Вы находитесь на странице: 1из 377

Глава 1-02. Эй, мистер, хотите научиться медитации?

Как случилось, что я, хороший научный работник, оказался в подобном положении? В моей семье не
было интереса к необычным явлениям — мы были обычными нормальными людьми. Возможно наша
семья была благополучной свыше нормы, но в этом нет ничего необычного. Я хорошо учился в
колледже, окончив его со специализацией по двум дисциплинам: физика и математика. Затем
поступил в аспирантуру (graduate school), где стал работать над получением диплома физика. Начал
писать докторскую диссертацию, и с первой попытки сдал предварительные экзамены и зачеты.
Занялся исследованием работ в узкой области экспериментальной ядерной физики.
Это был 1968, и я был тем типичным 23-летним физиком, чересчур заумным, не в меру
эмоциональный, аналитичным, педантичным, и в довершение ко всему сугубо интеллектуальным.
Нигде ни намека на необычность. Если вы знавали такого самонадеянного молодого физика, вы,
наверное, в курсе их манеры казаться необычными, "отклоняться от нормы" мягко выражаясь. Если
же вы не настолько мягки в выборе выражений, и не были впечатлены, или смущены их
высокомерным интеллектуальным стилем, то прилагательное "нахальный", было бы более
применимо к такому типажу.
Одним теплым осенним днем в 1971-м, я шел читать лекцию старшекурсникам, и, войдя в здание
факультета физики, наткнулся на большой рекламный плакат бесплатных лекций по
Трансцендентальной Медитации, или просто ТМ, как многие ее называли. Так как я был аспирантом,
и пребывал во вполне обычном, для нашего брата, безденежье, слово "бесплатно" привлекло мое
внимание. "Управляй своим сознанием", гласил плакат большими печатными буквами. "Научись
технике глубокой релаксации и нормализуй свое кровяное давление." "Хорошо", — подумал я, — "это
классно, но какое мне дело?" Продолжил читать: "Увеличьте способность к концентрации и
уменьшите потребность во сне". Что!? Я перечитал последнюю фразу. Теперь это стало еще и
интересным, а не только бесплатным.
Через несколько дней я сходил на бесплатную лекцию. ТМ была представлена с научной точки
зрения — практика и ее результаты, сигнал и ответ. Не было никакой теорий. Просто выполняй
регулярно несложный медитативный процесс и смотри, как улучшаются твои психологические
проявления — и больше ничего. Не было никакой привязки к восточной философии, мистике, каким-
либо верованиям. Я не желал связываться с чем-либо подобным. Все подобное предназначено для
легковерных людей с бесконтрольными эмоциональными порывами.
В подтверждение своих слов, ведущие презентации ТМ познакомили нас с докладами серьезных
исследователей, и с неформальными исследованиями известных ученых из престижных
университетов. Их предложение было простым — всего за 20 долларов (специальная цена для
студентов и аспирантов) меня обучат медитации в течение 4 часов — несколько занятий на этой
неделе. Концентрация внимания, ясное мышление, улучшенная память, снижение стресса, плюс — я
смогу меньше спать! И всего за 20 долларов и 4 часа.
Я был настроен скептически, но, если в медитации была хоть половина достоинств, обещаных
ведущими презентации, то это будет прекрасной инвестицией для любого студента. В те времена 20
долларов были крупной суммой, серьезным вложением для нищего аспиранта. Но, все-таки, дело
было в 70-х, я был юн и был почти что обязан делать иногда странные поступки. В общем, записался
на курс.
"Следуйте этим инструкциям", — с дружеской улыбкой сказал сотрудник ТМ, передал мне пакет с
документами и взял мой чек.
Глава 1-03. Жертвенный банан
Неделей позже я шел в центр ТМ, чтобы получить свой личный звук для медитации, называемый
мантрой. Мне обещали, что это займет менее пяти минут — зайти, получить свою мантру, потом
посетить четыре занятия — что может быть легче?
Согласно инструкциям, в назначенный день я появился с платком и бананом у этого захудалого
маленького домика. Чистый платок и банан. Вот идиот! Я начал сомневаться в мудрости своих
действий и чувствовал себя более, чем глупо, подходя к этому дому с бананом и платком. Тот, кому
понадобился свежий фрукт и носовой платок, чтобы научить меня медитировать, был либо тупым,
либо мошенником. Это было первым знаком странности. Я уже начал серьезно подумывать, чтобы
показаться без платка и фрукты — просто посмотреть, что будет — но реализм восторжествовал.
Вместо этого я решил, что лучшим решением будет принять их условия. Их бессмысленная просьба
была достаточно безобидно, и, что более важно, они уже получили мои 20 долларов.
"Для чего банан?" спросил я с иронией у первого, кого увидел. "Для чего нужен фрукт при
медитации?"я спросил. "На лекциях, что я посещал, мне не говорили о фруктах и платках — для меня
это немного глупо". Человек, к которому я обращался, очевидно, был не научного склада. Он был
несведущий, так же как и я, но вопрос о связи между медитацией, фруктом и платком, очевидно, у
него никогда не возникал. Мне было трудно это понять.
Его ответом было пожимание плечами, сопровождаемое большой широкой улыбкой. Очевидно, что
этот парень, не задумываясь, делает то, что ему сказали. Возможно, он удивился, почему я уделял
такое большое значение банану, который не дорогой или которого нетрудно достать. Он казался
немного смущенным и ему было неловко от моей непосредственности. Я отвернулся, тихо
размышляя, как люди могут быть настолько некритичными и не думать о том, что они делают. Было
нечто похожее на эту улыбку — я тихо усмехнулся и задумался, имеет ли он отношение к Альфреду
Ньюману.
Было около 10 людей, которые стояли и сидели в области для ожидания. Я нашел угол, в котором
можно постоять, и ждал в тишине, держа свой фрукт, как и все остальные. Наконец, настала моя
очередь. "Для чего нужен банан?" Я спросил при первой же возможности. инициатор объяснил, что у
них (Организация ТМ) есть церемония, которую нужно соблюсти — свежий фрукт олицетворял
традиционное подношение студента учителю.
"Что вы будете делать со всеми фруктами?" я спросил. У себя в голове я представил огромную кучу
гниющих символических фруктов — жалкое расточительное доказательство бесполезности
церемониальных жестов.
"Мы их едим", сказал он с улыбкой.
Теперь я понял — это был простой способ добыть бесплатную гастрономию. Если они поскупились
добавить доплату за один банан к 20 долларам цены, чтобы им было чем позавтракать — что же, для
меня это нормально. Тем не менее, я бы предпочел, чтобы они были более открытыми.
Мужчина, который стоял рядом со мной, приблизительно моих лет, хорошо одет, ласково говорит и
выглядит умным и серьезным — он не похож на фруктового жулика. Может это и не они, предположил
я, возможно люди, которые создали этот бизнес знали, что составит немалого труда найти концы. Я
отпустил эту ситуацию. Решив проблему с бананом, я перешел к следующей теме — предстоящей
церемонии.
Намереваясь быть полезным, я конструктивно покритиковал инициатора. Я сказал ему, что любая
церемония совершенно неуместна и что она отвлекает от рациональной картины того, что они
представили на общественном собрании. Он вежливо кивнул, показывая мне, что понял несогласие,
но ничего другого не сказал. "Я должен провести церемонию", сказал он тихо.
Было очевидно, что ему все равно, что я думаю о его церемонии или возможно что еще — таким
путем должно быть все сделано. Он посмотрел на меня с разрешением продолжить. "Хорошо", сказал
я, "не велика важность, продолжайте, проводите свою церемонию, если вам от этого легче. Я пойду
на это до тех пор, пока не нужно будет признать любую веру или давать обещания ". Он улыбнулся
мне быстро согласился.
Непринужденно и комфортно разместив свои колени на коврике, мы развернулись к нему,
находящемуся в центре самого обыкновенного кухонного пола. На полу перед ним мы увидели нечто
похожее на мой банан, лежащий в центре чистого белого платка-салфетки внутри небольшой
тарелки. На мой взгляд, все это без сомнения напоминает алтарь бедного человека.
Инструктор прочитал немного что-то из санскрита (по крайней мере, так он сам утверждал), эта
процедура глубокой концентрации продолжалась около минуты, затем последовало молчание около
тридцати секунд. Затем, в конце концов, он сказал мне то, что будет моей мантрой. Я повторил это с
ним несколько раз, пока все не запомнил. Так, что менее чем за три минуты я получил и правильно
овладел тайной личной мантры (вероятно, миллионы в своей жизни это уже встречали
неоднократно).
После этой процедуры, стоя в большой комнате рядом с несколькими другими посетителями, он
посоветовал мне тихо исповедовать мою мантру, так чтобы я не забыл. «Только повторять снова и
снова, в течение двадцати минут, можно мысленно», сказал он мне. «Вот и все, после этого вы
можете уйти. Но не забудьте прийти на первое заседание обучения».
Я подумал: "Вот мошенник! И за эту волшебную мантру на санскрите я заплатил 20 долларов плюс
банан? Неужели на мой ум может подействовать повторение какого-то слова?"
Я ожидал, что ничего не получится, но, дойдя до этого этапа был намерен сделать попытку и честно
следовать их указаниям. Двадцать минут практики сначала текли медленно, но потом я уплыл в
приятное ничто. Вдруг до моего сознания дошло, что некоторые из тех инициируемых, что были
далеко позади меня в очереди, уже покидают помещение. "Вероятно, они тоже считают, что это
мошенничество, и решили не оставаться на практику", — решил я и посмотрел на часы. Ничего себе,
время занятия давно закончилось и я медитировал уже сорок пять минут! Чтобы убедиться, я еще раз
взглянул на свои часы.
Я попробовал встать и уйти, но не смог пошевелиться. Мое тело просто отказывалось подчиняться
моей воле — раньше такого никогда не случалось. Мои руки и ноги были тяжелыми, как будто я
проспал целую вечность, хотя я обрадовался тому, что сознание меня не покидало — я не уснул.
"Фантастика", подумал я, когда смог заставить свое тяжелое, вязкое, полутвердое тело медленно
подняться и пройтись. Хм, в этом, похоже, что-то есть, и я могу сделать это. "Или, может, я просто
был более уставшим, чем думал. Не лучшее объяснение, ведь прошлой ночь я спал больше
обычного. "Это интересно", подумал я, "очень интересно".
Я сделал нечто странное или по меньшей мере глупое и испытал что-то невообразимое (мое первое
путешествие во внутренний мир) за один час. Я оставался настроен скептично, что было (и является)
типичным для моей природы, но я все же был человеком широких взглядов. Оставалось еще четыре
занятия по одному часу, и мое любопытство неустанно росло. Несомненно, я испытал что-то
совершенно необычное. Наряду с моим шотландским происхождением и тем фактом, что мои $20
безнадежно канули в лету, пережитое мной породило неизбежную готовность продолжить эту
авантюру в ТМ до самого конца.

Глава 1-04. Обрати внимание на первый шаг, он особенно важен


Двумя днями позже я присутствовал на своем первом занятии. Нас было приблизительно пятнадцать
человек, сидящих в неудобных серых металлических раскладных креслах. Я посмотрел вокруг, чтобы
оценить присутствующих. Мы были неоднородной, но, в общем, нормальной группой прилично
одетых студентов.
Я надеялся, что мне предстоит узнать что-то значительное и полезное, но в то же время относился ко
всему с некоторой долей скептицизма и был практически в замешательстве от того, что потратил
целых двадцать долларов, чтобы присоединиться ко всей этой штуке с индийской медитацией.
Инструктор был похож на нас, отличие составляли лишь короткие волосы, гладо выбритая кожа и то,
что одет он был гораздо лучше нас — очевидно, что он не был студентом. Он рассказал нам о ТМ,
объяснил техники, которые необходимо использовать для удержания мантры в своей голове, и
ответил на наши вопросы.
Все было ориентировано на сам процесс медитации. Никакой теории, никаких подобных церемоний с
принесением в жертву бананов, никакой метафизической тарабарщины — просто техника. Мне это
понравилось.
Я знал, что основателем ТМ-движения был один йог, индиец с бородой под стать своему длинному
имени, но никто никогда не упоминал его. Кроме того факта, что этот так называемый гуру продал
мне эту технику медитации через свою организацию, ни он, ни его организация не имела отношения к
тому, что я мог с этим делать. Я совершенно определенно убедился в этом, как только инструктор
перешел к ответам на вопросы. Единственным условием было то, что я не могу передавать или
продавать мантру другим людям.
Я инстинктивно не верил во все, что нужно было хранить в тайне, но это требование казалось
достаточно разумным. ТМ гуру не пытались что-то скрыть от пытливых лучей открытого критицизма,
они были просто защищалиисточник своего дохода и новых поступлений. Я рассматривал это, как
авторское право или патент — приносящую доход нтеллектуальную собственность, защищенную
секретностью. Нет проблем!
Наконец, на все вопросы были даны ответы и пришло время медитации. Я осел в своем железном
стуле, тщетно пытаясь устроиться поудобнее и начал наполнять свои мысли звуком мантры. Спустя
несколько минут я превратился в точку самоосознания, существующую в пустоте небытия —
свободно парящую, ничего не делающую — существующую, как сознательный ум без степеней или
формы. Отсутствие мыслей, тела, стула, комнаты, инструктора — ничего.
Удивительно приятный опыт продолжался до момента нарушения мира и тишины мыслью: "Ой, я не
правильно делаю. Надо же повторять про себя мантру!" Критическая мысль прервала мое парение во
внутреннем пространстве. Мне необходимо было вернуться к заданию путем мысленного повторения
своей мантры.
Внезапно на меня нахлынуло ощущение внешнего мира и я вздрогнул от понимания, что у меня не
только есть тело, которое находится в комнате с инструктором, но и что оно вот-вот упадет со стула.
Ога! Ога! Внимание! Внимание! Сработала моя внутрення сигнализация. Я постарался выпрямиться.
Неуклюже дернул правой ногой и тело восстановило баланс.
«Уф! Чуть-чуть и упал бы на пол подобно мешку картофеля – вот ето был бы номер», подумал я
после того, как понял, что успешно восстановил равновесие. В воображении, я увидел себя
падающим с глухим стуком на пол.
Следующая мысль была более практичней. "Черт побери, я мог бы удариться головой о что-нибудь —
медитация может быть опасной. Я запомнил, что надо быть более осторожным в будущем.
Почти одновременно инструктор начал говорить. "Возвращайтесь назад", сказал он, "время практики
закончилось". "Отлично", подумал я, саркастически, "он заметил, и теперь собирается сократить
время практики, потому что я чуть не упал со стула". Я посмотрел на него. К моему удивлению,
инструктор был увлечен беседой со студентом, сидевшим на противоположной стороне комнаты.
Казалось, что он совершенно не подозревал, что я был близок к катастрофе.
"Время вышло", сказал он. Я посмотрел на свои часы. Что? Это невозможно! Я только что потерял
двадцать минут своей жизни. Что бы я делал в течение двадцати минут, где бы я был?
"Есть вопросы?" спросил он группу. Я поднял руку.
"Как не упасть со стула?" Спросил я. Все засмеялись. Я был серьезен, мне не сразу пришло в голову,
что мой опыт может быть необычным.
Я не думаю, что ему когда-либо задавали такой вопрос, потому что он выглядел удивленным и не
знал, что ответить. "Что случилось?" Спросил он.
"Я начал с мантры, затем всё исчезло, было приятно, но когда я понял, что я больше не произношу
мантру, я чуть не упал со стула и двадцать минут закончились уже, хотя казалось, что прошло всего
несколько минут. Все снова засмеялись, включая инструктора. Я вдруг понял, что мои слова звучали
сумбурно, рассеянно или глупо — выберите сами, — и что больше никто не испытал того же, что и я.
"Оба раза с приключениями. Похоже, что медитации могут приводить к странным результатам", —
подумал я.
Часть занятия, отведенная для вопросов и ответов быстро завершилась. Инструктор сказал, чтобы
мы практиковали медитацию дважды в день по двадцать минут. Он определил время нашей
следующей встречи и отпустил нас.
Я медитировал (или по крайней мере пытался) дважды, и оба раза я испытывал нечто странное.
Интересно, что же будет в следующий раз? Я был взволнован — похоже, что-то происходило. Моему
интеллекту и моему любопытству был брошен вызов! Захотелось поэкспериментировать, понять, есть
ли в этом что-то реальное, и сработает ли это так, как говорили? Если так, то что еще можно с этим
сделать?
Остальные занятия были похожи на первое, за исключением того, что я все-таки сел на стул рядом со
стенкой, чтобы снова не упасть. "Придется одевать шлем и пристегиваться к стулу — или же найти
стул пошире", — подумал я с усмешкой. Я сразу представил себя сидящим на складном
металлическом стуле перед большим вентилятором. Я в центре пустой комнаты, пристегнутый
ремнем, в каске мотоциклиста, очках и с развевающимся по ветру шарфом (вот зачем и нужен был
вентилятор). Да, это была веселенькая и странная сцена, от которой у меня появилась широкая
улыбка.
Картинка напоминала мультяшного пса-летчика Снуппи, сидящего на крыше своей будки и играющего
в воздушный бой против Красного Барона. Мне часто приходили на ум подобные картинки.
Некоторые были забавными, как эта, а некоторые оказывались полезными. Они всплывали всегда не
более чем на пару секунд и так же быстро исчезали.
С каждым занятием становилось все легче и все привычней парить в пустоте или пребывать в точке
осознания. Вскоре, методом проб и ошибок, я научился совмещать состояние пустоты и сознательно
управляемые образы. Эти вещи могут показаться несовместимыми, но это не там.
Два месяца спустя я медитировал дважды в день, внимательно выбирая такое положение, из
которого не смог бы упасть. Продолжался мой опыт пребывания сознания в точке. Это было всегда
приятно. Обычно, из-за занятости, я не мог надолго задерживаться в медитации, хоть и хотелось.
Кроме того, медитация бодрила меня и как будто наполняла энергией.
Самым большим сюрпризом было то, что медитация может быть такой продуктивной! При
добавлении воображения, это оказалось прекрасным местом для решения задач по работе. В
состоянии осознавания я мог решать проблемы физики, проектирования экспериментов, анализа
научных данных, и писать компьютерные программы в десять раз быстрее и с лучшими
результатами, чем в нормальном состоянии сознания. В состоянии медитации самые сложные
вопросы прояснялись и, казалось, становились значительно проще.
Когда вы работаете целую неделю, безуспешно пытаясь найти ошибку в своей программе, а затем
возвращаетесь домой и решаете проблему — не только воображая, что вы решили её, вы видите, что
на самом деле можно решить это — всего за десять минут медитации ... Ну, вы знаете, что вы нашли
то, что имеет реальный эффект — и реальную ценность.
Этот вид нелогичного, но еще и чрезвычайно производительного опыта не был просто обстоятелен;
он не сработал всего только раз или два, но от случая к случаю – стал надежным методом.
В конце концов, я не стал ждать, пока все возможные методы и усилия будут исчерпаны, прежде чем
переходить к медитации. Это работало также, как и тогда, когда я попробовал его впервые, экономя
при этом много времени и усилий, пропуская первые три шага процесса. Тяжелая работа, долгие
часы, расстройство, и раздражение больше не могли быть предпосылками для решения трудного и
сложного программирования и проблем физики.
К моему удивлению и радости, у медитации была объективная практическая ценность. Что было
совсем неожиданно. Я подвергал медитацию проверке за проверкой, а потом стал всецело
полагаться на нее.
Казалось, что я стал умнее, и это заметили другие аспиранты. Не раз мне говорили, что я изменился.
Теперь, еще сильней, чем раньше, все хотели обсудить со мной свои исследования и получить мою
помощь в отладке программного кода. Я рассказывал им о трансцендентной медитации, но никто
даже не сделал попытки заняться ей. Меня это очень удивляло. По какой-то странной причине, я
полагал, что физики будут более открыты всему новому. Видимо, занятие медитацией было, уж,
очень вне их зоны комфорта, от их личных представлений о мире и от общественного принятия. "Ну
что же, это их выбор", — думал я.
Сам не зная того, я был на пути к тому, чтобы стать странным человеком. Как минимум, я был
необычно открыт всему новому. Мой кругозор расширялся, увеличивалось и мое понимание
окружающей реальности. До этого, у меня было представление, что все сколько-нибудь значимое
ограничивалось операционной реальностью. То есть — реально лишь то, что можно измерить.
Измеримый объект должен взаимодействовать с нашими чувствами непосредственно или через
приборы. Если же объект не может быть измерен (не может взаимодействовать с нами или с нашими
приборами), то реальность его, его существование (или отсутствие существования) не имеют
значения. Для меня все было просто — объекты были операционно реальны или не имели значения.
Все то, что нельзя измерить, но о чем можно судить, опираясь измеримые объекты — все подобное
попадает в серую область предположений. Все теоретические или гипотетические объекты попадают
в эту серую корзину. Объекты из серой зоны приемлемы, как концептуальные конструкции, как идеи,
но их нельзя путать объектами реальными. Также, их не следует принимать всерьез вне связи с
реальными объектами.
Главная миссия ученого-исследователя состоит в том, чтобы собрать достаточно много результатов
исследований — надежных, воспроизводимых, измеряемых — чтобы сделать из серой теоретической
конструкции реальный объект или эффект. В то время, волновые пакеты квантовой механики, черные
дыры, кварки, справедливость и любовь — всё это относилось к области серого. Важно не путать
гипотетическое с настоящим, иначе легко может оказаться, что носишься за собственным
воображаемым хвостом или галлюционируешь по поводу твердости дыма.
Мой ум не был закрыт, я допускал возможность появления новой инфомации. С достаточным
объемом реальных измерений можно было бы перевести такой объект, как, например, черные дыры,
из области гипотетического в область реального — но только, если данные достаточно хороши.
Я не изменял этому подходу. Я продолжаю исповедовать этот подход, руководствуюсь им в работе и
использую его для того, чтобы отличать реальное от нереального. Но теперь мне пришлось изменить
свое понимание реальности. Появилось то, что, не будучи измеримым, было, тем не менее,
функционально действенным — в том числе и состояние медитации, или, более строго, измененное
состояние сознания. Подобное попадало в категорию субъективных опытов с объективными
результатами. Подобные не поддающиеся измерению состояния сознания можно использовать для
операций с реальными объектами. (Термин "операция" я использую в математическом или научном
смысле.)
Я удостоверился, что управляемое намерением измененное состояние сознания может
последовательно и прямо взаимодействовать с и воздействовать на реальные объекты, например,
код моих программ. Решения сложных логических задач могут быть найдены без намеренного
применения рационального процесса. (Не очень понятно — Прим. переводчика) Каким-то образом, не
поддающееся измерению субъективное состояние может быть обращено в надежный и эффективный
научный инструмент неким сознательным оператором.
Очччень интересно!
В отличие от концептуальных построений, таких, как справедливость и любовь, измененные
состояния сознания и их объективные результаты, казались измеримыми, постоянными и достаточно
определенными.
Это больше походило на науку, на то, что поддается исследованиям и экспериментам. Любой
человек, находящийся в этом состоянии, сможет сделать то же самое — подобные действия приведут
к подобным результатам у любого исследователя. Я не был каким-то особым, я был таким же, как
все. Интересно, может, были и другие измененные состояния сознания? И как их можно
использовать?
Любознательность была в моей природе. Моя реальность расширилась.
Я сформулировал определение: "Нечто реально, если оно хорошо определено и последовательно
функционально (может надежно и с выгодой использоваться любым субъектом в известной
операционной реальности). Здравой выглядела мысль о том, что лишь реальные явления, объекты,
могли быть функциональными операторами в операционной реальности и применительно к ней. Как
может что-то нереальное воздействовать на реальные объекты? По определению, в операционной
реальности, нереальные объекты не производят измеримых результатов, не взаимодействуют с
реальными объектами и не имеют к ним отношения.
Мои медитации приводили к измеримому объективному эффекту, о котором знал я, и который явно
заметила еще дюжина студентов, даже, если они и не понимали причин происходящего. По-моему,
все было ясно и очевидно. Это вам не какой-то слабый эффект, неправильно понятый
некомпетентным профаном. Никаких галлюцинаций. Уж, что я знаю — то знаю наверняка. И неважно,
сколько других людей были согласны со мной. Неважно, были ли такие люди, вообще. Я был уверен в
своем разуме и в своих научных выводах.
Я начал анализировать другие распространенные измененные состояния сознания, такие как
daydreams (мечтания с визуальными образвами в бодрствующем состоянии). Если ли
функциональность у этих намеренно воображаемых визуальных образов? Да, конечно! Почему я не
замечал этого раньше? С начала времен люди ментально готовились к самым разным событиям.
Например, можно повторять в воображении свою речь — делать ударения на важных моментах,
отвечать на воображаемые вопросы.
Критерии полезности: проявляется ли функциональность явления последовательно раз за разом?
Приносит ли явление настоящую пользу в объективной реальности (в физическом мире)? Измеримы
ли эффекты явления? Наш пример контролируемого (управляемого) воображения заслужит отметки
"да" на каждый из этих вопросов. Лишь спросите у любого спортсмена спорта высших достижений,
важную ли роль в его подготовке занимает намеренная ментальная подготовка.
Результаты ментального усилия из определенного измененного состояния сознания — очень
реальны. Измененное состояние сознания определяется, как отличное от нормального состояния.
Нормальное состояние сознания — это бодрствующее состояние с концентрацией на физическом
мире — как вы сейчас, во время чтения этой книги. Каждое из измененных состояний сознания имеет
свои функции. Образное воображение (daydreaming) — это один из типов измененных состояний
сознания. Измененные состояния сознания, не приносящие полезных результатов, не заслуживают
рассмотрения. Понятное дело, что меня интересовали лишь те состояния сознания, что могли быть
полезны. Реальные вещи, важные вещи, теперь должны быть объективно измерины, или
последовательно и предсказуемо интерактивны с реальными вещами. Это было значительным
расширением моего мира.
Слово "объективный" значит, что реальные вещи должны существовать равным образом как для
меня, так и для остальных. Они должны быть независимыми от меня и существовать независимо от
того, существую ли я или нет. Другие люди (потенциально все) должны быть в состоянии сделать
такие же измерения и обнаружить такую же измеримую функциональность. Иначе, это будут просто
мои личные галлюцинации, а не часть нашей большой реальности, общей для всех.
Когда я понял, что картина действительности имеет гораздо больший масштаб, чем я предполагал,
мне стало интересно узнать — существуют ли другие субъективные переживания, которые имеют
такие же постоянные, измеримые и объективные результаты. Где были границы? Какой еще объем
реальности я пропустил? Какие еще действительные и функциональные процессы ума таились за
пределами моего ограниченного понимания? Более двадцати лет я был слеп в отношение
значительной части своей реальности! Эти мысли сильно угнетали меня.
То, что я, случайно и по незнанию, наложил большие ограничения на свою оперативную реальность,
было недопустимо, непростительно и, даже, несколько унизительно. О каких еще значительных
составляющих жизни я не знал? Нужно было найти ответ. Моей природе совершенно чуждо просто
принимать существующее без того, чтобы постараться раздвинуть границы. Мой ум раскрылся под
воздействием бесспорных выводов из моего опыта и, в результате, уверенность в филосовском
всезнании снизилась.
Я понял, что многого не знаю об этом мире. По мере снижения невежества, открытость и
любознательность росли. За последние тридцать три года я не сильно изменил свои философские
позиции в отношении определения реальности; моё определение того, что составляет реальное
переживание на сегодня остаётся в сущности таким же.
Можно доверять лишь такой концепции действительности, которая включает субъективный опыт,
который позволит всегда и любому человеку получить полезную объективную функциональность
(измеримую любым человеком).
Намного позже стало очевидно, что расширение моей реальности за пределы определённого
начального уровня потребует личностного роста. Я должен был повысить качество своего сознания,
чтобы понять общую картину. И наоборот, понимание большой картины помогло мне расти. Одно
дополняло другое.
Таким образом, мое путешествие началось вполне невинно. Интресно, что, хотя в моих общих
философских представлениях особо ничего не изменилось, но поток поток невероятного обучающего
опыта — ускорился. Мое понимание реальности продолжает активно расширяться.

Глава 1-05. Монро — безумец или гений?


"Устройся на работу!", — поётся в известной песенке моей молодости. Каждый должен когда-нибудь
закончить школу. Мне было уже почти двадцать семь, и я был в школе все эти годы, начиная с пяти
лет. Закончив исследование, я устроился на мою первую настоящую работу. На ней, классическая
физика и математика использовались применительно к симуляции электро-механических и
электромагнитных систем. Настоящая работа с настоящей зарплатой — только представьте!
Медитировать я продолжал, и делал это более или менее регулярно, но мантра, как оказалось, мне
больше не нужна. Небольшое исследование и эксперимент показали, что любое, даже
бессмысленное слово из двух слогов, с окончанием "-ing", производит такой же эффект, как и моя
супер-секретная мантра. Ничего мистического или сверхъестественного, только метод контроля
мыслей, посредством заполнения остальной части разума бессмыслицей. Ничего кроме науки и
определённой техники. Не нужно ни бананов, ни носовых платков.
Постепенно, повторение мантры стало мне мешать и тормозить, соответственно, я перестал
использовать ее. Теперь состояние медитации было достаточно знакомо, и я мог мгновенно входить
в него и также быстро возвращаться. Такой уровень контроля состояний был полезен на работе. Я
мог находить решения в медитации и возвращаться в обычное состояние без того, чтобы кто-то
заметил что-то необычное — со стороны казалось, что я просто глубоко задумывался. То, что в это
время я был бестелесной точкой сознания, парящей в пустоте — полностью вне их мира, без каких
либо остатков осознания физического мира — это оставалось моим секретом. Порой, ко мне
пытались обратиться в такие моменты. Это было все равно, что заговаривать с мертвым телом.
Конечно же, я заслужил репутацию эксцентричного человека, обладающего необычной силой
концентрации или необычной способностью спать сидя — никто не мог определить это точно.
Мой босс, Билл Йост, был классным человеком. Он был умный и открытый человек, без фокусов и
дури, все запросто, короче, инженер до мозга костей. Прекрасный ум, честный и прямолинейней, с
такими людьми всегда просто и хорошо иметь дело. Как-то мистер Йост, подойдя ко мне, кинул книгу
на стол. На лету я успел прочесть название. Роберт Монро, "Внетелесные путешествия" .
- Что это? — спросил я, удивляясь странному названию книги.
- Прочитай, — ответил он, — а потом скажи, что ты думаешь. Когда ваш босс говорит "Прочитай", то
вы просто читаете, не спрашиваете зачем.
Следующие несколько дней я читал её. Книга была написана в форме дневника. Это была история из
разряда "Вот что со мной произошло". Монро, как заявлялось, собрал веские доказательства в
защиту реальности ВнеТелесных Опытов. Сами опыты и доказательства их реальности были
представлены как просто факты, без какой-либо теории или мировоззренческой системы. Книга
делала довольно дикое предположение о существовании более-менее независимой реальности,
доступной лишь посредством ума. Уже имея опыт изменённых состояний сознания, я, возможно, был
более открыт для новых идей, чем среднестатистический ученый, но и наивным человеком меня тоже
нельзя было назвать. Я знал, что было реально для меня и мой опыт не включал в себя ничего
подобного.
"Интересная книжка, но я не знаю что и думать. Монро, он безумец? Он ищет наивных читателей?
Или он взаправду?" Конечно, вопросы были скорее риторические, и я продолжил. "Как понять куда он
ведет? Если верить всему, что он говорит, принимать все как рассказано, перед нами открывается
новый аспект реальности. Я об этом прежде никогда не задумывался. Тогда определенно есть чему
дивиться. Но сейчас все выглядит дико, и я не могу судить о правдивости книги.
Выпалив все на одном дыхании я остановился перевести дух, посмотреть на реакцию. Я осторожно
следил за моим боссом, не свалял ли я дурака, будучи столь откровенным.
В студенчестве я привык к правильным ответам. А тут, должен ли был я заклеймить книгу, как
глупость и чепуху, или поверить в ее большие возможности? Я не знал чего ожидать от Билла. Он
ничем не выразил своих чувств и мыслей. Не будучи военным я работал в военной организации, шел
1972 год и в умах людей преобладал консерватизм. Я был неоперившийся мальчишка с длинными
волосами и любопытством в глазах, только что закончивший (graduate school — я не знаю
российского эквивалента. Мастер?) Я уже начал ощущать, какую глупость я свалял, когда мистер
Йост наконец сказал.
"Согласен с тобой", — сказал он вдумчиво, — "действительно, невероятная концепция".
"Да", — согласился я, — "удивительная!"
"Но подумай, что это могло бы означать, если бы было правдой?", — продолжил он с энтузиазмом,
всем видом показывая, что он относится к этому серьезно. Я молчал. "Подумай, какая логика стоит за
всем этим, если это правда, если предложенные свидетельства окажутся реальными, а не
вымышленными?"
"Угу", сказала я, — "довольно странная штука, как же можно понять — правда это или выдумка?" Он
согласно кивнул и переменил тему. И больше ничего. Ни одного слова больше о "Внетелесных
путешествиях" в течении нескольких недель.
Я почти забыл о книге Монро, перестал думать о ней, как о чем-то не имеющем логического
подтверждения или неприятия, а поэтому просто неуместному.
"Ты бы хотел поехать с нами познакомиться с Монро?", — спросил босс, когда никого не было рядом.
- Что? — только и смог выдавить я из себя.
В эту пятницу несколько человек с работы едет познакомиться с Монро, помнишь, тот человек, что
написал "Внетелесные путешествия. Хочешь поехать с нами?", — переспросил он.
"Где это?", — уточнил я.
"Где-то минут сорок пять отсюда за городом", — отчеканил он с явным волнением и интересом в
голосе. "Конечно", — сказал я. "Очень интересно увидеть этого парня, понять или он сумашедший,
или в полном уме, честный или жулик, заблуждающийся выдумщик, или он мыслит рационально." "И
мне интересно", — сказала Йост со смешинкой в глазах, — "очень интересно!".

Глава 1-06. Лицом к лицу с Волшебником Вистлфилда


Наконец, наступил вечер пятницы. Другие сотрудники направлялись домой, в начавшиеся выходные,
а мы, в количестве двенадцати человек, занимали места в трех машинах для путешествия к Монро. Я
не знал никого из них, будучи новым сотрудником в организации, дававшей работу примерно пяти
сотням людей. Мы были странной компанией — мужчины и женщины, юные и старые, очень
консервативные — в основном, технари-профессионалы. Не станешь ожидать от таких людей
оживленного разговора о Мистере Путешествия-Вне-Тела. Я был впечатлен тем, что рядом со мной
работает столько людей с мировоззрением, открытым новому.
Как всегда, всё неожиданное требовало немедленного переосмысления. Видимо, пребывание в
течение последних семи лет в среде серьезных людей, ученых, исподволь повлияло на мое
восприятие людей. Очевидно, мои алгоритмы анализа содержали ошибки. А это было серьезной
проблемой. В течение нескольких секунд я разработал черновик плана по исправлению своих оценок
людей и решил обратить на этих людей особое внимание.
Большинство были настроены скептически, а одна дама даже несколько напугана. Тем не менее,
интерес был виден у всех, и никто не знал чего же ожидать. Все беспрерывно нервно болтали. Со
стороны все выглядело слишком возбужденно и бессмысленно. Я молчал, как всегда. Скорее я был
сторонний наблюдатель.
Кипящие эмоции или возбуждение ничего мне не говорили, и я не мог понять тех людей.
Казалось, случайные и иррациональные чувства руководят их жизнью, ну, или, по крайней мере,
оживляют ее. Неопределенность влияла на них весьма странным образом.
В то время я не представлял, что на самом деле они были нормальными людьми. Годы учебы и
отсутствие усредненного социального общения подвели мои понятия о том, что есть нормально
далеко в сторону от так называемой середины. Спок виделся мне нормальным, тогда как остальные
члены команды Энтерпрайза казались безнадежно-пустоголовыми, счастливо не понимающими
этого. Я тяжело вздохнул: "Да, вечерок, похоже, будет знатный.", — подумал я, — "в куче с этими
чудаками, на чудаковатой экскурсии познакомиться с мистером Чудаком. Как оказалось, кроме людей,
с которым я приехал, ничего чудаковатого во всей истории не было, и этот вечер изменил меня и мою
жизнь навсегда.
Боб Монро жил в имении Вистфелд на пятистах акров земли с озерами, лесом и полями.
Большое поместье возвышалось на верхушке холма, и полдюжины лошадей, амбар, да два
небольших озера довершали открывавшийся вид. Мне стало очевидно, что мистер Монро был
богатым человеком. Мы медленно двигались по полумильному подъезду к дому, обнесенному
свежевыкрашеной белой оградой. Несколько лошадей пробежали рысцой мимо нас.
"Ух, ты, выглядит классно", — подумал я. "Видно наверняка, что этот парень не бедный бредящий
лунатик." Продолжал я анализировать: "Чудаковатые книги не приносят дохода, и не похоже, что
главный мотив в написании книги — одурачивание наивняка и выуживание денег". Тем не менее, я
отложил окночательное решение до тех пор, пока я не встречусь с ним лицом к лицу.
Машина остановилась перед домом. Несколько больших собак преградили нам дорогу. Два
Долматинца и большая немецкая овчарка энергично оповещали о чужаках на подъезде к дому. Мои
попутчики полагали, что разумнее остаться в машине и убедиться в дружелюбии собак. Чушь! Эти
люди ужасно странные, как испуганные дети. Мне было любопытно, почему они вели себя так
странно, что могло случиться в их жизни, чтоб они стали столь неуверенными в себе. Собаки лают на
чужаков, потому что они собаки. И ничего больше это не значит.
Я быстренько выскочил из машины поздороваться и погладить собак. Моментально три языка
облизали меня, а хвосты мотались мне в приветствие. У нас была любовь с первого взгляда. Они
вели себя так, словно последние несколько недель их никто не приласкал.
Было приятно стоять на земле, а не сидеть сдавленным в машине. Да и быть окруженным разумными
созданиями было не менее приятно. Немедленно я смог сосредоточиться. Должен заметить, что
оказаться нос к носу с собаками не было ни смелостью, ни глупостью. Собаки, без сомнения, были
дружелюбны. Мне было не понятно, почему такая очевидная вещь не была видна всем остальным. Я
подозревал, что или мои попутчики не имели представления о собаках, или один из них боялся собак
и его страх воздействовал на всю группу.
Тем временем уже все вышли из машин и с любопытством оглядывались вокруг, ожидая, что же
последует дальше. "Пожалуй, мне не следовало одевать старые джинсы", — сказала одна из дам
обеспокоенно. Было видно, что она смущена элегантностью имения Монро. Все три присутствующие
женщины рефлективно полезли в сумочки за инструментами для наведения красоты. "Почему они
всегда ведут себя таким образом?" — спросил я себя. "Неужели не понятно, что нет никакой
разницы?" Всегда было любопытно и сколько-то удивительно наблюдать людей, внутренне ведомых
ирациональными мыслями. "Безумие, взращенное социумом" было предметом моего многолетнего
любопытства. Откуда оно берется? Абсурдное и нелогическое поведение, обусловленное
социальными и культурными нормами. Некоторые можно назвать наивными, как "срочное
припудривание носа". Другие же более агрессивные, от несколько отталкивающих до полностью
разрушительных. На первый взгляд социальное безумие вызывалось страхом и основанными на нем
эмоциями.
Я никогда не испытывал ничего подобного. Тем не менее, интуиция подсказывала, что дело плохо,
поскольку приходилось признать отсутствие здорового рационализма в обществе. Тем не менее,
любопытство брало свое и информация откладывалась в уме сама по себе. У меня не было чувства
превосходства. Не было желания сравнивать. Я бесстрастный наблюдатель с ненасытным
любопытством — вот и всё. Я был не лучше или хуже других. Мы были разные. Казалось, я родился
вечным аутсайдером — и мне это нравилось. Аутсайдеры имеют более объективный и
беспристрастный взгляд. А для ученого нет ничего важнее ясной логики и объективности. Быть не
похожим на других, иметь взгляд со стороны, было моим обычным состоянием. Пожалуй, это было
мое преимущество. Это было моим естеством.
Тут мои мысли о характеристиках и причинах нелогичного социального поведения отодвинуло нечто
более важное. Большие белые двери поместья Вистлфильд начали распахиваться. Разговоры
немедля прекратились на середине предложений. Все головы повернулись в молчаливом ожидании.
Тот самый, Поразительный Человек-Вне-Тела вот-вот предстанет перед нами во плоти и крови.
Сейчас станет ясно, на сколько чудаковат этот человек. И вот мистер Монро показался в дверях.
На секунду или две он замедлился — словно четко понимал, что людям необходимо рассмотреть и
изучить его, будто пойманного инопланетянина или животное в зоопарке. Он смотрел в толпу
безымянных лиц, которые молча глазели на него в ответ. Выдержав короткую паузу он вышел на
элегантную каменную террасу. В нем была уверенность и осознанность происходящего. Он не
выглядел, как типичный южный полковник Сандерс. (Мне вспомнился только он, как образец южного
джентльмена) Не было белого костюма, широкополой шляпы и галстука-тесьмы, завязанного бантом.
Напротив, он выглядел ненапряженно, просто и дружественно, скорее как его собаки, нежели его дом.
Роберт Монро оказался грузным человеком среднего роста, с широкой улыбкой и огоньком в глазах.
Глядя на него и другим становилось просто и легко. Он поздоровался с каждым из нас лично, словно
опытный политик, подшучивая и рассказывая анекдоты. "Этот парень мог бы быть Сантой Клаусом"
— подумал я с легким смешком: "Веселый старый эльф, проводящий лето за потягиванием мятного
джулепа на своей веранде." "Чему это ты улыбаешься?" — спросил он добродушно, внезапно
обратившись ко мне.
Он смотрел прямо на меня с понимающей, озорной усмешкой. На миг меня охватило ощущение, что
он прочитал мои мысли и видение Санта-Монро позабавило его. "Да так, ничего" — ответил я, по-
школьному уходя от вопроса. Прежде, чем он отреагировал, я продолжил маневр уклонения и задал
свой вопрос. "Как и когда ты впервые вышел из тела?" До этого момента никто не был так прям. А я
всегда такой, не умею по-другому. Все притихли и сосредоточились, каждый внимательно слушал.
"Это просто случилось", — сказал он. "Просто начало происходить около пятнадцати лет назад, безо
всяких видимых причин" "Как ты отреагировал на этот опыт?" — продолжал я без паузы. "Подумал,
что, наверное, схожу с ума", — ответил он. Сначало было беспокойство, но я не мог остановиться и
продолжал экспериментировать, так уж я устроен. Он посетил психолога, психиатора, и
парапсихолога. Все они нашли Монро совершенно здоровым, что было приятно и вселяло
уверенность в себе. Ненароком Монро наткнулся на измененное состояние сознания, а в результате
получил выход в бОльшую реальность, собрал удивительные доказательства на основе
котролируемых опытов и с помощью парапсихолога. Поскольку это не повредило его психическому и
психологическому здоровью, он с воодушевлением продолжал изучать и документировать необычный
опыт, и как результат, научился его контролировать.
"Какие подтверждения, дающие доказательство, уже собраны?", — выпалил я.
"Почти все можно найти в книке", — сказал Монро, — "главным образом, дистанционное видение."
"Что такое дистанционное видение?" — был мой следующий вопрос.
"Паранормально полученные данные с помощью внетелесного состояния, с целью сбора
информации о конкретном объекте. Тело в этом не участвует."
"Ага, понятно." — притих я, видя очевидную глупость моих вопросов.
Как только я умолк, у остальных появился шанс вмешаться нашу личную беседу. Застенчивость
гостей, как ветром сдуло. Под конец Монро повел нас посмотреть помещение, где, в скором времени,
ему бы хотелось создать лабораторию для изучения измененных состояний сознания. Его острое
желание узаконить неожиданно случившееся с ним было очевидно. Было важно уничтожить стигму
чудаковатости и странности, получив подверждение науки, если она примет его опыты серьезно. Его
убежденность и серьезность планов, подтверждались желанием вложить деньги в то, во что он верил.
Он ничего не изображал и не заискивал. Он честно был заинтересован в истинной науке. Он не искал
признания, денег или славы. Он хотел только законного места в науке.
Монро был успешный местный бизнесмен. Кроме того, возглавлял растущую кабельную
телевизионную компанию. На мой взгляд он был в полном уме, здравомыслящий, котролировал себя
и был консервативен. Самое главное, в нем была рациональность. У него был инженерный склад
ума. По сравнению с технарями, кто засыпал его вопросами, Монро был откровенен, точен в
выражениях и спокоен. Его ответы на сыпавшиеся сумбурные вопросы только подтверждали, что он
хорошо воспитанный и терпеливый человек. Ни обстоятельства его жизни, ни его внешний вид и
поведение никогда бы не дали повода подумать, что это человек написал книгу о внетелесных
приключениях.
И тут последовало предложение, устоять которому я не мог. Скользя взглядом по рассевшимся на
террасе позади зарождающейся лаборатории гостям, Монро бросил нам вызов. "Вы научно-
технический народ, не так ли?", — прозвучал риторический вопрос. В ожидании к чему же он клонит,
мы начали мотать головами и бормотать что-то в подтверждение. "Я ищу нескольких заядлых ученых
и инженеров", — продолжил он. "Кого-то с солидным профессиональным опытом, готового помочь
мне исследовать внетелесный опыт с научной точки зрения, чтоб в дальнейшем представить его
ученым.
"Вот почему он пригласил нас. Здорово!", — подумал я с нетерпением. Тут же я вскинул руку,
(натренированное рефлесорное движение, как результат более чем двадцати лет студенчества).
Удержаться было бы против моей воли. Выглядело так, что я не мог начать отвечать не подняв руку
вверх. Монро с любопытствующей улыбкой посмотрел на мою развевающуюся над головой руку.
Получилось несколько по-дурацки. Опустив руку я сказал:"Я — физик и очень интересуюсь твоими
исследованиями состояния измененного сознания. Готов помогать научно легализовать
исследования. В обмен хотел бы научиться выходу из тела и измененному состоянию сознания."
Тут же с другой стороны террасы раздался еще одни голос. "Я — инженер электрик, очень бы хотел
работать с тобой... если ты согласишься учить меня тому, что знаешь сам." Я вытянулся посмотреть
на говорившего,
молодого человека несколько постарше меня. Мы были не знакомы и приехали сюда на разных
машинах. Монро напряженно посмотрел на нас. Последовала длинная пауза со скрытым смыслом,
пока он оценивал ситуацию и прикидывал варианты. Все замерли в ожидании.
Думаю, Монро предпочел бы получить в штат ученых постарше, со сложившимся именем. Кого-то
более зрелого, с установившейся репутацией, дающей моментальное доверие к его дейстиям. Но
нам обоим было ясно, что такие ребята, скорее всего, или не заинтересуются, или не захотят
работать в обмен на учебу. Заработанная репутация вынуждает постоянно думать о ней и защищать
ее. Такие люди не могут себе позволить быть замешаными в чем-то неясном и даже сомнительном,
что может увести их от спокойного центра. Ученые, не смотря, а скорее в противоложность,
репортажам в прессе, в своем большинстве трусоваты. Успех и незыблемость положения зависит от
экспертной оценки коллег, а коллеги с серьезными именами в научной среде, скорее всего, отнесутся
к измененному состоянию сознания и внетелесному опыту, как к интеллектуальной прокаженности. И
прежде Монро ударялся о каменную стену узости мышления, и, видимо, поэтому он стремился к
уважительному признанию. Он быстро оценил его шансы на успех.
В конце концов он прервал затянувшуюся тишину. "Какое у вас образование?". У второго волонтера,
Денниса Меннерича, был Мастер, инженер-электрик. "ОК, по рукам! Позвоните мне через несколько
дней, чтоб назначить встречу!", закончил он уверенно. Он протароторил номер телефона. Перешли к
другим вопросам. Мое внимание рассеялось.
Внутри назревало некоторое волнение, насколько я вообще мог быть взволнован. Накотила легкая
волна ожидания. Куда это все приведет? Чему по сути он может нас научить? Каков его учебный
метод? Какие научные протоколы лучше использовать? Что за сведения мы будет собирать? Что
конкретно надо будет измрять? В моем уме роились сотни вопросов. Что если все это окажется
дребеденью? Если я увижу, что ему на самом деле наука не важна, придется откланятся по-
быстрому, хотя, тут не должно быть проблем.
Вечер прошел много лучше, чем можно было ожидать. Наконец представлялась возможность изучать
измененное состояние сознания — мой давнишний интерес. Просто до этого было не ясно с чего
начать. "Кажется, что это исключительная возможность. Ну, посмотрим, я буду ждать что из данной
затеи выйдет, если вообще, что-то получится." Тогда мне было не известно, что моя жизнь
развернется на 180 градусов. Странное и неожиданное (все, конечно, в научных пределах) готово
было превратиться в нечто привычное, как дыхание.
Спустя несколько дней я позвонил по телефону, нацарапанному на бумажном клочке во время
разговора с Монро в ту ночь. Записывал телефон в темноте, но тогда виделось, что номер можно
разобрать. И еще раз набрал номер.
На том конце никто не отвечал. Позже сделал еще попытку, ответа не было. На следующий день и
день спустя было тоже самое. Нет ответа. Нет ответа. Нет ответа. До конца недели звонить не стал.
На следующей недели попробовал позвонить снова. Нет ответа. Я решил, что тройка это восьмерка и
позвонил еще. Нет ответа.
В справочном телефона Монро не было. Прошло еще несколько дней. Со дня визита прокатилось две
недели. Я набирал тройку, пробовал восьмерку... минутку... послышался чей-то голос... черт побери,
автоответчик! втоматический голос не указывал имен. Я оставил сообщение. Никто не перезвонил.
Через пару дней я решил предпринять еще одну попытку. Вежливый женский голос прозвучал
неожиданным сюрпризом. "Алло", — от удивления я колебался секунду. Надо же, живой человек!
Класс! "Могу я говорить с мистером Монро?".
"Какова тема, что тебя интересует?", — спросила она вежливо.
И тут я понесся. "Это дома Роберта Монро?"
Да. А кто его спрашивает?
- С огромным облегчением от того, что разговор завязался, я быстро рассказал о себе и сообщил, что
мистер Монро просил позвонить ему через несколько дней — и с того времени уже прошло две с
половиной недели.
"Минутку", — произнес женский голос.
"Наконец-то, наверняка он обрадуется, услыхав меня." Представлялось, вдруг он беспокоится, что я
передумал.
Тогда показалось, что он был воодушевлен, хотя и несколько в сомнении, возможностью запуска
лаборатории.
На другом конце послышалось: "Привет." Говорящий не показал, что узнал меня. Может быть она ему
не сказала обо мне, рассуждал я.
"Это Том Кемпбелл. Несколько недель назад у нас была беседа на террасе позади лаборатории. Я —
физик, ты просил меня позвонить."
"Что?", — сказал он. "Физик? Какова область физики, которой ты занимаешься?" Что за странные
вопросы? По его голосу было понятно, он не понимал с кем говорил. Он или не помнил о чем мы
договорились, или притворялся, что не помнит? Было видно, что отсутствие моего звонка его не
волновало.
Мне пришлось описать визит и наш договор.
"А, этот физик," — с театральной интонацией в голосе произнес он. "Напомни, как тебя зовут?" Я
представился заново.
"Как мне помнится, с тобой был еще один парень?"
"Да, его зовут Деннис", — быстро ответил я и замолчал.
"Было бы неплохо, чтоб вы оба приехали сюда в следующий четверг", — предложил он после
короткой паузы.
"Да, мне подходит. Я свяжусь с Деннисом и перезвоню."
"Просто приезжайте, нет нужды созваниваться. Приезжайте вместе прямо в лабораторию к семи.
Договорились?" "Дорогу сюда помнишь?"
"Да, конечно, помню. Тогда до четверга, вечером в семь, в лаборатории." , — ответил я и
остановился, чтоб быть уверенным, правильно ли я его понял.
"ОК.", — сказал Монро и повесил трубку. Казалось, он слегка раздражен тем, что я повторял за ним
что и как мы договорились. Любопытно, откуда ему было известно, что Деннис захочет и сможет
приехать в четверг? Во всяком случае, я этого не знал. Откуда в нем уверенность как оно сложится?
Ответа у меня не было.
Должен ли отправиться к нему один, если Деннис не сможет в четверг? Не видно, чтоб ему сильно
хотелось браться за дело. Или... у него что-то иное на уме?. "Нда, разговор получился довольно
странный", — прикидывал я.
Со временем, рассеянность Монро и его знание многого наперед, станут для меня привычным делом.
Он всегда знал суть дела, и всегда и во всем на несколько шагов впереди всех остальных. В отличии
от меня ему не было нужды ждать фактических подтверждений происходящего.
На следующее утро я поделился с Деннисом моими впечатлениями. "Без проблем,"- сказал он.
Деннису, как и мне, было странно, что Монро, похоже, знал, что в четверг мы оба будем в
лаборатрии. В некотором смущении мы оба пожали плечами. "Спроси ты меня вчера или на прошлой
неделе, я бы точно отказался.", — добавил он подумав. Но вот только что обстоятельства
переменились, и в четверг я свободен." Я твердо знал, впереди нас ждут интересные приключения.
"На чем поедем?", — спросил Деннис.
"Я думал поехать на мотоцикле. Хочешь, поедем вместе?"
"ОК. У есть шлем, с тех пор, как у меня был мотоцикл."
"На моей четырехцилиндровой Хонде вдвоем будет вполне удобно."
"Отлично," — Деннис был доволен, — "думаю, нас ждет много интересного."
"Похоже, Деннис не из трусливого десятка." "Мы, практически, не знакомы, и он готов усесться со
мной на мотоцикл? Кто знает, решиться ли он еще раз на такое?", — усмехнулся я.
Деннис объяснил, как добраться до его дома, и мы договорились, что я буду у него в 6:15 вечера в
четверг.

Глава 1-07. Приключение начинается!


Путешествие в Вистлфилд частью проходило по хайвей, частью — по второстепенным дорогам.
Большая часть пути приходилась на новую автомагистраль, по которой ещё мало ездили. Мне
нравился мотоцикл, нравилась скорость, нравилось ускорение. Нравилось управлять этой мощью.
Нравилось ощущать себя живым. Нравилось быть сфокусированным в настоящем моменте, а это
всегда появляется при езде на большом мотоцикле. Ты, машина, окружающая среда и то, что ждет
впереди — все спрессовано в плотный пакет, общую судьбу. Захватывающе. За спиной сидел
Дэннис, и я решил ехать аккуратно и не разгоняться выше скорости 85 миль в час. Было бы
безответственно, невежливо и не по-дружески проявить такое безразличие к чужой жизни.
На скорости 120 миль в час мотоцикл был надежен, как гранит и мягок в управлении, как шелк. Его
стихией была скорость, и я наслаждался ей. Мотоциклы я водил еще с подросткового возраста. С
этим байком у меня была любовь с первого взгляда — самый большой, лучший и самый быстрый.
Дэннис оказался бесстрашным парнем — ни разу не пожаловался и даже не вздрогнул, кроме того
раза, когда на скорости 80 миль в час у нас порвалась цепь и ему чуть не оторвало несколько
пальцев. Чудом пронесло — но в юности это все равно, что никогда и не бывало, и после этого мы
продолжали, как ни в чем не бывало. Дэннис был всегда готов к поездке и расслаблен. Верхом на
нашем стальном скакуне мы долетели до Вистфилда меньше, чем за полчаса.
После обычных процедур знакомства, мы быстро договорились о графике работы. Мы с Дэнисом
будем приезжать в лабораторию два-три раза в неделю и, иногда, на выходных. Примерно в течение
часа мы будем работать: настраивать оборудование, паять провода, разрабатывать измерительные
приборы — в общем, создавать лабораторию. Через некоторое время к нам будет приходить Монро
— тогда-то и начнется самое интересное.
Под руководством Боба Монро, мы с Дэннисом начали систематическое исследование изменённых
состояний сознания, стремясь к получению надежных и воспроизводимых результатов. После
нескольких часов, проведенных в исследованиях, Боб приглашал нас в дом для дискуссий, общения,
планирования, а иногда для встреч с теми, кто исследовал другие подобные области реальности.
Часто к нашим беседам присоединялась его жена Нэнси, неизменно вежливая и гостеприимная
хозяйка. Дэннис и я были сильно увлечены исследованиями за гранью известной науке реальности, и
наше состояние постоянного изумления неизменно забавляло ее.
Казалось, что Боб знал в округе всех, кто испытывал необычные состояния или исследовал их. Все
они раньше или позже приезжали в Вистлфилд, чтобы встретиться с Бобом и поделиться с ним
своими результатами. Он, как магнит, притягивал к себе всех участников этого разобщённого
сообщества исследователей необычного, экспериментаторов и работающих на дому чудаков.
Видимо, они ценили его прямую манеру общаться и открытый ум. В Вистлфилде всё было честно и
без обмана.
Благодаря репутации Боба, а также вследствие принципов работы лаборатории и её репутации, к нам
постоянно приходили необыкновенно интересные посетители. Я был поражен, что хорошо
образованные, здравомыслящие люди, иногда с весьма впечатляющим ученым званием, относились
более чем серьёзно к области, которой мы занимались. Они не были обколотыми наркоманами,
увлеченными лишь своей контр-культурой. Боб терпеть не мог подобных людей, не хотел запятнать
свою репутацию, вступая в какие-либо отношения с наркоманами. Люди, подобные Тимоти Лири, не
принимались им никогда. В остальном Боб был открыт всему, что другие принимали серьёзно. Тем не
менее, он всегда оставался скептиком. Непредубеждённый скептик, он всегда стремился найти
веские доказательства. Предположения могли быть интересны ему, но их никогда не было
достаточно.
Большинство посетителей были люди среднего возраста, серьёзные профессионалы, ищущие
серьёзные ответы на серьёзные вопросы. Чаще всего они искали подтверждений и веских
доказательств. Иногда появлялись поклонники, пытающиеся укрепить свою позицию, якобы связывая
свои взгляды с Бобом и его исследовательскими поисками. Кроме того, попадались и такие, чье
главное желание было произвести на него впечатление своими якобы необыкновенными талантами.
У Боба не было терпения на подобные встречи. Вежливо, но неуклонно он отправлял и тех, и других
прочь.

