Вы находитесь на странице: 1из 118

Великие умы обсуждают идеи.

Средние умы обсуждают события.


Мелкие умы обсуждают людей.
Элеонора Рузвельт

Криминологический анализ причин


преступности несовершеннолетних.
1. Введение 1
2. Глава 1. Теории причин преступного поведения 5
2.1. Социологические теории преступности 5
2.2. Социально-психологические теории преступности 13
2.3. Биологическая концепция 19
2.4. Биосоциальная концепция 24
2.5. Соотношение социального и биологического 33
3. Глава 2. Криминальная субкультура 37
4. Глава 3. Социально-психологическая характеристика преступного
поведения несовершеннолетних 43
5. Глава 4. Психологические особенности личности несовершеннолетних
Правонарушителей. 62
6. Глава 5. Манипуляция сознанием. 75
7. Глава 6. Подсознание против мировоззрения 88
8. Глава 7. Заключение 97
9. Приложения 102
10. Список литературы и источников 116

Введение.

«Менять надо не законы, а человека».


Ф.М.Достоевский

Причины преступлений несовершеннолетнего – эта та проблема, которая


приобретает с каждым годом особую актуальность. Речь в данном случае идет об
особенностях подхода, а не об особом подходе, направленном на изучение
правонарушений несовершеннолетних. Поэтому не случайно они продолжают
привлекать внимание правоведов, широко обсуждаются в печати, в обыденной
жизни, и обусловили необходимость выбора мной темы настоящей работы. Да и я
лично был малолетним правонарушителем, и субъективно представляю эту тему
изнутри.
В своей дипломной работе я попытаюсь раскрыть и проанализировать
проблемы, связанные с преступностью несовершеннолетних, т.к. считаю, что они
заслуживают внимания для более глубокого изучения.
Методологическую основу дипломного исследования составили
общепризнанные методы научного познания, позволяющие изучать явления
1
окружающей действительности в их взаимосвязи, взаимозависимости и
взаимообусловленности, как на теоретическом, так и на эмпирическом уровне. В
ходе написания данной работы была проанализирована масса различных
источников, в том числе монографии известных ученых, таких как: З.Фрейд, Ю.М.
Антонян, Г.М. Миньковский, К.П. Победоносцев и других авторов.
Объектом работы является установление причин, способствующих
противоправному поведению, совершению несовершеннолетними преступлений,
их отношение к этому и ответственность.
Предметом работы являются авторские работы, нормативно-правовые акты,
регулирующие отношения и уголовную ответственность несовершеннолетних, а
также научные работы по данной теме.
Цель работы – обобщить результаты исследований, а также разобраться в
истинных причинах противоправного поведения подростков. Задачи моего
дипломного исследования можно сформулировать в соответствии с целью:
исследовать работы, посвященные данной тематике и обусловливающие её, найти
общие закономерности путем обработки данных научной практики.
В своей работе я хочу изучить и рассказать о причинах преступности и о
главных моментах, влияющих на противоправное поведение
несовершеннолетних.
Актуальность данной темы раскрывается через анализ личности
несовершеннолетнего правонарушителя и мотивации его поступков.
Структура дипломной работы следующая: в первой части описаны научные
теории преступного поведения, во второй - формы общественного выражения
такого поведения, в третьей - особенности личности несовершеннолетнего
правонарушителя, в четвёртой - влияние микросреды на мотивацию поступков и,
наконец, причины преступного поведения несовершеннолетних. В заключении
высказано личное мнение и выводы, которые, сделанные в ходе изучения данной
тематики.
К настоящему времени в научной правовой литературе проблема уголовной
ответственности несовершеннолетних освещена достаточно полно и в
практическом, и в теоретическом плане.
Поэтому в работе рассмотрим криминологические аспекты этой проблемы.
Чтобы начать разбираться – надо обозначить тему. Определим понятия
проблемы.
Криминология - наука, изучающая преступность.
Объект любой науки представляет собой конкретную сферу действительности,
изучением которой занимается наука. Предмет же науки - определенный срез
данной сферы (угол зрения, аспект объекта исследования)
Система преступной деятельности состоит из следующих элементов:
1) субъектов (самих участников) – онижедети.
2) предметов посягательства (жертв посягательства) – общество.
3) субъективной стороны преступного деяния – дегуманизация предмета.
Признаки субъективной стороны недоступны для непосредственного наблюдения.

2
4) самого преступного поведения (способов и средств совершения деяния),
обстановки преступления (окружающих условий, самой криминальной ситуации) –
криминальная субкультура.
5) преступного результата (конкретного материального, физического и
морального вреда, причиненного преступлением) – нарушение нормального
функционирования гражданского общества (создание проблем).
Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние,
запрещенное Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания.
Т.е. к преступлениям относятся деяния, предусмотренные уголовным законом.
Любое другое деяние, не предусмотренное уголовным законом, не относится к
разряду преступления. Оно может быть административным, дисциплинарным или
аморальным проступком.
Когда говорят о том, что преступление — это деяние, то имеют ввиду две его
формы: активную — действие, и пассивную — бездействие.
Важнейшим признаком преступления является его общественная опасность.
Общественная опасность того или иного деяния носит конкретно-исторический
характер и может изменяться на каждом этапе развития общества. Поэтому не
является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее
признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но по при-
чине малозначительности не представляющее общественной опасности в силу:
-крайне малого вреда или угрозы причинения такого вреда;
-направленности умысла виновного на причинения крайне малого вреда.
Вторым признаком преступления является его предусмотренность уголовным
законом, его противозаконность или противоправность, то есть данное деяние
нарушает закреплённое в норме уголовного закона запрещение совершать
подобные деяния.
Однако общественной опасностью и противозаконностью не исчерпываются
признаки преступления. Общественно опасное и противозаконное деяние может
быть признано преступлением только тогда, когда оно совершено виновно, то есть
при наличии соответствующего психологического отношения к деянию и его
последствиям со стороны совершившего лица. Ни одно деяние, какие бы
общественно опасные последствия оно не влекло, не может быть признано
преступлением, ест и оно совершено не виновно. Преступным является не всякое
причинение вреда, а только допущенное умышленно или неосторожно.
Следующим обязательным признаком преступления является наказуемость, то
есть установление за то или иное деяние в УК соответствующего наказания.
Любое преступление является аморальным, безнравственным поведением
людей, морально осуждаемым обществом. Однако не всякое аморальное деяние
является преступлением.
Если преступление - понятие единичное, то преступность - понятие массовое.
Это совокупность всех преступлений, совершаемых в обществе за определенный
промежуток времени, то есть преступность — массовидное явление, отраженное в
статистике. Из этого определения видно, что к основным признакам преступности
относятся: массовость, историческая изменчивость, антагонистичность
существующим общественным отношениям. По признаку массовости определяется
3
состояние преступности в обществе и ее динамика за определенные отрезки
времени.
Под историчностью понимается социально обусловленная изменчивость
преступности, проявляющаяся в том, что:
а) структура и уровень преступности меняются в связи с социальными,
экономическими и политическими изменениями в обществе;
б) в разных государствах, принадлежащих к одной и той же формации, круг
преступлений не остается неизменным.
Неотъемлемым признаком преступности является ее интернациональный
характер, это обусловлено:
а) возникновением единого мирового криминального пространства;
б) сходством по своим коренным признакам (показателям), структуре и
характеру преступности в государствах с разным социально-политическим и
экономическим устройством. Так, убийство в любом государстве относится к
категории тяжких преступлений.
Неотъемлемый признаком преступности является ее антагонистический
характер, поскольку она при любом общественном строе находится в
противоречии с его основными законами и принципами жизнедеятельности.
Несовершеннолетних преступников и детей, совершающих общественно
опасные деяния, можно разделить на следующие возрастные группы:
- малолетняя группа (до 14 лет);
- подростковая группа (от 14 до 16 лет);
- молодежная группа (от 16 до 18 лет).
По данным официальной статистики, наибольшее число зарегистрированных
преступлений совершается 16-летними (около 40%). По мере взросления
несовершеннолетний преступник становится более опасным и трудноисправимым.
Подросткам свойственны такие качества как неполнота сформированности
собственных нравственных установок, недостаток жизненного опыта, повышенная
эмоциональность, впечатлительность, внушаемость и некоторые другие.
Несовершеннолетний от взрослого отличается неразвитостью второй
сигнальной системы. Вторая сигнальная – это способность к обобщённому
отражению явлений и предметов. Т.е. анализ причин и следствий. Понимать
общественно опасный характер своих действий несовершеннолетние могут в
достаточно раннем возрасте, однако, возможность предвидеть наступление
общественно опасных последствий своих действий (бездействий), выбирать
правомерный вариант поведения появляется, когда подросток начинает
приобретать жизненный опыт. Хотя и у взрослых встречается детский взгляд на
вещи.
Основные права и свободы гражданина неотчуждаемы и принадлежат
каждому человеку от рождения (ст. 17 Конституции РФ); государство гарантирует
равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы,
национальности, происхождения, места жительства и т.д. (ст. 19), но по возрасту
гарантирует только социальное обеспечение (ст. 39). Конституция РФ допускает
ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина только в
той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя,
4
нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения
обороны страны и безопасности государства (ст.55), а также устанавливает, что
гражданин РФ может осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с
18 лет (ст. 61).
Лица, не достигшие 18 лет (несовершеннолетние) пользуются особой защитой
государства.
Государство, исходя из того что несовершеннолетние в силу своего возраста
не могут в полной мере осознавать значение своих действий, ограничивает их
способность своими действиями приобретать права, создавать для себя
обязанности и нести юридическую ответственность, а также устанавливает особой
порядок осуществления их прав. Не полный объем дееспособности молодых
граждан, а равно специальный порядок осуществления их прав, устанавливается
только законом. Этот же Закон не признает молодежными организациями
объединения молодых граждан, созданные общественными организациями и
ведущие свою деятельность в рамках установленных задач, на основе решений их
руководящих органов ( пункт 3 статьи 14) и тем самым лишает участия
управлением государством, хотя права несовершеннолетних затрагиваются
государственной политикой не в меньшей мере, чем скажем малочисленных
народов.

2. Теории причин преступного поведения.

«Нам нужна теория.


Без теории нам смерть».
И.В.Сталин

Чтобы бороться с явлением - надо понять его причины.


Преступность, как известно, социальное явление, сопровождающее человече-
ство столько времени, сколько существует само общество. Начнём с теории.
Теории - это составленные умозрительным путем системы, соединяющие фак-
ты посредством причинно-следственных связей. Теории преступности касаются
причин и последствий преступного поведения, подверженного изменениям от мес-
та и времени, под влиянием известных ценностных представлений. В свою очередь
теории преступности серьезно влияют на ценностные ориентации общества и на
общественное мнение о причинах преступности, а подчас даже изменяют их.
До сих пор не создано никакой достаточно полной и всеохватывающей теории
преступного поведения. Все многообразие взглядов на причины преступности
можно свести к двум основным направлениям (концепциям):
- социологическому.
- биологическому.

2.1. Социологические теории преступности.


Если биологические и биосоциальные концепции занимаются вопросами,
почему отдельно взятый человек становится преступником, то задача
5
социологических теорий состоит в том, чтобы выяснить, насколько часто, каким
образом и в чем преступность обусловливается социальными факторами
(например, экономической ситуацией).
Направление социологической теории нередко отождествляют с марксистской
концепцией причин преступности, хотя оно возникло за несколько столетий до К.
Маркса. Так, Т. Мор указал на причинную обусловленность преступности
определенными социальными явлениями и прежде всего частной собственностью,
порождающей глубокие антагонизмы в обществе. Аналогичные суждения
высказали Т. Кампанелла, Д. Верас, Ж. Мелье и другие мыслители. Она опирается,
в основном, на политическую экономию и рациональное объяснение
происхождения преступности сугубо экономическими причинами. Здесь также
много разных школ, на некоторых из которых я позволю себе остановиться:
- теория депрессии. Она предполагает, что преступность в периоды высокой
коньюнктуры снижается, а в периоды экономической депрессии возрастает,
экономический кризис оказывает непосредственное влияние на развитие
преступности.
- теория экспансии исходит из того, что преступность с ростом и развитием
экономики растет, а при ослаблении экономики снижается; во время
экономического процветания материальные блага становятся более доступными и
заметными; с улучшением жизненных условий расширяется потребность алкоголя,
удовольствий, усиливается небрежность в работе и пр.; формируется так
называемая преступность благосостояния.
- комбинированная теория депрессии-экспансии утверждает, что преступность
возрастает в периоды подъема и спада экономики; изменение экономической
ситуации как в лучшую, так и в худшую сторону повышает уровень преступности;
экономическая стабильность действует на преступность смягчающим образом.
Из криминологической литературы видно, что большей симпатией пользуется
третья из перечисленных экономических теорий.

Теория социальной дезорганизации. Её выдвинул французский социолог Эмиль


Дюркгейм в конце XIX в. Смысл состоял в том, что преступность порождается
разрушением социальных связей между людьми, которое, в свою очередь,
вызывается либо кризисными явлениями, либо слишком внезапными (пусть и
позитивными) социальными преобразованиями. В этих условиях нарушаются
привычные нормы поведения, возникает состояние аномии (т. е. отсутствия норм,
безразличия к требованиям права и морали), господствует принцип «все
дозволено».
Основные положения этой теории заключались в следующем:
- наиболее высокая делинквентность приходится на центральную часть города
(торговые и промышленная часть города);
- по мере удаления от центра и промышленных районов делинквентность
падает; самая низкая в жилых городских кварталах, но исключением считались
бедные, перенаселенные районы.

6
- мелкие преступления против собственности могут концентрироваться вблизи
места жительства преступников, тогда как более серьезные имущественные
преступления совершаются на некотором отдалении от него и т.д.
Объяснение, которое дает этот автор, подтверждается рядом исторических
примеров (в том числе российских), однако оно недостаточно для ответа на вопрос
о причинах преступлений в иные периоды жизни общества.

Теория аномии. Эмиль Дюркгейм считает преступность нормальным и даже


полезным явлением. Она выполняет две функции:
-во-первых, отклонение индивидуального сознания от коллективного
представляет собой условие изменений и прогресса. Полное единообразное
поведения членов данного общества означает, что оно переживает застой и не
развивается;
-во-вторых, преступление может быть фактором интеграции общества,
укрепления социальных связей. Негативная реакция на преступное деяние
усиливает коллективное сознание и делает наглядной границу между моральными
и правовыми нормами.
По мнению Дюркгейма «чем больше человек имеет, тем больше он хочет,
поскольку полученные блага лишь стимулируют, а не удовлетворяют
потребности».
Он определяет состояние аномии как надлом в культуре, возникающий в
ситуации резкого расхождения между культурными нормами и целями, с одной
стороны, и созданными обществом возможностями поступать в соответствии с
ними, с другой стороны. Существуют разные типы адаптации в такой ситуации:
-первый тип – конформизм. Это поведение, направленное на достижение
определенных культурных целей с помощью легальных средств.
-второй тип – ритуализм. Заключается в отказе от стремления к достижению
более высокой позиции либо понижении его уровня до такой степени, что по
поводу неосуществленных намерений напряженного состояния не наступает. Эти
два типа не порождают девиантных поступков.
-третий тип – инновация. Это принятие целей, определенных культурой, при
одновременном отказе от установленных способов их достижения. Т.е. люди хотя
и реализуют ценности, принятые в данном обществе, но делают это с помощью
нелегальных средств.
-четвертый тип – ретритизм. Заключается в одновременном отказе как от
целей, стремление к которым в данном обществе обязательно, так и от средств,
которые служат достижению этих целей.
-пятый тип – мятеж. Это также отказ от целей и средств, принятых в обществе,
но уже с программой замены их новыми целями и новыми средствами их
достижения.
В этом плане точкой опоры может стать русская культура. Она очень
возвышенна. В ней не принято было придавать большое значение тому, что
сегодня называется качеством жизни — что у тебя на столе, во что ты одет, какая у
тебя мебель и так далее. В русской культуре было принято детей как можно
раньше обращать к сфере идеального, учить их любить невещественное, а если
7
вещественное, то не то, что можно купить за деньги, а красоту Божьего мира.
Любовь к природе, радость от нее доступны любому человеку, вне зависимости от
его достатка. Любить Родину, любить друзей, вообще любить ближних, любить
настоящее искусство — этому всему придавалось большое значение. Русское
традиционное воспитание всегда было направленно на подавление низменного в
человеке и на пробуждение и развитие верхних этажей психики. Поэтому если
посмотреть на современное состояние здравомыслия т.н. «цивилизованного мира»,
то мы (благодаря русской культуре и русскому языку) – последние с
«человеческими мозгами» и «за нами просили не занимать».

Теория субкультуры. Культура вообще - это комплекс ценностных представле-


ний, сложившихся в каком-то обществе, в границах известной территории и в рам-
ках определенного периода истории. Ее синонимом можно считать «цивилиза-
цию», которая соответственно включает в себя стиль жизни, образ мыслей, чувст-
вование и поведение, выражающееся в характере питания, одежды, в обычаях и
нравах, в религии и языке. Культура усваивается и передается из поколения в по-
коление. Ее можно также представить как совокупность определенных форм пове-
дения, но постоянно изменяющихся, смешивающимися с другими культурами, с
другими формами поведения и ценностными представлениями. Под субкультурой
понимают систему общественного поведения и ценностей, существующую отдель-
но от господствующей системы поведения и ценностей и являющуюся все же ча-
стью этой центральной системы. Субкультурные группы делят часть элементов с
господствующей культурной традицией (цивилизацией), но при этом сохраняют и
собственные нормы поведения, и ценности, отличающиеся от ведущей цивилиза-
ции.
В теориях субкультуры предпринимаются попытки объяснить подростковую
преступность, и в особенности бандитизм.
Теории Альберта Коэна (1955) и Ричарда Клоуарда и Ллойда Олина (1960),
рассматривающие причины этого явления, подчеркивают значение конфликта меж-
ду ценностями и целями преобладающего в обществе среднего слоя, с одной сторо-
ны, и возможностями подростков из низших слоев, неспособных придерживаться
этих ценностей и преследовать эти цели, - с другой. В тоже время Уолтер Миллер
(1968) отмечал, что подростковая делинквентность строится на системе ценностей
низших слоев, на собственной, насчитывающей столетия традиции, отличающейся
своей особой целостностью. Эти теории субкультуры связаны с особенностями оп-
ределенных общественных слоев. Криминальную субкультуру можно сравнить с
деструктивной сектой.
По мнению Коэна, у делинквентного подростка существующая социальная
структура вызывает реакцию отрицания и подростковая противоправность в отли-
чие от преступности взрослых не имеет экономической направленности (кража ве-
щей, которыми они не могут воспользоваться, отсутствие какого либо смысла в ак-
тах вандализма, ведение «бандитских войн», применение насилия в отношении
всех и всего). Подростки совершают деликты для того, чтобы добиться определен-
ного статуса, социального положения и престижа. Они создают собственную куль-
туру, отделенную от господствующей цивилизации - «независимую» субкультуру с
8
целью получить статус среди сверстников. Эта реакция проявляется уже в школе.
Как считают взрослые - хороший ребенок в школе должен быть прилежным, по-
слушным и смышленым. Эти теории называются: «случайных структур», «нерав-
ных шансов», т.е. когда преграждается путь к легальным средствам достижения
своих потребностей, подростки обращаются (при наличии делинквентных задат-
ков) к противоправным методам и средствам достижения этих целей.
Одни субкультуры добиваются материального достатка и характеризуются
имущественными преступлениями, конфликтные субкультуры ищут способа до-
биться статуса в обществе с помощью насильственных преступлений, субкультуры
«ухода от мира» предпочитают обычным ролям и целям уход в наркоманию и ал-
коголизм. Наиболее типичным «уходом от мира» является «кошачья субкультура»,
сутью которой является постоянное стремление к вызову, сенсации, удовольствию.
Это поиск экстатических переживаний, наслаждений, «улетов», «эффектов». Са-
мым трудным делинквентным видом считается тот, в котором представлены под-
ростки, не стремящиеся к статусу среднего слоя, но всеми средствами пытающиеся
поправить свое материальное положение. Приведу схему, иллюстрирующую тео-
рию субкультуры, предложенную Клоуардом и Олином:
-различные экономические условия существования среднего и низших слоев в
индустриальном обществе.
-социальное расслоение общества.
-интернализация (усвоение) подростками из низшего слоя ценностей среднего
слоя.
-блокирование доступа подросткам из низшего слоя к целям среднего слоя.
-развитие делинквентных альтернатив для достижения желаемого статуса.
С вышеперечисленными теориями субкультур перекликается теория Уолтера
Миллера (1968). Она также основана на расслоении общества, но в основу ее поло-
жено следующее положение, что системы ценностей и стиль жизни зависят от эко-
номических факторов. Т.е. как человеку достаются деньги - получает он их откуда-
то или (например, в наследство или по программе социальной помощи) либо зара-
батывает их сам. С этим и связаны различные системы ценностей. Его теория пред-
ставляется следующей схемой:
-собственный стиль жизни и однородная система ценностей низшего слоя, пе-
редаваемая из поколения в поколение.
-отсутствие сильной фигуры отца и женское начало в семьях низшего слоя.
-недостаточная возможность усвоения мужской роли в семьях низшего слоя.
-усвоение мужской роли в группе сверстников
-получение статуса путем демонстрации своей грубости, мужественности, на-
ходчивости, способности обманом добиваться более выгодного для себя положе-
ния в конфликтных ситуациях и при совершении деликтов.
Эта схема имеет «сбои»: например, как преступность несовершеннолетних
женского пола, а проверка на практике методом самоотчета показывает, что пре-
ступность среди подростков из низшего слоя (как зарегистрированная, так и ла-
тентная) не отличается по объему и тяжести от преступности подростков из сред-
него и верхнего слоев.

9
В 1980 году Теодор Фердинанд разработал теорию субкультуры, которая не
связана ни с расслоением общества, ни с экономикой. Он проводит различие меж-
ду молодежными субкультурами развитых и развивающихся стран. Например, суб-
культуру развитых западных стран Фердинанд характеризует следующим образом:
-молодежь отстаивает свои радости в духе нарциссизма и отказывается от тра-
диционного предусмотрительного регулирования своих чувств и эмоций;
-молодые люди не желают брать на себя тяготы обычной профессиональной
карьеры, рождения и воспитания детей, исполнения семейных обязанностей. Они
бросают вызов авторитету взрослых в семье, школе, общине;
-молодежь вырабатывает свою особую лексику, одежду и музыкальные увлече-
ния;
-возникновение молодежной субкультуры не служит выражением отчуждения
и изоляции, скорее она складывается на основе осознания подростками своего соб-
ственного статуса в мире взрослых;
-свое взросление молодежь переживает как угрозу и ограничение своих воз-
можностей. Подросток делает то, что ему нравится, и наслаждается досугом.
Молодые люди в развитых странах, решившие делать какую-либо профессио-
нальную карьеру, должны потратить на обучение от 16 лет и более. Это вызывает
у многих из них чувство безнадежности. Подросток считает, что его не ждет ниче-
го, ради чего можно было бы затратить столько времени и сил. Учиться скучно и
трудно. И, наконец, серьезная профессиональная карьера - это далеко не все, о чем
мечтает человек.
Можно считать, что создание молодежной субкультуры - это реалистическое
приспособление к как бы «изначально безнадежной» ситуации.

Теория насилия, выдвинутая Марвином Фольфгангом и Франко Ферракути


(1967) основывается на том, что насилие можно постичь, и эти знания и навыки,
будучи зафиксированы в субкультуре, передаются из поколения в поколение. В
этой системе ценностей и поведения у людей вырабатываются свои стиль жизни и
взгляды, ориентированные в основном на насилие. Представители этой
субкультуры идентифицируют себя с насилием, и для них оно не является ни
запретным, ни вызывающим ощущение вины. Субкультура насилия накладывает
на людей особые черты.

Теория конфликта. Понятие «конфликт» пришло из латинского языка и


означает столкновение, борьбу или спор. Проблемами конфликтов занимаются
психологи, социологи и юристы.
Первая теория конфликта (1938) была выдвинута Торстеном Селлином, которая
называлась «конфликт культур», где автор проводит различие между внешними и
внутренними конфликтами ценностей. Например: противоречия между
борющимися нормами поведения, присущими старой и новой культурами,
разногласия между нормами поведения в сельской местности и в крупных городах,
конфликты между нормами хорошо организованной общины и плохо
организованным обществом. Примером конфликта культур является многолетний
процесс иммиграции в Израиле, из-за которого происходит процесс постоянного
10
пересмотра основных принципов и ценностей. Так, евреи - иммигранты из
северной Африки имеют привычку решать споры с помощью насилия и в порядке
самосуда. Евреи из Йемена не следуют запрету о многоженстве. Бедуины, для
которых «городские законы» - это прежде всего слухи, обращаются, как и прежде,
к обычаю кровной мести, а о российских евреях-иммигрантах и говорить не надо.
В 1958 криминолог Джордж Волд разработал теорию «группового конфликта».
По его мнению, человек живет в какой-то определенной группе, состоящей из трех
или более человек, которые чувствуют себя связанными общими нормами и
социальные роли которых четко замкнуты друг на друга. Группа обладает целой
сетью социальных связей и имеет определенную внутреннюю структуру. Жизнь
человека - это элемент и результат взаимодействий внутри группы и между
группами. Лица, выступающие против мнения большинства и отказывающиеся
следовать предписанным нормам поведения, непременно объявляются
преступниками, и с ними поступают соответствующим образом. А уголовные
наказания - это феномен, сопровождающий групповые конфликты в обществе:
- они возникают из политических движений протеста (наивысшими формами
такого насилия является мятеж и революция). Так, например, если происходит
революция, то члены правительства, еще недавно имевшие власть, превращаются в
преступников;
-выборы в демократических странах сопровождаются правонарушениями (акты
подкупа, кражи документов, незаконное применение технических средств для
подслушивания и подглядывания за своими оппонентами и пр.);
-много уголовных преступлений совершается в ходе споров между
руководителями предприятий и бастующими рабочими;
-очень часто причиной преступности оказываются конфликты между группами,
разделенными по расовым, национальным, религиозным признакам (ЮАР,
Украина и пр.)
Эта теория объясняет преступность как феномен, обязательно
сопровождающий социальные и политические конфликты, ведущиеся с целью
удержания или улучшения позиций групп в борьбе за власть в обществе. Но она же
не объясняет всех форм преступности.
В Европе аналогичная теория была разработана немецким криминологом
Карлом Шуманном (1974-1976). Согласно этой теории, правопорядок не сводится к
системе неизбежных и необходимых норм, которые постоянно ставятся под
сомнение антисоциальными типами, а всегда являет собой недостаточное
приближение к порядку в процессе временных и нестабильных решений, в не
соединении желаний и интересов. Шуманн дает очень своеобразное понятие
преступности - это социальный статус, квалифицируемый сообразно тому, как
система уголовной юстиции определяет индивида, официально его
классифицирует, выносит ему приговор и расправляется с ним. По этой теории
право и закон определяются только волей господствующей элиты. А господство
позволяет разрешить все конфликты. Преступление - не акт, совершаемый
ненормальным человеком, а нечто, происходящее в процессе взаимодействия
между различными лицами, включая законодателя, толкователя законов, их
исполнителя и правонарушителя. Политическая организация общественной жизни
11
является следствием явных или скрытых конфликтов между индивидуумами и
группами, стремящимися повысить или сохранить свои шансы на существование.
Политическая же преступность обусловлена конфликтом между теми, кто хотел бы
сохранить данную политическую структуру, и теми, кто хочет ее уничтожить.
Притягательными средствами обеспечения властных позиций служат уголовно-
правовые нормы, позволяющие морально оправдывать приговоры высоким
авторитетом (от имени народа). С точки зрения этой теории вообще невозможно
объяснить причины преступности и дать никаких удовлетворительных объяснений
относительно неравномерного распределения преступности по разным социальным
группам. Эта теория практически не учитывает того, что кроме политической и
экономической власти и мощи, существуют еще и другие формы отправления
власти (моральные, научные, этические аспекты), и что следует различать не
только тех, кто наделен властью и тех, кто ее лишен, но также учитывать и то, что
существует градация уровней власти.

Радикальные теории. Разобраться с этими теориями, на мой взгляд, очень


трудно, особенно в настоящее время. Их создание датируется 70-мы годами (США
и Западная Европа). Их сторонниками главным вопросом является конфликт между
классами, т.е. господствующий класс криминализирует рабочий класс с помощью
«классовой структуры» общества и «классовой юстицией». Радикальные теории
очень сложно классифицировать. Рассмотрим все вместе. Едины они в одном - в
отрицании традиционной криминологии. По мнению их сторонников:
-преступность – «негативное благо», которое урезает права и шансы,
перераспределяет имеющиеся в обществе ресурсы;
-девиантность - это выражение разноликости, разнообразия людей;
-основной конфликт в капиталистическом обществе имеет место между
господствующим и рабочим классом;
-преступность возникает из противоречий капитализма, которые все время
растут;
-традиционная криминология - наука, которая не ставит под вопрос отношения
господства, а пытается их оправдать;
-уголовное законодательство и его применение при капитализме рассчитаны на
обеспечение господства капиталистов и их поддержку, а правопорядок - это
система, созданная классом капиталистов для обеспечения своих интересов;
-инстанции социального контроля общества, т.е. полиция, суды, тюрьмы или
исправительные учреждения, являются «органами набора рекрутов в когорту
девиантных элементов»;
-применение санкций к разным слоям населения обращено против цветных,
бедных, политических и культурных меньшинств.
Своей главной задачей радикалы видят ликвидацию капиталистической
системы.
Естественно, что радикальные теории подвергаются критике по следующим
основаниям:
-основные постулаты радикальных теорий преступности эмпирически
недоказуемы;
12
-общества, называющие себя социалистическими, ни к коей мере не свободны
от преступности и противоправности;
-радикальные теории полны морализаторства, т.е. обвиняют больше тех, кто
живет в достатке и имеет власть;
-эти теории излишне переоценивают экономику;
-существует большая группа преступлений, которая совершенно не затрагивает
интересы капиталистов;
-совершенно не затрагивается вопрос жертвы преступления и так далее.
Одним из примеров несостоятельности этих теорий могут служить
эмпирические исследования, в ходе которых установлено, что рабочие больше
привязаны к своей собственности, чем средний слой, что они резче обсуждают
имущественные преступления, что они больше поддерживают полицию и требуют
увеличения ее численности и более жестких мер в отношении преступников.

2.2. Социально-психологические теории преступности.


Общепринято, что на поведение человека влияет его ближайшее и более
широкое социальное окружение. Однако и сам человек своим поведением влияет
на это окружение, формируя его; человек отнюдь не пассивен по отношению к
своей среде, к группе. Самыми мощными по силе связей группами в обществе
являются семья, школа, группа сверстников, профессиональный коллектив и
группа свободного времени (досуга, ибо большую часть своего времени человек
проводит в этих группах и в них социализируется.
Центральным понятием социально-психологических теорий преступности
является социализация, целью которой служит адаптация и вживание индивида в
принятые в обществе нормы поведения. Обратимся теперь к некоторым из
криминологических теорий этого (социально-психологического) направления.

Теория обучения. Она объясняет преступное поведение так: преступником


может стать любой человек. Прирожденных преступников не бывает.
Унаследовать можно лишь способность к обучению. Эта «предрасположенность»
позволяет усваивать любые мыслимые формы поведения - как социально
приемлемые так и девиантные, делинквентные и преступные. Первым, кто
выдвинул эту теорию был Габриэль Тард. Он предложил три основные
закономерности подражательного обучения:
-легче и лучше всего перенимают поведение друг друга индивиды,
находящиеся в тесном контакте;
-подражание широко распространено в обществе, пронизывает его от самых
верхних слоев до самых низших: молодые люди подражают взрослым, бедняки
богатым и т.д. Преступность молодежи, пожилых людей и людей с низким
статусом основана на стремлении стать вровень со взрослыми, богатыми и
привилегированными соответственно;
-прежнее поведение человека при этом перекрывается новым, которое может
либо усилить старое, либо целиком заменить его. Но при этом прежнее поведение
являет собой переход к новому.

13
Применительно к окружающей среде люди используют три основные системы
реагирования
-рефлексы, инстинкты и усвоенные реакции. Обучение - самая важная система
реагирования в процессе адаптированного поведения человека. Его личностное
развитие начинается с момента оплодотворения яйцеклетки. При этом активно
взаимодействуют генетические компоненты обоих родителей. После рождения в
дело вступает социальная среда (уже здесь новорожденные отличаются друг от
друга - одни много спят, другие много кричат и т.д.) За телесным рождением
человека следует духовно-социальное становление, т.е. человек учится быть
человеком. Ученые предлагают три различных подхода к обучению нормам
поведения, которые взаимодействуют друг с другом:
-вырабатывается классический условный рефлекс, открытый Иваном
Павловым. В этом процессе один раздражитель подменяется другим. На основе
этого положения была разработана теория (Гансом-Юргеном Айзенком в 1977г. и
Гордоном Траслером в1962г.), по которой преступное, антисоциальное поведение
является «естественным» и усиливающим себя в том случае, если оно приносит
непосредственное удовлетворение личности, которая ведет себя определенным
образом (за один и тот же поступок ребенок наказывается родителями каждый раз,
после чего он начинает чувствовать боль уже при мысли о совершении такого
поступка. Этот страх и боль (рефлекторное сознание, он же невроз) как раз и будут
удерживать его от правонарушения). По сути эта теория является биосоциальной, а
по содержанию психопаталогической. Поэтому ее криминологи относят к
психопаталогии;
-вторым подходом к обучению нормам поведения является выработка
инструментальных условных рефлексов (бехевиористическое направление), т.е.
человек учится на своих успехах и неудачах с помощью поощрений и наказаний
(получает положительное или отрицательное подкрепление);
-третьим подходом является социальная теория обучения, которая
рассматривает обучение человека как активный, познавательный, управляемый
духовный процесс переработки опыта и знаний. Человеческое поведение - это не
автоматическое, рефлекторное реагирование; в его основе лежит активный
процесс, в котором решающую роль принадлежит мотивациям, чувственному
восприятию и сложным мыслительным процессам. Эта теория была разработана в
основном Альбертом Бандурой (1979), которую он строит на учете процессов
познания, протекающих в мозгу между воздействиями раздражителя и реакции на
него, т.е. на учете восприятий, воспоминаний, представлений, предчувствий и
ожиданий. (Не каждый человек видел в своей жизни тяжкое преступление, но
имеет о нём представление; тесное общение с осужденными к лишению свободы
доводится не каждому, но мысленное знакомство с этой категорией граждан имеют
все. Но нравится это или не нравится - определяет для себя каждый).
Теория дифференциальной ассоциации. Эта теория изначально предназначена
для объяснения индивидуального преступного поведения. Исследования в этой
области проводились известными криминологами Клиффордом Шоу (1930), Эдвин
Сазерленд (1939) и его ученик Дональд Кресси. По сути, она была развитием идей
французского психолога и криминолога Г. Тарда о подражании как основе
14
человеческого общения. По мнению Сатерленда, преступному поведению
предшествует восприятие субкультуры преступников — их взглядов, привычек,
умений. Необходимой предпосылкой для этого является неформальное общение с
преступной средой. Так как будущий преступник выбирает для себя именно эту, а
не другую среду, Сатерленд использовал слово «дифференциация», а поскольку
речь идет о связи — слово «ассоциация». Это сложное наименование теории
Сатерленда проще заменить другим: обучение преступному поведению в
антиобщественной среде. Наблюдения Э. Сатерленда, несомненно, правильны;
особенно это касается несовершеннолетних преступников, которые именно таким
образом начинают свой криминальный путь. Теория включает в себя восемь
основных постулатов:
1. Преступному поведению учатся, а не наследуют;
2. Преступное поведение усваивается в ходе взаимодействия с другими людьми
в процессе общения;
3. Важнейшая часть обучения уголовному поведению совершается в группах,
связывающих своих членов тесными личными отношениями. Внеличностные
средства коммуникации (теле-, кино- и видеофильмы, газеты и журналы) играют в
процессе усвоения криминального поведения не столь важную роль;
4. Овладение криминальным поведением включает в себя изучение способов
совершения преступлений, которые бывают и сложными, и простыми, а также
специфических мотивов, влечений, оправданий и установок;
5. Рассматривая закон в положительном и отрицательном свете, преступники
усваивают особую направленность мотивов и влечений. В однм обществе
индивидуум контактирует с людьми, которые единодушно относятся к нормам
закона, как к неукоснительно исполняемым правилам жизни, а в другом -
оказываются в окружении людей, которые в своих оценках отдают предпочтение
нарушению законов;
6.Человек становится преступником, когда усваиваемые им определения,
благоприятствующие преступности, перевешивают в его сознании образцы
законопослушного поведения;
7. Усвоение преступного поведения не ограничено только процессом имитации,
подражания;
8. Хотя преступность - это выражение общих потребностей и ценностей,
объяснять ее только этими потребностями и ценностями нельзя, ибо и
непреступное поведение также является выражением тех же самых потребностей и
ценностей.
Из этой теории (дифференцированной ассоциации) Кресси сделал следующие
выводы:
-необходимо существенно улучшить практику и условия воспитания в семье,
школе, профессиональном коллективе и группах совместного проведения досуга;
-нельзя вместе содержать впервые осужденных вместе с рецидивистами;
-группы ресоциализации нужно организовывать по принципу, «чтобы кого-то в
чем-то убедить, нужно убедиться в этом самому»;
-можно создать и сохранять общество, лишенное преступности, благодаря
системе поощрений.
15
Вместе с тем видно, что теория Сатерленда не может претендовать на
всестороннее объяснение преступности и ее причин. Речь в данном случае идет
лишь об одном из внутренних социально-психологических механизмов.

Теория социального детерминизма. Позиция социального детерминизма в


криминологии влечет чрезвычайно важные выводы. И первый из них заключается
в том, что, не изменив социальных условий, вызывающих к жизни преступления,
тщетно было бы пытаться радикально повлиять на преступность. Если основанием
преступности служат объективные (т. е. не зависящие от воли людей) факторы, то
преступность отныне перестает казаться всего лишь порождением эгоистических
устремлений некоторых людей. Такое представление о преступности возникает
стихийно и является чрезвычайно устойчивым. Действительно, кажется
очевидным, что совершают преступления те, кто хочет их совершить (свободная
воля). Хочет совершить преступление тот, кто эгоистичен, испорчен, невоспитан.
Достаточно уговорить этих людей (или запугать их) — и преступления
уменьшатся, преступность исчезнет. Если же не все в поведении людей зависит от
их намерений, желаний (от их воли), если их поступками движут и объективные
факторы, тогда ни жестокие наказания, ни самое совершенное уголовное
законодательство, ни самая идеальная машина юстиции сами по себе радикально
повлиять на преступность не в силах.

