Вы находитесь на странице: 1из 8

88 ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

7. Михальчук К. Что такое малорусская (южнорусская) речь? / К. Ми-


хальчук. – К.: Типография Императорского Университета св. Владимира,
1899 – С. 4.
8. По Е.А. Новелї / Е.А. По. З англійського переклав Іван Пертушевич. –
Львів: Видавництво М. Заячківського. Нар. друк. Ст. Манєцкого і Спілки,
1898. – 102, ІІ с. – (Литературно – Артист. Новини, Кн. 2).
9. Твен М. Американський претендент: Повість Марк-Твайна / З англій-
ського переклав Іван Петрушевич. – Львів: Накладом Ред. “Літ.-Наук. Віст-
ника”. Друк. Наук. Т-ва ім. Шевченка. Під зарядом К. Беднарського, 1898. –
182 с.
10. Україномовна книга у фондах Національної бібліотеки України імені
В.І. Вернадського, 1798-1923: Бібліографічний покажчик. Т. 1: 1798-1911 /
О.С. Онищенко (голова редколегії). – К.: НБУВ, 2003. – 673 с.
11. Франко І.Я. Каменярі. Український текст і польський переклад. Де-
що про штуку перекладання / І.Я. Франко. Зібрання творів у 50-ти т. – Т. 39. –
К.: Наукова думка, 1983. – С. 7-20.

РЕАЛИЯ КАК ОБЪЕКТ


ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

© Папикян А.А.
Сургутский государственный университет
Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, г. Сургут
Статья посвящена такой сложной и неоднозначной категории пере-
вода, как реалия. Перевод реалий – часть большой и важной проблемы
передачи национального и исторического своеобразия, которая восхо-
дит к самому зарождению теории перевода как самостоятельной дис-
циплины. Основным требованием к полноценному переводу является
знание переводчиком реалий или конкретных условий жизни и быта
страны, с языка которой производится перевод.
Ключевые слова: термин; классификация; реалия; «свои» реалии;
«чужие» реалии; культура; язык.

Древнейшая и сложнейшая проблема перевода состоит, безусловно, в


возможности адекватного переноса содержания того или иного текста с одно-
го языка на другой. Проблемы перевода реалий уделяли внимание многие ис-
следователи (Л.Н. Соболев, А.В. Федоров, Г.В. Чернов, А.Е. Супрун, Е.М. Ве-
рещагин и В. Г. Костомаров, И. И. Ревзин, В. Ю. Розенцвейг). Л.Н. Соболев в
1952-м году употребляет термин «реалия» в современном его понимании и


Магистрант.
Проблемы переводоведения 89

даже дает ему достаточно выдержанную дефиницию [8, с. 290]. О реалиях


также пишет Г.В. Чернов, который, однако, преимущественно пользуется на-
званием «безэквивалентная лексика» [11, с. 223]. Супрун А.Е. рассматривает
реалии как «экзотическую» лексику [9, с. 231], а Россельс Вл. намечает неко-
торые из основных черт реалий как переводческой категории [7, с. 169].
По словарному определению само слово «реалия» происходит от латин-
ского прилагательного среднего рода множественного числа realis,-e, realia –
«вещественный», «действительный», которое превратилось под влиянием
аналогичных лексических категорий в существительное женского рода. Реа-
лия – предмет, вещь, материально существующая или существовавшая. Со-
гласно словарным определениям, реалии – это «предметы материальной куль-
туры», такие как государственное устройство данной страны, история и куль-
тура данного народа, языковые контакты носителей данного языка и т.п. с
точки зрения их отражения в данном языке», «предметы материальной куль-
туры, служащие основой для номинативного значения слова» [13; 14, с. 786;
15, с. 25].
Понятие «перевод реалий» дважды условно: реалия, как правило, непе-
реводима (в словарном порядке) и, опять-таки, как правило, она передается
(в контексте) не путем перевода. Федоров А.В. писал, что «нет такого слова,
которое не могло бы быть переведено на другой язык, хотя бы описательно,
т.е. распространенным сочетанием слов данного языка» [10, c. 182].
Понятие «реалия» следует отграничить от понятия «термин». Реалии
характерны для подъязыка художественной литературы и средств массовой
информации, неразрывно связаны с культурой определенного народа, явля-
ются общеупотребительными для языка этого народа и чуждыми для других
языков. Термины лишены какой-либо национальной окраски, относятся, в
основном, к сфере науки, создаются искусственно, исключительно для на-
именования предмета или явления, с распространением которых и получает
широкое применение.
Некоторые реалии обладают сходством с именами собственными: Дед
Мороз, Кощей Бессмертный, Царевна Лягушка и другие. Иногда реалии яв-
ляются отклонением от литературной нормы, к ним относятся, например,
диалектизмы, элементы сниженного стиля (просторечия), жаргонизмы. Су-
ществует несколько классификаций реалий по различным признакам. Реа-
лии как единицы перевода делятся на: сокращения (ДК, ЗАГС, колхоз); сло-
ва (борщ, сарафан); словосочетания (дом быта, дом культуры); предложе-
ния (Не все коту масленица) [12, с. 192].
Отличительными чертами реалии являются характер ее содержания
(связь обозначаемого предмета с определенной страной, народностью, со-
циальной общностью) и принадлежность ее к определенному периоду вре-
мени. На основе этих признаков исследователями были предложены пред-
метная, временная и местная классификация реалий.
90 ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

