Вы находитесь на странице: 1из 275

Г.

САФАРОВ

КОЛОНИАЛЬНАЯ
РЕВОЛЮЦИЯ
(Опыт Туркестана)

А. БОЧАГОВ

АЛАШ-ОРДА
Краткий исторический очерк
о национально-буржуазном движении
в Казахстане периода 1917—1919 гг.

АЛМАТЫ
«ЖАЛ ЫН»
1996
ББК 63.3(2)
С12

4702250201 — 16 ,
с 408(05)06 34—96 ББК 63.3(2)
ISBN 5-610-01265-1 і

@ Издательство «Жалын», 1996


Г. С А Ф А Р О В

КОЛОНИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
(Опыт Туркестана)

ЧТО ПРИНЕСЛА СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ


ТУРКЕСТАНУ?
Очнім и з крупнейших деятелей первой плеяды большевистских
■'|ч н рнч периода Октябрьского переворота, позднее истребленных и
ги ш ач’льно забытых, был Георгий Сафаров (Г. Володин). Он иск-
Н' ііпе верил п преобразующую миссию происшедшей революции для
•учеб народов Российской Империи.
Примечательно, что одной из первых запрещенных книг, издан­
ных и советское время, является талантливый труд большевистско-
1,1 Деятеля Г Сафарова «Колониальная революция (Опыт Турке-
■ и: - Ч1ИЫН Госиздатом в 1921 году., .
11 эгон книге просматривается не только незаурядная личность
і .,.і м .о г ц автора — историка, публициста, мыслителя,— но и, что самое

ценное, через ортодоксальное большевистское мироощущение явст­


венно проступает реальная атмосфера тех лет. Возможно, это одна
аз редких книг, где сделана попытка найти научные предпосылки
і . обходимое™ революции на Востоке. В этих целях Сафаров широ­
то привлекаю исторический.материал, который сам по себе уникален.
Позже,, после установления тоталитарного режима, все.эти истори­
ческие исследовании были преданы анафеме и планомерно уничто­
жалась. Все, что не входило в жесткое клише «Краткого курса
ВКП(б)», объявлялось крамольным и антисоветским. Необходимо
учесть, что время выхода в спет этой книги— 1921 ю д — было тем
временем, когда утопическая мечта большевиков о «миртой рево­
люции» казалась нм вполне осуществимой. Поэтому не случайно

.(
автор «Колониальной революции» старается мыслить категориями
мирового масштаба. Несмотря на превалирование идеи классового
антагонизма, Сафаров дает точную оценку противоборствующих сил
в Туркестанском регионе. Он точно подмечает, что гражданско-се­
мейный быт и традиционная идеология стали дороги угнетенным
массам как формы сохранения национальной культуры, как средство
борьбы за национально-культурную самостоятельность. Националь­
ный вопрос ставится как вопрос о классовом неравенстве.
Г. Сафаров показывает себя большим знатоком, истории и тог­
дашнего положения народов Туркестана. Весьма убедительна исто­
рическая ретроспектива Туркестана до завоевания его Россией. При
невероятно низком уровне производства — земледелия, ремесел —
занятия торговлей позволяли даже накопление капитала, драгоцен­
ностей и золота. Не случайно в каждом зажиточном доме имелись
фамильные драгоценности, передававшиеся из поколения в поколе­
ние. В каждом ауле или кишлаке был свой базар. Трагедия наших
дней, заключается и в том, что эта первооснова рыночных отноше­
ний канула в небытие.
В сравнительно небольшой по объему книге Сафаров Г. привле­
кает довольно емкие по содержанию экономические выкладки, убе­
дительно доказывая положение Туркестана как колонии России.
Вгсамом Деле, не случайно Ф. Энгельс назвал Россию «владельцем
огромного количества украденной собственности». Колониальная
политика царской России была не результатом капиталистической
конкуренции, но средством избегнуть этой конкуренции. Поэтому
понятно соперничество России с другим крупным колониальным
собственником — Англией. Туркестан нужен был России как источ­
ник государственных доходов, как рынок сбыта и как земельный
резерв для перемещения избыточной части населения из централь­
ных губерний. В 1864 году были захвачены Туркестан, Шымкент,
Аулие-Ата, в 1865 — Ташкент, в 1867 году образована Семиречен-
ская область, в 1868 году занят Самарканд, в 1876 году — Ферган­
ская область, в 1884 году — Мерв. Русский захват носил исключи­
тельно характер военной оккупации. Завоеватели превратили Турке­
стан в свою вотчину. Легенды о редкой гуманности русского коло­
ниализма по сравнению с английским не терпят никакой критики.

