Вы находитесь на странице: 1из 268

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное


учреждение высшего профессионального образования
«Пермский национальный исследовательский
политехнический университет»

А.Н. Паршаков

ПРИНЦИПЫ И ПРАКТИКА РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ


ПО ОБЩЕЙ ФИЗИКЕ

Часть 3
Оптика. Квантовая физика

Допущено Научно-методическим Советом по физике


Министерства образования и науки Российской Федерации
в качестве учебного пособия для студентов
высших учебных заведений, обучающихся по техническим
направлениям подготовки и специальностям

Издательство
Пермского национального исследовательского
политехнического университета
2011
УДК 53(076.5)
ББК 22.3 я73
П18

Рецензенты:
д-р техн. наук, проф., чл.-кор. РАЕН А.И. Цаплин
(Пермский национальный исследовательский
политехнический университет);
д-р физ.-мат. наук, проф. Ю.Л. Райхер
(Институт механики сплошных сред УрО РАН)

Паршаков, А.Н.
П18 Принципы и практика решения задач по общей физике.
Ч. 3: Оптика. Квантовая физика: учеб. пособие / А.Н. Парша-
ков. – Пермь: Изд-во Перм. нац. исслед. политехн. ун-та,
2011. – 268 с.
ISBN 978-5-398-00665-0
Рассмотрены заключительные разделы курса общей физики:
геометрическая, волновая и квантовая оптика, квантовая физика.
Предназначено для студентов всех специальностей технических
вузов, преподавателей кафедр общей физики и для учащихся классов
физико-математического профиля школ и лицеев.
УДК 53(076.5)
ББК 22.3 я73

ISBN 978-5-398-00665-0 © ПНИПУ, 2011

2
ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. ГЕОМЕТРИЧЕСКАЯ ОПТИКА ......................................... 4


1.1. Законы отражения и преломления................................... 6
1.2. Отражение и преломление света на сферической
поверхности. Линзы................................................................. 21
Глава 2. ВОЛНОВАЯ ОПТИКА ........................................................ 59
2.1. Интерференция света ........................................................ 60
2.2. Дифракция света................................................................ 88
2.3. Поляризация света............................................................. 120
Глава 3. КВАНТОВАЯ ОПТИКА...................................................... 152
3.1. Тепловое излучение .......................................................... 152
3.2. Корпускулярные свойства электромагнитного
излучения .................................................................................. 166
Глава 4. КВАНТОВАЯ ФИЗИКА ...................................................... 184
4.1. Основные принципы квантовой механики ..................... 184
4.2. Потенциальные барьеры и ямы........................................ 207
4.3. Гармонический осциллятор. Атом водорода .................. 236
4.4. Электроны в твердом теле................................................ 242
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ .................................................................. 267

3
Глава 1
ГЕОМЕТРИЧЕСКАЯ ОПТИКА

Простейшие оптические явления могут быть поняты в рамках


так называемой геометрической оптики, составляющей раздел физи-
ческой оптики, в которой рассматривается распространение света
в связи с его физической природой. Геометрическая оптика получа-
ется в предельном случае коротких волн, длины которых малы по
сравнению с характерными размерами, определяющими распростра-
нение света как электромагнитной волны в среде. Основу геометри-
ческой оптики составляют четыре закона, установленные опытным
путем:
1) закон прямолинейного распространения света;
2) закон независимости световых пучков;
3) закон отражения света;
4) закон преломления света.
Прямолинейность распространения света означает, что в про-
зрачной однородной среде свет распространяется по прямым линиям
(лучам). Закон независимости световых пучков состоит в том, что
распространение всякого светового пучка в среде совершенно не за-
висит от наличия в ней других световых пучков, т.е. пучок, прошед-
ший через какую-либо область пространства, выходит из нее одним и
тем же независимо от заполнения ее другим светом. При совместном
распространении нескольких световых пучков происходит их нало-
жение друг на друга без каких-либо взаимных искажений.
Согласно закону отражения света на плоской границе раздела
двух сред падающий и отраженный лучи лежат в одной плоскости
с нормалью к границе раздела в точке падения, причем угол падения
равен углу отражения (углы отсчитываются от нормали). Согласно
же закону преломления света на границе раздела двух прозрачных
сред с показателями преломления n1 и n2 выполняется равенство

n1 sin α = n2 sin β .

4
Здесь n = c / v, c – скорость света в вакууме; v – в данной среде; α –
угол падения; β – угол преломления. Отсюда, в частности, следует,
что при падении света на оптически менее плотную среду ( n2 < n1 )
угол преломления может достигнуть 90°, т.е. преломленный луч на-
чинает скользить вдоль границы раздела и не выходит во вторую
среду (рис. 1.1). Предельное значение угла падения α C определяется
равенством
sin αC = n2 / n1 ,

и при α > α C наблюдается полное внутреннее отражение. Это на-


звание связано с тем, что происходит почти 100%-ное отражение
света.

Рис. 1.1

Перечисленные выше законы геометрической оптики автомати-


чески следуют из так называемого принципа Ферма, согласно кото-
рому свет при распространении из одной точки в другую выбирает
путь, которому соответствует наименьшее время распространения,
либо путь, оптическая длина которого минимальна. Если существует
множество таких путей, то они называются таутохронными (тре-
бующими для своего прохождения одинакового времени). Из данно-
го принципа вытекает обратимость хода световых лучей, т.е. если
при движении от одной точки к другой свет выбирает некоторый
путь, то при обратном движении он выбирает точно такой же путь.

5
1.1. Законы отражения и преломления

1.1.1. Принцип Ферма. Получить законы отражения и прелом-


ления света, исходя из принципа Ферма.
Получим вначале закон отражения. Для этого рассмотрим си-
туацию, когда свет должен попасть из точки A в точку B, испытав
при этом отражение от плоского зеркала (рис. 1.2). Среда, в которой
распространяется свет, однородна, поэтому минимальность оптиче-
ской длины пути сводится к минимальности его геометрической
длины. Введем вспомогательную точку A′, являющуюся зеркальным
отражением точки A. Тогда из рис. 1.2 сразу следует, что самый ко-
роткий путь из точки A в точку B с отражением от зеркала будет
в том случае, если отражение произойдет в точке C , для которой
выполняется условие α = α′.

Рис. 1.2 Рис. 1.3

Обратимся теперь к закону преломления. Как и ранее, будем по-


лагать, что свет должен попасть из точки A в точку B, но теперь эти
точки находятся по разные стороны границы раздела двух сред
(рис. 1.3). Не нарушая общности задачи, можно считать, что показа-

6
тель преломления первой среды равен единице. Для оптической дли-
ны L ломаной, соединяющей точки A и B, имеем
a b
L= +n .
cos α cos β
Причем, независимо от того, в какой точке C произойдет пре-
ломление света, должно выполняться дополнительное соотношение
a tg α + b tg β = const, (1)
которое выражает условие постоянства длины проекции ломаной
ACB на плоскость раздела сред. Так как принцип Ферма требует
минимальности оптической длины, то необходимо потребовать,
чтобы
dL a sin α nb sin β d β
= + = 0. (2)
d α cos 2 α cos 2 β d α
Дифференцируя дополнительное соотношение (1), получаем
a b dβ
+ = 0.
cos α cos 2 β d α
2

Сопоставляя это соотношение с (2), находим


sin α − n sin β = 0,
а это и есть закон преломления света. В том, что этот закон действи-
тельно выражает условие минимума оптической длины пути свето-
вого луча, а не просто условие ее экстремума, можно убедиться, ис-
d 2L
следуя знак второй производной , либо из геометрических со-
d α2
ображений.
1.1.2. Радиус кривизны светового луча. Исходя из закона пре-
ломления света, показать, что радиус кривизны R светового луча
при его распространении в прозрачной изотропной среде с медленно
изменяющимся показателем преломления n определяется выра-
жением

7
1 d
= ( ln n ) ,
R dN
где производная берется по направлению
главной нормали N к лучу.
В неоднородных средах представление о
распространении света вдоль лучей сохраня-
ется, но сами лучи становятся криволиней-
ными. Рассмотрим среду, состоящую из
плоскопараллельных слоев с постоянными
показателями преломления ni (рис. 1.4), ме-
няющимися скачком от слоя к слою. Свето-
Рис. 1.4 вой луч, преломляясь на границах слоев,
примет форму ломаной линии. В силу закона
преломления при распространении света в такой слоистой среде бу-
дут справедливы соотношения
n1 sin α1 = n2 sin α 2 = n3 sin α 3 = ...
Пусть теперь число слоев неограниченно растет, а толщина ка-
ждого из них неограниченно убывает. Тогда в пределе мы приходим
к неоднородной среде с непрерывно меняющимся показателем пре-
ломления. Если показатель преломления мало изменяется на протя-
жении длины световой волны, то можно пренебречь эффектами от-
ражения на границах слоев и считать, что свет распространяется
в такой среде вдоль лучей, имеющих форму
кривых линий.
Примем за ось z направление, перпен-
дикулярное к слоям, расположенным вдоль
оси x. Тогда под углом α нужно понимать
угол между осью z и касательной к лучу
(рис. 1.5), причем значения n и α будут свя-
заны соотношением
Рис. 1.5 n sin α = const . (1)

8
По определению радиус кривизны R рассчитывается как
1 dα
= , (2)
R dS
где d α – малое изменение угла α при перемещении вдоль кривой на
величину dS . Для определения производной d α / dS найдем диффе-
ренциал (1):
dn ⋅ sin α + n cos α ⋅ d α = 0 .
С учетом данного соотношения получаем
1 sin α dn
=− .
R n cos α dS
И так как
dn dn dn dn
= cos α, = − sin α
dS dz dN dz
( dN – бесконечно малое перемещение вдоль нормали к лучу), то для
радиуса кривизны имеем
1 1 dn d
= = ( ln n ) .
R n dN dN
Данное соотношение показывает, что в неоднородной среде луч
изгибается в сторону наиболее быстрого изменения показателя пре-
ломления. Если среда однородна (n = const), то кривизна 1/ R обра-
щается в нуль, т.е. световые лучи прямолинейны.
1.1.3. Нижний мираж. При каких градиентах температуры воз-
духа у земной поверхности возможен нижний мираж?
Иногда вблизи земной поверхности из-за сильного нагревания
или охлаждения возникают большие градиенты показателя прелом-
ления воздуха. Это приводит к искривлению лучей света, что являет-
ся причиной различного рода миражей, наблюдаемых в атмосфере.
Обычно наблюдается верхний или нижний мираж. При верхнем ми-
раже, помимо самих предметов, видны их изображения, распо-

9
ложенные сверху; при нижнем мираже
изображения получаются ниже самого
предмета. Нижний мираж наблюдается
в пустынях и степях в теплое время года,
когда прилегающий к земной поверхно-
сти слой воздуха сильно нагрет, а его
плотность и показатель преломления
быстро возрастают с высотой. Из каждой
точки предмета в глаз наблюдателя все-
Рис. 1.6
гда попадают прямые лучи, дающие
обычное прямое изображение. Но при
больших градиентах показателя преломления могут попасть также
и лучи, испытавшие значительное искривление. Они дают обратное
изображение предмета, как в зеркале (рис. 1.6). Роль зеркала играют
сильно нагретые нижние слои атмосферы с малым значением плот-
ности и показателя преломления. Из-за того, что кривизна лучей воз-
растает при приближении к Земле и формируется обратное изобра-
жение (это очень похоже на полное внутреннее отражение). Создает-
ся иллюзия водной поверхности, в которой, как в зеркале, видно
изображение неба.
Аналогично объясняется и верхний мираж. Он наблюдается зи-
мой в холодных территориях, когда вблизи земной поверхности об-
разуется холодный слой воздуха, в котором показатель преломления
быстро убывает с высотой. В горах, хотя и очень редко, наблюдается
боковой мираж.
Вернемся к нашей исходной задаче. Из сказанного выше следу-
ет, что для наблюдения нижнего миража необходимо, чтобы показа-
тель преломления воздуха n возрастал с высотой h. А так как пока-
затель преломления воздуха напрямую связан с его плотностью ρ, то
необходимо выполнение условия

>0 (1)
dh

10
(это не совсем «нормальное» условие, так как обычно плотность воз-
духа убывает с высотой). Для определения условий выполнения со-
отношения (1) воспользуемся уравнением Менделеева–Клапейрона
в форме ρ = µP / ( RT ) , где P – давление; µ – молярная масса возду-
ха; R – универсальная газовая постоянная; T – температура. Из него
находим
1 d ρ 1 dP 1 dT
= − .
ρ dh P dh T dh
При механическом равновесии воздуха dP = −ρgdh , где g – ус-
корение свободного падения. Отсюда получаем
dT µg
<− ≈ −0,025 К/м.
dh R
Такое распределение температур конвективно неустойчиво
(вспомним закон Архимеда). Для конвективной устойчивости, как
показывают расчеты, необходимо, чтобы градиент температуры не
превышал примерно 1 °С на каждые 100 м высоты.
1.1.4. Свет в зеркальном ящике. Светящаяся точка A находится
между тремя зеркалами (рис. 1.7, а). Зеркала 1 и 3 параллельны друг
другу, а зеркало 2 им перпендикулярно. Построить луч, который после
последовательного отражения в зеркалах вернется в исходную точку.

а б
Рис. 1.7

11
Конечно, опираясь на закон отражения, можно путем последо-
вательных приближений построить требуемый ход луча, но это
слишком длинный путь. Нужна более радикальная идея. Для этого
учтем, что выходящие из точки A лучи будут падать на зеркала
и отражаться от них расходящимися пучками, давая всякий раз на
своем продолжении мнимые изображения. В нашем случае точка A
даст в зеркалах три мнимых изображения, расположенных симмет-
рично точке A относительно зеркал. Каждое изображение будет ис-
точником для этих зеркал и даст в свою очередь новые изображения.
Нетрудно понять, что в данной задаче число изображений точки A
будет бесконечным. Поэтому будем строить их последовательно од-
но за другим до тех пор, пока не выполнится условие задачи.
Точка A в первом зеркале даст изображение A1 (рис. 1.7, б), ко-
торое будет предметом для зеркала 2. При этом точки A и A1 будут
расположены симметрично относительно зеркала 1. Изображение A2
в зеркале 2 будет расположено симметрично точке A1 относительно
зеркала 2. Изображение A3 точки A2 в зеркале 3 будет расположено
симметрично точке A2 относительно зеркала 3. Поскольку изобра-
жение A1 получается на продолжении лучей, отраженных зерка-
лом 1, изображение A2 – лучей, отраженных зеркалом 2, изображе-
ние A3 – лучей, отраженных зеркалом 3, то на изображении A3 сле-
дует остановиться (по условию задачи луч должен последовательно
отразиться от всех зеркал по одному разу и вернуться в точку A ).
Прямая, соединяющая точки A3 и A , определит направление
луча, отраженного зеркалом 3 в направлении точки A . В точку D
пересечения этой прямой с зеркалом 3 луч падает так, как будто он
выходит из точки A2 . Поэтому прямая A2 D определит направление
луча, отраженного зеркалом 2 в направлении точки D. Аналогично,
в точку C пересечения этой прямой с зеркалом 2 луч падает так, как
будто он выходит из точки A1 . Тогда прямая A1C определит направ-
ление луча, отраженного зеркалом 1 в направлении точки C. И для

12
завершения хода луча осталось лишь направить луч из точки A
в точку B пересечения прямой A1C с зеркалом 1. Из геометрических
соображений нетрудно убедиться, что в точках B, C и D выполня-
ется закон отражения (равенство углов падения и отражения).
Решите самостоятельно следующую задачу. Построить луч, ко-
торый, выйдя из точки A зеркального прямоугольного ящика
(рис. 1.8, а), пройдет через точку B, отразившись по одному разу от
всех четырех стенок. Точки A и B лежат в плоскости рисунка.
(Ответ: см. рис. 1.8, б).

а б
Рис. 1.8

1.1.5. Двухгранное зеркало. Сколько изображений даст светя-


щаяся точка S , находящаяся на биссектрисе двухгранного зеркала
с углом раствора α = 2π / n, где n – целое число, большее единицы?
Обратимся к рис. 1.9. На нем обозначено: 1 и 2 – зеркала, S –
источник света, S1( n ) – n -е отражение в зеркале 1, S2 ( n ) – n -е отра-
жение в зеркале 2. Так как изображения расположены симметрично
относительно соответствующего зеркала, то, очевидно, все изобра-
жения располагаются на окружности радиуса OS и сдвинуты отно-
сительно друг друга на один и тот же угол α. Понятно, что процесс
построения новых изображений закончится, как только изображе-

13
ние S1(i ) совместится с изображени-
ем S2(i ) , т.е. изображения, создавае-
мые каждым зеркалом, повернутся на
π. Отсюда сразу находим, что число
всех изображений будет в два раза
больше отношения π / α. И если еще
учесть, что два последних изображе-
ния совмещены, то полное число
изображений
π πn
N =2 −1 = 2 −1 = n −1 .
Рис. 1.9 α 2π

1.1.6. Смещение фокуса фотоаппарата. Как сместится фокус


фотоаппарата, если между объективом и фотопленкой перпендику-
лярно оптической оси поместить плоскопараллельную стеклянную
пластинку толщиной d с показателем преломления n ? Считать объ-
ектив сильно задиафрагмированным.
Так как объектив сильно задиа-
фрагмирован, то следует рассматри-
вать только параксиальные лучи,
идущие под малыми углами к опти-
ческой оси. Рассмотрим ход двух лу-
чей – один совпадает с оптической
осью, другой идет к ней под малым
углом α (рис. 1.10). Для упрощения
расчетов в качестве второго луча вы-
Рис. 1.10
берем такой луч, который после пре-
ломления на передней поверхности стеклянной пластинки пересечет
оптическую ось на задней поверхности пластинки. Из рис. 1.10 вид-
но, что фокус фотоаппарата отодвинется на расстояние SS ′ =
= OS − OS ′. И так как

14
OS tg α sin α
= ≈ = n,
OS ′ tg β sin β
то смещение фокуса составит
d n −1
∆=d− =d .
n n
Если рассматривать точку S как предмет, а точку S ′ – как его
изображение, то видно, что кажущаяся толщина стеклянной пла-
стинки в параксиальных лучах, перпендикулярных поверхности пла-
стинки, меньше истинной в n раз. На этом основан один из методов
определения показателя преломления стекла. Плоская стеклянная
пластинка рассматривается в микроскоп. Сначала микроскоп уста-
навливают для наблюдения верхней поверхности пластинки, а затем
тубус микроскопа смещают вниз до тех пор, пока не будет отчетливо
видна нижняя поверхность пластинки (для удобства наблюдения на
поверхностях пластинки наносятся метки). И по отношению истин-
ной толщины пластинки к смещению тубуса определяют показатель
преломления.
1.1.7. Камень в воде. На краю бассейна глубиной H стоит че-
ловек и наблюдает камень, лежащий на дне. На каком расстоянии от
поверхности воды h видно изображение камня, если луч зрения со-
ставляет с нормалью к поверхности воды угол α ? Показатель пре-
ломления воды n.
Если бы человек рассматривал камень, находящийся на одной
вертикали с его глазами, то, очевидно, кажущаяся глубина камня бы-
ла бы меньше истинной ровно в n раз (см. предыдущую зада-
чу 1.1.6). Теперь же необходимо построить ход двух лучей, выходя-
щих из воды под близкими углами α и α + δα, и затем на их про-
должении найти изображения камня S ′ . Сам же камень находится
в точке S (рис. 1.11). Из рис. 1.11 следуют равенства

l1 = H tg β, l2 = H tg ( β + δβ ) .

15
l1 − h tg α = l2 − h tg ( α + δα ) .

Из них находим
tg ( β + δβ ) − tg β
h=H . (1)
tg ( α + δα ) − tg α

Так как углы δα и δβ малы по


сравнению с α и β, то используя раз-
ложение тангенса в ряд
1
Рис. 1.11 tg ( x + δx ) ≈ tgx + δx,
cos 2 x
вместо (1) получаем

cos 2 α ⋅ δβ
h=H . (2)
cos 2 β ⋅ δα
Воспользуемся теперь законом преломления n sin β = sin α
и найдем его дифференциал: n cos β ⋅ δβ = cos α ⋅ δα. Подставляя най-
денное отсюда отношение δβ к δα в (2), приходим к соотношению
3
H  cos α 
h=   .
n  cos β 
И если выразить теперь угол β через α, воспользовавшись законом
преломления, то для h получаем
3
 cos α 
h=n  2
 .
 n − sin α 
2 2

Горизонтальное же смещение камня составляет


sin α
l = H tg β − h tg α = H − h tg α.
n − sin 2 α
2

16
1.1.8. Стеклянный кубик. Можно ли увидеть что-нибудь через
две смежные грани стеклянного кубика? Показатель преломления
стекла n = 1,5.
Для того чтобы увидеть свет от источ-
ника S (рис. 1.12) через две смежные грани
кубика, необходимо, чтобы луч, вошедший
через одну грань, не испытал полного внут-
реннего отражения на другой грани. Чтобы
убедиться, при каких условиях может про-
изойти полное внутреннее отражение, по-
строим ход какого-либо луча и найдем Рис. 1.12
связь угла падения α и угла, под которым
луч может выйти в воздух. Применим последовательно закон пре-
ломления к двум граням кубика
sin α cos β 1
= n, = .
sin β sin γ n
Из этих равенств следует
sin γ = n 2 − sin 2 α .
И так как sin γ не может быть больше единицы, для показателя пре-
ломления получаем неравенство n 2 ≤ 1 + sin 2 α. Откуда видно, что
предельное значение показателя преломления, при котором свет мо-
жет выйти через две смежные грани кубика, равно 2. Для стекла же
n = 1,5, что явно больше 2, т.е. увидеть что-либо через две смеж-
ные грани стеклянного кубика невозможно. Если же под основание
кубика ввести воду (n = 1,33), то теперь появляется возможность вы-
хода света через другую грань.
1.1.9. Стеклянный капилляр. Если смотреть на капиллярную
трубку сбоку, то видимый внутренний радиус будет равен r ′. Каков
истинный внутренний радиус?
Для определения соотношения истинного внутреннего радиуса
капилляра и наблюдаемого достаточно построить ход двух лучей,

17
исходящих от какой-либо точки
внутренней поверхности капилля-
ра S и выходящих через его внеш-
нюю поверхность. Один из лучей
очевиден – это луч 1, идущий вдоль
радиуса капилляра (рис. 1.13). Если
в качестве второго взять луч, идущий
под небольшим углом к первому, то
мы столкнемся с довольно утоми-
тельными тригонометрическими вы-
Рис. 1.13
кладками по определению точки пе-
ресечения его продолжения с пер-
вым. Поэтому возьмем луч, исходящий перпендикулярно первому.
Так как истинный внутренний радиус капилляра r = OS является ма-
лой величиной, то углы падения и преломления на внешней поверх-
ности капилляра α и β также малы, т.е. их тангенсы примерно рав-
ны их синусам или самим углам. Тогда из рис. 1.13 следует
OS = r ≈ CS ⋅β, OS ′ = r ′ − r ≈ CS ⋅ (α − β).
После деления этих равенств получаем
r′ − r α − β
= .
r β
Если теперь учесть закон преломления α / β ≈ n, то окончатель-
но находим
r′
r= ,
n
т.е. происходит зрительное увеличение внутреннего радиуса капил-
ляра, если его рассматривать сбоку.
1.1.10. Световод. Каким должен быть внешний радиус R изгиба
световода, сделанного из прозрачного материала с показателем пре-
ломления n, чтобы при диаметре световода d , свет, вошедший в

18
световод перпендикулярно плоскости его по-
перечного сечения, распространялся, не вы-
ходя через боковую поверхность наружу?
Понятно, что наивысшие шансы выйти
из световода имеет луч, входящий в него у
внутреннего радиуса (самый малый угол па-
дения). И если этот луч не выйдет при пер-
вом касании внешнего радиуса световода, то
при дальнейших отражениях угол падения
Рис. 1.14
только увеличивается (рис. 1.14), что сдела-
ет невозможным выход луча через внешнюю поверхность. Таким об-
разом, для достижения полного внутреннего отражения угол α дол-
жен удовлетворять условию
1
sin α = .
n
Кроме того, из рис. 1.14 видно, что
R−d
sin α = .
R
Из этих двух равенств находим
n
R=d .
n −1
1.1.11. Угловая апертура световода. Прямолинейный длинный
цилиндрический световод изготовлен из прозрачного материала
с показателем преломления n. На одном из торцов световода нахо-
дится точечный источник освещения. Найти угол β между крайними
лучами, вышедшими через противоположный торец (угловая аперту-
ра пучка света).
Лучи от точечного источника света будут падать на боковую
цилиндрическую поверхность световода под разными углами в ин-
тервале от 0 до π / 2. Часть из них преломится на границе с воздухом

19
и выйдет из световода наружу (рис. 1.15), а часть испытает полное
внутреннее отражение и будет продвигаться через световод. Очевид-
но, что отраженные один раз лучи больше нигде из световода
не выйдут и доберутся до противоположного торца. Угол, под кото-
рым эти лучи выйдут через торец, и есть половина угловой апертуры
пучка. Запишем для них закон преломления (нормаль перпендику-
лярна торцу световода):
sin ( β / 2 )
= n,
cos αC

где α C – предельный угол полного внутреннего отражения от боко-


вой поверхности световода. Его значение
αC = arcsin (1/ n ) .

Рис. 1.15

Таким образом, имеем

sin ( β / 2 ) = n ⋅ cos α C = n 1 − sin 2 α C = n 2 − 1.

Отсюда находим угловую апертуру пучка света, проходящего


через световод:

 2arcsin n 2 − 1, n < 2,
β=
 π, n ≥ 2.

20
1.2. Отражение и преломление света
на сферической поверхности. Линзы

Естественно, отражение и преломление света на любой криво-


линейной поверхности подчиняется уже известным нам законам.
В то же время на практике наиболее часто встречаются случаи отра-
жения и преломления именно на сферической поверхности. Важ-
нейшие из оптических инструментов или их составные части отно-
сятся к так называемым центрированным оптическим системам. Они
представляют собой оптически однородные преломляющие или от-
ражающие среды, отделенные одна от другой сферическими поверх-
ностями, центры кривизны которых расположены на одной прямой –
главная оптическая ось. Обычно, если это не может привести к недо-
разумениям, прилагательное «главная» будем опускать. Поэтому
есть смысл иметь готовые выражения, связывающие положение
предмета и его изображения с радиусом кривизны сферической по-
верхности и свойствами сред.
Начнем с отражения света и будем
рассматривать только параксиальные
лучи. С практической точки зрения это
означает, что размеры зеркала малы по
сравнению с его радиусом кривизны R.
Рассмотрим какой-либо луч, падающий
на вогнутое зеркало параллельно глав-
ной оптической оси OC (рис. 1.16, O –
центр кривизны сферической поверхно-
сти). После отражения в точке B луч Рис. 1.16
пересечет оптическую ось в точке F .
Так как угол падения α мал, то OF = FB ≈ FC. Отсюда сразу следу-
ет вывод о том, что при малых углах падения лучей, параллельных
оптической оси, все отраженные лучи независимо от угла падения
пересекают оптическую ось в одной и той же точке F (фокус зерка-
ла), находящейся на половине радиуса кривизны. Таким образом,
фокусное расстояние сферического зеркала

21
1
f = R. (1)
2
Если же на зеркало падает параллельный пучок лучей под не-
большим углом к оптической оси, то после отражения он соберется
в фокальной плоскости, перпендикулярной оптической оси и прохо-
дящей через фокус зеркала.
Пусть теперь источник света нахо-
дится на оптической оси в некоторой
точке S на расстоянии a от зеркала
между фокусом и центром кривизны O
(рис. 1.17). Отраженный луч пересечет
оптическую ось в некоторой точке S ′,
которую можно считать изображением
точки S , так как саму оптическую ось
Рис. 1.17
можно взять в качестве второго луча. Из
рис. 1.17 следуют равенства
γ = θ + 2α, β = θ + α.
Следовательно,
γ + θ = 2β.
И если полагать все углы малыми, то с учетом того, что угол равен
отношению дуги к радиусу, из последнего равенства следует
1 1 2
+ = .
SC S ′C R
Обозначая SC = a, S ′C = b, получаем с учетом (1) так называемое
уравнение зеркала
1 1 1
+ = . (2)
a b f
Из (2) следует, что расстояние от изображения до зеркала не за-
висит от угла γ , т.е. все лучи, исходящие от предмета, после

22
отражения зеркалом собираются в одной
точке. Причем в силу симметрии
зеркала это будет справедливо и для то-
чек, расположенных на малых расстоя-
ниях от оптической оси. Для построения
изображения точки, не находящейся на
оптической оси (рис. 1.18), можно вос-
пользоваться тремя лучами: луч 1 прохо- Рис. 1.18
дит параллельно главной оптической оси
и после отражения от зеркала он пройдет через фокус. Луч 2 прохо-
дит через фокус, поэтому после отражения он пойдет параллельно
оптической оси. И, наконец, луч 3 можно послать через центр кри-
визны зеркала и после отражения он вернется обратно по тому же
пути. Точка пересечения S ′ всех этих лучей и есть изображение точ-
ки S .
Аналогичным образом строятся изображения, если точка S на-
ходится за центром кривизны зеркала (рис. 1.19, а) и между зеркалом
и фокусом (рис. 1.19, б). В первом случае (см. рис. 1.19, а) изображе-
ние ( S ′) получается на пересечении лучей и является действитель-
ным, во втором (см. рис. 1.19, б) – на пересечении продолжения лу-
чей, т.е. является мнимым.

а б

Рис. 1.19

23
Для всех рассмотренных слу-
чаев положения предмета формула
зеркала (2) остается справедливой,
если ввести правило знаков: если
изображение находится с отра-
жающей стороны зеркала (на всех
рисунках слева от зеркала), то
расстояние b до изображения счи-
Рис. 1.20
тается положительным; если же
за зеркалом – то отрицательным (мнимое изображение). Более то-
го, формула (2) работает и для выпуклого зеркала. На рис. 1.20 при-
ведено построение изображения предмета в виде стрелки в выпуклом
зеркале. При этом независимо от положения предмета, его изображе-
ние является всегда мнимым (расстояние b < 0). Кроме того, необхо-
димо считать, что радиус кривизны R, а значит, и фокусное расстоя-
ние f также отрицательны.
Рассмотрим теперь преломление света на сферической поверхно-
сти раздела двух прозрачных сред. Пусть источник света S находится
в среде с показателем преломления n1 и лучи, исходящие от него, по-
падают в среду с показателем преломления n2 (рис. 1.21). Радиус
кривизны преломляющей поверхности CO = R. Исходящий от ис-
точника под малым углом γ к оптической оси луч после преломления

Рис. 1.21

24
пересечет оптическую ось в точке S ′, являющейся изображением
точки S . По закону преломления
n1 sin α = n2 sin β.
Так как мы рассматриваем только параксиальные лучи, то последнее
равенство приобретает вид
n1α ≈ n2β. (3)
Кроме того, из рис. 1.21 следует δ = ϕ + β, α = γ + δ. Таким образом,
равенство (3) запишется в виде
n1γ + n1δ = n2δ − n2ϕ,
или
n1γ + n2ϕ = ( n2 − n1 ) δ.

Для малых углов имеем


n1 n n −n
+ 2 = 2 1.
SC S ′C CO
И обозначив SC = a, S ′C = b, CO = R, приходим к формуле

n1 n2 n2 − n1
+ = . (4)
a b R
Отсюда видно, что при заданной величине a расстояние до изо-
бражения b не зависит от угла γ , следовательно, все лучи, исходя-
щие из точки S , после преломления соберутся в точке S ′. Уравне-
ние (4) справедливо и для вогнутой преломляющей поверхности, ес-
ли ввести правила знаков:
1. Для выпуклой преломляющей поверхности радиус кривизны
положителен, а для вогнутой – отрицателен.
2. Расстояние до изображения b положительно, если источник
света и изображение находятся по разные стороны от преломляю-
щей поверхности (действительное изображение), и отрицательно,

25
если источник света и изображение находятся по одну сторону от
преломляющей поверхности (мнимое изображение).
3. Расстояние до предмета a положительно, если предмет
действительный, и отрицательно, если предмет мнимый. Этот
случай может иметь место, когда сам предмет является изобра-
жением, полученным от какой-либо линзы или зеркала, при этом лу-
чи на преломляющую поверхность идут сходящимся пучком.
Применяя последовательно выражение (4) для двух сфериче-
ских поверхностей (случай линзы), можно получить формулу тонкой
линзы. Однако для лучшего понимания физической природы форми-
рования изображения в тонкой линзе мы получим данную формулу,
исходя из принципа таутохронизма. Пусть S точечный источник
света, расположенный на главной оптической оси линзы, а S ′ – его
изображение (рис. 1.22). Согласно принципу таутохронизма, оптиче-
ские длины всех лучей, вышедших из S и собравшихся в S ′, одина-
ковы. Опишем из S и S ′, как из центров, окружности с радиусами
SA и S ′B соответственно.

Рис. 1.22

На основании равенства оптических длин лучей можем записать


( CED ) = ( AB ) ,

26
где круглые скобки обозначают оптические длины лучей, заключен-
ных в эти скобки. Если лучи SE и ES ′ параксиальные, то можно
принять, что длина ломаной CED приближенно равна длине ее про-
екции MN на главную оптическую ось. В этом приближении преды-
дущее соотношение можно записать в виде
MN = nAB или AM + BN = ( n − 1)( AL + LB ) , (5)
где точка L – проекция точки E на главную оптическую ось. Для
тонкой линзы приближенно

AL =
( EL )
2

, LB =
( EL )
2

,
2 R1 2 R2

где R1 и R2 – радиусы кривизны сферических поверхностей линзы.

Аналогично, при выполнении условия параксиальности спра-


ведливы выражения

AM =
( EL )
2

, BN =
( EL )
2

,
2a 2b
где a и b обозначают соответственно длины SA и BS ′. Подставляя
написанные выражения в формулу (5), получим так называемое
уравнение шлифовщика линз:

1 1  1 1 
+ = ( n − 1)  +  . (6)
a b  R1 R2 
Если на линзу падают лучи, параллельные главной оптической
оси, то они соберутся в фокусе линзы F , удаленном от линзы на фо-
кусное расстояние f . Поэтому, если источник удалить в бесконеч-
ность (a → ∞), то величина b совпадет с фокусным расстоянием f
и тогда уравнение (6) приобретает вид
1  1 1 
= ( n − 1)  + 
f  R1 R2 

27
или
1 1 1
+ = . (7)
a b f
Если же на линзу падает параллельный пучок лучей под не-
большим углом к главной оптической оси, то он соберется в фокаль-
ной плоскости, перпендикулярной оптической оси и проходящей че-
рез фокус линзы.
Уравнение тонкой линзы (7) ничем не отличается от уравнения
зеркала (2). Для того чтобы полученными выражениями можно было
пользоваться в случае любых тонких линз (собирающих и рассеи-
вающих) и при любом положении предмета и его изображения, при-
мем для определенности следующие правила знаков:
1. Фокусное расстояние положительно для собирающих линз
и отрицательно для рассеивающих.
2. Для выпуклой преломляющей поверхности радиус кривизны
положителен, а для вогнутой – отрицателен.
3. Расстояние до изображения b положительно, если источник
света и изображение находятся по разные стороны от преломляю-
щей поверхности (действительное изображение), и отрицательно,
если источник света и изображение находятся по одну сторону от
преломляющей поверхности (мнимое изображение).
4. Расстояние до предмета a положительно, если предмет
действительный, и отрицательно, если предмет мнимый. Этот
случай может иметь место, когда сам предмет является изобра-
жением, полученным от какой-либо линзы или зеркала, при этом лу-
чи на преломляющую поверхность идут сходящимся пучком.
Мы получили формулу тонкой линзы, исходя из предположения
о том, что оптические длины всех путей, которыми свет приходит из
одной точки в другую, одинаковы. На самом деле распространение
света подчиняется волновым законам. Наиболее явно волновые свой-
ства света проявляются в его интерференции и дифракции. И именно
благодаря интерференции волн, прошедших одинаковые оптические
пути, и возникает усиление волн, приводящее к формированию оп-
тического изображения.

28
Схематически тонкие линзы обозначаются в ви-
де стрелок: собирающая линза (рис. 1.23, а), ее тол-
щина в центре больше, чем у краев, и рассеивающая
(рис. 1.23, б), ее толщина в центре меньше, чем
у краев. а б
Для построения изображения точки, не находя- Рис. 1.23
щейся на главной оптической оси, достаточно вос-
пользоваться двумя из каких-либо трех лучей (рис. 1.24): луч 1 па-
раллелен главной оптической оси, поэтому после преломления в лин-
зе он пройдет через фокус за линзой, если линза собирающая (см.
рис. 1.24), или будет отклоняться от главной оптической оси так, как
будто он выходит из фокуса перед линзой, если линза рассеивающая
(рис. 1.25); луч 2 проходит через центр линзы, не отклоняясь (здесь
обе поверхности практически параллельны). И, наконец, луч 3
в случае собирающей линзы идет через фокус, расположенный по ту
же сторону от линзы, что и точка S , поэтому в результате преломле-
ния он оказывается параллельным главной оптической оси; в случае,

Рис. 1.24

Рис. 1.25

29
если линза рассеивающая, луч 3 идет в направлении фокуса, распо-
ложенного за линзой, и также после преломления становится парал-
лельным главной оптической оси. Если любые два из этих лучей
пересекаются в некоторой точке S ′, то изображение будет действи-
тельным, если же пересекаются их продолжения, то изображение бу-
дет мнимым.
Как видно на рис. 1.24 и 1.25, действительное изображение мо-
жет быть получено только собирающей линзой, если предмет нахо-
дится за фокусом, при этом изображение перевернутое. Если же
предмет расположен между фокусом и линзой или линза рассеиваю-
щая, то изображение будет мнимым и прямым.
1.2.1. Параболическое зеркало. Ранее нами было показано,
что при отражении параллельного оптической оси сферического
зеркала пучка света он собирается в фокусе, только если пучок уз-
кий. При расширении пучка точка схождения отраженных лучей
приближается к вершине зеркала. В связи с этим возникает вопрос:
какова должна быть форма отражающей поверхности, чтобы па-
раллельный пучок света любой ширины собирался строго в одной
точке?
Нетрудно понять, что смещение точки схождения лучей при от-
ражении от сферического зеркала связано с постоянством радиуса
кривизны зеркала. Поэтому необходимо поискать такую поверх-
ность, радиус кривизны которой возрастал бы с удалением от верши-
ны зеркала. Одной из таких поверхностей является параболоид вра-
щения, сечение которого плоскостью, проходящей через его ось,
представляет параболу. Проверим наше предположение.
Одно из определений параболы говорит, что данная кривая яв-
ляется геометрическим местом точек M ( x, y ), равноудаленных
(рис. 1.26, а) от данной точки F (фокуса) и от данной прямой NN ′
(директрисы), т.е. MF = KM . Директриса проходит перпендикулярно
оси параболы на расстоянии p / 2 от вершины параболы по другую
сторону от фокуса. На таком же расстоянии от вершины p / 2 нахо-
дится и фокус параболы F . Величина p называется фокальным па-

30
раметром параболы и входит в ее каноническое уравнение y 2 = 2 px.
Не составляет большого труда доказать, что касательная к параболе
MC и нормаль ML (рис. 1.26, б) в точке M ( x, y ) являются биссек-
трисами углов между фокальным радиус-вектором MF и прямой
MM ′, параллельной оси X и проходящей через точку M . Для этого
достаточно показать, что длина CF равна величине радиус-вектора
y  p
MF (см. рис. 1.26, б). Найдем эти величины CF = −  x −  . Под-
y′x  2
p
ставляя сюда значение производной y′x = , взятой из канониче-
2x
p
ского уравнения, находим CF = x + . Аналогично из рис. 1.26, б
2
2
 p p
получаем MF = y 2 +  x −  = x + .
 2 2

а б
Рис. 1.26

Опираясь на эти известные геометрические свойства параболы,


нетрудно понять, что если направление MM ′ является падающим
лучом света, то после отражения он пересечет ось параболы именно
в ее фокусе, независимо от положения точки падения.

31
Получить параболическое зеркало можно, если сосуд с ртутью
привести в равномерное вращение вокруг вертикальной оси (ось x).
В этом случае, как нетрудно показать, уравнение вертикального се-
чения, проходящего через ось вращения, имеет вид
2g
y2 = x,
ω2
где ω – угловая скорость вращения сосуда с ртутью. Из сравнения
этого уравнения с каноническим уравнением параболы y 2 = 2 px на-
ходим фокусное расстояние такого зеркала:
p g
f = = 2.
2 2ω
1.2.2. Какое зеркало? Известны положения оптической оси
сферического зеркала AB, светящейся точки S и ее изображения S ′.
Найти графическим построением положение вершины зеркала и его
центра кривизны для случаев, изображенных на рис. 1.27.

а б

в г
Рис. 1.27

Эта задача является обратной задаче построения изображения


при заданном положении сферического зеркала и его центра кривиз-
ны. Поэтому будет нелишне воспользоваться информацией, полу-

32
ченной из решения прямой задачи построения изображения в сфери-
ческом зеркале. Для нас сейчас будет полезно следующее:
1. Луч, соединяющий точки S и S ′, пересекает оптическую ось
в центре кривизны сферического зеркала (точка O).
2. Луч, отраженный от зеркала в его вершине (точка C ) , состав-
ляет с оптической осью тот же угол, что и падающий луч. Для по-
строения равных углов удобно ввести вспомогательную точку S ′′,
расположенную симметрично точке S (или S ′) относительно опти-
ческой оси, и соединить прямой линией точку S ′′ с точкой S (или
S ′). Точка пересечения C этой линии или ее продолжения с оптиче-
ской осью, очевидно, и является вершиной зеркала.
3. Перевернутое изображение создает только вогнутое зеркало
и изображение действительное. Прямое изображение может быть
создано вогнутым зеркалом, если точка S ближе к оптической оси,
чем точка S ′, и выпуклым, если точка S находится дальше от оси,
чем точка S ′. В обоих случаях изображение мнимое.
С учетом сказанного ответ задачи будет выглядеть так:
рис. 1.28, а, б – изображение действительное, рис. 1.28, в, г – изобра-
жение мнимое.

а б

в г
Рис. 1.28

33
1.2.3. Ход луча в зеркале. Найти построением ход луча после
отражения в вогнутом и выпуклом сферических зеркалах (рис. 1.29,
где F – фокус, AB – оптическая ось).

Рис. 1.29

В данной задаче, в отличие от предыдущей, у нас нет никаких


предварительных соображений относительно хода отраженного луча
(разумеется, кроме закона отражения). Поэтому разумно ввести не-
который вспомогательный луч – проводник, ход которого нам извес-
тен, и этот луч должен быть привязан к заданному нам лучу. Самый
простой вариант – взять луч, параллельный заданному, и он должен
пройти либо через фокус зеркала F , либо через центр кривизны O.
Рассмотрим вначале отражение от вогнутого зеркала. Возьмем вспо-
могательный луч 1, параллельный заданному и проходящий через
фокус зеркала. Так как оба луча параллельные, то отраженные лучи
должны пройти через одну точку фокальной плоскости FF ′. Но для
вспомогательного луча это точка нам известна, после отражения он
должен пойти параллельно оптической оси и пересечет фокальную
плоскость в некоторой точке D. Значит, и заданный луч пройдет че-
рез эту же точку (рис. 1.30, а). В качестве вспомогательного луча
можно взять луч 2, проходящий через центр кривизны зеркала (точка
O). Напомним, что центр кривизны находится на удвоенном фокус-
ном расстоянии от вершины зеркала. Этот луч после отражения пой-
дет по старому пути и пересечет фокальную плоскость, естественно,
в той же точке D, что и луч 1.

34
Аналогичная ситуация имеет место и при отражении от выпук-
лого зеркала, но только теперь через одну точку фокальной плоско-
сти должны пройти продолжения лучей (рис. 1.30, б).

