Вы находитесь на странице: 1из 134

Уфимский филиал ФГБОУ ВПО «Московский государственный

гуманитарный университет им. М.А. Шолохова»


Администрация муниципального района Альшеевский район
Республики Башкортостан
Республиканский национально-культурный центр
украинцев Башкортостана «Кобзарь»
Межрегиональная общественная организация
«Научное общество украинистов им. Т.Г. Шевченко»

Д.А. Черниенко
М.А. Пилипак

СЕЛО КАЗАНКА И УКРАИНЦЫ


АЛЬШЕЕВСКОГО РАЙОНА

К 120-летию села Казанка,


30-летию народного украинского
фольклорного ансамбля «Чаровницы»

Уфа
2012
УДК 908 (470.57)+39 (470.57)
ББК 63.5 (2Р–6 Баш)
У-49
Общая редакция:
Бабенко Василий Яковлевич – директор Уфимского филиала МГГУ
им. М.А. Шолохова, председатель Совета МРОО «Научное общество
украинистов им. Т.Г. Шевченко», кандидат исторических наук, доцент

Авторы:
Черниенко Денис Аркадьевич – докторант Удмуртского
государственного университета, профессор кафедры филологического и
социально-гуманитарного образования Уфимского филиала МГГУ им.
М.А. Шолохова, кандидат исторических наук, доцент
Пилипак Максим Анатольевич – и.о. заведующего сектором
организации научных исследований Уфимского филиала МГГУ им.
М.А. Шолохова, кандидат исторических наук

Черниенко Д.А., Пилипак М.А. Село Казанка и украинцы


Альшеевского района. К 120-летию села Казанка, 30-летию народного
украинского фольклорного ансамбля «Чаровницы» / общ. ред.
В.Я. Бабенко. – Уфа: ИЦ Уфимского филиала МГГУ им. М.А. Шолохова,
2012. – 134 с.

В книгу включены материалы историко-этнографической экспедиции


в июле 2012 г. по населенным пунктам Альшеевского района РБ,
основанным украинскими переселенцами на рубеже XIX–XX вв. –
информация об отдельных селах, статистические данные, редкие фото из
семейных архивов, записи бесед со старожилами и др. Издание посвящено
памятным событиям – 120-летию села Казанки и 30-летию народного
коллектива «Чаровницы», которые отмечались 4 августа 2012 г.
Книга будет интересна для историков, краеведов, учителей школ,
работников музеев и библиотек, членов национально-культурных обществ,
сотрудников органов государственной власти и местного самоуправления.

ISBN 978-5-98061-088-3

 Черниенко Д.А., 2012


 Пилипак М.А., 2012
 Уфимский филиал МГГУ
им. М.А. Шолохова, 2012

4
СОДЕРЖАНИЕ

ПРИВЕТСТВИЯ С ЮБИЛЕЕМ…………………………………………. 4

ПРЕДИСЛОВИЕ………………………………………………………..... 8

АЛЬШЕЕВСКИЙ РАЙОН – КРАЙ ТРУДА И ДРУЖБЫ НАРОДОВ… 11

УКРАИНЦЫ В АЛЬШЕЕВСКОМ РАЙОНЕ:


ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ……………………………………… 19

СЕЛО КАЗАНКА: ИСТОРИЯ РЯДОМ С НАМИ…………………….... 32

«ЧАРОВНИЦЫ» – УКРАИНСКАЯ ДУША КАЗАНКИ………………. 57

ИЗ ИСТОРИИ УКРАИНСКИХ СЕЛ


АЛЬШЕЕВСКОГО РАЙОНА…………………………………………… 86

СТАРОЖИЛЫ РАССКАЗЫВАЮТ…………………………………….. 97

СВАДЕБНАЯ ОБРЯДНОСТЬ УКРАИНЦЕВ


АЛЬШЕЕВСКОГО РАЙОНА…………………………………………… 116

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ………………………….. 130

СПИСОК ИНФОРМАНТОВ…………………………………………….. 131


УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

Выход в свет книги «Село Казанка и украинцы Альшеевского района»


приурочен к знаменательному событию – в целях сохранения традиций,
обычаев, языка и культуры украинцев в Республике Башкортостан и
дальнейшего укрепления межнациональных связей между народами
4 августа 2012 г. празднуется 120-летие основания села Казанка и 30-летие
украинского фольклорного ансамбля «Чаровницы».
В этот день особенно хочется разделить радость юбилейного
торжества. Юбилей – это повод оглянуться назад и вспомнить все лучшее,
что запечатлела память. Местность, на которой обжились переселенцы из
Украины, своим расположением напоминает украинские земли.
Трудолюбивый, дружелюбный, открытый украинский народ принес не
только другой быт, но и культуру: песни, танцы, обряды, одежду. Казанцы
сохранили свою национальную самобытность. Духовное наследие,
копившееся веками, бережно хранится и передается из поколения в
поколение. Все, что было создано здесь – результат труда хлеборобов,
животноводов, специалистов сельского хозяйства и культуры. Пусть этот
мудрый возраст, которого достигла деревня, не только увенчает
многотрудный путь селян, но и станет знаменательной вехой процветания
земли казанской. Отрадно отметить, что сегодняшняя Казанка сохранила
стержень и закваску первых переселенцев-украинцев. Она не потеряла
главного – костяк села по-прежнему составляют трудолюбивые крестьянские
семьи.
Сегодня также – 30-летие украинского фольклорного ансамбля
«Чаровницы». Этот украинский коллектив Казанского СДК, который пленит
зрителей уникальной манерой исполнения народной песни, самобытностью и
неподражаемостью, считается патриархом среди фольклорных групп. Он
сохраняет богатейшее культурное наследие района, поддерживает
сложившуюся систему культурной и художественной жизни села Казанка.
«Чаровницы» бережно хранят, изучают и пропагандируют традиции, обряды
и обычаи украинского народа, вносят неоценимый вклад в сохранение
украинской культуры на башкирской земле. В нашем районе особой
популярностью пользуется фольклорный жанр. В этом смысле «Чаровницы»
всегда оказывают практическую помощь в организации массовых
культурных мероприятий и праздников, за что мы им безмерно благодарны.
Мы гордимся тем, что нам удалось сохранить традиции, обычаи, язык и
культуру украинцев в Башкортостане.
Пусть эта книга поможет лучше узнать село Казанку, ее историю,
культуру, жизнь и быт, получить интересные сведения.

Глава Администрации муниципального района


Альшеевский район Республики Башкортостан Д.Р. Мустафин

4
5
Общественная организация Громадська організація
Республиканский национально- Республіканський національно-
культурный центр украинцев культурний центр українців
Башкортостана «КОБЗАРЬ» Башкортостану «КОБЗАР»
450077, г. Уфа, ул. Ленина 56, телефон: (3472) 72-66-61, факс: 38-05-04, e-mail: ufamgopu@ufanet.ru,
dovobo@mail.ru, р/с 40703810507390000088 в ОАО «Социнвестбанк» г. Уфы,
БИК 048073739, к/счет 30101810900000000739, ИНН 0274020697

N 38 «17» июля 2012 г.

Шановні, дорогі казанці і вихідці з села Казанка!

4 серпня 2012 року ми відзначаємо подію надзвичайної ваги –


120-річчя з часу переселення ваших предків з України на башкирські
землі.
Напевно, ваші предки мали Бога в душі і Бог допоміг їм знайти
місце, яке припало їм до серця і стало їх новою батьківщиною.
Безумовно, вони були міцні не лише духом і своєю вірою в Бога – це
були надзвичайно мудрі та працьовиті люди, котрі любили землю,
знали і ніколи не цуралися хліборобської праці і стали достойними
господарями тут на новій землі. Предки привили чесноти порядності,
любові та поваги до ближнього, почуття гордості за славне і героїчне
історичне минуле українського народу, пошани до високої культури,
традицій та звичаїв нашого народу, любов до української мови та
солов'їної української пісні.
Ми вітаємо з 30-літнім ювілеєм чудовий колектив народного
фольклорного ансамблю «Чарівниці», який несе українську мову та
пісню в села і міста Республіки Башкортостан і є тим ядром, завдяки
яким зберігаються українські традиції, звичаї, мова та пісня на
теренах нашої республіки.
Дорогі мої українці, щиро вітаю усіх вас з святом! З 120-річчям
усіх казанців! З 30-річчям ансамблю «Чарівниці»!
Усім учасникам свята бажаю добробуту, щастя, радощів і
міцного козацького здоров'я на МНОГАЯ, МНОГАЯ, МНОГАЯ
ЛІТА!!!

З повагою, Голова РНКЦ УБ «Кобзар» В.Б. Дорошенко

6
Межрегиональная общественная  Міжрегіональна громадська 
организация «Научное общество  організація «Наукове товариство
украинистов им. Т.Г. Шевченко»  україністів ім. Т.Г. Шевченка» 

Российская Федерация, Республика Башкортостан, г. Уфа, 450029, ул. Юбилейная, 16, е‐mail: noukr@mail.ru  
ИНН 0277985277, КПП 027701001, р/р 40703810416000000004, к/р 30101810000000000846 в ООО «ПромТрансБанк»

Главе Администрации сельского поселения


Казанский сельсовет Альшеевского района РБ
Ф.М. Файзрахманову, жителям села Казанка

Уважаемый Фаниль Магафурович!


Дорогие казанцы!

От имени ученых-украинистов Башкортостана примите


сердечные поздравления по случаю 120-летия села Казанка. Село
Казанка в истории и культуре Башкортостана занимает особое место.
Во-первых, это одно из старейших сел, основанных украинскими
переселенцами в конце XIX в., которое не только сохранилось на карте
республики, но является важным административным и хозяйственным
центром Альшеевского района.
Во-вторых, Казанку можно рассматривать как значимый центр
духовной культуры украинцев Башкортостан. Фольклорный ансамбль
«Чаровницы», отмечающий 30-летие творческой деятельности, хорошо
известен в республике как приверженец оригинального народного
жанра, его руководители и поколения исполнителей остаются верными
почитателями национальных традиций, обычаев, языка.
В-третьих, Казанка дает замечательный пример дружбы,
согласия и межэтнического общения в многонациональном
Башкортостане. Сегодня в селе вместе живут и трудятся представители
разных народов, которых объединяет общая любовь к родной земле.
В Вашем лице поздравляем всех жителей села, желаем крепкого
здоровья, семейного благополучия, уверенности в жизни и трудовых
успехов на благо родного села, Альшеевского района и Башкортостана.

Председатель Совета
МРОО НОУ им. Т.Г. Шевченко,
кандидат исторических наук, доцент В.Я. Бабенко

7
ПРЕДИСЛОВИЕ

Республика Башкортостан – один из самых многонациональных


регионов России, где в мире и согласии проживают представители
более 130 народов. Заметное место в этнокультурной палитре
Башкортостана занимают украинцы, которые в настоящее время
являются шестым по численности населения народом после русских,
башкир, татар, чувашей и марийцев. Пребывание украинцев на Южном
Урале имеет богатую историю, восходящую ещё к первой четверти
XVII в. Для многих поколений украинцев, особенно для современных
потомков давних переселенцев, Башкортостан стал поистине родной
землей. Альшеевский район принадлежит к той части Башкортостана,
куда изначально были направлены значительные волны
переселенческого движения с территории Украины, и до сих пор
остается одним из самых «украинских» районов республики, где
проживает более 1,5 тысяч украинцев.
Именно на альшеевской земле еще в конце XIX в. появились
наиболее ранние поселения украинских крестьян – Казанка, Писаревка,
Новоконстантиновка, Байдаковка, Тавричанка и другие. Судьба их
оказалась различной, многие населенные пункты уже исчезли с
географической карты, иные продолжают играть заметную роль в
хозяйственном и культурном развитии района. Среди них – село
Казанка, которое известно на всю республику не только своей
замечательной природой, богатыми землями и трудолюбивыми людьми,
но и песнями в исполнении народного хора «Чаровницы»1 , также
отмечающего свой важный рубеж – 30 лет творческой деятельности. В
лучших традициях украинской народной культуры село Казанка
«співає», радуя земляков и удивляя мастерством и энтузиазмом
специалистов.
120-летний юбилей села – серьезная дата и хорошая возможность
вспомнить свои истоки, корни, своих предков и героев. Во многих селах
бережно сохраняется историческая память, те нити, которые связывают
настоящее и прошлое. Большая заслуга в этом принадлежит участникам
творческих коллективов самодеятельности, работникам сельских домов

1
С момента своего создания в начале 1980-х г. ансамбль принял оригинальное
украинское название «Чарівниці» («Чаривныци»). Со временем в обиход вошло более
распространенное и привычное для русскоязычного населения название «Чаровницы»,
которое получило закрепление в повседневном обороте, официальных документах,
СМИ.

8
культуры и библиотек, учителям школ, энтузиастам-краеведам,
хранителям семейных архивов. Эти подвижники, знатоки и ценители
традиционной культуры, независимо от своей национальности (далеко
не все из них украинцы по происхождению), вносят огромный вклад в
сохранение и популяризацию народной культуры, в духовное развитие
своих односельчан, своей малой родины – альшеевской земли, своей
республики и, в конечном счете, всей многонациональной России.
Приступая к работе, авторы настоящего издания ставили перед
собой главную задачу – собрать, может быть в каких-то случаях по
фрагментам и крупицам, те сведения об истории и культуре украинцев
Альшеевского района, которые еще живы в народной памяти, в душах и
сердцах людей. Ценнейшими источниками подобных сведений
являются воспоминания старожилов – местных уроженцев, семейные
фотоальбомы, экспозиции школьных музеев, с любовью собираемые
учителями и учениками, родословные, старинные названия и т.п.
Многое могут рассказать о прошлом и памятники вещественные – дома
(хаты), сохранившиеся предметы утвари и быта, улицы, сельские
крыныци, кладбища, окружающая природа. Поэтому авторы книги
сознательно пошли в первую очередь не в архивы и научные
библиотеки, надежно сохраняющие бесценную и максимально точную
информацию, отраженную в беспристрастных документах и
монографиях, а «в люди» для того, чтобы увидеть, услышать и
почувствовать, как живут и чем дышат сегодня старинные украинские
села Башкортостана.
По неумолимым законам современного динамичного мира память
о прошлом, не сохраненная должным образом, необратимо исчезает. К
сожалению, уходят из жизни старшие поколения, которые могли бы
увлекательно рассказать о многих важнейших фактах своей личной
судьбы и истории родного села; нередко идут в костер или на свалку
«ненужные» редчайшие предметы быта – немые свидетели эпохи.
Сегодня главная задача, а, возможно, даже и профессиональная
миссия, ученых-исследователей и всех неравнодушных к своей истории
– как можно полнее зафиксировать, отразить прошлое в широкой
палитре деталей и воспоминаний, сохранить все то, что в последствие
может быть передано специалистам для более глубокого изучения.
Поэтому в книге много фотографий, помогающих создать и
определенный визуальный образ тех людей, времен и событий, о
которых идет речь.
В книге также много воспоминаний «от первого лица» – это
голоса тех, кто не просто прожил, а пережил драматические периоды

9
истории и решил поделиться своей жизненной мудростью с читателями.
Наконец, в книгу включены некоторые тексты украинских народных
песен, с любовью переписанные в рабочие тетради от прежних
знатоков-старожилов и до сих пор исполняемые фольклорными
коллективами Альшеевского района.
Авторы выражают признательность за содействие в проведении
исследовательской работы и подготовке настоящего издания Главе
Администрации муниципального района Альшеевский район
Республики Башкортостан Дамиру Радиковичу Мустафину, Секретарю
Совета муниципального района Альшеевский район Республики
Башкортостан Фариту Губаевичу Хайбрахманову, Главе
Администрация сельского поселения Казанский сельсовет Фанилю
Магафуровичу Файзрахманову, Главе Администрации сельского
поселения Нигматуллинский сельсовет Илдару Инсафовичу Фазлыеву,
Главе Администрации сельского поселения Абдрашитовский сельсовет
Светлане Николаевне Страшко, Главе Администрации сельского
поселения Кызыльский сельсовет Александру Анатольевичу Сысоеву,
директору РМУК «Альшеевская межпоселенческая центральная
библиотека» Галине Степановне Макаровой, заведующим сельскими
домами культуры Галине Александровне Швайко (Казанка), Валентине
Альфредовне Карповой (Байдаковка), Наталье Ивановне Гавриловой
(Нефорощанка), Татьяне Николаевне Щербаковой (Крымский), Ольге
Анатольевне Грачевой (Тавричанка), а в их лице всем сотрудникам,
оказавшим помощь в ознакомлении с необходимыми материалами.
Отдельные слова благодарности – всем жителям сел
Альшеевского района за их жизненный оптимизм, благожелательное
отношение к собеседникам и понимание значимости совместной
работы.

В.Я. Бабенко
Д.А. Черниенко
М.А. Пилипак

10
АЛЬШЕЕВСКИЙ РАЙОН – КРАЙ ТРУДА
И ДРУЖБЫ НАРОДОВ

31 января 2010 г. Альшеевскому району исполнилось 75 лет

Альшеевский район расположен в юго-западной части


Республики Башкортостан, в среднем течении реки Дёмы. Его
протяженность с севера на юг составляет 38 км., с запада на восток –
66 км. Район занимает площадь 241,1 тыс. га. Административное
деление муниципального района представлено 20 сельскими
поселениями, 104 населенными пунктами, на его территории
проживает 44,3 тыс. человек, из них 19,5 тыс. – в районном центре
Раевский.
Природа Альшеевского района неповторима. Редко можно
встретить край с таким живописным и разнообразным ландшафтом,
где лесные и степные массивы перемежаются с причудливой формы
горами и плодородными долинами, прорезаются тихим течением
Дёмы и ее притоков. На территории района располагается наиболее
приподнятая часть Бугульминско-Белебеевской возвышенности. По
природным ландшафтам Белебеевская возвышенность входит в зону
лесостепи, где участки широколиственных и широколиственно-
сосновых лесов перемешиваются с открытыми пространствами ныне
распаханных степей, наибольшее распространение имеют почвы
черноземного типа.
Климат Альшеевского района континентальный, умеренно
увлажненный. Лето – умеренно теплое, сухое и солнечное нередко с
ветрами северных направлений, что значительно смягчает летний
зной. Зима холодная, многоснежная с частыми метелями и вьюгами,
преобладает ясная морозная погода. В течение всего года
преобладают южные и юго-западные ветры умеренной силы.

11
Альшеевский пейзаж
По территории района проходят важные транспортные
магистрали: железнодорожная Самара – Уфа – Челябинск,
автомобильные: Уфа – Давлеканово – Белебей, Раевка – Стерлитамак.
Сеть автомобильных дорог соединяет все центральные усадьбы
хозяйств с райцентром.
Район – один из крупных центров перерабатывающей
промышленности Башкортостана. На всю республику известна
продукция раевских мясокомбината, молочного, сахарного,
консервного заводов, совхоза «Раевский». Агропромышленный
комплекс района представляет 21 предприятие, 70 фермерских и
более 15 тыс. личных подсобных хозяйств. Уверенно развивается в
районе малый бизнес, где насчитывается более 900 индивидуальных
предприятий, которые приносят 17% общих доходов в местный и
республиканский бюджеты. Для культурного обслуживания
населения в районе действует социально-культурный центр, 23
сельских дома культуры, 23 сельских клуба, 33 библиотеки и др. Но,
как известно, самое большое богатство любого края – это его люди.
Исторические корни края прослеживаются с XII в. Коренное
население альшеевской земли происходило из башкирского рода
минцев, которые владели землями по течению реки Дёма. В 1557 г.
минцы присоединились к Русскому государству. В прошлом
территорию Альшеевского района занимали башкирские волости:
Яик-Суби-Минская, Меркит-Минская, Иликей-Минская. В 1798–1865

12
гг. данная территория с башкирским населением входила в состав 12-
го башкирского кантона. С 1866 г. вместо родоплеменных
административных образований возникли территориальные волости:
Слаковская и Альшеевская, вероятно, по имени главы племени
минцев Альшея. В Альшеевскую волость тогда входило 40 селений и
47 общин. В конце XIX в. население волости составляли люди разных
народов: башкиры, русские, татары, жили здесь также чуваши,
мордва, постепенно появляются и переселенцы из Украины.
Земля башкирским населением, как правило, не обрабатывалась,
ее охотно и недорого покупали помещики и дворяне, жившие в самых
разных городах России, даже в Петербурге. Свои башкирские
владения они посещали лишь изредка проездом. Личные усадьбы
имели, например, Раевские, Аксеновы, Шафрановы, Хрусталевы,
Азолины и другие. Многие фамилии бывших владельцев нашли
отражение в названиях поселков, сел и деревень района.
История района заключается в преемственности всех периодов
его развития, несмотря на их драматизм, насыщенность, сложность,
неоднозначность. Веками на альшеевской земле жили люди, которые
работали, строили, учили, любили, дружили, создавали условия для
достойной жизни.
13 января 1935 г. принято постановление Президиума
Центрального Исполнительного Комитета и Совета народных
комиссаров БАССР об организации новых административных
районов республики на основе разукрупнения больших районов. В их
числе был создан Альшеевский район с административным центром
на железной дороге – станция Раевка, в составе 30 сельских Советов,
поровну отошедших от Давлекановского и Миякинского районов, 203
населенных пункта, более 60 тыс. жителей.
Образование района пришлось на сложный период массовой
коллективизации. К 1937 г. из 10 тыс. имеющихся в районе хозяйств
более 9,5 тысяч (или 93%) были объединены в колхозы. Социально-
культурная сфера района также пополнилась достаточно обширной
сетью: участковыми больницами, учреждениями образования.
Культурно-просветительные учреждения, призванные в то время
выполнять важнейшую роль идеологического воспитания, повышения
грамотности трудящихся, действовали в середине 1930-х гг. почти во
всех крупных населенных пунктах, среди них – 58 клубов, 2
кинотеатра. 29 изб-читален, 32 красных уголка.
Архивные материалы тех лет свидетельствуют, что с первых
дней образования района развернулась большая организаторская,

13
культурно-воспитательная работа, направленная на преодоление
экономической отсталости сельского хозяйства, наращивание темпов
экономического роста. За пять предвоенных лет, несмотря на
трудности роста и сложную общественно-политическую обстановку в
стране, Альшеевский район, став самостоятельным, экономически
окреп, был передовым в республике по производству основных видов
сельскохозяйственной продукции.
Великая Отечественная война вписала одну из самых
трагических страниц в летопись Альшеевского района. В первые же
месяцы войны по призыву, а чаще добровольцами, ушли на фронт
более половины из общего числа ее участников. Во Всесоюзной
Книге Памяти, книге Великой скорби и благодарной памяти,
созданной к полувековому юбилею Победы, названы имена около 5
тысяч альшеевцев, погибших, пропавших без вести на фронтах
Великой Отечественной. Не хватало рабочих рук. В колхозах и
совхозах сотни девушек и женщин срочно освоили специальности
механизаторов, сели за штурвалы тракторов и комбайнов. Женщины,
дети, старики сами сеяли и убирали хлеб, пахали землю, выполняли
тяжелую мужскую работу. Невзирая на острый недостаток
сельхозмашин, людей, хозяйства района не сокращали посевные
площади, в полном объеме и в срок выполняли государственные
задания. Среди передовых хозяйств тех лет были колхозы «Ленинская
Победа» (председатель – Божко), им. Антонова (председатель –
Герасименко). Героический труд альшеевцев – Аркадия Бережного,
Марии Глушко, Раисы Карюк и других позволили максимально
наладить производство и отправлять в необходимом объеме
продукцию на фронт.
Не менее трудными и напряженными для района, как и всей
страны, были послевоенные годы. Резко сократилась численность
мужского трудоспособного населения, на половину уменьшилось
поголовье скота, ощущался острый недостаток сельхозтехники, а
имеющаяся, – физически и морально устарела. Все усилия
тружеников района были направлены на выполнение стратегической
задачи – в сжатые сроки наладить сельскохозяйственное
производство, увеличить выпуск продукции, и в первую очередь,
зерна. С большим напряжением сил, держась на одном энтузиазме
людей, проводились посевные и уборочные кампании. Из-за
отсутствия машин колхозникам порой приходилось на себе в мешках
переносить семена, проделывая тяжкий путь в десятки километров.
Не хватало самого необходимого – хлеба, одежды, топлива, горючего,

14
но люди не роптали, верили, что общими усилиями,
самоотверженным трудом добьются достойной жизни. Неоценимый
вклад в восстановление подорванной войной экономики района
внесли коллективы многих предприятий, в их числе – Раевский
мясокомбинат (директор – Кузьма Сафонович Шевченко) и другие.

Бригада колхоза им. Куйбышева. Горянка, 1960-е гг.


Постепенно в экономике района происходили значительные
перемены, стала укрепляться материально-техническая база – шло
оснащение колхозов и совхозов новыми видами сельхозмашин, был
взят курс на расширение посевных площадей и рациональное
использование земли. Время настоятельно требовало менять
политику в экономическом развитии района. Коренные
преобразования, начатые в 1960-е гг., дали мощный толчок развитию
не только экономики, но и социальной сферы, обеспечивали подъем
уровня жизни населения района.
Эти изменения хорошо видны на примере Нефорощи. В начале
XX в. небольшое поселение притаилось меж холмов на границе
Альшеевского и Аургазинского районов. Как и в большинстве
населенных пунктов в распутицу и непогоду проезд был очень
затруднен. В деревне не было ни одного дома, покрытого шифером
или железом. Условия для жизни были сложными, деревня теряла
свой облик, из родных домов уезжали люди, многочисленные

15
колхозно-совхозные реорганизации не приносили успеха. В какое-то
время жителей Нефорощи пригласили перейти на работу в Ново-
Раевский совхоз, который искал земли для расширения кормовой
базы.
В деревне появились новые люди, энергичные руководители,
которые взялись на восстановление фермы, внедрение передовых
технологий, строительство школы, магазинов, клуба, обновление
домов. Жизнь постепенно стала преображаться, фермы преобразовали
в племзавод. Среди передовых работниц района в то время чаще
других отмечали Лидию Бугай и ее дочь Ольгу. К сожалению, многие
успехи здесь в Нефороще и других населенных пунктах района
впоследствии оказались подзабыты, в новых постсоветских
исторических условиях появились и новые проблемы.

Село и люди, Нефорощанка, 1960-е гг.


Именно в это время первым секретарем райкома партии был
назначен ответственный работник Обкома партии, участник Великой
Отечественной войны Павел Григорьевич Барбазюк – руководитель
незаурядных способностей, обладающим высоким интеллектом, для
которого жить и работать ради людей стало делом всей его жизни.
П.Г. Барбазюк сплотил вокруг себя сильную команду
единомышленников и соратников, проработавших с ним плечом к
плечу долгие годы. П.Г. Барбазюк внес огромный вклад в становление
и развитие перерабатывающей промышленности, создания единого

16
агропромышленного комплекса. Его неутомимая энергия и
настойчивость, глубокая компетентность, опора на коллективное
мнение позволили сделать огромные социально-экономические
преобразования. В 1970-е гг. были построены свиноводческий
комплекс в колхозе им. Тельмана, Ново-Раевский комплекс по
откорму КРС, сотни объектов в сельской местности,
реконструированы и стали мощными предприятиями мясокомбинат,
консервный завод, Раевский элеватор, РСП-36. Инициатива
строительства сахарного завода, одного из крупнейшего предприятия
переработки республики – так же заслуга П.Г. Барбазюка.
В 1970-80-е гг. шло развернутое строительство объектов
социально-культурного назначения: центральной районной больницы,
дворца культуры, здания администрации, благоустраивались
райцентр, населенные пункты, строились асфальтированные дороги,
для этого был пущен свой асфальтобетонный завод. В каждой
центральной усадьбе хозяйств ежегодно друг за другом возводились
дома культуры, школы, учреждения здравоохранения, предприятия
торговли и быта.
Альшеевский район превратился со временем в один из крупных
центров современного Башкортостана по полеводству и
животноводству, производству и переработке сельскохозяйственной
продукции. Район стал крупным поставщиком зерна и другой
продукции сельского хозяйства в республике. Большие изменения за
последние десятилетия произошли в социальной сфере, в
инфраструктуре. Большинство населенных пунктов имеют дороги,
газифицированы, обеспечены водоснабжением. Многие деревни
сильно изменились внешне и по образу жизни. В послевоенный
период альшеевская земля преобразилась, стала плодородной,
настоящей кормилицей.
Перерабатывающая промышленность создала трудовые
коллективы, сложила целые рабочие династии. Необходимо отдать
дань уважения и признательности всем тем, кто внес достойный вклад
в дело укрепления и процветания Альшеевского района, в какой бы
сфере он не работал. История сохранила для нынешних и будущих
поколений много славных имен и дел, совершенных людьми,
родившихся и выросших на альшеевской земле или в силу разных
обстоятельств в разное время приехавших сюда жить и работать.
Среди тех, кто прославил альшеевскую землю своим трудом
можно назвать и представителей украинского народа – В.С. Сотченко,
ставшего членом-корреспондентом РАСХН, П.Б. Барбазюка – первого

17
секретаря райкома КПСС Альшеевского района в 1960-70-е гг.,
Г.М. Носко – механизатора совхоза им. 50-летия БАССР,
А.П. Ефемца – механизатора совхоза «Ново-Раевский», В.И. Глушко
– скотника МТФ и многих-многих других.
За 75 лет своего развития Альшеевский район стал крупнейшим
агропромышленным районом в республике. Сегодня он располагает
надежным экономическим и кадровым потенциалом, способным
решать сложные и масштабные социально-производственные задачи.
Самая главная из них – обеспечение населению благополучия и
достойной жизни.
Сейчас на территории Альшеевского района живут башкиры
(37,0%), татары (33,7%), русские (22,0%), а также украинцы (ок. 1,5
тыс.), чуваши, мордва и многие другие. Район остается примером
дружного совместного проживания людей разных национальностей.