4
Часто приводят доводы, что рядовой солдат английской армии был
выше офицера — сипая; а кавказский офицеришка-инородец мог
Ударить русского солдата по лицу. Однако все это легенды, и не
более. Реальность же в описании Сафарова была гораздо прозаич­
нее и страшнее. Завоевание территории Туркестана совершалось с
помощью кровавого террора.
Несмотря на некоторый промышленный подъем, колонизация
привела к развращению местной аристократии через внедренную
Русскими систему выборных должностных лиц, которая, в свою
очередь, рождала невиданный ранее расцвет подкупа, взяточничест­
ва, поборов и казнокрадства, причем все эти процессы происходили
под диктатурой российского великодержавного капитала.
Сафаров справедливо отмечает, что другой стороной захватниче­
ской политики была колонизация Туркестана «излишками» земле­
дельческого населения центральных губерний. Здесь, на казахской
земле, бывшие крестьяне-бунтари из южных губерний России' быст­
ро превращаются из эксплуатируемых в помещиков, а обнищавшие
Украинские крестьяне — в носителей великодержавного, «истинно
Русского» гнета по отношению к казахскому населению. В их лице
Царизм создает себе мощную опору для своего колониального гос­
подства. И первой жертвой колониального грабежа, естественно,
с а л о кочевое, главным образом казахское, население.
Сафаров прозорливо замечает преемственность между русско-
самодержавным управлением и ханским владычеством. Более того,
он делает вывод, что русский царизм в Туркестане не на словах, а
на деле доказал, что япляется «прямым наследником Тамерлана и
Чннгиз-хана»! Справедливость этого утверждения становится понят­
ной, когда мы видим территорию бывшего СССР, полностью совпа­
дающую с границами бывшей Российской Империи. Статистическими
выкладками Сафаров убедительно доказывает, что колонизаторская
политика русского царизма задержала переход казахов к оседлому
образу жизни. Буквально выбросив их в пустыню, царизм устроил
ДЛЯ них из пустынных пространств и гор «черту киргизской оседлос­
ти» и создал посредством их разорении выгодную статью дохода
для русских переселенцев и казаков. Эти выводы доказываются так­
же и знаменитым отчетом ревизии сенатора Падена.
Здесь русские обогащались, как в сказке. Захватывали любой
участок земли, который приглянулся.
В 1616 году была объявлена «реквизиция киргиз» на окопные
работы. Даже не мобилизация, а реквизиция, будто они были не­
одушевленными предметами, а не людьми. Доведенные до отчаяния,
казахи в очередной раз восстали с дубинками и кетменями — перво­
бытными орудиями труда и защиты. Сафаров подтверждает, что
усмирение было «чудовищным по своей жестокости». Резали и стре­
ляли без числа женщин, детей, стариков. Земли, имущество, скот и
постройки были конфискованы и отданы в награду русским кула­
кам, принявшим живейшее участие в усмирении.
Верно и то, что семирсченскин кулак с первых дней революции
оценил развал царской государственности 6. точки зрения возмож­
ности разнуздаиня всех своих звериных, рабовладельческих и раз­
бойнических инстинктов, которые в нем Усиленно укреплялись и
развивались царским правительством. .<
В период революции у всех на памяти был' 1916 год. Ни для
кого не была тайной певеселенчсская политика русского правитель­
ства, хотя позже, в советское время, коммунистическая, идеология
усмотрела в ней позитивные моменты.
Таким образом, неизбежно было, что и русская революция в
Туркестане сразу же приобрела этот роковой колонизаторский
уклон.
Сафаров прямо указывает, что в силу указанных обстоятельств
«пролетарская диктатура здесь, с первых же шагов, приняла типич­
но колонизаторскую внешность». Русский рабочий взял на себя
«управление народами Туркестана», не спрашивая разрешения у
последних. Поэтому Октябрьский переворот был насильно навязай
народам Туркестана. <' •
Что же принесла советская власть Туркестану? Автор доказы­
вает, что специфически-колоннальный «сплав» местных националь­
ных и классовых отношений определил здесь своеобразное течение
революции от февраля до октября, ее колониальный характер. Изо­
ляция Туркестана от советской России, по мнению Сафарова, с мо­
мента Октябрьского переворота еще более, усугубила колониальный
характер советского правления.. Положение новой . сбвстской

9
власти было зыбким. Ликвидация Кокандской автономии подгото­
вила почву для вооруженного сопротивления советской власти, из­
вестного под названием басмаческого движения.
Сафаров впервые открыто заявляет о голоде периода двух ре­
волюций и гражданской войны. Именно мусульманскую бедноту
пирь голод особенно сильно схватил за горло. Зимой 1917—1918
гг. трупы умерших от голода валялись всюду — па улицах новых
городов, на железнодорожных станциях, на больших дорогах. В Се­
миречье (Жстысу) голодные казахи начинают поедать трупы умер­
ших от голода. Па IV съезде Советов ни слова не было сказано
о спасении мусульманской бедноты! Между новым русским городом,
где властвовали Советы, и широкими массами коренного населения
образовалась непроходимая пропасть. Это было истинное лицо со­
ветской власти в Туркестане!
Сафаров весьма смело и точно определяет причины басмачест­
ва, которое выросло па почве борьбы за национальное самоопреде­
ление, зажима попыток к образованию автономии и других колонн-
югорских беюбрашй со стороны советской власти и на почве эко­
номического кризиса — голода.
Автор роковым для себя образом сочувственно относится к по­
пыткам новой интеллигенции (Турар Рыскулов, Ннзамедднн Ходжа,
ш п др.) ликвидировать колониальное наследие и .'построить совет­
скую автономию.
Весьма смелым было утверждение Сафарова, что «коммунисти­
ческая партия в Семиречье на деле является сборшцем кулаков,
городской обывательщины и различных случайных элементов, кото­
рые под флагом коммунистической партии фактически осуществля­
ют шпересы русской деревенской буржуазии».
Эту позицию Сафарова оценил Мустафа Шокай, который при­
водит его слова о том, что «со времени февральской революции
русские переселенцы обшаривали кишлаки, аулы Туркестана как
собственные карманы»1