а б
Рис. 1.30

1.2.4. Предмет в вогнутом зеркале. Действительное изображе-


ние предмета в вогнутом зеркале превышает по своим размерам
предмет в три раза. После того как предмет отодвинули от зеркала на
∆a = 0,8 м, его изображение стало в два раза меньше предмета. Най-
ти фокусное расстояние зеркала.
Данная задача рассчитана на пря-
мое применение формулы сферическо-
го зеркала. Построение хода лучей име-
ет чисто прикладное значение. Так как
изображение действительное, то рас-
стояние от предмета до зеркала a пре-
вышает фокусное расстояние f . Обра-
тимся к рис. 1.31. Из него для первого
положения предмета следует
h1′ b1 Рис. 1.31
= = 3,
h a1

35
где h – высота предмета; h1′ – высота изображения. Отсюда имеем

b1 = 3a1. (1)
Аналогично для второго положения
h2′ b2 1
= = .
h a2 2

Так как a2 = a1 + ∆a, то последнее равенство приобретает вид

a1 + ∆a
b2 = . (2)
2
Воспользуемся теперь формулой сферического зеркала
1 1 1 1 1 1
+ = , + = . (3)
a1 b1 f a2 b2 f
Из совместного решения системы уравнений (1)–(3) после под-
становки численных значений находим f = 0, 48 м.
1.2.5. Сходящиеся лучи в выпуклом зеркале. Сходящиеся лу-
чи падают на выпуклое зеркало так, что их продолжения пересека-
ются в точке, находящейся на расстоянии l1 = 0, 4 м за зеркалом
(рис. 1.32). После отражения от зеркала лучи расходятся таким обра-
зом, что их продолжения пересекаются в точке, отстоящей от зеркала
на расстоянии l2 = 1,6 м. Обе точки лежат на главной оптической оси
зеркала. Определить фокусное расстояние зеркала.
Хотя условие задачи абсолютно прозрачно, ее решение вызыва-
ет определенные психологические трудности. Попытка же ее графи-
ческого решения приведет к значительным техническим трудностям.
Попробуем воспользоваться формулой сферического зеркала
1 1 1
+ = . (1)
a b f

36
Правда, не очень понятно,
что здесь принимать за величины
a и b, ведь ни о каком реаль-
ном предмете и его изображении
не идет и речи. И все становится
прозрачным, если представить
справа от зеркала глаз. Теперь
становится понятным, что точ-
ке S ′ (см. рис. 1.32) соответству-
ет мнимое изображение, а точ- Рис. 1.32
ке S – мнимый предмет (сам
предмет является изображением,
полученным от какой-либо линзы или сферического зеркала – в этом
случае лучи идут на отражающую поверхность сходящимся пучком).
Тогда в соответствии с правилом знаков мы должны полагать
a = −l2 = −0, 4 м, b = −l1 = −1,6 м и из формулы (1) сразу получаем
f = −0,32 м. Как и предполагалось, величина f оказалась отрица-
тельной, что также согласуется с правилом знаков для выпуклого
зеркала.
1.2.6. Рыбка в сферическом аквариуме. С каким максималь-
ным увеличением можно наблюдать рыбку, плавающую в сфериче-
ском аквариуме?
Будем полагать размеры рыбки много меньше размеров аква-
риума, чтобы можно было использовать приближение параксиаль-
ных лучей. Чтобы не усложнять решение задачи, будем считать, что
свет выходит из воды прямо в воздух, исключив из рассмотрения
стенку аквариума. Кроме того, будем полагать, что глаз человека
и рыбка находятся на прямой, проходящей через центр аквариума.
Таким образом, мы можем сразу воспользоваться готовой формулой
для преломления света на сферической поверхности раздела двух
прозрачных сред:
n1 n2 n2 − n1
+ = ,
a b R

37
где n1 – показатель преломления воды, n1 = n (n = 4 / 3); n2 – показа-
тель преломления воздуха, n2 = 1; R – радиус аквариума. Так как
в данном случае изображение рыбки является мнимым (находится по
одну сторону с самой рыбкой), то расстояние от передней стенки до
рыбки a положительно, а расстояние от передней стенки до изобра-
жения b отрицательно (рис. 1.33). И так как преломляющая поверх-
ность вогнутая, то радиус кривизны R необходимо считать отрица-
тельным. Таким образом, формула, определяющая связь положения
рыбки и ее изображения, запишется в виде
n 1 1− n
− = ,
a b −R
где теперь величины a, b и R считаются положительными. Разре-
шая это уравнение относительно расстояния от передней стенки ак-
вариума до изображения рыбки b, получаем

aR
b= . (1)
nR − a ( n − 1)

Рис. 1.33

38
Отсюда видно, что если рыбка находится ближе к передней
стенке аквариума ( a < R ) , то ее изображение находится перед рыб-
кой, если же рыбка плавает ближе к задней стенке ( a > R ) , то ее
изображение находится за рыбкой. И только если рыбка находится
точно в центре аквариума ( a = R ) , то ее изображение находится
в том же месте, что и сама рыбка ( b = a ) . Правда, если рыбка нахо-
дится точно у передней стенки ( a = 0) , то изображение также со-
вмещено с самой рыбкой ( b = 0 ) .
S 2′ S1′
Разберемся теперь с увеличением рыбки Γ= (см.
S 2 S1
рис. 1.33). Так как точки S 2′ , S 2 и центр аквариума O находятся на
одной прямой (луч этого направления не испытывает преломления),
то из подобия треугольников OS1′S 2′ и OS1S 2 следует

b−R
Γ= .
a−R
И после подстановки в данное выражение, справедливое при
любом положении рыбки на оптической оси, формулы (1) находим
зависимость увеличения рыбки от ее положения внутри аквариума:
nR
Γ= .
nR − a ( n − 1)
Этот результат говорит о следующем. Если рыбка находится
у передней стенки аквариума ( a = 0 ) , то увеличение Γ = 1 (видим
рыбку такую, какая она есть и в том же месте). Если рыбка находится
в центре аквариума ( a = R ) , то Γ = n (видим рыбку в том же месте,
но увеличенную в n раз). И самое большое увеличение наблюдается,
если рыбка плавает у задней стенки аквариума: a = 2 R. В этом слу-
n
чае Γ = . Если принять для воды n = 4 / 3, то максимальное уве-
2−n

39
личение рыбки составит Γ = 2 и видим мы ее на расстоянии 3R от
передней стенки аквариума, хотя сама рыбка находится на расстоя-
нии 2 R от передней стенки.
1.2.7. Какая линза? Определить построением положение тон-
кой линзы и ее фокусов, если известно положение оптической оси
OO′, источника S и его изображения S ′ (рис. 1.34). Среды по обе
стороны линз одинаковы.

а б

в г
Рис. 1.34

Начнем с рис. 1.34, а. Так как источник и его изображение нахо-


дятся по одну сторону от оптической оси, то это означает, что изо-
бражение мнимое. Такое изображение могут создавать и собирающая
и рассеивающая линзы. Но в данном случае изображение S ′ нахо-
дится дальше от оптической оси, чем источник (увеличенное изо-
бражение). Такие изображения дают только собирающие линзы, ко-
гда источник находится между линзой и ее фокусом.
Теперь, когда мы выяснили, с какой линзой имеем дело, можно
найти положение линзы и ее фокусов. Для этого воспользуемся тре-
мя лучами, ход которых нам известен:
1. Луч, идущий через оптический центр линзы, не преломляется;
следовательно, прямая, проходящая через источник S и его изобра-
жение S ′ при пересечении с главной оптической осью, определит
положение линзы (рис. 1.35, а).

40
а б

в г
Рис. 1.35

2. Луч, идущий параллельно главной оптической оси, за линзой


пойдет через ее фокус; следовательно, луч SA за линзой пойдет так,
чтобы его продолжение прошло через изображение S ′. Пересечение
этого луча с главной оптической осью определит положение одного
из фокусов линзы.
3. Луч, идущий до линзы через ее фокус, за линзой будет идти
параллельно главной оптической оси; следовательно, луч SB за лин-
зой пойдет параллельно оси OO′ так, чтобы его продолжение про-
шло через изображение S ′. Продолжение луча SB до пересечения
с главной оптической осью определит положение второго фокуса.
Аналогично рассматриваются варианты рис. 1.34, б–г (рис. 1.35,
б– г).
1.2.8. Ход луча в линзе. Найти построением ход луча 2 за рас-
сеивающей и собирающей тонкими линзами (рис. 1.36, а, б), если из-
вестны положение линзы, ее оптической оси OO′ и ход луча 1. Сре-
ды по обе стороны линзы одинаковы.

41
а б
Рис. 1.36

Воспользуемся идеей, рассмотренной в задаче 1.2.3. Для этого


введем вспомогательный луч-проводник, ход которого нам известен,
и этот луч привязан к падающим на линзу лучам. Пусть этот луч па-
раллелен заданному и проходит через центр линзы – так называемую
побочную оптическую ось. Рассмотрим вначале ситуацию с рассеи-
вающей линзой (рис. 1.37, а). Выберем в качестве побочной оптиче-
ской оси луч 1′, параллельный лучу 1. Точка A пересечения его
с продолжением луча 1, прошедшего линзу, даст нам положение фо-
кальной плоскости. Если теперь взять в качестве побочной оптиче-
ской оси луч 2′, параллельный лучу 2, то точка B пересечения его
с фокальной плоскостью и даст нам продолжение луча 2, прошедше-
го через линзу.
Аналогично решается и ситуация с собирающей линзой.

а б
Рис. 1.37

42
1.2.9. Сходящийся пучок лучей. Экран расположен на расстоя-
нии l = 21 см от отверстия, в которое вставлена тонкая линза радиу-
сом R = 5 см. На линзу падает сходящийся пучок лучей, в результате
чего на экране образуется светлое пятно радиусом r = 3 см, причем,
если линзу убрать, то радиус пятна не изменится. Чему равно фокус-
ное расстояние линзы f ?
В условии задачи не сказано,
о какой линзе (собирающей или рас-
сеивающей) идет речь. Поэтому нам
придется рассмотреть оба варианта.
Предположим вначале, что в отвер-
стие вставлена собирающая линза.
В этом случае на рис. 1.38 видно, что
радиус светлого пятна на экране мо-
жет остаться одинаковым как при на-
личии, так и при отсутствии линзы,
если экран расположен после точки
схождения лучей, прошедших линзу.
Правда, сама эта точка не является Рис. 1.38
фокусом и расстояние CS не равно
фокусному расстоянию, т.е. воспользоваться непосредственно ри-
сунком для определения f нельзя. Остается единственный вариант –
воспользоваться формулой тонкой линзы. Но здесь, как и в зада-
че 1.2.5 о сходящихся лучах в сферическом зеркале, нет реального
предмета и его изображения. Поэтому воспользуемся обратимостью
хода лучей. Если послать свет справа налево, то, очевидно, что точ-
ке S соответствует источник, а точке S ′ – его мнимое изображение.
И для решения задачи необходимо только определить расстояния
CS и CS ′. Из подобия треугольников следуют равенства
CS l − CS CS ′ CS ′ − l
= , = .
R r R r

43
Из них находим
lR lR
CS = = 13,125 см, CS ′ = = 52,5 см.
r+R R−r
Осталось только подставить эти значения в формулу тонкой
линзы с учетом того, что расстояние от изображения до линзы отри-
цательно (b = –52,5 см). Окончательно получаем f = 17,5 см. Пре-
доставляем самостоятельно показать, что ответ не изменится, если
в отверстие вставлена рассеивающая линза.
1.2.10. Перемещение линзы между предметом и экраном. Со-
бирающая линза дает изображение некоторого предмета на экране.
Высота изображения равна h1. Оставляя неподвижным экран и пред-
мет, начинают двигать линзу к экрану и находят, что при втором чет-
ком изображении предмета высота изображения равна h2 . Найти
действительную высоту предмета h. Каково при этом минимальное
расстояние между предметом и экраном?
Стандартный путь решения этой задачи сводится к следующе-
му. Необходимо записать формулу тонкой линзы для двух положе-
ний линзы с учетом постоянства расстояния между предметом и эк-
раном. Затем связать выражение для увеличения линзы с расстоя-
ниями между линзой и предметом a и линзой и изображением b.
В итоге получится система уравнений, из которой можно найти вы-
соту предмета. Но это довольно длинный путь. Поэтому с целью уп-
рощения вычислений воспользуемся симметрией формулы линзы по
отношению к расстояниям от предмета до линзы и от линзы до изо-
бражения. С физической точки зрения это является следствием обра-
тимости хода световых лучей – источник света S и его изображение
S ′ могут поменяться местами. Точечный источник, помещенный
в точку S ′, будет иметь свое изображение в точке S (поэтому точки
S и S ′ называются сопряженными). Можно утверждать, что если
при перемещении линзы получаются два изображения при непод-
вижных предмете и экране, т.е. a + b = const, то

44
a1 = b2 и a2 = b1. (1)
Тогда
h1 b1 h b
= и 2 = 2.
h a1 h a2
Перемножая последнее равенство с учетом (1), имеем
h1h2
= 1 → h = h1h2 .
h2
Найдем теперь минимальное расстояние между двумя оптиче-
ски сопряженными относительно собирающей линзы точками Lmin .
1 1 1
Из формулы тонкой линзы + = находим
a b f

b2
L = a+b = .
b− f
Легко показать, что данное выражение имеет минимум при
b = 2 f , т.е.
Lmin = 4 f .
1.2.11. Система из двух линз. Две тонкие линзы с фокусными
расстояниями f1 и f 2 находятся на расстоянии l друг от друга, об-
разуя центрированную систему. Какой одной «эквивалентной» тон-
кой линзой, дающей при любом положении предмета такое же по ве-
личине изображение, можно заменить данную систему и где следует
поместить «эквивалентную» линзу?
Главным и единственным параметром тонкой линзы является ее
фокусное расстояние f . Поэтому вопрос, поставленный в задаче,
сводится к определению фокусного расстояния системы из двух тон-
ких линз. Казалось бы, что решение этой задачи очевидно. Нужно
послать на систему линз параллельный оптической оси пучок лучей
и посмотреть, где он пересечет оптическую ось после прохождения
второй линзы (рис. 1.39). Тогда расстояние от первой линзы до

45
точки S 2′ и будет фокусным рас-
стоянием системы. Посмотрим, к
чему это приведет. Пусть первой
линзой является линза с фокусным
расстоянием f1. Первое пересече-
ние оптической оси произойдет в
Рис. 39
точке S1′ на расстоянии от второй
линзы a2 = l − f1. Принимая точку S1′ за предмет для второй линзы,
f 2 ( l − f1 )
находим расстояние изображения от второй линзы b2 =
l − f1 − f 2
(при этом мы воспользовались формулой тонкой линзы
1 1 1
= + ). Следуя логике наших рассуждений, за фокусное рас-
f 2 a2 b2
стояние следует принять величину
f 2 ( l − f1 )
f = l + b2 = l + .
l − f1 − f 2
Но этот результат крайне сомнителен, так как он несимметричен
относительно величин f1 и f 2 (т.е. зависит от того, с какой стороны
падает свет). Если мы поменяем местами линзы, то получим другое
фокусное расстояние, чего, очевидно, не должно быть. В чем наша
ошибка? Ответ напрашивается сам собой: нужно так определить по-
нятие фокусного расстояния произвольной центрированной оптиче-
ской системы, чтобы его значение не зависело от того, с какой сто-
роны падает свет.
Для этого кроме фокальных плоскостей следует рассматривать
еще так называемые главные плоскости центрированной оптической
системы. Это две сопряженные плоскости, перпендикулярные опти-
ческой оси и отображающиеся одна в другой с поперечным увеличе-
нием +1. Иными словами, если предмет находится в одной такой
главной плоскости, то его прямое изображение с увеличением, рав-
ным единице, находится в другой главной плоскости. Напомним, что

46
поперечное увеличение – величина алгебраическая. Оно положи-
тельно, если изображение прямое, и отрицательно, если изображение
обратное. Для фокальных плоскостей существует передняя главная
плоскость ( H ), принадлежащая пространству предметов, и задняя
главная плоскость ( H ′), принадлежащая пространству изображений
(рис. 1.40, отображены также внешние преломляющие поверхности
оптической системы и ее фокальные плоскости F , F ′). Тогда рас-
стояние от передней главной точки H до переднего фокуса F назы-
вается передним фокусным расстоянием f . Расстояние от H ′ до F ′
является задним фокусным расстоянием f ′. Если среда по обе сто-
роны системы одинакова, то f = f ′.

Рис. 1.40

В зависимости от устройства системы главные плоскости


и главные точки могут находиться как вне, так и внутри системы.
Нетрудно показать, что для тонкой линзы (как рассеивающей, так
и собирающей) главные плоскости H и H ′ совпадают с самой лин-
зой, т.е. предмет отображается сам в себя только, если он совпадает
с самой линзой. Это напрямую следует из формулы тонкой линзы.
Таким образом, новое определение фокусного расстояния никак

47
не противоречит тому, что мы уже знаем об одной тонкой линзе
и обобщает данное определение на произвольную центрированную
оптическую систему.
Мы привыкли к тому, что как в пространстве предметов, так
и в пространстве изображений используется одна и та же система ко-
ординат с общим началом. В то же время иногда с целью упрощения
вычислений удобно рассматривать разные системы координат, полу-
чающиеся из исходной путем параллельного переноса вдоль главной
оптической оси, и их начала могут не совпадать друг с другом. Мож-
но принять передний фокус F за начало координат в пространстве
предметов, а задний фокус F ′ – за начало координат в пространстве
изображений. Кроме того, так как мы будем иметь дело с системой
линз, в которой расстояния отсчитываются от разных точек и в раз-
ных направлениях, то нам следует договориться о правиле знаков.
Если направление отсчета совпадает с направлением распростране-
ния света вдоль оптической оси, то соответствующая абсцисса счи-
тается положительной; в противном случае она считается отрица-
тельной. То же будет относиться и ко всем направленным отрезкам.
Ордината считается положительной, если соответствующая точка
лежит выше оптической оси, и отрицательной, когда точка располо-
жена ниже.
В соответствии с принятыми дого-
воренностями формулу тонкой линзы
можно записать иначе. Из рис. 1.41
видно, что расстояния x и x′, отсчиты-
ваемые от главных фокусов, в силу
формулы тонкой линзы подчиняются
соотношению
Рис. 1.41 1 1 1
+ = ,
− x + f x′ + f f
что после упрощений приводит к формуле

− xx′ = f 2 . (1)

48
Это так называемая формула Ньютона. Кроме того, из рис. 1.41
следует, что величины y и y′ связаны между собой соотношением

y′ x′ f
=− = . (2)
y f x
Займемся теперь непосредственно нашей исходной задачей
о двух тонких линзах. Пусть ∆ означает расстояние от передней фо-
кальной точки F2 второй линзы от
задней фокальной точки F1′ первой
линзы (рис. 1.42). Это расстояние на-
зывается оптическим интервалом
и полностью определяет взаимное
расположение складываемых оптиче-
ских систем. Фокус F1 примем за на-
чало координат в пространстве пред-
метов всей системы, а фокус F2′ – за
начало координат в пространстве Рис. 1.42
изображений той же системы. Пусть
x, y – координаты предмета, а x1 , y1 – координаты его изображе-
ния, даваемого первой линзой. Тогда в силу соотношений (1) и (2)
имеем
y f
− xx1 = f12 , 1 = 1 .
y x
Примем это промежуточное изображение за «предмет» для вто-
рой линзы. Координаты этого предмета в координатной системе
с началом координат в точке F2 будут x2 = x1 − ∆, y2 = y1. Если
x′, y′ – координаты изображения, даваемого второй линзой (а следо-
вательно, и всей системой двух тонких линз) относительно начала
F2′, то
y′ x′
− x2 x′ = f 2 2 , =− .
y2 f2

49
Исключая промежуточные координаты x1 , y, x2 , y2 , получаем

f22 f1 f 2
x′ = − x, y′ = − y. (3)
f12 +∆⋅x f12 +∆⋅x
Этими формулами устанавливается соответствие между точками
пространства предметов и пространства изображений. Оно называет-
ся коллинеарным соответствием. Из формул (3) следует, что конеч-
ным значениям x, y соответствуют конечные значения x′, y′. Ис-
ключение составляют точки плоскости

f12 + ∆ ⋅ x = 0.
Каждая точка такой плоскости изображается бесконечно удаленной
точкой, а это и есть фокальная плоскость. Ее координата

f12
xF = − .

Координату главной плоскости xH можно получить из второго
равенства (3), полагая y′ = y:

f12 + f1 f 2
xH = − . (4)

Осталось найти фокусное расстояние системы как разность коорди-
нат главной и фокальной плоскостей:

f12 + f1 f 2 f12 f f
f = xH − xF = − + =− 1 2.
∆ ∆ ∆
И так как ∆ = l − f1 − f 2 (см. рис. 1.42), то окончательно получаем

f1 f 2 1 1 1 l
f =− → = + − . (5)
l − f1 − f 2 f f1 f 2 f1 f 2

50
В частности, при l = 0
1 1 1
= + , (6)
f f1 f 2
т.е. оптическая сила сложной системы равна сумме оптических сил
составляющих систем. Это имеет место не только для двух тонких
линз, сложенных вместе, но и для систем, состоящих из зеркал
и линз.
Частный результат (6) можно
получить также из элементарных
соображений. Рассмотрим две сло-
женные вместе тонкие линзы
(рис. 1.43). Пусть предмет распо-
лагается в переднем фокусе первой
линзы. Тогда, очевидно, его изо-
бражение будет находиться в зад- Рис. 1.43
нем фокусе второй линзы. И, при-
меняя формулу тонкой линзы в пренебрежении расстоянием между
линзами, сразу приходим к соотношению (6). Если расстояние между
линзами l равно сумме фокусных расстояний f1 и f 2 , то согласно
соотношению (5) фокусное расстояние системы равно бесконечно-
сти. Такая система называется телескопической и осуществляется,
например, в зрительной трубе.
И, наконец, рассчитанную нами «эквивалентную» тонкую линзу
следует разместить, очевидно, в передней главной плоскости систе-
мы двух линз. Эта плоскость отстоит от первой линзы на расстояние
L = xH − f1 , так как координата передней главной плоскости систе-
мы, определяемая выражением (4), была отсчитана от переднего фо-
куса первой линзы F1. Таким образом, расстояние «эквивалентной»
линзы относительно первой линзы системы составляет

f12 + f1 f 2 lf1
L=− − f1 = − .
l − f1 − f 2 l − f1 − f 2

51
1.2.12. Жидкость в сферическом зеркале. В вогнутое сфериче-
ское зеркало, лежащее горизонтально, налито немного воды. При
этом оказалось, что эта оптическая система при некотором положе-
нии источника дает два действительных изображения на расстояниях
b1 = 54 см и b2 = 36 см от зеркала. Определить радиус кривизны зер-
кала R и расстояние a предмета от него, если показатель преломле-
ния воды n = 4 / 3.
До сих пор мы имели дело с оптическими системами, в которых
формируется одно изображение. Откуда в данном случае появляются
два изображения? Такая ситуация возможна, если система состоит из
частей, обладающих разными параметрами и в формировании изо-
бражения принимают участие пространственно разделенные пучки
света. Простейший пример – источник света около двух зеркал.
В нашей ситуации дело обстоит именно таким образом. Так как
в сферическое зеркало налито немного воды (т.е. вода не покрывает
всю отражающую поверхность зеркала), то систему можно разбить
на две подсистемы с разными фокусными
расстояниями и каждая подсистема фор-
мирует свое изображение (рис. 1.44).
Периферийные участки зеркала, не покры-
тые водой, имеют фокусное расстояние
f з = R / 2. Сложнее дело обстоит с цен-
тральной частью зеркала, покрытой водой.
Конечно, можно провести детальный ана-
лиз хода лучей, падающих на слой воды,
отраженных от зеркала и вновь проходя-
щих воду в обратном направлении. Но есть
и более простой путь – воспользоваться ре-
зультатами предыдущей задачи. В ней бы-
ло показано, что оптическая сила D слож-
ной системы, состоящей из близко примы-
кающих частей, равна сумме оптических
Рис. 1.44 сил этих частей:

52
D = Dз + 2 Dл ,

где Dз – оптическая сила зеркала, Dз = 1/ f з ; Dл – оптическая сила


тонкой плоско-выпуклой водяной линзы Dл = 1/ f л . С учетом того,
что 1/ f л = ( n − 1) / R, оптическая сила центральной части зеркала со-
ставит
2 n − 1 2n
D= + 2⋅ = .
R R R
Осталось только написать известные уравнения, связывающие
расстояния от предмета до зеркала и от зеркала до изображения с оп-
тической силой разных участков зеркала
1 1 2 1 1 2n
+ = , + = .
a b1 R a b2 R
Из этих уравнений находим
2 ( n − 1) b1b2
R= = 72 см,
b1 − b2

a=
( n − 1) b1b2 = 108 см.
b1 − nb2
1.2.13. Глубина резкости. Изображение предметов, удаленных
от фотоаппарата на расстояние от 2 до 4 м, получилось достаточно
резким при диафрагме 4. Определить глубину резкости (границы
резкости) при диафрагме 2 и 8.
Теоретически, если бы носитель информации, на который фик-
сируется изображение, созданное объективом фотоаппарата, был
идеальным (т.е. одной точке пространства предметов соответствова-
ла бы одна точка пространства изображений), то резкими (четкими)
отображались только предметы, на которые был сфокусирован объ-
ектив. На практике же при фотографировании на пленке (или другом
носителе информации) из-за конечной разрешающей способности
получаются резко изображенными не только предметы, на которые

53
сфокусирован объектив фотоаппарата, но также и предметы, нахо-
дящиеся несколько ближе и несколько дальше этого расстояния.
Глубина резко изображаемого пространства определяется ми-
нимальным размером δ так называемого пятна резкости, т.е. той об-
ласти пространства изображений (пленки), при попадании в которую
отображающей точки изображение практически не изменяется. По-
вышение глубины резкости при прочих равных факторах обычно
достигается за счет диафрагмирования объектива (т.е. уменьшения
диаметра его прозрачной части). Под количественным термином
«диафрагма» понимают число d , равное отношению фокусного рас-
стояния объектива к его диаметру (или радиусу). Так как фокусное
расстояние очень близко к фиксированному расстоянию от объекти-
ва до пленки b, то будем считать, что d ≈ b / R, где R – радиус про-
зрачной части объектива, ограниченной диафрагмой (т.е. увеличение
радиуса прозрачной части объектива приводит к уменьшению чис-
ленного значения диафрагмы). Кроме того, будем считать объектив
тонкой линзой, чтобы можно было воспользоваться формулой тон-
кой линзы.
Обратимся к рис. 1.45, на котором обозначено: S – точка про-
странства, на которую наведен объектив (ее расстояние до объектива
равно a ); S ′ – изображение точки S на пленке (ее расстояние до
объектива равно b). Расстояния a и b связаны формулой тонкой
линзы
1 1
+ = D, (1)
a b
где D – оптическая сила объектива (на рисунке отображены только
крайние лучи, ограниченные диафрагмой). При перемещении точ-
ки S эти крайние лучи пересекают оптическую ось уже в других
местах (точке S 2 соответствует точка S 2′ , точке S1 – точка S1′).
Изображения точек S1 и S 2 считаются резкими, если лучи,
формирующие точки S1′ и S 2′ , пересекают фотопленку в области

54
Рис. 1.45

пятна резкости, ограниченного величиной δ (зависит от характери-


стик пленки). Тогда границы области резко отображаемого про-
странства (величины a1 и a2 ) будут подчиняться соотношениям
1 1 1 1
+ = D, + = D,
a1 b + ∆b a2 b − ∆b
где ∆b – смещение отображающей точки вдоль оптической оси при
изменении расстояния до предмета. В силу малости величин δ и ∆b
из рис. 1.45 следует равенство δ / ∆b = R / b, откуда находим
δ⋅b
∆b = = δ⋅d
R
(напомним δ – фиксированный минимальный размер пятна резко-
сти; d – диафрагма).
Таким образом, величины a1 и a2 , определяющие границы рез-
кости, могут быть найдены из уравнений
1 1
+ = D, (2)
a1 b + δ ⋅ d

1 1
+ = D. (3)
a2 b − δ ⋅ d
Данные соотношения означают, что при заданных фиксированных
величинах b, δ и D глубина резкости (a1 – минимальное расстояние

55
до предмета; a2 – максимальное) зависит только от значения диа-
фрагмы d . Увеличение численного значения диафрагмы увеличивает
глубину резко изображаемого пространства. В то же время диафраг-
мирование, увеличивая глубину резкости, приводит к ухудшению
резкости тех предметов, на которые был сфокусирован объектив.
Связано это с волновой природой света и будет рассмотрено в под-
разд. 2.2 «Дифракция света» на примере круглого отверстия.
Учитывая малость параметра δ, выражения (2) и (3) можно пе-
реписать в виде
1 1  δ⋅d  1 1  δ⋅d 
+ 1 −  = D, + 1 + =D
a1 b  b  a2 b  b 
(при этом мы воспользовались приближенным равенством
1
≈ 1 − x для малых x). Или с учетом (1)
1+ x
1 1 δ⋅d
= + , (4)
a1 a b 2
1 1 δ⋅d
= − , (5)
a1 a b 2
где a – расстояние до предмета, на который был сфокусирован объ-
ектив фотоаппарата. Его значение, как следует из (4) и (5) при a1 =
= 2 м, a2 = 4 м, равно
2a1a2 8
a= = м.
a1 + a2 3
Значение же слагаемого δ ⋅ d / b 2 можно найти, вычитая уравнения (4)
и (5)
δ ⋅ d 1  1 1  1 –1
=  − = м .
b2 2  a1 a2  8
Здесь значение диафрагмы равно 4. Для произвольных значений
диафрагмы d уравнения (4) и (5) удобно представить в виде

56
1 3 1 d 1 3 1 d
= + ⋅ , = − ⋅ .
a1 8 8 4 a2 8 8 4

Таким образом, при значении d = 2 имеем a1 = 2,3 м, a2 = 3,2м.


При d = 8 имеем a1 = 1,6 м, a2 = 8 м.
1.2.14. Трехмерное изображение. Может ли объемное (трех-
мерное) изображение быть геометрически подобным самому пред-
мету?
На первый взгляд вопрос является излишним, так мы привыкли
к тому, что фотография всегда похожа на предмет. В данной же зада-
че речь идет об изображении объемного предмета. В этом случае нам
необходимо показать, что отношение продольных и поперечных раз-
меров у изображения такое же, как и у предмета.
Обозначим поперечный и продольный размеры предмета через
y и ∆x, а соответствующие размеры изображения – через y′ и ∆x′
(рис. 1.46). Кроме того, наряду с поперечным линейным увеличением
линзы Γ = y′ / y , введем также продольное увеличение γ = ∆x′ / ∆x.
Выразим теперь поперечное увеличение линзы через расстояние x
от предмета до переднего фокуса F и от изображения до заднего
фокуса x′ (см. рис. 1.46)
y′ f + x′
Γ= = .
y f +x

Рис. 1.46

57
В соответствии с формулой Ньютона f 2 = xx′ (задача 1.2.11) вели-
чину Γ можно представить в виде
x′
Γ= . (1)
x
Чтобы получить выражение для продольного увеличения γ ,
применим формулу Ньютона к точкам, находящимся на концах
предмета и изображения:

f 2 = ( x + ∆x )( x′ − ∆x′ ) = xx′ + ∆x ⋅ x′ − ∆x′ ⋅ x − ∆x∆x′.

Отсюда находим
∆x′ x′
γ== .
∆x x + ∆x
Полагая, что ∆x мало по сравнению с x (это условие станет по-
нятным чуть позже), получаем
x′
γ= . (2)
x
Из сравнения формул (1) и (2) находим связь коэффициентов
продольного и поперечного увеличений
γ = Γ2. (3)
Для того чтобы изображение было геометрически подобным
предмету, необходимо потребовать условие
γ = Γ. (4)
Очевидно, соотношения (3) и (4) могут быть выполнены одно-
временно только тогда, когда γ = Γ = 1. Это означает, во-первых, что
для сохранения геометрического подобия предмет обязательно дол-
жен изображаться в натуральную величину. Во-вторых, геометриче-
ское подобие объемного изображения возможно только тогда, когда
продольные размеры предмета малы по сравнению с фокусным рас-
стоянием линзы, а сам предмет должен находиться на двойном фо-
кусном расстоянии от линзы.

58
Глава 2
ВОЛНОВАЯ ОПТИКА

Геометрическая оптика является приближенным предельным


вариантом, в который переходит волновая оптика, когда длина све-
товой волны стремится к нулю. Наиболее явно волновые свойства
света проявляются в его интерференции и дифракции. Световая вол-
на является поперечной электромагнитной волной, в которой проис-
ходят колебания векторов напряженности электрического поля E
и магнитного поля H . Как показывает опыт, физиологическое, фото-
химическое и другие действия света вызываются колебаниями век-
тора E – светового вектора, изменение которого в плоской моно-
хроматической волне описывается уравнением
E = A cos ( ωt − kx + α ) . (1)

Здесь k – волновое число, k = 2π / λ (λ – длина волны); ω – частота;


x – расстояние, отсчитываемое вдоль направления распространения
волны; A (или Em ) – амплитуда волны. Одной из главных характе-
ристик световой волны является ее интенсивность I – модуль сред-
него по времени значения плотности потока энергии,
1
I =  EH  = χn E 2 = χnA2 ,
2
где n – показатель преломления среды; χ = ε 0 / µ 0 (ε 0 , µ 0 – элек-
трическая и магнитная постоянные).
При нормальном падении электромагнитной волны с напряжен-
ностью электрического поля E на границу раздела диэлектриков
с показателями преломления n1 и n2 возникают две волны: отра-
женная с напряженностью
n1 − n2
E′ = E (2)
n1 + n2

59
и преломленная с напряженностью
2n1
E ′′ = E (3)
n1 + n2
(эти соотношения вытекают из граничных условий, накладываемых
на вектор E , и закона сохранения энергии). Отсюда следует, что
преломленная волна не испытывает скачка фазы. Это же относится
и к отраженной волне, если отражение происходит от оптически ме-
нее плотной среды ( n1 > n2 ) . Если же отражение происходит от оп-
тически более плотной среды ( n1 < n2 ) , то фаза отраженной волны
скачком изменяется на π.
По классическим представлениям излучение обычного источни-
ка (светящегося тела) слагается из волн, испускаемых многими ато-
мами. Отдельные атомы излучают так называемые цуги волн дли-
тельностью порядка 10–8 с и протяженностью около 3 м. Излучив от-
дельный цуг волн, атом излучает через некоторое время следующий
цуг и т.д. Причем фаза нового цуга никак не связана с фазой преды-
дущего цуга. Более того, монохроматическая волна, описываемая
выражением (1), представляет собой абстракцию. Любая реальная
световая волна образуется наложением колебаний, заключенных
в более или менее узком, но конечном интервале частот ∆ω. Поэтому
при наложении таких волн друг на друга фазовые соотношения меж-
ду световыми колебаниями изменяются случайным образом. Такие
волны называются некогерентными, что существенно определяет ре-
зультат их наложения друг на друга.

2.1. Интерференция света

Под интерференцией понимают перераспределение светового


потока в пространстве, в результате которого в одних местах возни-
кают максимумы, а в других – минимумы интенсивности. Интерфе-
ренция характерна для волн любой природы. Наблюдать же интер-
ференцию световых волн можно лишь при определенных условиях.

60
Одно из главных условий – наличие когерентности, т.е. согласован-
ности протекания волновых процессов. Во многих интерференцион-
ных схемах используют разделение тем или иным способом световой
волны, излучаемой одним источником света, с последующим нало-
жением полученных волн друг на друга. Образовавшиеся после раз-
деления вóлны можно представить как бы исходящими из двух то-
чечных источников S1 и S 2 .

Рис. 2.1

На рис. 2.1 представлена схема классического опыта Юнга для


демонстрации интерференции на двух щелях. Для наблюдения ус-
тойчивой картины интерференции от двух щелей необходимо вы-
полнение условий временнóй и пространственной когерентности,
а именно:
1. Оптическая разность хода ∆ = n ( l2 − l1 ) складываемых коле-
баний не должна превышать длину когерентности lког ≈ λ 2 / ∆λ, где
∆λ – интервал длин волн, испускаемых источником с длиной волны
λ. Длина когерентности связана с длиной волны lког = mλ, где m –
значение порядка интерференции, при котором картина интерферен-
ции исчезает. Кроме того, длина когерентности связана с так назы-
ваемым временем когерентности τког – промежутком времени, в те-
чение которого случайные изменения фазы световой волны в данной

61
точке достигают значения порядка π. За это время волна распро-
страняется на расстояние порядка lког = cτког .
2. Расстояние между щелями d не должно превышать ширины
когерентности hког ≈ λ / ϕ, где ϕ – угловая ширина исходного ис-
точника относительно щелей, за которыми находится экран. Под ши-
риной когерентности понимают характерное для данной установки
расстояние между точками поверхности, на которой отдельные уча-
стки волны в достаточной степени когерентны между собой.
Временнáя когерентность связана с разбросом значений длин
волн или модуля волнового вектора k . Пространственная же коге-
рентность связана с разбросом направлений вектора k .
Пусть в точку A (см. рис. 2.1) приходят волны, напряженности
полей которых равны E1 и E2 . По принципу суперпозиции напря-
женность результирующего поля равна их векторной сумме:
E = E1 + E2 . Экспериментально наблюдаемая интенсивность света
в точке A пропорциональна среднему значению квадрата напряжен-
ности E 2 за время, определяемое инерционностью приемника из-
лучения:

(E + E )
2
I ∼ E2 = 1 2 = E12 + E2 2 + 2 E1E2 .
Это выражение помимо суммы интенсивностей каждой из волн со-
держит еще одно слагаемое, пропорциональное скалярному произве-
дению 2 E1E2 , называемому интерференционным членом. Если
складываемые волны поляризованы во взаимно перпендикулярных
плоскостях, то это слагаемое в любой точке пространства равно ну-
лю и ни о какой интерференции не может быть и речи. В дальнейшем
будем считать, что оба вектора E1 и E2 колеблются вдоль одной
прямой. Тогда можно отвлечься от векторного характера этих вели-
чин и интерференционный член записывать как 2 E1E2 . Если в точ-
ке наблюдения складываемые колебания имеют вид

62
E1 = A1 cos ( ωt + α1 ) , E2 = A2 cos ( ωt + α 2 )

(значения α1 и α 2 зависят от положения точки наблюдения), то при


сложении этих колебаний получается гармоническое колебание той
же частоты
E = A cos ( ωt + δ ) .

Здесь δ – разность фаз складываемых колебаний, δ = α 2 − α1 ; A –


амплитуда, квадрат которой определяется равенством

A2 = A12 + A2 2 + 2 A1 A2 cos δ.
Тогда интенсивность результирующего колебания

I = I1 + I 2 + 2 I1I 2 cos δ.

При выполнении условий когерентности результат интерферен-


ции определяется значением разности фаз δ, которая зависит от оп-
тической разности хода ∆ интерферирующих волн:

δ= ⋅ ∆.
λ0
Если в рассматриваемой точке пространства оптическая разность хо-
да равна целому числу длин волн в вакууме
∆ = ± mλ 0 ( m = 0,1, 2...) , (4)

то в данной точке наблюдается интерференционный максимум. Если


∆ равна полуцелому числу длин волн в вакууме
∆ = ± ( m + 1/ 2 ) λ 0 ( m = 0,1, 2...) , (5)

то в данной точке наблюдается интерференционный минимум.


При расчете оптической разности хода необходимо помнить
следующее. Если в каком-либо месте происходит отражение от оп-
тически более плотной среды, то фаза волны скачком изменяется на

63
π, или, как говорят, происходит «потеря» полуволны. Это означает,
что к вычисленной из геометрических соображений разности хода
следует добавить (или убавить) слагаемое λ/2.
2.1.1. Интерференция плоских волн. Направления распростра-
нения двух плоских волн с одинаковой длиной волны λ составляют
малый угол ϕ / 2 с нормалью к плоскости экрана, на котором наблю-
даются интерференционные полосы
(рис. 2.2). Найти расстояние ∆x
между соседними интерференцион-
ными полосами.
Обратимся к уравнению пло-
ской волны Е = А cos(ωt − kx + α),
где координата x отсчитывается
вдоль направления распространения
волны. Так как мы хотим найти кар-
тину распределения поля вдоль эк-
рана, нормаль к которому составля-
Рис. 2.2 ет угол ±ϕ / 2 с направлением рас-
пространения интерферирующих
волн, то нам следует переписать
( )
уравнение волны, заменив x на ± x sin ϕ / 2 . Таким образом, урав-
нения интерферирующих волн будут выглядеть как

E1 = A1 cos ωt − kx sin ( ϕ / 2 ) + α1  ,


E2 = A2 cos ωt + kx sin ( ϕ / 2 ) + α 2  .

Колебания в этих волнах происходят не в одной плоскости, но


так как угол ϕ мал, то будем полагать, что эти волны поляризованы
в одной плоскости. При их сложении в каждой точке экрана с коор-
динатой х возникает гармоническое колебание с амплитудой

A2 = A12 + A22 + 2 A1 A2 cos ∆ϕ( x) ,

64
() ( ) (
) x + ∆α, ∆α = α − α . Распре-
где ∆ϕ x = k sin ϕ / 2 + sin ϕ / 2 2 1

деление же интенсивности светового поля I ( x ) в любой плоскости,


перпендикулярной оси z , будет иметь вид

I ( x ) = I1 + I 2 + 2 I1I 2 cos ∆ϕ ( x ) ,

где I1 = A12 , I 2 = A22 . При малом угле ϕ имеем

()
∆ϕ x ≈ k ϕx + ∆α.

Тогда пространственный период интерференции ∆x найдем из


условия
λ
k ϕ ⋅ ∆x = 2 π → ∆x ≈ .
ϕ
Отсюда следует, что чем меньше угол схождения интерфери-
рующих волн, тем зримее интерференционная картина (больше ∆х).
Так, чтобы ∆х было порядка 1 мм при λ ≈ 0, 5 мкм, необходимо
иметь угол ϕ ≈ 0,5 ⋅10−3 рад. Таким образом, малость угла схождения
в реальной оптике – необходимое требование.
2.1.2. Максимальный порядок интерференции. Определить
максимальный порядок интерференции для немонохроматических
волн с интервалом длин волн от λ до λ + ∆λ.
Пусть S1 и S 2 (рис. 2.3) – когерентные
источники, являющиеся действительными
или мнимыми изображениями источника S .
Допустим сначала, что излучение источника
S состоит из двух близких спектральных
линий с длинами волн λ и λ′ = λ + δλ оди-
наковой интенсивности. Если начальные фа-
зы источников S1 и S 2 одинаковы, то
в центр картины (точка О) лучи с длинами Рис. 2.3

65
волн λ и λ′ придут в одинаковых фазах и для обеих волн выполнит-
ся условие максимума. В другой точке экрана A, в которой разность
хода ∆ = mλ′ (m – целое число или порядок интерференции), для
длины волны λ′ также будет максимум. Если при этом
∆ = ( m + 1/ 2 ) λ, то в ту же точку A интерферирующие лучи с другой
длиной волны λ придут уже в противоположных фазах, и для длины
волны λ наблюдается минимум. При этом условии в окрестности
точки A светлые полосы с длиной волны λ′ = λ + δλ наложатся на
темные полосы с длиной волны λ. И в итоге интерференционные
полосы в указанной окрестности просто исчезнут. Условие исчезно-
вения полос, таким образом, есть mλ′ = ( m + 1/ 2 ) λ, или
λ λ
m= = . (1)
2 ( λ′ − λ ) 2δλ
Пусть теперь свет от источника S непрерывно и равномерно за-
полняет спектральный интервал (λ, λ + ∆λ ). В этом случае интервал
∆λ можно разбить на множество пар бесконечно узких спектральных
линий, находящихся на расстоянии ∆λ / 2 по шкале длин волн. К ка-
ждой такой паре применима формула (1), если в ней сделать замену
δλ → ∆λ / 2. Поэтому исчезновение интерференционных полос про-
изойдет для порядка интерференции

λ
m= ,
∆λ
что вдвое больше, чем (1). Отношение λ к ∆λ называют степенью
монохроматичности света и именно эта величина определяет макси-
мально возможный (т.е. зрительно наблюдаемый) порядок интерфе-
ренции. Максимальная разность хода лучей, при которой еще воз-
можна интерференция, – длина когерентности
λ2
L = mλ = .
∆λ

66
Для белого света ∆λ ≈ λ, т.е. максимальный порядок интерфе-
ренции m ≈ 1. Казалось бы, что в белом свете интерференционные
полосы не должны наблюдаться. Это действительно так, если ис-
пользовать такие приемники света, как, например, фотоэлементы,
обладающие примерно одинаковой чувствительностью в различных
участках спектра. Но глаз – селективный приемник, т.е. его чувстви-
тельность к различным длинам волн разная. Именно поэтому в белом
свете глаз может видеть около десятка интерференционных полос.
2.1.3. Сложение N когерентных колебаний. Некоторое коле-
бание возникает в результате сложения N когерентных колебаний
одного направления с одинаковым последовательным сдвигом фа-
зы δ. Каково результирующее колебание?
С такой ситуацией приходится встречаться, например, в задаче
о формировании волновых пакетов. Но наиболее явно это проявляет-
ся при рассмотрении интерференционных и дифракционных явле-
ний. Итак, требуется найти сумму большого числа N гармонических
колебаний одного направления с одинаковой частотой ω и амплиту-
дой a , каждое из которых сдвинуто по фазе относительно соседних
на δ:
N
x = ∑ a cos  ωt + ( n − 1) δ .
n =1

Воспользуемся векторным способом представления гармониче-


ского колебания х = асоs(ωt + a). Такое колебание отображается век-
тором длиной a , вращающимся с угловой скоростью ω против ча-
совой стрелки (рис. 2.4). Направление
вектора образует с осью x угол, равный
начальной фазе колебания α.
В математическом плане обобщени-
ем данного способа является использова-
ние комплексных чисел вида z = x + iy ,
где x и y – вещественные числа,
Рис. 2.4

67
i = −1 – мнимая единица. Числа x и y
называются, соответственно, действитель-
ной и мнимой частями комплексного числа
z и обозначаются символами x = Re z ,
y = Im z. Комплексное число z отобража-
ется точкой на плоскости xOy (рис. 2.5)

Рис. 2.5 с координатами ( x, y ) . При этом действи-


тельные числа отображаются точками оси x
(действительная ось), мнимые числа – точками оси y (мнимая ось).
Кроме того, каждой точке ( x, y ) соответствует определенный вектор
ρ – радиус-вектор этой точки. Поэтому комплексные числа можно
представлять также в виде радиус-векторов на плоскости.
В полярных координатах координаты любой точки плоскости
можно определить как x = ρ cos ϕ, y = ρ sin ϕ, где ρ = x 2 + y 2 ,
ϕ = arctg ( y / x ) . Расстояние ρ от начала координат до точки, изобра-
жающей число, называется модулем комплексного числа z (обозна-
чается z ) z = ρ = x 2 + y 2 . Число ϕ называется аргументом ком-
плексного числа z. С помощью классической формулы Эйлера

eiϕ = cos ϕ + i sin ϕ


любое комплексное число z с модулем ρ и аргументом ϕ можно
записать в следующей показательной форме

ρ ( cos ϕ + i sin ϕ ) = ρeiϕ .

Мнимую единицу можно рассматривать как векторный опера-


тор, имеющий определенный физический смысл. Когда какой-либо
вектор умножается на i (т.е. оператор i действует на вектор), то
вектор поворачивается на угол π / 2 против часовой стрелки. Наряду
с комплексным числом z = x + iy можно ввести комплексно-сопря-

68
женное число z ∗ = x − iy или в показательной форме z ∗ = ρ exp ( −iϕ ) .
Нетрудно видеть, что z ⋅ z ∗ = ρ2 . Произведение z ⋅ z ∗ называется квад-
2
ратом модуля комплексного числа z и иногда обозначается как z .
В соответствии с вышесказанным любое гармоническое колеба-
ние типа x = a cos ( ωt + α ) можно записывать в виде

x = a cos ( ωt + α ) = Re  ae (
i ωt +α )
.
 
