Вы находитесь на странице: 1из 32

Факультет «Консультативная и клиническая психология»

Кафедра клинической психологии и психотерапии

КУРСОВАЯ РАБОТА
«Взаимосвязь развития абстрактно-логического мышления и
зависимости от психоактивных веществ»
(название КР)

Специальность 37.05.01 – «Клиническая психология»


(код) (наименование направления)

Специализация Патопсихологическая диагностика и психотерапия (в


клинической и психолого-педагогической практике)
(наименование)

«Процент оригинального текста составляет ______ %»


Специалист по учебно-методической
работе кафедры клинической
психологии и психотерапии ______ «___»____ 201_г. / Николаевская И.А./
личная подпись дата расшифровка подписи

Руководитель __________ «___» ____ 201_г. / Матюшкина Е.Я. /


личная подпись дата расшифровка подписи

Студент группы
16ПК-КП (с/о)ПДП-1 _________«___» ____ 201_г. / Обернихина А.Ю. /
личная подпись дата расшифровка подписи

Москва, 2019

1
Оглавление

Введение.......................................................................................................................3
Глава 1. Развитие абстрактно-логического мышления............................................5
1.1 Понятие мышления............................................................................................5
1.2. Классификации мышления...............................................................................8
1.3. Развитие и диагностика абстрактно-логического мышления.....................10
Глава 2. Влияние зависимости от психоактивных веществ на развитие
абстрактно-логического мышления.........................................................................15
2.1. Понятие алкогольной зависимости................................................................15
2.2. Влияние алкогольной зависимости на развитие абстрактно-логического
мышления................................................................................................................17
2.3. Понятие наркотической зависимости............................................................19
2.4. Влияние наркотической зависимости на развитие абстрактно-логического
мышления................................................................................................................21
Выводы.......................................................................................................................24
Заключение................................................................................................................25
Список литературы....................................................................................................26

2
Введение
Актуальность. Зависимость от психоактивных веществ – одна из
ведущих проблем в сфере современного здравоохранения. По статистике, более
четырех процентов населения России страдают от алкоголизма, в Соединенных
Штатах Америки этот процент приближается к семи (National Institute of
Alcohole Abuse and Alcoholism, 2018). Такая разница имеет место с учетом того,
что статистика строится на количестве поставленных врачами диагнозов. Что
касается наркомании, еще в 2017 году в России количество зависимых от
наркотических веществ доходило до миллиона человек, хотя учитывались лишь
находящиеся на медицинском учете. Причем средний возраст зависимых –
примерно 20 лет, когда все еще активно формируется и развивается организм в
целом и психические функции в частности. Важно понимать, что речь идет не
просто о разовом или даже регулярном употреблении (хотя, разумеется, оно
также негативно сказывается на развитии), мы будем говорить именно о
зависимости как о синдроме, которая присутствует не у всех употребляющих и
является распространенным заболеванием, патологическим в первую очередь
для психического здоровья.

В данной работе будет рассмотрена взаимосвязь зависимости и


мышления – необходимого для адекватного функционирования психического
процесса. Подробнее будет разбираться понятие абстрактно-логического
мышления и его развитие, как своего рода «высшего» уровня мыслительной
деятельности по одной из классификаций. Известно, что мышление
формируется в раннем детском возрасте, но процесс его развития не
останавливается на протяжении всей жизни. При недостаточном уровне
развития абстрактно-логического мышления нарушаются основные
закономерности развития, характерные для подросткового возраста
(Матюшкина, 2004). При этом развитие мышления находится под постоянным
влиянием внешних факторов, одним из которых как раз может стать
зависимость.

3
Когнитивные дефициты при алкогольной и наркотической зависимости
проявляются у большинства больных (Дамулин, Шмидт, 2004), в том числе и
нарушения абстрактно-логического мышления. Но нельзя говорить об
универсальном, едином для всех видов зависимости типе нарушений, так как
повреждения варьируются в связи с типом самого психоактивного вещества,
проявлениями аддикции, временем употребления, возрастом и состоянием
здоровья самого употребляющего. Диагностика и дифференциация таких
нарушений является важной задачей психиатрии, наркологии и клинической
психологии, так как на основе подобных данных можно строить план
восстановления нарушенных или утраченных функций мышления.

Цель работы: анализ исследований взаимосвязи развития абстрактно-


логического мышления и зависимости от психоактивных веществ.

Объект исследования – абстрактно-логическое мышление.

Предмет исследования – взаимосвязь развития абстрактно-логического


мышления и зависимости от психоактивных веществ.

Задачи работы:

1. Изучение понятия мышления, аналитический обзор исследований


развития абстрактно-логического мышления.
2. Аналитический обзор исследований влияния зависимости от
психоактивных веществ на развитие абстрактно-логического мышления.

4
Глава 1. Развитие абстрактно-логического мышления
1.1 Понятие мышления

Вопрос понятия мышления изучался достаточно давно и до сих пор


продолжает освещаться с разных сторон, поэтому для дальнейшей работы
необходимо перечислить основные подходы к определению, классификации и
вариантов развития мышления. Считающиеся классическими концепции
предлагают следующие определения.

В советской традиции мышление рассматривается в рамках


процессуально-деятельностного подхода. В теоретической концепции высших
психических функций Л.С. Выготского мышление является одной из этих
функций, следовательно, обладает всеми свойственными им чертами: оно не
является природным процессом, врожденным умением, а формируется в
течение жизни с помощью влияния культурной среды; оно опосредовано по
строению – люди мыслят с помощью символов, которые являются продуктом
этой культуры; оно произвольно, то есть сознательно управляется (Петухов,
2006).

Он же говорит о взаимосвязи мышления и речи и о понятии (оно


относится не к конкретному предмету, а к целой группе схожих по каким-либо
признакам предметов) как о единице мышления. Именно использование
понятий в качестве формы мышления дает возможность вообще выходить на
абстрактный уровень (Выготский, 1934).

Жан Пиаже, создавший концепцию развития мышления, также уделял


связи развития мышления и речи значительно внимание, и считал, что это
развитие обусловлено прежде всего социальными факторами. Говоря о
стремлении любого индивида к равновесию, он имел в виду, что развитие
являлось откликом как раз на социальную среду, при этом первой фазой
развития мышления в его концепции являлась фаза аутистического мышления
(за что теория и критиковалась Л.С. Выготским, который говорил о врожденной
5
социальности). Следующая фаза – эгоцентрическая – является промежуточным
звеном между своеобразным «детским мышлением» с особыми свойствами и
«взрослым мышлением», которое, собственно, и является третьей фазой –
социализированное мышление (Пиаже, 2001).

