Вы находитесь на странице: 1из 370

ПОЛНАЯ

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ >
Ирина Воскресенская

ПОЛНАЯ
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
4 от БОЯР ДО ХОЛОПОВ ф

Астрель КРПА Полиграфиздат


МОСКВА Москва
УДК 94(47)
ББК 63.3(2)
В76
Рецензенты:
А.В. Лубков, доктор исторических наук, профессор,
проректор Московского института открытого образования;
А.А. Парпара, лауреат Государственной премии России,
профессор МГУКИ, основатель и главный редактор «Исторической газеты»;
Л.Г. Свитич, доктор филологических наук, старший научный сотрудник
факультета журналистики МГУ, профессор ИМПЭ;
И.Г. Леонова, руководитель центра «Социальное партнерство»

Особая благодарность за помощь в подготовке и оформлении книги


[Н.О. Воскресенскому|, Г.Г. Ушаковой, А.Н. Воскресенской,
Е.В. Татаринцевой, Н.И. Козленковой
Компьютерный дизайн: А.А. Барковская

Воскресенская, И. В.
В76 Российская империя : Полная энциклопедия : От бояр до холопов /
Ирина Воскресенская. - М.: Астрель: Олимп: Полиграфиздат, 2011. - 351,
[1]с.: 16 л. ил.
ISBN 978-5-271-30517-7 (ООО «Издательство Астрель»)
ISBN 978-5-7390-2515-9 (ООО «Агентство «КРПА Олимп»)
ISBN 978-5-4215-1816-7 (ООО «Полиграфиздат»)
Эта книга — первая полная энциклопедия сословий Российского государ­
ства, которая входит в серию «Российская империя. Полная энциклопедия» в
трех частях (четырех книгах): «Государев двор великих князей и царей», «Со­
словия, титулы и чины», «Табель о рангах».
Она рассказывает не только об истории сословий и сословных групп, их по­
ложении и роли в обществе. На ее страницах вы встретите литературных героев
и реальных людей, чьи жизни и судьбы во многом зависели от их сословной
принадлежности. Вы увидите, как рождение человека в том или ином сословии
влияло на образ его жизни и род занятий и что заставляло его в определенные
периоды истории выходить за рамки сословной роли.
Книга предназначена всем интересующимся историей Отечества. Школь­
никам старших классов словарь-справочник может быть полезен как пособие
для подготовки к экзаменам.

УДК 94(47)
ББК 63.3(2)

© Воскресенская И.В., 2010


© ООО «Агентство «КРПА Олимп», 2010
© Оформление. ООО «Издательство «Астрель», 2010
СОДЕРЖАНИЕ

От автора.................................................................................................4
Краткий очерк истории сословий в России................................... 9
Сословия.............................................................................................. 77
Боярство.......................................................................................... 79
Дворянство..................................................................................... 102
Духовенство................................................................................... 131
Казачество...................................................................................... 162
Князья............................................................................................ 187
Крестьянство.................................................................................. 203
Купечество...................................................................................... 217
Мещанство...................................................................................... 244
Посадские люди............................................................................ 256
Холопы ........................................................................................... 269
Сословные группы........................................................................... 281
Аристократия ............................................................................... 283
Дети боярские............................................................................... 300
Жильцы ......................................................................................... 308
Стрельцы.............................................. ......................................... 319
Эпилог................................................................................................. 341
Библиография................................................................................... 350
Посвящается светлой памяти сына моего
Воскресенского Никиты Олеговича

От автора

Книга «От бояр до холопов» открывает серию «Российская


империя. Полная энциклопедия» в трех частях (четырех кни­
гах). Вторая часть имеет подзаголовок «Государев двор», третья
часть в книге первой — «Титулы, чины и звания», в книге вто­
рой «Табель о рангах». Вся серия посвящена рассмотрению воп­
роса управления государством, имеющим сословную структу­
ру, через иерархию чинов и званий Государева двора, а затем
через чины Табели о рангах, должности-звания и почетные зва­
ния Императорского двора Российской империи. А это зна­
чит — через историю конкретных людей, с трудом получавших
чины и звания и вносивших свой посильный вклад, может
быть, даже и не подозревая этого, в дело формирования и разви­
тия российского общества, в дело управления обширной держа­
вой.
Возникает вопрос: почему наряду с титулами, чинами и зва­
ниями ставится вопрос о сословиях? Потому что все титулы,
чины и звания как в Московском государстве, так и в Россий­
ской империи всегда носили сословный характер, их присвое­
ние напрямую зависело от того, к какому сословию принадле­
жит получившее их лицо. А кроме того, не только носители
титулов, чинов и званий творили историю, каждое сословие
имело свое предназначение и вносило свою лепту в формирова­
ние государства, ставшего уже в XVIII веке великой могучей
державой.
Привилегированные сословия боярство и дворянство, а затем
дворянство со своей верхушкой — аристократией — осуществ­
ляли руководство управленческим аппаратом и военными сила­
ми государства, его защитой, его связями с другими государ­
ствами. Духовенство занималось религиозно-духовным
воспитанием всех слоев общества и оказывало помощь в управ­
лении и защите страны. Полупривилегированное сословие ку­
печества своим долгом считало развитие торговли, финансов,
экономики и промышленности России. Казачество призвано
было нести военную и сторожевую службу, следить за порядком
в городах. Тяглые сословия посадских людей и крестьянства
От автора
5

выполняли свои функции снабжения государства финансами


(через пошлины, налоги и сборы), сельскохозяйственными про­
дуктами и продукцией кустарного и ремесленнического произ­
водств, а также выполнением различных повинностей в поддер­
жании порядка в городе. Мещаннство занималось торговлей,
снабжением города продуктами питания и промышленными то­
варами, управлением городским хозяйством, оно составляло
большую часть мелкого чиновничества.
Что такое сословия? Как они возникали, какова их история?
Какие сословия входили в общественную структуру России с
древнейших времен, а какие стали составной частью общества в
XV—XVI веках и в более поздние столетия? Какое значение
имели они в разные времена для становления и развития Рос­
сийского государства?
Как они формировались, развивались, как приобретали но­
вое качество и новое наименование, учреждались и упраздня­
лись волею государя, а затем и совсем были упразднены в ре­
зультате прихода к власти большевиков? Действительно ли
сословия перестали существовать в Советском государстве? Су­
ществуют ли сословия в России в наше время?
Что такое сословная группа? По каким причинам возникали
сословные группы? Как одни из них становились основой для
развития в сословие, а другие с течением времени прекращали
свое существование?
На эти и другие вопросы мы по мере возможности попыта­
лись дать ответы в книге «Сословия России».
Книга «Сословия России» состоит из трех глав: «Краткий об­
зор истории сословий в России», «Сословия» и «Сословные
группы ».
В главу «Сословия» вошли статьи: «Боярство», «Дворян­
ство», «Духовенство», «Казачество», «Князья», «Крестьян­
ство», «Купечество», «Мещанство», «Посадские люди», «Холо­
пы».
Не были включены в главу «Сословия»: аристократия, разно­
чинцы, работные люди, рабочий класс, опричники, так как
аристократия входила в дворянское сословие, являясь особой
сословной группой; разночинцы официально числились боль­
шей частью в сословии мещан и сословием могут быть названы
лишь во втором значении этого слова. Работные люди набира­
лись из числа государственных крестьян, и частично, по роспи­
си, — из монастырских и крепостных крестьян, а после 1861
года из крестьян, освобожденных от крепостной зависимости и
перебравшихся в город, а также дворян, мещан и детей купе­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
6

ческих, получивших рабочую профессию. Официально, по за­


кону, рабочие в Российской империи числились в разных со­
словиях (крестьянство, мещанство, дворянство, купечество) и к
1917 году еще не сформировались в отдельное сословие. «Рабо­
чим классом», сословием, классом в России из политических
соображений назвал эту группу корпоративно объединенных
людей В.И. Ленин, а за ним и все остальные. Таким образом, пе­
речисленные здесь слои населения не являлись сословиями и
некоторые из них не могут рассматриваться даже как сослов­
ные группы. Поэтому и «рабочий класс» в главу «Сословия»
включен не был.
В главу «Сословные группы» включены статьи (по алфави­
ту): «Аристократия», «Дети боярские», «Жильцы», «Стрель­
цы».
С момента своего возникновения первое русское государ­
ство — Киевская Русь — сформировалось как государство со­
словное. С развитием государственности формировались и
крепли сословия, возникали сословные группы. Титулы, чины
и звания были тесно связаны с развитием сословий и сословных
групп, прежде всего, господствующих, привилегированных, но
в конце XIX — начале XX века и податных.
Глава «Сословия», ввиду сословной структуры российского
общества, официально существовавшего до 1917 года, даст чи­
тателю представление о жизни, правах и обязанностях предста­
вителей каждого сословия, и привилегированного, и податного.
В книге учтено, что каждое сословие в каждый период жизни
русского государства имело свое лицо и исполняло свое пред­
назначение, у каждого были свои традиции и обычаи. Права и
обязанности каждого из сословий отражались в юридических
актах. С XVI века всех их объединяло общее служение Богу,
Царю и Отечеству. В каждом сословии мы можем найти вели­
кие образцы мужества, верности, благородства в служении сво­
ему Отечеству, каждое сословие выдвинуло из своей среды име­
на героев, проявивших себя и на поле боя, и в устроении
государственной мирной жизни, и на поприще культуры, лите­
ратуры, искусства.
В главе «Сословные группы» читатель познакомится с воз­
никновением сословных групп, в одних случаях с их исчезнове­
нием (посадские люди) или упразднением (стрельцы), а в дру­
гих — в связи с их слиянием с дворянским сословием (дети
боярские, жильцы). Надо иметь в виду, что сословные группы
тоже выдвигали из своей среды выдающихся людей, дела кото­
рых не должны быть забыты.
От автора
7

Книга «Сословия России», как и все остальные книги серии,


имеет форму словаря (глоссария), заглавными словами которо­
го являются наименования сословий и сословных групп. Все
статьи расположены в алфавитном порядке. Каждое заглавное
слово (или словосочетание) по мере возможности снабжено
грамматическими, этимологическими и синонимическими по­
метами. В конце каждой статьи представлены цитаты из худо­
жественных или исторических произведений, презентующих
заглавное слово (или словосочетание).
Обратим внимание читателей также на то, что библиография
по избранной теме весьма скудна: несмотря на то что вопрос ис­
тории возникновения, движения и исчезновения или упраздне­
ния сословий является одним из важнейших вопросов истории
России, он почему-то обойден исторической наукой, занятой в
основном историей крупных событий (войн, сражений, бунтов,
реформаторства и т.п.), историей государства и права иди исто­
рией культуры, науки, литературы, искусства.
А потому необходимо особенно отметить цикл лекций «Исто­
рия сословий в России» В.О. Ключевского, прочитанный им в
Московском университете в 1878/79 году. Это замечательный
труд одного из крупнейших русских историков-филологов,
можно сказать, путеводная звезда для исследования этой темы.
Но, к сожалению, В.О. Ключевский опубликовал свой труд бо­
лее 130 лет тому назад, в нем он довел исследование сословий
России только до 1785 года, до середины царствования Екате­
рины II, и не уделил внимания каждому сословию в отдельнос­
ти. А между тем во времена дальнейшего существования Рос­
сийской империи, в течение последующих 200 лет, произошло
много событий и вышло много постановлений и законов, касаю­
щихся российских сословий в их движении к сближению прав
и обязанностей граждан. В.О. Ключевский считал, что уже в его
время, в конце XIX века, сословия перестали существовать, по­
тому что люди разных сословий получили одинаковые права.
Однако приходится признать, что это было его глубокое заб­
луждение — сословия продолжали существовать, притом в
борьбе за свои права: крестьянство требовало землю, а дворян­
ство не желало расставаться с древнейшим своим источником
благоденствия. Если к 1917 году сословий бы уже не было, за­
чем бы тогда было большевикам их, несуществующих, упразд­
нять в специальном декрете? Уже в советское время, в течение
нескольких десятилетий, при поступлении на работу, на учебу,
при прописке, при вступлении в партию или комсомол во всех
анкетах люди должны были указывать, к какому сословию они
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
8

принадлежали или кем были до революции их родители.


И нужно признать, что, несмотря на репрессии, проводившиеся
против представителей всех сословий в советское время, особен­
но против духовенства, дворянства и казачества, духовенство
продолжает жить в России как сословие, дворянство пробует
возродить свои сословные традиции через учреждение в разных
городах дворянских собраний, а казачество преуспевает в воз­
рождении своих традиций, в формировании казачьих войск.
Основные сведения о правах и обязанностях сословий и со­
словных групп в большей степени можно почерпнуть из летопи­
сей, из договорных и духовных грамот князей и княгинь и из
юридических актов, начиная с «Русской Правды» Ярослава
Мудрого. Именно этот путь в первую очередь был избран при со­
здании этой книги. Богатый материал предоставляют «Собор­
ное уложение» 1649 года и «Полный свод законов Российской
империи».
Автор надеется, что книга «Сословия России», рассчитанная
на широкий круг читателей, поможет читателю не только пред­
ставить себе историю нашей страны в ином ракурсе, но и по­
нять, какое влияние на родословную, в частности, вашей семьи,
уважаемый читатель, на судьбы ее представителей оказало мно­
говековое сословное деление российского общества.
Автор сочтет за честь получить отзывы читателей, как поло­
жительные, так и критические.
Краткий очерк истории
сословий в России
...Значение каждого лица в государстве
определялось значением сословия,
к которому это лицо принадлежало.
в. о. ключевский

Слово сословие — это древний книжный славянизм, перевод


с греческого языка на славянский. Его корень сословъ означает
«однозначащее слово», то есть представляющее одинаковое, си­
нонимичное понятие. Следовательно, «сословие» включает в
себя понятие об однозначности, одинаковости, общности явле­
ния.
В латинском языке слову сословие соответствуют слова ordo
или status, в немецком — stand, во французском — etat, в гол­
ландском — stand. В русском языке его синонимами являются
звание и состояние.
В толковых словарях русского языка слово сословие получи­
ло следующие определения:
— в «Толковом словаре великорусского языка» В.И. Даля:
«Сослов1е, люди общаго имъ занятия, однихъ правъ; званше,
состояше, разряд, каста. Сослов1е селянъ, мЬщанъ, купцовъ,
дворянъ. Сослов1е ремесленниковъ, или цехъ; более тесное брат­
ство: Сослов1е столяровъ, сапожниковъ, портныхъ. Податныя
сослов!я. Сословныя права // Сословный словарь»;
— в «Этимологическом словаре» М. Фасмера: «Сословие —
цслав. с греч.», то есть церковно-славянское слово, перевод с
греческого языка;
— в «Толковом словаре русского языка» под ред. Д.Н. Уша­
кова: «Сословие, -я, ср. 1. Сложившаяся на основе классовых
отношений феодализма общественная группа, классовая орга­
низация с закрепленными законом наследственными правами и
обязанностями (истор., дореволюц., загр.). Значение каждого
лица в государстве определялось значением сословия, к которо
му лицо принадлежало. Ключевский. Привилегированные со­
словия (дворянство, духовенство, купечество; дореволюц.). По­
датные сословия (крестьянство, мещанство; дореволюц.). Все
существовавшие доныне в России сословия и сословные деления
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
12

граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные орга­


низации и учреждения, равно и все гражданские чины упразд­
няются. (Декрет ЦИК от 23 ноября 1917 г.)
2. Корпорация, группа лиц, объединенных профессиональ­
ными интересами (дореволюц.). Сословие присяжных поверен­
ных (офиц.) // Вообще группа лиц, имеющих одинаковое заня­
тие (разг.,шутл.). Сословие станционных смотрителей
представлено общему мнению в самом ложном виде. Пушкин.
— «Словарь русского языка» в 4-х томах АН СССР: «Сосло­
вие, -я, ср. 1. Общественная группа с закрепленными законом
наследственными правами и обязанностями, окончательно сло­
жившаяся на основе классовых отношений феодализма. Приви­
легированные сословия (дворянство, духовенство). Податные
сословия (крестьянство, мещанство). Духовное сословие. Торго­
вое сословие.
Автор весьма совестится занимать так долго читателей
людьми низкого класса, зная по опыту, как неохотно они зна­
комятся с низшими сословиями. Гоголь, Мертвые души. — Мы
требуем, чтобы совсем уничтожены были сословия, чтоб не де­
лились люди на белую и черную кость. Галин, Сормовска земля
богата...
2. кого или какое. Группа лиц в дореволюционной России,
объединенная профессиональными интересами; Сословие меди­
ков. Сословие юристов // разг. шутл. Группа лиц сходной про­
фессии, сходных занятий, положения и т.п. Легко можно дога­
даться, что есть у меня приятели из почтенного сословия
смотрителей. Пушкин, Станционный смотритель. — Ты ж
мировой водитель, гордость всего шоферского сословия. Б. Поле­
вой, Рождение книги.
* Женское (или дамское, бабье) сословие (шутл.), женщины.
— «Словарь русского языка» С.И. Ожегова: «Сословие, -я, ср.
1. Сложившаяся на основе классовых отношений феодализма
общественная группа с наследственными правами и обязаннос­
тями. Податные сословия (крестьяне, мещане). Привилегиро­
ванные сословия (дворянство, духовенство). Великая Октябрь­
ская революция упразднила все сословия.
2. В дореволюционной России: группа лиц, объединенных
профессиональными интересами. С. присяжных поверенных. 3.
Группа, разряд лиц, объединенных по какому-н. признаку
(разг.). Актерское с. Знаю я ваше женское с. (шутл.) // прил.
сословный, -ая, -ое (к 1 и 2 знач.).
В этой книге речь пойдет о сословии только в первом значе­
нии.
Краткий очерк истории сословий в России
13

В.О. Ключевский в курсе лекций «История сословий в Рос­


сии», прочитанном им в Московском университете, где он рабо­
тал с декабря 1879 года, представляет «сословие» «как термин
государственного права», который «означает известный ряд по­
литических учреждений». И далее дает такое определение: «Со­
словиями мы называем классы, на которые делится общество
по правам и обязанностям. Права дает либо утверждает, а обя­
занности возлагает государственная верховная власть, выража­
ющая свою волю в законе».
Если мы сравним определения сословия в толковых словарях
русского языка, приведенных выше, с определением, данным
Ключевским, то должны признать, что они не противоречат
друг другу. Только В.О. Ключевский, не имевший ограничений
рамками статьи толкового словаря, дает более расширенное и
уточняющее определение.
Его исследование истории сословий было высказано в 21-й
лекции, но в них он обозревает время с конца IX века и только
до 1785 года, когда Екатерина II разослала Жалованные грамо­
ты дворянству и городам во все губернии и уезды Российской
империи. В.О. Ключевский не рассматривает сословия каждое
в отдельности. Как пишет Ключевский, его задача — исследо­
вать общее развитие сословий в России с позиций экономичес­
ких, этнографических и юридических. Надо заметить, что курс
лекций В.О. Ключевского «История сословий в России» тесней­
шим образом связан с двумя другими его лекционными курса­
ми: «Методология русской истории» и «Терминология русской
истории», во многом дополняющими и разъясняющими основ­
ные положения изложенной им истории сословий в России.
Труды В.О. Ключевского имеют для исторической науки и, в
частности, для описания сословий России огромное значение.
Однако в курсе лекций «История сословий в России», исходя из
поставленных автором задач, во-первых, не прослеживается ис­
тория развития каждого сословия; во-вторых, рассматривается
в основном вопрос деления общества на сословия во времена
Древней Руси и Московского государства, и только в малой сте­
пени затрагиваются времена Российской империи третьей чет­
верти XVIII, XIX и начала XX веков; в-третьих, исследуется это
социальное явление через терминологию летописей и юриди­
ческих актов Древней Руси и Московского государства, что
само по себе замечательно, но недостаточно для описания даль­
нейшего развития российских сословий; в-четвертых, в лекци­
ях X—XI и последующих анализируется также деление обще­
ства не на сословия, а на чины, к которым отнесены также
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
14

«сотни гостиная и суконная», «черные сотни и черные слобо­


ды», то есть сословия во втором значении этого слова. И нако­
нец, в-пятых, этот труд был создан в конце 70-х годов XIX сто­
летия, то есть более 130 лет тому назад, а с того времени
произошло много событий, в том числе и касающихся сослов­
ных процессов.
Кроме того, Ключевский считал, что в те годы, когда он чи­
тал свой курс лекций, в Российской империи, как и в Европе,
сословий уже не было, так как, якобы, юридические права ста­
ли одинаковыми для всех сословий, что является основой для
их уравнения. Но на самом деле это было не так. И свидетель­
ством тому Табель о рангах, имевшая ярко выраженный сослов­
ный характер: дворянство, особенно титулованное, с первых
шагов своей службы имело право занимать высокие классы, а
недворяне должны были путем многолетнего беспорочного тру­
да дойти до VIII класса Табели о рангах (а во времена Ключев­
ского — до VI класса), чтобы получить дворянское звание.
И удавалось это далеко не каждому. Если бы все сословные пра­
ва были уравнены и, таким образом, сословий не существовало,
как считал В.О. Ключевский, то зачем было бы стараться недво-
рянам служить «беспорочно» не менее трех лет в каждом клас­
се, начиная с XIV, чтобы достичь VIII, а с 1856 года — VI класса
Табели о рангах, для того только, чтобы получить дворянство?
Кроме того, если бы сословия уже не существовали, то зачем бы
Николаю II издавать в 1903 году указ, подтверждающий со­
словность в России, а большевикам в 1917 году — декрет об от­
мене сословий?
Отдавая дань уважения талантливейшему русскому ученому
Василию Осиповичу Ключевскому, нужно сказать, что его труд,
посвященный сословиям России, до сих пор является непрев­
зойденным исследованием в этой области. В то же время прихо­
дится признать, что с позиций XXI века исследование В.О. Клю­
чевского видится неполным, а в некоторых частях и не совсем
верным. А с выводами Ключевского о том, что в России, как и в
Европе, сословий уже нет, к сожалению, нельзя согласиться,
потому что до самого конца существования Российской импе­
рии она оставалась сословной, и неравенство лиц, о котором го­
ворит ученый, все же основывалось прежде всего не на личном,
а на сословном неравенстве.
В предлагаемой читателю работе использованы наиболее цен­
ные, с точки зрения автора, выкладки Ключевского, но избран
другой подход к раскрытию темы — не экономическое, этногра­
фическое и юридическое исследование состава общества, а опи­
Краткий очерк истории сословий в России
15

сание исторического развития каждого сословия и сословных


групп в отдельности, а также расширение границ исследуемого
материала, начиная не с IX века (ведь жизнь на территории
Руси началась не в IX в.), а с древнейших времен, и не до 1785
года, и даже не до 1917-го, когда официально, декретом, было
объявлено об упразднении всех сословий, а до начала XXI века.
Итак, осмыслив все предыдущие определения сословия,
можно прийти к следующему выводу: сословие — это обще­
ственная группа населения, имеющая по закону общий соци­
альный и экономический статус, общие права и обязанности,
основанные, прежде всего, на общей наследственной принад­
лежности. Таковы, на наш взгляд, следующие сословия (по ал­
фавиту): боярство, дворянство, духовенство, казачество, кня­
зья, крестьянство, купечество, мещанство, посадские люди.
Помимо сословий, существовали также сословные группы, ко­
торые тоже имели по закону общие права и обязанности, но не
имели общей наследственной принадлежности. К ним мы от­
несли следующие сословные группы: дети боярские, жильцы,
стрельцы, холопы.
Естественно, возникает вопрос: возможно ли отнести к сосло­
виям аристократов, работных людей, рабочих, разночинцев,
слуг и чиновников? По-видимому, нет, потому что каждый че­
ловек из этих групп населения официально, по закону, уже
принадлежал к какому-либо сословию. Аристократы числи­
лись по закону в дворянстве; работные люди — в крестьянстве
(государственные и монастырские крестьяне); рабочие — в кре­
стьянстве, мещанстве, купечестве и некоторые даже в дворян­
стве; разночинцы — в мещанстве и дворянстве, слуги — в крес­
тьянстве и холопах, а чиновниками были в основном лица,
приписанные к дворянству и мещанству. Поэтому в данной ра­
боте эти группы населения не рассматриваются.
А теперь заглянем в те далекие-далекие времена, когда
еще не было ни государства русского, ни тем более сословий,
и зададим себе вопрос: когда и как началось деление обще­
ства на территории будущей Руси, населенной разными пле­
менами — полянами, древлянами, дреговичами, родимича-
ми, словенами, вятичами и другими, жившими в окружении
чужих народов? На юге и юго-востоке их соседями были пе­
ченеги, половцы, хазары; на юго-западе и западе — валахи,
пруссы, хунгари, поляки; на северо-западе — лукштайты,
жемайты, земгалы, латгалы, эсты. Каждое племя или пле­
менной союз на земле будущей Руси вынуждено было посто­
янно ожидать набегов от соседних народов, да и от своих со­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
16

седних племен. Для обороны необходимы были специальные,


сильные люди. Так в каждом племени появились князь (кънь
язь — «на коне я») и его дружина, выделившиеся из среды
племени или приглашенные наемники. Племя, охраняемое
ими, должно было кормить их, отдавать им плоды своего тру­
да, то есть их содержать. Так возникла идея собирания дани
(от слова «дать»), которую обязаны были платить все члены
племенного союза. Вооруженная сила под предводительством
князя стала не только охранять, но и господствовать над пле­
менем, вести войны с соседними племенами за территорию,
завоевывать чужие земли, налагать дань на население и сво­
их, и завоеванных земель. Тем самым население каждого из
племенных сообществ, или союзов, разделилось на две части:
господствующих и данников, и возникла сословная группа
князей, еще не соединенных друг с другом, даже, возможно,
и не знакомых друг с другом, но объединенных общим стату­
сом господина и общим интересом владения землей и населя­
ющими ее данниками. Об этом временном периоде истории в
летописи можно прочитать, что у каждого племенного союза
было свое «къняжение».
На всей территории будущей Руси князья со своими дружи­
нами вели междоусобные войны за присоединение чужих зе­
мель и их богатств (лесные и речные промыслы), за приобрете­
ние как можно большего количества данников и рабов.
Нападали князья племенных союзов и на другие государства, в
том числе и на Византию, добывая там рабов и предметы роско­
ши. Для повышения своего княжеского престижа князья, как
щедрые благотворители, иногда делились добычей со своими
соплеменниками, но чаще всего с дружинниками, профессио­
нальными воинами, их силовой опорой, соратниками и совет­
никами. Имея по сути 2 дружины, «старшую и молодшую»,
князья платили старшим дружинникам, своим советникам, за
их службу землями и захваченными в полон рабами, что приве­
ло к появлению «боляр»-землевладельцев и рабовладельцев и
обозначило зарождение сословной группы бояр. Уже в родопле­
менных союзах велись торговля и мена, а к VII веку торговля, в
том числе холопами и рабами, процветала не только между
«княжениями», но и на крупных, можно сказать, международ­
ных рынках Приднепровья, северного Причерноморья, Кас­
пийского ореола, по берегам Волги, что явилось показателем
возникновения и развития класса купцов и сословной группы
холопов (мужчины носили наименование «холоп», или «челя-
дин», а женщины — «роба»).
Краткий очерк истории сословий в России
17

Так зародилось феодально-рабовладельческое общество, в ко­


тором наметились, с одной стороны, господствующий класс
князей и привилегированный класс бояр, опирающихся на
вооруженную силу дружинников; с другой стороны — подчи­
ненные им данники (пахари, смерды, бортники, охотники-зве­
роловы, рыболовы), а также бесправные холопы и рабы, и выде­
лился вольный класс торговцев.
Летописные предания, отраженные в Лаврентьевской и
Ипатьевской списках Повести временных лет, в первой Новго­
родской летописи, повествуют о том, что между «градами»
(«княжениями») разгорелись междоусобицы («въста родъ на
родъ») «и воевати почаша сами на ся». Тогда словени, криви­
чи и угро-финские народности чудь и меря обратились к скан­
динавским викингам, «варягам», как их называли летопис­
цы, с предложением княжить на их земле: «Земля наша
велика и обильна, а наряда въ ней нетъ. Да пойдете княжити и
володети нами». Летописец рассказывает, что варяги отклик­
нулись на призыв и пришли 3 брата со своими родами: Рюрик
сел в Новгороде, Синеус — на Белоозере, а Трувор — в Избор-
ске. Большинство историков считают братьев Синеуса и Тру­
вора вымышленными, результатом неправильного перевода со
старошведского языка, в котором сочетание «сине хус тру-во-
ринг» означают «с домом и верной дружиной». Может быть,
поэтому об их деяниях ничего не известно. В летописи сообща­
ется только, что братья Синеус и Трувор через 3 года умерли.
Князь Рюрик (некоторые ученые предполагают, что это Рерик
Датский, который до 860 года во главе варяжской дружины
совершал набеги на страны Западной Европы) по смерти брать­
ев стал владетелем всей новгородской земли. В позднейшие
времена Рюрик был признан родоначальником княжеской
династии «Рюриковичей». Летописи XVII века передают ле­
генду, что Рюрик, будучи князем-правителем Новгородской
земли, вызвал недовольство населения, и против варягов
вспыхнуло восстание, возглавляемое Вадимом Храбрым. Рю­
рик якобы казнил Вадима и его соратников, а другие причаст­
ные к восстанию новгородцы бежали в Киев. Но это только ле­
генда, ничем не подтвержденная.
Вполне вероятно, что вторжение Рюрика на русскую землю
одни жители Новгородчины, понимая невозможность дать от­
пор и не желая зря проливать кровь, облекли в форму пригла­
шения княжить, а другие, под предводительством Вадима, вос­
приняли Рюрика с его варяжской дружиной как завоевателей и
пытались воспрепятствовать его княжению.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
18

Рюрик, согласно летописи, умер в 879 году, вручив княже­


ние и малолетнего сына Игоря своему родственнику Олегу.
С 879 по 882 год Олег княжил в Новгороде, а затем, собрав
вокруг своей варяжской дружины воинов из разных славян­
ских племен (словен, чуди, мери, веси, кривичей), пошел похо­
дом сначала на Смоленск, где стал правителем города. Посадив
в Смоленске своих людей, Олег отправился дальше и захватил
Любеч, где также оставил своих наместников, и двинулся к Ки­
еву.
Его движение к Киеву вполне понятно: Киев стоял на Днеп­
ре, на перекрестке торговых путей. Будучи сам одним из круп­
ных рынков Приднепровья, он был связан торговыми путями с
черноморскими и каспийскими рынками. Оживленное торговое
движение на Днепре, тесная связь с Черным морем развили рус­
ское мореходство, стимулировали разработку богатств леса: до­
бычу пушного зверя, добычу меда и других лесных даров, спо­
собствовали развитию ремесел. Торговля вызвала приток
населения на берега Днепра и других рек и, как следствие, воз­
никновение новых торговых городов и городков. Еще в VII —
VIII веках около таких городов, как Новгород, Смоленск, По­
лоцк, Чернигов и Киев, образовались промышленные поселе­
ния, для которых центром торговли оказался город, рядом с ко­
торым они находились. Так что Олег не напрасно направил свой
путь к Киеву как важнейшему из названных городов в связи с
его географическим положением, сделавшим его главными во­
ротами на пути с севера и северо-запада на юг и юго-восток.
В конце IX века в Киеве княжили Аскольд и Дир. Олег, сам
не будучи князем, предъявил свои права как правитель от
имени князя Игоря, малолетнего сына Рюрика, хитростью за­
манил Аскольда и Дира на встречу, убил их и сел на княжение
в Киеве.
Киевское княжество, а затем возникшая на его основе Киев­
ская Русь восприняли сословный склад племенных союзов, оп­
ределивших феодально-рабовладельческий характер этого
Древнерусского государства, но с примесью народности (вече).
Наименование «Русь» «Повесть временных лет» объясняет, ха­
рактеризуя состав разноплеменной вооруженной дружины Оле­
га, вместе с ним пришедшей в Киев: «беша у него Варязи и Сло-
вени и прочи, прозвашася Русью». Возникает вопрос, почему
именно Русь, а не Варяги дали название государству? У истори­
ков есть предположение, что название «Русь» происходит от
главной силы варяжских дружинников — «русов», народности
с Балтийских берегов.
Краткий очерк истории сословий в России
19

В.О. Ключевский делит историю сословий на 4 эпохи: 1) с


конца IX по XII век; 2) с XIII по XV век; 3) с XVI по XVII век; 4) с
начала XVIII века до 1785 года. Но, к сожалению, он не при­
нимает во внимание татаро-монгольское нашествие и не упо­
минает о нем, хотя оно в очень большой степени повлияло на
характер сословий, особенно господствующих, и на их взаи­
моотношения.
Нам же придется подключить еще и 5-ю эпоху: целиком
XVIII и XIX века и начало XX века до Октябрьского переворо­
та. А кроме того, уточнить даты «эпох», определенных В.О. Клю­
чевским.
Начнем с вопроса: какие исторические события повлияли на
становление сословий в Киевской Руси в первый период (с кон­
ца IX до начала XIII века, точнее до 1237 года, когда войска Ба­
тыя начали поход на русские земли)?
Во-первых, это крещение в Корсуни Великого князя Влади­
мира I Святославича, возвращение его с женой, царевной Ан­
ной, и греческими священниками в Киев с последующим кре­
щением ими населения Киевской Руси. Это событие стало
началом становления на Руси сословия духовенства.
Во-вторых, это появление первого законодательного акта в
княжение великого князя киевского Ярослава Мудрого, кня­
жившего с перерывом в 1016—1018, а затем в 1019—1054 го­
дах, — «Русской Правды» с последующей ее доработкой его на­
следниками. Отметим, что под именем «Русская Правда»
подразумеваются 3 памятника: древнейшая «Краткая Правда»;
затем относящаяся ко второй половине XII века «Пространная
Правда» и «Сокращенная Правда», основанная на «Простран­
ной Правде» и других древнейших законодательных актах, не
дошедших до нашего времени. «Краткая Правда» в свою оче­
редь делится на «Правду Ярослава» (ок. 1016 г.) и «Правду
Ярославичей» (вторая половина XII в.). К этому можно доба­
вить материалы летописи «Повести временных лет», например,
договоры с Византией киевских князей Олега (911) и Игоря
(944), в которых упоминается «закон русский». Эти законода­
тельные акты, утвердившие неодинаковые права разным слоям
населения, создали основу для деления Древней Руси на сослов­
ные группы: господствующие (князья), привилегированные
(«княжи мужи», или бояре, «огнищане», духовенство), все они
землевладельцы и рабовладельцы, и подвластные (так называ­
емые «люди», ролейные (пахотные) закупы, или наймиты,
смерды; холопы и боярские холопы (тиуны)), а также люди
торговые, гости, или купцы.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
20

В-третьих, появление, начиная с княжения Владимира I Свя­


тославича, традиции передачи великими князьями киевскими
своим сыновьям городов и вокруг них земельных наделов на
правах князей-наместников, что характеризует начало удель­
ного периода в домонгольской Руси, продолжавшегося до XV
века.
Сословные процессы периода феодальной раздробленности в
каждом удельном княжестве имели свои специфические черты.
Например, во Владимиро-Суздальском княжестве наиболее
сильной была княжеская власть, так что другие господствую­
щие сословные группы были в подчинении у князя. В новгород­
ской земле, а затем и в Псковской, установился республикан­
ский строй, а потому высшей была не княжеская, а боярская
власть, опирающаяся на вече. Новгородцы нередко вообще из­
гоняли князя из города, ему, так сказать, «указывали путь».
В Галицко-Волынском княжестве традиционно тоже было
сильно боярство, которое противостояло княжеской власти.
Удельный период не означал распад Древнерусского государ­
ства. Между князьями заключались договоры о взаимных отно­
шениях, великий князь киевский «в отца место» объединял
князей, получал почет на съездах князей, возглавлял объеди­
ненное войско в походах против внешнего врага, хотя в дела
удельных князей не вмешивался. Идея единой Руси не пропада­
ла, а княжеское сословие ширилось и укреплялось. Росло и ук­
реплялось в своих правах сословие бояр.
Внутреннему объединению удельных княжеств способство­
вала Церковь. Духовенство путем церковных проповедей, рас­
пространения духовных книг, прославления святых, прежде
всего первых русских святых Бориса и Глеба, объединяло всех
верующих, а значит, и все княжества.
В итоге можно сказать, что исторические факты IX — начала
XIII века нашли свое отражение в социальной структуре Киев­
ской Руси, повлияли на дальнейшее развитие сословий и наме­
тили тенденцию к объединению княжеств в единое русское го­
сударство.
Второй период социального состояния Древнерусского госу­
дарства (начало XIII — первая половина XV века) известен в ис­
тории России как татаро-монгольский период, эпоха татаро-
монгольского ига. Первое нашествие татаро-монголов,
начавшееся в 1237 году походом Батыя на Рязань и закончив­
шееся в декабре 1240 года захватом и полным разгромом Киева,
имело для Руси исключительно тяжелые последствия. Вся тер­
ритория, по которой прошли полчища Батыя, была почти пол­
Краткий очерк истории сословий в России
21

ностью опустошена. По подсчетам археологов, проводивших


раскопки, из 74 городов Руси XII—XIII веков 49 были разорены
и сожжены Батыем. Жизнь в 14 из них более не возродилась. 15
бывших городов из-за недостатка жителей превратились в села.
Множество людей было убито или уведено в рабство.
Нашествие коренным образом повлияло на сословия Руси.
Господствующие сословия: князья, бояре (землевладельцы и
рабовладельцы), огнищане (рабовладельцы) — превратились в
данников. Татаро-монголы ограбили их, наложили на них
дань и заставили служить себе. Большинство дружинников,
профессиональных воинов, погибли в сражениях. «Люди»,
свободные горожане, большей частью погибли в сожженных
городах, оставшиеся в живых уведены в полон как рабы. Пост­
радали городские ремесленные производства: гибель многих
ремесленников и пленение остальных оборвали традицию пе­
редачи «секретов» производства от отца к сыну, от мастера к
ученику. Результатом явилась потеря многих ремесленных
профессий, а вместе с ними и производств.
Крестьянское и промысловое население отдаленных районод
пострадало в наименьшей степени: многие поселения не стояли
на пути татаро-монголов, не пострадали и промысловые дерев­
ни, расположенные или в густом лесу, где добывали мед и пуш­
нину, или на лесных берегах небольших рек-притоков, в кото­
рых ловили рыбу. Надо сказать, что татаро-монголы опасались
лесных пространств. Их конница была приспособлена к степ­
ным просторам, где можно было скакать лавиной и видеть вра­
га. Но на лесных дорогах татаро-монголы не чувствовали себя в
безопасности: по лесным узким дорогам можно было двигаться
только одному или двум всадникам в ряд и ждать нападения и
слева, и справа, и даже сверху, с деревьев. Невозможно было
также по лесным дорогам тащить технику (например, осадные
устройства, тараны). Поэтому монгольское нашествие не затро­
нуло ни Новгорода, ни Пскова, ни Великого княжества Литов­
ского: дороги к ним шли через леса.
Сохранилось и духовенство, к тому времени значительно по­
полнившееся русскими епископами и священниками, а потому
в еще большей степени объединявшее русский народ. Надо за­
метить, что татаро-монголы с опаской и уважением относились
к чужой религии, а потому старались духовенство не трогать.
Однако, несмотря на тяжелый ущерб, который нанесло на­
шествие, татаро-монголы, кочевой народ, не имевший даже
своего постоянного центра, не имели возможности включить
Русь в свою империю, они смогли только подчинить ее себе:
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
22

сжечь города и села, ограбить население и заставить его пла­


тить дань.
Князья, оказавшись, с одной стороны, данниками, с другой сто­
роны, продолжали быть владетелями земель, оставались феодаль­
ной верхушкой Руси, потому что внутренние сословные отноше­
ния в Древнерусском государстве нашествие затронуть не могло.
Завоеватели с самого начала вынуждены были опираться на рус­
ских князей, привлекая их к сотрудничеству в обмен на сохране­
ние их привилегий. Недаром золотоордынские ханы предлагали
великое княжение тем князьям, которые прославились своими
подвигами. Так, хан Батый в письменной форме предложил Алек­
сандру Невскому сотрудничество, и Александр Ярославич в 1248
году получил ярлык на Великое княжение Киевское, правда, уже
по смерти Батыя и даже хана Гуюка, от вдовы Гуюка — Огул Гай-
миш. А в 1252 году сын хана Батыя, Сартак, вручил Невскому яр­
лык на Великое княжение Владимирское.
Таким образом, нашествие татаро-монголов и татаро-мон­
гольское владычество в значительной степени затормозили, но
не изменили характер развития социальных отношений на
Руси. Удельный период не закончился, он в новом качестве, но
продолжился и под татаро-монгольским игом. Мало того, вы­
дача ханами Золотой Орды ярлыка на Великое княжение, как
ни странно, способствовала созданию Московского государ­
ства и в конечном итоге освобождению от татаро-монгольского
ига. Ярлык на Великое княжение выделил Великого князя
сначала Владимирского, а затем Московского, и дал возмож­
ность Ивану Калите, Великому князю Московскому (1325—
1340), начать объединение русских княжеств вокруг Москвы.
Для этого он использовал титул Великого князя Московского
и всея Руси, право сбора дани на Руси, купленное им у золото­
ордынского хана, но в большей степени — Церковь. Привле­
кая в Москву духовенство, используя строительство Успенско­
го собора и митрополичьего подворья в Москве, перевод
митрополита Петра со всем его клиром в Москву, а после смер­
ти святителя Петра и причисления его к лику святых, захоро­
нение его в Успенском соборе, затем поселения его преемника
митрополита Феогноста во вновь выстроенном московском
митрополичьем подворье, Иван Калита в результате добился
того, что Москва стала резиденцией Митрополита всея Руси,
хранительницей святыни — мощей святого Петра, стала цер­
ковной столицей Руси.
Основными источниками изучения сословий в удельный пе­
риод являются договорные и духовные (завещания) грамоты
Краткий очерк истории сословий в России
23

князей. В них имеется обильная информация о внутренних со­


циальных отношениях в русском обществе. Известно 16 ду­
ховных грамот этого периода, в том числе одна из первых —
духовная Великого князя Владимирского и Московского Ива­
на Даниловича Калиты и более 50 договорных грамот, среди
которых договор Великого князя Московского Дмитрия Ива­
новича Донского с его двоюродным братом Владимиром Анд­
реевичем, князем серпуховским и боровским; договор Велико­
го князя Московского Василия II Васильевича Темного с
князем боровским Василием Ярославичем, составленная око­
ло 1456 года. В духовных и договорных грамотах стала
использоваться новая сословная терминология, отличная от
терминологии «Русской Правды» во всех ее редакциях. В.О. Клю­
чевский отметил, что «название «княжих мужей» для высше­
го класса общества теперь исчезает, заменяясь званием бояр,
которое, сохраняя прежнее экономическое значение привиле­
гированных землевладельцев, получает новое значение, юри­
дическое: это — «высший класс служилого сословия» по оте­
честву. Младшая дружина, прежде носившая название
детских, или отроков, стала называться детьми боярскими
(так как отличалась от других своим происхождением) и слу­
гами вольными, слугами дворовыми, или дворянами. Неслу­
жилое население, свободные данники, которых «Русская
Правда» называла «людьми» (горожане и смерды), в договор­
ных грамотах стали именовать людьми черными, или земски­
ми. Полные холопы, прежде называвшиеся «обельными», в
договорных грамотах получили название челядь дерноватая,
потому что при покупке холопа изображение дерна на грамоте
служило знаком, что холоп приобретается в полную собствен­
ность, отсюда и название дерноватый. При этом покупателю
холопа выдавалась грамота дерноватая — письменное сви­
детельство купли и полного закрепощения.
Но дело заключалось не только в переименованиях отдель­
ных сословий и сословных групп. Изменился характер взаимо­
отношений между удельными князьями, а также между князь­
ями и свободными людьми, жившими на территории удела,
принадлежащего князю.
В Киевской Руси князь, получивший удел от великого князя,
отца или старшего брата, был тесно связан не только родствен­
ными узами, но и, как наместник князя, обязательством вып­
лачивать оговоренную долю собираемой с населения дани.
В монгольский период удельный князь освободился от таких
обязательств. Он подчинялся золотоордынскому хану, которого
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
24

называл царем, обязан был платить ему дань, которую назна­


чал хан. Хан выдавал ярлык на княжение, и этот ярлык нужно
было купить у хана дорогой ценой: привести в Орду драгоцен­
ные подарки хану и его жене, и его детям, и его близким род­
ственникам, и важным вельможам. Получив ярлык на княже­
ние, князь считал свой удел княжеством, а себя — обладателем
земель этого княжества, но люди, населявшие эти земли и слу­
жившие князю, а также платившие ему дань за пользование
землей, могли в любой момент покинуть его, переехав к друго­
му князю на служение или на проживание. Только холопы —
челядь дерноватая — не имели права отъезда.
Однако люди, оставшиеся в живых после первой волны на­
шествия татаро-монголов, потерявшие близких, разоренные и
ограбленные, стали по духу ближе к князю, надеясь на его по­
мощь. А князья искали защиты и покровительства у ханов Зо­
лотой Орды.
Даже Александр Невский, народный герой, канонизирован­
ный Русской Православной Церковью как Святой, сотрудничал
с татаро-монголами, принял из их рук Великое княжение, соби­
рал для них дань не только в своих княжествах, но и в других, в
1257 году помогал ордынцам провести перепись населения Руси
с целью увеличения дани, в том числе и в Новгороде, который
монгольские орды не захватывали, а в 1262 году, после того как
жители Новгорода, Ростова, Суздаля и других городов восстали
против ордынских сборщиков дани, урегулировал отношения с
ордынцами, предотвратив тем самым страшнейшее кровопро­
литие и разорение, которые должны были провести ордынцы в
наказание восставшим.
А объясняется это сотрудничество очень просто. Русь не
смогла противостоять нашествию не только потому, что не
было согласия между русскими князьями. Даже если бы все
русские князья единодушно сплотились, они все равно не
смогли бы остановить нашествие, во-первых, потому, что тата­
ро-монголы численно превосходили русских в несколько раз;
во-вторых, потому, что татаро-монгольское войско имело бо­
лее четкую, чем у русских войск, организацию: тьма (10 тыс.
воинов) с темником во главе, тысяча с тысячным во главе, сот­
ня — с сотником, десять — с десятником, а русские князья
возглавляли каждый свою дружину, да еще и незнакомых им
воев — городское ополчение. В-третьих, и это особенно важно,
татаро-монголы имели особое для того времени вооружение:
не только луки со стрелами, нагайки и арканы у всадников, нс
вывезенную в основном из Китая военную технику для дальне­
Краткий очерк истории сословий в России
25

го боя: стенобитные машины, камнеметы, позволявшие осы­


пать градом камней защитников крепостей на стенах, а также
порох, сосуды с горячими ядовитыми жидкостями, предвест­
никами гранат, которые лопались при падении и буквально
сжигали стоявших рядом людей. А русское войско имело на
вооружении луки, пики, нагайки, шестоперы, то есть оружие
только для ближнего боя. Защитники крепостей могли лишь
вручную лить на головы штурмующих кипяток и бросать кам­
ни. Приближение их к краю стены с кипятком или камнем,
как правило, грозило смертью.
Александр Невский, будучи человеком просвещенным, пони­
мал бесполезность сопротивления, которое могло привести
лишь к большим потерям, и возможно, к уничтожению госу­
дарственности на Руси. Сотрудничество с Ордой позволяло кня­
зю его умелой политикой предотвращать разорительные наше­
ствия ордынцев на Русь. Невскому удалось добиться
освобождения русских от обязанности выступать с войском на
стороне ханов в их войнах с другими народами и тем самым со­
хранить многие жизни русских воинов.
Вот почему не только Церковь, но и светская власть (импе­
ратор Петр I в 1724 году, императрица Екатерина II в 1790
году и последующие императоры) чтили Александра Невско­
го. Его мощи перенесли из Владимира в Санкт-Петербург, где
была построена для них Александро-Невская церковь, а затем
ларец с его мощами в серебряном саркофаге (раке) был захоро­
нен в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры, где
этот ларец после долгих мытарств в советское время находится
и теперь.
Но вернемся к нашей основной теме — характеристике сосло­
вий в период XIII—XV веков. Итак, удельный князь на принад­
лежащей ему территории пользовался верховными правами:
распоряжался своим имуществом и слугами (холопами, челя­
дью), устанавливал в своем уделе свои правила, судил и испол­
нял условия подписанных им договоров с князьями, его соседя­
ми, даже с братьями и другими родственниками, со служилыми
людьми — боярами и дворянами, с княжими холопами (при­
казчиками), со свободными людьми, проживавшими на его зем­
ле. Получая ярлык от золотоордынского хана, он и с ним зак­
лючал договор на выплату ему дани в определенной сумме.
Таким образом, характерные особенности жизни сословий в
эти времена, в отличие от домонгольского периода, заключа­
лись в договорных взаимоотношениях: 1) между великим и
удельным князем; 2) между удельными князьями; 2) между
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
26

князем и его служилыми людьми — боярами и дворянами; 3)


между князем и городскими и сельскими тягловыми людьми
(людьми черными, или земскими); 4) между князем и дернова­
той челядью (холопами); между боярами; 5) между боярином и
его холопами; 6) между боярином и общиной черных, или зем­
ских, людей. Все эти отношения основывались на договоре, а не
на общем законе.
Удельный князь по собственному желанию мог заключить дого­
вор, например, с Великим князем Владимирским, а затем (напри­
мер, с 1432 г.) с Великим князем Московским, становясь у него
подручным князем, то есть обязанным участвовать в походах ве­
ликого князя, приходить ему на помощь в случае нападения вра­
гов. Это был личный договор, который заключали с великим кня­
зем не все, а только те удельные князья, которые считали
разумным и выгодным стать подручными великого князя.
Вольные служилые люди на основе договора обладали как бы
сословным правом переходить на службу к другому князю даже
в том случае, если их земли находились на территории того
удельного князя, от которого они уходили. Ведь каждый боя­
рин или дворянин, с одной стороны, был служилым у князя, но,
с другой стороны, он был землевладельцем. Переходя на служ­
бу к другому князю, он не лишался земель, приобретенных им в
покидаемом княжестве. Как вольный служилый человек, боя­
рин или дворянин воевал под знаменами того князя, к которому
перешел на службу. А как землевладелец, он подчинялся тому
князю, в княжестве которого находилась его вотчина, то есть
платил ему такую дань, которую ему назначал удельный князь,
получал в своей вотчине такую служебную власть, какую ему
предоставлял князь, и освобождался или не освобождался от
тех или иных поземельных даней и повинностей, какие опреде­
лял ему князь. Боярин или дворянин в случае нападения на го­
род того удельного княжества, на территории которого находи­
лись его земельные владения, то есть в случае «городной
осады», обязан был защищать этот город от внешнего врага.
В договоре 1405 года Великого князя Владимирского Василия I
Дмитриевича, сына Дмитрия Донского, с братьями: Юрием
(князем галичским и звенигородским), Андреем (князем мо­
жайским), Петром (князем дмитровским) и Константином
(князем угличским) говорится: «А кто которому князю служит,
где бы ни был, полезти ему (идти в поход) с тем князем, которо­
му служит; а городная осада, где кто живет, тому туто сести».
Отношения удельного князя с черными, или земскими, людь­
ми тоже строились на договорной основе, но не на личных дого­
Краткий очерк истории сословий в России
27

