лицом все более и более решительного противодействия Запада и Востока привели к
распространению в Нигерии насилия и внутренних беспорядков.

В 1962 году федеральное правительство спровоцировало раскол Группы действия, в


результате которого одна из её фракций во главе с С. Акинтолой создала Нигерийскую
национально-демократическую партию (ННДП), которая, вступив в союз с НСНГ, в
январе 1963 года пришла к власти в Западном регионе.
В 1964 году лидер Группы действия Обафеми Аволово был обвинён в организации
военного переворота, арестован и приговорён к десяти годам тюремного заключения. К
1964 году в коалиции ННДП-НСНГ наметился раскол относительно оценки
результатов переписи населения 1963 года, которые демографы и руководство НСНГ
сочли фальсифицированными. Они считали, что численность населения Севера была
умышленно завышена на 10 млн человек, что гарантировало представителям этого
региона большинство в парламенте страны.

Несколько позже произошёл окончательный раскол, и накануне декабрьских выборов


1964 года возникла новая расстановка сил: СНК образовал коалицию с недавно
созданной ННДП в противовес союзу между НСНГ и Группой действия. Победу на
выборах, сопровождавшихся многочисленными нарушениями, одержал блок СНК —
ННДП, что привело к конституционному кризису и обострению борьбы за власть.

В январе 1965 года было сформировано новое федеральное правительство, в состав


которого вошли представители СНК, ННДП и НСНГ, а пост премьер-министра сохранил
Балева. Новый политический кризис разразился в октябре 1965 года, когда в
результате мошеннических выборов в Западной области к власти вернулась ННДП, что
спровоцировало волну беспорядков в этой части страны.

15 января 1966 года младшие офицеры игбо во главе с майором Кадуна Нзеогву убили
одновременно всех крупных политических лидеров — Балеву в Лагосе, Акинтолу в
Ибадане и Белло в Кадуне, а заодно видных офицеров северного происхождения. Путч
был сорван в связи с тем, что часть военных отказалась поддержать мятежников. Лидер
мятежа К. Нзеогва арестован. Командующий армией генерал-майор Джонсон Агуийи 
Иронси (этнический игбо) навёл порядок и стал главой временного руководства, он
назначил военных губернаторов в провинциях с широкими полномочиями и офицеров на
министерские посты, политические партии были запрещены, действие конституции
приостановлено. Однако, то обстоятельство, что за убийство северян офицеров-игбо не
наказали, и вообще все квалифицирующие признаки переворота в сумме (среди прочего
убит всего один игбо, а северян множество, и фаворитизм Иронси к игбо) повлекли
мощную негативную реакцию северян, которые посчитали переворот не путём к единству,
а заговором игбо в надежде доминировать над страной.

Положение южан на Севере было очень опасным. 24 мая 1966 года военное
правительство Иронси выпустило декрет, упраздняющий федеративную структуру
Нигерии. Декрет вызвал резко негативную реакцию в Северной Нигерии. 29 мая 1966
года тысячи выходцев с Востока, проживающих на Севере, были убиты в ходе погромов,
начавшихся с ведома местных властей. Правительство Иронси объявило о создании
трибунала с целью изучения причин массовых убийств и грабежей на Севере, а также
выплаты компенсаций жертвам погромов. Северные эмиры объявили о намерении
отделить Северную Нигерию от федерации.

29 июля за четыре дня до начала работы трибунала северяне учинили контрпереворот, в


ходе которого Иронси, а также военный губернатор Западной Нигерии майор
Адекунле Фаджуи были убиты в городе Ибадан. Новым главой военного режима стал
подполковник (впоследствии — генерал-майор) Якубу Дан-Юмма Говон. Основу пехоты
составляли северяне, и в войсках началась междоусобица, по всем казармам
расправлялись с «восточниками». После этого мятежники поголовно перебили всех игбо,
занимавших офицерские должности в генеральном штабе Нигерии. Всего было убито
около 400 чиновников игбо. Говон немедленно восстановил федеральную структуру
Нигерии в соответствии с требованиями политической элиты Севера.