Не менее интересна его концепция развития интеллекта ребенка, через


которую можно напрямую выйти на проблему абстрактно-логического
мышления. Сначала мышление ребенка находится на предметной стадии, затем
на предоперациональной, которая является подготовкой к операциональной
стадии, а в итоге на формальной стадии, когда возможно оперирование уже не
только материальными предметами, но и понятиями, идеями, гипотезами
(Пиаже, 2001).

По мнению П.Я. Гальперина, предметом изучения вообще должно


являться не мышление, а процесс ориентировки на мышление во время
решения интеллектуальных задач. Развивать мышление он рекомендует с
помощью решения творческих задач, для детей это «головоломки». Он говорит
о том, что в принципе не все виды мышления могут изучаться психологией,
указывает на необходимость учитывать личностный компонент того, кто
мыслит, и на процессуальный характер мышления (Семенов, 2012).

С.Л. Рубинштейн говорит о мышлении как об опосредованном и


обобщенном познании объективной реальности. По его мнению, мыслительный
акт является решением какой-либо проблемы или задачи. Он раскрывает
опосредование как главную характеристику мышления через конкретные
мыслительные операции – сравнение, анализ, синтез, абстракция и обобщение.
Единицей мышления, простейшим мыслительным актом в его концепции
является суждение (Брушлинский, Абульханова-Славская, 2000).

Мышление как деятельность рассматривал А.Н. Леонтьев, называя его


познавательной деятельностью, важную роль в формировании которой играет
мотивация, конкретно познавательный мотив. Одним из ее главных отличий от
любой другой деятельности является аффективный компонент регуляции
6
(Леонтьев, 2010). А в теории А.Р. Лурии мышление является процессом
решения задач, в ходе которого необходимо творческое мышление, при этом
мышление также выступает целостным динамическим актом, разворачиваясь на
основе мотивации, которая делает задачу актуальным для решающего (Лурия,
2009).

В.Д. Шадриков в качестве свойств мышления выделяет некоторые


качества: гибкость мыслительных процессов и темп их развития, скорость
мышления, его самостоятельность и экономичность, широта и глубина ума (где
широта описывает скорее эрудицию, а глубина – способность к вдумчивому
анализу), последовательность мысли и критичность мышления. Логично, что
мышление возможно и без наличия всех этих свойств вместе, но качество
мыслительного процесса явно пострадает (Шадриков, 2007). Эта
характеристика полезна и тем, что «выпадение» отдельных свойств является
симптоматикой при изучаемых нами заболеваниях, благодаря чему их можно
связывать с мышлением напрямую.

Из вышесказанного видно, что целенаправленно психология мышления


начала разрабатываться только в двадцатом веке. До этого существовали
определенные представления о мышлении, некоторые из них стали основой для
более поздних классических концепций.

В популярной ранее ассоциативной психологии, представители которой


считали, что все психические процессы действуют по законам ассоциаций,
вообще не казалось необходимым выделять мышление как отдельный предмет
исследования, оно трактовалось просто как связь суждения и умозаключения. А
вот представители вюрцбургской школы уже говорили о мышлении как об
отдельном внутреннем действии, акте, который оперировал представлениями
без существенной роли конкретных чувственных ощущений, что опять
отсылает нас к понятию абстрактного мышления. Идеи этой школы позже
развивал в своих работах О. Зельц, рассматривающий мышление как
последовательный структурированный процесс решения задач, при этом
7
противопоставляя классической концепции свое мнение о необходимости
«наглядных компонентов» (конкретных образов и ощущений) (Тихомиров,
1984).

С критикой ассоцианизма и вюрцбургской школы выступали


представители гештальтпсихологии. Например, К. Коффка утверждает, что
мышление является преобразованием структуры наглядной ситуации, в поле
которой возникла проблема. В. Келер в процессе проведения своих
экспериментов над обезьянами вывел, что для разумного решения задачи
необходимо, чтобы в процессе все элементы сложились в единую картину,
гештальт, который появляется в результате напряжения организма из-за задачи.
Перестройка частей проблемной ситуации является ключом к решению
проблемы. К. Дункер приводит собственное определение мышления как
процесса, который с помощью инсайта ведет к адекватному решению
проблемы. Сущность проблемной ситуации заключается в том, что в ней не
хватает какого-то звена, и именно это звено призвано найти мышление
(Тихомиров, 1984).

Уже в середине двадцатого века возникло новое направление, до сих пор


являющееся одной из классических теорий, при этом применимых к практике –
когнитивная психология. В этой концепции мышление является процессом
переработки информации, ей не свойственно рассмотрение отдельных
психических функций, упор идет на анализ совокупной деятельности
психических процессов. При этом мыслительные процессы являются только
механистическими способами приобрести и обработать знания извне для их
дальнейшего использования, что полностью нивелирует мотивационно-
личностный компонент (Дружинин, Ушаков, 2002).

1.2. Классификации мышления

Кроме понимания определения мышления и стадий его развития


необходимо рассмотреть различные типологии, разделяющие мышление на

8
отдельные виды по определенным признакам, чтобы выделить конкретно
предмет данного исследования.

В первую очередь важно упомянуть уже описанную выше


классификацию Ж. Пиаже – по психическим процессам. В ее рамках выделяют
наглядно-действенное мышление, которое является способностью к
манипуляции предметной сферой; конкретно-предметное мышление,
использующее реальные объекты, но уже не обязательно находящиеся в поле
зрения; словесно-логическое мышление, являющееся промежуточной фазой и
позволяющее оперировать логическими понятиями. И, наконец, абстрактно-
логическое мышление, то есть возможность мышления теми категориями,
которые материально не существуют, способность выделять существенные
свойства и связи предмета, не отвлекаясь на остальные (Пиаже, 2001). Оно
начинает формироваться примерно с семи лет, когда ребенка отдают в школу,
где значительная часть образовательной программы базируется на
необходимости использования абстрактно-логического мышления. При
некоторых заболеваниях, например, при умственной отсталости, такая форма
может быть и вовсе недоступна и навык оперирования абстракциями не
появится вообще.