Теории контроля. Согласно теориям контроля, которые были впервые


предложены криминологами Альбертом Рейссом (1951), Ф.Айвеном Наем (1958) и
Мартином Гоулдом (1963,1970), социально конформному поведению надо обучать.
Для изучения такого поведения и его усвоения решающее значение имеют
формальный и неформальный контроль, а также контроль внешний и
самоконтроль. Неформальный контроль по крайней мере столь же важен, как и
формальный, который вследствие ценностных конфликтов между социальными
группами в плюралистическом обществе имеет сравнительно большое значение,
выполняет в этом обществе не только функцию устрашения, но и функцию
формирования ценностей. Внешний контроль за счет процесса интернализации
превращается во внутриличностный контроль, или самоконтроль. При успешной
социализации родительский надзор замещается «психологическим присутствием»
родителей. Для удовлетворения самоконтроля решающим моментом является
самооценка и устойчивая связь с обществом. Все теории контроля исходят из того,
что обыденное и вульгарное мышление неотделимы от преступных действий и
обусловливают друг друга. Несомненно, большое влияние на постулаты теории
контроля оказывает психоанализ Зигмунда Фрейда. Фрейдовская
внутрипсихическая динамика уже давно переведена в понятие социальной
психологии и тем самым сделана операционной, наблюдаемой и эмпирически
доказуемой.

Теория устойчивости. Ее основоположник Уолтер Реклес. По его мнению,


социальную устойчивость личности определяет внешний и, особенно, внутренний

16
контроль, выражающийся во внутренней устойчивости. Ее отличают пять
признаков:
1. Самовоспитание, то есть оценка себя как личности, заключается в
способности самоконтроля, в умении оценить себя со стороны, в чем большую
роль играет уважение закона.
2. Целеустремленность выражается в личном желании сделать социально
приемлемую карьеру. Люди, поставившие перед собой долгосрочную цель,
сохраняют иммунитет, неуязвимость по отношению к противоправности и
преступности.
3. Самоконтроль может быть эффективным только тогда, когда цель является
вполне реалистичной. Нереальные желания и стремление достичь цели, лежащей за
пределами средств и возможностей, неизбежно ведут к нарушению внутренней
устойчивости.
4. Стойкость - это свойство человека, позволяющее ему не предаваться гневу
или отчаянию безнадежности, когда он не получает того, что хотел. Люди, чьи
цели оказались за пределами их досягаемости, легко могут поддаваться
разочарованию. Люди, легко впадающие в состояние фрустрации, обычно не
ставят перед собой долговременных целей. Те, кто склонен к правонарушениям,
обладают импульсивным, нетерпеливым характером, тогда как законопослушным
людям это присуще в гораздо меньшей степени. Отсутствие фантазии и
нетерпеливость вызывают у человека скуку, которая затрудняет реалистичное
представление о прошлом, настоящем и будущем. Люди, склонные к преступности,
всегда в большей степени нетерпеливы, лишены фантазии и реалистичного взгляда
на вещи.
5. Характерным признаком внутренней устойчивости человека является
идентификация с нормами права. Отношение правонарушителей к закону
характеризуется его отрицанием, враждебностью к правоохранительным органам и
праву.
Ученые, придерживающиеся точки зрения теории устойчивости считают, что
удовлетворительное самовосприятие можно считать чем-то вроде социально-
психологической прививки против преступности.
Понятие «внутренней устойчивости», введенное Реклессом, криминолог Гари
Йенсен разложил на три составные части:
- ценностное самоопределение;
- способность самоконтроля;
- и уважение общепринятой морали.
Он проверил свою концепцию на более чем четырех тысячах склонных и
несклонных к преступлениям учащихся средних школ и обнаружил, что
преступники и непреступники различались между собой по всем трем
характеристикам. Корреляция была не очень четкой, но существовала.

Теория социальных связей. Криминолог Хирши объясняет возникновение


противоправности и преступности ослаблением или разрывом связей,
существующих у человека с обществом или с его группой. Он считает, что все
люди потенциальные правонарушители, но их удерживает страх перед возможной
17
потерей значимых для него связей с родственниками, друзьями, коллегами и т.д.
Хирши доказывает, что социальные связи любого человека можно разделить на
четыре элемента:
- симпатию, преданность, привязанность;
- ангажированность (обязательство), личное участие;
- использование связей в корыстных целях;
- признание морального достоинства принятых правил.
Эти четыре момента как отделимы друг от друга, так и находятся в
опосредованной связи.
Криминолог Говард Беккер разработал модель девиантной или преступной
карьеры, в которой главную роль играет интеракция:
-первая стадия - преднамеренно или непреднамеренно человек совершает некое
неконформное действие (в фантазиях многие люди видят себя совершающими
противоправные деяния);
-вторая стадия - во время этой стадии человеку, склонному к социальной
девиации, его преступное поведение доставляет удовольствие;
-на третьей стадии одним из решающих шагов в процессе усвоения образцов
девиантного или криминального поведения является опыт ареста или клеймения
человека как преступника;
-пятым этапом - шагом в преступной карьере является вступление человека в
группу преступников, т.е. он переходит в стадию своей девиантной биографии.
Этот шаг оказывает огромное влияние на самооценку человека и его
самовосприятие.

Теория несовпадающих предположений. Она поглощает в себя несколько из


вышеперечисленных теорий, т.е. комбинацию многих социально-
психологических теорий (теорий «среднего уровня»). Ее недостаток в том, что она
объясняет только преднамеренные преступления и не объясняет преступлений,
совершенных по неосторожности. Ее авторы видят два различных пути
возникновения преступности. Первый они связывают с теориями обучения и
контроля (слабая и безвольная вовлеченность людей в общественную жизнь,
сильное влияние девиантных групп). И второй путь - сочетание теории обучения и
контроля с теорией случайных структур: в детстве ребенок может выработать
прочные связи с традиционным социальным строем, а с течением времени эти
социальные связи могут быть подвержены «размыванию». Но после определенного
периода времени позитивные социальные связи все же доминируют.
Эта теория импонирует и тем, что ее рекомендации направлены на ослабление
связей преступников друг с другом и усиление контактов правонарушителей с
социально конформными людьми, а также расширение их возможности усвоения
традиционных нормативных ценностей. Например, укреплять связи осужденных к
лишению свободы с родственниками, священнослужителями, представителями
различных общественных гуманитарных фондов, психологами и т.д.; оказывать
посильную помощь со стороны государства после освобождения из мест лишения
свободы; компенсацию ущерба осужденный должен считать частью уголовного
наказания (от этого выиграют и преступник, и жертва, и общество) и прочее.
18
Теория стигматизации (клеймения). Эта теория очень своеобразна. Она
отрицает, что девиантное поведение порождает потребность в социальном
контроле или что такое поведение есть результат ослабления этого контроля. По
мнению ее автора, Лемерта, именно социальный контроль и порождает
девиантность, которую он, в свою очередь делит на две категории: первичную и
вторичную девиацию. Первичная девиация происходит тогда, когда индивид
начинает входить в предписанную ему социальную роль. Вторичная девиация
начинается с момента социальной реакции на девиантное поведение. Эти реакции
общества на факт девиации приводят к тому, что некоторые люди начинают
поступать в соответствии с ролью, которую им определило общество. Это очень
сложная проблема, т.к. у людей, переживших процесс стигматизации, создается
негативное представление о самом себе, которое может повлечь далеко идущие
последствия для их поведения в будущем.
Теория стигматизации имеет важное практическое значение. Ее выводы
должны служить предостережением для органов правосудия, подчеркивая
отрицательные последствия вовлечения некоторых граждан в сферу действия
юридической машины. Это особенно касается несовершеннолетних, психика
которых еще не сформировалась, в связи с чем они повышенно восприимчивы к
навязанным социальным ролям. Достаточно привести пример вызова с урока
какого-то ученика к инспектору по делам несовершеннолетних...
Возникшая в середине ХYIII века классическая школа сформулировала одну из
первых криминологических теорий преступности, основополагающими
признаками человека в которой определены благоразумие и свободное
волеизъявление.
Теории раздела «социально-психологическое» в комплексе могут отвратить
подростка от преступного поведения. Слабое место - мотивация, т.е. нужно дать
несовершеннолетнему объективные причины и доказательства «почему он должен
вести себя так, а не иначе».

2.3. Биологическая концепция.


Что касается биологических концепций причин преступности, то следует
отметить, что они редко формулируются криминологами в чистом,
рафинированном виде.
Фундамент биологической теории преступности составляет так называемая
уголовно-антропологическая теория.
Сущность уголовно-антропологической теории, развитой ее основателем
итальянским профессором судебной медицины Ч.Ломброзо. Он считал, что
преступление - есть биологическое явление, подобное рождению, смерти и другим
неизбежным явлениям и процессам. Причины преступного поведения он искал в
самой природе человека, а преступление по Ломброзо есть проявление особых
свойств человеческой природы. Ими обладает не каждый человек, а только люди
«преступного» типа.

19
Теория «прирожденного преступника».
Чезаре Ломброзо (1835-1909) — выдающийся итальянский психиатр,
криминалист и криминолог одним из первых предпринял систематическое
исследование преступников, опираясь на строго фиксируемые антропометрические
данные, которые определял с помощью «краниографа» – прибора для измерения
размеров частей лица и головы. Результаты он опубликовал в книге
«Антропометрия 400 правонарушителей» (1872).
Ему принадлежит теория так называемого «прирожденного преступника»,
согласно которой преступниками не становятся, а рождаются. Ломброзо объявил
преступление естественным явлением, подобным рождению или смерти.
Сопоставляя антропометрические данные преступников с тщательными
сравнительными исследованиями их патологической анатомии, физиологии и
психологии, Ломброзо выдвинул тезис о преступнике как особом
антропологическом типе, развитый им затем в цельную теорию («Преступный
человек», 1876). Он пришел к выводу, что преступник – это дегенерат, отставший в
своем развитии от развития человечества. Он не может затормаживать свое
преступное поведение, поэтому наилучшая стратегия общества в отношении такого
«прирожденного преступника» – избавиться от него, лишая свободы или жизни.
Согласно Ломброзо, «преступный тип» отличается рядом врожденных
особенностей атавистического характера, свидетельствующих об отставании в
развитии и преступных наклонностях.
Ученый разработал систему физических признаков («стигматов») и
психических черт этого типа, которые, по его мнению, характеризуют личность, с
рождения наделенную преступными наклонностями. Основными признаками такой
личности ученый считал сплющенный нос, низкий лоб, большие челюсти, взгляд
исподлобья и т.д., характерные, по его мнению, для «примитивного человека и
животных». Наличие этих признаков позволяет идентифицировать потенциального
преступника еще до совершения им преступления. Ввиду этого Ломброзо
высказывался за привлечение в число судей врачей, антропологов и социологов и
требовал, чтобы вопрос о виновности был заменен вопросом о социальной
вредности.
Главнейшим недостатком этой теории Ломброзо являлось то, что она
игнорировала социальные факторы преступности.
В более поздних трудах он относит к врожденному антропологическому типу
лишь 40% преступников, которых он называет «дикарями, живущими в
цивилизованном обществе». Ломброзо признает важную роль ненаследственных –
психопатологических и социологических причин преступности. Это дало
основание называть теорию Ломброзо биосоциологической.
В конце XIX в. на международных конгрессах по уголовной антропологии
теория антропологической преступности была признана в целом ошибочной.
Под влиянием критики Ломброзо сам отошел от чисто биологического
объяснения преступности, признал существование наряду с «природным» также и
тип «случайного» преступника, поведение которого обусловлено не только
личностными, но и внешними факторами. В книге «Преступление, его причины и
средства лечения» Ломброзо наметил схему факторов преступности, содержащую
20
16 групп таких факторов, в числе которых были факторы космические, этнические,
климатические, расовые, факторы цивилизации, плотности населения, питания,
образования, воспитания, наследственности и пр. Таким образом, биологическая
теория преступности уже в трудах ее основателя Ломброзо стала
трансформироваться в биосоциальную теорию. Еще отчетливее эта трансформация
проявилась во взглядах учеников и соратников Ломброзо - Ферри и Гарофало,
которые, сохранив основные положения теории своего учителя, значительно
усилили роль социальных факторов преступности.
Несмотря на опровержения этой теории еще при жизни Ломброзо, ее с
некоторыми изменениями продолжали развивать: в Италии - Р. Гарофало, Э.
Ферри, Д. ди Туллио, в Германии - Э. Кречмер, В. Зауер, в США - Э. Хутон, У.
Шелдон и другие биокриминологи.
Современные биокриминологи обосновывают свои позиции, опираясь на
последние достижения естественных наук. Наследственная теория в современном
осмыслении распадается на несколько разновидностей: семейная
предрасположенность, близнецовая, хромосомная, эндокринная и др. в свои
выводы представители этих теорий делают на результатах изучения родословной
преступников, функционирования желез внутренней секреции, сопоставления
поведения близнецов и выявления хромосомных отклонений у преступников и
непреступников.
Бесспорных связей между преступностью и биологией человека не
установлено. Ни в отдельных странах, ни в мире в целом биологические теории
причин преступности не находят серьезной поддержки.

Во II в. до н.э. Гален, которого часто называют отцом современной медицины,


говорил о четырех широко известных типах темперамента: сангвинистическом, хо-
лерическом, флегматическом и меланхолическом, которые он связывал с преобла-
данием в организме одной из четырех жизненных жидкостей. Эти типы
существуют, но связаны они с состояниями взаимодействия электромагнитных
полей Солнца (полярного и экваториального) и то не совсем явно. Это знали и
майя: 260-дневный календарь (священный цикл) – это и есть период
взаимодействия этих полей.
В 1912 году Карл Юнг предложил выделить два наиболее общих биологиче-
ских типа: интроверта, поведение которого определяется воздействием внутренних
факторов и психическая энергия которого направлена внутрь, и экстраверта, пове-
дение которого определяется внешними факторами, а психическая энергия направ-
лена вовне.
В конце ХIХ века в Италии возникла позитивистская школа, в основу которой
был положен и господствует поныне уголовно-правовой догматизм. Одним из
направлений этой школы является «медицинская модель» подхода к преступности,
сторонники которой считали преступление симптомом болезни, а в преступнике
видели только больного, страдающего расстройством личности и нуждающегося в
лечении.

21
Теории, изучающие физическую конституцию и эндокринологию. Они являют-
ся примером когда-то выдвинутых теорий, не подтвержденных практикой, но на-
столько прочно осевших в умах людей, что многие до сих пор считают, что пре-
ступником рождаются и влиять на них бесполезная трата времени и средств.
Современные криминологи, анализируя все ранее известные теории, связы-
вающие конституцию человека и преступность приходят к выводу о том, что фи-
зический тип - это важный фактор межличностных отношений. Реакция окружаю-
щих и собственное отношение к необычной внешности влияют на социальное
взаимодействие. Например, большие уши, близорукость, маленький рост, изуродо-
ванные конечности, ожирение, параличи и многие другие дефекты оказывают
влияние на характер и объем социального взаимодействия. Поведение, направлен-
ное на то, чтобы как-то «компенсировать» эти дефекты, часто принимает форму де-
линквентного (антиобщественного, противоправного).
На сегодняшний день нет убедительных доказательств того, что физическая
конституция, функционирование желез внутренней секреции и прочие биологиче-
ские факторы причинно обусловливают преступность. Так что предположение о
связи между конституционально-физической типологией и тем поведением, кото-
рое юридически и социологически определено как преступное и делинквентное, не
подтвердилось.

Умственное развитие.
Вопросы интеллекта связываются с вопросами наследственной передачи умст-
венных способностей. Считается, что способности вообще передаются по наслед-
ству и особо важную роль играют родители. Еще Аристотель предложил проводить
аналогию между причинами, обусловливающими поведение человека, и причина-
ми, вызывающими рост дуба или березы из семени. Дождь он называл причиной,
ускоряющей или обуславливающей рост, а причиной, предопределяющей, что вы-
растет - дуб или береза, считал само семя. Это представление, очевидно, легло в ос-
нову концепции «дурного семени» или, так называемого, «врожденного
преступника». Сюда же отнесём и «правило Мак-Натена», т.е. понятие «невменяе-
мости». Оно было сформулировано в 1843 году.
В 1877 году Ричард Дагдейл опубликовал известное исследование семьи, отли-
чавшейся, как считал автор, умственной отсталостью. Эта работа привлекла внима-
ние к вопросам тяжелой наследственности как основному фактору умственной не-
развитости и преступности. В 1912 году Годдардом было опубликовано аналогич-
ное исследование – «Семья Калликаксов». История этой семьи началась во время
Гражданской войны в Америке (1861-1865), когда Мартин Калликакс встретился со
слабоумной девушкой и стал отцом слабоумного сына. К 1912 году было известно
480 потомков этого союза, из которых 143 человека также были слабоумными,
многие были незаконнорожденными, алкоголиками и проститутками. После войны
вышеуказанный основатель описанной династии женился на девушке из «прилич-
ной семьи». По этой линии насчитывалось 496 потомков, и среди них не было ни
слабоумных, ни незаконнорожденных, ни проституток, ни преступников. Многие
из них стали юристами, врачами, судьями и были уважаемыми людьми. Аналогич-

22
ные исследования подобных семей имеют такие же результаты. (Похоже на
решающее влияние митохондриального ДНК.)
Использование электроэнцефалографа (ЭЭГ) для чтения мозговых ритмов
впервые было введено в 1929 году в Германии (Гансом Бергером). Работающий
мозг генерирует электротоки, сила которых колеблется от одной до пяти миллион-
ных долей вольта с частотой от 8 до 12 колебаний в секунду. Эти альфа-волны ис-
ходят от задних долей мозга. Более быстрые бета-волны исходят от центральных и
передних долей мозга с частотой от 18 до 25 колебаний в секунду. Отклонения в
ритме работы ЭЭГ могут использоваться для диагностики различных мозговых на-
рушений, опухолей, эпилепсий и других органических дефектов. Была также вы-
сказана мысль о связи между нарушением ритмов мозговых волн и некоторыми ви-
дами отклоняющегося поведения. Метод ЭЭГ является наилучшим для диагности-
ки эпилепсии и других органических поражений мозга. Патологическая интоксика-
ция, вызываемая алкоголем, неизменно отмечается на электроэнцефолаграмме,
точно так же как и некоторые другие психосоматические нарушения.
Стереотактическое лечение или вживление электродов для стимуляции мозго-
вой деятельности используется для воздействия на агрессивных пациентов в тех
случаях, когда другие методы, включая применение психотропных веществ, оказы-
вались безрезультатными.
Криминологи согласны с тем, что существует взаимосвязь между биологиче-
скими функциями мозга и девиантным поведением, но она не является специфиче-
ской.
Нейрохирургия - один из путей воздействия на нервные каналы между передни-
ми долями мозга и гипоталамусом для уменьшения галлюцинаций и воздействия
тревожных мыслей. Первая операция была проведена в 1935 году и заключалась в
удалении определенной части нервных волокон. Методика этой операции несколь-
ко раз менялась и оптимальный вариант еще не найден (т.е. методом круговой ло-
ботомии, через глазные впадины и пр.) Послеоперационный эффект разный (от
конвульсий, неумеренного аппетита, недержания мочи до снижения эмоциональ-
ной напряженности и тревожности и т.д.). Примером такой операции может быть
художественный фильм «Полет над гнездом кукушки».
Первому хирургическому вмешательству были подвергнуты умственно отста-
лые люди, отличающиеся насильственно-агрессивным поведением.
К числу накопленных данных о воздействии такого рода операций относятся
сведения о том, что эти пациенты редко видят сны, на шизофреников такое лечение
оказывает положительное воздействие, неизменно снижаются такие симптомы, как
навязчивые идеи, фобии и истерии.
Некоторые специалисты, наблюдавшие воздействие лоботомии в тюрьмах, где
подобная практика применялась (м.б. и применяется), например, в Калифорнии,
указывают, что подобная хирургия превращает человека в «овощ». Результаты по-
слеоперационного тестирования умственных и других способностей оказывались
разными. Очевидно, что проведения таких операций тесно связано с этическими
профессиональными нормами (прежде всего, медицинскими) и в будущем будет
разработана правовая регламентация использования мозговой хирургии для воз-
действия на преступников и решен вопрос о получении их согласия на подобные
23
операции. В настоящее время такие операции запрещены и не делаются, хотя авто-
ры этой идеи в свое время получили за ее разработку Нобелевскую премию. В на-
стоящее время лечебная практика применяет лишь электрошоковую терапию к де-
прессивным больным с их согласия.
Между тем вопрос о связи между уровнем умственного развития и преступно-
стью (делинквентностью) остается нерешенным. Ученые до сих пор не пришли к
единому мнению и «чаша весов» периодически склоняется то на одну, то на дру-
гую сторону.

2.4. Биосоциальныя концепция.


Среди биосоциальных теорий причин преступности наиболее распространены
теории опасного состояния, фрейдистские (психоаналитические) теории, теория
психопатологических причин преступности, наследственные теории, теории
конституционального предрасположения, расовые теории.

Теория опасного состояния. Опасное состояние понимается как внутренне


присущая человеку склонность к совершению преступления. Согласно концепции
лица, находящиеся в «опасном состоянии» (к ним относятся профессиональные и т.
н. неисправимые преступники), должны подвергаться превентивному заключению
с целью изоляции от общества.
Основные положения данного направления сводятся к отказу от принципов
уголовной ответственности, предоставлению клиницисту решающей роли при
назначении наказания, расширению системы неопределенных приговоров,
стиранию граней между тюрьмой и психиатрической лечебницей, то есть к
применению превентивных мер безопасности к лицам, которые представляют
потенциальную опасность для общества.
Впервые понятие опасного состояния было сформулировано итальянским
криминологом Гарофало в книге «Критерии опасного состояния» (1880 г.).
Опасное состояние понималось им как перманентная (изменчивая) и имманентная
(внутренне присущая) человеку склонность к совершению преступлений.
Современный активный сторонник теории опасного состояния Ж. Пинатель
так обрисовывает это понятие. Опасное состояние — явление не юриспруденции, а
клиническое, раскрываемое главным образом клиническими же методами. Всякая
криминологическая диагностика, по мнению Ж. Пинателя, проходит 3 этапа:
диагностика преступных способностей; диагностика социальной
неприспособленности и диагностика опасного состояния.
Первый вид диагностики выявляет преступный порог лица, т. е. легкость
перехода его к преступлению. Показателями этого служат в свою очередь три
фазы. Первая фаза — «этический эгоцентризм» — имеется у лиц, которые в своем
сознании и морали обесценивают законы и юстицию, считают, что они честнее тех,
кто может их осуждать.
Вторая фаза преступного состояния — стадия «сформулированного согласия»,
когда лицо больше не удерживается угрозой наказания.
Третья фаза проявления опасного состояния — период кризиса, который
непосредственно предшествует преступному акту. Человек в таком состоянии
24
агрессивен и может довести дело до конца, несмотря ни на какие препятствия. В
своей преступной готовности человек уже психически преодолел препятствия
общественного позора, страха перед наказанием и иные препятствия к
преступному акту. «Эгоцентризм, лабильность, агрессивность, эффективность,
безразличие составляют центральный стержень преступной личности, а
следовательно, ее криминальных способностей или темибильности».
Преступная способность может быть повышенной, средней и слабой.
Диагностика социальной неприспособленности состоит, по Ж. Пинателю, в
выявлении черт личности и ее поведения, касающихся профессии, физических
склонностей, интеллекта, инстинктов.
Опасное состояние выявляется по соотношению преступных способностей и
неприспособленности к жизни.
Ж. Пинатель описывает четыре возможные комбинации опасного состояния.
Первая комбинация - когда сильны и преступная способность и
приспособляемость. Это самая серьезная форма опасного состояния. Находящиеся
в таком состоянии лица могут совершать тяжкие преступления под прикрытием
социальной адаптации, т. е. соблюдения норм и законопослушного образа жизни. К
этой категории относятся, например, преступники в «белых воротничках».
Вторая комбинация опасного состояния характеризуется высокой преступной
способностью в сочетании со слабой адаптацией. Это менее опасная форма
опасного состояния, ибо неприспособленность таких людей к жизни обращает на
них внимание окружающих. Такие лица совершают мелкие или эпизодические
преступления.
Третья комбинация - слабые и преступные способности и адаптация. Это еще
менее серьезная степень опасного состояния, чем предыдущая. Но их носители
составляют основную клиентуру тюрем. Среди них много умственно отсталых и
тех неудачников, которые оказываются жертвами обстоятельств. Такие лица не
умеют сделать ни преступную, ни социальную карьеру. О них много писал
американский криминолог Кинберг.
Опасное состояние, уточнил в докладе на IV Международном конгрессе
криминологии (Мадрид, 1970 г.) Ж. Пинатель, — это особая способность перехода
к преступному акту. Она связана со структурой личности, называемой преступной
личностью. Эту структуру нельзя связывать с психиатрически определенными
типами. Эгоцентризм, агрессивность, эмоциональное безразличие как ядро
опасного состояния проявляются в определенной манере, в процессах,
возникающих при созревании преступного действия, а также манерах при
внезапном необдуманном действии.
Как определять или, по выражению Ж. Пинателя, «диагностировать» наличие
или степень опасного состояния? Оказывается, по силе влияния биологических
факторов на социальные и обратно, по тому же методу: «больше — меньше».
«Соединительным элементом» между биологическим и социальным явлением
выступает невроз. Такого рода этиологическая диагностика составляет, по мнению
Ж. Пинателя, основу социального прогнозирования.
Достаточно очевидные недостатки теории опасного состояния подвергались
критике самих криминологов. Высказывались, например, такие упреки, что
25
типология лица, находящегося в опасном состоянии, схематизирована и упрощена.
Она ориентирована лишь на осужденных и заключенных, а поэтому не
репрезентативна.
Теория опасного состояния обоснованно критиковалась и за пренебрежение
математическими и количественно-статистическими методами. II Международный
съезд криминологии специально рекомендовал в своей резолюции необходимость
обеспечения математически правильной разработки клинических исследований.
Главные же недостатки теории опасного состояния в следующем:
-во-первых, неосновательно без учета статистического характера причинности
в криминологии опасное состояние отождествляется с преступной личностью.
Преступным может быть лишь лицо, уже совершившее преступление, субъект
преступления. До этого момента, как бы агрессивно лицо ни было, преступным оно
не является, и это составляет важнейший принцип буржуазно-демократической
законности.
-во-вторых, «комбинации опасного состояния» умозрительны и априорны.
Никакими доказательными статистическими данными они не подтверждены.
Метод «больше — меньше», «сильнее — слабее» или, как называют его социологи,
«метод большого пальца» не научен.
-в-третьих, критерии опасного состояния расплывчаты и произвольны.
«Агрессивность, слабость, эмоциональное безразличие» и т. п. психологические
признаки — понятия со многими неизвестными. Способы их обнаружения весьма
несовершенны. Если судить по психологическим тестам, то их методика еще
далеко не отработана. Главное же — эти тесты не могут раскрыть этико-
социального содержания психических состояний. Агрессия, направленная на
борьбу с преступностью, — социально справедлива, агрессия противоположной
ориентации — социально опасна. Г. Кауфман в обзорной статье «Определения и
методология в изучении агрессии» пришел к выводу после анализа большой
литературы об агрессии: «Мы стоим еще на совсем неведомой почве».
-в-четвертых, теория опасного состояния не объясняет (и даже не ставит такой
задачи) причин преступности в обществе. Ее практическая ценность мала и для
индивидуального прогнозирования ввиду отмеченной неопределенности критериев
опасного состояния.
-в-пятых, концепция опасного состояния служит основой для применения к
лицам превентивных мер безопасности.
Полностью справедливой остается оценка теории опасного состояния, данная
крупнейшим криминологом профессором А. А. Герцензоном: «...все биологические
и психиатрические гипотезы личности преступника построены, как правило, на
крайне ограниченном в количественном отношении материале, подтверждаются
случайным или, наоборот, тенденциозным подбором исследованных фактов, а
также отсутствием глубокого социологического анализа, с чисто механическим
перенесением в область криминологии различных методов и приемов
биологического изучения человека. Клиническая криминология «снимает»
проблему законности, заменяя ее в точном соответствии с идеями
основоположника биокриминологии Ломброзо проблемой мер безопасности».

26
В новой, уже упоминавшейся работе «Криминогенное общество» Ж. Пинатель
соединяет свою концепцию опасного состояния с теорией научно-технического
прогресса как причины преступности. Компоненты преступной личности —
эгоцентризм, лабильность (хрупкость), агрессивность и аффективная
индифферентность (отсутствие эмоций и склонностей к альтруизму) чрезвычайно
усугубляются, по его мнению, в новом криминогенном технократическом
обществе. Быстрая смена событий и информации способствует лабильности,
ускоренный темп жизни, подобный работе механизмов, ведет к усилению
агрессивности. Современное общество с его обожествлением техники не оставляет
места эмоциям и человеческим симпатиям. Отсюда распространение аффективной
индифферентности.
Теория опасного состояния находит практическое применение в юстиции как
основа индивидуального прогнозирования, ранней допреступной профилактики,
применения мер безопасности, индивидуализации наказания, пробации, условно-
досрочного освобождения от наказания. Отсюда нельзя недооценивать серьезных
последствий теории опасного состояния.
По мнению западногерманского криминолога Экснера, у привычных и
опасных преступников имеется предрасположение к преступлению.
Другой криминолог, Зеелиг, делит всех преступников в зависимости от
степени выраженности предрасположения к преступлению на четыре группы. I
группа (1-2%) имеет наибольшую степень предрасположения к преступлению,
поэтому принадлежащие к ней лица совершают преступления независимо от
внешних условий. II группа (30-40%) — с малой степенью предрасположения;
лица, к ней принадлежащие, совершают преступления лишь под сильным
давлением внешних условий. В III группе (0-1%) — предрасположение средней
степени, ее члены совершают преступления также при среднем воздействии
внешней среды. IV группа (50%) — не совершает преступлений даже при острой
неблагоприятной ситуации, так незначительно у них предрасположение к
преступлениям.
Отсюда, по расчетам Экснера, половина человечества оказывается
потенциальными преступниками.
О преступных наклонностях писал также американский биокриминолог Д.
Абрахамсен. В книге «Who are the Guilty» (N. Y., 1958) он отмечал, что преступный
акт равен криминальным наклонностям плюс ситуации, деленным на умственное
сопротивление субъекта.
(Когда в 1977 г. в Нью-Йорке отключилось электричество, то
законопослушные граждане грабили магазины на грузовиках. Криминология
называет это «спонтанное преступление»).
Э. Шур вслед за другими криминологами-социологами оценил формулу
Абрахамсена «умозрительной» и «фантастичной», ибо весьма сомнительна
возможность определения «преступных наклонностей». Представления Хутона,
Абрахамсена, Шелдона и др. биологов, по мнению Шура, «выпадают из общей
линии развития нашего знания о меняющихся моделях поведения индивидов, о
сложном разнообразии преступлений и о том, что преступник сам подвержен
влиянию изменений в уголовном праве».
27
Другое направление биологических и биосоциальных воззрений на преступное
поведение связывает его с психологической структурой личности.
В основе этих концепций лежит психоанализ Фрейда. Согласно Фрейду,
преступление есть внешнее проявление глубинных подсознательных психических
процессов (инстинктов), данных человеку от рождения. Среди них инстинкты
разрушения и насилия, сексуального влечения, страха смерти, жестокости и
агрессивности.
Подсознательное стремление к удовлетворению указанных инстинктов и
наклонностей сталкивается с правовыми, моральными, социальными
ограничениями и запретами.

Психосексуальная теория причин преступности (З. Фрейд) рассматривавает


преступность как результат дефективного развития личности. Суть теории состоит
в том, что человек с рождения биологически обречен на постоянную жестокою
борьбу антисоциальных глубинных инстинктов - агрессивных, половых, страха с
моральными установками личности. То есть индивид с детства учится управлять
своими инстинктами. Некоторым индивидам так и не удается этого достигнуть
вследствие каких-то конкретных обстоятельств, например, плохих отношений в
семье. В результате они развиваются неправильно и формируются в
неполноценную личность.
Конфликт подсознательного с осознанным, борьба между ними определяет
содержание психической деятельности человека и его поведение. В тех случаях,
когда активность сознания оказывается недостаточной, «угнетенные»
антисоциальные инстинкты и влечения прорываются наружу и проявляются в виде
преступления.
Объяснение преступного поведения следует искать в психосексуальных
конфликтах, с которыми человек сталкивается в раннем детстве.
Неудовлетворенные влечения вытесняются из сознания в область бессознательного
и продолжают оказывать решающее влияние на поведение человека.
Борьбу подсознательных половых влечений (libido), а также инстинктов
агрессии и страха с сознанием человека, моральными и правовыми требованиями
Фрейд назвал по имени мифических лиц - «комплекс Эдипа», «комплекс
Герострата», «комплекс Электры». Неудовлетворенные влечения, по Фрейду,
вытесняются из сознания в область бессознательного и продолжают оказывать
решающее влияние на поведение человека.
Современные психоаналитики дополнительно связывают внутренние
конфликты личности с высокими темпами жизни, с нервно-психическими
перегрузками, с техническим прогрессом, что, по их мнению, приводит к
психопатизации, невротизации населения, росту преступности и психических
заболеваний.
К фрейдизму примыкает и теория психопатологических причин преступности,
сторонники которой утверждают, что преступник - либо психопатологическая
личность, либо умственно отсталый человек.

28
Наследственные теории считают причиной преступности передающееся по
наследству заключенное в хромосомах предрасположение к антисоциальному
поведению.
Существуют три основные разновидности этой теории: теория семейного
дерева (генеалогическая теория), близнецовая и хромосомная теории.

Теория семейного дерева пытается доказать наличие наследственной


предрасположенности к преступлениям посредством изучения родословной
преступников на нескольких поколениях. В родословной преступников, по их
данным, всегда много членов семьи, судимых за преступления. Классический
пример, который в этих случаях приводился с американской семьей Джюков.
Потомство этой семьи дало в общей сложности 1200 воров, проституток, бродяг.
Их преступная деятельность обошлась государству США в 2,5 млн долларов.
Наследственная теория «семейного дерева» антинаучна и активно
опровергается в криминологии. В ней явно «не работает» закон больших чисел. В
20-23-миллионной ежегодно совершаемой преступности в США далеко не все
100% преступников имели в своей родословной правонарушителей.
Теория «семейного дерева» не может считаться доказательной даже на
классических примерах семьи Джюков и семьи Нан. Тысячи правонарушителей из
этой семьи жили в одинаковых антисоциальных условиях.
Сатерлендовское «обучение» образцам преступного поведения здесь куда
более уместно для объяснения преступной деятельности со стороны членов этих
семей, чем бездоказательная наследственная предрасположенность.

Теория близнецов доказывает существование наследственного фактора


преступности путем сопоставления пар идентичных (однояйцевых) близнецов с
неидентичными (двуяйцевыми) близнецами. На незначительном в количественном
отношении материале показывается, что идентичные близнецы намного чаще
совершают одинаковые преступления, имеют так называемое конкордатное
поведение, чем неидентичные близнецы. Так, по данным Рязанова и др. (США,
1941 г.), из 45 пар идентичных близнецов преступления были совершены в 35
случаях, а среди 97 пар неидентичных близнецов — лишь в 6 случаях. По
исследованиям Христиансена (Дания, 1968 г.) из 91 пары однояйцевых близнецов
48, или 53%, совершили преступления, а из 122 пар двуяйцевых — только 29
близнецов, или 24%.
Близнецовый метод, как якобы подтверждающий существование
наследственного предрасположения к преступности, активно оспаривается
прогрессивными генетиками, социологами, психологами и криминологами.
Этот метод не научен прежде всего потому, что биологические факторы
брались не раздельно от социальных факторов. Очевидно, как писали Сатерленд и
Кресси, идентичными оказывались не столько генетические свойства однояйцевых
близнецов (к тому же по исследованиям советского психолога Лурия, например,
память у таких близнецов идентична лишь в дошкольном возрасте), сколько
сходства социальных условий (в семье их путают даже родители).

29
Близнецовый метод теряет какую-либо доказательную силу вследствие
нерасчленения биологических факторов от социальных. Если бы, находясь с
детства в разных социальных условиях, идентичные близнецы показали
конкордантность, т. е. совершили одинаковые преступления, этот метод
заслуживал бы определенного внимания.
Однояйцевых близнецов, воспитанных врозь, в количестве 20 пар изучал в свое
время американский социолог Ньюмен. Его исследования не подтвердили
близнецового метода, а напротив, опровергли его. Им, в частности, приводился
такой пример: два идентичных близнеца Джеймс и Рис Пера были с детства
разлучены и не знали друг друга. Первый воспитывался в зажиточной деловой
семье. Впоследствии он стал инженером, примерным семьянином и
законопослушным гражданином. Рис же воспитывался в семье деда-шахтера, часто
выпивавшего и менявшего место работы. Не имевший должного образования и
присмотра, Рис скоро стал совершать преступления.
В Японии Ж. Иосимасу, профессор судебной психологии в Токио, опубликовал
результаты своих двадцатилетних (1941— 1961 гг.) наблюдений за 28 парами
однояйцевых и 18 парами двуяйцевых близнецов. Одинаковое преступное
поведение имело место у первых в 60% случаев, у вторых — в 11% случаев. При
этом лишь две пары после рождения воспитывались в разных семьях. Одна из них
проявила конкордантность (но они вместе посещали начальную школу и в
дальнейшем поддерживали связь). У другой пары контраст в социальном
поведении был весьма глубоким. Приведя данные этого и ему подобных
исследований по «близнецовому методу», Г. Маннгейм заключает: «Факт
рождения однояйцевым или двуяйцевым близнецом не имеет почти никакого
значения по сравнению с общим комплексом всех остальных событий в
человеческой жизни».
Генетик И. Готтесман также пишет: «Даже однояйцевые близнецы, имеющие
тождественный генотип, в случае если они развиваются в разных социальных
условиях, при сохранении поразительного физического сходства ... тем не менее
могут формироваться в различные духовные личности» .
Близнецовый метод не научен ввиду его нерепрезентативности (несоответствие
характеристик выборки характеристикам популяции). Для 35-50 млн.
преступлений, совершаемых ежегодно в мире, исследования на сотне близнецов (а
близнецы, воспитывающиеся в разных социальных условиях, исчисляются вообще
единицами) не показательны.
Близнецовый метод внеклассов и не историчен. Он не доказывает
наследственной предрасположенности к правонарушениям, потому что понятия
преступного и аморального неоднократно, подчас прямо противоположно,
изменились при жизни двух-трех поколений людей и принципиальным образом
при смене эксплуататорских режимов социалистической системой. Генотип же
человека остается без существенных изменений вот уже 40 000 лет.
Также очевидно, что неуклонный и колоссальный рост преступности
невозможно объяснить мутационными изменениями в генотипе граждан этого
общества, особенно применительно к наиболее распространенной
«беловоротничковой» и организованной преступности.
30
Как писал профессор А. А. Герцензон: «Изучение близнецов в
криминологическом плане не имеет научно-познавательной ценности. Материал
для таких выводов совершенно недостаточен в плане статистическом, и даже если
бы он был более обширным, то не мог бы пролить ни малейшего света на проблему
причин преступности. Рассматриваемый биологический фактор взят в полном
отрыве от социальных условий, в которых находились обследованные близнецы».

