Вы находитесь на странице: 1из 29

Электронный научный журнал

«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»


www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

DOI:10.23888/humJ20182361-389
СПЕЦИФИКА ПРИМЕНЕНИЯ КОГНИТИВНО-ПОВЕДЕНЧЕСКОЙ
ПСИХОТЕРАПИИ «ТРЕТЬЕЙ» ВОЛНЫ ПРИ ЛЕЧЕНИИ ХРОНИЧЕСКОЙ
БЕССОННИЦЫ

Мелёхин А.И.
Российский геронтологический научно-клинический центр

Аннотация. Дефицит когнитивно-поведенческих навыковснижения


психологического возбуждения у человека способствуют поддержанию и
хронизации бессонницы. В связи с этим на данный момент когнитивно-
поведенческая психотерапия (КПП) рекомендуется в качестве первой линии
выбора среди немедикаментозных подходов при лечении хронической
бессонницы. КПП может быть полезна при ряде расстройств сна, таких как
нарколепсия, синдроме беспокойных ног и синдромночной еды. Однако, только
30-40% пациентов достигают полной положительной ремиссии после применения
стандартных протоколов КПП. В статье представлены недостатки «первой» и
«второй» волны КПП. Показано, что «третья» волна КПП может быть
эффективным подходом для минимизации хронической бессонницы, и,
следовательно, может быть использован в качестве альтернативного и/или
дополнительного лечения если пациент не реагируют на стандартные протоколы
психотерапии. На конкретных клинических примерах детализирована специфика
применения «третьей» волны КПП: терапия принятия и ответственности,
метакогнитивная психотерапия, терапия усиления осознанности.Описана двух
уровневая модель возбуждения Дж. Онга и С. Алмера и модель А. Шаллскросс и
П. Висванатана применения терапии усиления осознанности для минимизации
когнитивных и метакогнитивных рисков развития бессонницы.

том № 6 2018/2(21) 361


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Ключевые слова: хроническая бессонница, когнитивно-поведенческая


психотерапия, гипервозбуждение, метапознание, метакогнитивная психотерапия

THE SPECIFIC USE OF COGNITIVE-BEHAVIORAL THERAPY, «THIRD


WAVE» IN THE TREATMENT OF CHRONIC INSOMNIA

Melehin, A.I.
Russian gerontological scientific clinical center

Abstract. Lack of cognitive and behavioral skills reduce psychological stimulation


in humans contribute to the maintenance and chronization of insomnia. In this regard, at
the moment, cognitive behavioral psychotherapy (CBT) is recommended as the first line
of choice among non-drug approaches in the treatment of chronic insomnia. CBT may
be useful for a number of sleep disorders, such as narcolepsy, restless leg syndrome and
night food syndrome. However, only 30-40% of patients achieve complete positive
remission after application of standard CBT protocols. The article presents the
disadvantages of the «first» and «second» transmission wave. It is shown that the
"third" wave of CBT can be an effective approach to minimize chronic insomnia, and
therefore can be used as an alternative and/or additional treatment if the patient does not
respond to the standard protocols of psychotherapy. The specific application of the
«third» CBT wave (acceptance and responsibility therapy; metacognitive
psychotherapy; awareness-raising therapy) is detailed on specific clinical examples.
Two-level model of j excitation is described. Onga and S. Almera and model A.
Shallcross and P. Viswanathan therapy enhance mindfulness (MBCT) to minimize
cognitive and metacognitive risk of insomnia. It is emphasized that the third wave CBT
should not be considered as a replacement of standard protocols, but rather as a
Supplement for patients who have a deficit of cognitive-behavioral skills to reduce
hyperexcitation or for those who do not respond to treatment.

том № 6 2018/2(21) 362


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Key words: chronic insomnia, cognitive behavioral psychotherapy, hyperarousal,


metacognition, metacognitive psychotherapy.

Введение
Почти 40% людей страдают от симптомов бессонницы [9]. По-прежнему
данные о этиологии бессонницы остается неубедительными несмотря на то, что-
выделяют ряд моделей, объясняющих причины ее возникновения и поддержа-
ния[6]:
 3-Пмодель (diathesis-stress (3-P) model, A.J. Spielman);
 Когнитивно-поведенческие модели (cognitive model of insomnia, A.G. Har-
vey; С.М. Morin);
 Модель психобиологического ингибирования (Psychobiological Inhibition
Model, C.A. Espie);
 Нейрокогнитивная модель (Neurocognitive Model, M.L. Perlis);
 Модель гипервозбуждения (Hyperarousal model, D. Riemann).
Общим для всех этих моделей является то, что когнитивные и эмоциональ-
ные процессы играют первостепенную роль в активации изменений в качестве
сна. Большинство из этих моделей сосредоточены на процессе гипервозбуждения
(arousaldysregulation), который поддерживает нарушения сна [11] (рис. 1).

том № 6 2018/2(21) 363


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Рис. 1 Модель гипервозбуждения D.Riemann. Примечание.


ГГНС - Гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система; ЭЭГ – Электро-
энцефалография.

Гипервозбуждение– это состояние повышенной когнитивной, эмоциональной


и физиологической активации симпатической нервной системы [11]. Выделяют
следующие взаимодополняемые формы гипервозбуждения [6;11]:
 Физиологическое гипервозбуждение, включает в себя нейрохимические
изменения свидетельствующее о стрессовой реакции. Например, увеличение мо-
ноаминов, кортизола, орексина, уменьшение серотонина и аденозина, что способ-
ствует пре- и интрасомническим нарушениям сна.
 Психологическое гипервозбуждение (psychologicalarousal) проявляется в
высоком уровне когнитивной активности перед сном, негативным тоном и дис-
функциональным характером мыслей, связанных со сном.
Дефицита когнитивно-поведенческих навыковснижения психологического
возбуждения у человека способствуют поддержанию и хронизации бессонницы
[20].

том № 6 2018/2(21) 364


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

На данный момент когнитивно-поведенческая психотерапия (КПП) рекомен-


дуется в качестве первой линии выбора при лечении бессонницы [9].Выделяют
следующие направления ееразвития [26] (рис.2)

Рис. 2 Направления развития когнитивно-поведенческой психотерапии (по Х.