Абстрактно-логическое мышление определяется тремя формами: понятие


(передает общее свойство группы предметов), суждение (утверждает наличие
или отсутствие связи между предметами) и умозаключение (выводит из
нескольких суждений новое суждение).

По результатам мыслительной деятельности можно выделить


репродуктивное и продуктивное (творческое) мышление. Первое представляет
собой более стандартные мыслительные операции, не оставляющие после себя
какого-то нового продукта психической деятельности, в то время как
творческое мышление несет результатом создание новых идей и предметов, не
просто следуя известному алгоритму, а проявляя креативность (Guilford, 1967).
Хотя многие исследователи до сих пор сомневаются, имеет ли смысл выделять
9
это в отдельную категорию, если любое мышление может быть созидательным,
а креативность лишь являться его качеством (Гетманская, 2010).

По характеру протекания психических процессов выделяют


аналитическое и интуитивное мышление. Первое является полностью
произвольным, развернуто во времени и осуществляется с помощью
логических рассуждений, тогда как второе основано только на воспринимаемой
информации и происходит практически мгновенно (Hogarht, 2002).

В зарубежной традиции «в пару» аналитическому мышлению также


принято ставить холистическое, обрабатывающее ситуацию целиком, в полной
картине, в противовес анализу – разбору на компоненты (Choi, Incheol & Koo,
Minkyung & Choi, Jongan, 2007). Более того, утверждается, что представителям
разных типов культур свойственны разные виды мышления, что пересекается с
культурно-исторической концепцией применительно к мышлению. По словам
автора, западной традиции больше свойственно аналитическое мышление, а
восточной – холистическое (Нисбетт, 2011).

По характеру выполнения задач можно выделить практическое и


теоретическое мышление. Первое используется в случае решения конкретной
стоящей прямо сейчас задачи, а второе помогает решать задачи в общем виде,
не подчиняясь конкретной ситуации, но оперируя общими понятиями (Keefer,
1996).

1.3. Развитие и диагностика абстрактно-логического мышления

Как уже упоминалось выше, абстрактно-логическое мышление начинает


развиваться примерно с семи лет и по времени обычно совпадает с началом
школьного обучения. Важно напомнить, что, как и любая другая высшая
психическая функция, оно продолжает развиваться на протяжении всей жизни,
хотя основной прогресс и приходится преимущественно на подростковый
период. При этом освоение абстрактно-логического мышления у подростка в

10
напрямую влияет на развитие прочих интеллектуальных и других психических
функций и процессов (Выготский, 1934).

Разумеется, при развитии абстрактно-логического мышления уже


сформированные виды мышления не исчезают, а продолжают использоваться в
решении задач, где необходимы именно они, и развиваться, играя значимую
роль в общей структуре мышления (Крутецкий, Лукин, 1965).

Как в итоге происходит развитие самого абстрактно-логического


мышления? Маленькие дети начинают с рассмотрения вариантов решения
задачи, которые являются более конкретными и связаны с ситуационными
факторами для данной проблемы. С их развитием эти варианты расширяются и
становятся абстрактнее, менее привязанными к ситуативным
ограничениям. Однако к 6 или 7 годам дети начинают понимать, что вывод,
даже если он вообще не привязан к конкретному фактору, но при этом
исключает все другие варианты решения задачи, необходим (Markovits, 2000).
Разумеется, на этом уровне разные дети могут прийти к разным выводам,
потому что возможные варианты решения задачи все равно варьируются, но
процессы, на основании которого принимаются обоснованные решения, в
принципе общие (Markovits, 2014). 

Развитие абстрактно-логического мышления в подростковом (10-19 лет)


возрасте многие авторы исследуют с точки зрения биологических изменений в
организме, в первую очередь в мозговой структуре. Например, лобная кора
устроена так, что нейроны в передних ее областях обрабатывают абстрактные
понятия (Bodre, 2008). Это определялось с помощью сканирования мозга
испытуемых аппаратом магнитно-резонансной томографии во время
выполнения ими задач, требующих работы абстрактно-логического мышления
(Badre, Kayser, D'Esposito). Результаты исследований также демонстрируют
увеличение объемов белого вещества и уменьшение объемов серого вещества в
лобной коре в подростковом возрасте (Tamnes, Ostby, Fjell, Westlye, Due-
Tønnessen, Walhovd, 2010). Поведенческие и функциональные изменения во
11
время развития, в частности, в позднем детстве и подростковом возрасте, часто
интерпретируются как следствие структурных изменений, происходящих в этот
период (Crone, Dahl, 2012).

Такие изменения в случае нормы приводят к развитию абстрактно-


логического мышления, а в случае нарушений – к недоразвитию или
невозможности дальнейшего освоения абстракций вообще. То есть этот возраст
является как важным периодом развития с точки зрения приобретения более
высоких когнитивных навыков, так и более вероятным временем для
возникновения или манифестации психических расстройств (Dumontheil, 2014).
При этом префронтальная часть лобной коры является той зоной мозга, которая
развивается до характерного для взрослого возраста максимума практически
позже всех остальных (Dumontheil, Burgess, Blakemore, 2008), следовательно, у
возможных нарушений есть гораздо больше времени, чтобы проявиться.

Информация о связи мозговых структур и развитии абстрактно-


логического мышления очень важна для нашего исследования, поскольку
именно повреждения мозга, вызванные регулярным употреблением
психоактивных веществ, возможно связать с нарушениями в развитии
мышления.

Взаимосвязь строения мозга и развития мышления подтверждает и


исследование, показавшее, что толщина кортикального слоя мозга у подростков
положительно коррелирует с результатами теста, измеряющего уровень
интеллекта (в исследовании использовался тест Векслера, который в том числе
содержит задания и на диагностику абстрактно-логического мышления) (Crone,
Dahl, 2012).

Некоторые исследователи предположили, что подростки могут работать


на новом и более абстрактном уровне мышления, поскольку они могут
интегрировать результаты двух различных видов обработки более низкого
порядка (Case, 1985). Этот новый интеллектуальный потенциал, возникающий
в подростковом возрасте, основан на том, что дети могут постепенно
12
обрабатывать сначала один новый абстрактный элемент, затем два, а затем
несколько абстрактных элементов (Marini, Case, 1994).