Такое представление значительно об-
легчает решение многих задач, связан-
ных с исследованием колебаний. Для
этого sin x или cos x заменяют функ-
цией eix = exp ( ix ) , а для того, чтобы
вернуться к исходной форме записи,
берут мнимую часть решения в случае
синуса и действительную часть – в слу-
чае косинуса.
В нашем случае векторную диа-
грамму можно отобразить в виде
ломаной линии, состоящей из звеньев
одинаковой длины, причем каждое Рис. 2.6
звено образует угол δ с предыдущим
звеном (рис. 2.6). Очевидно, результат сложения имеет вид
x = A cos ( ωt + α ) , где A – амплитуда результирующего колебания;
α – его фазовый сдвиг относительно первой компоненты a cos ωt.
A 2π − N δ Nδ
Из рис. 2.6 следует = OC ⋅ sin β = OC ⋅ sin = OC ⋅ sin .
2 2 2
a δ
Кроме того, = OC ⋅ sin . Из этих соотношений находим ре-
2 2
зультирующую амплитуду

69

sin
A=a 2 . (1)
δ
sin
2
Величина фазового сдвига α, как видно из рис. 2.6, определяет-
π δ π 
ся как α =  −  +  − β  , где 2β = 2π − N δ. Отсюда находим
 2 2  2 
δ
α = ( N − 1) . Таким образом, результирующее колебание запишется
2
в виде

sin
x=a 2 cos  ωt + ( N − 1) δ  .
δ  2 
sin
2
Заметим, что этот же результат можно получить, представив ко-
синусы в виде комплексных экспонент и вычислив сумму ряда как
сумму геометрической прогрессии

{ }
N
i N −1)δ
(
 t + ( n − 1) δ = ae 1 + e + ... + e
iωt  iδ =
x = ∑ a exp i ω
n =1

iN δ
 − iN δ iN δ

e2  e 2 −e 2 
1 − eiN δ  
= aeiωt = ae iωt  .
1 − e iδ iδ
 − iδ iδ

e2 e 2 −e2 
 
 
Выражения, стоящие в скобках в числителе и знаменателе, как не-
трудно убедиться из формулы Эйлера, равны соответственно
Nδ δ
−2sin и −2sin . Поэтому
2 2

2 exp i ωt + ( N − 1) δ   .
sin
x=a   
δ   2  
sin
2

70
Если теперь взять вещественную часть от x, то получаем прежний
результат.
Исследуем теперь поведение амплитуды результирующего ко-
лебания (1) при большом числе колебаний N . В этом случае сдвиг
фазы результирующего колебания α практически равен разности
фаз первого и последнего колебаний и составляет
δ Nδ
α = ( N − 1) ≈ .
2 2
Nδ δ α α
При этом sin ≈ sin α, sin ≈ sin ≈ . Тогда выражение (1)
2 2 N N
можно представить как функцию разности фаз первого и последнего
колебаний
sin α
A = aN .
α
Так как интенсивность колебаний пропорциональна квадрату ампли-
туды, то интенсивность суммарного колебания I можно записать
как
sin 2 α
I = I0 ,
α2
где I 0 – интенсивность результирующего колебания при сложении
колебаний одинаковой фазы.
На рис. 2.7 представлена
зависимость интенсивности I
от разности фаз первого и послед-
него складываемых колебаний α.
Первый (центральный) максимум
интенсивности I 0 наблюдается
при α = 0 (очевидный результат!).
При α = ± mπ (m = 1, 2,3...) интен-
сивность обращается в нуль (коле-
бания взаимно гасят друг друга). Рис. 2.7

71
3
При α = π наблюдается второй максимум с интенсивностью около
2
5
4 % от центрального, при α = π – третий максимум – интенсив-
2
ность около 1,5 % и т.д.
2.1.4. Опыт Юнга. От двух коге-
рентных источников света S1 и S 2 ,
расстояние между которыми равно d
(рис. 2.8), получена система интерфе-
ренционных полос на экране, удален-
ном от источников на расстояние
l = 2 м. Во сколько раз изменится ши-
рина интерференционных полос, если
Рис. 2.8
между источниками и экраном помес-
тить собирающую линзу с фокусным расстоянием f = 25 см? Рас-
смотреть два случая: 1) расстояние от линзы до источников равно
2 f ; 2) источники находятся в фокальной плоскости линзы.
Рассмотрим вначале ситуацию, когда между источниками
и экраном нет линзы. Это классическая схема опыта Юнга (см.
рис. 2.1). Так как обычно расстояние d между щелями S1 и S 2 мно-
го меньше расстояния до экрана, то угол θ << 1 (см. рис. 2.1) и раз-
ность хода интерферирующих лучей можно записать как ∆ = d ⋅ θ.
А так как θ ≈ x / l , то для координат максимумов на экране получаем
d ⋅ xmax / l = mλ ( m = ±0,1, 2...) . Откуда
λl
xmax =
m.
d
При переходе к соседнему максимуму m изменяется на едини-
цу, а xmax – на величину ∆x. Таким образом, расстояние между ин-
терференционными полосами (ширина полосы) составит
λl λ
∆x = или ∆x = , (1)
d ψ

72
где ψ – угол, под которым видны обе щели из центра экрана,
ψ = d / l (см. рис. 2.1).
Что же произойдет, если между щелями и экраном поместить
линзу с фокусным расстоянием f < l ? Эта линза внесет добавочную
оптическую разность хода, что соответственно изменит картину ин-
терференции на экране. Прямой расчет этой добавочной разности
хода нам не удастся провести, так как нам ничего не известно о па-
раметрах линзы, кроме ее фокусного расстояния. Поэтому восполь-
зуемся тем, что мы знаем о линзах из раздела геометрической опти-
ки. Рассмотрим вначале случай, когда линза помещена на двойном
фокусном расстоянии от щелей. В этом случае за линзой формиру-
ются действительные изображения щелей, расстояние между кото-
рыми равно исходной величине d . Расстояние от изображений до
линзы равно l − 2 f , а до экрана соответственно l − 4 f . Эти изобра-
жения формируют на экране систему интерференционных полос
с шириной ∆x′, которую можно найти из (1), заменяя l на l − 4 f :
λ (l − 4 f )
∆x′ = .
d
Ширина этих полос будет меньше исходной ширины ∆x (без
l
линзы) в = 2 раза.
l−4f
Поместим теперь линзу так, чтобы щели S1 и S 2 находились
в ее фокальной плоскости. В этом случае за линзой будут сформиро-
ваны две плоские волны, падающие на экран и создающие на нем ин-
терференционные полосы с шириной ∆x′′. Эта ситуация была нами
уже рассмотрена в задаче 2.1.1. В ней было показано, что ширина
полос интерференции ∆x′′ = λ / ϕ, где ϕ – угловое расстояние между
направлениями плоских волн. Из рис. 2.9 находим ϕ ≈ d / f (напом-
ним, что угол ϕ << 1), и тогда

λf
∆x′′ = .
d

73
Эта ширина меньше исходной
l
∆x в = 8 раз.
f
Очевидно, в данной ситуации
положение экрана не имеет никакого
значения, т.е. в любой плоскости за
линзой и параллельной ей формиру-
ется одна и та же картина распределе-
ния поля, в точности совпадающая
с той, которая формируется в области
Рис. 2.9
линзы.
2.1.5. Интерференционные схемы. Рассмотрим другие интер-
ференционные схемы, отличающиеся от схемы Юнга только спосо-
бом формирования когерентных световых волн.
Зеркало Ллойда. В этой интерференционной схеме (рис. 2.10)
интерферируют две волны – волна 1 исходит непосредственно от ис-
точника S (узкая ярко освещенная щель) и волна 2, отраженная от
плоского зеркала З. На экране Э образуется система интерференци-
онных полос. Найти длину волны света, если известно, что расстоя-
ние от источника до экрана равно l , ширина интерференционных
полос ∆x, а после того, как источник отодвинули от зеркала на ∆h,
ширина полос уменьшилась в η раз.

Рис. 2.10

74
Данная схема в точности похожа на схему опыта Юнга, только
теперь роль когерентных источников выполняет реальная щель S
и ее зеркальное изображение S ′. Поэтому мы сразу можем восполь-
зоваться соотношением (1) из задачи 2.1.4, определяющим ширину
интерференционных полос:
λl
∆x = , (1)
d
где d = 2h. Откуда находим
λl
2h = .
∆x
После отодвигания источника на ∆h имеем
λl η
2h + 2∆h = .
∆x
Вычитая последние два равенства, получаем
λl ( η − 1) 2∆h∆x
2∆h = →λ= .
∆x l ( η − 1)

Зеркала Френеля. Здесь когерентные световые волны получа-


ются при отражении от двух зеркал, плоскости которых образуют
между собой небольшой угол α (рис. 2.11). Свет от ярко освещен-
ной щели S , параллельной линии пересечения зеркал, после отраже-
ния от них попадает на экран Э. И там, где световые пучки перекры-
ваются (область интерференции), возникает интерференционная кар-
тина в виде полос, параллельных щели S . При этом отраженные от
зеркал пучки света распространяются так, как будто они исходят от
мнимых источников S ′ и S ′′, являющихся изображением щели S .
Расстояние от линии пересечения зеркал до щели равно a , до экра-
на – b. Найдем ширину ∆x интерференционных полос и их возмож-
ное количество.

75
Рис. 2.11

Ширину интерференционных полос можно найти из формулы


(1), полагая l = a + b и d = 2αa:

λ  b
∆x = 1 +  .
2α  a 
Если щель находится далеко от бизеркал (a → ∞), то на них па-
дает плоская волна и тогда ширина полос ∆x = λ /(2α) становится
независящей от положения экрана. Число возможных полос на экра-
не N найдем как отношение ширины зоны интерференции L к ши-
рине полосы ∆x : N = L / ∆x. Из рис. 2.11 видно, что L = b ⋅ 2α. Таким
образом,
4α 2 ab
N= .
λ a+b
Бипризма Френеля. В этой схеме для разделения исходной све-
товой волны используют двойную призму Бп (бипризму) с малым
преломляющим углом θ (рис. 2.12). Поскольку преломляющий угол
бипризмы очень мал (порядка нескольких угловых минут), то, как

76
мы покажем далее, все лучи отклоняются бипризмой на практически
одинаковый угол. В результате образуются две когерентные волны,
как бы исходящие из мнимых источников S ′ и S ′′, лежащих в одной
плоскости со щелью S. Данная схема полностью идентична рассмот-
ренной ранее схеме с зеркалами Френеля и единственное, что от нас
требуется – это рассчитать угол отклонения лучей бипризмой α.

Рис. 2.12

Для этого обратимся к рис. 2.13. Вследствие малости углов па-


дения (и преломления) закон преломления на передней и задней по-
верхности призмы примет вид
ϑ1 = nϑ1′ , nϑ2 = ϑ′2 . (2)
Кроме того, углы ϑ1′ и ϑ2 связаны
с преломляющим углом призмы соотно-
шением
ϑ1′ + ϑ2 = θ. (3)
Угол же отклонения лучей на входе
призмы и на выходе, как видно из
рис. 2.13, составляет Рис. 2.13

77
α = ( ϑ1 − ϑ1′ ) + ( ϑ′2 − ϑ2 ) .

И с учетом соотношений (2) и (3) получаем α = ( n − 1) θ.


2.1.6. Просветление оптики. Для уменьшения потерь света из-
за отражения от поверхностей стеклянных линз их покрывают тон-
кой пленкой из прозрачного диэлектрика. При каком значении пока-
зателя преломления пленки n′ амплитуды световых колебаний, от-
раженных от обеих поверхностей пленки, будут одинаковыми? При
какой толщине пленки h отражательная способность стекла с пока-
зателем преломления n в направлении нормали будет равна нулю
для света с длиной волны λ ?
При прохождении света через каждую преломляющую поверх-
ность линзы отражается примерно 4 % падающего света. Это до-
вольно немного. Но в сложных объективах, состоящих из большого
числа линз, суммарная потеря светового потока оказывается весьма
ощутимой (например, в призменном бинокле она составляет свыше
50 %!). С целью уменьшения этих потерь и применяется просветле-
ние оптики, суть которого была описана в условии задачи.
Найдем вначале показатель преломления пленки, при котором
амплитуды волн, отраженных от обеих поверхностей пленки при
нормальном падении света, были бы одинаковыми (рис. 2.14). Для
этого обратимся к формуле (2), приведенной во введении к этому
подразделу:
n −n
E′ = E 1 2 ,
n1 + n2
и запишем ее для волны, отраженной от гра-
ницы воздуха (n = 1) с пленкой (n = n′):

1 − n′
E1′ = E ,
1 + n′
и для волны, отраженной от границы пленка –
Рис. 2.14 стекло (его показатель преломления n ):

78
n′ − n
E2′ = E .
n′ + n
Пренебрегая многократными отражениями света, будем считать,
что амплитуды волн, падающих на обе границы, одинаковы. Тогда из
равенства E1′ = E2′′ следует

1 − n′ n′ − n
≈ → n′ = n ≈ 1, 22.
1 + n′ n′ + n
Таких твердых веществ со столь малым показателем преломле-
ния не существует. Данная трудность может быть преодолена путем
применения двухслойных покрытий. Сначала просветляемая поверх-
ность стекла покрывается пленкой, показатель преломления которой
значительно больше показателя преломления стекла, а затем пленкой
с меньшим показателем преломления.
Определим теперь толщину однородной пленки, при которой
отраженные лучи будут находиться в противофазе, что и обеспечит
гашение колебаний. Это произойдет, если оптическая разность хода
двух отраженных волн на выходе из пленки будет равна полуцелому
числу длин волн в вакууме

 1
2hn′ =  m +  λ ( m = 0,1, 2,3...) .
 2
Здесь мы учли, что обе волны отражаются от оптически более
плотной среды и, значит, обе испытывают скачок фазы на π («поте-
ря» полволны). Отсюда находим

h=
( m + 1/ 2 ) λ . (1)
2 n
Наименьшая толщина пленки будет при m = 0 и составит
λ
hmin = .
4 n

79
Соотношение (1) показывает, что толщина пленки зависит от
длины волны падающего света. Поэтому обычно просветление опти-
ки проводят для средней (желто-зеленой) области видимого спектра,
с которой поступает наибольшая энергия. Для краев же спектра бе-
лого света коэффициент отражения заметно отличается от нуля, по-
этому объективы в отраженном свете кажутся пурпурными, что со-
ответствует смешению красного и фиолетового оттенков цветов.
Кроме того, у обычного света длина когерентности невелика (≈ 5λ),
поэтому пленка должна иметь толщину порядка нескольких длин
волн.
2.1.7. Полосы равного наклона. Монохроматический свет от
точечного источника S проходит через отверстие в экране Э
(рис. 2.15) и, отразившись от тонкой плоскопараллельной стеклянной
пластинки П, образует на экране систему интерференционных полос
равного наклона. Толщина пластинки b, расстояние между ней и эк-
раном l , радиусы i-го и k-го темных колец ri и rk . Учитывая, что ri
и rk много меньше l , найти длину волны света.

Рис. 2.15

80
Для расчета интерференционной картины воспользуемся гото-
вой формулой для оптической разности хода волн, отраженных от
обеих поверхностей пластинки (приведена в любом учебнике по вол-
новой оптике):
∆ = 2b n 2 − sin 2 θ + λ / 2,
где θ – угол падения лучей на поверхность пластинки. Так как пла-
стинка тонкая, то отраженные волны когерентны между собой и то-
гда условие появления темных полос будет выглядеть как

2b n 2 − sin 2 θ + λ / 2 = ( m + 1/ 2 ) λ ( m = 0,1, 2...) .


В нашем случае темные полосы – это кольца, так как условие
минимума выполняется для всех точек экрана, на которые падает
свет с одинаковым значением угла θ (полосы равного наклона). Как
видно из рис. 2.15, радиусы этих колец при малых θ
r = 2k θ. (1)
Запишем теперь условие минимума для двух разных колец, об-
разующихся под малыми углами θi и θ k (им соответствуют радиусы
ri и rk ):
2b n 2 − θi2 = iλ, 2b n 2 − θ2k = k λ.

Отсюда нетрудно найти

λ=
(
b θi2 − θ2k ),
n (i − k )

или с учетом (1)

λ=
(
b ri2 − rk2 ).
4nl (i − k )
2

81
2.1.8. Интерференция на клине. Свет с длиной волны
λ = 0,55 км от удаленного точечного источника падает нормально на
поверхность стеклянного клина. В отраженном свете наблюдают
систему интерференционных полос,
расстояние между соседними макси-
мумами которых на поверхности кли-
на ∆x = 0, 21 мм (рис. 2.16). Найти
угол между гранями клина и степень
монохроматичности (λ / ∆λ ), если ис-
чезновение интерференционных по-
лос наблюдается на расстоянии
Рис. 2.16 l ≈ 1,5 см от вершины клина.
Так как точечный источник значительно удален от клина, то на
него падает практически плоский световой фронт. В данной ситуа-
ции интерференционные полосы будут прямыми, параллельными
ребру клина, так как условие максимума выполняется для всех точек
клина с одинаковой толщиной (полосы равной толщины). Запишем
это условие для двух светлых полос с номерами k и k + 1, полагая
угол падения равным нулю:
2bn + λ / 2 = k λ , 2 ( b + ∆b ) + λ / 2 = ( k + 1) λ.
Вычитая эти равенства, находим
2∆bn = λ.
Кроме того, из рис. 2.16 следует ∆b = α∆x. Тогда угол между
гранями клина
∆b λ
α= = = 3 угл. мин.
∆x 2n∆x
Степень монохроматичности λ / ∆λ (см. введение к данному
подразделу) равна предельному порядку m интерференции, начиная
с которой полосы исчезают. Значение m по условию равно l / ∆x.
Значит, степень монохроматичности определяется как

82
λ l
=m= ≈ 71
∆λ ∆x
(чем больше данное значение, тем более монохроматичен свет).
2.1.9. Кольца Ньютона. Рассмотрим вначале «классический»
вариант колец Ньютона. Это кольцевые полосы равной толщины, на-
блюдаемые при отражении света от поверхностей зазора между стек-
лянной пластинкой и соприкасаю-
щейся с ней плосковыпуклой линзой
(рис. 2.17). Волна, отраженная от
верхней плоской поверхности линзы
для обычных источников (не лазе-
ров), некогерентна с волнами, отра-
женными от поверхностей тонкого
зазора, и участия в образовании ин-
терференционной картины не при-
нимает. Поэтому следует учитывать
только волны, отраженные от по-
верхностей воздушного зазора. В этом Рис. 2.17
случае при нормальном падении све-
та в отраженных лучах будут наблюдаться светлые и темные кольца
с центром в точке соприкосновения линзы с пластинкой.
Условия усиления или ослабления света определяются оптиче-
ской разностью хода лучей 1 и 2, которая, в свою очередь, зависит от
толщины зазора h (см. рис. 2.17). Из геометрических соображений
следует
 r2  r2
h = R − R 2 − r 2 ≈ R − R 1 − 2  = , (1)
 2R  2R
где r – радиус какого-либо кольца (при этом мы явно воспользова-
лись тем, что r << R ). Если мы говорим о темном кольце, то для его
образования должно быть выполнено условие
λ  1
2h + =  k + λ ( k = 0,1, 2...) , (2)
2  2

83
где дополнительное слагаемое λ / 2 в левой части обусловлено «по-
терей» полуволны при отражении от пластинки. Из (1) и (2) находим
радиус k-го темного кольца

rk = k λR ( k = 0,1, 2...) .
Аналогичный расчет дает для радиуса k-го светлого кольца в от-
раженном свете значение

 1
rk =  k −  λR .
 2
Нетрудно сообразить, что в проходящем свете темные и светлые
кольца поменяются местами.
Если зазор между линзой и пластинкой заполнить прозрачной
жидкостью с показателем преломления n, меньшим показателя пре-
ломления стекла, то, очевидно, выражение (2) изменится на
λ  1
2hn + =  k + λ ( k = 0,1, 2...) ,
2  2
и тогда радиусы темных колец уменьшатся и станут

k λR
rk = .
n
Посмотрим, что будет происходить с кольцами Ньютона при
удалении линзы от пластинки. Каждое кольцо можно определить как
линию, вдоль которой разность хода между интерферирующими лу-
чами постоянна. Тогда легко видеть, что при удалении линзы от пла-
стинки «кольца постоянной разности хода» будут сжиматься к цен-
тру картины. При этом центр картины будет попеременно то тем-
ным, то светлым.
Найдем теперь ширину колец Ньютона ∆r в зависимости от их
радиуса r в области, где ∆r << r:

84
 k −1 
∆r = rk − rk −1 = k λR − ( k − 1) λR = k λR 1 − .
 k 

Так как номера колец достаточно большие, то

k −1 1 1
= 1− ≈ 1− .
k k 2k
Таким образом,
k λR r ⋅ λR λR
∆r ≈ = = .
2k 2r 2 2r
Рассмотрим теперь «модификации» схемы формирования колец
Ньютона.
1. На вершине сферической поверх-
ности плосковыпуклой линзы имеется
сошлифованный плоский участок радиу-
сом r0 , много меньшим радиуса линзы R
(рис. 2.18). Теперь толщина воздушного
зазора

(
h = R − R 2 − r 2 − R − R 2 − r02 . )
С учетом условий r0 , r << R это выраже-
Рис. 2.18
ние приобретает вид

r 2 r02
h≈ − .
2R 2R
Тогда для радиусов, например, светлых колец имеем

 1
rk = r02 +  k −  λR .
 2
2. Кольца Ньютона получаются между двумя плосковыпуклыми
линзами, прижатыми друг к другу своими выпуклыми поверхностя-
ми (рис. 2.19). Радиусы кривизны линз R1 и R2 . Наблюдение ведется

85
в отраженном свете. Данную ситуацию
можно представить как наложение двух
картин, отображенных на рис. 2.17 с раз-
ными радиусами кривизны. Таким обра-
зом, для толщины зазора имеем

r2 r2
h= + , (3)
2 R1 2 R2
и тогда радиус k-го темного кольца
−1
 1 1 
rk = k λ  +  .
 R1 R2 
Рис. 2.19
3. Пусть теперь плосковыпуклая
линза с радиусом кривизны R1 положена
на вогнутую сферическую поверхность
с радиусом кривизны R2 (рис. 2.20). Ин-
терференция наблюдается в отраженном
свете.
В этом случае, очевидно, данная си-
туация сходна с вышерассмотренной,
только теперь радиус кривизны вогнутой
поверхности следует считать отрицатель-
Рис. 2.20 ным. Тогда для толщины зазора в соот-
ветствии с формулой (3) имеем

r2 r2
h= − ,
2 R1 2 R2
а для радиуса k-го темного кольца получаем
−1
1 1 
rk = k λ  −  .
 R1 R2 

86
4. Очень тонкая двояковыпуклая линза с радиусами кривизны
R1 и R2 и диаметром d плавает на поверхности жидкости с показа-
телем преломления, большим показателя преломления линзы n
(рис. 2.21, а). Какая картина будет видна в отраженном свете?

а б
Рис. 2.21

Так как по условию линза тонкая, то в формировании интерфе-


ренционной картины принимают участие лучи, отраженные от обеих
поверхностей линзы. Для того чтобы не загромождать рисунок, ото-
бразим только ту часть, которая касается одной поверхности линзы
с радиусом кривизны R1 (рис. 2.21, б). Тогда для толщины той части
линзы h1 , которая участвует в формировании оптической разности
хода, находим

( )
h1 = b − h′ = R − R 2 − ( d / 2 ) − R − R 2 − r 2 ≈
2

d2 r2
≈ − .
8 R1 2 R1

Соответственно для аналогичной толщины h2 второй части лин-


зы имеем

87
d2 r2
h2 ≈ − .
8R2 2 R2
Запишем теперь условие формирования k-го светлого кольца:
2n ( h1 + h2 ) = k λ.

Подставляя сюда значения h1 и h2 , находим радиус k-го светло-


го кольца:
−1
d 2 kλ  1 1 
rk = −  +  ,
4 n  R1 R2 

т.е. будет видна картина, похожая на кольца Ньютона.

2.2. Дифракция света

Дифракцией называется совокупность явлений, наблюдаемых


при распространении света в среде с резкими неоднородностями
и связанных с отклонениями от законов геометрической оптики.
Между интерференцией и дифракцией нет существенного физиче-
ского различия. Оба явления связаны с перераспределением светово-
го потока в пространстве в результате суперпозиции волн.
В то же время по историческим причинам перераспределение свето-
вого потока в результате суперпозиции волн, возбуждаемых конеч-
ным числом когерентных источников, принято называть интерфе-
ренцией. Если же когерентные источники расположены непрерывно,
то это перераспределение называют дифракцией.
Различают два вида дифракции. Если источник света и точка
наблюдения расположены от препятствия, на котором происходит
дифракция, настолько далеко, что лучи образуют параллельные пуч-
ки, то это дифракция в параллельных лучах, или дифракция Фраун-
гофера. В противном случае говорят о дифракции Френеля. Характер
дифракции зависит от безразмерного параметра

88
h2
p= ,

где h – некоторый характерный размер отверстия или щели, на ко-
тором происходит дифракция; l – расстояние от препятствия до эк-
рана; λ – длина волны. Если этот параметр много меньше единицы,
то мы имеем дело с дифракцией Фраунгофера, если он порядка еди-
ницы, то это дифракция Френеля. Если же этот параметр много
больше единицы, то оказывается применимым приближение геомет-
рической оптики.
Вообще говоря, для описания дифракционных явлений не тре-
буется вводить никаких новых принципов. Данная задача сводится
к нахождению решения уравнений Мак-
свелла при определенных граничных ус-
ловиях. Однако такой подход представля-
ет большие математические трудности.
Поэтому во многих случаях, имеющих
большой практический интерес, оказыва-
ется вполне достаточным приближенный
метод решения задачи о распределении
светового потока, основанный на принци-
пе Гюйгенса–Френеля. Согласно этому Рис. 2.22
принципу каждый элемент dS волновой
поверхности S (рис. 2.22) служит источником вторичной сфериче-
ской волны, амплитуда которой пропорциональна величине элемента
dS и уменьшается с расстоянием r от источника до точки наблюде-
ния по закону 1/ r. Таким образом, колебание в любой точке P, вы-
званное элементом dS , можно записать в виде
a
dE = 0 K ( ϕ ) cos ( ωt − kr ) dS .
r
Здесь множитель a0 определяется амплитудой светового колебания в
месте нахождения элемента dS ; k – волновое число, k = 2π / λ; ω –
частота колебания. Коэффициент K ( ϕ ) зависит от угла ϕ между

89
нормалью к элементу dS и направлением от элемента dS на точку
P. При ϕ = 0 этот коэффициент максимален, при ϕ = π / 2 обращает-
ся в нуль. Многие практически важные дифракционные задачи мож-
но решить, не уточняя конкретного вида зависимости K ( ϕ ) .
Результирующее колебание в точке наблюдения P представляет
собой суперпозицию колебаний dE от всех элементов dS , располо-
женных на поверхности S :
a0
E=∫ K ( ϕ ) cos ( ωt − kr ) dS . (1)
S r

Это выражение и дает математическую формулировку принципа


Гюйгенса–Френеля. В то же время вычисления по формуле (1) в об-
щем случае представляют собой весьма трудную задачу. Однако
в случаях, обладающих определенной симметрией, нахождение ам-
плитуды результирующего колебания может быть сведено к алгеб-
раическому или графическому сложению (последнее особенно на-
глядно).
Рассмотрим для иллюстрации
задачу о распределении интенсив-
ности плоской световой волны при
дифракции Фраунгофера от узкой
щели шириной b (рис. 2.23).
Поместим за щелью собирающую
линзу, а в ее фокальной плоско-
сти – экран. Разобьем мысленно
открытую часть волновой поверх-
ности на параллельные краям щели
бесконечно узкие одинаковые по
Рис. 2.23 ширине зоны-полоски площа-
дью dS (если эти зоны-полоски
имеют конечную ширину и такую, что разность расстояний от их
краев до точки P равна λ/2, то они называются зонами Френеля).
Вторичные волны, посылаемые этими зонами в направлении,

90
определяемом углом ϕ, создадут на экране колебания с одинаковой
амплитудой dA, так как линза собирает в фокальной плоскости пло-
ские (а не сферические) волны. В связи с этим множитель 1/ r в вы-
ражении (1) будет отсутствовать. Если же ограничиться малыми уг-
лами дифракции, то коэффициент K ( ϕ ) в (1) можно считать посто-
янным.
Проведем суммирование вторичных волн с помощью векторной
диаграммы. Каждое колебание, приходящее от зоны-полоски, имеет
одинаковую амплитуду dA, но эти колебания от соседних зон имеют
одинаковый небольшой сдвиг фазы δθ, обусловленный разностью
расстояний от краев зоны до точки P и зависящий от угла дифрак-
ции ϕ. Таким образом, нам необходимо сложить графически цепоч-
ку векторов dA, одинаковых по модулю и повернутых относительно
друг друга на один и тот же угол δθ.
При ϕ = 0 (т.е. в центре экрана) разность фаз всех соседних век-
торов δθ = 0 (напомним, что линза – система таутохронная). В этом
случае векторная диаграмма имеет вид, показанный на рис. 2.24, а.
Амплитуда результирующего колебания A0 равна сумме ампли-
туд dA складываемых колебаний – это нулевой максимум. Если
угол ϕ таков, что разность хода лучей, приходящих от краев щели,
∆ = b sin ϕ = λ / 2, то полный сдвиг фазы первого и последнего коле-
баний, приходящих от краев щели, равен π (колебания находятся
в противофазе). Соответственно векторы dA располагаются вдоль
полуокружности длиной A0 (сумма их модулей не может изменить-
ся!). Это отображено на рис. 2.24, б. Следовательно, результирующая
амплитуда равна 2А0/π, что меньше амплитуды при ϕ = 0. Увеличим
еще угол ϕ до значения, при котором разность фаз колебаний от кра-
ев щели станет равной 2π. В этом случае разность хода ∆ = b sin ϕ = λ
и векторы dA расположатся вдоль окружности (рис. 2.24, в). Резуль-
тирующая амплитуда станет равной нулю – первый минимум.

91
а б

в г

Рис. 2.24
Затем при дальнейшем увеличении угла ϕ, при котором
b sin ϕ = 3λ / 2, колебания от краев щели станут отличаться по фазе на
3π. При этом сумма векторов dA обойдет полтора раза окружность
диаметра A1 = (2 / 3π) A0 (рис. 2.24, г). Диаметр этой окружности
и есть амплитуда первого максимума, следующего за нулевым (цен-
тральным).
Если интенсивность центрального максимума принять за I 0 , то
интенсивность первого максимума I1 = ( 2 / 3π ) I 0 ≈ 0,045I 0 . Анало-
2

гично можно найти и относительную интенсивность остальных мак-


симумов. В итоге получается следующее соотношение:
2 2 2
 2   2   2 
I 0 : I1 : I 2 : I 3 :... = 1:   :   :   :... ≈
 3π   5π   7 π 
≈ 1: 0,045 : 0,016 : 0,008 :...

92
Соответствующая картина распределения интенсивности света
в зависимости от sin ϕ представлена на рис. 2.25. Обратим внимание
на то, что центральный максимум значительно превосходит по ин-
тенсивности остальные максимумы и в нем сосредоточивается ос-
новная доля светового потока, проходящего через щель.

Рис. 2.25

Кроме того, мы нашли угловое положение как максимумов, так


и минимумов интенсивности. Условие
b sin ϕ = ± k λ ( k = 1, 2,3...)
определяет угловое положение минимумов (при k = 0 всегда наблю-
дается максимум), а условие

 1
b sin ϕ = ±  k +  λ ( k = 1, 2,3...)
 2
определяет положение максимумов при дифракции Фраунгофера на
щели шириной b.
Дифракция Фраунгофера от круглого отверстия представляет
большой практический интерес, так как оправы линз и объективов

93
в оптических приборах, а также диафрагмы имеют обычно круглую
форму. Дифракцию наблюдают по той же схеме, что и дифракцию
Фраунгофера на узкой щели (см. рис. 2.23), только вместо ширины
щели b необходимо учитывать диаметр отверстия D. Дифракцион-
ная картина имеет вид центрального светлого пятна, окруженного
чередующимися темными и светлыми кольцами. Подавляющая часть
(около 84 %) светового потока, проходящего через отверстие, попа-
дает в область центрального светлого пятна (кружок Эйри). Интен-
сивность первого светлого кольца составляет всего 0,75 %, а второ-
го – 0,41 % от интенсивности центрального пятна (соответствующее
распределение интенсивности света в зависимости от sin ϕ приведе-
но на рис. 2.26). Поэтому в первом приближении дифракционную
картину можно считать состоящей из одного лишь светлого пятна
с угловым радиусом, определяемым формулой
λ
sin ϕ1 = 1, 22 .
D

Рис. 2.26

Это пятно является по существу изображением бесконечно уда-


ленного точечного источника света, уширенным дифракцией от кра-
ев круглого отверстия диаметром D.
Одним из важнейших спектральных приборов является дифрак-
ционная решетка – стеклянная или металлическая пластинка, на ко-

94
торую нанесено много равноот-
стоящих штрихов шириной b
с периодом d (постоянная решет-
ки). Дифракционную (точнее ди-
фракционно-интерференционную)
картину наблюдают по методу
Фраунгофера, т.е. в параллельных
лучах, а практически – в фокаль-
ной плоскости линзы (рис. 2.27).
Эта картина имеет вид резко
выраженных темных и светлых
Рис. 2.27
полос, параллельных краям ре-
шетки.
Условие главных максимумов:
d sin ϕ = ± k λ ( k = 0,1, 2...) .
Условие главных минимумов:
b sin ϕ = ± mλ ( m = 1, 2,3...) .
Условие дополнительных минимумов, располагающихся между
главными максимумами с номером k :

 m
d sin ϕ = ±  k +  λ ( k = 0,1, 2...; m = 1, 2,3...N − 1) ,
 N
где N – число штрихов решетки. Между дополнительными мини-
мумами располагаются добавочные максимумы, интенсивность ко-
торых при достаточно большом N пренебрежимо мала (менее 5 %
от интенсивности главных максимумов). Поэтому практически наи-
более важными являются главные максимумы.
Дифракция рентгеновского излучения на кристаллической ре-
шетке твердого тела описывается формулой Вульфа–Брэгга
2d sin α = ± mλ ( m = 1, 2,3...) ,

95
где α – угол скольжения; d – расстоя-
ние между кристаллическими плоско-
стями, в которых атомы расположены
наиболее плотно (рис. 2.28).
2.2.1. Зоны Френеля. Рассмотрим
несколько примеров задачи о зонах Фре-
неля.
Рис. 2.28 1. Плоская световая волна с длиной
волны λ падает нормально на диафраг-
му с круглым отверстием, которое открывает первые N зон Френеля
для точки P на экране, отстоящем от диафрагмы на расстояние b.
Найти интенсивность света I 0 перед диафрагмой, если известно рас-
пределение интенсивности света на экране I (r ), где r – расстояние
до точки P.
Рассмотрим вначале общий случай падения на диафрагму
с круглым отверстием сферической световой волны от точечного ис-
точника S , находящегося на расстоянии a от диафрагмы (рис. 2.29).
Так как волновая поверхность, которой мы перекрываем отверстие,
симметрична относительно прямой SP, то целесообразно разбить
волновую поверхность на кольцевые зоны с центром на оси отвер-
стия. Данные зоны выберем так, чтобы разность расстояний от краев
каждой зоны до точки P была равна λ / 2. Эти кольцевые полоски
и есть зоны Френеля в данном случае.

Рис. 2.29

96
Найдем внешний радиус
m-й зоны Френеля rm . Из тре-
угольника ASB на рис. 2.30 на-
ходим rm2 = a 2 − ( a − ha ) . Так как
2

обычно ha << a, то
rm2
rm2 ≈ 2aha → ha =
.
2a Рис. 2.30
Совершенно аналогично из
треугольника ABP на рис. 2.30
находим
2 2
 mλ   mλ  rm2
rm2 =  b + −
  b − − hb ≈ 2bhb → hb =
 2   2  2b
(при этом мы пренебрегли величинами mλ и hb по сравнению с рас-
стоянием до экрана b. Кроме того, сумма величин ha и hb , как сле-
дует из рис. 2.30, должна быть равна mλ / 2:
ha + hb = mλ / 2.

Подставляя сюда найденные значения ha и hb , находим внеш-


ний радиус m-й зоны Френеля:

ab
rm = mλ . (1)
a+b
При падении на отверстие плоской волны (a → ∞ )

rm = bmλ . (2)
Так как световой поток с интенсивностью I 0 , прошедший за
диафрагму, весь попадает на экран с распределением I (r ), то должно
выполняться равенство

97
I 0 πrN2 = ∫ I (r ) dS ,

где интегрирование ведется по всей площади экрана, а значение rN


в соответствии с формулой (2) равно bNλ . В качестве элемента dS
целесообразно взять тонкие плоские кольца радиусом r и шириной
dr. Тогда dS = 2πr ⋅ dr. Таким образом, для I 0 получаем

2
bN λ ∫0
I0 = I (r )dr.

2. Плоская монохроматическая световая волна с интенсивно-


стью I 0 падает нормально на поверхности непрозрачных экранов,
показанных на рис. 2.31. Найти зависимость от угла α интенсивно-
сти света I в точке P:
а) расположенной за вершиной угла экрана (рис. 2.31, а);
б) для которой закругленный край экрана совпадает с границей
первой зоны Френеля (рис. 2.31, б).
Рассмотрим вначале экран,
отображенный на рис. 2.31, а. Дан-
ный экран перекрывает одинаковую
угловую долю всех зон Френеля, на-
ходящихся на плоском фронте вол-
а б ны. Это означает, что амплитуда ко-
Рис. 2.31
лебаний в точке P может быть вы-
числена как
 α 
A = A0  1 − ,
 2π 
где A0 – амплитуда колебаний на самом фронте волны. Квадрат этой
амплитуды равен интенсивности I 0 . Значит, интенсивность колеба-
ний в точке P составляет
2
 α 
I ≈ 1 −  I 0 .
 2 π

98
Приближенный знак равенства поставлен из-за того, что мы пренеб-
регли дифракцией от краев экрана.
В случае, отображенном на рис. 2.31, б, для нахождения ампли-
туды A в точке P нам придется просуммировать ряд

 α 
A = A1 + ( − A2 + A3 − A4 + ...)  1 − , (3)
 2π 
где Am – амплитуда колебаний от m-й зоны Френеля. Этот ряд со-
ставлен из следующих соображений. Площади зон Френеля (при
достаточно малых m) ∆S = πrm2 − πrm2−1 = πλb практически одинаковы
(b – расстояние от экрана до точки P ). Но амплитуды колебаний,
приходящих в точку P от этих зон, монотонно и слабо убывают из-
за увеличения расстояния до точки P и увеличения угла ϕ между
нормалью к зоне и направлением на точку P. Кроме того, фазы ко-
лебаний, возбуждаемых в точке P соседними зонами, отличаются на
π, поэтому векторы-амплитуды соседних зон противоположны по
направлению.
Представим ряд (3) несколько иначе
α
A = ( A1 − A2 + A3 − ...) +
( A2 − A3 + A4 − ...) . (4)

Перепишем выражение в первой скобке
A1  A1 A  A A 
A1 − A2 + A3 − ... = +  − A2 + 3  +  3 − A4 + 5  + ... (5)
2  2 2   2 2 
В силу монотонности убывания амплитуд можно считать прибли-
женно Am ≈ ( Am−1 + Am+1 ) / 2 и тогда каждая скобка в (5) обращается
в нуль, поэтому
A1
A1 − A2 + A3 − ... ≈ .
2
Данный результат означает, что амплитуда колебаний от все-
го фронта волны A0 равна половине амплитуды от первой зоны

99
Френеля (очень неожиданный результат). Для второй скобки в (4)
имеем
A A
A2 − A3 + A4 − ... = A1 − ( A1 − A2 + A3 − ...) = A1 − 1 = 1 .
2 2
Следовательно,
A α A1 A1  α 
A= 1 + = 1 + .
2 2π 2 2  2π 
Но значение A1 / 2 и есть амплитуда колебаний от всего фронта вол-
ны A0 . Поэтому
 α 
A = A0  1 + .
 2π 
Соответственно интенсивность колебаний в точке P составляет
2
 α 
I = I 0 1 +  .
 2π 
3. Плоская световая волна с λ = 640 нм и интенсивностью I 0
падает нормально на круглое отверстие радиусом R = 1, 20 мм. Найти
интенсивность в центре дифракционной картины на экране, отстоя-
щем на расстояние b = 1,50 м от отверстия.
Если бы в отверстии умещалось какое-то небольшое целое чис-
ло зон Френеля N , то задача сводилась бы к суммированию ряда

A = A1 − A2 + A3 − ... ± AN ,

где знак плюс перед AN соответствует нечетному N , а знак минус –


четному N . Нетрудно сообразить, что при N четном A ≈ 0, а при
N нечетном A ≈ A1 ≈ 2 A0 ( A0 – амплитуда колебаний на самом
фронте волны). В нашем же случае значение N , найденное из (2),
составляет
R2
N= = 1,5.

100
Поэтому нам придется разбить фронт волны на очень узкие
кольцевые зоны площадью δS (не зоны Френеля). Амплитуду коле-
баний, создаваемых каждой из таких зон-полосок, изобразим векто-
ром δA. Причем вследствие увеличения расстояния до точки P каж-
дое последующее колебание будет отставать по фазе от предыдущего
на небольшой угол δθ. Изобразив отставание по фазе поворотом ка-
ждого вектора δA против часовой стрелки на угол δθ, получим це-
почку векторов, векторная сумма которых и есть результирующая
амплитуда A в точке P.
На рис. 2.32 показан результат сложе-
ния некоторого произвольного числа векто-
ров δA, так называемая спираль Френеля
(если бы все векторы δA и сдвиг фазы δθ
были одинаковы, то эта спираль преврати-
лась в окружность). Здесь θ – сдвиг фазы
колебаний последнего вектора δA от перво-
го; A0 – амплитуда колебаний от всего
фронта волны. Если θ = π, то мы наблюдаем Рис. 2.32
результат действия первой зоны Френеля
(по ее определению!). В связи с этим для произвольного, но не очень
большого числа зон Френеля N (даже не целого), полагая спираль
близкой к окружности, имеем θ = πN . Из рис. 2.32 находим
πN
A = 2 A0 sin .
2
Соответственно
πN
I = 4 I 0 sin 2 = 2 I 0 (1 − cos πN ) .
2
Подставляя сюда значение N = R 2 / ( bλ ) , имеем

  πR 2  
I = 2 I 0 1 − cos   ≈ 2I0.
  bλ  

101
2.2.2. Зоны Френеля на стеклянной пластинке. Плоская све-
товая волна с λ = 0,60 мкм падает нормально на достаточно боль-
шую стеклянную пластинку, на обратной стороне которой сделана
круглая выемка (рис. 2.33). Для точки наблюдения P она представ-
ляет собой первые полторы зоны Френеля. При какой глубине вы-
емки ∆h интенсивность света в точке P будет: а) максимальной;
б) минимальной?

