Вы находитесь на странице: 1из 16

I.

Невозможность исполнения обязательства

Под невозможность исполнения обязательства понимают в Германии


продолжительную невозможность должника достичь, посредством
совершения определенных действий, предусмотренного обязательством
результата.1 При этом значение имеет возможность достижения
результата, а не совершение предусмотренных обязательством
действий.2

Вопросы невозможности исполнения обязательств должником возникают


при применении различных конструкций. Например, при рассмотрении
оснований прекращения обязательства (§ 275 ГГУ), в качестве
предпосылки требования о возмещении убытков (§ 280 I, III, 283; § 311
a II ГГУ), а также при рассмотрении последствий ее наступления для
встречного обязательства кредитора (§ 326 I 1 ГГУ).

При этом с точки зрения систематики важно понимать, что § 275 ГГУ,
регулирует вопросы исполнения обязательства должником, приводящим
к тому, что удовлетворение права требования кредитора становится
невозможным. Не следует путать данное регулирование, с нормой,
касающейся последствий ее наступления для встречного обязательства
кредитора (§ 326 ГГУ). Типичными встречными обязательствами
являются обязанность оплатить товар, выплатить арендную плату и др. В
случае проверки основания прекращения обязательства должника,
необходимо обращаться к регулированию, содержащемуся в § 275 ГГУ, в
то время как, при рассмотрении основания прекращения права должника
на встречное обязательство к кредитору, регулируется § 326 I 1 ГГУ.

1. Условия применения

Невозможность исполнения обязательства возникает в момент


наступления, препятствующего исполнению обстоятельства. Вместе с
тем, к моменту наступления такого обстоятельства у кредитора должно
сохраняться право требования по исполнению обязательства. Если право
требование кредитора прекратилось в результате исполнения
обязательства (§ 362 II ГГУ) или зачета (§ 389 ГГУ), то невозможность
исполнения не может наступить, т.к. невозможность исполнения
обязательства предполагает, что существует право требование
кредитора, исполнение которого должно стать невозможным.

Ответ на вопрос о том, стало ли исполнение обязательства невозможным


или нет, во многом зависит от вида обязательства. К примеру,
заключается ли обязательство должника в передачи кредитору в
собственность уникальной, антикварной вещи? Очевидно, что в случае
1
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 13.
2
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 275, Rn. 18.
ее гибели должник не в состоянии исполнить это обязательство. Если же
должник обязуется передать в собственность кредитора автомобиль
определенной марки и цвета, то гибель такого товара не обязательно
должно означать наступление невозможности исполнения обязательства,
т.к. изготовлено несколько таких автомобилей.

Как мы видим, закон проводит разграничение между обязательством,


предметом исполнения которого является индивидуально - определенна
вещь и обязательством, выраженным родовыми признаками.

При обязательстве, предмет которого определен родовыми признаками,


существует несколько вещей, пригодных для исполнения обязательства.
Между тем, даже в таких обязательствах может наступить невозможность
его исполнения. В частности тогда, когда не осталось ни одного
предмета данного рода.3

Помимо этого, существует возможность ограничения обязательства


должника в отношении определенного количества предметов,
относящихся к одному роду. В случае гибели/порчи всех таких
предметов, относящейся к выбранной группе (например, всех
автомобилей определенной марки и цвета на складе продавца),
исполнение обязательства для должника становится невозможным (§ 275
ГГУ).4 Вопрос о том, согласовали ли стороны такое ограничение объема
обязательства должника, выясняется в каждом конкретном случае,
посредством толкования условий обязательства.

Кроме того, освобождение должника от исполнения своего обязательства


может наступить в результате ранее произошедшей конкретизации
предмета обязательства (§ 243 II ГГУ).

Согласно § 243 II ГГУ, конкретизация наступает тогда, когда должник со


своей стороны сделал все необходимое для исполнения обязательства.

В результате конкретизации обязательство должника ограничивается


предметом, выбранным им для его исполнения. В таком случае говорят
о переходе риска исполнения на кредитора. Обязательство
определенное родовыми признаками превращается в обязательство,
предметом которого является вещь индивидуально-определенная.5
Вместе с тем, следует отметить, что для конкретизации обязательства,
выбранная должником вещь должна отвечать критериям надлежащего
предмета, в противном случае конкретизация не наступает.

Помимо этого, должник должен предпринять все необходимое со своей


стороны для исполнения обязательства, что зависит от того, с каким
обязательством мы имеем дело: самовывозом, с передачей товара
перевозчику либо доставкой в место указанное кредитором.

