Вы находитесь на странице: 1из 5

Греческие города-государства Афины и Эретрия помогали родственным греческим

полисам Ионии в их неудачном восстании против власти персидского царя Дария в 499
—494 годах до н. э. Повстанцам, совместно с афинянами, удалось захватить и сжечь
важный город империи и столицу сатрапии Сарды. Дарий желал отомстить
участвовавшим в восстании грекам, которые были ему неподвластны.
Также Дарий видел возможность покорить разрозненные древнегреческие города. В
492 г. до н. э. во время военной экспедиции персидского военачальника Мардония была
завоёвана Фракия, Македония признала верховную власть персидского царя. Таким
образом, персы обеспечили своему сухопутному войску проход к территории Древней
Греции.
В 491 гду до н. э. Дарий отправил послов во все независимые греческие города с
требованием «земли и воды», что соответствовало покорности и признанию власти
персов. Осознавая силу и военную мощь государства Ахеменидов, все города древней
Эллады, кроме Спарты и Афин, приняли унизительные требования.

В 490 году до н. э. был направлен персидский флот под командованием Датиса и


Артаферна для покорения Афин. По пути к Афинам была покорена и разрушена
Эретрия. Войско высадилось на территории Аттики, но было разбито афинянами и
платейцами в битве при Марафоне.

После этой неудачной экспедиции Дарий стал собирать огромное войско для покорения
всей Греции. Его планам помешало восстание в Египте в 486 году до н. э., а вскоре
Дарий умер. Трон занял его сын Ксеркс. Подавив египетское восстание, Ксеркс
продолжил подготовку к походу на Грецию. Войско было собрано из многих народов
громадной империи.

В 481 году до н. э. Ксеркс направил послов в большинство греческих городов-


государств с требованием «земли и воды», кроме Афин и Спарты. В конце осени 481
года до н. э. в Коринфе состоялось общегреческое собрание. Перед лицом общей
опасности на нём был заключён союз и прекращены междоусобные войны. В греческие
колонии были отправлены посольства с просьбой о помощи. Технически выполнить
постановления общегреческого конгресса было сложно в связи с разрозненностью
древних греков, враждебностью между ними и междоусобными войнами.

Конгресс собрался вновь весной 480 года до н. э. Представители из Фессалии


предложили грекам сделать попытку остановить войско Ксеркса в узком ущелье Темпе
на границе Фессалии и Македонии. В Фессалию морем было направлено 10 тысяч
гоплитов для защиты ущелья.
После этого афинским стратегом Фемистоклом был предложен другой план действий.
Путь в южную Грецию (Беотию, Аттику и Пелопоннес) проходил через узкое
Фермопильское ущелье. В нём греческое войско могло удерживать превосходящие по
численности силы противника. Для предотвращения обхода ущелья с моря афинским и
союзным кораблям следовало контролировать узкий пролив между островом Эвбея и
материковой Грецией (впоследствии, практически одновременно с Фермопильским
сражением, там состоялась морская битва при Артемисии). Данная стратегия была
одобрена общегреческим конгрессом.

Различные античные источники дают противоречивые сведения о численности армии


Ксеркса. Согласно Геродоту персидское войско состояло из около 2,64 миллиона
воинов. Согласно древнегреческому поэту Симониду она насчитывала 4 миллиона
человек, а Ктесию Книдскому — 800 тысяч. Современные историки отвергают
приведенные древними цифры на основании логистики, изучения военной системы
империи Ахеменидов, невозможности обеспечения провиантом такого количества
людей
Согласно Геродоту и Диодору Сицилийскому, греческие города-полисы послали к
Фермопильскому ущелью от 5200 до 7700 воинов.

Выбор места для сражения

Для греков основной задачей было задержать продвижение персидской армии на


территорию Эллады.
С тактической точки зрения Фермопильское ущелье того времени идеально подходило
для греков. Фаланга гоплитов не могла быть обойдена с флангов, также там не было
места для маневров конницы.

Первый день

Ксеркс выжидал 4 дня, а на 5-й послал наиболее боеспособные отряды из урождённых


мидян на штурм. По Диодору, Ксеркс отправил в первой волне атакующих близких
родственников воинов, погибших за 10 лет до того в битве с греками при Марафоне.
Греки встретили их в теснине лицом к лицу, в то время как другая часть греков
оставалась на стене. Царь Леонид расположил своё войско спереди от фокийской стены
в самом узком месте ущелья. Детали первого дня битвы, сравнение греческого войска и
атакующих народов описаны у Диодора. Греческие воины стояли «плечом к плечу»,
превосходили мужеством и доблестью персидское войско. Их тела были защищены,
щиты закрывали тело. Атакующие племена не были подготовлены к битвам в узких
пространствах, а привыкли вести войны на открытых просторах. Экипировка была
соответствующая — небольшие щиты, незащищённые тела.
Ксеркс сменил мидян на киссиев и саков, славных своей воинственностью. Легче
вооружённые и не имеющие строевой подготовки, подобной греческой, воины
персидского царя не могли прорвать плотную фалангу греков, укрывшуюся за
сплошной стеной больших щитов. Тогда персидский царь бросил в атаку элитный
отряд «Бессмертных», личную гвардию. «Бессмертных» постигла та же участь, что и
мидян. Спартанцы использовали тактику ложного бегства — притворно отступали, но
затем разворачивались и контратаковали расстроенные отряды персов. Согласно
Ктесию, потери спартанцев были минимальны — погибло 3 человека