Глава 1-08. Наука об измененных состояниях сознания


Здание лаборатории содержало, кроме прочих помещений, контрольную комнату и три
изолированных помещения. Одно помещение имело полную электромагнитную изоляцию, так что
электромагнитное поле земли или иные случайные излучения не могли нивелировать или изменить
тщательно котролируемый эффект. Любое внешнее воздействие могло повлиять на изменённое
состояние сознания наблюдаемого. Каждое помещение имело максимально возможную изоляцию и
соединялось с набором аудиоизмеряющих приборов в контрольной комнате.
Я притащил кое-какое неиспользуемое, искусное и дорогое оборудование, служащее для
определения электростатики и вырабатывающее аудиосигналы, а Боб приобрёл
электроэнцефалографическую установку (ЭЭГ) и профессиональный аудиомикшер. Билл Йост
принёс высоковольтный вольтметр исключительной чувствительности. Мы с Дэннисом
спроектировали и изготовили устройство для слежения за изменением электрического сопротивления
кожи. В скором времени у нас была достаточно хорошо оборудованная лаборатория, даже если весь
пол в ней был покрыт пятнами припоя.
Мы измеряли Боба. Боб измерял нас. Ключевым моментом, которого Боб добился от своего личного
изучения внетелесного опыта, было ощущение вибрации в 4Гц в теле и сознании как раз перед
выходом из него и иногда во время возвращения. Эксперименты показали, что, когда обследуемый
был застигнут в состоянии подобной пульсации в нашей лаборатории, ЭЭГ-установка показывала
мозговые волны (электроэнцефалограмму), собранные множественными парами электродов,
бывшими необычно слаженными (совпадающими по фазе), собранно синхронизированными и
модулированными на частоте 4 Гц . Сопротивление кожи тоже демонстрировало колебание на уровне
4 ГЦ. Боб интуитивно знал, что это состояние пульсации было ключевым и мы постановили
воспроизвести его — запротоколировать и держать в устойчивом состоянии, по требованию, под
нашим контролем.
Поиски по научной литературе позволили обнаружить несколько старых исследованией по
внетелесному опыту, известному так же как "астральная проекция". Полудюжина высокоуважаемых,
квалифицированных специалистов-медиков и техников десятилетиями серьёзно занимались
изучением внетелесного опыта, в основном на рубеже 19-го и 20-го веков. Книга доктора Хереварда
Каррингтона и Сильвана Малдуна, получившая название "Проекция Астрального Тела", и
опубликованная в 1929 году Сэмьюэлем Вайсером в Нью-Йорке, предполагала, что шишковидная
железа каким-то образом участвует в этом явлении. Книги "Астральные проекции: Внетелесные
опыты" Оливера Фокса и "Изучение и Практика Астральной проекции" доктора Роберта Круколла
(Издательство "Юниверсити Пресс", 1960) соглашались, что шишковидная железа (pineal gland )
была, возможно, ключевым органом, влияющим на внетелесный опыт.
Мы работали методом проб и ошибок и пробовали любой способ по крайней мере единожды. Дэннис
и я всегда применяли любые необычные экспериментальные устройства на самих себе в первую
очередь. Только после проверки воздействия на нас, убедившись в их полезности и безопасности,
пробуя их на других, чтобы пролучить более широкие данные, — друзьях, посетителях, прохожих, на
ком угодно, — мы не привередничали. Мы искали что-то, что могло работать с любым и каждым.
К примеру, одной из испробованных вещей было сотрясение шишковидной железы при колебаниях
частоты 4Гц. Мы построили огромный конденсатор с двухфутовыми пластинами для генерации
однообразного и сильного электрического поля. Мы были преданы и посвящены преследованию
нашей задачи — риск не принимался во внимание. При электросигнале около 250 000 вольт, частотой
4Гц, направленном в пластины, я засунул голову между ними и попробовал достичь рабочего
внетелесного состояния. Оставаясь так в течение примерно часа, экспериментировал с разным
напряжением и частотой против разных внетелесных состояний, надеясь на резонансный эффект,
чтобы выяснить, что могло бы вызвать драматический эффект на состояние моего сознания.
Внезапно я начал чувствовать головокружение. Моя голова стала расшатываться между
экспонированными металлическими пластинами. Эксперимент остановился. У меня была
чудовищная головная боль в течении приблизительно трёх недель.
Мы работали с генераторами отрицательных ионов для создания контролируемых фонов и
использовали высоковольтные вольтметры для изучения изменения электрических потенциалов,
созданных телом того, кто находился в изменённом состоянии против нормального. Измеряли
динамическое строение статического заряда вокруг голов при помощи одолженного оборудования,
ослабляя и усиливая его в зависимости от различных ЭЭГ.
Могло показаться, что сумасшедшие ученые мучались в их лаборатории на склоне холма в
полночный час, но мы были так же серьёзны, трезвы и неуклонны, как наши коллеги, работающие над
традиционными проблемами повсюду в университетах. Мы были бережны с нашей наукой.
Методология была хорошей. Были мы осмотрительными либо консервативными? Нет, не были. Если
был любой разумный шанс получить знание — мы использовали его. Мы тяжело шли по пути поиска
честных ответов — реальных, проверяемых, повторяемых результатов. Мы хотели знать, и это был
шанс всей жизни найти ответ. Мы были бесстрашны в нашем преследовании правды, потому что
риски были совершенно невидимы для нас — иногда наивный и порывистый энтузиазм юности имеет
свои преимущества.
Пока мы с Дэннисом работали в лаборатории, Боб руководил нами и учил взаимодействовать с
нефизическим миром и исследовать его. Сначала он вводил нас в состояние глубокого расслабления,
затем, с помощью визуализации, мы начинали фокусировать мысли, концентрировать внимание —
чтобы убрать его от своих тел и окружающего мира. Эти упражнения производили разнообразные
состояния сознания, которые были похожи на медитацию, которые я уже знал. Боб думал, что,
вероятно, это была возможность нахождения на грани бодрствования и сна. Практикуя зависание на
этом краю, тело оставляли спать, а сознание — одновременно бодрствовать. В конечном счёте был
получен хороший результат и не приходилось тратить много времени на вхождение в это состояние.
После развития базовой способности в определении и установлении заданного повторения
полудюжины состояний сознания, начались эксперименты и выявление функциональности каждого из
них. Каждое состояние ума имело своё собственное уникальное назначение — вещи, которые можно
делать, способности, которые можно проявить, находясь в нём.

Глава 1-09. Прорыв


Как-то на работе Дэннис принес мне октябрьский выпуск журнала «Scientific American» за 1973 года с
короткой статьей Геральда Остера под название "Звуковые ритмы в мозгу" о феномене
"бинауральных ритмов". Объяснить это несложно: если чистый звук 100Гц подать в одно ухо, а звук
на 104Гц — в другое, то человек ощутит звуковое колебание в 4Гц. Дэннис подождал, пока я прочту, и
предложил:
- Давай попробуем это в нашей лаборатории.
- Конечно, почему бы и нет? — ответил я.
Дэннис уже несколько месяцев собирал информацию о феномене бинауральных ритмов и записал их
на пленку для наших экспериментов. Мы надеялись, что частота колебаний, возникающая в
мозолистом теле между полушариями мозга, создаст колебания в мозгу.
Интуиция Дэнниса не подвела. Бинауральные ритмы действительно влияли на состояния нашего
сознания. В течение следующей недели мы выпросили, одолжили, и купили необходимое
оборудование для того, чтобы расширить наши эксперименты. Боб уехал на пару недель; потому мы
самостоятельно экспериментировали, воздействуя на состояния своего сознания с помощью
бинауральных ритмов. После недели испытаний методом проб и ошибок мы были восхищены
открывающимися возможностями. Эффект был очень сильный. Кардиограмма показывала, что
бинауральные ритмы создавали колебания в мозгу, и это оказывало сильное воздействие на
состояние сознания. Боб вернулся, и мы начали проверять, на что способна эта технология. Хорошей
новостью было то, что, благодаря экспериментам, мы смогли оптимизировать искоммый эффект. Еще
важней было то, что метод, похоже, производил тот же эффект и на любого другого человека. Теперь
у нас был метод, позволяющий получать стабильные результаты по вводу в измененное состояние
сознания людей не имеющих специальной подготовки.
Мы сфокусировались на частоте колебаний в 4Гц и создали набор аудиозаписей, ведущих слушателя
к тому, что Боб называл "нефизическая материальная реальность" (НФМР). "Физическая
материальная реальность" (ФМР) представляет собой: тело, лабораторию, дом, где я жил, а также
мою ежедневную работу. Оказавшись в НФМР начиналось главное развлеченье. Теперь у нас был
потенциал для сбора доказательств, что могли бы базироваться на гораздо большей выборке
объектов. По мере того, как накапливался опыт различных участников экперимента, появилась
возможность совершенствовать эфективность звукозаписей. В срок примерно восемь месяцев вы
были готовы к тому, чтобы мир дал нам шанс. Боб вынес на обсуждение, что нам нужно некоторое
количество подопытных кроликов для проб наших бинаурально-колебательного метода колебаний
мозга, чтоб помочь перемещению сознания человека из физического в нефизическое, оставляя
возможно осознанного общения с этим человеком. Результат превзошел все ожидания.
Вскоре Боб забронировал все комнаты в близлежащем мотеле "Такахо". Руководство мотеля,
испытывавшее финансовые трудности, согласилось позволить нам натянуть провода через всю
территорию. К тем большим выходным мы с Деннисом работали не покладая рук, чтоб убедиться еще
раз, что наш метод работает эфективно. Ожидалось около двадцати неосведомленных субъектов —
планировалось держать их в неведении. Мы не хотели хоть как-то воздействовать на результаты, или
давать им подсказки, что можно или нельзя ожидать в результате эксперимента.
Изготовление мобильных измерительных устройств и аудиооборудования для больших групп было
серьезной задачей. Едва справившись в сроки, работая вечерами и выходными в течение трёх
недель. Благодаря Биллу Йосту и приёмной дочери Боба, Нэнси Ли Ханикатт, оборудование было
установлено, проверено и готово к работе в последний день перед экпериментом. Вот это паника!
Параллельно, Нэнси Ли, которая присоединилась к нашей исследовательской команде после
окончания колледжа, руководила всеми необходимыми приготовлениями. Каким-то образом, в
последний момент, всё было сведено в одну точку. Это был цимус. Вечером пятницы и весь
субботний день, а также половину воскресенья, посетителей ожидало прежде неслыханный и
невиденный ими жизненный опыт. В эти выходные случилось столько всего паранормального, что
зафиксировать всё было очень крайне сложно. Несведущие субъекты читали числа в запечатанных
конвертах, демонстрировали удалённое видение, вызывали свет на небе, посещали родственников,
читали заголовки газет будущей недели, и много чего другого. Это был цирк! Радостно, но
утомительно. Дэннис, Нэнси Ли и я руководили всем. Боб периодически навещал нас в течении всего
времени.
Были собраны большое количество убедительных доказательств — результат был более
впечатляющим, чем мы ожидали. Понимание всего вокруг никогда больше не было прежними. Когда
мир узнал об эффективности программы Монро, Боб был завален просьбами самых разных людей о
всевозможном участии. Боб начал видеть способы начать дело, а Дэннис, я и Нэнси Ли стали в
большей мере тренерами, чем исследователями.

Глава 1-10. Настоящее ли все это?


Давайте вернёмся назад во времени, и рассмотрим всё с несколько другой перспективы.
Сотрудничество с Бобом Монро предоставило фантастическую возможность: благодаря годам
совместной практики мы с Дэннисом могли легко различать разнообразные измененные состояния
сознания, входить в них, переключаться между ними, и по своему желанию возвращаться в
нормальное состояние. Однако начало пути было непростым.
Мы напряженно трудились и подстраивали свои жизни под эту работу. Я решил, что, пока работаю в
лаборатории, не стану употреблять веществ изменяющих сознание. Ведь уравнение, с которым мы
имели дело, было достаточно запутанным и без этой переменной. Будучи студентом, я не
пользовался никакими запрещенными наркотиками, так как это представлялось нерациональным. Я
жил, полагаясь на свой ум, он был моим билетом к успеху ― а потому я не желал все испортить. Но
теперь я зарекся даже от случайной бутылки пива. Ни капли — ни за компанию, ни по какому другому
поводу. Я стал последовательным трезвенником ради сохранения ясности сознания.
Еще через несколько лет я навсегда исключил из своего рациона пищевые добавки, консерванты,
кофеин и сахар. Вдруг, думал я, воздействие этих веществ на сознание заглушает тончайшие
эффекты, которые мы исследуем. И я оказался прав: разница была огромной. Успех исследований
зависел от четкого восприятия тончайших изменений в сознании, потому я сбросил все, что могло
загрязнить мое восприятие.
Тысячи часов мы потратили на исследование и зондирование границ реальности, в результате
измерений получили огромный массив данных, а записи наших переговоров во время пребывания в
нефизическом мире заполнили много ящиков. Областью, в которой мы действовали, было
ментальное пространство — нефизическое и бестелесное. В отличие от моих предыдущих медитаций
в стиле ТМ, мы были активными волевыми автономными субъектами в этой большей нефизической
реальности. Мы посещали различные места, действовали, общались с нефизическими сущностями.
Было весело, но никто из нас не воспринимал это чересчур серьезно. Боб не подсказывал
"правильных ответов". Он играл роль нейтрального наблюдателя, и не намекал на то, какой опыт нам
следует испытать. Он не желал, чтобы его опыт влиял на наш. Насколько можно было сказать, у него
не было ожиданий по поводу наших достижений.
Бобу было известно, что для того, чтобы мы могли взаимодействовать с бОльшей областью
реальности, как это делал он, нам необходимо добираться туда самостоятельно. Он мог советовать
нам, но не вести за собой, иначе объективность наших усилий была бы уничтожена. Он не искал хор
согласных голосов, а хотел собрать настоящие научные данные. Вначале у нас с Дэннисом была
одинаковая проблема: "Это все по-настоящему или нет?", ― спрашивали мы друг друга. Как
различить, было ли то, что мы испытывали, внутри (то есть, плод нашего воображение) или извне
(существовало независимо от нас)? — большой вопрос, как для нас, так и Боба.
Наконец мы наработали приемлемый уровень управления умом и навыки в работе с изменёнными
состояниями сознания, так что Боб решил, что мы готовы начать собирать данные для определения
операционной значимости нашего опыта в НФР (нефизической реальности). Дэннис и я были в
восторге от открывающихся возможностей, и были готовы принимать факты вне зависимости от их
происхождения. Нам уже давно не терпелось подвергнуть объективной проверке операционное
значение наших субъективных опытов. Боб же предпочитал подождать того, когда мы, по его мнению,
будем готовы. Никто из нас не был оптимистом или пессимистом, мы хотели знать правду. Мы
находились в режиме исследования и были открыты всем возможностям. Мы были уверены, что
используя правильную методологию мы, в конечном счёте, накопим достаточно результатов, чтобы
те заговорили.
Одним из первых экспериментов было мое и Дэниса совместное нефизическое путешествие. Наши
независимые описания опыта должны близко совпадать в случае, если мы взаимодействовали с чем-
то реальным и независимым от себя. С самого начала обучения мы приучились описывать в
реальном времени переживаемый нами опыт. Над каждым из нас с потолка свисал микрофон, и всё
сказанное записывалось на магнитную ленту. Друг друга мы не слышали, так как находились в
отдельных звуконепроницаемых кабинах.
Мы с Дэннисом быстро вошли в необходимое измененное состояние сознания, покинули свои тела и
встретились в нефизическом пространстве, как и планировалось. Это было долгое приключение. Мы
были в разных местах, видели много интересного, общались друг с другом и с нетелесными
сущностями, которых встретили по пути. Боб дал нам много времени, прежде чем окончить сессию и
позвать назад. И вот мы сняли с себя электроды (энцифалограмма и измерение сопротивления кожи)
и вышли из темноты в коридор лаборатории.
В комнате управления Боб уже поджидал нас. Мы уже перекинулись несколькими фразами и
понимали, что предстоит хорошая проверка — ведь мы оба испытали много конкретных
взаимодействий, но были ли они одинаковыми у нас обоих? Боб смотрел на нас невозмутимо. "Итак,
вы полагаете, что действовали вместе?" — спросил он, стараясь выглядеть разочарованным. Мы
переглянулись, пожав плечами.
- Возможно, — ответил Деннис, — по крайней мере, каждый из нас ощутил нашу встречу в
нефизическом мире.
"Послушайте-ка это!" — решительно сказал Боб и включил воспроизведение аудиозаписей из наших с
Дэнни кабин — за время, прошедшее после того, как мы освободились от электродов и вышли в
коридор, ленты с записями уже перемотали к началу. Мы уселись слушать. Степень соответствия
была поразительной. На протяжении почти двух часов мы сидели с открытыми ртами, ухая и
восклицая, поясняя друг другу отдельные моменты. Боб уже улыбался. "Все это кое-что доказывает,
не так ли?" — воскликнул он, радостно улыбаясь. Он был не меньше нашего увлечен происходящим.
Я был ошеломлен. Существовало лишь одно объяснение: эта штука реальна! Мой ум искал другие,
более рациональные, объяснения. "Может быть, один из нас воображал путешествие и другой
телепатически читал его мысли", — сказал я, пытаясь охватить все возможные варианты. Это было
тоже достаточно невероятно, но настолько, как первое объяснение.
Неопровержимым фактом было то, что мы видели одинаковые визуальные образы, слышали одни и
те же телепатические беседы, ощущали одинаковый уровень четкости. "Это, действительно, может
быть правдой", — сказал я вслух, ни к кому конкретно не обращаясь. Мы с Дэннисом сидели с
выпученными глазами, недоверчивые, и не могли придумать никакого другого объяснения
происшедшего. В течение следующих нескольких дней я пятьдесят раз повторил фразу "Это,
действительно, может быть правдой". Я не мог поверить в то, что случилось, но приходилось. Я
лично был там. Это был мой личный опыт. Я не прочитал об этом в книге про кого-то другого. Как
говорили в то время, меня сдуло ветром. Вы не можете понять воздействия на себя подобного
события, пока не испытаете такого опыта. Появилось еще одно важное наблюдение, которое, теперь,
можно осмыслять. А моя реальность приблизилась к тому, чтобы стать более широкой и
удивительной.
Эксперимент был повторён с однообразными результатами, феномен не зависел непосредственно от
нас двоих, Нэнси Ли и я разделили такой же изумительный опыт. Были и другие попытки, например,
чтение трёх- или четырёхразрядных числительных, написанных на школьной доске в контрольной
комнате. Кто-нибудь писал там случайные цифры и мы могли прочесть их, в то время как наши тела
спали. Затем цифры стирали и писали другие, и так далее, и так далее. Мы посещали места, дома
людей, видели, что они делают, звали их или разговаривали с ними на следующий день, чтобы
проверить, так ли всё было. Путешествовали в будущее и прошлое, пытались излечить болезни
людей при помощи мыслей и намерения, так как метод был хорош для доказуемого контакта с
энергией других.
Были разработаны, созданы и проверены инструменты направленного фокусирования намерений для
использования их в нефизическом.Мы диагностировали болезни людей, которых никогда не
встречали, но которых кто-то другой знал хорошо. Доказательства прибывали в больших количествах,
сотни отметок данных; более поздние опыты носили более серьёзный характер, чем те, с которых всё
начиналось. Мы начали различать тонкости изменённых состояний сознания, в которых вещи
работали хорошо и тех, в которых похуже; понемногу в течение следующих трёх лет очистили
процедуры и улучшили точность — это были кропотливый процесс путём метода проб и ошибок.
Мы с Дэннисом были всё теми же требовательными и скептичными учёными, что пустились в эту
авантюру, но прекратившими спрашивать, реально ли всё это — ответ у нас был. Так же, как и
осознание, что только сам ты можешь дойти до этого, никто не может убедить тебя. Ты просто
должен испытать это на себе. Все данные в мире, независимо от точности измерений, для тебя под
подозрением, если ты не участвовал в сборе и не знаешь правду из первых рук. Старые верования
должны быть разрушены, прежде чем ты начнёшь видеть бóльшую картину. До тех пор, пока
неизбывная логика недвусмысленного опыта из первых рук не ударит тебя открыто по глазам,
правдивые документы пойдут прахом. Таким был я, и такими является большинство из нас.
Предполагаю, мы с Дэннисом могли быть признаны невменяемыми, и мы были странными, зная
истину из собственного тщательно проверенного опыта. Нельзя было отрицать виденного,
услышанного и измеренного ― даже если это было невероятно странно. Мы знали, какими
осторожными, скептичными и требовательными мы были, и высоту требований для доказательств. В
то же время было ясно, что никто иной, возможно, не смог бы этого понять до тех пор, пока сам не
испытал истину на себе. Однажды познав её, оставаться безразличным не можешь, и если найденное
знание необычно — тем страннее становится твоя жизнь.
Наша деятельность не была такой уж замкнутой, к примеру, были призваны волонтёры для
удалённых экспериментов в хорошо известной лаборатории по исследованию процессов сна и
бодрствования. Объектом, в тщательно контролируемых условиях, было описание картин,
изображаемых в другом помещении. Как оказалось, способность правильного описания этих
изображений была не самой примечательной вещью из тех, что произошли.
Когда ленты ЭЭГ вернулись из Университета Дюка, куда они были направлены для более детального
анализа, высокий уровень их странности был, наконец, доказан. В отчёте сообщалось, что
результаты ЭЭГ Дэнниса выдали высший уровень альфа-волн, когда-либо записанный в этом
университете. Мои же продемонстрировали невиданно синхронные уровни альфа и тета волн. В
обоих результатах единичным случаем, доселе невиданным исследователями из университета, была
узость пиков. Это имело отдельное значение, потому что в 60-х и 70-х годах Университет Дюка стал
известен по всему миру как лидер в области парапсихологических исследований.
Наши мозговые волны были, как казалось, усиленно сфокусированы на специфических, почти
единичных, частотах. Особенного удивления по поводу такой фокусировки у нас не было, зато
примечательным оказалось то, что среди тысяч и тысяч результатов ЭЭГ, наши выделились, как
вопиюще уникальные: "Ваши данные свалили в Дюке их всех наповал", — сказал исследователь. На
какое-то время мы почувствовали, что то, что мы изучали и развивали было уникально эффективным
методом выработки специфических изменённых состояний сознания, но теперь одно доказательство
подкреплялось другим, независимая лаборатория университета Дюка аргументировала эту
уникальность.
Открытая дверь непреложного факта с любопытством открыта, свет начинает лучиться через щель,
старые вопросы вернулись с новым значением. Теперь моя реальность, моя картинка, была больше,
чем я мог до того предположить. Как бы то ни было, я продолжал гадать, могли ли быть другие
субъективные опыты, способные дать постоянные и объективные результаты исследований.
Существовало ли ограничение на возможные к исследованию реальности, которые я пропустил,
оперативные состояния сознания, прячущиеся в темноте моего безразличия.
Я был приведён к пониманию взаимоотношений всего, как всё устроено. Наверняка во всём есть
элемент науки. Было много данных, но не было самодостаточной модели, объясняющей все "как" и
"почему"., чтобы определить взаимодействия. Как устроена реальность? Какие в ней происходят
процессы, есть ли у них ограничения, правила? Так ли оно на самом деле, или только кажется? Как
выглядит "Большая картинка", в которой всё постоянно и имеет смысл? Как мог бы любой уважающий
себя физик не задавать таких вопросов?
Обсуждали это после опытов в лаборатории, мы произвольно пришли к понятиям вроде: "вещи, как
они есть" и "вещи, какими они кажутся", но у них отсутствовало более глубокое понимание. Мы
рассмотрели имеющиемя модели, в большинстве своём намешанные из эмоционально
перегруженной, сфокусированной на верованиях, ненаучной галиматьи с лёгким признаком годности
для воспроизводства. Совершенно не то, что нужно для научного исследования, а не для собрания
верующих Нового века.
Наконец сформировалась модель-кандидат, от которой можно отталкиваться; несмотря на
несовершенство, она была более или менее рациональной, постоянной и когерентной большую часть
времени, что делало её намного лучше других. Её объяснения и описания были неполными и
необязательно к месту, но они предоставляли теоретическую базу для скептического
ориентирования. Эта модель пришла к нам в форме книги "Сет говорит", написанной Джейн Робертс.
То, как материал транслировался, не было проблемой, ― к тому времени близкое знакомство с
нефизическим и его разумными гидами состоялось. К слову, это было плюсом. Стоит ли спрашивать
рыбу о тропинках в горах? Нет, если ожидаемый ответ должен быть полезен и точен.
Мы начали тратить большую часть нашего лабораторного времени тестируя и интерпретируя
концепций Сета, и запасаясь информацией из наших собственных нефизических источников. Этой
работе были посвящены годы медленного нарабатывания почвы. Иногда всё запутывалось, иногда
прояснялось, но всегда было интересно и всегда требовались доказательства.
Глубже, чем другие, я занялся этими заслуживающими отдельного внимания моделями выходных
отверстий реальности. Я был теоретиком группы (а чего ещё можно было ожидать от физика),
Дэннис, в основном, занимался приложениями (как и ожидается от инженера). Боб был практик,
сфокусированный, в первую очередь, на всём, чтобы ни работало в пользу объективной значимости.
Билл Йост внёс свою лепту в виде инженерной интуиции, навыков управления, вдохновления и
поддержки. Нэнси Ли много помогала в ежедневной рутине, и стала полноправным партнёром в
наших изысканиях нефизической реальности, как её сестра Пенни Ханикатт несколько лет тому
назад). Это была хорошая команда.
Всех нас поддерживали и поощряли семьи, большая часть которых время от времени участвовала в
исследовании, как и многие другие, неупомянутые, люди. Исследование шло в любом направлении,
которое казалось наиболее продуктивным. Боб не столько вёл, сколько облегчал задачу, с
прекрасными манерами и всезнающей улыбкой хорошего учителя, который знает, как позволить
ученикам дойти до сути самим, находясь в стороне от ежедневныых усилий и позволяя нашим
личным исследованиям вести нас, куда заблагорассудится.

Глава 1-11. Если сегодня вторник, значит я в физическом мире


Вернёмся к лаборатории. Мы с Дэннисом проводили в ней по пятнадцать-двадцать часов в неделю.
После возвращения из лаборатории, частенько в два или три часа утра, я мог лежать в кровати,
практикуя наработанное за вечер. После двух-трёх часов сна я поднимался и шёл на работу. Вечера,
которые я проводил вне лаборатории, я посвящал экспериментам в то время, как все другие
ложились спать, и до тех пор, пока оставалось несколько часов до пробуждения и сборов на работу.
Я посвятил сорок пять часов в неделю изучению изменённых состояний сознания и большей
реальности, отведя, опять же, сорок пять часов в неделю на дневную работу и занятия семьёй.
Моему сыну Эрику в то время было около пяти. Как и большинство детей его возраста, у него были
частые внезапные внетелесные опыты. Мы могли посещать внетелесное вместе ―я мог последовать
за ним и присоединиться, ― и получить взрыв удовольствия. Однажды мы вместе исследовали
океан, когда подошёл большой кит. Наши тела с лёгкостью проскользнули сквозь кита, Эрик отчего-то
налетал на одно ребро за другим, что слегка напугало его, ― обычно мы не взаимодействовали с
окружающим. Последовало немедленное возвращение.
Эрик обычно полно и ясно пересказывал наши ночные приключения, мы часто обсуждали их утром,
веселясь. Изучение большей реальности стало идеальным занятием для отца и сына, хотя, вероятно,
было немного необычно. Не поймите меня превратно: я не искривлял нежные взгляды Эрика, и не
выталкивал его во внетелесное. В пятилетнем возрасте большинство из детей совершенно
нормально и непредугаданно переживает изменённые состояния сознания; я просто присоединялся к
нему, так что мы могли быть вместе. Для Эрика моё присутствие было комфортным и успокаивающим
―он в любом случае следовал туда, со мной ли, или без меня. Я же мог систематизировать опыт,
сделав его одновременно забавным и познавательным (как тот опыт с океанами).
Вместо того, чтобы отрицать и отказывать ему в его опытах, как дурацких мечтах (обычная
родительская реакция), я оттачивал и делил их с ним, что делало их привлекательными для сына. В
конце концов он перестал испытывать изменённые состояния сознания натуральным образом и наши
вторжения в дебри НФР закончились так же легко и естественно, как и начались. Кстати, он сейчас
обладатель учёной степени в воздухоплавательной инженерии и до сих пор чётко помнит, как
ударялся головой о те китовые кости.
Я всегда был соней: девять-десять часов сна для меня ―это норма. Из-за траты такого большого
времени в изменённых состояниях сознания, где тело было глубоко расслаблено, если не сказать,
спало, для сна у меня было около двух или трёх часов ночь за ночью, год за годом.
В работе я был выдающеся продуктивным, но странноватым. Я проводил большинство времени в
НФР, но также я был и в физической реальности (ФР), это сказалось в репутации мысленно
отсутствующего профессора. Физическое и нефизическое, казалось, смешалось в континуум, и я
обнаружил себя живущим в обеих реальностях одновременно: смысла в переходе между ними
больше не было. Сейчас, если просто изменить и разделить мой фокус, то я жил и был постоянно
внимателен, чуствителен и сознателен (исключая моменты сна) в обоих системах реальностей
одновременно и перманентно.
Во-первых, я мог только последовательно (хотя и быстро) переключаться между ними. Затем я
овладел наукой мысленно быть в НФР, ведя беседу или управляя автомобилем (мотоциклом)
одновременно. Большую часть времени путаницы не было, но теперь и тогда, на несколько секунд, до
тех пор, пока я не заставлял себя находить различия между ними и понимать взаимоотношения, я
был временами не уверен, в какой реальности нахожусь. Обе были одинаково реальны, но они были
различны, и по-разному работали. Я начал верить в чудо возможностей мысли при параллелизации
процессов.
Какой-то относительно короткий период в шесть месяцев я провёл больше в НФР, чем в ФР. Я был
новобранцем и очевидно нуждался в проводнике. К счастью, будучи физиком, и демонстрируя
высокую профессиональную продуктивность, можно позволять себе быть эксцентричным. Как никогда
ранее ощущалось, что нужно установить лучший баланс. Путём небольших экспериментиров было
установлено оптимальное соответствие. Я оставался эксцентричным, но не нуждался в постоянном
напоминании, что за чем следует в НФР.
Находясь в полностью перемешанных реальностях, я начал видеть взаимосвязи. Однажды весенним
днём, прогуливаясь после ланча по дороге обратно в офис, я заметил золотисто-белую пену,
задрапировавшую деревья в соседнем парке. Быстрая проверка показала, что происходило это
только в НФР. "Ух ты!" ― воскликнул я, прилично удивлённый, ― "Это очень красиво, но что же это?"
К тому времени я был так привычен к изумлению большей реальностью, что бывшее, нормально,
странным стало странно нормальным. Я изучил белую пену, имевшую структуру сладкой ваты. Она
соединяла деревья в большую светящуюся массу, что напомнило мне рощу кипарисов вдоль
северного побережья Мексиканского залива, переплетённых испанским мхом.
Это было очень интересно, но совершенно никаких идей по поводу того, чем являлось. Я гадал, могут
ли остальные люди видеть это, и приложил все усилия, чтобы выглядеть заинтересованным поиском.
Несколько прохожих повернули головы, чтобы увидеть, что же я ищу, и затем отвернулось без какой-
либо заметной реакции. Мне было известно, что они не могли видеть то, что видел я, потому что то,
на что я смотрел, по меньшей мере не было банальным: оно было массивным и прекрасным. Если бы
остальные могли видеть это, собралась бы толпа.
Дойдя до работы, я выглянул в из моего окна на третьем этаже ― пена была на месте. Я закрыл
дверь в кабинет и начал изучать встреченный феномен, открыв, что я мог заставить его исчезнуть и
появиться вновь, настраивая состояние сознания. Через несколько дней я отметил, что всё живое
имело неопределённый свет вокруг, и нити нефизической сахарной ваты, соединявшие всё со всем. А
что насчёт неорганического вещества, гадал я, перенеся своё внимание на здания, телефонные
передатчики и силовые линии.
К удивлению моему, существовал меньший, более однородный чёткий грязно белый свет вокруг
всего! Свет вокруг силовых линий был в движении и более разветвлённый, чем вокруг телефонных
передатчиков. Я был недоверчив и посмотрел несколько раз, чтобы убедиться, потряс головой,
закрыл глаза и открыл. То, что я видел, оставалось прежним. Предположим, что этот странный свет
был каким-то выражением жизненной энергии. Здания, антенны, кабели ― с жизненной энергией?
Эту идею следовало бы отбросить. Свет вокруг проводов танцевал. Я немедленно вообразил, что
могу увидеть вокруг электрооборудования. Имеют ли вещи в помещениях ауру, либо это связанно с
солнечным светом? Я глянул на стенные часы: вокруг был не только свет, но он ещё был
структурирован в устойчивом движении. Глянув на программируемый калькулятор, увидел отлично
построенный сложный узор. Включил его и настроил в работу ― узор сменился и заискрился при
работе. Я опять был восхищён: на что же я смотрю?
Через несколько дней я заметил, что у людей есть изменяющиеся ауры, искрящиеся, когда их
владельцы разговаривали со мной о важных в их жизни вещах. Кино содержало не только людей, но
и ряды скручивающихся цветных форм. Я мог повернуть все из них, или любой, включить, выключить,
подстроив состояние моего сознания. Годами позже мне нужно было лишь настроить моё намерение.
Связи между живущими предметами стали очевидными. Я мог буквально видеть, как всё соединено.
Даже недвижимые вещи, такие как часы и компьютеры имели сложный нефизический энергетический
узор. С Дэннисом этого не случилось. Возможно, он не погружался в исследование НФР и его теории,
чтобы расширить её, как делал я, бывший экстремалом по отношению к прикладываемым усилиям.
Мы часто росли в разных направлениях в разное время и обычным образом, в конце концов,
покончили с одинаковыми опытами. Будучи исследователями-партнёрами, мы обсудили мой опыт
видения форм энергии, когда он случился.
Однажды он принёс групповую фотографию пяти человек и положил на мой стол.
"Они все из СССР", ― сказал он, ― "Один из них должен вести исследование в физической
активности в Советском Союзе. Кто из них физик?"
Мне не доводилось ещё смотреть на фото с такой перспективы, но, сосредоточившись, я увидел их
ауры точно так же, как ауры людей во плоти и крови. "Захватывающе!", ― подумал я. Осознанное
усилие ― это всё! Пространство и время не есть основа. Ух ты!
"Кто из них физик?" ― снова спросил Дэннис.
Я вновь обратился к фото, достаточно уверенный, что один из них имел более развитое
энергетическое тело, чем другие ― точно над и вокруг головы. "Этот отличается", ― сказал я,
указывая на одного из мужчин на картинке. "Я ещё не уверен, что значит это отличие", ― отметил я,
― "но этот определённо отличается от других". Ясновидение было в новинку и я не представлял себе
значения того, что видел. В тот момент я было больше занят формулировкой базовых связей и не
имел представления о том, что ауры имеют уникальное значение.
Дэннис посмотрел на меня и ухмыльнулся: "Тот самый", ― сказал он с энтузиазмом.
Я был удивлён; Дэннис знал ответ, он проверял меня! Без обид, я был удовлетворён, так как
приобрёл новые данные, научился чему-то полезному и изумляющему о времени и пространстве,
будущих вторичными по отношению к большей реальности. "Мне так многому нужно научиться",
―подумал я про себя, внезапно ошеломлённый непостижимой глубиной и сложностью бытия. Дэннис
вернулся в его офис. Я глубоко вздохнул и попытался предугадать, что же ещё ждёт там открытия? Я
почувствовал себя маленьким, униженным гнусностью своего невежества. Было совершенно ясно,
что я только отдаленно начал нащупывать поверхность чего-то настолько огромного и
фундаментального, что я мог только приблизительно представить.
В то же время я был восхищён возможностями и постановил открыть всё, что мог, о природе бытия. Я
физик и наука, открытия ― моя страсть; я был рождён, желая узнать что и как. После двадцати двух
лет последовательного образования, я осознал, что я изучал только одно маленькое подмножество
настоящего мира. Я был молод, моё обучение, казалось, было в развитии, а реальность была
намного круче, сложнее, и интереснее, чем я мог когда-либо себе представить. Для кого-то вроде
меня не было ничего лучшего, я был заряжен энергией открытия любой истины, которая могла
всплыть во время экспериментов.

Глава 1-12. Конец эпохи


Вернёмся к лаборатории. В конце 70-х надо всем превалировал запуск семинаров. Мы были
завалены запросами. Люди повсюду подняли шум, чтобы испытать на себе действие записей Монро,
и слов из его уст. Боб видел на горизонте экономические возможности. Он был деловым человеком, и
бизнес (поддержка работы лаборатории) был постоянной финансовой трубой. Возможно, он надеялся
убить двух птиц одним камнем. В конце концов он достиг успеха, но начальное исследование было
причиной убытка несколько лет.
В итоге он был в состоянии значительно поднять уровень исследований, а также помочь тысячам
людей изменить и улучшить жизнь. Всё это, однако, заняло время, и эра Боба, Дэнниса и Тома,
работающих до предрассветных часов, пытающихся сделать науку из чудес, открытых ими,
закончилась. Эти времена полноправно завершились, фортуна была необыкновенно добра, и мы
окончили на сладкой высокой ноте. Каждый из нас был готов расширить сферу наших усилий в
собственном направлении. Это было наше время взлёта, спуска или падения.
В итоге Боб доказал правоту, как обычно. Он вёл своё судно безупречно с момента предварительного
спуска, через подводные камни закоснелого неприятия большинством, в то же время мастерски
обходя мели лёгких, безопасных, общеприемлемых ответов. С Бобом у руля высокие стандарты
доказательств отбрасывали пиратствующих проходимцев, которых хотелось разделить его успех и
реквизировать тяжёлым трудом завоёванное довение. При посредничестве приверженности к чистой
науке, персонального участия и интуитивного знания, прочного и надёжного, Боб оптимизировал свои
дары для большего блага.
Я не хотел бы оставить впечатление, будто бы Боб, Дэннис и я были единственными
исследователями в Исследовательской лаборатории Вистфилда в ранних семидесятых; там были
также и другие, кто внёс важный вклад в общее дело Монро. Некоторые стали завсегдатаями, на
различные сроки, в то время как другие были просто прохожими, торгующими знанием, вроде пчёл,
опыляющих дикие цветы. Нэнси Ли присоединилась к научным исследованиям после окончания
колледжа и вскоре стала неотъемлемой частью команды, собирая доказательства, тестируя
концепции, участвуя в одиночных и совместных исследований, даже паяла провода при случае. На
неё ложилось всё больше рабочих обязанностей, так как мы с Дэннисом достигли и перешли границы
доступного времени. В конце концов Дэнни и я должны были возвращаться домой к семьям. Нэнси Ли
взяла на себя работу по организации семинаров и после нескольких лет успешно строила и
управляла делом, став директором в Институте прикладных наук Монро. По правде говоря, работа в
Вистфилде делалась объединёнными усилиями. Это было занятое место, в котором происходила
много всего, и в котором было много талантливых, интересующихся и преданных участников.
Конец любой эры должен разделить сценическое время с началом новой эры. С уменьшением
оборотов в деятельности Вистфилда у меня появилось больше времени для сбора и переработки
бесконечного вихря экстраординарных опытов, с которыми пришлось столкнуться. Природа
реальности, Большая картина, которая связала воедино собранные данные, начала приобретать
форму в моих мыслях. Любая модель или теория должна была быть последовательно объяснённой и
точно содержать совокупность моего опыта, корни которого пролегали глубже, чем я раньше
представлял.

Глава 1-13. Однажды, давным-давно


Людям, которые интересовались, под силу ли им научиться тому, что умею я, я всегда отвечал, что
если уж такой твердолобый физик как я смог, значит и они смогут. Надо сказать, начинал я,
практически, с нуля, не обладая никаким особым талантом, учась на своих ошибках.Если я смог, то и
они смогут — может быть даже не испытывая столько трудностей. Обучить меня всему этому было
все равно, что перетащить капитана космического звездолета в какую-нибудь потустороннюю
чертовщину на Земле 20-го века — другими словами, это был медленный и нудный процесс.
Возможно, большинство других людей, могли бы научиться гораздо быстрей, чем я, даже если у них
не было времени или желания так сильно погружаться, какое было у меня.
То, что было сказано ранее, в сущности, правда — каждый может освоить то, чему научился я. Но в
сказанном прежде присутствуют фрагмент белой лжи. Мое обучение началось не с нулевого уровня
(как я ошибочно полагал ранее). После того, как я освоил выходы из тела и стал более знаком с
Нефизической Реальностью, я понял, что уже занимался подобными вещами в прошлом. Теперь,
имея знания и новую точку зрения, я смог вспомнить всё в мельчайших подробностях.
Когда мне было где-то пять-восемь лет, некие нефизические,дружелюбно настроенные существа
помогли мне выбраться из тела. Они не просто решили повеселиться. У них была цель. По-началу, я
игрался с этим. Просачивался сквозь стену своей спальни, выбирался наружу и носился со свистом
по двору. Они вынимали меня из тела, и я играл, паря в воздухе.
Я хорошо помню тот первый раз, когда я очнулся снаружи дома, в воздухе, на высоте в один или два
фута. Моё тело неслось навстречу огромной, толстенной живой изгороди. Самое страшное — что я
не знал как остановиться. Готовясь к удару, я обхватил голову и свернулся в клубок. Просквозив
через кусты на другую сторону, я удивленно заметил, что отделался без синяков и царапин.
Ух ты! Вот это да!
#Небольшая вставка, чтобы помочь взглянуть с правильного угла зрения. Большинство детей, в
частности те, кто младше семи лет, испытывают самопроизвольные и полностью осознанные
внетелесные переживания. Родители объясняют им, что это просто обычные сны, и дети забывают о
них. Эти переживания обычно веселят детей и совсем не пугают. При условии неплохой памяти и
драматичности опыта почти каждый смог бы вспомнить внетелесный опыт.
Внетелесные путешествия продолжаются и во взрослом возрасте, но они скорее неосознные, и по
совести, не могут квалифицироваться, как опыт. Выход из тела, скорее очень обыденное и широко
распространеное, и никак не странное или необыкновенное явление. Выходы из тела кажутся чем-то
необычным только из-за ограниченности наших концепций сознания и реальности, что побуждает нас
отвергать многие ментальные функции, по природе доступные нашему виду и неправильно толковать
цели ментальной активности, что происходит во время сна. Это как будто мы родились с парой
прекрасных ног, но так никогда и не научились ходиь, потому что способность ползать предшествует
способности ходить и потому что каждый человек имеет все возможности ползать на четвереньках в
пределах общественной структуры, которая клеймит сумасшедших выскочек, отказавшихся ползать.
В конце концов мы с помощниками вступили в разговор. "Как я мог бы в любое время выходить из
тела?", — хотелось мне знать. Они показали мне несколько способов. Я старательно тренировался и
добился результатов. Каждый раз я на несколько секунд терял сознание, чтоб тут же вернуться к него
в нетелесном состоянии.
"Я хочу все время быть в сознании", — жаловался я, полагая, что лучше бы сохранять как можно
больше независимости.
"Тебе это не понравится", — сказали они. — "Мы выключаем на мгновение твое сознание, чтобы
процесс перехода был более комфортным."
"Я все равно хочу этого", — возразил я.
В конце концов, они согласились. Тут же я стал применять один из выученных ранее способов. Как
только данная реальность начала отступать, более глубокое и значительное ощущение осознанности
и понимания всего стало проступать и наполнять меня. Неожиданно мое тело стало трясти.
Амплитуда вибраций постепенно нарастала, мое тело стало гибким, и его начало мотялять, как
большой навес при сильном ветре. Ого! Сила колебаний привела меня в ужас. Тут же я оказался в
моей постели в привычной физической реальности. "Так", — сказал я, — "давайте попробуем еще
раз". Все та же последовательность повторилась еще несколько раз. Каждый раз, как только
колебания ворастали, становясь угрожающе сильными и быстрыми, меня отбрасывало назад в
физическую реальность. "ОК, далайте сами", — смирился я. Тут же я очнулся по ту сторону сознания
вне тела.
Что же, они победили. Никогда больше я не пытался уговорить их, чтоб делать по-моему. Теперь
понимаю, что меня разыграли. Эти сильные вибрации были совершенно не обязательны. По-просту
они не хотели моей независимости.
Я обнаружил, что вне тела был взрослым, а не ребенком. Было здорово. Но, возвращаясь в тело, я
снова превращался в ребенка. Почти каждую ночь мы общались с моими нефизическими друзьями-
учителями. Им нравилось учить, я с удовольствием учился — мы отлично проводили время.
Как-то ночью произошел неожиданный эпизод в моих нетелесных приключениях. После него все
стало иначе. Я еще не знал, что это было окончание первой и начало второй фазы. Без
предупреждения я оказался на экзамене,определяющем качество моего существа. Как я развивался?
Сколько я узнал и как вырос с помощью моих наставников? Где был предел моему пониманию?
Вопросы, или, точнее, ситуации, подарили мне разнообразные варианты, которые становились все
сложнее. Первый вопрос бы преимущественно устный.
"Ты выбрал бы сокровище (передо мной появилась картинка) или новое знание?" Ответ был
очевидным, знание было намного дороже вещей. Настолько очевидным в самом деле, что я решил
устроить розыгрыш. "Только дай грабануть", ― саркастически произнёс я своим лучшим гангстерским
тоном, ― "А поучиться я всегда и сам могу". В то время я даже не подозревал, что отвечал на первый
вопрос в длинном и особенно серьёзном тесте. Мой мир взорвался.
БЗЗЗЗЗТ!! Ошибка! Меня немедленно перенесли в совершенно другое место.
"Он провалил первый же вопрос!"
"Он не готов!" ― услышал я удивлённое и разочарованное восклицание.
"Отправьте его назад!" ― заорал кто-то ещё, ― "Он провалил тест".
"Тест?" ― спросил я, ощущая себя Алисой в замке Королевы. "Я не знал, что это был тест. Я шутил, я
знал ответ, я думал, кто-то пытается надо мной посмеяться, предлагая дурацкий выбор, так что и я
дурачился в ответ".
Судейская комиссия, принимавшая мой экзамен, вернулась во времени, проверила мои мысли на
предмет истинной мотивации ― они очевидно не ожидали такой собразительности.
Мои адвокаты подошли к скамье, чтобы поручиться за мою готовность. Я почувствовал облегчение от
того, что кто-то принял мою сторону. Я не знал, кто они были, но был рад их присутствию. Тон
становился напряжённее, как будто бы происходило что-то чрезвычайно важное. Двое судей
высказалось за отправку меня восвояси, в то время как другие предлагали посмотреть, что может
получиться, если продолжить тест. Проконсультировались с судьёй высшего уровня. Вопрос
решился. Мне дали второй шанс. Было очевидно, что во всём этом была какая-то серьёзная и
непонятная мне политика.
Напряжение было густое и вязкое; судьи не были рады видеть друг друга и чувствовалось сильное
состязательское начало между двумя группами. Я знал, что дело серьёзное, но совершенно не
представлял себе, что я делаю посреди всего этого. Ясно, что в любом случае происходящее было
важно для меня и важно для других по причинам, которых я не понимал. Я испытывал благодарность
за возможность показать свои знания. Мои адвокаты, которые, как стало ясно, готовили меня долгое
время к этому первому тесту, были в апоплексическом состоянии. Испытанное ими облегчение от
данного мне второго шанса было неимоверным, но они всё ещё волновались. Как будто на одной
чаше весов стояли их самые важные планы, карьера, репутация, а на другой был я, нечто
непредсказуемое, облечённое в плоть и кровь.
Внезапно меня вернули в экзаменационное помещение. Первый вопрос повторили ― всё было точно
воспроизведено в уже пережитом мной порядке. Я предположил, что это был стандартный набор
вопросов и они должны были начать сначала, хотя первый вопрос и ответ были освещены. Вопрос за
вопросом, ситуация за ситуацией возникали передо мной. Очевидно, я отвечал правильно, так как
один неверный ответ ― и всё могло бы закончиться. Рассматривались проблемы эго и желания с
сексуальными соблазнами (частично причудливыми). Были проблемы выбора между помощью
другим и преследованием собственной цели. Они играли на моих эмоциях и эго, пытались внушить
страх, пробовали, насколько глубоко моё понимание любви.
В конце концов, я был невежествен в подходе к решению одной из проблем, и пытался сделать
возможное предположение, и тест резко завершился. Я вернулся в собственное ребячье тело, пусть
даже мой разум оставался во взрослой природе в изменённом состоянии сознания. Боже, думал я, да
что же это? Как у любого ребёнка, у меня часто оставались чёткие воспоминания о происшедшем, по
крайней мере на какое-то время. Я, однако, не имел отношения к этому. По крайней пере пять раз с
тех пор я представал перед судейской коллегией из-за моей непредсказуемо причудливой
человеческой натуры. Я преуспел. Мое уголовное дело, говорили они, наверное, длиной в целую
милю.
Через какие-то двадцать три года произошёл случай, который натолкнул меня на это воспоминание
детства. Я был у Боба дома в выходной день, под вечер, когда он начал комментировать
тренировочные упражнения, в которых я был задействован в ночь перед этим. Я снова начал всерьез
регулярные тренировочные сессии, призванные развить мою эффективность в НФР, вскоре после
того, как возобновилась чувствительность в большей реальности. Боб был публикой на моём
выступлении. Он рассказал мне о моих действиях. Я удивился, и не потому, что он мог знать, но
потому, что обычно он не участвовал в моих внетелесных опытах.
Ему было известно каждое движение, сделанное мной, он потешался над моим представлением
после успешно завершённых серий (как будто танец некоторых футболистов на краю поля). Он
смеялся над этим, а затем рассказал мне о особенно трудном тесте, который недавно сам себе
устроил. Он начал его описывать. После описания третьего задания из длинной серии я остановил
его. Он знал, что что-то происходит. Теперь была моя очередь удивить его.
Мои переживания двадцатитрёхлетней давности нахлынули потоком, когда он описывал первые три
испытания. Я продержал его в ожидании, собираясь с мыслями. Я сказал ему, каким было четвёртое
испытание. Он был ошарашен. Никогда прежде я не видал Боба лишённым дара речи. Я описал
пятое испытание. Он обалдел. Мы прошлись по оставшимся испытаниям, меняясь очередностью при
даче описания предложенных проблем. Как ни странно, мы были разгромлены в одном и том же
месте, но с разными ответами. Видимо, либо оба мы были не правы, либо это был последний вопрос.
Без сомнений, ― это был стандартный тест. С тех пор я столкнулся с некоторыми другими, которые
испытали некоторую последовательность событий, будучи в НФР, идентичную по форме, действию и
содержанию с той, которую довелось испытать мне.
Вернёмся в ранние 50-е. Немедленно после первого большого теста меня стали регулярно
тренировать. Большую часть года по ночам меня помещали в ситуации, давали работу к исполнению,
и потом тестировали. К чему тренировки, никто никогда не объяснял. Трудился я тяжело. Я стал
серьёзнее относиться к происходящему после первой оценки, которая чуть не стала катастрофой.
Это была больше работа, чем развлечение. Я учился контролировать свои мысли, манипулировать
нефизической энергией, делать правильный выбор по правильным причинам, действовать и думать
быстро. Я учился следовать инструкциям и разрушать старые концептуальные привычки физической
реальности. Я становился эффективным в НФР, учась фокусировке и контролю. В конце концов,
после долгой практики, я начал чувствовать себя компетентным и сильным, как атлет, готовый выйти
на арену.
Однажды тренировки прекратились. В течение целых двадцати лет у меня больше не будет подобных
занятий, но тогда я еще не знал об этом.

Глава 1-14. Необычный мальчишка


Мне было не известно, что мое обучение в нефизическом обрывалось на долгое время.
Мой ум обычно переключался на взрослое состояние, пока я пересекал границу между явью и сном .
Прошло около недели с тех пор, как иструктора забирали меня на учебу в последний раз, и почему-то
никогда не было, чтоб я отправился учиться сам.
Пришло время вернуться к учебе.
Я начал самостоятельный выход из тела, не прибегая к помощи инструкторов.
Все было очень просто.
Мне было любопытно где были мои учителя, почему они не приходят? Я думал в нетерпении: "Вот
сейчас начнется самое интересное".
Подождал минутку: "Куда идти, что делать?". Тренировки были строго спланированы, и у меня не
было привычки к свободному выбору.
Мне казалось, что они хотят видеть что бы я стал делать сам по себе.
Было ощущение, что за мной следят.
Более чем неожиданно кто-то с ходу остановил меня и силой отбросил обратно в тело.
"Эй, зачем ты это сделал? Ты не имеешь права так поступать со мной", проговорил я. "Нет, я могу", —
прозвучал жесткий ответ в приказном тоне.
"Мне приказано запечатать этот проход.
А тебе больше не будет позволено выходить из тела".
"Если это проверка, то я ничего не понимаю", — думал я, мучительно подыскивая правильный ответ.
Но это не была проверка.
Из двоих работников, пришедших закрыть и замуровать дверь, через которую я проходил в NPMR,
разговаривал со мной только один.
Я спросил с вызовом: "Ты уверен, что пришел по назначению? Наверняка это ошибка".
Он стал проверять возможность ошибки.
"Нет, ошибки нету", — сказал разговорчивый, просматривая накладную, — "ты и есть тот, к кому нас
послали".
"Ну, почему?", заныл я.
"Ты маленький мальчик, правда?", произнес он.
"Да, но это всего лишь тело", сказал я.
"У меня никогда не было проблем до сегодняшнего дня".
"Твоя задача выполнена", — заявил разговорчивый без сомнений, — "никто не хочет, чтоб ты вырос
слишком странным и чудаковатым.
Ну, ты понимаешь, о чем я говорю. Ты должен расти нормальным ребенком, стать здоровой
личностью.
Избыток опыта в ином мире сделает тебя не таким, как все, тебе будет тяжело среди сверстников и в
мире, в котором тебе жить."
Я запротестовал: "Я могу, у меня никогда не было проблем".
"У тебя нет выбора", — сочувственно заметил он.
"Поверь мне.
Сейчас тебе легко, потому что ты находишься в разных реальностях не одновременно. Когда ты
подрастешь, кручение в нескольких реальностях параллельно создаст для тебя много трудностей."
Мне не верилось, но интуитивно пришло понимание, что он прав.
Кроме того, у меня не было выбора. Он был куда как сильней меня, да и знаний у него было больше.
Зная, что не могу закинуть мысли в его ум,
я и пробовать не стал.
"Когда-нибудь мне разрешат вернуться? Ты придешь отомкнуть дверь?", — спросил я с надеждой.
"Я не знаю", — ответил он без интереса, как если бы это было не его дело.
"Можешь ты узнать для меня побольше?", — начал просить я, — "Пожалуйста, посмотри еще раз."
Не думаю, что им полагалось заниматься подобными вещами, но видно я звучал слишком жалобно и
печально.
Оба работника молчали, глядя куда-то далеко вперед себя.
Вглядывались они долго, пока в них не начало нарастать напряжение.
Неожиданно у обоих перехватило дыхание, как если бы они были шокированы и поражены чем-то
одновременно.
Мгновенно они замерли. Прошло несколько секунд.
"Что там", — спросил я.
Я пытался напрячься, чтоб увидеть картины, проносившиеся в их умах, но ничего не видел. "Что вы
там увидали?"
"Когда-нибудь эта дверь для меня откроется? Скажи мне, пожалуйста."
У них был вид людей, которые натолкнулись ненароком на что-то, чего знать им не полагается.
Они оба сосредоточились на том, что делали теперь уже в попыхах, избегая смотреть на меня,
и перекинулись обеспокоенным взглядом.
Я ощущал, что это больше, чем простое беспокойство.
Мне были ясны их чувства, а так же поверхностно ухватывал их мысли, но то что потрясло их было
намеренно изолировано от меня.
Что такое они узнали обо мне, о моем будущем, что заставило их сжаться и замолчать? Я был в
недоумении.
Мой интерес и озадаченность возрастали с необычайной скоростью.
У них был вид людей, сознающих грозящую опасность.
Коротко обсудив между собой, что произошло, они дали знать высшему начальству о сложившемся
положении. Кто-то другой, имевший к этому отношение, занялся ситуацией.
Было очевидно, что тут дело высокой секретности.
Решения принимались на ходу. План Б был запущен в действие, и все, кроме двух работников, тут же
исчезли.
Проблема была не столько в том, что два работника преступили правила, подглядев, что ждет меня
впереди. Никто не был сильно озабочен этим, и они были тут же прощены.
Проблема была в том, что они узнали то, чего им знать не полагалось.
Я был серьезно озадачен, и поэтому даже не мог строить догадок, что же стало причиной волнения и
озабоченности.
"Что ты там увидал... в чем дело... что происходит?", — спрашивал я рабочих, говоря спокойно и
серьезно, пытаясь звучать, как участник бригады, который по случайности пропустил предыдущий
разговор.
Они покопались еще пару секунд, чтоб довести дело до конца, и только тогда медленно повернулись
ко мне, замерли и на несколько мгновений уставившись с насмешливым удивлением
Коротко переглянулись и снова уставились на меня.
Молча они захлопнули дверь с грохотом.
Я был изолирован.
Как выяснилось позже, я не был изолирован полностью.
Выходы из тела прекратились, но у меня остались друзья.
Я мог с легостью общаться с моими гидами в уме телепатически.
Хоть они и не назывались так, но именно это и было их функцией.