Рис. 2.33 Рис. 2.34

Рассмотрим вначале ситуацию при отсутствии стеклянной пла-


стинки. На рис. 2.34 отображены векторы-амплитуды колебаний:
A0 – от всей волновой поверхности (это половина амплитуды от пер-
вой зоны Френеля); A1,5 – от первых полутора зон Френеля; Aост – от
всех остальных зон. При этом выполняется равенство A0 = A1,5 + Aост .
Поместим теперь на пути волны плоскопараллельную стеклян-
ную пластинку с показателем преломления n и толщиной h. Эта
пластинка внесет оптическую разность хода ∆ 0 = h ( n − 1) , одинако-
вую для всех зон Френеля. Поэтому все векторы-амплитуды повер-
нутся на одинаковый угол и в итоге картина распределения амплитуд
не изменится. Если же в пластинке сделать выемку толщиной ∆h,
приходящуюся только на первые полторы зоны Френеля, то это при-

102
ведет к неодинаковому повороту векторов-амплитуд. Тогда колеба-
ния, проходящие через выемку, начнут опережать по фазе остальные
колебания, поскольку их оптический путь уменьшится на
∆ = ∆h ( n − 1) , что соответствует сдвигу по фазе на δ = 2π∆ / λ и по-
вороту вектора A1,5 на этот угол по часовой стрелке.
Для получения максимума интенсивности (или амплитуды) нуж-
но повернуть вектор A1,5 до совпадения с вектором A0 (рис. 2.35, а),
т.е. на угол δ = ( 3/ 4 ) π + 2mπ, m = 0,1, 2... Тогда из условия

3 2π
π + 2mπ = ∆h ( n − 1)
4 λ
находим
λ  3
∆h =  m +  , m = 0,1, 2...
n −1 8

а б
Рис. 2.35

Чтобы получить минимум интенсивности, необходимо повер-


нуть вектор A1,5 на угол δ = ( 7 / 4 ) π + 2mπ, m = 0,1, 2... (рис. 2.35, б).
Следовательно, теперь должно быть выполнено условие
7 2π
π + 2mπ = ∆h ( n − 1) .
4 λ
Откуда находим
λ  7
∆h =  m +  , m = 0, 1, 2...
n −1 8

103
2.2.3. Зоны Френеля с линзой. На длиннофокусную собираю-
щую линзу с ирисовой диафрагмой падает параллельный пучок мо-
нохроматического света. На расстоянии b от линзы помещен экран,
на котором наблюдаются дифракционные кольца. При каких радиу-
сах диафрагмы R центр колец будет темным и при каких светлым,
если фокусное расстояние линзы равно f ?
Понятно, что освещенность
в центре дифракционной картины
зависит от числа зон Френеля, уме-
щающихся в отверстии диафрагмы.
Для расчета числа зон поступим та-
ким же образом, как и в задаче 2.2.1
(зоны Френеля). Разница лишь
только в том, что теперь сфериче-
ская волна будет не расходящейся,
Рис. 2.36 а сходящейся в точке S ′ (рис. 2.36).
Это означает, что выпуклую ду-
гу AO на рис. 2.30 необходимо заменить на вогнутую (со стороны
источника) и строить зоны Френеля для точки P на вогнутой сфери-
ческой поверхности AO. Тогда расстояние OP (см. рис. 2.36) следу-
ет принять за b, а расстояние S ′O – за a = f . Из треугольника AS ′B
на рис. 2.36 находим
rm2
rm2 = f 2 − ( f − h f ) ≈ 2 fh f → h f =
2
.
2f
Аналогично из треугольника ABP
2 2
 mλ   mλ 
rm2 =  b +  − b + − hb  ≈ 2bhb
 2   2 
(при этом мы пренебрегли величинами mλ и hb по сравнению с b).
Откуда
rm2
hb = .
2b

104
Кроме того, как следует из рис. 2.36, в соответствии с методом зон
Френеля модуль разности величин h f и hb должен быть равен
mλ / 2:

h f − hb = .
2
Подставляя сюда значения h f и hb , находим внешний радиус m-й
зоны Френеля

rm = . (1)
1 1

f b

Полагая этот радиус равным радиусу отверстия диафрагмы R , нахо-


дим число зон Френеля

R2 1 1
m= − .
λ f b
Если число зон нечетное, то в точке P наблюдается максимум,
если же число зон четное, то – минимум.
2.2.4. Гладкий шарик вместо объектива. Известно, что яркий
источник можно сфотографировать, поместив между ним и фотопла-
стинкой гладкий непрозрачный шарик (опыт Поля). Определить раз-
мер изображения h′ при следующих параметрах: длина волны
λ = 0,55 мкм, диаметр шарика D = 40 мм, расстояние от источника
до шарика a = 12 м, расстояние от источника до фотопластинки
b = 18 м, размер источника h = 7 мм. Определить минимальную вы-
соту неровностей hmin , хаотически покрывающих поверхность шари-
ка, при которой изображение будет испорчено.
Данная задача имеет прямое отношение к так называемому пят-
ну Пуассона. Это светлое пятно в центре геометрической тени за
круглым непрозрачным диском. Если диск перекрывает лишь не-
сколько зон Френеля, то интенсивность в центре геометрической

105
тени почти такая же, как при отсутствии
диска. Это непосредственно следует из
спирали Френеля (рис. 2.37). Если диск за-
крывает, скажем, полторы зоны Френеля,
то результирующий вектор A0 при полно-
стью открытой волновой поверхности
можно представить как сумму двух векто-
ров: A0 = A1,5 + Aост . Так как первые полто-
ры зоны закрыты, то остается только век-
Рис. 2.37
тор Aост – от всех остальных зон. А он по
модулю лишь немного меньше вектора A0 . Все это означает, что
можно получить изображение яркого источника (правда, не очень
хорошего качества), используя в качестве объектива преграду в виде
круглого шарика или диска. Естественно, в данном случае можно
воспользоваться и формулой для увеличения линзы Γ:
h′ b b
Γ= = → h′ = h = 10,5 мм.
h a a
Для получения резкого изображения
необходимо, очевидно, чтобы высота не-
ровностей на поверхности шарика была
меньше ширины зоны Френеля, по кото-
рой проходит край непрозрачного экрана.
Чтобы понять это, обратимся к рис. 2.38,
на котором отображен непрозрачный диск,
перекрывающий m зон Френеля и неров-
ности на его поверхности, хаотически рас-
полагающиеся в пределах (m + 1)- й зоны
Рис. 2.38 Френеля. Амплитуду колебаний в точке P
за преградой можно записать в виде
A = − Am+1 + Am+2 − Am+3 + ... (1)

106
Какой ставить знак перед первым слагаемым, не имеет значения, так
как интенсивность пропорциональна квадрату амплитуды (знаки ос-
тальных слагаемых привязаны к знаку первого слагаемого). Здесь
Am+1 – среднее значение амплитуды колебаний от (m + 1)- й зоны
Френеля, равное примерно Am+1 / 2. Но и сумма всех остальных сла-
гаемых в (1) также ≈ Am+1 / 2. И освещенность в точке P в данном
случае резко падает.
Таким образом, нам осталось только оценить ширину m-й зоны
Френеля ∆r. Найдем вначале значение m, полагая радиус зоны рав-
ным половине диаметра шарика D:

D ab D2 ( a + b )
= mλ → m = ≈ 100.
2 a+b 4abλ
Тогда

ab ab ab  1 
∆r = ( m + 1) λ − mλ = mλ  1 + − 1 ≈
a+b a+b a+b  m 
D2 abλ
≈ = .
4m D ( a + b )

Таким образом, высота неровностей hmin на поверхности шари-


ка должна удовлетворять условию
abλ
hmin < ≈ 0,1 мм.
D ( a + b)

2.2.5. Зонная пластинка. Точечный источник монохроматиче-


ского света расположен перед зонной пластинкой на расстоянии a.
Изображение источника формируется на расстоянии b от пластинки.
Каково ее фокусное расстояние?
Существует еще более эффективный способ получения изобра-
жения источника, заключающийся в использовании так называемой
зонной пластинки. Если в преграде, стоящей на пути световой волны

107
открыть только нечетные зоны Френеля, то векторы-амплитуды от
этих зон, имея одинаковое направление, дадут при сложении вектор,
превосходящий во много раз по модулю векторы A0 (от всей волно-
вой поверхности) и A1 (от первой зоны Френеля). Такую систему на-
зывают зонной пластинкой (точнее, амплитудной зонной пластин-
кой). Ее можно изготовить, начертив на листе бумаги темные кольца,
а затем сфотографировать их в уменьшенном масштабе. Внутренние
радиусы колец должны быть пропорциональны квадратным корням
из последовательных нечетных чисел, а внешние – из четных. Тогда
получится пластинка, центр которой светлый. Можно изготовить
аналогичную пластинку с темным центром. Ширина всех колец
должна быть велика по сравнению с длиной волны. Тогда при над-
лежащих размерах колец пластинка со светлым центром будет уда-
лять из волнового фронта все четные, а пластинка с темным цен-
тром – все нечетные зоны Френеля.
Более того, интенсивность света в точке наблюдения можно еще
увеличить в четыре раза, если изменить на π фазы вторичных волн,
исходящих от всех зон Френеля с четными (или нечетными) номера-
ми – так называемая фазовая зонная пластинка. Ее можно изгото-
вить путем травления поверхности стеклянной пластинки, если глу-
бина зон травления будет удовлетворять условию ∆h(n − 1) =
= ( 2m + 1) λ, m = 0,1, 2...
Усиление интенсивности света зонной пластинкой аналогично
фокусирующему действию обычной линзы. Более того, расстояния
от пластинки до источника (а) и «изображения» (b) связаны тем же
соотношением, что и соответствующие величины для линзы. В этом
легко убедиться, если формулу (1) из задачи 2.2.1 переписать в виде
1 1 mλ
+ = .
a b rm2
Выражение в правой части можно рассматривать как 1/ f , где f –
фокусное расстояние,

108
rm2 r2
f = = 1 (1)
mλ λ
(r1 – радиус первой зоны Френеля, r1 = abλ / ( a + b ) ). Но в отличие
от линзы, зонная пластинка – система не таутохронная. Колебания,
приходящие в точку наблюдения от соседних открытых зон, отлича-
ются по фазе на 2π (разность хода λ ). Кроме того, в отличие от
линзы зонная пластинка имеет несколько фокусов. Точка, положение
которой определяется по формуле (1), есть основной фокус. Это точ-
ка, для которой зоны, начерченные на пластинке, совпадают с зонами
Френеля. Следующие фокусы получаются, если в первой зоне, на-
черченной на пластинке, укладывается 3,5,... ( 2k + 1) зон Френеля,
т.е. когда r12 / f k = ( 2k + 1) λ. Следовательно, положение фокусов
высших порядков определяется из формулы
f
fk = ± ( k = 1, 2,3...) .
2k + 1
Знаку плюс соответствуют действительные фокусы, а знаку минус –
мнимые. Эти фокусы оказываются более слабыми по сравнению
с основным.
2.2.6. Отражательная зонная пластинка. Требуется изгото-
вить отражательную зонную пластинку на вогнутом сферическом
зеркале кольцевыми зонами Френеля. Найти радиус m-й зоны rm , ес-
ли источник света и точка наблюдения расположены на оси зеркала
на расстояниях a и b соответственно от его вершины, причем
a ≤ R ≤ b, rm << a, где R – радиус кривизны поверхности зеркала.
Так как поверхность сферического зеркала не является волновой
поверхностью, все точки которой имеют одинаковую фазу, то усло-
вие построения m-й зоны Френеля (рис. 2.39) будет выглядеть сле-
дующим образом:

( SM + MS ′) − ( SA + AS ′) = , (1)
2

109
где SA = a, AS ′ = b, а величины SM
и MS ′ находим из рис. 2.39:

SM 2 = ( a − h ) + rm2 ,
2

S ′M 2 = ( b − h ) + rm2 .
2

Рис. 2.39 С учетом того, что h << a


и rm << a, находим

rm 2 r 2
SM ≈ a + − h, S ′M ≈ b + m − h.
2a 2b
Значение h находим из соотношения

rm2
rm2 = R 2 − ( R − h ) ≈ 2 Rh → h =
2
.
2R
Подставляя вычисленные значения в (1), получаем


rm = .
1 1 2
+ −
a b R
Этот результат можно получить и проще, если в принятом при-
ближении строить зоны Френеля не на поверхности зеркала, а на по-
верхности сходящейся волны, отраженной от зеркала, с радиусом
кривизны a′ = MS ′. Значение a′ можно найти из формулы сфериче-
ского зеркала
1 1 2 1 2 1
+ = → = − .
a a′ R a′ R a
Если же теперь воспользоваться формулой (1) из задачи 2.2.3
(там как раз обсуждается случай с вогнутой сферической волновой
поверхностью) и заменить f на a′, то приходим к прежнему ре-
зультату.

110
2.2.7. Разрешающая способность объектива и глаза. Каково
минимальное угловое расстояние между двумя удаленными одина-
ковыми некогерентными точечными источниками, при котором их
можно воспринимать через объектив как раздельное изображение
двух точек?
Вследствие волновой природы света изображение точки, давае-
мое линзой, имеет вид дифракционных колец – результат дифракции
на оправе линзы. Так как около 84 % проходящего через линзу све-
тового потока приходится на центральное светлое пятно, то на ос-
тальные окружающие его кольца можно не обращать внимания. Если
расстояние между центрами изображений некогерентных источников
мало по сравнению с размерами центральных светлых пятен, то на-
блюдаемая картина практически не отличается от изображения одно-
го источника. Как говорят, объектив не разрешает рассматриваемые
точки. Если же увеличивать расстояние между центрами светлых
кружков, то между ними появляется темный провал (первый ди-
фракционный минимум), и это будет восприниматься как раздельное
изображение двух светящихся точек – говорят, что объектив разре-
шает эти точки.
Существует количественный критерий разрешения – критерий
Рэлея. Согласно данному критерию два точечных некогерентных ис-
точника считаются разрешенными, если центр дифракционного свет-
лого пятна от одного из них совпадает с ближайшим к центру мини-
мумом дифракционной картины от другого. Во введении к данному
подразделу указывалось, что угловое расстояние минимума перво-
го темного кольца от светлого центра дифракционной картины со-
ставляет
λ
ϕ1 ≈ 1, 22 , (1)
D
где D >> λ – диаметр объектива (линзы). В этом случае результи-
рующая картина распределения интенсивности изображения показа-
на на рис. 2.40, где провал составляет около 25 % от максимума ин-
тенсивности (ориентировочно принимается, что глаз человека спосо-

111
бен различить две близкие точки, ес-
ли максимумы освещенности в мес-
тах их геометрических изображений
превосходят интенсивность посере-
дине между ними не менее чем на
15 %). Таким образом, выражение (1)
и можно принять за минимальное уг-
Рис. 2.40 ловое расстояние ϕmin между разре-
шаемыми точками.
Глаз при рассматривании удаленных предметов действует
в принципе так же, как и объектив. Поэтому формула (1) применима
и к глазу при условии, что роль величины D играет диаметр зрачка.
Полагая D ≈ 4 мм, λ = 0,55 мкм, находим
ϕmin ≈ 1,67 ⋅10−4 рад = 35′′.
Этот результат удивительно хорошо согласуется с физиологиче-
ской оценкой разрешающей способности глаза, связанной со струк-
турой его сетчатки. За единицу остроты зрения врачи принимают
остроту зрения такого глаза, который разрешает угол в одну угловую
минуту (1′ = 60′′). В этом плане достойна восхищения способность
живого организма приспосабливаться к окружающим условиям
и в процессе эволюции достигать максимума того, что принципиаль-
но допускается законами природы!
Заметим, что результат (1) можно использовать для оценки ди-
фракционной расходимости пучков света с ограниченным диамет-
ром, например, в результате прохождения плоской световой волны
через отверстие (диафрагму).
2.2.8. Дифракционная решетка. Свет с длиной волны
λ = 535 нм падает нормально на прозрачную дифракционную ре-
шетку. Найти ее период, если один из фраунгоферовых максимумов
возникает под углом дифракции ϕk = 35° и наибольший порядок
максимума равен пяти.
Запишем данные задачи через условие главных максимумов для
решетки

112
d sin ϕk = k λ, (1)
d sin ϕmax = 5λ,
где ϕmax – максимальный угол дифракции, соответствующий наи-
большему порядку максимума. Из этих формул получаем
5sin ϕk 2,868
sin ϕmax = = .
k k
Из возможных значений k < 5 необходимо выбрать самое ма-
лое, но такое, чтобы sin ϕmax был не больше единицы. Нас устраивает
k = 3. Тогда из (1) находим

d= = 2,8 мкм.
sin ϕk
2.2.9. Разрешающая способность решетки. На дифракцион-
ную решетку шириной L и периодом d падает нормально свет
с длиной волны λ. Какова наименьшая разность длин волн, разре-
шаемых данной решеткой в спектре k-го порядка?
Разрешающая способность решетки R по определению
λ
R= ,
δλ
где δλ – наименьшая разность длин волн спектральных линий, при
которой эти линии воспринимаются еще раздельно, т.е. дифракцион-
ные картины на экране зрительно воспринимаются раздельно. В дан-
ном случае также принимается критерий Рэлея, по которому главный
максимум одной спектральной линии совпадает с первым добавоч-
ным минимумом другой линии.
Согласно критерию Рэлея необходимо, чтобы максимум k-го
порядка для линии с длиной волны λ + δλ, определяемого формулой
(см. введение к данному подразделу)
d sin ϕ = k ( λ + δλ ) ,

113
совпал с первым добавочным минимумом линии с длиной волны λ.
Положение данного минимума определяется формулой

 m
d sin ϕ =  k +  λ
 N
при m = 1 (N – число штрихов решетки). Итак, необходимо потре-
бовать выполнение равенства

 1
k ( λ + δλ ) =  k +  λ .
 N
Откуда
λ λd
δλ = = ,
kN kL
а разрешающая способность решетки
λ L
R= = kN = k .
δλ d
2.2.10. Грампластинка. Над центром изношенной граммо-
фонной пластинки помещен точечный источник света на высоте
h1 = 1 см. Глаз наблюдателя, расположенный на расстоянии
a = 110 см от оси пластинки и на высоте h2 = 10 см, видит, помимо
геометрического изображения источника, систему дифракционных
полос на поверхности пластинки. Определить расстояние между ни-
ми ∆x, если расстояние между бороздками d = 0,5 мм. Длина волны
0,55 мкм.
Для начала попытаемся понять, каким образом формируется
картина дифракционных полос на поверхности пластинки. В данном
случае поверхность грампластинки является отражательной дифрак-
ционной решеткой, в которой диафрагируют не проходящие, а отра-
женные лучи. Отражательную решетку можно представить как сис-
тему маленьких зеркал, расположенных в одной плоскости с перио-
дом d (рис. 2.41). Каждое маленькое зеркальце является источником

114
Рис. 2.41

вторичной отраженной волны. Очевидно, профиль штрихов между


зеркальцами (до определенных пределов) не имеет значения (штрихи
формируют беспорядочное диффузное отражение). Сформированное
всеми зеркальцами излучение образует главный максимум, если раз-
ность хода отраженных лучей ∆ = k λ ( k = 0,1, 2...) . Из рис. 2.41 вид-
но, что разность хода лучей 1 и 2 составляет ∆ = d ( sin ϕ0 − sin ϕ ) . Та-
ким образом, условие формирования главных максимумов при ди-
фракции на отражательной решетке имеет вид
d ( sin ϕ0 − sin ϕk ) = k λ ( k = 0,1, 2...) , (1)
где ϕ0 – угол падения; ϕk – угол, под которым идут отраженные лу-
чи, образующие максимум k-го порядка. Заметим, что, если устре-
мить d → ∞ (отражение от «хорошего» зеркала), то ϕk = ϕ0 , т.е. ра-
ботает обычный закон отражения. При отражении от отражательной
решетки максимумы формируются под разными углами, удовлетво-
ряющими условию (1). Все это очень похоже на дифракцию при на-
клонном падении в проходящих лучах на обычной прозрачной ре-
шетке, для которой формула (1) также работает.
Обратимся теперь к рис. 2.42, на котором под осью x понимает-
ся радиальное направление на поверхности грампластинки с началом
в ее центре (точка O). Пусть в точке P с координатой x видна свет-
лая полоса. Эта полоса представляет максимум k-го порядка, опреде-
ляемый условием

115
d ( sin ϕ1 − sin ϕ2 ) = k λ. (2)

При переходе к следующему макси-


муму k + 1 -го порядка углы ϕ1
и ϕ2 получают небольшие прираще-
ния δϕ1 и δϕ2 и тогда условие макси-
мума запишется в виде
Рис. 2.42 d sin ( ϕ1 + δϕ1 ) − sin ( ϕ2 + δϕ2 )  =
= ( k + 1) λ.

С учетом малости углов δϕ1 и δϕ2 данное соотношение переходит


в следующее:

d ( sin ϕ1 + cos ϕ1 ⋅ δϕ1 ) − ( sin ϕ2 + cos ϕ2 ⋅ δϕ2 )  = ( k + 1) λ . (3)

Вычитая (2) и (3), имеем


d ( cos ϕ1 ⋅ δϕ1 − cos ϕ2 ⋅ δϕ2 ) = λ. (4)

Это соотношение определяет угловое перемещение максиму-


мов. Для определения линейного перемещения максимумов по пла-
стинке введем расстояние максимума от центра пластинки
x1 = h1 tg ϕ1 и расстояние от максимума до основания перпендикуля-
ра, опущенного на пластинку из глаза x2 = h2 tg ϕ2 (см. рис. 2.42). Эти
расстояния связаны соотношением
x1 + x2 = a → h1 tg ϕ1 + h2 tg ϕ2 = a = const.
Дифференцируя последнее равенство, получаем
h1 h2
δϕ1 + δϕ2 = 0, (5)
cos ϕ1
2
cos 2 ϕ2
где любое слагаемое определяет линейное перемещение максимумов
по пластинке

116
h1 h2
δx = δϕ1 = − δϕ2 .
cos ϕ1
2
cos 2 ϕ2
Из системы уравнений (4), (5) находим

λh2 cos 2 ϕ1
δϕ1 = .
(
d h2 cos3 ϕ1 + h1 cos3 ϕ2 )
Тогда расстояние между максимумами

h1 λh2 cos 2 ϕ1
δx = ⋅ ..
(
cos 2 ϕ1 d h2 cos3 ϕ1 + h1 cos3 ϕ2 )
Вычисления можно упростить, заметив, что углы ϕ1 и ϕ2 мало
отличаются от угла падения ϕ0 , соответствующего «правильному»
отражению света от пластинки. Заменив ϕ1 и ϕ2 на ϕ0 , находим

λh1h2
δx = .
d ( h1 + h2 ) cos3 ϕ0

При этом cos ϕ0 ≈ h1 / x1 ≈ h2 / x2 (см. рис. 2.42) или

h1 + h2 h1 + h2
cos ϕ0 ≈ = .
x1 + x2 a
Тогда окончательно

λh1h2 a 3
δx = ≈ 1 см.
d ( h1 + h2 )
4

Очевидно, при освещении грампластинки (или CD-диска) есте-


ственным (белым) светом на ее поверхности наблюдаются цветные
полосы.
2.2.11. Дифракция рентгеновского излучения. Рассмотрим
две задачи.

117
1. Узкий пучок рентгеновских лучей с длиной волны λ падает
под углом скольжения α = 60° на естественную грань монокристал-
ла NaCl, плотность которого ρ = 2,16 г/см3. При зеркальном отраже-
нии от этой грани образуется максимум второго порядка (m = 2).
Определить λ.
Для определения длины волны обратимся к формуле Вульфа–
Брэгга:
2d sin α
2d sin α = mλ → λ = .
m
Видно, что все сводится к на-
хождению межплоскостного рас-
стояния d . В кристалле поваренной
соли NaCl ионы Na+ и Cl– располо-
жены в узлах кубической решетки
(рис. 2.43). Ее элементарная ячейка
(многогранник, трансляциями ко-
торого может быть без пропусков
Рис. 2.43 и перекрытий заполнена вся беско-
нечная решетка) представляет пря-
моугольный параллелепипед со сторонами d × d × 2d . Ее объем
V = 2d 3 . Значение этого объема входит в выражение для плотности
m µ
ρ= = ,
V N A 2d 3

где µ = 48 г/моль – молярная масса NaCl, N A = 6,02 ⋅1023 моль–1 –


число Авогадро. Тогда отсюда находим
1/ 3
 µ 
d =  = 2,8 ⋅10−10 м.
 2ρN A 
И окончательно
2 ⋅ 2,8 ⋅10−10 sin 60°
λ= = 2, 43 ⋅10−10 м.
2

118
2. При прохождении узкого пучка рентгеновских лучей с длиной
волны λ = 17,8 пм через поликристаллический образец, на экране,
расположенном на расстоянии l = 15 см от образца, возникает систе-
ма концентрических дифракционных колец-максимумов. Определить
радиус светлого кольца, соответствующего второму порядку отра-
жения от системы плоскостей с межплоскостным расстоянием
d = 155 пм.
Происхождение дифракционных светлых колец связано со сле-
дующим. Среди множества беспорядочно ориентированных кристал-
ликов найдется очень много кристалликов с такими ориентациями,
что при заданной длине волны λ
будет выполнено условие Вульфа–
Брэгга. Лучи, испытавшие брэггов-
ское отражение от таких кристал-
ликов, образуют поверхность ко-
нуса, ось которого направлена
вдоль падающего луча, а угол рас-
твора определяется межплоскост-
ным расстоянием d (рис. 2.44, по-
казано отражение от отдельного Рис. 2.44
микрокристаллика; сам микрокри-
сталлик изображен в виде зеркальца). Так как эти расстояния обра-
зуют дискретный набор, то за образцом возникает дискретное семей-
ство конусов с общими вершиной и осью.
Согласно рис. 2.44, r = l ⋅ tg 2α, где α – угол скольжения, опре-
деляемый формулой Вульфа–Брэгга 2d sin α = mλ. Из этих формул
получаем

  mλ  
r = l ⋅ tg  2arcsin    = 3,5 см.
  2d  

119
2.3. Поляризация света

В поляризации света явно проявляется поперечность колебаний


светового вектора E. Несмотря на то, что световые волны попереч-
ны, они обычно не проявляют асимметрии относительно луча. Это
обусловлено тем, что в естественном свете (т.е. свете, испускаемом
обычными источниками) совершаются колебания в самых различных
направлениях, перпендикулярных лучу (рис. 2.45). Колебания раз-
личных направлений быстро и беспорядочно сменяют друг друга.
Волну, в которой направление колебаний светового вектора E упо-
рядочено каким-либо образом, называют поляризованной. Если коле-
бания вектора E происходят только в одной
плоскости (плоскость поляризации), то это плос-
кополяризованный (или линейно-поляризованный)
свет. Плоскополяризованный свет можно полу-
чить из естественного с помощью поляризаторов,
которые свободно пропускают колебания, парал-
Рис. 2.45 лельные плоскости пропускания поляризатора
(плоскость поляризатора) и полностью или частично задерживают
колебания, перпендикулярные этой плоскости. Поляризатор, задер-
живающий перпендикулярные к его плоскости колебания только
частично, называют несовершенным.
Если вектор E поворачивается вокруг луча, периодически из-
меняясь по модулю, то это эллиптически поляризованный свет. При
этом если смотреть вдоль луча, конец вектора E описывает эллипс
(если эллипс вырождается в окружность, то это свет, поляризованный
по кругу). Эллиптическая поляризация является наиболее общим ти-
пом поляризации, переходящим при определенных условиях в ли-
нейную и круговую поляризации. В зависимости от направления
вращения вектора E различают правую и левую эллиптическую по-
ляризацию. Если смотреть навстречу распространению волны и век-
тор E при этом поворачивается по часовой стрелке, то это правая
поляризация, в противном случае – левая.

120
Одна из главных идей, помогающих понять распространение
поляризованного света, заключается в следующем. Волну с эллипти-
ческой поляризацией всегда можно разложить на две распростра-
няющиеся в одном направлении когерентные плоскополяризованные
волны с взаимно перпендикулярными плоскостями поляризации. Ес-
тественный же свет можно представить как наложение двух неко-
герентных плоскополяризованных волн с взаимно перпендикулярными
плоскостями поляризации (рис. 2.46). Справедливо и обратное ут-
верждение. Данное представление значительно упрощает анализ
многих вопросов.

Рис. 2.46

Проиллюстрируем сказанное на следующем примере. Пусть


в направлении оси Z распространяется световая волна с произволь-
ной поляризацией. Данную волну можно представить в виде двух
линейно-поляризованных волн, плоскости колебаний которых вза-
имно перпендикулярны
E = E0 cos ( ωt − kz ) , E⊥ = E0⊥ cos ( ωt − kz + δ ) .

Здесь значок относится к некоторой выделенной плоскости,


проходящей через луч, а значок ⊥ – к перпендикулярной ей плоско-
сти; E0 и E0⊥ – амплитуды колебаний в рассматриваемых взаимно
перпендикулярных плоскостях; δ – сдвиг фазы колебаний. Если
δ = f (t ), то волны некогерентные и при их сложении получаем есте-
ственный свет. Если δ = const, то в общем случае мы имеем дело

121
с эллиптически поляризованной волной. Значения E0 и E0⊥ связаны
с интенсивностью волны:

(
I = χn E 2 + E⊥ 2 ) = 12 χn ( E0
2
)
+ E0⊥ 2 ,

где n – показатель преломления среды; χ = ε 0 / µ 0 .


Помимо плоскополяризованного и естественного света сущест-
вует и частично поляризованный свет, который можно представить
в виде наложения двух разных по интенсивности некогерентных
плоскополяризованных волн с взаимно перпендикулярными плоско-
стями поляризации. Если пропустить частично поляризованный свет
через поляризатор, то при вращении поляризатора вокруг направле-
ния луча интенсивность прошедшего света изменяется в пределах от
I макс до I мин , причем переход от одного значения к другому совер-
шается дважды за период. Данный свет можно также рассматривать
как смесь естественного и поляризованного света (рис. 2.47).

Рис. 2.47

Частично поляризованный свет характеризуют степенью поля-


ризации
I макс − I мин I пол
P= = .
I макс + I мин I0

122
Здесь I пол – интенсивность поляризованной составляющей; I 0 –
полная интенсивность частично поляризованного света, которую
можно представить как I 0 = I макс + I мин . Для плоскополяризованного
света I пол = I 0 , значит, степень поляризации P = 1, для естественного
света I пол = 0 и тогда P = 0. Для эллиптически поляризованного све-
та понятие «степень поляризации» не применимо.
При падении линейно-поляризованного света с амплитудой ко-
лебаний E на границу раздела двух прозрачных диэлектриков с по-
казателями преломления n1 и n2 возникают две волны: отраженная
с амплитудой E ′ и преломленная с амплитудой E ′′. Для них сущест-
вуют так называемые формулы Френеля:
E⊥′ n1 cos α − n2 cos β E′ n2 cos α − n1 cos β
= , = ,
E⊥ n1 cos α + n2 cos β E n2 cos α + n1 cos β
(1)
E⊥′′ 2n1 cos α E ′′ 2n1 cos α
= , = .
E⊥ n1 cos α + n2 cos β E n2 cos α + n1 cos β
Эти соотношения вытекают из граничных условий, накладывае-
мых на векторы напряженности электрического поля E и магнитно-
го H . В них значок ⊥ относится к составляющей, перпендикулярной
плоскости падения, а значок – к составляющей, параллельной
плоскости падения; α – угол падения; β – угол преломления. При
α = β = 0 (нормальное падение) формулы (1) переходят в формулы
(2) и (3), приведенные во введении к главе 2, и исчезает разница ме-
жду волнами, поляризованными в плоскости падения и перпендику-
лярной к ней. С использованием закона преломления
sin α / sin β = n2 / n1 соотношения (1) приобретают следующий вид:
E⊥′ sin ( α − β ) E ′ tg ( α − β )
=− , = ,
E⊥ sin ( α + β ) E tg ( α + β )
(2)
E⊥′′ 2cos α sin β E ′′ 2cos α sin β
= , = .
E⊥ sin ( α + β ) E sin ( α + β ) cos ( α − β )

123
Данные соотношения позволяют определить коэффициент от-
ражения линейно-поляризованного света, плоскость поляризации ко-
торого перпендикулярна плоскости падения ( ρ⊥ ) и параллельна ей
( ρ ):
I ′  E ′  sin ( α − β ) tg 2 ( α − β )
2
I ′  E′ 
2 2
ρ⊥ = ⊥ =  ⊥  = , ρ = =   = . (3)
I ⊥  E⊥  sin 2 ( α + β ) I  E  tg 2 ( α + β )

Из этих формул видно, что при падении под углом Брюстера


α Бр , для которого выполняется условие tg α Бр = n2 / n1 (при этом
α Бр + β = π / 2), коэффициент отражения ρ = 0, т.е. отраженный свет
будет полностью линейно-поляризованным в плоскости, перпенди-
кулярной плоскости падения (закон Брюстера).
Коэффициент отражения при нормальном падении света R на-
зывают отражательной способностью и при n1 = 1, n2 = n его значе-
ние с учетом формул (1) составляет
2
 n −1 
R=  .
 n +1
В этом случае коэффициент пропускания света
4n
D = 1− R = .
( n + 1)
2

При прохождении плоскополяризованного света с интенсивно-


стью I 0 через поляризатор выполняется закон Малюса

I = I 0 cos 2 ϕ ,
где I – интенсивность света, выходящего из поляризатора, плос-
кость пропускания которого составляет угол ϕ с плоскостью коле-
баний падающего света. Если же на поляризатор падает естествен-
ный свет с интенсивностью I 0 , то из поляризатора выходит свет

124
с интенсивностью I = I 0 / 2 (это сразу следует из того, что естествен-
ный свет представляет собой наложение двух некогерентных плос-
кополяризованных волн одинаковой интенсивности с взаимно пер-
пендикулярными плоскостями поляризации).
При прохождении света через прозрачные оптически неизо-
тропные кристаллы наблюдается двойное лучепреломление. Внутри
кристалла свет делится на две линейно-поляризованные волны, рас-
пространяющиеся в общем случае с разными скоростями и в разных
направлениях. Одна волна обыкновенная (o) поляризована перпен-
дикулярно плоскости падения и имеет показатель преломления no .
Для нее выполняется закон преломления. Другая волна – необыкно-
венная (e) поляризована в плоскости падения, имеет показатель пре-
ломления ne и для нее может не выполняться закон преломления.
Направление, вдоль которого обе волны распространяются с одина-
ковыми скоростями, – оптическая ось кристалла. Такое поведение
характерно для так называемых одноосных кристаллов. В двухосных
кристаллах обе волны необыкновенные.
Наибольший практический интерес представляет распростране-
ние света перпендикулярно оптической оси. При этом условии нет
пространственного разделения обыкновенной и необыкновенной
волн, но на пути h возникает разность фаз
h ( no − ne )
δ = 2π .
λ
Если на кристаллическую пластинку, вырезанную параллельно
оптической оси, падает нормально плоскополяризованный свет,
плоскость поляризации которого составляет угол 45° с оптической
осью, то на выходе из пластинки появляется в общем случае эллип-
тически поляризованный свет. Связано это с тем, что эллиптически
поляризованный свет всегда можно представить как сумму двух вза-
имно перпендикулярных колебаний. Вид и ориентация эллипса зави-
сят от амплитуд обыкновенной и необыкновенной волн и их разно-
сти фаз δ.

125
Для наблюдения интерференции поляризованных волн, вышед-
ших из кристаллической пластинки, используется схема, представ-
ленная на рис. 2.48, где S – обычный источник света; P – поляриза-
тор; K – кристаллическая пластинка; P′ – анализатор (второй поля-
ризатор). Если источник S – лазер, то поляризатор P не нужен.
Угол между плоскостью пропускания поляризатора (плоскость коле-
баний прошедшего через него света) и оптической осью пластин-
ки OO′ обычно составляет 45° (это необходимо для наблюдения
наиболее отчетливой картины интерференции).

Рис. 2.48

Если угол между плоскостями пропускания P и P′ равен нулю,


то из системы выходит свет с интенсивностью
δ
I ′ = I cos 2
,
2
где δ – разность фаз обыкновенного и необыкновенного лучей, про-
шедших кристаллическую пластинку; I – интенсивность падающего
на кристаллическую пластинку поляризованного света. Если угол
между плоскостями пропускания P и P′ равен π / 2 (скрещенные
поляризаторы), то из системы выходит свет с интенсивностью
δ
I ⊥′ = I sin 2
2

126
(заметим, что интенсивности I ⊥′ и I ′ в сумме дают интенсивность
падающего света I ).
Оптическую анизотропию можно вызвать и искусственным пу-
тем. Мерой анизотропии служит разность показателей преломления
обыкновенного и необыкновенного лучей no − ne . Например, при од-
ностороннем сжатии (растяжении)
no − ne = k σ ,
где σ – механическое напряжение; k – коэффициент, зависящий от
свойств вещества. Для анизотропии, вызванной внешним электриче-
ским полем с напряженностью E ,

no − ne = BλE 2 ,
где B – постоянная Керра.
При пропускании линейно-поляризованного света через опти-
чески активные вещества происходит поворот плоскости поляриза-
ции на угол
ϕ = αl ,
где l – толщина оптически активного слоя; α – постоянная враще-
ния. При изменении направления движения света угол поворота из-
меняет знак. Для растворов оптически активных веществ α = [ α ] ⋅ c,
где [ α ] – удельная постоянная вращения; c – концентрация оптиче-
ски активного вещества.
Способность поворачивать плоскость поляризации обладают
и оптически неактивные вещества, находящиеся во внешнем магнит-
ном поле с напряженностью H (эффект Фарадея). При этом угол
поворота плоскости поляризации
ϕ = VlH ,
где V – постоянная Верде. Направление вращения зависит только от
направления магнитного поля и не зависит от направления света.

127
2.3.1. Характер поляризации. Какой характер поляризации
имеет электромагнитная волна, проекция вектора E которой на
оси х и y, перпендикулярные направлению ее распространения, опре-
деляются уравнениями:
1) Ex = E0 cos ( ωt − kz ) , E y = E0 cos ( ωt − kz + π / 2 ) ;

2) Ex = E0 cos ( ωt − kz ) , E y = E0 cos ( ωt − kz + π ) ;

3) Ex = E0 cos ( ωt − kz ) , E y = E0 cos ( ωt − kz + π / 4 ) ?

Здесь волновой вектор k направлен вдоль оси z правой системы ко-


ординат.
Для определения вида поляризации необходимо получить урав-
нение линии, по которой движется конец вектора E в плоскости х и у.
Для первого варианта очевидно, что

Ex2 + E y2 = E02 , (1)

так как E y = E0 cos ( ωt − kz + π / 2 ) = − E0 sin ( ωt − kz ) . Уравнение (1) яв-


ляется уравнением окружности с радиусом E0 и центром в начале ко-
ординат. Это означает, что свет поляризован по кругу (рис. 2.49, а),
причем вектор E вращается по часовой стрелке (ось z направлена из

а б в

Рис. 2.49

128
чертежа). В этом легко убедиться, если положить аргумент ωt − kz
равным нулю (E x = E , E y = 0 ) , а затем немного увеличить время.
При этом Ex убывает, а E y становится отрицательным.
Во втором случае имеем Ex = − E y , а это означает, что колеба-
ния вектора E в плоскости х, у происходят вдоль прямой линии
y = − x (рис. 2.49, б). Значит, мы имеем дело с плоскополяризован-
ной волной.
Несколько сложнее дело обстоит с третьим вариантом. Запишем
выражение для E y в виде

E0 E E E2 
Ey = cos ( ωt − kz ) − sin ( ωt − kz )  = 0  x − 1 − x 2 .
2 2  E0 E0 

Данное уравнение нетрудно переписать

Ex2 − 2 Ex ⋅ E y + E y2 = E02 / 2.

А это, как следует из аналитической геометрии, есть уравне-


ние эллипса, повернутого относительно осей х, у на угол 45°, причем
большая полуось эллипса a = E0 / 2 − 2 , а малая полуось

b = E0 / 2 + 2 (рис. 2.49, в). Значит, мы имеем дело с эллиптиче-


ской поляризацией. Нетрудно убедиться, как и в первом случае, вра-
щение вектора E происходит по часовой стрелке. Если в качестве
взаимно перпендикулярных плоскостей, обозначенных индексами
( , ⊥ ) , выбрать направления полуосей эллипса (т.е. повернуть эл-
липс на угол 45°), то уравнения складываемых волн будут выглядеть
несколько иначе
E = E0 cos ( ωt − kz ) , E⊥ = E0⊥ cos ( ωt − kz + π / 2 ) ,

129
где
E0 E0
E0 = , E0⊥ = ,
2− 2 2+ 2

причем E02 + E02⊥ = 2 E02 . Последнее соотношение означает, что, как


и следовало ожидать, интенсивность результирующей волны не за-
висит от способа ее представления.
2.3.2. Анализ поляризованного света. Как отличить естествен-
ный свет от света, поляризованного по кругу, и от смеси естествен-
ного света со светом, поляризованным по кругу?
Известно, что в линейной поляризации света легко убедиться
с помощью поляризатора, способного давать полностью линейно-
поляризованный свет (всякий такой поляризатор в дальнейшем бу-
дем называть николем). При вращении николя вокруг направления
луча интенсивность проходящего света будет изменяться, и если при
некотором положении николя свет полностью гасится, то свет ли-
нейно-поляризованный.
Если падающий свет естественный или поляризованный по кру-
гу, то интенсивность проходящего света не будет изменяться. Для
отличия одного случая от другого необходимо перед николем поста-
вить так называемую пластинку в четверть волны. Это кристалличе-
ская пластинка, вырезанная из одноосного кристалла (например,
кварца) параллельно его оптической оси, и ее толщина такова, что
дополнительная разность хода между обыкновенным и необыкно-
венным лучами равна λ / 4. При этом разность фаз между лучами со-
ставляет π / 2. Если исходный свет был поляризован по кругу, то
разность фаз между любыми двумя взаимно перпендикулярными ко-
лебаниями равна ±π / 2. Наличие кристаллической пластинки в чет-
верть волны внесет дополнительную разность фаз ±π / 2, результи-
рующая разность фаз будет равна нулю или π и свет станет линей-
но-поляризованным. А его можно полностью погасить поворотом
николя. Если падающий свет естественный, то он останется таковым
и после прохождения пластинки λ / 4 и никакого гашения света при

130
повороте николя не будет. Если же интенсивность меняется, но
не падает до нуля – это частично поляризованный по кругу свет (или
смесь естественного и поляризованного по кругу).
Допустим, что падающая волна поляризована эллиптически. Ес-
ли поставить николь, то при его вращении интенсивность проходя-
щего света в двух положениях (отличающихся друг от друга на 180°)
будет максимальна, а в перпендикулярных к ним положениях мини-
мальна. Эти положения определят направления главных осей эллип-
са колебаний. После этого на пути падающего света поставим пла-
стинку λ / 4, оптическая ось которой ориентирована параллельно од-
ной из главных осей эллипса. Тогда после прохождения через
пластинку свет станет поляризован линейно и может быть погашен
поворотом николя.
Теперь нетрудно сообразить, как поступить, чтобы отличить
друг от друга: 1) эллиптически поляризованный свет; 2) смесь естест-
венного света с линейно-поляризованным светом (отчасти линейно-
поляризованный свет); 3) смесь естественного света с эллиптически
поляризованным (отчасти эллиптически поляризованный свет). Необ-
ходимо поместить на пути света пластинку λ / 4, а за ней николь. Ес-
ли вращением пластинки вокруг луча можно найти такое положение,
при котором свет, прошедший через нее, можно погасить последую-
щим вращением николя, то падающий свет был эллиптически поля-
ризован. Если это сделать не удается, то мы имеем дело либо со сме-
сью естественного света с линейно-поляризованным, либо со смесью
естественного света с эллиптически поляризованным. Чтобы отли-
чить друг от друга эти два последних случая, на пути света ставят
сначала один николь и устанавливают его на минимум интенсивности
проходящего света. Затем перед николем помещают пластинку в чет-
верть волны. Вращением пластинки и николя снова добиваются ми-
нимума интенсивности. Если этот минимум получает при прежнем
положении николя (или поворотом его на 180°), то мы имеем смесь
естественного света с линейно-поляризованным. Если же для получе-
ния минимума требуется повернуть николь на некоторый угол, то это
смесь естественного света с эллиптически поляризованным.

131
2.3.3. Соприкасающиеся поляроиды. Плоская световая моно-
хроматическая волна с интенсивностью I 0 падает нормально на сис-
тему из двух соприкасающихся поляроидных полуплоскостей
(рис. 2.50). Плоскости пропускания поляроидов взаимно перпенди-
кулярны. Какова интенсивность света в точке P, расположенной
в плоскости, перпендикулярной поляроидам и проходящей через гра-
ницу их раздела, если свет: 1) естественный; 2) поляризованный по
кругу; 3) линейно-поляризованный в плоскости, составляющей угол ϕ
с плоскостью пропускания одного из поляроидов? Считать, что в по-
ляроидах нет поглощения света разрешенной поляризации.
Вспомним, что при любом типе по-
ляризации света его можно представить
как наложение двух поляризованных во
взаимно перпендикулярных плоскостях
волн с некоторой разностью фаз δ. Если
эта разность фаз зависит от времени, то
мы имеем дело с естественным светом.
Рис. 2.50 Если δ = ±π / 2, то это свет, поляризован-
ный по кругу. Если δ = 0 или π, то это
линейно-поляризованный свет. Поэтому представим колебания в па-
дающей на поляроиды волне в виде
E0 = E0 cos ωt , E0⊥ = E0 cos ( ωt + δ ) , (1)
где значок относится к составляющей, параллельной плоскости
пропускания одного из поляроидов, а значок ⊥ – к составляющей, ей
перпендикулярной; E0 – максимальное значение напряженности
электрического поля в каждой из поляризованных волн. Для величин
E0 , I 0 существует связь

I 0 = χ E02 cos 2 ωt + χ E02 cos 2 ( ωt + δ ) .

И так как среднее от квадрата косинуса в любом случае равно


1/ 2, то

132
I 0 = χE02 (2)

(напомним, что коэффициент χ = ε 0 / µ 0 ).


Каждый поляроид пропускает только одну из составляющих
в выражении (1) и если бы поляроид был бесконечным, то поле за
ним в точке P было бы равно либо E0 , либо E0⊥ . Но так как поля-
роиды полубесконечны и точка P находится как раз под границей их
раздела, то в данную точку приходит только половина того и другого
колебания. Таким образом, электрическое поле в точке P имеет вид
E0 E
E = cos ωt , E⊥ = 0 cos ( ωt + δ ) .
2 2
Тогда для интенсивности света в данной точке получаем

χE02  χE 2
I = χ E 2 + χ E⊥2 = cos 2 ωt + cos 2 ( ωt + δ )  = 0
4   4
или с учетом (2)
I = I0 / 4 .
Если падающий свет линейно-поляризованный, то его можно
представить в виде
E0 = E0 cos ϕ ⋅ cos ωt , E0⊥ = E0 sin ϕ ⋅ cos ωt.

Тогда свет, прошедший поляроиды, имеет составляющие


E = E0 cos ϕ cos ωt , E⊥ = E0 sin ϕ cos ωt

и для интенсивности получаем прежний результат независимо от уг-


ла ϕ и типа поляризации:

χE02  cos 2 ϕ sin 2 ϕ  χE02 I 0


I = χ E 2 + χ E⊥2 =  + = = .
2  2 2  4 4

133
2.3.4. Зоны Френеля и поляризаторы. Плоская монохромати-
ческая волна естественного света с интенсивностью I 0 падает нор-
мально на круглое отверстие, которое представляет собой первую
зону Френеля для точки наблюдения P. Найти интенсивность света
в точке P, если отверстие перекрыть двумя одинаковыми поляриза-
торами, плоскости пропускания которых взаимно перпендикулярны,
а граница раздела проходит: 1) по диаметру отверстия; 2) по окруж-
ности, ограничивающей первую половину зоны Френеля.
Если граница раздела проходит по диаметру отверстия, то мы
можем воспользоваться результатом предыдущей задачи. При этом
нужно только учесть, что амплитуда колебаний E от первой зоны
Френеля в два раза превышает амплитуду колебаний от всего фронта
волны E0 :
E = 2 E0 .
Таким образом, интенсивность света в точке P будет в четыре
раза больше, чем от всего фронта волны (она в соответствии с пре-
дыдущей задачей равна I 0 / 4):
I0
I = 4⋅= I0 .
4
Пусть теперь граница раздела поляризаторов проходит по ок-
ружности, ограничивающей первую половину зоны Френеля. Пред-
ставим колебания в падающей волне, как и в предыдущей задаче,
в виде
E0 = E0 cos ωt , E0⊥ = E0 cos ( ωt + δ ) , (1)
где значок относится к составляющей, параллельной плоскости
пропускания одного из поляроидов, а значок ⊥ – к составляющей, ей
перпендикулярной; E0 – максимальное значение напряженности
электрического поля в каждой из поляризованных волн. Ее значение
связано с интенсивностью падающей волны I 0 :

I 0 = χ E02 cos 2 ωt + χ E02 cos 2 ( ωt + δ ) = χE02 .

134
Если теперь вспомнить принцип по-
строения результирующего колебания от
первой зоны Френеля (см., например, за-
дачу 2.2.1), то амплитуда колебаний от
каждой половины первой зоны Френеля
(рис. 2.51)
2 E0
E = E⊥ = . Рис. 2.51
2
Так как каждый поляризатор пропускает только одну из составляю-
щих в выражении (1), то для интенсивности света в точке P получаем

I = χ E 2 cos 2 ωt + χ E⊥2 cos 2 ( ωt + δ ) =


2
 2E 
= χ  0   cos 2 ωt + cos 2 ( ωt + δ )  = 2χE02 = 2 I 0 .
 2   

Заметим, что полученные результаты будут справедливы и для


волны, поляризованной по кругу.
Изменим несколько постановку задачи. Пусть теперь плоская
поляризованная по кругу монохроматическая волна с длиной λ
и интенсивностью I 0 падает на диск, вырезанный из идеального по-
ляроида с показателем преломления n. Диск закрывает для некото-
рой точки P одну зону Френеля. Какова должна быть толщина дис-
ка d , чтобы интенсивность света в точке P была максимальной?
Найти эту интенсивность.
Наличие поляроидного диска с показателем преломления n вне-
сет дополнительную разность фаз только в ту часть фронта волны,
которая находится в пределах первой зоны Френеля. Вспомним те-
перь, что колебание от первой зоны Френеля отличается по фазе от
колебаний всех остальных зон на π. Теперь становится понятным,
что для получения максимальной интенсивности поляроидный диск
должен внести именно эту разность фаз, а точнее
∆ϕ = π + 2mπ = ( 2m + 1) π, m = 0,1, 2...

135
Значение этой разности фаз определяет дополнительную разность
хода лучей, прошедших поляроидный диск
λ
= ( n − 1) d .
∆ = ∆ϕ ⋅

Таким образом, толщина диска

d=
( 2m + 1) λ , m = 0,1, 2...
2 ( n − 1)
Ну, а какова будет интенсивность в точке P ? Для этого обра-
тимся к рис. 2.52, а, на котором отображены максимальные значения
векторов колебаний в падающей волне от первой зоны Френеля
с амплитудой 2E0 и всех остальных зон с амплитудой E0 (эти значе-
ния достигаются в разное время, так как взаимно перпендикулярные
составляющие этих волн имеют вид E cos ωt и E cos ( ωt + δ ) , где
разность фаз δ = π / 2). После прохождения диска фаза волны, про-
шедшей поляроид, изменяется на обратную и исчезает одна из ее со-
ставляющих, перпендикулярная плоскости пропускания поляроида
(рис. 2.52, б).