3
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 275, Rn. 14.
4
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 243, Rn. 3.
5
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 243, Rn. 7.
При самовывозе, кредитор должен забрать вещь у должника. Место
исполнения обязательства, а значит и наступления преследуемого им
результата – место нахождения должника. Данный вид обязательства
является общим правилом (§ 269 ГГУ). Вместе с тем, договорные условия
обладают преимуществом. В данном случае, конкретизация наступает,
если должник предложил (по крайней мере, в устной форме)
надлежащий предмет обязательства, соответствующего средним для
данного рода вещей требованиям. Если стороны установили конкретную
дату предоставления товара в распоряжение кредитору, сообщение
кредитору не требуется (§ 295, 296 ГГУ).

При передаче товара перевозчику, должник обязуется послать вещь


кредитору. Место исполнения обязательства - место нахождения
должника. Место наступления, предусмотренного обязательством
результата – место нахождения кредитора. Конкретизация наступает,
как только должник передал надлежащий предмет обязательства
соответствующему (подходящему) перевозчику.6

При обязательстве с доставкой предмета обязательства кредитору место


исполнения обязательства, а также место наступления,
предусмотренного им результата - место нахождения кредитора.
Конкретизация наступает тогда, когда должник фактически предложил
кредитору надлежащий предмет способом, вызывающим просрочку
кредитора. Иными словами, необходимой предпосылкой наступления
конкретизации является то, что кредитор попадает в просрочку
исполнения своей обязанности по принятию товара (§ 293 ГГУ) при
отклонении реального предложения должника. Например, поставка угля
или нефтепродуктов.7 В данном случае продавец считается сделавшим
все необходимое, если предложил соответствующие товары в месте
нахождения покупателя.

Какой из рассмотренных способ выбрали стороны, определяется в


первую очередь в соответствии с соглашением сторон. Если в
результате толкования условий не удается прийти к определенному
выводу, считается, что обязательства сторон строятся по принципу
самовывоза (§ 269 ГГУ).

Наряду с конкретизацией законодатель специально (§ 300 II ГГУ)


закрепляет случай перехода риска невозможности исполнения
обязательства должником к кредитору в случае просрочки последнего по
принятию исполнения должника.

Как правило, в случае просрочки кредитора также наступает


конкретизация. Вместе с тем, сфера применения § 300 II ГГУ несколько
6
Типичный случай данного обязательства – приобретение вещей с последующей доставкой их по почте.
Ответ на вопрос о том, что случится с правом требования должника в отношении встречного обязательства
кредитора (оплата товара) содержится в § 447 ГГУ. Вместе с тем, данное правило не действует для
потребительских договоров (§ 474 II , Пр. 2 ГГУ).
7
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 22.
шире. В случае обязательства с доставкой предмета в место нахождение
кредитора § 243 II ГГУ, для наступления конкретизации требует
реальное предложение должника. § 300 II ГГУ применяется в тех
случаях, когда такое предложение для просрочки кредитора не
требуется, согласно § 295 или § 296 ГГУ. Помимо этого, деньги не
подпадают в сферу регулирования § 243 II ГГУ, т. к. невозможно себе
представить деньги среднего качестве, отвечающих обычно
предъявляемым требованиям. В связи с этим, риск в отношении
денежного долга может перейти на кредитора по правилам § 300 II ГГУ.
При этом, как мы отмечали, конструкция невозможности исполнения
обязательства должником (§ 275 I ГГУ) не касается его права
требования к кредитору (например, оплаты товара). В связи с этим,
рассмотренный случай с денежным долгом касается обязательства, в
котором деньги являются товаром, а не средством оплаты, например,
предоставление денежной ссуды (§ 488 ГГУ).8

2. Разновидности невозможности исполнения обязательства

§ 275 ГГУ охватывает три состава невозможности исполнения


должником, взятых на себя обязательств: фактическая невозможность
(первый абзац), практическая (второй абзац) и моральная
невозможность исполнения обязательств (третий абзац).

Первый абзац применяется, прежде всего, в случаях, когда исполнение


обязательства невозможно по физическим причинам, но также в случае
правового запрета.

Первый абзац охватывает все возможные формы фактической


невозможности исполнения обязательства: объективную, т.е. для всех 9
или субъективную, т.е. для конкретного должника;10 являющуюся
следствием поведения должника или не имеющего к нему никакого
отношения; влекущую в полном объеме невозможность исполнения или
частично; возникшую до момента заключения договора11 или после него.

