Вы находитесь на странице: 1из 164

ин)

омк

Cвят
итель

ГЕРОНТИЙ
Лак
Св.ГЕРОНТИЙ(

(
Лак
омк
ин)
Особая благодарность за труды
диякону Василию Андроникову: часто слова важнее денег.

(Эта книга издана тиражом 2000 экз. и будет переиздана на ваши


пожертвования. Номер карты Сбербанка 4276 8380 9662 4871.
Подробнее о помощи — на STAROVE.RU.)
В этой книге приведено несколько ярких историй, собствен-
норучно написанных святым, просиявшем в ХХ веке. Святитель
Геронтий (Лакомкин) удостоился общецерковного прославле-
ния в 2012 году, примкнув к сонму православных мучеников и
исповедников, из которых более сотни были канонизированы
после раскола XVII века. Народное почитание наравне с самиз-
датом его богатого наследия распространялось и в хрущевские,
и в брежневские, и в горбачевские времена.
В данной книге представлены избранные рукописи, издан-
ные во славу Божию на средства читателей сайта STAROVE.RU
в виде «Народного жития». Также рекомендуем к прочтению
подробный многостраничный сборник наследия святителя Ге-
ронтия, изданный в Ярославско-Костромской епархии.
© Сайт «Старообрядческая Мысль»
STAROVE.RU, 2015
Редактор: Олег Хохлов
Оформление и верстка: Анна Кротова, Андрей Шарипов,
Ольга Сутемьева
Миниатюра: Иконописная мастерская
«Древнерусский образ» (drev-obraz.ru)
Образ св. Геронтия: Анфиса Москвичева
Напечатано в типографии «ПЕЧАТНИК»
г. Верещагино, Пермский край

Издание появилось на свет благодаря жертвенной помощи


простых людей, откликнувшихся на просьбу сайта
«Старообрядческая Мысль»:
Святителю Христов Геронтие, моли Бога о рабах Божиих
W Здра1вїи
д.Василия Александра Надежду Тамару
Василия Игоря Марию Христину
Алексея Павла Анастасию Дарью
Сергия Евгения Анну Ольгу
Игоря Павла Антонину Ирину
Сергия Сергия Елену Ларису
Игоря Владимира Ольгу Елену
Виктора Сергия Екатерину Анну
Алексея Романа Ирину Июлию
Евгения Олега Александру Елену
Юрия Константина Веру Анфису
Виктора Алексея Наталию Елену
Сергия Андрея Людмилу Марину
Имена еще не менее 30 человек известны лишь Богу.
Предисловие
Вы держите в руках удивительную книгу. Если бы
надзиратели заметили хотя бы клочок дневника свя-
тителя Геронтия, который он вел в течение 10 лет
пребывания в ГУЛАГе, либо о его воспоминаниях
узнали власти до конца 1980-х, эти страницы оста-
лись бы пустыми… Текст буквально излучает заряд
оптимизма и любви от несломленной воли святого
подвижника. Не чудо ли, что за годы лагерей ему уда-
лось скрыть от урок и тюремщиков самую дорогую
святыню: запас Святых даров!
После некоторых колебаний составители не реши-
лись вносить правки в текст, написанный рукой пра-
вославного святителя — епископа старообрядческой
Церкви. На сто страниц воспоминаний мы добавили
дюжину уточняющих слов в квадратных скобках и
полсотни заголовков.
Не медлите с прочтением, передайте родным и близ-
ким! Книга рассчитана на широкий круг читателей,
ищущих опоры своим убеждениям, пытающихся
найти для себя истинное Православие и просто ду-
мающих людей. Воистину, почти современный нам
православный святой жил так, как следует, а не пи-
сал, как следует жить…
Спешите познакомиться с неподдельной теплотой
души и чистотой сердца иже во святых отца нашего
Геронтия, епископа Петроградскаго и Тверскаго.
Редакция сайта STAROVE.RU
«Старообрядческая Мысль

–3–
От редактора
Для меня имя Геронтий с младенчества ассоциирова-
лось с чем-то почти святым, добрым и крайне близ-
ким. Прабабушка, бабушка, мама в редких разговорах
на церковную тему нет-нет, да и вставляли в качестве
ремарки реплику о том, что был такой епископ Ге-
ронтий — редчайшей проницательности и святости
человек. Что он долго сидел в лагерях и, выйдя от-
туда, опасаясь повторных преследований, некоторое
время жил в нашей квартире в центре Москвы, в ко-
торой родился и я.
В отрочестве меня почему-то больше всего интересо-
вал практический вопрос: где же именно он ночевал?
В итоге проходная комната, которая на моей памяти
использовалась только как столовая, была для меня
какой-то дорогой именно потому, что в ней жил «тот
самый Геронтий»…
Моя прабабушка родилась в 1900 году, упокоилась в
1993, была редчайшей молитвенницей. Около 10 по-
следних лет своей жизни из-за болезни она едва
вставала с постели, но при ней всегда была сумка, в
которой хранились личные письма: в основном пере-
писка с мужем 1920—30 годов. В это время он был ве-
дущим инженером ряда всесоюзных строек. Оба они
были представителями достаточно известных старо-
обрядческих фамилий.
Спустя некоторое время после смерти прабабушки
мы решили разобрать и эту сумку: тогда мне было
около 15 лет. Внутри обнаружили духовное заве-
щание еп. Геронтия, которое было подпольно раз-
множено на печатной машинке. Там же хранилось
подписанное им поздравление в адрес прабабушки с
днем Ангела. Оно сопровождалось заботливо напе-
чатанной выпиской из жития св. Антонины — имени
прабабушки. Отдельно в стопке старых церковных

–4–
календарей хранилось полностью рукописное на-
ставление новобрачным, которым еп. Геронтий бла-
гословил брак моих бабушки и дедушки.
Спустя более 10 лет в газете Ржевской старообрядче-
ской общины я прочитал жизнеописание еп. Герон-
тия с рассказом о выпавших на его долю испытаниях
в ГУЛАГе и решил, что донесение этого текста до мас-
сового читателя будет моим вкладом в поддержание
памяти об этом удивительном человеке. До сих пор
я считаю этот материал лучшим на сайте «Старооб-
рядческая Мысль».
Я искренне приветствовал идею причислить еп. Ге-
ронтия к лику святых, и радовался всем предсобор-
ным подготовительным работам, приоткрывавшим
для меня историю тех дней. Самозабвенная работа
святителя с потоком писем и постоянными настав-
лениями к пастве (по рассказам родни, он не остав-
лял без ответа ни одного письма) в какой-то степени
стала для меня образцом просветительского труда
во благо Церкви. Возможно, именно в подражание
св. Геронтию мы уделяем так много внимания пере-
писке с читателями и рассылкам новостей сайта для
думающих и ищущих STAROVE.RU.

Святителю Христов Геронтие, моли Бога о нас!

Олег Хохлов,
редактор сайта «Старообрядческая мысль»

–5–
Обращение к читателю
Слезно умоляю и сердечно завещаю Вам, твер-
до и неизменно соблюдайте святую правую
веру нашу, ибо она есть правая и истинная…
но не забывайте, что при истинной и правой
вере нужны и добрые дела, ибо вера без добрых
дел мертва.
«Духовное завещание» еп. Геронтия

В современном суетном и постоянно бегущем мире


верующие люди со скорбию в сердце наблюдают се-
рьезное духовное падение человеческого рода. Еще в
древности, движимый Духом святым, об этом изрек
пророк: «Се, дние грядут, глаголет Господь, и послю
глад на землю, не глад хлеба, ни жажду воды, но глад
слышания слова Господня» (Ам. 8, 11). Вот как пишет
об этих словах пророка святой отец — блаженный
Иероним Стридонский: «Посылает же Господь голод
на землю для тех, которые мудрствуют о земном, и
голод не хлеба, и жажду не воды, но слышания слова
Господня, когда по причине грехов народа оскудевает
(или оскудело) учение в церквах» (Три книги толко-
ваний на пророка Амоса).
В век бурного технического прогресса и эры высоких
(как, впрочем, и весьма низких) технологий далеко на
задний план отошла забота о спасении своей души.
Все больше людей поглощает мирская суета, почти
не остается духовных ориентиров: сплошь телесные,
чувственные и материальные ценности, вроде жела-
ния зарабатывать деньги и жить себе в удовольствие.
Святая Церковь, как могучий корабль, силами сло-
ва Священного Писания доносит простую истину:
«дружба с миром есть вражда против Бога… кто
хочет быть другом миру, тот становится врагом

–6–
Богу» (Иак. 4, 4). Православие не ложно поддержива-
ет тех, кто старается, с помощью Божией, плыть не по
течению, не с этим миром и его «удовольствиями».
«С течением времени одни уклонились от истинного
учения, другие от чистоты жизни и нравственно-
сти, но явилась опять нужда в наставлении письмен-
ном» — так объясняет необходимость Священного
Писания святой Иоанн Златоуст в первой беседе на
Евангелие от Матфея. Действительно, сегодня воз-
никла сильнейшая надобность в чтении священных
книг. Из них-то мы и сможем почерпнуть духовную
силу, благодаря которой укрепим наше немощное ду-
ховно-нравственное состояние.
Однако помимо книг Священного Писания и трудов
Святых Отец мы хотели бы предложить тебе, благо-
честивый читатель, другую духовную сокровищницу,
которая может принести ощутимую пользу прочи-
тавшему.
Простые прихожане при поддержке редакции сайта
«Старообрядческая Мысль» во славу Божию подго-
товили труд, написанный святым человеком, про-
шедшим сталинские лагеря, неутомимым церковным
деятелем — старообрядческим епископом Герон-
тием. Его жизнеописание и «Духовное завещание»
и есть, по сути, воплощение тех мыслей, заповедей
и наставлений, сказанных Господом нашим Исусом
Христом в Евангелии.

–7–
Слава Богу за все!
ГУЛАГ: десятилетие вне свободы

Черный ворон

Т
ринадцатого апреля 1932 года, в 11 часов 30 ми-
нут ночи, неожиданно прибыли члены ОГПУ к
моей квартире в Ленинграде, срочно потребова-
ли открыть дверь…
В этот день, на четверг 1(14) апреля, было Марьино
стояние. Богослужение кончилось в 10 часов вечера.
1(14) апреля был день моего тезоименитства, нужно
дома еще помолиться Ангелу Хранителю и своему
святому, а главное — прочитать правило ко святому
причащению. Только что кончил правило, а каноны
оставил до утра, так как был в усталости. Лег на кро-
вать, но не успел заснуть. Слышу — стучат… Пола-
гал — сын или кто из своих. Но стук был незнако-
мый. Когда отпер дверь, вошли около пяти человек.
Старший из них прочитал ордер. Поручено им сде-
лать обыск и меня арестовать. Я покорно и спокойно
безоговорочно во всем подчинился.
Подобные действия были еще у соседей. Их аресто-
вано было более десяти человек. Обыск продолжался
до 8 часов утра. Около 5 часов утра явился сын Генна-
дий. Попросил, как обычно, прощения и благослове-
ния. Объявил, что и он арестован. Других разговоров
не было разрешено.
При обыске у меня ничего подозрительного не нашли.
По окончании обыска вежливо и спокойно предложи-
ли взять с собой две пары белья, два полотенца, мыло
и хлеба. В квартире у меня хлеба не было, пришлось
попросить у хозяйки дома. Она дала мне булку бело-
го хлеба, нашлась пачка пиленого сахара 400 граммов

–9–
и печенья около 100 граммов. Взял часы, денег около
100 рублей и две пары очков. На машине (черный во-
рон) я был быстро доставлен на Шпалерку. Там опять
обыски, там я увидел много знакомых… Быстро все
были размещены, я оказался в одиночке. Камера была
6-7 квадратных метров, в ней были и уборная, и кран
для умывания, отопление центральное.
Я полагал, что это была какая-то ошибка, так как я не
чувствовал за собой никакой вины и думал, что меня
должны через два-три дня выпустить, а особенно к
воскресению. Но прошло воскресение — Пятая не-
деля поста, и Вербное пришлось тут же пробыть. И
думаю, неужели и Пасху быть мне вне свободы? Да,
пришлось. Очень и очень было печально.
В четверг, 1(14) апреля, утром, дали мне хлеба
400 граммов, а в обед на первое — хорошие мясные
щи, а на второе — кашу. Все с мясом. Я, по случаю
Великого поста и так как мяса уже не ел более 20 лет,
от мясной и скоромной пищи отказался. Пришлось
обдумать, какое мое должно быть меню. Хлеб разде-
лил на две части: одну — на обед, а другую часть —
на ужин. Но, чтобы хлеб был спорее, я решил разло-
мить надвое и подсушить. 100 граммов употреблял
с холодной водой, это первое, а на второе — еще
100 граммов с кипятком. Тут же и третье — это сахар
с кипятком. Но так как сахара было мало, я решил
каждый кусочек разбить на четыре части, по одной
части на день. А одну четвертую часть делил еще на
две части — на обед и на ужин. Так получилось очень
хорошо. За все слава Богу!
Спросил я: «Когда будет у меня следователь и допро-
сы и в каком я положении?» — ответа не было.
У меня давно была мысль и желание найти время и
уединение, чтобы докончить свой пост и затвор по-
стрига. По уставам нужно или 40 дней, или восемь
дней. Восемь дней я отбыл, а вот 32 дня считал за со-

–10–
бой в долгу. Вот я обдумал, понял, что Сам Бог дал
мне эти дни для этого.
С первого дня начал два правила иноческих, даже и
больше, но, к сожалению, только поклонами и мо-
литвами. Книг у меня никаких не было. Некоторые
дежурные не позволяли молиться, а я им доказывал,
что это моя гимнастика, а гимнастика не возбраняет-
ся. Немало было с ними спору и пререканий.
Лестовку и крест у меня отобрали. Из спичек я сделал
крестик и на груди, и на рубашке огарком спички на-
писал крестики, а лестовку сделал из полотенца: ото-
рвал кромку вдоль и навязал узелков 50 штук — это
было пол-лестовки. Но это изобретение мое тоже от-
бирали. От полотенца осталась только узенькая лен-
точка. Было еще одно полотенце в запасе.
Время идет быстро. Прошло и пятое воскресение, и
Вербное, а я все еще тут. Понял, что, видимо, и Пасху
придется тут же быть. На Страстной, вспоминая все
песнопения и чтения, особенно почувствовал, как
нелегко быть лишенным свободы. О, как приятно
было в душе пропеть: «Чертог Твой Спасе вижу мой
украшен…».
А Четверг великий и Пяток, потом Суббота — рва-
лась душа и сердце на свободу. Но сознавал, что на все
воля Божия — и раньше христиане неизреченно тер-
пели. Да, так, видимо, угодно Богу. За все слава Богу!
Вот приходит Пасха. Канон Пасхе я раньше знал на
память. Стал проверять — два-три тропаря не пом-
ню. Наконец упомнил, но порядок как бы забыл. Го-
споди, взмолился я, помоги, научи! Слава Богу, все
вспомнил… Радость была неописуема. Без счета про-
певал я канон в уме и на 18, и на 16, и на 6, по молеб-
ному уставу и уставу всенощной. Может быть, я этим
погрешил, но по три-четыре всенощных пел на день.
Совершал и молебствия без счета.

–11–
Пасху разговеться мне пришлось очень хорошо.
Часть булочки и печенье скушал — по одной-две
штуки на обед и на ужин. К пасхальному молебну я
прилагал и другие, но одни запевы, тропарей не пом-
нил. Может быть, я в этом и погрешил пред Богом.
Пока был на свободе, я не знал наизусть молитву
«Спаси Боже…» и «Владыко многомилостиве…»,
что за всенощной, а там научился. Тем святым, какие
указаны в молитвах, я ежедневно молился, как они
указаны по порядку. Легко заучил читать и святые
молитвы. Так прошла и святая Пасха. Но очень труд-
но быть вне свободы, особенно в такие великие дни.
До отдания я молился, как на Пасхе, — Пасхальный
канон, стихеры Пасхе и часы за все.

Угроза
Но вот неожиданно на Фоминой, в воскресенье, но-
чью, около 2 часов, вызывает меня следователь в его
комнату (человек очень строгий, крикливый и не-
сдержанный), требуя осознания моих проступков и
каких-то особых преступлений. Я просил его напом-
нить, каких, ибо я никаких преступлений не знал за
собой. Он меня выгнал. «Подумай!» — сказал. И так
я был выгнан раза два или три. Более часа сидел я в
коридоре. Опять вызывает. Начал писать протокол,
написал то, чего я не говорил. Я, прочитавши, зачер-
кнул неговоренное мною. Он, из себя выходя, закри-
чал: «Расстреляю!» Я спокойно говорил: «Пожалуй-
ста. Но зачем кричать». Пришел еще один человек из
членов власти в комнату. Тогда и он стал скромнее.
Я просил о свидании или передаче — у меня начали
отекать ноги и в сапоги не входили, да и зубы на-
чали качаться все. «Два года продержу в одиночке
и никаких передач не разрешу! Засажу в карцер!» —
так он отвечал мне. В результате долгих споров о на-

–12–
писании протокола я подписал после трех-четырех
исправлений.
Выгнал меня из комнаты. Придя в камеру, я спросил:
«Что такое карцер?» Мне объяснили, что там хлеба
дают по 200 граммов, без постели и горячей пищи.
Я решил на Фоминой неделе попробовать, могу ли я
пробыть на 200 граммах хлеба. И прожил, как в кар-
цере, спокойно. У меня осталась в запасе одна пай-
ка — 400 граммов хлеба. Я ее высушил на запас для
поддержки себя, если попаду в карцер. После этого
допроса и заявления, что «два года продержу в оди-
ночке», мне пришлось еще скромнее и воздержаннее
себя вести, а особо с сахаром. Его было очень мало.
После Пасхи, несмотря на отмену поклонов по уста-
ву, я свой затвор старался выполнить, дабы не оста-
ваться в долгу, и совершал два-три правила в день.
Немало меня смущали кушать мясное — я не ел.
Оставляли миску со щами и кашу на сутки, но я их
обратно сдавал им.
Неожиданно в углу увидал азбуку перестукивания.
И каждый день соседи мне стучали. Как-то начал
учиться. Но дежурный увидал меня и поругал. И я
отказался от всего этого. Очень высоко было окно в
камере, но я решил посмотреть и увидел на прогулке
некоторых знакомых своих. Был я в третьем этаже.
Я решил с ними похристосоваться и громко сказал:
«Христос воскресе!» Окно было немного открыто.
Опять увидел меня дежурный и еще больше поругал,
грозя, что и молиться не даст, и в карцер посадит.

Обвинение
В июле был еще допрос, также с шумом и с криком.
Зачитано было обвинение по статье 58, пункт 10 и
11. Я спросил об указанной статье и пунктах, что это

–13–
значит. Следователь ничего не ответил. В августе еще
был допрос о переписке с заграничными, я спокой-
но объяснял, что такого никогда не было. Однажды
лишь пришло мне письмо из-за границы: требовали
адрес и обещали присылать посылки. Я категориче-
ски отказался. Ответ сохранился в делах, я даже ука-
зал на папку. Но следователь, видимо, уже знал все.
Он был очень вежливый, и мне объяснил о статье. Я
ему заявил, что обвинение неправильно. Он ответил,
что это дело следователя.

Условия выживания
Цинга возрастала все более и более. Ноги отекли так,
что в галоши не убирались. Я одну пару белья разо-
рвал на портянки, так как ноги стали зябнуть. Еже-
недельно писал заявления. Ответа не было. Часто
вызывал врача, но опять бесполезно. Врач обещал
дать лекарство, но не дал. Я ему сделал замечание.
Он мне сказал: «Тебе нужно не лекарство, а пита-
ние». Он посоветовал написать начальнику тюрьмы
и сам прописал мне 500 граммов молока и 100 грам-
мов белого хлеба на каждый день. Три дня было ско-
ромных до Успенского поста. Я молоко употребил, а
на пост отказался и получал только хлеб. Зубы все
начали качаться, на ногах — пятна цинги, а лечить
нечем.
Когда я написал начальнику, он прибыл в камеру со
своим адъютантом. Подробно ему объяснил все. Он
обещал разрешить передачу. Я указал даже телефон
нашего дома.
Через двое суток, накануне Успения, стучат в окно.
Спросили фамилию. Оказывается, это была переда-
ча. Одно место — теплые вещи, а другое — продукты
питания, около пуда. Очень хорошая передача. В ней
были и свежие помидоры, и рыба, и масло.

–14–
Накануне Успения я вкусил с особым аппетитом по-
мидор с белым хлебом досыта, а в Успеньев день было
полное богатое разговение вместо Пасхи. И потом
через неделю — снова передача. Через две недели я
окреп, и зубы перестали шататься — за пять дней до
этого зубной врач предложил все зубы вытаскать, так
как их рукой свободно можно было вынуть. Очень
все качались. Через три недели я свободно кушал
ими твердую пищу.
Камера моя была чище всех, и во всем был порядок.
За это меня хвалили начальствующие. И мне очень
нравилось быть в одиночке. Один и помолюсь, и в
уме попою. Никто не мешает, и у меня весь день в ра-
боте: два раза уборка камеры и натирка пола, а потом
молитва. Очень было хорошо. Слава Богу за все!
Два раза в месяц был в бане. На мытье давали десять
минут. Водили в одиночку. Если кто встретится, то
нужно обращаться лицом к стене, загораживаться,
чтобы не смотрели. Мыться успевал, но под душем.
На прогулку меня не выпускали пять месяцев, а потом
водили одного на десять минут. Были случаи, наши
увидят, начнут кричать в окно мне — сразу же прекра-
щается прогулка. Когда выходил на прогулку, меня мо-
тало от слабости, как пьяного, с трудом ходил опреде-
ленный круг. Кверху смотреть было воспрещено. Были
случаи — как посмотрю, сразу же прогулка кончается.

Первые испытания
В конце сентября приходит дежурный в камеру и за-
являет: «Собирайся, пойдешь в общую камеру!» Я
почти со слезами его просил оставить в одиночке, но
он ответил: «Так приказано».
С трудом забрал вещи и пошел. Подошли к одной ка-
мере, спросили: «Как фамилия?» Оказался там один

–15–
с моей фамилией. Это племянник. Нельзя, повели
дальше. Открыли дверь другой камеры, там однофа-
мильных не было. Камера переполнена. Вместо 25 че-
ловек было 50. Меня втолкнули, и я сел у двери на
свои вещи, даже протянуть ноги нельзя. Оказалось в
этой камере двое из наших. Они упросили старосту
камеры меня пустить на их место. Староста согласил-
ся. Меня очень радушно приняли. Это были Ларио-
нов А.И. и Попов Василий.
В камере шум до драки, воровство, теснота. С людь-
ми я разговаривать не мог сутки. Отвык. А потом мы
разговорились со знакомыми. Они мне сказали, что
недалеко тут и мой сын, и другие родные. Оказалось,
что сын в одиночке был со мною рядом, он и стучал
мне. Но я этого не знал.
Когда на прогулку пошла та камера, где был сын, он
меня узнал, а я его нет. У него была большая борода.
Через две-три недели на прогулке случилось его уви-
деть. Прогулка в обеих камерах была на 30 минут. Вот
тогда я узнал, сколько наших было вместе со мною.
Передачи кушали вместе со знакомыми. Но были
случаи, когда нас лишали передач. Приходилось быть
на пайке, я на одном хлебе, а они кушали все пред-
ложенное.

«А больше нельзя?»
В ноябре объявили, что я осужден КОГПУ на десять
лет лагеря по 58 статье, пункт 10, 11.
Спокойно выслушав, заявил им: «А больше нельзя?»
Сказали: «Нет». «Слава Богу, — ответил я, — что мне
теперь 60 лет, до 70 лет я должен жить и честно срок
отбыть. Тогда или умирать, или домой». Все были по-
ражены моим спокойствием и смелостью. Слава Богу
за все!

–16–
Всех нас переправили в тюрьму, называемую «Кре-
сты». Там пища была только рыбная, всегда без мяса.
Для меня это было хорошо. Но очень тесно было в
камерах. Около месяца пробыли там. Потом меня
переправили в тюрьму «Нижегородскую», — тоже
теснота. Эта называлась этапная тюрьма. Там все мы,
родные, оказались вместе. Начали готовить этапы.
Нас назначили в Лодейное поле, а провезли в Соли-
камск.

Этап. Погром урок


Перед отправкой нас, человек десять, поместили в
камеру, где были так называемые «урки» — воры и
бандиты. Мы догадались: вещи свои все положили в
угол, а сами сели у вещей. Они твердо заявили: «Сей-
час будем делить посылки и кушать сухари». В это
время точили пряжки от жилет, чтобы можно было
резать мешки. Мы в ужасе ожидали, что будет даль-
ше. Рядом в камере слышался необыкновенный шум,
драка.
Там было до 15 человек урок и пять-шесть человек с
58-й статьей. Из них был один особый силач, бога-
тырь. Урки его не знали. Сразу же урки предложили
делить посылки. Силач строго заявил, чтобы никто
из них не шевелился. Но они не удержались. Один
мешок разрезали. Этот силач взял что-то в руки твер-
дое и начал их так сильно бить, что все оказались в
крови и все заорали, что есть мочи. Сбежалась охра-
на, и стрельцы открыли камеру. Прибежал начальник
тюрьмы. Силач еще продолжал свое дело, и никто не
в силах был его побороть.
Начальник приказал уркам выйти и ругался, что со-
единяли 58 статью с урками. От нас убрали урок и
поместили по 58 статье других. Окровавленные урки
жаловались начальнику и просили наказать силача.

–17–
Начальник спокойно ответил: «Вы свое получили по
делам вашим, и впредь не суйтесь воровать». А си-
лачу сказал: «А вы бы полегче били». Он ответил:
«Очень легко бил. Если бы посильнее, каждого бы
насмерть уложил». Сразу все притихли.
Через несколько часов мы оказались в вагоне с ре-
шетками. Одна половина урок, а другая — по 58 ста-
тье. Мы были почти все свои, знакомые. Был сын и
два племянника, Лакомкины и Усов.
Ехали до г. Соликамска 14 дней. В дороге, даже сквозь
решетки, урки ухитрялись обворовывать людей,
осужденных по 58 статье. Путь был очень благопо-
лучен до г. Соликамска. По прибытии в Соликамск
урки успели освоиться с находящимися там урками и
решили сделать на 58 статью нападение. Когда пошли
в баню, вещи все были оставлены на дворе у забора.
Поставлены были дневальные, но часть хороших ве-
щей все же украли.
Когда же после бани поместили всех в барак, осуж-
денные по 58 статье отделились на свои особые
нары, и урки — особо. Ночью они пригасили огни
(это лампы без стекол) и вот, в темное началось по-
боище и воровство. Был необыкновенный шум и
крик. Люди по 58 статье вещи все положили в го-
ловы, а сами окружали их, лежа на нижних нарах.
Урки влезли на вторые нары и разобрали их в тех
местах, где лежали вещи, и начали их удить — до-
ставать. На крик и шум сбежались все начальству-
ющие. Темнота, шум, крик, драки. Очень нелегко
было все это усмирить.
Утром почти всех отправили в лагеря. Кого в Красно-
вишерск, кого в Пермь и др. Осталась часть инвали-
дов. И сразу всем были предложены работы. В Крас-
новишерск ушли два племянника, а сын — в Пермь, я
остался со старцами.

–18–
Первый опыт. Первая потеря
Мы сразу же организовали плотницкую бригаду.
Бригадиром был избран протодьякон Х. Марков.
Приступили к работам по переустройству нар в ба-
раках.
Но вот когда мы, инвалиды, остались в Соликамске,
начальник решил у всех обрить бороды. Нас с боро-
дами было около десяти человек. Применили наси-
лие. Мы все забрались на верхние нары и не шли к
парикмахеру. Начальник применил хитрость и вы-
звал меня, как бы условиться о ношении бороды. И
как я сошел с нар, четверо взяли меня, кто за руки,
кто за голову, и насильно остригли мне бороду, а по-
том и другим. Это было для меня особое горе и пе-
чаль. Но нужно терпение.
Через пять-шесть дней меня выделили в санитары.
Старший заболел, и мне пришлось быть за старшего
санитара. Очень нелегко было навести порядок. Тем
более, что был я неопытен в раздаче хлебных пайков.
Меня постоянно обвешивали. Когда хлеба больным
не хватало, я добавлял своими сухарями из посылок.
Но мне удавалось для больных получать все, что по-
лагалось, так что пища получалась хорошая, и боль-
ные были очень довольны.
Когда бригадир Марков был вместе с нами в бане, в
городе, его бушлат упал в состав дезинфекции, и по-
ловина бушлата намокла. Мы с трудом отжали. Он
надел мокрый бушлат и пошел пешком в лагерь, от
города около двух-трех километров. Дорогой сильно
простыл. Был мороз 38 градусов. Марков слег, и три
дня проболел в лазарете, а через семь дней умер от
воспаления легких. Мне с другими пришлось его по-
хоронить на особом городском кладбище. На могиле
был поставлен крест. Погребен был по чину. Очень
жаль было его, но он успел причаститься. Приезжали

–19–
его родные на могилу и мне привезли запасных даров
и епитрахиль коротенькую.
Неожиданно был проездом у нас в лазарете профес-
сор медицины Бек-Домбровский. Больного его также
насильно обрили — он носил бороду. Это было для
него большое оскорбление.

Первые враги
Был приказ, чтобы от больных никто не смел брать
пищу, и то, что им полагается, то и выдавать под
строгую ответственность. На другой же день утром
является ко мне бухгалтер-пьяница, два-три лекпома
и просят мослов. Это значит, на каждого дать около
одного килограмма мяса. Я отказался, указав на при-
каз. Мне пригрозили и обещали отомстить, ибо это
у них был закон: поедать мясо, предназначенное для
больных.
Злоба на меня росла все более и более от тех, кому я
не давал мяса, сахару и т.п. от больных. Меня сняли
с работы по жалобам указанных лиц и поместили в
самый грязный барак. Вши, воровство и урки. Спа-
ли все одетыми, но и с сонных снимали, что ворам
нужно. Вшей не искали, их просто сгребали и кида-
ли. Грязь необыкновенная.
Когда профессор Бек-Домбровский приехал в Соли-
камск на ревизию, позор и стыд был для всех. Заме-
стителя старшего санитара накрыли с медсестрой в
кабинете, санитары все спали. Больные беспомощно
стонали. Со слезами жаловались на большие беспо-
рядки. Были арестованы два лекпома и три санитара,
и медсестра была снята с работы. Меня совсем обво-
ровали, но опять просили быть старшим санитаром.
Я отказался. В один месяц на этой должности смени-
лось немало людей.