1 Мустафа Шокам. Туркестан под властью Советов, Алматы,


изд. «Жалым», 1992 г., с. 139.
7
На X съезде партии в марте 1921 года, где одним из централь­
ных был национальный вопрос, Георгий Сафаров в качестве со­
докладчика выступил против доклада И. В. Сталина «Об очередных
задачах партии в национальном вопросе>. Сафаров отстаивал прин­
ципы национально-культурного самоопределения народов националь­
ных окраин страны
Спустя шесть лет, в декабре 1927 года на XV съезде ВКП(б),
Георгий Сафаров был обвинен в принадлежности к троцкистской
оппозиции и вместе с 75-ю активными деятелями оппозиции исклю­
чен из партии и лишен всех постов 2.
Судьба Георгия Сафарова (Г. Володина) трагична. Он впослед­
ствии был расстрелян в период массовых политических репрессии.
Марат Жаксыбайулы Хасанаев
МаЦ 1993 г., Алматы.

О История КПСС, М., 1970, с. 59.


2) Там же, с. 519.
I
I. восток и РЕВОЛЮЦИЯ

Второй конгресс Коммунистического Интернациона­


ла признал, что „и отсталых странах народные массы
будут приобщены к коммунизму не через капиталисти­
ческое развитие, а путем развития классового самосо­
знания под руководством сознательного пролетариата
передовых капиталистических стран“. Это признание
является принципиальным выводом из опыта националь­
ных советских республик на пространстве бывшей Рос­
сийской Империи и из факта' революционного пробужде­
ния колониальных народов и угнетенных национальнос­
тей Востока: Индии, Китая, Персии, Турции и т. д. Евро­
пейский империализм отрезал эти народы от широкой
дороги исторического развития. Они оказались в стороне
от технической революции, революционной ломки обще­
ственных форм и культурного прогресса. Европейский
капитализм в этих странах не произвел коренного пере­
ворота в способе производства. Он воздвиг над сущест­
вовавшей там исторически сложившейся системой фео­
дальных и феодально-патриархальных отношений только
свою собственную н а д с т р о й к у в виде империалис­
тической бюрократии, коммерческой агентуры европей­
ского капитала и „ввозной“ европейской промышлен­
ности. Он усилил эксплоатацню земледельческого насе­
ления, .произведя захват лучших -земель и источников
сырья и горючего, но нс уничтожил исторически реакци­
онной феодальной эксплоатации. Там, где мог, наир., и
Индии, он разрушил местную кустарную промышлен­
ность, заменив на туземном рынке местные кустарные
изделия европейскими фабрикатами. „Освободившиеся“
от кустарного производства рабочие руки были вытолк­
нуты в земледелие. Установление промышленной гегемо­
нии и военно-политической диктатуры европейского
капитала в колониях повлекло за собой, так сказать,
прикрепление' к земле подавляющего большинства ту­
земного населения и вместе с тем сделало неизбежными,
во-первых, эмиграцию излишнего населения в промыш­
ленные районы (пример: отход персов на ^заработки в
Баку) и, во-вторых, его периодическое вымирание во
время неурожаев (Индия). . ,
Таким образом европейский капитализм затормозил
культурное и хозяйственное развитие колониальных па­
родов и искусственно задержал разрушение реакцион­
ных форм быта и идеологии. Конечно, поскольку в этой
части земного шара капитализм нс мог появиться ника­
ким другим способом, он выполнил свою революциони­
зирующую роль. Карл Маркс совершенно открыто при­
знавал эту „цивилизаторскую миссию“ даже за старой
царской Россией. „Русское господство,— писал он в
письме к Фр. Энгельсу от 23 мая 1851 года,— при всей
его гнусности, при всей его славянской неопрятности
имеет цивилизующее значение для Черного и Каспий­
ского морей, для Средней Азии, для башкир и татар“.
Но дело не в этом. Особенностью развития „ввозного“
капитализма в колониях было то, что там его развитие
шло не тем путем, каким оно шло в Европе и Америке.
Здесь капитализм нс вспахивал почвы для капиталисти­