В случае фактической невозможности исполнения обязательства


кредитор утрачивает свое право требования к должнику с момента
наступления для должника фактической невозможности исполнения

8
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 24.
9
К примеру, подлежащий передаче в собственность покупателя индивидуально-определенный
автомобиль уничтожен в результате удара молнии.
10
К примеру, согласованный сторонами автомобиль (индивидуально-определенный) передается
продавцом в собственность третьего лица. В результате данного действия продавец утрачивает право
собственности и не в состоянии больше передать право собственности на данный автомобиль
первоначальному покупателю. Третье лицо в состоянии это сделать, следовательно, невозможность
исполнения обязательства носит субъективный характер. Между тем следует отметить, что различие между
объективной и субъективной невозможности исполнения обязательства не играет роли в рамках первого
абзаца § 275 ГГУ.
11
Невозможности исполнения должником своего обязательства на момент заключения договора не делает
такой договор недействительным. Вместе с тем, данное разграничение имеет значение при квалификации
ответственности должника.
обязательства. При этом в случае существования невозможности
исполнения должником обязательств на дату заключения договора право
кредитора не возникает, а вот обязаться должнику выполнить то, что
ему объективно невозможно допускается, заключенный договор является
действительным.

В рамках процесса, если кредитор предъявит иск к должнику об


исполнении обязательства должник вправе выдвинуть возражение о
наступившем прекращении его обязательства перед кредитором, ввиду
фактической невозможности его исполнения. Бремя доказывания несет
должник.12

Другие составы (практической и моральной невозможности исполнения


должником своего обязательства) предоставляют должнику право не
исполнять свое обязательство лишь в случае заявление им кредитору о
соответствующем праве. До этого момента обязательство должника
существует и может быть исполнено, а, следовательно, кредитор вправе
требовать его исполнения.

§ 275 II ГГУ практическая невозможность исполнения обязательства


существует тогда, когда исполнение теоретически возможно, но расходы
должника в связи с этим, чрезмерно велики и неразумны. Должна
существовать диспропорциональность между необходимыми для
исполнения расходами должника и интересом кредитора. При этом при
определении диспропорциональности во внимание принимаются
объективные масштабы. Субъективные затруднения не имеют значения в
рамках § 275 II ГГУ. Интерес кредитора определяется, по меньшей мере,
в соответствии со стоимостью исполнения, но, вместе с тем, учитываются
и нематериальные интересы кредитора.13 Установление
диспропорциональности в конечном итоге оценочное решение.

При принятии решения необходимо учитывать следующее: 1) виновное


поведение должника либо лица, за которое он несет ответственность. В
случае, спора относительно наличия диспропорциональности данные
обстоятельства ведут к ее отрицанию 2) содержание обязательства. В
случае, если обязательство предъявляет повышенные требования к
должнику, в отношении его усилий по исполнению обязательства, то
данное обстоятельство также может иметь своим следствием отрицание
диспропорциональности. Помимо этого, от случаев практической
невозможности исполнения обязательства необходимо отличать
конструкцию существенного изменения обстоятельств договора (§ 313

12
Совсем другое дело - ответственность должника перед кредитором за невозможность исполнения
договора. При наличии вины должника он должен будет поставить кредитора в такое положение, в
котором он находился бы, если бы договор был исполнен (позитивный интерес) либо по требованию
кредитора возместить его расходы, которые он сделан в надежде на получение исполнения. Так, в нашем
примере, если должник мог знать, что исполнение обязательства для него невозможно и он, все таки,
заключил договор и затем ссылается на невозможность его исполнения должник будет привлечен к
ответственности (возмещение убытков вместо исполнения обязательства) либо кредитор вправе
потребовать возмещение понесенных расходов при предъявлении соответствующего требования.
13
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 275, Rn. 28.
ГГУ).

В случае практической невозможности исполнения обязательства


должником обязательство может быть выполнено. Вместе с тем,
существует значительное расхождение интересов сторон. Необходимо
сопоставлять объективные расходы, которые должен понести должник
для исполнения своего обязательства (назовём интерес должника) и
интерес кредитора, который, по общему правилу, определяется
стоимостью товара, услуги, работы. Таким образом, при оценке
практической невозможности (275 ГГУ) расходы должника оцениваются
в сопоставлении с интересом кредитора (разумным интересом
кредитора). В случае же применения конструкции существенного
изменения обстоятельств договора (313 ГГУ) – ее еще называют
экономической невозможностью исполнения обязательства должником -
речь идет о том, что должнику вменяются дополнительные, выходящие
за границы разумного поведения, требования, нарушается
эквивалентность. Говориться о нарушении определенной границы,
делающей должника жертвой обстоятельств.14