29 сентября 1966 года погром выходцев с Востока был возобновлён. 30 тысяч восточных
нигерийцев, проживающих на Севере, на Западе, в Лагосе были убиты. Всего в погромах
1966 года 40-50 тысяч игбо были убиты и около 2-х миллионов бежали на Восток, после
того, как их собственность и дома были разрушены. К 1966 году приблизительно 1
миллион 300 тысяч игбо проживали на Севере, ещё 500 тысяч — на Западе. Из Восточной
области началось массовое бегство выходцев с Севера.

Открытие обширных запасов нефти в дельте реки Нигер на юге страны позволило
юго-востоку Нигерии стать экономически самостоятельным. Однако изгнание
представителей игбо из власти вызвало опасения, что доходы от добычи нефти будут
использоваться несправедливо, в ущерб игбо. До открытия нефти богатство Нигерии
состояло из сельскохозяйственной продукции с Юга и полезных ископаемых с
Севера. На Севере вплоть до 1965 года были настроения в пользу отделения от Нигерии и
сохранения богатства региона для жителей Севера. Эти требования прекратились, когда
стало ясно, что нефть на юго-востоке станет главным источником дохода.

После погрома игбо в сентябре 1966 года на Севере в Восточной Нигерии начали расти
сепаратистские настроения. Лидеры игбо призвали к возвращению всех игбо на свою
историческую родину в Восточную Нигерию. Военный губернатор Восточной области
(с января 1966 года) подполковник Одумегву Оджукву (игбо по национальности)
настаивал на конфедеративном устройстве для Нигерии (федеральное правительство
должно быть уменьшено до секретариата, чтобы поддерживать экономические отношения
между почти полностью отдельными государствами).

9 августа 1966 года на встрече представителей военных губернаторов в Лагосе принято


решение, что для восстановления мира и проведения конституционных переговоров
необходимо репатриировать все войска к области их происхождения. Это решение не
было полностью осуществлено.

12 сентября в Лагосе начала работу Специальная конституционная конференция,


состоящая из делегатов, представляющих все области Нигерии, с целью выработки формы
сохранения единства Нигерии. Представители Восточной Нигерии бойкотировали
конференцию (основное условие Оджукву для участия в её работе — вывод всех
северных войск из Лагоса и прекращение погромов игбо на Севере).

4 и 5 января 1967 года в городе Абури (Гана) прошёл саммит военных руководителей
Нигерии, на котором различные политические силы Нигерии согласились с концепцией
децентрализации и региональной автономизации Нигерии. Говон присутствовал на
саммите и даже согласился подписать заключительную версию меморандума о
децентрализации. Однако, вернувшись назад в Нигерию, он дезавуировал свои слова.
К началу 1967 года Оджукву принял решение об отделении от нигерийской
федерации и образовании собственного независимого государства. В марте 1967 года
правительство Восточной области объявило, что все доходы, собранные от имени
федерального правительства, будут оставлены на нужды Восточной области. Федеральное
правительство отказалось заплатить зарплаты государственным служащим, которые
бежали из своих областей занятости. Кроме того, федеральное правительство отказалось
заплатить Востоку его установленную законом долю доходов. На Востоке начался захват
федерального имущества. В ответ правительство Говона установило морскую блокаду
региона.

В мае 1967 года была предпринята последняя попытка мирного урегулирования. Я.


Говон предложил отменить экономические санкции против Востока и организовать
встречу региональных военных губернаторов при условии, что британские войска
гарантируют безопасность встречи. Оджукву отклонил это предложение.

Формальным поводом к провозглашению независимости стал декрет федерального


правительства от 27 мая 1967 года, согласно которому, упразднялось деление страны на
четыре провинции, а вместо них вводились 12 штатов (Северная область была разделена
на шесть штатов, Восточная на три, Западная на два). Новые штаты совпадали с
естественными этническими образованиями. Восток был разделён таким образом, что
запасы нефти оказались расположены в штатах без большинства игбо. Соответственно
отменялись и посты губернаторов.

Реакция Оджукву последовала немедленно. 30 мая Восточная провинция была


объявлена суверенной Республикой Биафра (в честь одноимённого залива Биафра).
Большинство населения провинции, напуганное волной погромов, приветствовало это
решение. Так начиналась самая продолжительная и кровавая гражданская война 60-х
годов в Африке. По конституции Нигерии Восточная область имела право на выход из
федерации, но глава военного режима Я. Говон, не желая терять богатые месторождения
нефти, заявил, что вопрос будет решён силой.

