Вы находитесь на странице: 1из 61

Стать собой

Путь к самопознанию
УДК 159.9
ББК 86.39
096

Перевод с английского языка Т. Е. Жировой


Дизайн обложки И. А. Лаптевой

Ошо Твоя жизнь может быть


096 Стать собой. Путь к самопознанию. —
СПб.: ИГ «Весь», 2013. — 128 с. — (Уроки
полна блаженства.
жизни). Но путь только один:
ISBN 978-5-9573-2086-9
Эта книга — послание Ошо о том, как стать
ты должен просто быть собой,
индивидуальностью. «Будь собой — хорошо это каким бы ты ни был.
или плохо, приемлемо или не приемлемо, пре­
стижно или не престижно», — говорит Ошо. Эта
книга поможет не терять уверенности в собствен­ Прими себя.
ной значимости и уметь выражать свое «Я», не
оглядываясь на авторитеты и мнения. Не стано­ Прими себя как дар,
витесь чьими-то копиями, а стремитесь принять
себя такими, какие вы есть, — и тогда духовные принесенный тебе существованием;
поиски приведут вас к самим себе!
Прежде чем тебе удаст ся познать себя, ты будь благодарен и начни искать то,
должен быть собой. Труднее всего сделать первый
шаг; второй шаг сделать очень просто. Закрой что поможет тебе расти,
гл а за , и ты увидиш ь, кто ты — потому что
внутри больше никого нет. поможет не стать чьей-то копией...
УДК 159.9
ББК 86.39

Т ематика: Э зотерика / Эзотерические учения ОШ О


OS НО является зарегистрированной торговой маркой и использу­
ется с разреш ения Osho In tern atio n al F oundation.www.osho.com /
trad em ark s
Все права защ ищ ены.
Публикуется на основе Соглаш ения с Osho In tern atio n al Founda­
tion, B an h o fstr/5 2 , 8001 Z urich, S w itzerland, www.osho.com

© Ju s t Learn to be Yourself, by Osho


2004, Osho International Foundation,
Switzerland. www.osho.com/copyrights
© Перевод на русский язык, издание на
русском языке. ОАО «Издательская
ISBN 978-5-9573-2086-9 группа ,,Весь“», 2010
С т а т ь собой

люди, которые его применяют, возмож­


но, сами того не сознают.
То, что сказал Иисус на кресте, — его
последние обращенные к человечеству
слова бесконечно важны, особенно в дан­
ном контексте. Он молил Бога: «Отец,
прости этих людей, ибо они не ведают,
что творят». Это применимо к каждому
Почему я боюсь принимать себя таким отцу и к каждой матери, к каждому учи­
как есть? телю, к каждому священнику и к каждому
моралисту — ко всем тем людям, которые
В таком же положении все люди. Каж­ управляют обществом, культурой, циви­
дый боится принимать себя таким как лизацией; которы е пытаются отлить в
есть. Такова обусловленность, которую определенную форму бытия каждую ин­
м н о говеко во е прош лое ч е л о в еч ест в а дивидуальность. Может быть, эти люди
прививает каждому ребенку, каждому че­ такж е не ведаю т, что творят. М ожет
ловеческому существу. быть, они думают, что стараются ради ва­
Эта стратегия проста, но очень опас­ шего блага. Я не подвергаю сомнению их
на. Стратегия состоит в том, чтобы осу­ добрые намерения, — но, безусловно, вы
дить человека и дать ему идеалы, таким должны понимать, что эти люди невеже­
образом побуждая его постоянно пытать­ ственны; что они бессознательны.
ся стать кем-то другим. Христианин пы­ Появившись на свет, маленький ребе­
тается стать Иисусом, буддист пытается нок попадает в руки бессознательного
стать Буддой, — и каж ется, этот меха­ общества. И бессознательное общество
низм, уводящий человека прочь от само­ начинает отливать ребенка в форму, со­
го себя, настолько действен, что даже те ответствующую своим идеалам, забывая

7
ошо С т а т ь собой

самое главное: у ребенка есть собствен­ вы ничего не стоите, ничего не заслужи­


ный, уникальный потенциал; ребенок ваете, ни на что не годитесь. Конечно,
родился не для того, чтобы вырасти в ты сможешь заслужить уважение и при­
Иисуса, Кришну или Будду, он родился обрести достоинство — если будешь сле­
для того, вырасти в самого себя. Если довать чужим правилам и предписаниям.
он не см ож ет вы расти в сам ого себя, Если тебе удастся стать лицемером и им
всю жизнь он будет совершенно несча­ оставаться, ты достигнешь престижного
стен. Жизнь станет для него сущим адом, положения в обществе.
сущим проклятием, и он сам не будет Но если ты упорствуешь и остаешься
знать, что с ним случилось. С самого на­ искренним, честным и настоящим; если
чала его направили не в ту сторону, под­ ты упорствуешь в том, чтобы быть со­
толкнули в неверном направлении. бой, тебя осудят все. А чтобы выдержать
Люди, подтолкнувшие его в неверном всеобщ ее осуждение, нужно величай­
направлении, — те самые люди, кото­ шее мужество. Нужно иметь внутренний
рых он считает любящими. Он считает стержень и быть железным человеком,
их своими благодетелями, тогда как на чтобы, оставшись одному против всех,
самом деле они его величайшие враги. стоять на своем: «Я буду' самим собой и
Родители, учителя, священники, вожди никем другим, — хорошо это или плохо,
общ ества — величайш ие враги всякой приемлемо или не приемлемо, престиж­
индивидуальности, которая родилась до но или не престижно. Одно определен­
сих пор на этой Земле. Сами не созна­ но: я могу быть только самим собой, ни­
вая, что делают, они уводят вас прочь кем другим». Для этого нужен абсолют­
от самих себя. но революционный подход к жизни. Вот
А чтобы увести вас прочь от себя, нуж­ первый и главный бунт, необходимый
но насадить в вас абсолютную обуслов­ каждому, кто хочет освободиться из зам­
ленность только в одном: такие как есть, кнутого круга страдания.

<5
ошо С т а т ь соб ой

Ты спрашиваешь: «Почему я бою сь пытаются истолковать психоаналитики


принимать себя таким как есть?» П ото­ различных школ. Сон был очень стран­
му что тебя никто никогда не принимал ный — странный для всех, кроме меня.
таким как есть. В от откуда взялся этот По-моему, для его толкования нужен не
страх, и теперь ты заранее боишься, что психоанализ, а простой здравый .смысл.
если ты примешь себя, то будешь отвер­ Сон часто повторялся на протяжении
гнут всеми. Каждое общ ество, каждая многих лет, странный кошмарный сон, —
культура, сущ ествовавш ие до сих пор, и каждый раз Толстой просыпался среди
ставят непреложным условием: либо ты ночи в холодном поту, хотя в этом сне не
принимаешь себя — и тебя отвергаю т было никакой опасности.
все; либо ты отвергаешь себя — и получа­ Но если понять бессмысленность это­
ешь всеобщее уважение, честь, респекта­ го сн а... сон был страшен своей бессмыс­
бельность в обществе. ленностью, от бессмысленности же он
Выбор действительно трудный. Оче­ превратился в кошмар. Этот сон симво­
видно, что большинство выберет респек­ лически изображает жизнь каждого, поч­
табельность, — но с респектабельностью ти каждого человека. Ни одной школе
приходят всевозм ож ны е тревоги, вну­ психоанализа не удалось разгадать этот
тренняя тоска, чувство бессмысленности; сон, — потому что ему нет ни параллелей,
и жизнь кажется похожей на пустыню, ни прецедентов.
где ничто не растет, где никогда не зеле­ Каждый раз сон повторялся в точности:
неет трава, где никогда не цветут цветы; бескрайняя пустыня, — сколько хватает
где можно идти и идти без конца, но так глаз, пустыня без конца... и пара башма­
и не встретить оазиса. ков, в которых Толстой узнаёт свои соб­
Мне вспомнился Л ев Толстой. Тол­ ственные, — они идут и идут по пустыне.
стой описывает сон, который снился ему Его самого нет... слышен только звук ша­
многократно, — и который почти сто лет гов на песке, звук башмаков, ступающих

10 11
ошо С т а т ь собой

по песку; и звук продолжается и продол­ И вы никогда никуда не придете. Чем


жается без конца, потому что пустыня дальше вы углубляетесь в пустыню, тем
бесконечна. Башмаки никогда никуда не дальше уходите от себя. И чем больше вы
приходят. Позади он видит уходящие на ищете смысла... вы найдете сущую пусто­
много миль следы; перед собой он видит ту и ничего кроме нее. Вот в чем смысл.
башмаки, которые все идут и идут дальше. Человека нет; башмаки шагают пустые.
На обычный взгляд, такой сон вряд ли Вас нет в том, что вы делаете.
покажется кошмарным. Но если посмо­ Вас нет в том, что вы собой представ­
треть немного глубже... Каждый ден ь... ляете.
каждую ночь один и тот же сон — о со­ Вас нет в том, что вы из себя изобра­
вершенной тщетности, о дороге в нику­ жаете. Сущая пустота, чистой воды ли­
да. Кажется, нет никакого предназначе­ цемерие. Но такая ситуация создается
ния. .. и нет никого, чтобы ступать по очень просто: скажите всем людям, что,
песку — башмаки пусты. такие как есть, они недостойны, недо­
Толстой рассказывал этот сон всем зна­ стойны даже сущ ествовать. Такие как
менитым в России психоаналитикам свое­ есть, они уродливы, — несчастная ошиб­
го времени. И никто не мог разгадать его ка природы. Такие как есть, они должны
смысла, потому что ни в каких книгах не стыдиться себя, потому что в них нет ни­
было описания сна, который был бы хоть чего достойного уважения и чести.
немного похож на этот. Он соверш ен­ Естественно, каждый ребенок начина­
но уникален. Но, по-моему, психоанализ ет делать то, что считается достойным.
здесь вообще не при чем. Это простой Он становится все более и более фальши­
сон, и он символизирует жизнь каждо­ вым, все более и более ненастоящим, все
го человеческого существа. Вы идете по более и более отдаляется от своей под­
пустыне, потому что идете вы не к цели, линной реальности, от самого своего су­
внутренне свойственной вашему существу. щества — и тогда возникает страх.

12 15
ошо С т а т ь собой

Как только внутри рождается желание Может быть, вы не найдете внутри Гаута-
познать себя, за ним всегда следует силь­ му Будду — и прекрасно, потому что, если
нейший страх. Страх того, что если вы Гаутам Будд в этом мире станет слишком
найдете себя, то потеряете к себе уваже­ много, будет просто скучно. Существова­
ние — даже в собственных глазах. ние не хочет никого создавать дважды.
Общество слишком довлеет над каж­ Существование создает людей как нель­
дой индивидуальностью. Изо всех сил оно зя более творчески, внося нечто новое в
старается обусловить вас так глубоко, что­ каждую индивидуальность: новый потен­
бы вы стали думать, что эта обусловлен­ циал, новые возможности, новые высо­
ность и есть вы. Вы становитесь частью ты, новые измерения, новые вершины.
общ ества вопреки собственному суще­ Стать настоящим искателем значит
ству. Вы становитесь христианином, вы взбунтоваться против всего общества,
становитесь индуистом, вы становитесь всех культур и всех цивилизаций; взбунто­
мусульманином, соверш енно забы вая, ваться по той простой причине, что все
что родились просто человеческим суще­ они против индивидуальности.
ством — без определенной религиозной, Я целиком и полностью за индивиду­
политической, национальной, расовой альность. Я готов пожертвовать всеми
принадлежности. Вы родились чистой обществами, всеми религиями, всеми ци­
возможностью, потенциалом роста. вилизациями мира и всей историей чело­
В моем поним ании, духовны й п о ­ вечества ради одной-единственной инди­
иск должен снова привести вас к самим видуальности. Индивидуальность —самое
себе, — чем бы это ни грозило, чем бы ценное явление, потому что индивиду­
ни пришлось рискнуть. Вы должны вер­ альность принадлежит существованию.
нуться к себе. Может быть, вы не найде­ Тебе придется отбросить страх. Он
те внутри себя Иисуса, — но это и ни к был тебе навязан, он не естественен. По­
чему. Одного Иисуса вполне достаточно. смотри на любого маленького ребенка:

14 -
15
ошо С т а т ь собой

он прекрасно принимает себя; он ниче­ Оставаться в толпе тепло и уютно; в оди­


го в себе не осуждает. Он нисколько не ночестве, естественно, становится страш­
хочет быть никем другим. Но по мере но. Ум внутри беспрерывно доказывает,
взросления каждый отдаляется от себя. что все человечество не может ошибать­
Тебе придется набраться храбрости и ся: «А ты уходишь, один? Лучше остать­
вернуться к себе. Все общество будет пы­ ся в толпе, потому что, если что-нибудь
таться тебе помешать; тебя будут осуж­ случи тся, ты не будешь о тветствен ».
дать. Но пусть тебя осуждает хоть весь Ответственна вся толпа. Как только ты
мир — это все равно гораздо лучше, чем отделяешься от толпы, ты принимаешь
оставаться несчастным, ненастоящ им, свою долю ответственности на себя. Если
фальшивым и жить не своей жизнью. что-то случится, ответствен будешь ты.
Твоя жизнь может быть полна блажен­ Но помни нечто очень важное: ответ­
ства. Но путь только один, второго пути ствен н ость это одна сторона монеты,
нет — и вот этот единственный путь: ты другая же ее сторона — свобода. Или они
должен просто быть собой, каким бы ты есть у тебя, обе разом, или нет ни одной.
ни был. Отсюда, из этого глубокого при­ Если ты не хочешь ответственности, ты
нятия себя и уважения к себе ты нач­ не можешь получить свободы. А без сво­
нешь расти. И ты расцветеш ь своими боды нет роста.
собственными цветами — не христиан­ Так что тебе придется взять на себя
скими, не буддистскими, не индуистски­ ответственн ость и жить в абсолютной
ми, — и твои собственные, уникальные свободе, чтобы ты мог расти, каким бы
цветы внесут новый вклад в сокровищ­ ни был твой потенциал... Может быть,
ницу существования. ты вы растеш ь в розовы й куст; может
Но безмерная храбрость нужна, чтобы быть, ты вырастеш ь в обычную марга­
ступить на путь одному, отделившись от ритку — или в безымянный полевой цве­
всей толпы и оставив проторенную дорогу. ток. .. Но одно можно сказать точно: во

