Вы находитесь на странице: 1из 23

Институт стран Азии и Африки

Московского государственного университета


имени М.В. Ломоносова

«Книга странствий Биньямина Тудельского» как источник


географических и культурологических знаний о Ближнем Востоке
второй половины XII в.
Реферат

Студент II курса
магистратуры исторического отделения
кафедры Иудаики
Лапкин Александр Сергеевич

Москва 2020

Оглавление

1
Введение 3

Основная часть 4

Глава1. Маршрут рабби Биньямина 4

Глава 2. Особенности авторства 14

Заключение 16

Список источников и литературы 20

2
Введение.

Объектом данного исследования является книга «Странствие


Биньямина Тудельского», написанная испанским раввином в конце XII века.

Предметом исследования является оптика и паттерны восприятия


Ближнего Востока и соседних территорий средневековым евреем, проблема
авторства и редакции исходного текста более поздними авторами.

Территориальные рамки настоящего исследования ограничены


территорией путешествия и описанных территорий: от испанской Наварры
до Иранского нагорья и Китая, соответственно.

Данная работа носит аналитический характер, поскольку имеет своей


целью выделение факторов, повлиявших на формирование определенной
исследовательской и нарративной техники у рабби Биньямина из Туделы.
При написании работы отдельное внимание было уделено описательно-
интерпретационному аспекту.

Цель данного исследования состоит в выявлении ключевых аспектов и


«призм» восприятия Биньямином Тудельским окружающей его в ходе
путешествия на Восток реальности.

Теоретико-методологические основы исследования.

При написании данной работы были применен широкий спектр


общенаучных и исторических методов.

Среди общенаучных методов, использованных в данном исследовании,


следует выделить анализ, синтез, дедуктивный и индуктивный методы,
аналогию, обобщение и описание. Под анализом понимается общенаучный
метод, суть которого заключается в выделении составных части изучаемого
объекта. Синтез, напротив, представляет собой выявление общих признаков
ряда исследуемых объектов. Дедуктивный метод заключается в
формулировании вывода по принципу «от общего к частному». Обратный

3
ему метод индукции предполагает движение от частного к общему. Так как
данные методы являются общенаучными, рассмотрение пределов их
применимости в настоящем исследовании не является облигаторным.

В данном исследовании были использованы следующие исторические


методы: историко-генетический метод, идеографический метод, историко-
сравнительный метод и историко-типологический метод. Данные методы в
значительной степени представляют собой методы применения
вышеназванных общенаучных методов в исторической науке.

Основная часть

Книга странствий Биньямина Тудельского, написанная в конце


двенадцатого века, является уникальным источником как для еврейской, так
и для средиземноморской истории. Биньямин из Туделы является, пожалуй,
самым известным, наиболее цитируемым и наиболее переводимым
еврейским путешественником Средневековья. Однако парадоксальным
образом у нас практически нет информации о жизни Биньямина, за
исключением его имени, имени его отца Ионы, даты его рождения и факта
проживания в Наварре.
Рабби Биньямин начал свое путешествие из испанской Сарагосы в 1160
году, задолго до Карпини, Рубрука1 и Марко Поло. Согласно книге, его путь
пролегал через Италию, Грецию и Константинополь в Сирию и Иерусалим.
Из Иерусалима он отправился в Дамаск и Багдад, посетил Египет, Ассирию,
Персию и достиг границ Китая. Его путешествия длились около тринадцати
лет. Тем не менее, существует немало споров и вопросов, которые ученые
пытаются разрешить уже долгое время. Связаны они с особенностями текста,
написанного Биньямином из Туделлы, проблемами редакций текста и его
историей.

1 Гийом де Рубрук. Путешествие в восточные страны / Пер. А.И. Малеина // Путешествия в


восточные страны Плано Карпини и Рубрука. - М.: Государственное издательство географической
литературы, 1957.
4
Маршрут рабби Биньямина

Покинув Туделу, город, расположенный в испанском регионе Наварра,


Биньямин отправился в Каталонию, Лангедок и Прованс, после чего прибыл
в Геную. Он описывает этот город как защищенный стеной. Согласно
генуэзскому летописцу Каффаро, эта стена была построена в Генуе в 1159
году2. С другой стороны, автор отмечает, что Пиза, куда он приплыл после
Генуи, стен не имеет. При этом, по историческим данным, часть пизанской
стены была уже построена к 11613. Поэтому представляется вероятным, что
Биньямин посетил эти два города в период между двумя указанными датами.
Тот факт, что Биньямин добрался напрямую из Генуи в Пизу, дает
дополнительную хронологическую подсказку: очевидно совершил эту часть
путешествия до возобновления военных действий между двумя городами,
имевших место весной 1162 года.