6 июня Говон отдал приказ о подавлении мятежа и объявил мобилизацию в


северных и западных мусульманских штатах. В Биафре скрытая мобилизация началась
ещё до провозглашения независимости. Войска с обеих сторон стали подтягиваться к реке
Нигер, превратившейся в линию вооружённого противостояния. В начале июня федералы
начали блокаду мятежной территории.

Участники конфликта
Федеральный лидер Якуб Говон и лидер Биафры Оджукву (игбо)

Нигерийские ВВС как отдельный вид вооруженных сил появились в августе 1963
года при технической поддержке Италии, Индии и Западной Германии. Основу их
составляли 20 одномоторных многоцелевых самолетов «Дорнье» Do.27, 14 учебных
«Пьяджо» P.149D и 10 транспортных «Норд» 2501 «Норатлас». К началу 1967 г.
приобрели еще несколько вертолетов различных типов и два реактивных учебно-боевых
самолета «Джет Провост». Летчики обучались в ФРГ и Канаде. В июне 1967-го
военные власти мобилизовали шесть транспортно-пассажирских DC-3 авиакомпании
«Нигериан Эйруэйз», а через год было закуплено еще пять таких машин.

Транспортной авиацией нигерийская армия худо-бедно была обеспечена, но с началом


гражданской войны перед ней остро встали две важных проблемы – приобретение
боевых самолетов и замена летчиков – в большинстве своем выходцев из племени
игбо, бежавших в Биафру и вставших под знамена Оджукву.

Небольшими воздушными силами к июню 1967 года располагал и Оджукву.


Пассажирский «Хаукер-Сиддли» HS.125 был собственностью правительства Восточной
провинции еще во времена ее вхождения в состав Нигерии. Он считался личным «бортом»
губернатора, а впоследствии – президента. 23 апреля (то есть еще до официального
провозглашения независимости) в будущей столице Биафры Энугу был захвачен
пассажирский лайнер «Фоккер» F.27 «Френдшип» из «Нигериан Эйруэйз». Местные
умельцы переоборудовали этот самолет в импровизированный бомбардировщик.

Кроме того, в самом начале конфликта в аэропорту Харикорт были «мобилизованы» (а


точнее – захвачены) несколько гражданских самолетов и вертолетов, в том числе четыре
легких вертолета «Хилер» UH-12E, два вертолета «Виджеон» и один двухмоторный
транспортно-пассажирский самолет «Доув», принадлежавшие различным фирмам и
частным лицам. Во главе авиации Биафры стоял полковник (позже – генерал) Годвин
Эзелио.

Вскоре ВВС Биафры пополнились еще одним «раритетом» – бомбардировщиком В-25


«Митчелл». По одним данным его пилотировал немецкий наемник бывший пилот
Люфтваффе некто «Фред Херц» (наемники обычно использовали псевдонимы, а потому
это и последующие имена взяты в кавычки). В другом источнике указано, что на
«Митчелле» летал пилот из кубинских эмигрантов, осевших в Майами, а в состав экипажа
входили еще двое американцев и португалец. Самолет базировался в Харикорте, о его
боевом применении почти ничего не известно. В мае 1968-го он был захвачен на
аэродроме вступившими в город федеральными войсками.

В начале августа в Биафре появился еще один В-26, также приобретенный через
посредничество уже упоминавшегося бельгийца Пьера Лаурея. На нем летал французский
наемник «Жан Боннэ» и немец «Хэнк Вартон» (он же Генрих Вартски). 12 августа уже
два «Инвэйдера» бомбили позиции правительственных войск на западном берегу Нигера.
Этому предшествовало начало мощного контрудара повстанцев в направлении столицы
Нигерии Лагос.