\6 17
ошо С т а т ь собой

что бы ты ни вырос, ты будешь безмер­ Разум всегда мятежен. Только и д и о ­


но счастлив. Ты будешь так блажен, на­ т ы всегда послушны. Даже Бог пожелал,
сколько это возможно для человека. Мо­ чтобы Адам был и д и о т о м . .. —так как его
жет быть, ты не получишь респектабель­ кровный интерес требовал, чтобы Адам
ности —а получишь, напротив, всеобщее и Ева оставались невежественными: ина­
осуждение. Но глубоко внутри тебя будет че они перестали бы ему поклоняться.
такая ликующая радость, какую может Я считаю дьявола первым в мире рево­
чувствовать одна лишь свободная инди­ люционером, самой значительной фигу­
видуальность. И лишь свободная инди­ рой во всей истории. В смысле цивили­
видуальность способна расти к высшим зации и прогресса мы многим обязаны
уровням сознания, способна поднимать­ дьяволу — а вовсе не Богу. Богу угодны
ся к высотам гималайских вершин. были только глупый Адам и глупая Ева;
Общество делает все возможное, что­ послушайся тогда Адам Бога, и все вы до
бы все его члены пребывали в умственно сих пор жевали бы траву в Эдемском саду!
отсталом состоянии, чтобы каждый был Человек начал развиваться, потому что
как можно глупее. Обществу нужны иди­ он восстал против Бога. Бог повел себя
оты; оно принимает меры, чтобы в него как авторитарный режим —Бог символи­
как-нибудь не затесались разумные люди. зирует режим, авторитарность, власть,
Оно боится разума, потому что разум господство. Никакой разумный человек
всегда бунтует против рабства, против не мож ет быть обращен в рабство; он
предрассудков и суеверий, против экс­ скорее умрет, чем станет рабом. Разумно­
плуатации в любых проявлениях, против го человека невозм ож но эксплуатиро­
глупости в любом виде, против дискри­ вать; и никакой силой нельзя заставить
минации в любой форме — националь­ его отступить от собственного центра.
ной или классовой, по расовому призна­ Единственная религия, в которую я
ку или по цвету кожи. верю, — религия бунта. Кроме нее, ничто

13 1?
ошо С тать собой

не религиозно; кроме нее, у вашего со­ ческих жизней, отнявших у них всякое
знания нет возможности подняться к са­ значение и см ы сл...
мим вершинам потенциала, который вы, Кто ты, неважно. Важно то, чтобы ты
как спящую энергию, несете внутри. оставался собой, точно таким как есть,
потому что с этого начинается рост.
Пэдди, недавно вступивший в м ест­ В от тебе несколько сутр для медита­
ный клуб парашютистов, сидел в само­ ции. .. может быть, они придадут тебе хра­
лете в ожидании своего первого прыжка. брости, помогут стать немного разумнее.
Все шло прекрасно, пока очередь пры­ Все одинаково невежественны, но каж­
гать не дошла до Пэдди. дый — в своей собственной области.
— Стой! С той! — закричал ему ин­ То есть: не тревожься о своем невеже­
структор. — Ты же не надел парашют! стве, таковы все люди.
— Ничего страшного, — ответил Пэд­ Все люди рождаются свободными, но неко­
ди. — Ведь мы еще только тренируемся? торые женятся.
Будь начеку, только и всего — и свобо­
Обществу нужны такие идиоты. Они да тебе обеспечена!
послушны, они беспрекословно подчи­ Иллюзии — величайшее из всех удо­
няются, они готовы позволить себя экс­ вольствий.
плуатировать, они готовы позволить себя Помни, жизнь роста выше и глубже обы­
низвести почти до скотского состояния. денной жизни удовольствия. Удовольствие
Итак, не бойся принять себя. Именно не так уж важно; это все равно что поче­
в принятии твое настоящее сокровище, сать, где чешется: это довольно приятно,
именно в принятии твой дом. Не слушай но ненадолго. Если не остановиться, рас­
так называемых мудрецов — этих убийц, чешешься до крови, и тогда удовольствие
отравивш их миллионы ч ел о веч еск и х превратится в боль. А все вы знаете, что все
жизней, поломавших миллионы челове­ ваши удовольствия превращаются в боль.

20 21
ошо С т а т ь собой

Человек разума ищет нечто такое, что ла всю красоту; она превратилась в какую-
никогда не превращается в боль, стра­ то бесформенную массу! Что мне делать?
дание, тревогу, тоску. То, что я называю — Попробуйте одно средство, —сказал
блаженством, не удовольствие, потому психиатр. — Успех гарантирован: я уже
что блаженство не может быть обраще­ испытывал его на многих своих пациен­
но в свою противоположность. У блажен­ тах, —и с этими словами он дал ему фото­
ства нет противоположности. графию красивой обнаженной девушки.
Поиск должен быть устремлен к веч­ — Б ож е мой! — воскликнул посети­
ному; и к опыту вечного потенциально тель. — Да как же эта фотография по­
способен каждый. Но радости физиче­ может?
ского тела, удовлетворение биологиче­ — Не беспокойтесь, поймите сначала
ских позывов, удовольствие от еды отни­ нашу стратегию , — сказал психиатр. —
мают у людей слишком много времени из В ы долж ны п о веси ть ф отограф ию в
того краткого срока, что отпущен им на холодильнике. Приклейте ее так проч­
этой земле для роста. но, чтобы жена не смогла ее отодрать.
Я слышал... Каж дый раз, откры вая холодильник,
она будет сравнивать себя с этой кра­
К психиатру пришел посетитель. сивой девуш кой... И, скорее всего, нач­
— Я в большой тревоге, — сказал он. — нет худеть. Дайте ей только образец для
Моя жена беспрерывно ест. Целыми дня­ сравнения.
ми она сидит на диване и смотрит телеви­ Ч ерез три или четыре месяца психи­
зор, и даже перед телевизором она про­ атр, так и не дождавшись возвращения
должает есть — какое-нибудь мороженое, своего посетителя, сам пришел к нему
например. А если она ничего не ест, то домой, желая выяснить, что случилось.
все равно жует резинку. Ее челюсти про­ Его глазам предстала невероятная кар­
сто не могут остановиться... Она потеря­ тина! Посетитель, растолстевший до не­

22 25
ошо С т а т ь соб ой

возможности, сидел на диване, смотрел ценное время. За это самое время кто-то
телевизор и жевал резинку. мог стать Гаутамой Буддой, за это самое
— Что это с вами? — спросил психи­ время кто-то мог стать Сократом. То же
атр. — Что случилось? время, та же энергия, тот же потенциал...
— Это все п роклятая ф отограф ия! А вы растрачиваете все это в погоне за
Из-за нее я стал то и дело открывать хо­ соверш енно бессмысленными вещами.
лодильник, чтобы взглянуть еще разок. Лишь очень немногие владеют искус­
А когда открываешь холодильник, есте­ ством: иногда ничего не делать. Ничего
ственно, хочется перекусить: так вкусно не делая, ты просто чистое бытие. Делать
пахнет... и вот: теперь я только и делаю, и быть —два способа прожить жизнь, два
что открываю холодильник, а открыв хо­ возмож ны х образа жизни. Ж изнь «де­
лодильник, начинаю есть. Ваше средство лания» обыденна; жизнь бытия возвы ­
сработало, только эффект оказался про­ шенна, божественна. Я не говорю, что
тивоположным задуманному. вы должны прекратить делать что бы то
ни было, я говорю, что «делание» долж­
Люди живут так глупо. Кто-то, напри­ но быть в вашей жизни второстепенно,
мер, беспрерывно ест, — доктора запре­ первостепенно должно быть бытие. «Де­
щают, все говорят об опасностях перее­ лание» должно предназначаться только
дания, — и какое этот человек получает для удовлетворения насущных потреб­
удовольствие? Вкус ощущает только ма­ ностей, бытие же должно быть вашей
ленький участок языка; как только пища настоящей роскошью, вашей настоящей
минует этот участок, вы больше не чув­ радостью, вашим настоящим экстазом.
ствуете вкуса, не получаете удовольствия. Н евежественные люди кажутся очень
Это же сущая глупость! Но люди гонятся счастливыми, — потому что они не зна­
за всеми возможными удовольствиями, не ют, ради чего живут. Они не знают, что
сознавая даже, что тратят впустую драго­ есть определенная задача, которую нуж­

24 25
ошо С т а т ь собой

но выполнить. Они как дети, бесконеч­ иллюзорна и бессмысленна. В жизни мо­


но играющие с плюшевым мишкой. Ваши жет быть значение, в жизни может быть
плюшевые мишки могут видоизменяться: смысл, лишь если по ту сторону смерти
чей-то плюшевый мишка превратился в есть еще нечто другое».
деньги, для кого-то плюшевым мишкой Но глупец приходит в восторг от лю­
стали женщины, для кого-то плюшевым бой игрушки, которую ему предоставля­
мишкой стали мужчины. Но что бы вы ет общество. Не будь глупцом.
ни делали, — а вы испытываете счастье Еще несколько сутр:
оттого, что денег становится больше, что Человеку свойственно ошибаться; а призна­
вы нашли новую подружку, что вас повы­ вать ошибки — это просто божественно!
сили в должности, — вы на вершине сча­ Всем людям свойственно ошибаться.
стья. Такое счастье невозможно без не­ Когда вы признаете ошибку, без всякого
которой умственной отсталости. чувства вины — просто признаете, что
Разумный человек непременно уви­ ничто человеческое вам не чуждо, вклю­
дит, что все эти мелочи жизни мешают чая и свойство ошибаться, — ваше суще­
развить внутренний потенциал до наи­ ство трансформируется. В вас начинает
высшей точки. Из-за них вы тратите вре­ раскрываться нечто от божественного,
мя попусту, из-за них вы ведете жизнь, нечто от запредельного.
которую можно описать как постепен­
ное продвижение в сторону кладбища, Что ни делается, все к лучшему, — в
где она и окончится. Разумный человек том числе и худшее.
задается вопросом, — и этот вопрос ста­ Если бы не оптимист, пессимист ни­
новится главной задачей и поиском его когда бы не узнал, каким счастливым он
жизни — «Есть ли что-нибудь, кроме клад­ никогда не будет.
бища, по ту сторону смерти? Если ниче­ Люди постоянно сравнивают себя друг
го нет, кроме кладбища, вся эта жизнь с другом. Из-за сравнения они становятся

26 V
ошо С т а т ь собой

счастливыми, из-за сравнения они стано­ же — почти все религиозные писания го­
вятся несчастными. ворят: «Радуйтесь, потому что есть люди,
Как-то раз я встретился с одним очень которы е н есчастн ее вас. Благодарите
почитаемым индуистским святы м . Он Бога, что вы не так несчастны».
пригласил еще несколько человек послу­ Но процесс не может оставаться од­
шать нашу беседу. Он сказал: носторонним. Научившись сравнению,
— Секрет счастья заключается в том, вы уже не можете сравнивать себя толь­
чтобы всегда оглядываться на тех, кто ко с теми, кому хуже, чем вам. Неизбеж­
несчастен. Посмотрите на калеку, и вы но придется сравнивать себя и с теми,
будете счастливы оттого, что вы не кале­ кому лучше, чем вам, —и тогда воцарится
ка. Посмотрите на слепого, и вы будете полнейшее несчастье.
счастливы оттого, что вы не слепы. По­ Сравнивать вообще неправильно. Вы
смотрите на нищего, и вы будете счастли­ есть вы, и нет другого человека, с кото­
вы оттого, что не прозябаете в нищете. рым вас можно было бы сравнить. Вы не­
Мне пришлось прервать его. Я сказал: сравненны. Как и любой другой человек.
— Вы упускаете из виду один простой Никогда не сравнивайте. Сравнение
факт. Начав сравнивать, человек уже не входит в число причин, запутывающих
может остановиться и сравнивать себя вас в сетях обыденности, потому что срав­
только с теми, кто несчастен. Он начнет нение порождает соревнование, сравне­
смотреть и на тех, кто богаче его, силь­ ние порождает честолюбие. Сравнение
нее, красивее, респектабельнее. И тогда никогда не приходит в одиночестве, оно
он будет несчастен. Вы не даете человеку приводит с собой всех своих спутников.
секрета счастья; ваш секрет сделает его Если вы начали соревноваться, этому уже
абсолютно несчастным. не будет конца; скорее наступит конец вам
И этому учили веками — в разных сло­ самим. Став честолюбивыми, вы напра­
вах; но по существу секрет один и тот вите свою жизнь по самому глупому пути.

18 2?
ошо С т а т ь собой

О днаж ды Генри Ф орду задали в о ­ не послушает, если я скажу: «Где бы вы ни


прос. .. — может быть, он был одним из были, остановитесь. Не теряйте времени
самых мудрых людей своего столетия, по­ даром — потому что там, куда вы стреми­
тому что в его кратких афоризмах много тесь, ничего нет. Как только вы оказывае­
глубины и смысла. Он был первым, кто тесь на вершине, вы застряли. Спуститься
назвал историю ахинеей, — и совершен­ нельзя, потому что это похоже на отсту­
но справедливо. Его спросили: «Чему вы пление, и продвигаться дальше нельзя,
научились из опыта жизни, увенчанной потому что дальше продвигаться некуда».
таким успехом?» — а он был одним из са­ Президенты, премьер-министры чув­
мых преуспевающих людей, каких толь­ ствуют, что они застряли. Они знают, что
ко можно себе представить; выйдя из теперь им остается только одна возмож­
бедной среды, он стал самым богатым ность: падение. Подниматься дальше не­
человеком в мире, и его ответ был заме­ куда; с того места, где они оказались, про­
чателен. Генри Форд ответил: двигаться некуда — можно только упасть.
— За всю свою успешную жизнь я нау­ И они цепляются за свои посты. Но та­
чился только одному: карабкаться по лест­ кую жизнь нельзя назвать правильной.
ницам, взбираться по лестницам. Но те­ Сначала вы карабкаетесь по лестницам,
перь, добравшись до последней ступень­ боретесь с другими за каждый шаг, — и
ки, я чувствую себя очень глупо и очень все для того, чтобы в конце концов за­
неловко, потому что дальше идти некуда. стрять на последней ступени лестницы и
— Людям, которые взбираются за мной вцепиться в нее, чтобы ее не отнял никто
следом по той ж е лестнице и которым другой! Это что же, сумасшедший дом?
приходится бороться за каждый шаг, я не Человек превратил свою планету в су­
могу посоветовать стремиться к ее верши­ масшедший дом. Если ты хочешь остать­
не — на которой я чувствую себя так глу­ ся в здравом уме, прежде всего будь со­
по. Ради чего я боролся?.. —но никто меня бой, без малейшего чувства вины, без

50 5!
ошо С т а т ь собой

малейшего осуждения. Прими себя, — в нечто противоположное «эгоизму». Но это


простоте и скромности. неверно. Даже полная противоположность
Прими себя как дар, п ринесенны й эго все-таки останется тем же эго, —толь­
тебе существованием; будь благодарен и ко спрятавшимся за новый фасад. Иногда
начни искать то, что поможет тебе — та­ это можно наблюдать в так называемых
кому как есть — расти; поможет не стать скромных людях: они считают себя самы­
чьей-то копией, но просто и подлинно ми скромными на свете — а что это, если
оставаться собой. не эго? Скромность такого языка не знает.
Нет экстаза выше, чем подлинно быть
собой. Я уже как-то рассказывал историю о трех
христианских монахах. Их монастыри были
В чем разница между скромностью , в горах, неподалеку друг от друга, и каждый
застенчивостью и вызванной страхом день монахи встречались на перепутье. Од­
замкнутостью ? нажды, когда было особенно жарко, они ре­
Разница между скромностью, застен­ шили передохнуть и немного поговорить.
чивостью и вызванной страхом замкну­ Ведь все они были христиане; хотя они и
тостью очень велика. Но люди так бес­ принадлежали к трем разным течениям,
сознательны, что не могут разобраться в основе всех трех лежало христианство.
даже в собственны х действиях, в соб­ Они сели в тени под деревом, и пер­
ственных откликах на ситуации; иначе вый монах сказал:
разница была бы так ясна, что отпала бы — Бесспорно, ваши монастыри не ли­
всякая необходимость в этом вопросе. шены некоторых достоинств, но такой
Для начала нужно глубже понять сло­ мудрости, такой учености, как в нашем
во «скромность». Во всех религиях это монастыре, нигде больше не найти.
слово истолковывалось неправильно; под — Раз уж ты заговорил об этом, — ска­
«скромностью» понималось только лишь зал второй, — вот тебе мой ответ: пусть