Иными, общими словами, при практической невозможности (275 ГГУ)


исполнение обязательства должником возможно, однако бессмысленно,
при экономической невозможности исполнение обязательство имеет
смысл, но неразумно дорого.15

Рассмотрим отдельные примеры:

Пример практической невозможности исполнения обязательства § 275 II


ГГУ - Продавец продал золотое кольцо. Перед передачей его
Покупателю кольцо выпало из рук Продавца за борт и находится на дне
моря. В данном примере отсутствует невозможность исполнения
обязательства в соответствии с § 275 I ГГУ, т. к. существует объективная
возможность при помощи современных технических средств достать
кольцо со дна моря. Вместе с тем, данное мероприятие повлекло бы для
продавца значительные расходы, которые не пропорциональны интересу
покупателя. В связи с этим, если продавец сошлется на данную норму
его обязательство по передачи кольца в собственность покупателя
прекратиться. Между тем следует отметить, что, если стороны при
заключении договора достигли согласия о том, что кольцо должно быть
найдено и передано покупателю невозможности исполнения
обязательства не существует, т. к. такие действия является частью
содержания обязательства продавца.16

Судно, подлежащее транспортировки, ушло ко дну до того, как прибыли


транспортирующие судна. Расходы по его подъему и ремонту возрастают
на 60 %. В данном случае, необходимо провести разграничение с
практической невозможностью исполнения обязательства (§ 275 II ГГУ).
14
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 275, Rn. 29.
15
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 197.
16
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 32.
В целях самоконтроля необходимо выяснить, согласился ли бы должник
на увеличение своих расходов в целях исполнения обязательства при
одновременном увеличении стоимости его работ. Если ответ на данный
вопрос положительный, то мы скорее имеем дело с экономической
невозможностью исполнения обязательства (§ 313 ГГУ). Т.к. в нашем
примере должник скорее согласился бы на исполнение обязательства
при увеличении своего вознаграждения, мы имеем дело со случаем
экономической невозможности исполнения обязательства (§ 313 ГГУ).17

Конструкция экономической невозможности исполнения обязательства


применяется в исключительных случаях в рамках двусторонних
отношений при неожиданном возникновении высокой инфляции и утрате
валютой своей покупательной способности, когда наблюдается
существенная диспропорциональность обмениваемых благ, которое
вообще не могло быть предвидено при заключении договора.18

§ 275 III ГГУ охватывает случаи так называемой моральной


невозможности исполнения обязательства. Согласно данной норме,
третий абзац § 275 ГГУ применяется к тем обязательствам, которые
должник обязан исполнить лично. К таким обязательствам относятся
обязательства работника, исполнителя в обязательствах, где личность
должника имеет решающее значение. В отношении иных обязательств
(поверенного, комиссионера, агента, подрядчика) толкование договора
может привести к обоснованию личного обязательства. Требуемая,
согласно § 275 III ГГУ, неразумность исполнения обязательства для
должника устанавливается в результате взвешивания интереса
кредитора и обстоятельств, препятствующих должнику исполнить свое
обязательство. На стороне должника следует учитывать обстоятельства,
носящие личный характер, т. к. речь идет об обязательстве, которое
должник обязан исполнить лично.

Пример моральной невозможности исполнения обязательства –


известный певец перед своим выступлением узнает о серьезном
заболевании собственного ребенка, угрожающее его жизни.19

Как и в случае практической невозможности исполнения обязательства


(§ 275 II ГГУ) данное основание предоставляет должнику права на
неисполнение обязательства, но только после заявления о нем
кредитору.

17
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 198.
18
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 197.
19
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 34.
3. Особые случаи

1) Утрата цели

Утрата цели представляет собой один из случаев объективной


невозможности исполнения обязательства (§ 275 I ГГУ). Утрата цели
возникает тогда, когда предмет обязательства, в отношении которого
должны быть совершены определенные действия должника, утрачен, а,
следовательно, результат обязательства не может быть объективно
достигнут. К примеру, дом подлежащий покраске сгорел или судно,
подлежащее буксировке, утонуло до того, как прибыл буксир.20

2) Достижение цели

В данном случае обещанный должником результат наступает, однако, не


благодаря его исполнению. В таком случае обещанный кредитору
результат не может больше объективно наступить посредством
исполнения должником взятого на себя обязательства, а, следовательно,
мы имеем дело с фактической невозможностью исполнения
обязательства (§ 275 I ГГУ). Иными совами, результат, на который
направлено обязательство, наступает независимо от совершения
должником действий по его исполнению. К примеру, подлежащее
буксировке судно самостоятельно или при помощи третьего лица
справилось с последствиями затруднения движения.