Говоря о диагностике абстрактно-логического мышления, важно


вспомнить об уже упомянутом тесте Векслера. Это один из самых популярных
тестов на измерение интеллекта, включающий в себя 11 субтестов с разными
видами заданий и представленный в трех вариациях: для детей и подростков
шести-шестнадцати лет, для подростков старше шестнадцати и взрослых и для
детей от двух до семи лет. Последний нас не интересует, так как в этом
возрасте бесполезно диагностировать абстрактно-логическое мышление.

В тесте же для подростков и взрослых применяются, например, задания


на понимание переносного смысла пословиц (Wechsler, 1955). Этот субтест
используют и в отрыве от основного теста, примером может служить
модификация Зейгарник, когда испытуемым предлагают не интерпретировать
пословицу самостоятельно, а выбрать один из предложенных
экспериментатором вариантов (Зейгарник, 1986).

Также для диагностики абстрактно-логического мышления хорошо


подходит еще один субтест теста Векслера – «Сходство», который направлен на
выявление способностей к сравнению, абстрагированию, обобщению (аналог
методики сравнения понятий) (Рубчев, Алексеев, 2016).

Подходящей для диагностики методикой является тест структуры


интеллекта Амтхауэра, тоже состоящий из нескольких субтестов. Второй
субтест на исключение лишнего предмета демонстрирует, на какие признаки
ориентируется испытуемый, вследствие чего можно определить уровень
развития его мышления: если сравнение идет по внешним, наглядным
признакам, то у испытуемого преобладает наглядно-действенная форма
мышления, а сравнение по отвлеченным признакам – знак работы абстрактно-
логического мышления.

13
В четвертом субтесте, направленном на обобщение отдельных слов,
также демонстрируется уровень способности к абстракции: при решении задач
необходимо определить абстрактные свойства предметов через отношения, в
которые эти предметы между собой вступают.

Помимо этого, прочие субтесты так или иначе говорят об уровне развития
абстрактно-логического мышления, например, и процесс выделения аналогий, и
умение решать арифметические задачи требуют определенного уровня
абстрагирования.

14
Глава 2. Влияние зависимости от психоактивных веществ на
развитие абстрактно-логического мышления
2.1. Понятие алкогольной зависимости

Алкогольная зависимость, или алкоголизм – это психическое


хроническое заболевание, которое характеризуется потреблением алкоголя и
возникающей вследствие него физической и психической зависимостью
(синдром алкогольной зависимости: F10.2 МКБ). В DSM ранее разделялись
понятия «алкогольная зависимость» и «злоупотребление алкоголем», но в
последней версии предлагается версия одного общего диагноза, который может
варьироваться по степени тяжести. Само определение звучит так: это
хроническое рецидивирующее заболевание головного мозга,
характеризующееся нарушенной способностью прекращать или
контролировать употребление алкоголя, несмотря на неблагоприятные
социальные, профессиональные и медицинские последствия (alcohol use
disorder: DSM-V). Алкогольная зависимость влияет как на физическое здоровье
человека, запуская в организме приводящие к поражению когнитивных
функций отклонения (напр. энцефалопатия), так и напрямую на состояние
психики, что также сказывается на психических процессах.

Достаточно долго исследователи и врачи не разделяли обильное


употребление спиртных напитков как действие и алкогольную зависимость как
заболевание, диагноз, хотя уже в 1894 году шведский врач М. Хусс ввел в
употребление термин «хронический алкоголизм», под которым подразумевал
патологические изменения в организме человека после длительного обильного
употребления алкоголя. Далее понимание синдрома алкогольной зависимости в
качестве заболевания было закреплено благодаря трудам таких известных
психиатров, как, например, Э. Крепелин или С. Корсаков (Мирошниченко,
2004).

15
Алкоголь, основной составляющей которого является этиловый спирт,
является депрессантом для психики, т.е. угнетает центральную нервную
систему. Почти сразу после употребления алкоголя возникает характерный для
депрессантов седативный эффект, выражающийся в расслаблении мыщц,
замедлении или нарушения речи и мыслительных процессов. Одновременно с
этим алкоголь провоцирует выброс эндорфинов в кровь, что дает ощущение
эйфории. Совместным результатом действия этих механизмов является
характерное для опьяненных людей состояние с приподнятым настроением,
чувством легкости, расслабленным телом и сознанием со снижением уровня
критичности (из-за седативного действия мыслительные процессы искажены и
снижается обдуманность и рациональность поступков человека). (Mukherjee,
2013).

Исследователи предлагают несколько возможных причин развития


алкогольной зависимости. Биологически длительное употребление алкоголя
характеризуется его влиянием на желудочно-кишечный тракт: ухудшением
всасывания сторонних полезных веществ и переработки, вывода токсинов,
вследствие чего со временем именно этанол оказывает решающее
антибактериальное и нейроблокирующее действие в организме. При этом его
употребление вызывает кратковременное улучшение состояния, возникает
«замкнутый круг», из которого практически невозможно выйти самостоятельно
без медицинской поддержки (Пятницкая, 1988).

Так же до сих пор проводятся исследования касательно генетических


предпосылок заболевания, роли наследственности или даже мутации генов в
его генезе. Однако подобные взгляды еще не были подтверждены, поскольку
при рассмотрении ситуации отягощенной наследственности сильное влияние
оказывают психологические и социальные факторы (отличающие развитие
детей в семье со здоровыми родителями и в семье с зависимыми от алкоголя).

Говоря о социальных факторах, стоит упомянуть, что статистика


подтверждает факт повышенного риска алкоголизации у представителей
16
социальных незащищенных групп, например, мужчины с гомосексуальной
ориентацией. С повышением экономического благополучия общества растет и
число больных алкогольной зависимостью; больные часто состоят в браке с
людьми с тем же заболеванием. Все это доказывает, что психологи должны
играть важную роль в исследовании и лечении аддикций, поскольку именно
немедицинские факторы чаще всего оказываются решающими.

Также важно отметить, что риск развития алкогольной зависимости


повышается при наличии некоторых других соматических и психических
заболеваний. Например, известно, что среди страдающих шизофренией уровень
употребления алкоголя выше в среднем в три раза, чем в общей выборке
(Красильников, Дресвянников, Бохан, 2002; Hambrecht, Hafner, Fuhren, 1996).
Современные исследования также отмечают высокий показатель
коморбидности между биполярным расстройством и алкоголизмом. (Frye,
Salloum, 2006).

