Вы находитесь на странице: 1из 603

Адепты

К.П «Зосима»

Сокровищница

Алхимических Трактатов
Том 2

Файл из электронной библиотеки Tages Gekatoff: https://vk.com/hecatoff


Редакторы: Комитет переводчиков «Зосима», Йос
Перевод с французского: Комитет переводчиков «Зосима», Йос

Сокровищница Алхимических Трактатов. Том II. – Пер. с франц. Комитет


переводчиков «Зосима», Йос, 2014. – 601 с.

Цикл изданий “Безграничный Океан Алхимических Рукописей”

Данная книга - величайшее сокровище мира, поток воды в засушливой пусты-


не, маяк, указывающий направление к пониманию тайного искусства. Прочесть ее
мечтал бы каждый, кто следует путем алхимии, поскольку в ней собраны трактаты
мастеров, на своем опыте получивших философский камень.
Ни в одной книге еще не издавалось столько трактатов, которые могут при-
вести к истинному деланию, так тщательно скрываемому метафорами еще со времен
Гермеса и Пифагора.
Вы можете в одно мгновение потерять все ценности, болеть каким-либо не-
дугом и испытывать страдания, но если у вас есть эта книга по милости Всемогущего
Бога и ум, просветленный тайной камня, содержащейся в этих трактах, тогда можно с
уверенностью сказать, что вы обретете золотое руно, древо жизни, эликсир долговеч-
ности, питьевое золото или философский камень. Вы вновь обретете крепкое здоро-
вье, молодость и долгую жизнь подобно библейским долгожителям.

Данное издание охраняется международным авторским правом.


Переиздание, воспроизведение с помощью электронных средств или любым иным способом всей книги
или ее части запрещается и преследуется по закону.

© Комитет переводчиков «Зосима», перевод, 2014


© Йос, перевод и редакция, 2014

Файл из электронной библиотеки Tages Gekatoff: https://vk.com/hecatoff


Alchimie
«Проклятие»
Эту книгу нельзя сканировать для распространения в
интернете, копировать или давать читать всем любопытству-
ющим. Она предназначена только для избранников Бога. Кто
не поскупился для обладания ею, пусть читает. Кто получил
ее, не затратив полной суммы, пусть закроет. Ибо хозяину
она - верная прислуга, скупцу несет горе, нищету, ревма-
тизм, подагру и облако болезней.

Любого, кто ослушается это, сразит Печать Проклятий.

La pierre
philosophale
Оглавление

Аббат Дон Белин “Апология Великого Делания” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11


Бернард Тревизанский “Книга естественной философии металлов” . . . 37
Глаубер “Трактат об Универсальном Лекарстве” . . . . . . . . . . . . . . . . . . 69
Аноним “Пир Мудрецов” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 101
Захарий “о философии Металлов” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155
Красселлам “Свет, Исходящий из Тьмы” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 199
Аноним “Беседа Марии и Ароса о Магистерии Гермеса” . . . . . . . . . . . . . . 283
Мориенус “о Магистерии Гермеса” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 291
Аноним “Питьевое Золото Древних” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 315
Аноним “о Свете Природы” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 327
Джордж Старки “Меркурий Мудрецов” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 337
Сильва “Герметический Компендиум” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 345
Аббат Синезиус “о Философском Камне” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 369
Бэкон “Трактат о Тинктуре” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 379
Гермес “Семь Трактатов” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 391
Аноним “Книга Двенадцати Дверей” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 403
Калид “Книга Тайн Алхимии” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 411
Филалет “Краткое Руководство” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 427
Джордж Старки “Правила Филалета” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 443
Филалет “Метаморфоза Металлов” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 453
Кутан “Великое Делание” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 471
Аноним “Гробница Семирамиды” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 491
Тревизан “Трактат о Природе” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 507
Парацельс “Руководство к Камню” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 525
Герхард Дорн “Аврора Философов” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 533
Парацельс “о Физической Тинктуре” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 565
Жорж Ораш “Сад Сокровищ” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 573
Аноним “Золотое Завещание” . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 593

Файл из электронной библиотеки Tages Gekatoff: https://vk.com/hecatoff


"Проклятие"

Если ты ищешь секрет философского камня ради обогащения,
чтобы обрести власть над людьми, презираешь Всемогущего Бога, не
умеешь хранить тайны и выражаться метафорами, - лучше закрой эту
книгу и никогда не открывай. Ибо тебя коснутся все видимые и невидимые
проклятия, проказа и мучительная смерть, если ты попытаешься исполь-
зовать это знание во вред миру или раскрыть секрет всему человече-
ству. Теперь ты связан печатью хранения тайны. И если тебе позволит
Всемогущий Бог, то ты станешь одним из Философов.

Предисловие
Дорогие читатели!
Мы рады приветствовать вас на страницах издания, в котором со-
браны алхимические трактаты, переведенные с французского языка.
Во Франции существует множество достойных адептов алхимии,
широко известных, как Фламель, Туранжо и другие. Также существовали
и анонимы, переводчики и неприметные переписчики текстов, которые
не желали обнародовать свои имена, наслаждаясь тайнами в уединении.
Для понимающих алхимические тексты ценны не только на латыни, но и
на французском, немецком, арабском и многих других языках. Если когда-
либо упускалось нечто важное при многократном переписывании текстов,
адепты вносили поправки, достигнув тайны знания.
В одном из трактатов вы встретите слова мастера, который утверж-
дает, что слова Гермеса Трисмегиста из «Скрижали» были искажены в по-
токе времени, но один из адептов алхимии исправил ошибку и привел их
истинное звучание. Поэтому знатоки понимают, что тексты на любых язы-
ках часто переписывались, кочевали из рук в руки и иногда видоизменя-
лись по различным причинам. Бывали и такие случаи, когда изможденные
неудачей и разорившиеся практики делания намеренно создавали различ-
ные ошибки, мстя за то, что были потрачены все деньги, силы и здоровье
взамен на неудачу.
Также могут встречаться недочеты из-за непонимания таких поня-
тий, как: Менструум, Меркурий, Сульфур, Мышьяк, Золото, Месячные Диа-
ны, Голуби, Сталь и так далее, поскольку у алхимиков существовал особен-
ный метафоричный язык, и его понимание недоступно для непосвященных.
Мы же надеемся, что данные труды, переведенные с французского
языка, просветят искренних дочерей и сыновей алхимического искусства,
которые готовы посвятить себя тщательному изучению текстов, внима-
тельно исследовать знание и молить Всемогущего Бога, дабы он своей ми-
лостью просветил их умы.
Все тома «Сокровищницы Алхимических Трактатов» связаны между
собой и откроют истину страстно молящим Бога о милости к прозрению.
Эти шедевры никогда не издавались в одной книге, в особой последова-
тельности, с милостью Бога. Несомненно, эти труды станут самым драго-
ценным ларцом сокровищ для тех, кто прозреет, чтобы оценить и принять
сей дар.
Приятного вам чтения!

Комитет переводчиков «Зосима»


Комитет переводчиков «Зосима»

Цикл изданий
«Безграничный Океан Алхимических Рукописей»
www.alchemybooks.com.ua
email: alchemybookru@gmail.com
Traite

l’Abbé Dom Belin


Apologie Du Grand Œuvre

Аббат Дон Белин


Апология Великого Делания

Alchimie
Mercure

Soufre
Дон Белин «Апология Великого Делания»

АПОЛОГИЯ ВЕЛИКОГО ДЕЛАНИЯ,


ИЛИ
ЭЛИКСИР ФИЛОСОФОВ,
ОБЫЧНО НАЗЫВАЕМЫЙ ФИЛОСОФСКИМ КАМНЕМ,
где очень понятно показана возможность этого Делания
И ПОЛНОСТЬЮ РАСКРЫТА ДВЕРЬ
ИСТИННОЙ ЕСТЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ
Аббат Дон Белин
Париж, П. де Бреш, 1659
Господину Шарлю де Горво, архиепископу из Безансона,
Главе Священной Империи, маркизу де Марне и.т.д.

Г осподин,
Работа, которую я посвящаю Вашему Величеству, еще не видела
свет, поскольку существует мало людей, которым бы она соответствовала.
У меня было мало времени для ее написания, а также чтобы определиться,
кому бы я ее предложил. И она до сих пор находилась бы в безвестности,
если бы я не имел чести познакомиться с вами. Едва ли можно поверить,
что в Природе может быть основной Агент, и также невозможно убедиться,
что существуют люди, обладающие общими знаниями. Однако мне нужно
было найти одного избранного в этом великолепном месте, чтобы посвя-
тить ему эту работу. Вы мне посодействовали, Господин, в этой встрече,
поскольку вы показали это превосходство в глазах самых просвещенных. Я
вижу такую связь вашей персоны с темой, которую я защищаю, что если бы
я адресовал эту Апологию другим, то меня могли бы осудить за неосторож-
ность и неправильное поведение. Мудрецы называют ее своим Великим
Деланием, чья сила вовсе не имеет границ, а действия бесценны. Оно дей-
ствует в трех царствах Природы совершенно божественным образом, по-
скольку изгоняет из них недостатки, которые встречает, и наделяет их кра-
сотами, которыми они не обладают. Господин, ничто не может помешать
мне сказать, что самые мудрые люди смотрятся в вас, как в свое зеркало,
и что ваше знаменитое рождение, связанное со всеми прекрасными каче-
ствами, способными восстановить человека, вынуждает их верить в то, что
вы являетесь тем, над кем Искусство и Природа старательно поработали и
с удовольствием потратили силы. Мы также знаем, что ваша сила и авто-
ритет вовсе не имеют границ, поскольку они распространяются повсюду,
и что тремя порядками, которые составляют совершенное состояние, вы
можете осуществить и исполнить все. Церковь вас уважает и следует за
вами, как за своим Светочем и Главой. Дворянство почитает вас как свое

11 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Украшение, и все Третье Сословие рассматривает вас как Покровителя.


И мы можем думать, что так же, как наше Великое Делание производит
Золото в металлическом царстве, заставляет расти цветы и плоды в рас-
тительном, восстанавливает и сохраняет здоровье у людей, так и вы рож-
даете любовь в Третьем Сословии своей мягкостью, вы оживляете сердца
Дворян своим великодушием, и вы счастливо сохраняете Церковь в своем
блеске благодаря своей предусмотрительности. Если вы и возглавляли не-
сколько раз Ведомства вашей Провинции, то это не было избранием, это
была ваша заслуга. Если желание естественного уважения всеми никого
не смогло сподвигнуть, чтобы составить ему конкуренцию с вами в случаях
признания вашей силы, это – почтение, которым все люди обязаны ему, и
общественное признание того, что все самое красивое и славное, что име-
ется в Провинции, может достойно увенчать вашего главу. И все убеждены
в том, что вам следует по праву воздать и справедливо считать себя ниже
вас. Вы, Господин, имеете право действовать и имеете большое отношение
к нашему делу, и меня нельзя осуждать за то, что я осмелился направить
вам свою защиту. Скорее, я верю в то, что если вся Провинция публично за-
свидетельствовала ваши выдающиеся качества, то каждый захочет, чтобы
я оставил об этом вечный след в своих трудах. В этом случае я дивлюсь
своему счастью, поскольку вы думаете лишь о том, чтобы дать несколько
легких доказательств моих почестей, я работаю для общества и обеспе-
чиваю себе славу. Я обязываю целую Провинцию, показывая ее справед-
ливой и добродетельной благодаря рассказу о почести, которую она вам
оказывает. Я обеспечиваю себе славу и любовь, оглашая истины, которые
ей больше всего приятны. Но что самое славное для меня – это то, что я рас-
сказываю всей земле, Господин, что я, Ваше Величество и Ваша Светлость,
являюсь вашим смиренным и покорнейшим слугой,

Дон Белин, Аббат и т.д.

Предисловие

Поскольку невежество и ложь сражаются упорнее, чем прекрасные


истины, поэтому не удивляйтесь, если мое рвение вспыхивает ради их за-
щиты. Природа наделена этой участью - быть преследуемой в своих самых
прекрасных трудах, и Искусство – быть осужденным за свои самые велико-
лепные начинания.
Кажется, что период, который завершает самые серьезные беды,
вместо того чтобы это прекратить, каждый день придает все новые силы,
и, увеличивая количество невежд, он также усиливает суровость своих
опасных воздействий.
Великое Делание Мудрецов занимает первое место среди прекрас-
ных вещей; Природа без Искусства не может его завершить, Искусство без
Природы не осмеливается его начать, это – шедевр, который ограничивает
силу их обоих. Их воздействия столь чудесны, что здоровье, которое оно

12 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

получает и сохраняет живущим, и совершенство, которое оно дарит всем


составляющим Природы, и великие богатства, которые оно производит
полностью божественным образом, не являются его высшими чудесами.
Если Бог сделал его самым совершенным агентом Природы, то без страха
можно сказать, что он получил саму силу Неба в качестве морали. Если он
очищает тела, освещает умы, если он приводит смеси к высшему пункту их
совершенства, то он может возвысить наше понимание до высших знаний,
откуда следует, что многие Философы распознали в этой работе закончен-
ный символ самых восхитительных тайн Веры. Он – Спаситель всего мира,
поскольку он очищает все вещества от первоначальных изъянов и благо-
даря своей силе исправляет беспорядок в их смеси, и в этом он представля-
ет собой Иисуса Христа. Он существует в совершенной смеси трех чистых
принципов, в самом деле отделенных, которые образуют одну природу, и
в этом он является прекрасным символом священной Триады. Он перво-
начально является универсальным Разумом телесного мира в девственной
земле, будучи первым произведением или первичной смесью элементов в
первой точке своего рождения, для того чтобы обозначить нам и изобра-
зить человеческое Слово в утробе Девы, облаченное телесной природой.
Его обрабатывают в первом приготовлении, он проливает свою кровь, он
умирает, отдает свой разум, он похоронен в своем сосуде, он воскресает в
славе, он поднимается в небо квинтэссенцией для того, чтобы осмотреть
здоровых и больных, разрушая главную нечистоту одних и экзальтируя
принципы других, в чем изображает нам подвиги и мучения Спасителя,
пролитие его крови на Кресте, его смерть, его погребение, его воскреше-
ние, его вознесение и его второе пришествие, чтобы судить живых и мерт-
вых. Не без причины Мудрецы назвали его Спасителем великого мира и
образом мира наших душ. Можно справедливо сказать, что если он творит
чудеса в Природе, впуская в тела величайшую чистоту, то он также творит
чудеса в морали, освещая наши умы высшими знаниями. Более того, если
верить Раймонду Луллию, он способен изгонять демонов, которые, являясь
врагами порядка, не могут поддерживать удивительную гармонию своих
принципов и свою совершенную симметрию. Если Бог подчинил Дьявола
худшим телесным вещам, справедливо опуская ниже своего ранга того, кто
дерзко захотел возвысить себя над ним самим, как мы замечаем в жел-
чи рыбы Товита и в различных лекарствах, чьи запахи изгоняют дьяволов,
вполне вероятно, что они подчинены самому благородному телу всей При-
роды, где Небо и Земля гармонируют друг с другом, чтобы содержать в
себе самые дорогие сокровища.
Все эти чудеса, очаровавшие сердце Мудрецов, разгневали ум не-
вежд, которые не в состоянии поднять свои мысли выше предела сознания,
всегда старались выдать этот Эликсир жизни за некую научную фантазию,
химеру и иллюзию. Они не могут понять, что элементарная субстанция мо-
жет излечить все виды недугов и даже все серьезные болезни, которые
врачи обычно называют неизлечимыми. Они не представляют себе, что
благодаря этому универсальному Лекарству можно полностью сохранить

13 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

здоровье и продлить свою жизнь. Им трудно убедить себя в том, что это
Лекарство может столь удивительным образом воздействовать на все тела
Природы. Они не могли бы себе и представить, что минералы, растения и
разные виды животных находят в его применении избавление от недугов,
которые их ослабляют, и обладание благами, которые их восстанавливают,
что Свинец, Олово и другие грубые металлы могут стать Золотом; горький
плод может стать сладким; хрупкий кристалл может обрести твердость ал-
маза; прокаженный, больной подагрой или паралитик могут восстановить
свои первоначальные силы; а из-за слабости они обвиняют Мудрецов в об-
мане, Философов – в ошибках, из-за того что они публично сказали, что
это универсальное лекарство, этот всеобщий бальзам и Эликсир жизни не
только возможен, но и что они сами его создали и узнали на опыте все его
действия, которыми его наделяют.
Это жалкое невежество так сильно укрепилось в наши дни, что самые
высокие знания совсем не в силах его рассеять. И так как много времени
прошло с тех пор, как оно зародилось в мире, его тьма слишком густая. Оно
увеличилось, словно ручьи, по мере того, как они все больше отдаляются
от своих истоков. И я могу сказать, что оно достигло такой точки, что на-
мерение очистить от него умы нашего века могло бы сойти за некое безрас-
судство и самонадеянность.
Тем не менее, подлинность и реальность Философского Эликсира
показались мне такими очевидными, что я лучше предпочту подвергнуть
себя критике невежд, чем молчать. Если этим намерением я навлекаю на
себя толпу несправедливых и глупых безумных преследователей, я наде-
юсь привлечь самых ученых на свою защиту. Может быть, те, кто ополчится
против меня еще больше из-за данной Апологии, однажды уступят силе ее
доводов.
И если в начале своего чтения они посмотрят на меня, как на анафе-
му, то в конце они будут относиться ко мне, как к другу Философии. Таким
образом, мне будет оказана честь открыть дверь такой ценной и полезной
работы таким образом, что те, кто погрузились в заблуждения, до настоя-
щего времени работали только из слепого желания и без разумного осно-
вания над ошибочными и далекими материями в ущерб своему времени,
своим трудам и благам. К счастью, они смогут узнать правду и предмет,
откуда ее можно извлечь. По крайней мере, мне доставит удовольствие по-
работать на благо общества, сразиться с ложью и высказаться за истину.
Вот основные причины, побуждающие меня к этому замыслу и обязываю-
щие меня показать всем, к великому презрению невежд, что Эликсир Фило-
софов – это работа, возможная для Природы, при условии, что ей будет
содействовать и помогать Искусство, и что это будет результатом моих по-
следующих рассуждений.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ:
Оправдательные Аргументы
I

14 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

Четыре Элемента

Чтобы действовать ясно и методично, во-первых, нужно реалистично


предположить, что все подлунные вещи являются простыми или сложными.
Простые – это те, которые образуют смеси; а сложные – это те, которые про-
исходят из смеси простых. Простые – такие, которые содержат лишь одно
преобладающее качество из четырех основных; сложные – это те, которые
смешаны из этих четырех основных. Эти простые субстанции называются
Элементами, поскольку они являются первичными принципами, из которых
состоит все остальное. Действительно, мы знаем, что все смеси состоят из
горячего, холодного, сухого и влажного, откуда следует, что эти четыре
Элемента, оказавшись противопоставленными и действуя по причине их
противоречия друг другу, изменяются двояко, и посредством ослабления и
намерения и этого двойного изменения они преобразуют первичную и ис-
тинную умеренность, необходимую для продолжительности каждой вещи,
и делают из нее другую, подходящую для производства новой смеси. Также
мы отмечаем, что существа, совсем не имеющие противоположностей, бес-
смертны и не подвержены разрушению, лишь бы только, однако, не было
никакой другой причины, способной их разрушить, как это случилось бы
с разумной душой, если бы она была не способна действовать вне своего
тела. Я хочу сказать, что в этом случае она была бы смертной, несмотря на
то что у нее нет ни одной противоположности, так как существо, служащее
лишь для действия, не может жить в состоянии, не имея возможности дей-
ствовать.
Однако я не говорю, что четыре первичные качества являются про-
тивоположностями во всем своем пространстве, поскольку повсюду они со-
гласуются друг с другом, чтобы образовать все умеренности. Я лишь хочу
сказать, что они сражаются только в определенном градусе, под которым
мы, однако, должны признать некую широту, умеренность, не состоящую
в неделимом. Но когда они выходят из этой широты, они достаточно раз-
рушают умеренность, которая сохраняет смесь, и образуют из нее другую.
Отсюда и происходит это основное разрушение, которое мы видим во всех
смесях этой низшей сферы.

II
Три Принципа

Во-вторых, ясно, что все составы этих четырех Элементов восста-


навливаются в три Принципа: Серу, Соль и Меркурий, которые согласно
своим различным смесям образуют все подлунные вещества, бесконечные
в количестве, свойствах и качествах. Это прекрасная тема для размышле-
ния и достойный повод, чтобы восхищаться Творцом Природы, видеть, что
это великое многообразие цветов, листьев и плодов, драгоценных камней
и металлов, это разнообразие видов животных происходит от различно-
го смешивания этих трех веществ. Эта истина кажется слишком очевид-

15 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ной, поскольку в растворении всех составов мы видим три этих вещества,


и ничего более. Мы видим в них одну земную часть, одну водную и одну
сульфурную. Мы в них замечаем тело, душу и дух, и в этой тройной смеси
мы также видим четвертую смесь из четырех свойств и элементов. Тело
состоит из земли и воды, и мы называем его Меркурием. Душа состоит из
воздуха и огня, и мы называем ее Сульфуром. Соль – словно материя, Суль-
фур – словно форма, а Меркурий – объединяющее средство, так как из-за
того что тело и душа происходят из очень отдаленных и противоположных
качеств, Меркурий, происходящий из качеств души и тела, служит посред-
ником. И так как он является водой и воздухом, и как вода он относится к
телу, и как воздух он приближается к душе, отсюда следует, что он образу-
ет связь Соли с Сульфуром, тела с душой. Это правда, что в соответствии
со смешением этих трех веществ – этой Соли, этого Сульфура и этого Мер-
курия, – одно на другом и одного с другим производят это восхитительное
разнообразие всех веществ. И чтобы ничего не забыть, я скажу вам, что эта
смесь образуется тремя способами, следуя трем различным действиям, ко-
торые происходят между Элементами, а именно: воздействие огня на воз-
дух, воздуха - на воду и воды - на землю, которая, как основа и абсолютно
пассивный принцип, не может действовать и совсем не действует. Воздей-
ствие огня на воздух осуществляет Сульфур, воздействие воздуха на воду
совершает Меркурий, а воздействие воды на землю совершает Соль. И по-
скольку существуют лишь эти три вида воздействий между Элементами,
можно видеть только эти три вещества во всех соединениях низшей при-
роды.
Поэтому также мы видим, что все низшие смеси сохраняются, пита-
ются и поддерживаются только посредством этих трех Принципов настоль-
ко, что каждое вещество вскормлено, поддержано и сохранено теми же са-
мыми Принципами, из которых оно состоит. Все невежды представляют,
что все смеси питаются тысячей разных веществ, но Философы признают
лишь одну пищу для всех земных смесей этого света. Так как они состоят
из Соли, Сульфура и Меркурия, то они питаются лишь Солью, Сульфуром
и Меркурием. И хотя три этих вещества кажутся такими разными, именно
Природа холит свои труды и облачает их в различные одежды, чтобы на-
полнить различные умеренности всех веществ. Она действует, словно ис-
кусный повар, который из одной и той же вещи готовит различные рагу и
готовит одни и те же продукты тысячей разных способов. Все эти различ-
ные виды, удивляющие нас своим разнообразием, – это одно и то же веще-
ство, по-разному приправленное и смешанное. Минералы, растения и жи-
вотные, очевидно, сохраняются и питаются по-разному. Однако у них у всех
есть лишь одна пища, состоящая из Сульфура, Соли и Меркурия. То веще-
ство, которое сохраняет, одновременно и взращивает растения, сохраняет
и питает металлы, минералы и животных, и эта общая пища является баль-
замом Природы, состоящим из этих трех веществ, которые создают все, со-
храняют все и находятся повсюду. Это вещество заманивается в наши сады
нашими лекарственными растениями, в наши клумбы - нашими цветами, в

16 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

наши горы и пещеры – нашими рудниками, и в животных – желудками. Оно


становится растением в садах, цветком на клумбах, металлом в рудниках
и животным в нашем теле. Растения и минералы сразу всасывают его из
земли, а животные всасывают его с помощью растений и самих животных.
Так как минеральная и растительная природы не настолько совершенны,
как животная, они всасывают его без приготовления и менее решительно,
но поскольку животные более совершенны и осуществляют сознательные
действия, они всасывают его приготовленным и более соответствующим
их умеренности. Но это всегда один и тот же бальзам, по-разному приго-
товленный, который их питает и сохраняет каждого в своем виде согласно
их конституции. Несмотря на то, что оно часто покрыто грязью, примесями
и мусором, сила и природное тепло каждой вещи не позволяет притянуть
его к себе, когда она достаточно сильная и чудесным образом отделяет все
эти неоднородные и посторонние оболочки. Отсюда следует, что мы видим
на опыте, что животные выделяют столько экскрементов, сколько они при-
няли пищи. Они задерживают в себе только этот бальзам, находящийся в
каждой вещи в очень маленьком количестве. Остается лишь маскировка,
коробка или, если желаете, тюрьма, где он заключен. Эта универсальная
пища представлялась нам Манной, которая содержит все виды вкуса и ко-
торая пришлась по вкусу всем этим народам в пустыне. Мы также отмеча-
ем, что земли, вовсе не имеющие этого бальзама, который толпа называет
Солью, являются неплодородными, и что все погибает по мере того, как
недостает этого бальзама.
Если же все сохранено благодаря этому бальзаму, сделанному из
Соли, Серы и Меркурия, и если мы обнаружим эти три вещества, и ничего
более, в растворах всех составов, то это очевидный знак, что все образова-
но и состоит из этих трех веществ.

III
Матка и универсальный Сосуд Природы

Поскольку все состоит из этих трех Принципов – Сульфура, Соли и


Меркурия, следуя, как мы уже сказали, трем различным действиям Эле-
ментов, - обязательно нужен основной состав этих трех веществ, проис-
ходящих непосредственно из него, поскольку как только Элементы поде-
йствуют друг на друга, они не приведут сначала свою смесь в последний
градус, куда может достигнуть Природа. Мудро действуя во всем, что она
делает, она идет шаг за шагом, она движется вперед от градуса к градусу,
она никогда не скачет в своих трудах, она всегда придерживается сере-
дины. И это наблюдается и замечается во всех операциях, которые При-
рода осуществляет в трех своих царствах. Ее намерение – достичь самого
совершенного, но не проходя через среды, которые туда ее ведут. Когда
она работает в рудниках, она не намерена создавать Свинец, Олово, Ртуть,
Железо, Медь и даже Серебро, а только Золото. Но так как она всегда му-
дра и следует движениям своего творца, изначально она не намеревается

17 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

делать Золото; и работая в царстве растений, она желает создавать лекар-


ственные растения и совершенные деревья, но не за один день. Среди жи-
вотных она намерена формировать, растить и образовывать тело со всей
возможной красотой, совершая при этом различные другие действия. И по-
скольку, работая в особом и определенном царстве, она идет шаг за шагом,
и прежде чем перейти к частному, начинает с общего и с первого действия
своих Элементов. Она создает универсальную и основную смесь, которая
встречается по всей земле; этот элемент является маткой и универсальным
сосудом Природы, и из этой главной смеси состоят все остальные. От нее
они берут свое происхождение, благодаря этой смеси они возвышаются,
поддерживаются, сохраняются и питаются. Она образует и обогащает ми-
нералы и металлы, она создает и взращивает растения, она создает и пи-
тает животных. Именно эта первая работа Элементов ценится Мудрецами
больше, чем все Золото мира; именно этот предмет ничтожен и бесценен;
именно эта материя является не первичной, но отчасти первичной; именно
из этого теста пекут все хлеба Природы; это Золото Философов; это семя
Золота; это минеральный, растительный и животный камень, который, од-
нако, не является ни минеральным, ни растительным, ни животным; это
Меркурий, который включает все то, что ищут Мудрецы; это вода, которая
не увлажняет руки; это Протей, облачающийся во все цвета; это яд и про-
тивоядие; это природный огонь; это купальня Короля и Королевы; это сын
Солнца и Луны; это Андрогин Мудрецов; это двуполая Венера, содержащая
в себе два пола: мужской и женский, холодное, сухое, влажное и горячее;
одним словом, это материя и предмет Мудрецов.

IV
Работа Природы

Но Природа имеет свои границы и пределы во всех своих операциях


как по причине примесей, пятен и мусора, которые она не может отделить
в своем составе и в первичной смеси Элементов в своих Принципах, так и
по причине непредрасположенности материи или места, где она работает,
чтобы создать свою смесь, и из-за недостатка необходимого тепла повто-
рить и продвинуть вперед эти же операции. Отсюда следует, что ее первый
основной состав – нечистый и менее возвышенный, и поэтому его Прин-
ципы остаются общими. Это общий Сульфур, общий Меркурий и это общая
Соль, из которых состоят все особенные смеси, происходящие от той же са-
мой примеси и несовершенства своего рождения. Это пятно или первород-
ный грех, который они извлекают из своего источника; это загрязнение,
исходящее от отца и матери, которое передается всем особенным смесям
путем зарождения. Грязь, отходы, землистость, сульфурность, флегмы и
другие подобные примеси, которые мы видим в несовершенных металлах,
являются результатом этого греха. Терпкость, кислотность, неудобовари-
мость, несварение, незрелость и другие подобные изъяны, которые замет-
ны в растениях, являются ручьями этого источника. Болезни и недуги, от

18 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

которых страдают животные, являются признаками этого яда, и во всей


подлунной природе нет ничего, что не было бы зачато и рождено без этого
изъяна и первородного греха. Даже Золото, являющееся самым совершен-
ным составом этого мира, не было зачато без этого греха, и зачатие самых
чистых веществ вовсе не было незапятнанным. Это правда, что его Соль,
Сульфур и Меркурий – самые очищенные. Тем не менее, они не избавлены
от неких основных изъянов, менее грубых, чем те, которые встречаются в
других металлах, как это выявляется при их растворениях. Более того, это
вещество не так возвышенно, каким оно могло бы быть, имея в смеси и в
составе своих трех Принципов вес, тинктуру и постоянство, которые ему
необходимы, не имея возможности передать их другим. Мы замечаем, что
все смеси, которые образуются из других металлов и минералов с Золотом,
хоть и очищенные своим цементом и другими способами, не являются уве-
личителями этого Золота, но после всех этих работ всегда обнаруживают
Золото в том же самом состоянии, в каком оно было раньше, и металлы, с
которыми его перемешали, совершенно не экзальтированы. Также мы ви-
дим, что природа сотни лет создает самую красивую и самую богатую из
своих смесей или элементарных составов. Именно по причине своих перво-
начальных примесей, заглушающих силу воздействий Природы, из-за не-
хватки необходимого тепла для осуществления своих перевариваний до
желаемой точки она вынуждена продолжать ту же самую работу, чтобы
создать за длительное время то, что она сделала бы за короткое время с
помощью более сильных и мощных операций.

V
Работа Искусства

Однако если эта общая смесь, нечистая в своем рождении, заража-


ющая все особенные смеси своим изначальным ядом, будучи их основой,
питанием и пищей, была освобождена от своих примесей и первородных
грехов, и если смесь Принципов, являющихся ее составом, была усилена
в них самих и стала совершенна, то ясно, что Искусство способно было бы
экзальтировать, возвышать и совершенствовать; ибо если в своей слабости
и в своей несовершенной смеси оно создает, питает, возвышает и сохра-
няет столько прекрасных и разных видов в минеральном, растительном и
животном царстве, разве оно не сделало бы то же самое, если бы ее смесь
была чистой и совершенной? Несомненно, оно производило бы смеси на-
много более красивые, оно кормило бы их обильнее, сильнее бы их сохра-
няло, поднимало бы их выше. Но это правда, и никто никогда не сможет в
этом усомниться, что Искусство в соединении с Природой может наделить
этим совершенством и этой чистотой все недостатки Природы. Это то, что
оно может делать и делает в первую очередь, когда отделяет пятна и му-
сор от трех основных Принципов, снабжая их материей, местом или более
подходящим сосудом, где действует Природа, который наполнен грязью и
тысячами видов нечистот. Во-вторых, управляя более пропорциональным

19 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

огнем, более сильным, обращаясь с ним по своему усмотрению и как поже-


лает, благоприятно и с прибылью повторяя те же самые действия, которые
Природа осуществляет в своих работах и в своей смеси, коими являются
переваривание, испарение и дистилляция, очищающие три Принципа, от-
брасывая грязь и более грубые части Соли, излишнюю водянистость Мер-
курия и воспламеняющиеся части Сульфура, Искусство совершенствует
Соль, Сульфур и Меркурий, переваривая, испаряя и дистиллируя сильнее и
чаще, чего не может Природа, которая без помощи и поддержки Искусства
неполноценна и не имеет достаточного тепла, чтобы совершать, а также
вызывать и повторять свои операции.

VI
Универсальное Лекарство и Эликсир Философов

Если Искусство и Природа или, скорее, если Природа при помощи


Искусства может сделать основную смесь очень совершенной, то, без со-
мнения, будучи примененным к отдельным смесям, нечистым и несовер-
шенным, Искусство их усовершенствует и приведет свои Принципы в свою
высшую чистоту. Будучи присоединенным к несовершенным металлам,
оно сделает из них Золото, являющееся пределом Природы в минеральном
роде. Также оно сделает растения способными быстро приносить лучшие
плоды в своем виде и вылечит животных от всех болезней, и будет панаце-
ей, универсальным Лекарством для всех смесей и составов Природы, по-
скольку благо из-за основной склонности к тому, что ему подобно и про-
порционально, присоединяется и привязывается к этому. Таким образом,
великое благо, находящееся в этой совершенной смеси, встречая в отдель-
ных смесях что-нибудь хорошее, охватывает его и тесно с ним соединяет-
ся. Так, объединяясь с ним, оно его выращивает и увеличивает. А в проти-
воположном случае, имея значительную и сильную неприязнь к плохому,
оно отвергает все плохое, которое встречает в смесях, и впоследствии оно
очищает, совершенствует, экзальтирует, сохраняет и вылечивает все пред-
меты, к которым оно было достаточно применено, как необходимо.
Именно эти основы поддержали все Философы, когда присвоили та-
кое чудо своему Эликсиру, когда они сказали, что, будучи примененным к
Золоту, он экзальтирует его тинктуру и его постоянство с избытком таким
образом, что его можно передать в изобилии несовершенным металлам; и
что бросив приблизительно одну его крупицу в воду и полив все виды рас-
тений, за короткое время они приносят лучшие плоды даже в самый раз-
гар зимы; и что дав выпить его в жидкостях, подходящих болезням чело-
веческого тела, он очень быстро излечивает его, дробит камень, очищает
от проказы, смягчает подагру, очищает кровь, поддерживает естественное
тепло, восстанавливает радикальную влагу, изгоняет неумеренность и, од-
ним словом, дарует здоровье и всю силу, какую могло бы иметь животное;
будучи соединенным со стеклом, эликсир делает его очень ковким; а если
соединить его с кристаллом, то он превращает его в алмаз; если приложить

20 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

его к лицу, то он делает его цвет удивительно красивым; если соединить


его с драгоценными камнями, то он усиливает их твердость, блеск, цвет,
красоту и ценность.
Не без причины сказали также, что этот Эликсир может приумно-
жаться в количестве и в силе до бесконечности, поскольку чем больше его
образуется от перевариваний предмета, от дистилляций и испарений, тем
больше он очищается и экзальтируется. А Искусство может повторять эти
три операции столько, сколько хочет. Оно также множество раз может
управлять Принципами, которые его образуют и, следовательно, приумно-
жают.
Я опираюсь на те же самые основы для того, чтобы закрыть рот на-
шим самоуверенным невеждам, осмеливающимся вступать в компромисс с
Мудрецами времени и Античности и думающим, что они одержали победу
над истиной легкомысленными доводами, которые они противопоставляют
непоколебимым и твердым принципам Философии. Лишь бы они снова не
впали в ярость, если я назову легкомысленными и пустыми их самые силь-
ные возражения. Это самый мягкий эпитет, которым я могу их наградить;
и для того чтобы заставить их признаться самим себе и вновь привести их
в замешательство, хотя они и не достойны задерживать наши умы и вовсе
не заслуживают ответа, рассмотрим их всех подробно и по отдельности и
окажем им честь, ответив им на их смятение в пользу истины, которая не
может быть побеждена, и она вспыхнет настолько, насколько была гонима
и преследуема; и оружие, используемое для сражения с ней, – слабое про-
тив ее щита.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: Ответы на возражения


Возражение первое

Первый признак невежества в этой дуэли – это говорить, что с мо-


мента зарождения мира и до наших дней мы обнаруживаем, что никто не
осуществил это Делание, и что по этой причине мы должны считать, что это
начинание напрасно, а успех невозможен. Я оставляю на суд всего мира
это первое возражение, являющееся совершенно нелепым, как и убежде-
ние умного человека в невозможном из-за отрицания одного факта. Тот,
кто скажет, что Бог не мог бы создать новые творения, если бы хотел, по-
скольку он их еще не создал, что Король не может собрать армию из ста ты-
сяч человек, поскольку он еще не набрал такое большое количество, могли
бы мы справедливо посчитать его лишенным разума? Существует максима
в Логике, что следствие ошибочно, если оно выводит заключение из от-
сутствия действия, недостатка силы. Таким образом, если бы было прав-
дой, что никто никогда не выполнил Великое Делание Мудрецов, то нельзя
было бы сделать вывод о том, что успех невозможен.
Отнюдь нет, мы не должны признать, что это Делание не было совер-
шено, скорее мы должны и можем разумно полагать, что некоторые Фило-
софы, одаренные милостью Неба, видели его, владели им, осуществили его

21 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

и благополучно использовали его. В противном случае, следовало бы по-


ставить под сомнение труды многих великих личностей, которые клятвен-
но это утверждают. Если рассказ двух или трех свидетелей, взятых даже
из простого народа, убедит людей, если почтенный и заслуженный человек
вернет разумное доверие благодаря рассказу более сотни великих людей,
известных своим благочестием, силой, наукой, тот засвидетельствует, что
эта работа была совершена, и мы больше обязаны их влиянию, чем вооб-
ражению безрассудного простолюдина, который считает себя судьей всех
вер. Великий Гермес, названный Меркурием Трисмегистом, владеющий
всем знанием Природы, который даже достиг того, что открыл некоторые
лучи неизреченной тайны священной Триады, Пифагор, Сократ, Платон,
Аристотель, Соломон, Калид, царь Египтян, Гебер, король Арабов, Мори-
енус, древний Римлянин, Артефий, Синезиус, Раймонд Луллий, Арнольд
де Вилланова, граф Бернард Тревизан, Роджер Бэкон, Василий Валентин и
многие другие личности, отмеченные лучшей печатью всех веков, которые
утверждают, что это делание не только возможно, но и что они завершили
его и усовершенствовали, что применили его для своего здоровья, прожили
намного дольше обычных людей и помогли своему ближнему – являются
ли они более убедительными, чем толпы типичных невежд? Конечно, сви-
детельство подобного рода слишком сильно, чтобы ослабить этот первый
признак и показать всем, что антецедент и следствие их первого возраже-
ния разрушаются из-за их очевидной неправды.

Возражение второе

Если это Великое Делание химии было бы возможно и обещает от-


личное здоровье и большое изобилие богатств, то те, кто страстно отдают-
ся этой науке, должны были бы быть самыми богатыми и самыми здоро-
выми людьми в мире. Однако мы видим, что обычно они самые больные и
самые бедные. Не лгать, обещать излечить подагру, проказу, водянку, па-
ралич и другие болезни, считающиеся неизлечимыми, и быть больным по-
дагрой, проказой, параличом, мочекаменной болезнью, водянкой, сулить
горы золотые и не иметь своего клочка земли, быть совершенно нищим и
покрытым вшами – значит, выставлять себя на посмешище перед всеми
и выглядеть смешным в своих предположениях, обманщиком в своих обе-
щаниях и предоставить на суд общественности это Искусство сотворения
золота и исцеления.
Чтобы не лгать, если те, кто успешно работают над этим шедевром
химии, были бы самыми больными и самыми бедными, то это второе воз-
ражение было бы в моей голове неопровержимым. Но сказать, что искус-
ство исцеления и создания Золота является химерой, потому что тысячи
мерзавцев, рассчитывая заполучить теорию и практику, всю свою жизнь
занимаются поисками средств, чтобы сделать это совершенно далекими
способами, пыхтят день и ночь, трудятся в поте лица без передышки после
тинктуры, фиксации Луны и Меркурия, экстракции Меркурия, Сатурна и

22 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

Антимония, своей циркуляции, эссенции, порошка и амальгамы разных и


чужеродных материй, они, тем не менее, едят и тратят свои блага и бла-
га своих друзей, которых они обманывают тысячами напрасных надежд. А
Бог позволяет им быть обманутыми в наказание за их честолюбие, а затем,
наполненные парами ртути и мышьяка, своими материями или углем, они
страдают от подагры и отравлены хроническими заболеваниями. Это был
бы очень плохой вывод. И потом, ясно, что те, кто успешно работает, жи-
вут затворниками и скрытно, а те, кто работает впустую, объявляются по-
всюду. Осторожность неразрывно сопровождает ученых, обладающих этим
Божьим даром, а тщеславие и хвастовство привязаны к тем, кто ищет и на-
ходит лишь дым. Они всегда бедны и больны, но другие с удовольствием и
в изобилии наслаждаются плодом своих работ. Не говорите же, что те, кто
отдается этой божественной науке, бедны и больны. Скажите лишь, что те,
кто отдается ей напрасно, живут в нищете и в томлении и часто умирают
в презрении и позоре, ибо тех, кто работает осторожно и мудро, посколь-
ку осторожность делает их скрытыми, вы не узнаете и не сможете о них
судить. Если бы вам выпала удача познакомиться с ними, вы бы заметили
осторожность в их действиях, милосердие, честность в их нравах, скром-
ность в их поведении, сдержанность в их словах, и все признаки хорошего
здоровья на их лицах.

Возражение третье

Еще вы скажете, что я называю негодяями не только тех, кто напрас-


но трудится над этим деланием, что во все века видели тех, кто выдавал
себя за ученых и великих людей, которые, потратив тридцать или сорок лет
на поиски этого великого Эликсира, не нашли ничего истинного и настоя-
щего и во всеуслышание заявили, что это была самонадеянная попытка,
тщетная надежда и безумство, на которое было потрачено много времени.
Если столько заслуженных людей, получивших общественное одобрение,
которые с остроумием проникали в самые сокровенные и возвышенные ис-
тины, изнурили себя в своих исследованиях и сообщили лишь о том, что
это для них большая досада – потерять зря столько времени и масла, разве
это серьезное предположение для того, чтобы поставить под сомнение воз-
можность существования искусства?
На это несложно ответить. Во-первых, вопрос в том, напрасно ли над
этим работали некоторые великие ученые Философы. На самом деле, если
человек действительно ученый, то он работает тайно, и лишь невежды про-
славляют свои труды, показывают свои лаборатории, чтобы завлечь и пой-
мать самых любознательных, и поэтому нелегко узнать, работали ли неко-
торые люди успешно или нет. Но предположим, что во все времена видели
того, кто, владея большими знаниями, встретил в этой работе камень прет-
кновения быстрее, чем Эликсир жизни, который вы можете добыть; иначе
те, кто работает, не добьются в этом успеха, и я с этим охотно соглашусь.
Но если вы вздумаете уверять, что Искусство невозможно, то заслуживае-

23 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

те того, чтобы над вами смеялись. Тот, кто сказал бы, что тысячи людей и
знатоков в искусстве навигации затеяли морское путешествие в Америку,
не имея никакой возможности туда добраться, так как это путешествие не-
возможно, вернут ли их к первоосновам Логики?
Величайшие умы также могут ошибаться, и все наши важные знания
смешаны с неясностью и тьмой. Работа Философов – это простая работа
Природы, так оказывается, что большинство великих умов мира отдаля-
ются от простоты и, будучи слишком утонченными в своих размышлениях
и действиях, теряются в своих замыслах и сбиваются с правильного пути
Природы. Более того, умы людей ограничены. Они осведомлены в одном,
но слепы в другом; действительно, самые возвышенные умы оказывают-
ся глупыми в простейших вещах. Они будут великолепно рассуждать, они
заставят восхищаться ими благодаря своим речам об общих материях, и
если вдаться в подробности, они теряются и считают свои самые красивые
рассуждения ошибочными. Например, если завести разговор о каком-либо
первичном свойстве, то умный человек расскажет чудеса. Он скажет, что
свойство сухого противопоставлено свойству влажного, что чем вещество
суше, тем тяжелее его растворить. Говоря в общем, он убедит всех в том,
о чем именно он говорит, и постарается убедить в этом всех остальных.
Но если он собирается найти применение этой теории, то, несомненно, он
станет слепым. Он увидит, что камень – сухой по своей природе, и что по
этой причине, будучи помещенным в воду, он не растворяется. Но он так-
же увидит, что кальцинированный камень - более сухой, каким он не был
раньше, поскольку огонь унес малую часть влаги, которая в нем была; но,
тем не менее, кальцинированный камень растворяется легче и быстрее.
Кальцинированный камень суше, чем он был прежде. Вот они, прекрасные
разрушенные умозаключения. Я хочу вам сказать, что величайшие умы или
те, кого считают таковыми из-за их утонченности и красивых речей, оста-
новлены на первом шагу, когда им нужно применять свои принципы. Таким
образом, все те, кого считали великими личностями, или таковыми не яв-
ляются в действительности, или их великая утонченность сбивает их с пути
истины, где они обнаруживают пределы и границы своих начинаний. Это
не было бы великим чудом, если бы некоторые из этих людей, кого называ-
ют великими, принялись создавать этот Эликсир жизни и не добились бы
в этом успеха. Но это не явилось бы разумным основанием для отрицания
его возможности.

Возражение четвертое

В чем же причина того, что это занятие осуждается всеми и даже


самыми мудрыми? Откуда исходит, что быть безумцем или обманщиком и
искать Философский Камень – это одно и то же по мнению общества?
Когда вы мне говорите, что Мудрецы порицают тех, кто занимает-
ся исследованием и практикой этого Делания, – это то же самое, как если
бы вы мне сказали, что самые добродетельные люди порицают самый ге-

24 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

роический поступок доблести, что самые справедливые осуждают самое


благородное действие справедливости, потому что эта работа – один из
основных результатов Мудрости, и за это ее называют тайной Мудрецов,
работой Ученых, Великим Деланием Искусства и Природы и Камнем Фило-
софов. Если бы вы сказали, что те, кого считают Мудрецами и которые ими
не являются, не одобряют это занятие, то в этом я бы с вами согласился, но
это был бы слабый довод для того, чтобы его осуждать.
Я также допускаю, что большинство людей его порицают, и отсюда
следовало бы сделать вывод, что оно достойно порицания. Но я скорее из-
влеку из этого повод для его оправдания, поскольку, как сказано в Писа-
нии: «Мир наполнен глупцами, а глупцы не могут одобрить то, что ведет
свое происхождение от Мудрости».
Именно по этой причине прекрасным вещам всегда мешают, лучшие
замыслы не находят никакой поддержки, а высшие истины презренны и
безвестны. Мы не знаем, что сама истина, спустившись с неба на землю,
чтобы показать себя и проявить, встретила лишь преследователей, когда
она заговорила для того, чтобы просветить разум людей о высших и бо-
жественных доктринах. Ее знаков просили, в городах видели ропот и воз-
мущения, и нужно было доказать эти слова тысячами мертвых, тысячами
мучеников и бесконечными кровопролитиями.
Напротив, лжепровидец появился, чтобы огласить свои мечтания и
ложь, и за короткое время заразил и осквернил всю святую землю. Чело-
век в настоящее время полностью испорчен во всех своих возможностях,
и вследствие беспорядка своей воли он склоняется в сторону блага или
предпочитает мнимые блага истинным так же, как беспорядок его созна-
ния заставляет его презирать правду и любить ложь. Отсюда следует, что
общественное одобрение не всегда является голосом Бога, и что тот, кого
осуждает большинство людей, часто достоин славы и похвалы. Я знаю, вы
добавите, что это всеобщее порицание небезосновательно, что обманы и
обманщики, проповедующие это Искусство, – это большие неприятности,
случающиеся постоянно, и они в любое время являются голосами, которые
громко кричат против Искусства и против Мастеров. Но я вам также от-
вечу, что это основание «настолько слабое, что само же и разрушается». Я
признаю, что оно проникло туда из-за серьезного заблуждения в практике
этого Искусства, и что многие невежды, переоценивая свои силы и прыгая
выше своей головы, всегда хотели жить среди Мудрецов, обучаться в их
школах, заниматься чтением их книг, практиковать их великие тайны, но
не имея иных путеводителей, чем их слабое рассуждение, они восприняли
труды Философов буквально, потратили целые годы, время, ценности свои
и своих друзей, не найдя ничего в своих сосудах, кроме того же самого,
что они положили в них в самом начале. Таким образом, разочаровавшись
в своих надеждах, опустошенные от начала до конца, задолжавшие везде,
словно одна пропасть притягивает другую, они бросаются в пропасть, они
портят металлы, они уважают Софистов, они делают плохие сплавы, они
производят фальшивые монеты и в итоге заканчивают свою жизнь на висе-

25 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

лице или колесе.


Но если нужно было бы осуждать все занятия, где проскальзывают
заблуждения, то самые святые и законные были бы подвергнуты критике.
Следовало бы изгнать судей, так как мы замечаем в самых знаменитых
сенатах нестерпимые правонарушения в ведомстве правосудия. Следовало
бы разрушить монастыри, низвергнуть храмы и уничтожить святые инсти-
туты, поскольку в них возникают правонарушения. Это зло, которое пред-
стает перед глазами всех, что серьезные злоупотребления обычно следуют
и сопровождают самые благородные занятия. Однако, занятия и ремесла
берут начало не от природы, а от злобы и слабости людей, которых так лег-
ко запутать, что они падают от малейшего ветра. Если же мы замечаем за-
блуждения и величайшие злоупотребления в Мастерстве Философов, это,
скорее, повод для их оправдания, чем для порицания. И впрочем, все это не
противоречит его истинности и возможности.

Возражение пятое

Нет никакой вероятности, что все составы Вселенной, почти бесчис-


ленные, наполненные тысячами примесей, подчиненные тысячам видов
различных болезней, запачканные тысячами пятен, могут быть вылечены
и очищены с помощью одного лекарства. В каждой вещи мы замечаем осо-
бые свойства, и каждое простое животное и минерал имеет соответству-
ющие свойства против какого-либо отдельного недуга, но еще не обнару-
жено Лекарство, содержащее свойства всех вместе. Говорят, что ревень
очищает желчь, пластинчатый гриб выводит мокроту, что цикорий полезен
при заболеваниях печени, сурик солнца – при каменной болезни, пион – при
эпилепсии, росянка – для легких и наделяет всеми особенными качествами
и свойствами. Поскольку врач должен непосредственно знать и судить о
лекарствах, то если еще не узнали одно, годное против всех вообразимых
болезней, как внутренних, так и наружных, разве это не явный признак
того, что его вовсе не существует, что его невозможно получить, что лучше
верить в то, что свойства всех смесей Вселенной ограничены, чем предста-
вить себе, что можно создать одно лекарство, которое будет содержать их
все?
По правде говоря, это пятое возражение основано лишь на вероятно-
сти, я не удивляюсь, если оно не имеет ничего правдивого, кроме вероятно-
сти. Вы говорите, что нет никакой вероятности, что одно лекарство может
быть всеобщим и универсальным. Скажите мне, почему вы скорее признае-
те универсальную пищу, которая питает все предметы элементарной При-
роды, которая вся во всем, везде и со всеми, которая поднимает минерал,
выращивает растения и кормит животного? Все подлунные вещества, раз-
ве они не живут и не сохраняются благодаря единственному бальзаму При-
роды, который простолюдин называет Солью? Если все видят и очевидно
знают эту универсальную пищу, то почему мы не сможем сказать, что так-
же может быть и универсальное лекарство, поскольку нам остается лишь

26 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

очищать эту пищу и операциями Искусства, подражая Природе, возвышать


ее так, чтобы пища стала лекарством, как мы очищаем вино и его спирт
таким образом, что оно больше не является обычным напитком, а сердеч-
ным средством? Перед его очищением, также будучи универсальной пи-
щей, после своего подъема оно станет универсальным лекарством, так как
из-за того, что речь идет о двух способах: во-первых - об укреплении При-
роды, во-вторых - о введении совершенной умеренности в каждую вещь по-
средством его совершенного смешивания элементов, - его действие и сила
должны быть универсальными, настолько, что, действуя первым способом,
(я подразумеваю - поддерживая Природу), эта вещь делает ее достаточ-
но сильной, чтобы отбросить то, что ей противоречит неким возможным
способом. Природа, усилившись, универсально борется со всеми бедами,
которые ее атакуют, а когда она достаточно сильна, то всегда побеждает.
Во-вторых, действуя посредством введения совершенной умеренно-
сти в смесь, она безучастно изгоняет все болезни, разрушающие предмет,
к которому она применена, потому что болезни заключаются только в не-
умеренности; и из этих двух способов действия мы очень ясно объединяем
универсальное свойство в этом лекарстве. Оно – сын Солнца и Луны, гово-
рит великий Гермес, оно удерживает Природу своего отца и своей матери;
и так же, как возможность этих двух основных причин универсальна, так
же универсальна и его сила.
Не говорите же больше, что нет никакой вероятности того, чтобы
одно лекарство могло иметь всеобщую власть над всеми болезнями соста-
вов Природы, опасаясь, чтобы вам не сказали, что вовсе нет вероятности
в том, что вы обладаете здравым смыслом. И если у вас вовсе нет других
доводов, то подчинитесь силе наших суждений.