В своем описании Рима Биньямин упоминает, что евреи служили при


дворе папы римского Александра III, один из них, «рабби Иехиэль, служит у
папы главным распорядителем его двора и имущества». Эта информация
вызывает у исследователей сомнения и интерпретируется по-разному. Визит
в Рим Биньямина Тудельского пришелся на период войн пап и императоров.
Пап Александр III был избран римским папой в 1159 году, однако вскоре был
вынужден покинуть Рим из-за конфликта с Фридрихом Барбароссой и
находился в изгнании на протяжении шести лет. Таким образом, факт
службы евреев у папского двора если и имел место, то в период отсутствия
самого Александра III в Риме, и не может свидетельствовать о личном
благосклонном расположении папы к евреям. В противном случае
описывается факт службы у евреев у двора так называемого антипапы
Виктора IV.

2 M. Balard, La Romanie génoise (XIIe – début du XV siècle), Rome, 1978, I, 25-26


3 P. Brezzi, Roma e l’impero medioevale (774-1252), Bologna, 1947, 349-352
5
Далее Биньямин пересек южную Италию и через Адриатическое море
посетил византийские Корфу, Фивы, Фессалию, Салоники и наконец
приплыл в Константинополь. Между Фивами и Фессалией Биньямин
упоминает посещение Валахии, «обитатели которой, называемые валахами,
живут в горах; они легки как серны, спускаются со своих гор для грабежа и
добычи в страну греческую». Это вызывает множество вопросов у
современного читателя, знающего Валахию как историческую область
южной Румынии. Тем временем, как указывает в частности французский
историк Франсуа Пуквиль, в XI веке валахи занимали часть Греции
(Македонию и Фессалию), и производили постоянные набеги на греческие
владения, предаваясь грабежу и разбою4.

Описывая пребывание в Константинополе, автор трижды упоминает


имя императора Мануила I Комнина, который правил с 1143 по 1180 год. Он
также описывает некое представление с участием жонглеров и боев с дикими
животными. Имеются, по видимости, бои, которые проводились на
константинопольском ипподроме 25 декабря каждого года. Евреи скорее
всего не могли присутствовать на рождественских торжествах 1161 года в
честь брака императора Мануила I с Марией, дочерью антиохийского князя5.
Вероятнее, Биньямин был свидетелем уличных торжеств по этому поводу. В
любом случае, его присутствие в городе в это время представляется
правдоподобным, учитывая предыдущие хронологические совпадения,
касающиеся его путешествия по Италии.
Отдельной темой становится для Биньямина описание униженного
положения евреев Византии, особенно – Константинополя: «собственно в
Константинополе нет евреев, они высланы за морской канал, и назначенное
им местожительство окружено софийским рукавом моря, чрез который им
позволено переправляться единственно для торговли с городскими
жителями…никому из евреев не позволено ездить верхом, кроме одного р.

4 F. H. L. Pouqueville, Voyage dans la Grece, Paris, Firmin Didot, père et fils, 1826, 377
5 John Kinnamos, Epitome rerum ab Ioanne et Alexio Comnenis gestarum, V. 4, ed. A. Meineke, Corpus
Scriptorum Historiae Byzantinae, Bonn 1836, 210-11
6
Соломона, египтянина, царского медика. Через его покровительство евреи
получают значительное облегчение в своем изгнании; ибо они терпят здесь
большое угнетение и сильную ненависть, особенно от кожевников,
вырабатывающих кожи, которые выливают нечистую воду на улицу перед
дверями еврейских домов, чем их и грязнят». Исходя из наших знаний об
этом времени, Биньямин никоим образом не преувеличил сложности жизни
еврейского народа в Византии6. Здесь гораздо более примечателен тот факт,
что это первое за всю книгу упоминание каких-либо трудностей,
испытываемых еврейским народом. Это позволяет говорить о позиции,
которую занимает автор в отношении Византии.

Также важно отметить, что, начиная с Византии, путешественник


добавляет в свой нарратив важную описательную категорию — тип
иудаизма. Например, в Константинополе, по его информации, «находится до
двух тысяч евреев-рабанитов и до пятисот караимов». Связано это, очевидно,
не только с фактическим наличием в Восточном Средиземноморье большего
количества различных течений иудаизма, но также и с желанием автора
подчеркнуть превосходство раввинистического иудаизма, распространенного
в Европе, над ближневосточным талмудическим, караимским и прочими
течениями религии. Это подтверждается и тем, как Биньямин описывает
разные общины. Раббаниты Константинополя для него «вообще весьма
ученые люди, отделены от последних [караимов] особою оградою».

Из Константинополя Биньямин по Эгейскому морю добирается до


Родоса, а затем и до Кипра, последней византийской территории в его
маршруте. Пройдя через царство Киликийской Армении, Вениамин достиг
Антиохии. Он упоминает, что «этот сильно укрепленный город состоит во
власти рыцарей поатевинских». Речь идет о том, что в этот период в
Антиохии царствовал Боэмунд III, герцог Поатевинский. Он взошел на трон в
в марте 1163 года.