Глава 1-15. С помощью друзей. Как у тебя с личной жизнью?


В детстве я всегда знал, что могу получить помощь от нефизических сущностей. Знал, что они
оберегают меня. Они были нефизическими друзьями, старше и мудрее меня, которые знали, что ждет
в будущем. Полагаю, у многих есть подобное ощущение доступности помощи. То, станете ли вы
трактовать это в контексте религии (Бог или Ангел-хранитель), или же позволите явлению
существовать в воображении безимянным зависит от вашего мировоззрения и темперамента.
Встречаясь с проблемами, я интуитивно обращался за помощью к своим нефизическим помощникам
и полагался на них. В другие времена забывал о них. Осознавал я это или нет, они всегда были
рядом — порой в виде интуиции, иногда в виде удачи или же моими советниками, моими друзьями —
и уделяли особое внимание тому, чтобы сохранить мою жизнь. Я всегда дружил с риском и дерзостью
— можно сказать, был "тяжелым случаем".
Было несколько случаев, когда гиды (нефизические друзья) сообщали подробную информацию о
моем будущем. Два раза они это делали в ответ на мои запросы по поводу отношений, в которых
были сильны эмоциональная или интеллектуальная темы. Когда мне было четырнадцать лет, как-то я
поджидал школьный автобус, чтоб ехать домой. В раздражении я осведомился смогу ли я хоть когда-
то полюбить и быть любимым. Вместо того, чтоб посмеяться над подростковыми патетическими
переживания, друзья выложили карту жизни до конца моих дней. В быстром темпе в картинках и с
детальными объясненими в уме промчались все ожидающие меня существенные отношения. Снова и
снова я твердил их в уме, чтоб они не исчезли так просто.
До сегодняшнего дня большая часть беседы не стерлась из памяти. Точные предсказания уходили на
двадцать лет вперед. Как это у них получается? Я не могу сказать наверняка. Похоже, меня видно
насквозь. В частности было предсказание об "одной", последние отношения на всю жизнь (моя
половинка). Тогда ей было два года!
"Два", — выпалил я, — "вы шутите, что ли! Моя пара — двухлетняя малышка! Да вы что, ребята! Я не
могу ждать так долго! Вы смеетесь надо мной! Да?". Но это была не шутка. В четырнадцать лет,
новость меня не порадовала. "Ужас, как долго, откуда вы знаете?" Никто ничего не сказал. "Я знаю
эту малышку?" "Нет, она живет в другом штате." "Отлично", — крутилось в уме, — "вечный монах!"ж
"До этого будут другие", — последовало утешение. "Ну, да, кончено. Только толку-то что, когда они не
"половинка"", — выпалил я с очевидным отчаянием. "Нет, они не будут твоей "половинкой", но их
присутствие в твоей жизни важно и необходимо.", — терпеливо продолжали гиды. Я покорно
вздохнул. Насколько я понимаю, они никогда не дурили голову и всегда оказывались правы. Спорит с
гидами было еще бессмыслннее, чем спорить с мамой.
Я призадумался. Вспомнился случай двухлетней давности, когда мне было двеннадцать. Пока
владелец газетного киоска расплчивался с покупателем, я посматривал изподтишка на разворот
девченочьего журнал Зрелище было чрезвычайно впечатляющее. Интересно, когда-нибудь у меня
будет женщина, как на картинке.
К великому удивлению, в уме тут же родился ответ.
"Да, будет одна, очень похожая на вот эту... Она будет вополощать все то, о чем ты мечаешь.", —
добавили друзья улыбаясь. "Ее любовь будет настоящей, вы будете очень близки." Мне дали
почувствовать качество будущих отношений.
Ух ты! — подумал я. Я был взволнован, счастливчик из счастливчиков. Мои друзья никогда не
ошибались. Всегда они были уверены и не ошибались, и кроме того никогда не строили догадок или
предположений. "Когда?", — волновался я, — "когда я ее встречу?". каретка Ответ был короток:"В
тридцать пять лет."
У меня подкосились ноги. "Аааа, старик, это же почти старость. Ну, совсем, совсем старость! Можете
себе представить как долго жить до тридцати пяти, когда тебе всего лишь двеннадцать? Вечность!",
— заныл я. Они мне не сочувствовали ни капли:"Как есть, так и будет." Было впечатление, что моя
реакция их повеселила.
Воспоминание начало просачиваться в мое сознание, и с ходу все стало ясно. Двухлетка и моя
принцесса из журнала были одна и та же женщина. "Любопытно, но полностью бесполезно."
Беспокоившее меня романтическое будущее, на сегодняшний день, выглядело как всегда печально.
На ум пришел еще один пример. В двадцать один, сразу после колледжа, я собирался жениться. Я
был полон сомнений, и тут произошло аналогичное событие. Будущее было предопределено. И снова
"половинка" была обрисована и предсказана. Проблема заключалась в том, что она не была той, на
ком я собирался жениться! Да, сейчас мне следовало жениться. Да, у меня родиться сын. Нет, это не
будет долгим союзом. "Тогда зачем это нужно сейчас, если не она моя "половинка"?", — пытался
возражать я. "Это нечестно по отношению к ней и ребенку."
Ответ был ясным и настоятельным:"Это часть бОльшего плана и тебе не следует от него уклоняться.
Женись. Это твой следующий шаг, и он принесет пользу всем, влючая ее. Все будет хорошо.". Я
женился. Все сбылось. Все произошло в точности, как они говорили, за исключением нескольких
деталей в конце упомянутого срока. Может быть, со временем сместилась вероятность событий (так
мне видится), или те события поджидают своей очереди.
Если вам еще любопытно, то, в тридцать пять (сейчас 2000 и мне пятьдесят пять) я встретил мою
"половинку", и она на двеннадцать лет моложе меня (ей было два, когда мне было четырнадцать). У
нас трое детей (как и было предсказано), которые влюблены в старшего сводного брата Эрика. Жизнь
удалась.
Теперь видно, нельзя безоговорочно утверждать, что в двадцать четыре года я начал с нуля. Жизнь
меня баловала, и почти полностью забыл большую часть того, что я сейчас рассказываю. Для
неумолимых скептиков, молодых, твердолобых, опирающихся исключительно на науку, сделавших
убедительное (и относительно успешное) усилие освободиться от любой веры, с рождения
относившихся с подозрением ко всему, что невозможно напрямую измерить, определенно может
показаться, что это было начало с нуля.
Глава 1-16. Снова вперед!
Дверь в нефизическую реальность, которая была закрыта и опечатана 20 лет назад, в начале 70-х
годов вновь распахнулась.
Я снова попал в нефизическую реальность и желал разобраться в том, как всё устроено — в этот раз,
с точки зрения ученого.
К концу 70-х годов Боб (Роберт Монро) работал в своей лаборатории, а я работал независимо от
него.
Мне стало ясно, что так называемый феномен или энергии (сверхъестественные явления) были
только производными движения по правильному пути, но не целью или предметом этого движения.
Сосредоточение на паранормальных явлениях уводит от более главной задачи, тормозит или вовсе
останавливает дальнейшее развитие.
Было очевидно, что понимание большой картины зависит от качества твоего сознания, эволюции
твоего существа, а так же, что мой опыт возможно объяснить с научной точки зрения.
В конце концов сделалось очевидно, что обучение идет быстрей и быстрей.
Чем больше ты знаешь, тем быстрее приходят новые знания.
До 1980 года я был на стартовой площадке, набирал знания, учился, тренировался.
И потом события словно рванули с места.
Темп никогда не замедлялся, и мой интерес и целеустремленность никогда не угасли.
Сегодня информация продолжает приходить все с той же скоростью.
Каретка. Глядя со стороны, могло показаться, что ничего особенного не произошло.
Большинство детей в возрасте от пяти до семи лет видят необычные сны и глубоко их переживают.
Я мог позже помнить мои и понимать их в более широком контексте.
У многих есть нефизические гиды или советчики.
В нашей культуре это иногда происходит в религиозной парадигме.
Мне была дана необычная возможность работать в захватывающей области с хорошим учителем и я
использовал преимущество этого, много работая и будучи преданным и добросовестным в своих
усилиях.
Это попросту была хорошая судьба (или план) ― быть в правильном месте в правильное время с
правильными рекомендациями, правильными интересами и правильным отношением.
В том, что я узнал, было больше от добродетели, в силу напряженной работы и внимательного
интереса, чем от фантастического, удивительного или странного.
Никакой магии, ударов головой, инопланетян, клинической смерти и глубоко мистических секретов,
сокрытых в золотой урне и похороненных под обломками древнего монастыря в Тибете.
Была наука и напраленное изучение, приложенные к данной возможности, ― вот и всё.
Я, по существу, нашёл свой путь туда, где я сейчас, и не жалею.
Действительно, я чувствую себя сверхудачливым, найдя себя на этой дороге.
Слово "странный" — подходящее слово.
Немирское должно наверняка казаться странным для неиспытавших его.
Сегодня я работаю физиком в компании, оказывающей инженерные услуги в ПРО исследований и
разработок, и если бы вы увидели меня или работали со мной, вы бы не подумали, что я слегка
странный.
Тем не менее, в другой среде, вдали от рабочего места, я помогаю направлять развитие небольшой
группы студентов и других лиц, заинтересованных в повышении качества их сознания.
Я научился работать гармонично с собственным окружением.
Поскольку большая часть моей настоящей работы сфокусирована в нефизическом, легко управлять
несложным физическим образом жизни.
Меня очень вдохновляет мысль поделиться частью наших результатов и выводов относительно
реальности, в которой мы живём.
Вот об этом "Моя Большая Всеобщая теория".
Надеюсь, что путём узнавания, каким образом я дошёл до необычных знаний и опыта, который
сделал книгу возможной, вы сможете видеть необычные концепции, которые открываются перед вами
в более широкой перспективе.
Однажды столкнувшись с той же диллемой как и вы сейчас (этот парень что — чокнутый?), я
полностью понимаю вашу позицию.
Нет лёгкого либо удовлетворяющего пути суждений о качестве информации, заложенной в эту
трилогию, пока я не расскажу о себе лично.
Тем не менее, я надеюсь, что вышесказанное хотя бы немного поможет.
Те, у кого есть собственный опыт, могут найти знакомые вещи в том, что я рассказываю.
Удачи, я надеюсь, у вас поулчится так же хорошо, как у меня, по крайней мере, вы сможете научиться
чему-нибудь полезному.
Помните, доказательство, как ключ к пониманию, лежит в пределах вашего собственного опыта, — и
нигде более.

Раздел 2 — Развенчанный мистицизм. Основания реальности


Глава 1-17. Введение в раздел 2
Наше понимание мистического зависит от объема знаний и понимания, которыми мы располагаем.
Если мы не можем объяснить в рамках физической реальности некий процесс, явление, или
концепцию, то описываем их как мистические. Многое из того, что считалось мистическим тысячу лет
назад, сегодня считается наукой, и многое из того, что считается мистическим сегодня, будет четко
пониматься наукой будущего.
Наше теперешнее общее объективное знание достигло своих пределов и начинает растворяться в
неизвестном на первый взгляд, то, что лежит за нашим предполагаемым теоретическим охватом,
определяется как мистическое. Такие установки прорастают из наших верований об объективной
реальности; так то, что полагается мистическим или непознаваемым с точки зрения западной
культуры, просто отражает западные культурные верования и ограниченное понимание современной
науки. Следовательное, это уже двойная доза невежества (культурные верования и ограниченное
научное знание), определяющая то, что за пределами нашего серьезного рассмотрения. Подумайте
об этом, когда в следующий раз вы закатите глаза и будете хихикать, потому что вы общим образом
связываете понятие мистического с невежеством (других людей, не вашим), глупостью и ненаучной
болтовней.
Для индивидуума этот процесс более личный. То, что может быть воспринято другими как
мистическое, соотносимо с пониманием отдельного человека, его знанием и незнанием. Именно
наше личное мировоззрение определяет, что мы относим к мистическому. Много ли знают ли люди
или мало о физическом или нефизическом, лежащее за пределами их понимания и знания может
быть, во-первых, интерпретировано каждым как мистическое, во-вторых, как отвечающее нуждам
конкретного человека, в-третьих ― как временное невежество, незнание чего-то теоретически
доступного, или, в-четвёртых, как постоянное незнание чего-то непознаваемого. Выводы человека
относительно того, что лежит за пределами досягаемости обязательно базируются на вере, если,
конечно, выводом считать то, что Там может быть никаких выводов. Тем не менее, большинство из
нас принимает оба, личный и культурный, выводы; — можно сказать об этом с определённой
уверенностью, как и о том, что только засевшее в костях невежество может не принимать их.
Вера — это вывод, базирующийся на мистической предпосылке. Учёные могут верить, что неведомое
должно содержаться в наборе данных физической реальности и следовать обычкновенно-
объективному и привычному порядку вещей, но эта вера или убеждения просто выражают более
приемлемую форму мистицизма. Мистицизм, который поддерживает наши культурные верования
принимается как очевидный факт. По определению, такое убеждение обязательно представляет
собой наиболее объяснимое предположение, которое может сделать разумное культурное существо.
Таким образом обыкновенный мистицизм отражает видоизменение культурных и персональных
верований в сомнительную философскую основу. Мы видим, что объектная причинность западного
материализма должна непременно развиться по спирали из основы мистического убеждения. И вот!
Вера становится наукой и, как минимум, неотъемлемой частью научного подхода.
Результат этой нелогичной трансформации продолжается в цепной реакции. Затем наука становится
истиной ― или, как минимум, единственным судьёй истины ― и ей дана работа определять
реальность. Так, с западной перспективы, мир идей и концепций раздваивается, с одной стороны
оказывается наука и истина, с другой ― философия и предположение. Хотя наука важна, так как
производит чудесный набор полезных физических продуктов, философия превращена в нечто
маргинальное, потому что не даёт ничего, кроме бесполезных аргументов. В последнем акте этого
фарса мы видим науку, неспособную преодолеть барьер своей древности и не являющуюся больше
полезной, религиозные парадигмы, ставшие пленницами ограничений, наложенных закоренелыми
убеждениями. В то время как наука страдает от собственной близорукости, философия пытается в
тщеславии имитировать научную иллюзию объективности в надежде соответствовать. Не напоминает
ли это нелепо замысловатую французскую комедию? Постойте, действие не окончено, в конце ―
сюрприз! Однако придётся совершить путешествия со мной и Моей Большой Всеобщей Теорией
отсюда и до шестой части, чтобы узнать, как развивается действо.
• Без сомненья, я интригую. Почему? Если я скажу окончание сейчас, перед тщательным
обсуждением, какая-то часть ваших убеждений помешает вам понять. Я знаю, что вы опытны и
блистательны, но не в этом суть: видение Большой картины требует больше, чем интеллектуальной
мощи. Оно также требует преодоления укоренившейся системы верований. К этому не готовы многие
люди, либо не способны; во всяком случае, небыстро или легко, если не совсем. Это и есть причина,
почему эта трилогия необходима, ― вместо технической документации.
Академические документы предоставляют средства информации для общения в пределах принятой
культурной и научной систем верований. Следовательно, значимые новые знания обычно созданы
бесчисленными мелкими шагами, постоянно обрастающими деталями для какой-то специфической
цели. Выкапывание деталей требует совершенно другого умственного процесса, чем открытие
парадигм Большой картины. Сегодня почти все учёные остаются нацеленными на посторонних
деталях реальности, исключительно очерченной традиционной научной верой. Факт состоит в том,
что вы не увидите Большую картину до тех пор, пока смотрите на политкорректные пиксели в ней.
Поскольку Моя Большая Всеобщая Теория должна обойти традиционные системы верований, чтобы
представить совершенно новое понимание реальности, большая часть этой трилогии совершенно
необходимым образом должна способствовать расширению вашей перспективы. Преодоление
старых парадигм и системы верований является по сути своей трудным, но необходимым для
облегчения пути. •
Станет ли МБВТ спасением, привнесёт ли новую энергию в томящуюся драму выхолощенной науки и
маргинализированной философии, разрубив Гордиев узел ограничений веры, которые обречены на
немногим более, чем собирание костей прошлого (делая всего лишь следующий логический шаг или
закапываясь даже глубже в детали мелких ежедневных открытий)? Может ли МБВТ успешно поднять
науку до следующего плато понимания, в то время как одновременно возвращающаяся на своё
законное философия лидирует в параде прогресса человечества, неся значимую и полезную
информацию? Оставайтесь с нами!
Я надеюсь достичь в этом разделе разработки основных понятий, необходимых для поддержки
рациональной теории существования ― концепцию, которая обеспечивает основу для разумной
Большой картины Всеобщей теории. В ходе этого процесса я надеюсь продвинуть ваш мистический
край (где знания встречает невежество) к точке, где остаточное неизвестное не имеет потенциальную
значимость и не представляет практического интереса.
Всеобщая теория, которая не простирается дальше физической теории, ― это только Маленькая
Всеобщая теория, запертая в физической материальной реальностьи и ограниченная местной
причинностью. Можно ли вообразить детали и ограничения Крохотной Всеобщей теории с
перспективы бактерии, живущей в твоём кишечнике? Будет ли полно и всесторонне (с точки зрения
бактерии) Крохотная ВТ завязана на ядерном синтезе, происходящем на нашем Солнце или
плотности и составе атмосферы? Нет, конечно. Эти вещи не имеюр решающего значения для
бактерии в кишках.
Хотя все живое на земле зависит от солнечной энергии и состава и плотности земной атмосферы,
бактерии в вашем кишечнике не могут напрямую взаимодействовать также ― их Крохотная Всеобщая
Теория нужна только для описания того, что вообще может быть известно бактериям.
Для осознания, практическим определением слова "всеобщая" будет: всё познаваемое, важное,
значимое или значительное, что может прямо взаимодействовать с этим осознанием.
Таким образом, составляющие комплексной и полной Большой Всеобщей теории соотносимы с
вашей перспективой, знаниями и ограничениями. Крохотная ВТ покажется полной с точки зрения
бактерии, даже если она упускает деньги на вашем счёте в банке, свет от лампочки в холодильнике
или машину в гараже. Однако, эти предметы могут непрямым образом воздействовать на текущее
внутрикишечное окружение.
Деньги, холодильники, лампочки и автомобили слишком удалены (далеко за пределы практические,
функциональные либо теоретические рамки Крохотной ВТ бактерии), чтобы быть осмысленными
бактериями, либо иметь какую-то пользу для них. Для бактерий в кишечнике источник переваренной
пищи, приходящей из желудка, показался бы мистическим. Экономические, социальные и физические
обстоятельства и процессы, которые косвенно приводят к характерному наличию запаса пищи в
желудке, показались бы запредельными. Причинно-следственные механизмы, которые руководят
процессами, невидимы большинству из блистательных бактерий кишечника. Силы, отношения,
управляющие ростом пшеницы, так же как выпечка и торговля хлебом, выпадают из области
воображаемого бактериями, и по этой причине навсегда лежат за пределами самой большой
реальности, которую они могли бы охватить. Не будет сюрпризом обнаружить Хомо сапиенс в
подобной ситуации.
Эта пилюлю сложно проглотить многим, в особенности учёным. Концепция природного практического
лимита расширения нашего знания (предел, за который наше восприятие не может проникнуть)
основана на понятии, что мы ― только маленькая часть обширной реальности. Эта смиренная мысль
начинает отсчёт значительности, которую мы, люди, о себе мыслим. Если наш опыт ограничен
маленькой частью большей реальности, будет разумнее считать, что за пределом нашего возможного
знания может вполне благополучно существовать множество явлений, взаимодействий, отношений и
упорядоченных событий, от которых зависит наша реальность и существование, но которые мы не
можем непосредственно воспринимать. Позволение теоретической возможности того, что наша
любимая физическая материальная реальность может быть подмножеством чего-то большего,
является первым шагом на пути понимания более широкой картины.
Эта возможность в корне разрушает парадигму физического материального бытия и замещает её
более экспансивной пагадигмой, расширяющую логику: концепция маленькой картинки полностью
находится внутри концепции большой картины. Если более общая и большая парадигма даёт более
краткое понимание доступных данных так же хорошо, как вырабатывает разнообразное новое знание,
подходы и процессы, то более общая концептуализация также даёт более точное, продуктивное и
правдивое представление в целом. Улучшенная парадигма ― то, что расширяет и углубляет
свободное пространство решений для существующих данных и проблем в разрезе практичности и
полезности.
Как просто понять ограничения с перспективы бактерий, так трудно ― с нашей собственной. Это
вполне естественно. Мы не можем знать, что находится за пределами нашего сознания. Однако, мы
можем открыться навстречу новому, и в этом процессе расширить сферу нашего сознания ― и,
следовательно, нашу реальность ― её внешних границ.
На высшем уровне, где любая Большая картина должна быть ясно очерчена, Моя Большая Всеобщая
теория будет пытаться охватить всё известное и познаваемое. Лежащее за пределами этой теории
останется практически непознаваемым (вечно мистическим) из-за присущих нашему видению
пределов. Тем не менее, мистическое и то, что находится за пределами мистического, будет изучено,
а мы повеселимся с логическими экстраполяциями, которые простираются далеко за пределы нашей
способности понимать.
• "Охватить всё познаваемое? Вывести физику из метафизики? Объяснить паранормальное научным
спобосом? Ни за что! Даже на самом главном теоретическом уровне это исключено ― где подвох?
Этот парень рехнулся?"
Я понимаю, идея охвата или ограничения "всего известного и познаваемого" звучит на данном этапе
неправдоподобно (как и всё остальное), но всё гораздо ближе, чем вы думаете. Моя Большая
Всеобщая теория не представлена на таком высоком уровне обобщения, но и не свалилась с
потолка, чтобы не иметь прямой или практической ценности для реального мира. Ни подвоха, ни
мегаломании, ни гипотетической ненормальности, ни дурацких верований ―только нацеленная
вперёд наука, которая лучше пригодна для описания полученных путём измерения данных и
получения обилия практических результатов и нового понимания, что может быть применено в
личной жизни и в работе, как учёными, так и другими людьми. К концу этой трилогии вы будете
способны достичь точности этого, кажущегося невозможным, необоснованного манифеста. До тех
пор, неприкрытый скептицизм ― это только подход, который сохраняет возможность успеха для
любого из нас. •
Давайте начнём исследовать внешние границы нашей реальности и посмотрим, как далеко мы можем
их отодвинуть. В общем и целом мы поумней бактерий и ограничены, теоретически, только
умственными способностями. К несчастью, ограничения наложены ещё и верованиями,
псевдознанием, предвзятым мнением, отношением, страхами, желаниями, нуждами и культурными
предубеждениями.
Самая большая картина должна отражать всё: объективное, субъективное, нормальное и
паранормальное. Разум и материя, сознание и нечто конкретное, все верные данные и факты
существования (личные так же, как и научные) должны учитываться, быть совместимыми и
содержаться в единой Большой Всеобщей теории; ― если они её дополняют и исправляют. Если
речь о Маленькой или неправильной Большой ВТ, она не будет поддерживать или объяснять все
данные. Ваша работа заключается в оценке степени, до которой эта Большая ВТ объясняет ваш опыт
или знание. Однако, до того, как сделать выводы, важно понять разницу между знанием и
верованием. В главе через одну мы детально на этом остановимся. Для декораций сцены с
испытательным гносеологическим приключением для начала понадобится взгляд на наше
коллективное начало. Хорошая идея для любого старта.
Давайте же начнём это странное путешествие. О, да, именно странное, иначе не бывать правильной
БВТ. Поверьте мне, кроме того случая, что у вы опытны в области, о которой начинаете читать, ваши
мысли ждёт испытание на гибкость. Хуже того, моя настойчивость в вопросе, что БВТ, в первую
очередь, происходит и базируется на бережно оценённых научных данных, чем на теоретической
догадке, потребует большего доверия ко мне, чем простирается ваша мысль. К несчастью, читатель в
с одновременно гибкой мыслью и большим кредитом доверия ставит меня на тонкий лёд с самого
начала, но так и должно быть. Так же, как и сама природа темы, мой опыт, результаты моих
исследований. Что-то менее странное или более надёжное было бы легче передать, найти более
широкую аудиторию, и оно будет более приемлемым для почти всех, но это не будет правильным.
Обычно люди верят, что они знают практически все, что можно узнать, что последние несколько
вещей, в которых нужно разобраться ― всего несколько шагов по сравнению с пройденным.
Например, ученые конца 19-го столетия часто сокрушались очевидному факту, что всё важное в
науке и технологии уже было изобретено. Немногим более столетия спустя это утверждение
смехотворно. По определению очевидно, что ты не можешь осознавать того, чего ты не знаешь. Тем
не менее, мы почти всегда позволяем нашему эго обманывать нас, что мы гораздо менее
невежественны, чем на самом деле являемся. Как говорится, нет ничего более возмутительного и
странного, чем истина. Истина этого утверждения, явно продемонстрированного современной
физикой, требует восприимчивости к новому.
Я надеюсь, моя Большая Всеобщая Теория стимулирует вас рассматривать некоторые важные вещи
под полностью новым и благотворным углом. Возьмите из неё всё, что сможете. Картина и
перспектива могут быть весьма значительными, а начальный кредит доверия ко мне (у тех, кто меня
не знает) может быть небольшим, но если ваша интуиция воспринимает все это так же хорошо, как
ваш интеллект, это может иметь определенный смысл для вас.
Оценка и понимание Большой Картины ― это первый шаг в фокусировании и эффективном вложении
ресурсов, находящихся в вашем распоряжении. Цель этой работы ― предложить расширенное
видение реальности и сформировать полезное отношение к этой реальности прямым и практичным
путём. В моей Большой Теории вы найдёте модель реальности, которая обеспечит уникальные
возможности применительно к вашей профессиональной и личной жизни.
Последнее замечание. Раздел 2 определяет концептуальную базу большей части трилогии без
разъяснения, как эти концепции связаны с общей схемой. Может вызвать сложности попытка чётко
усвоить материал потому что он в основном абстрактен и может быть далёк от вашего повседневного
опыта. Понимание и закрепление будет приходить медленно по мере того, как вы будете осваивать
следующие четыре раздела.
Хотя есть много абстрактных туннелей для изучения в разделе 2, будет просматриваться совсем
мало света в конце любого из них на начальном этапе. Тем не менее, логический подход требует
много концептуальных блоков, которые должны быть определены и изложены до начала Большого
строительства. Придержите окончательное решение, пока эти понятия будут более подробно
разработаны и применены в последующих разделах. Если ты можешь побыть неформальным,
безумство метода должно стать полностью очевидным, когда ты прочтёшь книгу 3.
Если МБВТ привлечет тех, чей разум открыт и бесстрашных исследователей ― исследовать далёкие
берега реальности самостоятельно, я буду просто счастлив. Для оптимальной эффективности моё
исследование должно повлечь за собой ваше. Я должен не только помочь вам объективно понять
природу своей реальности, но также обнаружить её в личном плане. В конце концов, если эти книги
не возымеют никакого эффекта, кроме как заставить вас пересмотреть ваши убеждения, понятия,
знания и отношения, независимо от результатов, мои усилия того стоили. Налегайте. Удачи вам на
вашем пути ― возможно, вы найдёте непреходящие ценности.

Глава 1-18. В начале... Причинность и мистицизм


Начинания всегда трудны. Где бы ни начал человек, всегда есть вопрос: "Что было до этого?" Вопрос
происходит из чувства целевой причинности: следствие идёт всегда за причиной. Всему должна быть
причина? Если ответ "нет", то человек немедленно перепрыгивает в вызванную ответом командную
строку мистического начала. Если "да", то начало логически невозможно. По определению, не может
быть начала, если всему нужна причина. Согласно причинно-следственной логике, начала нелогичны.
Эта логика требует (потому что мы существуем), чтобы то начальное нечто, из чего мы произошли,
возникло спонтанно из ничего. Очевидно, что понятие объективной причинности должно нарушать
собственную логику для того, чтобы выйти на начало.
Иная альтернатива: начала нет, существование каким-то образом бесконечно и вечно, а
утверждение, что оно приходит из ниоткуда и уходит в никуда, само по себе является мистическим,
начиная с предпосылки, что наше незнание начала ― это не особенно умный способ начать анализ
начала. Такая безграничная мистика не предлагает своим сторонникам возможности ответа или
подсказки ― легко, возможно, но бесполезно; подобная логическая альтернатива даёт банальное
решение, не имеющиее под собой реальной почвы.
Таким образом, логический результат привлечения причинно-следственного механизма ― это
мистическое начало. Кроме того, логическим результатом отрицания объективной причинности (наше
начало начал без причины) также является мистическим началом. Хотя логика, казалось бы,
показывает, что наше начало должно быть мистическим, это не обязательно так, и зависит от
реальности, в которой оно находится, и реальности, из которой мы на него смотрим. Причинность
является системой конкретной: логика причинности (логика физики физической материальной
реальности, например) имеет место в данной системе. Логика причинности требует только того
соображения, что начало данной системы, как представляется, ― мистическое (если смотреть
изнутри этой системы). Та же самая логика ничего не может сказать о начале своей системы, потому
что оно находится вне, за пределами доступности нашей причинно-следственной логики. Начало
относится к следующему, более высокому, уровню причинности и описывает дугу, выходящую за
пределы или объём собственной причинно-логической подсистемы. Представьте себе иерархию
каузальных (причинных) систем, каждая из которых является подсистемой другой. Таким образом,
мистицизм может быть удалён из нашего начала, если мы примем существование подсистем, к одной
из которых мы принадлежим.
Я не говорю, что наша объективная каузальность должна быть выброшена на помойку. Её логика
была и остаётся философским фундаментом науки, побуждая спрашивать: "Как это работает?" или
"Чем это вызвано?" Она вела технологию и понимание, которое теперь умоляет нас сделать
следующий шаг за пределы исключительно материального. Я не умаляю каузальную логику: как
учёный, я живу и работаю по её законам. Я всего лишь рассматриваю её с надлежащей перспективы,
делаю ударение на логические органичения её эффективного применения, на факт, что она требует
от собственного начала насилия над своей логикой.
Таким образом, наше начало, с точки зрения нашей же объективной причинности, должно быть
неопределенным, или, эквивалентно, мистическим. Если вы логически не приравниваете
"неопределенное" и "мистическое", это хорошо. Учитывая, что предметом нашей беседы является
создание нашей реальности (наше начало), термины "обязательно неопределенное" и
"непознаваемое" быстро превращаются в "мистическое" в сознании многих; таким образом, я
использую слово "мистическое", чтобы в целом описать непознаваемое . К тому времени, когда вы
дойдёте до конца этой трилогии, завеса мистики будут логически удалена из нашего начала, и вы
чётко поймёте корни нашего существования, и как и почему эти корни возникли.
Как только мы понимаем, что каузальная логика даёт нам науку, также ограничивающую наше
понимание большей реальностьи (и её начала), мы вольны начать исследовать далее. Без этого
осознания наша способность видеть и понимать попадает в концептуальную тюрьму (ловушку веры)
наших собственных решений.
Ошибочное убеждение в универсальной причинности (в отличие от локальной причинности)
используется повторно, чтобы те, кто осмелился бы рационально решать вопросы начала, пребывали
в неведении и заблуждении. Неоднократно и многократно задаваемый вопрос: "Что было до этого?"
неизбежно должен привести к признанию полной безграмотности существующих основ
рационального дискурса. Итак, логические аргументы построены на основе невежества и очень
подозрительны, и можно отмести их сразу же, как глупые или необоснованные предположения.
Наше физическое пространство-время является локальным и просто не распространяется на "то, что
было до этого", ― иначе мы либо застряли в безначальном, либо самопроизвольно выскочили из
ничего. Любая из этих альтернатив ведёт к мистическим верованиям, которые не являются ни научно,
ни логически продуктивными; не вносит здравого смысла, и не обеспечивает рациональную основу
для создания научной теории Большой картины всего. Значительный сдвиг парадигмы, описанный в
этом разделе, предлагает альтернативу (обязательно мистическую, если смотреть из плоскости
материальной физической реальности): не на основе веры, со здравым смыслом, научно и логически
продуктивную.
Наши начала представляются мистическими для нас из-за ограничений нашей логики и навязанных,
основанных на вере представлений. Если вы развиваете науку, так же как видение и понимание, до
следующего уровня каузальности (до суперсистемы, содержащей физическую материальную
реальность, как подсистему) вечный мистицизм отступит к дальнему краю приобретённых вами
знаний.
Если ваша картинка (мировоззрения и понимания реальности) значительно больше, чем картина
вашего соседа, ваш сосед может видеть в вас мистика. В самом деле, вы всегда будете выглядеть
мистическим с существенно ограниченной точки зрения, независимо от того, как рационально, полно
или научно ваше понимание. Мистик представляется кем-то вызывающим непознаваемые
взаимодействия, которые лежат за пределами рационального понимания. Может быть, ваша собака
думает, что вы ― мощный иррациональный мистик. Если ваш сосед также находит вас хорошим,
любящим, мудрым, продуктивным, успешным и способным человеком, он должен попытаться понять
то, что вы, как видно, понимаете. Если, наоборот, вы кажетесь самонадеянным, снисходительным,
манипулятором, или начинающим с просьбы о пожертвованиях, он закроет для вас свою дверь и
постарается избегать вас.
Качество вашего бытия выражается в правильности вашего понимания. Подумайте об этом чуть
позже. Что качество вашего существования говорит о правильности вашего понимания?

Глава 1-19. Остерегайтесь ловушки убеждений


Многие из нас качаются на волнах верований всех сортов. Мы погружены в здравый смысл и
мудрость нашей культуры, традиций, общины, профессии, семьи и друзьей. Так как убеждения очень
личны, я рассмотрю их с разных сторон. Надеюсь, хоть один из рассматриваемых аспектов как-то
согласуется с вашим опытом, интеллектом и внутренним Я.
При встрече с чем-то сложным и незнакомым как правило, нужно повторение, прежде чем мы
почувствуем себя комфортно. Кроме того, повторение часто необходимо, чтобы пробиться сквозь
глубоко укоренившиеся способы мышления и бытия. Большинство из нас глубоко принимает и
отождествляет способ мышления и бытия, независимо от склада ума. Укоренившееся в нас не даёт
выбора, ― оно становится частью невидимого внутреннего ядра существования. Субтильные
системы убеждений ограничивают нашу личную реальность. Фактом является и то, что большинство
наших убеждений лежат недалеко от пределов досягаемости умом. За пределами нашего сознания
они определены буквально, и, следовательно, ограничивают то, что мы позволяем себе
воспринимать и интерпретировать как реальность.
Я уверен, что вы ваш мозг может обрабатывать информацию Большой картины без затруднений,
однако, потому что ваши внутренние убеждения глубоко укоренились, будет гораздо более трудным
успешно интегрировать эту информацию в более глубокие уровни понимания. Найти определенный
доступный материал, или концептуально очевидное, или повторять его, не обязательно означает, что
материал фактически принят в более глубокие уровни познания.
Интеллектуальное понимание часто мелкое и неполное, потому что у нас нет возможностей, чтобы
точно оценить степень нашего невежества. Логическим результатом осознания нашего невежества по
отношению к некоторым очень важным вопросам является неудобная тревога ― тревога незнания
того, что вам отчаянно нужно знать. Как правило, мы вынуждены твёрдо оценивать проблему,
независимо от того, сколько мы знаем или не знаем. Для того, чтобы удостовериться, что наша
оценка достаточно твёрдая для значительного уменьшения тревоги, основывающейся на страхах,
принесённых нашим невежеством, мы делаем предположения касательно степени, качества и
полноты наших знаний, что безвариантно ведёт к интерпретации "неглубокие и неполные" к
"достаточные и убедительные". Полученные интеллектуальные суждения, независимо от того
насколько необдуманными они будут, покажутся их создателю разумными, а также очевидно
правильными.
Видите, как страх неведения ведет к созданию удобной истории, которая становится приятной
альтернативой признанию факта неведения? Факт ложности этой истории незаметен её автору, так
как основан на предположениях и верованиях, соответствующих потребности автора в комфорте и
безопасности. Приходилось ли вам когда-нибудь удивляться тому, каким образом некоторые
приходят к самым необычным выводам по различным поводам?
Начиная с религиозных фанатиков и заканчивая вашим порой преувеличивающим менеджером или,
даже, партнером по отношениям -- это всегда работает одинаково. Будьте внимательны, чтобы не
дать интеллекту обманов привести вас к соблазнительно удобным выводам, главная цель которых --
в снижении беспокойства, в усилении эго, в поддержании текущего само-удовлетворяющего взгляда
на мир.
<...>
Перевод продолжается на странице http://translatedby.com/you/chapter-19-beware-of-the-belief-trap/into-
ru/trans/

Глава 1-20. Причинность в каждой реальности потенциально может превратить мистика в ученого из
внутреннего пространства
Часто ученые убеждены, что у всего должна быть объективная причина. Но, оказывается, что это
ожидание не является справедливым или разумным. Оно растягивает рамки концепции причинности
физической реальности за границы интеллектуальной логической области, в которых они применимы.
Более строгая формулировка выглядит так: все, что считается объективным в рамках ФР (физической
реальности), должно иметь причину, которую можно вывести из знаний, полученных внутри ФР. Мы
можем согласиться с этим более точным заявлением, при этом полностью понимая ограничения,
накладываемые фразой "можно вывести из знаний, полученных внутри ФР" - ведь эти знания
основаны на измерениях и пониманиях, ограниченных опытом физической реальности. С этой точки
зрения, только явления, которые мы можем оценить при нашем ограниченном кругозоре в ФР, только
они, по логике, должны иметь доступные (пониманию) причины. Находящееся за пределами ФР
может нам представляться таинственным и может (оставаясь в области причинности собственного
измерения, собственной реальности) нарушать логику нашей трехмерной объективной причинности и
приводить к измеримым эффектам в ФР, которые мы часто называем паранормальными.
Паранормальное, в общем-то, означает "беспричинное с ограниченной традиционной научной (в
физической реальности) точки зрения. В физической науке отсутствие очевидной физической
причины тождественно отсутствию причины, вообще. Ведь, физическая наука определяет
паранормальное, как нечто воображаемое и, следовательно, не представляющее интереса для
науки. Некоторые ограниченно признаваемые ученые, находящиеся на грани между нормальным и
паранормальным, все еще усердно (но без особых успехов) ищут физические причины таких явлений.
Но даже они (во всяком случае, публично и профессионально) убеждены, что рассматривать какие бы
то ни было причины, кроме физических - это смешно и ненаучно.
Как только будут преодолены ограничения науки ФР, то всё, что когда-то называли паранормальным,
станет нормальной частью более общего научного понимания, включающего более высокий (более
общий) уровень причинности.
* Кажется ли вам странной, ненаучной и недоказуемой концепция о существовании чего-то "за
пределами ФР"? Если кажется, то, скорее всего, вы принадлежите к большинству.
Предположение о том, что за пределами ФР ничего не существует, это нормальное
самоподтверждающее и самораспространяющееся нелогичное убеждение. Я намерен
тщательно исследовать его в следующих четырех разделах "Моей большой всеобщей теории"
и предложить рациональную альтернативу, которая более полно, аккуратно и
последовательно объяснит все доступные данные измерений. Разворачивание объекта, столь
необычного и сложного, как данная всеобщая теория, по необходимости должно идти
медленно и методично -- вот почему вы, возможно, еще не скоро рассмотрите бОльшую
картину. Если сможете сохранить позицию непредвзятого скептицизма до конца Раздела 6,
тогда вам удастся оценить качество предлагаемой автором модели (проверив ее на
собственных данных) и удастся придти к точным выводам. К сожалению, процесс смены
парадигм должен вводить новые концепции -- кажущиеся сомнительными, которые, поначалу,
невероятно трудно понять -- но иначе и не может быть. *
В норме, события и взаимодействия внутри НФР (нефизической реальности) должны происходить в
рамках ограничений всеобщей причинности. В ней, хорошо определенные действия должны всегда
приводить к одинаковым результатам, кто бы ни проводил эксперимент. Основным отличием между
причинностью, локальной для НФР (которая и определяет науку в ней), и причинностью, локальной и
определяющей науку в ФР, является то, что внутри НФР диапазон возможных причин гораздо менее
ограничен (чем в ФР).
ФР и причинность в ней является подмножеством НФР и причинности в последней. Правила,
управляющие физикой НФР и взаимодействиями между сущностями в НФР относятся к более
высокому порядку (более общие, менее ограничивающие).
А, значит, НФР может взаимодействовать с ФР способами, которые нарушают причинность ФР (такие
взаимодействия могут выглядеть паранормальными явлениями с точки зрения ФР), оставаясь при
этом в рамках причинности НФР.
Если подняться еще на ступеньку выше, то материнская реальность, частью которой является (наша)
НФР, обладает собственной причинностью, и взаимодействия в ней должны соответствовать еще
более высокому порядку менее ограничивающих правил. И, точно так же, материнская НФР может
взаимодействовать с НФР такими способами, которые нарушают причинность последней, при этом
оставаясь в рамках причинности материнской НФР. И так далее, и так далее -- каждая бОльшая
реальность содержит в себе набор более ограниченных измерений.
* Со временем, мы придем к пониманию, что физичность или нефизичность реальности -- это
зависит от наблюдателя. Качество физичности или нефизичности -- всего лишь результат
перспективы наблюдения и не имеет независимого значения. Пока что понятия ФР и НФР
обеспечивают полезную концептуализацию бОльшей реальности с точки зрения жителя ФР,
который не имеет опыта пребывания ни в одной другой реальности кроме той ФР, в которой
он или она сейчас читает эту книгу. *
С нашей точки зрения, ФР выглядит самой нижней и последней остановкой для поезда, едущего
между реальностями, если только не взять во внимание двухмерную реальность Флатландию, как
следующую остановку в измерении, находящемся под нашим. Книга "Флатландия" ("Flatland" by E.A.
Abbott) прекрасно иллюстрирует научные, философские и социальные сложности, возникающие при
восприятии более высоких (сложных) измерений. Мы с легкостью понимаем ограничения измерений,
находящихся ниже нашей нормальной трехмерной перспективы, в то же время, взгляд в направлении
измерений большей сложности приносит лишь мистическое замешательство. Несмотря на то, что
книга "Флатландия" имеет дело только с геометрическими (пространственными) измерениями,
трудности в восприятии и понимании размерности, отличающейся от родной и привычной модели,
будут такого же порядка.
* Второе обновленное издание книги Flatland (Флатландия) появилось в 1884 году. Автор книги
Её можно купить в В легкой юмористической манере книга описывает фундаментальные
технические, эпистемологические, социальные и политические трудности в расширении
вашего осознания такой реальности, которая находится за пределами размерности вашего
физического восприятия. Если вы еще не читали эту книгу, настоятельно призываю вас
сделать это. Это поможет вам понять, как логика вашей реальности и аналитические качества
вашего мышления ограничены размерностью, в которой вы, по вашему мнению, живете.
Кроме того, книга довольно прикольна. Она доступна на английском онлайн на:
http://www.geom.umn.edu/~banchoff/Flatland.
В сети доступен и перевод на русский язык. *
Возможно, самым дальним является уровень, находящийся за НФР, а, возможно, следующий за ним.
Позже я детально опишу и тот и другой, а, также, объясню свойства измерений и как они
генерируются. Подождите с размышлениями на эти темы. Мы ещё вернемся к этому разговору и
разберем луковицу реальности слой за слоем -- после того, как более тщательно разберем
концептуальные основы, необходимые для создания Большой всеобщей теории.
Хоть я еще не объяснил происхождение и природу измерений, не будет преждевременным обсудить
некоторые их свойства и их отношение к причинным иерархиям или к подсистемам реальностей. Мы
видим, что начала принадлежат законам причинности более высокого измерения и руководятся ими.
Каждое измерение (как во фразе "он из другого измерения" - прим. переводчика) порождает и питает
дочерние измерения. Ребенок может, но не обязан, стать родителем. Один родитель может дать
жизнь большому количеству детей. Каждый ребенок существует внутри собственного измерения.
Система измерений подобна родовому дереву -- ей, кроме качества глубины, присуще и качество
ширины. Однако, в этой дискуссии мы затрагиваем лишь глубину -- созидательную иерархию. С точки
зрения ребенка, его рождение (начало) должно выглядеть мистически. Родителю же отлично понятны
процесс и обстоятельства рождения ребенка, в этом нет для него ни капли мистики.
С точки зрения собственной локальной объективной причинной системы ребенка, дочерней
реальности логически требуется мистическое начало. Другими словами, любая система объективной
причинности изолирована от иных систем причинности -- изолирована от них локальной логикой,
которой и определяется. Подсистемы реальности, каждая со своей локальной причинностью, можно
сравнить с программными компонентами и подпрограммами большой и сложной симуляции. Все они
взаимозависимы и исполняются на одном компьютере. Каждая из них обладает согласованным
набором правил, определяющим их внутренние и внешние взаимодействия. Могут существовать
отношения и взаимодействия между системами причинности, но понимание, обычно,
распространяется лишь в одном направлении -- от множества к его составной части. Часть не имеет
того, что необходимо для понимания множества. Чтобы понять множество, надо, сначала, стать его
частью.
Если вы читали книгу "Flatland", вам будет понятно, что обычные жители определенной реальности
могут наблюдать и понимать лишь взаимодействия в их собственной реальности, а также
взаимодействия жителей реальностей, более ограниченных, чем их собственная. Жители более
ограниченной реальности не могут понять менее ограниченную реальность, т.к. она находится вне
границ их нормального восприятия.
Каждое измерение реальности имеет свои правила, которые и определяют её объективную науку. В
дополнение к этому, каждое измерение реальности воспринимает следующее более высокое (менее
ограниченное) измерение, как субъективное и мистическое. Следовательно, то, что вам кажется
мистикой, для другого может быть наукой -- это зависит от масштаба картины, в которой вы живете и
работаете, и от степени, в которой правила ограничивают ваше восприятие. Взгляд из более
высокого измерения позволяет видеть бОльшую картину и более полно понимать её. Существам из
нижнего измерения (с более ограниченным сознанием) это более полное и менее ограниченное
знание доступно лишь через проживание опыта из индивидуального локально-субъективного ума.
Следовательно, мистик может быть либо ученым из более высокого измерения, либо полным
бредовых идей дураком, безнадежно запутавшимся в искажающей сети верований. Как отличить
одного от другого? Хороший вопрос! Мы более подробно рассмотрим процесс их разделения в
Разделе 3 (особенно в главе 14 книги 2). Во-первый, прочитайте книгу Flatland, чтобы познакомиться с
задачей понимания более высоких измерений. Во-вторых, внимательно и научно собирайте свой
опыт по мере того, как, шаг за шагом, продвигаетесь по пути к повышению качества и возможностей
вашего ума, сознания или вашей сущности. Затем просто попробуйте пудинг, чтобы отделить
мудрецов от дураков. Если не можете отличить сознание высокого качества, мудрое и любящее, от
других (по причине того, что ваши вкусовые рецепторы ненатренированы и не могут правильно
истолковать ваш опыт), тогда повторяйте второй шаг столько раз, сколько потребуется. В каком-то
смысле "рыбак рыбака видит издалека", потому вам, возможно, потребуется развить свое сознание,
чтобы приобрести качество различения.
Представление о локальных реальностях, находящихся в отдельных "измерениях" и представление о
иерархии "измерений" (иерархии реальностей) -- это, возможно, идея, не простая в понимании.
Запаситесь терпением -- семя брошено в землю, и позже мы узнаем, откуда берутся эти измерения,
что они означают, как они создаются, и какое отношение ко всему этому имеют любовь, мудрость и
физика.
.