Возражение шестое

Нет, невежество еще не достаточно унижено, оно побеждено, но не


изобличено. У него остается еще одна черта, которую оно сберегло напо-
следок, словно своего Ахилла. Поскольку это его последний вдох, дадим
ему свободное время, чтобы видеть, как оно умирает.
Невежество говорит, наконец, после напрасных споров, что если бы
существовало универсальное Лекарство, стало быть, непортящееся, то че-
ловек мог бы стать бессмертным. Став бессмертным, он бы опроверг Писа-
ние, оспорил бы Святого Павла, вызвал бы смертную казнь, высказанную
против всех людей, что не могло бы прийти в голову мудрому человеку или
христианину. Он бы обессмертил себя, поскольку как только смесь его трех
принципов – его Сульфура, его Соли и его Меркурия – будет совершенной,
он никогда не заболеет, по крайней мере, ab intrinseco (внутри). Совсем не
болея, он никогда не умрет. Однако, неужели Лекарство, существование
которое мы допускаем, применяет и сохраняет жидкости и четыре элемен-
тарных свойства в совершенном согласии? Оно намеревается создать, как
мы уже сказали, совершенную смесь из трех своих Принципов: Сульфура,

27 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Соли и Меркурия. Таким образом, оно препятствует болезням и, следова-


тельно, делает бессмертным ab intrinseco (внутри).
Вот, несомненно, последнее усилие невежества и лжи против исти-
ны. Но я уверен, что оно погибнет здесь, словно свеча, оставляя некий ма-
ленький огарок. Я убежден, что именно на этом донжоне крепко держатся
наши самые большие враги, и они надеются одержать победу, но нужно их
разочаровать.
Во-первых, какая помеха может быть во мнении, что человек смог
бы стать бессмертным, применяя какое-то лекарство, если Древо Жизни
в Земном Раю привело к подобному результату? Нет отвращения к тому,
что одна вещь может сделать человека бессмертным, это бессмертие ab
extrinseco (снаружи), как говорится в Схоластике, если бы человек никог-
да не умирал, используя наше Лекарство, он бы оставался смертным ab
intrinseco (внутри), содержа в себе Элементы, которые имеют принцип и
корень смертности. Если бы человек никогда не смеялся, то он продолжал
бы быть смешливым, содержа в себе принцип смешливости. Также если бы
человек никогда не умирал, он бы все равно оставался смертным, имея в
себе форму и принцип смертности. Бессмертие ab extrinseco (снаружи) не
противоречит созданию; в противном случае, ни одна внешняя сила, даже
божественная, не смогла бы сохранить его в Вечности. И это также не про-
тиворечит тому, что создание с помощью своего свойства может переда-
вать и создавать это бессмертие, иначе история Древа Жизни не была бы
настоящей; это и есть то, на что мы не можем сослаться без злодеяния. Не-
сомненно, если это Древо Жизни не было тем же самым, что и Эликсир Фи-
лософов, то, по крайней мере, это было бы нечто подобное. Это был плод,
в котором должны быть в совершенстве смешаны Элементы, поскольку
он должен был сохранять совершенную умеренность человеку. И ничто не
может естественно сохранять умеренность, кроме способа совершенного
смешивания Элементов. Отсюда следует, что это – универсальное и всеоб-
щее Лекарство для животных, растений и металлов, так как все соединения
подлунной Природы больны и несовершенны только из-за неумеренности,
нечистоты и несварения. Совершенная умеренность изгоняет нечистоту,
неумеренность очень сильно переваривает. Без сомнения, субстанция со-
вершенной умеренности, применяемая в достаточном количестве, как это
и должно быть, и является Лекарством универсальным, действенным и эф-
фективным для всех предметов, к которым оно применяется таким обра-
зом.
Отсюда мы вскользь можем извлечь нравственную причину, почему
эта великая тайна передана такому малому количеству людей, и что из сот-
ни тысяч тех, кто ее ищет, лишь один находит, а из тысяч тех, кто достигнет
знания, едва ли двое или трое добиваются успехов в практике. Это словно
Древо Жизни на земле, а значит, одно из преимуществ невинности перво-
го человека, грех лишает нас ее так же, как и других благ, которые Бог
отнес к этому состоянию славы и красоты. Существуют лишь избранные
души, оцененные любящим взглядом Бога, которые получают эту милость,

28 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

проникают в эту тайну и благополучно ее завершают. Остальные люди,


не имеющие чистой души и не отмеченные добродетелью, честолюбивые
сердцем, тщеславные разумом, которые рассматривают это сокровище как
средство поддержания своей роскоши и излишества, ведения распутного
образа жизни, утоления своих желаний, не понимают, что нужно отдавать
и возвращать Богу то, что исходит от него. Им помешало и отвело нечто,
подобное Серафиму, который с огненным мечом встал на охрану входа в
земной Рай. На самом деле, я полностью убежден в том, что Бог никогда не
позволит, чтобы злой человек с дурными намерениями обладал этой тай-
ной. Но даже если бы он ею обладал с помощью друга или усердного чтения
Философов, я твердо полагаю, что он никогда бы ее не осуществил, или,
если Бог и благословит его работу, то он никогда ею не воспользуется.
Определенно ясно, что Бог откроет секрет только благородному человеку
или с той целью, чтобы он стал благородным, ибо я уверен, что знание и
обладание этим Великим Деланием не является одним из худших способов,
чтобы исправить человека, в виду того что, во-первых, обладая знанием
этого Делания, он знает всю Природу, по словам Апостола, являющуюся
ступенькой, по которой легче подняться к познанию Бога. Во-вторых, об-
ладая этим секретом как в действии, так и в теории, ему больше нечем
обладать на земле. Это – сокровище, которое содержит все остальные, по-
скольку оно дарует здоровье и богатства, источники всех остальных благ,
обожаемых людьми. Если ему нечего желать и обладать на земле, посколь-
ку разум человека еще не заполнен, ничто не может его заполнить, кроме
Бога. И миллиона миров не хватит, чтобы заполнить природную емкость
нашей души; чем больше она знает и обладает созданиями, тем меньше
она наполнена, и тем более красивы и восхитительны эти миры, которые
она знает, тем меньше она удовлетворена, ввиду того что знания об этих
самых красивых действиях побуждают наши желания, чтобы знать причину
столь прекрасных действий. Таким образом, обладание всеми созданиями,
вместо того чтобы наполнить и удовлетворить душу, лишь увеличивает ее
жажду, приумножает ее желания и удваивает ее движения. Она хочет дой-
ти до источника и больше не останавливаться у маленьких ручейков; она
хочет достичь этой первичной движущей силы. Она пренебрегает своими
прекрасными действиями, и Философский Камень не кажется ей больше
ничем. Она жаждет соединиться со своим первичным принципом. Одним
словом, душа ищет одного Бога. Один Бог может заполнить и осчастливить
ее, заключая в этой тайне все, на что она надеется и чего желает на зем-
ле. И зная, что она менее заполнена, чем когда-либо, по причине, только
что озвученной нами, она направляет свой взгляд в сторону Неба таким
образом, что обладание этой тайной является мощным средством разуму
мало освещенному для того, чтобы быть святым и стать хорошим челове-
ком. Но незаметно это нравственное отступление увело бы меня от темы,
если бы я не обратил внимание. Вернемся же к нашей теме и скажем, что
Эликсир Философов, будучи очень совершенной субстанцией, содержащей
в себе очень совершенную смесь Элементов, а значит являясь вторым Дре-

29 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

вом Жизни, создан не Природой, как первое, а Природой, которой помо-


гало Искусство. Оно может помешать, чтобы человек не умирал, оно могло
бы подарить ему бессмертие ab intrinseco (внутри). И в этом нет ни абсур-
да, ни затруднения, и посему это не слишком сильное возражение против
возможности Искусства, когда говорят, что человек обессмертил бы себя,
поскольку не было бы никакой опасности согласиться с этим следствием.
Тем не менее, я с этим не согласен. Скорее нужно сказать, что хоть наш
Эликсир и способен передавать это бессмертие, о котором мы говорили,
примененный достаточно и мудро, однако он этого не делает с момента
смертного приговора, объявленного всему человеческому роду и обозна-
ченного нашим первым Отцом. Бог ограничил не только свою власть, но и
использование и исполнение своей власти, не позволяя Мастеру довести
ее до высшей степени своего совершенства, на которую она способна, ибо
существует широта в совершенстве умеренности; или же не позволяя ее
использование предметам, полностью готовым к этой экзальтации, каким
был бы, например, молодой человек двадцати лет, в котором Природа сме-
шала три Принципа, как то и требуется для того, чтобы создать хорошую
умеренность, и еще не ослаблены, и каждый принцип не является ни силь-
нее, ни слабее другого. В нем наш Эликсир творил бы чудеса, потому что,
найдя предмет, в совершенстве состоящий из его Принципов, то есть кото-
рый имеет весь Сульфур, который необходим, весь Меркурий и всю Соль,
Эликсир, экзальтируя и совершенствуя эти три Принципа в соответствии
с умеренностью и предметом, он, несомненно, обессмертил бы подобный
предмет. Но если этот Эликсир не дать вовремя по позволению Бога, то
ни в одном предмете, ни в одном возрасте, ни в любое столь подходящее
время он не дает бессмертие, а лишь сохраняет здоровье на долгое время
и продляет жизнь. Например, человек, молодой или старый, будет создан
Природой в некой умеренности, где будет сильно преобладать или сухое,
или горячее, или холодное, или влажное; или в нем будет мало или слиш-
ком много Сульфура, Соли или Меркурия; таким образом, не будет хорошей
та умеренность, которой требуется некоторое равенство в весе Природы.
Так как наш Эликсир действует в соответствии с предметом и Природой ве-
щей, очищает, совершенствует их, то он очистит сухое, горячее, холодное и
влажное этого человека, его Сульфур, его Соль и его Меркурий, но всегда
в соответствии с его умеренностью и его естественной конституцией. Он
очистит эти три Принципа, но не изменит их умеренность. В противном
случае, при его применении он мог бы изменять виды, так как различное
смешивание этих трех Принципов приводит к разнообразию, если бы Элик-
сир изменял смесь, образующую такой состав, то он бы сделал из него и
другой.
Отсюда следует, что получив от Природы определенную умерен-
ность и единственное смешение наших Элементов, Эликсир лишь очищает
их, экзальтирует и совершенствует, но не изменяет их. Таким образом, он
продлит жизнь, но не даст бессмертие, ввиду того что пока это смешение
остается, источник бессмертия вовсе не иссякнет. В чем обманываются

30 Alchimie
Дон Белин «Апология Великого Делания»

наши враги, так это в том, что они представляют себе, что Эликсир дает
совершенную умеренность, не принимая во внимание первичную умерен-
ность нашего происхождения; и это неверно. Иначе, будучи примененным к
семени цветка тюльпана или розы, он бы создал нечто, что не являлось бы
ни тюльпаном, ни розой. Он только совершенствует Принципы тюльпана
или розы и придает этой розе всю лучшую умеренность, которой она может
обладать, согласно своей естественной конституции. То же самое можно
сказать по отношению к людям и другим составам подлунной природы. Те-
перь вы видите, что это возражение, казавшееся столь значимым вначале,
держалось лишь на невежестве и на небольшом знании врагов истины.
Сделаем же вывод в пользу Философии и к разочарованию всех этих
сов, которые не могут выносить света самых красивых дней, скажем, что
разум оглашает и устанавливает возможность Философского Эликсира, и
что ложь трудится напрасно, чтобы ее разрушить.
Если возможно, пусть посредством Природы, которой помогает Ис-
кусство, больше не осуждаются эти прекрасные умы, возвышенные над
обыденностью и стряхнувшие всю пыль Схоластики, когда узнают, что они
любознательно ищут знание этой божественной Науки.
Пусть больше не пытаются порицать тех, кто, уже будучи озаренным
лучами Мудрости, принимается за Делание и ощущает невинное удоволь-
ствие, видя, как работает Природа.
Пусть лучше хвалят их и приготовят им венцы, потому что они тратят
свое время для того, чтобы предоставить обществу все самое ценное, что
есть в Искусстве и Природе.
Пусть мудро распознают лживых и истинных Философов для того,
чтобы искоренить одних и удостоить почестей других. Пусть возненавидят
заблуждения, которые привнесли в химию все эти несчастные Суфлеры,
шарлатаны и лжецы, но пусть продолжают любить и восхвалять это совер-
шенно божественное Искусство.
Для блага ближнего нужно было бы пожелать, чтобы из общества из-
гнали эту чуму, чтобы поучительно наказали тех, кто дает им приют. Пусть
постоянно навещают в домах тысячи неразумно любопытных людей, кото-
рые под предлогом занятия Медициной, которую они никогда не изучали,
и других занятий, требующих использования печей, сосудов и других ин-
струментов, которые могут резать с обеих сторон, они вступают в опасную
для всех торговлю и из-за своего преступного поведения подвергают Му-
дрецов, простодушно занимающихся этим, преследованиям и гонениям.
Работа Мудрецов не требует таких больших лабораторий и такого
многообразия инструментов и печей; это простая работа Природы, врага
стольких выдумок, хитростей и тонкостей. Наши древние Философы были
достаточно счастливы дойти до цели без стольких притворств и церемо-
ний. Поскольку они были мудрыми, то являлись любителями простоты и
врагами слишком тонких уловок. Если бы я был намерен говорить здесь
о практике этого Делания, то я всем бы рассказал, что она очень проста и
естественна, и что не обязательно быть великим химиком для того, чтобы

31 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ее начать, продолжить и благополучно завершить. Но, не позаботившись о


том, чтобы защитить это мое намерение от клеветников, я приберегу его
для другой встречи. Однако не думайте, что я хочу похвастаться, что я вла-
дею практикой, как и теорией. Нет, я не обещаю вам заявить обо всех от-
дельных операциях, которые предполагают опыт, но я вам расскажу о них
в общем и достаточно покажу вам, насколько это Делание просто, есте-
ственно и далеко от всех уловок, встречающихся в домах наших Суфлеров и
обманщиков.
Это неоспоримая истина, что нужно быть самим собой, и что это бо-
жественное дело требует всей отдачи человека и всецело владеет им. Это
работа отшельника, это занятие уединенного, это дело человека, который
знает мир и сказал ему последнее прощай. А тот, кто будет впутан в афе-
ры, в торговлю, кто будет озабочен званиями и должностями, не должен
приниматься за это дело. Но если он все же приступит к этому, то его рабо-
ты будут бесполезными, а ожидания – напрасными. Самое надежное – это
ждать от Неба случая и возможностей, и даже мыслей или вдохновения,
для того чтобы заняться этим, так как это дар Бога, которым он наделяет
того, кто ему подобен, следует всецело уповать на его доброту, ждать его
милости и воздавать все ему.

КОНЕЦ

32 Alchimie
Traite

Bernard le Trévisan
Le livre de la philosophie
naturelle des métaux

Бернард Тревизанский
Книга Естественной
Философии Металлов

Alchimie
Mercure

Soufre
Тревизанский «Философия Металлов»

КНИГА ЕСТЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ МЕТАЛЛОВ


Графа Бернарда Тревизанского

ПРЕДИСЛОВИЕ

В зываю к Имени Бога, без которого не осуществляется какая-


либо помощь, ибо всякое благо исходит прежде всего от него и доходит до
доброжелательной Души, а к Человеку злой воли и предателю никогда не
придет ни Мудрость, ни помощь.
Чтобы столько Исследователей этой бесценной Науки и почтенного
Искусства были выведены из тьмы к свету, чтобы они оставили столько
поперечных дорог, от которых нет никакой пользы, никаким образом, ни
трудом, который можно вложить в нее, ни всевозможными тратами, ни ви-
димостью истины; итак, чтобы достойное Искусство не было так растопта-
но Обманщиками и Софистами, пусть Исследователи отведают плоды этой
Науки, представленной для них и для тех, кто являются ее сынами, и по-
следуют великому пути, который хранит Природа во всех своих Творениях,
Операциях и Составах; и пусть они будут осведомлены, как в Умозрении,
так и в Практике, по необходимой причине, подтвержденной реальным
опытом, к которому я прикоснулся своими руками и увидел собственны-
ми глазами. Ибо четыре раза я создал благословенный Камень, значение
которого Невежды принижали. Одни полагали, что это невозможно, дру-
гие – что это очень сложно сделать, что никто никогда не смог бы этого
достичь. Скорее всего, пересекаются окольные пути, и их богатства за-
висят от других благодаря Рецептам и Софистским Книгам Гебера, Архе-
лая, Рази, «Правильный Путь» Альберта Великого, «Путь» Аристотеля, а
также «Канону Pandore, «Свету» Рази, «Посланию» Demoffontis, «Великой
Сумме» и другим многочисленным Ошибочным и вводящим в заблуждение
Книгам, заставляющим зависеть от денег и ценностей. В конце концов, в
этих Книгах ничего никогда не будет найдено. А также столько Софистских
Рецептов и Жестких Режимов, большие затраты и расходы, которые дела-
ют Заблуждающиеся, в то время как всюду блаженная Наука принимается
за обман. Обычно Несведущие говорят, что поскольку их обманули, они хо-
тят обмануть других, и это глупая причина; ибо Мудрец желает совершать
поступки и вещи только после того, как получил вечную хвалу. Так для чего
же им было бы выдумывать такую ложь, которая не могла бы являться ис-
тинной причиной? Но если Невежды с первого раза не поймут какую-либо
книгу, они говорят о ней плохо и не желают больше ее перечитывать. По-
чему так мало людей достигают этого: потому что лучше было бы един-
ственное представление о хорошем умном человеке, который бы немного
знал Принципы металлической Природы и скорее бы пришел к цели, чем,
прочитав столько Книг, не понял, о чем в них написано.

37 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Чтобы я смог написать хороший и краткий Трактат и следовать за


конгрегацией Мудрецов, которые хорошо отзывались об этой Науке, а так-
же чтобы благодаря моей Книге Ученики могли хорошо изучить как Тео-
рию, так и Практику и Операцию, я разделю свою Книгу на четыре Части.
В Первой части я хочу рассказать об Изобретателях этой достойной
Науки и Мудрецах, которые владели ей, в соответствии с тем, что я об этом
узнал.
Во Второй части я расскажу о самом себе, о своем времени, о том,
как я все узнал, с самого начала и до конца, о том, как я работал со всем
и повсюду, без какой-либо зависти, труды, которые я осуществил, следуя
этому.
В Третьей части я хочу рассказать о Принципах и Корнях Металлов и
указать очевидные и философские причины.
В Четвертой части своей Книги я хочу поговорить о Практике, кото-
рую я описал Параболой. Но если не приложить усилие, то ты поймешь ее
неправильно.
И с помощью других Частей ты сможешь чудесным образом обучить-
ся: если ты не поймешь Делание с помощью моей Книги, я, действительно,
полагаю, что ты никогда не достигнешь этого Искусства. Не думай, что ты
поймешь его со второго, третьего или десятого раза; но, повторяя, ты бу-
дешь постоянно понимать больше. В своей Книге я не говорю ни о чем, что
не подтверждено аргументами и наглядным опытом, а также авторитетом
Мастеров, рассуждающих об этом Искусстве и Науке очень разумно и рас-
судительно.
Человек должен потрудиться и поработать над этим, поскольку бла-
годаря этому Искусству и Науке можно избежать мук и проклятой бедности,
ибо бедность убивает не только Тело, но и Дух, Душу, жизнь, любую силу,
разум и понимание. Также эта Наука излечивает от всякой болезни, какой
бы она ни была: телесной или духовной, а также Людей, таким образом что
Природа получает существенность. Что касается меня, я проводил испыта-
ние, по воле Бога, над многими больными Проказой, Стариками, больными
Водянкой, с Нравственными проблемами, Подвздошными, Одержимыми
демонами, Безумными, Неистовыми и над некоторыми другими заболева-
ниями, о которых пришлось бы долго рассказывать, если вы не имеете о
них представления.
Также его следовало бы любить, ибо благодаря этому Искусству мож-
но освоить другие виды Искусства и Науки. Оно управляет всеми жизнен-
ными потребностями. Так или иначе, это большой труд, и этим невозможно
занять ум изучающего. Кроме того, это Искусство и Камень, по-настоящему
созданный, украшают Душу всякими добродетелями. Можно сделать мно-
жество подаяний, благодаря которым получают спасение и святость Души,
и совершить деяния Милосердия, как освободить Пленников, поддержать
Вдов и бедных Сирот, вылечить бедных Больных. Здесь действительно
нужно бы потрудиться, ибо изучать Законы, Постановление, Теологию,
Медицину или Искусство Механики, Человека можно шесть или семь лет. А

38 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

для этой ценной науки требуется месяц, пять месяцев или шесть. Увы! Все
остальные – ничто с ее точки зрения. Она настолько легкая, что если бы я
тебе о ней сказал или продемонстрировал Искусство, вряд ли ты смог бы
понять и поверить в то, что она настолько легкая, но есть небольшие труд-
ности в том, чтобы понять наши слова и узнать истинное намерение.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ИЗОБРЕТАТЕЛИ, ПЕРВЫМИ ОБНАРУЖИВШИЕ
ЭТО ДРАГОЦЕННОЕ ИСКУССТВО

Первым Создателем этого Искусства (как можно прочесть в Фак-


тах воспоминаний и в Книгах деяний древних, в Императорской Книге, в
описании Клаветуса Изумрудной Скрижали и в других книгах) был Гермес
Трисмегист, ибо он узнал всю тройственную естественную Философию:
Минеральную, Растительную и Животную. И за то, что он был Изобретате-
лем Искусства, мы называем его Отцом, как и во всех книгах «Собрания»,
Гермес раньше Пифагора сказал о том, что кто бы ни владел этой Наукой,
он – его Сын. Этот Гермес был тем, о ком написано в Библии, кто после
Потопа вошел в Долину Хеврона и нашел там семь Скрижалей из мрамор-
ного Камня, и на каждой из семи Скрижалей было высечено одно из семи
Свободных Искусств в Принципах. Мудрецы, жившие в то время, запечат-
лели эти Скрижали перед Потопом. Ибо они знали, что Потоп придет на
всю Землю, и все погибнет; и с той целью, чтобы Искусства не погибли, они
их высекли на этих мраморных Камнях. Только названный Гермес нашел
Скрижали, которые являются основой всех Искусств и Наук. Этот Гермес
был до древнего закона. Но в то время было много Людей, знавших эту На-
уку. Арос говорит в своей Книге, которую он написал Королю Masiriæ, что
ко времени дарования древнего Закона Пустыне, у горы Синай, эта Наука
была дана и раскрыта некоторым Детям Израиля, чтобы украсить и усо-
вершенствовать создание Храма и Ковчег ветхого Завета, как это описано
у Пророка Иезекииля и Даниила, а также в Книге Иосифа.
Творение было даровано Богом лишь некоторым, как я сказал. Дру-
гие нашли его благодаря природе, без Откровений и каких-либо Книг,
без Опыта, как Platonissa, Rebecha, Sytonia, Salomon, Hecuba, Gadaffar,
Phylomacedon, Theffarinus . Но Гермес после Потопа был первым Изобрета-
телем и Испытателем этой Науки Философии и нашел Скрижали в Долине
Хеврона, там, где их оставил Адам, будучи изгнанным из Земного Рая. И
после Гермеса, благодаря ему, она передалась многим другим. И Гермес
создал Книгу, в которой говорится следующее.
Это подлинная вещь без обмана и очень достоверная, в которой выс-
шее происходит из природы низшего, а восходящее – из нисходящего. Со-
едините их правильным способом и расположением. Солнце – это Отец, а
белая Луна – Мать, и Огонь – Правитель. Сделайте грубое тонким, сделай-
те тонкое грубым, и у вас будет слава Бога. Это все, что говорит Гермес в
данной Книге. Эта Книга очень краткая; но, тем не менее, в ней великие

39 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

слова и в ней описано все Делание. Король Калид получил ее при помо-
щи Бендежида Третьего и своего Сына, Аристотеля, Платона и Пифагора,
который был первым назван Философом, был Учеником Гермеса и создал
Конгрегацию, ту, которую многие назвали Правдивой книгой Кодекса ис-
тины. Ибо истина в ней сохранена без всякого излишества и сокращения,
сколь бы она ни была непонятна Читателям. Александр владел ею, будучи
Королем Македонии и учеником Аристотеля. Кроме того, о ней также го-
ворили Авиценна, Гален и Гиппократ. И в Аравии эта Наука была известна
многим, как Королю Хали, который был главным Астрологом и обучил этой
науке Мориенуса, а Мориенус - Калида, короля Аравии. И Арос знал ее и
обучил Нефандина, своего Брата, а Сатурн обучил Лункабура и его Род, и
его сестру Мадеру. И множество Людей в Аравии знали ее. Многие люди,
зная ее, написали множество Книг посредством метафор и образов так,
чтобы их Книги не были понятны никому, кроме Детей Искусства. Я говорю
о том, что Ученики благодаря этим Книгам скорее введены в заблуждение,
чем направлены на правильный путь. Ее прячут и скрывают в своих Книгах,
чтобы они ее не раскрыли.
Во Франции также многие знали ее, например, Эскот, очень прони-
цательный Врач. Мастер Арнольд де Вилланова, Раймонд Луллий, Мастер
Жан де Мен, Гортулан и Правдивый; и великое множество других людей
знали ее. Но видя, сколько проклятий и отчаяния приносят эти Книги Уче-
никам, я захотел по мере своих возможностей предоставить им средство,
чтобы они молили Бога обо мне.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ,
В КОТОРУЮ Я ВЛОЖУ СВОЙ ТРУД И ЗАТРАТЫ
ОТ НАЧАЛА ДО КОНЦА, В СООТВЕТСТВИИ С ИСТИНОЙ

Первая Книга, которую я прочитал, был Рази, я пользовался ею четы-


ре года, и она мне обошлась в восемьсот экю; затем Гебер, стоивший мне
более двух тысяч экю, и всегда находились Люди, которые раздражались
на меня, чтобы меня уничтожить. Я увидел Книгу Архелая через три года и
встретил одного Монаха, мы с ним трудились три года, и Книги Рупесци,
Книгу Сакробоско с Водой жизни, очищенной тридцать раз посредством
осадка; в то время как, по воле Бога, мы сделали ее столь сильной, что
даже не могли найти, кто ее представил, чтобы трудиться над ней; и по-
тратили на нее триста экю.
После того как прошло двенадцать или пятнадцать лет, которые я
потратил, но ничего не нашел, я испытывал бесконечные Рецепты, разны-
ми способами растворяя и сгущая Соли, такие как обычная Соль, Соль ар-
моньяк, Сосны, Саррацин, металлическая Соль, растворяя, сгущая и каль-
цинируя более ста раз в течение двух лет: в Квасцах Камня, Льда, Скайолы,
Пера, в любых Марказитах, Крови, Волосах, Моче, экскрементах Человека,
Сперме, Животных и Растениях, в Травах; а после – в Купоросах, Атрамен-
тах, Яйцах, в Сепарации Элементов, в Атаноре посредством Аламбика и

40 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

Пеликана, Циркуляции, Отвара, Отражения, Подъема и Спуска, Плавле-


ния, Возгорания, очищения, испарения, Спуска и Подъема, Плавления,
Возгорания, Измельчения, Очищения, Испарения, Соединения, Возвыше-
ния, Утончения, Смешивания и других бесконечных софистских Режимов.
На все эти операции ушло двенадцать лет. Мне было тридцать восемь лет,
когда я экстрагировал Меркурий из Трав и Животных. Чтобы узнать все
это, я затратил благодаря Обманщикам приблизительно шесть тысяч экю.
Затем, все время в поисках, я начал падать духом, но всегда молил Бога
о том, чтобы он оказал мне милость достичь эту Науку. Но так случилось,
что пришел Лаи Байи из нашей страны, пожелавший сделать Камень из
обычной Соли, растворял ее на Воздухе, затем сгущал на Солнце и совер-
шал много других вещей, о которых долго рассказывать. Мы упорно про-
должали это полтора года, но ничего не сделали, ибо мы не работали над
нужной Материей. И как говорит достопочтенное «Собрание», названное
Кодексом истины: «Невозможно найти в вещи то, чего там нет». Но ясно
то, что в обыкновенной Соли нет той вещи, которую мы ищем; мы начинали
все сначала пятнадцать раз и не увидели никакого естественного измене-
ния природы и поэтому оставили эту Работу.
Затем мы видели других, которые делали очень хорошую крепкую
Воду, желая растворить хорошее чистое Серебро, Медь и другие Металлы,
и растворяли в неком Сосуде чистое Серебро, а Ртуть – в другом, и все с
помощью той же крепкой Воды; все это оставляли на двенадцать месяцев.
Потом брали две Колбы, помещали их в одну, и тогда говорили, что это
была свадьба Тела и Духа. Затем сверху клали горячую золу и испаряли
третью часть крепкой Воды. И все, что у нас оставалось, мы помещали в
очень узкий треугольный Перегонный Куб. И Сосуд мы помещали на Солн-
це, потом на Воздух, таким образом, образовывались маленькие кристаль-
ные Камешки, плавящиеся, как воск, и сгущенные. Говорили, что это был
Камень в белом, а Камень Солнца, сделанный таким образом, был Камнем
в красном. И мы делали подобным образом вплоть до двадцати двух Колб,
наполовину наполненных; и они нам дали три. Мы ждали пять лет, что эти
кристальные Камни образуются на дне Колб, но, в конце концов, ничего не
нашли из ожидаемого и больше никогда этого не делали, и (как говорит по-
чтенное «Собрание») мы не ожидали ничего необычного от нашего Камня;
но он совершенствуется сам по себе и завершается в своей единственной
металлической Материи. Итак, мне было более сорока шести лет.
Затем с Монахом-Врачом из Систо, которого называли Мастером
Жофруа ле Леврие, согласно его намерению мы захотели создать Камень,
поскольку мы хорошо знали, что всякая другая вещь, кроме единственного
Камня, была ложной. Поэтому мы искали только Камень и хорошо знали,
что это истина. Вот что мы сделали. Мы купили две тысячи яиц из Селины
и варили их в воде до тех пор, пока они не стали очень твердыми, затем
мы отделили скорлупу, отделили рыжие от красных и обжигали скорлупу
до тех пор, пока она не стала белой, как снег, а рыжие и красные мы под-
вергли гниению в Лошадином навозе, потом дистиллировали их тридцать

41 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

раз и получили оттуда белую Воду, потом отдельно красное Масло. Нако-
нец, мы создали вещества, о которых было бы долго рассказывать. В конце
концов, мы не нашли ничего, что нам требовалось, это продолжалось два с
половиной года, и от отчаяния мы все бросили, поскольку мы также труди-
лись не над требуемой Материей. Остались я и мой товарищ, мы научились
сублимировать Духи и делать крепкую Воду, растворять, дистиллировать
и отделять Элементы, изготавливать Печи и Огонь многими способами и
потратили восемь лет на эти Операции.
Наконец, пришел один Теолог, сведущий человек, который был Про-
тонотарием Берга, мы захотели поработать вместе и сделать Камень, ко-
торый он хотел делать из одного Купороса. Первым делом мы дистилли-
ровали хороший Уксус восемь раз, затем мы положили внутрь Купорос,
первоначально кальцинированный в течение трех месяцев, затем достали
и снова положили туда Уксус, а Купорос остался на дне, затем мы снова по-
ложили туда Уксус, затем доставали и снова размещали, и делали так каж-
дый день пятнадцать раз, так что у меня была четырехдневная лихорадка
в течение четырнадцати месяцев, и я думал, что умираю; и мы оставили все
на один год; и ничего не нашли, так как мы трудились над неверной Мате-
рией.
После пришел один Человек, очень Сведущий, и сказал нам, что Ис-
поведник Императора знает о достоверном Камне, его называли Мастером
Генрихом. Тогда мы пошли к нему и потратили двести экю, прежде чем
познакомиться с ним; в общем, благодаря большим средствам и Друзьям
мы с ним познакомились. И вот как он делал. Он положил вместе чистое
Серебро и Ртуть, затем брал Сульфур и Оливковое Масло и плавил все это
на огне, Сульфур плавился с Маслом. Все это он варил на маленьком огне
в Пеликане, хорошо запаянном на высоте двух дюймов, покрытый прочной
Замазкой; и все вместе мы смешивали палкой, а наша Материя никак не
хотела приниматься и хорошо смешиваться. И когда мы все хорошо смеша-
ли за два месяца, поместили все в стеклянную Колбу, замазанную хорошей
глиной. Позже высушили и поместили надолго в горячую золу и сделали
огонь полностью вокруг Колбы до самого отверстия. Мы говорили, что за
пятнадцать дней или за три недели благодаря силе Тела и Сульфура они
превратятся в Серебро. И после нашего Отваривания он помещал в Колбу
Свинец, как ему представлялось, плавил все на сильном огне, а потом вы-
нимал и очищал. Тогда мы должны были обнаружить наше Серебро, при-
умноженное на третью часть. И со своей стороны в это Делание я положил
десять марок Серебра, остальные положили в него тридцать две марки.
Из этого мы рассчитывали получить сто тридцать или больше марок Сере-
бра, и все очистили. И из тридцати двух марок, которые положили в него
другие, мы обнаружили только двенадцать марок; а из моих десяти марок
у меня получилось только четыре. Также отчаянные и измученные, мы все
оставили. А я, помышляя получить весь Секрет, ради того чтобы позна-
комиться с вышеупомянутым Исповедником, потерял в общем в Серебре,
которое я туда вложил, и в других вещах четыре сотни экю.

42 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

Я все забросил и два месяца ничего не хотел об этом слышать, по-


скольку мои родственники меня осуждали и изводили так, что я не мог ни
пить, ни есть; я стал настолько худым и обезображенным, что все думали,
что я отравился. Кратко говоря, я все еще был воодушевлен и вдохновлен,
чтобы трудиться больше, чем до этого, ибо я сомневался в свое время в
том, что происходило; мне было больше пятидесяти восьми лет. Увы! Я тру-
дился не над нужной Материей и не верным Способом. Ибо Гебер говорит:
«Смешав некоторые несовершенные Тела, такие как Свинец, Олово, Желе-
зо, Медь, с совершенными Телами лишь с помощью природы, они не станут
скорее совершенными. Ибо Тела, совершенные по своей природе, имеют
лишь простую совершенную форму для своей степени и природы, и Природа
потрудилась над этим только в отношении первой степени совершенства;
и они являются словно мертвыми, ничего не могут отдать из своего со-
вершенства Телам несовершенным по двум причинам. Во-первых, потому
что они сами остаются несовершенными, следовательно, у них есть только
то совершенство, которое им необходимо и требуется. Во-вторых, потому
что они не могут смешивать вместе их Принципы, как это написано у Трис-
мегиста в «Pandora», у Калида в «In Libro Salonis», в «Сумме» у Гебера, в
«Eстественном Делании» у Мастера Iohanne de Astin, у Арнольда де Вил-
ланова; все эти причины в них ясно изложены. Но, как написано в «Зеркале
Алхимии», а также в «Обращении к Заблудшим», созданном Платоном, в
«Послании о Делании», в великом Розарии, в кратком Трактате Эвклида, а
также во всех истинных Книгах говорится следующее: «Обычные Тела, ко-
торые Природа завершила в Руднике, мертвы и не могут совершенствовать
Несовершенные. Но если бы с помощью Искусства мы их взяли и улучшили
семь, десять или двенадцать раз, то они окрасились бы до бесконечности,
поскольку тогда они проникающие, окрашивающие, сверхсовершенные и
живые по сравнению с Обычными». И поэтому, как говорит Рази и Аристо-
тель в своем «Свете Света» и Даниил в пятой главе своего Сокращения,
наше Золото – более завершенное и сверхживое. И наше Золото – не Обык-
новенное Золото, и также наше белое Серебро – не Обыкновенное Серебро,
так как они живые, а остальные – мертвые и не имеют никакой силы. Также
это можно заметить в «Золотом Кодексе истины» и во многих других.
Таким образом, мы увидели и узнали некоторых и очень многих, тру-
дящихся над этими Амальгамациями и приумножениями в белом и крас-
ном, со всеми Материями, которые вы только могли бы себе представить,
со всякими трудами, продолжениями и постоянством. И я считаю, что это
возможно, но мы не нашли ни наше Золото, ни наше Серебро, приумно-
женное ни на треть, ни на половину. О, мы увидели столько Отбеливаний
и Рубификаций, Рецептов, Софизмов, в стольких местах, в Риме, Наварре,
Испании, Турции, Греции, Александрии, Берберии, Персии, Мессине, Родо-
се, Франции, Шотландии, на Святой Земле и ее окрестностях, во всей Ита-
лии, Германии, Англии и перемещаясь почти по всему Миру. Но мы никогда
не находили Людей, трудившихся над Софистскими вещами и Материями
трав, животных, растений, минеральных Камней, Солей, Квасцов и крепки-

43 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ми Водами. Дистилляции и Сепарации Элементов, Сублимации, Кальцина-


ции, Сгущения Ртути с помощью Трав, Камней, Вод, Масел, Навоза и Огня,
очень странных Сосудов; и мы никогда не встречали Трудящихся над над-
лежащей Материей.
Мы встретили многих в тех Странах, в которых прекрасно знали о
Камне, но никак не могли познакомиться с ними. Поэтому я потратил на
эти вещи - то для поиска, то для испытаний, то для другого - тринадцать
тысяч экю, продал одну Привратницу, что стоило мне восьми тысяч немец-
ких флоринов, так как я задолжал всем своим родственникам и находился
в крайней бедности, и не было больше денег. Я был уже старым, мне было
более шестидесяти двух лет. Нищета, мука, страдание, стыд заставили
меня покинуть свою страну, я доверился милосердию Бога, который никог-
да не отвергает тех, кто обладает усердием и работает. Я уехал на Родос из
страха быть узнанным, и там я не переставая искал того, кто смог бы меня
утешить.
И однажды я нашел одного Сведущего и Верующего человека, гово-
рили, что он знает Камень, и я пошел к нему. С большим трудом я познако-
мился с ним, это стоило мне дорого, я одолжил у одного Человека, который
знал моих, восемь тысяч флоринов. Вот как он работал. Он брал чистое,
хорошо сплющенное Золото и чистое, очень хорошо сплющенное Серебро, и
складывал их вместе с четырьмя частями сублимированного Меркурия, все
помещал в лошадиный навоз на одиннадцать месяцев, затем дистиллиро-
вал на очень сильном огне; появлялась Вода, а на дне оставалась Земля,
которую мы кальцинировали на большом огне и варили ее в своем Сосуде.
Воду, которую мы дистиллировали, дистиллировали еще шесть раз. Любые
Земли, которые оставались на дне, мы собрали вместе с первой и также
дистиллировали, пока больше не образовывалось Земли. И когда мы со-
брали все наши Земли в один Сосуд, а все Воды – в одно Судно, мы посте-
пенно наливали Воду на Землю, но Земля не хотела впитывать свою Воду,
Вода постоянно плавала сверху. И мы оставили ее там на семь месяцев, но
вовсе не увидели Соединения и какого-либо Изменения. Затем мы сдела-
ли огонь больше, но по-прежнему никакого Соединения не происходило, и
также все пропало. Я делал это три года и потратил пятьсот экю.
У него были Прекрасные книги, а именно Великий Розарий, и те-
перь, когда я был в отчаянии, я начал читать и изучать Мастера Арнольда
де Вилланова и «Книгу Слов», написанную Марией Прорицательницей, и
многие другие. Я размышлял и изучал, и ясно видел, что все, что я сделал,
ничего не стоило. И я восемь долгих лет изучал эти хорошие и прекрасные
книги, наполненные хорошими, очевидными философскими суждениями; и
ясно узнал, что все мои прошлые Работы ничего не стоили. И я обратился к
Кодексу Истины, который гласил: «Природа изменяется в своей Природе,
Природа радуется своей Природе, Природа превосходит Природу и Приро-
да содержит Природу». Названная книга меня очень просветила и избави-
ла от моих Софизмов и ошибочных Трудов, я изучил, прежде чем трудиться,
сделал выводы и провел много ночей без сна. Ибо я думал, что благодаря

44 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

Человеку я не мог этого постичь; стало быть, если бы они знали это, ни-
когда не захотели бы об этом говорить. Если бы они этого не знали, для
чего тогда мне нужно было бы с ними видеться, истратить столько денег,
времени и благ и отчаяться. Также я изучил те Книги, которые больше со-
гласовывались между собой, тогда я думал, что в них есть истина. Ибо они
могут сказать правду только в одной вещи. Таким образом, я нашел истину.
Поскольку там, где они больше согласуются, там и есть правда, хоть одни
называют ее одним образом, другие – иным, однако, их словами, это все
одна Субстанция. Но я узнал, что ошибочность была в разнообразии, а не
в согласованности; ибо если бы это была истина, они привели бы только к
одной Материи некие названия и некие образы, которыми они наделили.
Поэтому ради тебя, Сын, я захотел потрудиться и написать эту Кни-
гу, которую я создал с той целью, чтобы ты не отчаивался и не обманулся,
как я. Ибо это будет самым ясным и прекрасным примером; потому что
видно, что случается с другим. Волей Бога, я думаю, что те, кто написали
свои Книги параболами и образно, рассказывая о Волосах, Моче, Крови,
Сперме, Травах, Растениях, Животных, Камнях и Минералах, таких как
Соли, Квасцы, Купоросы, Атраменты, Витриолы, Бура, Магнезия, о неких
Камнях, о Водах, думаю, что это им ничего не стоило, либо они над этим
совсем не трудились, либо были слишком жестокими. Я, во имя Бога, ис-
пытавший столько муки и несчастья, до сих пор очень сожалею и очень со-
чувствую Приходящим.
Кто из братской любви захочет мне поверить, пусть верит, ибо для
него это польза, а для меня – труд; кто не захочет мне поверить, не ощутит
на себе последствия этих Операций и сам себя накажет, если хочет себя на-
казать примером другого. Не доверяйте лживым Алхимикам и тем, кто ве-
рит в них. Ибо все то, что вы случайно сможете найти в ваших Книгах, - это
то, чем они собьют вас с толку своими утверждениями и ложными Дарами,
говоря, когда они больше не знают, что еще сказать: «Я его сделал, это
так». И я говорю, что если ты от них не сбежишь, то не насладишься бла-
гом. Ибо то, что дарят тебе Книги с одной стороны, они отнимают с другой
стороны своими утверждениями и клятвами. И по воле Бога, когда я полу-
чил эту Науку, прежде чем провести испытание и выполнить, я изучал ее по
Книгам два года, прежде чем осуществить. Но как я вам сказал, когда по
какой-то случайности ко мне пришли эти Обманщики, эти отвратительные
Воры, достойные виселицы из-за своих великих клятв, они сбивали меня с
пути, который мне показали Книги, и каждый раз клялись в вещах, которые
не были правдивыми, из чего я хорошо понял обратное, так как в своих глу-
постях я уже это испытал. Поэтому я никак не мог утвердить свое мнение,
пока совсем их не оставил; и все больше и больше занимался изучением
этой темы. Ибо тот, кто хочет обучаться, должен общаться с Мудрецами, а
не с Обманщиками; и Мудрецы, у которых можно учиться, - это Книги; они
рассказывают все необычными именами и непонятными словами: знайте,
что ни одна книга не говорит настоящими словами, разве что Параболами,
словно образно. Но человек должен постоянно замечать и пересматривать,

45 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

по возможности, Изречение и следить за Операциями, которые Природа


направляет в своих Трудах.
Из чего я делаю вывод, верьте мне. Оставьте Софизмы и всех тех, кто
в них верит. Бегите от их Сублимаций, Соединений, Сепараций, Сгущений,
Приготовлений, Разъединений, Слияний и прочих Разочарований. И пусть
молчат те, кто использует другую Тинктуру, кроме нашей, не настоящую, не
приносящую никакой пользы. И пусть молчат те, кто, говоря и поучая, берут
другой Сульфур, кроме нашего, который спрятан внутри Магнезии; и они
хотят извлечь другую Ртуть, а не красного Слугу, и другую Воду, не нашу,
которая постоянна и соединяется только со своей Природой, не увлажняет
ничего иного, разве что вещество, имеющее соответствующее единство с
его природой. Ибо не существует иного Уксуса, кроме нашего, иного Ре-
жима, кроме нашего, иных Цветов, кроме наших, иной Сублимации, кроме
нашей, иного Растворения, кроме нашего, и иного Гниения, кроме нашего.
Оставьте Квасцы, Витриолы, Соли, все Атраменты, Буру, некие крепкие
Воды, Животных, Зверей и все, что может из них произойти (Волосы, Кровь,
Моча, Сперма, Мясо, Яйца), Камни и все Минералы. Оставьте все одиноч-
ные Металлы, ибо многие из них были вступлением, и наша Материя, по
словам вышеупомянутых Философов, должна состоять из Ртути, а Ртуть на-
ходится только в Металлах (как это замечено Гебером, в Великом Розарии,
в Кодексе Истины, Платоном, Мориенусом, Хали, Калидом, Марией, Ави-
ценной, Константином, Александром, Бендежидом, Эфидом, Серапионом,
Мастером Арнольдом де Вилланова, Сарном, который написал Книгу под
названием «Лилия», Даниилом, С. Фомой в «Кратком Изложении», Аль-
бертом в его «Пути», Эскотом в его «Сокращении», в «Послании» Сенеки,
которое он написал Аросу, Королю Аравии и Гемма, Эвклидом в седьмой
главе его «Сокращений» и Философом в третьей главе «Метеорологики»,
где без каких-либо Парабол ясно сказано, что Металлы – это не что иное,
как Ртуть, сгущенная посредством градуса варки. Тем не менее, они не яв-
ляются нашим Камнем, пока они остаются в Металлической форме, ибо это
невозможно, чтобы Материя имела две Формы. Как же вы хотите, чтобы
они стали Камнем, который является достойной средней формой между
Металлом и Меркурием, если его сначала не лишили этой Формы и не раз-
рушили ее? Аристотель и Демокрит в Книге Физики, в третьей главе «Ме-
теорологики» говорят: «Алхимики никогда не изменят Форму Металлов,
если нет Восстановления, произведенного в свою первичную Материю». То
же самое говорят все Книги по поводу Металлической Природы.
Вы должны понимать, что для того, чтобы изменить их и превратить
в их первоначальную Сущность, вам следует знать, что Материя – это такая
вещь, из которой сделана Форма или нечто, так же, как первичная Материя
Человека – это Сперма Мужчины и Женщины. Но Невежды думают, что под
Восстановлением первичной Материи следует понимать то, как ее восста-
новить, как они говорят, из четырех Элементов. Ибо четыре Элемента со-
ставляют первичную Материю созданных веществ. Они правильно говорят,
что первичная Материя – это четыре Элемента, но это означает, что они яв-

46 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

ляются первичной Материей первичной Материи. Все эти четыре Элемен-


та являются веществами, из которых сделаны Сера и Ртуть, являющиеся
первичной Материей Металлов. Почему? Потому что четыре Элемента так
же хороши для создания Осла и Быка, как и для создания Металлов. Ибо
сначала нужно, чтобы Элементы образовались из природы Ртути и Серы,
прежде чем они смогут быть названы первичной Материей Металлов. Как,
например, когда человек сотворен, он не сотворен из четырех Элементов,
которые еще являются четырьмя Элементами, но Природа уже трансмути-
ровала их в первичную Материю Человека. Также когда Природа трансму-
тировала четыре Элемента в Меркурий и Сульфур, тогда это подходящая
первичная Материя Металлов. Почему? Потому что Природа делает после
всего того, что она пожелает делать с этой Материей, то есть с Сульфуром
и Меркурием, и это всегда будет Металлическая Форма. Но изначально и
на протяжении того, как они еще являются четырьмя Элементами, но это
еще вовсе не Ртуть и не Сера. Природа смогла сделать из этих четырех
Элементов Быка, Траву, Человека или какую-либо другую вещь. Таким об-
разом, ясно прослеживается, что четыре Элемента вовсе не являются пер-
вичной Материей Металлов: но Серу и Ртуть называют чистой и истинной
первичной Материей Металлов. И если то, что они говорят, было бы прав-
дой, то отсюда следовало бы, что Люди, Металлы, Травы, Растения, дикие
Животные были бы одной вещью, и между ними не было бы никакого раз-
личия. Если бы это было правдой, то Металлы были бы лишь четырьмя Эле-
ментами. И также все было бы одной вещью, и это доставило бы большую
неприятность. Поэтому очевидно, что четыре Элемента, оставаясь такими,
вовсе не являются первичной Материей Металлов.
Я хочу это доказать таким же образом, ибо если бы было правдой то,
что четыре Элемента составляют первичную Материю Металлов, отсюда
следовало бы, что из Металлов могли бы состоять Люди, так как люди сде-
ланы только из четырех Элементов. Следовательно, из одной вещи могла
бы состоять любая вещь; и одно подобие совсем не породило бы другое по-
добие, как и Металл, ибо все состояло бы из четырех Элементов. И как вы
знаете, все вещи образуются из четырех элементов. Также вовсе не было
бы необходимости в Зарождении, в соответствующем Семени, и между ве-
щами не было бы никакого различия, поскольку все состояло бы из четырех
Элементов, и все было бы одной Субстанцией. Пример: отдельно Сперма
Мужчины и Сперма Женщины вовсе не являются первичной Материей Ре-
бенка, так как Природа может сделать из них другую вещь, когда они суще-
ствуют по отдельности; как и превратить их в червивую Материю. Но когда
однажды они соединяются вместе в своих свойствах, и один доверяется
силе другого, а другой – также своей, тогда Природа не создает ничего
иного, кроме Формы Ребенка, поскольку это завершение данной Материи,
и не может быть иначе. Это соединение сперм называется первичной Мате-
рией, ибо после того как эта Материя создана, Природа, работая над ней,
производит только Форму Ребенка, и Природа не может придать другую
Форму Материи, над которой она трудится; и вещь, к которой данная Мате-

47 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

рия имеет склонность и предрасположенность, является концом. Также это


свершившееся соединение сперм, над которым потрудилась Природа, не
может придать иную Форму, кроме Человеческой. И эта Материя не пред-
расположена и не имеет возможности получить другую Форму, кроме этой.
Грубый пример для Несведущих. Когда Человек хочет пойти по какому-ли-
бо пути, он стоит на перепутье, он еще не на подходящем пути к месту, куда
он хочет идти, скорее, на другом; но когда однажды он окажется на тропе,
которая ведет к его дороге, пусть делает то, что захочет, продолжая идти
по верному пути, и он придет туда. Отсюда очевидно, что каждая вещь име-
ет свой собственный Путь и свою собственную Материю, из которой она
сделана. И неверно то, что всякая вещь создается из всякой Материи.
Кроме того, если бы это было правдой, то не нужно было бы ни Неба,
ни Света, ибо четыре Элемента никогда не скрывали бы свою природу. И
все всегда являлось бы одной вещью, которая является ошибочной.
Кроме того, на опыте понятно, что любая вещь имеет себе подобную
вещь, из которой она произведена естественным способом, и из нее не мо-
жет быть сделана другая вещь. Так же, как для того чтобы сделать Лошадь,
нужна лошадиная природа, превращенная в Сперму, соединенную из двух
противоположных Материй, тем не менее, лошадиного Рода. И чтобы соз-
дать Человека, Природа вовсе не берет лошадиную природу главным обра-
зом, ибо каждая вещь имеет свое основное Семя, из которого она создается
и приумножается сама по себе, и никак иначе.
Кроме того, замечено: при Сотворении Человека Бог создал Мужчину
и потом Женщину и сказал им: «Делайте из своих Сущностей вам подоб-
ных». Потом сказал другим, созданным им: «Каждый из вас, принесите
свой плод и размножайтесь, и делайте свое подобие». Ибо если бы каждое
существо было сотворено из одной вещи, то Бог не сотворил бы столько
вещей; но он сотворил их разного рода с целью, чтобы каждый сделал свое
подобие. Кроме того, сам Бог сказал в Библии Ною перед Потопом: «Сделай
длинный и широкий Ковчег и возьми туда по паре всякого Животного, Сам-
ца и Самку, чтобы после того как пройдет наш гнев, каждый размножался
согласно своему Роду, и никак иначе». Таким образом, ты ясно видишь, что
каждая вещь требует себе подобную, чтобы возникнуть и зародиться. Так,
Бог создал Корни различных Созданий, чтобы каждое умножило свою Суб-
станцию.
Я хочу доказать тебе свою цель авторитетом Философов, ибо Эскот
ясно говорит о том, что коагулированная Ртуть и сульфурная Ртуть – это
первичная Материя Металлов. Кроме того, в «Собрании» называемый Но-
скусом, который был королем Албании, сказал следующее: «Знайте, что от
Человека происходит только Человек, от Птицы – только Птица, от Зверя –
только Зверь, и что Природа улучшается только в своей Природе, и ни в ка-
кой другой». Подобное говорит Мастер Жан де Мен в своем «Завещании»:
«Каждое Дерево приносит свой плод: Грушевое дерево – груши, Гранатовое
дерево – гранаты, так же и металл создает и приумножает Металл, и ниче-
го другого».