По материалам книги «Хлеб и школа» (Уфа, 2000)


и официального сайта Альшеевского района alshei.ru

18
УКРАИНЦЫ В АЛЬШЕЕВСКОМ РАЙОНЕ:
ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Первые украинцы появились на башкирских землях в первой


трети XVII в. Это были казаки («черкасы»), прибывшие сюда в
составе боярских свит для несения военной службы и охраны
Уфимской крепости. До середины XIX в. переселение украинцев на
южный Урал носило преимущественно военно-хозяйственный
характер. После отмены крепостного права в 1861 г. начинается новая
волна переселенческого движения – массового и организованного,
связанная с процессом обезземеливания большого количества
крестьян в Украине. Еще одним мощным импульсом в активизации
переселенческого движения стала Столыпинская аграрная реформа
1906–1916 гг., предполагавшая трансформацию сельской общины и
переход земли в частную собственность. Для одной категории
крестьян это предполагало свободу и хозяйственную независимость,
для другой – разорение и нищету. В последней трети XIX в. из
Украины в различные районы Российской империи выехало до 1,5
млн человек, а к 1916 г. – более 2 млн человек. Это были жители
самых разных губерний – Харьковской, Полтавской, Киевской,
Черниговской, Екатеринославской, Таврической и др., а также
украинское население из Курской и Воронежской губерний, с
территории Белоруссии. Во второй половине XIX – начале XX в.
общая численность переселенцев на Южный Урал (Башкирия,
Оренбуржье) превышало 40 тыс. человек. Большинство сел (более
400), основанных украинскими переселенцами, появляется именно в
1890-1910-х гг.
На рубеже XIX – XX вв. поселения украинцев основывались
«гнездами», образуя небольшие ареалы с преимущественно
украинским населением. Переселение украинцев в Башкирию
происходило в трех основных направлениях – юго-западном
(Белебеевский уезд – 52,8%), южном (Стерлитамакский уезд – 21,3%)
и центральном (Уфимский уезд – 21,4%). По данным на 1912–1913 гг.
в Альшеевской волости Белебеевского уезда насчитывалось 5188
украинцев (774 двора), больше украинцев было только в
Казангуловской волости (5786 чел.).
«Гнездовой» характер расселения украинцев в Башкирии
объясняется как историческим, так и экологическими факторами. В

19
юго-западных районах Башкирии украинцы предпочитали селиться
по нескольким причинам:
Во-первых, здешние места по своим природно-географическими
условиям (лесостепь, чернозем) напоминали родные места
переселенцев и были очень благоприятны для развития земледелия и
сельского хозяйства в целом;
Во-вторых, плотность населения в этих местах была еще не
очень высока и оставались свободные земли.
В-третьих, северные и северо-западные районы более
интенсивно заселялись русским населением.
Современный Альшеевский район, бывший тогда частью
Белебеевского уезда, также оказался затронут волнами массовых
переселений. Известно, например, что в период с 1893 по 1906 гг.
выходцы из Екатеринославской губернии основали Байдаковку, из
Киевской – Гребенки (Гребенниковку), из Подольской – Литинку,
Островцы, из Полтавской – Нефорощанку, Новоконстантиновку,
Писаревку, из Черниговской – Черниговку, из Таврической –
Тавричанку и т.д.
Украинские поселения на территории Башкирии основывались в
различных естественно-географических, социально-экономических и
этноконтактных условиях. Это способствовало сложению
своеобразных черт в их планировке и застройке. Не последнюю роль
в этом играли региональные традиции переселенцев – выходцев из
разных историко-географических районов Украины. Особенности
заселения Башкирии оказывали влияние на формирование типов
поселений у украинцев. Переселенцы отдавали предпочтение низким,
но не затапливаемым во время весенних паводков местам: балкам,
берегам небольших рек, водоемов, вблизи трактов.
Интерес представляет история возникновения названий
населенных пунктов, что часто является показателем сохранения
исторической и этнической памяти. Примеры такого рода можно
встретить и в Альшеевском районе. Названия украинских сел здесь
можно разделить на несколько групп.
1. Названия, заимствованные из родных мест на Украине:
Нефороща, Черниговка, Тавричанка, Херсонка и т.п.
2. Украинская топонимика Башкирии, типичная и для Украины:
Писаревка.
3. Названия, связанные с церковью: Казанка (в честь праздника
Казанской Божьей Матери).

20
4. Названия, связанные с историческими или легендарными
основателями сел: Байдаковка, Ново-Константиновка.
5. Названия, характеризующие окружающую местность или
отношение к ней: Зеленый клин, Отрада, Равнина, Горянка, Колонка,
Садовый и т.п.
6. Названия населенных пунктов, типичные для Украины:
Малиновка, Беляковка, Гоголевка, Островцы и т.п.
По характеру заселения украинские поселения подразделялись
на деревни, поселки, хутора, реже – села. В Белебеевском кантоне из
268 поселений 125 (46,64%) относились к деревням, 81 (30,22%)
селение – поселки, 44 (16,42%) – хутора, 7 (2,61%) – села, остальные
4,1% – другие типы поселений. 166 (61,94%) селений были
малодворными (до 25 дворов), 69 (25,74%) – представляют группу
населенных пунктов среднего размера (от 26 до 60 дворов).
На практике такое разделение иногда было условным. Так, в
«Списке населенных пунктов Башреспублики» 1926 г. с.
Константино-Александровка Альшеевской волости Белебеевского
кантона (ныне – Стерлитамакского района) отнесено к разряду
деревень, в то время как в селе имелась церковь. В некоторых случаях
один населенный пункт подразделялся на несколько различных по
типу поселений. Например, с. Ново-Константиновка было разделено
на д. Ново-Константиновка 1-я с числом в 69 дворов и на с. Ново-
Константиновка 2-я в 43 двора; с. Байдаковка – на п. Березовка,
п. Ново-Троицкий и п. Калиновка. Самыми малодворными были
товарищества, артели, отруба, разъезды, мельницы, количество
дворов в них не превышало десяти. Исключение составляла артель
Отрада Альшеевской волости, в которой насчитывался 31 двор.
Планировка украинских поселений чаще всего была уличная
или однорядовая. В Альшеевском районе можно встретить все три
основных варианта застройки двора: 1) однорядный, когда жилой дом
и хозяйственные постройки имеют одну длинную крышу («довга
хата»); 2) «Г-образный» (углом); 3) свободная застройка. Первые два
варианты были больше характерны для бедных слоев населения
(природные условия, недостаток строительных материалов).
Последний вариант стал доминировать в послевоенный период. Дома
возводились из разного материала и по разным технологиям, в
зависимости от местных природных условий и имущественного
положения населения – землянки, саманные, кизяковые,
глинобитные, деревянные хаты. Для украинского жилища в
Башкирии более характерна была четырехскатная крыша («дах»), но,

21
например, в с. Байдаковка ранее встречались и трехскатные крыши с
усеченным фронтоном с четвертого ската. При южных ветрах это
спасало крышу от больших наносов снега. Возможно, что эта
традиция была принесена переселенцами из Украины. Двухскатные
крыши встречались редко и широкое распространение получили
только в послевоенный период. Основной кровельный материал для
крыши – солома, камыш, с 1970-х гг. с общим улучшением качества
жизни в строительстве начинает применяться шифер.

Украинская хата под соломенной крышей, с. Нефорощанка. 1960-е гг.

Плетеный дымоход на крыше хаты, с. Байдаковка, 1981 г.

22
Для хранения овощей в стороне от дома устраивались ямы-
погреба. Лаз устраивался у одной из стен, над лазом из жердей
строили сооружение, напоминающее по своей конструкции двух- или
трехскатный шалаш («погребняк»). Такая конструкция зимой
предохраняла от снега, летом – от дождя. Погребицы подобного вида
широко бытуют у украинцев Альшеевского района до сих пор.

Украинский погребняк, с. Байдаковка, 2012 г.


В отличие от традиционного вида украинских сел с обилием
садов и фруктовых деревьев, приусадебные сады в Альшеевском
районе не были распространены. Исключение составляет село
Казанка, где по воспоминаниям местных старожилов на некоторых
участках насчитывалось до 30 деревьев.
Главным занятием украинцев на новом месте было сельское
хозяйство, поэтому важнейшим вопросом являлось приобретение
земли. Большая часть переселенцев покупали земельные участки и
становились собственниками, часть брала государственные и частные
земли в срочное пользование (арендаторы). На новых землях
украинские крестьяне нередко объединялись в артели и товарищества
на основе взаимопомощи. Земельная норма устанавливалась в
зависимости от местных условий от 12 до 15 десятин на душу и от 40
до 50 десятин на двор (в качестве податной единицы принималась
мужская душа).

23
Массовый приток переселенцев в Башкирию вызвал резкий рост
цен на землю – с 13 руб. за десятину в 1895 г. до 60 руб. в 1910 г. Но
на Украине в это время земля все равно стоила в 3-6 раз дороже.
Выгодная продажа земли на Украине позволяла переселенцам иметь
на руках значительные денежные средства для покупки участков на
новом месте. Кроме того, финансовую помощь в виде ссуд и кредитов
с рассрочкой до 55,5 лет под высокие проценты предоставлял
Крестьянский поземельный банк, отделение которого было создано в
Уфе в 1883 г. Платежи банку нередко разоряли крестьян, заставляя
выставлять на продажу не только прибавочный, но и часть
необходимо продукта, главным образом, хлеба. Постоянно росла и
арендная плата. Если в конце XIX в. за 1 дес. пахотной земли платили
1-3 руб., то в начале XX в., например, жители с. Байдаковка за
арендованную землю вносили плату владельцам в размере 6 пудов
зерна и 6 руб. за десятину.
Член Уфимского Губернского Присутствия В.А. Абрютин,
совершивший в 1897 г. по поручению Уфимского губернатора
Н.М. Богдановича командировку по населенным пунктам
Белебеевского уезда, в своем отчете так описывал переселенцев
Альшеевской волости:
«Поселок Раевка (близь железнодорожной станции Раевка).
Переселенцы арендуют у башкир усадебные места у самой
железнодорожной станции. Пашню покупают ежегодно в разных
местах. Живут главным образом заработками на железной дороге. За
усадьбу под двор и за право пасти свой скот платят 3 руб. от двора.
Поселок Немецкий. Переселенцы – бывшие колонисты
Самарской губернии; переселились в настоящем году; заарендовали у
башкир землю на 6 лет по 32 коп. за десятину; пашут почти
исключительно железными плугами.
Поселок Крымский. Переселенцы – бывшие колонисты
Самарской губернии; переселились в 1892 году; купили землю у г.
Одинцова с переводом долга дворянскому Банку; 5 лет платили в
дворянский Банк 5,5%, в 1897 г. предполагают перевести залог в
Нижегородско-Самарский Банк. Пашут железными плугами; были
опыты травосеяния; сеяли клевер – очень неудачно. Детей обучают
дома; возбуждали ходатайство перед земством об открытии у них
школы, но получили отказ, мотивированный зажиточностью поселка.
Поселок Раевка. Поселенцы в 1890 году заарендовали у г. Раева
участок на 12 лет по контракту, по 1 руб. за десятину, с условием
платить 12% пени за несвоевременно внесенную арендную плату. В

24
1893 году переселенцы приняли к себе еще 5 дворов на тех же
условиях. По условию с владельцем вся пахотная земля, поступившая
к арендаторам, должна была делиться на 12 частей, из которых
ежегодно под посевами может быть занято 4 части, под парами 1
часть и 7 частей в залеже. К 1892 году у арендаторов образовался долг
владельцу, из которого, по их словам, они уплатили 1135 руб. (из них
501 руб. пени). В виду задолженности, владелец запретил
арендаторам в 1892 году засеять часть поля, а арендаторы, приняв это
запрещение за нарушение контракта, отказались от аренды и выехали
из поселка. Владелец предъявил к ним иск об убытке. С 1895 года вся
арендованная земля лежит непроизводительно. В поселке живут
переселенцы, принятые арендаторами, но арендуют они у владельца
другой участок.
Все поселки Альшеевской волости расположены в степной,
волнистой местности; земля – чернозем, воды достаточно. Поселки,
возникшие ранее последних двух годов, уже хорошо обстроились,
живут зажиточно, положением свои довольны. Многие из
арендаторов предполагают купить арендуемые участки». 1 И хотя
В.А. Абрютин писал о русских и немцах, но такая же ситуация была
характерна и для украинских крестьян.
Таким образом, различные условия сделок на землю и
различные финансовые возможности переселенцев приводили к
значительной разнице в их имущественном положении. Например, в
Нигматулиннской волости в начале XX в. при земельной норме 50
дес. на двор и 15 дес. на душу в Константино-Александровском
товариществе из 50 хозяйств 1 хозяйство имело от 3 до 5 дес.; 2 – от 5
до 10; 5 – от 10 до 15; 9 – от 15 до 20; 6 – от 20 до 25; 16 – от 25 до 40;
11 – свыше 40 дес. (в среднем 10,9 дес. на мужскую душу). В
Нефорощанском товариществе из 49 хозяйств соответствующие
показатели таковы: 1 – менее 3 дес.; 2 – от 3 до 5; 4 – от 5 до 10; 7 – от
10 до 15; 8 – от 15 до 20; 5 – от 20 до 25; 15 – от 25 до 40; 7 – свыше
40 дес. (в среднем 13 дес. на мужскую душу). В Островецком
товариществе из 45 хозяйств: 1 – менее 3 дес.; 1 – от 5 до 10; 9 – от 10
до 15; 7 – от 15 до 20; 6 – от 20 до 25; 14 – от 25 до 40; 7 – свыше 40
дес. (в среднем 9,6 дес. на мужскую душу).

1
Абрютин В.А. Переселенцы и переселенческое дело в Белебеевском уезде Уфимской
губернии. Уфа: Типография Губернского правления, 1897. С. 90-91.
 

25
В товариществах земля распределялась между членами в
зависимости от внесенного пая, что способствовало сосредоточению в
руках богатых крестьян крупных земельных участков, в то же время,
как видно из приведенных данных, были и хозяйства с размером
наделов менее 5 десятин, что порождало проблему малоземелья. Не
имея возможности в срок вносить средства в банк или арендаторам,
бедные крестьяне были вынуждены распродавать часть своих земель,
которые скупались зажиточными членами товарищества или вновь
прибывшими переселенцами. В некоторых случая украинским
крестьянам приходилось отстаивать купленную землю даже силой, о
чем вспоминали старожилы д. Нефорощанка в начале 1980-х гг.
Помимо земледелия украинские крестьяне-переселенцы
разводили скот. В большинстве случаев существовала уравнительная
раскладка на скот: на один надел можно было иметь в то время 3
головы крупного рогатого скота или 9 овец, у кого скота более, тот
доплачивал в общество определенные суммы. Для выпаса скота, как
правило, нанимали пастухов. За «черед» (очеред) – одна голова
крупнорогатого скота или 4 овцы, платили деньгами, хлебом,
шерстью, маслом и другими продуктами по договоренности. Так, в
с. Нефороща за 4 овцы платили 48 коп. и 1 пуд хлеба, за корову или
подтелка 50 коп. и 2 пуда хлеба. В с. Байдаковка кроме этой платы
еще доплачивали за черед ¼ фунта шерсти.
Кроме традиционных видов хозяйства – земледелия и
животноводства, на рубеже XIX – XX вв. украинские крестьяне
Альшеевской волости Башкирии занимались также птицеводством,
пчеловодством, подсобными работами, домашними промыслами.
Например, по воспоминаниям жителя Нефорощи С.А. Воротника, его
отец Афанасий Васильевич и дядя Григорий Васильевич искусно
резали ложки из дерева на продажу.
Революция 1917 г. принесла надежду на решение земельного
вопроса. Но вопросы распределения бывших помещичьих земель и
земель зажиточных крестьян (кулаков) между сельской беднотой
решались очень сложно, многие крестьяне сильно пострадали от
«раскулачивания». Но в целом обеспеченность крестьян землей
возросла. При наделении наделами учитывалась уже не только
мужская душа, как до революции, но и члены семьи женского пола. В
начале 1920-х гг. началось кооперирование сельского хозяйства, в
селах стали появляться первые сельскохозяйственные кооперативы –
ТОЗы и коммуны. Коммуны были созданы во многих украинских
селах, иногда они объединяли два-три и более поселений. Например,

26
коммуна появилась в д. Черниговка Белебеевского кантона. Позднее
процесс коллективизации привел к складыванию колхозной
собственности.
После революции 1917 г. процесс переселения украинцев на
Урал, в том числе на территорию Башкирии, был продолжен и связан
с хозяйственным развитием восточных районов страны. В этот период
в переселении принимали активное участие не только крестьяне, но
также и рабочие. Причины миграции становились иными, связанными
уже не только с земельным вопросом, но и индустриальным
освоением страны. По данным Первой Всесоюзной переписи
населения 1926 г. в Башкирии проживало 76 710 украинцев, из них
31 469 (41%) в Белебеевском кантоне. На рубеже 1920 – 1930-х гг.
наибольшая численность украинского населения на территории
Башкирии зафиксирована именно в Альшеевской волости – 7511
человек или 25,2% всего украинского населения кантона, в Раевке
проживало на момент переписи 149 украинцев. В дальнейшем в
результате естественного прироста и продолжавшегося переселения в
связи с развитием народного хозяйства численность украинцев в крае
продолжала увеличиваться до конца 1930-х гг., когда достигла почти
100 тыс. человек.

Семья Малышевых – дети и внуки переселенцев из Украины. Вторая слева в


нижнем ряду – Малышева Ганна Ильинична (1858-1954), Тавричанка, 1940-е гг.

27
До Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. основная
часть украинского населения республики проживала на селе (в 1930-е
гг. – до 97%). В послевоенные период, во-первых, начался отъезд
украинцев в города, во-вторых, численность украинского населения
стала уменьшаться. В виде компактной группы украинцы были
представлены и в рабочем поселке Раевка. В селах оставались
главным образом люди старшего поколения. В послевоенное время
начались процессы урбанизации (активное переселение части
сельского населения в города) и ассимиляции (утрата родного языка и
самосознания). Численность украинцев в Башкирии постепенно
снижалась.
С середины XX в. продолжавшийся процесс индустриализации
привел к внутренней миграции – переселению из сельской местности
в города, утрате этнических особенностей ведения хозяйства, а
активное межэтническое взаимодействие (языковое, брачное,
культурное) ускорили процессы ассимиляции – утрате национального
самосознания, языка, народных традиций. Все эти факторы в
совокупности привели к поступательному уменьшению численности
украинского населения, которое продолжает необратимо сокращаться
до сих пор.

Хранение кизяка для постройки хаты, с. Байдаковка, 1981 г.


В 1973 г. в Альшеевском районе украинцы компактно
проживали на территории 8 сельских советов из 22, в том числе в 13
населенных пунктах из 160. Наибольшая численность украинцев в
1980-е гг. отмечена в Абдрашитовском (д. Богдановка,

28
д. Михайловка), Байдаковском (с. Байдаковка, д. Беляковка,
д. Нефорощанка), Казанском (с. Казанка), Кипчак-Аскаровском
(с. Отрада), Крымском (п. Крымский), Кызыльском
(с. Новоконстантиновка, д. Писаревка, п. Тавричанка), Сараевском
(п. Литинка), Чуракаевском (д. Горянка, п. Колонка) сельских
советах.
Следует обратить внимание, что сведения в справочниках 1972 и
1981 г. не всегда точные: в 1972 г. отдельные населенные пункты
считались по этническому составу русскими, хотя известно, что они
были основаны и заселены преимущественно украинцами, а в 1981 г.
вновь записаны как украинские. И наоборот, некоторые поселения,
отнесенные справочником 1972 г. по этнической принадлежности к
украинским, в 1981 г. уже указывались как русские, хотя преобладающая
или значительная часть их населения оставалась украинской. В
Альшеевском районе таковыми были с. Байдаковка, д. Беляковка,
с. Нефорощанка, с. Новоконстантиновка, д. Писаревка, п. Тавричанка.

Пожилая украинка в простой одежде. Нефорощанка, 1981 г.


Значительное сокращение числа сельских украинских поселений
к началу 1980-х гг. по сравнению с довоенным периодом объясняется
несколькими причинами:
1) исчезали малодворные хутора, поселения на отрубах,
выселках и т.п.;
2) при административно-территориальном делении, образовании
колхозов и совхозов и их последующем укрупнении во второй
половине 1960-х – первой половине 1970-х гг. центрами избирались

29
более крупные поселения; оставшиеся на периферии от центральных
усадеб украинские поселения превращались в так называемые
«неперспективные» населенные пункты. Постепенно их население
переселялось в более крупные села, близлежащие районные поселки,
райцентры, города.
Главным центром сосредоточения украинцев в Альшеевском
районе стал пгт Раевский, который привлекал сельских жителей своей
социальной инфраструктурой, возможностью трудоустройства,
улучшения качества жизни. Следует отметить, что украинское
население в Раевке, основанной в 1890 г., всегда было заметным. Еще
по данным на 1917 г. в Раевском-1 проживало 419 украинцев, в
Раевском-2 – 180, на станции Раевская – 17. В 1979 г. в Раевском
проживало уже почти половина украинцев района – 45%, в 1989 г. –
58%. Сегодня в Раевском проживает значительная часть нынешних
украинцев района – более 60%, в поселке можно встретить
представителей почти всех бывших украинских сел края.

Украинка перед хатой за прялкой. Новоконстантиновка, 1981 г.


По данным Всероссийской переписи населения 2002 г. в
Республике Башкортостан проживало 55249 украинцев (1,3% от
общего населения РБ), из них в сельской местности – 10972 (20%).
Тенденции ассимиляции и оттока населения из села в город
характерны и для Альшеевского района: в 1979 г. здесь проживал
3271 украинец (6,5% от общей численности населения района), 1989
г. – 2492 (5,3%), 2002 – 1774 (3,7%), из них в пгт Раевский в 1979 г. –

30
1481 украинец (11,5% от общей численности населения поселка),
1989 г. – 1466 (8,6%), 2002 – 1102 (5,5%). Таким образом, в настоящее
время украинцы в Альшеевском районе – это преимущественно
городское население. В 2010 г. в Республике Башкортостан
проживало 39875 украинцев.
Кроме урбанизации другая заметная тенденция последних
десятилетий – увеличение количества этнически смешанных браков.
До середины XX в. украинцы Башкирии выбирали брачных партнеров
преимущественно из представителей своего народа. По данным на
1920 г. моноэтничные браки среди украинцев составляли 85% от
общего числа, смешанные – 15%; в 1939 г. – 52,4% и 47,6%
соответственно. В послевоенное время это соотношение
стремительно изменяется: 1949 г. – 41,55 и 52,5%; 1959 г. – 36,8% и
63,2%; 1970 г. – 41,4% и 58,6%; 1979 г. – 17,9% и 82,1%
соответственно. В настоящее время доля смешанных браков у
украинцев составляет около 90%. Чаще всего украинцы создают
семьи с русскими, татарами, чувашами, башкирами.
Итак, сегодня украинцы в Альшеевском районе РБ занимают
заметное место в общей этнокультурной структуре населения, будучи
четвертым по численности народом, и играют важную роль в
общественно-экономической жизни своего края. Украинцы
Альшеевского района имеют свою богатую и насыщенную историю,
свои глубокие интересные традиции, которые потомки первых
переселенцев пытаются сохранять, возрождать и популяризировать в
различных формах, внося тем самым важный вклад в общее
культурное и духовное богатство района и всего Башкортостана.

31
СЕЛО КАЗАНКА: ИСТОРИЯ РЯДОМ С НАМИ

Село Казанка (Катай-Казанка) было основано в 1892 г.


украинскими переселенцами из Харьковской губернии. Вероятно,
ходоки побывали здесь еще в 1880-е гг. В первые годы поселение
насчитывало чуть более 20 домов, большей частью деревянных, но
встречались и землянки, жителей – до 150 человек. По данным на 1896
г. в селе имелось 96 лошадей, 133 головы крупного рогатого скота и 404
десятины угодий, из них 338 – пахотных. 7 дворов имели до 3-х
десятин, 7 дворов – до 5 десятин, 10 дворов – до 15 десятин.
Крестьянских домов было 22, мещанских – 2. Грамотных 8,5%. К
1906 г. количество домов увеличилось до 75 домов, жителей – до 408
человек, действовали мельница и бакалейная лавка.1

Вид на Казанку с высоты птичьего полета, 2012 г.


Сходы жителей села для решения жизненно важных вопросов
проводились, как правило, во время религиозных праздников. На
праздники из Белебеевского уезда приезжал «батюшка». К его приезду
жители выносили свои иконы, привезенные с собой из Украины. В
1900 г., когда быт переселенцев стал постепенно улучшаться, для
проведения служб была построена деревянная часовенка, где
проводились обряды крещения детей, отпевания усопших. Население
1
Ерошев А.И. История Казанско-Богородицкой церкви села Новоконстантиновки
Белебеевского уезда Уфимской губернии. Уфа: Вагант, 2009. С. 74.  

32
продолжало увеличиваться с каждым годом. В часовню съезжались
прихожане из соседних поселений Успенка, Катайка, Чудо, Сеятель,
при большом скоплении народа стало тесно. С увеличением денежного
дохода в 1912 г. решили строить большую церковь и домик для
«батюшки» в центре деревни. Николай Федорович Кравченко
мальчиком служил при батюшке. Певчими при церкви были сами
жители села Казанка: Николай Андреевич Марченко и его жена Мария
Павловна, Анна Дмитриевна Надолько, Татьяна Ятленко и другие. В
1915 г. возвели Казанско-Богородскую церковь с колокольней. До 1914
г. Катай-Казанка входила в приход села Раевки. В 1914 г. псаломщик-
диакон села Давлеканово Михаил Козлов возведен в сан священника и
с января 1915 г. служил здесь священником. Строили церковь жители
Казанки Савелий Ятленко и Ефрем Божко. В приход церкви входили:
Катай-Казанка, Максютово, Софиевка-Горянка, Успенка. 1 В 1926 г.
церковь разрушили. Сейчас на этом месте находится сельский дом
культуры. В память о разрушенной церкви в 2010 г. перед клубом
установлен поклонный крест.
Высокая культура земледелия, смелость и предприимчивость,
которыми обладали украинские переселенцы, стремление сжиться с
местным населением сыграли свою положительную роль в
становлении Казанки. Башкирская земля стала им второй родиной. Со
временем улицы села получили свои звучные названия: «Москва»
(возвышенные места), «Победа», «Центр», «Сахалин» (конец деревни),
«Выселки» (за деревней).
Важными событиями в истории села являются:2
1918 г. – создание Казанского сельсовета из деревень Казанка,
Даврибаш.
1928–1930 гг. – коллективизация крестьянских хозяйств и
образование колхоза «Ленинская Победа».
1940 г. – слияние хозяйств «Энгельса» д. Аккулаево, «Фань»
д. Даврибаш, «Ленинская победа» д. Казанка и образование колхоза
им. Матросова.
1957 г. – деревни Казанка, Даврибаш, Старо-Аккулаево, Мало-
Аккулаево, Янаул образовали новое хозяйство «Завет Ленина».
1992 г. – в связи с реорганизацией колхозов деревни Казанка и
Даврибаш образовали ассоциацию крестьянских хозяйств «Луч».
2005 г. – деревня Казанка вошла в состав ООО «Агрофирма
«Раевская» как отдельная бригада.
1
Там же. С. 75. 
2
Хронологическая таблица составлена библиотекарем 1-й категории М.Г. Бакировой. 