3) Помеха в достижении цели

Не является невозможностью исполнения обязательства, так называемая


«помеха в достижении цели». В данном случае, кредитор утратил
интерес в отношении исполнения обязательства должником, т. к.
преследуемая цель обязательства не наступила, наступила раньше или
иначе, чем ожидалось. Например, свадебное торжество, для проведения
которого заказали исполнение, отменено.

Как правило, риск использования исполнения лежит на кредиторе.


Вместе с тем, кредитор в исключительных случаях может защитить себя
при помощи конструкции существенного изменения обстоятельств (§
313 ГГУ).21

Может показаться, что рассмотренные выше случаи чрезвычайно


запутаны. В связи с этим, можно использовать для запоминания пусть и

20
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 275, Rn. 19.
21
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 275, Rn. 20.
не всегда правильный с точки зрения политико-правовых стремлений
образец для запоминания.

Родители звонят врачу для его вызова в связи с заболеванием ребенка:

Ребенок умирает – утрата цели, т.к. утрачен объект, на который должно


быть направлено обязательство;

Когда врач прибыл, ребенок уже выздоровел – достижение цели, т. к.


ребенок выздоровел без каких либо усилий врача;

Когда врач прибыл, родители заявляют, что это легкое заболевание, и


они не нуждаются во врачебной помощи – помеха в достижении цели,
т. к. родители как кредиторы утратили интерес к исполнению
обязательства врачом.22

Только в первых двух случаях мы имеем дело с невозможностью


исполнения обязательства.

4) Невозможность исполнения обязательства при абсолютно


фиксированной во времени сделки

В данной конструкции невозможность исполнения обязательства


наступает в результате истечения определенного для исполнения
обязательства отрезка времени.

Как правило, в результате нарушения срока исполнения обязательства


наступает просрочка исполнения обязательства должником (§ 286 ГГУ).
В случае же конструкции невозможности исполнения обязательства при
абсолютно фиксированной во времени сделки наступает прекращение
обязательства должника, отпадает право требование к должнику об его
исполнении и, таким образом, исключается с этого момента просрочка
должника.

В каком случае используется конструкция просрочки исполнения


обязательства должником, а в каком невозможность исполнения им
своего обязательства зависит от природы обязательства должника, а
именно, имеем ли мы дело с абсолютно фиксированной во времени
сделки или нет. В последнем случае наступает просрочка исполнения
обязательства должником.

В случае абсолютно фиксированной сделки исполнение обязательства


должником по истечении установленного срока, согласно цели
соглашения и интересам сторон, невозможно. Результат обязательства
при абсолютно фиксированной сделке – совершение должником
необходимых действий к строго определенной дате. Дата исполнения
22
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 37.
становится, благодаря соглашению сторон, центральным элементом,
преследуемого кредитором результата. Истекает данный срок -
исполнение обязательства становится невозможным (§ 275 I ГГУ).

Установление наличия соглашения сторон об абсолютно фиксированной


сделке происходит в результате его толкования (§ 133, 157 ГГУ). При
этом значение имеет интерес кредитора на своевременное исполнение
обязательства, который должен быть распознан должником на дату
заключения договора.

Иными словами, абсолютно фиксированная сделка существует тогда,


когда соблюдение срока обязательства в соответствии с соглашением
сторон и их интересам настолько существенно, что запоздалое
совершение должником действий не представляет больше его
исполнение, и оно не может быть дальше восполнено.23

Абсолютно фиксированную сделку необходимо отличать от относительно


фиксированной сделки. В последнем случае исполнение обязательства
по истечению согласованного срока все еще возможно, невозможность
исполнения обязательства не наступает. В рамках относительно
фиксированной сделки соглашение о сроке также имеет важное
значение, в тоже время допускается просроченное исполнение.
Кредитор имеет право на отказ от договора без необходимости
устанавливать дополнительный срок для исполнения должником своего
обязательства (§ 323 II Nr.2 ГГУ).

Разграничение абсолютно и относительно фиксированной сделки не


всегда легко провести.