Хромосомная теория. Нормальным сочетанием хромосом для мужчин являет-


ся наличие у них одной Х - и одной Y-хромосомы, то есть сочетание ХY; для жен-
щин - наличие двух Х-хромосом, т.е. сочетание ХХ. Пол человека определяется
при зачатии. Лица мужского пола с нормальным хромосомным кодом обязательно
наделены Y-хросомой, у женщин Y-хромосом не бывает. Встречается разного рода
аномальные сочетания хромосом, что иногда затрудняет индивидам выполнение
определенной роли в обществе. Например, лицо, имеющее комбинацию хромосом
ХХY, может считать себя женщиной и быть воспитанной соответствующим обра-
зом, но при выполнении этой роли испытывать определенные трудности. И наобо-
рот, лицо с набором хромосом ХХY, но воспитанное как мужчина, может сохра-
нить определенную сдержанность при выполнении этой роли. Вот почему в совре-
менной жизни все более обычными становятся операции по изменению пола. Но-
вая теория гласит, что наличие у мужчины комбинации хромосом ХYY делает его
сверхагрессивным «супермужчиной», вступающим в конфликт с законом гораздо
чаще, чем его собратья, имеющие комбинацию хромосом ХY. Высказывалось даже
предположение, что все это приведет к новым поискам «дурного семени». Впервые
об открытии ХYY хромосом у взрослого мужчины (американца) сообщил 26 авгу-
ста 1961 г. английский журнал «Ленцет». В результате проведенного в 1967 году в
Пентриджской тюрьме в Мельбурне исследования была выдвинута гипотеза о свя-
зи, существующей между комбинацией хромосом ХYY и совершением преступле-
ний. Отмечено, что Ричард Спек, убивший в Чикаго в 1986 году восемь медсестер,
имел ХYY комбинацию хромосом). А исследования Ричарда Фокса показывают,
что заключенные, имевшие комбинацию хромосом ХYY, не более склонны к со-
вершению насилия, чем остальные заключенные, но чаще, чем они, совершают
имущественные преступления. Криминологами связь между хромосомным набо-
ром (ХYY хромосом) и преступностью подвергается сомнению.
Этой теории присущи те же недостатки, что и близнецовой: она статистически
не представительна, в ней не использован метод контрольной группы, ее выводы,
кроме того, сомнительны по существу. Западногерманские ученые Твингер и
Гропп, проведя собственные исследования, опровергают мнение, что носители
ХХУ-хромосомы обладают повышенной агрессивностью.
Понятие «агрессивность» слишком неопределенно для признания его
однозначным и строго научным. Задатки к наступательным действиям в
зависимости от общественных условий развиваются либо в социально полезную
«боевитость», либо во враждебную агрессивность. По данным криминологов,
около 2% заключенных имеют какие-либо наследственные аномалии. Эта цифра не
выше уровня генетических отклонений в контрольной группе не преступников.

31
Кроме того, она слишком мала для объяснения всей многомиллионной и особенно
ненасильственной преступности.
Ни одна из названных теорий не прошла проверки временем, т.е. не стала
абсолютной. Вместе с ними потеряли привлекательность и основные идеи
позитивистской школы.

Особого внимания, на мой взгляд, требует многофакторный подход. Его


сторонники предполагают, что преступность обусловлена не одной, а целым рядом
причин (факторов). Всё происходит во взаимодействии.
В США (1915-1950) многофакторный подход господствовал почти 40 лет.
Советская криминология рассматривала преступление так же, как «результат
сложного взаимодействия многих обстоятельств» (Криминология 1976г.).
Многофакторный метод страдает не только из-за отсутствия теоретической
основы, но и из-за методологических проблем:
-изучаемые контрольные группы с одной стороны уже отфильтрованные
правоохранительными органами (осужденные), а с другой - законопослушные,
среди которых могут быть скрытые и необнаруженные преступники;
-этот подход целиком ориентирован на преступника, так как при этом
изучаются только физические (телесные), психологические и социальные признаки
самого преступника, а не общественные и виктимогенные факторы;
- все факторы, выбранные произвольно или неосознанно, оцениваются по
одним и тем же критериям, без учета того, что многие факторы играют большую
роль, а другие - меньшую, в возникновении преступности или же совсем не имеют
к этому никакого отношения.
Во всем мире было проведено множество эмпирических исследований с
помощью многофакторного метода. Наиболее значимыми называются работы
Шелдона и Элеоноры Клюк (изучены две группы - 500 подростков-рецидивистов и
столько же несудимых, отобранных методом случайной выборки в Бостоне.
Сравнивали подростков парами (по возрасту, расовым признакам, социальному
происхождению и умственному развитию). Все прошли обследование психиатром
и были подвергнуты психиатрическим тестам, было изучено телосложение,
проведены беседы с родителями и пр. В заключении были получены данные по 400
факторам. Ничего нового эти исследования не показали.
В Европе аналогичные исследования были проведены в Германии (1983) - 200
осужденных мужчин, средний возраст которых 24,89 лет и 200 человек
законопослушных граждан (26,03 лет). Основная разница и здесь была в
различных свойствах личности.
Отечественные криминологи в эмпирических исследованиях применяют
именно этот метод и т.о. приходят к результатам, которые полностью совпадают с
выводами ряда теорий, ориентированных в направлении уголовной социологии
(отдел криминологии, посвященный изучению общественных факторов
преступности) и судебной психологии (раздел юридической психологии, в котором
изучаются психологические проблемы, связанные с судопроизводством).
Уголовнобиологические объяснения преступности отрицались, по крайней
мере, до последнего времени.
32
С одной стороны, многие ученые все свое внимание концентрируют на
внутренних, физиологических пусковых механизмах человеческого поведения
(прирожденный преступник, генетическая предрасположенность), игнорируя
способность социальных факторов эффективно регулировать поступки человека. С
другой стороны, существуют концепции, которые полностью игнорируют
внутреннюю обусловленность поведения и представляют себе личность всего лишь
как «продукт» внешних условий существования, обучения, воспитания.

2.5. Соотношение социального и биологического.


В криминологии эта проблема получила название «соотношение социального и
биологического в личности преступника», где речь шла о том, что является
определяющим: социальное или биологическое в человеке, совершившим
преступление, с точки зрения понимания его преступного поведения; во-вторых,
каковы пределы изучения в криминологии медико-биологических характеристик
преступников.

Вопрос о соотношении социального и биологического в личности преступника


- это один из самых сложных вопросов. Он имеет принципиальное значение для
объяснения мотивации и причин человеческого поведения и его природы, для
решения, по существу, всех криминологических проблем.
Эта проблема имеет также философский и правовой аспекты.
Философское значение вопроса связано с проблемой личной ответственности.
Человек осуществляет выбор варианта своего поведения под влиянием внутренних
и внешних факторов, в условиях их взаимодействия. Он ответствен за преступное
поведение во всех тех случаях, когда внешний фактор - среда, конкретная
жизненная ситуация - давал ему возможность для альтернативного решения и
когда человек был в состоянии сделать этот выбор. Если поведение человека, в том
числе и преступное, вызвано плохой наследственностью, то личная (уголовная)
ответственность теряет всякий смысл так же, как и положительная коррекция
социальной среды и форм взаимодействия с ней лиц, совершивших преступление.
Юридическое значение этой проблемы сводится к тому, что лицо, у которого
нарушение уголовного запрета связано с медико-биологическими особенностями,
не может быть субъектом преступления, ибо они заранее однозначно определяют
характер поведения человека как противоречащий социальным нормам. Такие лица
должны признаваться невменяемыми. Если же эти особенности заранее не
определяют возможный характер поведения человека, то он должен нести
ответственность, и причина его поведения носит уже социальный характер.
Понимание личности не связано с отрицанием роли биологического в ее
структуре, а социальное и биологическое выступают здесь во взаимодействии и
взаимообусловленности. При этом определяющими являются социальные условия.
Биологическое - это не обязательно генетическое. Биология человека - это и
строение тела, и функции внутренних органов, некоторые психические процессы,
здоровье и болезни, потребности и возможности в определенной сфере, многие
связи с окружающей средой, да и сам организм - часть живой природы.
Биологическое начало тесно переплетается с социальным в таких свойствах
33
человеческой личности, как эмоции, черты характера, особенности нервной
системы, воля, память, способности и т.д. Не вызывает сомнения биологическая
природа половых и возрастных различий, физического, а иногда и психического
состояния человека.
Влияние природных особенностей на формирование личности, развитие ее
способностей, склонностей и интересов настолько очевидно, что в настоящее
время никто из ученых не отрицает их детерминистического значения. Однако сам
по себе факт признания роли биологического в личности еще ничего не решает.
Механизм взаимодействия социального и биологического не сводится к простому
сложению социальной и наследственной программ поведения. Это единый
процесс, в котором социальное и биологическое (среда и наследственность)
выступают в тесном взаимодействии. Причем это взаимодействие происходит на
всем протяжении развития личности. Однако на разных этапах проявляется по-
разному.
Детерминистическая трактовка личности и ее поведения обусловлена
двусторонним воздействием на личность эволюции вида и среды.
Ребенок, родившийся на свет, является человеком, и в то же время он таковым
не является, а становится им, когда освоит человеческие условия существования.
Если родившийся ребенок попадает в среду, не соответствующую таким условиям,
то человеческие свойства в нем не развиваются. Многочисленные примеры
«Маугли» - наиболее яркое тому доказательство. От рождения мозг человека
заключает в себе не те или иные конкретные специфические способности, в том
числе и нарушение социальных норм, а лишь способность к формированию этих
способностей. Если бы генетически были заложены жесткие врожденные
структуры поведения, то человек не смог бы приспособиться к меняющейся жизни.
Такие программы свойственны лишь насекомым, а социальное поведение не может
быть запрограммировано, ибо в социальной жизни внешние раздражители иногда
меняются чаще, чем поколения людей. Как разовьются психические особенности
человека, решает не генетический код, а последующее формирование личности,
т.е. социальная среда. По мере того, как человек усваивает опыт предшествующих
поколений, он осознает себя как личность.
Если допустить, что преступность имеет наследственное происхождение, то,
очевидно, что изменения, которые происходят в ней с течением времени, должны
находиться в тесных соотношениях с изменениями в генофонде человечества.
Однако рост преступности в нашей стране 90-е годы ХХ в. на 30-40% ежегодно
убедительно свидетельствует, что определяющим для качественных изменений
преступности являются изменения исторических, социально-экономических,
политических условий жизни, а не изменения в генофонде человека последние 10-
20 лет. Наукой доказано, что биологическая наследственность прямо не
распространяется на те приобретения в сфере психического развития на
протяжении последних 40 тыс. лет, когда сложился биологический тип людей.
Процесс взаимодействия социальных и биологических начал не заканчивается
ранним периодом становления личности. Это взаимодействие продолжается
постоянно. Своеобразие этого взаимодействия и определяет особенности развития
психики человека в различные периоды его жизни.
34
От биологических особенностей, главным образом, зависит то, что возьмет
личность из окружающей среды, какие общественные отношения войдут в ее
структуру. Иными словами, природа наделяет людей своеобразными фильтрами,
через которые не каждый социальный фактор может пройти. Биологическое
выступает как обстоятельство, под воздействием которого формируется система
общественных отношений, составляющих сущность личности.
Отсюда вывод: поведение – это результат внутреннего состояния.
Соотношение социального и биологического в личности всегда привлекало
значительное внимание ученых - биологов, социологов, медиков, юристов и др.
Специфическим для криминологии основанием повышения интереса к социально-
биологической и социально-психиатрической проблематике выступает
необходимость более глубокого объяснения насильственной (в том числе бытовой)
преступности, рецидива преступности несовершеннолетних и неосторожной,
связанной с использованием источников повышенной опасности, а также
потребность в дальнейшем повышении эффективности всех видов и форм
предупреждения преступления на основе максимальной увязки их с личностными
особенностями преступников. Здесь важно обеспечить точный методологический
подход к этой проблеме.
У каждого человека социальная программа, заданная внешним миром,
преломляется через интеллект и чувственно-эмоциональную сферу, постепенно
становится внутренним содержанием личности. Биологическое в человеке
выступает в качестве материальной предпосылки для развития его социальной
сущности.
Биологические свойства человеческого организма не являются причинами
преступлений. Они лишь условие для всякого человеческого поведения, в том
числе и антиобщественного. Как таковые, они проявляются в различных аспектах
связи организма со средой, причем находятся с социальными факторами в
различных и весьма сложных соотношениях. В тех случаях, когда биологические
факторы начинают играть несвойственную им роль причин опасного для общества
поведения (например, при недостаточном возрастном развитии, в силу
болезненных изменений психики, врожденных дефектов в сознании и т.д.),
уголовное законодательство не рассматривает такое поведение в качестве
преступного (вследствие невменяемости или недостижения возраста для уголовной
ответственности). В других случаях особенности внутренних условий психической
деятельности человека учитываются с помощью уголовно-правовых институтов
вины (умысел и неосторожность), соучастия (эксцесс исполнителя), обстоятельств,
смягчающих или отягчающих ответственность (совершение преступления в
состоянии сильного душевного волнения, совершение преступления с особой
жестокостью) и др.
Практическая необходимость определять влияние биологических факторов на
преступное поведение возникает тогда, когда у преступника имеются физические
или психические аномалии, которые влияют на поведение, облегчая или
стимулируя действие криминогенных личностных ориентации. Физические
свойства, не изменяющие психического состояния виновного или потерпевшего по
сравнению с нормо-типическими для данной социальной общности (группы), как
35
правило, не имеют существенного значения для объяснения преступного
поведения, хотя могут быть учтены при дифференциации мер профилактики.
Наиболее существенную роль биологические особенности организма играют в
период формирования взглядов, привычек, жизненной установки личности в
целом. Это необходимо учитывать как в педагогической, так и в юридической
практике.
Вместе с тем сложный механизм поведения человека не может быть понят без
изучения всех его аспектов, в том числе без анализа роли и значения для
психической деятельности человека «биологических особенностей,
наследственных, патологических и других факторов». Важно только, чтобы все эти
факторы нашли действительно принадлежащее им место в объяснении причин,
характера и особенностей антиобщественного поведения.
Сущность человека социальна... Нет корректных данных о том, что духовный
мир человека, его трудовая деятельность биологически детерминированы. На
самом же деле вся специфика человека, все человеческое в нем - продукт
человеческих отношений.
Западные ученые, признавая роль социальных факторов в преступном
поведении человека, склонны ставить их в один ряд с биологическими.
В отечественной криминологии сформировалась позиция, когда определяющим
в генезисе преступного поведения является социальное, и потому мы должны
сказать со всей категоричностью, что преступность - это социальное, а не
биологическое явление.
Учение о личности преступника в криминологии базируется, таким образом, на
концепции социальной сущности человека и рассматривает личность преступника
как результат негативных отношений с обществом, конфликта связей и отношений
с ним. На этой основе должна строиться и система предупреждения преступлений.
Человек рождается для того, чтобы творить, созидать, служить Родине,
улучшать условия существования себе подобных. Никакие обстоятельства его
рождения, социального происхождения, расы, национальности и т.д. не должны
становиться основанием для какой-либо дискриминации. В этом суть этической
стороны проблемы преступности, рассматриваемой в свете социальных и
биологических позиций.
Моё же мнение - нет неисправимых людей, каждый способен к изменению.
Другое дело, что в силу «слабости» характера, духовной лени, нежелании
меняться, глубоких врождённых качеств, а также невежества люди ведут
определённый образ жизни «до последнего», придумывая себе оправдания типа
«не мы такие – жизнь такая», «нам и так неплохо», «все вокруг уроды» и т.д.
Но жизнь – это школа. И когда рано или поздно она прикладывает нас «faсe of
table», мы своё поведение всё-таки меняем (в определённых пределах).
Ёж птица гордая: пока не пнёшь - не полетит.

36
3. Криминальная субкультура.

«Я волк, я волк свободного племени»


Р.Киплинг «Маугли»

Несовершеннолетние – это социальная группа, которая особенно болезненно


воспринимает негативные последствия экономических, социальных и духовных
потрясений. Поэтому многие исследователи отмечают социальное отчуждение
подростков и их готовность уйти от жизненных проблем в мир алкоголя и
наркотиков, отсутствие жизненных перспектив, возможности реализоваться в
общественно полезной деятельности, ощущение бесцельности существования,
отверженность в семье и социальное сиротство. Все это активно криминализирует
подростковую среду, однако затрагивает отнюдь не всех несовершеннолетних.
Основная часть преступлений (70–75 %), всегда носила преимущественно
групповой характер, что объясняется прежде всего их возрастными особенностями,
психологической неустойчивостью и небольшим жизненным опытом, в том числе
преступным. Для того чтобы решиться на совершение преступления в одиночку,
человек должен обладать какими-то умениями, знаниями, навыками, особенно если
преступление сложное и поэтому заранее планируется и подготавливается.
Большинство подростков их не имеет и вынуждено прибегать к помощи других,
как правило, своих сверстников.
Т.к. попытки объяснить подростковую преступность предпринимаются в
рамках теории субкультуры, то рассмотрим криминальную субкультуру как
объективную реальность.
Формальная (официальная) структура призвана помочь подростку или юноше
получить среднее образование, выбрать профессию и овладеть ею, подготовиться к
трудовой жизни. По существу оценки поведения и личности черт подростка и
молодого человека даются с позиций управляемости, степени послушания, если
можно так сказать "удобности" его для педагогов.
Другое дело - неофициальная (неформальная) структура. В них никогда и
ничего не задается «сверху». Они абсолютно автономны и не вписываются в
структуры более высокого порядка. НОМы не зависимы от мира старших, внешне
казалось бы не имеют четких организационных параметров. Независимо от сферы
приложения сил её представители - это социально-позитивные группы и
общественные формирования несовершеннолетних и молодежи. Конечно, такие
формирования могут отвергать, ниспровергать устоявшиеся нормы, ценности,
взгляды, установки. Это естественно. Но здесь не происходит отрицания
человеческих ценностей. Это - нормальная возрастная оппозиция подрастающего
поколения к взрослым. Именно она обеспечивает прогресс в развитии общества.
Во все времена молодежь была «не та», т.е. существенно отличалась от
предшествующих поколений. На смену устоявшимся стереотипам
несовершеннолетние и молодежь всегда приносят свои ценности, нормы,
установки, правила поведения. Все это составляет суть нормальной подростковой
субкультуры, порой шокирующей людей своей экстравагантностью,

37
выражающейся в моде на одежду, обувь, музыку, занятия спортом, на проведение
досуга и виды деятельности.
Антисоциальный тип объединений характеризуется размытостью моральных
норм, криминальными ценностями и установками. В таких объединениях могут
оказаться панки, хиппи, металлисты, хулигантсвующие «гопники», наркоманы,
профашистские сообщества и т.п.
Но во всех случаях, если то или иное объединение молодежи перерастает в
криминальное или сразу возникает как таковое, то в нем коренным образом
изменяются нормы, ценности и установки нормальной молодежной субкультуры.
Криминальные группы возникают на базе неформальных объединений по-разному.
Иногда некриминальные группы, (рокеров, металлистов, фанатов и т.п.)
перерастают в криминальные. Это в значительной мере зависит от состава групп и
сложившейся там ситуации. Бывает так, что стихийно сложившаяся группа
перерастает в криминальную под давлением лидера. Бывает, что сам
криминальный лидер ищет себе соратников для совершения преступления и
формирует такую группу. Возникают и такие ситуации, когда устойчивая и
криминальная группа превращается в своеобразный филиал преступной шайки
(банды, мафии) из числа взрослых, связанных с коррумпированными верхами в
правоохранительных, государственных органах.
В таких группах целенаправленно насаждаются нормы, ценности, атрибуты,
оправдывающие преступный характер деятельности и обеспечивающие единство в
достижении криминальных целей. Такие нормы, ценности, установки, атрибуты,
опознавательно-знаковая система и жаргон представляют собой содержание
особой субкультуры. В научной литературе она получила название криминальной
подкультуры, «другой жизни».
Таким образом, в официальной системе отношений нельзя отождествлять
подростково-юношескую (молодежную) и криминальную субкультуру, хотя,
отдельные ее элементы, обусловленные возрастными особенностями, внешне
могут быть и сходны.
Криминальная субкультура — это образ жизнедеятельности
несовершеннолетних и молодежи, объединившихся в криминальные группы. В них
действуют чуждые общественным требованиям правила поведения, традиции и
ценности. Назовем важнейшие характеристики криминальной субкультуры.
Криминальная субкультура не любит гласности. Жизнедеятельность лиц,
входящих в асоциальные и криминальные группы в значительной степени скрыта
от глаз педагогов и взрослых. Нормы, ценности и требования этой субкультуры
демонстрируются только если нет им противодействия.
Не случайно поэтому местами функционирования одного из видов
асоциальной субкультуры являются школьные туалеты, подъезды домов (нередко
эту разновидность субкультуры называют "туалетно-школьной"), подвалы,
чердаки, отдаленные парки, скверы, места «тусовок».
Тусовка, как правило, представляет собой общение с друзьями, обмен
информацией, совместные выпивки, «любовь в очередь», антиобщественное
поведение.

38
У каждого третьего молодого человека, пришедшего на «тусовку» нет отца или
он не живет с семьей, а у каждого десятого нет матери. Каждый третий состоит или
состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Личное дело каждого
пятого разбиралось в комиссии по делам несовершеннолетних. Лишь 40%
опрошенных утверждали, что они не совершали правонарушений.
Исследование показало, что 60% участников «тусовки» психологически
готовы к употреблению алкоголя, 8% - к употреблению наркотиков, 5% - к
употреблению токсических веществ. Лишь 36% опрошенных имеют
самостоятельный заработок.
По результатам опроса для тусовочников - несовершеннолетних и молодежи
наиболее значимы такие ценности, как деньги, порнография и секс, «тачка»,
посещение «кабаков», отдых на престижных курортах. Из всех видов деятельности
их больше всего привлекают коммерция, работа у банкиров, рэкет. Потеряли свою
привлекательность такие ценности, как получение образования, профессии,
создание крепкой семьи и т.д.
Кроме того «тусовочная» субкультура является копилкой криминального
опыта, своеобразным регулятором криминальной деятельности
несовершеннолетних и молодежи, санкционируя один и пресекая другой тип
поведения. Особенность криминальной субкультуры с этой точки зрения состоит в
том, что в ней постоянно обновляются и совершенствуются нормы и ценности
преступной среды. Традиционные заменяются новыми или трансформируются в
соответствии с требованиями сегодняшнего дня.
Криминальная субкультура является основным механизмом криминализации
молодежной среды. Ее социальная вредность заключается в том, что она служит
механизмом сплочения преступных групп, затрудняет, искажает или блокирует
процесс социализации личности, а также стимулирует криминальное поведение
подростков и юношей. Субкультура, имея агрессивный характер, становится
связующим звеном первичной и рецидивной преступности, социально-
психологическим механизмом ее эскалации.
Еще одной важной причиной агрессии криминальной субкультуры стали
мощные миграционные процессы, связанные с «великим переселением» в РФ из
бывших республик СССР на «стройки коммунизма» людей с чуждым
менталитетом.
Провести исследование в преступной группе, пока она на свободе, невозможно.
Поэтому оно всегда осуществляется ретроспективно, т.е. когда группа уже
арестована, находится в следственном изоляторе или приемнике-распределителе. А
это приводит не к объективной оценке группы, а к переоценке своей позиции
каждым ее членом. Помня о том, что грань между криминальной субкультурой и
возрастными проявлениями несовершеннолетних весьма гибка и подвижна,
целесообразно разработать комплекс превентивных мер и быть готовым к их
применению. Следует помнить о том, что грань между криминальной
субкультурой и возрастными проявлениями несовершеннолетних весьма гибка и
подвижна, и о способности криминальной субкультуры не только к мимикрии, но и
к существенной трансформации в связи с изменением структуры и характера
преступности в стране. Так, наряду с традиционной уголовно-воровской
39
субкультурой в молодежную среду активно внедряются современная криминальная
субкультура, в основе которой лежит здоровый образ жизни членов преступной
шайки - «ни спиртного, ни наркотиков», занятия спортом.
Итак, под криминальной субкультурой понимается совокупность духовных и
материальных ценностей, регламентирующих и упорядочивающих деятельность
криминальных сообществ, что способствует их живучести, сплоченности,
криминальной активности и мобильности, преемственности поколений
правонарушителей. Основу криминальной субкультуры составляют чуждые
гражданскому обществу ценности, нормы, традиции, различные ритуалы
объединившихся в группы преступников. В них в искаженном и извращенном виде
отражены возрастные и другие социально-групповые особенности населения. Её
социальный вред заключается в том, что она уродливо социализирует личность,
стимулирует перерастание возрастной, экономической, национальной оппозиции в
криминальную, именно потому и является мощнейшим механизмом
воспроизводства преступности.
Криминальная субкультура отличается от обычной культуры криминальным
содержанием норм, регулирующих взаимоотношения и поведение членов группы
между собой и с посторонними для группы лицами. Они прямо, непосредственно и
жестко регулируют криминальную деятельность, преступный образ жизни, внося в
них определенный порядок. В ней отчетливо прослеживается:
Резко выраженная враждебность по отношению к общепринятым нормам и
криминальное содержание субкультуры:
-разделение общества на «свой – чужой»;
-внутренняя связь с уголовными традициями;
-скрытность от непосвященных;
-наличие набора строго регламентированных в групповом сознании атрибутов;
-попрание прав личности, выражающееся в агрессивном, жестком и циничном
отношении к «чужим» слабым и беззащитным;
-отсутствие чувства сострадания к людям, в том числе и к «своим»;
-нечестность и двуличное отношение к «чужим»;
-паразитизм, эксплуатация «низов», глумление над ними;
-обесценивание результатов человеческого труда, выражающееся в вандализме;
-неуважение прав собственников, выражающееся в кражах и хищениях;
-поощрение циничного отношения к женщине и половой распущенности;
-поощрение низменных инстинктов и любых форм асоциального поведения.
Привлекательность криминальной субкультуры состоит в том, что её ценности
формируются с учетом факторов:
-наличие широкого поля деятельности и возможностей для самоутверждения и
компенсации неудач, постигших в человека в обществе;
-сам процесс криминальной деятельности, включающий в себя риск,
экстремальные ситуации и окрашенный налетом ложной романтики,
таинственности и необычности;
-снятие всех моральных ограничений;
-отсутствие запретов на любую информацию и, прежде всего, интимную.

40
В отличие от законопослушных социальных групп в криминальных группах
социально-психологическая стратификация закрепляется социальной
стигматизацией (социальное клеймение). Это означает, что статус, роль и функции
личности в группе отражаются в знаках, вещественных атрибутах и способах
размещения индивидуума в пространстве, занимаемом криминальной группой. В
криминальных сообществах действуют определенные «знаки различия», «читая»
которые, можно точно определить «кто есть кто».
Все это находит отражение в особой «философии», оправдывающей
совершение преступлений, отрицающей вину и ответственность за содеянное,
заменяющей низменные побуждения благородными и возвышенными мотивами: в
насильственных преступлениях – чувством «коллективизма», товарищеской
взаимопомощи, обвинением жертвы и так далее; в корыстных преступлениях –
идеей перераспределения имеющейся у людей собственности и её присвоения с
самой разнообразной «позитивной» мотивацией. Переход к рыночным отношениям
стимулировал в преступной среде идею быстрого обогащения, пренебрежения
экономическими интересами других людей, что дало вспышку корыстной
преступности со своими жесткими правилами игры.
Криминальная субкультура базируется на дефектах правосознания, среди
которых можно выделить правовую неосведомленность и дезинформированность,
социально-правовой инфантилизм, правовое бескультурье, социально-правовой
негативизм и социально-правовой цинизм. При этом дефекты правосознания
усугубляются дефектами нравственного сознания, пренебрегающего
общечеловеческими принципами морали.
Если брать психологический аспект, то происходит т.н. «расщепление
сознания». Официальная жизнь – это жизнь «понарошку», призрачная, а
преступная – это нечто реальное. Со временем нужно будет либо определиться,
либо произойдет «разрыв шаблона» с депрессивной или агрессивной реакцией.
Криминальная субкультура имеет множество признаков деструктивной секты.
Мы, как обыватели, не знаем о существовании методов влияния на группы
людей и отдельную личность. Мы не знаем о том, как сами создаем иллюзии, в
которые охотно верим. Не знаем, что внутри нас всегда гнездится страх,
навязанный нам извне. Не знаем, что в определенных ситуациях мы становимся
очень внушаемыми. Не знаем о нашей склонности идти за харизматическими
лидерами, и искать избавления от стресса в групповой сплоченности и
коллективной вере. Мы не знаем о техниках модификации поведения, групповом
конформизме, склонности подчиняться авторитету, когнитивном диссонансе и
инстинктивно-приматологическом желании людей объединяться в группы. Мы не
знаем о способах введения людей в измененные состояния сознания. Не знаем о
существовании тонких технологий реформирования сознания, благодаря которым
можно внушать фобии и прививать зависимости. Не знаем, что манипулируя
неудовлетворенностью людей, потерей ценностей и потребностью что-то
изменить, их могут превратить в фанатиков.
Неизбежные приметы приобщения к деструктивной секте — это стирание
личной истории, потеря индивидуальности и полное обезличивание.

41
Чаще всего люди вступают в харизматические группы в период сильного
стресса - когда испытывают хроническую неудовлетворенность, переживают
кризис отношений или ощущают, что не могут себя реализовать.
Явным показателем того, что идеалы группы заслуживают доверия, служит
приход новых членов, поэтому многие группы ведут политику агрессивной
вербовки.
Всех людей делят на последователей и «чужаков», причем последние не
считаются полноценными людьми, а если так, то ради стабильности группы как
социальной системы их официально разрешено обманывать и ими можно
манипулировать.
Лидеру удается создать закрытую систему. Эта система успешно затягивает
членов в глубокую воронку социального контроля, который требует абсолютной
преданности и отказа от обычных социальных норм.
В деструктивных сектах широко практикуется обман, фальсификация и
запугивание. Это позволяет поэтапно разрушить личность и, манипулируя
мыслями, чувствами и поведением последователей, реформировать их сознание. В
деструктивной секте нарушаются права человека.
Активно воздействуя на сознание и подсознание людей с помощью ряда
специальных техник, им прививаются фобии и зависимости, лишающие
последователей возможности покинуть секту.
Когда люди вступают в харизматическую группу, они избавляются от стресса,
причем, чем ближе они ощущают себя к группе, тем сильнее эффект облегчения и
тем меньше стресс, который они испытывали до вступления в группу. Отдаляясь от
группы, они снова начинают чувствовать себя несчастными и состояние стресса
возвращается.
Несмотря на пугающую информацию о деструктивных сектах и потенциальную
возможность стать пленником одной из них, мы сохраняем полное спокойствие и
уверены, что именно нас никто никогда не завербует. Это происходит потому, что:
во-первых, в нашем сознании укоренилось традиционное представление, что
человек — существо разумное, мыслящее, ответственное и сознательно
контролирующее собственные действия. С одной стороны, такое мировоззрение
отвергает возможность манипуляции сознанием разумного человека и его
принудительной психической обработки, но, с другой стороны, оно служит
ограничителем, который не позволяет исследовать реальность этих феноменов. Во-
вторых, мы свято верим в нашу неуязвимость. Мы не допускаем, что наши мысли,
чувства и поведенческие модели могут кем-то контролироваться. Мы считаем, что
никто не может нами манипулировать помимо нашей воли. Но это возможно,
особенно в периоды «импринтной уязвимости». В этот период человека легко
можно перепрограммировать.
В деструктивной секте к новичкам активно применяются техники модификации
поведения. Изменяя их поведение, секта изменяет их установки. Происходит
психологическое перепрограммирование человека, реформирование его сознания и
рождение новой личности. В частности, для этого используются такие основные
приемы, как контроль поведения, контроль мыслей, контроль эмоций и контроль
поступающей информации.
42
Употребление вербальных штампов («фени», кличек) приводит к тому, что
члены группы начинают чувствовать свою «особенность» и отделяют себя от
окружающего мира. Язык дает возможность привести в смятение новичков,
которые хотят понять, о чем говорят члены секты.
Методы обращения в коммунистичекую идеологию, применяемую в Китае в
пятидесятые годы, использовали соответствующую технологию обработки
сознания.
Эта технология включала в себя специальные приемы воздействия (в том числе
и создание благоприятных условий для такого воздействия) для насаждения
нужных взглядов. В элементах данной технологии не было ничего мистического —
просто хорошее знание человеческой психологии.
1. Коммуникационный контроль;
2. Манипуляция чувствами;
3. Борьба за «чистоту души и рядов»;
4. Культ исповеди;
5. «Научное обоснование» доктрины;
6. Лингвистическое моделирование реальности;
7. Доминирование доктрины над личностью;
8. Право на жизнь и право на смерть.
В деструктивной секте грубо навязывается дихотомичность подхода к
проблемам («только так и никак иначе») и нарушена логика рассуждений. Такое
биполярное мышление называется «фанатизм» («есть два мнения – моё и
неправильное»). Существуют же ещё, как минимум, объединение «и так и так»,
альтернатива «или так или так» и т.д. Т.е. условие членства в криминальной
субкультуре – отказ от критического мышления.
Несомненно - очень «свободные люди» с векторным (туннельным)
мышлением.
А в общем криминальная субкультура, как и преступность имеет множество
причин. Целостной концепции причин и условий ее возникновения и
функционирования пока нет. Это в значительной степени связано с
неизученностью социальных процессов не только в молодежной среде, но и в
духовной сфере общества в целом.

4. Социально-психологическая характеристика преступного


поведения несовершеннолетних.
 
