Вы находитесь на странице: 1из 2

А. Бек.

Случай из практики

С., 45-летний инженер, женатый и имеющий сына 10 лет, пришел на


когнитивную психотерапию после обострения давней проблемы с
мышечными болями в области спины, шеи и плеч. С. испытывал эти боли с
28 лет. Сначала он полагал, что это чисто соматическая проблема, но врач
сказал, что, хотя у него небольшой артрит в области шеи, это не должно
причинять такую сильную боль. В течение следующих 10 лет С.
периодически лечился по поводу этих болей у остеопатов, физиотерапевтов и
хиропрактиков и принимал валиум и аспирин. Это лечение до некоторой
степени помогло, но в 38 лет у С. серьезно усилилась боль, ему пришлось
пропустить три недели на работе. Это случилось, когда он работал над
важным и сложным проектом. В результате он начал сознавать, что его боль
в шее и спине может быть связана с психологическим напряжением. <…>
Анамнез. С. родился и воспитывался на юге Соединенных Штатов. Он
был младшим из двух детей, его сестра была на семь лет старше. С. вырос в
консервативной, религиозной семье, принадлежащей к среднему классу. Его
отец работал заведующим отделом продаж. С. описывал его как приятного,
несколько беспокойного человека, с которым у С. были хорошие, но не очень
близкие отношения. Он был намного ближе к матери, которая была
домохозяйкой, и заявлял, что всегда прислушивался к ее мнению. В детстве
мать уделяла С. много внимания, и ему это нравилось, но он также
воспринимал ее как довольно требовательную, рассудительную женщину, у
которой было много разных «надо» относительно того, как люди должны
себя вести. С. вспомнил, как однажды, когда в первом классе он пытался
написать ответ на письмо друга, но испытал затруднения, ему показалось,
что мать осталась этим недовольна. Она как будто говорила: «Твой друг
сумел написать письмо, так почему же ты не можешь?»
С. сообщил, что он был довольно счастлив в детстве. Тем не менее к
шестому классу он начал беспокоиться о том, насколько он успешен в учебе
и отношениях с людьми. В школе это проявлялось в том, что он изо всех сил
старался хорошо учиться (при этом всегда беспокоясь, что это получается
недостаточно хорошо), или в том, что он откладывал дела и пытался не
думать о том, что нужно сделать. В отношениях с людьми он стал
интровертированным, замкнутым и эмоционально холодным человеком. Чем
менее эмоциональным и выразительным он был, тем меньше, как ему
казалось, он рисковал вызвать критику или отвержение со стороны
окружающих. В юности эти паттерны поведения постепенно усиливались.
Во время второго года обучения в колледже С. часто испытывал
тревогу в связи с неспособностью учиться настолько хорошо, насколько он
этого хотел. Ему становилось все труднее выполнять письменные задания,
так как он был обеспокоен тем, что у него это получается неидеально. Кроме
того, С. чувствовал себя очень одиноким и изолированным из-за того, что он
был далеко от дома, а также из-за неспособности подружиться с кем-нибудь
или познакомиться с девушкой. Он все более пессимистично смотрел на себя
и свое будущее. В итоге это завершилось развитием депрессии, в течение
которой он потерял интерес ко всем занятиям и большую часть времени спал.
Это продолжалось пару месяцев и привело к тому, что С. бросил учебу и
пошел в армию. Более структурированная жизнь в армейском коллективе
оказала на него благотворное воздействие, и он хорошо себя чувствовал в
течение трех лет, пока был на службе. Затем он продолжил учебу и получил
диплом инженера. С. работал инженером с 27 лет. Он достиг умеренных
успехов в карьере. На момент начала лечения он выполнял некоторые
административные и контролирующие обязанности, которые нравились ему
меньше, чем структурированная, ориентированная на детали техническая
работа, которой он привык заниматься.
С женщинами С. всегда испытывал дискомфорт и не мог завязать
прочных отношений. В 31 год его повторно познакомили с женщиной, с
которой он непродолжительное время встречался несколькими годами ранее.
Узнав, что она его помнит, С. удивился и был польщен, и они вновь начали
встречаться. Через год они поженились, а еще через два года у них родился
сын. С. описывал отношения в браке как хорошие, но не такие близкие, как
ему бы хотелось. Он чувствовал эмоциональную и сексуальную холодность в
отношениях с женой, которую рассматривал как часть своей проблемы.
С. очень хорошо научился отвлекаться от боли, — таким образом он не
замечал, как она нарастала в течение дня. Иногда отвлечение является
полезным методом для навязчивых людей, особенно с их склонностью к
непродуктивному размышлению. В случае С. тем не менее это
препятствовало оценке проблемы. <…> При длительном стрессе мышцы его
спины и шеи сводила судорога, и ему приходилось проводить пару дней в
постели.