48 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

Кроме того, Гебер заявляет в своей «Сумме», где он надлежащим об-


разом говорит, сколь бы ни была его книга Софистична и Ошибочна: «Мы
испытали и наглядно увидели все, но не смогли найти вещь неизменную,
постоянную, перманентную, кроме единственной вязкой Влаги, которая
является Корнем всех Металлов, ибо все другие Влаги посредством огня
легко исчезают, испаряются и отделяют один Элемент от другого, как Вода
с помощью огня, одна ее часть уходит в виде дыма, другая - в Воду, третья
– в Землю, оставаясь на дне Сосуда. Таким образом, разделяются Элемен-
ты любых веществ, ибо они не объединяются в однородность, и какой-ни-
будь маленький огонь, который вы сделаете, и какая-нибудь вещь, кото-
рую вы в него положите, поглотится и сепарируется от своего природного
Состава. Но вязкая Влага, то есть Меркурий, никогда там не поглощается,
не отделяется от Земли и от другого своего Элемента: либо все остается,
либо все уходит, и вещь, какая бы она ни была, не уменьшается в весе».
Таким образом, Гебер делает вывод, что для этого достойного Камня нуж-
на лишь эта единственная Субстанция Меркурия, хорошо очищенная Ис-
кусством, проникающая, окрашивающая, устойчивая в схватке с огнем, не
допускающая разделения на разнообразные части и всегда сохраняясь в
своей единственной Эссенции Меркуриальности. Он говорит, что эта вещь
соединяется в радикальной глуби Металлов, портит их несовершенную
Форму и вносит в них другую Форму в соответствии с силой Эликсира или
окрашивающего Лекарства в соответствии с его цветом. Кроме того, Арос,
великий Король, который был очень Сведущим, сказал: «Наше Лекарство
сделано из двух вещей, происходя из одной Эссенции, то есть из Меркури-
ального соединения, устойчивого и неустойчивого. Духовное и Телесное,
Холодное и Влажное, Горячее и Сухое, и прочие не могут образоваться. Ибо
Орудие Искусства не включает ничего нового в Природе в свой Корень; но
Искусство, которому надлежащим образом помогла Природа, обучая его,
и Природа, которой помогло Искусство, завершает в ней свои глубинные
желания в любом намерении хорошего Творца». Кроме того, Мориенус го-
ворит: «Смешайте и налейте Лекарство на Тела, ослабленные в совершен-
стве». И говорит, что это не что иное, как Ртуть, экзальтированная Искус-
ством на несовершенной Ртути. Таким образом, они ясно показывают, что
это не что иное, как Ртуть. Кроме того, Мастер Арнольд де Вилланова гово-
рит: «Любое твое намерение сводится к тому, чтобы переварить и сварить
Меркуриальную Субстанцию. И в соответствии со своим достоинством она
поможет улучшить Тела, которые являются не чем иным, как отваренной
Меркуриальной Субстанцией».
Можно было бы доказать бесконечными аргументами, что двой-
ной Меркурий – единственная близкая первичная Материя Металлов, а не
четыре Элемента. И я захотел это доказать, чтобы заставить замолчать
бесконечное множество Заблуждающихся, которые, для того чтобы под-
твердить свои ошибки, утверждают, что четыре Элемента – это первичная
Материя Металлов.

49 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Но также можно было бы оспорить и противопоставить мне весь мой


ответ. «Хорошо, - скажут они, - после мы восстановим четыре Элемента
с помощью нашего Искусства в Меркурий и Сульфур, которые являются
первичной Материей Металлов; и поэтому лучше будет привести их к этой
простоте и тонкости четырех Элементов, чем только восстановить в их
первичную и близкую Материю, а именно в единственную Меркуриальную
Субстанцию.
Однако я хочу доказать многими очевидными доводами, что это
ошибочно и неверно, чтобы заставить их замолчать и положить Конец их
плохому намерению; и чтобы не говорили, что я наказываю других по своей
воле, но обоснованной причиной.
Итак, я тебе говорю, что если бы это было правдой, то не нужно было
бы никакой Природы. Почему? Потому что Искусство создавало бы Спермы
любых веществ и делало бы Людей только из Элементов, без другой При-
роды и без изменения. Оно создавало бы Принципы Составов, что находит-
ся вне всякого понимания, ибо Природа производит и произвела Материю,
после чего Искусство ей оказывает свою помощь. Отсюда следовало бы,
что Врач своим Искусством или Травами воскресил бы Мертвого или из-
лечил бы Мертвого. Это против Авиценны и Рази, они говорят так: «Лекар-
ство – лишь помощник Природы, ибо если его нет у Природы, то она не мо-
жет иметь влияния». Также Слабительное, помещенное в мертвое Тело, не
ослабляет, поскольку оно не направлено Природой. Как говорит Гиппократ
в своих Афоризмах: «Искусство допускает вещь одной только созданной
Природой, и Искусство помогает этой Природе, а Природа – Искусству».
Гиппократ ясно это показывает, в Естественных Принципах он был скорее
божественным, чем человеческим, словно духовный Ангел без Тела. Оче-
видно, что необходимо, чтобы Искусство, работая, имело Материю, кото-
рая уже существовала благодаря Природе, а не Искусству. А если бы она
существовала благодаря Искусству, Природа бы не требовалась, поскольку
это была бы ее работа, и она не привнесла бы туда ничего нового. Таким
образом, ясно видно, что Природа создает природы сперм, затем Искус-
ство, работая сверху, их соединяет, следуя цели и естественному намере-
нию спермы, над которым оно трудится, и никак иначе.
Я также хочу доказать вам это другим доводом. Когда они превра-
тятся по возможности в четыре Элемента, не нужно ли, чтобы эти четыре
Элемента еще раз превратились в Меркурий и Сульфур, которые являются
первичной Материей Металлов, как я уже сказал и доказал? Таким обра-
зом, тебе следовало бы сначала восстановить Тела в Ртуть и Серу, а затем
эту Ртуть и эту Серу – в четыре Элемента; а затем еще раз превратить эти
четыре Элемента в Серу и Ртуть, чтобы ты мог получить из них металли-
ческую природу, но так делать было бы большим безумием. Поскольку все
является одной и той же вещью и одной Субстанцией, и она не получает
ни новой Природы, ни Материи благодаря этому восстановлению, в ней
всегда существует только то, что было вначале, зачем ей такое количество
превращений? Ибо такая Субстанция существовала с того времени, когда

50 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

она была в форме Спермы, Ртути и Сульфура, после того как она восстано-
вилась из четырех Элементов, и не получила ничего нового ни в силе, ни
в весе, ни в количестве, ни в качестве. Правда, там нет никакой Материи
заново соединенной, которая бы ее улучшила, и они не удовлетворяют друг
друга; но всегда существует единственная Материя без какого-либо до-
бавления, и поэтому она стоит столько же в форме собственной Спермы,
сколько в форме четырех Элементов.
Но если ты противопоставишь этому наш Камень, говоря также, что
он ничего не приобретает, то я скажу тебе следующее: мы его восстанавли-
ваем, чтобы при этом Восстановлении произошло Соединение новой Мате-
рии с таким же Корнем; и без этого Восстановления ничего не может про-
изойти. Но есть добавление Материи. Также одна из этих двух Материй
помогает другой, чтобы создать более достойную Материю, каковыми они
не были, когда были все по отдельности. Также очевидно, что наше Восста-
новление необходимо, ибо благодаря ему Материи принимают новую фор-
му и свойство, и получается новая Материя. Но в таких Восстановлениях,
как они говорят, нет никакого преимущества в новой Материи для чего-ли-
бо, что они делают. Ибо они делают вещь, которая окружает Материю, ли-
шенную формы, ничего не вводя и не экзальтируя, и без какого-либо при-
обретения Материи и Формы. И поэтому очевидно, что их Восстановления
– это лишь безумные и ошибочные фантазии.
Кроме того, я хочу это доказать с помощью парижанина Мастера Гий-
ома, очень Сведущего, который был мудрым в этой Науке и сказал следу-
ющее: «При создании Ребенка вначале происходит смешение двух Сперм,
разных по качеству, одна - холодная и влажная, другая – горячая и сухая,
в материнском Сосуде. Тепло Матери, переваривая и смешивая силы двух
Сперм и увеличивая их силу кровяной Влагой, являющейся Субстанцией,
из которой происходит женская Сперма, увеличивая и активируя ее дей-
ствующей силой мужской Спермы, питает ее до тех пор, пока не получится
средняя Субстанция, полностью сохраняющая природу двух, без сокраще-
ния и излишества». И как он говорит: «Это Природа создает Спермы, а не
Искусство, так как Искусство не смогло бы, но затем Искусство кладет их
в материнскую утробу». И как он говорит: «Искусство помогает Природе
их смешивать, сохранять теплыми, не двигаться, поглощать вкусные ве-
щества, легко перевариваемые. Но Искусство помогает Природе только в
трудах, уже совершенных самой Природой». После этого он говорит: «То
же самое и в нашем Искусстве. Оно не смогло бы создать Спермы само по
себе. Но когда Природа их создала, Искусство вместе с природной силой,
находящейся внутри уже созданных Материй Спермы, соединяет их, слов-
но Правитель Природы. Ибо ясно, что Искусство не вкладывает туда ни
Форму, ни Материю, ни силу, а только помогает тому, что есть и не сдела-
но. И тем не менее, существует во всем этом вместе с Природой и помогает
ей».
Таким образом, очевидно, благодаря этой видной Особе, являющей-
ся Главой Школ Парижа, что Материи создает Природа, но не Искусство.

51 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Но после их создания посредством Искусства они существуют и со-


единяются с природной силой, которая является Основной Причиной, а Ис-
кусство – вторая Причина этой вещи. Также заметьте, что Искусство ничего
не делает без Природы. Ибо Человеку достаточно засеять и вспахать зем-
лю, прежде чем он соберет с нее некую пользу; если он не имеет Материи,
которую создала Природа, то есть Зерно Пшеницы; поэтому Природа помо-
гает Искусству, а Искусство - Природе. Из всего этого ясно, что Искусство
не сможет создать ни Сперму, ни Материи Металлов. Но Природа их соз-
дает, а Искусство управляет, и поэтому ты можешь видеть, что ни Человек,
ни его Искусство не смогут превратить четыре Элемента в Форму Спермы,
восстанавливающую, изменяющую, привлекающую, с этой целью стремя-
щуюся получить действие и Форму.
И если ты сделаешь вывод, что Философы говорят, что в нашем Де-
лании должны присутствовать четыре Элемента, я скажу тебе, что они под-
разумевают, что в двух Спермах есть четыре Качества четырех Элементов,
а именно Горячее и Сухое, которые являются Воздухом и Огнем в зрелой
Ртути, являющейся мужской Спермой; и Холодное и Влажное в сырой и не-
совершенной Ртути, которые являются Землей и Водой, в женской Сперме.
В настоящее время существуют четыре элементарные разделенные вещи,
коими являются четыре Элемента, которые мы видим. Ибо они больше не
будут первичной Материей Металлов, и человеческое Искусство не сможет
их изменить, чтобы сделать из них две Металлические Спермы, которые
являются первичной Материей Металлов. Как нам ясно говорит Философ
Калид, который был королем Албании: «Знайте, что в начале нашего Де-
лания мы должны трудиться только над двумя Материями. Мы видим в
ней только две, прикасаемся только к двум, вводим только две, в начале,
в середине, в конце». Но в этих двух четыре Качества являются скрытыми.
Ибо в высшей Сперме, как в более достойной, два наиболее достойных Эле-
мента находятся там в Качестве, которыми являются Огонь и Воздух. А в
другой Сперме, сырой и несовершенной по своей природе, существуют два
других Качества и два других несовершенных Элемента, менее достойных,
коими являются Вода и Земля.
Таким образом, благодаря Калиду ты можешь ясно видеть, что в этом
Искусстве существует только две Материи Спермы одного Корня, Субстан-
ции и Эссенции, то есть одной тягучей и сухой Меркуриальной Субстанции,
не присоединяющейся к вещи, находящейся в этом Мире, за исключением
Тела. Кроме того, об этом же понятно говорит Мориенус в своей Книге:
«Сделайте твердое водянистым, чтобы Вода соединилась с ним, и запеча-
тайте Огонь внутри холодной Воды». Это означает - соединить с мужской
Спермой, являющейся не чем иным, как Меркурием, сваренным и созрев-
шим, который удерживает в себе в процессе переваривания Элемент Огня
и смешивает его внутри женской Спермы, то есть живой Воды. И об этом
говорит Исидриус в «Собрании»: «Смешайте Воду с Огнем, это соединение
Спермы, которое потенциально близко к тому, чтобы получить и прийти к
совершенству очень благородного Камня». Даже внутри этой самой Кни-

52 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

ги, называемой Кодексом истины, Философ Атефималеф говорит следую-


щее: «Положите красного Мужчину с белой Женщиной в круглую Комнату,
окруженную огнем коры с постоянным теплом, и оставьте их там, пока не
произойдет Соединение Мужчины в Философской Воде, но не обыкновен-
ной, то есть в Воду, сохраняющей все, что требуется для ее совершенства,
что тогда является первичной Материей Камня, и никак иначе. Поскольку
она содержит в себе природу постоянного, которая ее фиксирует, духов-
ную природу и достойную Субстанцию очень благородного Камня. Вкратце,
знайте, что все Философы, которые хорошо это понимают, все согласны
между собой. Но Несведущие, которые не являются Детьми Науки, находят
их различными».
Сейчас я тебе доказал и рассказал о первичной Материи Металлов,
и я сказал, что это – Меркурий и Сульфур. Но чтобы продолжить нашу Кни-
гу с пользой для Слушателей и чтобы они не ушли, не узнав, что означает
Меркурий и Сульфур и что это за вещь, я расскажу об этом в следующей
третьей Части моей Книги о том, как в Земле были созданы Металлы и об
их различиях посредством необходимых суждений и влияния моих уважае-
мых Философов, от которых я этому научился и узнал об этом по воле Бога,
моего Создателя.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ,
ГДЕ РАССКАЗЫВАЕТСЯ О ПРИНЦИПАХ И КОРНЯХ МЕТАЛЛОВ
С ПОМОЩЬЮ ОЧЕВИДНЫХ И ФИЛОСОФСКИХ ДОВОДОВ

Чтобы понять эту Материю, во-первых, нужно знать, что Бог внача-
ле создал смутную и беспорядочную Материю, которая по воле Бога была
наполнена множеством Материй. И из нее он извлек четыре Элемента, из
которых создал Зверей и различных Созданий, смешав их. Некоторые Соз-
дания он сотворил Мыслящими, других – Чувствительными, третьих – Рас-
тительными, четвертых – Минеральными. Мыслящие и Чувствительные
созданы из четырех Элементов, но Огонь и Воздух имеют больше превос-
ходства, чем другие. Но в Чувствительных существах Огонь сокращен, а
Воздух также является Господином в этой вещи, как Звери, Лошади, Ослы,
Птицы и все Чувствительные Создания. Другие созданы из четырех Эле-
ментов, которые называются Растительными Созданиями, которые растут,
питаются, живут, но у них нет ни Сознания, ни понимания; они состоят из
Воздуха и Воды, которые в них преобладают, но достоинство Воздуха уже
принижено Водой, а достоинство Воды – единственной парообразной зем-
ной Субстанцией. После них следуют Минералы, созданные из Земли и
Воды, но достоинство Воздуха уже снижено Водой, а Воды – только паро-
образной земной Субстанцией. Они все находятся после Минералов, ко-
торые созданы из Земли и Воды; но достоинство Воды - скорее земное,
чем водное. И в этих Минералах имеются разные Формы, и они никогда не
смогут умножаться, разве что только посредством Восстановления в свою
первичную Материю.

53 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

В других вышеназванных Созданиях есть Семена, в которых содер-


жится вся приумножающая сила и все финальное совершенство сложного
Вещества. Но Металлическая Материя состоит из одного холодного, влаж-
ного и сырого Меркурия. Однако, как я уже сказал, все вещества имеют
четыре Элемента. Также в Меркурии, который является венами Земли, есть
четыре Элемента: Горячий и Влажный, Холодный и Сухой, но два из них
имеют превосходство – это Холодный и Влажный, а Горячий и Сухой – зави-
симые. Таким образом, когда тепло Небесного Движения проникает вокруг
всей Земли в вены, тепло этого Небесного Движения, которое находится
внутри вышеупомянутых вен Земли, настолько мало, что оно неощутимо,
но постоянно. Ибо ночью природное тепло не остается там. Это тепло не
исходит от Солнца, оно исходит от Отражения Сферы Огня, окружающей
Воздух, и от непрерывного Движения Небесных Тел, которые делают не-
прерывное тепло таким медленным, что его едва ли можно себе предста-
вить и понять. И если бы Солнце было причиной минерального тепла, как
говорят Раймонд Луллий и Аристотель, это всегда было бы постоянное
тепло, ибо Земля окружена Солнцем днем и ночью. Но это мнение, что бы
ни говорили Раймонд Луллий и Аристотель, - ложное и неверное. Ибо Солн-
це – ни горячее, ни холодное, но его движение – естественно горячее.
Это тепло, управляемое Движением Небесных Тел, непрерывно вхо-
дит в вены Земли; оно не нагревает, как думают некоторые Глупцы, и не
делает Рудник горячим, как они говорят; ибо если бы оно было горячим,
каким бы действенным не было тепло, ему не потребовалось бы десяти лет,
чтобы приготовить Меркурий до совершенства Солнца, которому более ше-
стисот лет; и все это понятно. Ибо Земля – холодная и сухая, и Рудники
находятся в центре Земли. Необходимо было бы, прежде чем тепло про-
никнет в Рудники Земли, чтобы они получили и по-настоящему ощутили
тепло Солнца, самую малую часть, чтобы мы, будучи в Воздухе, умерли бы
от жары, которую бы получили; для этого нужно, чтобы тепло было очень
пылким, чтобы пройти Воду и Землю, чтобы достичь Минеральных Мест,
ибо холодность Воды и плотность Земли убили бы его, если бы оно не было
сильным. Поэтому ни одно Животное, ни одно Создание не выжило бы по-
верх Земли, если бы то, что они говорят, было правдой.
Но это должно пониматься естественным образом, потому что на-
званные Минералы состоят из четырех Элементов, а именно из Меркурия.
Когда Элементы двигаются и нагревают Меркурий, данное Движение вы-
зывает естественное тепло. Таким образом, Огонь, находящийся внутри
Меркурия, и Воздух двигаются и постепенно поднимаются, ибо они яв-
ляются более достойными Элементами, коими не являются Вода и Земля
Меркурия, но, тем не менее, Влага и Тепло преобладают. И поэтому тепло и
сухость – более достойные Элементы, они хотят одержать победу над дру-
гими, а именно над Холодом и Влагой, которые доминируют в Меркурии.
Для этого естественное Движение и тепло, вызванное Движениями Небес-
ных Тел, также приводят в движение Меркурий, то есть его Качества. И
по истечении длительного времени сначала Сухость Меркурия побеждает

54 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

градус его Влаги, и образуется Свинец. А после того как она победит еще
один градус, образуется Олово. Затем тепло Меркурия начинает поглощать
немного Влаги и Холода, и образуется Луна. Потом тепло еще больше до-
минирует, и образуется Бронза. Затем образуется Железо и совершенное
Солнце. Таким образом, два ранее упомянутых Качества, которые потерпе-
ли неудачу из-за Холода и Сырости, сейчас потребляют и поддаются дру-
гим, а Тепло и Сухость преобладают. И эти два Качества, которые вначале
поддавались, а именно Горячее и Сухое, когда они начинают пробуждать-
ся, - это Сера. А Холод и Влага того же Меркурия – это Меркурий. Таким об-
разом, следует понять, что Сера – это не вещество, которое было отделено
от Ртути, а лишь Тепло и Сухость, которые нисколько не доминируют над
Холодом и Влагой Меркурия. Сера после переваривания преобладает над
двумя другими Качествами, то есть Холодом и Сыростью, и передает им
свои свойства. И благодаря различным градусам Отвара образуется много-
образие Металлов.
Рассмотри Свинец на опыте; он летучий из-за постоянного огня, по-
скольку два Качества, а именно Холод и Сырость Меркурия, еще не стали
другими из-за Тепла и Сухости; Горячее и Сухое никоим образом не господ-
ствуют. Если бы они преобладали, то никак не смогли бы исчезнуть при по-
мощи самого сильного в мире огня. Ибо Меркурий не исчез бы ради огня,
а радовался внутри своего подобия. Но все остальные Металлы убегают от
него, кроме Солнца, ибо все еще являются холодными и влажными, одни
больше, чем другие, в соответствии с тем, что они содержат еще меньше
Холода и Влаги. Они убегают от своих Противоположностей, не могут их
выносить и улетучиваются. Ибо любое Вещество убегает от своей противо-
положности и радуется своему подобию. Таким образом, отсюда следует,
что Солнце – это чистый Огонь в Меркурии. Поскольку никогда ради боль-
шого огня оно не убежит туда, где все остальные не могут его выносить,
одни больше, другие меньше, в соответствии с тем, что они более отдалены
или более близки к комплексии Огня. Таким образом, можно подразуме-
вать комплексию Металлов и Рудников. Ибо Сера – это не что иное, как
чистый Огонь, а именно Горячее и Сухое, спрятанное в Меркурии, кото-
рый долго находится в Руднике, возбужденный естественным Движением
Небесных Тел, и который приводится также к другим (Холоду и Сырости
Меркурия), переваривает их в соответствии со степенями изменений в раз-
личные Металлические Формы. Первая форма – это Свинец, менее горячий
и влажный, вторая форма – Олово, третья – Серебро, четвертая – Бронза,
пятая – Железо, шестая – Солнце. Солнце является совершенством Метал-
лической Природы и чистым Огнем, переваренным Серой, находящейся
внутри Меркурия.
Таким образом, ты ясно можешь видеть, что Сера не является ве-
ществом, существующим отдельно от Субстанции Меркурия, и что это не
обычная Сера. Ибо если бы это было так, то Материя Металлов не была бы
однородной природы, что противоречит высказываниям всех Философов.

55 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Но Философы назвали это Серой, поскольку это преобладающие Ка-


чества, это легковоспламеняющееся вещество, как Сера; горячее и сухое,
как Сера. И из-за этого сходства его называют Серой, но это не обыкновен-
ная Сера, как думают некоторые Глупцы.
Так, ты ясно можешь видеть, что Металлическая Форма создана При-
родой не иначе как из чистой Меркуриальной Субстанции, не чужеродной.
И Гебер ясно говорит в своей «Сумме»: «В глубине природы Меркурия на-
ходится Сульфур, который образуется после долгих ожиданий в венах Руд-
ника Земли». Кроме того, об этом ясно говорят Мориенус и Арос: «Наша
Сера – не обычная Сера, она устойчива и не улетучивается и не принадле-
жит Меркуриальной природе, и никакой другой». «Таким образом, - гово-
рят они, - мы делаем, как Природа, ибо природа не имеет в Руднике иной
Материи для работы, кроме чистой Меркуриальной Формы, что очевид-
но из довода, авторитета и опыта». И вышеупомянутый Меркурий – это
устойчивая и невоспламеняющаяся Сера, которая совершенствует наше
Делание, не требуя для этого никакую другую Субстанцию, кроме чистой
Меркуриальной Субстанции. Аналогичным образом об этом также говорят
Калид, Бендежид, Язид и Мария. Природа производит Металлы из Тепла
и Сухости, преодолевающей Холод и Влагу Меркурия, изменяя его; ничто
другое так не усовершенствует. Таким образом, это очевидно благодаря
всем Философам, которых пришлось бы долго перечислять. Но некоторые
Глупцы думают, что при зарождении Металлов появляется Сульфурная Ма-
терия.
Также очевидно то, что в Меркурии, когда Природа трудится, заклю-
чена Сера; но она нисколько не доминирует, если только не теплым Движе-
нием, где названная Сера изменяется, и вместе с ней два других Элемента
Меркурия. А Природа благодаря этой Сере (вен Земли) создает в соответ-
ствии со степенью Изменений различные Формы Металлов.
Итак, подобным образом мы следуем Природе. Мы не вкладываем
ничего чуждого нашей Материи. Но в нашей Ртути находится постоянная,
невозгораемая, меркуриальная Сера, которая, тем не менее, совсем еще не
доминирует, ибо все еще преобладает Влага и Холод Меркурия. Но благо-
даря непрерывному действию тепла на нашу постоянную Ртуть устойчивая
опора посредством всей Летучести доминирует и побеждает Холод и Вла-
гу Меркурия, а Тепло и Сухость - Постоянное, являющиеся их Качествами,
начинают преобладать, и в соответствии со степенями этого изменения
Меркурия посредством его Серы становятся различными Металлическими
Цветами, ни больше, ни меньше чем то, что делает Природа в Рудниках.
Первый – это Сатурниальная чернота, второй – жизнерадостная белизна,
третий – Лунный, четвертый – Бронзовый, пятый – Марсовый, шестой –
цвет солида (прим. золотая монета), и седьмой, который мы приводим к
градусу нашим Искусством больше, чем это делает Природа. Ибо мы полу-
чаем градус Металлического совершенства, более совершенного в крова-
вой и очень возвышенной красноте. И таким образом, она сверхсовершен-
на, она совершенствует остальные. Ибо если бы она не была совершенной,

56 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

разве что только в градусе, который простая Природа его совершенствует,


зачем бы мы тогда использовали столь долгое время в девять с половиной
месяцев? Ибо мы также взяли бы это Тело в том виде, в каком его создала
Природа. Но как я вам уже показал, нужно, чтобы мужское Тело было более
чем совершенным благодаря Искусству, следуя Природе. Также из своего
Сверхсовершенства оно может усовершенствовать другие Несовершенные
из своего избыточного блеска в Весе, в Цвете, в Субстанции, в Корнях и
Минеральных Принципах.
Однако кто будет настолько ветреным, чтобы подумать усовершен-
ствовать это, так что мы потребуем это благодаря другим чуждым веще-
ствам там, где и вовсе нет Соединения в его Корнях? Как говорит «Со-
брание», там, где тщеславие возвышено над всякой ложью; и благодаря
Арислеусу, который был Правителем всего Мира шестнадцать лет бла-
годаря своему великому знанию и пониманию; он был Греком и собирал
Учеников Пифагора; и он, как говорится в Хрониках Соломона, был самым
мудрым после Гермеса. Говорится, что он никогда не лгал, и поэтому он на-
зывал себя в некоторых Астрологических Книгах Правдивым, и в его Книге
обнаруживается то, что Природа улучшается только в своей природе. Как
же вы хотите улучшить нашу Материю, если не с помощью ее собственной
природы? Взгляните также на Парменида, как он об этом говорит. Ибо я
тебе говорю, по воле Бога, что он был тем, кто стал моим первым Послан-
ником моих заблуждений.
Таким образом, очевидно, что Металлическая Природа улучшается
лишь в своей металлической природе, и ни в чем другом, каким бы оно ни
было. И благодаря нашему Искусству мы за несколько месяцев закончим,
там, где Природа тратит на это тысячи лет. Ибо сначала Тепло Рудников
ничтожно, поэтому если бы оно там было, оно бы сразу образовалось, но в
нашем Делании мы имеем двойное Тепло, а именно Серы и Огня, помога-
ющее друг другу. Как говорят Константин и Эмпедокл, это не то, что Огонь
был из Субстанции Материи, которая увеличивает Делание, поскольку
следовало бы, что она изо дня в день пробивала бы себе дорогу, являясь
вещью, полной заблуждений. Но только Огонь является всем Искусством,
которым помогает себе Природа; ибо мы не сумели бы сделать другое. И
поэтому знайте, что сильный Огонь ничуть не изменяет их, а также силь-
ный Огонь следит за тем, чтобы они двигались один с другим.
Но сделайте огонь испаряющим, переваривающим, непрерывным,
несильным, легким, окружающим, воздушным, закрытым, не сжигающим,
изменяющим. Во имя Господа, я рассказал тебе об этом Огне, перебери в
памяти мои слова, пословно. Ибо Огонь – это все, как ты можешь видеть в
изречениях Кодекса истины. Кроме того, посмотри, что говорится в Вели-
ком Розарии: «Не завершайте свое Растворение до положенного времени,
ибо это продвижение – знак отсутствия Соединения. И пусть ваш Огонь бу-
дет настойчивым и мягким в градусе Природы, дружелюбно настроенным
к Телу, переваривающим Холод». Об этом также говорит Мария Прорица-
тельница. Сильный Огонь сохраняет Соединение, сильный Огонь окраши-

57 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

вает белый в красный цвет полевого Мака. Таким образом, ты сам можешь
себе представить, как я это сделал. Я положил его в тепло навоза, и это ни-
чего не стоило, и в Огонь Угля без всякого средства, и моя Материя субли-
мировалась, совсем не растворяясь. Но, как я тебе сказал, в Огне пароо-
бразном, переваривающем, постоянном, не сильном, легком, окруженном,
воздушном, чистом и закрытом, не сжигающем, изменяющем, проникаю-
щем и живом. И если ты такой Человек, каким и должен быть настоящий
Ученик, то благодаря этим словам ты поймешь, что это должно быть. По-
смотри на то, что говорит «Собрание» без какой-либо зависти: «Испыта-
ние искусства показывает тебе, каким оно будет». Посмотрите также, что
говорится в «Свете» Аристотеля: «Меркурий должен вариться в тройном
Сосуде; это для того, чтобы испарить и превратить действие Сухости Огня
в парообразную Влагу Воздуха, передвигающего Материю». Посмотрите
на то, что утверждают Гебер и Сенека. Огонь нисколько не переваривает
нашу Материю, но его изменяющее и хорошее тепло, которое считается су-
хим из-за Воздуха и которое является средством там, где Огонь служит для
движения и увлажнения.
Но я ничего не хотел этим сказать. Ибо это Огонь совершенствует
или уничтожает. И как говорят Арос и Калид: «Во всей нашей Работе тебе
достаточно нашего Меркурия и Огня в середине и в конце. Но в начале это
не так, ибо это не наш Меркурий, что нужно хорошо понять». Кроме того,
Мориенус говорит: «Знайте, что наша Латунь – красная, но от нее нам нет
никакой пользы до тех пор, пока она не станет белой. И знайте, что теплая
Вода проникает в нее и отбеливает, как она есть, и что все делает влажный
и парообразный Огонь». Кроме того, посмотрите, что говорят Бендежид,
господин Жан де Мен и Хали: «Вы, кто все дни и ночи ищете и тратите
свои деньги, расходуете свои ценности, теряете свое время, ломаете свой
рассудок и изучаете столько Книг, я уверяю вас и осведомляю из милости
и жалости, как это сделал бы Отец для своего единственного Ребенка. От-
белите красную Латунь с помощью белой задохнувшейся и теплой Воды; и
разорвите столько Софистских Книг, столько Режимов и тонкостей, и по-
верьте мне. Иначе, это лишь головоломка для мозга, и все идет к тому, что
я говорю». Таким образом, ты можешь ясно видеть, что эта речь – одна из
лучших речей, которые были сказаны. Взгляните также на то, что говорит-
ся в Кодексе истины: «Отбелите красное, затем сделайте красным белое,
ибо это - все Искусство, начало и конец. Я говорю тебе, что если ты не сде-
лаешь это черным, то ты не сможешь отбелить. Ибо чернота – это начало
белизны; и конец черноты – это знак гниения и изменения и того, что Тело
пропитано и умерщвлено». Мориенус, Мудрый Римский Философ, говорит:
«Если оно не сгнило и не почернело, то нисколько не растворится; а если
оно не растворится, его Вода не сможет везде проникнуть и отбелить». Та-
ким образом, не будет Соединения и Смешения, следовательно – Единения.
Ибо перед Объединением требуется Смешение; а перед Смешением - Изме-
нение; перед Изменением - Составление. Таким образом, благодаря этим
градусам наша Материя сделана по примеру Природы, во всем и всюду,

58 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

ничего не добавляя и не сокращая, как ты можешь это увидеть по моим вы-


сказываниям.
Но для того чтобы никто не смог бы говорить и спрашивать о Весе
нашей Материи, а также как Природа принимает этот Вес, я им отвечу, что
в Местах Рудника нет никакого Веса. Ибо Вес – это когда есть две вещи. Но
когда есть только одна вещь, одна Субстанция, то это не имеет никакого
отношения к Весу. Но Вес понимается по отношению к Сере, которая есть
в Меркурии. Поскольку, как я уже тебе сказал, Элемент Огня, который со-
всем не преобладает в сыром Меркурии, - это тот, что переваривает Мате-
рию. И тот, кто является хорошим Философом, знает, насколько Элемент
Огня является более легким, чем другие, и насколько он может победить
в каждом Составе все другие Элементы. Таким образом, Вес находится в
первичном элементарном Составе Меркурия, и ничего иного.
Итак, необходимо, чтобы первоначально образовался Состав или Со-
единение, затем – Изменение, затем – Смешение, и после этого образует-
ся Объединение. Тот, кто хочет быть похожим на Природу во всем, всеми
своими Действиями, должен сопоставить свой Вес с весом Природы, и ни-
как иначе. И с этой целью посмотрите то, что говорится в Кодексе истины:
«Если вы проведете Приготовление без Веса, то возникнет замедление,
которым ты будешь удручен, если так сделаешь». Кроме того, Абугазай,
который был Учителем Платона в этой Науке, говорит: «Земная сила на
Сопротивляющееся в соответствии с различным Сопротивлением – это воз-
действие Агента на эту Материю». Данные речи – это золотые слова на
основании Веса, и раньше их хорошо обсудили. А кто не станет Сведущим,
сразу же их не поймет. Однако если ты не Сведущ, пусть тебе их изложит
Мудрый и Сдержанный. Я сам их тебе изложил бы, но я поклялся и пообе-
щал Богу, Разуму и Философам, что никогда ясными и обычными речами не
изложу ни Вес, ни Материю, ни Цвета, кроме как Параболами, которые вы
скоро получите. Я говорю тебе, что эта Речь истинна, без всякого сокраще-
ния или излишества, следуя обычаю Мудрецов.
Я тебе рассказал в своей Книге об Изобретателях этой Науки и о тех,
кто ею овладел. Я тебе сказал и раскрыл, как я сам ее получил, от начала и
до конца, а также об Обманщиках, о своих тратах и муках. Я говорю тебе,
что мне было шестьдесят четыре года, прежде чем я ее узнал, а начал я ею
заниматься с восемнадцати лет. И если бы у меня были все Книги, которые
у меня были затем, я бы так не задержался. Я замедлил только из-за от-
сутствия Книг и из-за того, что у меня были ложные рецепты, неверные и
ошибочные Книги, из-за того что я общался с лживыми Людьми и невеже-
ственными Ворами, проклятыми Богом и всей Философией. Но после того
как я узнал эту Науку, я познакомился с пятнадцатью Учеными, которые
действительно ее знали. Но был один из Берберии, с которым мы вместе
говорили о ней, однако, я узнал ее на два года раньше, но не занимался
ею. И обсуждая ее, я случайно не сдержался и сказал, что не занимался
ею, тогда он хотел ввести меня в заблуждение и отвлечь. По этой причине
я его оставил, ибо я ее знал так же хорошо, как и он. Но мы обсуждали это

59 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

как Братья, и самой великой вещью, о которой мы говорили, было то, что-
бы скрыть эту драгоценную Науку. Таким образом, как я вам сказал, после
того как я ее узнал, я познакомился с теми, кто ее знал. Но что касается
Огня, одни отличались от других, итог был один. Таким образом, в «Собра-
нии» сказано: «Убегающий не улетает перед Преследующим, несмотря на
то что Огонь образуется многими способами, как он хочет».
Таким образом, я делаю выводы и заключения. Наше Делание созда-
но из Корня двух Меркуриальных Субстанций, взятых сырыми из Рудника,
чистые, соединенные огнем дружбы, как этого требует Материя, сварен-
ные непрерывным образом до тех пор, пока из двух не образуется Одно.
И когда они смешаны, Тело образует Дух, а Дух образует Тело. Усиливай
свой Огонь до тех пор, пока устойчивое Тело не окрасит неустойчивое Тело
в свой цвет и свою природу. Ибо знайте, что когда он хорошо смешан, то
преодолевает все и восстанавливает в себя и свою силу. Знайте, что после
этого он окрасит и победит тысячу, и десять тысяч, и миллион. И кто это
видел, поверит в это: и он также умножится в силе, в количестве, как до-
стопочтенный и очень честный Пифагор и Исиндриус очень явно об этом
говорят в Кодексе истины.
Знайте, что ни в одной книге я не нашел о Приумножении, кроме
этих книг: в Великом Розарии, в Пандектах Марии, у Правдивого, в «За-
вещании» Пифагора, в Блаженном «Собрании», у Мориенуса, Авиценны,
Больцена, Альбугазара, который был братом Бендежида и Язида, родом из
города Константинополь. А другие Книги, если она в них и была, я не смог
ее узнать. Я видел одного из графов Анконы, который хорошо знал Камень,
но он не знал Приумножения, он преследовал меня шестнадцать лет, но
благодаря мне он никогда это не узнал, так как у него были такие же Кни-
ги, как у меня.
Я тебе рассказал обо всем Умозрении и осведомил о Минеральных
Принципах, о необходимых доводах, с помощью которых твой разум смо-
жет узнать ложь и правду, осведомиться и увериться в этом Делании. Те-
перь я хочу изложить тебе Практику неясными Словами таким образом,
как я осуществил и провел ее четыре раза. И я говорю тебе, что у кого бы
ни была моя Книга, он будет или должен быть вне всяких тревог и должен
знать свершившуюся правду без какого-либо преуменьшения. Ибо, во имя
Бога, я не смог бы яснее рассказать тебе то, что уже рассказал, если бы я
тебе это не показал, но разум этого не хочет. Ибо когда ты сам узнаешь об
этом (я говорю правду), ты запечатаешь это еще больше, чем я. Помимо
этого ты будешь разгневан тем, что я так открыто об этом рассказал, по-
скольку волей Бога было, чтобы она была спрятана, об этом же говорится и
в «Собрании».

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ,
В КОТОРОЙ ПАРАБОЛАМИ ИЗЛОЖЕНА ПРАКТИКА

60 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

Однако ты должен знать, что после стольких исследований, почув-


ствовав себя немного Сведущим, я начал искать подлинных Людей этой на-
уки, а не заблуждающихся, ибо ученому Человеку требуется другой ученый,
но не наоборот. В заключение скажу, что каждый требует себе подобного.
Я прошел через Городок Апулея, находящийся в Индии, и услышал, что там
жил один из самых Сведущих Мира во всех Науках, который повесил для
(loyan) в диспутах красивую маленькую Книгу из высокопробного Золота,
листы, обложку и всю вышеупомянутую книгу. И это было подвешено для
всех приходящих, которые смогли бы сделать вывод. Я, идя по Городку,
всегда желал прийти к почету. Но знаю, что без храбрости я никогда не
достиг бы почести, ради Науки, которую я узнал, если бы я не набрался
смелости по Наущению одного отважного Человека. Будучи в пути, я от-
правился, чтобы приступить к Диспутам, где я у всех выиграл вышеупомя-
нутую Книгу, чтобы хорошо рассуждать. Она была мне подарена Отделени-
ем Философии, и все стали пристально смотреть на меня. И размышляя, я
прогуливался по полям, поскольку я устал изучать.
Однажды ночью, когда я должен был изучать, я нашел маленький
Фонтанчик, прекрасный и чистый, весь окруженный красивым камнем.
Этот камень располагался над старым дуплом Дуба, и все было окружено
стенами для того, чтобы ни Коровы, ни другие Звери, ни Птицы не купа-
лись там. Я очень хотел спать и сел над этим Фонтаном и увидел, что он
закрывался сверху и был заперт.
Мимо проходил древний Священник преклонного возраста. И я спро-
сил у него, почему этот Фонтан закрыт и сверху, и снизу, со всех сторон.
Он был милостив и добр ко мне и начал рассказывать: «Господин, действи-
тельно, этот Фонтан имеет ужасную силу, большую, чем какая-либо другая
сила в мире, и существует лишь для Короля Страны, которого он хорошо
знает. Ибо Король придет сюда, только когда Фонтан притянет его к себе.
Этот Фонтан для того, чтобы в нем купаться двести восемьдесят два дня.
И он так омолаживает этого Короля, что нет Человека, который смог бы
его победить. Это происходит так. А также Король закрыл данный Фонтан
белым и круглым Камнем, как вы видите. И Фонтан там такой чистый, как
Серебро, он небесного цвета. После этого для того чтобы Фонтан стал еще
сильнее, чтобы Лошади и другие Звери не топтали его, Король возвел там
Дуб с дуплом посередине, которое хранит Солнце и его Тень. Как вы види-
те, Фонтан окружен толстой, хорошо закрытой стеной. Сначала он огоро-
жен чистым камнем, а затем дуплом Дуба. Это все оттого, что этот Фонтан
такой ужасающей природы, что проникает во все, если он воспламенен и
разгневан. А если бы он убежал, то мы бы пропали».
Я спросил у него, не видел ли он Короля. Он ответил, что видел, как
он входил. Но с тех пор, как он туда вошел и Охрана его там закрыла, его
больше никогда не видели, пока не прошло сто тридцать дней. Только тог-
да он начинает появляться и сиять. А Привратник, который его охраняет,
постоянно разогревает ему Баню, чтобы сохранить его природное тепло,
которое скопилось и спряталось внутри этой чистой Воды, и разогревает ее

61 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

день и ночь без остановки.


Я спросил у него, какого цвета был Король. Он мне ответил, что вна-
чале Король был одет в Золотое Сукно. А потом на нем был Черный Бар-
хатный Камзол, белоснежная Рубашка, а Тело было красное, как кровь. Я
постоянно его расспрашивал об этом Короле.
Затем я у него спросил, когда Король приходил к Фонтану, приводил
ли он с собой большую или маленькую Компанию странных и мелких Лю-
дей. И он любезно ответил мне, улыбаясь: «Конечно, когда Король собира-
ется прийти, он приходит только сам и оставляет всех посторонних людей.
И никто, кроме него, не приближается к этому Фонтану. Никто не смеет
туда идти, разве что его Охранник, который является простым Человеком.
Самый простой Человек в Мире мог бы быть его Охранником, ибо он нужен
лишь для того, чтобы разогреть Баню, но он совсем не приближается к Фон-
тану».
Тогда я у него спросил, не был ли Король Другом этого Фонтана, а
Фонтан – Другом Короля. И он мне ответил: «Они чудесным образом любят
друг друга. Фонтан притягивает его к себе, но он его – нет, поскольку Фон-
тан ему словно Мать».
Я спросил у него, каково Происхождение этого Короля. Он мне отве-
тил: «Хорошо известно, что он произведен из этого Фонтана, и этот Фонтан
сделал его таким, какой он есть, без чего-либо другого».
Я спросил у Священника: «Прячет ли он Людей?» Он ответил мне:
«Шесть Человек в ожидании того, что если бы он мог однажды умереть, то
они получили бы Королевство. Таким образом, они служат ему и управля-
ют, ибо они ждут своего Блага от него».
Я спросил у него, старый ли он. Он ответил, что он старше Фонтана и
более зрелый, чем его Люди, подчиняющиеся ему.
Я сказал ему: «Почему же эти шесть Товарищей и Подчиненных не
убивают и не казнят его, поскольку они ждут Благ от его смерти и еще по-
тому что он такой старый?» Он мне ответил: «Каким бы он ни был старым,
ни один из его Людей и Подчиненных так не выдерживал холод и жару, как
он, ни дождь, ни ветер, ни какую другую боль».
Я сказал ему: «По крайней мере, не убьют ли и не казнят ли они его?»
Он мне ответил, что ни все шестеро, ни вся их сила вместе, ни каждый из
них по отдельности не смогли бы его убить».
«Как же, - сказал я, - они заполучат Королевство, которым он владе-
ет, если они могут получить его только после его смерти, а убить Короля
они не могут?» Он мне ответил: «Все шестеро – из Фонтана, и получили все
свои Блага так же, как он. Таким образом, ради любви, которую они испы-
тывают, Фонтан берет и притягивает его к себе, убивает его и казнит. За-
тем он воскресает благодаря Фонтану. Затем из Субстанции его Королев-
ства, которое состоит из мелких частей, каждый берет себе свою часть. И
каждый, получив маленькую часть, также богат, как он, один как другой».
Я спросил у него: «Сколько времени им нужно ждать?» Священник
начал улыбаться и сказал: «Знайте, что Король входит в Фонтан совсем

62 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

один. И ни один Посторонний, никто из его Людей не входит в Фонтан.


Хоть он их и очень любит, они не входят в него. Ибо они еще совсем не слу-
жили ему. Но, тем не менее, когда Король входит в него, он сначала сни-
мает свою Мантию из Сукна чистого Золота, кованого тонкими листьями,
и отдает ее своему первому Человеку, которого зовут Сатурн. Сатурн берет
это одеяние и охраняет его сорок или сорок два дня, когда однажды он
им завладел. После этого Король снимает свой камзол из тонкого черного
Бархата, и второй человек, Юпитер, охраняет его двадцать дней. Юпитер
по приказу Короля отдает его Луне, которая является третьим Лицом, кра-
сивым и блистательным, и охраняет его двадцать дней. Таким образом,
Король остается в своей чистой Рубашке, белой как снег или чистый плод
цветущей Соли. Теперь он снимает свою Чистую белую Рубашку и вручает
ее Марсу, который также охраняет ее сорок и иногда сорок два дня. После
этого Марс по воле Бога отдает рубашку желтому Солнцу, и неясно, кто ее
охраняет сорок дней. После этого приходит очень красивое кровавое Солн-
це, которое вскоре забирает Рубашку и охраняет ее».
Я сказал ему: «Что происходит дальше?» Он ответил мне: «Фонтан
открывается, а затем так же, как он им дал Рубашку, Мантию и Камзол,
дает им свою кровавую Плоть, алую и возвышенную для поглощения. Те-
перь у них есть свое желание».
Я сказал ему: «Они ждут до этого времени, они не могут получить
ничего из блага до конца?» Он мне ответил: «Когда они получат Рубаш-
ку, если они захотят, четверо из них сделают из нее очень дорогую, но у
них будет только половина Королевства. Таким образом, ради небольшой
пользы они больше предпочитают ждать конца с той целью, чтобы увен-
чаться Короной своего Господина».
Я сказал ему: «Неужели туда не приходит ни один Врач?» «Нет, -
сказал он, - никто туда не приходит, кроме Охранника, который снизу под-
держивает постоянное тепло, окруженное и парообразное».
Я сказал ему: «Много ли работы у этого Охранника?» Он ответил
мне: «У него больше работы в конце, чем в начале, ибо Родник воспламеня-
ется».
Я сказал ему: «Много ли Людей его видели?» И он мне сказал: «Он у
всех перед глазами, но они о нем ничего не знают».
Я сказал ему: «Что еще они делают потом?» Он ответил мне: «Если
они хотят, они могут вшестером очистить Короля в течение трех дней в
Роднике, окружая и включая место в содержании содержащего содержи-
мого, отдавая Королю в первый день его Камзол, на следующий день – его
Рубашку, и затем – его кровавую Плоть».
Я сказал ему: «Для чего это нужно?» Он мне ответил: «Бог сотворил
одно и десять, сто и тысячу, и сто тысяч, а затем все это приумножил в де-
сять раз».
Я сказал ему: «Я этого совсем не понимаю». Он ответил мне: «Я
больше ничего тебе об этом не скажу, потому что я устал». Тогда я увидел,
что он действительно устал, и мне самому хотелось спать, так как в преды-

63 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

дущий день я изучал. И я его проводил. Этот Старец был таким мудрым, что
все Небо ему повиновалось, и все дрожало перед ним.
Я тайком вернулся к Фонтану и начал открывать все задвижки, ко-
торые были очень точными. Я стал разглядывать свою Книгу, которую вы-
играл, и от ее изысканного блеска и оттого, что я хотел спать, она упала
в Фонтан. Я так рассердился на это, что произошло чудо. Ибо я хотел ее
сохранить ради славы моей чести, которую я заслужил. Я стал смотреть
внутрь и абсолютно потерял ее из вида. И я начал вычерпывать воду из
Фонтана, я вычерпывал ее так правильно и спокойно, что там осталась
только десятая его часть, вместе с десятью частями.
Я надумал все вычерпать, они очень сильно держались вместе. За-
нимаясь этим, внезапно появились Люди, и я больше не мог черпать. Но
перед тем как уйти, я очень хорошо закрыл все отверстия с тем, чтобы они
не увидели, что я черпал воду из Фонтана, и что я его видел, чтобы они не
схватили мою Книгу. Тогда тепло Бани, которая была поблизости, чтобы
купать Короля, разогревалось и разгоралось, а я был заключен в тюрьму
за злодеяние на сорок дней. Когда по истечении сорока дней я вышел из
тюрьмы, то отправился посмотреть Фонтан. И увидел темные и мрачные
облака, которые долго держались. Но в конце я увидел все, что желало мое
сердце, и не было никакой боли. Ты также ничего не получишь, если по-
шел по неверному и ошибочному пути, не совершая вещей, которые требует
Природа.
Я тебе говорю, по воле Бога, что всякий, кто прочитает мою Книгу,
если он сам не поймет ее, то никогда не поймет ее и с помощью других, что
бы он ни делал. Ибо в моей Параболе есть все: Практика, Дни, Цвета, Ре-
жим, Способ, Расположение, Продолжение – все лучшее, что я смог сделать
с Почтением к вам, из жалости, из милости, из сочувствия к этим бедным
Трудящимся в данном драгоценном Искусстве.
Таким образом, моя Книга завершена по милости Бога-Творца, кото-
рый одаривает всех Людей доброй волей, милосердием и способностью его
понять. Ибо нет никакой трудности понять это тем, кто обладает здравым
смыслом, не придумывая себе фантазии и ухищрения. Ибо столько ухищ-
рений (я говорю это тебе) не являются моим намерением, ни намерением
Мудрецов. Но это весь естественный путь, как я тебе уже сказал и заявил в
своем Умозрении.
Дети мои, кому достанется эта Книга после того, кому я ее адресо-
вал, молитесь Богу о моей Душе. Ибо в своей Книге я поистине молюсь за
ваши Тела и ваши Блага. Я хочу, чтобы вы верили этому безошибочно и из-
бегали заблуждающихся людей, их мнения и их общества. Ибо вы не смог-
ли бы подумать о вреде, который может с вами случиться, из-за полного
искажения.

КОНЕЦ

64 Alchimie
Тревизанский «Философия Металлов»

loyan - возможно от греческого слова «λογια» - слова или французского layon - про-
сека, лесная тропа, тропинка.

65 Alchimie
Traite

Jean-Rodolphe Glauber
Traite de la medecine
universelle ou le vrai or potable

Иоганн Рудольф Глаубер


Трактат об Универсальном
Лекарстве

Alchimie
Mercure

Soufre
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

Иоганн Рудольф Глаубер


ТРАКТАТ ОБ УНИВЕРСАЛЬНОМ ЛЕКАРСТВЕ,
или
ИСТИННОЕ ПИТЬЕВОЕ ЗОЛОТО
Точное описание истинного универсального Лекарства и удивительной
силы, которую оно вызывает у растений, животных и минералов
Чтобы служить ярким факелом в слепом мире, обучая его способу отличать
ложь от правды и помогать бедным брошенным больным
Иоганн Рудольф Глаубер

Изложено на французский язык Господином дю Тей


Париж,
у Томаса Жолли, книготорговца, улица Сен-Жак,
на углу улицы Паршеминери
MDCLIX
Одобрено цензурой

ПРЕДИСЛОВИЕ
ЧИТАТЕЛЮ

Д орогой читатель, я предупреждаю тебя, что этот перевод, ка-


сающийся универсального Лекарства или питьевого Золота, должен был
быть добавлен в Книгу под названием «Продолжение Чуда Мира», но Пе-
чатник не смог этого сделать из-за нехватки времени и некоторых препят-
ствий, хотя бы из-за Франкфуртской ярмарки. Поэтому он смог осветить
только эти три Книги, первая из которых учит Земледельцев и Виноделов
удобрять свои земли без навоза; вторая книга учит Торговцев правильно
использовать деньги в своих домах без ростовщичества и не причиняя не-
удобств ближнему; третья книга учит преданных Врачей способу получать
чистые лекарства, с помощью которых они, как Самаритяне, могут излечи-
вать болезни.
Он представил эти три способа. Что касается четвертой книги, кото-
рую я посвятил знатным особам, о сохранении и восстановлении здоровья,
то он не смог ее напечатать по вышеупомянутым причинам. Думаю, что я
обязан обществу, и если я не буду слишком распространяться о примене-
нии этого универсального Лекарства, то люди найдут это в Книге, которую,
с Божьей помощью, я в первую очередь представлю на эту тему.