Пытаясь склонить чашу весов на свою сторону, повстанцы в сентябре начали регулярные
воздушные налеты на столицу Нигерии. Наемники, пилотировавшие биафрийские
машины, не рисковали почти ничем. Зенитная артиллерия правительственных войск
состояла из нескольких орудий времен Второй Мировой войны, а истребительной авиации
не было вовсе. Опасаться следовало разве что отказов изношенной техники. Но и ущерб
от этих налетов, в которых пара «Инвэйдеров», пассажирский «Фоккер» и «Дакота»
сбрасывали самодельные бомбы из обрезков труб, был ничтожным. Расчет на
психологический эффект тоже не оправдался. Если первые рейды вызывали панику
среди населения, то вскоре горожане привыкли и очередные бомбардировки только
усиливали ненависть к повстанцам.

Главной проблемой федеральных ВВС в первые месяцы конфликта являлось полное


отсутствие ударного компонента. Конечно, нигерийцы могли бы пойти «дорогой
бедных» и превратить свои «Норатласы», «Дакоты» и «Дорнье» в «самопальные»
бомбардировщики. Но командование посчитало этот путь нерациональным и
неэффективным. Решили прибегнуть к иностранным закупкам. Единственной западной
страной, которая оказала дипломатическую и моральную поддержку центральному
правительству Нигерии, была Великобритания. Но на просьбу нигерийцев продать
боевые самолеты англичане ответили отказом. Единственное, что удалось приобрести на
Альбионе – девять вертолетов Вестланд «Уайрлуинд II» (английская лицензионная копия
американского вертолета «Сикорский» S-55).

Предмет конфликта. Позиции участников конфликта

Динамика развития конфликта. Стратегия и тактика сторон конфликта


6 июля началась операции «Единорог», которая планировалась как короткая
полицейская акция. Командующий правительственной армией полковник (впоследствии
— бригадный генерал) Хассан Кацине оптимистично заявил, что с мятежом будет
покончено «в течение 48 часов». Однако он недооценил силы повстанцев. Наступавшие
сразу натолкнулись на жёсткую оборону и бои приняли затяжной, упорный характер.
Федеральная армия с севера двумя колоннами вошла на территорию Биафры. 1-я колонна
врывалась по оси Огугу — Огунга — Нсукка, 2-я по — оси Гакем — Обуду — Огожа. 12
июля захвачен города Огойя и Гакем, 14 июля город Нсукка.

26 июля десант нигерийцев захватил нефтепромыслы на островке Бонни в 30


километрах от Порт-Харкорта. В результате Биафра лишилась основного источника
валютных поступлений. Биафрийцы попытались отбить Бонни, но безуспешно. Порт-
Харкорт оказался блокирован федеральными силами. 10 июля биафрийцы нанесли
бомбовый удар по аэродрому города Макурди, 26 июля по фрегату «Нигерия»,
блокировавший с моря Порт-Харкорт, 12 августа ВВС Биафры совершили рейд по
позициям правительственных войск вдоль Нигера.

В попытках облегчить давление с севера, 9 августа мобильная бригада армии Биафры в


составе 3000 человек при поддержке артиллерии и бронемашин переправилась на
западный берег Нигера, начав так называемый «северо-западный поход». Сперва
наступление развивалось успешно. Биафрийцы вступили на территорию Среднезападной
области, практически не встретив организованного сопротивления, так как
расквартированные там федеральные войска в значительной степени состояли из
выходцев из племени игбо. Некоторые части просто разбежались или перешли на
сторону повстанцев. Столица штата город Бенин-Сити сдался без боя спустя всего
десять часов после начала операции. Были также заняты города Варри, Сапеле,
нефтяной центр в Угеле, Агбор, Уроми, Убиаджа. Мятежники продвинулись далеко на
запад, дойдя до города Оре в 200 километрах от столицы Нигерии Лагоса. Взятие
Среднего Запада изменило соотношение сил в войне, поскольку все нефтяные ресурсы
Нигерии попали под контроль Биафры. 20 августа биафрийцы штурмом взяли Оре. На
пике военных успехов радио Биафры заявило о намерениях войти в столицу Нигерии
Лагос. Намерение Оджукву вторгнуться на Запад вызвало тревогу у политической элиты
йоруба (во главе с освобождённым из заключения О. Аволово) и привело к тому, что
йоруба наряду с меньшинствами во всех областях стали настроены против игбо. 21
августа победный марш биафрийцев был остановлен.