6 Дубнов С. М. Краткая история евреев. 2. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2003, 17-20


7
Затем путешественник прибывает в город, который он называет
Гевалом Аммонитским, находящимся «во владении семи генуэзских
патрициев и их князя Иулиана Ембриако». Гевал Аммонитский – это Библос,
древний город Финикии, ныне ливанский Джебейль, расположенный между
Триполи и Бейрутом. Библос был известен у греков как родина Адониса, в
честь которого был воздвигнут там великолепный храм. Называя Библос
Гевалом Аммонитским, автор смешивает, вероятно, аммонитян (живших на
юго-востоке от Палестины) с финикийцами, которым принадлежал Библос и
которые почитали бога Молоха. Что же касается правителей Библоса,
Эмбриако была одна из древнейших генуэзских фамилий. Один из рода этих
патрициев, Вильгельм Эмбриако, командуя флотом, посланным на помощь
христианским князьям в Сирии, овладел в 1109 году г. Библосом и сделался
феодальным владельцем его, под условием ежегодной дани генуэзскому
правительству. Когда привилегия эта возбудила зависть между другими
патрициями, то республика поручила управление городом совету из семи
лиц, под председательством одного из фамилии Эмбриако7. Юлиан
Эмбриако, по всей видимости, является Гульельмо Эмбриако, сеньором
Гибелета. Его правление завершилось 15 июня 1163 г., что дает нам
возможность наиболее точной датировки во всей книге: Биньямин
Тудельский находился в Антиохии и Библе между весной и серединой июня
1163 года. Также подобные исторически точные описания дают возможность
рассуждать об относительно достоверном характере работы Биньямина.

Из Библа Биньямин по побережью Средиземного моря добрался до


Тира и Акко, откуда отправился в Иерусалим. С вступлением в границы
библейского Израиля Биньямин сильно видоизменяет повествование. Он
описывает целый ряд населенных пунктов и топонимов, встречающихся
читателю священного писания, однако достоверность этого описания
вызывает сомнения.
Перед Акко, по его информации, «протекает река, поток Кедумим».

7 E. Rey, Les seigneurs de Giblet, in: Revue de l’Orient latin, 3 (1895), 400-401.
8
Это название встречается в Танахе лишь однажды и употреблено как
синоним потока Киссона (ныне река Кишон в Изреельской долине)8. Таким
образом, логично прдположить, что рабби Биньямин описывает именно реку
Киссон. В то же время, автор упоминает, говоря о стоящем на реке городе
Новом Тире, что «тамошние евреи имеют собственные корабли, и среди них
есть мастера, вырабатывающие самое лучшее стекло, известное под
названием тирского, очень ценимое повсюду. Здесь же находится отличная
пурпуровая краска». Это в свою очередь может свидетельствовать в пользу
другой версии: речь может в действительности идти о протекающей через
Акко реке Нааман Изреельской долины, знаменитую своим песком, который
употребляется на выделку стекла9. Об этом качестве Наамана, которая тогда
называлась Белус, упоминали еще Тацит и Страбон10. Такая неточность в
описании Биньямина скорее всего объясняется не столько действительной
небрежностью автора, сколько танахо-центричным сознанием
средневекового еврейского путешественника: попав в реальную Эрец-
Исраэль, он не мог не начать видеть любую местность через призму
священного писания. Та же тенденция наблюдается в дальнейшем описании
этой местности.

Описывая расположенный в 10 км к северо-западу от Иерусалима


ханаанейский город Гаваон, Биньямин сообщает, что он расположен в районе
горы Мориа. Это одно из ключевых географических мест Танаха – место
жертвоприношения Авраама11. Далее автор пишет: «От Гаваона три фарсанги
до Иерусалима». При этом, в третьей главе второй книги Паралипоменон, мы
находим утверждение о том, что Мориа и Храмовая гора Иерусалима это
одно место: «И начал Соломон строить дом Господень в Иерусалиме на горе
Мориа, которая указана была Давиду, отцу его, на месте, которое приготовил

8 5:21 ‫ספר שופטים‬,


9 Tabger Aharon. Be-yikvot Binyamin Me-Tudela be-Nahalat Binyamin – Jeselsohn Epigraphic Center of
Jewish History. Vol. 4, 2014, 183
10 ed. Degryse Patrick. Glass Making in the Greco-Roman World: Results of the ARCHGLASS project,
Leuven University Press, 2014, 16-17
11 22:2, ‫ב ְֵּראשִׁית‬
9
Давид, на гумне Орны Иевусеянина»12. Это означает, что она никак не могла
находиться в трех фарсангах от Иерусалима, как говорит Биньямин.
Исследователи приводят для объяснения этого расхождения тот факт, что в
Средние века крайне была распространена гипотеза, нашедшая впоследствии
отражение в комментарии рабби Исаака Абарбанеля на Книгу пророка
Захарии, согласно которой римский император Адриан, через восемнадцать
лет после разрушения Второго Храма, восстанавливая древний
иерусалимский храм под именем, построил его не на прежнем месте, а на
расстоянии пяти миль от города13.