Когнитивные нарушения у пациентов с диагнозом «хронический


алкоголизм» выявляются в 50–70% случаев, в 10% случаев они носят ярко
выраженный характер, когда можно уже говорить о деменции (заболевание,
характерное ярко выраженными когнитивными нарушениями в познавательной
деятельности, что выражается и в потере или деградации имеющихся навыков,
и в невозможности приобретения новых). (Дамулин, Шмидт, 2004). Считается,
что деменция, связанная с алкоголизмом, составляет от 5 до 10% всех случаев
деменции, особенно у лиц молодого возраста (Warren, Sampson, Rossor, 2004).

2.2. Влияние алкогольной зависимости на развитие абстрактно-


логического мышления

В число вероятных когнитивных снижений у больных с синдромом


алкогольной зависимости обязательно входят различные нарушения мышления.
Речь идет не только о влиянии органических факторов, но и о тех
функциональных моментах, которые имеют особое значение в состоянии
абсистенции при полном нарушении организации психической деятельности. В
17
процессе течения и усложнения заболевания нарушения мышления становятся
необратимыми (Худик, 1984).

Благодаря исследованиям с использованием специализированной техники


мы можем представлять себе картину локализации нарушений и их связь с
выполнением задач. Так, в эксперименте на сравнение работы абстрактного
мышления у здоровых людей и у больных с синдромом алкогольной
зависимости с помощью магнитно-резонансной томографии были получены
результаты, свидетельствующие о значительной разнице во времени,
затраченном на мыслительную операцию, без особых различий в выводах на
основе этой операции. При этом у испытуемых с алкогольной зависимостью
томограф фиксировал активизацию тех зон мозга, которые у здоровых людей
обычно не используются во время работы абстрактного мышления, поскольку
нейронные связи у них ослабевают и требуются дополнительные «ресурсы»
(Bagga et al., 2014). Подобные результаты хорошо соотносятся с луриевской
позицией о работе отделов мозга.

Нарушения абстрактно-логического мышления могут не проявляться


столь явно на ранних стадиях алкогольной зависимости, но все равно оказывать
серьезное влияние на взаимодействие больного в социуме. Известно, что при
злоупотреблении алкоголем нарушается процесс умозаключения, важной
стадии деятельности абстрактно-логического мышления. В совокупности со
снижением уровня эмоционального интеллекта это приводит к дезадаптации в
социуме (сложности с пониманием действий других людей, выполнением
совместных операций, оценкой уместности своих действий) (Kornreich et al.,
2011). Алкогольная дезадаптация – снижение способности адекватного
взаимодействия с окружающей средой. Дезадаптация может быть семейно-
бытовой (внутрисемейные конфликты, снижение дохода на семью, прерывание
общения с родственниками), трудовой (прогулы, конфликты с сотрудниками,
снижение работоспособности и качества работы) и социальной (хулиганство,
случайные связи и тд.) (Мирошниченко, Пелипас, 2001).

18
При этом другие исследования постулируют рост использования
абстрактного мышления по сравнению с конкретно-операциональным у лиц с
алкогольной зависимостью. Важным фактором, повлиявшим на такой
неоднозначный результат, можно счесть то, что участники эксперимента
находились уже в процессе лечения. По мнению авторов исследования, фокус
на абстрактном мышлении может вести за собой различные эмоциональные
дефициты и проблемы в межличностной коммуникации, характерные для
зависимых от алкоголя (Grynberg et al., 2016).

Взаимосвязь работает и в другую сторону. Очевидно, что уровень


развития логического мышления различается как среди здоровых людей, так и
среди больных; существует корреляция между развитыми способностями к
дедуктивному мышлению, построению гипотез и вероятностью успешной
реабилитации при лечении от алкогольной зависимости (Erwin, Hunter, 1983).

Ранее в первой главе уже упоминался тот факт, что именно в


подростковом возрасте происходит формирование абстрактно-логического
мышления и связанных с ним структур мозга. Центральная нервная система
подростка максимально уязвима для действия алкоголя, в связи с чем
патологические изменения при развитии синдрома алкогольной зависимости в
этом возрасте с большей вероятностью становятся необратимыми (Белоконева,
2013). Поэтому максимально важно начинать проводить реабилитационную
работу с подростками как можно раньше, на этапе регулярного употребления
без достаточно выраженных для алкогольного синдрома патологических
изменений.

2.3. Понятие наркотической зависимости

Вышесказанное касается и прочих наркотических веществ, не только


алкоголя. Здесь тяжесть симптоматики может усугубляться как из-за
специфического действия различных наркотиков, так и из-за высокой
сложности лечения и низкой склонности больных к лечению.

19
Для начала важно обозначить понятие наркотической зависимости и
описать те объекты зависимости, которые будут рассматриваться в работе.

Наркотическая зависимость, или наркомания (МКБ-10:F11-F16, F19) –


прогредиентное аддиктивное заболевание, вызванное употреблением
наркотических веществ (Иванец, Анохина, Винникова, 2008). Зависимость от
кофеина, алкоголя и никотина в медицине также считается зависимостью, а ее
объекты наркотиками. Но по традиции принято выделять алкогольную
зависимость в отдельный раздел, а о кофеине и никотине в контексте тяжелых
заболеваний говорят меньше всего, т.к. их употребление не оказывает
соразмерно сильное влияние на психику. По законам Российской Федерации
три этих вещества являются легальными, в отличие от рассматриваемых ниже.

Наркотическая зависимость характеризуется сочетанием


физиологической зависимости (ее результатом является абсистентный синдром,
болезненные ощущения организма при отсутствии привычной дозы
наркотического вещества или ее уменьшения) и психологической зависимости
(она подразделяется на позитивную и негативную привязанность к веществу –
желание получить какие-либо приятные ощущения или убрать какие-либо
неприятные) (Иванец, Анохина, Винникова, 2008).

При лечении наркотической зависимости врачи признают


необходимость бригадного подхода, поскольку работать надо одновременно с
физиологической, психологической, социальной сторон. После детоксикации
организма больного целесообразно включить в лечение психотерапию; самым
продуктивным подходом считается когнитивно-бихевиоральный (Новости
медицины и фармации, 2011).

Из-за широкого спектра видов наркотических веществ спектр


сопутствующих нарушений столь же широк, поэтому важно сначала
рассмотреть отдельные группы наркотических веществ, которые принято
выделять в классической наркологии.