Проведя всеобщую мобилизацию в густонаселённом столичном регионе, военное


руководство Нигерии получило значительный численный перевес над противником.
К началу сентября против одной бригады и нескольких отдельных батальонов повстанцев
на западном фронте действовали уже две дивизии правительственных войск. Получив
колоссальный перевес в живой силе и вооружении (здесь помогли СССР и
Великобритания), армия Нигерии перешла в контрнаступление и оттеснила врага к
городу Бенин-Сити.

В сложившейся обстановке в армии Биафры созрел заговор против Оджукву во


главе с бригадным генералом Виктором Банджо (йоруба) командующим войсками
Биафры, предназначенными для похода в Западную Нигерию, и полковником
Эммануэлем Ифеаджуаной. 12 сентября Банджо самовольно отдал приказ об оставлении
без единого выстрела Бенин-Сити. Затем Банджо отдал приказ оставить Варри, Сапеле,
Ауши, Игуебен и другие важные позиции без боя. Одновременно пали оборонительные
рубежи биафрийцев южнее Нсукки, и федеральные войска продвинулись к Энугу. 18
сентября заговорщики были арестованы и расстреляны. Заговор Банджо способствовал
деморализации армии Биафры.

Военный администратор Альберт Оконкво 19 сентября провозгласил независимость


«Республики Бенин». 22 сентября город был взят нигерийской армией штурмом, после
чего биафрийцы поспешно отступили на восточный берег Нигера. «Северо-западный
поход» закончился на том же рубеже, где и начинался. В конце сентября 1967 года
большая часть Среднезападной области была очищена от сепаратистов. Пытаясь склонить
чашу весов на свою сторону, повстанцы в сентябре начали регулярные воздушные налёты
на столицу Нигерии.

12 сентября со стороны Нсукки началось продвижение армии Нигерии к столице Энугу и


4 октября она пала. Оджукву был вынужден перенести свою столицу в город Умуахия в
центре страны. Попытка 12 октября пересечь Нигер от города Асаба и захватить город
Оничу стоила нигерийской федеральной армии более чем 5000 солдат убитых, раненных,
захваченных или без вести пропавших.

18 октября, после интенсивного артиллерийского обстрела с боевых кораблей, шесть


батальонов морской пехоты высадились в порту Калабар, который защищал один
батальон повстанцев и плохо вооружённые отряды гражданской милиции. Одновременно
с севера к городу подошёл 8-й батальон правительственной пехоты. Сопротивление
оказавшихся между двух огней биафрийцев было сломлено, и крупнейший морской порт
в южной Нигерии перешёл под контроль правительственных войск. Федералы заняли
другие территории, населённые не игбо, и к началу 1968 года война перешла в
позиционную фазу.
В январе 1968 года правительственные войска начали наступление из Калабара в
направлении на Порт-Харкорт. Почти четыре месяца повстанцам удавалось сдерживать
натиск, но 19 мая город пал. Биафра потеряла последний морской порт и крупный
аэродром. Началась блокада Биафры. Федералы вырезали целые селения и
провоцировали массовый голод. Летом 1968 года по всем континентам прокатилась
мощная кампания разоблачения геноцида христиан-игбо. Новости европейских
телеканалов начинались с репортажей об ужасах войны. Тем временем Лагос постепенно
брал верх. В сентябре 1968 года армия Нигерии захватила город Аба в центре
Биафры. С этого момента контакты с внешним миром были ограничены нерегулярным
воздушным мостом с Экваториальной Гвинеей.

Весной 1969 года биафрийцы предприняли попытку переломить ход событий. В марте они
нанесли контрудар и окружили бригаду нигерийской армии в только что занятом ею
городе Оверри в ходе операции «Леопард». В апреле Оверри вновь перешёл под
контроль Биафры. Однако уже 22 апреля 1969 года под ударами федералов пала
столица Биафры — Умуахиа. 16 июня пал Авгу — главный аэропорт страны. У
биафрийцев осталась всего одна взлётно-посадочная полоса с твёрдым покрытием,
пригодная для взлёта и посадки тяжёлых самолётов. Участок федерального шоссе Ули
— Ихалиа, также известный как «аэропорт Аннабель», стал своеобразным символом
независимости Биафры и одновременно главной целью для правительственных
войск.