«Теперь дозвольте пару слов без протокола:
Чему нас учит, так сказать, семья и школа?»
В.С.Высоцкий

Преступность несовершеннолетних обусловлена взаимным влиянием


отрицательных факторов внешней среды и личности самого несовершеннолетнего.
Подростковая преступность является симптомом: нестабильности, неустроенности,
падения нравов, разложения общества.
43
Сегодня мы пожинаем плоды, посеянные и СМИ, и политикой, и экономикой.
Чаще всего преступление совершают так называемые «трудные», педагогически
«запущенные» подростки (далеко не всегда бедные). В ряде исследований
отмечается, что для подростков-правонарушителей характерен низкий уровень
развития познавательных и общественных интересов. На формирование идеалов
такого подростка чрезмерное влияние оказывают сверстники, особенно старшие по
возрасту, имеющие опыт антисоциального поведения. У большинства таких
подростков в структуре личности доминируют отрицательные качества: лень,
безволие, безответственность, конформизм, нечуткость, агрессивность и т. п. Для
всех или почти всех несовершеннолетних, вставших на путь преступлений, выбор
такого варианта поведения непосредственно или в конечном счете связан с
личностными деформациями, часто выражающимися в узости и неразвитости
позитивных общественных связей, бедности форм деятельности,
бессодержательного досуга. Также у этих подростков отмечается общая
ограниченность круга потребностей и интересов, примитивный характер многих из
них. В соответствующей микросреде высокой оценкой пользуются азартные игры,
выпивки, демонстрация пренебрежения к общественным нормам поведения,
культивирование вражды с определенными группами подростков и т.д. Интересы в
сфере техники, художественной самодеятельности, занятий спортом проявляются в
3-4 раза реже, чем у подростков с позитивным поведением.
К числу характерных личностных особенностей несовершеннолетних,
совершающих преступления, относятся и достаточно глубокие деформации их
нравственных и правовых ценностных ориентаций. Характеризуя особенности
ценностных ориентации, приходится иметь в виду, что т.к. исследования всегда
проводятся после совершения преступлений (чаще всего в процессе исполнения
наказания), многие из выявленных дефектов приобретены ими на этом, не самом
лучшем для них, этапе формирования личности. В этих условиях очень сложно
выделить черты личности, сохранившиеся в неизменном виде с момента,
предшествовавшего преступлению и черты, ослабленные или усиленные после
этого, а также вновь приобретенные.
Эти деформации проявляются как в выборе перспективных и текущих целей,
так и в выборе средств достижения целей. Здесь, как правило, имеют место
«ножницы», разрыв между известными, одобряемыми в принципе ценностями
нашего общества и фактически используемыми ими в повседневном поведении в
качестве «руководства к действию» ценностями, ориентированными в основном на
требования референтной для них, чаще всего нездоровой в социальном отношении
микросреды. Понятия товарищества, долга, совести, смелости и т.п.
переосмысливаются этими подростками, исходя из групповых ценностей.
Жизненные цели смещаются у них в сторону психологического комфорта в группе,
сиюминутных удовольствий, потребительства. Совершая аморальные и
противоправные поступки, они стремятся всячески облагораживать их мотивы,
искажать оценку поведения потерпевших. У них четко фиксируется позиция
одобрения или «понимания» большинства преступлений, отрицания или
предельного смягчения собственной ответственности. В среде
несовершеннолетних правонарушителей признается допустимым нарушение
44
уголовно-правового или любого другого правового запрета, если «очень нужно», в
том числе, если это требуют интересы группы. Закон рассматривается как
совокупность неприемлемых ими запретов, а не как правила одобряемого
государством и обществом поведения. Необходимость соблюдения его требований
соотносится прежде всего со степенью вероятности наказания за допущенные
нарушения.
В эмоционально-волевой сфере подростков, совершивших преступления, чаще
всего фиксируются ослабление чувства стыда, равнодушное отношение к
переживаниям других, несдержанность, грубость, лживость, несамокритичность.
Выраженное ослабление волевых качеств констатируется лишь в 15-25% случаев.
Эмоциональная неуравновешенность, тщеславие, упрямство,
нечувствительность к страданиям других, агрессивность также можно отнести к
наиболее распространенным характерологическим чертам несовершеннолетних
преступников. При этом речь идет не о возрастных особенностях, которые
присущи основной массе подростков вообще, а именно о криминогенных сдвигах,
деформациях в морально-эмоциональной сфере, характерных лицам,
совершающим преступления.
В качестве социально отягощенных дефектов психофизического и
интеллектуального развития и состояния, имеющих более высокую степень
распространенности среди несовершеннолетних преступников по сравнению с
подростками, правонарушений не совершавшими, исследователями
зафиксированы:
- различные нарушения психофизического развития, происшедшие в период
внутриутробного развития, родов, в младенческом и раннем детском возрастах (в
том числе от черепно-мозговых травм, общесоматических и инфекционных
заболеваний);
- ярко выраженные, начиная с детского возраста, невропатологические черты и
патохарактерологические реакции (чрезмерная крикливость и плаксивость,
повышенная обидчивость, легкая ранимость, капризность, аффективность,
раздражительность, постоянное беспокойство, крайние формы двигательной
активности, нарушение сна, речи и др.);
- заболевание алкоголизмом:
- явления физического инфантилизма (вялость, быстрая утомляемость,
пониженная работоспособность и т. д.) либо выраженное отставание в физическом
развитии, включая дефекты внешнего вида;
- пониженный уровень интеллектуального развития, создающий трудности в
общении со сверстниками, воспитателями, в учебе и труде, затрудняющий
приобретение необходимой информации и социального опыта.
В абсолютном большинстве несовершеннолетний преступник - это лицо,
обладающее привычками, склонностями, устойчивыми стереотипами
антиобщественного поведения. Случайно совершают преступления из них
единицы.
Для остальных характерны:

45
- постоянная демонстрация пренебрежения к нормам общепринятого
поведения (сквернословие, появление в нетрезвом виде, приставание к гражданам,
порча общественного имущества и т. д.);
- следование отрицательным питейным обычаям и традициям, пристрастие к
спиртным напиткам, к наркотикам, участие в азартных играх;
- бродяжничество, систематические побеги из дома, учебно-воспитательных и
иных учреждений;
- ранние половые связи, половая распущенность;
- систематическое проявление, в том числе и в бесконфликтных ситуациях,
злобности, мстительности, грубости, актов насильственного поведения:
- виновное создание конфликтных ситуаций, постоянные ссоры в семье,
терроризирование родителей и других членов семьи;
несовершеннолетний преступность
- культивирование вражды к иным группам несовершеннолетних,
отличающихся успехами в учебе, дисциплинированным поведением;
- привычка к присвоению всего, что плохо лежит, что можно безнаказанно
отнять у слабого.
Эти, как и ранее приведенные данные о явном неблагополучии, кризисе
российского общества, доказывают, что несовершеннолетние оказались в
положении, когда государство должным образом не может обеспечить реализацию
их основного конституционного права на выживание и развитие.
Криминологами достаточно полно проанализирован криминогенный характер
этих процессов. Они создают негативные условия для жизни, воспитания детей и
подростков, для возникновения острых межличностных конфликтов граждан в
семье и вне ее, и тем самым способствуют совершению преступлений
несовершеннолетними, а также совершению преступлений против них. К их числу
исследователи причин преступности относят также: значительную социальную
дифференциацию населения по уровню материальной обеспеченности,
социальному статусу (в том числе и по происхождению); нарушения принципов
оплаты труда и потребления денежных, иных материальных благ (жизнь не по
средствам, низкая оплата труда и др.); различия в характере и содержании
обучения, воспитания, труда отдельных групп населения, определяющие как
реальные различия их сегодняшних позиций в жизни общества, так и различия
этих позиций на ближайшую перспективу; процессы разрушения семей,
сопровождающиеся существенными изменениями традиционных родственных
отношений, в том числе по воспитанию детей; отягощенность алкоголизмом,
нервно-психическими, хроническими заболеваниями отдельных групп населения,
включая родителей, иных лиц, ответственных за воспитание детей и подростков,
сопровождающиеся нагнетанием жестокости в межличностных отношениях;
противоречия между субъективным стремлением детей и подростков к
самостоятельности и объективным сужением её реальных границ с помощью мер,
применяемых институтами социализации (семьей, школой и др.); противоречия
между духовными и особенно материальными потребностями граждан и
реальными возможностями их удовлетворения; низкий уровень правовой культу-
ры, значительные деформации нравственного и правового сознания отдельных
46
групп населения; традиционное осуществление основных воспитательных и
профилактических функций лицами, не имеющими необходимой
профессиональной подготовки в этой области; недостаточное ресурсное и кадровое
оснащение сферы жизнедеятельности общества, специализированной для
проведения целенаправленной работы по исправлению и перевоспитанию
правонарушителей и др.
Специфичность воздействия перечисленных, как и иных социальных
процессов и явлений, на поведение детей и подростков, а также на поведение
взрослых в отношении несовершеннолетних заключается в более опосредованном
через ближайшее окружение характере их позитивного и негативного влияния.
Необходимо отметить, что условия жизнедеятельности несовершеннолетних
также отличны от взрослых. Контакты с социальной средой сужены: семья, школа,
дружеское окружение их почти исчерпывают. При этом не только родительская
семья, но и учебный коллектив определяются по общему правилу, не зависящими
от самого подростка обстоятельствами. Первичная социально-профессиональная
дифференциация (выбор продолжения обучения, вида и конкретного учебного
заведения либо поступления на работу) во многом чаще всего определяется
внешними обстоятельствами. Специфику возрастного статуса дополняют и
противоречивые социальные ожидания: ответственность, самостоятельность
предполагаются и при сохранении материальной зависимости.
Как известно, воздействие социальной среды на преступное поведение
осуществляется как в сфере формирования личности, так и в условиях конкретной
ситуации, определяющей превращение возможности совершения преступления в
действительность. При совершении преступлений отдельных видов и групп, в
правонарушающем поведении отдельных категорий несовершеннолетних значение
обстоятельств ситуативного характера различно. Так, глубоко деморализованные,
неоднократно совершавшие противоправные поступки подростки, чаще сами
создают ситуацию конфликта. Но также известно, что немалая часть корыстных
преступлений, совершаемых покинувшими семью или воспитательное учреждения
несовершеннолетними младшей группы, совершается для удовлетворения
потребности в пище, теплой одежде, т. е. при существенной роли внешних,
ситуативных факторов.
Однако в целом в преступности несовершеннолетних, как уже отмечалось,
роль обстоятельств ситуативного характера не является определяющей.
Соответственно, центром внимания субъектов профилактики должна быть сфера
формирования личности.
В несовершеннолетнем возрасте преобладающее воздействие на личность
оказывает микросреда (семейное окружение, друзья, приятельские компании).
Воздействие на личность широкой социальной среды, институтов общества в
целом существенно опосредуются ею. Данные исследований показывают,
например, что предпочтение определенных форм досуга у несовершеннолетних
правонарушителей зависит прежде всего не от собственного желания, а от выбора,
сделанного ближайшим окружением, дружеской компанией; представление о
досуге как праздности, о почти неразрывной связи свободного времени с
употреблением алкогольных напитков основывается на демонстрируемом в семей-
47
ном окружении. Влияние микросреды дополняет воздействие воспитательно-
образовательных учреждений, длительные и непосредственные контакты с
которыми поддерживает (или поддерживал) практически каждый несовер-
шеннолетний, трудовых коллективов (в отношении работающих подростков).
Семья, ближайшее окружение сверстников, школа не исчерпывают, конечно,
связей с обществом ни одного конкретного лица несовершеннолетнего возраста,
однако, по общему правилу, личность каждого формируется под их воздействием.
Микросреда испытывает на себе влияние общества, являясь его частью.
Однако в силу относительной обособленности, самостоятельности она может
культивировать нормы поведения, традиции, прививать навыки и привычки,
отличные от одобряемых обществом. Такая микросреда рассматривается как
криминогенная. Для несовершеннолетних правонарушителя контакты с
криминогенной средой типичны: до 90% совершивших преступления подростков
ранее испытывали ее воздействие.
Ведущая роль в формировании личности несовершеннолетних принадлежит
семье. Ее влияние продолжительно, осуществляется с самого раннего детства,
поэтому стереотипы поведения, нормы общения, принятая в семейном окружении
система ценностей усваиваются очень прочно и приобретают обычно личностный
характер.
При всем многообразии факторов семейного неблагополучия выделение
обстоятельств, объективно затрудняющих воспитание (структурная неполнота
семьи, материальные, жилищные проблемы и т. п.) и обусловленных личностной
позицией родителей, их отношением к воспитанию (пьянство, скандалы,
безразличное отношение к детям, отказ от выполнения воспитательных функций,
правонарушающее поведение в быту) показывает, что собственно криминогенное
значение имеют субъективные факторы, а объективные лишь способны усугубить
их проявление.
Те или иные дефекты внутрисемейной обстановки имеют место в значительной
части семей. Специфика же неблагополучия родительских семей
несовершеннолетних правонарушителей состоит в том, что типичным является
наличие комплекса взаимосвязанных негативных характеристик. Примерно в 40%
этих семей способом разрешения внутренних конфликтов являются скандалы,
драки; почти в 35% — злоупотребляют алкоголем; до 80 — не выполняют функции
надзора за детьми; члены каждой четвертой семьи подростков-правонарушителей
привлекались к уголовной ответственности.
Все чаще дает о себе знать так называемое скрытое сиротство, которое
распространяется под влиянием ухудшения условий жизни значительной части
семей, падения нравственных устоев, следствием чего, в свою очередь, становится
изменение отношения к детям, вплоть до полного вытеснения их из семей.
Семья является необходимой средой нормального формирования и развития
личности: психофизиологического, интеллектуального, нравственного. Дети,
лишенные семьи, как правило, страдают теми или иными психофизиологическими
аномалиями. В отдельных случаях, к сожалению, семья может оказаться более
травмирующим фактором, нежели сиротство.

48
Исследования психологов и психофизиологов показывают, что
нежелательность беременности крайне отрицательно сказывается на
формирующейся психике будущего ребенка. Отрицательное эмоциональное
состояние матери формирует особую гормональную, биохимическую и
информационную среду, которая препятствует нормальному развитию плода.
Следствием этого нередко оказываются такие криминогенные качества человека,
как хроническая нервозность, подозрительность, эмоциональная напряженность,
неосознанное ожидание агрессии со стороны окружающих. Указанные свойства
личности подчас обусловливают немотивированную (упреждающую) агрессию —
совершение насильственных преступлений.
До 1-1,5 лет ребенок сконцентрирован на приеме пищи, получая от нее не
только удовольствие, но и жизнь, любовь, заботу. Если мать все это делает
достаточно хорошо — ребенок удовлетворен. Т.к. в этот период счастье у него – в
еде, а еда – у мамы, то отец как носитель счастья им не воспринимается. Отец
«появляется» позже, когда счастье - в движении и развитии. Поэтому сильнейшие
по глубине впечатления - от матери.
В раннем детском возрасте ребенку требуется постоянный контакт с матерью:
визуальный, слуховой, эмоциональный. Ребенку необходимо слышать разговор
близких, добрые слова, видеть их улыбки, ему требуется, чтобы его брали на руки.
Последний аспект очень важен для нормального развития психики. Когда мать не
имеет возможности общаться с ребенком, это негативно влияет на развитие его
эмоциональной сферы - отрицательные эмоции могут приобрести устойчивый,
доминирующий характер. Если мать подходит только чтобы покормить или
перепеленать, то ребёнок быстро соображает, что когда хочешь маму - надо
«обделаться» (а лучше измазаться) и орать. Т.к. дети - телепаты, то они улавливают
эмоции матери (которая в этом случае называет его «мой дурачок») и ассоциативно
связывает заботу о себе и эмоцию. (Если это принимает устойчивый характер, то и
в подростковом возрасте, чтобы подсознательно добиться подобной эмоции
«любви», он будет совершать неадекватные поступки).
Известны случаи, когда причиной устойчивых нарушений детской психики
оказывалось то, что родители надолго оставляли детей одних в доме, запирали их в
темных комнатах.
Наиглавнейшее условие воспитания детей - искренняя любовь.
Но любовь – это не значит всепрощение. Безнаказанность порождает
преступление. Сложнейший аспект семейной педагогики – сохранение равновесия
между жесткими и мягкими мерами, положительными и отрицательными стимулами.
Набалованный ребенок, каждое желание которого родители и родственники спешили
выполнять, часто становится нравственным уродом. Он мучает окружающих и сам не
способен приобрести удовлетворенность и счастье в этом мире.
Грубость и жестокость родителей могут сформировать внешне послушного и
исполнительного человека, который на уровне подсознания имеет колоссальный
заряд зла, обиды и агрессивности. Все это при случае изливается на более слабых.
Приблизительно от 3 до 6-7 лет у ребенка формируется такая структура
психики как супер-Эго, которая отвечает за моральные установки личности. Это
49
формирование происходит при влиянии отцовской фигуры на запрет. Отец
помогает ребенку интроецировать понятия Закона как такового. И для того, чтобы
это произошло, в семье должен быть мужчина в классическом понимании этого
смысла. В эмансипированном обществе, где женщина все больше и больше
заявляет о себе, мужчине трудно оставаться в рамках ортодоксального отца.
Женщины берут власть в свои руки не только в общественной деятельности, но и в
семье. Воспитывая сыновей, они подчиняют их себе, взращивая таким образом
угодливых, безвольных «подкаблучников». А теперь посмотрим на детей, которые
рождаются в подобных семьях. Как может подчиненный отец объяснить ребенку,
что есть запрет на некоторые вещи, если его слово в семье ничего не значит? Как
результат, у ребенка не может сформироваться здоровое супер-Эго, у него нет
Закона в голове, а соответственно, он не способен его принять и в обществе. При
сильном государственном строе такой человек может адаптироваться под
требования, но при малейшем ослаблении он с удовольствием откажется от
соблюдения запретов.
Более того - у подавляющей матери вырастает ребёнок, не имеющий
критического мышления. (Психологические исследования показали, что процесс
мышления осуществляется в виде определенных действий или операций. Этими
операциями являются анализ, синтез, сравнение, обобщение, абстрагирование и
конкретизация. Анализ — мысленное расчленение предмета, явления, ситуации на
отдельные составляющие его элементы, части, стороны). Но имеющий огромную
вероятность попасть под влияние криминального мира. Т.е. при отсутствии в семье
авторитета отца мальчик вырастает «маменькиным сынком», а девочка –
капризной эгоисткой и (или) расчётливой стервой.
Приведу исторический пример. Екатерина II («чудо Российской истории»)
была, безусловно, просветительницей. Но слишком авторитарна для женщины. Она
ненавидела сына (Павла), и готовила на русский престол внука Александра. Бросив
все силы на его воспитание, убедив Александра, что он – реинкарнация
А.Македонского и полностью подчинив своей воле, она лишила внука
индивидуальности. Современники называли Александра I «человек-зеркало».
В результате внук выполнил-таки подсознательное желание бабушки, и убил
Павла. Попав под влияние заговорщиков, он дал «добро» на свержение отца,
обманывая себя и подсознательно не желая знать, что Павла I всё равно убьют во
избежание проблем. Более того, Александр, вопреки воле отца, отказался от
запланированного похода на Индию вместе с Наполеоном. Хотя результатом этого
было бы значительнейшее ослабление Англии. В результате Россия получила
войну 1812 г. Я вижу в этих поступках не логику, а невротическую реакцию
оппозиции.
Женщина психически в несколько раз сильнее мужчины, и если она
неправильно пользуется своей силой, то мужчина (сын, муж, отец) начинает
подсознательно защищать свою психику. Он (в зависимости от психотипа) либо
«тиранит» женщину вплоть до побоев, либо разводится (сын - находит
антагонистическую компанию, где его «понимают»), либо уходит в «виртуальную
реальность» алкоголизма или наркомании. Обычно всё это происходит в
комплексе, хоть и растянуто во времени.
50
Серьезный аспект криминогенности семьи — утрата связи между детьми и
родителями. Родители перестают пользоваться у детей авторитетом, между ними
утрачивается доверительность. Ребенок становится практически неуправляемым.
Главная причина утраты связи между детьми и родителями - дефицит общения.
Причем время - не единственная характеристика объема общения. Главное, чтобы
дети и родители «были настроены на одну волну», чтобы у них были общие
интересы и взаимоуважение. В процессе воспитания и тем и другим постоянно
приходится поднастраиваться друг под друга. Иногда этот процесс идет легко, но
бывают и кризисные периоды. Идеально, если их удается спрогнозировать и
подготовиться к ним. В любом случае преодоление таких кризисов - сложнейшая
творческая педагогическая задача. Если родители не могут или не хотят тратить
время и силы на ее решение, это оказывается отправной точкой отчуждения.
Согласно «Правовому управлению персоналом» управление разделяется на 2
вида:
-согласование.
-манипулирование.
Невозможным управление через согласование дают следующие
обстоятельства:
-несовпадение реальных целей руководителя с продекларированными;
-несоответствие инструментов и методов достижения цели общепринятым
нормам морали и нравственности.
Управление детьми в режиме «согласование» (принцип внутренне
ненапряжённых систем отношений в коллективной деятельности) возможно только
при соблюдении честности в семье. Если у родителей есть «тайны» друг от друга,
измены, или они лицемерят перед детьми (манипулируют), то дети это чувствуют
подсознательно, телепатически. Это ещё один из законов жизни – если мы лжём,
то дети перестают нас уважать. Автоматически.
Для примера приведу Украину: взрослые в угоду своим корыстным целям
исказили действительность и оболгали перед детьми всё что возможно. Дети не
только потеряли к ним уважение, но и пошли дальше – стали их убивать. Это
взрослых ничему не научило, и они продолжают в школах насаждать ложь и
ненависть. Чем это закончится? Существуют исторические аналогии:
упорствование во лжи евреев во времена Христа привело к рассеянию народа и
полному уничтожению Иудеи как государства. Израиль восстановили только в
1948г.
Если взять СССР, то после смерти И.В.Сталина культ героев (не только войны,
но и труда), т.е. победителей, был подменён культом ветеранов, т.е. участников, не
всегда добросовестных (недовложившихся). Со временем пропало уважение к
старшему поколению, мотивация к созидательному труду (не путать с работой) и
закончилось всё всеобщим предательством Родины.
Кризисная семья становится все более значительным фактором риска и
неблагополучия детей. Только по официальным данным МВД только в сфере
профилактического воздействия органов милиции сегодня находятся 113 тыс.
родителей, отрицательно влияющих на поведение детей, среди них 30%

51
систематически злоупотребляют спиртными напитками, 40% устраивают
скандалы, ведут антиобщественный образ жизни.
О явном неблагополучии семейного воспитания свидетельствуют и другие
данные. До 70% всех детских травм имеют семейно-бытовой характер. В
отношении «формально благополучных» семей, имеющих скрытые дефекты в
выполнении воспитательных функций, не проявляющиеся в очевидных
характеристиках поведения их членов, профилактическая деятельность осложнена
объективно. Однако в настоящее время среди семей несовершеннолетних,
совершивших преступления, преобладают семьи с достаточно ярко выраженной
социально-негативной личностной и педагогической позицией родителей.
Типичной для подростков — правонарушителей продолжает оставаться семья,
демонстрирующая и прививающая антиобщественные привычки, взгляды,
потребности, не обеспечивающая контроля, эмоциональной поддержки и защиты
от внешних негативных влияний и в силу этого вынуждающая подростка идти на
поиск понимания и участия вне семейной среды (до 60% родительских семей
несовершеннолетних, совершивших преступления).
В последние годы осложнил положение несовершеннолетних и обострил
характер внутрисемейных отношений рост в стране числа безработных, беженцев и
вынужденных переселенцев. Практически все они испытывают не только
материальные и бытовые трудности, но находятся в крайне тяжелом морально-
психологическом состоянии, отражающемся на характере их поведения.
Социальная несостоятельность родителей, аморальный образ жизни, рост
алкоголизации, особенно женщин, привели к увеличению числа детей,
находящихся в опасных для них условиях жизни, к невротизации большой массы
населения в целом, к нарастанию конфликтности взаимоотношений во всех сферах
жизнедеятельности граждан. Все это ведет к семейной патологии.
Среди всех категорий населения в последние годы в стране интенсивно
возрастает слой людей, для которых основная цель жизни сводится к достижению
материального благополучения, к наживе любыми способами. Труд утратил для
них общественную ценность и значимость, стал носить прагматичный характер —
больше получать благ и привилегий и меньше работать. Циничная позиция таких
лиц приобретает все более открытые и воинствующие формы, отравляет сознание
основной массы населения и прежде всего детей и подростков, порождает
бездуховность и скептицизм, толкает к совершению корыстных и иных
преступлений.
В старшем подростковом и юношеском возрасте общество сверстников выпол-
няет чрезвычайно важные функции: обеспечивает эмоциональный комфорт,
является основой межличностных отношений, информационным каналом.
Признание в среде сверстников субъективно особенно значимо в этом возрасте.
Полноценное товарищеское, дружеское общение несовершеннолетних
правонарушителей с «благополучными» сверстниками сужено. Обычно они ус-
танавливают контакты с лицами, имеющими сходные проблемы, трудности,
одинаковый, почти не ограниченный объем свободного времени. По мере
углубления непонимания и конфликтов в других сферах жизнедеятельности
субъективное значение такого общения возрастает. Поэтому и при расхождении
52
собственных взглядов, оценок с позицией группы подростки предпочитают
солидарность с ней. Отмечено, что криминогенные группы сверстников не только
являются базой формирования антиобщественных взглядов и установок, взаимного
«обогащения» негативными привычками и навыками, не только служат психо-
логической опорой для самооправдания при совершении правонарушений («как
все»), но и непосредственно вовлекают в антиобщественное поведение.
Поведение большинства дворовых, уличных компаний отличает
проявляющаяся в различной степени криминогенная деформация. По выборочным
данным, около 20% их членов не исключают возможности добывания денежных
средств преступным путем, более 60% — рассматривают насилие как возможный
способ разрешения конфликтов, а 30% — постоянно прибегают к нему на
практике, более половины — всегда решают конфликты с другими группами путем
применения силы.
Таким образом, подводя итог разделу, можно сделать вывод о том, что
детерминантами преступности несовершеннолетних является следующее:
1. Неудовлетворительные условия воспитания детей в семье. Ежегодно около
50 тыс. граждан представляются к лишению родительских прав. Органами МВД
взято на учет 113 тыс. родителей, отрицательно влияющих на поведение детей
(употребляют спиртное и наркотики, бьют супругов и детей, подают
отрицательный пример). 70% всех детских травм - семейно-бытового характера.
Ежегодно из-за жестокого обращения кончают жизнь самоубийством порядка 2
тыс. детей и подростков, около 30 тыс. детей уходят из семьи, 25-27 тыс. детей
становятся жертвами преступных посягательств, почти столько же пропадают без
вести.
2. Недостаточная помощь родителям в воспитании детей со стороны школьных
педагогов, специалистов МВД и общественности. Реформы педагогической и
правоохранительной систем, инициированные в 1991 г., были ориентированы на
ликвидацию воспитательной функции школы и профилактической функции
милиции. Жизнь показала ошибочность и порочность этого курса реформ. Сейчас
указанные функции постепенно восстанавливаются, однако далеко не во всех
регионах удается сделать это на должном уровне.
3. Низкий уровень воспитательной работы в школах, неподготовленность
педагогических кадров к проведению эффективной воспитательной работы с
трудными детьми, неадекватное стимулирование этой деятельности.
4. Распад семей, приводящий к тому, что ежегодно остается без одного из
родителей 500 тыс. детей. Этот процесс усугубляется ростом ранней смертности
родителей, влекущим рост сиротства. В России примерно 400 тыс. семей, где дети
с одним отцом; примерно 5 млн семей с матерью, без отца (всего семей в стране
порядка 12 млн). Около 300 тыс. детей, рожденных вне брака. Криминогенность
данных процессов обусловлена тем, что вероятность стать преступником в
неполной семье возрастает почти в три раза.
Негативные результаты в воспитании и формировании отклоняющегося
поведения подростка связаны с отсутствием в семье отца. В исследованиях Ю.М.
Антоняна, М.И. Еникеева, В.Е. Эминова группы подростков, совершивших
корыстные преступления, показано, что причиной их включения в
53
антиобщественные группы послужило либо отсутствие отца, либо отсутствие
доверительных отношений с ним. Образовавшийся эмоциональный вакуум в семье
заполнялся отношениями не просто в неформальной группе сверстников, а в
группе, где лидировали лица старших возрастов, демонстрировавшие свою
физическую силу, уверенность, умение разрешать конфликты силовым путем.
Можно сказать, что в такой группе подросток пытается получить то, что
недополучил от отца.
5. Безработица, обнищание семей, неспособность родителей обеспечить детей
полноценным питанием и одеждой. Бедная семья практически утрачивает
способность защищать детей от негативных влияний окружающей среды, в
значительной мере она сама становится криминогенным фактором.
6. Приобретение массового характера уклонения детей от получения
образования в начальной и средней школе, раннее начало трудовой деятельности,
которая в большинстве случаев носит теневой, полукриминальный или
криминальный характер. Ежегодно бросают учебу около 60 тыс. детей.
7. Обнищание родительской семьи, безработица либо неполучение зарплаты
родителями и значительные заработки детей в теневом и криминальном бизнесе
исключают положительное отношение к честному труду. В семьях, где малолетние
дети содержат родителей, последние, как правило, утрачивают авторитет и
оказываются неспособными выполнять какие-либо позитивные педагогические
функции.
8. Начавшие раннюю трудовую жизнь дети, обычно оказываются отрезанными
от духовной жизни, физической культуры, спорта, здорового досуга и, вообще,
здорового образа жизни. Через достаточно короткий срок они практически
утрачивают способность к духовному развитию.
9. Идеологический вакуум в значительной мере заполнился криминальной
идеологией, культом насилия, индивидуализма, корысти и цинизма.
10. Социальное расслоение, значительный разрыв в материальном обеспечении
детей — выходцев из различных социальных групп (причем, если среди взрослых
вуалирование несправедливости социального распределения облегчается
легендами о том, что наиболее богаты те, кто приносит больше пользы обществу,
то единственная заслуга обеспеченных детей в том, что их родители богаты — а
ничто не оказывает такого сильного криминогенного воздействия, как не-
справедливость: она рождает зависть, переходящую в ненависть и агрессию, а
также нейтрализует нравственные запреты при совершении хищений).
11. Пороки социальной политики государства, деградация системы
здравоохранения влекут рост физических и психических заболеваний среди детей,
различные психические аномалии, которые можно было бы скорректировать в
раннем возрасте, из-за недостатка медицинского обслуживания приобретают
устойчивый характер. Впоследствии они оказывают влияние на мотивацию
преступного поведения.
12. Разрушение сети государственных организаций, обеспечивающих
культурный досуг подростков, которая была достаточно развитой в советское
время, коммерциализация в этой области сделали нормой жизни многих
подростков бессмысленное времяпровожде-ние на улицах, в подъездах, на
54
чердаках и в подвалах. Все это оказывается благотворной почвой для развития
наркотизма, употребления спиртного, беспорядочной половой жизни,
изнасилований. Занятия в секциях борьбы заменяются групповыми драками.
Также следует сказать и о нравственной стороне жизни. За последние годы
широкое распространение получила проституция и порнография, расширился
прокат видеофильмов эротического и порнографического содержания. Регулярный
просмотр таких фильмов провоцирует подростков на противоправные действия, в
том числе совершения преступлений на сексуальной почве.
Таким образом, можно сказать, что нестабильность в социальной,
политической и экономической сферах общество значительно расширяет спектр
социально-педагогических и социально-экономических факторов, активно
стимулирующих подростковую преступность. Среди них, такие факторы как
кризисные явления в семье - нарушение структуры и функций семьи, ухудшение
условий содержания детей. Одним из первых и важных социальных институтов для
человека является семья. Именно семья дает образ мира, в котором предстоит жить
ребенку, именно в семье происходит формирование ролевого поведения.
В семье ребенок получает первые навыки общения, поведения, накапливается
первый «багаж» знаний, формируются первые привычки. От того, в каких условиях
происходит воспитание, зависит формирование духовных потребностей, (идеалов,
моральных, идейных и познавательных интересов) культурных ценностей.
Г.М. Миньковский выделяет десять типов семей с разным воспитательным
потенциалом:
-воспитательно-сильные - доля таких семей в количестве обследованных
составляет 15-20%, воспитательная обстановка близка к оптимальной. Главный ее
признак - высокая нравственная атмосфера семьи.
воспитательно-устойчивые - такой тип семьи создает в целом благоприятные
возможности для воспитания, а возникающие в семье и недостатки
преодолеваются с помощью других институтов социализации, прежде всего
школы.
воспитательно-неустойчивые - такой тип семьи создает в целом благоприятные
возможности. Для этого типа семьи характерна неправильная педагогическая
позиция родителей, которая тем не менее выравнивается благодаря сравнительно
высокому воспитательному потенциалу семьи.
воспитательно-слабые с утратой социального контакта (семьи) с детьми и контроля
над ними. Семьи, где родители по разным причинам не в состоянии правильно
воспитать детей, утратили контроль за их поведение, уступив свое влияние
обществу сверстников;
-воспитательно-слабые с постоянной конфликтной атмосферой; с агрессивно-
негативной конфликтной атмосферой;
-маргинальные семьи, с алкогольной и сексуальной деградацией;
-правонарушительные;
-преступные;
-психически отягощенные;
Последние пять типов семей являются с социально-педагогической точки
зрения отрицательными, а то и криминальными.
55
Риск правонарушений несовершеннолетних, воспитывающихся в обстановке
постоянных конфликтов в 4-5 раз выше, а в семьях, где царят агрессивность и
жестокость в 9-10 раз выше, чем у тех, кто растет в педагогически сильных и
устойчивых семьях.
Во многих случаях дети воспринимают поведение старших членов семьи как
нормальное, обычное, эмоционально отождествляются с родителями и
воспроизводят стереотипы их поведения.
Сравнительные исследования семей подростков-правонарушителей и
благополучных школьников, проводимые различными исследователями,
показывают, что «трудные» воспитываются в существенно более неблагоприятных
семейных условиях, чем их благополучные сверстники. При этом среди
неблагоприятных факторов социализации отмечают такие, как неполная семья,
аморальный образ жизни родителей, педагогическая несостоятельность семей,
эмоционально-конфликтные отношения в семье.
В целом можно выделить три основные группы негативных явлений,
снижающих негативность семейного воспитания.
неблагоприятные материально-бытовые условия жизни семьи;
неблагоприятный социально-психологический климат в семье;
психолого-педагогическая неподготовленность родителей к воспитанию детей.
(Балцевич В.А. Семья и молодежь:профилактика отклоняющегося поведения.
Л.: Университетское, 1989 г.)
Эти группы негативных явлений взаимосвязаны и могут в различной мере
влиять на формирование личности подростка.
В воспитании подростка определяющим является социально-психологический
климат в семье, психолого-педагогическая культура родителей, нравственная
направленность семьи как социального института.
К сожалению, в настоящее время большинство семей не в полной мере
выполняют свою социализирующую роль, и главное свидетельство этого -
неполноценное воспитание личности. Об этом свидетельствуют социальные
факторы риска, которые были разработаны в НИИ социальной гигиены и
организации здравоохранения им. И.А. Семашко. Среди них можно выделить:
социально-экономические факторы (низкий материальный уровень жизни
семьи, плохие жилищные условия);
медико-санитарные факторы (экологически неблагоприятные условия,
хронические заболевания детей и т.д.);
социально-демографические факторы (неполная либо многодетная семья,
семьи с повторным браком или сводными детьми);
социально-психологические факторы (родители с низким
общеобразовательным уровнем, деформированными ценностными ориентациями);
криминальные факторы (алкоголизм, наркомания, аморальный образ жизни
родителей, семейные дебоши, наличие судимых членов семьи, приверженных к
субкультуре преступного мира).
Как известно, на разных возрастных этапах развития человека демонстрирует
тот или иной институт социализации. И именно в подростковый период, роль
семьи в социализации личности ослабевает. Поэтому постоянное повышение
56
уровня психолого-педагогических знаний родителей, поможет избежать
педагогических ошибок, которые особенно часто совершаются из-за незнания
возрастных особенностей кризисного подросткового возраста. Только тогда, когда
это условие будет осуществлено, можно говорить об эффективности роли семьи
как социального института.
Дистанцирование школы от детей. Среди институтов социализации,
обуславливающих усвоения подростками социального опыта, особое место
занимает школа, прямое назначение которой обучать и воспитывать детей, давать
им знания необходимые для будущей профессиональной деятельности. Наряду с
вышеперечисленными назначениями, школа выступает институтом социализации.
Отчуждение и утрата влияния школы - значительно более распространенное
явление среди дезадаптированных учащихся, чем утрата влияния семьи. Очевидно,
психолого-педагогические факторы школьной дезадаптации прежде всего нужно
искать в причинах, снижающих референтную значимость школы.
Но школа тоже небезгрешна. Она, допустим, учит нас дарвиновской теории,
которая гласит, что жила-была рыбка, которая плавала и ныряла в поисках кого бы
сожрать, размножалась в своем потомстве, а потом вдруг, ни с того ни с сего, стала
птичкой. И искать, кого бы сожрать, уже не поплыла, а полетела.
Это «вдруг» в разное время называли по-разному - чудом, колдовством, бредом
сивой кобылы, а теперь называют мутацией. Согласно последователям Дарвина,
одна мутация следовала за другой - и вот уже все и вся жрут друг друга. Эволюция
называется. Движение к совершенству.
Сторонники дарвиновской теории стремятся доказать, что раз человек, по
большому счёту, та же обезьяна, поскольку от нее произошел, то он не может не
поступать так же, как поступают все его биологические предки. Дескать, человек -
всего лишь мутант в цепи мутаций какого-то хищника. И потому любые его
звериные поступки - естественны. И пожрать брата поэтому - естественно. А что
естественно, то, как говорится, не безобразно.
Очень научно. Так что, не сомневайся - хавай. Хавай и не думай.
Но в современной биосфере не существует никаких «переходных форм» от,
допустим, сухопутных млекопитающих к китообразным, и науке не известны и
какие-либо ископаемые останки «переходных форм», связывающих друг с другом
и все остальные виды в биосфере Земли. На самом деле жизнь возникает везде, где
есть возможность (она есть даже в древних ледниках и кратерах вулканов), а
информация о форме живых существ изначально содержится в ноосфере
(энергоинформационном поле Земли).
Обществознание вообще договорилось до того, что «из всех живых существ
лишь человек имеет мягкую мочку уха». И в этом – его отличие от животного. А на
самом деле – только человек имеет свободу воли, т.е. право выбора своих
поступков).
Сейчас в школьном образовании устанавливается принцип позитивизма, т.е.
вещи и понятия принимаются такими как есть, бездоказательно. Как про
электричество: поток электронов есть, природа его неизвестна. Пользоваться
можно? Вперед! Например, западные школьники не доказывают теорем. И мы
видим на примере Запада очень низкий уровень критического мышления. Если
57
посмотреть на образ мышления руководителей Евросоюза, то, как мне видится, это
уровень капризного семилетнего ребёнка.
Для ранней, или первичной, социализации огромное значение имеет
формирование личности в семье. В этот период ребенок усваивает образцы и
манеру поведения (часто неосознанно), типичные реакции взрослых на те или иные
проблемы. Дефекты ранней социализации в родительской семье могут приобретать
криминогенное значение. Наблюдения и исследования показывают, что в семьях,
где господствуют эмоциональные, теплые контакты, уважительное отношение к
детям, у них чаще всего формируются такие качества, как коллективизм,
доброжелательность, способность к сопереживанию, самостоятельность,
инициативность, умение разрешать конфликты не силовым путем и т.д. Наоборот,
психологическое отчуждение родителями ребенка, отсутствие заботы о нем, ласки,
тепла в отношениях могут стать причиной криминального поведения. К числу
других причин можно отнести пренебрежительное отношение родителей к
нравственным и правовым запретам, дурной пример их противоправного
поведения (хулиганство, хищения, алкоголизм и т.д.).
Криминогенные последствия может иметь доминирование в семейном
воспитании удовлетворения материальных потребностей ребенка в ущерб его
духовному развитию.
Эмоциональный комфорт, утрачиваемый подростками в результате семейного
неблагополучия и школьных неудач, нуждается в компенсации, так как никто «не
может жить в обществе под гнетом постоянного нерасположения и дурного мнения
своих близких и тех, с кем он общается. Это бремя слишком тяжело для
человеческого терпения». Компенсация эмоциональной неудовлетворенности
происходит у подростков за счет самоутверждения в досуговых товарищеских
группах. Такие группы играют большую роль в социализации
несовершеннолетних. Еще более значима их роль в криминализации личности
подростка, утратившего прочные контакты с семьей, школой.
Конечно же, подростки собираются в группы совсем не ради преступлений.
Они стремятся к общению, дружбе, а случайные встречи используют для
совместных развлечений. Опасность возникает в том случае, когда подростки
подпадают под влияние дурного начала, когда ведущую роль в группе получает
циничный, агрессивный, чаще всего старший по возрасту, молодой человек. Этот
вожак может быть подростком, но, как правило, им оказывается более взрослый,
достаточно деморализованный человек, который внушает, что мужское поведение
заключается в сквернословии, употреблении спиртного, что если нет денег, то их
можно добыть преступным путем.
Первоначально подростки сплачиваются на основе одинаковых возможностей
и одинаковой бесконтрольности в его проведении свободного времени. Они
стремятся удовлетворить потребность в таком общении, которое даст возможность
избежать отрицательных эмоций, связанных с их статусом «изолированных» и
«отвергаемых» в формальных группах (классе, школе). Более того, в процессе
такого общения удовлетворяется их желание быть понятыми.
Указанные основания (межличностный статус) сближают тех, кто находится в
примерно одинаковых условиях. Среди себе подобных подростки встречают
58
сочувствие, могут откровенно говорить о своих неудачах и переживаниях,
семейных конфликтах, неприятностях в школе и т. п., поскольку его слушателями
здесь оказываются лица со сходными переживаниями, с такими же неудачами в
школе, семейными неприятностями. Их сочувственная искренняя реакция
импонирует подростку. Законопослушные же одноклассники, знакомые, соседи
часто не в состоянии понять положение таких подростков, которым не всегда
удобно, да и не очень-то хочется отрицательно отзываться о своих родителях.
Чувствуя себя вполне комфортно в такой досуговой группе, подростки в
большинстве случаев не испытывают потребности уйти из нее. Они закрепляются в
ней и «закрывают глаза» на очевидное безнравственное и даже противоправное
поведение, которое пока еще противоречит их личным взглядам и убеждениям.
Постепенно вырабатывается стереотип общения, который сопровождается
изменением круга общения. Общение с одноклассниками редуцируется, становится
менее эмоционально насыщенным, а затем и безразличным. Такие ребята
(одноклассники) постепенно оттесняются на задний план и выпадают из среды
общения.
И наоборот, отношение к членам досуговых, а затем и криминогенных групп,
сопровождаемое полным удовлетворением потребности в общении, становится все
более эмоционально насыщенным. Поскольку подросток оценивает своих
сообщников по тому, как они оценивают его, насколько ему эмпатируют,
совершенно очевидно, что их недостатки он не замечает, игнорирует. Словом,
подросток предпочитает общаться с теми ребятами, чье отношение к нему
наиболее близко его самосознанию.
Подростковый возраст – период жизни человека от детства до юности, от 11 –
12 до 14 – 15 лет. Это период внутренних и внешних конфликтов – промежуточная
ступень между детством и взрослой жизнью, причем проходит он для каждого
неодинаково и в разное время.
Характерными особенностями для подросткового возраста являются:
        - имитации чьего-либо поведения. Чаще имитируется поведение значимого
взрослого, достигшего определенного успеха, причем в первую очередь
обращается внимание на эффектность достижений, на внешнюю сторону этого
успеха.
         - слабость и неудачливость в какой-либо одной области подросток стремится
компенсировать успехами в другой. Причем часто встречаются формы
гиперкомпенсации, когда для самореализации выбирается область деятельности,
представляющая наибольшие трудности.
        - сленг в подростковых объединениях – это языковая игра, отход от языковой
нормы. Таким образом подросток пытается уйти от социального контроля,
обособиться. В подростковой культуре помимо сленга появляется мат.
Использование матерных слов для подростка – это поиск пределов допустимого,
способ преодолеть социальные запреты.
        - формирование формального мышления. Подросток уже может рассуждать,
не связывая себя с конкретной ситуацией. Подросток начинает ориентироваться на
потенциально возможное, а не на обязательно очевидное. Благодаря своей новой
ориентации, он получает возможность вообразить все, что может случиться.
59
        - важнейшей особенностью личности в этом возрасте является развитие
самосознания. Подросток углубленно изучает самого себя. Изучая свои
особенности, размышляя о себе в прошлом, настоящем и будущем, анализируя
свои притязания в деятельности, в общении, подросток реализует потребность в
адекватной самоидентификации.
       - особое значение в этом возрасте имеет внешность. Одной из причин
возрастной застенчивости является высокая значимость внешности для
большинства подростков.
         - кризис личности. В подростковом возрасте могут происходить быстрые
изменения, связанные с ростом организма. Многие подростки, попадая в
зависимость от физического состояния, начинают сильно нервничать и обвинять
себя в несостоятельности. Эти переживания часто не осознаются, а подспудно
формируют напряженность, с которой подростку трудно справиться.
Наиважнейшим фактором, влияющим на возникновение кризиса, является
рефлексия на внутренний мир и глубокая неудовлетворенность собой. Многие
подростки переживают кризис во внешних проявлениях негативизма –
бессмысленном противодействии другому, немотивированном противостоянии.
Основным, ведущим видом деятельности в этот период становиться общение.
Именно через общение подросток познаёт других людей. Общение дает также
возможность через доверительные отношения глубже узнать и самого себя.
Подросток, как правило, живет в семье. В этом возрасте наступает пора оценки
близких. Обычно семья относиться к подростку в соответствии со сложившимися
внутри семьи традициями.