К географическим реалиям относятся: названия объектов физической


географии (степь, пассат); названия объектов, связанных с деятельностью
человека (ранчо, дувал); названия эндемиков (секвойя, игуана); этнографи-
ческие реалии (понятия, принадлежащие быту и культуре народа): бытовые
(рикша, кимоно, кафтан), трудовые (ялик, ковбой, ударник), наименования
понятий искусства и культуры (богатырь, арлекин, балалайка), этнические
понятия (казак, гот, янки), меры и деньги (фунт, сажень, лье, франк); об-
щественно-политические реалии: понятия, связанные с административно-
территориальным устройством (хутор, губерния, штат), наименования но-
сителей и органов власти (рада, кнессет, вече), военные (витязь, самурай),
наименования организаций, званий, титулов, сословий, каст (эрл, батрак,
князь, иомен) [4].
Временное деление реалий предполагает выделение следующих катего-
рий: современные реалии, употребляющиеся некоторым языковым коллек-
тивом и обозначающие понятия, существующие в данное время; историче-
ские реалии, обозначающие понятия, характерные для прошлого опреде-
ленной социальной группы.
Местное деление реалий предполагает следующее: в плоскости одного
языка следует рассматривать свои и чужие реалии, которые, в свою очередь
подразделяются на национальные (известные всем жителям государства,
всему народу), локальные (принадлежащие одному наречию или диалекту),
микролокальные (характерные для определенной местности). С позиции двух
языков реалии делятся на внешние, являющиеся чуждыми для этой пары
(например «самурай» для русского и английского языков), и реалии, чуждые
для одного языка и свои для другого («рада» для украинского и русского язы-
ков). Рассматривая несколько языков, можно выделить региональные реа-
лии («евро» для стран, принявших эту валюту как национальную) и интер-
национальные, присутствующие в лексике многих языков, вошедшие в их
словарь, но сохранившие исходную окраску (ранчо, текила).
Из всего сказанного можно сделать вывод, что основной чертой реалии
является ее колорит. Именно передача колорита при переводе текста с одно-
го языка на другой и составляет главную проблему переводчика при работе
с реалиями. Некоторые исследователи (Федоров, Верещагин, Костомаров)
относят реалии к разряду безэквивалентной лексики, утверждая, что они не
подлежат переводу [5]. Однако реалия является частью исходного текста,
поэтому ее передача в текст перевода является одним из условий адекватно-
сти перевода. Итак, вопрос сводится не к тому, можно или нельзя перевести
реалию, а к тому, как ее переводить.
Прежде чем приступить непосредственно к переводу, необходимо ос-
мыслить незнакомую реалию в подлиннике, то есть место, занимаемое ею в
контексте, – как она подана автором и какими средствами он пользуется,
чтобы довести до сознания читателя ее семантическое и коннотативное со-
Проблемы переводоведения 91