33
Спустя 120 лет сложно восстановить все события далеких лет,
даже прибегая к помощи архивных документов. К сожалению, многое
не фиксировалось или утрачено. Однако старожилы бережно
сохраняли и передавали своим потомкам воспоминания об основании
деревни, ее историческом развитии.
Местные жители так рассказывали о своем селе: «В конце XIX в.
тысячи людей из Украины на повозках, пешком, по железной дороге
отправлялись на восток России, в Приуралье в поисках свободной и
дешевой земли и в надежде на лучшую жизнь. Рассказывают, с собой
что везли даже древесную золу, чтобы быстрее обжиться на новой
земле. Группа переселенцев из Харьковской и Полтавской губерний
оказалась в Альшеевской волости, но, выбирая землю, решили сначала
проехать еще дальше на восток, за Урал, в Акмуллинскую область.
Перезимовали там зиму, но не понравились ни природа, ни вода.
Вернулись в Альшеевскую волость, по природно-климатическим
условиям эти земли напоминали родные края – привольные степи,
живописные луга и перелески, извилистые речки.
Среди первых ходоков и поселенцев на рубеже 1880–1890-х гг.
были Аксентий (Ксентий) Рыбченко, Емельян Диденко, Тихон Божко,
Евграф Ятленко, Никита Николаенко, поселившиеся на р. Катайке
возле небольшого пруда под горой.

Старый пруд в Казанке, 2012 г.


Постепенно сюда стали переселяться другие выходцы из
Украины. Переехали по родству и жители д. Горянка, что находилась
недалеко. Названия у деревни первое время не было. В одно из

34
воскресений была деревенская сходка – собрание села. Этот день
совпал с праздником Казанской иконы Божьей Матери, в честь
которой и назвали село. Так появилась Казанка – одна из многих
деревень, основанных украинскими переселенцами на территории
Башкирии. Постепенно в деревне была построена маслобойка,
водяная мельница.
В конце XIX в. земли не хватало, поэтому большинство
украинцев села шло работать на помещиков. Переселенцы из
Украины отличались усердием и постепенно стали обживаться,
занимались в основном земледелием, сеяли пшеницу, ячмень, просо,
рожь, выращивали также картофель, свеклу, подсолнечник, коноплю.
Кроме того, занимались огородничеством, выращивали арбузы, дыни,
репу, огурцы, тыкву, лук. Обсаживали фруктовые деревья – вишни,
яблони, грушу, черешню. Из животных разводили коров, овец,
свиней, из птиц разводили гусей, индеек, кур, уток.
Наличие большого количества мяса, овощей, фруктов позволяло
их реализовывать на базаре. Говорят, что чуть не весь Альшеевский
район питался продукцией из села Казанки.
Традиционным жильем украинцев были хаты – в Казанке
преимущественно деревянные. Часто из-за неимения средств на дома
строили с земляным полом. Крыши были в основном двухскатные,
крытые соломой. Главной особенностью построек было то, что хата
соединялась с сараем общей крышей так, что из сеней дома было два
выхода – один на улицу через парадное крыльцо, другой – в сарай.
Дом снаружи и внутри мазали глиной и белили белой глиной, мелом
или известью. С середины 1950-х гг. село постепенно
перестраивалось, появляются четырехскатные крыши, которые крыли
железом, высокий фундамент. Карниз и крыльцо с парадным входом
украшали резьбой.
Женская одежды состояла из сорочки со стоячим воротником,
юбки, передника, безрукавки, головного убора. Мужской костюм – из
сорочки, полотняных штанов, безрукавки и пиджака. Материалом для
одежды служило полотно, которое ткали сами на деревянных станках
вручную. Вышивкой и выбивкой занимались женщины и девушки по
ночам при лучинке. Часто работа сопровождалась пением.
Традиционными мясными блюдами были: колбасы, кендюх
(«ковбух»), голубцы. Ковбух делали из свиной грудинки. Из голов и
ног варили студень, заправляли различными специями. Но блюда из
продуктов животного происхождения в конце XIX – начале XX вв.
были редкими на столе украинцев и являлись праздничными. Среди

35
украинцев широко распространялись квасы (сиривец) из хрена, хлеба,
свеклы («буряковый», укр.: «буряковий»), меда. Как праздничное
блюдо к чаю под влиянием русских готовили хворост, под влиянием
башкирского и татарского населения – чак-чак (сак-сак). Наиболее
известным ежедневным блюдом являл борщ. Кроме квашенной или
свежей свеклы, в борщ кладут картофель, морковь, лук. Летом и
осенью борщ варят из свежей капусты, зимой и весной – из
квашенной. Сейчас борщ широко распространен в селе как
повседневное блюдо и у других народов». 1
Украинцы принесли на альшеевскую землю свой быт, песни,
танцы, обряды. Украинская культура, влившись в духовное наследие
многонационального края, стала его неотъемлемой частью. Сегодня
Казанку трудно назвать лишь украинской деревней. Здесь живут
люди разных национальностей: украинцы, русские, башкиры, татары,
чуваши, грузины, молдаване и др. Можно вести речь о переплетении
различных культур. Старшее поколение, украинское по
происхождению, говорит на языке, который часто называют
«хохлацким» – это результат сильного смешения украинского и
русского языков. Но песни, отражающие живую, полную чувств
жизнь украинского народа, продолжают жить и звучать до сих пор.

Сельский быт, д. Горянка, 1960-е гг.

1
Записи сделаны директором сельского дома культуры Г.А. Швайко по воспоминаниям
Ивана Федоровича Сахно, Марии Михайловны Коваленко, Евдокии Тимофеевны Сорока.

36
Уникальные сведения об истории родного села оставила Полина
Ивановна Смальченко – учитель Казанской школы и одна из
инициаторов создания в начале 1980-х гг. сельского вокального
ансамбля:1
«В далеком 1891 г. из-под Харькова Сумской губернии
Лебединского уезда2 приехали в Башкирию на вольные земли
украинцы. Поселились они сначала в д. Горянка. Видимо по причине
малоземелья они решили уехать в Сибирь, в Акмолинскую губернию3
(они называли Охмалы). Там они прозимовали только зиму, не
понравилась им природа, особенно вода. В Сибирь со всем домашним
скарбом они ехали по железной дороге, а возвращались из-за неимения
средств на подводах, за которыми шли пешком.
По возвращении из Сибири, поселились в д. Казанка. Название
которой связано с православным праздником «Казанская»4 .
Возле пруда поселились: Рыбченко Арсений, Дяденко Емельян,
Божко Тихон, Диденко Калина, Ятленко Евграф. На краю деревни,
возле речки Катайки, поселился Николаенко Никита Сергеевич,
который потом построил мельницу и маслобойку. Первые годы все
жители деревни жили в землянках. Землю купили через земство5 у
Аккулаевских башкир6 . Трудно было обживать заросшую чилигой,
бобовником, лозой землю. Очищали землю: топорами, лопатами,
кирками. Своим трудолюбием стали люди подыматься на ноги и
строить дома. Мой отец построил дом своими руками только в 1911
году, в котором я живу сейчас.
Пережили люди революцию в 1917 году и гражданскую войну.
Через наше село проходили чехи, расстреляли коммуниста Ильинова.

1
Воспоминания записаны собственноручно П.И. Смальченко в 1995 г. к 100-летию
Казанки в тетради, которая хранится в семье М.В. Божко. Информация об истории
Казанки была получена П.И. Смальченко от старожилов села. Текст воспоминаний
публикуется впервые в оригинальном виде с незначительными сокращениями
(помечены соответствующим знаком – <…>) и исправлением некоторых
орфографических ошибок. Комментарии – авторов-составителей.  
2
Правильно: Лебединская волость Сумского уезда Харьковской губернии.  
3
В составе Российской империи с 1868 г. по 1919 г. существовала Акмолинская
область – самая большая в среднеазиатских владениях, со столицей в г. Омск, делилась
на 5 округов (уездов).  
4
Очевидно, имеется в виду православный праздник Казанской иконы Божьей матери –
21 июля, 24 сентября, 4 ноября.
5
Земли приобретались через Крестьянский поземельный банк.
6
Аккулаево (Староаккулаево) – деревня в Казанском сельсовете Альшеевского района,
возникла во второй половине в XVIII в. Название по имени участника башкирского
восстания 1735-1740-х гг. сотника Аккулая Бикташева.

37
Против белых воевали: Руденко А.А., Смальченко М.И., Алексеенко
В.Т., Алексеенко И.Т. попал в плен к батьке Махно, который лично его
допрашивал и приговаривал к расстрелу. Когда вели его на расстрел
начался бой и тот сбежал к своим.
После революции и гражданской войны опять трудные годы. А
тут еще неурожайный 1921 год.1 За все лето не было ни одного дождя.
На огородах овощи выросли, было и немного картофеля, но зерновые
культуры все погибли.
К этому времени некоторые семьи были более состоятельными. У
них уже был запас зерна, а некоторые многосемейные чудом выжили.
Но зато 1922 год наградил людей богатым урожаем. Каждая семья в эти
годы уже имела: плуги, сеялки, бороны, косилки. Зерно молотили
цепами и каменными катками. Состоятельные семьи имели и
молотилки, которые они одалживали соседям. <…> Только начали
чуть-чуть лучше жить, началась коллективизация. Отобрали
(обобществили) землю, инвентарь, лошадей. Началось раскулачивание
состоятельных семей. Вот так, здраво подумать, люди начали жить в
деревне с нуля. Какие же это богачи? А такие семьи как: Николаенко
Тимофей, Рыбченко Арсений, Ятленко Кирилл – отобрали все, но из
домов не выгнали. А у таких как Ятленко Евграф, Божко Тихон,
Коростель Григорий отобрали и дома.
Первым завфермой был Герасименко Михаил, а первыми
доярками Сахно Мария, Бескоровайная Палагея, Божко Анастасия,
Ятленко Т.П.
В доме Ятленко Евграфа были сельсовет, сельпо, правление
колхоза. Дом Коростеля Григория разобрали и увезли в Фань2 , и
построили клуб. В доме Божко Тихона была конюховка3 а в конюшне –
лошади.
Николаенко Тимофей, Ятленко Евграф, Божко Тихон, Коростель
Григорий были сосланы в Сибирь. Коростель Григорий потерял ногу в
1914 году (имперская война). Семья в количестве 6 человек жила в бане.
А в годы Великой Отечественной войны три его сына ушли на фронт и
все три не вернулись. Вернувшийся из ссылки Григорий Демьянович
1
Недород 1920 г. и засуха 1921 г. привели к голоду во всем Поволжье. В Башкирии
голодало ок. 2 млн человек, существенно сократились посевные площади поголовье
скота.  
2
Фань – деревня в Казанском сельсовете Альшеевского района в 3 км от Казанки, на р.
Катайке, население – татары, башкиры.  
3
Конюховка – хозяйственная постройка, в которой хранили сбрую, инвентарь для
ухода за лошадьми. Здесь размещался ночной сторож, проводили производственные
собрания – наряды.  

38
стал работать огородным бригадиром. Большие доходы давала бригада
колхозу. За честность колхозники выбрали его председателем
ревизионной комиссии. <…>
Первым председателем колхоза «Ленинская победа» был Власов
(откуда-то присланный), вторым – Карпов Василий Николаевич. Колхоз
был в районе передовым и поэтому председателя послали в Москву на
1-й съезд колхозников. Со съезда он привез фото, на котором
запечатлены делегаты съезда со Сталиным и правительством.
После Карпова с 1936 по 1941 год был председателем Ковалев П.
С душевной теплотой отзываются колхозники об этом честном,
бескорыстном, отличном хозяине и умном мужике. В 1941 году ушел на
фронт.
Не обошли Казанку и волны сталинских репрессий. Были
арестованы и расстреляны Юрчук Иван, Голуб Степан, Алексеенко
Митрофан, Панасюк. 20 лет отсидел Вишневский Никодим. Они все
сейчас реабилитированы.
Ушли на фронт и девушки <…>, Радченко Анна, Смальченко
Елена, Васильченко Анастасия.
Мобилизованы на торфяные разработки в Нижний Тагил
Андреева Федора, Симоненко Варвара, Руденко Антонина Андреевна,
Симоненко Ксения, Радченко Александра Андреевна, Алексеенко Зоя,
Подобная Александра Ивановна. Однажды девушек отпустили домой,
как бы в отпуск, и они решили не возвращаться. Всем грозило
тюремное заключение, пришлось скрываться и прятаться у
родственников. Но одна из них, Подобная Александра Ивановна, была
арестована, просидела в Белебее в тюрьме без суда и следствия 9
месяцев. Вернулась поседевшей и еле живой.
В Уфу на завод горного оборудования были мобилизованы
Симоненко (Мордовец) Александра Ивановна, Кравченко Вера, Чхайло
Екатерина. Сначала работали грузчиками, вывозили из завода
металлолом, перевозили домашние вещи начальника завода,
переселявшегося на новые квартиры, а затем изготовляли мины для
фронта. Мордовец (Симоненко) Шуре в то время было 16 лет.
Непосильный труд, тоска по дому заставили сбежать из завода. Грозила
тюрьма. Шура скрывалась на чердаке у сестры, в посадках. Обошлось.
Осталась дома и всю жизнь трудилась в колхозе. Трудилась на ферме,
будучи уже на пенсии. Но таблички «Заслуженная колхозница» так и не
заслужила (ушла из жизни 6 июня 1995 г.).
Оставшиеся в селе женщины, подростки, вернувшиеся с торфа и
завода девушки трудились на фермах и полях, заменяли ушедших на

39
фронт трактористов. Был лозунг «Все для фронта, все для победы».
Трудились не покладая рук почти бесплатно. Выживали люди за счет
овощей, выращенных на огородах. В годы войны в селах, в Раевке и
Давлеканово было много эвакуированных, которых спасли от голода
казанские жители, доставляя на рынок овощи на быках, на телегах и
просто пешком с мешком за плечами. Вырученные деньги почти все
отдавали государству. Кроме этого надо было сдать: мясо, молоко,
шерсть, яйца, кожи в том числе свиные (это называлось «госпоставка»).
Трудно было бойцам на фронте и нелегко было жителям села. На самые
тяжелые работы посылали женщин и подростков 1926-27 годов.
Подорвав здоровье непосильным трудом, раньше времени ушли
из жизни: Чхайло Екатерина, Кравченко Мария, Марченко Ксения,
Коростель Марфа, Божко Надежда, Марченко Антон, Гольник Татьяна.
За рулем автомашины умер ветеран войны Гончаров Михаил.
Одиннадцатилетним мальчишкой начал свою трудовую деятельность в
колхозе Марченко Николай Михайлович. Отец погиб на фронте.
Босоногий, полураздетый, голодный бегал он за сеялкой – вспоминает
Екатерина Ивановна Ятленко. С душевной теплотой вспоминает ее
Николай Михайлович: то хлеба кусочек мне принесет, то лепешку
какую-нибудь, а то и на сеялку посадит править лошадьми, а сама
бегает за сеялкой.
Повзрослев, Николай Михайлович приобретает профессию
плотника и всю жизнь трудится на ферме. Даже сейчас, будучи на
пенсии, с больным сердцем, продолжает свою трудовую деятельность,
обучая сына своему ремеслу. А сколько гробов он переделал для
жителей деревни, сколько оконных рам сделал и застеклил их, сколько
крыш покрыл железом. Замечательный специалист с исключительной
работоспособностью; простой бескорыстный, большим авторитетом он
пользуется среди сельчан. Иногда не стерпит несправедливого
замечания со стороны завфермы и скажет грубое слово, за что лишали
его заработанного зерна, забывая о том, что они оставляют без куска
хлеба и его жену с пятью детьми.
Закончилась война, вернулись фронтовики к семьям, но не
дождались своих мужей Глоба Елизавета, Репенко Екатерина,
Марченко Анастасия, Диденко Галина, Придатченко Вера, Божко
Евдокия, Марга Ксения, Надолько Варвара, Ильинова Евгения,
Звоновская Анна, Репенко Матрена, Костина Ульяна, Гусева Анастасия,
Придатченко Александра. С завистью смотрели эти женщины на
счастливые семьи; не раз оплакивали своих погибших мужей, но жить и
воспитывать своих детей надо было.

40
<…>.
Хочется рассказать о трагической судьбе одной солдатки. Работая
на току во время уборки урожая, Александра Павловна Придатченко
взяла килограмма три зерна, чтобы спасти от голода своих трех
малолетних детей, за что была арестована и посажена в тюрьму на три
года. Да, законы тогда были строгие, но, к сожалению, не для всех.
Детей отправили в детдом. Отсидев срок, женщина вернулась, забрала
детей из детдома, выучила их и поставила на ноги. Среднему даже
машину помогла купить, но свой век самой пришлось прожить в
нищете. Снохи старших сыновей наотрез отказались взять ее, а самый
младший спился, потерял свою семью, приехал к матери, пропивал ее
пенсию, издевался как хотел. Пришлось вмешаться властям и его
выпроводили из села. Ее же увезли в дом для престарелых, где она в
скорости и скончалась на чужой сторонушке.
Обращаюсь к сыновьям, к дочерям, а особенно к снохам – не
бросайте своих родителей, которые отдают вам свою молодость,
любовь, бессонные ночи! А сколько страданий и тревог переносят они
за ваши судьбы. Будьте же и вы добрыми и внимательными к ним.
Пусть никого из них не настигнет судьба Александры Павловны.
После войны, несмотря на трудности, деревня начала строиться. В
первую очередь построились более состоятельные семьи. Подросли
дети у вдов и они построили домишки. Дома строили в основном
мастера из соседнего села Трунтаишево1 . До войны еще к нам
присоединились2 деревни Фань и Аккулаево. До 1959 года
председателем колхоза был Калюжный Илья Михайлович. Много
хорошего он сделал для деревни. В основном при нем почти все
построились. Началось строительство школы, работал детский сад, но
тут опять началось объединение колхозов. <…>
Люди строились, стремились к культуре, а их дома превращали в
курятник. И вот это роковое общее собрание в 1959 года, на котором
избрали председателем Ремидовского Д.И. Накануне партийцы Казанки
собрались и хотели предложить другую кандидатуру, но ни у кого не
хватило смелости. На собрании вынесли решение, что правление будет

1
Трунтаишево – село в Альшеевском районе, центр сельсовета, более 1,2 тыс. жителей,
преобладающее население – татары.
2
Вошли в объединенный колхоз.

41
в Казанке, но не тут-то было. От цыплят, правда, он всех избавил, а
вскоре всех рабочих лошадей сдал в мясокомбинат, сказав при этом: «Я
их сразу отучу ездить на базары». За этих лошадей приобрел
«Москвич», детсад закрыл, правление построил в Раевке и начал
строить возле Раевки деревню Янаул1 (в переводе «Новая деревня»).
Для Казанки, Фани и Аккулаево это была трагедия. На собрании он
заявил: «Кто будет против нас выступать, того мы будем тереть».
Началось разорение села, люди, не видя никакой перспективы, стали
уезжать кто куда, продавая за бесценок дома. По генеральному плану
деревня Казанка не входила в число неперспективных сел <…>. Трудно
стало с водой. Завалились старые колодцы. Жители стали просить
построить водопровод. <…> Осенью вырыл канаву вдоль деревни для
водопровода и оставил ее в зиму, ни проехать, ни пройти. А что было в
половодье весной. Кладовая в Раевке служила для правленцев и всяких
блатных. Ничего не выписывал для колхозников Казанки, даже досок на
гроб не дал Сороке Евдокии, когда умер ее муж, ветеран войны. <…>
И тут началась перестройка. Это и стало для нашей деревни
спасением.
Несмотря на всякие смутные времена, деревню не покидала песня.
Перед войной вошло в традицию отмечать 7 ноября всей деревней.
Колхоз выделял бесплатно продукты, забывались всякие конфликты.
Жители собирались группами.
По всей деревне раздавались песни, пляски под гармошку. И
никогда не было драк. Пели на работе в поле, во время отдыха на току,
на ферме. Пели песни девушки и парни по вечерам, веселыми были и
свадьбы. В деревне была тачанка, предназначенная только для свадеб.
Первая школа была построена еще до революции возле пруда, из
красного камня, в 1929 году она развалилась. В 1930 году, когда я
пошла в 1-й класс, учились в поповском дому, который находился на
месте нынешнего сельсовета. В 1931 году была построена новая
деревянная школа на север окнами. Повернул ее на юг окнами директор
Фролов2 – герой Великой Отечественной войны. В школе этой было так

1
Янаул – поселок в Альшеевском районе, с 2005 г. вошел в состав пгт Раевский.  
2
Фролов Александр Павлович (1921–1994) – герой Великой Отечественной войны,
Герой Советского Союза (1965) заместитель командира эскадрильи 659-го
истребительного авиационного полка 288-й истребительной авиационной дивизии 17-й
воздушной армии 3-го Украинского фронта. Совершил 475 боевых вылетов, сбил лично

42
холодно, что замерзали чернила. В 1937 году школа стала семилеткой.
Первым директором был Петров Тимофей Петрович. Кирпичное здание
школы было построено по инициативе директора школы <…>. Был
заложен сад и пришкольный участок. Они всегда были образцовыми и
ежегодно отмечались на учительской конференции как лучшие в
районе. Учителя школы вели большую общественную работу: писали
лозунги, выпускали стенные газеты и боевые листки, читали лекции и
доклады, участвовали в художественной самодеятельности.
Не оставили нам наши родители ни золота, ни бриллиантов, зато
оставили нам прекрасную деревню с хорошими традициями и
украинскими народными песнями. Имея в своем репертуаре, кроме
русских, около 50 украинских песен, на сцене нашего клуба были
поставлены кроме русских спектаклей украинские пьесы «По рывизии»,
«Глытай або ж паук», «Доки сонце зийде, роса очи выисть». До войны и
в первые годы после войны учителя не получали отпуска и все лето
работали в колхозе на разных работах: были учетчиками (начисляя
колхозникам трудодни). Работали бесплатно.
Из стен нашей школы вышли и получили высшее образование:
Колесник Алексей, Гольник Александр, <…>, Кубышко Николай1 . И
первая женщина, получившая высшее образование еще до войны была
Руденко Евгения Андреевна. Стали учителями: Гончарова Н.Н.,
Радченко О.Ю., Марченко Г.Л., Колесник Е., Придатченко Т.И.,
Смальченко П.И. <…> В настоящее время д. Казанка с д. Фань живут
самостоятельно. Чуть больше года работает у нас председателем Жавгат
Рашитович, которому досталось, можно сказать, разбитое корыто, но
молодой, энергичный, внимательный к людям Жавгат Рашитович уже
многое сделал. Много трудностей в наше нелегкое время, но дышится
легче, наконец-то стало всходить солнце над нашими деревнями и
согревать наши души. <…>
100 лет назад эту землю купили и с большими трудностями
обживали наши отцы и деды. Мы здесь родились и тоже всю жизнь
трудились в Родной Деревне и хотим дожить до конца своих дней в

13 и в группе 7 самолётов противника. В 1952 г. он окончил педагогический институт.


Переехав в Башкирию, работал директором Казанской средней школы.
1
 Этот список следует дополнить: Калюжний Николай, Финогеев Анатолий, Лачугина
Нина и др 

43
родном краю. У нас никогда не было никакой вражды с жителями
деревень Аккулаево и Фань. В нашей деревне живут башкиры, татары,
русские, украинцы дружной семьей. И горе будет тому, кто попытается
посеять вражду между людьми разных национальностей.
Куда бы судьба не забросила наших сельчан, любят они свою
деревню, скучают по ней. Со всех концов Башкирии ежегодно
приезжают на родину в родительский день бывшие жители, чтобы
поклонится праху своих родителей и родственников. Обращаюсь ко
всем, кто связал свою судьбу с нашей деревней.
Любите ее, как любили ее наши родители, как любим мы ее,
старайтесь сделать ее красивой, уютной и привлекательной. Я очень
люблю свою деревню и всегда болела душой за ее судьбу. И поэтому
прошу всех односельчан, руководителей деревни, района,
Башкортостана и всей России не позволять никому больше глумится не
только над нашей деревней и над всеми деревнями России. И что это за
Россия без села? <…>
Первая плотничная бригада, которая занималась строительством
амбаров, мостов, конюшен, ферм была организована в первые же годы
коллективизации. В нее входили: Костенко Прокофий, Ключник
Савелий, Ключник Нестор, Божко Ефрем, Смальченко Иван
Алексеевич, Божко Петр. Бригадиром этой бригады был Костенко
Прокофий, который наряду со всеми работал плотником. Эта же
бригада зимой занималась и ремонтом саней, поделкой новых ридванок,
телег, брычек. Улья и рамы зимой готовил Смальченко Иван
Алексеевич. Замечательным кровельщиком был Ятленко Савелий. Все
дома, конюшни, амбары были покрыты его золотыми руками. Три его
сына-патриота погибли на фронте.
В первые годы коллективизации была организована пасека. Пчелы
жили в ульях-дуплянках, а впоследствии стали изготовлять рамочные
ульи. Во время войны и после – пасека давала большие доходы колхозу.
Мед давали как натуроплату колхозникам на трудодни, а остальной
сдавали государству. Особенно много меда давала пасека во время
войны. Это потому, что поля были засорены жабрием, татарником, а это
хорошие медоносы. Иногда на контрольном улье отмечалось 8 кг меда
за день. Главным пчеловодом долгие годы был Руденко Андрей

44
Андреевич, а его помощником мой отец Смальченко Иван
Александрович. Долгие годы работал шорником Симоненко Герасим. В
его обязанности входило пошив хомутов и сбруи.
В первые годы в колхозе обмолачивали хлеб молотилками с
приводом, который вращался лошадьми. Потом появился первый
локомотив (бухкотун), который работал на нефти. Первым машинистом
был Багуля Захар. Затем появились колесные тракторы «Фордзоны».
Первыми трактористами были: Симоненко Иван Афанасьевич,
Кравченко Максим Спиридонович, Карпов Дмитрий Николаевич,
Попенко Иван, Радченко Иван Никандрович, который в то время
прекрасно разбирался в технике. Первым учетчиком в тракторной
бригаде был Насонов Николай, а потом Ворона Иван. Первыми
шоферами были Ятленко Захар Кириллович, Смальченко Иван
Иванович, Смальченко Николай Иванович, Карпов Федор Николаевич.
Первым председателем сельсовета был Падалко Степан,
малограмотный мужик, еле расписывался, но зато владел печатью.
Однажды на праздновании 8 Марта он решил выступить с речью,
вышел на сцену, немного помолчал, окидывая взглядом
присутствующих, потом вымолвил: «Да здравствует! Здравствуйте!». С
тем и ушел. После него был Марченко Илья Андреевич, потом
Радченко Степан Сидорович, Марченко Михаил Андреевич,
Файзрахманов Фаниль. При нем деревня немного преобразилась.
Многие сделали новые заборы. Он лично ездил за штакетником и
обеспечивал тех, кто не в состоянии был приобрести его. Затем был
Амиров Гайнулла Губайдуллович, после него Аминева Занифа
Фатыховна. В настоящее время работает Венер Агзамович.1
В первые годы коллективизации была построена водяная
мельница на р. Тюлянь. Мельником работал Придатченко Кузьма.
Сторожем был Репенко Никандр Осипович, 1867 года рождения. Дед
Ликандрий – звали его в деревне. Он был очень странный, особенно в
деревне. Страшно не любил воду, особенно баню. Когда его призывали
в армию, то водили со всеми в баню, за что он их проклинал всю жизнь.
Он никогда не умывался, ходил летом босиком в самотканом белье.
Свою ложку и чашку не разрешал мыть. Вот он облизал ложку, ложку
положил на полочку и накрыл ее миской.
Летом спал в сарайчике, зимой на печке. Там у него стоял ящик с
табаком. В ящике всегда был прямо на табаке кусочек хлеба, кусочек
1
Галимов Венер Агзамович – Глава Администрации сельского поселения Казанский с/с с
1995 по 2003 г., с 2006 г. – управляющий делами. С 2003 г. по настоящее время Главой
сельского поселения Казанский с/с является Файзрахманов Фаниль Магафурович.

