Вы находитесь на странице: 1из 6

Данный опус был написан и размещён на форуме www.

heresy-
online.net с 2009 по 2010 пользователем под ником LordLucan.
«Облик Кошмара» описывал события 50-го тысячелетия в
особенно мрачных тонах. Здесь представлена четвёртая (из
27) частей. Кроме того, существует цикл "Эра Заката (60к)".
Большинство имён переведено в соответствии со справочной
литературой Гильдии Переводчиков warforge.ru.
В следующих частях будет дана столь же подробная оценка
другим современникам второй Эры Раздора – в частности
пятая часть, «Адамантиевые миры: Адептус Механикус,
Пробуждение и Война Двух Сфер».

Раздел 05. Адамантиевые миры: Адептус Механикус,


Пробуждение и Война Двух Сфер

The Adeptus Mechanicus, unlike all other branches of the sporadic


Imperium, did not collapse due to the loss of the Astronomicon. They
collapsed due to another, altogether more shameful reason.

Адептус Механикус, в отличие от других ветвей погибавшего в то


время Империума, не пали из-за коллапса Астрономикона. Они пали
по другой, гораздо более постыдной причине
ф894п8р937р478фр48пфу9пр4п8рф89у5рп87ф487прф984кр5п09ф85р
п085фкр9п8р59крп59рк9п8р984рпф98598пр90увка8ри9ф0руп8р598рп
09фп85рпф0уп89490пр9ф8уар9п8рф98п958п098аув09пр4058рп0ф9ар
0п8ф845р0

Раздел 01. Кадия, Абаддон, и Западный Империум Хаоса

В те первые тёмные декады этих десяти тысяч лет боли и страданий,


ещё до того, как надежда окончательно погибла, силы Разорителя
сделали свой ход. Пока галактика содрогалась от боли и страха, а
Империум потрошил Новый Пожиратель, Абаддон и его 20й Тёмный
Крестовый Поход окончательно и бесповоротно прорвали имперскую
блокаду вокруг Ока Ужаса. Наконец-то Кадия оказалась в его руках.
Монстры, демоны, безумцы и дико мутировавшие Астартес
заполонили все окружающие Око системы. Конечно, в окружении
остались очаги сопротивления, продержавшиеся гораздо дольше, чем
ожидалось, но каждый имперский бастион, крепость Инквизиции и
орден Космодесанта в том районе были покорены или побеждены в
последующие века войн и сражений.

Империум наконец-то начал рушиться под собственным весом, и


Абаддон покарал его за слабость, оторвав от его территории кусок
размером почти с целый сегментум. И всё же, не было среди мириад
покорённых миров мира ценнее, чем сам великий Бастион - Кадии.

Кадия была символом его окончательной победы над Верховными


Лордами Терры, и его сопротивления их жалким попыткам сдержать
его. Несмотря на то, что поначалу этот мир сгорал в резне и
варварстве, спустя некоторое время Абаддон превратил планету в
нечто иное. Он починил разрушенные касры, фортификациями
которых он всегда восхищался. Он научился уважать Кадию, ибо этот
мир раз за разом, в течение тысячелетий, портил его планы. Он
воссоздал Кадию в тёмном и искажённом подобии её былой славы.
Разоритель желал показать всем: несмотря на то, что Хаос – это
разрушение и искажение всего сущего, он способен также и на
творение и славу.

Огромные знамёна и триумфальные арки были воздвигнуты


бесчисленной армией измождённых и сломленных рабов. Статуи
великих рогатых Князей Демонов и Космодесантников Хаоса
выстроились на улицах и проспектах. Имперская Аквилла осталась
повсюду, но каждая из них была тщательно обезображена
восьмиконечной звездой Хаоса вместо двух голов орла.

Несмотря на то, что большинство кадианцев были убиты в первые


недели вторжения, некоторым удалось выжить. Павшие Касркин и
гвардейцы-предатели, исчислявшиеся всего лишь сотнями, были
оставлены Абаддоном в живых. Он пообещал им чудесные дары и
силу, но взамен потребовал, чтобы они создали ему военную силу,
подобную старым кадианским полкам. Так, искажённым обитателям
Новой Кадии пришлось насильно познать премудрости военного
ремесла от остатков настоящих кадианцев-предателей. В течение
века, Абаддон создал новую силу для своей империи. Эти новые
«тёмные кадианцы» называли себя просто «Разорённые». Это были
элитные войска, вышколенные, бесконечно жестокие и полностью
верные Абаддону, которому они поклонялись, как гласу самих Богов
Хаоса.