Тайлору и Х. Хайлез [26])

Поведенческие методы используются для уменьшения когнитивного возбуж-


дения, связанного со сном. У этих методов были некоторые доказательства по
эффективности, но оказалось, что сами по себе они недостаточны для эффектив-
ного управления когнитивными причинами бессонницы [9]. Рост исследований
КПП «второй» волны показал большую эффективность по сравнению с поведен-
ческими подходами и направленность на восстановление регуляции сна, когни-
тивных компонентов оценки сна [26]. Существуют также некоторые новые иссле-
дования, свидетельствующие о том, что КПП может быть полезна при лечении
других расстройств сна, таких как нарколепсия [13], синдром беспокойных ног
[4;15] и синдром ночной еды [3].Однако только 30-40% пациентов достигают
полной положительной ремиссии после лечения [26]. Кроме того, темпы повтор-
ного возникновения бессонницыувеличиваются, пациенты сообщают о присутст-
вии возбуждении связанного со сном (pre-sleeparousal) в конце лечении [20].
Одним из недостатков «второй» волны является то, что он требует от челове-
ка хорошего понимания своего мышления и убеждений для их когнитивной рест-

том № 6 2018/2(21) 365


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

руктуризации [22]. Поэтому необходимо применять альтернативные подходы к


прямому устранению возбуждения. В связи с этим «третья» волна КПП может
быть эффективнымподходом для минимизации хронической бессонницы, и, сле-
довательно, может быть использован в качестве альтернативного и/или дополни-
тельного лечения, если пациент не реагируют на стандартные протоколы КПП
[26]. Опишем специфику применения КПП «третьей» волны при лечении пациен-
тов с хронической бессонницей.
Терапия принятия и ответственности
Данная форма терапии основан на теории реляционной структуры С. Хейса
(Relational FrameTheory, RFT) и включает в себя акцент на стратегии изменения
поведения с опорой на принятие и осознанности настоящего момента [2;16]. Про-
водиться 6 групповых сессий 1 раз в неделю после 6 сессий КПП, протокола ле-
чения бессонница (CBTi) [26]. Пациента с бессонницей ориентирует на то, чтобы
идентифицировать свои ценности и действовать в своей жизни в соответствии с
этими ценностями. Научиться обезоружить свои неадатаптивные мысли, связан-
ные со сном в процессе их совершения вместо того, чтобы общаться с ними или
пытаться их изменить Пациенту показывается, что мысли – это не факты, а ди-
намические когнитивные события. Это позволяет сформировать навык отпускать
чрезмерный контроль достигать определенного количества сна или уровня днев-
ного функционирования, тем самым снижается связанное со сном когнитивное
возбуждение [2;20].
Метакогнитивная психотерапия хронической бессонницы
Метакогнитивная психотерапия (metacognitivetherapy, MCT) смещает акцент
с результат-ориентированного на процесс ориентированный подход, т.е. на что я
обратил (а) внимание, что я подчерпнул (а) и что я могу использовать для улуч-
шения своего самочувствия [20].Традиционная когнитивная модель психических
расстройств A-B-C заменяется на А-В-М-С, в которой А – триггер, приводящий к

том № 6 2018/2(21) 366


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

дезадаптивным реакциям (С), В – негативные автоматические мысли/убеждения, а


М – метакогнитивные мысли/убеждения[26].
Метапознание или метаперсональнаясамоинтерпретация - это знание о соб-
ственных когнитивных процессах, т.е. мышление о собственном мышлении и по-
знании (я знаю, что я знаю) [20]. Понимание всего, что для человека значимо, ос-
новано на метакогнитивной осведомленности, выходе за пределы конкретного со-
держания события или ситуации. В процессе этого «выхода», понимания человек
получает новые знания, способные повлиять на последующее понимание [1, с. 39-
40).
При лечении хронической бессонницы применяется протокол MCTi предло-
женный Дж. Онгом и С. Алмером [20] в основе которого лежит предложенная
ими двух уровневая модель возбуждения (two-level mode lof arousal) или метаког-
нитивная модель (metacognitive mode lof insomnia). Эта модель отличается от дру-
гих когнитивных моделей хронической бессонницы тем, что большее внимание
уделяет метакогнитивным процессам (рис.3).

Рис.3 Двух уровневая модель возбужденияДж. Онга и С. Алмера

том № 6 2018/2(21) 367


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Из рис.3 видно, что среди причин возникновения и поддержания хрониче-


ской бессонницы является наличие эмоционального и когнитивного возбуждения,
которое подразделяется на следующие уровни [17;18;20]:
 Первичное когнитивное возбуждение (primary arousal) или метакогни-
тивные процессы первого порядка, т.е. когнитивная деятельность, непосредст-
венно связанная с изменениями во сне. Тревожные мысли катастрофизирующего
характера связанные с предстоящем ночью. Например, «А вдруг я не усну», «а
вдруг я не высплюсь», «а как я буду спать на новом месте». Убеждения о дневных
последствиях «плохой ночи» или «недостаточного сна». Например, «а как я завтра
буду после такой ночи».
 Вторичное когнитивное возбуждение(secondary arousal) или метаког-
нитивные убеждения (metacognitive beliefs) это то, как пациент относится к
осознанию своих мыслей, убеждений, связанных со сном. Как он их эмоциональ-
но оценивает. Степень привязанности к качеству сна, фиксация на пробуждениях
и тревожных сновидениях. Наличие негативной оценки удовлетворенности сном в
целом, стремление к «идеальному» сну («хочу быть полностью довольным своим
сном»), контролю условий. Улучшение качества сна сводится к ключевой ценно-
сти человека. Например, «для меня важен мой сон, от него зависит моя жизнь».
Для оценки метакогнитивных убеждений, связанных со сном, применяют
Metacognitions Questionnaire – Insomnia (MCQ-I) [27].
Вторичное возбуждение имеет тенденцию усиливать негативную эмоцио-
нальную валентность и/или создавать предвзятость в отношении повышенного
внимания к качеству сна. Например наличие у человека дезадаптивной установки:
«я должен спать 8 часов спокойно не просыпаясь ночью, чтобы хорошо работать
на следующее утро» создает первичное когнитивное возбуждение, которое проис-
ходит, когда человек лежит в кровати и у него наблюдаются трудности засыпания.
Жесткая привязанность, чрезмерный фокус внимания человека на мыслях о сне
препятствует формированию гибких, адаптивных мыслей, что усиливает негатив-