45
сала и бутылка с водкой. Вот иногда он прямо из бутылки выпивал 2-3
глотка водки, закусив ее хлебом и салом. Курил самодельную трубку,
так только пыхтел, но не затягивался. Один раз в год в ясный жаркий
день он брал чистое белье и ходил на реку Тюлянь, 4-5 км. от дома. Там
на безлюдье мылся в реке, одевал чистое белье. Это было ежегодно. Дед
Ликандрий отличался большим трудолюбием, но только чтоб ему никто
не мешал.
Однажды в переулке завалился мост. Никто деда не просил его
сделать, он сам выкопал с корнями два толстых дерева. Эти деревья
росли рядом с мостом. Но кто-то верхушки спилил, возможно, зимой на
дрова, а остальная часть деревьев засохла. Так вот эти деревья он и
положил совершенно самостоятельно через речку, как перекладины.
Долго строил дед этот мост, но зато он и долго служил людям.
Затем он осушил болото, которое мешало прямому проезду на
поле. Изменил русло р. Катайки, чтобы было больше места под огороды
для овощей. Как только увидит какую-нибудь промоину на дороге, он
тут же ее закидает. Там, где работал дед, обязательно горел и дымился
небольшой костер, возле которого он отдыхал, обязательно с трубкой в
зубах. Беседовать любил только с теми людьми, которые ему не
перечили. Если же кто вздумал ему в чем-то возразить, он тут же
прекращал всякое общение с ним, считая его не добрым человеком. В
церковь дед не ходил, но читал «Евангелие», притом, до глубокой
старости не пользовался очками и не потерял ни одного зуба. Сам
сделал для себя тележку, на которой возил дрова и сено. Две тележки
сена привезет, это уже конная ридванка. Однажды на зиму он сшил себе
шубу и штаны с невыделанных овечьих шкур шерстью к телу, носил
некоторое время, а потом они засохли и одеть их он на себя не смог.
Сын его младший воевал, был офицером и погиб под Харьковом. С
дедом жила его жена и сноха Катя с сыном Васей. Сноху и внука дед
очень любил. Внука просил не умывать: «Он так интересней», – говорил
дед. <…> Последние годы дед подвязывал платком желудок, видимо
подорвался тележкой. В больнице никогда не был, не носил очков, и не
потерял ни одного зуба. Умер в 1950 году в возрасте 83 лет.
В первые годы коллективизации появился в колхозе трехколесный
трактор «Запорожец», в народе его называли «бухкотун», передвигался
со скоростью черепахи. В основном служил для молотьбы зерновых.
Первым трактористом был Багуля Захар. Трактор работал на нефти.
Багуля Захар по национальности был украинец, а по цвету кожи – негр.
И как только у какой-нибудь хозяйки подгорит хлеб или какое печиво,
то сразу услышишь: «Мне в печку заглянул Багуля».

46
Однажды прохудилась бочка с нефтью. Не вымыв бочку из под
нефти, Захар решил выжечь ее. Только поднес горелку, как грохнул
взрыв. Взрывной волной его высоко подкинуло в небо и тут же он
совершенно невредимый опустился на землю. Сейчас его внуки шутят:
«Первым космонавтом был не Гагарин, а наш дед Захар».

Украинки Горянки в фотостудии, Симоненко Мария Герасимовна –


Давлеканово, 1939 г. сельская активистка
Не обошли Казанку стороной самые драматические события XX
века; Гражданская война, коллективизация, Великая Отечественная
война, восстановление страны. Пламя Великой Отечественной опалило и
многие семьи в Казанке. Среди героев-фронтовиков: В.М. Алексеенко,
И.Т. Алексеенко, П.М. Алексеенко, А.В. Андреев, М.В. Андреев,
К.И. Бескоровайный, Н.П. Божко, К.М. Гаврюшов, И.К. Герасименко,
Ф.В. Глущенко, В.А. Голиус, Е.А. Голиус, Е.Я. Голиус, П.В. Голиус,
А.П. Гурин, Д.Д. Гусев, Я.Е. Диденко, В.С. Дятленко, Г.С. Дятленко,
В.А. Звоновский, Ф.Н. Карпов, В.Н. Ключник, И.И. Ключник,
И.Ф. Колюжный, Н.Ф. Кравченко, А.Н. Марченко, И.А. Марченко,
М.А. Марченко, П.Н. Марченко, В.А. Мордовец, И.М. Надолько,
И.П. Надолько, М.И. Надолько, М.М. Надолько, Д.Ф. Овчаров,
С.С. Падалко, А.Л. Папенко, В.К. Предатченко, И.К. Предатченко,
А.Г. Радченко, В.И. Радченко, В.К. Радченко, Г.К. Радченко,

47
Г.Ф. Радченко, Д.Н. Радченко, И.Ф. Радченко, И.М. Репенко, И.Ф. Сахно,
С.Ф. Сахно, А.Г. Симоненко, В.С. Симоненко, Н.С. Симоненко,
П. Слынько, И.И. Смальченко, Д.Д. Сорока, Е.И. Сошенков,
Г.И. Сошенков, Т.И. Тупичко, А.Г. Учаев, В.С. Фролько, П.А. Холодяй,
А.Т. Шульга, П.И. Юрчук, Ф.И. Юрчук, И.С. Ятленко, П.К. Ятленко. 128
казанцев не вернулись с полей сражений!

Помимо участия в боевых действиях проявлением патриотизма


явился и добровольный сбор средств в пользу на боевую технику и
вооружение армии. В начале 1944 г. по инициативе колхоза «Ленинская
Победа» состоялся сбор средств на постройку эскадрильи самолетов им.
25-летия Башкирской АССР, было собрано более 100 тыс. рублей.
Дружба и сплоченность представителей всех наций, населяющих
Башкортостан, помогли преодолеть великие потрясения.
В советское время Казанская комплексная бригада в составе
колхоза «Завет Ленина» из года в год добивалась высоких результатов в
растениеводстве и животноводстве. Казанцы строили добротные дома,
держали живность, выращивали фрукты, овощи еще в то время, когда
местное население этим почти не занималось. Их продукция
пользовалась большим спросом на рынке райцентра, куда они
приезжали на сильных и упитанных лошадях. Словом, трудились на
славу, жили в достатке. Добросовестным трудом поднимали колхоз и
деревню Николай Кравченко, Мария Марченко, Иван Сохно, Евдокия
Сорока, Николай Гончаров, Андрей Полещук, Николай Марченко и
многие другие.

48
Мария Михайловна Коваленко в своем хозяйстве. Горянка, 1968 г.

Казанские передовики после совещания в райцентре. 1973 г.


Одна из активисток ансамбля «Чаровницы», двенадцать лет
певшая в его составе – Евдокия Тимофеевна Сорока, вспоминала:
«...Наша жизнь особенно тяжелой была. Мой отец, Тимофей Егорович
Николаенко, проживал с семьей в Горянке, потом переехал в Казанку,
где в 1921 г. я родилась. А в 1929 г. его раскулачили за то, что имел свой

49
надел земли, держал коров и свиней. Выслали строить Беломорканал.
Детей нас 12 душ было и мать не тронули. В 1934 г. отец вернулся
домой и через три года вступил в колхоз. Пошла работать и я. Была
передовой дояркой. Есть медали. Могла получить орден Ленина, но из
раскулаченных им не награждали. Была и нянькой у двоюродного
брата, весной ходила на поля мерзлую картошку собирать, конский
щавель рвала, чтобы только прокормить себя и свою семью. Смогла и
четыре класса здесь в Казанке закончить. А потом нас от голода
огороды спасали: морковь, лук, сажали, на коляске в Раевку на базар
отвозили. Появился бык, и его в ярмо запрягать стали, на нем отвозили
овощи. На быках в войну женщины и пахали.
В 1948 г. вернулся фронтовик Дмитрий Сорока, местный парень и
в 1952 г. я за него замуж вышла. Он работал скотником в овчарне, когда
и конюхом. Его родители – дед Дмитрий и баба Христя приехали в 1900
г. в Казанку и были одними из первых ее основателей. До этого жили
они на Украине, в Сибири. В то время в Казанке располагались
помещичьи усадьбы, а когда началась революция помещики побросали
свои земли. Была в деревне и хорошая церковь, и батюшка здесь жил.
Детьми мы бегали на Пасху по хатам собирать крашенные яички...».

Казанская школа. В центре – Ольга Михайловна Радченко,


учитель начальных классов, начало 1970-х гг.
Заслуживают уважения те, кто хранил и развивал глубокие
традиции украинского народа, воспитывал молодежь в духе уважения
людей других национальностей – Полина Смальченко, Галина
Марченко, Мария Фролова, Зоя Коростель и другие. В Казанской

50
неполной средней школе в течение долгих лет работал директором
Герой Советского Союза Александр Павлович Фролов.
В определенный период Казанка попала под пресс
«неперспективных», результатом чего стал уход молодежи из села,
запустение дворов, проблемы в социальной сфере. В 1980-х гг. началось
«второе дыхание». В составе ассоциации крестьянских хозяйств «Луч»
было многое сделано по благоустройству, к 1994 г. село было
полностью газифицировано. Сегодня в селе есть необходимая
социальная инфраструктура – почта, сберкасса, медпункт, магазины,
клуб, библиотека. Важно отметить, что Казанская сельская библиотека
– филиал № 11 с фондом более 11000 экземпляров книг и брошюр
работает по краеведческому направлению в рамках целевой программы
«Окно в историю» и обслуживает 770 читателей
В июне 1995 г., хотя и с трехлетним опозданием, но все же
Казанка отмечала свое 100-летие в рамках Республиканского фестиваля
украинской культуры! Большую помощь оказали Администрация
Альшеевского района, совхоз «Дмитриевский» Уфимского района
(директор – Александр Владимирович Гольник, уроженец Казанки),
Республиканский национально-культурным центр украинцев
Башкортостана «Кобзарь».

Глава Казанского сельсовета В.А. Галимов встречает


председателя РНКЦ УБ «Кобзарь» В.Б. Дорошенко

51
Казанке – 100 лет. 1995 г.

52
53
В празднике приняли участие представители самых разных
уголков Башкортостана – гости (в том числе украинские творческие
коллективы) из Уфы, Аургазинского, Благоварского, Давлекановского,
Стерлитамакского, Чишминского и других районов, из поселка
Раевский.
Казанцы встречали гостей традиционным приветствием: «Ласкаво
просимо!», в ярких национальных костюмах хлебом-солью, веселой
музыкой, украинскими народными песнями, частушками. Программа
праздника предусматривала посещение домов казанцев, где хозяева
встречали на дворе и в хате блюдами национальной украинской кухни.
Незабываемое гостеприимство проявили Андрей Евменович и
Антонина Ивановна Полещуки, Михаил Иванович и Анна Васильевна
Надолько и другие. Старейшей жительнице села Марии Федоровне
Сохно была преподнесена Казанская икона Божьей Матери.
Главное действие прошло в прекрасном уголке природы, где
проходят сабантуи деревень Казанка и Фань. Здесь устроена украинская
хата позапрошлого века. В самой хате, во дворе, на плетне – старинная
утварь, орудия труда украинского крестьянина, все сохранено в
первозданном виде.
К гостям праздника обратились заместитель Главы
Администрации Альшеевского района Фарит Губаевич Хайбрахманов,
Глава Администрации Казанского сельсовета Венер Агзамович
Галимов, председатели соседних хозяйств, представители
Министерства культуры РБ, других районов, города Уфы. Казанцам
были преподнесены памятные подарки. В течение нескольких часов на
сцене звучали музыка, песни на разных языках. Заслуженный артист
Республики Башкортостан Сайфулла Хайруллин исполнял их на
башкирском, украинском, немецком языках. Выступали народный хор
«Кобзарь», инструментальный ансамбль Дворца культуры
г. Давлеканово, коллектив художественной самодеятельности
1
Крымского СДК многие другие.
100-летний юбилей Казанки стал настоящим праздником дружбы
народов района и республики!
Современная Казанка – село многонациональное. В нем
проживают более 380 человек (136 дворов), значительная часть –
украинцы (63 человека), а также татары, башкиры, русские, чуваши,
узбеки, грузины, молдаване и другие народы. Много смешанных браков
(чуть ли не каждая вторая семья), поэтому нет и разногласий. Живет

1
По материалам: Асылгареев С. Возрождение // Альшеевские вести. 1995. 21 июня.

54
село дружно: радость и горе вместе, дома открыты для друзей и
соседей. Давно и хорошо известно – чем больше человек знает и
уважает традиции, культуру, язык народа, который живет рядом, тем он
богаче. Ставшие знаменитыми слова К. Лихман: «Ненька наша
Украина, батько наш – Башкортостан» очень точно отражают
настроение живущих в Казанке башкирских украинцев.1
Село Казанка – большая дружная семья

Семья Михаила Ивановича и Анны Васильевны Надолько

Дети одной из «Чаровниц» – Валентины Константиновны Марченко


1
По материалам: Суфиянова Ф. Ненько наша – Украина, батько наш – Башкортостан //
Альшеевские вести. 2011. 20 апреля.

55
22 мая 2010 г. в с. Казанка, на альшеевской земле, принявшей 120
лет назад украинских переселенцев, был установлен поклонный крест,
который предваряет давнюю мечту казанцев – восстановление часовни
и церкви. Дай Бог, чтобы к 120-летнему юбилею эти мечты
осуществились!

Поклонный крест на месте Храма


во имя Казанской иконы Божьей Матери

56
АНСАМБЛЬ «ЧАРОВНИЦЫ» – УКРАИНСКАЯ ДУША
КАЗАНКИ

В 2012 г. народному фольклорному ансамблю «Чаровницы»


исполняется 30 лет!

Фольклорный коллектив «Чаровницы» (укр. «Чарiвниці») был


создан при Казанском сельском доме культуры в 1982 г. (первые
выступления начались еще в 1981 г.) и по праву считается патриархом
среди фольклорных коллективов Башкортостана. Организаторами
коллектива можно считать Полину Ивановну Смальченко, Татьяну
Пантелеевну Гольник, Галину Александровну Швайко – директора
Казанского сельского дома культуры, Любовь Ивановну Божко –
работника сельского дома культуры.
Г.А. Швайко рассказывает, что ««…переселенцы из Украины,
преимущественно из Харьковской области, появились в здешних краях
более ста лет назад, купили земли у аккулаевских башкир, красивые
места им приглянулись, решили пустить корни. Людьми они были
трудолюбивыми, говорят, до войны жители Казанки обеспечивали всю
округу огурцами, капустой, яблоками… Трудолюбивый, дружелюбный,
открытий украинский народ принес на земли Башкирии не только свой
быт, но и культуру – песни, танцы, обряды, одежду. Своим детям они
старались передать исконную народную культуру. Духовное наследие
бережно хранилось и передавалось из поколения в поколение… Раньше
в Казанке все певучие были, бабушки пели перед домом на лавочке,
просто так! Доярки на ферме, пока ждут табун, сядут на жердочки и
затянут песню, часто в несколько голосов! Самая певучая ферма была!».
Не удивительно, что первым составом ансамбля в 1982-84 гг.
стали именно потомки переселенцев из Украины: Мария Терентьевна
Бабченко, Анастасия Кузьминична Божко, Анастасия Порфирьевна
Бурцева, Анастасия Федосеевна Гончарова, Анна Власовна Глущенко,
Полина Ивановна Смальченко, Евдокия Тимофеевна Сорока, Татьяна
Петровна Япенко. Затем к ним присоединились Анна Васильевна
Багуля, Мария Михайловна Коваленко, Валентина Константиновна
Марченко, Мария Андреевна Марченко, Раиса Андреевна Марченко,
Анна Васильевна Надолько, Екатерина Филипповна Таняева –
хранительницы культуры украинского народа. У всех за плечами
нелегкая жизнь, трудились многие годы напролет, поднимали после
войны родной колхоз. Песня помогала работать и жить. Все они,
сколько себя помнят, пели всегда и везде: на ферме, в поле, на сцене…

57
Они сохранили в памяти древние песни, которые привезли еще предки
из Украины. Несмотря на свой преклонный возраст, они до сих пор
очаровывают всех своим неподражаемым пением на различных
праздниках и фестивалях.

Одно из первых выступлений «Чаровниц» в п. Раевка, 1981 г.


Под бдительным присмотром П.И. Смальченко ансамбль учился
«співати правильно» и в 1984 г. был удостоен звания лауреата
Республиканского конкурса фольклора «Жемчужина народного
творчества».

58
За долгие годы существования состав претерпевал изменения,
некоторые уже покинули этот мир. Исполнительницы, стоявшие у
истоков создания ансамбля, в силу своего возраста, к сожалению, уже
не могут выезжать с концертом за пределы села. Поэтому другие, более
молодые, участники коллектива идут к ним учиться, постигать
искусство пения. За 30 лет существования в коллективе занималось
более 60 человек. За это время «Чаровницы» обновлялись трижды, т.е.
можно сказать, что история ансамбля состоит из трех поколений.

В родной Казанке после концерта. 1997 г. В центре – П.И. Смальченко


Второе поколение «Чаровниц»: Наталья Анатольевна Багуля,
Татьяна Петровна Баюнкина, Людмила Михайловна Божко,
Галина Михайловна Бондарева, Венера Курситовна Боричева,
Людмила Михайловна Бурцева, Антон Михайлович Глоба,
Зинаида Николаевна Кройтор, Владимир Иванович Матюхин,
Елена Геннадьевна Низамова, Наталья Алексеевна Ногина, Руслан
Бахтимирович Рахмангулов, Людмила Васильевна Ромашова, Галина
Алексеевна Саранцева, Галина Александровна Швайко, Иван Иванович
Ширков, Светлана Ахтямовна Яночкина.
В 2007 г. коллектив получил звание народного и с тех пор
неоднократно и с успехом подтверждал свой высокий статус.
В настоящее время руководителем ансамбля является Галина
Александровна Швайко – заведующая Казанским сельским домом

59
культуры, собирательница истории села и фольклора, трудолюбивый и
талантливый организатор, пользующаяся заслуженным уважением в
своем коллективе и среди коллег. С первых дней создания коллектива
Г.А. Швайко бережно несет богатство национальной творчества, не
давая погаснуть в селе, районе и Башкортостане самобытной
украинской культуре.
В нынешнем составе коллектива «Чаровницы» более 15 человек –
люди разных возрастов и профессий: пенсионеры, клубные работники,
учителя, школьники. В ансамбле не только поют, но и занимаются
изготовлением концертных костюмов. Самая старшая участница
нынешнего состава – Мария Васильевна Божко, ей 81 год, но она по-
прежнему активно участвует во всех выездных мероприятиях, обладает
уникальной памятью. Благодаря ей полностью восстановлен
украинский традиционный обряд выкупа невесты, другие свадебные
обряды, колядки, баллады, старинные лирические песни. Ее
деятельность, любовь к песне, умение передать культурное наследие
детям и внукам отмечено грамотой Министра культуры и туризма
Украины «За особый вклад в развитие и сохранение культуры и
традиций украинского народа вдали от родной земли».

Не стареют душой ветераны, с. Казанка, июль 2012 г.


В настоящее время из 15 участников ансамбля восемь человек –
представители семьи Марии Васильевны Божко:

60
Сын – Петр Васильевич Божко – гармонист (по профессии
фотограф).
Сноха – Алла Михайловна Божко (по профессии воспитатель) –
обладает уникальным голосом, «выводит» песни, переняла талант от
своей мамы Анны Васильевны Надолько, стоявшей у истоков создания
ансамбля, ее голос в деревне считается «золотым».
Дочь – Тамара Васильевна Федорова (Божко) – художественный
руководитель, незаменимый организатор, вдохновитель ансамбля на все
мероприятия, обладает великолепным голосом (по профессии
технолог). Тамара Васильевна постоянно ищет старинные песни,
заботится о концертных костюмах для всего коллектива.
Внучка – Кристина Сергеевна Федорова – замечательно поет, сама
пишет песни на украинском языке (студентка).
Дочь – Зоя Васильевна Попова (Божко) – ответственный участник
коллектива, вдохновитель новых идей (по профессии технолог).
Зять – Юрий Николаевич Попов – незаменимый мужской голос,
играет на ложках (по профессии оператор-технолог).
Внук – Николай Юрьевич Попов – гармонист, аккомпаниатор
коллектива, очень дорожит и трепетно относится к песням, языку и
культуре украинского народа (специалист по государственному и
муниципальному управлению).
Внучка – Ольга Владимировна Астафьева – с раннего детства
поет народные песни, имеет отличные вокальные данные
(домохозяйка).
Среди других участников ансамбля необходимо отметить Нину
Николаевну Придатченко – запевалу, которая росла и воспитывалась в
музыкальной семье, ее мама – Валентина Константиновна Марченко –
одна из основателей коллектива; Евгению Владимировну Шипаеву –
солистку ансамбля, любителя украинской песни, мастера-«золотые
руки», которыми вышита значительная часть костюмов; Елену
Павловну Родионову – идеальный «второй голос», замечательную,
скромную женщину; Валентину Михайловну Метелеву – «отличницу»
коллектива, тексты песен всегда запоминает одна из первых, ее руками
сшиты многие детали сценических костюмов.
И сегодня участники коллектива всех поколений с удовольствием
собираются вместе и выходят на сцену. К выступлениям тщательно
готовятся, собираются на спевки, достают из сундуков красивые наряды
– расшитые пестрым орнаментом блузки и фартуки, мечтают о единой
артистической форме. Как хочется этим удивительным людям,
искренне влюбленным в народное искусство, нарядится в красивую

61
обновку! Зажечь огонь в глазах, распрямить плечи, скинуть годков
двадцать, растянуть гармошку, ударить в бубен и трещотки и грянуть
хором песню.
Коллектив неоднократно награждался дипломами, грамотами
лауреата и победителя различных конкурсов и фестивалей районного,
республиканского, российского и международного уровней, в том числе
наградами из Украины, за сохранение национальной культуры и
преемственность традиций.

«Чаровницы» – большая дружная семья! с. Казанка, июль 2012 г.


Теперь без ярких и зажигательных выступлений этого
уникального коллектива из Казанки уже не обходятся районные
концерты. Например, в 2011 г. «Чаровницы» единственные из
Альшеевского района получили приглашение для участия в Гала-
концерте, посвященном 65-летию Победы, который прошел в Уфе на
сцене Конгресс-Холла. В сентябре 2011 г. коллектив представлял
Альшеевский район на Республиканском фестивале украинской
культуры в Гостином дворе Уфы во время официального визита в
Башкортостан Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины в РФ
В.Ю. Ельченко.
Чтобы не потерять связь времен и поколений коллектив ведет
постоянную работу по сбору, сохранению и популяризации народного
песенного и обрядового творчества украинского народа, которое

62
трепетно передается от создателей коллектива к современным
продолжателям. И хотя костяк коллектива по-прежнему составляют
почетные ветераны, состав постепенно обновляется, вливаются
молодые голоса. Можно говорить уже о третьем поколении участников,
причем не только из Казанки, но и Раевки, Уфы, представителей
разных, но дружных народов альшеевского края.
Сегодня народный фольклорный украинский коллектив
«Чаровницы» Альшеевского района Республики Башкортостан –
признанный коллектив «автентичного спiву», т.е. первозданного пения
в том виде, как пели их предки, пленяет зрителей и слушателей
уникальной, неподражаемой манерой исполнения народной песни. О
самобытном песенном искусстве «Чаровниц», искусных вышивальщиц,
всегда высоко отзываются специалисты Министерства культуры и
национальной политики РБ, руководители Республиканского
национально-культурного центра украинцев Башкортостана «Кобзарь»,
члены других украинских ансамблей Башкортостана, а, как известно,
признание коллег – самая высокая награда. Важно отметить, что
творческие коллективы Казанки, Байдаковки, Тавричанки, Крымского
стараются все большие праздники и мероприятия готовить и проводить
вместе. Снова и снова они завораживают публику своим многоголосым
пением, какого нигде больше и не услышишь. Потому-то они и
«Чаровницы»!

Дом культуры в с. Казанка – alma mater «Чаровниц»

63
РЕПЕРТУАР
старинных украинских песен народного фольклорного ансамбля
«Чаровницы» Казанского сельского дома культуры

1. А я чорнява 25. Ой, у лузі на калині


2. Била мене мати 26. Пiднiмайся, жiнко
3. Було в мене у погрiбi сало 27. Поза лугом зелененьким
4. Варенички 28. Посiяла огiрочки
5. Голуби 29. Приїхали гостi
6. Грицю 30. Прощай, Маруся
7. Гуляю я 31. Рува-рува я
8. Зелене жито 32. Сивий кінь
9. Зелений дубочок 33. Сонце низенько,
10. Їхав козак за Дунай вечір близенко
11. Їхали козаченьки 34. Тай виплив мiсяц
12. Летіла зозуля із-за хмари
13. Люблю Гриця 35. Тече рiчка каламутна
14. Мене мати спородила 36. Тополина
15. На городі чорна редька 37. Туман яром
16. Несе Галя воду 38. У полi береза
17. Ой, на горi два дубки 39. У полi криниченька
18. Ой, там, на товчку, на базарі 40. Хмелю
19. Ой, ти, Васю, Васю 41. Цвіте терен
20. Ой, у вишневому саду 42. Чорна редька
21. Ой, у лузi на калинi 43. Чорнява, як циганка
22. Ой, Семене 44. Шо в городi верба рясна
23. Ой, там на горі 45. Шумлять верби
24. Ой, у вишневому саду 46. Як служив у пана

64
СЦЕНИЧЕСКАЯ ПОСТАНОВКА
Ярмарка «На хуторе близь Казанки»
(автор – Л.В. Мозгалева, с. Крымский)

Действующие лица:
1. Солоха – укр. костюм, бусы.
2. Голова – укр. костюм, папаха, сапоги.
3. Паничка – белое длинное платье, венок, маска ужаса.
4. Хома – шаровары, папаха, жупан.
5. Черт – грим, маска, рога, хвост, черные трико, перчатки.
6. Чуб – шаровары, рубаха, усы.
7. Явдоха – юбка, кофта.
8. Параска – украинский костюм.

На сцене: столы, стулья, всякого рода угощенья: бутыли с


горилкой, квас, огурцы, помидоры, буряки и т.п.

(За столом со своим товаром стоят торговки и зазывают


покупателей).
Солоха: Гости дорогие, званные и нежданные, приглашаем всех на
нашу Казанскую ярмарку.
Шо, боже ты мой, Господи!
Чого нема на ций ярмарци!
Колеса, скло, деготь,
Тютюн, ремни, цибуля,
Крамори всяки… так що хоч би
В кишени було рублив
Из тридцать то и тодди б
Не закупив усей ярмарки
(Говоря все это Солоха тащит большой мешок, в котором что-то
повизгивает. Встает в ряд развязывает мешок и зазывает покупателей.)
Солоха: Ой, какой же справный кабанчик! Какой же розовенький
у него пятачок! Подходите, люди добрые, покупайте, не пожалеете!
Немного еще покормите и будет у вас сто пудов мяса!
(К ней подходит пан Голова со своей дочкой Паночкой).
Пан Голова: Здравствуй, дражайшая Солоха!
Солоха: Ба! Сам пан Голова пожаловал, ласкаво просимо! Какая
же у Вас дочка красавица! Ну просто невеста на выданье!