В мае 1969 года коммандос Биафры напали на нефтяное месторождение в Квале, при
этом было убито 11 итальянских нефтяников. Ещё 14 итальянцев, 3 гражданина ФРГ и
один ливанец были захвачены. Их предали суду по обвинению в пособничестве
нигерийским войскам и приговорили к смертной казни. Это вызвало возмущение на
Западе. Власти Италии, Великобритании и США оказали давление на Оджукву. После
получения личного послания от Папы римского Павла VI Оджукву помиловал
иностранцев, и они были высланы за пределы Биафры.

В июне 1969 года Биафра начала отчаянное наступление против федералов. Биафрийцы
были поддержаны иностранными наёмными пилотами, продолжающими доставлять
пищу, медикаменты и оружие. Самый известный из наёмников был шведский граф
Карл Густав фон Розен, который провёл воздушные нападения с пятью небольшими
поршневыми самолётами, вооружёнными ракетами и автоматами. С мая по июль его
маленькая сила совершала нападения на нигерийские военные аэродромы в Порт-
Харкорте, Энугу, Бенин-Сити и Угхелли, разрушая или повреждая много нигерийских
самолётов.

Воздушные нападения Биафры действительно разрушали боевые операции


нигерийских Воздушных сил, но только в течение нескольких месяцев. Летом 1969 года
армия Биафры предприняла попытку захвата аэродрома Онича, но безрезультатно.
Гражданская война подходила к своему логическому завершению.

30 июня 1969 года нигерийское правительство запретило всю помощь Красного 


Креста Биафре, что серьёзно ограничило запасы продовольствия. В октябре 1969 года
Оджукву обратился к Организации Объединённых Наций с предложением о перемирии.
Федеральное правительство отвергло это предложение и призвало к капитуляции Биафры.
К этому времени Биафра представляла собой крошечный анклав овальной формы
площадью 2000 км², где оказались запертыми около 5 миллионов человек.

Падению Биафры предшествовало широкомасштабное наступление


правительственной армии под командованием генерала Обасанджо (будущим
Президентом). Операция началась 22 декабря 1969 года. Её целью было рассечь двумя
встречными ударами с севера и юга территорию, находившуюся под контролем
повстанцев. К операции привлекались войска общей численностью 180 тысяч человек с
тяжёлой артиллерией, авиацией и броневиками. Для парирования удара у непризнанной
республики уже не оставалось ни сил, ни средств. Численность армии Биафры составляла
к тому времени около 70 тысяч бойцов. В первый же день федералы прорвали фронт, а 25
декабря северная и южная группировки соединились. Территория повстанцев оказалась
рассечена надвое.

Заключительное нигерийское наступление, названное «Попутный ветер», было начато 7


января 1970 года. 9 января 1970 года пал Оверри, 10 января захвачена взлётная полоса
«Аннабель», 11 января — пал Улли. 13 января 1970 года в городе Амичи состоялась
заключительная сдача сил Биафры

Генерал Оджукву передал командование над остатками войск своему заместителю


Филиппу Эфионгу и в ночь с 10 на 11 января с семьёй и несколькими членами
правительства Биафры бежал из страны. 15 января генерал Эфионг подписал акт о
безоговорочной капитуляции своей республики. Гражданская война окончилась.
Население Биафры уменьшилось на 2 миллиона, большинство из которых умерло от
голода (большинство жертв — дети). Область, считавшаяся перед войной одной из самых
развитых в Африке, была опустошена.

В конце 1982 года был амнистирован и вернулся в Нигерию Одумегву Оджукву.


Впоследствии участвовал в политической жизни Нигерии. Скончался в 2011 году в
Великобритании.

Позиции внешних акторов. Их роль в разрешении конфликта


За единство Нигерии выступили Великобритания, СССР, арабские страны, а за игбо
вступились Франция, Испания, Португалия, ЮАР, Китай, Израиль. Оджукву наладил
добычу нефти, достаточную для закупки оружия и создания сети контор по вербовке
наёмников. Расклад сил был не в пользу игбо. ООН отказалась признать Биафру. В
сентябре 1968 года Организация африканского единства призвала Биафру
отказаться от идеи независимости.