ворах, а на договоре с целой общиной, городской или сельской,


что создавало в этой общине круговую поруку в исполнении ус­
ловий пользования землей, выплаты дани и выполнения повин­
ностей. Черный, или земский, человек был свободен в выборе
того или иного княжества. Он мог вступить в общину, которая
была связана договором с князем, но если ему не нравились усло­
вия, предлагаемые князем, он имел право переехать в другое
княжество и вступить в общину там. Вольные городские люди
снимали у князя торгово-промысловые и ремесленные объекты,
платя ему за них или договариваясь о тягле, труде на него. Сельс­
кие черные люди снимали у князя пахотные земли и орудия тру­
да, а за это тянули тягло — работали на князя, или платили ему.
Таким образом, вольными в своих правах людьми были не
только бояре, дети боярские и дворяне, но и черные люди, в том
числе и сельские христиане, которые с течением времени стали
называть крестьянами, так как они носили крест и крестились.
Отношения с холопами тоже устанавливались при помощи до­
говора, так как холопы были разных категорий, полными или
временными (например, княжии ключники и приказчики).
Что касается слуг дворских, при княжеском дворе несших
различные хозяйственные службы: конюхов, подъячих, дья­
ков, стряпчих, псарей, садовников, дворцовых пчеловодов (борт­
ников), каретников, шорников, седельников и других ремес­
ленных и чернорабочих людей, то они состояли из холопов и
слуг вольных, лично свободных людей, работавших у князя по
договору. Вольные дворцовые слуги получали от князя земель­
ные участки, но эта земля давалась им не в собственность, а
только на время их службы, как бы в аренду. При уходе этих
людей от князя земля у них отбиралась.
Итак, второй период в истории сословий, удельный, был в
Московском и других княжествах временем свободных людей
всех сословий, кроме холопов (челяди). Однако существовала
общая для всех сословий зависимость — подчинение Золотой
орде, данниками которой они были. А потому все сословия
были объединены общей идеей — освобождения от татаро-мон­
гольской зависимости.
Третий период можно, на наш взгляд, обозначить временем со
второй половины XV века до конца XVI века, до Смутного време­
ни, и считать с начала правления Великого князя Московского
Иоанна III Васильевича (1462), потому что при Иоанне III:
— Московское княжество объединило вокруг себя многие
удельные княжества, включив их в свой состав, что позволяет
его признать Московским государством;
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
28

— факт возвышения Москвы и объединения вокруг нее быв­


ших удельных княжеств, получение ею статуса политической и
церковной столицы «всея Руси», явился показателем конца
удельного периода в истории России и начала движения к абсо­
лютной монархии;
— в ноябре 1480 года Великий князь Московский Иоанн III
отказал золотоордынскому хану Ахмату в выплате дани, на гла­
зах его послов разорвав ханскую грамоту. 12 ноября 1480 года
считается первым днем независимости Руси и последним днем
татаро-монгольского ига;
— сформировался Государев двор как центр управления го­
сударством; была установлена иерархия придворных чинов; ти­
тул (звание) боярина преобразовался в главный чин Государева
двора, а затем стал думным чином. Теперь господствующие со­
словия — бояре и дворяне — стали служивыми людьми велико­
го князя, его слугами, его подданными (от слова «под данью» в
широком смысле).
Все эти события оказали существенное влияние на формиро­
вание сословий и внутреннюю их структуру. Правовой основой
Для сословий оставались «Русская Правда», Судебники вели­
ких князей, но основные законы в этот период представляли
Судебник и указы Великого князя Иоанна III Васильевича
(1497) и Великого князя Василия III.
В начале третьего периода истории сословий общество Мос­
ковской Руси делилось на: 1) господствующее привилегирован­
ное сословие ближних и думных бояр во главе с Великим кня­
зем, Государем всея Руси, самодержцем (уже в то время
фактически царем по своему значению); 2) служивые сословия
и сословные группы по отечеству: князья, бояре, московские и
городовые дворяне и дети боярские; 3) сословия нетяглые, при­
вилегированные — духовенство и купечество; 4) сословия тяг­
лые — посадские и уездные люди, крестьянство; 5) сословие
слуг дворских, в том числе жильцов, и 6) сословие холопов.
Разряд служилых людей делился на 2 категории:
— чины служилые по отечеству (то есть по происхожде­
нию) — бояре и дворяне как чины Государева двора, и они же в
звании воевод, полковников, сотников (в том числе и стрелец­
ких), десятских, представляя собой командный, привилегиро­
ванный состав великокняжеского войска. К ним относилась и
сословная группа детей боярских как особое великокняжеское
формирование, охрана государя, великой княгини, великих
княжичей и княжон, а вне Москвы — удельных князей и бояр.
Они значились по спискам в Разрядных книгах, получали вот­
Краткий очерк истории сословий в России
29

чины и поместья, им полагался поместный оклад, то есть жало­


вание, назначаемое в зависимости от размера поместья. Они ос­
вобождались от большинства налогов и пошлин;
— чины служилые по прибору — ратные служилые люди
низших разрядов, верстанные из посадских людей, вольных
крестьян, казаков, охотников (по своей охоте вступивших в
войско) и находившихся под командой чинов служилых по оте­
честву. Они составляли кавалерию, пехоту и артиллерийскую
прислугу. Им платили весьма скудное жалование из велико­
княжеской казны, кормили и выдавали обмундирование, ору­
жие и боеприпасы. Они были вооружены, особенно пехотинцы,
пиками и другим холодным оружием.
В XVI веке, в правление Иоанна Грозного, были созданы но­
вые полки стрельцов, но это была сословная военно-торгово-аг­
рарная группа населения, квалифицированная законодатель­
ными актами как сословие. В стрелецкие полки верстали
желающих не только с военной точки зрения как служилых по
прибору, но давали стрелецким семьям землю, которую они
возделывали. Стрельцы получали денежное жалованье и пол­
ную амуницию: обмундирование (сукно для кафтана, материю
на подкладку, кусок бархата и соболь на шапку), оружие (пика,
сабля, пищаль с боеприпасами — порохом и селитрой), хлеб и
соль. Они имели право на торговлю, мелкое предприниматель­
ство и ремесленничество, и многие стрельцы, московские и го­
родовые, занимались торговлей и имели свой промысел.
На службе у русского царя появились городовые казаки, ко­
торые в более поздние времена сформировались в военно-аграр­
ное сословие — казачество.
Государев двор, имевший сложную иерархию чинов, выпол­
нял 2 функции: центра управления государством и обслужива­
ния государя, его семьи и вельмож, постоянно находившихся
во дворце: ближних бояр при великом князе, а затем царе, и
верховых боярынь при великой княгине, а затем царице.
Для выполнения первой функции при Государевом дворе
была образована Боярская дума, которая состояла из думных
чинов: бояр, окольничих, думных дьяков, а к началу XVI века
еще и думных дворян. Возглавлял Боярскую думу тысяцкий,
первый помощник великого князя. Однако фактически руко­
водство Боярской думой принадлежало Государю. Государь
назначал своих подданных из привилегированных сословий
на важные посты; введенных, или ближних бояр, в качестве
его советников в Боярскую думу или в Тайную думу; бояр и
окольничих на «пути» — возглавлять Приказы, посольства в
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
30

разные страны, быть городовыми и полковыми воеводами, а


также головами. Стольники и чашники, большинство из кото­
рых были сыновьями из княжеских и боярских семейств, не
только носили яства на царских пирах. Во время приема инос­
транных послов статные красавцы из их числа стояли вокруг
государя рындами в белых одеждах с серебряными топорика­
ми. Иногда их отправляли с посольствами в другие страны,
посылали служить в Приказах, выполнять разные, в том чис­
ле и личные, поручения Государя. Стряпчие с платьем и
стряпчие с путем работали во дворце при Государе, но некото­
рых из них могли послать в другие города с целью ревизии го­
родовых воевод.
Все служилые, и по отечеству, и по прибору, делились на мос­
ковских и городовых. Одни (московские) служили в стольном
граде Москве и считались рангом выше, а другие (городовые) —
в городах, в провинции, и были по значимости ниже московс­
ких, что отражалось и на их довольствии.
Все чины Государева двора обязаны были служить с 18 лет и
«по гроб жизни». Это правило, ограничивавшее свободу даже
привилегированных сословий, стало основным, в течение пос­
ледующих трех веков характерным правилом жизни. Высшие
чины Государева двора даже жениться могли только с разреше­
ния царя. А потому и ближние, введенные бояре, не говоря обо
всех остальных чинах, в челобитных к царю именовали себя
униженно «холопами», «недостойными Ивашками, Васятка­
ми» и пр. Что же можно было говорить о тяглых сословиях?
Судебником Ивана III 1497 года свободный переход крестьян
к другому хозяину был ограничен Юрьевым днем — 26 ноября,
когда разрешалось переходить к другому владельцу земли в
одну неделю до этого дня и одну неделю после. Иоанн Грозный в
1581/82 году объявил о «заповедных годах», когда отменялось
на несколько лет право перехода крестьян от одного владельца
к другому. Уже не каждый Юрьев день предоставлял это право,
а только один раз в два-три года. В царствование Феодора Иоан­
новича по настоянию бояр Юрьев день был вообще отменен. Это
были показатели начала абсолютной монархии и полного закре­
пощения крестьян. Свободолюбивые русские крестьяне стали
убегать от своих владельцев, и эти побеги скоро превратились в
массовые. В 1597 году вышел указ Феодора Иоанновича, подго­
товленный Борисом Годуновым, об «урочных летах», то есть о
продлении срока сыска беглых крестьян с 3 до 5 лет. Крестьян
ловили и возвращали прежним владельцам, которые их жесто­
ко наказывали за побег.
Краткий очерк истории сословий в России
31

С середины XVI века, когда Московским государством стал


править царь и оно приобрело статус Московского царства, все
существовавшие сословия — и привилегированные, и нетяг­
лые, и тяглые — оказались под рукой царя «холопами», его
подданными, и царь мог расправляться с любым человеком, не
взирая на его чин и родовитость, вплоть до его физического
уничтожения. От царя, главного владетеля всея Руси, побежа­
ли не только крестьяне и посадские, но и бояре. Правда, Иоанн
Грозный в отношении бояр и князей проводил политику «кнута
и пряника»: казнил всех, кто казался ему изменником, но и
миловал, чему свидетельством может явиться Тысячная книга
о пожаловании земель, так называемого «поместного оклада»
для 1000 человек из детей боярских (1550).
Тысячная книга показывает, что сословное сознание царя
было настолько крепко, что количество пожалованных земель
каждому сыну боярскому зависело не от усердия того в службе,
не от его человеческих качеств и достоинств, не от проявленно­
го мужества в делах, а от того, из какой семьи этот боярский
сын. Если это семья родовитых бояр, то полагалось ему по пер­
вой статье 200 четей земли (четь — 1,5 десятины), если менее
родовитых бояр или окольничих, то по второй статье — 150 че­
тей, а для худородных, набранных в дети боярские из семей
окольничих, московских дворян, думных дьяков, даже из горо­
довых дворян (по третьей статье) — 100 четей.
Надо сказать, сословный подход к назначению привилегий и
льгот проявлялся во всех юридических актах того времени.
В 1598 году, на рубеже XVII века, скончался царь Феодор
Иоаннович, последний из династии Рюриковичей на Россий­
ском престоле. Началось время Смуты и боярского правления
(Борис Годунов, Василий Шуйский, Семибоярщина). Борьба с
нашествиями Лжедмитриев, поляков, шведов, объединила лю­
дей всех сословий, защищавших Россию. Героями стали пред­
ставители разных сословий: князь Дмитрий Пожарский, посад­
ник Козьма Минин и крестьянин Иван Сусанин. Победа была
одержана в конце 1612 года. На Земском соборе 1613 года был
избран царь — 16-летний Михаил Феодорович Романов. Нача­
лась эпоха Дома Романовых.
Четвертый период истории сословий, на наш взгляд, охваты­
вает XVII век — царствования Михаила Феодоровича, Алексия
Михаиловича, Феодора Алексиевича и начало правления царя
Петра, до 1721 года, до объявления Петра I императором, а го­
сударства Российской империей.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
32

Последствия Смутного времени настолько горестно отрази­


лись на производительных силах страны, что на их восстанов­
ление ушло три десятилетия, с 20-х по 50-е годы XVII столетия.
Особенно пострадало сельское хозяйство. И помещичье, и крес­
тьянское хозяйства в основном носили натуральный характер,
а, следовательно, крестьяне имели то, что производили сами, а
помещик довольствовался крестьянским натуральным оброком
в виде птицы, яиц, масла, мяса, сала, даров леса и изделий про­
мыслов (полотно, грубое сукно, деревянная и глиняная посуда,
плетеные изделия из лозы и проч.). Пострадали и промыслы,
имевшиеся у бояр: винокурни, поташные и железноделатель-
ные заводы. В меньшей степени — солеварение, которым в ос­
новном занимались монастыри.
Ведение хозяйства, как крестьянского, так и помещичьего,
было отсталым, нерентабельным, что и определило долгий путь
восстановления и сельского хозяйства, и промыслов. Царь
Алексий Михаилович создал в своей вотчине Измайлово образ­
цово-показательное хозяйство, и это ему удалось настолько ус­
пешно, что Измайлово неизменно вызывало восхищение у ино­
странцев, приезжавших специально, чтобы ознакомиться с
ним. Идея, которую воплотил царь, заключалась в том, что он
соединил результаты сельскохозяйственных работ с промысло­
выми. Так, выращивание льна сопровождалось затем его обра­
боткой, производством полотна, приготовлением из него разного
рода изделий и пошива из него одежды. Мастерицы царицыной
светлицы украшали эти изделия вышивками.
Найденная на территории Измайлова глина использовалась
для кирпичного завода, изделия которого затем применялись в
строительстве конюшен, коровников, овчарен, свинофермы и в
производстве глиняной посуды для нужд царских вотчин и кре­
стьян из промысловых деревень. Измайловские заводы: метал­
лургический, выпускавший гвозди, орудия труда, сошники,
металлические части упряжи и др., и стекольный, производив­
ший стеклянные стаканы, чарки, кружки, кувшины и проч., —
служили удовлетворению нужд дворцового хозяйства, в том
числе теремного дворца и вотчин, принадлежавших царской
семье. Царь Алексий Михаилович старался, чтобы его Измай­
ловская вотчина послужила для других вотчинников и поме­
щиков образцом ведения хозяйства.
В связи с тем, что российское общество середины XVII века
стало испытывать серьезные противоречия между сословиями
привилегированными и тяглыми, что приводило к бунтам и
восстаниям, определяющей тенденцией государственной по­
Краткий очерк истории сословий в России
33

литики явилось дальнейшее укрепление феодально-крепост­


нических порядков, основа для которых была заложена в пре­
дыдущих периодах истории сословий. И это с наибольшей
ясностью проявилось в Соборном уложении 1649 года. Непос­
редственной причиной создания Соборного уложения было
московское восстание в 1648 году, вспыхнувшее на основе со­
словных противоречий. Однако глубинные причины крылись
во все более развивающемся процессе перехода общества от со­
словно-представительной монархии, проявлявшей себя в Зем­
ских соборах, к абсолютной монархии, с одной стороны, и в
начавшемся процессе консолидации тягловых сословий, с дру­
гой.
Соборное уложение 1649 года было первым печатным памят­
ником русского права, что имело огромное значение в истории
русского законодательства, так как до этого все царские указы
и законы для оповещения населения провозглашались в храмах
и на наиболее важных площадях, таких, как, например, Ива­
новская площадь в Кремле (отсюда фразеологизм — «кричать
во всю Ивановскую»).
Следует отметить, что Соборное уложение 1649 года не утра­
чивало своего значения в течение более двухсот лет. В 1830 году
М.М. Сперанский включил его в «Полное собрание законов Рос­
сийской империи», открыв это издание текстом Уложения. Не­
которые положения Соборного уложения были использованы
через 200 лет, в царствование Николая I, при создании «Уложе­
ния о наказании» (1845). Объясняется актуальность законов
XVII века в веке XIX тем, что в Соборном уложении ясно про­
слеживается их сословная сущность, установление ими госу­
дарственной системы крепостного права и тенденция к укреп­
лению самодержавного строя.
В преамбуле к Уложению говорится о его якобы всесослов­
ном соборном обсуждении и утверждении: «А для того своего
государева и земского великого царьственного дела указал госу­
дарь по совету со отцем своим и богомольцем святейшим Иоси­
фом патриархом Московским и всея Русии, и бояре приговори­
ли выбрать из столников, и из стряпчих, и из дворян
московских, и из жилцов ис чину по два человека, а такъже
всех городов из дворян и из детей боярских взяти из больших
городов, опричь Новагорода, по два человека, а из новгородцов
с пятины по человеку, а из менших городов по человеку, а из
гостей трех человек, а из гостиные и суконные сотен по два че­
ловека, а ис черных сотен, и из слобод, и из городов с посадов по
человеку добрых и смышленых людей, чтобы его государево
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
34

царьственное и земское дело с теми со всеми выборными людь­


ми утвердити и на мере поставити, чтобы те все великие дела по
нынешнему его государеву указу и Соборному уложенью
въпредь были ничем нерушимы». Этот перечень участников Со­
бора и тех, кому было дано задание написать Уложение, дает
нам сведения о существовании в середине XVII века следующих
сословий: духовенство (патриарх, митрополиты, архиепископы
и епископы и весь освященный собор); князья; государево бояр­
ство; чины Государева двора (окольничие, думные люди,
стольники и стряпчие); дворяне, московские и городовые; дети
боярские и жильцы; гости (купцы); промысловые люди, впос­
ледствии купцы-промышленники (гостиные и суконные сотни);
свободные крестьяне (черные сотни); ремесленники и работные
люди (из слобод) и посадские люди (с посадов). Все перечислен­
ные сословия включали людей свободных. Выборных от тягло­
вых сословий — крепостных крестьян и холопов — на собор не
пригласили, хотя многие статьи закона касались, прежде всего,
именно их. Нет там упоминания о приглашении казаков и
стрельцов, но в Уложение включены три статьи главы XXIV «О
стрелцах» и две статьи главы XXIII «Указ о атаманех и о каза-
кех».
«Глава I. А в ней 9 статей о богохульниках и церковных мя­
тежниках» посвящена была защите православной веры, Церк­
ви и духовных лиц. Защита православного духовенства проя­
вилась и в главе X «О суде», где за оскорбление высшего
духовенства со стороны бояр, окольничих и других государевых
чинов полагались немалые штрафы, до 200—300 рублей. Глава
XII в трех статьях определяет особо суд «патриарших приказ­
ных и дворовых всяких людей и крестьян», как бы отделяя пат­
риарший суд от суда государева, а вместе с тем и духовенство,
как особое привилегированное сословие, от других сословий.
22 статьи главы II «О государьской чести и как его государь-
ское здоровье оберегать» посвящены Государю, его чести и дос­
тоинству, его неприкасаемости и неприкасаемости чинов Госу­
дарева двора. Статьи предусматривают жесточайшие
наказания через смертную казнь для изменников и даже для их
родных и детей, знавших об измене и не донесших о том. В пер­
вой же статье говорится о самом жестоком наказании даже
только за помыслы о покушении на государя: «Будет кто каким
умышленьем учнет мыслить на государьское здоровье злое
дело, и про то его злое умышленье кто известит, и по тому изве­
ту про то его злое умышленье сыщетца допряма, что он на царь-
ское величество злое дело мыслил и делать хотел, и такова по
Краткий очерк истории сословий в России
35

сыску казнить смертию». Та же участь ждет того, кто «при дер­


жаве царьского величества, хотя Московским государьством
завладеть и государем быть, и для того своего злово умышленья
начнет рать збирать, или кто царьского величества с недруги
учнет дружитца и советными грамотами ссылатца, и помочь им
всячески чинить, чтобы тем государевым недругом по его ссыл­
ке Московским государьством завладеть или какое дурно учи­
нить, и про то на него кто известит, и по тому извету сыщетца
про тое его измену допряма, и такова изменника по тому же
казнить смертию». А того, кто изменою зажжет город или дво­
ры и будет пойман, «его самого зжечь безо всякого милосер­
дия», «а поместья и вотчины и животы изменничьи взять на го­
сударя». За недонесение на заговор против его царского
величества полагалась смертная казнь. Статья 21 предусматри­
вает «казнити смертию безо всякой пощады» тех заговорщи­
ков, кто явится толпой к царю, его государевым боярам, к
окольничим, думным или ближним людям, к воеводам, к при­
казным людям и начнет грабить и убивать. Но и за ложное воз­
буждение «слова и дела государева» предписывается «чинить
жестокое наказание, что государь укажет».
Глава III «О государевом дворе, чтоб на государевом дворе ни
от кого никакова бесчиньства и брани не было» посвящена не
только чести Государя, но «чести государева двора», где «при
царском величестве в его государеве дворе и в его государьских
полатах не опасаючи чести царьского величества» было запре­
щено кого бы то ни было обесчестить словом, ударить рукой, а
тем более применить оружие. За эти действия на государевом
дворе и в государевых палатах полагались наказания, в зависи­
мости от совершенного деяния: либо тюремное заключение,
либо наказание плетьми, либо отсечение руки, поднявшей ору­
жие, а если подвергшийся нападению умрет, то, как за убий­
ство, — смертная казнь.
Таким образом, рассмотрение законов только в главах II и III
показывает, что Русь в середине XVII столетия в своем главном
юридическом документе обозначила движение к абсолютной мо­
нархии: главным на Руси является царь, а остальные — бояре,
дворяне, дети боярские, жильцы — это его слуги, холопы царс­
кие, не говоря уж о податных слоях населения. Все дела вершит
царь, думные чины подтверждают его приговор, а его слуги из
привилегированных сословий выполняют то, что обозначено
письменно в Уложении и что приговорили царь и его Дума.
В главах, касающихся крестьян и холопов, особенно в главе
XI «Суд о крестьянех», Уложение главное внимание уделяет
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
36

возвращению без урочных лет (сыска) беглых крестьян, бобы­


лей и холопов вместе с их семьями и скотом к их прежним хо­
зяевам с обязательной записью (регистрацией) их в писцовых
книгах Поместного приказа. Так закреплялось за всеми слу­
жилыми чинами по отечеству монопольное право владения
крестьянами, причем для феодалов это было наследственное,
потомственное право владения крестьянами, а для крестьян —
наследственное и потомственное право на закрепощение. Та­
ким образом, Соборное уложение 1649 года юридически офор­
мило крепостную зависимость крестьян, то есть провозгласи­
ло крепостное право.
Прикрепление к месту жительства касалось и посадских тяг­
ловых людей. В главе XIX «О посадских людех. А в ней четыре-
десять статей», в статье 19, говорится: «А которые московских
слобод посадские люди ныне живут в городех, а городовые по­
садские люди живут на Москве и в розных городех, и тем тяг­
лым посадским людям и впередь жить в тех местех, где они
ожилися, а с Москвы в городы по старине, и из городов к Моск­
ве, и из города в город их посадских тяглых людей не перево­
дить». Это прикрепление посадских людей к месту жительства
распространялось на всех посадских людей. Статья 20 главы
XIX гласит: «Да и тем посадским людем, которые живут ныне в
городех за патриархом, и за властьми, и за монастыри, и за боя-
ры, и за окольничими, и за ближними и всяких чинов людьми в
слободах, и тем всем быть в тех городех в посаде, где кто ныне
живет. А которые розвезены в уезды, в села и в деревни с поса­
дов, и тех всех сыскивая свозить на посады тех городов, где кто
сыскан будет». Это прикрепление к месту имело целью конт­
роль за тяглом и выполнением государственных повинностей.
Законы Уложения были направлены на расширение посада и
увеличение посадского населения, так как тягло и повинности,
наложенные на посадский люд, приносили казне наибольший
доход. Уже в главе 1 объявлялось: «Которые слободы на Москве
патриарши и митрополичи и владычни и монастырские и бояр
и окольничих и думных и ближних и всяких чинов людей, а в
тех слободах живут торговые и ремесленные люди, и всякими
торговыми промыслы промышляют, и лавками владеют, а госу­
дарственных податей не платят и служб не служат, и те все сло­
боды со всеми людьми, которые в тех слободах живут, всех взя-
ти за государя в тягло и в службы безлетно и бесповоротно,
опричь кабальных людей. [...] А которые и кабальные люди, а
отцы их и родители их были посадские люди или из государе­
вых волостей, и тех имать в посады жить. А впредь, опричь го­
Краткий очерк истории сословий в России
37

сударевых слобод, ничьим слободам на Москве и в городех не


быть. А у патриарха слободы взять совсем, опричь тех дворовых
людей [...], которым дается годовое жалованье и хлеб».
Для расширения территории слобод проводились перемеще­
ния вотчин и поместий, граничащих с посадом, в иные места, а
эти земли передавались государю и заселялись посадскими тяг­
лецами. Для этого запрещалось посадским продавать кому бы
то ни было свои тяглые дворы и свои лавки и производства, осо­
бенно иностранцам. Посадскими тяглецами объявлялись все,
когда-то жившие в посаде, и все пришедшие на жительство в
посад в результате женитьбы или замужества. А те, кто из по­
садских тяглецов ушел служить в стрельцы, должны были от­
дать в посад своих сыновей, а кто ушел в солдаты из посада,
обязаны были вернуться в посад на тягло. За нарушение зако­
нов Уложения не только били плетьми без пощады на торговых
площадях, но отбирались на государя и тягловые дворы, и лав­
ки, и солеварни и прочие производства. Все посады, а с ними
подати и государевы повинности должны были принадлежать
государю — Великому князю и царю, «Великия и Малыя и Бе-
лыя Руссии самодержцу».
Включение в Соборное уложение главы XXIII «О стрелцах»
(о подсудности стрельцов Стрелецкому приказу) и ряда статей о
стрельцах в главах VII, VIII, X, XVIII, XIX, XXV (о правовом,
экономическом положении стрельцов, о льготах) свидетель­
ствует о заметной роли стрельцов как военной и политической,
так и социально-экономической силы, что выделяет их из сре­
ды посадского сословия в отдельную сословную группу.
Глава XXIV «Указ о атаманех и о казакех. А в ней две ста­
тьи» говорит о возникновении в Русском государстве еще одно­
го сословия — казачества. Казаки стали служить русскому
царю по присяге в царствование Михаила Феодоровича. Они
участвовали в изгнании интервентов с русской земли, и их го­
лоса помогли избрать 16-летнего Михаила царем. В двух стать­
ях этого Указа казаки приравнивались ко всему населению Рос­
сии, потому что им, во-первых, предписывалось «в судных и во
всяких управных делех чинить указ по суду, и по крепостям, и
по сыску до чего доведется», а, во-вторых, относительно льгот
они приравнивались к стрельцам: им так же было разрешено
государевы печатные пошлины по иску до двенадцати рублей
не оплачивать (что было большой привилегией, потому что от
уплаты судебных пошлин не освобождалось ни одно из сосло­
вий, в том числе и бояре, и думные чины), а, в-третьих, за бесче­
стье атамана, или казака, или старосты самопальных кузнецов
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
38

(изготовлявших огнестрельное оружие) взималось в их пользу


пять рублей, а за рядового самопального кузнеца полагалось
«за бесчестье править по четыре рубли». Указ имел приложе­
ние, которое представляло собой как бы тариф вознаграждения
за утраты и потери домашнего скота и птицы, часто указывае­
мые в челобитных не только казаков, но и посадских, и торго­
вых людей, и представителей других сословий. Следует отме­
тить, что Уложение впервые в истории законодательства
феодальной России включило законы, специально посвящен­
ные казакам и их атаманам, сразу выделив казаков в особое со­
словие, имеющее привилегии.
Еще в XV веке на срочную службу при Государевом дворе ста­
ли набирать из числа городового дворянства молодых людей,
которые в качестве специальной дворцовой прислуги жили при
дворе и потому получили название жильцов. Это была особая
сословная группа в составе городовых дворян. Соборное уложе­
ние причисляло жильцов к дворянам и детям боярским и тем
самым объявляло их принадлежащими к сословиям привилеги­
рованным, к служилым людям по отечеству.
В 1682 году, в последний год царствования Феодора Алексие-
вича, было отменено местничество, которое весьма серьезно ме­
шало развитию всех областей государственного устройства.
Этот государственный акт ознаменовал начало стирания разли­
чий между дворянскими сословными группами: московскими
дворянами, детьми боярскими, городовыми дворянами и жиль­
цами, — и явился первым шагом к образованию единого дво­
рянского сословия.
Стремление Петра I к объединению войск для Азовских похо­
дов и в связи с этим включение стрелецких полков в общую ар­
мию привело к тому, что стрельцы, как сословная группа, поте­
ряли многие льготы и преимущества. После тяжелого
противостояния Нарышкиных и Милославских в борьбе за
власть, в котором страшйую роль сыграло кровопролитное вос­
стание стрельцов в 1682 году, волнения стрельцов в 1689 году,
после заточения царевны Софьи в Новодевичий монастырь
(07.09.1689), Петр вывел из Москвы несколько стрелецких пол­
ков в южные города, и стрельцы стали получать довольствие не
как московские, а как городовые стрелецкие полки. Пребыва­
ние стрельцов в чужих городах, вдали от их семей и промыслов,
потеря ими льгот, в том числе и отмена Петром земельных ок­
ладов, жалованье за службу по низшей категории привели к
стрелецкому восстанию 1698 года, в ходе которого стрельцы са­
мовольно двинулись с пушками на Москву. Петр жестоко рас­
Краткий очерк истории сословий в России
39

правился со стрельцами за их неповиновение, за их бунт: свыше


тысячи стрельцов были казнены, около тысячи сосланы в Си­
бирь. Стрелецкие полки были расформированы и слиты частью
с пехотинцами-ратниками, частью (стремянные) с кавалерией.
И хотя стрельцы принимали участие в дальнейших военных по­
ходах царя Петра, но в деле они, имея устаревшее вооружение,
обнаружили и плохую военную подготовку. Поэтому новый на­
бор в стрелецкие полки был прекращен. Создавая новую, регу­
лярную армию, Петр Указом от 17 ноября 1699 года объявил о
пожизненной воинской повинности всем сословиям и о наборе
рекрутов.
Так завершилось существование стрелецкой сословной груп­
пы в составе посадского сословия.
Последним, пятым периодом в истории российских сословий
можно, на наш взгляд, считать время существования Россий­
ской империи, то есть с начала XVIII века до 1917 года, когда
ЦИК объявил об отмене всех сословий.
Важнейшим событием этого периода, повлиявшим на состав
и внутреннее строение сословий, было учреждение Петром I Та­
бели о рангах в 1722 году. Император Петр не включил в Табель
о рангах чин боярина, считая его не чином, а сословным пред­
ставительством, и боярское сословие перестало существовать,
своими родами слившись с дворянским сословием. Перенесение
столицы из Москвы в Санкт-Петербург сильно снизило значе­
ние московских чинов и стерло различия между московскими и
городовыми дворянами. Перестали существовать и сословные
группы детей боярских и жильцов, по своему происхождению
также влившихся в общее дворянское сословие, которое стало
главным привилегированным, служилым и правящим сослови­
ем, вначале провозглашенным царем Петром как «шляхет­
ство».
Соборное Уложение 1649 года предусматривало возмож­
ность за особые заслуги перед государем и отечеством награж­
дать гостей (купцов) и людей посадских включением их в со­
словие городовых дворян. Петр развил это положение. В его
Указе от 16 января 1721 года говорилось: «Все обер-офицеры,
которые произошли не из дворянства, оные и их дети и их по­
томки суть дворяне, и надлежит им дать патенты на дворян­
ство». Дворянское сословие стало открытым для представите­
лей других сословий: каждый из ратных или гражданских
служилых людей, получив офицерский или гражданский чин,
равный ему по классу Табели о рангах с учетом старшинства
военного чина, становился дворянином. А повышение в чине
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
40

было возможно только за заслуги или за выслугу лет. Вместе с


отличившимся получали дворянство его жена и законные
дети. После этого Указа в дворянство хлынул поток тех, кто
получил дворянский патент и формально стал служилым по
отечеству. Обеспечить всех новых дворян окладами было не­
возможно. Система раздачи земли служилым людям по отече­
ству была отменена, дворяне, служившие на военной или
гражданской службе, стали получать только денежное жало­
ванье. Однако царское пожалованье земли вместе с крепост­
ными крестьянами за особые заслуги «перед царем и отече­
ством» продолжалось, и это приводило к значительному росту
дворянского землевладения.
Петр I пытался сгладить сословные различия, выдвигая на
важные должности «худородных» людей, но для строитель­
ства военных сооружений и кораблей ему были нужны люди
профессионально образованные, а таких было в то время труд­
но найти даже среди бояр и дворян. И ему пришлось при­
глашать на службу иноземных мастеров и профессиональных
моряков и в срочном порядке создавать элитарный слой насе­
ления, направляя молодое дворянство из числа стольников,
детей боярских, московских и городовых дворян, жильцов за
границу на обучение. Этот проект вызывал у бояр и дворян со­
противление. Петр издал указ, по которому молодые дворяне,
служившие стольниками у цариц и царевен, должны быть от­
правлены за границу на обучение. Почти все стольники цариц
разбежались по своим поместьям. Только первая супруга Пет­
ра, царица Евдокия, да родная сестра Петра, Наталья Алексе­
евна, сумели предоставить царю около сотни стольников для
отправки за границу. Несмотря на такое сопротивление, Петр
сумел выучить за границей молодых дворян и сделать их про­
фессионалами в основном в области кораблестроения и навига­
ции.
Серьезный удар Петр нанес и духовенству: было отменено
патриаршество, замененное Святейшим Синодом.
В недолгие годы правления Екатерины I и Петра II россий­
ские сословия не подвергались особым изменениям, оставаясь в
положении, которое определил царь и император Петр I: все
дворянство, кроме увечных и больных, обязано было нести во­
енную, гражданскую или придворную службу пожизненно. По­
садское и крестьянское сословия, как и раньше, должны были
нести тягло, различные повинности, в том числе и военную
службу, платить подушную подать не «с дыма», с хозяйства,
как прежде, до указов Петра I, а с каждой «души», то есть с
Краткий очерк истории сословий в России
41

каждого человека мужского пола, а также всякие другие нало­


ги, подати и сборы, которые Петр заново вводил чуть ли не каж­
дый месяц.
Анна Иоанновна 31 декабря 1736 года издала манифест, ко­
торым было предписано: во-первых, в целях укрепления эко­
номики, не всех дворян призывать на военную или граждан­
скую службу, а кого-то одного из семьи, по выбору отца или
родственников, оставлять для ведения хозяйства в экономиях
(поместьях); во-вторых, шляхтичи от 7 до 20 лет должны были
осваивать науки, а затем идти на службу сроком на 25 лет;
в-третьих, шляхтичи, которые в связи с болезнями или полу­
ченными ранами по свидетельствам будут неспособны к служ­
бе, могут выйти в отставку и быть отправленными домой до
урочных лет, то есть до истечения срока службы. Манифест
объявлялся вступившим в силу после окончания войны с тур­
ками. Но после войны желающих освободиться от службы ока­
залось так много, что пришлось издавать еще один указ о том,
что вопрос об отставке может решаться только в Сенате, а гене­
рал прокурор (в то время князь Никита Юрьевич Трубецкой)
обязан зорко следить, «чтоб вместо немощных здоровые, вмес­
то экономии для одной праздности от службы никто освобож­
ден не был».
Дворянское сословие, следуя указам Петра I, значительно по­
полнялось на военной службе простыми людьми, бывшими по­
садскими или крестьянами, за счет получения ими обер-офи­
церского чина, особенно во время войны. Освобожденные по
болезням или полученным на войне увечьям, они после отстав­
ки не знали, куда им идти: у них не было ни домов, ни помес­
тий. Петр I таких «дворян» отправлял в монастыри, которым
дал поручение заботиться о ветеранах, нуждающихся в уходе.
Таким образом, черное духовенство вынуждено было оплачи­
вать военные убытки государства.
Императрица Анна Иоанновна в Указе 1736 года, подготов­
ленном Бироном, предписала таких отставных от службы се­
лить близ границ государства, на пустых местах по Волге и впа­
дающим в нее рекам, то есть обеспечила таких дворян землей
для проживания и пропитания. Эти земли им, их женам и де­
тям отдавались во владение навечно, но с условием, что их
нельзя продавать, закладывать и отдавать дочерям в приданое.
Проводя промышленную политику, поощрявшую фабричное
производство и тем самым рост купеческого сословия, в данном
случае купцов-фабрикантов, Анна Иоанновна подписала Указ
от 6 апреля 1731 года, который разрешал фабрикантам: торго­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
42

вать своими товарами в собственных лавках; приобретать в ка­


честве рабочей силы крепостных крестьян, не имеющих земли;
прикреплять к фабрике бродяг и нищих, несостоятельных лиц
сроком на 5 лет — и предоставлял владельцам фабричных про­
изводств большие права в наказании рабочих. Надзор за фабри­
кантами поручался Коммерц-коллегии, которая, в случае от­
сутствия объявленного фабрикантом производства, лишала его
привилегий, дарованных ему этим законом.
Непомерные налоги, подати, сборы и повинности, а также не­
урожай 1731 года и пожары вызвали повальные побеги кресть­
ян из российской провинции, что значительно уменьшило и ос­
лабило крестьянское сословие.
Время царствования Елизаветы Петровны было ознаменова­
но идеей следовать во всем указаниям Петра I, в том числе и в
отношении сословий. Дочь Петра опиралась на дворянство, на­
зывая его «благородным» и всячески выражая заботу о нем,
особенно о тех дворянах, которые служили и учились за грани­
цей. Так, в 1743 году она распорядилась об открытии в Париже
церкви со всей полагающейся утварью, с православным свя­
щенником как для дворян посольства, так и для тех русских
людей, которые там бывают временно. Были такие же церкви
со всей утварью и православными священниками открыты и в
других странах, при дворах которых находились русские. На
самом деле это была забота не только о дворянах, но и о духо­
венстве, о торжестве православия за рубежом. Весьма набожная
Елизавета Петровна много внимания уделяла распространению
православия в многоконфессиональной России. Она помогала
миссионерской деятельности духовенства в деле обращения в
православие иноверцев (башкир, калмыков, татар и др.) при
строгом соблюдении закона о запрете перехода православных
людей в другую веру, особенно в католическую.
В 1743 году с одобрения императрицы Синод занимался де­
лами сект, таких, например, как «хлыстовщина», которые в
это время получили большое распространение. В связи с этим
в Москве была учреждена Синодом специальная следственная
комиссия, состоявшая из трех духовных лиц, которая занима­
лась выявлением и закрытием таких сект, сурово наказывая
их членов.
Елизавета Петровна распорядилась, чтобы проповеди в церк­
ви произносились не по тетрадке, а наизусть и чтобы придвор­
ные, присутствующие в церкви, не разговаривали друг с другом
во время службы.
Краткий очерк истории сословий в России
43

Дочь Петра, продолжая политику своего отца в отношении


развития промышленности и коммерции, восстановила Ману­
фактур-коллегию и Берг-коллегию, фактически упраздненные
Анной Иоанновной, и облегчила работу Коммерц-коллегии,
освободив ее от дополнительной деятельности, тем самым по­
могая росту промышленного и коммерческого потенциала
страны. Особое внимание уделялось развитию отечественного
производства различных сортов бархата и шелковых тканей,
чтобы не вывозить их из Персии, что было и дорого, и опасно
ввиду постоянно происходящих там усобиц. Приняты были и
финансовые меры. 3 мая 1753 года Елизавета Петровна пове­
лела Сенату учредить Государственный банк для дворянства.
В марте 1754 года Сенат представил императрице доклад об
учреждении Дворянского банка за счет сборов с продажи вина,
а несколькими месяцами позже — об открытии на основе
предложения П.И. Шувалова Купеческого банка из капиталь­
ных денег, находящихся на монетных дворах. Сословное нера­
венство проявилось в этом деле в том, что изначальный капи­
тал Дворянского банка, предоставляемый государственной
казной, был определен в 750 тыс. руб., а Купеческого банка —
только в 500 тыс. руб. Дворянский банк должен давать деньги
только русским дворянам и тем иностранным, которые имеют
вечное русское подданство и владеют в Великой России недви­
жимым имуществом — имениями, причем срок погашения
ссуды достигал трех лет. Купеческий банк должен был обеспе­
чивать кредитами только русских купцов, торгующих при Пе­
тербургском порте, и срок погашения ссуды в нем был ограни­
чен шестью месяцами.
О крестьянах заботы было мало. Граф Петр Иванович Шу­
валов постоянно сочинял новые проекты и придумывал но­
вые налоги, пошлины и сборы (например, возобновление
«мостовщины») и многое другое, о чем Екатерина II весьма
метко заметила, что все эти предложения «хотя и не весьма
для общества полезные, но достаточно прибыльные для него
самого».
В 1760 году начались волнения монастырских крестьян, ко­
торые били челом государыне на беззакония, разорения и мучи­
тельство со стороны монастырских властей. Волнения охватили
шесть монастырей, особенно волновались крестьяне можайско­
го Саввино-Сторожевского монастыря, которые вступили в бой
с посланным их укрощать отрядом из ста солдат во главе с ка­
питаном. Крестьянский напор был настолько силен, что отряд
солдат, в котором было ранено 30 человек, был вынужден отсту­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
44

пить к монастырю. Сенат послал на подавление волнений еще


200 солдат и потребовал от Синода, чтобы священники уговори­
ли крестьян смириться. Волнения происходили и в Сибири. Но
кардинальных мер для улучшения жизни крестьян правитель­
ством Елизаветы Петровны предпринято не было. Даже для ут­
верждения нового Уложения приглашены были представители
дворянства и купечества, но тяглые сословия в расчет приняты
не были.
После смерти императрицы Елизаветы Петровны на престол
взошел ее племянник, известный как император Петр III Фео-
дорович, который царствовал с 25 декабря 1761 года по 28
июня 1762 года, то есть всего полгода. За этот короткий срок
ему удалось вернуть из ссылки Бирона, Миниха и других из
той же команды, окружить себя родственниками, присвоив им
самые высокие чины, и на заседании Сената 17 января 1762
года объявить свое решение, касающееся дворянской службы:
«Дворянам службу продолжать по своей воле, сколько и где
пожелают, и когда военное время будет, то они все явиться
должны на таком основании, как и в Лифляндии с дворянами
поступается». На следующий день, 18 января, был опублико­
ван манифест о вольности дворянской, по которому все дворя­
не, на какой бы службе они ни были, были вольны оставаться
служить или уйти в отставку, но во время войны и за три меся­
ца до ее начала военные люди не имели права проситься в от­
ставку или брать отпуск. Неслужилые дворяне в любое время
могли ехать за границу, вступать на службу к иностранным
государям с тем лишь условием, что по первому требованию
российского правительства они немедленно должны возвра­
титься в Россию.
16 февраля был подписан указ о монастырских землях, уп­
равление которыми поручалось новой коллегии Экономии под
ведомством Сената. По этому указу монастырским крестьянам
определялась оплата в размере одного рубля в год и отдавалась
в аренду земля, которую они пахали прежде.
Постоянно происходили волнения крестьян, приписанных к
фабрикам и заводам, в том числе и в Москве, а также пашенных
крестьян на обширной территории центральной России.
28 июня 1762 года великая княгиня Екатерина Алексеевна в
результате дворцового переворота стала императрицей Екате­
риной II. Началась екатерининская эпоха с ее ярко выраженной
сословной политикой. Императрица считала, что необходимо
создать новое Уложение, новый свод законов, и приступила к
созданию основных его положений. В 1766 году она закончила
Краткий очерк истории сословий в России
45

свой законодательный труд, названный ею «Наказом», предпо­


лагая, что им воспользуется специальная комиссия для сочине­
ния проекта Уложения.
14 декабря 1766 года Екатерина II издала манифест, в кото­
ром она, напомнив, что предшествовавшие ей государи, видя
необходимость создания нового Уложения, делали попытки
его сочинения, «но как все вышеупомянутые намерения оста­
лись без желаемого успеха, то мы, усмотря все те же предками
нашими примеченные неудобства, начали сами готовить «На­
каз», по которому должны поступать те, кому от нас повелено
будет сочинить проект нового Уложения. И понеже наше пер­
вое желание есть видеть наш народ столь счастливым и до­
вольным, сколь далеко человеческое счастье и довольствие мо­
гут на сей земле простираться; для того, дабы лучше нам
узнать было можно нужды и чувствительные недостатки на­
шего народа, повелеваем прислать из нашего Сената и Синода,
из трех первых и изо всех прочих как коллегий, так и канце­
лярий, кроме губернских и воеводских, также изо всех уездов
и городов нашей империи в первостоличный наш город Моск­
ву депутатов полгода после дня обнародования в каждом месте
сего манифеста...».
19 декабря 1766 года Сенат ознакомился с указом об учреж­
дении комиссии для сочинения проекта нового Уложения, пос­
ле чего указ был разослан во все концы Российской империи, и
всюду начались выборы депутатов, которые должны были съе­
хаться в Москву в конце июля 1767 года. В процессе проведе­
ния выборов выяснилось, что в некоторых местах вообще не
поняли, что от них хотят; в других, например в Прилуках, шля­
хетство и казаки отказались проводить выборы вместе с меща­
нами, считая это для себя унизительным.
Пока собирались депутаты, императрица предприняла путе­
шествие «по Азии», посетив Тверь, Ярославль, Нижний Нов­
город, Казань, Симбирск, Муром, Алатырь, Арзамас. В эту по­
ездку ей было подано более 600 челобитен, в основном от
помещичьих, крепостных крестьян, и Сенат большинство из
этих просьб (освободить их от помещиков) вернул челобитчи­
кам обратно. А Екатерина дала Сенату задание «в предупреж­
дение такого зла придумать благопристойные средства». Сенат
посчитал «самым удобным средством обнародовать печатным
указом, чтоб крестьяне и дворовые люди отнюдь не отважива­
лись на помещиков своих бить челом, кроме изображенных в
Уложенье и прежних указах дел, а дерзнувшие подвергнут
себя публично наказанию кнутом; указ этот читать во всех
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
46

церквах; присланных теперь крестьян отослать в Московскую


губернскую канцелярию и там велеть их допросить под при­
страстием, кто им челобитные писал и сочинял, на кого пока­
жут, тех сыскивать и, забрав под караул, рапортовать Сенату;
потом немедленно помянутых крестьян одну половину, разде­
ли по нескольку человек, наказать в Москве на разных площа­
дях плетьми в торговый день с барабанным боем публично и
отдать обратно помещикам, а другую половину наказать та­
ким же образом в их жилищах, при собрании прочих кресть­
ян, для предупреждения сим примером подобных преступле­
ний» (С.М. Соловьев).
Это установление Сената для крестьянского сословия, види­
мо, должно было показать, что «наше первое желание есть —
видеть наш народ столь счастливым и довольным, сколь далеко
человеческое счастье и довольствие могут на сей земле прости­
раться...», как говорилось в указе от 14 декабря 1766 года, под­
писанном Екатериной II.
В конце июля 1767 года в Москве собрались выборные депу­
таты в количестве 460 человек. 30 июля этого года состоялось
открытие заседаний комиссии об Уложении. К этому дню был
опубликован и «Наказ», подвергнувшийся значительному со­
кращению и переработке как самим автором, Екатериной II,
так и его редакторами, особенно в части, касающейся свободы
крестьян. Заседания продолжались до 14 декабря 1767 года.
В следующем, 1768 году, заседания комиссии об Уложении
проходили с 18 февраля и почти до Нового года. Для обсужде­
ния главных вопросов собрались представители всех сословий
(кроме крепостного крестьянства и холопов). Главной пробле­
мой, почти непреодолимой, явился вопрос о владении крепост­
ными крестьянами. Дворянство, особенно старое, утверждая
свое исключительное право на господство, требовало расшире­
ния их прав на личность и труд крестьянина. В результате вы­
росли различные повинности крестьян в пользу помещика и
степень бесправного состояния крепостных. Купцы требовали
себе исключительного права на торговлю, а промышленники на
право владеть крепостными крестьянами для использования их
на заводах и фабриках, объясняя это необходимостью оберегать
секреты производства от иностранцев и чужих людей, а также
создавать и сохранять постоянное ядро мастеров. Требования
купцов вызвали резкие возражения со стороны дворянства, не
желающего делиться своим господством над крестьянами с ку­
печеством как менее привилегированным сословием. Казаки
Краткий очерк истории сословий в России
47

тоже требовали права иметь крепостных крестьян, таких же


прав требовало и духовенство.
Стало очевидно, что российское общество не может еще от­
казаться от рабов и рабовладения, а потому на данном этапе ис­
тории России об освобождении крестьян в «Наказе» Екатерины
не могло быть не только речи, но и мысли. В опубликованном
«Наказе» императрицы говорилось: «Надо относиться к кресть­
янам так, чтобы человеколюбивыми поступками предупредить
грядущую беду», то есть бунт, «бессмысленный и беспощад­
ный», по словам А.С. Пушкина.
На заседаниях Уложенной комиссии представителями крес­
тьянства были государственные, или черносошные, крестьяне.
Они требовали улучшения работы суда и просили, чтобы в де­
лах не свыше 30 рублей, кроме воровских дел, они могли бы су­
диться между собою, а также по делам о сенокосах, о домашних
ссорах, о долгах разбирательством занимался бы староста.
Впрочем, и дворяне были недовольны состоянием правосудия,
потому что не было единого судопроизводства: если был иск на
духовное лицо, то нужно было обращаться к епархиальному на­
чальству, если на купца-фабриканта, то в Мануфактур-колле­
гию, если на коммерсанта, то в Коммерц-коллегию, если на тор­
гового купца, то в магистрат, на ямщика — в Ямской приказ.
И везде взяточничество.
Некоторые депутатские наказы содержали вопросы о поло­
жении крестьянства (смерть крестьянина от побоев помещика,
причины почти массового бегства крестьян, поведение поме­
щиков в отношении крестьян), но депутаты-дворяне, желав­
шие еще большего своего господства и закрепощения кресть­
ян, к кардинальному решению подобных вопросов были,
мягко сказать, не готовы. Даже такой «прогрессивный» писа­
тель, как Сумароков, и тот не мог принять идею освобождения
крестьян от крепостной зависимости и наделения крестьян
землей, выразив свое мнение следующими словами: «Что же
дворянин будет тогда, когда мужики и земля будут не его, а
ему что останется? Впрочем, свобода крестьянская не токмо
обществу вредна, но и пагубна, а почему пагубна, того и толко­
вать не надлежит».
Крестьяне и посадские люди были перегружены многочис­
ленными повинностями, притом не имеющими твердо уста­
новленного размера, кроме одной — подушной подати, в ека­
терининские времена составлявшей 70 копеек с крестьянской
крепостной души мужского пола, 1 руб. 20 коп. — с госу­
дарственных крестьян, и 1 руб. 20 коп. — с посадских. Непос­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
48

тоянными величинами были: постойная повинность (предо­


ставление постоя в доме солдатам и офицерам); подводная по­
винность (предоставление лошади с телегой для государствен­
ных нужд); мобилизация лошадей для драгун; барщина и
оброк у помещика и самое тяжелое — рекрутчина (военная мо­
билизация крестьян и посадских людей). Как видим, вся тя­
жесть тягла ложилась на крестьянское и посадское сословия.
Труд представителей этих сословий являлся источником бла­
гополучия не только самих его производителей, но им корми­
лось еще государство и помещики. Чем большую долю они бра­
ли в свою пользу, тем меньше оставалось у тяглого человека.
Разумеется, государственный интерес был выше интереса дво­
рянского сословия. И помещики искали восполнения своих
потерь в дополнительных повинностях крестьян.
Война с Турцией, начавшаяся в декабре 1768 года, а затем
крестьянские выступления, в том числе и под предводитель­
ством Емельяна Пугачева, прервали работу Уложенной комис­
сии. Но после подавления бунтов крестьян и работных людей на
заводах и фабриках, после казни Пугачева и его сподвижников
в январе 1775 года, императрица занялась проведением област­
ной реформы, имеющей четко выраженную сословную направ­
ленность, в частности, введением судебных сословных учрежде­
ний как губернских, так и уездных: Верхнего земского суда для
дворян, Губернского магистрата для горожан, Верхней распра­
вы для государственных крестьян (расправу над крепостными
крестьянами вершили дворяне-помещики). Палата уголовная и
гражданская судила все сословия.
В результате областной реформы дворянское сословие ста­
новилось по закону не только привилегированным, но и пра­
вящим сословием, так как областная администрация (намест­
ники, генерал-губернаторы, губернаторы, председатели
земельных палат, землемеры, казначеи) назначалась прави­
тельством из числа высшего дворянства. Введенные реформой
дворянские и уездные дворянские собрания, на которых изби­
рались губернские и уездные предводители дворянства, каждые
три года избирали из своей среды высшее должностное лицо гу­
бернии и уезда — капитана-исправника, являвшегося исполни­
тельным органом губернского правления.
В итоге основное внимание правительства было сосредоточе­
но на двух сословиях: дворянском и посадском (городском),
куда входило также и купечество, разделенное на гильдии по
имеющемуся капиталу.
Краткий очерк истории сословий в России
49