53
ошо С т а т ь собой

даже твой монастырь и кладезь учености, того :


при понимании ложного истинное
главное все равно в другом. Нигде не най­ само проясняется в твоем вйдении.
дешь такой дисциплины, такого аскетиз­ Л о ж н а я ск р о м н о ст ь — то л ьк о п о ­
ма, как у нас в монастыре. Своим аскетиз­ давленное эго, которое притворяется
мом мы побиваем всех, а в судный день, скромным, но на самом деле хочет пре­
имейте в виду, никакая ученость вам не восходства. Подлинная скромность не
зачтется. Зачтется только аскетизм. имеет с эго ничего общего; подлинная
Третий засмеялся и сказал: скромность есть отсутствие эго. Она не
претендует ни на какое превосходство.
— Вы оба правы, и оба ваши монасты­
Это простое и чистое понимание, что нет
ря хороши, но вы не понимаете подлин­
никого выше, что нет никого ниже; что
ной сути христианства: она заключается
люди есть люди, человек есть человек,
в скромности. А в скромности неоспори­
и каждый несравненно уникален. Невоз­
мое превосходство принадлежит нам! можно сравнивать людей друг с другом и
разделять на высших и низших.
Скромность и превосходство? — зна­ Поэтому подлинно скромного чело­
чит, это просто подавленное эго. Если по­ века очень трудно понять: он скромен
сулить человеку рай со всеми его удоволь­ не той скромностью, которая считает­
ствиями и наслаждениями, он способен ся скромностью в обычном понимании.
подавить свое эго и стать скромным — Тебе встречались сотни скромных лю­
из жадности, из величайшей жадности. дей, но все они были эгоистами, а твое
Прежде чем я смогу тебе объяснить, что вйдение недостаточно глубоко, чтобы
такое истинная скромность, ты должен распознать их подавленное эго.
понять, что такое ложная скромность.
Пока ты не поймешь ложного, невозмож­ Однажды ко мне пришла женщина —
но дать определение истинному. Больше молодая, красивая женщина; она была

54 55
ошо С т а т ь собой

миссионером, христианской проповед­ деревья зеленее, чем для тебя. Твои гла­
ницей. Она вручила мне Святую Библию за полны пыли, которую ты называешь
и несколько буклетов, и ее вид выражал знанием. Зачем же ты собираешь пыль,
величайшую скромность. Я сказал ей: из-за которой слепнешь?.. — затем, что
— Унесите весь этот хлам. Ваша Би­ в мире знание придает эго величайшую
блия — одно из самых святотатственных энергию. Ты знаешь, другие не знают.
писаний на свете. Скромный человек ничего не знает.
Она так и взорвалась; она забыла всю Он описал полный круг и вернулся в ис­
свою скромность. Я сказал: ходную точку: к детской невинности. Он
— Оставьте мне Библию, если хотите. всему удивляется. Всюду он видит тайны.
Это было только средство, чтобы пока­ Он собирает камешки и раковины на мор­
зать вам ваше настоящее лицо. В вас нет ском берегу — и радуется так, будто на­
скромности, —в противном случае вас бы ходит бриллианты, изумруды и рубины.
это не задело. В детстве я доставлял много беспокой­
ства моей матери, а также и моему порт­
Задеть можно только эго. ному. Я говорил ему:
Нельзя задеть скромного человека. — Пришей на штаны побольше кар­
Настоящая скромность — просто от­ манов.
сутствие эго. В настоящей скромности — Только при одном условии, — отве­
ты отбрасываешь личность целиком, вме­ чал он, —ты никому не будешь рассказы­
сте со всеми ее прикрасами, которыми вать, кто шьет тебе штаны. Из-за тебя я
успел себя окружить, и становишься как теряю клиентов. Они говорят: «У этого
маленький ребенок, который не знает, портного в голове не все дома»...
кто он, который ничего не знает об этом Потому что карманы у меня были при­
мире. Его глаза ясны, и в его восприя­ шиты спереди, сзади, по бокам, всей шта­
тии — более чувствительном — зеленые нине: сколько умещалось. Я просил его:

57
ошо С т а т ь собой

— Пришивай карманы везде, где най­ не в и д и м , как из одной и той же земли


дется хоть немного места. вырастает и лотос, и роза, и миллионы
— Ты совсем с ума сошел? —говорил он. других цветов. Земля бесцветна; откуда
— Думай обо мне, что тебе угодно, — берутся все эти прекрасные цвета? Зем­
отвечал я, — но мне нужны все эти кар­ ля очень груба; откуда берутся эти бар­
маны до последнего. хатные розы? В земле нет зелени; откуда
А дело было в том, что в моей дерев­ берутся зеленые деревья?
не, на берегу реки было много красивых Скромный человек живет так, будто
камешков разных цветов. Я их собирал и он снова стал ребенком. У него нет пре­
клал в карманы, и для каждого цвета ну­ тензий, есть только благодарность, —
жен был отдельный карман. благодарность за все; даже за такие вещи,
Моя мать очень сердилась, потому что в которых нельзя и заподозрить возмож­
я всегда ложился спать со всеми своими ности быть благодарным.
камешками в карманах. Она приходила, Джуннайд, суфийский мистик, совер­
когда я засыпал, и начинала их вытаски­ шал паломничество со своими ученика­
вать: «Как ты можешь спать, когда у тебя ми. В его мистической школе было поч­
в карманах столько камней?» Я ей гово­ ти обыкновением, чтобы ученики моли­
рил, что так нечестно: обшаривать мои лись вместе с мастером. Его молитва была
карманы, пока я сплю. всегда одной и той же, и в конце ее он
Детству свойственна удивительная яс­ всегда благодарил Бога: «Как мне отпла­
ность. Видимый под таким углом — так тить тебе? Ты даешь мне так много, ты
ясно, так прозрачно — весь мир кажет­ изливаешь на меня столько блаженства,
ся чудом. но никогда не думаешь о том, как я смогу
Скромный человек возвр ащ ается к тебе отплатить. У меня нет ничего, кро­
этому полному чудес сущ ествованию . ме благодарности. Прости мне мою бед­
Мы принимаем его как должное; но мы ность, но я могу только поблагодарить

3S
ошо С т а т ь собой

тебя: спасибо за все прекрасное, что ты что есть лишь один Бог, и нет Бога кроме
мне дал». Бога мусульман; что нет священной кни­
Никто не возражал против этой молит­ ги кроме Корана, и нет пророка кроме
вы. Мистическая школа Джуннайда про­ Хазрата Мухаммеда.
цветала, люди съезжались к нему из самых Суфии не договар и ваю т до конца:
дальних мест; школа стала одной из самых они говорят только, что есть один лишь
богатых суфийских школ. Но во время па­ Бог — и ничего кроме Бога. Они пропу­
ломничества в учениках зародились сомне­ скают последние пункты о том, что нет
ния по поводу последней части молитвы. святой книги кроме Корана, и нет про­
Однажды путь привел их в деревню, рока кроме Хазрата Мухаммеда. Это ос­
где жили фанатики... корбляет ортодоксальных мусульман.
Суфии очень скромные люди, откры­
Среди ортодоксальных мусульман су­ тые и готовые воспринимать изо всех ис­
фиев не признают настоящими мусуль­ точников: им не важно, будет ли источни­
манами, — тогда как во всем мире они ком христианство, иудаизм или индуизм.
единственные настоящ ие мусульмане. И стина есть истина, и неважно, через
Мусульмане, ортодоксальные мусульмане какую дверь она войдет в ваше существо.
и их священники осуждают суфизм как
заблуждение, — потому что суфии поки­ ...В этой деревне фанатичных мусуль­
дают толпу, чтобы идти своим собствен­ ман ученикам Джуннайда не дали ни при­
ным, одиноким путем. Они не слишком юта, ни еды и не позволили даже набрать
церемонятся с традицией и открыто объ­ воды из колодца. Вокруг была пустыня.
являют: «Если традиция в чем-то нехоро­ Так продолжалось три дня: в других де­
ша, мы ее исправим». ревнях их принимали так же. Холодны­
Например, когда мусульмане молятся ми ночами они спали на земле, всю ночь
Богу, их молитва оканчивается словами, дрожа от холода, страдая от голода и

40
ошо С т а т ь соб ой

жажды, отвергнутые, осужденные. А в по­ моей молитвы. До сих пор вы всегда были
следней деревне их стали бить камнями, согласны, и теперь в первый раз Бог дает
и только чудом они спаслись от смерти. мне возможность показать, что я благо­
Н о м астер продолжал м олиться со ­ дарен не только в хорошие времена; что
вершенно так же, как и всегда в своей бы ни случилось, моя благодарность не
школе: «Как много ты дал нам! Твое со­ поколеблется. Даже когда придет смерть,
страдание бесконечно! Ты знаешь, как я умру с этими же словами на устах.
мы бедны: нам нечего тебе дать, кроме Скромный человек живет в благодар­
благодарности сердца». ности — в благодарности без оговорок и
Это было уже слишком. Три дня без условий, — и не только к существованию,
еды, без крова, холодные ночи в пусты­ но к человеческим существам, к дере­
не... Ученики не могли больше этого стер­ вьям, к звездам, ко всему' сущему.
петь: Джуннайд переходит всякую меру.
Они сказали: Застенчивость — это одно из прояв­
— Х отя бы теперь, в такую трудную лений эго. Застенчивость возвели в не­
минуту, о ст а в ь эти п осл едн и е сл о в а что, достойное чуть ли не восхищения.
молитвы. Застенчивый человек... — в особенности
— Вы не понимаете, — ответил Джун­ восточные женщины: они считаются гра­
найд. — Бог дал нам эти три дня для ис­ циозными и изысканными, потому7 что
пытания. Его сострадание бесконечно; они так застенчивы, — а они застенчивы
он только хотел увидеть, бесконечно ли как раз потому, что застенчивость счита­
настолько же наше доверие, или в нашем ется таким достоинством.
доверии есть условия и оговорки. Если бы На Западе застенчивость в женщинах
в этих трех деревнях вас встретили радуш­ п остепенн о исчезает, потому что она
но, накормили, дали приют, чтобы отдо­ больше не в цене. Это просто свидетель­
хнуть, —а мусульмане очень почитают па­ ство долгой традиции рабства. Современ­
ломников, — вы не возражали бы против ные западные женщины отбросили за-

лг
ошо С т а т ь собой

стенчивость, потому что она была одной леджей и многих университетов. В этом
из сковывающих их цепей; а для осво­ смысле я очень богат: никто не числился
бождения нужно разорвать все цепи. в стольких колледжах и в стольких уни­
В какие моменты вы бываете застен­ верситетах. В городе, где я жил, было два­
чивы, испытываете смущение? Когда кто- дцать колледжей; пришло время, когда меня
нибудь говорит о вас хорошо, когда кто- не хотели принимать ни в один из них.
нибудь говорит: «Какой ты замечатель­ Я спрашивал директоров:
ный», — а вы знаете, что это неправда, — В чем же проблема?
что вокруг множество людей куда замеча­ Они отвечали:
тельнее. Но почти каждому из нас рано — П роблема не в тебе. Безусловно,
или поздно встретится тот идиот, кото­ нельзя сказать, чтобы проблема была
рый скажет: «Какой ты замечательный!» в тебе. Х отя тебя и исключили из всех
И тогда приходит застенчивость, смуще­ остальн ы х колледж ей, это не потому,
ние, потому что вы знаете, что это не­ что проблема в тебе, а потому, что ты
правда, — но это очень приятно для эго. ставишь преподавателей в такое поло­
Можете попробовать: скажите самому жение, что они увольняются один за дру­
безобразному мужчине —или самой безоб­ гим. Тебя ни в чем нельзя упрекнуть, по­
разной женщине: «Боже мой! В этом мире тому что ты задаешь вопросы только по
тебе нет равных. Даже Клеопатра не срав­ существу. Но преподаватели не могут на
нится с тобой в красоте», —и самая безоб­ них ответить и поэтому чувствуют себя
разная из женщин не станет спорить. На­ униженными. Мы не хотим беспокоить
против, она скажет: «Ты единственный, преподавательский состав.
кто способен это пости чь...» О стался только один колледж, и я
подумал, что на этот раз лучше не идти
Однажды меня исключили из коллед­ напрямик, а поискать какие-нибудь об­
ж а ... Меня исключали из многих кол­ ходные пути. И вместо того, чтобы об­

+5
ошо С т а т ь собой

ратиться в дирекцию колледжа, я стал Я сел в уголке и тож е стал кричать:


наводить справки о директоре, о его ха­ «Джай Кали!» Он оглянулся: впервы е
рактере: что он любит, чего не любит. он встретил сподвижника. Я так кричал,
Я выведал о нем все возмож ны е сведе­ что чуть не надорвался; я-то не могу вы­
ния из всех возм о ж н ы х и сто чн и ков. ступать без микрофона. Но нужда была
Мне сказали: крайняя...
— Он очень религиозны й человек. — Ты кто? — спросил он.
Каждый день в четыре часа утра он бу­ — Преданный Богини-Матери Каль­
дит всю округу... потому что он очень куттской, — ответил я. — Но моя предан­
тучный, очень толсты й и поклоняется ность мала, ваша преданность велика.
Матери Кали Калькуттской; он поставил Я пришел лишь для того, чтобы сесть у ва­
дома большую статую, сделал себе храм, ших ног, потому что вы единственный ре­
и каждое утро ни свет ни заря он начина­ лигиозный человек во всем этом городе.
ет молиться, то есть вопить во все горло. — Ты первый человек, который меня
А он может выступать без микрофона пе­ понял! Все соседи только жалуются на
ред десятитысячной толпой, единствен­ меня в полицию, а коллеги по работе ду­
ный во всем городе. И от собственного мают, что я не в своем уме.
голоса он входит в такой р аж ... — Эти дураки не стоят внимания, —ска­
— Это то, что нужно, — сказал я. зал я. — Человек любви, человек сердца
Утром, ровно в четыре часа, я при­ объявляет вас величайшим преданным
шел к директору домой. Он сидел в сво­ Матери Кали. Вы самый духовный чело­
ем храме — обернувшись небольшим ку­ век, которого я встретил в своей жизни.
ском ткани, почти голый, — и без пере­ Тогда он спросил:
дышки кричал: «Джай Кали, Джай Кали, — Что я могу для тебя сделать?
Джай Кали...» Эти слова значат: «Побе­ — Сущую безделицу... — сказал я. —
ду Богине-Матери!» Мне бы хотелось поступить в ваш кол­