После победы над имперцами, альянс Хаоса неизбежно распался, и


каждый Легион и банда начали сражаться друг с другом. Каждый Лорд
Хаоса или Князь Демонов желал господства над другими столь же
надменными и эгоистичными правителями ныне соперничающих сил
бывших союзников. Абаддон не был в этом исключением, и он
присоединился к войне, желая объединить эту область безумия и
хаоса в новый Тёмный Империум. Многие из его соперников, в
частности Демоны-Примархи Ангрон и Пертурабо, выразили
отвращение от того, что Абаддон хотел принести порядок в
блаженный хаос происходящего.

Они создали альянс и объявили войну Тёмному Империуму Абаддона.


Это объявление было серьёзной промашкой двух Примархов. Теперь
бандам Хаоса пришлось выбирать сторону.

Несущие Слово, в большинстве своём, присоединились к Абаддону


почти сразу, поскольку его видение Тёмного Империума до
определённых пределов совпадало с их представлениями. Это
принесло серьёзное пополнение космодесантников в его ряды, а ведь
следом шли феноменально огромные орды рабов-солдат и
культистов. Чёрный Легион, само собой, принял сторону Абаддона,
так они выигрывали от его вознесения на престол Империи Хаоса
более всех. Другие Легионы, полностью разобщённые тысячелетиями
лет недоверия и гражданской войны, раздробились на банды и никому
не служили. За время конфликта эти силы переметались от лагеря
Ангрона и Пертурабо к лагерю Абаддона почти каждый год, хотя
большинство таких банд практически постоянно находились под
флагами Абаддона. Также следует учесть, что обычными армиями под
контролем альянса Ангрона и Пертурабо были простые отбросы,
состоящие из мутантов и ополчений культистов; в то же время
Абаддон уже создал мощную армию «Разорённых», численность
которых серьёзно росла с каждым днём и гвардейцем, приходившим с
Кадии или с другой покорённой планеты - многие из них просто
жаждали вновь познать армейский порядок.

Силы Демонов-Примархов были в меньшинстве и в области флота.


Флот Абаддона был на треть больше, чем флот Пертурабо и Ангрона,
которые всё ещё полагались на Око Ужаса для поддержки. Абаддон
мог захватывать любое имперское судно за пределами Ока. К тому
же, под его контролем оставались «Убийца Планет» и оставшиеся
Чернокаменные Крепости.

Как и все войны Хаоса, эта была долгой и кровавой. Силы Абаддона
поначалу пошатнулись от яростного нападения сил двух Примархов.
Пытаясь подражать молниеносному нападению Хоруса на Терру,
Ангрон отправил свои войска напрямую к Новой Кадии, сметая
блокады и опустошая миры на своём пути. Однако, Абаддон не был
глупцом. В своё время он помогал Хорусу в разработке этого плана, и
предугадал, что Ангрону хватит глупости попытаться это повторить.
Создавалось впечатление, что флот Абаддона отсутствует в системе
Новой Кадии, и силы Ангрона совершили высадку. Однако, они просто
ждали в засаде. Огромный флот нанёс сокрушительный удар
кораблям поддержки примарха-берсерка. Не ожидая такого удара, они
были просто уничтожены. Застряв на Новой Кадии, Ангрон тем не
менее, пожал там огромный урожай душ. И всё же, ослабленный
пилонами и волнами людей-парий, посылаемых Абаддоном, он пал,
сражённый элитной группой избранных Чёрного Легиона, вкупе с
точно рассчитанным ударом с орбиты, что и изгнало его с Новой
Кадии обратно в варп.

Однако, обречённое, на первый взгляд, нападение Ангрона на логово


Абаддона, было лишь простым отвлекающим манёвром, чтобы дать
Пертурабо время, необходимое для завершения его великого труда.
При помощи нескольких кланов Тёмных Механикусов, и
жертвоприношения миллиарда душ Кузне душ, Демон-Примарх
завершил свою машину под названием «Голиаф».

Огромное сооружение из демонического железа, переплетающихся


полу-органических механизмов, проклятых рун, заражённое вирусом
облитератора и вооружённое мириадой прочих проклятых технологий
и артефактов – всё это идеально сочеталось в этом титаническом
корабле. Превосходя размерами даже «Убийцу Планет», это
демоническое творение вскоре покинуло доки мира-кузни Пертурабо,
и встало во главе самого огромного флота, которым ему доводилось
командовать. Демонические силы корабля позволяли Пертурабо
лично управлять всем флотом, даже за пределами живительной
анархии Ока Ужаса.