ЗНАТНЫМ ОСОБАМ,
Желающим долго жить в здравии
Универсальное Лекарство, или истинное питьевое Золото

69 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Описав три превосходных способа в «Продолжении чуда мира» и


многим облегчив метод получения своей субстанции, я захотел сделать по-
дарок знатным особам, чтобы они благополучно поддерживали свое здо-
ровье в совершенстве, и чтобы они также его восстановили в случае его
потери. Ибо могущественным и авторитетным личностям важно наслаж-
даться совершенным здоровьем для того, чтобы иметь возможность лучше
действовать и властвовать над теми, кто от них зависит, защищать добро-
порядочных людей и наказывать злых. Однако нет сомнения, что после бо-
жественной милости мудрость заключается в хорошей умеренности, кото-
рая исходит из хорошего расположения сердца и ума. Невозможно хорошо
управлять делами, не имея здоровья.
Однако, несмотря на хорошее состояние Королевств и Республик, за-
ключающееся в предусмотрительности и в управлении Министров и Членов
Парламента, необходимо работать над тем, чтобы эти люди чувствовали
себя хорошо, чтобы они были способны к управлению. Это то, что вынуди-
ло меня предать общественности это Универсальное лекарство; здоровье
абсолютно необходимо для счастья человека, без него все сокровища и бо-
гатства бесполезны. Счастлив лишь тот, кто обладает здоровьем и богат-
ствами; болезнь и нищета хуже смерти.
Мы часто видим, как хорошие Члены Парламента и Правители ухо-
дят из мира из-за незначительных болезней; и они могли бы долго управ-
лять своими подчиненными, если бы у них были хорошие лекарства, помо-
гающие им.
В настоящее время много таких людей, которые предпочитают здо-
ровью богатства, а вечному спасению – здоровье. Отсюда следует, что не-
которые, находясь в поиске хороших лекарств, проживают свою жизнь в
уверенности, пока смерть их не заберет. Тогда они узнают, что здоровье
– это несравненный дар Бога, а болезнь – это мука за грех. Но часто случа-
ется, что люди слишком поздно задумываются о восстановлении здоровья
и вынуждены уступить смерти.
Это разумно, что молодые люди в расцвете своих лет задумываются
о болезни, старости и ищут лекарства, предписанные Богом, для облегче-
ния страданий и избавления от болезней. Так же легко можно удерживать
птицу в клетке, но если однажды она ускользнет, то ее уже будет трудно
вернуть; так же легко можно сохранять и здоровье, но однажды его поте-
ряв, его будет трудно вернуть; слишком поздно спохватываются, чтобы его
сберечь, когда уже идут ко дну. Однако не нужно терять мужество, нужно
обратиться к Богу и попросить у него прощения, а затем законно использо-
вать средства, которые нам предоставила его божественная щедрость. Ибо
если очень просить Бога и пользоваться хорошими лекарствами, то невоз-
можно, чтобы болезнь не уступила их силе. Ясно, что без божьей помощи
все наши действия будут бессильными и никогда не увенчаются успехом.
Ничто не случается без божественного позволения, ни добро, ни зло. Для
хороших людей все вещи хорошие, хотя невежды так не считают, и наобо-
рот, для плохих людей все вещи плохие, хотя слепой мир так не считает.

70 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

Мирское богатство и процветание – не более, чем дым; тверда лишь


добродетель и набожность, все остальное является напрасным и отжившим.
Нет такого человека, богатого или бедного, важного или незначительного,
который должен заботиться о чем-то больше, чем о добродетели и своем
здоровье. Ветхий и Новый Завет учат служить Богу без лжи и лицемерия, а
эта небольшая Книга учит сохранять свое здоровье и восстанавливать его
в случае потери.

УНИВЕРСАЛЬНОЕ ЛЕКАРСТВО,
ИЛИ ИСТИННОЕ ПИТЬЕВОЕ ЗОЛОТО

Лечебное средство, удостоившееся названия универсального Лекар-


ства, должно быть таким, чтобы воздействовать в трех царствах растений,
животных и минералов, и чтобы оно могло им помочь при необходимости.
Если оно не обладает таким свойством, то не заслуживает имени Универ-
сального лекарства.
Поэтому, говоря об Универсальном лекарстве, я обязан показать,
что оно заслуживает этого названия и обладает этими свойствами. Необ-
ходимо, чтобы оно не только осуществляло свои свойства в трех царствах
в общем, но и в частности, без добавления какого-либо постороннего ве-
щества, и чтобы без особого труда и затрат оно могло в равной степени
помочь как богатому, так и бедному. Сильно ошибаются те, кто представ-
ляет себе, что это Универсальное лекарство должно быть добыто тут и там
в неких регионах с большим трудом и большими затратами. Это мнение
совершенно отдалено от мнения истинных Философов, которые признают,
что материя этого лекарства находится повсюду, и что она может помочь
всем людям. Но люди, которые важничают в своем высокомерии и мраке,
не могут убедить себя в том, что есть что-то хорошее в ничтожных и пре-
зренных вещах, позволяя жемчужинам, находящимся перед их глазами,
прикрепляться к оболочкам. Поэтому настоящие Философы правы, когда
говорят, что никто не получил бы состояние, если бы его называли своим
собственным именем. По этой причине они окутали его столькими загад-
ками и не захотели, чтобы их письменные труды были поняты буквально.
Сендивогий говорил, что он часто раскрывал искусство некоторым людям
слово за словом, которые, тем не менее, были недоверчивыми и самоуве-
ренными, не способными представить себе, что столь драгоценная вещь
спрятана в таком презренном предмете. Он также добавляет, что искусство
и универсальную материю скорее могут ощутить и потрогать, чем понять
разумом. А я уверяю, что это искусство известно всем, и нет никого, кто бы
его не использовал. Более того, я скажу, что новорожденный ребенок не
может жить без этой универсальной материи. Во многих моих сочинениях
я уже показал, что селитра находится не только в растениях, животных и
минералах, но даже в элементах, и, следовательно, ее справедливо можно
назвать универсальным Лекарством. Ибо без элементов никто не может
жить. Поверит тот, кто захочет. Это относительно универсальной материи.

71 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Что касается приготовления, я показал его во многих своих тракта-


тах, в частности в «Чуде Мира» и в других, которые входят в этот Труд.
Поэтому я не скажу об этом ничего другого.
Однако здесь я добавлю, что хотя я и готовил это универсальное ле-
карство разными способами, признаюсь, что оно не всегда отвечало моим
пожеланиям, и я никогда его не доводил до последнего постоянства и со-
вершенства, потому что мне не хватало времени, возможности и других
вещей. Однако я хочу предать вечной памяти потомков достижения, кото-
рые я совершил; они таковы, что я могу их завершить за три дня. В своем
намерении я стремлюсь лишь к прославлению Всемогущего и облегчению
страданий бесчисленных больных, оказывая им реальную и действенную
помощь, не желая хоронить вместе с собой талант, данный мне Богом.
Пусть никто не вздумает получить от меня это приготовление кра-
сивыми речами, обещаниями золотых гор, чтобы затем пользоваться этим
и жить в удовольствии и гордости. Хочу, чтобы они знали, что не в моей
власти открыть этот Божий дар всем, я бы предпочел умереть, чем опо-
зорить, сообщив его нечестивцам. Несмотря на то, что я называю это ле-
карство универсальным, не нужно из-за этого думать, что оно служит для
трансмутации несовершенных металлов в золото, и что с его помощью
можно собрать несметные богатства, как Философы приписывают это сво-
ему универсальному лекарству. Ибо я больше не знаю такого лекарства и
не мечтаю его узнать, благодаря Бога за то лекарство, которое я храню,
чтобы помочь больным беднякам. Я даже наивно признаюсь, что оно еще
не послужило для улучшения металлов, а что касается меня, то я рад, что
нашел свою субстанцию для жизни и одежды. Я отнюдь не желаю обилия
богатств, я лишь прошу у Бога не быть угнетенным бедностью или быть
слишком богатым из страха, чтобы высокомерие не захватило меня, и я
не сказал: «Кто Владыка?» Тем не менее, я верил бы в возможность полу-
чения большой пользы из этого лекарства в металлических веществах, я
ничего бы из этого не сделал и не использовал бы временные блага. Этот
дар Бога, которого лишены бедные больные, был дан мне в пользу них.
Возможно, могло бы случиться так, что благодаря усердию прилеж-
ных учеников мое лекарство было способно приложить свою силу к низшим
металлам, совершенствуя и с пользой исправляя их, но Бог оставил это
за собой, и именно от него мы должны терпеливо ждать милости. Однако
нам разрешено использовать это превосходное лекарство, которое очевид-
но демонстрирует величие искусства, закрывая рот невеждам и ломая их
злословящие зубы.
Однако какой-нибудь невежда смог бы брызнуть своим ядом и спро-
сить, по какому праву я могу дать своему лекарству имя универсального;
ввиду чего я признаюсь, что оно не способно принести мне некую пользу от
металлов, и что оно лишь помогает от болезней, и что Философы утверж-
дают, что универсальное лекарство имеет свойство превращать металлы
в золото с большой пользой. На это я отвечу, я уже заявлял, что не полу-
чил того, что мне было нужно, чтобы осуществить фиксацию. Но кто мо-

72 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

жет знать, что принесет нам время с Божьей помощью? Ребенка, который
только что родился, мы не упрекаем в том, что у него нет достаточного ума
или суждения, чтобы предпринять что-то значительное. Нужно ждать, пока
он не станет человеком подходящего роста и силы для того, чтобы осуще-
ствить. Мое лекарство точь-в-точь похоже на этого ребенка в том смысле,
что если его выращивать философским способом, то, несомненно, оно до-
стигнет точного совершенства. Вещи, которые оно уже производит, явно
показывают, что со временем от него можно ждать других, более значи-
тельных.
Однако как и хороший отец ничего так горячо не желает, только что-
бы его дети стали взрослыми, пока он жив, чтобы они благополучно свя-
зали себя узами брака, чтобы они сохранили свое имя и род в своих на-
следниках, которые принесут ему много радости, и, тем не менее, у него
нет уверенности в том, что он будет жить достаточно долго, чтобы на-
слаждаться этим счастьем, так же он должен довериться Богу и терпеливо
ждать его указаний; так же поступил Моисей, которому он показал землю
обетованную, но не дал ему достаточно жизни, чтобы наслаждаться ее об-
ладанием. Точно также Бог показал мне землю обетованную, но только он
один знает, достоин ли я того, чтобы наслаждаться приятными плодами,
которые она приносит. Это правда, что его милосердная доброта подарила
мне в старости философское дитя, от которого я получаю много радости, но
я не знаю, проживу ли я достаточно, чтобы увидеть его в зрелом возрасте.
Так же, как некий старик, получивший божественное, доброту и наследни-
ка для приумножения своего имени, радуется благам, хотя он и не уверен,
что доживет до его зрелости. Я также восторженно рад видеть моего но-
вого философского младенца, хотя, может быть, моя жизнь не продлится
достаточно долго, чтобы увидеть его в своем совершенстве. Тем не менее,
я никоим образом не сомневаюсь, что Бог породит для него других отцов-
кормильцев, чтобы его вырастить и привести его к зрелой силе во имя сла-
вы Бога и ради облегчения страданий бесчисленных больных.
Что касается способа достичь его в своем совершенстве, я открыл его
и там, и тут в своих трудах, где была самая подходящая возможность. И я
считаю, что было бы лишним говорить об этом здесь более подробно.

О природе, форме, особенностях и свойствах


моего истинного Питьевого Золота

Что касается формы этого новорожденного ребенка, я предупреждаю


милого Читателя, что в нем нет блеска, его легко увидеть, но он содержит
в себе все краски мира, скрытые в себе; и чем больше он стареет, тем при-
ятнее становятся цвета, которые он проявляет. Огонь снабжает его пищей,
облачает в различные цвета и делает его сильным, красивым и могуще-
ственным таким образом, что его справедливо можно назвать его отцом.
Поскольку он рожден из земли, он ее также любит и использует ее в каче-
стве своей пищи, по мере достижения зрелости он становится похожим на

73 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

своего отца, он покидает свою мать, и словно владыка, он командует в сво-


их наследственных владениях, все еще будучи в детском возрасте, и ведет
себя по-детски. Но скоро он покажет, каким мужчиной он станет однажды.
Когда новорожденный ребенок наделен такой великой силой, чего бы толь-
ко он ни сделал, если бы достиг зрелого возраста? Нужно видеть и пони-
мать его воздействия на растения, животных и минералы. Вначале погово-
рим о растениях.

Как провести испытание, чтобы узнать, является ли это Питьевое Золото,


или вода жизни Философов, высшим Лекарством растений

Никто не игнорирует то, что растения, чья особенность заключается


в том, чтобы рождаться и приумножаться, должны быть вскормлены. Од-
нако их пища - не что иное, как сульфурная соль, берущая свое рождение
из растений, животных и минералов, ибо это не нужно растениям, лишь бы
только им давали пищу для роста и умножения. Земледелец удобряет свою
землю навозом для того, чтобы семя, брошенное в эту землю, смогло до-
бывать из нее соль и преобразовывать ее в свое питание и благодаря это-
му расти и увеличиваться. Никто не знает иного способа удобрения полей,
кроме этого.
Но настоящий Природовед пользуется другими экскрементами и
даже минералами для удобрения земель, о чем я подробно рассказал в сво-
ем «Чуде Мира». Теперь вы видите, что мое Питьевое Золото – это тоже
сульфурная соль, но более сильная и эффективная, чем та, что спрятана
в навозе скота, поскольку она чудесным образом улучшает рост и приум-
ножение всех растений. И я подумал, что было бы кстати применить его
здесь для улучшения растений, чтобы показать, что мое питьевое золото
является их высшим лекарством, которое начинается из навоза скота, а
затем испытывает свои свойства в универсальной операции. Ибо если бы
навоз Лошадей, коров и овец давал бы столько же лекарственной пользы
людям и металлам, сколько он дает растениям, то по этой причине его так-
же следовало бы назвать универсальным. Но поскольку он лечит только
растения, но не минералы и не животных, с которыми у него нет никакого
сходства, то его ставят в ряд отдельных лекарств, годных только для рас-
тений. Однако соль, полученная из этого навоза, превращается в селитру,
которую можно легко трансмутировать в универсальное лекарство, но пе-
ред этой трансмутацией она не проходит через отдельные трансмутации.
Но это мое питьевое Золото заслуживает имени универсального Лекарства
ввиду того, что оно подходит не только растениям, но также животным и
минералам. Это будет хорошо показано далее.
Сделай несколько сосудов из хорошей прочной глины, которые по-
сле обжига станут каменными. Лучшие глины среди прочих – это глины
из Кельна, Сибурга, Вальденбурга и тому подобных, очень плотные и не
впитывающие воду. Если у тебя нет подобной глины, то ты можешь сделать
сосуды из стекла. Ибо если глина рыхлая, то даже покрытая свинцовым

74 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

стеклом она нисколько не годится для этого.


Поэтому чрезвычайно необходимо иметь хорошие сосуды, и нужно
во всем следовать этому предупреждению. Сосуд должен иметь длину и
глубину в одну пядь, и столько же в ширину; в дне должно быть проколото
несколько отверстий, как в горшках, предназначенных для выращивания
цветов. В сосуды, приготовленные таким способом и наполненные до краев
чистым и тонким песком, нужно бросить три или четыре семени трав, кото-
рые вы хотите посеять, для того, чтобы если одного не хватит, то смогли бы
вырасти другие. Посеяв семена в песок, как мы сказали, и полив их нашей
универсальной водой, нужно подвергнуть сосуды Солнцу и воздуху, чтобы
семена могли прорастать и расти. Они сделают это за малое количество
дней как из песка, так и из других земель при условии, что они не будут
слишком старыми или испорченными. Однако как только они вырастут на
длину одного дюйма, нужно оставить два или три самых больших из них,
самых сильных, и удалить остальные, чтобы один не мешал расти другому
и чтобы у него в горшке было надлежащее пространство.
Этот же самый сосуд, наполненный землей и семенами, должен быть
помещен в другой горшок, сделанный из такого же вида хорошо обожжен-
ной глины с той целью, чтобы, если целебная вода случайно пройдет через
песок, она не потерялась, и получив ее, снова можно было бы поместить ее
в горшок, полный песка. Особенно хорошо нужно следить за тем, чтобы эта
целебная вода не была унесена дождем, который отнял бы у трав их пищу.
Песок не должен быть слишком влажным, но он должен всегда быть слегка
увлажненным, ибо если бы он был совершенно сухим или слишком влаж-
ным, то вся работа испортилась бы из-за избытка или недостатка умерен-
ности. Если должным образом выполнять все предписанные вещи, трава,
родившаяся и выросшая за короткое время, быстрее принесет лучшие цве-
ты и плоды, чем если бы она выросла из другой земли, удобренной навоз-
ом. Ее цвета станут красивее, аромат – сильнее, а силы – крепче, эти травы
будут сохраняться долгое время, так как они менее подвержены порче, чем
остальные. После того, как вся жидкость, которую наливали изначально,
полностью поглотится воздухом и Солнцем, нужно снова налить на песок
другую дождевую воду, в которой было растворено немного питьевого зо-
лота с целью обеспечить питанием траву, чтобы она выросла. Если песок
поливают лишь одной дождевой водой, то из этого ничего не вырастет, это
всем известно.
Еще можно сделать так, чтобы все травы и растения прорастали по-
среди Зимы с помощью этого универсального лекарства при условии, лишь
бы только корни поливали подобным образом растворенной жидкостью.
Цветы и плоды будут скорее сырыми, но более превосходными, чем с по-
мощью обычного навоза. Универсальное Лекарство само по себе обладает
подобным действием, но ее у него будет еще больше, если добавить в него
некоторый металлический фермент, благодаря которому у трав будет боль-
ше силы. Если к ним добавить фермент золота, то у трав будут не только
свойства золота, но и их листья будут помечены словно мелкими золоты-

75 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ми пятнами, приятными для созерцания. Если это фермент серебра, травы


примут его свойства и будут испещрены маленькими серебряными пятна-
ми. Благодаря этому травы чудесным образом помогут сердцу и мозгу, пе-
редавая им свойства вышеперечисленных ферментов, то есть золота и се-
ребра. Если бы могущественные люди позаботились о выращивании таких
трав в своих садах, то, несомненно, получили бы от них большую пользу
для своего здоровья. Не говоря об их восхитительной красоте, радующей
глаз, и об их особенных свойствах, у них есть это преимущество, которым
можно пользоваться вместо моего питьевого золота, от которого некото-
рые знатные особы могли бы испытать некий ужас по убеждению своих
невежественных Врачей, которые настолько глупы, что порицают свойства
этих прославленных лекарств и стараются своим злословием сбить с толку
своих наставников. Если бы они пользовались этими травами вместо моего
питьевого золота, то избавились бы от тревоги и с помощью этих растений
наслаждались бы чудесным действием питьевого золота для сохранения и
восстановления своего здоровья.
Не только посредством растений, но еще и животных вышеназванное
питьевое золото можно успешно использовать для утешения человеческого
рода. Это произойдет следующим образом. Нужно некоторое время кормить
куриц овсом, ячменем, пшеницей или другим зерном, вымоченным в рас-
творе этого универсального лекарства. Так, напитав, они превратят в свою
субстанцию эти лечебные свойства, и их мясо будет лучше мяса остальных.
Если позаботиться о том, чтобы собрать их помет и смешать его с песком,
чтобы засеять его травами, то они станут лучшими, ввиду того что усво-
ят и превратят в свой сок остатки жидкости, не поглощенной курицами, и
превратят ее в свою субстанцию. Таким образом, не потеряется нисколь-
ко жидкости, и все в ней очень полезно. По правде говоря, эта пересадка
универсального лекарства в растения, животные и минералы совершенно
изумительна, и самые утонченные знатные особы могут им пользоваться
со всей уверенностью, так как, видя, что это лекарство нисколько не вре-
дит травам, курицам или цыплятам и передает им больше действенности,
они несомненно поверят, что оно также должно быть полезно для самых
утонченных людей. Если это лекарство наделено столь великой силой, что
способно преобразовать за несколько часов ядовитый минерал, такой как
ртуть, как мы вскоре увидим, конечно, необходимо, чтобы оно было полно-
стью освобождено от яда. Ввиду того, что вредоносность одного вещества
вовсе не исправляет вредоносность другого, а скорее портит и ухудшает
его. Отсюда также ясно видно, что это питьевое золото, далекое от того,
чтобы происходить от вредоносности, является очень благотворным ле-
карством для всех веществ. Если найдется кто-либо, кто не захочет в это
все поверить или не сможет это понять, я не смог бы дать ему иного зна-
ния, и лишь искренне предложу следующее. Если и есть что-то лучше, пусть
он продает это, не пренебрегая тем, что не понимает, чтобы не опозорить
свое имя обманщиком Фарнелем и выставить себя на посмешище публике.

76 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

Я очень рад, что другие знают больше меня, и мне ничуть не стыдно
узнавать что-либо от другого, но я считаю себя похожим на лжеца Фарнеля,
невежду, критиковавшего мои труды из зависти, не способного предста-
вить что-то лучшее. Я не думаю, что его невежественные товарищи хотят
отныне непринужденно упрямствовать ввиду того, что их знаменосец был
так раскритикован, что начал воздерживаться от подобных безумств и зло-
намеренных затей. Если, конечно, не случится так, что из мрака не выйдет
новый Фарнель или Эрострат, который хочет прославиться своими злоде-
яниями. Но я надеюсь, что он получит ту же награду, что и остальные, а
именно позор и несчастье. Их можно сравнить с этим червяком с большим
количеством ножек, о котором я упоминал во второй части своей Спагири-
ческой Фармакопеи.
Этот червь живет не так, как остальные земляные или травяные чер-
ви, он ищет других жирных червей в земле. Он прилипает к ним, кусая их, и
через отверстие, которое он в них делает, червь высасывает весь их жир, и
от этого он становится таким жирным, что с трудом может ползать, несмо-
тря на то, что у него много ножек. Весной червь очень худой, Летом он на-
полняется соком, который добывает из других червей без ножек, и никогда
не выходит из земли, если только какой-нибудь из этих червей без ножек
не вытащит его и покажет ему день, чтобы освободиться от него и его уку-
са. Хотя червь без ножек в десять раз больше этого червя, тем не менее, он
так сильно прилипает к нему своим укусом, что никогда его не оставляет,
разве что когда его вытаскивают на землю. Поскольку как только он вы-
ходит на свет и видит кого-либо, то отпускает червя и устремляется под
землю и ищет другого червя, чтобы его мучить и сосать его кровь. Первый
червь, освобожденный от него и его укуса, снова прячется под землей и по-
правляется своей собственной силой. Я часто видел собственными глазами
борьбу этих насекомых и, взяв этого жестокого злого червя, раздавил его.
Но я сказал, что никогда подобный вредитель не увидит свет, если только
его не вытащат черви, к которым они привязываются, кусая их.
Если бы этот многоногий паразит питался землей, как остальные,
и оставил бы в покое червей без ножек, то о нем никогда не узнали бы, и
никто бы о нем не упоминал. Но повреждая червей своим укусом, он демон-
стрирует свою злобу и приобретает очень плохую репутацию. Ему дают имя
кровопийцы, которое очень подошло бы Фарнелю, ибо, словно этот червь,
жаждущий крови, не будучи атакованным другим червем, мучает его под
землей, пока тот не заставит его выйти на свет. Также и Фарнель меня
спровоцировал. Если бы он довольствовался тем, чтобы честно занять ме-
сто, он не пил бы мою кровь из ядовитого укуса, и я не был бы вынужден
обнародовать его дурные поступки. Разве кто-либо когда-нибудь узнал бы
Фарнеля, если бы он не напал на меня со своим ужасным коварством, если
бы тысячу раз не оклеветал меня, если бы не лишил меня спокойствия и не
причинил мне весьма значительный вред? Как этот червь, сосущий кровь,
показывает свою жестокость, как проявляется сила других невинных чер-
вей, так же и черные дела Фарнеля демонстрируют его необыкновенную

77 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

злобу. Разве кто-либо когда-нибудь подумал бы, что червь обладает столь
целительным соком, если бы не знал, что, будучи раненым другим червем,
он имеет свойство оправляться от болезни посредством своего собственно-
го сока? Если бы Фарнель не показал, что был честолюбивым ко мне и моим
благам, если бы он оставил меня в покое, то его злоба и его доброта не
были бы всем известны. Никто не узнал бы, что он предатель, вор и убий-
ца. Впрочем, никто не спросил бы у меня о таких редких тайнах, которые
Фарнель вынудил меня раскрыть из-за своей клеветы. В мире нет ничего
столь злостного и испорченного, что не принесло бы некую пользу. Если бы
червь, о котором мы говорили, не нападал на другого невинного червя, то
не произошло бы так, что его природа стала очень целебной. Фарнель на
меня напал и оскорбил, он дал мне возможность ему ответить и защитить-
ся, и многие тайны всплыли наружу. Я бы никогда не демонстрировал зна-
ние о естественных вещах, и я бы прятался, как червь, если бы настоящий
кровопийца Фарнель не лишил меня покоя своим ядовитым укусом. Пусть
никто не воспринимает с плохой стороны это сравнение, которое мне со-
ответствует, и я нисколько не сомневаюсь, что некоторые не удивляются
тому, что я так понятно говорю о столь важных вещах. Стало необходимым,
чтобы я проявил себя, иначе грубый и невежественный народ вообразил бы
себе, что Фарнель одержал победу, вместо того чтобы думать, что он очер-
нил себя вечным позором. Так же, как и каждый узнает о его лукавстве и
подлом предательстве, заставлявших его насмехаться над моими трудами,
и что в отличие от него я работал для своего ближнего. Я не захотел, чтобы
об этих вещах умолчали, я посчитал, что должен открыть их всем.
Что касается моего питьевого Золота, то я надеюсь, что оно послу-
жит лекарством многим добропорядочным людям, что оно даст мне много
сил, и что оно станет ядом для всех моих врагов и дьявольских сторонников
Фарнеля. Ибо так же, как Аист убивает жаб, змей и других ядовитых на-
секомых, так же и это лекарство разрушит род Фарнеля, чтобы от него не
осталось ни единого следа.
Однако для того чтобы никто не удивлялся и не считал абсурдом то,
что я пишу, что мое питьевое Золото придает природу золота рождающим-
ся травам, я считаю нужным подтвердить это реальными историями. В хро-
никах Венгрии и Трансильвании написано, что в землях этих регионов, где
повсюду в горах есть природа золота, которое горняки добывали в больших
количествах в течение тысячи лет и которое было расплавлено и отлито в
монеты, часто находили виноградники, у которых не только листья, но и
сам виноград были словно позолоченными.
Это вовсе не выдумка, а очень правдивая вещь, рассказанная мно-
жеством людей, живущих в тех землях. Уже более шести лет проживая во
Франконии, у меня случилось так, что виноград, в корни которого я поло-
жил золото, восстановился в свое первичное состояние и принес золотые
семена. Об этом я рассказал в трактате «Утешение плавающим». Недавно
один венгерский Дворянин заверил меня в том, что рядом с горным венгер-
ским городом Кремнис некий житель нашел кусок телесного золота, кото-

78 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

рый был длиннее ольхи, он произошел из камня и находился вокруг него.


Этот Дворянин дал мне его маленький кусочек из любопытства. Эти
истории могут быть и не настоящими, тем не менее, то, что я приписал сво-
ему питьевому золоту, является чистой правдой.
Я не могу дать иного объяснения относительно этих листьев и по-
золоченного винограда, кроме того, что в этих краях земля пропитана па-
рами золота или первичной сущностью золота, еще не отвердевшего и не
коагулированного, и что этот дождь просачивается и проникает в корни ви-
ноградного куста, от которых он поднимается в ветки и ягоды виноградной
лозы, где он становится видимым.
То же самое происходит и с моим питьевым золотом, похожим на
некое бестелесное золото, если оно растворено обыкновенной дождевой
водой и унесено ею, словно песок, в который сеют растения, если он ув-
лажнен этой жидкостью, то его притягивают растения, добывающие себе
пищу из песка, и будучи ими добытым, золото делает их происходящими из
природы золота; это подтверждается опытом.
Из того немногого, что я только что сказал, каждый легко сможет
понять, что мое питьевое золото – это высшее лекарство растений, и что
оно также является высшим лекарством минералов, мы покажем это с по-
мощью небольших, но ясных и очевидных доказательств.

О применении моего питьевого Золота для исправления минералов

Что касается улучшения минералов, мое питьевое золото дает оче-


видные знаки возможности тем, кто исследует трансмутацию металлов су-
хим и влажным способом.
В первую очередь нужно знать, что вышеназванное питьевое золото,
будучи доведенным до совершенства, как мне известно, похоже на про-
зрачную чистую воду, что оно жжет язык огненно-жгучим вкусом и источа-
ет серный, но приятный аромат.
Кто-либо скажет, что такого рода прозрачная вода не может иметь
большую силу, и спросит, почему ее называют питьевым золотом, которое
должно быть скорее красным или желтым? Я отвечаю, что красноты не вид-
но, так как она скрыта в белизне во время ее нежной юности, но она про-
является, когда золото доходит до более взрослого возраста посредством
огня, и она показывает свою красоту с большей силой и действенностью.
Вот как говорят Философы: «Если вы не обелите наше золото, то не сможете
сделать его красным; и если кто-то знает, как разрушить золото, которое
больше не является золотом, тот достигнет великой тайны. Наше золото
- не обычное золото, но золото в возможности, не в форме. Все Философы
полны таких речей, которые наглядно объясняют, что настоящее питьевое
золото не должно быть красным на вид в начале, но оно заслуживает сво-
его имени при условии, что эта сила и красная действенность скрыты в его
внутреннем принципе. Если бы белизна не покрывала красноту, то золото
никогда не стало бы красным. Мое питьевое золото, будучи коагулирован-

79 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ным и превращенным огнем в постоянство, изменяется в камень огненного


цвета и в плавлении не делает золото телесным, если только к нему не
добавят металлическое тело, оно удаляется в бестелесное и философское
золото, чтобы стать телесным.
Мое питьевое золото – это девственное молоко, которое сворачи-
вается с помощью небольшого тепла. Свернувшись, оно проходит в кровь
дракона, которая, коагулировавшись, должна создать постоянную сала-
мандру. На самом деле, я ее еще никогда не готовил и не обнаружил случая
для этого, но довольствуясь своим девственным молоком как очень хоро-
шим универсальным лекарством, я с нетерпением жду, что божественная
доброта дарует мне это в будущем.
Чтобы показать, что мое питьевое золото также является лекарством
минералов, и что оно их исправляет и совершенствует в золото, я осущест-
влю здесь это как сухим способом, так и влажным.

Влажный способ, доказывающий, является ли мое Питьевое Золото


истинным летучим философским золотом

Возьми (Ounce/Унцию = 30.59 g/гр) моего питьевого золота, проч-


ную чашу из стекла и наполни маленькую половину части (Scrupule ou
Denier/Скрупула или Динье = 1.275 g/гр) или (Demi-Dragme/Половина
Драхмы = 1.91 g/гр). Помни, что дно стекла должно быть круглым, будь
то маленькая реторта или колба, для того чтобы меркурий смог собраться
в шарик на дне. Затем помести в песок стекло с питьевым золотом и рту-
тью до высоты жидкости; нагревай все это на протяжении часа так, чтобы
флегма, выделив питьевое золото, превратилась в соль. Сделав это, снова
налей на эту соль столько дождевой воды, сколько она потеряла при варке,
или наполни стекло дождевой водой, пока оно не наполнится питьевым зо-
лотом, для того чтобы, отдохнув немного на этой соли, и после растворения
этой соли она превратилась в это питьевое золото, имея тот же цвет, вкус
и другие качества; и налейте сверху столько же, сколько и вначале. После
добавления питьевого золота ртуть становится твердой и фиксированной
на дне, как добротное золото, и такого же размера, в каком она была по-
мещена в стекло. Заметь, что если по ошибке ртуть не была достаточно
окрашена и не доведена до нужного градуса и стала черной, то ее нужно
достать из стекла, положить в небольшой тигель и доводить до покрасне-
ния на углях с целью, чтобы она приобрела подходящий цвет золота, не
уступая лучшему золоту Дукатов, которое будет устойчивым в испытаниях.
Что касается этого питьевого золота, которое применили для коагуляции
меркурия, то часто его можно использовать так же, однако с такой предо-
сторожностью, что во второй раз ртути всегда нужно брать меньше, чем в
первый, ввиду того что питьевое золото, используемое в этих последова-
тельных работах, постепенно теряет свою силу и мощь.
Этот способ коагуляции меркурия может также применяться в коа-
гуляции других минералов и металлов при условии, что они должны быть

80 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

превращены в очень тонкие листы, так как когда они слишком толстые, то
не могут полностью перевариться с помощью питьевого золота за такое
короткое время, чтобы достичь правильной степени совершенства; но они
остаются сырыми внутри, и за этим нужно хорошо следить. Если эта работа
исполнена надлежащим образом, то металлы трансмутируют в настоящее
золото в соответствии с размером, внешним обликом, формой, в которую
их поместят; однако один металл удобнее другого согласно тому, что име-
ет больше сходства с золотом.
N.B. Если металл не был обработан как следует и был еще черным,
когда его отделили от питьевого золота, то его нужно сделать хорошо крас-
ным в огне, чтобы он приобрел цвет золота. А кто будет сомневаться, дол-
жен его поместить в свинец и очистить с помощью тигля для того, чтобы
была уверенность, что получилось хорошее золото, и чтобы он избавился
от всякого сомнения. Ибо сатурн и антимоний ничего не отнимут у такого
золота, это ясно будет показано на опыте.

Сухой путь, доказывающий, каким образом несовершенные металлы


трансмутируют с помощью моего Питьевого Золота

Возьмите (Ounce/Унцию = 30.59 g/гр) моего питьевого золота или


девственного молока и, положив его в стеклянный сосуд в горячий песок,
испарите из него всю влагу так, чтобы осталась половина унции соли. По-
ложите эту соль в тигель с (Scrupule ou Denier/Скрупула или Динье =
1.275 g/гр) или (Demi-Dragme/Половина Драхмы = 1.91 g/гр) серебра,
меди или железа в пластине; олово или свинец не обязательно брать в пла-
стине. Поместите тигель с солью и металлом на угли. Соль, быстро рас-
плавившись, словно воск, вскоре проникнет в весь металл и превратит его
в золото, это происходит за четверть часа или за полчаса. Если соль на-
лить за пределами тигля, то обнаруживается пластина металла в том же
виде и количестве, в каком ее туда положили, и она полностью превращена
в чистое золото. Олово и свинец, будучи легкоплавкими, расплавляются в
гранулы, имеющие природу чистого золота. Если тигель слишком разогрет
чрезмерно горячим огнем, то может случиться так, что серебро, медь и же-
лезо исчезнут в крупицы. Это то, что я не хотел рассказывать прилежным
ученикам и любителям Искусства.
Таковы два способа испытания моего питьевого золота сухим путем
и влажным, если ты сможешь их хорошо оплатить, то никогда не ошибешь-
ся в своем намерении. Однако я не утверждаю, что эта трансмутация при-
быльна, и прежде я добавил, что раскрываю все это лишь для того, чтобы
показать возможность искусства. И хотя это золото настоящее и выдержи-
вает все обычные испытания, тем не менее, оно не приносит никакой поль-
зы, ввиду того что перед тем, как это питьевое золото приобретет эту сте-
пень упомянутой силы, оно стоит больше, чем золото, образованное своим
способом.
Даже если это принесло бы какую-нибудь пользу, то золото, однако,

81 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

причинило бы зло, которое заключалось бы в таком королевском лекарстве


из-за такого малого количества золота, поскольку его можно получить в
другом месте, то было бы постыдным грехом потреблять столь превосход-
ное лекарство за небольшое количество серебра, которое можно было бы
из него извлечь; также я обучил этому намерению, не чтобы им воспользо-
ваться для получения золота, а чтобы наглядно показать всем, что и по сей
день встречаются люди, которых Бог наделил умением изготавливать за-
мечательные лекарства. Я ничуть не завидую другим, если они узнают что-
либо из моих трудов и нашли бы возможность осуществить работу. Но я не
хочу, чтобы нечестивец вообразил себе, что нашел здесь способ выместить
свою злобу. Бог хорошо знает, что он должен делать в данном случае, и это
не наша прихоть. Во имя истины, которую я пишу, в моей власти показать
все это в любое время, на этом я останавливаюсь.
Я легко могу предположить, что мои труды будут раскритикованы
различными суждениями, но я не могу им помешать, и это меня не беспо-
коит; мое утешение в том, что я написал правду и сумел ее защитить в при-
сутствии всех. Я также хорошо знаю, что мне смогут возразить в том, что
мое питьевое золото – всего лишь простой раствор обычного золота, кото-
рый, соединившись с другими металлами, возвращает золото, выпавшее в
осадок, благодаря вышеназванным металлам, и который возвращается в
свое первичное тело; таким образом, оно не является настоящим питьевым
золотом, ни этой трансмутацией - истинной трансмутацией золота. Что-
бы опровергнуть это возражение, я спрошу: разве обычное телесное золо-
то может быть растворено без какого-либо разъедающего средства? Мое
питьевое золото вовсе не имеет коррозии, оно является огненной водой,
совершенно противоположной разъедающим средствам, ввиду того что
это не что иное, как постоянная селитра или сульфурная соль, с которыми
обычное золото не имеет никакого сходства, и у них нет достаточной силы,
чтобы его растворить. Если бы даже тело обыкновенного золота было рас-
творено этими постоянными солями, что мое питьевое золото раствори-
лось бы в таком растворе, то обязательно было бы необходимо, чтобы этот
раствор золота принял желтый или красный цвет. Но мое питьевое золото
- не то же самое, ввиду того что оно настолько прозрачное и чистое, что
похоже на родниковую воду в великолепии и прозрачности. Кроме того,
раствор телесного золота окрашивает ногти, руки и волосы в черный цвет;
мое золото этого не делает, и, следовательно, оно заслуживает названия
философского золота. Ибо все Философы, которые были настоящими об-
ладателями универсального лекарства, намеренно признаются, что ни их
золото, ни его раствор не окрашивают руки в какой-либо цвет. Именно по
этому признаку они отличают обыкновенное золото от философского. От-
сюда обязательно следует, что мое питьевое золото было приготовлено с
философским золотом, поскольку оно не окрашивает руки ни в какой цвет.
Однако я хочу, чтобы растворение обычного золота не происходило с по-
мощью едкого растворителя, как не происходит с моим. При переварива-
нии оно бы не окрашивало и не трансмутировало несовершенные металлы

82 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

и обычную ртуть; но при других способах растворения золото покрыло бы


только их поверхность в цвет золота, выпавшего в осадок, – тот, что можно
приготовить из порошка с обычным золотом, и этот способ я описал. Когда
серебро им покрыто, оно также хорошо позолочено, словно обычной ртутью
и золотом. Позолочена лишь поверхность, а серебро нисколько не меня-
ется и остается в своем первоначальном состоянии. Таким образом, золо-
то, растворенное в духе соли, золотит поверхность некоторого железа при
участии витриола Венеры, но железо сохраняет свою природу и свойство.
Если обильно налить воды в этот раствор и положить в него олово, свинец,
железо или висмут, то золото, выпадающее в осадок посредством едкой
воды, обычно соединяется с металлом, словно с пористой губкой. И как
только вы размешаете воду, золото, выпавшее в осадок, похожее на мут-
ный и грубый ил, рассеивается в воде, а металл, помещенный туда, остает-
ся таким, каким был прежде, без всякой трансмутации.
Не вызывает сомнений, что если бы цельное тело несовершенных ме-
таллов приобретало тинктуру посредством растворения обычного золота,
что невозможно, и конечно, если натирать поверхность металлов, главным
образом Луны, этим раствором, то их внешняя сторона стала бы позоло-
ченной; мое питьевое золото вовсе этого не делает, но если им натереть
серебро, то оно придаст ему столько цветов, сколько появляется в хвосте
Павлина так, что их с трудом можно стереть. Это является несомненным
доказательством превосходства моего питьевого золота, являющегося ис-
тинным золотом Философов.
Если бы на меня обрушились другие возражения, я с легкостью смог
бы их опровергнуть, но я отнюдь не считаю, что найдется столь безрас-
судный человек, который захочет воспротивиться по большей части под-
твержденным вещам, разве что он сможет предложить что-то лучше. Если
найдется тот, кто предложит что-то лучшее, пусть он знает то, о чем я го-
ворю, и не пренебрегает этим. Невежда вовсе не различает хорошие вещи.
Свидетельство тому Фарнель, о котором мы говорили до отвращения. Тот,
кто будет сомневаться в этом, пусть проведет испытание; если он отка-
зывается его проводить, пусть воздержится от того, чтобы меня судить,
из страха подвергнуться осуждению других, кто объявит его настоящим
глупцом и невеждой. Мудрецам этого достаточно. Безумцы никогда не из-
влекут пользы из учения.
Пусть же невежды спорят и осуждают мое питьевое золото, сколько
захотят. Я всегда буду повторять им ту же песню: если у вас есть что-то
лучше, изготовьте его и подвергните требуемым испытаниям, в противном
случае замолчите и не презирайте то, что не сможет понять ваш грубый
разум.

О применении моего Питьевого Золота в Медицине

Какая необходимость в том, что я пишу о восхитительных свойствах


моего питьевого золота в медицине? Я не думаю, что нужно сочинять об

83 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

этом большой том, ибо это скорее вредит, чем приносит пользу. Некото-
рые имеют такую болезнь написания, что иногда приписывают вредному
сожженному вину свойства, которые с трудом можно было бы присвоить
питьевому золоту. Несомненно, что иногда в мерзкой и презренной вещи
больше скрытой силы, чем в самых драгоценных вещах. Но поскольку ни-
кто не отличает истину от фальши, и он вынужден верить тому, что слышит,
то невозможно, чтобы он постоянно не ошибался и не принимал добро за
зло. Поэтому испытание служит лекарством для поиска истины.
Если бы я хотел старательно описать силу моего питьевого золота,
то мне потребовалось бы сочинить большой том, здесь я не хочу этого де-
лать, но скоро я выпущу в свет Книгу, где расскажу об этом и о многих
других своих лекарствах, под названием «Фармакопея Глаубера». Здесь я
вкратце опишу применение моего питьевого золота.
Поскольку мое питьевое золото, как я часто повторял, - это концен-
трированный огонь, обращенный в жидкую форму, и поскольку каждый раз
эссенция похожа на нежный, проникающий огонь без пламени, каждый
легко может предположить, для чего оно пригодно в медицине.
Из всех элементов самым чистым, самым тонким, самым проника-
ющим и самым действенным является огонь; это признают все. Ибо сила
огня, коей является тепло, проникает в самые плотные тела, какими яв-
ляются металлы и стекло, нет ничего, что могло бы закрыть ему проход;
вода, земля, воздух легко вытесняются. Всемогущий Бог сравнивается с
огнем, от которого все вещества получают дух и жизнь, без которого ничто
не может жить и двигаться; все вещества являются твердыми, мертвыми и
холодными без него, как это видно по телам людей и животных, которые в
течение своей жизни всегда теплые, а когда они мертвы, то они холоднее
льда.
Пока эта искра жизни поддерживается подходящей пищей, она со-
храняет свою силу в животных; но как только у нее начинает заканчивать-
ся питание, она становится подобно лампе, угасающей из-за отсутствия
масла. Поскольку жизнь человека, будучи истинным огнем, поддержива-
ется питьем, едой, словно лампа, которая без масла и воздуха, необходи-
мых для поддержания огня и жизни, не может сохранить свой свет. Кто-то
может спросить, почему люди так легко атакуются болезнями, несмотря
на то что они не испытывают недостатка хорошей пищи? На это я отвечу,
что грубые, сырые и вязкие жидкости закупоривают проходы к духам и те-
плу жизни таким образом, что, испытывая недостаток еды, жизнь должна
лишиться ее. Мы всегда используем сравнение с зажженной лампой, где
видно, что фитиль или огарок, окруженный отходами нечистого масла, не
получает ничего, что может его сжечь, наоборот, это причина того, что он
умирает, хотя в нем достаточно масла. Также несмотря на то, что к под-
ножию старого дерева кладут много навоза, вегетация не является посто-
янной, и в итоге все вещества умирают. Сырые, грубые и вязкие жидкости,
смешивающиеся в корнях и закрывающие им проход к питанию, являются
причиной смерти растений так же, как людей и ламп, как сказано ранее.

84 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

Бог захотел создать такой порядок всех вещей, что, имея свои есте-
ственные причины, все они стремятся к концу и своему разрушению, чтобы
не было ничего устойчивого и постоянного, кроме вечности.
Прозрачнейшая вода, проходя по каналам и каналам дерева, в ито-
ге наполняет, наконец, их илом, сужает их и даже закрывает проход. Вот
что делает прозрачная и холодная вода источников. Что касается горячей
воды, она течет еще быстрее, как это видно на примере серных ванн, где
очень часто нужно открывать и прочищать каналы и акведуки для того,
чтобы вода могла свободно течь; но это происходит гораздо быстрее в тех
горячих водах, которые, снова охлаждаясь, оставляют отходы в сосудах и
закупоривают их. То же самое происходит в открытых сосудах, когда про-
зрачная вода часто нагревается и столько же раз охлаждается, ибо, в ко-
нечном счете, к внутренним частям сосуда прилипает клейкий ил, который
по истечении времени превращается в твердый камень. Если прозрачней-
шая родниковая вода делает все то, о чем мы только что сказали, то что,
по вашему мнению, должна делать вода мутная, грубая и илистая по своей
природе? Именно по этой причине не только новые вина отправляют на
дно бочки свои отходы и прикрепляют винный камень к бокам бочки, но и
старые вина делают то же самое, хотя и не в таком большом количестве.
Так же когда люди пьют нечистые жидкости, непременно случается,
что их внутренние органы, будучи наполненными отходами, отнимают у
них пищу жизни так же, как грубое масло отнимает пищу у света лампы.
Ибо все, что люди пьют и едят каждый день, с течением времени в итоге
закупоривает проходы внутренних органов и лишает жизненно необходи-
мый огонь своей пищи. Чем скорее отнимают эту пищу жизни, тем скорее
гаснет свет или жизненный огонь, и тем скорее приближается и господ-
ствует холодная и мрачная смерть. Это послужило поводом для старинных
пословиц: «Ешь вареное, пей чистое и говори правду, чтобы долго жить».
Кто-то скажет: «Что ж, я буду избегать мутных напитков, я не буду есть
ничего плохо сваренного и приготовленного с той целью, чтобы счастли-
во наслаждаться долгой жизнью». Тогда все идет хорошо, ввиду того что
для сохранения здоровья нет ничего лучше, чем жить умеренно и избегать
мяса, сырых и грубых напитков, но это не значит, что вы в итоге не будете
подвержены болезням и смерти. Ибо не существует настолько хорошо при-
готовленного мяса и чистейшего питья, которые не приносили бы с собой
скрытые отходы, которыми по истечении времени заполняют и закупори-
вают внутренние сосуды, откуда и происходят болезни, как мы это показа-
ли на примере прозрачной и чистейшей родниковой воды. Так же и дере-
вья, находящиеся на вершинах высочайших гор, хотя они и питаются очень
чистой дождевой водой, тем не менее, вынуждены умирать; они лишились
пищи, так как проходы к корням закупорены.
Я не хочу сказать, что дуб или другое дикое дерево, питающееся
только дождевой водой и листьями, опадающими каждый год, не живет
дольше, чем фруктовое дерево, выращиваемое с большой заботой во фрук-
товых садах. Ибо известно, что часто дуб доживает до тысячи лет там, где

85 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

хорошо выращенное дерево с трудом дотянет до ста лет. Это можно объ-
яснить различием в питании. Олени, живущие в лесах, и вороны в воздухе
могут жить больше ста лет, но если они лишены, хоть и в совершенстве
питаются, они не проживут и пятидесяти лет. Не вызывает сомнений и оче-
видно, что если бы люди жили только на воде и хлебе, они продлили бы
свою жизнь на много лет; однако никого это не интересует, и вместо того,
чтобы жить с осторожностью, люди предпочитают жить, чревоугодничая;
это перегружает природу, вызывает закупорки в утробе и, следовательно,
болезни. Дерево, чрезмерно удобренное навозом, притягивает жидкость,
которая закупоривает корни, препятствует им отправлять пищу стволу и
веткам, и это вызывает смерть. Вы спросите: «Что же нужно делать? Если
закупорка вызывает болезни, неужели нет лекарства, чтобы их предупре-
дить или устранить?» Я скажу, что и то, и другое возможно, что ее мож-
но предупредить и полностью устранить лекарствами-друзьями природы,
противоположными вещам, которые вызывают закупорку. Ибо холодные,
грязные и вязкие жидкости должны быть ослаблены, иссечены, раскрыты
горячими, проникающими и огненными лекарствами – то, чему нас очень
давно научил опыт. Самые надежные и самые эффективные из всех ле-
карств – это летучий дух обыкновенной соли или не разъедающий витриол,
летучий дух сырого винного камня, дух селитры и соли армоньяк и другие
подобные огненные духи, весьма подходящие для того, чтобы устранять
эти закупорки.
Однако, ввиду того что обычно эти летучие духи атакуют и раство-
ряют лишь недавние закупорки, которые еще не закрепились, то они не
имеют достаточной силы, чтобы победить и устранить застарелые заку-
порки, для них требуются Лекарства, которые им подобны и являются по-
стоянными. С этим соглашаются все опытные Врачи, и вся тонкость Меди-
цины состоит в том, чтобы суметь устранить не только новые, но и старые
закупорки. Травы и подобные им вещества вовсе не могут их преодолеть
ввиду того, что никто не может вылечиться с помощью них. Ибо после того
как больной долгое время применял паллиативные лекарства и проглотил
множество снадобий, в конце концов, смерть приходит за ним, которую он,
тем не менее, избежал благодаря некоему хорошему лекарству. Как могло
произойти, что холодное, грубое, сырое и плохо приготовленное лекарство
смогло завладеть холодными, грубыми жидкостями и смогло их разогреть,
иссечь и размягчить? Это могло бы быть то же самое, как если бы кто-то
захотел расплавить кусок льда с другим куском того же льда вместо того,
чтобы воспользоваться чем-либо горячим. Поэтому для того, чтобы разо-
греть, ослабить и устранить эти холодные и вязкие закупорки, нужно ис-
пользовать огненное, проникающее и живое лекарство и исключить кон-
серванты, сиропы, смягчающие микстуры, так как это вещества холодные,
мертвые и водянистые.
Я не могу смотреть без удивления на то, что люди так мало живут
из-за чистого незнания. Но эта слепота особенно обнаруживается в этих
бедных глупцах, вынужденных верить всему, что говорят, и целиком дове-

86 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

ряются времени и случаю. И может быть, Бог по своей доброте вылечит их


однажды.
Теперь подведем итог и остановимся на том, что основной причиной
смерти являются грубые, липкие жидкости, которые постепенно заполня-
ют внутренние органы, закупоривают их и отнимают их пищу у радикаль-
ной влаги и, наконец, отняв силы у жизненного огня, полностью гасят его.
Для того чтобы их удалить и рассеять, нет иного лекарства, кроме как со-
хранять открытыми и чистыми проходы и каналы внутренних органов или
открыть их, если они уже закупорены.
Вот то, для чего пригодно мое питьевое золото, и нет ни одного ле-
карства, способного сделать это лучше. Поскольку эта эссенция летучая,
огненная и проникающая по своей природе, нагревая холодные вещества,
смягчая грубые, иссекая вязкие, пожирая и иссушая все жидкости таким
образом, что оно препятствует и предупреждает всякого рода закупорки,
размягчает и иссекает те, что уже образовались. Кроме того, оно превос-
ходит все другие лекарства, чтобы укрепить и сохранить жизненный дух,
и, следовательно, достойно того, чтобы быть, считаться и называться со-
средоточенным центром всех лекарств. Ибо все свойства, рассеянные в
растениях, животных и минералах, сконцентрированы в этом лекарстве и
справедливо обеспечили ему звание универсального Лекарства, которое
превосходит другие лекарства не только в быстроте операции касаемо из-
лечения человеческого тела, но еще и касаемо исправления и улучшения
растений и минералов.
Если бы его превосходные свойства исцеляли только болезни людей
и не производили бы эффекта на растения и минералы, то оно не смогло бы
заслужить имени универсального Лекарства и было бы поставлено в ряд
отдельных лекарств, способных излечивать только болезни животных.
Это правда, что Философы приписывают своему универсальному Ле-
карству исцеление всех болезней человеческого рода и исправление несо-
вершенных металлов и даже возможность трансмутировать их в совершен-
ное золото. Но что касается растений, они не говорят об этом ни слова. Я
не знаю почему, и я не считаю необходимым объявлять причину, ввиду того
что мне достаточно сказать, что мое лекарство идет еще дальше и осущест-
вляет то же воздействие на растения.
Однако я хочу, чтобы каждый правильно понял смысл моих слов и не
считал меня таким простодушным оттого, что я сравниваю свое питьевое
золото с великим камнем Философов, который превращает в чистое золото
несметное множество несовершенных металлов с помощью проекции. По-
скольку я не присваиваю столь великие свойства своему лекарству, однако
я бы не утверждал, что со временем оно не сможет получить что-то лучше,
я еще не достиг этого и, может быть, никогда не достигну. Это не в моей
власти, а во власти Бога, который может это дать тому, кто ему подобен.
И все же я благодарю Небесного Отца за этот великий дар, который я при-
нимаю от него, я, являющийся недостойным этого королевского младенца,
которым он меня одарил. Однако я не знаю, захочет ли божественный Отец

87 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

оказать мне свою милость для того, чтобы вырастить этого ребенка до зре-
лого возраста и надеть на него венец чести и славы. Это зависит от него,
кто может одарить всем и отнять все по своей воле.
Все, что я здесь описал, соответствует чистой правде и не имеет иной
цели, кроме славы и почести Бога с проявлением его восхитительных тво-
рений. Затем следует здоровье людей, для того чтобы талант, доверенный
мне Богом, принес соответствующие плоды и был использован на благо
моего ближнего.
Однако Философы наделяют свое лекарство свойством создавать из
любого рода алтарных камней драгоценные камни всяких цветов, подоб-
ных Натуральным. Кто-то вновь спросит о моем питьевом золоте, и я снова
ему отвечу, что мое питьевое золото еще несовершенно и пребывает в дет-
ском возрасте, и, достигнув совершенства посредством огня, оно, может
быть, однажды будет способно осуществить то же действие. В том состоя-
нии, в котором оно сейчас находится благодаря моему умению, в закрытом
тигле за три часа оно превращается в прозрачный камень, красный, как
кровь, похожий на рубин; если бросить его кусочек в расплавленное стекло,
то камень сделает его зеленым, желтым, синим или черным в зависимости
от того, в большем или меньшем количестве его добавили, или от того, как
долго его держали в течении. То, что он делает, это еще неустойчиво и не-
зрело; и можно легко представить себе то, что он сделает, когда достигнет
совершенного постоянства в огне. Впрочем, за несколько часов он окраши-
вает в различные цвета некоторые виды белой гальки в огне и даже пре-
вращает серу в добротное золото. Это истина, вызвавшая у меня восторг,
оттого что я никогда этого не слышал.
И я думаю, что будет кстати объявить, как я достиг этого знания. Я
положил на песок несколько унций моего питьевого золота, находившихся
в фарфоре, чтобы флегма испарилась, и я смог превратить ее в соль. Жар
огня слишком усилился в мое отсутствие, значительная часть жидкости
вылилась из фарфора при кипении и разлилась по песку. Приблизившись,
чтобы увидеть, что происходит, я обнаружил, что разлившаяся жидкость
скрылась в горячем песке. Убрав песок, соединившийся в тело с питьевым
золотом, и положив его в стекло, я налил в него дождевой воды и поместил
стекло на горячий песок. Затем я наливал через воронку воду, притянув-
шую соль, и таким способом фильтруя жидкость, пропитанную солью, ко-
торая без изменения цвета и вкуса прошла чистой и прозрачной, я отделил
ее от песка. Однако я был весьма удивлен, когда увидел, что песок, кото-
рый прежде был белым, стал будто красным, потому что питьевое золото
окрасило даже песок. Поместив его в тигель для испытания, он вернул мне
совершенно чистое золото, что удивило меня еще больше, ибо это чудесная
трансмутация, о которой я никогда не слышал. Это убедило меня в том, что
кусок кристалла мог бы быть переварен в питьевом золоте в драгоценный
камень, несмотря на то, что я никогда не проводил такого опыта, но, тем не
менее, я его осуществлю, если Бог сохранит мне жизнь.