В манифесте 1775 года Екатерина II назвала посадских лю­


дей, не имеющих капитала свыше 500 рублей, мещанами (в пе­
реводе с польского — «горожанами»). С этих пор вместо посад­
ского сословия появилось в России сословие мещанское —
низший и средний слои городского населения.
Манифест Екатерины II 1775 года осуществил ряд мер в
пользу купечества и торгующих мещан, объявив о свободе пред­
принимательства, об открытии предприятий без разрешения
правительственных инстанций и без регистрации их в государ­
ственных учреждениях. Купцы, имевшие капитал свыше 500
рублей, освобождались от подушной подати, но должны были
платить сбор в размере 1% с капитала. В 1776 году купцы были
освобождены от рекрутской повинности при условии уплаты за
каждого освобожденного рекрута 360 рублей.
21 апреля 1785 года были опубликованы две грамоты: «Жа­
лованная грамота на права, вольности и преимущества бла­
городного российского дворянства» и «Жалованная грамота
городам». Опубликованные в один день, эти грамоты консоли­
дировали главную опору самодержавного строя — дворянство и
купечество. В Жалованной грамоте благородному дворянству,
прежде всего, подтверждались права, которыми дворянство
пользовалось издавна: освобождение от телесных наказаний, от
подушной подати, от постойной повинности, от обязательной
службы, право неограниченного распоряжения имением, право
владеть домами в городах, заводить в имениях предприятия и
заниматься торговлей, право собственности на недра земли,
право иметь свои сословные учреждения (дворянские собра­
ния). Дворянскому собранию предоставлялись права дисципли­
нарной власти: оно имело право исключения из числа своих
членов лиц, опороченных своим поведением или даже попав­
ших за свои деяния под суд. Дворянское собрание имело право
докладывать о своих нуждах генерал-губернатору или намест­
нику, а в случае необходимости обращаться за помощью к сена­
ту и даже к самой императрице.
Кроме того, в Жалованной грамоте дворянству расширялся
круг дворянских прав и привилегий: запрещалось производить
конфискацию дворянских имений за уголовные преступления
дворян и предоставлялось право передачи этих имений закон­
ным наследникам.
И, наконец, Жалованная грамота дворянству ограничивала
право на выборные должности дворянам, чей доход с имения не
превышал 100 рублей, и тем дворянам, которые не имели офи­
церского чина.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
50

Жалованная грамота городам так же, как и дворянству,


прежде всего, закрепляла все права и привилегии бывшего по­
садского сословия, имевшиеся в прежних законодательных ак­
тах: право на торговлю, освобождение купечества от подушной
подати, замена рекрутской повинности денежным взносом. Но­
вым в ней было разделение всего городского населения на 6 раз­
рядов, каждому из которых полагались определенные права и
обязанности.
Первый разряд составляла привилегированная группа
«имянитых граждан», куда входили: купцы, имеющие капи­
тал свыше 50 тысяч рублей, банкиры с капиталом не менее
100 тысяч рублей, городская интеллигенция (писатели, ком­
позиторы, ученые, архитекторы, живописцы, врачи и др.).
Они освобождались от телесных наказаний, и их третьему по­
колению предоставлялось право ходатайствовать о присвое­
нии дворянства.
Ко второму разряду, также привилегированному, были отне­
сено гильдейское купечество, первые две гильдии которого
были освобождены от телесных наказаний и от казенных служб
при продаже соли, вина и других важных продуктов.
Следующие четыре разряда (непривилегированные) состав­
ляли мещане, отношение которых к тому или иному из этих
разрядов определялось в зависимости от их дохода. К ним отно­
сились старожилы-домовладельцы, цеховые ремесленники,
мастеровые, мелкие ремесленники, мелкие торговцы, сидель­
цы в лавках и др. Они подвергались телесным наказаниям, пла­
тили налоги и различные сборы, выполняли государственную
повинность; в частности, на них лежала ответственность за со­
стояние города и порядок в нем.
В Жалованной грамоте городам устанавливался сложный по­
рядок городского самоуправления с его общей градской думой,
отвечавшей за избрание членов шестигласной думы, которая
осуществляла текущее управление городом.
Это деление городского населения на сословные группы еще
раз подчеркивало сословный характер Жалованной грамоты го­
родам и изложенной в ней городской реформы.
Законодательным актом от 7 ноября 1775 года под названием
«Учреждения для управления губерний Всероссийской Импе­
рии» Екатерина II создала в сорока губерниях сеть специаль­
ных учреждений, так называемых «Приказов общественного
призрения», которым было вменено в обязанность «попечение и
надзирание об установлении и прочном основании»:
— народных школ;
Краткий очерк истории сословий в России
51

— сиротских домов для призрения и воспитания сирот муж­


ского и женского пола, оставшихся после смерти родителей без
пропитания;
— госпиталей или больниц;
— богаделен для мужского и женского пола, убогих, увеч­
ных, престарелых, «кои пропитания не имеют»;
— домов для сумасшедших;
— работных домов обоего пола;
— смирительных домов для обоего пола.
Если до 1775 года помощь бедным слоям городского населе­
ния оказывали земства (выборные органы местного самоуправ­
ления) на общественные средства, то теперь была создана госу­
дарственная система общественного призрения: призрением
сирых и убогих стали заниматься чиновники полиции и прика­
зов. В 1785 году были открыты городские участковые попечи­
тельства, в ведение которых перешли все благотворительные
учреждения.
Политика Екатерины II относительно духовенства вырази­
лась в секуляризации владений духовных лиц и монастырей, то
есть в обращении церковной собтвенности в светскую, государ­
ственную. Было упразднено 500 монастырей, и к казне был
приписан 1 миллион душ крестьян. Целью секуляризации было
пополнение государственной казны и подчинение Церкви свет­
ской власти.
Екатериной II была провозглашена веротерпимость, прекра­
щены преследования инаковерующих и запрещено насиль­
ственное крещение в православную веру. Однако и переход из
православия в иную веру жестоко наказывался.
Императрица не раз высказывала мысль о том, что «один
только украшенный или просвещенный науками разум не дела­
ет еще доброго и прямого гражданина, паче во вред бывает, если
кто от самых нежных юности своей лет воспитан не в добродете­
лях и твердо оныя в сердце его не вкоренены... Посему ясно, что
корень всему злу и добру — воспитание». Исходя из этого, им­
ператрица заботилась об открытии новых воспитательных до­
мов, институтов, училищ и народных школ. Однако вопрос этот
решала по сословному принципу.
Для дворян открывались новые учебные заведения: 4 новых
кадетских корпуса, сухопутные и морские, благородные панси­
оны и училища, где обучение и воспитание проходило, как в со­
временном интернате, вдали от дома, но в течение нескольких
лет. Для девушек-дворянок был открыт в 1764 году возле Пе­
тербурга, в деревне Смольной (в просторечии — Смольный ин­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
52

ститут, или Институт благородных девиц), где так же воспита­


ние и образование велось по принципу удаления от дома в тече­
ние нескольких лет.
Для купеческих сыновей было учреждено Коммерческое учи­
лище. А для девиц из купечества при Смольном институте име­
лось отделение для девиц недворянского происхождения.
Для горожан в каждом губернском городе после 1786 года
(после утверждения Устава народных училищ) учреждались
главные училища с четырьмя классами, в уездных городах —
малые народные училища с двумя классами. Для низших слоев
общества открывалась целая сеть народных школ. Но крепост­
ных крестьян в эти школы не принимали.
Четыре года правления Павла I ознаменовались прежде всего
желанием забыть все преобразования Екатерины II и предста­
вить миру новые свои законы. Страсть к вину и муштре, страх
за свою жизнь и мания преследования, а также вспыльчивый,
непредсказуемый характер приводили императора к постоян­
ным метаниям, а потому не позволили ему проводить четкую
государственную политику. Его политика носила противоречи­
вый и непродуманный характер. И все же некоторые законы со­
словного характера ему удалось обнародовать. Павел ненавидел
свою мать, а потому считал своей прямой обязанностью раз и
навсегда прекратить «бабье» царствование, и, надо сказать, ему
это удалось сделать. Для этой цели был опубликован в 1797
году Закон о престолонаследии, согласно которому трон должен
передаваться только по мужской нисходящей линии, то есть
старшему сыну, а затем младшим сыновьям.
Указом от 9 марта 1798 года Павел ограничил вольности дво­
рянства, предоставленные Жалованной грамотой дворянам. Он
отменил самые важные для дворян статьи Жалованной грамо­
ты, по сути отменив ее. На выборах предводителей дворянства
этим указом было предписано присутствие губернатора для
контроля. Губернские и уездные дворянские собрания отменя­
лись, губернские предводители дворянства избирались уездны­
ми предводителями. Отменялся закон о неприкосновенности
дворян. Теперь дворяне за уголовные преступления могли быть
наказаны телесно. Дворянам было строго воспрещено подавать
императору коллективные челобитные.
Помимо этого указа, Павел реально продемонстрировал огра­
ничение вольности дворянской, потребовав немедленного воз­
вращения дворян из долгосрочных отпусков в полки, в том чис­
ле и детей, записанных в полк по тогдашней традиции задолго
до их службы. Все дворяне, не явившиеся в полк, были уволены
Краткий очерк истории сословий в России
53

из армии. Репрессии и ссылки заслуженных людей, высоких


военных и гражданских чинов стали при Павле обычным и
весьма частым делом.
Отменены были и важнейшие статьи Жалованной грамоты
городам: отменены статьи об освобождении купечества от теле­
сных наказаний, от рекрутчины, было уничтожено самоуправ­
ление в городах.
Все действия императора Павла в отношении дворян и мещан
выглядели как прихоть неуравновешенного человека, потому
что его противоречивые указы и повеления не находили прак­
тического применения, кроме отправки в тюрьму и в ссылку.
Такие же вопиющие противоречия можно видеть и в его попыт­
ке облегчить положение крестьян. 5 апреля 1797 года Павел из­
дал указ, запрещавший заставлять крестьян работать в воскрес­
ные дни. В указе говорилось: «дабы никто и ни под каким
видом не дерзал в воскресные дни принуждать крестьян к рабо­
там. В остальные 6 дней недели крестьянин должен работать
3 дня на себя, а 3 дня на барина, что «при добром распоряже­
нии», по мнению императора, будет вполне достаточно для
удовлетворения всех хозяйственных потребностей помещика.
Все было бы хорошо, если бы указ определял, например, трех­
дневную барщину, но указ носил не обязательный, а рекоменда­
тельный характер, а потому каждый помещик был волен после­
довать этим рекомендациям или их проигнорировать.
Еще два указа Павла I относительно крестьян устанавливали
запрет на продажу с молотка дворовых людей и безземельных
крестьян (1797) и безземельных украинских крестьян (1798).
Разумеется, эти указы облегчали участь крестьян и предостав­
ляли им право жаловаться на помещиков, но, к сожалению,
они, во-первых, касались не всех крестьян, а только свободных
безземельных; а во-вторых, запрещая продажу крестьян, Павел I
в то же самое время показывал обратный пример: он передавал
государственных крестьян частным лицам — своим фаворитам,
вельможам, любимым своим гатчинцам, с поместьями, с дерев­
нями и селениями, то есть государственных крестьян перево­
дил в разряд крепостных. Надо заметить, что Екатерина II, ко­
торую он так критиковал, за 34 года царствования раздала
своим приближенным 800 тыс. душ государственных крестьян,
а Павел всего за 4 года своего правления успел раздать 600 тыс.
душ крестьян обоего пола. Вполне вероятно, что за многие
годы, если бы ему суждено было остаться императором, он раз­
дарил бы всю Россию. Ведь только в день своей коронации он
пожаловал угодным ему лицам 82 тыс. душ крестьян.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
54

Не обошел император вниманием и купцов, но льготы, кото­


рые он им предоставил, большинству купцов оказались ненуж­
ными. Дело в том, что купцы-промышленники, прежде имев­
шие право на покупку крепостных крестьян для нужд своих
производств, в 1762 году, при Екатерине II, были лишены этой
привилегии, так как это право было закреплено только за дво­
рянами. Прошло 36 лет, купцы за это время наладили произ­
водство на основе наемного труда, и крепостные крестьяне им
теперь не были нужны. Но Павел, желавший распоряжаться в
пику своей маменьке, в 1798 году восстановил привилегию куп­
цов-промышленников на покупку крепостных крестьян. Толь­
ко этой привилегией теперь могло пользоваться очень неболь­
шое число купцов, притом с отсталым производством.
В отношении духовенства император Павел тоже внес «нов­
шества»: разрешил при уголовных преступлениях применять
телесные наказания и к духовным лицам. Как всегда, действия
Павла были противоречивы: унижая духовенство телесными
наказаниями, он в то же время декларировал свою заботу о пра­
вославном духовенстве, чтобы оно имело «соответственные
важности сана своего образ и состояние», но опять невпопад.
Им был издан указ, как бы улучшающий положение белого ду­
ховенства: на прихожан была возложена обязанность обработки
церковной земли, но, ввиду невозможности реализации этой
обязанности, она впоследствии была заменена хлебным взносом
натурой или денежной суммой.
Такова была сословная политика императора Павла, привед­
шая к полному расстройству всего административного устрой­
ства России и серьезному недовольству всех сословий, особенно
дворянского, покончившего с императором в ночь с 11 на 12 мар­
та 1801 года.
Вступив на престол 12 марта 1801 года, император Алек­
сандр I первые четыре года своего правления, подчеркнув в Ма­
нифесте от 13 марта 1801 года о своей приверженности полити­
ческому курсу своей бабушки, Екатерины Великой, посвятил
отмене распоряжений своего отца. Он восстановил Жалованные
грамоты дворянству и городам 1785 года, дворянские уездные и
губернские собрания, отменил телесные наказания для дворян,
купечества и духовенства, освободил из Петропавловской кре­
пости узников, возвратил около 12 тысяч сосланных Павлом I
опальных и репрессированных, объявил амнистию всем, кто бе­
жал от павловских репрессий за границу. Отменены были ука­
зы Павла I о запрете русским людям свободно выезжать за гра­
ницу, выписывать иностранные журналы и ноты, владельцам
Краткий очерк истории сословий в России
55

частных издательств и типографий печатать книги, газеты и


журналы и даже... носить круглые французские шляпы.
Устранив последствия «преобразований» Павла I, Александр I
приступил к усовершенствованию государственного строя Рос­
сии в новой исторической обстановке. Для этой цели был создан
Негласный комитет, в состав которого вошли представители
молодого поколения высшей дворянской знати. Комитет про­
вел 4 заседания, составил программу преобразований и, опреде­
лив дальнейшую политику императора, был закрыт.
В соответствии с этой политикой, носившей четкое сословное
направление, но с тенденцией к законодательному сближению
прав сословий, Указом от 12 декабря 1801 года купечеству и ме­
щанству было дано право не только заниматься торговлей, но и
приобретать земли, что их сближало с дворянством. В 1802 году
было разрешено помещикам производить заграничную оптовую
торговлю с уплатой гильдейских взносов, что их уравнивало с
правами гильдейного купечества, а крестьянам было предостав­
лено право производить торговлю от собственного имени по го­
довому свидетельству уездного казначейства с уплатой опреде­
ленных пошлин, что уравнивало их с купечеством и
мещанством. В деревнях развернулась торговля.
20 февраля 1803 года Александр опубликовал Указ о воль­
ных хлебопашцах, который разрешал за выкуп освобождение
крепостных крестьян с землей по обоюдной договоренности их с
помещиками. Закон этот почти не работал, потому что все зави­
село от воли помещика, а помещики назначали нереальную для
выплаты сумму, по нескольку раз меняли сумму выкупа в сто­
рону увеличения, тянули время с ответом. Известна, например,
история выкупа из крепостной зависимости известного украин­
ского поэта Т.Г. Шевченко, которая длилась чуть ли не десяти­
летие. Поэтому до конца царствования Александра I было отпу­
щено на волю по выкупу только 0,5% крепостных крестьян, а
за все время действия указа, за 55 лет (до 1858 г.), выкупилось
всего 152 тыс. душ мужского пола, то есть 1,5% от всего крепос­
тного крестьянства.
Указы Александра I 1808—1809 годов отменяли право поме­
щиков ссылать крепостных по своему своенравному суду в Си­
бирь; предоставляли крестьянам право, в случае незаконной за­
писи их во владение помещика, обращаться в суд с иском о
предоставлении свободы; утверждали правило, по которому от­
пущенный на волю крепостной крестьянин не мог быть снова
закреплен за барином. Запрещено было давать публикации о
продаже дворовых в газетах, продавать крепостных на ярмар­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
56

ках. В этих указах предусматривались меры по ограничению


произвола помещиков в отношении крепостных крестьян, но...
меры эти оказывались действенными в основном на бумаге.
В царствование Александра I была прекращена практика
раздачи императором частным лицам имений вместе с крестья­
нами.
Более четкой была политика Александра I в отношении духо­
венства. По его указу уже в первый год его царствования были
отменены телесные наказания для духовных лиц. Приходское,
белое духовенство и монастыри освобождались от поземельного
налога, а в 1821 году — от воинского постоя и многих натураль­
ных и денежных повинностей. По указам 1805 и 1810 годов ду­
ховенство получило право приобретать в собственность ненасе­
ленные земли. В целях улучшения социального положения
приходского духовенства были созданы пенсионный фонд и по­
стоянные попечительства и вдвое увеличены постоянные де­
нежные оклады для приходского духовенства. Из ведения
гражданского суда были переданы в церковный суд дела о пра­
вонарушениях духовных лиц (кроме уголовных и государствен­
ных преступлений).
В правление Александра I возродились многие монастыри,
которые в соответствии с манифестом Екатерины II подверг­
лись секуляризации (переводу церковной собственности в госу­
дарственную), а значит — попали в руки чиновников, что при­
вело монастыри в полное разорение.
Продолжая политику Екатерины II, которая считала необхо­
димым для культурного обновления страны просвещение и вос­
питание молодого поколения, Александр I указом от 8 сентября
1802 года создал комиссию училищ, которая выработала Поло­
жение о заведении церковно-приходских, уездных и губерн­
ских училищ, гимназий, пансионов и университетов, утверж­
денное 24 января 1803 года, после чего в России значительно
увеличилось количество школ и гимназий.
В Петербурге была восстановлена Академия наук с новым
регламентом и штатом. В 1804 году был основан Педагогичес­
кий институт, в 1804 году — университеты в Харькове и Каза­
ни. В том же году были основаны технические училища в Моск­
ве, Одессе и Таганроге. Политика императора относительно
просвещения была подхвачена его верноподданными. Купец-
промышленник П.Г. Демидов пожертвовал значительную сум­
му на открытие в Ярославле высшего училища; граф Безбород­
ко вложил немалый капитал в учреждение училища в Нежине;
дворяне Харьковской губернии, собрав значительные средства,
Краткий очерк истории сословий в России
57

ходатайствовали об основании в Харькове университета и мно­


жество других примеров.
В основу новой системы образования были положены прин­
ципы: бессословности учебных заведений (однако в Царско­
сельский лицей, в Смольный институт, высшие Кадетское и Ка­
валергардское училища принимались только высокородные
дворянские дети); бесплатности обучения на низших его ступе­
нях (то есть в церковно-приходских школах для мещан и крес­
тьян) и преемственности учебных программ. (Но о какой преем­
ственности программ можно было говорить, сравнивая
программы одноклассной церковно-приходской школы для де­
тей крестьян, уездного училища с трехлетним обучением для
детей мещан и гимназии или пансиона с десятилетним обучени­
ем для детей дворян и разночинцев?) Если еще и учесть, что в
Коммерческие училища поступали дети купцов и мещан, то
становится очевидным, что система образования в России нача­
ла XIX века была сословной, но имела тенденцию к бессослов­
ности, что выражалось в исключительных случаях приема наи­
более талантливых учеников в гимназии и университеты на
государственный кошт, то есть не только бесплатно, но и с обес­
печением проживания, обучения и питания.
При активном участии М.М. Сперанского в 1808—1814 го­
дах была создана система духовных учебных заведений, кото­
рая так же, как и светская система, состояла из 4-х ступеней,
но с подлинной преемственностью учебных программ: цер­
ковно-приходская школа для детей духовенства — уездное
духовное училище — духовная семинария — духовная акаде­
мия. Программы духовных семинарий и духовных академий,
в связи с увеличением в них общеобразовательных дисцип­
лин, были близки соответственно программам гимназий и
университетов.
По инициативе М.М. Сперанского Александр I, желая повы­
сить общеобразовательный и культурный уровень служилого
дворянства, подписал 2 указа: 3 апреля и 6 августа 1809 года «О
придворных званиях» и «Об экзаменах на чин». В первом указе
говорилось, что для получения придворного звания камергера
или камер-юнкера дворянин должен иметь военный или граж­
данский чин. А во втором — что для повышения в гражданском
чине необходимо сдать экзамен на чин, и для этого предлага­
лась программа экзаменов. Оба указа, особенно второй, были
приняты дворянством с неудовольствием. А введение в 1810—
1811 годах налога на дворянские имения и других налогов, не­
обходимых для ликвидации дефицита в государственном бюд­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
58

жете, встречено было дворянством, особенно аристократией, с


негодованием. Большая часть дворянства стояла за укрепление
самодержавия и за охрану прав и привилегий дворянства как
опоры самодержавия, а потому была против ущемления прав и
свобод в любых формах и проявлениях, против движения обще­
ства к освобождению крепостного крестьянства. Наиболее аргу­
ментированно и убедительно это мнение дворянства выразил
Н.М. Карамзин в «Записке о древней и новой России в ее поли­
тическом и гражданском отношениях», составленной им в 1811
году для Александра I.
Часто Александра I упрекают за то, что он. свернул програм­
му своих преобразований после победоносной Отечественной
войны 1812 года и заграничных походов 1813—1814 годов, по­
казавших силу русского оружия, пошел по пути реакционных
мер. Почему? Да по той же причине, по какой Екатерина II вы­
марала из текста «Наказа» мысль об освобождении крепостного
крестьянства.
Вот вам пример: летом 1818 года была организована встреча
Александра I с представителями дворянства Полтавской и
Черниговской губерний, на которой император сделал осто­
рожную попытку призвать дворян проявить инициативу в ос­
вобождении крепостных крестьян. Этот призыв императора
вызвал резкое неприятие и упорное сопротивление дворян.
Стало понятно, что дух рабовладения еще крепко держит в
своих руках дворянское сословие. И Александр отказался от
задуманных им и начатых вместе сМ.М. Сперанским государ­
ственных преобразований, предполагавших также и отмену
крепостного права.
Далее политика императора Александра I в 1820—1825 го­
дах стала соответствовать духу рабовладения, выразившись в
организации военных поселений — одного из худших форм
крепостной зависимости; в «аракчеевщине»; отмене указов,
послабляющих положение крепостных крестьян. Но, как
следствие этой политики, в среде дворянской интеллигенции,
познакомившейся в заграничных походах 1813—1814 годов с
иным государственным устройством, началось формирование
декабристской идеологии и декабристских организаций
(1814—1825), а затем противостояние на Сенатской площади
14 декабря 1825 года.
Сословная политика Николая I проводилась в русле центра­
лизации, бюрократизации и военизации государственного уп­
равления с задачей подчинить все сферы управления личному
контролю монарха, то есть в духе абсолютной монархии.
Краткий очерк истории сословий в России
59

Реализация, в том числе и сословной политики Николая I,


выразилась прежде всего в кодификации законов, то есть в из­
дании «Полного собрания законов Российской империи», кото­
рое было подготовлено М.М. Сперанским и включало 31 тыс. за­
конодательных актов с 1649 по 1825 год. Кодификация законов
Российской империи имела большое значение, так как обеспе­
чивала более твердую и четкую правовую основу для всех сосло­
вий российского государства.
Считая просвещение и печатные издания главными источни­
ками «вольнодумства», но в то же время важнейшими средства­
ми идеологического воспитания народа, Николай I уделил им
максимум внимания, взяв их под свой личный строгий конт­
роль. Народное просвещение было подчинено бюрократической
централизации и строилось по принципу сословности. В издан­
ном под контролем императора в 1828 году Уставе учебных за­
ведений начальное и среднее образование подразделялось на
три категории: 1) для детей «низших сословий» (крестьян) од­
ноклассные приходские школы с самой элементарной програм­
мой обучения (Закон Божий, чтение, письмо, четыре правила
арифметики); 2) для «средних сословий» (мещан и купцов)
трехклассные училища с программой начального образования,
дополненной географией, историей, началами алгебры и гео­
метрии; 3) для детей дворян семиклассные гимназии, дававшие
право на поступление в университеты. Преемственной связи
между этими программами не было, чтобы «никто не стремился
возвыситься над тем состоянием, в коем ему суждено оставать­
ся». В рескрипте министру народного просвещения А.С. Шиш­
кову от 19 августа 1827 года было отдано распоряжение о стро­
гом запрещении принимать в гимназии, а тем более в универси­
теты, детей крепостных крестьян.
В 1835 году был принят Университетский устав, в котором
предусматривались «порядок военной службы и вообще строгое
наблюдение установленных форм, чиноначалие и точность в ис­
полнении самомалейших постановлений» для того, чтобы
«сблизить наши университеты с коренными и спасительными
началами русского управления». Университетское образование
предполагалось, прежде всего, для дворянской молодежи.
В 30-е и 40-е годы Николай I еще стремился расширить возмож­
ности научных исследований и образования. Была разрешена
отправка молодых дворян за границу на обучение и стажиров­
ку; восстановлено преподавание философии в университетах;
учреждена астрономическая обсерватория в Пулкове (1839);
основано Русское географическое общество (1845); на Урале
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
60

Е.А. и М.Е. Черепановыми построена первая паровая железная


дорога (1834); бароном А.А. Дельвигом основана «Литератур­
ная газета» (1830), А.С. Пушкиным — журнал «Современник»
(1836); сделано много открытий в области химии, медицины,
почвоведения, гальванопластики и др., а также много различ­
ных изобретений (например, телеграфа в 1832 г.).
Западноевропейские революционные события 1848 года из­
менили внутреннюю политику Николая I: ужесточилась цензу­
ра, была прекращена посылка молодых ученых за границу, за
университетами был установлен исключительно строгий над­
зор, плата за слушание лекций значительно повысилась, что
привело к сокращению числа студентов.
Чтобы ограничить приход в дворянское сословие чиновни­
ков-мещан через выслугу лет на основе Табели о рангах, крес­
тьян — через боевые заслуги на полях сражений, купцов-про­
мышленников и банкиров — через значительные вклады в
поддержку государства, Николай I издал указ о порядке при­
обретения дворянского звания (1845) и учредил новую приви­
легированную межсословную категорию «Почетный гражда­
нин» с двумя степенями: потомственный и личный. Эта
категория явилась средним звеном между дворянством и дру­
гими сословиями.
Император Николай I понимал, что чрезмерное угнетение
крепостного крестьянства в любой момент может привести к
революционному взрыву, что высказывание его любимца
А.Х. Бенкендорфа: «Крепостное право — это пороховой погреб
под государством», весьма справедливо, что «крепостное пра­
во — это зло», но знал: освобождение крестьян от крепости при­
несет еще большее количество проблем, особенно с землей, ко­
торую нужно взять у помещиков и передать крестьянам, а это
«зло еще более гибельное». Дворянская интеллигенция и обще­
ственность страны ждали от императора мер против позорного
рабства, и Николай I создавал видимость работы по крестьянс­
кому вопросу: учреждал один за другим бесплодные комитеты,
издавал указы, направленные лишь на смягчение положения
помещичьих крестьян. Но перед ним были не только примеры
страшных крестьянских бунтов Разина и Пугачева, но и приме­
ры дворянских заговоров в отмщение императорам за нанесен­
ные обиды: его дед Петр III, его отец Павел I, поплатившиеся
жизнью, его брат Александр I, странным образом скончавший­
ся в расцвете лет и, по слухам, явившийся Федором Кузьмичом
в Сибири. Это положение между молотом и наковальней стави­
ло перед императором задачу: дать землю крестьянству, но при
Краткий очерк истории сословий в России
61

этом не отнимать ее у помещика, а это означало не дать ничего


ни тому, ни другому.
По этому принципу 2 апреля 1842 года Николай издал указ
об «обязанных крестьянах», который предусматривал получе­
ние крестьянином по воле помещика личной свободы и надел
земли, но не в собственность, а только в пользование, а за это
крестьянин был обязан (потому закон и назывался «об обязан­
ных крестьянах») по соглашению с помещиком выполнять ра­
боты на его земле (то есть те же барщину и оброк, как это было
раньше), но с условием, что помещик не имеет права отнять у
крестьянина отданный ему надел и увеличить его работу на бар­
ской земле. Указ понимался не как обязательный, а как реко­
мендательный, потому что никаких нормативов не содержал.
А потому практически и не мог применяться.
Реформа в государственной деревне, которая проводилась в
1837—1841 годах под руководством министра государственных
имуществ П.Д. Киселева, не только не принесла желаемого ре­
зультата, но вызвала массовые выступления государственных
крестьян против податного гнета и мелочной чиновничьей опе­
ки над ними.
Следует признать, что в царствование Николая I меры в раз­
решении крестьянского вопроса дали ничтожные результаты.
Основная забота о процветании была направлена на самое
главное привилегированное сословие, опору самодержавия —
дворянство, которое имело наиболее благоприятные матери­
альные и социальные условия для получения образования и
культурного развития. Поэтому подавляющее большинство
выдающихся русских писателей, поэтов, композиторов, живо­
писцев, архитекторов и ученых николаевской эпохи принад­
лежали к дворянскому сословию. Однако принадлежность к
дворянству не ограничивала русскую культуру только общече­
ловеческими и дворянскими проблемами. Передовая русская
культура и ее часть — дворянская интеллигенция — выступа­
ли против крепостного права, сословного неравенства, само­
державного произвола и чиновничьей бюрократии. Созданные
ими произведения по художественной выразительности и глу­
бине содержания стали золотым фондом, вкладом в мировую
культуру.
Отношение Николая I к духовенству имело двоякий харак­
тер: с одной стороны, православной церкви предоставлялись
большие льготы и весомая материальная поддержка, но, с дру­
гой стороны, лично самим императором осуществлялись жест­
кие меры наведения в управлении церковью «должного поряд­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
62

ка и дисциплины», еще более подчинявшие церковь светской


власти.
Император Николай Павлович умер в 1855 году, так и не ре­
шившись отменить крепостное право и предоставив это сделать
своему наследнику Александру II Николаевичу, получившему
за освобождение крестьян от крепостной зависимости наимено­
вание Освободитель.
Вступив на престол, Александр II Николаевич начал и про­
должил свое царствование действительно как Освободитель:
объявив амнистию, вернул из ссылки декабристов и петрашев­
цев, освободил крестьян от «военных поселений» и недоимок;
затем в результате подписания Парижского мирного договора в
марте 1856 года освободил русский народ от кровопролитной
Крымской войны; в 1861 году Манифестом освободил русских
крестьян от крепостного права; в 1877—1878 годах в результате
русско-турецкой войны освободил болгарский народ от турец­
кого насилия.
В Манифесте от 19 марта 1856 года, возвещавшем об оконча­
нии Крымской войны, Александр II декларировал свою буду­
щую политику: «При помощи Небесного промысла, всегда бла-
годеющего России, да утвердится и совершенствуется ее
внутреннее благоустройство; правда и милость да царствует в
судах ее; да развивается повсюду и с новой силой стремление к
просвещению и всякой полезной деятельности, и каждый под
сенью законов, для всех равно справедливых, равно покрови­
тельствующих, да наслаждается в мире плодом трудов невин­
ных. Наконец, и сие есть первое живейшее желание Наше, свет
спасительной Веры, озаряя умы, укрепляя сердца, да сохраняет
и улучшает более и более общественную нравственность, сей
вернейший залог порядка и счастья». Обещая своему народу,
разделенному на сословия, которые имели весьма различные
права и обязанности, новые законы, «для всех равно справедли­
вые и равно покровительствующие», Александр II предполагал
объявить законы и судопроизводство равными для всех сосло­
вий, отменить крепостное право и предпринять ряд мер, улуч­
шающих положение других сословий, так как считал, что это
сделает права всех сословий равными. Однако полное уравне­
ние прав и обязанностей сословий оказалось делом нелегким и
небыстрым.
В день своей коронации, 26 августа 1856 года, Александр II
издал Манифест, содержавший много милостей для многих со­
словий: для крестьянства — на 3 года приостановлены рекрут­
ские наборы, прощены недоимки (долги по выплате налогов и
Краткий очерк истории сословий в России
63

пошлин) и начеты (проценты, пени по невыплаченным дол­


гам); для мещан и мелких торговцев — отменен прием в рек­
руты малолетних евреев, уравнены их права по рекрутскому
набору; для дворян — освобождение декабристов. В годы цар­
ствования Александра II наблюдался расцвет церковной жиз­
ни, возглавляемой митрополитом Московским и всея Руси Фи­
ларетом.
С 1856 по 1861 год император вел подготовку по выработке
условий освобождения крестьян, поручив это дело самим дворя­
нам различных губерний и владыке Филарету.
19 февраля 1861 года был издан Великий манифест об отмене
крепостного права и утверждено «Положение о крестьянах, вы­
шедших из крепостной зависимости». Помещики должны были
наделить своих бывших крестьян не только усадебной землей, но
и землями пахотными и сенокосными в размерах, определенных
Положением. Передавалась земля не отдельно каждому крестья­
нину и не в личную собственность, а в постоянное пользование
крестьянской общине, членом которой становился крестьянин.
Крестьяне обязаны были за принятый ими надел земли в течение
первых девяти лет (по 19 февраля 1870 г.) выполнять повинности
в пользу помещика. Повинности могли быть либо денежными,
либо в виде оброка, либо в виде изготовления изделий, либо бар­
щины.
По истечении 9-летнего срока отдельные крестьяне имели
право, в случае выкупа своей усадьбы, выйти из общины или
отказаться от пользования пахотными и сенокосными земля­
ми (как правило, непригодными для сельского хозяйства). Об­
щина имела право в свое пользование такие участки земли не
принимать. Размеры крестьянских наделов и платежей долж­
ны были основываться прежде всего на добровольном соглаше­
нии между помещиком-землевладельцем и крестьянами, что
затем оформлялось сложной процедурой заключения уставной
грамоты, согласования и утверждения документов различны­
ми комиссиями.
Для облегчения возможности выкупа земли правительство
давало крестьянам ссуду в определенной сумме под приобретае­
мые земли с рассрочкой уплаты на 49 лет. Выдавая помещику
эту сумму государственными процентными бумагами, прави­
тельство все дальнейшие расчеты с крестьянами брало на себя.
После проведения выкупной сделки все обязательные отно­
шения между крестьянином и помещиком прекращались, и
крестьянин регистрировался как свободный крестьянин-соб­
ственник. Так создавалось свободное от крепостного права крес-
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
64

тьянское сословие, получившее также самоуправление в преде­


лах общины и волости.
Разумеется, «Положение о крестьянах, вышедших из крепо­
стной зависимости» не являлось идеальным и в процессе его ре­
ализации выявило много проблем, требующих своего решения,
а потому вызвало много критических высказываний и в госу­
дарственных учреждениях, и в прессе, и в художественной ли­
тературе. Н.А. Некрасов, например, охарактеризовал это собы­
тие так:
«Распалась цепь великая,
Распалась, расскочилася —
Одним концом — по барину,
Другим — по мужику».
В период правления Александра II купеческое сословие при­
обрело более высокий статус как сословие привилегированное,
многие из купцов за свою благотворительную деятельность по­
лучали потомственное звание Почетного гражданина и даже
дворянское достоинство.
В мае 1860 года, примерно за год до опубликования Манифес­
та об освобождении крестьян, купцами-коммерсантами был уч­
режден Государственный банк, призванный вести расчеты кре­
стьян с помещиками. 10 декабря 1865 года в Москве состоялся
первый купеческий съезд. По примеру дворянских собраний
было учреждено купеческое общество. Купцы заняли достойное
место во многих государственных учреждениях, а особенно в
земских, губернских и уездных, которым предписывалось: за­
ведование имуществом, капиталами и денежными сборами зем­
ства, устройство и содержание зданий и путей сообщения, при­
надлежавших земству, управление делами взаимного земского
страхования имущества, попечение о развитии торговли и про­
мышленности и другие виды деятельности земства, связанные с
капиталом, финансами и торговлей.
Проводя политику уравнения прав и обязанностей сословий
России, Александр II в Высочайшем повелении о преобразовании
губернского и уездного земских управлений от 25 марта 1859
года писал, что «необходимо предоставить хозяйственному уп­
равлению в уезде даже большее единство, большую самостоя­
тельность и большее доверие, причем надлежит определить сте­
пень участия каждого сословия в хозяйственном управлении
уезда». 16 июля 1870 года было издано Городовое положение, ко­
торое предоставляло городам, а следовательно, купеческому и
мещанскому сословиям, значительное самоуправление, заклю­
Краткий очерк истории сословий в России
65

чающееся в работе городских избирательных собраний, избран­


ной городской думы и городской управы под председательством
городского головы. Как правило, городским головой избирались
наиболее хозяйственные лица из купеческого сословия.
Как известно, успешная деятельность императора Александ­
ра II в экономике, политике, дипломатии, опирающейся на во­
енные победы русских войск, то есть в строении и возвышении
России, закончилась 1 марта 1881 года, когда боевики-народо­
вольцы, неизвестно чего добивающиеся для «народа», после
многих покушений на императора сумели все-таки бросить ему
под ноги бомбу.
Вступив на престол 2 марта 1881 года, Александр III в Мани­
фесте от 29 апреля того же года о незыблемости самодержавия
опубликовал программу своей внешней и внутренней полити­
ки: обеспечение мира в Европе, в целях обеспечения безопасно­
сти на востоке увеличение мирным путем владений России; в
связи с усилением терроризма внутри страны поддержание вла­
сти и порядка; соблюдение строжайшей законности и справед­
ливости; преодоление экономических трудностей; возвращение
к исконным русским началам морали и нравственности; обеспе­
чение русских интересов во всех областях жизни.
Для пресечения терроризма 14 августа 1881 года было опуб­
ликовано «Положение о мерах сохранения государственного
порядка и общественного спокойствия», позволявшее вводить
чрезвычайное положение.
В связи с программой поддержания незыблемости самодер­
жавия были созданы новые финансовые учреждения и изда­
ны новые законоположения, касавшиеся всех сословий Рос­
сии.
Продолжая решение крестьянского вопроса, в 1882 году был
учрежден государственный Крестьянский поземельный банк,
который выдавал ссуды для покупки земель как отдельным
крестьянам-домовладельцам, так и сельским обществам и това­
риществам. 18 мая 1886 года вышел Закон об отмене с 1 января
1887 года (в Сибири с 1899 г.) подушной подати, введенной еще
Петром I, что должно было значительно облегчить положение
податных сословий. Однако одновременно были повышены по­
дати с государственных крестьян на 45%, а также увеличены
прямые налоги на 1 и косвенные в 2 раза.
В 1885 году для оказания помощи дворянам-землевладель­
цам, попавшим в тяжелое хозяйственное положение, был отк­
рыт Дворянский земельный банк, который предоставлял своим
клиентам ссуды на развитие сельского хозяйства с весьма суще-
3- Российская империя
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
66

ственными льготами: снижение процентной ставки до 4,5%,


причисление недоимок к капитальному долгу и др. Для поддер­
жания купечества работал Купеческий банк.
Наравне с новыми законоположениями была проведена ре­
форма в судопроизводстве: для суда с присяжными заседателя­
ми в 1889 году были изданы правила, регулирующие порядок
его проведения; законоположения распространялись на все со­
словия равно. Судебная реформа теперь касалась и прибалтий­
ских губерний, где делопроизводство вменялось вести на рус­
ском языке.
Возвращение к исконно русским устоям выразилось в суще­
ственных реформах в области народного образования. Универ­
ситетский устав заменен новым, по которому ректор и профес­
сорский состав должны избираться не в университете, а
министром народного просвещения и утверждаться высочай­
шей властью. Студенческие экзамены должны проводиться
правительственной комиссией под контролем попечителя учеб­
ного округа. К вопросу о народном образовании была привлече­
на церковь. Святейший Правительствующий Синод получил за­
дание — помочь Министерству народного просвещения в
области народных школ: открыть приходские школы при тех
церквах, где таких школ нет.
После освобождения крестьян от крепостной зависимости
возникла необходимость пересмотреть местное самоуправление
и действующие земские учреждения. 12 июня 1890 года было
принято новое «Положение о губернских и уездных земских уч­
реждениях».
Казалось бы, все старания императора Александра III и его
правительства направлены на улучшение жизни народа. Но
предпринятые правительством реакционные меры, целью кото­
рых было укрепление самодержавия, отличались утеснением
прав и свобод представителей всех сословий. Так, в 1882 году
были приняты «Временные правила о печати», которые предос­
тавляли властям право закрывать газеты и журналы «вредного
направления». В 1883—1884 годах были закрыты многие либе­
ральные периодические издания, среди них «Отечественные за­
писки», «Дело», и либеральные газеты «Голос», «Земство»,
«Страна», «Московский телеграф». Была ужесточена цензура.
Плата за обучение в университетах была повышена с 10 до 50
рублей в год. Введена студенческая форма, облегчавшая слеж­
ку за студентами.
Сословный подход к решению вопросов продолжал жить и в
конце XIX века, проявив себя в реформе местного самоуправле­
Краткий очерк истории сословий в России
67

ния 1889 года, когда Александр III в именном указе Правитель­


ствующему Сенату представил «Положение о земских участко­
вых начальниках», в котором местное самоуправление в произ­
водстве судебных дел вверялось только лицам из местных
потомственных дворян. И в циркуляре министра народного
просвещения И.Д. Делянова от 5 июня 1887 года, где говори­
лось о запрещении принимать в гимназии «служанкиных,
прачкиных и кухаркиных детей». Реальные училища, куда
могли поступать «кухаркины дети», были преобразованы в тех­
нические школы, окончание которых не давало права на по­
ступление в высшие учебные заведения.
Александр III завершил свой жизненный путь в октябре 1894
года, когда ему было всего 49 лет. Из программы, которую он
наметил, вступив на престол, ему в полной мере удалось добить­
ся только обеспечения мира: он был единственным государем в
России, при котором русские воины не проливали кровь, а пото­
му имел полное право на заслуженный им титул Царя Миро­
творца.
Вступивший на престол 28 октября 1894 года Николай II
принял «священный обет перед лицом Всевышнего всегда
иметь единой целью мирное преуспеяние, могущество и славу
дорогой России и устроение счастья всех его верноподдан­
ных».
На Высочайшем приеме депутаций от всех сословий, состояв­
шемся 17 января 1895 года, император Николай II заявил: «...
пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народно­
му, буду охранять начало самодержавия так же твердо и неук­
лонно, как охранял его мой незабвенный покойный родитель».
А это означало, что при самодержавном строе сословное деле­
ние общества и вытекающее из этого сословное неравенство дол­
жны оставаться прежними. Во Всемилостивейших манифестах,
приуроченных к церемониям бракосочетания Николая II и его
коронования (14 мая 1896 г.), и на собраниях, посвященных ко­
ронационным торжествам, куда были приглашены представи­
тели сословий, Николай II обращался отдельно к представите­
лям каждого сословия. Так, обращаясь к представителям
дворянства, император изволил сказать: «Не сомневаюсь в том,
что дворянство всегда будет, как оно и было, опорой Престола,
и искренно ценю полезное и бескорыстное участие дворянства в
местных делах. Мне известно трудное время, переживаемое по­
местным дворянством. Будьте спокойны, я не забуду его нужд в
моих заботах о преуспеянии нашего дорогого отечества». Еще
ранее, Манифестом 14 ноября 1894 года, для податного населе­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
68

ния были облегчены недоимки, смягчены наказания за пре­


ступления, дарованы, в связи с неблагоприятным положением
земледелия особые льготы для земледельцев: для заемщиков
земельного крестьянского банка понижены проценты до 4,5% ,
а для заемщиков дворянского банка — 4%. Не забыты были и
представители купечества, владельцы банков: затраты дворян­
ского банка в связи со льготами для заемщиков особого его от­
дела восполнялись из государственных средств в размере 848
тысяч рублей в год в течение 48,5 лет; а в пользу крестьянского
банка ежегодно отчислялась часть поступающих с крестьян вы­
купных платежей до тех пор, пока собственный капитал банка
не достигнет 50 млн рублей. Кроме того, сроком на 10 лет (с
1896 г.) был уменьшен на 50% государственный поземельный
налог, что касалось поместных дворян, купцов, приобретших
поместья, и крестьян.
Новый устав Крестьянского банка, Высочайше утвержден­
ный 27 ноября 1895 года, предусматривал расширение круга
лиц, которые имеют право пользоваться услугами банка (поми­
мо крестьян, сюда отнесены и мещане, проживающие на селе и
занимающиеся земледелием), и увеличение предоставляемых
банком услуг ( кроме ссуд на покупку земель, добавились ссуды
под залог земли, уже приобретенной крестьянами, для погаше­
ния долгов за эту землю и ссуды для покупки земли за собствен­
ный счет для ее перепродажи). Законом от 16 июня 1895 года
были установлены льготы по арендованию казенных земель то­
вариществами из местных крестьян. В соответствии с времен­
ными правилами от 6 мая 1898 года землепользователи могли
получить мелиорационный кредит. Это говорит о том, что зако­
нодательно шло уравнивание сословий мещанства и крестьян­
ства, но не было таких законов, которые бы уравняли полити­
ческие и социальные права крестьянства и мещанства с
дворянством и купечеством.
Ряд мероприятий по профессиональному образованию, та­
ких как Положение о коммерческих училищах от 15 апреля
1896 года, учреждение инженерного училища министерства
путей сообщения в Москве, открытие Технологического ин­
ститута в Томске и ряда низших технических и ремесленных
школ в разных губернских и уездных городах имели своей це­
лью повысить образовательный уровень как городского насе­
ления (мещан), так и сельского населения (крестьян), что спо­
собствовало бы сближению сословий. Этой же цели служили
крупные ассигнования на церковноприходские школы и шко­
лы грамоты. Для уравнения прав женщин в 1985 году состоя­
Краткий очерк истории сословий в России
69

лось учреждение женского медицинского института в Санкт-


Петербурге, а несколько позже — Высших женских курсов в
Москве.
Несмотря на то что после отмены крепостного права многие
«дворянские гнезда» разорялись и основная масса дворян (даже
девушки) вынуждена была работать, дворянство не потеряло
своей значимости. Занимая самые высокие правительственные
посты, оно продолжало быть правящим сословием, имеющим в
сравнении с другими сословиями ряд важных привилегий. Это­
му способствовал прежде всего монархический строй, укрепле­
нию которого Николай II, как и его предшественники, старался
уделить наибольшее внимание, не сознавая, что время монар­
хии уже прошло. Ведь процесс уравнения юридических, а затем
и политических и социальных прав представителей разных со­
словий неизбежно должен привести к стиранию сословных гра­
ниц, к тому, что все население станет гражданами страны, а та­
кая страна не может оставаться абсолютной монархией, она
будет республикой.
Серьезные преобразования в этот период истории сословий
коснулись и дворянства, и купечества. Характерной чертой
экономического развития России в конце XIX — начале XX века
явилось возникновение промышленных и финансовых моно­
полий, что, естественно, нашло свое отражение в сословной
структуре российского общества. Купцы-промышленники
стали объединяться в картели, синдикаты и даже тресты. Та­
кие купцы получили название капиталистов. Промышлен­
ные монополии возникали в результате взаимодействия пра­
вительственных регулирующих органов и государственного
(казенного) хозяйства с частными промышленными объе­
динениями, поэтому во главе этих монополий зачастую
становились высокопоставленные чиновники дворянского
происхождения, которых также можно было назвать капита­
листами.
Развитие банковской системы привело к увеличению числа
купцов-экономистов, ставших банкирами. Объединение банков
в монополии в процессе складывания государственно-монопо­
листического капитализма проходило в процессе сращивания
банковских монополий с государственными финансовыми уч­
реждениями, иными словами, когда в руководство банками,
особенно крупнейшими, стали входить не только купцы-финан­
систы и экономисты, но и высокопоставленные чиновники-дво­
ряне и даже титулованные дворяне, которые тоже на этом весь­
ма доходном месте становились банкирами.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
70

Эти особенности процесса экономического развития в нашей


стране способствовали сращиванию государственного аппара­
та с промышленными и банковскими монополиями, что от­
крывало широкие возможности капиталистам добиваться по­
лучения военных и иных крупных заказов, а банкирам
проводить суммы этих заказов в своих банках, получая за это
прибыли. Государственные чиновники и думские деятели
(дворяне) от такого «сотрудничества» получали доходы, кото­
рые многократно превосходили размеры их служебного жало­
ванья.
Наиболее широкий и значительный экономический подъем
отмечался перед Первой мировой войной с 1909 по 1913 год,
особенно в 1913 году, в сравнении с которым в советские годы
измерялся рост промышленного производства СССР, к сожале­
нию, превосходившего достижения 1913 года только по вып­
лавке стали и производству чугуна.
Освободившись от крепостного гнета и получив возможность
свободно возделывать землю на основе ее выкупа или в составе
общины (кооператива), крестьянское сословие стало не только
основным кормильцем страны, но и одним из крупнейших экс­
портеров сельскохозяйственной продукции в Европу. За счет
разведения продуктивного скота крестьянские хозяйства доби­
лись значительных успехов и в животноводстве.
Помещичьи хозяйства, крупные капиталистические эконо­
мии юга России и часть зажиточных крестьянских хозяйств
стали широко использовать труд наемных сельскохозяйствен­
ных работников и применять сельскохозяйственные машины,
что значительно повышало производительность труда и произ­
водство продукции.
Интенсивно стала развиваться и мелкая, кустарная кресть­
янская промышленность.
Однако все эти достижения в основном крупных сельскохо­
зяйственных хозяйств не избавили бедных, многодетных крес­
тьян от нужды. Если в прежние времена они шли к барину за
помощью, то теперь такой возможности не было. Сельское на­
селение еще более расслоилось на бедных крестьян, 52% ко­
торых не имели даже плугов, на кустарей-ремесленников,
имевших скромный, но постоянный доход, и на богатых торгу­
ющих крестьян, в том числе владельцев кабаков на селе. Такое
положение бедных крестьян,вызывало бунты и неповинове­
ния.
22 января 1902 года было учреждено межведомственное
«Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промыш­
Краткий очерк истории сословий в России
71