держание. Незнакомой чаще всего является чужая реалия. Автор вводит ее в


текст художественного произведения главным образом при описании новой
для носителя данного языка действительности. Свои (знакомые) реалии не
нуждаются в каком-либо осмыслении, поскольку появившееся в тексте сло-
во «квас» не вызовет затруднения у русского читателя, «майдан» – у укра-
инского, «Тауэр» – у английского [4].
Не нуждаются в осмыслении и интернациональные реалии, так как у
читателя вследствие ее распространенности уже сложились о ней опреде-
ленное представление и национальная отнесенность. Введения средств ос-
мысления требуют все незнакомые реалии (свои и чужие), если это соответ-
ствует замыслу автора переводимого произведения.
Наиболее распространенными в литературе средствами осмысления яв-
ляются следующие: графическое выделение реалии на фоне всего текста (кур-
сив, кавычки, жирный шрифт), однако этот способ позволяет только при-
влечь к ней внимание, но не довести ее содержание до сознания читателя;
развитие содержания реалии: «Это и есть моя шаланда, – Мы подошли к
длинной широкой рыболовной лодке, – вчера вечером на ней ходил»; упот-
ребление наряду с реалией ее нейтрального синонима или родового понятия
в качестве приложения: «стена – дувал», «крестьянин – иомен»; объяснение
в самом тексте, взятое в скобки, выделенное запятыми или тире: «Бурковку –
дорогу, мощеную камнями разной величины – соорудили всем селом всего за
месяц»; пояснение в сноске на нижней части страницы, если нет возможно-
сти привести его непосредственно в тексте рядом с реалией; толкование реа-
лии в комментариях или списках в конце книги, но следует учесть, что по-
иск такого пояснения отвлекает читателя непосредственно от повествова-
ния. Вопрос о подаче и осмыслении реалий в тексте важен для переводчика,
так как сохранение их в переводе в значительной мере обусловлено, с одной
стороны, местом в подлиннике и, соответственно, осмыслением автором, а с
другой, – средствами, которые можно привлечь для сохранения реалии на ее
месте и в переводе.
Основных трудностей передачи реалий при переводе две: отсутствие в
языке перевода соответствия (эквивалента, аналога) из-за отсутствия у но-
сителей этого языка обозначаемого реалией объекта (референта) и необхо-
димость, наряду с предметным значением (семантикой) реалии, передать и
колорит (коннотацию) ее национальную и историческую окраску. Однако
некоторые реалии имеют в языке перевода единичные соответствия («House
of Commons» – «Палата общин»). «Единичное соответствие означает, что в
большинстве случаев данная единица исходного языка переводится одной и
той же единицей языка перевода». При переводе таких реалий, имеющих
единичные соответствия, трудностей практически не возникает. Возможности
перевода реалий, фактически встречающиеся в переводах, сводятся к четы-
рем основным случаям: транслитерация (Lincoln – Линкольн,Ford – Форд)
92 ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

или транскрипция (Soviet,sputnik,kolkhoz), создание нового (или сложного)


слова на основе уже существующих в языке элементов (Red Army Man –
красноармеец,Victory Day – День Победы), уподобляющий перевод, уточ-
няемый в условиях контекста (при передаче на русский язык словосочета-
ния «Holy Land» в переводе «Айвенго» В. Скотта, переводчик использовал
топоним «Палестина»: «… it was of Eastern origin, having been brought from the
Holy Land» – «… обычай этот был вывезен рыцарями из Палестины». Реалия
«Holy Land» была заимствована в английский язык и укоренилась в нем, одна-
ко в русском языке прямое соответствие («святая земля») употребляется край-
не редко, что в данном случае и обусловило обращение переводчика к уподоб-
ляющему переводу) и гипонимический перевод (замена видового понятия на
родовое). Пример употребления данного приема также можно найти в перево-
де уже упоминавшейся выше «Сказке о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина. В
этом переводе русская реалия «терем» передана в переводе словом «man-
sion», которое имеет больше значений (дача, особняк, усадьба и т.д.) и являет-
ся родовым понятием по отношению к русскому слову «терем» [4].
Следовательно, сохранение и передача колорита является одной из важ-
нейших задач при переводе реалий. Именно эта проблема очень часто вста-
ет перед переводчиком. «Колорит … это та окрашенность слова, которую
оно приобретает благодаря принадлежности его референта – обозначаемого
им объекта – к данному народу, определенной стране или местности, кон-
кретной исторической эпохе, благодаря тому, что он, этот референт, характе-
рен для культуры, быта, традиции, – одним словом, особенностей действи-
тельности в данной стране или данном регионе, в данную историческую эпо-
ху, в отличие от других стран, народов, эпох». Колорит, которым обладает
большинство реалий, является чертой, которая выделяет реалию из всей мас-
сы языковых единиц. Таким образом, при работе с реалиями переводчик дол-
жен прежде всего учитывать колорит реалии, характер которого и обуслов-
ливает выбор переводческого приема.
В целом, все способы перевода реалий можно к следующим приемам:
1. а) транслитерация; б) транскрипция; 2. а) калька; б) полукалька; в) освое-
ние; г) семантический неологизм; 3. уподобляющий перевод; 4. контексту-
альный перевод; 5. гипонимический перевод; 6. замена реалии исходного
языка на реалию языка перевода; 7. передача чужой для исходного языка и
языка перевода реалии; 8. опущение реалии. То есть, приемы передачи реалий
можно, обобщая, свести в основном к двум: транскрипции и переводу. По сло-
вам А.А. Реформатского, эти два понятия могут быть друг другу противопо-
ставлены: перевод стремится «чужое» максимально сделать «своим», а транс-
крипция стремится сохранить «чужое» через средства «своего» [6, с. 312].
Собственно транскрипция реалии предполагает механическое перенесение
реалии из исходного языка в язык перевода графическими средствами по-
следнего с максимальным приближением к оригинальной фонетической
Проблемы переводоведения 93