Глава 1-21. Смещение восприятия, обусловленное культурной предвзятостью


Объективная причинность является философским фундаментом науки в ФР (физической
реальности). Эта причинность была очень полезна нам в понимании материального мира и в
манипулировании им. К сожалению, мы, существа ФР с ограниченным пониманием, стали настолько
привержены вере в физическую объективную причинность, что загоняем в эту смирительную рубашку
все явления без разбора. Почему я люблю вас? Почему мне нравится музыка? Почему фрактальные
изображения похожи на природные пейзажи? Почему я увлечен лягушками? Наверняка, эти вопросы
найдут ответы в рамках модели причинности в ФР.
(Несколько следующих абзацев переведены конспективно, сокращенно)
Ум сможет найти физическое объяснение и явлениям, вызванным причинами из нефизической
реальности.
* Мы часто подстраиваем свои взгляды и научные теории, чтобы они соответствовали
догматическим требованиям или нашим убеждениям.
Крупные концептуальные прорывы в науке и философии должны всегда находиться вне
набора решений, определяемого господствующими представлениями.
Заблуждением является представление о том, что возможно эффективно жить и работать в
пространстве между смелыми прорывами и догматическими ограничениями. *
Вера во всемогущество нашей локальной (ФР) причинности не позволит нам даже рассмотреть
возможность того, что некое явление может не иметь объективной локальной причины, и что причина
эффекта может лежать вне объективности нашей ФР.
Западная приверженность ко всеобъемлимости локальной объективной причинности - догматична.
Ошибочно наше убеждение в том, что объективная причинность - всеобща (применима ко всей
реальности), а не к одной лишь ФР.
В других, менее технократических, культурах не считается нелогичным, ненаучным и
иррациональным то, что с точки зрения ФР представляется мистическим. Однако же, для ушей
большинства людей западной культуры фраза "предположим существование бесконечного
абсолютного единства" прозвучит менее правдоподобно, чем фраза "предположим существование
сферической курицы".
Мы показали логичность предположения о том, что, если существует знание, более высокое,
правильное и полное, отражающее науку "места", где мы начались, и того, что за этим местом -- тогда
это знание обязано выглядеть для нас мистическим. Также мы показали, что подобные знания
доступны нам лишь через расширение нашего кругозора в следующее более высокое измерение
сущего -- в котором происхождение нашего мира есть явление обычное, скучное и хорошо
понимаемое. Тем не менее, основанная на материальном западная культура неизменно клеит на все
мистические (с точки зрения ФР) мысли и опыты ярлык необоснованной и бесполезной болтовни,
недостойной серьезного рассмотрения, потому что эти мысли и опыты не могут быть поняты в рамках
нашего ограниченного (одной лишь ФР) научного метода.
Задача моей Всеобщей теории -- взять то, что с точки зрения ФР представляется мистическим и
непознаваемым, и, приложив безупречную логику к двум разумным допущениям, превратить это
мистическое в строго научное. И все это под ярким солнечным светом и вашим в правильной степени
скептическим взглядом.
Существует представление, что более общая (объясняющая все феномены) наука не существует по
той причине, что её нельзя вывести из той части науки, что ограничивает себя локальными
физическими объективными феноменами. Видна ли вам логическая несостоятельность этого,
существующего в нашей культуре, убеждения? Очевидно ли вам, что этот ссылающийся на себя же
циклический довод (ответственный за то, что умы людей в 20 столетии были закрыты к возможности
бОльшей картины), что он -- лишь результат пребывания в ловушке убеждения?
То, что эта, основанная на убеждении, циклическая нелогичность в Западном обществе
выставляется, как очевидная правда, это существенно ослепляет тех, кто находится в этой ловушке,
и ограничивает для них возможности развития. Остается лишь одна логическая возможность: у
нашей реальности существовало мистическое начало, но сейчас, по каким-то неизвестным причинам,
вещество и намерение (сила) за этим мистическим событием исчезли, оставив в существовании
ничего, кроме локальной объективной измеримой реальности. Чем вы это находите --
правдоподобным объективным объяснением, или это более похоже на ограниченное мышление,
отчаянно стремящееся обосновать свои ограничения? Мы могли бы это назвать логической
возможностью, но она приводит к нерациональным выводам.
Чтобы те намерение и творческая сила, что ответственны за, кажущееся мистическим, начало нашей
реальности -- чтобы они оказались в свое время способными дать начало нашей реальности, они
должны относиться к источнику существования, обладающему бОльшими возможностями и более
фундаментальному. Реальность, родительская по отношению к нашей ФР, по необходимости должна
быть способной к взаимодействию на более высоком (более общем) уровне существования
(обладать бОльшим количеством измерений). Родительская реальность обязана быть множеством,
подмножеством которого является наша локальная физическая реальность. Предположение о том,
что источник творения каким-то образом исчез подобно тому, как если б кубики льда в моей
морозилке считали, что компрессор, ответственный за их заморозку, прекратил работать много лет
назад. Очевидно, что эти кубики льда не понимают всей картины происходящего.
Похоже ли на то, что эта творческая сила более высокого уровня, по неизвестной причине, просто
иссохла и улетела, оставив нас существовать в одиночестве, как брошенных сирот? Этот тезис
предполагает, что мы могли бы существовать независимо и с собственным инициирующим
источником. Как оказалось, наш источник одновременно является и инициирующим, и
поддерживающим -- мы не можем существовать независимо от него, как внутренние органы нашего
тела не могут существовать независимо от тела. Как же выглядит это предположение (что источник
нашего мистического начала более не существует) -- результатом научного анализа или же оно
больше похоже на на мистическое убеждение, принимаемое за достоверное, так как оно
поддерживает распространенные личные, культурные и научные догмы? Существует популярное
псевдо-мудрое высказывание о том, что если мы (как индивидуумы, как наша культура, как наша
наука), со всеми нашими знаниями и пониманиями, не понимаем чего-то, и, тем более, не можем
измерить этого, тогда это не должно и не может существовать. Чем вам это представляется --
научным выводом или убеждением из ограниченной картины мира?
Проявлением того, что я зову открытым ( - ) скептицизмом, будет логичный и рациональный вывод о
том, что, в рамках большей картины, возможно существование большей реальности за границами
нашей физической реальности. Всё, что необходимо для взращивания вашей большой всеобщей
теории, это допущение такой возможности (неважно, насколько вероятной вы её считаете),
обладание здравым смыслом и решимостью исследовать эту возможность честно и научно. Это
будет ваша личная большая ВТ, и она сможет ускорить развитие вашего сознания.
Я уже несколько раз использовал термины "личное развитие", "развитие сознания" и "улучшение
качества сознания", но не давал им определения. Эти, пока еще расплывчатые, термины будут
определены после того, как мы более полно разовьем концептуальное основание, необходимое для
пояснения их значения.
Следует ли ожидать, что наше мистическое (с точки зрения ФР) начало (которое было обязательно
инициировано и поддерживалось с более высокого уровня организации и с более высокого измерения
существования) будет очевидным, легким в понимании, и подобным нам самим? Насколько легко
нашим машинам, компьютерам, домашним животным, искусственным вирусам, бактериям в
кишечнике, нашим внутренним органам -- насколько легко им понять человеческий опыт и мотивации
в контексте их существования? Они в состоянии понять не более, чем нашу слабую одномерную тень.
Знания, понимание, намерения, стоящие за нашими действиями и дающие нам, казалось бы,
невероятную силу, -- они даже не в состоянии представить всё это.
Если так трудно достичь понимания бОльшей реальности (содержащей наше начало), если это
понимание находится вне досягаемости инструментов нашей объективной науки -- стоит ли
удивляться тому, что многие люди, которым удалось увидеть мимолетный проблеск Большой Истины
(в результате собственного опыта или, чаще, предложенный им другими людьми), наделили
антропоморфными (человеческими) чертами различные верования и богов, чтобы заполнить пустоту,
созданную невежеством и страхом?
* Глубокое невежество и страх приводят к появлению обширных и разнообразных списков
(богов). Боги солнца, деревьев, луны, огня, рек, войны, плодородия, племени, океана, молнии,
животных... Даже бог вина, секса и веселья (Бахус). И это лишь начало списка из тысяч богов,
придуманных людьми для своих потребностей, по своему подобию или же по подобию на их
страхи. Что еще может объяснить существование множества ложных богов, в которых верят
люди?
Знаете ли вы, что верующие из любой религии на земле согласятся с предыдущим
предложением? Вот это да! Вопрос: не является ли чудом такое единодушное согласие от
этих групп, которые часто спорят одна с другой? *
Можно понять тех людей, которые стали создавать антропоморфные (по образу человека) проекции
имеющейся информации в похожие на правду (в определенном времени и месте) ответы. Ведь это
происходило в ситуации полного отсутствия информации о чем-то столь важном, как обстоятельства
их возникновения, как природа их реальности и цель ее существования. Это типичный человеческий,
даже, если и не рациональный, ответ. К сожалению, этот шаг создает условия для злоупотреблений,
для злости, вины, нетерпимости, страха, непонимания и насилия.
Несомненно, нехватка знаний может быть опасной. Особенно, это касается знаний, полученных от
других, когда получатель не обладает личными качествами, позволяющими придти к этому знанию
самостоятельно. Это гарантирует появление непонимания и невозможность для получателя
различить знание и псевдо-знание. Большой Истине невозможно научить, тем более невозможно
заставить кого-то понять её.
Учителю лучше подождать, пока ученики не созреют, чем пихать Большую Истину в умы тех, у кого
присутствуют мистические заблуждения. Ученику лучше подождать своей готовности (достаточной
зрелости) к глубокому пониманию Большой Истины, чем спешить попасться в ловушку веры, полагая
при этом, что сократил длинный путь к знанию и мудрости.
Человек не может получить доступ к пониманию и мудрости, находящимися за пределами того, что
может позволяет качество его сознания. Каждая индивидуальная единица сознания должна
развиться своим собственным уникальным путем, ведомая свободной волей, создающей
собственные намерения (предпочтения).
Создается впечатление, что по каждому важному вопросу в значимых темах человечество
(справедливо, как для индивидуумов, так и для групп людей и для культур) предпочитает иметь хоть
какой-то приемлемый (в данное время) ответ -- даже если он, скорее всего, ошибочен -- чем вовсе не
иметь ответа. Когда кажется, что знания важны, ошибочный ответ считается более
предпочтительным, чем отсутствие ответа. В кратковременной перспективе, проще и выгодней
успокоить тревогу с помощью псевдо-знаний, чем подойти к своему невежеству с позиции открытого
скептицизма. К сожалению, развитие человека в долговременной перспективе тормозится этим, почти
что всеобщим, предпочтением кратковременного, но приятного решения (в пользу ложного ответа).
В ситуации отсутствия ответа на важный вопрос почти по любому поводу, мы, люди, склонны
придумывать ответ, удовлетворяющий наши эмоциональные и интеллектуальные потребности, а
затем верить в него с силой убежденности, равной изначальной потребности в ответе. Вот такие мы,
люди -- страшимся того, чего не знаем или не понимаем. Нам некомфортно от незнания, от
неопределенности. Именно поэтому так редко можно увидеть подход к обучению и развитию с
позиций открытого скептицизма. Последний, является, очевидно и логически, наиболее правильным,
выгодным и продуктивным подходом к оценке новых идей и опытов, но открытый скептицизм не
предоставляет немедленного успокоения и ложной уверенности (основанном на вере в правильность
какого-то ответа), к тому же он требует дальнейшей работы. Поспешные выводы, особенно, если они
находятся в русле широко распространенных представлений (и, следовательно, являются социально
безопасными) -- это куда легче и приятней, чем длительный труд честного научного исследования.
Подобные удобные и глубоко укоренившиеся убеждения, представления и заблуждения и
определяют ежедневное поведение (дисфункциональное и функциональное) большинства из нас.
Для нас нет почти ничего более важного наших представлений и убеждений. Нам представляется, что
убеждения облегчают жизнь, уменьшают трудности, делают нас более счастливыми, по крайней
мере, в первом приближении. Если убрать убеждения, придется встретиться со своими невежеством,
с неопределенностью, неадекватностью, страхом. Мы согласны на что угодно, лишь бы не
встречаться с ними. К несчастью, в долгосрочной перспективе, убеждения и представления почти
всегда приводят к эффектам, противоположным ожидаемым. Отрицание страха приводит к
проявлению его объекта в вашей реальности.
Богатство, важность и значимость нашего субъективного существования противоречит тезису о том,
что если что-то невозможно измерить или физически ощутить, то оно либо не существует, либо не
имеет значения. Кроме того, обилие достоверных научных данных, документирующих
паранормальные явления, бросает вызов нашим ограниченным представлениям о реальности. Раз
наука признает факты о корпускулярно-волновом дуализме (частица может проявляться либо
частицей, либо волной), о парадоксальных запутанных парах частиц (способных мгновенно
передавать информацию) и об основанном на статистике (вероятности) материальном мире -- значит,
сама современная физика выталкивает тезис о нашей заветной объективной реальности в
субъективное мысленное пространство экспериментатора.
Если вы считаете, что "субъективно" и "рационально" являются взаимно исключающими концепциями
и гадаете, о каких достоверных данных я говорю и на какую современную физику ссылаюсь, то это
может указать вам на необходимость осознать свои убеждения (рассмотреть ловушки убеждений),
открыться, осмотреться, и чаще выходить из вашего "укрытия". Вокруг существует достаточно много
достоверной информации по этим темам, и ее несложно достать.
* Например, достоверные данные приведены в книге "Сила ума - научный взгляд психические
возможности" ( - – , , 1977) и в книге "Разумная вселенная: научная истина о
психических явлениях" ( : , . ; , 1997)
Что до современной физики, Альберт Эйнштейн и Леопольд Инфилд написали чудесную книгу
"Эволюция физики" ( ), в которой объясняют теорию относительности и квантовую
механику без использования математики. Книга специально написана для тех, кто не имеет
отношения к науке. Она была издана издательством в 1961 году.
Это лишь некоторые из большого количества книг, к которым вы можете прибегнуть для
расширения своих знаний о границе между физикой и метафизикой. Из этих книг вы узнаете,
что материальный мир, в котором вы, по вашему мнению, живете, намного более странный,
чем вы себе представляли. Также, у вас появится понимание того, насколько мало науке
известно о фундаментальных характеристиках и свойствах реальности. Большинство
современных физиков соглашаются лишь в том, что принимаемое нами за нашу локальную
трехмерную упорядоченную по времени причинную реальность -- это всего лишь иллюзия
восприятия. Прошло уже 60 лет с тех пор, как квантовая физика разрушила широко
признанную материальную основу физической реальности. Но то, что лежит за этой
настойчивой иллюзией восприятия, остается таким же таинственным, как и прежде для
традиционной науки, которую ограничивающие убеждения загнали в ловушку малой картины
мира. *
Парадигма (система взглядов и понятий) реальности изменяется у нас на глаза. Восток и Запад,
Север и Юг все интенсивней обмениваются информацией и неразрывно переплетают свои
культурные и философские ценности -- на фоне того, как технологии обмена информацией
продолжают соединять и объединять ментальное пространство нашей планеты. Наступило особенно
благоприятное время для исследований по этим темам, для того, чтобы выяснить, что является
настоящим, действенным, не иллюзорным.
По мере того, как культурные пласты сотрясаются и смещаются под вами, важно сохранять твердость
и баланс. Также важно выделять истину из неизбежной какофонии противоречивых концепций,
которые станут литься на каждого в приближающемся культурном взрыве (производная от
революции, созданной в обмене информацией компьютерными сетевыми технологиями). Для
максимально эффективного личного развития, вам будет необходимо найти оптимальное сочетание
доступных концепций, а затем дополнить их или изменить их под себя. Никогда еще не было так
важно иметь правильную и понятную Большую всеобщую теорию, чем сейчас, на заре эры
информации.
Тот факт, что некоторые отказываются прилагать усилия для исследования субъективной истины,
показывает ограничивающую силу системы их убеждений. Те же, кто всерьез принимает вызов
исследования реальности и роста осознанности, такие редко возвращаются домой без добычи.
Они неизбежно обнаруживают бОльшую реальность за рамками объективной ФР (физической
реальности), и почти всегда ценность этого результата с лихвой окупает значительные усилия,
затраченные на его получение.
Опять же, доказательство полезности и качественности приготовленного вами пудинга заключено в
процессах пробы его на вкус, в оценке, в ощущениях, в том, что говорят об этой порции пудинга.
Можно начать в любом месте. Придерживайтесь скептицизма, держите ум открытым и требуйте
измеримых объективных результатов после разумного объема усилий. Если не получили очевидных
измеримых результатов, попробуйте другой рецепт. Оцените результат, исправьте рецепт и
приготовьте новый пудинг, уже лучшего качества. Продолжайте действовать по этому циклу и
пройдет не слишком много времени, как вы начнете получать на сельхоз-выставках призы за высокое
качество сознания.
Важно осознавать, насколько сильно ваши культурные пристрастия и убеждения способны
ограничить охват, глубину и качество ваших мыслей, а также размер картины, которую вы
воспринимаете. Обычно, очень сложно выйти за пределы накладываемых убеждениями ограничений.
Успеха в этом могут добиться лишь серьезные исследователи, следующие по пути истины, куда бы
он ни вёл. К несчастью, мы уже привыкли к тому, что наши глаза закрыты повязками ограничивающих
убеждений (блокируют всё, кроме широко распространенных идей и взглядов, глубоко сидящих в
нашей памяти), и эти повязки столь удобны, что мы даже не замечаем их. Когда кто-то указывает нам
на эти повязки, то из страха потерять иллюзии, которыми мы определяем себя и свое место в мире
мы склонны отрицать существование этих закрывающих глаза повязок.
Убеждение в том, что ФР это "единственное, что существует" -- чрезвычайно ограничивает. С ним
становится совершенно невозможным ответить на ряд очень важных и интересных вопросов без
обращения к дополнительным системам ограничивающих убеждений. Спор между наукой и верой --
более общая версия спора между наукой и религией -- представляет из себя самовозбуждающися
бесконечный цикл бесполезного обмена нелогичными утверждениями в бесконечном споре между
двумя системами ограниченных убеждений. Нелогичные излишества каждой из систем создают
рациональную необходимость во второй системе. Такие обоснования нарушают Правило здравого
смысла тем, что создают вечный двигатель (бесполезного движения) внутри логической черной
дыры! Третий закон Кэмпбелла, закон отсутствия движения (также известный, как закон недействия-
реакции) точно описывает эти аргументы: для каждого иррационального объяснения существует
равнозначное, но противоположное иррациональное объяснение.
Да, большинство религий считают, что мир не ограничивается физической реальностью, а религии,
как и наука, являются значимой частью нашего культурного наследия. Тем не менее, организация и
кодификация мистицизма в различных религиозных доктринах и догмах не представляет большой
ценности. Наша культура позволяет ограниченному и узко фокусированному мистицизму (различные
религиозные догмы) сосуществовать и смешиваться с научными догмами. Это запутывает нас,
искажает картину, ограничивает наши возможности обращаться к теме качества сознания.
И наука, и религия, каждая по-своему, предлагают надеяться и обещают доставить вас в страну
обетованную добра и изобилия. Однако, ни та, ни другая, как правило, не дают значительного толчка
внутреннему качеству жизни человека. Качество вашего сознания должно расти в виде независимо
развивающейся сущности -- в тени обеих сил.
Качество сознания это личная характеристика, которую может развить лишь сам человек. Поддержка
группы тут не поможет. Это никак не связано с вероисповеданием, с догмами и убеждениями.
Качество сознания человека ни на йоту не повысит ни вера, ни накопление информации по любому
предмету, ни совершение благих поступков без правильной мотивации, ни общением, ни чтением
книг.
(сокращенный перевод абзаца) Концепция качества сознания и его связь с духовными качествами
станет понятнее позже, когда будет описана более точно, когда ей будет дано техническое описание.
Пока же позвольте сказать следующее: духовное развитие, личное развитие, повышение качества
вашего сознания, развитие вашей сущности, повышение вашей способности любить, снижение
энтропии вашего сознания -- все это, по-сути, означает одно и то же.
Прошу понять меня правильно. Я не отрицаю того, что индивидуальные искатели истины могут
обрести духовные качества в религии. Под словом "религия" я подразумеваю иституализированную
догму или организованные религии, ведь именно так большинство людей связаны с понятием
религии. Существуют люди и организации, которые действуют вне этого множества и очень вероятно,
что вы и ваши друзья относитесь именно к ним.
Разве не правда то, что, обычно, другие люди не правы, а фраза "подавляющее большинство людей"
не включает вас? Не кажется ли вам логически странным, что подавляющее большинство полагает,
что их нельзя объединить в одну группу с подавляющим большинством? Насколько мы, люди,
обычно, осознаем свою индивидуальность, настолько же мы слепы к своему конформизму -- это в
нашей природе. Неоспоримая правда предыдущего предложения должна создать логическую
лазейку, достаточно большую, чтобы остальные люди смогли воспользоваться ею и вернуться в свою
зону комфорта.
Если из вычесть из религиозности человека организацию, социализацию, статус, традицию, привычку,
догму, вероисповедование, ритуал и веру, то у некоторых, немногих, людей, в остатке найдется
нечто, очень значимое. Для этих людей религия -- это духовное переживание, позволяющее им
развивать качество их сознания столь же эффективно, как и на любом другом духовном пути. То, что
эти люди решили совместить этот искренний духовный путь с атрибутами традиционной религии,
просто является проявлением выбранного ими личного пути -- за это не дают бонусов, но и не
снимают очки. Любой путь имеет свои преимущества и несет свои вызовы.
Вопреки распространенному мнению, я не называю веру и догму бесполезными и вредными лишь за
то, что они нелогичны и не являются необходимыми. Многие из наших ежедневных действий,
особенно те, что стали привычкой, нелогичны и не являются необходимыми. Неэффективность -- не
преступление; в противном случае, мы бы все находились в тюрьме. Как правило, осуждение
проистекает из высокомерия. Осуждение не окажет помощи и не поможет ни достижению
взаимопонимания, ни обмену информацией. Тема этой книги -- как быть полезным, как улучшать
взаимопонимание, как уменьшить эгоизм и высокомерие.
<...>
Дальше не переведена. Можете продолжить перевод на странице http://translatedby.com/you/chapter-
21-cultural-bias/into-ru/tr ans/
Глава 1-22. Правильный подход
Можно принести себе значительную пользу, просто развив в себе исследовательский подход. Вы
должны быть достаточно храбры и открыты новому, чтобы оценить неизвестное, а затем пойти ему
навстречу, испытать его самому. Другого пути нет. Только ваш опыт, время, усилия, и разум
являются вашей дверью к пониманию. К пониманию, не основанному на вере. Понимание,
основанное на вере ненамного лучше, вообще, всякого отсутствия понимания, и то, лишь в том
счастливом случае, если, по счастливому стечению обстоятельств, ваша вера подтвердится. Вы
думаете правильная система убеждений может доставить вас к финишной прямой без прохождения
пути? К сожалению, не может - даже если ваши убеждения окажутся истинными.
Некоторые люди убеждены, что у них нет времени, энергии, или способностей к самостоятельному
повышению качества сознания. Они полагают, что если найдут правильную религию, организацию,
книгу, учителя, гуру или советчика, то смогут минимизировать усилия, необходимые, чтобы развить их
собственный опыт переживания Большой правды. Ведь учитель объяснит, что такое правда, и они
просто поверят в это. Вы думаете эта стратегия сработает ? Нет! Невозможно через веру проложить
дорогу к качеству сознания в той же степени, как невозможно с помощью веры стать виртуозным
скрипачем, мастером борьбы сумо или президентом своей страны. И существует еще одна проблема.
Очевидно, что нужно правильно выбрать того, кому верить. Но как вы это сделаете, сами не обладая
достаточной мудростью?
Хоть знания и могут быть переданы от человека к человеку, мудрость же достигается только через
ваше собственное переживание и не может быть передана другими.
Чтобы избегнуть необходимости приобретать мудрость через опыт и по-настоящему становиться
мудрым, нужно выбрать такую систему убеждений, что позволит вам выглядеть мудрым. Но, чтобы
сделать этот выбор, нужно уже быть мудрым. Невозможно сделать этот путь короче. Развить
качества своего сознания можно лишь через получение личного опыта. В главах 14 и 13 книги 3 мы
более подробно рассмотрим вопросы приобретения мудрости, выбора пути духовного развития,
повышения качества сознания, различения псевдо-знаний и действительных знаний, а также
различения хороших и плохих учителей.
По большей части, отсутствует взаимосвязь между вашими убеждениями (культурными,
религиозными, личными, научными) и качеством вашего сознания. Разве что некоторые убеждения
могут сдерживать повышение качества сознания, ограничивая диапазон мыслей, которые может
создавать ваш ум. Эволюция -- не вопрос сдачи экзамена. Это вопрос о том, кто вы, вопрос качества
вашего существа, а не вопрос о ваших убеждениях. Убеждения, редко (если вообще так бывает), не
являются показателем качества сознания; убеждения -- это про использование псевдо-знаний за
замещения недоступного (или сложно-доступного) действительного знания. Можно без платы
рассуждать о том, как приобрести мудрость и правильное отношение к явлениям, можно знать об
этом, можно иметь какие-то убеждения по этой теме, но нельзя это приобрести без того, чтобы
уплатить цену (всесторонний глубокий опыт, полученный в результате внимательных осмысленных
действий). Это верно как для профессионального спортсмена, так и для нейрохирурга, ученого-
ядерщика, умелого плотника, борца сумо, скрипача, а также и для духовно развитого существа. Без
труда не вытащишь и рыбку из пруда.
Шары не будет. Либо платите цену, либо отказываетесь от товара. Но, так как товар -- развитие
вашего сознания, то отказываться от него было бы не мудро. -- Почему? Кому нужно это развитие? --
А каковы потери от упущенных возможностей? Подробнее обсудим это позже, а сейчас лишь скажем,
что потери значительны, и, если они произошли, их невозможно предотвратить -- но их эффект
можно исправить, отыграть назад. Эти потери неправильно рассматривать, как наказание, они --
логический результат отсутствия развития.
"Проявите терпение, и связи станут видны вам" -- сказал бы я тем, кто недоумевает о взаимосвязи
между эволюцией, ловушками убеждений, качеством сознания и обретением более правильной
физики. Перед тем, как физика ФР (физической реальности) может быть логически выведена из
более общего уровня причинности, нам следует детальнее и шире разработать концептуальный
ландшафт.
Не хотелось бы ни у кого создать впечатление, что рост сознания (улучшение качества сознания, а,
значит, снижение его энтропии, неупорядоченности) подобен тяжкой работе в соляной шахте.
Духовный рост -- это не только полезно, но и захватывюще, интересно, весело и радостно. Это
настолько захватывающее приключение, что вы будете счастливы отдать ему как можно больше
своего времени и энергии. Кроме того, это практично: рост качества сознания немедленно поднимает
качество вашей жизни.

Глава 1-23. И к кому ты обратишься? (с большой сноской о медитации)


Действительно, в вопросах развития халявы не бывает. Тем не менее, рассмотрение и оценка чужих
идей может сильно помочь вашему развитию и росту качества вашего сознания. Нет нужды до всего
доходить своим умом. Чужие советы можно использовать в роли карты ваших собственных
исследований. Неправильная карта отправит по ложному пути. Потому придется оценивать
достоверность карты на ходу — ведь, до начала пути можно лишь строить предположения
относительно своего пути по карте. Полезная карта вынужденно будет несколько общая, в то время,
как любое путешествие должно быть личным.
Перед переходом к совершенно новым концепциям следующей главы, попробуем собрать вместе то,
что узнали о происхождении веры во что-либо и ее следствиях, а, также, о требованиях к
личностному росту — чтобы желающие смогли начать копить опыт, необходимый для создания
собственной Большой всеобщей теории или, хотя бы, смогли оценить ту, что предлагаю я.
В предыдущей главе мы выяснили, что необходимо производить собственный исследования и
растить собственную мудрость. Невозможно развиваться лишь используя плоды чужих усилий.
Принимать на веру чужие (в т.ч. и мои) утверждения (становиться верующим) — проявление лени и
очень рискованно, ведь, по сути, чужие убеждения или знания замещают собственные знания
человека. Ни копирование чужого поведения или убеждений, ни запоминание чужих знаний не
позволит достичь значительного роста ни в духовности, ни в личном развитии. Определенная помощь
товарищей может помочь исследователю лучше понять стоящие перед ним вызовы и доступные
варианты выбора, но открытие Большой истины и увеличение качества сознания — это всегда
результат независимого личного усилия. Общение на эти темы днями и ночами с величайшими из
гуру не даст ни йоты реального продвижения. Значимое продвижение появится лишь в результате
личного усилия.
Личный рост наиболее эффективно достигается тогда, когда в его основе лежит хорошая наука. Это
субъективная или личная наука, которую не следует путать ни с религией, ни с объективной наукой.
Субъективная наука — мать объективной науки. Настоящая личная наука требует настоящих
подтверждаемых измеримых объективных результатов. Под словом "результаты" я имею в виду (на
самом базовом уровне) значительный, устойчивый, поддающийся проверке прогресс в направлении
улучшения качества вашего сознания, развития ума, взросления и зрелости духа. Почему? Потому
что такова природа реальности, в которой мы живем. Вы увидите, что физическая и духовня природа
нашей реальности напрямую проистекают из естественного процесса эволюции сознания. С помощью
науки, к концу двух следующих разделов мы сможем объяснить зарождение, природу, значение и
механику духовного роста (качественный рост сознания в процессе эволюции) и физического мира.
Вы обнаружите, что наша реальность фундаментально нефизична (если смотреть с точки зрения
физического мира). Обнаружите, что наша реальность работает на стремлении к выгоде, к
понижению энтропии (т.е. к повышению упорядоченности). Если ваши усилия не дают значительного
роста, который возможно измерить, ваша личная наука не более чем иллюзорна. Знания,
достигнутые в личной науке, будут беспрерывно и драмматически самоизменяться по мере их роста и
накопления. С другой стороны — культурные, личные, религиозные или научные системы убеждений
всего лишь требуют искренней веры в предполагаемую правду, основанную на взаимосвязаных
догмах, доктринах и убеждениях.
Вера не требует доказательств и подтверждений ее правоты. Так как эта правильность — просто
предполагаема, то и нет необходимости в фактических результатах (правильность не может быть
буквально продемонстрирована — в этом и суть убеждений). Зрелые и непоколебимые системы
убеждений, включая системы сформированные культурными, научными и религиозными
убеждениями, обычно не имеют тенденций к изменению. Существует некое логическое препятствие
для значительного изменения того, что, по определению, является идеальным и полноценным. В
отличие от этого, знания, полученные в зрелом личном научном познании, пребывают в постоянном
изменении. Непредубежденный скептицизм и постоянный научный поиск новых данных помогают в
этом убедиться. Поиск правды, по своей природе, это постоянное состояние открытия, доработки,
оценки и переоценки, так как новые данные продолжают вливаться до тех пор, пока человек остается
осознанным и заинтересованным в дальнейшем росте.
Искренние искатели истины никогда не станут всезнайками — так как всегда найдется возможность
совершенствования как вашей личности, так и ваших знаний. Когда вы будете всё знать, когда вы
поверите, что получили ответы на все вопросы, тогда вы, на самом деле, всё потеряете — ничего не
останется, кроме пустой ракушки.
Вам не нужны ни вера, ни неверие или религиозные верования, чтоб пойти по этому пути. Вам надо
понять и принять возможность некой бОльшей реальности. После этого желание исследовать истину
станет для вас достаточно мотивационным. К тому же, если эта другая "может быть возможная"
реальность так же потенциально очень важна и значительна для ваших жизни и существования, то
ничто не удержит вас от расходования своей энергии на постижение истинной сути жизни.
Вы можете и должны учиться у других насколько это возможно, но расти вы должны сами. Ускорить
ваш прогресс может обучение у уже опытных людей. Однако, выбор людей, у которых вы лучше всего
можете научиться, это повторяющийся процесс, который должен постоянно переоцениваться в свете
получаемого вами опыта и достигаемых результатов. На разных этапах вашей жизни разные люди
буду для вас наиболее полезны — в соответствии с вашим конкретным положением.
Не зацикливайтесь на шаблонах, привычках или ритуалах. Не обращайте внимания на группы или
организации, говорящие вам что делать. Избегайте ловушек, основанных на вере. Будьте уверены в
себе! Вы не только можете, но и должны сделать это в конце концов сами — быстро или медленно,
легко или с большим усилием. Все мы постоянно развиваем свою сознательность. Эволюция
принуждает выбирать и меняться. Невозможно остаться тем же человеком выбрав бездействие.
Перемены — неизбежны. Перемены могут выражаться как в позитивном росте, так и в негативных
ухудшениях. В конечном итоге ваш личный выбор определяет направление (позитивное или
негативное) вашего роста.
Хороший учитель стимулирует вас, делает процесс обучения более интенсивным и
сосредоточенным, а так же дает ученику возможность учиться более быстро. К сожалению, чем
больше вы нуждаетесь в хорошем учителе, тем меньше у вас шансов отличить его от плохого.
Хороший учитель сфокусирует ваши усилия на ускорении вашего прогресса, а плохой — направит вас
в другом направлении и замедлит ваш прогресс. Всегда оставайтесь скептиками, непредвзятыми и
непредубежденными и, более того, пробуйте этот пуддинг — продолжайте требовать от себя
результатов и оценивать свои текущие результаты. Если спустя 6 месяцев работы вы не увидите
ощутимых результатов, то это значит, что вам надо серьезнее взяться за дело или изменить свой
подход.
Результаты, результаты, результаты, результаты! Реальные, чистые, четкие, ощутимые результаты
— именно ими вы должны оценивать эффективность вашего процесса. Интеллектуальные знания и
результаты умственного труда это совершенно не те результаты, о которых я веду речь. Настоящий
рост и изменения не заменишь ничем. Знания могут быть интересны и полезны, но никогда не
следует отождествлять их с внутренним духовным ростом.
Изменения качества вашего бытия, роста качества вашей осознанности, эволюция вашего духа: вот
те результаты, о которых я говорю — результаты бытия, а не интеллекта. Суть в том — кто вы есть, а
не что вы знаете. Важны причины ваших действий, а не слова или сами действия. Когда вы измените
свои намерения, деяния и бытие, вы начнете получать ощутимые результаты. Вас ожидают не
письменные контрольные. Большие фактические (интеллектуальные) знания не помогут вам сдать
тест на качество вашего существа. Вы таковы, каковы вы есть. Этого не скрыть, даже если вы умеете
хорошо контроливать ваше поведение и ход мысли.
Истина — абсолютна, но познание и выражение ее будет глубоко личным. Разработайте собственную
предварительную карту исследований, подойдя с непредубежденным скептицизмом к опыту и
предположениям других людей. Затем корретируйте карту по мере получения информации. Это
логично и это дает вам возможность использовать знания и мудрость, накопленные другими, для
выбора своего уникального пути развития. Принятие же чужого набора убеждений — это
сравнительно непродуктивный и рискованный подход к эволюции своей сущности и к качеству своего
сознания.
И что же делать для повышения качества своего сознания? Как способствовать эволюции своего
духа? Если откинуть догму, ритуалы, интеллектуальную и эмоциональную поддержку групп — то как
же пройти этот путь самостоятельно?
Ученых, недоумевающих, какое отношение к физике имеет сознание и разговоры о духовности, я
заверяю в том, что не потерял фокуса повествования, и что наша дискуссия идет по пути к научно
подтверждаемой и более общей физической теории. Пока же мы развиваем основные концепции,
необходимые для создания большой всеобщей теории и еще некоторое время продолжим это
делать. Ведь это большая (а не малая) всеобщая теория, а потому нам необходимо создать широкую
систему представлений, опирающуюся на нескольких совершенно новых парадигм. Может
показаться, что, время от времени, этот процесс блуждает в областях, не имеющих отношения к
нашей теме, в смешных вопросах или же залетает в сферы чересчур смелых предположений.
Однако, если до конца шестого раздела (т.е. до конца третьего тома) вы сможете остаться в позиции
непредубежденного скептицизма, то, рано или поздно, поймете эти необычные связи и их значение
для науки.
Поскольку это наука, а не теология, позвольте мне сделать длинное примечание о том, как же
переместиться из пункта А (в котором вы находитесь) в пункт Б (более высокое качество сознания).
Этот путь не настолько сложен, как вам могло казаться. Не смогу пообещать, что он будет простым и
быстрым, однако, обещаю легкие практики, а также простые и эффективные упражнения. Некоторым
это будет так же легко, как обучение плаванию, для других же продвижение окажется более сложным.
Тем не менее, все все самоотверженные и мужественные путешественники, при достаточном
желании, добьются успеха.
(Начало сноски) Так как повышение качества своего сознания (духовный рост) не является
интеллектуальным достижением — и не может им быть — то неважно, какие мысли приведут вас к
тому, чтобы начать этот процесс. С чего вы начнете и что делаете для повышения качества сознания
— все это мало значимо по сравнению с самим фактом начала этого процесса. Кроме того, качество
сознания не растет автоматически в следствие какой-либо внешней активности или практики. Для
этого нужны лишь воля и неукротимая решимость (энергия) способствовать своему росту — в этом
случае, путь, процесс, сам появится перед вами. Со всех сторон вы окружены возможностями для
роста; наиболее оптимальный путь начинается именно с того места, где вы находитесь сейчас. Я
говорю об изменении вашей сущности, намерений и мотиваций; что же до изменения качества
вашего взаимодействия с другими — то изменения в поведении, в действиях (что вы делаете), это
вторично (результаты, не причины) и последуют сами. Первичные изменения, когда они значительны,
будут ясны, очевидны и измеримы — как для вас, так и для других.
Западному уму сложно понять концепцию эволюции сознания, так как мы сфокусированы лишь на
том, что лишь надлежащие действия могут привести к искомому результату. Люди западной культуры
желают знать, какие действия им следует совершить, чтобы получить желаемый результат. Имея
дело, в большинстве случаев, с внешними действиями, направленными на получение внешних
результатов, они не понимают, что внутренние результаты подчиняются иной логике. То, как вы
сейчас живете, как проводите свои дни, вероятно, уже достаточно хорошо, в том виде, как есть — а в
изменении или улучшении нуждается лишь то, зачем вы делаете всё это. Когда ваши "зачем"
(мотивация и цели за вашим поведением) — правильны, то ваши действия сами примут оптимальную
форму. Начать улучшать «зачем» можно где угодно и в любое время, поскольку это требует
изменения внутренних переменных, а не внешних; ничто не требуется менять, кроме вас самих.
Можете надеяться, что кто-то даст вам просветление, можете молиться об этом (поверьте мне, этого
не произойдет), или же можете делать шаги в сторону развития и роста. Не надейтесь найти короткие
пути ни в ловушках религиозной, научной или личной догм, ни на карнавале New Age. Держите
сознание способным к изменению и росту. Правильным вопросом будет: насколько изменились
основные качества вашей сущности? Ответ на этот вопрос определяет ваш прогресс.
Самопровозглашаемые успехи ничего не значат; прогресс должен быть продемонстрирован четкими
очевидными результатами.
Ответ на вопрос об изменении основных качеств вашей сущности либо совершенно очевиден для
любого (включая вас), либо же накопленный прогресс не слишком велик. Подлинные результаты
легко различимы. Проведя достаточное время с человеком, вы, как и большинство людей, способны
различить мудрого и любящего человека от того, кто старается выглядеть таковым. Нет ничего
сложного в том, чтобы определить, делаете ли вы сколько-нибудь реальные успехи. Существенное
изменение в вашей способности любить столь же незаметно, как и исцеление перелома ноги —
никто, включая вас, не сможет пропустить этого события.
Не похожи ли вы на оленя, попавшего под свет фар приближающейся машины — застывшего на
месте, неспособного сделать первый шаг? В нашей культуре существует представление — чтобы
изменить нечто, необходимо произвести какое-то действие, даже если изменяется нечто в сознании.
А потому большинство людей оказываются в параличе и не могут сделать необходимый первый шаг.
"Что же сделать? С чего начать?" — спрашивают они в поисках рецепта или четкой инструкции.
Повышение качества сознания, духовный рост, понимание картины мира — достигаются не
изменениями в ваших действиях, а изменением вас самих. Перечитайте предыдущее предложение,
по крайней мере, дважды и подумайте о том, насколько для развития сознания вам необходим
физический процесс. Вы — продукт вашей культуры, от этого не уйдешь.
Духовный рост и повышение качества сознания предполагают изменении вашего отношения к
явлениям жизни, расширение осознания, перерастание вами страхов, уменьшение эго, и усиление
способности любить. Чтобы добиться успеха, следует изменить намерения и мотивацию. Проблема
(и ее решение) относится к бытию, а не к действиям. Можно все делать правильно, регулярно
медитировать, быть добросовестным, стараться, следовать всем рекомендациям — и при этом почти
не двигаться вперед. Следование рекомендациям не приносит результата, если ум не открыт для
кардинальных внутренних изменений, если он не стремится к ним.
Перспектива кардинальных внутренних изменений может пугать человека. Когда изменения
начинаются, многие убегают от них, страшась неизвестного. Люди боятся того, куда изменения ведут
(часто прямо в лицо их страхам), также боятся, что не смогут интеллектуально управлять начавшимся
процессом. Раскачивание основ своего бытия на самом глубоком уровне — слишком тревожное
занятие. А что, если вся структура "я" превратится в руины? Эго начинает бояться своего
исчезновения, своей смерти.
Страх и вера заставляют многих благонамеренных людей отвергнуть кардинальные изменения в
себе, в частности, если их вера несовместима с требуемыми изменениями. Вместо принятия
изменений и противостояния страхам, многие потенциальные духовные искатели фокусируются на
внешних ритуалах, связанных с какой-либо умственной или духовной дисциплиной: Они идут в
церковь или учатся медитировать. Многие медитирующие и некоторые посетители церквей надеются
достигнуть значимых внешних изменений и хотят испытать потрясающий внутренний метафизический
опыт.
На Западе медитация это культурная, индивидуальная, и реже социальная деятельность.
Большинство посетителей церквей продолжают ходить в них из-за социального удобства, привычки,
обязанности или культурных ожиданий. В то время как большинство медитирующих в конце концов
решают что занятия медитацией ничего не дают им, или по крайней мере дают, но не достаточно для
того чтобы тратить на них много времени и усилий. В обоих группах есть люди, притворяющиеся что
их усилия сделали их лучше. Более честные и объективные из неудачных медитаторов сдаются
разочаровавшись или просто утратив интерес, и вскоре забывают обо всём этом. "Я пробовал
занималься духовными практиками, но они на меня не действуют."
Практика какого-либо вида медитации для внешних изменений, получения паранормальных
способностей, заглушения чувства вины от ничего неделания, или просто потому что "надо" — это
аналогично тому как плотник бы строил шкаф, держа отвертку и молоток не за те концы. Все
составляющие присутствуют, но исполнение ошибочно. Изменяйтесь внутренне и внешние изменения
будут происходить сами собой. Вы должны держать отвертку и молоток за деревянный конец или вы
придете к ошибочному выводу о том, что это бесполезные инструменты, и ими может эффективно
пользоваться только кто-то другой. Или уж совсем высокомерно решите что никто не может
пользоваться этими глупыми инструментами, эти шкафы невозможно понять логикой, а все эти
плотники — жертвы мошенничества и глупцы.
Следует понимать, что вы не сможете изменить свою сущность всего лишь действиями в физической
реальности. Западным людям особенно сложно понять это, часто они ощущают беспомощность
оттого, что результата невозможно добиться действиями извне. Культурная зашоренность,
паразитная преданность "малой картине мира" приводит к потере возможности сделать рывок к
личному успеху и свободе путем обращения к более полным знаниям. Ловушки устоявшихся
убеждений — куда более значимая проблема, чем считают многие из нас.
Понимаю, что, и после всего сказанного, вы все еще желаете знать, что можно сделать для того,
чтобы наилучшим образом изменить свою сущность (being), какие технологии наиболее эффективны
для этого. Попробую угадать — вы бы не отказались от намека, от небольшой помощи, от указания
направления, в котором начать движение. Хорошо, хорошо, сдаюсь! Начните со следующих идей, они
могут привести к возможностям роста сознания; однако, лишь от вас зависит, сможете ли распознать,
использовать и развить эти возможности. Уже сейчас перед вами находится достаточно
возможностей для развития, но давайте поиграем — предположим, что, следуя моим советам, вы
встретите еще более явные и легкие возможности для развития своей сущности. Такой подход
позволит нам начать движение в хорошем настроении и с надеждой.
Если вы станете добросовестно выполнять следующие упражнения, это, скорее всего, изменится
ваше восприятие, и позволит заметить возможности для роста, которые сейчас вы не замечаете. Так
же, как не замечает воды рыба, живущая на глубине двух миль в расщелине глубиной четыре мили. В
отсутствии света, и с тусклым сознанием, рыба ничего не знает о воде. Она просто есть, всегда была
и принимается по умолчанию. Рыба не задумывается о природе воды, а просто плавает в ней. Мы же
плаваем в океане сознания. И осознаем не сам океан, а лишь свои местные фрагменты
взаимодействия с ним.
Самыми необходимыми компонентами являются, во-первых, искреннее желание роста качества
вашего сознания, желание развития вашей сущности, желание навсегда изменить себя на глубоко
личном уровне. Во-вторых, вам понадобится мужество меняться, мужество на встречу со страхами,
на встречу со смертью и с разрушением личности — ведь, именно этим станет пугать эго (и
постарается, чтобы ему поверили), когда прискачет с поджатым хвостом, надеясь отговорить вас от
повышения качества сознания.
К чему бы вашему милому эго опускаться столь низко? Потому что основная работа эго в том, чтобы
поддерживать вас в хорошем настроении. Для этого оно использует различные системы убеждений,
которые удерживают страхи за пределами досягаемости вашего интеллектуального осознания.
Повышение качества сознания требует вашей встречи со страхами, преодоления их, и растворения
вашего эго. Можно ожидать, что эго задаст вам эпическое сражение. *
## Эго не всегда проявляется в высокомерии. Можно составить бесконечный список проявлений эго,
и высокомерие — лишь один пункт из этого списка. Робкость, неуверенность, беспокойство — это
также проявления эго. Ощущение незащищенности и тревоги по этому поводу — распространенное
явление. Но каждая личность выражает их по-своему, и это отражает индивидуальные качества и
стиль. Общеизвестные стратегии работы со страхом, в случае каждого человека, следует применять
очень индивидуально. Большее эго свидетельствует о большом страхе; при этом не обязательно оно
будет говорить о большом высокомерии или большой гордыне, хотя может быть и так. Центр-в-себе,
фокусировка на себе и поглощенность собой — три из многих проявлений эго. Каждое из этих
проявлений может быть направленно как внутрь (тогда появляется робость), так и наружу
(появляется высокомерие) — и создает черты характера человека, которые могут показаться
противоположными.
Смелость и решительность будут усиливаться в достаточной мере, чтобы преодолеть страх — если
ваше намерение достичь цели достаточно сильно, твердо и чисто.
Я более подробно опишу Эго и объясню его функции (как оно работает и достигает своих целей) в
отступлении в главе 8, тома 2. Направляйтесь прямо туда, если вы сильно запутались. **
## Самый очевидный пусть исследования сознания лежит через исследование вашего личного
сознания — с помощью научного рассмотрения вашего субъективного опыта. Изучение сознания
извне (объективно) это как изучение биологии посредством рассматривания фотографий животных в
зоопарке. Сознание, в основе своей, является оригинальной и индивидуальной. Наше объективное
ощущение сознания происходит из отражения нашего личного сознания в уникально изогнутой
поверхности зеркала, называемого "другой".
Наш объективный опыт других сознаний является результатом взаимодействия нашего личного
сознания (представляющего один набор из возможных выборов или путей бытия) с другим
сознанием. Подобные взаимодействия дают нам новые схемы, взаимодействия и варианты нашего
бытия. Мы переносим восприятие своего сознания на "другого", определяем природу "другого" в
своих собственных терминах, и, таким образом, видим только отражение нас самих в зеркале
взаимодействия с "другим".
Чтобы сохранить симметрию взаимодействия, мы так же служим своеобразным зеркалом, в котором
другие видят себя отраженными в испытании новых путей. В этом зале кривых зеркал ваша
осознанность является единственным посетителем. Возможности для изменений возрастают, выбор
сделан, развитие или возвращение в плане личностного роста достигнуто. Ваше осознанное
восприятие определяет вашу индивидуальную реальность. Существует такое же количество разных
завес и уровней индивидуальных реальностей, как и индивидуальных восприятий. "Другой"
предоставляют вам возможность качественного совершенствования вашего сознания путем точного
отображения вашей истины.
Если вашими целями являются совершенствование качества сознания, личная эффективность, рост
и сила, то лишь подход к сознанию изнутри, с помощью научного исследования внутреннего
пространства, является логически обоснованным методом, приносящим результат. Подход извне
оставит вам лишь возможность сбора фактов относительно тени, бросаемой сознанием на стену
физической реальности.
Мы проецируем свое сознание на поле действия многопользовательской интерактивной
реальностной игры, цель участия в которой — наше развитие и обучение новому. Опыт
сознательности абсолютно индивидуален, как и эволюция сознания посредством выбора. Тем не
менее, осознание большего сознания (источника) и понимание его свойств доступны нам через
научное исследование и объективную оценку величин и операционных характеристик субъективного
опыта личного сознания.
Одним из методов знакомства с субъективным внутренним пространством является медитация.
Обучение медитации подобно обучению игре на музыкальном инструменте: для того, чтобы
произвести музыку, а не скрип, необходимы регулярные усилия. Для того же, чтобы освоить свой
музыкальный инструмент и научиться хорошо играть на нем, придется посвятить обучению
значительно более долгий период. К сожалению, большинство тех, кто берет в руки инструмент и
начинает учиться играть, бросают эту затею еще до того, как научатся хорошо играть. Так же и с
медитацией.
Как указывалось ранее, выполнение последовательности движений или, в нашей аналогии, делание
вида, что играешь на скрипке, не создаст красивую мелодию, как бы ни был красиво одет музыкант,
как бы ни были красивы его движения.
Есть много эффективных путей личного развития, и медитация — лишь один из них. В широком
спектре практик, охватывающем то, что мы расплывчато определяем словом медитация, существует
много различных типов, подходов и методов. Многие учителя и ученики, не ставящие целью
распространение каких-либо догм, выбирают медитацию осознания ума за то, что это самый простой,
эффективный и универсальный метод. В этом подмножестве типов медитации существует много
техник. Не столь важно, какую именно технику вы выберете, сколько важна последовательность в
приложении усилий — потому выбирайте подходящий лично вам метод. В рамках этого типа
медитаций, нет нужды учиться медитировать, нужно обучиться лишь тому, как прекратить
противиться естественному появлению состояния медитации.
Хоть это и сомнительная тема — "действия, которыми можно отменить ненамеренно сделанное
ранее" — но здесь я помогу вам, потому что знаю, ваши культурные убеждения требуют начать с
какого-нибудь физического занятия. Для процесса делания и отмены сделанного ранее будет полезно
понимание целей медитации и того, как она работает. Исходя из такого понимания, вы сможете
создать свою личную технику духовного роста — физический и ментальный процесс, который
позволит повысить качество сущности. Само по себе делание не приведет вас туда, но оно может
послужить лестницей, облегчающей путь к цели.
Состояние медитации, которое я предлагаю вам достигать, это внутреннее наблюдение,
позволяющее осознавать свое личное сознание. Со временем, это ведет к пониманию того, что вы
являетесь единицей сознания среди других подобных единиц. В конце концов, вы восстановите свою
фундаментальную идентичность духовной (нефизической) сущности, а, также, поймете свои
взаимоотношения, свое единство с иными частями единого сознания. Личностный рост является
естественным результатом медитации.
Осознание своего сознания подобно тому, как если б рыба осознала, что плавает в воде. Рыба знает
лишь о своем взаимодействии с водой. Она воспринимает воду лишь через действия, через
объективные причинно-следственные взаимодействия с ней. Тем не менее, вода существует и важна
сама по себе, вне зависимости от взаимодействия с этой и другими рыбами. Чтобы осознать воду,
необходимо провести различие между ней и некоторым подмножеством ее свойств. Рыба осознает
лишь последнее.
Рыба воспринимает воду лишь с точки зрения своего ограниченного опыта взаимодействия с ней.
Рыба испытывает изменения в скорости течения, в температуре, солености, вязкости воды,
изменения в динамических ограничениях, но воспринимает ли она воду в более широком, в более
фундаментальном смысле? Может, рыба права, и вода — это не более чем ощущаемые изменения
ее свойств? Прекращает ли существовать вода, свойства которой не изменяются, или просто
становится, в восприятии рыбы, невидимым фоном, который больше не ощущается? Чтобы оценить
ограничения — как рыбьи, так и собственные, вообразите идеальный бассейн сенсорной
депривиации (звукоизолированный бассейн с соленой водой температуры тела), в котором, из-за
нулевого потока информации к вашим органам чувств, окружающая среда исчезает. Аналогия,
конечно, не полная, но для примера подходит. Когда вы полностью погружены во что-то, например в
систему убеждений, свойственную определенной культуре, то эти убеждения часто становятся
невидимыми, потому что их невозможно отличить от фона локальной реальности — нет контраста,
позволяющего вашим органам восприятия выделить и рассмотреть подобные убеждения. Точно
такая же ситуация и с сознанием.
Как и рыба, мы смотрим на свое сознание с точки зрения наших действий — с точки зрения
физических действий, которые оно позволяет нам предпринимать. Главный атрибут сознания можно
описать словом "осознавание", но мы, как и рыбы, замечаем лишь то, с чем можем
взаимодействовать физически, замечаем лишь свое взаимодействие с подмножеством свойств
сознания. Кроме того, мы взаимодействуем лишь с подмножеством тех свойств сознания, которые
достаточно контрастны, чтобы мы заметили их на невидимом фоне первичного сознания. Мы создаем
"передний план" из контрастов, отношений и вариаций в ткани абсолютного сознания, и считаем этот
"передний план" собой. "Видите этот милый комочек складок на ткани сознания? Это я!" Но вы
больше, чем складки; вы еще и сознание, часть целого. Медитация позволяет нам воспринимать
невидимый фон сознания. Она позволяет нам заметить саму воду, а не только изменения и
контрасты в ее локальных свойствах по отношению к неизменной постоянной.
Цель медитации — дать вам возможность осознать, ощутить, свое сознание и, тем самым,
представить вас вашему большему я. Осознание своего сознания — явление фундаментального
уровня, которое, со временем, приведет вас к видению настоящего себя, полного, цельного —
священного и загрязненного страхами и т.п. Это не всегда приятная картина — без эго, скрывающего
страшные фрагменты изобретением отвлекающих внимание контрастных наваждений типа "я против
кого-то".
Как медитация может привести вас к опыту восприятия вашего сознания? Ослабляя контаст, шум и
другую активность, составляющую шумный передний план; ослабляя, а, со временем, отключая в уме
какофонию мыслей, суждений, операционных процессов. Чтобы осознать свое сознание (в отличие от
осознания находящихся в нем мыслей), необходимо устранить имеющуюся у большинства из нас
навязчивую озабоченность по поводу основанного на эго самоопределения — контрасты, которые вы
используете, чтобы определить себя на фоне вашего индивидуального сознания — относительно
неизменного и невидимого. Таким образом, медитация — это акт недеяния. Это упражнение в
удалении достаточного объема контрастного беспорядка своего ума, чтобы получить возможность
взглянуть на настоящего себя.
Индивидуальное сознание является подмножеством абсолютного сознания. Вы не являетесь лишь
беспорядком (в уме), морщинами, эго, мыслями — даже если сами так полагаете. Вы представляете
из себя гораздо больше. Медитация позволяет вам открыть для себя этот факт очень личным
образом. В этом её цель — познание себя — взгляд на фундаментальную реальность, неотъемлемой
частью которой вы являетесь.
Человек способен на подобное открытие потому что, по крайней мере теоретически, объем нашей
памяти и возможности обработки данных несколько больше (и содержат меньше энтропии), чем они
же у рыбы. Рыба никогда не сможет непосредственно испытать или осознать не изменяющуюся воду
(рыбный эквивалент полной сенсорной депривации), но вы можете испытать фундаментальную
природу своего сознания, если действительно желаете этого. Если же ваше желание познать себя и
познать истину на самом глубоком уровне вашего существования не достаточно сильно, чтобы
обеспечить концентрацию, энергию и упорство, необходимые для успеха — то вы еще не готовы
начать это путешествие. Нет ни спешки начать его поскорей, ни штрафа за задержку. Гораздо лучше
подождать своей готовности, чем толкать себя в состояние разочарования, ведущего к
самоограничению.
Теперь понимаете, почему почти всюду медитацию рекомендуют, как первый шаг к пониманию и
изучению сознания, а также для духовного роста? Ведь будет логично, если программа развития
вашего сознания будет начинаться с нахождения сознания и ознакомления с ним. Есть и другие
методы, но они менее универсальны, им труднее учиться, и их гораздо труднее преподавать. Если вы
готовы, медитация прекрасно сработает. Возможно, сначала, вам придется поработать над своей
подготовкой — созданием в себе искреннего желания духовного роста и мужества до конца
продолжать поиск Большой Истины. Возможно, также, вам придется сначала преодолеть некоторые
страхи и убеждения, к которым вы успели привязаться.
Как медитация убирает беспорядок и снижает уровень шума в уме, который зациклился в
бесконечном запутывающем кольце порочной логики? Техника проста и понятна, и разнообразные
внешние атрибуты — ритуалы, догмы, убеждения и физические действия, в основном, не имеют
значения. Вы просто останавливаете болтовню ума — непрерывно действующего, ссылающегося на
самого себя, создающего контраст, и заполняете ум чем-то менее отвлекающим, менее само-
зацикленным и менее напористым. И, пока ум занят не-оперативным искусственным занятием (busy-
work), вы можете воспринять центр своей сущности, находящийся в покое. В конце концов, после
долгой практики, вы сможете прекратить и искусственное ментальное занятие и исследовать
большую реальность сознания из невозмутимого, спокойного и тихого места, которое будет медленно
развиваться и разрастаться в центр вашей сущности.
В некоторых традициях это искусственное занятие называют словом "мантра" и, традиционно,
выбирают для него какой-то звук. В настоящей книге я излагаю Всеобщую теорию и обязан
руководствоваться только наукой, а не традициями — потому мы быстро выбрасываем в форточку
веру, догму и ритуал, и фокусируемся на известных из экспериментов активных ингредиентах
мантры. Наука позволяет обобщить концепцию мантры с учетом различных способов приема
информации нашими пятью органами чувств и ее обработки. Как правило, люди, получают большую
часть данных о своем взаимодействии с миром через уши (аудиальный канал), глаза (визуальный
канал) или осязание (кинестетический канал). Многие воспринимают информацию через какой-то
один из этих каналов более эффективно, чем через другие каналы. За предыдущее десятилетие об
этом много писалось в популярной литературе — об оценках типа личности по более развитому
каналу получения информации. Потому не имеет смысла направлять всех по традиционному
слуховому (аудиальному) пути — ведь, некоторые получают информацию не этим образом.
Если у вас сейчас не получается успешно медитировать, и вы не знаете, где и как найти подходящую
вам технику, я бесплатно — и только один раз — дам успокаивающую мантру (искусственное занятие
для ума), настроенную именно на ваш ум (в соответствии с каждым из доминирующих типов
восприятия). Используйте один из вариантов или комбинацию, которая работает лучше всего в
вашем случае. Тем же, у кого в большей степени, чем у среднего гуманоида, развито восприятие
вкуса или запаха, им придется создать себе ароматную или вкусную мантру по следующим трем
примерам.
Сначала я объясню каждую мантру, а потом, вопреки здравому смыслу, расскажу, что можно с ними
сделать. О, нет, не так — это было бы слишком грубо! Я понимаю, что вашему западному уму
необходимо начинать все с физического процесса, имеет это смысл или нет.
Те, кто серьезно желают начать духовный путь, но обнаруживают себя в плену яркого света фар
причинности физических действия и противодействия — таким искателям теперь будет, чем
заняться. В результате медитации, не обязательно улучшится качество вашего сознания — это будет
зависеть от вас — но люди, привыкшие действовать, теперь получат то, от чего можно начинать
плясать. Во многих случаях нужно именно это — некое действие, ведущее к решению задачи
изменения качества вашей сущности. Может оказаться, что именно этот шаг необходим вам для того,
чтобы освободиться от завораживающего блеска тех культурных убеждений, которые не расширяют,
а сужают ваше видение. Попробуйте — возможно, получится удивить себя некоторыми
впечатляющими результатами.
Тем, у кого более развито звуковое восприятие, нужна мантра в виде ничего не означающего звука из
двух слогов, имеющего успокаивающее или вибрирующее окончание. Вот несколько проверенных
образцов — воспользуйтесь одним из них или придумайте свой звук: сер-ринг (sehr-ring), да-рум (da-
room), ра-зинг (ra-zing), ка-оун (ca-ouhn), са-рун (sah-roon), шер-лум (sher-loom). В виде простого
много-сложного повторяющегося звука можете попробовать "ай-лум-бар-ди-дум -- ай-лум-ба-ди-дум"
(ah-lum-bar-dee-dum – ah-lum-baa-dee-dum). Вы на правильном пути, если удалось достичь легкого
чередования "бар" и "баа". Все это звуки, а не слова — важно, чтобы они не несли какого-либо смысл.
Смысл этого упражнения — до такой степени успокоить ваш оперативный ум, чтобы вы смогли
напрямую ощутить сознание. Возможность для этого появляется, когда мы снижаем яркость и
громкость того, что ваше эго (ваш интеллект) налагает на сознание (или чем забивает все каналы
сознания) — разнообразие, сравнение, контрасты.
Можете поставить любой первый слог перед любым вторым слогом — получите не менее 36 разных
мантр. Для большинства людей не сыграет большой роли, какую из этих мантр использовать, но,
если какой-то из звуков воспринимается вами более естественно, выбирайте его. Тем, кто страдает
неврозом навязчивых состояний не следует зацикливаться на этапе выбора мантры — любая из них
подойдет.
Расслабьтесь, отпустите напряжение и серьезность. Отбросьте ожидания. Присядьте в уютном тихом
месте, где вас не побеспокоят, закройте глаза и наполните ум звуком выбранной мантры. При этом
нет нужды реально издавать этот звук. Сфокусируйте внимание на звуке. Позвольте звуку заполнить
ум — не думайте больше ни о чем. Используйте любые необходимые вам приемы, чтобы сохранять
внимание на звуке и просто слушайте, как звук повторяется раз за разом. Повторения могут быть
простыми или же более интересными, возможно, со сложными вариациями.
Через некоторое время позвольте звуку мантры замедиться и стать мягким ритмичным повтором.
Внедряйтесь в медленный фоновый звук. Если в ум проберутся мысли, нежно отложите их в сторону
и снова наполните ум звуком. Если мысли непрестанно лезут в сознание, придайте мантре более
активную форму. По мере того, как мысли исчезают, оставляя ум пустым, упростите и смягчите звук
мантры. Продолжайте процесс медитации 20 минут, без перерывов, дважды в день, в течение трех
месяцев и только тогда оценивайте результаты. Если звук ускользает и посторонние мысли не
просачиваются в ум, позвольте звуку уйти и просто плывите в тихой темноте вашего сознания — вам
это понравится.
Тем, у кого развито зрительное восприятие, необходима безличная визуализация, которая
начинается со сложного (но не детализированного) объекта и заканчивается простым объектом.
Можете начать с черно-белого футбольного мяча, затем путь его цвета сменятся на красный и синий,
потом пусть мяч начнет медленно вращаться, и снова пусть сменятся цвета. Пусть видимый вами
образ будет не таким точным, как на фотографии, а таким, как акварельный рисунок. Переключитесь
на серию простых геометрических фигур, таких, как сферы, кубы, круги, треугольники, цилиндры,
квадраты, линии. Позвольте им медленно вращаться. Медленно измените их размеры и цвета.
Выберите одну из фигур и медленно измените ее. Внимательно наблюдайте за этими образами и не
думайте ни о чем другом.
Постепенно изменяйте объекты в сторону простоты и замедления движения. Не диктуйте
воображаемым объектам свою волю, позвольте им делать то, что они хотят, если это не нарушает
ваш покой. Наблюдайте объекты некритично и бесстрастно, как если бы смотрели фильм без сюжета.
Если в сознание проникают мысли, нежно отодвиньте их в сторону и наполните ум более активными
образами. Продолжайте эту медитацию без перерывов в течение двадцати минут, дважды в день, три
месяца — и только после этого оценивайте полученные результаты. Если образы ускользают, но их
место не занимают посторонние мысли, позвольте образам уйти, а сами зависните в покое единства
своего сознания.
Если вы любите природу, то можно начать с пейзажа, например, с картины пляжа. Услышьте волны,
ощутите песок, почувствуйте запах соли в воздухе, прислушайтесь к крикам чаек. Присутствуйте там
всеми ощущениями. Понемногу упростите картинку и пусть внимание будет в один момент лишь на
нескольких предметах. Пусть постепенно фокус вашего внимания сузится до единственной песчинки.
Приблизьте изображение и исследуйте крошечный кристалл со всех сторон. Выберите какой-то из
углов обзора и наблюдайте игру света на поверхности кристалла. Потом отдалите изображение
настолько, чтобы рельеф поверхности было почти невозможно рассмотреть. Останьтесь с такой
картинкой, как будто, лишь вы и эта песчинка мирно сосуществуете в пустоте.
Выбирайте образы, которые вам подходят. Не прилагайте чрезмерных усилий, не терзайтесь
высоким разрешением, качеством изображения или чем-то еще. Картинки можно и ощущать, не
только наблюдать. Всегда будет контр-продуктивно бороться за то, чтобы медитация была такой,
какой вам кажется она должна быть. Никаких ожиданий. Никакой борьбы. Никаких требований. Не
навязываем процессу свою волю, а позволяем ему разворачиваться естественно по мере того, как он
захватывает наше внимание.
Помните, то, что вы пытаетесь сделать — это отсутствие делания. Перечитайте это предложение
еще раз — правда красиво? Если предложение наделено для вас смыслом — вы на правильном пути.
Если же оно выглядит бредом идиота — вам следует вернуться к началу этой вставки и начать читать
ее сначала. Но не делайте этот цикл бесконечным, два раза достаточно.
Кинестетикам, тем, у кого преобладает восприятие через касание, тактильное восприятие, нужны
безличные интересные и приятные поверхности. Например, ощутите, что медленно проводите
ладонями по шикарному вельвету или по меху шубы. Заройтесь в них пальцами, ощутите их на
локтях, на плечах, на лице. Исследуйте пуговицы или молнию, швы, рукава, воротник. Станьте
крошечным (или создайте гигантскую шубу) и побарахтайтесь на меху, заберитесь в карман.
Понемногу позвольте вашему ощущению шубы стать простым и ритмичным. То же самое можно
сделать с ощущением ходьбы босиком по мягкой грязи или под дождем или с ощущением, что
плывете в бассейне, заполненном желе из винограда. Начинайте со сложного мира и двигайтесь к все
более простым ритмичным ощущениям. Если будут появляться мысли, нежно откладывайте их в
сторону и вновь наполняйте ум ощущениями. Продолжайте эту медитацию непрерывно в течение, как
минимум, двадцати минут два раза в сутки. Оцените ее результаты после трех месяцев практики.
Если ощущения ускользают, но мысли не появляются, позвольте ощущениям уйти и просто
бесцельно висите в безграничных глубинах своего сознания.
Мантры для людей с преобладанием запахового и вкусового восприятия будут работать подобно
вышеприведенной мантре для кинестетиков. Используйте воображение. Не бойтесь смешивать
разные ощущения, соединяйте их удобным для себя образом. Создавайте мантру такой, к которой не
будете иметь интеллектуальных или эмоциональных привязок. Поддерживайте уровень сложности
достаточный для того, чтобы не приходили лишние мысли — пусть в уме не будет ничего, кроме
звука, образа, ощущения, вкуса или запаха мантр. По мере того, как мысли становятся все меньшей
проблемой, упрощайте мантру. Когда она больше не нужна для поддержания чистого безмысленного
существования, позвольте мантре исчезнуть. *
## Кстати о проживании состояния безмысленного существования посредством медитации —
давайте поиграем с эго — и в этот раз пусть это будет достаточно грубо. Расслабьтесь и
получите удовольствие.
Эй, дамы, в чем, по-вашему, причина того, что большинство духовных гуру — мужчины?
Задумайтесь. Сдаетесь? Потому что мужчины рождаются без мыслей в голове и остаются
такими на всю жизнь! Какая бы могла быть иная причина?
Ох, это удар ниже пояса!
Так, спокойно, ребята, я пошутил — поиграл со смыслами. Ну же, в чем проблема? Помните
правило: мир, свет и ненасилие (пока я не вышел).
Что ж, хоть дамы нашли это смешным... Они понимают шутки. **
# Задача тут — научиться управлять своими мыслями и оперативным (действующим) умом, чтобы
получить возможность испытать ощущение своего сознания. Это первый необходимый шаг. Позже,
можно научиться управлять этим сознанием — когда освободите его от исступленной, шумной,
основанной на эго, непрерывной погони за своим хвостом. Не пробуйте начинать управлять
сознанием ранее — это лишь замедлит ваш прогресс. Сначала войдите в контакт с источником своей
интуиции — и следуйте ему. Не гонитесь ни за конкретными, ни за общими результатами. Все
результаты сами должны придти к вам. Если вы пойдете за ними, это лишь замедлит ваш прогресс.
Периодически проводите эксперименты, так сказать, пробуйте пуддинг. Естественный, легкий,
терпимый, мягкий — отличительные черты успешного процесса [медитации]. Стремление к
результатам, стремление к успеху, разочарование, насильно, страшно, предубеждения, ожидания —
это отличительные черты ошибочного процесса медитации, процесса, движущегося в неправильном
направлении.
Экспериментируйте, чтобы выяснить, что лучше всего подходит вам и что наиболее естественно.
Найдя же, некоторое время придерживайтесь этого. Если вмешиваются мысли, мягко отложите их в
сторону как только осознаете, что ваш ум уже не занят одной лишь мантрой. Если мысли продолжают
приходить, немного увеличьте сложность мантры. Если мысли исчезают и не возвращаются,
уменьшите сложность. Никогда не прилагайте чрезмерный усилий. И, самое важное: не имейте
никаких ожиданий и никаких конкретных целей.
Так же важно следующее: не начинайте оценивать то, насколько хорошо или плохо работает ваша
медитация, пока не найдете подходящую вам форму медитации и не попрактикуете ее дважды в день
в течение от трех до шести месяцев — и только потом попробуйте пуддинг.
Не анализируйте, не сравнивайте, а проживайте — это не интеллектуальное упражнение, потому
анализирующий и обосновывающий ум будет лишь помехой. Не навязывайте мантру силой, не
проталкивайте ее, а идите с ней, плывите с ней и позвольте происходить тому, что происходит. Это
мягкое занятие без какого бы то ни было представления о том, каким должен быть результат. У вас
будет достаточно времени для оценки и для того, чтобы распробовать пудинг — когда приобретете
некоторую начальную выучку. Критичность иногда нужна, но не сейчас — вы еще не знаете
достаточно для того, чтоб ваша критичность была продуктивной.
Пусть каждая медитация будет совершенно новым и уникальным опытом. Не давите с целью
повторить опыт предыдущей медитации, который был оценен, как хороший. Пробуйте пудинг через
каждые три месяца. Посмотрите — есть ли измеримые результаты в форме объективных изменений
в вас? После шести месяцев спросите у близких вам людей — заметили ли они изменения в вашем
подходе к жизни? Осознавайте, каково состояние вашего ума и как оно изменяется вследствие
регулярной практики медитации. Приспособьте медитацию к себе. Со временем она должна
становиться легче и действенней. Будьте терпеливы, не торопите процесс — попытки ускорить или
подтолкнуть процесс лишь замедлят прогресс.
Будьте внимательны к тому, что выбираете в течение дня. Исследуйте мотивации и намерения,
стоящие за этими решениями. Используйте свою свободную волю для для того, чтобы изменить ваши
намерения в сторону отдавания, заботы, любви, чтобы сделать их в меньшей степени выгодными
лишь вам. Смещайте фокус с себя, с того, чего вы желаете, в чем нуждаетесь — на то, что можете
дать другим и сделать для них. Точно так же, измените то, куда и как вкладываете энергию
(следующую за вашим намерением) в отношениях и во взаимодействии с другими людьми.
Перед каждой медитацией и сразу после нее (но не во время) исследуйте свои мотивации и
намерения. Вы должны быть последовательны — это очень важно. Когда освоитесь с этой
процедурой, вам будет хватать получаса дважды в день на медитацию и на исследование ваших
решений. Можете выделить на это и больше времени, но значительное увеличение этого времени не
является необходимым.
Если вы постоянно оказываетесь в состоянии раздражения вместо состояния повышенной
осознанности, тогда попуститесь, отступите назад и сделайте перерыв до того момента, пока не
найдете иной взгляд, иной настрой или иное намерение. Попробуйте другую мантру. Возможно, вы
слишком стараетесь. Возможно, вас ограничивают убеждения и страх или недостаток необходимых
смелости и напора. Возможно, вам следует более внимательно прочитать инструкции и тщательнее
следовать им. Возможно, вы пользуетесь техникой медитации, которая вам не подходит. Возможно,
вы еще не готовы. Не переживайте: все происходит в свое время. Нет повода к тому, чтобы винить
себя, разочаровываться — тут вы ничего не потеряли и не проиграли. Продолжайте мягко и
последовательно практиковать процесс медитации и, в один прекрасный день, когда вы
расслабитесь, успех придет и застанет вас врасплох.
Каждый развивается в своем темпе. Никто не упрекает детей за то, что они не взрослые, хоть
большинство детей и хотят скорей поскорей вырасти. Не существует техники, которая позволит
перепрыгнуть через ступени. Вы тот, кто вы есть — примите это с достоинством. Работайте над своей
готовностью — мягко и без каких бы то ни было ожиданий продолжайте практиковать указанные
упражнения. Нет более быстрого пути или пути лучше, чем этот.
Итак, мы видим, что одинаковая рекомендация дается к процессу подготовки к росту, а также к
процессу активного движения по пути роста и к процессу оптимизации своего пути роста. Один и тот
же набор медитационных упражнений оптимально подходит каждому человеку — не имеет значения
ни ваше начальное состояние, ни точка начала пути. Вот почему ежедневную медитацию
рекомендуют всем, кто желает последовать по Пути Знания к духовному росту, к повышению
качества своего сознания. Каждый человек естественным образом получит из медитации то, что
именно ему необходимо для следующего шага. Такая персонализация процесса роста происходит
естественно, потому что в медитации каждый практик попадает в ситуацию взаимодействия со своим
сознанием, в которой может опираться лишь на свои собственные ресурсы. Процесс медитации столь
же индивидуален, как и ваше сознание.
Это работа всей жизни; немало времени уйдет на то, чтобы пустить корни, зацвести и создать плоды.
Результаты будут прямо пропорциональны продуктивно вложенной энергии. К примеру, при
умеренных усилиях, значимые результаты должны стать очевидными в течение срока от полугода до
года. Продолжайте мягко и решительно процесс медитации; в этом нет места спешке, у вас не будет
экзаменов, вам не надо защищать диплом. Возьмите на это столько времени, сколько нужно. У
некоторых получится сразу, у других это может занять много времени. Примите с достоинством свой
случай, все равно, у вас нет выбора. Учитель может лишь поощрить вас к развитию сознания, лишь
помочь вам найти возможности для этого; духовный рост, как и любой рост, является внутренним
процессом и не может быть навязан извне.
Надеюсь, что предложенные упражнения в медитации являются достаточно адекватным ответом на
вашу потребность физически что-то делать для движения в направлении развития сознания. Однако,
предложив медитировать, я мог создать вам новую проблему — «как справиться с раздражением от
того, что никакие действия не могут привести к быстрому духовному развитию?» Люди на Западе не
могут долго удерживать внимание на чем-то одном. Еще сильнее осложняет ситуацию то, что
преодоление сопротивления противоположных систем культурных убеждений, часто требует ярких
результатов. А прогресс в медитации, как и прогресс в игре на музыкальном инструменте, обычно
нарастает медленно, и качественный скачок происходит лишь после регулярной практики в течение
значительного времени. Прогресс происходит в результате накопления множества маленьких
незаметных успешных результатов. Потому будьте готовы к долгому пути и запаситесь терпением.
Люди на Западе, подобно лесным зверям на автотрассе, ослеплены яркими фарами привычных
культурных убеждений и отчаянно нуждаются в каком-то действии, без которого их души станут
жертвами мчащихся автомобилей бездумного конформизма и слепого следования культурным
нормам. Бамс! Шмяк! О, Боже, что случилось! Теперь и вся королевская рать не сможет вернуть
несчастную жертву на путь духовного развития.
Хотя, с моей стороны, несправедливо говорить, что люди Запада как-то особенно ограничены
представлением о необходимости действий для достижения состояния. Большинство людей на
Востоке пребывают в лодке фиксации на действиях. Их лодка может показаться больше и не с такими
высокими бортами, но она такая же ограничивающая. Действие будет одинаково проблемным и
непродуктивным, если его предпринимать из духовно-культурной традиции, или из материально-
культурной традиции.
Теперь вы знаете, какое полезное действие можете выполнять, и у вас есть развернутое
представление об ограничениях и о личном характере этого действия. *
Вы знаете, что и как делать. Если включитесь в этот процесс с расчетом на длительное путешествие
и с серьезной приверженностью нахождению истины, вас ждет успех, о котором вы даже не мечтали.