–20–
Месть
Летом нужно было отправить вещи заключенных в
Красную Вишеру. Зимой, когда приезжали этапы в
Соликамск, они в Вишеру ходили пешком 120 кило-
метров, а вещи оставляли в Соликамске, где их почти
начисто обкрадывали. И вот этих полупустых корзин
и сундучков нагрузили баржу около 1500 штук и ре-
шили отомстить мне — послать перевезти и там за-
ключенным сдать вещи.
Я знал, что сундучки обкрадены, и отказывался со-
провождать груз. Но они насильно послали меня со
стрелками.
Когда я прибыл на берег реки, где была баржа, мне
вручили списки заключенных, чьи были вещи, всего
12 списков. Мне сказали, что в барже 12 груд — судя
по спискам. Когда мы со стрелками проверили, ока-
залось только 10 груд, и в них была недостача — где
пять, где десять штук. На сундуках и корзинах был
при приеме проставлен вес — 10, 12, 15 килограммов,
а при проверке — наполовину вытащено. Срочно я
потребовал составить акт. Пригласил кладовщика, и
он, и стрелки подписались, что вещи не в целости.
Когда прибыли заключенные получать свои вещи,
а вместо вещей были почти пустые корзины и сун-
дуки, тут на меня была неописуемая ругань, готовы
были убить меня. Истерики, а особенно от женщин,
были неисчисляемы. Начальству я показал акты и
сказал, что я вещи не принимал, все было указано, и
стрелок это удостоверил.
Представители третьей части меня оправдали. Вы-
звали начальника из г. Соликамска. Хотели и его пре-
дать суду, но и он оправдался, так как он ни от кого не
принимал вещей, а принимали кладовщики, которых
уж нет. Кто посажен, а кто умер. Но всех более при-
шлось переживать мне.
–21–
Призрак свободы
Целый месяц я раздавал вещи и сильно заболел от
расстройства. Положили меня в лазарет. Лежал пол-
тора месяца. А в это время было освобождение за-
ключенных по болезни, и я был освобожден. Ехать
домой по болезни я не мог, а когда выздоровел, при-
шло распоряжение никого не отпускать. Нас, не-
счастных инвалидов, осталось более 300 человек, а до
тысячи были освобождены. И тут горе и печаль. Увы,
нужно терпение. Слава Богу за все!
По выздоровлении меня назначили дневальным и
старостой в бараке, где помещались санитары, мед-
братья и разные должностные лица. Неожиданно в
числе санитаров оказался Парфенов И.В., который
жил со мной около трех месяцев. Радость наша была
неописуема. Но, увы, он был направлен в другой ла-
герь. Нередко подкрадывались воры в этот барак.
Однако-ж ловили. Я не дежурил, а дежурил старик —
мой помощник. Жильцы, поймав вора, решили сами
наказать его. Били более трех часов. Был вор без со-
знания. После этого он остался жив, но всем ворам
говорил открыто: не ходите в этот барак, очень силь-
но бьют и там строго охраняют. Воров было ужасно
много, трудно было ходить из барака в барак, и по
ночам воровали.

Со своим уставом
В Вишере было около 25 бараков, для больных было
10 бараков, и вот в одном, мимо которого была езда,
много было воровства. За год три старших санита-
ра были арестованы и преданы суду. Никто не хотел
быть старшим санитаром. Врачи облюбовали меня.
Долго я не соглашался, но когда согласился, то поста-
вил им условие, чтобы бороду мне не брить (а перед

–22–
этим меня еще раз насильно в бане обрили), чтобы
санитаров кормить из больничного котла, чтобы они
были сыты и чтобы не воровали. Тогда я принял ба-
рак, где больных было около 200 человек. Сразу же
я сделал список выданных им вещей, и они должны
были в получении расписаться и сами себя охранять,
сознавая, что за утерянные и пропавшие вещи они
отвечают. Сразу и воровство сократилось, порядок
был образцовый в бараке. К весне 1934 года объ-
явили, что лагерь в Красной Вишере закрывается, и
больные будут переведены в другие лагеря.

«Самодеятельность»
Зимой из госпиталей кому-то в ум пришло сделать
какое-то «закучивание». Среди лагерников были
старицы неработающие и старики. Старицы были
как монашки, у всех были на платьях и на одеждах
кресты. И вот объявили, что их живых будут хоро-
нить. Собрали их до 50 человек. До десяти могиль-
щиков нарядили как духовенство в рогожные ризы,
и дьяконы — стихари из рогожи. Вместо кадил —
горшки на веревках. Повели их как бы на особое
место хоронить. Дорогой злоумышленно пели раз-
вращенные как бы молитвы и ектении. Осужденные
шли спокойно. Народу лагерников вышло смотреть
более 1000 человек. Привели к месту похорон, пели
издевательски-кощунственно. Нужно бы смеяться,
но никто не смеялся. Приказано было кончить. Все
разошлись. Также пошли в бараки и осужденные на
смерть. Когда узнало об этом высшее начальство,
попало всем — и выговоры, и аресты. Так оказалась
указанная выдумка бесславна и во вред им самим.
Было три женских барака, а мужских — более 15,
чаще пустых. Разврат был неописуем. К весне всех ла-
герников расформировали по другим лагерям. Боль-

–23–
ных также. Меня назначили провожать до Соликам-
ска около ста человек. Направлены были дальше, но
там больных не приняли, пришлось быть лето в Со-
ликамске, и к осени направили в Саранск, я — сопро-
вождающим вместе с другими. Прибыли в Саранск, и
всех разослали, кого куда. Это было в 1935 году.

Саранск. С реноме
Я не знал, на какую работу проситься. Решил на
портновскую, по починке вещей. Экзамен выдержал
успешно, а вечером приказ — снова явиться в лаза-
рет. Полагал, что-либо не так сдано, но, оказывает-
ся, главный врач узнал, что я уже был санитаром, и
с хорошей отметкой, срочно меня вызвал и назначил
старшим санитаром вопреки желаниям завхоза. Тот
рекомендовал своего знакомого. Врач настоял, чтобы
взяли меня. Когда я пришел в барак, увидел беспо-
рядки: воровство пищи и очень плохое отношение к
больным.
Врач меня пригласил к себе, узнавши о моих поряд-
ках в Вишере. Предложил установить такие же. За
неимением бумаги на фанерках я сделал расписание
пищи по палатам. Предложил завхозу, а он выбросил
их и приказал мне снять халат, меня с работы снял и
отправил в барак, говоря: «Какой-то старик пришел
нас учить».
Когда я увидал врача, стал прощаться с ним и заявил,
что я снят с работы и мои предложения и фанерки
выкиданы. Врач был очень огорчен. Строго приказал
найти фанерки, меня оставить, а завхоза снять с рабо-
ты. Я упрашивал: ведь из-за этого будет вражда. Пусть
они работают, как знают. Врач доложил начальству, и
на ночь завхоз был удален даже из комнаты лазарета,
где он находился. Порядок был наведен очень хоро-
ший, но немало мне было и мщения от изгнанных.

–24–
Доп. нагрузка
Повариха за неумелую ее работу, халатность и воров-
ство была снята, а довольствие больных было пору-
чено очень опытному повару из Вишеры. Бухгалтер,
он же и статистик, запьянствовал и дело запустил.
Его удалили, а меня вместо него назначили быть ста-
тистиком. Это для меня было новое дело. Пришлось
его спешно изучать.
Начальство и врачи были удивлены моей работой.
Сам Бог помогал мне. Кроме того, что я работал стар-
шим санитаром, еще имел нагрузку: обучал безгра-
мотных и малограмотных. 30 человек в три месяца
обучил не только читать и писать, но и на счетах счи-
тать. Одновременно со мной занимались обучением
четыре протоиерея, два академика и два семинариста.
Посылки и передачи мне приходили в достаточном
количестве. Мать Порфирия лично привезла мне де-
сять передач. Ее задержали, и был допрос, где она бе-
рет денег. Она ответила, что продавала мои вещи и
покупала на них передачу. Воспретили ей привозить.
Допрашивали и меня, я показал то же.

Новые лишения. Новые радости


Когда умер Киров, заключенных по 58 статье сняли
с хозяйственных работ и они могли работать только
на общих. И меня с работы сняли. Начальство очень
просило оставить меня, но нельзя — статья 58.
Пошел учиться плести лапти. Изучил и это дело, но
норму не мог делать. Пришлось учиться ткать ро-
гожи. За неимением сырья и эту работу пришлось
оставить. Заболели руки, пальцы — растяжение жил.
Вольный врач, Варвара Мельникова, перевела меня
в инвалиды третьей группы — неработающие. Мне
пришлось жить на 400 граммах хлеба. Нас, духовен-

–25–
ство и инвалидов, перевели в отдельный барак под
особый надзор.
Была Пасха. Все решили помолиться, прославить
Воскресшаго Христа. Начальство узнало — оштра-
фовало всех на один квартал, лишив заработанных
дней в нем, в том числе и меня. Перевели нас ря-
дом, в лычную, а там сырость, болото. У всех по-
явилась малярия, и я болел 28 дней. А оттуда при-
казали нас, инвалидов, перевести в г. Алаторск, на
л/п Алаторское.
Когда поехали, денег не было, не было и посылок.
Приехали на станцию. Там на открытом воздухе
ожидали поезда семь суток, кушать было нечего.
Мой друг Нестор вызван был раньше, я отдал ему
хлеб и сахар. Надеялся, что мне поможет кто-нибудь
из духовенства, но никто не помог. Было и холодно, и
голодно, и уехать не могли. В один из дней меня вы-
зывают, и вручают передачу: большой деревенский
хлеб, и картошки вареной штук 30, и яблок 15. Не-
обыкновенная была радость. Это было от знакомой
матери Порфирии. Она у нас останавливалась. Жен-
щина увидела, что я получил передачу, еще прислала
денег и хлеба. Но больше не разрешили. То, что раз-
решили хоть раз, и то было чудо от Бога.
Когда прибыли в Алаторск на л/п, у нас с Нестором
ни гроша не было, есть совершенно было нечего.
Пришлось быть на 600 граммах хлеба. Решили про-
давать свои вещи, но никто не покупал. И вот, сидя в
бараках, мы приуныли. Решили усугубить молитвы,
и что же… Неожиданно спрашивают мою фамилию.
Не узнал, это была мать Порфирия с большой переда-
чей. Неописуема была у нас радость, так как получи-
ли продовольствие и денег. Разве это не чудо Божие!
Меня назначили бригадиром над инвалидами по ра-
боте внутри зоны. Случайно в мою бригаду я взял
знакомого И.И. Мухина. Он был у меня дневальным.

–26–
К нему нередко приезжали его сыновья и дочь. Потом
он был освобожден. Был у меня на свидании вместе с
матерью Порфирией и владыка Викентий из Москвы.
Поплакали мы оба. Ему хотелось многое сказать мне,
о многом поговорить, но не разрешалось.
Друга моего, Нестора, отправили в этап. Чем воз-
можно было, наградил его. И больше я о нем ничего
не знаю. Он был слаб и неопытен в жизни, беспомо-
щен и, наверное, умер с голоду. Очень и очень жаль
его, человек был святой жизни.

Ветлуга. Татары. Тактика обороны


В бригаду ко мне назначили духовенство и татар. Та-
тары — очень честные люди, трудолюбивые, и друзья
хорошие. Неожиданно нас переселили в другие, Вет-
лужские, лагеря Горьковской области, в пятый л/п,
поместили в барак с урками и бандитами. Старостой
назначили меня. Я серьезно отказывался, но началь-
ник был несговорчив. В бараке — грязь, беспорядок.
Я решил вымыть нары и пол, и переписать всех жи-
вущих. Место мы себе избрали особое: вверху — та-
тары, около 15 человек, внизу — духовенство 15 че-
ловек, а всех было 100 человек. Я всех предупредил:
быть стойкими, [не] трусами. Для защиты при себе
иметь что-нибудь.
Ночью, около 2 часов, врываются трое и требуют у
нас хлеба. Я вижу, в руках — большие ножи. Громко
вскричал: «Ребята! У нас воры». Татары вскочили, и
у них были у ног лопаты, а у кого колья. Они сверху
сразу по рукам бандитов начали бить. Ножи полете-
ли. За них было вступились другие, но храбрость та-
тар была несокрушима, а духовенство что есть силы
закричали — голоса у них были сильные. Прибежало
начальство и стрелки. Я серьезно к ним обратился,
указывая на открытые разбои. Здесь у них так обыч-

–27–
но и было: ножи, и все покорно сдаются. Воры оберут
и уходят в другой барак, и там то же.
Все успокоились. Дневальных я назначил своих. Ког-
да же получал хлеб, у меня 5-6 пайков недостало.
Потому что во время раздачи один урка получал по
два раза. Кто именно, я не знал. Так же и обеды. Мне
пришлось платить деньгами по 50 копеек за пайку и
20 копеек за обед. Каждый день выходило не менее
пяти рублей. Расход из своих средств. Тогда назначил
помощников, разбил всех на четыре бригады. Все
помощники отказались — и их также обсчитывали.
Хотя начальник лагеря в приказе и хвалил меня как
отличника и за храбрость, но я более служить был не
в силах. Слава Богу, нас перевели на седьмой л/п, а
там урок оказалось больше. Два барака их, совершен-
но неработающих. Только воровали и грабили. Поло-
жение было ужасное.

Миссионерство на нарах
Меня опять назначили бригадиром барака, где было
одно духовенство всех наций. Тут были епископы,
пасторы, ксендзы, адвентисты, иеговисты и т.п. Вот
начальник вызывает меня, дает мне двух адвенти-
стов, говоря: «Они не работают и власть не призна-
ют. Возьми к себе и исправь их». А как? Это не легко.
Начальник сказал: «Ты сделаешь».
Я расспросил их об их убеждениях и скоро сговорил-
ся: «Если вы для начальства не хотите работать, то
для нас поработайте, для ближних своих. Одного по-
просил быть уборщиком возле барака, а другого —
инструментальщиком. Начали работать. Оказались
хорошие работники, я их убедил в подчиненности
гражданской власти. Дали и третьего такого же. Его
назначил ежедневно мыть в бараке пол, как дневаль-
ного. Начальник был очень доволен, благодарил.

–28–
Вопреки законам зоны
Поручили нашей бригаде наблюдать чистоту в зоне и
вне зоны запретную линию у ограждения взрыхлять.
Работы шли успешно, но очень часто нападали на
нас, отнимали хлеб.
Однако начальник здесь был очень хороший человек,
хлеб нам, если украдут или отнимут, вновь прописы-
вал. А за отличие нас награждал всем, — и хлебом
даже, и сахаром. Хлеба давал по 900 граммов и обе-
да — сколько угодно.
Раз были в бане, на нас напали и украли кое-что, а
особенно, у одного хорошие сапоги. Начальник их
нашел, но они уже были на колодке в переделке.
В одну ночь, хотя мы и строго себя охраняли, к нам
ворвалось трое-четверо с топорами и ножами, гово-
ря: «Давай вещи!» Я не растерялся, опять закричал:
«Ребята! Воры! Охраняйте себя и всех!» На крик при-
бежали стрелки, воров поймали. На нас очень озли-
лись.
Был еще случай. Ночью переоделись в членов пожар-
ной команды, захотели якобы проверить помещение.
Я не пустил. Начали штурмовать крыльцо. Опять
крик спас нас от грабительства. Это были бандиты.
В уборную по одному не ходили, а человек по 5-6 и с
палками.
В лагерях бандиты и воришки очень увлекаются
игрой в карты. Проигрывают все: и самих себя, и лю-
дей, и что на людях. В одном л/п проиграли даже на-
чальника. Проигравший должен его голову предста-
вить выигравшему или свою отдать. Начальник уехал
безвестно куда, опасаясь за их мщения и убийства.
И вот однажды мне прислали очень видное ватное
пальто. И как мне секретно сообщили, оно было про-
играно кем-то в карты. Я не надевал его. Но вот при-
–29–
шлось идти в канцелярию. Возвращаясь, я заметил
подозрительного человека и стал ожидать, как бы
мне уйти при людях. Путь мне был менее ста сажен
[120 метров]. Я увидел человека и пошел.
Воришка взял полено метровое, толщиной более
10 сантиметров, и тихо, быстро подкрался ко мне. Я
шел не оглядываясь, надеялся, что он при человеке
не нападет на меня. Не доходя до барака 10 саженей,
он подбежал и со всей силой ударил меня по голове.
Была же на мне толстая шапка-ушанка, она оказалась
рассечена, и на голове была рана шириной два-три
сантиметра, длины 10-12, я упал без чувств. Он хотел
снять пальто, но сразу же открылась дверь барака, и
вор побежал. Я, очнувшись, едва в чувствах показал
на него. Но его не могли догнать. Около двух-трех ме-
сяцев сильно болела голова. А воры говорили: «Ка-
кой живучий старичок, били насмерть, а он не подох.
Но добьем и пальто отнимем».
Это было зимой, в марте, а в апреле 1937 года нам
объявили готовиться к этапу на Котлас… Вместо ос-
вобождения нас отправили на север.
Прежде чем ехать, начальство сказало, что в дороге
могут быть кражи, хорошие вещи лучше бы послать
родным, а когда нужны они будут вам, то пришлют.
Человек до десяти, мы так и сделали. Переписали все
вещи и по списку уложили в корзины. Запаковали и
сдали по указанию начальства. Дали и денег на пере-
сылку. А они и до сих пор все идут. Остались мы об-
манутыми. Почтальон два раза был вызван и обещал
принести квитанции, на этом все и кончилось.

Всеспасающая любовь
В Фомино воскресение нас начали сажать в вагоны.
Тут же мне две посылки с пасхальными гостинца-

–30–
ми подали в вагон. Сорок человек это все видели, из
них — половина урок-воришек. Две посылки, в обо-
их крашеные яички и куличи, очень хорошие и боль-
шие. Я решил один кулич разрезать на сорок частей
и всем находящимся в вагоне дал часть кулича и по
одному крашеному яйцу. Урки это очень оценили и
сказали: «…тебя не обкрадет в дороге никто за твое
деяние. Мы десятки лет не едали кулича, и теперь у
нас старинная Пасха». Они себя оправдали.
Когда прибыли в Котлас, то там уже на нас было напа-
дение местных воришек-урок. Но наши урки их набег
отразили. Когда посадили на барку ехать по реке, там
опять нападение, и снова отразили. Когда приехали в
Княж-Погост — и там нападение, они снова нас спас-
ли. Я очень был поражен такой их справедливостью.
Я это учел еще раньше, когда был на 7 л/п.
Был против меня знаменитый бандит. Я ему давал от
каждой посылки, и он мне также сказал, что не по-
зволит никому воровать у меня. Он был справедлив,
никого он не допускал.
Переезд этот был очень и очень жестоким. Многие
были догола обкрадены, но меня и других наши урки
спасли.

Снова «новоселье»
Из Княж-Погоста меня как больного направили в
Гердиоль, по-русски — Красные Ручьи. Помещение
было очень мало, и нас поместили в сараи. Нары
плохие, кухня очень мала. Посуды не было. Тазики
одни и те же — что для приготовления пищи, то и для
мытья полов. Ложек и ножей не было. А место очень
хорошее, на берегу реки Ухты, кругом лес. Птиц,
глухарей, рябчиков, видимо-невидимо. В реке рыбы
много. Хариус — три рубля кило.

–31–
Больных кормили рябчиками и глухарями. Один из
местных ежедневно ловил до сорока штук рябчиков
и глухарей до десяти штук. Я неделю не пролежал —
был на ходу. Решил работать санитаром и огородни-
чать: сажал лук, свеклу и капусту.
Просили меня быть старшим санитаром — я отка-
зался даже от должности медбрата, а простым сани-
таром согласился работать. Врачи меня очень полю-
били, и начальник. Была посылка, а в ней просфоры
и книги (каноны). Он все мне их выдал, даже и мед-
ные иконочки и крестик.

Хвойное рационализаторство
Около года работал санитаром в поносной палате, от
30 до 40 человек палата. Затем против своей воли я
был назначен делать хвою. Хотя палата была для уми-
рающих, но и то я соглашался работать там еще, но
делать хвою не хотел.
Тогда я решил делать квас, но не знал как. Стал спра-
шивать, и меня научили. Квас с хвоей или хвоя с ква-
сом вкуснее — Бог мне указал средство.
Я стал обдумывать, как сделать машину для щипа-
ния иголочек хвои, строгальную машину. Послед-
няя была очень удачная. Квас с хвоей был на славу.
Начальство оценило мой труд, а главное — любило
квас. Издалека приезжали пить. Вместе с хвоей я со-
бирал разные растения для лекарств: раковые шейки
(от поноса), потом еще один знаменитый корень от
чахотки. Один инженер вылечился.
Вот тут я познакомился со одной христианкой из
Москвы, Е.В., немало было труда ее направить на
лучшую жизнь. Она и теперь очень благодарна, моя
духовная дочь. Помню еще несчастную девицу, ис-
колотую по ревности ножом глупым мужчиною. И

–32–
она пришла ко Христу. Через 11 месяцев она стра-
дальчески скончалась.
Потом перевели нас в сангородок при станции Кер-
ки. Вот тут мне еще больше пришлось развернуть
свое дело. Я там конструировал особую хвоестро-
гальную машину. Чертежи послал в столицу Коми и
в л/п. Пришлось инструктировать всех, расширять
это дело, ибо там цинги было очень много. Под на-
блюдением врача мы делали хвою, т.е. настои с до-
полнением других растений: одуванчика, репейника
(розовые цветы) и многих других.
Летом я с командой собирал шиповник, а весной для
пищи щавель и крапиву. Был год, когда не было про-
дуктов. Целое лето кормились щавелем с крапивой,
но в то же время я продолжал делать квас и хвою.
Делал два года лечебные дрожжи. Квасу была по-
требность от 40 до 50 ведер в сутки. Образцово была
устроена квасная, чисто, уютно. И тут же хвойная.
Был свой погреб, чтобы летом квас был всегда холод-
ным. Квас делал на кипяченой воде. За это и получал
отличия.

Завистники-ненавистники
Нашлись люди враждебно настроенные и завидовав-
шие, что у меня все успешно, оклеветали меня и до-
несли в третью часть, что якобы я со врачом занима-
юсь вредными делами. Начальник, т. Шемяка, сам все
это исследовал и прекратил все клеветы. Приказал
дать врачу и мне все наилучшие удобства в жизни,
а врача освободил от заключения, скостив ему два
года. А мне пришлось немного пересидеть в заклю-
чении.
Женщина, начальница, была против нас. Она стара-
лась опорочить нас, но сама понесла наказание. За

–33–
ее противозаконие она впоследствии получила срок
пять лет.
В 1942 году мой срок закончился. Я заявил ей об этом.
«…Срок твой до гроба», — ответила она и сказала
воспитателю, что у меня есть Библия. Они решили
меня обыскать и еще дать срок. Но книги были впе-
ред увезены с вещами. Хотела меня удалить из квас-
ной, но начальник штаба дал приказ меня не трогать.
Сам спросил, когда же мне срок. Я заявил, что уже
три месяца лишних отбываю. Через два дня был при-
каз меня освободить.
Перед освобождением был у меня начальник Шемяка
и большая комиссия. Был самый главный врач всех
лагерей. Проверили наш сангородок. Все были пора-
жены и удивлены квасом и хвоей. Еще раз пришлось
чертить чертежи машины и подробное объяснение
о вкусе хвои. Хотели меня премировать, но статья
плохая. Все были удивлены, как это я мог обдумать и
устроить хвоестрогальную машину и достичь такого
вкуса хвои. За все очень и очень меня благодарили.

Свобода не спешит
Но вот получаю телефонограмму: вызов за паспортом
и объявление об освобождении. Нужно было ехать в
штаб. Там получил паспорт и назначение инструкто-
ром по квасоделанию и хвое. Жалование 200 рублей
в месяц. Но поскольку шла война, все свои средства
пожертвовал на защиту Родины.
В июле 1942 года получил паспорт, и по приезде на
ст. Керки мне поручено было сделать заготовку гри-
бов, ягод и хвои для квасоделки. За три месяца я на-
мариновал грибов более 50 бочек, в среднем каждая
по 100 килограммов, и сушеных очень много. Насу-
шил и намочил брусники. Ежевику замочил — полу-

–34–
чилось хорошее вино. Продукция моя была лучше
всех. Начальство еще больше ценило меня. Назначи-
ли меня помощником инспектора проверки во всех
лагерях заготовки грибов и ягод.

О Божьем покровительстве
Грибной сезон кончился. Я обратился к начальству с
просьбой разрешить мне поехать на родину. Все дали
согласие содействовать, и в октябре я получил раз-
решение на выезд. Начальница была вне себя. Она
никак не хотела допустить, чтобы меня освободили,
чтобы дали разрешение ехать на родину. Слава Богу
за все. Всевышний всех сильнее. Он был моя защита
и упование.
За все десятилетие на каждый день я во всем видел
Твою помощь, даже и чудесные спасения. Мне гово-
рили, что десять лет нельзя прожить без мяса и без
скоромной пищи в лагерях, но я легко это перенес.
До 1938 года были часто посылки, они меня поддер-
живали, а тут я научился делать квас, и это была наи-
лучшая моя пища. Находились люди сочувствовав-
шие мне и на кухне, и среди начальства. Когда был на
станции Керки, начальство узнало, что я не ем мясное
и не получаю свой паек, приказало мне выдать рыбу
и масло более чем за два месяца. У меня получилось
трески и масла столько, что я ее кушал и тогда, когда
был освобожден. Дано немало мне и постного масла.
Это воистину была Божия помощь.

Чудеса, да неспроста…
Так и в молитве. У меня было желание помолиться, и
Господь помогал находить убежище, а последние три
года было особое помещение, можно было молить-

–35–
ся сколько угодно. Когда был санитаром, меня на это
побуждало то, что я ночью при дежурстве имел воз-
можность не только поклонами молиться, но и по
Псалтырю. Много было книг отнято, но Псалтырь и
Новый Завет были у меня всегда. Отбирали и возвра-
щали. И какая-то сила Божия охраняла меня. Была
лестовка и мантия — сохранились.
Тысяча была обысков, а это сохранилось. Все время
были Святые Тайны. Еще в Соликамске было дока-
зано об них, что я храню Святые Тайны. Они были
в сухарях, в чулане кабинета, во флакончике, когда
все сухари, две посылки, пересыпали по сухарику —
искали. Но в это время этот мешочек был в чулане
кабинета и висел на веревочке, от мышей я его по-
весил.
Когда меня изгнали из лазарета, посылки все разво-
ровали. Я пошел, взял и мешочек, и флакончик, по-
ложил в рукав, а сухари высыпал у старосты барака
на стол, и все мы их ели вместе. Сразу же за мной
обыск, спрашивают, что я взял в кабинете. Я сказал,
что взял сухари и все их съели у старосты барака. Все
подтвердили. А Святые Тайны были спасены.
В Гердеоль прислана была целая посылка просфор и
Святые Тайны в бутылочке. Сочли, что это мелкие
сухарики. Они были и до окончания. Привез домой,
и хватило бы их еще на 10 лет. Помощь Бога неопису-
ема. Слава Богу за все!
Когда у меня в бараке был со мной владыка Иринарх,
у него по его неопытности все святое отобрали, а
меня Господь сохранил. Я завернул все в тряпочку и
положил на верхние нары. При обыске не обратили
на это внимание, и они были спасены.
Псалтырь раза два попадалась стрелкам, и, к счастью,
они были верующими, заметили и просили быть вни-
мательным и подальше убрать. Часовник и правиль-

–36–
ные каноны открыто читал, но враг-человек доложил
об них, и их отобрали.
В Алатырском л/п отобрали Часовник и Новый За-
вет. Я обратился к начальнику, он возвратил и сказал
мне: «Читай, только сам, и никому не давай». Отобра-
ли по ошибке, так как начальник отдал приказ книги
у всех отобрать. Все были удивлены, что вернули. Это
разве не чудо Божие? Явное чудо.
Чудные дела Божии. За десять лет сколько раз был
обмороженным и застуженным и всего-навсего бо-
лел только полтора месяца. Все десять лет работал,
работал на совесть. Даже других увещал к работе, за
что сердились на меня.
Был раз с командою и стрелками послан искать ща-
вель. Сказали — через 15-17 километров по берегу
реки есть много щавеля. И послали 20 человек под
моей командой и стрелка. Шли по берегу реки. Та-
кие были топи, что едва можно было пройти. Когда
пришли к указанному месту, то мы все 20 человек
могли набрать не более пяти килограммов. Возвра-
щаться по реке обратно не решили, увидели просек.
Полагали, что один-два километра и есть только
наша дорога. Пошли. Оказалось более шести киломе-
тров, и то непролазная топь. Обувь всю промочили,
устали и едва дошли до дома. Я полагал, что и жив не
буду. Но ожил и опять в работу. Сила Божия спасла.

Трудный путь домой


Когда получил пропуск ехать от ст. Керки до штаба
(это около 20 километров), я поехал на товарке. Были
большие подъемы, поезд везти не мог. Был сильный
мороз. Ноги промокшие примерзли к сапогам. При-
быв в штаб, узнал, что получена телеграмма — кру-
шение поезда и что поездов не будет три дня. Вот тут

–37–
пришлось продать последнее одеяло — за ночлег и
картошку.
Через три дня я взял билет до Кирова, дальше не
дали. Ехать было очень тесно. Приехали, а билетов на
Ярославль не дают. Я решил ехать на Горький, а по-
том через Новки на Иваново, Нерехту и в Кострому.
Очень и очень трудно было ехать. Ни денег, ни хлеба.
В Новках ожидали поезда 22 часа, в Иванове — 13 ча-
сов, в Нерехте — 5 часов. В Иванове были ночью,
очень озябли в вокзале, так как он был без отопле-
ния. Это было на 5 ноября. Был маленький кусочек
хлеба, хотел покушать, но озяб так, что не до еды.
Приехал в Кострому 5 ноября 1942 года. Вещи сдал
на хранение, а сам пошел к знакомым в Стрельнико-
во. А там в городе тревога, идти не дают. Я перезяб, и
есть очень хотелось. Но пришлось бежать, когда был
отбой. Пришел в Стрельниково — там никого не на-
шел и пошел к племяннице в Курочино, а там у нее
люди. Это был их местный праздник, 23 октября по
старому стилю.
Пошел к знакомым, к Валентине Григорьевне Анто-
новой в Борок, а ее дома нет. Но когда я сказал, кто
я, мне охотно с радостью открыли и пустили. Обо-
грели, накормили. Это было около 9 часов вечера, а в
10 часов прибыли Валентина Григорьевна и Трефена
Алексеевна Преснякова — радостная встреча, слезы
радости. Сидели до 5 часов утра, а в 6 часов им нуж-
но было идти на работу. Я решил прочитать правило,
пока они часок отдохнули. Потом я лег отдыхать. К
вечеру пришли еще много знакомых. Радость была
неописуема. Мне же нужно было быть в д. Дурасово
и там прописаться.
Так и было сделано. Мои телеграммы о прибытии
получили после моего приезда. Прописавшись (все
было в порядке), я вынужден был идти к зубному
врачу. Зубы были никуда не годны, да и их было мало.