Л'6 V
ошо С т а т ь собой

ледж. Х о тя в городе двадцать других нерелигиозные люди, материалисты —


колледжей, я не хочу учиться ни в ка­ словом, прости меня. Только одно усло­
ком другом колледже, если у меня есть вие. .. ты не должен посещать лекций.
возможность пребывать в лучах вашей Я сказал:
духовной благодати. — Меня не интересуют лекции. Мож­
— Считай, что ты уже принят, —ответил но ли мне посещать храм?
он. — Тебе остается только прийти и под­ Он обнял меня и сказал со слезами на
писать документы. Я назначаю тебе сти­ глазах:
пендию, а если ты захочешь поселиться в — Ты так молод, а у тебя уже такое чи­
гостинице, с тебя не возьмут денег. Пер­ стое сердце. Двери моего храма всегда бу­
вый раз в жизни я встретил человека, кото­ дут открыты для тебя. Я их запираю из
рый меня понял. Даже моя жена, даже мои страха, что соседи разрушат статую. Но
дети — все считают меня ненормальным. тебе я дам дубликат ключа, чтобы ты мог
Я пришел в его колледж, и он торже­ приходить когда угодно. Запирай дверь
ственно встретил меня у ворот. Препо­ изнутри и ни о чем не беспокойся, даже
даватели и студенты не могли поверить если снаружи соберется целая толпа. Та­
своим глазам. Он привел меня к себе в кие преграды всегда встречаются на пути
кабинет и сказал: духовного искателя.
— В этом колледже для тебя все будет — Будьте спокойны, — заверил я ди­
бесплатно. Но когда стало известно, что ректора.
ты зачи слен ... Тебя все боятся, точно До самого окончания колледжа я так
так же, как и меня. В общем, у меня есть и не посетил ни одной лекции. Когда
только одно условие... Потому что я не уезжал в другой город, чтобы поступить
хочу тревожить преподавательский со­ в аспирантуру, я подумал, что лучше все­
став — а все преподаватели против тебя, го сказать ему правду. Я пришел к нему в
точно так же, как и против меня, все они храм и сказал:

4*8 4?
ошо С т а т ь собой

— У меня тяжело на сердце; я хочу ска­ ния эго: ложная скромность, застенчи­
зать вам правду. Вы говорили, что я вас вость — когда ты прекрасно знаешь, что
понимаю, что я единственный человек, тебе говорят неправду, — и последнее:
который вас понимает. Простите меня, когда ты прячешься, замыкаешься в себе
но я тоже вас не понимаю... и я совер­ от страха. Страха не чувствует никакая
шенно уверен, что у вас шарики заехали другая часть тебя, только эго, — потому
за ролики. что это единственное, что в тебе есть
— Что ты такое говориш ь! — сказал ложного и что должно умереть. Ни твое
он. тело не исчезнет, — оно только вернет­
— Я закончил колледж, и теп ер ь я ся к составляющим, из которых возник­
могу говорить открыто. Это была про­ ло, — ни твое сознание не умрет. Оно
стая взятка, духовная взятка. продолжит свое путешествие к высшим
Но когда я говорил ему: «Вы вели­ уровням и формам выражения или, мо­
чайший духовный человек, которого я ж ет быть, в конце концов исчезнет во
встретил в своей жизни», — даже этот вселенском сознании.
огромный, тучный толстяк выглядел сму­ Но это не смерть. Сознание расширя­
щенно, застенчиво. Это только эго, игра­ ется, теряет границы, становится огром­
ющее в очередную игру. ным. .. бесконечным и вечным. Это не
Человек без эго никогда не испыты­ утрата. Единственное, что должно уме­
вает застенчивости или смущения. Если реть и что всегда умирает с каждой твоей
вы скажете ему нечто, не соответствую­ см ертью ... Тело распадается на матери­
щее истине, он сам же это опровергнет. альные составляющие, сознание входит
Он хочет, чтобы его видели в самом под­ во вселенское сознание или переходит в
линном свете. новую форму сознания... Единственное,
И последнее — «вызванная страхом что умирает вновь и вновь — эго. И ко­
замкнутость». Все это разные проявле­ ренная причина твоего страха — в эго.

50 51
ошо С т а т ь собой

Человек, не имеющий эго, не имеет Мы все живем как сомнамбулы, кото­


и страха. рые ходят во сне. Наше сознание так по­
Может быть, для того, кто задал этот верхностно, а бессознательное так глу­
вопрос, различия между скромностью , б о к о ... Все наши поступки исходят от
застенчивостью и замкнутостью в себе бессознательного; все наши решения ис­
от страха существуют только на интел­ ходят от сознания. Вот почему наши ре­
лектуальном уровне. Для меня эти разли­ шения и поступки никогда не совпадают.
чия не интеллектуальны; это мой опыт. Вы говорите одно, а делаете другое —из-
В тот день, когда исчезло мое эго, я от­ за глубокой внутренней раздвоенности.
крыл скром ность соверш енно нового Поступки совершаются бессознатель­
рода. Я нашел, что застенчи вость бес­ но, а сознательный ум так мал, что ему
смысленна; я никоим образом не прячусь ничего не остается, кроме слов и разго­
и не замыкаюсь в себе от страха. воров. Поэтому все умеют красиво гово­
Это может стать также и твоим опы­ рить. Даже величайшие поэты, художни­
том, — и пока это не станет твоим опы­ ки, мастера всех искусств — все, что они
том, одного интеллектуального понима­ делают: их ж ивопись, или скульптура,
ния будет недостаточно. Медитация мо­ или поэзия — исходят от сознательного
жет помочь тебе избавиться от эго, и все ума. Для них это способ сказать свое сло­
эти три вещи исчезнут. Но в бессознатель­ во, выразить себя — что-то донести до
ном состоянии очень трудно отличить других. Но если вы столкнетесь с этими
истинную скром ность от поддельной. людьми лично, вас ждет горькое разоча­
рование: окажется, что эти люди обыч­
Один человек сказал мне: «Я не только ней обы чного. А они написали такие
не знаю, что принесет мне завтрашний блистательные сти хи ...
день, но еще не уверен до конца и в том, Мне довелось встретить почти всех
что мне принес день вчерашний». великих поэтов Индии, потому что я пу­

п 55
ошо С т а т ь собой

тешествовал по всей стране и встречал­ становятся равнозначны вашей жизни и


ся с самыми разными людьми. И я всегда вам самим. Нет раздвоенности, нет раз-
удивлялся: читая их стихи, я восхищал­ деленности, нет конфликта.
ся, но потом, при встрече, мне казалось Что касается обычного человечества,
просто невероятным, чтобы такие зау­ даже если оно оценит по достоинству
рядные люди могли подниматься до та­ прекрасную живопись, эта оценка опять-
ких высот. Постепенно я осознал эту раз­ таки будет проявлением эго.
двоенность. Сознательный ум говорит, и
говорит красиво, но бессознательный ум Я слышал об одной очень богатой жен­
ничего не знает о вашем сознании. щине, которая купила картину Пикассо.
Что касается ваших поступков и обра­ Она повесила ее в своей гостиной. Но
за жизни, они исходят из бессознатель­ она не могла понять, что на ней было изо­
ного. Бессознательное огромно; насле­ бражено, она не могла даже понять, ви­
дие миллионов лет человеческой эво ­ сит ли эта картина вверх ногами или так,
люции, оно обладает огромной властью. как надо. Иногда даже для самого Пикас­
Помните, если вы во власти бессозна­ со было загадкой, что это он нарисовал.
тельного, невозможно видеть реальность Пикассо был, несомненно, великим ху­
такой как есть. дожником, но не сознательным художни­
Кроме медитации, нет другого спосо­ ком. Он смешивал цвета и получал самые
ба внести свет в бессознательную темно­ красивые сочетания, но не давал своим
ту вашего существа. По мере того как в картинам обычных названий. Он сам не
вас растет медитация, сознание растет, а мог понять, что на них изображено, и
бессознательное уменьшается. В конеч­ когда его спрашивали об этом, он всегда
ной точке сознание заполняет вас цели­ очень сердился. Он говорил: «Никто не
ком, а бессознательное полностью исче­ спрашивает розу, никто не спрашивает
зает. Только в этот момент ваши слова деревья, никто не спрашивает солнце и

5+
ошо С т а т ь собой

луну, в чем их смысл. Почему же тогда вы иначе. Эго ни за что не хочет признавать
постоянно донимаете меня вопросами: одного: собственного невежества.
„В чем смысл твоей картины?" Это кра­
сиво; никакого смысла нет». П роповедь в церкви казалась беско­
Эта женщина п росто коллекциони­ нечной, и маленький Эрни очень устал.
ровала картины: ей хотелось иметь кар­ Громким шепотом он спросил у матери:
тину Пикассо — стоимостью в миллион — А если мы сразу дадим денег, нас
долларов. Но много раз случалось так, отпустят?
ч то ... Приходил какой-нибудь критик и
говорил: «Это подделка». Картину тут же Такова чистая невинность: если про­
снимали. Потом приходил другой критик поведник хочет денег, надо дать ему де­
и говорил: «Покажите мне картину», — а нег, и можно идти домой. Зачем мучить­
картина уже пылилась в подвале. Он го­ ся? Но это может сказать только ребе­
ворил: «Кто сказал, что это подделка? Это нок. Мне бы хотелось, чтобы каждый из
несомненный оригинал», — и ее снова вас снова стал ребенком.
вешали в гостиной. Так было много раз.
— Дети мои, — говорит отец О ’Флана­
Ваше эго —очень тонкое явление. Все, ган своим ученикам на уроке закона Бо­
что приносит ему удовлетворение, для жьего, — вы никогда не должны терять
него хорошо. Все, что не приносит удо­ самообладания. Никогда не бранитесь, не
влетворения, для него плохо. Каждый горячитесь и не злитесь. Берите пример с
делает вид, что восхищ ается великой меня. Вот, для наглядности, возьмите эту
музыкой, великой поэзией, великой ли­ большую муху у меня на носу... Многие сла­
тературой, — и только для того, чтобы бые духом разозлились бы на эту муху, но
показать, что он знает толк в искусстве. только не я. Я никогда не выхожу из себя.
Но в действительности все совершенно Я просто говорю: «Лети, мушка, лети!»

%
ошо С т а т ь собой

Но тут он вдруг подскочил и закричал: в чем чудо: как только ты принимаешь


— Это пчела! Это пчела! Провалиться себя, перемена случается. Благодаря тво­
ей в преисподнюю! им усилиям она не случится, — потому
что кто тебя изменит? Тот же прежний
Слой сознания так тон ок... Наши пре­ ум, — пытающийся изменить сам себя?
тензии, наши обещания поверхностны, Насильственный ум, пытающийся быть
как скорлупа. Этот священник начисто ненасильственным? Как это получится?
забыл о своей поучительной проповеди; Даже в ненасильственности будет оста­
он сделал как раз то, что пытался запре­ ваться насилие.
тить другим. Гневный ум будет пытаться избегать
Задавшему этот вопрос будет полезнее гнева? Может быть, у тебя получится: ты
не просто любопытствовать о различиях можешь прививать себе определенную
между вещами. Стань более медитатив­ твердость воли. Ты можешь подавлять
ным, и ответ придет к тебе сам. Только гнев, но ум останется прежним, а вместе
твой собственный ответ даст тебе истин­ с ним — и гнев. Ты сидишь на нем сверху;
ную мудрость. Ты можешь собирать чужие ты сидишь на вулкане.
ответы, но ты останешься прежним. Глупый ум попытается быть разумным?
В самой этой попытке все прочнее будет
укореняться глупость...
Всю свою жизнь я пытался изменить
Где же тогда выход? В принятии. При­
себя; но, кажется, ничего не меняется —
нятие — это волшебный ключ. Прими
я остаюсь прежним. Я безнадежен?
себя таким как есть! В таком принятии
Прежде всего, почему ты хочешь из­ возникает разум. Почему в таком прия­
менить себя? тии возникает разум? Потому что, когда
Такой как есть, ты замечателен — по­ ты принимаешь себя, ты больше не раз­
чему ты не можешь принять себя? И вот делен надвое; раздвоенность исчезает...

53
ошо С т а т ь собой

раздвоенность между тобой «как есть» и нок... люди придумали тысячу и один спо­
«как надо»; между тобой «как есть» и «как соб бежать от себя. И им приходится изо­
следует». Вот в чем коренится весь секрет бретать способы бегства, потому что они
шизофренического раздвоения: «Я такой- составили о себе безобразное представле­
то, а должен быть таким-то и таким-то». ние. Сказать им: «Познай себя» — равно­
Так что у тебя есть только два пути: значно шоку. Они не хотят познавать себя.
либо довести себя до помеш ательства, А Сократ и ему подобные всё говорят:
пытаясь стать «таким-то»... и ты будешь «Познай себя», — только никто не слы­
как собака, пытающаяся поймать себя за шит, никто не слушает. Никто не хочет по­
хвост, — или человек, пытающийся под­ знавать себя — потому что каждый из вас
нять себя за волосы. Ты можешь подска­ уже решил считать себя тошнотворным,
кивать, подпрыгивать на месте, но это отвратительным существом; считать себя
мало тебе поможет. Именно этим занима­ больным, считать себя безобразным, счи­
ются ваши так называемые религиозные тать себя ненормальным, считать, что вну­
люди: подскакивают на месте, пытаясь три у него сплошные раны и гной. Кому
поднять себя за волосы. На какой-то мо­ захочется внутрь? Лучше не смотреть на
мент они чуть-чуть приподнимаются над эти раны, лучше забыть о них начисто.
землей, но тут же — со страшным грохо­ Если же ты пытаешься изменить себя,
том — падают обратно. что ты для этого станешь делать? Под­
Это не выход. Раздвоенность станет стригать ветви: в одном месте, в другом
только глубже. Чем больше ты пытаешь­ месте... Но проблема в корнях, не в вет­
ся, тем более терпишь поражение. А чем вях. Если подстригать ветви, крона станет
более ты терпишь поражение, тем более гуще. Вырастет больше ветвей, вырастет
теряешь уверенность в себе, уважение к больше листьев —потому что дерево при­
себе... — наркотики, алкоголь и тому по­ мет вызов. Ты хочешь победить дерево?
добное; политическая власть, деньги, ры­ Отрежь один лист, и на его месте выра­

60 б\
ошо С т а т ь собой

стут три листа — таков ответ дерева. От­ — Ж ареного риса, пожалуйста.
режь одну ветку, и на ее месте вырастут Не веря своим ушам, хозяин греческо­
три ветки. Д ерево не так просто побе­ го ресторана переспросил:
дить. Оно хочет выжить. А ты можешь — Простите, сэр! Что вы сказали, сэр?
продолжать подстригать листья и вет­ — Что слышал, — ответил японец. —
ки — ничего не выйдет. Глубоко под зем­ Чельт побели!
лей, глубоко внутри тебя все остается по-
прежнему, потому что корни не тронуты. Таким способом нельзя изменить себя.
Ты можешь изменить одно слово, но глу­
Один японец был завсегдатаем в грече­ боко внутри ты будешь оставаться таким
ском ресторане, потому что обнаружил, же японцем, что и прежде. Где-нибудь,
что там особенно вкусно готовят жаре­ как-нибудь, но это проявится. Ты или
ный рис. Каждый вечер он приходил и сойдешь с ума, или станешь лицемером.
просил подать ему «жаленого лиса». Ваше общество, ваше безумное обще­
Слыша это, хозяин греческого ресто­ ство оставляет вам только две возможно­
рана каждый раз покатывался со смеху. сти: либо сойти с ума, пытаясь улучшить
Иногда он приглашал пару-тройку друзей себя и поднять себя за волосы; либо —если
только для того, чтобы они послушали, вы немного более разумны, —быть лице­
как японский посетитель будет заказы­ мером, говорить одно, а делать совсем
вать своего «жаленого лиса». другое... завести в своей жизни черный
В конце концов это так уязвило гор­ ход; у парадного подъезда устроить кра­
дость посетителя, что он взял специаль­ сивый фасад — нарисовать на нем идеал,
ный урок дикции, чтобы научиться выго­ нарисовать на нем «как надо», «как сле­
варивать «жареный рис» правильно. дует», — а самому входить в свою жизнь
В следующий раз он пришел в ресто­ с черного хода, чтобы естественная, на­
ран и небрежно произнес: стоящ ая ж изн ь п ротекала закулисно.