Вместе с тем встречаются и реально существенные для исторической


науки сведения, на которые, к сожалению, невозможно уверенно положиться
в силу выше описанной проблемы. Например, автор упоминает о городе
«Аскалон, который есть собственно новый Аскалон, построенный
священником Ездрою на берегу моря и первоначально называвшийся
Бенибра; он стоит в четырех фарсангах от развалин древнего Аскалона.
Новый Аскалон большой и красивый город; сюда стекаются для торговли со
всех сторон, так как он лежит на границе земли египетской». Речь идет о
порте Ашкелон на границе с Газой. В 1153 году крестоносцы завладели
городом в ходе второго похода, но уже в 1187 Салах ад-Дин отвоевал его и
приказал в 1191 году разрушить до основания. Таким образом, описания
Ашкелона Биньямином Тудельским представляет одно из немногих,
созданных до воссоздания порта в 1192 году: «Новый Аскалон большой и
красивый город; сюда стекаются для торговли со всех сторон, так как он
лежит на границе земли египетской; в нем около двухсот евреев-рабанитов,
во главе которых р. Цемах, р. Аарон и р. Соломон; там же около сорока
караимов и до трехсот кутеев. В средине города имеется колодезь,
называемый Бир-Ибрагим-Аль-калиль, выкопанный еще во времена
филистимлян».

12 3:1, ‫דִּ ב ְֵרי ַהיָּמִים‬


13 Netanyahu Benzion, Don Isaac Abravanel, Statesman & Philosopher —Cornell University Press, 1998.
10
Описание Иерусалима может удивить неподготовленного читателя.
Центр иудейской цивилизации, место, где находится Храм Соломона,
описано у Биньямина как «маленький город, окруженный тремя каменными
стенами, и весьма многолюдный: там якобиты, сирийцы, греки, григориане и
франки – собрание всех языков и народов». Собственно евреев, по
информации путешественника, в городе всего 200 человек. Важной
исторической реалией Иерусалима середины XII века, точно уловленной
автором является жесткая сегрегация между крестоносцами и местным
населением. В городе «находятся два госпиталя: в одном из них помещаются
все приходящие сюда больные и получают все, что им нужно, как при жизни,
так и после смерти. В другом доме, называемом госпиталем Соломона –
потому что это был прежде дворец, построенный этим царем, – помещаются
четыреста всадников». Речь, несомненно, идет об иоаннитах, или
госпитальерах, духовно-рыцарском ордене, названном по имени
иерусалимского госпиталя Св. Иоанна, где после Первого крестового похода
находилась резиденция ордена. Обязанность этого ордена первоначально
была ухаживать за больными и бедными пилигримами, посещавшими
Иерусалим. Госпитальеры активно участвовали в крестовых походах, и
именно в XII–XIII вв. были крупной военно-политической силой. В конце
XIII в., после вытеснения крестоносцев с Ближнего Востока, госпитальеры
перебрались на Кипр, а в XVI в. – на Мальту. Особый интерес Биньямина
также вызвали самаритяне, описанию их обычаев он посвящает несколько
абзацев – поскольку они навряд ли могли быть заведомо важны для автора,
речь, по всей видимости, идет об искреннем удивлении обычаям, сходным с
еврейскими, но имеющим ряд отличий14.

Биньямин также оставляет описания двух главных не иудейских


святынь Иерусалима — храма гроба Господня и мечети Аль-Акса. Автор
выбирает довольно нейтральный тон для рассказа о них, называя храмом
«Сепулькро, где гробница того мужа, к которому все давшие обет идут на

14 Prawer J., The History of the Jews in the Latin Kingdom of Jerusalem – Clarendon Press, 1988, 267-290
11
поклонение» и «Темпло-Домино, над которым Омар бен аль-Хаттаб
построил огромный и чрезвычайно красивый купол», соответственно. При
этом буквально в том же абзаце автор будто бы не удерживается и все же
выдает свое истинное отношение к авраамическим святыням: «в Иерусалиме
есть здание, построенное царем Соломоном из громадных камней под
конюшни; здание чрезвычайно солидное, подобного которому нет во всем
свете» — даже после разрушения Второго храма постройки Соломона
остаются более величественными, чем прочие. Подобный двойственный
подход был свойственен еврейским путешественникам в Палестине в
Средние века15.

После продолжительного пребывания в Святой Земле и поездки на юг


в Ашкелон Биньямин отправился в Дамаск и Алеппо. Эти земли он называет
царством Нур ад-Дина, «царя тогармов, называемых турками». Речь идет о
Hyp-ад-Дине, сельджукском царе Халеба, в 1154 году объединившем под
своей властью большую часть Сирии. Его наследником в 1174 стал Салах ад-
Дин. Биньямин описывает крупномасштабные разрушения, вызванные
сильным землетрясением, которое произошло в неопределенное время до его
визита в Сирию и в результате которого в Хаме «в один день погибло
пятнадцать тысяч человек, осталось только семьдесят». Очевидно, речь идет
о землетрясении 1157 года, которое действительно нанесло серьезный ущерб
нескольким городам Леванта.

