Вы находитесь на странице: 1из 3

314 Обзоры

Die russische Sprache und Literatur im 18. Jahrhundert:


Tradition und Innovation: Gedenkschrift für Gerta Hüttl-Folter;
Русский язык и литература в XVIII веке: традиция и инновация:
Сборник статей памяти Герты Хюттл-Фольтер /
Hrsg. von Juliane Besters-Dilger und Fedor B. Poljakov =
Под ред. Ю. Бестерс-Дильгер и Ф. Полякова. —
Frankfurt am Main et al.: Peter Lang, 2009. (Русская культура в Европе =
Russian Culture in Europe / Ed. by Fedor B. Poljakov; Vol. 5). — 384 с.

Хотя аннотирование сборников ― появляется лишь в первой половине


малопродуктивное занятие, поскольку XIX в. Обзоры
оно в значительной степени состоит из Статья А. А. Алексеева «Западное
перепечатки оглавления, для рассмат- влияние в России Нового времени и
риваемого издания стоит сделать ис- церковнославянское языковое наследие»
ключение, поскольку содержащиеся в содержит интересные соображения о
нем работы в совокупности существен- переосмыслении церковнославянского
но продвигают наши знания о литератур- наследия в XVIII в., в частности об инду-
но-языковой проблематике того пере- цированной западным влиянием рецепции
ломного столетия, когда формировался этого наследия; более всего говорится в
современный русский литературный статье о парадоксальном использовании
язык и современная русская литература. этого наследия в творчестве Радищева
Конечно, и нам придется ограничиться (о котором у А. А. Алексеева есть от-
перечислением статей с факультатив- дельная статья), который не находит
ным минимальным комментарием. иных средств для выражения своего
Сборник открывается статьями Вер- (антиклерикального) морального ради-
нера Лефельдта «Zu Leben und Werk кализма, кроме традиционных церков-
Gerta Hüttl-Folters» и Габриеллы Заубе- нославянских.
рер «Zur Bedeutung von Übersetzungen Андраш Золтан в статье «Вопрос о
und interkultureller Kommunikation im неославянизмах в исследованиях по-
Werk Gerta Hüttl-Folters», описывающих следних десятилетий» анализирует ряд
ту выдающуюся роль, которую сыграла слов, пришедших в русский книжный
покойная исследовательница в изуче- язык из латыни через польское и укра-
нии нескольких аспектов истории рус- инско-белорусское посредство (через
ского языка (процессы формирования язык Литовской Руси); разбираются та-
языкового стандарта, лексикология, кие примеры, как государь ‘монарх’ <
синтаксис, языковая ситуация, факторы dominus, битва < ср.-лат. battualia;
вариативности в письменном языке). одержать победу < ср.-лат. victoriam
В статье Алеша Бранднера «Развитие obtineo; то есть < польск. to jest < лат.
русского литературного языка в id est. Польскому посредству в обога-
XVIII веке на фоне реформ Петра Пер- щении словарного состава русского
вого (Вводные замечания)» высказана языка посвящена и статья Веслава Вит-
справедливая, хотя и не совсем новая ковского «Польское участие в обогаще-
мысль, что борьба с церковнославян- нии русского языка XVIII века немец-
ским языком и многочисленные лекси- кой лексикой». Ценные материалы для
ческие инновации, характеризовавшие истории словарного состава русского
эпоху Петра, не создали «стабильного и языка дает и работа Адама Фаловского
единого литературного языка», который «Русско-немецкий словарь товаров
Обзоры 315