61
ошо С т а т ь собой

Но это тож е создает раздвоенность: и поверить, что люди могут быть хоро­
ты никогда не можешь расслабиться, ты шими? Ты знаешь, что твоя собственная
постоянно лжешь, и тебя снова и сно­ добродетель притворна, — и из этого за­
ва ловят на лжи. Долго ли ты сможешь ключаешь, что ни в ком другом доброде­
притворяться? И вообщ е притворство тель не может быть непритворной. Все
бесполезно, потому что все твои соседи общество состоит из лицемеров.
такие же притворщики, и все видят друг Пожалуйста, перестань пытаться улуч­
друга насквозь. Каждый знает, что у него шить себя, перестань пытаться изменить
самого есть «жизнь с черного хода», — и себя. В любом случае, как ты себя изме­
не может быть, думает он, чтобы ее не нишь?.. —и зачем? И кому решать, каким
было также и у тебя. ты должен быть? Если ты предоставишь
Как раз поэтому, когда ты слышишь, что решать, кем ты должен быть, кому-то дру­
о ком-то говорят плохо, ты всегда веришь гому, решение будет навязанным извне.
сразу, даже без доказательств. А когда о Священник, политик —все они пытаются
ком-то говорят хорошо, ты требуешь дока­ навязать тебе свои идеалы. Из-за их иде­
зательств. Если кто-нибудь скажет: «Этот алов ты не можешь быть естественным,
святой только притворяется святым; на са­ не можешь быть простым, и тебе прихо­
мом деле никакой он не святой. Он убийца, дится нести тяжелый груз. Ты всегда оста­
он развратник, он скуп, он насильствен», — ешься натянутым, вымученным, искус­
ты тут же поверишь! А если кто-нибудь ска­ ственным. Никогда никому не подражай!
жет: «Этот человек настоящий святой», — И звестн ая книга Фомы Кемпийско-
у тебя останутся сомнения. Ты подумаешь: го озаглавлена «Подражание Христу», —
«Это мы еще посмотрим. Надо к нему и я никогда не встречал более фальши­
присмотреться, надо навести справки». вого и уродливого заглавия. Подражание
Ты знаешь людей; ты знаешь, каковы Христу? А эта книга очень почитаема;
люди —и что же, вот так, запросто, взять это один из наиболее почитаемых хри­

64-
ошо С т а т ь собой

стианских трактатов. Но сама идея в кор­ быть только собой. И определить, кто ты
не неверна. Подражая Христу, ты будешь такой, заранее никак нельзя. Как ты бу­
только подражателем — ты никогда не дешь решать, кто ты?.. — если только не
станешь Христом. А быть подражателем войдешь внутрь и не увидишь, кто т ы ...
значит быть лицемером. Да и возможно Итак, начинать нужно не с попыток
ли подражать Христу? Он был совершен­ изменить себя, —прежде всего нужно по­
но уникальным человеком. Он никогда пытаться познакомиться с собственным
никому не подражал. Если бы он подра­ существом: кто живет у тебя внутри? По­
жал другим, евреи любили бы его и почи­ смотри на этого гостя, который к тебе
тали; если бы он подражал Моисею или приш ел... — в дом твоего тела. Какой-то
Аврааму, его бы не распяли. Он никогда незнакомец живет в твоем теле; незнако­
никому не подражал! Он просто утверж­ мец из запредельного пришел в твое тело.
дал себя, таким как есть; он уважал себя, Это и есть ты! Просто смотри, наблюдай,
таким как его создал Бог, — без всякого медитируй, осознавай это. Отбрось вся­
подражания. Он был подлинным челове­ кие попытки изменить себя. Вложи всю
ком: подлинником, не копией. энергию в то, чтобы познать себя, —и из
Что же касается Фомы Кемпийского, этого познавания произойдет рост. А этот
он станет только копией; если он и пре­ рост вернет тебе подлинное лицо. Ты дол­
успеет, то только в том, чтобы стать ко­ жен быть только собой. Ты должен быть
пией, — а копия всегда уродлива. только тем, кто ты уже есть.
Будь подлинником. Если можно быть
подлинником, зачем быть копией? Не
Почему я тебе не доверяю?
подражай Будде, не подражай Иисусу —
никогда и никому не подражай! Учись Доверие возможно, только если сна­
из всех источников, но никому не под­ чала ты доверяешь себе. Самое главное
ражай. П росто будь собой. Ты должен должно сначала случиться внутри тебя.

66 У
ошо С т а т ь собой

Если ты доверяешь себе, ты можешь до­ Он доверяет внутреннему чувству, он до­


верять мне, можешь доверять людям, мо­ веряет своей любви, — и тогда в его до­
жешь доверять существованию. Но если верии будет величайшая интенсивность
ты не доверяешь себе, никакое другое и истинность. Тогда его доверие будет
доверие невозможно. живым и подлинным. И ради доверия он
Общество разрушает сами корни до­ будет готов рискнуть всем, — но только
верия. Оно не позволяет доверять себе. когда он его чувствует; только когда оно
Оно учит доверять чему и кому угодно, истинно; только когда оно трогает раз­
кроме себя —родителям, церкви, государ­ ум и сердце, только когда отзывается его
ству, Богу, и так далее до бесконечности. любовь, —тогда и только тогда. Ему нель­
Но если изначальное доверие разрушено зя навязать никакого рода верований.
в самой основе, всякое другое доверие А это общество держится на верова­
поддельно, — и не может не быть под­ ниях. Вся его структура состоит в само­
дельным. Тогда всякое другое доверие внушении. Вся его структура основана
только лишь искусственный цветок. Нет на производстве роботов и машин, а не
настоящих корней, чтобы выросли и рас­ людей. Ему нужны зависимые люди, —
цвели живые цветы. зависимые настолько, чтобы они посто­
О бщ ество разрушает доверие наме­ янно нуждались в тиранах, чтобы они
ренно, специально, потому что человек, сами искали себе тиранов, собственных
который доверяет себе, опасен для обще­ Адольфов Гитлеров, собственных Муссо­
ства —для общества, основанного на раб­ лини, собственных Иосифов Сталиных,
стве; для общества, в котором слишком собственных Мао Дзедунов.
многое держится на рабстве. Нашу землю, нашу красивую землю мы
Человек, который доверяет себе, неза­ превратили в огромную тюрьму. Горстка
висим. Он непредсказуем, он всегда по­ людей, жаждущих власти, низвела всю
ступает по-своему. Свобода — его жизнь. остальную часть человечества до уров­

6& 69
ошо С т а т ь собой

ня безликой толпы. Человеку позволе­ сказали, и он вынужден был принять на


но существовать, только если он готов веру: на карту было поставлено выжива­
к компромиссу, если он готов уживаться ние. Он не мог сказать «нет» родителям,
со всевозможной чушью. потому что без них он просто не смог бы
Например, полная чушь —говорить ре­ выжить. Сказать «нет» было слишком ри­
бенку, чтобы он верил в Б о га ... не пото­ скованно, и ему пришлось сказать «да».
му, что Бога не существует, но потому, что Но это «да» нельзя считать настоящим.
ребенок еще не испытывает этой жажды, Как оно может быть настоящим? Его
желания, внутренней потребности. Он согласие было только политическим ма­
еще не готов отправиться на поиски ис­ невром, совершенным ради выживания.
тины, высшей истины жизни. Он еще не Вы не сделали его религиозным челове­
достаточно зрел, чтобы задаваться вопро­ ком, вы сделали его дипломатом, вы соз­
сами о существовании Бога. Однажды все дали политика. Вы задавили его потен­
это должно прийти, как приходит любовь циал, способность вырасти в подлинное
к влюбленному, — но только если ему не существо. Вы отравили его. Вы лишили
было навязано никаких верований, ина­ его самой возм ож н ости разума, пото­
че это невозможно. Если его обратить му что разум возникает только вместе
в ту или другую веру прежде чем в нем с жаждой познания.
возникнет жажда исследования и позна­ Теперь эта жажда в нем никогда не воз­
ния, всю свою жизнь он будет жить под­ никнет, потому что ему дали ответ, пре­
дельной жизнью, ненастоящей жизнью. жде чем его душой овладел вопрос. Пре­
Да, он будет говорить о Боге, потому жде чем он проголодался, его существо
что ему сказали, что Бог есть. Ему это ска­ накормили насильно. А если он не был
зали авторитетно, сказали люди, имевшие голоден, эта пища не может переварить­
над ним в детстве величайшую власть — ся: в желудке не выработался сок, чтобы
родители, священники, учителя. Ему так ее переваривать. Поэтому люди живут

70 71
OLUO С т а т ь собой

как какие-то трубы, по которым жизнь принадлежат родители; может быть, они
проходит как непереваренная пища. не станут ходить в церковь — католиче­
С детьми нужно величайш ее тер пе­ скую, протестантскую или какую угодно
ние, бдительность, осознанность, что­ другую. Кто знает, что случится, когда
бы не сказать им чего-нибудь такого, что дети начнут жить своим разумом? У вас
помешает возникнуть их собственному больше не будет над ними власти. И об­
разуму; чтобы не обратить их в христи­ щ ество применяет все более коварную
ан ство, индуизм, ислам. Н еобходим о политику, чтобы сохранять власть над
бесконечное терпение. каждым, чтобы завладеть душой каждого.
Однажды это чудо случается, —и ребе­ Именно поэтому в первую очередь
нок сам начинает исследовать и задавать общество должно разрушить в ребенке
вопросы. Но даже теперь не давайте ему доверие — доверие к себе, уверенность,
готовых ответов. Готовые ответы никому веру в себя. Обществу нужно сделать ре­
не помогают, готовые ответы тупы, ли­ бенка нереш ительным и испуганным.
шены всякой остроты. Помогите ребенку Когда ребенок дрожит от страха, им мож­
стать разумным. Вместо того, чтобы да­ но управлять. Если он уверен в себе, он
вать ответы, создавайте такие ситуации, неуправляем. Если он уверен в себе, он
ставьте перед ним такие задачи, чтобы будет утверждать себя, он будет стремить­
его разум становился все более отточен­ ся всегда поступать по-своему и никак по-
ным —чтобы его вопрос стал глубже, что­ другому. Он отправится в собственное пу­
бы он проник в самое сердце, чтобы он теш ествие, и в выборе направления он
стал вопросом жизни и смерти. не будет исполнять ничьих пожеланий.
Но это непозволительно. Родителям Он никогда не будет подражателем, он
слишком страш но, общ еству слишком никогда не будет тупицей, ходячим мерт­
страшно: если предоставить детям свобо­ вецом. В нем будет столько жизни —бью­
ду, как знать?.. Может быть, они никогда щей через край жизни! — что никто не
не примут вероисповедания, к которому сможет с ним справиться.

72 75
ошо С т а т ь собой

Разрушьте в ребенке доверие — и вы нышке, они стали хвалиться своими успе­


его кастрируете. Вы отнимете у него силу: хами. Первый сказал:
теперь он всегда будет бессильным, и ему — Мне попался человек, который по­
всегда будет нужен кто-то, кто будет его терял ноги на войне. Я сделал ему искус­
направлять, им руководить, давать ему ственные ноги, и случилось почти чудо:
приказы. Теперь он будет хорошим сол­ теперь он стал одним из лучших в мире
датом, хорошим гражданином, хорошим бегунов! Вполне возможно, что он побе­
националистом, хорошим христианином, дит на следующих Олимпийских играх.
хорошим мусульманином, хорошим ин­ — Это еще что, — сказал другой. —
дуистом. Да, он м ож ет быть хорош во А вот мне попалась женщина, которая
всех этих качествах, но не будет настоя­ упала головой вниз с тридцатого этажа:
щей индивидуальностью. У него не будет все ее лицо было расплющено в лепеш­
корней, он не сможет вырастить корни. ку. Я провел сложнейшую пластическую
Всю жизнь он будет жить без корней — а операцию. Так вот, на днях я прочитал в
жить без корней значит жить в страда­ газете, что она победила на всемирном
нии, значит жить в аду. Подобно дере­ конкурсе красоты!
вьям, которым необходимы корни в зем­ Третий был очень скромным челове­
ле, человеку —который тоже своего рода ком. П ервые двое посмотрели на него и
дерево, —необходимы корни в существо­ спросили:
вании; иначе он будет жить очень глупо. — А ты чем занимаешься в последнее
Может быть, он преуспеет в жизни, мо­ время? Что у тебя новенького?
жет быть, он станет знаменитым... — Ничего особенного, —ответил он. —
На днях я читал одну историю... К тому же, мне запрещено об этом рас­
сказывать.
Три хирурга, старые друзья, встрети­ Но его коллег стало разбирать любо­
лись во время отпуска. На пляже, на сол­ пытство.

7+ 77
ошо С т а т ь собой

— Мы твои друзья, — сказали они, — и жении общества уже есть ценности и кри­
мы умеем держать язык за зубами. Не бес­ терии, чтобы судить о нем. Но чтобы оце­
покойся, никто ничего не узнает. нить гения, обществу потребуются годы.
Тогда третий сказал: Я не говорю, что человек, не имею­
— Ну ладно, если вы так хотите, если щий большого разума, не может добиться
вы обещ аете... Ко мне принесли ранено­ успеха, не может стать знаменитым, —но
го: он потерял голову в автокатастрофе. все равно он будет оставаться фальши­
Я растерялся и не знал, что делать. Без вся­ вым. А это приносит страдание: вы може­
кой задней мысли я выбежал в сад, чтобы те прославиться, но если вы фальшивы,
обдумать положение, и вдруг мне на глаза вы будете жить в страдании. Вы не знае­
попался кочан капусты. Я взял этот кочан те, какими благословениями вас осыпает
капусты и, за неимением лучшего, пришил жизнь, и не узнаете никогда. Вы недоста­
раненому вместо головы. И что вы думае­ точно разумны, чтобы это понимать. Вы
те? Он стал премьер-министром Индии! никогда не увидите красоты существова­
ния, потому что вы недостаточно вос­
Даже если разрушить ребенка, это не приимчивы, чтобы ее видеть. Вы никог­
помешает ему стать премьер-министром да не осознаете сущего чуда окружающе­
Индии. Разум не входит в число обяза­ го мира, хотя бы на вашем пути каждый
тельны х условий дости ж ен и я успеха. день встречались миллионы чудес. Вы
Как раз наоборот: имея разум, труднее никогда этого не увидите, потому что,
достичь успеха, потому что разумный чтобы это видеть, нужно величайшее
человек всегда привносит нечто новое. умение понимать, чувствовать, быть.
Он всегда впереди своего времени; что­ В этом общ естве все построено на
бы его понять, нужно время. силе. Это общество еще в совершенно
Глупого человека понять легко. Он соот­ примитивном состоянии, в совершенно
ветствует гештальту общества; в распоря­ варварском состоянии. Несколько чело­