Сецессию признали Танзания, Замбия, Габон и БСК (а также еще Гаити), однако это
признание уравновешивалось признанием со стороны врагов африканизма -
Родезии, ЮАР и Португалии. Оружие также поставляли под разными прикрытиями
Бенин, ФРГ, Швейцария, Испания, Швеция, Сьерра-Леоне, Франция. Британия и СССР
стали на сторону федералов, СССР помогал снаряжением, а Британия в ограниченном
размере дипломатическими мерами. Советские самолеты, с британскими и египетскими
пилотами, многое сделали для пресечения транспортных коридоров в Биафру
Власти Лагоса обратились к СССР. Советское руководство, очевидно, надеясь со
временем убедить нигерийцев «пойти по пути социализма», отнеслось к предложению
весьма благосклонно. Осенью 1967 года министр иностранных дел Нигерии Эдвин
Огбу прибыл в Москву и договорился о покупке 27 истребителей МиГ-17Ф, 20 учебно-
боевых МиГ-15УТИ и шести бомбардировщиков Ил-28. Одновременно Москва «дала
добро» на продажу Чехословакией 26 учебно-боевых самолетов L-29 «Дельфин».
Нигерийцы расплатились за самолеты крупными поставками какао-бобов, надолго
обеспечив советских детей шоколадом.

В октябре 1967-го северонигерийский аэропорт Кано был закрыт для гражданских


авиарейсов. Сюда из Советского Союза и Чехословакии через Египет и Алжир стали
прибывать Ан-12 с разобранными МиГами и «Дельфинами» в грузовых отсеках.
Всего в операции по доставке самолетов участвовали 12 транспортников. В Кано
истребители собирали и облетывали. Бомбардировщики Ильюшина прибыли из Египта
своим ходом.

Здесь же, в Кано организовали ремонтную базу и центр летной подготовки. Но


обучение местных кадров заняло бы чересчур много времени. Поэтому для начала решили
прибегнуть к услугам арабских «добровольцев» и европейских наемников. Египет,
обладавший большим количеством летчиков, умевших пилотировать советские машины,
без колебаний отправил часть из них в «нигерийскую командировку». Кстати, по другую
сторону линии фронта действовали тогдашние заклятые враги египтян – армию Биафры
обучали израильские военные советники.

Французы же полностью стали на сторону Оджукву. Крупные партии французского


оружия и боеприпасов перебрасывались в Биафру по «воздушному мосту» из Либервиля,
Сан-Томе и Абиджана. Из Франции в непризнанную республику поступали даже такие
виды вооружений, как пушечные бронеавтомобили «Панар» и 155-миллиметровые
гаубицы.

Попытались биафрийцы приобрести во Франции и боевые самолеты. Выбор пал на уже не


раз проявивший себя в локальных конфликтах «Фуга» СМ.170 «Мажистер». В мае 1968-
го пять таких машин были закуплены через подставную австрийскую фирму и в
разобранном виде, с отстыкованными крыльями отправлены по воздуху в Португалию, а
оттуда – Биафру. Но во время промежуточной посадки в Бисау (Португальская Гвинея)
разбился и сгорел один из транспортных «Супер Констеллейшнов», перевозивший
крылья «Мажистеров». В случившемся подозревали диверсию, но вряд ли спецслужбы
Нигерии смогли бы «провернуть» столь серьезную акцию. Ставшие ненужными
фюзеляжи без крыльев остались гнить на краю одного из португальских аэродромов.

Кандидат в президенты США Ричард Никсон в своем выступлении в ходе избирательной


кампании заявил:«То, что сейчас происходит в Нигерии, – это и есть геноцид, а голод –
жестокий убийца. Сейчас не время соблюдать всевозможные правила, использовать
обычные каналы или придерживаться дипломатического протокола. Даже в самых
справедливых войнах уничтожение целого народа является аморальной целью. Оно
не может быть оправдано. С ним нельзя смириться».
Это выступление хотя и не подвигло правительство США на дипломатическое признание
мятежной республики, однако четверка «Супер Констеллейшнов» с американскими
экипажами начала без согласования с властями Нигерии доставку продовольствия и
медикаментов в Биафру.