ческой фабрики. Здесь он придерживался „переложной
системы“: выжигал целину, давал расти на ней всем зла­
кам, истощал ее до крайнего предела, а потом забрасы­
вал. Здесь велось экстенсивное хищническое хозяйство.
10
Разоренный кустарь не преиращался в заводского про­
летария, но садился на землю в качестве полукрепост-
ного гюлубатрака, становился почти буквально рабочим
скотом у крупного землевладельца или у подрядчика на
европейских промыслах. То же происходило и с кочевни­
ком, терявшим скот. Самостоятельный земледелец не
уходил наемным сельскохозяйственным рабочим на ка­
питалистическую ферму, но делался паупером, неоплат­
ным должником местного ростовщика и европейской?
комиссионера. Разрушая туземную кустарную промыш­
ленность и разоряя туземное сельское хозяйство, евро­
пейский капитализм в то же время закреплял все ко­
мандные должности и квалифицированные профессии
за „носителями высшей культуры“, европейцами. Евро­
пеец— инженер, мастер, комиссионер, администратор;
туземец — чернорабочий, земледелец. Так же, как в 'к а ­
питалистическом обществе, все развитие производитель­
ных сил совершается в виде усиления господства капи­
тала над трудом, в колониях это развитие только увели­
чивало к л а с с о в о й антагонизм, классовую противо­
положность между командующей нацией и нацией угне-
генной. Европейский капитализм нс слишком сильно по­
тревожил имущие, эксплоататорские верхи угнетенных
народов. Крупные землевладельцы, купцы, туземные
ростовщики, духовные лица разных сортов и даже мел­
кие полицейские исполнители остались па своих местах,
освященных привычкой, религией и историей. Над ними
лишь выросли новые фигуры представителей европей­
ской империалистической бюрократии, европейского ка­
питала христианских миссионеров и торговых комиссио­
неров. К феодальной эксплоатацни полукрсностного
крестьянина крупным землевладельцем, ростовщиком и
деспотическим государством присоединился еще чуже­
земный, капиталистический, национальный гнет. В силу
этого обстоятельства европейское засилье не уничтожи­
ло отсталого гражданско-семейного быта и традицион-
П
ной, воспринятой от предков идеологии, но, напротив
того, усилило их господство, поскольку этот быт и эта
идеология стали дороги угнетенным массам как формы
сохранения национальной культуры, как средство их
борьбы за свою национально-культурную самостоятель-
ность против насильственной ассимиляции со стороны
европейского капитала. Именно этим объясняется не-
ослабеваЮщаяи до сих пор сила влияния панисламизма,
панмонголизма, паназиатского движения. (;,Азия — для
азиатов“) и других подобных же течений, стремящихся
укрепить позицию имущих классов угнетенных нацио­
нальностей.
„Желание сохранить отсталые формы производства
от вторжения капитализма — вот экономический базис,,
который мог легко солидаризировать многомиллионные
массы, расселенные на материках Азии; Африки и Евро­
пы“ 1). Это одинаково относится как к панисламизму,
так и к другим таким же движениям.
Европейский капитализм е щ е не у с п е л перева­
рить в фабричном котле население колоний и полузави­
симых стран Востока, как вспыхнула коммунистическая
революция европейского пролетариата. Это было неиз­
бежным следствием т о й д и с п р о п о р ц и о н а л ь н о с ­
ти, неравномерности развития отдельных частей миро­
вого хозяйства, которая составляет самую сущность ка­
питалистического способа производства. Капитализм
вырыл пропасть между развитой промышленностью и
отсталым сельским хозяйством. Капитализм вызвал про­
тиворечие между производством средств потребления и
производством средств производства. Капитализм же
столкнул промышленный прогресс Европы с первобыт­
ной отсталостью колоний. Именно перерождение про­
мышленного капитализма в империализм было причин