Глава 24 — Две концепции


Вероятно, предыдущие главы, разрушив иллюзию быстрого и простого объяснения, оставили вас с
уверенным пониманием личной природы реальности и общей с другими людьми и объектами
природы реальности. Теперь, когда у вас появились правильные отношение, взгляды, фокус,
предлагаю вернуться к задаче выработки надежной большой всеобщей теории (Big TOE - в отличие
от малой всеобщей теории, личного представления о мироустройстве). Подходом, наиболее
подходящим при исследовании новых теорий, будет: (1) свести к минимуму количество необходимых
допущений (предположений) и (2) упростить оставшиеся допущения до простейшего возможного
уровня. Прекрасно выразил это Альберт Эйнштейн, сказав: "Величайшая цель всех наук состоит в
том, чтобы логически вывести как можно большее количество эмпирических фактов из наименьшего
количества гипотез или аксиом."
Я думаю что доктор Эйнштейн гордился бы нами - мы собираемся вывести всеобъемлющую
Большую Всеобщую Теорию которая будет в состоянии объяснить все эмпирические факты: разум и
материю, философию и физику, нормальное и паранормальное, сознание и физические объекты -- и
всё это мы сделаем логической дедукцией, стартовав от двух простых предположений. Причем, лишь
одно из двух предположений необычно.
Теоретики могут строить сложные умозрительные построения, но основанию следует быть насколько
это возможно простым. Первое предположение, известное как Фундаментальный Процесс эволюции
-- оно несложно в понимании и находится в области нашего опыта. Второе предположение часто
называется философами и теологами "абсолют" либо "источник"; оно может потребовать от нас
выйти за пределы нашего пространственно ограниченного мировозрения и наших культурных
верований. Как оказалось, этот "единый источник" это просто сознание -- изначальное сознание --
базовая (основная) энергия, являющаяся сутью, средой нашей реальности.
Если от концепции изначального сознания, существующего в форме конечной, но практически
бесконечной, монолитной недифферинцированной формы потенциальной энергии -- если от этой
концепции вы чувствуете дискомфорт, то всё в порядке, так и должно быть. Вам следует сохранять
скептицизм по поводу любого предположения, и следует быть вдвойне скептиком в случае
мистических предположений -- даже, если логика требует наличия хотя бы одного мистического (вне
пределов объективного знания с точки зрения физической реальности) предположения в основе
любой успешной Большой Всеобщей Теории.
Вещами вне объективного знания, с точки зрения ФР, являются по определению вещи, что мы не
можем держаться одинаковых взглядов с устойчивой интеллектуальной властью. Если бы это
понятие находилось в пределах Вашего объективного опыта, если бы Вы могли бы быть
интеллектуально и рационально довольны им, то это больше не готовилось бы как мистический или
метафизический фонд, на котором мы могли построить Большую Всеобщую теорию , способный к
логичному бухгалтерскому учету в течение нашего начала, для ума, а также вопроса, для
сверхъестественного, а также нормального.
Фундаментальный процесс эволюции наряду с исконным сознанием как фундаментальный источник
строительной энергии - эти два основных предположения, на которых базируется моя ВОТ. Все, что
следует, будет логически получено и объяснено от этих двух фундаментальных предположений.
Я не прошу, чтобы Вы верили в правду этих предположений, ни имели веру в их правильность. Я не
пытаюсь начать религию здесь. Это логические подкрепления этой ВОТ. Они - предположения,
утверждения, логическое помещение, на котором построена структура Моей ВОТ. Моя ВОТ - модель.
Ее полноценность и ценность этих предположений, базируются исключительно на ее способности
объяснить данные – период! Пожалуйста, перечитайте предыдущие два предложения достаточно
раз, чтобы выучить их. К концу Раздела 6 у Вас будут намного лучшая идея об этой полноценности
модели действительности и потенциальная правильность этих предположений.
Данные, или “эмпирические факты” в словах Эйнштейна, являются любым и всем тщательно
оцененным опытом или правдой, которую Вы и другие накопили о жизни и природе действительности.
Эти данные прибывают в два типа – личные данные, которые уникальны для Вашего субъективного
опыта и общие данные, которые представляют объективный физический опыт ФР (сфера науки ФР).
Если Ваши личные данные были объективно оценены и не деформированы эго, приложением, верой
и страхом, они могут использоваться, чтобы или подтвердить или лишить законной силы эту модель.
Для этих типов данных Вы - единственный судья, единственный возможный судья. Из-за личного
характера субъективного опыта Вы можете только быть судьей для себя.
Общие данные также важны. Физическая действительность и наука ФР должны быть неотъемлемой
частью любой ВОТ (всеобщая теория) . Мы, в конце концов, в этот момент, взаимодействуем в том,
что появляется вполне убедительно как физическая действительность. Никто не может обоснованно
отрицать важность или необходимость, физического опыта, даже если сознание в ядре. Физическая
действительность и ее наука должны быть необходимой, рациональной, и получаемой частью
Большой Картины. Кроме того, это - взаимодействия, которые имеют место в ФР (как определено
нашим физическим опытом), которые позволяют проверить и измерить объективные результаты
увеличенного качества (уменьшенная энтропия) сознания.
#Это - то, где метафизическая резина встретилась в первый раз с дорогой. То, что я предлагаю в этой
главе, не то, чему я верю, чтобы быть верным. Это не о том, чему я верю о действительности. Это о
модели действительности, основанной на моем опыте и исследовании. Если различие между этими
двумя не совершенно прозрачно, я не общался так ясно, как я должен.
Некоторые могут полагать, что никогда не может быть значительной разницы между двумя – что вера
и субъективное знание - то же самое. Не так. Результаты, объективно измеримые результаты могут
дифференцироваться между двумя. Если нет никаких объективных измеримых результатов, не может
быть никаких основательных или научных заключений. Моя ВОТ представляет серьезную попытку
описать и смоделировать большую действительность, в которой Вы существуете как цифровое
сознание. Если то, что Вы прочитали к настоящему времени, кажется, далеко удалено из
естественной науки, будьте терпеливы. Слияние физики и метафизики, которая является логическим
требованием любой правильной ВОТ, требует существенного второстепенного развития.
С небольшой картинной точки зрения нашей местной объективной причинной связи все нужно
сделать, чтобы привести сильный научный аргумент - это писать соответствующие уравнения.
Математика - просто символическая логика. Ограниченная местная логика небольшой картины ясно
выражена небольшой картинной математикой. В пределах системы причинной связи ФР, если
предположения правильны и математика правильна, результаты будут правильны – именно так мало
картинной физики работает. Большая Картина, отвечая на более общую причинную связь, не может
быть соответственно описана с точки зрения небольшой картинной логики. Я знаю, что это - трудная
парадигма для многих (особенно ученые), чтобы превысить, но логично, что Большая Картина с ее
более общей причинной связью не может быть полностью описана с небольшой картинной точки
зрения. Другими словами, большая действительность (НФР – сознание) не может быть полностью
определена ограниченной местной логикой и знанием, которое принадлежит маленькому
подмножеству (ФР) той большей действительности. Если я мог бы описать ВОТ с точки зрения
небольшой картины (ФР) математика (логика), это не могли бы возможно быть больше, чем немного
от ВОТ. Это - одна из невидимых стен, с которыми Эйнштейн столкнулся со своей неудавшейся
Объединенной Полевой Теорией – он попытался описать Большую Картину исключительно с точки
зрения небольшой картинной логики. По крайней мере, он знал, что была Большая Картина, даже
если он не знал, что она составила супернабор небольшой картины.
Традиционная ослепленная верой небольшая картинная перспектива поддержит старые парадигмы и
сохранит культурную и научную догму, просто отрицая существование большей действительности.
Чтобы быть последовательным, это должно также отрицать или придумать оправдания за, любые с
научной точки зрения утвержденные данные и опыт, которые непосредственно находятся в
противоречии с его верованиями. Это - старая попробованная и истинная голова в песке, торец в
воздушной уловке. Я могу уверить Вас от собственного опыта, что попытка вовлечь эти поднятые
торцы в интеллектуальный разговор часто не производительная – низкий IQ, неприятный запах изо
рта, никакое видение. К счастью, умы могут иногда открываться, и перспективы могут иногда
изменяться с дополнительным опытом, знанием и пониманием
Если вышеупомянутые идеи будут нечетки, будут держаться – то понимание улучшится и станет
ясным, в то время как Вы продолжаете. Эта модель, как любая модель, построена главным образом
знаний и опыта с небольшой догадкой, или теоретизирующий, чтобы связать (объединяют)
различные дискретные данные вместе в последовательное и последовательное целое. Я
приближаюсь к этой модели с непредубежденным скептицизмом, как Вы должны. Если бы я верил в
него, то это ограничило бы мою способность вырастить модель в новых направлениях, поскольку
новые данные накапливаются. Если это заставляет Вас чувствовать себя лучше, я не верю ни одному
этому материалу также.
Я или знаю это как факт (знание) или расцениваю его как наиболее вероятную возможность или
лучшую гипотезу к настоящему времени (основанный на научной информации, доступной мне с этого
письма). Другими словами, эта трилогия представляет предварительные результаты и заключения
тридцати лет моего личного, серьезного, тщательного, научного исследования. Я был сильно
поощрен разделить результаты и заключения моего опыта с Вами. Эти книги - он. То, что Вы делаете
с ним, выходите из него или берете от него, полностью ваше дело.
Модели должны всегда оставаться предварительными, чтобы всегда быть готовым для возможности
дальнейшего развития. Ради аргумента и дать надлежащий кредит тем, кто полагает, что вера и
знание никогда не могут полностью отделяться, давайте получим противоположное представление.
Даже если эта трилогия представляет мою веру и является усилием убедить Вас верить тому, чему я
верю, потенциал, который это поддерживает для Вас, не уменьшен, пока Вы приближаетесь к нему с
непредубежденным скептицизмом и сопротивляетесь принуждению, чтобы или верить ему или не
поверить ему. Есть не разумная, рациональная, или логическая альтернатива непредубежденному
скептицизму.
Моя ВОТ, среди прочего представляет личную карту действительности, которую я исследовал и
объяснения, которые я создал, чтобы иметь последовательный смысл из моих отдельных событий.
Из-за личного характера опыта Ваши события будут несколько отличаться от моих. Однако, Если Ваш
опыт интерпретируется и собирается с научной точки зрения и не создается из веры или страха, то
основная правда, от которой обе из нашей весны событий будут восприняты как то же самое.
Основная правда абсолютная (то же самое для всех) и не является функцией нашего опыта или
нашего существования (или ничей больше). Именно поэтому моя карта, хотя это отражает мою
индивидуальность, может служить ценным гидом для Вас. Хотя местом назначения (Большая
Правда) является то же самое для всех, Вы должны предпринять свою собственную поездку и найти
Ваш собственный путь.
Слово о правде. Много людей думают о правде с точки зрения местной и универсальной правды.
Местная правда может быть относительной. Это может быть в глазу наблюдателя. Это иногда
зависит от перспективы и верований человека. Это не правда, к которой я обращаюсь.
Универсальная или абсолютная правда - то же самое для всех – это бесконечное и неизменное. Пути
к абсолютной правде (Большая Правда) и люди, которые идут те пути, могут так отличаться, что
описание той же самой абсолютной правды, может казаться, очень отличается – особенно от тех из
меньшего понимания. Отдельные интерпретации, как они должны быть, отражение той Большой
Правды в пределах ума и опыта того человека.
Группа подобных (глубиной понимания), но отличающийся (путем, культурой и индивидуальностью)
действительно мудрые и хорошо осведомленные люди рассмотрели бы различия в описаниях друг
друга той же самой абсолютной правды как незначительные и тривиальные. К сожалению, в их
отсутствие, их менее хорошо осведомленные последователи могут фактически убить друг друга по
очевидным различиям, поскольку они соперничают за относительную власть и превосходящую
правильность в их собственных и конкурирующих организациях.
Фактические различия между описаниями той же самой абсолютной правды – после того, как
отличающийся язык, культурные, и религиозные способы выражения удалены – намного меньший,
чем Вы, вероятно, вообразили бы. Это вызвано тем, что все духовные пути сходятся на тех же самых
абсолютных истинах посредством сокращения эго и страха, которые являются основными
генераторами беспорядка и спорности.
Модели могут быть практическим представлением основной правды или процесса. Модель раковины
атома не основана на теории того, почему у атомов, как моллюски, должны быть раковины. Раковины
просто приняты; модель полезна, потому что она объясняет некоторые данные лучше, чем какая-
либо другая точка зрения. Вера в раковинах интеллектуально ограничивает глупость. Что является
атомными раковинами, сделанными из и где делают они происходят из, не разумные вопросы –
атомные раковины - только концептуальные инструменты – они - метафорическое описание
структуры (моделируя) основную действительность.
Моя всеобщая теория также является концептуальной. Мы знаем, что из нашей ограниченной
трехмерной перспективы и локальной объективной причинности...
(Продолжение перевода этой главы – от Полины Козловой)
Мы знаем, исходя из нашей трехмерной перспективы и местной объективной каузальности, что
Большая всеобщая теория, которая простирается за пределы физического, совершенно точно
должна иметь хотя бы одну мистическую опору. Эта мистическая нога должна находиться за
пределами понимания нашей «физической» логики. Как вы помните, такие же логические требования
были необходимы для понимания начал нашей местной реальности (см. главу 18 этой книги).
Каузальность и рациональность требуют, чтобы мы вошли в метафизическое, или мистическое,
королевство (с точки зрения материального мира), там. Где мы выходим за пределы физического.
Существование бесконечного абсолюта кажется одновременно мистическим и расплывчатым с
«физической» точки зрения, но, тем не менее, не является слабостью данной модели. Большая
Всеобщая теория, которая не содержит мистических (с «физической» точки зрения) допущений,
обязательно окажется некорректной или неполной и своей логикой никогда не построит ничего, кроме
ограниченной картины, фокусирующейся на материальном мире. Малая теория всего, ограниченная
причинно-следственностью материальной реальности никогда не сможет вырасти в большую, потому
что закрывается, по определению, на самой себе, от окружающего пространства, необходимого для
охвата данных. Как мы показали, малая модель не имеет ничего сказать по поводу нашего
происхождения или отношений с обстоятельствами начала.
Мы видим, что неразрывно связаны (и являемся придатком), наших начал. Более высокий уровень
объективной каузальности (для которой физический мир – это подсистема) требует, чтобы мы были
твердо соединены с тем, что возникло до нас. Так же, как очень маленький ребенок связан, зависит и
происходит от своих родителей, мы связаны, зависимы и происходим от наших истоков. Включение
этого предположения – за пределами каузальной логики материального мира и является
существенной и необходимой составляющей успешной Большой Всеобщей Теории.
С верующими всех сортов, игнорирующих любой факт, конфликтующий с их догмой,
самоограничивающая, зацикленная на себе слепота веры, становится общей социальной болезнью.
Распространенность явления, как факт, определяет норму и, следовательно, вгляды в любой
культуре. Смысл в следующем: не стоит ожидать нормального или традиционного подхода, чтобы
пролить свет на новые парадигмы. Когда доходит до оценки новых научных парадигм, нужно искать
ответы и оглядываться назад, чтобы убедиться в том, что новое содержит старое в специально
отведенном месте.
Единственная пробелма: даст ли то бесконечное абсолютное, что я выбрал, как моё мистическое
предположение (только с материальной точки зрения) желаемый результат, и действительно ли это
самое простое, самое главное и основное место для нашего начинания. Главный вопрос: могут ли
эти два предположения (существование сознания и процесс эволюции) приносить плоды? Могут ли
дать достаточно широкую и устойчивую логическую базу для поддержания согласованной модели
реальности? Может ли на них быть построена согласованная, честная и прямая Большая ВТ,
отражающая элегантную простоту нашей реальности? Достаточно ли точная и объемлющая это
модель? Есть ли в ней смысл и подходит ли она всем данным? Полезна ли, проактична и дает ли
возможность предсказываний? Вырабатывает ли объективно измеримые результаты? Вот такими
должны быть критерии для вынесения вердикта о правильности и пользе данных двух
предположений. В проследующих трех частях эти два понятия полностью развернуты, так что вы
поймете их и их следствия. После того, как прочитает раздел шестой, окажетесь в гораздо лучшем
положении с точки зрения суждения об эффективности и значении модели Моей БВТ.
Эта модель результато-нацеленная, как все модели. Важный вопрос в том, как хорошо она
вписываеся в современную науку. Настолько же важен вопрос, как хорошо она вписывается в ваши
знания и знания других? Сознание состоит из общей и личной составляющих, следовательно, на оба
вопроса должен быть исчерпывающий ответ. Пока, однако, для вас это не так, что личная сторона
намного важнее для вас, как индивидуума (даже если вы – ученый). Интерпретируйте и используйте
сколько угодно. Модель МБВТ поможет вам понять вашу жизнь, цель, весь опыт, как работает эта
реальность, как взаимодействовать с ней наиболее выгодно.
(4) .
Каждый читатель приходит со своими сведениями – обстоятельно оцененным опытом. Большинство
людей будут подходить к модели исходя из четырех первоначальных условий: первое – у них нет
данных, чтобы поддержать или опровергнуть данную модель; второе – у них есть данные, которые
согласовываются с моделью; третье – данные противоречат модели и четвертое – поддерживают и
противоречат ей.
Позвольте ответить на каждое начальное условие отдельно.
Если у вас нет научной теории или достойных доверия личных или общих данных, с помощью
которых подоти к модели, вам, тем не мене, следует найти их путем исследования провоцирующего
мысль путешествия через гипотетический ландшафт очень необычного, но согласованного и
разумного предположения. Без данных всё будет только предположением; однако, МБТВ предлагает
набор полезных карт, которые могут провести вас к дальнейшей эволюции существования и лучшего
понимания мира вокруг. Возможно, интеллектуальное или логическое принятие прдели поможет
эффективнее оценивать и понимать бкдкщие данные, которые, без сомнения, найдутся теперь, когда
ваш разум открыт возможностям.
Если эта модель соответствует вашей информации, то даст рациональную структуру вашему опыту,
контекст, в котором весь ваш опыт имеет смысл. Мы можете либо развить свою первоначальную
теорию, либо создать новую. Любой выбор может потенциально перенастроить или вывести в другом
направлении путь жизненного роста. Если ваши сведения ясно и прямо конфликтуют с данной
моделью, то следует продолжать в намерении понять свою собственную концептуальную модель
более ясно, так что вы будете в состоянии лучше защитить себя от заблуждений кое-каких питающих
иллюзии дураков, с которыми делите планету.
Если некоторые из ваших данных поддерживают модель, однако есть и те, которые с ней в
конфликте, это, скорее всего, приведет к путанице. В этом случае нужно очень внимательно
отнестись ограничениям ваших убеждений, переоценить конфликтующие данные, спланировать
получение дополнительных данных, кроме того, держитесь своего оружия до тех пор, пока не
добудете ясного доказательства и опыта.
Следующий совет всем читателям, вне зависимости от их начальных условий: во-первых, всегда
держите ум открытым и оставайтесь скептичными (две общие черты всех великих ученых и
исследователей; во-вторых, не сползайте в область удобных и близких выводов, не делайте выводов
из веры или страха; в-третьих, пока намечаете свою БТВ, развивайте какие-то идеи про
дополнительные данные, которые может потребоваться собрать и как; в-четвертых, начните
программу по сбору данных, нужных для развития желаемых знания и понимания.
*
Вы всегда можете передумать, вне зависимости от первичных условий. Видится ли вам эта трилогия
верой, знанием, предположением, фактом, либо их комбинацией, это целиком и полностью функция
вашего восприятия (веры, знания, опыта). Если вы «нормальны», то твердо убеждены (сознательно
или подсознательно), что ваша точка зрения и суждение почти безупречны. Постарайтесь не
ограничивать себя. Придерживась отношения открыто скептицизма, вы снизите риск нечаянного или
намеренного отсечения себя от системы решений, содержащих истину. Теперь, когда вы
ужедостаточно хорошо подготовлены, давайте вернемся к работе. Начнем с самого сложного
понятия, мистического с точки зрения материальной реальности. Это понятие предполагает
существование кажущегося (не обязательно действительного) бесконечного чего-то. Единство
универсального, чистого, без различий. Этот кажущийся бесконечным ресурс нашей большей
реальности не имеет различимых границ, краев или пределов (как если бы плавать в совершенно
спокойном океане). Это недиферренцированное часто называют «Все то, что», «Единое», «Пустота»,
«Большой Чувак Начала» и прочими похожими философскими описаниями. Оно представляет собой
фундаментальное ядро существования, очень близкое понятие для разнообразных религий и
концептуализаций. Абсолютное ничто, всеобъемлющее, и всё же существующее за пределами
нашего пространства и времени. Это одновременно всё (потенциально) и ничего (не-вещественное,
без различий или ограничений).
К сожалению, именно так мы, трехмерные создания, должны выражать это понятие. В свете нашей
потребности в объективности это понятие не особенно удовлетворительно. Оно звучит так же
загадочно, как и искривление пространства-времени для не знакомых с базовыми математическими
понятиями теории относительности. С более широкой перспективы оно так же реально, как лунные
камни. «Загадочное» в данном контексте означает «за пределами наших личных и общественных
возможностей объяснить в контексте материального мира». Так, чтобы объяснить что-то вроде
реальности-надсистемы материального мира, нужно не бояться исследовать метафизическое, а
также всерьез научно рассматривать кажущееся мистическим. Это – единственный вход в бóльшую
реальность, позволяющий взглянуть из-под культурно-научно-каузальной повязки на глазах.
Если исследование концептуальных гор и болот метафизической и физической мысли на данный
момент все еще неудобоваримо или вы убеждены, что оно непродуктивно, продолжайте чтение.
Позже в части 3 (главах 13 и 14 второй книги) и части 5 (глава вторая третьей книги) мы обсудим
некоторые вопросф науки и философии, которые могут расширить вашу перспективу до уровня, когда
вы почувствуете себя более комфортно как часть бóльшей картины. К сожалению, многие
рефлективно трясут головой и вращают глазами, когда слышат слова «мистика» и «метафизика» – им
стоит пересмотреть ограничения их основных предположений и убеждений.
Каждый из нас должен делать продолжительные усилия для поддержания ума открытым, избегая
ограничивающих убеждений и повышая интеллектуальную храбрость до уровня, где мы можем
искренне исследовать новую и неизведанную территорию. Бдительность и бесконечные усилия
являются непременными условиями интеллектуальной свободы. Мысль несвободная – просто
вероотражающая машина, бесконечно расходующая впустую мысленную энергию. Вера и страх –
единственные путы ума, в то время как безусловная любовь и открытый скептицизм – его
освобождение. Откройте себя возможностям и оставайтесь скептичными. Даже если это
путешествие возвращает вас к точке, из которой начали, время будет потрачено не впустую.
Произойдет обдумывание Большой Картины, определены понятия, созданы возможности, открыты
перспективы, переоценены старые выводы и глупые идеи развенчаны.
Как обитатели Плоского мира вы должны научно проанализировать свой субъективный опыт, чтобы
понять, что находится за пределами материального мира. Метафизическое понятие о бесконечном
неограниченном единстве, одновременно древнее и современное, – очень полезная идея, даже если
она обескураживающее нечетка. Из-за ограниченной природы материальной реальности совершенно
естественно отсутствие возможности набросить интеллектуальную сеть на эту идею. Большое
понятие, встающее перед лицом наших наиболее священных догм: каузальности и объективности.
Нет смысла в страдании. Даже если вы были бы блистательны (вообще-то, я уверен, что вы
блистательны – это я обращаюсь ко всем другим), это все равно была бы нечеткая идея. Не
отчаивайтесь: наша трехмерная природа обитателей пространства-времени – быть отсоединенными
от объективного смысла бесконечного абсолютного единства.
Я не говорил, что это абсолютное единство существует везде. Пространство в этом понятии пока не
существует. Место, даже приблизительно, еще не определено; «везде» в данном контексте не несет
смысловой нагрузки. Я также не говорил, что это изначальное сознание было всезнающе, всеведуще,
самоосознанное или даже смутно интеллектуальное, нет. В данной точке эта рудиментарная форма
сознания не способна к созданию или удержанию единой согласованной мысли. Вообразите
огромную неструктурированную, но поддающуюся структуризации форму потенциальной цифровой
(потенциал, который может быть организован с большей пользой) энергии.
Скоро вы узнаете, что абсолютное неограниченное единство (АНЕ) не бесконечно. А также оно не
является абсолютным и неограниченным, а только кажется таковым с ограниченной точки зрения
материального мира). Так же, название АНЕ неправильно, я использую его из-за того, что оно близко
многим читателям. С точки зрения стратегии кажется лучшим для общения начать со знакомого
понятия и разрабатывать его, чем объяснять альтернативное (незнакомое понятие) в общих
терминах.
# Третья логическая возможность (начать с незнакомого понятия и объяснять его в терминах еще
более незнакомых концепций) зарезервирована за умудренными университетскими профессорами,
физиками и другими специалистами, которые пытаются выделиться, подчеркивая превосходство их
знаний, мощно впечатляя меньших, вроде вас и меня.
Эта трилогия не усложнена, возможно, это уже заметно; единственное большое слово, которое я
знаю, это «бифуркация», разделение надвое, и я его уже использовал в главе 17 этой книги. Так что с
этим всё, больше я ничем не могу впечатлить. Из-за того, что мы используем юмор, чтобы очертить
несколько знакомых стилей общения, я был бы небрежен, если бы я также не упомянул законников и
политиков, которые объясняют простые и знакомые идеи в наиболее сложных и извилистых терминах
в целях создания иллюзии, что у них есть специальные знания, которые критически важны.
Суть в том, что существует много стратегий общения, каждая разработана для специальных личных
нужд и целей, и эти стратегии определяют не только, что и как вы говорите, но и то, как вы это
слышите и понимаете.
Ваша цель и потребность диктует коммуникационную стратегию в независимости от того, передаете
вы или получаете. Подумайте об этом. Открывает или закрывает вас ваша стратегия касательно
восприятия и понимания понятия вроде АНЕ?
Для общения нужны двое, каждый со своим набором фильтров на выходе и входе. Получатели
(слушатели, зрители, читатели) вроде бы пассивны по роли, но это не так. Сожнательно или нет, они
накладывают отпечаток на каждое входящее данное для последующей интерпретации этого опытного
данного под стать удовлетворяющего их теперешнего мировоззрения. Без сомнения, внутренний
доктор-перевёртыватель делает вас уверенным и защищенным в системе ваших знаний о том, как
работает этот мир и люди в нем.
Эта тема будет поднята еще раз с совершенно другой перспективы в обсуждении эго в главе 8 книги
2. Я хотел бы, чтобы вы сделали усилие, чтобы избежать интерпретаций во время слушания, которые
приводят к изменению результата под влиянием фильтров.
Я в конце концов нарисую подробную и качественную Большую картину для вас, но если ваши
убеждения искажают ее или фильтруют, то ваше сознание никогда не получит возможность оценить
ее общее значение или личную ценность.
*
Вам следует положиться на открытый скептицизм, чтобы совладать с предполагаемым
переключением передачи из-за полученного сигнала. Слово «бесконечное», использованное для
практического описания абсолютного единства, не относится к размеру в пространстве. Это
относится к тому, что мы, трехмерные люди, не ощущаем напрямую; возможно, понятие кажущейся
бесконечности, потенциально связанное с понятием совершенно пустого разума, подведет вас ближе
к тому, к чему мы стремимся. Ни пространство, ни время ещё не изобретены. Я дойду до этих умных
и необходимых изобретений позже, гл сначала нужно развить понятие этого кажущегося
неограниченного.
Понятие кажущееся бесконечного АНЕ – это только половина составляющих, которые нам нужны,
чтобы вырастить новую Большую всеобщую теорию. Остающийся ингридиент – то, что я зову
«фундаментальный процесс». Это базовый процесс эволюции, повторяющийся узор проб и ошибок,
внезапных изменений и выбора, случайных событий и вдохновленного поведения, которые делают
возможной эволюцию с результатами. Прогресс определяется, как изменение лица или групп лиц
(или и то, и другое) в сравнительно лучшую, сильнейшую, более действенную, способную и успешную
сторону, в соотношении с внутренним и внешним окружением.
Лицо – хорошо определенная, самосодержащая (ограниченная) взаимодействующая система. Это
может быть атом, молекула, камень, технология, компьютер, червяк, обезьяна, человек, организация,
город. народ, планета или индивидуальное нефизическое сознание. Взаимодействие лица с его
внутренним и внешним окружением ограничено тем, что эти окружения будут поддерживать,
вдохновлять или от чего отговаривать. Таким образом, ограничения, отражающие требования
внутренней и внешней сред, определяют критерии продуктивности и являются источником
эволюционного давления, которое двигает каждое развивающееся лицо вперед. Когда я описываю
эволюцию, как императив, двигающую силу, которая толкает лицо по эволюционному пути, как
давление или двигатель перемен, помните, что я говорю о самовозникающем естественным
процессом, который представляет, как само-изменяющаяся система или лицо взаимодействует с его
внутренним и внешним окружением. Когда базовый процесс применяется к сложному лицу, то
подталкивает его вперед к состояниям внутренних и внешних состояний бытия, которые дадут
наибольший и немедленный результат. Это движение – результат внешнего и внутреннего давления.
Изменения (эволюционное движение), происходящие из совокупности результатов динамических
взаимодействий между индивидуальностью и всем остальным, формируют в целом внешнюю
окружающую среду. Эволюционное движение, возникающее из внутреннего давления, может
рассматриваться, как совокупный результат выборов, которые это лицо делает, по отношению ко
всем доступным внутренним конфигурациям и возможным состояниям бытия.
Люди, генетически создающие лучших людей, являются одним из примеров эволюционного
дивжения, вызванного внутренними давлеющими силами. Страх, эго, любовь, цель, стресс,
удовольствие, рост, удовлетворение, амбиции, саморазвитие, уверенность, чувство собственного
достоинства и социальное взаимодействие – только некоторые из внутренних ограничений,
создающих эволюционное давление. Внутренняя физическая среда (по отношению к телу) может
таже давить на подсистемы (внутренние органы) и отдельные ткани в намерении измениться, развить
индивидуальную или общесистемную эффективность.
Сознание в первую очередь развивается, отвечая на внутреннее давление, простые биологические
системы – в ответ на внешнее. Внутреннее и внешнее давлеющие могут взаимодействовать и влиять
дург на друга.
Индивидуумы стремятся к наибольшей производительности, группы независимых личностей могут
развиватья вместе, взаимодействуя в формировании большей системы или экосистемы.
Взаимосвязанные системы создают бóльшие системы (такие, как земная биологическая экосистема и
солненая система). Ничто не обособлено – все взаимодествует с точки зрения более высокого уровня
организации. Это относится ко всем развивающимся системам и системам систем (животным,
растительным, минеральным, технологическим или оргнизационным) и к подсистемам систем
(включая ваш мозг, желудок или компьютер в сети), и к подсистемам подсистем подсистем (кровяные
и костные клетки или микропроцессор) и так далее и тому подобное (части клеток и транзисторов,
затем молекулярные и атомарные уровни).
Все в пределах системы развивается вместе, слой за слоем, в одной большой паутине
взаимодействия. Все системы существуют, выживают и процветают в силу местной экологии, которая
определяет, как взаимодействуют их разнообразные внутризависимые группы. Сознание, земля и все
существующее на ней, правительства и Интернет – всё развивает собственную поддерживающую
экологию. Для понимания динамики этих систем, человек должен сначала разобраться с экологией
каждой системы. В части 5, где мы обсуждаем эволюцию, как фрактальный процесс, вы найдете тот
же базовый эволюционный процесс снова и снова на каждом уровне реальности (физическом и
нефизическом). Вы убедитесь, что Фундаментальный Процесс движет наимельчайшие субатомные
частицы к популяции состояний, им доступных, и он же ведет к нашей системе (НС), выделяющей
несколько вероятных реальностей, содержащих множественные вселенные с нематериальной
реальностью # Еще одна короткая ссылка, требующаяся теперь для определения двух важных
повторяющихся понятий. Понятие «наша система (НС)» часто используется в этом разделе как
дескриптор высокого уровня для бóльшего «места», в которым мы живем (НС обсуждается более
подробно в главах 7–9 книги 3). НС определена как ФР (наш физический мир) плюс подсистема НМР ,
которая взаимодействует с ФР. Здесь уточненная аббревиатура НФР просто представляет собой
особенную подсистему НМР.
Если пока путаетесь в терминологии, не сомневайтесь: позднее станет ясно. А пока всё, что вам
нужно знать, что НС – это наша домашняя реальность (система реальности, в которой мы главным
образом взаимодействуем. НС состоит из интерактивных элементов, одновременно физических
(живые существа, информация, энергия, физическая материя, организации, физические законы,
формы и различные твари).
*
Второе понятие к обсуждению – энтропия. По моему мнению, большинство читателей не особенно
близки с понятием и значимостью энтропии (слово, которое проходит через всю трилогию).
Действительно, я начинаю использовать слово «энтропия», начиная с конца главы 21 (я надеялся,
что вы не будете возражать против отдельного употребления словечек физиков). Однако, с этих пор,
вы узнаете об энтропии больше; соответственно, настало время быть более полезным. Эта ссылка
теоретически сохранит время на поиски расшифровки слова «энтропия» в общих чертах, без лишней
технической точности.*
## Я говорю «теоретически», потому что сегодня почти никто не беспокоится о том, чтобы
действительно что-то поискать. Мы всегда в в спешке, независимо от того, сколько есть времени,
испытывая потребность постоянно нажимать на это, нужна эта информация или нет. Поверхностное
понимание часто предпочтительнее задержки или прерывания (обходные пути попросту надоедают,
не считая возможных дополнительных проблем).
Перед тем, как я вернусь к задаче по объяснению энтропии, давайте совершим прогулку по этой
кроличьей норе и посмотрим, как вы можем узнать, как лично мы связаны с информацией, как влияет
на нас изменение Западной культуры, находящейся в процессе революции электроники и
информационных технологий. Культурные преобразования при переходе из промышленного в
информационный век, касаются того, кто и что мы есть, и того, как и что для этого мы делаем. С
изменением способов и отношений меняемся мы и наша реальность.
От радио к телевидению, к видеоиграм, к компьютерам, эволюция массовой электроники изменила
образ человеческого мышления и общения. Большинство из нас, как дети, смотрящие улицу Сезам:
нам нужна постоянная стимуляция или постоянная подача или наше внимание блуждает и наступает
скука. Для электронного поколения, паузы на обдумывание становятся ненужными перерывами, и
серьезные размышления становятся почти невозможными. Под давлением эволюционного мандата
«Используй или потеряешь» глубина и качество мысли быстро становятся ненужными и
устаревшими.
В погоне за краткосрочными целями в нашей профессиональной жизни и постоянными
развлечениями и стимуляцией в нашей личной жизни, концентрация нашего внимания становится
недолгой, поверхностность доминирует в наших психических процессах.
Я понимаю: мы все в одной лодке, – это особенность западной культурны. Так электронные
развлечения и коммуникационные технологии повлияли на наши умы и, следовательно, наше
восприятие реальности. Наша ограниченная реальность постепенно становится шире и мельче.
Экология нашего ума меняется от местного озера к глобальному болоту.
Чтобы завершить цепочку причин и следствий, следует отметить, что качество и значение того, что
коммерческие медиа и книжные производители выпускают для чтения, как правило, поверхностное,
нетрудное, так что если не хватает нескольких слов здесь и там, существенной разницы нет.
Предположи и придерживайся – стратегия экономии времени, всегда неплохо работающая, потому
что все, что пропущено, по определению является неизвестным и не стоит усилий.
**
Наш опыт подсказывает нам, что то, чего нам не хватает, можно легко предположить из контекста
того, что мы получаем. Поиск наиболее продуктивного и эффективного соотношения полученное-
пропущенное позволяет нам обрабатывать огромное количество в значительной степени
несущественной информации, которая нас постоянно бомбардирует. В наш информационный век,
просматривание вместо чтения является тактикой выживания. Рассчитанное опускание случайных,
сложных или колючих частей содержания в конечном итоге становится вполне оправданным
повторяемым методом, что, в конечном счете, приводит к исключению гораздо большего, чем
несущественные детали. # # # В практическом смысле, все, что мы определяем, как неуместное,
быстро становится таким. Вам не пропустить то, чего не знаете, следовательно, все, что лежит за
пределами обозрения, казалось бы, не имеет к вам никакого отношения. Вот почему неграмотных
мало заботит образование, они не знают, что пропускают. Необразованные не знают или не ценят
глубокий смысл существования необразованными. Факт жизни: последствия ваших добровольных
ограничений может увидеть и оценить только кто-то еще, кто их не разделяет.
Если вы хотите расширить парадигму, которая составляет ваше мировоззрение, наиболее важный
вопрос: «Кому ты позвонишь?» (см. главу 23 этой книги). Делать выводы, опираясь на консенсус
людей, которых уважаете и с которыми себя ассоциируете, – особенно рискованное дело, потому что
вам нравятся люди, которые похожи на вас – люди, со своими убеждениями и ограничениями.
Среди подобных чувствуете себя уверенным, цельным и самонадеянным, они подтверждают
обоснованность вашего понимания и правильность видения. Вы делаете тоже для них. Они
определяют ваше окружение или социальный блок на всех уровнях социальной организации.
Разрешите сделать дикое предположение: когда я смотрю в свой хрустальный шар, то вижу, что вы и
ваши лучшие друзья знаете практически все, что действительно важно знать. Более того, получается,
что вы и важе ближайшее окружение наделены отличным пониманием (наверняка лучшим, чем
остальные) правды и лжи, лежащих под поверхностью большинства событий и действий. Я
правильно угадал? Вы не одиноки. Почти со всех строн по поводу любого вопроса (включая
отморозков и фанатиков всех сортов) думают точно так же.
***
«Эй, я прекрасно себя чувствую так, как есть; что страшного в отсутствии некоторых знаний?
Большом невежестве? Огромном? Более важная правда находится за пределами моего обзора?
Фигня! Это невозможно! Это, должно быть, о ком-то другом. Это люди более низкого сорта, чем я, я-
то знаю, что происходит на самом деле».***
.
## Изучение непонятных слов, понятий или явлении совершенно точно определено непрактичным
занятием занятыми людьми, которые сфокусированы на внешне практичную и развлекающую
информацию. Хватит обвинять медиа: они производят то, за что мы готовы платить. Мы ценим
быстрое, удобное, развлекающее, легкое, практичное, приятное или хорошо оплачиваемое. Что ещё?
Для большинства из нас – это трудный вопрос, честный ответ на который либо «пустое множество»,
либо исключительно короткий перечень.
Управление временем, концепция, рожденная в Промышленном веке, становится критичной в Веке
информации. Если мы не спим, то очень, очень заняты и в жарком ожидании того, что бы ни было
дальше. Большинство из нас расценивают настоящий момент как мост в будущее. Из-за жизни в
спешке существует тенденция путать жизнь, значение и цель с движением. Суть в том, что решения,
которые мы принимаем (что автоматически нас определяет), происходят целиком в настоящем
времени.
**
Говори об окольных путях! Эта ссылка содержит ссылку, которая, в свою очередь, содержит ещё одну
ссылку, заставляет думать в множественных слоях. Нужно выбираться, пока мы оба не потерялись и
не решили посмотреть вместо этого ТВ.**
# Энтропия – термин физики, изучаемый в разделе термодинамики, и именно поэтому не
встречается в вашем ежедневном обиходе. Тем не менее, из-за серьезного смысла, естественно,
известен во многих технических и философских кругах.
Физические системы выводят свою энергию. Если новая энергия не вливается в систему, энергия,
доступная системе, в конечном итоге иссякнет. Всё, как, например, новая батарея, имеет срок
годности. Ограниченный заряд энергии (как у батарейки в фонарике или в топливном баке),
являющейся энергией работы, либо используется, либо, с истечением срока годности, теряется. С
другой стороны, все исходные высокоорганизованные и структурированные атомы и молекулы, из
которых состоят автомобиль и топливо, а так же новый аккумулятор преобразуются (после или во
время работы) в новые, менее организованные наборы атомов и молекул (включая дым, пар, свет,
тепло, стершиеся части покрышек, промасленная металлостружка), которые больше не могут
выполнять такую же работу, как вначале. Мы говорим о полном использовании ресурса, хотя в
действительности произошло изменение в менее структурированную и полезную форму, такую, как,
например, рассеянное внутри системы тепло.
Любая закрытая физическая система со временем обязательно использует топливо или заряд
аккумулятора и будет енспособна выполнять работу, потому что даже в случае неиспользования со
временем происходит испрарение и разложение. Мы говорим, что энтропия закрытой системы
возросла. «Закрытой» значит, что ничто не было добавлено или извлечено из системы, те же частицы
и сумма энергии оставались в системе до и после. Хотя общая сумма энергии должна оставатсья
постоянной, она постоянно, спонтанно и седленно меняет форму со временем (естественно
дегенерирует или стареет), так же, как и по случаю (включение фонарика или подача топлива)
достаточно быстро. В конце концов, так или иначе, доступный потенциал батареи или полного бака
становится сравнительно бесполезным однообразным набором вышедшего газа, радиации и тепла.
Изменение в энтропии – мера энергии, которая сейчас (по сравнению с более ранним состоянием)
более недоступна для работы. Соответственно, энтропия – мера беспорядка внутри нашей
гипотетической системы (меньше организованности и меньше структуры среди атомов и молекул во
взятой закрытой системе). Большая энтропия ознчает больше беспорядка и меньше доступной к
использованию в работе энергии. И наоборот, меньшая энтропия означает меньший беспорядок
(больше порядка и структуры в системе) и что больше энергии доступно для работы.
Второй закон термодинамики заявляет: средняя энтропия физической вселенной (при изначальном
допущении, что она закрыта) должна со временем возрости. Это означает, что вся материя и энергия
вселенной перейдет в состояние инертной однообразности – совершенно ничего не останется от
теперешней вселенной, кроме ионов водорода и элементарных частиц.
*
Не бросайтесь в пот, всё еще есть время закончить МБТВ и построить свою, пока Вы не разложились.
Вселенная, настолько толстая, как наша, требует долгого времени на рассоединение. Светлая
сторона: во-первых, в физическом мире не может быть закрытой системы, и, во-вторых, солнце
взорвется и испарит нашу планету задолго до того, как вселенная превратится в гомогенизированный
суп из простых частиц.*
.
По эти двум понятием вы получите подробную информацию позже. Для целей этой части нужно
только понимание, что все вещи и вещественные системы находятся в активном процессе изменений
(животные, растительные, минеральные, технологические, организационные) и что основной процесс
является базой этих изменений. Полезность определяется степенью немедленного успеха единицы
(объекта) в условиях эволюционного давления, созданного ограничениями внутренней и внешней
сред. Это относится и к единице, состоящей из индивидуальной системы или комплекса связанных
неодинаковых индивидуумов.
Не-живые и не-растущие вещи (как атомы урана, органические молекулы, жилой дом, камни во
дворе) обычно движутся в сторону состояния минимальной энергии. Когда не-растущие единицы
совершают естественное, спонтанное или эволюционное изменение состояния, наименьшее
доступное энергетическое состояние определяется как самое полезное в ближайшем будущем.
Большая часть физической материи на и в планете, попадает в эту категорию. Таким образом,
физическая материя шаг за шагом идет по пути к ещё более низкоэнергетическим состяниям,
увеличивая энтропию в процессе. В случае неживой материи естественное спонтанное изменение за
счет взаимодействия с его внутренней и внешней средами (эволюция), распад и возрастание
энтропии связаны и двигаются вместе в одном общем направлении.
Для растущих вещей (предметов в состоянии становления) типично естественное и спонтанное (по
крайней мере, на какой-то ограниченный период времени) уменьшение энтропии. В
противоположность, энтропия не-растущих вещей всегда естественно возрастает. В ФР растущие
вещи в конечном счете зависят от не-растущих, таким образом претворяя в жизнь мрачный прогноз
второго закона термодинамики. Мы обнаружим, что в пространстве-мысли, где существует АНЕ, как
неясное сознание, нет физических вещей и всё имеет потенциал к росту. В пространстве-мысли
поиск самого низкоэнергетического состояния никогда не является целью. Наоборот, для системы
сознания наиболее полезное следующее состояние – то состояние, которое уменьшает энтропию.
Другими словами, эволюционное изменение внутри сознательной системы выгодно для этой
системы, если ведет к уменьшению ее энтропии.
Существует естественная тенденция единицы принимать решения или эксплуатировать либо
поддаватсья изменениям, которые двигают единицу навстречу ее эволюционным целям. Так,
навстречу более выгодной конфигурации или взаимно обогащающему устроению, для физической
материи – навстречу к низкоэнергетическому состоянию (более высокой энтропии), а для сознания к
состоянию более низкой энтропии (большей полезной энергии). Основной процесс исследует все
возможности для изменения, затем неразрывно и статистически двигает каждый объект, каждый
набор подобных объектов (например, вид или поле, полное камней), или каждый набор наборов
разнообразных объектов (сообщество или экосистема) к его непосредственных цели, продолжая
развивать победителей. Основной процесс эволюции – рекурсивный процесс, который строит слой за
слоем взаимозависимые организации и структуры: процесс, который повторяется и наслаивается сам
на себя в самых разных масштабах и уровнях взаимодействия.
Позвольте мне снова предупредить: не смущайтесь, когда другие глаголы использованы в
предложении, где в качестве предмета фигурирует основной процесс. Данный оборот речи просто
удобен и лаконичен в описании динамики эволюционных изменений. Основной процесс – простой
естественный процесс, а не активный ощутимый управляющий роста, который может использовать
глаголы действия, чтобы достичь какой-то поставленной цели.
Каждый развивающийся объект стремится стремится ко всем открытым возможностям, которые
может использовать. Вклад в победителей продолжается в тех направлениях, которые дают
наибольшую пользу, не решением разума, а путем проб всего, что работает (содержит
сиюмоментную ценность для объекта), для развития, оставляя нерабочее (проигравшее) за бортом.
Это естественная выборная деятельность, идущая изнутри развивающегося объекта, не разумная
активность или прямой ответ на внешнее воздействие основного процесса. С этих пор, когда вы
читаете о том, что основной процесс делает то или это, или способствует чему-то, или еще что-либо,
будет понятно, что имелось в виду, не так ли?
Этот же основной процесс, примененный к наземным биологическим системам, производит
эволюцию, которую изучают в школе. Примененный к сознанию, он дает другие результаты, потому
что сознание и его среда другие, но идея одна и та же, тот же проесс ведет к более общему
пониманию.
Основной процесс так же ведет вперед к изменениям в орагнизациях и технологиях. Все виды
технологий развиваются, от постройки сложных гнезд насекомыми, птицами и млекопитающими до
транпортных, медицинских, сельскохозяйственных, медиа и сетевых, компьютерных технологий
человека, начиная с прошлого столетия.
, .
За развитием технологии следует подобный основной процесс: он идет по доступным направлениям
(нуждам, использованию, приложениям), развивая победителей и отсеивая проигравших.
Эволюционное давление, определяемое критерием полезности, исходит из ограничений полезности,
технико-экономических, маркетинговых ограничений, экономики и бизнеса. Полезность может быть в
буквальном и переносном смыслах. Технологическое развитие (развитие технического объекта) –
точно такое же, как развитие любого объекта. С развитием технологии объект производит и
увеличивает богатство и сложность возможных будущих состояний, создающих больше
эволюционных возможностей для новых или улучшенных технологий. Технологического
эволюционное давление рождается из внешних экономических факторов, состоящих из набора
материалов, условий поставки, распространения, спроса и цены, так же как из внтуренних факторов
технико-экономического характера, проектирования, инжиниринга, снабжения запасными частями,
производства, качества, ценообразования и финансов. Изменения и новые технические лица могут
казаться быстрыми и недолговечными, но все они построены на базе знаний или генетического пула
более ранних технических объектов. Основной процесс работает так же со всеми видами объектов:
физическими, нефизическими, человеком, насекомыми, бактериями, молекулами, реками, горами,
камнями, организмами, нациями, сознанием, автомобилями, или компьютерами. Различия в
эволюционных моделях среди животных, организмов, сознания, и технологий сводится не к
различиям в эволюционном процессе, но, скорее, к разнообразию лиц и в различных средах и
ограничениям, которые определяют критерии их прибыльности.
Это фундаментальный процесс призвал жизнь и другие виды развивающихся систем или объектов (в
том числе технологические, организационные, социальные и т.д.) течь в любую нишу или
конфигурацию, которая может прибыльно их поддерживать. Для сознания, живых организмов,
организаций и технологий динамическое повторяющееся воспроизводство основного процесс
эволюции представляет статистически естественную склонность сущности, организма, вида, или
комплекса взаимосвязанных населяющих субъектов вырасти и стать всем, что наиболее выгодно с
точки зрения каждого организма. Более простые лица иногда объединяются вместе для создания
более сложных объектов и систем, которые являются более мощными, и, таким образом, более
выгодными для всех участников.
Группы объектов могут развивать взаимовыгодные отношения и зависимости, так как делят
синергетическую интерактивную среду. В конце концов, после большей интеграции, общий вид
становится более значительным, чем каждая часть системы (развивающейся с развитием частей) по
отдельности: они становятся одной сложной вещью. Далее идут системы систем и так далее, с
нарастанием сложности, специализации и и порядка организации (уменьшением энтропии), становясь
прибыльными. Сознание, аллигаторы, правительства, планета Земля и интернет развиваются
одинаково. Конкретные составляющие сущего и сознательного будут разобраны далее в этой части.
Короче говоря, основной процесс исследует все имеющиеся возможности на всех уровнях, и
инвестирует более значительные средства в то, что на самом деле возвращает больше прибыли. В
углеродно-базирующейся биологии оценка прибыльности традиционно основывалась на выживании и
размножении. Биология Земли представляет собой частный случай воплощения гораздо более
общего эволюционного процесса. Например, для неживых и не-растущих объектов наиболее
выгодным является низкоэнергетическое доступное состояние – самое простое и дешевое в
достижении. Последовательность подобных потенциально доступных низкоэнергетических
"вариантов", созданная неодушевленными сущностями по пути наименьшего сопротивления,
определяет пусть меньшего сопротивления, которому объект следует, если влияние внешней
энергии не вынуждает его поступить иначе. Именно поэтому атомы распадаются, ваш дом нуждается
в постоянном обслуживании, и камни скатываются с холма.
Даже самые простые формы физической активности следуют эволюционному шаблону выбора и
прибыльности. Радиоактивный атом распадается, а срок годности батареи истекает согласно
основному процессу. С другой стороны, атом изменяется до более высокого энергетического
состояния, песок превращается в песчаник, и горы выталкиваются вверх вдоль линий разломов из-за
ввода и поглощения внешней энергии. Даже в этех случаях объект плюс поглощенная и
нераспределенная энергия выстраиваются в наиболее доходные минимально-энергетические
конфигурации.
Фундаментальный процесс эволюции Большой картины (или основной процесс, для краткости)
заключается в следующем. Объект начинает из любого пункта (уровня) существования или бытия,
распространяется во все имеющиеся доступные потенциальные возможности, открытые для
существования, и, в конце концов, выбирает только состояния, являющиеся немедленно выгодными,
позволяя другим состояниям проходить мимо. Тогда успешные состояния многократно прогрессируют
к логическим исходам путем зондирования новых возможностей и ограничений. Пока есть выгодные
возможности, процесс продолжается и объект развивается. Кроме того, промежуточные состояния
могут генерировать (ветви или семена) новые состояния. Состояния, которые больше не содержат
потенциал (не поддерживают) для прибыльного роста, могут сохраняться или перестраиваться с
другими, с которыми они избыточны. Сейчас мы применим понятие основного процесса к
предполагаемому АНЕ. Первый этап процесса заключается в распространении потенциала объекта
для существования или бытия на все значительные возможности (доступные состояния). Кажущееся
(но не действительное) бесконечное, абсолютное, неограниченное, неразграниченное совершенно
очевидно может найти новые потенциальные состояния бытия или возможности существования
путем изменения его неразделенного единства, т.е. наиболее непосредственно и легко
взаимодействовать с собой. Вдобавок, из-за того, что в этом месте нашего рассказа АНЕ –
единственная вещь, которой мы постановили быть, логически необходимо, чтобы она
взаимодействовала только сама с собой.
Вдобавок, они сознают себя (внутреннее- или самосознание, например, голод/сытость,
увлажнение/обезвоженность, обида/безопасность, мир/взбудораженность, вред/безвредность,
боль/удовольствие, веселье/печаль и страх/любовь). Все формы жизни (биологические,
сознательные и наоборот) меняют себя.
– . Иногда изменение – это реакция на окружение, адаптация. Иногда изменение
создано внутри – мутация. Эволюция обычно идет навстречу более сложных, способных и
высокоорганизованных форм с малой энтропией, строя или надстраивая над более ранними и более
простыми формами. Иногда превосходящие продукт развития могут успешно менять своё окружение,
как, например, луговые собачки, строящие прохладные влажные подземные дома в зонах горячего
воздуха.
Ай, ой… Это сигнал номер 3 на моем новом проблемометре. Подождите минутку, пока я разберусь, в
чем дело… Ну да… Расслабьтесь, вы не ущербны, заторможены или страдаете маразмом. Если вам
не довелось столкнуться с карьерой в правительстве, сопряженной с рагу из аббревиатур, плохая
память на сокращения – это нормально. Если у вас нет привычки использовать сокращения, то они
кажутся покрытыми нелипнущим составом, позволяющим им ускользать из памяти. Это естественная
проблема мозговых извилин и комбинаций символов, возникающая, когда символ-имя представляет
строку связанных слов вместо одного общего имени. Для тех, кто не привык к аббревиатурам: когда
вы в первый или второй раз встречаете сокращение, подумайте о смысле слова, поймите его и
понятие, о котором говорится – затем забудьте отдельные слова-составляющие и используйте
аббревиатуру, как имя, связанное со значением или понятием, которое данное сокращение
представляет. Впоследствии "АНЕ" становится таким же именем, как "Фред", – имя, связанное с
конечным или кажущимся бесконечным развивающимся Изначальным Сознанием. Это так просто –
АНЕ становится именем собственным для определенной концептуальной сущности.
Если вы не относитесь к акрониму, как к имени, то можете чувствовать себя обязанным искать
составляющие каждый раз, как видите. Покорный поиск расшифровки – трата времени и усилий, при
создании небольшой ценности. Отдельные слова не являются значимыми. Понятие, определение,
смысл имеет большое значение – приложите их к аббревиатуре и идите дальше.
Если Вы позабыли понятие, связанное с АНЕ, посмотрите в списке сокращений в начале каждой
книги и номер страницы, где оно впервые определяется. Однако, если Вы иметее твердое
представление о смысле и значимости АНЕ, тогда индивидуальные слова неважны. Забудьте о них.
Не страдайте от того, как привычная речь завернула ваши извилины. Перенастройка тяжела и дает
слишком маленький по отношению к усилию эффект.
.*
Аббревиатуры удобны для сжатия длинных описательных заголовков в короткие имена. В тексте я
использую их очень интенсивно, потому что сокращение аббревиатурой имеет изящное свойство,
заключенное в его имени. Относитесь к аббревиатурам, как к словам и символам, так же, как к
любому существительному, и они не будут ускользать из вашей памяти. .
Два основных понятия определены, и, как этого требует наша физическая причинно-следственная
логика, по крайней мере одно, АНЕ, выглядит мистическим с точки зрения материальной реальности.
Эти два предположения дают необходимую и достаточную основу (называемую «подушкой» в
строительном деле), из которых можно построить новую Дарвин ввел в теории эволюции понятие
естественного отбора в конце 1850-х. Концепция АНЕ является, и всегда была (по крайней мере,
примерно с 600 г. до н.э.), фундаментальной концепцией в различных философских, духовных,
метафизических и религиозных традициях. Для наших целей мы используем только самые основы
этой концепции, без излишеств, никакой догмы, и никаких посторонних обстоятельств или атрибутов –
обычное, простое, минималистичное Абсолютное Неограниченное Единство – это форма
потенциальной энергии, которая, кажется нефизический с ограниченной точки зрения ФР. АНЕ –
казалось бы, бесконечное Изначальное Сознание, чье начало исходит из требований каузальности,
находящееся так далеко за пределами нашей местной действительности, что это не охватить нашим
разумом – как холодильник лампочки, солнце, динамика золота фондового рынка находятся за
пределами понимания наших кишечных бактерий - тем не менее, бактерии косвенно и мощно
затронуты этими вещами.
Основной процесс эволюции – это то, что делает возможным и необходимым рост, обучение и
изменения. Без него ничто не может стать большим, чем в настоящее время, все изменения будут
случайными, бессмысленными и бесцельными. Мы знаем из нашего личного опыта и разнообразия
биологических систем, что это не так, что есть очевидный фундаментальный императив расти и
развиваться для всех форм жизни. Кроме того, очевидно изучаение возможностей и вклада в то, что
работает, – двигатель, который приводит в движение процесс. Эволюция биологических форм на
земле, хотя и является отдельным воплощением более общего фундаментального процесса,
адекватно демонстирует факты.
Основываясь только на этих двух предположениях, мы кусочек за кусочком построим рациональную
БВТ, стоящую, во-первых, на прямых экспериментальных доказательствах с некоторыми разумными
связующими дополнительными догадками. Она обрисуется любыми общими контурами
(приемлемыми фактами и истинами), которые можно найти. В случае успеха не будет известных
фактов или истин, которые конфликтуют с БВТ. Степень успеха в создании взаимосвязанной модели
вашего опыта зависит от правильности МВБТ и правильности истин и фактов, при помощи которых
вы её проверите.
Предоснова заложена. Следующим шагом будет развитие основных логических результатов и
последствий наших двух начальных предположений. В процессе мы улучшим и очистим наше
понимание каждого из двух. Если пока не понятно, то станет в процессе. К концу 4 части вы будете в
состоянии связать эти два понятия и закончить фундамент модели реальности, описываемой в части
5. Разработка основных понятий может быть утомительной, но именно с этого должна начаться
Большая картина. Разработка основы, как правило, наименее интересная часть, а так же самая
решающая. Давайте начнем.
Приключение начинается! Дамы и господа… заводите моторы!