ленности», которое предполагало изучение положения кресть­


янства за 40 лет после реформы 1861 года. Его председателем
стал С.Ю. Витте. Действовало оно с 1902 по 1905 год. В то же
время и с той же целью были образованы на местах губернские
и уездные комитеты. Был собран огромный статистический
материал, который занял три объемистых тома. В результате
этой работы были сделаны выводы, что необходимо расширить
имущественные и гражданские права крестьян, уравнять их с
другими сословиями и оказать содействие переходу крестьян
от общинного к «подворному и хуторскому владению». Гаран­
тию социальной стабильности Витте видел в создании из крес­
тьян «класса земельных собственников». Но для этого необхо­
димо было обеспечить каждого крестьянина земельной
собственностью, притом не по выкупу, а безвозмездно. Разуме­
ется, эти предложения Особого совещания и Витте правитель­
ство посчитало преждевременными, а потому они приняты не
были. Но Витте удалось провести 12 марта 1903 года отмену
круговой поруки, а в 1904 году законов, облегчавших процесс
переселения крестьян на новое место и паспортный режим для
них.
Однако Манифестом от 26 февраля 1903 года император Ни­
колай II подтверждал принцип сохранения сословности, не­
прикосновенность общинного владения и неотчуждаемость
крестьянских надельных земель. Таким образом, мероприя­
тия правительства вошли в противоречие с Манифестом импе­
ратора.
Мещанство, городское население постоянно пополнялось яв­
лявшимися в город крестьянами, в основном дворовыми людь­
ми, ищущими работу. Свободное получение образования давало
лицам мещанского сословия получить работу в государствен­
ных учреждениях (министерствах, ведомствах и пр.), сделать
небольшую карьеру и даже получить дворянское достоинство.
Торгующее мещанство стремилось к получению гильдии, что
тоже упрочивало его положение в обществе.
Казачество, как военно-аграрное сословие, имело большие
льготы и преимущества перед другими сословиями. Оно было
сословием свободных людей, награждалось землями, не плати­
ло за нее налогов, имело право торговли. Многие казаки за свои
подвиги были жалованы потомственным дворянством, а атама­
ны — дворянскими титулами. Особенно отличалось казачество
Войска Донского, которое использовалось при Императорском
дворе как Их Величеств конвой и считалось самым надежным
войсковым формированием.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
72

Духовенство, возглавляемое митрополитом Московским и


всея Руси, тоже имело много льгот: неприкосновенность мона­
стырских земель, освобождение их от налогов, право на владе­
ние монастырскими крестьянами, освобождение от телесных
наказаний, внутренняя судебная система, награждение орде­
нами, постоянное жалование для белого духовенства, хорошее
пенсионное обеспечение. В конце XIX — начале XX века духо­
венству была поручена организация и попечительство в сфере
начального обучения и религиозного воспитания крестьян­
ских и мещанских детей в церковно-приходских школах, а
также обучения и воспитания в духовных училищах и духов­
ных академиях.
В результате развития промышленности и роста числа про­
мышленных предприятий возник новый общественный слой,
корпоративное сословие рабочих (сословие во втором значе­
нии), названное рабочим классом. Как уже говорилось в Пре­
дисловии, это не было сословие в полном значении этого слова,
так как рабочие на каждом заводе или фабрике официально
были приписаны к разным сословиям Российской империи. Ос­
новную массу составляли мещане, городские жители, затем
крестьяне, в том числе и слуги; мастерами и инженерами зачас­
тую были представители обедневшего дворянства. Всех этих
людей объединяли так называемые корпоративные связи, то
есть общая работа на предприятии, общие трудовые интересы.
Их требования не представляли интересов других сословий, по­
тому что они касались повышения их заработной платы, улуч­
шения условий труда на рабочих местах, сокращения трудового
дня, отмены системы штрафования. Только в ходе стачечного
движения под воздействием политических партий они стали
выдвигать политические требования, объединявшие их с низ­
шими сословиями.
Русско-японская война 1905 года, которая принесла тяже­
лые поражения под Порт-Артуром и при Цусиме, показала ко­
личественное и техническое отставание российского флота, а
также бездарность русского командования, выявила корруп­
цию в высших эшелонах власти, проявившуюся, прежде всего,
в снабжении армии и флота, что усугубило революционные на­
строения в стране. Промышленный пролетариат возглавил ста­
чечное движение, которое охватило забастовками преимуще­
ственно крупные промышленные регионы России: Московский,
Петроградский, Донецкий и др.
Крестьянство за полвека после его освобождения от крепо­
стной зависимости изменило свой облик и характер: вместо
Краткий очерк истории сословий в России
73

забитого патриархального мужика в деревне появился земле­


владелец капиталистического толка, который, испытав вли­
яние города, приобрел иное понимание мира и был способен,
откликаясь на стачечную борьбу рабочих, участвовать в крес­
тьянском движении, которое сопровождалось разгромом по­
мещичьих имений и незаконным захватом помещичьих зе­
мель. Под давлением крестьянского движения правительство
было вынуждено издать манифест от 3 ноября 1905 года, по
которому крестьянская община становилась собственником
надельной земли, но крестьянин общины собственником не
становился. Но уже в мае 1906 года по рекомендации предсе­
дателя Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина
было предписано позволить крестьянам свободно выходить
из общины, с «укреплением их наделов в собственность и с
правом продажи этих наделов», а также ввести свободное пе­
реселение на окраины страны, в частности, в Сибирь. Издан­
ные в 1906 году (12 и 27 августа) указы разрешали малозе­
мельным крестьянам продажу по льготной цене через
Крестьянский земельный банк удельных и казенных земель.
Указ от 5 ноября 1906 года уравнивал крестьянское сословие
в паспортном отношении с остальными сословиями. Но все
эти меры были малоэффективными, они не затрагивали ос­
новного требования крестьян — передачи им всей помещичь­
ей земли безвозмездно и в полную собственность. Ни Алек­
сандр III, ни Николай II разрешить этот вопрос, названный
из деликатности «аграрным», не могли: нерушимость само­
державия зависела от дворянства, но находилась под угрозой
крестьянского взрыва.
Аграрный вопрос стоял первым в повестке дня I Государ­
ственной думы, открывшейся 27 апреля 1906 года и распущен­
ной правительством 8 июля того же года. В открытой 20 февра­
ля 1907 года II Государственной думе опять центральное место в
повестке дня занял аграрный вопрос. Но Дума просуществовала
всего 102 дня, естественно, ничего не решив.
3 июня 1907 года волей императора Николая II были изда­
ны манифест о роспуске II Государственной думы и закон о
новом порядке выборов в Думу, что нарушало положение
«Основных государственных законов Российской империи»,
утверждавшее, что «никакой новый закон не может последо­
вать без одобрения Государственного совета и Государствен­
ной думы».
Расстрел мирной демонстрации в Петербурге 9 января 1905
года, получивший название «кровавое воскресенье», явился
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
74

началом российской буржуазно-демократической революции,


в которой приняли участие представители всех российских со­
словий. Задачей революции было: свержение самодержавия и
установление демократической республики, ликвидация со­
словного деления общества и помещичьего землевладения,
введение демократических свобод (свободы совести, слова, пе­
чати, собраний, равенства всех перед законом, снятие нацио­
нальных правовых ограничений, установление 8-часового ра­
бочего дня для лиц наемного труда). Указанные задачи
определили буржуазно-демократический характер революции
1905—1907 годов.
Опубликование в условиях революционных событий нового
закона об изменении порядка выборов, изданного только во­
лей императора Николая II, было воспринято обществом как
акт государственного переворота и как поражение революции
1905—1907 годов. Этот закон резко ограничивал представи­
тельство в Государственной думе низших слоев, то есть основ­
ной массы населения, и увеличивал число депутатских мест
для дворянства и крупной буржуазии как надежной опоры са­
модержавия.
III Государственная дума отработала 5 лет, положенных по
закону (с 1 ноября 1907 г. по 9 июня 1912 г.), обсудила и приня­
ла 2432 законодательных акта по вопросам аграрным, нацио­
нальным и рабочим. Ее работа была связана с началом проведе­
ния реформ, предложенных председателем Совета Министров
Петром Аркадьевичем Столыпиным (1862—1911), особенно его
аграрной реформы.
П.А. Столыпин исходил в аграрной реформе из того, что пе­
реход крестьянства от поземельной общины к частному кресть­
янскому землевладению явится важным стимулом для роста
сельскохозяйственного производства России.
Содержание столыпинской аграрной реформы было обнаро­
довано в указе «О дополнении некоторых положений действу­
ющего закона, касающегося крестьянского землевладения и
землепользования», по которому крестьянин имел право сво­
бодно выйти из общины и получить в личную собственность
участок земли из общинного надела. Он имел право потребо­
вать предоставить ему вместо полос, выделенных в разных ме­
стах, цельный участок («отруб»), перенести на него свое хо­
зяйство и таким образом стать хозяином хутора. Реформа не
ставила задачу стопроцентного перехода на отруба и хутор­
ские хозяйства, оставляя по желанию крестьян возможность и
общинного (кооперативного) хозяйства. Из-за недостатка зем­
Краткий очерк истории сословий в России
75

ли в европейской части России, особенно в районах Чернозе­


мья, реформа предполагала переселение крестьян на свобод­
ные земли, в основном в Сибирь. Правительство оказывало со­
действие переселению малоземельных и безземельных
крестьян на свободные земли. Казна оплачивала проезд и вы­
давала ссуду на обзаведение в размере 150 рублей на двор. Для
переселения предоставлялись «столыпинские вагоны», вме­
щавшие 40 человек = 8 лошадей. Организацией переселения
занималось Переселенческое управление, которое подыскива­
ло свободные земли, пригодные для землепользования, и рас­
пределяло их между губерниями.
Но завершить столыпинскую аграрную реформу, которая
шла уже полным ходом, не удалось: в 1911 году был убит Сто­
лыпин, в 1914 году началась Первая мировая война, а затем
произошли революционные события 1917 года, отменившие не
только столыпинские реформы, но разрушившие всю Россий­
скую империю «до основанья», в том числе упразднившие и все
сословия.
Отменить сословия путем Постановления ЦИК легко и про­
сто: напечатал это Постановление и разослал по всей стране для
принятия его без всякого рассуждения. Но сословия — это ведь
все население России, это люди со сложившимся пониманием
своего предназначения, своей роли в жизни общества. Ни одно,
даже самое грозное постановление не может отменить, упразд­
нить людей. Пришлось людей России уничтожать физически:
путем расстрелов, ссылок, гонений, доведения до самоубий­
ства. Считалось, что объявлена «война дворцам» во имя «мира
хижинам», но на самом деле уничтожали представителей всех
сословий: всех титулованных дворян, дворян поместных и дво­
рян, вообще уже оставшихся без земли и имений, всех церков­
нослужителей, всех купцов-капиталистов, банкиров и мелких
торговцев, и мещан, так называемых служащих, бывших чи­
новников, имевших даже низшие чины по Табели о рангах. Не
обошли и крестьян, особенно той категории, об увеличении чис­
ла которых заботился Столыпин, то есть тех, кто имел преуспе­
вающие хозяйства. Они были объявлены кулаками, «мироеда­
ми», их дома были разграблены, хозяйства разорены, а сами
они частью расстреляны, а частью в одних рубахах сосланы на
Соловки и в другие северные районы. Грабили на основании
«продразверстки» и самых бедных крестьян, отнимая у них
последние продовольственные запасы и тем обрекая их на го­
лодную смерть. Расстреливали и ссылали также всех, кто не
был согласен с такой замечательной, «необходимой» политикой
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
76

новой власти, якобы действовавшей во имя «счастья простого


народа».
Новая власть насильно заставила крестьянство «для его бла­
га» объединиться в коллективные хозяйства (колхозы), в пер­
вые годы отняв у крестьянина все, даже его домашнее хозяй­
ство, согнав в колхоз и скотину, и птицу. Но когда в этом
ералаше вся живность начала дохнуть, крестьянину было раз­
решено держать домашний скот и птицу в его доме. Став кол­
хозником, крестьянин лишился земли, ленинский лозунг «Зем­
лю — крестьянам» оказался агиткой. Лишился крестьянин и
многих социальных льгот, которые он имел до Октябрьской ре­
волюции. Он лишился права на выезд из своего села или из де­
ревни, даже паспорта, который у него был в прежние времена.
Его труд («трудодни») по сути не оплачивался. В результате
права и обязанности колхозника стали схожи с теми, что были
у крепостного крестьянина. А само крестьянство под названием
«колхозники», или «советское крестьянство», стало таким же
податным, бесправным сословием, каким оно было в крепост­
ное время.
Чтобы выявить всех неугодных, советская власть с первых
же дней своего существования ввела правила, которыми руко­
водствовались примерно до середины 50-х годов XX века. По
этим правилам нельзя было устроиться на работу и даже посту­
пить в учебное заведение без заполнения анкеты, где непремен­
но стоял вопрос о происхождении: из дворян ли, из купцов, из
духовенства ли, из мещан или из крестьян, а может быть, из
служащих? Даже молодежи нужно было отвечать на вопрос: «А
кто были ваши родители до 17-го года?»
Это выискивание потомков неугодных сословий прекрати­
лось только через 30 лет после революции, в послевоенные
годы.

Русь в X в. — термин не этнографический и не географический, а соци­


альный, обозначавший господствующее сословие.
В. О. Ключевский. История сословий в России
Сословия
БОЯРСТВО, -а
с., собир. (от «боярин»),
также «бояре» — бояр, /ин. собир.

Это правящее сословие феодалов-землевладельцев, существо­


вавшее на Руси примерно с IX до начала XVIII века.
Происхождение слова «боярин» («болярин») до конца не вы­
яснено. Имеются различные предположения, например, что
оно произошло от слова «бой» («убивающий», «воин»), сливше­
гося со старославянским словом «болий» (в древнерусском язы­
ке в значении «больший», а в сербском, хорватском и словен­
ском языках — «лучший»).
Эта точка зрения нашла свое отражение, например, в «Толко­
вом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля, где да­
ется такая этимологическая помета, правда, под вопросами:
«боярин (от «бой», «бить», «воевода»?). От «болярин» (болеть
по ком, заботиться? От «болий», «большак»?)».
Но имеется и другая точка зрения, высказанная учеными-
славистами Е. Маловым и С. Младеновым и поддержанная
М. Фасмером в его «Этимологическом словаре». Они считают,
что слово «боярин» произошло от древнетюркского слова
«bajar», то есть «знатный человек, вельможа», а затем под вли­
янием древнерусского слова «болий» («больший», «лучший»)
получило форму «болярин». Впоследстви это слово утвердилось
в речи как боярин.
Эта вторая точка зрения представляется более убедительной
и более близкой к истине, потому что она связана с одной из вер­
сий происхождения боярского сословия на Руси.
В процессе исторического развития России боярское сословие
неоднократно меняло свой статус и свое значение.
1. В догосударственный период (до IX в.) боярство как тако­
вое еще не оформилось в сословие. Это были дружинники кня­
зя, которые, проживая на княжеской земле и участвуя в кня­
жеских походах и сборах дани, хоть и были свободными в
выборе князя, но, начав служить у князя, попадали в вассаль­
ную от него зависимость. За свою службу старшие воины-дру­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
80

жинники получали от князя землю, вотчины, становясь с тече­


нием времени феодалами-землевладельцами. В походах они
захватывали пленных, делали их своими рабами и становились
еще и рабовладельцами, крупными феодалами, что выделяло
их из среды дружинников как людей уважаемых, советников
князя, его приближенных и заставляло именовать их по их
сану «болярами», величать по их достоинству, присваивать им
почетное звание, то есть титул болярина-боярина.
2. В Древнерусском государстве (IX—XIII) бояре-феодалы,
владевшие вотчинами, имевшие отдельные большие хозяйства,
все же не могли противостоять нападениям, а потому объединя­
лись как подручные великого князя или князя удельного. Не­
смотря на свою зависимость от князя, бояре были достаточно
свободными, особенно в сравнении с дворянами, так как бояре
обладали рядом привилегий: боярин имел право отъехать к но­
вому сюзерену, быть в своих вотчинах полным господином,
иметь своих вассалов, свою дружину. Имея такую свободу дей­
ствий, боярство стало объединяться в основном вокруг великого
князя киевского в сословную группу. К XII веку боярство стало
представлять мощный социальный слой, переросший в сосло­
вие феодалов-землевладельцев и рабовладельцев, опору вели­
кокняжеской власти.
Вместе с увеличением количества бояр-феодалов возросла и их
роль в решении вместе с великим или удельным князем важней­
ших задач: захвата власти, междоусобных войн, оборонитель­
ных войн от соседних государств, то есть задач государственного
масштаба. В этот домонгольский период формирования Руси, по­
лучивший название удельного, бояре, участвовавшие в качестве
советников и помощников князей в управлении княжествами, а
при великих князьях — государством, получили статус привиле­
гированного сословия.
В те времена титул боярина был родовым и наследственным.
Однако во избежание раздробления полученных от князя вот­
чин титул боярина и все его имение «Русская правда» предписа­
ла передавать только старшему сыну. Остальные сыновья долж­
ны были приобретать имение сами на службе у князя, в
Древней Руси — у великого князя Киевского, в Московском го­
сударстве — у великого князя Московского.
3. Но вот наступили времена, когда Великий князь всея Руси
Иоанн III Васильевич сформировал такой великокняжеский Госу­
дарев двор Московского государства, который стал центром управ­
ления «всея Руси», то есть всех княжеств, объединенных под ру­
кой Москвы. Все бояре, дворяне, дети боярские и приглашенные
Сословия. Боярство
81

для услужения при дворце жильцы становились подданными Го­


сударя, то есть полностью зависящими от воли Государя. Была со­
здана иерархия чинов Государева двора, где чин боярина объяв­
лялся как самый высший чин на служебной лестнице Государева
двора. Этот чин и другие чины (окольничего, стольника, спальни­
ка, стряпчего, постельничего, чашника, шатерничего и проч.) да­
вался Великим князем, и его нельзя было получить сразу, его
нужно было заслужить при Государевом дворе, выполняя все по­
веления Великого князя Иоанна Васильевича, фактически царя.
Для получения чина боярина, как высшего чина, нужно было
пройти все ступени служебной лестницы Государева двора, на­
чиная с низших, в звании сына боярского или жильца, или в
чине стольника, спальника, чашника, и только достигнув чина
окольничего, можно было ожидать получения боярского чина.
Вследствие этого нового статуса, боярин потерял свой титул,
родовой и потомственный, а потому даже и старшие сыновья бо­
ярских семейств перешли в категорию детей боярских и, доби­
ваясь боярского достоинства, должны были служить Великому
князю, начиная с низших чинов. Боярин потерял не только
свой титул, он потерял свою свободу, став подданным Великого
князя Московского и всея Руси, по сути его холопом.
Так в Московском государстве боярство, по своему значению
оставаясь привилегированным сословием родовитых феодалов-
землевладельцев, получив высший чин боярина при Государе­
вом дворе, сравнялось с сословием князей, которые тоже долж­
ны были заслужить боярский чин при Государевом дворе
Великого князя Московского и всея Руси Иоанна III Васильеви­
ча, правившего в 1462—1505 годах.
4. В правление Василия III Иоанновича (1505—1533) была
создана Боярская дума, и боярство, служившее при Государе­
вом дворе, получило новый чин думного боярина, что определи­
ло статус боярства не только как привилегированного, но и как
правящего сословия.
С XV до начала XVII в. боярство являлось близким окруже­
нием великих князей московских и всея Руси, а затем царей,
вело все дела Государева двора: в качестве ближних бояр-совет­
ников Государя, наместников, посадников, глав приказов,
городских и полковых воевод, управляло городами и намест-
ничествами, возглавляло войска, вело войны, билось за осво­
бождение Руси от татаро-монгольского ига, осуществляло
внешнеполитические и внешнеторговые связи Московского го­
сударства, и через все это, а также через Боярскую думу уча­
ствовало в управлении Московским государством.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
82

В XIV—XV веках боярский чин, сан боярина, право войти в


боярское сословие могли получить только представители самых
знатных родов — князья, крупные землевладельцы, известные
своими заслугами дворяне.
Родовитость — вот важнейший критерий производства в бо­
ярский чин в Московском государстве. Но даже знатнейшим по
происхождению феодалам полагалось начинать службу с низ­
ших чинов, по крайней мере, с чина стольника.
Со временем возведение в боярство стало определяться также
и традицией.
По свидетельству Г. Котошихина, в начале XVII столетия
члены самых родовитых фамилий получили безусловное право
на чин боярина при достижении совершеннолетия в придвор­
ном чине стольника, при этом минуя службу в чине «окольни­
чего».
Такое право имели 16 древних княжеских и дворянских ро­
дов: Воротынские, Голицыны, Куракины, Одоевские, Прон­
ские, Темкины-Ростовские, Буйносовы-Ростовские, Репнины,
Трубецкие, Урусовы, Хованские, Черкасские, Морозовы, Шеи­
ны, Шереметевы и Романовы.
Молодые люди еще 4-х родов могли по челобитной (по проше­
нию) миновать чин окольничего и получить «боярскую шапку»:
князья Долгоруковы, Ромодановские, Прозоровские, дворяне
Салтыковы.
Несколько родов традиционно жаловались в боярский чин по
выслуге определенного числа лет в чине окольничего.
Но боярство могло быть пожаловано и выходцам из менее
знатных фамилий как награда за выдающиеся заслуги на воен­
ном поприще (например, как было оно пожаловано некоторым
князьям Волконским) или за дипломатические успехи (как, на­
пример, дворянам Ординым-Нащокиным и Матвеевым).
Кроме того, боярского сана удостаивались родственники ца­
рицы (Милославские, Нарышкины, Стрешневы, Лопухины), да
и просто царские фавориты (Хитрово).
Удостоенные чина боярина при Государевом дворе имели
право участвовать в заседаниях Боярской думы, возглавлять ос­
новные отрасли государственного управления, которые в ту
пору назывались «путями», командовать войском, быть особо
доверенными лицами царя, которые имели доступ в царские по­
кои.
Боярство не было однородной массой. Бояр, которые засе­
дали в Боярской думе, называли думными, тех, кто занимал
государственные должности, возглавлял приказы и отвечал
Сословия. Боярство
83

за «пути», называли путными, а тех, кто имел доступ в двор­


цовые покои царя,— введенными. Особенно доверенные
лица государя носили название ближних бояр. Те бояре, ко­
торые имели доступ непосредственно в покои царя, в его опо­
чивальню, именовались комнатными боярами. Родственни­
ки царицы назывались свойственными боярами. Но все
введенные бояре — и ближние, и комнатные, и свойствен­
ные — могли стать путными, если им поручалось ведение ка­
кой-нибудь из отраслей хозяйства, пути, а могли стать город­
скими воеводами или полковыми во время войны, а то и
послами в другие страны.
Помимо личной службы при дворе великого князя Москов­
ского и царя, в XV—XVI веках бояре-вотчинники, получившие
земли от государя, обязаны были поставлять определенное ко­
личество воинов, готовых к походу в полном вооружении, так
называемых даточных людей. Количество это определялось
размерами земель, входивших во владение боярина.
После смерти боярина, не имевшего сыновей, земли отбира­
лись Великим князем, за исключением небольшого участка,
предназначавшегося по духовной грамоте вдове и дочерям
умершего боярина, да тех владений, которые принадлежали
лично вдове. Также и бездетные, уже престарелые бояре, окон­
чившие службу, обязаны были большую часть своего имения по
приказу Великого князя передать в руки молодого боярина или
дворянина. Эти вотчины считались выморочными.
В XVII веке боярство пользовалось большими привилегиями:
бояре не платили никаких налогов, в своих вотчинах были пол­
новластными хозяевами и вершителями судеб своих холопов.
Многие из них имели собственные дружины, вместе с которыми
они служили своему князю. Они участвовали в военных похо­
дах как воеводы, полководцы ими же набранных полков. По за­
конам Древней Руси и Московского государства, в частности,
по Уложению 1649 года, за нападение на бояр, как и на других
государственных людей, полагалось «казнить смертию безо
всякой пощады». А вот если боярин был уличен в получении
взяток («посулов» и «поминок») или в ложном обвинении им
кого-либо якобы в умышленном нападении на него, то ему по­
лагалось «жестокое наказание, что государь укажет» (а госу­
дарь и вообще мог его простить).
Управляя отраслями хозяйства, боярство руководило самы­
ми важными приказами. Государь давал особо доверенным и
хорошо проявившим себя на службе боярам дипломатические
поручения. В Боярской думе бояре выступали как законодате­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
84

ли. Получив звание ближнего, боярин становился личным со­


ветником царя.
Боярам доверялось и вершить суд. За судопроизводство бояре
получали пошлинные деньги. Уложение 1649 года, предостав­
ляя боярам право судить людей, делало оговорку, что «судом
судить и росправе делать по государеву указу въправду, а своим
вымыслом в судных делах по дружбе и по недружбе ничего не
прибавляти ни убавляти, и ни в чем другу не дружить, а недру­
гу не мъстить, ни в чем ни для чего не норовить, делать всякие
государевы дела не стыдяся лица сильных, и избавлять обидя-
щего от руки неправедного».
За взятки в суде (посулы и поминки) и неправедный суд пола­
галось «у боярина, у окольничего и думного человека отнять
честь».
Получить боярство, то есть боярский чин, было нелегко. От­
прыски родовитых семейств, дети боярские, начинали служить
при Государевом дворе в отрочестве, обычно в качестве стольни­
ка (спальника, чашника), или с 10-летнего возраста в качестве
стольника в Царицыном дворовом чину или у патриарха, по
сути дела, как прислуга. Царицын стольник, достигнувший 15-
летнего возраста, переводился в стольники или спальники
царя, а уж потом мог стать окольничим, а если он из знатного
боярского рода, то и сразу в боярский чин.
Боярский сын или молодой князь, прослужив при Государе­
вом дворе стольником несколько лет, получал чин окольничего.
В окольничих служили долго, а потому для многих на этом и
кончалась их карьера. И только некоторые представители особо
родовитых и знатных бояр, о которых говорилось выше, имели
право быть переведенными из стольников прямо в боярский
чин.
Государь поручал боярину быть сначала вторым воеводой в
каком-нибудь городе, затем жаловал должностью наместника
какого-либо города и края. Это были весьма хлебные должнос­
ти. За них от государя жалования не получали, но зато имели
право на месте собирать налоги, пошлины и другие поборы с на­
селения, и здесь воевода, а тем более наместник, был сам себе
хозяин.
Иногда терпение населения истощалось, и тогда горожане об­
ращались с жалобой к Великому князю. Так, боярин князь
Иван Владимирович Оболенский, по прозвищу Лыко, в 1479
году был назначен наместником в Великие Луки. Грабежами и
поборами он довел местное население до того, что горожане об­
ратились к Великому князю московскому Иоанну III Василье­
Сословия. Боярство
85

вичу с просьбой отозвать наместника. Великий князь принял


сторону горожан, которые потребовали, чтобы Лыко вернул на­
грабленное. Но Оболенский не хотел отдавать долги, решив, что
лучше ему перейти, как это было в старину, на службу к удель­
ному князю Волоцкому, брату Иоанна Васильевича. На требо­
вание Великого князя выдать Оболенского брат ответил отка­
зом. Тогда Иоанн III приказал схватить непокорного Ивана
Владимировича Оболенского в его вотчине и в оковах доставить
в Москву, что и было исполнено.
Чин боярина получали в первую очередь князья. При обра­
щении к такому боярину использовалось сочетание «боярин
князь».
Многие князья получали чин боярина за верную службу и
проявляли себя как государственные люди, повлиявшие на
ход исторического развития Русского государства. Их имена,
известные из сохранившихся документов, стали достоянием
истории.
Князь Александр Васильевич Оболенский, боярин и воевода,
о котором известно, что он, командуя передовой дружиною,
был убит в сражении под Гельметом в 1501 году. Сподвижник
Великого князя Московского Иоанна III в деле централизации
государства, Александр Васильевич в 1475 году сопровождал
Великого князя в поездке из Москвы в Новгород. В походе на
Новгород он был одним из воевод государева передового полка.
Участвовал он и в походе на Казань в 1487 году как первый вое­
вода правой руки в судовой рати. В 1493 году был первым вое­
водой передового полка, воевал с литовцами и взял у них город
Мезецк, а затем приступом города Серпейск и Опаков. В походе
на Казань в 1497 году он был вторым воеводой большого полка.
Участвовал он и в походе на Ливонию, где и погиб в бою.
И таких бояр и воевод, верой и правдой служивших своему
Отечеству, на Руси было много.
Известно, какое влияние на историю России оказали такие
близкие престолу люди, как боярин Артамон Сергеевич Матве­
ев, состоявший в большой дружбе с царем Алексием Михаило­
вичем, как боярин князь Василий Васильевич Голицын, фаво­
рит царевны Софьи, правительницы России, как боярин Борис
Петрович Шереметев, ставший в царствование Петра I графом и
генерал-фельдмаршал ом.
Каков был жизненный уклад русского боярина?
Родовитые бояре селились в Кремле. Здесь были дворы Ивана
Васильевича Сицкого и знаменитого боярина князя Федора
Ивановича Мстиславского, а в конце XV века — боярина князя
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
86

Семена Ряполовского, конюшего Андрея Федоровича Челядни-


на, Григория Васильевича Морозова и других таких же извест­
ных бояр. Род бояр Морозовых поселился в Кремле с древних
времен и был знаменит тем, что в Смутное время владелец бояр­
ского двора в Кремле Василий Петрович Морозов был сподвиж­
ником князя Пожарского, а затем активным членом Боярской
думы при царе Михаиле Феодоровиче, а его внук — Борис Ива­
нович Морозов был воспитателем царя Алексия Михаиловича.
Родовитые и знаменитые бояре поселялись и вблизи Кремля,
на так называемом Подоле, на территории от Боровицких до
Тайницких ворот. Здесь в XIV—XV столетиях располагался бо­
ярский двор рода Свибловых. Федор Андреевич Свиблов был
первым воеводою при Дмитрии Донском и много послужил Ве­
ликому князю Московскому, в 1389 году присутствовал при со­
ставлении духовной грамоты (завещания) умирающего Дмит­
рия Донского. Но по какой-то причине после смерти Дмитрия
Ивановича, при его сыне, Великом князе Владимирском Васи­
лии I Дмитриевиче, попал в немилость и подвергся опале. Все
его села и дворы были взяты в казну Великого князя, а после
его смерти в 1425 году Свибловский двор на Подоле поступил во
владение Великой княгини Софьи Витовтовны, вдовы Василия I
Дмитриевича. Там же, на Подоле, находились также двор бояр
Квашниных и двор Обобуровых, проданный позднее боярину
Ивану Старкову; боярский двор Ховриных. Двор Ховриных
оказался принадлежащим Великому князю Владимирскому
Василию Дмитриевичу, о чем говорит его Духовная грамота
1423 года, в которой он это место завещал своему сыну Василию II
Васильевичу (Темному). Однако ховринский двор тоже оказал­
ся во владении Великой княгини Софьи Витовтовны, матери
Василия Темного, которая на этом месте построила хранилище
зерна — Житный двор, существовавший до середины XVIII сто­
летия.
Жилище боярина в XV— XVI веках немногим отличалось от
крестьянского и посадского. Конечно, оно было значительно
больше и окружено большим двором с хозяйственными пост­
ройками, с «людскими» для холопов, с маленькими каменны­
ми домиками, которые называли склепами, служившими для
сохранения от пожара лучшего оружия, платья, драгоценных
вещей, утвари и различных жизненно важных товаров.
Вот как описал дома бояр краковский дворянин Станислав
Немоевский, по поручению шведской королевы Анны приез­
жавший в Москву и проживавший в ней с 1606 по 1608 год: «Ни
у кого из бояр собственного небольшого замка нет, одни дере­
Сословия. Боярство
87

вянные дворцы из крупного нетесаного дерева, в которых ред­


кость светлая горница; обыкновенно курные избы; об обоях и не
спрашивай».
В самом деле, в те времена это были большей частью сруб­
ные дома из сосновых бревен, которые топились чаще всего по-
черному. Но в отличие от крестьянской избы боярский дом
был значительно больше: он состоял из нескольких срубов,
иногда на высоких подклетях, и был двухъ-, а иногда даже
трехъярусным.
А вот как рисует «житие бояр, и думных, и ближних» Г. Ко-
тошихин в труде «О России, в царствование Алекшя Михаило­
вича»: «Бояре и ближние люди живутъ въ домех своих, въ ка­
менных и въ деревянных, безъ великого устроения и призре­
ния; и живутъ съ женами своими и съ детьми своими покоями.
Да у нихъ же болшихъ, не у многихъ, бояръ учинены на дво-
рехъ своихъ церкви; а у которыхъ церквей нетъ, и они болшие
и середнихъ статей бояре, которымъ поволено держати въ до­
мех своихъ попов, заутреню и часы и молебенъ и вечерню от-
правливаютъ у себя въ своихъ хоромехъ, а у обедни они быва-
ютъ въ церквахъ, кто где прихожъ, или где похочетъ; а въ до-
мехъ у нихъ своихъ окроме церквей обедни не бываетъ ни у
кого; и даютъ они бояре и ближние люди попомъ своимъ жало­
ванье, по сговору, погодно, и дается женатымъ людемъ попомъ
помесячный кормъ и яствы и питье, а вдовые попы едятъ съ бо­
ярами своими вместе за столомъ, у кого что при лучи л ось».
К основному дому пристраивали башенку-терем, покои для
женщин. К концу XVI века и в XVII веке боярские дома стали
украшаться высокохудожественной резьбой. До этого времени
небольшие окна в боярских домах были слюдяными, в то время
как бедняки закрывали свои окна бычьим пузырем. К XVII
веку окна в боярских домах стали застеклять, привозя из Евро­
пы стекло. Главные ворота всегда были большими и выглядели
солидно: они были красиво украшены затейливой резьбой и хо­
рошо охранялись.
К началу XVII века большинство боярских домов были уже
каменными, двухъ- или трехъэтажными.
Правда, самые знатные бояре, да и цари, особенно Алексий
Михаилович, считали, что деревянные дома лучше для здоро­
вья, чем каменные, а потому строили в своих дворах дополни­
тельно и деревянные избушки.
В каменных хоромах ставили изразцовые печи, имелся ды­
моход, поэтому такие дома называли «белой избой» или «белой
горницей». Застекленные окна давали больше света, хотя для
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
88

сохранения тепла в горнице они были небольшими. Входные


двери обивались толстым сукном, полы и лавки застилались
тоже сукном, только тонким, а в особо богатых домах даже до­
рогой тканью — бархатом, парчой. На скамьи клались поду­
шечки в чехлах из красивой заморской ткани; украшались и
скамеечки, которые называли «беседами». Такие скамеечки
вокруг стола на вольном воздухе, в саду, покрытые навесом,
дали название этим сооружениям — «беседки».
Стены тоже стали обивать тканью, то есть покрывать обоями
(вот почему даже современные бумажные, наклеенные, называ­
ются обоями). В некоторых домах стены облицовывались дере­
вом.
К началу царствования Романовых в домах прогрессивных
бояр, таких, например, как Артамон Сергеевич Матвеев, Васи­
лий Васильевич Голицын, не боявшихся носить польское пла­
тье — кунтуш, имевших связи с Европой, можно было встре­
тить и зеркало, и географическую карту, и часы. Ав доме
Артамона Сергеевича Матвеева, где воспитывалась Наталья
Кирилловна Нарышкина, впоследствии царица и родительница
Петра I, был даже театр.
В нижнем этаже боярского дома располагались хозяйствен­
ные службы — пекарня, баня и проч., а во втором этаже дома
жили сами хозяева, там же принимали и гостей.
Женская половина помещалась или в отдельном крыле на
втором этаже, в светелке, или в тереме на 3-м этаже, и в «терем
тот высокий» не было хода никому постороннему.
В доме было несколько комнат, но посередине — горница, к
которой снизу шли две, а иногда три лестницы. По одной из них
разрешалось ходить только женщинам, потому что эта лестни­
ца вела в терем-светелку.
Во дворе дома непременно был обширный сад с плодовыми
деревьями и огород, где выращивали не только репу, морковь и
другие овощи (картофеля и помидоров тогда еще не знали), но
также арбузы и дыни. К началу XVII века стало модным разво­
дить в саду цветы.
Двор боярина — натуральное хозяйство: он обеспечивал по­
чти полностью (кроме хлеба) все потребности в еде и питье. Боя­
рину разрешалось беспошлинно производить спиртные напит­
ки, всякое «пиво». Но своим производством «пива» — самогона
из пшеницы, полбы или ячменя, различных наливок и настоек,
а также браги, пива, кваса — потребности боярина не ограничи­
вались. Поэтому из разных стран везли ему различные вина,
особенно любимую всеми мальвазию, которую пили зачастую
Сословия. Боярство
89

как лекарство. В начале XVII века из Польши стали привозить


водку (в переводе с польского на русский язык — «водичку») и
быстро освоили ее производство. В те времена это был, по-види­
мому, самогон-первач.
В еде боярство было неприхотливо. Обыкновенная пища
даже самого знатного боярина — каша, горох, пареная репа,
кислая капуста, соленая рыба, ржаной хлеб. Йенсон Йенс
Стрюйс, голландский путешественник, который побывал в Рос­
сии в качестве парусного мастера в 1669 году, а затем приезжал
в Москву как конюх и пушкарь в свите посольства Конрада ван
Кленка в 1675 году, выразил свои впечатления таким образом:
«ржаной хлеб такой тяжелый, черный и плотный, что нет наро­
да, у которого желудок был бы в состоянии его переварить. Все,
что он (боярин) ест, приправляется таким количеством чесноку
и луку, что дыхание его невыносимо для тех, кто не употребля­
ет этих приправ. К тому же он ест только соленую рыбу и вооб­
ще пищу грубую и непереваримую для иностранцев...».
Котошихин о русской еде в боярских домах в те же годы на­
писал так: «Ествы жъ обычай готовить, попросту, безъ при-
правъ, безъ ягодъ и сахару и безъ перцу и инбирю и иныхъ спо-
собовъ, малосолны и безуксусны. А как начнутъ ести, и въ то
время ествы ставятъ на столъ по одному блюду, а иные ествы
приносятъ съ поварни и держатъ въ рукахъ люди ихъ, и въ ко­
торой естве мало уксусу и соли и перцу, и въ те ествы прибавля-
ютъ на столе; а бываетъ всякихъ яствъ по 50 и по 100». (...) «Та-
кимъ же обычаемъ, и въ обедъ, за всякою ествою господинъ и
гости пьютъ вина по чарке, и романею, и ренское, и пива под­
дел ные и простые, и меды розные».
Все иностранцы, приезжавшие в Россию в XV, XVI, XVII и
начале XVIII века, в своих дневниках и публикациях на родине
отмечали особую пышность и великолепие одежды русского бо­
ярина.
Так, Антоний Дженкинсон, английский купец и дипломат,
который был в России в 1557—1558 годах, в своем отчете о по­
ездке, в частности о боярах, написал так: «Русский человек оде­
вается следующим образом: верхняя одежда состоит из парчи,
шелка или сукна; она очень длинная, до земли, и застегивается
большими серебряными пуговицами или же шелковыми шнур­
ками, застегнутыми булавками; рукава очень длинные; их но­
сят собранными кверху. Под верхней одеждой — другое длин­
ное одеяние, застегивающееся на шелковые пуговицы и
имеющее высокий стоячий цветной воротник; притом это одея­
ние было узким. Далее идет тонкая рубашка, вышитая крас­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
90

ным шелком или золотом, с воротником, вышитым жемчугом.


Под рубашкой полотняные штаны, а на ногах пара носков без
пяток и сапоги из красной или черной кожи. На голове он носит
белый колпак с пуговицами из серебра, золота, жемчуга и дра­
гоценных камней, а под ним шапку из черной лисицы, сильно
расширяющуюся кверху».
Иностранный гость не нашел подходящего слова, но совер­
шенно очевидно, что говорит он о шубе как о верхней одежде бо­
ярина, а под ней — о терлике, мужском верхнем платье, мод­
ном в XVI — начале XVII века.
Среди бояр были распространены одеяния из привозных тка­
ней — парчи, тафты, фландрского сукна, венецианского барха­
та, «рытого» бархата с Востока и др.
В такой одежде из дорогих заморских тканей, в высоких
шапках из чернобурой лисы бояре представали «пред очи
царя», являлись в Боярскую думу. Но после официальной час­
ти на царских приемах иноземных гостей, к обеду, бояре, чтобы
не запачкать дорогую одежду, переодевались в более скромное
платье из сукна и камлота.
А дома бояре одевались просто, как посадские люди или как
крестьяне: в холщовые порты, рубаху навыпуск, носки без пя­
ток, а во дворе — в суконный или камлотовый армяк, сапоги.
Бояре, находившиеся в опале, должны были ходить в «смир­
ной» одежде, состоявшей из посконной рубахи, подпоясанной
веревкой.
Более всего ценилась в глазах бояр шуба. Сверху ее покрыва­
ли парчой, восточным «рытым» бархатом или тафтой, а подби­
вали соболями, горностаем, иногда собольими «пупками», как
тогда называли мех из брюшка соболя.
Застегивалась шуба на золотые или серебряные пуговицы
или стягивалась шелковыми шнурами, перевитыми золотыми
нитями. Чем богаче был боярин, тем больше у него было шуб.
Шуба была признаком достоинства, чести, родовитости и бо­
гатства. На боярина, носившего шубу недорогую, подбитую бел­
кой или куницей, смотрели без уважения, считали его низшим
боярином, потому что такая шуба была недостойна родовитого
боярина.
Иван Грозный в одном из писем князю Андрею Курбскому
дает характеристику шубе боярина Ивана Шуйского как пока­
зателю его «богатства»: «Что же сказать о доставшейся мне ро­
дительской казне? Все расхитили коварным образом — говори­
ли, будто детям боярским на жалованье, а взяли себе, а их
жаловали не за дело, назначали не по достоинству; бесчислен­
Сословия. Боярство
91

ную казну нашего деда и отца забрали себе и наковали себе из


нее золотых и серебряных сосудов и надписали на них имена
своих родителей, будто это их наследственное достояние; но из­
вестно всем, что при матери нашей у князя Ивана Шуйского
шуба была мухояровая, зеленая на куницах, да еще на вет­
хих, — так если бы это было их наследственное имущество, то
чем сосуды ковать, лучше бы шубу переменить, а сосуды ко­
вать, когда есть лишние деньги».
Шуба, пожалованная государем с его плеча, рассматривалась
как самая дорогая награда. (Ведь тогда не было ни орденов, ни
медалей.)
Чтобы лишний раз показать свое высокое достоинство, неко­
торые бояре и в жару надевали шубу, мучились, обливаясь по­
том, но шубу не снимали.
Не менее значимой была и шапка из чернобурой лисы или из
бобра, высокая, расширяющаяся кверху, делающая боярина
выше ростом, внушительнее. Такую шапку имели право носить
только бояре, а потому ее называли боярской, и даже чин боя­
рина окрестили «боярской шапкой». Так и говорили: «Получил
боярскую шапку», то есть стал боярином, получил право ее но­
сить.
Белый колпак из тонкого фетра с оторочкой из дорогого
меха, украшенный драгоценными камнями, золотыми, сереб­
ряными, яхонтовыми и жемчужными пуговицами, тоже был
принадлежностью боярства.
При дворе были модны восточные головные уборы. При дворе
Иоанна IV Грозного сам царь, и бояре, и опричники носили та-
фьи — черные шапочки наподобие тюбетейки.
В «Стоглаве» предписывалось тафьи в церкви снимать, а кре­
стьянам вообще запрещалось их носить, но закон этот не всегда
исполнялся.
Боярство свято чтило обряды и правила православной церк­
ви: четыре раза в году соблюдали пост, постились также по сре­
дам и пятницам и в те дни церковных праздников, когда пред­
писывался пост — например, в праздник Воздвижения.
В доме у бояр все подчинялись хозяину.'По его приказанию
дочери и незамужние сестры редко выходили за пределы своего
двора, только разве в церковь, да и то в сопровождении мамок,
нянек, служанок, мужской охраны. Да иногда вместе со всей
семьей отправлялись на богомолье в дальние монастыри. Но
жена-боярыня выходила из дома не только в церковь или на бо­
гомолье в дальний монастырь вместе с семьей своей. Она выхо­
дила с мужем в гости и сама вместе с мужем принимала гостей в
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
92

своем доме. Она участвовала в крещении, погребении и в сва­


дебных церемониях в своем доме и в боярских домах друзей или
знакомых. И могла быть приглашенной по росписи даже на
царскую свадьбу как посаженая мать или как сидячая боярыня
(то есть имеющая место за столом).
Бояре свято соблюдали житейские обычаи, а потому боярин и
его жена должны были исполнять укоренившийся к XVII веку
обычай приема гостей. Этот обычай заключался в следующем.
Когда в дом боярина приезжали гости с женами, сначала к ним
навстречу выходила боярыня, вставала в палате или в избе, где
гостей собирались угощать обедом, а гости, войдя, оставались у
дверей. Боярыня кланялась им малым обычаем, то есть пояс­
ным поклоном, а гости кланялись ей в землю, то есть земным
поклоном, после чего боярин, хозяин дома, «бил челом гостям»
и кланялся им тоже земным поклоном, чтобы гости (мужчины)
изволили его жену целовать. Но гости просили боярина, чтобы
сначала он сам поцеловал свою жену, а после этого гости подхо­
дили к боярыне по одному, кланялись ей земным поклоном и
целовали ее, а затем, отойдя, опять кланялись ей земным по­
клоном, а она отвечала им малым поклоном. Потом боярыня, по
свидетельству Г. Котошихина, подносила гостям «по чарке
вина двойного или тройного с зельи, величиною та чарка быва­
ет в четвертую долю квартаря, или малым болши». Хозяин
дома бил челом и кланялся каждому гостю поклоном в землю с
просьбой пить вино из рук его жены. Но гости просили боярина
и его жену сначала самим выпить вина. Боярин сначала давал
выпить вина своей жене, потом пил сам, а потом и гости снача­
ла кланялись им земным поклоном, потом пили вино, а потом
опять, отдав чарку, кланялись в землю. «А кто вина не пьет, и
ему вместо вина романеи, или ренского, или иного питья по
кубку». После этого жена боярина, поклонясь гостям, должна
была идти к гостьям, боярыням, женам тех гостей. Вместе в зас­
толье мужья-бояре и их жены бывали только на свадьбах, а на
званых обедах должны были пировать отдельно. Исключения
бывали только тогда, когда собирались самые близкие род­
ственники.
Ко всякому новому блюду хозяин дома и его гости-бояре пили
вино «по чарке, и романею, и ренское, и пива подделные и про­
стые, и меды розные».
Когда по традиции к столу должны были подать круглые пи­
роги, к гостям выходили замужние дочери боярина-господина,
или жены его сыновей, или жены его ближайших родственни­
ков. Гости должны были встать из-за стола, подойти к дверям
Сословия. Боярство
93

горницы, поклониться этим женам, а мужья тех жен бить че­


лом и кланяться гостям, чтобы они их жен целовали и пили из
их рук вино. Поцеловав этих жен опять с поклонами, гости са­
дились за стол, а жены уходили в свои покои. Своих незамуж­
них дочерей, девиц, гостям никогда не показывали. После обе;
да гости продолжали веселиться и пить за здороье друг друга, а
потом вместе со своими женами разъезжались по домам.
«Таким же обычаем и боярыни обедают и пьют меж себя, по
достоинству, в своих особых покоях», — написал в своем труде
Котошихин.
Традиционный чин, обряд существовал и в проведении сва­
деб и во всех предварительных делах по свадебному сговору.
Г. Котошихин в своем труде дает подробное описание обряда бо­
ярских свадеб.
Если сам боярин захочет жениться, или женить сына, брата,
племянника, или хочет выдать замуж свою дочь или сестру,
или племянницу, то сначала он и его родственники с помощью
свах узнают, в каких боярских или окольничих семьях есть не­
весты или женихи. Выбрав подходящую невесту, боярин посы­
лает своих близких друзей или родственников к отцу этой неве­
сты, или к ее матери, или, если она сирота, к брату с просьбой
спросить, хотят ли они выдать замуж свою дочь за него или за
сына (за племянника), а если хотят, то какое они дают за ней
приданое платьем, деньгами, вотчинами и дворовыми людьми.
На это отец невесты ответит, что он девицу свою выдать замуж
рад, только обсудит это со своей женой и сродичами, а через не­
сколько дней даст уже положительный ответ. Но если он узнал,
что жених пьяница или шальной, или имеет еще какие-нибудь
дурные наклонности, то откажет, чем-нибудь отговорившись.
А если захочет все-таки свою девицу выдать за этого жениха за­
муж, и жена и сродичи тоже не против, то он, сделав роспись
всего приданого (сколько он даст за невестой денег, серебряной
и другой какой-нибудь посуды, платья, вотчин и дворовых лю­
дей) и отошлет эту роспись тем людям, которые приходили к
нему от имени боярина, а те передадут ее своему другу боярину.
Если условия приданого понравятся, то боярин тех же своих
друзей отправляет к невестиным родителям или к ее брату с
просьбой показать невесту. Родители невесты ответят, что они
покажут невесту, но не жениху, а тому, кому доверяет жених —
своей матери или сестре или иной какой-нибудь «смотри л ыци-
це». Договорившись о дне и часе смотрин, в доме невесты гото­
вятся к этому событию: созовут родственников, нарядят невес­
ту в лучшее платье, посадят ее за стол, а когда приедет
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
94

смотрильщица, «и ей честь воздав, посадят за стол подле тое не­


весты». Смотрилыцица, мать или сестра жениха, сидя за обе­
дом, разговаривает с невестой, заглядывает ей в глаза, смотрит
на ее лицо, старается узнать по ее речи, умна ли она, достаточно
ли развита. Если невеста ей не приглянется, то она скажет же­
ниху, чтобы он прекратил сватовство, а если она ей полюбится,
то она скажет жениху, чтобы он послал к отцу или матери неве­
сты своих первых сватов с известием, что он хочет жениться на
их дочери и хочет с ними «учинить сговор и записи написать»,
что ему жениться в указанный срок и чтобы они выдали за него
невесту в тот же срок. Отец и мать невесты с этими сватами пе­
редают жениху, чтобы он в назначенный ими день и час при­
ехал к ним со своими родителями или близкими друзьями для
сговору. Дождавшись назначенного дня и часа, жених со своим
отцом или матерью, или другом едет в дом невесты. Отец и род­
ственники невесты встретят их с почестями, как было тогда
принято, поведут их в свои хоромы и там садятся по чину и на­
чинают переговоры. Отец или мать жениха от его имени начнет
говорить, что они приехали для доброго дела, по приглашению
хозяев. Отец или мать невесты отвечает, что они рады их приез­
ду и хотят с ними делать сговорное дело. И тогда они, обе сторо­
ны, начнут вести разговор о сроке свадьбы и по всем свадебным
статьям начнут все записывать: свои имена, и своих близких
людей («третьих»), и имя невесты и жениха, что жениху по сго­
вору нужно взять эту невесту в установленный срок без измене­
ний, а невесту ему выдать в установленный же срок без измене­
ний. В том письме (по сути в брачном договоре) отметят, что
если жених в установленный срок девицу не возьмет или жени­
ху не выдадут ее, то виноватый должен заплатить «заряд»:
1000, 5000 или даже 10 000 рублей, как договорятся и отметят
в записи. Во время этого визита жениха угощают, но невесты
ему не показывают, и невеста не видит своего жениха. А только
в то время мать или замужняя сестра невесты, или их замуж­
няя родственница выходит к жениху и дарит ему от имени неве­
сты ширинку (полотенце), ею вышитую, после чего жених со
своим провожатым уезжает домой.
Уже после сговору может случиться, что кто-нибудь (напри­
мер, кто хочет эту невесту взять за себя или за сына) нарочно
опорочит невесту, сказав, что она в девстве своем нечиста, или
глуха, или увечна, или нема, и жених, услышав это, откажется
жениться на ней. Тогда отец и мать невесты бьют челом патри­
арху, что этот человек по сговору и по заряду не взял их дочь в
договорный срок и взять не хочет, и тем ее обесчестил. Или, на­
Сословия. Боярство
95