форме. Перевод реалии как прием передачи ее на язык перевода применяют


обычно в тех случаях, когда транскрипция по тем или иным причинам не-
возможно или нежелательна.
Таким образом, реалии каждый раз ставят переводчика перед альтерна-
тивой: транскрибировать или переводить? Выбор пути зависит от несколь-
ких предпосылок: от характера текста, от значимости реалии в контексте, от
характера самой реалии, от самих языков и от читателя перевода. Задача
переводчика – как можно полнее извлечь содержащуюся в оригинальном
тексте информацию, для чего он должен обладать фоновыми знаниями, ко-
торыми располагают «носители» исходного языка. Поэтому успешное вы-
полнение функций переводчика предполагает всестороннее знакомство с
историей, культурой, литературой, обычаями, современной жизнью и про-
чими реалиями народа, говорящего на исходном языке. Иными словами,
основным требованием к полноценному переводу является знание перево-
дчиком реалий или конкретных условий жизни и быта страны, с языка кото-
рой производится перевод.
Решение вопроса о выборе определенного приема при переводе реалии
будет напрямую зависеть от задачи, которая стоит перед переводчиком: со-
хранить колорит языковой единицы с возможным ущербом для семантики
или передать значение реалии (если оно не известно), утратив при этом ко-
лорит. При выборе наиболее подходящего приема перевода необходимо
уделить особое внимание месту, подаче и осмыслению незнакомой реалии в
подлиннике. Незнакомой чаще всего является чужая реалия. Автор вводит
ее в текст художественного произведения при описании новой для носителя
данного языка действительности, например, в романе из жизни такого-то на-
рода, в такой-то стране, повествуя о чужом для читателя быте в том или ином
эпизоде. Эти незнакомые читателю подлинника слова требуют такой пода-
чи, которая позволила бы воспринять описываемое, ощутив вместе с тем тот
специфический «аромат чуждости», характерный местный или националь-
ный исторический колорит, ради которого и допущены в текст эти инород-
ные элементы. Следовательно, можно сделать вывод о том, что наиболее
удачным нужно считать такое введение в текст незнакомой реалии, которое
обеспечило бы ее вполне естественное, непринужденное восприятие чита-
телем без применения со стороны автора особых средств ее осмысления. Не
требуют по большей части объяснений и те реалии, которые знакомы чита-
телям. С еще большим основанием не требуют объяснения региональные
реалии. Однако в сомнительных ситуациях переводчик должен тщательно
проверить, существует ли рассматриваемое слово в языке перевода, соот-
ветствует ли оно по значению переводимому в исходном языке и каков его
фонетический и графический облик в языке перевода.
Очень часто в соображения писателя и переводчика входит расчет на
контекстуальное осмысление, на то, что читатель поймет введенную реалию
94 ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