1) Э ф е н д и е в . Политические течения среди мусульман.


„Жизнь национальностей“, № 33 (41), 1919 г.
12
ной мировой войны. Во время империалистической вой­
ны многие из колониальных народов оказались подне­
вольными поставщиками колониальных пойск и рабочих
армий для войны в Европе. Империалистическая война
поставила н а ц и о н а л ь н ы й в о п р о с во в с е м и р ­
н о - и с т о р и ч е с к о м м а с ш т а б е , в масштабе всего
мирового хозяйства. Опираясь на Турцию, германский
империализм попытался привлечь народы Востока в
свой лагерь. Союзный империализм, в силу своего меж -.
дународного положения, естественно должен был больше
спекулировать на латинское и славянское сродство в
Европе.
Империалистическая война лишила колонии всех
„выгод“ от связи с европейским капиталом в виде при­
тока европейских товаров, технических средств и капи­
талов и в то же время увеличила дань с колоний пу­
шечным мясом, сырьем и прочим. Также возрос и поли­
тический гнет. Итогом войны был версальский раздел —
с одной стороны и пролетарская революция в России с
революционным кризисом в Европе — с другой. Этим са­
мым предопределился ход революции на Востоке. Вой-
11 а с у з и л а б а з и с , о с н о в у капиталистиче­
с к о г о с п о с о б а п р о и з в о д с т в а не т о л ь к о в
р а м к а х каждого отдельного националь­
н о г о х о з я й с т в а , но и на п р о с т р а н с т в е в с е ­
го м и р о в о г о х о з я й с т в а . Точно так же как в
Европе предприимчивого промышленного капиталиста
мирных времен, всюду вербующего новые рабочие руки,
вечно ищущего свободных капиталов и непрерывно вы­
брасывающего. на рынок все новые и новые массы това­
ров, сменил спекулянт, открытый враг массового
потребителя, сознательный проводник постоянного со­
кращения общественного производства, на Востоке евро­
пейского коммивояжера и „мирного завоевателя“ сме­
нил настоящий завоеватель и усмиритель во всеоружии
европейской военной техники, в золотых погонах, с
13
„мандатом“ на неограниченное количество колониаль­
ных рабов и на неограниченные пространства. В Европе
гражданская война сделала э к о н о м и ч е с к о й необ­
ходимостью в о е н н у ю диктатуру капитала. Пробуж­
дение угнетенных народов к борьбе за своё националь­
ное существование в Азии сделало такой же экономиче­
ской необходимостью у с и л е н и е з а х в а т н о й п о л и ­
т и к и капитала на Востоке. И военная диктатура в
Европе, и захватная политика в Азии оказались е д и н ­
с т в е н н ы м и средствами расширения базы капитализ­
ма в условиях мировой хозяйственной разрухи' и всеоб­
щего революционного кризиса. Грабить у одних, чтобы
давать подачки другим, и давать подачки другим, чтобы
грабить третьих, и так далее без конца,— такова реаль­
ная суть политики международного империализма, м а ­
н е в р и р у ю щ е г о перед пролетарской революцией в
Европе и колониальной революцией в Азин.
^ Общий враг создает и общие интересы в борьбе, бое­
вую солидарность его противников. С о ю з с е в р о п е й ­
ским к о м м у н и с т и ч е с к и м п р о л е т а р и а т о м
предстал перед народами Востока как железная истори­
ческая необходимость. На широкой дороге мировой ис­
тории с капитализмом столкнулись и прямые его наслед­
ники, революционные пролетарии, и самые последние
его пасынки, угнетенные народы. Капитализм разбил
человечество на командующие нации и нации порабо­
щенные. Революция объединила трудящихся командую­
щих наций с трудящимся большинством порабощенных
наций.
Началом мирового революционного кризиса была
пролетарская революция в России. Победа пролетариа­
та на территории бывшей „тюрьмы народов“, царской
империи, определила конкретно к л а с с о в о е содержа­
ние этого союза. Русский революционер А. И. Герцен
когда-то писал: „Европейцы считают, что Россия — это
Азия; азиаты же считают, . что Россия — это Европа“'!
14
Таково было положение царской России. В Европе
она исполняла роль международного жандарма, в Азин
она вела великодержавную политику европейских раз­
бойников.
Как это ни странно, но старая формула, правда, в
уже обратном смысле, осталась верной и для нового по­
ложения. Перед банкирско-помещичьей Европой Рос­
сийская Социалистическая Федеративная Советская
Республика выступила как носительница страшной за­
разы „азиатского большевизма“. На Востоке она оказа­
лась в роли проводника идей европейской коммунисти­
ческой революции. Тут обнаружилось революционное
своеобразие нашего исторического положения между
Востоком и Западом. Российскому пролетариату приш­
лось п е р в о м у практически решать вопрос о привлече­
нии масс м е л к и х производителей на сторону комму­
нистической революции, п е р в о м у ему пришлось ре­
шать практически и вопрос о превращении н а ц и о ­
н а л ь н о - д е м о к р а т и ч е с к и х движений в движения
с о н н а л ь н о - р е в о л юн и о н н ы е.
Предыдущий ход исторического развития обусловил
легкость его победы. Сосредоточенный в густых очагах
крупной промышленности, имея за собой для маневри­
рования огромные пространства, пролетариат сразу же
оказался в более выгодном стратегическом положении,
чем его враги: контрреволюции пришлось наступать с
окраин, где она попыталась опереться на и му щи е ,
э к с и л (/а т а т о р с к и с в е р х и ранее угнетенных ца­
ризмом наций. Ведь вся предыдущая история России
была „историей колонизации!“ 1)
Одним из первых шагов пролетарского правительст­
ва была „Декларация прав народов России“ (от 2/15 но­
ября 1917 г.),лфизнавшая за всеми народами бывшей
парской империи право на национальное самоопределе-

') Выражение В. О. Ключсиского.