оборот, когда родственники невесты узнают, что жених пьяни­


ца, или зерныцик (игрок в зернь), или уродлив, и не захотят вы­
дать за него свою дочь. Тогда родственники жениха идут к пат­
риарху и бьют ему о том челом. Патриарх велит в этом деле
разобраться, и по сыску и по зарядным записям возьмут с вино­
ватого заряд, сколько будет записано в договорной записи, и от­
дадут жениху или невесте. После этого боярин (или его сын) мо­
жет быть свободен и может жениться на ком хочет. Также и
невеста может быть отдана другому.
Если же в сговоре полный лад и к свадьбе обе стороны приго­
товятся в установленный срок, тогда жених созывает к себе на
свадьбу сродников и друзей, готовит роспись (чин), как это бы­
вает при царской свадьбе: кому быть в чиновных людях (в сва­
дебном чине), кому в конюших (распорядителем), кому в ты­
сяцких (почетным гостем), кому в сидячих боярах и боярынях,
кому быть дружками и поддружьем, кому быть поезжанами (ве­
сти жениха и невесту в свадебном поезде). Так же и с невести­
ной стороны созывают гостей и распределяют их по росписи
(чину), кому кем быть.
В день боярской свадьбы готовят столы и у жениха, и у невес­
ты. Жениха извещают, что пора ехать за невестой, и он отправ­
ляется к невесте с поезжанами. Все делается по чину: сначала
идут коровайники и несут хлеб на носилках, обитых бархатом,
потом едет поезд с поезжанами, летом на лошадях верхами, а
зимой в санях, здесь и поп с крестом, потом бояре, и тысяцкой,
и жених. Приехав к невесте на двор, идут в хоромы по чину, не­
вестин отец и гости встречают их с честию, «и чин той свадьбе
бывает против того ж, как в царской свадьбе написано». Когда
наступит время ехать к венчанию, дружки у отца и матери неве­
сты просят благословить жениха и невесту ехать к венчанию.
И они благословляют их сначала словом, а затем образом, по­
том, взяв дочь свою за руку, отдают жениху в руки. Потом весь
свадебный чин с поезжанами, и поп с крестом, и жених, взяв
невесту за руку, вместе выходят из хором, а отец и мать невесты
и гости провожают их во двор. Жених, посадив невесту в колы­
магу или в каптан, садится на лошадь или в сани, и они вместе с
попом с крестом и со всем свадебным чином едут к той церкви,
где будет венчание. Перед церковью поп благословляет крестом
всех приехавших на венчание.
Отец невесты и все гости возвращаются в хоромы и пьют и
едят до того времени, когда придет весть от жениха.
После венчания новобрачные, послав к женихову отцу весть,
что венчались в добром здравии, с попом и всем поездом отправ-
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
96

ляются на двор к жениху. Жениховы отец, и мать, и все гости


встречают их с честью, отец и мать благословляют их образом и
подносят хлеб да соль, а потом все садятся за стол и начинают
есть и пить, по чину. Новобрачные ничего не едят и не пьют. И в
то время укрученную невесту открывают.
После третьей перемены блюд дружки благословляются у отца
и матери жениха и просят разрешения идти новобрачным опочи­
вать, и жениховы родители благословляют их образом, а затем
вместе с гостями возвращаются в застолье. Жениха и невесту про­
вожают в опочивальню свечники с зажженными свечами, свахи и
дружки. Свахи снимают платье с невесты, а жениха раздевают
дружки. Уложив новобрачных в постель, свахи и дружки отправ­
ляются к столу. Через час отец, мать и тысяцкой посылают друж­
ку спрашивать молодых о здоровье. Если жених ответит, что в
добром здравии, то к ним в опочивальню войдут боярыни, и по­
здравляют их, и пьют заздравные чаши, и передают молодым что-
нибудь поесть, потому что они весь день постились. Проверив про­
стыни и удостоверившись в чистоте девства невесты, боярыни
уходят, а новобрачные продолжают опочивать. А гости из дома
жениха разъезжаются. В это время тысяцкой посылает дружку к
отцу и матери невесты сказать, что новобрачные в добром здра­
вии. За добрую весть дружку потчуют и одаривают ширинкою, и
потом гости из дома невесты тоже разъезжаются.
Утром жених и невеста раздельно идут в баню. После бани
жених с дружкой ездят созывать гостей, своих и невестиных, к
обеду в его доме. Приехав с приглашением к отцу и матери неве­
сты, жених бьет им челом за то, что они дочь свою вскормили и
вспоили и замуж выдали в целости и в добром здоровье. А если
невеста до замужества девства своего не сохранила, то он по-ти­
хому им за то пеняет.
До обеда жених один, без невесты, но со всем свадебным поез­
дом едет ударить челом царю. Прибыв к царю в палату, все кла­
няются ему в землю, а царь, сидя на троне в шапке Мономаха,
спрашивает про женихово и невестино здоровье. В ответ жених
кланяется царю земным поклоном. Затем царь поздравляет его
с законным браком, благословляет окладными образами и
«дает жалованье по сороку соболей, да на платье по портищю
бархату и атласу и объяри золотной, и по портищю же атласу и
камки и тафты простой, да по сосуду серебряному весом фунта в
полтора и по два сосуд; а невеста сама у царя не бывает; и подает
царь тысецкому, и жениху, и свадебному чину, питья по кубку
романеи, а потом по ковшу меду вишневого, и как они выпьют,
и потом отпустит их царь к себе домовь».
Сословия. Боярство
97

Если же обнаружится явно, что невеста до замужества «дев­


ства своего не сохранила», то жених не ездит к царю ударить че­
лом, потому что царю уже об этом доложили, и царь его, опозо­
ренного, к себе пустить не велит. Но такие случаи бывали очень
редко.
В то время как жених находится у царя, невеста посылает от
себя царице и царевнам дары: тафтяные убрусы (головные убо­
ры), шитые золотом и серебром с жемчугами. Царица и царев­
ны принимают ее дары и от себя посылают спрашивать невесту
о здоровье.
Вернувшись от царя домой, жених, его свадебный чин и гос­
ти садятся за стол. Во время застолья отец и мать жениха и гос­
ти поздравляют и благословляют новобрачных образом и одари­
вают разными подарками. Повеселившись, поев и выпив, гости
разъезжаются по домам.
На третий день устраивается обед для жениха, невесты и сва­
дебного чина в доме у невесты. Обед проходит по тому же чину,
что и в доме жениха. Так же во время обеда подносят дары же­
ниху и невесте, одаривают попа и чиновных гостей. Так же ни­
какой музыки не бывает, только бьют в литавры и трубят в тру­
бы, иногда не в хоромах, а на боярском дворе, где угощают
вином боярских слуг и всех, кто туда придет.
Перед венчанием поп получает от патриарха письмо за печа­
тью с напоминанием, чтобы он подлинно узнал, что жених и не­
веста не находятся в родстве, в кумовстве, в сватовстве или в
крестном братстве и не в свойстве до шестого и седьмого колена
и что этот брак не является ни для жениха, ни для невесты чет­
вертым браком, потому что в этих случаях поп не имеет права
венчать. Если же поп, ведая про то или не ведая, обвенчал та­
ких жениха и невесту, то его лишат сана на год, возьмут с него
большую пеню (штраф), а жениха с невестой разведут, их вен­
чание признают недействительным, а совместную их жизнь
после венчания греховной.
Со времен службы бояр дружинниками у князя военные обя­
занности боярина считались самыми главными. Для исполне­
ния военной службы боярство приобретало дорогое заморское
оружие, украшенное золотом и серебром. Его бережно хранили
и надевали только тогда, когда отправлялись верхом на коне и в
военном доспехе в поход или на царскую охоту.
Вот как описывается вооружение и военный доспех боярина
Морозова в романе А.К. Толстого «Князь Серебряный»: «На
Морозове был дощатый доспех, т.е. стальные бахтерцы из на­
борных блях, наведенных через ряд серебром. Наручи и поножи
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
98

блестели серебряными разводами. Голову покрывал высокий


шишак с серебром и чернью, а из-под венца его падала на плечи
боярина кольчатая бармица, скрещенная на груди и укреплен­
ная круглыми серебряными бляхами. У бедра его висел на узор­
ном поясе, застегнутом крюком, широкий прямой тесак, кото­
рого крыж, ножновые обойницы и наконечник были также
серебряные. К правой стороне седла привешен был концом вниз
золоченый шестопер, оружие и знак достоинства, в былые годы
неразлучный с боярином в его славных битвах, но ныне по тя­
жести своей вряд ли кому по руке».
Но в обычной жизни, в городе, оружия не носили, только бра­
ли с собой ножи, с модной в XVI веке моржовой рукояткой.
В XVII веке на Государевом дворе вообще было запрещено нахо­
диться с оружием. В присутствии государя нельзя было ни стре­
лять, ни даже целиться из пищалей или луков. За такое пре­
ступление полагалось отсечь руку, державшую оружие. А если
в результате стрельбы кто-нибудь будет ранен или умрет, то по­
лагалось, не взирая на статус преступника, предать его смерт­
ной казни. За воровство на Государевом дворе и в государевых
палатах били кнутом. За вторичное преступление — били кну­
том и бросали в тюрьму на полгода. А если вор пойман в третий
раз, то ему отсекали руку, «чтобы на то смотря иным неповадно
было воровати, а в государеве дворе красти».
В Уложении 1649 года, в специальной главе III «О государеве
дворе, чтоб на государеве дворе ни от кого никакова бесчинь-
ства и брани не было» предписывалось, что если боярин или
кто-нибудь иной, допущенный на верх, на государевом дворе
«кого задерет и ударит», того посадить в тюрьму на месяц. А ес­
ли ударит до крови, «да его за честь государева двора посадить в
тюрьму на шесть недель».
Из дома боярин, ввиду своей важности, даже на небольшое
расстояние не выходил пешком, он выезжал летом верхом на
лошади, зимой — в санях, покрытых медвежьей полостью.
Сани, как правило, везла богато убранная лошадь с множе­
ством лисьих и волчьих хвостов вокруг шеи, на лошади маль­
чик-верховой, который ею правил, а на запятках стояли слуги.
Породистые лошади, их упряжь и убранство являлись гордо­
стью боярина. В романе «Князь Серебряный» А.К. Толстой под­
робно обрисовал коня и конскую сбрую: «Под Морозовым был
грудастый черно-пегий конь с подпалинами. Его покрывал бар­
хатный малиновый чалдар, весь в серебряных бляхах. От кова­
ного налобника падали по сторонам малиновые шелковые мор-
хи, или кисти, перевитые серебряными нитками, а из-под шеи
Сословия. Боярство
99

до самой груди висела такая же кисть, больше и гуще первых,


называвшаяся наузом. Узда и поводья состояли из серебряных
цепей с плоскими вырезными звеньями неравной величины».
За хорошую службу царь (или великий князь) одаривал боя­
рина подарками. В качестве награды были, прежде всего, вот­
чины, а затем дорогие шубы с царского плеча, породистые
кони, золотые монеты и драгоценности, золотая или серебряная
утварь, дорогие заморские ткани.
Но за поступки, вызвавшие гнев у царя, да и просто по наве­
ту, бояр жестоко пытали, ставили на правеж — на дыбу, жгли
каленым железом, засекали до смерти плетьми — или расправ­
лялись иными способами: отравляли на пиру, травили медведя­
ми и собаками, убивали вне дома.
Особенно, как известно, это было распространено в царство­
вание Иоанна IV, за то и прозванного Грозным.
Продолжая великокняжеские государственные устремления
своих предшественников, Иоанн IV Грозный жестко проводил
централизаторскую политику, что вызвало много изменений в
жизни Московского государства, в том числе серьезно повлияло
на сословные процессы.
Во-первых, стала подавляться и даже уничтожаться, несмот­
ря на родовитость и былые заслуги, та часть боярства, которая
сопротивлялась этой государственной политике и, не понимая
ни происходящих событий, ни причин сословных перемен, пы­
талась противостоять им.
Во-вторых, боярскую шапку стали получать не только менее
знатные, да и вообще «худородные» опричники, но зато люди,
наиболее приближенные к царю.
В-третьих, стало явно возвышаться дворянство. Стало боль­
ше думных дворян, многие дворяне стали приобретать при цар­
ском дворе больший вес, чем бояре. Так, Борис Годунов, прежде
бывший в незнатной должности и ездивший с царем Иоан­
ном IV при его саадаке, то есть заведовавший царским луком и
стрелами, стал боярином и первым советником царя.
Но хуже и страшнее было возвышение Малюты Скуратова-
Бельского, происходившего из низкого сословия, человека со­
всем худородного, но получившего от царя власть пытать и каз­
нить даже знатных, родовитых бояр.
Когда Иван Грозный в 1565 году основал опричнину, которая
«наводила порядок» в государстве, боярство получило особенно
сильный удар. Знатных бояр не просто истребляли, над ними глу­
мились. Вот как описал А.К. Толстой унижение и уничтожение
боярина самим царем в романе «Князь Серебряный»: «В другой
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
100

раз Иван Васильевич, упившись, начал (и подумать срамно!) с сво­


ими любимцами в личинах плясать. Тут был боярин князь Михай­
ло Репнин. Он заплакал с горести. Царь давай и на него личину
надевать. Нет! — сказал Репнин, — не бывать тому, чтобы я посра­
мил сан свой боярский! — и растоптал личину ногами. Дней пять
спустя убит он по царскому указу во храме Божием!»
Этот рассказ не был вымыслом писателя. Это был историчес­
кий факт, случай, который произошел, по словам Андрея Курб­
ского, с боярином и воеводой Михаилом Петровичем Репни­
ным. Действительно, однажды Иоанн IV Грозный призвал
боярина Репнина к себе на маскированный вечер. Глубоко веру­
ющий христианин, боярин пытался вразумить царя, что наде­
вать на себя личину, как тогда называли маску, — грех, что
«христианскому царю сие непристойно». В ответ на это царь на­
дел на Михаила Петровича маску и сказал: «Веселись, играй с
нами». Потрясенный боярин сорвал с себя маску и растоптал ее
ногами, закричав: «...чтобы я, боярин, стал безумствовать и
бесчинствовать!..» Разгневанный царь Грозный приказал убить
Михаила Петровича Репнина в церкви, что и было исполнено.
Это было в 1565 году.
Издевались над боярами и опричники. Они позорили пригля­
нувшихся им боярских и купеческих жен и девиц. Именно это
отражено в русской литературе в романе А.К. Толстого «Князь
Серебряный» и в поэме М.Ю. Лермонтова «Песня про купца Ка­
лашникова».
Иоанн Грозный, уничтожая высокородных членов Боярской
думы, в то же время вливал в Думу свежие силы из числа дво­
рянства, более управляемого и сочувствующего государствен­
ной политике царя по созданию Российского централизованно­
го государства.
Но после смерти Иоанна Грозного в Российском централизо­
ванном государстве бояре настолько возвысились, что из их
числа стали избирать царей.
Так воссел на русский трон после смерти царя Феодора Иоан­
новича бывший стремянной Иоанна Грозного, Борис Годунов,
ближний боярин при царе Феодоре Иоанновиче, женатом на
Ирине Годуновой, родной сестре Бориса. В Смутное время, в
1606 — 1610 годах, был царем боярин Василий Иоаннович
Шуйский. Ас 1610 по 1613 год Российским централизованным
государством, разоренным нашествием Лжедмитрия I и Лже­
дмитрия II, а затем поляками, правили семь бояр — Семибояр­
щина, которая готова была отдать российский трон польскому
королевичу Владиславу.
Сословия. Боярство
101

С избранием царем боярского сына Михаила Феодоровича


Романова в 1613 году, с началом правления династии Романо­
вых, боярство снова заняло место при Государевом дворе, в Бо­
ярской (Царской) думе, но уже не посягало на царский трон.
В 1682 году, при царе Феодоре Алексиевиче, было отменено
местничество, приносившее большой вред государственной дея­
тельности, ибо на высокие посты назначались бояре по знатнос­
ти рода, а не по .заслугам и способностям. Кроме того, из-за мест­
ничества, из-за решения вопроса, «кому где сидеть», к чьему
мнению больше прислушиваться, бояре большую часть заседа­
ний в Боярской думе спорили, ссорились и даже дрались.
Несмотря на то что «честь и место» было главной гордостью
многих представителей боярства, почитавших, прежде всего,
родовитость и требовавших почета не за заслуги, а за знатность
рода, Собор, который составляли наиболее прогрессивные боя­
ре, отменил это явление, наносившее вред развитию всех сторон
государственного устройства. По велению царя Феодора Алек-
сиевича были сожжены даже разрядные книги — документаль­
ная основа местничества, что ознаменовало начало стирания
различий между дворянскими сословными группами (москов­
скими дворянами, городовыми дворянами, детьми боярскими и
жильцами), то есть начало формирования единого дворянского
сословия.
Сам факт отмены местничества, то есть порядка распределе­
ния служебных мест в зависимости от службы предков, от родо­
витости, состоявшийся в правление царя Феодора Алексеевича
на Соборе 12 января 1682 года, в значительной степени подо­
рвал влияние боярства на жизнь государства. И хотя в реальной
жизни местничество в сознании многих бояр продолжало жить
и даже действовать, исторический акт его отмены подготовил
возможность проведения Петром I его реформ. Надо заметить,
что в сознании не только бояр, но и дворян местничество в его
самой примитивной форме (кто родовитей) продолжало жить
даже в XIX веке.
К концу XVII века, после Смутного времени, Боярская дума
сократилась в своем составе, а новые пожалования думными
чинами в правление царевны Софьи, а тем более Петра I, уже не
проводились.
В 1699 году, при Петре I, была учреждена Ближняя канцеля­
рия, которая вскоре стала местом заседаний Боярской думы.
Петр I сначала переименовал Боярскую думу в Консилию ми­
нистров, а затем заменил и Консилию Правительствующим Се­
натом.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
102

С упразднением Боярской думы роль боярства была сведена к


нулю. Оставалось за малым, и Петр I не включил в Табель о ран­
гах 1722 года чин боярина и тем, официально о том не возве­
щая, упразднил боярство как высшее, привилегированное пра­
вящее сословие Российского государства.
Боярские и княжеские роды влились в ряды дворянства и
вместе с ним составили новое высшее правящее сословие — дво­
рянское сословие Российской империи.
Бывшие боярские, родовитые, богатые и знатные роды вмес­
те с древними дворянскими родами либо угасли, либо, получив
княжеский или графский титул, образовали верхушку дворян­
ского сословия — титулованное дворянство, русскую аристок­
ратию.

— Послушай, Ибрагим, ты человек одинокий, без роду, без племени, чужой


для всех, кроме одного меня. Умри я сегодня, завтра, что с тобою будет, бед­
ный мой арап? надобно тебе пристроиться, пока есть еще время; найти
опору в новых связях, вступить в союз с русским боярством.
А.С. Пушкин. Арап Петра Великого

Но боярство могло быть пожаловано по прохождении лестницы чинов и


выходцам из менее знатных родов по воле государя.
Дворянские роды Российской империи, т. 7. Князья

Скуратов решился напомнить о себе Иоанну. В этот самый день, при


выходе царя из опочивальни, он бил ему челом, исчислил все свои заслуги и в
награждение просил боярской шапки.
А.К. Толстой. Князь Серебряный

ДВОРЯНСТВО, -а, с., собир.


(от «дворянин» — «служащий при дворе»),
а также «дворяне», дворян, мн., собир.
Прил. «дворянский», -ая, -ое

В Древней Руси дворянство — это «челядины князя», то есть


люди, которые несли различного рода службу при княжеском
дворе. Отсюда и название «дворянин». Упоминание о дворянах
встречается в летописных источниках со второй половины XII
века.
В Древней Руси дворянская сословная группа занимала
далеко не первое место в сословной иерархии Русского госу­
Сословия. Дворянство
103

дарства: главнейшим, правящим сословием были князья,


владетели земли; главными их советниками и помощника­
ми были бояре, составившие землевладельческое сословие;
важное положение занимало все более увеличивающееся ду­
ховенство.
Дворянство составлялось из вольных слуг и холопов. Служа
князю, дворяне выполняли самую разную работу и, прежде все­
го, воевали в составе его дружин, а также судили, писали уста­
новления, собирали пошлины — словом, были исполнителями
княжеской воли. Среди них были младшие дружинники — от­
роки, детские, гридни.
Дворянство отличалось от бояр и детей боярских тем, что не­
сло у князя обязательную службу. Бояре же и дети боярские
были на вольной службе, потому что, кроме личного соглаше­
ния, основанного на личной выгоде, они ничем не были связаны
с князем и могли в любой момент перейти на службу к другому
князю.
В XV веке, при Великом князе московском Иоанне III, а за­
тем при Василии III, когда сформировался Государев двор, а за­
тем была образована Боярская дума, ситуация коренным обра­
зом изменилась. Дворянство разделялось на московское и
городовое. В то время еще не все княжества вошли в состав
Московского государства, поэтому городовое дворянство, слу­
жившее прежде удельному князю, теперь оказавшемуся под ру­
кой Великого князя Владимирского и Московского, занимало
вторую ступень после дворянства московского. Из среды мос­
ковского дворянства стали выбираться придворные и думные
чины, исполнявшие поручения великого князя, зачастую на­
равне с князьями и боярами. Постепенно, начиная с XV-ro, а за­
тем в XVI веке, в царствование Иоанна IV Грозного, дворянство
и боярство юридически почти сравнялись в правах. Как и боя­
ре, дворяне за свою службу стали получать земли от государя и
практически тоже становились если не вотчинниками, так по­
мещиками. В те времена бояре перестали быть полностью сво­
бодными людьми: бывший титул боярина стал придворным чи­
ном, а сам боярин стал подданным великого князя и царя, его
«холопом», как он именовал себя в челобитных своему госуда­
рю, поэтому была отменена его свобода отъезда к другому сюзе­
рену, а тем более отъезда детей боярских, так что и для бояр,
так же, как и для дворян, служба стала обязательной и пожиз­
ненной. Этот новый статус подданных великого князя, статус
рабов, холопов, Иоанн Грозный, например, считал вполне за­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
104

конным, данным от Бога. В переписке с Андреем Курбским он


возмущался самовольством и поучениями царю, которые себе
позволяют князья и бояре, считая это изменой и ему, Государю,
и Отечеству, и опровергал слова Курбского, что он «гордый го­
нитель»: «Рассудим же, кто из нас горд: я ли, требующий пови­
новения только от рабов, данных мне от Бога, или вы, отвергаю­
щие мое владычество, установленное Богом, и свое рабское
состояние, требующие, чтобы я исполнил вашу волю как Бо­
жью, и присваивающие себе учительский сан?»
Этот процесс подчинения даже привилегированных сословий
был обусловлен исторически. Создание единого централизован­
ного государства в царствования Иоанна III, Василия III и
Иоанна IV активизировало внешнюю политику и потребовало
увеличения вооруженных сил, а следовательно, привлечения
на службу боярства, дворянства, детей боярских и жильцов.
А это вызвало к жизни другой процесс: стала необходимой пла­
та за службу со стороны великого князя и царя и деньгами и
землей. Тем более, что в царствование Иоанна III после походов
Великого князя в Новгородскую землю в 1484 и 1489 годах,
когда он подчинил Московскому государству Новгород, Псков и
Тверь, выслал оттуда непокорных бояр, отобрав у них их вотчи­
ны, в его руках оказалось много новых земель. Это были присо­
единенные к Московии земли Новгородского, Псковского и
Тверского княжеств. Ожидались для Московского государства
и новые приобретения. Раздача земель сопровождалась пересе­
лением и прежних (новгородских, псковских, тверских), и мос­
ковских феодалов на новые места, что тогда называлось «испо-
мещением». Переселенным, в основном новгородцам, а на их
место «испомещенным» (боярам, детям боярским и дворянам)
было запрещено продавать или дарить эти земли, чтобы они не
могли за долги перейти к монастырским владениям.
«Испомещенных» на новые места владельцев земель стали
называть «помещиками», а их земли, в отличие от вотчин, то
есть родовых, домениальных земель, — поместьями. Основное
отличие поместий от вотчин состояло в том, что поместья в те
времена нельзя было ни продавать, ни дарить. Несмотря на это,
фактически дворяне-помещики стали такими же феодалами,
как и бояре.
Политику раздачи земель служивым людям за их ратную
службу и переселения их на новые земли продолжил Иоанн IV:
в 1550 году он приказал поместить в Московском уезде 1000
служивых людей. Книга, содержащая список этой тысячи слу­
живых бояр, князей и детей боярских, в ряды которых вошли и
Сословия. Дворянство
105

московские дворяне, и роспись земель, им предоставляемых,


получила название «Тысячной книги».
Таким образом, и дворянство, и боярство, и дети боярские по­
лучили одинаковые феодальные права как помещики или как
вотчинники.
Еще более уравнялись их права в 1556 году, когда дворянство
и боярство, по указу Иоанна Грозного, должны были одинаково
выставлять для царского войска со 100 четвертей своей помест­
ной или вотчинной земли одного вооруженного воина на коне, а
служивые по отечеству дети боярские, а также московские и го­
родовые дворяне стать дворцовой охраной у царя и царицы.
Дворяне не имели одинакового статуса. Они прежде всего
разделялись на «честных» (вотчинных и поместных дворян),
обладавших высокой честью по знатности и богатству, и «менее
честных» (мелкопоместных и беспоместных дворян), менее ро­
довитых и богатых. Иными словами, имущая верхушка господ­
ствующего сословия отделялась от «меньшей братии».
Самый высокий статус имели думные дворяне, которые, ра­
зумеется, относились к категории вотчинных или поместных
дворян. Они присутствовали на заседаниях Боярской думы,
вместе с Великим князем и царем обсуждали важные государ­
ственные вопросы, участвовали в законотворчестве, исполняли
поручения государя, занимались также и ведением дел в прика­
зах. Думными дворянами чаще всего становились дворяне из
царицына рода. Как все думные чины — бояре, окольничие и
дьяки — думные дворяне имели много привилегий, законода­
тельно оформленных в Судебниках XV—XVI веков и особенно в
Уложении 1649 года. Эти законодательные акты носили явно
выраженный сословный характер, а потому и привилегии, и на­
казания за преступления определялись «смотря по человеку»,
его социальному и материальному положению.
Думные дворяне получали за службу и земельные, и денеж­
ные оклады. Они были освобождены от уплаты пошлины за по­
лученные жалованные грамоты на вотчины и поместья. А по­
шлины эти составляли большую сумму — 2,5 деньги за
четверть пожалованной земли, а жаловалось земли от 50 до 150
четвертей. Освобождались они и от уплаты печатных пошлин
(за приложение печати к грамоте). Штраф за «бесчестье сло­
вом» думного дворянина взимался в пользу оскорбленного по
самой высокой шкале. Если же оскорбителю платить было не­
чем, то его били кнутом нещадно. А за угрозу убить думного
дворянина полагались и штраф, и кнут, и тюремное заключе­
ние.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
106

Второе место занимали московские дворяне. Они жили неда­


леко от Кремля и шли служить к Великому государю, занимая
чины стольников, чашников, стряпчих, шатерничих и другие
подобные чины Государева двора. Из их числа пополнялись
ряды детей боярских неприродных. В царствование Иоанна
Грозного они наравне с детьми боярскими становились двор­
цовой охраной у царя и царицы. Получив земли и став помещи­
ками, они выставляли одного воина на коне со 100 четвертей
своей земли для царского войска. Московские дворяне исполь­
зовались также в войске как командиры: головы, сотники,
стрелецкие сотники. Им полагались все дворянские привиле­
гии, многие из них были «государевым земельным и денежным
жалованием верстаны» и составляли категорию верстанных
дворян. К ним относились и неверстанные новики (вновь при­
нятые в войско). Это были беспоместные городовые дворяне, ко­
торые за свою службу еще не получили ни вотчин, ни поместий,
и только далекое будущее сулило им такое богатство. Чтобы им
помочь, Соборное уложение 1649 года внесло изменения в ука­
зы 1573 года и 7 февраля 1628 года, которые разрешали прода­
жу порозжих (свободных) земель всем и без ограничения разме­
ров покупки. Уложение разрешило такую покупку только
верстанным дворянам и детям боярским, которые несли госуда­
реву службу по тем городам, где имелись порозжие земли. Раз­
мер покупки ограничивался 100 четвертями земли в одни руки,
а это составляло норму, обеспечивавшую службу одного конно­
го воина.
Особое место занимали городовые дворяне, приписанные к
городам и служившие в них. В разряд городовых дворян входи­
ли также дворяне выборные, служившие по выбору, и дети бо­
ярские городовые.
Выборные дворяне — это высший слой городового, уездного
дворянства. К ним относились городовые дворяне и дети бояр­
ские, служившие по выбору в особых царских войсках. Их еще
называли просто выбор.
За свою службу городовые дворяне, особенно выборные, по­
лучали земельный оклад, составлявший в среднем 50 четей
(четвертей ) земли. В правление Михаила Феодоровича Романо­
ва, после смерти его отца, патриарха Филарета, «государя всея
Руси», и избрания нового патриарха, не имевшего такого титу­
ла, вышел указ о запрещении патриаршим слугам иметь помес­
тья на государевых землях, особенно на подмосковных. Во ис­
полнение этого указа патриаршие дети боярские и слуги были
испомещены на патриаршие домовые земли, отчего высвободи­
Сословия. Дворянство
107

лось большое количество государевой земли, что дало возмож­


ность увеличить оклады городовых выборных дворян с 50 до 70
четей земли. Городовые выборные дворяне получали также и
денежный оклад.
При Государевом дворе состояла особая сословная группа
уездных дворян, которые жили при дворе, выполняя различ­
ные работы, в том числе и воинские повинности. Они носили
наименование жильцы. Особую сословную группу составляли и
дети боярские, дворовые и городовые.
По законам, изложенным в Уложении 1649 года (гл. IX ст. 1, 2),
дворяне освобождались от сбора проезжих пошлин — мыта, пе­
ревоза, мостовщины и от постоя армии в их селах и деревнях.
Освобождались от уплаты проезжих пошлин и дворянские
люди, которые без своего господина везли что-либо на продажу.
Уложение предусматривало, что в случае, если кто-нибудь бу­
дет брать с дворянина и его людей эти пошлины, то по челоби­
тью дворянина он обязан будет отдать дворянину эти деньги в
тройном размере и еще будут «бить виновного кнутом». Однако
если дворяне городовые начнут провозить с собой всяких чинов
людей с товарами и не платить пошлин, то таких дворян «бить
кнутом и с них взять эти пошлины втрое».
Дворяне, как и все другие люди, несли наказание за наруше­
ние «писцовой межи», то есть государством установленной гра­
ницы их владений. Это деяние приравнивалось к захвату чу­
жих земель и очень строго наказывалось. За порчу межи
полагался штраф в пользу потерпевшей стороны, нещадное би­
тье кнутом на спорной меже и тюремное заключение на неделю.
При насильственном захвате чужой земли — возврат захвачен­
ного, уплата «владения» за время пользования чужой землей и
«наказание, что государь укажет».
Равенству между служилыми дворянами и консолидации гос­
подствующего сословия способствовало разрешение в Уложении
1649 года обмена поместьями между московскими и городовыми
дворянами и детьми боярскими, так как оно снимало преграду,
стоявшую между этими категориями служилых людей.
С середины XV века велись только боярские книги, куда за­
писывались особо важные придворные чины, но с середины XVI
века стали составляться списки дворян и детей боярских по го­
родам.
Так все более сглаживались различия между дворянством и
боярством, а в конце XVI века было положено начало дворянской
сословности: дворяне, значившиеся в родословных книгах, вы­
делились в сословную группу привилегированного населения
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
108

Российского централизованного государства. Став помещиками,


дворяне обзавелись слугами, холопами и работниками, что так­
же позволило им войти в привилегированный слой населения.
В течение XVII века, несмотря на смутные времена, дворян­
ство продолжало утверждаться наравне с боярством, а в правле­
ние царя Алексия Михаиловича обрело свойственные ему чер­
ты привилегированного сословия. В 1686—1688 годах, в
правление царевны Софьи, была создана Бархатная книга, офи­
циальный родословец Русского государства, куда вошли все из­
вестные в те времена дворянские фамилии.
В начале XVIII века, в период преобразований Петра I, дворя­
не выдвинулись в число первых, поддерживавших петровские
реформы, в то время как боярство, в большинстве своем не при­
нявшее политики Петра I, всячески тормозило проведение в
жизнь внутренней и внешней политики царя Петра.
Петр I, учредив в 1722 году Табель о рангах, где не предус­
матривался чин боярина, тем самым упразднил боярство как
сословие. Своим сподвижникам, имевшим боярское звание,
Петр I пожаловал чины по Табели о рангах. Например, боярин
Б.П. Шереметев получил чин генерал-фельдмаршала (I класс
по Табели о рангах) и стал именоваться по новому чину. А затем
Петр возвел его в графское Российской империи достоинство.
Таким образом, без особого указа, само собой, наименование
«боярин» перестало употребляться, и боярство, как одно из пра­
вящих сословий России, прекратило свое существование. В то
же время дворянское сословие, как наиболее грамотное и спо­
собное реально поддержать реформы царя, выдвинулось на пер­
вый план.
Боярские роды, слившись с дворянскими родами, образовали
новое, шляхетское (дворянское) привилегированное сословие
теперь уже Российской империи.
С петровского времени дворянское сословие получило, как и
в прежние времена, статус служивого класса, основной пожиз­
ненной обязанностью которого была защита Отечества, жерт­
венное служение Родине как на военном, так и на гражданском
поприщах.
Как уже говорилось, дворянство всегда было служивым со­
словием: оно не только составляло отборное войско и возглавля­
ло военные отряды, оно «сидело» в Боярской думе, служило
при Государевом дворе, в приказах, управляло в качестве вое­
вод и наместников городами и уездами Московского государ­
ства, участвовало в посольствах. В правление Петра I дворян­
ство заняло места в Главном магистрате и Сенате, руководило
Сословия. Дворянство
109

губерниями, провинциями и уездами, возглавляло коллегии,


созданные вместо приказов, осуществляло связи России с евро­
пейскими странами.
Петр щедро возводил во дворянство своих «худородных»
сподвижников, награждал их дворянскими титулами.
16 января 1721 года Петр I установил право на дворянство в
общем порядке для всех офицеров. В законе говорилось: «Все
обер-офицеры, которые произошли не из дворян, оные и их
дети, и их потомки суть дворяне и надлежит им дать патенты на
дворянство».
Таким образом, при Петре I уже X класс воинской службы по
Табели о рангах давал право на звание дворянина. В граждан­
ской службе такое право получал служащий VIII класса.
Ярким примером карьеры в петровское время может слу­
жить судьба А.Д. Меншикова, мальчика, как считается, худо­
родного происхождения, ставшего не просто дворянином, но
даже графом и светлейшим князем. Правда, по некоторым ис­
точникам Александр Данилович был сыном худородного, про­
винциального, но все же дворянина, на что обратил внимание
общества А.С. Пушкин. Но по сути это не меняет дела: голово­
кружительная карьера Меншикова, приблизившая его к пре­
столу настолько, что фактически в царствование Екатерины I и
в начале царствования Петра II он был подлинным правителем
России, так что, если бы не козни Долгоруковых, он мог бы,
возможно, занять место Всероссийского императора.
Раздача земель дворянству за службу, существовавшая ра­
нее, при Петре I была заменена денежным жалованием, а земли
царь жаловал только за особые заслуги. Однако эти ограниче­
ния в раздаче земель не привели к сколько-нибудь значительно­
му результату. Только с 1682 по 1710 год были розданы из двор­
цового фонда 173 волости и более 43 000 крестьянских дворов.
Наибольшее количество земель, разумеется, получили за свои
личные заслуги самые близкие царю люди: А.Д. Меншиков,
Б.П. Шереметев, Ф.А. Головин и другие сподвижники Петра.
Служить в петровское время должен был каждый дворянин,
притом пожизненно. Только в царствование Анны Иоанновны
(1730—1740) дворянство получило право служить не всю жизнь
и не всем дворянам. 31 декабря 1736 года императрица издала
манифест, в котором говорилось: «Всемилостивейше указали
мы для лучшей государственной пользы и содержания шляхет­
ских домов и деревень следующий порядок учинить: 1) кто име­
ет двух или более сыновей, из оных одному, кому отец заблаго­
рассудит, оставаться в экономии (в поместье. — И.В.); также
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
по

которые братья родные два или три, не имея родителей, поже­


лают оставить в доме своем для смотрения деревень и эконо­
мии, кого из себя одного, в том давать им на волю, но чтоб те ос­
тавшиеся в домах довольно грамоте и по последней мере
арифметике обучены были, дабы оные в гражданской службе
годны были; 2) прочие все братья, сколь скоро к военной службе
будут годны, должны вступить в военную службу. Но понеже
какое время быть в военной службе, по сие время определение
было не учинено, и отставляются весьма старые и дряхлые, ко­
торые, приехав в свои дома, экономию домашнюю как надле­
жит смотреть уже в состоянии не находятся; и для того всем
шляхтичам от 7 до 20 лет возраста их быть в науках, а от 20 лет
употреблять в военную службу, и всякий должен служить в во­
инской службе от 20 лет возраста своего 25 лет, и по проше­
ствии 25 лет всех, хотя кто и в службу был годен, от воинской и
статской службы отставлять с повышением одного ранга и от­
пускать в дома, а кто из них добровольно больше служить поже­
лает, таким давать на их волю; 3) которые шляхтичи за болез­
нями или ранами по свидетельствам явятся к службе
неспособны, могут быть отставлены и отпущены в дома свои и
до урочных лет. А понеже ныне с турками война, то отставлять
по вышеписанному только по окончании войны».
Когда окончилась война, то оказалось слишком много жела­
ющих воспользоваться этим законом. Дело в том, что многие
дворяне записывали своих сыновей в полк с 10—12-летнего воз­
раста, а потому такие «служивые» имели право по закону вый­
ти в отставку по выслуге лет в 35—37-летнем возрасте, то есть
совсем молодыми людьми. В результате: значительно поредела
армия и лишилась многих чиновников гражданская служба.
Ввиду этого правительству Анны Иоанновны пришлось 17 авгу­
ста 1740 года издать распоряжение, чтобы отставка от военной
и от гражданской службы давалась только в Сенате. При этом
генерал-прокурору князю Никите Юрьевичу Трубецкому было
предписано: «смотреть накрепко, чтоб вместо немощных здоро­
вые, вместо экономии для одной праздности от службы никто
освобожден не был».
Петр III в 1762 году освободил дворян от обязательной служ­
бы. Но с приходом на престол Екатерины II этот закон некото­
рое время не действовал. И только в 1785 году в Жалованной
грамоте дворянству Екатерина II вновь утвердила этот закон,
придав ему значение своего личного нововведения.
Привлечение дворянства на государственную службу осуще­
ствлялось через систему чинопроизводства, награждения орде­
Сословия. Дворянство
111

нами, пожалования почетными званиями, а в особых случаях


поместьями и деревнями с душами крестьян.
Как уже говорилось, издревле основным занятием дворян­
ства было служение государю и Отечеству на поле брани, защи­
та своего государства и православной веры. Исполнять свой
долг защитника Отечества искони считалось благородным, по­
тому что дворянство получало государеву землю за свою службу
в военных сражениях, а значит, платило за нее своей кровью,
своими жизнями. Потому и сохранялась его привилегия не
быть податным сословием, не платить основные налоги.
В XVIII веке дворянство получило форменную одежду, кото­
рая существовала затем и в XIX-м, и в начале XX веке. Сначала
дворяне получили особую одежду для каждого придворного чина
и придворного звания, а также и для обслуживающего дворцово­
го персонала. Затем, в традициях обмундирования военных, фор­
менную одежду получили и чиновники в гражданской службе.
При Екатерине II каждой губернии был присвоен свой цвет одеж­
ды, что приблизило к форменной одежде даже платья дам. В ми­
нистерствах и департаментах даже чиновники, не имевшие дво­
рянского звания, тоже имели свою форму, свои мундиры.
А.С. Грибоедов в комедии «Горе от ума» в монологе Чацкого
«А судьи кто?» выступает по этому поводу с обличением:

«Мундир! Один мундир! Он в прежнем их быту


Когда-то укрывал, расшитый и красивый,
Их слабодушие, рассудка нищету;
И нам за ними в путь счастливый!
И в женах, дочерях — к мундиру та же страсть!
Я сам к нему давно ль от нежности отрекся?
Теперь уж в это мне ребячество не впасть;
Но кто б тогда за всеми не повлекся?
Когда из гвардии, иные от двора
Сюда на время приезжали, —
Кричали женщины: Ура!
И в воздух чепчики бросали!»

Стремление монархической власти к единомыслию в России


пыталось реализоваться в том числе и в единообразии внешнего
вида россиян. Однако если учесть, что каждое министерство,
ведомство, каждый чин имели свои форму и знаки отличия, да
полагался еще и общий дворянский мундир, то, естественно,
желанного единообразия при таких условиях достичь было не­
возможно. Кроме того, каждый государь издавал специальный
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
112

указ относительно формы одежды, внося свои новшества, а дво­


рянство не поспевало перешивать свои мундиры, тем более, что
это стоило дорого. Это наглядно представлено в романе «Анна
Каренина» Л.Н.Толстого в описании съезда дворян для выборов
губернского и уездных предводителей дворянства:
«По наружному виду дворяне резко разделялись на два сор­
та: на старых и новых. Старые были большею частью или в дво­
рянских старых застегнутых мундирах, со шпагами и шляпа­
ми, или в своих особенных, флотских, кавалерийских,
пехотных, выслуженных мундирах. Мундиры старых дворян
были сшиты по-старинному, с буфочками на плечах; они были,
очевидно, малы, коротки в талиях и узки, как будто их носите­
ли выросли из них. Молодые же были в дворянских расстегну­
тых мундирах с низкими талиями и широких в плечах, с белы­
ми жилетами, или в мундирах с черными воротниками и
лаврами, шитьем министерства юстиции. К молодым же при­
надлежали придворные мундиры, кое-где украшавшие толпу».
Став привилегированным правящим сословием, дворянство
составило «благородную» часть населения России, а остальные
95%, простые податные люди, платящие налоги, оказались час­
тью «подлой». Правда, нужно иметь в виду, что в те времена это
слово не имело нынешнего сугубо отрицательного значения.
Благородство дворянства было подчеркнуто в 1754 году, ког­
да Елизавета Петровна все шляхетство назвала «благородным».
Манифест Екатерины II от 1762 года также именовал главное
в государстве сословие «российским благородным дворянством».
Переход из «подлого» в «благородное» сословие был важней­
шим изменением положения человека в российском обществе.
Поэтому естественно, что многие люди из податного сословия
старались получить дворянское звание. Это был стимул для
свершения героических поступков на поле брани и честного са­
моотверженного труда на гражданской службе.
Российское дворянство не было «закрытым обществом», как
об этом писали некоторые историки. Оно постоянно пополня­
лось за счет наиболее способных и усердных представителей
других сословий, добивавшихся личного, а особенно более вы­
сокого — потомственного дворянства.
Для приобретения потомственного дворянства самым пря­
мым и верным путем было вступление на военную службу. Уже
при Петре I считалось, что «дворянин — это офицер», но и
«офицер — это дворянин». И это было обоснованно: указ Петра I
от 1721 года, как уже говорилось выше, провозгласил включе­
ние всех офицеров и их детей, какого бы они ни были проис­
хождения, в состав дворянского сословия.
Сословия. Дворянство
ИЗ

На основании этого указа, а также Табели о рангах 1722 года,


каждый, кто достигал первого офицерского чина, становился
потомственным дворянином.
Обычно дети таких дворян тоже избирали военное поприще,
так что возникали целые военные династии потомственных
дворян-офицеров, а это укрепляло офицерский состав россий­
ской армии кадрами, хорошо подготовленными и морально, и
практически.
На полях сражений завоевывали себе дворянское звание и
казаки, и мещане, и крестьяне, получавшие офицерский чин за
проявленную храбрость, за военные подвиги или просто за выс­
лугу лет.
В 1884 году была проведена в России общая реформа военно­
го чинопроизводства, в результате которой появилась возмож­
ность выслуги в офицеры (а следовательно, в дворяне) нижних
чинов с дальнейшим их производством вплоть до генералов.
В законе, подписанном Александром III, говорилось: «Право на
производство в офицеры действительной службы предоставля­
ется всем вообще строевым нижним чинам унтер-офицерского
звания. Для производства в офицеры требуется: а) выслуга оп­
ределенного срока в нижнем звании; б) удостоение начальства;
в) выполнение представляемым к производству особых условий
по научным и служебным занятиям».
Выдержав установленный экзамен, нижние чины станови­
лись кандидатами на офицерские должности. С открытием ва­
кансий кандидаты производились в первый офицерский чин.
Затем такой офицер мог продвигаться по службе за счет выслу­
ги лет до чина капитана в сухопутных войсках (с 1856 г. до чина
полковника) или на флоте — до капитана I ранга, то есть до VIII
класса по Табели о рангах, до 1856 года дававшего право на по­
лучение потомственного дворянства. Дальнейшее производство
делалось лишь за особые заслуги.
Несмотря на сложные условия получения более высокого чина
и звания дворянина, Россия знала немало генералов, выслужив­
шихся из нижних чинов. Например, И.Н. Скобелев, участник
войн с Наполеоном, отец генерал-лейтенанта Д.И. Скобелева и
дед талантливого полководца генерала М.Д. Скобелева. Сыновья
нижних чинов сверхсрочной службы начинали свою военную ка­
рьеру с XIV класса. А затем по выслуге лет и по получении пол­
ного военного образования становились генералами в чинах II—
III классов. Так, например, М.В. Алексеев стал начальником
штаба Верховного главнокомандующего; а Н.И. Иванов — ко­
мандующим Юго-Западным фронтом. По официальным данным,
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
114

накануне Первой мировой войны в России среди генералов было


14% выходцев из податных сословий.
Существовало также правило: если отец или дед состояли на
военной службе не менее 20 лет каждый в чинах, приносивших
звание личного дворянина, то сын или внук ймел право на полу­
чение потомственного дворянства.
Вторым более или менее доступным путем для приобретения
потомственного дворянства была чиновничья карьера.
По подписанному Екатериной II 16 декабря 1790 года Указу
Сенату «О правилах производства в статские чины» продвиже­
ние вверх по лестнице чинов имело 2 пути: награждение чином
за особые заслуги и по выслуге лет.
Чтобы дослужиться до чина коллежского асессора (VIII
класс), дававшего право на потомственное дворянство, нужно
было иметь за плечами 12 лет беспорочной службы. Ходатай­
ства о награждении чинами за особые заслуги представлялись
на усмотрение Ее Императорского Величества.
В 60—70-е годы XIX столетия, когда мещанам было офици­
ально разрешено поступать на государственную службу, мини­
стерства, ведомства и различные государственные конторы
ощутили большой приток чиновников из мещанского сословия,
начавших путь к продвижению в дворянское звание.
Потомственное дворянство получали также все, награжден­
ные такими высокими орденами, как орден св. Андрея Перво­
званного, орден св. Владимира, первые степени ордена св. Геор­
гия. Этими орденами награждались за особые подвиги на
военном, гражданском и дипломатическом поприщах — словом,
те, кто имел личные заслуги перед Государем и Отечеством.
Так, например, одним из первых георгиевских кавалеров стал
бывший мичман, а затем капитан I ранга М.И. Кожухов, высоко
ценимый Екатериной II за действительно высокие подвиги в
морских сражениях, но особенно потому, что императрица была
обязана ему в числе прочих своим восхождением на трон.
Одним из путей приобретения дворянства являлось высочай­
шее пожалование, которое часто имело быть в XVIII веке по же­
ланию императрицы, а в XIX веке — только ввиду особых зас­
луг перед Государем и Отечеством.
Разумеется, высокими орденами, при получении которых не-
дворянин становился дворянином, прежде всего, награждались
дворяне — полководцы и флотоводцы, но давались эти ордена и
представителям других сословий.
Так, орден св. Георгия IV степени, имевший девиз «За служ­
бу и храбрость» и весьма почитаемый в российском обществе,
Сословия. Дворянство
115

мог быть присужден и нижним чинам, например, за взятие не­


приятельского знамени, захват в плен главнокомандующего
или корпусного командира неприятельского войска и за другие
выдающиеся подвиги.
С 1769 года, времени учреждения этого ордена Екатериной И,
по 1855 год можно было получить орден св. Георгия IV степени
за выслугу лет в офицерских чинах: 25 лет — в полевой службе
и 18 кампаний — в морской (при условии участия хотя бы в од­
ном сражении).
Потомственное дворянство передавалось законной жене, а
также законным детям (по наследству от рождения). По закону
от 5 марта 1874 года новопожалованные в потомственное дво­
рянство передавали это звание и тем законным детям, которые
родились раньше и были записаны в податное сословие.
Однако передача дворянства путем усыновления или удоче­
рения была запрещена. Правда, в 1863 году вышло постановле­
ние, по которому потомственный дворянин, не имеющий сыно­
вей, мог просить государя о передаче фамилии, герба, титула
кому-либо из родственников и даже мужу родственницы, но­
сившей до замужества эту фамилию, но только в том случае,
если тот, за кого просят, был потомственным дворянином.
Существовало также и личное дворянство, учрежденное Пет­
ром I. Оно могло быть приобретено пожалованием монарха или
получением на действительной военной службе обер-офицер­
ского чина, а на гражданском поприще — чина IX класса. Лич­
ное дворянство не передавалось по наследству потомкам. Оно и
называлось личным, потому что принадлежало только одному
лицу, получившему его, и прекращалось со смертью этого лица.
Введение двух форм дворянского звания — потомственного и
личного — принадлежит Петру I. Его целью было, с одной сто­
роны, стимулирование усердной службы для лиц, не имеющих
дворянского звания, но, с другой стороны, ограничение количе­
ства потомственных дворян.
Кроме права передачи звания дворянина потомкам, которого
было лишено личное дворянство, а также права участия в дво­
рянском собрании, выбирать и быть избранным предводителем
дворянства, особых различий между потомственным и личным
дворянством не было.
Жалованная грамота Екатерины II от 21 апреля 1785 года
предоставляла вообще всем дворянам, и потомственным, и лич­
ным:
а) вольность и свободу от службы и особые привилегии дво­
рянства при поступлении на службу и при чинопроизводстве;
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
116

б) свободу от личных податей при условии, что дворянин дол­


жен нести ответственность за своевременную и правильную уп­
лату подушного сбора его крестьянами;
в) освобождение от телесных наказаний;
г) неприкосновенность дворянского достоинства, которая
могла быть утрачена только в том случае, если дворянин совер­
шил преступление (кражу, подлог, присвоение чужого имуще­
ства и проч.), за что он вообще лишался дворянского звания;
д) право владеть вотчинами, поместьями и крепостными, ис­
пользовать принадлежащие ему леса, угодья, полезные ископа­
емые, реки и водоемы.
В царствование Екатерины II, по закону 1762 года, а затем по
Манифесту 1775 года, потомственное дворянство было призва­
но участвовать в местном самоуправлении. Личное дворянство
в делах управления могло участвовать только косвенно, по свое­
му желанию.
В 1766 году Екатериной II было предписано создавать местные
дворянские общества (дворянские собрания) и избирать на 2 года
губернских и уездных предводителей дворянства, которые долж­
ны были играть влиятельную роль в местном управлении.
Личное дворянство не должно было входить в дворянское со­
брание, так как оно не было привлечено к губернскому и уезд­
ному управлению, а потому личные дворяне не избирались на
начальственные посты в земском управлении.
Потомственные дворяне каждой губернии вносились в родо­
словные книги, разделенные на 6 частей (разрядов):
1) дворянские роды, пожалованные государем;
2) дворянские роды, приобретенные чинами на военной
службе;
3) лица, получившие дворянство на гражданской службе
или через пожалование орденом;
4) иностранное дворянство, признанное русскими государя­
ми с условием обязательного принятия русского подданства и
желательного перехода в православную веру;
5) титулованные дворянские роды;
6) древние роды, могущие доказать свою принадлежность к
дворянскому сословию в течение 100 лет до момента издания
Жалованной грамоты (1785).
Личное дворянство в такие родословные книги не вносилось,
так как оно не передавалось по наследству, но учет личных дво­
рян велся.
Великий русский историк и писатель Н.М. Карамзин писал:
«Дворянство есть душа и благородный образ всего народа.
Сословия. Дворянство
117