том № 6 2018/2(21) 368


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

ную эмоциональную валентность, тем самым создавая вторичное когнитивное


возбуждение [20]. Человек принимает собственные мысли за жесткие факты и ве-
рит в них. Без когнитивной гибкости, позволяющей негативным мыслям просто
быть, вторичное когнитивное возбуждение становится механизмом, посредством
которого сохраняется бессонница. Вместе как первичное, так и вторичное возбу-
ждение (рис.3) рассматриваются как факторы, которые провоцируют и поддержи-
вают хроническую бессонницу[18;20].
Цель метакогнитивной психотерапии: сформировать у человека метаког-
нитивный сдвиг в восприятии проблемы для уменьшения вторичного когнитивно-
го возбуждения и предотвращения усиления негативных эмоций, мыслей, избе-
гающего поведения, которые вызывают и поддерживают цикл хронической бес-
сонницы[20].Этот сдвиг мы проиллюстрировали на рис. 4 и включает в себя пере-
ход от ориентированно на результат процесса на ориентацию на процесс.

Рис. 4 Цель метакогнитивной психотерапии

Терапия проводится 8 недель 1-2 раз в неделю 1-1,5 часа в индивидуальной


или групповой форме [20].
Cтруктура метакогнитивной психотерапии хронической бессонницы:

том № 6 2018/2(21) 369


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Первый шаг. Проблема пациента анализируется с опорой на специфику его


метакогнитивной регуляции и познания, когнитивного стиля (рис.5), которые
влияют на поведенческие особенности, эмоции и физиологические реакции [7].

Рис. 5 Модель формулировки проблемы пациента и построения цели лечения


М. Селлаи К. Реедер

Второй шаг. Метакогнитивный мониторинг, познание или осведомленность


(metacognitive awareness) пациента об актуальной проблеме. Позволяет усилить
безоценочную позицию по отношению к собственному сну; осведомленность о
факторах, влияющих на качество сна [20]. Многие пациенты с хронической бес-
сонницей застревают в деструктивном цикле бессонницы [11] (рис.6), потому что
у них есть трудности рассматривать проблему с объективной точки зрения.

том № 6 2018/2(21) 370


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Рис. 6 Когнитивный цикл хронической бессонницы (по E. Херстенстейн)

Люди с хронической бессонницей, как правило, не осознают своих неадап-


тивных реакций. Если и осознают, то не принимают гибких, эффективных страте-
гий по их минимизации [9].Уних наблюдаются изменения в восприятии общего
времени сна, что приводит к выраженному несоответствию между субъективным
восприятием сна и объективным измерением сна [12]. Люди с хронической бес-
сонницей склонны делать чрезмерный акцент на потенциальных краткосрочных
и/или долгосрочных негативных последствиях «плохого» сна, и их поведение на-
правлено на предотвращение этих последствий [14].
Многие люди с бессонницей не ориентируются на внутренние сигналы сон-
ливости, не могут дифференцировать усталость от сонливости. Они больше ори-
ентируются на внешние сигналы в качестве руководства чтобы ложиться спать («я

том № 6 2018/2(21) 371


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

должна спать до 00:00», «как прихожу домой у меня есть час, потом я должна ло-
житься спать»,) или используют различные формы избегания дискомфортных со-
стояний («у меня был тяжелый день, и поэтому я просто лягу спать»; «появляется
давление или головная боль ложусь спать») без опоры на актуальное физиологи-
ческое состояние. Это поведение усиливает когнитивное возбуждение («все, что я
хочу, что выспаться и получить хороший ночной сон, которого давно у меня не
было»). Наличие стремления контролировать сон, эмоциональная реактивность по
отношению к изменениям во сне и привязанность к удовлетворению потребно-
стей немедленного, «хорошего» сна – это проявления вторичного когнитивного
возбуждения [20].
Метакогнитивное познание способствует формированию гибкого поведения:
если сон, то заснуть; если усталость, то отдохнуть; если есть состояние повышен-
ного напряжения, то сосредоточиться на его снижении. Этот процесс познания
облегчает понимание проблемы, дает человеку время сначаласориентироваться,
что в свою очередь снижает бессмысленные, дезадаптивные автоматические ре-
акции. Усиливается проницательность, что позволяет лучше уравновешивать
проблемы, а не пытаться немедленно изменить то, что нежелательно менять [20].
Третий шаг. Метакогнитивный сдвиг (metacognitive shifting). Вместо того
чтобы изменять негативным мыслям о сне или поведение, мы с помощью прин-
ципов ре-восприятия (re-perceiving, S.L. Shapiro, L.E. Carlson), рецентрации (de-
centering, Z.V. Segal, J.M. Williams), переоценки (re-appraising, E. Garland, S.
Gaylord) усиливаем у пациента большую осознанность, что способствует сдвигу в
сторону более объективной, без оценочной позиции. Делается это с помощью ме-
тафоры поезда [21]: образ поездов (мысли), проходящих через оживленную же-
лезнодорожную станцию (разум) используется для создания визуализации для на-
блюдения за мыслями. Пациенту дается установка быть проводником, наблюдать
за поездами, а не садиться в поезд, т.е. анализировать мысли или вовлекаться в
решение проблем. Однако пациенты неизбежно оказываются в поезде. Мы про-

