Вы находитесь на странице: 1из 3

Работу по курсу Истории русской литературы XIX в.

на тему: «Смысл расположения глав в романе


"Герой нашего времени " М.Ю. Лермонтова»
выполнила студентка II к. ром.-герм. отделения 218 гр.
Федченко Анна Владимировна

Роман «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова, написанный в 30-х годах


XIX в., представляет собой один из первых образцов русского социально-
психологического романа. Основным предметом изображения для автора становится
внутренняя жизнь главного героя Григория Печорина, а целью – показать историю «души
человеческой» в ее глубокой взаимосвязи с социально-историческими событиями века.
Для воплощения этого нового для русской литературы замысла Лермонтов находит
оригинальное жанровое решение – он создает роман, по сути своей состоящий из
самостоятельных глав, которые разнятся по жанровой принадлежности. В
композиционном плане автор также стремится избежать традиционных форм:
намеренный отказ от линейной композиции и расхождение сюжетного действия с
фабульным (согласно хронологии событий, расположение глав должно было бы
выглядеть следующим образом: «Тамань»-«Княжна Мери»-«Фаталист»-«Бела»-«Максим
Максимыч»-«Предисловие к журналу Печорина») работают на всестороннее раскрытие
личности Печорина, путем переведения внимания читателя с содержания остросюжетных
новелл на «диалектику души» главного героя. Таким образом, само расположение глав
романа также подчинено особой логике и является важным ключом к понимаю авторского
замысла романа.