Я люблю воображать себе российских дворян не только с мечом


в руке, не только с весами Фемиды, но с лаврами Аполлона, с
жезлом Бога искусств, с символом Богини земледелия».
В этом кратком высказывании Н.М. Карамзин четко обозна­
чил почти все направления деятельности российского дворян­
ства. К этому можно добавить только, что российские дворяне
занимались также дипломатией, просвещением и педагогичес­
кими науками.
Действительно, в большинстве своем именно дворяне соверша­
ли подвиги на полях сражений, прославив свою родину далеко за
ее пределами. В истории нашего Отечества остались, как бес­
смертная слава России, такие имена, как генералиссимус, граф и
князь Италийский А.В. Суворов-Рымникский; генерал-фельд­
маршал князь М.И. Голенищев-Кутузов-Смоленский; генерал-
лейтенант князь П.И. Багратион; граф А.Г. Орлов-Чесменский;
генерал-фельдмаршал граф П.А. Румянцев-Задунайский; гене­
рал-аншеф князь В.М. Долгоруков-Крымский; генерал-фельд­
маршал светлейший князь Г.А. Потемкин-Таврический, гене­
рал-фельдмаршал князь Н.В. Репнин, знаменитый партизан
генерал-лейтенант Денис Давыдов, адмирал П.С. Нахимов,
адмирал Ф.Ф. Ушаков, адмирал М.П. Лазарев, вице-адмирал
С.О. Макаров и многие другие.
Действительно, не только «с мечом в руке» можно предста­
вить себе дворянина. Дворяне были носителями, хранителями
и распространителями просвещения, знаний, культуры, искус­
ства, русского литературного языка.
Русская литература XVIII — начала XX века вполне может
быть названа дворянской. Р.Г. Державин, Н.М. Карамзин,
А.С. Пушкин, А.С. Грибоедов, М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь,
Е.А. Баратынский, князь П.А. Вяземский, князь В.Ф. Одоевс­
кий, Ф.Ф. Тютчев, А.Ф. Фет, Н.А. Некрасов, И.А. Гончаров,
И.С. Тургенев, граф Л.Н. Толстой, граф А.К. Толстой, граф
А.Н. Толстой, Д.М. Мережковский, И.А. Бунин, А.А. Блок,
Н.С. Гумилев, А.А. Ахматова, М.И. Цветаева, 3. Гиппиус и еще
длинный перечень других поэтов и писателей-дворян — яви­
лись создателями уникальной в мире русской художественной
литературы. Русская дворянская литература получила призна­
ние как высочайший образец мировой культуры.
Русские писатели, с любовью относясь к своему родному язы­
ку, сохраняли, развивали и обогащали его через созданные ими
книги.
Великий русский писатель И.С. Тургенев в 1882 году в сво­
ем стихотворении в прозе «Русский язык» воспел язык своего
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
118

народа: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судь­


бах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о вели­
кий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь
тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что соверша­
ется дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан ве­
ликому народу!»
Нам, потомкам, И.С. Тургенев завещал: «...берегите наш
язык, наш прекрасный русский язык, этот клад, это достояние,
переданное нам нашими предшественниками, в числе которых
блистает опять-таки Пушкин! Обращайтесь почтительно с этим
могущественным орудием; в руках умелых оно в состоянии со­
вершать чудеса!»
Заметный след в истории русской культуры и, в частности,
литературы оставили женщины, представительницы дворян­
ской интеллигенции первой половины XIX века.
В этот период, который можно назвать пушкинской порой,
развилась женская литература. Ее создавали поэтессы и проза­
ики, детские писательницы, создательницы исторической ли­
тературы, драматурги, переводчицы, критики и публицисты.
Наиболее яркие писательницы широко известны. Это Зинаи­
да Волконская, Надежда Дурова, Каролина Павлова, Евдокия
Ростопчина.
Но на самом деле мы могли бы насчитать более 30 имен писа­
тельниц-дворянок, мало знакомых или совсем не знакомых со­
временному широкому читательскому кругу. И среди них —
Е.В. Аладина, Е.Г. Андреева, А.Н. Арцыбашева, Е.А. Ган,
А.П. Глинка, М.Б. Даргомыжская, А.П. Елагина-Киреевская,
A. П. Зонтаг, А.В. Зражевская, А.О. Ишимова, Е. Лебединская,
B. С. Миклашевич, Е.А. Тимашева, Е.М. Фролова-Багреева,
А.А. Фукс, Л.А. Ярцова. Около десяти писательниц скрыва­
лись под псевдонимами.
Женщины-писатели имели разный дворянский статус, раз­
ное материальное положение, но их объединяло одно — стрем­
ление к духовному, творческому, наконец, к социальному рав­
ноправию, воспитанию общества в духе гуманности и
терпимости.
Писательницы XIX века открывали литературно-артистичес­
кие салоны, становившиеся центрами культурной жизни обще­
ства. Особенно славились своими салонами Москва и Санкт-Пе­
тербург.
Блестящие салоны того времени явились средоточием лите­
ратурной, философской, научной мысли, центрами культурных
связей России с зарубежными представителями культуры. По­
Сословия. Дворянство
119

сещали эти салоны знаменитые писатели, художники, ученые,


философы, как российские, так и зарубежные.
Это были школы для начинающих молодых писателей, ху­
дожников, ученых. В них воспитывались и готовились к лите­
ратурной, художественной и научной деятельности представи­
тели молодого поколения. Здесь молодежь встречалась со
знаменитыми людьми, знакомилась с новыми произведениями
русской литературы, искусства, узнавала о новых философских
течениях, о новых научных открытиях, прислушивалась к спо­
рам и мнениям, постепенно включаясь в беседы и дискуссии,
формируя свои взгляды и свою гражданскую позицию.
Одним из самых известных в 30—50-е годы XIX века (и менее
известных в наше время) и одним из самых посещаемых был в
Москве салон Авдотьи Петровны Елагиной-Киреевской, урож­
денной Юшковой, состоявшей в родстве с В.А. Жуковским. Все
приезжавшие в Москву знаменитости, русские и иностранные,
непременно являлись в салон Елагиной.
Авдотья Петровна была писательницей. Она работала в со­
дружестве со своей родной сестрой, детской писательницей Ан­
ной Петровной Зонтаг.
Надо заметить, что по материнской линии сестры Юшковы
(Елагина и Зонтаг) происходили из известного рода Буниных,
давшего миру писателя И.А. Бунина. Их мать, Варвара Афана­
сьевна, урожденная Бунина, была хорошей музыкантшей, теат­
ралкой. Свою любовь к искусству и литературе она передала
своим трем дочерям, две из которых, Авдотья и Анна, стали пи­
сательницами. В Туле, доме Юшковых, собиралось избранное
общество. Читали стихи, вели литературные беседы, проводили
веселые игры.
Эту традицию своей матери продолжила Авдотья Петровна,
открыв в своем московском доме у Красных ворот салон для лю­
бителей литературы, искусства, философии, науки.
Хозяйка литературно-музыкального салона А.П. Елагина
была высокообразованная, умная, чарующе приветливая жен­
щина, умевшая оживлять общество своим неподдельным вни­
манием ко всему новому и талантливому, ко всякому благому
начинанию и высокому душевному порыву.
По воскресеньям в дом Елагиной съезжались все, кого можно
было назвать интеллигентным, просвещенным, талантливым.
Салон посещали А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, П.А. Вязем­
ский, Е.А. Баратынский и другие знаменитые люди того времени.
Баратынский больше всех проводил время в доме Елагиной.
С Жуковским Елагина находилась в родстве, а в детские годы и
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
120

в соседстве. Она, как и Жуковский, родилась в селе Мишенское


Тульской губернии. В.А. Жуковский был очень близок к семье
Юшковых, особенная дружба связывала его с Анной Зонтаг, ли­
тературным наставником которой он был. Он часто навещал
свою родину, село Мишенское, и там тоже встречался с сестра­
ми Юшковыми, потому и в салон Авдотьи Петровны, когда при­
езжал из Петербурга в Москву, являлся своим человеком.
Авдотья Петровна была матерью славянофилов, братьев Ивана
и Петра Васильевичей Киреевских. Друзья и сверстники молодых
Киреевских, даровитые юноши, находили в салоне Елагиной не
только ласку и привет, но и самое возвышенное интеллигентное
общество. А среди этих юношей были те, которые стали впослед­
ствии знаменитостями: князь В.Ф. Одоевский, С.П. Шевырев,
А.П. Петерсон, Д.В. Веневитинов, С.А. Соболевский.
В салоне Авдотьи Петровны проходили чтения новых литера­
турных произведений, сочинялись пьесы и по ним ставились
спектакли, разыгрывались живые шарады, устраивались нео­
бидные шутки-розыгрыши, сочинялись стихотворные экспром­
ты и импровизации.
Иногда посетители салона выезжали на прогулки за город,
совершали экскурсии в заповедные места, например в Троице-
Сергиеву лавру, а затем в стихах передавали свои впечатления.
Салон А.П. Елагиной сыграл весьма значительную роль в
объединении славянофилов. Он стал центром славянофильства,
одним из создателей которого был ее сын, философ и критик
Иван Васильевич Киреевский.
Центром западников явился московский литературно-музы­
кальный салон княгини Зинаиды Александровны Волконской, пи­
сательницы, талантливой певицы, историка, просветительницы.
В течение четырех лет (1825—1829) в ее дом на Тверской ули­
це по понедельникам съезжались русские и европейские знаме­
нитости. Сюда приезжали поэты А.С. Пушкин, Е.А. Баратын­
ский, П.А. Вяземский, Д.В. Веневитинов, В.А. Жуковский,
Н.М. Языков, П.И. Шаликов, И.И. Козлов и польский поэт
Адам Мицкевич. Посещали салон Волконской философы-сла­
вянофилы братья И.В. и Н.В. Киреевские, историк и литера­
турный критик С.А. Соболевский, писатель князь В.Ф. Одоев­
ский, писатели и общественные деятели С.П. Шевырев,
П.Я. Чаадаев, историк и издатель М.П. Погодин. Короче гово­
ря, вся литературная, музыкальная и научная Москва являлась
в салон, который Волконская называла «Аркадией».
Художник Г.Г. Мясоедов изобразил один из вечеров на Твер­
ской в картине «Адам Мицкевич, импровизирующий Пушкину
в салоне З.А. Волконской».
Сословия. Дворянство
121

Красивая, изящная, умная и весьма образованная Зинаида


Александровна восхищала своими талантами певицы и поэтес­
сы самое взыскательное общество. Ее боготворили, ей посвяща­
ли стихи.
А.С. Пушкин, посылая ей свою поэму «Цыганы», сопроводил
свой труд обращенным к ней стихотворением:

«Среди рассеянной Москвы,


При толках виста и бостона,
При бальном лепете молвы
Ты любишь игры Аполлона.
Царица муз и красоты,
Рукою нежной держишь ты
Волшебный скипетр вдохновений,
И над задумчивым челом,
Двойным увенчанным венком,
И вьется, и пылает гений.
Певца, плененного тобой,
Не отвергай смиренной дани,
Внемли с улыбкой голос мой,
Как мимоездом Каталани
Цыганке внемлет кочевой».

Не обошел ее вниманием и Н.А. Некрасов, который в поэме


«Русские женщины» посвятил ей такие строки:

«Царица московского света,


Она не чуждалась артистов, — житье
Им было у Зины в гостиной;
Они уважали, любили ее
И северной звали Коринной...»

Несколько стихотворений посвятил ей слепой поэт И.И. Коз­


лов, которого с Волконской связывала искренняя дружба.
Княгиня Зинаида Александровна Волконская (урожденная
княжна Белосельская-Белозерская) широко известна в наше время
как хозяйка одной из самых аристократических московских гости­
ных и певица. Но значительно меньше ее знают как писательницу,
поэтессу и как хозяйку русского салона в Италии, в Риме, целью
которого было распространение знаний о высокой российской куль­
туре и поддержка русских художественных школ.
Видимо, именно эта мысль владела ею, когда она в саду своей
римской виллы создавала мемориал русской литературной славы.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
122

Еще в меньшей степени известна З.А. Волконская как уче­


ный-историк, серьезно занимавшаяся славянской стариной и
написавшая поэму «Сказание об Ольге» и повесть «Славянская
картина пятого века», в которой известный историк М.Н. Пого­
дин отметил научную обстоятельность и добросовестность уче­
ного.
Оценил ее труды не только Погодин: 16 октября 1825 года
княгиня Волконская была избрана действительным членом Об­
щества истории и древностей российских при Московском уни­
верситете.
В мае 1829 года Волконская с сыном навсегда покинула Рос­
сию и переехала в Рим. Причин для отъезда было много.
Еще в 1813—1814 годах в Париже, куда молодая жена арис­
тократа, флигель-адъютанта Н.Г. Волконского, попала вместе с
двором Александра I, княгиня Зинаида Волконская выступила
как оперная певица на сцене частного театра в опере Россини
«Итальянка из Алжира» и имела потрясающий успех у парижс­
кой публики.
Однако на русский двор, на императора Александра I и осо­
бенно на великого князя Николая Павловича, будущего импе­
ратора российского Николая I, эта популярность русской кня­
гини, аристократки, выступившей на сцене как «актерка»,
произвела шокирующее впечатление.
Когда Николай Павлович стал императором, это неблагопри­
ятное мнение о княгине у него, видимо, утвердилось.
В декабре 1826 года в салоне Зинаиды Волконской прошел
прощальный вечер в честь ее невестки Марии Николаевны Вол­
конской (Раевской), уезжавшей к своему мужу-декабристу в
ссылку. На этом вечере, как известно, присутствовал А.С. Пуш­
кин, отправивший с Марией Николаевной стихи — послание
декабристам «В Сибирь».
Это событие было расценено Двором не только как семейное
прощание с невесткой, но и как смелое сочувствие участникам
восстания 14 декабря 1825 года, и потому было отрицательно
воспринято и III отделением, и самим Николаем I.
Не нравилось правительству и то, что Волконская принимала
у себя таких «неблагонадежных людей», как Адам Мицкевич и
баронесса Крюденер, проповедовавшая пиэтизм, то есть уход от
цивилизованного общества в колонию, чтобы своим трудом до­
бывать хлеб насущный и помогать работой народу.
Идеи баронессы Юлии Крюденер, к которым в личных с ней
беседах проявлял интерес Александр I и которые проповедова­
ла баронесса в аристократических гостиных Петербурга и Мос­
Сословия. Дворянство
123

квы, были поддержаны и княгиней Волконской. Однако в нико­


лаевское время отношение к идеям пиэтистки баронессы Крю-
денер, занимавшейся также всякого рода предсказаниями, из­
менилось (как, впрочем, и в Европе), и она фактически была
выслана из Петербурга и Москвы. Ее идеи, ее пророчества пока­
зались вредными для российского общества. А те, кто их под­
держивал, были признаны сомнительными людьми. Не понра­
вилось императору и принятие Зинаидой Александровной
католичества.
В результате за княгиней Волконской, как неблагонадежной
особой, был установлен тайный надзор.
Все это было известно Зинаиде Александровне, и она пред­
почла оставить Россию и поселиться в Италии, где она имела
счастье родиться в 1792 году, когда отец ее, князь А.М. Бело-
сельский-Белозерский, был российским посланником при дво­
ре Савойского короля.
Но и там, в Италии, как уже говорилось выше, она продолжа­
ла служить своей русской отчизне, собирая вокруг себя цвет
русской интеллигенции и выполняя назначенный себе долг
просветительницы.
Большой вклад внесло дворянство в просвещение и образова­
ние.
В XVIII веке только дворянство занималось вопросами про­
свещения и образования. Известен замечательный просвети­
тель XVIII века — Николай Иванович Новиков, крупнейший
российский книгоиздатель. Он издавал учебную литературу
для университетов и пансионов, которые готовили научные и
педагогические кадры России. Издаваемые им газеты: «Мос­
ковские ведомости», «Санкт-Петербургские ведомости», При­
ложение к «Московским ведомостям», — высоко ценились пуб­
ликой, а потому выходили с возрастающим тиражом.
Широкую известность получил Н.И. Новиков как издатель
журналов «Трутень», «Пустомеля», «Живописец», «Коше
лек», «Утренний свет», имевших у публики большой успех за
остроту поставленных вопросов, за сатирическое изображение
представителей дворянского сословия. А особенно за смелую
полемику журнала «Трутень» с журналом «Всякая всячина»,
негласным редактором и автором многих статей которого была
императрица Екатерина II Алексеевна.
Писатели XVIII века, также принадлежавшие к «сословию
благородных дворян»: М.В. Ломоносов, А.П. Сумароков, М.И. По­
пов, Д.И. Фонвизин, А.О. Аблесимов, Я.Б. Княжнин, В.В. Кап­
нист, П.А. Плавильщиков, И.А. Крылов, — создавали трагедии
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
124

и комедии, которые ставились «на театре». В этих пьесах в сати­


рической или назидательной форме отражались недостатки рос­
сийского общества.
И.А. Крылов, И.И. Дмитриев и другие поэты в баснях высме­
ивали тех, кто пренебрегал моралью и нравственностью.
В XIX веке представители дворянства А.С. Пушкин, Н.А. Нек­
расов, И.И. Панаев издавали литературные журналы «Со­
временник» и «Отечественные записки», имевшие огромное
влияние на читающую публику. Великое множество существо­
вавших в России журналов также издавалось дворянством.
Воспитанием молодого поколения занимались детские писа­
тельницы Л.А. Ярцова, А.О. Ишимова, А.П. Зонтаг, А.П. Ела­
гина-Киреевская, А.А. Фукс, Е.М. Фролова-Багреева (дочь
М.М. Сперанского), М.Б. Даргомыжская (мать композитора
А.С.Даргомыжского), Е.Ф. Тютчева (дочь поэта Ф.И. Тютчева).
Они ставили своей целью воспитание благородных, образован­
ных, культурных и милосердных людей. Из-под их пера выхо­
дили волшебные сказки, таинственные повествования, веселые
приключения и рассказы о бедных людях, которым надо помо­
гать. Эта детская литература была овеяна идеями высокой мо­
рали и нравственности, благородства души и целомудрия. Она
ставила своей целью воспитание у детей и молодежи любви к
родине, сочувствия к людям, к животному и растительному
миру. Она воспевала мужественные, честные деяния, красоту
благородных и милосердных поступков.
Переводчица А.В. Зражевская знакомила юных читателей с
книгами европейских писателей об увлекательных путешестви­
ях, странствиях и приключениях.
Писательницы-дворянки поднимали в своих книгах важные
вопросы, стоявшие перед педагогикой. Рассказывая о героичес­
ком прошлом России, они стремились привить детям чувство
гордости за свою страну. Знакомя детей с основами наук в увле­
кательной форме, пробуждали у них интерес к учению, к обра­
зованию. И через сказки прививали юным читателям идеи гу­
манизма, добра, терпимости и сострадания к людям.
Дворяне открывали сельские и фабричные школы, пансионы
и другие учебные заведения, попечительствуя, директорствуя и
преподавая в них.
Ольга Николаевна Талызина (1803—1882), дочь Натальи
Александровны Зубовой, урожденной графини Суворовой
(Суворочки), внучка полководца А.В. Суворова, 14 лет состояла
председательницей Дамского попечительства о бедных в Моск­
ве (Общество 1837 г.). После открытия Московского Мариин­
Сословия. Дворянство
125

ского института она всю оставшуюся жизнь была его попе­


чительницей, а затем передала заботу о нем своей дочери
М.А. Нейгардт.
Помимо этого Ольга Николаевна в 1851 году открыла в Моск­
ве, в Хамовниках, училище (пансион) для благородных девиц,
которое получило название Талызинского, или Хамовническо­
го, и передала руководство им своей невестке Марии Васильев­
не Талызиной, урожденной княжне Голицыной.
Обучение в этом учебном заведении было бесплатным, и в
него принимали девушек из обедневших дворянских семейств.
В 1880 году это училище за ветхостью здания должно было пе­
реехать на новое место, но для этого были необходимы средства.
Мария Васильевна Талызина, не задумываясь, заложила 3 сво­
их имения в Тверской губернии и на вырученную сумму в 4700
рублей купила в Москве у генерал-майора Дурасова дом 8 по Со­
фийской набережной. Для оплаты учебного процесса привлека­
лись меценаты через попечительские советы и общества. Уче­
ницы, как правило, не знали своих благодетелей.
Вскоре училище получило название Мариинского, в честь
Марии, дочери Талызиной, скончавшейся в 16-летнем возрасте.
Лекции в Мариинском училище читали видные профессора и
ассистенты профессоров Московского университета. С 1895 по
1901 год теорию музыки там преподавал композитор С.В. Рах­
манинов.
Сначала Мариинское училище не имело права принимать вы­
пускные экзамены, и ученицы сдавали их в Московском уни­
верситете. В 1871 году ему такое право было предоставлено, и
Мариинское училище для благородных девиц стало самостоя­
тельным учебным заведением.
После революции 1917 года Мариинское училище было пре­
образовано в советскую среднюю общеобразовательную школу.
Ныне это средняя школа № 19 г. Москвы.
Широко известен просвещенческий и педагогический труд
графа Л.Н. Толстого, открывшего в Ясной Поляне школу для
крестьянских детей и создавшего для них новые учебники и
учебные пособия.
Известна директорская и педагогическая деятельность поэта
Иннокентия Анненкова в Императорской Николаевской Цар­
скосельской гимназии, в стенах которой начал писать стихи
Н.С. Гумилев.
Чаще всего дворяне, занимаясь педагогической практикой,
серьезно разрабатывали теоретические основы педагогики и ме­
тодики преподавания, вели полемику на страницах издаваемых
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
126

ими педагогических журналов. Так, писатель-фантаст и уче­


ный князь В.Ф. Одоевский создавал учебные пособия для гим­
назий и пансионов и издавал педагогические журналы, публи­
ковавшие методику преподавания в них.
Многие идеи, высказанные в конце XIX — начале XX века,
были после Октябрьской революции отвергнуты, но постепен­
но, с середины XX века, советские ученые-педагоги стали эти
идеи провозглашать как бы заново.
На научном поприще работали многие дворяне, они, как наи­
более подготовленная часть российского населения, составляли
основной научный потенциал России. Они были создателями и
распространителями научных идей и открытий на благо рос­
сийского народа, людьми, проявившими гражданскую инициа­
тиву для научного развития своей страны. Таким был граф
Н.П. Румянцев, который оставил нам в наследство собранные и
купленные им за границей через его корреспондентов древние
манускрипты, письменные памятники русской истории, язы­
ка, словесности, по его мнению, необходимые, чтобы «пригото­
вить для будущего точного сочинения российской истории все
нужные элементы». Будучи государственным канцлером Рос­
сии, а затем министром коммерции, граф Румянцев по долгу
службы поощрял, но также и из своих личных средств финан­
сировал крупные кругосветные экспедиции под началом
И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского на шлюпах «Надежда»
и «Нева». На свои средства Николай Петрович построил и пол­
ностью оснастил бриг «Рюрик», предназначавшийся исключи­
тельно для научных географических, этнографических, зооло­
гических и ботанических исследований. Он полностью
финансировал кругосветную научную экспедицию на этом бри­
ге под командованием О.Е. Коцебу. На карте мира осталось имя
Румянцева в названиях бухт, островов и небольших архипела­
гов. А его собрание документов явилось важнейшим вкладом в
исторические музеи Москвы и Петербурга.
Таким же подлинным гражданином России был и А.Т. Боло­
тов, ученый и исследователь во многих направлениях научных
знаний: экономист (основатель журналов «Экономический Ма­
газин» и «Сельский житель»), агроном, мыслитель, писатель,
поэт, врачеватель, «садов и парков насаждатель», живший в
XVIII — начале XIX века, оставивший нам в наследство свой
писательский труд, опыт парковой архитектуры, помологию —
науку о выведении новых сортов яблок и сохранении их уро­
жая. А также помидоры и картофель, которые он привез в Рос­
сию и широко их здесь культивировал.
Сословия. Дворянство
127

Вспоминая высказывание Н.М. Карамзина о дворянстве,


можно представить себе дворянство и «с символом Богини зем­
леделия», потому что многие дворянские усадьбы, которые в
XIX веке называли «экономиями», были для крестьян приме­
ром, как вести хозяйство, как его развивать на научных осно­
вах и на результатах практики, опыта. «Экономии» способство­
вали развитию сельского хозяйства страны, потому что именно
в помещичьих усадьбах крестьяне знакомились с новыми сельс­
кохозяйственными машинами, перенимали новшества агротех­
ники, получали семена новых сортов.
При некоторых усадьбах, таких, например, как имения
А.Н. Энгельгардта, княгини М.К. Тенишевой, были созданы
сельскохозяйственные школы для крестьянской молодежи, где
учили приемам обработки земли, правилам севооборота, садо-
водчеству и огородничеству.
Недаром, реалистически отображая действительность,
Л.Н. Толстой в романе «Анна Каренина» показал пример двух
путей хозяйствования в усадьбах Вронского и Левина. Да и сам
писатель в своей Ясной Поляне долгое время занимался сельс­
ким хозяйством, то выписывая из-за границы племенных сви­
ней, то разводя обширный яблоневый сад. Занимался сельским
хозяйством — и весьма успешно! — поэт А. Фет. Именно сельс­
кое хозяйство позволило ему накопить деньги и вернуть свое
дворянское звание и фамилию Шеншин.
Дворянские усадьбы были распространителями культуры.
В своих поместьях дворянство поощряло развитие народных про­
мыслов и ремесел, в том числе и художественных, способствовало
сохранению русского фольклора и русских народных обычаев, со­
хранению и продолжению русских традиций в одежде.
В конце XIX — начале XX века широко было известно крес­
тьянское промысловое производство, налаженное княгиней
М.К. Тенишевой, открывшей в своем поместье Фленово ремес­
ленное училище для детей Брянского завода, а затем несколько
школ, столовую, магазин. Во Фленове супруги Тенишевы учре­
дили особую сельскую школу, где работали мастерские кус­
тарных промыслов — резьбы по дереву, вышивки, керамики,
эмалей и расписных балалаек, пользовавшихся особой попу­
лярностью. Для этих изделий предлагали свои рисунки знаме­
нитые художники Репин, Врубель, Коровин, Рерих, Поленов и
др. В Москве, в Столешниковом переулке, стараниями Марии
Клавдиевны Тенишевой был открыт магазин, в котором прода­
вались изделия фленовских мастеров. Продавались эти изделия
и в Париже, особенно в период дягилевских Русских сезонов.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
128

В школе, открытой М.К. Тенишевой, бесплатно обучали кре­


стьянских детей не только народному прикладному искусству и
сельскохозяйственным наукам, но давали и общее образование.
Ею был организован оркестр народных инструментов, с боль­
шим успехом гастролировавший за границей. Был и театр, в
котором ставились пьесы А.П. Чехова, А.Н. Островского и дру­
гих классиков русской драматургии.
Для сохранения народных традиций и пропаганды народного
искусства Мария Клавдиевна открыла музей русского кустар­
ного искусства.
В наследство от дворянства мы, потомки, получили замеча­
тельные усадьбы, ставшие теперь музеями. Это Архангельское,
Кусково, Останкино, Кузьминки, Остафьево, Ясная Поляна и
др. Остались нам и дворянские особняки, большинство из кото­
рых, к сожалению, мы по своей нерадивости и культивируемой
долгие годы ненависти к дворянству не сохранили.
Будучи пропагандистами всего нового, дворяне явились и
распространителями революционных идей, поборниками марк­
сизма. В XIX и XX веках, начиная с декабристов и кончая теми
дворянами, которые приняли непосредственное участие в ок­
тябрьском перевороте, они выступали против власти, против
существовавших порядков, не признавая и не видя неуклонно­
го движения российского общества к сословному равноправию.
А между тем на протяжении XVIII и XIX веков от указа к указу
дворянские привилегии законодательно передавались и другим
сословиям.
Так, подушная подать, от которой были освобождены дворя­
не, была отменена по всей России (кроме Сибири); телесным на­
казаниям с 1863 года было запрещено подвергать не только
привилегированные сословия, но и представителей других со­
словий.
Право дворянства на получение службы постепенно замени­
лось правом получения ее по степени образованности наравне с
этим правом представителей других сословий.
При Петре I, в 1714 году, было запрещено производить в офи­
церы тех, кто не прослужил определенный срок рядовым. Поэто­
му дворянство стало записывать своих детей в полк еще с колы­
бели. Вспомните Петрушу Гринева из «Капитанской дочки»
А.С. Пушкина и Анатоля Курагина из «Войны и мира» Л.Н. Тол­
стого, спросившего у отца: «Папа, в каком полку я числюсь?»
В 1861 году, в царствование Александра II, было отменено
крепостное право, чего много лет добивалась прогрессивная
часть дворянства. Борьба за отмену крепостного права со сторо­
Сословия. Дворянство
129

ны представителей дворянского сословия была благородным


проявлением заботы о крестьянстве. Ведь отмена крепостного
права лишала дворянство части земли и дарового труда крепост­
ных, что сказывалось на его благосостоянии. Прекращалась и
«отеческая» опека помещиками сельского населения, что, не­
сомненно, затрудняло влияние барина на жизнь деревни и ста­
новилось одной из причин разорения «дворянских гнезд».
Правда, отмена крепостного права не уничтожила дворян­
ских собраний и должности «предводителя дворянства», серь­
езно влиявших на земское управление.
Разумеется, и среди дворян, особенно поместных, встречались
типы, которые были весьма далеки от благородного образа дво­
рянина. Как говорится в пословице, «в семье не без урода». Рус­
ская критическая литература высмеивала господ Простаковых и
Скотининых, Маниловых, Ноздревых, Собакевичей, Плюшки­
ных и Коробочек, но это было отражение в литературе отдельных
фактов, вызывавших в обществе возмущение. Была в реальной
жизни и сумасшедшая дворянка Салтыкова, мучившая и пытав­
шая своих крестьян, за что и помещенная в тюрьму.
Русская литература XIX — начала XX века почему-то обще­
человеческую греховность приписывала только дворянам, куп­
цам и мещанам, а рабочих и крестьян рисовала безгрешными и
страдающими не от пьянства и других пороков, а исключитель­
но по вине барина и царя.
Постоянный натиск со стороны литературы, газетных и жур­
нальных статей, распространявших революционные идеи, по­
родили в русском обществе сугубо негативное отношение,
прежде всего, к титулованному, а затем и вообще к дворянству.
Первая мировая война, Февральская, а затем Октябрьская ре­
волюции нанесли последний удар по дворянству как сословию.
После 1917 года одна часть дворянства сама ушла в изгнание,
другая была изгнана из России новым правительством, третья,
оставшаяся на родине, уничтожена физически (так что от 1 мил­
лиона дворян в начале XX века осталось лишь несколько тысяч),
а четвертая продолжала служить своему Отечеству, тщательно
скрывая свое дворянское происхождение и стараясь сохранить в
своих семьях лучшие традиции благородного дворянства.
Но времена меняются, и в 1991 году в Москве и С.-Петербурге
было вновь создано Российское Дворянское Собрание во главе
с избранным в Москве Предводителем дворянства князем
А.К. Голицыным.
Князь А.К. Голицын так определил задачу Российского Дво­
рянского Собрания на новом этапе жизни дворянства как в Рос­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
130

сии, так и за границей: «У Российского Дворянского Собрания


добрые намерения и большие планы. Мы намерены способство­
вать тому, чтобы дворяне и их потомки как прежде блюли дво­
рянскую Честь, что будет на пользу всему Отечеству, чтобы они
достойно служили России и находили свое место в жизни сегод­
няшней страны». К сожалению, вновь созданные дворянские
собрания вобрали в себя все недостатки современного общества
и пока не проявили гражданских инициатив, как это делали их
предки. Внутри, например, московского Дворянского Собрания
в последние несколько лет возникли распри, склоки. Предводи­
тель дворянства Голицын был обвинен во всех смертных грехах
и смещен. В результате московское дворянство потеряло зда­
ние, предоставленное Правительством Москвы Дворянскому
Собранию, и теперь находится в весьма плачевном состоянии,
но бурление, борьба друг против друга продолжаются. Увы! За
долгие годы советской власти дворянство потеряло свое благо­
родство.
Остается только надеяться, что дворянство, объединенное
дворянскими собраниями, вспомнит, каким должен быть дво­
рянин, продолжит благородные традиции служения России и
проявит гражданские инициативы, благодаря которым их
предками создавались культурные, научные и другие ценности
нашей страны.

Сие самое установление образовало тогдашнее Дворянство, на феодаль­


ном праве основанное, во единое тело, духом чести и храбрости движимое.
Из Указа Павла I от 1 января 1798 года

А во дворянстве всяк, с каким бы ни был чином,


Не в титле, в действии быть должен дворянином.
А.П. Сумароков. Сатира о благородстве

Было велено секретарю писать постановление Московского дворянства


о том, что москвичи, подобно смолянам, жертвуют по десять человек с ты­
сячи и полное обмундирование.
Л.Н. Толстой. Война и мир

Свадьба с молодою Ржевскою присоединит меня к гордому русскому дво­


рянству, и я перестану быть пришельцем в новом отечестве.
А.С. Пушкин. Арап Петра Великого

Спешу объясниться и заметить гордо, как истинная героиня романа,


что родом принадлежу я к самому старинному русскому дворянству, а что
мой рыцарь внук бородатого мильонщика; но ты знаешь, что значит наша
аристокрация.
А.С. Пушкин. Роман в письмах
Сословия.Духовенство
131
Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее
удостоило меня чести избрания в предводители; я насилу отделался...
Л.Н. Толстой. Война и мир

Умом, деятельностью по службе, а всего более покровительством Тати­


щева Шатров скоро проложил себе дорогу. Дослужившись до чина, который
давал ему право на потомственное дворянство, он просил себе грамоты и
герба. Император Павел l-ый приказал ему составить герб, поместя в нем
золотую лиру в голубом поле.
С.Т. Аксаков. Литературные и театральные воспоминания

ДУХОВЕНСТВО, -Я, С., собир.


(от «дух», «духовный»)

Духовенство, то есть совокупность духовных лиц, священно-


и церковнослужителей, возникло в Древней Руси одновременно
с появлением в ней христианства, но, как сословие, оно стало
формироваться после крещения Руси, причем с первых же лет
как привилегированное. Несмотря на отлучение церкви от госу­
дарства в первый же год после Октябрьской революции, на го­
нения и физическое уничтожение священнослужителей и цер­
ковнослужителей в советские годы, сословие духовенства в
нашей стране существует и по сей день.
После принятия христианства Великим князем Киевским
Владимиром Святым и крещения Руси в 988 году в Киеве была
установлена митрополия Киевская и всея Руси, во главе кото­
рой византийский патриарх поставил грека, святого митропо­
лита Михаила I (988—991). В 991 году кафедра была перенесе­
на в Переяслав, в 1035 году, при митрополите греке Феопемте
(1035—1049), возвращена в Киев. Но в 1299 году митрополит
Киевский и всея Руси грек Максим (1283—1305) из Киева, раз­
громленного татаро-монголами, перенес митрополичью кафед­
ру во Владимир на Клязьме, поскольку он переехал туда со всем
своим клиром. В 1325 году Великий князь Владимирский и
Московский Иван Калита, добиваясь возвышения Московского
княжества, построил в Москве митрополичье подворье и угово­
рил митрополита Киевского Петра перевести кафедру из Влади­
мира в Москву. Митрополит Петр, чтимый как русский святой,
умер в Москве в 1326 году и был похоронен в новопостроенном
Успенском соборе Кремля. Его преемник, митрополит Киев­
ский Феогност, в связи с особым почитанием народом святого
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
132

митрополита Петра, поселился в новом митрополичьем подво­


рье Московского Кремля, благодаря чему Москва стала рези­
денцией Митрополита всея Руси, то есть церковной столицей
русского государства, что для объединения княжеств вокруг
Москвы имело очень большое значение.
Надо заметить, что по традиции митрополиты именовались
«Киевскими и всея Руси», но на самом деле они не являлись та­
ковыми, потому что, спасаясь от татаро-монгольского наше­
ствия, они находились в разных городах и то во Владимире, то в
Москве, так что Киев более 150 лет даже и не посещался митро­
политами.
Ввиду того что русская церковь находилась под руковод­
ством византийской церкви, митрополиты и священники на­
значались константинопольским патриархом и все были грека­
ми, Русское государство испытывало сильное и церковное, и
политическое влияние Византии. Поэтому Киевские великие
князья старались освободиться от византийского господства
над русской церковью. Они открывали при монастырях школы,
в которых готовили своих, русских священников и ратовали за
то, чтобы епископами и митрополитами были русские иерархи.
Первым русским митрополитом Киевским и всея Руси в 1051
году стал Иларион (1051—1054). Тогда, при поддержке Великого
князя Ярослава Мудрого, вопреки имеющемуся порядку замеще­
ния митрополии, по которому требовалось посвящение в митропо­
литы патриархом Константинопольским, Иларион был избран на
Соборе русским духовенством. Судя по летописным сказаниям,
Иларион происходил из богатого знатного рода, а потому получил
превосходное образование, был вхож в высшие круги тогдашнего
общества, был лично знаком с Великим князем Ярославом Муд­
рым, который с большим уважением относился к нему. Это был
талантливый, литературно одаренный монах. Он оставил потом­
кам несколько сочинений, среди которых самое замечательное и
известное — «Слово о законе и благодати».
После Илариона митрополитами на Руси продолжали быть
греки, назначаемые и посвящаемые патриархами константино­
польскими. И только почти через 100 лет, в 1147 году, в княже­
ние Великого князя киевского Юрия Долгорукого, митрополи­
том Киевским и всея Руси стал снова русский, Смолятич (из
Смоленска) митрополит Климент (1147—1154).
Подобно тому, как это было в Византии, духовенство на Руси
подразделялось на монашествующее, черное, и поместное, бе­
лое. Первых русских иерархов поставляли монастыри, поэтому
они были из числа черного духовенства.
Сословия. Духовенство
133

В домонгольский период черное духовенство, монашество,


пользовалось особым уважением. В монастыри шли не только
простые люди из посадских или крестьян, но также знатные,
богатые и просвещенные. Светская власть покровительствовала
монастырям: они были освобождены от всяких податей, полу­
чали разные привилегии, что способствовало их развитию и де­
лало духовенство привилегированным сословием. В домонголь­
ский период на Руси было уже около 70 монастырей, среди
которых наиболее знаменитым стал Киево-Печерский.
К высшему духовенству, иерархам, великие князья и цари
проявляли особое внимание. Так, например, Великий князь ки­
евский Владимир I Святославич назначил на содержание иерар­
хов церкви «десятину» с княжеских доходов, что означало, что
каждый князь должен был отчислять монастырю х/10 часть сво­
его дохода. Церковь в Киеве, которая первой получила «десяти­
ну», стала называться Десятинной.
Церкви и монастыри владели таким количеством земель, что
из 10 млн. крестьян, имевшихся на Руси, 1 млн. оказался у ду­
ховенства. Большие доходы получали иерархи церкви, к ним
шли поступления с кафедральных церквей, плата за соверше­
ние треб, судные пошлины с церковного суда, сборы с низшего
духовенства. Кроме того, они собирали так называемую «венеч­
ную пошлину» («вено» — сборы с мирян), «весчие» пошлины,
то есть пошлины с торговых мер и весов, доходы с недвижимого
имущества, а также от богатых мирян доброхотные пожертво­
вания, которых было немало. Благочестивое усердие великих
князей, царей и частных лиц обогатило Православную Церковь
в первые века ее существования, но, прежде всего, оно обогати­
ло ее иерархов из черного духовенства.
Материальное положение поместных священнослужителей
(белого духовенства) было незавидным: они получали плату за
требы, сборы с прихожан и фактически существовали за счет
собственного земледельческого труда наравне с крестьянами.
Сначала священники получали княжескую ругу (отчисления с
княжеских доходов), но она скоро в одних местах сократилась
до минимальных размеров, а в других — совсем прекратилась.
Образовательный уровень белого духовенства из русских в
домонгольский период был очень низким: специальных духов­
ных школ было очень мало и не во всех местах, учиться грамоте
приходилось у частных учителей, иногда даже не из духовных,
а из мирян, поэтому некоторые священники едва умели писать
и читать, а иногда были и вовсе неграмотными, так что им при­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
134

ходилось вести церковную службу по памяти, выучивая ее наи­


зусть.
Однако черное духовенство Древней Руси, многие монахи, а
особенно иерархи церкви: митрополиты, епископы, архиепис­
копы, игумены, — были самыми образованными людьми своего
времени. Многие из них проявили себя как талантливые писа­
тели, философы, искусные ораторы. Не только упомянутый
выше митрополит Иларион получил признание как создатель
замечательных образцов ораторского искусства и мыслитель XI
века. В том же столетии известным писателем, оратором и про­
поведником был также Феодосий Печерский, архимандрит,
игумен крупнейшего монастыря — Киево-Печерской лавры.
В своих Словах и Поучениях («Слово о вере христианской и ла­
тинской», «Слово о терпении, и о любви, и о посте», «Поучение
о терпении и милостыне» и др.) Феодосий обращался к широко­
му кругу людей: князьям, боярам, простому народу и монахам,
насельникам монастырей. Феодосий Печерский был настолько
известен своей просветительской деятельностью, что знамени­
тый летописец Нестор посвятил ему свое сочинение «Житие
Феодосия Печерского».
Талантливейшим русским писателем, оратором и философом
XII века был епископ монастыря в г. Турове — Кирилл Туров­
ский (предположительно ИЗО—1182), автор многих сочинений
в жанре торжественного Слова, в которых он во всю силу своего
таланта возвышал факты обыденной жизни, явлений природы,
событий церковной истории, поэтизировал их и придавал им
глубокий нравственный смысл. Созданные им Слова («Слово об
артосе», «Слово о снятии тела Христова с креста», «Слово на
Вознесение», «Слово о князьях» и др.) отличались таким изя­
ществом и красочностью метафор, что в литературных изборни­
ках Древней Руси они помещались рядом с произведениями
Иоанна Златоуста.
Особое место в древнерусской литературе занимает «Слово о
погибели Русской земли», написанное неизвестным автором, но
явно из духовенства, в период между 1238 и 1246 годами, во вре­
мена правления Великого князя Владимирского Ярослава Всево­
лодовича. Автор с душевной болью откликнулся на страшное для
Руси событие — нашествие татаро-монголов. К сожалению, это
произведение дошло до наших дней неполностью, но даже тот от­
рывок, которым мы располагаем, говорит не только о высоком
патриотизме автора, прославившего свою родную Русскую зем­
лю, но и о его великом таланте красноречия. Вот как звучит са­
мое начало его «Слова»: «О, светло светлая и украсно украшена,
Сословия.Духовенство
135

земля Руская! И многыми красотами удивлена еси: озеры многи­


ми удивлена еси, реками и кладязьми месточестьными, горами,
крутыми холми, высокыми дубравоми, чистыми польми, дивны­
ми зверьми, различными птицами, бещислеными городы вели-
кыми, селы дивными, винограды обителными, домы церковьны-
ми, и князьми грозными, бояры честными, вельможами
многами. Всего еси испольнена земля Руская, о правоверьная
вера хрестияньская!» («О, светло светлая и прекрасно украшен­
ная, земля Русская! Многими красотами прославлена ты: озера­
ми многими славишься, реками и источниками местночтимыми,
горами, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми по­
лями, дивными зверями, разнообразными птицами, бесчислен­
ными городами великими, селениями славными, садами монас­
тырскими, храмами божьими и князьями грозными, боярами
честными, вельможами многими. Всем ты преисполнена, земля
Русская, о правоверная вера христианская!)»
В XIII веке, когда Русь уже была под татаро-монголами, ста­
ли широко известны произведения ораторского искусства Сера-
пиона Владимирского. Например, Слово I (о грехах и наказа­
нии за них), Слово III (о страхе Божием), Поучение (об
искоренении языческих обычаев христиан). Летопись 1275
года, отмечая погребение Серапиона, дала ему такую характе­
ристику: «Бе же учителенъ зело в божественном писании». Се-
рапион Владимирский был епископом. В летописи под 1274 го­
дом дважды встречается запись о том, что во Владимир из
Киева пришел митрополит Кирилл, привел с собою архиманд­
рита Киево-Печерского монастыря Серапиона и поставил его
епископом Владимирским, Суздальским и Нижегородским.
Поставление в епископы русского архимандрита Киево-Пе­
черского монастыря Серапиона, рекомендованного в этот сан
русскими епископами и великим князем, притом епископом
сразу трех центральных районов Руси, говорит о желании рус­
ского духовенства, во-первых, иметь епископов не из греков, а
из своих, русских, а во-вторых, подчинить русским епископам
как можно больше епархий. В некоторых случаях к поставле­
нию епископом русского принимало участие не только духовен­
ство. Например, в Новгороде Великом в избрании епископа
принимало участие народное вече.
В монгольский период русское духовенство не испытывало тех
тягот, которые с нашествием Батыя обрушились на все стороны
общественной и государственной жизни Руси. Оно оставалось
привилегированным сословием, потому что татаро-монгольские
ханы проявляли религиозную терпимость и не брали' дани с рус­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
136

ского духовенства. Все церковное имущество и люди, относив­


шиеся к церкви, считались неприкосновенными, за хулу на Пра­
вославную Церковь и ее иерархов предавали смертной казни. Од­
нако были случаи, когда и в этот период русские удельные
князья в своей междоусобной борьбе привлекали татаро-мон­
гольские отряды, чтобы громить и жечь княжества противника,
разорять православные церкви, уничтожать церковнослужите­
лей и причт. Но это были частные и редкие случаи.
В монгольский период митрополиты Русской Православной
Церкви, несмотря на все ужасы татаро-монгольского владыче­
ства, помогали московским князьям в деле возвышения Москвы
и собирания вокруг нее земель, укрепления Московского княже­
ства. Так, уже упоминавшийся выше Петр, избранный в 1305
году митрополитом всея Руси, сыграл немаловажную роль в ста­
новлении Московского государства. Он родился на Волыни, в
детском возрасте поступил в монастырь, где научился грамоте,
иконописи, выделился среди монахов подвижничеством. В то
время Великим было княжество Владимирское, с которым за ве­
ликокняжеский стол соперничала Москва. В 1309 году митропо­
лит Петр переехал со всем причтом из Владимира в Москву и сра­
зу попал в центр междоусобной распри. Тогда (с 1305 г.)
Великим князем Владимирским был Михаил Ярославич
(1271—1318), князь Тверской (с 1287 г.) и князь Новгородский
(с 1308 г.), который вел междоусобную войну с князем Московс­
ким Юрием Даниловичем (1281—1325). Сначала Михаил Яро­
славич ходил с ратью на Москву (1305, 1307), но неудачно.
В 1317 году князь Московский Юрий Данилович отправился в
поход на Тверь вместе с ордынским войском, но потерпел жес­
токое поражение: его брат Борис и жена Кончака (в крещении
Аграфена), сестра золотоордынского хана Узбека, попали в плен,
сам Юрий бежал и едва укрылся в Новгороде. Кончака, будучи в
плену у князя Михаила Ярославича, по неизвестной причине
скончалась, и Юрий Данилович обвинил Михаила Ярославича в
преднамеренном убийстве Кончаки и уверил в том ее брата, хана
Узбека. По приказу хана Узбека Михаил Ярославич в 1317 году
был вызван в Орду и после перенесенных им в течение целого
года тяжелых испытаний и мучений был казнен в золотоордынс­
кой ставке, находившейся тогда близ Дербента.
Сначала в этой междоусобной борьбе князей митрополит
Петр принял сторону Юрия Даниловича. В связи с этим твер­
ской епископ Андрей обвинил митрополита Петра в поддержке
князя московского Юрия Даниловича, по навету которого был
убит тверской князь. Это обвинение было рассмотрено на Собо­
Сословия.Духовенство
137

ре в Переяславле в 1317 году, и митрополит Петр был оправдан.