том № 6 2018/2(21) 372


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

сим пациента осторожно выйти из поезда и вернуться на платформу железнодо-


рожного вокзала без оценки и осуждения. Ключевым аспектом этой метафоры за-
ключается в том, чтобы практиковать наблюдение с платформы железнодорожно-
го вокзала и/или выходить из поезда. Принятие объективной, непредвзятой пер-
спективы вне желания решать проблему сна обеспечивает новый взгляд на при-
знаки и симптомы бессонницы. Дополнительно на этом этапе лечения применя-
ются следующие техники в зависимости от мишени терапии:
 Минимизация когнитивного возбуждения [14]:
 В течение дня: «Скажите себе стоп. Поставьте таймер на 15-20 мин. Удоб-
но сядьте на стуле с высокой спинкой или прилягте. Закройте глаза и сосредо-
точьтесь как Вы дышите. Опишите какие у Вас есть ощущения в ногах, руках и
груди, особенно в области солнечного сплетения. Определите, где Вы чувствуете
дискомфорт, и представьте то Вы выдыхаете в эти места. Этот выдох в диском-
фортные области символизирует, что Вы прогоняете эти ощущения. Продолжайте
ровно, спокойно дышать и дайте Вашему уму успокоиться. Позвольте Вашим не-
гативным эмоциям проявлять себя. Задержите внимание на эти мысли на какой-то
момент, а потом отпустите их. Представьте, что они улетают как бабочки. Снова
переведите фокус внимания на дыхании. Делайте глубокие вдохи и выдохи. Если
эти негативные эмоции не уходят из Вашего сознания, вернитесь к ним и снова
отпустите их словно бабочек. Продолжайте до тех пор, пока эти мысли не оставят
Вас. Верните внимание к телу на центр лба и спокойно дышите, пока не прозву-
чит таймер».
 При наличии пресомнических нарушений сна: «Лежа в кровати, положите
руки на живот ладонями вниз. Закройте глаза. Сделайте вдох и выдох. Сосредо-
точьтесь на процессе дыхания. Пусть кровать примет вес Вашего тела. Погрузи-
тесь в нее. Расслабьте поясницу. Расслабьте тело и широко откройте рот, словно
собираетесь зевнуть. Если Вам действительно захочется зевнуть, не сдерживай-
тесь. Сосредоточьтесь на пальцах ног, уделяя внимание каждому по очереди. За-

том № 6 2018/2(21) 373


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

тем перейдите к ступням, щиколоткам, икрам. Продвигайтесь вверх по телу: пе-


реходите к коленям, бедрам и рукам. Почувствуйте их тяжесть на поверхности
кровати. Продолжайте двигаться вверх, переведя внимания на солнечное сплете-
ние под диафрагмой. Сделайте несколько глубоких выдохов. Переведите внима-
ние еще выше, в область грудной летки, и подумайте, как она расширяется и рас-
крывается, когда в нее поступает воздух. Переходите к рукам; ощутите какие они
тяжелые и расслабленные. Переведите внимание на шею, лицо и голову. Рас-
слабьте рот. Почувствуйте, как тяжелая голова погружается в подушку, а плечи в
матрас. Погружайтесь в сон»
 При наличии интрасомнических нарушений сна: «Встаньте с кровати. Най-
дите тихое уединенное место в квартире, где можно присесть на 5 минут. Сядьте
и закройте глаза; Сделайте глубокий вдох и выдох. Определите, где в Вашем теле
проявляется напряжение. Сделайте 5 глубоких вдохов и выдохов. Пусть каждый
последующий вдох будет глубже предыдущего. Потянитесь плечами вверх, затем
расслабьте их. Повторите 3 раза. Дышите спокойно. Почувствуйте свою челюсть,
руки, прочно стоящие на полу ноги. Широко откройте рот, как будто хотите зе-
вать. Затем расслабьте его. Зевните, если можете. Сосредоточьтесь на дыхании.
Не погружайтесь в свои мысли. Откройте глаза и улыбнитесь»
 При наличии постсомнических нарушений сна: «Не вставайте сразу. Поле-
жите в кровати 5-10 минут. Раскиньте руки и ноги, словно Вы морская звезда.
Пошевелите пальцами на ногах и руках. Лежа на спине, закройте глаза и обратите
внимания на ощущения в теле. Почувствуете все места в теле, где есть диском-
форт или боль. Сделайте глубокий вдох и выдох. Повторите три раза. Откройте
глаза, снова потянитесь, потом сядьте. Посмотрите вокруг; Найдите в комнате три
вещи, которые Вам нравятся: предмет, фото, яркое цветное пятно. Сосредоточь-
тесь на мгновение на каждом из них. Встаньте. Поставьте ноги на ширине плеч,
вытяните руки вверх, потом опустите их. Встряхните ногами и руками. Сделайте
глубокий вдох и выдох. Вы готовы к новому дню».

том № 6 2018/2(21) 374


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Четвертый шаг. Формирование новой метакогнитивной позиции по отно-


шению к проблеме осуществляются с помощьюследующихпринципов [18;20]
(табл.1).
Таблица 1
Структура метакогнитивной терапии хронической бессонницы
Компоненты вторич- Принципы Снижение вторичного когни-
ного когнитивного метакогнитивного тивного возбуждения
возбуждения сдвига
Повышенное внимание, Разрешить состояние сонливо-
негативное эмоцио- сти с акцентом на гибкое пове-
нальное смещение по Баланс дение по отношению к сну
отношению ко сну. На-
личие избегающих
форм поведения
Ригидность в убежде- Усиление гибкости убеждений
ниях и поведении свя- Гибкость и поведения.
занных со сном Уравновешенность Усиление толерантности к не-
определенности.
Привязанность к свя- Невозмутимость Усиление спокойствия и приня-
занным со сном по- тия изменений в качестве сна в
требностям и ожидани- зависимости от различных фак-
ям торов
Поглощенность реше- Приверженность Стремление ценить жизнь в
нием проблем по улуч- личным ценно- контексте круга мыслей и эмо-
шению качества сна стям ций.