Глава 25 - Эволюция сознания


Абсолютного неограниченного единства
(АНЕ)

Осознание клетки, амебы, червя, шмеля, шимпанзе и человека принципиально основаны на одном и
том же процессе. Есть лишь разные степени осознания. Способность помнить (хранить информацию)
развилась где-то на пути от простого единичного процесса действия-противодействия (стимул-ответ)
к более сложному мульти-процессу взаимодействие-ответ. Именно эта способность сохранять
информацию делает возможным обучение. Даже простейшие из биологических форм жизни
обладают способностью обучаться посредством сохранения информации в своей физической
структуре (например, в ДНК). Эта сохраненная информация может быть передана будущим
поколениям через механизм размножения. Обучение через эволюционный механизм исследования
возможностей и сохранение результатов полученных уроков (в вашей ДНК или в библиотеке
Конгресса), для передачи их будущим поколениям, является естественным самоусиливающимся
процессом.
Дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) несет в клетке генетическую информацию и способна к само-
воспроизведению и к синтезу рибонуклеиновой кислоты. Не так, уж, сложно оказать воздействие или
изменить ДНК и другие формы био-памяти, как это представляется большинству ученых. Обычно,
думают, что потребуются тысячи лет, чтобы эволюция значительно изменила биологию. И что должно
пройти много тысяч лет, прежде чем сложные биологические системы (как человек или белый
медведь) разовьют новые элементы - новые инстинкты, новое программное обеспечение. Напротив,
биологическим системам совсем не обязательно проходить через очень длительный и трудный
процесс случайных мутаций и выбора, чтобы изменить био-память. За сравнительно короткое время
могут быть осуществлены или отменены значительные изменения и переданы от поколения к
поколениям, если последующие поколения усилят изменения, так как тоже найдут их выгодными.
Память, способная запоминать и выдавать данные достаточно быстро для осуществления процесса
познания, является главным инструментом как познания, так и туманной осознанности.
(Далее глава переведена Полиной Козловой)
Более короткое время на ввод-изменение данных, также, как быстрое чтение и запись, требуются
для учебы и поддержания более ясного осознания. Очевидно, что более ясное и функциональное
осознание естественным образом ассоциируется с большей памятью, более быстрым вводом и
доступом и лучшей способностью к обработке.
Что это напоминает? Биологический мозг, соединенный с чувствующим аппаратом – или, может
быть, компьютер? Что-то вроде сознания биологического мозга или цифровой сознательной системы,
работающей с высокой пропускной способностью ввода-вывода (В/В) и очень короткими циклами
обработки запросов к памяти, теоретически имеющей исключительную способность для личного
обучения и ясностью Теоретически возможная исключительная ясность мозга или цифрового
компьютера может стать действительной, если системы ввода-вывода данных соединяют его с
внутренними и внешними источниками данных, наряду с системами, ответственными за
информирование результатов цепочки «воля-цель-намерение-действие-результат», создавая
достаточно богатый набор уникально производительных возможностей, способных дать адекватный
эволюционный потенциал, поддерживающий развитие высокого уровня (как минимум, получение
данных и ментальная функция; другими словами, если выбор объета по взаимодействию основан на
этих данных) в значительно сложном окружении и развивающий соединение с значимо качественной
пропускной способностью в этих средах, в конечном итоге разовьется более высокий, ясный уровень
сознания для лучшего использования этих данных. Если набор вариантов и методов выбора также
достаточно большой и сложный, возможность развития ясности также значительно увеличивается.
Остановитесь подробнее на этих понятиях: они станут важнее позже, когда дойдет до разбора, как
мозг и компьютер связаны с цифровым сознанием.
Прибыльные стратегии, точно так же, как запасы пищи ан зиму, и технологии, подобно гнездованию,
развиты, интернационализированы и «вписаны в память» (сохранены биологическими
модификациями) и отложены для использования последующими поколениями. Со временем,
биологическая или генетическая групповая память может развиваться – что-то вроде оборудования
ситемы культурных убеждений.

Наследственность – не единственный передаточный механизм. Простые плоские черви научены


реагировать на внешний стимул. Нетренированные плоские черви, поедающие своих собратьев,
кажется, получают их знания. (Дети, не пробуйте этого дома. Если вы не плоские черви, то поедание
родителей или учителей не прибавит ума и приведет к большим проблемам).
- ?
Большинство более развитых продуктов эволюции воздерживаются от жевания собственной
интеллигенции и находят более действенным обмен информации через взаимную активизацию
входов и выходов информации (взгяд, звук, запах, прикосновение и вкус, к примеру). Эта
коммуникативная информация обработана, оценена, принята к действию, сохранена и передана
потомкам. Когда большая собака глядит в упор, скалится и рычит, ощетинясь, понятно ли подобное
сообщение? Простые формы жизни знают, что лучше. Например, они знают что, когда и как есть и
размножаться. Степень, обучения зависит от степени и эффективности, с которой опыт
взаимодействует с памятью. Степень сложности формы жизни дает доступ к вариациям в
специализации органов сознания. Такая специализация определяет широту и глубину сенсорного
ввода, а также скорость и объем сохраняемой, передающейся и используемой в последствии
информации, ее описания и оценки; выбирает варианты последующих действий-реакций. Все
жазненные формы реагируют и на внешнее окружение и на внутренние условия. Каждая форма
жизни находится в состоянии решения проблемы, как улучшить ситуацию и увеличить ее
немедленную отдачу.
Решение проблемы – естественный ответ на давление окружения. Растения поворачиваются к
солнцу, ночные гады выползают из нор, когда ощущают сейсмические сигналы, а люди изобрели
алкоголь и ядерные бомбы.
Осознание – характеристика сознания. В некоторой степени все формы жизни на Земле осознают и в
сознании. Все хранят и передают информацию более или менее продолжительно и таким образом
способны учиться, улучшать себя и становиться чем-то большим, чем они есть сейчас, т.е. –
развиваться. Чья-то осознанность более или менее эффективная, более светлая или меньшая, чем у
других. Это континуум. Медузы, еноты, и люди – все что-то знают и чего-то не знают. Это больше
вопрос степени и направленности, чем принципиальная разница в природе осознания. Ограничения в
богатстве и сложности возможных взаимодействий и ответов, которые могут быть у единицы в ее
внешней и внутренней среде – вот что определяет способность каждой единицы к осознанию.
Процесс развития осведомленности является одинаковым для всех, в то время как ограничения и
среды каждого уникальны.
К этому моменту должно быть ясно, что развитие и улучшение осознанности – обычно, нормально и
естественно для биологических существ. Так же, как и одноклеточное, АНЕ (Абсолютное
Неограниченное Единство) развивает осознание самого себя по отношению к самому себе путем
мутаций и изменений внутренней единообразности или структуры. Я использую термин осознанность
по отношению к АНЕ так же, как использовал выше. Давайте назовем это смутным осознанием.
Смутное осознание в основе своей такое же, как и любое осознание, но только очень ограниченное в
своей сфере и по сложности. В своей тусклости, смутное осознание является просто потенциалом
осознания.
- . !
Рассмотрим первые простые многоклеточные существа, плававшие в наших океанах эры тому назад.
Тусклое клеточное осознание выяснило (в эволюционном смысле), что если определенные клетки
будут специализироваться на конкретных функций (питание, пищеварение, размножение,
передвижение, координация, контроль), то могли бы развиться более сложные и более успешные
существа (улучшенная живучесть и продолжение рода).
Этот и многие другие стержневые эволюционные открытия обеспечивают надежную характеристику
полезности и эффективности тусклой осведомленности, если рассматривать ее, исходя из основного
процесса. Одно ведет к другому и, задолго до конца света (наше Солнце сожжет Землю), эволюция
разовьет земную биологию от простых групп смутных клеток к многообразию относительно умных
рыб и рептилий (сложная биология, которая является более осведомленной и взаимодействующей с
окружающей средой).
.
В конце концов, поезд с мозгами переходит к изворотливым видам голых обезьян, способных к генной
инженерии самих себя. Осведомленность растет и развивается подобно тому, как физические тела
росли и развивались. Как Абсолютное Неограниченное Единство делает что-то неописуемое ради
приобретения тусклой осведомленности? Так же, как делает одноклеточное, и простые
многоклеточные, и так далее вверх по лестнице эволюции: взаимодействуя с тем, что представляет
собой внешнюю и внутреннюю среды. АНЕ реально и поэтому фактически не бесконечно и, таким
образом, может иметь внешнюю среду, а также внутреннюю среду. Тем не менее, потому что это
внешняя среда и ее описание находятся вне нашего понимания, мы не будем использовать его для
развития нашей БВТ.
Внешняя среда может вносить или не вносить свой вклад в начальную тусклую осведомленность
АНЕ, но у нас в нем нет никакой логической необходимости. Для наших целей достаточно
предположить, что АНЕ взаимодействует только с самим собой (мутация), чтобы получить тусклую
осведомленность. Развитие осведомленности является естественным результатом
самомодифицирования лиц, применяющих основной процесс в сложных условиях (внутренних или
внешних), содержащих большое количество множественных возможностей. Осведомленность на
клеточном (тусклом) уровень развивается естественно из существования богатого и разнообразного
диапазона имеющихся потенциальных состояний. Эти состояния генерируются путем прямого
выбора, случайных событий, и тупой удачи – быть в нужном месте в нужное время с нужной вещью.
Единица исследует все возможные состояния, которые может успешно заполнить. Самые успешные
или прибыльные конфигурации продолжают развиваться в то время как менее успешные либо
остаются в своей нише, либо отмирают. Со временем, оборудование (тела), микропрограммы
(инстинкты) и программное обеспечение (ум – возможности обработки) медленно улучшаются.
Применение фундаментального процесса является естественным и интуитивно понятно даже очень
тусклой осведомленности. Попробовать все, что доступно и недорогимо, и продолжать с тем, что
работает. Является АНЕ живым? Конечно нет, с трехмерной точки зрения и земных (биологических)
стандартов, но тогда, когда наши стандарты относятся только к ФР. Я покажу, что АНЕ отвечает
требованиям для развития осведомленности и в конечном итоге интеллекта.
Все, что требуется АНЕ для развития некоторого типа ограниченной осведомленности, состоит в том,
что она существует в интерактивном режиме в контексте сложных условий (внешней или созданных
самостоятельно), содержащих большое количество множественных возможностей, богатый и
разнообразный массив доступных потенциальных вариантов или состояний бытия с переменной
рентабельностью. Помните, мы концептуализируем и постулируем то, что по определению лежит за
пределами нашего трехмерного понимания. В нашем стремлении понять АНЕ и НМР мы похожи на
обитателей Плоского мира, пытающихся визуализировать занимающийся медленной акробатикой
тетраэдр во вращающемся полом кубе, который спускается вниз по спирали по внутренней
поверхности эллиптической воронки. Идите объясните это к вашим двумерным приятелям за плоским
пивом.
Из-за того, что существование АНЕ является мистическим или метафизическим (с точки зрения МР)
предположением, позволяющем этой БВТ обсудить наши начала логически, мы должны понять эту
АНЕ-штуку. В некотором смысле, АНЕ можно рассматривать примерно аналогично первым
биологическим клеткам, из которых развивались многие из живых существ нашей планеты. АНЕ было
слабо-осознающим себя таким же образом, как и первичные биологические клетки были слабо
осведомлены о (могли взаимодействовать с) себе и окружающей среде. Откуда пришло АНЕ? Наше
неустанное и нелогичное чувство универсальной причинности порождает этот вопрос. Тут нет
хорошего ответа. Лучший плохой ответ: АНЕ появилось так же, как те первые биологические клетки.
Удача, в конечном счете, пришла с правильными составляющими в нужное время в поддерживающую
среду и, возможно, искра какой-то психической энергии, добавленной для хорошей меры – я
действительно не знаю. Истоки АНЕ лежат за пределами логической досягаемости нашего
понимания. Наша материальная причинность не может предложить никакого рационального ввода
для собственных начал, еще меньше – для АНЕ. Единственным ответом является логическая
неудача в выяснении этого вопроса.
, , ? Откуда появились ингредиенты, окружающая среда, и искра? Оставь меня в покое –
идти спроси свою мать! Это несоответствующий вопрос. Требовать ответы на такие вопросы – все
равно, что требовать, чтобы Линия (одномерное существо) описал сферу для точкоголовых друзьей.
Он не может это сделать. Он не имеет возможности осмыслить сферу из-за фундаментальных
ограничений своего существования и своей реальности. Вопрос просто не имеет отношения к его
реальности или к его существованию. Кишечные бактерии не могут понять фондовый рынок или
свойства и значение солнечного света, что вне рационального рассмотрения кишечных бактерий. Мы,
люди, в том же положении по отношению к истокам АНЕ. Есть некоторые вещи, которые могут
повлиять на нас косвенно, но которые мы не имеем практической или теоретической способность
воспринимать или понимать. Отрицание этого факта (или по крайней мере такой возможности) может
изменить наше восприятие реальности и соответствовать нашим потребностям, но не может
изменить природу реальности.
Вы должны постоянно работать над получением и развитием научных данных о том, что можете
понять, избегая при этом предположений и убеждений о том, что не можете понять. Принятие своих
ограничений – первый шаг на пути к как знанию и мудрости.

.
С некоторых ограниченных точек зрения (и нашего физического пространства-времени), ответы на
некоторые вопросы не могут быть понятны или задуманы. Вы должны жить с этим фактом.
Метафизика, ум и осторожное исследование субъективного предлагают менее ограниченную
перспективу, на шаг или два за пределами нашей текущей объективной науки, но пойди слишком
далеко за рамки, и истина растворяется в спекуляции, в то время как спекуляции вырождаются в
фантазии. Надо отметить, что гипотеза может быстро уйти в страну фантазий, если не оставаться
подключенным к рациональной основе объективных, поддающихся измерению истинных данных.
Хорошая работа модели придает авторитет к предположениям, сделанным в начале. В конце
раздела 5 вы обнаружите, что все, что мы делаем в этой реальности, кажется, следует (можно
сказать, находится в образе) схеме бытия АНЕ. Станет ясно, что наше существование, бытие, и
эволюция являются выражением и результатом существования, бытия, и развития АНЕ. Наше
индивидуальное сознание отражает картину АНЕ как кусок голограммы, или как каждый отдельный
элемент большого мозаичного дизайна содержит шаблон, определяющий целое. Если эволюция
нашего сознания и нашей физической реальности является отражением эволюции АНЕ, было бы
разумным предположение (возможное решение вопроса), что эволюция АНЕ должна проявлять
аналогичные нашим процессы. Фактическая обоснованность этого заявления зависит от того,
насколько мы следовали оригинальным схемам АНЕ. АНЕ – первичное сознание, мы – производное
сознание. Не является необычным, что ребенок может выглядеть, как его родитель.

Глава 26 - Эволюция Абсолютного неограниченного единства


(АНЕ) - Сознание - кто этот таинственный незнакомец в маске и
на что он способен?
На этот момент нашего изложения, АНЕ, очевидно, является единственным, что существует (нет ни
пространства, ни времени), и его тусклое осознание взаимодействует, в первую очередь, с собою же.
Скажу точнее -- АНЕ это единственное, что существует из того, что взаимодействует с нашей
реальностью и нами или имеет отношение к ним. То, что может (или не может) существовать за
рамками АНЕ, это также не имеет к нам отношения. Потому, на данный момент, мы можем
игнорировать любую гипотетическую внешнюю поддерживающую среду, или можем осмысливать её,
как неинтерактивную пустоту -- есть она или её нет.
Что еще мы знаем такое, что может существовать вне границ пространства и времени? Если
задумаетесь об этом, то сразу же придет смутное осознание того, что мысль, ум, сознание или дух
являются единственными известными нам объектами, неограниченными нашим временем и
пространством. АНЕ это изначальное сознание. Может ли наше индивидуальное сознание, также, как
и наша физическая вселенная быть связанной с АНЕ или происходить из АНЕ? Абсолютно!
# Быстрый взгляд вперед может создать вам более надежное основание для правильного
структурирования понятий, которые сейчас появляются перед вами. Порой легче разобраться в том,
что делаешь, если видишь, к чему это ведет. По мере того, как, на протяжении следующих трех
разделов, эта Всеобщая теория постепенно приобретает очертания, вы придете к пониманию того,
что сознание -- это базовый материал, из которого формируется реальность. Фундаментальный не-
материальный материал бытия. Также, станет очевидным, что более структурированная форма этой
изначальной сознательной энергии может развиться в чрезвычайно низко-энтропийное сознание,
способное создать оперативный цифровой ум, необходимый для оживления и определения
содержимого нашей большей реальности.
(Далее глава переведена Полиной Козловой)
Сознание обеспечивает базовую организационную энергию, из которой происходят все
индивидуальные существования. Она обеспечивает само-изменение формы, оптимизирует функции
и потенциальную энергию основного процесса эволюции. В конце концов, нечто аналогичное
специализации клеток развивается в АНЕ, чтобы создать внутренние измерения, которые
поддерживают различные реалии населенные индивидуализированными единицами сознания.
Основной процесс движет изменениями на всех уровнях, включая возможности для роста, что в
конечном итоге определяет индивидуальное содержание сознания, таких, как ваше. К концу части 5
вы должны понять, как создается наш физическая реальность (в том числе вы), ее рабочий процесс и
цели. Вы также лучше поймете нефизическую динамику, лежащую в основе вашего физического
существования, а также характер личной и общественной реальности. Я не хочу слишком забегать
наперед, чтобы это не искушать вас спешить с ошибочными выводами, даже если в этот момент они
могут показаться очевидной разгадкой.*
Давайте будем осторожны, чтобы не попасть в антропоморфическую ловушку. Я не подразумеваю
сейчас, что АНЕ есть (и всегда будет) сознательным или чувстсвующим по образу и подобию
человека. Я подразумеваю, что АНЕ есть (или представляет собой) изначальное сознание – форму
энергии, которая, как древнейшие биоформы, потреблявшие углерод, имеет потенциал для развития
осознания. АНЕ представляет собой изначальную субстванцию собственно сознания, а не атрибут
сознательного существования.
Сознание – это результат развития, предлагающего пользу самоорганизующейся сложной системе
или связанному цифровому содержанию. Иначе можно определить АНЕ: кажущаяся бесконечной
потенциальная энергия. Потенциальная энергия цифрового сознания – это потенциал к
самоорганизации, который происходит от потенциала цифровой системы снизить среднюю энтропию
путем эволюции. Система, способная уменьшить собственную энтропию путем эволюции, со
временем станет обладателем определенного уровня сознания. В следующих главах мы увидим, как
цифровая модель высокоосознающего сознания может произойти от единичной монолитной
сознательной системы, приведенной к самому низкому уровню средней энтропии (высокому
показателю полезной энергии) требованиями эволюционной производительности.
Что может АНЕ делать с собой, чтобы создать стимулирующую среду, которая движет эволюцией, и
как оно выяснило, как это сделать? Оно придумало так же, как и биологические клетки. Это может
занять очень много времени (смутное осознание может быть очень медленным), но под постоянным
давлением безжалостной эволюции, постоянно подталкивающей все системы в сторону большей
рентабельности, прогресс в конечном счете происходит с исследованием новых возможностей.
? , .
Что могло АНЕ сделать интересное, сложное и стимулирующее? Оно могло сначала создать
двойственность в себе. Это против не-это. Оно могло изменить свою однородность, чтобы создать
локальное нарушение или искажение. Тогда существует ситуация «искажаенное против
неискаженного». Двойственность создана. Это как если бы спокойный океан, в котором вы плавали в
несколько главах назад, чтобы получить интуитивное чувство кажущейся бесконечным абсолютного
неограниченного единства, теперь стал подернут крошечной рябью. При большом практике и
некоторой удаче, рябь в конечном итоге превращается в волны и водовороты. Искажение или любая
другая неравномерность существует только по отношению к единообразию. Сколько различных видов
или типов нарушения АНЕ может создать относительно собственной однородности? Одна
локализованная модификация единого состояния – это все, что требуется для вывода нашей физики,
и всего остального в нашей реальности (физической и нефизической). Нам достаточно следующего:
это (однородная форма) по отношению к тому (локально неоднородная). Учитывая, что АНЕ
относительно самостоятельно как-то обнаруживает нарушение или неравномерности, оно может
вернуться к однородной форме, затем намеренно восстановить состояние локального нарушения, а
затем вернуться обратно в однородность, и так далее. Теперь у нас есть возможность регулярно
повторяющегося события, которое в конечном итоге превратится в точно повторяющееся событие. На
рисунках 2.1, 2.2, и 2.3 показаны три примера регулярно происходящих непрерывных изменений
между неоднородным и однородным состояниями. Именно так могло в конечном итоге быть
изобретено время (первое «тик-так, тик-так, тик-так»). Однако прежде, чем мы могли бы разумно
ожидать чего-то столь значительного, как единая вибрация или колебания, АНЕ должно много чего
еще совершить.
В виду биологической эволюции на Земле, можно было бы сказать, что одноклеточные открыли
пользу многоклеточного устройства и затем открыли, что специализация клеток дает более
эффективный многоклеточный организм. Здесь я говорю «открыли» в эволюционном смысле.
Подобные открытия не обязательно хорошо определены, как события. Обычно они более рассеянные
события, происходящие в течение длительного периода времени и после огромного количества
более или менее случайных внутренних экспериментов, получивших оценку прибыльности
(улучшенная выживаемость для биоорганизмов и более низкая энтропия для сознательных
организмов).
Продолжающая эволюция АНЕ требует большей и большей сложности путей, которыми АНЕ может
выразить различия между одной частью по отношению к другой. Каковы возможности для
дуализации? Есть много путей, которыми АНЕ может изменить состояние и затем вернуться обратно.
Вот несколько самых простых. АНЕ, например, открывет дуализацию в биполярном и однополярном
режиме. Однополярный режим (однообразие, положительное изменение, однообразие,
положительное изменение, однообразие и т.д.) может быть выражено кривой | ( )| (показано на
графике 2.1) или, возможно, как [ ( ) +1]/2, или как 2 ( ).

Рисунок Оно также может быть представлено в форме зигзагообразной линии (график 2.2) или
любым количеством доступных форм.
Рисунок 2.2

Рисунок ω АНЕ может также колебаться между положительным и отрицательным состоянием (покой,
положительное изменение, покой, негативное изменение, покой, положительное изменения, покой,
отрицательное изменение, покой, и т.д.). Этот тип колебания називается «биполярным» и может,
например, быть в форме sin(ωt) (как показано на графике 2.3). Здесь «положительное» и
«отрицательное» представляют собой противоположные изменения, такие как хорошее/плохое,
горячее/холодное, больше/меньше, острое/тупое, яркое/смутное, кислое/пресное, голодное/сытое,
мысль/отсутствие мысли – что угодно, если оно соответствует природе АНЕ и вновь найденным
возможностям ощущений. Обратите внимание: я не использовал пространственные состояния, такие
как здесь/там, вверху/внизу, в/из, так как пространство не является исходной частью АНЕ и ещё им не
обнаружено ω ω Если математические (тригонометрические) функции, такие как sin(ωt) или |sin(ωt)|
не встречаются вам каждый день, не беспокойтесь. Нет особенной необходимости понимать
биполярную природу «искажения-не искажения». Употребление их здесть только показывает широкий
перечень простых и сложных возможностей, которые АНЕ может эксплуатировать для полярностей, и
так как мать-природа, кажется, неравнодушна к синусоидам. Это АНЕ, аналогично древнейшим
биологическим клеткам нашей планеты, как-то развивается в сторону смутного осознания, которое
может влиять на изменения состояния – вот что важно. Для рисования большой картины не столь
важны подробности этих изменений.
АНЕ сейчас на уровне аналогичном уровню одноклеточных или немногоклеточных организмов,
плавающего в начальном супе, который представляет собой начала нашей планеты. Давайте в честь
этой аналогии назовем это единичное колебание в АНЕ клеткой реальности.
Как диктует базовый процесс, осознание, пусть и тусклое, всегда создает больше исследовательских
возможностей для самого себя . Также, сложность, даже низкого уровня, всегда содает гораздо
большие возможности для развития. Таким образом, как положено при эволюции, АНЕ в конце концов
обнаруживает, что она может одновременно создавать два нарушения по отношению к кажущейся
бесконечной однородности, потом три, потом четыре, потом сотни, потом миллиарды, потом...
What happens next? AUO is about to get organized.
Рост количества и типов клеток реальности должен быть достаточно сложен долгое время, так как
каждый прирост роста создает новые возможности для новых конфигураций большей системы.
Также, каждое новое состояние системы дает новые возможности роста. Осознанность, сложность и
контроль полезного роста с числом потенциальных состояний или возможностей АНЕ может
распространяться с пользой (богатеть через эволюцию). Что происходит дальше? АНЕ готово к
организации.

ГЛАВА 27. Эволюция АНЕ. Образцы, символика, информация и


память. Мотивация и эволюционные ограничения Глава переведена
Полиной Козловой Если бы вы были АНЕ, что вы могли в конечном счете сделать с триллионом
миллионов триллионов клеток реальности? Для старта, вы могли бы начать составлять ваши
местные деформации в узоры. Затем в узоры из узоров, группы из узоров из узоров – насколько
позволяет воображение. Хорошая память была бы полезной в данном случае? Разве не совершенно
верно: базовый процесс создает эволюционное давление, которое дает наибольшую пользу
развивающемуся организму (мега-память по пути), где большой выбор полезных состояний дает на
выходе большое разнообразие?
Чтобы поулчить общее представление о потенциале АНЕ к организации своих клеток, посмотрите на
то, что сделал Уильям Шекспир с составлением и переставлением только двадцати шести букв
английского алфавита. Представьте себе содержимое Библиотеки Конгресса и этой книги, которую вы
читаете – вместе они представляют собой огромнейший результат простой переставноки двадцати-
шести букв языка в узоры узоров. Если бы каждое написанное или сказанное на любом языке слово
было сохранено, используя двоичный код, в памяти (используя искажение – не-искажение, точно так
же компьютеры кодируют нулями и единицами буквы и цифры), АНЕ израсходовало бы лишь
бесконечно малый процент доступных клеток реальности. Такова природа кажущегося бесконечным
неограниченного единства. Оно кажется безграничным; его емкость, по сравнению с нашей, кажется
бесконечной.
Я не говорю, что АНЕ представляется продолжающимся бесконечно и навсегда, потому что
применение наших пространства и времени – ограниченные к использованию запредельные слова и
понятия, создающие путаницу и парадоксы. АНЕ не может быть понято в терминах пространства и
времени. Однако мы, ограниченные в знании трехмерные создания, должны пользоваться
инструментами и приемами понятий и общения, которые имеем – и расширять их, чтобы заглянуть за
горизонт. Важно не дать заманить себя словам и их физическому применению в концептуальную
ловушку веры в то, что наша реальность, по определению, находится в трех пространственных
измерениях и ограничена тем, что мы физически ощущаем.
К этому моменту АНЕ (или его части) заметно менее смутны. Продолжая биологическую аналогию,
сейчас время разнообразиться и специализироваться. В биологических формах и функциях
разнообразие и специализация главным образом движимы двумя главными прессами: выживание и
распространение. Базовый процесс эволюции создает это давление в биологических системах, а так
же рождает разнообразные личные стратегии, которые спроектированы в ответ на давление.
Выживание (продолжение существования) конкретного индивидуального представителя вида не
только важно для этого индивидуума, но также вносит свою лепту в пользу и продолжительность
видов, эволюционный эксперимент и экосистему.
В восьмидесятые, девяностые и первую половину двадцатого века, люди, как положено для
невежественной самоцентрированной малой картины, верили, что они – вершина всего (особенно на
быстро индустриализирующемся Западе). Многие, чья экономическая динамика всё ещё находится
на переднем рубеже промышленной революции, продолжают думать и действовать так же. Это легко
понять: индустриализация – процесс, в краткосрочной перспективе превращающий природные
ресурсы в достаток, силу и дающий более высокий уровень жизни.
К сожалению, расткосрочная пользя часто приводит к неэкологической утилизации ресурсов. От
быстрой индустриализации не так легко отказаться в пользу ответственности за сохранность
окружающей среды, особенно если вы – один из последних мародеров, добравшихся до места
беспорядков. Вспомним доброе старое выражение: «Кто первым пришел, тому и пульт управления
телевизором». Более того самые ранние также наиболее безнаказанны Совершенно очевидно, что
самый легкий путь по добыче ликвидности для немедленного поддержания высокого уровня жизни –
схватить сзади за горло Мать-природу, пока та гуляет через свой парк. К счастью, она невероятно
щедра и корректно терпит нас в виде обузы до определенной черты. Однако, пересечь ее можно,
единственный раз поужинав уткой, несущей золотые яйца. Даже если невероятно голоден это очень
глупо Как большая картина глобальной экосистемы пришла в фокус, некоторые поняли, что у нас есть
ответственность, а также права грабежа в силу превосходящей силы. Стабильная и жизнеспособная
экосистема должна достичь и поддерживать баланс. Баланс является источником нашей
ответственности, из-за того, что мы,люди имеем возможность серьезно его нарушить.
Наше природное окружение не состоит только из глобальной экосистемы. В процессе мы обнаружим
(и выучим правила и динамику) глобальных технологической, политической, социальной и
экономической экосистем (человеческой популяции). В глобальных системах индивидуальные игроки
всегда играют маленькие роли, однако все жизненно важны, даже с точки зрении всей системы. В
общем, чем больше система, тем меньше роль, которую играет индивидуум. Каждый отдельный
объект (включая вас) играет свою уникальную интерактивную роль и абсолютно влияет на целое,
сознавая или нет, его существование. Некоторые личности или группы влияют на большую систему
больше других и таким образом несут большую ответственность согласно их большему вкладу и
влиянию.
Сложная экосистема, которую значительно эксплуатируют и разрушают, может сохранить баланс
только при поддержке соответствующей ответственности за сохранность, возобновление и защиту.
Возможность должна быть уравновешена ответственностью, сила – заботой, страх – любовью. Чем
больше ваша перспектива и понимание, тем более эффективным и продуктивным вы можете быть
внутри своей системы.
Ваша способность на разумные действия зависит от глубины видения и качества понимания. Чем
меньше перспектива и понимание, тем вероятнее случайный выстрел в собственную ступню.
Низкокачественное сознание не видит Большую картину и принимает скороспелые тактические
решения. Для такого рода сознания «приятные ощущения» более важны, чем «добрые дела», что, в
свою очередь, кажется важнее, чем «быть хорошим».
Не существует такого правила, которое требует от эволюции оптимизации полезности только
методом случайных проб и ошибок. Нам позволено пользоваться мозгами. Я не шучу, это
действительно так. Я знаю, что существует мало убедительных доказательств в поддержку этого
утверждения, но большая перспектива и понимание большей системы и нашей оптимального
взаимодействия с ней и ответственности перед ней находится в пределах наших интеллектуальных
возможностей.
Теоретически, мы, люди, – умные и способные к обучению. Однако позвольте напомнить, что ум и
образование – принадлежность личности, а не группы; вы не можете свалить с себя личную
ответственность или отречься от престола (полагаться на кого-то еще, чтобы решить общую
проблему), не становясь частью проблемы.
Большие экосистемы состоят из слоев. Чтобы уловить суть дискуссии, стоит взглянуть свысока на
гораздо более большую картину. Мы участники развивающейся экосистемы сознания. Сознательная
система, участниками которой мы являемся, – мать всех других. Это наиболее крупная, сложнейшая
экосистема, с которой мы можем взаимодействовать. Она поддерживает все другие экосистемы. Наш
физический мир – маленький виртуальный житель в этой большой сознательной системе. Те же
экологические предпосылки, понятия, выводы и выученные уроки, которые мы обсудили ранее в этой
сноске, относятся напрямую к вам и к вашим связям с экосистемой сознания. Наука есть наука:
принципы – те же. Перечитайте эту короткую сноску, применяя и интерпретируя каждое наблюдение о
нас и нашей физической экосистеме, чтобы описать наше взаимодействие с большей экосистемой
сознания – и получите новую перспективу.*
Любые виды, или любой эволюционный эксперимент продолжает пополнять или актуализировать
собственный будущий потенциал до тех пор, пока не закончатся наиболее значимые потенциальные
состояния для исследования и фундаментальный процесс не потерпит провал. Эксперимент окончен,
по крайней мере, на время. Это не обязательно означает вымирание, просто нет будущего прогресса,
роста, развития или экспериментирования, пока новые внешние или внутренние условия не создадут
новых значительных возможностей. В частности, эволюция биосистем продолжается, только если
биологические организмы продолжают выживать и размножаться.
Life was simple and good.
Обе крайности биологической эволюции необъяснимы с позиции постулирования выживания и
основных мотиваций выбора. Первые маленькие группы, которые распространились (как мы обычно
думаем), такие, как биологические клетки, не имели врагов (окружение со временем стало даже
благоприятнее), и они не были заинтересованы в поедании друг друга (пока не были). Жизнь была
простой и хорошей К другому концу эволюционного спектра многие люди не будут уже не так
сосредоточены на вопросах выживания на ежедневной основе. Технология работает в нашу пользу.
Например, почти пятая часть из нас, в западном мире, имеют генетические нарушения зрения,
которые можно корректировать технологией (носить очки или контактные линзы). Десять тысяч лет
назад такой дефект сделал бы нас гораздо меньше способными к выживанию. Сыплются ли наши
современные братья в очках, как мухи, из-за слабой видеооснащенности? Пропалывает ли их, как
генетически уступающих, эволюция? Делает ли необходимость носить очки или контактные линзы
более трудным выживание, нахождение пары, и распространения своего генетического материала?
Немного, возможно, но не так сильно, как это было раньше.
We have only one natural enemy now – ourselves.
Некоторые футуристы представляют нас с развитой мозговой частью головы, с тонкими длинными
руками и ногами – наша физическая слабость создана и преодолена технологией. Если бы
выживание и распространение были единственными критериями эволюционной значимости, для чего
нам понадобились бы такие большие мозги? Мы не доминируем с теми, которые уже есть? Теперь у
нас только один естественный враг – мы сами.
Возможно, нам нужны бóльшие мозги, чтобы избежать саморазрушения. Это предположение не
позволяет нам казаться особенно умными. Именно наши мозги делают нас такими разрушающими.
Бóльший мозг, как решение избытков бóльшего мозга – вряд ли логическое решение. Я где-то читал,
что мы используем лишь часть своего мозга. Чем больше, тем труднее оправдать большую
эволюционную рентабельность. Не в недостаточном использовании объема головного мозга
заключаются причиненные самому себе трудности и дисфункциональное поведение. Главная
проблема в недостаточном качестве сознания. Выход не в количестве или объеме, а в качестве. Мы
очевидно имеем больше оперативной памяти для процессинга в нашем сознании, чем используем с
пользой качество, зрелость или мудрость. Как вид мы вне баланса и это не хорошо Мать-природа,
такая талантливая в развитии независимых сложных систем, всегда производит их
самобалансирующими. Естественные системы саморегулируются, потому что эволюционный процесс
увеличения прибыльности всей системы должен быть самооптимизирующим и самобалансирующим
процессом, чтобы достичь и поддержать стабильность. Если сложная природная система выбита из
равновесия за пределы возможностей восстановления, она либо разрушается, либо деградирует до
состояния, в котором небалансирующийся фактор возвращается под контроль. Рост в сторону
забалансового состояния в пределах сложной природной системы будет в конце концов остановлен
так или иначе (будущий рост движет систему к балансу, система возвращается в предыдущее
состояние стабильности, либо саморазрушается).
Среди биологических систем наиболее очевидным примером системы, идущей к саморазрушению,
является быстро прогрессирующий рак. В противоположность, в системе сознания, наиболее
очевидный пример несбалансированной системы, идущей к саморазрушению, – невежество, страх,
желание, нужда и эго – недостаток качества.
Что создает эволюционный пресс, если мы больше не обеспокоены традиционными вопросами
выживания и распространения видов? Мы стали достаточно осознающими и способными, так что
саморазвитие теперь – наша главная цель. Более того, это означает духовную эволюцию, или, что
одно и то же, повышение качества нашего сознания. Саморазвитие может также означать развитие
науки и приложения технологии, которое может, в итоге, привести к тонким и длинным рукам и ногам,
или развитию более цивилизованной цивилизации. Это также может означать что-то такое же
быстрое и прямое, как человеческая генная инженерия.
Саморазвитие – результат внутреннего давления, создаваемого основным процессом. Эволюция,
выраженная через высокий уровень чувствительности, требует безотлагательного роста (уменьшения
энтропии), ведет к увеличению полезности и к неотъемлемой неудовлетворенности застоем и
упадком (возрастания энтропии). Застой – самое лучшее стабильное состояние для любой формы
жизни. Как правило, если рост останавливается и в ближайшее время не возобновляется, влючается
распад.
Внутренняя среда вырабатывает эволюционное давление саморазвития в пользу большей личной и
системной полезности, в то время внешнее окружение устанавливает системные ограничения.
Совершенно ясно: саморазвитие представляет собой главное эволюционное давление, ведущее
изменение в современном человечестве. Так же как первые Полезность – суть динамических
эволюционных обстоятельств, полностью зависящих от природы внутренних условий и внешнего
окружения. Ведет или нет эволюционная сила к более или менее прибыльным состояниям для любой
конкретной самоизменяющейся и развивающейся системы, зависит от коллективного выборы
(избранного пути) этой специфической системы.

*
# В большей картине наша уравнение нашей общей полезности содержит дополнительные условия,
кроме физического выживания, размножения и саморазвития, что будет более понятно после
прочтения частей 3,4 и 5. Сейчас поддерживайте скептицизм и держите разум открытым (свободным
от убеждений), и понимайте, что еще слишком рано для выводов (для них будет еще очень много
времени после).*

Наш уровень осознания привел нас к точке, когда мы можем в пределах собственного потенциала
значительно влиять на направление и скорость собственной эволюции. Однако, для использования
этого потенциала с целью размития наших видов в большей системе, потребуется знаичтельно
увеличить нашу способность интегрировать технологию с мудростью на уровне личного применения.
Без сомнения, повышене качества нашего личного и коллективного сознания – наиболее важный и
критический аспект саморазвития (эволюции), представший перед человеческой расой с переходом в
двадцать первый век.
Баланс важен всегда. Если техническое ноу-хау слишком опережает способность к мудрому
применению результатов, баланс будет утрачен и, возможно, навсегда. Наше время особенно
критично. Выбор, который мы сделаем в следующей половине столетия, драматически изменит
результат второй половины тысячелетия.
Улучшение качества сознания есть, и всегда было, основой нашей жволюции, но сегодня оно также
критично для нашего выживания и продолжения эскперимента «Хомо сапиенс». Если мы значительно
улучшим качество сознания, если мы сможем при помощи сознания и мудрости идти впереди,
остальные функции последуют за ним. Если, с другой стороны, не случится значительных изменений
в сознании, это будет подобно повозке, тянущей лошадь – дикая и опасная поездка.

I also suggest that we fasten our seat belts.


Эволюция сознания – захватывающий процесс, не правда ли? Я советую всем приложить усилия по
улучшению сознания. А ещё пристегнуть ремни Мы обсуждали биологическую эволюцию потому, что
лучше начать с чего-то такого, что мы, как, по крайней мере, думаем, понимаем. В процессе мы
определяем понятия эволюционного давления и особенные критерии эволюционной полезности.
Закончив с этим, мы видим, что выживание и размножение не касаются Абсолютного
неограниченного единства. Напротив, именно саморазвитие, уменьшение энтропии системы дает
необходимое эволюционное давление и критерии полезности, направляющие развитие АНЕ.
Чтобы понять естественные силы, ведущие АНЕ к развитию, следует разобраться с тем, как
сознание развивается путем достижения более высоких уровней самоорганизации (снижения
энтропии). Давайте взгянем снова на эволюционный процесс: после этапа исследования возмоных
состояний, вторым яаляется достижение тех из них, которые наиболее полезны или значимы, и
дальнейший поиск таких состояний и выбраковки убыточных.
Не воображайте, что эволюция либо эволюционирующий объект делают разумный, сознательный
выбор на основе особенных критериев, определяющих выгоду и значимость (например, более низкая
энтропия, выживание и размножение). Хотя я могу использовать эту фразу для удобства, стоит
понимать, что эволюция должна начинаться естественным путем, а не как когнитивный или
интеллектуальный процесс. Только после достижения определенного уровня осознания,
компетентности и навыков, можно лично влиять на эволюцию.
Потенциальные или возможные состояния исследуются непрерывно. Те, которые ведут к снижению
пользы, саморазрушению или смерти – состояния-неудачники. Неудачники или остаются в состоянии
застоя, или дегенерируют, если не предвидится больше уникальных возможностей или стоящих
существований, в которых можно сделать инвестиции. Всякая развивающаяся сложная система либо
продолжает рости (энтропия уменьшается), либо в ней заканчивается топливо эволюции (энтропия
возрастает или остается на том же уровне). Это верно для всех больших сложных систем
(сознательной системы, земной экосистемы, солнечной системы, технологмческой и организационной
систем, компьютерных систем, Интернета, а также биологических систем, включая человека).
Однако помните, что эволюционный потенциал динамичен. Возможности приходят и уходят с
развитием системы. Изменение в одном влечет аз собой изменнеие системы, включая внешнюю и
внутреннюю среды ее составляющих. Изменения постоянны… и часто хаотичны. До тех пор, пока
существует большое число сложно взаимодействующих самоизменяющихся единиц, будут
развиваться системы, из них состоящие.
Выживание и размножение представляют собой внешнее давление или биологические ограничители.
Так, если конкретная сложная биосистема ограничена выживанием и размножением, выбор,
сделанный исходя и них, может отбросить некоторые широкие возможности для исследования. С
другой стороны, атм, где немного внешних ограничителей и конкуренции, индивидуальные системы и
системы систем просто развиваются, пока есть куда. Например, существует немного ограничений для
стратегии выживания «нападай или защищайся» или для режимов передвижание для биологических
форм жизни. Мы наблюдаем множество вариантов приспособленческих стратегий и моделей
движения среди земных созданий, и их вариаций внутри каждого типа.
Выигрышные эволюционные стратегии не основываются на чётко определенных условиях или
подсчетах, они просто приходят и остаются. Проигрышные стратегии приходят и уходят в небытие
или останавливаются без дальнейшего роста. Судить некому. Я понимаю, что это понять трудно, но
бухгалтера и законники не требуются Фундаментальному процессу, – он просто происходит. Без
сомнения, некоторые лоббистсткие организации пытаются выяснить, как узаконить юридические и
бухгалтерские услуги в эволюционном процессе и обложить податями, но до сих пор все формы
жизни продолжают развиваться, изменяться и расти без профессиональной помощи.

# В действительности, Мать-природа питает такое отвращение к бюрократии, что даже


изнасилованная не вызовет представителей властей. Однако, в этом для нас мало утешения, потому
что, если обуза, от которой она страдает, станет слишком большой, она воздаст с лихвой – можете на
это рассчитывать. И когда она это сделает, всё в пределах досягаемости получит, не зависимо от
виновности.