Из Алеппо путешественник продолжил свой путь на восток и по


Евфрату проследовал до Калат-Габара и Ракки, где она оказался самое раннее
в конце лета 1167 года, и продолжил путь в Месопотамию, в Мосул, Багдад и
западный Иран. Находясь в Исфахане, Биньямин описывает географию и
обычаи юга Шираза, афганского города Газни и узбекского Самарканда.
Крайне маловероятно, что автор действительно посещал все эти места —
скорее кто-то из представителей общины Исфахане рассказал ему о своем

15 Reiner E., A Jewish response to the Crusades. The Dispute over Sacred Places in the Holy Land. Juden
und Christen zur Zeit der Kreuzzüge, Sigmaringen, 1999, 209-231.
12
опыте посещения этого региона. Это косвенно подтверждается тем фактом,
что после Самарканда Биньямин вновь описывает Исфахан и из него
направляется на юг в сторону Залива.

В описании Месопопатмии и Ирана важно другое: рабби Биньямин в


этих регионах продолжает придерживаться стандартной схемы описания,
используемой им еще в Европе, скрупулезно высчитывая расстояния между
пунктами и указывая число евреев, проживающих в данном городе. Именно
число евреев, проживающих в регионе столь существенно. В городах Европы
численность еврейских общин, по подсчетам автора, находилась между 200 и
300. В ближневосточном же регионе ситуация отличается: «в городе Гезире
до четырех тысяч евреев, и во главе их р. Мовхар, р. Иосиф и р. Хийя.
Отсюда в двух днях пути лежит город Аль-Моцал, это древний Ашшур
Великий; в нем до семи тысяч евреев, и во главе их р. Закай…Отсюда один
день перехода до города Каркесии, это древний Каркамис, также на берегу
Евфрата; там до пятисот человек евреев и во главе их р. Исаак и р. Эльханан.
Далее в двух днях пути город Аль-Юбар, это Пумбедита в Негардее; здесь до
двух тысяч человек евреев, из коих много ученых, и во главе их раввин р.
Моисей и р. Элиаким…В Багдаде десять академий[169]; глава самой главной
из них есть р. Самуил бен Али; старшина левитов – глава второй академии; р.
Даниил – начальник третьей академии; р. Елеазар Хавер – начальник
четвертой академии; р. Елеазар бен Цемах, рош га-седер». Биньямин также
неслучайно подчеркивает и ученый статус евреев Востока — гаонические
академии были главными центрами еврейской мудрости раннего
средневековья. «Книга странствий Биньямина Тудельского» являет собой в
первую очередь статистический источник, доказывающий, что на момент
второй половины XII века центр еврейской интеллектуальной жизни все еще
находился между двумя вавилонскими городами — Сурой (населенный
пункт в пригороде Пальмиры) и Пумбедитой (современная Эль-Фалуджа),
несмотря на начало упадка.

13
После остановки на персидском острове Киш, а затем в йеменском
Адене путешественник пересек Красное море, достиг порта Айдаб в
Халаибском треугольнике и проследовал через пустыни южного Египта в
сторону Асуана. Этот маршрут использовали средневековые паломники и
торговцы, ведшие дела с Индией16. Автор описывает этот маршрут и даже
снабжает читателя краткой информацией об Индии, Китае и Цейлоне: «из
Индии привозят сюда разного рода пряности и благовонные товары, которые
и скупаются христианскими купцами. Вследствие чего город всегда
наполнен иноземными торговцами, которые живут в особо устроенных для
каждой нации подворьях»; «чтобы дойти до земли Цин, нужно сорок дней
пути, и это крайний восток»; «до Гингалы (Цейлона) три дня сухим путем, а
на проезд морем требуется пятнадцать дней». В целом эти описания
соответствуют всей существовавшей на момент второй половины XII века
европейским знаниям17. Биньямин отправился по Нилу в Фустат или Старый
Каир, а затем в Билбейс, Александрию и Думьят. Далее следует описание
библейских мест Синая, которые он очевидно не посещал. Это становится
ясно из запутанного описания горы Синай и из подобного описанию Средней
Азии возвращению к описанию предыдущего пункта (Думьята и Исфахана,
соответственно).