Детальнее опишем структурные компоненты адаптивной позиции:

том № 6 2018/2(21) 375


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

 Принцип баланса позволяет управлять амбивалентным эмоциональным


отношением к качеству сна. Согласно концепции жажды сна (conceptofcra-
vingsleep,C. Baglioni, C. Lombardo) люди с хронической бессонницей проявляют
повышенные физиологические реакции на положительные стимулы, связанные со
сном. Показано, что страх потери бдительности (fear of lost vigilance) является
независимым предиктором удовлетворенности качеством сна[23]. Наблюдение за
часами (clock watching behavior), использование электронных гаджетов находясь в
постели чрезмерно распространено среди пациентов с бессонницей, что способст-
вует усилению эмоционального возбуждения [25]. Пациенты с бессонницей дол-
гое время пребывают в кровати без сна, что является дезадаптивным ответом на
изменения во сне и может усиливать состояние возбуждения. В ходе психотера-
пии мы делаемакцент на усиление распознавания внутренних признаков сонливо-
сти и бодрости [24]. Принятие сбалансированной позиции включает в себя рас-
ширенное внимание, направленное не только на сигналы связанным со сном, что
предотвращает предвзятое восприятие сна.
 Принцип когнитивной гибкости включает в себя любознательность, от-
крыть, позицию «новичка», принятие широкого спектра когнитивных и эмоцио-
нальных явлений [20]. Показано, что когнитивная ригидность является значитель-
ным предиктором тяжести бессонницы[8]. Основываясь на ироничной теории
психического контроля (ironic processes of mental control, D.M. Wegner) попытки
контролировать сон имеют парадоксальный эффект усиления бессонницы, осо-
бенно когда изменения во сне сохраняются после стадии острого стресса, чрез-
мерной сенсорной перегрузки. Когнитивная гибкость способствует процессу от-
пускания ситуаций произошедших в течении дня тем самым у человека уменьша-
ется вторичное когнитивное возбуждение.
 Психообразование пациента о когнитивной гибкости. Для иллюстрации
используют стихотворение «гостевой дом» Д. Румив котором описывается как

том № 6 2018/2(21) 376


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

различные эмоции могут считаться гостями и что всех гостей следует приветство-
вать, а не сразу выгонять [20].
 Техника эмоционально осознанного фокусирования (simplified emotion-
focused mindfulness exercise):«Скажите тебе остановись. Задайте себе вопрос: «Что
Вы сейчас чувствуете?» «Если ли у Вас дискомфортные чувства?». Если на дан-
ный момент нет таких чувств, вспомните ситуацию за последнее время когда у
Вас возникали эти чувства. Когда Вы начнете вспоминать/обращать внимание на
эти чувства – признайте, что они у вас есть. Будьте с этим чувством. Просто чув-
ствуйте их. Наслаждайтесь ими. Отложите в сторону мысли о том, что Вы не
должны ощущать эти эмоции. Просто ощущайте, не отрицая их. Дайте себе раз-
решение чувствовать, ощущать их»[16].
 Техника «глаза новичка» (beginner’s mind approach). Если пациент говорит,
что «каждый день, ночь одна и та же», тогдаему дается следующая инструкция,
что при приближении вечера следует отказываться от оценки непредвиденных об-
стоятельств, ожиданий относительно будущей ночи. Применять прием самопри-
каза в форме: «Остановись, будьте открытым к диапазону опыта без заранее опре-
деленных результатов или непредвиденных обстоятельств, основанных на про-
шлом опыте или будущих ожиданиях. Каждый день является уникальным» [20].
 Принцип невозмутимости и уравновешенности направлен на усиление-
позиции без привязанности, отвращения, с большим хладнокровием относиться к
стимулам, связанным с изменениями во сне. Это облегчает регулирование эмоций
в условиях недостаточного сна и усталости. Этот принцип является активной
стратегией, не предполагает подавление мыслей. Например, пациенту говорится,
что «отказ от необходимости спать 8-9 часов в сутки не означает, что у Вас боль-
ше не должно быть мысли о потребностях сна. Скорее всего, эти мысли будут
стремиться к тому, как Вы себя чувствуете в настоящий момент» [20].

том № 6 2018/2(21) 377


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Пациенты с хронической бессонницей демонстрируют большее когнитивное


возбуждениев течение дня и вечером[5]. В связи с этим при появлении этого воз-
буждения пациентов обучают применять следующих алгоритм [14]:
 S – Стоп, медленно, не суетиться. Сделайте паузу перед тем, как реагиро-
вать, замедлите движения и реакции, опустите плечи.
 О - Принцип принятия. Наблюдайте. Отметьте, какие мысли, чувства охва-
тили Вас, но без оценки и осуждения.
 B - Дышите. Концентрация внимания на дыхании: сосредоточьте внима-
ние на кончике носа, на струе выдыхаемого воздуха.
 Е – Составьте общую картину ситуации. Знакомо ли то, что происходит?
К чему приводят Вас эти мысли? Что самое страшное может произойти (по фак-
ту)? Что дает Вам такой тип мышления?
 R – Реагируйте гибко.
 Принцип приверженности ценностям. Частым стимулом обращения за
лечением у пациентов с хронической бессонницей является ценность благополу-
чия. Однако сами пациенты часто отмечают, что теряютиз виду некоторые из сво-
их жизненных ценностей, поскольку их фокус внимания становится больше на-
правленным на контроль качества сна. Например, человек, который любит утрен-
ние пробежки, может отказывать себе в этом, чтобы компенсировать потерянные
сон из-за «плохой» ночи. В этом случае ценность физического здоровья прино-
сится в жертву из-за убеждения пациента, что нужно восполнить те часы, которые
он не доспал. Аналогичным образом пациенты могут пропускать вести дневник
сна, выполнять когнитивно-поведенческие рекомендации и гигиену сна. Таким
образом они игнорируют связь между приверженностью лечения и их заявленной
ценностью сохранитьблагополучие. Через повышение осведомленности о личных
ценностях, не связанных со сном, происходитусиление готовности пациента к
принятию рекомендаций для улучшения сна [20]. В ходе терапии мы поощряем
пациента совершать действия через призму собственных заявленных ценностей.

том № 6 2018/2(21) 378


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Для определения ценностей пациента мы используем технику жизненный компас


(Life Compass, J. Dahl, T. Lundgren) в которой необходимо оценить важность раз-
личных сфер жизни. Как только ценности пациента идентифицированы, мы помо-
гаем пациенту осознать вес поведения. Это позволяет пациенту с акцентом на
гибкость и невозмутимость видеть большую картину жизни, живую ценность
жизни, несмотря на стремление к идеальному сну [18;20].
Терапия усиления осознанности при лечении хронической бессонницы
Терапия усиления осознанности (Mindfulness-based Behavioral Therapy for In-
somnia, MBTI) сочетает в себе протокол осознанности (MBSR) и когнитивно-
поведенческие стратегии (контроль стимулов, ограничение сна) [17;18;19;21]. С
помощью применение техник осознанности происходит сдвиг в метапознании,
что предполагает более высокий уровень управления мыслями, убеждениями, а не
их содержанием [22]. Многие пациенты с бессонницей очень фиксированы на ре-
шение проблем со сном и часто говорят, что «как только я буду спать лучше, вся
моя жизнь нормализуется». Это показывает смещение внимания к постоянному
решению проблем со сном. Осознанность позволяет отпустить привязанность ко
сну, увеличить когнитивную гибкость в ответ на «недостаточный» сон и принять
альтернативные пути к благополучию[22].Терапия проводится 8 недель 1 раз в
неделю 1-1,5 часа в групповой форме [21].
Цель терапии: формирование гибкого отношения к самому процессу позна-
ния, а не самим мыслям, что в свою очередь снижает гипервозбуждение [14].
Мишени терапии, показаны на рис.7.