7^ 77
ошо С т а т ь собой

век — политиков, священников, профес­ не всегда. Любовь к себе становится нар­


соров — несколько человек управляют циссизмом, если никогда не идет даль­
миллионами. И это общество устроено ше собственны х пределов. Она может
так, что ни одному ребенку не позволя­ превратиться в своего рода эгоизм, если
ется быть разумным. Только по чистой остается ограниченной только вами. Но
случайности изредка на землю приходит обычно в любви к себе берут начало все
Будда — по чистой случайности. остальные виды любви.
Лишь изредка человеку удается каким- Если человек любит себя, рано или
то образом вырваться из когтей обще­ поздно он переполняется любовью. Если
ства. Лишь изредка человек остается не человек доверяет себе, он не может не
отравленным обществом. Наверное, это доверять другим, — даже тем, кто хочет
происходит из-за какой-то ошибки обще­ его обмануть; даже тем, кто его уже об­
ства, какого-то сбоя в его работе. Обыч­ манул. Да, он не может не доверять даже
но же обществу удается разрушить ваши им, потому что он знает, что доверие
корни, разрушить в вас доверие к себе. ценнее всего на свете.
А если это сделано, вы никогда больше Человека можно обмануть, — но в чем
не сможете никому доверять. его можно обмануть? У него можно отнять
А если вы не умеете любить себя, вы деньги или еще что-нибудь... Но человек,
никогда не сможете любить никого друго­ знающий красоту доверия, не станет смо­
го. Это непреложная истина, правило без треть на такие мелочи. Он все равно будет
исключений. Вы можете любить других, вас любить, он все равно будет вам дове­
только если вы способны любить себя. рять. И тогда случится чудо: если человек
Но общество осуждает любовь к себе. доверяет вам по-настоящему, обмануть
Оно говорит, что это эгоизм, что это его невозмож но, — почти невозможно.
нарциссизм. Да, любовь к себе может пе­ Это случается ежедневно и в вашей
рейти в нарциссизм, но необязательно и жизни. Если вы проявляете к кому-то до­

78 77
ошо С т а т ь соб ой

верие, становится почти невозм ож но, возводите человека на такой высокий


чтобы этот человек обманул вас, обманул пьедестал, цените его так высоко, что с
ваше доверие. Вы сидите на платформе этой высоты почти невозможно пасть.
на вокзале и не знаете, кто сидит рядом — Если он все же падет, он никогда не смо­
это совершенно незнакомый человек, —и ж ет себя простить, и всю жизнь он будет
вы ему говорите: «Присмотрите за моим чувствовать тяжесть своей вины.
багажом, мне нужно купить билет. Поза­ Человек, который доверяет себе, на­
ботьтесь, пожалуйста, о моем багаже». чинает понимать, как это красиво — он
И вы уходите. Вы доверились совершенно начинает понимать, что чем больше до­
незнакомому человеку. Но почти никогда веряеш ь себе, тем более расцветаешь;
не бывает так, чтобы этот незнакомец вас чем более отпускаешь, чем более рас­
обманул. Может быть, он обманул бы вас, слабляеш ься, тем более становиш ься
если бы вы проявили к нему недоверие. уравновеш енным и безмятежным, тем
В доверии есть нечто волшебное. Как больше покоя и тишины.
теперь человеку вас обмануть, когда вы И это так красиво, что вы начинаете до­
ему доверились? Как он может пасть так верять людям все больше и больше, потому
низко? Если он вас обманет, он никогда что чем больше вы доверяете, тем глубже
не сможет себя простить. становится ваше спокойствие, и тишина
Человеческому сознанию свойственно проникает все глубже и глубже, в самый
качество доверия: оно стремится дове­ центр вашего существа. Чем больше вы до­
рять и хочет, чтобы доверяли ему. Каж­ веряете, тем выше ваш полет. Человек, уме­
дый человек любит, когда ему доверяют; ющий доверять, рано или поздно узнает
это знак уважения со стороны другого логику доверия. И однажды он обязатель­
человека, — и тем более со стороны не­ но решится довериться неизвестности.
знакомого человека. У вас нет оснований Лишь когда вы способны довериться
доверять, но вы все равно доверяете. Вы неизвестности — но никак не прежде —

80 8 )
ошо С т а т ь собой

вы способны доверять мастеру, потому А на этой несчастной земле почти


что мастер олицетворяет сущую неиз­ каждый ненавидит себя, каждый осужда­
вестность. Он олицетворяет неизведан­ ет себя. Сможешь ли ты любить челове­
ное, он олицетворяет бесконечное, он ка, который себя осуждает? Он тебе не
олицетворяет безграничное. Он олице­ поверит. Он сам не может любить себя,
творяет океаническое, он олицетворяет а ты — как ты смеешь? Он сам не может
стихийное, он олицетворяет Бога. любить себя, а ты — как ты можешь? Он
Ты спрашиваешь: «Почему я тебе не заподозрит какой-то подвох, какую-то
доверяю?» уловку, какую-то ловушку. Он заподозрит,
Все очень просто: ты не доверяеш ь что под прикрытием любви ты пытаешь­
себе. Начни доверять себе — это основ­ ся его обмануть. Он будет очень насторо­
ной урок, первый урок. Начни любить женным, недоверчивым, и его подозре­
себя. Если ты не любишь себя сам, кто ния отравят твое существо.
еще будет тебя любить? Но помни, что Если ты любишь человека, который
если ты любишь только себя, твоя лю­ себя ненавидит, ты пытаеш ься разру­
бовь будет очень бедной. шить его представление о себе. Никто
Великий еврейский мистик Хиллель так просто не расстается с представле­
сказал: «Если ты не заботишься о себе, нием о себе; оно удостоверяет, кто он
кто о тебе позаботится?» А также: «Если такой. Этот человек будет сопротивлять­
ты заботиш ься только о себ е, какой ся, он докажет тебе, что он прав, а ты
смысл может быть в твоей жизни?» — ошибаешься.
очень важные слова. Помни: люби себя. Вот что происходит во всех любовных
Потому что если ты не любишь себя, отношениях — позвольте мне сказать, в
тебя не сможет любить никто другой. Ни­ так называемых любовных отношениях.
кто не может любить человека, который Это всегда происходит между мужем и
себя ненавидит. женой, между влюбленными, между муж­

81 S5
ошо С т а т ь собой

чиной и женщиной. Как ты можешь раз­ жешь притворяться в Ротари-клубе и в


рушить представление другого человека клубе Львов, —улыбаться и раскланивать­
о себе? Это все, что он знает о себе; это ся. Там ты можешь прекрасно разыграть
его эго, это его личность. Если ты все это свою роль. Но если ты живешь с мужчи­
у него отнимешь, он не будет знать, кто ной или женщиной, и двадцать четыре
он. Это слишком рискованно; нельзя так часа в сутки вы вместе, вы не можете без
легко отбросить представление о себе. конца улыбаться, улыбаться и улыбаться.
Он тебе докажет, что он недостоин люб­ Улыбка станет утомительной, потому что
ви, что он достоин только ненависти. она ненастоящая. Это просто упражне­
То же самое происходит и с тобой. Ты ние для губ, а губы тоже устают.
так же ненавидишь себя; ты не можешь Как можно без конца быть сладким? Го­
позволить любить себя никому другому. речь всплывет на поверхность. Так что к
Когда кто-то приходит к тебе с энергией концу медового месяца конец приходит
любви, ты сжимаеш ься, ты пытаеш ься всему. Теперь вы оба знаете реальность друг
бежать, ты пугаешься. Ты прекрасно зна­ друга, вы оба знаете, как вы фальшивы.
ешь, что недостоин любви; ты знаешь, Люди боятся близости. Для близости
что только на поверхности кажешься хо­ требуется отложить в сторону свою роль.
рошим и замечательным, а глубоко внутри А ты знаешь, кто ты на самом деле: нуль
ты уродлив. И если ты позволишь этому и ничтожество. Тебе это говорили с са­
человеку себя любить, рано или поздно — мого начала. Родители, учителя, священ­
и скорее рано, чем поздно — все раскро­ ники, политики — все говорили, что ты
ется: он узнает, кто ты на самом деле. нуль и ничтожество. Никто никогда тебя
Долго ли ты сможешь притворяться не принимал. Никто не дал тебе чувства,
перед человеком, с которым ты живешь, что тебя любят, что тебя уважают, что ты
с которым тебя связывает любовь? Ты нужен, — что без тебя в существовании
можешь притворяться на работе, ты мо­ стало бы чего-то не хватать; что без тебя

3+ S5
ошо С т а т ь собой

существование не было бы таким, как пре­ пришлось написать много других картин,
жде; что без тебя в нем образовалась бы но он не был доволен ни одной из них, —
дыра. Без тебя существование утратило в тот день, когда достиг удовлетворен­
бы частичку поэзии, частичку красоты: ности, когда он смог сказать: «Да, это та
не стало бы одной песни, не стало бы картина, которую я хотел создать», — он
одной ноты, и на твоем месте осталась совершил самоубийство. Он сказал: «Моя
бы пустота — никто тебе этого не сказал. работа закончена. Я сделал то, ради чего
И как раз в этом состоит моя работа пришел. Мое предназначение исполнено,
здесь: разрушить внушенное тебе недо­ жить дальше не имеет смысла».
верие к себе, разрушить все навязанное Посвятить всю свою жизнь одной кар­
тебе самоосуждение, отнять его у тебя и тине? Должно быть, он был безумно влюб­
дать тебе чувство, что ты любим, что ты лен в солнце. Он смотрел на солнце так
уважаем, что тебя любит существование. долго, что это погубило его глаза, лиши­
Бог создал тебя, потому что он тебя лю­ ло его зрения, свело его с ума.
бил. И любил так, что не смог устоять Когда поэт сочиняет песню, это пото­
перед искушением тебя создать. му, что он любит ее. Бог нарисовал тебя,
Когда художник рисует, он рисует, по­ спел тебя, станцевал тебя. Бог любит
тому что любит. Ви нсент Ван Гог всю тебя! Если слово «бог» для тебя ничего
жизнь рисовал солнце —он очень любил не значит, не беспокойся: назови это су­
солнце. На самом деле именно солнце ществованием, назови это вселенной. Су­
свело его с ума. Целый год он постоянно ществование любит тебя, иначе тебя бы
стоял на палящем солнце и рисовал. Вся здесь не было.
его жизнь вращалась вокруг солнца. И в Расслабься в своем существе —тебя ле­
тот день, когда он достиг удовлетворенно­ леет целое. Именно поэтому целое непре­
сти, написав картину, которую он всегда станно в тебе дышит, непрестанно в тебе
хотел написать — а до этой картины ему пульсирует. Как только ты начнешь чув­

56 37
OLIIO С т а т ь собой

ствовать это бесконечное уважение, эту одним, ни другим нельзя пренебречь.


любовь, это доверие к тебе целого, твои Но легче начать с того, чтобы быть со­
корни в собственном существе начнут ра­ бой — легче, потому что тебя отвлекли
сти. Ты начнешь доверять себе. И только от себя другие. Маски, за которыми ты
тогда ты сможешь доверять мне. Только прячешься, ты не сам себе навязал. Быть
тогда ты сможешь доверять своим дру­ не тем, кто ты на самом деле, тебя заста­
зьям, своим детям, мужу, жене. Только тог­ вили, против воли, против твоего жела­
да ты сможешь доверять деревьям и жи­ ния; поэтому легче начать с того, чтобы
вотным, звездам и луне. Тогда доверие ста­ все это отбросить.
нет самой жизнью. Тогда больше не будет О т всякого рабства избавиться лег­
вопросом, кому можно доверять, а кому че, — есть ли кто-нибудь, кто по своей
нельзя; доверие просто случается. А до­ природе хо ч ет рабства? Это не свой­
верие означает просто религиозность. ственно никакому существу, человеческо­
му или не человеческому. Рабство идет
Что важнее — «быть собой» или « по­ против вселенной, поэтому его легче от­
знать себя»? бросить. Оно всегда остается бременем,
и глубоко внутри ты не прекращаешь с
Ты думаешь, это разные вещи? Как ты ним бороться, даже если внешне его при­
можешь познать себя, не будучи собой? нимаешь; но глубоко внутри никто не мо­
И наоборот: как ты можешь быть собой, жет заставить тебя его принять. В самом
не зная себя? Быть собой и знать себя не центре твоего существа оно всегда оттор­
две отдельные вещи, поэтому не может гается, поэтому его легче отбросить.
быть речи о выборе между ними. Это две Процесс прост. Что бы ты ни делал,
стороны одного и того же процесса. что бы ты ни думал, что бы ты ни решал,
Н еобходимо работать над одним и помни одно: это идет изнутри тебя, или
другим одновременно, синхронно; ни в тебе говорит кто-то другой? И ты уди­

88 89
ошо С т а т ь собой

вишься, когда узнаешь, чей это голос; мо­ передал тебе этот голос, не был тебе вра­
жет оказаться, что говорит твоя мать — гом; у него не было дурных намерений, —
ты снова услышишь, как она говорит. но дело не в намерениях... Дело в том,
Или, может быть, говорит отец; это не что он навязал тебе нечто такое, что не
так трудно определить. Их голоса сохра­ исходит из твоего собственного внутрен­
няются внутри, — советы , приказания, него источника; а все пришедшее извне
дисциплина, заповеди, — записанные в психологически порабощает человека.
точности такими, как были тебе даны К расцвету, к свободе тебя приведет
в первый раз. лишь твой собственный голос.
Может быть, ты найдешь внутри мно­ Да, поначалу путь покажется опасным,
ж ество людей: священников, учителей, потому что ты привык, чтобы кто-то вел
друзей, соседей, родственников. Бороть­ тебя за руку: отец, священник, учитель,
ся не нужно. Если ты просто знаешь, что мать; а когда ребенок держится за отцов­
эти голоса не твои, что они чужие — чьи скую руку, ему не страшно, ему нечего бо­
бы они ни были, —естественно, ты не ста­ яться. Он может положиться на отца. Но
нешь их слушаться. Какими бы ни были сейчас ты держишь его за руку только в
последствия, хорошо это или плохо, но ты воображении; отца рядом нет, есть толь­
решаешься жить по-своему, ты решаешься ко чистой воды воображение. И хорошо
быть зрелым. Хватит: ты долго оставался сознавать, что ты один и что нет руки, на
ребенком. Хватит: ты долго оставался за­ которую можно было бы опереться, по­
висимым. Хватит: ты долго слушал эти го­ тому что тогда ты начинаешь искать соб­
лоса и следовал их указаниям. И куда они ственные способы защиты от опасностей.
тебя привели? В пучину безумия. Продолжать думать, что тебя защища­
Так что, как только ты определишь, ют, когда на самом деле тебя никто не за­
чей говорит голос, скажи ему «до свида­ щищает, опасно. Именно это случилось
ния»... — потому что человек, который с миллионами людей во всем мире: им

90 Я
ошо С т а т ь собой

кажется, что их защищают — защищает собственными сыновьями, дочерьми и их


Бог, еще кто-нибудь... кто угодно. мужьями, от чего те были просто в шоке.
Бога нет. Н ет никого, кто бы мог тебя Я был единственным его поверенным,
защищать. Ты один, и ты должен радо­ потому что мы с ним были заодно, как
ваться своему одиночеству... На самом заговорщ ики. Конечно, некоторы х ве­
деле, в том, что никто не ведет тебя за щей он не мог сделать сам — такие вещи
руку, — величайший экстаз. делал я. Например, пока его зять спал в
комнате, дедушка не мог бы забраться на
Мой дедушка очень любил меня, пото­ крышу, а я мог... Так что мы действовали
му что я был озорником. Он сам оставался сообща: подставив мне спину, он помог
озорником, даже когда состарился. Он ни­ мне среди ночи забраться на крышу. И я
когда не был близок ни с моим отцом, ни снял черепицу и дотянулся до лица его
с моими дядями, потому что все они были зятя кисточкой, прикрепленной к концу
против его шалостей. Они ему говорили: бамбуковой палки... Зять поднял крик,
— Тебе уже семьдесят лет, ты должен сбежался весь дом ...
уметь себя вести. Твоим сыновьям по пять­ — Что случилось?
десят лет, даже за пятьдесят, твоим доче­ К тому времени мы уже успели исчез­
рям по пятьдесят лет, их дети женились, нуть. Он сказал:
у них родились внуки, —а ты все делаешь — Может быть, это было привидение...
такие вещи, за что нам просто стыдно. Кто-то коснулся моего лица. Я пытал­
Я был единственны м, с кем он был ся его поймать, но не смог, было темно.
близок. Я любил старика, и по той про­ Мой дедушка оставался невинным, как
стой причине, что даже в семидесятилет­ ребенок, и я видел, как велика была его
ием возрасте он не потерял детства. Он свобода. Он был старшим в семье. Ему
был таким же озорником, как всякий ре­ следовало бы быть самым серьезным, сог­
бенок. Иногда он подшучивал даже над бенным под тяжестью забот и тревог, но

