Вы находитесь на странице: 1из 4

Андрей Онистрат потерял банк

Национальный кредит из-за


отмывания грязных денег и
финансирования терроризма.
Расследование
 07 июня 2015 г., 23:31       Просмотров: 5245
 Комментарии: 0

Нацбанк признал «Банк Национальный кредит»


неплатежеспособным сразу после того, как его совладелец
Андрей Онистрат заявил о такой угрозе.
Основная мотивация регулятора: в Нацкредите существовала
неудовлетворительная система управления рисками легализации
преступных доходов и финансирования терроризма в Украине.
Неоперабельный банк
Андрей Онистрат, совладелец «Банка Национальный кредит» из группы
средних, оказался первым и пока единственным банкиром, который
попытался предупредить общественность о неплатежеспособности
своего банка до официального введения временной администрации. 5
июня 2015 года около 15:00 Андрей Онистрат заявил журналистам, что
со дня на день ожидает введения в банк временной администрации.
Свой прогноз он пояснил потерей учреждением платежеспособности
якобы из-за принятого 30 апреля НБУ постановления № 300/БТ, которое
полностью парализовало работу банка. Ему, в частности, запретили
выдавать кредиты, проводить операции с ценными бумагами,
инсайдерами и акционерами, проводить замену залогов, привлекать
вклады.
Ограничения НБУ стали следствием плановой выездной проверки банка
на предмет выполнения законодательства в сфере финансового
мониторинга.
Грязные деньги
Источники Национального бюро расследований Украины в НБУ еще
месяц назад сообщили, что Нацкредит подозревается в «отмывании
денег» как один из крупнейших конвертационных центров. В
постановлении № 300/БТ указано, что проверяющие выявили в
Нацкредите отсутствие действенной методики управления рисками
легализации преступных доходов/финансирования терроризма; плохое
управление этими рисками и неудовлетворительный уровень
соблюдения сотрудниками банка обязательного финансового
мониторинга клиентов. В частности, Нацкредит не зафиксировал по
правилам финмониторинга зачисление в марте 197 тыс. грн на счет
клиента-физлица с высоким риском, а также снятие агрокомпанией 150
тыс. грн с текущего счета в течение трех дней. Регулятор напомнил, что
уже были случаи, когда банк не в полном объеме следовал правилам, за
что в 2014 году был оштрафован на 68 тыс. грн, а его председатель
Игорь Клименко – на 1,7 тыс. грн.
Среди фактов рисковой деятельности, угрожающих интересам
вкладчиков Нацкредита, назван рост просроченных кредитов до 344,3
млн грн, большой объем негативно классифицируемых активов – 264,2
млн грн (9% активов), низкое покрытие резервами банковских операций –
102,1 млн грн (38,7% проблемных активов) и покрытие кредитов на 63%
низколиквидными залогами. Но банк, в отличие от других игроков, не был
постоянным просителем в НБУ. В 2014—2015 годах он всего один раз
получал рефинансирование на срок свыше 30 дней – лишь на 4,7 млн
грн.
Нацкредит Онистрата не смог согласовать с НБУ план оздоровления,
хотя 28 апреля собрание акционеров решило увеличить капитал на 160
млн грн (+76,8%). На период отнесения банка к категории проблемных –
на 180 дней – НБУ назначил в него куратора и помощника. «План
финансового оздоровления не выполнялся. Финансовое состояние банка
ухудшилось. Из-за отсутствия средств банк своевременно и в полном
объеме не выполнял законные требования кредиторов», – объясняется в
сообщении НБУ причина признания банка неплатежеспособным.
Онистрат считает сфабрикованными претензии в обналичивании и
финансировании терроризма. «Когда проходила проверка, они увидели,
что весь кэш снимался через ПриватБанк и Сбербанк России, а у меня
ничего не снималось», – оправдывается махинатор.
История неуспеха
Андрей Онистрат изначально был известен как управляющий киевской
областной дирекции Укрсоцбанка. В январе 2009 года он стал первым
запредом правления Партнер-банка и заявил о намерении получить 50%
его капитала. Однако 31 августа он неожиданно вошел в капитал «Банка
Национальный кредит», выкупив акции на 28 млн грн. Этот банк стал
жертвой кризиса: ранее он принадлежал Проминвестбанку, и временный
администратор искал ему нового владельца. Андрей Онистрат завладел
48,2% его акций, пообещав увеличивать долю. К началу 2011 года он ее