Семья с высокой рефлексией и ответственностью понимает, что ребенок


взрослеет, и что с этим надо считаться, изменяя стиль взаимоотношений. К
подростку начинают относиться с учетом появившегося у него чувства взрослости.
Не навязывая своего мнения, родители выражают готовность обсудить его
проблемы. Главное в такой семье – сохранение у подростка чувства самоуважения.
Такой подросток строит свои отношения с окружающими преимущественно по
адекватно лояльному типу.
 Семья отчужденная. В этой семье к подростку относятся также как и в детстве
– им мало интересуются, избегают общения с ним, держатся от него на расстоянии.
Подросток в такой семье чувствует себя лишним. По большей части он
устремляется на улицу к своим сверстникам, где ищет удовлетворения в общении.
Стиль общения со сверстниками дублирует, как правило, способы его
взаимодействия в семье.
  Семья авторитарная по сложившимся стереотипам продолжает предъявлять
подростку те же жесткие требования, что и в детстве. Обычно, здесь продолжают
применять физические наказания. В такой семье подросток также одинок, неуверен
в себе.
  Семья с попустительским отношением. В такой семье продолжает
господствовать принцип вседозволенности. Подросток умеет хорошо
манипулировать родителями. Эгоизм и сопутствующая ему конфликтность –

60
основные характеристики подростков из таких семей. Такой подросток обычно не
усваивает позитивных форм общения.
    Семья гиперопекающая. Такой подросток вырос под пристальным вниманием
и заботой родителей. С ним родители по-прежнему не расстаются. Такой
подросток неуверен в себе, он инфантилен по своим социальным реакциям.
Деградирующие семьи – подросток относится к группе риска.
Неполная семья - потребность в отце, материнская занятость.

Наиболее часто встречающиеся факторы, влияющие на поведение подростков:


   Безнадзорность и, как крайняя её степень – беспризорность, отсутствие
контроля за детьми со стороны родителей и лиц, их заменяющих.
       Безнаказанность. Практика свидетельствует, что нередко путь к
преступлению многоступенчат: отсутствие должного и своевременного
реагирования на нарушения формирует у подростков чувство вседозволенности,
вследствие чего могут совершаться более тяжкие проступки, в том числе
преступления.
      Недостатки и упущения в организации досуга молодежи, а также в
деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью и осуществляющих
профилактическую работу.
      Пробелы в правовом воспитании у значительной части подростков, молодежи.
      Высокая латентность подобных преступлений.
     Недостаточная эффективность всех видов наказаний.
      Ускоренные темпы роста наркомании, пьянства и половой распущенности.
      Вовлечение подростков в преступную деятельность взрослыми
преступниками и несовершеннолетними, уже имеющими преступный опыт.
       Значительный процент, по сравнению с законопослушными молодыми
людьми, психических заболеваний, неврозов и т.п.
       Отставание в физическом и психическом развитии подростков.
       Возросший общий уровень тревожности, страха, агрессивности,
жестокости.
Таким образом, перечисленные негативные факторы могут привести к
совершению подростками преступных деяний.
Эффективные уголовно – правовые меры, применяемые к
несовершеннолетним, могут реально способствовать предупреждению
правонарушений с их стороны и в тоже время обеспечить их исправление.
К ответственности несовершеннолетних следует подходить, руководствуясь
общими условиями уголовной ответственности: уголовной ответственности
подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного
УК РФ.
Сегодня, как показывает статистика, основное наказание для малолетних -
условный срок. Несовершеннолетние этот постулат впитывают мгновенно и в силу
своей незрелости условное осуждение расценивают как безнаказанность. Условное
осуждение без комплекса мер социального воздействия специально обученными
людьми не приносит должного эффекта. Рецидив преступлений порождает все
большее распространение среди малолетних убийств, изнасилования, грабежей,
61
сбыта наркотиков. В общей структуре преступлений несовершеннолетних 73,6%
составляют тяжкие и особо тяжкие.
Повышенная импульсивность, жестокость, интенсивность и ситуативность
групповых преступлений, совершаемых подростками, достаточно часто
существенно отягощает последствия таких преступлений. Легкость быстрого
неформального объединения, привычки к групповому общению, повышенный
интерес к конфликтным ситуациям, потребность в самореализации, стремление к
оригинальности и уникальности, неустойчивость идейных, нравственных и
правовых убеждений при определенных, особенно критических обстоятельствах, за
короткий промежуток времени способны многократно увеличить опасность умело
спровоцированных антиобщественных действий несовершеннолетних. Все это
может довести их негативные последствия до уровня более высокого в сравнении с
тем, который наблюдается в результате противоправных действий взрослого
населения.

4. Психологические особенности личности


несовершеннолетних правонарушителей.

«Деянию предшествует мышление,


мышлению – мировоззрение».
И.Кант
В наименовании многих криминологических работ значится определение не
«преступник», а «личность преступника».
Криминологический анализ личности преступника предполагает учет
индивидуальных психических особенностей, и биологически обусловленных
свойств, которые отражаются на механизме человеческого поведения, включая
преступное. Их выделение в структуре личности вовсе не означает психологизации
или биологизации причин совершения преступлений хотя бы потому, что многие
психические особенности и биологически обусловленные свойства находятся под
определяющим влиянием социальных факторов. Причиной совершения
преступлений являются, как известно, лишь социально приобретенные
отрицательные черты личности. Неблагоприятные особенности отдельных
психических процессов, состояний и биологически обусловленных свойств могут
лишь способствовать действию этой причины.
С учетом сказанного в структуре личности выделяется ряд подструктур:
-одна из них включает в себя такие социально-демографические признаки, как
социальное происхождение и положение, семейное и должностное положение,
национальная и профессиональная принадлежность, а также уровень материальной
обеспеченности;
-уровень умственного развития, культурно-образовательный уровень, знания,
умения и навыки;
-нравственные качества, ценностные ориентации и стремления личности, ее
социальные позиции и интересы, потребности, наклонности, привычки;
62
-психические процессы, свойства и состояния личности;
-биофизиологические признаки: пол, возраст, состояние здоровья, особенности
физической конституции и т.д. (причем имеются социальные проявления этих
признаков).
Изъятие любой из подструктур разрушает целостность всей структуры,
поскольку ни одна из них не может существовать самостоятельно. Следовательно,
все они находятся в определенных взаимоотношениях и взаимосвязи, благодаря
чему мы имеем дело не с их простой суммой, а со сложной совокупностью
элементов, образующих в целом личность преступника.
Могут быть предложены и другие варианты структуры личности преступника.
В частности, известна следующая схема, включающая:
-социально-демографические и уголовно-правовые признаки;
-социальные проявления в различных сферах общественной жизни;
-нравственные свойства;
-психические особенности
Направленность личности представляет собой характеризующее данного
человека и субъективно переживаемое им избирательное отношение к
действительности, влияющее на его деятельность. Направленность - ведущий
элемент в психологической структуре личности. Она оказывает определяющее
влияние на другие ее элементы - объем знаний, характер проявления биологически
обусловленных свойств (темперамент, задатки). Направленность имеет
решающее значение для определения социального типа личности. То
обстоятельство, что выбор преступного поведения порождается определенным
своеобразием самой личности, обусловлено многими криминологическими
исследованиями. Эта направленность и определяет выбор лицом соответствующего
варианта преступного поведения.
Одной из коренных проблем изучения личности преступника является
проблема соотношения социального и биологического. Она имеет принципиальное
практическое и правовое значение. От ее решения во многом зависят объяснение
причин преступности и определение главных направлений борьбы с ней. Оценка
роли биологических факторов часто представляет собой тот рубеж, который
разделяет многие криминологические теории.
Отечественные криминологи исходили и исходят из того, что преступность,
как и конкретные преступления, в любом обществе имеет социальный характер,
социально обусловлена. Это отнюдь не означает игнорирования биологических
факторов, однако они могут носить лишь характер условия, способствующего
преступному поведению, но отнюдь не его причины.
Как доказано многими эмпирическими исследованиями, не аномалия психики
предопределяет совершение преступления, а то воспитание, т.е. неблагоприятные
условия формирования индивида, которые породили его криминогенные
личностные черты.
Т.е. личность, её психика являются ареной, на которой происходит
взаимодействие социальных и биологических факторов. Вне психики их
соотношение понять невозможно.

63
На вопрос, что же такое личность, психологи отвечают по-разному, и в
разнообразии их ответов, а отчасти и в расхождении мнений проявляется
сложность самого феномена личности.
Личность чаще всего определяют как человека в совокупности его социальных,
приобретенных качеств. Это значит, что к числу личностных не относятся такие
особенности человека, которые генотипически или физиологически обусловлены и
никак не зависят от жизни в обществе. Во многих определениях личности
подчеркивается, что к числу личностных не относятся психологические качества
человека, характеризующие его познавательные процессы или индивидуальный
стиль деятельности, за исключением тех, которые проявляются в отношениях к
людям, в обществе. В понятие «личность» обычно включают такие свойства,
которые являются более или менее устойчивыми и свидетельствуют об
индивидуальности человека, определяя его значимые для людей поступки.
Так что же такое личность, если иметь в виду указанные ограничения?
Личность — это человек, взятый в системе таких его психологических
характеристик, которые социально обусловлены, проявляются в общественных
связях и отношениях, являются устойчивыми, определяют нравственные поступки
человека и имеют существенное значение для него самого и окружающих. Такая
система называется мировоззрением или убеждениями.
К слову – об объективности мировоззрения. Человек мыслит образами и всё
восприятие мира проходит обработку через призму убеждений. В зависимости от
них он, порой, видит то, чего не видят другие. Или, наоборот, не замечает
очевидного. Есть известная притча о пессимисте, оптимисте и половине стакана
коньяка. Один огорчается этому факту, другой – радуется.
Опять же в состоянии алкогольного опьянения (при изменённом сознании)
многие впадают в агрессию, хотя мир вокруг не изменился.
Приведу и случай, произошедший на одном из сеансов гипноза. (Гипноз – это
изменённое состояние сознания, одним из важнейших факторов которого является
то, что описание гипнотизёром ситуации принимается человеком как абсолютная
реальность). Гипнотизер на вечеринке сказал мужчине, что, проснувшись, тот не
сможет видеть свою дочь. Прежде чем щелкнуть пальцами, гипнотизер поставил
дочь перед отцом так, что тот сидел, глядя на ее живот. После «выхода» из транса у
него спросили, есть ли его дочь в комнате. «Нет», — ответил он. Его дочка
рассмеялась, но отец не услышал ее. Гипнотизер отошел назад и поместил свою
руку за спину девочки. Он сказал, что держит кое-что в руке, и спросил, может ли
мужчина назвать эту вещь. Тот даже немного удивился, потому что ответ казался
ему очевидным. «Вы держите часы», — сказал он. Гипнотизер поинтересовался,
может ли мужчина прочитать надпись на часах, и он сделал это. Все это время его
дочка стояла между ним и часами. Имплантированное ему во время гипноза
убеждение о том, что дочери там не было, отфильтровало её из потока
информации. Мозг отца получал сигналы, и когда «реальность» нейрологически
выстраивалась у него в голове, девочки в ней больше не было.
Вопрос только один – как он видел часы?

64
Можно привести примеры, когда в таком состоянии людям прикасались к руке
карандашом, говоря, что это сигарета - и появлялся ожог, проводили по руке
деревянной линейкой, говоря, что это нож – появлялся порез и текла кровь.
Так «откуда берутся эти четыре сольдо?» (А.Н.Толстой «Буратино»), т.е.
неоднозначное отношение к объективным фактам, и каким образом убеждения
влияют на изменение материи?
Для этого нужно выяснить - что такое личность как явление.
Носителем личности является человек. Любое его телодвижение
сопровождается прохождением по «проводникам» электрических импульсов. Мозг
же – вообще сплошной электрохимический процесс. Причём деятельность мозга
временами забирает до 80% энергии человека. Наука нам говорит, что человек
использует от 5 до 10% активности мозга (сознательное). Но в остальных 90%
также идут активные электрохимические процессы. Некоторые учёные говорят,
что эти 90% - подсознание. Получается, что человек – это электрическая система,
создающая поле, а личность – информация, набор программ (убеждений),
содержащихся в этом поле, фильтрующих входящие сигналы и обрабатывающих
их согласно этим убеждениям. Значит, личность – это полевая
энергоинформационная сущность (см. приложение).
Т.е. личность – сумма информации и чувств (эмоций).
Поэтому и сам термин «личность преступника» весьма условен. Он скорее
является научной абстракцией, чем характеристикой конкретного человека. Иной,
неэтический подход к человеческой личности ведет к применению аморальных
методов изучения, и, в конечном счёте - к античеловеческим выводам.
Достижения современной психологии свидетельствуют о том, что основным
стимулом человеческой деятельности является мотив. На мой взгляд, причины и
условия тесно связаны с мотивами. Мотив - это внутреннее побуждение, которое
дает толчок, вызывает у человека решимость на совершение поступка и в
дальнейшем оказывает влияние на его действия. А мотивация - это совокупность
мотивов, их динамика, т.е. возникновение, формирование, развитие. И как
конечный результат всего этого - принятие решения и осуществление действий.
«Мотив — один из важнейших компонентов личности. Это внутренний стимул
поведения, и абсолютно справедливо высказывание: «Каков мотив, такова и
личность». Для того чтобы подчеркнуть и важность изучения мотивов и сложность
соответствующих вопросов, нужно отметить, что одно и то же действие может
детерминироваться различными мотивами». (Ю. М. Антонян). Но мотив
умышленного преступления всегда субъективен. Выбор есть.
Среди основной массы преступников по мотивационным критериям можно
выделить: корыстный, престижный, насильственный и сексуальный типы.
Их типологические группы могут быть построены и по характеру
антиобщественной направленности и ценностных ориентаций. В связи с этим в
криминологии выделяются группы, которым свойственны:
-негативно-пренебрежительное отношение к личности и ее важнейшим благам:
жизни, здоровью, телесной неприкосновенности, чести, спокойствию, достоинству
и т.д. Подобное отношение лежит и в основе умышленных агрессивно-

65
насильственных преступлений - убийств, телесных повреждений, изнасилований,
оскорблений и т.д., а также большинства случаев хулиганства;
-корыстно-частнособственнические тенденции, связанные с игнорированием
права на все виды собственности. Это характерно для совершения хищений, краж,
мошенничества, взяточничества и иных корыстных преступлений;
-индивидуалистическое отношение к различным социальным установлениям и
предписаниям, к своим общегражданским, служебным, семейным и прочим
обязанностям. Подобные антисоциальные черты определяют совершение ряда
хозяйственных преступлений, преступлений против порядка управления,
правосудия, воинских преступлений и пр.;
-легкомысленно-безответственное отношение к установленным социальным
ценностям и своим обязанностям по отношению к ним, проявляющееся в
различных неосторожных преступлениях.
Преступность несовершеннолетних обусловлена взаимным влиянием
отрицательных фактов внешней среды и личности самого несовершеннолетнего.
Чаще всего преступление совершают так называемые «трудные», педагогически
«запущенные» подростки (далеко не всегда бедные). В ряде исследований
отмечается, что для подростков-правонарушителей характерен низкий уровень
развития познавательных и общественных интересов. На формирование идеалов
такого подростка чрезмерное влияние оказывают сверстники, особенно старшие по
возрасту, имеющие опыт антисоциального поведения. У большинства таких
подростков в структуре личности доминируют отрицательные качества: лень,
безволие, безответственность, конформизм, нечуткость, агрессивность и т.п.
Как правило, для трудновоспитуемых подростков характерно отрицательное
отношение к учёбе, которое в конечном счете противопоставляет их коллективу
класса, школы и т. п. Начало этого противопоставления лежит в мотивах учебной
деятельности.
Если для большинства детей в учебном процессе преобладают познавательные
мотивы, то для проблемных подростков в этом же процессе преобладает мотив
принуждения. Это усугубляет конфликтные отношения неуспевающего подростка
с коллективом класса и педагогами, порождая в его поведении явление
негативизма и бравады.
В нормальных условиях процесс усвоения моральных и правовых норм
поведения заканчивается в подростковом возрасте (к 14—16 годам). Это
обстоятельство учитывается законодателем, который установил частичную
уголовную ответственность (за убийство, кражи, грабежи, разбои, изнасилования и
другие опасные преступления) с 14 лет и полную уголовную ответственность за
все преступления, предусмотренные уголовными законами, — с 16 лет.
Каждая возрастная группа характеризуется рядом психологических
особенностей. Специфику поведения подростков во многом помогают объяснить
присущие им стереотипы поведения, или подростковые реакции, которые выявил и
описал А. Е. Личко.
Реакция эмансипации - стремление высвободиться от навязчивой опеки,
руководства, контроля взрослых (родителей, учителей, воспитателей,
наставников). Реакция может распространяться не только на старших лиц, но и на
66
установленные взрослыми правила, порядки, законы, на все, что ценится и
уважается в обществе, - идеалы, нравственные нормы, духовные ценности и т. д.
Эта реакция является для подростков одной из форм самоутверждения. У
мальчиков она бывает выражена сильнее, чем у девочек. Факторами,
способствующими усилению реакции эмансипации, выступают чрезмерная опека
подростка старшими, мелочный контроль за его поведением, лишение его
минимальной самостоятельности, третирование подростка как ребенка,
пренебрежительное отношение к его интересам и желаниям. Проявления этой
реакции весьма разнообразны - от эпизодического «бунта» против родительской
власти до каждодневной демонстрации своего стремления всегда и везде поступать
«самостоятельно», «по-своему», иногда доходящие до абсурда: «Назло маме уши
отморожу».
Реакция увлечения (хобби-реакция) - наиболее характерная для подросткового
возраста особенность. С психологической точки зрения увлечения представляют
собой разновидность мотивов, занимая промежуточное место между влечениями, с
одной стороны, и наклонностями и интересами, с другой. В отличие от последних
увлечения всегда более эмоционально окрашены и обладают большей
побудительной силой. Подросток может посвящать тому или иному увлечению все
свободное время даже в ущерб учебной деятельности, отдыху.
В зависимости от целевой установки А. Е. Личко выделяет следующие виды
подростковых увлечений:
Интеллектуально-эстетические увлечения могут проявляться в глубоком
интересе к радиотехнике, рисованию, музыке, литературе, истории, изобретению и
конструированию и т. п. Как правило, подростку доставляет наслаждение сам
процесс занятий - достижение результатов стоит на заднем плане.
Телесно-мануальные увлечения включают все, что способствует укреплению
силы, выносливости, приобретению ловкости, определенных умений и навыков.
Наиболее распространенными являются занятия разнообразными видами спорта,
вождение мотоцикла или машины, вязание и вышивание (у девочек). Здесь уже
большее удовольствие доставляет достигаемый результат.
Лидерские увлечения сводятся к стремлению быть вожаком, предводителем
среди сверстников.
Накопительские увлечения проявляются прежде всего во всех видах
коллекционирования марок, открыток и т. п.
Эгоцентрические увлечения питаются стремлением быть в центре внимания
окружающих, что может достигаться внешней привлекательностью,
оригинальностью, а то и экстравагантностью одежды, обладанием теми или
другими, как правило, «престижными», материальными ценностями, занятием
модными увлечениями и т.д. Главная цель всех этих занятий - продемонстрировать
свои успехи, блеснуть оригинальностью натуры.
Азартные увлечения питаются своеобразной жаждой обогащения и
проявляются в тяготении к картежным играм, ставкам, лотереям, эмоционально
насыщенным спортивным соревнованиям, сетевым компьютерным играм... Наряду
с результатом удовольствие подростку доставляет само чувство риска.

67
Информативно-коммуникативное хобби заключается в поиске легкой,
эффектной информации на уровне поверхностных сведений, новостей, которыми
подростки обмениваются. Это увлечение проявляется в многочасовой пустой
болтовне со случайными приятелями, в обсуждении приключенческих,
детективных или фантастических фильмов. Не будучи осмысленной, полученная
информация легко забывается.
Один и тот же предмет увлечения может удовлетворять несколько
потребностей. Так, занятие музыкой может удовлетворять как эстетическую
потребность, так и потребность в самореализации путем привлечения к себе
внимания, получения признания среди сверстников.
Реакция группирования со сверстниками характеризуется инстинктивным
тяготением подростков к сплочению, объединению со сверстниками.
Подростковые группы отличаются однородной направленностью, территориальной
общностью, борьбой за господство над своей территорией (во дворе, на своей
улице), примитивной символикой (свой «язык», клички, особые отметки на одежде
и т. д.).
Реакция отказа, более характерная для детей, но встречающаяся и у
подростков, возникает при резкой перемене ситуации (отрыв от семьи и
помещение в воспитательное учреждение, переезд на новое местожительство и т.
п.) и проявляется в отказе от контактов, игр, другой какой-нибудь деятельности.
Реакция оппозиции возникает как активный протест против чрезмерных
требований, предъявляемых к подростку, а также как следствие резкого
уменьшения привычного внимания со стороны взрослых, родителей или близких
лиц. Эта реакция может проявляться весьма разнообразно - от прогулов в школе и
побегов из дома до кражи и попыток самоубийства, всегда несерьезных и
демонстративных.
Реакция имитации проявляется в подражании определенному лицу или образу.
Чаще всего подросток подражает кому-либо из своих товарищей, более
популярному в среде сверстников и более в чем-либо преуспевающему. Нередко
предметом подражания становятся кумиры молодежной моды. Модель для
подражания, как правило, диктует своя компания, группа, к которой принадлежит
подросток и с которой он идентифицирует себя (т.н. референтная группа).
Взрослый также может стать объектом имитации, если только он пользуется
высоким авторитетом и уважением у подростка. Иногда в роли такого образца для
подражания выступает отрицательный персонаж, нередко имеющий судимость,
окруженный ореолом преступной романтики.
Отрицательная реакция имитации выражается в том, что все поведение
строится как противоположное определенному образцу модели (по механизму
реактивного образования). В качестве иллюстрации А. Е. Личко приводит пример
подростка, который подчеркнуто отказывался от всяких предлагаемых семьей
материальных благ, от возможности по знакомству поступить в престижное
учебное заведение и предпочитал немодную поношенную одежду,
непривлекательную работу, компанию неудачников. Все его поведение было
противопоставлено идеалу, которому служил его отец - преуспевающий делец и
стяжатель. Или другой пример. Подросток, наблюдавший с раннего возраста сцены
68
унижения и издевательства над своим вечно пьяным отцом со стороны соседей, и
будучи трудновоспитуемым, социально запущенным, тем не менее всячески
избегал употребления спиртных напитков.
Реакция компенсации проявляется в том, что свою слабость и неудачи в одной
области подросток стремится восполнить успехами в другой. Например,
болезненный, физически слабый подросток, неспособный утвердить себя среди
сверстников в подвижных играх, мужских видах спорта, компенсирует ощущение
своей неполноценности отличными успехами в учебе или поражающими
сверстников подробнейшими сведениями из интересующих их видов спорта. И,
наоборот, неудачи в школе могут компенсироваться (восполняться) смелостью,
отвагой, рискованным поведением в уличных компаниях.
Реакция гиперкомпенсации выражается в упорном стремлении подростка
добиться успехов (признания среди сверстников) именно в той области, где он
слаб. Например, хилый мальчик усиленно занимается акробатикой и добивается
значительных успехов. Трусливый подросток, чтобы казаться в глазах сверстников
смелым, в силу гиперкомпенсации (по механизму реактивного образования) может
совершить озорные и безрассудные действия, граничащие с хулиганством.
Значительную роль в формировании отклоняющегося поведения
несовершеннолетних играют личностные особенности. В исследованиях
отмечается повышенная готовность к патологическому, асоциальному
реагированию на неблагоприятные условия у подростков с акцентуациями
характера. Подростковые акцентуации характера - это крайние варианты нормы,
при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего
обнаруживается избирательная уязвимость в отношении к определенного рода
психогенным воздействиям при хорошей и даже повышенной устойчивости к
другим.
Рассмотрим некоторые типы акцентуации, приводящие (при определенных
условиях) к социальной дезадаптации подростков и способствующие их
антисоциальному поведению.
Гипертимный тип. Подростки этого типа с детства отличаются большой
шумливостью, неугомонностью, общительностью, чрезмерной
самостоятельностью, даже смелостью, склонностью к озорству. В компаниях
сверстников тяготеют к лидерству, любят риск и авантюры, своей
непоседливостью приносят массу хлопот взрослым. Одноклассникам импонирует
их физическая сила, находчивость, умение постоять за своих, найти выход из
трудной ситуации. Несмотря на хорошие способности, живой ум, умение
схватывать все на лету, они учатся неровно из-за неустойчивости, отвлекаемости,
недисциплинированности.
Главная их черта - почти всегда хорошее, даже несколько приподнятое
настроение, которое лишь изредка омрачается вспышками раздражения и гнева,
вызванными противодействием окружающих, их стремлением подавить слишком
бурную энергию подростка, подчинить его своей воле. У них ярко выражена
реакция эмансипации, они во всем довольно рано проявляют самостоятельность,
независимость, инициативу, не терпят мелочной опеки.

69
Слабым местом гипертимного подростка является непереносимость
однообразной обстановки, монотонного труда, неспособность длительно
соблюдать определенные правила поведения. Конфликты со сверстниками
возникают из-за претензий на роль вожака.
При отсутствии должного контроля, надлежащего воспитания гипертимный
подросток может оказаться в «плохой компании», пристраститься к спиртному,
наркотикам, рано начать половую жизнь. Нередко к таким подросткам с
отклонениями в поведении применяют репрессивные меры воздействия, что
зачастую не только не исправляет положение дела, но еще больше настраивает их
против воспитателей. Тактика психолого-педагогического воздействия должна
исходить не из подавления, а из искусной переориентации подростка на
интересующую его социально полезную деятельность, где бы он мог
удовлетворить свои лидерские потребности и получить энергетическую разрядку в
деятельности.
Лабильный тип. Главная черта таких подростков - крайняя неустойчивость
настроения, которое меняется слишком часто и чрезмерно резко под воздействием
ничтожных, малозаметных для окружающих поводов. Смена настроения влияет
соответственно и на отношения подростков с окружающими. Этих подростков
отличают глубокие чувства, искренняя привязанность к тем, кто с ними приветлив,
заботлив, любит и уважает их. Утрата близких переносится ими очень тяжело. Они
способны на преданную дружбу, предпочитая дружить с теми, кто в трудную
минуту способен утешить, отвлечь, при нападках - защитить. Любят компании,
новую обстановку, но в отличие от гипертимных подростков ищут в них не поле
деятельности, а лишь новые впечатления.
Реакция эмансипации выражена умеренно, она усиливается в случае
неблагоприятной семейной обстановки, когда такие подростки рвутся из дома.
Тяга к группированию со сверстниками также выражена умеренно. В группе
товарищей на роль вожака они никогда не претендуют.
«Слабым звеном» лабильного подростка является эмоциональное отвержение
со стороны близких лиц, утрата их или полная разлука с ними. Длительная
неблагоприятная обстановка в сочетании с недоброжелательным вниманием со
стороны окружения, эмоциональным отвержением и третированием со стороны
близких, а также гиперпротекцией может толкнуть такого подростка на поиски
эмоциональных контактов в асоциальных компаниях.
Шизоидный (интравертированный) тип. Главными чертами подростков с
данным типом акцентуации являются замкнутость, погруженность в мир далеких
от реального мира мыслей, идей, образов, увлечений. Они малоспособны
устанавливать контакты со сверстниками вследствие недостаточно развитой
интуиции - способности угадывать мысли, желания и переживания других и
эмпатии - способности сопереживать, откликаться на радости или печаль другого,
понять чужую беду. Слабость интуиции и эмпатии создает впечатление холодности
и черствости.
Реакция эмансипации у них проявляется своеобразно: подросток может не
замечать мелочной опеки в быту, подчиняться существующему порядку и режиму,

70
но бурно протестует на малейшую попытку вторгнуться во внутренний мир своих
увлечений, интересов.
Реакция группирования со сверстниками выражена слабо. Замкнутость и
отгороженность затрудняет контакты, неподатливость же влиянию извне не
позволяет слиться с группой.
Слабым местом интравертированного подростка является его неспособность к
общению с окружающими, требующему искреннего внимания, сочувствия,
активной помощи. Труднопереносимым для него является также грубое,
насильственное вторжение в интимный мир фантазий и увлечений.
Алкоголизация не характерна. В отдельных случаях алкоголь, а также
наркотики могут использоваться в качестве «коммуникативного допинга» как
средство, облегчающее установление контактов со сверстниками.
Делинквентное поведение встречается редко; если правонарушения
совершаются, то, как правило, в одиночку, с целью добиться признания среди
сверстников. Шизоидные подростки предпочитают воровать в одиночку, выбирают
воровскую «профессию», требующую искусных навыков (кража денег из
внутренних карманов или умение влезть в квартиру через форточку).
Эпилептоидный (возбудимый) тип. Некоторые черты этого типа
обнаруживаются еще в детстве. Ребенок может часами плакать, его трудно
утешить. Довольно рано могут выявляться садистские наклонности: такие дети
любят мучить животных, дразнить малышей и издеваться над ними. Главной
чертой эпилептоидного подростка является склонность к периодам злобно-
тоскливого настроения, сопровождающуюся накипающим раздражением и
поиском «козла отпущения», на котором можно сорвать зло. С этим тесно связана
аффективная взрывчатость. Повод для взрыва может быть ничтожным. В таком
состоянии подросток может нагрубить, оскорбить, ударить, способен яростно
крушить все, что попадает под руку. Реже ярость оборачивается самоагрессией с
нанесением себе повреждений, иногда даже тяжелых. Алкогольное опьянение
часто сопровождается диким возбуждением, стремлением все бить и крушить,
драками.
Реакция эмансипации у эпилептоидных подростков протекает очень тяжело.
Дело может доходить до проявления крайней озлобленности и мстительности по
отношению к родным и даже до полного разрыва с ними. В то же время они
склонны к угодничеству перед начальством, если ждут от него поддержки или
каких-либо выгод для себя. Реакция группирования со сверстниками сопряжена со
стремлением к властвованию, с желанием занять позицию безусловного лидера.
Однако, упоенные властью, они теряют чувство меры, чем вызывают возмущение
сверстников, которые их ниспровергают. Такие подростки склонны к азартным
играм, из спортивных занятий предпочитают те, которые позволяют развить
физическую силу (тяжелая атлетика, борьба, бокс и т. п.).
Слабым местом этой акцентуации является неспособность унять свое
властолюбие, необузданная ревность. Воспитание в жестоких условиях часто
способствует проявлению острых аффективных, главным образом агрессивных,
реакций, создавая почву для делинквентных и криминальных поступков.

71
Истероидный (демонстративный) тип. Отличительной чертой подростков
этого типа является беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда постоянного
внимания к своей персоне, восхищения, удивления, почитания, сочувствия. Им
присущи лживость и фантазирование, которые целиком направлены на
приукрашивание своей особы с тем, чтобы опять же привлечь к себе внимание
окружающих. Даже успехи в учебе в младших и средних классах во многом
зависят у них от того, ставят ли их в пример одноклассникам. В подростковом
возрасте с той же целью - привлечь к себе внимание - могут встать даже на путь
нарушения правил поведения. Делинквентность сводится к прогулам, нежеланию
учиться и работать, так как «серая жизнь» им не по вкусу. Склонны к
вызывающему поведению в общественных местах, с детских лет могут начать
убегать из дома. Любят преувеличивать свою алкоголизацию, употребление
наркотиков: прихвастнуть огромным количеством выпитого, блеснуть изысканным
набором алкогольных напитков или расписывать необычные состояния от приема
экстравагантных наркотических средств типа героина или ЛСД.
Им свойственна реакция оппозиции на утрату роли семейного кумира и даже
на уменьшение привычного внимания со стороны близких. Чаще всего эта реакция
оппозиции проявляется такими нарушениями поведения, как вдруг начавшиеся
выпивки, знакомство с наркотиками, воровство, прогулы, участие в асоциальных
компаниях. Все это делается с целью вернуть со стороны родных прежнее
внимание и заботу.
Реакция эмансипации может иметь бурные внешние проявления - побеги из
дома, конфликты с родными, громогласные требования свободы и
самостоятельности. Однако подлинная свобода и самостоятельность им
несвойственны, от внимания и забот близких они вовсе не жаждут избавиться.
Реакция группирования со сверстниками всегда связана с претензиями на
лидерство или на исключительное положение в группе.
Слабым местом истероидного подростка является эгоцентризм, неспособность
занять видное положение среди сверстников, поэтому он тяжело переживает
утрату внимания окружения или особо значимых лиц, удары по самолюбию,
развенчания своей исключительности. Все это может приводить к острым
аффективным реакциям демонстративного типа, включая имитацию попыток
самоубийства, а также нарушения поведения, уход в асоциальные компании.
Неустойчивый тип. С детства отличаются непослушанием, всюду и во все
лезут, но при этом трусливы, боятся наказаний, легко подчиняются другим детям.
Элементарные правила поведения усваивают с трудом. С первых классов школы не
желают учиться.
Вместе с тем рано обнаруживается повышенная тяга к развлечениям,
удовольствиям, праздности, безделью. Убегают с уроков в кино или просто
погулять по улице, все свободное время любят проводить в местах, где обычно
собираются подростки. Еще в детстве начинают курить. Все дурное словно липнет
к ним. Легко идут на мелкие кражи, тянутся к уличным компаниям. В
подростковом возрасте прежние развлечения вроде кино их уже не удовлетворяют.
Стремятся испытать более сильные и острые ощущения, для чего употребляют

72
алкоголь, принимают наркотики, токсические вещества, совершают хулиганские
поступки.
Реакция эмансипации у неустойчивых подростков выражается в стремлении
высвободиться из-под малейшей родительской опеки, чтобы развлекаться,
получать удовольствия. Реакция группирования проявляется в раннем тяготении к
уличным подростковым асоциальным компаниям. Трусость и недостаточная
инициативность не позволяют им занять здесь лидирующее положение. Обычно
они становятся послушными орудиями асоциальных компаний, которые
используют их в групповых правонарушениях в качестве исполнителей.
Ни учеба, ни труд их не интересуют. Работают они только при крайней
необходимости.
Безнадзорность, обстановка попустительства открывают путь для праздности,
безделья, алкоголизации, вхождения в асоциальные компании, что является слабым
местом данного типа.
Конформный тип. Главная черта этого типа - постоянное соглашательство с
тем, что диктует непосредственное окружение. Эти подростки как бы утрачивают
свое личное отношение к происходящему вокруг. Их главное качество, жизненный
принцип - жить «как все», думать, поступать «как все», стараться, чтобы все у них
было «как у всех» - от одежды и домашней обстановки до мировоззрения и оценок.
Во всем они держатся «золотой» середины, не отличаясь ничем от большинства,
стремятся всегда соответствовать своему окружению и поэтому совершенно не
могут ему противостоять. Конформные подростки - полностью продукт своей
микросреды. В хорошем окружении - это неплохие ребята, исполнительные и
старательные. Попав же в дурную среду, они постепенно усваивают все ее обычаи
и привычки, манеры и поведение. Вот почему такие подростки «за компанию»
легко спиваются, могут быть втянуты в групповые правонарушения.
Конформные ребята предпочитают плыть по течению, не раскрывая до конца
свои потенциальные возможности в учебе и трудовой деятельности. Им не
свойственны инициативность, смелость, решительность, оригинальность в
суждениях и поступках. Они очень дорожат своим местом в привычной группе
сверстников, стабильностью группы, не изъявляя никакого желания менять по
личной инициативе одну группу на другую.
Реакция эмансипации ярко проявляется только в том случае, если родители,
педагоги, старшие пытаются оторвать конформного подростка от привычной
группы сверстников или противодействовать имитации распространенных в этой
группе увлечений, манер поведения, одежды и т. д. Реакция группирования со
сверстниками выражается в "растворении" в своей привычной группе без
претензий на лидирующее положение.
Самое уязвимое, слабое место конформного подростка - неспособность
противостоять дурному влиянию. Если по какой-либо причине привычная группа
сверстников изгоняет его, он, как правило, поддается влиянию уличных компаний -
втягивается в алкоголизацию, употребление наркотиков, в групповые
правонарушения, его легко подбить на побег из дому или на расправу с чужаками.
Какова вероятность или частота вовлечения перечисленных подростковых
акцентуатов в девиантное (отклоняющееся) поведение? А. Е. Личко приводит
73
следующие данные: на неустойчивый тип акцентуации характера падает 76 %
делинквентного поведения, на эпилептоидный - 61 %, на истероидный - 52 %, на
шизоидный - 44 %, на гипертимный - 36 % и на лабильный - тоже 36 % .
При обследовании делинквентных подростков, направленных в специальное
ПТУ, наиболее частыми типами акцентуаций характера также оказались
неустойчивый, эпилептоидный и истероидный.
Каждому типу акцентуаций характера присущи определенные особенности
делинквентного поведения. У неустойчивых обнаруживается два возрастных пика
отклоняющегося поведения: один совпадает с переходом в 4 - 5 классы школы - от
одного учителя к предметной системе с более сложной программой обучения,
другой падает на окончание 8-летнего образования и переход в ПТУ. Причем
делинквентность неустойчивых в 90 % случаев сочетается с ранней
алкоголизацией.
У гипертимов начало делинквентности в 50 % случаев падает на
предподростковый возраст - 10 - 12 лет.
Отклоняющееся поведение у истероидов начинается в разные годы - от 10 до
15 лет. У них обнаруживается особая склонность к воровству, мошенничеству,
хулиганским действиям. Алкоголизация у этого типа встречалась лишь в 35 %
случаев.
Начало делинквентности у эпилептоидов сходно с таковыми у неустойчивых,
однако для них более типичны драки, жестокие избиения.
Начало отклоняющегося поведения у шизоидов в 60 % случаев относилось к
более старшему подростковому возрасту - к 15 - 16 годам. Они более склонны к
сексуальным правонарушениям.
Мотивы одних и тех же правонарушений, как выявил А. Е. Личко, могут быть
самыми различными. «Кражи неустойчивого подростка - чаще путь раздобыть
средства для развлечений и удовольствий. Кражи гипертимного подростка могут
носить «престижный характер», то есть предназначены показать сверстникам его
смелость и превосходство. Эпилептоиды воруют, имея целью прежде всего
присвоение материальной ценности, но иногда сам риск, острые ощущения в
процессе совершения кражи доставляют им трудно описуемое наслаждение. Среди
шизоидов встречаются «символические» кражи (присвоение предметов,
принадлежащих объекту тайного обожания), кражи во имя «восстановления
справедливости» или в целях пополнения собираемой коллекции".
В реальности только мировоззрение отличает одних людей от других. Оно
либо позитивное, и тогда его носители всегда найдут общий язык между собой,
либо негативное, и тогда они будут искать виноватых везде, кроме зеркала.