Роман начинается главой «Бела», где читатель впервые узнает о Печорине от


старого штабс-капитана, рассказ которого был записан странствующим офицером. Автор
использует рамочную композицию, включая драматическую новеллу в путевой очерк. Эти
два «жанра» в пределах одной повести, скрещиваясь, взаимодополняют друг друга, что
дает писателю возможность «замедлить» повествование и подогреть интерес к новому
герою. При первой презентации Печорин предстает перед нами уже после событий,
рассказанных в «Тамани», «Княжне Мери» и «Фаталисте», которые еще не известны
читателю, потому «странности» героя, о которых говорит Максим Максимыч, интригуют
читателя. Здесь мы встречаем первый монолог Григория Печорина о его молодости и
утрате интереса к жизни, автор показывает нам противоречивое поведение Печорина в
отношении Бэлы и после ее смерти, все это вкупе с бесхитростной интерпретацией
простоватого Максим Максимыча ставит перед читателем множество вопросов о
личности героя, его истории, истинных мыслях и чувствах. Таким образом в первой главе
(и так же во второй) Лермонтов характеризует главного героя при помощи чужого
повествования, тем самым добавляя его образу объективных оценок. Такова своеобразная
«экспозиция» романа, которая однозначно подчиняет все дальнейшее повествование
раскрытию образа Печорина и его психологии.
Глава «Максим Максимыч» и «Предисловие к журналу Печорина» продолжают
последовательно характеризовать главного героя «со стороны», однако здесь рассказчику
уже удается познакомиться с Григорием Печориным, и перед нами предстает его портрет,
написанный заинтересованным проницательным офицером. Безусловно, интересны
выводы, которые последний делает о характере Печорина и его душевном укладе на
основании его внешности и манеры держаться, потому что эта оценка главного героя
строится на приеме косвенного психологизма, с помощью которого выражена авторская
позиция. В данной главе Григорий Печорин предстает перед нами в финальной точке
своего духовного и ценностного краха, некоторые намеки на его скорую кончину автор
выписывает и в небрежно брошенном Печориным жесте рукой Максиму Максимычу и в
предсказании последнего о том, что герой «дурно кончит». Эти «знамения», а также
передача бумаг Печорина офицеру-рассказчику являются сюжетной мотивировкой для
«Предисловия к журналу Печорина», в которое Лермонтов последовательно выносит
трагическую развязку жизни главного героя. Это одно из композиционно наиболее
важных мест в романе, его середина, где, во-первых, мотивируется смена рассказчика в
дальнейших главах, а, во-вторых, определяется финал исканий героя и его жизни –
бесцельная смерть. С этого момента «снимается» первичный интерес к дальнейшей судьбе
героя, и фокус внимания переводится на его прошлое, вернее сказать, на его предельный
самоанализ, связанный с прошедшими событиями. Такое сюжетно-композиционное
решение позволяет Лермонтову как нельзя ярче и точнее воплотить свой замысел,
подчинив ему всю структуру романа.
Во второй части романа описаны события, помогающие понять глубину порывов и
жизненных исканий Печорина, противоречивые стороны его характера и их истоки.
Лермонтов вновь прибегает к использованию различных жанров (это и дневниковые
записи, и светская повесть, и авантюрно-лирическая новелла, и философская повесть) для
того, чтобы изобразить героя в разных обществах и позволить ему проявить все стороны
своего характера. Главы, входящие в «Журнал Печорина» («Тамань», «Княжна Мери» и
«Фаталист»), выстроены в хронологическом порядке, что объясняется особенностью
мемуаров и дневника. Так, «Тамань», повесть которая начинает «Журнал Печорина»,
рисует перед нами ситуацию, в которой главный герой, поддавшись своему праздному
любопытству и «пустым страсти» разрушает жизнь «честных контрабандистов» и сам
едва не погибает. В сравнении с «Бэлой» «Тамань», по мнению Б. Эйхенбаума, важна
Лермонтову именно для того, чтобы внести в понятие «героя нашего времени» черту,
возможно, горькой иронии, ведь здесь любовь «ундины» оборачивается всего лишь игрой
с чувствами героя, что определенно коробит его самолюбие. Однако Печорину не жаль о
содеянном, его интересуют чужие судьбы лишь до тех пор, пока ему интересно влиять на
них.
Своеобразным психологическим центром «Журнала Печорина» и кульминацией
всего произведения является глава «Княжна Мери», в которую автор помещает
исповедальный самоанализ героя, именно здесь читателю открываются истинные чувства,
стремления и мотивы поступков главного героя. Эта глава во многом помогает понять не
только состояние и поведение Печорина в «Бэле» и «Максиме Максимыче», самого «героя
нашего времени», но и трагедию всего молодого дворянства эпохи безвременья,
«съедающего» себя анализом. После драматических страстей «Княжны Мери» роман
завершает философская повесть «Фаталист». Вопрос о судьбе и предопределении,
поднятый в финале, несомненно, имеет отношение и ко всей жизни Печорина, и потому
помогает объяснить сочетание решимости его характера с безрассудной отвагой. Здесь
для автора наиболее важен героический поступок Печорина, общеполезное бескорыстное
дело, которое позволяет нам увидеть в его душе еще не утраченную до конца мощную
добродетельную силу. Б. Эйхенбаум замечательно трактует такой финал: «Благодаря
своеобразной «двойной» композиции (об этом говорилось раньше) и фрагментарной
структуре романа герой в художественном (сюжетном) смысле не погибает: роман
заканчивается перспективой в будущее — выходом героя из трагического состояния
бездейственной обреченности («я смелее иду вперед»)1».
Все главы романа самостоятельны в художественном плане, но именно
несоблюдение хронологической последовательности в их расположении, позволят создать
Лермонтову роман нового типа, сосредоточив все повествование на раскрытии
внутреннего мира героя. Эта задача обуславливает сюжетно-композиционную
прерывистость произведения, жанровая пестрота выбранных ситуация демонстрирует
сложность жизненного пути Печорина, а логика расположения глав идет по пути от
«минорного» лада к «мажорному», от «объективной» оценке к «субъективной», к «само»-
оценке героя. Вместе все эти приемы позволяют Лермонтову достигнуть вершин в
создании психологического образа «героя нашего времени», изобразив «историю души
человеческой» всего в пяти повестях.

1
Эйхенбаум Б. «Герой нашего времени» // Эйхенбаум Б. О прозе: Сб. ст. / Сост. и подгот. текста
И. Ямпольского; Вступ. ст. Г. Бялого. — Л.: Худож. лит. Ленингр. отд-ние, 1969. — С. 231—305.
http://feb-web.ru/feb/lermont/critics/eih/eih-231-.htm