.15
ние, вплоть до отделения и создания своего собственно­
го национального государства. Тем не менее для того,
чтобы воплотить право на национальное самоопределе­
ние в с о в е т с к и х ф о р м а х , нужно было прежде
всего преодолеть историческое противоречие между рус­
ским городом и нерусской, национально-бесправной де­
ревней. Нужно было завоевать доверие трудящихся
масс угнетенных национальностей, отшибив у отсталых
слоев русской рабочей массы бессознательный национа­
лизм и показав угнетенным настоящую массовую, трудо­
вую Советскую власть. По существу эта задача совпада­
ла с другой — с привлечением масс мелких производите­
лей, крестьян-середняков в центральной России,— к
советскому строительству, и этим было облегчено ее ре­
шение. Контрреволюция помогла разоблачению буржу­
азного демократизма в глазах середняка-крестьянина,
увидевшего за фразистым „социалистом-революционе-
ром“ фигуру помещика. К о н т р р е в о л ю ц и я п о м о г ­
л а р а з о б л а ч е н и ю н а ц и о н а л ы ! о-б у р ж у а з-
н ого д е м о к р а т и з м а в г л а з а х т р у д я щ и х с я
у г н е т а в ш и х с я ц а р и з м о м н а ц и й , которые в
ходе гражданской войны очень хорошо разглядели за
воинственной националистической интеллигенцией фигу­
ру старого российского жандарма, русского хлопчато-бу­
мажного патриота и. европейского империалиста. Кол­
чак, Деникин, Маннергейм, Скоропадский, союзные В
немецкие генералы выдали с головой буржуазных социа­
листов— меньшевиков и эсеров. Колчак, Деникин, МдН-
нёргейм, Скоропадский, союзные и немецкие генерал1*!
выдали с головой и киргизскую „Алаш-Орду“, и украин­
ских Петлюру и партизанов, и многих и многих других.
Можно без всякого преувеличения сказать, что клас­
совое самоопределение всех угнетавшихся царизмом на­
циональностей произошло в х о д е г р а ж д а н с к о й
в о й н ы. В непосредственной борьбе, в процессе физиче­
ского столкновения классовых' интересов массы приобре­
16
тали революционный опыт и на о с н о в а н и и е г о
переходили к н о в ы м формам общественного строи­
тельства. В степном Киргизстане организовалась „Алаш-
Орда“, взявшая курс на Самарскую учредилку; учре­
дилка привела к Колчаку; из-под пяты Колчака кир­
гизские трудящиеся массы вполне сознательно перешли
на сторону советской власти. Тот же путь был проделан
Башкирией, Украйна проделала более длинный путь:
сначала — борьба между Радой и советской властью,
опирающейся, главным образом, на пришлых рабочих,
потом немецкий генерал Эйхгорн с гетманом Павло Ско-
ропадским; за ними Петлюра и французские генералы;
непродолжительное господство советской власти, подры­
ваемой кулацкой партизанщиной и петлюровщиной; за­
тем представитель „единой и неделимой“ — Деникин, и,
наконец, неизбежная, как самй судьба, украинская со­
ветская власть. Одно превращение Винниченко из глава­
ря буржуазной Рады в заместителя председателя Совета
Народных Комиссаров Украинской Социалистической
Советской Республики говорит больше, чем десятки „об­
щих“ рассуждений.
В ходе гражданской войны — между пролетарской
диктатурой и империализмом — с о в е т с к
с т а л а . формой н а ц и о н а л ь н о г о и
го самоопределения трудящи
угнетавшихся царизмом национальнос­
тей. На; территории бывшей Российской Империи союз
угнетенных народов с революционным пролетариатом
осуществился в ф о р м е с о ц и а л и с т и ч е с к о й ф е ­
дерации н а ц и о н а л ь н ы х с оветских рес­
п у б л и к , Советская революция среди народов Востока,
ранее составлявших принадлежность „российской держа­
вы“, перебросила мост между коммунистическим Запа­
дом и революционным Востоком. Российский пролета­
риат сумел воспользоваться с в о е о б р а з и е м своего
революционного положения для того, чтобы наряду с
17
миллионами коммуннстов-пролетариев Европы поднять
против империализма стену мятежных трудящихся масс
Востока. Тов. Ленин правильно отметил международное
значение многих основных черт нашей революции в
смысле „исторической н е и з б е ж н о с т и п о в т о р е ­
н и я . в международном масштабе того, ,что было у
нас“ 1). Советская власть, как форма государственной
классовой организации трудящихся масс, была п р о в е ­
р е н а на практике , и в промышленном пролетарском
Петрограде, и в вятской русской деревне, гг среди татар-
крестьян Поволжья, и в украинской деревне, и в услови­
ях „сплошного“ национального быта па Востоке, где
еще - крепки патриархальные и патриархально-родовые
связи,— в Киргизстане, Башкирии, Туркестане и Азер­
байджане. Всюду она показала свою пригодность. Эту
особенность пролетарского правительства К. Маркс от­
метил еще в ‘своей оценке Парижской Коммуны: „Раз­
личные толкования значения Коммуны, р а з н о о б ­
р а з н ы е и н т е р е с ы , которые она выражала, доказы­
вают, что она была в е с ь м а р а с т я ж и м о ю г о с у ­
д а р с т в е н н о ю ф о р м о ю , меж тем как все прежние
формы правительства были по существу своему ф о р ­
м а м и у г н е т е н и я . Тайна ее заключается в том, что
она, по существу своему, была правительством рабочего
класса, результатом борьбы между классом производя­
щим и классом -присваивающим, той давно искомой по­
литической формой, в которой могло бы совершиться
•экономическое освобождение труда“ *2). Революция в
иа ив исшей мерс ускоряет течение событий. Она сгущает
классовые противоречия даже в самой отсталой среде
до крайних пределов. Долголетняя выучка в школе ис­
тории заменяется сокращенным обучением по револю­
ционному методу. Народы и общественные классы пере­
О В. Л е н и н Детская болезнь „левизны" в коммунизме,
1920 г.
2) К. М а р к с . Гражданская пониа во Франции.