88 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

После данного испытания я предположу, что песок, в который я посе-


ял травы и который я полил своим питьевым золотом, полностью не передал
травам свойства и качества золота, но он удержал его главную часть для
своего исправления и дал травам лишь его наименьшую часть. Это пред-
положение меня не обмануло, так как, воспользовавшись этим случаем, я
нашел истинную вещь. Поэтому впредь я больше не использовал песок для
того, чтобы передать травам свойства и качества золота, но вместо него я
использовал древесные опилки, в которые я начал сеять травы. Ибо дерево
не имеет такой же силы, как песок, чтобы также извлекать эссенцию питье-
вого золота. Таким образом, гнилое дерево или опилки дерева больше по-
дойдут для данного вида производства, чем песок, притягивающий к себе
основные свойства питьевого золота, использует их, чтобы исправиться, и
оставляет малую часть из оставшегося растениям, обычно создавая людей,
каждый из которых наиболее близок к себе самому. Если бы я случайно не
уследил за этим, то песок лишил бы меня большой выгоды, оставив лишь
немного растениям и забрав лучшее самому себе.
Не нужно здесь создавать вещь, достойную быть узнанной; посколь-
ку травы, рождающиеся при помощи моего питьевого золота, всегда силь-
нее и больше, чем обыкновенные травы, и превосходят их по цвету, вкусу,
запаху и другим свойствам. Причина в том, что вышеназванное универ-
сальное Лекарство – это только огонь, передающий свою огненную силу
растениям и минералам. Ибо это довольно известный факт, что чем теплее
регионы, тем полезнее травы, которые он производит. Травы, рождающи-
еся в самых влажных областях Фландрии, несравнимы по запаху, вкусу и
силе с теми, что произрастают в верхней Германии, где почва более теплая
и сухая. В верхней Германии не растут травы столь великой силы, как во
Франции, где воздух горячее и суше, чем в Германии, где розмарин вряд
ли сможет избавиться от ущерба Зимы; в пустынях Франции он растет в
таком изобилии, что становится большим, как дерево, и укрывает от дождя
то, что начинается снизу. В Германию, Фландрию и другие земли привозят
замечательный мед из Марселя, где Пчелы делают его из нектара цветков
розмарина, а уже из меда делают хорошее медовое вино или варенье из
плодов и цветков. Что касается меда, собираемого Пчелами на влажных
и заболоченных лугах Голландии и Фризии, он почти не имеет запаха, но
превосходит в качестве мед, который пчелы собирают с цветов диких дере-
вьев и с цветов, растущих в пустыне.
Это ясно демонстрирует, что свойства трав различны; и сильно оши-
баются те, кто, без различия объединяя все растения Европы в одну и ту
же категорию, приписывают те же самые свойства травам из стран Севе-
ра, таких как Дания, Норвегия, Швеция и Польша, которые древние Врачи
приписали своим растениям. Новые Галенисты утверждают, что влажные
травы в холодных регионах равны по силе тем травам, о которых упомина-
ли древние Врачи. Однако опыт демонстрирует злоупотребления, которые
они совершали при использовании своих трав; Авиценна, Аверроэс, Эги-
нет, труды которых собирал Гален, не были Германцами, Шведами или По-

89 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ляками, будучи жителями этих теплых регионов, в которых соль, нагревае-


мая день и ночь лучами Солнца и наделенная свойствами золота, передает
чудесную силу травам. И это грубая ошибка - приписывать те же самые
качества травам наших Холодных регионов. Однако благодаря мастерству,
возможно, травы самых Холодных стран имеют те же самые свойства, ка-
кие Арабы приписывают своим. Все Философы говорят, что искусство на-
чинает там, где заканчивает природа. В особенности Гермес, являющийся
словно отцом, ясно говорит в своей Изумрудной Скрижали: «Это истинная
правда: то, что вверху, словно то, что внизу, и наоборот, чтобы совершить
чудеса из одной вещи».
Хотя эти слова можно истолковать по-разному, тем не менее, их
главный смысл заключается в том, что высшее и низшее Солнце порождает
и совершенствует все вещества. Мы никаким способом не сможем притя-
нуть к себе высшее Солнце и меньше всего приказать ему сделать наши
земли восприимчивыми к теплу его лучей и наполнить травы, чтобы они
выработали те же свойства, какими обладают травы Аравии. Оно нас со-
всем не знает, но продолжает свой обычный ход и выполняет функцию, ко-
торую ему определил Бог. Если мы хотим исправить дары природы, нужно
обратиться к искусству, которое является их подражателем, и узнать, за-
хочет ли оно оказать нам свое содействие. Это оно сделает легко - земля
Европы произведет такие же действенные травы, как и земля Аравии, и
даже с малыми расходами, таким образом, нет необходимости использо-
вать в этом мое питьевое золото, которое стоит больше. Ибо соленая и те-
кучая сульфурная вода окажет тот же эффект, ввиду того что в соли и в сере
находятся полностью концентрированные и коагулированные солнечные
лучи. Это наше земное Солнце, благодаря свойству которого оживают все
вещества; если бы мы умели должным образом применять его в растениях,
то при помощи искусства мы сделали бы то же самое, что делает высшее и
натуральное Солнце в травах. Тот, кто не понимает этих слов, не должен
стоять в ряду Философов, он следует за слепыми Врачами и увлекает за со-
бой во тьму пропасти. Солнце, осуществляющее свой ход в Небе, не может
стать ни большим, ни меньшим. Что касается низшего Солнца, то мы его
держим в своих руках и можем приспособить его к травам согласно нашему
желанию.
Из этого следует, что искусство превосходит природу, если мы мо-
жем правильно его применить. Но это рассуждение тянется гораздо даль-
ше, о чем я даже не думал, и его длительность предупредила, чтобы я оста-
новился. Длинные уши осла не становятся короче от долгой речи, а Эфиоп
не становится белее от непрерывного мытья.
Однако с той целью, чтобы каждый увидел, что я не сказал ниче-
го, кроме правды, я объясняю это еще понятнее; нужно открыть и другие
вещи, чтобы провести с ними опыт, если вы хотите. Коагулируй мое питье-
вое золото в красную соль и брось 3, 4, 5, 6, 8 или 12 ее крупинок, боль-
ше или меньше, на половину унции расплавленного в тигле кристального
стекла, чтобы расплавить то, что будет на поверхности. Сделав это, стекло

90 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

тут же притянет тинктуру и покроется цветом такого красивого гиацинта,


что он ни в чем не уступит натуральному цвету гиацинта. N.B. Если про-
вести плавление посредством огня в течение более длительного времени,
стекло окрасится в золотой, зеленый, синий и, наконец, черный цвет, если
оставить его в огне слишком долго. Тот, кто захочет сделать рубин, пусть
положит в чистый тигель, покрытый одним коагулированным питьевым
золотом, без добавления чего-либо, и оставит его плавиться в течение не-
скольких часов; тогда он получит стекло цвета крови, которое будет таким
красивым, что, лишь взглянув на него, оно сможет восстановить и осчаст-
ливить человека, перегруженного делами и заботами.
Каждый легко может догадаться, в каком состоянии находится тот,
кто после многочисленных работ и ожидания благословения Бога, нако-
нец, видит способность вещества, которое он так старательно искал. Мо-
исей рад был видеть только Землю Обетованную, хотя он в нее и не во-
шел. Какова же была радость этого святого старца Симона, когда, войдя
в Храм по божественному вдохновению, он взял маленького Иисуса в свои
руки и произнес: «Господь, теперь отпустите вашего слугу с миром, потому
что мои глаза увидели моего Спасителя». Думаю, что никто не возмутится
этим сравнением. Ибо мой младенец – это грязь. Тем не менее, ребенок
Иисус, еще не будучи в том возрасте, чтобы уметь говорить, проповедо-
вать и творить чудеса, все же был похож на других детей внешне, и никто
не знал, кем он станет однажды, пока, не достигнув зрелого возраста, он
не совершил великие чудеса. И по этой причине божественная сущность,
прятавшаяся в нем испокон веков, проявилась с течением времени. Таким
образом, никто не знает, какие цвета и какой внешний вид должно иметь
растение, которое должно родиться из некоего семени; в итоге, рождаясь,
оно проявляет то, что скрывало в самом себе.
Также истинная исходная сущность золота, спрятанная в моем пи-
тьевом золоте, не видна глазу, и еще меньше видно то, что может сделать
из него искусство, прежде чем оно получит свое постоянство посредством
огня. Нужно терпеливо ждать, пока вырастет этот ребенок и, достигнув
возмужания, будет совершать мужские поступки. Кто бы подумал, что
вся сущность птицы с крыльями и то, что ей принадлежит, было спрятано
в яйце, если вещество не было бы всем известно? Если выпить слишком
большое количество сусла, оно навредит желудку и вызовет колику, но ког-
да оно превращено в крепкое и светлое вино, оно укрепляет желудок и про-
являет силы, которые прежде скрывало. Тот, кто знает растительное семя,
животное яйцо и первичную сущность минерала, тот знает, что из семени
должна родиться трава, из яйца – птица, из первичной сущности минера-
лов - универсальное лекарство. Однако тот, кто неспособен так рассуждать
и кто пренебрегает семенем, яйцом и первичной сущностью минералов, кто
плавит соль и серу, тот, не задумываясь, также отклоняет скрытую траву,
птицу и универсальное лекарство. Поэтому никто не должен пренебрегать
тем, чего он не понимает. Для разъяснения дела я скажу, что первичная
сущность золота скрывает универсальное лекарство, которое время, искус-

91 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ство и природа действительно производят на свет. Поэтому не нужно на-


смехаться над моим питьевым золотом, так как оно еще ребенок и похоже
на обычную соленую воду; напротив, следует представить себе, что, будучи
похожим на яичный белок, он содержит внутри себя желток, из которого
однажды появится красивая птица.
Уже достаточно сказано о природе и свойствах моего питьевого зо-
лота. Вскоре я опубликую применение питьевого золота среди своих ос-
новных лекарств. Однако всякий, кто захочет им воспользоваться, сможет
сделать это с полной безопасностью, ввиду того что оно не оказывает тако-
го воздействия, которое не было бы полезно человеческому телу, укрепляя
радикальную влагу, поддерживающую человеческую жизнь, как мы это по-
казали на примере лампы. Но его нужно применять с осторожностью, так
как из-за того, что это чистый огонь, его следует применять в меру. Внача-
ле больному нужно дать одну или две его капли в вине, пиве или в другом
напитке, и особенно полезно в винном спирте; на следующий день нужно
будет добавить одну капельку, и также по капельке в другие дни так, что-
бы оно очистило организм с помощью мочи и пота и иногда с помощью
испражнений. После этой процедуры нужно постоянно уменьшать дозы
так, чтобы после устранения болезни больше не хотелось применять ле-
карство. Исполнив надлежащим образом все вещи, вы увидите, что совсем
не осталось недугов, которые не были бы излечены и истреблены этим ле-
карством, словно дерево, поправившееся от пылкого огня; все обратилось
в ничто, за исключением постоянной соли. Ибо как мы показали ранее, все
болезни происходят от жидкостей, которые ничто не может вылечить луч-
ше и увереннее, чем это питьевое золото, которое их открывает, иссекает,
истребляет и изгоняет так же, как Солнце поглощает и испаряет воду в
сосуде. Таким образом, оно исцеляет и предупреждает проказу, оспу, че-
тырехдневную лихорадку и другие, цингу, эпилепсию, апоплексию, ипо-
хондрическую меланхолию, камни в почках и в мочевом пузыре, подагру
и все заболевания матки, как известные, так и неизвестные, и даже чуму.
Во время гниения исчезает только чрезмерная флегма. Таким образом, мы
видим, что сангвиник, обладающий суховатым темпераментом, чувствует
себя лучше флегматика. Сухой сахар сохраняется много лет, если он увлаж-
нен, то становится кислым и заплесневелым, даже если в него положить
соль для его сохранения.
Избыточная жидкость открывает дверь смерти, чтобы атаковать
жизнь; и наоборот, горячая и умеренная сухость сохраняет все вещества в
хорошем состоянии и препятствует разрушению. Несмотря на то, что дом
красив и великолепен, из-за приоткрытой и потрескавшейся крыши в него
со всех сторон попадает дождь, от которого он портится и гниет; а если
закрыть щели, через которые попадает дождь, и открыть другие, сквозь
которые может войти горячий воздух, для того чтобы высушить влагу, то
дом может быть сохранен. Люди, живущие во влажных и болотистых мест-
ностях, где питье и еда являются водянистыми, обычно не отличаются хо-
рошей умеренностью, мучаясь от воспалений и цинги. Напротив, те, кто

92 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

живет в горах и возвышенных местностях, наслаждаются более чистым


и сухим воздухом, питаются мясом, более подходящим для здоровья, не
знают о болезнях, происходящих от влажности; они крепкие и имеют твер-
дую и упругую плоть. Это различие заметно не только у людей, но и у всех
остальных веществ. Ибо не только хлеб, мясо, фрукты и другая еда плес-
невеет и портится гораздо быстрее во влажных местах, но даже и металлы
– железо, медь, олово и другие не избегают порчи от влажного воздуха, и
покрываются ржавчиной, чего не случается с ними так легко в сухом воз-
духе. Вот то, что я вкратце хотел рассказать о своем питьевом золоте; я
расскажу о нем далее в применении моих основных лекарств, которое по-
следует вскоре за этим трактатом.
Хотя я часто тут и там упоминал в своих трудах о приготовлении мо-
его питьевого золота понятно и в манере Философов, как в «Чуде Мира»,
в его объяснении и продолжении, однако чтобы полностью удовлетворить
всех, я предупредил каждого не представлять себе, что предмет должен
быть добыт из других стран с большими затратами, материя моего питье-
вого золота во всех местах предлагается бесплатно как бедному, так и бо-
гатому, и может быть доведена до совершенства за три дня. Я слышу, как
говорят об этом совершенстве, которое может требоваться в его детстве,
а именно для того, чтобы быть девственным молоком или универсальной
целебной прозрачной водой, которую я называю питьевым золотом; в нем
спрятана драгоценная кровь Дракона, чтобы превратиться за ограниченное
время в постоянную Саламандру – это то, чего я еще не достиг. И, следова-
тельно, я остаюсь там, нисколько не сомневаясь, что мое питьевое золото
будет дополнено верой и устойчивостью посредством сухого или влажного
метода.
Впрочем, я не отрицаю, что оно может быть сделано из всех веществ
на свете, но легче и быстрее из одного предмета, чем из другого. Самый
бедный ребенок, приходящий в мир, обязательно наслаждается этим пред-
метом, без которого он не смог бы дышать. Поэтому некоторые древние
Философы написали, что у Адама и Евы была та же материя в Раю, хотя они
и не были одеты, прикрыв нагие места листьями, после чего они познали
свою наготу. Ибо это было за пределами Рая, где Бог сотворил им одежду.
Древний Отшельник Мориенус, обсуждая универсальный предмет с Коро-
лем Калидом, попросившим у него разъяснения, ответил ему: «О, Король,
этот предмет находится в твоем распоряжении». Завершив работу, он на-
писал такие слова на сосуде, содержащем камень: «Тот, кто носит все с
собой, не нуждается в помощи других, которым он дает знать, что в любых
местах он может снова получить универсальную материю, и что для этого
ему никто не нужен». Мария Прорицательница, сестра Моисея, называет
делание трехчасовым, другой называет Философским деланием семи дней,
а я, новичок Глаубер, ученик Гермеса, истинно утверждаю, что мое питье-
вое золото, о котором идет речь, может быть сделано за три часа и даже из
предметов, находящихся повсюду, и которыми пользуются все и не могут
обходиться в жизни. Это худшая правда, не прикрытая облаками сходств

93 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

или неясными речами. И для того, чтобы никто не сомневался в буквальном


смысле этого труда, я утверждаю в третий раз, что питьевое золото может
быть сделано из любого вида растения, животного или минерала, но скорее
из одного, чем из другого. И хотя каждый сможет его сделать из любого ку-
ска дерева, хлеба, мяса, травы, листьев, однако, легче сделать его из соли,
являющейся сконцентрированным центром всех растений и животных; это
то, что я считаю непременной истиной. Однако я хочу, чтобы каждый знал,
что я говорю здесь именно о соли, находящейся в любых веществах.
С целью, чтобы люди лучше поняли смысл моих слов, я добавлю крат-
кую, но фундаментальную речь. Для тех, кто интересуется искусством и кто
имеет страстное желание добиться успеха, не достаточно читать того или
иного Философа, чтобы затем убедиться в том, что ясно понял учение, ко-
торому его обучали. Но он тщательно должен исследовать то, какова при-
рода и основа того, что он ищет, и каким путем ее найти. Ибо если мы бу-
дем точно исследовать вещества и дойдем до сути, то обнаружим, что Бог
был один, до того как он с удовольствием не сотворил видимые вещи ради
своей славы. Он произнес то, что было сделано, то, что дало рождение эле-
ментам, от которых произошло все то, что мы видим, без которых природа
не может существовать. Если вы хотите сделать что-то лучше и чище, чем
природа, то нужно обратиться за помощью к искусству, которое превосхо-
дит и идет дальше, и начать там, где природа завершила. Ибо тогда можно
дойти до квинтэссенции, которая, превосходя природу на одну степень, не
смогла бы пройти дальше. Если бы вы хотели получить нечто еще более со-
вершенное, чем квинтэссенция, то нужно было бы действовать неким иным
способом, ввиду того что искусство не идет дальше квинтэссенции. Таким
образом, обязательно необходимо вернуться к центру, откуда произошли
элементы. Данный центр – это божественное решение, или универсальная
соль-гермафродит, происходящая из двух природ, будучи истинной пер-
вичной движущей силой, содержит в себе две скрытые противоположно-
сти, и эти противоположности, взаимно действуя одна против другой, рож-
дают три принципа трех царств: растений, животных и минералов, питают
и приумножают их посредством четырех элементов; вот обычный ход при-
роды. Но искусство идет гораздо дальше, оно восстанавливает окружность
в центре и не позволяет этому центру или первичной движущей силе, что-
бы из двух противоположностей, действующих друг против друга, пациент
был побежден агентом; и оно проходит через три вышеназванных царства,
как через свои окружности; оно преодолевает и умиротворяет эту первич-
ную движущую силу с целью, чтобы не разделить силы и не растянуть их
в слишком большую окружность, и чтобы ими завладеть и поглотить их в
самом себе. Как дракон откусывает ядовитый хвост и питается им, когда
у него нет другой еды, и благодаря этому он становится высшим лекар-
ством. Поэтому Гермес очень мудро сказал: «Наш дракон умирает только
от F и S». Нужно, чтобы один огонь победил другой и трансмутировал его
в более благородную эссенцию. Такой огонь – это мой секретный Алкагест,
или настоящее питьевое золото, с помощью которого могут происходить

94 Alchimie
Глаубер «Об Универсальном Лекарстве»

чудеса. Чистая прозрачная вода, в которой спрятан огонь, цвет и форма.


Однако этот внутренний огонь легко проявляется и становится видимым
благодаря двойному огню, сухому и влажному. Сухой способ осуществляет-
ся посредством огня и тепла обычных углей дерева. Для влажного способа
нужно пользоваться хорошо очищенным винным спиртом, освобожденным
от всякой своей флегмы.
Возьми унцию сухого и концентрированного огня, положи в него три
унции влажного огня или винного спирта, который впитает сухой огонь за
короткое время. И тот, и другой, переварившись в течение нескольких ча-
сов в колбе с длинным горлышком посредством подходящего тепла, приоб-
ретет цвет крови и проявит свои концентрированные свойства. Ибо все то,
что было получено изнутри, появляется и становится видимым и заметным
при внешних огнях. Таким образом, маленький ребенок, облаченный в бе-
лый цвет, становится красноречивым, сильным и осторожным, как взрос-
лый мужчина, и девственное молоко превращается в очень действенную
кровь дракона. Это истинная вода жизни, и настоящее вино здоровья; если
принимать его по несколько капель ежедневно, то оно сохраняет и прод-
левает жизнь. Некоторые порядочные люди видели у меня восхищающее и
мгновенное свойство этого лекарства.
Если встречается какой-нибудь больной, который совсем не может
получить облегчение от обычных лекарств Галенистов, и если он захочет
прибегнуть к помощи моего питьевого золота, то я милосердно дам его ему
столько, сколько ему требуется для излечения. И сделаю это с большой охо-
той с той целью, чтобы в эти последние века, когда мир полностью испор-
чен, чудеса божественного провидения стали известны, и чтобы закрылся
рот врагов этого благородного и замечательного искусства, которые пре-
зирают и обвиняют философов во лжи из чистой зависти и невежества.
Я никоим образом не сомневаюсь, что найдутся некоторые, кто пой-
дет по моим следам, чтобы создать настоящее питьевое золото, и поста-
рается довести его со временем до высшего совершенства, счастливому
успеху которых я нисколько не завидую, если Бог соблаговолил даровать
им столь великий дар. Никто не вытянет из меня ничего иного, кроме того,
что я написал в своих трудах относительно этого питьевого золота. Ибо
каждый будет рад обнаружить у меня приготовленное лекарство. Ни один
из сотни его не предложил бы, если бы был его обладателем. Я уже до-
статочно много рассказал о причине, подтолкнувшей меня раскрыть его и
предложить больному ради его утешения и выздоровления.
В заключение, я вновь заявляю, что все, сказанное мною, – истинно.
Пусть никто не осмелится насмехаться над этим, как над невозможной и
бесполезной вещью.
Каждый свободен в осуществлении испытания. Пока я буду жив, это
приготовленное лекарство можно найти у меня. Я даже продемонстрирую
его применение друзьям для улучшения растений, животных и минералов
с той целью, чтобы продемонстрировать божественные чудеса и возмож-
ность искусства.

95 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

КОНЕЦ

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЮ

Чтобы читатель лучше понял смысл этого небольшого научного тру-


да, я подумал, что будет кстати сделать краткий вывод. Все дело заключа-
ется в том, чтобы знать, как легко приготовить это лекарство из растений,
животных и минералов, находящихся повсюду, и по этой причине его назы-
вают универсальным, потому что оно помогает от болезней и недугов этих
трех царств. Все растения лучше и быстрее растут при помощи этого лекар-
ства и обретают гораздо более приятный аромат и вкус, чем те, что вырас-
тают с помощью обычного навоза животных. Подобным образом улучшает-
ся плодовитость животных, как у самцов, так и у самок, радикальная влага
укрепляется, все закупорки в теле открываются и устраняются. В царстве
минералов это самое эффективное лекарство, которое исправляет несовер-
шенные металлы; оно трансмутирует меркурий в добротное золото; алтар-
ные камни, кристаллы и стекла – в красивые рубины и гиацинты, похожие
на натуральные камни по цвету, но не по твердости. Все эти свойства обе-
спечили ему имя Универсального Лекарства; это то, что я не намеревался
запечатывать от любителей искусства и почитателей божественной добро-
ты.

КОНЕЦ


N.B - (от лат. nota bene - заметь хорошо) знак (N.B. или NB), который ставится на
полях (книги, документа и т.п.), чтобы обратить внимание на данное место в тексте.
F-S - (возможно анаграмма от лат.) F - fons - фонтан,родник и S - spiritus - ветер,
дух.

96 Alchimie
Traite

Anonyme
Le Banquet des Sages

Аноним
Пир Мудрецов

Alchimie
Mercure

Soufre
Аноним «Пир Мудрецов»

Пир Мудрецов
Или
«Наставление Меркурия одному из своих учеников»
Центральная Библиотека Национального Музея Естественной Истории в
Париже
Рукопись №2040, XIX век

БЛЮДО ПЕРВОЕ

С о своей самой нежной молодости я пытался проникнуть в по-


рядок законов природы, подчиненной правилам, которые были предписа-
ны ей Богом с момента сотворения мира, и я заметил, что в любых вещах
она действует с той же простотой. Занятый изучением и размышлением
над этими замечательными законами, в один из прочих дней, когда Овен
приносит в наше полушарие прелестные дни восхитительной весны, меня
остановил молодой человек, чей рост и величие были выше обычного. «Мой
друг, - сказал он мне, - я уже долго за вами наблюдаю. Мне показалось, что
вы в очень затруднительном положении, и некое серьезное исследование
вводит вас в грустное и меланхоличное настроение: могу ли я узнать пред-
мет ваших размышлений и огорчений?» «Кем бы вы ни были, - ответил я
ему, - я боюсь признаться вам в предмете моих огорчений и размышлений,
что не вызовет у вас ничего, кроме презрения и насмешки».
«Нет, - сказал он, - я именно тот, кого вы ищете. Мое имя – Меркурий
Неизвестный и Универсальный, который может вас удовлетворить. Я - тот
самый Меркурий, который находится во всех телах природы, который дает
движение и жизнь любым вещам. Все живет и дышит мной. Я сын Юпитера
и Юноны, я принимаю все вообразимые образы. Я Протей, который пере-
дает движение любым вещам. Когда я занимаюсь каким-либо предметом, я
придерживаюсь его природы. Я возбуждаю ее своей нежностью, я ее жалю
без колкости, и я пробуждаю ее от дремоты приятным действием. Тогда
происходит то же самое, что и при любовных ласках животных, то есть вы-
брос семени вида данного предмета. Это то, что полностью вводит вас в
заблуждение, вы недостаточно размышляете о том, чтобы понять основ-
ные аксиомы философов. Достаточно способности к размышлениям и из-
учению, чтобы узнать все мои секреты:
1. Природа содержит природу.
2. Природа радуется природе.
3. Природа превосходит природу.
Как же здравый ум не может понять, что первое обозначает материю,
которая хоть и не является металлической, но должна ею стать; что вто-
рое превосходно обозначает воздействие естественного огня, с помощью

101 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

которого Меркурий разрывает свои связи, чтобы зародиться на глазах у


философов; и что, наконец, третье выражает то, как это Божественное Де-
лание достигает предела своего совершенства, без иной помощи, кроме
собственной природы, благодаря мастерству природы и самого мастера.
Итак, это любовный поцелуй, который происходит при гниении,
и посредством сухого и влажного, холодного и горячего рождается дитя
философов, которое они назвали, как и меня. Это происходит так: сухое и
горячее, заключенные в материю, являющиеся хранителями света и огня,
посредством мягкости агента испускают свои лучи из центра к окружности
и покидают свое глубокое прибежище, где они были словно оцепенелыми
под массой влаги и холода, находящихся снаружи; они пришли приласкать
их и соединиться с ними с помощью воздействия агента-посредника. И по-
скольку холод и влага имеют во владении мрак и темноту, они пришли к
согласию с сухим и горячим, что мрак и темнота сбегают в глубину вод, и
благодаря полному разделению, которое произойдет, они удалятся со всей
нечистотой шлаков, которые служат словно грязной и грубой оболочкой
субстанции, состоящей из таких чистых элементов. Свет и сияние созда-
ны для того, чтобы освещать этот новый мир как снаружи, так и внутри, и
править жизнью там, где смерть держит свою империю в ужасе грязного
мрака, который угнетает огонь в сухом и горячем, тесно сжатые и превра-
щенные словно в точку в середине центра, и что, наконец, сухое и горячее
с помощью дистилляции несут свое царство к окружности и господствуют
всюду, не разрушая, тем не менее, холодное и влажное, которые лишь бла-
годаря этому философскому примирению выдержат превращение в при-
роду горячую и сухую. Как я уже сказал, это осуществляется с помощью
другого гниения, посредством агента, с помощью которого противополож-
ности примиряются, как в середине, которая содержит природу всего. Но
это примирение не может произойти ни в уксусе, ни в крепких водах, ни с
помощью соленых и разъедающих менструаций, ни с помощью любой дру-
гой элементарной воды или воды, чужеродной металлическому виду. Что-
бы объяснить мягкость этого агента, Философы сравнили его действие с
совокуплением животных. Поскольку когда рождается наш меркурий, это
субстанция, которая берет свое начало из двух, отсюда проистекает тре-
тье, полученное из объединения двух сперм. Поэтому Мориенус сказал
царю Калиду, что делание заключается в нем, и в нем содержится рудник.

БЛЮДО ВТОРОЕ
Что такое дитя философов

Ошибкой всех учеников, преследующих Меркурий, является то, что


они не знают ни дитя философии, ни его восхитительного рождения. Для
них это большой камень преткновения. И тот, кто меня слушает, вспомни
свои последние работы, когда с помощью определенной операции, на кото-
рую я тебя вдохновил, ты действовал способом, соответствующим природе;
хотя трудно поверить в то, что это благородное дитя или что-либо подоб-

102 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

ное представало семь раз перед твоими глазами всегда красивее, блиста-
тельнее, изящнее жемчуга, чище серебра, белее простокваши, все усеянное
звездами и лучами, отмеченными своим небесным происхождением: тем
не менее, ты не познал мира и важности этой субстанции, такой тонкой и
прекрасной, которую ты видел своими глазами и трогал своими руками. Ты
видел, что это нечто хорошее, но твой все еще затуманенный ум не позво-
лил тебе взять и собрать отдельно эту меркуриальную субстанцию, которая
родилась по своей воле, не увидев и не предвидев своего рождения. Если
бы ты собрал и отделил ее от своих нечистых шлаков, на которых она сама
сублимировалась, и если бы затем ты смог бы ее сварить в своей собствен-
ной крови, ты бы получил сокращение солнечного и лунного дерева. Но ты
не знал, как обращаться с этим прекрасным меркурием, ты мечтал о том,
что ты мог с ней сделать; ты бы поразмыслил об этом, веря в то, что она не
могла бы от тебя ускользнуть, и что в восьмой раз ты сделал бы ее еще кра-
сивее. Так бы и произошло, если бы ты не усилил свой огонь, но немного
больше огня, чем обычно, его испаряет. На следующий день ты собирался
вновь лицезреть это прекрасное дитя, но оно исчезло. Действительно, тебе
пришло в голову взять его, собрать отдельно и даже сварить его, это я
вдохновил тебя на эту мысль. Но поскольку тебе не хватало знания, ты не
был тверд. Из-за твоего страха и нерешительности этот дорогой сын испа-
рился. Однако он улетел только к верху сосуда, откуда, падая, он утонул в
Икарийском море и смешался с грязным песком, откуда не смог вернуться.
Так, к несчастью, он погиб с самого рождения в нечистой массе проклятой
земли.
Вот что все вы делаете, когда знаете мою науку лишь наполовину.
Вы действуете и работаете, не зная, что вы делаете, не зная настоящих
принципов. И когда вы их видите, они от вас ускользают из-за незнания.
Красота этого ребенка тебя удивила. Операцию, которую я тебе описал, ты
назвал именем орла, подражая труду Филалета, в чем ты был прав, так как
это был вид сублимации, которая достаточно близко имитировала физику.
Также это имело красивое действие, потому что ты не знаешь ни того, что
ты делаешь, ни того, что должно произойти. То, что произошло, ты не смог
этим воспользоваться, и ты обязан этим открытием лишь случайности, а не
науке. Пусть этот пример сделает тебя мудрее в будущем. Однако знай, что
в этой случайной работе, хотя ее предмет и не является истинным, ты на-
шел среднюю субстанцию ртути, так воспетую Гебером, великой лунарией,
ледяной блестящей водой и белой лилией крестьянина. Знай же, что долж-
но быть известно время ее зарождения.

БЛЮДО ТРЕТЬЕ

Ошибка большинства мастеров состоит в том, что они не знают точ-


ного часа рождения этого королевского сына, хотя философы и согласны
друг с другом, но все они описывают его по-разному, чтобы ввести уче-
ников в заблуждение. Они даже исключили из своих трудов ту часть рабо-

103 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ты, которая производит меркурий, говоря, что это не их работа, а деревен-


ского человека, и что агент, который они используют для осуществления
этой ценной сублимации, - вовсе не их меркурий, как это утверждает Арос,
цитируемый Тревизаном. Они назвали первую часть делания первым со-
единением и работой зимы, так как в этом соединении меркурий и сера,
разделенные во время предыдущих операций с целью своего очищения,
восстанавливаются и соединяются посредством сгущения, которое осу-
ществляется благодаря холоду, возникающему во время их сублимации, от-
личной от их философского и итогового сгущения, происходящего от тепла.
Вот почему это делание не признано и не считается философским. Это одна
из их уловок. Захарий, один из самых откровенных, сказал, что это соеди-
нение двух сперм, которые содержат меркурий, происходит в сам момент
его рождения; что тот, кто совсем не обнаружит его в данный час, больше
не должен ждать другой в его месте, что тот, кто принимается за делание,
не зная определенного часа его рождения, получит из этих трудов только
бесполезный пот; что это соединение содержит истинный вес природы, к
которому больше нечего добавить, кроме мастерства. Этот философ так-
же добавляет, что если один скажет, что меркурий появится или должен
появиться на седьмой день, другой скажет, что на сороковой, третий - на
сотый, четвертый – к концу семи месяцев, пятый – к концу девяти, шестой
- к концу года. В конце концов, они не придут к единой точке зрения, хотя
существует лишь одно-единственное определенное время рождения этого
плода. Читай Захария, часть четвертую его труда, страница 84, и ты узна-
ешь, что молчание философов относительно их первой работы, которую они
скрывают от всех учеников, является причиной их заблуждения. Час этого
рождения, столь скрываемый, находится в конце совершенного гниения,
которое позволяет элементам легко отделиться, очиститься и объединить-
ся, после того как они станут чистыми. Этот час ни в коем случае нельзя
упустить, ибо если им пренебречь, меркурий поднимется в пар и, вновь па-
дая на дно, смешивается с проклятой землей, от которой его больше невоз-
можно отделить. Счастлив, трижды и четырежды счастлив тот, кто знает
этот час и умеет его использовать.

ПЕРВОЕ ЛЕГКОЕ БЛЮДО

Меркурий, закончив свою речь, сказал мне: «Мне нужно показать


тебе одну редкую вещь, ценность и превосходство которой люди не знают
в силу того, что мало видят ее. Однако это самое редкое чудо природы». И
говоря это, он держал в своих руках некую массу земли, которая не каза-
лась ни твердой, ни совсем мягкой, ни совсем красной, ни совсем белой;
она была грубой и не очень гладкой; она была похожа на землю, но не была
землей; похожа на камень, но не была камнем; у нее был блеск металла.
Я не поверил тому, что увидел столь великое чудо, но этот искусный Бог
подул сверху, и через мгновение она растеклась маленькими каплями, чи-
стыми, как слезы утренней зари. Он достал маленькую колбу, в которую со-

104 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

брал эту кристальную жидкость. Когда почти вся эта масса превратилась в
воду, у него в руке не осталось ничего, кроме земли, от которой он отделил
одним дыханием все нечистое, и земля стала чистой и белой. Он перелил
жидкость из колбы в кувшин из чистого хрусталя, бросил внутрь немного
земли и, взяв свой кадуцей, подул в кувшин. Я видел, что это дуновение ис-
ходило из его рта небольшим огнем, похожим на молнию. В это мгновение
он очень осторожно прикоснулся своим кадуцеем, или божественным жез-
лом, к этой смеси земли и воды, и я увидел, как они соединились вместе и
затвердели в форме крупного квадратного алмаза. Он сказал мне: «Возьми
этот камень на дне сосуда, посмотри на него внимательно и рассмотри его
в свободное время». Я немедленно взял этот камень, который казался мне
тяжелым и холодным, как лед: он был приятным, гладким и отполирован-
ным, как кристалл или красивый, хорошо отшлифованный алмаз. Но я был
очень удивлен тому, что, рассматривая и изучая этот красивый камень, я
увидел внутри все, чем прекрасным можно восхищаться в природе. Я уви-
дел естественное изображение земного, посреди которого узнал наш фон-
тан, затем зеленую траву, всю усыпанную цветами, посреди которой он и
находился. Посреди фонтана я увидел этот ком плывущей земли, заросшей
лилиями и бессмертными розами, посаженными руками Палласа.
Я увидел иное чудо, еще более величественное, чем все остальное. Я
увидел, как из чистых волн этого фонтана появились семь небесных пла-
нет, которые пришли туда искупаться. Хорошо помывшись, Меркурий вы-
шел первым; затем Сатурн, который помутил чистоту вод; потом Юпитер
очистил фонтан; после этого - Луна, которая была белее снега; Венера
появилась после и придала этим водам жидкую консистенцию, поскольку
свое начало она берет из них и, поднимая их в летучий пар, придала им
очаровательное многообразие всех цветов мира. Тогда появился Марс, и
воды стали совсем красными от отражения его знамен. Наконец, послед-
ним появилось Солнце, после того как исчез Марс. После долгого купания
оно придало фонтану больше великолепия, чем цветов. И этот пылкий бог
быстро иссушил этот приятный фонтан, который запечатлел свои тени в
рубине и карбункуле и принял в природу свет и огни солнца. Наконец, вос-
хищаясь этими чудесами, приводящими в восторг мои глаза и мой разум, я
повернулся к Меркурию, чтобы задать ему вопрос. Но я был очень удивлен
тем, что больше его не видел, более того, я заметил, что очнулся от глубо-
кого сна, хорошо пробудившись.

ВОЗВРАЩЕНИЕ МЕРКУРИЯ

Все эти чудеса, которые я увидел в этом мнимом сне, произвели на


меня очень сильное впечатление; и мне с трудом удалось убедить себя в
том, что это был сон. Пока я находился в замешательстве, появился Мер-
курий со шлемом на голове, с крыльями на ногах, держа в руке кадуцей.
Предупрежденный Зефиром, он сказал мне: «Ты хорошо проснулся? Ты
примешь мое присутствие за сон? Я пришел тебе сказать о том, что все, что

105 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ты увидел и услышал в первой беседе, - не что иное, как образное вступле-


ние к нашей тайне. Оставим аллегорию и дадим правдивое и точное опре-
деление материи, как и меркурию, разросшемуся в лиственной земле, и по-
знакомим с этими тайными водами, которые философы называют «огонь».
Это будет вторым уроком, который ты получишь от меня».

БЛЮДО ЧЕТВЕРТОЕ
Подлинное определение материи философов

«Ты получил представление об этом восхитительном эмбрионе, в ко-


тором посредством полностью божественного умения я заключил все то,
что необходимо в нашем делании? Именно в нем содержатся сера и мерку-
рий, объединенные вместе природой, но не соединением, которое можно
назвать Физическим соединением, заканчивающимся полным смешением с
особым понятием, которое возводит его в ранг индивидуумов какого-либо
вида. Это соединение, которое следует назвать простой природной смесью
принципов в форме спермы с универсальной идеей металлического вида,
в котором содержится семя индивидуумов, из которого они могут зарож-
даться; под серой следует понимать первичный принцип металлического
зарождения, которым является мужская сперма, живая, где господствует
воздух и огонь. Меркурий - это другой принцип и женская сперма, такая же
живая, где доминирует земля и вода. Сера, как и меркурий являют собой
горячий и влажный воздух, содержащий дым или пар. Пар серы получает
в удел красный цвет. Меркуриальный имеет в действии белый, и красный
- в возможности. Два этих дыма находятся в трех царствах, чтобы служить
принципами зарождения. Эти вещества, о которых идет речь, относятся к
минеральному царству, где они приобрели более устойчивое состояние и
более чистую и постоянную твердость, чтобы привлечь внимание филосо-
фов. Эти принципы должны быть совершенно зелеными, то есть живыми.
Здесь я назову зеленью саму природу, которая является принципом жизни
и произрастания; в этом смысле некоторые умозрители благодаря своей
глубокой проницательности сказали, что любая вещь - зеленая. Таким об-
разом, это понятие «зелень» означает «жить, расти, прорастать, произ-
растать». Заметь же, что здесь термин «зелень» - это признак, который
должна иметь истинная материя. Я не хочу этим сказать, что она зеленого
цвета. Я имею в виду то, что она должна быть совершенно крепкой и на-
полненной жизненным соком. Необходимо, чтобы принципы были чистыми
и простыми либо как можно менее сложными; то есть как этот первичный и
основной состав, который легко разбавить и очистить. Ты не найдешь этой
чистоты и простоты, необходимой искусству, ни в одном из семи метал-
лических тел, ни даже в золоте, ни в серебре, которые являются сложной
субстанцией, абсолютно телесной и материальной. Так как тебе нужна суб-
станция, полностью являющаяся духом, чтобы проникнуть, словно летучий
пар, ты не можешь взять ни одно из этих двух прекрасных тел для своего
искусства. Ни один минерал, кроме этого эмбриона, не может дать тебе эти

106 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

принципы, когда он будет содержать золото, так как все минералы имеют
телесную, полную, очень несовершенную форму и являются лишь экскре-
ментами, где эти два принципа отнюдь не целые, не простые, не чистые,
не здоровые в своей силе и зелени. Если же они не могут быть получены из
совершенных плодов, как ты сможешь их извлечь из плодов незаконнорож-
денных, недоношенных и экскрементных? Огромное количество пытливых
умов рассматривали обычную ртуть как некую смесь, которая заключает
эти принципы в своей зелени; но сколько раз она обманывала ожидания
этих приверженцев, так же, как золото, серебро и все металлы, не содер-
жащие в себе эту зелень принципов, кроме нашего эмбриона, в который я
вложил все чистое, живое и зеленое.
По этой причине его сравнивали с травами. Мария Прорицательница
сказала: «Возьмите траву, которая растет на небольших горах и измельчи-
те ее свежую в определенное время». Именно эту зелень и нужно искать. Ее
больше нет в тех телах, где больше нет никакой влаги, где все сухое и пу-
стынное, ибо влага – это очаг и жилище зелени и свежести, в ней хранится
жизнь. Этот эмбрион действительно существует в природе, но он невидим
в видимой оболочке, и эта оболочка является не металлическим телом, по-
лученным и завершенным в своем виде. Это бесформенная масса, которая
со временем могла бы обрести форму металла, и она имеет корень в ма-
терии всех металлов, минералов и растений. Этот зародыш существует в
форме некой соли в центре нашей материи, являющейся определенной зем-
ной массой, не являясь землей, туманной, влажной и холодной снаружи,
горячей и сухой внутри, где свет является реальным в центральной точке, в
то время как окружность окружена мраком и смертью. И я существую там,
маленький, порабощенный, скованный. Но если кто-нибудь меня освобо-
дит, он получит все мое величие из этой маленькой точки, и в награду я
подарю ему семь корон».

ВТОРОЕ ЛЕГКОЕ БЛЮДО

После того как Меркурий дал столь прекрасное описание этой мате-
рии, он коснулся меня своим кадуцеем, и ветер тотчас же унес нас обоих в
парк, где была только та вода, что пролилась однажды утром из прекрас-
ных глаз Авроры. Меркурий сказал: «Вода - очень редкое явление в этих
местах, в которых, как ты видишь, нет иной влаги и свежести, кроме этих
слез. Эта вода – обычный меркурий в трех видах природы. Это настоящий
носитель радикальной элементарной и питательной влаги и сосуд самых
способных влияний небес в своем движении спуска. Но он имеет не то со-
стояние, которое тебе нужно. Чтобы он стал подходящим для тебя, необ-
ходимо, чтобы он совершил путешествие в центр мира, и оттуда он вновь
оттолкнется к поверхности, пройдя через руки природы, которая, един-
ственная, умеет работать в сперме и произвести меркурий, какой он тебе
необходим. Тебе долго пришлось бы ждать пока эта вода, которую нимфы
собирают с трав и цветов, превратится в меркурий. Я покажу тебе, как ее

107 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

получить, но я не могу этого сделать, не изменив формы. Возьми мой ка-


дуцей». Показывая мне очень большой камень, возле которого мы стояли,
он сказал: «Когда я исчезну, ты ударишь моим жезлом скалу, в которую я
войду. Ты сделаешь первый удар по скале со стороны запада, второй – с
Востока, третий – с Юга. Зефир, Австр и Эвр придут, чтобы дать тебе ука-
зания».
Сказав это, Меркурий, словно молния, скользнул в скалу; я был удив-
лен. Я грубо ударил по скале с запада, и оттуда немедленно показалась
яркая молния, сопровождаемая слабым свежим ветром, и струя чистейшей
воды, которая устремилась в воздух, опустилась на скалу и образовала там
впадину, которая ее удерживала. Я удивился тому, что пламя смешалось с
этими волнами, которые падали вперемешку с водой в форме белых и яс-
ных звезд и смешивались вместе в этой впадине. В то время как эти воды
поднимались в воздух, я обошел скалу вокруг и сильно ударил по ней с Вос-
точной стороны. От этого грубого удара из скалы появилась звезда, еще
более сияющая, чем звезда рассвета, и ветер был сильнее предыдущего,
затем последовала вода и устремилась вверх с такой быстротой, что воздух
рассеялся, и вместо падения она образовала над скалой маленькие облака,
сияющие цветами ириса и радуги; эти маленькие облака постепенно рассе-
ивались и опускались в виде мелкой росы; она текла в маленькую впадину,
которая образовалась в скале. Эта вода была более летучей, чем первая,
воздушной природы и теперь увлажняла руки только хорошим духом вина.
Наконец, я подошел к той стороне скалы, которая смотрела на солнце, и
ударил по ней кадуцеем. Выглянуло маленькое солнышко со всеми свои-
ми лучами, за ним следовала растущая луна, которая была белее серебра.
Дул слабый, теплый ветерок; и среди этого ветра было заметно, как появ-
ляется маленькая струя воды, которая не устремлялась очень высоко, так
как она была обильной и тяжелой и имела консистенцию очень чистого и
прозрачного масла. Она также опустилась на ту же самую скалу, которая
через мгновение вся расплавилась в воду на моих глазах и превратилась в
огромный фонтан, окруженный большим водоемом из белого мрамора. Это
зрелище настолько меня поразило, что я больше не считал, что есть что-то
невозможное у философов.
Тогда я увидел, как Паллас, Аполлон и его Музы, сопровождаемые
невинными амурами, прогуливаются по кристально чистому фонтану и
поют хвалебные оды. Тотчас же выходит из фонтана Меркурий и говорит
мне, смеясь: «То, что ты видел, – это сон или правдивость? Прикоснись к
этим водам кончиком моего кадуцея». Едва я успел к ним прикоснуться, как
вмиг они появились и засветились прекрасными цветами. Затем Мерку-
рий разом открыл канал под моими ногами, который в один миг поглотил
огромное пространство этих вод, переливающихся тысячей цветов. Их тече-
ние было таким быстрым и легким, что большой водоем из белого мрамора,
который их содержал, остался сухим. Я собрал со дна несколько рубинов,
алмазов, изумрудов и жемчугов. Меркурий сказал мне затем: «Следуй за
мной, и ты увидишь самые прекрасные вещи, какие только можно увидеть.

108 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

Ты увидишь предметы, достойные одаривать удовольствиями бо-


гов». Мы прошли триста или четыреста шагов по маленькой и восхититель-
ной долине, спустились с нее и у подножия увидели некое подобие горы в
форме храма. Он мне сказал, что стены этого храма двойные, и что между
двумя стенами, по меньшей мере, половина дюйма пустоты; и то, что мне
кажется храмом, - на самом деле, не что иное, как пример или образец од-
ного, который появится здесь, после того как падет эта гора. Сказав это, он
убрал камень с устья канала, который заканчивался у этого изображения
храма. Тотчас наши прекрасные воды, которые были остановлены, стреми-
тельно излились в пространство между двумя стенами образца этого храма
и доверху заполнили его. Эта пустая гора поглотила всю воду из водоема,
так что в канале не осталось ни одной капли. Меркурий тут же попросил
меня коснуться этой горы его жезлом. Каково же было мое удивление, ког-
да я увидел, что эта пустотелая масса, как внутри, так и снаружи, как и мои
прекрасные воды, застывшие вместе во всеми их восхитительными цвета-
ми, превратились в чистые и прозрачные стены, из которых образовался
самый великолепнейший дворец.
Здесь автор описывает храм, наружная часть которого представляла
собой часть, поддерживаемую большим количеством подпирающих колонн
и арок различных цветов, окруженную сотней колонн из яшмы, агата и дру-
гих драгоценных камней. Все располагалось в порядке, присутствовали все
семь лепных орнаментов; между этими колоннами находились статуи бо-
гов и богинь. Сверху возвышалась золотая пирамида, в другой трети была
вторая и третья корона, несущая крест. Фасад был украшен колоннадой из
песчаника. Через две колонны находились статуи известных ученых. На
фасаде возвышались две башни: одна – из песчаника, вторая – из алеба-
стра.
ОПИСАНИЕ ВНУТРЕННЕЙ ЧАСТИ ХРАМА

При входе в этот храм виднелась просторная галерея, свод в виде


радуги, переливающейся всеми цветами; из основания возвышался алтарь,
сделанный из изумруда, увенчанный изображением девы и единственным
алмазом, голова которого была украшена короной из двенадцати карбун-
кулов в форме звезды. Вокруг этой статуи семь колонн из рубина в виде
свода поддерживали золотую колонну, украшенную драгоценными камня-
ми. Свод был голубым, усыпан звездами, как небосвод. Узкий неф поддер-
живался шестнадцатью колоннами, представляющими собой евангелист-
ских апостолов из драгоценных камней. Стены двух трехъярусных сторон
были прозрачными и окрашенными, как гобелены. Первый этаж представ-
лял собой самую красивую фабулу, второй – известную мирскую историю, а
третий – абсолютно священную историю.
Я вышел и обнаружил Меркурия в конце длинной аллеи лимонных и
апельсиновых деревьев, которые он посадил, пока я рассматривал все эти
красивые вещи. Он сказал мне: «Посмотри на три основы и их три источ-
ника в трех царствах природы». Он привел меня на очень высокие скалы.