–38–
Цинга взяла свое. Стрельниковцы стали просить к
ним, а дурасовцы — к ним, пришлось обращаться к
высшим властям, где мне быть.
Вызвали в Москву, и потом было все благополучно и
благоустроено. Год пробыл в с. Стрельникове, а по-
том — Москва.
Вот краткое описание десятилетия вне свободы.
Описать подробно нет времени, а кратко написано
то, что осталось в памяти при срочном воспомина-
нии. Много вспоминаю и еще. Но да будет все из-
вестно только Богу.
Слава Богу за все!
Да будет воля Божия во всем! Ему же слава во веки
веком, аминь.
Краткая биография
святителя Геронтия

Молодость

Е
пископ Геронтий, в миру Григорий Иванович
Лакомкин, родился 1 августа 1872 года, в дерев-
не Золотиловка (или Золотилово), Костромской
губернии (ныне Вичугский район Ивановской обла-
сти). Получил домашнее образование.
В 1896 году в возрасте 24 лет сочетался браком с де-
вицей Анной Дмитриевной Нечаевой. В семье было
двое сыновей — Геннадий и Анатолий. Занимался
крестьянским трудом, обучал детей церковному чте-
нию и пению, которым, в свою очередь, научился у
старшего брата Георгия.
Спустя два года, в 1899 году, Григорий был призван в
армию, где три года служил в пехоте. В 31 год он воз-
вращается домой, помогает старшему брату-священ-
нику в качестве уставщика и воспитателя его осиро-
тевших детей.
В 1906 году епископ Нижегородский и Костромской
Иннокентий (Усов) рукополагает 34-летнего Григо-
рия в сан диакона, а вскоре и иерея, определив на-
стоятелем церкви в селе Стрельниково Костромской
губернии.

Пастырский путь
Приход был очень непростой, ибо многие верующие
были подвержены пьянству. О. Григорий проявил
себя заботливым и энергичным пастырем, успешно
искореняя в народе сей душепагубный недуг.

–40–
В 36 лет о. Григорий овдовел, причем в том же
1908 году умирает и его младший сын Анатолий.
На Освященном соборе в августе 1911 года о. Григо-
рий был избран кандидатом во епископы на Петер-
бургско-Тверскую епархию, а в декабре 1911 года —
возведен в сан протоиерея.
2 марта 1912 года, в возрасте 40 лет, епископ Ярос-
лавский Ипатий в Нижнем Новгороде совершил
чин пострижения протоиерея Григория в иноки. Его
евангельским отцом стал присутствовавший при по-
стрижении епископ нижегородский Иннокентий.
11 марта того же года в Покровском храме на Гро-
мовском кладбище Санкт-Петербурга рукоположен
во епископы. Хиротонию возглавил архиепископ
Московский Иоанн (Картушин) в сослужении 3 ар-
хиереев.
Во время управления епархией в ней было построено
14 храмов (из них 7 каменных). В Псковской губер-
нии епископом Геронтием был основан монастырь.
Много внимания уделял образованию, открывал ду-
ховные школы и училища.
Желая обойти безбожные гонения, в 1918 году ор-
ганизовал братство имени священномученика про-
топопа Аввакума с участием около ста человек,
функционировавшее до 1927 года; при братстве был
организован любительский хор.
После смерти епископа Павла (Силаева) еп. Геронтий
около года управлял Калужско-Смоленской епар-
хией — до хиротонии епископа Савы (Ананьева). С
1924 года титуловался «Ленинградским и Тверским».
В 1925—1926 годы организовал в Ленинграде бого-
словские пастырские курсы, на которых получали
образование около 30 человек. Собрал Библиотеку, в
которой насчитывалось около полутора тысяч книг.

–41–
Был энергичным епископом — в отсутствие секре-
таря ежегодно писал и отправлял более 1200 различ-
ных писем и посланий.

Испытания и старость
13 апреля 1932 года был арестован, признан виновным
в «антисоветской агитации и пропаганде», пригово-
рен к 10 годам лишения свободы; вместе с ним в за-
ключении оказались многие прихожане и духовные
лица. Арестованный вместе с ним сын Геннадий по-
гиб в лагере.
4 июля 1942 года освобожден из заключения, отбыв
срок полностью, даже превысив почти на три меся-
ца. Епископу Геронтию было разрешено поселиться
в Костромской области (в селе Стрельниково, в кото-
ром служил до рукоположения в епископы).
В 1943 году получил от властей государственную ре-
гистрацию как епископ. В конце 1943 года был вы-
зван в Москву, назначен епископом Ярославским и
Костромским и помощником архиепископа Москов-
ского и всея Руси Иринарха (Парфенова).
В 1945—1949 годы руководил изданием церковного
календаря — единственного старообрядческого пе-
риодического издания, выпускавшегося в то время.
Несмотря на пожилой возраст, часто посещал при-
ходы. Автор воззваний, обращенных к другим старо-
обрядческим течениям, с призывом присоединиться
к Русской Православной старообрядческой Церкви.
Участвовал в поставлении трех епископов, составил
список кандидатов в епископы, хиротонии которых
проходили вплоть до начала 1960-х годов.
Святитель Геронтий был выдающимся проповедни-
ком, каждый воскресный и праздничный день гово-
рил проповеди в Покровском кафедральном соборе

–42–
Старообрядческое духовенство на Рогожском. Нижний ряд
слева направо: еп. Иосиф (Моржаков), будущий архиепископ
Московский; еп. Геронтий (Лакомкин); еп. Флавиан (Сле-
сарев), будущий архиепископ Московский; еп. Вениамин
(Агальцов). В верхнем ряду слева направо: о. Петр Селин;
о. Евграф, служил на Рогожском, а затем в Киеве, клироша-
нин (бас) левого клироса Покровского храма; о. Петр Михеев,
благочинный Московской области (дед еп. Евмения Киши-
невского и всея Молдовы); Кирилл Александрович Абрико-
сов (ответственный секретарь архиепископии); о. Василий
Королев.
Фотография сделана около 1951 года — незадолго до смерти
еп. Геронтия.
на Рогожском кладбище. Как раз в это время писал
свои воспоминания.
В мае 1951 года состоялось торжественное чество-
вание епископа Геронтия — по случаю 45-летия его
служения в священном сане. Однако этот юбилей
Епископу Геронтию суждено было пережить всего
лишь на неделю. Он упокоился 7 июня 1951 года, и
погребен на архиерейских могилах Рогожского клад-
бища.

Прославление в лике святых


Слава Богу, труды и подвиги владыки Геронтия не
остались забытыми и сегодня. В июле 2007 года
под председательством высокопреосвященнейшего
Корнилия, митрополита Московского и всея Руси,
епархиальный съезд Санкт-Петербургско-Тверской
епархии Русской Православной старообрядческой
Церкви благословил почитание епископа Геронтия
как местночтимого святого.
Спустя пять лет постановлением Освященного Со-
бора РПСЦ, состоявшегося во граде Москве 16—18
октября 2012 года, было установлено общецерковное
почитание святителя Геронтия епископа Петроград-
скаго и Тверскаго во всех приходах Русской Право-
славной старообрядческой Церкви.
Справка составлена историком
Виктором Боченковым
Святитель Геронтий (Лакомкин).
Жизнь в рассказах
от первого лица
Отцы наши поведаша нам, не утаися от чад
их в род ин. Возвещающа хвалы Господня и
силы Его, и Чудес Его, яже сотвори.
(Псалом 77, 3–4)

Истории из жизни святителя Геронтия приводятся


ниже в точном соответствии с дошедшими до нас
текстами его рукописей, публиковавшихся в от-
крытой печати и электронных СМИ. Чтобы сде-
лать материал еще более доступным и понятным,
в данном издании мы впервые разбили повество-
вания на небольшие рассказы с подзаголовками.
Иногда приходилось менять очередность абзацев
или предложений, однако и это делалось без ис-
правлений. В редких случаях в квадратных скобках
были добавлены уточняющие фразы.
В описании жизни указан-
ных лиц — всюду видны
особые проявления силы Бо-
жией, чудесных событий и
покровительства Всевыш-
него. Все то, что известно
было, то и записано, созна-
вая, дабы не погрешить, а
описать то, что было и
что известно, как переда-
вали отцы и деды и другие
лица и как Всеведущий Бог
над ними проявлял Свои не-
описуемые силы и судьбы
уст Его.
Святитель Геронтий
(Лакомкин)

–44–
Родословие Лакомкиных
Происхождение фамилии «Лакомкин»
Как и почему произошла фамилия Лакомкиных —
християн-старообрядцев деревни Большого Золо-
тилова Ивановской области, бывшей Костромской

Р
одоначальник этой фамилии был некто ста-
рец — благочестивый христианин, старооб-
рядец Белокриницкой иерархии, по имени ИЯ-
КОВ, родившийся в конце 17 столетия. Воспитан был
в очень благочестивой христианской семье в деревне
Золотилове. Был весьма грамотный. Тогда было силь-
ное гонение. Он решился без стеснения, открыто ис-
поведать правоверие; был так называемый записной
старообрядец (раскольник), платил два налога (за
старообрядчество и за ношение бороды) и неодно-
кратно без очереди призывался на военную службу.
История предания свидетельствует, что он очень был
милостив к неимущим и для того, чтобы всегда иметь
при себе деньги — гроши — копеечки, он на поясе
носил особый мешочек, называемый «лакомка».
Другие люди обычно такой мешочек «лакомку» но-
сили только по праздникам, давая детям гостинцы
и бедным милостыню, а дедушка Ияков носил эту
«лакомку» ежедневно — и на работах крестьянства,
и всегда, за это его и прозвали «Лакомка». А сына его,
Стефана, назвали Лакомкин, т.е. сын Лакомки. Далее
пошло поколение фамилии-прозвища Лакомкиных.
Стефан имел двух сыновей: Парфена и Герасима. От
Герасима родился Феодор — впоследствии был пер-
вым священником при дер. Золотилове. У него было
4 сына и дочери, семья была большая и все ревнивые
старообрядцы. А от Парфена родился Григорий. Гри-

–45–
горий имел очень большую семью. Его жена Евдокия,
несмотря на то, что в тогда было крепостное право —
три дня работала барину-помещику и три дня для
себя. Она поодиночке всего родила 19 человек. При
этом с Григорием были, т.е. жили вместе, и дедушка, и
бабушка, и тетушки; имена их уже неизвестны.

Краткое родословие
Краткое описание жизни старообрядческого
священника д. Золотилова, бывшей Костромской,
ныне Ивановской области — Иоанна Григорьеви-
ча Лакомкина, его супруги Манефы Дмитриевны
и их семейства

Пра-прародители

Правнук дедушки Якова, Федор Герасимович, при


появлении архиепископа Антония в Москве был из-
бран от прихожан и поставлен был от архиепископа
Антония первым священником в Золотилово для
христиан-старообрядцев.
Отец Феодор Герасимович имел большую семью из
4-х сыновей: Иван Феодорович (большой), Парфе-
ний Феодорович, Василий Феодорович и Иван Фео-
дорович (малый). Потомство Лакомкиных имело как
бы какие-то особые таланты, особые способности по
всем отраслям. Кроме крестьянства, они приспосо-
бились делать набивки платков из бумажной ткани,
даже и ситцы разных рисунков, особенно это было
развито у Парфена Феодоровича, несмотря на то, что
он был совсем почти неграмотный.
При всем этом все они были очень религиозны и на-
читаны. Парфен Федорович, имея при своем промыс-
ле, при его заводе, 5-10 человек постоянных рабочих,
из них грамотных по праздникам заставлял читать

–46–
Старообрядческое духовенство и миряне на паперти
Покровского Собора на Рогожском. Фото 1949—1951 годов.

Поставление инока Геронтия во епископы.


Газета «Биржевые Ведомости» от 16.03.1912.
Геннадий Анатолий
Родословие Лакомкиных.

вл. Геронтий Анна Дмитриевна


Григорий
+ Нечаева
Марья Иоанн Александр

Дмитрий 4 ребенка
Георгий
Ольга + вл.Геннадий Павел Иоанн сын
Андрей Георгий глухонемой умер младенцем
Иоанн Артемий сын
сын
дочь дочь м. Манефа умер младенцем

Иоанн Парфений Василий +


(большой)
Никола Сергий Зиновий o.Иоанн Павел дочь
Иоанн девица
дочери о.Феодор (малый) дочь
девица
всего 19 детей
Герасим Парфений Григорий + Евдокия 12 детей

Стефан

Иаков Схема подготовлена Мариной Андрониковой на основании жизнеописания; иллюстрация: Ольга Сутемьева.
св. книги и делал в них закладки и отметки — зная
каждую отметку, о чем там говорится. Он помнил
текст. Так что и миссионеры не в силах были с ним
вести беседы. В книге Кирилловой, Катехизисе боль-
шом, Маргарите и т.п. имелось от 200 до 400 закладо-
чек приклеенных, и он знал, что отмечено в борьбе
с никониянами и беспоповцами. Каждая закладка
у него была в уме. Он старался помнить и листы, а
главное — разноцветные закладочки.
К удивлению всех, потомство Лакомкиных было от
природы богато талантами разных способностей. Но
переживания разных несчастий в жизни мешали их
развитиям, а главное — гонения на веру. Но, несмотря
на все это, они могли в Золотилове изо всей губернии
г. Костромы первые получить разрешение от М.В.Д.
на постройку молитвенного Дома, каковой и был по-
строен в 1885 году на усадьбе Парфена Федоровича.

Прародители

Семья [деда будущего святителя] Григория Парфено-


вича доходила [до] более 40 человек. Все жили вместе
и мирно, в полном послушании и смирении.
Григорий Парфенович обучил своих сыновей и доче-
рей не только грамоте читать по-славянски и петь, но
и арифметике и письму. Особо талантливы были Ни-
колай Григорьевич и Иван Григорьевич. Тогда это было
редкостью. Две девицы (вековухи) были особо обуче-
ны даже и знаменному пению в г. Шуе и в Москве.
Тогда было сильное гонение на старообрядцев. Моли-
лись при закрытых окнах и ставили сторожей около
здания, где молились, чтобы не быть арестованными.
Власти часто отбирали и книги и св. иконы, облачения,
даже и подручники.
Григорий Парфенович 2 раза незаконно за религию был
призван на военную службу, но Божиею помощью по-
–47–
мещик Бологовский и его жена оба раза освободили его
от этого, за его безукоризненную жизнь и благочестие.
Григорий Парфенович рано женил своих сыновей.
Занимались крестьянством и ткали на дому полотна
от купцов. В дому было до 5 станов.
[Старший брат Григория Парфеновича], Артемий,
самоучкою обучился при паровом двигателе и раз-
ных приводах лошадьми печатать ситцы разных ри-
сунков и красить материи в разные цвета, а особенно
пюс (красной цвет) и кубовые, черные и темно-си-
ние цвета, и они не линяли и не выгорали. А второй
[брат], Георгий, изучил, [как] варить мыла и разные
гарные масла. Имел в этом особые способности, да-
вая пользу людям. У большого Ивана дети были все
знаменитые слесаря, а особенно из них — по прозви-
щу «баков Иван», он чинил всякие швейные машины,
был часовых дел мастером и всяких потребностей, а
на заводе у Пелевина — незаменимым мастером по
слесарному и по машинам. У Василия Федоровича
старший сын Андрей получил звание крахмального
мастера, а два — специалисты по счетоводству; особо
в этом отличился Дмитрий Васильевич.

Отец

[Отец будущего епископа Геронтия] Иоанн Григорье-


вич родился в большой семье благочестивых родите-
лей 31/XII 1844 г. (Тезоименитство его 7 января). Вос-
питан был при строгом християнском благочестии
в старообрядчестве, приемлющих священство Бело-
криницкой иерархии.
Обучен был не только церковной славянской гра-
моте и пению, но со своими братьями и арифметике
и письму. В те времена, при крепостном праве, это
было редкое явление, а тем более родители его, Гри-
горий Парфенович и жена его Евдокия и их семья

–48–
большая, и были так называемые записные старооб-
рядцы (раскольники), открыто и смело верующие по
старым св. книгам, не имея общения с господствую-
щей никониянскою Церковью.
Иван Григорьевич и старший его брат Николай с дет-
ства возлюбили чтение святых книг, никакие детские
игры и развлечения их не касались. На буднях усилен-
ная крестьянская работа (3 дня в неделю на помещика
и 3 дня на себя), а в праздники — за богослужения, и
весь день вместо отдыха чтение св. книг. Когда достиг-
ли брачного возраста, их около 17—18 лет женили.
Иван Григорьевич Лакомкин был вторым священни-
ком в Золотилове, а после него его сын Георгий, свя-
щенствовал 19 лет и был епископом Донской епархии;
умер в 1932 году. Брат его Григорий Иванович [буду-
щий святитель Геронтий]  был священником в Стрель-
никове, а потом епископом Петроградско-Тверским.

Мать

Для Ивана Григорьевича родители подобрали особо


благочестивую девушку знатных крестьян и благо-
честивых родителей д. Василькова — девицу Манефу
Дмитриевну, хорошо грамотную по церковно-сла-
вянскому языку. Тогда это было тоже редкостью. Де-
вица Манефа по своей кротости, скромности и цело-
мудрости уже не хотела вступать в брак, но ее отец,
зная благочестивость Лакомкиных, благословил со-
четание ей св. браком, несмотря даже и на то, что она
была старше жениха годов на пять.
После вступления их в брак Манефа Дмитриевна
была по счету в семье 36-й. Их отец дал распоряжение
четырех сыновей с женами определить на фабрику в
с. Яковлевское, в 18 километрах, к купцу Сидорову
Сосипатру Дмитриевичу, старообрядцу-беспоповцу.
Николай Григорьевич определен был управляющим

–49–
фабрики, Иван и Зиновий — в контору в качестве
счетоводов и [по] приемке и распределению товаров,
Сергей — в качестве кучера самого хозяина, а жены
их — ткачихами. У них была ткацкая вручную — по-
лотенца, скатерти и полотна в 3–5–7 подножек. Было
до 40 станков, ткали-вырабатывали из льна: полотна,
салфетки, скатерти, полотенца.
К матери нередко собирались ее подруги и другие
люди. Они любили вслух читать книгу Златоуст и жи-
тия святых по Четь минеи, а детей заставляли слушать
и потом рассказывать или сами им подробно объясня-
ли о прочитанном. Когда дети читающих не понимали
славянского языка и видя взрослых, плачущих при чте-
нии, [то] после спрашивали наедине свою мать: о чем
же так плакали Вы и гости? Мать со слезами подробно
объясняла… Такое праздничное домашнее чтение св.
книг было и у дедушки Парфена Федоровича. Там со-
биралось помногу християн-слушателей. Читали там
книгу о Вере, Кириллову, Маргарит и другие св. книги.

Дядьки и тетки

Дети его [Григория Парфеновича] — часть умира-


ли во младенчестве, но большая часть и взрослыми.
Один из сыновей, Павел, умер 21-го года  — от злых
людей был отравлен, потому что не захотел жениться
на девице-никониянке. Страдал от отравы 3 дня, без
суда виновных простили. А он — красавец и по душе и
телу — отошел к Богу. Две его сестры-вековухи умер-
ли девицами, читая слово божие, имея особое горение
к Богу. В чистоте тела и души отошли к Богу. Были
обучены они знаменному пению и уставу службы.
[Дядя будущего святителя] Николай Григорьевич,
как особо был развит и грамотный, через короткое
время из ручной фабрички создал паровую само-
ткацкую и научил работать полотенцы и скатерти не

–50–
только шашечками, но и [в] разные цветы и рисунки
посредством картона, и, наконец, выткали портрет
государя Александра II и представили это достиже-
ние во дворец. В награду хозяин получил золотой
орел. Фабрика увеличилась из 40 станков до 200 стан-
ков и больше со всякими отделками товаров.
Николай и Иван с детства занимались чтением св.
книг, так как кругом были разноверия. Всякий хвалил
свою веру. Были рядом и беспоповцы, более пяти раз-
ных групп: федосеевцы, поморцы, спасовцы, стран-
ники — из них денежники и безденежники. Послед-
ние считали деньги за антихристову печать, поэтому
деньги в руки не брали. Потом были рядом единовер-
цы и главное — никонияне. Никоновские миссионе-
ры всегда нападали и требовали ответов. А больше
всего старались арестовывать и гнать старообрядцев.

Сверстники, братья, сестры

Старший сын был у о. Иоанна — Георгий, а затем


дочь Варвара и сын Григорий. Родители их, особо
мать, строго следили и охраняли от всяких уличных
греховностей их. На буднях обременены были все
крестьянской работой, а в праздники чтобы все были
за богослужением, и после обеда разрешалось детям
отдыхать, на улице только до 6 часов вечера.
Старший [брат] Георгий во время юношества нередко
приглашался во св. храм г. Иванова за повседневные
службы в качестве чтеца. Но у него было особое же-
лание выучиться знаменному пению. 18 лет его жени-
ли. На втором году супружества он уехал в с. Елесино
(Горьковская обл.), где жил владыка Кирилл, и там
всю зиму обучался пению. Потом был определен в
торговлю к одному старообрядцу с. Кохмы с тем, что-
бы по праздникам совершать в дому богослужение.
Истории семейного предания
О дяде-начетчике и ссорах с безпоповцами

Г
ригорий Парфенович [дед будущего святителя]
четырех сыновей с женами их определил в село
Яковлевское, в 18 километрах от Золотилова, к
купцу Сидорову Сосипатру Дмитриевичу.
Николая Григорьевича, как особо развитого, [С.Д. Си-
доров] определил управляющим их ручной ткацкой,
а Ивана и Зиновия в контору по счетоводству и веде-
нию и приемке товаров. Сергей был личным кучером
хозяина. Жены их ткали вручную полотна.
[Дядя] Николай Григорьевич сразу улучшил работу
ткацкой, обдумал посредством картона вырабаты-
вать разные цветы, и затем выткали на скатерти пор-
трет Александра Николаевича второго и отправили
во дворец. За это хозяин получил золотого орла, выс-
шую награду.
Затем, Николай Григорьевич из ручной ткацкой на
40 станов сделал паровую самоткацкую, более 200
станов, и еще особую фабрику отделочную. Хозяин
полагал, что паровое движение есть от диявола, и не
хотел этого. Когда же ему Николай Григорьевич объ-
яснил и сказал: почему диявола не заставить работать
для пользы народа? — тогда он, Сидоров, согласился.
В это время помер у беспоповцев настоятель их молен-
ной. Хозяин особо стал просить быть настоятелем, и
в то же время и управляющим, Николая Григорьеви-
ча — [дядю будущего святителя]. Он категорически
отказался, доказывая несправедливость беспопов-
ства. И ни на какие вознаграждения не соглашался.
Хозяин, несмотря на неописуемые заслуги его и его бра-
тьев и блестящие безукоризненные их труды, приказал
всех 4-х братьев с женами в 24 часа уволить с работы.

–52–
Так и было сделано. Все они неожиданно возвратились
в родной дом и пришлось им всем заняться крестьян-
ством. Семья увеличилась [на] более 40 человек.
Николай Григорьевич, переутомленный работами
и заботами на фабрике и чтением книг, получил ча-
хотку, к крестьянским работам был неспособен. Он
последнюю свою жизнь потратил на чтение святых
книг и делал из них выписки по разным вопросам в
борьбе и с никониянами и с беспоповцами, их в кру-
гу было более 5 разных групп: федосеевцы, поморцы,
спасовцы, странники, и из них — денежники и безде-
нежники. Одни деньги брали, а другие считали день-
ги за антихристову печать. Единоверцы, а потом раз-
дорники — иосифовцы и иовцы (т.е. неокружники).
Вот у него на все вопросы разноверующих и были
ответы в выписках написаны своею рукой, так как
в книгах тогда была особая нужда. Выписок у него
было с Иваном Григорьевичем более 10 пудов. Пол-
ный громадный сундук. Очень, очень жаль: во время
пожара не могли его вытащить и все это неоценимое
сокровище сгорело. Остались выписки, бывшие в
раздаче по християнам, и часть копий с них.
Он всю свою жизнь горел только к Богу и к защи-
те правоверия. Был в беседах не победим. Жена и
он, оба, в одном году предали св. свои души в руци
Божии.
Остались две дочери-девицы, сироты, и они были вы-
даны замуж, а две его сестры-девицы, ученые в г. Шуе
пению, так в девицах и померли. От них другие были
научены знаменному пению, уставу службы.

О жизни отца-священника и лжеиерархии


В это время помер священник д. Золотилова о. Фео-
дор Герасимович Лакомкин. На его место единоглас-

–53–
но прихожанами был избран Иван Григорьевич Ла-
комкин.
От прихода д. Золотилова было избрано два канди-
дата: один Иван Григорьевич и другой — Галактион
д. Золотовки. Когда они прибыли в Москву, по досто-
инству по исповеди был поставлен во священники
Иван Григорьевич, а Галактион канонически, по не-
достоинству, должен быть забракован; последнему
было очень унизительно, ему хотелось быть священ-
ником, а его этого лишили.
Пока обучали о. Иоанна, Галактион оставался в
Москве под видом ознакомления с г. Москвой и ея
святынями. В это время епископом на Москву не-
законно был поставлен второй Антоний, тогда как
в Москве был архиепископ Антоний, называемый
Шутов. Галактион узнал, что второй Антоний пре-
бывал в доме купца Винокурова, он пробрался туда
и объяснил о себе, что его не поставили во священ-
ники. Второй Антоний, несмотря на его недостоин-
ство, поставил его не в Золотилово, а в Золотовку,
7 верст от Золотилова. Этого Галактиона постави-
ли с условием, чтобы он не имел общения с о. Ио-
анном Лакомкиным, зазирая его, что они якобы
окружники.
По приезде на родину сразу о. Галактион стал делать
раздор, несмотря на свое недостоинство.

О раздорах в среде старообрядцев


в XIX веке
Священник о. Иоанн, а тем более его брат Нико-
лай очень были начитаны во св. писании — [Нико-
лай] в то время еще был жив. Они сразу же поехали в
Москву и все подробно узнали о незаконности вто-
рого Антония и что раздор был не из-за окружного

–54–
послания, а из-за денег Рогожского кладбища, укра-
денных Винокуровым, когда он был попечителем
на Рогожском кладбище. За это его и уволили. И он,
Винокуров, и другие написали подложное прошение
к Митрополиту Кириллу в Белую Криницу — неза-
конно поставили второго Антония (Гуслицкого).
Впоследствии он был запрещен от Митрополита и
Соборне извержен. И бывши в запрещении и извер-
жении, он, епископ Антоний, поставил во еписко-
пы Иосифа Нижегородского, а епископ Иосиф по-
ставил на Москву Иова, и между ними произошел
раздор с проклятиями друг друга. Так в Золотовке и
получилось две группы, две веры: одни назывались
Иосифовцы, другие — Иовцы.
Такое было печальное событие по научению вра-
га-диявола. Эту историю и событие о. Иоанну и его
детям пришлось всесторонне изучить и доказывать
всю гибельность раздора и бороться с ним.

Об испытаниях для отца — о. Иоанна


На долю молодого священника Иоанна выпал тяже-
лый крест. Гонение от никониян, борьба с никония-
нами и единоверцами. Борьба с беспоповцами — их
было более 5 разделений: федосеевцы, поморцы, спа-
совцы, странники (денежники и безденежники) и две
группы раздорников. Ему всегда нужно быть готово-
му давать ответы всем указанным разноверцам. Но
Бог ему помогал, и у него была особая начитанность.
Через 2-3 года [его брат] Николай помер. Он остался
один. Моленную закрыли. Ему пришлось ходатай-
ствовать об открытии другой моленной и Бог помог.
Министерство В.Д. разрешило построить молитвен-
ный дом в Золотилове. С большими трудами храм
был построен на усадьбе Парфена Федоровича Ла-
комкина. Это было в 1885 г.

–55–
Козни государевых чиновников
Ранее молились при доме о. Феодора, почти рядом с
волостным правлением. Много раз отбирали книги,
св. иконы, подсвечники, даже и подручники, мно-
гих арестовывали. Но вот в 1885 г. храм разреши-
ли. Несмотря на разрешение, и тут были попытки к
гонению.
Один из смелых урядников узнал, что в праздник
была литургия, он с соцким и десятскими в головных
уборах вбегают в храм, приказали кончить богослу-
жение. О.  Иоанн смело продолжал служить, народ,
возмутившись, закричал, объяснив о разрешении.
Когда обжаловали становому приставу, уряднику
было сделано строгое замечание и [он] был переве-
ден в другую волость.
При начале постановления его во священники еще труд-
ность была у о. Иоанна: он неожиданно был отделен из
дома; с большим трудом ему пришлось поставить не-
большой домик под соломой 8х8 арш., и это было толь-
ко благодаря отцу его жены Манефы Дмитриевны.
Кругом гонение, приход малый и бедный: было 32 за-
писных семейств старообрядцев и столько же незапис-
ных, — малые дети. Всего было 5 сыновей, одна дочь.
Два сына померли во младенчестве, один сын глухо-
немой. Старший сын Георгий, дочь Варвара и сын Гри-
горий — их нужно было обучить грамоте и письму и
церковному чтению и пению. Главное средство к жиз-
ни было крестьянство, но и оно бедное. Единственная
была помощь от отца Манефы Дмитриевны.