том № 6 2018/2(21) 379


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Рис.7 Модель А. Шаллскросс и П. Висванатана применения терапии усиле-


ния осознанности (MBCT) для минимизации когнитивных и метакогнитивных
рисков развития бессонницы

Первичное когнитивное возбуждение приводит к возникновению вторичного


возбуждения, т.е. отрицательной метакогнитивной оценке или суждении о пер-
вичном возбуждение, которое приводит к усилению дистресса и физиологической
активации. Например, пациент говорит, что «я ненавижу как я себя чувствую из-
за этого сна, я не должен чувствовать себя так, я не заслужил такого сна». Появ-
ление этих мыслей усиливает чрезмерное наблюдение за качеством сна, избира-
тельному вниманию к внутренним и/или внешним сигналам сна, которые не учи-
тываются при засыпании. Эта избирательность усиливает дисфункциональную
потребность контролировать собственный сон. Все вышеописанное поведение
приводит к развитию искаженного восприятия сна, т.е. регулярной переоценки

том № 6 2018/2(21) 380


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

нарушения сна. Искаженное восприятие дефицита сна часто приводить к чрез-


мерному отрицательному восприятию сна тем самым укрепляя порочный круг
хронической бессонницы (рис.6) [14].
В ходе психотерапии пациента обучают техникам усиления осознанности
(mindful awareness) [18;21]: трехминутная медитация, ориентированная на дыха-
ние, сканирование тела, осознанные движения. Эти техники способствуют эмпи-
рическому, непредвзятому осознанию целого ряда переживаний, включая внут-
ренние ивнешние стимулы. Это, по сути, самооценка, чтобы лучше осознать те-
кущее состояние ума и тела, включая ощущения сонливости и бодрствования.
Выполняя эти техники, пациент приобретает навыки управления вниманием: фо-
кусирования внимание на дыхании, перенаправление внимание на этот «якорь»
всякий раз, когда возникают мысли, мешающие сну, связанные с возбуждением.
Как правило, у людей с бессонницей наблюдаются ригидные мысли и поведение
сосредоточенные на достижение немедленное облегчения дискомфорта. В резуль-
тате это близорукой перспективы обостряется фрустрация и негативные эмоции,
рассеивается рациональное мышление [18]. Пациента обучают гибко менять свое
отношение к опыту, учат принимать, а не избегать или контролировать мысли,
эмоции и физические ощущения. Навыки принятия осваиваются пациентом путем
непредвзятого, гибкого наблюдения за своими мыслями, чувствами и физически-
ми ощущениям, а также путем восприятия переживаний когнитивных событий, а
не фактов Эти навыки направлены на вторичное когнитивного возбуждение, мо-
ниторинг и контроль сна, а также искаженное восприятие сна (рис.6) [14].Тем не
менее, есть случаи, когда хроническая бессонницаможет сохраниться, несмотря
на выполнение техник осознанности. В этих случаях осведомленность, смещение
и принятие осознанной позиции все еще могут быть использованы для поиска
факторов, поддерживающих хроническую бессонницу и рассмотрения альтерна-
тивного лечения [18].

том № 6 2018/2(21) 381


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

Выводы
 Когнитивно-поведенческую терапию «третьей» волны» не следует рас-
сматривать в качестве замены стандартных протоколов (CBTi), а скорее рассмат-
ривать как дополнение для пациентов, у которых наблюдается гипервозбуждение
или для тех, кто не реагирует на лечение.
 Применение метакогнитивного подхода при лечении хронической бессон-
ницы является новой тенденцией в поведенческой медицине сна. Этот подход на-
правлен на сокращение внимания к контекст-ориентированным когнитивным
вмешательствам с большим акцентом на метакогнитивных процессах. Вместо то-
го, чтобы воздействовать на непосредственное изменение содержания мышления,
пациентов следует привлекать к процессу познания, просто замечая или наблюдая
за своими мыслями.
 Метакогнитивных подход направлен на использование более эмпириче-
ских стратегий изменения против стратегий прямого изменения проблемного по-
ведения пациента. Делается акцент на более широких жизненных целях или во-
обще применяемых навыках, а не на конкретных симптомах. Акцент на контекст
и широкое направление изменений.
Конфликт интересов отсутствует.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Знаков В.В., Рябикина З.И. Психология человеческого бытия. М.: Смысл,


2017, 416 с.
2. Мэдоус Г. Я не могу уснуть. Уникальная система избавления от бессон-
ницы за 5 недель. М.: Эксмо, 2014, 224 с.
3. Allison K.C., Lundgren J.D., Moore R.H. Cognitive behavior therapy for night
eating syndrome: a pilot study.// Am J Psychother. 2010. Vol. 64. № 1. P. 91-106.