65
Пан Голова: Вот пришли на ярмарку купить для Паночки
украшения, бусы, мониста, парчу. Да, может, и жениха приглядим
здесь, на ярмарке.
(Панночка опускает голову, стесняется).
Солоха: Да такой гарной дивчине и искать не надо, женихи сами
как мухи на мед налетят. Да вот и жених появился.
(Подходит парубок Хома).
Хома: Мое нижайшее почтение, пан Голова, уважаемая Солоха, и
вам милая Панночка! (Кланяется в пояс).
Солоха: Ну, что я вам говорила? Вот и первый женишок! Красив
парубок, умен и, видать, деньги есть, раз на ярмарку пришел.
Пан Голова: Здоровеньки булы! (Хлопает по плечу Хому). А не
пропустить ли нам по чарочке горилки, за встречу, а там за чарочкой
может быть и о свадьбе договоримся!
Хома: С превеликим удовольствием! Я это дело люблю.
Пан Голова: Вы с нами, уважаемая Солоха?
(В это время, из мешка приподнимается Черт и потирает руки.
Солоха заталкивает его обратно в мешок и прячет за спину).
Пан Голова: Помоги Хома донести женщине кабанчика.
(Хома тащит мешок до шинка).
(Шинок. Стол, за столом Чуб хлебает борщ, шинкарка наливает
ему чарочку горилки).
Пан Голова: Сидайте, гости дорогие, я Вас всех угощаю за свой
счет! (Обращаясь к Явдохе). Явдоха, принеси-ка нам галушек,
пампушек, горилки, да для дивчини сливянки.
(Все садятся за стол. Хома рядом с Паночкой, тот пытается все
время обнять Панночку, та стесняется, жеманится. Около Солохи стоит
мешок, из которого высовывается рука Черта, он тоже обнимает Солоху
за талию).
(Явдоха-шинкарка приносит угощение, наливает по чарке всем
гостям).
Пан Голова: Садись с нами, Явдоха, отдохни, посидим, выпьем, да
песню споем. И ты, Чуб, присоединяйся.
(Все пьют, закусывают, поют украинскую песню).
(Солоха незаметно подает Черту рюмку и закуску, тот выпивает и
закусывает, и подпевает).
Пан Голова: Что-то мне померещилось, уважаемая Солоха, что
Ваш кабанчик как-то преобразился, что он превратился из розового в
черного и лохматого!
Солоха: Тю, пан Голова, это на вас горилка подействовала.

66
Пан Голова: Ну что, Хома, согласен ли ты взять мою дочь в жены?
Хома: Я то согласен, но только надо благословление получить от
батьки с мамкой.
(Шинкарка наливает, приглашает отведать угощенье).
Пан Голова: А ты Чуб, чего такой смурной?
Чуб: Да с жинкой поцапался. Ведьма, а не жинка. Все бабы,
которые сидят на ярмарке – ведьмы!
Солоха: Не переживай, я тебе настроение подниму (подсаживается
к Чубу, чокается с ним)
(Черт тянет ее за руку, Солоха его отталкивает, заигрывает с
Чубом).
Солоха: Поверь мне, я не такая как твоя жинка, она у тебя старая
ведьма, а я молодая (Стесняется).
Хома: Я хочу выпить за мою невесту Паночку, за ее красоту!
(В это время Панночка, отворачивается и надевает маску ужаса,
поворачивается к Хоме).
Хома: Чур меня, чур меня, сгинь нечистая сила! (Крестится,
выпивает рюмку.)
(Паночка снимает маску.)
Хома: Померещилось!
(Все изрядно напившись, поют песню).
Пан Голова: Солоха, ты говорила, что у тебя в мешке жирный
кабанчик, давай его прямо здесь и зажарим и отпразднуем помолвку
Паночки с Хомой, я заплачу за него хорошие деньги. (Обращается к
шинкарке). Явдоха, неси нож, сейчас кабанчика колоть будем!
(Явдоха подает большой нож).
Пан Голова: Ну-ка, хлопцы, помогите мне!
(Хома и Чуб подходят к мешку, вытаскивают Черта. Он трясется
от страха, молит пощады, все в оцепенении. Солоха кидается к Голове в
ноги).
Солоха: Не губите, пан Голова! Бес попутал, хотела вместо
кабанчика Черта продать, деньги срочно понадобились. Не губите, а
кабанчик у меня во дворе есть, в хлеву, зараз принесу, заколем и
погуляем.
(В этой суматохе появляется жена Головы Параска и начинает
ругать пана Голову).
Параска: Где тебя черти носят? Полдня уже по ярмарке
шатаешься, щоб тебя пранцы поели! Приходил Пацюк и принес
известие!
Все: Что случилось!?

67
Параска: К нам на ярмарку едут высокопоставленные гости. Надо
встретить и как следует угостить!
Пан Голова: (Чешет затылок). Вот это да! Помогите мне, ты,
Солоха, тащи своего кабанчика, вы, Хома и Чуб, заколите его. А вы
девчата, готовьте столы, а потом все вместе погуляем на празднике,
повеселимся!
(Все встают, кланяются и говорят: «Ласкаво просимо на наш
праздник!»).

ДОСТИЖЕНИЯ «ЧАРОВНИЦ»

68
69
ЗАЛ СЛАВЫ «ЧАРОВНИЦ»

СМАЛЬЧЕНКО ТАНЯЕВА
ПОЛИНА ИВАНОВНА ЕКАТЕРИНА ФИЛИППОВНА

МАРЧЕНКО МАРЧЕНКО
РАИСА АНДРЕЕВНА ВАЛЕНТИНА КОНСТАНТИНОВНА

70
НАДОЛЬКО БАГУЛЯ
АННА ВАСИЛЬЕВНА АННА ВАСИЛЬЕВНА

КОВАЛЕНКО БОЖКО
МАРИЯ МИХАЙЛОВНА МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА

71
ИЗ ЛЕТОПИСИ «ЧАРОВНИЦ»

Искусство пения передавалось от матерей. Слева направо верхний ряд:


М.П. Карпова, Е.М. Марченко, М.А. Рыбченко, А.П. Марченко,
О. Шкарупа; нижний ряд: О.П. Алексеенко, Г.Т. Коростель,
М.С. Смальченко, С.П. Андреева. С. Казанка, 1922 г.

Выступление в родном клубе с. Казанка

72
Районный фестиваль хоровых и вокальных ансамблей, п. Раевка, 2011 г.

Республиканский фестиваль народных коллективов, г. Уфа, 2012 г.

73
«ЧАРІВНИЦІ» СПІВАЮТЬ 1

Летіла зозуля над моєю хатой


Летіла зозуля
Над моєю хатой
Сіла на калині, |
Та й стала кувати | (2)
"Зозуля, зозуленька
Чого ж рано куєш,
Невже ти, зозуленька, |
Моє горе чуєш?", | (2)
"Як би ж я не знала,
Я б не кукувала,
Тобі, молоденькой, |
Правди не казала." | (2)
"Зозуля, зозуля,
Чо ж я наробила,
Козак має жінку, |
А я плюбила. | (2)
Козак має жінку,
Ще й діточек троє,
Кудряві, хороші, |
На козака схожі." | (2)
Ти ще молоденька,
Собі пару найдеш,
А то ж малих діток |
Без батька оставиш" | (2)

1
Приведены некоторые старинные украинские песни из репертуара
ансамбля «Чаровницы», многие из них сохранились в семьях от периода
переселения. Тексты песен записаны в с. Казанка участниками ансамбля в
разное время от исполнителей первого поколения. Записи сделаны с
голоса, поэтому передают отличные от литературных норм фонетические и
лингвистические особенности украинского языка и народного пения в
с. Казанка.

74
Ой там, на товчку, на базарі
Ой там, на товчку, на базарі,
Жінки чоловіків продавали,
Як прийдеться до ладу,
То я свого поведу та й продам.
Із лик мотузок насукала,
Взяла свого милого за лигала.
Та й повезла на базар,
До терлиці привязала.
Як наїхало торгувальниць,
Як наїхало купувальниць,
Стали думать і гадать,
Що за цього мужа дать.
А за цього мужа треба дати,
А за цього мужа треба дати:
Пару коней вороних
Ще й сто рублів золотих.

На городі чорна редька


На городі чорна редька,
Чорна редька, чорна редька,
Мабуть, любе мене Петька
Ой, як Петька мене любе.
Припев:
Ой, мамо, що буде,
Як він мене не візьме, як він мене не візьме,
Ой, що буде, Ой, мамо, що буде,
Як він мене не візьме, як він мене не візьме,
Ой, йой, йой…
На городі огірочки, огірочки, огірочки
Мабуть підуть сини, дочки, сини, дочки
Мабуть підуть!
Припев

75
На городі помідори, помідори, помідори
А квіточки у Хвидори,
У Хвидори огірочки.
Припев
На городі
Мак, квасоля, мак, квасоля, мак, квасоля
Ми желаєм счастя-долю, счастя-долю
Вам желаєм
Припев
На городі чорна редька,
Чорна редька, чорна редька,
Ой, як гарно грає Петька
Ой, як Петька гарно грає.

Грицю
Косив батько, косив я,
Та й викосив солов'я.
Приспів:
Соловей у саду тьох, да тьох,
Канареєчка...
Роман косе, Гапка в'яже,
Катерина загріба,
Роман волів напуває,
Катя борону тяга.
Ой, мати, люблю Гриця
Гриць на конику литиця,
Грицю шапка до лиця,
Люблю Гриця-молодця!
Приспів.
Та й послала мене мати
До криниці воду брати
Там зустрілося з Іванком,
Та й простояла до ранку.
Батько в руки взяв ногайку,
Не стояла щоб до ранку.

76
Косив батько, косив я,
Та й викосив солов'я.
Е-у-у-ух!

Ой, там на горі


Ой там на горі, ой там на крутій,
Ой там сиділа пара голубів (2)
Они сиділи, парувалися,
Сизими крилми обнімалися (2)
Відкіль не взявся охотник-стрелец,
Він вбив, розлучив пару голубів (2)
Він голуба вбив, голубку підбив,
Узяв під полу, поніс додому (2)
Приніс додому, пустив додолу,
Насипав пшеньця аж під коліньця (2)
Насипав пшеньця аж під коліньця,
Налив водиці аж під крилиці (2)
Голубка не їсть, голубка не п'є
На круту гору все плакать іде (2)
Голубка моя, сизокрилая
Яка ж ти в мене несчастливая (2)

Шумлять верби
Шумлять верби в конці греблі,
Шо я насадила...
Нема того козаченька, |
Шо я полюбила. | (2)
Нема його, та й не буде –
Поїхав за Десну;
Козав - рости, дівчинонько, |
На другую весну! | (2)

77
Росла, росла дівчинонька
Та й на порі стала;
Ждала, ждала козаченька |
Та й плакати стала. | (2)
Плачте очі, плачте карі, –
Така ваша доля:
Полюбила козаченька, |
При місяці стоя! | (2)

Хмелю
Ой, ти, хмелю, хмелю,
Хмелю зелененький,
Де ж ти, хмелю, зиму зимував, |
Та й не розвивався? | (2)
Зимував я зиму,
Зимував я другу,
Зимував я в лузі на калині |
Та й не розвивався. | (2)
Ой, ти, сину, сину,
Сину молоденький,
Де ж ти, сину, нічку ночував |
Шо не роззувався? | (2)
Ночував я нічку,
Ночував я другу,
Ночував я у тії вдовиці, |
Шо сватати буду. | (2)

А я чорнява, гарна, кучерява


Якби в лісі гриби не родили,
Якби хлопці гулять не ходили?
А я чорнява, гарна, кучерява |
Гриби не збирала, з козаком гуляла. | (2)
Якби в лісі не цвіла калина,
Якби в дворі не росла дівчина?
А я чорнява, гарна, кучерява |
Калину ломала і в хлопців кидала | (2)

78
Якби хлопці по домам сиділи,
Гарних дівок з ума не зводили?
А я чорнява, гарна, кучерява |
Квітки збирала, парубкам моргала. | (2)
С того часу нема мні покою,
За мной хлопці ходять чередою!
А я чорнява, гарна, кучерява |
Шила, вишивала, хлопців чарувала. | (2)

Сивий кінь
Якби мині сивий кінь,
Я дівок би маяв,
Поїхав за Дунай,
Там дівчину зная.
Приспів: (2)
А я все дивлюся,
Де моя Маруся,
А я все дивлюся,
Де ж ти, моя Маруся.
Приєзжаю за Дунай,
На горбушкі хати,
Стара баба, старий дід,
Ще й дівка кирпата.
Приспів.
Пригласили в хату,
Дали мені сісти,
Поставили барабулю,
Не луплену їсти.
Приспів.
А я тую барабулю,
По столу катаю,
На полиці поляниці,
Я на них моргаю.
Приспів.

79
Погасили когонець,
Полягали спати,
Я за тую поляницю,
Та тікать із хати.
Приспів.
Не попав я в двері,
Попав головою,
Стара баба, старий дід
Перли кочергою.
Приспів.

Ой, у вишневому саду


У вишневому саду там соловейко щебетав
Додому я просилася, а ти мене все не пускав (2)
Козак мій прошу тебе,
взійшла зоря – пусти мене
Проснеться матенька моя
Буде питать, де була я (2)
А ти її дай такий отвіт,
Весна іде – радіє світ
Весна іде красу несе,
А в тій красі радіє все (2)
Мамо моя, ти вже стара,
А я красива, молода,
Я жити хочу, я люблю,
Мамо не лай доню свою (2)
Доню моя, не в тому річ,
Чого ж ти плакала всю ніч,
Чому росплетана коса,
А на очах блищить сльоза (2)
Того розплетена коса,
А на очах блищить сльоза,
Того, шо я у тім саду
Уже с козаком не буду (2)

80
Ой, у лузі на калині
Ой у лузі на калині
Ой, колихала Марусина дві дитині. (2)
Колихала, доглядала:
– Ой поки їй рута-мята не зав’яла. (2)

Я зав’яла, ще й засохла,
Ой, шо я в тебе моя мати не доросла? (2)
Не доросла, така буду,
Ой, полюбила дворянина, любить буду. (2)
А дворянин пізно ходе,
Ой, не одну він Марусину з ума зводе. (2)
Ізвів з ума, сів на коня,
Ой, оставайся, Марусина, тепер сама. (2)
Не сама я остаюся,
Ой, ще у лузі кущ калини расцвилося. (2)

Шо в городі верба рясна


Шо в городі верба рясна... (2)
Там стояла дівка красна.
Вона красна, ще й красива, (2)
Її доля несчастлива.
Її доля несчастлива - (2)
Нема того, що любила.
Нема його та й не буде - (2)
Розрояли його люди.
Розрояли-рассудили, (2)
Щоб ми в парі не ходили.
А ми в парі ходить будем, (2)
Ще й друг друга любить будем.

81
Тополина
Проводжала мати сина во солдати (2)
Молоду нивістку в город жито жати
Вона жала, жала, жала притомилась (2)
Сіла спочивати – в тополь сотворилась
Прийшов син додому, та й пішов по двору (2)
Баче в огороді росте тополина.
Ой, ви мамо, мамо, шо це за новина (2)
В нашему городі росте тополина
Ой, ти, сину, сину, та й возьми сокиру, (2)
Іди на городі - зрубай тополину
Як рубнув він раз – вона похилилась (2)
Як рубнув він другий – вона попросилась:
Ой, ти милий, милий, я ж не тополина, (2)
Підними листочок, там твоя дитина.
Ой, ви мамо, мамо, шо ж ви наробили, (2)
Ви мене с дружиной навік розлучили.

Мене мати спородила


Мене мати спородила, (2)
Два города наділила
Гуляю я, ех, гуляю я.
Два города наділила, (2)
Одна диня уродила,
Гуляю я, гей, гуляю я.
Повезла я продавати (2)
Та й не знаю ціну скласти,
Гуляю я, ех, гуляю я.
Поки люди ціну склали, (2)
А цигани диню вкрали,
Гуляю я, ех, гуляю я.

82
Ой, цигани, добрі люди, (2)
А шо ж мені дома буде?
Гуляю я, ех, гуляю я.
Приезжаю я до хати, (2)
Та й не знаю, шо казати,
Гуляю я, ех, гуляю я.
На припічку свині риють, (2)
А собаки ложки миють,
Гуляю я, ех, гуляю я.
Поки тісто я місила, (2)
Свиня двері прокусила,
Гуляю я, ех, гуляю я.
Поки двері я латала, (2)
Свиня тісто поковтала,
Гуляю я, ех, гуляю я.
Кури хату замитають, (2)
Хлопці в вікна заглядають,
Гуляю я, ех, гуляю я.
У городі квіткі в’ютця, (2)
А за мною хлопці б’ютця,
Гуляю я, ех, гуляю я.
Ой, не бийтесь, нема за що, (2)
Хоть красива, та й не вдачна,
Гуляю я, ех, гуляю я.

Поза лугом зелененьким


Поза лугом зелененьким 1
Брала вдова льон дрібненький.
Вона брала, вибирала,
Тонкий голос подавала.
Там Василько сіно косе,
Тонкий голос переносе.

1
Каждая строка повторяется 2 раза.

83
Бросив косу додолоньку,
А сам пійшов додомоньку.
За дубовий стіл схилився,
А сам дуже зажурився.
Чим, Василько, ти думаєш,
Чого ж не п’єш, не гуляєш?"
"Позволь, мати, вдову брати,
Тоді буду пить-гуляти".
"Не позволю вдову брати,
Вдова вміє чарувати.

Ой, Семене
Ой, Семене, Семене, іди, сядь коло мене.
В мене хата нова є, сватай мене Семене
П-в:
А нашо мені та хата, як сама ти конопата,
А я тебе не люблю, сватать тебе не буду
Ой, Семене, Семене, іди, сядь коло мене.
І ворота в мене є, сватай мене Семене.
П-в:
А на шо мені ворота, як сама ти косорота,
І я тебе не люблю, сватать тебе не буду.
Ой, Семене, Семене, іди, сядь коло мене.
І корова в мене є, сватай мене, Семене.
П-в:
А нашо мені корова, як сама ти не здорова,
І я тебе не люблю, сватать тебе не буду.
Ой, Семене, Семене, іди, сядь коло мене.
І гусак у мене є, сватай мене, Семене.
П-в:
А нашо мені гусак, я ще поки не дурак,
І я тебе не люблю, сватать тебе не буду.

84
Є у мене молоденька, і весела, і гарненька.
І я її так люблю, сватать її я буду.

Зелений дубочок
Зелений дубочок на яр похилився.
– Молодий козаче, чого зажурився?
Молодий козаче, чого зажурився?
Чи воли пристали, чи з дороги сбився
– Воли не пристали, з дороги не сбився.
Любив я дівчину, та й не ожинився
Любив я дівчину, та й не оженився.
Полюбив другую – засватали люди.
Полюбив другую – засватали люди.
Мені молодому парочки не буде.
Мені молодому парочки не буде.
Нема мені пари ні тут, ні в Варшаві.
Нема мені пари ні тут, ні в Варшаві.
Тільки ж тії пари, шо оченьки карі.
Тільки ж тії пари, шо оченьки карі.
Тільки тої долі, шо чорнії брові.

Расшифровка текстов Ю.В. Сиренко,


кандидат педагогических наук,
заведующая кафедрой филологического
и социально-гуманитарного образования
Уфимского филиала МГГУ им. М.А. Шолохова

85
ИЗ ИСТОРИИ УКРАИНСКИХ СЕЛ
АЛЬШЕЕВСКОГО РАЙОНА

В конце XIX в. Альшеевская волость Белебеевского уезда стала


районом компактного расселения крестьян, массово переселявшихся с
территории Украины. В течение нескольких лет после основания
Казанки здесь появились и другие украинские села (первоначально как
поселки): Ново-Константиновка (1894), Беляковка (1890), Байдаковка
(1900), Нефорощанка (1900), Тавричанка (1900), Островцы (1901),
Писаревка (1901), Константино-Александровка (1903), Екатеринославка
(1905), Черниговка (1906).
Село Байдаковка возникло в 1900 г. Согласно сельской традиции
название происходит от имени купца Байды – одного из тех, кто решил
приобрести здесь землю. Крестьяне-переселенцы взяли в аренду 3 тыс.
десятин земли. Через два года здесь насчитывалось 98 домохозяйств и
312 душ мужского пола. В 1906 г. в селе было 155 домов и 789 жителей,
2 бакалейные и 1 винная лавки, в 1920 г. – 165 дворов и 984 человека. В
довоенный период Байдаковка была одним из наиболее крупных
украинских сел Башкирии, село имело три улицы (порядка) от реки и
выше. В 1912 г. была построенная начальная школа (с 1931 г. –
семилетняя № 7) – одна из старейших школ Альшеевского района. В
школе учились дети из многих соседних сел.

Школе в с. Байдаковка – 100 лет


Вскоре после основания села в 1903 г. началось строительство
Троицкой церкви и к концу года она была освящена. Церковь стала
одной из самых красивых в районе: из крупных каменных блоков,
86
внутри украшенная изразцами, с плетеным забором вокруг. В 1905 г.
открыта церковно-приходская школа. В приход Троицкой церкви
входили Байдаковка, Баландино, Нефорощанка, Островцы, Семеновка,
Тихомировка, Черниговка, Михайловка, Константино-Александровка
(до 1914 г.), а также хутора Волынский, Мещеряковский и др. Церковь
была закрыта в августе 1941 г.
По воспоминаниям Зои Корнеевны Тарасовой (1915 г.р.) и
Марины Павловны Ратушной (1911 г.р.), в начале 1920-х гг. пахали на
быках, а хлеб сеяли руками и бороновали граблями. Для удобрений
собирали золу и перегной, вывозили на поля и раскидывали руками. Не
было ни косилок, ни молотилок, вместо них использовали палки или
камни с зубцами. В 1929 г. с образованием коммуны из личных
хозяйств почти все забрали. Дома были деревянными или саманными, с
соломенной крышей, полы – земляные. В селе было три мельницы,
кузница, животноводческая ферма, два маслозавода. На ферме было 24
доярки и каждая из них доила более 20 коров.
Любовь Александровна Авраменко (Коваленко, 1925 г.р.)
прекрасно помнит хату, в которой родилась: глинобитная, под
соломенной крышей, с завалинкой (укр. «призьба») по периметру, такие
хаты были у всех. По ее словам, до войны в селе был только один
деревянный дом. Церковь была очень красивая, пятикупольная, здание
простояло до 1980-х гг. Когда разрушали церковь, одна женщина
скакала ногами на иконе Божьей Матери, через какое-то время муж у
нее лишился ног, сын повесился, а сама она сошла с ума.

Хата Л.А. Авраменко – довоенного времени, с. Байдаковка, 2012 г.

87
До 1970-х гг. в Байдаковке проживали исключительно украинцы,
затем в связи с нуждами колхоза стали селиться русские, татары,
чуваши, мордва и другие. Село традиционно делилось на три части
(концы) – Березовка, Новотроицкое (центр), Калиновка.

Ансамбль «Любава» с любовью исполняет народные песни,


с. Байдаковка, 2012 г.

Этнографический уголок в Байдаковском сельском клубе


В настоящее время в Байдаковке сохранилось еще несколько
саманных хат. Украинская же «изюминка» села – хаты из кизяка и хаты
с плетневыми дымоходами были разобраны около 10 лет назад. Тем не
менее, по признанию многих, Байдаковка остается хранительницей
украинской культуры в Альшеевском районе и Башкортостане.

88
Здесь по-прежнему можно услышать певучий украинский язык,
увидеть остатки народной старины, услышать чудесные украинские
песни в исполнении ансамбля «Любава», существующего при сельском
клубе с 1985 г., в настоящее время в составе ансамбля 9 постоянных
исполнителей. В сельском клубе собраны результаты труда местных
мастериц – рушники, дорожки, скатерти и т.п. Небольшая, но
выразительная экспозиция дает общее представление о прошлом быте
села. Сейчас в Байдаковке 62 двора, 218 жителей: русские – 77,
украинцы – 62, татары – 30, башкиры – 21, мордва – 21, чуваши – 5,
живут также немцы, эстонцы.
Село Нефорощанка основано переселенцами из Полтавской
губернии в 1900 г., крестьяне приобрели в собственность 1251
десятину земли. Среди семей первопоселенцев известны фамилии
Воротник, Дацун, Куринной, Маслак, Скляр, Яхно и другие (23
семьи). В 1902 г. здесь было 53 домохозяйства и 159 душ мужского
пола, в 1906 г. – 35 домов, 337 жителей, в 1920 г. – 62 двора и 434
жителя, в 1939 г. – 363 чел. До 1904 г. Нефорощанка входила в
приход Никольской церкви села Чуюнчей-Николаевки, с 1904 по 1913
гг. – в приход Троицкой церкви села Байдаковка. К лету 1914 г. было
завершено строительство своей Михаило-Архангельской церкви, в
приход которой входили Нефорощанка, Беляковка, Михайловка,
Алексеевка, Ново-Потоки.

Столетняя хата Дацунов в «Загорьевке», с. Нефорощанка, 2012 г.


В советское время хозяйство в Нефорощанке переживало частые и
не всегда обоснованные реорганизации, что привело к отъезду населения
из села, изменению состава его населения. В современной Нефорощанке

89
можно найти лишь некоторые остатки былой истории и украинских
истоков села. Из 188 современных жителей украинцев – 6 человек,
русских – 65, башкир – 43, чувашей – 39, татар – 24, мордвы – 16.

Уникальный сарай под соломенной крышей, с. Беляковка, 2012 г.


Еще одним из центров поселения украинцев в Альшеевском
районе стало с. Крымский. В сельской библиотеке сохранилась
запись местной легенды: «Поселился у «Горного озера» первый
житель – переселенец из Украины. Тяжело людям там жилось,
голодно. Вот и привела его судьба в Башкирию. Понравилась ему
дикая природа – гора, поросшая красивым лесом, прикрывала его
хижину, озеро неописуемой красоты плескалось у ног. Прошло много
лет и у озера стали строится красивые, добротные дома. Видя красоту
этой дивной природы, никто не проезжал мимо. Все старались
поселиться в этих местах. Плодородная земля родила хлеба, леса
были полны дичи, а озеро рыбой, разводили скот, благо корма было
вдоволь. Стала деревня зажиточной и называлась она «Таврическая
Покровка».
В 1934 г. по решению Наркомзема в результате разукрупнения
Альшеевского зерносовхоза был организован Раевский зерносовхоз.
Село Крымский стало его центральной усадьбой, построена
ремонтная мастерская, имелись типография, почтовое отделение. В
Крымском стали массово переезжать украинцы из окрестных сел –
Байдаковки, Нефорощанки, Островцов, Константино-Александровки
и др. Еще до Великой Отечественной войны здесь обосновались
несколько десятков украинских семей, привнеся в жизнь поселка свой
колорит: Дацуны, Воротники, Юхимцы, Литовченко, Страшко и
многие другие.

90
Вид на п. Крымский. Середина 1960-х гг. На заднем плане слева
можно еще увидеть украинские мазаные хаты под соломенной крышей
В послевоенное время п. Крымский развивался как центр
крупного хозяйства, с 1965 г. – стал центром одноименного сельсовета
и постепенно приобрел большой интернациональный состав. Сейчас в
Крымском 209 дворов, 529 жителей, из них русских – 170, татар – 119,
украинцев – 110, башкир – 83, других народов – 47 человек.
В 1894 г. переселенцами из Черниговской и Харьковской
губерний было основано село Ново-Константиновка. По словам
уроженца с. Ново-Константиновка Ивана Савельевича Пацкова (1922
г.р.), село названо в честь его прадеда, первого поселенца, героя русско-
турецкой войны 1877-1878 гг. – Константина Яковлевича Пацкова,
который приобрел для своей семьи 60 десятин земли. В 1895 г. в
товариществе состояло 65 членов, приобретших с помощью
Крестьянского Поземельного Банка 1116 десятин земли. Среди
наиболее крупных семей (от 5 душ и более) – Близнюк, Голик, Доценко,
Нагорный, Романенко, Сизоненко, Ткаченко, Шевченко, Юнак,
Яровенко. В 1896 г. здесь было 14 дворов и 118 жителей, в 1897 г. – 54
двора и 409 жителей, в 1902 г. – 62 двора и 470 жителей. В поселке
протяженностью три километра дома были деревянными, но
сохранялось и немало землянок.
Весной 1903 г. начались строительные работы по возведению в
центре села на левом берегу р. Кызыл Казанско-Богородской церкви,
которая была освящена 14 октября 1903 г. Церковь была деревянная из
сосновых бревен, а школа из дикого облицовочного камня. С 1904 г.
Ново-Константиновка становится селом, в октябре открыты церковно-
приходская школа. В 1930-е гг. церковь неоднократно закрывали и
окончательно службы прекратились в 1937 г.