Поминальное чудо на праздник


свв. Флора и Лавра
У [деда будущего святителя Геронтия] Григория Пар-
феновича семья была очень большая, и как-то был не-

–56–
урожай. Но он любил поминать умерших родных, а их
было много. Несмотря на то, что он имел постоялый
двор и ямщину — держал 3-4 лошадей для того, чтобы
возить почту и начальство (это было уже после осво-
бождения крестьян), — у хозяина-старика летом в ав-
густе получилось так, что осталось денег всего 3 рубля.
Он решил сделать на них поминание умерших и заявил
семье, что нынче годового праздника 18 августа, Флора
и Лавра, он делать не в силах и чтобы и они в гости к
родным на Успение и на другие праздники не ходили.
Семья приуныла. Один из сыновей заметил отцу и ска-
зал: «Лучше бы ты не делал поминки, а годовой празд-
ник бы сделал». Дедушка ответил: «Я пока хозяин, и я
знаю, что в Библии и других св. книгах говорится: кто
умерших поминает, тот не обеднеет». Ему заметили:
«А у тебя и гроша нет». Он не знал, чего и отвечать.
Он, старик, очень опечалился, вышел на улицу, сел у
дома на завалинку и задумался: как же быть? «Может,
я ошибся, — говорил он себе. — Господи! Помоги мне,
грешному! Научи меня и вразуми. Не знаю, как быть?»
Вдруг слышит: едут с колокольчиком парой. Увидав
его, спрашивают: где дом Григория Парфеновича? Он
ответил, что он и есть Григорий Парфенович. Из эки-
пажа выходит молодой человек и заявляет: «Я сын
бывшего вашего барина — помещика Бологовского,
который очень любил Вас, Григорий Парфенович. Он
помер, завещал мне сделать у вас поминки за упо-
кой его. Разрешите ночевать у вас и помянуть мое-
го дорогого отца». Старик радушно встретил гостя,
поплакал о Бологовском, зная, что он был для всех
очень хороший, а особо для него, и что он выкупил
всю вотчину и наградил землей и лесами бесплатно.
Багаж с ним был — 2 большие корзины (сундуки), в
одной столовая и чайная посуда, ножи и вилки и в
другой разные яства: тут и паюсная икра, и осетрина
копченая; были всякие сладкия вкусныя ядения. Вре-

–57–
мя было Успенского поста. Там были и разные сласти,
варенье и сладкие пироги.
Сын барина попросил все распаковать и собрать на
стол. Поставили самовар, начали кушать за упокой
его отца. Все стеснялись, мало все кушали. Барин за-
явил, что утром его разбудить в 8 час. утра и ничего
для него не готовить.
А это все [было] привезенное им за упокой его отца. Но
семья Григория Парфеновича не поняла этого. Там был
сервиз столовой и чайной посуды и масса дорогих яств.
Утром встали, молодой барин, прощаясь, дает дедуш-
ке Григорию свернутую бумажку; он полагал, что это
рубль. Не брал, говорил, что ели, пили свое, а за ноч-
лег брали с человека только 10 коп. Быстро гость сел
в свой экипаж и уехал. Дедушка посмотрел — а у него
в кармане 100 руб. Как говорят, екатеринка. Взошел в
дом, а там и корзины запакованные стоят. Он в ужас
пришел. Скорее приказал оседлать лошадь, чтобы
корзины возвратить гостю и 100 руб., как ошибочно
вместо рубля данные ему.
Сын Сергей быстро поехал на ст. Горкино. 18 верст.
Успел прибыть до отхода поезда. У них был особый
вагон. Барин объяснил, что корзины, и что в них, и
100 рублей — это подарок за упокой его отца, особо
любившего дедушку Григория, на помин его, и еще
дал 10 руб. Сергею Григорьевичу за труд езды, а тогда
извощик в тарантасе стоил 60—70 коп. Сергей Гри-
горьевич с двумя корзинами и с деньгами поехал до-
мой, со слезами поблагодарил барина.
По возвращении Сергея все было объяснено и была не-
описуемая радость у всех. Был сделан и годовой празд-
ник, и на Успение семья его радостно гостила у род-
ных. А праздник Флора и Лавра был необыкновенным.
Гостили крестьяне, приехавшие на праздник, не видав-
шие белой хорошей фарфоровой посуды, и ножей, и

–58–
вилок металлических. Когда угощали паюсной икрой,
и копченой осетриной, и другими яствами — многие в
жизни своей первый раз вкушали таковые ядения.
Ясно оправдались слова Библии и св. книг о помино-
вении умерших. Дедушка Григорий ожил, и больше он
никакой нужды не имел. В то время 100 рублей были
большим капиталом, а на 10 рублей дополнительных
был сделан годовой праздник. Часто он вспоминал и
рассказывал об этом чуде Христа. Его дети и внучата
прекрасно знали это событие, славя Бога, вспоминая
истинность св. Библии и других св. книг.

Порядки в семье Лакомкиных


Дедушка Григорий внимателен был не только ко своей
семье своего дома, но и к семье сына своего, священни-
ка о. Иоанна. Он строго смотрел, чтобы утром и вече-
ром совершались молитвы, а также и перед пищей, по-
сле, чтобы молитвы читались вслух; за трапезой чтобы
разговоров не было. Чтобы все было по чину и благо-
образно, чтобы никто не пропускал богослужения в
храме. Чтобы в семьях были мир и любовь. Строго сле-
дил за воспитанием детей, а особо в семье у о. Иоанна.

О рисовании и послушании
Во время похорон [дяди будущего еп. Геронтия] о. Ио-
анна один знаменитый рисовальщик, сын священника
г. Иванова Голубев, заметил очень богатые способно-
сти к рисованию у Григория Ивановича, решил взять
его в Иваново, где и сам жил, получая в то время 70-80
руб. в месяц, и обучить его рисованию.
Юному Григорию это очень понравилось, а тем более,
он был очень слаб силами и здоровьем и не обладал
особым голосом. Он смело заявил своему отцу крест-
ному и старшему брату, что он собирается ехать в Ива-

–59–
ново и излишне обучаться рисованию. Узнал об этом
дед Григорий. Тот всесторонне объяснил, что в первую
очередь нужно изучить крестьянство и християнские
науки, а потом и мастерство, указывая на пример его
сыновей и пословицу: «В людях, как ни живи, а за ско-
бочку держись» [скобочкой обычно называли ручку
двери в доме.— прим. Ред.]. Настойчиво и резонно ска-
зал, чтобы и в уме не было этого, а теперь же серьезно
и усердно приказал обучаться знаменному пению и
уставу богослужения.

Об обучении пению и дисциплине


С осени и до весны были обучения [пению и уставу].
Прошли актай и кое-что из обиходного пения. Григо-
рий шел передом. Весной учитель уехал на родину, и
осенью его взяли на военную службу.
С осени о. Георгий строго приказал крестнику Григо-
рию продолжать учение пения, и вновь взяли еще до
10 человек, и юноше Григорию [будущему епископу]
поручено учить всех и самому учиться и быть устав-
щиком левого крылоса.
Молодому учителю нужно было до учеников про-
твердить, просмотреть, что нужно учить петь сна-
чала самому, а потом преподавать ученикам. Так и
устав, и порядок службы. Богослужение было только
по воскресным дням и праздникам.
Причем, о. Георгий объявил, что если будут в пении и
уставе службы ошибки или непристойности на кры-
лосе, за всякое нарушение по 100 поклонов земных с
молитвой «без числа согреших». Молиться у амвона
в храме.
Дисциплина была очень строгая и твердая. О ка-
ком-либо гулянии и думать не приходилось. Все
сутки были распределены. В праздники отдых

–60–
был с обеда и до 6 часов вечера. Одно говорили
юному Григорию и мать, и о.  Георгий: «Готовы ли
устав, песнопения, и спевки, и учение на праздни-
ки? Учи других и себя». Благодаря только еще по-
мощи из г. Иванова, где был знаменитый регент,
учитель Семен В. Власов, который много помогал
юному учителю, годов через 4-5 Золотиловский
хор певчих считался отличным.

О женитьбе и силе
родительского благословения
По закону предстояла воинская повинность, имущим
власти дано было право староверов призывать по на-
ружному виду. Григорий Иванович ростом был мал и
худосилен, медлили его и призывать. Мать его и брат
решили женить его до призыва на военную службу.
Сами нашли невесту ему, и мать положительно заявила:
«Да, я благословляю жениться на указанной девушке».
Сын [будущий еп. Геронтий] желал жениться на дру-
гой, а мать отклонила. Юный сын сказал: «Знаю, что
в Библии написано, что благословение родителей
утверждает домы чад». Несмотря на то, что не имел
особой любви к указанной девушке и даже и не знал
ее, он решил подчиниться воле матери, веря в слова
Библии. Так и получилось. Когда был совершен брак,
чин венчания, то у сочетавшихся оказалась какая-то
особая, неописуемая сердечная любовь, каковая не-
изменна была до смерти.

Об обычаях свадебных:
«Пляшущая жена — невеста сатанина»
Невеста — Анна Дмитриевна Нечаева  — была из
деревни Жеребчихи, в 9 километрах. Там и обычаи
брачных вечеров были другие, чем в Золотилове. Во

–61–
время вечера у невесты, по языческому обычаю, же-
них и невеста должны первые совершать танцы, а за
ними и гости все должны плясать. Жених Григорий
Иванович категорически отказался, ибо он никогда в
жизни не плясал и не танцевал, считая это великим
грехом.
Стали уговаривать невесту. Она отказывается, но об-
ратилась за советом к жениху. Он положительно за-
явил, что пляшущая жена — невеста сатанина и т.п.
«Если Вы, — говорил он, — позволите танцевать, то
уже будете не моя невеста, а сатаны». И он, жених,
должен оставить вечер и не считать ее своею неве-
стой. Это было сказано тихо. Но мать ее, очень бла-
гочестивая женщина, это услышала и положительно
заявила гостям, что у них хотя и есть указанный обы-
чай, но его выполнять молодые не будут, и дочь ее
категорически отказалась.
Предложили продолжать вечер, как умеют гости.
Танцев не было. Для зрителей показалось это стран-
ным — говорили: «Староверы не хотят исполнять их
местные обычаи, а особо старовер-жених». В деревне
Жеребчихе только два дома было староверов.
Брак указанных молодых был очень счастлив, и лю-
бовь между ними была неописуема.
Армейские испытания
святителя Геронтия
У Григория Ивановича солдатство было полное
всяких приключений и переживаний.

О призыве рекрутом

П
о злобе гражданской Власти имущих, решили
безовременно взять на военную службу [Григо-
рия], а [сельский] писарь всех более злился [и]
решил для смеху вероисповедание вместо «старооб-
рядец-раскольник» записать «православный», чтобы
в военной службе невольно его заставили совершить
общение с ересью. Григорий Иванович это обнару-
жил и заявил Военному начальнику. Тот сделал стро-
гое замечание писарю и написал вместо «раскольни-
ка» «старообрядец».
В начале сентября [он] был призван на военную
службу и вместе с другими, как рекрут, на 2 месяца
был отпущен домой. Григорий Иванович решил в эти
2 месяца ознакомиться с сапожным мастерством, по
согласию с семьей, сознавая, что раскольников в во-
енной службе преследуют и [в] унтер-офицерское
звание не производят, лучше служить в мастерской.

О призыве в армию
Но вот через три года [после организации хора в Золо-
тилово] гражданская Власть решила призвать Григо-
рия Ивановича на военную службу. В указанное время
Григорию Ивановичу от роду было около 25 лет.
Первый год проходил строевую службу при полной
строгости той, бывшей дисциплины. За отказ петь
песни он немало получал пощечин и наказаний, за
неядение мясной и скоромной пищи в посты — по-

–63–
дозрение ему: как уклонение от военной службы. На
второй год его определили в полковую канцелярию
писарем, полагая, что он не раскольник (так тогда на-
зывали старообрядцев); а у него в формуляре было
написано «старообрядец» — по их мнению, единове-
рец господствующей церкви.

Об исповедании веры пред начальством


Когда наступил великий пост, полковой писарь объ-
явил, что писаря будут говеть первую неделю и в пят-
ницу — исповедь, в субботу — причащение. Когда
настало время идти в церковь, Григорий Иванович за-
явил, что он старообрядец и что не может быть на ис-
поведи у священника, которого он считает еретиком
второго чина. Полковой писарь спросил: «Как же, вы
разве не признаете нашу церковь православной?» Гри-
горий Иванович ответил: «Признаю еретической за ее
заблуждения, клятвы и гонения на старообрядцев и
т.п. ереси». Полковой писарь говорит: «Поэтому вы и
государя признаете еретиком? Он член православной
церкви». Григорий Иванович ответил: «Я не касаюсь
религиозных убеждений Его Величества и не знаю,
как он верит». Об этом было доложено полковому
адъютанту. Тот малоопытен в законах веры, но, судя
по сказанному, приказано было арестовать Григория
Ивановича на 20 суток за хулу на Церковь и оскорбле-
ние Его Величества и предать полковому суду.
В это время Григорий Иванович вспомнил, что если
нужно обжаловать приказ начальника, то нужно пре-
жде лично заявить ему об этом. Он заявил адъютан-
ту, что арест признает незаконным и что будет жало-
ваться по команде включительно до Его Величества.
За религиозные убеждения не должны быть аресты.
Адъютант закричал, начал ругаться. В это время в кан-
целярию вошел священник-академик преподаватель
женской гимназии (это было в городе Шавли). Этот
–64–
священник был друг адъютанта, но неверующий; вме-
сте с ним пьянствовал и бывал в открытых домах, оба
без жен. Как говорят, кутили во всю, без стеснения.
Священник спросил, что за крик и в чем ругань? Адъ-
ютант объяснил, что Лакомкин не только нейдет в
православную Церковь, но назвал ее еретической и т.п.
Священник, обращаясь к Лакомкину, спросил, какого
тот вероисповедания. Лакомкин ответил: «Старооб-
рядческого, приемлющих священство Белокриницкой
иерархии — по Рогоженскому кладбищу». Священник
сказал, что он учился в академии в Москве и бывал на
Рогожском кладбище и хорошо знает редкости икон и
жизнь и убеждения старообрядчества. И затем задал
некоторые вопросы полемического характера и полу-
чил подобающие ответы.
Обратившись к адъютанту, сказал: «Вы не имеете пра-
ва его арестовывать и невольно заставить его идти в
Вашу Церковь, а более подходяще будет поступить с
ним так: пусть полковой священник убедит его». Но
он, Лакомкин, этого и в мыслях своих не допускает,
указывая твердость веры и обоснование вины над го-
сподствующей Церковью. Тут же, обличая адъютанта
при всех, священник говорит: «Вот мы оба первую не-
делю поста пьянствовали, и сам знаешь, где были, а
в субботу ты хочешь причащаться. Это явное кощун-
ство. А у старообрядцев в этом — каноническая стро-
гость и благоговение. Я, — говорит о себе, — неверу-
ющий, жена у меня развратничает и меня оставила, и
я также, но я уже не касаюсь никаких святынь. А вы
себя именуете православными. В чем же ваше право-
славие? А еще хотите казнить искренне убежденного
христианина старых обрядов, это нелепо и вам стыд-
но делать так бесчеловечно. А ты за это сам можешь
подлежать суду. Человек открыто высказал свои убеж-
дения, а вы уже и казнить. Их бесстыдно гнали более
200 лет. Этим только унизили вы свою Церковь…»

–65–
Адъютант тут же взял свой приказ об аресте и подпи-
санную им записку; разорвав ея, приказал написать
приказ отправить Лакомкина на увещание к полко-
вому священнику. Побеседовав еще с адъютантом,
священник вместе с ним куда-то пошел. А Лакомкина
отправили в полковую церковь. Там священник спро-
сил о убеждении его. Он, Лакомкин, также отказал-
ся быть у него на исповеди и причащении, указывая
ереси Церкви их. Священник дал Лакомкину мисси-
онерскую книжку о расколе. Предложил прочитать и
о последующем ему сообщить. В книге приказов от-
метил, что дальнейшему убеждению не подлежит и в
церковь ходить не принуждать. Впоследствии был в
дружестве к Лакомкину и его зарегистрировал быть
его писарем по его церковной отчетности.

О службе писарем и в архиве


В канцелярии адъютант и командир полка стали от-
носиться к Лакомкину очень хорошо и безнаказанно,
кроме полкового писаря. Тот все время враждовал, а
особо, когда Лакомкина произвели в старшие писаря
и адъютант вверил ему секретный шкаф и все доверил.
За все время оставил его артельщиком по питанию
писарей, как верного и тверезого человека. Тут Лаком-
кин был очень рад, что он мог за все время жить, не
нарушая постов. Писаря все были очень довольны за
хорошее их питание. Во всем указанном было особое
Божие покровительство и чудесное спасение.
В полку был в безобразии архив бумаг. Командир пол-
ка доверил привести в порядок архив Лакомкину, как
умеющему хорошо рисовать и писать по-славянски
и имеющему особую опытность. Он привел в образ-
цовый порядок все бумаги и приказы, сложил в от-
дельные папки с крупными надписями каждого дела
и приказал сделать этажерки, установил все бумаги по

–66–
годам. Архив был в порядке. Бумаги, приказы храни-
лись почти за 200 лет, ибо 113 пехотный Старорусский
полк был очень старый полк, заслуженный. Осталась
масса лишних бумаг, ее продали. Покупатели были
очень хитрые. При вешании бумаг писаря Лакомкина
и других обманули. Приказали перевесить, оказалось,
что более чем на 100 пудов обвешано. Покупатель
налгал, что якобы за деньги они давали им какие угод-
но походы. Вот тут полковой писарь опять с радо-
стию хотел Лакомкина предать суду. Но заведующий
хозяйством, подполковник, и командир полка, видя
блестящие честные труды Лакомкина, все ликвиди-
ровали. Пережить все это было нелегко. Были угрозы
на три года тюрьмы. Вскоре, когда начальник корпуса
посмотрел на архив, который ранее был в беспорядке,
он выразил командиру полка особую благодарность
за образцовый порядок архива. Доверие к Лакомкину
стало еще более, несмотря на частые жалобы полково-
го писаря, который очень злился: зачем такое доверие
староверу и ругателю их Церкви. И тут явно было Бо-
жие покровительство и чудесное спасение Лакомкина.

О Рождественском поздравлении
К празднику Рождества Христова Лакомкин на листе
бумаги нарисовал праздник Рождества Христова и
слова приветствия, как приветственное письмо, и без
спроса отпечатал его на камне литографии для рассыл-
ки с праздником Рождества Христова и с Новым Годом.
А на обороте можно было писать свои пожелания. Всем
очень это приветствие понравилось. Для всех отпеча-
тали около 100 листов. Кто-то преподнес его и полко-
вому писарю. Тот взял и послал своим родным. А когда
узнал, что это сделал Лакомкин, он тут же написал жа-
лобу — якобы это кощунство, что изображение Рожде-
ства Христова литографировали, печатая на камне.

–67–
О ужас! Опять всполох, опять адъютанту и команди-
ру жалобы. Когда командир узнал, сказал, что нужно
было спросить разрешение. «Тогда бы мы и для всего
полка отпечатали для солдат». Лакомкин остался без-
наказанным. Явно, безоговорочно видно и здесь, как
сила Божия и Его покровители всюду защищали его.

О «правде» деревенской
Переписка у Григория Ивановича с женой была не
менее 2 раза в месяц. Сам Григорий Иванович в пол-
ку себя вел безукоризненно. Одно утешение его было
св. книги и усиленная работа в канцелярии.
Через два года Лакомкин едет на родину в месячный от-
пуск к жене и родным. Жена его за два года очень по-
полнела. Когда прибыл на родину Григорий Иванович,
он спрашивал родных, а особо сестру секретно рас-
спрашивал, о поведении его жены. Все ответили, что
она себя ведет очень образцово и безукоризненна во
всем. А когда прибыл в свою деревню, одна враждую-
щая болтливая соседка, остановив его, говорит: «Что,
на родины и крестины приехал? Жена скоро родит».
Немало могло быть возмущения. Но, прожив месяц, не
было рождения, и к 4 году Анна Дмитриевна еще пол-
нее сделалась, и только через год при муже родила сына
Геннадия, а потом оказалось: клеветница — болтливая
соседка — всенародно раскаивалась в клевете, завидо-
вала, что очень Анна Дмитриевна мирно жила с о. Геор-
гием и в семье и матерински заботилась о сиротах.

О чудесном исцелении матери


До матери доходили сведения и о бывших на него
гонениях и желании арестовать любимого ея сына.
Она, как сердобольная мать, принимала это близко
к сердцу, и болезнь легких ее увеличивалась, но она
особо горячо и усердно об нем молилась.

–68–
В 1900 году неожиданно болезнь ея увеличилась, и у
нее пошла кровь через гортань, так что более полу-
ведра натекло крови. Была исправлена, пособорова-
на, был приглашен знаменитый врач Купеческий. Он
заключил, что оба легких особо сильно повреждены.
Осталось ее жизни несколько часов. Как только вста-
нет — легкие отвалятся и ей будет смерть.
[Сын] о. Георгий и [жена Григория Лакомкина] Анна
Дмитриевна взяли в помощь двух старух, чтобы они
следили и не позволяли ей вставать. А Григорию Ива-
новичу собрались послать телеграмму, но выжидали
подавать — не зная, как написать: что мать при смер-
ти или что мать скончалась.
Ночью эти медсестры-старицы обе уснули и не слы-
хали, когда болящая встала, оправила и зажгла лам-
падочки у св. икон и начала молиться полунощни-
цу. В это время они пробудились, подбежали к ней,
стали просить ея, чтобы ее положить на постель.
Она их убеждала, говоря: «Дайте мне спокойно по-
молиться». Разбудили о. Георгия и Анну Дмитриев-
ну, и те уговаривали ее лечь. Она и их просила не
мешать ей молиться. Кончив молитву, сама легла и
попросила любимую сноху Анну Дмитриевну, что-
бы она сварила ей клюквенного киселька и холод-
ного бы она могла покушать, извиняясь, что она не
в силах помочь в стряпне и почистить картошку.
Утром встала, покушала. Потом начала и ходить и
помогать стряпать.
Через неделю или 10 дней врач, бывший у больной,
увидев о. Георгия, спросил у него, когда похоронили
мать. Он ответил, что она жива и помогает в дому.
Ходит в церковь и т.п. Доктор не поверил. Через день
приезжает с другим, опытным доктором и провери-
ли положение здоровья; оба нашли, что у нее легких
нет — отвалились. А почему жива? Непонятно. Один
сказал, что у староверов и организм по-другому

–69–
устроен. После этого мать Манефа жила ровно 15 лет.
Разве это не чудо Божие?
Все удивлялись на нее. Она особо радовалась, ког-
да возвратился любимый сын Григорий с военной
службы, и в звании старшего писаря и кандидат на
заурядного военного чиновника с аттестациями; она
была в особой восторженной и в неописуемой радо-
сти, славя и благодаря Бога за все.

О промысле Божием в военной карьере


Перед окончанием военной службы Лакомкину было
предложено выдержать экзамен на заурядного во-
енного чиновника. Время свободного у него почти
не было, подготовляться некогда, но он решил дер-
жать экзамен. Выдержал на отлично. И тут явно была
опять помощь Божия.
Один из товарищей особо предупреждал Григория
Ивановича, чтобы он не держал экзамена на зауряд-
ного военного чиновника. Ожидалась война. В пер-
вую очередь будут брать заурядных военных чи-
новников. Григорий Иванович решил последовать
воле Божией и делать так, как приказывало ему на-
чальство. Получилось обратное: когда была война с
японцами в 1904 г., все писаря были взяты на войну,
а Григорий Иванович, как кандидат на заурядного во-
енного чиновника, взят не был. И тут чудесная сила
Божия спасла его.
Прибыл домой даже на месяц раньше, чем другие, к
годовому празднику 18 августа Флора и Лавра. Осво-
божден был за его особые отличия и безукоризнен-
ное поведение. Радость была неописуема и для его
жены, матери, и для любимого брата.
О жизни начала XX века
В данном разделе помещено описание жизни
Григория Лакомкина, будущего епископа Геронтия
и его старшего брата, священника о. Георгия.

Христос Воскресе на воде

Г
ригорий Иванович [по возвращении с военной
службы] с любимым братом о.  Георгием энер-
гично взялись за благоустройство прихода и св.
храма. Григорий Иванович собрал до 20 человек уче-
ников по пению, всемерно постарался восстановлять
пение и чинность во св. храме, живя очень мирно в
семье, воспитывая совместно и сирот о. Георгия.
Тут опять, как дикие звери, со всех сторон начали го-
нения на родных братьев. Обучать пению и чтению
препятствовали, требуя от него аттестат знания за
гимназию, несмотря на то, что даже и семинаристы
не знали знаменного пения. Всюду чинили козни и
грозили судом и арестом.
В г. Плесе на Волге люди любили старую веру. Под ста-
рость многие присоединялись. А это законами было
до 1906 года запрещено. Но о. Георгий был смел — и
присоединял и их отпевал. По городам старообряд-
цам провожать покойников было воспрещено, а в
селах было можно. В г. Плесе рядом — слобода-село,
разделяла их речка. Вот Григорий Иванович, прово-
жая покойника по городу, не пел. А как только пере-
шел речку — запел с хором своим «Святый Боже».
Тут и урядник и протокол. Угрозы арестом, и судом.
Просил взятки, было отказано. Ожидали ареста.
Вскоре помер старообрядец на Пасхе в разлив Волги.
Кладбище ниже по Волге, за слободу. Когда вышли из
дома с покойником, не пели, а как сели на большую
лодку (завозня), помещающую более 50 человек, на
–71–
лодке на воде запели надгробное «Христос Воскре-
се». Чудные звонкие голоса хора разливались по воде;
тысяча зрителей г. Плеса слушали старообрядческое
пение с особым желанием.
Не успели возвратиться с кладбища — опять урядник,
опять протокол. Григорий Иванович объяснил уряд-
нику, что есть разъяснение, что петь нельзя только по
улицам города, а в деревнях можно; но не указано ни-
где, что запрещено петь на воде — на Волге. Урядник
обещал привлечь к суду как Григория Ивановича, так
и его брата о. Георгия. Но ему отказали. Сила Божия
не допустила. В полемике храбрость у о. Георгия была
неописуема.

Диспуты до гроба
Когда женился Григорий Иванович, свояк его был
беспоповец, считая свою веру лучше всех. Решили
созвать беседу. Беспоповских начетчиков было 6 че-
ловек, а о.  Георгий поехал только с братом. Беседа
была в Писцове, в доме Чернисовых. Хозяин очень
рьяный беспоповец. Слушатели не могли вместиться
в обширный дом. Хозяин увидал, что их настоятели
являются безответными. Он решил подкупить пья-
ниц-рабочих, чтобы они убили обоих братьев, когда
пойдут с беседы. Те согласились за полведра водки.
Когда они выпили четверть вина, пришли просить
еще денег на четверть, хозяин поскупился. Братьям
Лакомкиным доложили, что их ожидает смерть, их
тайно из дома вывели во время перерыва беседы. А
пьяные открыто публике — слушателям — заявили,
что они должны были убить братьев Лакомкиных,
половина денег получена, ждут расчета, а хозяин
деньги задержал. Публика взбунтовалась и открыто
обличила наставников и их хозяина. Все ясно видели
их безответственность и наглость порыва на убий-

–72–
ство — не стесняясь они, беспоповцы, говорили:
«Лучше будет их убить». Свояк со всей своей семьей
присоединился, за что был лишен богатства его род-
ственником — богачом-беспоповцем.
Подобная была беседа и в деревне Максимкове, с
угрозой избить, и еще в деревне за селом Яковлев-
ским беседа была с беспоповцами. Но угрозы их еще
больше указывали их неправоту.

Экономика миссионерства
Приход о. Георгия быстро увеличивался. Вот пример:
в деревне Куделихе, в 35 км от Золотилова, родился
младенец  — там была одна бедная семья старооб-
рядцев. В сенокос горячая работа, но приходит ста-
ричок, просит приехать крестить на дом. Ехать никто
не соглашается. Братья решили нанять за себя людей
в сенокос и лошадь для перевозки сена за 3 рубля. А
на своей лошади поехали. Приехавши в деревню Ку-
делиху, чинно, не спеша, совершили таинство креще-
ния. Зрителей было более 50 человек. Там были нико-
нияне и беспоповцы.
О.  Георгий объяснил о таинстве крещения. За труд
получил 40 коп. и 20 коп. его брату. Вечером бы нуж-
но ехать домой. Попросили побеседовать. Остались,
несмотря на сенокосные работы. Беседа была от 5 ча-
сов вечера до 10 часов. После беседы более 15 человек
присоединились. Получилось вместо одной семьи
5–6 семей.
По приезде домой обоих братьев жены их и семья
изрядно поругали, но у них была особая радость
за успешность дела. Подобных случаев было очень
много. При о. Иоанне приход был около 400 человек
обоего пола, а при о. Георгии приход был уже более
800 человек. Так изо дня в день увеличивался приход.
Храм был отремонтирован. Иконостас вызолочен.

–73–
Но храм стал для прихожан мал. Решили увеличить
его, сделать сзади придел 9х12 аршин [6х9 метров] и
прирубить особый алтарь. Но усадьба была мала, со-
седей решили просить уделить земли. Они отказали и
просили много денег за землю. Это сильно огорчило
прихожан. Братья решили делать особый каменный
храм, так как этому, деревянному, угрожала опасность
от огня. Кругом были жилые помещения.
Деревня отвела участок земли, и на ней Григорий Ива-
нович решил сделать кирпичный завод. Всю пользу
кирпича выделять на церковь. Но увы! Глина была не
подходящая для кирпича. Завод приносил убыток. Но
все-таки церковь делать было решено, но не спеша и
при больших затруднениях. Главное — не было средств.

О третьем брате, глухонемом


Вскоре женили [третьего] сына [Манефы], Ивана глу-
хонемого. Его хорошо обучили сапожному мастерству
и читать. Нелегко было для него найти невесту. Но на-
шлась одна девушка-сирота. Мать Манефа дала ей впе-
ред обещание, что она до гроба будет жить с ней. Она
сначала не умела говорить с глухонемым, а потом ско-
ро научилась. Жили очень-очень хорошо и в любви1.

1 Иван Иванович еще прошел мастерство шорное. Был


особо талантлив. Чинил тракторы, сам вострил плуги и починял
сеялки и веялки и особым был мастером по сапожному делу и
шорному. Впоследствии обслуживал два колхоза. Случайно пья-
ные наехали на него, оглоблей ударило в висок, он упал, и по нем
проехали, он через день помер, 5 августа 1933 года. Оставил жену
с 4 малолетними детьми-сиротами… Горе для его жены было не-
описуемо. Особо сожалели его и колхозы, незаменимый был ма-
стер и честный труженик.
Путь пастырский

О хиротонии и распределении

Н
о вот настигает их горькая для них беда и неожи-
данность. В Стрельникове близ г. Костромы умер
священник о. Иоанн. Все прихожане единогласно
избирают в священники Григория Ивановича. На это
был согласен и вл. Иннокентий, имевший при себе
свидетельство о его достоинстве. В неделю св.  отец
1906 года неожиданно в Золотилово приезжает епи-
скоп Иннокентий. Это в тот день, когда Григорий
Иванович собрался ехать получить свидетельство на
окончание гимназии, о чем он был вперед проэкзаме-
нован Директором учительской Семинарии села Хре-
нова.
Владыка задержал, приостановил поездку. И тут же
начали уговаривать с представителями от прихо-
жан села Стрельникова дать согласие на принятие
священства. О.  Георгия дома не было, только дома
были мать Манефа и жена Григория Ивановича. Все
они дружно отказывались, не давая согласия. Но
мать сказала, что не возражает ему служить Богу в
священном сане, но «в нашей церкви». Владыко под-
твердил: «Да, да, конечно, в нашей Церкви, завтра я
и поставлю его дьяконом». Мать Манефа поняла, что
для Золотиловского храма, а владыка уклончиво го-
ворил: «Да, да, для нашей Христовой Церкви».
После многих слез и трапезы предложено было Гри-
горию Ивановичу вместе со Владыкою и прибывшим
дияконом читать правило, каноны и причастные часы,
это подготовка к хиротонии. Быстро дано извещение
в деревни прихода о прибытии Владыки. Молящихся
собралось много. К началу всенощной прибыл и о. Ге-
оргий. Тот усиленно протестовал и доказывал, что

–75–
без брата ему и быть нельзя. А он был благочинным.
Владыко ему строго заметил, что тогда приход при-
дется оставить без священника. «Вы же благочинный,
вы должны помогать. Все равно ваш брат у вас не бу-
дет. Его давно ожидают и в другие приходы». Решение
было окончательное, чтобы совершить хиротонию.
Среди молящихся был слух, что Григория Ивановича
будут ставить во дияконы для их храма. Торжество
и радость были неописуемы. После обедни и трапе-
зы Владыко приказал готовиться к отъезду и новому
диякону, как бы учиться. Тут уже все поняли, что это
для Стрельникова. 7 дней побыл дияконом, служил
в Нижнем, учился, а в праздник св. Троицы поехали
в село Васильево на Волге, и там торжественно была
совершена Хиротония его 21 мая 1906 года во свя-
щенники села Стрельникова. Разлука матери Мане-
фы с любимым сыном была очень нелегкая, а также
его и с братом. Но пришлось примириться.
Мать Манефа по слабости здоровья жила в отдельном
помещении, и там любимое ее дело было — молитва
за все богослужения и домашнее правило (даже она
во все вдовство свое молилась), и иноческое правило,
и чтение св. книг, а в свободное время делала ручные
восковые свечи и просфоры. Она считала себя счаст-
ливой, что два сына во священном сане, молилась за
них, сознавая тяжелый крест служения, и нелегко
ей было жить не вместе с о. Григорием. Такая жизнь
ее продолжалась до самой кончины ее — 16 августа
1915 года.