Самолеты в Биафру направлял Международный Красный Крест (МКК), Всемирный


Совет Церквей и многие другие организации. Швейцарский Красный Крест арендовал
два DC-6A из авиакомпании «Бэлэйр», МКК – четыре С-97 из той же фирмы, французский
Красный Крест задействовал DC-4, а шведский – «Геркулес», ранее принадлежавший
военно-воздушным силам. Западногерманское правительство использовало конфликт
как полигон для испытаний третьего прототипа новейшего транспортного самолета
С-160 «Трансалл». Немецкие летчики, летая из Дагомеи, выполнили 198 рейсов в район
боевых действий.

Граф Карл Густаф фон Розен напрямую обратился к лидеру повстанцев Оджукву с
предложением организовать в Биафре штурмовую эскадрилью. Идея была такова – он
нанимает шведских пилотов и закупает в Швеции (естественно, на биафрийские деньги)
несколько легких учебных самолетов «Мальмё» МFI-9В «Милитрейнер». Выбор именно
этих учебных машинок был далеко не случайным: таким образом граф собирался обойти
эмбарго на поставки оружия в Биафру. В то же время он прекрасно знал, что MFI-9B,
несмотря на свои небольшие размеры (размах – 7,43, длина – 5,45 м), изначально
приспособлен для подвески двух блоков 68-миллиметровых НАР MATRA, что делает
почти игрушечный с виду самолетик неплохой ударной машиной.

К идее отнеслись положительно, и фон Розен энергично взялся задело. Уже в апреле 1969
года через несколько подставных фирм он закупил и доставил в Габон пять «Мальмё».
Надо отметить, что правительство Габона весьма активно поддерживало
мятежников: например, транспортными самолетами габонских ВВС
перебрасывалось оружие и военное снаряжение, закупленные Оджукву в «третьих
странах».

Вместе с фон Розеном прибыли и четверо «диких гусей» из Швеции: Гуннар Хаглунд,
Мартин Ланг, Сигвард Торстен Нильсен и Бенгст Вейтц. Сразу закипела работа по
сборке и дооборудованию «Милитрейнеров» (в Африке самолет получил еще одно
прозвище «Миникон» – искаженное английское MiniCOIN, производное от COIN –
антипартизанский. Любопытно, что антипартизанские, антиповстанческие машины
использовали против правительственных войск сами повстанцы).

Самолеты оснастили приобретенными отдельно блоками НАР и электрооборудованием


для пуска ракет. В кабинах установили прицелы с устаревших шведских истребителей
SAAB J-22, купленные где-то по дешевке. Для увеличения дальности полета вместо
сидений вторых пилотов поставили дополнительные топливные баки.

Работа была достойно завершена нанесением боевого камуфляжа. Специальной


авиационной краски под руками не оказалось, поэтому самолеты покрасили зеленой
автомобильной эмалью двух оттенков, найденной на ближайшей станции
автотехобслуживания. Красили кистью без трафаретов, поэтому каждый самолет
представлял собой уникальный образец малярного искусства.
Позже закупили еще четыре «Миникона». Их уже не перекрашивали, оставив
гражданские обозначения (М-14, М-41, М-47 и М-74), и не оснащали дополнительными
бензобаками, так как они предназначались для обучения биафрийских пилотов. Таким
образом, общее число «Миниконов» в ВВС Биафры составило девять машин.

Первые атаки «Миниконов» вызвали бурную реакцию в международных СМИ. О том, что
в Нигерии успешно воюют наемники из Швеции, трубили газеты всего мира. Шведский
МИД, вовсе не заинтересованный в подобной «рекламе», настойчиво потребовал от своих
граждан вернуться на родину (тем более что официально все они, кроме фон Розена,
числились в штате ВВС, а в Биафре «проводили свой отпуск»). Совершив 30 мая еще один
«прощальный» боевой рейд, посвященный 2-й годовщине независимости Биафры,
законопослушные шведы начали паковать чемоданы.

Для Биафры это стало серьезным ударом, так как к тому моменту, на «Миниконах»
обучились летать только трое местных пилотов, причем ни один из них не имел опыта
боевых стрельб.

Разрешение конфликта

Итоги конфликта