довел до 66,7%, но в течение года она упала до 57,1%, а к началу 2013-
го – до 53,2%. К 22 января 2015 года, согласно данным НБУ, Андрей
Онистрат уменьшил свою долю уже до 30,4%. Больше у банка нет
владельцев свыше 10% акций, хотя еще на 1 апреля 2014 года 16,1%
акций «Банка Нацкредит» принадлежали российского мафиози Игорю
Бобневу – бизнес-партнеру Онистрата по девелоперскому бизнесу.
Весной 2013 года господин Онистрат заявил, что хочет купить
небольшой банк с иностранным капиталом. «Когда все выходят из
бизнеса, я хочу заходить», – говорил он. Этот тезис – о готовности купить
еще один банк – Андрей Онистрат повторял регулярно для пиара
последующие два года. Например, Нацкредит провел безуспешные
переговоры с Intesa Sanpaolo о покупке Правэкс-банка.
Мне надоела Украина
5 июня 2015 года утром первый зампред НБУ Александр Писарук
отказался комментировать журналистам ситуацию в Нацкредите, дав
понять, что решение еще не принято. По данным источника в НБУ, ввод
администрации планировался на 12 июня.
Но около полудня в НБУ узнали о готовящейся пресс-конференции
Андрея Онистрата. После ее завершения и появления первых
неправдивых публичных заявлений господина Онистрата решение о
признании банка неплатежеспособным опубликовал Нацбанк. Впрочем,
сообщение в ленте новостей на сайте НБУ сначала было датировано 3
июня, но через несколько минут дата публикации была изменена на 5
июня. Именно 3 июня совладелец Нацкредита узнал, что его банк
готовят к администратору.
Во время общения Андрея Онистрата с журналистами к нему пытался
дозвониться глава Фонда гарантирования вкладов физлиц Константин
Ворушилин. Формально временная администрация в банк может быть
введена только на следующий день. «Фонд вводит администратора на
следующий рабочий день после того, как НБУ признает банк
неплатежеспособным, – пояснил журналистам высокопоставленный
источник в Фонде. – Значит, введем в понедельник».
«Банк Национальный кредит», который на 1 апреля занимал 47-е место
по активам (2,85 млрд грн), имел депозитный портфель физических лиц
на 1,22 млрд грн. К 29 апреля этот портфель составил 1,16 млрд грн –
43,9% всех обязательств банка. НБУ даже обвинял банк в привлечении
вкладов по средневзвешенной ставке 23,1% годовых, что выше средних
по рынку 20,52%. Банк обслуживал около 80 тыс. клиентов, из которых 70
тыс. – физлица. По оценке Андрея Онистрата, порядка 200 млн грн
средств физлица не получат, поскольку они превышают
гарантированные 200 тыс. грн.
Прекращает существование и крупная сеть платежных терминалов
«Банк 24 Национальный кредит». Сеть была завязана на банке, а теперь
разделена между несколькими покупателями. «Мне пришлось отдать
большую часть терминалов за долги», – рассказал байку Андрей
Онистрат. Свои перспективы он оценивает скептически: «В результате
банкротства банка у меня рождается бесконечное количество личных
обязательств и очередь кредиторов. Я – банкрот! Сложно, когда у тебя
большие яйца, написать у себя на лбу зеленкой: «Я – банкрот!». Яйца
становятся меньше».
Андрей Онистрат весной в разговоре с журналистом FinMaidan обещал
«выйти в тапочках из банка», если его купят за $100 млн. Однако он не
смог договориться с инвесторами и теперь потерял вложенные в
Нацкредит $15 млн, включая депозиты своих родителей на $1 млн. Он
понимает, что власть начнет уголовное производство за доведение
банка до банкротства, но банковский аферист обещает не сбегать с
Украины: «С банковской деятельностью я закончил раз и навсегда. У
меня на нее аллергия, я не хочу больше этим заниматься. Мне надоела
Украина. Я всегда раньше говорил, что Украина – классная страна,
большие возможности. Но это не так. Здесь ничего не меняется, к
сожалению. Королевство кривых зеркал! Все только делают вид, что
идут перемены! – возмущается уже бывший совладелец банка. – У
Нацбанка есть генеральная линия. Я думаю, что к концу года останется
40 нерезидентских банков, три государственных, ПриватБанк и еще
четыре-пять украинских банков формата типа «Хрещатик», у которых
есть крупный акционер, к которому можно прийти и сказать: «Вася, дай,
пожалуйста, денег».
Сергей Федорчук, Национальное бюро расследований Украины

Sursa http://antikor.com.ua/cons 05.05.2016///orele 12.20