74
5. Манипуляция сознанием подростков.

«Во что смотришься – в то и преобразуешься».


Интегральное преобразование Лапласа

(Преобразование Лапласа - интегральное преобразование, связывающее


функцию комплексного переменного (изображение) с функцией
вещественного переменного (оригинал).

Мы разобрали, что несовершеннолетние совершают поступки либо в


зависимости от личностных качеств, либо их на это сподвигает микросреда,
которая, в силу их небольшого жизненного опыта, незначительна. Но скорее всего
– в силу обеих факторов в различной пропорции. Т.е. на жизненные ситуации они
смотрят очень субъективно. Плюс неразвитость второй сигнальной системы. Одно
слово – онижедети. Разберём по отдельности.
Внешний фактор. То, что происходит сейчас в России – тема для сотен
диссертаций по различным отраслям.
Случилось страшное. Базовые бытовые потребности подавляющего
большинства обывателей оказались удовлетворенными. Это значит: естественные
и разумные. Потребности в достаточной и здоровой пище, в нормальной и даже не
лишённой определённой красоты одежде по сезону, в достаточно просторном и
гигиеничном жилье. У семьи завелись автомобили, бытовая техника.
Иными словами, модель развития, основанная на удовлетворении нормальных
потребностей на заработанные людьми деньги, исчерпала себя.
Но капитализм не может существовать без экспансии. Глобальному бизнесу
нужны новые и новые рынки сбыта. И эти рынки были найдены. Они были
найдены в душах людей.
Капитализм начал уже не удовлетворять, а создавать всё новые, и новые
потребности. И триумфально их удовлетворять. Так, операторами сотовой связи
создана потребность непрерывно болтать по телефону, фармацевтическими
корпорациями – потребность постоянно глотать таблетки, фабрикантами одежды –
менять её чуть не каждый день и уж во всяком случае – каждый сезон.
Можно также создавать новые опасности – и защищать от них с помощью
соответствующих товаров. Защищают от всего: от перхоти, от микробов в унитазе,
от излучения сотового телефона. Например, на российском рынке лучше всего идёт
модель «бегство от опасности».
На первый план вышел маркетинг. В сущности, это учение о том, как впарить
ненужное. То есть как сделать так, чтобы ненужное показалось нужным и его
купили. Такова же роль тотальной рекламы.
Для того чтобы люди покупали что попало, разумные доводы отменили.
Навязывание потребностей происходит строго на эмоциональном уровне. Реклама
апеллирует к эмоциям – это более низкий пласт психики, чем разум. Ниже эмоций
– только инстинкты. Сегодня реклама всё больше апеллирует прямо к ним. Для
того, чтобы процесс шёл бодрее, необходимо устранить препятствие в виде

75
рационального сознания, привычек критического мышления и научных знаний,
распространённых в массах. И вот уже не люди контролируют свои желания, это
желания контролируют самих людей.
Речь идёт о глобальном формировании идеального потребителя, полностью
лишённого рационального сознания и научных знаний о мире.
Однако как бы ни был идеален идеальный потребитель, всё равно он ничего не
купит, если у него вульгарно нет денег. Решение и этой задачки было найдено:
потребительский кредит.
Кредит существовал всегда, но главным заёмщиком в классической экономике
является бизнес, а не домохозяйства. Жить в долг вдруг стало не только не стыдно,
но даже почётно.
Кредит выбил почву из-под ног у всякой рациональности сознания. Люди ни с
того ни с сего стали как бы гораздо богаче, не предприняв к тому ни малейших
усилий. Они не стали ни лучше, ни больше работать, они не изобрели новых
источников богатства, но вдруг невозможное прежде стало возможным. Банки
стали раздавать кредиты не тем, кто, по мнению заимодавца, сможет этот кредит
вернуть, а тем, кто способен его обслуживать, т.е. платить проценты.
«Надо ли возвращать? Ну, в принципе, да. Но мало ли что в принципе надо, а
на практике как-нибудь перекрутимся».
Единственное, что на сегодняшний день требуется от обывателя – это хотеть.
Постоянно хотеть: новых вещей, поездок, развлечений, впечатлений. Это раньше
учили: на каждое хотенье есть терпенье. Сегодня кто не хочет – завистливый лох,
убогий лузер, ностальгирующий по совковой серости. А настоящий человек хочет
всегда. И всего. Для того и существуют банки с его потребительским кредитом.
Протяни руку и возьми. Нет никаких ограничений. Ты – главный, ты – лучший, всё
для тебя. Возьми же, возьми, купи, получи. Кредит за пять минут, за одно
посещение, одним движением без поручителей, только зайди…
Люди всё больше и больше живут не разумом, а эмоциями. Шопенгауэр
приписывал такое мировосприятие женщинам и детям. Теперь так предписано
мыслить всем, и многие, очень многие радостно исполняют это предписание.
Возможно, мы присутствуем при выведении новой человеческой породы: взамен
человека разумного – человека эмоционального.
Не удивлюсь, что через некоторое время человек, привыкший думать и
рассуждать, будет считаться «тормозом», едва не аутистом.
Детей травят масскультом, вызывающим массовый психоз, примитивной
музыкой, бессвязной и обрывочной «смс-литературой», пичкают театром маразма
и трёхмерным кинематографом с плоским сюжетом, заставляя искать подтекст там,
где нет и прямого смысла, кормят фаст-артом…В современном искусстве нет места
психологии и человеческим отношениям, всё сведено к голому
немотивированному «экшну», действующие лица которого - плоские, как герои
компьютерных игр.
Современное искусство калечит, делая молодое поколение моральными
дальтониками, не различающими, что такое хорошо, а что такое плохо.
Индустрия развлечений — это тоталитарная секта, на воротах которой
написано: «Оставь себя, всяк сюда входящий». Диктатура глянца убивает не только
76
души: обезумевшие фанаты прыгают из окон, вскрывают вены». Их называют
жертвами «гламурного фашизма».
Поп-арт - высокоприбыльный бизнес и потому он вытесняет истинное
искусство. Ради прибыли поп-арт разрушает разум, психику, физическое здоровье.
Рок-музыка вызывает мутации на генетическом уровне, наиболее «продвинутые»
поп-звёзды ради коммерческого успеха создают психологическую зависимость у
слушателей на концертах с помощью оборудования –
разновидности психотронного оружия. И эти преступления против личности никак
не наказываются.
Произведения так называемого «поп-арта», безусловно, созданы психически
нездоровыми людьми либо мошенниками (чаще это «два в одном»). Их задача –
искажение сознания нормальных людей, превращение их в душевнобольных,
принимающих уродство за образец прекрасного. Задача поп-арта – вытравить всё
человеческое в человеке, убить чувство любви, патриотизм. 
Из этой же серии инсталляция коровы российского «галериста» М.Гельмана с
надписью под хвостом «Загляни в глубь России!» Но глумящийся над святынями
автор не сидит ни в тюрьме, ни в сумасшедшем доме, а, напротив, получает
большой заказ от администрации Перми, уродуя город безобразными фигурами.
«Шедевры» скульптора Шемякина охраняет полиция, ибо у нормальных людей они
зачастую вызывают естественное желание сломать их. В центре Москвы
функционирует парк «Музеон», где выставлены скульптуры, созданные
психически больными людьми. Там же осуществляется сбор средств в их
поддержку. А нормальных людей тащат «любоваться» истерическим
зудом психически больных, ненавидящих мир здоровых, страну, в которой они
живут.
Технологии манипуляций сознанием совершенствуются - очень немногие
способны им противостоять благодаря наличию интеллекта. Но интеллект
уничтожается нынешней системой образования, которое финансовая мафия
уродует в собственных корыстных интересах. Сокращение образовательных
программ, искажение истории, введение технологий, губящих мыслительные
способности человека (типа ЕГЭ) превращают ребёнка в дебила. Подобными
средствами, как отметил академик С.П. Капица на заседании правительства,
«Россию превращают в страну дураков».
Сложившаяся в последние два десятка пореформенных лет школа воспитывает
не созидателя, а  потребителя. Формируется поколение с явно выраженной
асоциальной позицией, имеющее уровень образования достаточный, чтобы
написать свое имя, знать 4 арифметических действия и понимать язык господина.
К этому уровню подталкивает новый образовательный стандарт,
предусматривающий введение платы за «необязательные» уроки, в число которых
попадают физика, математика, история, литература. Вследствие низкого уровня
жизни в стране около 40% населения не смогут платить за «лишние» предметы, что
будет способствовать дальнейшей деградации населения. И хотя введение этой
нормы пока откладывается, тенденция сокращения образовательных программ
сохраняется.

77
Успехи демократической дебилизации налицо: сегодня уже 20% школьников
считают Солнце спутником Земли.
Бывшая лучшей в мире основанная на русских традициях советская система
образования заменяется западной, предусматривающей, в частности, модульное
обучение, исключающее образование стабильных студенческих групп, что не даёт
сформироваться социальной общности. Но сегодня речь идёт уже о переходе на
неприсутственное (дистантное) образование. К 2030 году предполагается
полностью ликвидировать традиционное российское образование и заменить его на
он-лайн обучение по международным франшизам – античеловеческое, жестокое,
изготовление людей-роботов.
Для выбора профессии предлагается использовать сканирование головного
мозга.
В результате массовой обработки большая часть граждан России больна и
несчастлива, но покоряются обстоятельствам, «выживает», потому что рабство в
некотором смысле комфортно, оно избавляет от принятия самостоятельных
решений, от ответственности и борьбы.
Именно это – желаемый для манипуляторов результат, но он порождает рост
числа неполноценных людей. Большинство граждан России уже не понимает
смысла происходящего, не осознаёт, что, покоряясь существующей системе, не
оказывая ей сопротивления, «выживая» в капсуле своего частного мирка, они
неминуемо погибают. Кто же эти «манипуляторы»?
Согласно одной из версий антропогенеза, в процессе эволюции в составе
человечества остались люди, несущие черты животных, которые не являются
людьми в чисто клиническом смысле, т.к. у них есть отклонения в строении мозга,
что приводит к отсутствию нравственности, т.е. того свойства, которое делает
человека человеком.  (Б.Ф.Поршнев «О начале человеческой истории
(проблемы палеопсихологии)». По предварительному диагнозу А.Р.Лурия у них
«дефицит префронтальных отделов лобных долей головного мозга». По
уточняющим же данным позитронной эмиссионной томографии (ПЭТ) данный
дефект - это «церебральная дисфункция».
Человекоподобные существа, лишённые совести – это особый вид, не
имеющий к человеку разумному никакого отношения. В популяционной генетике
подобный феномен внешней схожести именуется как «виды-
двойники». Псевдолюди могут добиваться успеха потому, что являются более
агрессивными и примитивными существами, в действиях которых отсутствуют
нравственные ограничители.
Т.е. сфера влечения растормаживается. Человека провоцируют жаждать
низменных удовольствий. Все время рекламируют продукты, мебель, машины,
одежду. Кроме того, происходит растормаживание сексуальной сферы, разрушение
стыда — это не просто ошибка, это страшное преступление и перед детьми, и
перед взрослыми. Я думаю, что ничего страшнее разрушения стыда вообще не
существует, потому что чувство интимного стыда — это один из главных
показателей психической нормы. И когда людей призывают к бесстыдному
поведению как к эталону, и говорят, что нужно отбросить ложный стыд, поскольку
что естественно, то не стыдно, фактически их призывают к искусственной
78
инвалидизации психики. А бесстыдство, которое многие люди, особенно молодые,
считают проявлением здоровой раскованности, свойственно не только пациентам с
шизофренией, но еще и больным, которые страдают истерическими
заболеваниями, например, истерическим психозом.
Далее - представителей каких профессий называют «успешными». На ум сразу
приходят знаменитые актеры и певцы всех мастей, политики, топовые бизнесмены
— все те, кто наделен властью, деньгами или попросту популярностью. Попробуем
представить себе «успешного врача». Кто это: тот, кто умеет проводить
сложнейшие операции на высоком уровне и спасает жизни или тот, кто открыл
частную клинику, заполучил богатых клиентов и заработал состояние? «Успешный
писатель» — тот, кто создал по-настоящему выдающееся произведение или тот,
кто издается миллионными тиражами? А уж сочетания вроде «успешный ученый»,
«успешный преподаватель», «успешный геолог» и вовсе кажутся оксюмороном в
таком контексте.
Здесь-то и возникает парадокс, о котором изначально говорил Дэвид Орр:
получается, что планета вертится не за счет тех, кого мы дружно окрестили
«успешными» и водрузили на пьедестал почета. «Успешные люди» не учат наших
детей в школе. «Успешные люди» не лечат нас от простуды. «Успешные люди» не
спасают людей во время катастроф. «Успешные люди» не пекут хлеб, не водят
трамваи и не моют пол у вас в офисе. Но ведь те, кто делает это, объективно
намного полезнее для общества, чем вся армия поп-певичек, менеджеров и
олигархов.
Но самое интересное даже не в этом. Удивительнее всего, что в современном
обществе «успех» не равняется «счастью» практически ни при каких условиях.
Например, «успешными женщинами» обычно называют карьеристок, а
«счастливыми» почему-то по-прежнему — жен и матерей. «Успешными
мужчинами» опять же считают тех, кто умеет зарабатывать и обеспечивать себя
материальными благами, а «счастливыми мужчинами»... Честно говоря, я и не
слышал, чтобы кого-то называли «счастливым мужчиной».
Существующая модель успеха исключает счастье и в принципе является
нездоровой.
Массовая пропаганда «модели успеха» подсознательно создаёт у многих
подростков неправильное мировоззрение. Примером такого бессознательного
восприятия информации, распространяемой в пространстве, является «эффект 101
обезъяны»:
Учёные изучали макак на японском острове Кодзима в 1952 году и заметили,
что некоторые из обезьян научились мыть батат (сладкий картофель). Это новое
поведение стало постепенно распространяться через молодое поколение обезьян,
которые учились у взрослых в обычной форме - путём наблюдения и повторения.
Далее исследователи отметили, что когда критическое число обезьян было
достигнуто (т.н. «сто первая обезьяна»), усвоенное поведение мгновенно
распространилось не только на всю популяцию, а также на популяцию всего
архипелага. Т.е. одна обезьяна наладила помывку картофеля, информация об этом
пошла наверх, но это очень слабое воздействие и обратной связи пока нет. Две,
пять, десять обезьян стали делать то же самое. Канал расширился, но
79
незначительно. 99 обезьян. Канал уже широкий, но еще нет обратной связи,
информация поступает только в одном направлении. И вот сто первая обезьяна
присоединилась к остальным. Возникает «пробой» и информация начинает
циркулировать в обе стороны! Очевидно, что обмен информацией происходит
избирательно, в зависимости от вида - обезьяны настроены на определенную
условную частоту, еноты на другую, медведи на свою. Эти потоки не
пересекаются, а действуют неизвестным образом избирательно только своему
виду.
У людей научные открытия делались в подавляющем большинстве
несколькими людьми, не связанными друг с другом, с минимальным разрывом во
времени. Даже фундаментальнейшее открытие теоретической возможности
расщепления атома было сделано почти одновременно на двух разных
континентах. Возможно, что научные открытия и достижения в истории
происходили именно тогда, когда количество исследователей определённых идей
достигало определённой критической массы.
Ещё пример: в 90-е годы компьютерные сети прокладывали инженеры,
затрачивая на это длительное время, и такая работа была высокооплачиваемой.
Сейчас системным администратором может быть любой студент, и сети они тянут
«за пять минут и три копейки».
А уж освоение современными детьми без помощи взрослых различных
гаджетов – от телевизора до компьютера известно всем. При том, что старые люди
с этим управляются с трудом. И таким примерам несть числа.
Т.е. массовое распространение определённой информации автоматически
воспринимается развивающимися личностями на уровне убеждений как
руководство к действию.
У нынешних 14-ти-20-тилетних нарциссическое расстройство личности
встречается втрое чаще, чем у поколения тех, кому сегодня 55+. Студенты 2012-го
года на 58% более нарциссичны, чем студенты 1982-го. Назовём их «миллениалы».
Поколение миллениалов состоит из тех, кто родился между 1980-м и 2000-м; т.е.
сегодня это, в основном, подростки и те, кому 20+.
По мере взросления, миллениалы получают такое количество поощрительных
призов за участие во всевозможных конкурсах и соревнованиях, что 40% из них
рассчитывают на повышение каждые два года, вне зависимости от успехов.
Они одержимы славой: опрос 2010-го года показывает, что школьниц, которые
хотят стать личным ассистентом известного человека втрое больше, чем тех, кто
хочет стать сенатором, тех, кто предпочтёт работу ассистента работе генерального
директора крупнейшей корпорации – вчетверо больше.
Миллениалы уверены в собственной крутизне: 60% из них считают, что
способны интуитивно определить что правильно, а что нет. При этом большинство
тех, кому сегодня от 18 до 29 лет, всё ещё живут с родителями.
Они ленивы: в 1992-м году около 80% людей в возрасте до 23 лет хотели
получить работу с высокой степенью ответственности, 10 лет спустя этот
показатель упал до 60%.
Миллениалы разных стран отличаются друг от друга, но, благодаря
социальным сетям, глобализации и скорости перемен, у миллениала из одной
80
страны куда больше общего с миллениалом из другой страны, чем со старшими
поколениями внутри его собственного народа.
Интернет, урбанизация и политика «одна семья – один ребёнок» формируют
новое поколение невероятно самоуверенных и зацикленных на себе людей.
Всё это уже не проблема сугубо богатых: бедные миллениалы даже более
нарциссичны, материалистичны и зависимы от технологий.
Они – самое грозное и волнующее поколение со времён бэйби-бумеров. И не
потому, что хотят прорваться в истеблишмент, но потому, что растут без него.
Индустриальная революция сделала индивида сильнее – у него появилась
возможность переехать в город, заняться бизнесом и создать собственную
организацию. Информационная революция только усугубила процессы
эмансипации, предоставив человеку технологии, с помощью которых он может
бросить вызов большим организациям: блоггеры против газет, YouTube-режиссеры
против голливудских студий, инди-разработчики и хакеры против индустрий и
корпораций, террористы-одиночки против целых государств…
Миллениалы выросли в эру приумноженного «Я». Они фиксируют каждый
свой шаг (FitBit), местоположение (Foursquare), и генетические данные (23 and Me).
При этом по сравнению с предыдущими поколениями, они проявляют гораздо
меньшую гражданскую активность и почти не принимают участия в политической
жизни.
Несмотря на уверенность в своём будущем, миллениалы растягивают
жизненный этап между подростковым возрастом и совершеннолетием.
Идея подростка возникла в 1920-х, в 1910 лишь незначительный процент детей
шел в среднюю школу. Большинство их социальных интеракций происходило с
взрослыми членами своей семьи или на рабочем месте.
Сегодня мобильные телефоны позволяют детям социализироваться ежечасно –
по данным Pew, они отправляют порядка 88 сообщений в день, и живут под
постоянным влиянием своих друзей.
Истории неизвестны люди, которые могли бы повзрослеть под влиянием
одногодок. Чтобы развиваться, нужны те, кто старше: 17-летние не взрослеют, если
общаются только с 17-летними.
Миллениалы взаимодействуют с миром круглые сутки, но, в основном, через
экран. Встречаясь друг с другом, они продолжают писать сообщения в телефоне.
70% из них проверяют свой телефон каждый час, многие испытывают синдром
фантомной вибрации в кармане.
Постоянный поиск дозы дофамина («Кто-то полайкал мой пост на Facebook»)
снижает креативность. По данным тестов Торранса, креативность молодежи росла
с середины 1960-х до середины 1980-х. Затем падала, и резко обвалилась в 1998-м.
Начиная с 2000-го года аналогичное падение показателей наблюдается
относительно эмпатии, которая необходима, чтобы интересоваться другими
людьми и точками зрения.
В чём миллениалы умельцы, так это в умении «продавать себя» - превращать
себя в брэнды с огромными хвостами из «фрэндов» и «фолловеров». Как и в случае
с любыми другими продажами, позитив и уверенность в себе работают здесь на
ура.
81
«Люди раздувают себя, как шары, на Facebook», – говорит Кейт Кембл,
профессор психологии университета Джорджии, - когда все рассказывают тебе о
своих вечеринках и успехах, ты начинаешь приукрашать и собственную жизнь.
Активничая в Instagram, YouTube и Twitter, ты можешь стать микро-звездой».
Миллениалы росли на реалити-шоу, которые являются, по сути,
документалками о нарциссах. Они подготовлены жить в этом жанре.
В 1979-м году, Кристофер Лэч писал в своей «Культуре Нарциссизма»:
«Медиа питают нарциссические мечты о славе, воодушевляя простых людей
идентифицировать себя со звёздами и ненавидеть «стадо», тем самым делая
банальность повседневного существования всё более невыносимой».
Самоактуализация миллениалов – это скорее продолжение определённой
культурно-исторической тенденции, нежели революция на фоне былых поколений.
Они являются не новым видом, но лишь мутантами. Их надменная дерзость – это
не столько защитная реакция, сколько технология адаптации к среде обитания –
миру изобилия.
Те, кто не хочет взрослеть, откладывают принятие серьезных жизненных
решений, поскольку выбирают из огромного ассортимента карьерных опций,
многих из которых ещё не существовало десятилетие назад. Кто будет карабкаться
по карьерной лестнице в компании, если ещё до 26 лет ему предстоит сменить
около 7 работ?
Благодаря онлайн-свиданиям, социальным сетям и возможности поддерживать
интернациональные связи, людям больше не нужно вступать в брак с
одноклассниками или даже гражданами одной с ними страны. Увеличение средней
продолжительности жизни и развитие технологий позволяют женщинам
забеременеть и в 40 – большие решения можно отложить.
В принципе, то, что считается типичным поведением миллениалов, это то, как
богатенькие детки вели себя всегда. Изменилось вот что: подобно Прометею,
Интернет демократизировал общество, открыв молодёжи информацию и
возможности, некогда доступные только обеспеченным.
Миллениалы нуждаются в постоянном одобрении и публикуют свои фото из
примерочных в магазине. Они жутко боятся что-нибудь упустить и создают для
всего акроним. Они одержимы знаменитостями, но не идеализируют их.
Например, детям от 12 до 18 лет предложили добровольно провести восемь
часов наедине с самим собой, исключив возможность пользоваться средствами
коммуникации (мобильные телефоны, интернет). При этом им запрещалось
включать компьютер, любые гаджеты, радио и телевизор. Зато разрешался целый
ряд классических занятий наедине с собой: письмо, чтение, игра на музыкальных
инструментах, рисование, рукоделие, пение, прогулки и т.п.
Автор эксперимента хотела доказать свою рабочую гипотезу о том, что
современные детки чересчур много развлекаются, не в состоянии сами себя занять
и совершенно не знакомы со своим внутренним миром. По правилам проведения
эксперимента, дети должны были прийти строго на следующий день и рассказать,
как прошло испытание на одиночество. Им разрешалось описывать своё состояние
во время эксперимента, записывать действия и мысли. В случае чрезмерного
беспокойства, дискомфорта или напряжения психолог рекомендовала немедленно
82
прекратить эксперимент, записать время и причину его прекращения.
Из 68 участников до конца эксперимент довели только лишь ТРОЕ — одна
девочка и два мальчика. У троих возникли суицидальные мысли. Пятеро испытали
острые «панические атаки». У 27 наблюдались прямые вегетативные симптомы —
тошнота, потливость, головокружение, приливы жара, боль в животе, ощущение
«шевеления» волос на голове и т.п. Практически каждый испытал чувство страха и
беспокойства. Новизна ситуации, интерес и радость от встречи с собой исчезла
практически у всех к началу второго-третьего часа. Только десять человек из
прервавших эксперимент почувствовали беспокойство через три (и больше) часа
одиночества.
Героическая девочка, доведшая эксперимент до конца, принесла дневник, в
котором она все восемь часов подробно описывала свое состояние. У психолога
волосы зашевелились на голове. Из этических соображений, она не стала
публиковать эти записи.
Что делали подростки во время эксперимента:
— готовили еду, ели;
— читали или пытались читать;
— делали какие-то школьные задания (дело было в каникулы, но от отчаяния
многие схватились за учебники);
— смотрели в окно или шатались по квартире;
— вышли на улицу и отправились в магазин или кафе (общаться было
запрещено условиями эксперимента, но они решили, что продавцы или кассирши
— не в счет);
— складывали головоломки или конструктор «Лего»;
— рисовали или пытались рисовать;
— мылись;
— убирались в комнате или квартире;
— играли с собакой или кошкой;
— занимались на тренажерах или делали гимнастику;
— записывали свои ощущения или мысли, писали письмо на бумаге;
— играли на гитаре, пианино (один — на флейте);
— трое писали стихи или прозу;
— один мальчик почти пять часов ездил по городу на автобусах и
троллейбусах;
— одна девочка вышивала по канве;
— один мальчик отправился в парк аттракционов и за три часа докатался до
того, что его начало рвать;
— один юноша прошел Петербург из конца в конец, порядка 25 км;
— одна девочка пошла в Музей политической истории и еще один мальчик —
в зоопарк;
— одна девочка молилась.
Практически все в какой-то момент пытались заснуть, но ни у кого не
получилось, в голове навязчиво крутились «дурацкие» мысли.
Прекратив эксперимент, 14 подростков полезли в социальные сети, 20

83
позвонили приятелям по мобильнику, трое позвонили родителям, пятеро пошли к
друзьям домой или во двор.
Остальные включили телевизор или погрузились в компьютерные игры. Кроме
того, почти все и почти сразу включили музыку или сунули в уши наушники.
Все страхи и симптомы исчезли сразу после прекращения эксперимента.
При анализе происходившего с ними во время эксперимента 51 человек
употреблял словосочетания «зависимость», «получается, я не могу жить без…»,
«доза», «ломка», «синдром отмены», «мне все время нужно…», «слезть с иглы» и
т. д. Все без исключения говорили о том, что были ужасно удивлены теми
мыслями, которые приходили им в голову в процессе эксперимента, но не сумели
их внимательно «рассмотреть» из-за ухудшения общего состояния.
Один из двух мальчиков, успешно закончивших эксперимент, все восемь часов
клеил модель парусного корабля, с перерывом на еду и прогулку с собакой. Другой
сначала разбирал и систематизировал свои коллекции, а потом пересаживал цветы.
Ни тот, ни другой не испытали в процессе эксперимента никаких негативных
эмоций и не отмечали возникновения «странных» мыслей. Получив такие
результаты, семейный психолог испугалась. Гипотеза гипотезой, но когда она вот
так подтверждается…
А ведь надо еще учесть, что в эксперименте принимали участие не все подряд,
а лишь те, кто заинтересовался и согласился.
Да, есть данные о том, что миллениалы ленивы, нарциссичны и зарвались.
Однако величие поколения определяется не данными, а тем, как это поколение
справляется с вызовами, обрушивающимися на него.

Субъективный фактор. Но, как мне представляется, не так уж всё и плохо.


Человеку вообще свойственно больше замечать плохое, т.к. происходящее с ним
положительное он считает само собой разумеющимся. Плюс пропаганда «ты этого
достоин». А точку зрения «ты для этого годишься» он отметает как
несправедливость.
В принципе, если не иметь запредельных материальных амбиций и честно
работать (даже на двух работах) – босым и голодным не останешься. Можно даже
аккумулировать средства на жильё или учёбу (но только «или»). Т.е. материальное
положение в России не так уж катастрофично. Как объективную причину не
рассматриваем.
В ст.2 Конституции РФ говорится о гарантиях прав и свобод, но нигде не
упоминаются обязанности. (И мы безосновательно считаем себя свободными от
всяких обязательств перед обществом).
Значит, объективных причин для совершения правонарушений в основном не
наблюдается: жив, здоров, на свободе, минимум обязанностей, бесплатное
начальное образование, нет безработицы и концлагерей. Слава Богу.
Соответственно, причины – субъективные. Т.е. проблема - в восприятии мира.
Так как же смотрит на мир ребёнок? Это известно – глазами авторитета, в
первую очередь родителей. Точнее – он подсознательно копирует их внутреннее
состояние.

84
Каким же образом он узнаёт об этом состоянии? Выше мы выяснили, что
личность – это полевая энергоинформационная сущность, фильтрующая
поступающие сигналы в зависимости от содержащейся в ней информации, а также
способная к изменению восприятия при изменении этой информации (в частности,
обучении).
Т.к. в мозгу постоянно действуют несколько видов волн (альфа-, бета-, гамма-,
тета-, дельта-), то ими создаётся информационное поле. Доктор физ.-мат. наук
А.Е.Акимов, открывший такие информационные поля, назвал их торсионными. А
одно из свойств таких полей – взаимодействие друг с другом. Поэтому не столько
важно, что сказать ребёнку, сколько то, что о нём думать.
Т.е. первоочередная задача профилатики преступности
несовершеннолетних – (само)воспитание родителей. Но нужен мотив. Для этого
родители должны знать (хотя бы приблизительно), как по-настоящему устроен мир
(правила жизни) и постоянно работать над собой, т.к. идеальных среди нас нет.
(Они, конечно, где-то есть, но мы вряд ли их когда-нибудь встретим. Не тот круг
общения.)
Но что значит «работать над собой»? Что в себе исправлять? Мы пока никого
не убили – значит, мы хорошие. Некоторые примеры описаны ещё в Библии.
Рассмотрим миф об Адаме и Еве с поведенческой точки зрения. Во-первых
Адам был безвольным «маменькиным сынком». Первая жена Адама – Лилит, хоть
и была авторитарной личностью, но заставляла его развиваться («пинала»). Адам
же (не желая учиться), вместо того, чтобы самому разобраться в отношениях с
Лилит, побежал жаловаться на неё Богу-Отцу. (В современности – к маме). Лилит
из райского сада удалили.
Вторая жена Адама – Ева, была капризной самовлюблённой эгоисткой. Пока
муж проводил время на рыбалке, она вместо того, чтобы саморазвиваться, ходила
по райскому саду и докучала зверям. Которым, конечно же, было не до неё –
кормёжка, детёныши, гнёзда и т.д. Естественно, что она обиделась, и первый же
польстивший ей (змей) стал для неё авторитетом. Отца она, похоже, никогда не
уважала и его запрет игнорировала. Помимо пренебрежения авторитетом Отца,
Ева даже не задумалась – а сможет ли она по своим духовным качествам
правильно распорядиться полученным знанием от «древа познания» и не
употребит ли полученное знание во зло? Зачем? Во-первых – получу знание без
труда, во-вторых – «я этого достойна». А пришедшего с рыбалки Адама просто
«замазала» в совершённое преступление.
При «разборе полётов» Адам показал полное отсутствие критического
мышления. Вместо честного признания и раскаяния он побежал прятаться в кусты.
И это от Всевидящего.
Далее оказалось, что Ева не уважала и собственного мужа. Отвечала Отцу
вместо испуганного Адама она. Когда Адаму сообщили о добывании хлеба в поте
лица, Ева ответила, что «тем слаще он будет», т.е. ей было всё равно сколько и как
будет работать её муж. А когда уже ей сообщили, что будет рожать детей в муках,
ответила что потерпит. Логика - «назло маме уши отморожу». Результат – Каин и
Авель, статья 105, ч.1 УК РФ. Субъективная сторона убийства – зависть.

85
Вывод: у наглой капризной эгоистки (не имеющей авторитетов) и
«маменькиного сынка» вырастает завистливый «отморозок». Это закон жизни.
Выше мы уже говорили о влиянии на детей родительской лжи (потеря
уважения), о подавлении детей, ниже скажем об отношении их к авторитетам
(учителям). Кстати, о влиянии авторитетов. Всем известен «синдром Маугли» и его
последствия.
Как пример возьмём обезьян и эксперименты, которые наблюдатели позволяют
себе догадаться над ними поставить.
Наблюдатели обратили внимание, естественно, прежде всего на то, что в стае
шимпанзе царит строжайшая иерархия, порядки в которой напоминают неуставные
схемы подчинения в воинской части или устоявшиеся порядки в преуспевающей
торговой фирме. На вершине пирамиды находится одна, явно наиболее
подавляющая самостоятельность подчиненных — особь — вожак, вождь (далеко
не всегда самая физически сильная, и отнюдь не лучший самец-производитель);
следующий уровень — несколько его помощников, субвождей; затем — «средний
класс» исполнителей; совсем внизу, у основания пирамиды — функционеры и
вовсе незаметные. Нечто вроде посыльных из фирм (их все «посылают», и никто
им не подчиняется), или курьеров. Стая может быть сколь угодно многочисленной,
и хотя шимпанзе не замечены ни в исключительной зрительной памяти, ни в
наличии критического мышления, ни одна особь в стае никогда не путает, который
из шимпанзе в иерархии — вожак, а который нет, кто из шимпанзе — выше, а кто
— ниже.
Так вот, во время одного поразительного по результатам эксперимента из стаи
шимпанзе изъяли одного «курьера». Наблюдатели обучили его сложной
последовательности манипуляций, с помощью которых единственно возможно
было достать из ящика душистый банан. Затем бананами набили такие же
«хитрые» ящики и расставили их на территории, контролируемой стаей шимпанзе.
Стаю лишили всякой пищи, шимпанзе сидят голодные и только принюхиваются к
аппетитному запаху спрятанных в ящиках деликатесов.
И вот появляется обученный «курьер». Он, отвыкший от порядков в своем
государстве-стае, подбирается к «хитрому» ящику, его открывает, достает банан и
начинает есть. Потом, довольный, идет к следующему ящику, потом к
следующему…
В результате серии однотипных экспериментов выяснилось, что голодные
обезьяны, сколь бы долго голод ни терзал их, ящики открывать у «курьеров» так не
выучиваются. Максимум на что шимпанзе оказались способны, так это,
наголодавшись, у «курьера» банан отнять.
Однако поведение рядовых обезьян принципиальным образом меняется, если,
отсадив от стаи, открывать ящики обучают вожака. Как только его, обученного,
возвращали в стаю, все обезьяны моментально выучивались, как надо добывать
себе пищу.
Результат эксперимента трудно переоценить. Ведь получается, что даже
наиважнейший (как принято считать в «дарвиновской» теории) из стимулов —
голод — не определяет поведение примата, когда он находится в стае.

86
Или иначе: вовсе не голод определяет поведение примата в стае. Поступки
исполнителей определяются состоянием подсознания вожака. И его
дрессированностью.
Иными словами: всякий поступок члена «коллектива» совершается лишь
постольку, поскольку его совершает или умеет совершать вожак стаи.
Отсюда следует, если обезьяны с голода не умирают, то только потому, что в
ящик забирается или когда-то забирался, чтобы добыть себе еды, сам шеф.
Результат эксперимента с «курьером» примечателен еще и тем, что он
разрушает тот сложившийся стереотип мышления, согласно которому примат
способен насыщаться по собственному желанию. Из эксперимента следует
противоположное: индивид действует из стадного чувства.
Итак, чтобы разобраться, как же в действительности живем мы, люди, откуда
берутся побуждения нас окружающих индивидов, рискнем и еще кое-что назвать
своими именами, а именно: результаты этого эксперимента ставят под сомнение
одну из самых основополагающих идей нашей цивилизации, что важнейший
инстинкт человека — это инстинкт самосохранения. Сохранения себя — как
личности.
Итак, если не инстинкт самосохранения определяет поведение человека, то все
логические построения в рамках существующей цивилизации, сколь бы логически
безукоризненны в пределах исходных допущений они ни были, неверны.
Характерно то, что когда в стаю подсадили обученного вожака, то остальные
обезьяны научились открывать ящики моментально.
Осмысление (логически-цифровое) требует времени. Только из скорости
получения навыка очевидно, что в особо быстрых процессах критическое
(логическое) мышление не участвует. Шимпанзе не хватило многих дней, чтобы
понять, что у «курьера» можно научиться доставать бананы. Зато им хватило
мгновения, чтобы разобраться, кто в стае выше, а кто — ниже и перенять от него
навык.
Сравнения скоростей этих двух процессов вполне достаточно для того, чтобы
понять, что не только среди людей, но и среди обезьян побуждения к действию
передаются бессознательно, психоэнергетически, причем яркий подавляющий
индивид («авторитет») диктует уже одним своим присутствием, модель
поведения подчинённому.
Многие взрослые, вольно или невольно выступая в роли авторитетов
(учителей), даже не задумываются о примере, подаваемого детям, которые
подсознательно полностью копируют не только их поведение, но и внутренний
мир - волю, чувства и умение принимать правильные решения в жизни, т.е.
полностью личность как она есть.

87
6. Подсознание против мировоззрения.

Нет людей – есть идеи.