п
С т а т ь собой
OLUO

он жил как ни в чем не бывало. Когда воз­ Я отвечал ему:


никала проблема, вся семья становилась — Ты прекрасно знаешь: я не хочу быть
серьезной, начинала беспокоиться, и он задушенным, даже из самых лучших по­
буждений. Ты меня любишь, и тебе хочет­
единственный ни о чем не беспокоился.
ся даже ночью прижимать меня к сердцу.
Только одного я не любил — как раз по­
Еще мы подолгу гуляли по утрам, а
этому я вспомнил о нем сейчас, — спать
иногда, если светила луна, и ночью. Но
с ним в одной постели. У него была при­
я никогда не позволял ему вести меня за
вычка спать, накрывшись с головой. Вме­
руку. И он спрашивал:
сте с ним и мне приходилось спать, на­ — Но почему? Ведь ты можешь упасть,
крывшись с головой, и мне было душно. ты можешь споткнуться о какой-нибудь
В конце концов я твердо сказал ему: камень.
— Я согласен на все остальное, но это­ — Так будет лучше, — говорил я. —
го я не могу терпеть. Ты не можешь спать Пусть я споткнусь, от этого я не умру. Зато
с открытым лицом, а я не могу спать, на­ я научусь не спотыкаться, быть бдитель­
крывшись с головой: мне душно, я задыха­ ным и запомню, где лежат камни. Но если
юсь. Ты накрываешь меня одеялом из люб­ ты будешь держать меня за руку... долго
ви (он прижимал меня к самому сердцу, и я ли ты сможеш ь держ ать меня за руку?
оказывался с головой под одеялом), и это Долго ли ты будешь рядом со мной? Если
замечательно, но к утру мое сердце переста­ ты можешь дать гарантию, что будешь со
нет биться. У тебя добрые намерения, но к мной всегда, тогда, конечно, я согласен.
утру ты будешь жив, а я умру. Так что постель Но дедушка был очень искренним
должна быть исключена из нашей дружбы. человеком.
Он хотел, чтобы я был рядом с ним, — Я не могу дать такой гарантии, —
потому что любил меня. Он говорил: говорил он. — Я не могу ничего обещать
— Почему ты не приходишь ко мне даж е назавтра. Только в одном я уве­
спать? рен: ты будешь жить еще долго, а я ско­

9+ 99
ошо С т а т ь собой

ро умру, так что я не смогу всегда быть просто рассмеешься: «Да ведь это моя мать!
рядом и вести тебя за руку. Я не видел ее двадцать лет, а она все еще
— Тогда, — говорил я, — мне лучше на­ пытается мной манипулировать». Может
чать учиться уже сейчас. Я не хочу ока­ быть, ее уже нет в живых, но даже из моги­
заться в таком положении, чтобы мне лы ее рука тянется к твоему горлу. У нее нет
пришлось жить в выдуманной реально­ плохих намерений, но она тебя калечит.
сти. Я хочу жить настоящей жизнью, а Я говорил моему отцу:
не выдуманной. Я не герой романа. Так — Не давай мне никаких советов, даже
что оставь меня в покое, дай мне упасть. если я попрошу. Будь в этом как можно
Я попы таю сь встать сам. А ты просто
честнее. Просто скажи мне: «Найди ре­
жди, пока я не встану, просто наблюдай, и
шение сам». Не давай мне советов.
в этом будет больше сострадания ко мне,
Потому что, если можно получить де­
чем в том, чтобы держать меня за руку.
шевый совет, стоит ли труда искать соб­
Он меня понял; он сказал:
— Ты прав: однажды меня больше не ственное решение?
будет рядом. Я настойчиво просил своих учителей:
Полезно несколько раз упасть, уши­ — П ож алуйста, зани м ай тесь своим
биться, снова встать на ноги, несколько предметом и не давайте мне никаких
раз сбиться с пути. Ничего страшного. со в ет о в , не имеющих к нему отнош е­
Если ты понимаешь, что сбился с пути, ния, чтобы я мог исследовать жизнь по-
тут же вернись обратно. Ж изни учатся своему. Да, я совершу множество ошибок,
методом проб и ошибок. множество промахов. Я хочу совершать
Так что, когда ты начнешь слушать го­ ошибки и промахи, потому что это един­
лоса — а все они записаны у тебя внутри ственный способ учиться.
точно такими, как прозвучали в первый
раз, — ты удивишься, когда попытаешься Н ет другого способа учиться. Если
распознать, чей голос в тебе говорит. Ты упростить учение настолько, чтобы со­

96 97
ошо С т а т ь собой

вершенно исключить возможность оши­ ступал так, как он говорил. Теперь ты зна­
биться, станешь попугаем. Можно повто­ ешь, что это не твоя мысль, не твой голос;
рять слова, предложения, но смысл этих это нечто чуждое твоей природе. Этого
слов и предложений останется неясным. понимания достаточно. Просто поблаго­
Итак, прежде всего узнай голоса, кото­ дари отца: «Ты все еще заботишься обо
рые в тебе говорят, —а это просто. Когда мне, но я больше не нуждаюсь в твоей за­
тебе нужно принять любое решение, про­ боте. Ты сделал меня достаточно зрелым,
сто сядь и сиди в молчании, и слушай го­ и теперь я могу позаботиться о себе сам».
лос, который говорит тебе поступить так Избавься от всех этих внутренних го­
или иначе. Постарайтесь определить, чей лосов, и вскоре, к своему удивлению, ты
это голос. И как только установлено, что обнаружишь еще один голос, тихий, как
говорит твой отец, твоя мать, твой дядя, шепот, голос, которого ты никогда пре­
твой учитель, твоя тетя, твой брат, все жде не слышал, — и ты не сможешь опре­
становится очень просто — поблагодари делить, чей о н ... Нет, этот голос не при­
брата и скажи ему: «Это очень любезно надлежит ни твоей матери, ни твоему отцу,
с твоей стороны: тебя уже нет в живых, ни священнику, ни учителю. И вдруг —вне­
но ты все еще заботишься обо мне. А те­ запное понимание, что этот голос —твой
перь, пожалуйста, оставь меня в покое». со б ствен н ы й ... В от почему ты не мог
И как только ты ясно скажешь опреде­ установить, чей он, кому он принадлежит.
ленному голосу: «Оставь меня в покое», — Он был всегда, но звучал очень тихо, —
твоя связь с ним, твоя с ним отождест- почти неслышно, потому что он был по­
вленность будет разорвана. Он имел над давлен, когда ты был совсем маленьким
тобой власть, потому что ты счйтал его ребенком; а голос был очень тихий... как
своим собственным. Вся стратегия была росток, который едва успел прорасти, но
в отождествлении. Ты думал: «Это мой его завалили кучей всевозможного хла­
голос, это моя мысль», и поэтому по­ ма. .. А теперь ты тащишь на себе этот

99
ошо С т а т ь собой

хлам и совсем не помнишь цветок своей Неужели для посвящения в религию не


жизни, который все еще жив, все еще нужно зрелости? Я бы сказал, для реше­
ждет, что ты откроешь его. ний относительно религии может быть
Открой свой собственный голос. подходящим возраст сорока двух лет...
Потом следуй ему без страха. но никак не день от роду — ребенок едва
Куда бы он тебя ни вел, там —цель твоей успел родиться, а вы уже начинаете при­
жизни, там —твое предназначение. Толь­ нимать за него решения; другие уже при­
ко там ты сможешь осуществиться, там нимают за него решения.
ты найдешь чувство удовлетворенности. Да, новорожденного ребенка можно
Только там ты расцветешь, — а в этом поднести к урне для голосования. Ему
цветении случается знание. можно вложить в руку бюллетень и по­
Как ты можешь знать себя? Ты еще мочь опустить бюллетень в ящик, и он под
даже не вырос. Может быть даже, ты все вашим руководством изберет президента
еще внутри своего семени; может быть, или премьер-министра, — но ребенок со­
даже ростку не было позволено прора­ вершенно не осознает происходящего:
сти. Каждая религия об этом заботится: зачем этот ящик?., зачем эта карточка?..
немедленно окрестить ребенка... сделать Ведь вы так не делаете. Вы понимае­
обрезание... отвести на какую-нибудь ин­ те, что для того, чтобы разобраться в по­
дуистскую церемонию... А ребенок совер­ литике, нужно время, хотя бы двадцать
шенно не понимает, что вы с ним делаете. один год — не меньше. Но для того, что­
Обождите!.. — даже для того, чтобы бы разобраться в религии, вы совсем не
получить избирательное право, ребенку отводите времени. Вы боитесь, —потому
придется ждать двадцать один год, ждать что, если вы дадите ребенку достаточно
до совершеннолетия — даже права вме­ времени и не напустите ему в голову ту­
шиваться в третьесортную политику ему ману, прежде чем он начнет думать сво­
придется дожидаться двадцать один год! ей головой, прежде чем он услышит свой

100 101
OLLIO С т а т ь собой

собственный голос, у вас ничего не вый­ и без всякой причины. Ну зачем тебе че­
дет. Вам уже никогда не сделать из него тыре кармана спереди и по два кармана
иудея или христианина, или индуиста, по бокам?
или мусульманина. — Они мне нужны, —отвечал я. —Мои
Может быть, однажды он станет ре­ потребности отличаются от твоих. Я ни­
лигиозным, но это будет уже его соб­ когда тебе не говорю , сколько у тебя
ственный поиск. Может быть, однажды должно быть карманов: это твое дело.
он найдет пути, ведущие к молчанию, Мне нужны были карманы, потому что,
пути, ведущие к самому центру существо­ когда я ходил на реку, я находил удиви­
вания, но это будет уже его собственное тельные сокровища — множество краси­
исследование. вых камешков, разноцветных, ярких, и
И помните одно: что бы вы ни нашли я часами бродил по пескам, собирая их.
сами, это приносит экстаз. И я возвращался домой с грузом, кото­
Если самого Бога дать вам в готовом рый был почти вдвое тяжелее, чем я сам.
виде, это не принесет вам экстаза. Завидев меня у входа, отец говорил:
Но иногда ребенок, бегая по берегу — Так вот для чего тебе нужны карма­
моря, находит самую обычную ракови­ ны! Ты что, сошел с ума? Зачем ты все
ну. .. вы увидите, что ребенок в экстазе. время носишь эти камни? А нам прихо­
Когда я был совсем маленький, я воз­ дится каждый день их выбрасывать.
вращался с реки домой, и все мои карма­ — Ты не понимаешь, — отвечал я. —
ны. .. — а у меня было очень много кар­ Можете их выбрасывать, но если бы вы
манов, я непременно хотел иметь много хоть что-нибудь понимали... я испыты­
карманов. Мой отец говорил: ваю такой экстаз, такую радость, когда
— С этими карманами ты похож на су­ вижу эти камни! Меня не интересуют
масшедшего. Меня все время спрашива­ твои деньги, мне не интересует ничто
ют. .. Ты без конца доставляешь хлопоты, другое — я просто собираю камни.

102 105
OLUO С т а т ь собой

Но радость была в том, чтобы их ис­ чувствую никакой радости. Уберите их.
кать; чтобы долго идти вдоль реки толь­ Ты что-то разрушил.
ко ради того, чтобы найти один краси­ — Но, — сказал отец, —я думал, ты лю­
вый камень. бишь камни.
Однажды отцу это так надоело, что он — Нет, камни здесь не при чем, — ска­
привел четверых рабочих и сказал им: зал я, — я люблю не камниТ’Й люблю их
— Пойдите на реку и принесите как находить. Камни были только поводом.
можно больше камней, потому что он Иногда ты находишь камни, иногда ты
каждый день тратит на эти камни слиш­ находишь бабочек, иногда ты находишь
ком много времени. цветы, иногда ты находишь истину, — но
И они принесли полные ведра камней. помни: красота всегда в том, чтобы что-
Они точно знали, где их можно было то найти, а не в том, что именно ты на­
взять — я понятия не имел, что там был шел. Это только повод.
рудник — и они высыпали их в моей ма­ — Кажется, тебя трудно сделать счаст­
ленькой комнате, где у меня был свой ливым, как ни старайся, — сказал отец.
собственный мир и куда никому нельзя — Это правда, —сказал я. —Никогда не
было входить. Отец сказал: пытайся сделать другого человека счастли­
— Все это тебе. Теперь больше неза­ вым. Этого никто не может. Ты можешь
чем ходить на реку, потому что ты не най­ сделать меня несчастным — это возмож­
дешь ничего лучшего. Мы собрали для но, —но счастливым? Это мое абсолютное
тебя камни всех цветов и всех ви дов... право: быть или не бы ть... Ты не можешь
ты тратишь слишком много времени. заставить меня быть счастливым; это наси­
— Ты отнял у меня всю радость, — ска­ лие. Высыпав передо мной все эти камни,
зал я. — Суть была не в камнях, а в том, ты пытаешься сделать меня счастливым?
чтобы их находить. А теперь я смотрю Но нечто подобное все равно случа­
на эти камни — их здесь тысячи, — но не лось по всякому поводу. Постепенно в

104 105
ошо С т а т ь собой

моей семье стали понимать, что, похоже, признан как ни кто... Я вижу в себе, что
этот мальчик очень странный, и лучше с того момента я не слышу никаких голо­
оставить его в покое. В моей семье по­ сов. Должно быть, мне было лет девять
няли, что в мои дела лучше не вмеши­ или десять, когда меня признали — моей
ваться, да это и бесполезно — от этого * семье ничего другого не оставалось, как
все только осложняется: я находил такой признать, что я никто: ни в чем на меня
выход, который делал положение еще бо­ не рассчитывать, не поручать мне ника­
лее затруднительным. ких дел. Даже в мелочах...
Наконец, пришло время, когда я сидел Моя мать говорила: «Сходи на рынок
в своей комнате, а моя мать заглядывала и принеси дюжину бананов», — и я шел
и говорила: на рынок. До рынка было недалеко, всего
— Ж аль, что тут никого нет. Я хоте­ четверть мили; городок был маленький.
ла послать кого-нибудь на рынок за ово­ Но на протяжении этой четверти мили я
щами. встречал столько людей, вступал в такое
— Я тоже никого не вижу, — говорил количество дискуссий, что к тому времени,
я. — Точно никого нет, только я. Тут ни­ как мне удавалось добраться до рынка, я
кого нет. уже не помнил, за чем пришел. К тому же и
Меня вообще перестали брать в рас­ время обычно было уже позднее. Я должен
чет — как будто меня и не было. Мать был поторапливаться, потому что солнце
смотрела на меня и говорила: «Что-то я уже садилось — или давным-давно село.
никого не вижу...» Или соглашалась со Я приходил домой и спрашивал у
мной: «Я тож е никого не вижу, комна­ матери:
та пуста», — и шла дальше, чтобы найти, — Так что это ты просила меня
кого послать на рынок. купить?
Как только меня стали воспринимать — Ты ни на что не годишься, — гово­
так, будто меня нет — как только я был рила мать. — Я просила тебя об одной

юб Ю7
ошо С т а т ь собой

п р остой вещ и: купить дюжину бана­ не свой голос, что это голос твоего отца,
нов. И вот, через пять часов, ты в о з­ и л и голос матери — или голос раввина...