18
живают в месяцы то, на что потребовались бы десятки
лет мирного развития.
М и р о в а я революция против империализма застав­
ляет всех — и угнетателей, и угнетенных — равняться в
одну шеренгу.
Превращение буржуазно-национальных движений в
движения социально-революционные происходит в силу
обострения классовых противоречий внутри освобождаю­
щихся наций и иод давлением международной обстанов­
ки. Изживание буржуазного господства в среде передо­
вых наций влечет за собой и более отсталые на путь
советской революции. Контрреволюция выступает в ка­
честве н а п а д а ю щ е й стороны.
Диктатура империализма разоблачает буржуазный
национализм и на Западе, и на Востоке. Имущие верхи
угнетенных наций стараются сразу же захватить госу­
дарственную машину как свою к л а с с о в у ю добычу.
Для них национальная революция выражается в р а с ­
ш и р е н и и н а ц и о н а л ь н о г о ф у н д а м е н т а экс-
п л о а т а ц и и . Это расширение заключается в том, что
местный фабрикант, купец и Крупный землевладелец вы­
тесняют пришлых чужеземцев и создают свой собствен­
ный государственный аппарат классового угнетения.
С другой стороны, „вместе с дальнейшим развитием то­
варного производства у народа возникает потребность в
классе интеллигенции, говорящей на его родном языке, в
национальной интеллигенции, и эта потребность в язы­
ковой культуре выливается в потребность в националь­
ной по форме культуре, хотя бы содержание ее было
самым что ни на есть интернациональным. И если у на­
ции возникает потребность в национальном классе ин­
теллигенции, то у этого класса в свою очередь вырастает
п о т р е б н о с тб в в е л и к о й о б р а з о в а ин о й н а-
Ч “ и“1). Националистической буржуазнії и буржуазной
ы К а у т с к и й . Национальные проблемы. Птг., 1918 г., стр. 49.
19
интеллигенции нужны свой рынок, своя биржа, своя бю­
рократия, свой командный офицерский корпус, свои пи­
сатели и журналисты, свои министры, депутаты, профес­
сора и музыканты. На первых порах они выражают на­
циональную потребность в буржуазном развитии. Но эта
потребность, в обстановке мировой хозяйственной разру­
хи и . всемирного революционного кризиса; неизбежно
сталкивается с классовыми п ро ти во р еч и ­
ями в н у т р и о с в о б о ж д а ю щ е й с я р а ц ии и в
м е ж д у н а р о д н о м м а с ш т а б е . Демократия на на­
циональной основе превращается в национальную бур­
жуазную диктатуру. Прекрасный пример — страна ста­
рых демократических традиций Финляндия. „На!И
казалось,— пишет топ. Куусинен о начале революции в
Финляндии,— что парламентский демократизм открыва­
ет нашему рабочему движению неожиданно широкий и
ровный путь к цели. Наша буржуазия не имела в своем
распоряжении ни армии, ни даже сколько-нибудь на­
дежной полиции; мало того, у нее не было даже возмож­
ности добиться законным путем их организации,— так
как для этого потребовалось бы согласие социалистиче­
ского большинства сейма“ '). И, несмотря на это, буржу­
азия сорганизовала свою белую гвардию и разгромила
финский рабочий класс, призвав на помощь немецких
империалистов.
Буржуазная демократия не может обеспечить и на­
ционального мира там, где в среде освобождающейся
нации живут другие национальные меньшинства. Вот
объективный вывод из опыта Украины: „Мелкобуржуаз­
ная демократия не может удержаться у власти на Украй-
не, ибо она раздирается на части внутренней националь­
ной. борьбой!“ 12). Национальная интеллигенция и буржу-

1) К у у с и н е н . Революция п Финляндии. 1919 г„ стр. 5.