Приходская жизнь: школа,


трезвость, проповедь
О. Григорий к осени решил открыть начальное учи-
лище (пока в частном дому) для детей старообряд-

–76–
цев и при нем обучение пению. Это было в 1906 году.
Ему разрешили. Он сам был назначен законоучите-
лем, а учительницы — от Земства, за их счет. А это
для него было дороже всего. Он очень любил детей.
Через год, с разрешения Земства, начали строить
новое училище на 110 человек для учения грамо-
те и на 40–50 человек для учения пению и при нем
квартиры на 2 человека, учительские. Работы были
успешны.
О.  Григорий должен был и сам готовиться к препо-
даванию закона Божия в 4 отделениях, ибо обучение
было четырехгодичное, с расширенной программой.
Нужно помогать и учительницам, нужно исполнять и
требы, и богослужения и готовить проповеди. Время
по каждым суткам было расписано, минуты свобод-
ной не было. Матушка особо оберегала его во всем,
а главное — чтобы не было ошибок в проповедях и
в службе.
О. Григорий видел, что в приходе особо развито пьян-
ство и другие греховности; он решил открыть «брат-
ство трезвости». Составил устав и утвердил его у Вла-
сти имущих. Назначены были особые лекции — чтения
с пением по воскресным дням и четвергам по вечерам.
А тут нападки миссионеров. Но отец Григорий — где
сам, а где вызывал начетчиков — умело оправдывал
Святую Христову Церковь от всяких нападок.

Архиерейское напутствие
О.  Григория обучали священнослужению только
три дня, и Владыко сказал, что народ в Стрельни-
кове очень увлечен в пьянство, очень характерный,
вспыльчивый, неоднократно и его лично оскорблял.
Просил быть аккуратным и наказал строго, что-
бы каждый праздник и воскресенье на основании
58 правила св. апостол и 19 правила 6 Вселенского

–77–
Собора непременно поучать прихожан от слова Бо-
жия и св. книг.
Поручение было дано свыше сил.

Первые службы о. Григория: с веником


и топором
Встретили о.  Григория очень радушно. Он вперед
телеграфировал о приезде и что сразу же по приезде
будет совершено молебствие храму Покрова Пресвя-
той Богородицы.
Храм был переполнен молящимися. Совершили тор-
жественное молебствие, и вот в первый раз молодой
священник решил сказать проповедь о мире и люб-
ви и его трудовых обязанностях. Все были очень до-
вольны. От радости плакали.
По окончании молебствия подходит под благосло-
вение женщина-вдова, оставшаяся жена бывшего их
священника; со слезами заявила, что народ здесь как
звери, пьяницы. Муж ее умер неожиданно, не мог тер-
петь всего этого. Заключила: «Дай Бог хотя бы один
месяц вы послужили. С голоду помрете». Слова Епи-
скопа и матушки немало давали расстройств молодо-
му священнику. Он решил пока жить одному, а если
не будет хлеба — выпросить у брата хлеба хотя на
полгода. А затем будет видно. И только тогда можно
перевезти и жену.
После молебствия была обычная трапеза.
Дома для священника не было. Решено сразу же стро-
ить дом. Но о.  Григорий заявил, что он побудет на
частных квартирах, но в первую очередь нужно ре-
монтировать и перестроить храм Божий. В храме была
походная церковь, вместо амвона были шпалы непри-
крепленные. Иконы на гвоздочках, без иконостаса,

–78–
пожертвованные от прихожан. В храме грязь, чернота.
Храм деревянный, нештукатуренный, обычная молен-
ная (он построен был в 1885 г.), грозила опасность и от
потолка. Размер храма 20х15 аршин [14х11 метров], и
сторожка. Олтарь прирублен был после.
На другой же день о. Григорий у сторожа попросил
топор и пилу и что нужно; тут же и царские двери,
и северную и южную двери — полотно (парча) при-
делали на рамку — навесили, чтобы свободно затво-
рялись и отворялись. Шпалы были прикреплены,
сделали как амвон. Собрали людей и храм привели в
порядок. Вымыли пол и с потолка и стен пыль и тене-
та удалили. Иконы привели в порядок.
На воскресение Всех святых за богослужением моля-
щихся было много. Все увидали и некоторое ублаго-
устройство. Служба была торжественна. По оконча-
нии было соответствующее поучение, раньше этого
не было. Народ был очень, очень доволен.
На квартиру Павлы Иосифовны, где определен быть
священник, нанесли ему питания очень много. 3
четверти молока, мяса, рыбы, масла и все необходи-
мое <…> больше чем на месяц. О.  Григорий увидал
матушку Феодосию и объяснил ей, что он обеспечен
более чем на месяц. Она ответила: «Это на первый
раз, а потом и куска хлеба не будет». Молодой свя-
щенник не обращал на это внимания.
О.  Григорием собрано было общее собрание при-
хожан, и сделали учет, оказалось церковных денег
41 руб. Сделали перевыборы церковного совета, и
решено было перестроить св. храм: сделать перед-
нюю часть храма двухэтажную, высота приблизи-
тельно 9–10 аршин [7 метров]. Поставить на храм
главы и кресты. Несмотря на такую малую сумму
церковных денег, смета была составлена на сумму
около 2000 руб. Предложены подписные листы и
добровольные сборы. Избрана была и страдатель-

–79–
ная комиссия. Храм был 20х15 аршин [14х10 ме-
тров], высота стен 6 аршин [4,3 метров], и только 12
было рядов. Толщина леса была необыкновенная,
а такого леса подобрать было трудно, но решили
храм строить.
Через 2–3 недели прибыла и матушка Анна Дми-
триевна. Ее сразу же все очень полюбили. Она была
очень скромная, поучительная, как-то умела со всеми
ладить. Изо дня в день начали приглашать прихожа-
не батюшку и матушку в гости. Участились молеб-
ствия, всенощные, заказные литургии, и все — чтоб
были в гостях и батюшка и матушка.
Старая матушка стала претендовать, завидовать —
протестуя, что на каком основании попадья всюду
ездит с батюшкой, ранее этого не было. Любовь к но-
вому священнику и матушке от прихожан была не-
описуема.

Утрата жены
Но вот настигает его несчастие. Матушка Анна в
1908 году летом заболела лихорадкой и другими бо-
лезнями, 8 недель лежала, пришлось ее исправить
и соборовать, а 17 сентября она тихо скончалась в
больнице. Утеря для него и прихода была неописуе-
ма. Она семь недель лежала дома. Последние 4 недели
ничего не ела и не пила, а только озноб и рвота через
каждые 2 часа на все сутки.
На последнюю неделю по совету врача и людей ее от-
правили в больницу. Там через 3 дня она уже сама вста-
вала. Муж был у нее 15 сентября и с ее совета поехал к
епископу в Нижний установить время освящения хра-
ма. Она обещалась через неделю выписаться. А полу-
чилось, что 17/IX она неожиданно скончалась — были
преждевременные роды 5–6 месячного младенца.

–80–
В Нижнем неожиданно о.  Григорий получает теле-
грамму: «Матушка скончалась, скорее приезжайте».
Сразу же поехал, взяв с собою диякона. А пароход
засел на мель, сутки простоял на месте. Прибыл в
четвертый день после смерти жены. Печаль и горе
для о.  Григория были неописуемы, а тем более, они
жили между себя очень в подлинной, хорошей люб-
ви. Остались сиротами два сына — Геннадий трех лет
и Анатолий 1½ года. Из полной, упитанной матушки
Анны остались одни косточки. До неузнаваемости
высохла. Похороны были очень торжественны, было
7 священников и 1 диякон и большой хор певчих.

Истории жизни матушки Анны


Почему такая была жизнь Анны Дмитриевны, во
всех отношениях очень похвальной, честной, цело-
мудренной, а главно — серьезно благочестивой? По-
тому что так умело, заботливо воспитала ее знаме-
нитая благочестием ея мать Евдокия Максимовна
Нечаева из деревни Жеребчихи. Мать ея в молодых
годах осталась вдовой после мужа, имея при себе
3 сына и 3 дочери. Одного сына она отправила, как
одинокая была у родителей, в деревню Горки — он
там и женился и получил наследство. Второй сын
Степан остался при матери за хозяина вместо своего
умершаго отца.
Старшую дочь Анну <так!> выдала замуж, и она
вскоре умерла. Выдала и вторую, Евдокию, в село
Писцово. Благодаря ея хорошему воспитанию она
сумела мужа и всю семью из беспоповцев обратить в
истинную веру.
Сын младший Александр был ослушником матери,
и волна греховностей его захлестнула, он все до-
брое родителей бросил; а третью дочь [тоже] Анну
она очень строго воспитывала с детства. На гулянья

–81–
не отпускала. Кончив начальную школу, научила
ее шитью и всему хозяйству по крестьянству. Она
ей вложила в сердце любовь к молитве и чтению
псалтыри (еще в девочках она читала сорокоусты,
псалтыри) и потом отдала замуж ее за Григория
Ивановича.

О строгом женском воспитании


Она, Евдокия Максимовна, умело ее во всем научала
и в супружестве. Был случай вскоре после брака, ког-
да зять с дочкой приехали к ней в гости. Она замети-
ла, что дочь без спроса мужа вышла к подругам, быв-
шим у окна их дома; тут были и молодежь — юноши.
Она спросила зятя: «Вы разрешили ей выйти к подру-
гам и молодежи?» Зять ответил: «Нет». Он и не знал,
где жена, полагая, что она помогает по дому. Она вы-
звала с улицы дочь и подвела к мужу, очень и очень
серьезно все ей объяснила, что так делать нельзя, и
в присутствии мужа так сильно начала ее терзать за
волосья и строго предложила просить у мужа про-
щения. Она смиренно исполнила и у матери прости-
лась. Даже и муж был тронут до слез. Ему было жаль
жены. После этого до гроба она без спроса мужа за
порог дома не выходила. Мать же за каждым шагом
следила и очень и очень внимательна была к жизни
дочери, всегда давала весьма добрые и мудрые сове-
ты о жизни. Евдокия Максимовна очень любила зятя
Григория Ивановича за его скромность и трезвость и
мирную целомудренную супружескую жизнь.
Так научен был и сын ея Стефан. Он был сочетан в
брак, и жизнь в их доме была образцовая. Сын Сте-
пан и его жена умерли в благочестии по-христиански,
а их мать Евдокия приняла иночество от зятя — когда
он был епископом — и жизнь свою кончила в подви-
гах поста и молитвы при св. храме с. Стрельникова.

–82–
Вот и дочь ея Анна была образцовой постницей и
молитвенницей. По Великим постам в седьмицах ку-
шала по одному разу в день пищу без масла. Разре-
шала на масло в субботы и в воскресения. Так жила
до гроба. А когда болела, за семь дней до кончины
позвала к себе мужа, просила усугубить молитвы за
ея. Предсказала свою скорую кончину, дала мужу за-
вет воспитать во благочестии детей и не менять свя-
щенство на женщину, т.е. не жениться. До гроба был
в священном сане и благочестии. [Исполнено?]1 было
ее духовное завещание. Вечная и добрая память жене
и матери-теще. Это неоценимые были личности.

Жизнь овдовевшего священника


После похорон о. Григорий, что было у матушки, тут
же все раздал родным и неимущим. Сыну оставил
одно обручальное кольцо. Шелковые, венчальные
платья переделал на подризники для храма.
Вот сразу же масса испытаний и весьма трудный
крест. Нужно воспитать двух сыновей. Нужно себя
охранять от всяких подозрений, и масса церковных
дел и дел по училищу и братству. Вот эти неисчис-
лимые дела и любовь к ним молодому вдовцу много
облегчало тернистый путь. Времени не было ему ув-
лекаться ни во что. Дела и дела…
К удивлению всех, о.  Григорий все это перенес как
бы обычно. Он с первых же дней своего служения
быстро из молодых певцов подготовил в Москве у
учителя знаменного пения Озорнова двух хороших
учителей, а особенно Василия Иосифовича Егина. Он
очень хорошо изучил пение по напевам Рогожского
Кладбища и, главное, обладал необыкновенным, ис-
ключительно хорошим басом. И так хорошо изучил
знаменное и демественное пение, что не было ему

1 Текст утрачен.

–83–
подобных, особо в запевах «Блажен муж», «Хвалите
имя Господне», «На реце Вавилонстей» и других.

О пении женском на крылосе


и хоре с. Стрельникова
Учение пения день ото дня улучшалось. Хор быстро
достиг более 100 человек, более 60 человек девочек
и более 40 человек мальчиков, не считая старцев. В
приходе была сильная борьба против женского пе-
ния — не прихожан, а старых певцов, в большин-
стве пьяниц. О. Григорий сам не пил вина, приучил и
уставщиков не пить. Был полный порядок и во всем
чинность. Два года учили петь девочек и мальчиков,
но на крылос их в праздники не пускали, а только на
буднях. И вот на праздник Введения 1908 г., по прось-
бе прихожан, о.  Григорий благословил мальчиков и
девочек встать на крылос во главе с учителем пения
В.И.  Егиным — мальчикам и девочкам на правом
крылосе, а остальным всем на левом.
Специально были приготовлены мальчики сказывать
«Хвалите имя Господне», и после седальна велеглас-
но мальчик сказал: «Хвалите имя Господне!» Регент-
бас В.И. Егин и два дисканта вместе запели «Хвалите
имя Господне». А потом всем хором запели «Хвалите,
раби, Господа». От радости и молитвеннаго настро-
ения вся церковь плакала. Просили батюшку, чтобы
пел только правый крылос, но о.  Григорий упросил,
чтобы оба крылоса пели. Это было начало любитель-
ского детского хора. А потом их распределили: маль-
чиков — на правый крылос, а девочек — на левый. И
голоса сильные уровняли, чтобы оба крылоса пели
одинаково. Так и было, и так и до сего дня существует.
Из Стрельниковского училища учителей-учительниц
певцов было обучено более двух десятков. Их распре-
деляли по приходам епархии. Слава о Стрельникове

–84–
была на всю Русь. Так энергично и неустанно трудил-
ся о. Григорий.

О сопротивлении поставлению в архиереи


В 1910 году узнали в Стрельникове, что о.  Григорий
назначен в кандидаты во епископы, и в Стрельнико-
во специально приезжали представители от Петро-
градско-Тверской епархии просить его. О.  Григорий
категорически отказался, но представители увидели
и узнали его труды на месте. Побывали в училище,
послушали преподавание закона Божия, и лекции, и
проповеди о.  Григория; они заявили, что будут про-
сить освященный собор, который был назначен на
25 августа 1911 г.
Встрепенулись и Стрельниковцы, избрали делегацию
на собор: М.И. Морозова и других лиц. А из Золоти-
лова поехала сама мать Манефа просить о переводе
о. Григория в Золотилово, как обещал собор 1910 г.,
что вместо о. Георгия, которого 8 сентября 1910 г. по-
ставили во епископы Донского, о. Григория обещали
перевести в Золотилово.
Вл. Иннокентий приказал немедленно ехать о. Григо-
рию в Золотилово — о чем было распоряжение пись-
менно и телеграфно. Стрельниковцы собрались к
квартире отца Григория и двое суток дежурили, сте-
регли его, чтобы он не уехал, а сами срочно поехали в
Нижний и Москву к архиепископу и добились, чтобы
о. Григория оставили в Стрельникове.
Но вот Стрельниковцы и Золотиловцы во главе с ма-
тушкой Манефой прибыли на собор 1911 г., прибыл
туда и сам о. Григорий, как ему было предложено. Ког-
да явились ко Владыке Архиепископу Иоанну Влады-
ка Геннадий с братом и стали его просить, тут при-
была и из Золотилова делегация, и из Стрельникова.

–85–
Владыка ответил: «Просьбы ваши принимаю»,  — и
их заслушал и сказал: «Доложу освященному собо-
ру», а потом сказал: «Если бы не было просьб, быть
может, хотя полгода или годик оттянули бы. Но
просьбами вы освященному собору открыли безого-
ворочно вынести только постановление — поставить
о. Григория во епископа. Нельзя же его разделить и в
Золотилово и в Стрельниково. Но, чтобы не обидно
было тем и другим — пусть он будет Петроградско-
Тверской».
На соборе и сам о.  Григорий категорически отказы-
вался, и как раз он заболел кровотечением из носа,
и была головная боль. Архиепископ Иоанн сказал:
«Влад. Геннадий ехал в Казань отказаться от принятия
сана епископа: его холера забрала, а тебя, о. Григорий,
истечение крови доведет до гроба. Пока жив, скажи:
да будет воля Божия». Так и было. Но, однако же, были
написаны прошения — еще хотя годом отсрочить.
Весь год был особым нетерпимым ожиданием. Хотя
Стрельниковцы надеялись: а может, и забудут об нем.

О подготовке к постригу
и проводах пастыря
Но вот в 1912 г. на 25 февраля в Стрельниково при-
был епископ Иннокентий по предписанию Архие-
пископа Иоанна, чтобы срочно совершать постриг
о. Григория и к 11 марта быть в Петрограде для со-
вершения хиротонии о.  Григория во епископы. Вл.
Иннокентий в крестопоклонное воскресение за ли-
тургией поставил священника о. Никиту Виноградо-
ва на место о. Григория, а о. Григория он должен был
27–28 февраля постричь во иноки и 8 марта прибыть
с ним в Петроград.
За литургией был неописуемый плач. Всем очень
было жаль расставаться с любимым пастырем о. Гри-

–86–
горием, которого так сильно все любили — не только
старообрядцы, но и новообрядцы.
Вечером в воскресение было последнее вечернее чте-
ние. Выступил сам о.  Григорий, сделал два чтения.
То и другое перерывали плачем народа. Училище не
могло вместить слушателей.
В заключение кратко сказал слово Владыко Иннокен-
тий и заявил, что в понедельник в 12 часов дня будут
проводы о.  Григория на вокзал. Прихожане, взрос-
лые и дети их (более 300 человек), окружили дом
богадельни, только что построенной о.  Григорием.
Храм был переполнен людьми. Когда вышел сказать
прощальное слово о. Григорий, то получился общий
и неутешимый плач. Плакал народ, плакал и о. Григо-
рий. Затем более 2 часов пришлось только благослов-
лять. Все жаждали получить последнее священниче-
ское благословение от любимого духовнаго отца.
Лошади были поданы к часу дня. Когда поехали,
сани окружали так, что и ехать нельзя. Дети не-
утешно плакали о любимом учителе, а взрослые
еще больше. Собралось несколько тысяч. Масса
была новообрядцев, и те плакали. Ехать пришлось
шагом до самой Костромы 6 километров в окруже-
нии тысячи людей. Что-то было неописуемое. Вла-
дыка Иннокентий нервничал, но ничего не мог сде-
лать с волей народа. Никто никогда не видал таких
проводов.
Когда подъехали к городу Костроме, на берегу реки
Костромы о. Григорий обратился сам к прихожанам
и едва мог их уговорить, ибо он не утерпел — сам
плакал, и еще более прихожане, но он упросил, чтобы
они возвратились обратно, ибо опаздывали на поезд.
И тогда сразу поехали по реке Костроме за Волгу и на
вокзал, и едва успели к поезду, и, взяв билеты, поеха-
ли в Нижний Новгород.

–87–
О постриге в иноки и поставлении
По прибытии в Нижний Новгород во вторник было со-
вершено пострижение о. Григория в иночество. О на-
речении: имя было предложено от епархии — Герман,
от о. Григория — Гурий, а от владыки Иннокентия —
имя Геронтий. Все три имя были записаны на бумаге и
свернуты, перемешаны, положены на св. Евангелие, и
во время пострига предложено было о. Георгию взять
из трех свернутых бумажек одну. Оказалось имя Ге-
ронтий. 27 февраля из о. Григория был уже священно-
инок Геронтий.
Был дан пост, как и подобает, и затвор на 8 дней
при церкви, что на Ильинке в Нижнем Новгороде.
В среду 7 марта выехали со Владыкой Иннокентием
в Петроград. Там встретили с особым торжеством.
В субботу 10/III прибыли Архиепископ Иоанн, епи-
скоп Александр и много представителей от прихо-
дов епархии.
На воскресение 11 марта служба была особо тор-
жественная, за литургией по чину было совершено
рукоположение во епископы. Храм был переполнен.
Епископ Геронтий, после хиротонии его, сказал по-
добающее слово. Немало нужно смелости челове-
ку, из деревни призванному в модную культурную
столицу, и сразу же к такой аудитории осмелился
говорить проповедь. Сила Божия и благодать всегда
и всюду неописуемо помогала. Из священника дере-
венскаго прихода — сразу столичный епископ Пе-
троградско-Тверской епархии.
Петроградцы спешили скорее иметь епископа, но
квартиру еще для него сделать не успели. Пришлось
поместиться в Богадельне среди больных, где влады-
ке отведена была особая комната. В ней пришлось
быть около полугода.

–88–
О воспитании сына Геннадия
Немало заботы было у Владыки Геронтия о сыне,
который все время был в воспитании неопределен-
ном. Младший сын Анатолий через три месяца после
смерти матери его помер. Остался один сын Генна-
дий, трех лет. Его воспитывала просвирня — хозяй-
ка квартиры, где жил о.  Григорий, Павла Осиповна
Егина, очень религиозная вдовица, впоследствии
была инокиня-схимница Поликсения; а потом вос-
питывала старая дева Матрена Алексеевна Баланина,
впоследствии — инокиня Минодора. Когда мальчику
Геннадию было пять лет, он уже читал сам повседнев-
ную полунощницу и повечерницу.
Шести лет он поступил и определен был отцом во
вновь устроенное свое начальное училище, девя-
ти лет он успешно окончил четырехгодичный курс
учения. Десяти лет его отец отдал в Московский
старообрядческий Институт. Сирота, мальчик Ген-
надий, вставал в 4 часа утра читать полунощницу
и молился в келии вместе с живущими подобающе
иноческое келейное правило, а затем дома учил-
ся славянской грамоте. Понятия и способности
у Геннадия были очень-очень хорошие. Несмо-
тря на его малолетность, он учился очень хорошо,
всегда на отлично.
Сирота Геннадий Григорьевич за всю его жизнь не
имел материнской ласки, да и с отцом не всегда при-
ходилось жить. Был тернистый ему путь жизни. Он,
Геннадий, поступил в старообрядческий институт,
это было в 1915 году, через два года институт был
закрыт. Его отец перевез его к крестнице в Дурасо-
во — это дочь епископа Геннадия, Мария. Там был
он определен во вторую ступень учения. И там ско-
ро было закрыто учение за то, что ученики само-
вольно написали две больших картины-иконы Исуса

–89–
Христа и Божией Матери и повесили их в зале учи-
лища, где было много картин вождей народа. Не по-
зволяли учительницам снимать портреты (иконы)
Спасителя и Богородицы.

Тяготы безбожного режима


Потом пришлось Геннадию окончить вторую ступень в
г. Костроме и проучиться год в Ленинграде. По оконча-
нии, успешно, второй ступени он поступил в институт
на физико-математический факультет. Учился первым
и отличником, но когда узнали, что он сын епископа и
что он выступал на диспуте в защиту Бытия Божия и
Христа — через два года учения его исключили и ли-
шили голоса и прав. Куда идти и как быть дальше? Он
и отец его недоумевали.
Таковых было три-четыре юноши. Они, чтобы не
быть безработными, трудились, где было возмож-
но. Чистили уборные, рыли канавы, строили забор
кладбища, где они жили. Потом решили обучиться
мастерству жестяных дел. Нашли мастера. Родители
купили инструменты и сырье-материал, а тут — на-
логи. Срочно пришлось ликвидировать. Пришлось
ему поступить в чернорабочие рыть землю, перета-
скивать бревна и т.п. Но Бог особо милостив — ока-
зал особое чудо.

Призрачная надежда выжить


Десятнику, у котораго их было до 15 человек, нуж-
но было сосчитать на одном доме большом, под-
лежащем ремонту, сколько на крыше листов желе-
за. Геннадий из всех согласился это сделать, и, как
хороший математик, он быстро все высчитал и дал
письменное сведение, сколько нужно железа: на
крышу, на желоба, на трубы. Десятник был удив-

–90–
лен, а когда узнал, что он с образованием, он его
представил на право голоса и зачислил старшим
рабочим в Ленинстрое. А потом десятником. Как
особо отличного работника, от имени Ленинстроя
его приняли в техникум. Пришлось ему 8 часов ра-
ботать и 6 часов учиться.
В то же время он обучал сам и других — по пению и
церковнославянскому чтению. Был любитель пения
и организатор и руководитель братства имени про-
топопа Аввакума, и их было в братстве около 100
человек. Выступал с докладами. Имел особые спо-
собности ораторства. В 1925 году был уполномочен
от братства на освященный собор, где на него было
обращено особое внимание, когда он говорил речь о
воспитании молодежи и спасении их. Все соборяне
были тронуты до слез. Ему и его отцу были особые
благодарности.
В 1932 г. был арестован вместе с отцом. Когда был в
лагерях — на 10 лет, — он часто писал отцу, утешая
его, что они страдают за правую веру. Ежемесячно
отцу посылал посылки из своих средств. Он работал
прорабом и был осчастливен изучить другие ква-
лификации. Он кончил техникум по фабричному и
заводскому строительству, в лагерях дополнил зна-
ние гражданских построек. Он около ст. Талдома по-
строил райгородок, строил шлюзы (Москва–Волга),
а потом переброшен был на Николо-Уссурийскую
железную дорогу, там строил вокзалы. За все десять
лет был стахановцем. За религию получил еще 10 лет
без права переписки. Ленинградцы все его знают, и
старообрядцы неописуемо его любили за его энер-
гию, преданность Церкви и християнству и образцо-
вое поведение.
На четырнадцатом году страдания в лагерях помер
от голода — 12 августа 1945 года. Вечная и добрая па-
мять ему.

–91–
Старость матушки и традиции
поминовения родни
В 1910 году 8 сентября был поставлен во епископы
Донской епархии старший брат епископа Геронтия
епископ Геннадий. Мать их, старица Манефа, счита-
лась счастливица, что два ея сына сподобились быть
епископами. Но она дома оставалась с младшим глу-
хонемым сыном и его детьми.
Любимое ее дело было молиться Богу и читать св.
книги, а особенно любила поминать родителей.
Умерших родных у нее было очень много. Не было
свободной недели, чтобы у нее не было памяти и
годины ее родных. И она в эти дни должна совер-
шать, кроме литургии, панихиду, поминовения и
питания. Она собирала подруг ее, стариц, до деся-
ти и больше, и вот они по мирскому уставу самыми
старинными напевами совершали панихиду полно-
го устава. Панихида их продолжалась до двух часов,
а потом — обычная трапеза и чтение св. книг. Весь
день у них был праздник. Семейные ей не возра-
жали в приготовлении трапезы, и она ни у кого не
отнимала время от работ, если они были заняты. У
нее были как бы беседы с умершими и проявление
любви к ним. В келии, где она жила, во время пани-
хиды возжигала и кадильницы и фимиам так, что
едва видны были окна. Фимиам и свечи у нее были
всегда настоящие. Свечи ручные работала она сама
из чистого воска.
Но вот у нее сначала заболел глаз, а потом и зрение
его кончилось. Читать много не могла. Просила гра-
мотных стариц читать ей св. книги, а особо Злато-
уст, Старчество, Ефрема Сирина и др.
Дети ее, епископы, два раза в год посещали св. храм
и приход Золотилова. Неоднократно ей предлагали
принять иночество, и все ей было приготовлено, но
–92–
она, хотя и исполняла все иноческое правило, даже
сугубо, в монастырь ехать не хотела: она полагала,
что нарушает обещание, данное жене глухонемого
сына. «А дома — сказала она — как бы неканонично
совершать пострижение». Так и осталась не постри-
женной, боясь Бога и как бы не погрешить.

О достойном отходе матери ко Господу


В 1915 году новый каменный храм решено было ос-
вящать в августе. На 15 августа назначено было под-
нятие колоколов на новую колокольню, а 17 августа
был воскресный день, тогда было назначено освяще-
ние храма. Были приглашены 5 епископов, в том чис-
ле архиепископ и два своих. Прибыли Иннокентий и
Вл. Ипатий. И два хора певчих — Петроградский и
Стрельниковский, 4 диякона и 11 священников.
К этому времени матушка Манефа заболела. Забо-
лела нога — рожистое воспаление. Особо просила
мать Манефа, чтобы ее на освящение храма хотя на
носилках, но принесли в храм посмотреть и послу-
шать торжество освящения храма. Во время подня-
тия большого колокола она услышала звон и из ке-
лии сама выползла, быв полуслепая и больная.
Вечером оба брата, хотя и устали, но обсуждали план
принятия Владык певчих и гостей (их было более
300 человек), и как и где дать ночлег, и где устро-
ить трапезы. Решили, что духовенство и хор певчих
должны были трапезовать у окон их дома, а осталь-
ные у соседей-старообрядцев.
Вечером, только что легли спать, дочь Владыки Ген-
надия Мария заявляет, что матери Манефе стало
хуже. Накануне она была исправлена. Решили посо-
боровать. Больной желательно было, чтобы духов-
ных лиц было 7 человек, а прибыло еще только 5, но

–93–
решили совершить. Пока вставали, собирали, было
уже около двух часов ночи. Больная была в созна-
нии, сама переодевшись, начала читать себе полу-
нощницу. Когда пришли, она говорить перестала, но
была в полном сознании. Начали елеосвящение, на
шестой песне канона скончалась — около трех часов
утра 16 августа.
Ночью спешно пришлось сделать гроб, положить ее и
отнести в старый деревянный храм, ибо на 17 августа
готовились к освящению нового каменного храма.
Торжество освящения было очень торжественно,
было 4 епископа, 11 священников, 4 диякона, 2 хора
певчих. Гостей было около 300 человек. Трапеза
была под окном братьев Лакомкиных, а на другой
день и их местный праздник Флора и Лавра.
После литургии 18 августа было совершено погре-
бение матушки Манефы теми же священнослужите-
лями и церковными служителями при большом со-
боре молящихся и двух хорах певчих. Просила она,
чтобы ее принесли в храм. Но на освящении она не
была, принесли уже умершую, и первой ей было со-
вершено погребение в новом храме, на который не-
мало было и ее жертвы.
Так кончилась и так была погребена всеми люби-
мая мать Манефа, особо выделяющаяся личность
по скромности, образцовой жизни во всех от-
ношениях, а главное — по воспитанию своих де-
тей. Сумела воспитать двух сыновей в сан еписко-
пов. Около 15 лет совершала иноческое правило и
15 лет жила — по определению врача — без легких,
трудилась все время, особо любила молитву и св.
пост, была особая постница и любительница чте-
ния св. книг. Около года была при малом зрении
одного глаза, но она просила читать ей св. книги ее
грамотных подруг.