20
Основные виды наркотических веществ: опиаты (героин, опиум)
получают из макового молочка (природные) либо синтезируют искусственно.
Обладают седативным действием, вызывают эйфорию и чувство
удовлетворения. Кокаин – стимулирующий препарат-эйфоретик натурального
происхождения, добывается из листьев растения коки. Препараты конопли
(марихуана, гашиш) – наркотики природного происхождения. Действующим
веществом являются каннабиоиды, а механизмом действия изменение
сознания. Стимуляторы (амфетамин, метамфетамин) обладают
стимулирующим действием, действующее вещество – эфедрин.
Галлюциногены (ЛСД и современные аналоги, псилоцибин) – психоделические
препараты, изменяющие сознание, вызывающие галлюцинации. MDMA
(метилендиоксиметамфетамин) часто относят к амфетаминам, но у него есть и
специфическое галлюциногенное действие. Также выделяют лекарственные
препараты, не запрещенные к обороту, но с наркотическим действием и
запрещенные к применению без рецепта; и химические вещества в составе
бытовой химии (не являются наркотиками, но при потреблении большого
количества способны вызвать опьянение, галлюцинации, интоксикацию)
(Иванец, Анохина, Винникова, 2008).

Каждый из вышеперечисленных типов препаратов обладает своими


характеристиками в плане зависимости. Считается, что галлюциногены и
препараты конопли в принципе не вызывают физиологической зависимости, а
эффект привыкания обосновывается психологическими свойствами
употребления.

2.4. Влияние наркотической зависимости на развитие абстрактно-


логического мышления

У больных опиоидной наркоманией наблюдаются такие нарушения


абстрактно-логического мышления, как выраженное снижение уровня
обобщения и абстрагирования, примитивность суждений. Также можно
выделить такие сопряженные с ними нарушения, как ригидность и застревание.
21
Стоит отметить, что интеллектуальные показатели по сравнению со здоровыми
людьми не демонстрируют резкого снижения (Агибалова Т.В., Поплевченков
К.Н., 2012). При этом некоторые авторы отмечают транзиторный эффект
нарушений – во время длительной ремиссии наступало улучшение общего
интеллектуального состояния, хотя целиком на предполагаемый дозависимый
уровень оно не возвращалось (Рохлина, Козлов, 2004).

Ранее предполагалось, что употребление каннабиоидов не ведет ни к


каким нарушениям, но, по данным некоторых исследований, нарушения все-
таки возможны, если речь идет о длительном регулярном (от одного раза в
день) употреблении и о накопительном эффекте вещества. При этом
проявляющиеся дефициты не сопряжены напрямую с абстрактно-логическим
мышлением, в основном касаясь памяти и мотивационной сферы, но помимо
этого возникают незначительные проблемы со счетом (Block, Ghoneim, 1993).

Стоит учитывать, что при употреблении каннабиоидов в подростковом


возрасте на этапе активного формирования психических функций развитие
абстрактно-логического мышления может быть заторможено как раз из-за
нарушений мотивационной и познавательной сферы, чье неправильное
развитие ведет за собой дезорганизацию абстрактно-логического мышления. В
подтверждающих этот факт исследованиях говорится, что при регулярном
употреблении марихуаны в подростковом возрасте происходит деградация
абстрактно-логического мышления даже после прекращения употребления в
течение 6-12 недель, причем каждое последующее употребление «откатывает»
результат назад (Solowij, Monterrubio, 2006).

Сложности в изучении влияния MDMA на организм человека вызваны


тем, что по статистике большинство его потребителей параллельно употребляет
другие наркотики разной степени тяжести (Schifano F.A., 2004). Следовательно,
сложно отследить действие именного этого вида наркотика, не отягощенного
действием параллельно употребляемых других видов. Некоторые специалисты
называют его низкоопасным рекреационным наркотиком (рекреационное
22
употребление наркотиков – нерегулярный, периодический прием
психоактивных веществ, связанный с желанием получить удовольствие и
отдохнуть). (Shapiro H., 2004). Вред от разового употребления
экспериментально не подтвержден, но из-за нейротоксичности MDMA при
длительном употреблении может возникнуть общее снижение когнитивных
способностей. (Cole J.C., 2014). Нарушения абстрактно-логического мышления,
проявляющиеся при регулярном употреблении MDMA, исследователи
связывают с нарушениями рабочей памяти, не позволяющими адекватно
оперировать имеющейся информацией для правильных суждений (Fisk,
Montgomery, Wareing, Murphy, 2005).

Выше упоминалось исследование, демонстрирующее прямую


корреляцию между развитием логического мышления и склонностью к
скорейшей реабилитации при лечении алкогольной зависимости. M. Moshki, T.
Hassanzade и P. Taymoori решили пойти дальше и провести эксперимент по
обучению студентов так называемым «life skills», «жизненным навыкам»,
которые по их гипотезе должны были снизить склонность к злоупотреблению
наркотиками. Термин «жизненные навыки» включает большой класс
социально-психологических и межличностных навыков, которые помогают
человеку принимать осознанные решения, эффективно общаться,
совершенствовать свои социальные навыки и навыки самоуправления и вести
активный здоровый образ жизни (Cord, Pashshrifi, 2005). Эксперимент показал
себя эффективным в сфере борьбы за снижение злоупотребления наркотиками,
но при этом по результатам тестов были выявлены и «побочные» достижения, в
том числе улучшение мышления в целом (в том числе абстрактно-логического).
Это доказывает, что социальная адаптированность и психологический комфорт
положительно влияют на развитие абстрактно-логического мышления и
снижают риск развития синдрома наркотической зависимости (Moshki,
Hassanzade, Taymoori, 2014).

23
24
Выводы
1) Основной период развития абстрактно-логического мышления
приходится на подростковый возраст, но оно продолжает развиваться всю
жизнь. С одной стороны, это делает его уязвимым для нарушений, с
другой дает возможности для реабилитации.
2) При синдроме алкогольной зависимости нарушения абстрактно-
логического мышления не являются центральным дефицитом. Благодаря
механизму компенсаторности его удается поддерживать на должном
уровне в сравнении с другими когнитивными функциями.
3) У лиц с высокими способностями к абстрактно-логическому мышлению
лучше продвигается процесс лечения от алкогольной зависимости.
4) Нарушения абстрактно-логического мышления при наркотической
зависимости связаны с видом употребляемого наркотического вещества и
варьируются от достаточно слабо выраженных до сильных дефицитов.
5) Из-за особенностей развития организма подростки являются самой
уязвимой группой в плане влияния зависимости от психоактивных
веществ на развитие абстрактно-логического мышления.