вращаешься с пустыми руками — и еще и тогда нужно сердечно распрощаться:


спрашиваешь! «Как мило с вашей стороны было со­
— Что поделаешь? — говорил я. — По провождать меня до сих пор! Но здесь
пути встречается столько людей, столь­ наши пути расходятся. Пришло время
ко проблем, вопросов, споров. Когда я расстаться».
добрался до рынка, я уже забыл, что мне И как только все эти голоса исчеза­
нужно было купить. В от я и вернулся, ют и ты становишься пустым, лишь тог­
чтобы спросить. д а ... — потому что в этой толпе, в этой
Мои родственники оставили всякую базарной сутолоке, в которую превра­
мысль о том, чтобы я мог быть чем-то тился твой внутренний мир, невозможно
полезен; но мне это было чрезвычайно расслышать собственный голос... —лишь
на руку. Постепенно в собственном доме тогда ты начинаешь становиться собой.
я стал своего рода отсутствием. Мимо Тогда случится многое другое, но все это
меня проходили, как мимо пустого места. будет случаться естественно; тебе ничего
Со мной не нужно было здороваться. Не не нужно будет делать.
нужно было спрашивать, как я поживаю. Нужно будет только обезвредить все
Я помню, что с тех самых пор я не голоса, заглушавшие твой собственный
нахожу внутри никаких голосов. Но до голос, ничего больше. Как только это
десяти лет меня пытались воспитывать произойдет, в тебе начнет расти соб­
не покладая рук, и поэтому, когда я на­ ственное прозрение. Постепенно ты нач­
чал работать над собой, мне пришлось нешь осознавать проблемы, которых не
перебрать все эти голоса и сознательно осознавал никогда прежде, потому что у
их отбросить. Это нетрудный процесс:, тебя на все были готовы ответы. Впер­
нужно только понять, что ты слышишь вые ты начнешь слышать вопросы, во­

Ю8
ошо С т а т ь собой

просы чрезвы чайной важ ности, суще­ дивидуальностями, потому что индиви­
ствования которы х в себе ты даже не дуальность движется, действует, живет в
подозревал. свободе. Индивидуальность будет счаст­
А твой воп р ос, в силу того , что он лива умереть, но ее невозможно обра­
твой собственный, очень важен, потому тить в психологическое рабство.
что в самом этом вопросе скрыт ответ. Если ты индивидуальность, легче все­
Но вопрос должен быть твоим собствен­ го на свете познать себя, потому что те­
ным —лишь тогда он несет в себе ответ. перь ты умеешь быть собой.
Но все эти так называемые благоже­ Теперь остается только закрыть гла­
латели постоянно передают вам свои во­ за — и тчя увидишь, кто ты.
просы, свои ответы. Никому нет дела до Так что не разделяй вопрос на две ча­
того, ваш ли это вопрос, нужен ли вам сти. Не спрашивай меня, что важнее,
этот ответ. По существу, они даже боят­ быть собой или познать себя. Я пони­
ся, что однажды вы найдете собствен­ маю, откуда идет этот вопрос: в знамени­
ный вопрос. В тот день, как вы найдете той максиме Сократа говорится: «Познай
собственный вопрос, все их ответы ста­ себя», — а одно из величайших открытий
нут недействительными, все их писания современной психологии гласит: «Будь
станут чушью. И они боятся, что, о т­ собой». Отсюда вопрос: что важнее?
крыв собственное существо, вы станете Сократ не такой человек, которого
индивидуальностью. можно отнести к прошлому. Иногда бы­
Общ ество не хочет, чтобы вы были вают люди, которые всегда будут оста­
индивидуальностями, оно хочет, чтобы ваться соврем енны м и. С ократ из тех
вы были христианами, хорошими хри­ людей, которые всегда будут оставаться
стианами, хорошими иудеями, хорошими современными. Когда он говорит: «По­
индуистами, — респектабельными людь­ знай себя», — в этих словах подразумева­
ми. Но оно не хочет, чтобы вы были ин­ ется: как можно познать себя, не будучи

110 111
ошо С т а т ь собой

собой? Так что, если ты хочешь познать от маски. О т этого слова, persona, про­
себя, тебе придется быть собой. Это две исходит английское слово «личность» —
стороны одной монеты. personality. Так и есть на самом деле: твоя
Но, для начала, будь собой, — потому личность, в буквальном смысле этого
что в тебе многое было перепутано и на­ слова, не что иное, как великое множе­
рушено, многое было перевернуто и сме­ ство масок. И все, что ты делаешь и го­
щено, многое было вообще у тебя отня­ воришь, исходит от маски; ничто из это­
то. Твое существо покрыто множеством го не твое собственное, ничто не несет
слоев личности, поэтому тебе придется твоей истинной подписи.
проделать с ним то же самое, что дела­ Итак, сначала отбрось все свои лич­
ют с луковицей: начни его чистить, как ности.
луковицу. Когда ты чистиш ь луковицу, И имей в виду: у тебя их много, не
стоит тебе снять один слой, как под ним одна.
обнаруживается следующий, более све­ Обычно люди думают, что у них толь­
жий, более живой. Ты снимаешь и его, но ко одна личность, —абсолютно неверно.
под ним —еще один, еще более свежий и У вас много личностей. У вас их целый
ж ивой... Так же и ты: многослойная лич­ склад; так что всякий раз, когда вам нужно
ность покрывает тебя как луковая шелуха. сменить личность, вы мгновенно надевае­
Английское слово personality — лич­ те новую маску. Мгновенно —не теряя ни
ность — весьма примечательно. Оно про­ секунды —вы становитесь другим челове­
исходит от корня persona. В греческом те­ ком. Переодевание из одной личности в
атре актеры играли в масках и говорили другую доведено почти до автоматизма.
из-под маски. Sona значит «звук». Persona И их у вас так много, что вы сами не смо­
значит «звук, исходящий от маски». Не­ ж ете сосчитать, сколько их всего.
известно, кто скры вается под маской, Чем больше ваш набор личностей,
слышен только звук, и звук доносится тем более уважаемым и заслуженным
ошо С т а т ь собой

членом общества вы становитесь. О че­ один момент актер должен засмеяться,


видно, дополнительные личности дают в другой момент он должен заплакать.
вам больше возможностей. Они позво­ Пока фильм снимается, актер постоян­
ляют вам делать много такого, чего не но меняет одну личность на другую. Вы
могут другие. видите только историю, которую вам по­
Гурджиев играл со своими учениками казывают; но что происходит с актером?
в определенную игру. Он садился посе­ Он влюблен — в женщину, которую не­
редине, сажал двух учеников по обе сто­ навидит! — и он изображает любовь так,
роны. .. — Он много работал с набором что похож на влюбленного даже больше,
личностей. И он работал так сознатель­ чем был бы настоящий влюбленный: в
но, что научился, как умеют многие акте­ его глазах, на его лице, в его прикосно­
ры, изображать... —Ученик, сидевший с вении — во всем видна любовь. На этот
одной стороны, видел по его лицу, что он момент он становится влюбленным. Он
в отличном расположении духа, а второй полностью перевоплощ ается, надевает
ученик, с другой стороны, видел его таким на себя личность человека, влюбленного
разъяренным, что страшно было сказать в стоящую перед ним женщину.
слово: подвернешься еще, чего доброго, Во второй сцене, может быть, ему нуж­
под горячую руку. Гурджиев умел одной по­ но заплакать — а актеры учатся плакать,
ловиной лица улыбаться, а на второй по­ вызывать на глазах слезы. Поначалу им
ловине сохранять самое серьезное и хму­ приходится использовать химические
рое выражение. Научиться этому очень средства, чтобы вызвать слезы, но к та­
трудно, но возможно, если долго трени­ ким средствам прибегают только начи­
роваться. Это выполнимая задача —то же нающие. Когда актер становится насто­
самое делают актеры, хорошие актеры. ящим профессионалом, ему ничего не
Когда вы см отрите фильм, вы см о­ нужно; он просто надевает на себя дру­
трите его целиком; вы не видите, что в гую личность. Он выбирает печальный

м II?
ошо С т а т ь собой

и горестный образ, и слезы сами наво­ знаете —каждый вечер вы решаете... «Но
рачиваются на глаза. Он обманывает не в этот раз все будет по-другому!» —это вы
только вас, он может обмануть даже хи­ тоже знаете. Каждый вечер вы говорите
мию собственного тела. себе: «В этот раз все будет по-другому; зав­
Эти множественные личности сопро­ тра я встану. Всему есть предел!»
вождают вас всегда и всюду. Внутри вас Но все это вы говорили себе каждый
целая толп а, м н о ж ество совер ш ен н о вечер. Вы не говорите ничего нового,
разных людей — врагов, в постоянном но вы этого не осознаете. В пять утра,
противоречии, в конфликте, в борьбе. когда зазвен и т будильник, вы просто
Вот почему люди испытывают такую вну­ наж мете на кнопку; и вы разозлитесь
треннюю боль. Другой причины для этой на будильник. М ожет быть, вы даже от­
боли нет, причина единственная: мно­ ш вырнете будильник подальше, потом
жество голосов у вас внутри, и каждый перевернетесь на другой бок и скаже­
противоречит всем остальным, борется с те: «Как холодно! А тут еще этот дурац­
остальными, пытается подчинить осталь­ кий будильник», — и снова заснете. Вы
ных себе, — каждый отдельный голос пы­ должны поспать еще пару минут... и так
тается добиться главенства. много лет подряд.
Гурджиев называет эти голоса «разны­ Каждое утро «еще пару минут», —и вы
ми я»; это одно и то же. Называйте набор снова засыпаете. Когда вы просыпаетесь,
личностей как угодно: «масками», «раз­ уже девять, и вы в очередной раз раскаи­
ными я» или «разными эго». Поищите их ваетесь и с грустью думаете: «Как же это
внутри, наблюдайте их — и вы не сможе­ вышло? Ведь я решил встать». Потом все
те оторваться, это захватывающая игра. опять повторяется, но вы так и не пони­
В еч ер о м вы п р и н и м аете р еш ен и е маете, что вечернее решение принима­
встать в пять часов утра. Такое решение ет одна личность, а швыряет будильник
вы принимаете уже много лет, вы сами утром уже другая. Действуют две разные

1)6 И7
ошо С т а т ь собой

личности; невозможно, чтобы действо­ оно так драматично, что не нужно даже
вала одна и та же личность. ходить в кино. Достаточно просто закрыть
Личность, которая говорила: «Завтра глаза, чтобы посмотреть целый фильм,
я встану», — уже не управляет события­ который идет непрерывно; столько акте­
ми, ее смена кончилась. Теперь на смену ров, столько актрис, все что душе угодно —
заступила какая-то другая, и она совету­ свеж еотсняты й материал, без купюр...
ет: «Забудь все эту ерунду». Она швыряет Но прежде чем тебе удастся познать
будильник и говорит: «Спи! Только дурак себя, ты должен быть собой.
вылезет из-под одеяла на такой холод!» Ты должен сбросить с себя, как одеж­
Вам тепло и уютно, и вы поворачивае­ ду, все эти личности и достичь полной
тесь на другой бок; после истории с бу­ наготы.
дильником сон кажется еще слаще. И в С этого начинается все.
девять, когда вы проснетесь, вам опять И тогда следующий шаг сделать очень
будет грустно. Но это уже другая лич­ просто. Труднее всего сделать первый
ность. Она не швыряла будильник, не го­ шаг; второй шаг сделать очень просто.
ворила: «Еще пару минут...» Теперь эта Когда множественных личностей больше
личность решает: «Завтра я встану, вста­ нет, когда толпа внутри исчезла, ты оста­
ну во что бы то ни стало!» ешься один. Закрой глаза, и ты увидишь,
Так продолжается всю жизнь, но вы кто ты —потому что внутри больше нико­
так никогда и не понимаете одну про­ го нет. Только осознанность без объекта,
стую вещь: у вас много личностей, и каж­ осознанность в великом молчании.
дый раз, когда на смену заступает оче­ Там тебе не встретится никакого Бога,
редная личность, она говорит по-своему, никакой души, никаких ангелов — все это
она думает по-своему. выдумки. А если ты вдруг кого-нибудь
Просто наблюдайте. Само по себе на­ встретиш ь, помни: это очередная гал­
блюдение приносит столько радости; и люцинация. Если ты встретиш ь Иису­

11 8 И9
ошо

са, гони его в шею! Если ты встретишь


Кришну, скажи ему: «Убирайся. Вам всем
тут не место. О ставьте меня в покое».
OSHO
Только Будде хватило храбрости сказать:
«Если ты встретишь меня на пути, немед­ Для получения более подробной информации
ленно отруби мне голову». посетите сайт
Ты должен отрубить Будде голову; ина­ www.OSHO.com
че ты не будешь один —а не будучи один, Это комплексный многоязычный сайт, где вы смо­
как ты можешь познать себя? жете найти книги Ошо, беседы с Ошо в аудио- и ви­
В одиночестве, внезапно, из ниотку­ деоформате, библиотеку архивных текстов Ошо на
да приходит аромат, который называют английском языке и на хинди, а также обширную
просветлением. Ты озаряешься изнутри; информацию об Ошо-Центре медитации и отдыха.
впервые ты наполнен светом, вся темнота Вебсайты:
рассеялась. http: / /O S H O .com /resort
Ночь кончилась, наступил рассвет — http: / /O S H O .co m /allaboutO SH O
рассвет, к отор ы й никогда не стан ет http: / /O S H O .c o m /sh o p
http: / / www.youtube.com /OSHO
закатом.
http: / / www.oshobytes.blogspot.com
http: / / www.Twitter.com/OSHOtimes
http: / / w w w .facebook.com /pages/OSHO.
International
http: / / www.flickr.com/p h o to s/
oshointernational
Связаться с «OSHO International Foundation»
можно по следующим адресам:
www.osho.com/oshointernational,
oshointernational@ oshointernational.com

121
Ошо

Человек превратил свою планету в сумасшедший


дом. Если ты хочешь остаться в здравом уме, прежде
всего будь собой, без малейшего чувства вины, без
малейшего осуждения. Примите себя, — в простоте и
скромности.
Будь подлинником. Если можно быть подлинником,
зачем быть копией? Не подражай Будде, не подражай
Иисусу — никогда и никому не подражай! Учись из
всех источников, но никому не подражай. Просто
будь собой. И определить, кто ты такой, заранее
никак нельзя. Как ты будешь решать, кто ты?.. — если
только не войдешь внутрь и не увидишь...

ОШО

Издательская группа
9785957320869
«ВЕ6Ь» -
ДОБРЫЕ ВЕСТИ
8 800 333 00 76
http://www.vesbook.ru

Оценить