Две огромные силы столкнулись в яростной схватке над разрушенным


демоническим миром Нургла под названием Пухшар. Первая служила
анархии и разрушению, а вторая – просто Хаосу. Несмотря на размер
флота Абаддона, Пертурабо был примархом, и его навыки
флотоводца были продемонстрированы во всей красе. Одна из
Чернокаменных Крепостей пала под огнём «Голиафа» и упала с
орбиты на загнивающую планету.

Тысячи кораблей схлестнулись в огромном космическом сражении.


Демонические корабли сражались с многоярусными судами, совсем
недавно принадлежавшим Империуму, а крейсеры Легионов
врезались в своих недавних союзников по Хаосу. Космос внутри
вихрящегося безумия Ока Ужаса был освещён мириадами залпов
разрушительной мощи, которыми обменивались две армады. На пике
сражения, «Голиаф» и «Убийца Планет» схлестнулись в корабельной
дуэли. Залпы бортового огня, торпеды, демонический огонь, мерзкие
щупальца варп-вещества – всё пошло в ход в ходе этого жестокого и
яростного сражения. Флагман Абаддона даже использовал свой
главный калибр, но безрезультатно. В пределах Ока Ужаса, «Голиаф»
был бессмертен - его живые механизмы самовоссоздавались после
каждого попадания.

Казалось, что вот она, победа – «Убийца Планет» сбегает от


«Голиафа», поджав хвост. Пертурабо, желающий полной победы,
приказал броситься в погоню. Он поймал серьёзно повреждённого
Убийцу Планет в пустоте между мирами системы Иллиракс.
Уверенный в победе, Примарх вступил в сражение с «Убийцей
Планет» и несколькими кораблями сопровождения, сбежавшими
вместе с Абаддоном. Однако, когда казалось, что победа совсем
близка, ход сражения вновь обратился вспять. По просьбе Абаддона,
«Терминус Эст» во главе отарвтительного флота служителей Нургла,
покинул варп месяц назад, и скрывался в системе Иллиракс всё это
время. Сразу по выходу из варпа, «Голиаф» был атакован с
восточного траверса целым флотом. Позднее известное, как Битва
Желчи и Железа, это сражение стало последним для «Голиафа».
Абаддон мастерски оттянул его от демонической поддержки Ока
Ужаса, что ослабило могучий корабль. Он не был более неуязвим.
Тем не менее, он всё ещё представлял собой грозного противника, и
Тиф потерял в том сражении немало кораблей.

…вокруг него рушился и горел его корабль, и Пертурабо в бешенстве


принял решение покончить с этим раз и навсегда. Гибель Абаддона
мгновенно прекратит войну. Он приказал выжившим Железным
Воинам телепортироваться вместе с ним на «Убийцу Планет», а он
сразится в дуэли с Абаддоном. Однако, в отличие от Хоруса, Абаддон
не был дураком. Телепортация не удалась, поскольку щиты флагмана
Абаддона оставались активированными. Пертурабо с его отрядом
вышвырнуло обратно на «Голиаф», как раз в то время, как «Убийца
Планет» собирался открыть огонь из своего орудия судного дня. Варп-
орудие пробило искалеченную машину, и снаряд взорвался в его
демоническом сердце. Воя в бесконечной ярости, Пертурабо был
изгнан обратно в Варп. Вскоре после сражения, Тиф отступил обратно
к Оку Ужаса, уводя за собой свой флот. Когда его спросили, почему он
поддержал Абаддона, он таинственно ответил:

«Цветы цветут и цветы гниют. Гниль не может возникать в


другом порядке.»

Лишившись обоих лидеров, альянс двух примархов вскоре распался, и


объединённые силы Тёмного Империума возликовали, загоняя своих
противников в глубочайшие глубины Ока. После своей победы
Абаддон расширил свой Тёмный Империум до размеров империи
сотен и сотен миров вокруг Новой Кадии. Как бы это ни было странно,
многие миры мгновенно покорились ему, даже некоторые из тех, кто
до сих пор ненавидел Хаос и поклонялся Императору. Ответ на этот
вопрос предельно прост – во времена такой жуткой анархии люди
жаждали порядка. Ирония состоит в том, что единственным, что
представляло хоть какой-то порядок в Сегментуме Обскурус, был
Тёмный Империум Абаддона. Бывшие имперские миры скрывали
символы поклонения Императору и встречали «Разорённых» с
распростёртыми объятьями, которые быстро захватывали контроль
над главными центрами СПО. Часто бывало, что даже эти действия
практически не встречали сопротивления. Это даже не был вопрос
религии. Ответ был гораздо прозаичнее. Большинство губернаторов
понимало, что единственный путь к выживанию в эти тёмные времена
– это быть частью чего-то большего.