Из Египта Биньямин достиг итальянской Мессины. Он упоминает о


короле Сицилии Вильгельме II Добром, пришедшему к власти на острове в
1168 году. В «Книге странствий…» также упомянуты Сиракузы и Катания.
При этом, автор не упоминает землетрясение, которое произошло на
Сицилии 4 февраля 1169 года, унесло жизни 15 тысяч человек, и полностью
уничтожило два эти города. Далее автор внезапно отошел от своего
маршрута, ведущего в Туделу: он описывает расстояние от Лукки до
Вердена, рассказывает о Германии и даже Восточной Германии вплоть до

16 Hess Robert L. The itinerary of Benjamin of Tudela: a twelfth-century Jewish description of North-East
Africa – Journal of African History. Vol. 5, 1965, 15-24.
17 Fauvelle-Aymar François-Xavier. Desperately Seeking the Jewish Kingdom of Ethiopia: Benjamin of
Tudela and the Horn of Africa (Twelfth Century) – Speculum, Vol. 88, No. 2, April 2013, 383-404.
14
Киева, а затем переключается на Париж, где и заканчивает повествование.
Причины этого будут рассмотрены ниже.

Особенности авторства

Рукописная копия работы рабби Биньямина не сохранилась.


Свидетельства о реальности его путешествия и авторстве одноименного
текста появляются только с XIV века. Впервые отрывок из сохранившихся
версий «Книги странствий Биньямина Тудельского», повествующий о
сообществе друзов Ливана, приводится в сочинении "Сефер Мекор Хаим"
Шмуэля ибн Сене Зарза, раввина из Валенсии второй половины XIV века.
Однако Зарза не сообщает, соответствовал ли приводимый им фрагмент
книги исходной версии. Ряд исследователей высказываются в пользу того,
что валенсийский раввин анализировал текст, отредактированный и
переписанный уже в XIII веке.
Уже в XVI веке текст привлек серьезное внимание исследователей –
первый латинский перевод был выполнен испанским библеистом Бенито
Ариасом Монтано в Антверпене в 1575 году.
Доктор Эдна Энгель из Иерусалимского Университета утверждает, что
книга действительно содержит сведения, собранные и записанные
Биньямином Тудельским во время путешествия, и что первая версия книги
была составлена им по возвращении в Кастилию. Тем не менее, есть также
свидетельства того, что позднее Биньямин вносил дополнения и правки,
основываясь на информации, полученной уже после посещения конкретного
места, а также и после возвращения в Испанию. Например, Биньямин
отмечает, описывая талмудистов и других ученых людей Фив, что
«подобных им ученых нет во всей Греции, за исключением
Константинополя», города, который он посетил позже. Аналогичным
образом, в отношении Константинополя он заявляет, что «подобного города,
за исключением великого измаильского Багдада, нет во всем свете», хотя в
Константинополь был посещен им раньше Багдада. Таким образом, ученые
15
ставят под сомнение утверждение о том, что текст книги представляет собой
в чистом виде дневник наблюдений, составленный Биньямином в ходе
путешествия.
Что еще более важно, существуют основания полагать, что «Книга
странствий...» не воспроизводит точный маршрут путешественника. В
описанном маршруте присутствуют серьезные несоответствия и пробелы.
Большинство исследователей придерживаются версии о том, что первая
половина книги в действительности является точным описанием
путешествия Биньямина, тогда как во второй реально посещенные объекты
чередуются с теми, о которых автор узнал из рассказов и описаний третьих
лиц. То же касается и информации, полученной им о крупных городах
Восточного Средиземноморья. Подтверждение этому мы находим и
буквально – в количественном присутствии в разных частях текста
местоимения первого лица единственного числа. До посещения
Константинополя включительно Биньямин ведет повествование от первого
лица, тогда как после – от третьего. Во второй части книги рассказ от
первого лица встречается лишь дважды. Автор часто ссылается на людей, от
которых он получил ту или иную информацию о регионе. Так, описывая
Иерусалим, он сообщает, что еврей, живущий в городе, имя которого он
упоминает, рассказал ему о чуде, произошедшем незадолго до его приезда. В
Исфахане он приводит имя местного еврея, который рассказал ему о войне
между царем Персии и турками-огузами.

Упомянутые выше особенности приводят современных исследователей


к мысли о том, что первоначальный текст Биньямина был сокращен и
отредактирован, предположительно автором пролога к одному из первых
изданий. Впервые это предположение было высказано еще в XVI веке Бенито
Ариасом Монтано, впоследствии эта точка зрения укоренилась18. Таким

18 Benito Arias Montano, Itinerarium Benjamini Tudelensis in quo res memorabiles, quas ante
quadringentos annos totum fere terrarum orbem notatis itineribus dimensus, vel ipse vidit vel a fide dignis
suae aetatis hominibus accepit, breviter ac dilucide describuntur. Ex hebraico latine factum Bened. Aria
Montano interprete., 1575
16
образом, сегодня мы имеем дело с текстом, претерпевшим основную
редактуру в конце двенадцатого или начале тринадцатого века. Невозможно
определить точные критерии, которыми руководствовался средневековый
редактор текста. При этом, сам автор предисловия отмечает, что
отредактированный текст сохранил «всю информацию, о которой ранее не
слышали в Сефарде».
Он также, видимо, разделял особый интерес Биньямина к еврейским
общинам, святым местам, могилам талмудических мудрецов и рассказам о
чудесах, но остается неизвестным, уделял ли сам автор внимание только
этим аспектам, или же акцент именно на них был сделан редактором.
Исключая или сокращая длинные описания политических и военных
событий, части которых мы находим в описании городов Месопотамской
низменности и Иранского нагорья, редактор явно намеревался представить
читателям из еврейских общин Испании картину идиллической еврейской
жизни. Подобные описания, что характерно, особенно часто встречаются в
описании жизни «вавилонских» общин Ирака и западного Ирана.