К примеру, свадебный торт поставлен после даты свадьбы. В данном


случае своевременное исполнение настолько существенно, что
своевременное исполнение становится существенной составной частью
(условием) основного обязательства. Просроченная поставка не
является больше исполнением обязательства (§ 362 ГГУ). Таким образом,
мы имеем дело с абсолютно фиксированной сделкой. С окончанием даты
свадьбы наступила невозможность исполнения обязательства.

Во втором примере лицо заказывает такси в аэропорт к 11.30, чтобы


своевременно улететь в 13.00. Такси прибывает к 13.30. Очевидно, что
поездка в аэропорт в 13.30 уже не имеет никакого смысла для
заказчика, и поэтому мы снова имеет дело с абсолютно фиксированной
сделкой. Вместе с тем, следует отметить, что предпосылкой абсолютно
фиксированной сделки является узнаваемость значения срока для
кредитора. Иными словами, своевременное исполнение должно стать
основным содержанием обязательства. Должник должен иметь
возможность оценить последствия для него в случае, если он

23
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 38.
несвоевременно исполнит обязательство.24

К примеру, лицо снова заказывает такси к 11.30. Такси прибывает к


11.45 и могло бы доставить клиента в аэропорт к 12.15. В данном случае
должник (такси) может исполнить обязательство, правда, с опозданием.
Но т. к. должник все же может доставить кредитора в аэропорт в 12.15,
его действия все еще пригодны для достижения цели обязательства
(вылет кредитора в 13.00). Таким образом, действия должника
восполнимы и представляют собой исполнение обязательства, т. к.
преследуемый результат исполнения достижим.

5) Временная невозможность исполнения обязательства

Вопрос о последствиях временной невозможности исполнения


обязательства долгое время оставался дискуссионным и должен был
найти свое законодательное решение в рамках реформы
обязательственного права в Германии в 2002 году и даже был
соответствующий проект, который должен был создать единый режим
для всех видов невозможности исполнения обязательства, в том числе и
временной, в рамках § 275 ГГУ. Но данная редакция § 275 ГГУ не была
принята в связи с чем, решение должна была предложить судебная
практика.25 В настоящее время существует следующее понимание.

Несмотря на то, что законодатель в проекте предусматривал


использование конструкции § 275 ГГУ, т.е. прекращение обязательства
должника в связи с наступлением обстоятельства, влекущего
невозможность исполнения обязательства, ее использования для случаев
временной невозможности не всегда несправедливо.

Применение § 275 ГГУ влекло бы прекращение обязательства и наделяло


бы кредитора, в случае виновного поведения должника, правом
потребовать возмещение убытков вместо его исполнения (§ 283 ГГУ), что
не совсем соответствует интересам сторон, заинтересованных в
исполнении договора после отпадения временных обстоятельств. В связи
с этим, правила § 275 ГГУ могут применяться только к случаям
продолжительной невозможности исполнения обязательства,
угрожающей цели договора. 26

Оценка того, имеем ли мы дело с продолжительной или временной


(краткосрочной) невозможностью исполнения обязательства
осуществляется на момент наступления обстоятельства. При этом
временная невозможность исполнения обязательства рассматривается с

24
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 39.
25
Anika Mitzkait, Leistungsstörrung und Haftungsbefreiung, 2008, s. 223; Westermann/Budlinsky/Weber, BGB-
Schuldrecht allgemeiner Teil, 2007, s. 125.
26
Anika Mitzkait, Leistungsstörrung und Haftungsbefreiung, 2008, s. 223; Westermann/Budlinsky/Weber, BGB-
Schuldrecht allgemeiner Teil, 2007, s. 125.
точки зрения последствий как продолжительная, т.е. с применением
конструкции невозможности исполнения обязательства тогда, когда
временная невозможность ставит под угрозу цель Договора и
контрагенту не может быть вменена обязанность оставаться участником
обязательства до отпадения соответствующих обстоятельств. Решение
данного вопроса принимается с учетом конкретных обстоятельств дела, а
также принципом «добрых нравов», закрепленного в § 242 ГГУ. Согласно
сложившейся практике, при продаже движимых вещей на коммерческой
основе покупателю не может быть вменено в обязанность долгое время
оставаться стороной по договору. Напротив, при продаже недвижимости
более долгое ожидание при определенных обстоятельствах является
разумным действием. При начале военных действий, предполагается
продолжительная невозможность исполнения обязательства.27

Если обстоятельство могло быть оценено в качестве временного, то


должник освобождается от исполнения обязательства на
соответствующий срок. На этот промежуток времени прекращается
требование кредитора к должнику (§ 326 I ГГУ) В случае предъявления
иска, исковое заявление не подлежит удовлетворению по причине своей
необоснованности к моменту вынесения решения. 28

В случае, если должник виновен в наступлении невозможности


исполнения обязательства, он отвечает в соответствии с нормами о
нарушении срока исполнения обязательства и возмещении убытков
наряду с исполнением обязательства, согласно § 280 I,II, 286 ГГУ.