91
Последние хаты на старой улице, с. Новоконстантиновка, 2012 г.
В 1900 г. основано село Тавричанка, поскольку большинство
переселенцев было из Таврической губернии. Одним из первых
жителей с. Тавричанка были семьи: Кондратенко, Магдыч, Сытые
(Сытых), Малыш (Малышевы), Сиренко, Биктянские. Первоначально
село состояло из 1 улицы перпендикулярно реке и насчитывало до
120 дворов. По свидетельству местных жителей, многие переселенцы
были из с. Михайловка, что на «Запорожской Сечи».
Переселенцы выбрали место у р. Кызыл – низкое, но не
затопляемое, балки хорошо защищали от постоянных ветров. В
первую очередь переселенцы приобрели у местных башкир землю и
начали строить жилье. Чаще всего это были плетневые хаты,
обмазанные глиной с земляным полом и соломенной крышей. Также
строили хаты из самана.
В трех километрах от Тавричанки почти одновременно
появляется д. Писаревка, которая со временем разрослась с 30 до 60
дворов. Ее название связано с именем первопоселенца Иваном
Гайдыма, который был одним из немногих грамотных и потому стал
местным писарем. Здесь обосновались семьи Бабенко, Гайдаренко,
Денисенко, Журавель, Омельченко, Сидоренко, Третьяк и др.
В 1930 г. из населенных пунктов Тавричанка, Писаревка, Ташлы
был создан колхоз «Красный Запорожец» (видимо, принимая во
внимание происхождение большинства крестьян). В 1934 г. создан
Тагировский (Кызыльский) совхоз с центром в Тавричанке.
Отделениями совхоза были окружающие населенные пункты с
украинским населением – Зеленый Клин, Равнина.

92
Елена Федоровна и Прасковья Семья Ефима Степановича
Ивановна Малышевы – Гайдыма – внука Ивана Гайдыма
переселенцы из Украины в 1901 г. – основателя д. Писаревка, 1932 г.
Украинцы оставались преобладающим населением до 1980-х гг. К
концу 1990-х гг. в Тавричанке из 844 человек проживало 164 украинца
(20%), русских – 32%, башкир – 24%, татар – 20%. а также чуваши,
мордва, немцы, белорусы. По данным на 2012 г. в Тавричанке 262
домохозяйства, проживает 742 человека, из них русских – 34%, башкир
– 27%, татар – 17%, других народов (в том числе украинцев) – 21%. Со
временем в Тавричанку переехало много семей из соседних
неперспективных сел – Новоконстантиновки, Писаревки, Черниговки.

Редкая украинская хата под соломенной крышей, п. Сулпан, 2012 г.

93
Но украинская культура в жизни села по-прежнему представлена.
Во-первых, сведения по истории Тавричанки, в том числе об
основании села и первых переселенцах, собираются и бережно
сохраняются в школьном музее под руководством учителя географии
Р.Г. Кучкарова, продолжившего дело его основателя – В.Я. Кайзера. С
1965 по 1987 гг. учащиеся школы совершали регулярные
экскурсионные поездки в Украину и посетили в разные годы Киев,
Одессу, Днепропетровск, Кировоград, Симферополь, Севастополь.
Информационные материалы этих поездок занимают заметное место в
экспозиции школьного музея.

Украинская библиотечка в школьном музее, с. Тавричанка

Тавричанка. Родословное древо семьи Журавлевых восходит


к основателям сел Писаревка и Тавричанка

94
Во-вторых, доброй традицией стала подготовка семейных
родословных учениками школы, благодаря чему удалось установить
многие имена основателей села, данные о героях-фронтовиках,
известных тружениках совхоза и т.д.
В-третьих, с 1980 г. в с. Тавричанка существует вокальный
ансамбль «Тавричаночка» Кызыльского СДК. Коллектив является
неоднократным дипломантом и призером на районных и
республиканских конкурсах, фестивалях, обладателем почетных
грамот Министерства культуры и национальной политики РБ. В
настоящее время художественный руководитель ансамбля –
О.А. Грачева, дипломированный специалист по славянскому
фольклору, собиратель и знаток сельских традиций. Благодаря ее
стараниям «Тавричаночка» исполняет не только народные песни, в
том числе и украинские – распространенные в селе, но также ставит
театральные постановки, поддерживает традиции колядования и
других народных обычаев. Сейчас в коллективе 15 человек –
представители разных национальностей, все с энтузиазмом познают и
пропагандируют культуру своих народов.

Вокальный ансамбль «Тавричаночка» 2010 г.


Сегодня многих из названных сел уже давно нет.
Сохранившиеся села вместе со всеми переживают сложные времена.
Знание своих корней, уважение к предкам, которые тяжелым трудом

95
строили свою жизнь, создавали благополучные условия для потомков,
живут в памяти сельчан.
Общую динамику этнодемографических и социально-
экономических процессов среди украинского населения
Альшеевского района можно увидеть из таблицы в приложении в
конце книги.

Карта Альшеевского района, выполнена О.А. Грачевой,


с. Тавричанка, 1996 г.

96
СТАРОЖИЛЫ РАССКАЗЫВАЮТ

Таняева Екатерина Филипповна (Казанка):


«В 1972 году мы приехали сюда, в Казанку вышла замуж. Муж –
русский. После свадьбы мы из его деревни переехали сюда – школы
там закрывали, негде было детей учить.
…Я как сюда приехала, подумала, что домой приехала – такое
веселое было село. Доярки, как идут на дойку – поют, все на
украинском языке. Муж мой сказал: «Да, звеселела ты у меня – ты ж к
родне приехала. Я уже вижу, что ты веселой стала – там не такая
была!». Крепкое село было и веселое. Народу было очень много. Нас
очень мало осталось – украинцев.
…Передовой колхоз был. Люди приветливые. По гостям ходили.
Муж у меня был гармонист – на свадьбы часто ходили.
…Праздники праздновали – Троицу, Рождество, Пасху, такие
большие праздники. Было хорошо.
…Когда я приехала в село, все разговаривали на украинском
языке. Были башкиры, татары, но украинцы разговаривали между
собой на украинском языке. Я думала, как будто, на небо взлетела –
так я соскучилась по своему родному языку.
…Сюда мы приехали – тяжело трудились в колхозе, но нам как-то
и весело было – песни пели. … Мы погуляем, придем домой, утром
встаем и управляемся по хозяйству, детей соберем в школу и снова на
работу успеваем.
…Когда приехали в Казанку, село богатое было – дома были
деревянные, мазанок не было. Хаты были добротные, сейчас и еще
лучше стали делать – все под железом.
…Свадьбы детям делали тут «русские», а приехали родственники
с Украины, им так не понравилось. Песен не пели. Хоть и казанцы –
свадебные песни не очень знают. Каравай уже не пекли, «гильце» не
делали. Ряженые только были на второй и третий день, а так как на
Украине – этого нет. Хоть и казанцы, а делают свадьбу на «русский
лад». Может раньше, до нас, и было что-то, но сейчас – нет.
…Я свою внучку учила как загадывать на женихов. Под кровать
надо ставить «мостик», положить ключи и тот парень, кто первый
ночью присниться – и будет жених!». Внучка не поверила. У меня
сбылось. Я пришла с улицы – мама спит, тихонько поставила. Вот мне
мой дед приснился…».

97
Багуля Анна Васильевна (Казанка):
«Я родилась тут, в Казанке, а родители приехали из Украины. Из
Украины приехали мои отец и мама, отца родители тут похоронены.
Их забрали из Украины. Я же тогда маленькая была – не
интересовалась. Сейчас бы все расспросила.
…Родителей моих звали Василий и Мария Карповы. Где именно
они жили в Украине, я не знаю, и почему приехали – может, искали,
где лучше жить. Я родилась тут в 1939 году и в этом же году мои
родители уезжали на Дальний Восток. Десять лет мы жили там под
Владивостоком в селе. Вернулись потому, что отцу не подходил
климат. Там отец работал директором «Заготзерно», а тут он работал в
ревизионной комиссии – грамотный был. Мама работала телятницей в
колхозе. Родной брат отца – дядя Ваня рассказывал, что по пути на
Дальний Восток эшелон бомбили немцы и уцелел только один наш
вагон. Все вагоны лежали, а наш только наклонился. Мамка моя стояла
в дверях, а в углу весела колыбель со мной. Дядя это видел своими
глазами.
…После свадьбы в 1960 году мы дом не строили, я пришла в
готовую хату. Хата была деревянная, а когда уезжали на Дальний
Восток, наша хата была возле Проценка Михаила, возле Фаи
Колесниковой… Мы приехали, строили деревянную хату. Сарай у нас
был из глины. Папка ветки заплетал, а тогда мазал – были такие сараи.
…Раньше хорошо гуляли. Отмечали Пасху, Рождество Старый
Новый год. На Рождество ходили по деревне колядовать.
Щедрівочка щедрувала,
До віконця припадала,
– Шо ти, тітко, напекла,
Неси нам до вікна.
Поки тітка донесла,
Руки-ноги попекла
Нас приглашали в дом, а некоторые выносили угощенья на улицу.

Коваленко Мария Михайловна (Казанка):


«Я родилась в Казанке. Наши родители из Украины приехали, а
откуда – не знаю. Раньше ж землю покупали и тут строились. Родители
– Михаил, и мать – Настя. Отец работал в сельсовете, председателем
сельпо, а мама в колхозе. Потом начали и мы работать в колхозе.
Бороновали на лошадях и на быках, пахали. И до войны пахали, и
после войны пахали на быках. Много сеяли – урожай хороший был.

98
Скирды клали, молотили на комбайне. Были маленькими, но работать
заставляли нас. Я до замужества в колхозе была конюхом, коров доила.
…Я пять классов кончила в Казанке и работать заставили. Мой
отец на фронте погиб – я еще не замужем была. Здесь в Казанке все
свои – тетки, дядьки, сестры.
…Двадцать три года мне было, я замуж вышла в Горянку – там
была свинаркой. В Горянке был колхоз им. Куйбышева. В Горянке
тоже жили хохлы. Муж был с Горянки и я туда вышла замуж в 1944
году, а в 1974 году у меня мужик умер и я приехала обратно в Казанку
жить. Он тоже хохол был, родился в Горянке. Его родители тоже,
наверно, из Украины приехали – я точно не скажу. У их, у матери,
было девять детей. Один погиб на фронте.
…Горянка – большая деревня была, но меньше, чем Казанка.
Церкви не было. Мы на шляху (дороге – здесь и далее примечания
авторов) жили, а там Божкивка была. Тут домов штук пять, там – штук
пять. Там хорошо, красиво было, в лесу – теперь все разъехались, нету.
Продали дома, выехали в город учиться, работать, замуж вышли. Ну,
Горянки нету давно – все разъехались.
…Рождество праздновали по-старинному. Праздники все
справляли и Пасху также само. Яички варили, красили – как по закону,
всегда. И сейчас так есть, только сейчас людей наших нету – померли.
Дети бегали, давали им яички, конфеты. Ходили посевать, щедровать:
Щедрівочка щедрувала,
До віконця припадала.
Шо ти, тітко, напекла
Неси нам до вікна.
Я нічого не пекла,
Пісний борщ варила,
І той без хліба.
…Дети носили вечерю своей крестной. Я носила жаренную рыбу,
пирожки. Вечером идем к крестной, а она нас угощала. Вечерю носили
обязательно.
…На Спаса, у нас и там были яблони и тута, но уже они старые –
пропали. Мы рвали яблоки и шли на кладбище – раздаем им, своим –
кто умер, на Спаса яблоки. На могилки кладем: «Мы Вам принесли на
Спаса яблок – разговляйтесь!». Сами до Спаса яблок мы не ели –
нельзя, потому что говорят, кто умер, тому не дадут яблока, если мы
будем кушать. Говорили, что когда Спас будет – тогда ешьте все, а до
Спаса нам нельзя! Малаи (дети) ели. Но сад у нас был. Я купила –

99
яблонь десять было. Когда я приехала – яблони уже были насажены. И
в Горянке много было яблонь, и вишни были, сливы.
…Церковь в Казанке я помню, но плохо. Мы жили на том конце.
Церковь деревянная была, красивая, чистая. Такие кресла стояли,
стулья там были, пели божественные песни. Людей много в церковь
ходило. Нас причащали, такую сладкую воду давали ложечкой
блестящей желтой. Мы ходили в церковь. Уже в школу я ходила, а в
церковь все равно ходила. Церковь высокая была, но все побили,
сломали еще до войны. Люди каждое воскресенье ходили в церковь.
…Раньше юбки шили длинные в складку. Одевали вышитые
кохты (кофты) и шли все наряженные, хорошие. Вышивали гладью и
крестиком. Вышитые вещи одевали только по праздникам –
Рождество, Пасха. Все шли в церковь в вышитых сорочках».

Марченко Раиса Андреевна (Казанка):


«Я родилась тут, а родители – и не знаю. Деды наши приехали из
Украины. Родители работали в колхозе. Отца я и не знаю. Я с 1935
года, а его забрали. Я только помню, что его забирали. Был дед у нас
небольшого роста, большая борода. Вот это я хорошо помню, а отца я
даже хорошо не помню. Мама работала в колхозе. В нас огород был за
лесом – хорошей огородницей была. Помидоры, огурцы были. Семья в
нас большая была – пятеро, трое ребят и нас двое девчат. Тут все
выросли.
…Девичья фамилия моя – Диденко. Наша хата была за деревней
– выселок, дворов десять, наверно, было. Потом все аннулировалось и
родители построились в конце деревни. А эту хату, я уже замуж вышла
и мы строились. Строили ее мы в 1960 году. А родная хата маленькой
была, как клетушечка, деревянная, крыша была уже железная. В селе
много хат было покрытых соломой. После войны еще были. С 1960-х
годов вся деревня перестроилась. Старых домов совсем мало осталось:
Смальченко Полины Ивановны, Кравченко Максима Спиридоновича –
это старые дома, а все остальные перестроенные.
…Отец и мать, как поженились, на низу жили, где огород, а
потом сюда перешли. Крыша у них, наверное, еще соломенная была.
Еще такой год был неурожайный – сорок седьмой, что скотину
кормили соломой с крыш.
…Плохо жили, работали как проклятые. После школы пошла
работать. Старая школа была деревянная, холодная. Она стояла
недалеко от новой. Еще мои девчата ходили туда учиться. В 1953 году
я школу закончила и сразу пошла работать свинаркой. До холодов я

100
поработала, заболела, зиму не работала. Потом возила корм. В
Аккулаево ездили на лошадях. Накладывали соломы или сена – везем.
Из Аккулаево пока доедешь – все замерзнет. Ребята старшие – Гольник
Володька и другие быстро накладывали, а мы что – сено тяжело со
стога рвать, складывать – сил нет.
…На свинарнике поработала, заболела и зиму корм возили.
Весна пришла – быки, ярмо, боронуем на быках – все поля исходили.
Сами запрягали. Да и еще на огородах работали. Картошку
выращивали – сдавали. Лук на базаре продавали.
…Свеклу для себя сеяли, кормили скотину. А еще кислушку
делали со свеклы, оно как квасок – вкусное такое. Варили, клали туда
дрожжи – бродит до вкуса, с дрожжей снимали, чтобы не перекисло. А
еще самогонку варили со свеклы. Варили сок, кислили и самогонку
гнали. Ну, пили раньше меньше, не было за что. Мы ж за палочки
работали. Пекли пирожки с фасолей. Варенье раньше не варили – не
было сахара. Раньше порички (красная смородина) сушили, сахарную
свеклу мелко резали и тушили в печи, потом с поричками смешивали –
такой пирожок делали сладенький.
…Ягоды собирали, сушили. Зимой компоты варили с
сухофруктов.
…Хлеб пекли часто – большая семья. Если нет муки, варили
картошку и туда примешивали муки или отрубей. Дрожжи сами
варили. Для них собирали хмель. Картошку терли, чтобы меньше
использовать картошку.
…Борщ варили. Для борща надо красную свеклу – чтобы он был
кисленький, а со столовой свеклы сладкий. Добавляю щавель для
кислоты. Варили кутью пшеничную. Заливали ее компотом, а такого
шикарного – не было из чего.
…Тогда не покупали, а сами ткали. Я не ткала, а мама – ткала. У
них был станок ткацкий. Сейчас он не сохранился. Долгое время у
Полины Ивановны Смальченко сохранялся, а потом она отдала его в
музей, в Уфу. У нас мама, когда были каникулы, устанавливала станок,
ткали. Ткали с конопель. Коноплю сажали за деревней. Потом
выбирали матирку и возили на реку Тюлень мочить, чуть нас там не
потопили. Мочили его долго. Потом доставали, сушили. Вот тут
недалеко была конюшня – там был станок, на котором выбивали
грубое. Потом выминали. Мама деревянной щеткой вычесывали.
Потом пряли на прядке и ткали материю. Потом готовую материю в
жлухте (деревянное корыто) держали. Потом вымывали от золы и

101
клали на снег. Бывало и крали друг у дружки. Мама рассказывала, что
кто-то украл, а потом его водили по деревне.
…В связи с нехваткой материи женские рубашки шили сверху из
лучшего материала, а низ с толстого. У моей свекрови верх был из
ситца, а низ полотняный – давно это было. Носили намисто (бусы).
…Позже стали носить платья ситцевые. На ноги обували лапти с
лыка. У меня брат самый старший плел. Их не надолго хватало.
Бывало что понравилось – донашивали до дыр.
…Женщины ходили в платках, а девчата носили косы. Косы
плели, банты красивые были.
…Пели. Мы со старухами работали, старухи поют и мы – все
песни знали. С мамой работали – ей норма, а мне половину. Они поют,
а мы учимся, от них все песни старинные знаем. Мама моя пела и
выводила. Сегодня вспомнила песню:
Ой, відтіль гора,
Ой, відтіль – крута.
Поміж тими горами
Сходила зоря,
Ой, то ж ни зоря,
То ж ни ясная,
То ж дівчина молода
По воду йшла
А дольше ни помню. Еще одна:
Ні тучки, ні хмарки, ще й дождик іде,
Козак до дівчини щовечора йде,
Козак до дівчини щовечора йде,
– Добрий вечір – каже, ще й ручку дає,
– Добрий вечір – каже, ще й ручку дає,
– Скажи, дівчино, чи мені жиниться,
Чи ждати тебе?
… В Колонке я была. Село небольшое было, дворов десять. Там
хохлы тоже жили. Помню, жил там Ляшко Владимир, а больше я там
никого не знаю. В Казанке Ляшки не жили».

Репенко Василий Иосифович (Казанка):


«Переселенцы были не бедные люди, на лошадях проехать такое
расстояние. Приехали сюда, в Казанку. Когда дед поселился, то уже
люди тут жили. Деда звали Репенко Никандрий Иосифович, а жена его,
моя бабушка – Варвара Андреевна Проценко, девичья фамилия.
Крестная мама была самая старшая, с 1908 года. Родилась она тут, в

102
Казанке. Ну, так и выходит, примерно, в конце 1890-х годов дед
приехал взрослым. Он, по-моему, 1863 года рождения. Тут он работал
в колхозе, любил землю копать. Отец мой родился тут в 1919 году.
Поженились они в 1937, а я в 1939 родился.
…Дед сам шил чоботи (укр.: «чоботи» - сапоги). Как-то он сшил
яловые, а ему участок дали под Лысой горою, а там были пни и он
корчевал. Случайно ударил сокирою (топором) и повредил носок и
палец. Сказал, что палец – ладно, землей присыпал и все, а сапог жалко
новый. Тогда так было, присыпал землей, завязал тряпкой и все – такая
была земля.
…Дядька Герасим Симоненко шорником был – сбрую шил.
Кузнечил дед Полищук с Западной, с Волыни. Я помню, что ходили
они кузнецами – Соколюк, Полищук. Однажды дождь прошел ночью
на рождество, лед по деревне, с шестого на седьмое, Коля женился.
Свадьбу играть, кони не кованые. Ночью ковали при фонарях коней.
Невеста и жених были с авторитетных семей – надо было обязательно
справить. Ну, тогда справляли свадьбы хорошо!
…Возы, телеги, сани мужики делали сами, почти в каждом дворе.
…Пасечников было много. Самый старший – Смальченко Иван
Александрович, потом Радченко Иван Федорович, потом Дмитрий
Иванович Марченко. Семей много было, больше ста. Сами они рои
снимали, ухаживали».

Марченко Валентина Константиновна (Казанка):


«Родилась я тут и родители мои тут. Приехал мой дед. Наши
предки приехали из Украины – Сороки, Божки.
…Они говорили вот так: «Купили мы землю у аккулаевских
башкир». Земли было много. Дед мой купил тридцать соток – больше
не было. С ними вместе приехали Смальченки, оттуда же и Коростели.
Все хохлы. Татары, башкиры начали переселяться сюда позднее из
деревни Фань. Постепенно начали жениться друг с другом.
…Отца моего звали Константин Григорович Бабченко. Мама –
Бабченко Мария Терентьевна. Отец родился в 1919 году, а мама – в
1918. Отец был плотником, а мама работала учетчиком на ферме сразу
смолоду, потом в канторе, потом в сельсовет перешла. Отец строил в
колхозе – свинарник, гараж. Шить умел, сапоги, туфли – все умел
делать. А я перешла в шестой класс и пошла работать свинаркой в
колхоз. Нелегко было работать. Летом силосовали сами доярки. И
коров кормили сами, поили.

103
…Хата, где я родилась – напротив. Она старая. Крыша была
железная, а вот сени были покрыты камышом, сарай тоже. Мы
привезли из Аккулаево. Сами крыли, не текло, хорошо клали. Такая
крыша стояла лет пять или шесть.
…Трудно было работать, но пели, сейчас такого нет. А тогда туда
ехали и обратно, пели. Учились друг у друга, у старших. Весело было.
…Сады красивые были. У нас, вот на этом подворье, было
тридцать яблонь, четыре груши. А потом, как пошло болото – все
вымокло. Это лет двадцать. Тут у нас родник был, он и сейчас есть, но
забился, поэтому и болото. Когда наши приехали деды и бабы, тут они
пилили и хаты ставили. Сушили болото – высушили, много лет было
хорошо, а сейчас, наверно, родник забился, и болото снова
образовалось.
…На городе выращивали картошку, капусту, помидоры, сиянку
(лук-сеянец), фасоль, арбузы. Из яблок делали варенье, так кушали,
сушили.
…У нас каждый день был борщ. Без борща – не! Сейчас не очень
часто делают, а тогда часто. Для борща брали картошку, капусту. На
второе подавали картошку или кашу. Картошку готовили в печи.
…Колядовать мы не ходили – раньше учителя не разрешали, не
дай Бог узнают, ругали.
…На Пасху яичка красили, гуляли. На горе играли в игру – катали
яичка с горы. На горы выйдешь и пустишь – оно разобьется, потом ели
его.
….Бывало, гадали. Вышли с подружкой и кидали валенок за
ворота – куда упадет валенок носом, туда и замуж пойдешь. Она
кинула первая – туда носом, туда и пошла на Чистополь. Я кинула свой
валенок, у меня на этот конец упал, так сюда и пошла я. Вот такое
гадание у нас было.
…Были кузнецы у нас. При мне работал Иван, фамилию не
помню, а до него, кузнец хороший был, вроде, Митя. Жил он на том
конце недалеко от клуба».

Надолько Анна Васильевна (Казанка):


«Я родилась в Казанке. Дед пришел с фронта в 1945 году, мы с
ним познакомились, а поженились в 1949. Свадьба была украинская.
Сначала сидели у подружки, потом приехал дед на тачанке, на
лошадях и меня забрал. Мы раньше в соседском доме жили, а потом
нам этот дом построили в 1956, у нас уже трое детей было, а Аллочка –
сама младшая, родилась в этом доме.

104
…Родители наши тоже в Казанке родились. Жили там, в конце.
Нас было четыре сестры, а осталось две. С Украины приехали наши
деды. Помню, что с Колонки к нам приезжал мамин отец, мой дед.
Звали его Шульга Трофим, а отчество не помню. Приехал, вроде, с
Харьковской области. Папа мой женился на маме, привез ее с Колонки,
жили мы на Победе, раньше была Победа. Папины родители – Сорока
Дмитрий Трофимович, а баба – Сорока Христя. Вот это они приехали.
Сначала они вырыли землянки и там жили. Потом выкорчевали
кустарник и начали жить, построились. Я работала в колхозе до 1964
года».

Чакина Таисия Михайловна (Байдаковка):


«В войну нас осталося, наверное, пятнадцать. Лошадей не было,
на быках пахали и сеяли. На коровах тоже. Четыре коровы спаривали и
пахали. Одна не могла потянуть, поэтому четыре. Писали трудодни, а
на тот трудодень даже хлеба не давали. Голодовали.
…Отец мой, Коринько Михаил Иванович, погиб на фронте, без
вести пропавший. Родители родились на Украине. Бабушка по отцу –
донецкая казачка, а по маме – из-под Полтавы. Где-то в 1913 году
деды переехали в Раевку, но семья была большая и не хватало земли.
Решили они переехать в село, а тут рядом – Семеновка, Покровка,
Островцы. Моя мама еще в Раевке родилась, а детство прошло в
Семеновке. Маму звали Вера Даниловна Коринько (Абрамова), а
умерла она под фамилией Гомоненко. Отец погиб, а потом, она вышла
замуж за соседа, который вернулся с фронта. Значит, семья моей мамы
переехала в Раевку с Украины, а по линии отца бабушка – донская
казачка. Отец мой с Байдаковки, а мама с Семеновки. Поженились и
стали они жить в Байдаковке.
…Деревня Байдаковка состоит из нескольких кутков: Березовка,
Новотроицкое и Калиновка. Дом, в котором я родилась и живу –
довоенный, деревянный. Тут еще сохранилась старая планировка –
сарай соединен с домом. С сарая можно зайти в дом и наоборот. С
ведром по холоду не надо ходить.
…Церковь не достояла до наших дней. Строили ее примерно в
1912 году с пиленого красного камня, который возили с д. Кипчак, а
это тридцять с лишним километров. Там пилили этот камень и на
лошадях возили сюда. Когда церковь закрыли, то люди начали ходить
в Тавричанку1 . Перед Пасхой бабушки собирались и ходили в церковь.

  Тавричанка или Тавричаны, – второе, неофициальное название с. Константино-


1

Александровка Стерлитамакского района 

105
…Нестеренко, Юхимец, Рябуха, Маслич, Авраменко, Коваленко,
Тарасов и другие – это фамилии первых переселенцев, коренных
жителей. Украинцы жили дружно. В 1970-х в Байдаки начали
приезжать татары и башкиры, в основном на работу в колхоз. Позднее
начали появляться смешанные браки, а до этого времени женились на
своих или из соседних деревень, из Нефорощи.
…По утверждению жителей Байдаковки говор, в других
украинских селах, немножко отличается. Например, в деревне
Нефороща говорили «завертку відгепаю», тогда когда в Байдаковке –
«завертку одірву» («заворотка» – вертушка в двери). Там немножко
по-другому разговаривают, значит первые поселенцы были с другой
области Украины.
… Деревня Островцы сейчас не существует. Только холмики
остались от хат. Островцы – длинная деревня была. Когда в 1957 году
колхоз стал, оттуда школу перевезли в Крымский, поэтому люди
начали уезжать. В 1965 году деревня еще была, а потом ее
ликвидировали».

Сиротюк Надежда Александровна (Байдаковка):


«Мы родились тут, а родители приехали с Полтавской губернии,
с Украины. Отца звали Коваленко Александр Самойлович, его тоже
пацаном оттуда привезли. Мама – Коваленко Христиния Петровна, ее
тоже с Украины привезли. Они тут выросли и нас родили.
Хаты нашей уже нет. Соседи наши были Кнуренко Марк – жил
рядом, они умерли в 1960 году. Еще был Омельченко Никита.
На Украине не хватало земли, а тут пустовала. Первые, кто
приехал, вырыли землянки и в землянках жили, а дома строили. Со
Стерлитамака возили стройматериал и строили. Байдаковка раньше
была три километра – большая.
…В семье нас было семеро – восьмой погиб на фронте, жили
плохо, голодали.
…Церковь я не знаю, мы жили на том конце. Я тогда еще в
школу не ходила. Церковь валили, я помню. Молодые девчата пришли
и икона стояла большая и одна дурочка как из нагана дала в Матерь
Божью. Икона упала и разбилась и мама наша упала, кричала, плакала,
мол, что вы делаете. Так пришла советская власть. У нас была пара
лошадей, корова, овечки, куры – все забрали. Оставили нам только
детей одних. Плакали, плакали, а что поделаешь. Отец наш был
грамотным, работал секретарем в сельсовете и пришел, матери сказал:

106
«Хоть плачьте, хоть кричите – пришел закон, я уже подал у колхоз
заявление. Будет колхоз». И так, вот, в колхозе мы жили до войны.
…Училась я в этой школе. Когда с церкви иконы выкидывали, с
икон поделали столы. Перевернули просто и поделали, а какой-то
мальчик полез туда – карандаш потерял, как посмотрел – а там Бог, как
выскочит, как закричит дурным голосом. Нас же учили, что Бог – есть
Бог, а Бог в ногах под столом лежит. И так мы привыкли, привыкли,
отвыкли. Нас от Бога отогнали. Нам родители показывали на Ленина –
вот сейчас Бог, а того Бога уже нет.
…Школа была у какого-то кулака у дому, а потом поп поставил
за свои деньги в 1914 году, ну может в 1912 начали строить. Сам поп
преподавал. Мы учились в 1930-х годах, то у нас парты уже были
длинные, было хорошо. Хотела дальше учиться, но началась война –
не было за что».