109 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Там между двумя скалами был луг и равнина. Он мне показал три
статуи. Первая, из алебастра, представляла собой обнаженную форму,
из груди которого текло молоко. На ее чреве была надпись: «ЖИВОТНАЯ
ПРИРОДА». Вторая представляла собой молодого мужчину, увенчанного
плющом, сидящего на бочке, из которой бил божественный фонтан, кото-
рый падал в золотую чашу. На бочке было написано: «РАСТИТЕЛЬНОЕ ЦАР-
СТВО». Третья представляла собой двух ужасных драконов, чьи хвосты,
казалось, наполовину выдавались из скалы, в то время как их голова вы-
двигалась на середину водоема. Один дракон был с крыльями, второй - без
крыльев. Из глотки первого вытекал ручей очень чистой воды, а из пасти
второго – маленькая струйка масла. Два сатира принимали эти две жидко-
сти в кристальные колбы, и на этих драконах было написано: «ЖИВОТНОЕ
ЦАРСТВО».
Затем, повернувшись к храму, с обеих сторон аллеи я увидел, что
пространства между деревьями были заполнены сатирами философов из
белого мрамора. Их наделили позами, соответствующими их гению. Одни
держали земной шар, другие – математические приборы.
Меркурий сказал мне: «Я покажу тебе происхождение трех источни-
ков, которые ты только что увидел». Меркурий ударил ногой по земле, и
поднялся ветер, который унес нас на самую недосягаемую вершину этих
трех скал. Их высота меня ужаснула. Оттуда я отчетливо увидел храм, и его
величественные статуи казались мне пигмеями. Я заметил слепых, бродив-
ших по окрестностям этого уединенного места. Эти несчастные прыгали от
радости, когда прикоснулись к одной из этих статуй, и возвращались об-
ратно такими же слепыми, какими и пришли, льстя себе надеждой, что про-
зрели. Вместо того чтобы прийти к нашим источникам, они устремлялись в
пруд, воды которого были позади, мутными и полными чудовищ. Их беда
была в том, что они не знали траву, растущую у входа в аллею, которую
нужно было взять и протереть ей глаза. Тогда они нашли бы естественные
источники и не потерялись бы. Каждый день они топчут эту траву своими
ногами. Но их самоуверенность их ослепляет.
Затем Меркурий сказал мне: «Давай посмотрим на происхождение
мира». Мы спустились очень низко при помощи карбункула, который он по-
ложил в пасть одного из двух драконов. Когда мы были на последних сту-
пеньках, он показал мне пещеры земли посреди огромного пространства
пустоты. В середине этого пространства находилось сферическое тело,
окруженное двенадцатью другими шарами, которые являлись двенадца-
тью изображениями зодиака. Эти тела вращались с такой быстротой, что
поднимался ветер, который дул постоянно и непрерывно. Он сказал мне:
«Этот ветер спускается с небес. Он направлен в эти низшие места сверху на
двенадцать знаков, и двенадцать знаков снизу, в свою очередь, вновь от-
правляют его назад. Этот ветер – это дух звезд, когда он поднимается, воз-
вращает этот дух земле. Именно он образует все в мире. Он добавляет цве-
та и вкусы. В его владении есть и свет, и тьма. Он показал мне, как вокруг
земного шара эти три источника, берущие начало из этого ветра, поддер-

110 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

живаются этой пищей, которая передается им дыханием низших знаков. Я


увидел, что это было высшее дыхание, которое приводило в движение низ-
шее и заставляло его дуть. Я видел, как те и другие знаки вдыхали и ды-
шали. Это дыхание было летучим паром в таинственных каналах, которые
приводили к трем источникам. Я узнал, что без этого согласия вселенная
не могла существовать, и что высшее и низшее имеют чудесное соотноше-
ние, как сказал Гермес. И это влияние, вызванное низшими знаками, явля-
ется полностью приготовленным семенем жизни, из которого рождаются
три царства.
Мы поднялись по лестнице. На выходе из пещеры ветерок принес
нас к входу в храм, и я увидел, что весь мусор горы или образца храма был
выброшен наружу. Я вошел внутрь. И увидел в четырех углах четыре сту-
пени или лестницы. Поднялся по одной, которая вела прямо к колокольне,
где я увидел два средних серебряных колокольчика и два колокольчика из
гибкого стекла. Я нашел там гения, который ими управлял, у него были
и другие в других башнях, которым он давал сигнал звонить тогда, когда
хотел. Он делал это, когда звонил в свои колокола. Тотчас я услышал, как
зазвенели семь колоколов семи планет, каждый играл свою партию. Каж-
дую планету можно было узнать по звуку. Сатурн звенел басом. Я оглядел
другие башни, где надеялся увидеть колокола Солнца и других планет. Я
был удивлен, когда увидел, что эти семь колоколов не имели другого тела,
кроме цветов семи планет, и что эти колокола находились в одном стеклян-
ном сосуде, и что их звук являлся смесью их цветов, которые создавали
гармонию, понятную разуму.
При выходе оттуда гении захотели, чтобы их вознаградили. Не зная,
каким образом их удовлетворить, они мне сказали, что им нужна монета
философов, и что эта монета – это дуновение ветра. Тогда я дунул им в нос
тридцать или сорок раз, и они были довольны. Они мне сказали, что золото
или серебро, полностью материальные, какими они были, сделаны из эс-
сенции, свойственной ветру.
На улице были мраморные брусы. Меркурий сказал мне: «Присажи-
вайтесь. Я окажу вам помощь в нашей Науке, ибо, как вы увидели, то, что
происходит благодаря силе моего кадуцея, имеет чудесное сходство с де-
ланием философов. Скала, по которой ударяли кадуцеем, выпустила три
источника живой воды. Сохраните материю, по которой ударили жезлом
магического огня, которая вся растворяется в воде так же легко, как эта
скала, расплавившаяся в некоем виде моря. Западная сторона, с которой
вы начали ударять этот камень, обозначает ветер, называемый зефиром.
Именно зефир первым открывает эту материю с помощью влаги, получен-
ной из теплой бани, чье тепло, имитируя тепло весенней парильни, словно
аперитив, начинает своей мягкостью пробуждать элементы, заключенные в
нашей материи, и заставляет ее источать слезы. Эвр, ветер с Востока, - это
кормилец цветов. Он начинает царствовать вторым. Когда Зефир разлил
свои воды и оросил ими деревни, восточный ветер, обнаружив эти откры-
тые земли, вывел оттуда дух жизни, которому дали имя «воздух», потому

111 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

что все, что существует во вселенной, живет этим воздухом, являющимся


духом неба, и этим воздухом, который я вам показал в центре мира, откуда
восходят все весны, для того чтобы дать жизнь трем царствам, как и рас-
тительности. Вы увидели искры, молнии и звезды среди этих духов, что-
бы отметить, что философы называют эти воды своим огнем; вы услышали
дуновения властного ветра и раскаты грома. Это означает, что этот дух
является материей ветра и грома, чьи действия в равной степени и ужас-
ны, и восхитительны. Австр – это южный ветер, ветер горячий и приятный,
который по причине своего обретенного тепла является отцом всей при-
роды. В любых вещах он создает природу радикальной влаги. Это нечто
влажное, маслянистое и вязкое. Я отметил его для вас как южный ветер,
но позже я объясню вам их соответствия и их сходства с нашим делани-
ем. Под этим каналом, где вы увидели, как устремляются воды, понимайте
дистилляцию духов, а под восхитительным храмом, который возвысился
из сгущения этих вод, понимайте совершенное и выполненное делание,
где все соответствия относительно тайн нашей веры и всех произведений
природы обнаруживаются верными. Образ святой Девы, которая занимает
почетное место, был задействован не случайно. Если вы хорошо изучите
принцип делания, то найдете в нем правильное соответствие и естествен-
ное применение. Шестнадцать колонн со своей зеленью и со своими изо-
бражениями обозначают шестнадцать месяцев варки, которые необходимо
ждать для итогового совершенства, так как не существует такого месяца,
в который не бывает какого-либо дня апостола. Зелень обозначает расти-
тельность в процессе делания. Изображения имеют мистическое значение,
относящееся к славе Бога и Апостолов и частью мудрости. Все остальное
подразумевается само собой.
Если я доверил вам свой кадуцей, чтобы его силой вы осуществили
великие вещи, запомните, что мудрый человек возвышается своей силой и
своим знанием над большинством людей. Благодаря этому возвышению он
приближается к милости Бога, любящего мудрых людей, как зеркало, на
котором его божественность сияет лучами его света и доброты. Запомните,
наконец, что природа повинуется философу, как Богу, который подчинил
ее своей власти, лишь бы только он требовал от нее только то, что ей под
силу, и с помощью простых методов, которые ей известны, чтобы только он
действовал вместе с ней, потакая и без жестокости. Благодаря этим вих-
рям ветра, вознесшим вас над вашими силами, поймите, что сила мудре-
цов – вне понимания человека, и что ветер вам необходим для достижения
успеха и для того, чтобы летать над этими высокими горами, то есть чтобы
вы никогда не осуществили делание без философской сублимации. Вы ни-
когда не сублимируете, если ваша материя не расширится, не разредится,
не утончится, не поднимется в парах, ибо эти пары являются вихрем ветра.
Под нашей тюрьмой вы, возможно, понимаете, что сера, которая вам нуж-
на, закована в массу вашей материи, от которой ее нужно освободить силой
кадуцея. Вы сейчас не сомневаетесь в реальности делания, несмотря на то,
что есть ученые, которые в этом сомневаются, поскольку они не видели

112 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

фонтан и основу природы и не знают, что ветер – это первичный принцип


вещей, ибо эти невежды, желая презрительно насмехаться над науками,
говорят, что мы создаем только ветер, не считая, что так правильно гово-
рить, потому что материя, наконец, - не что иное, как ветер. Но это обиль-
ный ветер, дующий с юга, наполняющий деревья манной, цветы – медом, а
травы – росой, которую утренняя заря проливает сверху, словно дождь из
расплавленных алмазов и сверкающих рубинов».

ИЗОБИЛУЮЩИЙ МЕРКУРИЙ

После основной мысли о наших тайнах следует приступить к основ-


ным знаниям принципов делания и объяснить термины и экивоки, которы-
ми воспользовались мастера, чтобы скрыть науку. Самая значительная из
всех двусмысленностей заключена в понятии «Меркурий». Кроме опреде-
ления, которое мы дали сере и меркурию, еще здесь нужно сказать общими
словами о том, что под серой следует понимать сухое и горячее материи,
которая содержит огонь; а под понятием меркурия нужно подразумевать
влажное той же материи. Существует два вида влаги: одна - холодная, она
относится к влаге воды, по этой причине ее называют водянистой влагой;
другая влага, горячая, относится к элементу воздуха, поэтому ее называ-
ют воздушной. Отсюда рождается двойной меркурий, который дает повод
двусмысленности, потому что из этих двух меркуриев состоит одна из ча-
стей смеси, которую мы называем флегмой, которая, рождаясь из влаги,
является ключом, открывающим дверь зарождения или разрушения, и это
не настоящий меркурий, который мы ищем. Это крючок, чтобы его достать.
Другой меркурий, подлинный, который мы ищем, рождается из воздушной
влаги. Она составляет эту вторую часть смеси, называемой духом. Этот дух
– радикальная влага и настоящий принцип жизни и зарождения во всякой
вещи. Изъясняясь между собой терминами, неизвестными обычным, они
назвали его воздухом; название довольно соответствующее, так как оно
подходит его природе. Его несвойственно назвали магнитом и воздухом,
сравните: элемент, который притягивает к себе воздух, и сталь, которая
притягивается магнитом. Этим они хотят сказать, что настоящий мерку-
рий – это сталь, которая притягивается с флегмой, и магнит по отношению
к этой части смеси, называемой солью, маслом или огнем, которую он в
свою очередь так же хорошо притягивает к себе. В этом смысле нужно по-
слушать, что говорят Космополит и Филалет о стали и магните философов.
Вот единственное примечание, которое нужно было сделать, чтобы выйти
из этого лабиринта. Чтобы запутать еще больше, несмотря на то, что суще-
ствует только один меркурий, они произвели меркурий природы, меркурий
тел, меркурий философов, обычный, грубый, простой и сложный. Меркурий
природы – тот, о котором я тебе только что рассказал. Я назвал его возду-
хом, радикальной влагой, духом жизни. Чтобы узнать его природу, я отсы-
лаю тебя к пятой главе «Света, исходящего из Тьмы», который пространно
входил в его способ спуска. Именно ветер и воздух небес приносит в его

113 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

чрево плодородие солнца, это пар элементов природы высших вод, есте-
ственно несущих в своей утробе дух света и настоящий природный огонь.
Это самая чистая часть данного хаоса. В этом состоянии он юн или
девственен. Но на пути восхождения посмотрите, когда он поднимается
телесным и сгущенным с низшими элементами; в соленой, землистой и
темной форме он является радикальной влагой вещей, которая под различ-
ными шлаками не сохраняет свой первоисточник, без которого его блеск
поблек бы из-за его вновь заключенного союза с природой воды. Это чи-
стая дева, нисколько не потерявшая свою невинность. Несмотря на то, что
ее находят в доступных местах, и что зарождение извлекло ее из матки
своей матери во всех телах трех царств, обычный меркурий – это настоя-
щий ветер, который несет простой огонь солнца в своем чреве, и воздух му-
дрецов, средняя субстанция воды и тайного огня. Это он распределяет их
от центра ко всем рудникам, он служит пищей минеральным телам, и в его
чреве есть металлическая эссенция. Обыкновенный меркурий – это одно из
металлических тел, несовершенное и бесполезное.
Меркурий философов – это изобилующий меркурий, названный так
Луллием и некоторыми другими. Он вовсе не продается. Он вовсе неизве-
стен. Он находится только в хранилищах философов. И несмотря на то, что
эта радикальная влага, этот жизненный дух, этот воздух философов также
мог быть назван в прямом смысле Меркурием философов, только наш изо-
билующий меркурий подразумевают под этим именем. Также его называют
железом, Сатурном, настоящей Дианой, соком металлов, средней субстан-
цией, ртутью, магнезией, природной солью, аммиаком, природной серой.
Под этими особыми названиями подразумевают тот же самый упомянутый
воздух, сублимированный со своим собственным хорошо приготовленным
телом, сублимированный таким образом, что это - лиственная земля сия-
ющей белизны, являющаяся сухой водой, нисколько не увлажняющей, ко-
торая, однако, произведена из этого меркурия, называемого воздухом, ко-
торый увлажняет, прежде чем стать сгущенным и сублимированным. Это
тот самый сублимированный меркурий, который называют дитем филосо-
фов, чье рождение так воспели, и о котором выше мы говорили, что должно
быть известно его время. В этой сублимации соединяются два змея моего
кадуцея, а именно сера и меркурий. Это происходит таким образом. Дух и
тело хорошо очищены; дух - посредством семи очищений; тело – солнечны-
ми кальцинациями посредством искусства: дух или воздух, вернувшийся
на свою землю, чтобы приготовиться, одна часть на четыре. Тело, томи-
мое жаждой, которое мы именуем здесь серой, воспламеняет и поглощает
этот дух, ускользающий, который расправляет свои крылья, чтобы улететь
в родные края, и сера останавливает его для того, чтобы улететь вместе с
ним, преследует его до верха сосуда; и они не могут разъединиться, ибо
Сатурн, застав их в пылающем костре любви, бросает им квадратик льда,
который сразу замораживает их. Если бы квадратик льда бросили не с та-
кой большой скоростью и нежной любовью, то ускользающая душа покину-
ла бы свое тело навсегда, и мастер испытал бы чувство неудовлетворен-

114 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

ности от своего ожидания.

ОБ ОГНЯХ ФИЛОСОФОВ

Их существует три, не мешающие мне объяснить внешние огни, но


только те, которые философы так скрыли, и если, как говорит Артефий, су-
ществует умение, чтобы их обнаружить, то не составит никакого труда их
узнать.
Первый огонь назван противоестественным, второй – неестествен-
ным, третий – естественным. Противоестественный огонь – это вода, на-
званная огнем, по сравнению с огнем, который не смог бы делать со всей
своей активностью то, что он делает руками и умением философа. Это пер-
вичная вода, которую применяют к предмету, чтобы его растворить, она
доходит до конца благодаря умению мастера. Этого не смогли бы сделать
все огни мира, так как она тоже названа меркурием. Она – первый ключ,
чтобы его получить. Она выходит из того же предмета, но изначально яв-
ляется лишь оболочкой и не является ни эссенцией, ни материей настоя-
щего меркурия. Это внебрачный и незаконнорожденный меркурий, однако,
являющийся незаконным братом настоящего меркурия, вышедшим из того
же тела. Из-за своей чужеродной природы философы сказали, что он был
добыт вне материи. Этот софизм ввел в заблуждение огромное количество
мастеров, которые искали этот растворитель в посторонних вещах, про-
тивоположных металлической природе, представляя, что они найдут не-
кие сходства природы, в которой они объединятся; это то, что они никогда
не нашли, к своей большой утрате, прельстившись буквальным смыслом
философов, которые даже не соизволили потрудиться и отделить. Он до-
быт вне материи. Я выделяю из другой субстанции, чем сера и меркурий
материи. Я допускаю его из другого предмета, а не из того, который со-
держит серу и меркурий: я это отрицаю. Чтобы объяснить это отличие, не-
обходимо знать, что эта первичная вода, хоть она и не является эссенцией
серы и меркурия, тем не менее, содержится в предмете, который также
включает серу и меркурий. Эта первичная вода, имея сходство и родство
с основными частями предмета, притягивает их оттуда к себе и приводит
в движение. Философы сказали о ней, что она не является меркурием. Они
назвали ее противоестественным огнем, так как она портит и разрывает
все то первичное, что природа крепко связала и растворила состав пре-
жде всего своим воздействием. Они назвали ее обычным, лунным огнем,
потому что она делает со своим телом то, что делает Луна с низшими эле-
ментами и подлунными веществами, которые она портит своей холодной
влажностью. Они назвали ее мочой Сатурна, потому что так же, как время
истребляет все, так и эта драгоценная вода является принципом разруше-
ния как для зарождения, так и для смерти всех подлунных тел. Это горячий
дух, враг спокойствия, разрушающий и разлагающий все своей резкостью.
Они еще назвали ее противоестественным огнем, так как она – вода, и не
является естественным огнем, так же как и огонь не является ни огнем,

115 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ни водой. Это противоестественно и с той, и с другой стороны. Этот есте-


ственный огонь – простой меркурий, настоящий растворитель и одна из
основных частей материи. Он назван огнем по той же самой причине, что
и предыдущий. Неестественный – это слово, придуманное философами для
того, чтобы отличить этот огонь от предыдущего и от природного огня. Не-
естественный обозначает здесь в сущности полностью воздушную субстан-
цию, среднюю между свойствами воды и огня, так как меркурий назван
именем воздуха, который придерживается середины между огнем и водой,
чтобы показать, что воздух, горячий и влажный, связан, с одной стороны,
с водой посредством влажности, но не является водой; а с другой сторо-
ны – с огнем посредством тепла, но он не огонь. И он имеет свойство при-
спосабливаться к ним обоим. Он не сражается с природой ни одного, ни
другого, но он часто принимает форму воды и огня, особенно тогда, когда
его принуждает к этому философ, которому подчиняются элементы, если
он мудр и осторожен. Но эта заимствованная форма не является для него
естественной и не соответствует ему так же, как и форма воздуха, которая
является его неестественной формой, как говорится, ненатуральной. Мно-
гие философы из зависти или невнимательности, возможно притворной,
часто путали этот огонь с предыдущим, хоть они и очень разные. Ибо этот
огонь – это основной меркурий, который обнаруживается в дистилляциях
посредством растворения, осуществляющегося с помощью самой тонкой ча-
сти летучей соли. Предыдущий не является растворенной солью, он – лишь
внешняя влага. Если форма воды и форма огня не являются естественными
для этого огня, как мы сказали, то они не являются для него такими чуж-
дыми, что он их берет и не облачает, как сосед и друг одного и другого, в
совершенстве поддерживая как природу, так и свойство воздуха, чье имя
он носит. Тем самым он указывает нам на то, что восприимчивый к любой
природной форме, телесный и духовный, горячий или холодный, влажный
и сухой, он является истинным меркурием и Протеем природы, в котором
все противоположности находят связующее, чтобы примириться, не воюя.
Он же - простой меркурий природы, из которого совместно с серой и благо-
даря умению философов должен родиться настоящий меркурий, получен-
ный с помощью мастерства, который мы ранее назвали лиственной зем-
лей, нашей белой магнезией и нашим новорожденным младенцем. Также
он выполняет функции растворителя совместно с предыдущим, прежде чем
философы их не разделили, и он один - самостоятельно, после того как его
отделили. Предыдущий огонь, называемый противоестественным, отделя-
ется от растворенного огня, как чужеродный; но он затвердевает и восста-
навливается со своим растворенным телом в такую же форму, после того
как растворится, кальцинируется, промоется, очистится и сублимируется
вместе с ним. Он ее разрушает только для того, чтобы еще лучше ее вос-
становить, и только потому, что воздух – горячий и природы, влюбленной
в огонь, являющийся истинным принципом жизни во всем. Его сравнивают
с Венерой, как сравнили первичную воду с Луной, следуя высказыванию
философов: «Созвездие Венеры и рогатая Диана к тебе благосклонны».

116 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

Этими словами обозначены данные виды огня образными выраже-


ниями. Последний называется молоком крылатой Девы, серебристой во-
дой, живой волной, Дианой, великим светом, водой жизни, очень едким
уксусом, драгоценной жемчужиной философов, Бейей и другими бесчис-
ленными именами в сравнении с более красивым и лучшим в природе. При-
родный огонь или огонь природы – это не что иное, как растворение по-
стоянной соли, которая дает серу легко усваиваемую и более зрелую, чем
пурпур света солнца. Я подразумеваю красную тинктуру. Они также ска-
зали, что она была взята не из материи, потому что ее извлекли из земли
с помощью воздуха, и что земля во время этого экстрагирования казалась
черной и после этого изменилась и стала иной, какой она не была внача-
ле из-за превращения, которое с ней осуществила работа. Но этот огонь
– бальзам жизни, а сама жизнь – лучшее из всех субстанций. Он не только
состоит из эссенции, но именно он образует эссенцию. Это - живое золото и
истинное Солнце философов. Этот знаменитый пленник, этот благородный
узник, который дарит семь королевств своему освободителю и приумножа-
ет королевский пурпур золота до бесконечности.
В этих трех понятиях заключается основа теории, ибо важным пун-
ктом является знание того, что такое материя и где ее нужно взять, а еще
очень важно узнать воду, воздух, масло. И нужно знать, что эти три влаги
являются тремя огнями, которые получены из того же предмета, что про-
тиворечит буквальному смыслу философов. Для науки не менее значимо
знать форму меркурия; это то, что мы набросали в общих чертах и что не
прибавило нам авторитета; Бог представляет большую ценность, чем все
авторы мира, которые знали только то, чем он пожелал их вдохновить.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Практика

Делание философов состоит из нескольких частей, а именно: варка,


пропитывания, являющиеся ферментацией и приумножением. Я сократил
эти различные части до трех работ. Первая называется КСИР, вторая – ИК-
СИР или ИСИР, третья – ЭЛИКСИР. Ибо философы никогда не говорили, в
чем заключается операция КСИР, являющаяся самой трудной операцией,
самым утомительным и самым основным из всех трех деланий. Все они
об этом полностью умолчали из зависти, и все признали, что недооценили
первичную воду ради своего меркурия и растворителя, дав ему имя второй
воды, которую они ценят в качестве своего основного меркурия, дав ему
название воздуха. Также, по их мнению, подготовка – это не работа фило-
софов. Они вовсе не принимают ее в счет в своих работах, говоря, что это
дело деревенских людей - предаваться столь низкому и презренному заня-
тию, которое вовсе не соответствует достоинству человека ученого. Причи-
на столь великого безразличия и напускного презрения состоит в том, что
эта подготовка заканчивается коагуляцией меркурия и серы посредством
холода. Они расценивают это недостойным человека ученого, так как она

117 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

совершенно подобна химической операции, очень отличающейся от физи-


ческого делания, которое заканчивается затвердеванием под воздействи-
ем тепла.
Космополит сказал по этому поводу: «Если кто-либо умеет замора-
живать воду с помощью тепла, то, очевидно, он нашел вещь, в тысячу раз
драгоценнее золота».
У тебя есть еще автор «Света, исходящего из тьмы», который по по-
воду этого первого замораживания с помощью холода говорит, что сосуд
должен быть запечатан зимой, и именно холод удерживает хозяина дома.
Примечательно, что под водой Гермеса философы, главным образом, под-
разумевали соединение серы и меркурия, иными словами, двух драконов,
которое, в то время, когда оно удваивается, не образует лиственную зем-
лю. Это то, что совершается под эгидой холода Сатурна, который, появля-
ясь, замораживает их. И этот момент холодного замораживания – и есть
момент рождения.
Гермес первым сказал об этом следующие слова: «Когда то, что от-
носится к горячей природе, встречает холод, или то, что является холод-
ным по своей природе, встречается с горячим, это вовсе ему не навредит».
Платон сказал довольно понятно: «Нужно, чтобы жара помешала в час его
рождения или замораживания».
«Собрание» сказало так: «Знайте, что вы не сохраните цвет пурпура,
если это не холод». Следуя всем этим авторитетам, важно открыть то, что
в делании является самым основным, что осуществляется во время под-
готовки, с помощью чего культ становится очевидным благодаря рожде-
нию дитя философов, операцию которого опишут так: материя запечатана
в своем природном сосуде настоящей печатью Гермеса, которая образуется
благодаря этому застыванию меркурия в сере, то есть одно является посто-
янным и естественным сосудом для другого. В этом заключается первый
венец делания, и эта первая степень совершенства, которая посредством
сублимации достигается тем, кто хорошо понимает эти истины.

ЧАСТНАЯ ОПЕРАЦИЯ ДАННОГО ДЕЛАНИЯ

Арнольд де Вилланова говорит, что нужно начинать с сепарации


элементов, о которых мы только что говорили, а именно этой воды, этого
воздуха, этого огня или масла или этой красной земли материи, откуда
искусство их извлекает с помощью дистилляции. Вергилий этими слова-
ми затронул не только работу, но еще и материю: «Во-первых, с помощью
сильных быков, дуновения Зефира плодородная земля или масса земли
растворена и открыта». Без какого-либо образного или двойственного
суждения он отмечает, что материя в этом смысле истинна. Нужна дей-
ствительно плодородная земля, совсем свежая и совсем новая, чтобы она
была более растительной, влажной и одухотворенной, в большой зелени,
которая в этот период передается духом или обновляющим меркурием,
когда он поднимается от центра, чтобы передать его всем чувствительным

118 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

и безжизненным существам. Молодые и сильные быки, которых использу-


ют в этой работе, - это не что иное, как сильные и крепкие духи материи,
а с другой стороны - внешние огни, представляющие собой инструменты
данного искусства. Этот ком или масса, зловонная из-за нечистых сер, яв-
ляется ее наружностью, чтобы служить оболочкой для света, которая там
спрятана; и растворяется Зефиром – слабым мягким ветром, который дует
со стороны Запада, поскольку поэт сказал, что эта смрадная масса раство-
ряется Зефиром. И нужно обязательно узнать, кем же он является.

ЗЕФИР ФИЛОСОФОВ

Король-прорицатель сказал очень малое о дыхании Бога, коим явля-


ется ветер, и он поведал нам о том, что это он заставляет течь воды: «По-
стоянное дыхание дует на воды».
Наш маленький западный Зефир является ветром, способствующим
течению вод нашей материи. Этот Зефир – только ветер. Вспомни, Гермес
сказал, что ветер принес его в своем чреве. Он подразумевал сына солнца,
коим является огонь. Этот огонь – душа и жизнь ветра, то есть нашего воз-
духа. Наш воздух и его пища – настоящий проводник огня, так же как тело
– это проводник духа. Но он является проводником в особенности тогда,
когда возносится ввысь посредством сублимации и разрежения воздуха, с
помощью которого огонь или сын солнца приобретает силы по мере того,
как с воздухом он расширяется в парах, так как природе требуется только
нежный огонь. Все философы, поэты и прорицатели согласны с этим.
Ты хочешь знать, каким является западный Зефир, заставляющий
течь физические воды материи. Запомни, мой друг, что первый дух, выхо-
дящий из нашей материи, сравнивают с нашим низовым ветром, который
дует с запада и всегда приносит с собой дождь. Он – наш первый ключ. Зе-
фир – это то, чем пренебрегают и отклоняют из своего делания философы и
химики. Они называют его флегмой и пользуются им только как химики, а
не философы, и он вовсе не входит в их ценное делание. Этот дух имеет тот
же цвет, что и истинный меркурий. Он чистый, прозрачный и кристальный,
но бесцветный, очень сырой, враг застывания, универсального создателя
концепций и даже зарождений, в которых он смешивается как принцип му-
тации, изменения, разрушения и смерти. Я говорю второй раз, что люди
часто не понимают этот дух не только с первого раза, но и со второго, с
десятого и даже с сотого раза. Я сказал тебе это между делом, чтобы по-
казать превосходство Бога. Если бы Бог не напустил теней на понимание
смертными, то они бы перед своей смертью стали богами так же, как они
приближаются к ним после своей кончины. Но вернемся к нашей теме и по-
говорим о практике.

ПРАКТИКА ПЕРВОГО ДЕЛАНИЯ


119 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Сначала ты должен запастись по крайней мере, 60 фунтами материи,


свежей и вновь принесенной из тех мест, где ее образовала природа. Дис-
тиллируй то, что сможешь. Эта дистилляция будет тяжелой, трудоемкой и
утомительной. Более того, она должна совершаться при неощутимом либо
незаметном тепле. Извлеки все, что сможешь, из этой воды, которая будет
только простой флегмой, но изначально обладающей восхитительной си-
лой. Дистиллируйте и переварите ее на той же разлагающейся материи и
постоянно дистиллируйте и сгущайте. Вся материя растворится в воде, об-
разовав три части воды против одной части материи или земли. Но нужно
быть осторожным и рассудительным, чтобы отточить силу этого агента,
хоть он и мощный. Это происходит повторениями и дистилляциями. Дан-
ное повторение постепенно растворяет летучую соль материи. Эта раство-
ренная соль смешивается с ним, укрепляет и оттачивает его. Одного фунта
этой флегмы достаточно, чтобы растворить столько материи, сколько ты
захочешь, каким бы большим ни было ее количество. Ты узнаешь, что это
не такая уж легкая работа – получить один фунт, а тем более несколько.
Для большинства это означает муки такой трудной работы, огромной ра-
боты. Нужно управлять огнем, соблюдать покой, выравнивать вес, долго
ждать; мастер должен быть терпеливым и помнить, что всякая поспеш-
ность исходит от дьявола. После переваривания флегму следует постоянно
дистиллировать, сгущать и вновь дистиллировать. Время, о котором мы
говорим, уносит с каждой дистилляцией несколько частей истинного мер-
курия, которому дали имя воздуха. Флегма поднимается и расширяется,
так как она – его магнит; ее также в сравнении стали называть магнитом
и сталью. После четвертой дистилляции, отделив воздух от флегмы и очи-
стив семь раз этот воздух, который сам по себе становится блестящим и
кристальным, теперь принимаются за дистилляцию только с помощью него
самого. Очистив подобным образом, его переливают на свое подходящее
тело, в которое он проникает, словно острый нож; и после повторных дис-
тилляций и соответствующих перевариваний он уносит остаток воздуха,
который остался в теле, как самый стойкий. Это продолжают, пока есть
влага в самом теле, постоянно дистиллируя на неощутимом огне. Что каса-
ется флегмы, которую отделили от воздуха, ее используют для новых ма-
терий, из которых хотят извлечь другой воздух и другое масло, постоянно
продолжая также и постоянно отделяя воздух от флегмы. После четвертой
дистилляции, соединяют вместе все флегмы и все воздухи вместе, чтобы
их укрепить и увеличить их количество, так как нам нужны все эти субстан-
ции, хорошо обработанные и в правильном количестве. Этот воздух, также
очищенный, помещен на переваренную материю перед тем и после того,
как была растворена вся летучая соль. Он притягивает к себе весь остав-
шийся воздух, возвращаясь затем на свое тело с новым воздухом, который
он притянул, и мощно попадает на постоянную соль, растворяет, подни-
мает и извлекает ее в процессе дистилляции в форме масла, являющегося
элементом огня, который выпустил и освободил воздух из своих темниц,
иссушая его в глуби своей черной земли, где оно находилось, словно пра-

120 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

витель в своей крепости. Но одна малость заставила вернуть его не силой,


а доброй волей, так как он ее сеет, не имея возможности отделить одно от
другого – воздух является элементом огня так же, как и флегма является
элементом воздуха. Луллий говорит, что нужно по меньшей мере двадцать
или двадцать две дистилляции, чтобы получить все огни материи, при-
давая каждой дистилляции подходящее переваривание, как я говорил; он
утверждает, что это завершится за семь месяцев. Если их обрабатывать
разными частями материи, в разных перегонных кубах, то все должно про-
водиться по тем же правилам, и следует сделать хороший запас этих трех
духов, флегм, воздуха и масла, поместив каждый по отдельности в хорошо
закупоренные колбы. Итак, вот три полученных элемента.

О МИНЕРАЛЬНОЙ ЗЕМЛЕ

Когда земля лишена своих духов и элементов, ее кальцинируют, от-


беливают, поджаривают, растирают и делают ее тонкой, жадной и томи-
мой жаждой. Чтобы лучше провести эту операцию, зеркало большой вели-
чины стало бы значительной помощью тем, кто хотел помочь посредством
природы. Это не является абсолютно необходимым, но я поддерживаю Ва-
лентина в том, что извести приобретают в этой кальцинации полностью не-
бесные свойство и силу. Благодаря этому сыну Солнца извести становятся
более белыми, более способными и более пористыми, более благотворны-
ми и естественными, будучи хорошо кальцинированными в закрытом со-
суде в этом огне и постоянно измельчаемые в сухом месте и на солнце, для
того чтобы эта известь, если возможно, необычайно притягивающая, не
привлекала посредством воздуха некую излишнюю влагу. Именно благо-
даря этому благородному и небесному огню Мария Прорицательница до-
стигла самого короткого сокращения работы. Это также секрет Агриколы
или мелкого крестьянина, который научился выполнять работу за тридцать
дней.

ЗНАК СОВЕРШЕННОЙ КАЛЬЦИНАЦИИ

Когда бросают немного этой извести или кальцинированной зем-


ли на покрасневшую в огне пластину, и она совсем не дает дыма и такая
же мелкая, как мелкая пшеничная мука, тогда она готова, и нужно при-
ступить к пропитыванию. Когда вы увидели этот знак, значит, в этой зем-
ле больше нет ничего, кроме ферментативной силы, в которой хранится
металлический вид, с возможностью принять и сгустить эти духи, и это
благодаря свойству ее собственной субстанции, которая является не чем
иным, как живой и постоянной серой. Эта сера – корень и основа метал-
личности. Также философы по праву дали ей имя серы. Чтобы породить
философское дитя, нужно оплодотворить эту подготовленную землю. Это и
есть пробный камень. Из всех трудностей эта является самой большой для
преодоления. С этим пропитыванием нужно быть мудрым, осторожным и

121 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

разумным и иметь правильное суждение, чтобы не упустить свое дело. Вот


как происходит это главное. Поскольку речь идет о том, чтобы сгустить то,
что вначале растворяли, отсюда следует, что данная операция могла бы
быть противоположной растворению, так как первое делание открывает, а
это закрывает. Также здесь действуют совершенно взвешенным способом.
Итак, начинают с веса, во имя Святой Троицы, которая все и совершила.
Мы берем этот сияющий воздух, очищенный в семи очистках, являющихся
орлами, которые летают над семью планетами. Вместо того чтобы снача-
ла положить три части флегмы на землю, чтобы ее растворить, здесь мы,
наоборот, кладем только одну часть воздуха на три части нашей извести
или приготовленной земли. Она жадно впитывает и коагулирует ее. Это
количество воздуха и земли повторяют столько раз, что плодовитая мать,
постепенно становящаяся беременной, постоянно повторяя эту операцию,
рожает нашего молодого короля. Если у тебя возникает некое сомнение,
обратись к ученым, таким как Луллий, Розарий, Рипли и особенно Сервита.
Они особенно хорошо описали эту операцию. В случае необходимости я от-
сылаю тебя к их трудам.
Это рождение – восхитительно. Оно было воспето всеми философами
как чудо природы и искусства. Эта работа столь велика, что ей дали имя
«рождение», потому что как рождение – самое значимое действо природы,
так и эта операция, которая как и природа, вместе с природой и благода-
ря природе являет миру творение, созданное из двух сперм, и производит
вещь, которая имеет жизнь без души, тела и духа из мужской спермы –
серы, и из женской спермы – меркурия. Эта работа сравнивается не только
с обыкновенным рождением, но даже с рождением девы, превосходящей
ход природы. Это работа подобна чуду. Для того чтобы увидеть рождение
этого нового Солнца, нужно хорошо провести пропитывание земли и сразу
же, без какого-либо промедления, сделать последующее.

ФИЗИЧЕСКАЯ СУБЛИМАЦИЯ

Чтобы удачно провести эту благородную операцию, следует восполь-


зоваться теплой баней, горячей золой, огнем и холодом, почти внезапным,
появляющимся через некоторое время, но, тем не менее, не сразу же, бла-
годаря применению некоего холода или льда, ибо сосуды лопнули бы. Нуж-
но быть хорошим мастером, чтобы правильно осуществить эту операцию.
Я повторю ее более точно, чтобы ты ее не упустил. Возьми землю, хоро-
шо обработанную и измельченную, как мелкая мука, очень белую и хорошо
расположенную, чтобы получить эти духи. Положи эти три части земли в
перегонный куб, налей сверху одну часть воздуха, накрой сверху глухим
колпаком и хорошо замажь. Оставь все на маленьком огне до тех пор, пока
земля не впитает этот дух. Сверху положи еще такой же высушенной земли,
три части земли и одна часть духа, и оставь ее сушиться, как в первый раз,
в течение двух или трех дней. Повторяй постоянно то же самое в тех же ко-
личествах, пока у тебя не появятся земля и воздух. Если случилось так, что

122 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

в предписанное время эта земля, привыкшая пить свою влагу и высыхать


вместе с ней, не приняла ее и не поглотила, достань избыток, который пла-
вает, и высуши его медленной и мягкой дистилляцией. И когда все станет
сухим, положи еще земли и воздуха, если они у тебя есть, в таком же весе,
как и выше. Не прекращая, действуй так до тех пор, пока земля не оплодот-
ворится своим духом и не станет готова родить. Вот два знака совершен-
ного пропитывания. Первый узнается по весу земли, которая должна быть
взвешена после кальцинации. А осуществив пропитывание, ее снова нужно
взвесить. И если она весит на четверть больше, чем до пропитывания, то
это значит, что приняла духа столько, сколько нужно, и что она полностью
готова родить. Второй знак узнается по ее летучести. Если ты раскалишь
докрасна пластину золота или серебра и бросишь сверху небольшое ее ко-
личество, то она должна улетучиться с духом, ничего не оставляя на пла-
стине. Тогда ты можешь быть уверен, что, поскольку земля не покидает
свой дух и улетучивается с ним в своей пропорции, она готова стать субли-
мированной. Если ты немного поторопишь ее огнем, то она поднимется со
своим беглым духом и не покинет его. Если, напротив, земля останется на
пластине, то дух не проникает в ее пористость, и это означает, что она не-
достаточно охвачена. Нужно еще раз полить ее своим воздухом, как выше,
пока ты не увидишь неизменный знак, что печь с горячей золой полностью
готова, и в то же время убери свой перегонный куб с водяной бани. Немед-
ленно положи ее на теплую золу, накрытую своим глухим колпаком. Добавь
немного огня и сделай его достаточно хорошим, чтобы хорошо разогреть
золу. Дух не почувствует сразу же острие огня, он расправит свои крылья,
чтобы вернуться на свою родину, и тело, ставшее летучим и духовным, так
хорошо расширится в этот момент, что, поднимаясь вверх вместе с духом,
они не смогут разъединиться. И по мере того, как дух поднимет тело, оно
остановит дух и задержит его бегство, как сказал Захарий, посредством
своей естественной тяжеловесности. Они не улетят дальше верха колпа-
ка перегонного куба, или они остаются сублимированными ослепитель-
ной белизной, замороженными вместе, как некий вид серебристого льда
в лиственной и утонченной земле. К счастью, все это произойдет, если во
время их подъема ты потушишь огонь так, что холод появится, чтобы их
заморозить и соединить вместе. Эта операция настолько важна и значима,
без нее невозможно добиться успеха в делании. Будь уверен в успехе, если
повезет правильно его осуществить. Оно зависит от градуса огня, кото-
рый мы должны устроить под золой, и от тотчас же появляющегося холода.
Ибо если огонь не прекратился бы весьма кстати, то все было бы потеряно,
потому что земля и духи, сублимируясь вверху сосуда, оставляют на дне
все нечистое, к чему меркурий вернулся бы и, к несчастью, выпал бы там
в осадок. Если бы это произошло, то болезнь была бы без лекарства, так
как никогда невозможно никаким умением его там отделить. Это то, что
несомненно произошло бы, если бы огонь не прекратился, и если бы не по-
явился холод.

123 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Существует три признака градуса огня, требуемого для этой опера-


ции. Первый – немного поднимается от этого снега. Это значит, что огонь
недостаточно сильный, и его нужно увеличить. (Так говорит автор.) Второй
признак – это то, что он поднимается, сильно смешанный с примесями, и
поэтому у него темный цвет, а не красивый белый, блестящий и сверкаю-
щий. Это означает, что огонь слишком сильный и его нужно уменьшить.
Третий признак – это то, что если сублимация обильная и чистая, белая, как
снег, значит мы, к счастью, нашли настоящий градус, который нужно про-
должить. Эти три признака должны быть хорошо изучены и исследованы.
Ими нужно руководствоваться, и даже с большим усердием эта сублима-
ция совершается за один час посредством тепла и холода. Философы здесь
определенны, и все говорят об одном часе для этой сублимации. Филалет
ясно говорит о ребенке философов, который рождается таким способом
в воздухе: «Если кто-либо сможет получить его в час его рождения, это
словно бы он сказал, что знает великий секрет, столь скрываемый и столь
трудный, чтобы воспользоваться точным часом, в который он сублимиру-
ется и поднимается в воздух, где и рождается. Сублимация завершается и
происходит в золе с помощью легкого огня». Артефий добавляет: «Первая
часть не фиксируется, если она не связана со вторым и первым часом».
Захарий во второй части своего труда, стр. 84, размышляет только об этом
роковом часе: «Упустить этот час – значит упустить все». Чтобы обозна-
чить всю важность, мы представили басню о Дедале и его сыне Икаре, ко-
торый сделал себе крылья из воска, чтобы улететь из лабиринта. От того,
что Икар подлетел слишком близко к Солнцу, его крылья расплавились, и
он утонул в море. Дедал олицетворяет природную серу, сублимированную
и коагулированную физически и философски. Икар – это меркурий, субли-
мированный и коагулированный, но расплавленный и потерянный из-за
избытка огня в море Икара. Эти отрывки показывают, что данная опера-
ция настолько сложна, что из-за отсутствия практики и большого усердия,
из-за отсутствия сноровки, довольно сложно добиться успеха в этом деле.
Поэтому нужно принять необходимые меры, ибо эти субстанции ртути и
серы настолько нежные, тонкие и летучие, что можно допустить ошибку.
Если не постараться этого избежать благодаря большой преданности своей
работе, высокой точности и, наконец, непобедимому упорству в работе. Я
заканчиваю эту главу и говорю тебе, что у последних авторов больше за-
висти, чем у древних. Свидетель тому автор «Света, исходящего из тьмы»,
который, говоря об этой земле, сублимированной со своим духом, называ-
ет ее червяком, которого нужно ловко извлечь из золы. Это никогда не смо-
жет понять тот ученик, который никогда не слышал об этой операции, и он
постоянно тратит свое время на книги, которые ни для кого не пригодны,
даже для детей науки, которым предначертано собрать плоды. Чтобы обо-
значить, насколько эта зависть мне неприятна, я заставлю тебя написать
эту науку понятными словами с целью, чтобы ученики, которые будут ее
читать после тебя, поняли однажды свою ошибку и узнали, что эта листвен-
ная и сублимированная земля или эта первая сублимация и коагуляция не

124 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

должна браться для делания в белом. Я привожу тебе это примечание, по-
скольку это твоя ошибка; и если бы ты это не понял для камня в белом, то
еще долго бы его не достиг. Вот твой камень преткновения, а также многих
других. Завистливы почти все те, кто описал науку скорее из тщеславия,
чем из стремления к истине и желания сообщить настоящие принципы это-
го искусства.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Первая операция философов, согласно их мнению,
и вторая, согласно нашему

После пропитывания земли, в которую ты положил четвертую часть


воздуха к трем частям приготовленной земли, чтобы содействовать субли-
мации лиственной земли, являющейся королем, который у нас родился, у
тебя остается воздух, хороший запас которого ты должен сделать для не-
обходимости и особенно в операции, где речь идет о том, чтобы взрастить
короля, кормить его, растить, дать ему силы и довести его до высшего со-
вершенства. Итак, ты должен был создать две части твоего воздуха, одна
из которых, коагулированная с землей, названа телом, латунью, ребенком;
а вторая часть, названная азотом, получила имя духа и молока. Дух - что-
бы испарить и одухотворить тело; азот - чтобы промыть латунь; а молоко
девы – чтобы кормить и растить наше королевское дитя. После рождения
философы начали с мер первого делания, которое здесь является вторым,
это заключается в том, чтобы взять нашу белую магнезию или лиственную
сублимированную землю, один вес и половина нашего азота, нашей зем-
ли, нашего девственного молока, иными словами, нашего духа, которые
являются одной и той же вещью, то есть одним и тем же меркурием, один
вес с половиной. Тот, кто делает три или две равные части, эти три части,
смешанные вначале, - это три нимфы, ждущие семь других, которые впо-
следствии присоединятся к этим трем; и вместе из них получится десять
прекрасных нимф, которые придут во дворец короля. Ты же возьмешь три
равные части лиственной земли и воздуха. Расположи так хорошо части
одного и другого, чтобы у тебя могло остаться в девять раз больше возду-
ха, чем ты положишь лиственной земли, так как то, что остается, должно
служить для того, чтобы делать пропитывания, когда ребенок выпьет мо-
локо своей матери. Ты положишь вместе эти три равные части, закроешь
их в чистом, прозрачном сосуде из очень хорошего стекла, выдерживаю-
щего огонь. Ты герметично закроешь его; если ты боишься, чтобы сильный
огонь, необходимый для печати Гермеса, не смог испортить твои приго-
товления, поищи другой способ закупорить так хорошо, чтобы чрезвычайно
летучие духи сохранились или не испарились. Сделай печать, которую ты
пожелаешь, при условии, лишь бы только она удержала бегство духов, она
всегда будет хорошей. Создай огонь по своему усмотрению, лишь бы толь-
ко он был равномерным, одного градуса и почти неощутимым, и чтобы он
только пробуждал естественное тепло материи, чтобы привести элементы

125 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

в движение. Он должен регулироваться весенним теплом, которое неощу-


тимо в начале этого сезона, благодаря которому, однако, все зеленеет и
растет.

ДЕЛАНИЕ ПОД НАЗВАНИЕМ ИКСИР

Очень терпеливо ты будешь ждать, чтобы Иксир выпил меркурий,


который ты ему дал. Если ты в этой варке действуешь правильно, то уви-
дишь весь порядок цветов, описанных философами. Черный цвет появится
первым, а после черного будет много зеленого и желтого, один за другим,
яркая вспышка, и немного красного. При таком начале ты будешь дей-
ствовать правильно. Это признак того, что материя получила подходящий
огонь, и что она растет, как травы и цветы.
Когда ты увидишь, что первая сушка или первая кальцинация мерку-
рия на своем собственном теле будет совершенной, что должно произойти
примерно за 256 или 260 дней, или девять месяцев, ты нальешь первую
пропитку в таком количестве, которое я тебе сообщу позже.

ПРОПИТЫВАНИЯ

Их количество – семь, и они включены в десять частей меркурия или


воды к одной части серы или земли. В десяти частях духа к одной части
тела, которые философы приказали положить, десять частей воздуха, воды
или меркурия не рекомендованы сразу и все одновременно в яйце, но по-
немногу и последовательно в пропитываниях. Это камень преткновения
всех изучающих, которые сначала берут какой-либо минерал, грубо из-
мельчив его вручную, проводят около двадцати дистилляций некоего духа
росы, с помощью которого посредством этих дистилляций они считают, что
откроют тело и пропитают этот дух серой, солью и меркурием своего ми-
нерала; кладут их вместе в колбу для циркуляции до тех пор, пока земля
не выпьет воду и дух росы, десять частей которого они кладут сначала на
тело и варят все, чтобы их соединить. В данном способе много ошибок про-
тив установленных принципов. Здесь дух росы и минерал – это две край-
ности, которые никогда не смогут соединиться с помощью искусства, так
как они отделены природой. Вот самая большая ошибка. Затем этот ми-
нерал со всеми этими серами никогда не сможет экзальтироваться в чи-
стоту, так как чистое не отделено от нечистого. Вторая ошибка. Земля не
сможет впитать и поглотить воду, потому что она не может притягиваться
различными посторонними вещами. Третья ошибка. Искусство нисколько
не помогает природе соединить чистое с чистым, отделить его и помогать
ему отбрасывать всякую нечистоту, как рвотную массу. Также элементы не
могут ни освободиться, ни объединиться в чистой и точной простоте. Чет-
вертая ошибка. Кроме того, этот минерал либо является, либо не является
подлинной материей. Если он не является таковым, значит, с ним работали
напрасно. А если является, то работа также напрасна, ибо он не добавляет

126 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

ничего постороннего. Пятая ошибка. Но я скажу больше, все то, что я толь-
ко что объяснил о злом и смешном, тем не менее, было бы сделано из на-
стоящей материи со своим меркурием; и то, и другое экзальтировано в со-
ответствии с правилами, согласно которым десять частей подлинной ртути
положили бы на истинный Иксир, но сразу это не привело бы к успеху, так
как Иксир погашен. Философы говорят, что он не должен задохнуться. Вот
что побудило меня объяснить суждение философов и сказать тебе о том,
что эти десять частей нужно класть в разное время, и особенно в семи про-
питываниях.

О ТОМ, КАК ДАННЫМ СПОСОБОМ ФИЛОСОФЫ


ИСХОДЯТ ИЗ ЕДИНСТВА И ВОЗВРАЩАЮТСЯ К НЕМУ

Философы берут материю, которая является единственной. Они ее


делят и также выходят из единства, считая «один, два, три и т.д.», и до-
водят свою работу до десяти. Они возвращают ее к единству, из которого
они исходили, то есть к совершенству, которое находится в числе десять,
где начинают считать с единицы. Вот как они проводят свои подсчеты: они
берут равные части земли и духа, или тела и духа, а именно полторы части
одного и полторы части другого, они считают три. Иными словами, они
считают одну часть тела и две части духа, полагая, что одна часть уже была
коагулирована с телом или с лиственной землей и с той, что добавляют в
равных частях с телом и на ноги. Они считают одну часть этого тела и две
части духа - вместе они составляют три, и семь пропиток, которые налива-
ют сверху к каждому осушению – итого получается ровно десять. Вот вели-
кий софизм прояснения, в котором бедные ученики ничего не могут понять
сами, и ни один философ не захотел это объяснить понятно. Помимо этого
нужно знать, что пропитывания обычно происходят молоком девы, являю-
щимся воздухом, поскольку масло тщательно сохраняется для пропитыва-
ний и приумножений в красном.

ТОЧНЫЙ ВЕС ПРОПИТЫВАНИЙ

Здесь можно вспомнить о славных любовных связях царя Соломона,


у которого было триста наложниц с одной стороны и семьсот королев с дру-
гой, предназначенных для его королевского ложа и в услужение его любов-
ным потехам и удовольствиям. Они показали нам число десять во всех этих
трех и семи сотнях, которые имеют прямое отношение к любовным связям
нашего молодого короля, которому мы преподнесем девятьсот сорок нимф,
не говоря уже о тех, кому он уже приходится супругом. Это должно рассма-
триваться в весе пропитываний, которые нужно считать или по-крупному,
или гранами. Но как бы их не считали, это должно быть одно и то же. Если
в первой пропорции нашего делания земля весит четыреста восемьдесят
гран, нужно дать ей столько же девственного молока. Все составит 960, и
части станут равными. Однако, нужно считать три и одну часть тела и духа,

127 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

коагулированного с ним, который считается одной и двумя частями духа,


коагулированного с телом, которые считаются одной и двумя частями духа
в равном весе с коагулированным телом. Первое пропитывание составит
240 гран, второе - 300, третье - 375, четвертое - 468, пятое - 585, шестое -
732 и, наконец, седьмое - 940 гран, которое заканчивает пропитывания.
Здесь нужно считать семь. Соедините вместе три и семь, и у вас по-
лучится десять. Если вы подсчитаете всю прибыль от пропитываний, кото-
рая составляет 3640 гран, с 480 добавленными вначале к земле, которые
объединили, вы обнаружите в девять раз больше воды, чем земли – то, что
составляет число десять в единственном меркурии. Ибо если вы добавите
к девяти частям воды первую часть, равную и коагулированную, которую
вы положили вначале, то у вас получится десять частей воды к одной части
земли. Это то, что оправдывает высказывание философов, которые всегда
назначают десять частей к одной части земли. Но это количество из десяти
частей меркурия должно пониматься исходя из того расчета, что ее кла-
дут в пропитывания, и не сразу. Так как философы не объяснили это ясно,
тысячи людей впали в заблуждение и никак не смогли достичь цели, по-
скольку они сразу положили десять частей воды к одной части земли; и это
непоправимая ошибка, даже для истинной материи, когда она будет рас-
положена где-нибудь в другом месте. Помещая здесь десять частей сразу,
нарушается вес природы, и дитя, которое нужно кормить своими силами,
сначала стало бы задыхаться, не способное в своей слабости переваривать
такое количество пищи, под тяжестью которой он остался бы погасшим,
поскольку этому нежному ребенку нужно лишь столько же молока, явля-
ющегося его влагой, сколько его сухость и природное тепло не могут при-
влечь, переварить и превратить в свою субстанцию. Таким образом, легко
понять, что вес искусства приспосабливается к весу природы. Наука, кото-
рая управляет, всегда верна.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
Заключительное рассуждение Меркурия

После этой длинной речи, в которой Меркурий только что подробно


рассказал о составе Ксира и Иксира, он сказал: «Нам остается поговорить
об Эликсире, но прежде чем перейти к этой третьей части, тебе нужно вы-
пить один или два глотка». Тотчас же он принялся играть на флажолете,
и под звуки этого маленького инструмента появился бог Пан с четырьмя
танцующими и прыгающими сатирами и десятью нимфами Дриадами и Га-
мадриадами. Все они пришли увенчанные цветами. Затем пришли четыр-
надцать нимф Юноны. Среди них блистала прекрасная Дезопея. Наконец,
появились все морские нимфы, Дориды и Нереиды прибежали с сиренами.
В одно мгновение я увидел прекрасную молодость любого пола. Герои и
Аргонавты, такие как Геркулес, Персей, Фисба, Кастор и Поллукс, Орфей,
Ясон, боги гор, боги лесов, как фавны, Сильваны, Сатиры, Аполлон и его
девять муз, боги метаморфоз, такие как Гиацинт, Нарцисс, Адонис.