–94–
Вечная ей и добрая память. Нелегко было расста-
ваться с ней ея любимым детям — с любящею их
матерью.
По окончании освящения св. храма в Золотилове и
погребения и похорон неоценимой и дорогой ма-
тери родные братья-епископы с Божьею помощью
отправились каждый в свою епархию.

О служении брата-епископа
и казачьем вопросе
Епископу Геннадию нелегок был крест по управле-
нию епархией. Епархия очень большая, более 90 при-
ходов. Он ежегодно все их объезжал так, как и подо-
бается; ежегодно были епархиальные съезды; масса
церковных дел. Ему приходилось иметь и особого
секретаря и начетчика для епархии.
Все было поставлено образцово и хорошо. Дон-
ская епархия считалась образцовой епархией. Но
вот враг-дьявол и тут начал строить козни. Каза-
ки любят казаков, но не любят других сословий,
как они говорят — хохлов. А епископ Геннадий не
был казак. Нашлись люди и решили Донскую епар-
хию разделить на две епархии и на другую епархию
приготовили себе кандидата — казака, некоего про-
тоиерея о. Никифора Шефатова. Епископ Геннадий
был готов на все это. Но ему донесли, что о.  Ше-
фатов, как давно овдовевший, жизнь провел за-
зорную. Произведено было следствие, обвинения
подтвердились.
Епископ Геннадий подробно сообщил в Москву
и сделал протест. Казаки неописуемо озлились на
него. Были невыразимы их угрозы. А тут незаметно
пришел 1932 год. Владыка Геннадий был арестован.
Предложено невольно ему дать согласие на о. Шефа-

–95–
това. Он, епископ Геннадий, отказался. Трогательное
письмо было от него написано епископу Геронтию
перед его арестом, где он ясно указал-излил свою
кончину. За его ревность к Богу и правоверие и, ви-
димо, по разным доносам на него, он был осужден на
крайнюю меру наказания.
Отошел к Богу в мае 1932 г. Да будет ему вечная до-
брая память! Пробыл епископом 21 год, да 19 во свя-
щенническом сане, всего 40 лет в служении Богу и
Христовой Церкви.
Епископство святителя Геронтия
Об обращении безпоповцев и никониан

Е
пископ Геронтий по возвращении в свою епар-
хию также энергично занялся делами епархии. С
первого же года посвящения его во епископа — в
1912 году он был хиротонисан — он уже был избран
в члены Совета Архиепископии и каждый год был на
Освященных соборах помощником председателя Ос-
вященого Собора и руководителем его.
В его епархии очень много было беспоповцев и ему
сразу же пришлось везде и всюду с ними вести бе-
седы или самому, или вызывать начетчиков. Успехи
были очень хорошие. В г. Старой Руссе наших было
одно семейство, и Вл. Геронтий организовал из бес-
поповцев приход. Нашли дом, его пожертвовал один
перешедший из беспоповцев. Начали обучать пению,
специально была вызвана учительница пения из его
учениц — Елена Павловна Коробанова из Стрель-
никовского прихода. Она обучила не только пению
и чтению, но и уставу церковной службы. Впослед-
ствии у них был свой священник.
В то же время в деревне Лебединец также открыт был
приход из беспоповцев, и там был знаменитый под-
вижник, священноинок о. Гурий, духовный сын Вла-
дыки Геронтия, тоже из беспоповцев. Там был орга-
низован хор певчих. Были намечены еще приходы в
области Новгородской.
В Калининской области, в деревне Подможье, тоже
был организован приход из беспоповцев. Там был
священник о. Александр Устинов. В поселке Сальцы
из одного семейства Петуновых, тоже из беспопов-
цев, создался приход. А весьма много было частных
присоединений — поодиночке и по семействам. Ра-
бота в этой области, как говорят, кипела.
–97–
В Олонецкой губернии пришлось Владыке Геронтию
убедить одного священника из никоновской церкви
присоединиться (и настоятеля беспоповского), и ему
удалось почти в один день к одному воскресению
это устроить. Когда священник присоединился, он
объявил прихожанам о его убеждениях. Народ со-
гласился. Уже там был и Вл. Геронтий. Сразу всем
была прочитана молитва оглашения. Все были удив-
лены и торжественной службой епископа. А там не-
мало было беспоповцев. Те узнали, начали упрекать
священника, зачем он перешел. А после литургии
их настоятель (после поучения епископа Геронтия)
объявляет: «Братия християне-беспоповцы, после
долгой беседы со Владыкою я познал их веру самою
истинною, и я ей уже присоединен. Кто желает идти
за мной и спасти душу, советую присоединиться».
Все от удивления в ужас пришли: сразу два руководи-
теля и оба присоединились. Многие из беспоповцев
присоединились. Пришлось о. Стефана из их прихо-
да взять на переучение служить по-старообрядчески,
а настоятеля поставить во священники для указанно-
го нового прихода.
Нелегко было выехать из указанного прихода, оказа-
лось немало врагов. Но Бог помог.

О жизни епархиальной
В приходах Петроградско-Тверской епархии, во всех
были открытые библиотеки и обучения пения и чте-
ния, но приходы в большинстве были очень и очень
бедны.
Самостоятельные приходы были только в Ленингра-
де и в г. Ржеве. В Ленинграде из 3 приходов сделали 5,
во Ржеве 2 прихода обогащены были любителями пе-
ния и праздничными лекциями на разные полезные
церковные темы, особо после 1917 года.

–98–
После революции возникали особые религиозные
вопросы. Для того чтобы их всесторонне разрешить,
в Ленинграде решено было открыть особое братство.
Был составлен устав и получено было официальное
разрешение на открытие братства имени священно-
мученика протопопа Аввакума. Членов записалось
около 100 человек, из них был организован и лю-
бительский хор. Братство продолжалось с 1922 по
1927 г., за это время очень много всесторонне было
рассмотрено разных церковных вопросов: о бытии
Божии, о загробной жизни, о правоверии, где оно, и
о разноверии, по борьбе со сектантами и беспопов-
цами, новообрядцами и др.
В 1925 и 1926 годах епископом Геронтием были
устроены в Ленинграде и Богословские пастырские
курсы, на них училось около 30 человек молодежи и
взрослых, даже был там епископ Тихон и некоторые
священники. За курсы и братство на освященных со-
борах были выражены особые благодарности епи-
скопу Геронтию и другим сотрудникам.
До революции на долю епископа Геронтия очень не-
мало досталось строить и созидать св. храмы. Лич-
но епископом Геронтием были перестроены и вновь
выстроены храмы в следующих приходах: в Стрель-
никове — деревянный; Дурасове — деревянная
церковь; Золотилове — каменная церковь вновь;
Куникове — камен.; Дворищах — деревян.; Каримо-
ве — деревян.; Вышнем Волочке — каменная цер-
ковь; Ленинграде — каменный собор на Громовском
кладбище; Лебединце — деревянная церковь; Мона-
стырь Псковской губернии — выстроены вновь все
здания на 50 чел. и деревянная церковь, очень хоро-
шая; Сысоеве; Валуе; Острогах — каменн.; Кузнецо-
ве — каменн.; Ессентуках — каменн.
Переустройство и ремонт: г. Кострома; с. Русса (в
доме); д. Кузнечиха и др.

–99–
Немало приходилось и освящать вновь построенных
храмов. Кроме указанных, еще, например: в г. Харь-
кове — каменный; с. Шувое; г. Семенове — камен.;
г. Ржеве (придел); дер. Елохине — камен.; Сычевке.
Немало приходилось строить и училищ чтения и пения
и организовывать их. В Стрельникове вновь построено
училище грамоты на 100 чел. и певчих на 50 чел.
В д. Павликово Яросл. обл. — вновь училище чтения
и пения; Дурасове — вновь училище чтения и пения;
Золотилове — в сторожке училище по пению; Ленин-
граде — при храме богадельни училище чтения и пе-
ния; Ржеве — при храме училищепо пению; Остро-
гах Московск. обл — вновь при богадельне училище
чтения и пения; при монастыре — при храме учили-
ще по пению; Боровске — при храме; Калуге — при
храме; Вишни — при храме; Семенове Горьк. обл. —
при храме; Старой Руссе Новгор. обл. — при храме;
Сысоеве Псковск. обл. — при храме; Куникове Костр.
обл. — при храме; Дворище Костр. обл. — при храме.
А сколько за 20 лет пребывания в Ленинграде положе-
но труда по канцелярии. Ежегодно более 1000 исходя-
щих бумаг-писем. Это лично было писано руками епи-
скопа Геронтия, ибо у него секретаря никогда не было.
А сколько написано разных объяснений по церков-
ным вопросам. Для этого не малая была у него своя
библиотека, было более 1500 разных книг. Очень
многие разнообразные и весьма полезные по всем
вопросам жизни человека, особо по церковным во-
просам. Все состояние Владыки было это св. книги.
Блестящая была постановка по церковному пению и
чтению и, вообще, церковной християнской жизни,
особо в г. Ленинграде и др. приходах. Вся вышеука-
занная работа епископа Геронтия некоторым не по-
нравилась, и обострились на это гневом: в 1932 году
13 апреля был арестован и 9 месяцев пробыл в тюрь-

–100–
мах Ленинграда, в том числе 5 месяцев в одиночке, и
затем объявлен ему срок: 10 лет концлагерей.
Заботами и старанием Епископа Геннадия, епископа Ге-
ронтия в Золотилове была построена Церковь камен-
ная и освящена в 1915 году; очень с хорошим иконоста-
сом и иконами, и был обоснован хор любителей певцов
и певиц. В 1931 году храм их был закрыт.
Много было стараний восстановить храм, но просьбы были
отклонены. Люди остались и без храма и без священника.
Последний священник был о. Феодор Сидоров, очень ре-
лигиозный и талантливый священник и добрый пастырь.
Приход пришел в полное запустение, но надеются еще
восстановить св. Храм. Это покажет будущее.
Да будет воля Божия на все.
О лагерях и тюрьме будет особый очерк.
По окончании лагерей с Божьею помощью возвра-
тился в пределы Костромской области, в Дурасово и
Стрельниково, в 1942 г. 23 октября ст. ст.
В Стрельникове год прослужил в звании епископа,
управляя и другими приходами.
Восстановив там все приходы в должный порядок, че-
рез 1 год, в 1943 г., был вызван в Москву и поступил
помощником Архиепископа Иринарха, где масса ока-
залась для него всяких церковных дел.
Из лагерей и Костромы епископ Геронтий прибыл в
полном здравии, только в Костроме пришлось вставить
новые зубы. А здесь за 6 лет пришлось потерять зрение:
вместо двух глаз — остался один, со зрением не более
50%. И за это время немало пришлось поболеть всяки-
ми болезнями. По врачебному исследованию оказывает-
ся — это влияние десятилетнего пребывания в лагерях.
Семейные истории: нравы,
судьбы, утраты
В сей раздел перенесено описание подробностей
жизни родственников и близких семьи будуще-
го епископа Геронтия. Эти рассказы составляют
неотъемлемую часть автобиографии святителя,
однако они имеют лишь косвенное отношение к
нему самому.

О кончине отца

О
чень трудно было о. Иоанну без старшего сына и
по делам храма и по крестьянству [когда тот же-
нился и уехал жить в Нижегородскую область].
При всем этом у него от всяких угроз, и перегружен-
ности работами, и [от] чтения св. книг появилась
чахотка легких; болезнь день ото дня увеличивалась.
Доктора объявили ему, что оба легких парализова-
ны. Смерть должна быть скоропостижна. Последние
2 года он был очень болен, но ходил, делая все свои
духовные дела; крестьянские дела уже делать не мог.
Тяжелое было положение. Крестьянские работы все
падали на матушку Манефу, и ее малолетнюю дочь,
и сына Григория, который только что кончил началь-
ную школу с отличием и особо год учился церковно-
славянскому чтению.
25 июля 1886 года около 10 часов утра о. Иоанн был
у плотников (после пожара строили домик), и только
придя домой (был один в коридоре — в сенях на полу
была постель), он, видимо, хотел лечь — легкие обо-
рвались, кровь хлынула изо рта. Оказалась у постели
лужа крови; он, закрывши рот, пошел на улицу, кро-
вавыми руками оставляя следы на стене. Выйдя, сел
на завалинку, рукой махал глухонемому сыну, сидев-

–102–
шему на траве с бабушкой Евдокией. Она, ничего не
подозревая, вдруг увидела хлынувшую кровь изо рта
своего сына о. Иоанна, и он упал на землю, ни сло-
ва не мог сказать, тихо скончался от излития крови.
Срочно дали сведение в поле, где жала рожь матушка
Манефа с дочерью и сыном Григорием, каковые при-
бежали уже к мертвому телу отца.
Отец Иоанн был под судом по церковным делам. При-
став и урядники не разрешали хоронить до 7 дней;
когда уже тело разложилось, тогда уже разрешили —
чтобы и над мертвым поиздеваться.
Неописуемое было горе матушки Манефы и ее детей,
а также и у прихожан-християн, оставшихся без свя-
щенника.

Поставление во иереи старшего брата


На похороны [отца] был вызван старший сын Геор-
гий Иванович. Мать Манефа упросила его быть хо-
зяином малолетних детей ее и воспитателем. Он со-
гласился. Прихожане же, собравшись, единогласно
решили просить Георгия Ивановича быть у них свя-
щенником вместо его отца. После долгих колебаний
было обоюдное соглашение. Епископ Кирилл Ниже-
городской и Костромской знал хорошо Георгия Ива-
новича как своего ученика и охотно поставил его во
священники для прихода д. Золотилова.
Тяжелый крест был для юного священника. Кругом го-
нения, нападки миссионеров, разноверия. Всем нужно
давать подобающие объяснения, а в семье недостатки,
приход очень бедный. Но с Божьею помощью энергич-
но взялся за все дела молодой о. Георгий. Он сразу же,
по благословению епископа Кирилла, взял учителя пе-
ния — некоего Василия Ивановича Крестьянинова (он
помер протоиереем в с. Дулеве [в] 1948 г.), только что

–103–
кончившего учение пения. Он, Крестьянинов, собрал
две группы — 4 и 6 человек, начал учить всех знамен-
ному пению и чтению, начиная с Григория Ивановича.

Жизнь семьи до призыва в армию


За прошлые 5–6 лет за обучение детей пению и чте-
нию почти ежемесячно были протоколы с угрозой
суда. Утрата и отсутствие Григория [из-за предстоя-
щего призыва в армию] были весьма нежелательны
для семьи и церкви. Молодому священнику о. Геор-
гию брат был не только уставщиком и регентом по
пению, а главным единодушным помощником по за-
щите правоверия. Оба брата все свои свободные ми-
нуты тратили на чтение книг и полемику с инакове-
рующими. У обоих было пламенное горение защиты
веры и правоты их св. церкви.
Весной перед призывом, не зная об этом, Григория
Ивановича уговорили поступить на фабрику, где
он пробыл только 9 дней в качестве конторщика на
окладе 10 руб. в месяц, а далее ему было предложено
40 руб. в месяц. Но прихожане уговорили его быть
дома. Церковь без него запустела. Он согласился.
Весна... Женский пол, особо жена о. Георгия, настоя-
ли, чтобы сделать раздел, а тем более, ожидали при-
зыва на военную службу. Братья очень мирно жили,
этого не желали. Но мать благословила. Она избра-
ла себе Григория Ивановича и, главное, — кроткую
и миролюбивую его жену Анну Дмитриевну. Раздел
был совершен очень мирно, хотя без желания бра-
тьев. Старший брат о. Георгий с женой и братом, глу-
хонемым Иваном, и Григорий — с женой и матерью.
Раздел был пополам.
Весной землю начали пахать надвое, хлеб надвое, а
харчи решили делать до осени вместе.

–104–
О кончине жены старшего брата
У о. Георгия жена матушка Ольга была в положении. Вра-
чи признавали младенца приросшим, роды — опасными
и [что] нужна операция. Матушка Ольга на это не согла-
силась. Решила вызвать духовного отца — исповедалась,
причастилась и с болезнью ожидала время рождения.
В один из воскресных дней, 18 сентября, решили, что по-
сле обедни [жена будущего епископа] Анна Дмитриевна
поедет к своей матери погостить, работы крестьянства
все были кончены. К вечеру Григорию Ивановичу нужно
было идти на пристань реки Волги Семигорье, в 12 кило-
метрах от Золотилова, а там 20 км по Волге до г. Кинеш-
мы — один час езды. О. Георгий уехал к больному.
Матушка Ольга приготовила чай, чтобы на дорогу уго-
стить, собрала гостинцев и на дорогу Григорию Ивано-
вичу, и ее родным в г. Кинешме. Затем она произвела как
бы особую исповедь. Она, горько плача, сознавала свой
плохой характер и ошибки в жизни. Она себя считала
недостойной женой такого хорошего человека, священ-
ника о.  Георгий. Она оплакивала, что дележ семьи —
из-за нее. Она все свои проступки горько оплакивала и
особо в оскорблении членов семьи и матери. Она как бы
чувствовала приближение смерти, она со слезами про-
щалась и у матери Манефы. Кончили чаепитие. Она ре-
шила проводить Григория Ивановича за деревню и там
со слезами простилась, пожелав счастливого пути.
Через четыре часа Григорий Иванович был уже в Ки-
нешме, в дому сапожного мастера; раздав подарки, он
пошел к другим родным и там ночевал. Утром рано
встал. Ночь провел в раздумье о предположенном уче-
нии. Расстроившись, идя по берегу Волги и видя снизу
идущие пароходы, решил посмотреть на пристани: нет
ли кого из пассажиров знакомых, размышляя: стоит ли
тратить время на учение и нужно ли оно? Решил лучше
поехать к жене и там погостить.

–105–
А когда сел на пароход, продумал, с какими глазами он
придет к теще, осуждая себя в необдуманности, стра-
дая в особой тоске. Когда сошел с парохода на пристань
Семигорье, встретил дядю его жены, который спросил:
«А что у вас дома?» У них получено извещение, что ма-
тушка умерла, а их две: матушка Манефа — старушка,
мать семьи, и матушка Ольга, жена о. Георгия, а кото-
рая умерла — не знают. Срочно поискал извозчика —
их не оказалось. Быстро пришлось идти пешком. Через
2 часа уже дома.
О, ужас! Матушка Ольга уже лежала на столе мертвая,
и младенца заметно во утробе — не разродившись.
О. Георгий срочно поехал в г. Иваново за священни-
ком — духовным отцом  — и сделать закупку на по-
хороны. Одна мать старуха дома с малыми детьми;
тут же прибыла и Анна Дмитриевна — жена Григория
Ивановича, и другие родные.
Оказалось так: матушка Ольга в воскресенье вечером
почувствовала время родов; была приглашена бабка-
акушерка, послали за доктором в село Вичугу, 15 км.
Крови прошли, младенец остался в утробе. И так она
истекала кровию, чувствуя приближение смерти. Муж
о. Георгий и мать при ней. Приходили суседи прощать-
ся, и все прощались. Она слезно со всеми прощалась,
никакие меры лечения не помогли. Утром около 6 ча-
сов 20 сентября она скончалась, а врач прибыл в 7 ча-
сов. Проверив все, сказал, что сделать ничего нельзя.
Горе и печаль были неописуемы.

В судах и тяжбах. С заступлением Божиим


Отцу Георгию [в 1899 году] было около 33 лет, трое де-
тей: дочери Марии — 7 лет, мальчику Ивану — 5 и Алек-
сандру — 3 года. Похороны были совершены обычно.
Горе и печаль — семье и приходу — были неописуемы.
После совершения похорон матушки Ольги о. Георгий,
обращаясь к брату Григорию, сказал: «Прошу дележ

–106–
прекратить, а жить вместе в мире и любви, как они и
были. Анну Дмитриевну прошу быть хозяйкой дома и
матерью моих детей-сирот». Так и было сделано.
Мать же их, матушка Манефа, была в слабом здоровье.
На нее сильно повлияла смерть ее сестры Клавдии,
скоропостижно умершей от побоев мужа и изменника
в верности супружеской жизни (это было 5–6 лет тому
назад), и призыв сына-любимца на военную службу.
Когда постигла такая трагическая смерть Клавдию
Дмитриевну, сестру матушки Манефы, он, муж, по-
сле похорон, как принятый в дом и имеющий после
жены дочь Парасковию 7 лет, узнал, что выданным
замуж от родителей из недвижимого имущества по-
лагается 14 часть. А они, две сестры, по личному заве-
щанию отца пользовались лесами пополам, их было
около 40 десятин. Феодор Антонович, муж Клавдии,
восстановил себя опекуном дочери и подал в суд иск
на свояченицу Манефу за неправильное пользование
лесом — за 10 лет около 1000 руб. Суд признал взы-
скать и лишить права пользования лесами.
В это же время священник о. Георгий, увидя, что дом
и постройки после отца своего пришли в ветхость,
решил построить другой. Попалась случайно, очень
дешево, одна старая шатровая мельница размером
17х12 арш., стоимостью 110 руб. Денег у него было
всего 10 руб. Он решил занять денег и построить не-
обходимый дом для всей семьи, надеясь и на лесную
часть как наследство матери.
С большим трудом поставили этот дом, покрыли.
И вдруг еще неожиданно явился хозяин усадебной
земли, где был поставлен дом. Он подал в суд, имея
большие деньги. Присудили дом сломать, очистить
землю, а тут и иск 1000 руб., а у него, о. Георгия, долгу
было 400 руб. Да и стены дома из старой постройки
вычинены. И если сломать, то только на дрова.
Это было за год до женитьбы Григория Ивановича

–107–
[будущего епископа Геронтия]. Мать-старуха и два
брата решили: пусть дом ломают. А для семьи решили
вырыть землянку и лишь бы только как-то уплатить
долги. Приход очень бедный, также и крестьянство
бедное. О.  Георгию указали хотя пьяницу, но очень
опытного юриста в г. Плесе. Он за три рубля написал
прошение о несправедливости постановления суда и
подал куда нужно.
Через несколько времени дочь Феодора Антоновича,
их дяди, Парасковия 7 лет помирает. Похоронили.
Манефа Дмитриевна очутилась единая наследница
на все имущество после своего отца. Волостной стар-
шина срочно вызывает ее в Правление. Она, очень
тихая, кроткая, перепугалась и одна не пошла, Взя-
ла сына, о.  Георгия. Там ей объявили, что она есть
наследница и владелица и чтобы вместе с властями
срочно ехала в деревню Васильково получить все
имущество, и дом, и леса, и документы на них, а Фе-
одору Антоновичу причитается 14 часть. Дом и по-
стройку, стоящие более 1000 руб., она уступила ему
за 400 руб., чтобы уплатить долги за свой дом. А че-
рез несколько дней сообщают: жалобщику о удале-
нии дома якобы с его усадьбы отказать и усад земли
принадлежит неотъемлемо братьям Лакомкиным.

Тревожное начало ХХ века


Пережитое горе и неописуемая радость сильно по-
влияли на здоровье матушки Манефы. Забота о же-
нитьбе сына Григория и неопределенность его при-
зыва на военную службу, воспитание младшего сына
Ивана, глухонемого, — это все очень ее обессилило.
Ивана решили обучить сапожному мастерству — от-
дали на 5 лет, и обучить грамоте как глухонемого.
Дочь Варвару решили выдать замуж. Хорошо, что
она попала очень в благочестивую семью: муж был

–108–
фельдшер, а отец его впоследствии принял иноче-
ство — был подлинно святой жизни.
Старушке, матери Манефе, много причинила горя и
печали неожиданная кончина матушки Ольги 20 сен-
тября 1899 г. — ей было 33 года, и оставила она трех
малолетних детей. И призыв на военную службу сына,
любимца Григория Ивановича. Это все повлияло на
ее легкие. Оба легкие были поражены туберкулезом.
В половине ноября любимца-сына Григория Иванови-
ча ей, старице, и любимой жене его Анне Дмитриевне
пришлось проводить на четыре года на военную служ-
бу. Горя и печали для них и для всей семьи было очень
много. Остается мать-старуха больная, о.  Георгий 33
лет, с сиротами — малолетними детьми, молодая сол-
датка Анна Дмитриевна и глухонемой Иван, около де-
сяти лет. Всем достался очень и очень тяжелый крест.
Для молодого священника-вдовца путь жизни был
очень тяжелый, не говоря о том, что весь приход и
храм падает на его плечи и что лишился помощника
в полемике и руководителя в храме, а главное — нуж-
но ему быть безукоризненным в глазах народа и при-
хожан как молодому вдовцу; такая же участь падает
на молодую солдатку Анну Дмитриевну.
Но этот путь они прошли безукоризненно, и в чести
и во славу Божию Христовой церкви. Годовые празд-
ники были исключены, полная трезвость в дому и
порядок благочестия. Были случаи брачных трапез
близких и родных Анны Дмитриевны — она катего-
рически отказывалась, считая себя как вдовой и дабы
не было зазора от мужа.
Архипастырское приветствие
со днем Ангела
Ниже приводится текст обращения епископа Ге-
ронтия к Антонине Андреевне Королевой (Шири-
ной) — старшей дочери издателя первого массово-
го старообрядческого журнала «Церковь» Андрея
Ивановича Королева — по случаю дня ее Ангела.
Набранный на печатной машинке текст дополнен
личным автографом, в котором владыка просит
прочитать текст мужу и дочке «в день их имянин
для назидания и памяти о тезоименитстве». К
тексту прилагались выдержки из жития св. Анто-
нины. Исполняем волю владыки сторицей спустя
66 лет…

В
день Вашего тезоименитства позвольте от души
приветствовать Вас по христианскому обы-
чаю со днем Вашего Ангела, с самыми наилуч-
шими пожеланиями, а всех родных с дорогим(ой)
именинником(цей).
Мы знаем, что как только родится человек и примет
крещение, от Бога посылается к нему особый Ангел-
Хранитель. (Ангел — слово греческое, и в переводе
значит «Вестник Божий», бесплотный дух.)
Вот этого-то бесплотного духа — Ангела-Хранителя
каждый человек должен особо почитать, благоговеть
перед ним и молится ему. Обратите внимание, какие
трогательные тропари и кондаки в каноне Ангелу-
Хранителю, и как они назидательны!
Пророк Давыд посредством Св. Духа говорит: «Опол-
чится Ангел Господень окрест боящихся Его и изба-
вит их» (Пс. 38,7).
Ангел-Хранитель, как большое победоносное воин-
ство, ополчается, охраняет, оберегает всех боящихся

–110–
Бога людей, т.е. Верующих и соблюдающих заповеди
Божии, а тем более того, кто вверен ему.
Св. Василий Великий говорит: «При всяком челове-
ке, верующем в Господа, приставлен Ангел, если мы
не отженем его злыми делами… Как пчел отгоняет
дым и голубей отгоняет смрад, так и Ангела-Храни-
теля отгоняют наши многоплачевные гнусные гре-
хи» (Толк. Псалтырь св. Евфимия Зигабена стр. 257,
на пс).
Вспомним, как св. Ангел спас прав. Даниила во рву
львином, и Ангел принес ему пророка Аввакума с
пищей, чтобы передать ему необходимую пищу (Да-
ниил, 3, 44).
Ангелы всегда помогали мученикам и угодникам Бо-
жиим. Смотрите в Четь-Минеях в жизни святых.
Неопровержимо нам известно, что нам каждому дан
Ангел при св. крещении. Да, это верно. Но с нами
ли он? Нужно проверить. А это возможно. Мы, хотя
Ангела Божия недостойны видеть, но зато можем
его ощущать. Проверяй себя чаще. Вот способ ощу-
щения и присутствия Ангела-Хранителя: испытай
себя и совесть свою. Если есть у тебя чувство любви
к Богу, мир и любовь к ближнему, желание искренно
молиться Богу, св. Его угодникам, беседовать с ними,
если горит в тебе сердце отдать подобающую славу
и честь Богу и Его святым — знай, что Ангел твой с
тобою, знай, что он окрыляет тебя своими св. кры-
льями, охраняет тебя от врага — диавола и его лу-
кавых сетей и от всякого греха. Он радостен, весел,
он духовно лобзает тебя, обнимает, а тем более, когда
человек кается в своих грехах, осознает их. «Великая
радость бывает пред ангелами и о едином грешнике
кающемся», — говорит Христос (Лк. 45, 10). Даже не
один только Ангел-Хранитель радуется, но и многие
другие.

–111–
Есть особые Ангелы — вестники Божии, ангелы дня
и ангелы ночи. Они возвещают Богу, что мы делаем
хорошего и плохого за день и ночь. За все хорошие
наши дела радость бывает на небесах, а за плохие —
плач и сетование.
Вот другое положение человеческое. Если при провер-
ке себя мы чувствуем холодность к Богу, леность к мо-
литве, какую-то небрежность, склонность ко грехам,
злобу, гордость и т.п., то знай, что твой Ангел-Храни-
тель удален. Вместо его тобою руководит злой дух, ди-
авол, и не один, а многие. Они всемерно увлекают тебя
и от молитвы, и от осознания своих греховностей и от
мира и любви к Богу и ближним. О горе, великое горе
человеку. Он делается тогда грехолюбивым и злым.
Все хорошее он отвергает, стремясь ко греху всякому,
смотря по возрасту и обстоятельствам. Ангел же, уда-
ленный, плачет, стонет и сетует, обиженный, безвинно
отогнанный… Он трепещет, сетует как бы враг — ди-
явол окончательно не погубил такого жалкого челове-
ка, уловленного в диявольские лукавые сети.
А что можно сказать, когда христиане увлекаются в
худые греховные развлечения — песни, пляски, тан-
цы, театры, а особенно пьянство, в котором блуд и
всякая нечистота.
Св. Иоанн Златоуст говорит: где песни, пляски и
пьянство, там есть ликование демонов, где разврат и
всякие грехи там Ангелы-Хранители далеко бывают
отогнаны.
Вот в день вашего Ангела, в день, когда Вы были ос-
частливлены получить от Бога своего Ангела-Хра-
нителя, в этот день особенно его почтите, особенно
всеусердно помолитесь ему и тому святому, имя ко-
торого Вы имеете.
Знайте, что святая личность, имя которой Вы имеете,
жаждет в лице Вас видеть угодника Божия, наследни-

–112–
ка небесных чертогов, небесных обителей. Поэтому
в день Вашего тезоименитства нужно этого святого
особенно почтить и помолиться ему.
Ангелу-Хранителю и святому, имя которого Вы носи-
те, необходимо молиться ежедневно утром и вечером.
В молитве Вы еще вспомните, что при св. крещении
Вы сподобились не только получить св. имя и Ан-
гела-Хранителя, но Вами были даны и священные
обеты — отречение от диявола и всяких дел его и
ОБЕЩАЛИСЬ ИСКРЕННО ВЕРОВАТЬ В БОГА И
СОБЛЮДАТЬ ЕГО СВЯТЫЕ ЗАПОВЕДИ.
Вы облеклись во Христа. «Елицы во Христа крести-
теся, во Христа облекостеся», — говорит Апостол.
«Вы обещали жить для Бога, для неба. Вы получили
печать Св. Духа и все подобающие благодатные дары
этого таинства. Нужно припомнить их и особенно
запечатлеть их в уме и сердце. Вы одеты были в осо-
бую одежду Христову. Нужно проверить ее целость и
сохранность ее чистоты, и на Вас ли она», — как го-
ворит Апостол в своем 2-м послании к Коринф. 5,1-10.
Заблаговременно все попорченное нужно исправить
и слезно просить Бога, св. Его угодников, а особенно
своего Ангела-Хранителя, чтобы они помогали Вам в
этом. Учтите, Ангел-Хранитель, всегда, день и ночь,
неустанно, бессменно, охраняет Вас. Сколько нуж-
но к нему благодарности и любви, сколько молит-
вы за все это! И он, пресветлый наш Ангел-Храни-
тель, всегда готов быть милостивым к нам. Вот при
поздравлении мы и говорим: «Ангелу злат венец, а
имениннику или имениннице — доброе здоровье и
спасение», т. е. Желаем, чтобы Ангел за охрану нас
получил от Бога особую награду — золотой венец, а
Вам — имениннику или имениннице желаем доброго
здравия и спасения, желаем видеть в лице Вас угод-
ника Божия. А это зависит исключительно от Вашего
желания и стремления.