Александрова Татьяна Сергеевна (Байдаковка):


«Я родилась тут в Байдаковке. Папа у меня с 1910 года, мама с
1919. Родители тоже тут родились. Отец Сергей, мама – Ольга
Чередниченко. У отца были родители, а у мамы, умерли, когда ей было
три годика. Дед по отцовской линии приехал, но я не знаю откуда. Они
люди простые все были, работали. У моей бабушки по матери было
восемнадцать детей. Из восемнадцати их только трое живых осталось.
А с отцовской стороны – шестеро.
…Мы жили в конце деревни, на Калиновке, там три тополя
сейчас. Половина хаты бола глинобитной, а половина деревянной.
Крыша была уже железной. Сами родители ее строили. Все мы там
выросли.
…Бог его знает, как мы разговариваем – сейчас уже метисами
стали. Раньше была хохлацкая деревня, а сейчас уже тут хохлов
человек пять осталось. Я по-хохлацки и родилась – разговариваю, и
работала – разговаривала. Двенадцать лет я коров доила, пятнадцать
лет завскладом работала и восемнадцать лет завмагом тут работала.
…Поем, в клуб ходим на репетиции. Мама моя пела, но я те
песни забываю. У них совсем другие песни были. Дети мои, не
балакают по-хохлацки – по-русски. Свекровь у меня мордовка, но я с
ней по-хохлацки разговаривала и никогда она не переспрашивала, все
понимала.
…Мама рассказывала, что кто-то приехал, они все говорили, что
барин приехал – Байдак звали его, вот поэтому и Байдаковка. Раньше
она большая была, аж туда, потом поселок за нами. Выше мастерской

107
еще целая улица была, деревня очень большая была. Когда я в школу
начала ходить, то в классе уже были татары, башкиры, но все мы жили
дружно. Позже почали жениться на украинках и наоборот.
…Все отмечали – Рождество, Пасху. На Рождество ходили
щедровать. Носили вечерю (ужин) – кутю, сало в узелочке. Сначала
несли бабушке и дедушке, а потом крестным.
…На Пасху всегда яйца красили, носили. Пекли и пасху, и кулич
у нас. Яйца мы не ели до Пасхи. Давали только тогда, если оно
разбивалось. Также не кушали до Спаса и яблок. Я сама до Петрова
поста ягод не ем и родители не ели, а дети ели.
На Троицу украшали дом, травой устилали».

Рябуха Виктор Андреевич (Байдаковка):


«Мы тут родились и наши родители тоже тут родились. Деды и
бабы приехали с Полтавской области, после того как отменили
крепостное право. По рассказам, какой-то Байдак направил сюда
людей и сказал, что там много земли и если вы сможете ее купить и
обрабатывать, то обещал прислать из Давлеканово зерно. И так
приехали. Сначала рыли землянки, а потом строили колковые дома. В
два ряда набивали колья, а потом месили глину с соломой и
замазывали эти колья, – «шлепали» глиной. Доливка была, полов не
было. Я в армию уходил в 1962 году, еще в одной комнате доливка
была – полов не было. Перед праздниками ее мазали. В доме аромат и
полов не надо.
…Были дома с самана. Месили глину и землю, добавляли
солому, в форме делали.
…Дед мой родился в Украине и его родители сюда привезли. Я
помню бабушку, а дед погиб на фронте. Фамилия его была Нехода.
Один Нехода, а второй, по отцовской линии, – Дуля был. У него
свидетельство есть, в котором, почему-то сделали Дуленко, а так
просто – Дуля и все. У моего отца свидетельство о рождении было, там
в графе родители написано: мама – Марфа, а отец – Иван. У моего
деда было трое детей, четвертая девочка умерла, а сколько их приехало
я не знаю.
…Приехали они и поселились на Калиновке – это после нас, там
есть «широкая» улица, почему-то ее так называли. В деревне было
четыре ряда. Тут два и там два».

108
Маслак Александра Афанасьевна (Нефорощанка):
«Все заселение было при наших предках. Родители мои тут
родились. Разговаривали они чисто по-украински, а у нас уже смешан
говор с русским. Моего деда по материной линии звали Яхно Максим
Гордеевич. По отцу дедушка был у меня – Куринный Семен
Артемович, правильно не знаю как, «Куринной» или «Куринный», но
тут люди были не грамотные и писали нас Куринный, а в некоторых
местах мои родственники пишутся Куренной.
...Они приехали, наверно, перед двадцатым веком потому, что
бабушка, по материной линии, с 1880 года, она приехала, и ей было
уже лет пятнадцать или шестнадцать, примерно так. Жили они на
Украине в Нехвороще. Сейчас пишут через букву «ф», а как наша
деревня началась, мы дети были и писали через «х» – Нехвороща.
Бабушка моя жила в Полтавской области, село Нехвороща, недалеко от
Кременчуга. Жили, где-то возле речки и дед был рыбаком. Бабушка
часто вспоминала эту речку, когда приехала. Они очень скучали за
родиной. Ее отец в пять лет брал с собой на лодку рыбу рыбачить. Там
у них была большая семья из них только два брата приехали сюда.
Когда они переезжали сюда, то как посмотрели какие тут степи, какой
тут ковыл (трава) двухметровый, кустарник был, а в траве огромные
ягоды, рядом речка и сказали, что нам больше ничего не надо, и
остались тут.
...Когда разговаривали, то как будто все из одного места. Вот
соседние деревни – Тавричанка, Степановка, они из других областей.
Они разговаривают не так. Мы – полтавчане, вот бабушка говорила:
«Ой, яка щира кобила біжить» Вот скажите вы сейчас «щира кобила»,
кто знает, что это такое. Или: «Анука, возьми горшок, виниси, на
тинок повісь!» Что такое «тынок»? Дедушка никогда не говорил на
муку – мука, а – борошно. Они чисто по-украинскому разговаривали.
А знаете, душа как болит – свои люди. Если только на Украине что-то
не ладно, я очень сильно переживаю. Там много моих родственников и
корни мои оттуда.
…Очень отмечали престольный праздник на Михаила,
Рождество, Пасху. Моя бабушка была очень богомольная. Бабушка все
время ходила в церковь в Тавричаны, на крыласах пела. Дидусь
(дедушка) тоже у нас богомольный был. А мои родителя своему отцу
говорили «тато», не батько и не папаша, а тато. А бабушка была, то
говорила «ненько». Обращались только на «Вы»! Боже упаси назвать
маму или батька на «ты»! Старших людей у нас, у хохлов, только на
«Вы» называли, не тыкали. Старших людей почитали. В других

109
деревнях в разговоре окончание на мягкий знак, а у нас нет: «Ми підем
работати», не работать, а работати. Или: «Оце не любе робити і не хоче
йти». «Носити», «косити», «водити» – так говорили. Мы не могли
переучиться. «Цеберка» – ведро, что корову доить.
...Борщ с рыбой варила бабушки и мама и я сейчас варю, если
рыба есть. Бабушка варила со щуки или окуня. Сначала бабушка
варила свеклу для борща. Рыбу немножко присаливала, немножко
поджаривала. Картошку тоже немножко посыпала мукой и
поджаривала на постном масле, добавляла в нее лук. Сам борщ тоже
считался постным. Когда свекла готова, добавляли картошку и рыбу,
чтобы они не переварились. Обязательно добавляют специи – укроп
свежий или сушеный. Потом, как борщ готов снимали, но горячим его
не ели. Для цвета в борщ можно добавить помидоры».
...Село, как рассказывали, у нас было очень красивое. В основном
строили деревянные дома. Садов в те времена не было. Тогда мы жили
без фруктов. Бабушка, бывало, рассказывала, что в Украине было
много яблок, а мы же ничего не видели, голодные.
...На огороде все выращивали, только фруктов не было. Во время
войны пшеницу сеяли, кто что достанет, тогда трудно было с хлебом.
Бабушка сеяла огромную латку мака для пирогов, а сейчас же не
разрешают. Конопли сеяли много – «прядиво» называется.
...Ткали и мама и бабушка. Были у нас ткацкие станки.
«Прядиво» выращивали, потом рвали его, мочили на речке неделю или
две, чтобы оно вымочилось. После этого вытягивали, сушили эти
снопы, а после очищали на «тернице». Бабушка вычесывала
деревянным гребнем и оно становилось как шелк. После этого
скручивала в «мычки» (укр. «мичка» - пучок конопли, подготовленный
для прядения) и пряла. Пряжа продолжалась всю зиму до Пасхи, чтобы
перед Пасхой все это выкинуть из хаты. Летом готовое полотно носили
на речку и выбеливали: расстилали на берегу и мочили. После этого
оно становилось белым-белым. Полотно было очень тоненьким. Вот
этим «праныком» (укр.: «праник» - деревянный валок для выбивания
белья при стирке) как выкачают его, оно ставало мягким, как лен. С
этого полотна бабушка шила постельное белье, рубашки нательные. Я
сама не ткала – мама ткала. Ткали долго, пока в магазинах не начало
появляться. Еще делали лижныкы (укр.: «ліжники»), толстый такой,
теплый на зиму укрываться. Оно как покрывало, но говорили лижнык
– толстый. А из «вала» (тонкая кошма), его ткали немножко по-
другому, делали рядна, грубые, их подстилали под перину. Матрасов
тогда у нас не было, а делала бабушка так: чтобы легче таскать эти

110
перины, она делала две небольшие, а под них – «рядна» (толстые
холсты из конопляной пряжи).
...Вышивали много. Я тоже вышивала, но потом мода отошла и
перестали. Вышивали рушники, сорочки. У дедушки нашего была
вышита рубашка, поверх носил. Пояс был у него тисмяный, красный.
В селе так старики ходили, а молодежь нет. Мама так уже не ходила. А
раньше у каждой женщины была вышита крестиком кофта с длинным
рукавом. Вышивки были разные. Воротник был не такой как в
мужской рубашке, а вырезом, который стягивался. На праздники
бабушка спереди носила «фартух», это тоже украинский, расшитый.
Вот помню, как идут они в гости – уже понадевают вышитые кофты.
Пидтычка (укр.: «підтичка» - низ сорочки) немножко выглядывала из-
под «запаски». Она была немного из худшего материала, чем сорочка.
С низу к рубашке, если она праздничная, пришивали еще и кружево.
Еще у бабушки была «запаска», она «закладалась». На голове бабушка
носила «капур» (женский головной убор). Его одевали для того, чтобы
волосы нигде не висели. Бабушка собирала волосы и под этот капур
прятала. Шили его с грубой ткани и завязывался он на шнурочки. А мы
были детьми и спрашивали: «Бабушка, а зачем Вы эту шапку носите?»
- они отвечали, что это не шапка, а капур и ношу для того, чтобы
волосы не падали в борщ.
...Традиционными украшениями были «намысто» (укр.:
«намисто» - бусы) и крестик. Прокалывать уши, для сережек, было не
принято. Я ни в бабушки, ни у мамы, ни у родственников – ни у кого
не замечала.
...На ноги обували «чоботы» или «чэрэвыкы» (укр.: «черевики» -
ботинки). «Чэрэвыкы» сами вязали в войну. Вязала бабушка из «вала».
«Чоботы» были хромовые и яловые. Один мужчина шил в деревне.
...Из верхней одежды носили пиджаки длинные. Зимой одевали
тулупы, «кожухи» (шубы). У нас был портной, но всю древнюю
обшивал «кожухами».
...Улица у нас была не одна – очень много людей жило. Кутки
имели свои названия. За селом, за горой, была «Загорьевка», за речкой
«Беляковка».
…Дедушка, уже бывало перед смертью, говорил: «Шура,
напышы пысьмо на Украину, у мэнэ ж там ще два брата ридных. И
двоюридных у мэнэ там много».

111
Курылева Лидия Ивановна (Крымский):
«Родители мои родились в Константино-Александровке, а их
родители, деды и бабушки переселенцы из Черниговской губернии.
Папа – Литовченко Иван Григорьевич 1924 года, мама – Третьяченко
Екатерина Филиповна, родилась в 1929 году. По линии отца дедушку
звали Литовченко Григорий Евстафьевич, 1882 года. Родился он под
Бердянском, Малый или Большой Токмак, это под Запорожьем.
Бабушка, мама отца – Гвоздецкая Васса Петровна, родилась в
Таврической губернии. По маминой линии, отец был Третьяченко
Филипп Алексеевич, а мама – Хижняк Мария Ивановна.
...Переехали в Башкирию из-за малоземелья. Почти все они были
родственниками, приехали артелью и купили землю в Константино-
Александровке. В 1903 году они приехали поздней осенью и
перезимовали в Нефороще. Я сама с 1952 до 1964 года прожила в
Нефороще. Там была чисто украинская деревня, до 1962 года были
одни украинские фамилии: Дацун – семей пять, Горобец, Куриный,
Кривошапка, Бугай, Швайко».

Плугин Владимир Федорович, Плугина Вера Николаевна


(Крымский):
«Мы из одной деревни – Хотомли. Родители тоже родились в
Хотомле. Бабушки и дедушки приехали из Украины. Бабушка по
маминой линии – Никоненко Матрена Степановна. Приехала она сюда
еще девушкой из Полтавской губернии. На Украине не было земли,
поэтому приехали сюда. Тут, наверное, были родственники и осталась
она тут. Тут уже вышла замуж за моего дедушку, его фамилия была
Кухтик. Они тоже из переселенцев. Было у них пятеро детей. Самая
старшая моя мама – 1908 года. По линии отца была бабушка Хаврония,
они тоже все приезжие. У бабушки Хавронии было двадцать два
ребенка, в основном все сыновья, только две дочери.
...Хотомля хорошая деревня была, большая, 120 дворов было.
Это тоже было украинское село. Было две улицы по два порядка. Дома
были покрыты соломой, к Троице их мазали. Стены домов были
деревянные, а сараи в основном саманные. В ту пору, когда прадеды
приехали, там были непроходимые леса, поэтому строили из дерева.
Фруктовых садов не было.
...Выращивали на огороде картошку, свеклу, горох, арбузы,
коноплю – с нее делали масло, все было.
...В каждом дворе были колодцы. Тут везде были украинские
села, но сейчас кончаются. Некоторые уже с лица стерлись: Рословка,

112
Днепровка, Верхняя Днепровка, Екатериногригорьевка, Максимовка.
Дома все были побеленные, с подведенными завалинками.
...Соседи наши украинцы, помню, были Кормилец, Ситник,
Полищук, Близнюк, Додулат, Чуприна. Мы в 1965 году оттуда уехали,
еще деревня была хороша.
...Мама ткала полотно, я уже нет. Конопли сеяли рядочками.
Потом выбирали «плоскинь» (укр.: «плоскінь» - мужское растение
конопли), а потом «матирку» (укр.: «матірка» - женское растение
конопли). Вязали в снопы, мочили. Потом сушили, очищали,
вычесывали, делали «мычки». Зимой полотно выбеливали. Мама ткала
рядна, дорожки».

Магдыч Алексей Иванович (Тавричанка):


«Знаю, что мой дед приехал сюда в 1909 году из Украины, с
Запорожской области, село Михайловка. Деда звали Степан Магдыч,
отчество не знаю. Приехал со своей семьей. Дочь Кылына (Килина
(укр.) – женское имя Акулина) родилась еще там, а Полина тут. Здесь
он купил землю, открыл кузницу. Две лошади было, плуг, веялка для
зерна. Родители тут родились. Иван Степанович Магдыч, а мама –
Магдыч (Малышева) Елена Федоровна. Мама тоже из переселенцев. У
нее тут брат был Иван и сестра Прасковья.
...Дом, в котором они жили, не сохранился. Он саманный был,
длинный. Дом и сарай под одной крышей. Крыша соломенная. Этот
дом простоял до 1975 года. Дом, в котором родился я, 1958 года, тоже
саманный. Таких домов было много в Тавричанке, сейчас мало
осталось. Тут, в конце улицы стоит, жили в нем Рысевы, а сейчас
живет Мельникова. Соседями у нас были Музыченко, Яцухно Андрей,
Хмара, Синица, Барабаш, Шамрин, Соченко – вот такие фамили были.
Балакали по-хохлацки. Мама нас учила: «Балакайте, хлопці, отако, шоб
було гарно!». Сейчас уже не с кем говорить. На украинском говорили
еще до 1950 года.
...Носили вышитые рубашки по праздникам, на Пасху, рубашки,
пояса. У меня тоже была украинская рубашка, но износилась. Мама
вышивала мне красными и синими нитками, а в основном, красными и
черными вышивали.
...В воскресенье собирались где-то возле одной избы и пели
песни. Пели много и работали. По 1952 год для работы использовали
волов, а потом трактора пошли. На волах горючее подвозили, зерно в
посевную».

113
Носко Мария Григорьевна (Тавричанка):
«Наши прадеды жили там, на Украине, а мы родились тут.
Родилась я в Немволынке. Отец жил недалеко от Красного Клина на
хуторе, раньше по хуторам жили. Из Украины приехал прадед, а как
его зовут я и знаю. Деда знаю, Семен Половина звали. Жил он в
деревне Семеновка.
...Черниговка – два ряда деревня была. Я замуж туда вышла.
Украинские фамилии помню, это Коляда тетя Саня, украинка была.
Хацковы были, она украинка, а он русский.
...Хаты были саманные, в хате потолок с набитыми рейками и
они все мазали, хохлы любили мазать и доливку (укр. «долівка» –
земляной пол) мазали. Почти все хаты такие были».

Крутько Антонина Васильевна (Тавричанка):


«Родилась я в селе Писаревка в 1927 году. Мама родилась в
Константиноградовке, а отец в Писаревке. Переехали еще наши
прапрадеды. Маму звали Фекла Петровна Уманцева. Отец – Василий
Афанасьевич Стрижак. В Писаревке мы прожили с 1927 по 1939 год.
...Большая деревня была – два края, оттуда от Кызыла и до 2-го
отделения, и эта сторона вся. Посередке школа была. Все хохлы были.
...Наш дом развалили. Красивый был, на углу, а около огорода
кладбище – там оно и сейчас сохранилось. Крыша соломенная была.
Много саманных хат было, дерева ведь много не было. Сами саман
делали – глина, солома, станками делали.
...Из Писаревки мы уехали потому, что мать боялась поступать в
колхоз и так они все мучились-мучились, единолично жили, а семья
большая – семь детей. Приехали мы сюда в саманный дом –
развалюшка, отец все ремонтировал».

Носко Анна Александровна (Тавричанка):


«В 1906 году наши деды приехали сюда в Башкирию из
Украины. Приехали они из Черниговской области и назвали село
Черниговка. Там было домов тридцать, наверное. Все были
украинцами – Шпаки – три-четыре семьи, Гудымы, Ревы. Жили все
украинцы. Все с одной области, но как началась советская власть –
больше половины семей раскулачили.
...Я родилась в Черниговке в 1928 году. Прожили мы там до 1948
года. Носко, это я по мужу, а девичья фамилия Щербакова, есть тут
немножко белорусского. Мой дед по отцу был из Белоруссии. Из
Украины был мой дед по матери. Звали его Носко Афанасий Евсеевич.

114
...Дед приехал из Украины потому, что там народу много было,
урожаи были плохие, это мне бабушка рассказывала. Еще говорила,
что хлеба пшеничного они не ели там, только ржаной. Бедные были.
Приехали наши прадеды, дед Евсей, закупили тут землю, а сами
переезжали на лошадях, везли свои семьи и маму мою привезли в
корзине. Она 1906 года рождения. Звали ее Александра Афанасьевна.
Дед Афанасий, примерно с 1880-х, умер он в 1949 году и было ему 70
лет. Бабушка умерла в 84 года. Дед был младшим сыном и его отец
отделил старших сыновей. Младший должен был ухаживать за отцом и
приехали они вместе. Один из сыновей забрал деда к себе, а с ним и
его часть. Так мой дед попал в «середняки» и его не раскулачили.
...Трудная жизнь у нас была, голодовали, но не унывали
Собирались пели и танцевали. А зимой, просились к тете вязать, а
хлопцы наши с нами, играли в карты, кто-то что-то рассказывал. Песни
пели, много знала.
...Двоих детей я родила дома, а двоих в больнице. Первых прямо
в хате, в Черниговке. Была там бабка Гусельникова, имя не помню.
Она русская. Кроме нее еще бабки были. Бабка приходила, когда надо
было, и помогала. Благодарили ее за работу тканью, если был там
ситец и кусочком мыла. Первого сына я родила в 1949 году. Детей
называли как хотели, не по святкам. Тогда в хате холодина была, на
печке спали, ребеночка нянчили и купали, пеленки расстилали под
себя, потому, что и топить нечем было. Пели колыбельные:
Котик-коточок поїв бабин медочок
І заховався в куточок,
Стала бабка кота бить,
- Не вчись, котик, так робить,
А вчись черевички шить,
А не нам, та панам,
Та отецьким синам
Это еще от бабушки, она ее из Украины привезла.
...Я работала в Островцах, так там половина польского языка. У
них кочергу называли «коцюба», труба – «деко» и еще много слов.
...Женщины носили юбки черные. «Запаски» (поясная несшитая
женская одежда, состоявшая из одного, иногда двух полотен)
носили, но при нас уже мало. Мама уже не ходила, а у бабушки были
«запаски».

115
СВАДЕБНАЯ ОБРЯДНОСТЬ УКРАИНЦЕВ
АЛЬШЕЕВСКОГО РАЙОНА

Исследование свадебной обрядности украинцев Башкортостана


как малой этнической группы в условиях полиэтнического
контактирования сохраняет свою актуальность и научную значимость в
виду стремительных ассимиляционных процессов и исчезновения
традиционных форм культуры. Свадебный обряд каждого из
обследованных украинских сел Альшеевского района имеет свои
локально-спорадические особенности, что напрямую связано с
региональным происхождением местного населения – потомков
переселенцев из Полтавской, Черниговской, Таврической, Харьковской
губерний. Анализ полевого материала показал, что в некоторых селах
до 1950-х гг., а иногда и позднее, сохранились те обрядные действия,
которые в Украине вышли из быта еще в начале XX в.
Вместе с тем, в процессе длительного этнокультурного
взаимодействия украинцев Башкирии с другими славянскими и
неславянскими народами и под влиянием в советское время
нигилистического отношения к народному культурному наследию
наблюдается существенная трансформация традиционной обрядной
культуры, которая к середине ХХ в. стала необратимой.
Характерными проявлениями трансформации свадебной
обрядности выступают:
1) нарушение традиций приуроченности обрядных комплексов к
календарным периодам и датам (праздникам), что привело к наложению
одного обряда на другой, слиянию или исчезновению отдельных
обрядных действий;
2) редукция обычаев магического характера и потеря многими
предметными атрибутами своего ритуального значения, а также
частичное исчезновение их во всем обрядовом комплексе;
3) упрощение приуроченных обрядовых текстов и наполнение их
современным содержанием;
4) свободный состав участников обрядов;
5) сочетание традиционных явлений и современных
(модернизированных) нововведений;
6) замена традиционной функциональной семантики обрядов и
обретение ими черт развлекательности.
Видоизмененная структура обрядности послужила причиной
утраты многих традиционных компонентов свадьбы, что негативно

116
отразилось на морально-эстетической функции торжественности, на
эволюции духовности народа. Эти изменения были вызваны целым
комплексом факторов, характерных для советского времени:
 внедрением колхозной системы и планового ведения сельского
хозяйства;
 урбанизацией и отходом части сельского населения от
традиционных занятий и образа жизни;
 увеличением общего уровня образованности и формированием
у послевоенных поколений новых мировоззренческих представлений и
ценных ориентаций;
 государственной идеологией, направленной на утверждение
атеизма и формирование новой исторической общности – «советского
народа»;
 внедрением новых советских праздников, лишенных
религиозных элементов.
Ниже приведены фрагменты свадебных обрядов, записанные от
украинцев-старожилов сел Альшеевского района. В беседах удалось
зафиксировать особенности празднования их собственных свадьб или
свадьб их близких, что позволяет с высокой достоверностью проследить
структуру обряда, наполнение его традиционными элементами,
символикой и атрибутикой.

***
Багуля Анна Васильевна (Казанка):
«Раньше свадьбу справляли – у-у-у!!! Во время свадьбы молодых
сажали на «кожух» (шуба), «на покуті» (в углу) «под Боженькой». Пели
песни.
… Я с седьмого класса дружковала (была дружкой) у всех девчат.
В седьмом классе доучилась до экзаменов, а в это время двоюродная
сестра выходила замуж, в феврале свадьба была. Я была старшей
дружкой, а она надумала ехать в церковь венчаться. Я поехала, а была
же комсомолкой, – мне за поведение «кол». Вызывали в школу
родителей. После этого я пошла работать дояркой. В школу больше не
пошла.
…Все свадьбы в Казанке были одинаковыми. У Полищука
Андрея была последняя свадьба настоящая, украинская. Было это
примерно в 1965 году. Потом перестали – девчат не стало тех, которые
песни знали, одним словом, некому было.
…Замуж я вышла в 1960 г., 10 января. Свадьба тогда была
настоящая – украинская! Приходили меня сватать жених с дружками

117
(женатые мужчины) с хлебом, горилкой, шутили, но я уже не помню,
что именно говорили. Я спряталась, а потом уже меня позвали. Дала
согласие. По ходу свадьбы повязывали дружков рушниками, а на
сватанье нет.
…Поскольку в то время свадьбы играли на конях – в обиход
вошло использование кнутов, как свадебных атрибутов. У невесты было
семь или пять дружек, а у него – два буярина (боярина) с украшенными
кнутами. Они сидели, управляли лошадьми – тройкой. Также у
молодого была свитылка (укр. «світилка»). У меня Валя Сошенкова
была. Она держала в руках красивый наряженный цветок, из елок,
сухих цветов и внутри свечка. Когда молодые сидели за столом, горела
эта свечка. За столом свитылка сидела возле жениха.
…Свадьбы раньше делали в хатах, в основном осенью и зимой.
Летом не было времени.
…На свадьбу приглашали заранее. По деревне я ходила
наряженная, каждому кланялась, кто стоял во дворе – три раза надо
было поклониться. Одета я была в голубое крепдешиновое платье с
длинным рукавом, сами его сшили. Венок мне сделала сестра –
разноцветный с лентами. По традиции невеста на свадьбу сначала
приглашала старшую дружку, а всех остальных родственников на
свадьбу приглашала женщина с хлебом – «паляницей» (укр. «паляниця»,
дословно – лепешка, буханка хлеба, – обрядовый свадебный хлеб из
сдобного теста специально выпеченный для этого действа). У меня
ходила сестра приглашать.
…В субботу начинались «дружбины» (укр. «дружбини») – гуляли,
танцевали, пели. Утром в воскресенье начиналась свадьба, которая
длилась три-четрые дня, не так, как сейчас.
…Жених был одет в костюм, вышитых рубашек не было.
…Для невесты на свадьбе пекли каравай (укр. «коровай» –
обрядовый свадебный хлеб) прямоугольной формы. При изготовлении
каравая примечали – если он получался удачным, значит, молодые
будут хорошо жить, а если из печи доставали треснутый – плохая
примета. Если лопал или проседал – считали, что будет плохая жизнь.
Печь новый каравай нельзя – какой уже получился. У меня хороший
калач вышел.
…У жениха наряжали сосну – репей (укр. «репій, гільце»).
Украшали его конфетами. В конце свадьбы его разбирали. Каравай
пекли родственники, украшали его калиной. Кроме каравая готовили и
другую выпечку – хлеб, хворост, пирожки. Когда делили каравай, то
пели:

118
Дружко коровай крає (2 р.)
Семеро дітей має,
Та всі з кошелями –
Коровай забрали, (2 р.)
Спасіба не сказали!
…Также у невесты была «квитка» (укр. «квітка» - цветок),
перевязан красной лентой, который вставляли в калач.
…Традиционными свадебными блюдами были холодинка
(холодец), вареная капуста (капустник), кисель – такая еда, салатов не
было. Из спиртных напитков употребляли только самогонку, которой
было две фляги. Ее готовили из свеклы и сахара. Ту, которая из свеклы,
выпили всю, а сахарная, осталась, поскольку была очень крепкая.
…На следующий день, уже у жениха, этой лентой невесте
перевязывали голову, это служило символом ее замужества. После
этого шли домой к невесте – за подарками. Одаривали молодых
деньгами, материей – кто, чем мог. Более зажиточные давали в
приданое овечек, которых забирали после свадьбы. Мне на свадьбу
подарили ярку, а потом оказалось, что это не ярка, а баран. Четыре
подушки у меня было, три одеяла, две простыни. По обычаю приданое
надо было выкупить у свах невесты. При этом шутили, что комод не
проходит в дверь. Для того, чтобы он пролез, наливали самогонки.
Потом все это грузили на сани и ехали к жениху.
…По традиции на свадьбе молодежь гуляла только в первый день,
а в последующие было не принято приходить. Танцевали под гармошку.
Дядя Ваня Глушак – какой он гармонист был! Вася Божко – пока жили
в Казанке, потом еще один был – Софиян, играл на баяне. В то время
распространенными танцами были: «Фокстрот», «Вальс», «Барыня»,
«Сербиянка», «Краковяк», «Коробочка», «Подыспан» – весело было.
…Один гармонист играл всю свадьбу, катал молодых с
гармошкой. На санях сидели два боярина – управляли лошадьми, жених
и невеста, гармонист и «свитылка».
…На следующий день приходили «искать ярку», наряжались,
шутили. Также на следующий день жених сообщал родным, какой
нужно вешать флаг на дом. Если невеста была девчонка – вешали
красный флаг, а если нет – вешали что-нибудь с дыркой. У меня из
клуба принесли флаг.
…Когда женился мой брат, почему-то у мамы били на животе
горшок, а к чему это – я не знаю. Такого я больше нигде не видела!
Мама легла на пол и мужики качалкой разбили горшок.