Greed kills.*
С другой стороны, до тех пор, пока мы почтительны, она позволяет нам действовать по-своему с
безмерной любовью и прощением к нашим ненасытным аппетитам. Она – чрезвычайно надежная
леди, легко справляется с ядовитыми змеями, пчелами-убийцами, летучими мышей-вампирами,
извергающимися вулканами, торнадо и землетрясениями, но недальновидные лоббисты и
своекорыстные политиканы пугают ее до смерти, потому что вместе, как злокачественная опухоль, их
разрушительный потенциал может перевесить ее способность к регенерации. Жадность убивает
Оптимальная полезность, ограничиваемая и подталкиваемая внутренним и внешним окружением,
определяет эволюционный успех. Прибыльное существование, рост и развитие составляют условие
для оценки успеха чувтсвующих существ. Фундаментальный процесс движет индивидуумов и
системы навстречу успеху, улучшая предыдущие результаты повсюду, где есть потенциал роста и
инвестирования. Вследствие того, что управление и умтсенные усилия не затребованы, чтобы
контролировать или манипулировать эволюционный процесс, он остается эффективным. Система
внутри системы внутри системы – всё должны быть самосбалансированным,
самоподдерживающимся, самоисправляющимся или оно самоисключается.
Из-за того, что выживание и размножение не ограничивают наше безвременное, бессмертное,
беспространственное АНЕ, может показаться, что оно может преследовать любую доступную
возможность. Если Вы вдруг бесконечны, пространственно безудержны, бессмертны, содержите
много измерений, и осознаёте, то вам потенциал огромен. С таким небольшим набором
ограничителей практически не существует конца тому, чем можно себя занять, чтобы избежать
тупика. (Теперь должно казаться более очевидным то, почему менее ограниченное нефизическое
должно развивать более обширный набор жизненных форм, чем более ограниченное физическое, но
больше об этом позднее.)
Потенциальным ограничением на емкость конечной системы сознания может быть энергия или
фокус, который потребуется, чтобы отслеживать все «мысленные эксперименты» в прогрессе. Чтобы
хранить и организовать всю требуемую для поддержкт сложной интерактивной виртуальной
реальности информацию потребуется хорошая память (или, возможно, большой компьютер).
Существование ограничивающих факторов (потому что АНЕ в действительности ограничено)
безвариантно привело бы самоизменяющуюся вычислительную систему (цифровой организм) к
расстановке приоритетов и выработке правил, которые оптимизируют утилизацию ресурсов.
Вследствие того, что должны существовать факторы, связанные с любой формой действительного
или реального конечного существования, «бесконечное» и «неограниченное» не совсем точно
описывают АНЕ. Однако, с относительно узкой точки зрения нашей местной реальностной системы
(НС), АНЕ представляется неограниченным и бесконечным: мы не ощущаем края напрямую. Скоро
мы увидим, что относительно бесконечное АНЕ достаточно для целей создания всей реальности,
которую мы можем осознать – и даже более.
Понятно, что эволюционный пресс, примененный к сложной системе сознания, может подтолкнуть
эту систему к расширению и улучшению ее собственного осознания (способности полезного
взаимодействия и организации). Другими словами Базовый процесс ведет к организации АНЕ и
настройке на уменьшение энтропии. Точно так же мы могли бы сказать, что Базовый процесс
приводит АНЕ к улучшению и развитию потенциала бытия, качества сознания, уровня, широты и
глубины потенциала.
Похоже на нашу миссию, смысл существования, не правда ли? Мотивация и эволюционная цель АНЕ
доходит до нас? Конечно. Мы – его проявления, как же может быть иначе? Мы обсудим это немного
позже. Пока достаточно понимать, что через усложнение АНЕ избегает атрофии и вкладывает
ограниченную энергию (способность изменяться, менять своё внутреннее содержание) для более
прибыльного использования, постоянно переопределяя и улучшая общую вместимость, качество и
осознание. АНЕ развивает сознание его внутренних состояний и учится, как изменять их, чтобы
снизить общую энтропию.
Другие типы взаимодействия и осознания, относящиеся к внешней среде АНЕ, могут быть также
вовлечены, но они важны для нас напрямую; следовательно, мы будет продолжать их игнорировать,
потому что не можем испытывать или понять их процессы или значения. Внешние условия АНЕ для
нас, как внешний мир для кишечной бактерии. Маленькие существа, живущие в нашем кишечнике так
погружены в их собственную ограниченную реальность, что они просто не поймут зарабатывания
денег ради покупки пищи, а ещё меньше – роль фермеров, солнца, дождя, транспортировки и
экономических условий, играющих роль в большем пищевом цикле. Да они вообще не представляют
себе большего пищевого цикла – можете в это поверить? Они думают, что пища – это манна
небесная. Ерунда! Им стоит познакомиться с вашим боссом и постоять в очереди в кассе!

Давайте подведем краткие итоги. Разработка и внедрение путей оптимизации процесса


самоулучшения, как предписано принципом немедленного получения пользы для АНЕ, ведет к
улучшению качества сознания АНЕ. И это находится в одном ряду с тем, что первые клетки делали в
жизненном бульоне несколько миллионов лет тому назад на нашей планете. Они были вовлечены в
простое самоулучшение (изучая возможности), пытаясь найти лучшее, более полезное состояние.
Формы энергии и ограничения разнятся, но эволюционный процесс – точно такой же. АНЕ
ограничено внутренними условиями и Основной процесс движет его вперед к более прибыльному
существованию путем снижения средней энтропии, или, что то же самое, увеличением полезной
энергии.
Саморазвитие стало первичным мотиватором также и для человечества. Внешнее окружение
значительно покорено людьми, следовательно, главная цель достигнута. Наиболее важное
испытание для вида сегодня – избежать самоуничтожения из-за низкого уровня нашего сознания. Мы
должны научиться строить своё внутреннее окружение. Наш успех в собирании знаний и
производстве орудий разрушителен в руках, движимых низменным сознанием, неразвитым,
немудрым. Нужда в быстром саморазвитии становится критической. Вырастут ли достаточно люди,
определяющее общественное сознание (снизят энтропию своего сознания или соответственно
созреют духовно), чтобы сделать выбор в пользу процветания вида?
Случится ли взросление скоро или нужно пережить больше боли, прежде чем более значимое число
глаз и мыслей будут открыты? Помните, вырастание – не групповая или политическая активность, а
личная. Группы поднимают общий уровень только за счет индивидуумов в своем составе, которые
делают усилия для личного роста. Саморазвитие видов в общем зависит лично от вам. Ни у кого нет
для этого большего потенциала, чем у вас. Только личности действующие как личности могут что то
изменить Крутые мускулистые парни слабее контролируют свою среду, чем четырехглазые чудаки.
Выживание и рождение потомства действуют на саморазвитие, как эволюционный пресс для
человечества. Генная инженерия и психотропные средства – быстрорастущая реальность. Уровень
контроля, с помощью которого можно изменить физическое тело, быстро растет. Если бы уровень
сознания был так же зрел, это дало бы благодать, стабильность, а также баланс в наших прыжках в
неизвестность. Мы понемногу берем поводья физической эволюции в свои руки. Выбираясь из банки
Петри в лабораборию, становимся сотворцами-партнерами в эволюционном процессе.
Systems of systems are developed in the same way.
Базовый процесс (который развивает потенциал отдельной части или системы, путем постоянного
исследования доступных полезных состояний существования) применим одинаково хорошо к людям,
другим сущностям и созданиям, сознанию, экосистемам, технологии, правительствам, и всем
достаточно сложным взаимодействующим системам. Системы – просто организации индивидуумов,
которые синэргетически взаимодействуют, производя общий результат. Сиситемы систем
развиваются точно так же Все растущие системы, включая системы сознания, развиваются навстречу
уменьшения средней энтропии путем создания более выгодных уровней организации.
Неодушевленные вещи, такие как реки, горы, скалы, атомы и молекула, меняются в процессе
эволюции в сторону увеличения средней энтропии, находя низкоэнергетические состояния. Неживая
физическая материя, объекты, системы не имеют такой возможности для саморазвития или
уменьшения энтропии, как ощущающее сознание, потому что их выбор, взаимодействие, отклик и
способность к самомодификации, как результат их опыта, – либо несуществующи, либо очень
ограничены.
Stay tuned.
Кажется, мы нашли новый, и более общий, способ разделения живого и неживого (виртуально – всех
объектов и систем). Живые системы – чувствительны и демонстрируют сознание (неважно, насколько
смутное и несфокусированное). У них есть выбор. Их выбор ведом намерением и пользой – они
развиваются. Любая система может намеренно (действие, реакция, взаимодействие) улучшить
текущее положение или конфигурацию, либо намеренно (делая соответствующий выбор) снижать
(или поддерживать) энтропию в виде постоянного «перетягивания» второго закона термодинамики,
как растущая, развивающаяся и живущая система. Свойства сознательной системы более подробно
описаны в начале главы седьмой второй книги. Пока достаточно знать, что вместительность и
возможность к эффективной самоорганизации для продвижения к цели (эволюционная полезность)
критически важны для формирования и поддержания осознания и жизни целиком, какой мы ее знаем.
Так ли это с вашим правительством, земной экосистемой, национальной или мировой экономикой,
цифровыми компьютерами и возможными формами жизни в Интернете? Оставайтесь с нами
Тенденция естественного движения по пути наименьшего сопротивления в сторону состояний
минимальной энергетичности неживых и нерастущих систем является фактом, исключительно
ответственным за правоту второго закона термодинамики. В последствии мы поймем, что факт
существования физической (материальной) реальности является одним из правил в
пространственно-временной конструкции, определяющим законы физики ФР.
Позднее станет очевидно, что мы являемся неотъемлемой частью эволюционного процесса АНЕ, что
мы – развивающееся сознание.
Куда идёт АНЕ, как мы вписываемся в эту картину, и каким образом АНЕ относится к вытекающей
физике, смыслу жизни, нашей физической реальности или бóльшей реальности? Блуждаем ли мы
безответно в метафизической пустыне? Мы не блуждаем, и ответы на эти вопросы и многие другие
последуют. Будьте терпеливы, есть еще много базовых понятий, которые нужно здесь представить,
прежде чем Большая картина начнет обретать форму. Лучше позволить этим вопросам томиться на
медленном огне до тех пор, пока мы к ним не вернемся. Перед тем, как можно будет обсудить
результаты, нужно проследовать за эволюцией АНЕ к ее логическим выводам.
Пока всё с подведением итогов. Я ожидаю, что вопросы появляются в вашей голове как грибы после
летнего дождя. С какого конца АНЕ мотивировано наращивать ресурсы? Что определяет главные
эволюционные приоритеты АНЕ? Объем разума? Рост? Сила? Любопытство? Что «заводит» АНЕ:
искусство, наука, знание, доброта, любовь, развлечение, инвестиционная стратегия, досуг, давление
или это всё просто так? Интересные вопросы, да, но типично антропоморфные. Избегайте думать об
АНЕ, как наделенном человеческими чертами; связь есть, но черты естественным путем наследуются
детьми от родителей, так что пытайтесь думать о людях с точки зрения черт АНЕ. 

Глава 28 — Эволюция АНЕ (Абсолютного неограниченного


единства) — Рождение Большого компьютера
Познакомьтесь с АНЕ — с газиллионом клеток реальности, которые более-менее случайным образом
изменяют состояние, вращаются, появляются и исчезают. Со временем, с повышением осознанности
и сложности, они собираются в некие комбинации и в узоры из комбинаций. Некоторые комбинации
оказываются интереснее и выгоднее, чем остальные. Ведь, более высокая организация, приводящая
к снижению среднего уровня энтропии (чем ниже энтропия, тем выше упорядоченность. Прим.
переводчика) — это и есть определение само-усовершенствования в сознающей системе.
Фундаментальный процесс во взаимодействии с сознанием создает эволюционное давление,
толкающее все сознающие сущности к само-усовершенствованию.
Концепция сущности, организующей себя в более выгодный узор сочетаний и в более выгодные
сочетания сочетаний, возвращает нас к более ранней дискуссии о том, "как и почему?" в отношение
разнообразия и специализации жизненных форм. Бактерии, рыбки гуппи, аллигаторы, кенгуру, люди,
руки, глаза, ноги, груди, мозги, электромобили, интернет и, даже, выборное управление — это лишь
несколько примеров того, как развитый биологический мир организует себя в более выгодные узоры
сочетаний и в сочетания сочетаний. Если слова "сочетание сочетаний" где-то, на краю вашей области
интуитивного, вызывают представление о некоем неопределенном фрактальном процессе, который и
является верховным создателем сложной структуры — то вы на правильном пути. Но, подождите, мы
дойдем и туда.
Некоторые узоры (сочетания) могут нести информацию о предыдущем узоре или о следующем узоре
или же могут задавать правило взаимодействия узоров. Правила — это тоже ни что иное, как
основанные на знании или на опыте узоры (сочетания, наборы информации), служащие надежному
определению, повторению и взаимодействию других узоров (сочетаний). Правила, описывающие
создание узоров (наборов информации), взаимодействие узоров и их отношения, будут развиваться
естественным эволюционным образом под воздействием эволюционного давления само-
усовершенствования. Вместе с концепцией правил появляется и концепция управления и иерархии.
Например, двоичные сочетания единиц и нулей, включено и выключено, или, для АНЕ, одинаковое и
разное — можно применить для производства арифметических действий, для хранения информации,
для перемещения данных между группами клеток. Простые двоичные сочетания и правила (наборы
инструкций), определяющие сравнительно немногочисленные операции, развились в современные
компьютерные технологии.
Несомненно, что почти все, что мы непосредственно воспринимаем, сложено из таких базовых
составляющих, как узоры и сочетания узоров (а также развивающихся наборов правил, которые
определяют, регулируют и упорядочивают их). Например, представьте клеточную структуру мозга
человека, узоры его нейронной и электромагнитной активности. Другие примеры — город, в котором
вы живете, отрасль экономики, в которой вы работаете, политические и культурные шаблоны,
определяющие вашу жизнь. Цивилизация — это упорядоченные узоры, шаблоны, определенные
выгодой и ограничениями. Но это определение подходит и ко всему остальному, включая сознание.
Нам может пригодиться концепция, в которой сознание состоит из отдельных базовых единиц —
квантов. Некая минимальная группа сложных клеток интерактивной реальности составят один квант
сознания. Исходя из того, что группы клеток реальности — это ядро сознания, и из того, что
простейшая форма клетки реальности это двоичный (бинарный) блок — из этого логично сделать
вывод, что, теоретически, компьютеры могут обрести сознание. Ведь они состоят из базовых
двоичных блоков, подобных клеткам реальности, приведших к развитию сознания, памяти и к
обработке узоров в АНЕ (в абсолютном неограниченном единстве). Но очевидно, что недостаточно
иметь набор двоичных клеток (блоков). Для формирования кванта сознания критично важно, чтобы
эти двоичные клетки были связаны определенными отношениями, чтобы они пользовались и
делились информацией (узорами или наборами данных) и, чтобы они изменяли себя с определенной
целью или намерением (неважно, насколько мутно воспринимаемым).
АНЕ могло бы выделить определенную часть себя в газиллионы тетра-тетра-тетра байтов памяти, и
это было бы интересно и полезно. Даже очень полезно! В последней главе мы пришли к выводу о
том, что развитие сознания может быть ограничено объемом доступной памяти. Развитие отделов
памяти и обработки информации могло бы привести АНЕ к изобретению собственной формы
математики, являющейся ничем иным, как наборами данных, узорами из наборов данных, правилами,
операциями и отношениями — согласованной системой логического процесса.
Эти функции АНЕ — вычисления и память — представляют первичный большой компьютер (БК).
Большой компьютер — важная метафора, используемая в настоящей модели реальности (в
настоящей книге). Функции и работа БК подробно обсуждаются оставшейся части "Моей большой
всеобщей теории", но более подробно — в разделе 4 (весь раздел) и в разделе 5 (особенно главы 6 и
11 тома 3). Это и есть большой компьютер — память, обработка, правила, операции и содержимое ( ).
Он не обязательно является "большим мозгом", что можно было бы представить, если мыслить в
терминах биологии (отдельных физических органов). В этой точке, БК более подобен основанному на
вычислениях процессу с высокими требованиями к памяти, который обеспечивает улучшение в
организации относительно тусклого клеточного мозга. Смотрите на БК, как на возможность цифровых
вычислений (основанных на отдельных клетках реальности), естественно развившуюся для
улучшения организации и, значит, для уменьшения энтропии в энергетической форме, которую мы
называем АНЕ.
Само АНЕ сейчас является формой цифрового сознания, основанного на ячейках реальности. АНЕ
способно снижать свою энтропию (неупорядоченность) и прояснять свое осознание, потому что
создало газиллионы ауто-дифференцированных (ауто-дифференциация — гармоничное сочетание
своей отдельности и связанности с другими) ячеек реальности, которые, в конечном счете,
организовались в узоры из узоров, правила, упорядоченные процессы. И все это поддерживается,
отслеживается и управляется развивающимися группами интерактивных двоичных ячеек памяти, чьи
действия и взаимодействие координируются с целью движения к системе более организованной и
более выгодной. Для применения правил взаимодействия и для координации движения к большей
выгодности необходимы цифровая логика и цифровая память. На пятах цифровой логики
развивается обмен данными (контентом) и намеренная манипуляция, что придает процессу
направление и цель. Цель создает возможность различения успеха и неудачи, дает необходимые
обоснования и указывает направление к достижению состояний низкой энтропии, что выглядит, как
само-усовершенствование системы.
БК можно представить себе, как специализированный цифровой процессор и раздел памяти,
принадлежащие значительно большему цифровому сознанию. АНЕ (абсолютное неограниченное
единство) развивает специализированные группы ячеек тем же образом и по той же причине, что и
биологические физические существа: один и тот же фундаментальный процесс применяется ко всем
интерактивным или интра-активным (внутри-активным) системам, которые достаточно сложны, чтобы
быть в состоянии самим меняться в сторону большей выгоды (рост). Тем не менее, результаты
применения этого простого процесса будут очень разными для систем, определяемых различными
наборами возможностей и ограничений. Возможности системы определяются ее природой, а ее
ограничения — внутренней и внешней средой.
Подобно тому, как развивающиеся неживые нерастущие существа естественно движутся в сторону
повышения энтропии, для сознания естественно двигаться к её снижению. По мере снижения
энтропии, туман заменяется яркостью. Также, при снижении энтропии, растет качество сознания, и
мы называем это ростом качества, духовным ростом. Подобно тому, как внешняя энергия может
иногда подвигать неживые нерастущие существа к временному снижению энтропии (они растут — как
песок превращается в песчанник, минералы — в кристаллы, разлагающаяся биомасса — в
ископаемое топливо, или как атомы водорода синтезируются в гелий), внутренняя энергия может
иногда смещать сознание к повышению энтропии и снижению качества. Больше об этом будет
сказано в следующем разделе, где мы выставим нашу любимую команду крыс против команды анти-
крыс соревноваться за Кубок Реальности.
# К этому моменту мы знаем уже почти достаточно для того, чтобы лучше понять термин "измерение".
Мы сказали, что бОльшая реальность многомерна и что ФР и НФР являются двумя из этих измерений
— но что это значит?
Начнем с того, что нам известно. Я использовал термин "трехмерный" или буквы "3 " для описания
нашей локальной ФР. Некоторых это могло запутать, так как им говорили, что современная наука
использует 4-мерное пространство-время для моделирования ФР. Действительно, термином из
общей теории относительности "пространство-время" называют 4-мерный континуум — три
пространственные координаты (являющиеся, также, функциями времени) и одну временную
координату (являющуюся, также, функцией пространственных координат). Существует
математическое обоснование для того, чтобы называть пространство-время 4-мерным, но в том
смысле, в котором я использую слово "измерение", добавление времени к координатам положения
(точки) не является новым измерением.
Время — это технология и процесс, который, рано или поздно создаст АНЕ для упорядочивания
событий. Время фундаментально для задач "дать определение бОльшей реальности" и "создать
бОльшую реальность", но, несмотря на это, не принесет пользы видеть в нем независимое
измерение. Правильней по описанию будет сказать, что мы, люди, непосредственно воспринимаем
трехмерную реальность упорядоченную временем. И что эта реальность выглядит, как ограниченный
возможностями нашего восприятия продукт пространственно-временной вселенной, который требует
четырех координат для обозначения отдельных событий относительно личной точки отсчета. При
этом любая из точек отсчета фундаментально так же допустима, как и любая другая.
Поиск четвертого и более высоких измерений в геометрическом понимании так же не будет особо
полезным для понимания большей реальности. Реальность не является геометрической на
фундаментальном уровне. Мы считаем, что ей следует быть геометрической, поскольку наш узкий
взгляд сфокусирован на трехмерной геометрической реальности, и для нас естественно
отталкиваться от того, что уже известно. ФР (физическая реальность) имеет геометрические
ограничения в виде пространственно-временного набора правил; однако, последний является лишь
локальным, местным, и не распространяется на большую реальность. Это станет совершенно ясно в
разделе 4.
Что это за измерения - если не временные и не геометрические, то что остается? Забудьте о
виденных фантастических и сказочных фильмах, измерения реальности не соответствуют
представлениям сценаристов сериалов Twilight Zone и X-Files. Однако, справедливым будет и
утверждение, что большинство реальностей существуют одновременно в собственных измерениях и
как подмножество бОльшей реальности, и что перемещения между измерениями возможны. И это
довольно легко, если знаете, как это делать.
Более глубоко концепцию измерения мы обсудим позже; сейчас же только заглядываем вперед,
чтобы дать вам представление о природе измерения - без того, чтобы запутать вас.
Так как бОльшая реальность и та ее часть, что является нашей локальной реальностью, обе есть
творениями сознания, то можно метафорически сказать, что они существуют в "пространстве ума"
или в мысленном пространстве. Соедините это с той идеей, что фундаментальное сознание, в форме
АНЕ (абсолютного неограниченного единства), состоит из ячеек реальности, и что ячейки реальности
можно использовать, как бинарные ячейки - такие, которые могут быть либо в одном состоянии, либо
в другом. Бинарные ячейки, как и транзисторы в микропроцессоре или единицы и нули на вашем
любимом компакт-диске, удобны для создания памяти, для хранения информации, для поддержки
сложных вычислений. Таким образом, "пространство ума", в форме цифрового сознания, приобретает
вид вычислительной системы - логической, основанной на правилах - в общих чертах, это нечто, что
можно назвать компьютером.
В главе 30 этой книги вы обнаружите, что базовая потенциальная энергия сознания (АНЕ --
абсолютное неограниченное единство) со временем развивается в яркое цифровое сознание -- по
мере увеличения яркости его, поначалу, тусклой осознанности. Для цифрового сознания, создание
разных измерений -- это выделение памяти и вычислительных мощностей. Уже многие годы мы
используем разбиение, секционирование, в коммерческих цифровых компьютерах. Кроме того, мы
научили компьютеры многозадачности и многопроцессности. К примеру, мы легко можем можем
одновременно считать много симуляций или много вариантов одной симуляции (возможно,
отличающиеся начальными условиями) на мощных компьютерах, которые физически существуют в
нашей ФР (физической реальности). Представьте, что каждая из параллельно просчитываемых
симуляций представляет независимое измерение -- и получите проблеск понимания измерений
внутри цифрового сознания и внутри большей реальности. Слово "измерение" обозначает хорошо
определенное процессное подмножество внутри Большого компьютера, ограниченное пространство
мысли или область внутри большего сознания, которая занимается обработкой подобного контента
(подобной информации, связанной информации, родственной информации). Конкретное измерение
или реальность можно представить себе в виде цифровой симуляции виртуального мира, которая
рассчитывается в своем выделенном пространстве (массиве) памяти внутри БК (большого
компьютера). Понятие измерения будет проясняться по мере развития этих идей в последующих
главах. *
Теперь нам следует рассмотреть то, что события происходят одно за другим во времени. Можно
значительно увеличить организационный потенциал системы, если расположить ее части
(содержимое) в определенном порядке и последовательности. АНЕ (абсолютное неограниченное
единство) должно, в поиске, большей выгоды, "изобрести" время, тем самым изобретя
последовательные процессы. Подобно тому, как водные обитатели должны были изобрести легкие и
ноги, чтобы выбраться из океанов и пользоваться ресурсами, доступными на суше - так и АНЕ должно
изобрести время, чтобы воспользоваться бОльшим порядком и организацией (снижение энтропии),
происходящими из упорядочивания процессов. Время предоставляет шаблон индексирования и
упорядочивания, делающий возможным следующий уровень организации, осознанности и сложности
внутри сознания. С появлением возможности индексирования и упорядочивания интерактивного
контента (содержимого), рождается динамика (упорядоченная по времени причинность). Применение
времени к цифровому контенту (содержимому) приводит к тому, что количество возможных
вариантов, доступных фундаментальному процессу, экспотенциально взрывается в творческое
взаимодействие причины и следствия.
Время - это цифровая технология, позволяющая сознанию более эффективно организовать его
содержимое (мысли). Повышенный уровень организации означает снижение энтропии и повышение
выгоды для системы. Появляется возможность ускорения эволюции ума - когда потенциал
самоосознающего сознания делает еще один прыжок в неизвестное.

ГЛАВА 1-29 - Эволюция АНЕ. Рождение времени


Глава переведена Полиной Козловой АНЕ почти вошло в естественный ритм; изобрести время ему
примерно так же сложно, как нам отбивать такт ногой. Чтобы создать время, наш друг нуждается
только в более или менее регулярном колебании (повторяющемся изменении состояния) некоторых
отдельных клеток или их групп (однородное, неоднородное, однородное, неоднородное и т.д.). Эти
регулярно изменяющиеся клетки АНЕ становятся часами АНЕ, как метроном, они отсчитывают время
для всего остального. Если частота этой группы клеток-часов постоянна, такие часы более полезны.
Наилучшие часы будут колебаться эффективно, регулярно и быстро, как только это возможно (в
своей природной частоте). «Работает лучше» – это то, что движет эволюцию, следовательно, мы
должны ожидать, что АНЕ со временем выработает процесс, который дает точно регулируемую
постоянную частоту.
Это технология, построение самоизменяющегося развивающегося сознания, – артифакт системы
энергетического улучшения внутренней организации. Когда потенциальная энергия изначального
сознания (потенциал самоорганизоваться более выгодно) вырабатывает способность уменьшать его
энтропию, время возникает как побочный продукт этого внутреннего изменения. Время отделяет
состояние «до» от состояния «после». Изменение приводит к заметности времени. Осознание
изменения нуждается в идее личного времени. Понятие времени определено и создано смутным
осознанием АНЕ, когда Основной процесс приводит АНЕ к возможности изменить что-то, его
абсолюное единство, даже если это изменение целиком случайно.
Изначальное изменение может быть незапланированным судьбой событием или напрямую
связанным с неизвестным внешним окружением АНЕ – никто не знает. Мы не можем точно
определить происхождение первых биологических клеток в физичеком мире, еще меньше – первых
реальностных клеток в АНЕ; это было очень давно, и нас при этом не было. Как я сказал в 25-й главе
этой книги: «…иди и спроси свою мать! Это неподходящий вопрос». Скрупулезное избежание
обобщений и создания убеждений (псевдо-знаний) для того, чтобы заполнить пробелы в понимании.
Read the previous two sentences again.
Псевдознание бесполезно, за исключением утешения нуждающегося эго. Вы и ваши кишечные
бактерии должны отдавать себе отчет, что существуют вещи, которые вы никогда полностью не
примете, потому что они есть, и всегда будут, за приделами вашей личной досягаемости. Принять
свои ограничения – первый шаг навстречу обретению мудрости. В то же самое время, создание
кажущихся ограничений, в которых никто в действительности не существует, путем попадания в
ловушку убеждений, – огромная трата потенциала. Прочитайте предыдущие два предложения снова
Видите ли вы выжность открытия Большой истины, и почему вы не должны жалеть усилий для
чёткого понимания разницы между действительными и кажущимися ограничениями? Заметьте:
способность точно уразуметь свои основные ограничения отличает мудрых от глупцов.
Огромная эволюционная польза времени очевидна. Упорядоченные события позволяют
последовательно выполнять и распространять содержимое. Сложное взаимодействие и каузальные
логические цепочки развиваются в продолжающемся ритме. Энтропия снижена. Время работает как
катализатор. Оно очень сильно влияет на способность АНЕ к самоорганизации, таким образом
ускоряя взаимодействие между базовым процессом и сознанием.
Эволюционное давление саморазвития движет сознание навстречу реальности более высокого
уровня и низкой энтропии, что эквивалентно движению сознания навстречу свету, ясности и более
высокоорганизованным внутренним конфигурациям. Более низкая энтропия дает реальность более
высокого уровня, что означает, что сознательная система имеет больше доступной для работы
энергии (для более выгодной организации).
Единое, разделенное частотой изменений, дает период в один цикл. Продолжительность цикла –
время, требующееся для изменения и возвращения в исходное состояние. Один период часто
используется как удобная единица измерения, или времени. К примеру, период вращения земли
вокруг оси – это день, и дедушкины часы используют маятник для подсчета секунд.
Больше возможностей и эволюционного потенциала можно создать, если части АНЕ, и его схемы,
начнут общаться, взаимодействовать и координироваться друг другом (как руки, ноги, мозги, хвост и
глаза обезьяны, пробующей достать банан). Скоординированная деятельность может и
распространять, и регулировать паттерны (узоры, образцы) содержимого. Сигналы и сообщения
могут быть переданы от клетки к клетке так быстро, как может одна из них изменить состояние в
ответ на изменение состояния «смежной» с ней. Если код паттернов закодировать по образу
нейронов, букв и слов, жестов или звуков, и так далее, вскоре АНЕ будет иметь части самого себя,
общающиеся и передающие информацию другим частям. Вообразите что-то подобное биологической
нервной системе коммуникации между частями теля, использующей последовательные нейронные
схемы.
# Не интересно ли то, что наша центральная нервная система (ЦНС), которая включает мозг, нервы,
нейроны, синапсы и электрические заряды, отражает сознание с его процессом передачи
информации? Рассмотрите тесную связь между нашей центральной нервной системой и нашим
сознанием. ЦНС – очень ограниченный аналог сознательной функции. ЦНС ограничивает восприятие
сознанием физического мира, как компьютерной операционной системы и лимита применения,
который может себе позволить центральный процессор. Она служит в качестве сдерживающего
фактора при потоке данных, который определяет виртуальный опыт физического тела в разуме
индивидуализированного нефизического сознания, что, в свою очередь, определяет ваше
существование и мотивирует намерение в больешй реальности. Для тех, кто желает ознакомиться с
расширенной дискуссией отношений между сознанием и мозгом, есть тема «Физическое / Сознание и
тело» в группе обсуждения на сайте www.My-Big-TOE.com.
*
Есть смысл в том, что механизмы обработки данных и передачи информации, имеющийся в
клеточной мысли, которую мы зовем АНЕ, подобны информационному и коммуникационному
процессам ЦНС. Представьте самодостаточный от начала до конца компьютерный процессор, кроме
всего прочего соединенный простым способом с набором выборочно сделанных сенсоров. Из-за того,
что ЦНС развилась как система взаимодействия между восприятием физического существования и
сознанием воспринимающего, разумно было бы ожидать взаимную (физическую и нефизическую)
технологию общения, для отличной совместимости, что обычно предполагает определенную
функциональную совместимость. Наш взгляд с физической стороны этой системы взаимодействия
(интерфейса), без сомнения, весьма ограничен, но после мы полностью поймем, как работает мозг и
ЦНС, то, возможно, получим маленькое тонированное окошко, через которое можно вглянуть на
механику процессов нефизического сознания (тех же самых процессов, через которые, в конечном
счете, выражена бóльшая реальность).*
evolutionary needs.
Технология часов АНЕ может усложниться. Мы наверняка знаем только то, что АНЕ может сделать
прекраснейшие часы в намерении производить, регулировать и интегрировать паттерны, паттерны
паттернов паттернов. Эволюция создает оптимальное решение для измерения времени в АНЕ,
каково бы оно ни было. Детали не так важны. Пусть вас не пугают синусоиды или математические
выражения, данные в качестве примеров колеблющейся функции в главе 26 этой книги; всё, что вам
нужно знать, это то, что самооснованное цифровое АНЕ может с готовностью выработать адекватные
часы (регулярно колеблющаяся группа клеток реальности), чтобы удовлетворить свои эволюционные
нужды.
Верхний предел скорости, с которой отдельно взятое сообщение может распространяться,
определяется тем, насколько быстро одна клетка реальности может изменить состояние. Эта
максимальная скорость изменения состояния прямо связана с половиной цикла минимального
периода времени часов или одним квантом АНЕ-времени. (Полный цикл потребует от клетки
реальности изменить состояние, а затем вернуться в первоначальное состояние.) Другими словами,
максимальная скорость, с которой клетка обычно может изменить состояние, даёт определение
наименьшей единицы времени наших часов АНЕ, которые они могут непосредственно отмерить.
ω ω Я представляю, как многие технари из читающей аудитории тянут руки вверх. Если изменение
плавное и продолжительное (в форме синусоиды, к примеру), наименьшая практическая единица
времени может быть уменьшена до крохотной дискретной порции состояния изменения (∆ωt),
которую АНЕ может постоянно и точно измерять (учитывать). Однако, это маленькая техническая
деталь, имеющая маленькое значение для Большой картины.
Выше мы использовали такие слова как «смежный» и «скорость», которые относятся к расстоянию и
пространству, но пространство пока не определили. Эти слова – всего лишь метафоры, не понимайте
их буквально или вы станете думать антроморфически, возвращаясь к трёхмерному понятию, что
АНЕ занимает место и существует «там» – где-то, как-то, в другом месте, где нас нет. Представляйте
скорость ваших мыслей, пространство между последовательными или соседними идеями, или
паттернами мыслей в вашем скептическом и открытом разуме. Думайте о многократных,
одновременно или регулярно возникающих мыслях и об одновременных потоках мыслей в сознании и
подсознании. Прекрасные большие мысли и крохотные мыслишки в пространственном отношении не
большие или маленькие.
Постоянное эволюционное давление с целью максимизации рентабельности, сокращая энтропию,
делало АНЕ все более сложными и самосознательным; биологические организмы прошли через
аналогичный процесс. Чем больше осведомлен и сложен индивидуальный субъект или система,
созданные в процессе эволюции, тем больше потенциальных состояний и возможностей для
исследования. Обучение, рост и развитие часто ускоряют процесс. Актуализация данного потенциала
дает рождение более высокому потенциалу, что рождает еще больший потенциал, что...
Вследствие того, что процесс рождения-выживания-размножения-смерти, который впитывает
неимоверное количество нашего времени и энергии в физическом мире, не является частью
процесса эволюции мысли, акселерация эволюционного процесса намного значительнее для
сознательной системы, чем биологическая. Без тела, которое нужно таскать за собой и о котором
нужно заботиться, АНЕ путешествует налегке и движется быстро внутри гораздо большего набора
возможностей.
Например, образование и учеба – нетелесный процесс, который очевидно ускоряет. При постоянном
уровне разумности, чем больше кто-то знает и понимает, тем быстрее и готовнее он или она может
узнать и понять дополнительный связанный материал. Быстрый рост сложности, ценности, силы и
проникновения технологии дает другой ясный пример бестелесного эволюционного процесса
(экспансии знания и технической компетентности), который четко демонстрирует эволюционную
акселерацию.
Criminy! Now what do I do?”
# Уровень технологической эволюции возрастает сотни, если не тысячи, лет. Как всегда, каждое
поколение считате, что темп технологических изменений должен замедлиться – с тех самых пор, как
почти всё, что можно вообразить, было изобретено. Ха! Тем, кто на острие знаний, видно лучше.
Видение вдаль всегда закрыто облачностью ограниченного воображения. Наши наука и технология
почти задели поверхность возможностей – мы только сейчас начали отпускать педаль газа и
выпускать дополнительные колеса («Ой, ай… эй… как управлять этой штукой? Боже, она набирает
скорость! Эй! Слезть невозможно, управлять нечем… и без тормозов! Что же делать Очевидно, что
нужно делать: мы должны очень быстро учиться, как направлять быстро развивающееся ноу-хау с
поспешно выработанной и примененной мудростью до того, как такая возможность будет утрачена.
Пытаться остановить или подавить инновации, открытие и разработку и применение новых знаний –
все равно что постоянно пытаться остановить поток крупной реки, т.е. не очень реалистично.
Социальные и экономические силы (религиозные, правительственные, силы объединений,
корпоративные силы и разнообразные социальные движения) не слишком преуспели в приостановке
технологического прогресса.
Суть в том, что высокая скорость далеко идущих изменений, ведомая незрелыми и неопытными
социальными изменениями на совершенно незнакомой территории полагается, по большей части, на
удачу, во избежание катастрофы. Зависеть от удачи, чтобы избежать множественных случаев,
каждый из которых потенциально катастрофичен – не умный план. Единственный выход из этого
затруднительного положения заключается в быстрой разработатке четкой долгосрочной перспективе
и осуществлении качественного планирования на основе суждения высокого качества (мудрости),
прежде чем скорость слишком возрастет (система становится безвозвратно неустойчивой), или удача
вся вытечет – плюх!
Троглодиты, луддиты, религии, отмороженные человекоубийцы, правительства – все время от
времени пытались значительно снизить скорость роста инноваций и технологий, и все они
провалились, и будут проваливаться и впредь из-за неправильного подхода.
Борьба против неразумного применения знаний и технологий путем превозношения достоинства
селективного добровольного невежества – проигрышная стратегия, которая никогда не будет
работать. Как правило, эта стратегия даже не эффективна, как выжидательная тактика. От битья
машин, экономивших труд, в семнадцатом веке, до запрещения стволовых клеток и исследований
клонирования в двадцать первом веке – все попытки контролировать применение знаний
обязательно провалятся.
Атака на отдельный научный результат (в особенности исследования или продукции, которые не
могут практически контролироваться) никогда не повредит базовому процессу: отрежь одну голову и
на ее месте мгновенно появится две других. Концентрация энергии на провальной стратегии попросту
делает ситуацию хуже: внимание отвлекается от реальных проблем, а доступное для применения
эффективного решения время растрачено. Голова в песке всегда оставляет незащищенный зад на
ветру.
Great potential is a double-edged sword. Большой потенциал – двусторонний меч. Мы все – пассажиры
ракеты в местной реальности, где технологическая манипуляция нашим внутренним и внешним
окружением может вскоре выработать более драматические акселлерационные изменения. Мы
должны зависить от качества наших политических, этических, экономических, технических и
философских учреждений, чтобы ухватить возможности и создать преимущества, в то же время
избегая волчьих ям.
Перед тем, как вы начнете сетовать на некомпетентность публичных учреждений, стоит разобраться
с качеством сознания, пониманием и мудростью, как индивидуальными атрибутами. Развитие
индивидуумов в социуме определяет качество общественных институтов. Здесь не на кого свалить
ответственность: коллективно, все жители планеты более или менее заслуживают то, что имеют.
Среднестатистические социальные, экономические, образовательные или правительственные
институты отражают качество сознания среднего индивидуума, который их создает и распространяет.
Лично вы – либо неотъемлемая и деятельная часть решения, либо часть проблемы, нейтральных
наблюдателей нет. На всех лежит ответственность за саморазвитие *
Вымучиваеие решения путем применения внешней силы, как правило, приводит к обратным
результатам и никогда не является хорошим долгосрочным решением. Дело в том, что эволюция
сознания, как и все большая эволюции системы, – естественный процесс. Чтобы эта концепция и
некоторые из сопутствующих вопросов стали интуитивно более понятны, я просто привел эволюцию
технологии как известный пример.*
Нефизический ум может меняться (расти, развиваться) быстрее, чем физическое тело, поскольку
содержит больше степеней свободы и меньше ограничений. Устойчивое ускорение роста и развития
сознания происходит в течение длительного времени, это означает, что темпы роста постоянно
увеличиваются. Это ускорение позволяет каждому новому выражению сознания становиться более
эффективным и продуктивным все быстрее и быстрее. Обучение, как и любая другая накопительная
функция, не может ускоряться вечно, но вы были бы удивлены, как далеко сознание может
прогрессировать, пока основной процесс начнет направлять большую часть своей энергии в сторону
только лучших возможностей.

Феномен ускорения обучения и ускорения эволюционного процесса относится к эволюции и


биологических, и сознательных единиц. В биологическом мире, с приходом клонирования и генной
инженерии (результат компьютерных и прочих технологий), ожидайте биологическую эволюцию
определенных живых существ создавать бесконечные надежды на доступные возможности
относительно быстрого развития потенциала (положительные или отрицательные) их видов. В мире
сознания эффект ускорения представляет более гладкую и поэтапную функцию саморазвития в
сравнении со временем роста возможности обучения и качества и глубины понимания.
*
# Я нарисовал картину того, как развиваются ощущающие сущности, обладающие сознанием.
Однако, я не хочу, чтобы это понимание ограничивало представление о том, как конкретная
подсистема сущностей может привести к развитию такого измерения реальности, как наша система
(НС) или физический мир. Доказательства эволюции сознания, относящиеся к общностям
нефизического мира, логически не исключают включение в него живых существ или наличие
дополнительной чувствующей способности у имеющихся существ. Изменение существующих в НС
единиц через эволюцию, добавление новых существ в НС или прямое изменение выбранных существ
НС представляют собой три пути изменение сознательной подсистемы НС. Вследствие того, что
операции не являются взаимоисключающими, существующие коллекции живых существ могут быть
результатом всех трех процессов, работающих для оптимизации целого. С построением и
улучшением сознанием своих ментальных возможностей возникает новая, более комплексная
мотивация, как результат и (в сочетании с) императив для реализации основного процесса.
Сложность и интерактивные свойства вовлеченных в развитие умственных процессов в конечном
итоге производят функции намерения, обратной связи, взаимодействия, синтеза и интеграции. С
началом влияния на эволюцию этих важных вторичных процессов, потенциальное число полезных
состояний критически возрастает.
Земные млекопитающие и многие насекомые могут дать бесчисленные примеры атрибутов второго
порядка. Лозунг "хомо сапиенс делает это лучше" (найдено выгравированным на крупе
доисторической лошади) отмечает, что из-за нашей способности думать и обрабатывать
информацию мы заявляем себя чемпионами современного психического синтеза, интеграции и
интерактивной обратной связи всей земной биологической эволюции. Даже если Флиппер и Шаму
(известные дельфины – прим. пер.), с их значительно бóльшими мозгами, не согласны с предыдущим
заявлением, человечество развило выдающийся потенциал, который, в первую очередь, питается
внушительным набором функций сознания второго порядка. Сознание-система-вещь АНЕ (в
настоящее время также цифра-мышление-бытие-вещь) содержит правильный материал, чтобы
однажды стать на много порядков лучше в этих аналитических функциях второго порядка, чем мы.
Возможно, существуют функции четвертого, пятого и более высоких уровней, чем можно вообразить.
Выбор и комплексность, доступные АНЕ сейчас, ошеломляют. Звуки, которые могут воспроизвести
или услышать, представляют ошеломляющий набор возможностей, однако бесконечно малый по
сравнению с возможностями, доступными АНЕ. Что люди могут сделать с доступными звуками? Язык
и музыка – два первых приходящих на ум применения. Первый имеет значительную практическую
ценность в качестве отклика на внешние требования основного процесса; вторая дает внутреннюю
благодать, удовольствие и наслаждение. «Просто для развлечения» подразумевает бесполезность,
или отсутствие эволюционной пользы. Музыка не пробуждает эмоции, снижает стресс, мотивирует и
сближает людей, дате ощущение близости, а также увеличивает производство молока на
прогрессивных молочных фермах.
Посмотрите на то, что удалось создать из только трех основных цветов, двадцати-шести букв и
ограниченного набора звуков. Всё наше общение, искусство, литература, коллективная память, наука
и технология покоятся на особенных комбинациях, последовательностях (во времени и
пространстве), узорах и схемах относительно малого набора основных переменных – и мы только
нащупали поверхность возможностей. Представляете себе, что способно «сварить» АНЕ с нашими
жесткими условиями? Нет, конечно же, не представляете, но вы можете вообразить, что у АНЕ будет
в триллионы и триллиарды раз больше переменных в огромном многообразии многомерности.
Простой факт: мы не можем даже смутно представить, как жалеко за пределы нашей досягаемости
распространяются возможности АНЕ. Представьте кишечные бактерии, строящие предположения по
поводу большего организма, в котором они живут. Это и есть так называемые процессы второго
порядка в сознании, отвечающие за постепенное развитие ценностей. Когда осознание и
разнообразие выбора достигают достаточного уровня, понятия наслаждения, эстетики, идеалов и
качества начинают преобразовать наше выражение основного процесса и нашу мотивацию к
партнерству с ним. Они включают в себя набор функций третьего порядка, которые впоследствии
влияют на исход фундаментального процесса эволюции.

Нам дано достаточно осознания и разнообразия, нам не скучно. Мы пишем музыку. Мы создаем
искусство. Мы – создатель и потребитель. У нас есть предпочтения, склонности, антипатии.
Определено добро и зло. Мы развиваем ценности и делаем моральный выбор. Птицы поют и парят,
собаки подают теннисные мячи и бегают за фрисби. Игра широко распространена среди
высокоразвитых существ всех видов Если бы веселье было бесполезным для Большой картины
эволюции сознания, то оно не было бы таким естественным и популярным. Живые существа
обладают внутренним и внешним окружением, которое требует внимания и взаимодействия. В
действительности, чем более чувствительными мы становимся, тем лучше наше качество, тем более
важным наш внутренний мир становится для нашей эволюции.
Разумно и логично то, что АНЕ могло бы обладать потенциалом для развития ценностей,
сострадания, целевого выбора, игры, общения, музыки, математики, компьютерной науки,
изобретательности, юмора и так далее, в системе, в триллионы и триллиарды раз богаче,
разнообразнее, сложнее, сознательнее, с более объемной памятью, чем человеческая.
Ого! Разве вы не хотите возможности купить акции этого зарождающегося двоичном ребенка, прежде
чем он захватил на реалити-рынок? Эта изобретательная-супервычислительная-живая-сознательная-
система-вещь (ударение на «вещь») развивает ценности. Вдобавок, у нее есть выдающийся
потенциал, выходящий за пределы нашего восприятия. Если люди развили функции второго и
третьего порядка, влияющие на их дальнейшую эволюцию, то почему бы АНЕ не быть способным
сделать тоже самое? В конце концов, основной процесс и природа сознания одинаковы во всех своих
различных проявлениях. Ценности, выбор, игра, общение, музыка, математика, сострадание,
компьютерная наука и изобретательность – некоторые из естественных результатов основного
процесса, примененного к сознанию.
Просто иметь эти атрибуты сознания не достаточно. Для эффективного самосовершенствования
АНЕ нуждается в механизме «процесс-отклик», который может точно отделить, что выгодно от того,
что нет; и еще один, чтобы переместить всю систему в направлении наиболее низкой энтропии. Мы
будем обсуждать эти процессы и механизмы обратной связи (которых мы являемся частью) в частях
3 и 4.
Существует зверски ограничивающий антропоморфный соблазн переделать эту АНЕ-вещь в
большего и лучшего супер-крутого жуткого гуманоида. (Ах ... такого же, как мы, как утешительно.
Существа, которые действительно великие, значительные, и мощные должны быть вроде нас ...
внутри, я имею в виду ... даже если они выглядят немного странно внешне ... не так ли? Я чувствую
себя лучше.) Сопротивляйтесь этому искушению. Это совсем не похоже на нас, хотя мы, может быть,
совсем капельку похожи.
Скоро вы сможете логически понимать выдающуюся идею, что сознание АНЕ и существование –
основные, в то время как наше сознание и существование – производные.
ГЛАВА 1-30 - Эволюция АНЕ. Рождение АНМ. АНЕ развивается в АНМ
Глава переведена Полиной Козловой На текущий момент АНЕ (Абсолютное Неограниченное
Единство) готово создать пространство-время, физическую материю, вас и меня, а так же начать
некоторые эксперименты в эволюции сознания. Каждый эксперимент создан и развивается в
обособленной части (памяти или вычислительном пространстве) АНЕ. Мы ощущаем каждую из этих
особых частей (уникальных ментальных пространств в АНМ), как обособленные измерения, разные
реальности. Может существовать разрешение внутри разрешение, реальность внутри реальности,
как матрешка или концентрические слои луковицы. Например, наша любимая физическая реальность
– это часть очень большой группы физических и невизических подсистем, каждая в собственном
мысле-пространственном измерении большего цифрового сознания. Эти реальности ограничены и
вытекают из, и зависят от более общей, большей, менее ограниченной (с большей степенью
свободы) реальности НФР . *
# Если использование индексов запутывает, просто думайте о НФР как о членах, подсистемах или
отдельных порциях НФР (как домовладения, штаты или страны, представляющие социальные,
политические или географические подсистемы на земле). Следующий список некоторых подсистем
НФР: {НФР1, НФР2, НФР3, … НФР , НФР +1, НФР +2, …} = {НФР }. Использование этих индексов –
удобный способ названия какой-то части, измерения или домовладения НФР, которая составляет и
поддерживает нашу систему, которая в свою очередь состваляет и поддерживает ФР. Используя
подобную систему записи, мы будем иногда говорить о множественных ФР, как о ФР , где = 1, 2, 3
…). Если использование индексов вас не устраивает, просто забудьте об этом – это не так важно для
вашего общего понимания. Используя нашу цифровую симуляционную аналогию (смотрите сноску в
конце главы 28 этой книги), мы можем с лёгкостью вообразить подпроцессы в подпроцессах,
разделенную память и вычислительное пространство, которое далее подразделено на меньшие
куски, где обрабатываются определенные куски (такие, как ФР) общей симуляции. Мы можем
представить более общие реальности, содержащие более ограниченные подреальности, каждую в
своем общем вычислительном пространстве, мысле-пространстве или измерении. Не думайте о
единственной луковице, или единственном наборе матрешек, – их множество. Для вас, домоседов с
цифровыми ТВ-тюнерами, реальности и измерения в некоторой степени аналогичны картинке в
картине, когда одновременно отображается или работает несколько телевизионных программ в
своем суб-пространстве большого экрана телевизора.
Однако, пирог сознания поделен; однако, многие реальности могут быть запущены, как симуляции
или как подсистемы больших симуляций, все соединенные через (или являющиеся частью) Единого
источника: сознания АНЕ. АНЕ – основа всего, потому что всё существует во вримодействии АНЕ с
собой. Сознание едино, в то время как разнообразие реальностей и сущностей, их населяющих, –
специализированные подсистемы сознания внутри их собственного мыслепространства или
измерения. Процесс и цель подразделения сознания на измерения и индивидуумы осознания
рассмотрен в частях 3 и 4.
В то время, как АНЕ со временем растет и развивается в чрезвычайно сложный и
высокоорганизованный набор реальностных клеток, выполняющих определенные функции, это
становится совершенно другой сущностью. Следовательно, мы даем ей новое имя: Абсолютное
Неограниченное Множество (АНМ).
АНМ представляется абсоютным и неограниченным. По этой причине, АНМ всё ещё также
Абсолютное Единство, но теперь и множество (одно во многих) соединений, узоров, реальностей,
разрешений и существования. АНМ более сложное, менее хаотичное выражение АНЕ, не добавлено
никаких более субстанций или допущений. В ядре АНМ находится та же основнае энергия сознания
АНЕ, вырабатывающая более развитый уровень осознания, меньшую энтропию и большую
функциональность.
Нет чёткой границы между АНЕ и АНМ. Различие совершенно произвольно. То, к чему стремится
АНЕ, развивая структуру, организацию и сложные коммуникации, так же как и содержание, смысл,
самоосознание, память, объем и цель – вот что позволяет АНЕ превратиться в переименованное
АНМ. Это больше степень, чем кардинальное изменение возможностей, эволюция, а не революция.
Из-за того, что осознание, функция, возможность и цель АНМ так отличаются (более ртражают
сознание, к которому мы привыкли, чем к тому, что мы называем смутное осознание), я решил дать
новое имя, по образу и подобию того, как мы называем людей «людьми» вместо «прямоходящие
безволосые приматы с короткими руками».
Представляйте АНМ происходящим от АНЕ, как естественно еследствие развития цифровым
сознанием высокопараллельной, мультизадачной операционной системы и интерактивного
прикладного программного обеспечения. Это понятие не должно быть трудным для понимания. Мы,
люди, можем точно так же вскоре начать модифицировать наши программы или микрочипы
(родственные нашим физическим системам), с развитием нашей способности прилагать достижения
генной инженерии к самим себе, и мы лучше узнаем регулировку нашей биохимии или механизма
сознательного восприятия. Человеческие генетические манипуляции и психотропные медикаменты
находятся в зачаточном состоянии. Мы ещё ничего не видели (и не можем вообразить грядущее), эти
области будут влиять на человечество каждым битом развития сил цифровой компьютерной и
сетевой революции.
Мы живем в зарождении потенциально взрывоопасного эволюционного и культурного перехода. Ход
изменений драматически ускрояется. Впереди лежит уникальный и мощный потенциал для
невероятно усиленного прогресса, регресса и самоуничтожения. После 250 лет Индустриального века
приходит генная инженерия, клонирование, психотропные вещества, компьютерные сетевые
технологии, век цифровой информации – всё в одном! О, боже! Приготовьтесь! Оденьте шлем,
задрайте люки и пристегните ремни – эта детка поднимается на взлётную площадку.
Смысл такой: Если сложная система способна к прямому самопрограммированию (развитию или
изменению оригинального кода источника, который включает генную инженерию), ход эволюции
значительно ускоряется. Интеллект, опирающийся на продукты его усиленной осведомленности
(цифровая и прочая технология), сменяет случайные мутации и естественный отбор в качестве
первичного двигателя, следовательно, скорость эволюции из очень медленной становится ультра-
высокой.
Неизвестно, насколько ускорена эволюция АНЕ-АНМ, с тех пор, как стало самонаправляемым. Глядя
на эволюцию биологических систем, мы можем предвидеть процессы, которые могли бы обычно
занять сотни тысяч лет, будучи сжатыми в удобные декады или только несколько лет, при помощи
генетических манипуляций. Более скоростная эволюция может показаться хорошей идеей, но
скорость – это скорость, в какую сторону (позитивную, т.е. уменьшение энтропии, или негативную, т.е.
увеличение энтропии), она бы ни была направлена.
Если направление выходит негативным, то вопрос в следующем: изменился ли эволюционный
процесс слишком быстро, чтобы развернуться для того, чтобы вся система самоуничтожилась?
Мудрый может сказать идти медленно, пока кто-то не сможет сказать, каков по вкусу пудинг.
Достаточно ли мудрых с сильным влиянием, чтобы сделать значительный вклад в качество и
дальнозоркость наших коллективных решений? Если нет, то нам нужно начинать процесс по
созданию определенного числа, потому что день решения не так далёк!
Природа, качество, стабильность и баланс любой самопрограммирующейся системы определяет,
вызовет ли её эволюционное ускорение огромные скачки вперед или назад. Прекрасная возможность
и огромный риск ходят рядом по дороге самопостроения и жимических манипуляций. Естественно,
цифровое сознание имеет преимущество перед биологическими системами. Если общая
кумулятивная оценка полезности становится отрицательной, она всегда может сохранить
предыдущие состояния, и затем нажать кнопку возврата или перезагрузки (после выученного урока) –
один из этих классных цифровых трюков, которые заставляют зеленеть от зависти системы на основе
углерода.
Я знаю, что вы думаете: вы завидуете степени свободы, содержащиемя в цифровых системах. Вы
отчаянно хотите, чтобы у супруги, свекрови и соседской собаки были кнопки возврата и перезагрузки.
Будьте осторожны с желаниями, поскольку можете получить это до понимания всех последствий. В
последующих главах вы узнаете, что вы, супруга и её мать, так же, как и соседсткая собака, на самом
базовом уровне, – индивидуализированная подсистема цифрового сознания. Ещё более удивительно
то, что вы ясно поймете все «как», «почему» и «зачем», а также внутренние связи Большой картины
модели цифровой реальности. Нет-нет-нет, это неправда – вы пессимистичны. Такое понимание не
будет заблуждением, или служить доказательством, что я свел вас с ума, понятие не так уж сложно
или глубоко, как кажется поначалу. Некоторые очень уважамые учёные типы в данном вопросе на
моей стороне, и я представлю некоторых из них вам в части 6 (глава 19 книги 3).
# В оперативном сознании есть не только тумблер вкл./выкл., но и кнопки восстановления, паузы,
записи, перемотки, быстрого проигрывания, обратного проигрывания, замедления, мгновенного
воспроизведения, правки, картинки в картинке и повтора, так что будьте внимательны к АНМ-
товарищу, и откройте, как управлять своим сознанием полностью. Вашему сознанию було бы обидно
– сидеть с нулями на мигающем экране всю жизнь без каких-либо попыток узнать, как его
контролировать.
!
«А вот и АНМ, леди и джентельмены! Один, единственный – источник всего сущего, создатель
реальности! Тк, давайте подарим АНЕ хороших цифровых апплодисментов! Двигайте разрядами,
ребята!
Леди и джентельмены и выдающиеся представители прессы, это момент, которого вы так ждали.
Гвоздь программы сегодняшнего вечера, АНМ – светлейшее цифровое сознание от начала до конца,
согласился ответить на один вопрос из человеческой аудитории. Это беспрецендентый момент в
истории существования, леди и джентельмены, перед нами лежит ответ на один из величайших
вопросов нашего времени – прошлого, настоящего и будущего.
«Не одновременно, пожалуйста! Тише! Тиши, пожалуйста! Да, мистер Жевательнаяобертка из
Рассвета Сиэттла, каков Ваш вопрос? Ш-ш-ш! Всем молчать! Я не слышу воспроса. А? Какой
любимый цвет у АНМ? Да ладно, мистер Жевательнаяобертка, не думаете ли вы, что это несколько
мелко? Быстро, давайте другой вопрос! Да, Мисс Якорныйстол из Вечерних Видов, какой у Вас
вопрос? Носит АНМ трусы или боксеры? О, доброе горе! Хорошо, попробуем вопросы не из прессы…
У..о.. АНМ встает… он…он… это… это… ммм.. только одно, сэр, люди хотят узнать… сэр… Сэр?..
Каков ответ? Трусы или боксеры? Вы обещали, вы обещали, не уходите! Пожалуйста, сэр… трусы
или боксеры? Подайте нам знак!!!
“ . Да, вы видели. Большой Парень был здесь и ушел, не сказав ни слова. «Ну, Дэн, когда АНМ
уходил, я подумал, что видел, как его плечи поднимались вверх и опускались. У нас есть возможность
повторить кадр? Видишь, вот там, небольшое подрагивание! Можем мы посмотреть ближе? Посмотри
на это, Дэн, совершенно точно, подпрыгивают вверх и вниз!»
*
«Порядок, ребята, теперь вы видели, а теперь снимите трубки и позвоните, чтобы высказать своё
мнение. Номер 1-900-ххх-0000. Смеялся или плакал АНМ, когда уходил, качая головой? Давайте еще
раз просмотрим повтор, Джонни… Да, определенно есть какое-то подрагивание! Что думает
аудитория в студии: Смеётся или плачет… вопрос на миллион долларов сегодня вечером!*
Ну хорошо, достаточно забав, давайте сядем и вернемся к работе. Вы видели картинку: цифровое
сознание АНЕ переименуется в АНМ, когда степень сложности и возможносетй выработает
достаточное осознание и умственную функцию, способную к созданию, развитию, хранению и
управлени. Самомодифицирующегося содержимого, процесса, объема и цели. В следующей главе
мы увидим, как время создает пространство, и как они вместе создают пространство-время – то, что
мы модем ощущать. Почему? Потому что все знают, что непосредственный опыт – лучший учитель.