–113–
Итак, приветствуя Вас, выражаю мое искреннее же-
лание чтобы действительно все было осуществлено
так, как Вы дали обед при святом крещении, чтобы
Ваш Ангел-Хранитель никогда не был удален от Вас,
и чтобы тот святой или та святая, имя которого Вы
носите, всегда был особым ходатаем за Вас, чтобы
Вам сподобиться там, в небесных чертогах, быть вку-
пе со св. ангелами и угодниками Божиими.
Желаю, чтобы Ваш Ангел-Хранитель был всегда с
Вами, тих, весел, тщательно окрылял и охранял Вас
так, как Архангел Рафаил охранял Товита (кн. То-
вита), как ангелы охраняли св. Тимофея и Мавру
(3 мая), нищего Лазаря (Еванг.), как всех преподоб-
ных, мучеников — угодников и угодниц Божиих.
Дорогой(ая), чаще проверяй, с тобою ли твой Ангел-
Хранитель. Чаще беседуй с ним во св. молитвах, бла-
гоговей пред ним, цени его труд. Он — дороже всего,
Он — твой хранитель, Он — Божий верный слуга,
Он жаждет и Вас представить без порока пред Лицем
Всевышнего.
Помните всегда, что наша жизнь на небе. Помните,
что там лучше, там светлее и радостнее. Там наше
драгоценное вечное счастие!
Бог Вам в помощь, мир и Божие благословение.
Смиренный Геронтий
епископ Старообрядческий
10.06.1949 г.
Старообрядческие архиереи в иноче-
ском облачении и члены Рогожской ста-
рообрядческой общины.

Священник о. Григорий Лакомкин, зако-


ноучитель стрельниковского училища
Костромской губернии.
Поучение новобрачным,
по совершени[и] брака

От старообрядческого епископа Геронтия


Данное наставление, собственноручно написанное
епископом Геронтием, было адресовано молодой
чете Хохловых из семьи близких знакомых1: ново-
брачным Викентию Алексеевичу (1921—1974) и Ла-
рисе Павловне (урожденной Шириной, 1926—2008).

П
озвольте Вам, дорогие мои, предложить несколь-
ко слов о таинстве Христианского брака и как
жить в Христианской вере, а Вы со вниманием
послушайте и постарайтесь исполнить предложен-
ное.
Христианский брак — есть такое великое таинство, в
котором по молитвам церкви преподается благодать
Божия, соединяющая и освящающая супружескую
жизнь по образу союза Христа с Церковью, свято и
честно жить в семье, не нарушая супружеской вер-
ности для рождения и христианского воспитания
детей. Христианский брак не расторжим. Как и гово-
рится во св. Евангелии: «Кого бог сочетал, того чело-
век да не разлучает». (Матф. 19.6)
Вступившим в брак не я повелеваю, — говорит св.
апостол Павел, но Господь, жене от мужа неразлуча-
тися, не разводится с мужем… и мужу не оставлять
жены… (1Коринф.7.10-11)
Вот дорогие, в глазах Ваших и многих присутствую-
щих совершается это великое Таинство, чин обруче-
ния и чин венчания. Обратите особое внимание на
1 См. примечание на стр. 120.

–115–
все совершенные священнодействия и обрядности, и
как они значительны и поучительны, и сколько в них
символического значения.
1. Вспомните, когда Вы вошли в Храм и по соверше-
нии обычных приходных поклонов, певцы пели
молитву Святому Духу, в которой все мы проси-
ли, чтобы Дух Святой пришел, вселился во всех
нас, чтобы Дух Святой очистил бы нас от всякия
скверны и чтобы Он спас наши Души. А как тро-
гательны все молитвы ектении этого таинства.
2.    Вспомните, когда священнослужитель совершал
каждение — это знаменует веяние благодати
Святаго Духа, освящающаго и избавляющаго от
врага диавола — вступающих в брак, как неког-
да еще в Ветхом Завете, св. Товит каждением был
избавлен от диавола (кн. Товит 5-18).
3.   Не забудьте, после этого, как бы от Бога, даны были
Вам возженные свещи, которые служат символом
любви и целомудрия: как светло и ярко горят све-
щи — так пламенно и горячо должны Вы любить
друг друга, и чтобы жизнь Ваша была всегда, чи-
ста и свята, чтобы жизнь Ваша светила добрыми
делами — не только для себя, но и для всех окру-
жающих Вас, чтобы сердца и души Ваши, всегда
горели любовью друг к другу, к ближним, и наи-
паче к Богу и ко Святой его Церкви. Чтобы жизнь
Ваша была не копоть, и зловоние, но блестящий,
яркий приятный для всех свет. Чтобы люди, видя
Ваши добрые дела — прославили Бога.
4.    Вспомните, как было совершено Вам обручение
кольцами. Священнослужитель берет кольца от
св. Престола, как бы от самого Бога и с установ-
ленными молитвами вручил их Вам. Кольца сви-
детельствуют бесконечную и верную любовь, и
как не имеющия конца в своей окружности, так

–116–
и Ваша супружеская любовь, должна быть беско-
нечна и вечна. Кольцо из чистого нержавеющего
металла — так и Ваша любовь должна быть чиста
и искренна, свята, нелицемерна, нержавеющя.
5.    Подножие. После обручения с пением 127 псал-
ма — « блажени вси боящиеся Господа, ходящии в
путех Его». Вы были переведены ко св. Алтарю и
поставлены на чистое белое подножие. Это озна-
чает, что Ваша брачная новая жизнь должна быть,
чистой, святой, в полной супружеской верности
и любви, а ближе подведены ко св. Алтарю с тем,
чтобы сподобиться Божьего сочетания и чтобы
Сам Бог благословил Вас на брачную жизнь.
6.  Вот Вас привели ближе ко св. Евангелию, как бы
к Самому Христу. Вы слышали поучительные
выражения великой ектении, слова которой до
глубины души проникают в сердце человека.
А прокимен, говорящий словами пророка Да-
выда — «буди Господи милость Твоя на нас ...»
А завет апостола о супружеской любви. Затем
Евангельское слово о чуде Христа в Кане Гали-
лейской, во время брака апостола Симона Зило-
та. Молитвы же, читанные священником, сами
за себя свидетельствуют их великое содержание.
Все эти трогательные назидания Вы видели и
слышали. По окончании молитв священнослу-
житель, взойдя во св. Алтарь, как бы от Самого
Бога берет венцы и оградил ими Вас, призывая
Бога, чтобы Он Сам «славою и честию» венчал
Вас. Это, самый трогательный момент, т. к. в этот
момент и в процессе всего венчания Сам Бог не-
видимо сочетает, и невидимо препадает свою
Божественную благодать на вступающих в брак
(Матф. 19.6). Венцы означают символ Божией
награды за целомудрие девства и за сохранение
брачной верной жизни. «Ты и ныне венчай их
венцем славы и чести, венцем мира и веселия».

–117–
А певцы поют торжественно: «Положил еси на
главах их венцы ...»
7.    Затем преподносилась Вам общая чаша освящен-
наго виноградного вина. Это означает то, что Вы
испивая эту общую чашу, должны безропотно все
переносить, и радостное и печальное, единодушно
стремясь только ко спасению души и угождению
Богу, пылая неугосающей супружеской любовью.
8.    После этого Вас водили трижды вокруг аналоя, на
котором было св. Евангелие и Честный Крест. Этим
Вы свидетельствовали свою радость и воздовали
славу Богу. Причем сознавая свою веру в Триедина-
го Бога, Вы должны хранить верность супружества
и ни по каким причинам не должны расторгать
своего брака, не нарушать верность супружеской
жизни и не нарушать веру в Бога и законов Церк-
ви, хотя бы пришлось пострадать, как и мученики
страдали за Христа, за правую Веру и св. Церковь.
Всецело должно проводить жизнь свою в любви
Христианского закона и его соблюдений, рождение
детей и их воспитание, для вселения в себя и их в
небесныя чертоги, для вечного блаженства.
9.    Не забудьте изумительные молитвы на снятие вен-
цов, чтобы Господь благословил Вам вход в брачную
жизнь и чтобы Он умножил лета Вашей жизни в пол-
ном благополучии и счастии, и чтобы венцы эти —
символ Божией награды были не оскверненными, и
чтобы жизнь Ваша была непорочна, не лишающая
Вас вечной небесной награды. Венчание заканчи-
вается троекратным поцелуем, как торжественным
знаком, свидетельствующим перед всей Церковью о
взаимной вечной и верной супружеской любви. Вот
краткое объяснение о христианском браке, как от-
еческое наставление и разъяснение.
10. Вместе с этим позвольте Вас, дорогой сын, просить
и даже поставить Вам в обязанность особенно ис-

–118–
кренно любить свою жену, любить больше чем
самого себя. Вы обязаны и наставлять, и поучать
ее законам христианства и спасению души, как
подругу жизни, не допуская в обращении с ней —
оскорблений и грубостей, не применяя — ни
злословий ни ударов, а разъясняя в мире и любви
все необходимое, ее тело — твое тело, относись к
жене с такою же любовью, как Христос к Церкви
(Твор. Иоанна Златоуста, том II стр. 168-177).
Обоих Вас прошу почитать и слушать своих родите-
лей и старших. Это — залог Вашего счастья, как гово-
рит нам пятая заповедь.
И ты дорогая дочь, особо старайся любить своего мужа,
любить его больше чем себя, сознавая, что его тело —
твое тело, и заботься о нем больше, чем о себе. Будь тиха,
кротка, ласкова и весела. Ни одной минуты ни будь в
злобе или каком гневе, всегда во всем его спрашивайся,
без воли его ничего не делай, и во всем добром слушай-
ся. Знай твердо, что он безоговорочно и бесприкословно
владеет твоим телом и тобой. И ты также владеешь его
телом, как и он твоим. Живите и делайте все обоюдно, в
любви, не позволяя себе нарушать Божиих заповедей и
повелений Христовой Церкви и святых отец.
Советую Вам внимательно прочитать из творений
свят. Иоанна Златоуста, о супружеской жизни, хотя
бы том II, стр. 165-183. и друг., а также из книг Жи-
тия Святых. Их благочестивая жизнь — пример всем
нам. Не забывайте 1-ю и 2-ю Божии заповеди Нового
Завета о любви к Богу и ближним, а также 10 запо-
ведей данных Богом Моисею; затем заповеди блажен-
ства сказанные Христом народу и Символ Веры.
Церковь Божию любите и никогда не лишайте себя
богослужений совершаемых в Церкви. Дома испол-
няйте все установленные молитвы, хотя бы как ука-
зано в календаре 1948 года.

–119–
Особая наша отеческая к Вам просьба и мы будем мо-
лить за Вас Бога, чтобы Вы всегда были в полной Хри-
стианской любви к Богу и ближним, в любви между
собою, и главное в супружеской верности, чтобы Вам
сподобиться быть наследниками вечных небесных
обителей, и здесь быть наилучшими христианами и
образцовыми гражданами своего отечества. Живите
в полном благополучии, в полном здравии, в радо-
сти — во славу Божию и Христовой Церкви. Бог Вам
в помощь, мир и Божие благословение.
И да будут милости Великаго Бога со всеми Вами.
Аминь.
1949 г. VII-11-(24)
Смиреннейший Геронтий
епископ Старообрядческий

Примечание редактора
Владыка Геронтий был дружен с купеческими семьями старооб-
рядцев Королевых из Москвы и Шириных из Павловского Посада.
Новобрачная, Лариса Павловна, была единственным ребенком в
семье Павла Кузьмича Ширина (1896—1965) и Антонины Андре-
евны Королевой (1901—1993).
Дед Ларисы Павловны по линии матери, Андрей Иванович Коро-
лев (1878—1959), был членом Рогожской общины, в 1908—1912
годах являлся официальным издателем еженедельного старооб-
рядческого журнала «Церковь», в 1910 г. был избран председате-
лем московского братства св. Креста.
Второй дед, Козьма Григорьевич Ширин (1862—1919), — про-
должатель крупного купеческого дела, был попечителем старо-
обрядческой церкви св. великомученика Дмитрия Солунского
в Павловском Посаде. Храм, называвшийся в народе «Ширин-
ским» был разрушен в 1960-е годы. В это же время была наполо-
вину разрушена кирпичная моленная на родовом участке Ши-
риных в деревне Елизарово.

–120–
Прадед по матери, Григорий Кузьмич Гаврилов (предп. 1851—
1920), был преуспевающим купцом, являлся попечителем Ста-
рообрядческого начального училища братства Св. Креста. В
1906 году на его средства из моленной был перестроен и освя-
щен храм Вознесения Господня в деревне Локтевой Бронниц-
кого уезда, где он был председателем общины. В 1910 году он
первым пожертвовал 1000 рублей на постройку нового храма
на площади Тверской заставы в Москве. С начала ХХ века вла-
дел двухэтажным особняком на Гончарной улице недалеко от
Таганки.
Предки Викентия Алексеевича Хохлова в конце XIX века орга-
низовали производство изделий из кожи и шорной продукции в
Богородском районе Нижегородской области. Фабрика Хохловых
(позднее «Кожевенный завод им. А.Ю. Юргенса») действует по сей
день. Бывшие владельцы с приходом Советской власти смиренно
продолжали трудиться на ней в качестве рабочих и технологов.
Вся родня Ларисы Павловны и муж Викентий Алексеевич по-
хоронены на родовых участках Рогожского кладбища в Москве.

Лариса и Викентий Хохловы


Духовное завещание1

Во имя Отца и Сына и Святаго


Духа, аминь.

А
з, многогрешный и смиренный старообрядческий
епископ Геронтий Костромской и Ярославский,
проживающий в Москве, Рогожский поселок,
д. № 40, кв. 89, исполняющий должность помощника
Старообрядческого Архиепископа, находясь в здра-
вом уме и твердой памяти 7/20 октября 1950 г. свиде-
тельствую пред Богом, что по добровольному своему
желанию написал своею рукою следующее мое к вам
духовное завещание:
Из имущества у меня есть только Святые книги,
приобретенные мною, которые все жертвую во св.
Покровский Храм, что на Рогожском кладбище в
библиотеку св. храма с тем, чтобы св. книги были
предоставлены для чтения всем христианам по их
желанию и чтобы книги выдаваемые были по записи
в особую книгу, дабы не утеривались и периодически
были все распределены для свободного на дому чте-
ния во славу Божию и всем во спасение.

Главное же мое завещание следующее:


Дорогие Иерархи и священнослужители, а также и
вы все, дорогие братия и сестры християне!
Обращаюсь ко всем к вам и сердечно первым долгом
прошу смиренно у всех вас християнского прощения.

1 По самому верху листа с машинописным текстом «Ду-


ховного завещания» рукописный текст: «Г.И.Х.С.Б. п.н. (Госпо-
ди Исусе Христе Сыне Божии, помилуй нас. — Примеч. ред.)
Благочинному Костромского благочиния протопопу о. Алексею
Сергееву. Прошу прочитать после моея смерти. Еп. Геронтий».

–122–
Простите меня за все мои грехи, живя в лености и
слабости.
Простите меня за все мои согрешения словом и де-
лом, волею или неволею. Их было очень и очень мно-
го — без числа согреших.
Не судите мя и зазрите мя, — пишу со слезами и про-
шу всех, всех: во всем простите мя Господа ради.
Особо прошу дорогих Иерархов, духовных лиц и моего
духовного отца, слезно прошу во всех моих грехах, во
всех — от юности и до старости: яже по крещении со-
греших и яже в сане Иерейства, и в сане святительства,
и в сане пострига иночества, яже помню и не помню;
слезно пишу моею рукою и каюсь пред Богом и пред
Вами и всех прошу: простите мя и благословите и по-
молитеся о мне, многогрешном епископе Геронтии.
Все мы знаем, что нам всем сам Бог завещал через
св. Прав. Исуса Сына Сирахова, говоря: «Во всех де-
лах твоих помни о конце твоем и во веки веков не
согрешишь»1 (кн. Сираха 7, 39). Это значит: всегда
будь готов к переходу в загробную жизнь.
В течение моей жизни мне неоднократно много при-
ходилось переживать моменты, грозящие прекраще-
нию моей жизни, особо были ярко напоминающие
смерть. Это было в 1949 году дважды при бывшей
моей болезни, и на 15/X-1950 г. было воспаление лег-
ких, температура всю ночь была 38,6 и 40о, близок
был и конец жизни, да еще совпал день кончины до-
рогой старицы Веры Ивановны 7/20 октября, кото-
рая в тяжелые переживания приютила меня во свое
жилище, не имеющего где главы подклонити. Я и ре-
шил в этот день, пока жив, написать это краткое мое
духовное Вам завещание.
1 В синодальном переводе эта цитата помещена в 8 главе
книги Исуса, сына Сирахова: (кн. Сираха 8, 39), а не в 7, как у
владыки Геронтия.

–123–
Вот, дорогие мои, слезно пишу всем, всем Вам, и при-
сутствующим и не присутствующим, это мое духов-
ное предсмертное завещание, мою сердечную к вам
просьбу, мой старческий вопль от искренности души
и неописуемой моей к вам любви, прошу и умоляю
вас в следующем:
Запишите вы в вашей памяти, во-первых, указан-
ное выше изречение из книги Исуса Сына Сираха
(7, 39). Затем умоляю вас всех и прошу: не забывай-
те данные вами священные обеты при св. креще-
нии, затем прошу вас: не забывайте две великие за-
поведи Божии, как и сказано нам во св. Евангелии:
«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим
и всею душею твоею, и всем разумением твоим … и
возлюби ближняго твоего, как самого себя» (Матф.
22, 37, 40, зач. 92; Марка 12, 30–31, зач. 56; Луки 10,
29, зач. 23).
Не забывайте и 10 заповедей, данные от Бога через
пророка Моисея (Исход 20, 1–17; Второзаконие 5,
6–21; Матф. 19, 18–21, зач. 79).
Нужно помнить и заповеди блаженства (Матф. 5, 1 —
12), проще говоря, всю нагорную проповедь Исуса
Христа (главы от Матфея, 5, 6 и 7, зач. 10–24), а особо
нужно помнить заповеди милосердия к ближним —
оказывать помощь голодным и жаждущим и нуж-
дающим в пище; о не имеющих крова — жилища, о
больных и находящихся в заключении.
Об этом придется каждому отвечать в день страшно-
го суда Божия (Матф. 25, 31–46, зач. 106).
А чтобы это все было запечатлено в вашей памяти и
разумении, нужно больше читать св. книги, а особо
новый завет, св. псалтырь и жития святых. Нужно не
только стараться всемерно усердно их читать и слу-
шать, но нужно научиться и исполнять указанное во
св. книгах. Ибо тот блажен, кто слушает слово Божие

–124–
В качестве иллюстрации «Духовного завещания» использо-
вана машинописная копия, хранящаяся в семье Георгия Си-
дорова — правнука Андрея Ивановича Королева. Экземпляр
оформлен дополнительной обложкой с рукописной подпи-
сью, а тетрадные страницы прошиты вручную по всей длине.
Заявка на чудо: история с букетом роз
в Митрополии РПСЦ.
и соблюдает его, т.е. исполняет, что написано (Лука
11, 28, зач. 58).
Не зря же св. Иоанн Златоустый заповедал ежеднев-
но читать Новый завет» и псалтырь. Св. Евангелие
очищает душу (Творение его, т.1, стр. 80), а чтение и
пение псалмов окрыляет ум и возвышает душу (т. 5,
стр. 230), особо пение псалмов 140, 141, и 35, и 118 и
других, которые пели все християне всегда, а особо
по воскресным дням (т. 5, стр. 476—782, 151), пели
псалмы и за трапезой и на буднях, в свободные ми-
нуты.
Слезно умоляю и сердечно завещаю Вам, твердо и
неизменно соблюдайте святую правую веру нашу,
ибо она есть правая и истинная. Счастливые вы,
что пребываете в ней, как и апостол нам заповедал,
говоря: «Бодрствуйте, стойте в вере, мужайтеся, ут-
верждайтеся, вся Вам любовию да бывает» (1 Кор.
16, 13–14), — но не забывайте, что при истинной и
правой вере нужны и добрые дела, ибо вера без до-
брых дел мертва (Ияков 2, 20). Помните, дорогие,
что мы веруем во Св. Соборную и Апостольскую
Церковь, Церковь Христову, и пребываем в той
правой старой вере, в которой были св. угодники
Божии, почему нас в отличие от других и называ-
ют староверами. И мы содержим те св. предания и
старые обряды, в каковых пребывали все угодники
Божии нашей страны. Вот поэтому нас и называют
старообрядцами. Наши предки за нашу св. старую
веру и за св. предания и старые обряды терпели не-
исчислимые гонения, и тысячи их были замучены,
и пролили свою св. кровь за правоверие Христовой
Церкви и сподобились быть причисленными к лику
святых угодников Божиих освященными соборами
нашей св. Христовой Церкви.
Об этом ясно указано и в календарях наших 1946 и
1949 г.

–125–
Слезно умоляю, прошу и даю отеческое мое заве-
щание, чтобы в каждой семье был мир и любовь.
Чтобы дети почитали родителей своих, сознавая,
что если кто хочет быть счастливым и во благопо-
лучии, то почитай отца и мать свою, как и говорит 5
заповедь Божия. А родители — не раздражайте чад
своих. Основание на это — смотрите книги пре-
мудрости и притчи Соломоновы и кн. Исуса Сына
Сирахова. Прочитайте их со вниманием, а также и
другие св. книги.
Мужья и жены, строго и нерушимо соблюдайте су-
пружескую верность. Никто не позволяйте жить без
венчания, ибо жизнь без венчания есть блудническое
смешение. Вдовцы и вдовицы, живите в целомудрии.
Св. Амвросий Медиоланский говорит: «Кто соблю-
дет себя в целомудрии до брака, получает от Бога
особую награду — венец. Кто, живя в супружестве,
не нарушал верности, также получает особую награ-
ду — венец. Кто остался во вдовстве и соблюдет себя
в целомудрии, получает особую награду — венец, а
особо награждаются от Бога те лица, которые пребы-
вают всю жизнь в девстве и целомудрии» (1 Коринф.
7, 8–26, 32–38).
Старайтесь, чтобы в детях ваших не было ссор, зло-
бы, лжи, клеветы, сквернословия, пьянства и татьбы,
зависти и мщения и других т.п. всяких грехов: да не
зайдет солнце во гневе вашем. Всегда прощайте друг
друга, а особо на ночь нужно всегда прощаться.
Не забывайте праздничных и воскресных дней (вы-
ходных), в них непременно нужно приходить на об-
щую церковную службу — Всенощную и Литургию. В
церкви Божией стойте со страхом и в особом благо-
говении, без разговоров, как на небе. Без окончания
службы не уходите из св. храма. На подаяние во св.
храм и бедным не скупитесь. А дома ежедневно всег-
да молитесь утром, и на сон, и днем, а также перед

–126–
пищею и после пищи, как указано во св. книгах (про-
читайте в календарях за 1946 и 1948 гг.).
Молитвы совершайте не спеша, с особым благого-
вением, а тем более старайтесь истово, не спеша со-
вершать крестное знамение и поклоны. Крестное
знамение совершайте двуперстно, как установлено
Христовой Церковью. Приучите себя, чтобы рука
ваша совершала истово крестное знамение, не спеша,
с молитвами и чтобы сердце ваше и ум были объе-
динены мыслью молитв и благоговейным чувством
к Богу и его св. угодникам, ибо молитвы есть святая
беседа с Богом и его святыми; молитва есть возноше-
ние ума и сердца к Богу.
Не забывайте в молитве: пред кем стоим? Кому кла-
няемся? О чем молимся? Сознавая себя смиренно,
как грешный мытарь, дабы услышана была ваша мо-
литва, пение и чтение. При молитве нужны лестовка
и подручники.
Когда-то писали предсмертное свое духовное заве-
щание преп. Ефрем Сирин (его твор., часть 7, стр.
201–220), преп. Феодора (Четь-минея, сент. 11, стр.
252) и др. лица.
Вот и я — повторяю — решил перед кончиною сво-
ею, кроме бывших моих поучений, собственноручно,
слезно написать сие предсмертное мое завещание
и прошу за это: не зазрите мя многогрешного. Мое
предсмертное духовное завещание есть искренний
призыв всех ко спасению души, призыв к Богу, при-
зыв к небу, призыв к небесным обителям.
Осмеливаюсь обратиться к вам, дорогие святители
Божии и все священнослужители, иночествующие и
церковнослужители. Вы хотя и сами хорошо знаете
пути спасения, но я слезно и смиренно, по-братски
обращаюсь к Вам и умоляю Вас о спасении души,
слезно взываю к Вам: спаситеся со престольницы

–127–
святительства моего, спаситеся все. Прославьте жиз-
нию вашею нашего Всевышнего Бога и св. церковь.
Спаситеся св. храмы Божии моея епархии и все наши
св. храмы нашей св. Христовой Церкви. Спаситеся и
св. трапезы и жертвенники Божии, на них же аз ока-
янный многи молитвы сотворях и бескровные жерт-
вы приносих. Спаситеся престолы Божии и св. Ал-
тари Бога Вышнего, чтобы бескровная жертва была
вовеки до второго пришествия Твоего, Христе.
Слезно прошу и умоляю Вас и призываю, спаситеся
все иереи Божии и дияконы церкви моея епархии и
всея св. церкви и всея соборные церкви. Спаситеся
клирицы, чтецы, и певцы и певицы, и весь священни-
ческий и церковный чин, с плачем пророка Иеремия
умоляю всех вас, дабы в лице каждого и каждой из
вас видеть членов ангелов среднего чина Ангельско-
го хора, хора Божия, хора — вечно славящего Бога.
О! Друзи мои, свято совершайте дело вашего служе-
ния, учтите, что вы подобие имуще средних чинов
ангельских, учтите, что пение это особо святое дело,
особая святая молитва, озаряющая и возжигающая
горение християнских сердец, бывающих во св. хра-
ме, не гасите этого неоценимого света, этого Божье-
го дара, Божьего таланта, Божьей славы, усиленно
трудитесь, дабы и вам быть увенчанными от Бога
нетленными венцами, вечной славы Божьей. Пойте,
пойте Богу, пойте разумно, пойте, чтобы пение ваше
было угодно и Богу и Его святым.
Спаситеся духовные мои чада, сыны и дщери, ус-
лышьте последний мой отеческий глас, старческий
вопль, голос особо пламенно любящего вас духовно-
го отца. Моя болезнь и забота о вас больше, чем плот-
ского отца о детях своих, ибо Бог за вашу погибель
взыщет от крови моея, как говорит пророк Иезеки-
иль. О горе мне, ох, увы, мне, грешному! Пророк Ие-
ремий горько плакал о согрешающих израильтянах.

–128–
А я должен больше плакать о вас, кто не слушал меня
и моих слов поучения. О, кто дает голове моей воду
и глазам моим источник слез, и плакал бы я день и
ночь о вас, дорогие чада мои, это те, которые погряз-
ли во грехах (Иерем. 9, 1).
Утешьте меня, старца, вашим послушанием, избавь-
те меня вечных наказаний, оботрите слезы плача на
очах моих вашим добрым ко мне послушанием и мо-
литвами, дабы я смело мог предстать пред Богом и
сказать: «Господи, вот я, вот и дети, сыны и дщери
мои!»
Я слезно жажду видеть в лице вас наследников и на-
следниц небесных обителей.
Спаситеся друзи мои и сродницы мои, и весь чин
дома моего, и все послужившие и служащие мне,
грешному. В лице служащих я видел более и лучше,
чем плотских детей. Неисчислимы их труды, неоце-
нимы их переживания и услуги.
О дорогие! Господь сторицею вам воздаст, а я не в си-
лах вас отблагодарить. Вечно обязан молить Бога за
вас, жажду, чтобы Господь воздал вам сторично Его
неописуемыми наградами и Его милостями в вечной
жизни.
Спаситеся все, иже во власти сущии, и все христо-
любивое воинство, ибо церковь Божия о вас прежде
всех совершает моления, прошения, благодарение за
всех человек, дабы была жизнь для всех мирная, ти-
хая и безмятежная во всяком благочестии и чистоте
(1 Тим. 2, 1–4).
Спаситеся все людие вернии и невернии, ибо и об
них молимся, как говорится: иже суть вернии да бу-
дут вернейшии, иже суть неразумивии. Ты, Господи,
вразуми их, а неверных обрати, Господи, во хритиян-
ство и на спасение.