На второй день персидский царь вновь послал свою пехоту в атаку с обещанием
награды за успех и смерти за бегство с поля боя. Успехи персидского войска на второй
день были идентичны таковым на первый. Персы сменяли атакующие отряды, греки, в
свою очередь, сменяли в сражении друг друга. Тогда Ксеркс в полном недоумении
отступил в свой лагерь.

Когда Ксеркс размышлял о дальнейших действиях, к нему доставили трахинского


жителя Эфиальта. Эфиальт рассказал о наличии обходного горного пути и предложил
за денежное вознаграждение показать путь персидской армии. За свой поступок
Эфиальт стал презираем во всей Греции. Впоследствии его именем стали называть
демона, который вызывает ночные кошмары.

Ксеркс в тот же вечер отправил в обход 20-тысячное войско под началом сатрапа
Гиркании Гидарна Младшего

На рассвете третьего дня охранявшие путь фокийцы увидели превосходящий их


численностью персидский отряд. Обе стороны были напуганы видом друг друга. Но
Эфиальт убедил персов, что находящийся невдалеке отряд не состоит из спартанцев.
Фокийцы, напуганные численностью персов, отступили на вершину холма и стали
готовиться к обороне. Гидарн решил не отвлекаться от основной задачи и продолжил
обходной манёвр.

Фокийцы послали бегуна предупредить спартанцев о приближении персов с тыла.


Услышав эту новость, Леонид созвал совет. Мнения греков разделились, и в результате
разделилось и войско. Часть его ушла в свои города. В ущелье остались спартанцы,
феспийцы, отказавшиеся покинуть место битвы, и фиванцы. Согласно Геродоту,
Леонид сам приказал грекам разойтись по своим городам, поскольку ситуация была
безнадёжна. При этом «ему же самому и его спартанцам не подобает, считал он,
покидать место, на защиту которого их как раз и послали»
Не рассчитывая на победу, но лишь на славную смерть, оставшиеся греки приняли бой
в отдалении от прежних позиций, в том месте, где проход расширяется. Даже там
персы не могли развернуться и погибали массами в давке или будучи сброшенными с
обрывистого берега. У спартанцев копья были сломаны, они разили врагов короткими
спартанскими мечами в тесной рукопашной. В бою пал Леонид, у персов погибли
Аброком и Гиперанф, братья царя Ксеркса. Заметив приближение с тыла персидского
отряда, ведомого Эфиальтом, греки отступили к стене, а затем, миновав её, заняли
позицию на холме у выхода из прохода.

Спартанцы и феспийцы приняли последний бой. Персы расстреливали последних


героев из луков, забрасывали их камнями.

Диодор передаёт последний бой 300 спартанцев в легендарном виде. Они будто бы
напали на персидский лагерь ещё затемно и перебили множество персов, стараясь в
общей суматохе поразить самого Ксеркса. Только когда рассвело, персы заметили
немногочисленность отряда Леонида и забросали его копьями и стрелами с расстояния.

Дорога через Фермопильское ущелье для персов была открыта.

Царь Ксеркс лично осмотрел поле боя. Найдя тело Леонида, он приказал отрубить ему
голову и посадить на кол. Под Фермопилами пало, по словам Геродота, до 20 тысяч
персов и 4 тысячи греков,

Павших эллинов похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. На
могиле поставлен камень с эпитафией поэта Симонида Кеосского:

Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне,


Что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли.

В 2011 году, рядом с местом битвы античности, установлено несколько памятников и


памятных знаков. Кроме плиты с эпитафией Симонида, установлен монумент царю
Леониду и отряду 300 спартанцев, а также памятник погибшим вместе со спартанцами
феспийцам. Монумент спартанцам представляет статую Леонида, На метопе под ним
изображены сцены сражения. По бокам расположены две мраморные скульптуры,
обозначающие речку Эвротас и гору Тайгет — символы древней Спарты.
Однако в моральном отношении самопожертвование греков не было бесплодным. Оно
послужило примером для эллинов и оставило неизгладимое впечатление в войске
персов, значительно понизи их боевой дух и поколебав уверенность в победе.