Наконец, отдельный интерес представляет и последний раздел «Книги


странствий...», описывающий возвращение путешественника в Европу.
Возвращаясь через Сицилию, Биньямин достиг итальянских Рима и Лукки.
Их он упоминает вскользь, и только потому, что уже описывал ранее. Его
дальнейший маршрут пролегал через Альпы до Вердена, "где начинается
Алемания, страна, наполненная горами и холмами". Далее автор перечисляет
и кратко описывает несколько еврейских общин Германии вплоть до
Регенсбурга. Затем начинаются описания Праги, Киева и лишь затем –
"королевства Франции, которую [евреи] называют Царфат, начиная от города
Осера до великого города Парижа, который принадлежит царю Луи и лежит
на реке Сене". Далее текст завершается, хотя известно, что автор все-таки
добрался до Испании.
Особенно много вопросов, очевидно, вызывает последняя часть
данного этапа – поездка из Западной Германии в Прагу и Киев и лишь затем
17
возвращение в Испанию через Францию. Что касается Парижа, скорее всего
Биньямин действительно там был: в тексте он хвалит местных евреев за
щедрость и гостеприимство, которыми он, очевидно, пользовался. Тем не
менее, есть довольно убедительные аргументы против его посещения
Парижа.
Здесь следует отметить, что в своем описании городов Биньямин четко
следует фиксированной схеме. Как правило, он начинает с указания размеров
и географического положения города относительно предыдущего. Затем он
приводит имена глав местной еврейской общины, после чего описывает
общие городские особенности и традиции. Данная модель полностью
нарушается в последнем разделе книги, начиная с Вердена. Разительно
отличный характер этого раздела может, скорее всего, быть объяснен
вмешательством редактора. По всей видимости, этим же объясняется и
появления описаний Восточной Европы: поскольку книга и особенно ее
первая редакция посвящены жизни еврейских общин в Средиземноморье и
на Ближнем Востоке, редактор мог посчитать полезным и целесообразным
добавить некоторую информацию о тех еврейских общинах, которые
существуют в других регионах. Также следует отметить, что
последовательность, в которой описывается эта часть Европы практически
полностью совпадает историей странствий другого еврейского
путешественника этого времени, Петахии из Регенсбурга, который
путешествовал из Праги в Киев в 1170-х годах. Более того, использование
географических наименований «Алемания» и «Франция», и особенно строки,
касающиеся короля Луи и «королевства Франции», позволяет предположить,
что эту часть текста правил другой редактор, по видимости, проживавший во
Франции. Эта версия также могла бы объяснить столь лестное описание
парижских евреев.

Выводы
В целом, вся оптика, предложенная Биньямином Тудельским, отражает
как его испанское происхождение, так и ориентацию именно на еврейскую
18
публику в Испании. В частности, в исходном ивритском тексте периодически
«проскакивают» испанские слова и топонимы. Также автор периодически
приводит крайне абсурдные объяснения различных реалий, рассчитанные
исключительно на еврейскую аудиторию. Так, он описывает итальянскую
дорогу в Ломбардии, построенную, по его информации, «римским царем
Ромулом, основателем города Рима, из страха перед Давидом, царем
израильским, и его военачальником Иоавом». Подобная информация не
выдерживает критики, однако позволяет говорить том, на кого
ориентировался Биньямин в ходе написания книги.

«Книга странствий Биньямина Тудельского» является важным


этнографическим и статистическим источником о жизни евреев на Ближнем
Востоке на рубеже XII века, подтверждающей существование мощной
культурной жизни в общинах Вавилонии даже после закрытия гаонических
академий. Текст книги также свидетельствует о существовании в это время
разных школ и течений иудаизма, их сосуществовании и развитии.

В книге находят свое отражение важные события и процессы истории


Ближнего Востока XII века: землетрясение на Сицилии, междоусобные
войны в Леванте, развитие торговли с Азией, крестовые походы. При этом,
важно отметить, что автор практически не выражает своего отношения к
этим реалиям, преподнося их в довольно-таки объективном свете.

Личное мнения автора мы встречаем в описании жизни евреев


Византии, а также в надменно-ироническом описании авраамических
святынь Иерусалима. Однако, стоит сказать, что с учетом реалий времени это
представляется не вполне существенным — в целом автор непредвзят.