том № 6 2018/2(21) 382


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

4. Bablas V., Yap K. Mindfulness-Based Stress Reduction for Restless Legs


Syndrome: a Proof of Concept Trial// Mindfulness. 2016. Vol. 7. № 2. Р. 396-408 doi:
10.1007/s12671-015-0457-9
5. Baglion C., Lombardo, C., Bux E. Psychophysiological reactivity to sleep-
related emotional stimuli in primary insomnia. //Behavioural Research Therapy, 2010.
Vol. 48. № 6, P. 467-475.
6. Buysse D.J., Germain A., Hall M. A Neurobiological Model of Insomnia.
//Drug Discovery Today. Disease Models, 2011, Vol. 8. № 4. Р. 129–137.
7. Cella M., Reeder C., Wykes T. Lessons learnt? The importance of metacogni-
tion and its implications for Cognitive Remediation in schizophrenia. //Frontiers in Psy-
chology, 2015. Vol. 6, P. 1259.
8. Hall M., Thayer J.F., Germain A. Psychological stress is associated with heigh-
tened physiological arousal during NREM sleep in primary insomnia. //Behavioral
Sleep Medicine, 2007. Vol. 5. № 3. Р.178-193.
9. Harsora P., Kessmann J. Nonpharmacologic management of chronic insomnia
// Am Fam Physician. 2009. Vol. 79. № 2. P. 125–130.
10. Hayes S.C., Strosahl K.D., Wilson K.G. Acceptance and commitment therapy:
an experiential approach to behavior change. New York: The Guilford Press, 1999.304
p.
11. Hertenstein E., et al. Treatment of insomnia – A preventive strategy for cardi-
ovascular and mental disorders// Mental Health & Prevention. 2016. Vol. 4, № 2, P 96-
103
12. Manconi M., Ferri R., Sagrada C. Measuring the error in sleep estimation in
normal subjects and in patients with insomnia. //Journal of Sleep Research, 2010. Vol.
19. № 3, P. 478-486.
13. Marin Agudelo H.A., Jimenez Correa U., Carlos Sierra J. Cognitive behavioral
treatment for narcolepsy: can it complement pharmacotherapy? //Sleep Sci. 2014. Vol.
7. № 1. Р. 30-42.

том № 6 2018/2(21) 383


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

14. Mindfulness-Based Cognitive Therapy. Innovative Applications. / Ed. Stuart J.


Eisendrath. CA, USA, Springer, 2016, 244 p.
15. Newman C. Using REBT in the Treatment of Restless Leg Syndrome: A Case-
Study// J Rat-Emo Cognitive-BehavTher. 2014. Vol. 32. Р. 139-149.
16. Noguchi R., Sekizawa Y., So M. Effects of five-minute internet-based cogni-
tive behavioral therapy and simplified emotion-focused mindfulness on depressive
symptoms: a randomized controlled trial. //BMC Psychiatry. 2017. Vol. 17. № 1. Р. 85.
17. Ong C., Manber R. Mindfulness-Based Therapy for InsomniaBehavioral
Treatments for Sleep Disorders // A volume in Practical Resources for the Mental
Health Professional 2011, P.133–141
18. Ong J., Sholtes D. A Mindfulness-Based Approach to the Treatment of Insom-
nia. //Journal of Clinical Psychology. 2010. Vol. 66. № 11. Р. 1175–1184.
19. Ong J.C., Shapiro S.L., Manber R. Combining mindfulness meditation with
cognitive-behavior therapy for insomnia: A treatment-development study. //Behavior
Therapy. 2008. Vol. 39. Р.171-182.
20. Ong J.C., Ulmer C.S., Manber R. Improving sleep with mindfulness and accep-
tance: a metacognitive model of insomnia. //Behav Res Ther. 2012. Vol. 50. № 11. Р.
651–60.
21. Ong JC. Mindfulness-based therapy for insomnia. Washington, DC: American
Psychological Association; 2017. 233 p
22. Peters A., Cunnington D., Kenneth M. The need for psychological therapies for
sleep disorders other than insomnia: Potential for mindfulness// European Health Psy-
chologist. 2017. Vol. 18. №. 2.
23. Pietrzak R.H., Morgan C.A., Southwick S.M. Sleep quality in treatment- seek-
ing veterans of operations enduring freedom and Iraqi freedom: the role of cognitive
coping strategies and unit cohesion. //Journal of Psychosomatic Research, 2010. Vol.
69. № 5, P. 441-448.

том № 6 2018/2(21) 384


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

24. Suh S., Nowakowski S., Bernert R.A., Clinical significance of night-to-night
sleep variability in insomnia. //Sleep Medicine, 2012. Vol.13. № 5. P. 469-475.
25. Tang N.K, Anne Schmidt D., Harvey A.G. Sleeping with the enemy: clock
monitoring in the maintenance of insomnia. //Journal of Behavior Therapy and Experi-
mental Psychiatry, 2007. Vol.38. № 1, P. 40-55.
26. Taylor H.L., Hailes H.P. Third-Wave Therapies for Insomnia // Curr Sleep
Medicine Rep. 2015. Vol. 1. Р. 166-176
27. Waine J., Broomfield N.M., Banham S. Metacognitive beliefs in primary in-
somnia: developing and validating the Metacognitions Questionnaire--Insomnia (MCQ-
I). //J BehavTherExp Psychiatry. 2009. Vol. 40. № 1. P. 15-23.

REFERENCES:

1. Znakov V.V., Ryabikina Z.I (2017). Psixologiya chelovecheskogo by`tiya


[Psychology of human existence]. M.: Smy`sl, 416 p. (in Russian)
2. Me`dous G. (2014). Ya ne mogu usnut`. Unikal`naya sistema izbavleniya o
tbessonnicy za 5 nedel` [I can not sleep. A unique system of getting rid of insomnia in 5
weeks]. M.: E`ksmo, 224 p. (in Russian)
3. Allison K.C., Lundgren J.D., Moore R.H. (2010). Cognitive behavior therapy
for night eating syndrome: a pilot study.// Am J Psychother. 64(1). 91-106.
4. Bablas V., Yap K. (2016). Mindfulness-Based Stress Reduction for Restless
Legs Syndrome: a Proof of Concept Trial// Mindfulness. 7(2). 396-408 doi:
10.1007/s12671-015-0457-9
5. Baglion C., Lombardo, C., Bux E. (2010). Psychophysiological reactivity to
sleep-related emotional stimuli in primary insomnia. //Behavioural Research Therapy.
48(6). 467-475.
6. Buysse D.J., Germain A., Hall M. (2011). A Neurobiological Model of In-
somnia. //Drug Discovery Today. Disease Models. 8(4), 129–137.