Но междоусобица продолжилась: князь Тверской Дмитрий Ми­
хайлович Грозные Очи, сын Михаила Ярославича, в отмщение
за гибель своего отца, в 1325 году прямо в ставке хана Узбека
убил князя московского Юрия Даниловича. За это золотоор-
дынцы по приказу хана Узбека взяли его под стражу и через год
казнили. Так митрополит Петр, защищавший князя Тверского,
опять попал в сложное положение.
Митрополит Петр, основав митрополичью кафедру в Москве,
хлопотал о сохранении привилегий и льгот духовенства и в
1313 году посетил хана Узбека, чтобы и получить от него яр­
лык, подтверждающий прежние привилегии и льготы. После
гибели князя Юрия Даниловича митрополит Петр помогал его
родному брату, Ивану Даниловичу (Калите), получить москов­
ский стол.
Вследствие стремления южнорусских князей иметь своего
митрополита, Всероссийская митрополия в 1458 году была раз­
делена на северо-восточную, или Киево-Московскую, и юго-за­
падную, или Киево-Литовскую. Хотя после этого киевские мит­
рополиты продолжали называться «Киевскими и всея Руси»,
но управляли они только юго-западной митрополией, которая с
1595 по 1620 год, то есть в течение 25 лет, отпадала в унию.
Только в 1686 году, когда был заключен московский «Вечный
мир» с Польшей, закрепивший за Россией Киев, Смоленск и
Левобережную Украину, Киево-Литовская митрополия смогла,
присоединившись к московскому патриаршеству, воссоеди­
ниться с Московской митрополией.
После разделения митрополий, в середине XV века, первым
митрополитом Московским и всея Руси с кафедрой в Москве
стал с 1461 по 1464 год митрополит Феодосий (Бывальский). Он
был из русских и был поставлен епископом московским в соот­
ветствии с желанием Великого князя Иоанна III Васильевича.
После падения Царьграда в 1453 году русская церковь осво­
бодилась от подчинения византийской церкви, и в то же время
духовенство упрочило свою независимость от русского государ­
ства даже в судопроизводстве: по всем делам церковные люди
стали подчиняться суду митрополита, исключая только тяжкие
уголовные преступления.
Так проходило постепенное формирование духовенства как
независимого привилегированного сословия, почти закрытого
от других сословий.
12 октября 1480 года стало первым Днем независимости Руси
от татаро-монгольского ига. Великий князь Иоанн III Василье­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
138

вич Великий отказал хану Большой Орды Ахмату в выплате


дани и на глазах ханских послов порвал ханскую грамоту.
К XVI веку почти полностью прекратилась еще одна зависи­
мость Русской Православной Церкви — от Константинополя.
Мало того, Русская Православная Церковь, особенно в лице
митрополита Макария, стала считать себя преемницей церкви
византийской на том основании, что она, во-первых, явилась
восприемницей и единственной хранительницей всех постула­
тов и обрядов Восточной церкви, а во-вторых, была связана с
Константинополем родственными связями русских государей
как через Владимира Мономаха, так и через греческую царевну
Софью Палеолог, ставшую женой Великого князя (царя) Иоан­
на III Васильевича, матерью Великого князя (царя) Василия III
Иоанновича, бабушкой первого русского царя Иоанна IV Васи­
льевича и прабабушкой царя Феодора Иоанновича. Эта идея
«Третьего Рима» позволила венчать на царство Иоанна IV Васи­
льевича, прозванного впоследствии Грозным.
Но появилась у Церкви другая зависимость. В Московской
Руси, а затем и в Российском централизованном государстве
усилилась великокняжеская, а затем и царская власть, которая
проявляла стремление подчинить себе духовенство. Теперь
фактически великий князь, а затем царь лишь при формальном
участии собора епископов стал назначать и митрополита, и
епископов. Этому порядку с XV в. подчинился и потерявший
свою независимость Новгород Великий.
Материально жизнь иерархов церкви по-прежнему стояла на
очень высоком уровне. Хотя князья перестали платить десяти­
ну со своих доходов, иерархи получали большие доходы с духо­
венства и со своих вотчин; жили они подобно удельным князь­
ям: двор митрополита, воспринявший иерархию чинов
Государева двора, почти ничем не отличался от двора велико­
княжеского.
Однако, подчиняясь государственной власти монарха, иерар­
хи свою внутреннюю независимость теряли все больше и боль­
ше. Московские государи, назначая митрополитов, не только
стали диктовать им свою волю, но и распоряжаться их судьбой.
Так, Иоанн III, невзлюбив митрополита Геронтия (1473—1489)
за его несговорчивость, едва не отказал ему в московской кафед­
ре. Василий III в 1521 году низложил, а затем и заточил митро­
полита Варлаама, а Иоанн IV Грозный, сменив нескольких
митрополитов, не угодивших ему, в 1568 году приказал митро­
полита Филиппа Святого (Колычева) после тяжелых пыток и
мучений лишить жизни.
Сословия. Духовенство
139

Такой нажим со стороны царей заставлял иерархов нарушать


в угоду им церковные законы. Например, Иоанну Грозному раз­
решили совершить четвертый брак, а когда он женился в 6-й
раз, иерархи не стали протестовать, боясь его гнева и мести.
В те времена не только высшее, но и черное, монашествую­
щее духовенство почувствовало начало больших притеснений.
И не без оснований: на Соборе 1503 года Василий III высказал
мысль о том, что владыкам и монастырям неприлично иметь
такие обширные вотчины, то есть намекнул на возможность се­
куляризации (передачи монастырских земель светской власти).
Пришедший ему на смену царь Иван IV Васильевич Грозный
тоже ставил этот вопрос. Хотя секуляризация в тот период не
была возможна, но в других направлениях утеснения осуществ­
лялись в полной мере. Например, в XV—XVI веках в епархи­
альном управлении усилилось светское чиновничество, которое
допускало всякие злоупотребления, что тяжело сказывалось на
подчиненных им духовных лицах.
Чтобы как-то уменьшить власть светских чиновников, Сто­
главый собор Русской Православной Церкви, состоявшийся в
1551 году, постановил, чтобы высшие чиновники (думные боя­
ре, окольничие, думные дворяне, думные дьяки) назначались с
согласия царя, а надзор за духовенством и сборы с духовенства
были бы переложены с архиерейских десятильников на попов­
ских старост. Может, это и облегчило бы положение духовен­
ства, только постановления Стоглавого собора на практике не
применялись вплоть до середины XVII века.
Как это ни странно звучит, но в Российском централизован­
ном государстве белое духовенство оказалось в худшем положе­
нии, чем в монгольский период: источники доходов остались
прежними, но возросла численность духовенства, а потому
обеспечение каждого причта стало совсем скромным, а налоги и
поборы увеличились во много раз.
Белое духовенство, освобожденное светской властью от нало­
гов, должно было платить архиерейское тягло, которое к тому
времени достигло значительных размеров. Каждая приходская
церковь платила в архиерейскую казну особую дань, исчисляе­
мую по числу дворов в приходе (как крестьянское тягло), затем
пошлину для поездок архиерея по епархии, на дары ему и его
свите, а также должно было содержать архиерейских чиновни­
ков и нести натуральные повинности в пользу архиерейского
двора, то есть снабжать архиерейский двор продовольствием.
Церковные служители, священники за все должны были
платить: и за принятие на церковную должность, и за право
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
140

служить в церкви овдовевшему священнику, а также оплачи­


вать мелкие сборы.
К последней четверти XVI века завершился процесс объеди­
нения земель вокруг Москвы, образовалось Российское центра­
лизованное государство, с увеличением земель увеличилось и
количество митрополичьих округов, а следовательно, и митро­
политов. В условиях этой исторической обстановки возникла
необходимость во Всероссийском Пастыре, объединяющем дея­
тельность митрополичьих округов и всей православной паствы,
в руководителе Русской Православной Церкви, во всеобщем
Наставнике, определяющем основные направления деятельнос­
ти Церкви и ее иерархов, в первом государевом советнике, дру­
гими словами, в учреждении Патриаршества.
Это исторически предопределенное событие произошло в 1589
году стараниями царя Феодора Иоанновича и царицы Ирины,
участвовавшей в переписке с восточными патриархами.
За несколько лет до этого события царь Феодор Иоаннович
начал реальное устроение патриаршества Русской Православ­
ной Церкви. Он пригласил в Москву восточного патриарха Ан­
тиохийского Иоакима и провел с ним переговоры об учрежде­
нии Московского Патриаршего престола. У Иоакима не было
возражений, так как установление Всероссийского патриарше­
ства было обусловлено возросшим авторитетом Русской Право­
славной Церкви на фоне укрепления и признания миром Рос­
сийского централизованного государства. После падения
Византии богатая Русская Церковь стала оплотом Вселенского
православия, и восточные патриархи стали приезжать в Россию
за вспомоществованием, то есть за милостынею.
В конце 1588 года в Москву за милостынею прибыл Вселен­
ский Патриарх Константинопольский Иеремия II. 23 января
1589 года в Москве Собор русских епископов и русского духо­
венства, председателем которого был сам царь Феодор Иоанно­
вич, избрал Патриархом на Всероссийскую кафедру митропо­
лита Московского Иова.
26 января 1589 года в присутствии царя, иерархов церкви и
при большом стечении народа было проведено поставление (ин­
тронизация) избранного Патриарха Московского и Всея Руси
Иова, а следовательно, учреждение Патриаршества в России.
Литургию совершил Вселенский Патриарх Константинополь­
ский Иеремия II в присутствии царя Феодора Иоанновича,
иерархов церкви и духовенства, при народе.
После литургии Иеремия II торжественно вручил новопос-
тавленному Патриарху Иову посох, а царь Феодор Иоаннович
Сословия. Духовенство
141

возложил на него знаки патриаршего сана — панагию и драго­


ценный клобук.
В мае этого же года Константинопольский патриарх Иеремия
II оставил в Москве документ — подписанную им и сопровож­
давшими его духовными лицами «Уложенную грамоту», кото­
рая подтверждала факт учреждения Патриаршества в России.
В ней говорилось, что Патриарх поставляется в Москве от своих
(российских) митрополитов, архиепископов и епископов по из­
бранию Собора. Константинопольские Соборы 1590 и 1593 го­
дов, на которых присутствовали все восточные Патриархи, в
своих постановлениях узаконили факт учреждения Патриар­
шества в России и за Патриархом Московским и Всея Руси зак­
репили пятое место после Патриархов Константинопольского,
Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. С этого
времени Русская Православная Церковь стала канонически не­
зависимой от Константинопольского Патриархата и заняла
полноправное место среди других Поместных Церквей Вселен­
ской Православной Церкви.
За установление патриаршества Русской Православной Цер­
кви царь Феодор Иоаннович получил прозвание «Блаженный»,
а царица Ирина — дар от Патриарха Константинопольского —
царский золотой венец с каменьями и жемчугами и часть мо­
щей святой Марии Магдалины.
Формально Русская Православная Церковь получила пол­
ную самостоятельность, стала более значимой, хотя по суще­
ству власть патриарха была такой же, как и власть митропо­
лита.
И все же в первой половине XVII века патриарший престиж
достиг наивысшей степени. При Патриархе Филарете (1619—
1633), отце первого царя из дома Романовых — Михаила Фео-
доровича, — Российским государством управляли два «вели­
ких государя»: сын и отец. Азатем при Патриархе Никоне
(1652—1666), близком друге царя Алексия Михаиловича, пат­
риарх стоял рядом с царем как второе лицо в государстве; он
являлся постоянным участником царской думы и земских собо­
ров. В отсутствие царя, воевавшего с Литвой, Никон фактичес­
ки возглавлял государство; он подписывал все грамоты, рассы­
лал указы, используя свой, никем не утвержденный титул:
«Указал царь великий князь всея Руси Алексий Михаилович и
мы, великий государь и патриарх всея Руси», что и явилось од­
ной из причин падения Патриарха Никона.
Но и патриаршество не спасало духовенство от стремления
государственной власти ограничить его привилегии.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
142

В середине XVII века Соборным Уложением 1649 года, создан­


ным при непосредственном участии царя Алексия Михаиловича,
был учрежден особый Монастырский приказ. Он был создан в ин­
тересах средних и низших слоев служилых людей и верхушки
торгово-посадского люда, наиболее активно боровшихся с духо­
венством за землю и крестьян. Монастырский приказ свидетель­
ствовал о стремлении светской власти сузить размеры примене­
ния церковного суда. Монастырскому приказу стало подсудно
черное и белое духовенство, зависимые от них люди и крестьяне,
исключая только Патриарха и патриарших людей и крестьян.
Церковь, таким образом, была лишена административной само­
стоятельности. Кроме того, согласно Уложению 1649 года, патри­
аршие и монастырские слободы возле городов, не несшие повинно­
сти, но владевшие промыслами, подверглись секуляризации,
были отписаны государству. Запрещалось также увеличение цер­
ковных вотчин, так как, по свидетельству иностранцев, русское
духовенство владело в этот период третьей частью всей земли Рос­
сийского государства, что очень беспокоило светскую власть.
Борясь за сохранение духовенством своих прав и льгот, мит­
рополит Новгородский Никон, будущий Патриарх всея Руси,
пользуясь расположением к нему царя Алексия Михаиловича,
в 1649 году выпросил у него «несудимую грамоту», освобождав­
шую его и его епархию от подсудности Монастырскому приказу
и светским судьям. Позже такие грамоты, по его предстатель-
ству, были даны Иверскому монастырю (1654), полоцкому Бо­
гоявленскому монастырю (1658), московскому Новодевичьему
(1662).
Заняв в 1652 году Патриарший Престол, Никон продолжал
бороться за независимость церкви от государства, за главенство
Церкви над государственной властью и издал в противовес Уло­
жению «Кормчую», хлопотал о «несудимой грамоте» для дру­
гих монастырей.
Разрыв Никона с царем и затем уход Патриарха в монастырь
привели к созывам церковных соборов. Собор вселенских пат­
риархов 1667 года низложил и осудил Никона, но, ссылаясь на
правила апостолов и отцов церкви, отменил подсудность духо­
венства светскому суду не только по гражданским, но и по уго­
ловным делам, то есть согласился с требованиями Никона.
Царь Алексий Михаилович утвердил это решение 17 июля
1667 года. За Монастырским приказом осталось только управ­
ление церковными вотчинами.
Но под давлением духовенства, особенно патриарха Иоаки­
ма, в 1677 году, уже при царе Феодоре Алексиеви Монастыр­
Сословия.Духовенство
143

ский приказ был упразднен и управление вотчинами осталось


за духовенством.
Во второй половине XVII века материальное положение бело­
го духовенства было по-прежнему скудным, а монашествующее
духовенство стало все более обращать на себя внимание своим
поведением, близким к безнравственному. Собор 1681 года по­
велел закрывать небольшие скиты и сводить монахов в большие
общежительные монастыри. Была усилена строгость испыта­
ния при приеме в монахи, ограничено число монахов в монас­
тыре, приняты меры против монашеского бродяжничества,
против вдовствующих священников, ведших безнравственную
жизнь, против священников, не имевших прихода в связи с их
переизбытком в данной местности, а потому зарабатывающих
себе на хлеб на перекрестках дорог. Эти «крестцовые священни­
ки» предлагали за деньги кого угодно с кем угодно обвенчать,
отпустить любые грехи и совершить любые требы. Но все при­
нятые меры оставались напрасными: соборные постановления
почти не исполнялись.
Реформаторскую деятельность Петра I высшее духовенство
встретило с недоверием, поэтому царь постарался иерархов все­
цело подчинить светской власти. После смерти патриарха Ад­
риана в 1700 году известный прибыльщик (изыскатель прибы­
ли для казны) Петра I — А.А. Курбатов дал царю два «мудрых»
совета: во-первых, до «времени обождать» с избранием нового
патриарха, а во-вторых, учредить «расправный приказ особли­
вый для сбора податей в казну, чтобы они не погибли в прихо­
тях владетелей» и назначить главой этого приказа боярина
И.А. Мусина-Пушкина. Петр внял обоим советам. Он отменил
избрание патриарха и назначил митрополита рязанского Стефа­
на Яворского Местоблюстителем Патриаршего Престола. А так­
же возобновил деятельность Монастырского приказа, назначив
его руководителем И.А. Мусина-Пушкина.
В 1721 году Петр отменил патриаршество, заменив его Сино­
дом на том основании, что патриарх — это единоличное правле­
ние («один ум — хорошо»), а Синод — коллегиальное («два ума
и более — лучше»).
Церковные вотчины были подчинены контролю государства,
так как Монастырский приказ взял на учет все владения монас­
тырей и духовных владык и поделил их на две категории: до­
ходы с вотчин одних монастырей («определенных») шли на
удовлетворение нужд монастыря из расчета на каждого мона­
шествующего, независимо от его сана, по 10 рублей и по 10 чет­
вертей хлеба в год; доходы с вотчин других («заопределейных»)
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
144

находились в ведении чиновников Монастырского приказа и


перечислялись в государственную казну. Другими словами,
была произведена частичная секуляризация монастырских зе­
мель.
Таким образом, доходы духовенства были ограничены назна­
чением кафедрам и монастырям определенной части, осталь­
ные же части доходов шли на государственные и общественные
нужды.
При монастырях стали строить богадельни, приюты и боль­
ницы, куда по указу царя стали направлять на монастырское
содержание инвалидов, солдатских вдов, сирот и больных.
Льготы на землевладение были отменены, число монашествую­
щих священников ограничено. Были установлены правила по­
стрижения в монахи, затрудняющие принятие монашества, ог­
раничен переход из одного монастыря в другой.
Петр не любил монахов, считая их «тунеядцами», потому что
они ведут «праздную жизнь» и заботятся только о себе, а что ка­
сается до молитв, то «не одни они, все молятся». До постриже­
ния они были «троеданниками: то есть дому своему, государ­
ству и помещику». А теперь только монастырю, то есть себе.
В 1722 году, уже в Российской империи, были введены при­
ходские штаты: на 100—150 дворов полагался один священник
и два причетника. На духовное звание имел право только тот
священник, который находился на службе в церкви, а осталь­
ные записывались в подушный оклад. Позднее детей духовен­
ства, не служащих в церкви, стали брать на военную службу,
определять по торговым делам.
При Петре I многие церкви были лишены царской руги, но
разные оброчные статьи взяты на государство. Предпочтение
при выборе священника стали отдавать тем, кто получил обра­
зование в школах при архиерейских домах, где должны были
обучаться все дети, а не только из духовных. Влияние государ­
ства на церковь стало настолько серьезным, что власти стали
предписывать священнику, чтобы он во время исповеди выве­
дывал разные сведения у прихожан и самые важные доносил
начальству. С учреждением должности обер-прокурора при
Святейшем Синоде церковное управление еще больше подчини­
лось государственной власти.
В царствование Елизаветы Петровны прежние архиерейские
приказы с 1744 года заменились духовными консисториями,
которые вплоть до издания консисторского устава в царствова­
ние Николая I в 1841 году, то есть в течение 100 лет, не имели
большой самостоятельности.
Сословия. Духовенство
145

Существовавшие ранее выборы священников приходом,


приводившие порой к крайне нежелательным последстви­
ям, были заменены назначением их епархиальным началь­
ством.
В XVIII веке закрепляется замкнутость духовенства как со­
словия: дворяне, получившие право свободной службы, не счи­
тали престижным идти в духовенство, посадские люди, боль­
шей частью занятые торговлей, тоже, а крестьяне не могли, так
как для получения духовного сана нужно было специальное об­
разование, а в духовные школы принимались преимущественно
дети духовенства.
Надо сказать, что в XVIII веке духовенство окончательно
сформировалось как сословие привилегированное. Так, уже
при Петре I духовенство было освобождено от подушной подати
и рекрутчины, а затем и от других повинностей. Значительно
улучшилось материальное положение белого духовенства после
введения царем приходских штатов и окладов.
При Екатерине II, с 1767 года, было запрещено подвергать
священников телесным наказаниям, а с 1771-го — и дьяконов.
Павел I разрешил духовенству получать ордена и знаки отли­
чия, что было весьма важным, так как давало духовенству пра­
во на потомственное дворянство. Он ввел также постоянные ок­
лады для приходского духовенства.
Александр I стремился улучшить социальное положение бе­
лого духовенства и повысить его образовательный уровень.
В 1801 году по его указу монашествующие священнослужители
были освобождены от телесных наказаний по суду, а в 1808
году этот закон распространился и на членов семей белого духо­
венства. Указами 1805 и 1810 годов духовенству было разреше­
но приобретать в собственность ненаселенные земли. В 1823
году император Александр I вдвое увеличил постоянные окла­
ды для приходского духовенства, введенные Павлом I, создал
пенсионный фонд и учредил постоянные попечительства для
духовных лиц, вышедших на пенсию. Приходское духовенство
и монастыри были освобождены от поземельного налога, в 1821
году — от воинского постоя и большинства натуральных и де­
нежных повинностей.
Николай I бедным церковным принтам положил казенное
жалование, что определило для священников более независи­
мое от паствы положение.
При Александре III были увеличены годовые государствен­
ные расходы на казенное жалование белому духовенству, кото­
рые в целом стали составлять 6 млн. рублей.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
146

В 1866 году вышли временные правила о пенсиях духовен­


ству, и действовали они до 1903 года, когда был издан пенсион­
ный устав.
Но все же основная забота об обеспечении причта, как и
прежде, продолжала возлагаться на приходские попечитель­
ства и братства.
Еще при Екатерине II был поднят вопрос о сословном положе­
нии духовенства, когда митрополит Гавриил потребовал урав­
нения духовенства с дворянством, но вопрос не был решен, и ду­
ховенство осталось хоть и привилегированным, но вторым
сословием после дворянства.
После установления штатов и окладов, уже в середине XIX
века, возник вопрос о том, кого причислять к духовенству.
Прежде церковнослужителей (дьячков, причетников и др.) не
считали относящимися к духовенству. И только к началу XX
века было определено Законом о состояниях, что к белому духо­
венству относятся протопресвитеры, протоиереи, иереи (свя­
щенники), диаконы, а также причетники в звании псаломщика
(дьячки).
Черным духовенством были признаны епископы, архиманд­
риты, игумены, иеромонахи, иеродиаконы, монахи, указные
послушники.
Белое духовенство разделялось теперь на епархиальное, куда
входили принты кафедральных соборов, приходские и домо­
вые, а также на военное и морское, управление которыми осу­
ществлялось «протопресвитерами военного и морского духо­
венства», уполномоченными также назначать духовенство на
должности в этих принтах.
Духовенство, служившее при Высочайшем императорском
дворе и Малых дворах, имело своей главой тоже отдельного
протопресвитера. Принты заграничных церквей были подве­
домственны Санкт-Петербургскому епархиальному начальству
и Синоду.
Членам причта были запрещены торговля и промыслы, пляс­
ки, карты, участие в мирских делах, посещение народных зре­
лищ.
Сан священнослужителя не могли носить лица, предающиеся
пьянству и совершившие преступления. Вдовые священники мог-
.ли иметь при себе в доме только самых близких родственниц или
женщин преклонного возраста и безукоризненного поведения.
Духовным лицам запрещалось стричь волосы и бороду, они
должны были носить одежду установленного образца (рясу и
подрясник). Кандидат в священнослужители мог вступить в
Сословия. Духовенство
147

брак с девицей доброго поведения перед посвящением в сан; без­


брачный мог получить сан в возрасте не менее 40 лет.
Лица духовного звания не могли лично брать обязательства
или ручаться за кого-либо в судебных делах, не могли быть част­
ными поверенными и ходатаями, им были запрещены виноку­
рение и продажа вина.
Священник был непременным членом церковноприходского
попечительства и имел право основывать благотворительные
учреждения: богадельни, школы, братства, попечительства.
Духовенство вело акты гражданского состояния православ­
ного населения Российской империи, которые осуществлялись
при церквах.
На основании действовавших Законов Российской империи
духовенство было официально признано привилегированным
сословием России.
В знак отличия сана священники имели право носить сереб­
ряный наперсный крест установленного образца. За ревност­
ную службу они получали духовные отличия: набедренник,
скуфью, камилавку, наперсный крест от Священного Синода и
из кабинета Его Величества, палицу, митру, ордена (за исклю­
чением ордена Святого Станислава, которым награждались
лица, в том числе и католического вероисповедания), и медали
(для причетников).
В 1902 году Николай II утвердил устав о пенсиях и пособиях
священнослужителям и псаломщикам. Вдовы священнослужи­
телей имели право на личное дворянство, их дети — на право
потомственного почетного гражданина, вдовы и дети псалом­
щиков — на право личного почетного гражданина.
Надо отметить, что белое духовенство в эти годы отличалось
уже высокой образованностью и хорошей материальной обеспе­
ченностью. Материальное состояние белого духовенства к нача­
лу XX века складывалось из утвержденного Александром III в
1892 году приличного казенного жалованья, из освобожденных
от налогов земельных наделов (от 33 до 99 десятин) и доброхот­
ных даяний прихожан отчасти деньгами, отчасти продуктами
питания (в селах). Подсудно было духовенство или архиерею,
или консистории, то есть церковному суду, кроме уголовных
дел, которые передавались прокурору окружного суда.
В конце XIX — начале XX века духовенство, помимо обыч­
ных дел, занималось миссионерской деятельностью: открывало
кафедры, церкви, монастыри и духовные миссии в Туркестане,
в бывших русских владениях в Америке, Нью-Йорке, Персии,
Грузии, Корее, Японии и других местах. На пожертвования Ни­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
148

колая II в городах Европы было открыто 17 новых храмов.


В православные церкви Турции, Египта, Сирии, Ливии, Абис­
синии, Палестины, Константинополя, Иерусалима от импера­
тора Николая II посылались денежные субсидии и щедрые дары
церковной одежды и утвари.
С 1894 по 1912 год, в царствование Николая II, только в Рос­
сии было открыто 211 новых мужских и женских монастырей,
7545 новых церквей, не считая часовен и молитвенных домов.
В 1905 году на заседании Священного Синода было решено вос­
становить Патриаршество на Руси, созвав Всероссийский Церков­
ный Собор для избрания Патриарха. Но уже начались беспорядки,
участились террористические акты. 20 декабря 1908 года был зло­
дейски убит архиепископ Никон, экзарх Грузии. Это положило
начало преследованиям и казням духовенства.
В предреволюционный период Русская Церковь много вни­
мания уделяла образованию и культуре. К 1912 году в церков­
ноприходских школах обучалось почти 2 млн. детей. Были
пересмотрены уставы духовных академий и семинарий, органи­
зованы совещания преподавателей Закона Божьего.
После того как Священный Синод опубликовал послание по
поводу происходящих в России «смут и нестроений», в духов­
ных семинариях было введено преподавание обличения социа­
лизма. Но все эти меры были приняты слишком поздно.
28 октября 1917 года на Архиерейском Соборе Русской Пра­
вославной Церкви было принято решение о восстановлении
патриаршества, и 5 ноября 1917 года митрополит Тихон (в миру
Василий Иоаннович Белавин) был избран Патриархом Москов­
ским и Всея Руси.
Но уже наступило время тяжких испытаний для духовен­
ства — Октябрьская революция, а затем пришедшие к власти
большевики-безбожники начали уничтожение основ государ­
ственной жизни Российской империи и всех сословий, в том
числе и духовенства, объявив отлучение Церкви от государства.
10 ноября 1917 года вышел декрет Совета Народных Комисса­
ров «Об уничтожении сословий и гражданских чинов».
Исполнителями этого декрета слово «уничтожение» было по­
нято буквально, и они немедленно приступили к делу. В том же
году принял мученическую смерть протоиерей Иоанн. В следу­
ющем, 1918 году мученически окончили свою жизнь митропо­
лит Киевский и Галицкий Владимир, священники Петр (Ски­
петров) и Михаил (Лисицын), архиепископ Пермский
Андроник и архиепископ Черниговский Василий и «иже с ними
пострадавшие»; епископ Тобольский Ермоген и «иже с ним по­
Сословия. Духовенство
149

страдавшие»; священник Григорий (Никольский); преподобная


великая княгиня Елисавета Феодоровна, инокиня Варвара. Это
были не просто расстрелы. Они сопровождались издеватель­
ством и надругательством. Так, в Киеве 25 января 1918 года в
покои митрополита Киевского и Галицкого Владимира ворва­
лись 4—5 человек революционеров, набросились на старца, сор­
вали с него панагию и нательный крест и, нанося ему побои,
вытащили из покоев на улицу. У пригорка, между Лаврою и
Николаевским военным собором, сняв с него верхнюю одежду и
оставив владыку в одном белье, стали наносить ему удары шты­
ками, а затем, расстреляв, бросили труп на дороге.
В апреле 1918 года, в третий пасхальный день, в день праздно­
вания Иверской иконы Божьей матери, была арестована великая
княгиня Елисавета Феодоровна, основательница и настоятель­
ница московской Марфо-Мариинской обители с больницей и об­
щиной сестер милосердия. С ней добровольно отправились две
крестовые сестры — Варвара Яковлева и Екатерина Янышева.
До конца с ней осталась Варвара Яковлева, давшая подписку че­
кистам о том, что она добровольно решила разделить с великой
княгиней ее участь.
Ночью 18 (5) июля 1918 года великая княгиня Елисавета Фео­
доровна вместе с Варварой Яковлевой, великим князем Сергеем
Михайловичем, тремя сыновьями великого князя Константина
Константиновича (Иоанном, Константином и Игорем), князем
Владимиром Палеем и секретарем Федором Михайловичем Ре­
мезом были заживо сброшены в шахту старого рудника на окраи­
не г. Алапаевска. Затем в шахту чекисты бросили гранату. Мест­
ный крестьянин, свидетель этого страшного убийства,
рассказал, что из шахты долго еще слышалось пение Херувимс­
кой песни. А когда по приказу Колчака стали извлекать тела по­
гибших, оказалось, что великая княгиня упала не на дно шахты,
а на выступ, где оказалась вместе с великим князем Иоанном
Константиновичем. Видимо, осколком гранаты он был ранен в
голову, и она подручным материалом, возможно, материей свое­
го платья, перевязала ему голову. Смерть их была мученической.
В 1922 году были убиты митрополит Петроградский и Гдовский
Вениамин, архимандрит Сергий, священники Юрий и Иоанн, а
также много и других священно- и церковнослужителей.
В 1925 году после унизительного заточения умер Патриарх
Московский и всея Руси Тихон; в 1937 году погибли: Местоблю­
ститель Патриаршего Престола митрополит Петр, митрополит
Серафим, архиепископ Фаддей, протопресвитер Александр и
многие другие.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
150

В довоенный советский период тысячи священно- и церков­


нослужителей были расстреляны, сосланы. Церкви были раз­
громлены, многие снесены. Был взорван Храм Христа Спасителя
в Москве, многие храмы в других городах были или взорваны,
или использованы под склады, вне зависимости от того, какую
ценность как памятники культуры они представляли.
Церковная утварь, которая в основном являла собой ювелир­
ные произведения искусства, частью пошла в переплавку как
драгоценный металл, частью была разворована, частью, благода­
ря заступничеству интеллигенции и ученых, была передана в му­
зеи. Внутреннее убранство церквей варварски уничтожалось.
Но когда началась Отечественная война 1941 —1945 годов и
советские войска вынуждены были отступить в глубь Европей­
ской территории СССР, когда возникла угроза вступления в вой­
ну Японии, И.В. Сталин решил обратиться за помощью к Зару­
бежной Православной Церкви. Он знал, что за рубежом во
многих странах есть русские православные церкви, которые
были открыты в результате миссионерской деятельности россий­
ских митрополитов при содействии Николая II и великих князей
императорской фамилии. Но это обращение могло состояться
только от имени Патриарха. И в 1943 году по инициативе Стали­
на было возобновлено Патриаршество и Патриархом был избран
митрополит Сергий, в миру Иоанн Николаевич Страгородский
(1943—1944), а после его кончины— патриарх Алексий I
(1945—1970). Тогда были открыты духовные академия и семи­
нарии, возобновлена жизнь в Троице-Сергиевой лавре и в Ново­
девичьем монастыре; стали открывать уцелевшие церкви и воз­
вращать из ссылки чудом уцелевших священнослужителей.
Опираясь на зарубежные церкви, на отечественных верую­
щих, русское православное духовенство сумело оказать своему
народу существенную помощь в победе над фашистской Герма­
нией. Однако об этом вкладе православного духовенства в дело
победы над фашизмом советские СМИ никогда не упоминали.
Но и в послевоенный советский период продолжался разгром
церквей, не пощадили даже Кремль. По указаниям Н.С. Хру­
щева в Кремле разрушили церкви, монастыри и здания, имев­
шие большую историческую ценность, а на их месте построили
здание Кремлевского дворца съездов, испортившего архитек­
турный ансамбль Московского Кремля. Как показали годы,
особой необходимости в этом «стиляге среди бояр» не было: зда­
ние ныне используется в основном как музыкальный театр.
В советский период борьбы с Русской Православной Церко­
вью на долгие годы была зачеркнута значительная роль духо­
Сословия. Духовенство
151

венства не только в становлении Церкви и ее внутренней жиз­


ни, но и в становлении самого Российского государства.
В чем же состояла роль духовенства Русской Православной
Церкви в истории становления и развития Российского госу­
дарства?
А.С. Пушкин в очерке «О Екатерине II» написал: «Мы обяза­
ны монахам нашей историею, следственно и просвещением».
Понятно, что «монахами» Пушкин называет духовенство.
С первых же дней прихода на Русь духовенство, распростра­
няя христианство, стало оказывать влияние на общественную и
нравственную жизнь Киевской Руси, в которой господствовали
варварские устои и обычаи. Князья вместе со своей дружиной,
завладев землями и подчинив себе людей, живущих на этих зем­
лях, были озабочены собиранием дани и увеличением своей до­
бычи, ничуть не заботясь о своих данниках. Расправа с непокор­
ными велась без суда, по желанию князя. Такой же подход к
жизни людей существовал и в первые, дохристианские годы пос­
ле основания Древнерусского государства. В желании захватить
власть князья вели междоусобные войны даже со своими едино­
кровными братьями и в этой борьбе не гнушались использовать
обман, коварство, заточение, ослепление, убийство. Христиан­
ство принесло идею «закона и благодати», то есть основание об­
щественной жизни на законе, данном Моисеем, и, главное, — на
благодати — нравственной основе жизни каждого христианина,
соответствовавшей Новому завету, учению Христа. Митрополит
Леонтий (Лев) (991 —1108) и епископы отстаивали необходи­
мость соблюдения законов и, ссылаясь на послание апостола
Павла к римлянам, благословили Великого князя Киевского
Владимира I Святославича казнить преступников, какими бы
они ни были, не иначе как по закону, по суду.
В Древнерусском государстве митрополит и епископы стояли
рядом с великим князем и были его главными советниками.
«Русская правда» Ярослава Мудрого и судебники великих кня­
зей устанавливали законы во многом под влиянием христиан­
ской морали. А великие подвижники Земли Русской, ее свя­
тые, несли миру примеры жизни по благодати. Писатели
Древней Руси в своих Словах и Поучениях вели рассуждения о
законе и благодати, о терпении и любви, ставя своей целью про­
светить народ Руси, отвратить его от варварства. Известны уже
упоминавшиеся «Слово о Законе и Благодати» митрополита
Киевского Илариона (1051), который характеризовался как
«мужъ благъ, книженъ и постникъ»; «Слово о терпении, и о
любви, и о посте», «Поучение о терпении и милостыне» Феодо­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
152

сия Печерского, замечательного писателя, игумена Киево-Пе­


черского монастыря, и других писателей-монахов.
Духовенство было активным участником защиты Русского
государства во все века, начиная с освобождения Руси от тата­
ро-монголов на поле Куликовом, когда Сергий Радонежский
благословил Дмитрия Донского на подвиг и послал ему на по­
мощь богатырей-монахов Пересвета и Ослябю, и заканчивая Ве­
ликой Отчественной войной, когда победу ковало и духовенство
под руководством своих Патриархов Сергия и Алексия I.
На протяжении всей истории России духовенство помогало в
ратных делах духовной поддержкой воинов, отправлявшихся
на битву, помощью раненым и воинам, оставшимся калеками, в
некоторых случаях духовные лица и сами участвовали в боях.
Например, митрополит Кирилл в Смутное время вместе с Дмит­
рием Пожарским собирал и вел на врага войска ополчения.
Помогало духовенство государству и вспомоществованием.
Так, по свидетельству святителя Филарета, во время Отече­
ственной войны 1812 года из церковного хозяйства «дано было
пособие к составлению ополчения 1 млн. 500 тыс. рублей... По­
добные пожертвования были и по случаю Крымской войны».
Причастно духовенство и к делу объединения земель вокруг
Москвы, а следовательно, и к созданию Российского государства.
Напомним, что митрополит Петр, приехавший со всем своим
клиром в Москву, посоветовал Великому князю Московскому
Ивану Калите построить в Московском Кремле храм Пресвятой
Богородицы и митрополичье подворье. Святой Петр умер, не
дождавшись освящения храма, но был в нем похоронен, его гроб­
ница прослыла святыней Православной Церкви, что заставило
митрополита Феогноста поселиться на московском митрополичь­
ем подворье. Народ шел на поклонение святым мощам Петра.
Так Москва стала церковным центром всея Руси, объединившим
вокруг Москвы всех православных верующих, а с тем и удельные
княжества, которые пошли под руку Москвы, и православный
народ которых уже не противился этому.
В условиях раздробленности русского государства именно ду­
ховенство связало народы единством веры как «единокровных
чад Отца Небесного» и способствовало объединению удельных
князей под начало Великого князя Московского в монгольский
период, что дало возможность освободиться от монгольского ига.
Соединила Православная Церковь и славянские народы, так
как церковнославянский язык через использование его в цер­
ковных службах и обрядах стал общим, единым языком для
всех славянских народов.
Сословия.Духовенство
153

Православная Церковь принесла на Русь из Византии идею


верховной власти — Великого князя и Царя как Богом постав­
ленных Владык и тем самым утвердила идею государственнос­
ти. В лице своих митрополитов Русская Церковь способствова­
ла возвышению Российского государства, признанию его
Третьим Римом. Митрополит Макарий, святой, впервые ввел
чин царского коронования и провел церемонию коронования
Иоанна IV Васильевича царем, повысив тем самым престиж
Российского государства.
Во все века своего существования — в Древней Руси, Москов­
ском государстве и в Российской империи — Русская Право­
славная Церковь всегда тесно взаимодействовала с государ­
ством. Она помогала государству, а государство принимало ее
благословение, освящение, ее советы и благодать, помогало в
строительстве храмов, в учреждении духовных школ и училищ.
Иерархи Церкви участвовали в важнейших государственных
акциях.
Митрополит Московский Филарет в 1850—1860-е годы играл
выдающуюся роль в государственной жизни России. Профессор
Казанской академии, доктор церковной истории П.В. Знамен­
ский писал об этой его значимости: «К нему, как к последней
инстанции, для решения всяких недоумений обращались с воп­
росами и Св. Синод, и разные государственные ведомства, и
сама верховная власть. В тревожное время разнообразных ре­
форм 1860-х годов осторожная и осмотрительная консерватив­
ность московского святителя спасала русскую жизнь от многих
лишних увлечений преобразовательного движения и оказала
услуги, которые еще трудно пока и оценивать».
Именно владыке Филарету Александр II поручил участие в
составлении манифеста об освобождении крестьян от крепост­
ной зависимости.
Церковь не была отделена от государства, а, напротив, моли­
лась за государей российских, помогала им, учила их и совето­
вала, благословляла на деятельность во имя народа и государ­
ства и осуждала вредные дела. А ее духовенство бесстрашно
принимало мучения во имя истины, во имя благодати.
Митрополиты смело выступали против неправедных деяний
государей. Так, митрополит Филипп (Колычев), причисленный
к лику святых (1566—1568), зная, что последует за этим, обли­
чил царя Иоанна Грозного за его страшные расправы с поддан­
ными и был замучен в тюрьме. Священник Сильвестр указывал
Иоанну Грозному на его грехи и их тяжелые последствия, давал
советы, и пока царь слушал его и был в контакте с Избранной
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
154

радой, государственные дела шли хорошо, но желание царя


быть абсолютным монархом привело к уничтожению всех чле­
нов Избранной рады, ужасным казням, ненависти к Сильвест­
ру, к заточению его в монастырь и последующей его гибели.
Принимали мучения за Веру и Отечество и Патриархи.
Патриарх Московский и всея Руси Иов, избранный на Патри­
арший Престол в 1589 году, после смерти царя Феодора Иоан­
новича, когда началось Смутное время, первым возглавил про­
тивостояние польско-литовскому нашествию. Он разослал по
всем городам и весям грамоты с призывом защищать Веру и
Отечество, а в январе 1605 года предал анафеме Лжедмитрия I и
всех перешедших на его сторону изменников и разрушителей
государственного порядка и строения Церкви.
13 апреля 1605 года скоропостижно скончался царь Борис
Годунов. В Москве вспыхнул бунт, и 6 июня 1605 года поляки с
Лжедмитрием I во главе беспрепятственно вошли в Москву и за­
няли Кремль. Патриарх Иов твердо отверг предложение при­
сягнуть «сыну Иоанна Грозного» — Гришке Отрепьеву, и тогда
сторонники Лжедмитрия I (а среди них были и представители
духовенства) по приказу Лжедмитрия созвали православный
Собор, вернее, — пародию на него, низложили Патриарха Иова,
а вместо него незаконно избрали ставленника Самозванца —
Игнатия, который по новому, якобы «православному», чину со­
вершил бракосочетание католика Лжедмитрия с католичкой
Мариной Мнишек, а также венчание на царство Самозванца
под именем Дмитрия Иоанновича и объявление Марины Мни­
шек русской царицей.
В июне того же года примкнувшие к Самозванцу бунтовщики
разнесли Патриарший двор, ворвались в Успенский собор, где
возносил молитву святитель Иов, набросились на Патриарха,
сорвали с него облачение, начали его избивать и с бесчестьем,
всячески его понося, приволокли на Лобное место, где предали
его поруганию. Измученный, избитый, униженный, Патриарх
Иов в простой черной рясе был сослан в Старицкий монастырь,
где он в давние годы, еще будучи иноком, начинал служение
Богу. В течение двух лет до самой своей кончины Святитель
проводил там время в молитвах. Перенесший тяжелый стресс,
потрясенный незаслуженным унижением, он сильно ослабел,
утратил зрение, да и годы брали свое.
17 мая 1606 года по приказу боярина-князя Василия Шуйского
был убит в Кремле Лжедмитрий I, его труп был сожжен, его пеп­
лом была заряжена пушка, выстрел из которой развеял прах Са­
мозванца. Пришедшие с ним поляки были выдворены из Москвы.
Сословия. Духовенство
155

Незаконно низложенный Патриарх Иов имел право возвра­


титься на Первосвятительский престол, но из-за болезней и сле­
поты он уже не в силах был этого сделать, а потому на свое мес­
то благословил митрополита Казанского Гермогена (Ермогена).
Святитель Иов избрал его потому, что митрополит Гермоген не
только не подчинился Лжедмитрию I, но и мужественно оказал
ему сопротивление, выступив на Соборе против бракосочетания
Самозванца с Мариной Мнишек и особенно против объявления
ее царицей.
За это выступление митрополит Гермоген был выслан из Мос­
квы в его Казанскую епархию.
После гибели Лжедмитрия I и изгнания из Москвы первого
польского нашествия российский престол занял Василий Шуй­
ский.
Летом 1606 года был созван Собор, на котором был низложен
ставленник Лжедмитрия I Игнатий, который, как изменник,
теперь не числится патриархом Русской Православной Церкви.
3 июля 1606 года Собор русских иерархов в Москве, по
предстательству и благословению Патриарха Иова, избрал
Патриархом Московским и всея Руси митрополита Гермогена
(1606—1612). На годы патриаршества Гермогена пришлись
многие бедствия: нашествие на Русскую землю поляков и
шведов, разорение России не только иноземными захватчи­
ками, но и изменниками. Став Патриархом, Гермоген принял
деятельное участие в противостоянии изменникам и врагам
Отечества, в изгнании иноземных захватчиков с Русской зем­
ли. В своих посланиях пастве Патриарх Гермоген обличил
Лжедмитрия II как самозванца, призывал народ подняться
на защиту Веры и Отечества. Он вдохновил насельников Тро­
ице-Сергиевой лавры на героическую оборону обители от
польско-литовских захватчиков.
Правившая в то время Семибоярщина присягнула польскому
королевичу Владиславу, сыну польского короля Сигизмунда III.
Патриарх Гермоген, считавший, что русским царем может быть
только свой, «от кровей российского рода», решительно отверг
предложение Семибоярщины написать воззвание к народу с
призывом признать русским царем ставленника Польши, под­
чиниться королю Сигизмунду.
Патриарх Гермоген открыто выступил против поляков, заняв­
ших Москву и бесчинствующих в Кремле, и призвал русских лю­
дей встать на защиту Отчизны. Люди услышали его призыв и по­
полнили ряды Второго ополчения под водительством мещанина
Козьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
156

В отмщение поляки совместно с изменниками из духовенства


насильно свели Патриарха Гермогена с Патриаршего Престола,
заключили его под стражу в холодном подвале Чудова монасты­
ря и содержали его там, как в тюрьме. Но и оттуда Гермогену
удалось обратиться с последним посланием к русскому народу,
в котором он благословил паству всея Руси на подвиг освобож­
дения Русской земли. Почти год томился Святитель Гермоген в
заключении. 17 февраля 1612 года он мученически скончался
от голода, холода и жажды. С подобающей ему честью он был
похоронен в московском Чудовом монастыре. В 1654 году его
нетленные мощи были перенесены в Успенский собор Москов­
ского Кремля.
Можно с уверенностью сказать, что духовенство Русской
Православной Церкви и его Патриархи во все века своего суще­
ствования, стойко принимая мучения, традиционно продолжа­
ли активно участвовать в становлении, развитии и сохранении
Российского государства.
Огромной заслугой духовенства явилась его роль в развитии
общей культуры России: ее письменности, языка, всех видов
искусства (музыки, архитектуры, живописи, прикладного ис­
кусства), литературы, философии, просвещения, книгоизда­
тельства.
Именно через духовенство пришел в Россию созданный св.
Кириллом алфавит (кириллица), которым мы пользуемся и по
сей день. И первые книги Библия, Евангелие и Жития святых,
переведенные на славянский язык братьями св. Мефодием и св.
Кириллом, другими монахами-подвижниками, стали первым
источником не только христианского учения, но и просвещения
на Руси.
Летописи, начиная с «Повести временных лет», которая
была написана около 1113 года монахом Нестором, а затем и
другие, созданные монахами-летописцами, историческая наука
и ныне использует как свидетельства происходивших событий.
Церковнославянский язык, на котором проходили и прохо­
дят церковные службы и обряды, оказал огромное влияние на
развитие русского литературного языка, в частности на форми­
рование его «высокого штиля».
Жития святых, Слова и Поучения, талантливые образцы
ораторского искусства Древней Руси, эти плоды творчества рус­
ского духовенства, оказались отправным пунктом для развития
древнерусской литературы, которая в свою очередь явилась ос­
новой формирования русского литературного языка и создания
русской литературы в целом.
Сословия. Духовенство
157

После принятия христианства на Руси стали строить дере­


вянные церкви, но уже в конце X — начале XI века перешли на
возведение каменных храмов. Не имея опыта подобного строи­
тельства, князья стали приглашать к себе византийских архи­
текторов и строителей.
Уже в 989 году князь Владимир заложил в Киеве Десятин­
ную церковь, названную так потому, что на ее содержание
князь выделил десятую часть своих доходов. Строили это соору­
жение византийские мастера семь лет (до 996 г.), как показали
раскопки, из тонкого кирпича (плинфы) с вкраплениями из ди­
кого камня. Они украсили здание фресками и глазурованными
керамическими плитками.
В княжение Ярослава Мудрого, предположительно около
1037 года, византийскими архитекторами был построен в Киеве
собор св. Софии, сохранившийся до наших дней (правда, под­
вергнувшийся значительной перестройке снаружи). Но уже че­
рез несколько лет в архитектуре церквей стал проявляться рус­
ский стиль. Так, в архитектурном облике Софийского собора,
построенного в Новгороде в 1045—1050 годах тоже византийца­
ми, угадываются некоторые черты будущего новгородского ар­
хитектурного стиля. В нем всего пять куполов, которые распо­
ложены в четком симметрическом порядке, что в дальнейшем
стало главной чертой русского храма, стены сложены не из кир­
пича, а из местного известняка; в интерьере вместо ярких моза­
ик — спокойные фрески.
Считается, что оба эти собора св. Софии, различающиеся на
первый взгляд только размерами, строила одна и та же артель,
но различия в стиле показывают, что в артель, вероятно, вошли
уже русские мастера. В XIV веке в Новгороде строится много
небольших храмов для посадских людей. Из них наиболее изве­
стны церкви Спаса на Ильине улице и Федора Стратилата на
Федоровом ручье. Здесь со все большей полнотой раскрывался
новгородский архитектурный стиль. С течением времени была
создана отечественная храмовая архитектура, проявившая себя
в нескольких стилях.
В XV веке Иоанн III, желая сделать столицу Московского госу­
дарства парадной и монументальной, привлекал для храмовых
сооружений итальянских архитекторов, среди них Аристотеля
Фиораванти, владевшего еще и мастерством фортификации, пу­
шечного и литейного дела, чеканки монет. Под его руководством
в 1476—1479 годах на месте разрушившегося древнего собора
был построен новый Успенский собор, ставший кафедральным
храмом митрополита всея Руси. И этот храм, за образец которого
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
158

было рекомендовано Фиораванти взять меньший по размерам


Успенский собор во Владимире, воплотил в себе черты русской
храмовой архитектуры.
В XVI веке такие, русские зодчие, как Варма и Постник
Яковлев, Федор Савельевич Конь и те мастера, имена которых
затерялись в памяти людской, создавали шедевры русской ар­
хитектуры, утверждая свой стиль русского храмового зодче­
ства. Например, храм Василия Блаженного (собор Покрова), не­
повторимый в своей красоте и величии, был построен в честь
победы Грозного над Казанью на Красной площади в Москве ар­
хитекторами Постником Яковлевым и Бармой в 1554—1561 го­
дах. Церковь получила посвящение Покрову Пресвятой Бого­
матери в связи с тем, что русские войска овладели Казанью на
следующий день после праздника Покрова. Архитекторы-мона­
хи применили шатровый стиль, пришедший из деревянной ар­
хитектуры, и расположили восемь глав собора, похожих, но
красочно разных, вокруг огромного центрального шатра, как
символ объединения вокруг Москвы похожих, русских, но в то
же время разных княжеств в одно Российское государство.
Искусство создания храмов по инициативе и под наблюдени­
ем духовенства во многом явилось основой для развития свет­
ской градостроительной архитектуры Российского государства.
В период конца XIV — начала XV века, так же благодаря ду­
ховенству, начался рацвет русской живописи. Это было время,
когда свои шедевры создавали два великих иконописца и ху­
дожника — монахи Феофан Грек и Андрей Рублев.
Феофан, получивший прозвание «Грек» как выходец из Гре­
ции (Византии), сначала работал в Новгороде, а затем в Москве.
Его иконы и фрески отличались особой экспрессивностью и
эмоциональностью, что производило сильное воздействие на
чувства верующих. Его современники считали, что он «изог-
рафъ нарочитый и живописець изящный во иконописцехъ».
Андрей Рублев (ок. 1360—1430) славился живописью иного
характера, отличающейся спокойными, умиротворенными
композициями, как бы отражающими мечту народа о мире и
спокойствии в период монгольских набегов и кровавых княжес­
ких междоусобиц. Эти черты с особой отчетливостью прояви­
лись в его самой знаменитой иконе «Троица». Иконы, фрески и
книжные миниатюры «Ондреева письма Рублева» высоко цени­
лись, выделяясь указанием на авторство во времена, когда ис­
кусство было безымянным.
Живописные традиции Андрея Рублева нашли свое продол­
жение в произведениях последующих художников, среди кото­
Сословия. Духовенство
159

рых особое место занял Дионисий, такой же великолепный ко­


лорист, как и Андрей Рублев. Фресковые росписи Дионисия с
необычайно нежным колоритом особенно хорошо сохранились
в Ферапонтовом монастыре Белозерского края.
Мастерство художников-монахов, расписывавших храмы и
создававших иконы, стало основой для развития русской свет­
ской живописи. В XVI веке появляются парсуны — портретные
изображения, которые донесли до потомков образы живших
тогда царей и вельмож.
Для создания внутреннего убранства храмов необходимо
было овладеть резьбой по дереву, прикладным искусством, мас­
терством создания церковной утвари, священнического облаче­
ния для разных случаев церковной службы. Сначала духовен­
ство пользовалось всем необходимым, привезенным из
Византии, а потом, учась на византийских образцах и внося
свои национальные черты, русские монахи создали во всех ви­
дах искусства свой неповторимый стиль, явившийся основой
для развития русского искусства.
Даже ландшафт, украшенный церковками на взгорках, стал
неизъяснимо русским пейзажем и потому постоянно изобража­
ется на живописных полотнах разными художниками и в раз­
ные времена.
Духовенство сыграло большую роль и в распространении об­
разования русского населения, особенно сельского. Еще в Древ­
ней Руси началось обучение при монастырях, в петровское вре­
мя появились школы при архиерейских домах, где обучением
занимались лица духовного звания. Позже при церквах были
созданы так называемые церковно-приходские школы, правила
о которых были утверждены в июле 1884 года императором
Александром III, а с 1902-го стали действовать «церковные
школы ведомства Православного Исповедания», которые име­
ли целью «распространять в народе образование в духе право­
славной веры и церкви».
Преподавание священниками Закона Божия в учебных заве­
дениях закладывало основы высокой христианской нравствен­
ности. Православные газеты и журналы публиковали не только
богословские статьи, но и решали педагогические задачи, а в
некоторых случаях и целиком посвящали свои страницы
школьным, педагогическим проблемам, как, например, жур­
нал «Церковно-приходская школа».
В Российской империи Святейший Синод вместе с прави­
тельственными учреждениями и в тесном контакте с импера­
торами вносил немалую лепту в поддержание морально-нрав-
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
160

ственного и культурного уровня русского общества, в дело его


просвещения.
Таким образом, можно с уверенностью сказать, что россий­
ское духовенство всегда, во все века своего существования и
даже с приходом Советской власти, в первые годы планомерно
уничтожавшей его, активно участвовало в развитии и сохране­
нии Русского государства.
В последние годы русское православное духовенство, предво­
димое Патриархом Алексием II, а после его кончины — Патри­
архом Кириллом, стало постепенно восстанавливать свое значе­
ние в жизни государства. Этому способствовали труды
Патриархов Сергия и особенно Алексия I, благодаря усилиям
которых, после приема И.В. Сталиным в Кремле Патриарха
Московского и всея Руси Алексия I, митрополита Крутицкого
Николая и протопресвитера Николая Колчицкого, состоявше­
гося 10 апреля 1945 года, Русская Православная Церковь, в
силу Постановления Совета Народных Комиссаров от 22 авгус­
та 1945 года, получила юридические права во многих областях
жизни, в том числе право производить колокольный звон, а это
означало, что Русская Православная Церковь официально по­
лучила право на участие в светской жизни.
Святейший Патриарх Алексий I в годы своего служения мно­
го внимания уделял церковному нестроению в среде русского
православия и подготовил решение вопроса о старообрядстве.
После его кончины, на Поместном Соборе Русской Православ­
ной Церкви 1971 года, созванном для избрания Патриарха (был
избран Пимен), был рассмотрен также вопрос о «клятвах на ста­
рые обряды и на придерживающихся их» (о старообрядцах и от­
ношении к ним Церкви) и принято решение:
«1. Утвердить постановление патриаршего Священного Си­
нода от 23 (10) апреля 1929 года о признании старых русских
обрядов спасительными, как и новые обряды, и равночестны­
ми им.
2. Утвердить постановление патриаршего Священного Синода
от 23 (10) апреля 1929 года об отвержении, яко не бывших, по­
рицательных выражений, относящихся к старым обрядам и, в
особенности, к двуперстию, где бы они ни встречались и кем бы
они ни изрекались.
3. Утвердить постановление патриаршего Священного Сино­
да от 23 (10) апреля 1929 года об упразднении клятв Московско­
го Собора 1656 года и Большого Московского Собора 1667 года,
наложенных ими на старые русские обряды и на придерживаю­
Сословия. Духовенство
161

щихся их православно верующих христиан, и считать эти клят­


вы, яко не бывшие.
В решении также говорилось: «Освященный Поместный Со­
бор Русской Православной Церкви любовию объемлет всех свя­
то хранящих древние русские обряды, как членов нашей святой
церкви, так и именующих себя старообрядцами, но свято испо­
ведующих спасительную православную веру. Освященный Со­
бор Русской Православной Церкви свидетельствует, что спаси­
тельному значению обрядов не противоречит многообразие их
внешнего выражения, которое всегда было присуще древней не­
разделенной Христовой Церкви и которое не являлось в ней
камнем преткновения и источником разделения». Так завер­
шился раскол Русской Православной Церкви, начавшийся в
XVII веке, в период патриаршества Никона, и принесший гоне­
ния на старообрядцев и много жертв.
Во времена патриаршества Алексия II заново был построен и
в августе 2000 г. освящен Храм Христа Спасителя, много церк­
вей восстановлено буквально из руин. Вновь открыты мужские
и женские монастыри, идет работа по восстановлению утрачен­
ных святынь.
Духовенство стало участвовать, как и прежде, в жизни Рос­
сии: освещаются новые дома, офисы, корабли, снова священни­
ки венчают, крестят, отпевают, исповедуют, причащают и собо­
руют. Идут занятия в духовных академиях и семинариях,
открыты воскресные школы при храмах, духовные гимназии;
проводятся паломнические поездки в Иерусалим и в другие ис­
торически значимые места, в некоторых средних школах стали
преподавать Закон Божий; издаются специальные православ­
ные газеты и журналы, работают церковные издательства, ве­
дутся телевизионные репортажи о деятельности Русской Пра­
вославной Церкви, организуются телепередачи в прямом эфире
праздничных богослужений. Гражданам России была предос­
тавлена возможность по телевизору наблюдать процесс избра­
ния Патриархом митрополита Кирилла и его поставление в сан
Патриарха Московского и всея Руси.
На Святейшем архиерейском соборе 20 августа 2000 года
были канонизированы царственные новомученики: последний
российский император Николай II, императрица Александра
Феодоровна, цесаревич Алексей и великие княжны Ольга, Та­
тиана, Мария и Анастасия.
Канонизированы и 230 новомучеников и исповедников XX
века, в том числе и оптинские старцы.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
162

И уже стыдно вспоминать, что священников называли «мра­


кобесами», а религию — «опиумом для народа», что тех, кто
нес народам России культуру и духовность, расстреливали, жи­
выми закапывали в землю, истязали и ссылали.
Будем надеяться, что больше этого не повторится, и духовен­
ство, сохранившееся в российском обществе как особое и ува­
жаемое сословие, без препятствий будет продолжать исполне­
ние своего высокого предназначения.