Ф. А. Немниха (Гамбург, 1797) и его 1718 и 1729 гг.). Перевод первого изда-
значение для русской исторической ния был отредактирован, как установил
лексикологии». автор статьи, И. Э. Глюком; автор об-
В. Лефельдт в статье «Noch einmal суждает особенности этой редактуры
zum französischen Einfluss auf die Her- (например, оперирование двумя фор-
ausbildung der russischen Literatursprache мами «аблатива»), соотнося их с со-
im 18. Jahrhundert» обращается к теме, ставленной Глюком грамматикой рус-
над которой Герта Хютль-Фольтер ра- ского языка. В статье Гельмута Кайперта
ботала в последние годы своей жиз- «Die Darstellung des russischen Verbums
ни, ― к формированию синтаксиса рус- in der “Anweisung zur Erlernung der Sla-
ского литературного языка нового типа vonisch-Russischen Sprache” von J. W. Paus
в процессе перевода с западноевропей- (1705―1729)» обсуждается трактовка
ских языков (прежде всего с француз- глагола в грамматике ближайшего
ского) в XVIII в. Лефельдт, основыва- сподвижника Глюка И. В. Пауса, ее от-
ясь на магистерской работе Елены Де- ношение к предшествующим трактов-
нисовой, защищенной в Гёттингене, кам (Лудольфа и Глюка) и ее значение
описывает, как обстоит дело с относи- для последующего развития русской
тельным подчинением в переведенной грамматической мысли, в частности для
Тредиаковским с французского «Родо- «Очерка русского языка» 1731 г. в при-
словной истории о татарах» Абулгази. ложении к Вейсманову лексикону и для
Переводам посвящены и две следую- «Российской грамматики» Ломоносова,
щие статьи сборника: Анны Болек «От который, как теперь кажется несомнен-
польского католического текста к сла- ным, был знаком с грамматикой Пауса.
венороссийскому православному: осо- Ян Ивар Бьорнфлаттен в статье «The
бенности перевода Деяний церковных и form of the Present Gerund and the for-
гражданских Цезаря Барония ― Петра mation of the Russian Standard Language»
Скарги в издании 1719 года» и Стефано исследует вопрос о пустых клетках в
Гардзонио «О переводе музыкальной глагольных парадигмах, образуемых
драмы “Мир героев”» (о переводе италь- деепричастиями настоящего времени
янского либретто Иваном Барковым). (типа *вря, *стрижа, *режа и т. д.).
Герхард Невекловски в статье «Уда- Возникновение пустых клеток автор
рение имени существительного и глаго- объясняет устранением деепричастий
ла в Домострое (Забелинская редак- на -учи при нормализации литературно-
ция)» восстанавливает акцентологиче- го языка и аналогическим образованием
скую систему писцов Забелинской деепричастий от глаголов первого клас-
редакции и указывает на отличия этой са, требующим палатального или пала-
системы от той, которая реконструиру- тализованного согласного в конце ос-
ется для Коншинской редакции; дефи- новы. В статье Ю. Бестерс-Дильгер
нализация, характерная для забелин- «Изменения в системе сложноподчи-
ской акцентной системы, локализирует ненных причинных предложений в
ее в западном ареале. XVIII веке» показывается, как вытес-
В весьма интересной статье Светла- няются из употребления церковносла-
ны Менгель «“Ist es nicht nach der Rus- вянские союзы и как входят в употреб-
sischen Mund=Art”: У истоков русского ление союзы, идущие из делового языка
литературного языка нового типа» рас- (потому что, потому как и т. д.) и но-
сказывается о редактуре русского перево- вообразования (так как, поскольку).
да «Малого катехизиса» А. Г. Франке, Идеи о значимости делового (приказно-
трижды издававшегося в Галле (в 1704, го) языка (или, во всяком случае, ново-
316 Обзоры

го делового языка Петровской эпохи) тавляет письма бабушки и дедушки пи-


для формирования русского литератур- сателя М. А. Булгакова А. И. и М. В. По-
ного языка в XVIII в. развиваются и в кровских конца XIX ― начала XX в. и
работе Юрия Кагарлицкого «Придаточ- обсуждает источники различий в их
ные определительные с союзным сло- языке. В статье Стефана Михаила Не-
вом кой и некоторые проблемы станов- веркла «Die Wiener Vertreter der tsche-
ления русского литературного языка chischen nationalen Erneuerung und ihre
нового типа», показывающей, по каким Verbindungen zu Russland in der zweiten
путям идет экспансия исследуемого Hälfte des 18. Jahrhunderts» рассматри-
союзного слова и какую роль оно игра- ваются начальные этапы развития сла-
ет в формирующемся синтаксисе отно- вистики и в особенности богемистики в
сительного подчинения. Вене. Работа Федора Полякова «“Бес-
В статье Анны Кречмер «Человек за памятство” русской культуры XVIII ве-
письмом (Русский человек Петровского ка и прапамять письменного языка в
времени в частной переписке)» рас- языковом сознании Алексея Ремизова»
сматриваются дискурсивно-мировоз- посвящена тому, как А. Ремизов инкор-
зренческие особенности эпистолярных порировал «древнерусское» наследие
текстов начала XVIII в. и делается (в по- (прежде всего языковое) в свое творче-
лемике с А. В. Исаченко) не вполне обo- ство, как он концептуализировал «вос-
снованный вывод о деловой письмен- точное» начало в древней Руси и поче-
ности как связующем звене русского му считал, что в «осьмнадцатом столе-
литературного языка нового типа и до- тии» Россия лишается памяти.
петровского узуса. Эпистолярные источ- Разнообразие и новизна разрабаты-
ники использует и Михаил Мозер в ста- ваемых в сборнике тем создает уве-
тье «Russisch, Ukrainisch und Suržik des ренность, что Герта Хютль-Фольтер,
18. Jahrhunderts in der Privatkorrespon- если бы он попал к ней в руки, читала
denz ukrainischer Frauen». Е. А. Земская бы его с живым интересом и благодар-
в работе «Проблемы гендерлингвисти- ностью.
ки: историко-культурный и социолин-
гвистический аспекты (по материалам В. Ж.
семейного архива Булгаковых)» сопос-

Secondary predicates in Eastern European languages and beyond /


Ch. Schroeder, G. Hentschel, W. Boeder (eds.). —
Oldenburg: BIS-Verlag, 2008. (Studia Slavica Oldenburgensia; 16). — 449 S.

Сборник содержит 20 статей, посвя- личаются от смежных образований ― в


щенных вторичным предикатам (т. е. первую очередь от наречных конструк-
конструкциям типа он пришел домой ций. Книга затрагивает весь круг про-
голодный / голодным, он пьет чай горя- блем, связанных с вторичными преди-
чим, он вступил в город как победи- катами. Для русиста представляют не-
тель / победителем и т. п.). Практиче- посредственный интерес две статьи,
ски в каждой статье обсуждается, что одна из которых посвящена древнерус-
представляют собой конструкции с вто- скому, а вторая ― современному рус-
ричными предикатами, каковы их спе- скому языку. Т. Менцель (Th. Menzel.
цифические особенности и чем они от- On secondary predicates in Old Russian)