а б
Рис. 2.52

Тогда для интенсивности волны в точке P имеем

I = χ 9 E02 cos 2 ωt + χ E02 cos 2 ( ωt + δ ) = 5χE02 .

136
И так как интенсивность падающей волны с напряженностью E0 ,
поляризованной по кругу, составляет I 0 = χE02 (это в два раза боль-
ше, чем для неполяризованной волны той же напряженности), то
I = 5I 0 .
Заметим, что если бы поляроид изменил только фазу волны без
отсечения одной из ее составляющих, то интенсивность увеличилась
бы в девять раз.
2.3.5. Несовершенные поляризаторы. На пути естественного
пучка света поместили два несовершенных поляризатора. Оказалось,
что при параллельных плоскостях пропускания поляризаторов эта
система пропускает в η раз больше света, чем при скрещенных по-
ляризаторах. Найти степень поляризации P0 каждого поляризатора
в отдельности и всей системы Pсист при параллельных плоскостях
пропускания поляризаторов.
Естественный свет, прошедший несовершенный поляризатор,
является частично поляризованным, так как в нем присутствуют раз-
ные по интенсивности плоскополяризованные во взаимно перпенди-
кулярных плоскостях волны. Интенсивность волны, поляризованной
в плоскости пропускания поляризатора, – I макс , в плоскости, перпен-
дикулярной плоскости поляризатора, – I мин . Если I мин = 0, то это со-
вершенный поляризатор, если I мин = I макс , то данное устройство не
является поляризатором. По определению степень поляризации P
рассчитывается как
I макс − I мин
P= .
I макс + I мин
Если на несовершенный поляризатор направить свет, поляризо-
ванный в плоскости пропускания с интенсивностью I , то из него
выйдет свет с интенсивностью I = α I ; если же направить свет, по-
ляризованный перпендикулярно плоскости пропускания с интенсив-
ностью I , то из него выйдет свет с интенсивностью I ⊥ = α ⊥ I (для

137
совершенного поляризатора коэффициенты α = 1, α ⊥ = 0). Тогда
с использованием коэффициентов α и α ⊥ степень поляризации
одиночного поляризатора можно записать в виде
α − α⊥
P0 = ,
α + α⊥

а для системы двух поляризаторов при параллельных плоскостях


пропускания

α 2 − α ⊥2
Pсист = .
α 2 + α 2⊥

Данные выражения можно упростить, если ввести обозначение


α = α / α⊥:

α −1
P0 = , (1)
α +1
α2 −1
Pсист = . (2)
α2 + 1
Значение α можно найти из следующих соображений. Напра-
вим на систему двух несовершенных поляризаторов естественный
свет, который можно представить в виде двух взаимно перпендику-
лярных волн с интенсивностью I . Тогда, очевидно, при параллель-
ных плоскостях пропускания поляризаторов из системы выйдет свет
с интенсивностью

I = α 2 I + α ⊥2 I , (3)

а при скрещенных поляризаторах


I⊥ = α ⋅ α⊥ I + α⊥ ⋅ α I , (4)

причем по условию

138
I
=η. (5)
I⊥
Из системы уравнений (3)–(5) нетрудно получить уравнение для
определения коэффициента α

α 2 − 2ηα + 1 = 0. (6)
Если возвести в квадрат соотношение (1), то получаем

( α − 1) .
2

P0 2 =
( α + 1)
2

Значения ( α − 1) и ( α + 1) можно найти из (6), преобразуя дан-


ное уравнение к полному квадрату. Тогда

2α ( η − 1) η −1
P02 = → P0 = .
2α ( η + 1) η +1

Выражая α из соотношения (1)


1 + P0
α=
1 − P0
и подставляя это в (2), находим
2 P0
Pсист = = 1 − 1/ η2 .
1 + P02
2.3.6. Стопа Столетова. Узкий пучок естественного света пада-
ет под углом Брюстера на стопу Столетова, состоящую из N тол-
стых стеклянных пластин. Найти степень поляризации прошедшего
пучка.
Понятно, что нам необходимо, прежде всего, понять, что проис-
ходит после прохождения одной пластины, а затем мы сможем
обобщить результат и на произвольное число пластин. На рис. 2.53
отображен ход лучей при прохождении света через одну пластину

139
и характер поляризации всех лучей
(стрелками показано направление
колебаний вектора E в плоскости
падения, точками – перпендикуляр-
но ей). Нетрудно сообразить, что ес-
ли угол падения α для верхней по-
верхности пластины является углом
Брюстера, то и угол β для нижней
поверхности также будет углом
Брюстера, для которого выполняется
равенство α Бр + β = π / 2. Это сразу
следует из закона преломления
Рис. 2.53
sin α / sin β = n и закона Брюстера
tg α Бр = n.
Пусть напряженность электрического поля в падающей волне –
E , в волне, прошедшей первую границу (верхняя поверхность пла-
стины), – E1 , а в волне, прошедшей вторую границу (нижняя по-
верхность пластины), – E2 . По определению степень поляризации
I макс − I мин
P= ,
I макс + I мин
где за I макс можно принять интенсивность составляющей волны, па-
раллельной плоскости падения I , а за I мин – интенсивность состав-
ляющей, перпендикулярной плоскости падения. И так как интенсив-
ность волны пропорциональна квадрату напряженности, то
2
E 
1−  ⊥ 
E − E⊥
2 2 E 
P= 2 =   (1)
E + E⊥
2
 E⊥ 
2

1+ 
 E 
 

140
(символами и ⊥ обозначены составляющие поля, параллельные
плоскости падения и перпендикулярные ей). Таким образом, степень
поляризации волны, прошедшей первую границу, составляет
2
E 
1 −  1⊥ 
 E1 
P1 =   ,
2
(2)
 E1⊥ 
1+ 
 E1 
 
где значения E1⊥ и E1 определяются формулами Френеля (2), при-
веденными во введении к данному подразделу. В соответствии с ними
2cos α sin β 2cos α sin β
E1⊥ = E⊥ , E1 = E .
sin ( α + β ) sin ( α + β ) cos ( α − β )

Так как падающий свет является естественным, то для него


E⊥ = E . Кроме того, при α = α Бр значение sin ( α + β ) = sin ( π / 2 ) = 1.
С учетом этих замечаний
E1⊥
= cos ( α − β ) , (3)
E1
что дает
1 − cos 2 ( α − β )
P1 = .
1 + cos 2 ( α − β )
После несложных тригонометрических преобразований с учетом за-
кона преломления (sin α / sin β = n) и закона Брюстера ( tg α Бр = n )
находим
2n
cos ( α − β ) = =γ. (4)
1 + n2
Таким образом, для P1 имеем
1− γ2
P1 =
, (5)
1+ γ2
где γ определяется равенством (4).

141
Перейдем теперь ко второй границе, на которую свет падает под
углом Брюстера для данной границы. Степень поляризации света P2
после прохождения данной границы в соответствии с (1)
2
E 
1 −  2⊥ 
 E2 
P2 =   ,
2
 E2⊥ 
1+ 
 E2 
 
а отношение E2⊥ / E2 в силу формул Френеля связано с отношением
E1⊥ / E1
E2⊥ E1⊥
= cos ( α − β )
E2 E1
или с учетом (3)
E2 ⊥
= cos 2 ( α − β ) = γ 2 .
E2

Тогда для P2 получаем

1− γ4
P2 = . (6)
1+ γ4
Из сравнения выражений (5) и (6) легко увидеть, что после про-
хождения n -й границы степень поляризации станет

1 − γ 2n
Pn = .
1 + γ 2n
И так как стопа Столетова из N пластин содержит n = 2 N границ,
то степень поляризации прошедшего света составляет

1− γ4N  2n 
P= γ = < 1
1+ γ4N  1+ n 2

142
Рис. 2.54

и с ростом числа пластин возрастает (правда, при этом уменьшается


интенсивность прошедшего света за счет отражений и при большом
числе пластин из стопы выйдет только половина падающего света).
На рис. 2.54 приведена диаграмма зависимости P ( N ).
2.3.7. Поляризатор с поглощением. При падении естественно-
го света на некоторый поляризатор проходит η1 = 30 % светового по-
тока, а через два таких поляризатора – η2 = 13,5 %. Найти угол ϕ
между плоскостями пропускания этих поляризаторов.
Из условия задачи сразу следует вывод о том, что каждый поля-
ризатор не только поляризует свет, но и часть его поглощает (если
бы не было поглощения из поляризатора вышло бы ровно половина
светового потока естественного света). Обозначим коэффициент по-
глощения (долю поглощенного света) через k . Тогда из первого по-
ляризатора при падении на него естественного света интенсивно-
стью I 0 выйдет свет интенсивностью

1
I1 = (1 − k ) I 0 .
2

143
Тогда из второго поляризатора выйдет свет интенсивностью
1
I 2 = I1 (1 − k ) cos 2 ϕ = (1 − k ) I 0 cos 2 ϕ .
2

2
По условию задачи нам задано
I1 I2
= η1 , = η2 .
I0 I0
Из этих уравнений, исключая коэффициент поглощения, находим

η2  η2 
cos 2 ϕ = → ϕ = arccos  = 30°.
2η1
2  η 2 
 1 
2.3.8. Поляризатор и частично поляризованный свет. Час-
тично линейно-поляризованный свет рассматривается через николь.
При повороте николя на 60° от положения, соответствующего мак-
симальной яркости, яркость пучка уменьшается в два раза. Найти
степень поляризации падающего света.
Степень поляризации по определению можно представить как
I пол
P= , (1)
I пол + I ест

где I пол – интенсивность поляризованной составляющей; I ест – ин-


тенсивность естественной (неполяризованной) составляющей. При
первом положении николя, соответствующем максимальной яркости
пучка, через него проходит вся поляризованная составляющая и по-
ловина неполяризованной составляющей, т.е. интенсивность про-
шедшего света составит
1
I1 = I пол + I ест .
2
При повороте николя на 60° относительно первого положения
интенсивность света составит

144
1 1 1
I 2 = I пол cos 2 60° + I ест = I пол + I ест .
2 4 2
По условию I 2 = I1 / 2, т.е.
1 1 1 
I пол + I ест = 2  I пол + I ест  .
2 4 2 
Откуда находим I пол = I ест и тогда в соответствии с формулой (1)

1
P= .
2
2.3.9. Система из трех поляризаторов. Два николя N1 и N 2
повернуты один относительно другого на угол α. Между ними по-
мещен третий николь N 3 . На систему падает параллельный пучок не-
поляризованного света интенсивностью I 0 . Предполагая, что не-
обыкновенный луч проходит через каждый николь без потерь, найти
ориентацию николя N 3 относительно первого, при которой интен-
сивность проходящего света максимальна, и найти эту интенсивность.
Обозначим угол, на который нужно повернуть николь N 3 отно-
сительно николя N1 , как β (рис. 2.55). Тогда
интенсивность света, прошедшего эту систему,
в соответствии с законом Малюса составит
1
I= I 0 cos 2 β ⋅ cos 2 ( α − β ) .
2
Найдем теперь максимум этой функции угла β.
Нетрудно убедиться, что это произойдет при ус- Рис. 2.55
ловии
tg β = tg ( α − β ) .
Поэтому возможны два решения:
α 1 α
1) β = α − β → β = и интенсивность I = I 0 cos 4 ;
2 2 2

145
α−π 1 α
2) β = α − β − π → β = и интенсивность I = I 0 sin 4 .
2 2 2
Поместим теперь между николями N1 и N 2 вместо николя N 3
пластинку из одноосного кристалла, вырезанную параллельно опти-
ческой оси и вносящую разность хода λ / 2 между обыкновенным
и необыкновенным лучами. Какой угол β должна составлять оптиче-
ская ось пластинки с направлением пропускания первого николя,
чтобы свет не прошел эту систему?
После прохождения первого николя свет станет линейно-поля-
ризованным и при любом положении второго николя (кроме угла
в 90°) из системы выйдет свет. Для того чтобы свет не вышел, необ-
ходимо повернуть плоскость колебаний света, прошедшего первый
николь так, чтобы она стала перпендикулярной плоскости пропуска-
ния второго николя. Эту задачу и должна выполнить кристалличе-
ская пластинка в полволны. Ее толщина h должна удовлетворять ус-
ловию
λ
h ( no − ne ) = m , m = 1,3,5...
2
На выходе из такой пластинки между обыкновенной и необык-
новенной волнами возникает разность фаз δ = π (точнее, mπ). Это
значит, что свет, вышедший из нее, остается линейно-поляризован-
ным, однако направление колебаний вектора E повернется на угол,
в два раза превышающий угол между плоскостью поляризации па-
дающего света и главным сечением пластинки OO′, симметрично
главному сечению (рис. 2.56, а).
Обратимся теперь к рис. 2.56, б. На нем обозначено: N1 – на-
правление пропускания первого николя; N 2 – второго, направление
AB перпендикулярно N 2 , а пунктирными линиями обозначено по-
ложение главного сечения пластинки. Очевидно, для поворота плос-
кости колебаний из положения N1 в положение AB ⊥ N 2 необхо-
димо, чтобы главное сечение пластинки было ориентировано по бис-

146
а б
Рис. 2.56

сектрисе угла AON1 или угла N1OB, ему дополнительного до π. Это


сразу дает
1 π α π
β1 =  α −  = − = −35°,
2 2 2 4
1 π α π
β2 =  α +  = + = +55°.
2 2 2 4
2.3.10. Кристаллическая пластинка и анализатор. Монохро-
матический поляризованный по кругу свет с интенсивностью I 0 па-
дает нормально на кристаллическую пластинку, вырезанную парал-
лельно оптической оси и вносящую разность фаз δ между обыкно-
венным и необыкновенным лучами. За пластинкой находится
поляризатор, плоскость пропускания которого составляет угол ϕ
с оптической осью пластинки. Найти интенсивность света за анали-
затором.
Мы знаем, что свет, поляризованный по кругу, можно предста-
вить как две линейно-поляризованные волны с взаимно перпендику-
лярными плоскостями колебаний
Ex = a cos ωt , E y = a sin ωt , (1)

суммарная интенсивность которых

(
I 0 = χ Ex2 + E y2 ) = χa ( χ =
2
)
ε0 / µ0 . (2)

147
Заметим, что выражение (1) описывает
левополяризованный свет.
После прохождения через кристал-
лическую пластинку, сообщающую раз-
ность фаз δ, уравнения колебаний при-
нимают вид
Рис. 2.57 Ex = a cos ωt , E y = a sin(ωt + δ).
Примем направление оптической оси
кристаллической пластинки за ось х. Тогда после прохождения ана-
лизатора, плоскость пропускания которого OO′ составляет угол ϕ
с оптической осью пластинки (рис. 2.57), выйдет результирующее
колебание
E = Ex cos ϕ + E y sin ϕ = a cos ωt cos ϕ + a sin ( ωt + δ ) sin ϕ.

Его интенсивность

I = χ E 2 = χa 2 cos 2 ωt cos 2 ϕ +

+ 2cos ϕ sin ϕ cos ωt sin ( ωt + δ ) + sin 2 ϕ sin 2 ( ωt + δ ) ,

что после усреднения дает


1
I = χa 2 (1 + sin 2ϕ sin δ ) .
2
Учитывая (2), получаем окончательно
1
I= I 0 (1 + sin 2ϕ sin δ ) . (3)
2
Рассмотрим некоторые частные случаи:
1. δ = π / 2, ϕ = π / 4. В этом случае после прохождения кругопо-
ляризованного света он становится линейно-поляризованным, и, так
как его плоскость колебаний совпадает с плоскостью пропускания
анализатора, то он должен весь пройти через систему. В соответст-
вии с (3) I = I 0 , что и ожидалось.

148
2. δ = π. В данном случае после прохождения кристаллической
пластинки свет останется поляризованным по кругу, но сменится на-
правление вращения вектора E и при любой ориентации анализато-
ра через него должна пройти только половина падающего света.
Именно это и следует из (3).
2.3.11. Интерференция поляризованного света. Между двумя
скрещенными николями помещена кристаллическая пластинка тол-
щиной h = 0,045 мм с показателями преломления ne = 1,55, no = 1,54.
Пластинка вырезана параллельно оптической оси кристалла и ориен-
тирована так, что направление пропускания первого николя состав-
ляет угол ϕ = 30° с ее оптической осью. На систему нормально пада-
ет естественный свет с длиной волны λ = 600 нм и интенсивно-
стью I 0 . Найти интенсивность света, прошедшего через систему.
В данной задаче используется классическая схема наблюдения
интерференции поляризованного света (см. рис. 2.48) с тем отличи-
ем, что угол ϕ между плоскостью пропускания поляризатора (перво-
го николя) и оптической осью кристаллической пластинки не ра-
вен 45°. Примем главные направления кри-
сталлической пластинки за координатные
оси х, у (рис. 2.58). Направления пропуска-
ния поляризатора и анализатора обозначим
символами P и A (угол между ними ра-
вен π / 2). Пусть амплитуда света, вышед-
шего из поляризатора, равна a. Эта плос- Рис. 2.58
кополяризованная волна разделяется на
обыкновенную и необыкновенную волны с амплитудами колебаний
вдоль оси х – a cos ϕ и вдоль оси у – a sin ϕ. Причем между этими
колебаниями появится разность фаз

δ= h ( ne − no ) .
λ

149
Из этих колебаний анализатор пропустит колебания с амплиту-
дами a1 cos ϕ cos ( ϕ + π / 2 ) = − a cos ϕ sin ϕ и a2 = a sin ϕ sin ( ϕ + π / 2 ) =
= a sin ϕ cos ϕ. При сложении этих колебаний с разностью фаз δ по-
лучается колебание с амплитудой A, определяемой соотношением

δ
A2 = a12 + a2 2 + 2a1a2 cos δ = ( a1 + a2 ) − 4a1a2 sin 2
2

2
или после подстановки значений a1 и a2

δ
A2 = a 2 sin 2 2ϕ sin 2 .
2
Нам осталось только связать амплитуды a и A с интенсивно-
стью падающего неполяризованного света I 0 и интенсивностью по-
ляризованного света I , вышедшего из системы. Так как поляризатор
(первый николь) пропускает только половину естественного света
1 1
интенсивностью I 0 , то I 0 = χa 2 , где χ = ε 0 / µ 0 (второй множи-
2 2
тель 1/ 2 появился из-за усреднения cos 2 ωt ). Интенсивность же
1
поляризованного света, вышедшего из системы, I = χA2 . Отсюда
2
следует
1 δ
I = I 0 sin 2 2ϕ sin 2 ,
2 2
2π 3
и, так как δ = h ( ne − no ) ≈ π, то I ≈ 0,19 I 0 .
λ 2
2.3.12. Вращение плоскости поляризации. Узкий пучок плос-
кополяризованного света проходит, двукратно отражаясь, через пра-
вовращающее положительное вещество, находящееся в продольном
магнитном поле с напряженностью H (рис. 2.59). На какой угол по-
вернется плоскость поляризации вышедшего пучка, если длина трубки
с веществом равна l, его постоянная вращения α, постоянная Верде V ?

150
Оптически активное вещество
является правовращающим, если
вращение плоскости поляризации
света происходит по часовой
стрелке, если смотреть навстречу Рис. 2.59
лучу. Термин положительное ве-
щество означает, что вращение плоскости поляризации в продольном
магнитном поле составляет правый винт относительно вектора H .
В нашей задаче, если смотреть навстречу вышедшему свету
и положительное направление угла отсчитывать по часовой стрелке,
естественное вращение дает положительный угол поворота ϕ = αl
(при обратном движении луча угол меняет знак). Магнитное же вра-
щение дает отрицательный угол поворота (смотрим против векто-
ра H ). Этот угол не зависит от направления луча и суммируется при
каждом его отражении, поэтому ϕ = −VlHN . В итоге угол поворота
составит
ϕ = αl − VlHN = l ( α − VHN ) ,

где N – число отражений.

151
Глава 3
КВАНТОВАЯ ОПТИКА

Квантовая природа излучения заключается в том, что излучение


и поглощение света веществом происходит не непрерывно, а конеч-
ным порциями – квантами. Кроме того, и распространение света
в пространстве происходит отдельными порциями, причем энергия
каждой такой порции определяется формулой Планка ε = ω ( –
постоянная Планка). Эти порции (частицы) называют квантами света
или фотонами. Как и для обычного электромагнитного излучения
к фотонам применимо понятие поляризации. Своеобразие формулы
ε = ω проявляется в том, что по классическим (волновым) пред-
ставлениям энергия должна быть связана не с частотой ω, а с ампли-
тудой колебаний. В актах взаимодействия с веществом (но не между
собой) фотоны могут поглощаться, испускаться и рассеиваться. При
этом выполняются законы сохранения энергии и импульса. В то же
время в отличие от обычных частиц для фотонов не существует за-
кона сохранения числа частиц.

3.1. Тепловое излучение

Тепловое излучение за счет внутренней энергии тел является


единственным видом излучения, которое может находиться в равно-
весии с излучающими телами.
Интенсивность теплового излучения характеризуется величиной
плотности потока энергии – энергетической светимостью R (Вт/м2),
∆W ∆Φ
R= = ,
∆S ∆t ∆t
где ∆W – энергия, испускаемая с поверхности ∆S за время ∆t по
всем направлениям; ∆Φ – поток энергии, ∆Φ = ∆W / ∆t.
Для характеристики излучения (отражения) света в заданном
направлении существует понятие яркости L,

152

L= ,
d Ω∆S cos θ
где dΦ – поток энергии, излучаемой площадкой ∆S , в пределах те-
лесного угла dΩ в направлении полярного угла θ относительно
нормали к площадке ∆S . Единицей яркости служит кандела на квад-
ратный метр (кд/м2). Источники, яркость которых одинакова по всем
направлениям, – ламбертовские. Для них R = πL.
Самыми простыми закономерностями спектрального состава
обладает излучение так называемого абсолютно черного тела, кото-
рое по определению полностью поглощает падающее на него излу-
чение всех частот при любых температурах T . В дальнейшем все
энергетические величины, относящиеся к излучению абсолютно чер-
ного тела, будем снабжать символом (*).
Спектральное распределение энергии характеризуют спек-
тральной плотностью энергетической светимости (испускательная
способность) rω

dRω
rω = ,

где dRω – поток энергии, испускаемой единицей поверхности в ин-
тервале частот ( ω, ω + d ω) . Соответственно, полная энергия по всем
частотам

R = ∫ rωd ω .
0

Спектральную плотность энергетической светимости r можно вы-


ражать и как функцию длины волны λ, выбирая интервалы dω
и dλ такими, чтобы в них находилась одинаковая энергия:
2πc
rωd ω = rλ d λ → rλ = rω ,
λ2
где c – скорость света в вакууме.

153
Спектральная плотность энергетической светимости абсолютно
черного тела rω∗ связана со спектральным распределением объемной
плотности энергии теплового излучения w ( ω, T ) (Дж·с/м3) соотно-
шением
c
rω∗ = w ( ω, T ) ,
4
где
dWω
w ( ω, T ) =
,

dWω – объемная плотность энергии в пространстве, приходящейся
на интервал частот ( ω, ω + d ω) при заданной температуре T .
Величину w ( ω, T ) можно рассматривать как функцию распре-
деления при расчете среднего значения любой функции частоты
ϕ ( ω) :

∫ ϕ ( ω) wd ω
ϕ ( ω) = 0

.
∫ wd ω
0

Спектральное распределение объемной плотности энергии


w ( ω, T ) связано с числом электромагнитных колебаний dnω в еди-
ничном объеме в интервале частот ( ω, ω + d ω):
w ( ω, T ) d ω = dnω ⋅ ε ,
ω dω
2
где dnω = ; ε – средняя энергия, приходящаяся на одно элек-
π2c 3
тромагнитное колебание. Если ε принять равным kT (k – посто-
янная Больцмана), то получаем формулу Рэлея–Джинса

ω2
rω∗ = kT .
4π2 c 2

154
Данная формула приводит к «ультрафиолетовой катастрофе»,
согласно которой абсолютно черное тело должно мгновенно испус-
тить всю свою энергию в виде импульса коротковолнового электро-
магнитного излучения. Причина этого заключается в предположении
равномерного распределения энергии по степеням свободы.
Правильное выражение для rω∗ получено Планком в предполо-
жении, что электромагнитное излучение должно испускаться пор-
циями энергии ε = ω . Тогда для средней энергии, приходящейся на
одно электромагнитное колебание, получается
ω
ε = .
 ω
exp   −1
 kT 

Соответственно функции w ( ω, T ) и rω∗ принимают вид

ω2 ω ω3 1
w ( ω, T ) = , rω∗ = 2 2 .
π2c 3  ω  4π c  ω
exp   − 1 exp   − 1
 kT   kT 
Из последней формулы сразу следуют законы теплового излу-
чения абсолютно черного тела:
закон Стефана–Больцмана, R∗ = σT 4 ;
закон смещения Вина, λ mT = b,
π2 k 4
где σ= = 5,67 ⋅10−8 Вт/(м 2 К 4 ) –
60c 2 3
постоянная Стефана–Больцмана; b – пос-
2π c
тоянная Вина, b = = 2,90·10–3 м·К;
4,965k
λ m – наиболее вероятная длина волны
излучения (длина волны, на которую
приходится максимум излучения при Рис. 3.1
температуре T , рис. 3.1). Для тел,

155
не являющихся абсолютно черными, закон Стефана–Больцмана за-
писывают в виде R = ησT 4 , где 0 < η < 1 – степень черноты.
3.1.1. Три плоскости. Посередине двух параллельных плоско-
стей с температурами T1 и T2 находится третья плоскость. Какова ее
температура, если все три плоскости абсолютно черные?
Каждая плоскость является не только источником излучения, но
и его приемником. Причем, так как плоскости являются абсолютно
черными, они поглощают всю падающую на них энергию. Неизмен-
ность температуры средней плоскости обеспечивается равенством
плотностей потоков энергии, поступающих от крайних пластин, и ее
собственного потока излучения:

σT14 + σT2 4 = 2σT 4


(множитель 2 справа введен из-за того, что средняя пластина излуча-
ет в обе стороны). Откуда находим
1
 T 4 + T2 4  4
T = 1  .
 2 
3.1.2. Поток тепла между двух плоскостей. Определить плот-
ность теплового потока, передаваемого от одной параллельной пла-
стины к другой, если температура пластин T1 и T2 , а степень черно-
ты – соответственно η1 и η2 . Площадь каждой пластины S , зазор
между пластинами много меньше их размеров.
Если мы сейчас определим плотность потока тепла, передавае-
мого от одной пластины к другой, как разность плотности потока из-
лучения каждой из пластин, то мы совершим ошибку. В отличие от
предыдущей задачи в потоке излучения, идущего от каждой пласти-
ны, присутствует как ее собственное излучение, так и отраженное
излучение, формирующееся от соседней пластины. Связано это
с тем, что пластины не являются абсолютно черными. Собственный
поток излучения каждой из пластин равен соответственно η1σT14
и η2σT24 . Значительно сложнее дело обстоит с отраженными потока-

156
ми, так как происходит их многократное отражение. Обратимся, на-
пример, к первой пластине и будем полагать, что ее излучение было
включено в некоторый момент времени. Вначале появится плотность
потока η1σT14 . Затем это излучение отражается от второй пластины
с коэффициентом отражения 1 − η2 , попадает на первую пластину,
отражается от нее с коэффициентом отражения 1− η1 и т.д. Таким
образом, плотность потока излучения, идущего от первой пластины
и сформированного данной пластиной, определится как

Φ12
= η1σT14 + η1σT14 (1 − η2 )(1 − η1 ) + η1σT14 (1 − η2 ) (1 − η1 ) + ... =
2 2

= η1σT14 1 + (1 − η2 )(1 − η1 ) + (1 − η2 ) (1 − η1 ) + ... .


2 2
(1)
 
Но мы забыли, что от первой пластины отражается и излучение,
сформированное второй пластиной. Нетрудно сообразить, что его
можно найти как
′′
Φ12
= η2σT2 4 (1 − η1 ) + η2σT2 4 (1 − η1 ) (1 − η2 ) +
2

S
+η2σT2 4 (1 − η1 ) (1 − η2 ) + ... = η2σT2 4 (1 − η1 ) ×
3 2
(2)
× 1 + (1 − η2 )(1 − η1 ) + (1 − η2 ) (1 − η1 ) + ... .
2 2
 
Выражения, стоящие в квадратных скобках (1) и (2), являются сум-
мой сходящейся геометрической прогрессии со знаменателем
q = (1 − η2 )(1 − η1 ) < 1 и значения этой суммы равно 1/(1 − q ). Таким
образом,

Φ12 η1σT14 ′′ η2 (1 − η1 ) σT2 4
Φ12
= , = .
S η1 + η2 − η1η2 S η1 + η2 − η1η2
Полный же поток, идущий от первой пластины ко второй,

′ + Φ12
Φ12 Φ12
= =
4
(
′′ σ η1T1 + η2T2 − η1η2T2
4 4

.
) (3)
S S η1 + η2 − η1η2

157
Совершенно аналогично находим полный поток, идущий от
второй пластины к первой (для этого нужно просто заменить индекс
1 на 2 и наоборот):

=
(
Φ 21 σ η2T2 + η1T1 − η1η2T1
4 4 4
). (4)
S η1 + η2 − η1η2
И в итоге, вычитая выражения (3) и (4), получаем

=
(
Φ ση1η2 T1 − T2
4 4
).
S η1 + η2 − η1η2
3.1.3. Две полости с отверстиями. Имеются две полости 1 и 2
с малыми отверстиями одинакового радиуса r = 5,0 мм и абсолютно
отражающими наружными поверхностями. Полости отверстиями об-
ращены друг к другу, причем расстояние между отверстиями l =
= 100,0 мм (рис. 3.2). В полости 1
поддерживают температуру T1 =
= 1250 K. Найти установившуюся
температуру в полости 2. Считать,
что абсолютно черное тело являет-
Рис. 3.2 ся ламбертовским излучателем.
Условием теплового равновесия в данном случае является
равенство потоков энергии, выходящей из полости 2 и проникающей
в нее. Из полости 2 выходит поток энергии R∗2 ∆S = σT2 4 ∆S
(∆S = πr 2 – площадь отверстия). Для расчета потока энергии, прони-
кающей в отверстие второй полости из первой, воспользуемся поня-
тием яркости. Эта величина как раз и вводится для определения по-
тока энергии в заданном направлении. Пусть яркость отверстия 1
равна L1. Тогда в направлении отверстия 2 по определению яркости
идет поток энергии L1∆Ω∆S , где ∆Ω = ∆S / l 2 (полагаем, что оси от-
верстий 1 и 2 совпадают). Кроме того, так как по условию задачи от-
верстия являются ламбертовскими излучателями (их яркость не зави-

158
сит от направления), то L1 = R1*/π = σT14 /π. Таким образом, условие
теплового равновесия принимает вид

σT14 πr 2
σT2 4 ∆S = ∆S .
π l2
Откуда находим

r
T2 = T1 = 280 К.
l
3.1.4. Медный шарик. Медный шарик радиусом r = 10,0 мм
с абсолютно черной поверхностью поместили в откачанный сосуд,
температура стенок которого поддерживается близкой к абсолютно-
му нулю. Начальная температура шарика T0 = 300 K . Через какое
время его температура уменьшится в η = 1,5 раза? Удельная тепло-
емкость меди c = 380 Дж/(кг ⋅ К), ее плотность ρ = 8,9 ⋅103 кг/м3.
Будем полагать, что температура шарика за счет излучения па-
дает достаточно медленно и успевает выровняться по объему шарика
(иначе нам придется решать дифференциальное уравнение теплопро-
водности с заданными граничными и начальными условиями). Со-
ставим для этого случая уравнение теплового баланса:
δQ = cmdT ,

4
где m – масса шарика, m = ρ πr 3 ; dT – малое изменение темпера-
3
туры за время dt за счет излучения. Значение излучаемого тепла δQ
при температуре шарика в данный момент времени равно произведе-
нию энергетической светимости σT 4 на площадь поверхности ша-
рика 4πr 2 и dt:

δQ = −σT 4 4πr 2 dt

159
(знак минус поставлен из-за того, что тепло уходит от шарика). Та-
ким образом, приходим к дифференциальному уравнению

−cmdT = 4πr 2T 4 dt.


Интегрируя данное уравнение с учетом начального условия
T = T0 , получаем
1 1 1  4πσr 2
 − = t.
3  T 3 T03  cm
Откуда находим

cρr η3 − 1
t= ,
9σ T03
что после подстановки численных значений составит t = 1,6 ч.
3.1.5. Теплоемкость полости. Полость объемом V = 1 л запол-
нена тепловым излучением при температуре T = 1000 К. Какова ее
теплоемкость Cv ?
Из термодинамики известно, теплоемкость при постоянном объ-
еме равна производной по температуре от внутренней энергии сис-
темы при постоянном объеме:

 ∂U 
Cv =   .
 ∂T V
В нашем случае внутренняя энергия U равна энергии теплового
излучения внутри полости, которую можно представить как произве-
дение объемной плотности энергии W на объем полости V . В свою
очередь объемная плотность энергии излучения связана с энергети-
ческой светимостью стенок полости R∗ соотношением W = 4 R∗ / c.
В итоге для U имеем
4 4
U = R∗ ⋅ V = σT 4V .
c c

160
И окончательно после взятия производной получаем
16 3
Cv =
σT V ,
c
что после подстановки численных значений составит Cv = 3 нДж/К.
3.1.6. Критерий Вина. Вином была получена формула для спек-
трального распределения объемной плотности излучения абсолютно
черного тела w(ω, T ) = ω2 f (ω / T ), где f (ω / T ) – некоторая функция
отношения частоты к температуре. Показать с ее помощью, что:
а) наиболее вероятная длина волны λ m ∼ 1/ T ;
б) максимальная спектральная плотность энергии пропорцио-
нальна T 5 .
Так как величина w(ω, T ) является функцией распределения
энергии по частотам, то наиболее вероятная длина волны соответст-
вует максимуму этой функции, аргументом которой должна являться
не частота, а длина волны. Поэтому вначале преобразуем функцию
w(ω, T ) так, чтобы ее аргументом была длина волны. Для этого оп-
ределим бесконечно малый интервал частот и длин волн так, чтобы
выполнялось равенство энергии в данных интервалах

w(ω, T )d ω = w ( λ, T ) d λ → w ( λ, T ) = w(ω, T ) .

Воспользовавшись связью длины волны и частоты ( ω = 2πc / λ ) ,
получаем
dω 2πc
=− 2
dλ λ
(знак минус можно убрать, так как он показывает только то, что уве-
личение длины волны приводит к уменьшению частоты). Таким об-
разом,
3
2πc  2πc  2πc  2πc 
w ( λ, T ) = 2 w(ω, T ) =   2 f ,
λ  λ  λ  λT 

161
или
1
w ( λ, T ) = F ( λT ) , (1)
λ5
где F ( λT ) – некоторая функция произведения λT .
Для определения длины волны λ m , на которую приходится мак-
симум функции w ( λ, T ) , найдем производную dw / dλ и положим ее
равной нулю:
dw T 5 1
= 5 F ′ ( λT ) − 6 F ( λT ) = 6 λTF ′ ( λT ) − 5F ( λT )  = 0
dλ λ λ λ
(знак штрих означает, что производная берется по аргументу λT ).
Это уравнение имеет вид xF ′ ( x ) − 5 F ( x ) = 0, где x = λT . В любом
случае корень этого уравнения x равен некоторому числу b. Отсюда
следует
λ mT = b → λ m ∼ 1/ T .

И подставляя значение λ m в (1), сразу получаем

w ( λ, T )max = λ −m5 F ( λ mT ) ∼ T 5 .

3.1.7. Число фотонов. Определить среднее число фотонов


в единице объема полости, заполненной равновесным излучением
абсолютно черного тела, при температуре T .
Для того чтобы понять, что от нас требуется, обратимся к фор-
муле Планка для спектрального распределения объемной плотности
энергии теплового излучения

ω3 ω
w(ω, T ) = .
π2c3  ω
exp   −1
 kT 

162
Если ее помножить на интервал частот dω, то мы получим
энергию всех электромагнитных колебаний частоты ω в интервале
частот ( ω, ω + d ω) в единице объема. Но каждое электромагнитное
колебание и есть фотон, энергия, которого равна ω . Отсюда следу-
ет, что число фотонов в интервале частот ( ω, ω + d ω) в единице объ-
ема

w ( ω, T ) ⋅ d ω 1 ω2 d ω
dnω = = 2 3 . (1)
ω πc  ω
exp   −1
 kT 
Естественно, для определения числа фотонов всех частот необ-
ходимо проинтегрировать соотношение (1) по частотам от нуля до
бесконечности (разумеется, бесконечно больших частот не сущест-
вует, но их вклад в интеграл пренебрежимо мал, поэтому мы и выби-
раем такой интервал частот):

1 ∞ ω2 d ω
n = ∫ dnω = ∫ .
π2c3 0  ω
exp   − 1
 kT 
Для вычисления интеграла введем переменную x = ω / kT . То-
гда

k 3T 3 ∞ x 2 dx
n= ∫ .
π 2 3c 3 0 e x − 1
Сюда входит табличный интеграл (его значение равно 2,405, см.
например, [1] ) и после подстановки значений всех констант получаем

n = 20,5T 3 ≈ 5,5 ⋅108 см–3.


3.1.8. Формула Планка. Опираясь на формулу Планка для
спектральной плотности энергии единичного объема w(ω, T ), найти
среднее значение частоты ω , среднее значение энергии фотонов

163
ε и наиболее вероятное значение энергии фотонов при заданной
температуре T .
Как уже отмечалось во введении к данному подразделу, функ-
цию w(ω, T ) следует рассматривать как функцию распределения при
расчете среднего значения любой функции частоты ϕ ( ω) . Тогда
среднее значение частоты излучения можно найти как

ω4 d ω
∞ ∫  ω
∫ ωwd ω 0 exp  kT  − 1
ω = 0∞ =∞   .
ω dω
3
∫ wd ω ∫  ω
 −1
0 0
exp 
 kT 
Введем переменную x = ω / kT . Тогда

x 4 dx

kT 0 exp ( x ) − 1
ω = ∞
.
x 3dx
∫ exp x − 1
0 ( )
Данные интегралы являются табличными (верхний равен 24,9,
нижний – π4 /15 ), и для ω получаем

kT
ω = 3,83 .

Среднее значение энергии фотонов можно определить как от-



ношение всей энергии единичного объема излучения ∫ wd ω к числу
0

фотонов n, найденному в предыдущей задаче:

164

ω3d ω
∫  ω
π2c 3 0
exp   −1
ε =  kT 
.
1 ∞ ω2 d ω
∫  ω
π2c 3 0
exp   −1
 kT 
Данные интегралы являются табличными (после замены x = ω / kT )
и для ε имеем
ε = 2,7 kT .
Под наиболее вероятным значением энергии следует понимать
значение энергии, которым обладает наибольшее число фотонов. Это
означает, что нам нужно иметь распределение числа фотонов по час-
тотам nω . Значение этой функции можно найти из формулы (1) пре-
дыдущей задачи, если данную формулу переписать в виде

1 ω2 d ω
dnω = nωd ω = .
πc
2 3
 ω
exp   −1
 kT 
Отсюда видно, что
1 ω2
nω = .
π2 c 3  ω
exp   −1
 kT 
Для определения ее максимума найдем производную dnω / d ω и по-
ложим ее равной нулю. В результате после введения переменной
x = ω / kT приходим к трансцендентному уравнению

2 − x = 2e − x .
Корень этого уравнения можно найти любым из известных ме-
тодов: x0 ≈ 1,6. Откуда находим наиболее вероятную энергию фото-
нов ωвер = 1,6kT .

165
3.2. Корпускулярные свойства
электромагнитного излучения

Идея Планка о том, что излучение и поглощение света вещест-


вом происходит не непрерывно, а порциями (квантами), позволила
объяснить закономерности теплового излучения. Более радикальная
и законченная форма была предложена Эйнштейном, который счи-
тал, что и распространение света в пространстве происходит отдель-
ными порциями – фотонами. Идея фотонов не являлась простым воз-
вратом к ньютоновской корпускулярной теории света, так как фото-
нам свойственна интерференция и дифракция. Фотоны обладают
не только корпускулярными, но и волновыми свойствами (в этом
проявляется их корпускулярно-волновой дуализм).
Если фотоны обладают энергией ε = ω , то в соответствии
с теорией относительности они обладают и импульсом. Связь энер-
гии E и импульса p для свободно движущейся со скоростью v час-
тицы массы m определяется соотношениями
E
E 2 − p 2c 2 = m 2c 4 , p= v.
c2
Так как скорость фотона v = c, то его энергия связана с импуль-
сом ε = pc. Это соотношение, во-первых, говорит о том, что фотон
не обладает массой и, во-вторых, позволяет выразить импульс фото-
ω 2π
на через волновой вектор k = = : p = k.
c λ
Взаимодействие фотонов с электронами металла (фотоэффект)
определяется уравнением Эйнштейна
1
ω = A + mvm2 ,
2
где A – работа выхода электрона; vm – максимальная скорость фо-
тоэлектронов.

166
Процесс упругого рассеяния фотона неподвижным свободным
электроном (эффект Комптона) описывается законами сохранения
энергии и импульса:

ω + mc 2 = ω′ + c p 2 + m 2c 2 ,
k = p + k ′.
Из данных соотношений следует значение разности длин волн
фотона до (λ ) и после ( λ′) рассеяния

θ
∆λ = λ′ − λ = λ C (1 − cos θ ) = 2λ C sin 2 ,
2
где λ C – комптоновская длина волны частицы с массой m, на кото-
рой происходит рассеяние рентгеновского излучения, λ C = 2π / mc;
θ – угол рассеяния.
3.2.1. Длина волны фотона. Найти длину волны фотона, им-
пульс которого равен импульсу электрона с кинетической энергией
Ek = 0,30 МэВ.
Импульс фотона p связан с его энергией соотношением
p = ε / c. И так как энергия фотона определяется его длиной волны
ε = 2π c / λ, то для длины волны фотона имеем

2π c 2π
λ= = ,
ε p
где p – импульс фотона, равный импульсу электрона.
Таким образом, нам осталось только связать импульс электрона
p с его кинетической энергией Ek . Значение этой энергии близко
к значению энергии покоя ( ≈ 0,5 МэВ), поэтому воспользуемся ре-
лятивистскими соотношениями

E 2 − p 2c 2 = m 2c 4 , Ek = E − mc 2 ,

167
где E – полная энергия электрона с массой m. Из этих соотношений
находим
p=
1
c
(
Ek Ek + 2mc 2 . )
И окончательно
2πc
λ= .
(
Ek Ek + 2mc 2 )
Переведя электрон-вольты в джоули (1 эВ = 1,6 ⋅10−19 Дж), получаем
λ = 2, 2 ⋅10−12 м.
3.2.2. Импульс пластинки. Короткий лазерный импульс света
с энергией E = 7,5 Дж падает на зеркальную пластинку с коэффици-
ентом отражения ρ = 0,60. Угол падения θ = 30°. Найти импульс, пе-
реданный пластинке.
Из закона сохранения импульса следует, что импульс, передан-
ный пластинке ∆p, должен быть равен разности импульсов фотонов
p, падающих на пластинку, и отраженных от нее p′:

∆p = p − p′.
Причем этот импульс при заданной полной энергии излуче-
ния E не зависит от спектрального состава излучения. Импульс ка-
ждого фотона зависит от частоты (он равен ω / c), но так как число
падающих фотонов в интервале частот (ω, ω + d ω), в котором сосре-
доточена энергия dEω , обратно ω (равно
dEω / ω), то импульс всех фотонов

dEω ω E
p=∫ ⋅ = .
ω c c
Обратимся теперь к рис. 3.3. На нем
отображены вектор импульса падающих
Рис. 3.3 фотонов p = E / c, вектор импульса от-

168
раженных фотонов p′ = ρE / c и вектор ∆p = p − p′. По теореме коси-
нусов
E
∆p = 1 + ρ2 − 2ρ cos ϕ .
c
И с учетом того, что ϕ = π − 2θ, получаем окончательно
E
∆p = 1 + ρ2 + 2ρ cos 2θ .
c
3.2.3. Давление света. Найти с помощью корпускулярных пред-
ставлений силу светового давления при следующих условиях:
1. Плоский световой поток интенсивностью I (Вт/м2) освещает
половину зеркальной поверхности шара радиусом R.
Расчет силы давления проводится исходя из второго закона
Ньютона. Согласно этому закону сила равна изменению импульса
всех фотонов, падающих в единицу времени на данную площадку.
Поэтому вначале, исходя из условий падения и отражения, рассчи-
тывается изменение импульса одного фотона. Затем с учетом энер-
гии излучения, падающей на площадку, подсчитывается полное чис-
ло фотонов и находится суммарное изменение импульса фотонов.
В отличие от предыдущей задачи
угол падения фотонов на поверхность ша-
ра является переменным (изменяется от
нуля до π / 2). Поэтому разобьем поверх-
ность шара на элементы dS в виде сфери-
ческих колец радиусом r = R sin θ и ши-
риной Rdθ (рис. 3.4). При зеркальном от-
ражении каждый фотон с импульсом
p = ω / c передаст элементу dS импульс
∆p = 2 p cos θ, направление которого обра- Рис. 3.4

зует с осью х угол θ. И в силу симметрии нам будет необходима


только x-проекция этого импульса ∆px = 2 p cos 2 θ. Число фотонов
dN , падающих ежесекундно на элемент dS , можно выразить через

169
отношение интенсивности падающего излучения I к энергии одного
I
фотона dN = dS cos θ. Здесь dS cos θ – проекция элемента dS на
ω
направление, перпендикулярное излучению, а значение dS =
= 2πR 2 sin θd θ. Тогда согласно второму закону Ньютона сила, дейст-
вующая на элемент dS , будет равна изменению импульса всех фото-
нов, падающих на элемент dS в единицу времени:
ω I
dF = ∆px dN = 2 cos 2 θ 2πR 2 sin θ cos θd θ =
c ω
I
= 4πR 2 cos3 θ sin θd θ.
c
Интегрируя это выражение по θ от нуля до π / 2, находим

I
F = πR 2 .
c
Заметим, что точно такой же результат получается и для полно-
стью поглощающей плоской поверхности площадью πR 2 .
2. Плоская абсолютно матовая поверхность площадью S и с ко-
эффициентом отражения, равным единице, освещается световым по-
током интенсивностью I (Вт/м2), падающим нормально.
Равенство единице коэффициента отражения означает, что каж-
дый фотон отражается без потери импульса ( p = p′ ) . Термин «абсо-
лютно матовая поверхность» означает, что вероятность отражения
одинакова для всех направлений. Иначе можно сказать, что в любом
направлении при одинаковом бесконечно малом телесном угле dΩ
отражается одинаковое число фотонов. Так как падающий поток све-
та однороден по сечению, то нам достаточно рассмотреть, что проис-
ходит при отражении света от любого малого элемента поверхно-
сти ∆S . Поэтому выделим на поверхности S небольшой элемент
∆S , на который ежесекундно падает ∆N фотонов с энергией ω
(рис. 3.5). В силу изотропности отраженного излучения из этого

170
числа фотонов в направлении dΩ отража-
∆N I ∆S
ется dN = d Ω фотонов, где ∆N = ,
2π ω
а в качестве элементарного телесного угла
удобно взять d Ω = 2π sin θd θ (мы проин-
тегрировали истинный элементарный те-
лесный угол в сферической системе коор-
динат d Ω = sin θd θd ϕ по азимутальному
углу ϕ от нуля до 2π). Число ежесекунд- Рис. 3.5
но падающих на площадку ∆S фотонов
I ∆S
с энергией ω находится как ∆N = . Проекция изменения им-
ω
пульса каждого из этих отраженных фотонов на направление, пер-
пендикулярное площадке ∆S (нас интересует именно это значение),
определяется по формуле
ω
∆p⊥ = p (1 + cos θ ) = (1 + cos θ ) .
c
Тогда согласно второму закону Ньютона
I ∆S
dF = ∆p⊥ dN = (1 + cos θ ) sin θd θ ,
c
что после интегрирования по углу θ от нуля до π / 2 дает
3I ∆S
F= .
2c
Соответственно для всей поверхности S имеем F = 3IS / 2c.
Этот результат можно было предугадать заранее, так как абсолютно
матовая поверхность занимает промежуточное положение между
плоской зеркальной поверхностью и абсолютно черной.
3. Свет от точечного изотропного источника мощностью P па-
дает на идеально зеркальную пластинку радиусом R. Источник на-
ходится над центром пластинки на расстоянии l от нее (рис. 3.6).