При сборе информации Биньямин очевидно обращается за справками к


местным еврейским общинам. Это несколько затрудняет анализ текста,
поскольку сложно сказать, где мы имеем дело с интерпретацией автора, а где
— с его информантами. Также существуют фрагменты текста, где явно
19
проступает не столько предвзятость, сколько нетерпеливость автора.
Особенно это заметно по фрагментам описания Палестины: Биньямин не
вдается в сложные аналитические рассуждения касательно соответствия
действительности его выводов о наименовании различных объектов и
топонимов — окружающее пространство он видит через текст Танаха,
накладывая его топонимику на реалии периода Второго крестового похода.

Отдельную сложность представляет факт очевидной редактуры


исходного текста, вероятно, даже рядом редакторов, уже после первой
публикации. Это приводит к появлению в тексте таких странных фрагментов,
как описание Праги и Киева, а также восторженного описания Парижа.
Существует также мнение, что исходный текст не был столь скуп к описанию
жизни не иудеев. Косвенным подтверждением этому могут быть фрагменты
достаточно подробного описания жизни караимов, самаритян и рыцарей-
госпитальеров.

Список источников и литературы.

Источники:

1. Ве
ниамин Тудельский. Книга странствий раби Вениамина / Пер. П.В.
Марголина // Три еврейских путешественника. – М.: Мосты культуры,
2004.

Монографии:
20
1.
Гийом де Рубрук. Путешествие в восточные страны / Пер. А.И.
Малеина // Путешествия в восточные страны Плано Карпини и
Рубрука. - М.: Государственное издательство географической
литературы, 1957.
2. Ду
бнов С. М. Краткая история евреев. 2. — Ростов-на-Дону: Феникс,
2003. 
3. По
досинов А.В. Ex oriente lux! Ориентация по странам света в
архаических культурах Евразии. М., 1999.

1. Са
лищев К.А.. Картография. М., 1982.

4. Ст
рабон. География (пер. Стратановского Г.А.). М.: Наука, 1964.
5. Adl
er M. N., The itinerary of Benjamin of Tudela. Critical text, translation and
commentary. Oxford University Press. 1907.
6. Bal

ard M., La Romanie génoise (XIIe – début du XV siècle), Rome, 1978.


7. ed.
Degryse P., Glass Making in the Greco-Roman World: Results of the
ARCHGLASS project, Leuven University Press, 2014.
8. Bre
zzi P., Roma e l’impero medioevale (774-1252), Bologna, 1947.
9. Kin
namos J., Epitome rerum ab Ioanne et Alexio Comnenis gestarum, V. 4, ed.
A. Meineke, Corpus Scriptorum Historiae Byzantinae, Bonn 1836.

21
10. Mo
ntano B. A., Itinerarium Benjamini Tudelensis in quo res memorabiles, quas
ante quadringentos annos totum fere terrarum orbem notatis itineribus
dimensus, vel ipse vidit vel a fide dignis suae aetatis hominibus accepit,
breviter ac dilucide describuntur. Ex hebraico latine factum Bened. Aria
Montano interprete. Bologna, 1575.
11. Net
anyahu Benzion, Don Isaac Abravanel, Statesman & Philosopher —Cornell
University Press, 1998.
12. Po
uqueville F. H. L., Voyage dans la Grece, Paris, Firmin Didot, père et fils,
1826.
13. Pra
wer J., The History of the Jews in the Latin Kingdom of Jerusalem –
Clarendon Press, 1988.
14. Re
y E., Les seigneurs de Giblet, in: Revue de l’Orient latin, 3, 1895.

Статьи:

1. Fau
velle-Aymar François-Xavier. Desperately Seeking the Jewish Kingdom of
Ethiopia: Benjamin of Tudela and the Horn of Africa (Twelfth Century) –
Speculum, Vol. 88, No. 2, April 2013, 383-404.

15. He
ss Robert L. The itinerary of Benjamin of Tudela: a twelfth-century Jewish
description of North-East Africa – Journal of African History. Vol. 5, 1965,
15-24.
16.
Neubauer A. Where Are the Ten Tribes? III. Early Translators of the Bible
and Commentators: Abraham Bar Hiyya, Benjamin of Tudela, Prester John,
22
Obadiah of Bertinoro, Abraham Levi and His Contemporaries. – The
Jewish Quarterly Review (University of Pennsylvania Press), Vol. 1, No. 3
(Apr., 1889),185-201.
17. Rei
ner E., A Jewish response to the Crusades. The Dispute over Sacred Places
in the Holy Land. Juden und Christen zur Zeit der Kreuzzüge, Sigmaringen,
1999, 209-231.
18. Sha
lev Zur. Benjamin of Tudela, Spanish explorer – Mediterranean Historical
Review. Vol. 25, No. 1, June 2010, 17–33.
19. Ta
bger Aharon. Be-yikvot Binyamin Me-Tudela be-Nahalat Binyamin –
Jeselsohn Epigraphic Center of Jewish History. Vol. 4, 2014, 177-187.

23