ГЛАВА 1-31 - Рождение пространства-времени. Как пространство создается путем обеспечения


постоянного лимита скорости в ФР
(Глава переведена Полиной Козловой)
- . Как я покажу, пространство и время близко взаимоувязаны; в соответствии с этим, мы будем
обращаться к ним, как к единому понятию, называемому «пространство-время». Пространство-время,
в данном контексте, – конструкция сознания. Это не физическая субстанция или вещь (это вообще
нефизическая конструкция), оно создано приложением набора ограничений на часть большей
реальности. Физики материального мира описывают пространство-время, как континуум, в которов
события или физические объекты с ассоциированным временем представляются расположенными
идли движущимися относительно некоторого наблюдателя. Это также описывается как множество,
которое иногда выступает как время, а иногда – как пространство, в зависимости от взаимодействия.
Пространство существует как концептуальная трёхмерная матрица воображаемых (в мысли или
сознании АНМ) отсеках объема ФР (трехмерный пиксель или квант пространства), которая
определяет разрешение и формирует основополагающую структуру нашей реальности. Эта
структура, наряду с успешными нарастаниями времени, предоставляет понятийную инфраструктуру,
которая поддерживает набор правил, определяющих наше восприятие, и, таким образом, наш
физический опыт. Следовательно, пространство-время, как это видно из ФР, предполагает
структурный компонент наподобие пространства и динамический компонент, такой, как время.
Пространство-время, с точки зрения данной теории, представляет собой определенный набор правил
и ограничений, приложенных к взаимодействующей энергопередаче между объектами. Это
конструкция, в рамках которой наши физические тела живут и взаиможействуют. Пространственно-
временной набор правид служит как сознательный интерфейсный фильтр, который определяет
ощущения (опыт) в физической материальной реальности, в котором участвуют индивидуальные
единицы сознания. Опыт физического пространства, времени, как и массы, энергии и гравитации –
всё проистекает из пространственно-временных ограничений, стоящих на опыте взаимодействующих
индивидуумов сознания, взаимодействующих в виртуальной реальности, которую мы зовем нашим
миром. (Эти странно звучащие заявления определены в деталях в части 4. К тому времени они буду
видеться более разумными и заслуживающими доверия, чем сейчас).
Когда я говорю «АНМ изобрело пространство-время» или «АНМ… (и так далее с участием глагола
действия)», то имею в виду эволюционный смысл, наподобие изобретения рыбыми лёгких и ног, при
помощи которых они превратили себя в амфибий.
Не вдавайтесь в антропоморфность, воображая АНм маленьким старичком с длинной белой
бородой, создающих людей из пространственно-временной глины на седьмой день. Это безупречно
прекрасная метафора, но дискуссия не ведет в эту сторону. Это – усилие улучшить науку и модель
реальности, а не попытка представить и следовать традициям Большой правды, которая выражается
различными религиозными метафорами, хотя может выполнить обе функции.
АНМ использует определенный подраздел объема своей памяти, порцию организационного
потенциала, сектор пространства-времени, в котором целостный набор ограничений приложен на все
энергообмены между индивидуальными подсистемами сознания, населяющими (или добровольно
участвующими) этот сектор (измерение виртуальной реальности). Если ограничения представлены
набором правил, которые определяют свойства пространства-времени, созданное измерение
виртуальной реальности, одно из ФР – вероятно, наш мир. Таким образом, пространственно-
временной набор правил предоставляет постоянный опыт взаимодействующим единицам сознания.
А? Это по-русски? Я знаю, что данное определение пространства времени находится между
«сложно» и «невозможно понять» сейчас, но если продержаться до конца главы и части четвертой, то
понятия, которые кажутся недоступными и конфузящими, станут более разумными и прозрачными.
Я решил прямо сейчас рассказать о пространстве-времени, до того, как я развил необходимый фон,
необходимый для вашего понимания, потому что я думаю, что некоторое представление о том, куда
мы идем, пригодится вам для синтеза понятий, необходимых для того, чтобы дойти цели. Восприятие
пространства-времени выработано сознанием-конструкцией, которая ограничивает взаимодействия
между индивидуализированными частями или подсистемами сознания. Суть или цель пространства
времени – выработать специализированный постоянный виртуальный опыт для индивидуальных
ограниченных подсистем сознания, называемых создательными единицами или сущностями. Не
беспокойтесь: эти понятия пока что должны быть трудными. Как всегда, непредвзятый скептицихм
определяет правильный подход. Будьте терпеливы, верите или нет, это связный и логический
процесс, который ведет к нужным определениям, но на него может понадобиться некоторое время.
Давайте вернемся к построению логической модели снизу вверх. АНМ, под воздействием
необходимости изменений, должно выработать удачные внутренние условия и процессы, которые
методично снижают энтропию сознания, иначе говоря, энтропию собственной системы.
Пространство-время – одно из таких условий. Внутри пространственно-временной структуры набор
правил ФР определяет процессы, которые делают нас и наше пространство-время уникально
прибыльными для АНМ.
Цифровые симуляцмм, например как те, которые проходят внутри наших системных процессоров
или внутри БК, общим образом моделируют то, что кажется аналоговыми событиями на макро-
уровне. Точно так же мы разовьем макро-модель того, как АНМ может концептуализировать
цифровое пространство-время в понятиях простанственно-временных клеток и времени,
необходимого для того, чтобы передать информацию между этими клетками. Это должно быть более
удовлетворительным, нежели просто постулат, что пространство-время м набор правил ФР
составляют и являются оптимальным конструкторским решением для симулятора виртуальной
реальности, который служит инетрактивным мульти-пользовательским терером повышения качества
сознания для единиц индивидуализированного сознания.
Давайте начнем с рассмотрения пространства-времени как пространственно-временных клеток.
Помните, эти пространственно-временные клетки – понятия, результат мысленного эксперимента
АНМ. Мы покажем, что пространственно-временные клетки должны быть однообразны по форме,
назначению и настройке для того, чтобы выработать основополагающую структуру для простого
изотропного опыта-пространства (реальности), которое может быть использовано для повышения
эволюционной выгодности АНМ.
Чтобы помочь конкретизировать эту метафору, можно сказать, что эти клетки населяют
пространственно-временную часть АНМ. Далее, пойдем на один уровень глубже и отделим
пространство от времени. Структурный базис этой модели подобен пространству, и предлагает
пространственную концепцию или пространственную часть мысленного эксперимента АНМ, а время –
динамический базис для этой концептуализации, ведущей к возможности упордоченного изменения и
дальнейшего роста. Пространство-время последовательно становится фундаментальным медиумом
для уникальной по измерениям подреальности или виртуальной реальности внутри большей
сознательной системы. Пространство-время выглядит более выгодным для взаимодействующего
сознания, потому что именно так достигнута его успешность. Должно быть достаточно несложным
вообразить трехмерную матрицу однообразных изотропныхпространственно-временных клеток – так
я вообразил начало АНМ, но это было только началом.
Нет необходимости хватать словарь тем, кому сложно с научными терминами. Изотропный – одно из
тех пятидолларовых техно-слов на десять центов, которые мы, технари, любим использовать для
впечатления масс буржуев, зарабатывающих больше. Это попросту означает, что концептуальное
пространство-время не напрямую уникально, что внутри сознания АНМ оно (действует,
взаимодействует, размножается, ведет себя) – то же самое, вне зависимости от того, как АНМ
«смотрит» на него, применяет его, думает о нем или взаимодействует с ним.
Помните, что мы говорим о понятие или идее пространства-времени внутри цифрового разума АНМ.
Внутри беспространственного сознания «напрваление» не имеет смысла. С формированием понятия
пространства вокруг определяющих его ограничений «изотропность» дает более прямую
концептуализацию виртуального пространства. Это применение пространственно-временного набора
правил (господствующее физическое время, энергия, а также трехмерное пространство) имеет
неевклидовы последствия, не представляющие особой трудности.
Поклонники относительности вероятно в шоке от данного определения изотропности, евклидового
описания пространства. Однако, предыдущие утверждения не создают конфликта с
относительностью нашего восприятия в ФР-подсистеме, где все системы коорбинат могут быть
сдвинуты относительно друг друга, каждая будучи базой для любой другой. Конфликта нет и с
коренастым, неоднородным распределением массы / энергии, которое взаимодействует с правилами
гравитации. Идея об изотропном пространстве начинается с определения скорости света, как одного
из первичных ограничителей, прямо выведенных из спецификации кванта пространства и кванта
времени.
Хотя мы описываем пространтсвенно-временную часть сознания АНМ простой евклидовой
геометрией, пространство физической реальности будет представляться искривленным
(неевклидовым) для хорошо вооруженного хайтек-пользователя, ощущающего физическую
реальность. Суть в том, что до тех пор, пока нет фундаментальной физической инерциальной
системы в коренастой ФР, искривленное пространство-время, определенное общей
относительностью, продолжает представлять собой элегантную модель нашего восприятия
физического, даже если мы примем простую евклидову систему отсчета для выработни понятия
виртуального пространства в мысли АНМ. Наш пространственно-временной опыт исходит и основан
на ограничениях пространственно-временного набора правил, который упорядочивает нащу частную
реальность. Позже вы увидите, что пространственно-временной набор правил в БК определяет
детали ограничений, которые определяют нашу физическую реальность, и, таким образом, нашу
физику.
Если вы не гуру относительности, то не имеете ни малейшего ключа к расшифровке двух
предыдущих параграфов; можете об этом забыть, это не так важно. Физики, давно похоронившие
Евклида в их физической большой картине, тяготеют к медленному отпусканию старых привычных
мысленных схем. То, что восприятие (из ФР) искривленного физического простанства может быть
выведено из понятия изотропного пространства – не так сложно понять, вы просто переверните
традиционную парадигму.
Обозначим, что каждая реальностная клетка существует в дуальности, в состоянии относительно
какого-то другого состояния, и каждое состояние существует только относительно другого.
Концептуально соседние клетки пространства-времени сообщаются изменением состояния в
последовательности, которая позволяет информации распространяться по матрице. Это – идея
коммуникационной техники «передай другому» (последовательное клеточное взаимодействие),
которое привело АНМ к идее пространтсва. Клетка или группа клеток могутспециализироваться на
поддержании времени постоянного колебания значения с целью создать ритм для котнролируемого
распространения от клетки к клетке. Они могут быть независимы от главных часов АНМ и могут быть
запрограммированы на любую частоту, меньшую, чем основная частота АНЕ.
Наименьшее приращение времени, дельта- , в пространстве-времени (один квант пространственно-
временного времени или, эквивалентно, один квант физического времени) должен быть
положительным ненулевым целым числом в раз меньше приращения времени АНМ. Наименьшее
приращение времени в АНМ зовется «базовый квант времени». Это наименьший квант времени,
который возможен в большей реальности. Дельта- – также минимальное время, необходимое для
изменения состояния пространственно-временной клетки. Неоднородность (или информация) может
возникать, чтобы двигаться сквозь пространство-время на максимальной скорости одной
пространственно-временной клетки в дельта- . Помните, что пространственно-временные клетки
находятся в негеометричном, не обладающем характеристикой расстояния мыслепространстве. Мы
формулируем только понятия пространства внутри пространственно-временной части сознания АНМ.
Пространственно-временное понятие появляется из-за определения ограничений вокруг него. Как
только они определены набором правил физического мира, последствия (свойства пространства-
времени) могут быть с легкостью подсчитаны. Позвольте мне сказать это снова, потому что это
необычная и важная мысль. Мы не создаем физическое трехмерное пространство или психическое
четырехмерное пространство из клеток реальности сознания. Физическое пространство и ваше
ощущение его – иллюзия, трюк вашей личной мысли, виртуальная реальность внутри настоящей
реальности вашего сознания. Я развиваю существование понятия или идеи пространства внутри
сознания АНМ – идею, которая разовьется, чтобы дать начало опыту пространства
индивидуализированного сознания. Пространство- это виртуальная реальность, ментальная
конструкция, не физическое пространство само по себе. Нет такой вещи, как физическое
пространство!
“ , ? .
«Эй, ты шутишь? Нет физического пространства? А что тогда вокруг меня? Я научился определять
объем простых трехмерных объектов в шестом классе». Неординарное заявление («Нет такой вещи,
как физическое пространство») – не такое тупое, как может поначалу показаться, и вы услышите то
же самое заявление от Альберта Эйнштейна и других уважаемых ученых мужей в части 6 (глава 19
книги 3). .
Мы измерили верхний предел скорости информации в ФР как «с», что в обиходе представляет собой
скорость света и составляет около 186000 миль в секунду или 3х108 м/с. В менее точных терминах
для вас, технофобы, скорость света – «исключительно высока», «почти мгновенна», «как проблеск
молнии», «офигенна» и так далее, в зависимости от ваших социоэкономических или общих связей
(степень дегенерации, которй вы гордитесь). Из моего опыта и опыта многих исследователей НМР,
коммуникации кажутся мгновенными в беспространственной НМР и не ограниченны относительно
сдержанной скоростью передачи, как в ФР. По этой причини может показаться безопасным
предположить, что значение целого числа – это очень большое число. (Где, как вы помните, –
число базовых приращений времени АНМ (базовых квантов времени), которые тикают в течение
одного (намного большего) приращения времени пространственно-временных часов (один квант,
дельта- , физического времени)).
В части 5 (глава 7 книги 3), что должно быть большим числом, так что статистики в НМР должны
иметь кучу нефизического времени, чтобы вычислить вероятные повержности реальности между
успешными дельта- . Точно так же, АНМ настраивает НМР с большим квантом, чем собственный,
позволяя АНМ обрабатывать данные между возрастаниями времени. Помните, кто бы ни итерировал
наименьший квант времени, тот находится в кресле водителя.
Легко изучать, манипулировать или наблюдать за сущностями, объектами и энергией, чья скорость
супер-низкая по сравнению с твоей, до тех пор, пока не надоесть. АНМ развивает (выбирает)
оптимальное , для удовлетворения собственных нужд (легкость в изучении без вероятности
соскучиться). Из моего опыта и опыта других, невероятное число приращений времени НМР проходит
между каждым квантом физического времени. Нам очень пригодится это понятие в части 5, где
обсуждается прошлое, будущее и паранормальное.
Информационный обмен также кажется мгновенным здесь в ФР (на короткие расстояния), потому что
скорость света значительно высока по сравнению с обычными земными скоростями. Нужно быть
осторожнее со своим прямым опытом, чтобы определить, что мгновенно, а что – нет. Для больших
расстрояний, таких как расстояние от земли до ближайшей звезды (4,5 световых лет до тройной
звезды Альфа Центравра), даже скорость света агонизирующе мала.
В НМР мысле-пространстве индивидуализированные вещи не разделены физическим расстоянием и
информация не нуждается в передаче в пространстве с целью путешествия от отправителя к
получателю. Тем не менее, в НМР информация должна распространяться от отправителя к
получателю (но не через пространства – между ними нет пространственного расстояния). Так,
необходимо некоторое нефизическое время для информации, чтобы совершить путешествие между
уникальными мысле-пространствами между отправителем и получателем; время, необходимое для
переключения состояний клетки, которые представляют собой содержимое получателя. Представьте
себе смену времени на дисплее или то, как ваш компьютер переставляет данные в ядре памяти.
Я знаю, начинает становиться не по себе, и я вижу ваши глаза, начинающие мутнеть от переизбытка
информации. Ясность придет – собирайте большие идеи, оставляя детали. Давайте сделаем краткий
обзор главных пунктов и продолжим.
Время АНМ – наиболее базовое, потому что имеет наименьшее приращение (квант) и используется
для определения остальных. Вообразите, во имя некоторого мяса конкретики на костях абстракции,
что АНМ-квант равен десять нано-нано-нано-нано-нано-нано-нано-нано-нано-секунд (10-80 с), в то
время как НМР-квант равен 10-62 с, и ФР-квант – 10-44 . Каждое в триллион триллиона (1018)
больше предыдущего.
Используя эти числа, получаем, что дельта- , которое в нашем примере равно 10-44 секунд и
представляет собой квант ФР-времени, определено АНМ как 1036 базового кванта ( = 1036). Так, для
каждых 1036 тиканий часов АНМ (базовых) отсчитывается один квант пространственно-временного
времени в нашем разрешении реальности (ФР). После 1080 тиканий основных часов АНМ проходит
секунда нашего физического времени.
Поговорите о медленном движении! Точно также как много базовых квантов времени содержатся в
одном кванте (приращении) нефизического времени, так много этих квантов НФР-времени в одном
кванте времени ФР. Относительно огромная величина одного кванта физического времени (или
кванта пространственно-временного времени) – это именно то время, которое необходимо, чтобы
одна пространственно-временная клетка изменила свое состояние от однородного до неоднородного
(или наоборот).
Верхний лимит времени на распространяющиеся колебания в пространстве-времени равен
колебанию пространственно-временной клетки в квант времени. Мы определяем этот лимит скорости
как «с», постоянную, чьё значение выработано АНМ и которая эксприментальным путём вычислена,
как 3 х 108 метра в секунду. Поэтому виртуальная длина, , одной пространственно-временной клетки,
отмеренная дельта- (которое определено, как один квант физического времени), эквивалентна с. Так,
с – скорость, с которой информация может передаваться от одной концептуальной клетки физической
реальности соседней клетке. Уравнение можно записать так: = ( ) • (дельта- ). Мы можем определить
квант пространства, дельта- , наименьшую возможную единицу физического объема . Дельта- ≈ [( ) •
(дельта- )]3 = 3.
# Давайте использовать значения, данные в нашем произвольном цифровом примере, чтобы
вычислить ширину клетки пространственно-временной реальности. Предположим, что виртуальая
ширина одной клетки пространственно-временной реальности , тогда = (с) • (квант времени
физической реальности дельта- ) = (3 108 м/с) • (10-44с) = 3 10-36 м, что примерно равно длине
Планка (16 10-36 м) – величине, при которой, как некоторые из лучших мировых физиков утверждают,
наше трёхмерное пространство становится гранулированным (состоящим из прерывных дискретных
клеток).
Я намеренно использую круглые цифры в предыдущем примере, чтобы упростить его и вывести
ширину пространственно-временной клетки реальности примерно равной длине Планка. Это только с
иллюстративной целью, не отнеситесь слишком серьезно к данным значениям.
Я знаю, что это понятно, но позвольте напомнить некоторым читателям оставить привычные
физические понятия и помнить, что тиакющие часы АНЕ в действительности не отсчитывают наши
секунды. Отсчет идет в мыслепространстве, в осознающем сознании, которое может отличать
состояния «так» и «иначе», шлепающие атомы сознания называются клетки реальности, их
состояние может быть управляемое волей и с регулярностью. Эти атомы создания производят, в
свою очередь, молекулы пространства-времени.
*
Тиканье часов АНМ представляет собой базовое время, изначальные часы, умственный процесс
внтури сознания, от которых происходят «часы» нашей ФР. Наше время, измеренное в секундах
(фракциях периодических революций небесных тел или, не так давно, некоторого числа атомных
колебаний), – это тень базового времени, это наше перцепторное восприятие особым способом
ограниченного применения более базового времени, определенного сознанием АНМ. В примере
выше информация в НМР может путешествовать значительно быстрее скорости света в ФР, потому
что квант нефизического времени в миллиард миллиардов (1018) раз меньше, чем квант физического
времени. Как ранее упоминалось, НС содержит физическую (ФР) и нефизическую (НМР)
составляющие, которые взаимодействуют. Между приращениями времени в ФР (время стоит
неподвижно в физическом мире между приращениями), вещи продолжают случаться (искажения,
паттерны и информация продолжают распространяться), потому что часы продолжают тикать в НМР .
Другими словами, пока время кажется неподвижным в ФР, НМР продолжает идти рядом с
активностью приращений времени в 1018 раз большей. И между каждым таким приращением, пока
время неподвижно в НМР , АНМ имеет еще 1018 базовых единиц времени для управления.
*
# Если выражение «время стоит неподвижно между приращениями» смущает вас, то забудьте
привычные представления о продолжительности времени и примите к сведению, как сложная
динамическая симуляция может увеличить время в различных подпрограммах. Время может стоять
неподвижно в одной из подпрограмм, пока к ней нет обращения и изменения приращения местного
времени. Подробное и четкое описание временных петель в симуляциях дано ранее в части 5. Если
пока что это понятие сводит вас с ума, можете подождать, пока дойдете до третьей книги.
Поверьте мне, 1036 или миллиард миллиардов миллиардов миллиардов
(1,000,000,000,000,000,000,000,000,000,000,000,000.0) – это действительно большое число и может
представлять относительно большое для АНМ время ожидания, пока придет и уйдет дельта- ФР, в
зависимости от того, каким долгим АНМ ощущает базовый квант времени. С нашей точки зрения АНМ
способно к супербыстрому движению. Вообразите просмотр всех когда-либо существовавших
фильмов за часть секунды. Это представляет собой серьезное ускорение. С другой стороны, АНМ
может управлять своим темпом, как пожелает, и часто кажется, что оно испытывает терпение. Взгляд
АНМ на нас может быть таким, как наш взгляд на какую-нибудь вялую бактерию в чашке Петри.
Вообразите, чтобы было, если бы мы взрослели на 1 год каждые 100 000 лет (продолжительность
жизни составляла бы около восьмидесяти миллионов лет) и обладали бы прекрасной памятью и
умом, который бы могли использовать для множества важных мыслей и планов. Мы могли бы
наблюдать за возникновением и исчезновением рек и гор, изучать мутации в успешных поколениях
быстро разводящихся плодовых мушек. Если вы можете себе представить это, то у вас появится
возможность на минутку вгзлянуть на всё с перспективы АНМ. АНМ не кажется заскучавшим или
спешащим, его восприятие хода времени (которое оно создает регулярно переключая состояния в
намерении организовать и руководить своей деятельностью) очень отличается от нашего. Не
накладываейте свое антропоморфное понимание хода времени на АНМ. Вообразите, как
подпрограммы в цифровом компьютере, либо сам компьютер, могут воспринимать ход времени.
Существование многоуровневого квантизированного времени – причина того, что информационный
трансфер в НМР кажется почти бьющим рекорд скорости света. Для НМР ФР кажется движущейся
замедленно. Тем не менее, НМР имеет свой собственный предел скорости, и его имеет АНМ, потому
что необходимо конечное время для того, чтобы изменить состояние любой клетки от однородного к
неоднородному – таким образом, мы определили понятие времени для начала.
АНМ может определить (выработать) столько часовых механизмов, сколько будет нужно для каждой
группы специализированых клеток, которые определяют уникальные измерения реальности. Наша
пространственно-временная реальность (ФР) состоит из группы таких специализированных
пространственно-временных клеток. Эта группа в качестве подгруппы внутри большей группы НМР
предоставляет вычислительные ресурсы (память, структуру, набор правил и обработку),
необходимые, чтобы актуализировать (вычислить последствия) данной подгруппы как уникальной
виртуальной реальности в НМР. Представьте измерение реальности (такое как ФР) в большем
измерении (как НМР) в еще большем измерении (как АНМ). Может существовать множество подгрупп,
которые определяют уникальные измерения реальности в НМР. В части 5 мы увидим, как различные
размеры квантов времени (все производные целые числа базового кванта АНМ-времени), каждый в
собственном измерении, могут напрямую относиться ко вложенным в симуляции временным петлям.
Какая странная мысль! Реальность – это многоуровневая цифровая мысле-симуляция в АНМ – пока
придерживайтесь этого понятия и мы исследуем его позднее в деталях. Значение многочисленных
уровней квантизированного времени прояснится и покажется менее сомнительным после прочтения
части 5.
Подведем итоги пройденного понятия времени в НМР. Помните, что в НМР нет пространства и, тем
более, расстояния – оно существует за пределами физического пространства-времени. Без
пространства и расстояния распространение времени информации предстает в новом свете. Из-за
того, что АНЕ и АНМ могут изменять состояния по отношению к базовому только с такой скоростью,
которую дает лимит времени, с которым изменение (информация) может распространяться внутри
большей сознательной системы. Это гораздо больший порог, чем вы можете вообразить,
основываясь на нашей улиточной скорости света, которая задает верхний порог передачи данных
между соседними участками трехмерного визического пространства (дельта- ), разделенными (от
центра до центра) виртуальным расстоянием . Чтобы сгенерировать пространство-время, АНМ
нужно только уточнить две из трех следующих констант (третью можно вычислить на основании
первых двух: 1) приращение времени, за которое симуляция виртуальной реальности делает
внешнюю петлю или, другими словами, наименьшее возможное время между причиной и следствием
(квант физического времени, дельта- ); 2) разрешение картинки, определяющее размер «трехмерного
пикселя» виртуальной ФР, т.е. гранулированность пространства, трехмерный квант физического
пространства, который мы назвали дельта- ; 3) максимальная скорость передачи информации между
двумя точками пространства-времени (константа, определенная, как с, скорость света). Уравнение
между этими тремя – = (дельта- )1/3 / (дельта- ). Эти три условия должны быть постоянными для
того, чтобы пространство-время оставалось однородным и постоянным (гомогенность и изотропность
требуются набором правил). Таким образом, мы вывели и определили, почему скорость света в МР
должна быт ьпостоянной, независимо от скорости источника этого света. Физики сегодня не имеют
представления о том, почему скорость света должна быть инвариантной по отношению к движению
его источника, они только знают, что это так.
, , .
Вы, дорогой читатель, только что вывели из первичных принципов базовое понимание основ теории
относительности – впервые в мире современной физики. В книге второй МБТВ обосновывается
теория квантовой механики (почему частицы являются вероятностными распределениями до того, как
их измерили) на тех же самых базовых принципах (снова впервые в мире современной физики).
Таким образом, поиск физики одной маленькой всеобщей теории, которая выводит и
относительность, и квантовую механику из одного главного понимания, завершен. Свернув науку
физического мира в аккуратный сверток и решив загадку, ставившую в тупик физиков со времен
Эйнштейна, давайте перейдем к выводу природы большей реальности. Время, или, что равнозначно,
частота — базовый атрибут АНМ, в то время как понятие пространства происходит от времени
заданием постоянной скорости распространения информации. Именно поэтому обитатели
пространства-времени должны жить с их с как с предельной небесной скоростью. Время
фундаментально; пространство вытекает из времени, определяемого ограничением с. Три
постоянные ограничивающие определяют время физического пространства: дельта- , дельта- и с,
где все три естественно развилист вместе с выработкой сознанием адеватной основы для
конкретного набора правил для МР, который мог бы создать оптимальную учебну лабораторию
индивидуализированных единиц сознания — МР, подходящую для реалищации в большей
сознательной системе.
Развитие МР внутри большей сознательной системы не является особенным чудом, оно работает
приложением того же базового процесса, который привел вас к прочнеию данной страницы: проверяя
все возможности и строя лучший результат, путем проб и ошибок, при помощи случайных и
нацеленных само-модификаций на службу уменьшения энтропии. Всё было создано приложением
базового процесса в масштабе и в таком темпе, что нам трудно воспринять. Держите в уме, что АНМ
никого не кормит, не занимает пространство и не беспокоится насчет надушенных дам.
Для тех, кто случайно попадет в физическую сеть МР, тот факт, что мы можем быть достаточно
сообразительными для пользования пространственно-временными короткими путями, именуемыми
«червоточинами», не меняет предельной скорости, с которой распространяется информация через
наше местное пространство в АНМ сознании. Также, если это означает только то, что определение
набора правил имеет уровень общности, что позволяет особым случаям появляться и нарушать
ограничения скорости с.

Реальность, в которой мы взаимодействуем друг с другом — наш виртуальный класс или учебная
лаборатория, созданная, чтобы помочь нам уменьшить индивидуальную энтропию и улучшить
качество сознания. Как сознание, а это что мы есть, это как эволюция испытывает нас.
Множественное приминение нашего набора правил, ждущее открытия (физиков будущего), просто
делает класс более интересным, испытывающим и обучающим. Новое открытие ведет к лучшему
пониманию, как и к новым возможностям для обучения.
Эволюционные эксперименты АНМ примерно похожи на наши мысленные эксперименты или
компьютерные симуляции и таким образом может быть создана огромная вариативность
относительно быстро. БК и ДБК (даже больший компьютер), обсуждаемый в части 5 (главы 6 и 11
книги 3 соответственно) являются только миниатюрными подсистемами вычислительной части АНМ.
Если вам нравится измываться над английским так же, как это нравится мне, то у вас есть моё
разрешение описывать АНМ как сознательно-системно-цифровое-сущее-вещамажик.
Клетки реальности, клетки памяти, двоичные клетки — всё, кажется, сводится к клеткам. Клетки —
конечные единицы специфичныого для состояния реляционного содержания, и представляют и
информационную и организационную субстанцию (не обязательно материальную). Сознание, форма,
функция, содержание — всё проистекает от возможных взаимодействий реальностных клеток,
базовых строительных блоков осознающего сознания.
Все клеточные или цифровые творения превышают уровень дробности на каком-то уровне
детализации. И наша реальность, и наше восприятие её дробны в самом корне. На нижнем слое
организации реальности можно найти дискретные единицы, относительно сформированные и
упорядоченные в ограниченные динамические паттерны взаимоотношений. Замысловатость и
организация этих паттернов прогрессивно произошла от изначальной недифференцированной
потенциальной энергии (смутного неосознающего сознания) путем итеративных и рекурсивных
операций основного процесса. Механика эволюции естественным образом действует на любой
объект, который обладает значительным количеством самогенерируемых альтернативных вариантов
и возможностей. Процесс прост — сохранить победителей, отсеять проигравший — более или менее
случайные мутации и комбинации статистическим образом применяются к системам, которые имеют
значительный набор возможных результатов на выходе.Победители продолжают развиваться, в то
время как проигравшие остаются в тени либо в статусе кво.
Иногда развивающаяся сознательная система может развить потрясающую сложность и кажущийся
бесконечным потенциал, который базовый процесс повторяет многократно, и система начинает
походить на источник. Когда колесо проходит полный оборот и успешный продукт эволюции движется
в сторону самосовершенствования, начиная принимать характеристики источника, то становится
партнером в процессе сознательной эволюции.
Представьте: индивидуальный ограниченный фрагмент сознания, имеющий высокую энтропию, со
временем развивается (продуктивно самоорганизуется) до низкоэнтропичного единства. Как часть
источника, от которого его отщепили, он уменьшает энтропию (повышая качество, продвигая
эволюцию) целого за счёт личного роста. Этот индивидуальный вклад в уменьшение энтропии данной
сознаткльной системы представляет собой верхнюю точку сознательного цикла. Нижняя точка
представлена созданием индивидуального сознания путем наложения уникальных связывающих
подсистем неразвитого (сырого) сознания (или относительно высокой энтропии), которые способны к
последующему развитию в сторону низкоэнтропийных состояний.
Смутное понимание того, как и почему сознательный цикл работает для поддержания экологии
большей сознательной системы — ваш первый взгляд на Большую картину. Сознательный цикл
описывает механизм, который позволяет сознательной энергии продолжительно организовать себя в
большей сознательной экосистеме. Вы — важный игрок в сознательном цикле, который продвигает
системную продуктивность, умение, рабочую мощность и ясность с подавлением энтропии. Мы
разберем эти понятия более полно в главе 24 второй книги.
Давайте свяжем всё вместе. Постоянный лимит с (скорость света) определяет понятия и расстояния,
и пространства в пределах пространственно-временной подсистемы сознания АНМ. Каждая так
называемая пространственно-временная клетка, по определению, теперь имеет концептуальный
признак степени. Таким образом АНМ изобрело (выдумало, развило) понятие пространства путем
приложения ограничений на постоянную максимальную скорость распространении информации
внутри его пространственной части. Используем предыдущий числовой пример для придания
конкретики. Дельта- — наименьшая единица или квант времени в пространстве-времени — это один
«тик» на пространственно-временных часах АНМ (но 1018 «тиков» на часах нематериальной
реальности АНМ и 1036 тиков на базовых часах АНМ). Каждая пространственно-временная
реальностная клетка теперь имеет концептуальный признак пространтсвенной протяженности. Это (
м/сек) • (дельта- сек) шириной — около 3 10-36 метров (приблизительно планкова длина).
Логическая необходимость с в качестве константы приводит к теории относительности Эйнштейна.
Ученые, инжинеры и математики должны немного остыть. Я знаю, что привожу вас в бешенство
повторением, но большинство остальных из нас только начинают свыкаться с полномочиями десяти и
обозначением с, понятием взаимосвязанного временного кванта и вычислениями ширины
пространственно-временной клетки. Позаботьтесь, чтобы не обжечь вашу муфту или не перегреть
двигатель — это хорошее время, чтобы полежать и поберечься немного.
Можно сказать то же самое с противоположной точки зрение: если воображаемый ряд смежных
пространственно-временных клеток ФР, каждый шириной в (с) • (дельта- ), однообразно
распространяет искажение путем последовательного изменения состояния, в каждое дельта- , то
искажение распространяется со скоростью с. Таким образом в пространственной части АНМ теперь
наличествует атрибут размера. Это не к тому, что они имеют размер, или они начинают занимать
место; они имеют понятие размерности. Вы можете сказать, что они несут признак или свойство
размерности, что у них есть виртуальный размер или что они симулируют размер модели.
Эти пространственно-временные реальностные клетки являются частью АНм и существуют, как
существуют мысли, т.е. без пространства. Из-за того, что эволюция АНМ в пространственно-
временном наборе правил нашла оптимальную продуктивность в эмпирической изотропном
пространстве, функциональное распространиение информации в любом воображаемом направлении
точно такое же как через единообразное пространство-время матрицы реальностных клеток.
Для сохранения постоянной скорости распространения во всех направлениях удобно, если эти
пространственно-временные реальностные клетки концептуально сферичны; трехмерная геометрия
тел становится понятием, атрибутом пространственной части, и любое распространеие в любом
виртуальном направлении найдет, что виртуальное расстояние до любой соседней клетки точно
такое же. Более сжато: сферический диаметр = концептуальная ширина любой клетки в любом
направлении = (с) • (дельта- ). Понятие пространства (расстояния и направления) и понятие времени
связаны константой с, и сливаются понятийно, как пространство-время. Не волнуйтесь про пустоты,
которые существуют между сферами, когда они собраны в трехмерную матрицу — это проблема для
физического пространства, но никак не для цифрового мыслепространства, гже пространство-время
создано и определено. Точно также, энергетические взаимодействия между различными формами
энергии и инвариантность опорных кадров в опыте физической реальности не находится в конфликте
с евклидовым умонастроением АНМ.
Наше физическое пространство-время (внутри которогосоздано восприятие материи нашей
вселенной — смотри часть 4) представляет собой одно уникально ограниченное пространственно-
временное приложение, существующее в пространственно-временной части (как противоположное
пространственно-временной части) АНМ. Существуют другие пространственно-временные части (или
пространственно-временные измерения) АНМ, соотносящиеся с другими физическими реальностями
(упоминаются в главе 4 книги 3). С нашей точки зрения эти другие физические реальности
существуют в нефизических мирах других измерений. Наша перспектива дает нам видение, что
каждая подгруппа специализированных реальностных клеток в АНМ определяет другое измерение
существования — другую реальность, или, если предпочитаете, другую вируальную реальность.
Специализированные части АНМ для АНМ как для нас системы мысли — грубая аналогия, даже сли
бы мы имели супер-память.Эти специализированные подгруппы в АНМ представляют собой
отдельные эксперименты в сознательной эволюции, распространяющиеся тому пути, который
выходит.
Цифровое пространство-время реализуется с помощью основного набора правил, который
определяет критерии рентабельности, необходимые для эволюции содержания данного измерения.
Каждая виртуальная реальность с само-изменяющимся содержимым автоматически начинает
развивать свою собственную уникальную конфигурацию после исследования собственных
возможностей. Паттерны взаимодействия в материальной пространственно-временной подсистеме
будут со временем развиваться к содержанию признаков содержимого, информации и субстанции —
как паттернов света, звука, нейроном, в наших биологических системах или паттернов звёзд, комет,
галактик или солнечных систем в нашей вселенной.
Как прямой результат пространственно-временного набора правил, несколько миллиардов лет тому
назад сгустки биологических клеток начали серии сходных экспериментов по специализации.
Специализированные подгруппыклеток стали пищевыми секциями (пищеварение), ощущающими
(глаза, нос, кожа, уши, вкусовые рецепторы), двигательными (хвост, плавники, ласты, ноги, крылья), и
контролирующими (центральная нервная система, мозг). Затем, коммуникации среди разнообразных
специализированных частей были установлены и последовали коммуникации между
индивидуальными сущностями.
Таким образом АНМ дала ростки реальностным системам (мирам), таким как ростки видов растений
и животных, каждый в собственном измерении или куске мысле-пространства внутри БК, и все в
одной «сети». АНМ создает измерения и управляет их содержимым точно такэе, как мы создаем и
записываем идеи в виде абзацев узоров или символов. Созидательные мысли АНМ и использование
измерения для разделения специализированных частей себя можно грубо сравнить с нашим
сочинительством и использованием абзацев, книг или документов для разделения и связи
специализированных кусков содержимого.
Заметьте, что я обычно не обращаюсь к более высоким или низким измерениям. Высшие или низшие
измерения не имеют смысла касательно негеометрических измерений. Измерения и связанные с
ними реальности отличаются в том же смысле, как отличаются книги. Некоторые могут быть
простыми или сложными, некоторые могут быть более или менее полезными для сознательных
систем. Однако, все они специализированы в ответ на эволюционное давление нести их конкретные
функции. Все конкретные функции вносят свой вклад в само-развитие или снижение энтропии в
целом. Вы видите, эти сознательные системы не так уж странны или загадочны и работают также, как
любая развивающаяся сложная система. Например, должны развивать сбалансированную
экосистему (систему взаимоотношений) среди множества взаимодействующих, взаимозависимых
частей.
У вас теперь в поднятой руке развевается описание происхождение пространства-времени и
природы реальности. Это только начало более глубокого обсуждения, которое продолжится в
следующих трех частях двух книг. Перед этим вам нужно принять пространство-время как
опирающююся на правила сознательную структуру, которая содержит энергетические изменения
между индивидуальными подгруппами сознания (и между сущностями и вещами) в целях получения
специализированного виртуального опыта, где эти системы сознания могут продуктивно
взаимодействовать — и у описания появится смысл.
К концу части 4 все эти разбросанные кусочки теории начнут собираться в одну Большую картину
высокого разрешения. Не забывайте наши ранние дискуссии об убеждениях и интерпретациях.
Логическая солидарность и разумность данной дискусии могут быть не единственными, или
главными, факторами, которые ведут вас к вашим выводам. Чтобы оптимизировать отдачу от ваших
инвестиций, анализ должен быть независимым от веры на основе парадигм. Если подход открытый,
то обнаружится, что процесс оценки обычно более ценен, чем конечные выводы.
# Все великие мудреца теперь знают Велику Истину: «Вы можете завести осла в воду, и, если хватит
смекалки, побудить его пить, но вы не можете вы не можете заставить его делать это при плавании
на спине, или прополоскать горло и выплюнуть воду обратно».
Поэтому эта трилогия — для исключительно открытых разумом людей. Если Вы увидите осла с
копией, конфискуйте у него немедленно, пока он или она выхватят любую из Больших Идей.
Пожалуйста, будьте осторожны! Также от великих мудрецов отлично известно, что: «Маленькая
правда, звенящая в ослином уме, может быть опасна».
*
Это всё, что мне известно о грубом здравом смысле. Таким образом, как и всегда, вы сами по себе у
источника Великой Истины.
Перед временным отступлением от предмета пространства-времени и завершением этой главы
давайте сделаем усилие и накроем мост над щелью между базовым взглядом на двоичную
пространственно-временную часть АНМ-сознания и взглядом цифровых систем на применение
пространства-времени в БК. АНМ, осознающее сознание, и, следовательно, пространство-время
(наша физическая реальность) основаны исключительно на существовании реальностных клеток в
сознании. Эквивалентно, можно сказать, что пространство-время — конструкция сознания. Кто-то
может соблазниться на идею, что пространство-время сконструировано из сознания, но это
заявление привнесёт только больше сумятицы. Думайте о сознании, как о цифровом медиуме
больше, чем о строительном материале. В корне БК(память паттерны, логика и обработка)
концептуально основаны на бинарном свойстве реальностных клеток.
Давайте еще раз пройдемся по дороге эволюции от АНЕ до АНМ. Изначальное АНЕ относительно
простая, однообразная, высокоэнтропийная форма энергии, которая является основой сознания.
Клетки реальности, созданные относительным существованием «этого» и «того» состояния и их
спаренность — колебания от не-однообразного существования — существуют во взаимосвязи с
однообразным или неискаженным существованием. Разрастание путем новообразований
реальностных клеток и взаимодействие между ними создает сложность и больший потенциал для
самоорганизации, которая со временем ведет к более взаимоувязанной менее энтропийной
самоосознающей сознательной системе, которая имеет больше силы (больше пригодной для работы
энергии), к более высокому уровню организации. Общими словами, менее энтропийная цифровая
система командует более полезной энергией (более продуктивная организация) и, следовательно,
становится способной к созданию лучших и более полезных конфигураций себя. В дополнение к
этому, низкоэнтропийное сознание со временем развивает возможность использовать прямое
сознательное намерение к дальнейшему уменьшению собственной энтропии. Уровень
эволюционного прогресса увеличивается по мере того, как система тянет себя за уши (развивается),
чтобы задействовать всё более низкие по энтропии конфигурации.
Специфическая природа (физика) нашей реальности определена пространственно-временным
набором правил, который определяет ограничения до возможного предела. Пространственно-
временной набор правил — коллекция паттернов или алгоритмов в Бк, которые определяют лимиты и
относительные свойства нашего физического опыта. Пространственно-временной набор правил
категоризирует нашу физику. Применение этому находится на низшем уровне ограничением
взаимодействия между индивидуальными или группами реальностых клеток и на высшем уровне
ограничением индивидуализированных подгрупп осознания.
Клетки реальности можно грубо сравнить с транзисторами на чипах процессора. Их очень много и
наиболее активные относятся к процессору и памяти. Как и реальностные клетки, каждый транзистор
— вещь, которую можно включить и выключить, задать 1 или 0, так-иначе, колебание-покой. На
следующем более высоком уровне обобщения, процессор базируется на наборе инструкций, которые
определяют операции и обрабатывают хранение, получение и обработнку арифметических и
логических операций. В нашей аналогии, набор инструкций процессора аналогичен когнитивному
функционированию в АНМ. На следующем уровне абстракции мы приходим к пространственно-
временному набору правил, аналогичному алгоритмам, написанным на языке ассемблера. Наш опыт
генерируется на следующем более высоком уровне абстракции при помощи БКАНМ для
индивидуализированных сознательных интерфейсов, которые аналогичны симуляциям,
запрограммированным в объектно-ориентированном ++ (компилируемый, статически
типизированный язык программирования общего назначения — прим.пер.), где мы — объекты. АНМ
— компьютер, прогаммист и операционная система, и набор высоко-организованных, развивающихся,
интерактивных реальностных клеток.
4, .
Как аналог пространства-времени, рассматривайте процессор на заказ как Цифровой сигнальный
процессор (ЦСП). Понимание правил (паттернов), управляющих передачей энергии от и к
транзисторам в специальный микропроцессор, даст некоторое видение наиболее базовых
взаимоотношений в дизайне процессора, применении и емкости. Также, понимание правил,
управляющих процессом передачи информации между пространственно-временными клетками
должно пролить свет на один из наиболее базовых взаимодействий физики. Физический опыт
генерируется, когда восприятие индивидуализированного сознания (существа) вынуждено следовать
пространственно-временному набору правил. Вообразите специального пространственно-временного
реальностного тренера (оперирующего с подсистемой цифрового вычислительного пространства,
называемого измерением), который ограничен пространственно-временным набором правил,
предоставляющего причинно-следственный рабочий опыт, который дает возможность
индивидуализированному сознанию развиваться к низкоэнтропийным состояниям упражняя
намерения путем свободного выбора. Специфические взаимоотношения, определяющие набор
инструкций пространства-времени АНМ, составляют законы пространственно-временной физики, или
физики материальной реальности.
Прикладные математики, ученые и инженеры имеют тенденцию определять свою реальность с точки
зрения ее ограничений, выраженных в виде физических констант. Например, с (предельная скорость
света в вакууме) определяет предельную скорость материи физической реальности. Подумайте о с
как об одной из нескольких пространственно-временных констант ФР, которые ограничивают наш
физический мир до определенного набора опыта. Точно так же, разумно предположить, что есть
константы, которые ограничивают более широкую картину. Например, учитывая, что конечная
растущая цифровая система-сознание не может создавать бесконечное число клеток реальности и
что информация, содержащаяся в этой цифровой системе ограничена пропускной способностью
системы (верхний предел общего возможного количества клеток реальности), а затем, после того, как
нативная технология системы стабилизировалась, отношение размеров системы к количеству
информации, которую она содержит, как правило, будет постоянным, так как система созревает.
Представьте растущее АНМ, где новая информация и новые клетки реальности постоянно создаются
и перерабатываются, в то время как энтропия системы развивается в сторону большей
продуктивности, используя и организуя эту информацию. Дело в том, что настоящие конечные
системы должны всегда иметь дело с ограничениями и АНМ-цифровая-системо-вещь не является
исключением.
Что делает АНМ, когда всё сделано (достигнуты пределы способностей)? Будучи цифровым, оно
всегда может очистить достаточно наименее продуктивных битов, или произвести даже большую
чистку и начать все сначала. Примите во внимание, что АНМ может быть вносящим свою лепту
игроком в большей сознательной экосистеме. Точно также как мы итерационно зацикливаем
подгруппы нашего индивидуализированного сознания через учебную лабораторию ФР, чтобы помочь
продвижении. Сознательного цикла, АНМ может перерабатывать свое собственное сознание
похожим образом через более высокую сознательную организацию за пределами нашего охвата.
АНМ может регулярно загружать выученные уроки и затем перерабатывать себя или может просто
продолжать улучшать себя поэтапно, продолжая постоянно двигаться вперед к абсолютному нулю
энтропии системы. В любом случае вывод один: цифровой чувак никогда не останавливается.
Несколько низко болтающихся наблюдений должны быть отщипаны от предыдущих обсуждений, и
тогда мы можем всё упаковать. Вам может быть интересным посмотреть на Большую картину в
потоке концепций, применения, реализации и эволюции времени.
АНЕ развивает исключительно полезный организационный катализатор, который мы зовем
временем, путем поддержания регулярного ритма (постоянного уровня осцилляций). Возможность
времени конфигурировать последовательности и усиливать постоянство позволяет АНЕ создавать
упорядоченный и исциплинированный процесс и таким образом снижать энтропию. Время позволяет
простому существованию генерировать сложный эволюционный потенциал из взрыва новых
паттернов, последовательностей и форм, которые внезапно стали доступными с изобретением
динамического процесса. Время создает новые степени свободы для сознания, которые можно
ислледовать. Время позволяет смутному сознаниюстановиться сверкающим. Порядок, посоянство и
регулярность дает возможность создания точно настроенных мульти-частотныхчасов, большого
компьютера и пространства-времени, как раздельных специализированных паттернов информации и
содержания в АНМ.
Из-за того, что свойства пространства-времени предоставляют логическую понятийную структуру для
нашего опыта в ФР (массу, энергию, пространство и, следовательно, биологию), становится ясно, что
наше существование становится возможным путем изобретения времени. Это время позволяет АНЕ
организоваться (чтобы создавать, хранить и интерактивно использовать информацию), чтобы развить
самосознательную нацеленность и проактивно (заблаговременно) развиваться.
Понятие времени в смутном осознании АНМ — это побочный продукт потенциальной энергетической
системы, находящую продуктивность в усовершенствовании самоорганизации. Как невероятно
эффективный механизм снижения энтропии, время становится эволюционной неизбежностью.
Базовый прочес не может ничего лучше сделать, чем вывести время (артефакт изменения) на пути
вперед большей продуктивности. Таким образом время развивается естественным образом внутри
сознания — оно предоставляет базовую организационную технологию, которая позволяет уменьшать
энтропию (наматывает цифровую пружину), которая заряжает, толкает, движет и делает возможным
всё остальное в продвинутой цифровой систем АНМ.
Время базово для сущесвования нашей реальности, в то время как пространство — это
воображаемое ощущение, основанное на времени и ограничении с. С развитием сознания его
энергетическая пружина (энергия, которая организована, структурирована и готова к работе) должна
медленно раскручиваться по ходу действия эксперимента. Физики называют эту естественную для
ФР структурную дезинтеграцию, как второй закон термодинамики. Второй закон термодинамики
провозглашен как очень плохой старой новостью для нашей местной реальности, потому что
традиционно-ориентированные ученые располагают только малой ВТ.
Эта музыка универсальна для всех культур (и большинства созданий) и вызывает глубокий отклик у
нас, и кажется достаточно разумной, когда вы принимаете во внимание, что наше сознание, наше
бытие (неотрицаемой, нашей непосредственной реальности) составлено из ритмов и паттернов.
Найдите минутку, чтобы обдумать нашу глубокую связь с нашей реальностью. Попробуйте мыслить
большими мыслями (ваш выбор) — вперед, я подожду. В можете поиграться с идеей собственного
оригинального представления о направлении развития вашей личной БВТ. Не спешите. Когда вы
закончите, глубоко взходните от тихого признания в принятии ваших ограничений. Но не сдавайтесь.
Обы и вы и АНМ должны начать там, где вы есть и вытащить себя при помощи собственного
экспериментального первоначального загрузчика (бутстрапа) — так работает эволюция сознания.
Эволюция сознания не прогрессирует через процесс успешных прозрений. Значительное
уменьшение энтропии достигается через повторяющийся (итеративный) процесс, который медленно
накапливает большое количество почти бесконечно малых выгодных вариантов для успешного роста.
Попытки расширить сознание огромными скачками препятствует прогрессу, отвлекая вас от сотни
мелких выгодных вариантов, доступных каждый день. Качество вашего сознания растет и падает от
намерений, которые движут вашими ежедневными взаимодействиями.

ГЛАВА 1-32 - Ещё большая картина


An Even Bigger Picture
(Глава переведена Полиной Козловой)
It certainly did for us.
Исчерпает ли АНМ все возможности? Может ли расти неопределенное время? Достигнет ли когда-
либо неизменяемого равновесия, будучи все еще жизнеспособным навсегда, но не развивающимся
более? Существуют ли другое АНЕ и АНМ или реальность достаточно велика только для одного? И
если было два, как бы они взаимодействовали? Это бы кардинально изменило уровень сложности и
создало новые возможности для основного процесса эволюции. Это точно было бы так для нас.
Что если АНМ разделится на два, используя процесс, аналогичный разделению клеток, способствуя
взаимодействию с собой на совершенно новом уровне? Биологические клетки придумали, как это
сделать. Думаете, они умнее или удачливее, чем АНМ? Самовоспроизводство АНМ могло бы
построить новую сознание-вещь из АНМ-клеток, существующих в своем собственном измерении.
Будет ли каждая АНМ-клетка функционировать как отдельная клетка мозга (или сознания) в
громадном групповом уме или появится другое уникальное существо? Клонирование, репродукция,
починка, распространение и слияние — конкретные прямые процессы в цифровой среде (копировали
дискеты когда-нибудь?). Куда же приводит погоня за выгодой блестящую конечную цифровую
исключительность? Группы клеток АНМ могут очень хорошо специализироваться и формировать
намного более сложные мысле-системы-веще-сущности, и затем… и затем.. АНМ амёбы и АНМ бобы
размышляющиев изначальных мысленных болотах Биологические клетки большего биоорганизма
взрослеют, умирают и заменяются. В противоположность, цифровые АНМ-клетки могут просто
взрослеть и оставаться в определенной достигнутой точке полезности в большем органищме или,
возможно, при оказии, перерабатывать себя путем загрузки их аккумулированных продуктов
эволюционной продуктивности наряду с другими полезными коммуникативными результатами
аккумулированного опыта и затем перезагружаться. АНМ, как и мы, может служить зубцом в большей
энтропияснижающем механизме, который задействован в управлении даже большем проявлении
сознательного цикла навстречу даже более низкоэнтропийным состояниям.
Большая картина такова: сознательные системы (как будущие цифровые компьютеры), происходят
из сознательных систем (как человечество), происходящих из сознательных систем (как БК),
происходящих из других сознательных систем (как АНМ), происходящих из других сознательных
систем (даже больших систем, в которых АНМ только один из многих участников), демонстрирующих
те же самые фундаментальные структуры и процессы, в то же самое время иерархически
поддерживающие друг друга на различных уровнях и шкалах. Заметили ли вы, что терминология,
использованная для описания взаимовключенных независимых сознательных систем на различных
шкалах и уровнях аналагична той, которая используется для описания частиц? Рассмотрим
концептуальную элегантность сознательно-эволюционной частицы и придержим эту мысль до тех
пор, пока мы не вернемся к ней в части пятой.
Пока вы в настроении думать большими понятиями, представьте: наша местная реальность (НС,
содержащая порцию НМР точно так же как наш физический мир), развивается своим веселым путем
как если бы она была самодостаточной колонией бактерий, существующих в удаленном уголке
пространственно-временного участка только одной из кажущихся бесконечными АНМ-клеток, обитая
в кишечнике АНМозавра.
section.
Вас может позабавить позволить нескольким возможным описаниям внешнего окружения АНМ
прокрутиться в вашем воображении, но всё, что нам требуется — это построить полную теорию всего
как простого одноклеточного монолитного единого АНЕ и его внешнего окружения. Логически, всё, что
требуется — это конечная изначально-сознательная-потенциально-энергоштука наряду с базовым
процессом эволюции. Исходя из только этих двух допущений, и претендую вывести физику, природу
вашего существования, вашего физического мира и опыта и предоставить связную работающую
модель большей реальности — всё самосогласованно помещающееся между суставом и ногтём
МБВТ (My Big TOE — букв., мой большой палец, прим. пер.) Этого должно быть довольно! Я
опубликую определяющую работу об АНМозавро-запределоумо-внеразумусе, что есть его
правильное латинское наименование, и вседующем году на полке ближайшего книжкного магазина
вы можете найти ее в разделе юмористической литературы.
# Ребята, берегитесь этого АНМозавра! О, нет! Он начинает приседать! Держитесь! Эта детка может
снести тысячи вселенных (включая нашу) из его предыдущей подсистемы одним мощным взрывом
цифрового метеоризма!
Рёв тысяч одновременно взрывающихся солнц злостно сотрясает основы реальности!
Существование вздрагивает и трясется в неопределенности террора.
*
«Вы все еще здесь?»
«Я думаю так, то не уверен. Как можно узнать?»
«Фью, это было так близко!»
«Да-а! Ух! Это реально круто, быть кишечной бактерией, а?»
Серьезно, ребята, вы видите, насколько важно принимать собственные фундаментальные
ограничения? Если вы не принимаете, то рискуете быть неспособными отличить серьезное от
глупого. Настаивать на том, что мы, сливки из сливок сущего, не можем иметь подобных ограничений,
означает просто добавлять ещё один слой запутанного нелогичного высокомерия на верхушку того,
что уже за пределами постижения. С позиции Даже большей картины, этот выход вовсе не выход.
Открытый скептицизм требует не закрываться, и, таким образом, принимать ограничения. Однако он
требует чтобы вы отложили свои обычные низкопробные реакции (определенные вашим эго,
убеждениями и страхами) в намерении распознать все возможности.
Никогда страх не позволит вашей мысли бы