25
Заключение
Анализ исследований развития абстрактно-логического мышления при
зависимости от психоактивных веществ продемонстрировал основные
принципы и связи протекания заболевания и нарушений абстрактно-
логического мышления. В процессе анализа источников легко заметить, что
исследований по предмету курсовой работы существует достаточно немного, в
основном данные оттуда являются побочными результатами исследований из
смежных областей. Это говорит об актуальности работы и научной новизне ее
возможного продолжения с эмпирическим исследованием по изучаемой теме.

Понятие взаимосвязи подразумевает двустороннее влияние объектов


исследования, так что существует возможность в дальнейшем подробнее
рассмотреть возможное влияние развития абстрактно-логического мышления
на возникновение зависимости – увидеть вероятные предпосылки или выделить
группы риска.

Также актуальным остается вопрос про реабилитацию больных с


зависимостью от психоактивных веществ именно в плане развития абстрактно-
логического мышления, отдельно или комплексно. Говоря о подростках, как об
особо уязвимой категории для нарушений при зависимости, имеет смысл
разработка отдельной программы именно для их реабилитации, тем более что
эта тема еще менее освещена в науке по сравнению с изучением прогресса
лечения взрослых людей.

26
Список литературы
1. Агибалова Т.В., Поплевченков К.Н. Нарушения когнитивных функций у
больных опиоидной наркоманией. // Журнал неврологии и психиатрии
им. С.С. Корсакова. Спецвыпуски. 2012;112(5):24-28.
2. Белоконева Я.Н. Молодежь и алкоголь: теоретико-эмпирический анализ //
Материалы V Международной студенческой научной конференции
«Студенческий научный форум». – 2013.
3. Выготский Л. С. Мышление и речь: психологические исследования. —
Москва; Ленинград: Гос. учеб.-пед. изд-во, 1934. — 324 с.
4. Гетманская Е. В. Продуктивное и репродуктивное мышление: общность
или антагонизм? // СПЖ. 2010. №36. URL:
https://cyberleninka.ru/article/n/produktivnoe-i-reproduktivnoe-myshlenie-
obschnost-ili-antagonizm (дата обращения: 22.02.2019).
5. Зейгарник Б.В. Патопсихология. М.: Изд-во МГУ, 1986
6. Когнитивная психология [Текст] : учебник для вузов ; под ред. В. Н.
Дружинина, Д. В. Ушакова. – М. : ПЕР СЭ, 2002. – 480 с.
7. Когнитивно-поведенческая терапия расстройств, вызванных
употреблением психоактивных веществ // Новости медицины и
фармации. — 2011. — № 383.
8. Крутецкий В.А., Лукин Н.С. Психология подростка. М.: Просвещение,
1965. - 314 с.
9. Леонтьев, А. Н. Лекции по общей психологии [Текст] : учеб. пособие для
студ. высш. учеб. заведений, обуч. по спец. «Психология» / А. Н.
Леонтьев. – 5-еизд. - М. : Академия, 2010. – 511 с.
10. Лурия, А. Р. Лекции по общей психологии [Текст] : учеб. пособие для
студ. высш. учеб. заведений, обуч. по напр. и спец. психологии. / А. Р.
Лурия. – СПб. : Питер, 2009. – 320 с.
11. Общая психология. Тексты: В 3 т. Т. 3: Субъект познания. Книга 2. Изд.
2-е, испр. и доп. / Отв. ред. В. В. Петухов. М.: УМК «Психология»;
Московский психолого-социальный институт, 2006. — 639 с.
27
12. Матюшкина Е.Я. Особенности развития мышления подростков в
условиях профильного обучения: автореф. дис. канд. психологич. наук. –
Москва. – 2004.
13. Международная классификация болезней (10-й пересмотр).
Классификация психических и поведенческих расстройств. Перевод на
русский язык под ред. Ю.Л. Нуллера, С.Ю. Циркина. - Россия: Санкт-
Петербург "АДИС", 1994. – 303 с.
14. Мирошниченко Л.Д. Алкоголизм / председ. Ю.С. Осипов и др., отв. ред.
С.Л. Кравец. — Большая Российская Энциклопедия (в 30 т.). — Москва:
Научное издательство «Большая российская энциклопедия», 2004. — Т. 1.
Россия. — С. 499. — 1005 с.
15. Наркология: национальное руководство [Текст] / ред. Н.Н. Иванец, И.П.
Анохина, М.А. Винникова. – М.: ГЭОТАР–Медиа, 2008. – 720 с.
16. Нисбетт, Р. Культура и системы мышления: сравнение холистического и
аналитического познания / Р. Нисбетт, К. Пенг, И. Чой, А. Норензаян ;
пер. с англ. М.С. Жамкочьян ; под ред. В.С. Магуна. — Москва : Фонд
«Либеральная миссия», 2011. — 68 с.
17. Пелипас В.Е., Мирошниченко Л.Д. Наркологический энциклопедический
словарь. Часть 1. Алкоголизм. – Анархис, 2001. – 192 с.
18. Пиаже Жан: теория, эксперименты, дискуссии : Учеб. пособие для
студентов психол. специальностей и направлений / Под ред.
Л. Ф. Обуховой, Г. В. Бурменской. — М.: Гардарики, 2001.
19. Пятницкая И.Н. Злоупотребление алкоголем и начальная стадия
алкоголизма. — Л.: Медицина, 1988. — Т. 2. — 288 с.
20. Рохлина М.Л., Козлов А.А. Изменения личности у больных опийной
наркоманией// Независимый психиатрический журнал. – М.: Фолиум,
2004.
21. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии//Составители, авторы
комментариев и послесловия А.В. Брушлинский, К.А. Абульханова-
Славская. – СПб: Издательство "Питер", 2000.