171
Симметрия задачи говорит о том,
что в качестве бесконечно малой эле-
ментарной площадки dS следует вы-
брать тонкое кольцо радиусом r
и толщиной dr с центром под источ-
ником света. В предыдущих задачах
было показано, что сила давления не
зависит от спектрального состава излу-
чения, поэтому будем полагать, что все
фотоны имеют одинаковую энергию
Рис. 3.6 =ω. Тогда полное число фотонов, рас-
пространяющихся ежесекундно от ис-
точника мощностью P во всех направлениях, N = P / =ω . Из этого
числа в направлении площадки dS , которая видна под телесным уг-
лом d Ω = 2π sin θd θ, летит dN = ( N / 4π ) d Ω фотонов. Изменение
импульса одного фотона составляет ∆p = 2 ( =ω / c ) cos θ. Таким обра-
зом, сила давления на элемент dS согласно второму закону Ньютона
P
dF = ∆pdN = sin θ cos θd θ.
c
Осталось только проинтегрировать по углу θ от нуля до неко-
торого максимального угла θm , определяемого условием

R
sin θm = .
R + l2
2

В итоге получаем
P
F= .
(
2c 1 + l 2 / R 2)
3.2.4. Фотоэффект. Никелевый шарик, играющий роль внут-
реннего электрода сферического вакуумного фотоэлемента, освеща-
ют моноэнергетическим электромагнитным излучением различных

172
длин. Полученные вольт-амперные характеристики представлены на
рис. 3.7 (данные характеристики построены в таком масштабе, что
значение тока насыщения во всех случаях оказалось одинаковым).
Найти с помощью этих графиков соответствующие длины волн.

Рис. 3.7

Очевидно, искомую длину волны можно найти только из урав-


нения Эйнштейна для фотоэффекта, записанного через длину волны:
2π c 1
= A + mvm2 , (1)
λ 2
где A – работа выхода (для никеля А = 4,84 эВ); vm – максимальная
скорость фотоэлектронов, которой соответствует максимальная ки-
нетическая энергия. Казалось бы, что для ее определения достаточно
измерить задерживающую разность потенциалов U з , т.е. определить
показания вольтметра, при которых ток фотоэлемента обращается
в нуль. Именно так обстоит дело, если катод и анод фотоэлемента из-
готовлены из одного материала. Если же эти электроды изготовлены
из разных материалов (что обычно и бывает), то определение задер-
живающей разности потенциалов усложняется. В этом случае начи-
нает играть заметную роль контактная разность потенциалов, возни-
кающая при контакте разных металлов (катод и анод образуют еди-
ную цепь). Причем контактная разность потенциалов определяется
разностью работ выхода электронов из материала катода и анода

173
и не зависит от материала промежуточных проводников. Если бы
контактной разности потенциалов не было, то при напряжении меж-
ду катодом и анодом, равным нулю, все фотоэлектроны вне зависи-
мости от начальной скорости достигали бы анода, и мы уже имели
бы ток насыщения.
Наличие контактной разности потенциалов приводит к сдвигу
вольт-амперной характеристики по оси U , зависящему от знака кон-
тактной разности потенциалов. Если ее знак таков, что она тормозит
вылетающие из катода электроны, то приходится прикладывать
внешнее напряжение, компенсирующее тормозящую контактную
разность потенциалов, и начало горизонтального участка (ток насы-
щения) сдвигается вправо в сторону положительных значений пока-
зания вольтметра. Если же контактная разность потенциалов не тор-
мозит, а ускоряет фотоэлектроны, то вольт-амперная характеристика
фотоэлемента смещается влево. Очевидно, в обоих случаях значение
задерживающего напряжения можно найти как
U з = U 2 − U1 ,

где значение U 2 соответствует напряжению, при котором устанавли-


вается ток насыщения, а значению U1 соответствует нулевой ток фо-
тоэлемента (см. рис. 3.7). Отметим, что положение точки 2 зависит
только от контактной разности потенциалов, положение же точки 1 –
от частоты падающего света. Значит, и задерживающая разность по-
тенциалов U з тоже зависит от частоты падающего света. Определив
U з , мы тем самым находим максимальную кинетическую энергию
фотоэлектронов
1
mvm 2 = eU З = e (U 2 − U1 ) .
2
Подставляя это выражение в (1), находим
2π c
λ= ,
A + e (U 2 − U1 )

174
что после подстановки численных значений дает λ, равную 196, 213
и 224 нм.
3.2.5. Рентгеновское излучение. В сплошном рентгеновском
спектре интенсивность излучения I λ с длиной волны λ 0 = 50 пм за-
висит от напряжения U на рентгеновской трубке следующим обра-
зом: при напряжениях U , равных 29, 28, 27, 26 (кВ), значение интен-
сивности I λ в относительных единицах составляло соответственно
10,0; 6,0; 3,0 и 1,4 единиц. Вычислить по этим данным постоянную
Планка .
Метод определения постоянной Планка, основанный на измере-
нии коротковолновой границы тормозного рентгеновского излуче-
ния, является наиболее точным. Его называют методом изохромат.
Заключается этот метод в том, что спектрометр для рентгеновского
излучения устанавливают так, чтобы в счетчик попадало излучение
одной и той же определенной длины волны, и измеряют интенсив-
ность I λ в зависимости от приложенного к рентгеновской трубке на-
пряжения U . Построим эту зависимость, используя данные в задаче
условия, и экстраполируем ее до пересечения с осью абсцисс.
Из рис. 3.8 находим значение соот-
ветствующего напряжения U 0 = 25 кВ,
при котором значение I λ обращается
в нуль. При этом напряжении излуче-
ние с длиной волны λ 0 = 50 пм стано-
вится коротковолновой границей
сплошного рентгеновского спектра.
Это, конечно, не означает, что рентге-
новское излучение исчезает – исчезает
излучение с этой длиной волны, а ос-
тается излучение с бóльшими длинами Рис. 3.8
волн. В данном случае энергия свето-
вых квантов ω значительно превышает работу выхода A и тогда
уравнение Эйнштейна принимает более простой вид

175
1
ω = mvm2 .
2
Эту формулу можно интерпретировать и иначе: не как переход энер-
гии светового кванта в кинетическую энергию электрона, а наоборот,
как переход кинетической энергии электронов, ускоренных разно-
стью потенциалов U , в энергию квантов, возникающих при резком
торможении электронов в материале антикатода. По этой причине
процесс возникновения рентгеновских квантов называют иногда об-
ратным фотоэффектом.
Приравнивая кинетическую энергию электронов работе элек-
трического поля через ускоряющее напряжение, получаем
2π c
= eU 0 .
λ0
Эта формула определяет минимальную длину волны, с которой мо-
гут испускаться рентгеновские лучи при заданном напряжении на
трубке. В нашем случае λ 0 = 50 пм, U 0 = 25 кВ. Используя эти дан-
ные, находим
eλ 0
= U 0 = 1,06 ⋅10−34 Дж ⋅ с.
2πc
3.2.6. Взаимодействие фотона с атомом. Фотон с длиной вол-
ны λ = 17,0 пм вырывает из покоящегося атома электрон, энергия
связи которого Eсв = 69,3 кэВ. Найти импульс, переданный атому
в результате этого процесса, если электрон вылетает под прямым уг-
лом к направлению налетающего фотона.
При взаимодействии фотона с электроном атома последний по-
лучает практически всю энергию фотона, так как масса атома много
больше массы электрона. Импульс же, который получает атом pа ,
можно найти из закона сохранения импульса (рис. 3.9): pe2 + pф2 = pа2 ,
где pф – импульс фотона, pф = ω / c; pe – импульс электрона. Для

176
его определения нам следует решить: какой
формулой (релятивистской или нерелятиви-
стской) связан импульс электрона с его энер-
гией? Обратимся к закону сохранения энер-
гии
ω = Ee + Eсв → Ee = ω − Eсв

и оценим величину ω = 2πc / λ ≈ 72,9 ⋅103 эВ. Рис. 3.9


Тогда с учетом Eсв = = 69,3 кэВ электрону
достанется около 3,6 ⋅103 эВ, что гораздо меньше его энергии покоя
(≈ 0,51 МэВ). Поэтому воспользуемся нерелятивистской связью
энергии и импульса pe2 = 2m ( ω − Eсв ) . Таким образом,

2
1  2π  2  2πc 
pa =   + 2mc  − Eсв  ,
c  λ   λ 
что составляет примерно 95 кэВ/ c. Здесь c – скорость света,
а не секунда (так часто выражают импульс микрочастиц).
3.2.7. Взаимодействие фотона со свободным электроном. По-
казать, что свободный электрон не способен поглощать и испускать
фотоны.
Чтобы понять это, рассмотрим с точки зрения законов сохране-
ния энергии и импульса процесс поглощения фотона свободным по-
коящимся электроном. Из закона сохранения энергии следует

ω + mc 2 = c p 2 + m 2c 2 ,

где p – импульс электрона после поглощения фотона. В силу закона


сохранения импульс электрона должен быть равным импульсу по-
глощенного фотона p = ω / c. После подстановки этого значения
в закон сохранения энергии и возведения в квадрат, приходим к ра-
венству 2 ω⋅ mc 2 = 0, что, очевидно, невозможно, так как ни ω,
ни m не равны нулю. В силу эквивалентности различных инерци-

177
альных систем отсчета получаем, что и движущийся свободный элек-
трон не способен поглотить фотон. Нетрудно понять, что свободный
электрон не имеет права и излучать фотон (этот процесс является об-
ратным поглощению).
Полученный результат в некотором смысле тривиален. Наше
доказательство молчаливо предполагало, что масса электрона до
и после взаимодействия остается той же самой. Это значит, что внут-
реннее состояние электрона при этом не изменяется. В этом случае
полная энергия электрона при испускании фотона может только воз-
растать за счет отдачи во время испускания. Испущенный фотон
в свою очередь несет положительную энергию. И если бы испуска-
ние фотона было возможно, то оно сопровождалось бы нарушением
закона сохранения энергии.
В то же время при рассмотрении фотоэффекта мы полагали, что
свободный электрон может полностью поглотить фотон. Не проти-
воречит ли это только что доказанному утверждению о невозможно-
сти поглощения или испускания фотона свободным электроном? На
самом деле никакого противоречия нет. Оно возникает из-за неудач-
ной терминологии. «Свободный электрон в металле» на самом деле
не свободен. Для электрона металл является потенциальной ямой.
И фотон взаимодействует не только с электроном, но и со всем ме-
таллом в целом. Импульс фотона воспринимается как электроном,
так и металлом, энергия же фотона передается только электрону, так
как масса металла может считаться бесконечно большой. Напротив,
упругое рассеяние фотона свободным электроном (или который мо-
жет считаться таковым) вполне возможно; это наблюдается при эф-
фекте Комптона.
3.2.8. Эффект Комптона. Рассмотрим две задачи.
1. Фотон с энергией ω рассеялся под углом θ на покоившемся
свободном электроне. Определить угол ϕ, под которым вылетел
электрон отдачи (по отношению к направлению налетевшего фотона).
На рис. 3.10 отображен закон сохранения импульса при рассея-
нии фотона на свободном электроне k = k ′ + p. Здесь k – им-

178
пульс налетающего фотона (его модуль ра-
G
вен =ω / c), =k ′ – импульс рассеянного фо-
G
тона, p – импульс электрона отдачи. Из
рис. 3.10 находим
k ′ sin θ sin θ
tg ϕ = = (1)
k − k ′ cos θ λ′ / λ − cos θ
Рис. 3.10
(при выводе данного соотношения мы вос-
пользовались тем, что k = 2π / λ ). Связь длин волн исходного (λ )
и рассеянного фотона (λ′) определяется формулой Комптона

λ′ − λ = λ C (1 − cos θ ) ,

где λ C – комптоновская длина волны электрона с массой m,


λ C = 2π= / mc. Найдем отсюда отношение

λ′ λ
= 1 + (1 − cos θ ) C
λ λ
и подставим это в (1)
sin θ
tg ϕ = .
(1 − cos θ ) (1 + λC / λ )
С учетом того, что λ C / λ = =ω / mc 2 , после упрощений находим

ctg ( θ / 2 )
tg ϕ = .
1 + =ω / mc 2
Определим теперь, как угол ϕ зависит от импульса электро-
нов p отдачи и энергии налетающих фотонов ε = =ω. Для этого об-
ратимся к закону сохранения энергии

ε + mc 2 = ε′ + c p 2 + m 2c 2

179
(ε′ – энергия рассеянных фотонов). Из данного равенства нетрудно
найти
( ε − ε′) ( ε − ε′ + 2mc 2 ) = p 2c 2 . (1)

Кроме того, из рис. 3.10 следует

ε′2 = p 2c 2 + ε 2 − 2 pc cos ϕ (2)

(мы учли, что k = ε / c, k ′ = ε′ / c). Из (1) и (2) находим

( ε − ε′) ( ε + mc 2 ) = pcε cos ϕ .


Так как разность энергий фотона равна кинетической энергии
электрона отдачи Ek , то

Ek  mc 2 
cos ϕ = 1 + .
pc  ε 

И вспомнив, что Ek = c p 2 + m 2c 2 − mc 2 , получаем оконча-


тельно

p 2 + m 2c 2 − mc  mc 2 
cos ϕ = 1 + .
p  ω

2. В результате столкновения фотона с покоившимся свободным


электроном углы, под которыми рассеялся фотон и отлетел электрон
отдачи, оказались одинаковыми и угол
между направлениями их разлета 2α =
= 100°. Найти длину волны налетевшего
фотона.
Так как углы, под которыми рассеял-
ся фотон и отлетел электрон отдачи, оди-
наковы, то закон сохранения импульса
в проекциях на оси х, у (рис. 3.11) примет
Рис. 3.11 вид

180
k = ( k ′ + p ) cos α,

p = k ′, (1)
где p – импульс отлетевшего электрона. Таким образом, из закона
сохранения импульса следует связь волновых чисел налетевшего k
и рассеянного k ′ фотонов:
k = 2 k ′ cos α. (2)
Присоединим сюда еще закон сохранения энергии, который по-
сле сокращения на скорость света, примет вид

k + mc = k ′ + p 2 + m 2c 2 .

Исключив отсюда величины p и k ′ с помощью соотношений


(1) и (2), приходим к уравнению для импульса налетевшего фото-
на k:
2
k  k 
k + mc = +   +m c .
2 2
2cos α  2cos α 
Откуда нетрудно найти
2cos α − 1
k = mc .
1 − cos α
И окончательно с учетом связи k = 2π / λ получаем
2π 1 − cos α 1 − cos α
λ= = λC .
mc 2cos α − 1 2cos α − 1
3.2.9. Рассеяние фотона на электроне в магнитном поле. Фо-
тон с энергией, превышающей энергию покоя электрона в η = 1,5
раза, испытал лобовое столкновение с покоящимся свободным элек-
троном, который находится в однородном магнитном поле. В резуль-
тате электрон стал двигаться по окружности радиусом R = 2,9 см.
Найти индукцию B магнитного поля.

181
В данной задаче нам с самого начала придется воспользоваться
законами релятивистской динамики, так как энергия фотона превы-
шает энергию покоя электрона. Обратимся ко второму закону Нью-
dp
тона F = , где F – сила Лоренца, F = e  vB  ; p – импульс элек-
dt
трона; e – его заряд. Так как сила перпендикулярна скорости, то она
не совершает работы, соответственно не
изменяет энергию электрона и модуль
импульса. В этом случае электрон дви-
жется по окружности радиусом R с по-
стоянной скоростью v. Рассчитаем
dp
производную . Для этого обратимся
dt
к рис. 3.12, на котором отмечены два
близких положения электрона, разде-
Рис. 3.12
ленных временем δt и расстоянием δS .
Перенесем вектор p2 в точку 1 ( p2 = p1 = p ) и найдем изменение
δS δp p δS
импульса δp ≈ p ⋅ δα = p . Тогда ≈ . В пределе получаем
R δt R δt
dp pv
= , и второй закон Ньютона в проекции на нормаль n при-
dt n R
мет вид
pv
evB =
.
R
Откуда находим значение индукции магнитного поля
p
B= .
eR
Таким образом, для определения B нам необходимо найти
только импульс электрона после взаимодействия с фотоном. Для это-
го обратимся к законам сохранения энергии и импульса, полагая, что
рассеянный фотон движется назад:

182
ε ε′
ε + mc 2 = E + ε′, = p− .
c c
Здесь ε – энергия налетевшего фотона, ε = ηmc 2 ; ε′ – энергия рас-
сеянного фотона; E и p – энергия и импульс отлетевшего электро-
на. Из этих уравнений находим

E + pc = ( 2η + 1) mc 2 .

Добавим к этому уравнению связь импульса и энергии релятивист-


ской частицы

E 2 − p 2c 2 = m 2c 4 .
Тогда из последних двух уравнений, исключив энергию E , нетрудно
найти
2η ( η + 1)
p = mc .
2η + 1
И окончательно находим
mc 2η ( η + 1)
B= .
eR 2η + 1
Подставив численные значения, получаем В = 0,11 Тл.

183
Глава 4
КВАНТОВАЯ ФИЗИКА

Завершающим разделом курса общей физики является кванто-


вая (современная) физика. Предмет изучения квантовой физики –
микрообъекты (микрочастицы) и системы, состоящие из большого
числа микрочастиц. Принципиальное отличие микрочастиц от при-
вычных нам тел заключается в том, что каждая микрочастица сочета-
ет в себе свойства и частицы и волны. В этом проявляется их корпус-
кулярно-волновой дуализм. Квантовая механика имеет статистиче-
ский (вероятностный) характер в отличие от классической физики,
где делаются детерминированные выводы. В то же время выводы,
получающиеся из квантового рассмотрения систем частиц, гораздо
лучше согласуются с тем, что реально наблюдается на опыте. Более
того, именно квантовая физика в ряде случаев позволяет объяснить
то, что «обычная» классическая физика сделать не в состоянии, или
ее выводы совершенно не согласуются с опытными фактами. Естест-
венно, квантовая физика представляет собой большой самостоятель-
ный раздел физики, поэтому мы рассмотрим только некоторые во-
просы, имеющие существенное значение для ее понимания.

4.1. Основные принципы квантовой механики

Квантовая механика основана на представлениях, принципиаль-


но отличных от представлений классической физики. Например,
в квантовой механике не существует понятия траектории частицы.
Это обстоятельство составляет содержание так называемого принци-
па неопределенности – одного из основных принципов квантовой
механики, сформулированного В. Гейзенбергом. Суть принципа за-
ключается в том, что если пытаться измерить одновременно коорди-
нату и импульс микрочастицы, то чем с большей точностью известно
положение частицы, тем больше неопределенность в значении им-
пульса. С математической точки зрения данное положение обычно
записывают в следующем виде:

184
∆x∆px ≥ ,

∆y∆p y ≥ ,

∆z∆pz ≥ ,

где ∆x – неопределенность координаты x; ∆px – неопределенность


импульса в направлении оси x (аналогично для других направле-
ний). Подобное же соотношение существует и для энергии:
∆E ∆t ≥ ,
которое означает, что чем короче время существования какого-то со-
стояния или время, отведенное для его наблюдения, тем с меньшей
определенностью можно говорить об энергии этого состояния. Если
состояние стационарно, то оно может существовать бесконечно дол-
го. Иногда соотношение неопределенности для энергии трактуют та-
ким образом, что для измерения энергии с точностью ∆E необходи-
мо время ∆t ≥ / ∆E.
Соотношение неопределенностей не связано с несовершенством
измерительных приборов, а глубоко обусловлено самой природой
вещей. Если бы оказалось возможным преодолеть это ограничение,
то рухнуло бы все здание квантовой механики. В некоторых литера-
турных источниках в правой части соотношений неопределенности
стоит не , а / 2 или даже h = 2π . Это не имеет существенного
значения, так как во всех принципиальных вопросах важно знать по-
рядок величины ∆x ⋅ ∆px , а не ее точное значение.
Естественно, принцип неопределенности, обладая в некотором
смысле отрицательным содержанием, недостаточен для построения
на его основе новой механики частиц. В основе такой теории должны
лежать некоторые положительные утверждения. Основу математиче-
ского аппарата квантовой механики составляет тот факт, что каждое
состояние системы микрочастиц может быть описано некоторой
функцией координат и времени Ψ ( x, y, z , t ). Ее называют волновой
функцией (пси-функцией). В общем случае эта функция является

185
комплексной. Физический смысл ее заключается в том, что квадрат
ее модуля определяет вероятность обнаружить частицу в пределах
2
объема dV : dP = A Ψ dV , где A – некоторый коэффициент про-
2
порциональности, который находится из условия A ∫ Ψ dV =
V

= A ∫ ΨΨ *dV = 1 (знак * означает комплексное сопряжение). Это по-


V
зволяет переопределить пси-функцию таким образом, чтобы было
выполнено условие нормировки для самой волновой функции:
2
∫ Ψ dV = 1. Из смысла пси-функции следует, что квантовая механи-
V
ка имеет статистический характер. С помощью волновой функции
можно только предсказать, с какой вероятностью частица может
быть обнаружена в данном месте пространства. Сама волновая
функция является решением дифференциального уравнения, которое
впервые получил Э. Шредингер. Уравнение Шредингера является
основным уравнением квантовой механики и не может быть выведе-
но из других соотношений. Его следует рассматривать как исходное
основное предположение, справедливость которого доказывается
тем, что вытекающие из него следствия точно согласуются с опыт-
ными фактами. Само уравнение выглядит следующим образом:
2
∂Ψ
− ∆Ψ + U Ψ = i ,
2m ∂t
∂2 ∂2 ∂2
где ∆ – оператор Лапласа, ∆ = + + ; m – масса частицы,
∂x 2 ∂y 2 ∂z 2
U ( x, y, z , t ) – функция, градиент которой, взятый со знаком минус,
определяет силу, действующую на частицу. Если функция U не за-
висит от времени, то она имеет смысл потенциальной энергии.
Если силовое поле, в котором движется частица, стационарно,
то U не зависит явно от времени и в этом случае решение уравнения
Шредингера можно представить в виде произведения двух множите-

186
лей, один из которых зависит только от времени, другой – от коор-
динат:
 iEt 
Ψ ( x, y , z , t ) = ψ ( x, y, z ) exp  − ,
 
где E – полная энергия частицы (в случае стационарных полей оста-
ется постоянной). После подстановки этого выражения в исходное
 iEt 
уравнение Шредингера и сокращения на exp  −  , получаем
 
уравнение Шредингера для стационарных состояний:
2
− ∆ψ + U ψ = Eψ,
2m
которое чаще представляют в следующем виде:
2m
∆ψ + 2
( E − U )ψ = 0.

Уравнение Шредингера обладает следующей особенностью.


В то время как, согласно интерпретации пси-функции, частица, как
говорят, «размазана» в пространстве, потенциальная энергия U рас-
сматривается как функция локализованной точечной частицы в сило-
вом поле.
Из физического смысла пси-функции следует, что она должна
быть однозначной, непрерывной и конечной, т.е. отвечать стандарт-
ным условиям. Иногда встречаются ситуации, когда имеет смысл
не квадрат модуля волновой функции, а отношение квадратов моду-
лей волновых функций, взятых в разных точках пространства. Это
отношение дает относительную вероятность обнаружения частицы
в разных точках пространства.
Известно, что уравнение Шредингера для стационарных состоя-
ний имеет решения не при всех значениях параметра E , а только при
некоторых, называющихся собственными значениями энергии. Тогда
соответствующие им функции ψ ( x, y, z ) называются собственными
функциями.

187
При практическом применении уравнения Шредингера иногда
встречаются ситуации, когда потенциальная энергия в некоторой
точке имеет конечный разрыв. В этом случае волновая функция ос-
тается гладкой, т.е. ее первая производная по координате является
непрерывной. Для доказательства проинтегрируем уравнение Шре-
дингера по узкой области шириной 2δ, внутри которой имеется ска-
чок потенциальной энергии:

2m
ψ′x ( +δ ) − ψ′x ( −δ ) = ∫ 2 ( E − U ) ψdx.
−δ

Ввиду конечности разрыва потенциальной энергии интеграл при


δ → 0 также стремится к нулю. Отсюда автоматически следует глад-
кость волновой функции. Кроме того, для волновой функции выпол-
няется соотношение, аналогичное классическому уравнению непре-
рывности
2
∂Ψ
+ div j = 0,
∂t
i
где j – вектор плотности потока вероятности, j= ×
2m
(
× Ψ∇Ψ ∗ − Ψ ∗∇Ψ . ) Для доказательства найдем производную
2
∂ Ψ / ∂t:

∂Ψ
2

=
(
∂ ΨΨ ∗

∂ψ∗ )
+ Ψ∗
∂Ψ
,
∂t ∂t ∂t ∂t
и воспользуемся нестационарным уравнением Шредингера
∂Ψ 2
∂Ψ ∗ 2
i =− ∆Ψ + U Ψ (соответственно −i =− ∆Ψ ∗ + U Ψ ∗ ).
∂t 2m ∂t 2m
Отсюда сразу следует
2
∂Ψ
∂t
=
2mi
(
Ψ∆Ψ ∗ − Ψ ∗∆Ψ . )

188
И если воспользоваться тождеством Ψ∆Ψ ∗ − Ψ ∗∆Ψ =
( )
= div Ψ∇Ψ ∗ − Ψ ∗∇Ψ , то сразу приходим к требуемому результату.
Для придания законченной формы связи символов квантовой
механики с реально наблюдаемыми величинами применяют так на-
зываемый операторный метод. Под оператором понимают правило,
посредством которого одной функции – ϕ соответствует другая
функция – f . Символически это записывают в виде

f = Qϕ,

где Q – символическое обозначение оператора.


Примеры операторов:
∂2 ∂2 ∂2
оператор Лапласа (лапласиан) ∆ = ∇ 2 = + + ;
∂x 2 ∂y 2 ∂z 2
∂ ∂ ∂
оператор «набла» ∇ = i + j +k .
∂x ∂y ∂z
В простейшем случае оператор представляет собой умножение
исходной функции ϕ на некоторую другую Q:
f = Qϕ.
Одно из главных утверждений квантовой теории заключается
в том, что среднее значение любой физической величины Q нахо-
дится как

Q = ∫ ψ∗Q ψdx,

где Q – оператор физической величины Q. Кроме того, состояние,


в котором физическая величина Q имеет определенное значение,
описывается ψ-функцией, являющейся решением уравнения

Qψ = Qψ

189
(естественно, в общем случае это равенство нельзя сокращать на ψ ,
так как слева стоит оператор!).
Примеры часто применяемых в квантовой механике операторов:
оператор координаты x = x;
оператор проекции импульса на ось х (аналогично для осей у

и z декартовой системы координат) px = −i ;
∂x
оператор проекции момента импульса на ось z в сферической
системе координат (ϕ – азимутальный угол, характеризующий вра-

щение вокруг оси z) Lz = −i .
∂ϕ
Общее правило, позволяющее находить операторы других вели-
чин: формулы классической физики для связи между величинами
в квантовой теории следует рассматривать как правила, связы-
вающие операторы этих величин.
Например, связь между квадратом импульса и квадратом его
проекций в классической механике имеет вид p 2 = px2 + p 2y + pz2 . То-
гда оператор квадрата импульса
2
∂   ∂  
2 2
 ∂ 
p 2 = pх2 + p у2 + pz2 =  −i  +  −i  +  −i  =
 ∂ x   ∂y   ∂z
 ∂2 ∂2 ∂2 
= − 2  2 + 2 + 2  = − 2∇ 2 .
 ∂x ∂y ∂z 

Аналогично находим оператор кинетической энергии:


2
1 2
Ek = p =− ∇2 ,
2m 2m
и оператор полной энергии – гамильтониан:
2
H = Ek + U = − ∇2 + U .
2m

190
В соответствии с вышесказанным среднее значение координаты
частицы определяется как

x = ∫ xψψ∗dx,

где интегрирование проводится по всей интересующей нас области.


При этом предполагается, что ψ-функция является нормированной.
Если же волновая функция не нормирована, то

∫ xψψ dx .

x =
∫ ψψ dx

Аналогично находится и среднее значение любой функции коорди-


нат f ( x)

f ( x ) = ∫ f ( x )ψψ∗dx.

И, наконец, в качестве одного из основных постулатов принима-


ется принцип суперпозиции волновых функций. Если ψ1 и ψ 2 – ка-
кие-либо два решения уравнения Шредингера, то и всякая линейная
их комбинация α1ψ1 + α 2ψ 2 с постоянными и в общем случае ком-
плексными коэффициентами α1 и α 2 также является решением
уравнения Шредингера. Во-вторых, если волновые функции ψ1 и ψ 2
описывают какие-либо два состояния системы, то и линейная их
комбинация α1ψ1 + α 2ψ 2 также описывает какое-то состояние этой
же системы.
4.1.1. Электронный пучок. Ускоряющее напряжение на элек-
тронно-лучевой трубке U = 10 кВ. Расстояние от электронной пушки
до экрана l = 20 см. Оценить неопределенность координаты элек-
трона на экране, если след электронного пучка на экране имеет диа-
метр d = 0,5 мм.
В данной задаче предполагается, что исходный поперечный
размер электронного пучка очень мал и расширение пучка до диа-
метра d происходит при движении электронов от пушки до экрана.

191
С чем связано это расширение? Тут
можно выделить две причины. Одна из
них связана с кулоновским отталкивани-
ем электронов. При достаточно большой
скорости электронов и малой плотности
электронного пучка этим расталкивани-
Рис. 4.1 ем можно пренебречь (см., например, за-
дачу 4.3.3 в части 1*). Другая причина
связана с корпускулярно-волновым дуализмом микрочастиц, кото-
рый приводит к дифракционной расходимости электронного пучка
независимо от его плотности. При этом вследствие дифракции элек-
троны с наибольшей вероятностью будут двигаться в пределах уг-
ла 2θ, определяемого диаметром следа пучка на экране и расстояни-
ем до него (рис. 4.1). Так как d l , то

d
θ ≈ tg θ = . (1)
2l
Отклонение электронов с импульсом р от их первоначального
движения приводит к появлению неопределенности импульса ∆p x :

∆px = 2 p sin θ ≈ 2 pθ
или с учетом (1)
d
∆px = p .
l
Наличие этой неопределенности в силу соотношений Гай-
зенберга и приводит к неопределенности координаты электрона на
экране:
l
∆x ≈ = .
∆px pd

*
Паршаков А.Н. Принципы и практика решения задач по общей физи-
ке. Ч. 1: Механика. Физика макросистем: учеб. пособие. Пермь: Изд-во
Перм. гос. техн. ун-та, 2008. 248 с.

192
Выражая импульс электрона через ускоряющее напряжение
(p= )
2meU , получаем окончательно

l
∆x ≈ ≈ 0,8 нм.
d 2meU
4.1.2. Дифракция на щели. Параллельный пучок атомов водо-
рода со скоростью v = 1,2 км/с падает нормально на диафрагму с уз-
кой щелью, за которой на расстоянии l = 100 см расположен экран.
Оценить ширину щели b, при которой эффективная ширина изобра-
жения на экране будет минимальной.
Дифракция пучка атомов на узкой щели естественно приводит
к тому, что ширина ее изображения становится больше ширины са-
мой щели. Дополнительное уширение ∆′ связано с неопределенно-
стью импульса атомов ∆px вдоль щели после ее прохождения. Ра-
зумно принять неопределенность положения атомов на входе в щель
∆x = b. Тогда из соотношения неопределенности следует

∆px ≈ = .
∆x b
Именно эта величина и определяет дополнительное уширение
пучка. Полагая расходимость пучка малой, из рис. 4.2 находим
∆px l
∆′ ≈ l = .
p pb
Тогда ширина изображения ∆ составит
2 l
∆ ( b ) = b + 2 ∆′ = b + .
pb
И нам осталось только найти минимум это-
го выражения. Нетрудно найти, что функ-
ция ∆ (b) достигает минимума при Рис. 4.2

193
2 l 2 l
b= = ≈ 10 мкм.
p mv
4.1.3. Атом гелия. Оценить минимально возможную энергию
электронов в атоме гелия и соответствующее расстояние электронов
до ядра.
В состав атома гелия входит ядро с зарядом +2e, вокруг которо-
го двигаются два электрона с зарядом −e. Полная энергия такой сис-
p2
темы Е складывается из кинетической энергии электронов 2 ⋅ ,
2m
2e 2
энергии их взаимодействия с ядром −2 ⋅ и между собой
4πε 0 r
e2
+ (при этом мы полагали, что расстояние между электронами
4πε 0 2r
равно удвоенному радиусу атома r):
 p2 2e 2  e2
E = 2 −  + . (1)
 2m 4πε 0 r  8πε0 r
Понятно, что нам не удастся найти минимум этого выражения,
пока мы не найдем связь импульса электронов p и радиуса атома r.
Для установления этой связи воспользуемся соотношением неопре-
деленности ∆r ⋅ ∆p ≈ . Неопределенность координаты ∆r разумно
считать равной радиусу атома, т.е. ∆r ≈ r. А вот что принять за ∆р?
Представим, что электроны имеют энергию, бóльшую минимальной.
Тогда их импульс может быть представлен как p = p + ∆p. Теперь
начнем мысленно уменьшать энергию и соответственно импульс
p . При этом ∆p не меняется, поскольку ∆p ≈ / r согласно соот-
ношению неопределенности. И когда энергия станет равной мини-
мальной, величина p обратится в нуль и останется только ∆p. Эту

194
величину и следует принять за p, т.е. ∆p ≈ p. Таким образом, имеем
rp ≈ . Используя эту связь, находим
2
7e 2
E≈ − .
mr 2 8πε0 r
Легко убедиться, что минимуму энергии соответствует

16πε0 2
r≈ ≈ 0,3 ⋅10−8 см,
7 me 2
а само значение минимальной энергии составит

Emin ≈−
( 7 / 4 ) me 4
2
≈ −83 эВ,
16π2ε 0 2 2

что близко к экспериментальному значению ( −79 эВ).


Размер атома является результатом компромисса двух слагае-
мых в выражении для энергии (1), имеющих противоположные зна-
ки. Если увеличивать отрицательное слагаемое (потенциальную
энергию), уменьшая r , то увеличивается кинетическая энергия, и на-
оборот. Таким образом, соотношение неопределенностей проявляет
себя в атоме подобно силам отталкивания на малых расстояниях.
В результате электроны находятся в среднем на таком расстоянии от
ядра, при котором действие этих сил отталкивания компенсируется
силой кулоновского притяжения к ядру.
4.1.4. Нулевые колебания. Оценить энергию «нулевых» коле-
баний.
Посмотрим теперь на колебания атомов в твердых телах с точки
зрения принципа неопределенности. Обычно такие колебания связа-
ны с тепловым движением атомов. Чем выше температура, тем силь-
нее колебания и тем больше амплитуда этих колебаний. При пони-
жении температуры уменьшается и амплитуда этих колебаний. И при
нулевой температуре с точки зрения классической физики амплитуда
должна быть равна нулю. А что же происходит на самом деле?
Уменьшение амплитуды колебаний приводит к уменьшению области

195
локализации частицы, и соответственно, в силу принципа неопреде-
ленности начинает расти импульс и энергия частицы, т.е. попытка
остановить частицу безуспешна! И даже при абсолютном нуле тем-
пературы атомы в твердом теле совершают колебания – их называют
нулевыми колебаниями. Оценим энергию этих колебаний, принимая
атом за гармонический осциллятор. Энергия гармонического осцил-
лятора массой m и частотой ω связана с амплитудой колебаний A
соотношением
mω2 A2
E= . (1)
2
Данное соотношение в сочетании с принципом неопределенно-
сти дает своеобразную связь амплитуды колебаний и энергии части-
цы. Чем меньше энергия, тем меньше амплитуда (область локализа-
ции частицы), тем больше минимальный импульс частицы, а это, со-
ответственно, приводит к росту энергии. Минимальная энергия,
которой может обладать частица,
p0 2
E0 = .
2m
Воспользуемся теперь соотношением неопределенности. При-
мем за неопределенность координаты амплитуду колебаний, а за не-
определенность импульса – его минимальное значение p0 . Таким
образом, p0 A ≈ и для минимальной энергии имеем

p0 2 2
E0 = ≈ ,
2m 2mA2
что в сочетании с (1) дает
mω2
2
E0 ≈ .
4mE0

Из этого соотношения получаем E0 ≈ ω / 2 (точный расчет дает


такой же результат, случайность!). Полученный результат говорит
о том, что энергия колебаний максимальна у легких атомов, у кото-
рых большая частота ω.

196
Самое яркое проявление нулевых колебаний – жидкость, кото-
рая не замерзает при T = 0 K. Ясно, что жидкость не замерзает, если
кинетической энергии колебаний атомов достаточно для того, чтобы
разрушить кристаллическую решетку. При этом совершенно неважно
происхождение кинетической энергии – связана ли она с тепловым
движением атомов или с нулевыми квантовыми колебаниями. Наи-
более вероятные кандидаты в незамерзающие жидкости – водород
и гелий (максимальная энергия нулевых колебаний). Но гелий –
инертный газ, с очень слабым взаимодействием между атомами.
И кинетической энергии нулевых колебаний достаточно для рас-
плавления кристаллической решетки. Вот почему гелий не замерзает
даже при нулевой температуре при нормальном давлении (при дав-
лении 25 атм гелий все-таки замерзает).
4.1.5. Измерение силы. Один из методов измерения силы за-
ключается в определении изменения энергии пробного тела мас-
сой m до и после действия силы. Оценить, какую минимальную по-
стоянную силу, действующую в направлении скорости частицы,
можно измерить таким образом, если полное время эксперимента,
включая время измерения начальной энергии, равно τ, а начальная
энергия тела E0 много больше приращения энергии.
В данном методе производится измерение энергии частицы до
действия силы и после. Для измерения начальной энергии E0 требу-
ется конечное время τ1. Поэтому измерение E0 производится с точ-
ностью, даваемой соотношением неопределенностей: ∆E ≈ / τ1
(в принципе при достаточно большом τ1 она может быть сделана
сколь угодно малой). Так как полное время эксперимента ограничено
величиной τ, то часть этого времени должна быть затрачена на из-
мерение начальной энергии E0 , а в оставшуюся часть времени τ − τ1
будет происходить изменение энергии под действием силы F . За
время τ − τ1 при условии F τ1 << p0 ( p0 – начальный импульс части-
цы) изменение энергии составит

197
 p 2  p ∆p
∆E0 = ∆  0  ≈ 0 0
 2m  m
и в силу второго закона Ньютона
p0
∆E0 ≈ F ( τ − τ1 ) .
m
Это изменение энергии можно обнаружить, очевидно, при вы-
полнении условия ∆E0 > ∆E = / τ1 , откуда находим

m
F≥ .
p0 τ1 ( τ − τ1 )

Полученное выражение для силы имеет минимум при τ1 = τ / 2.


И с учетом связи E0 = p02 / 2m получаем окончательно

8m
Fmin = .
τ 2
E0

4.1.6. Свободная частица. Найти решение временнóго уравне-


ния Шредингера для свободной частицы, движущейся с импуль-
сом p в произвольном направлении.
Решение временного уравнения Шредингера при U = 0 в трех-
мерном пространстве распадается на два множителя, один из кото-
рых зависит только от времени, другой – от координат:

 iEt 
Ψ ( x, y , z , t ) = ψ ( x, y , z ) exp  − ,
 
где E – полная энергия частицы (в случае стационарных полей оста-
ется постоянной). После подстановки этого выражения в исходное
 iEt 
уравнение Шредингера и сокращения на exp  −  , получаем
 
уравнение Шредингера для стационарных состояний:

198
2
− ∆ψ = Eψ.
2m
Преобразуем его к виду
2mE
ψ′′x + ψ′′y + ψ′′z + 2
ψ = 0.

Решение этого уравнения будем искать также методом разделения


переменных: ψ = X ( x)Y ( y ) Z ( z ). После подстановки этого выраже-
ния в уравнение для ψ находим

X ′′ Y ′′ Z ′′ 2mE
+ + + 2 = 0.
X Y Z
Так как величины X , Y и Z являются функциями независимых пе-
ременных x, y и z , то, очевидно, это равенство может быть выпол-
нено только, если отношения X ′′ / X , Y ′′ / Y и Z ′′ / Z являются посто-
янными. Для их определения представим полную энергию E в виде
E = Ex + E y + Ez (это ни в коем случае не означает, что Ex , E y или
Ez являются какими-то проекциями, энергия – величина скалярная!).
Таким образом, для функций X , Y и Z получим уравнения вида

2mEx
X ′′ + 2
X = 0.

Их решения: X ( x) = A exp ( ±ik x x ) , где k x = 2mE x / . Аналогично


и для Y ( y ), Z ( z ). Окончательно получаем

Ψ ( x, y, z , t ) = A exp  −i (ωt − kr )  , (1)

где k – волновой вектор, его модуль k = kx2 + k y2 + kz 2 =

= 2mE / 2
= p / . Именно такой вид имеет дебройлевская волна.

199
Найдем теперь плотность вероятности определения положения
свободной частицы:

P ( x ) = ΨΨ ∗ = AA∗ = const.

Это означает равновероятность местонахождения такой частицы во


всех точках пространства – оси X (мы не можем сказать, где нахо-
дится частица в данный момент времени). Данный вывод вполне со-
гласуется с соотношением неопределенностей: при ∆px = 0 неопре-
деленность координаты стремится к бесконечности, т.е. частица
«размазана» равномерно по всему пространству. Для получения хотя
бы какой-нибудь информации о положении частицы необходимо по-
действовать на нее каким-либо прибором, т.е. оказать на частицу си-
ловое воздействие. А это будет означать, что частица не является
свободной, и ее состояние уже не будет описываться волновой функ-
цией вида (1).
Заметим, что волновую функцию свободной частицы можно
также представить в виде

 i 
Ψ = A exp  − ( Et − pr )  ,
 
где E – энергия частицы, а p – ее импульс.
4.1.7. Преобразования Галилея. Найти закон преобразования
волновой функции при преобразовании Галилея.
Поскольку в силу принципа суперпозиции всякая волновая
функция Ψ может быть разложена по плоским волнам, то найдем
преобразование волновой функции свободной частицы. Для этого
рассмотрим две инерциальные системы отсчета K и K ′, из которых
система K ′ движется относительно K-системы со скоростью v0 .
В этих системах волновые функции свободной частицы имеют вид
(см. предыдущую задачу)

 i   i 
Ψ = A exp  − ( Et − pr )  , Ψ′ = A exp  − ( E ′t − p′r ′ )  .
   