128 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

Реки и соседние фонтаны сформировали многочисленную труппу из


тех же представителей богов, которые в нашем присутствии упражнялись в
различных играх, в то время как нимфы танцевали под звуки инструментов
Аполлона, Орфея и муз. Пан и сатиры резвились, Герои рассматривали в
тишине, влюбленные вздыхали и воспевали свою любовь. В это мгновение
я услышал перезвон колоколов нашего храма, длившийся четверть часа, в
течение которого я увидел, как готовится очень длинный стол. Затем эти
колокола убрали, и я сразу увидел длинную процессию из людей, одетых
в различные цвета, увенчанных лаврами. И будто герольд кричал: «Честь
поэтам». Они шагали по двое и образовали два ряда, обращенные друг на-
против друга в конце стола, оставляя большое пространство посередине
для тех, кто следовал за ними. Во главе поэтов был Вергилий, который шел
за другим рядом людей, одетых в белый атлас с золотыми цветами. У них
во главе шел герольд, громко кричавший: «Честь и четырежды честь орато-
рам». Каждый из них так же, как и предшествующие, глубоко молча покло-
нился Меркурию. Я восхищался величием и скромностью, которые сияли на
их лицах, особенно на лицах Цицерона, Гиппократа, Демосфена и других.
На третьем месте следовал другой ряд еще более великолепных знамени-
тых персонажей, одетых в настоящий пурпур, чьи красивые платья были
украшены золотыми галунами и снизу золотой бахромой. На них было три
короны, одна в другой, в виде золотой тиары, украшенной остриями алма-
зов и других драгоценных камней с жемчугом. У ораторов не было корон, у
них были только красные бархатные шапки, украшенные жемчугами, алма-
зами и другими драгоценными камнями; этим последним предшествовал
герольд, громко кричавший: «Честь, сто раз честь истинным философам».
Прибыв, они сели по обе стороны стола, где Меркурий занял верхний край.
Гермес сидел справа от него, а Пифагор – слева. Платон сидел рядом с
Гермесом, Аристотель – возле Пифагора. После того как все философы рас-
селись с важностью короля и во всем блеске высокого величия, ораторы
сели согласно своему званию, а поэты - последними. Затем ряд офицеров,
увенчанных цветами, украсили стол очень изысканной пищей в посуде из
чеканного золота. Каждое блюдо было смешано с салатной зеленью в блю-
дах из Агата. Меркурий приберег мне одно место и приказал Ганимеду на-
деть на меня костюм, который был одновременно похож на одеяния поэта,
оратора и философа. Меня искупали, меня очистили от человеческой грязи.
Меня усыпали блестящими украшениями, золотом и драгоценными кам-
нями. Моя мантия была разноцветной и длинной, как у поэтов, спускаю-
щейся до пят. Вторая была из белого атласа с цветами и доходила мне до
голеней, немного короче, чем у ораторов. На меня надели третье одеяние
из пурпура, которое доходило мне до колен, намного короче, чем у фило-
софов. Затем мне на голову надели лавровый венок, ораторскую шапку и
на ней была физическая тиара. Потом на меня надели пояс каждого цвета.
Зеленый, белый и красный. На мои руки надели блестящие браслеты из
драгоценных камней и так как я был жрецом Дианы, на мою грудь надели
урим и туммим. Десяти поэтам, десяти ораторам и двум философам прика-

129 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

зали допустить меня до этой церемонии и усадить за стол Меркурия, где он


сам обозначил мне место, которое я должен был занять. Три герольда трех
Государств пришли по приказу их принца, и один сатир нес перед нами
знамя, где были представлены с одной стороны золотое солнце, а с другой
- серебряная луна. Три глашатая открывали парад, восклицая: «Честь уче-
нику Гермеса, честь любимцу Меркурия и Палласа». Меня привели в эту це-
ремонию и усадили на мое место, располагавшееся над последним поэтом.
Я был отдан на попечение Гебе и Ганимеду, которые были там для того,
чтобы разливать нектар. Возле меня расположилась нимфа, увенчанная
цветами, которая стояла, держа в своей руке золотой кубок, чтобы налить
в него нектар, который ей велено было мне преподнести. Однако я больше
был занят тем, что рассматривал манеры персонажей, в которых я замечал
столько мудрости и величия, столько богатства на их одеяниях. Столько
лакомств и великолепия на этом божественном столе ослепляли меня до
такой степени, что я потерял разум от восхищения, если бы меня не сдер-
живало присутствие Меркурия и всех этих многочисленных людей. Я подал
знак нимфе, чтобы она дала мне пить. Она сразу же это исполнила. Как
только я выпил этот божественный сок, подумал, что теряю сознание. Я бы
уснул, если бы не уважение, которое я должен был оказывать компании. Я
тихо наклонился, положив руку на голову, чтобы скрыть свое волнение от
взоров присутствующих. Но богиня Геба, которой я был поручен, не своди-
ла с меня глаз, зная о том, что должно было со мной случиться. Она тотчас
подошла и коснулась моего лба своей прекрасной рукой. Великолепие ее
красоты разбудило мое сердце и все его свойства. Она положила в мою
руку камень, называемый Кристисом, чтобы я клал его в свой рот в подоб-
ных случаях. Этот камень имел блеск и огонь всех драгоценных камней и
всех цветов. Она очень тихо шепнула мне на ухо: «Это замораживание мо-
его фонтана, который я замариновала благодаря отцу Гермесу, чтобы по-
делиться им со своими друзьями. Этот камень растворяется в бокале вина
и даже в воде фонтана, обращенного к восходу солнца. Одна-единственная
частица этого камня восстановит ваши силы и бодрость и одарит вас новой
молодостью, еще более цветущей, чем прежняя. Этот камень возвышает
природу над обычными силами, превращая мрак в свет, а принципы смер-
ти - в принципы жизни. Это то, что вы легко сделали бы, если бы умели
превращать водянистую и флегматичную влагу в радикальную. Ибо если
бы у вас совсем не было ни флегмы с одной стороны, ни земной нечисто-
ты с другой, то вы были бы похожи на богов. Этот камень, который я вам
дарю, не избавляет вас от земной нечистоты, но он превращает флегму в
радикальную влагу. Он возвращает ваши тонкие духи, летучие и светящи-
еся, очищает кровь, делает ее жидкой и хорошего цвета, раскрывает за-
купорки и удаляет из сердца всю нечистоту, тьму и холод и выводит их с
экскрементами, которые он изгоняет мощно, не причиняя боли. Мужайтесь
и больше не бойтесь силы этого нектара». Она говорила и, наливая мне
нектар, положила кусочек камня, другого, не тот, который она мне дала и
велела хранить его для других случаев. Я увидел, как этот кусочек камня

130 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

растворился в нектаре, словно сахар. Я покорно поблагодарил ее. Ей было


приятно услышать от меня любезный комплимент ее красоте, ее красивому
голосу, ее столь грациозным манерам. Наконец, после множества новых
знаков внимания, которые она мне оказала, и множества благодарностей
с моей стороны, она мне сказала: «Я хочу, чтобы вы поели и выпили для
того, чтобы стать еще более божественным». Сказав это, она поднесла мне
чашу нектара, в которой растворила этот лазурит. «Выпейте, - сказала она,
- за мое здоровье». Что я и сделал. Затем, передав меня одной нимфе, она
ушла.
Настал черед есть пищу, о которой у меня еще не было времени по-
думать. Я увидел, как вся величественная труппа гостей начала угощаться
по примеру Меркурия, который их поощрял к этому приятному занятию.
Я бросил взгляд на нашего Достопочтенного отца Гермеса, который, улы-
баясь, всем показывал, что пища очень вкусная. Каждому гостю на этом
празднестве служила нимфа, которая подавала напитки, и сильван, раз-
ливавший гостям нектар в золотые кубки. Все нимфы сверкали драгоцен-
ными камнями и совсем не отличались от богинь блеском своей красоты
и великолепием одежд. Сильваны были одеты в темно-зеленые блузы из
дамаста, украшенные золотой бахромой. На их головах были венки из ду-
бовых листьев. Я не увидел на этом столе ни говядины, ни телятины, ни ба-
ранины, ни ягнятины, ни нашего хлеба, ни дичи, как мы едим. Блюда были
наполнены спиртованными цветами, эссенцией, приготовленной различ-
ными способами и разнообразных цветов. Были блюда из мелкой пудры,
из овощей или из желе, похожего на красный, зеленый и белый очень кра-
сивый лед, было много красивых салатов из лунника. Мне сказали, что все,
что я видел, – это очень чистая эссенция, отделенная от земной нечистоты
и высвобожденная из своего тела. На самом деле, я никогда не видел такую
мало материальную пищу. Я ее пробовал и нашел ее такой вкусной и пре-
восходной, что понял, что эта пища – пища богов. Никто не разговаривал во
время еды. Все слушали поэта, который читал. Блюда стали опустошаться,
когда чтец сказал, что в течение года, когда видели трех пап, также видели
и трех фениксов. Все засмеялись, и сам Меркурий улыбнулся и сказал, что
это не чудо и не редкое событие, и его часто видели. И что в доказательство
три феникса собирались служить: один – философам, второй – ораторам,
третий – поэтам. Причина в том, что из пепла рождаются трое, если в этот
момент образуется союз Солнца, Венеры и Меркурия. Не успел он закон-
чить, как появились офицеры с тремя фениксами на трех золотых блюдах,
куда их положили с двух сторон для украшения, два крыла, голову со своим
горлом на один край и красивый хвост – на другой. Все со своими перьями
и цветами. Вместе с фениксами нам подали трех пеликанов, трех зимо-
родков, трех фазанов и трех павлинов, также с их конечностями в перьях.
Лапки этих птиц были правыми. Превосходные блюда сопровождались
изысканными рагу. Вид этих божественно приготовленных блюд возбуж-
дал аппетит. «Итак, господа, - сказал Меркурий, - начнем с фениксов, чей
вкус столь восхитителен. Это настоящее блюдо философов, которое совсем

131 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

не нагружает желудок. Когда мы их поедим, если бы их не было больше на


земле, их обгоревшие кости, корица и другие душистые пряности, пепел,
орошенный простыми слезами утренней зари - из этого родились бы три
других феникса, а может быть, один или несколько, в соответствии с со-
звездиями». Никто не проронил ни слова, потому что говорил бог. Добро-
душный Гермес покачал немного головой, и все улыбнулись. Но особенно
поэты посмеялись от сердца, без всплеска смеха. Меркурий был серьезен
и, посмотрев на Аристотеля, сказал ему: «Объясните господам поэтам, не-
посвященным в наши тайны, что у философов, более искусных, чем они,
и лучших физиков часто было три феникса, когда им благоприятствовал
союз. Это случится не сейчас, а тогда, когда вы вернетесь». Аристотель,
который встал, чтобы молвить слово, снова сел. Меркурий, повернувшись
к чтецу, сказал ему: «Продолжайте». Чтец прочитал слова: «Система Ко-
перника». Меркурий сказал ему: «Пропустите это». Затем, посмотрев на
Коперника, сказал ему: «Вы будете мечтать, мой друг, когда примете эту
безумную идею своим разумом. Вы не являетесь менее искусным челове-
ком». Коперник улыбнулся, немного обнажив свои зубы. Чтец продолжил:
«Новая философия господина Декарта». Меркурий сказал: «Пропустите.
Есть еще мечты. Но сейчас он хорошо знает противоположное». И посмо-
трев на Декарта, сказал ему: «Вы изложили прекрасные идеи, которые вас
развили, но ваше новаторство не стоит даже воскового носа этого старца».
Меркурий показал на Аристотеля: «Он вверил свой нос на расправу иезуи-
там, и в Сорбонне, как им было угодно, они не смогли его оторвать». Ари-
стотель и Декарт улыбнулись. «Талисман, описанный Дигби», - прочитал
лектор. «Пропускайте, господа, пропускайте», - сказал Меркурий. «Вол-
шебная палочка». «Автор неплохо справился, - сказал, смеясь, Меркурий,
- хорошенькая книжечка, и рассказывает о достаточно красивых испытани-
ях». Затем он добавил: «Ищите место, которое рассказывает о судейской
астрологии». Лектор, найдя это место, прочитал: «Осужденная судейская
астрология». «Остановитесь на этом материале и прочитайте его отчет-
ливо, так, чтобы все собравшиеся поняли всю глупость этих щепетильных
невежд, которые осуждают то, что они совсем не понимают. После того
как мы встанем из-за стола, мы продолжим обсуждение этого вопроса на
нашей аллее, где есть скамьи для сидения. Я покажу вам, что неправиль-
но осуждать столь прекрасную науку, которая является разумной, восхи-
тительной и настоящей, не делая различия, которое я вам покажу в форме
отдыха. А сейчас продолжим пировать. Пейте, друзья. Читайте, лектор».
Симфония удалилась, дабы не прерывать чтение и продолжать бал для
огородных нимф и деревенских и сельских богов. Заботами Гебы и Гани-
меда туда было отправлено пятьдесят бочек обычного нектара для всей
труппы, которая была довольно большой, и продовольствие, рассчитанное
для всего этого населения маленьких богов, которые танцевали и играли
в различные игры. Стол Меркурия начал оживляться, и крепкий нектар по-
действовал, когда Геба подошла ко мне, пока все не думали ни о чем, кроме
пиршества. Никто не заметил, что она вернулась. Я был счастлив ее видеть.

132 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

Она сказала мне: «Я покинула вас слишком надолго, чем мне хоте-
лось бы. Но я была здесь для того, чтобы служить вам, насколько это в
моих силах. Я знаю, что вы находитесь в милости одного бога, достаточ-
но могущественного, чтобы сделать вас счастливым, но не следует прене-
брегать милостью богини, дочери Юпитера. Я хочу вам указать путь моего
омолаживающего фонтана». «Возьмите, - сказала она, показав мне ключ,
сделанный из красивого алмаза. - Вот ключ моего фонтана. Я даю его вам.
Приходите туда, когда пожелаете. Это место спрятано от всех смертных,
которые высушат его, если узнают, где он. Я испытывала к вам уважение,
перед тем как увидела вас, так как вы создали довольно интересный трак-
тат об обновлении, и вы заметили, как я упала, поскользнувшись на глазах
у богов, которые очень смеялись над этим». От этого воспоминания на ее
розовых губах блеснула очаровательная улыбка. После множества знаков
доброты с ее стороны и благодарностей с моей она сказала мне: «Я долж-
на обсудить с вами конкретные вещи. Но сначала я с удовольствием выпью.
Вы выпейте тоже. Я выпью этот глоток за вашу любовь, выпейте столько же
за мою». Мы выпили вдвоем. После нескольких речей я сказал ей: «Госпо-
жа, я клянусь вам, что вы единственная богиня, ради которой я пожертвую
своим счастьем, удачей и блаженством. Я клянусь вам в этом вашим свя-
щенным фонтаном». «Что ж, - сказала она, - я принимаю вашу клятву вер-
ности. Можете рассчитывать на Гебу, дочь Юпитера и супругу Геркулеса.
Вы ничего не пропустите, вы войдете в кабинет моих тайн». Обещания бо-
гинь всегда подкрепляются какими-либо подарками. Она достала из свое-
го кармана золотые часы с золотой цепочкой. Она открыла часы и показала
определенную цифру. «Когда она коснется этой цифры, Геба один раз и
навсегда известит вас о своем близком приходе. Когда она коснется этой
цифры, она навестит вас в постоянном сопровождении нескольких фавори-
тов. Я дарю вам табакерку. Она наполнена табаком, который вы не знаете;
он бесценный, поскольку эта табакерка с тем, что в ней содержится, стоит
больше, чем все сокровища королей». Это был красивый изумруд в форме
табакерки. Сквозь него я видел блеск красного порошка. Табакерка была
высечена с большим искусством. На первой стороне был выгравирован
фонтан, у подножия высоких отвесных скал, окаймленных зелеными камы-
шами, среди которых спрятался амур, который держал свой натянутый лук,
готовый выпустить стрелу в тех, кто подойдет к этому чистому фонтану.
С другой стороны виднелась Венера, сидевшая на миртах возле этого ис-
точника. Она околдовывала своими чарами тех, кто пострадал от стрел ее
сына. Вдали от фонтана была видна толпа старых людей, которых, похоже,
мучила жажда. Но они не осмеливались приблизиться из страха снова по-
пасть под жестокую тиранию амура, которого они видели спрятавшимся в
этих зеленых камышах. «О, госпожа, - сказал я Гебе, - это большая беда,
что ваши божественные воды, возвращая молодость, также дарят новую
любовь, новые огни, новую боль и новые муки; и вы, скорее всего, пода-
рили им способность уничтожать все это. Даже я сам боюсь столь могу-
щественной тирании. Я предпочел бы умереть, чем снова сгореть в столь

133 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

чуждом огне. «Любовь, - сказала она, - неотделима от молодости. Если


старость не является примером этой страсти, то как же вы хотите вернуть-
ся к молодости, не вернувшись к любви? Запомните, что любовь отнюдь не
представляет собой зло. Чего следует бояться – это ее злоупотребления,
излишества и нарушения. Я злоупотребляю лишь страхом, но причина не
в этом. Это результат плохого поведения амуров. Я далека от того, чтобы
противиться любви. Его мать и он – это боги универсальной мощи, честно
говоря, мой фонтан возвышается из их правосудия. Над всеми водами они
имеют первоначальную силу. Поэты много пели о том, что Венера – это бо-
гиня, которая берет свое начало из вод. Посмотрите в другую сторону, вы
увидите лекарство».
Я увидел другой фонтан, те же самые камыши и амура, которого вы-
гнал из этих камышей Паллас. Амур был отброшен, его стрелы высыпа-
лись из его колчана на край фонтана. Он подал знак Венере, которая ка-
залась немного раздраженной, немного огорченной тем, что ей пришлось
покинуть это священное место, словно она является побуждающей силой
не развратных амуров, а целомудренной любви, которая вдохновляет лишь
честный порыв к наукам и к самой мудрости. Геба играла роль в этом спо-
ре, который возник между Венерой и Палласом по поводу фонтана. Она
засмеялась, увидев Палласа, держащего пучок розг, чтобы высечь Купидо-
на. Но Венера, казалось, хотела вырвать розги из руки Палласа. «Все, что
вы видите на этой табакерке, - продолжила она, - это представление того,
что произошло между другими нашими богинями при моем фонтане, чьи
владения Венера и ее маленький чародей хотели захватить. Видите, что я
не защитилась и оставлена у Палласа, являясь возлюбленной, не смирив-
шейся перед Венерой и ее сыном. Вы не должны так сильно бояться любви
такой богини, как я. Ибо это не страстная и плотская любовь, а духовный
поцелуй, духовное удовольствие, духовный союз. Эта любовь происходит
в разуме, тело не принимает в этом никакого участия, иначе это была бы
больше не божественная любовь и не божественное удовольствие. Это
было бы животное совокупление, не достойное ни вас, ни меня. Вы владе-
ете сердцем богини. Я снова увижу вас завтра. Вот, возьмите мой портрет.
Храните его. Я вам также дарю эту подзорную трубу, с помощью которой
вы будете видеть меня везде, где я буду находиться. Через эту трубу я буду
разговаривать с вами взглядом и жестами. Примите еще это сердце, наши
два сердца соединены в нем чудом нашей любви. Прикоснитесь к этому
сердцу и почувствуйте, не горячее ли оно и трепещущее; в следующий раз
я скажу вам, как это происходит. Я покидаю вас, не покидая; я – в вашем
сердце, как и вы – в моем. Сначала следите за мной вашей трубой, когда я
уйду, ибо если вы не увидите мое новое и первое действие, то вы упустите
действие подзорной трубы. Но если вы все сделаете правильно, то будете
видеть действие всю свою жизнь». При этих словах ее пламенные глаза
проронили две слезинки, которые я быстро подхватил. И они превратились
в две жемчужины великолепной красоты. Она сказала мне: «Храните их во
имя любви ко мне. Прощайте, до завтра». Я видел с каким сожалением она

134 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

уходила, и когда я на нее смотрел, слезы лились из моих глаз, одни падали
в мою тарелку, а другие – на мою трубу. Все они застыли в жемчужины, как
слезы Гебы, которые я внимательно рассматривал. Эта труба представляла
собой золотую коробку, очень длинную и достаточно большую. На двух ее
концах было два кристальных стекла, настолько тонких и настолько краси-
вых, что в эту трубу я смог бы разглядеть жаворонка на фоне луны и звез-
ды. Я понял, что впоследствии смог бы найти этому хорошее применение,
не отвлекаясь больше на приятную компанию, в которой я находился.
В то время как я тешил свой разум приятным воспоминанием о Гебе,
а не пробовал кушанья стола, я увидел, что наши мудрые ораторы и поэты
опьянели от нектара, пока я был влюблен в богиню. Подали десерт, состо-
ящий из всех видов конфитюра: из целых апельсинов, гранатов и засаха-
ренных лимонов, сложенных в виде пирамид. В это время появилась Ирис,
вестница богов и Юноны, со всеми своими офицерами, которые поставили
перед Меркурием два фарфоровых блюда, в одном из которых было ле-
дяное молоко изумительной белизны, которое Ирис отведала, проходя в
сферу луны, и которое отправила Диана всем собравшимся. Второе блюдо
было наполнено консервированной розой, которую Ирис взяла у неба солн-
ца, и которые Феб послал исключительно для мудрецов, чтобы доставить
им удовольствие. На все столы также расставили подобные блюда. Мер-
курий пожелал, чтобы прекрасная нимфа Юноны почтила компанию своим
сиянием, занимая место за столом; он привел ее к пустому месту, которое
находилось напротив моего. Я был поражен ее блеском, ее особой и одеж-
дой. Она также была удивлена, увидев молодого человека среди стольких
стариков, и еще больше была удивлена тем, что я был одет в их три одея-
ния. Я сказал ей: «Мадемуазель, давайте посмотрим на дождь?» «Зачем,
мсье?» - спросила она. «Потому что, - сказал я ей, - прекрасная радуга
никогда не проявляет свои цвета без дождя». «Вы правы. Действительно,
я ее предвестница, но это произойдет в другом месте, а не в этом – удо-
стоенном сегодня богов и мудрецов». Меркурий приказал чтецу закрыть
книгу. Он захотел, чтобы каждый радовался. На стол положили красивые
и крупные ягоды клубники. Меркурий сказал: «Вот плод, который я высоко
ценю, так как у него форма сердца». И посмотрев на Овидия, сказал ему:
«Вы, ученый поэт, так хорошо написавший Метаморфозы, доставьте нам
удовольствие и расскажите историю этого плода». Овидий встал и, попри-
ветствовав собравшихся, продекламировал ее в стихах: «Дамон, презирая
любовь нимф, которые вели с ним войну по приказу Венеры, возмущенной
презрением, которое он оказывал этим прекрасным дочерям, был осажден
войском амуров, вооруженных заостренными стрелами. Амуры пускали
стрелы, одну за другой, в это бесчувственное сердце. Это слишком чер-
ствое сердце пронзила стрела, которая была пущена лучше остальных. И
пастух был ранен любовью к нимфе Ирис, присутствующей здесь. Победо-
носные амуры вернулись оттуда со своим хозяином. Постреляв по дороге,
они отдыхали в прохладе, в миртовом лесу. А так как каждый из них хотел
присвоить славу этого действия себе, между ними разгорелся спор. Они

135 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

натягивали лук друг против друга, таким образом, пронзали сами себя.
Они убили друг друга своими собственными стрелами. Когда Венере сооб-
щили об этом, она пришла их искать и расплакалась, увидев их всех лежа-
щими и безжизненными. Она собрала все их сердечки, бальзамировала их
большим количеством сахара и положила в землю. Весна дала им вторую
жизнь, не отняв форму сердца».
Меркурий похвалил Овидия и, повернувшись к Вергилию, сказал ему:
«Принц поэтов, сделайте нам одолжение, скажите по этому поводу то, что
пожелаете». Вергилий встал и, поприветствовав Меркурия и всех собрав-
шихся, также заговорил гладкими стихами:
«Из всех нимф ни одна так сильно не ранила любовью и не заста-
вила вздыхать по себе, как прекрасная Ирис. Даже мудрецы и все коро-
нованные особы смотрели на нее с любовью и восхищением. Всеобщими
пожеланиями мы заманили ее с неба, чтобы почтить себя ее присутствием.
Эта прелестная нимфа с таким воздействием пользовалась своими гла-
зами и блеском своих лучистых цветов, что попала скорее в сердце, чем
в глаза бесчисленных амуров, чье количество она сократила по своим за-
конам. Эти влюбленные пошли жаловаться эху лесов и скал, слабости слов
без исцеления, которую им причинила сладкая тирания богини. Они уми-
рали на глазах у Ирис, которая, для того чтобы выразить свое сочувствие,
накрыла свою радугу множеством маленьких облаков, которые, отдаляясь
постепенно от цветов, ввергли их в траур. И нимфа, облачая свои огни в
темное одеяние, часто проливала слезы, которые мягко орошали деревни и
луга. Но Венера и Любовь, благосклонные к влюбленным, захотели в угоду
состраданию Ирис, чтобы слезы этой прелестной нимфы воскресили столь
нежных влюбленных, чья любовь появилась бы во второй раз на глазах
красавицы в форме сердец, которые всегда были троном любви и самым
благородным толкователем могущества этого маленького тирана. Также,
дабы не противоречить Овидию, эти плоды являются не только сердцами
маленьких амуров, но и тех бесчисленных влюбленных, что пожертвовали
собой на глазах у очаровательной Ирис».
Все собрание было очаровано рассказом этих двух великих людей. И
Меркурий, восхвалив Вергилия как принца поэтов, подарил Овидию и Вер-
гилию серебряные короны. Затем, повернувшись к Ирис, он сказал: «Это
правда, прекрасная Ирис, что ваши соблазны столь губительны для ваших
амуров, что вы сожалеете об этом только после их смерти».
Тем временем, подали последнее блюдо. Подали трех хамелеонов,
трех саламандр и трех Прилипал или Ремор, приготовленных божествен-
но. В этот момент Ирис попросила пить чистой воды. Она сказала мне, что
пьет только воду. Я ответил ей, что вот почему она наливает лишь воду.
Она сказала, что у нее в распоряжении есть и огонь, и вода, столь гар-
монично уравновешенные, и также казалось, что она со своими цветами
именно поэтому и является знаком мира и согласия, который всемогущий
Бог показал после потопа, повторяя ярость стихий под властью моей раду-
ги, которая носит знамя разных цветов. Красный обозначает огонь, синий

136 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

– воду, желтый – воздух, а зеленый – землю. У меня столько огня, сколько


его нужно, чтобы сопротивляться воде и отталкивать ее в свои границы. У
меня достаточно воды, чтобы удерживать огонь в его пределах. А воздух,
являющийся моим обиталищем, - это середина, которая удерживает меня
между этими двумя врагами, находясь на моей радуге, как на троне. Я по-
давляю их ярость и примиряю их, и они становятся кроткими и покорными,
каждый у себя. Таковы мои обязанности между небом и землей, чтобы под-
держивать их в мире».
«Мадемуазель, - сказал я ей, - поскольку вы являетесь представи-
тельницей мира между элементами и управительницей влюбленных, имен-
но вы обезоружили громоподобного Юпитера. Почему же вы совсем не
обезоружили любовь, чтобы умиротворить души, встревоженные неистов-
ством любви? Я думал, что как примирительница вы смогли бы поселить
мир в сердце. Я вижу, что ошибся, потому что столько влюбленных умерло
от любви к вам, и вам не было их жаль, разве что только после их смерти.
Они хорошо вознаграждены. Вы превратили их сердце в клубнику».
Затем я сказал ей несколько любезных слов, и она подумала, что все,
что я ей только что сказал, было чистой любезностью с моей стороны. В
качестве награды она подарила мне зеркало, с двух сторон обрамленное
золотом, справа и слева украшенное драгоценными камнями. Со стороны
зеркала было два гибких стекла. Там вдали виднелся Аргус со своей сот-
ней глаз, убитый Меркурием. С другой стороны была Юнона, сидящая на
прекрасной радуге, соединяющая глаза Аргуса с хвостом Павлина. Ирис
сказала мне: «Это зеркало постоянно будет вам показывать новые вещи
по вашему желанию, промывая его каплей чистой воды, затем вытрите ло-
скутком зеленой тафты. Вы увидите в нем такую историю, от которой вам
захочется произнести эти слова: «Сверкайте, прекрасная Ирис!» Вы уви-
дите там верх и низ вселенной всех природ, словно мир, появившийся из
огромной тучи, названной Хаосом. Все самые скрытые тайны и науки от-
кроются вам, глядя в это зеркало». Я поблагодарил ее настолько любезно,
насколько это было для меня возможно, и в этот момент Геба похлопала
меня по плечам и спросила, о чем мы говорили. «Мы говорили, - ответила
Ирис, - о том, что божественность – это не что иное, как огонь и любовь в
богинях». «Нужно было добавить, - сказала Геба, - в нимфах». После не-
скольких небольших споров на эту тему обе во власти сердец уступили друг
другу. Ирис поцеловала Гебу и сказала мне: «Мсье, любите эту прекрасную
богиню, берегите ее, поскольку ее заслуги бесконечны. Отдайте ей ваше
сердце, но ей хотелось бы, чтобы и у меня была его маленькая часть, как ей
понравится». Геба посмотрела на меня и спросила: «Или вы против?» Я от-
ветил ей: «Мадам, я люблю Гебу как богиню, а Ирис – как нимфу. Я думаю,
что невозможно любить одну из вас, не любя другую. Вы обе повелеваете
сердцами. Ирис сама пьет из фонтана Гебы и смешивает там свои воды. Я
больше не удивляюсь, что вы влюблены, ибо вы правите водами, как Ве-
нера. Я думаю, что в ваше отсутствие можно было бы легко приласкать
аврору. Флора и Помона довольно похожи на вас и имеют почти такой же

137 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

темперамент».
«Очень хорошо, - сказала Геба. – Завтра я скажу Ганимеду, чтобы он
прислал вам две или три бочки нектара, который дает вам столько разума.
Вы знаете, что один бочонок – это божественная мера и стоит десяти ва-
ших». Ирис сказала: «Что касается меня, то я могу предложить вам только
клубничную воду и цвета. Если вы захотите взять несколько изумрудов, то я
охотно их вам подарю». Геба продолжила: «Я не советую вам пренебрегать
водой, которую вам предлагает Ирис. Она подходит, чтобы смешать ваш
нектар, поскольку он немного крепок для человеческого темперамента. Вы
не смогли бы понять богатства, которые скрывают эти сверкающие воды,
являющиеся жемчугами, драгоценными камнями и расплавленными. Эта
вода несет вместе с собой душу и дух вод и звезд. Она орошает землю, что-
бы земля покрылась зеленью. Благодаря нам вы узнаете об авроре, Флоре
и Помоне, о Весне, о Галатее и обо всех цветах, одни из которых – юноши,
а другие – нимфы. И я хочу, чтобы эта прекрасная нимфа, наливающая вам
воду, служила вам со своими сатирами. Ибо в будущем вы станете немного
больше, чем человеком, если хорошо воспользуетесь милостями небес».
После этих слов Меркурий ударил по столу, чтобы встать. Каждый
налил себе нектар и выпил, чтобы поблагодарить Меркурия, который ска-
зал, что нужно идти на церемонию в его храм и выразить благодарность
великому и единственному Богу. Едва он успел закончить свою речь, как
все колокола храма пришли в движение. И после того как все выпили по
бокалу жидкости, которую Диана прислала для Ратафии, и приняли не-
много табачного порошка, все встали и направились прямо к храму, где
совершался благодарственный молебен Всемогущему Богу, воспеваемый
под музыку. После чего каждый вышел свободным. Все три группы мудре-
цов были восхищены храмом. Вергилий и Овидий пообещали сделать его
описание. Я поприветствовал их так же, как и Цицерона. Эти старые дру-
зья поздравили меня и осыпали любезностями. В это мгновение поднялся
громкий шум среди деревенских богов и нимф, которые смеялись, играли
и резвились вместе. Меркурий сказал: «Пройдемте вперед». Здесь были
нимфы, которые играючи предали суду Аполлона, чтобы оцарапать резвого
Тиресия (скорее всего речь пойдет о Марсии), заставлявшего их танцевать
под звуки своей флейты. Бог Меркурий и генеральный совет сатиров при-
говорили его бросить в баню, раздев догола. Для этого будет приготовлена
баня. В тот же самый миг сатиры вылили бочку кипящей воды в мраморный
бассейн, заполненный холодной водой, и бассейн стал теплым. Они набро-
сились на Аполлона, сняли с него золотую шевелюру. Теперь у бога света
не было ни одного луча, ни сияния, словно он был солнцем в затмении. Он
не знал, то ли плакать, то ли смеяться. Несмотря на сопротивление, они
положили его, совсем обнаженного, на край бассейна и бросили внутрь.
Баня показалась ему хорошей и приятной. Она ему понравилась, и он ус-
нул. В это время поднялись громкие крики, и их игры обернулись печалью,
так как подумали, что Аполлон умер. Диана, его сестра, услышав эту весть,
испугалась и побежала в баню встревоженная. Увидев, что он лишь впал в

138 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

летаргический сон, она протянула ему руку. Этот бог поднял свою, взял ее
за руку, сжал ее и притянул к себе в баню, где она также заснула. Крики
снова повторились, так как светила скрылись. Все подумали, что эти боги
мучаются и что после их сна последует смерть, что вызывало дрожь. Все
взглянули на Меркурия, чтобы узнать, что он думает. Но он лишь смеял-
ся. Пан, нимфы и сатиры, ошеломленные этим случаем, бежали как можно
скорее, испугавшись смерти бога. Вся эта толпа игривых богов исчезла в
одно мгновение. Остались только Ганимед, Геба и Ирис, которые приказали
нимфам и сильванам убрать столы и столовые приборы. Они не принимали
никакого участия в том, что произошло, следовательно, не были испуганы
и огорчены. Меркурий был счастлив оттого, что остался наедине с мудре-
цами и учеными, которые прогуливались по аллее и улице. Хорошо зная о
том, что должно было случиться с Аполлоном и Дианой, они немного по-
ставили себя в затруднительное положение. Меркурий приказал повесить
радугу Ирис над их баней и попросил Гебу пощупать пульс и дать им по
глотку из фонтана. После чего их оставили в покое, так как семь часов спу-
стя они возродятся еще более красивыми. Геба и Ирис пошли немедленно
исполнять приказы Меркурия и привели меня увидеть тайну. Я увидел, что
эти два больших светила были будто потухшими, а их тело превратилось
в некий вид черного ила, который плавал в глубине по усмотрению воды.
Я ушел, чтобы вернуться к Меркурию. Геба взяла меня за руку и сказала:
«Увидимся завтра. Я не сержусь на то, что вы любите Ирис. Она нужна нам,
только бы, любя ее, вы всегда любили меня. Я вас уверяю, что вы никог-
да не добьетесь успеха на дорогах мудрости и в получении их величайших
секретов, если любовь, управляющая природой, за которой она полностью
следует как в высших вещах, так и в низших, не является вашим путеводи-
телем». Затем она меня обняла, поцеловала и сжала мои руки. Я вернулся к
Меркурию. Все сидели, когда я прибыл. Я тоже сел недалеко от Меркурия,
чтобы лучше слышать то, что собираются сказать. Меркурий сказал:
«На данный момент я хочу решить вопрос по судейской астрологии.
Я не могу понять, что существуют довольно неразумные люди, которые
осуждают такую истинную и такую красивую науку. Я прошу вас, господа,
вспомнить здесь ваших возвышенных гениев и вместе со мной покончить
с этими невеждами. Скажите мне, что человек или любое другое создание,
которое получит во время своего рождения тройственность огня и будет
создано из этих эманаций всех огней и, следовательно, будет наделено
сильным воинственным темпераментом, не будет иметь большего есте-
ственного преимущества, чем тот, кто получит тройственность воды, кото-
рая сможет сформировать только флегматичный и плохо расположенный
темперамент. Если с этой огненной тройственностью Солнце, либо Венера,
либо Марс были во Льве, Овне или Стрельце, то человек, имеющий это пре-
имущество, не станет героем. Если Юпитер находится во Льве, в Овне или
в Стрельце, можно полагать, что этот человек будет иметь успех у королей
или принцев и станет, по крайней мере, генералом армии. Если Венера на-
ходится в одном из трех, то этому человеку повезет в любви у знатных дам.

139 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Если Венера особенно сильна в одной планете, которая наделяет


ее разумом, то, если моя планета Меркурий находится в Овне, Льве или
Стрельце, который будет решать судьбу этого человека при условии, что он
не понижен и не опечален Сатурном, он вместит мудрость, науку и красно-
речие в крепкое и хорошо сложенное тело. Захотим ли мы, чтобы человек, у
которого будет два огненных знака, имел столько же преимуществ, сколько
тот, у которого их три, и чтобы у него был такой же темперамент, осущест-
влял такие же действия, как тот, у кого он один, равен тому, у кого их два.
Нужно сделать вывод, что срок рождения - девять месяцев. Возможно, что
ребенок будет зачат, сформирован под этими тремя знаками Льва, Овна и
Стрельца, которые образуют огненную тройственность. В этом случае мы
можем полагать, что индивидуум будет совершать прекрасные героические
действия, если ход планет находится в благоприятных аспектах, в которых
действия смогут предрешаться касаемо вида, но не касаемо индивида. Вот
отличие, на которое следует обратить внимание при изучении данного во-
проса. Вы можете применять этот принцип ко всякой другой тройственно-
сти, чьи действия известны».
Меркурий, предоставляя слово Гермесу, попросил его решить вопрос.
Этот мудрый философ встал и сказал: «Принцип настолько естественный и
разумный, что он должен определяться в соответствии с мнением мудрого
бога, который почтил меня данным поручением. С различием, которое он
привнес, то, что не противоречит догмам католической веры, поскольку это
чувство соответствует здравому смыслу и разуму».
Когда Гермес закончил свою речь, Меркурий провел компанию, кото-
рая одобрила его методы. И каждый ушел согласно своему званию так же,
как и пришел, то есть с важностью, свойственной мудрецам.
Меркурий и я остались одни на улице. Геба и Ирис были у бассейна, где спа-
ли Аполлон и Диана. Меркурий сказал мне: «Пойдем к фонтану, посмотрим
на Аполлона и Диану». Когда мы прибыли, увидели светящуюся радугу над
фонтаном и Ирис, сидевшую наверху в одеянии из росы. Меркурий сказал
мне: «Посмотрите внимательно. Если у вас достаточно хорошее зрение, то
вы увидите, как души Луны и Солнца вылетают из своих маленьких тел,
восстановленных в гниении. Видите, как этот черный ил плавает на водах,
как расплавленная смола? Это их тела». Как только он мне это сказал, мы
увидели, как из этого ила появился белый свет и еще один немного крас-
новатый свет, который воспарил над водами. Но Ирис, сидевшая в бане,
встретила их на своей радуге, которая стала еще более яркой и пурпурной.
«Нужно, - сказал Меркурий, - чтобы эти воды долго порхали среди этих
цветов. Давайте вернемся на улицу, чтобы я объяснил вам все увиденные
вами тайны».

ЗАНАВЕС, СНЯТЫЙ МЕРКУРИЕМ, ИЛИ ОБЪЯСНЕНИЕ
ВСЕГО ЭТОГО СКАЗОЧНОГО РАССКАЗА ОТНОСИТЕЛЬНО НАУКИ

140 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

«Если вы умны, - сказал Меркурий, - вы должны были узнать из


того, что увидели и услышали, божественные тайны нашего делания. Груп-
па философов, ораторов и поэтов дают вам понять, что наша наука во все
времена была объектом исследований самых великих людей. Великолепие
этого стола обозначает богатые впечатления их физических трудов. Цветы,
желе, сахарное мороженое разных цветов обозначают не только то, что они
бережно обращались с этой материей не только в теории, но и на прак-
тике, где следует использовать только цветы, желе, мороженое и спирты.
Эта драгоценная посуда обозначает научные книги мудрецов, где они по-
давали пищу, в другом смысле это означает чистые и соответствующие со-
суды, которые используют в практике. Не думаю, что вам нужно говорить,
что обозначают три Феникса. Они обозначают то, что наш феникс трижды
воскрес из своего пепла. Вы достаточно услышите аллюзию об Алкионах и
Пеликанах, которые возвращают жизнь своим птенцам своей собственной
кровью, как фазаны и павлины. Несомненно, вы также поймете, что эти
гранаты, апельсины и засахаренные лимоны обозначают последние дни,
когда делание достигает своего совершенства. И это ледяное молоко, по-
данное Ирис, или радуга и консервированная роса обозначают делание в
белом и красном, которое спешит кальцинироваться, когда появляется ра-
дуга или вскоре после этого. Что касается клубники, хотя она и не может
иметь какое-либо отношение к деланию, было позволено рассказать о не-
которых метаморфозах для украшения пира и поднятия настроения. Ха-
мелеон обозначает разнообразие цветов делания, прилипалы или реморы
– фиксацию, и, наконец, саламандра обозначает наше совершенное дела-
ние, которое больше не боится огня, в котором оно остается постоянным,
перманентным и фиксированным. С помощью нектара, который вы выпили
длинными глотками на этом пиршестве, ощутите сок и нежный вкус фи-
зических трудов или материала или пробужденного делания, принятого в
лекарстве. Нимфы и сильваны – это воды и огонь, который используют в
этой чудесной работе. Этот танец, эти игры, эти развлечения, этот блеск
Пана, сатиров и нимф, резвящихся вместе, олицетворяют собой работы и
операции, которые мастер должен осуществлять, будто играя и смешивая
огни с водами в соответствии с существованием природы. Но эти любез-
ности и беседы, такие нежные и такие любовные, скрывают тайный смысл,
который я вам объясню. Так как все ваши разговоры были только о любви,
богиня и нимфа сами ведут вас к любви, которой, как вы притворяетесь,
вы опасаетесь, несмотря на то, что любовь вам по вкусу и соответствует
вашим наклонностям. Вам нужно раскрыть эту красивую тайну. Вы, кого
искупали и помыли, сняв с вас вашу обычную одежду, чтобы облачить в
роскошные одеяния, представляете собой тело материи, которое снача-
ла раздевают, моют и придают новую физическую форму в первой работе.
Но во второй, где элементы освобождаются и отделяются друг от друга,
душа, отделенная от тела, поднимается в небо, то есть в верх сосуда, где
ее сопровождает дух, и они вместе облачаются в разные цвета, как раду-
га, украшая себя красотой и светом. Душа представлена Гебой, богиней

141 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

юности, а дух – Ирис. Так как душа более небесна, чем дух, ее обозначают
именем богини; а так как дух – больше элементарный, нежели небесный, и
имеет воздушную природу, то его сравнивают с Ирис, поскольку он – при-
миритель души и тела, так же, как Ирис – это знак примирения. Однако
тело, душа и дух материи имеют большое желание воссоединиться друг
с другом. Эта чудесная склонность к их воссоединению хорошо выраже-
на нежностью, влюбленностью и страстью между вами, Гебой и нимфой
Ирис. Однако душа стремится соединиться со своим телом посредством
духа. Также в делании эта душа, являющаяся лишь небесным паром и про-
водником тинктур и астрального огня, конденсируется в форме сверкаю-
щих слез, которые скатываются на тело. Элементарный дух, уступающий
душе, из более низкой области, совершает то же самое, и, сжимая тело, на
своих крыльях они поднимаются в воздух, смешиваются с ним, разрежают,
утончают его, возгоняют в пары, делают его духовным и вдыхают в него
жизнь. Это ясно выражено слезами Гебы и Ирис, поцелуями, которыми они
вас одарили, пытаясь даже вознести вас в небо. Этот героический Геракл,
которого Геба называет убийцей чудовищ, будто с презрением, свидетель-
ствуя, что он зависим от нее, - это огонь, с которым она помолвлена с тех
пор, как вышла из тела, этому огню она предпочитала общество и союз со
своим телом. Ибо этот огонь будет лишь прогуливаться с ней от неба до
земли и от земли до неба, пока она не закрепится в сердце своего дорогого
возлюбленного, то есть в теле, которое она навещает, каждый день оказы-
вая ему новые знаки любви так же, как Геба пообещала вам не приходить
к вам без новых подарков неба. «Но почему, - сказал я ему, - здесь задей-
ствована Геба, а не другая богиня?» «Это, - ответил он, - из-за обновления,
которое является одним из самых восхитительных воздействий нашего де-
лания. Ибо эта обновляющая сила не находится в элементах, расширенных
и разреженных в виде пара, утонченных, как само небо. Эта сила, врожден-
ная самим небом и соединенная с душой, - это наша Геба и наши элементы,
очень чистые и утонченные, сверкающие своей чистотой в цветах радуги,
чья элементарная чистота достойна получить и, действительно, получает
эту небесную и обновляющую силу, сообщенную ей, ибо элементы, также
очищенные и сияющие, представлены нимфой Ирис, посланницей Юноны,
богини воздуха. Таким образом, наша красавица Ирис сверкает в воздухе
нашего сосуда. Вот секрет этого полюбовного диалога между вами, Гебой и
Ирис, достаточно понятно объясненный этой равноценностью любви тела,
души и духа, чтобы никто не подумал, что в предыдущей речи было какое-
либо похотливое и бесстыдное намерение. Наконец, Аполлона бросили в
баню. Он потянул туда Диану. Это Солнце и Луна, которые растворили для
использования в ферментации. Сатиры и нимфы, раздевающие их, - это
огни и воды, которыми пользуются для того, чтобы избавить их от своей
золотой и серебряной формы. Сатиры и нимфы предпринимают бегство, то
есть отделяют посторонние воды и огни кальцинации превращаются в огни
обжига».

142 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

ОБЪЯСНЕНИЕ ТАНЦЕВ БОГИНИ ГЕБЫ

«Первым подаренным ею подарком для вас были золотые часы с зо-


лотой цепочкой, по которым вы должны были знать точное время визи-
тов нашей богини, когда стрелка часов коснется определенной точки. Эти
часы олицетворяли собой философский сосуд, или яйцо, из очень чистого
кристалла, показывая все движения или обращение души, то есть летучей
части, которая предстает перед глазами мастера в форме сияния, которое
светит рядом с сосудом в форме росы или маленькой чаши вод, очень бле-
стящих, которые постепенно растут и показывают, что она навестит свое
тело столько раз, сколько капель просочатся из нее маленьким ручейком,
чтобы передать ей новую жизнь и осыпать ее знаками небесной милости,
которую она приобрела в этом новом возвышении. Золотая цепочка озна-
чает две вещи: склонность души объединяться со своим телом, что являет-
ся взаимным между телом и душой. Михаэль Майер в своих символах нари-
совал этих амуров посредством нити, которая с одного конца соединена с
землей жабой, а с другой – стервятником, летающим в воздухе. Стервятник
– это душа, жаба – тело. Цепочка также представляет собой трудолюбие по
отношению к своей работе, о которой нужно постоянно размышлять и по-
клоняться руке Бога, которую нужно в этом узнать. Следует освободиться
от любого другого дела, чтобы всецело отдаться столь сладкому рабству,
которое ведет к такому счастью и почестям, как сказала богиня Геба. Вто-
рой подарок – это табакерка из красивого изумруда, наполненная табач-
ным порошком, который сверкает сквозь нее. Она сказала вам, что этот по-
дарок стоит больше, чем все сокровища королей; это означает, что душа в
своих движениях и оборотах показывает большое сияние зелени, в которой
заключена сила, добродетель и энергия растительности. «О, благословен-
ная зелень!» – воскликнули философы. Гермес назвал первый из своих тру-
дов об этой науке «Изумрудная Скрижаль». Именно в этой сияющей зелени
заключается сила всей природы. Вергилий, порицая силу Карона, который
не постарел, сказал хорошие слова, объясняющие эту неизменную моло-
дость бессмертных: «Возрастающая сила, зеленая молодость – аллюзия
весны, которая обновляет все своей зеленью. Зелень – это принцип силы и
растительности в природе. Этот цвет в нашей работе заключает всю силу
и свойство элементов и представляет собой делание земли, украшающей
себя зеленью и цветами во время зачатия плодов. Однако, эта благосло-
венная зелень обозначает, что наш плод живой и сулит нам драгоценный
табак в красном порошке или красный камень. Фонтан молодости, выгра-
вированный с одной стороны среди камышей, в которых спрятался Амур,
устраивавший засаду старикам, которые трудились и хотели прийти по-
пить, обозначает свойства камня, который восстанавливает молодость, а
следовательно, и чуткость любви. Другой амур и другая Венера создают
здесь новую империю, то есть второе безумие, которое возрождается с
юностью, будто невозможно быть юным, не будучи безумным, какая неиз-
бежность!

143 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Вот опасность, которая заставила многих мудрецов отказаться от


преимущества омолаживания. Наконец, эта новая Венера и второй Амур,
оберегая свои воды и находясь возле них в засаде...» «Но почему, - пере-
бил я его, - вы говорите «свои воды?» «А потому, - сказал он, - что Амур
и Венера берут свое начало из воды. Амур – это влага, образующая моло-
дость, в то время как старость осушает влагу. Почему мудрость – это досто-
яние старости, в то время как она могла бы так пригодиться в начале жиз-
ни, ведя нас своим небесным факелом, вместо того чтобы просвещать нас
лишь к концу, чтобы показать приближающуюся смерть. Бедные смертные,
достойные жалости. Являясь молодыми, мы не можем быть мудрыми; бу-
дучи стариками, мы являемся таковыми только потому, что не можем боль-
ше быть сильными. Отсюда следует сделать вывод о том, что продляя нашу
жизнь, мы продляем и наше безумие. Это мудро – пренебрегать милостью
Гебы и тихо уйти от фонтана, где Амур со своей опасной матерью устрои-
ли западню. С другой стороны табакерки виднелся Паллас, вырывающий
Амура из камышей, бросающий его на землю со своим луком и стрелами,
прогоняя мать и сына ударами розг. Это обозначает триумф мудрости над
Амуром, но этот триумф предназначен для таких героев, как Самсон, Да-
вид и Соломон». «Неужели, - сказал я, - любовь не привела к триумфу даже
этих героев? И разве мы не должны бояться этого тирана, которому мы так
охотно сдались?» «О, беспомощные люди, ваша хрупкость хорошо выра-
жена этими зелеными камышами, которые повинуются всем ветрам. Пор-
трет Гебы обозначает душу, хоть и отделенную от тела, над которым она
взлетела в небо, она всегда сохраняет металлическую форму и идею своей
первичной природы, которую она вновь запечатлевает в чертах, еще более
сияющих, чем первые прославленные линии ее тела, когда она собиралась
соединиться с ним. А тело, в свою очередь, которое здесь является пациен-
том, также сохраняет это образное впечатление благодаря портрету Гебы,
который она просила вас бережно хранить. Вот то, что также может под-
разумеваться под материей и формой, соединенных такой тесной связью,
что тело никогда не теряет суть своей особой формы, хотя и отделено от
души, упрощено и восстановлено в свои основные первичные элементы. То,
что я с трудом могу понять, - это смеси, разрушенные спагирическим ис-
кусством и восстановленные в соль, серу и меркурий, не могут после такого
превращения стать вновь простыми. В этом случае мы видим, что принци-
пы сохраняют свой характер и особенный отпечаток, как оказывается, в
соли смесей, где с помощью микроскопа видны фигуры смеси, откуда ее
экстрагировали. Это означает, что узы, созданные рукой Бога, - вечные.
Подзорная труба дальнего вида, подаренная Гебой, с помощью которой ее
можно видеть везде, не теряя из вида, и благодаря которой Геба должна
была изъясняться смехом, взглядами, жестами и знаками, обозначает, что
стеклянный сосуд, через который виднелось сияние Луны или души, пор-
хающей и движущейся для того, чтобы достичь совершенства, облетая две-
надцать знаков зодиака под разными планетами, она тут же становится
похожей на Меркурий, иногда – на Сатурн, и в другое время она сияет, как

144 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

Юпитер. Затем белая, словно Луна, потом отделенная от цветов Венеры,


затем – Марса, и, наконец, она сверкает всем пурпуром и блеском солнца.
И в то время, когда она показывает свою многоликость, она проходит под
разными знаками в течение девяти месяцев, ибо сначала она была зачата
под Водолеем – знаком ветреным, воздушным и меркуриальным. После она
входит в Рыбы, водный знак, который превращает ее в воду посредством
растворения. Она обнаруживается в Овне, где мягкое тепло этого знака
украшает ее весенними цветами. Оттуда она проходит в Телец, обитель Ве-
неры, где ее влюбленная природа обретает плодородие. Затем она входит
в Близнецы, знак, наиболее возвышенный в небе, очень горячий, который
ее сублимирует, экзальтирует и одаривает совершенно небесными огнями.
Оттуда она переходит в знак Рака, водный знак, где солнце принимает об-
ратное движение. Также в этом знаке наша душа, не имея возможности
лететь выше, движется назад для того, чтобы вернуться в свое тело с по-
мощью движения вод, которые спускаются и льются на это тело крупными
каплями, словно Юпитер в золотом дожде, этот знак тоже водный. После
этих обильных дождей она входит в огненный Лев. Дальше душа проходит
в знак Девы, знак холодный, земной, сдержанный. Здесь она стремится за-
твердеть и сжаться в своем земном теле, чтобы вместе с ним стать единым
телом, бессмертным и прославленным. Затем душа входит в Весы, где тело
и душа, совершенно чистые, стали полностью небесными благодаря вос-
крешению, объединяясь в том месте, где находятся элементы, и потребляя
друг друга в союзе благодаря своему совершенному равенству. Из Весов,
меркуриального знака, она входит со своим телом в скверный знак Скор-
пиона, водный знак, в котором душа становится паршивым ядом и настоя-
щим василиском. В этом роковом знаке она вооружается стрелами против
смерти, над которой она одерживает победу и триумф жизни своей силой.
Наконец, она переходит и завершается в благородном Стрельце, обители
Марса. Именно в этом огненном знаке она приобретает свои последние
огни. Этот светящийся знак своим огненным копьем закрепляет ее и дает
ей свое совершенство. Именно там она обретает душу огня, более утончен-
ного, чем молния; и она сама становится огненной стрелой, которой ничто
не сопротивляется; ее можно назвать силой любой силы.
Усердный Мастер рассмотрел то, что происходит в его сосуде, и уви-
дит все действия Гебы, то есть различные движения и изменения металли-
ческой души. Сердце, подаренное Гебой, с которым оказывается соединен-
ным другое сердце, вместе образующие одно и то же сердце, - это сияние
тела и души, соединенных и прославленных благодаря возрождению, яв-
ляющемуся чудом любви Гебы, то есть любви к своему телу, к которому
ее приводит природная склонность. Это то, что философы называют бо-
жественным и восхитительным, говоря, что рука Бога торжествует в этой
части работы. Это правда, что Бог оказывает здесь воздействие, поскольку
это возрождение происходит благодаря любви природы, и Бог находится и
действует везде, где есть любовь. Ибо Бог – творец любви. Он сам по себе и
по своей природе – полностью любовь, и любовь родилась из сердца Бога.