Если должник невиновен в наступлении временной невозможности


исполнения обязательства, то это не мешает кредитору отказаться от
договора (323 ГГУ). При этом в случае временной невозможность
рекомендуется устанавливать дополнительный срок, в качестве
необходимого условия для отказа от договора.

4. Последствия невозможности исполнения обязательства должником для


встречного обязательства кредитора (§ 326 ГГУ)

Согласно норме § 275 ГГУ, ее действие распространяется только на


исполнение должником своего обязательства. § 326 ГГУ, напротив,
касается встречного обязательства кредитора.

Для применения § 326 ГГУ необходимо наличие двустороннего договора,


в рамках которого обязательства сторон являются взаимными,
находящимися в синаллагматической связи. К примеру, обязательство
покупателя оплатить вещь находится в синаллагматической связи с

27
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 275, Rn. 10.
28
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 275, Rn. 10.
обязательством продавца передать вещь в собственность покупателя.
Примером двустороннего договора, в котором некоторые обязательства
не находятся в синаллагматической связи может служить договор
аренды. В рамках данного договора обязанность арендатора вернуть
вещь по истечению договора не обусловлено встречностью исполнения
обязательства арендодателя. Арендодатель не передает вещь, чтобы
получить ее обратно, встречным является обязательство арендатора
выплачивать арендную плату арендодателю. В связи с тем, что
поручение и дарение не являются взаимными договорами, к данным
отношениям не применяется § 326 ГГУ.29

1) Содержание и предпосылки применения § 326 I 1 ГГУ

§ 326 I 1 ГГУ регулирует исключение встречного обязательства


кредитора. Его еще называют риск платежа, т.е. риск исполнения
кредитором встречного обязательства, как правило, оплата товара
(арендной платы и др.), несмотря на то, что обязательство должника
невыполнимо и не подлежит исполнению. Согласно § 326 I 1 ГГУ, по
общему правилу, должник несет риск платежа, т. к. в соответствии с
указанной нормой, в случае невозможности исполнения должником
своего обязательства его право требование в отношении исполнения
кредитором своего встречного обязательства прекращается. В случае
невозможности исполнения должником своего обязательства на момент
заключения договора, § 326 I 1 ГГУ предоставляет кредитору
возражение, препятствующее возникновению права должника требовать
от кредитора встречного исполнения. В случае возникновения
невозможности исполнения обязательства должником после заключения
договора, § 326 I 1 ГГУ предоставляет кредитору возражение,
уничтожающее (прекращающее) право должника.

2) Исключения из общего правила

В силу исключений кредитор обязан исполнить свое встречное


обязательство, несмотря на то, что должник освобожден от исполнения
обязательства, ввиду невозможности его исполнения.

§ 326 II 1 1 альтернатива ГГУ касается случая, когда кредитор, сам или


преобладающим образом, ответственен за наступление обстоятельства,
послужившего основанием для освобождения должника от исполнения
своего обязательства в соответствии с § 275 ГГУ.

Закон не регулирует явным образом ответственность кредитора в


отличие от ответственности должника (§ 276 ГГУ). Вместе с тем, § 276
ГГУ применяется к кредитору в порядке аналогии, в связи с чем,
кредитор также ответственен за действия лиц, вовлеченных им для

29
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 41.
исполнения обязательства (§ 278 ГГУ).30

Преобладающим образом означает, в смысле § 326 II 1 1 ГГУ, случаи, в


которых ответственность кредитора составляет 80 – 90 %. Не охвачены
при этом случаи ответственности обеих сторон за наступление
невозможности исполнения обязательства.31

Последствия наступления невозможности исполнения обязательства в


результате двусторонней вины участников обязательства не нашли
своего прямого закрепления в законе. Решение данной проблемы
оставили на усмотрение судебной практике. В настоящее время
существует следующее понимание. Право требование кредитора о
возмещении убытков вместо исполнения обязательства, согласно § 280 I,
III, 283 ГГУ, уменьшается пропорционально объему вины кредитора.
Требование должника в отношении кредитора об исполнении встречной
обязанности (оплата товара, работ, услуг) прекращается в соответствии
с § 326 I ГГУ. Прекращение требования должника к кредитору является
убытком должника. В связи с этим, должник вправе потребовать его
возмещение в соответствии с § 280 I ГГУ, который в свою очередь,
подлежит уменьшению пропорционально объему вины должника.32

§ 326 II 1 2 альтернатива ГГУ, касается случая, когда кредитор к


моменту наступления для должника невозможности исполнения
обязательства находится в просрочке исполнения своего встречного
обязательства.