200
С учетом преобразований Галилея имеем
r = r ′ + v0t , p = p ′ + m v0 .
Осталось только найти преобразование энергии
1 1 1 1
E = mv 2 = m ( v′ + v0 ) = mv 2 + mv0 2 + m ( v′v0 ) =
2

2 2 2 2
1
= E ′ + mv0 2 + p′v0 .
2
Подставляя выражения для r , p и E в Ψ , получаем

 i  i r + r′ 
Ψ = A exp  − ( E ′t − p′r ′ )  ⋅ exp  mv0 .
   2 
Так как первые два множителя представляют собой волновую функ-
цию в K′-системе, то окончательно

i r + r′ 
Ψ = Ψ′ exp  mv0 . (1)
 2 
В таком виде эта формула уже не содержит величин, характери-
зующих свободное движение частицы, и устанавливает искомый об-
щий закон преобразования волновой функции произвольного со-
стояния частицы. Для системы частиц в показателе экспоненты в (1)
должна стоять сумма по всем частицам.
4.1.8. Частица в одномерном потенциальном поле. Частица
массы m находится в одномерном потенциальном поле U ( x) в ста-
ционарном состоянии, для которого волновая функция имеет вид
( )
ψ ( x) = A exp −αx 2 , где A и α – заданные постоянные (α > 0). По-
лагая U ( x) = 0 при x = 0, найти U ( x) и энергию E частицы.
Очевидно, найти полную и потенциальную энергию частицы
можно из уравнения Шредингера, так как нам известен вид волновой
функции. Поэтому подставим ее значение в одномерное уравнение
Шредингера для стационарных состояний

201
d 2 ψ 2m
+ 2  E − U ( x )  ψ = 0.
dx 2

После взятия производной от функции ψ ( x) = A exp −αx 2 ( ) и сокра-


щения на экспоненциальный множитель получаем
m
−2α + 4α 2 x 2 + 2 ( E − U ) = 0. (1)

С учетом того, что при x = 0 U ( x ) = 0, находим

α 2
E= .
m
И так как значение E уже определено, то из (1) нетрудно установить
вид потенциальной энергии

2α 2 2
U ( x) = x2.
m
Именно такой вид имеет выражение для потенциальной энергии
гармонического осциллятора, для которого U ( x ) = kx 2 , где
k = 2α 2 2 / m. Заметим, что в данной задаче постоянные A и α
не являются независимыми и связаны между собой условием норми-
ровки

∫ ψ dx = 1 →
2
∫A
2
( )
exp −2αx 2 dx = 1.
−∞

Данный интеграл сводится к известному интегралу Пуассона



π
∫e
−αx 2
dx = (1)
−∞
α
1/ 4
 2α 
и с учетом его значения находим искомую связь A =   .
 π 

202
Найдем теперь среднее значение потенциальной энергии
U ( x ) = kx 2 , где k = 2α 2 2
/ m. По определению среднего значения
любой функции координат

U = ∫ ψ∗U ( x ) ψdx = kA2 ∫x
2
(
exp −2αx 2 dx. )
−∞

Если воспринимать интеграл Пуассона (1) как функцию параметра



α, то нетрудно сообразить, что интеграл ∫x
2
( )
exp −2αx 2 dx выра-
−∞
жается через производную от (1)
∞ ∞
π
2
( 2
)
 1 d 2  1 d
(
∫ x exp −2αx dx =  − 2  d α ∫ exp −2αx dx =  − 2  d α 2α . )
−∞ −∞


1 2πα
Таким образом, ∫x
2
( )
exp −2αx 2 dx =
8 α2
. Тогда
−∞

1 2πα
U = kA2 ,
8 α2
что после подстановки значений k и A дает

α 2
U = .
2m
4.1.9. Ортогональность волновых функций. Воспользовав-
шись стационарным уравнением Шредингера, показать, что из него
следует взаимная ортогональность волновых функций состояний
с различной энергией.
Ортогональность волновых функций различных состояний
квантовой системы означает, что интеграл от произведения ψ m ψ n ∗
по всему пространству равен нулю. Здесь ψ m и ψ n – две волновые
функции, удовлетворяющие стационарным уравнениям Шредингера:

203
2
− ∆ψ m + U ψ m = Emψ m ,
2m
2
− ∆ψ n * +U ψ n * = Enψ n *.
2m
Умножим первое из них на ψ n *, а второе – на ψ m и вычтем почлен-
но друг из друга. Это дает
2
( Em − En ) ψ mψ n * = ( ψ m ∆ψ n * −ψ n * ∆ψ m ) =
2m
2
= div ( ψ m∇ψ n * −ψ n * ∇ψ m ) .
2m
Проинтегрируем обе стороны этого равенства по всему про-
странству, в котором находится частица
2
( Em − En ) ∫ ψ mψ n * dV = div ( ψ m∇ψ n * −ψ n * ∇ψ m ) dV .
2m ∫
(1)

 
В силу теоремы Гаусса  ∫ div adV = ∫ adS  интеграл в правой части
 
V S 
от дивергенции по объему преобразуется в интеграл по поверхности,
ограничивающей область, в которой находится частица. Так как на
границе данной области волновые функции обращаются в нуль, то
соответственно обращается в нуль и интеграл в левой части (1)

( Em − En ) ∫ ψ mψ n * dV = 0.
И так как Em ≠ En , отсюда следует искомое соотношение ортого-
нальности

∫ ψ mψ n * dV = 0. (2)

Данное условие выполняется только для невырожденного спек-


тра. Спектр считается невырожденным, если каждому значению

204
энергии соответствует одна волновая функция. О функциях, подчи-
няющихся условию (2), говорят как об ортогональных. Таким обра-
зом, совокупность собственных функций ψ n образует полную сис-
тему нормированных и взаимно ортогональных функций, или, как
говорят для краткости, систему ортонормированных функций.
4.1.10. Оператор момента импульса. Найти вид оператора мо-
мента импульса, его собственные значения и функции.
Для этого вспомним, что формулы классической физики, связы-
вающие различные величины, в квантовой теории следует рассмат-
ривать как формулы, связывающие операторы этих величин. Соглас-
но классической механике вектор момента импульса строится по
правилу
i j k
L = [ rp ] = x y z ,
px p y pz

где i , j , k – орты осей X , Y , Z . В соответствии с общим правилом


построения операторов найдем вид оператора проекции момента им-
пульса на ось Z

 ∂   ∂ 
Lz = xp y − ypx = x  −i  − y  −i =
 ∂y   ∂x 
(1)
 ∂ ∂ 
= −i  x − y  .
 ∂y ∂ x

Очень часто данный оператор используется не в декартовой,


а сферической системе координат (r , θ, ϕ). Для перехода к сфериче-
ской системе координат используем связь между декартовыми
и сферическими координатами (рис. 4.3):
x = r sin θ cos ϕ,
y = r sin θ sin ϕ, (2)
z = r cos θ.

205
С помощью этих формул выразим ча-
стную производную по ϕ через произ-
водные по x, y, z

∂ ∂x ∂ ∂y ∂ ∂z ∂
= + + . (3)
∂ϕ ∂ϕ ∂x ∂ϕ ∂y ∂ϕ ∂z
Вычислив частные производные
∂x ∂y ∂z
, и формул (2), подставим
∂ϕ ∂ϕ ∂ϕ
Рис. 4.3
результаты в (3) и получим
∂ ∂ ∂
= − r sin θ sin ϕ + r sin θ cos ϕ .
∂ϕ ∂x ∂y
Из сопоставления данного выражения с (2) видим, что его можно пе-
реписать иначе
∂ ∂ ∂
= −y + x .
∂ϕ ∂x ∂y
Правая часть этого равенства полностью совпадает с выражением
в скобках формулы (1). Поэтому

Lz = −i .
∂ϕ
Для определения собственных значений и собственных функций
этого оператора нужно решить дифференциальное уравнение
∂ψ
−i = Lz ψ. (4)
∂ϕ
Легко убедиться, что решение данного уравнения имеет вид
ψ = C exp ( αϕ ) , где C и α – некоторые постоянные. Подставляя
экспоненту в (4) и сокращая на общий множитель exp ( αϕ ) , прихо-

206
дим к уравнению −i α = Lz , из которого находим постоянную α:
α = iLz / . Таким образом, решение уравнения (4) имеет вид

L 
ψ = C exp  z ϕ  .
 
Найденная нами волновая функция конечна, не-
прерывна и гладкая. Но она должна быть также
и однозначной по углу ϕ. Это означает, что для
нее должно быть выполнено условие
ψ ( ϕ + 2π ) = ψ ( ϕ ) .

Данное условие может быть выполнено только


в том случае, если отношение Lz к является
целым числом, т.е. проекция момента импуль-
са на ось Z должна быть кратна постоянной
Планка
Lz = m , m = 0, ± 1, ± 2, ...
Рис. 4.4
Поскольку ось Z выбирают произвольно,
последнее равенство означает, что проекция мо-
мента импульса на любое направление квантуется. Схематически это
показано на рис. 4.4. Разумеется, подобные схемы не следует вос-
принимать буквально, так как «вектор» L принципиально не имеет
определенного направления в пространстве.

4.2. Потенциальные барьеры и ямы

В данном подразделе будут рассмотрены стационарные задачи


о движении частицы в силовом поле, имеющем вид потенциального
барьера или ямы. В этих задачах уравнение Шредингера имеет вид
2m
∆ψ + 2
 E − U ( x, y, z )  ψ = 0. (1)

207
Для одномерных задач это уравнение выглядит как

d 2 ψ ( x ) 2m
+ 2  E − U ( x )  ψ = 0, (2)
dx 2
где функция U ( x ) имеет разные значения для разных интервалов
изменения координаты x. Если внутри каждого интервала потенци-
альная энергия имеет постоянное значение (но различное для разных
интервалов), то уравнение (2) записывают отдельно для каждого ин-
тервала и приходят к некоторой системе линейных дифференциаль-
ных уравнений. На каждой границе двух соседних интервалов долж-
ны выполняться условия непрерывности волновых функций (их ра-
венство) и условия гладкости (равенство первых производных).
В двухмерных (или трехмерных) задачах очень часто потенци-
альную энергию представляют в виде произведения множителей, ка-
ждый из которых является функцией только одной переменной. На-
пример, для двух переменных U ( x, y ) = U1 ( x )U 2 ( y ) . В данном слу-
чае решение уравнения (1) ищут методом разделения переменных,
т.е. волновую функцию ψ ( x, y ) представляют в виде ψ ( x, y ) =
= X ( x ) Y ( y ) , причем для каждого множителя X , Y должны выпол-
няться условия непрерывности и гладкости.
Практически важной является ситуация, когда потенциальная
энергия сферически симметрична относительно некоторого силового
центра. К этому сводится, например, задача о поведении электрона
в электрическом поле заряженного ядра, взаимодействие протона
с нейтроном в ядре дейтерия и многие другие. Будем полагать для
простоты силовой центр неподвижным. В этом случае потенциальная
энергия зависит только от расстояния от частицы до силового цен-
тра – U (r ). В то же время волновая функция частицы может зависеть
не только от расстояния r , но и от угловых переменных. Мы ограни-
чимся только сферически симметричными решениями, т.е. будем по-
лагать волновую функцию зависящей только от r: ψ (r ).

208
В сферической системе координат уравнение Шредингера для
стационарных состояний имеет вид
1 d  2 d ψ  2m
r  + 2 [ E − U (r )] ψ = 0.
r 2 dr  dr 
Введем новую функцию φ = r ψ. Тогда уравнение Шредингера легко
привести к виду

d 2 φ 2m
+ 2 [ E − U (r ) ] φ = 0.
dr 2
Это уравнение математически тождественно с уравнением Шре-
дингера для одномерного случая. Правда, здесь есть специфика. При
r = 0 функция φ должна обращаться в нуль, так как в противном
случае волновая функция ψ = φ / r обращалась бы в бесконечность.
Важным показателем характера движения частицы при наличии
потенциальных барьеров и ям являются коэффициенты отражения R
и прохождения (прозрачности) D, характеризующие соответствую-
щие вероятности. Данные коэффициенты опираются на понятие
плотности потока вероятности, введенное в подразд. 4.1:

j=
i
2m
(ψ∇ψ∗ − ψ∗∇ψ . )
Для одномерных задач при условии E > U решения уравне-
ния (2) имеют вид бегущих волн ψ ∼ exp ( ±ikx ) (без учета временно-
го множителя exp(−iEt / )), где знак плюс берут для волны, бегущей
вдоль оси X , знак минус – для волны, бегущей против оси X , а па-
раметр k имеет смысл волнового числа. В этом случае модуль век-
тора j (плотность потока вероятности), очевидно, пропорционален
величине k ψψ∗
j ∼ k ψψ∗ .

209
Пусть, например, потенциальный барьер
для частицы, движущейся в направлении оси
х, имеет вид, отображенный на рис. 4.5. Если
полная энергия частицы E больше высоты
потенциального барьера U 0 , то общее реше-
Рис. 4.5 ние уравнения (2) имеет вид
ψ1 ( x < 0 ) = a1 exp ( ik1 x ) + b1 exp ( −ik1 x ) ,

ψ 2 ( x ≥ 0 ) = a2 exp ( ik2 x ) + b2 exp ( −ik2 x ) ,

где k1 = 2mE / , k2 = 2m ( E − U 0 ) / . Коэффициент a1 дает ампли-


туду падающей волны, коэффициент b1 – амплитуду отраженной
волны, a2 – амплитуда волны, прошедшей барьер, b2 – амплитуда
волны в области x > 0, движущейся против оси x. Так как ей взяться
неоткуда, то, очевидно, необходимо положить b2 = 0. В соответствии
с видом ψ-функций для падающей, отраженной и проходящей волн
мы должны полагать плотность потока вероятности падающей волны
j ∼ k1a12 , отраженной j′ ∼ k1b12 и проходящей j′′ ∼ k2 a22 . Тогда веро-
ятность отражения частицы от барьера – коэффициент отражения R
можно определить как отношение плотности потока вероятности от-
раженной от барьера волны к плотности потока вероятности падаю-
щей волны:

j′ b12
R= = .
j a12

Соответственно коэффициент прохождения D можно определить


как отношение плотности потока вероятности прошедшей барьер
волны к плотности потока вероятности падающей волны

j′′ k2 a22
D= = .
j k1 a12

210
В силу уравнения непрерывности должно выполняться равенство
R + D = 1,
так как сумма вероятностей отражения частицы от барьера и его
прохождения должна быть равна единице (частица не может исчез-
нуть в никуда!).
4.2.1. Прямоугольный потенциальный барьер. На пути дви-
жения частицы с энергией E находится бесконечно протяженный
прямоугольный потенциальный барьер высотой U 0 (рис. 4.6). Иссле-
довать характер движения частицы при E > U 0 и E < U 0 .
Рассмотрим вначале случай E > U 0 .
По представлениям классической физики
наличие такого барьера приведет только к
уменьшению скорости частицы над барь-
ером, и ни о каком отражении от него ре-
чи не идет. В квантовой механике дело
обстоит совершенно иначе. Даже при
E > U 0 существует вероятность того, что Рис. 4.6

частица отразится от барьера и полетит обратно. Для того чтобы это


понять, обратимся к стационарному уравнению Шредингера. В об-
ласти x < 0, где U = 0, оно имеет вид

d 2ψ1 2m
+ 2 Eψ1 = 0,
dx 2
а в области x > 0, где U = U 0 ,

d 2ψ 2 2m
+ 2 ( E − U 0 ) ψ 2 = 0.
dx 2
Общее решение этих дифференциальных уравнений имеет вид
бегущих волн
ψ1 ( x < 0 ) = a1 exp ( ik1 x ) + b1 exp ( −ik1 x ) ,
(1)
ψ 2 ( x > 0 ) = a2 exp ( ik2 x ) + b2 exp ( −ik2 x ) ,

211
где k1 = 2mE / ; k2 = 2m ( E − U 0 ) / ; постоянные a, b – амплиту-
ды этих волн. Характер принятых нами решений уже предполагает
возможность движения частицы, как вдоль оси x ( ∼ exp ( ikx ) ) , так
и против нее ∼ exp ( −ikx ) , т.е. предполагает возможность отражения
частицы от барьера! Вероятность отражения (и соответственно про-
хождения) определяется амплитудами соответствующих волн. Для
их определения нам необходимо учесть условия непрерывности
и гладкости решений в точке разрыва потенциальной энергии. Но
этих условий в точке x = 0 только два, а неизвестных амплитуд че-
тыре. Поэтому нам потребуются некоторые физические предположе-
ния о характере движения частицы. Так как в области x > 0 неоткуда
взяться волне, бегущей против оси x (частица двигается на барьер
слева направо), то следует положить b2 = 0. Кроме того, сама волно-

2
вая функция должна подчиняться условию нормировки ∫ ψ dx = 1.
−∞
Но это условие для неограниченного движения оказывается невоз-
можным, так как такой интеграл расходится. Поэтому в данной си-
туации имеет смысл не квадрат модуля волновой функции, а отно-
шение квадратов модулей волновых функций, взятых в разных точ-
ках пространства. Это отношение дает относительную вероятность
обнаружения частицы в разных точках пространства. Таким образом,
нам необходимо рассматривать либо отношение амплитуды волн
к амплитуде падающей волны, либо принять амплитуду падающей
волны за единицу. Выберем второй вариант. Тогда выражения (1)
принимают вид
ψ1 ( x < 0 ) = exp ( ik1 x ) + b1 exp ( −ik1 x ) ,
ψ 2 ( x > 0 ) = a2 exp ( ik2 x ) .

Из условий непрерывности ψ и в точке x = 0 следует, что
dx
коэффициенты b1 и a2 определяются из системы уравнений

212
1 + b1 = a2 ,
k1 − b1k1 = a2 k2 .
Откуда находим
k1 − k2 2k1
b1 = , a2 = . (2)
k1 + k2 k1 + k2
Значения этих постоянных определяют амплитуду отраженной от
барьера волны ( b1 ) и амплитуду прошедшей волны ( a2 ) . Непосред-
ственный же физический смысл имеет квадрат модуля волновой
функции – он определяет плотность вероятности обнаружения час-
тицы в соответствующей точке пространства P ( x ) . Найдем ее:
P ( x < 0 ) = ψ1ψ1∗ = exp ( ik1 x ) + b1 exp ( −ik1 x )  ×
× exp ( −ik1 x ) + b1 exp ( ik1 x )  .

Откуда с учетом формулы Эйлера exp ( ix ) = cos x + i sin x получаем

P ( x < 0 ) = (1 + b1 ) − 4b1 sin 2 k1 x.


2

Аналогично
P ( x ≥ 0 ) = ψ 2ψ 2∗ = a2 2 = (1 + b1 ) ,
2

где значения b1 и a2 даются выражением (2). Соответствующие гра-


фики приведены на рис. 4.7, а.

а б
Рис. 4.7

213
Вероятность отражения частицы от барьера – коэффициент от-
ражения R – в соответствии с введением в данный раздел можно оп-
ределить как отношение плотности потока вероятности отраженной
от барьера волны j′ ∼ k ψψ ∗ ∼ k1b12 к плотности потока вероятности
падающей волны j ∼ k1:
2
k −k 
R = b12 =  1 2  .
 k1 + k2 
Соответственно коэффициент прохождения
k2 2 4k1k2
D= a2 = .
( k1 + k2 )
2
k1

Видно, что значения R и D не зависят о направления движения


частицы (параметры k1 и k2 входят симметрично). Кроме того, веро-
ятность отражения обращается в нуль только при k1 = k2 , т.е. при
U 0 = 0 (в «классике» R = 0 при любых E > U 0 ).
Обратимся теперь к случаю E < U 0 . Теперь величина k2 стано-
вится чисто мнимой и решения уравнения Шредингера принимают
вид
ψ1 ( x < 0 ) = a1 exp ( ik1 x ) + b1 exp ( −ik1 x ) ,
ψ 2 ( x > 0 ) = a2 exp ( β x ) + b2 exp ( −β x ) ,

где β = ik2 = 2m (U 0 − E ) / . Как и ранее, полагаем a1 = 1. Кроме то-


го, так как решение не должно расходиться при больших x, теперь
необходимо полагать a2 = 0. Таким образом, для волновых функций
имеем
ψ1 ( x < 0 ) = exp ( ik1 x ) + b1 exp ( −ik1 x ) ,
ψ 2 ( x > 0 ) = b2 exp ( −βx ) .

214

Из условий непрерывности ψ и в точке x = 0 следует, что ко-
dx
эффициенты b1 и b2 определяются из системы уравнений
1 + b1 = b2 ,
ik1 − ib1k1 = −β b2 .
Откуда находим
k1 − iβ 2k1
b1 = , b2 = .
k1 + iβ k1 + iβ
Тогда распределение плотности вероятности обнаружения час-
тицы определяется выражениями

P ( x < 0 ) = ψ1ψ1∗ =
= exp ( ik1 x ) + b1 exp ( −ik1 x )  ⋅  exp ( −ik1 x ) + b1∗ exp ( ik1 x )  ,

что с учетом формулы Эйлера составляет


 k 2 − β2 2k β 
P ( x < 0 ) = 2 1 + 12 cos 2k1 x − 2 1 2 sin 2k1 x  .
 k1 + β k1 + β
2

Данное выражение можно также записать в виде

P ( x < 0 ) = 2 1 + cos ( 2k1 x + α )  ,

2k1β
где α = arctg . Аналогично
β − k12
2

4k12 E
P ( x ≥ 0 ) = ψ 2 ψ 2∗ = exp ( −2β x ) = 4 exp ( −2β x ) .
k1 + β
2 2
U0
Соответствующие зависимости приведены на рис. 4.7, б.
Найдем теперь коэффициент отражения R:
2
2 k1 − iβ
R = b1 = = 1.
k1 + iβ

215
Это означает, что отражение является полным. Но при этом ψ-функ-
ция в области барьера не обращается в нуль в каждой точке. Ее зна-
чение
2k1
ψ2 ( x > 0) = exp ( −β x )
k1 + iβ
стремится к нулю только экспоненциально. Это означает, что плот-
ность вероятности обнаружения частицы в области барьера
4E
P ( x ) = ψ2 = exp ( −2β x )
2

U0
с увеличением глубины проникновения также убывает экспоненци-
ально. И это убывание происходит тем быстрее, чем больше разность
U 0 − E. Обычно глубину проникновения определяют как расстоя-
ние l , на котором P ( x ) убывает в e раз. При этом 2βl = 1 и

1
l= = .
2β 2 2m (U 0 − E )

Таким образом, несмотря на полное отражение, частица все же


проникает на небольшое расстояние в область барьера. С точки зре-
ния классической механики это запрещено, так как полная энергия не
может быть меньше потенциальной (становится отрицательной кине-
тическая энергия). В квантовой же механике деление энергии на ки-
нетическую и потенциальную не имеет смысла, так как невозможно
знать их точно одновременно. Потенциальная энергия – функция ко-
ординат, а кинетическая – функция импульса. А координату и им-
пульс нельзя измерить точно одновременно в силу принципа неопре-
деленности. Поэтому заключение об отрицательности кинетической
энергии частицы внутри барьера также становится бессмысленным.
4.2.2. Барьер конечной ширины. Пусть теперь потенциальный
барьер имеет конечную ширину l (рис. 4.8). Мы не будем ставить
задачу полного исследования характера движения частицы, найдем
только коэффициент прохождения D.

216
Рассмотрим вначале случай E > U 0 .
В соответствии с общей идеологией нам
требуется решить уравнение Шрединге-
ра для трех областей:

d 2ψ1 2m
+ 2 Eψ1 = 0, x < 0,
dx 2
Рис. 4.8
d 2 ψ 2 2m
+ 2 ( E − U 0 ) ψ 2 = 0, 0 ≤ x ≤ l ,
dx 2
d 2 ψ 3 2m
+ 2 Eψ 3 = 0, x > l.
dx 2
Решение данных уравнений имеет вид
ψ1 = a1 exp ( ik1 x ) + b1 exp ( −ik1 x ) ,
ψ 2 = a2 exp ( ik2 x ) + b2 exp ( −ik2 x ) , (1)
ψ 3 = a3 exp ( ik1 x ) + b3 exp ( −ik1 x ) ,

где k1 = 2mE / ; k2 = 2m ( E − U 0 ) / ; a, b – некоторые постоян-


ные. Как и в предыдущей задаче, полагаем a1 = 1. Кроме того, так
как в области x > l неоткуда взяться волне, бегущей против оси x,
то полагаем b3 = 0. Для определения постоянных b1 , a2 , b2 , a3 учтем
условие непрерывности волновых функций и их гладкости в точках
x=0 и x=l

ψ1 ( 0 ) = ψ 2 ( 0 ) , ψ1′ ( 0 ) = ψ′2 ( 0 ) ,

ψ 2 ( l ) = ψ 3 ( l ) , ψ′2 ( l ) = ψ′3 ( l ) .

С учетом этих условий приходим к неоднородной системе ли-


нейных уравнений относительно величин b1 , a2 , b2 , a3:

217
1 + b1 = a2 + b2 ,
a2 exp ( ik2l ) + b2 exp ( −ik2l ) = a3 exp ( ik1l ) ,
(2)
ik1 − ik1b = ik2 a2 − ik2b2 ,
ik1 exp ( ik1l ) a3 = ik2 exp ( ik2l ) a2 − ik2 exp ( −ik2l ) b2 .

Так как мы ставим своей целью нахождение только коэффици-


2
ента прохождения, определяемого как D = a3 , то нам из всей сис-
темы уравнений необходимо найти только величину a3 . Поэтому ра-
зумно воспользоваться методом Крамера (методом определителей).
В соответствии с этим методом a3 = ∆ 3 / ∆, где ∆ – определитель
матрицы, составленной из коэффициентов системы уравнений (2)
при неизвестных b1 , a2 , b2 , a3:

−1 1 1 0
0 exp ( ik2l ) exp ( −ik2l ) − exp ( ik1l )
∆= =
k1 k2 − k2 0
0 k2 exp ( ik2l ) − k2 exp ( −ik2l ) − k1 exp ( ik1l )

= ( k1 + k2 ) exp ( −ik2l ) − ( k1 − k2 ) exp ( ik2l )  exp ( ik1l ) ,


2 2
 
а ∆ 3 определяется как

−1 1 1 1
0 exp ( ik2l ) exp ( −ik2l ) 0
∆3 = = 4k1k2 .
k1 k2 − k2 k1
0 k2 exp ( ik2l ) − k2 exp ( −ik2l ) 0

Таким образом,
∆3 4k1k2 exp ( −ik1l )
a3 = = .
∆ ( k1 + k2 ) exp ( −ik2l ) − ( k1 − k2 )2 exp ( ik2l )
2

218
Тогда после несложных преобразований с учетом формулы Эйлера
имеем
−1 −1
 ( k − k )2   U 2 sin 2 k2l 
D= a3a3∗ = 1 + 1 2 2 2 sin 2 k2l  = 1 + 0  . (3)
 4k1 k2   4 E ( E − U 0 ) 
Заметим, что если бы частица проходила
не над барьером высотой U 0 , а над потенци-
альной ямой глубиной U 0 (рис. 4.9), то ко-
эффициент прозрачности можно определять
по этой же формуле с заменой U 0 → −U 0
−1
 U 2 sin 2 l 2m ( E + U ) /  
 0  0  .
D = 1 +  Рис. 4.9
 4E ( E + U 0 ) 
 
Из выражения (3) следует, что частица с энергией большей вы-
соты потенциального барьера может пройти над ним беспрепятст-
венно ( D = 1) при условии sin k2l = 0. Это может быть выполнено,
если k2l = nπ ( n = 1, 2,3...) . Данное условие можно интерпретировать
как l = nλ / 2, где λ – дебройлевская длина волны частицы в области
над барьером (ямой). При этом значение энергии частицы

π2 2 2
E= n + U0 ( n = 1, 2,3...) .
2ml 2
Рассмотрим теперь случай, когда полная энергия частицы
меньше высоты потенциального барьера. Теперь величина
k2 = 2m ( E − U 0 ) / становится чисто мнимой и сейчас удобно вве-
сти новый параметр β = ik2 . Тогда вместо (1) мы имеем

ψ1 = a1 exp ( ik1 x ) + b1 exp ( −ik1 x ) ,

ψ 2 = a2 exp ( β x ) + b2 exp ( −β x ) ,

219
ψ 3 = a3 exp ( ik1 x ) + b3 exp ( −ik1 x ) .

Понятно, что нам не следует повторять весь пройденный ранее


путь для определения коэффициента прохождения D. Необходимо
только в выражении (3) заменить E − U 0 на U 0 − E и sin k2l заме-
(
нить на sh ( βl ) – гиперболический синус sh ( x ) = e x − e − x / 2. Пояс- )
ним это. Так как по формуле Эйлера
exp ( ik2l ) − exp ( −ik2l ) exp ( β l ) − exp ( −β l ) sh ( β l )
sin k2l = = = ,
2i 2i i
то
sin 2 k2l sh ( βl )
2
= .
E −U0 U0 − E

Таким образом, при E < U 0 имеем


−1
 U 2 sh 2 k2l 
D = 1 + 0  .
 4 E (U 0 − E ) 
Для практически важных случаев величина βl = l 2m (U 0 − E ) /
много больше единицы. В этом случае sh ( βl ) ≈ exp ( βl ) / 2 >> 1 и то-
гда, пренебрегая единицей в квадратных скобках, имеем
16 E (U 0 − E )
D≈ exp ( −2β l ) .
U 02
Представим множитель перед экспонентой в виде
16 E (U 0 − E ) E  E 
2
= 16  −  .
U0 U0  U0 

E
Этот множитель зависит от отношения < 1 и, как нетрудно убе-
U0
диться, его максимальное значение равно 4, т.е. составляет величину

220
порядка единицы. Поэтому с достаточной для практических целей
точностью можно полагать

 2l 
D ≈ exp ( −2β l ) = exp  − 2m (U 0 − E )  .
 
Напомним, что данный коэффициент определяет вероятность прохо-
ждения частицей с энергией E потенциального барьера высотой
U 0 > E. Наиболее сильно на данную вероятность влияет ширина
барьера l. Если при какой-то ширине барьера коэффициент D, до-
пустим, равен 0,01, то при увеличении l в два раза он уже составит
0,012 = 0,0001, т.е. уменьшается в сто раз!
Мы рассмотрели потенциаль-
ный барьер прямоугольной формы.
Это было сделано только с целью
математического упрощения зада-
чи. Ничего принципиального при
этом потеряно не было. Для полно-
ты рассмотрим барьер, в котором
Рис. 4.10
потенциальная энергия U является
произвольной функцией x. Пример
такого барьера приведен на рис. 4.10. Горизонтальная прямая
U ( x ) = E пересекает кривую U ( x ) в двух точках с абсциссами a
и b. Аппроксимируем кривую U ( x ) над этой прямой ступенчатой
линией. Тогда всю площадь, где E < U , можно разбить на прямо-
угольники, каждый из которых является прямоугольным потенци-
альным мини-барьером шириной dx и выстой U ( x ) . При достаточно
больших dx вероятность прохождения такого барьера составит

 2dx 
exp  − 2m (U − E )  ,
 

221
и так как полная вероятность прохождения всех мини-барьеров равна
произведению вероятностей, то, очевидно, для всего барьера

 2b 
D ≈ exp  − ∫ 2m [U ( x) − E ]dx  , (4)
 a 
где величины a и b являются крайними точками интервала значе-
ний x, внутри которого выполняется условие U ( x) ≥ E. При преодо-
лении потенциального барьера частица как бы проходит через «тун-
нель» внутри него, в связи с чем данное явление назвали туннельным
эффектом.
Рассмотрим применение туннельного
эффекта к явлению α-распада. Известно,
что большое число радиоактивных ядер
распадается с испусканием α-частиц.
Можно предположить, что α-частицы еще
до распада заключены в ядрах радиоак-
тивных атомов как в потенциальной яме.
Эта яма внутри имеет вертикальную стен-
ку при r = R (R – радиус ядра, отрица-
Рис. 4.11
тельное значение энергии внутри ядра свя-
зано с наличием поля короткодействующих ядерных сил,), а снаружи
определяется законом Кулона (рис. 4.11).
Будем полагать, что энергия вылетающих α-частиц много
меньше высоты потенциального барьера ( Eα << U 0 ) . С точки зрения
классической физики α-распад в принципе невозможен! Однако за
счет туннельного эффекта существует некоторая не равная нулю ве-
роятность обнаружить α-частицу за пределами ядра.
Вероятность распада ядра в единицу времени, которая является
постоянной распада λ, пропорциональна числу столкновений
α-частиц с потенциальной стенкой за 1 секунду n и коэффициенту
прохождения потенциального барьера D:
λ = nD.

222
Число столкновений α-частиц со стенкой барьера можно при-
ближенно записать в виде
n ≈ v / 2 R,
где v – скорость α-частицы с массой mα внутри ядра. Скорость
можно оценить из соотношения неопределенностей:

v= ≈ .
mα mα R
Таким образом, вероятность распада в единицу времени можно
приближенно представить в виде
D
λ≈ .
2mα R 2

Оценим теперь коэффициент прохождения α-частицей потенци-


ального барьера. Так как заряд α-частицы qα = 2e, то оставшаяся
часть ядра с порядковым номером Z имеет заряд q = ( Z − 2)e. Тогда
внешний склон потенциальной энергии взаимодействия α-частицы
и оставшегося ядра будет представлен выражением (в гауссовой сис-
теме единиц):
qq
U (r ) = α .
r
Таким образом, для коэффициента прохождения барьера (4) по-
лучаем
 2 R1  qq  
D ≈ exp  − ∫ 2mα  α − Eα  dr  .
 R  r  

В силу заложенных условий в подынтегральном выражении


можно пренебречь величиной Eα . Вычислим этот интеграл:
2 R1 2mα qqα 2 R1
I =− ∫ dr = − 2mα qqα ∫ r −1/ 2 dr.
R r R

223
qqα qq
Кроме того, из рис. 4.11 видно, что = Eα , откуда R1 = α .
R1 Eα
Тогда интеграл I примет значение

4  R 
I =− 2mα qqα R1 1 − .
 R1 

Если воспользоваться очевидным неравенством R1 >> R и тем, что


qqα
R1 = , для коэффициента прохождения D получим приближен-

ное выражение

 4 2mα 
D ≈ exp  − qqα  .
 Eα 
Период полураспада ядра T , как известно, связан с постоянной
распада λ соотношением
ln 2
T= .
λ
И для него получаем значение

2mα R 2 ln 2 2mα R 2 ln 2 4 2mα 


T≈ ≈ exp  qqα  .
D  Eα 
После логарифмирования полученного выражения приходим
к соотношению
B
ln T ≈ A + ,

где A и B – очевидные константы.


Полученное выражение отражает закон Гейгера–Неттола, со-
гласно которому скорость α-частиц для элементов с малым периодом
полураспада больше, чем для долгоживущих.

224
Другие проявления туннельного эффекта:
1. Автоэлектронная эмиссия – испускание электронов с поверх-
ности твердых тел и жидкостей под действием сильного электриче-
ского поля.
2. Эффект Джозефсона – протекание сверхпроводящего тока
через тонкий слой изолятора, разделяющий два сверхпроводника.
3. Туннельный диод.
4. Спонтанное деление атомных ядер и т.д.
И, как это ни парадоксально, протекание электрического тока
через металл (т.е. движение электронов через кристаллическую ре-
шетку) в принципе невозможно без туннельного эффекта.
4.2.3. Частица в потенциальной яме. Рассмотрим стационар-
ные состояния частицы, движение которой ограничено потенциаль-
ной ямой глубиной U 0 (рис. 4.12). Примем потенциальную энергию
на дне ямы за нуль, и так как мы хотим рассмотреть движение части-
цы именно внутри ямы, то будем полагать энергию частицы
0 < E < U 0 (случай E > U 0 мы уже об-
суждали ранее). Рассмотрим вначале
самый простой предельный вариант
бесконечно глубокой ямы, т.е. когда
U 0 → ∞. В этом случае за пределы та-
кой ямы частица попасть не может ни
при каких условиях. Поэтому вероят-
ность обнаружить частицу вне ямы
равна нулю, соответственно, равна ну-
лю и волновая функция. Таким обра-
зом, нам требуется решить уравнение Рис. 4.12
Шредингера только в области внутри
ямы

d 2ψ 2m
+ 2 Eψ = 0, x ≤l (1)
dx 2

225
при граничных условиях ψ ( −l ) = ψ ( l ) = 0. Очевидно, решение урав-
нения (1) имеет вид
ψ ( x ) = A cos kx + B sin kx,

где k = 2mE / ; A, B – некоторые постоянные.


Из соображений симметрии следует, что плотность вероятности
ψ 2 должна быть симметричной функцией относительно точки x = 0.
А это может быть выполнено при условии A = 0 либо B = 0.
В первом случае мы будем иметь дело с нечетной волновой функци-
ей (∼ sin kx), во втором – с четной функцией (∼ cos kx). Пусть
ψ = A cos kx. Тогда из граничного условия ψ ( ±l ) = 0 следует
A cos kl = 0 и, так как A ≠ 0, то последнее соотношение будет вы-
полнено при условии

kl = , n = 1, 3, 5...
2
Итак, набор четных волновых функций имеет вид
nπx
ψ n ( x ) = A cos , n = 1, 3, 5...
2l
Если же выбрать волновую функцию в виде ψ ( x ) = B sin kx, то
соответственно имеем
nπx
ψ n ( x ) = B sin , n = 2, 4, 6...
2l
Постоянные A и B определим из условия нормировки
l
∫ ψ dx = 1. Откуда сразу находим
2

−l

A = B = 1/ l .
Таким образом, состояния, описываемые четными волновыми функ-
циями, имеют вид

226
1 nπx
ψn ( x ) = cos , n = 1, 3, 5...,
l 2l
а нечетными функциями –
1 nπx
ψn ( x ) = sin , n = 2, 4, 6...
l 2l
Нетрудно убедиться, что в обоих случаях значение энергии час-
тицы

k 2 2 π2 2 2
En = = n , n = 1, 2, 3...,
2m 8ml 2
т.е. спектр энергии частицы в бесконечно глубокой яме оказывается
дискретным. Дискретность энергии является следствием ограничен-
ности движения частицы и малости ее массы. Появившееся же кван-
товое число n характеризует номер и характер состояния (четная
или нечетная волновая функция).
Пусть теперь потенциальная яма имеет конечную глубину U 0 .
Если как и ранее принять значение потенциальной энергии на дне
ямы за нуль, то величина U 0 > 0 определяет высоту стенок ямы.
Кроме того, будем рассматривать только случай 0 < E < U 0 . Итак,
нам требуется решить уравнение Шредингера в области внутри ямы:

d 2 ψ 2m
+ 2 Eψ = 0, x ≤ l.
dx 2
Утверждать же теперь, что волновая функция обращается в нуль за
пределами ямы, мы не имеем права. Ранее мы не раз убеждались, что
возможны состояния квантовой частицы, при которых ее энергия
меньше потенциальной энергии. Поэтому нам придется также ре-
шить уравнение Шредингера и за пределами ямы:

d 2ψ 2m
+ 2 ( E − U 0 ) ψ = 0, x > l.
dx 2

227
Если ввести обозначения
2m 2m
k2 = 2
E, α2 = 2 (U 0 − E ) ,

то уравнения Шредингера принимают вид: внутри ямы ψ′′ + k 2ψ = 0,


вне ямы ψ′′ − α 2ψ = 0.
Эти уравнения имеют очевидные решения:
внутри ямы ψ1 ( x) = A cos kx + B sin kx,
вне ямы при x > l ψ 2 ( x) = C exp(−αx),
вне ямы при x < −l ψ 3 ( x) = D exp(αx).
Выбор знака в экспоненциальном множителе для волновой
функции вне ямы обусловлен требованием конечности функции на
бесконечности. Из соображений симметрии следует, что плотность
вероятности ψ 2 должна быть симметричной функцией относительно
x = 0. Это может быть выполнено при условии A = 0 либо B = 0.
Кроме того, необходимо потребовать, чтобы C 2 = D 2 . Отсюда следу-
ет, что либо C = D, либо C = − D. Постоянные A, B, C , D можно оп-
ределить из условий непрерывности и гладкости волновых функций
на границах x = ±l:
ψ1 (−l ) = ψ 3 (−l ), ψ1 (l ) = ψ 2 (l ),
ψ1′ (−l ) = ψ′3 (−l ), ψ1′ (l ) = ψ′2 (l ).
Отсюда сразу следует система линейных уравнений относитель-
но неизвестных коэффициентов A, B, C , D:

A cos kl + B sin kl = C exp(−αl ), (2)


−kA sin kl + kB cos kl = −αC exp(−αl ), (3)
A cos kl − B sin kl = D exp(−αl ), (4)
kA sin kl + kB cos kl = αD exp(−αl ). (5)

228
Мы не будем ставить перед собой задачу отыскания собствен-
ных функций частицы в яме конечной глубины, а найдем только соб-
ственные значения энергии, точнее, найдем способ определения
энергии и особенности энергетического спектра. Для этого вначале
сложим уравнения (2) и (4):
2 A cos kl = (C + D) exp(−αl ). (6)
Вычтем уравнения (2) и (4):
2 B sin kl = (C − D )exp(−αl ). (7)
Сложим уравнения (3) и (5):
2kB cos kl = α( D − C )exp(−αl ). (8)
Вычтем уравнения (3) и (5):
2kA sin kl = α(C + D) exp(−αl ). (9)
Если A ≠ 0 и C = D, то после деления уравнений (9) и (6) получаем
k tg kl = α. (10)
Если B ≠ 0 и C = − D, то после деления уравнений (8) и (7) по-
лучаем
k ctg kl = −α. (11)
Эти условия не могут быть удовлетворены одновременно, так
как это привело бы к соотношению k 2 = −α 2 , а параметры k и α
вещественны. Таким образом, для определения энергии необходимо
каким-то образом решить уравнение (10) – ему соответствует реше-
ние с четной волновой функцией ( A ≠ 0, B = 0, C = D) – либо уравне-
ние (11) – ему соответствует решение с нечетной волновой функцией
( A = 0, B ≠ 0, C = − D).
Займемся вначале уравнением k tg kl = α. Если воспользоваться
( )
тригонометрическим равенством cos 2 x = 1/ 1 + tg 2 x , то условие
k tg kl = α нетрудно привести к виду

229
2 2

2 ( )
2
cos 2 kl = kl → cos kl = ⋅ kl.
2mU 0l 2mU 0l 2

Отобразим левую и правую части последнего трансцендентного


уравнения на рис. 4.13, а. Тогда точки пересечения функции cos kl
и прямой линии, наклон которой определяется значениями U 0 и l ,
дадут величину kl и соответственно значение энергии E (на рисун-
ке U1 < U 2 < U 3 ). При этом (так как tg kl > 0) необходимо учитывать
те области, где sin kl > 0 и cos kl > 0.

а б
Рис. 4.13

2
Для нечетных решений получаем sin kl = ⋅ kl и, так
2mU 0l 2
как ctg kl < 0, необходимо учитывать те области, где sin kl и cos kl
имеют разные знаки (рис. 4.13, б). Во-первых, видно, что спектр
уровней энергии дискретен (похоже на бесконечно глубокую яму),
во-вторых, число уровней всегда конечно (не похоже на бесконечно
глубокую яму) и определяется глубиной ямы и ее шириной. Кроме
того, в любой ситуации существует хотя бы один уровень энергии –
«нулевой».
Проверим теперь можно ли из этих рисунков получить выраже-
ние для энергии частицы в бесконечно глубокой яме? Для этого не-
обходимо в качестве прямых наклонных линий взять ось абсцисс.

230
И тогда для четных волновых функций имеем условие cos kl = 0,
а для нечетных – sin kl = 0. Но именно эти условия определяют значе-
ние параметра k в бесконечно глубокой яме. Значит, и для энергии
частицы получаем те же значения, что и в бесконечно глубокой яме.
Отметим в заключение этой задачи то, что волновая функция
не обращается тождественно в нуль за пределами ямы, т.е. существу-
ет ненулевая вероятность обнаружить частицу за пределами ямы
(очень похоже на прохождение частицей потенциального барьера).
Представим такую ситуацию: большое число близко расположенных
ям (например, кристаллическая решетка металла-проводника). Внут-
ри какой-нибудь ямы сидит электрон. Если расстояние между ямами
не очень велико, то существует ненулевая вероятность того, что
электрон из одной ямы перескочит в соседнюю, или еще дальше!
А это уже механизм проводимости металлов.
4.2.4. Сферически симметричная яма. Частица локализована
в трехмерной потенциальной яме прямоугольной формы (рис. 4.14).
Радиус ямы равен l. Каковы возможные значения энергии частицы?
Данная яма является частным случаем сферически симметрич-
ного силового поля, для которого потенциальная энергия может быть
представлена в виде U ( r ) = 0 при r ≤ l
и равна U 0 при r > l. Естественно решать
эту задачу в сферической системе координат,
ограничиваясь только симметричными ре-
шениями, для которых волновая функция за-
висит только от расстояния до силового цен-
тра – ψ ( r ) . В этом случае уравнение Шре-
дингера имеет вид
1 d  2 d ψ  2m Рис. 4.14
r  + 2 [ E − U (r )] ψ = 0.
r 2 dr  dr 
Если это уравнение домножить на r и ввести новую функцию
φ = rψ, то для нее получаем следующее уравнение:

231
d 2 φ 2m
+ 2 [ E − U (r ) ] φ = 0.
dr 2
Данное уравнение ничем не отличается от рассмотренного нами
уравнения Шредингера для одномерного случая, и мы можем вос-
пользоваться полученными ранее в задаче 4.2.3 решениями. Правда,
здесь есть специфика. При r = 0 функция φ ( r ) должна обращаться
в нуль, чтобы избежать расходимости исходной волновой функции
ψ ( r ) = φ / r при r = 0. Это означает, что в общем выражении для
волновой функции частицы в одномерной потенциальной яме конеч-
ной глубины мы должны оставить только нечетные решения ∼ sin kr.
Тогда волновая функция частицы в сферической потенциальной яме
будет иметь вид
sin kr
ψ1 ( r ) = B , 0 ≤ r ≤ l,
r
C
ψ 2 ( r ) = exp ( −αr ) , r > l ,
r
2m 2m
где k 2 = 2
E; α 2 = 2 (U 0 − E ) ; B, C – некоторые постоянные. Па-

раметры k и α являются решением трансцендентного уравнения


k ctg kl = −α, которое с использованием тригонометрического равен-
( )
ства sin 2 x = 1/ 1 + ctg 2 x нетрудно привести к виду

2
sin kl = ⋅ kl.
2mU 0l 2

Причем, так как ctg kl < 0, то необходимо брать значения синуса


в четных четвертях. Изобразим графически левую и правую части
последнего уравнения (рис. 4.15). Тогда координаты точек пересече-
ния прямых с синусоидой будут определять собственные значения
энергии.

232
Рис. 4.15

На рисунке видно, что в отличие от одномерных ям существует


минимальное значение глубины ямы, при которой появляется пер-
вый уровень энергии. Это происходит при kl = π / 2. Соответственно
минимальная глубина ямы составит
π2 2
U 0 min = .
8ml 2
При этом энергия уровня E = U 0 min , т.е. уровень находится на
«потолке» ямы. При увеличении глубины ямы уровень опускается
в яму. Следующий уровень появится при kl = 3π / 2 и т.д.
Значения постоянных B и C , определяющих волновую функ-
цию частицы в сферически симметричном силовом поле, можно най-
ти из условия непрерывности волновой функции в точке r = l и ее
гладкости (равенство производных). Но эти условия дадут только
связь постоянных B и C , так как для них получается система одно-
родных уравнений. И чтобы окончательно найти постоянные B и C ,
придется воспользоваться условием нормировки:
l ∞
∫ ψ1 4πr dr + ∫ ψ 2 4πr dr = 1.
2 2 2 2

0 l

Предлагаем проделать это самостоятельно.