Древняя мудрость
Люди руководствуются, как многие, заблуждаясь, полагают, разумом
(сознанием).
Разум — это та часть нашего «я», которая оперирует только словами
(понятиями) и вне слов не существует. Сознание порой называют логикой. Или —
логически-цифровым мышлением.
Однако люди редко поступают логично. В действительности они водимы
подсознанием.
Нечто, чем руководствуется человек, находится под сознанием в том смысле,
что слова лишь облекают неосознаваемые стремления (вектор души) и
объединяются в конструкции, назначение которых:
- во-первых, скрыть от окружающих скверные намерения говорящего;
- во-вторых, самооправдаться;
- в-третьих, самовозвеличиться;
Нечто, чем на самом деле руководствуется человек, находится под сознанием
в том смысле, что это нечто намного важнее, чем слова.
Итак, сознание вторично. Оно контролируется подсознанием.
Это — очевидно, тем не менее вера в то, что человек руководим неким
мировоззрением, которое каждый колхозник в состоянии адекватно выразить на
языке понятий (то есть, руководим сознанием), есть одно из распространеннейших
в мире суеверий.
Слова отображать действительность, вообще говоря, могут, но только при
одном условии: при подсознании, очищенном от деформирующих его внушений
(психотравм).
Слова, произносимые обыкновенным человеком, являются, тем не менее,
одним из важнейших источников о нем познания — можно, скажем, определить то
учебное заведение, которое он закончил, уровень образования родителей и их
специальность, а также историческую эпоху, определившую тот язык, на котором
шептались в первую брачную ночь его родители.
Словесное объяснение собственных поступков самим носителем внушений
очень метко назвали рационализацией, от латинского слова ratio — ум, сознание.
Рационализация есть словесное построение, ложно объясняющее поступки и
чувства без осознанного намерения соврать. Рационализация имеет мало общего с
действительностью, — однако точно выявляет предыдущий жизненный опыт
рационализирующего индивида.
Иными словами, рационализация есть повторение запомнившегося набора
понятий, зацепленных друг за друга слов (это — идеи в общераспространенном
смысле этого слова), которые якобы объясняют поступки (как правило,
благородным образом).
Идеи, составляющие рационализации, временны, случайны, ситуационны, но
именно они во многом — с точки зрения тех же профессиональных историков — и
88
отличают один народ от другого, одну эпоху от другой, одну цивилизацию от
пришедшей к ней на смену. Да, в первую очередь рабами суеверий являются
профессионалы.
Т.к. юридическая психология прямо говорит нам о том, что в нашей памяти
содержится память всех предков, то подсознание можно разделить на части —
условно.
Одну его часть составляют внушения (психические травмы, выявляемые
психоаналитически), унаследованные от общего предка. Эти травмы объединяют
людей в общности — народ, этнос. «Общности» и разделяют один этнос от
другого. Травмы от преступлений — основы «взаимопонимания» (подобное – к
подобному).
Другая часть подсознания — внушения и травмы, которые приобретены
индивидуально, начиная с детства, — это отличает одного падшего индивида от
другого уже внутри границ этноса.
Под слоем сознания сокрыта основа — подсознание. В подсознании –
психотравмы. Т.е. людьми руководит не разум, а его величество НЕВРОЗ.
НЕВРОЗ — это трансгенерационная память, повреждение человеческого
естества, первоначально на психическом уровне. Невротические состояния
свойственны всем без исключения людям и проявляются в обессиливании и
неадекватности поведения. Неврозы бывают: ситуации, характера, народа и
человеческой расы как целого. Кодирование матерью приводит к неврозу
характера, а кодирование случайным индивидом — к неврозу ситуации.
Действие невроза – неконтролируемый сознанием возврат в особую,
случившуюся прежде ситуацию. Как пример – возвращение преступника на место
преступления; повторение деталей преступления (при рецидиве), неосознанное
повторение ошибок родителей.
Человек устроен таким образом, что некоторые события жизни запоминаются
не только на уровне логическом, но и на уровне эмоциональном (подсознательном)
и здесь отзываются болью. Боль — состояние неестественное, от которого можно
освободиться правильным усилием ума, поэтому сознание, стремящееся к своему
здоровью и к здоровью тела, всячески напоминает человеку об этой болезни
непрерывным на боли сосредоточением. Это очень верное поведение организма, но
люди естественное течение дел выучились извращать. В большинстве случаев, а
правильней сказать, практически во всех, люди не освобождают себя от неврозов, а
к ним приспосабливаются. Следовательно, невроз — это спровоцированная
внешними причинами фиксация искажения энергетического поля человека.
З.Фрейд оригинален тем, что он, спускаясь по дереву неврозов, попытался
найти его корень — изначальную психическую травму. Фрейд в старости, уже
будучи известным создателем индивидуальной психологии, в рамках которой
сумма неадекватностей поведения людей внутри семьи и вне ее объяснялась при
помощи концепции детского комплекса Эдипа и Электры, понял, что эти
комплексы не объясняет слишком многого. К этому выводу Фрейда вынудила
конкретная психотерапевтическая практика: далеко не все неврозы
(неадекватности поведения), за излечение которых он брался, сводимы к детским
переживаниям, но наследуются из прошлого и просматриваются в поведении
89
родителей и родителей их родителей. Всю жизнь Фрейд зарабатывал на жизнь
одним, в сущности, способом — пытался отговорить людей от непрактичных
(невротических) поступков. Естественно, богатый наблюдательский опыт Фрейда
со всей очевидностью доказывал всю неодолимую силу и мощь невроза — никакие
чисто словесные призывы поступать благоразумно не останавливают перед
красным сигналом светофора или от измен женщин, допустим, с соседом.
Освобождение от неврозов (психоэнергетических травм), комплексов и т. п. —
естественное стремление здорового организма. К тому существуют естественные
пути. Один из путей – честность; сказал правду – «камень с души» (буквально).
Однако люди, привыкшие воспринимать мир только как муштру, т. е. как
подавление окружающих при одних обстоятельствах и подчинение подавлению —
при других, выработали приемы, освобождающие не от причин неврозов, но лишь
от внешних проявлений (симптомов). Лечение неврозов, по Фрейду, состояло в
том, чтобы, вернувшись в ситуацию прошлого, когда была получена травма, ее
осмыслить и через осмысление истинных причин своего поведения от
«странностей» освободиться.
Человек обладает родовой памятью в том положительном смысле, что способен
воспользоваться опытом всех своих предков, критически его осмысливая, — жаль
только, что счастьем критического мышления себя одаривают лишь немногие.
Удел остальных — отрицательная сторона родовой памяти, проваливание в
неврозы, приобретенные не только на протяжении собственно своей жизни, но и
унаследованные от родителей и предков; как следствие воспроизводятся уже
некогда пережитые бедственные ситуации.
Неврозы значимы всегда, но одни значимы более, чем другие. Очень мощный
невроз или комплекс неврозов можно назвать состоянием души...
Ни в веках, ни в тысячелетиях толпы практически не меняются — они
носители и, что самое страшное, исполнители внушений.
Толпа состоит из исполнителей, индивидов.
Элементы толпы не меняются не только внешне, оставаясь при двух руках,
двух ногах и только одной голове с полным отсутствием перьев, — но прежде
всего, не меняются внутренне, подсознательно.
Следовательно, одна цивилизация отличается от другой лишь поверхностно,
скажем, цветом военного обмундирования и конструкцией спусковых крючков
уставного оружия — и все эти предметы имеют свои собственные обозначающие
их слова.
Иными словами, подсознание толпы в основе своей в веках остается
неизменным, подсознание же индивиды оберегают в его состоянии
травмированности, — если что и меняется, то только так называемое сознание,
которое паразитирует на определенном наборе единиц логико-цифрового
мышления, обозначающих события внешнего и внутреннего мира.
Комбинация понятий составляет идею, сумма идей — мировоззрение.
За историю человечества каких только идей (благих и не очень) не внушали
людям! (См. Крестовская Н.Н., Цвиркун А.Ф. «История политических и правовых
учений»). Итог один – война, смерть, разграбление, деградация, одичание.

90
Неужели исключительно ради идей, набора слов, как нас тому учат идеологи,
идей столь очевидно временных, люди, сколачиваясь в толпы, с такой страстью
кидаются друг друга убивать?
Разумеется, не из-за идей. Массовые идеи, как при ближайшем рассмотрении
выясняется, есть шелуха, лишь прикрывающая внушения. Идеи толп ложны —
всегда. Естественно, подобные идеи достойны того, чтобы от них отказаться.
И от них отказываются.
С отказа от очередной идеи и начинается следующая цивилизация. Со своими
войнами.
Очевидно, отнюдь не словесные выражения идей являются причинами войн.
Не они влияют и на ход военных действий.
Внушение — это ядро рационализации. Внушение насильственно внедряют в
сознание, когда защищающее критическое мышление жертвы отключено
(временно, навсегда, или же оно не включалось никогда. За логически-цифровое
мышление отвечает, как показал анализ черепно-мозговых травм, левое полушарие
мозга, а за ассоциативно-образное — правое.)
Когда носителем некоего облеченного словами нового внушения становится
бОльшая часть населения — очередная цивилизация состоялась. Это и есть
историческое событие.
Внедрение внушений возможно только при безумии субъектов.
Поэтому всемирную историю человечества, которая есть смена цивилизаций,
можно рассматривать как последовательность массовых безумий.
Смена безумных идей происходит столь же безумно — в этом несложно
убедиться, взяв любой учебник истории, описывающий череду волн насилия.
Для примера возьмём развал СССР.
В климатических условиях России невозможен капитализм (рентабельность,
конкурентоспособность и т.п.). Мы живём в большом холодильнике -
среднегодовая температура минус 5*С. Чтобы здесь работало предприятие, нужны
минимум – котлован, гидро- и теплоизоляция, отопление, освещение, зарплаты на
такое же жильё, шубы и пельмени с водкой. В отличие, скажем, от северной
Европы, которую отапливает Гольфстрим. У нас от Гольфстрима – только
незамерзающий порт Мурманск. Восточнее – полгода «белое безмолвие». В таком
климате на Земле больше никто не живёт. Содержать здесь промышленность (не
говоря уже о сельском хозяйстве) может только государство. Любой частник
разорится. А значит – только система народного хозяйства. На тот момент
существовали справочники по всем отраслям. Мы в них даже не заглянули. Но
вопреки логике стали требовать от системы народного хозяйства несвойственных
ей функций – наживы. А она была рассчитана на выживание народа в суровых
условиях при условии созидательного труда этого народа. И чтобы не видеть
правды, обозвали эту систему «экономикой». Это подмена понятий.
Далее – демократия. Эту «дурилку» даже расписывать не буду. Скажу только,
что более 100 лет назад, во второй половине XIX века обер-прокурор Священного
Синода России К.П.Победоносцев на примере парламентов Англии, Европы и
Америки описал лживость этого понятия, психотип людей, пропогандирующих
демократию и корыстные и властные цели, которые маскируют под этим
91
термином. Настоящий девиз «демократии» - «разнуздать, чтобы взнуздать», т.е.
довести общество до хаоса, чтобы под видом наведения порядка «закрутить гайки»
под себя. Поэтому демократия почти всегда сваливается в диктатуру. Как
правильно заметил С.Г.Кара-Мурза в книге «Манипуляция сознанием» - «…эта
демократия всегда приходит под ручку с преступностью. Очень милый союз».
Т.е. на тот момент ВСЯ ИНФОРМАЦИЯ БЫЛА. Но мы солгали себе и своим
детям в угоду придуманной виртуальной реальности. «Я сам обманываться рад».
И это разумность?
Результат – неимоверный рост преступности, в т.ч. и несовершеннолетних.
Последствия – социальный расизм (доктрина, согласно которой люди из
необеспеченных слоев общества рассматриваются как генетически и
психологически неполноценные существа, принадлежащие к иной
антропологической категории («раса рабочих», «люди второго сорта»), нежели
высшие сословия, аристократия, представители элитарных социальных кругов
(«раса господ») и синдром Аспергера (детский психиатр из Вены): при наличии
этого психического заболевания человек не способен сопереживать, он не имеет
представления о том, что у других людей тоже есть чувства.
Другими словами – презрение и жестокость. И, как следствие, девальвация
ценности человеческой жизни в угоду капиталу. До сего дня.
Так на что же мы променяли «советскую цивилизацию»? Обратимся опять к
обезъянам:
Двое учёных из Йельского университета (экономист и психолог) решили
научить обезьян пользоваться деньгами. И у них получилось. Идею денег, как
оказалось, могут усваивать существа с крохотным мозгом и потребностями,
ограничивающимися едой, сном и сексом.
Капуцины, на которых проводился эксперимент, считаются зоологами одними
из самых глупых приматов.
«На первый взгляд, и вправду кажется, что им в жизни больше ничего и не
нужно. Вы можете кормить их зефирками весь день, и они будут уходить и
приходить, уходить и приходить за ними постоянно. Поэтому вы подумаете, что
капуцины - ходячие желудки», - говорят учёные.
Американские этологи провели эксперимент по введению «трудовых»
отношений в стае капуцинов. Они придумали в вольере «работу» и
«универсальный эквивалент» - деньги. Работа состояла в том, чтобы нажимать на
рычаг с усилием в 8 килограммов. Значительное усилие для некрупных обезьян.
Это для них настоящий малоприятный труд.
За каждое нажатие рычага обезьяна стала получать кисть винограда. Как только
капуцины усвоили простое правило «работа = вознаграждение», им тут же ввели
промежуточный агент - разноцветные пластмассовые кружочки. Вместо винограда
они стали получать жетоны разного «номинала». За белый жетон можно было
купить у людей одну кисть винограда, за синий - две, за красный - стакан
газировки и так далее.
Вскоре обезьянье общество расслоилось. В нём возникли те же самые типы
поведения, что и в человеческом сообществе. Появились трудоголики и лодыри,
бандиты и накопители. Одна обезьяна умудрилась за десять минут нажать на рычаг
92
185 раз! Очень денег хотелось заработать. Кто-то предпочитал работе рэкет и
отнимал у других.
Но главное, что отметили экспериментаторы: у обезьян проявились те черты
характера, которые ранее не были заметны - жадность, жестокость и ярость в
отстаивании своих денег, подозрительность друг к другу.
В продолжение изучения экономического поведения, обезьянам вручили
другие «деньги» в виде серебряных дисков, с отверстием в середине. Через
несколько недель капуцины усвоили, что за эти монетки можно получать пищу.
Экспериментатор, который в молодости увлекался марксизмом, не стал
проверять, правда ли труд превращает обезьяну в человека. Он просто раздал
обезьянам эти монетки и научил использовать их для покупки фруктов. Перед этим
выяснили, кто что любит, чтобы установить для каждой из обезьян свою шкалу
предпочтений.
Сначала такса была единой - за кислое яблоко и кисть сладкого винограда
просили одинаковое количество монет. Естественно, яблоки не пользовались
успехом, а запасы винограда таяли. Но картина резко поменялась, когда цена на
яблоки вдвое снизилась. После довольно долгого замешательства обезьяны решали
практически полностью потратить свои монеты на яблоки. И только изредка
позволяли себе полакомиться виноградом.
В один из дней, когда все подопытные животные в общей клетке уже знали, что
одни предметы стоят дороже, а другие дешевле, одна из обезьян проникла в отсек,
где хранилась коммунальная касса и присвоила все монетки себе, отбиваясь от
людей, пытавшихся отобрать у нее металлическую добычу. Так обезьяны
совершили первое «ограбление банка».
Среди обезьян оказались и фальшивомонетчики. Однажды ученые вырезали из
огурца похожий на валюту обезьян кружочек. Сначала капуцин начал его жевать,
но потом попытался купить на эти «фальшивые деньги» что-нибудь повкуснее.
Прошло еще несколько дней, и капуцины открыли для себя феномен
проституции. Молодой самец дал монетку самке. Ученые думали, влюбился и
сделал подарок. Но нет, «девочка» вступила за деньги с кавалером в половую
связь, а затем пошла к окошку, за которым дежурили ученые, и купила у них
несколько виноградин.
Все остались довольны: и обезьяны, и учёные. Обезьяны освоили либерально-
капиталистические отношения, а учёные защитили диссертации.
В Ведах говорится, что обезьяны - это напоминание нам о том, что происходит
с деградировавшими людьми. Однако вышеописанный эксперимент показывает -
если обезьян научить либерально-капиталистическим отношениям, считающимся
признаками «цивилизованности», то приматам есть-таки, куда ещё деградировать.
И такое обезъянье понимание жизни нам преподносят как «столбовую дорогу
человечества».
За крайние 100 лет в России (СССР) по-настоящему свободные выборы были
только два раза. («Выбирай сердцем!» А надо – умом). И кого же народ выбрал
«сердцем»? Троцкого и Ельцина. Без комментариев. Подобное притягивается
подобным.

93
Бытие человека как вида можно было бы считать замкнутым океаном безумия,
если бы не существовало противоположности — Истины.
Той Истины, которая не дается носителям (рабам) цивилизаций.
И которая не дастся. Никогда.
Не потому что жалко, а потому что носителям цивилизаций понимать ее нечем.
Имя этой Истине – ЛЮБОВЬ. (Не путать с сексуальным влечением.)
«Безконечная Любовь – единственная реальность, все остальное – иллюзия».
(Д.Айк)
Ответственность без любви делает человека бесцеремонным.
Компетентность без любви делает человека неуступчивым.
Обязанность без любви делает человека раздражительным.
Приветливость без любви делает человека лицемерным.
Справедливость без любви делает человека жестоким.
Воспитание без любви делает человека двуликим.
Власть без любви делает человека насильником.
Честь без любви делает человека высокомерным.
Правда без любви делает человека критиканом.
Богатство без любви делает человека жадным.
Вера без любви делает человека фанатиком.
Ум без любви делает человека хитрым.
Но мы не дотягиваем даже до понимания Любви, не говоря уже об осознании.
Поэтому рассмотрим то, что нам доступно. А именно – уважение. И.Кант в
«Теории чистого разума» писал: «Из всех чувств я признаю право на
существование только одного – уважения».
Именно с уважения других надо начинать воспитание ребёнка. Но для этого
надо научиться самому уважать его и себе подобных. «Делай как я» - другого
ребёнок не поймёт.
Второе – ребёнок должен помнить, что сам он ничему не научился. Его кто-то,
когда-то, чему-то научил (автор книги, учитель, родитель). Это принцип уважения
учителя. Даже уроненная на ногу кувалда заставляет научиться ровно и крепко
держать инструмент (жизнь научила). Но и у родителей в роли учителей тоже есть
принципы. Один из них – искренность.
В этом случае в действие вступает один из законов жизни: отрицая учителя как
авторитет, мы быстро теряем способность учиться. Умственные стереотипы
приводят к интеллектуальной слепоте. Восстанавливается это с большим трудом.
Но всё имеет два конца. Для учителя тоже есть законы. Если он объясняет
ученику сложными, заумными словами, то такие определения застревают в логике,
но не проникают в подсознание. Ученик считает учителя умным, но ничему не
научается. Напротив, при объяснении простыми, доступными словами и
примерами «на старых галошах» (понятийно-лингвистический аппарат) - ученик
94
схватывает суть темы. Но… Термины, которыми оперирует гениальный учитель,
уже содержатся в подсознании ученика. А подсознанию неважен порядок слов. И
когда ученик понимает простую суть, приходит мысль: «Да я же это всегда знал!
Что мне тут прописные истины толкают? Он старый маразматик». Далее – см.
выше о способности к обучению.
Более того – «учитель от Бога» всегда говорит правду. Это одно из условий
гениальности. Поэтому во все века таких учителей в лучшем случае гнали вон, а в
худшем – убивали со спецэффектами. Пичалька.
И вот тут нужно иметь представление, как устроен Мир «в комплексе», а не
только созерцать собственный пуп и телевизор. И тогда откроются настоящие
АВТОРИТЕТЫ. Перед эгоистом мир закрыт. Он его не просто не видит – он даже
слышать о нём не хочет. Он тешит свои комплексы (неврозы).
Основные Законы Мироздания:
1. Закон Многомерности Мира.
(Всё живое - во всех мирах. И человек многомерен - вечная система,
пронизывающая всю многомерность и существующая во всех измерениях
одновременно)
2. Закон Единства.
(Всё «разделено», но всё пересекается. Мир различен, но в тоже время един.)
3. Закон Равенств.
(Совпадение частот - резонанс. Любой разум во вселенной имеет свою частоту,
чтобы общаться необходима активация и подстройка своих частот, они же –
самовоспитание.)
4. Закон Крайности. (Маятника)
(В крайности впадать не следует. Во всем нужна «золотая середина».)
5. Закон Меры.
(Чувство меры. Всему во Вселенной положена мера.)
6. Закон обратной связи. (Кармы.)
(10 заповедей… Что посеешь то и пожнешь... Всё возвращается на круги своя.)
7. Закон Свободы Воли.
(Нельзя ничего навязывать другому, каждый имеет право выбора.)
8. Закон Диалектики. (Вечного Изменения)
(Всё меняется, движется. Ничто не стоит на месте.)
9. Закон Истока.
(Всё исходит из единого центра (Творца), во всех сферах жизни и мироздания,
и вращается вокруг него, не отрываясь полностью. Нет полной независимости.)
10. Закон Подобия.
(Во что смотришься - в то и обращаешься.)
11. ?
12. ?
В этом Мире ВСЁ ЖИВОЕ. И всё хочет жить не меньше нашего. И имеет на
это право. Мы же отказываем ему в этом праве (дегуманизируем) на основании
постулата «человек – царь природы». Но человек - часть этой природы, а не
отдельный эксклюзив. Настоящие цари так не поступают. Так на Земле не ведёт
себя ни одно живое существо, даже паразиты. Только вирус. Он убивает своего
95
носителя и при этом погибает сам. Но вирус – не существо. Это кусок ДНК в
упаковке. В принципе – это информация. Вирус содержится везде – в земле, воде,
во всех живых существах. И «раскукливается» он только при резонансе, т.е.
определённом состоянии души. Лично я считаю, что это «окорот» Мироздания от
оскотинивания человека. Как пример: люди стали совокупляться с «макаками» -
получили вирус СПИДА, стали «макак» жрать – получили Эбола. У меня один
вопрос – за что до «макак»-то докопались?
И при таком поведении мы ещё жалуемся на «несправедливость» этого мира.
Строим из себя обиженных. А обида – это не-(недо-)понимание ситуации. От
невежества.
Не желая видеть благожелательности Мира, а только нещадно эксплуатируя
его, мы, рожая детей, и понятия не хотим иметь, как здесь всё устроено. И вместо
Любви передаём детям свои неврозы и комплексы. А потом удивляемся: «и в кого
ты такой?». Да он – в родителей и его предков. «От осинки не родятся
апельсинки». Но мы же безосновательно мним себя великими, а остальных –
моральными уродами. И, исходя из таких соображений, мы хотим исправить всех
вокруг, кроме самих себя. Это невозможно – своих мозгов никому не вставишь. На
Земле 7 миллиардов людей – и каждый живёт по-своему. Но «изменись сам – и
вокруг тебя все изменятся». Но менять себя – тяжелейший труд, проще
критиковать других.
Узнав, какие мы на самом деле, и ужаснувшись самим себе, надо дать ребёнку
ОБРАЗ для подражания, не приукрашивая себя. Авторитеты могут быть разными -
от И.Христа до самурая, через И.В.Сталина и Л.П.Берию. Но они должны быть
героями, а не вожаками. Защитниками, а не управленцами. Созидателями, а не
агрессорами. Потому что во что смотришься – в то и обращаешься.
Подсознательно. Автоматически. (см. эксперимент с вожаком и обезъянами). И
здесь любая ошибка в авторитете может стать фатальной.
Но и самому нужно всё время развиваться. Всё, что не развивается –
деградирует. Третьего не дано. И это тоже закон жизни. Поэтому повторюсь:
предупреждение преступности несовершеннолетних – это самовоспитание
родителей. И ничего другого.
Ни школа, ни государство, а только развитые, любящие и сильные духом
родители могут дать ребёнку понимание, что каковы бы ни были внешние и
социальные условия, для настоящего Человека модели мышления и поведения
не меняются тысячелетиями. Чего бы нам не напридумывали. А оправдания,
что нас «жизнь к этому толкала»... Так всех толкает. Всегда найдётся кто-то, кому
интересно тебя использовать или убить, а чаще – и то, и другое.
А вот случится это или нет - это уже твой вопрос, вопрос твоего собственного
выбора, и, как следствие, выживания.
Да, человек рождён свободным. Но свобода состоит не в расширении его прав
и безконтрольности поведения. В Европе, например, дорасширялись до
легализации педофилии и инцеста. Свобода в том, что в отличие от животных,
живущих на инстинктах, у человека есть моральный выбор. Всегда. Остаться
человеком или деградировать до животного поведения. Другое дело, что в силу
неврозов (лень, жадность, зависть, эгоизм и т.п.), правильный выбор нам не
96
нравится и мы его отметаем. Становясь при этом скотами, и толкая в это же своих
детей.
Свобода может быть только внутренней. Это освобождение от подражания
тем, кто готов нас давить, стравливать и растлевать вплоть до нашей смерти.
Это и есть связь между биологическим и социальным, врождённым и
приобретённым.
Так мы и живём. Va bene.

Заключение.

«Для полного счастья человеку


необходимо иметь славное отечество»
Симонид Кносский (IV век до н.э.)

Причины преступности несовершеннолетних.

Биологические. Направленность личности. Это следствие суммарного


энергоинформационного поля рода (тело памяти). От биологических особенностей,
главным образом, зависит то, что возьмет личность из окружающей среды.
Биологическое выступает как обстоятельство, под воздействием которого
формируется система общественных отношений, составляющих сущность
личности.
Биологическое в человеке выступает в качестве материальной предпосылки для
развития его социальной сущности.
Биологические свойства человеческого организма не являются причинами
преступлений.
Они лишь условие для всякого человеческого поведения, в том числе и
антиобщественного и уголовное законодательство не рассматривает такое
поведение в качестве преступного

Социальные. Подростковая преступность является симптомом:


нестабильности, неустроенности, падения нравов, разложения общества. Сегодня
мы пожинаем плоды, посеянные и СМИ, и политикой, и экономикой.
Несовершеннолетние оказались в положении, когда государство должным образом
не может обеспечить реализацию их основного конституционного права на вы-
живание и развитие: значительная социальная дифференциация населения по
уровню материальной обеспеченности, социальному статусу (в том числе и по
происхождению); нарушения принципов оплаты труда и потребления денежных,
иных материальных благ (жизнь не по средствам, низкая оплата труда и др.);
различия в характере и содержании обучения, воспитания, труда отдельных групп
населения, определяющие как реальные различия их сегодняшних позиций в жизни
общества, так и различия этих позиций на ближайшую перспективу; процессы
разрушения семей, сопровождающиеся существенными изменениями
97
традиционных родственных отношений, в том числе по воспитанию детей;
отягощенность алкоголизмом, нервно-психическими, хроническими
заболеваниями отдельных групп населения, включая родителей, иных лиц,
ответственных за воспитание детей и подростков, сопровождающиеся нагнетанием
жестокости в межличностных отношениях; противоречия между субъективным
стремлением детей и подростков к самостоятельности и объективным сужением её
реальных границ с помощью мер, применяемых институтами социализации
(семьей, школой и др.); противоречия между духовными и особенно
материальными потребностями граждан и реальными возможностями их
удовлетворения; низкий уровень правовой культуры, значительные деформации
нравственного и правового сознания отдельных групп населения; традиционное
осуществление основных воспитательных и профилактических функций лицами,
не имеющими необходимой профессиональной подготовки в этой области.
Безнадзорность, обстановка попустительства открывают путь для праздности,
безделья, алкоголизации и вхождения в асоциальные компании.
При всем многообразии факторов семейного неблагополучия выделение
обстоятельств, объективно затрудняющих воспитание (структурная неполнота
семьи, материальные, жилищные проблемы и т. п.) и обусловленных личностной
позицией родителей, их отношением к воспитанию (пьянство, скандалы,
безразличное отношение к детям, отказ от выполнения воспитательных функций,
правонарушающее поведение в быту) показывает, что собственно криминогенное
значение имеют субъективные факторы, а объективные лишь способны усугубить
их проявление.

Социально-психологические. Чаще всего преступление совершают так


называемые «трудные», педагогически «запущенные» подростки (далеко не всегда
бедные). В ряде исследований отмечается, что для подростков-правонарушителей
характерен низкий уровень развития познавательных и общественных интересов.
На формирование идеалов такого подростка чрезмерное влияние оказывают
сверстники, особенно старшие по возрасту, имеющие опыт антисоциального
поведения. У большинства таких подростков в структуре личности доминируют
отрицательные качества: лень, безответственность, конформизм, нечуткость,
агрессивность и т. п. Для всех или почти всех несовершеннолетних, вставших на
путь преступлений, выбор такого варианта поведения непосредственно или в
конечном счете связан с личностными деформациями, часто выражающимися в
узости и неразвитости позитивных общественных связей, бедности форм
деятельности, бессодержательного досуга. Также у этих подростков отмечается
общая ограниченность круга потребностей и интересов, примитивный характер
многих из них.
К числу характерных личностных особенностей несовершеннолетних,
совершающих преступления, относятся и достаточно глубокие деформации их
нравственных и правовых ценностных ориентаций.
- негативно-пренебрежительное отношение к личности

98
- индивидуалистическое отношение к различным социальным установлениям и
предписаниям, к своим общегражданским, служебным, семейным и прочим
обязанностям.
Эти деформации проявляются как в выборе перспективных и текущих целей,
так и в выборе средств достижения целей. Здесь, как правило, имеют место
«ножницы», разрыв между известными, одобряемыми в принципе ценностями
нашего общества и фактически используемыми ими в повседневном поведении в
качестве «руководства к действию»
В эмоционально-волевой сфере подростков, совершивших преступления, чаще
всего фиксируются ослабление чувства стыда, равнодушное отношение к
переживаниям других, несдержанность, грубость, лживость, несамокритичность.
Выраженное ослабление волевых качеств констатируется лишь в 15-25% случаев.
Современные психоаналитики дополнительно связывают внутренние
конфликты личности с высокими темпами жизни, с нервно-психическими
перегрузками, с техническим прогрессом, что, по их мнению, приводит к
психопатизации, невротизации населения, росту преступности и психических
заболеваний.
Т.е. как сказал старик Фрейд – это результат дефектного развития личности.

Механизм взаимодействия социального и биологического не сводится к


простому сложению социальной и наследственной программ поведения. Это
единый процесс, в котором социальное и биологическое (среда и
наследственность) выступают в тесном взаимодействии. Причем это
взаимодействие происходит на всем протяжении развития личности. Однако на
разных этапах проявляется по-разному.
Преступность несовершеннолетних обусловлена взаимным влиянием
отрицательных фактов внешней среды и личности самого несовершеннолетнего.

В свете вышесказанного направшиваются выводы:

1. Личность, ее психика являются ареной, на которой происходит


взаимодействии
социальных и биологических факторов. Поведение есть результат
внутреннего состояния.
2. Внутреннее состояние (направленность) есть результат врожденных и
приобретённых неврозов. Люди водимы подсознанием. Логика только
обслуживает неврозы.
3. Все люди в обществе в той или иной степени взаимодействуют друг с другом
на энергоинформационном уровне. Нет изолированных (независимых)
людей. Подобное притягивается подобным.
4. У человека всегда есть свобода выбора.
5. Т.к. подросток подсознательно копирует то, что воспринимает, то
воспитание заключается в исправлении самих себя и мотивации «почему при
любых внешних обстоятельствах нужно вести себя так и не иначе». Для этого
надо иметь образ настоящего авторитета и прививать подобное ребёнку.
99
Более того, объективное осознание себя как личности, поведение меняет
ненамного. С завистью в душе, например, совладать очень трудно.
Существует понятие «преодоление» - собирание воли «в кулак» и движение
к намеченной цели. Всю жизнь.
6. Все люди разные. Любое внешнее проявление (бедность, физическая
ущербность) надо принимать как стартовые условия, никому не завидуя и не
«обижаясь на жизнь (мир)». Пример – параолимпийцы (физ. недостатки), а в
случае бедности – Г.Форд, который «с нуля» создал настоящее «дело» -
завод, конвейер, социальные условия рабочим. И только потом стал
миллионером.
7. Мир многогранен (многофакторен). Ничего не происходит в чистом виде, а
только во взаимодействии. Каждая из перечисленных выше теорий причин
преступного поведения по-своему правильна, но отражает лишь часть
(грань) комплексного подхода к проблеме. Например, биологическое – лишь
следствие состояния амплитудно-частотной характеристики биополя
индивидуума (дух творит формы). Пример – при приближении
электромагнита к беспорядочно рассыпанным железным опилкам, те
упорядочиваются в пространстве согласно магнитным линиям. Опять же
примеры гипноза.
8. В основном цель преступлений – материальное благополучие и
самоутверждение. И то и другое – без учёта интересов общества для их
достижения, т.е. отсутствие уважения к другим людям (синдром Аспергера).
А это психопаталогия, которая по законам Вселенной рано или поздно
ломает жизнь человеку или его детям. Пример – 7 смертных библейских
грехов однозначно квалифицированы психиатрами как паталогии мышления
(мировоззрения), т.е. развивающиеся нарушения направленности внимания,
ведущие к умопомрачению (помешательству). Так, гордыня – это
шизофрения, уныние – паранойя, зависть – латентный садизм и т.д. Т.е. это
усиление инстинктивной деятельности в ущерб интеллектуальной. А уж
самоутверждение на базе материального – верх маразма.
Опять же интересное какое самоуважение - убить кого-то, а не построить
что-то.
«Труднее всего - делать.
Это значит - ошибаться. Это значит - уставать. Изыскивать средства.
Собирать силы. Пахать, как вол. Надрываться, как проклятый.
Стремиться к завершению. Пробивать. Строить. Создавать.
Нет, не работать.
Делать.
Это значит - обзаводиться врагами. Привлекать советчиков. На любое дело
советчики летят, как сами знаете кто сами знаете куда. Спорить.
Доказывать. Нести. Выслушивать дурацкие шуточки. Узнавать, что если
бы делали они, то сделали бы лучше. Давиться этим сволочным "бы".
Бредить ночами чужим, злым, коровьим; "А м-мы-ы б-бы-ы..." Спать
вполглаза. Рвать жилы. Делать, короче.
Ну, вот - сделал. Вытер мокрый лоб. Выдохнул:
100
"Хорошо! И хорошо весьма..."
Думаете, вам за это поставят памятник? Клизму вам поставят...»
Г.Л. Олди, "Кукольных дел мастер"
9. Человеку без критического мышления свойственно резонёрство – перенос на
общество собственных неврозов (комплексов).

Резюме. Пока мы будем видеть причины вовне и критиковать всё и вся


(завидовать), а не искать их в себе и, найдя, усилиями воли исправлять и
развиваться («всю жизнь учись»), мы, как общество, будем жить всё хуже и хуже.
Как пример – СССР. Социализм И.В.Сталина был предназначен для
творческих, развивающихся личностей, для которых материальной основой был
«достаток», а не богатство, а самоутверждение – в личностных качествах, а не в
имущественных. Соответственно, интересы народа они ставили выше
собственных. Они были умными, а не хитрыми. Сталин писал, что с развитием
социализма рабочий день должен быть 5 часов, а остальное время человек должен
тратить на образование. Естественно, что эгоистичным мещанам, не желающим
развиваться, такой строй был неинтересен. После смерти Сталина как генератора
этих идей, социализм со временем пошёл вразнос, превратившись в госкапитализм
и уравниловку. Закончилось это внутренним отрицанием идей и невозможностью
управлять процессом. Как результат - слом системы и предательство Родины. А
продав свою Родину, отказавшись в угоду комплексу «обиженности» от
человеческой жизни, и приняв «обезъяний капитализм», мы закономерно получили
обнищание, деградацию, потерю мотивации к труду и уверенности в завтрашнем
дне. Плюс приобрели социальный расизм, озлобленность, гомосексуализм и
поколение «пепси».
Соответственно, с идеями либерализма (атомизации народа) и охлократии
(властители из толпы, стаи), в отличие от настоящей демократии (власть лучших
представителей народа), оболванивание и истеризация людей будут продолжаться,
а неврозы и, как следствие, преступления, будут только множиться. А т.к. наши
души (при отсутствии самопонуждения) очищаются только ужасом, то, как сказал
Макарыч, «самое тяжёлое в нашей работе – ждать».
Я кончил.

101
ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

Личность как психофизическое явление.

Полагай несущественным явное,


ибо тайная суть вещей не видна.
Омар Хайям

Вышеперечисленные типы личностей, семей (групп личностей) и моделей


поведения говорят нам о разном (субъективном) восприятии одной и той же
реальности и разной же реакции на неё. Попробуем выяснить - что такое
личность?
Носителем личности является человек. Человек, безусловно, звучит гордо. Но
критерием человечности (не путать с человекообразием) является его
функционирование в обществе, которая состоит из физической и умственной
активности. Любое телодвижение сопровождается нервной деятельностью -
прохождением по «проводникам» электрических импульсов (сигналов). Мозг же –
вообще сплошное электричество с примесью химии. (Но активизация основных
желёз – тоже импульсами). Причём деятельность мозга временами забирает до 80%
энергии человека. И если низшая нервная деятельность изучена достаточно
хорошо, то про природу высшей (психической) мы мало что знаем. Наука нам
говорит, что человек использует от 5 до 10% активности мозга (сознательное). Но
в остальных 90% также идут активные электрические процессы, но какие – наука
умалчивает. Т.е. «голова – предмет тёмный и исследованию не подлежит» (к/ф
«Формула любви»). Некоторые учёные говорят, что эти 90% - подсознание.
Получается, что человек – это электрическая система, создающая поле, а
личность – информация, набор программ (убеждений), содержащихся в этом поле,
фильтрующая входящие сигналы и обрабатывающая их согласно этим
убеждениям. Т.е. сумма информации и чувств (эмоций).
Значит, личность – это полевая энергоинформационная сущность. Подросток –
развивающаяся сущность.
Определимся со свойствами поля. Оно нелокально (имеет протяженность в
пространстве), небезконечно (имеет определённые границы), характеризуется
напряжённостью, которая уменьшается обратно пропорционально квадрату
расстояния (затухание). Одна из основных характеристик – частота (количество
колебаний в секунду). Увеличение частоты ведёт к повышению температуры,
усилению проницаемости в среде и сильнее воздействует на организм человека.
Частота излучения зависит от эмоционального состояния в данный момент
времени.
Гнев – это повышение частоты, страх – понижение. Соответственные частоты
имеет любая человеческая эмоция (зависть, жадность, презрение, она же
холодность и т.д.). Пропорционально меняется и спектр излучения – от гнева
краснеют, от страха - бледнеют, от злости – зеленеют, от зависти – желтеют и т.п.
Но эмоции – это не только энергия, это в первую очередь информация
(амплитудно-частотное наполнение). При совпадении частот возникает резонанс
102
(умножение амплитуды, самовозбуждение), разные же частоты взаимодействуют
опосредованно, через гармоники (это неоднократное повторение сигнала
(ослабевающее с каждым повторением) выше или ниже основной частоты - «круги
на воде»). Например - скученность (давка) человеку только неприятна (разные
частоты), но в толпе «фанатов» (по-другому – в стае), объединенной одной идеей
человек перестаёт быть личностью.
Умножение мощности при совпадении частоты и фазы подавляет критическое
мышление (более слабый сигнал) и человеком начинает управлять коллективное
бессознательное (эгрегор). Наблюдения показывают, что толпа-стая реагирует на
вожака во временном промежутке от трёх до шести секунд (как стая рыб).
Никакие сознательные процессы при таких скоростях невозможны.
Т.к. частоты-идеи в толпе одинаковы, нужно совместить фазы (временной
сдвиг). При совмещении фаз сигнала (синхронизации) происходит умножение
мощности. В такие моменты человек чувствует эйфорию сходную с
наркотической, и это настолько глубоко проникает в подсознание, что, желая
получить подобные переживания, человек возвращается к этому снова и снова.
Т.е. он получает невроз. Для этого используются совместное скандирование
слоганов; хоровое пение, например, блатных песен и (или) ритмичные действия -
хлопание в ладоши, прыжки, шаги, «три блатных аккорда», он же ля-минор и т.п.
Яркий пример: «хто не скаче - тот москаль» - и до логики уже не достучишься, т.к.
«кукушка улетела, а больше дома никого нет». Более того, прошёл год, а они до
сих пор ходят агрессивными стаями, скандируют и скачут.
На этом принципе работает лазер – при совмещении фазы колебаний
(наложение сигналов) обычный свет уплотняется, поляризуется и способен
разрушать материю. Т.е. при синхронизации сдвига во времени (фазы) сигналов
одинаковой частоты и амплитуды мощность увеличивается в геометрической
прогрессии, т.к. происходит забор энергии из пространства. Хотя такой сигнал всё
равно конечен, т.е. затухает с расстоянием.
Но этому миру свойственна многофакторность, т.е. в нём нет ничего
однозначного. И в нашем случае есть «сюрприз». Активность мозга
сопровождается искрением, т.к. аксоны не прилегают вплотную друг к другу и к
нейронам. А опыты Н.Тесла с постоянным напряжением показали, что искра (дуга)
создаёт т.н. «стоячую волну», которая распространяется без затухания и
искажения, т.к. в ней не происходит распространение энергии. Но зато происходит
распространение информации. А т.к. в мозгу постоянно действуют несколько
видов волн (альфа-, бета-, гамма-, тета-, дельта-) то ими создаётся информационное
поле. Когда человек в нужных пропорциях одновременно производит волны, он:
- обладает обостренной интуицией, которая обеспечивается дельта-волнами
-живет с творческим вдохновением, которое создается действиями тета-волн;
-находится в состоянии легкого расслабления, которое дают альфа-волны;
- имеет сознательное мышление и активно действует с помощью бета-волн.
Человек с такими качествами, по-моему, самодостаточен: востребован, успешен, не
агрессивен, не имеет явных комплексов, обладает критическим мышлением (не
импульсивен, рассудителен) и всегда в развитии. Его внутреннее состояние

103
относительно стабильно и, в основном, доброжелательно. Соответственно, он не
склонен к преступному поведению.
Доктор физ.-мат. наук А.Е.Акимов, открывший такие информационные поля,
назвал их торсионными.
Свойства торсионных полей по Акимову А.Е.:
1. Образуется вокруг вращающегося объекта (а во Вселенной любая материя
вращается – это одно из условий её существования) и представляет собой
совокупность микровихрей пространства. Так как вещество состоит из атомов и
молекул, а атомы и молекулы имеют собственный спин - момент вращения,
вещество всегда имеет ТП. Вращающееся массивное тело тоже имеет ТП.
Существует волновое и статическое ТП. Может возникать за счет особой
геометрии пространства. Еще один источник - электромагнитные поля.
2. Связь с вакуумом. Составляющая вакуума - фитон - содержит два кольцевых
пакета, вращающихся в противоположных направлениях (правый и левый спин).
Первоначально они скомпенсированы и суммарный момент вращения равен нулю.
Поэтому вакуум никак себя не проявляет.
3. Свойства магнита. Торсионные заряды одноименного знака -
притягиваются, разноименного – отталкиваются. (В макрофизике – наоборот,
одноимённые полюса отталкиваются).
4. Свойство памяти. Объект создает в пространстве (в вакууме) устойчивую
спиновую поляризацию, остающуюся в пространстве после удаления самого
объекта (голограмму).
5. Скорость распространения - практически мгновенно из любой точки
Вселенной в любую точку Вселенной.
6. Данное поле имеет свойства информационного характера - оно не передает
энергию, а передает информацию. Торсионные поля - это основа
Информационного Поля Вселенной.
7. Энергия - как вторичное следствие изменения торсионного поля. Изменения
в торсионных полях сопровождаются изменением физических характеристик
вещества, выделением энергии.
8. Распространение через физические среды. Так как ТП не имеет
энергетических потерь, то оно не ослабляется при прохождении физических
сред. От него нельзя спрятаться.
9. Человек может непосредственно воспринимать и преобразовывать
торсионные поля. Мысль имеет торсионную природу.
10. Для торсионных полей нет ограничения во времени. Торсионные сигналы
от объекта могут восприниматься из прошлого, настоящего и будущего этого
объекта.
11. Торсионные поля являются основой мироздания.