–129–
Спаситеся все находящиеся в разных бедах и напа-
стех, в темницах, в пленениях, во оковах и во всяких
ведомых и неведомых обстоятельствах. Молю Тя, Го-
споди, о всех их, о их спасении (Мол. 17, Коф.).
Спаситеся вси иночествующие архимандриты и игу-
мены и игуменши, иноки и инокини, схимники и
схимницы, и черноризцы, и всякая дающая обеты и
имеющие послушание. Умоляю вас: неослабно труди-
теся во всяком чине и звании.
Спаситеся церковь Божия. О Господи! Молю Тя, ут-
верди Церковь Твою, укрепи, расшири, умножи,
умири и непреобориму адовыми вратами во веки со-
храни шатания языческого, от ереси спаси и всяких
распрей и раздоров. Силою Святаго Духа соблюди в
полном благоверии и чистоте веры (Помянник).
Вот мое сие предсмертное завещание о спасении всех
и самому спасену быти.
О! Любимицы мои, запомните все кратко сказанное,
и умоляю не только запомнить и выслушать, но при
всемерном стремлении стараться исполнить, дабы
быть вам во блаженстве небесных обителей.
Учтите, дорогие, что это последнее мое предсмерт-
ное слово, предсмертный наказ, предсмертное заве-
щание.
Чувствую: скоро, скоро придется мне переходить в
иную жизнь, в загробную жизнь.
Вот уже и секира при корне древа моей жизни ле-
жит… Ежеминутно ожидаю посечения, нужно спеш-
но готовить сердце мое к Богу, к переходу к Нему.
«Приидите соберитеся все во благочестии живущии
и восплачитеся о душе моей…»
Увы мне, грешному, увы мне, в страстех всю жизнь
изжившему и в бесчисленных согрешениях. При-

–130–
клоните ухо ваше, братие и сестры, и выслушайте
это последнее мое завещание. И вот скоро, скоро вы
увидите меня, без гласно и без дыхания пред вами
предлежащего. Тогда еще больше восплачитеся о мне
все братие и друзи, священнии лицы и вси инокини и
иноки, чтецы и певцы, и весь чин церковный, и знае-
мии и незнаемии.
Так как недавно, недавно, вчера и ранее, говорил вам,
поучал вас, беседовал с Вами, и вот неожиданно при-
шел час смертный, и язык мой умолк, и очи мои пере-
стали видеть, и уши не слышат, и пред вами лежу без
дыхания и без движения.
Приходите все любящии мя и лобзайте мое послед-
нее целование, уже бо к вам не прииду и не побесе-
дую. Не взойду в теле живом во св. алтарь и не взыду
на св. амвон, чтобы поучить вас. Больше не услышите
моего старческого гласа и отеческого поучения. Уже
бо к вам не прииду и не побеседую с вами.
Но вот, дорогие мои, я должен идти к Всевышнему
Судии и там дать отчет о делах своих, и там все в од-
ном чину: царь и воин, богат и нищ, все в чину рав-
ны, ко всем одинаковое отношение, а только судя по
делам — одни прославятся, а другие осудятся.
Но вот, дорогие мои, обращаюсь ко всем вам и умо-
ляю вас, особо молю, о мне помолиться, сугубо по-
молиться, да не сведуся по грехом моим в места муче-
ния, но да учинят, устроют мя праведнии Судия, где
есть постоянный свет, где нет ни болезни, ни печали,
ни воздыхания, но вечная радостная жизнь.
Не только в день погребения, но и после почаще по-
сещайте мой гроб, мою могилу и поусерднее, сугубо
помолитеся за меня.
Запишите имя мое в ваши поминания и помолитеся
дома и в церкви. А особо в Божественной Литургии
не забывайте помянуть меня.

–131–
Одна осталась моя надежда на Бога и на Его Св. угод-
ников и на ваши св. молитвы.
Много бо может молитва праведника поспешеству-
емое.
Вот особая моя к вам просьба, особое завещание —
сердечно просил и прошу вас: не забывайте меня в
ваших св. молитвах, не забудьте помянуть в проско-
мидии, и за божественной литургией, и в домашних
молитвах.
Всех прошу сугубо молиться за меня. А я за всех вас.
Да будет слава Богу во веки веков, аминь.

Ваш богомолец, СМИРЕННЫЙ


И ГРЕШНЫЙ ЕПИСКОП ГЕРОНТИЙ
Воспоминания
о владыке Геронтии
Приводим несколько цитат о св. Геронтии от тех,
кто знал его лично. Воспоминания записаны в
апреле 2015 года.

Георгий Дорофеевич Голубев, 94 года. Рогожский


прихожанин с 1920-х годов:
«Я хорошо помню владыку Геронтия: исключитель-
но жизнерадостный и светлый человек. Святой. В его
разговоре не было ни одного пасмурного слова. Свя-
тость чувствовалась во всем: не было зла ни в душе,
ни на языке.
Лицо запомнилось румяным и без морщин. При об-
щении складывалось впечатление, что он видит твою
душу и мысли: для каждого находил нужные слова,
всегда знал, что кому сказать.
У владыки был очень хороший голос. Несмотря на
непростые времена у клирошан лица всегда были ра-
достные и светлые. Все чувствовали ответственность
за свое пение, всегда с уважением слушались его, а он
не ругался на служащих.
На лице у него всегда была улыбка, он часто до служ-
бы стоял у калитки перед храмом и всех встречал.
Люди подходили к нему под благословение, и у него
оно было особое. Когда благословлял, это в душе
оставалось. Могу точно сказать, что удачу приноси-
ли его благословения... Да, еще он сам на Рогожском
сажал огурцы, причем отлично все всходило!»

Протоиерей Алексий Михеев, иконом Московской


епархии РПСЦ:
«Моя мама пересказывала такой случай: Покровский
храм зимой не отапливался, промерзал насквозь. На

–133–
Богоявление св. Геронтий освящал воду. Приносили
ее с вечера, и наутро она была вся покрыта льдом. И
вот во время освящения на глазах у всех вода ста-
ла бурлить, как при кипении… Сейчас теща Мария
Афиногеновна Килина эту историю подтвердила.
Это настоящее чудо было».
Протоиерей Виктор Жельцов, Настоятель Покров-
ского кафедрального собора Рогожской общины:
«Меня владыка Геронтий возвел в священную сте-
пень чтеца на праздник Успения 1947 года. Тогда мне
было 15 лет.
Помню, что когда он говорил проповедь, то говорил
по существу, какой конкретно душевный недуг нуж-
но исцелять, и каким образом; приводил примеры из
Писания, из жизни. И люди плакали от его слов, про-
никающих в душу человека.
Очень заботился он о служащих. На праздники вы-
давал по 10 рублей всем стихарным. Это очень боль-
шие деньги были.
Зимой действительно все стены Покровского храма
были покрыты замерзшим конденсатом, а на празд-
ники от дыхания и свечей по ним текли ручьи воды.
Стихарные раздавали воду из купели прямо в центре
храма, и все подножие от брызг сразу покрывалось
льдом».

Зоя, 83 года, прихожанка Покровского собора:


«Моя мама была у владыки Геронтия на исповеди. О
воспитании детей он ее учил, что наказывать до кро-
ви не грех, а не как сейчас…»

Марья Максимовна, 94 года Прихожанка Покров-


ского собора:
«Владыка рассказывал о чуде, которое произошло
в годы его ссылки в ГУЛАГе: Его (владыку) побили,

–134–
избили, бросили в тюрьму мертвого. А ночью Ан-
гел-Хранитель явился и говорит: "Дедушка, тебе еще
рано умирать, ты нужен. Вставай…"»

Ирина Афиногеновна Килина, прихожанка Ли-


говской старообрядческой общины г. Санкт-
Петербурга:
«Я долго жила вместе с девицей Людмилой Алек-
сандровной Дмитриевой (упокоилась 26 декабря
2013 года в возрасте 92 лет). Она прекрасно зна-
ла владыку еще до ГУЛАГа. Всех ее женихов забра-
ли во время рейда ОГПУ после Мариина стояния
вместе с владыкой. Из сверстников уцелел только
один ее брат Борис Александрович, будущий по-
печитель Покровского храма. Его в чтецы ставил
еп. Геронтий.
Она любила вспоминать, как безмятежна и бла-
годатна была жизнь в Громовской общине Ле-
нинграда благодаря стараниям святителя Ге-
ронтия. Она всегда молилась ему как святому. В
память о страданиях близких всю жизнь она за-
ботилась о тех, кто попал в заключение. На послед-
ние деньги покупала и относила передачи всем, кто
попал в беду».

Анна Михайловна Помухина, 88 лет, г. Боровск:


«После войны, когда мне было лет 15, мы поехали
учиться в Москву. Жили холодно-голодно, в комму-
налках, как и большинство в те годы. Денег не было,
но каждое воскресенье мы пешком ходили на Рогож-
ское — во многом ради того, чтобы послушать про-
поведи владыки Геронтия».

Мариничева (Оленева) Галина Александровна


(1923—1993) из книги воспоминаний «История
Рогожского поселка — центра старообрядчества».

–135–
Активная прихожанка и клирошанка Покровского
собора на Рогожском. С 1944 года, по приглашению
епископа Геронтия, трудилась в канцелярии архие-
пископии:
«Особенно оживилась жизнь в Покровском храме с
появлением епископа Геронтия, вернувшегося с де-
сятилетнего заключения и прибывшего в Москву в
1943 году…
Владыка Геронтий, епископ г. Ленинграда, любимец
всей епархии и особенно молодежи. Это какой-то со-
вершенно неиссякаемый бурный источник энергии,
умевший привлекать, объединять и вдохновлять ве-
рующих, а особенно молодежь! <...>
…Служба закончилась. И вот Владыка выходит
на амвон, к народу. В руках никаких записок, глаза
устремлены в народ. И вот полилась речь, живая,
идущая прямо от сердца и потому попадающая пря-
мо в сердце. Я стояла, как зачарованная. Из моего по-
коления никто и никогда не слыхал таких речей. А он
говорил и говорил — просто, доходчиво, понятно и
интеллигенту, и простой работнице.
Сначала рассказывал о сущности прочитанного вос-
кресного Евангелия и о жизни святых, память ко-
торых праздновалась в этот день… Далее Владыка
Геронтий говорил о сущности Церкви как молитвен-
ного единения христиан, о необходимости пребы-
вания верующих в лоне Св. Церкви, о непременном
участии в Ее богослужениях и неуклонном исполне-
нии Ее Св. таинств и законоположений…
Много говорил о церковном благочинии, о достой-
ном поведении молящихся в храме, а особенно о не-
допустимости во время богослужений посторонних
разговоров.
— Посмотрите при входе на паперть Покровского
собора, — говорил он, — на изображение Ангела с

–136–
хартией в руках с надписью: «Како не упадет огнь с
небесе и не попалит глаголющих в Церкви…»
Затем он перешел к конкретным, самым, казалось бы
обыденным житейским вопросам, но они глубоко
касались совести каждого отдельного человека в его
повседневной жизни:
— Вот вы пришли во Св. Храм… А с чистым ли серд-
цем? Родители и дети, в мире ли вы живете между со-
бой? <...> Обращаюсь ко всем, дорогие мои чада, если
вы пришли в храм кого-то обидев и после этого не
простились друг с другом, то знайте, что… молитва
ваша не будет услышана…»
После многих строгих обличений, внушений, объяс-
нений он ободрял… не отчаиваться, а… принести в
них чистосердечное покаяние…
— Бог не хочет смерти грешнику, — говорил он, — и
еще в древности через своих пророков призвал к по-
каянию…
С каждым праздником, с каждым воскресным днем
молящихся прибывало все больше, причем увеличи-
валось число присоединяющихся к нашей Св. Церк-
ви от инославных вероисповеданий. Так было велико
влияние проповедей епископа Геронтия…
Владыка Геронтий привлекал к себе молящихся и
своей сердечной простотой, доступностью и беско-
нечной щедростью своей любви к людям. Несмотря
на усталость после длительной службы, он с готов-
ностью и любовью останавливался с каждым из же-
лающих получить от него благословение, совет или
напутствие…
…Епископ Геронтий… внимательно следил за пе-
нием, направляя его по-старинному классически
старообрядческому руслу. Если он замечал какое-то
отклонение, например, непозволительную втору в

–137–
унисонном пении, он незамедлительно давал стро-
гое замечание нарушителю, и пение исправлялось.
Очень трогательно было личное внимание Епископа
Геронтия к певцам. Если кто-то на воскресной или
праздничной службе отсутствовал, он немедленно
справлялся у родных или по телефону, по какой при-
чине певец не пришел к службе, и соответственно ре-
агировал…»
Протоиерей Евгений Чунин, настоятель Покров-
ского храма г. Ржева, автор доклада о епископе
Геронтии в ходе подготовки материалов по его по
проставлению его в лике святых:
«Поистине уникальными надо признать воспомина-
ния св. Геронтия о годах, проведенных им в сталин-
ских лагерях, «Десятилетии вне свободы». Эти под-
робные воспоминания были написаны владыкой в
конце 40-х — тогда, когда люди боялись даже шепо-
том упоминать о подобном…
С 1945 по 1949 г. епископ Геронтий руководит из-
данием старообрядческого церковного календаря,
который в этот период, а особенно с 1946 года, ста-
новится богатым, ярким и очень ценным для после-
военных христиан.
После войны владыка продолжает активно пропо-
ведовать. Он никогда не писал заранее текстов сво-
их проповедей — он просто решал для себя, о чем он
будет говорить сегодня. Речь его лилась, как вода из
целебного источника, орошая живительной влагой
изсохшие от палящего зноя людские души. О чем бы
он ни говорил — он всегда говорил конкретно и ис-
кренне, стараясь простыми словами и ясными при-
мерами убедить слушателей в тех или иных важных
предметах.
За 7 лет его служения при Покровском кафедраль-
ном соборе в Москве слушать проповеди владыки

–138–
Геронтия приходили и приезжали из разных мест —
и люди с образованием, и неграмотные, и инакове-
рующие, и сомневающиеся — и каждый находил в
его словах важное именно для себя. В памяти людей
даже и сейчас хранятся некоторые сюжеты его про-
поведей, услышанных ими в детстве.
В момент усиления болезни, в октябре 1950 года, епи-
скоп Геронтий составляет, а потом собственноручно
редактирует текст своего Духовного завещания. Этот
потрясающий документ может быть назван апофео-
зом пастырской деятельности епископа Геронтия —
он вобрал в себя всю силу, весь пафос епископа Ге-
ронтия — как архипастыря и проповедника. Текст
завещания хранили, переписывали и передавали
друг другу, как великую реликвию; знакомство с этим
документом пробудило к духовной жизни многие за-
блудшие или охладевшие души. Над строками его
Духовного завещания плакали многие, кому удава-
лось его читать.
В самом конце ХХ века этот документ неожиданно
привлек внимание ученых — как своеобразный со-
временный памятник древнерусской литературы! В
одном из докладов, прозвучавших на ежегодных Ма-
лышевских чтениях в Институте Русской литерату-
ры в Петербурге, д. фил. н. Н.В. Понырко провела на-
учное сопоставление Духовного завещания епископа
Геронтия с аналогичным документом, памятником
XII века — завещанием известного архипастыря
Древней Руси, епископа Кирила Туровского! И эти
два документы оказались весьма близки не только по
духу, но даже и по языку.
В мае 1951 года в Покровском кафедральном соборе
на Рогожском кладбище состоялось торжественное
чествование епископа Геронтия — по случаю 45-ле-
тия его служения в священном сане. Были опасения,
что он не сможет придти в храм, но он, укрепляемый

–139–
силою Божией, смог, и присутствовал за богослуже-
нием. По окончании литургии сам высокопреосвя-
щеннейший Иринарх, архиепископ Московский и
всея Руси, торжественно поздравил своего помощни-
ка, преосвященного епископа Геронтия, сказав слово,
которое является прижизненной оценкой итогов де-
ятельности епископа Геронтия. Оценкой тем более
значимой, что прозвучала она из уст Предстоятеля
старообрядческой Церкви.
Епископу Геронтию суждено было всего лишь на
неделю пережить этот свой юбилей. Он упокоился
7 июня 1951 г., и погребен на архиерейских могилах
Рогожского кладбища.
Ныне главная часть наследия епископа Геронтия хра-
нится в Москве в составе двух архивных фондов Ар-
хива старообрядческой Митрополии, общий объем
которых составляет более 2000 единиц хранения.
Его мемуары важны для нас, как документы по цер-
ковной истории, а его отчеты о поездках ныне со-
ставляют яркую летопись церковной жизни послево-
енного времени. Но еще большая, наверное, часть его
произведений, в первую очередь — эпистолярного
жанра, должна быть признана утерянной, ибо мно-
гие его письма были написаны им собственноруч-
но — без черновика или копии. И только счастливые
случайности разного рода возвращают нам некото-
рые экземпляры из тысяч разлетевшихся по просто-
рам России его архипастырских автографов».

Святителю Христов Геронтие, моли Бога о нас!


Грамота поставления во чтеца1

Дубликат.
МИЛОСТИЮ БОЖИЮ
Смиренный Геронтий епископ Старообрядческий
По благодати, дару и власти всесвятаго и животворя-
щаго Духа, данней нам от самого великаго архиерея,
Господа нашего Исуса Христа, через святыя и свя-
щенныя его апостолы и их наместники и приемники,
благоговейнаго сего отрока Бориса Александровича
Дмитриева г. Петрограда (ныне Ленинграда) досто-
верными о нем свидетельствы уверившеся и изве-
стившеся от отца его духовного Протоиерея Василия
Космачева по обычаю и чину святыя апостольския
церкви, нашим рукоположением поставихом его в
чтеца церкви Покрова пресвятыя Богородицы служи-
ти ему со страхом бижиим, вся приличная чтецу слу-
жения, по уставу и чину святыя древлеправославныя
церкви. Должен же он, чтец Б – о – р – и – с – ъ пови-
1 Материалы «Грамота поставления во чтеца» и «Выпи-
ска интервью с епископом Геронтием из журнала "Огонек"» пе-
реданы Килиной И.А. из архива Дмитриевой Л.А. , сестры чтеца
Бориса Дмитриева, г. Санкт-Петербург.

–141–
новатися иерею своему, споспешествуя и труждаяся
во всем во благое: Служение же чтеца; да чтет пред
народом, по повелению священника, божественная
писания, сиречь пророков и апостолов священная
словеса, посреде стоя, сказывает прокимны и Бог
Господь, и во олтарь входит, яко олтаря служитель;
вжигает свещи и кадило приносит иерею и предходит
со свещею пред святыми дарами, и просфиры и воду
и теплоту подает ему; благоукрашает храм и при-
служивает во всем прочем, и кратко сказать: он есть
служитель божественных деиствий в храме. Посему
и должен есть с благоговением вся творити и знати,
что он служит Богу с близкими к нему и со святы-
ми, и входить во св. олтарь, идеже пребывают ангели
/ блаж. Симеон солун. гл. 160/. И сего ради, должен
он вседушно прилежати божественнаго писания,
чтению и вниманию, присно, т.е. всегда обучая себя
ко благочестию и целомудрию ко спасению души; и
быти честну, не пиянице, не сварливу, но кротку, не
завистливу, не сребролюбцу, ни в чем же дающе пре-
тыкания и соблазна, да служение безпорочно будет,
и во всем предоставляя образ, т.е. образец, благих
добрых дел. И от церкви, к ней же поставлен, инамо
без нашего благословения не отходити. Аще же нач-
нет безстрашно жити, или что неприличная клирику
творити, упиватися, или кощунствовати, или инако
безчинствовати, или о церкви и о служении своем не
радети, запрещение причетничества приимет.
Известнаго ради свидетельства и дана ему от нас за
подписом нашим и печатию сея грамота. От Адама
лета 7439, в лето от Рождества Христово 1931 г. меся-
ца в день
Подпись епископа —
Смиренный Геронтий епископ Старообрядч.
Ленинградский и Тверской.
Выписка интервью
с епископом Геронтием
из журнала «Огонек»

№14 Суббота 31 марта (13 апреля 1912 г.) — еже-


недельный художественно-литературный журнал
«Огонек».
Как живет новопосвященный старообрядческий
епископ петроградский Геронтий.
(со специальных снимков для Огонька г. Козлова)
Старообрядческий епископ Геронтий временно про-
живает в Чубыкинской богадельне у Московской за-
ставы.
Владыка занимает одну скромно меблированную
комнату, да и весь уклад жизни старообрядческого
святителя поражает своею иноческою простотою.
Небольшого роста, довольно нестарый человек, с
открытым русским лицом, обрамленным светлыми
вьющимися волосами, владыко производит неотраз-

–143–
имое впечатление своею безыскусственною и убеж-
денною речью.
По уставу церковному, епископы в частной жизни
должны избегать блеска и роскоши. Двери мои всегда
открыты для всех, имеющих ко мне дело приходящих
со своими горестями и нуждами.
Вас удивляет, что я такой молодой, а уже епископ.
Правила церковныя тому не препятствуют. Родился
я в 1877 г. в Золотилове, Костромской губ. Мой отец
старообрядческий священник. Четыре года тому на-
зад жена умерла, оставив мне сына Геннадия. Сыну
теперь сем лет, он воспитывается в Стрельникове, где
я шесть лет священствовал.
В прошлом году 25 августа, собор избрал меня в епи-
скопы. С этого дня наложил я на себя искус, стал со-
блюдать иноческие уставы и законы, отказался от
мяса, от вина, от чая и сладкой пищи. В иноки по-
стрижен [во] имя Геронтия, в миру же звали меня
Григорием Ивановичем Лакомкиным.
Интересует вас, как проходит мой день?
Стараюсь жить, как в законе указано. Епископ — та-
кой же деятель, как и всякий другой верующий, толь-
ко закон велит ему, не щадя сил, служить народу и
быть близким к пастве.
Встаю рано, чтобы к утру исполнить иноческое прави-
ло, все молитвы и поклоны. Одеваюсь, как видите, без
пышности. Ни днем, ни ночью не снимаю камилавки,
только днем ношу большую, круглую, а на сон гряду-
щий надеваю маленькую, остроконечную. Поверх под-
рясника ношу старинного образца малую мантию —
большую епископы наши носят только в храме.
Пищу принимаю по уставу, смотря какой день: в
понедельник, в среду и пятницу — постную. В дни,
когда полагается два раза принимать пищу, обедаю

–144–
в 11, а ужинаю в 6 часов; если же положено есть
только один раз в сутки, обедаю в три часа дня по-
сле правила. Вместо чаю — отварную воду с медом.
Ведь я — монах, простой инок, первая моя задача —
воздержание.
Целый день теперь приходится работать, — много в
епархии накопилось всяких дел. Письмоводителя у
меня нету, приходится самому писать бумаги.
На Пасхе начну объезд епархии по уставу, епископ
обязан хотя бы один раз в год посетить все приходы.
Сейчас же в Петроградской епархии 17 священников,
да еще скоро придется открыть несколько приходов.
Скромно, без языческой пышности, совершают объ-
езды старообрядческие епископы. Дороже пышно-
сти нам сердечное отношение паствы. Без слез редкая
встреча епископа с пасомыми обходится.
Еп. Геронтий в омофоре и фелони, а не в саккосе,
усвоенном архиереями церкви православной. За
практикою старообрядческой церкви преимущество
древности.
Чудеса
К чудесам можно относиться по-разному, да и чудо
чуду рознь. Сегодня мириады информационных ис-
точников взывают к нашему с вами чувству веры, не-
редко злоупотребляя наивностью и доверчивостью.
Где-то на слово поверишь новости с другого края
Земли, где-то доверишься очередному политику, экс-
перту или журналисту, — и вот уже в сердце не оста-
лось места истинной вере и молитве…
Ниже мы коротко расскажем о нескольких приме-
чательных фактах, связанных с изданием данной
книги   — «Народном житии» святителя Геронтия.
Описываемые ситуации показались нам настолько
симптоматичными, что мы не поленились их опи-
сать. Считать ли это чудесами — Бог весть, решайте
сами.

Народное почитание
В общем случае для причисления кого-либо к лику
православных святых требуется совокупность трех
составляющих: подобающее житие, обретение мо-
щей в нетлении, народное почитание и/или наличие
чудес, связанных с именем святого. Как известно, Ос-
вященный Собор РПСЦ 2012 года, исследовав житие
и материалы о почитании, счел возможным просла-
вить епископа Геронтия в лике святых.
О том, что среди старообрядцев жива память о свя-
том, мы знали с самого начала: еще до появления
идеи об издании книги. Несмотря на многочислен-
ные информационные омуты, пожирающие память и
внимание наших людей, многие хранили воспомина-
ния о добром пастыре и молились ему как минимум
в домашнем правиле.

–146–
Стучите и вам откроют
Объявив о желании издать «Народное житие» исклю-
чительно на частные пожертвования, редакция сайта
«Старообрядческая Мысль» решила пойти дальше и
проверить, имеются ли за словами о почитании свя-
того реальные дела. Предварительный расчет пока-
зал, что затраты на издание двух тысяч экземпляров
составят около 100 тысяч рублей.
На сайте STAROVE.RU был объявлен сбор средств с
обращением к сотне потенциальных добровольцев
пожертвовать по тысяче рублей одним из предло-
женных способов. И что же?!
К моменту наступления крайнего срока сдачи маке-
та в печать откликнулось более 80 человек. На счет
редакции поступило 65 тысяч рублей, при этом сред-
ний размер пожертвования составил 820 рублей. Еще
было три крупных пожертвования по 5 000, а также
гарантия, в случае необходимости, внести 20 тысяч
от одного из активных читателей сайта.
Таким образом, сумма набралась точно в соответ-
ствии с потребностью, что если и не является чудом,
то для понимающих толк в сборе благотворительной
помощи в общем-то оказалось фактом примечатель-
ным. Спаси Христос всех поучаствовавших! Святи-
тель Геронтий благоволит милующим и питающим.

Труд во славу Божию


Издание книги о св. Геронтии для авторов виртуаль-
ного СМИ стало первым подобным проектом, если
не считать брошюр «Вы зашли в храм» и «Деловые
предложения старообрядцев». Денег на верстку бюд-
жетом предусмотрено не было, поэтому опять при-
шлось задействовать добровольцев с опытом подоб-

–147–
ной работы. И снова с Божьей помощью поступил
отклик от пятерых наших прихожан, которые, не сго-
вариваясь, выбрали различные задачи: создание ма-
кета, верстку, дизайн обложки, оформление цветных
вкладок, создание авторских иллюстраций и т.д.
Конечно, по глобальности это чудо уступает истории
с манной небесной в буквальном смысле, но по опыту
других подобных инициатив можно с уверенностью
сказать: в наше время сплотить людей к созиданию
на подобных условиях практически невозможно.
Спаси Христос всех потрудившихся! Святитель Ге-
ронтий благоволит труждающимся и служащим во
славу Божию.

Точно в срок
Третьей серьезной заявкой на чудо стало преодоле-
ние временных и географических преград. Активная
фаза издательских работ началась с первой декады
апреля, а успеть надо было к празднику Недели свв.
Жен-Мироносиц 29 числа того же месяца.
Сроки сдачи отодвигались раз за разом. На печать
книги типография просила неделю плюс неопреде-
ленное число дней на доставку тиража из Пермского
края в Москву.
Очень быстро контролируемые задержки переросли
в экстренные срывы, и вот уже идет неделя, закан-
чивающаяся искомой ярмаркой на Рогожском. Если
кто-то представляет себе процесс печати, то должен
понять, как таяли наши надежды: итоговый макет
был выслан в типографию в лишь среду вечером…
Просить уложиться с печатью в один день было даже
неудобно. Тем не менее, чудо было и тут: явно не без по-
мощи Божией к 22:00 пятницы были готовы сигнальные
226 экземпляров… И тут началось самое интересное…

–148–
Телепортация грузов
Верещагинская старообрядческая типография «Пе-
чатник» давно известна подвижническими трудами
во славу Божию, однако на этот раз даже частные
экспедиторские компании отказались брать груз с
доставкой в течение субботы: путь из Перми в Мо-
скву по нормативам — не менее 22 часов. А тут еще и
нерабочий день…
Короче говоря, Господь благоволил: пермский во-
дитель в ущерб сну и отдыху проделал весь путь за
10 (!) часов и приехал на Рогожское аккурат перед
воскресным Крестным ходом. Радость и ликование
наши были неописуемы: весь день мы раздавали кни-
ги во славу Божию гостям праздника и клирошанам
на вечере духовных песнопений. К слову, хватило
тютельку в тютельку: держу в руках действительно
последний экземпляр из указанной серии. Не даром
про себя все время повторял молитву святителю, от-
казавшись положиться на традиционные способы
мирского достижения целей… Святитель Геронтий
благоволит всем в путех шествующим.

Возращение к жизни
8 мая 2015 года дьякон Василий Андроников в сопро-
вождении Олега Хохлова, редактора «Народного жи-
тия», условились вручить высокопреосвященнейше-
му митрополиту Корнилию московскому и всея Руси
первую икону святителя Геронтия и сигнальный эк-
земпляр книги — на ознакомление.
Встреча проходила в приемной митрополита, где ча-
сто на столе стоят живые цветы. В ожидании влады-
ки мы прислонили новописаную икону к вазе с белы-
ми розами.

–149–
Завершив свои дела с митрополитом, мы направи-
лись к выходу, как вдруг услышали обрывок необыч-
ного диалога владыки с дежурным. Студент учили-
ща извиняющимся голосом отвечал, что еще утром
собирался заменить увядшие цветы, но не успел, а
митрополит Корнилий, наоборот, говорил, что розу
надо отнести в сад.
Вернувшись к столу, мы не поверили своим глазам: за
иконой святителя одна из девяти роз воспряла и про-
росла! На радостях мы сделали несколько снимков,
которые приведены в данной книге.
Можно ли считать этот случай чудом от иконы? Бог
весть, но с уверенностью можно свидетельствовать,
что до нашего визита этого никто не видел. Могла ли
роза из вазы дать столь длинный побег за полчаса?
На все воля Божия! Ведь даже этому случаю мы мог-
ли бы не придать внимания, учитывая суетный ритм
нашей жизни, но все же добавили ее в избранные
рассказы в память о нашем святом…
Спаси Христос всех, кто принял участие в на-
ших инициативах. Паки паки обращаемся ко всем
не оставаться безучастными к добрым делам. По
мере сил мы публикуем наши инициативы на сайте
«Старообрядческая Мысль» — STAROVE.RU. Свя-
заться с нами можно по e-mail mstarover@pisem.net,
телефон редакции +7 (903) 596-58-82. Номер карты
сбербанка для пожертвований 4276 8380 9662 4871
(Олег Хохлов).
Содержание
Предисловие ..........................................................................3
От редактора..........................................................................4
Обращение к читателю .........................................................6
Десятилетие вне свободы.
Автобиографический очерк св. Геронтия о десяти
годах трудов, испытаний и духовных подвигов
60-летнего епископа в ГУЛАГе .......................................... 9
Краткая биография святителя Геронтия ................40
Жизнь в рассказах от первого лица.
Подробные воспоминания об истории семьи,
страны и Церкви, написанные св. Геронтием
в назидание потомкам ........................................................44
Родословие Лакомкиных ..........................................45
Истории семейного предания ..................................52
Армейские испытания святителя Геронтия ............63
О жизни начала XX века ...........................................71
Пусть пастырский .....................................................75
Епископство святителя Геронтия ............................97
Семейные истории: нравы, судьбы, утраты..........102
Архипастырское приветствие со днем Ангела.
Разъяснение о роли, которую Ангел-хранитель
играет в жизни человека и как следует
поступать, чтобы не прогневать Господа .................... 110
Поучение новобрачным, по совершени[и] брака.
Собственноручно написанное напутствие
молодоженам, вступившим в законный брак,
с пояснением символизма венчания............................... 115
Духовное завещание.
Обращение еп. Геронтия к чадам Церкви,
подготовленное святителем в 1950 году
в ожидании близкой кончины ....................................... 122

–151–
Воспоминания о владыке Геронтии........................133
Грамота поставления во чтеца .............................. 141
Выписка интервью с епископом Геронтием
из журнала «Огонек» ..................................................143
Чудеса ...............................................................................146
Св.ГЕРОНТИЙ(
Лак
омк
ин)