28
22. Рупчев Г.Е., Алексеев А.А. Диагностика нарушений абстрактного
мышления с помощью шкалы «Уровень абстрактного мышления» (на
материале интерпретации пословиц и поговорок) // Диагностика в
медицинской (клинической) психологии: современное состояние и
перспективы. Коллективная монография. – М: МГППУ, 2016. – с. 108–
118.
23. Семенов Игорь Никитович Учение П. Я. Гальперина об ориентировке как
концептуальный базис рефлексивной психологии творческого
мышления // Вестник Московского университета. Серия 14: Психология.
2012. №4.
24. Тихомиров, О. К. Психология мышления [Текст] / О. К. Тихомиров. – М.:
Наука, 1984. – 374 с.
25. Шадриков, В. Д. Ментальное развитие человека [Текст] / В. Д.
Шадриков. – М. :Изд-воАспект Пресс, 2007.– 328 с.
26. Шулькин Л.М. Алкогольная зависимость и параноидная шизофрения
(клинические и социальные аспекты): автореф. дис. канд. мед. наук. –
Москва, 2008.
27. Худик В.А. Динамика интеллектуально-мнестических и личностных
нарушений у больных алкоголизмом (на материале ремиссий и рецидивов
болезни): автореф. дис. канд. психологич. наук. – Чернигов, 1984.
28. Badre D. Cognitive control, hierarchy, and the rostro-caudal organization of
the frontal lobes//Trends Cogn Sci. – 2008 May. 12(5), 193-200.
29. Badre D, Kayser AS, D'Esposito M. Frontal cortex and the discovery of
abstract action rules// Neuron. – 2010. – 315–326.
30. Bagga D1, Singh N, Singh S, Modi S, Kumar P, Bhattacharya D, Garg ML,
Khushu S. Assessment of abstract reasoning abilities in alcohol-dependent
subjects: an fMRI study// Neuroradiology. – 2014. 1, 69-77.
31. Block R.I., Ghoneim M.M. Effects of chronic marijuana use on human
cognition// Psychopharmacology. – 1993. – 219-228.
32. Case R. Intellectual Development: Birth to Adulthood Academic Press. –
1985.
29
33. Choi, Incheol & Koo, Minkyung & Choi, Jongan. Individual Differences in
Analytic Versus Holistic Thinking// Personality & social psychology bulletin.
– 2007. – 691-705.
34. Cole J.C. MDMA and the "ecstasy paradigm" // Journal of psychoactive
drugs. — 2014. — Vol. 46, no. 1. — P. 44—56.
35. Cord Nooghabi R, Pashshrifi H. Preparation and collection the life skills
curriculum for middle school students// Educ Innov J. – 2005. – 21–9.
36. Crone E.A., R.E. Dahl. Understanding adolescence as a period of social-
affective engagement and goal flexibility// Nat. Rev. Neurosci. – 2012. –
636-650.
37. Dumontheil P. Development of abstract thinking during childhood and
adolescence: The role of rostrolateral prefrontal cortex// Developmental
Cognitive Neuroscience. – 2014. – 57-76.
38. Dumontheil, P.W. Burgess, S. Blakemore, D. Development of rostral
prefrontal cortex and cognitive and behavioural disorders// Dev. Med. Child
Neurol. – 2008. – 168-181.
39. Erwin J.E., Hunter J.J. Field-independence—dependence and levels of logical
reasoning as predictors of programme completion in the treatment of
alcoholism// Golding P. Alcoholism. Springer, Dordrecht. – 1984.
40. Fisk JE1, Montgomery C, Wareing M, Murphy PN. Reasoning deficits in
ecstasy (MDMA) polydrug users//Psychopharmacology (Berl). – 2005. – 550-
9.
41. Frye, M.A., Salloum I.M. Bipolar disorder and comorbid alcoholism:
prevalence rate and treatment considerations// Bipolar Disorders. – 2006. –
677-685.
42. Grynberg D1, de Timary P2,3, Philippot P2, D'Hondt F2, Briane Y2,
Devynck F4, Douilliez C4, Billieux J2, Heeren A2,5, Maurage P2. Abstract
and concrete repetitive thinking modes in alcohol-dependence// J Addict Dis.
– 2016. – 238-243.
43. Guilford, J. P. The nature of human intelligence. New York, NY: McGraw-
Hill Book Co. – 1967.
30
44. Hambrecht M., Hafner H. Fuhren Alkohol-oder Drogenmissbrauch zu
Schizophrenie? //Nervenarzt. 1996. - Bd. 67, № 1. - S. 36-45.
45. Keefer M.W. Distinguishing Practical and Theoretical Reasoning: A Critique
of Deanna Kuhn's Theory of Informal Argument// Informal Logic Vol. 18. –
1996. – 35-55.
46. Kornreich C, Delle-Vigne D, Knittel J, Nerincx A, Campanella S, Noel X,
Hanak C, Verbanck P, Ermer E. Impaired conditional reasoning in alcoholics:
a negative impact on social interactions and risky behaviors?// Addiction. –
2011. – 951-9.
47. Marini Z., Case R. The development of abstract reasoning about the physical
and social world// Child Dev. – 1994. – 147-159.
48. Markovits H. A mental model analysis of young children’s conditional
reasoning with meaningful premises// Think. Reason. – 2000. 6335–347.
49. Markovits H. Development and necessary norms of reasoning// Front
Psychol. – 2014.
50. Moshki M, Hassanzade T, Taymoori P. Effect of Life Skills Training on Drug
Abuse Preventive Behaviors among University Students// Int J Prev Med. –
2014. – 577–583.
51. Mukherjee S. Alcoholism and its effects on the central nervous system// Curr
Neurovasc Res. –  2013. – 256-262.
52. Robin M., Icrea H., Pompeu F. The advantages and disadvantages of analytic
and intuitive thought. – 2002. – 46 p.
53. Schifano F.A. Bitter pill. Overview of ecstasy (MDMA, MDA) related
fatalities// Psychopharmacology. — 2004. – 242—248.
54. Shapiro H. Recreational drugs: a directory. – Salamander, 2004. – 360 с.
55. Solowij N., Monterrubio S. Cognitive and Neuropsychiatric Consequences of
Endocannabinoid Signaling Dysfunction// Neuropsychopharmacology 31. –
2006. –  471–472. (2006)
56. Tamnes C.K., Y. Ostby, A.M. Fjell, L.T.Westlye, P. Due-Tønnessen, K.B.
Walhovd. Brain maturation in adolescence and young adulthood: regional

31
age-related changes in cortical thickness and white matter volume and
microstructure// Cereb. Cortex. – 2010. – 534-548.
57. Wechsler D. Manual for the Wechsler Adult Intelligence Scale. N.Y., 1955.

32