Приведу пример связи всех живых существ с энергоинформационным полем


Земли (ноосферой по академику В.И.Вернадскому):
Многими учёными был проведен опыт: они помещали головастика лягушки под
мощное экранизирующее устройство или колпак экрана. При этом подавались и
кислород, и питание. Что же получалось из головастика? Лягушки из него не
104
получалось. Вместо головастика развивалась не лягушка, а бесформенная живая
биомасса.
Т.е. генная структура хромосом является приёмниками или антеннами для
развития взрослой особи. Если эти антенны недополучают информации извне, то и
существа не получается. Будь то лягушка, или что-либо другое.  Именно внешняя
информация, поступающая на такие живые антенны, и являет собой матрицу
образа и подобия.
Примером же торсионного распространения информации является известный
эффект 101 обезъяны. Учёные изучали макак на японском острове Кодзима в 1952
году и заметили, что некоторые из обезьян научились мыть батат (сладкий
картофель). Это новое поведение стало постепенно распространяться через
молодое поколение обезьян, которые учились у взрослых в обычной форме - путём
наблюдения и повторения. Далее исследователи отметили, что когда критическое
число обезьян было достигнуто (т.н. «сто первая обезьяна»), усвоенное поведение
мгновенно распространилось не только на всю популяцию, а также на популяцию
всего архипелага. Т.е. одна обезьяна наладила помывку картофеля, информация об
этом пошла наверх, но это очень слабое воздействие и обратной связи пока нет.
Две, пять, десять обезьян стали делать то же самое. Канал расширился, но
незначительно. 99 обезьян. Канал уже широкий, но еще нет обратной связи,
информация поступает только в одном направлении. И вот сто первая обезьяна
присоединилась к остальным. Возникает «пробой» и информация начинает
циркулировать в обе стороны! Очевидно, что обмен информацией происходит
избирательно, в зависимости от вида - обезьяны настроены на определенную
условную частоту, еноты на другую, медведи на свою. Эти потоки не
пересекаются, а действуют неизвестным образом избирательно только своему
виду.
С муравьями происходит то же самое. До девяноста восьми муравьёв суетятся
каждый по-своему, но сто один муравей начинают вместе строить муравейник.
Похоже, что они образовывают коллективный разум.
Вспомним об эксперименте Шапошникова (1957г.). Эксперимент заключался
в следующем. Шапошников взял тлей. Тли — монофаги, т.е. питаются только
одним видом растений. Если пересадить тлей на непривычное для данного вида
тлей растение, то они погибают. Все 100%. Шапошников пересаживал тлей на
непривычное растение и, когда они доходили до предсмертного состояния, на
сутки пересаживал обратно на привычное. После того как тли приходили в себя и
отъедались, Шапошников вновь пересаживал оживших тлей на непривычное
растение. И выяснилась удивительнейшая вещь - 95% тлей погибло, но 5%
выжили. И видоизменились настолько, что даже не могли давать потомство от
своих недавних родственников. 
Самое интересное в этом эксперименте то, что видоизменилась не одна особь,
что можно было бы объяснить случайной мутацией, а одновременно немало
особей, те самые 5%. Стало понятно, что видоизменение — результат волевого
усилия мутационного коллектива. Воля, а не случайность. Воля, так сказать,
сливок общества. Причём объединённая воля.

105
У людей научные открытия делались в подавляющем большинстве
несколькими людьми, не связанными друг с другом, с минимальным разрывом во
времени. Даже фундаментальнейшее открытие теоретической возможности
расщепления атома было сделано почти одновременно на двух разных
континентах. Возможно, что научные открытия и достижения в истории
происходили именно тогда, когда количество исследователей достигало
определённой критической массы.
Ещё пример: в 90-е годы компьютерные сети прокладывали инженеры,
затрачивая на это длительное время, и такая работа была высокооплачиваемой.
Сейчас системным администратором может быть любой студент, и сети они тянут
«за пять минут и три копейки».
А уж освоение маленькими детьми без помощи взрослых различных гаджетов
– от телевизора до компьютера известно всем. При том, что старые люди с этим
управляются с трудом. И таким примерам несть числа.
Выводы: мысль (эмоция) мгновенна, безконечна, материальна. Подобное на
этом уровне притягивается подобным. Информация управляет материей (см. выше
примеры гипноза). Личность – сумма информации и чувств (эмоций).
Т.е. человек тройственен – душа, дух, тело. И неправильное мировоззрение, т.е.
болезни духа сползают на тело, душу, и, в конце концов, разрушают судьбу.
И если получается, что ребёнок как личность рождается из сознания родителей, то
он, соответственно, уже при зачатии по-своему разумен и харАктерен. Это к слову
об абортах.

106
ПРИЛОЖЕНИЕ 2.

Хищная власть и её жертвы.

"Люди - единственный вид, внутри которого


систематически практикуется
крупномасштабное, рационально не объяснимое,
взаимное умерщвление".
профессор Б.Ф.Поршнев

Дьявол - символ дегенерации.


При большинстве нормальных людей,
миром правят дегенераты.

Согласно одной из версий антропогенеза, в процессе эволюции в составе


человечества остались люди, несущие черты животных, которые не являются
людьми в чисто клиническом смысле, т.к. у них есть отклонения в строении мозга,
что приводит к отсутствию нравственности, т.е. того свойства, которое делает
человека человеком.  (Б.Ф.Поршнев «О начале человеческой истории
(проблемы палеопсихологии)». 
Человекоподобные существа, лишённые совести – это особый вид, не
имеющий к человеку разумному никакого отношения. В популяционной генетике
подобный феномен внешней схожести именуется как «виды-
двойники». Псевдолюди могут добиваться успеха потому, что являются более
агрессивными и примитивными существами, в действиях которых отсутствуют
нравственные ограничители.
Приведу цитаты Г.П.Климова, данные в этой же статье.  
  «Эти люди - как оружие массового поражения…. Дегенераты более
эффективны в разрушении стран, чем ядерное оружие. Они почти так же
эффективны (но одновременно и также опасны) как биологическое оружие».
«Дегенераты ненавидят нормальных людей. Им доставляет истинно
садистическое удовольствие наблюдать как один полубезумный лидер-извращенец,
приведённый ими к власти в одном государстве, идет войной на другого
полубезумного садиста-извращенца, приведённого ими же к власти во главе
другого государства. Миллионы и миллионы нормальных людей гибнут для забавы
и садистического удовольствия лидеров дегенеративной секты….»
Человечеству понадобилось более века, чтобы понять и воспринять
гелиоцентрическую систему Коперника. Похоже, что людям понадобится не
меньше времени для осмысления и восприятия открытия профессора
Б.Ф.Поршнева, согласно которому «человек разумный» не является единственным
видом из предковых гоминид, обитающих ныне на Земле.

107
В связи с тем, что это открытие великого русского учёного Бориса
Фёдоровича Поршнева (1905-1972) философа, историка, биолога, антрополога,
палеопсихолога (наука о становлении человеческого рассудка - речи, мышления),
несомненно, будет осмысленно и воспринято людьми и окажет огромное влияние
на дальнейшее развитие человеческой цивилизации не в пользу ныне «правящих»
миром, его гениальный труд и имя упорно замалчиваются. Главный научный труд
Б.Ф.Поршнева - монография «О начале человеческой истории», в котором
изложена наиболее обоснованная версия антропогенеза.
Для понимания происхождения бесчеловечности, а точнее - откровенной
хищности у таких людей, как Горбачёв и других «правителей», следует обратиться
к книгам Б.А.Диденко «Хищная власть» и «Цивилизация каннибалов», написанных
им на основании трудов Б.Ф.Поршнева, выдержки из которых приводятся ниже:
«Монография «О начале человеческой истории» явилась последней работой
ученого и вышла в свет уже посмертно. Она задумывалась автором как
центральная часть более обширного произведения – «Критика человеческой
истории». Трагическая смерть прервала работу великого ученого, но все же он
успел сказать свое последнее - вещее - слово. С момента выхода в свет (1974 г.)
этого эпохального труда прошло уже более чем два десятилетия, но в трудах
исследователей, занимающихся вопросом происхождения человека, гениальные
прозрения Поршнева даже не упоминаются. Удивляться этому не приходится,
наоборот, это даже знаменательно: перед нами традиционный, уже классический -
несущий истину - глас вопиющего в пустыне.
Научной несообразностью является взгляд, будто все особи предкового вида
превратились в людей. Ещё бессмысленнее думать, что они перестали рождаться
на свет с тех пор, как некоторые путём мутации стали людьми. Что касается
человека (Homo sapiens), то он появляется всего лишь 35-40 тыс. лет тому назад. В
ходе истории людей сменилось всего несколько сот поколений. «Уйти чисто» из
животного мира, «не замазавшись», «человеку разумному» не удалось. В составе
человечества остались прямые потомки тех самых первоубийц (предельно близких
к биологическим палеоантропам-троглодидам), а также и потомкам их
подражателей - суггестров-манипуляторов. В результате всех этих процессов
антропогенеза в неустойчивом, переходном мире становления раннего
человечества образовалось весьма и весьма специфическое, очень недружелюбно
настроенное по отношению друг к другу семейство рассудочных существ,
состоящее из 4-х видов. В дальнейшем эти виды всё больше и больше расходились
по своим поведенческим характеристикам. Эти виды имеют различную
морфологию коры головного мозга. Два из них являются видами хищными, причём
- с ориентацией на людей! Хищность определяется здесь, как врождённое
стремление к предельной или чудовищно сублимированной агрессивности по
отношению к другим человеческим существам. Именно эта противоестественная
направленность и не позволила - из-за дистанционной неразличимости - образовать
видовые ареалы проживания, а привела к возникновению трагического симбиоза,
трансформировавшегося с течением времени в нынешнюю социальность...
Создал человека вовсе не труд, не «естественный отбор», а лишь предельный,
смертельный страх перед «ближним своим».
108
Это палеопсихологическое открытие профессора Б.Ф.Поршнева.
Построенная на этом фундаменте гипотеза видовой неоднородности
человечества достаточно полно отвечает на большинство непонятных вопросов
человеческого общежития...
В процессе антропогенеза сформировалось два хищных вида: суперанималы
(сверхживотные) - потомки «первоубийц», «адельфофагов», и суггесторы -
агрессивные приспособленцы. Суггесторы стали подражателями и приспешниками
суперанималов.
Два нехищных вида характеризуются врожденным инстинктом неприятия
насилия. Диффузный вид - люди, легко поддающиеся внушению, и неоантропы -
менее внушаемые люди, обладающие обострённой нравственностью...
Внутривидовой агрессор - биологический палеоантроп (сверхживотное),
первоубийца явился как бы «злым гением человечества». Совершив
патологический переход к хищному поведению по отношению к своему виду,
палеоантроп-агрессор принёс в мир гоминид страх перед «ближним своим».
Закрепляясь генетически, этот страх стал врождённым. Это «страшное наследие
проявляется у людей уже в раннем детстве в форме «боязни посторонних»... Эта
реакция наблюдается у всех народов мира. Эта боязнь - всего лишь отголосок того
древнего прастраха, ставшего некогда бичом популяции гоминид, разбившего её на
виды, а в дальнейшем разобщившего и рассеявшего человечество по всей Земле. И
хотя биологические палеоантропы - внутривидовые агрессоры - первоубийцы - в
ходе лавинообразного становления «человека разумного» были уничтожены, но
потомки их остались в составе рода человеческого, равно как осталась и их
агрессивность по отношению к людям...
На протяжении всей истории человечества суггесторы были единственным
видом из четырёх, большинство представителей которого жили в своё
удовольствие практически в любых условиях. Суггесторы всегда образуют
общественный слой т.н. «ликующих» в этом мире. Именно они и составляют
подавляющее большинство чудовищного конгломерата «сильных мира сего»,
создавая собой прихлебательское и «подсиживающее» обрамление при тех, кто
находится в «силе и законе». Не имеющие совести, не способные её иметь
изначально, apriori, суггесторы могут переживать и страдать лишь от пересыщения
и злоупотребления теми или иными «радостями жизни»...
Поведение суггестров, способных изображать как поведение людей, так и
имитировать повадки палеоантропов-суперанималов необходимо определить, как
оборотневое, или псевдочеловеческое. Эта жуткая «позиция оборотня»,
занимаемая ими подсознательно, для них она естественна, не требует никакого
научения и потому так успешна. «Врождённый артистизм», патологическая
лживость - вот лишь некоторые её признаки
У хищных гоминид нет искренней и беззаветной тяги к поиску истины, что
является прямым следствием хищного инстинкта: для них главное - приобретать
для себя, обирать и угнетать других, получать немедленные результаты... В тех
местах, куда попадают хищные, ими сразу же или постепенно предпринимаются
попытки всё перестроить на свой зоопсихологический лад...

109
Основным отличительным признаком диффузного вида является внушаемость
или конформность... Вот эта-то внушаемость, легкая поддаваемость суггестии,
будучи фундаментом рассудочного поведения, даёт возможность провести
корректную границу между человечностью и антропоморфным зверством...
Термин «диффузный» охватывает и дополняет понятие конформности - с
внешней поведенческой стороны. Если конформизм - это способность легко верить
власть имущим лгунам и др. «авторитетам», то диффузность - это уже
«претворение этой веры в жизнь»: всегдашняя готовность (после небольшого
раскачивания) маршировать в нужную хищным гоминидам сторону. Отсюда и
необычная адаптируемость этого вида практически к любым условиям - по
большей части жутковатым...
Конечно, это не может не иметь трагических сторон: при всяких «переходных
процессах» или «периодах адаптации» люди в невероятных количествах гибнут...
Нехищные люди, ступившие на путь служения злу, вынуждены всячески -
чисто физиологически (например, алкоголем) - глушить остатки совести, поэтому
им приходится не так уж сладко, но винить в этом они должны только себя...
Неоантроп - человек духовно эволюционирующий,- непосредственно
смыкается с диффузным видом, представляя собой его дальнейшее развитие по
пути разумного поведения.
Столь непохожие существа, какими являются хищные гоминиды и нехищные
люди - диффузный вид и неоантропы, имеющие различные генотипы,
ответственные за диаметрально противоположные поведенческие установки, не
могут обладать в то же время хоть как-то совпадающими нравственными
параметрами.
Отсюда-то и возникает человеческая трагедия - извечная «борьба добра и
зла». Усугубляется положение ещё и тем, что часть нехищных людей, из числа
обладающих слабо развитым нравственным чувством или попавших в
неблагоприятные социальные условия, поддаются влиянию хищности, и чаще
всего становятся пешками в чужой страшной игре...
Чудовищные события, сопровождавшие процесс антропогенеза, совершенно
уникальны и не имеют никаких, даже самых отдалённых, аналогий в остальном
мире животных. С одной стороны происходили бурное развитие, становление
человека разумного, т.е. диффузного, суггерендного вида. С другой шло внедрение
в возникающую человеческую популяцию потомков хищных адельфофагов. Это и
ускоряло антропогенез, но и придавало ему жуткие, смертоубийственные формы. В
результате этого человечество явило собой микст (мешанина из чужеродных
компонентов) из симпатрических (совместно проживаемых) видов...
Установлен научно тот факт, что хищные гоминиды не являются людьми,
причём в самом, что ни на есть клиническом смысле: у них нет части мозга. Мало
того, у них нет самой важной части, той именно, которая и делает человека
разумным, т.е. нравственным. По предварительному диагнозу А.Р.Лурия у них
«дефицит префронтальных отделов лобных долей головного мозга». По
уточняющим же данным позитронной эмиссионной томографии (ПЭТ) данный
дефект - это «церебральная дисфункция». Именно лобная доля коры является
субстатом выработки и контролирования планов и намерений.
110
Примечание. Следовало бы узаконить, чтобы все, рвущиеся к власти,
проходили проверку на наличие у них этих самых лобных долей, отвечающих за
нравственное поведение. Впрочем, пока государствами правят в основном
суггесторы и суперанималы, вряд ли это реально осуществимо.
«По большей части, хищные индивиды встречаются на доминантных
социальных позициях, они - если не владыки, так «вожди оппозиций», «народные
трибуны»: на худой конец - зачинщики бунтов или террористы. На протяжении
всей истории именно они занимали и, к сожалению, продолжают занимать поныне
большинство властных структур, образуя чудовищный конгломерат «сильных
мира сего»...
В России такие особи чаще всего встречались в «доперестроечный,
застойный» период среди начальства среднего (нижнего номенклатурного) звена -
партийного, или же на уровне каких-либо мелких директоров: овощных баз или
небольших предприятий невразумительных производств, выпускавших
загадочную, ни к чему не пригодную, да и не используемую нигде продукцию, но
зато - в больших количествах. После начала «перестройки» они почти исчезли с
глаз долой, уйдя в политику (тут их иногда еще видно) и, по большей части, в
(около-) преступный бизнес.
Примечание. Следует отметить, что согласно «высшей социологии»,
популярно изложенной в трудах Г.Климова «Красная каббала», «Протоколы
советских мудрецов» и др., ни одна война, ни одна революция и ни одна
«перестройка» не начиналась по вине нормальных людей. Всё это были
дегенераты, психопаты, совершенно ненормальные существа, на что, кстати, в
своих книгах обрщает внимание и Б.Диденко: «Психические расстройства, более
чем кому-либо, присущи именно хищным гоминидам, но в ещё большей степени -
межвидовым гибридам». Таким образом, в данном вопросе имеет место полное
совпадение выводов как «высшей социологии», так и новой концепции
антропогенеза проф. Б.Ф.Поршнева.
Из Г.П.Климова: «Эти люди - как оружие массового поражения.
На сегодняшний день многие уже знают основные принципы устройства
атомной бомбы, но лишь очень ограниченный круг посвященных имеет знание и
умение, необходимые для производства ядерного оружия и, что не менее важно,
смогут доставить ядерную боеголовку к цели. То же самое относится и к знаниям в
области «высшей социологии», однако дегенераты - более эффективны в
разрушении стран, чем ядерное оружие. Они почти также эффективны (но
одновременно и также опасны) как биологическое оружие.
Дегенераты, как правило, ненавидят нормальных людей.
Им доставляет истинно садистическое удовольствие наблюдать как один
полубезумный лидер-извращенец, приведенный ими к власти в одном государстве,
идет войной на другого полубезумного садиста-извращенца, приведенного ими же
к власти во главе другого государства.
Миллионы и миллионы нормальных людей гибнут для забавы и
садистического удовольствия лидеров дегенеративной секты.
Вы хотите меня спросить - как это делается? Это делается через масонство.
Масоны, иллюминаты, ротари и так далее (... имя нам легион, ибо нас много -
111
ответили бесы Ему...) все это клубы, где дегенераты внимательно наблюдают за
поведением возможных кандидатов и, при подтверждении наличия сильных гомо-
садистических наклонностей кандидатов, начинают активно продвигать их к
рычагам власти».
Примечание. Из многих опубликованных источников известно, что именно
таким путём был ими продвинут к рычагам власти Горбачёв, а затем и Ельцин,
которыми они и воспользовались для разрушения СССР.
"Видовое поведение медикаментозно не корректируется, возможно лишь
полное подавление всех внешних признаков хищной активности, да и то - при
помощи лошадиных доз депрессантов, «обездвиживателей». Другими словами,
даже современные психотропные средства - транквилизаторы, нейролептики и т.п.
- не смогли бы оказать существенного воздействия на поведение одиозных
исторических фигур, были бы бессильны в изменении их поведения, как не
затрагивающие их этических установок...
Нужно отметить, что попытка объявления кого-то из людей не-человеком в
настоящее время общественным мнением пресекаются. Причём делается это
предельно некорректно, скорее эмоциональным, нежели логическим способом. То
есть, декларируется, что подобные «негуманные» утверждения могут исходить
лишь от индивидов, которые сами не могут даже претендовать на «высокое звание
человека». И таким образом получается, что так или иначе, но «люди
нечеловеческого формата» всё-таки существуют! И это неуместное табуирование
существует даже вопреки тому, что человеческое общежитие прямо-таки кишмя
кишит чудовищными фактами и кровавыми последствиями жуткой деятельности
всех этих монстров в человеческом обличие...
Пресловутые «права человека» - это обеспечение большей безопасности для
10% хищного меньшинства в их собственных играх, но - навязанных всему
человечеству. Это предоставление им возможности выкручиваться из безнадёжных
ситуаций...
Хищные - более примитивные существа. Это несмотря на то, что они бывают
весьма изощрёнными в софистики и демагогии, ловкими в риторике. Но при
внимательном и объективном анализе все их аргументы оказываются
ситуативными, плоскостными. Их сознание лишено этического измерения.
В духовной несоизмеримости видов и состоит реальная возможность
конечной победы нехищного человеческого большинства над хищной
паразитарной нечестью...
Люди продолжают пребывать в плену неразборчивых стереотипов
«всепрощения» и «равенства возможностей». Даже откровенные людоеды и
маньяки-некрофилы всё ещё признаются общественным мнением
принадлежащими к достопочтенному виду Homo sapiens. Но если определить
разум более корректно и конкретно, а именно, как рассудочные способности плюс
нравственность человека, т.е. наличие у него помимо интеллекта ещё и совести, то
все такие человекоподобные существа немедленно выпадут из этой таксономии.
Они суть другой вид: это хищные гоминиды, с точки зрения популяционной
генетики, имеющие к человеку разумному такое же отношение, как бледная
поганка - к сыроежке.
112
В популяционной генетике подобный феномен внешней схожести именуются
как «виды-двойники, различия между которыми выявляются лишь специальным
тестированием». Ибо чем человек действительно бесспорно и однозначно
отличается от животного, так это - именно нравственностью. Разум, таким образом,
это не что иное, как третья сигнальная система...
Люди могут больше не искать причин своей адской жизни - воистину, чёрт у
них за плечами!
Численное доминирование диффузной составляющей населения России
тривиальным образом объясняет все беды и несчастья этой страны-страдалицы.
Острый дефицит «аборигенных» национальных хищников заместился
болезненным для нашего народа внедрением суперанималов и суггесторов
пришлых, приблудных «гостей варяжских», тюркских, германских, еврейских,
кавказских и прочих. Единственное, что было у них у всех общим, так это -
наплевательское отношение к судьбе столь необычайно удобного «субстрата»
русского народа...
Совершенно напрасно учёные ищут т.н. «промежуточное звено» в горизонтах
и пластах археологических раскопок, оно у них на самом виду: таким переходным
звеном является само нынешнее человечество, состоящее из людей, нелюдей
(суперанималов) и псевдолюдей (суггесторов) и таким образом, ещё не
разорвавшее пуповину с палеоантроповыми гоминидами. Мало того, этот жуткий
послед опутал всё человечество, спеленав ему и руки и ноги... Поэтому Человеку
Разумному нелегко распрямиться, подняться во весь рост и начать разумный путь в
Будущее».

Некроманты.

Но Иисус сказал ему: иди за Мною, 


и предоставь мёртвым погребать своих мертвецов.
Евангелие от Матфея

Украину мастерски превратили в один гигантский сгусток чёрной,


всепоглощающей ненависти. Ненависть пропитала буквально всё. Причём чем
больше у простых людей забирают, тем более гигантскими порциями ненависти их
накачивают. Нищета, бесправие, а теперь ещё кровь и смерть компенсируются
ненавистью. 
Ненавидят «ватников», ненавидят «москалей», ненавидят Путина, ненавидят
друг друга. 
Украинские СМИ превращены не просто в генераторы лжи, а генераторы лжи,
вызывающей ненависть и неудержимый порыв крушить, разрушать, убивать. 
В начале года лишь Майдан излучал мощные флюиды какой-то дикой,
архаической, чёрной ненависти, которую можно было чувствовать кожей. Это не
аллегория. Это – физика. Энергетика Майдана имела мощнейшее некротическое
напряжение. Как на скотобойне. Энергетика Майдана ощущалось физически. А
потом зараза ненависти Майдана накрыла всю страну. 
В этом некротическом напряжении ненависти теперь гибнет всё живое. Те,
113
которые способны бежать, бегут. В этом нельзя долго находиться. Люди, у
которых слабая психика, сходят с ума, остальные либо находятся в состоянии
хронической депрессии, либо начинаю совершать то, что в адекватном,
ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ состоянии никогда бы не совершили. 
Мне всё это напоминает «Обитаемый остров» Стругацких. Его башни, орущую
и визжащую ненавистью толпу инопланетных патриотов. Теперь такое на Украине.
Только вместо башен – телевидение. А так всё один к одному. Включая танковые
атаки и расстрелы врагов. 
При этом всё происходящее напоминает какой-то массовый суицидальный
порыв, когда безумные люди крушат и ломают всё на своём пути, с наслаждением
убивают и потом умирают сами. 
Майдан инициировал некую форму эпидемического, самоубийственного
сумасшествия, превратив людей в бешенных животных. 
Но что будет, когда накал некротического психоза спадёт, когда уцелевшие
придут в себя? Да, они увидят вокруг себя лишь руины. Это понятно. Непонятно
другое. Увидят ли они в себе бешенных животных? Будет ли им стыдно? Смогут
ли они спокойно жить дальше в стране превращенной ими в кровавую помойку,
после этого скотского припадка ненависти в мгновение уничтожившего в них
ЧЕЛОВЕКА – образ Божий? 
Идеи, в отличие от людей, обладают практически неограниченным сроком
существования. И, казалось бы, забытая идея может внезапно всплыть на
поверхность человеческих умов и вновь овладеть ими. Теперь настала пора
вернуться к теме в контексте событий на Украине.
Когда-то я осилил труд Гумилёва "Этногенез и биосфера Земли". Нелегко
было, книжка сия - не для школяров, пусть даже обладающих интеллектом выше
среднего. Однако, дело не в этом. В названом труде Льва Николаевича есть одна
крайне интересная глава: "Отрицательные значения в этногенезе".
Не растекаясь мыслию по древу: все мировоззрения можно поделить на
жизнеутверждающие и жизнеотрицающие. Первые предполагают, что человеку
жизнь дана для развития, а потому надо на всю катушку использовать эту
замечательную возможность. Вторые - что жизнь есть иллюзия, а потому нужно
как можно скорее её прекратить, перейдя в иные реальности, где всё намного
лучше, чем здесь.
К жизнеотрицающим системам Гумилёв относил религиозно-философские
учения гностиков, манихеев, буддистов-махаянистов, исмаилитов (карматов),
богумилов и т.д. Для сторонников этих мировоззрений характерен негативизм и
культ Смерти.
Каким боком это к Украине?
Янукович, по нашим меркам для жизни страны противопоказанный, для
Украины был слишком совместим с жизнью. И на место Януковича пришла
новая элита — полностью несовместимая с жизнью государства: Тягнибок,
Фарион, Яценюк, Турчинов, Ярош и полный набор нацистов, ненормальных и
маньяков.
В настоящий момент степень своей адекватности новая элита показывает
тем, что общается с мёртвыми. То Ярош призовёт на помощь мёртвого
114
Умарова, то Кличко поговорит с погибшими милиционерами и протестантами.
Тимошенко написала открытое письмо Тарасу Григорьевичу Шевченко.
Кроме этого, элита записывает к Востоку и Крыму полные любви и
обещания ласки сообщения, а в Фейсбуке открыто пишет, что потом, когда
уговоры подействуют, всех повесит.
Специально обученные активисты стоят по краям дорог и машут флагами
выезжающей из мест расположения войск военной технике, состояние которой
немногим отличается от металлолома.
Жаждой человеческого мяса так и прёт от всего — от слов, от действия, от
оскаленных в экстазе рож.
Как называется существо, общающееся с мёртвыми и приносящее в жертву
живых?
Это некроманты. Украинская элита — это некроэлита, состоящая из
некромантов, приносящих своих подданных в жертву своим идолам — список
только открывается Бандерой и Шухевичем, сейчас его основательно
дополнили «небесной сотней». Это элита с культом Голодомора, который
оправдывает принесение живых в жертву мёртвым.
Украинская элита — это не просто плохая элита. И даже не антиэлита. Это
некроэлита.
На Руине лично я наблюдаю возрождение грандиозных антисистем
древности - тех самых отрицательных значений в этногенезе. Культ Смерти - вот
подлинное лицо либерализма, которые есть не что иное, как новая, но на самом
деле очень древняя религия.

115
Список литературы и источников:

НПА
1. Конституция РФ от 12.12 1993 г. с изменениями, внесёнными N 11-ФКЗ от
21.07.2014.
2. Уголовный Кодекс РФ от 24.05.1996 с изменениями, внесенными ФЗ № 96 от
05.05.2014.
3. Закон РФ № 120-ФЗ от 24 июня 1999 г. «Об основах системы профилактики
безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». (СЗ, 1999 г. №43).
4. Федеральный закон от 29.12.2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах
государственной поддержки семей, имеющих детей». // СЗ № 1. 2007.Ст. 19.

Учебная литература
5. В.Л.Васильев. - Юридическая психология. С-Пб.: 2009.
6. М.И. Еникеев. «Основы общей и юридической психологии». Юристъ М. 1992.
7. Г.А.Аванесов, Ю.М.Антонян. - Криминология. Москва. Юрид. лит. 1976.
8. М.П.Клейменов. Криминология. Инфра-М., 2013.
9. С.М. Иншаков. – «Зарубежная криминология». Инфра.М-Норма, 1997
10.Г.Т.Журавлев, Е.В.Ковалевская. Криминология. М.,2007.
11.С.Л.Рубинштейн. - «Основы общей психологии». М. 1946.
12.В.А.Жмуров. – «Психопаталогия» т.1, т.2. НГМА, Медицинская книга, 2002.
13.Н.Н.Крестовская, А.Ф.Цвиркун. - «История политических и правовых учений».
Харьков, «Одиссей», 2002.
14.Ю.А.Шибалкин. – «Основы управления персоналом». Москва, 2000.
15.К.В.Базилевич, С.В.Бахрушин. – «История СССР» для 10 класса. М., ГУПИМП
РСФСР, 1952.
16.И.В.Сталин. – «Экономические проблемы социализма в СССР».
Государственное Издательство Политической Литературы, 1952.
17.В.М. Розин. - «Психология для юристов». «ФОРУМ» М.,1993.

Монографии
18.Ю.М.Антонян. - «Личность преступника». (Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е.) М.:
Логос, 2004.
19.Г.М.Миньковский, К.Е.Игошев. - «Семья, дети, школа». 1992.
20.А.И.Домова. «Социально-психологические аспекты преступности
несовершеннолетних». М. Юридическая литература, 1981.
21.А.Е.Личко. – «Психопатии и акцентуации характера у подростков». Л.:
Медицина, Ленингр. отд., 1989.
22.В.А.Балцевич. – «Семья и молодежь: профилактика отклоняющегося
поведения». Л.: Университетское, 1989 г.)
23.М.Н.Гернет. – «Социальные факторы преступности».
24.Ч.Ломброзо. - «Преступный человек»

116
25.Б.Ф.Поршнев. – «О начале человеческой истории (проблемы
палеопсихологии)». "Мысль" Москва, 1974.
26.Б.А.Диденко. – «Цивилизация каннибалов». М.: МП "Китеж", 1996.
27.З.Фрейд. - «Психология бессознательного». «АСТ», 2011 г.
28.З.Фрейд. - «Введение в психоанализ». 1915-1917ю
29.Моль А. – «Социодинамика культуры». - М.: Прогресс, 1973.
30.В.Д.Ермаков, Н.И.Крюкова. - «Несовершеннолетние преступники в России».
М.:1998.
31.Е.С.Жигарев. - «Административная деликтность несовершеннолетних: понятие,
виды и профилактика».М.,1992.
32.В.А.Гурьева. – «Юношеские психопатии и алкоголизм. М.,1980.
33.А.И.Гуров. – «Профессиональная преступность». - М., 1990.
34.Н.И.Ветров. – «Профилактика правонарушений среди молодежи». М., 1980.
35.Г.И.Забрянский/ - «Механизм формирования антисоциальных подростковых и
юношеских групп. Криминологи о неформальных молодежных объединениях».
М.:1990.
36.С.А.Таратухин «Преступное поведение». М., 1974.
37.Т.Лири., М.Стюарт. - «Технологии изменения сознания в деструктивных
культах». С-Пб: «Экслибрис» 2002.
38.Ю.М. Антонян, С.В. Бородин. - «Перступное поведение и психические
аномалии» Изд. Спарк М.1998
39.В.Ф.Пирожков. – «Законы преступного мира молодежи (криминальная
субкультура)». М.,2001.
40.В.Ф. Пирожков. - «Криминальная психология». Ось-89 М.1998.
41.Г.Г.Почепцов. - «Психологические войны». - Москва - Киев: "Рефл-бук", 2000.
42.Карен Хорни. – «Невротическая личность нашего времени». М.: "Прогресс-
Универс", 1993.
43.А.А.Шутценбергер. – «Синдром предков». Изд. Института Психотерапии,
Москва, 2001
44.Е.П.Ильин. – «Эмоции и чувства». СПб: Питер, 2001.
45.А.С.Макаренко. - «Педагогическая поэма». М.: ИТРК, 2003.

Научные статьи
46.А.Е.Акимов, Г.И.Шипов. – «Торсионные поля и их экспериментальные
проявления». МИТПФ РАЕН, 1995.
47. А.Е.Акимов. – «Сознание и психофизика» МИТПФ РАЕН, 1995.
48.А.Л.Чижевский. – «Основное начала мироздания. Система космоса. Проблемы».
М.: Мысль, 1997.

117
49.А.Л.Чижевский. – «Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца.
Гелиотараксия». М.: Мысль, 1995.
50.В.И.Вернадский. – «Биосфера и ноосфера». М.: «Наука», 2012.
51.Внутренний Предиктор СССР. – «Нам нужна иная школа». С-Пб, 2005.
52.Внутренний Предиктор СССР. – «Об имитационно-провокационной
деятельности». С-Пб, 2001.
53.Внутренний Предиктор СССР. – «От человекообразия к человечности». С-Пб,
2004.
54.В.Ф.Базарный. – «Дитя человеческое. Психофизиология развития и регресса».
Москва, 2009.
55.К.П. Победоносцев. Сочинения. СПб. Наука, 1996.
56.Н.Тесла. – Лекции. Статьи. Tesla Print, 2003.
57.M. E. Литвак. – «Из Ада в Рай». «Феникс», 1997.
58.Д.Дарвинсон. – «Телепатия младенцев». Самиздат, 2013.
59.Д.Дарвинсон. – «После полутора уже поздно». Москва, 2014.
60.Т. Кампанелла. – «Город Солнца». Издательство Академии наук СССР, 1974.
61.Эмиль Дюркгейм. - «Самоубийство». «Мысль». 1994Ь.
62.Платон. – «Государство», «Тимей», «Критий». М., "Мысль", 1994.
63.А.А.Меняйлов. – «Теория стаи». М.:Крафт +, 2003.
64.А.А.Меняйлов. – Сталин. Культ Девы», М.: Крафт +, 2004.
65.Г.П.Климов – «Князь мира сего». Киев, Электронная версия, 1999.
66.Д.Айк – «Бесконечная любовь - единственная истина, все остальное – иллюзия».
София, 2008.
67.С.А.Красильников. – «Корни или щепки. Крестьянская семья в Сибири 1930-
1950». Москва, РОССПЭН, 2010.
68.П.Томпкинс, Б.Кристофер. – «Тайная жизнь растений». М., Гомеопатическая
Медицина, 2006.
69.С.Г.Кара-Мурза. – «Манипуляция сознанием», «Потеряный разум». М.,
«Алгоритм», 2010.
70.У.Ширер - «Взлёт и падение III рейха». Москва, Военное издательство, 1991.
71.Ганс Ф.К. Гюнтер. – «Избранные работы по расологии». Москва, Изд. «Сампо»,
2010.

118

Оценить