Между тем, в данном случае должник не должен быть ответственным за


наступление обстоятельства, послужившего основанием для
освобождения его от исполнения своего обязательства. При
установлении ответственности должника следует помнить о его
привилегии, касающейся масштаба ответственности, предусмотренной
§ 300 I ГГУ, в соответствии с которой, должник является ответственным
за наступление обстоятельства, влекущего невозможность исполнения
обязательства во время своей просрочки, если действовал умышленно
или в силу грубой неосторожности.

Просрочка кредитора урегулирована § 293 ГГУ. В связи с этим, в рамках


проверки действия исключения из общего правила о прекращении
встречного обязательства кредитора необходимо проверять наличие
признаков, предусмотренных § 293 ГГУ, так называемая внутренняя
проверка:33

 Действительное, исполнимое обязательство;

30
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 45.
31
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 45.
32
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 326, Rn. 15.
33
Просрочку кредитора необходимо отличать от просрочки должника (§ 286 ГГУ). При просрочке кредитора
речь идет о непринятии исполнения должника, несмотря на его надлежащее предложение. Просрочка
принятия исполнения в отличие от просрочки должника не зависит от виновного поведения кредитора или
лиц, за которых он несет ответственность (Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 293, Rn. 10) .
 Отсутствие невозможности исполнения обязательства должником
(§ 297 ГГУ);
 Фактическое предложение должником исполнения в соответствии с
§ 294 ГГУ либо отсутствие необходимости предложения
(исключение) согласно §§ 295, 296 ГГУ;
 Непринятие исполнения кредитором.34

Обратите внимание на то, что кредитор не попадает в просрочку, если


точно не определен период исполнения обязательства и кредитор
временно испытывает затруднения в принятии исполнения (первая часть
предложения § 299 ГГУ). Вместе с тем, данное предложение не
применяется, если должник заблаговременно в разумный срок
предупредил кредитора о предстоящем исполнении (вторая часть
предложения § 299 ГГУ).

Исключение, предусмотренное § 326 II 1 1 альтернатива ГГУ, также


действует в рамках положений ГГУ о купле-продаже (особенной части
обязательственного права). В соответствии с § 446 ГГУ риск платежа
должнику переходит на покупателя (кредитора) с момента передачи
вещи. Передача означает наделение непосредственным владением
вещью.

Вместе с тем, обращаем Ваше внимание на следующее. Как правило, в


основе наделения владением также лежит вещно-правовая сделка и, тем
самым, покупателю переходит право собственности на вещь. Раз так, то
обязательство продавца по передачи и наделению собственностью
покупателя исполнено (§ 362 ГГУ). Между тем, после исполнения
обязательства не имеется обязанности, способной стать невозможной
для ее исполнения. В связи с этим, отсутствует основание для
рассмотрения вопроса о судьбе взаимного обязательства. Иначе обстоит
дело в случае согласования сторонами условия о сохранении за
продавцом права собственности до полной оплаты товара покупателем,
т. к. обязательство продавца о передаче собственности существует после
передачи вещи покупателю, могущее стань невозможным к
исполнению. 35

Особенность в рамках купли продажи, предусматривает § 447 ГГУ для


случаев продажи товара с обязательством продавца обеспечить доставку
товара в иное место, чем место нахождения продавца. В данном случае
риск переходит к покупателю (кредитору) с момента передачи вещи
перевозчику для транспортировки покупателю. Обращаем Ваше
внимание на то, что указанное исключение не применяется в
отношениях с потребителями (§ 474 II ГГУ) и, таким образом, может быть
применено в отношениях между двумя физическими лицами
(потребителями) или между коммерсантами.

34
Palandt, BGB, Auflage 68, 2009, § 293, Rn. 10.
35
Hemmer/Wüst/ d Alquen, Grundwissen SchuldR AT, 4 Auflage, 2010. Rn. 48.
В рамках договора подряда также имеются специальные предписания в
отношении риска платежа заказчика (кредитора) подрядчику
(должнику), в частности, §§ 644, 645 ГГУ, которые содержат
аналогичные правила (исключения).