том № 6 2018/2(21) 385


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

7. Cella M., Reeder C., Wykes T. (2015). Lessons learnt? The importance of
metacognition and its implications for Cognitive Remediation in schizophre-
nia. //Frontiers in Psychology, 6. 1259.
8. Hall M., Thayer J.F., Germain A. (2007) Psychological stress is associated
with heightened physiological arousal during NREM sleep in primary insomnia.
//Behavioral Sleep Medicine, 5(3), 178-193.
9. Harsora P., Kessmann J. (2009). Nonpharmacologic management of chronic
insomnia // Am Fam Physician.79(2),125–130.
10. Hayes S.C., Strosahl K.D., Wilson K.G. (1999). Acceptance and commitment
therapy: an experiential approach to behavior change. New York: The Guilford Press,
304 p.
11. Hertenstein E., et al. (2016). Treatment of insomnia – A preventive strategy
for cardiovascular and mental disorders// Mental Health & Prevention. 4(2), 96-103
12. Manconi M., Ferri R., Sagrada C. (2010). Measuring the error in sleep estima-
tion in normal subjects and in patients with insomnia. //Journal of Sleep Research,
19(3), 478-486.
13. Marin Agudelo H.A., Jimenez Correa U., Carlos Sierra J. (2014). Cognitive
behavioral treatment for narcolepsy: can it complement pharmacotherapy? //Sleep Sci.
7(1), 30-42.
14. Mindfulness-Based Cognitive Therapy. Innovative Applications. (2016) / Ed.
Stuart J. Eisendrath. CA, USA, Springer, 244 p.
15. Newman C. Using REBT in the Treatment of Restless Leg Syndrome: A
Case-Study (2014) // J Rat-Emo Cognitive-BehavTher. 32, 139-149.
16. Noguchi R., Sekizawa Y., So M. (2017). Effects of five-minute internet-based
cognitive behavioral therapy and simplified emotion-focused mindfulness on depressive
symptoms: a randomized controlled trial. //BMC Psychiatry. 17.(1), 85.

том № 6 2018/2(21) 386


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

17. Ong C., Manber R. (2011). Mindfulness-Based Therapy for InsomniaBeha-


vioral Treatments for Sleep Disorders // A volume in Practical Resources for the Mental
Health Professional. 133–141
18. Ong J., Sholtes D. (2010). A Mindfulness-Based Approach to the Treatment
of Insomnia. //Journal of Clinical Psychology. 66(11), 1175–1184.
19. Ong J.C., Shapiro S.L., Manber R. (2008). Combining mindfulness medita-
tion with cognitive-behavior therapy for insomnia: A treatment-development study.
//Behavior Therapy. 39, 171-182.
20. Ong J.C., Ulmer C.S., Manber R. (2012). Improving sleep with mindfulness
and acceptance: a metacognitive model of insomnia. //Behav Res Ther. 50(11), 651–60.
21. Ong J.C. (2017). Mindfulness-based therapy for insomnia. Washington, DC:
American Psychological Association. 233 p
22. Peters A., Cunnington D., Kenneth M. (2017). The need for psychological
therapies for sleep disorders other than insomnia: Potential for mindfulness// European
Health Psychologist. 18(2). 73-79
23. Pietrzak R.H., Morgan C.A., Southwick S.M. (2010). Sleep quality in treat-
ment- seeking veterans of operations enduring freedom and Iraqi freedom: the role of
cognitive coping strategies and unit cohesion. //Journal of Psychosomatic Research.
69(5),441-448.
24. Suh S., Nowakowski S., Bernert R.A.(2012). Clinical significance of night-to-
night sleep variability in insomnia. //Sleep Medicine, 13(5), 469-475.
25. Tang N.K, Anne Schmidt D., Harvey A.G. (2007). Sleeping with the enemy:
clock monitoring in the maintenance of insomnia. //Journal of Behavior Therapy and
Experimental Psychiatry,38(1), 40-55.
26. Taylor H.L., Hailes H.P. (2015). Third-Wave Therapies for Insomnia // Curr
Sleep Medicine Rep.1. Р.166-176

том № 6 2018/2(21) 387


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

27. Waine J., Broomfield N.M., Banham S. (2009). Metacognitive beliefs in pri-
mary insomnia: developing and validating the Metacognitions Questionnaire--Insomnia
(MCQ-I). //J BehavTherExp Psychiatry. 40(1),15-23.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ:
Мелёхин Алексей Игоревич – клинический психолог высшей квалификаци-
онной категории Российского геронтологического научно-клинического центра,
аспирант ФГБУН Институт психологии Российской Академии Наук, e-
mail:clinmelehin@yandex.ru

INFORMATION ABOUT AUTHORS:


Melekhin Alexey Igorevich - clinical psychologist of the highest qualification cat-
egory of the Russian gerontological scientific and clinical center, PhD student, Institute
of Psychology of the Russian Academy of Sciences, e-mail: clinmelehin@yandex.ru

Дата поступления: 21.05.2018г.


Дата принятия в печать: 18.06.2018г.

ССЫЛКА ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ:


Мелёхин А.И. Специфика применения когнитивно-поведенческой психоте-
рапии «третьей» волны при лечении хронической бессонницы [Электронный ре-
сурс] /А.И. Мелёхин // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, разви-
тие: сетевой журн. 2018 т.6 №2 (21). Режим досту-
па: http://humjournal.rzgmu.ru/art&id=328 (дата обращения: чч.мм.гггг).

REFERENCE FOR CITING:


Melekhin A.I. Spetsifika primeneniya kognitivno-povedencheskoy psikhoterapii
«tret'yey» volny pri lechenii khronicheskoy bessonnitsy [The specific use of cognitive-

том № 6 2018/2(21) 388


Электронный научный журнал
«ЛИЧНОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ЗДОРОВЬЕ, АДАПТАЦИЯ, РАЗВИТИЕ»
www.humjournal.rzgmu.ru / E-mail: humjournal@rzgmu.ru

behavioral therapy, «third wave» in the treatment of chronic insomnia] [Electronic re-
source] / A.I.Melekhin // Lichnost' v menyayushchemsya mire: zdorov'ye, adaptatsiya,
razvitiye: setevoy zhurnal [Personality in a changing world: health, adaptation, devel-
opment: network journal] 2018 v.6 №2 (21). Access mode:
http://humjournal.rzgmu.ru/art&id=328 (date of reference: hh.mm.yyyy).

том № 6 2018/2(21) 389

Вам также может понравиться