Бедственное состояние русского духовенства увеличилось еще более раз­


делением его на белое и черное, на черное — господствующее — и белое —
подчиненное, рабствующее. Явление, только что дозволенное в древней Цер­
кви, превратилось в обыкновение, наконец, — в закон, по которому архиереи
непременно должны быть из черного духовенства, монахи.
С.М. Соловьев. Мои записки

— А вот увидишь, князь; слушай: прошло недели три, прибыл Иван Васи­
льич на Москву. Настала радость великая; такая радость, что и в светлое
Христово Воскресение не бывает такой. Вот созвал он в Думу и нас, и духо­
венство.
А.К. Толстой. Князь Серебряный

(Дмитрий;) — Приказывай! Назначь нам день и час,


Я прикажу собраться духовенству,
И нынче же напишем чин венчанья.
А. н. Островский. Дмитрий-самозванец и Василий Шуйский

Государь и государыня принимали поздравления духовенства, дворянских


депутатов, дипломатического корпуса, купечества и государственных крес­
тьян.
А.Ф. Тютчева. При дворе двух императоров

КАЗАЧЕСТВО, -а, с., собир. тюрк, (от «казак»),


а также «козачество», -а, с., собир. тюрк, (от «козак»)

Казачество — это особое военно-аграрное сословие Россий­


ского государства, первые сведения о котором известны с сере­
дины XV века.
«К. составляет одно из оригинальных и крупных явлений ис­
торической жизни двух главных племен русского народа: вели­
ко- и малороссов», — отмечает Энциклопедический словарь
Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона.
Образно представил это явление русской жизни Н.В. Гоголь
в повести «Тарас Бульба»: «Это было, точно, необыкновенное
Сословия. Казачество
163

явленье русской силы: его вышибло из народной груди огниво


бед».
Почти четыре столетия казачество служило сначала Москов­
скому государству, а затем Российской империи, защищая и
расширяя границы страны, защищая Россию от врагов, помо­
гая в установлении порядка внутри государства.
Превращение казачества в особое военно-аграрное сословие
Российской империи стало результатом последовательной по­
литики российских государей, сумевших стихийную военную
силу «вольных казаков» организовать в казачьи войска регу­
лярной армии России и создать из них особые подразделения по
охране внутреннего правопорядка в городох.
Кроме того, казачество составило население приграничных
районов, создав не только станицы и крепости, но и города, на­
пример, Острогожск, Чугуев, Уральск, Оренбург, Грозный,
Сумы, Харьков и др.
Поэтому казачество сыграло важную роль не только в воен­
ной истории России, но также и в политической, и социальной,
потому что казачество представляло собой не только военное со­
словие, но и аграрное.
Этимология слова «казакъ» («козакъ») разными исследова­
телями трактуется по-разному, но в одном сходно: это слово та­
тарского (тюркского) происхождения. Подкрепляется это мне­
ние тем, что упоминания в исторических источниках о
татарских вольных наездниках, не подчинявшихся никакой
власти, известны раньше, чем о казаках русских и украинских.
Некоторые исследователи считают, что существование татар­
ских казаков — азовских, перекопских, белгородских (аккер-
манских) — и породило подобное явление в русской жизни. И,
прежде всего, на Дону и по его притокам Медведице, Хопру,
Донцу и Жеребцу.
Во второй половине XV столетия, когда в Польско-Литов­
ском и Московском государствах крайне усилилась централь­
ная власть, стали все более жестко укрепляться феодальные от­
ношения. Они сопровождались процессом закрепощения
крестьян, потерей многих прав населения. Они легли на кресть­
ян огромным податным бременем, выдержать которое было
очень трудно.
В то время на южной и юго-западной границах Московского
и Литовско-Польского государств, особенно в пограничных об­
ластях Рязанского княжества, начали скапливаться беглые
крестьяне и посадские люди, не выдержавшие феодального гне­
та или скрывавшиеся от наказания. В борьбе за выживание
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
164

часть из них уходила к татарским казакам, чтобы вести разбой­


ный образ жизни, но большинство оставалось, чтобы, обороня­
ясь от набегов кочевых народов, объединиться в общины и со­
здать такую же, как у татарских казаков, легкую конницу,
которая бы не только отражала нападения врагов, но и совер­
шала набеги на соседние ордынские селения, грабя их и угоняя
скот.
Эти русские и украинские люди, называвшие себя казаками,
в своих общинах создавали артели, которые занимались борт­
ничеством (добычей меда диких пчел), охотой и рыболовством и
торговали с соседями плодами своих трудов и набегов. Сели­
лись казаки, как правило, по окраинным рекам — Дону, Днеп­
ру, а позже — по Тереку, Яику (Уралу) и их притокам. Некото­
рые из казаков ходили по русским и украинским селам,
предлагая помощь в хозяйстве как работники по найму, что в
последующем отразилось на понимании некоторыми лингвис­
тами происхождения слова «казак» как заимствование из тюрк­
ского «работник, батрак». (См. М. Фасмер. Этимологический
словарь русского языка, т.2).
Уже с конца XV века известны общины донских, волжских,
днепровских и гребенских (Северный Кавказ) казаков.
В середине XVI века (1556) из выходцев от малороссийских
казаков, не желавших подчиняться Польше, на островах Днеп­
ра образовалось общество холостого вольного казачества под
названием «Запорожская Сечь» с кошевым атаманом Евстафи­
ем Дашкевичем во главе.
Запорожская Сечь, жизнь которой так ярко запечатлена в по­
вести Н.В. Гоголя «Тарас Бульба» и в картине И.Е. Репина «За­
порожские казаки пишут письмо турецкому султану», вела с
переменным успехом борьбу с Польшей и Турцией до 1654 года,
то есть почти 100 лет.
Во второй половине XVI века появились общины терских и
яицких (уральских) казаков; в конце XVI века образовалось си­
бирское казачество, а в середине XVII-ro — на Левобережной
Украине — казачество слободское.
Казачьи общины признавали власть государств, к составу ко­
торых они причислялись, лишь номинально.
Несмотря на дальность расстояний, разделявших эти общи­
ны (от Днепра до Урала), их быт был одинаково построен на
строго демократических началах: их землевладение было не ча­
стным, а общинным; жизнь общины строилась на законе полно­
го самоуправления. Все начальственные должности были вы­
борными, все важные вопросы решались на «кругу» (или
Сословия. Казачество
165

«раде») подобно тому, как это было на «вече» в Великом Новго­


роде. Только во время военных походов эти демократические
правила сменялись строгим подчинением безраздельной власти
выбранного атамана, который, впрочем, по возвращении из по­
хода обязан был дать полный отчет перед войском о своих дей­
ствиях.
В мирное время избранное «кругом» лицо, будь то атаман,
бунчужный или писарь, в любой момент могло быть отстранено
от должности тем же «кругом» («радой»).
Демократический уклад жизни и стремление казачества со­
хранить свою независимость, естественно, не могли не противо­
речить установлениям Московского и Польско-Литовского фео­
дальных государств, на территории которых, а следовательно,
и под властью которых находилось казачество. Это приводило к
бунтам и крупным восстаниям (Е. Пугачев, С. Разин, П. Нали-
вайко, К. Булавин, И. Болотников).
В отношении же Польши казачество не только восставало
(П. Наливайко, Богдан Хмельницкий), но и вело постоянную
войну, длившуюся с переменным успехом более ста лет и окон­
чившуюся победой казачества, сумевшего присоединить к Рос­
сии и сделать казачьими польские земли, населенные русскими
и украинцами.
Эта война была вызвана тем, что кроме начавшегося в
Польше закрепощения крестьян проводилась также жесткая
политика национальной дискриминации русских и украинцев с
насильственным принуждением православных людей к католи­
ческой вере, что в среде казачества считалось тяжким грехом.
Осуществляя свою основную цель — борьбу с «неверными»,
неправославными (католиками-поляками, мусульманами-тур­
ками и татарами), казачество в то же время сделало источником
своих доходов набеги, сопровождавшиеся военной добычей пу­
тем грабежа, но зачастую и разбои на больших дорогах. Случа­
лось, что грабили не только нагайские и турецкие селения, но и
караваны русских купцов.
Русская летопись 1538 года упоминает об этих «вольных (во­
ровских) казаках». Так, Московское правительство Иоанна
Грозного на жалобу нагайцев отвечало: «...и вам гораздо ведомо
лихих где нет. На Поле ходят казаки многие: казанцы, азовцы,
крымцы и иные баловни казаки; а и наших Украин казаки, с
ними смешавшись ходят, и те люди, как вам тати, так и нам
тати и разбойники...».
В летописи 1549 года приводится ответ Иоанна Грозного на
жалобу князя Нагайского Юсуфа относительно Донских каза­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
166

ков: «наших казаков на Дону нет никого, а живут на Дону из


наших государств беглые люди... на Дону живут разбойники,
без нашего ведома... мы и прежде посылали истребить их, да
люди наши достать их не могут».
Иоанн Грозный лукавил, заявляя, что «наших казаков на
Дону нет никого». Уже в конце XV века великий князь Иоанн Ш
Васильевич понял, какую военную силу представляют собой не­
большие маневренные конные отряды вольных казаков, и на­
чал политику привлечения казаков на службу. Им были заведены
так называемые «городовые казаки», служилые люди. В ле­
тописи 1502 года приводится наказ Великого князя Иоанна III
Васильевича Великой княгине Рязанской Агриппине: «твоим
служилым людям... и иным городовым казакам быть всем на
моей службе, а ослушается кто и пойдет самодурно на Дон в мо­
лодечество, их бы ты... велела казнить».
Из этого наказа явствует, что и из среды «нашего», городово­
го казачества, не выдержав феодального притеснения, вместе с
другими беглыми людьми уходили на Дон казаки, пополняя
ряды вольницы.
Городовое казачество набиралось из вольных нетяглых лю­
дей и безземельных батраков и за службу получало земли на­
равне с детьми боярскими. Оно расселялось по пограничным
крепостям и, помимо земли, получало жалованье деньгами и
хлебом при условии постоянной сторожевой службы. Городо­
вые казаки были в городах Замосковских, Украинских, Пони-
зовских и Мещерских и числились в Разрядном приказе. При­
нимали они участие, наряду со стрельцами, и в походах
московских князей. Конечно, ввиду их малочисленности, они
не могли оказывать существенного влияния на вольное казаче­
ство, однако взаимоотношения городовых казаков с государ­
ством послужили историческим примером для последующих
соглашений правительства с казачьими общинами и казачьими
вольными дружинами о сторожевой службе в приграничных
районах.
Иоанн IV Грозный продолжил политику своих предшествен­
ников, но, помимо увеличения количества городовых казаков,
начал привлекать на государственную службу и казачьи общи­
ны, в то же время жестоко расправляясь с «вольными казака­
ми», которые к тому времени стали выходить на своих челнах
из Днепра, Дона и Волги в море и подвергать страшному опусто­
шению турецкие берега, что нарушало мир с южным соседом.
Летопись 1560 года отмечает, что «Волгские казаки», вы­
шедшие с Дона, «вороваху на Волге... Благочестивый Государь
Сословия. Казачество
167

посла на них воевод своих со многими ратными людьми и повел


их имати и вешати...».
Упразднены были городовые казаки вместе со стрельцами,
так как и те и другие ни военными навыками, ни вооружением
уже не соответствовали требованиям нового времени.
Тем не менее, идея службы городовых казаков не исчезла бес­
следно, а была возрождена в начале XIX века как охрана внут­
реннего порядка городов. В 1810 году казаки, состоявшие на
службе в Сибири и на Китайской линии, были сведены в каза­
чьи городовые команды, находившиеся в ведении гражданско­
го начальства. Такие же казачьи команды поддерживали внут­
ренний порядок в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве и других
крупных городах.
Возрастающая сила Московского государства и понимание
невозможности противостоять внешним врагам только соб­
ственными силами вынудили казачьи общины идти на союз с
царским правительством, что означало подчинение установкам
московской политики, служение московскому царю.
Впервые о донских казаках, участвовавших в покорении Ка­
зани вместе с русскими войсками, упоминается в летописи 1552
года. Грамота от 3 января 1570 года, посланная Иваном Гроз­
ным на Дон с боярином Иваном Новосильцевым, свидетельству­
ет о царском жалованье донским казакам, если они будут слу­
шаться Новосильцева «во всех государевых делах и тем
послужат царю». Впоследствии данный факт стал основанием к
установлению старшинства Донскому войску, то есть определе­
нию ему майората (земель в общинное пользование).
Жалованье деньгами, сукном, хлебом и селитрой посылалось
в XVI веке только тогда, когда казаки выполняли какие-либо
наказы русского царя.
В 1571 году вышел первый «Устав сторожевой станичной
службы», составленный боярином князем Воротынским.
Этот устав разделил казаков на городовых, или полковых, и
на сторожевых, или станичных, предусматривая, таким обра­
зом, постоянную царскую службу в городах и сторожевую
службу казачьих общин на границах Российского централизо­
ванного государства. Однако первая присяга донских казаков
на службу состоялась лишь в 1671 году царю Алексию Михаи­
ловичу. И в дальнейшем казаки давали присягу каждому ново­
му российскому царю.
В 1577 году стольник Иван Мурашкин с царскими войсками
разбил воровских волжских казаков. Одни из них бежали в
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
168

Турцию, другие в составе дружин под предводительством ата­


мана стали искать себе применения как наемники.
Так, Волжская дружина атамана Ермака Тимофеевича, гра­
бившая волжские суда и караваны русских купцов, теснимая
царскими войсками, вынуждена была в 1579 году войти в со­
глашение с купцами-солеварами Строгановыми, чтобы оборо­
нять Великую Пермь и восточную окраину Христианства.
С этого времени атаман Ермак Тимофеевич с дружиною не
только охранял Пермь и «окраину Христианства», но стал пер­
вопроходцем Сибири, открывая и завоевывая для России новые
земли.
6 декабря 1582 года в Москву прибыл атаман Кольцо, кото­
рый от имени атамана Ермака бил челом Иоанну IV Грозному с
сообщением о присоединении к Российскому государству Цар­
ства Сибирского, за что Ермакова вольница была прощена и на­
звана «Царскою служилою ратью». Это событие послужило к
установлению с этого дня старшинства Сибирскому и Семире-
ченскому казачьим войскам.
Следствием победы Ивана Мурашкина над Волжской казачьей
вольницей явились также подвиги Волжской дружины атамана
Нечая, которая после разгрома ушла на юг и в 1580 году покори­
ла столицу нагайцев г. Сарайчик, затем вышла в Каспийское
море и поднялась вверх по реке Яику (Уралу). В следующем году
казаки на реке Яик, в 40—50 верстах выше нынешнего г. Ураль­
ска, основали укрепленный Яицкий городок, который неодно­
кратно разрушался татарами, но восстанавливался в разных мес­
тах, наконец, явился основанием нынешнего города Уральск.
В своем Яицком городке казаки составили вольное казачье
войско, управлявшееся выборными на кругу атаманами. Это
войско с течением времени получило название Яицкого. Первое
упоминание о службе яицких казаков Московскому государ­
ству датируется 9 июля 1591 года в наказе царя Феодора Иоан­
новича Блаженного боярину Пушкину и астраханскому воеводе
князю Ивану Васильевичу Сицкому со товарищи: «...всех каза­
ков собрати для Шевкальския службы: Волгских 1000 человек
да Яицких — 500...».
Этот факт стал основанием для установления старшинства
Яицкому казачьему войску, указом Екатерины II в 1775 году
переименованному в Уральское казачье войско.
Правда, официально в подданство Московскому государству
Яицкое казачье войско с присоединившейся к нему вольницей
было принято по их челобитью в 1613 году, когда русским ца­
рем стал Михаил Феодорович Романов.
Сословия. Казачество
169

По преданию, в 1615 году Михаилом Феодоровичем была жа-


лована войску Царская грамота на владение рекою Яик «от вер­
ха до устья с притоками», но из какого Приказа сия грамота
была прислана — «никто не упомнит».
В 1577 году впервые Астраханским воеводою Лукианом Но­
восильцевым построен был на земле, принадлежавшей пяти­
горским Черкассам (черкесам), русский укрепленный город
Терка. Этот факт послужил основанием присвоения старшин­
ства Терскому казачьему войску, хотя появление на Кавказе
казаков датируется более ранним временем. Так, после присое­
динения к Московскому государству Рязанского княжества в
1520 году часть рязанских городовых казаков, живших на Черв­
леном Яре, спустилась по Волге в Хвалынское (Каспийское)
море и высадилась в устье Терека. Они разбились на 2 общины:
поселившиеся на берегах Терека стали называться «терскими»,
а поселившиеся ближе к отрогам (гребню) гор стали именовать­
ся «гребенскими». В 1583 году город Терка был перенесен на са­
мое устье реки Терек. Гребенские казаки в 1680 году пересели­
лись на правый берег Терека, у слияния его с рекой Сунжею, но
в 1711 году они перешли на левый берег Терека и образовали
Гребенское казачье войско.
В 1776 году и Терские, и Гребенские казачьи войска были
причислены к Астраханскому казачьему войску, затем в 1832 го­
ду присоединены к Кавказскому линейному войску, а в 1860-м,
объединившись, образовали Терское казачье войско.
В XVII веке в подданство российского царя поступили многие
казачьи войска с присоединившимися к ним вольницами. Так,
8 января 1654 года царь Алексий Михаилович принял в поддан­
ство малороссийских и запорожских казаков с их гетманом
Богданом Хмельницким. В 1671 году войско донских казаков
было приведено к присяге на верность царю и Российскому го­
сударству. В 1696 году Хоперские казаки, будучи на службе у
русского царя, участвовали во взятии Азова у турок, что впос­
ледствии послужило основанием к установлению старшинства
Кубанскому войску. В 1700 году по велению Петра I состоялось
учреждение войска Чугуевских казаков.
Конец XVII и XVIII век ознаменовались созданием новых ка­
зачьих войск и различного рода их перестановками. Казачье на­
селение при этом подвергалось переселениям на новые земли,
иногда по «охоте», как тогда говорили, а иногда и по принужде­
нию, насильственно. Создавались новые станицы, казачьи го­
родки, крепости и города. Например, в 1646 году по наказу из
Москвы переселены были на Дон в помощь казакам, ослаблен-
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
170

ним Азовским сидением (осадой) и набегом турок, 3000 охочих


вольных людей из украинских городов. В 1770 году с Дона на
Кавказ было переведено 100 семей, образовавших Луковскую
станицу Терского войска.
В некоторых случаях такое переселение, связанное с созда­
нием и укреплением пограничных казачьих линий, приводило
к трагическим последствиям. Так, в 1722 году, в связи с созда­
нием Кавказской линии, часть терских казаков была переселе­
на на реку Сулак при слиянии ее с рекою Аграханью и состави­
ла Аграханское казачье войско. В 1724 году для укрепления
линии туда же были переселены тысячи семей донских казаков
(от каждой станицы по одной семье), которые вошли в состав
того же войска. Тяжелый влажный климат этих мест унес всего
за 12 лет тысячи казачьих жизней. В 1736 году немногочислен­
ные остатки Аграханских казаков, не вымерших от дурного
климата, были переведены во вновь образованную крепость
Кизляр, где оставшиеся в живых бывшие донские казаки были
соединены с гребенскими под одно название Гребенского каза­
чьего войска.
В связи с присоединением новых земель и расширением при­
граничных территорий пограничные линии укреплений пере­
носились, расширялись, вызывая строительство новых крепос­
тей, слияние и переподчинение казачьих войск.
С 1716 по 1786 год в результате многих реорганизаций из
Терских, Гребенских и Кубанских войск была создана Кавказ­
ская линия.
Она укреплялась также Кавказскими иррегулярными частя­
ми, составлявшимися из местного населения (1740 г. — Грузин­
ская гусарская рота из грузинских князей и дворян; 1765 г. —
Горская команда из поселившихся близ Моздока горских выход­
цев и др.).
В 1786 году по указу, подписанному Екатериной II, Гребен-
ское, Терское, Семейное и Волгское казачьи войска, а также
Моздокский и Хоперский казачьи полки были отделены от Аст­
раханского войска и составили так называемых «поселенных
Кавказской линии казаков».
На востоке была создана Сибирская линия. Она началась с
постройки по Иртышу укрепленных городков и острогов и за­
кончилась поселением в них и в другие города Сибири казаков,
получивших название «Сибирской линии казаков». В 1732 году
была создана Царицынская линия, на которой было учреждено
Волгское казачье войско.
Сословия. Казачество
171

Преобразования казачьих войск, их слияние, переподчине­


ние, переселение и переименование были связаны не только со
строительством укрепленных пограничных линий, но и с поли­
тикой подчинения казачества государственным интересам Рос­
сии и обеспечения государственной безопасности в связи с по­
стоянной борьбой казачества за свою независимость и попыткой
изменить государственный уклад России.
Политика российских государей по привлечению казачества
к царской службе проводилась осторожно и постепенно, в тече­
ние двух веков, потому что постоянно наталкивалась на чувство
независимости и бунтарские настроения казаков.
Сначала казаки привлекались к царской службе только в
качестве сторожевых войск, затем как особые, иррегулярные
войска для участия в военных внешних акциях совместно с го­
сударевыми войсками. С конца XVIII века казачество стало
поставлять на царскую службу отборные войска, которые яви­
лись составной, неразделимой частью регулярной российской
армии. Тогда чины казачьего войска были внесены в Табель о
рангах.
Надо сказать, что осуществление политики российских госу­
дарей относительно казачества было осложнено тем, что казаче­
ство изначально не было однородным по своей социальной сути.
Его верхушку составляли атаманы и старшины, подкупаемые
царским правительством: через них шло царское жалование,
хлеб, порох, селитра; кроме того, они получали земли в личное
пользование и много других льгот и привилегий.
Но основное, рядовое казачество тоже не было социально од­
нородным. С одной стороны, это были «домовитые» казаки,
имевшие свой дом и хозяйство, но с другой — «голутвенные»,
или, как их называли, «голытьба», люди неимущие, большая
часть которых всегда готова была примкнуть к «воровским» от­
рядам, грабившим купеческие караваны, нагайские и турецкие
селения.
Старшины и домовитые казаки стремились к союзу с цар­
ским правительством, а «голытьба» выражала неприязнь и
даже враждебность к Москве, из-под гнета которой она только
недавно высвободилась. Поэтому, с одной стороны, казачество
шло на службу царю с охотою, подкрепляемою волею атаманов
и старшин и жалованием, получаемым от царя. С другой сторо­
ны, низшие слои рядового казачества проявляли недовольство
подчинением их царской власти: приказам, ведомствам, намест­
никам и губернаторам, что было связано с различными ограни­
чениями, исходившими от царского правительства. Все это де­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
172

лало казачество, с одной стороны, как бы верным союзником


российских государей, но, с другой стороны, ненадежным парт­
нером.
В продолжение XVII—XVIII столетий действия казачества и
его верность царю не были постоянными и часто отличались
крайней противоречивостью.
Много раз одна часть казачества изменяла русским царям, а
другая — помогала подавить бунт, поймать и выдать главаря.
Так, во времена Смуты, в конце 1604 года, запорожские и
донские казаки присоединились к отрядам самозванца Лже­
дмитрия I, но в 1606 году приняли участие в восстании против
него поляков, поддержав заговор В. Шуйского. В том же году
казаки примкнули к восставшим во главе с Иваном Болотнико­
вым против царя Василия Шуйского, а после поражения вос­
стания «вольное казачество» атамана Ивана Заруцкого увели­
чило число сторонников Лжедмитрия II.
После внезапной смерти Лжедмитрия II Иван Заруцкий под­
держал тайную супругу его Марину Мнишек, надеясь, что ему
удастся посадить на престол ее сына от Лжедмитрия II как за­
конного наследника, «природного государя» и при этом самому
сыграть не последнюю роль в истории. Казачьи отряды Ивана
Заруцкого и Дмитрия Трубецкого с этой целью присоединились
к дворянским отрядам Прокопия Трубецкого и образовали Пер­
вое ополчение, которое поддерживал Ляпунов. Но когда в 1611 го­
ду по инициативе Ляпунова был принят «Приговор всей зем­
ли», который предусматривал восстановление прежних
крепостнических порядков, казачество, недовольное этим, да
еще получившее известие о расправе дворян над 28 казаками,
вызвало «на круг» Ляпунова и предало его смерти.
Иван Заруцкий, мечтавший через брак с Мариной Мнишек
получить самостоятельную роль в российской истории, был от­
теснен со своим отрядом из южных уездов Астрахани на Яик и в
1614 году схвачен вместе с Мариной Мнишек и казнен. Марине
Мнишек жизнь была сохранена.
Решающую роль сыграло казачество в восхождении на пре­
стол Михаила Романова. Количество казаков, находившихся в
Москве во время его избрания и оказавших давление на бояр­
ство и духовенство, фактически заставило их решить этот воп­
рос в пользу Михаила Феодоровича. Поэтому процесс обуздания
вольного казачества для Михаила Романова оказался весьма бо­
лезненным. Хотя царь понимал, что с казачеством, посадив­
шим его на престол, надо считаться, но в 1615 году вынужден
был послать войска против атамана Баловня, примкнувшего к
Сословия. Казачество
173

Ивану Заруцкому и скрывавшего у себя его и Марину Мнишек с


сыном. Справиться с атаманом Баловнем помогли старшины и
домовитые казаки.
Несмотря на то что с 1623 года донские казаки числились в
ведении Посольского приказа, а потому им ежегодно отправля­
лось жалование деньгами, хлебом, сукном и боевыми припаса­
ми, они вели независимую от Москвы политику: предпринима­
ли походы на Черное море, грабили Крым и турецкие владения.
Царь Михаил Феодорович, получавший в связи с этим жалобы
и угрозы со стороны Турции и Крыма и не желавший войны с
южными соседями, в 1630 году вынужден был послать на Дон
опальную грамоту Патриарха Московского и всея Руси Филаре­
та — отлучение от церкви всего Донского войска. Казаки убили
боярина Ивана Карамышева, привезшего эту грамоту на Дон.
Тогда в Москве посадили в тюрьму всех находившихся там ка­
заков, и 2 года всякие сношения Москвы с Донцами были пре­
кращены, но, ввиду войны с Польшей, царь Михаил Феодоро­
вич простил казакам их вину и пригласил снова служить
Московскому государству.
В царствование Алексия Михаиловича Романова во главе
Верховых донских казаков стал атаман Степан Разин, подняв­
ший против Московского государства бунт, продолжавшийся
до 1670 года, когда Разин, разбитый царскими войсками, был
захвачен войсковым атаманом Корнилием Яковлевым с домо­
витыми казаками, выдан правительству и казнен.
В этом бунте почти в полном составе участвовало Яицкое ка­
зачье войско, но после поимки Разина оно было прощено царем.
Однако царь потребовал от казачества присяги на верность. Это
была первая присяга казачества российскому царю.
В царствование Петра I, в 1707 году, булавинский бунт также
был подавлен не только царскими войсками, но и казаками, ос­
тавшимися верными царю.
В 1773 году Яицкое казачье войско почти в полном составе
приняло участие в бунте во главе с Емельяном Пугачевым, зах­
ватившим обширные территории на востоке России, взявшим
Казань и в течение 6 месяцев осаждавшим Оренбург.
Екатерина II вынуждена была послать для усмирения бун­
товщиков войска под командованием графа Панина и генерал-
аншефа А.В. Суворова. До прихода отрядов А.В. Суворова кор­
пус полковника Михельсона в 1774 году с помощью донских
казаков разбил войска Пугачева, но самому Пугачеву удалось
бежать. Однако его любимцы и сообщники — илецкий казак
Творогов и яицкие казаки Чумаков и Федулев с 25-ю другими
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
174

казаками — напали на Пугачева, связали и отвезли в Яицкий


городок, где передали его Суворову.
Пытался предать Пугачева и самый близкий его соратник
Перфильев, но затем передумал. Он был четвертован в Москве
вместе с Емельяном Пугачевым. Перфильев посылал с гонцом
письмо к князю Григорию Орлову, предлагая привезти Пуга­
чева, предварительно его связав. Об этом свидетельствует сама
императрица, послав «Наставление, данное за собственноруч­
ным Ее Величества подписанием, 8 августа 1774 года, Гвардии
Преображенского полка Капитану Галахову», в котором гово­
рится: «Из письма Яицкого казака Перфильева с товарищи
всего триста двадцать четырех человек, к Князю Григорию
Григорьевичу Орлову писанного, усмотрите вы, что они пред­
ставляют готовность, связав, привесть сюда известного вора
самозванца Емельку Пугачева. С сим письмом прислан сюда
от переправы их через Волгу Яицкий же казак Астафий Три­
фонов, который Нам от Князя Орлова представлен был. Мы
повелели Князю Орлову его отправить обратно с таковым отве­
том: Перфильеву с товарищи, чтоб доставили злодея самозван­
ца в Муром до ваших рук. Для свободного везде им пропуска
указали дать пашпорт, с которого при сем для сведения вам
прилагается копия».
Императрица жестоко расправилась с главарями бунта че­
рез четвертование и повешение, однако, мудрая дипломатка,
она одновременно и простила 9 казаков, и в результате розыс­
ка выявила оклеветанных, освободив их из-под ареста (вспом­
ним судьбу пушкинского Гринева в «Капитанской дочке»), а
верных казаков щедро наградила. Даже ее Указ о наказании
назывался: «Сентенция, 1775 года Января 10. О наказании
смертною казнию изменника, бунтовщика и самозванца Пуга­
чева и его сообщников. — С присоединением объявления про­
щаемым преступникам». Эти прощаемые сначала совершали
преступления вместе с Пугачевым, а затем участвовали в его
поимке не от раскаяния, а чтобы спасти свою жизнь. Екатери­
на хорошо это понимала, но главное для нее здесь было — по­
казать народу, и казакам в том числе, справедливость и мило­
сердие матушки-императрицы.
После подавления Пугачевского бунта и расправы с бунтов­
щиками, 15 января 1775 года Екатерина II издала указ, разуме­
ется, «по просьбе оставшихся верными казаков», который пре­
дусматривал «для совершенного забвения, бывшаго в прошлом
году вероломного происшествия на Яике, войско это впредь
Сословия. Казачество
175

именовать Уральским, реку Яик — Уралом и г. Яик — Уральс­


ком».
Запорожцы тоже неоднократно изменяли русскому царю, но
снова возвращались к нему на службу. В 1658 году, 23 сентяб­
ря, запорожцы под начальством атамана Ивана Виговского из­
менили России, так что только спустя 9 лет по Андрусовскому
перемирию Запорожское войско стало считаться в подданстве
России, да и то совместно с Польшей.
В 1670 году царствовавший тогда Алексий Михаилович пре­
дал забвению измену запорожцев, и войско, располагавшееся
на русской стороне Днепра под названием «Низового Запорож­
ского» было подчинено гетману запорожскому Демьяну Много­
грешному и ему были «дарованы 2 пушки». В 1674 году запо­
рожский есаул Яков Лизогуб привел войска «той (польской)
стороны Днепра» в подданство России, за что получил от царя
Алексия Михаиловича похвальную грамоту. В том же году
была дарована похвальная грамота Кошевому атаману Запо­
рожскому Ивану Серке за поимку Лжецаревича Симеона. В ап­
реле 1686 года по мирному трактату с Польшей Запорожская
Сечь поступила в полное подданство России.
Однако в 1709 году запорожцы поддержали измену гетмана
Мазепы, после чего Запорожская Сечь была приступом взята
петровскими войсками и срыта до основания. Так бесславно за­
кончила свое существование Запорожская Сечь, воспетая
Н.В. Гоголем в повести «Тарас Бульба». Часть запорожцев, с
атаманом Гордиенкой во главе, бежала в Турцию и основала в
Крыму «Новую Сечь». По Андрианопольскому мирному догово­
ру с Турцией, к которой отошла эта Сечь, Россия обязалась не
иметь ни претензий на нее, ни сношений с нею.
В 1725 году запорожцы ходатайствовали перед царем Петром I
о разрешении вернуться им в Россию, но безуспешно. Мало
того, русским людям строжайше было запрещено как-либо сно­
ситься с ними. Наконец, только в 1733 году Анна Иоанновна
смилостивилась над ними и, послав запорожцам проститель­
ную грамоту, разрешила вернуться на родину. Но всего лишь
через 34 года запорожцы совместно с гайдамаками разорили
русские окраинные городки и вырезали всех жителей Умани.
В 1775 году, по указу Екатерины II, Запорожская Сечь и само
название запорожских казаков были уничтожены, а земли их
присоединены к Новороссийскому и Азовскому наместниче-
ствам. Часть запорожцев при этом ушла в Турцию и в Дубрудже
основала «Новую (третью) Сечь».
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
176

В 1783 году светлейший князь Г.А. Потемкин, главнокоман­


дующий в войне с Турцией за присоединение Крыма к России,
созвал на службу оставшихся в России запорожцев и основал
войско под названием «Коша верных казаков запорожских».
Екатерина II в 1790 году пожаловала светлейшему князю По­
темкину титул Гетмана Черноморского и Екатеринославского
казачьих войск.
В период второй русско-турецкой войны это потемкинское
казачье войско отличилось в боях настолько, что императрица
пожаловала ему знамя «За веру и верность» и земли на Тамани.
Само войско получило название «Войско верных казаков Чер­
номорских», и ему был возвращены клейноды бывшего Запо­
рожского войска: булава, знамя, бунчук, пернач, литавры,
значки и трости (жезлы).
История Малороссийских казаков, впоследствии (1820) со­
единенных с Черноморским казачьим войском, тоже знает не­
мало различных колебаний и измен. В 1604 году малороссий­
ские казаки вместе с поляками ходили на Москву и в Смутное
время рассеялись по всей России, «воруя Русскую землю». Хо­
дили они на Москву и в 1618 году числом в 20 тысяч под началь­
ством Сагайдачного, но были разбиты. В 1654 году по общему
решению рады они вместе с запорожцами под предводитель­
ством гетмана Богдана Хмельницкого были приняты в поддан­
ство России, но в 1667 году по Андрусовскому перемирию ото­
шли к Польше. Через 7 лет гетманом малороссийским
Демьяном Многогрешным они снова были приведены в русское
подданство.
В январе 1702 года гетман Иван Мазепа и часть малороссий­
ских казаков передались на сторону шведов, но в 1710 году
Петр простил раскаявшихся казаков.
Привлечение казачества на службу русскому царю и форми­
рование его как особого военно-аграрного сословия Московско­
го государства и Российской империи проходило в борьбе, в том
числе и силой оружия, с изменами и бунтами, а также в пере­
формировании и, выражаясь современным языком, передисло­
кации казачьих войск, в их переименовании и в ограничении
их самостоятельности.
Так, уже в 1607 г. царь В.И. Шуйский, издав крепостничес­
кое законодательство, установил должностной обязанностью
местных управлений сыск беглых и даже ввел денежные штра­
фы за укрывательство беглого. Это должно было существенным
образом сказаться на численности казачества, которое прини­
мало в свои ряды всех, порой даже не спрашивая имени. Конеч­
Сословия. Казачество
177

но, в Смутное время этот закон почти не исполнялся, но при


царе Алексии Михаиловиче этот закон был подтвержден в Со­
борном уложении 1649 года. После бунта Степана Разина каза­
кам было запрещено принимать в свои ряды новых членов, но
донским казакам снова удалось выхлопотать себе эту привиле­
гию.
Петр I, начав самостоятельно править Россией, добавил к
сторожевой службе казачества внешнюю службу: казаки дол­
жны были принимать деятельное участие в обоих походах
царя на Азов. Это был один из шагов к превращению вольных
казачьих войск в царские войсковые подразделения. Прави­
тельство Петра решило покончить и с важнейшей привилеги­
ей казачества — правом не выдавать беглых. Война со Швеци­
ей ослабила Россию, нужны были человеческие ресурсы, и
Петр потребовал от казачества, чтобы были выданы все бег­
лые, явившиеся к ним после 1695 года. Но казаки не выполни­
ли этого требования, и тогда в 1707 году на Дон был направлен
князь Долгорукий с отрядом. Он сумел, применяя самые жест­
кие методы, за короткий срок собрать до 3 тысяч беглых. Од­
нако действия Долгорукого вызвали волнения среди казаков,
перешедшие в бунт, который возглавил бахмутский старшина
Кондратий Булавин. Князь Долгорукий был убит, его отряд
разгромлен. Усмирять этот бунт пришлось с помощью царских
войск.
Казачий бунт ожесточил Петра I и привел к еще большим ог­
раничениям старой казацкой вольницы: выбор войсковых ата­
манов на «кругу» был заменен «высочайшим назначением» их
на срок, угодный царю. Так, назначенный Петром атаман Рома-
занов должен был оставаться на этой должности бессменно.
Только после его смерти в 1718 году «по выбору войска до ука­
зу» назначен был другой войсковой атаман — Василий Фролов.
С 1733 году атаманы стали назначаться без опроса войска, по
высочайшему пожалованию, по наказу императрицы Анны
Иоанновны. Так войсковые атаманы были заменены наказны­
ми. Правда, в 1738 году по повелению императрицы Анны
Иоанновны атаманы снова получили название «войсковые», но
суть от этого не менялась.
Изменилось и положение старшин в войске. Это было вы­
борное звание, сохранявшееся пожизненно, даже после пре­
кращения выполнения должностных обязанностей. В середи­
не XVIII века это звание превратилось в чин, жалуемый
правительством, а право выбора старшин войском оказалось
под контролем Военной коллегии, в подчинение которой каза­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
178

чьи войска были переданы Указом Петра I от 3 марта 1721


года. До этого, с 1623 года, они числились за Посольским при­
казом, именно числились, так как строгой подчиненности пра­
вительству тогда не было. Петр I сначала передал казачьи вой­
ска в ведение Коллегии иностранных дел (в 1719 г.), а через
2 года — войска были подчинены Военной Коллегии. Перевод
казачества в военное ведомство означал приравнивание его к
регулярным войскам, что вызвало у казаков, особенно Яиц-
ких, недовольство.
А.С. Пушкин в «Истории Пугачевского бунта», основываясь
на изученных им документах, писал об этом: «Казаки возмути­
лись, сожгли свой городок, с намерением — бежать в Киргиз­
ские степи; но были жестоко усмирены полковником Заха­
ровым. Сделана была им перепись, определена служба и
назначено жалованье. Государь сам назначил Войскового Ата­
мана».
Процесс привлечения казачества к российской государствен­
ной службе был одновременно и процессом формирования каза­
чества как сословия. Привлечение казачества к службе не огра­
ничивалось, так сказать, «кнутом», царское правительство не
забывало и о «пряниках»: казакам предоставлялась в общинное
пользование земля, они имели налоговые льготы, царское пра­
вительство стало поощрять казаков за верную службу. Так, в
1614 году царь Михаил Феодорович пожаловал донским каза­
кам первое знамя — «с чем против недругов стоять и на них хо­
дить».
В дальнейшем все российские государи отмечали военные
заслуги казачества. Они жаловали казачьим полкам особые
грамоты и регалии: полковые и войсковые знамена и штан­
дарты, в том числе и георгиевские, с подробными надписями,
в каком году и за какие подвиги жалована сия награда. Каза­
чье войско награждалось также войсковыми клейнодами:
бунчуками, гербами, булавами, перначами, тростями (жезла­
ми) и насеками на них. Кроме того, императоры за особые от­
личия полков жаловали их императорскими серебряными
трубами и саблями. За особые подвиги казаки получали в на­
граду от императора саблю с надписью «За храбрость», а так­
же белевые (белые, из особого сукна), золотые или серебря­
ные петлицы на воротнике и обшлагах и знак отличия на
головном уборе.
В случае, если войсковые регалии каким-либо образом про­
падали, как, например, при громадном пожаре в г. Черкасске в
августе 1744 года, когда погибли регалии и грамоты войска
Сословия. Казачество
179

Донского, то отдавался приказ об их восстановлении. Так, по


просьбе войска Донского императрицею Елизаветой Петровной
были возобновлены грамоты и регалии, сгоревшие в Черкасске,
все, начиная с тех, что были пожалованы в 1704 году.
При Екатерине II войсковые старшины и полковники стали
получать казачьи военные чины, приравненные к армейским.
Указом Павла I в 1799 году войсковые казачьи чины были
приравнены в рангах к офицерам армейских гусарских полков
с сохранением прежних названий: войсковые старшины — к
майорам (VIII класс), есаулы — к ротмистрам (IX класс), сот­
ники — к поручикам (XII класс), хорунжии — к корнетам
(XIV класс). Кроме того, казачьи чины были внесены в Табель
о рангах.
Для казачества этот указ означал не только равенство с рода­
ми войск регулярной армии, но и возможность получить дво­
рянское достоинство, что давало большие преимущества, так
как во владение дворянства были закреплены поселившиеся на
войсковых землях крестьяне. Последствия этого указа были та­
ковы, что уже к 1811 году, то есть через 12 лет, во владении вы­
соких чинов Донского войска числилось 76 857 ревизских крес­
тьянских душ.
В дальнейшем эти льготы для казачества расширились. По
Положению 1835 года на каждую станицу отведено было зем­
ли по расчету 30 десятин на душу мужского пола; дворянские
казачьи чины получали по 15 десятин на каждую душу в по­
томственную собственность, а казакам дворянских чинов, не
имевшим поместий, давались в пожизненное пользование уча­
стки, величина которых соизмерялась с их чином. Так что ка­
заку было, за что служить верой и правдой российскому импе­
ратору!
В екатерининские времена казачьи городки и станицы были
распределены на округа, в которые Войсковой атаман назна­
чал особых старшин, ведавших сыском беглых. В 1775 году,
после Пугачевского бунта, к этому добавилась должность про­
курора.
При Павле I все управление войском снова было отдано Войс­
ковым атаманам и войсковым канцеляриям. Однако в войско­
вую канцелярию введены были назначаемые государем долж­
ности, от которых зависели вновь учрежденные отделы
(экспедиции): дел уголовных, гражданских и казенных, а поз­
же — добавленные к ним межевая полиция центра казачьего
войска и сыскное начальство. Так что выборные демократиче­
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
180

ские порядки казачества к концу XVIII века свободно проявля­


лись только в станичном управлении.
Долгое время казачьи войска были иррегулярными, испол­
нявшими постоянную военную службу по договору, на основе
присяги, но во второй половине XVIII века начинается про­
цесс их перехода в регулярные войска. Начали учреждаться
особые полки как образец прочим полкам войска. Например, в
1775 году Екатериной II был учрежден Войска Донского Ата­
манский полк, а существовавшая в то время Команда Петер­
бургского легиона была переформирована, с добавлением в нее
лучших казаков, в Придворную Донскую казачью команду.
В 1793 году Великий князь Наследник Павел Петрович из дон­
ских казаков создал Казачий полк Гатчинских войск Наслед­
ника Цесаревича. Через 5 лет появился Лейб-гвардии Казачий
полк.
О том, что к началу XIX века казачьи войска вошли в состав
регулярных российских войск, но как особые войска, говорят
императорские указы. В сентябре 1798 года по указу Павла I
войсковые казачьи офицерские чины были уравнены с гвардей­
скими чинами. По указу Александра I в августе 1801 года уста­
новлена единообразная форма обмундирования полков и по­
вседневная казачья одежда, а в 1809 году введены казачьи
генеральские султаны — челенги. Но самыми важными стали
документы, вышедшие в 1802—1803 годах, в правление Алек­
сандра I: было высочайше утверждено первое «Положение о во­
енной службе Донского казачьего войска», достигшего к тому
времени около 320 тысяч душ обоего пола, потом Черноморско­
го войска, а затем Оренбургского и Уральского. Эти «Положе­
ния» документально определили взаимоотношения российской
власти и казачества и официально закрепили казачество как
особое военно-аграрное сословие и его службу в особых частях
регулярной армии Российской империи. В то же время они яви­
лись основой для учреждения новых казачьих войск.
Примечательно, что в XIX веке не произошло ни одного более
или менее крупного волнения среди казачества.
В 1827 году, по высочайшему повелению Его Императорско­
го Величества Николая I, Наследник и Великий князь Алек­
сандр Николаевич был назначен Атаманом всех казачьих
войск, вследствие чего Войска Донского Атаманский полк по­
лучил название: Казачий Атаманский Его Императорского Вы­
сочества Наследника полк. Спустя 4 года он был переименован
в Казачий Атаманский Его Императорского Высочества На­
следника Цесаревича полк. Наследнику в 1827 году было всего
Сословия. Казачество
181

9 лет, так что звание это, с одной стороны, было проявлением


почетного внимания к казачеству со стороны императорской
фамилии, но, с другой стороны, давало возможность государю с
большим основанием вмешиваться в казачьи дела, а кроме
того, воспитывать будущего императора как полководца. С той
поры звание Атамана всех казачьих войск для последующих
Наследников Цесаревичей стало традиционным.
Истории известны только 3 Атамана всех казачьих войск:
Цесаревичи — Александр Николаевич, Александр Александро­
вич и Алексей Николаевич. Примечательно, что цесаревичу
Алексею, сыну Николая II, это звание было присвоено в день
его появления на свет — 30 июля 1904 года. И это не вызвало
протеста с чьей-либо стороны. Все равно ведь непосредственное
управление казаками осуществлялось войсковыми наказными
атаманами.
Шефами казачьих полков были все императоры российские,
начиная с Николая I. Его сын, Александр II, уже был не только
шефом, но и числился в 4-х казачьих подразделениях, а Алек­
сандр III шефствовал над тремя полками и числился в двух: в
Лейб-гвардии Атаманском Его Императорского Высочества На­
следника Цесаревича полку и в Лейб-гвардии Уральском каза­
чьем эскадроне.
Но особое благоволение казакам Дом Романовых выказал в
царствование Николая II. Сам император, который в бытность
свою Наследником имел звание Атамана всех казачьих войск,
остался шефом 5 казачьих подразделений, 4 из которых носили
его имя, и числился в Лейб-гвардии Атаманском Его Импера­
торского Высочества Наследника Цесаревича полку. Цесаревич
Алексей был еще и шефом своего имени полка и казачьей бата­
реи и числился в 4-х полках, носящих имя его отца, императора
Николая II.
Числились в казачьих войсках — в Собственном Его Импера­
торского Величества Конвое, в полках и батареях — генерал-
фельдмаршал Великий Князь Николай Николаевич, Великие
князья Михаил Александрович, Андрей Владимирович, Кон­
стантин Константинович. А шефом 1-го Хоперского имени Ея
Высочества полка Кубанского войска с 1879 года была Великая
княгиня Анастасия Михайловна. Шефами казачьих полков
были и королевские особы: Его Королевское Высочество Вели­
кий Герцог Фридрих Мекленбург-Шверинский и Его Высоче­
ство Эмир Бухарский Сеид-Абдул-Ахад-Хан.
В казачьих войсках числились и особы иностранных владе­
тельных домов: в чине генерал-майора — Его Высочество
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ОТ БОЯР ДО ХОЛОПОВ
182

Эмир Бухарский Сеид-Мир-Алим и его Наследник Сеид-Мир-


Абдуррасуль; также в чине генерал-майора — Его Светлость
Хан Хивинский Сеид-Асфендиар-Богадур-Хан и его Наслед­
ник Сеид-Темир-Газы. Чин хорунжего имел племянник Хана
Хивинского — Назыр-Тюря.
Благодаря этому, Лейб-гвардии казачьи полки, батареи, эс­
кадроны приобрели статус лучших, отборных, хотя нельзя ду­
мать, что другие войска Российской армии и гвардии не имели
почетных шефов. Например, императрица Александра Феодо­
ровна и 2 ее дочери Цесаревны, Великие княжны Татьяна и
Анастасия, были шефами уланских и драгунских полков.
С 1882 года в казачьих частях были установлены вечные
шефы, и первым из них был Ермак Тимофеев в Сибирском каза­
чьем № 1 полку.
С 1901 по 1911 год вечными шефами были определены: импе­
ратрица Екатерина II, генералиссимус А.В. Суворов-Рымник-
ский, генерал-фельдмаршал М.И. Голенищев-Кутузов-Смолен-
ский, генерал-фельдмаршал Г.А. Потемкин-Таврический, атаман
М.И. Платов, генерал-адъютант граф Муравьев-Амурский, гене­
рал-адъютант граф В.В. Орлов-Денисов, генерал А.П. Ермолов и
др. — всего 30 памятных имен, присвоенных казачьим полкам
«в вечное сохранение и напоминание».
Разумеется, все эти акции оказывали большое воздействие на
казаков: каждый казак чувствовал, какая огромная честь вы­
пала ему — служить в одном полку с такими высокими особами
и иметь вечного шефа — историческое лицо, прославившее Рос­
сию своими деяниями и военными подвигами.
Весь XIX и начало XX века российские государи через воен­
ное министерство и военное ведомство занимались созданием
новых казачьих войск. Например, состоялось учреждение
Азовского казачьего войска (1829), Забайкальского — из бурят
и казаков Китайской линии (1851), Амурского — из части За­
байкальского казачьего войска (1858), Семиреченского из 9-го
и 10-го полковых округов Сибирского войска (1867), Уссурий­
ского из части Амурского войска (1889).
Так что к началу XX века окончательно сформировались в
России 12 казачьих войск: войско Донское, Кубанское, Тер­
ское, Астраханское, Уральское, Оренбургское, Сибирское, Се-
миреченское, Забайкальское, Амурское, Уссурийское и казачье
население Иркутской и Енисейской губерний.
В 1838 году, в царствование Николая I, был утвержден пер­
вый строевой устав казачьих войск — «Правила для состава и
Сословия. Казачество
183

построения казачьих войск», в том же году на вооружение всех


казаков были приняты вместо сабе