119
…Все родственники наряжались кто чем: цыганкой, врачом, кто,
чем смог.
…На третий день на стол ставили две бутылки – «паркы ставили»,
подкрашивали водку красной свеклой, перевязывали красной лентой, а
в горлышко вставляли колоски ржи. Потом эту рожь молотили –
собирались все и молотили рожь цепами. Также на третий день
свадьбы, по традиции, купают родителей молодых. Нас возили в пруд
на телеге. У одних летом свадьба была и один дед в подштанниках и
рубашке полез в пруд: туда залез белый – оттуда черный».
***
Коваленко Мария Михайловна (Казанка):
«Замуж выходила в 1944 году. То свадьба была деревенская, как
раньше мы гуляли. Мужикова родная тетка и дядька двоюродный, двое,
приезжали из Горянки меня сватать. С собой привозили водку и хлеб.
Мамку спрашивали – отдаст дочку замуж или не отдаст. А он только с
фронта пришел, мой мужик – раненый.
…Приглашала гостей на свадьбу какая-нибудь тетка. Когда моя
сестра замуж выходила в Казанке – я ходила звать, из Горянки
приходила. Завязывала буханку хлеба в платочек и шла, каждого
просила. На улице не просили – нельзя. Заходила в хату, здоровалась и
приглашала на свадьбу. Ходили к своей родне звать.
…Также у нас ставили сосну и вешали на нее конфеты.
…На свадьбу обязательно пекли каравай. Мама пекла, круглый, а
кто так – прямоугольный. А тогда, когда дарят, каравай режут и дают
каждому. Наши дети замуж выходили – не больно каравай пекли,
теперь уже все купленное.
…Мы не венчались – в войну же женились. Расписались мы на
четвертый год после свадьбы. Сельский совет был в Трунтаишево –
никак не могли зайти. А как-то шли в гости в Казанку, к маме, зашли и
нас записали, регистрировали.
…Меня нарядили, повели к старшей дружке, двоюродной сестре.
Там я сидела, а потом приехал жених с двоюродным братом.
«Продавал» брат, а в других – «малаи», маленькие. Просят там, чтобы
денег дали. Торговались, чтобы дешевле «продать». У меня брат был
маленький. Выкупали меня вечером, было хорошо, а утром выпал снег.
Пред этим наладили тарантас – ехать за мной, пришлось санки искать и
санками везти. Забрал меня и мы пошли. По дороге всем кланялись
трижды. Так было раньше, а сейчас – нет.

120
…Я замуж выходила, тогда нигде не было материи. У папкиного
брата жены одолжила платье с коротенькими рукавами. Я погуляла в
нем два дня и отнесла обратно. Был венок из бумаги – девчата делали.
Венок с лентами.
…В субботу перед свадьбой были дружбины (укр. «девич-вечір).
Приходили вечером девчата на дружбины делали венки, пели. Сама
свадьба начиналась в воскресенье – три дня гуляли.
...На второй день когда одаривали молодых – делили каравай.
Резал каравай дядька или тетка. Дарили молодым у жениха, а на третий
день мы шли в Казанку к маме в гости.
…На третий день свадьбы молотили рожь, жгут – чтобы зерно
было, хорошо молодые жили.
…Играли на свадьбе гармошка, балалайка, гитара. У двоюродной
сестры мужик был гармонистом, бесплатно играл.
…Танцевали такие танцы: «Вальс», «Подгорна», «Сербиянка» –
много названий.
…Песни мы пели. В клуб идем и поем, из клуба идем и тоже поем.
Женщины сидят вечером на лавочках и говорят: «Вы будете домой
идти, спойте такую, такую и такую песню». Мы идем на ферму и поем
им, какую закажут. Работали, гуляли. Вечером собирались, гуляли – все
было».
…На свадьбе подавали холодинку, борщ, кисели. Раньше ж
такого не было как сейчас. А как я уже выходила замуж, тогда стало
больше, уже была селедка. Пили самогонку. Гнали из свеклы. Сахара не
было. Свеклу мы варили в чугунах, чистили, ставили у печку чтобы
томилось».
***
Марченко Раиса Андреевна (Казанка):
«Свадьба у нас была украинская, 25 ноября. После 25 ноября
начинаются заговыны (укр. «заговини»), а потом пост – поэтому делали
нам свадьбу.
…На конях катались. Я жила в краю, а он тут жил.
…На Покров – 14 октября, приходили старосты – отец его и он.
Принесли хлеб и бутылку водки. Рушников я им не подавала – не было
из чего.
…Гостей на свадьбу приглашала тетка. В каждый двор заходила с
хлебом.
…Каравай пекли тетки. Обращали внимание на их семейное
положение и на то, как они живут. Разведенным печь каравай
запрещалось. По тому, каким получился каравай, прогнозировали, какая

121
будет жизнь у будущей пары. Каравай пекли прямоугольный, украшали
его калиной.
…Во время свадьбы невеста была в венке с лентами. У меня
подружка раньше замуж выходила, а я уже у нее брала, а где она брала –
я не скажу. После свадьбы венок я отдала обратно. В этот же день,
вечером, венок с невесты снимали и повязывали красной лентой.
…Каравай делил староста, при этом исполняли песню:
Дружко коровай крає
Дружко коровай крає –
Семеро дітей має.. забыла уже.
За столом пели:
Ни я капусту садила,
Ни я поливала,
Ни жаль мины буде,
Як поїдять люди
…Самогонку на свадьбу гнал дядя в Колонке, она немножко
пригорела, не очень добрая была, но выпили.
…Делали свадьбу в воскресенье, в хате. Гуляли свадьбу три дня. У
нас говорят: «До середи, хоч на призьбі сиди» (До среды, хоть на
завалинке сиди) – вот так гуляют на свадьбе!
…Начиналась свадьба в субботу, в доме невесты проходили
«дружбы», где гуляла вся молодежь. Танцуют, гуляют. Молодой тоже
приходил. А потом гуляли старики, сколько хотели. Гуляли-гуляли, а
потом начинали мазать, посуду мыть, долго гуляют. На второй день
молотили рожь, катают родителей.
…На свадьбе подавали пареную сметану, капусту, борщ, капусту,
картошку, кисель красный из фруктов. Кисель жиденький – ели
ложками. Его на свадьбе подавали последним, что символизировало
окончание свадьбы. Поэтому мы его называем «выганяйлом» (укр.:
«виганяйло»).
***
Марченко (Бабченко) Валентина Константиновна (Казанка):
«Замуж я вышла в 1958 году, тут, в Казанке. По-украински
свадьба была – венок с лентами. Одалживать венок не положено,
поэтому я в Раевке заказывала. Я свой одолжила – и не вернули.
…На лошадях катали, тачанка – красиво-красиво. Свадьба была
14 сентября, пошел дождь.
…Было у нас и сватанье. Приходили сваты «шукать ярку». Я в это
время была спрятана. Сваты приносили с собой хлеб и горилку. Они

122
спрашивали согласия и я согласилась. Рушники не подавали на
сватанье, а во время свадьбы.
…Перед свадьбой пекли каравай круглый. Украшали его калиной,
а наверх клали ленту. Наряжали «квитку» из бумаги. Потом каравай
режут по кусочку и кому-то еще калину давали.
…Каравай пекли сами – мама с бабушкой. Старались, чтобы
каравай получался хорошим, перепекать нельзя было.
…Я на каждой свадьбе гуляла, пела – дружкой была. В одно время
шли и пели против ветра, я выводила и потом целый месяц у меня не
было голоса – сорвала или простудила.
…Свадьбу играли по 4-5 дней. Начинали в субботу и до среды.
…Во время свадьбы молодые сидели «на покути» под иконами, на
вывернутом кожухе, что символизировало богатство.
…На второй день свадьбы делали «баню». На дверях вставали
двое с вениками, через порог ставили скамейку и на нее всех клали
парить вениками, а тогда давали выпить. Пока не попарят, не
пропускают. Так делали на каждой свадьбе и сейчас делают.
…Раньше еще ходили – «перезва» называется – от невесты до
жениха, потом от жениха до невесты – вся свадьба. А сейчас почему-то
прекратилось. Хохлов мало осталось, несколько дворов. Уже не
хохлацкая деревня.
…Одета на свадьбу была в платье. На голове венок с лентами, а
обута в туфлях. Жених в костюме и рубашке. Вышивки на рубашке не
было – некогда было.
…На свадьбу все готовили – картошка, борщ, лапша, сметана,
холодинка, огурцы, помидоры. На сладкое подавали кисель из фруктов.
Такого не было, как сейчас – салатов».
***
Плугина (Чуприна) Вера Николаевна о свадебном обряде в
д. Хотомля Давлекановского района РБ:
«Свадьба была на лошадях, украинская. Венок мне делали в
Давлеканово.
…Сватать меня приходили дядя с теткой и жених. Приносили с
собой хлеб и самогонку.
…Приглашала я на свадьбу с дружкой, давали шишки штучные. Я
была в венке с лентами. Приглашали в доме и давали шишку. Свадьба
была в 1960 году. Я готовила вышитые рушники с кружевами,
перевязывала старост уже в свадьбу.

123
…Готовили каравай, «дывень» (укр.: «дивень» - свадебный хлеб с
дыркой).
…Свадьба была зимой, красиво было.
…Вечером снимали венок. Ночевали мы в другом доме, нас туда
отвели. Утром нас искали. вешали на хату флаг.
…Свадьба начиналась в субботу.
…В приданое давали постель, а крестный подарил ярку. Приданое
выкупали свашки, а там – у жениха, принимали. Шутили.
…Готовили тоже все – борщи, капусту, картошку, холодец. Пили
самогонку со свеклы, но, в основном, делали из ржи».
***
Носко Мария Григорьевна (Тавричанка):
«Замуж я вышла в 1957 году из Волынки в Черниговку. Свадьба у
нас была на лошадях, зимой в феврале.
…Приезжали меня сватать. Были тетка, жениха сестра, друг
жениха и жених. Приезжали в субботу. Приехали – и не
договаривались, и не дружили. На Рождество там у него, у жениха,
сидели гости и спросили, мол, когда будешь жениться? А он и ответил:
«Ну, хоть, сейчас!» Подвыпили, собрались и приехали. А я только с
работы пришла, они же говорят: «Мы ехали с Абдрашитово», - начали
брехать. Потом хлеб занесли. На сватанье рушников не подавали.
…Когда я приглашала на свадьбу, то одевала венок с лентами и
вечером ходили просить. Своих просила шишками. Дружка ходила со
мной.
…Каравай готовили, «гильце» (укр.: «гільце») делали из теста, или
из лопуха. Делали его девчата. Каравай пекла мама или еще кто – я не
помню. Каравай был четырехугольный.
…Уже перед свадьбой меня «выкупали», а мои «продавали»,
сидели со скалкой и не пускали.
В это время много пели песен:
Ой, свашка-неліпашка,
Шишок не ліпила .
Подружок не дарила,
Одну зліпила, то сама ззіла.
А те пели в ответ:
Ми думали ви їхали, ви пішком йшли
Женіха в мішку несли
…Всякие были частушки.

124
…После того, как выкупили, трижды обводили вокруг стола за
платочек и сажали «на покути» на кожух. Заводили за платочек за стол.
За столом подавали борщ, картошку, кисель. Пили из свеклы –
кислушку, ее и запивать не нужно было. На сладкое подавали пирожки,
кисель.
…Вечером снимали венок – крестная и тетка. Накрывали и
приказывали:
Покривашка покриваїця, покривацца хоче,
Не так покривацца, як поцеловацца
При этом молодых заставляли целоваться.
…Потом уже платок повязали, фартук. Платочек беленький был,
повязали под бороду. Считалась – уже хозяйка. Нас потом крестная
отвела в отдельную хату до тетки. С утра повесили флаг.
…Вечером мои подружки гуляли на свадьбе, а приходить на
следующий день было уже не принято.
…Танцевали на свадьбе под гармошку».
***
Крутько Антонина Васильевна (Тавричанка):
«Замуж вышла я в 1948 году. Играли свадьбу по-старинному, не
так уж совсем, как раньше, но в основном.
…Сватать приходили в декабре, а свадьба была в феврале.
Приходил жених и дядя его, тетки. Приносили хлеб и водку. Шутя,
просили продать то телку, то ярку. Сели, поговорили, магарыч выпили.
Молодые сидели на вывернутом кожухе. Рушники не подавали, только
во время свадьбы. Жених привозил подарок теще.
…Приглашала на свадьбу я вместе с подружками, ходили по
деревне, пели песни. Приходили в хату, давали шишку и говорили:
«Батько і мати просили, і я прошу, приходьте до нас на свадьбу». Так
ходили, звали. Приглашала я без венка.
…Перед свадьбой пекли каравай и «шишки» (обрядовая
свадебная выпечка), которые свашка раздает подружкам.
…Приезжал жених и выкупал невесту. Она сидела накрыта. После
того, как выкупит – дружко невесту жених разпокрывает (снимает
покрывало), целует, и садятся рядом на кожух. На кожух сажали, чтобы
богатые были.
…Раньше свадьбы гуляли долго и делали их в основном осенью.
Вперед гуляли у невесты, потом у жениха. Потом гуляли у дружки все
девчата с парнями. Со старшими они, как сейчас, не гуляли все вместе, а
молодежь отдельно гуляли.

125
…Вечером перед свадьбой была вечеринка. Делали «гильце» с
лопуха, обматывали бумагой, украшали, впихали его обязательно в
хлеб. Жених подъезжает, а его встречают парни, требуют выкуп за
невесту. Много шутили. Пока «бояры» рот разинут, а ребята лошадь
распрягли, то дугу спрятали, то оглоблю спрятали. Лишь бы выкупать
да шутить. Потом у девчат выкупали. После того, как выкупили, садятся
за стол, а там уже собирают сундук невесте, приданое. Тут гуляют, а это
повезли уже. Повезли и там все развешивают, подушки складывают.
…Потом разпокрывают невесту – снимают венок:
Покривочка плаче, покриваця хоче,
Не так покривацца, як поцеловацца
…Молодые целуются, а те, кто покрывает, меняются головными
уборами. Повязывают невесту тем платком, который был повязан у
молодого на руке. Этот платок ему повязывает дружка еще у невесты в
доме. Разпокрывали невесту до захода солнца, у жениха.
…В свадьбу на лошадях приезжали, через костер переезжали,
когда жених уже везет невесту к себе домой. Лошади через костер
перебегают у невесты, перед тем, как выезжать к жениху. Огонь не
большой там был, разожгут, чтобы там сани прошли или телега. Как
говорят, раньше все боялись то порчи, то чего другого, а когда, мол,
через огонь проедут, то все остается, с чистой душой едут.
…Танцевали на свадьбе под гармошку «Полечку», «Краковяк»,
«Подиспан», «Вальс», «Перебижная полечка», такие у нас танцы были».
***
Авраменко Любовь Александровна (Байдаковка):
«На второй день свадьбы искали невесту – «ярку». «Цыганили»,
собирали курей, а потом их потрошили и готовили. Варили лапшу. На
свадьбе, на третий день вылезли на крышу и закрыли трубу. С утра,
если невеста была девушкой, на доме вывешивали красный флаг. Печку
затопили и не могут понять, почему не горит. А залазили из-за чего –
чтобы сто грамм налили. Дадут им там рюмку или две – и все. Так
закрывали дымари у всех».
***
Магдыч Алексей Иванович (Тавричанка):
«Обязательно свадьбы были на лошадях и старались, чтобы
лошади были серые, наверное, потому, что редкие они были. Невеста
была в венке, в вышитой рубашке. В таких рубашках тоже ходили, но
редко».
М.А. Пилипак

126
Свадьба Г.А. Журавлева Свадебный наряд жениха и невесты
и Н.А. Максимча (1957 г.), Евтушевских (1957 г.),
с. Тавричанка с. Тавричанка (архив О.А. Грачевой)

«Меченные на перекрест»: старший дружко и молодой боярин,


свадьба Евтушевских (1957 г.), с. Тавричанка (архив О.А. Грачевой)

127
Свадьба в д. Горянка, 1960-е гг.

Свадебный венок в иконе (1937 г.),


с. Тавричанка (архив О.А. Грачевой)

Свадебный венок в иконе


(1957 г.), с. Тавричанка
(архив О.А. Грачевой)

128
Свадебный венок в иконе Свадебный венок в иконе
Н.А. Журавлевой (1957 г.), А.А. Маслак, с. Нефорощанка
с. Тавричанка

129
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Абрютин В.А. Переселенцы и переселенческое дело в


Белебеевском уезде Уфимской губернии. – Уфа: Типография
Губернского правления, 1897. – 93 с. Приложение – 88 с.
Асфандияров А.З. История сел и деревень Башкортостана и
сопредельных территорий. – Уфа: Китап, 2009. – 744 с.
Асылгареев С. Возрождение // Альшеевские вести. – 1995. –
21 июня.
Бабенко В.Я. Украинцы Башкирской ССР: поведение малой
этнической группы в полиэтничной среде. – Уфа: Б.и., 1992. – 260 с.
Бабенко В.Я., Черниенко Д.А. Украинцы // Башкирская
энциклопедия. Т. 6. Советы народного хозяйства – У. – Уфа: Научное
издательство «Башкирская энциклопедия», 2010. – С. 412 – 413.
Башкортостан: Краткая энциклопедия / Гл. ред. Р.З. Шакуров. –
Уфа: Научное издательство «Башкирская энциклопедия», 1996. – 672 с.
Гатауллина Л. Хранительницы песни народной // Альшеевские
вести. – 2007. – 24 февраля.
Грачева О.А. Песенный фольклор села Тавричанка Альшеевского
района Башкирии. Выпускная работа. Рукопись. – Челябинск, 2000. – 209 с.
Ерошев А.И. История Казанско-Богородицкой церкви села
Новоконстантиновки Белебеевского уезда Уфимской губернии. – Уфа:
Вагант, 2009. – 110 с.
Национальный состав населения Республики Башкортостан (по
данным Всероссийской переписи населения 2002 года): Статистический
сборник. – Уфа: Башкортостанстат, 2006. – 198 с.
Суфиянова Ф. Ненько наша – Украина, батько наш –
Башкортостан // Альшеевские вести. – 2011. – 20 апреля.
Хлеб и школа / Автор-сост. С.Я. Вайсман. – Уфа: ООО «ЛИК»,
2000. – 192 с.
В книге использованы фотоматериалы полевых исследований
В.Я. Бабенко 1981 г., полевых исследований Д.А. Черниенко,
М.А. Пилипака 2012 г., записи и фотографии из личных архивов
М.М. Коваленко (с. Казанка), В.К. Марченко (с. Казанка),
А.В. Надолько (с. Казанка), Г.А. Швайко (с. Казанка), Т.В. Федоровой
(пгт Раевский), Л.И. Курылевой (с. Крымский), О.А. Грачевой
(с. Тавричанка), Е.А. Журавлевой (с. Тавричанка), а также
фотоматериалы школьных музеев и сельских домов культуры.

130
СПИСОК ИНФОРМАНТОВ

1. Авраменко (Коваленко) Любовь Александровна, 1925 г.р.,


Байдаковка
2. Александрова (Маслич) Татьяна Сергеевна, 1948 г.р.,
Байдаковка
3. Багуля (Карпова) Анна Васильевна, 1939 г.р., Казанка
4. Божко (Марченко) Мария Васильевна, 1930 г.р., Раевский
5. Дацун Николай Зиновьевич, 1935 г.р., Нефорощанка
6. Журавлева (Денисенко) Елена Анатольевна, 1977 г.р.,
Тавричанка
7. Коваленко (Марченко) Мария Михайловна, 1923 г.р., Казанка
8. Крутько (Стрижак) Антонина Васильевна, 1927 г.р., Тавричанка
9. Курылева (Литовченко) Лидия Ивановна, 1952 г.р., Крымский
10. Магдыч (Мельникова) Анастасия Ивановна, 1926 г.р.,
Тавричанка
11. Магдыч Алексей Иванович, 1925 г.р., Тавричанка
12. Марченко (Бабченко) Валентина Константиновна, 1939 г.р.,
Казанка
13. Марченко (Диденко) Раиса Андреевна, 1935 г.р., Казанка
14. Маслак (Куринная) Александра Афанасьевна, 1936 г.р.,
Нефорощанка
15. Мозгалева (Лавринцова) Людмила Васильевна, 1946 г.р.,
Крымский
16. Надолько (Алексеенко) Анна Васильевна, 1928 г.р., Казанка
17. Носко (Щербакова) Анна Александровна, 1928 г.р., Тавричанка
18. Носко (Прихода) Мария Григорьевна, 1938 г.р., Тавричанка
19. Плугин Владимир Федорович, 1933 г.р., Крымский
20. Плугина (Чуприна) Вера Николаевна, 1939 г.р., Крымский
21. Репенко Василий Иосифович, 1939 г.р., Казанка
22. Рябуха Виктор Андреевич, 1942 г.р., Байдаковка
23. Рябуха (Дуленко) Надежда Васильевна, 1947 г.р., Байдаковка
24. Сиротюк (Коваленко) Надежда Александровна, 1923 г.р.,
Байдаковка
25. Таняева (Полищук) Екатерина Филипповна, 1937 г.р., Казанка
26. Чакина (Коринько) Таисия Михайловна, 1940 г.р., Байдаковка
27. Юхимец (Стулина) Полина Ивановна, 1952 г.р., Крымский

131
Приложение
Населенные пункты Альшеевского района с украинским этнокультурным компонентом
Населенный Сельсовет 1961 1972 1981 1999 2009
пункт Числ-ть Нац. Нац. Нац. состав Числ-ть Нац. Числ-ть Нац.
населения состав27 состав населения состав населения состав
Богдановка Абдрашитовский 177 украинцы украинцы русские - - - -
Линда Абдрашитовский 44 украинцы русские башкиры 136 башкиры 114 башкиры
Малиновка Абдрашитовский 60 украинцы - - - - - -
Михайловка Абдрашитовский 227 украинцы украинцы русские 19 русские 25 русские
Симоновка Абдрашитовский 76 украинцы - - - - - -
Байдаковка Байдаковский  405 украинцы украинцы русские 279 русские, 203 русские,
Нигматуллинский украинцы башкиры
Беляковка Байдаковский  132 украинцы украинцы русские 31 русские, 12 русские,
Нигматуллинский украинцы башкиры
Нефорощанка Байдаковский  194 украинцы украинцы русские 233 башкиры, 205 башкиры
Нигматуллинский русские
Островцы Байдаковский 67 украинцы - - - - - -
Семеновка Байдаковский 60 украинцы - - - - - -
Казанка Казанский 584 украинцы украинцы украинцы 451 русские, 384 русские
украинцы
Катайка Казанский 30 украинцы - - - - - -
Чудо Казанский 61 украинцы русские русские - - - -
Гребенниковка Кармышевский 33 украинцы украинцы - - - - -
Гоголевка Кипчак- 19 украинцы - - - - - -
Аскаровский
Садовый Кипчак- 117 украинцы русские русские 2 русские - -
Аскаровский
Немецко- Кызыльский 10 украинцы - - - - - -

27
 Здесь и далее указаны преобладающие национальности по состоянию на соответствующий отчетный год.  

132
Волынское
Ново- Кызыльский  461 украинцы украинцы русские 125 русские, 123 русские,
Константиновка Зеленоклинский татары, башкиры
украинцы
Равнина Кызыльский 237 украинцы русские, - - - - -
татары
Тавричанка Кызыльский 565 украинцы русские, русские 839 башкиры, 730 русские,
татары русские башкиры
Писаревка Кызыльский 79 татары украинцы русские 27 башкиры, 1 русские
украинцы
Ташлы Кызыльский 42 украинцы - - - - - -
Красная Звезда Нигматуллинский 88 русские, русские татары 44 украинцы 49 русские,
Абдрашитовский украинцы башкиры
Нигматуллинское Нигматуллинский 152 украинцы татары татары 678 татары 593 татары
отд. Раевского с/х
Херсонка Нижнеаврюзовский 29 украинцы украинцы - - - - -
 Мендяновский
Курсак Сараевский 51 украинцы - - - - - -
Литинка Сараевский 126 украинцы украинцы русские - - - -
Маркаш Сараевский 49 украинцы - - - - - -
Горянка Трунтаишевский  163 украинцы украинцы русские - - - -
Чуракаевский
Колонка Трунтаишевский  104 украинцы украинцы русские 11 татары, 2 татары
Чуракаевский украинцы
Малиновка Трунтаишевский 54 украинцы - - - - - -
Камалово Чуракаевский 78 украинцы, - - - - - -
татары

Таблица составлена по: Башкирская АССР. Административно-территориальное деление на 1 января 1961 г. Уфа, 1961; Башкирская
АССР. Административно-территориальное деление на 1 июля 1972 г. Уфа, 1973; Башкирская АССР. Административно-территориальное
деление на 1 сентября 1981 г. Уфа, 1981; Административно-территориальное устройство РБ на 1 января 199 г. Уфа, 1999.

133
Научное издание

СЕЛО КАЗАНКА И УКРАИНЦЫ АЛЬШЕЕВСКОГО РАЙОНА

К 120-летию села Казанка,


30-летию народного украинского
фольклорного ансамбля «Чаровницы»

Публикуется в авторской редакции


Отпечатано с оригинал-макета

Верстка и компьютерный макет – Черниенко Д.А.

Подписано в печать 20/07/2012 2012 г.


Формат бумаги 60х90 1/16. Бумага офсетная.
Гарнитура «Таймс». Усл. печ. л. 4,9.
Отпечатано на ризографе. Тираж 300 экз. Заказ № 275

Отпечатано: Издательский центр Уфимского филиала


МГГУ им. М.А. Шолохова
450039, г. Уфа, ул. Сельская Богородская, 37.
тел.: 8 (347) 274-32-75, 238-05-68; факс: 8 (347) 238-05-04
E-mail: ufamgopu@mail.ru

134