«по смыслу». Нередки и случаи переоценки фоновых знаний читателя, ко-


гда автор не объясняет реалию, чужую или свою, но явно незнакомую чи-
тающей публике. Это касается многих авторов, пишущих на исторические
темы. Очевидно, что читатель, встретивший незнакомую реалию в подлин-
нике, находится в несколько более благоприятном положении по сравнению
с читателем перевода. Некоторые писатели рассчитывают, что читатель бу-
дет справляться о значении незнакомого слова в словарях, однако, по мне-
нию С. Влахова и С. Флорина, маловероятно, чтобы читатель (не научный
работник или исследователь), взявший книгу для удовольствия, стал рыться
в словарях. Подача же и толкование реалий в особых словарях, комментари-
ях и глоссариях в конце книги, части, главы значительно затрудняет читате-
ля, отрывая его от повествования [4].
В заключение можно процитировать известного переводчика А.Л. Анд-
рес: «В искусстве перевода, как и во всяком другом искусстве, не может быть
готовых эталонов, раз и навсегда определенных правил и решений. Не мо-
жет быть единого решения и в вопросе о том, должен ли переводчик, пере-
выражая произведение, отделенное от нас известной исторической дистан-
цией, дать почувствовать современному читателю эту дистанцию и в какой
мере он должен это делать» [1, с. 128].

Список литературы:
1. Андрес А.Л. Дистанция времени и перевод / А.Л. Андрес. – МП: № 5,
1966. – С. 128.
2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов / О.С. Ахманова. –
М.: Сов. энциклопедия, 1966. – 524 с.
3. Бреус Е.В. Основы теории и практики перевода с русского языка на
английский / Е.В. Бреус. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Изд-во УРАО, 2000. –
208 с.
4. Влахов С. Непереводимое в переводе / С. Влахов, С. Флорин. – М.:
«Международные отношения», 1980. – 343 с.
5. Ожегов С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов. – изд. 18-е. – М.:
Русский язык, 1986. – С. 786.
6. Реформатский А.А. Введение в языковедение / А.А. Реформатский. –
М.: Аспект Пресс, 1999. – С. 312.
7. Россельс В. Перевод и национальное своеобразие подлинника // Во-
просы художественного перевода / В. Россельс. – М.: Советский писатель,
1955. – С. 169.
8. Соболев Л.Н. О переводе образа образом // Вопросы художественного
перевода / Л.Н. Соболев. – М., 1955. – С. 290.
9. Супрун А.Е. Экзотическая лексика / А.Е. Супрун. – М.: ФН, 1958. –
231 с.
10. Федоров А.В. Основы общей теории перевода / А.В. Федоров. – М.:
Высшая школа, 1968. – С. 182, 359.
Проблемы переводоведения 95

11. Чернов Г.В. К вопросу о передаче безэквивалентной лексики при пе-


реводе советской публицистики на английский язык // Ученые записки 1-го
МГПИИЯ. Т. XVI / Г.В. Чернов. – М., 1958. – С. 223.
12. Голикова Ж.А. Перевод с английского на русский. – 5-е изд., стер. –
Минск: Новое знание, 2008. – 287 с.
13. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Сов. эн-
циклопедия, 1966. – 524 с.
14. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – изд. 18-е. – М.: Русский язык,
1986. – С. 786.
15. Современный русский язык / Под ред. Д.Э. Розенталя. – М.: Высшая
школа, 1976. – Т. I. – С. 25.

ВЫРАЖЕНИЯ ПРИЧАСТИЯ БУДУЩЕГО ВРЕМЕНИ


АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ЯЗЫКА
НА ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ
© Юсибова В.Я.
Государственный университет, Республика Азербайджан, г. Баку
В статье говориться о средствах выражения во французском языке
причастий будущего времени, существующих в азербайджанском язы-
ке и сформированных в качестве грамматической категории. Отмеча-
ется отсутствие во французском языке причастия будущего времени, в
качестве категории прилагательных, выражение его составляющими, с
различными функционально-семантическими значениями и употреб-
ление части данных причастий в качестве прилагательных, отдаленных
от семантики будущего времени.
Ключевые слова: лексически-семантический, причастие, француз-
ский язык, морфологический элемент, словесное прилагательное.

Когда мы говорим о функционально-семантических и стилистических


характеристиках причастий настоящего времени во французских и азербай-
джанских языках, следует отметить, что в обоих языках, несмотря на их раз-
личные характеристики, причастия настоящего и прошедшего времени пол-
ностью относятся к категории грамматики.
Тем не менее, в современном азербайджанском языке есть другие фор-
мы причастия: причастия будущего времени, которые не существуют во фран-
цузском языке.
Во французском языке эта форма причастия превращается в средства
выражения, имеюшие совсем разные функциональные характеристики, ко-


Диссертант.