145 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Я считаю, что у философов было основание сказать, что Бог сам рабо-
тает в этой части делания, которое осуществляется с помощью первых за-
конов, законов природы, с которой Бог связан своим содействием, дающим
ему ценное доказательство всех брачных союзов. Здесь Геба, то есть душа,
соединяется со своим телом, даря ему это кольцо, обозначающее двойное
свойство, которое она ему передает, а именно кольцо из золота и драгоцен-
ных камней. Что касается букв, которые должны появиться в драгоценном
камне и образовать слово между двумя запятыми, чтобы из надписи полу-
чились слова и мысль Гебы, несмотря на то, что это игривость творца, мож-
но сказать, что под этим необходимо подразумевать испытание золота и
драгоценных камней, которое производят посредством проекции, где душа
золота узнается по испытаниям. После исследования из взятых букв, то
есть добротности золота, составляют слово от запятых к запятым. Это сло-
во выражается в каждом слитке или золотом жезле. Говорят: «Вот хорошее
золото». Это были хорошие новости, которые следовало узнать от Гебы,
то есть нужно, чтобы эта золотая душа хорошо реагировала на испытания.
Слезы Гебы, превратившиеся в жемчужины, как и алмазный ключ, дают
свободный вход в фонтан, - это меркурий мудрецов, посредством которого
также можно сделать жемчужины, являющийся ключом от источника веч-
ной молодости, которым обладает философ. Геба сказала: «Вы увидите и
услышите меня на конце вашей трубы, как если бы она сказала в конце
вашей работы. Я дам вам себя узнать ради истинной действенной причины
золота так, чтобы не было необходимости в прохождении испытаний».
Меркурий мудрецов сравнивают с алмазами своим блеском и цветом,
своей чистотой, прозрачностью, огнями, которые в нем сияют, и, наконец,
ценностью; одно не менее ценно, чем другое. Зеркало, обрамленное золо-
той рамкой, усеянной драгоценными камнями, подаренное нимфой Ирис,
изображает с одной стороны стоглазого пастуха Аргуса, убитого Мерку-
рием, а с другой стороны того же зеркала – радугу и Юнону, восседающую
на этой радуге и привязывающую к хвосту своего павлина глаза пастуха;
оно представляет собой часть работы, где появляется радуга, как и хвост
павлина.
Делание на данном этапе – это истинное зеркало, в котором вид-
ны все красоты природы. Философы говорят больше: они уверяют, что в
нем даже созерцают славу воскрешения и будущей жизни. Уверенность,
которую философы почерпнули из этих великих тайн, предметов нашей
веры, в прославлении физического тела, внушила им столь великое пре-
зрение к смерти, что, не боясь ее, они радуются ее приближению, которое
позволяет им смутно предвидеть блаженный конец их последнего совер-
шенства. Это истина, записанная в самых благочестивых писаниях самых
знаменитых среди них. Некоторые, чтобы не упустить свое счастье, не за-
хотели продлить свою жизнь с помощью камня. Я говорил, что, постоянно
советуясь с этим зеркалом, будешь постоянно видеть новые превращения.
В нем увидишь даже сотворение мира, рожденного из темной ночи, и все
скрытые тайны универсальной науки. Поистине, когда делание доходит до

146 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

этой блистательной операции радуги и цветов хвоста павлина, видно, как


раскрывается истинный смысл фабул и метаморфоз, придуманных, чтобы
скрыть правду. В нем видна истина науки и философских трудов. Так узна-
ется, что существует правда природы, опровергающая глупое отрицание
невежд. В этой работе есть секрет, что природа подражает творцу в своих
творениях, выводя из недр черной и мрачной тучи живой свет, отделенный
от мрака. Наконец, эта наука, однажды достигнутая, дарит ключ к приоб-
ретению всех других. Это зеркало было обрамлено золотом и драгоцен-
ными камнями, поскольку на протяжении радуги земля пьет свою душу и
свой дух, которые падают на нее золотыми каплями. И в это время земля
начинает высыхать, видны лишь золото и драгоценные камни. И было ска-
зано маленькому крестьянину, что в этом месте вырастут такие фрукты,
как лимоны, айва, апельсины, приятные глазу, появляющиеся из почвы,
заросшей гиацинтами. Чтобы понять, что этот автор говорит о времени ра-
дуги, немного далее мы видим отрывок, относящийся к этим словам: «Из-
ящный и миролюбивый знак радуги появился, блистая всеми радостями и
признаком хорошего конца. Поскольку показалась Луна, тем не менее, еще
слабо сияющая, Солнце стало светить ярче, пока Луна не стала полной и не
засияла так ясно, словно все было слегка отшлифованными жемчугами и
алмазами».
Рассуждайте понятиями творца, когда Ирис появляется в своем сия-
ющем уборе, не является ли это делание восхитительным зеркалом всего,
что получила природа благодаря щедрости высшего творца.

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ ЭТОГО ВОСПОМИНАНИЯ О ФЕРМЕНТАЦИИ

Наша крылатая дева, иными словами, наш меркурий, выходит замуж


за двух самцов, не теряя цветка своей невинности, а именно за духовного
и телесного. Первый самец – это тело, с которым меркурий соединяется во
время своего рождения. Этот самец – не что иное, как ее собственное тело,
откуда получена чистая земля, служащая ей сосудом, который философы,
подобно Захарию, определили как фермент, поскольку как закваска пре-
вращает тесто в свою природу и производит хлеб, так же и этот фермент
или тело по своей природе или, скорее, по своему ферментативному свой-
ству, превращает меркурий в свою телесную силу, сгущая его и фиксируя.
Они назвали его первым самцом, поскольку в срок рождения ребенка это
тело поднимается и сублимируется словно дух, уносясь своей летучей ча-
стью, после чего она летает, как птица. Эта дева, выйдя замуж за супруга,
являющегося ее собственным братом, с которым она была создана и об-
разована, не запачкавшись этим первым союзом, почти полностью духов-
ным, вступает во второй брак, чтобы иметь телесное потомство, которое
духовный супруг не может ей дать. Она сочетается браком во второй раз со
своим телесным супругом, который не испортит ее невинность и выдержит
общество и союз с духовным супругом, который, со своей стороны, обраду-
ется этому, поскольку духовное и телесное имеют одно начало и происхо-

147 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

дят от одной крови. Не ревнуя друг друга, они имеют одну общую супругу,
которая благодаря этому двойному союзу умеет объединять плодовитость
и невинность. Однако второй телесный супруг – это золото и обычное се-
ребро, добавленное к нему в качестве телесного фермента. Таким образом,
в этом месте это понятие «фермент» подразумевает одно из совершенных
светил, добавленных в делание в виде закваски, которая пассивно приоб-
ретает духовное и окрашивающее свойство камня, превращает его в свою
форму и в телесную материю золота или серебра, чтобы телесно передать
его несовершенным металлам. Тела приобретают духовное и преобразую-
щее свойство только посредством телесного проводника, находящегося в
обычном золоте и серебре.
Я говорю о том, что обычное золото и серебро – это ферменты, один
– в белом, другой – в красном. Это аксиома, что всякий агент действует в
соответствии с формой, в которую он облачен, и запечатлевает свою форму
и природу пациенту. Если бы эта аксиома была ложной, то вся наука химии
оказалась бы химерой.
Это правда, что можно лишь восхищаться и удивляться тому, что ка-
мень, даже совершенный, ферментированный из свинца и спроецирован-
ный, превратил меркурий только в Юпитер. Следовательно, если вы хоти-
те, чтобы он трансмутировал в золото, ферментируйте с золотом, если в
серебро - то с серебром, поскольку в этой ферментации золото, словно па-
циент, получило свое свойство камня. Оно становится агентом, и агентом
очень мощным, на все металлические меркурии, которым он передает свою
телесную форму, которая была прежде бесплодной, и осталась бы такой,
если бы не получило от камня приумножающую силу своего вида. Для этого
нужно выдать замуж нашу деву второй раз за самца, телесного по своей
природе, а именно золото - для красного, серебро - для белого, чтобы она
произвела законных детей, а не внебрачных, поскольку она противится это
делать, когда ее соединяют с несовершенными металлами с помощью фер-
ментации, как случилось во время Луллия, который, увидев свинец, олово,
железо и медь, полученные в результате проекции, воскликнул: «Природа
пятится назад!», не понимая, что над свойством камня, превращающего в
золото и являющегося всецело духовным, господствовала и препятствова-
ла нечистая форма несовершенного металла, из которого камень был фер-
ментирован, имея возможность действовать только в соответствии с несо-
вершенной формой, с которой он связан. Так как, напротив, камень придает
форму золота, ферментированную из золота, поскольку он может придать
только совершенную форму, когда он связан с совершенной формой. По-
скольку если бы свойство камня было как телесным, так и духовным, то
нам не нужно было бы обращаться за помощью к телесному золоту, чтобы
сделать из него закваску. Несмотря на то, что он показывается в телесной
форме, когда он совершенен, он является золотом по отношению к своей
сущности и природе. Но это – духовное золото, и чистая сущность золота
может сообщить форму золота только духовно, а не телесно. Он совершен-
ствует золото, придавая ему окрашивающую и приумножающую силу его

148 Alchimie
Аноним «Пир Мудрецов»

вида, которой у него вовсе не было, как у телесного золота.


Установив это основание, нужно знать, каким образом должны быть
приготовлены золото и серебро для ферментации. Для этого действа нужно
позвать сатиров и нимф, то есть огни и жидкости, чтобы раздеть Аполло-
на и Диану, бросить их обнаженными в баню. Это большая работа и слож-
ное дело – очищать обычные золото и серебро, чтобы использовать их для
ферментации. Для этого не нужно их соединять с камнем в их телесном и
грубом состоянии. Их нужно разрушить коренным разрушением, это нелег-
ко. Поэтому философы сказали, что легче создать золото, чем разрушить
его, поскольку философский меркурий не растворяет его, если не получил
подготовку, посредством которой с него снимают его толстую пурпурную
мантию, то, что создается совершенной кальцинацией в горячем огне, как
говорит Филалет, пылким Вулканом. Не нужно забавляться с его раство-
рением, он взорвется. Нужно начать с обычного меркурия, с которым его
амальгамируют, растирая. Затем его пропускают через кусок материи или
замшу и тогда извлекают меркурий с помощью дистилляции, пока известь
золота или серебра не станет единственной и чистой на дне сосуда. Затем
известь следует измельчить на мраморе до тех пор, пока она не превратит-
ся в неосязаемый порошок. В этом состоянии ее кальцинируют тридцать
дней в печи стекольщика, обмывают несколько раз и, наконец, придают
огонь отражателя. Закончив этот геркулесов труд, известь представляют
философскому меркурию, который долгое время растворяет ее посред-
ством гниения и необратимо восстанавливает ее в свои первичные принци-
пы. Растворившись, она должна коагулироваться в лиственную землю, ис-
пользуя тот же период, что и для создания философского дитя. Эту долгую
работу следует начать вскоре после завершения первой и после того, как
готовые изделия помещены в Яйцо.

МЕТОД ФЕРМЕНТАЦИИ

Когда камень завершен, и это пропитывание высохло, берут три ча-


сти камня в белом и красном, одну часть фермента, то есть воздух - если в
белом, и естественный огонь - если в красном, четыре части. То есть рав-
ные части во всем. Амальгамируют и помещают эту смесь в чистый и хоро-
шо закупоренный кристальный сосуд. Эта драгоценная материя варится на
том же огне и тем же методом, что и камень. За небольшое время видно,
как пройдет порядок цветов. Это превосходное Делание называется Элик-
сиром. Именно в этой прекрасной работе видны красивые и редкие чудеса
или великое чудо природы и рука Бога. В нем мы видим рубины, алмазы,
изумруды, скалистые горы, иногда все из золота, алмазов, жемчугов и из-
умрудов. Именно там видны райские яблоки, айва, лимоны, апельсины,
гранаты, персики и все виды фруктов, появляющихся из почвы гиацинтов
и деревьев жизни, посаженных посреди земного рая ради здоровья наро-
дов».

149 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

Когда Меркурий закончил свои уроки, он показал мне воскресших


Аполлона и Диану, и эти два возрожденные светила в небе выполняли свои
обычные обязанности. Геба и Ирис пришли обнять меня и сказали, что за
любовь ко мне их обеих посадили в кристальную тюрьму, где они сторожи-
ли божественный источник земного рая, возделывая это прелестное место,
власть над которым они вручили мне. В этой маленькой солнечной земле,
блистающей тысячей рубинов, я мог беседовать с ними. Тогда Меркурий
сказал мне: «Оставь трясину и грязь людей, покончи с веком, постоянно
напоминай своему духу о скромности мудрецов, с которыми ты ел боже-
ственную пищу и пил нектар длинными глотками, думай о Мудрости – твоей
супруге, которая должна быть твоим советчиком, твоим факелом и твоим
светом. Не совершай ничего низкого и не достойного философа-христиа-
нина. Ты не упустишь ничего, что требуется для науки. Поблагодари вели-
кого Бога, Отца Света. Всем своим сердцем люби его единственного сына
Иисуса Христа и Святой Дух, так же как и славную Деву Марию, чья чистая
утроба получила Божьего Сына, который сказал и все сделал. Он произнес:
«И все появилось из ничего». Люби Бога и тебе все удастся, и любовь Бога
превратит тебя в Бога, если ты используешь это великое сокровище, в люб-
ви к Богу разделив его, в первую очередь, с бедными».
Это были последние слова Меркурия после того, как гении мудрецов
спели Te Deum (Тебя, Бога, хвалим) в храме, где мы сидели в почтительном
молчании.
Я оказался в том месте, откуда я ушел, и немедленно записал это
воспоминание, опасаясь, чтобы не забыть мудрые наставления Меркурия.

ХВАЛА ГОСПОДУ. АМИНЬ.

150 Alchimie
Traite

Zachaire
De La Philosophie
Des Metaux

Захарий
О философии Металлов

Alchimie
Mercure

Soufre
Захарий «о Философии Металлов»

Небольшой превосходный Трактат


Об истинной естественной философии Металлов, повествующий об их
приумножении и совершенствовании с предупреждением избегать безум-
ных затрат, которые обычно совершают из-за отсутствия истинного
знания
Мастер Д. Захарий, дворянин и Философ из Гиени,
совместно с трактатом почтенного немецкого Ученого графа Бернарда
Тревизанского на эту же тему.
Лион, Бенуа Риго, 1574 год

ДОБРОДУШНОМУ ЧИТАТЕЛЮ
Спасение в Иисусе Христе

С колько тех, кто справедливо писали об этом божественном де-


лании и по праву назвали его естественной философией, специально защи-
щая ее от осквернения и обнародования. Таков мой друг-читатель, прочи-
тавший и постоянно перечитывающий разные книги естественных
философов и по обыкновению размышлявший о толковании противоречий,
образов, сравнений, двусмысленных выражений и различных загадок, ко-
торые появляются в их книгах в бесконечном количестве. Я не захотел
скрывать решение, которое принял после долгой работы с подделками и
проклятыми рецептами, рассказать яснее о тех, о которых я одно время
умалчивал так, как это делал Дедал в своем лабиринте. Но в итоге, после
продолжительного чтения хороших авторов, признанных Наукой, я согла-
сился с Гебером в его «Сумме», возвращаясь к себе и рассматривая истин-
ный путь и способ, который использует природа под землей для зарожде-
ния металлов; мы узнали подлинную и совершенную материю,
приготовленную природой для совершенствования металлов на земле, на-
ряду с опытом, благодаря господу Богу, оказавшему мне такую милость и
благосклонность через своего дорогого сына, и наш искупитель Иисус Хри-
стос затем меня заверил. Я расскажу об этом подробнее в первой части на-
стоящего трактата, где раскрою способ, посредством которого я пришел к
истинному знанию этой божественной работы. Во второй части я покажу,
каких авторов я использовал в своем изучении, излагая их влияние в пра-
вильном порядке и настоящим методом, чтобы лучше узнать особенность и
объяснение понятий Науки. А в третьей и последней части я расскажу о
практике в том виде, в каком она будет скрыта от невежд и словно на паль-
цах показана истинным детям Науки, ради которых я очень постарался все
изложить в лучшем порядке, насколько это возможно, вовсе не желая под-

155 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

ражать в этом деле многим, кто нам предшествовал, которые были на-
столько завистливы к общему благу, а также любителям особенности, за-
хотевшим заявить о своей материи с помощью разнообразных аллегорий, а
не только показать свои книги. В свое время я знал одного такого человека,
который прятал бумаги от венецианского дворянина, осмелившегося лишь
вскользь посмотреть на них, думая, что наше великое делание однажды
должно оттуда появиться, беспокоясь лишь о том, чтобы хранить их в хоро-
шо закрытом сундуке. Но такого рода люди должны знать, что столь боже-
ственное делание не дано нам случайно, как говорят философы, когда они
осуждают тех, кто работает в долг, как делают почти все исследователи в
настоящее время. Я вовсе не сомневаюсь, что не будет перепечаток и пере-
изданий публикации моего настоящего труда, говоря, что я совершаю ве-
ликое безумство, издавая таким образом свою работу обычным языком, в
надежде что наука сегодняшнего дня также ненавистна обычному народу.
Я отвечу им, во-первых, я хочу, чтобы они знали, если они этого еще не уз-
нали, что эта божественная философия отнюдь не находится во власти лю-
дей. Мало о ней можно узнать по их книгам, если наш милосердный Бог не
вдохнул ее в наши сердца своим Святым Духом или посредством живого
человека, что я подробно докажу во второй части моего труда. Это я оглашу
в своем маленьком трактате. А по поводу просторечного языка, пусть они
знают, что я здесь не придумал ничего нового, а скорее подражал нашим
древним авторам, писавшим на своем языке; сколько из них были переве-
дены на другие языки, такие как еврейский философ Амек с древнееврей-
ского языка, халдейские философы Тебот, Хали c халдейского языка, Го-
мер, Демокрит, Теофраст и многие другие греческие философы с
греческого языка; Абу Али, Гебер, Авиценна – арабские философы; Рази,
Мориенус, Раймондус и многие другие философы, писавшие на латыни с
той целью, чтобы их последователи знали, что эта божественная наука от-
дана людям их народа. Если я подражал всем этим авторам и некоторым
другим в их трудах, то неудивительно, что я следую их стилю письма; что-
бы даже те, кто живут в настоящее время, и те, кто придут после нас, зна-
ли, что наш блаженный Бог из чувства святого и божественного милосер-
дия захотел облагодетельствовать этим наше местечко Гиень, как он делал
это раньше с другими народами, даже в то время, когда все дрожало от
мятежа и восстания жителей города Бордо, убивших наместника их короля
из-за чумы, появившейся вскоре после этого. А по поводу того, что они го-
ворят, что наша Наука ненавистна обычному народу, это не так. Ибо изна-
чально узнанная истина всегда любима. Таким образом, это их обман и
ложные фальсификации, о чем я подробнее расскажу в первой части. Но
они скажут, что поскольку я не излагаю ясно те вещи, которые требуются
для составления нашего божественного делания с той целью, чтобы те, кто
увидят мой настоящий труд, могли уверенно работать, то какую же пользу
они извлекут, читая эти труды? Я даю большую и двойную пользу. Во-
первых, кто сегодня не смог бы изложить и рассказать о великом благе,
которое во Франции обычно зависит от погони за этими проклятыми под-

156 Alchimie
Захарий «о Философии Металлов»

делками, от которых, если это угодно Богу, они бы избавились, положив


конец безумным тратам, благодаря чтению моего трактата; разве это не
принесло бы большую пользу? Не рассчитывая на второе, что хорошие и
верные читатели начнут обучаться согласно истинному методу, о котором
я им сообщил во второй части. И если Бог оказывает им столько милостей,
что они могут принять такое решение, о чем я скажу после, треть всего не
окажется для них бесполезной, чтобы получить вход и доступ к этой боже-
ственной практике. Я называю ее божественной потому, что человеческий
разум не в состоянии ее понять, будь то великие философы, которые когда-
нибудь узнают, как доказывает Гебер, когда он обвиняет тех, кто хочет ра-
ботать, рассматривая лишь естественные причины и единственную опера-
цию природы. По его словам, так работают нынешние исследователи,
думая, что в этом они следуют природе, которой наше искусство никак не
может подражать. Прекратим разговоры о подобных клеветниках, которых
я хочу предупредить о том, чтобы они не утруждали себя чтением моего
трактата, я составил его не для них, а для добродушных послушных детей
и ценителей нашей Науки, которых я покорно умоляю, прежде чем принять-
ся за работу, мысленно рассчитать каждую из операций, необходимых для
создания нашего божественного делания, а также операции, скрытые в из-
речениях, в противопоставлениях, загадках и двусмысленных выражени-
ях, которые находят в книгах философов, которые сами не находят никако-
го противоречия и иного разнообразия, ибо это верное средство узнать
правду, и главным образом - в этой божественной философии. И лучше всех
написал Рази, сказав, что тот, кто будет лениться читать наши книги, не
будет быстрым в приготовлении материй. Ибо из одной книги вытекает
другая, и то, чего недостает в одной книге, добавлено в другой, для того
чтобы никогда не пришлось обнаружить (по божественному суждению)
осуществление нашего божественного делания, изложенного по порядку,
таким же образом написал Аристотель королю Александру, отвечая на его
просьбу: «Незаконно просить чего-то тому, кому не разрешено его даро-
вать». Итак, ты считаешь, что я пишу то, что сердца людей не смогли бы
вынести, если бы это было изложено письменно, достаточно дав им понять
это с помощью отказа, данного королю его мастером; по божественному
указанию запрещено излагать нашу Науку такими словами, которые были
бы понятны обычным людям. Потому я умоляю всех тех, кто при помощи
этого моего трактата придет к истинному знанию этого божественного де-
лания, пусть они пользуются им так, чтобы бедные были накормлены, уг-
нетенные воспряли духом, чтобы тоскующие были утешены, во имя любви
нашего милостивого Бога, передавшего им столь великое благо, которое я
еще раз прошу признать как исходящее от него, использовать его в соот-
ветствии со священными заповедями. Если они будут этому следовать, Бог
сделает так, что они преуспеют в своих делах, в противном случае он по-
зволит, чтобы они совсем запутались. Верный друг, я умоляю тебя, читая
наши книги, всегда упоминай Бога в своих мыслях, чтобы всякое благо сни-
зошло нам от него, и без его помощи нет ничего совершенного в этом низ-

157 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

шем мире. Совершенно невозможно прийти к знанию этого великого и из-


умительного блага, если нам не дан в качестве путеводителя его святой
Дух. Поистине, будет так, если ты не будешь движим жадностью и если ты
будешь настоящим последователем Иисуса Христа. Хвала и слава ему во
веки веков. Да будет так.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ
В которой автор описывает способ, при помощи которого
он достиг истинного знания этого божественного делания

Гермес справедливо называется Трисмегистом, который по обыкно-


вению истолковывается как трижды величайший, автор и первый прори-
цатель естественных философов, после того как на опыте увидел досто-
верность и правдивость этой божественной философии, и он по праву, не
боясь, написал свое всеобщее суждение, что всевышний Бог, должно быть,
создал всех разумных существ в последние дни скончания мира. И он ни-
чего не оставил в своих писаниях об этой божественной науке, настолько
он считал (не без причины) ее великой и удивительной. Этого мнения при-
держивались и все основные авторы, следовавшие ему. Это является при-
чиной того, что они все писали свои книги таким способом, как говорит
Гебер в своей «Сумме», что всегда составляли две части, чтобы сбить с
толку несведущих и далее изложить под этим многообразием мнений свое
главное намерение в отношении детей Науки, которые сначала должны за-
блуждаться, с той целью, говорят они, чтобы, получив ее с большим трудом
и с помощью работы тела и разума, они хранили ее как самое дорогое и
самое скрытое. Это поистине важная причина, чтобы вовсе не оглашать
ее, поскольку она приобретается несказанным трудом, не считая расходов
и затрат, которые очень велики, прежде чем вы сможете дойти до совер-
шенного знания этого божественного делания. Я говорю о тех, чей учитель
– книги, в ожидании вдохновения нашего милостивого Бога, словно мне
было около десяти лет.
Во-первых, чтобы рассчитать настоящий порядок времени и способ,
которым я ее достиг в возрасте примерно двадцати лет, обучившись благо-
даря заботе и усердию моих родителей основам грамматики дома, я был
отправлен ими в Бордо, чтобы слушать лекции по искусствам в коллеже,
поскольку там обычно были весьма ученые преподаватели. Три года я поч-
ти беспрестанно изучал там философию, я наслаждался ей по милости Бога
и благодаря заботам моего частного учителя, которому меня доверили ро-
дители. Он нравился всем моим друзьям и родителям. В это время я поте-
рял отца и мать, оставивших меня совсем одного. По настоянию моего учи-
теля я отправился в Тулузу, чтобы изучать право. Но я не уехал из Бордо,
пока не познакомился с другими учениками, имевшими разные книги с со-
бранными рецептами, многие из которых были мне знакомы, так как мой
учитель работал с ними. Я не поленился продублировать единственную
страницу из всех книг, которые я мог собрать. Поэтому перед отъездом в

158 Alchimie
Захарий «о Философии Металлов»

Тулузу у меня получилась большая толстая книга толщиной в три дюйма,


где я написал о проекциях одной смолы на десять, другой – на двадцать, на
тридцать с тройной силой и лекарствами для красного, одно на восемнад-
цать карат, другое – на двадцать, третье – на золотой экю, четвертое – на
золотой дукат, остальное – для того чтобы сделать из него самый высший
цвет, которого никогда не было. Одни хотели их расплавить, другие – при-
коснуться, третьи – другие различные мнения и способы. То же самое и для
белого, хотя один должен был приходиться на десять динариев, второй –
на серебряный тестон, третий – на белый огонь, четвертый – на пробу. Мне
казалось, что если бы однажды у меня появился способ практиковать ма-
лейший из этих рецептов, то я был бы самым счастливым человеком в мире.
Главным образом, из тинктур, которые я охватил, одни носили название
делания Королевы Наваррской, другие – огня Кардинала Лотарингии, тре-
тьи – кардинала Турнона, и другое бесконечное число названий, чтобы, как
я узнал, добавлять к ним большее количество раз, как я и делал тогда. Ибо,
как только я оказался в Тулузе, то принялся устанавливать маленькие печи,
во всем получая одобрение моего учителя. Затем маленькие печи стали
большими, хотя у меня была полностью оборудованная комната; одни печи
были для дистилляции, другие - для сублимации, третьи - для кальцина-
ции, четвертые - для растворения на водяной бане, пятые - для плавления.
Так, чтобы начать, я за один год потратил двести экю, которые нам дали на
два года обучения, чтобы установить печи и купить уголь, разные много-
численные снадобья, разнообразные стеклянные сосуды, которые я купил
сразу на шесть экю, не считая две унции золота, которые пропали, практи-
куя один из рецептов, и две или три марки золота – для другого рецепта. Но
эти смеси, которые рекомендовали добавлять в рецептах, были настолько
едкими и черными, что работа была почти полностью бесполезной. Так что
к концу года мои двести экю испарились. А мой учитель умер от долгой ли-
хорадки, заставшей его летом; он с трудом дышал и пил теплое, поэтому
почти не выходил из комнаты, тоскуя о том, что должен сделать что-то хо-
рошее, когда он осуществил нечто не менее рискованное, как и в Венециан-
ской оружейной мастерской при плавлении оружия. Его смерть вызвала у
меня большую досаду, так как мои родственники отказывались давать мне
денег больше, чем это требовалось для моей учебы. Я же не желал ничего
иного, кроме как иметь способ, чтобы продолжить. Это вынудило меня по-
ехать домой, чтобы выйти из-под опеки моих попечителей с той целью,
чтобы завладеть всем отцовским состоянием. За три года я потратил из
него четыреста экю, чтобы получить средства для рецепта, врученного мне
одним итальянцем в Тулузе, заверившим меня в том, что видел это на опы-
те. Я взял его с собой, чтобы увидеть итог этого рецепта, для практики ко-
торого мне пришлось купить две золотые марки и одну серебряную. Рас-
плавив их вместе, мы растворили их крепкой водой, затем кальцинировали
посредством испарения, пытаясь растворить их при помощи других разных
дистилляций столько раз, что прошло два месяца, прежде чем наш порошок
не оказался готовым для проведения проекции. Мы использовали его, как

159 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

было указано в рецепте, но все было напрасно. Ибо все увеличение, кото-
рое я получил, напоминало уменьшающийся фунт. Поскольку все золото и
серебро, что я туда положил, покрыло лишь полторы марки, не считая дру-
гих немалых затрат. От моих четырехсот экю мне вернулось двести трид-
цать, из них двадцать экю я отдал итальянцу, чтобы он нашел автора этого
рецепта, который, по его словам, находился в Милане, чтобы исправить
его. Таким образом, я пробыл в Тулузе всю зиму, ожидая его возвращения.
Я бы пробыл там еще, если бы хотел его ждать, ибо не видел его с тех пор.
Однако лето встретило нас большой чумой, заставившей нас покинуть Ту-
лузу. Ради того чтобы не бросить товарищей, которых я знал, я уехал в Ка-
гор, где прожил шесть месяцев, во время которых я не забывал продолжать
свое дело. Мне помогал один добрый старец, которого все называли фило-
софом. Я выражал ему свои неясности, спрашивая его мнение и совет по
поводу того, какие рецепты ему кажутся более очевидными, ему, держав-
шему в руках столько лекарств в своей жизни. Он указал мне на десять-
двенадцать рецептов, которые, по его мнению, были лучшими. Я начал их
практиковать сразу же, как вернулся в Тулузу накануне праздника Всех
Святых, после того как опасность чумы миновала и прекратилась. Вся зима
прошла, пока я практиковал эти рецепты, которые принесли мне такой же
результат, что и предыдущие. Таким образом, накануне праздника Святого
Иоанна я обнаружил, что мои приумноженные четыреста экю превратились
в сто шестьдесят экю, но это меня не остановило продолжать свое дело. И
для лучшего его продолжения я объединился с аббатом близ Тулузы, уве-
рявшим, что у него есть дубликат одного рецепта для выполнения нашего
великого делания, и этот рецепт ему отправил его друг из Рима, следовав-
ший за кардиналом из Армоньяка. Но для этого дела требовалось двести
экю, я потратил сотню, а вторую сотню отдал ему, и мы начали устанавли-
вать новые печи разного вида, чтобы в них работать. И поскольку нам нуж-
на была очень эффективная вода жизни для растворения золотой марки,
мы купили для ее создания хорошую бочку вина из Гальяка, из которого мы
извлекли нашу воду с помощью достаточно большого пеликана. Таким об-
разом, через месяц у нас была вода, процеженная множество раз, даже
больше, чем это было необходимо. Затем нам потребовались разные сте-
клянные сосуды для ее дальнейшего очищения и утончения. Мы поместили
четыре марки в две достаточно большие реторты из толстого стекла, где
находилась золотая марка, которую мы сначала кальцинировали в течение
месяца на мощном пламени огня. Мы поместили эти две реторты одну в
другую и, хорошо их запечатав, положили на две большие круглые печи и
купили на тридцать экю угля, чтобы поддерживать огонь под названными
ретортами на протяжении года, во время которого мы постоянно практико-
вали какой-нибудь небольшой рецепт. Из них мы извлекли столько же
пользы, сколько из великого делания, за которым мы бы следили до насто-
ящего времени, если бы ждали, пока оно не застынет в середине горлышка
реторт, как обещал рецепт, и не без основания, ибо любым застываниям
предшествуют растворения. И мы работали отнюдь не с нужной материей,

160 Alchimie
Захарий «о Философии Металлов»

поскольку не вода растворяет наше золото, как нам в действительности по-


казывает опыт. Ибо мы обнаружили все золото в виде порошка, как мы его
туда и поместили, кроме того, он был немного более легким. Мы сделали
его проекцию на разогретую ртуть, следуя рецепту, но все оказалось впу-
стую. Мы были очень огорчены, даже месье аббат, который заявил своим
монахам (важным народным секретарям), что оставалось лишь расплавить
прекрасный фонтан из свинца, который имелся у них в монастыре, чтобы
превратить его в золото, как только наш труд будет сделан и завершен. В
другой раз он расплавил его, чтобы получить средство для работы, но на-
прасно. Один немец пришел в его аббатство, когда я был в Париже. Ради
этого он не прекратил свое дело и посоветовал мне решиться сделать что-
либо, чтобы вернуть триста или четыреста экю, и обещал обеспечить меня
этими деньгами, чтобы я уехал жить в Париж (город, который в настоящее
время наиболее посещаем исследователями этой науки, чем любой другой
во всей Европе) и сблизится там с такого рода людьми для совместной ра-
боты и встретить там нечто хорошее, чтобы разделить это между нами обо-
ими, как между преданными братьями. И таким образом, мы на этом оста-
новились, я прекратил все свое дело и отправился в Париж с восемьюстами
экю в кошельке, решив не уезжать оттуда, пока все не истрачу или пока не
найду что-нибудь хорошее. Из-за этого я впал в немилость всех своих род-
ственников и друзей, которые только и делали, что советовали мне остать-
ся в нашем городе, поскольку они считали, что я стал бы великим легистом.
Но несмотря на их просьбу (убедив их в том, что я еду ненадолго для по-
купки одной вещи), я уехал из дома на следующий день после Рождества и
прибыл в Париж через три дня после времени молитв, где я почти месяц
прожил неизвестным для всех. Но после того как я начал посещать ремес-
ленников, таких как золотых дел мастера, литейщики, стекольщики, печ-
ники и многие другие, я настолько сблизился с некоторыми, что не прошло
и месяца, как я познакомился более чем с сотней исследователей. Одни
работали с тинктурами металлов посредством проекции, другие – посред-
ством цементирования, третьи – при помощи растворения, четвертые – при
помощи соединения эссенции (как они говорили) наждака, пятые – посред-
ством длительных варок; кто-то работал с экстрагированием меркурия из
металлов, кто-то работал с их фиксацией. Не проходило ни дня, ни празд-
ников и воскресений, чтобы мы не собирались бы вместе у кого-нибудь
дома, очень часто у меня или в Соборе Парижской Богоматери, который
является самой посещаемой церковью Парижа для бесед о делах, произо-
шедших накануне. Одни говорили: «Если бы у нас была возможность, что-
бы начать сначала, мы сделали бы что-нибудь хорошее». Другие говорили:
«Если бы у нас был сосуд, мы были бы внутри». Третьи: «Если бы у нас был
медный, круглый и хорошо закрытый сосуд, мы бы зафиксировали мерку-
рий с луной». Таким образом, не было ни одного, кто сделал бы что-то хо-
рошее и чья речь не сопровождалась бы отговорками. Из-за этого я не очень
торопился показать им серебро, уже зная о больших затратах, совершен-
ных мною прежде и взятых в долг у другого человека. Однако летом прие-

161 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

хал грек, которого считали ученым человеком. Он обратился к одному каз-


начею, которого я знал, пообещав ему сделать много прекрасных дел. Это
знакомство явилось причиной того, что я начал углубляться, как и он, что-
бы предъявить (как он говорил) меркурий из киновари. И поскольку ему
нужно было чистое серебро в виде опилок, мы купили его в количестве трех
марок и измельчили. Из этих опилок он сделал искусственную массу, сме-
шал ее с измельченной киноварью, затем варил все это в хорошо закрытом
глиняном сосуде некоторое время. А когда они высохли, он расплавил их
или пропустил через тигель таким образом, что мы обнаружили чуть боль-
ше трех марок чистого серебра, которое, по его словам, произошло из ки-
новари, а чистое серебро, которое мы туда положили, испарилось с паром.
Был ли от этого толк, знает Бог и я, потративший на это больше тридцати
экю. Однако он всегда уверял, что у него есть прибыль. Таким образом,
перед следующим Рождеством об этом стало известно в Париже, что вся-
кий сын доброй матери приступал к работе в данной науке, так скажем, с
подделками, кто не знал или не слышал, как говорили о гвоздях из кинова-
ри, а в другое время - о яблоках из меди для фиксации внутри них меркурия
с луной. Когда эти молодые прошли, приехал иностранный дворянин, зна-
ток фальсификаций, хотя он обычно извлекал из этого выгоду и продавал
свою работу золотых дел мастерам. Я с ним сошелся как можно раньше, но
не без затрат, чтобы он не думал, что я страдалец. Однако я был в его ком-
пании примерно год, прежде чем он захотел сказать мне кое-что. Наконец,
он выдал мне свой секрет, который он считал очень важным, хотя, на са-
мом деле, от него не было никакого прока. Однако я предупредил своего
аббата о том, что я мало сделал, и даже отправил ему копию практики это-
го дворянина. Он написал мне, что из-за нехватки денег я останусь в Пари-
же только еще на один год, принимая во внимание, что я нашел такое на-
чало, которое он считал очень важным в противовес моему мнению. Я для
себя решил никогда не использовать материю, которая не остается всегда
такой, какой она появлялась вначале, уже очень хорошо узнав, что не нуж-
но так мучиться ради того, чтобы стать озлобленным и обогащаться за счет
другого. Посему, постоянно продолжая свое дело, я оставался здесь год,
навещая одних, потом других, так как считалось, что у них имеется нечто
хорошее. И два года, которые я прожил там раньше, вместе составили три
года. Однако я истратил большую часть денег, что у меня были, когда я
получил известия от своего аббата, который потребовал после незамедли-
тельного прочтения его письма найти его. Что я и сделал, поскольку не
хотел ни в чем его уличать, как мы пообещали и поклялись друг другу. Ког-
да я приехал, то нашел письма, которые Король Наваррский (очень интере-
сующийся всеми разумными вещами) ему написал, что если аббат когда-
либо хотел сделать для него что-то, то я должен поехать в По в Беарне,
чтобы сообщить ему тайну, которую я узнал от этого дворянина и от других
людей. Король написал, что ему сообщили о том, что я знаю, и что он ока-
зал бы мне хороший прием и вознаградил бы меня суммой в три или четыре
тысячи экю. Это выражение «четыре тысячи экю» так польстило аббату,

162 Alchimie
Захарий «о Философии Металлов»

что, убедив себя в том, что они уже у него в кармане, он не переставая про-
сил меня поехать в По, куда я прибыл в мае и оставался там, не работая,
примерно шесть недель, поскольку понадобилось найти простые лекарства
в другом месте. Но когда я закончил, я получил такое вознаграждение, на
которое и рассчитывал. Хотя король пожелал сказать мне хорошие слова, я
получил хорошее жалованье в его стране и даже подружился с некоторыми
дворянами его двора, которые были малочисленны, но меня отлучили са-
мые знатные его двора, даже те, кто были причиной моего прихода сюда, и
король отправил меня обратно с большой благодарностью. И я заметил,
что если бы в его землях было что-то, что было бы в его власти мне дать, то
он отдал бы мне это охотно. Такой ответ меня так раздосадовал, что, не
надеясь на такие красивые обещания, поскольку я был сыт ими прежде, я
вернулся к аббату. Но так как я услышал об одном верующем докторе, кото-
рый по праву считался ученым в области естественной философии, я зашел
к нему. Он развеял мне все эти фальшивые суждения, и узнав от меня, что
я изучал философию и преподавал ее в Бордо, он старательно мне объяс-
нил, что ему жаль, что я не получил хороших книг древних философов, ко-
торые можно просто освоить, до того как я затратил столько времени и
денег на эти проклятые и несчастные подделки. Я рассказал ему о деле,
которым я занимался. Но он мне пояснил, что это отнюдь не стоило таких
усилий. Таким образом, я избежал всех этих фальсификаций, чтобы занять-
ся чтением книг древних и ученых философов с целью познать их истинную
материю, на которой, единственной, зиждется все совершенство науки. Я
поехал к своему аббату, чтобы вернуть ему восемьсот экю, заработанные
нами вместе, и передать ему половину вознаграждения, полученного мной
от Короля Наваррского. Приехав, я отдал ему все, чем он был весьма опе-
чален, еще больше оттого, что я не хотел продолжать начатое нами дело,
поскольку он считал меня хорошим исследователем. Однако эти просьбы
меня не остановили, я последовал совету доброго доктора из-за важных и
ясных доводов, они были сильны, когда я разговаривал с ним. И вернув
аббату все расходы, у каждого из нас осталось по девяносто экю. На следу-
ющий день мы снова отправились в путь. Я поехал к себе домой, приняв
решение ехать в Париж, не выходил из дома, пока не решил, прочитав раз-
ные книги естественных философов, трудиться над нашим великим дела-
нием, оставив все эти фальсификации. Посему, получив больше денег из
моего круглогодичного жалованья, я уехал в Париж, куда прибыл на следу-
ющий день после дня Всех Святых в 1546 году. Там я купил на десять экю
книги по философии, как старые, так и современные. Одна их часть была
напечатана, другие были написаны от руки, такие как «Собрание филосо-
фов», Граф Тревизанский, Песнь природы и другие разные трактаты, кото-
рые никогда не печатались. Сняв маленькую комнату в пригороде Сен-
Марсьяль, я прожил там год с маленьким мальчиком, который мне
прислуживал, никого не навещая, день и ночь изучая этих авторов. В конце
месяца я принимал решение, потом другое, затем его дополнял, после чего
изменял почти полностью, надеясь принять лишь одно, где совсем не будет

163 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

разногласия и противоречия в изречениях книг философов. Однако я про-


вел больше года, не сумев добиться в своем изучении того, чтобы я смог
принять полное и совершенное решение. Находясь в этом тупике, я стал
посещать тех, кто работал над этим божественным деланием. Ибо я боль-
ше не знался со всеми остальными исследователями, которых я знал пре-
жде и которые работали с этими проклятыми подделками. Но если в моем
понимании было противоречие, исходящее из изучения, то оно усилива-
лось при рассмотрении различных и изменчивых приемов, с которыми они
работали. Ибо если один работал только с золотом, другой - с золотом и
меркурием вместе, третий подмешивал к ним свинец, который он называл
звучащим, поскольку он прошел через реторту с ртутью, четвертый превра-
щал металлы в ртуть при помощи разных простых лекарств при сублимаци-
ях; кто-то работал с черным искусственным атраментом, который он на-
зывал истинной материей и который использовал Раймонд Луллий для
состава этого великого делания. Если один работал в одном перегонном
аппарате, то другой - во многих других различных стеклянных сосудах,
третий - из бронзы, четвертый – из меди, пятый – из свинца, шестой – из
серебра, а остальные – в золотом сосуде. Затем один отваривал на огне,
разожженном из большого угля, второй – из древесины, третий - из вино-
градных веток, четвертый – при помощи солнечного тепла, другие – на во-
дяной бане. Таким образом, их разнообразие операций с противоречиями,
которые я видел в книгах, почти привели меня в отчаяние. Когда Бог вдох-
новил меня своим Святым Духом, я снова начал просматривать с большим
усердием труды Раймонда Луллия, и главным образом, его «Завещание» и
«Приписку к завещанию», которые я соотнес с письмом, написанным им в
свое время королю Роберту, и с книгой, которую я получил от доктора (она
ему оказалась бесполезной). Исходя из этого, я вывел суждение, полно-
стью противоположное всем операциям, которые я видел раньше, но такое,
что я не читал ничего подобного во всех книгах, что не соответствовало
моему мнению, даже заключение, которое сделал Арнольд де Вилланова в
своем великом «Розарии», который был учителем Раймонда Луллия в этой
науке. Таким образом, около одного года я только и делал, что читал и раз-
мышлял день и ночь о своем суждении, ожидая, когда пройдет срок спуска,
который я сделал, чтобы отправиться работать к себе, куда я прибыл в на-
чале Поста, решив практиковать свое принятое решение; за это время я
сделал запасы всего того, что мне было нужно, и установил печь для рабо-
ты. Таким образом, на следующий день после Пасхи я начал, но не обо-
шлось без помех, главными из которых были мои близкие, родственники и
друзья. Один спрашивал меня: «Что вы еще хотите сделать? Неужели вы
недостаточно потратились на эти безумства?» Другой уверял меня в том,
что если бы я продолжал покупать столько мелкого угля, то меня бы запо-
дозрили в изготовлении фальшивых монет, они уже слышали, что говорят
об этом. Затем пришел еще один, сказав мне, что все, и даже самый знат-
ный человек нашего города, находят очень странным, что я не занимаюсь
своей профессией в длинной мантии (подразумевая, что я обладал степе-

164 Alchimie
Захарий «о Философии Металлов»

нью в области права), чтобы попасть в какое-либо уважаемое сословие в


этом городе. Другие, которые были ближе ко мне, обычно ругали меня,
упрекая в том, почему я не положу конец этим глупым тратам, и что мне
стоило бы лучше экономить деньги, чтобы заплатить их своим кредиторам
или купить какую-нибудь контору, угрожая мне тем, что они приведут по-
лицию в мой дом, чтобы прекратить эти издержки. «Более того, - говорили
они, - если вы ничего не хотите делать для нас, то пеняйте на себя; поду-
майте о том, что, будучи молодым мужчиной около тридцати лет, вы вы-
глядите на пятьдесят. Ваша борода начала запутываться, вы совсем поста-
рели от страдания, которое вы вынесли из-за ваших юных безумств». И
тысячи других подобных предупреждений, которыми они меня обычно до-
нимали. Досаждали ли мне эти речи, думайте сами, даже принимая во вни-
мание то, что я постоянно вижу, как мое делание продолжается все лучше
и лучше. При его проведении я был всегда внимательным, несмотря на по-
добные помехи, которые обычно появлялись, и в особенности опасность
чумы, которая была столь велика летом, что не было ни одной сделки и
практики, которая не была бы прервана. Таким образом, не было ни дня,
чтобы я не смотрел с большим усердием на появление трех цветов, о кото-
рых философы писали то, что они должны появляться перед истинным со-
вершенством нашего божественного делания. По милости Господа Бога я
увидел один после другого. Так, собственно, в день Пасхи я увидел насто-
ящий и совершенный опыт с ртутью, нагретой внутри тигля, которую пре-
вратили в нем в чистое золото на моих глазах менее чем за час при помощи
небольшого количества этого божественного порошка. Был ли я доволен,
Бог знает, хвастался ли я этим. Но поблагодарив Бога, нашего милостивого
Бога, одарившего меня такими благами, благосклонностью и милостью че-
рез своего святого сына и нашего искупителя Иисуса Христа и, попросив,
как я обычно делаю, чтобы он меня озарил своим Святым Духом, чтобы вос-
пользоваться этим во имя его чести и славы, на следующий день я поехал к
аббату в его аббатство, чтобы заодно выполнить обещание, которое мы
дали друг другу. Но я узнал, что он умер шесть месяцев назад, чему я очень
сильно огорчился. Также я узнал о смерти доктора, когда проезжал мимо
его собрания. Посему я отправился в Женеву, чтобы встретиться там с моим
другом и близким родственником. Я оставил его в своем доме, нагрузив
делами, чтобы он продал все отцовское имущество, которым я владел.
Часть этого состояния он выплатил моим кредиторам, а остальное втайне
раздал тем, кто в этом нуждался, чтобы мои родные и другие люди вкусили
плод от великого блага, данного мне Богом. Наоборот, они считали, что я,
отчаявшись и стыдясь своих осуществленных затрат, продал свое имуще-
ство, чтобы уехать прочь. Об этом мне поведал мой друг, нашедший меня в
Женеве первого числа июля месяца. И оттуда мы отправились в Лозанну,
решив попутешествовать и провести остаток моих дней в самых знамени-
тых городах Германии в очень небольшом составе. И по этой причине я на-
звался другим именем, а не своим, даже сделал отступления в первой ча-
сти этого труда, которые вскроются в будущем, с той целью, чтобы те, кто

165 Alchimie
Сокровищница Алхимических Трактатов - том II

увидят и прочитают его, не знали меня в течение моей жизни во Франции.


Я захотел себя вознаградить, но не из-за того, что осуществил так много
безумных трат, которые обычно осуществляют в погоне за этой наукой, по
обыкновению считавшейся софистической, поскольку в ней нет ничего,
кроме фальши, ввиду того что мало кто из людей работает с истинным и
божественным совершенством, но я бы скорее наградил себя за то, что уво-
жу этих людей и возвращаю на путь истинный, насколько мне это возмож-
но.
Посему в заключение своей первой части я покорно молю всех тех,
кто прочитает мой настоящий труд, о том, чтобы он напомнил им слова,
оставленные нам поэтом, а именно: «Будут счастливыми те, кто предо-
стерегает другого от затрат и опасностей». Поняв из моей речи то, как я
достиг совершенства этого божественного делания, они перестанут со-
вершать свои траты под влиянием бесполезных и фальшивых рецептов,
думая, что они достигнут цели, следуя им. Поскольку я их уже однажды
предупредил в своем предисловии, что эта цель достигается не случайным
образом, а при помощи долгого и непрерывного изучения хороших авто-
ров, когда нашему Господу доставляет удовольствие помогать нам своим
Святым Духом. Ибо вряд ли те, кто таким образом познали это, сообщат о
нем. Я смиренно умоляю Бога, чтобы он соизволил оказать мне милость и
хорошо это применить, поскольку я также должен помочь всем преданным
ученикам, которые прочитают данный трактат. Пусть они сумеют извлечь
из него пользу, чтобы применить его во имя чести и восхваления нашего
искупителя Иисуса Христа. Честь и слава ему во веки веков.

Конец первой части

ВТОРАЯ ЧАСТЬ
В которой автор показывает правильный способ
прочтения книг естественных философов

Аристотель в первой книге своей Физики правильно нам дал понять,


что нужно спорить не с теми, кто отрицает принципы науки, а с теми, кто их
провозглашает. Они приводят различные аргументы, на которые не могут
ответить из-за своего невежества, и, таким образом, всегда пребывают в
двойственности. Следуя за нашим добрым учителем, именно для них я и
работаю, а не для других. Ибо, как говорит тот же автор, спорить с такими
людьми – спорить со слепыми о цветах, и поскольку они не имеют возмож-
ности, а именно зрения, чтобы об этом судить, то их невозможно было бы
убедить в том, что существует разнообразие цветов.
Посему для того чтобы преданные и добродушные дети смогли из-
влечь некую пользу из моего труда, найдя в нем облегчение и отдых для
ума, я старался изо всех сил, насколько это было возможно и насколько
предмет нашей божественной науки это позволяет, изложить во второй ча-
сти истинный метод, чтобы избежать большого разнообразия и путаницы,

166 Alchimie
Захарий «о Философии Металлов»

обычно появляющихся при чтении философов. Это заставило меня исполь-


зовать тот же порядок, которого я придерживался в своем изучении.
Во-первых, я с Божьей помощью покажу, кем была основана наша на-
ука, каких авторов мы использовали при составлении моего трактата, рас-
крыв причину того, почему все они писали так скрытно. Затем мы докажем
ее истинность различными доводами, отвечая на самые очевидные возра-
жения, которые обычно используют, чтобы доказать обратное, поскольку
прилежный читатель сможет обобщить умозаключения других частей на-
шего произведения и все остальные аргументы, что можно было бы сделать
противоположное. В-третьих, мы докажем, в чем наша наука естественна и
почему ее называют божественной, говоря об основных операциях, где мы
раскроем заблуждение нынешних исследователей. После этого мы опишем
способ, при помощи которого природа работает под землей над зарож-
дением металлов, показывая, в чем искусство может следовать природе
в своих операциях. Затем мы расскажем об истинной материи, требуемой
для совершенствования металлов на земле. И в конце мы распишем основ-
ные принципы нашей науки, где дадим наиболее необходимые изречения
философов, а также те, которые являются наиболее противоречивыми при
прочтении этих книг. Таким образом, настоящие ценители нашей науки
смогут извлечь из них большую пользу, а наши завистники и обычные кри-
тики придут в большое замешательство от того, что засвидетельствовано
в моем трактате. Я захотел соотнести свой труд с произведениями самых
ученых древних философов и хороших авторов, чтобы они не приняли за
отговорку то, что это новый автор, задумавший осветить их нечестивость и
постоянные огорчения.
Для того чтобы назвать тех, кто были первыми основателями нашей
науки, нам нужно посмотреть учение, которое в письменном виде нам оста-
вил апостол святой Иаков в своих правилах. «Всякий хороший дар и всякое
благо даны нам свыше от Отца света, то есть вечного Бога». Я хочу лишь
соотнести это с нашей целью в общих понятиях и так, чтобы их можно было
применить ко всем созданным вещам. Но в особенности я утверждаю, что
наша наука настолько божественна и сверхъестественна, я имею в виду
вторую опера