233
4.2.5. Энергетическое уширение в кристалле. При сближении
атомов возможен туннельный переход электронов внешних оболочек
из одного атома в другой, что приводит к уширению уровней (обра-
зованию зон в твердом теле). Считая, что в атоме электрон находится
в одномерной прямоугольной потенциальной яме шириной a =
= 10–10 м на глубине, равной энергии ионизации U 0 = 10 эВ, а шири-
на барьера d равна среднему расстоянию между атомами
( d ≈ 10 −10
)
м , оценить энергетическое уширение в кристалле.
Понятно, что данная задача слишком сложна для ее детального
анализа на основе уравнения Шредингера. Поэтому воспользуемся
оценочными соображениями. Состояние каждого электрона в потен-
циальной яме является в принципе нестационарным и это позволяет
говорить о времени существования данного состояния τ. Это время
в силу соотношения Гайзенберга связано с неопределенностью энер-
гии электрона ∆E , которую можно принять за энергетическое уши-
рение в кристалле (ширину зоны энергии):
∆E ⋅ τ ≈ .
Таким образом, вопрос сводится к оценке времени существова-
ния состояния электрона в потенциальной яме. Вероятность проник-
новения электрона через потенциальный барьер пропорциональна
числу его столкновений с потенциальной стенкой за 1 секунду n
и коэффициенту прохождения барьера D. Если сравнить процесс
проникновения электрона через потенциальный барьер с радиоак-
тивным распадом, то понятно, что вероятность проникновения есть
постоянная распада λ в дифференциальной формулировке закона
распада δN = −λN ⋅ δt. Здесь N – число частиц в системе; δN –
уменьшение числа частиц за время δt. Итак, λ = nD. Обратимся те-
перь к интегральной формулировке закона радиоактивного распада
N = N 0 exp ( −λt ) . Отсюда видно, что величина λ равна времени, за
которое число частиц уменьшается в e раз. Это время и будем счи-

234
тать временем жизни электрона в потенциальной яме (время тунне-
лирования). Таким образом,
1 1
τ≈ = .
λ nD
Частоту ударов электрона о стенки ямы нетрудно связать с их
скоростью v и шириной ямы a
v
n= .
a
Для оценки скорости электрона также воспользуемся соотноше-
нием неопределенности ∆x ⋅ ∆p ≈ , где за ∆x разумно принять по-
луширину ямы, а ∆p ≈ p = mv. Тогда находим

2
v≈ .
ma
Осталось только найти коэффициент прохождения барьера:

 2d 
D ≈ exp  − 2mU 0  .
 
Проведем теперь численную оценку

v 2 2 ⋅1,05 ⋅10−34
n= = = −31 −20
≈ 2,3 ⋅1016 1/с,
a ma 2
9,1 ⋅10 ⋅10

 2 ⋅10−10 
D ≈ exp  − −34
2 ⋅ 9,1 ⋅10−31 ⋅10 ⋅1,6 ⋅10−19  ≈ 0,039,
 1,05 ⋅10 
1
τ= ≈ 1,1 ⋅10−15 с.
nD
И окончательно получаем

∆E ≈ ≈ 9, 4 ⋅10−20 Дж ≈ 0,6 эВ.


τ

235
Это число достаточно близко к значениям, полученным из дру-
гих соображений.

4.3. Гармонический осциллятор. Атом водорода

Рассмотрим теперь две задачи, имеющие большое практическое


значение.
4.3.1. Гармонический осциллятор. В механике под гармониче-
ским осциллятором понимают частицу, совершающую гармониче-
ские колебания под действием квазиупругой силы F = − kx. Потен-
1
циальная энергия такой частицы имеет вид U = kx 2 , где k – жест-
2
кость пружины; x – смещение частицы от положения равновесия.
В дальнейшем более удобным оказывается представление потенци-
1
альной энергии в виде U = mω2 x 2 , где m – масса частицы; ω –
2
частота осциллятора. К задаче о гармоническом осцилляторе можно
свести, например, задачу о колебаниях атомов твердого тела около
положения равновесия.
Уравнение Шредингера для такого гармонического осциллятора
будет иметь вид

d 2 ψ 2m  mω2 x 2 
+ 2 
E − ψ = 0 . (1)
dx 2  2 

Найдем собственные функции ψ и собственные значения энер-


гии E. Точное решение данного уравнения выражается через так на-
зываемые полиномы Эрмита. Мы же попытаемся сделать иначе. Из
физических соображений понятно, что волновая функция должна
стремиться к нулю при больших x. Очень часто такая зависимость
имеет экспоненциальный вид ∼ exp ( −αx ) . Но такая зависимость
не проходит через уравнение (1). Попробуем другой вариант (а по-
чему бы и нет!):

236
(
ψ ( x ) ∼ exp −αx 2 . )
После дифференцирования и подстановки в (1) получаем
 2mE m 2ω2 
( )
ψ −2α + 4α 2 x 2 =  − 2 + 2 x 2  ψ .
 
Для того чтобы данное соотношение было тождеством при лю-
бых x, необходимо потребовать равенство коэффициентов при оди-
наковых степенях x (включая и нулевую степень) слева и справа:

2mE m 2ω2
−2α = − 2
, 4α 2 = 2
.

Из них находим значение параметра α и энергии осциллятора E:


mω ω
α= , E= .
2 2
Эти соотношения означают, что при данных значениях парамет-
ров α и E одной из собственных функций гармонического осцилля-
тора является
 mω 2 
ψ 0 ( x) = A0 exp  − x . (2)
 2 
Легко убедиться, что ψ 0 является далеко не единственным ре-
шением уравнения Шредингера. Например, функции

(
ψ1 ( x ) = A1 exp −αx 2 , )
(3)
(
ψ 2 ( x ) = A2 4αx 2 − 1) exp ( −αx ) 2

и другие также являются решением уравнения Шредингера, но при


3 5
E = E1 = ω (это значение соответствует ψ1 ( x ) ) или E = E2 = ω
2 2
(это соответствует ψ 2 ( x ) ). В выражениях (2) и (3) постоянные

237
A0 , A1 , A2 являются нормировочными коэффициентами, которые не-

трудно установить из условия нормировки ∫ ψ 2 ( x ) dx = 1 . Предос-
−∞
тавляем самостоятельно проверить с использованием интеграла Пу-
ассона (см. задачу 4.1.8), что
1/ 4 1/ 4 1/ 4
 2α   2α   α 
A0 =   , A1 = 2 α   , A2 =   .
 π   π   2π 
Это означает, что квантовый осциллятор, находящийся в потен-
циальной яме, может находиться в различных состояниях, характе-
ризуемых набором волновых функций ψ n ( x). С этим мы уже знако-
мы. Причем, каждой волновой функции соответствует свое значение
энергии E. В общем случае энергия гармонического осциллятора
принимает дискретные (квантованные) значения:
En = (n + 1/ 2) ω , n = 0,1, 2...
Состояние с n = 0 – основное (невозбужденное) с минимальной
энергией E0 , остальные состояния – возбужденные. Расстояние ме-
жду соседними уровнями энергии
∆E = ω .
При переходах осциллятора из одного состояния в другое про-
исходит либо испускание, либо поглощение фотона. В квантовой
теории доказывается, что квантовое число n осциллятора при по-
глощении или излучении фотона может меняться только на ±1, т.е.
∆n = ±1, что называется правилом отбора. Это означает, что вероят-
ность переходов на не соседние уровни равна нулю, и тогда энергия
фотона всегда ε = ω . Все это находится в полном соответствии
с гипотезой Планка. Как и в случае с прямоугольной потенциальной
ямой, квантование энергии здесь связано с финитностью движения
частицы в силовом поле.

238
4.3.2. Атом водорода. В атоме водорода вокруг ядра с зарядом
+e вращается электрон с зарядом −e. Потенциальная энергия взаи-
модействия электрона с ядром в системе СИ имеет вид

ke 2 1
U (r ) = − , k= .
r 4πε 0
Тогда уравнение Шредингера запишем как

2m  e2 
∇ 2ψ + 2  E + k  ψ = 0.
 r 

Волновая функция в общем случае зависит уже от трех про-


странственных координат. Естественно рассматривать сферическую
систему координат r , θ, ϕ (см. рис. 4.3). Рассмотрим частный случай,
когда волновая функция электрона в атоме сферически симметрична,
т.е. зависит только от расстояния до ядра r. Такой случай не преду-
сматривался старой теорией Бора. В ней всякое движение электрона
вокруг ядра происходило по плоским орбитам и естественно не мог-
ло быть сферически симметричным. Но так как в квантовой механи-
ке нет представлений о движении по орбитам, то нет и препятствий
для реализации сферически симметричных состояний.
Оператор Лапласа в сферической системе координат имеет вид
1 ∂ 2 ∂  1
∇2 = r  + Φ (θ, ϕ) ,
r 2 ∂r  ∂r  r 2

где Φ (θ, ϕ) представляет «угловую» часть ∇ 2 , зависящую как от уг-


лов, так и от производных по ним. Перепишем теперь уравнение
Шредингера:

1 ∂  2 ∂ψ  1 2m  e2 
 r  + Φψ + 2 
E + k  ψ = 0.
r 2 ∂r  ∂r  r 2  r 

Как и в предыдущей задаче, попытаемся найти собственные


функции и собственные значения энергии без «лишней крови». Так

239
как электрон не может находиться в ядре, то существует состояние,
в котором электрон находится наиболее близко к ядру, и это состоя-
ние обладает наименьшей энергией. Кроме того, это состояние долж-
но быть сферически симметричным (самое простое состояние), т.е.
не должно зависеть от углов. В этом случае уравнение Шредингера
приобретает вид

1 ∂  2 ∂ψ (r )  2m  e2 
 r  = − 2 
E + k  ψ (r ). (1)
r 2 ∂r  ∂r   r 

В качестве решения попробуем для начала взять просто экспо-


ненту

 r
ψ (r ) = A exp  −  , (2)
 r0 
где A – постоянная нормировки; r0 – некоторая константа, смысл
которой выясним позднее. После подстановки предполагаемого ре-
шения в уравнение (1) и сокращения на экспоненту приходим
к уравнению

1  r 2 2r  2m  e2 
 −  = − 2 
E + k .
r 2  r0 2 r0   r 

Приравнивая члены при одинаковых степенях r , включая нуле-


вую, получаем
2
k 2 me 4
r0 = и E = E1 = − .
kme 2 2 2
Таким образом, экспонента (2) на самом деле является решени-
ем при правильном выборе r0 и E. Значение постоянной A нетруд-
но найти из условия нормировки:
∞  2r  1
∫ ψ dV = 1 → ∫ A exp  − r  4πr dr = 1 → A =
2 2 2
.
0  0  πr03

240
Знак минус в выражении для энергии показывает, что это энер-
гия притяжения электрона к ядру. Иначе электрон просто улетит от
ядра, а это уже не атом. После подстановки значений m, k , e, нахо-
дим E1 = Ei = –13,6 эВ ( Ei – энергия ионизации, т.е. минимальная
энергия, необходимая для удаления электрона из атома водорода).
Ну, а теперь попытаемся понять смысл постоянной r0 . Для этого
найдем вероятность обнаружить электрон в интервале dr:
2 2
dP = ψ dV = ψ 4πr 2 dr = W (r )dr ,

где W (r ) = 4πr 2 exp(−2r / r0 ) – плотность вероятности обнаружить


электрон на расстоянии r от ядра. Легко проверить, что максимум
плотности вероятности приходится как раз на значение r = r0 =
= / kme 2 = 5 ⋅10−11 м. Таким образом, r0 является наиболее вероят-
2

ным положением электрона в невозбужденном атоме водорода. Эта


величина называется боровским радиусом.
Функция ψ ( r ) = A0 exp ( − r / r0 ) является не единственным реше-
нием уравнения (1). Простой подстановкой нетрудно убедиться, что
функция
ψ1 ( r ) = A1 (1 − β r ) exp ( −β r )

1 kme 2
также является его решением при условии β = =− . Тогда
2r0 2 2
для значения энергии E получаем

k 2 me 4 E1
E = E2 = − = .
8 2 4
Постоянную A1 находим из условия нормировки:

1
A1 = .
8πr03

241
И в общем случае энергия электрона в атоме водорода опреде-
ляется выражением

k 2 me 4
En = − , n = 1, 2,3...
2 2n2

4.4. Электроны в твердом теле

Для описания поведения электронов в твердом теле существует


несколько моделей. Самая простая из них – модель свободных
(не взаимодействующих) электронов. Состояние электрона в металле
(и вообще в любом кристаллическом теле) определяется значением
волнового вектора k и спином. В силу конечности размеров тела со-
стояния электронов образуют дискретный спектр. Для характеристи-
ки вероятности заполнения электронами различных состояний вво-
дится понятие функции распределения электронов по состояниям:
dN
f (E) = ,

где dN – число электронов, находящихся в интервале состояний от
ν до ν + d ν; dν – число состояний с энергией, заключенной в ин-
тервале от E до E + dE . Число состояний dν можно представить
в виде d ν = g ( E )dE , где g ( E ) называется плотностью состояний
и равно числу состояний, приходящихся на единичный интервал
энергии. Для плотности состояний g ( E ) должно выполняться оче-
видное условие

∫ f ( E ) g ( E )dE = nV , (1)
0

где n – полная концентрация электронов (число электронов в едини-


це объема кристалла). Соотношение (1) представляет собой по суще-
ству условие нормировки функции f ( E ). Из определения f ( E ) сле-
дует, что она представляет вероятность того, что состояние с энерги-
ей E занято электроном.

242
При абсолютном нуле температуры эта функция имеет вид
f ( E ) = 1 при E ≤ EF (0) и f ( E ) = 0 при E > EF (0) (рис. 4.16, а).
Значение EF ( 0 ) называется уровнем Ферми при нулевой температу-
ре и равно максимальной энергии электронов при T = 0
2

( )
2
EF ( 0 ) = 3π2 n 3 ,
2m
где n – концентрация электронов.
Функция распределения при ненулевой температуре (распреде-
ление Ферми–Дирака) имеет вид
1
f (E) = ,
 E − EF 
exp   +1
 kT 
где EF (T ) называют просто уровнем Ферми. Это уровень энергии,
вероятность заполнения которого равна 1/2. При T → 0 уровень
Ферми стремится к EF ( 0 ) . Функция распределения Ферми–Дирака
имеет простой смысл: это среднее число электронов в состоянии
с энергией E . При повышении температуры функция f ( E ) дефор-
мируется по сравнению с распределением при нулевой температуре –
электроны вблизи EF (0) начинают занимать более высокие уровни
энергии, внутренние же электроны не могут изменять состояние
(рис. 4.16, б).

а б
Рис. 4.16

243
При больших значениях энергии, когда E − EF >> kT экспо-
нента в распределении Ферми–Дирака много больше единицы и то-
гда распределение Ферми–Дирака переходит в классическое распре-
деление Больцмана:
f ( E ) ≈ exp [ −( E − EF ) / kT ] ∼ exp(− E / kT ) .

Поведение электронного газа существенно зависит от соотно-


шения между температурой тела и температурой Ферми, равной
EF / k . Различают два предельных случая:
1. kT << EF (в этом случае газ электронов называется вырож-
денным).
2. kT >> EF (такой газ называется невырожденным).
В металлах температура Ферми составляет величину порядка
104 К. Поэтому даже при температурах, близких к плавлению, элек-
тронный газ является вырожденным. В полупроводниках плотность
свободных электронов гораздо ниже, чем в металлах, соответственно
ниже значение температуры Ферми. Поэтому уже при комнатных
температурах электронный газ во многих полупроводниках является
невырожденным и подчиняется распределению Больцмана.
Многие практические задачи поведения свободных электронов
в металлах и полупроводниках требуют знания распределения элек-
тронов не по состояниям, а по энергии. С учетом функции распреде-
ления Ферми–Дирака для концентрации электронов dn ( E ) = dN / V
( dN – число электронов в объеме V в интервале энергии от E до
E + dE ) существует выражение

2 m3 EdE
dn ( E ) = . (2)
π2 3  E − EF 
exp   +1
 kT 
Сравнение данного выражения с (1) дает значение плотности состоя-
ний электронов в металле

244
2m3
g (E) = E ⋅V .
π2 3
Учет взаимодействия электронов при нали-
чии периодического поля кристаллической ре-
шетки приводит к появлению энергетических
зон – каждый электрон может иметь любую
энергию в пределах разрешенной зоны. Таких
зон может быть несколько, их ширина не зави-
сит от размеров кристалла и составляет несколь-
ко электрон-вольт. На рис. 4.17 цифрами 1 и 3
обозначены разрешенные зоны, 2 – запрещенная
зона (∆E – ширина запрещенной зоны). Первая
зона при абсолютном нуле температуры свобод-
на от электронов, третья зона может быть час-
тично или полностью заполнена электронами
и называется валентной, так как возникает из
уровня, на котором находятся валентные элек- Рис. 4.17
троны в основном состоянии атома.
В зависимости от степени заполнения электронами валентной
зоны и ширины запрещенной зоны возможны три случая.
1. Часть уровней валентной зоны свободна. Достаточно сооб-
щить электронам энергию порядка 10–23 эВ, и они могут занять более
высокие уровни энергии. Это происходит, например, за счет тепло-
вого движения (энергия теплового движения на 1 К порядка 10–4 эВ).
Электрическое поле также способно переводить электроны на более
высокие уровни, и они приобретают дополнительную скорость в на-
правлении, противоположном электрическому полю. Такое распре-
деление электронов характерно для металлов, являющихся хороши-
ми проводниками. Для них валентная зона является зоной проводи-
мости. Иногда имеет место перекрывание зон (запрещенная зона
отсутствует).
2. Ширина запрещенной зоны ∆E несколько электрон-вольт.
Валентная зона заполнена полностью. В этом случае ни тепловое

245
движение, ни электрическое поле не способны сообщить энергию,
достаточную для переброса электронов в свободную зону. Это ха-
рактерно для диэлектриков.
3. Валентная зона заполнена полностью. Электрическое поле не
способно сообщить электронам энергию, достаточную для преодоле-
ния запрещенной зоны. Если ширина запрещенной зоны ∆E невели-
ка (< 1 эВ), то только энергия теплового движения способна перевес-
ти электроны в свободную зону – она становится зоной проводимо-
сти (на самом деле не только энергия теплового движения способна
перевести электроны в зону проводимости – об этом позднее). Это
характерно для полупроводников.
Различают собственные и примесные полупроводники. Собст-
венные полупроводники – химически чистые полупроводники.
Примесные полупроводники – полупроводники с различными при-
месями.
Собственная проводимость возникает, если каким-то образом
электрон из валентной зоны перебрасывается в зону проводимости.
Тогда в зоне проводимости появляется электрон, свободный от атома
и способный под действием электрического поля перемещаться по
кристаллу. В валентной же зоне образуется вакантный уровень, на ко-
торый могут попасть другие электроны. Таким образом, электропро-
водность полупроводника становится не равной нулю. При наличии
вакантных уровней в валентной зоне поведение электронов валентной
зоны (т.е. связанных с атомами) можно представить как движение по-
ложительно заряженных квазичастиц – «дырок». Таким образом, соб-
ственная проводимость полупроводников обусловлена движением
электронов в зоне проводимости и дырок в валентной зоне.
Примесная проводимость возникает, если некоторые атомы
данного полупроводника заменить в узлах кристаллической решетки
атомами, валентность которых отличается на единицу от валентно-
сти основных атомов.
В полупроводниках с примесью, валентность которой на едини-
цу больше валентности основных атомов, имеется только один вид
носителей тока – электроны. Атомы примеси, поставляющие элек-

246
троны, называются донорами, сам полупроводник обладает элек-
тронной проводимостью и называется полупроводником n -типа
(negative). Дополнительный донорный уровень энергии располагает-
ся вблизи потолка запрещенной зоны.
В полупроводниках с примесью, валентность которой на едини-
цу меньше валентности основных атомов, также возникают носители
тока только одного вида – дырки. Атомы примеси, которые способны
образовать дырку, являются акцепторами, проводимость называется
дырочной, а сам полупроводник – р-типа (positive). Дополнительный
акцепторный уровень располагается вблизи дна запрещенной зоны.
Электроны и дырки движутся в кристалле под действием внеш-
него электрического поля как свободные частицы, но каждая из них
со своей эффективной массой.
4.4.1. Уровень Ферми в металлах при низких температурах.
Определить уровень Ферми EF как функцию температуры.
Для упрощения расчетов будем полагать объем тела V = 1
и воспользуемся соотношением (1) из введения в данный подраздел:

∫ f ( E ) g ( E )dE = n . (1)
0

Здесь n – полная концентрация электронов (число электронов


в единице объема); f ( E ) – функция распределения Ферми–Дирака

1
f (E) = ,
 E − EF 
exp   +1
 kT 
g ( E ) – плотность состояний электронов, равная числу состояний,
приходящихся на единичный интервал энергии. Очевидно, при из-
вестной функции g ( E ) соотношение (1) неявно определяет значение
уровня Ферми EF .

247
При нулевой температуре ситуация тривиальна: f ( E ) = 1, когда
E < EF ( 0 ) и обращается в нуль при E > EF ( 0 ) . Тогда (1) переходит в
EF ( 0 )

∫ g ( E ) dE = n.
0

С учетом того, что в модели газа свободных электронов

2 m3
g (E) = E, (2)
π2 =3
получаем равенство

2 2m3
EF ( 0 ) = n.
3/ 2

3π =
2 3

Откуда находим

EF ( 0 ) =
=2
( )
2/3
3π2 n .
2m
Этот результат нам уже известен из введения к данному подразделу.
При T ≠ 0 очевидно
EF ( 0 ) ∞
∫ g ( E ) dE = ∫ g ( E ) f ( E ) dE. (3)
0 0

Таким образом, для определения уровня Ферми при ненулевой тем-


пературе нам необходимо каким-то образом вычислить интеграл
в правой части

I = ∫ g ( E ) f ( E ) dE. (4)
0

Как отмечалось ранее, в металлах в силу высокой концентрации


электронов электронный газ является сильно вырожденным
( kT << EF ) , и это значительно упрощает задачу определения EF (T ) .
Проинтегрируем (4) по частям

248

∞ ∂f
I = G ( E ) f ( E )  0 − ∫ G ( E ) dE , (5)
0 ∂E
где
E
G ( E ) = ∫ g ( E ) dE. (6)
0

Первый член в (5) с учетом вида


функций g ( E ) и f ( E ) обращается
в нуль на обоих пределах. Остающийся
интеграл вычислить легче, чем исход-
ный (4), так как функция ∂f / ∂E имеет
симметричный пик при E = EF : она ве-
дет себя подобно δ-функции с пиком
шириной kT (рис. 4.18). Разложим
функцию g ( E ) в ряд Тейлора около
точки EF :

G ( E ) = G ( EF ) + ( E − EF ) G′ ( EF ) +
1 Рис. 4.18
( E − EF ) G′′ ( EF ) + ...
2
+
2
и подставим это разложение в (5). Получаем

 ∂f  ∞
 ∂f 
I = G ( EF ) ∫  − dE + G′ ( EF ) ∫ ( E − EF )  −  dE +
0  ∂E  0  ∂E 

(7)
1 2 ∂f 
+ G′′ ( EF ) ∫ ( E − EF )  −  dE + ...
2 0  ∂E 
Для первого члена этой суммы имеем

 ∂f 
G ( EF ) ∫  − dE = G ( EF )  f ( 0 ) − f ( ∞ )  = G ( EF ) ,
0  ∂E 

249
т.е. в первом приближении искомый интеграл
EF
I ≈ G ( EF ) = ∫ g ( E )dE .
0

Общий член ряда в правой части равенства (7) пропорционален


интегралу
1∞ n ∂f 
In = ∫ ( E − EF )  − ∂E  dE
n! 0  
или с учетом явного вида f ( E )

( kT ) ∞  E − EF  exp ( E − EF ) / kT 
n n
 E − EF 
In = ∫  d .
n ! 0  kT  {exp ( E − E ) / kT  + 1}2  kT 
 F 
E − EF
Введем замену переменных x = . Тогда получаем
kT

=
( kT )
n ∞
x n dx
In ∫
n ! −∞ exp ( x ) + 1  exp ( − x ) + 1
.

Расширение нижнего предела от нуля до −∞ связано с тем, что для


сильно вырожденного электронного газа отношение − EF / kT → −∞.
Известно, что интегралы вида

x n dx
∫ exp x + 1 exp − x + 1
−∞ 
 ( )  ( ) 
вычисляются для четных n как суммы быстросходящихся рядов (для
нечетных n равны нулю). Практически редко приходится учитывать
члены с n > 2 и для n = 2 имеем

π2
( kT ) .
2
In =
6

250
Таким образом, с учетом (6) интеграл (4) примет вид
∞ EF
π2  dg ( E ) 
∫ g ( E ) f ( E ) dE ≈ ∫ g ( E )dE + 6 ( kT )  dE 
2
,
0 0   EF ( 0 )

а равенство (3) принимает вид


EF ( 0 ) EF
π2  dg ( E ) 
∫ g ( E )dE = ∫ g ( E )dE + 6 ( kT )  dE 
2
.
0 0   EF ( 0 )

Данное равенство выполняется при любом виде функции плотности


состояний g ( E ) . Подставляя сюда выражение (2) для газа свобод-
ных электронов, после интегрирования приходим к соотношению
 π2  kT  2 
= EF ( 0 ) 1 −   .
3/ 2 3/ 2
EF
 8  EF ( 0 )  
 
И так как второе слагаемое в квадратных скобках гораздо меньше
единицы, то приближенно
 π2  kT  2 
EF ≈ EF ( 0 ) 1 −   .
 12  EF ( 0 )  
 
Таким образом, при низких температурах зависимость EF (T )
имеет вид

(
EF (T ) ≈ EF (0) 1 − αT 2 . )
Величина αT 2 при достаточно низких температурах много
меньше единицы, поэтому часто полагают EF ≈ EF (0), т.е. уровень
Ферми практически не зависит от температуры. Но иногда эта зави-
симость имеет принципиальное значение, например, при анализе яв-
лений, происходящих при контакте различных металлов или полу-
проводников.

251
4.4.2. Давление электронного газа. Найти давление электрон-
ного газа в металле при нулевой температуре при концентрации сво-
бодных электронов n = 2,5 ⋅1022 см −3 .
Выделим в электронном газе площадку и подсчитаем число
электронов, движущихся в ее направлении. Если газ находится
в равновесии, то его частицы движутся совершенно беспорядочно,
хаотически. Все направления движения равновероятны, и ни одному
из них не может быть отдано предпочтение. Часть электронов на
своем пути при движении к площадке, испытывая столкновения
с другими электронами, изменит направление своего движения
и не достигнет площадки. Однако соударения не нарушают хаотиче-
ского характера движения электронов и выбытие их некоторого чис-
ла из группы, движущейся по направлению к площадке, сопровожда-
ется одновременным переходом такого же числа электронов из
групп, не движущихся в направлении площадки. Поэтому при расче-
те давления столкновения электронов между собой можно не учиты-
вать и считать, что все они движутся прямолинейно.
Обозначим число электронов в единичном объеме, скорости ко-
торых заключены в интервале от v до v + d v, как

dN v = n ( v ) d v ,

где n ( v ) – концентрация электронов в еди-


ничном интервале скоростей. В силу хао-
тичности движения разумно подсчитывать
число электронов, летящих в каком-то на-
правлении, с помощью телесного угла dΩ,
в пределах которого заключены направления
движения электронов. В сферической систе-
ме координат (рис. 4.19) бесконечно малый
Рис. 4.19
телесный угол dΩ можно определить сле-
дующим образом:
d Ω = sin θ d θ d ϕ .

252
Из dN v электронов в направлении выделенной площадки дви-
жется только часть электронов:
dΩ 1
dN v′ ,θ,ϕ = v cos θdN v = v cos θ sin θd θn ( v ) d v.
4π 4π
Исходя из второго закона Ньютона, давление электронного газа
можно найти как произведение импульса, передаваемого стенке при
падении каждого электрона 2mv cos θ, на число падающих ежесе-
кундно на единичную площадку электронов в интервале скоростей
( v, v + d v ) в пределах телесного угла dΩ
1
dPv ,θ,ϕ = 2mv cos θ ⋅ v cos θ sin θd θd ϕn ( v ) d v,

что после интегрирования по углу θ от нуля до π / 2 и углу ϕ от ну-
ля до 2π составит
1
dPv = mv 2 n ( v ) d v.
3
И чтобы найти полное давление, создаваемое электронами во всем
диапазоне скоростей, необходимо проинтегрировать последнее вы-
ражение по всем скоростям с учетом функции n ( v ) :

1∞
P = ∫ mv 2 n ( v ) d v .
30

Воспользуемся теперь тем, что mv 2 = 2 E (E – энергия электро-


на), а произведение n ( v ) d v можно представить как n ( E ) dE – число
электронов в единице объема в интервале энергии ( E , E + dE ) :

2 m3 EdE
n ( E ) dE =
π2 3  E − EF 
exp   +1
 kT 

253
(см. формулу (2) во введении к данному подразделу). Тогда для дав-
ления получаем

2 2 m3 ∞ E EdE
P= ∫ .
3 π2 3 0  E − EF 
exp   + 1
 kT 
Так как при T = 0 К энергия электронов заключена в пределах от
нуля до EF ( 0 ) , то последний интеграл приобретает вид

EF ( 0 )
2 2m3 4 2 m3
EF ( 0 ) ,
5/ 2
P= ∫ E dE =
3/ 2
(2)
3 π2 3 0 15 π 2 3

что после подстановки значения уровня Ферми (E F ( 0) =

2/3 
( 3π n )
2
= 2
 дает окончательный ответ
2m 

( 3π n )
2
5/ 3
P= 2
≈ 5 ⋅109 Па.
15mπ 2

Покажем, что это выражение составляет 2/3 от объемной плот-


ности энергии электронного газа (точно так же, как и для классиче-
ского идеального газа). Для этого найдем значение объемной плот-
ности энергии W электронного газа (энергии единичного объема)
EF ( 0 ) EF ( 0 )
2 m3 2m 3 2
W = ∫ En ( E )dE = ⋅ EF ( 0 ) .
5/ 2
∫ E dE =
3/ 2

0 π2 3 0 π2 3 5
Из сравнения этого выражения с (2) сразу следует
2
P = W.
3

254
Найдем заодно и среднее значение энергии электронов:
EF ( 0 )

∫ En ( E ) dE 3
E = 0
EF ( 0 )
= EF ( 0 ) .
5
∫ n ( E ) dE
0

4.4.3. Концентрация свободных электронов в металле. В не-


которых задачах поведения электронов в металле требуется знание
концентрации электронов, скорости которых находятся в интервале
( vx , vx + d vx ) , (v ,v
y y + d vy ) , ( vz , vz + d vz ) . Этот интервал в про-

странстве скоростей часто обозначают как d 3 v = d v x d v y d v z . Таким


образом, нам требуется найти значение n ( v ) d 3 v .
Введем для удобства пространство скоростей с осями v x , v y , v z
(рис. 4.20). Число электронов, проекции скоростей которых находятся
в интервале d 3 v = d v x d v y d v z , пропорционально объему d v x d v y d v z .
В то же время число электронов, модули скорости которых лежат

Рис. 4.20

255
в интервале (v, v + d v), пропорционально объему сферического слоя
в этом же пространстве, т.е. величине 4πv 2 d v. Так как плотность за-
полнения точек в пространстве скоростей не зависит от углов, т.е.
одинакова как в объеме d 3 v = d v x d v y d v z , так и в объеме тонкого
шарового слоя 4πv 2 d v, то, очевидно, можно записать
d vx d v y d vz
n ( v ) d vx d v y d vz = n ( v ) d v . (1)
4πv 2 d v
Учтем теперь, что n( v)d v = n( E )dE (данное соотношение означает,
что интервалы скоростей d v и энергии dE должны быть выбраны
таким образом, чтобы в них находилось одинаковое число электро-
нов). Тогда (1) переходит в выражение
dE d v x d v y d v z
n ( v ) d vx d v y d vz = n ( E ) .
dv 4πv 2
И так как E = mv 2 / 2, dE / d v = 2mE , то с учетом выражения для
концентрации свободных электронов

2m3 E
n(E) =
π2 3  E − EF 
exp   +1
 kT 
(см. формулу (2) во введении к данному подразделу) получаем окон-
чательно
3 −1
 m    E − EF   3
n ( v) d v = 2
3
 exp   + 1 d v , где d v = d vx d v y d vz .
3

 2π    kT  
4.4.4. Плотность тока термоэмиссии. Найти плотность тока
термоэлектронной эмиссии из металла.
Чтобы при эмиссии электронов проводимости кристаллическая
решетка не разрушалась, из металла должна выходить только не-
большая часть электронов. Кроме того, для удаления электрона из

256
металла требуется совершить так назы-
ваемую работу выхода A, так как для
электронов металл представляет потенци-
альную яму глубиной U 0 (рис. 4.21). Если
бы электроны имели одинаковую энергию
на дне этой ямы, то работа выхода равня-
лась бы U 0 . Но даже при T = 0 значения
энергии электронов заключены в интерва-
ле от нуля до EF ( 0 ) . Тем более это каса-
ется ненулевой температуры. Поэтому ус- Рис. 4.21
ловились считать, что работа выхода рав-
на работе, которую должен совершить электрон, чтобы с уровня
Ферми выйти наружу металла:
A = U 0 − EF . (1)
При повышении температуры металла увеличивается кинетиче-
ская энергия теплового движения электронов вблизи границы Фер-
ми. Здесь она может стать настолько большой, что некоторые из
электронов могут преодолеть задерживающий потенциал на границе
металла и выйти наружу. Если в окружающем пространстве есть
электрическое поле, направленное к поверхности металла, то оно бу-
дет увлекать вышедшие электроны и через вакуум потечет электри-
ческий ток – термоток. При некотором внешнем напряжении термо-
ток достигает насыщения. Его плотность js определяется количест-
вом термоэлектронов, эмитирующих с единицы поверхности металла
в единицу времени.
Для расчета этого числа электронов выберем ось х перпендику-
лярно границе металла. Тогда для электронов, покидающих металл,
должен выполняться закон сохранения энергии

mv′x2 mv x2
= + U0 . (2)
2 2

257
При этом сохраняются компоненты скорости, перпендикулярные по-
верхности металла:
v′y = v y , v′z = v z

(знаком штрих отмечены компоненты скорости электронов внутри


металла).
Число электронов dN ′, подлетающих ежесекундно к единице
поверхности металла в интервале скоростей ( v′x , v′x + d v′x ) ,
( v′ , v′ + d v′ ) , ( v′ , v′ + d v′ )
y y y z z z равно произведению v′x на концентра-
цию электронов в заданном интервале скоростей

dN ′ = v′x ⋅ n ( v′ ) d 3 v′, d 3 v′ = d v′x d v′y d v′z .

Так как значение концентрации n ( v′ ) d 3 v′ было получено в за-


даче 4.4.3, то
−1
 E ′ − EF   ′ 3 ′
3
 m  
dN ′ = 2   exp   + 1 v x d v
 2π    kT  
(E ′ – энергия электронов в металле).
Из соотношений (1) и (2) следует
E ′ − EF = E + U 0 − EF = E + A .

Кроме того, v′x d v′x = v x d v x , d v′y = d v y , d v′z = d v z , что в итоге приво-


дит к равенству v′x d 3 v′ = v x d 3 v . Тогда число электронов, ежесекунд-
но покидающих единицу поверхности металла в интервале скоростей
( vx , vx + d vx ) , ( v y , v y + d v y ) , ( vz , vz + d vz ) , можно записать в виде
3 −1
 m    E + A 
dN = 2   exp   + 1 v x d v.
3

 2π    kT  

258
Работа выхода обычно составляет несколько электрон-вольт,
что существенно превышает величину kT . В этом случае можно
пренебречь единицей по сравнению с экспонентой и тогда
3
 m   E + A 3
dN ≈ 2   v x exp  − d v .
 2π   kT 
Интегрирование данного выражения удоб-
но провести в сферических координатах
в пространстве скоростей (рис. 4.22).
В них v x = v cos θ, d 3v = d vx d v y d vz =
= v sin θd ϕd vvd θ. Тогда после интегри-
рования dN по ϕ от нуля до 2π и по θ
от нуля до π / 2 получаем
3
 m   E + A 3
dN ( v ) = 2π   exp  − v dv . Рис. 4.22
 2π   kT 
Перепишем данное выражение через энергию вылетающих
электронов
3
 m   E + A
dN ( E ) = 4π   exp  −  EdE .
 2π   kT 
И чтобы получить плотность тока насыщения, осталось только
домножить число электронов dN ( E ) на заряд электрона и проинтег-
рировать по энергии от нуля до некоторого предельного значения,
которое можно положить равным ∞ (вклад от таких электронов ни-
чтожно мал):
me  A ∞  E 
js = e ∫ dN ( E ) = 4π exp −  ∫ exp  − EdE.
( 2π )  kT  0  kT 
3

Последний интеграл относится к табличным и его значение со-


ставляет ( kT ) . Таким образом,
2

259
 A 
js = bT 2 exp  − , (3)
 kT 
где постоянная b определяется выражением

4πemk 2
≈ 120 A/ ( см ⋅ К ) ,
2
b=
( 2π )
3

т.е. одинакова для всех металлов. Такая одинаковость связана с ис-


пользованием модели идеального электронного газа. Формула (3) на-
зывается формулой Ричардсона–Дешмана.
4.4.5. Контакт двух металлов. Доказать, что при контакте двух
различных металлов в равновесии их уровни Ферми находятся на
одной высоте.
Разные металлы отличаются различной глубиной потенциаль-
ной ямы, различной плотностью свободных электронов и соответст-
венно различным значением уровня Ферми. Приведем в контакт два
разных металла. Пусть, например, в первом металле глубина потен-
циальной ямы меньше, чем во втором (рис. 4.23). При возникновении
контакта между металлами электроны станут переходить с самых
высоких уровней энергии первого металла на свободные более
низкие уровни второго металла. При этом концентрация электронов

Рис. 4.23

260
в первом металле начнет убывать, во втором – нарастать. Первый ме-
талл приобретает положительный заряд, второй – отрицательный.
В результате возрастает глубина потенциальной ямы первого метал-
ла, а его уровень Ферми опускается ниже. Во втором же металле на-
блюдается обратная картина. В итоге уровни Ферми начинают сбли-
жаться. И очень похоже, что в состоянии равновесия уровни Ферми
будут находиться на одинаковой высоте.
Для доказательства нашего предположения выберем ось х пер-
пендикулярную границе раздела металлов. Для электронов, перехо-
дящих эту границу, выполняется закон сохранения энергии

mv1x 2 mv2 x 2
− U1 = −U2 . (1)
2 2
При этом составляющие скорости, перпендикулярные оси х
не изменяются v1 y = v2 y , v1z = v2 z . Кроме того, при динамическом
равновесии число электронов, пересекающих границу, как со сторо-
ны первого металла, так и со стороны второго металла, должно быть
одинаковым
dN1 = dN 2 . (2)
Здесь dN – число электронов, падающих ежесекундно на единицу
площади в интервале скоростей ( vx , vx + d vx ) , (v ,v
y y + d vy ) ,

( vz , vz + d vz ):
dN = vx ⋅ n ( v ) d 3 v, d 3 v = d v x d v y d v z ,

где n ( v ) d 3 v – концентрация свободных электронов в металле. Итак,


из (2) следует

v1x n ( v1 ) d 3 v1 = v2 x n ( v2 ) d 3 v2 . (3)

Кроме того, из уравнения (1) получаем


v1x d v1x = v2 x d v2 x .

261
Данное равенство в сочетании с (3) дает n ( v1 ) = n ( v2 ) . Если же те-
перь вспомнить выражение для концентрации свободных электро-
нов, полученное в задаче 4.4.3:
3 −1
 m    E − EF   3
n ( v ) d 3v = 2   exp   + 1 d v ,
 2π    kT  
то сразу находим
E1 − EF 1 = E2 − EF 2

( E1 , Е2 – кинетическая энергия электронов соответственно первого


и второго металла). Или с учетом (1)
E F 1 − U1 = E F 2 − U 2 .
Но это равенство как раз и означает, что уровни Ферми в обоих ме-
таллах при их контакте совпадают, так как величина −U + EF опре-
деляет положение уровня Ферми на шкале энергии (см. рис. 4.23).
Выравнивание уровней Ферми является условием равновесия не
только при контакте двух металлов или полупроводников, но и при
контакте металл – полупроводник.
4.4.6. Уровень Ферми в чистых полупроводниках. Найти по-
ложение уровня Ферми в чистом полупроводнике при достаточно
низких температурах.
Распределение электронов по уровням валентной зоны и зоны
проводимости подчиняется распределению Ферми–Дирака
1
f (E) = . (1)
 E − EF 
exp   +1
 kT 
В чистом полупроводнике плотность свободных электронов го-
раздо меньше, чем в металлах. Соответственно, значение уровня
Ферми EF является малым ( EF приближенно пропорционально
концентрации электронов в степени 3/2). Тогда E − EF >> kT и уже

262
при комнатных температурах электронный газ во многих полупро-
водниках является невырожденным, т.е. уровни энергии электронов
в зоне проводимости лежат на «хвосте» функции распределения Фер-
ми – Дирака. С математической точки зрения это означает, что в вы-
ражении (1) можно пренебречь единицей в знаменателе и тогда
функция распределения для электронов переходит в классическое
распределение Больцмана
 E − EF 
f n ( E ) = exp  − . (2)
 kT 
Понятно, что для определения положения уровня Ферми одного
этого соотношения недостаточно. Поэтому обратимся к механизму
формирования собственной проводимости полупроводников. Она
возникает в результате перехода электронов с верхних уровней ва-
лентной зоны в зону проводимости. При этом в зоне проводимости
появляется некоторое число электронов, занимающих уровни вблизи
дна зоны; одновременно в валентной зоне освобождается такое же
число мест вблизи ее потолка, в результате чего в валентной зоне по-
являются дырки. Концентрация электронов и дырок существенно оп-
ределяется распределением (2). Поэтому, определив каким-то обра-
зом концентрации свободных электронов и дырок, мы сможем опре-
делить положение уровня Ферми.
Примем за начало отсчета энергии пото-
лок валентной зоны (рис. 4.24). В этом случае
уровень, соответствующий дну зоны прово-
димости, будет равен ∆E (ширине запрещен-
ной зоны). Тогда для концентрации свобод-
ных электронов nn можно записать

nn = ∫ g ( E ) f n ( E ) dE.
∆E

Данное соотношение вытекает из сле- Рис. 4.24


дующих соображений. Функция f n ( E ) опре-
деляет вероятность заполнения электронами

263
состояния с энергией E (дается выражением (2)), а функция g ( E )
(плотность состояний) дает число состояний, приходящихся на еди-
ничный интервал энергии. Для газа свободных электронов в единич-
ном объеме ее значение дается функцией

2m3
g (E) = E
π2 3
(см. введение к данному подразделу). Это выражение означает, что
плотность состояний с самой низкой энергией ( E = 0 ) должна быть
равна нулю. Но для электронов, находящихся на дне зоны проводи-
мости, в соответствии с нашей договоренностью энергия равна ∆E.
Поэтому необходимо считать, что
2m3
g (E) = E − ∆E .
π2 3
И для концентрации свободных электронов имеем

2m3 ∞  E − EF 
nn = ∫ E − ∆E ⋅ exp  − kT  dE .
π2 3 ∆E  
Произведем замену E − ∆E = ξ . Тогда

2m3  EF − ∆E  ∞  ξ 
nn = exp   ∫ ξ exp  −  dξ .
π 2 3
 kT  0  kT 
Данный интеграл является табличным и его значение равно
π ( kT )
3/ 2
/2 . Поэтому
3/ 2
 mkT   E − ∆E 
nn = 2  2 
exp  F . (3)
 2π   kT 
Займемся теперь расчетом концентрации дырок. Так как полная
вероятность заполнения какого-либо уровня электроном или дыр-
кой равна единице, то функция распределения для дырок будет
иметь вид

264
1 1
f p = 1− f ( E ) = 1− = .
 E − EF   EF − E 
exp   + 1 1 + exp  
 kT   kT 
И так как энергия дырок в валентной зоне отрицательна, то прибли-
женно можно считать

 E − EF 
f p ≈ exp  .
 kT 
Тогда для концентрации дырок имеем
0
n p = ∫ f p g p dE ,
−∞

2 m3
где g p = − E . Выполнив вычисления, аналогичные проведен-
π2 3
ным ранее для электронов, для концентрации дырок получаем
3/ 2
 mkT   −E 
np = 2  2 
exp  F . (4)
 2π   kT 
Так как в чистом полупроводнике концентрации электронов
и дырок равны, то из (3) и (4) следует
∆E
EF − ∆E = − EF → EF = ,
2
т.е. уровень Ферми находится в середине запрещенной зоны. Этот
результат полезно сопоставить со схемой энергетических зон
(рис. 4.25).
На рис. 4.25 темными кружочками отображены электроны,
светлыми – дырки. Физически расположение уровня Ферми в сере-
дине запрещенной зоны означает, что в силу электронейтрально-
сти образца вероятности возбуждения электронов в зону проводимо-
сти и дырок в валентную зону с уровня Ферми должны быть одина-
ковыми.

265
Рис. 4.25

Заметим, что выражения (3) и (4) можно записать следующим


образом:
3/ 2
 mkT   −∆E 
nn = n p = 2  2 
exp  .
 2π   2kT 
И так как проводимость полупроводника σ пропорциональна кон-
центрации носителей тока, то для нее имеем

 −∆E 
σ = σ0 exp  ,
 2kT 
где σ0 – величина, изменяющаяся с температурой гораздо медленнее,
чем экспонента, и в связи с этим ее можно в первом приближении счи-
тать постоянной. Экспериментальную зависимость проводимости
удобно строить в логарифмических координатах ln σ = f (1/ T ) . Дан-
ная зависимость отображается прямой линией, наклон которой по-
зволяет экспериментально измерить ширину запрещенной зоны.

266
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Иродов И.Е. Задачи по общей физике: учеб. пособие для ву-


зов. – М.: Лаборатория базовых знаний, 2001. – 432 с.
2. Задачи по физике: учеб. пособие / И.И. Воробьев, П.И. Зуб-
ков, Г.А. Кутузова [и др.]; под ред. О.Я. Савченко. – М.: Наука.
Гл. ред. физ.-мат. лит., 1988. – 416 с.
3. Иродов И.Е. Задачи по квантовой физике: учеб. пособие для
физ. спец. вузов. – М.: Высшая школа, 1991. – 175 с.
4. Сборник задач по общему курсу физики: учеб. пособие для
вузов: в 3 ч. – Ч. 2. Электричество и магнетизм. Оптика / под ред.
В.А. Овчинкина. – М.: Изд-во МФТИ, 2000. – 368 с.
5. Сборник задач по общему курсу физики: учеб. пособие для
вузов: в 3 ч. – Ч. 3. Атомная и ядерная физика. Строение вещества /
под ред. В.А. Овчинкина. – М.: Изд-во МФТИ, 2001. – 432 с.
6. Демков В.П., Третьякова О.Н. Физика. Теория. Методика. За-
дачи. – М.: Высшая школа, 2001. – 669 с.

267
Учебное издание

ПАРШАКОВ Александр Николаевич

ПРИНЦИПЫ И ПРАКТИКА РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ


ПО ОБЩЕЙ ФИЗИКЕ

Часть 3
Оптика. Квантовая физика

Учебное пособие

Редактор и корректор Н.В. Бабинова

Подписано в печать 8.09.11. Формат 60×90/16.


Усл. печ. л. 16,75. Тираж 100 экз. Заказ № 157/2011.

Издательство
Пермского национального исследовательского
политехнического университета.
Адрес: 614990, г. Пермь, Комсомольский пр., 29, к. 113.
Тел. (342) 219-80-33.

268