2) М. Р а ф е с . Два года революции на Украине, 1920 г.,
стр. 107.
алия освобождающихся нации исповедуют а г р е с с и в ­
ный, н а с т у п а т е л ь н ы й б у р ж у а з н ы й н а ц и о-
н а л и з м, н это их приводит к измене делу националь­
ного освобождения в л а г е р ь и м п е р и а л и с т о в , у
которых они покупают свое буржуазное господство це­
ной национальной свободы. Мы имеем целую кучу при­
меров: Латвия, Украина, Финляндия, Польша, Эстония,
Чехо-Словакия, Грузия, муссаватское правительство-
Азербайджана, Греция, „еврейское палестинское госу­
дарство“, ложно-национальное правительство Персии,
из страха перед советской революцией бросившиеся в
объятия англичан, и т. д. и т. п. Наступательный буржу­
азный и помещичий национализм в среде угнетенных
наций ставит их в положение б у ф е р а империалист­
ских держав против революции. Вследствие этого соци­
альный конфликт, классовое противоречие первоначаль­
но вырастает в области н а ц и о н а л ь н ы х интересов:
трудящимся массам нужна национальная свобода,
которая бы избавила их от социального гнета империа­
листов; эксплоататорским верхам нужны положение и
привилегии господствующего класса. Поскольку чужена-
циональный гнет был до сих пор причиной сохранения
наиболее реакционных форм классовой эксплоатацин,—
на Востоке феодальных и феодально-патриархальных
отношений,— революционное пробуждение трудящихся
масс переносит революцию с национальной почвы на
почву социальных отношений. Н а ц и о н а л ь н ы й в о п ­
р о с с т а в и т с я к а к в о п р о с о к л а с с о в о м не­
р а в е н с т в е . И понятно почему: если торговый капитал
п национальная интеллигенция на первых порах все же
выступают борцами за национальное освобождение, то
крупное землевладение н туземная бюрократия являют­
ся безусловными проводниками европейской ассимиля­
ции. Массовая национальная революция, направленная
против иностранных захватчиков и туземного крупного
землевладения, оттесняет уже и либеральное купечество
21
и лагерь прислужников империализма. Таким обра: ом
общий вывод ясен: в с е н а ц и о н а л ы ! о - б у р ж у їаз-
и ыс д в и ж е н и я , р у к о в о д и м ы е э к с н л о а т а -
т о р с к и м и, и м у щ и м и в е р х а м н , и м е ю т о б ъ-
с к т и вну ю т е н д е н ц и ю п р и с п о с о б и т ь с я К
и м п е р и а л и з м у , в р а с т и в и м п е р и а л и с т и ч с-
с к у ю н с и с т е м у „ в е л и к и х д е р ж а в “, ; „ б у фе р -
п ых г о с у д а р с т в " и к о л о н и и . П е р в о н а ч а л ь ­
но б е с с о з н а т е л ь н а я , о б ъ е к т и в н о - и с т о р и ­
ческая т е н д е н ц и я всех н а ц и о н а л ь н о - р е в о ­
люционных движений трудящихся масс я
колониях и полузависимых с т р а н а х это
опереться н а г о с у д а р с т в е н ную и р е в о л ю ­
ц и о н н у ю к л а с с о в у ю о р г а н и з а ц и ю п р о л с-
т а р и а т а п е р е д о в ы х с т р а н , ч т о б ы э т и м пу­
тем о б е с п е ч и т ь себе свободу н а ц и о н а л ь ­
н о г о р а з в и т и я в с т р о я щ е й с я с и^е т е м е ми­
рового социалистического х о з я й с т в а .
Возникновение органов массового революционного
самоуправления — эиджуменов в первую персидскую ре­
волюцию, опыт восточных национальных советских рес­
публик, начало революционно-крестьянского и проле­
тарского движений на Востоке, зарождение коммунисти­
ческих течений в Персии, Турции, Китае и Индии, все
это служит доказательством того, что и трудящиеся
массы Востока идут к международной федерации нацио­
нальных советских республик.
Именно исходя из этого, 2-й конгресс Коммунистиче­
ского Интернационала признал, что „Коммунистический
Интернационал должен поддерживать буржуазно-демо­
кратические национальные движения в колониях и от­
сталых странах лишь на том условии, чтобы элементы
будущих пролетарских партий, коммунистических не
только по названию, во всех отсталых странах были
группируемы и воспитываемы в сознании своих особых
задач, з а д а ч б о р ь б ы с б у р ж у а з и о-д е м о к р а-
22
: и ч с с к н м и д в и ж е н и я м и в н у т р и их н а ц и и ;
Коммунистический Интернационал должен идти во вре­
менном союзе с буржуазной демократией колоний и от-
•■малых стран, но не сливаться с ней и безусловно сохра­
няй» самостоятельность пролетарского движения даже в
самой зачаточной его форме“. На Востоке, как и на За­
паде, советская власть подготовлена всем предыдущим
ходом капиталистического развития. На Западе она под-,
готовлена превращением „мирного“ промышленного ка­
питализма в империализм и буржуазной демократии в-
чоенную диктатуру; на Востоке она подготовлена тем,
ч і о капитализм утвердился здесь в качестве чуженацно-
па.іьпой. организации классового господства, в качестве
надстройки, господствующей над туземным обществом.
В Индии, отмечает индусский коммунист той. Рой, „мы
встречаемся с первым примером в истории, когда под­
линным экономическим эксплоататором всего народа
является политическая правительственная власть“ 1). Но
это характерно не Для одной только Индии. Так было до
революции в русском Туркестане. Таково же положение
и Персии, в Китае, во всех колониях. С другой стороны,
правительственная организация туземных эксплоататор-
ских групп на Востоке сравнительно слаба, поскольку
"на носит чистр феодальный характер.
О Персии В. Всрар выражается так: „Персия — нс
государство и не нация. Это странное соединение фео­
дальной анархии и централизованной фискальной систе­
мы, неустойчивая смесь кочевых племен и едва прикреп­
ленных к земле хлебопашцев, монархическая федерация
и ш, выражаясь точнее, шахское стадо народностей“ 2).
Классовый угнетательский и эксплоататорский характер
юсударетвонной власти здесь ничем не затемнен. Основа

') ..Коммунистический Интернационал“, № 12.


'->■ В В с р а р . Персия и персидская смута, 1912, стр. 10, рус.

23
всей общественной жизни — мелкий земледелец, жестоко
эксплоатирующийся феодальным государством, крупны­
ми землевладельцами и торгово-ростовщическим капи­
талом.
Тот факт, что на Востоке государственная власть,-—
как туземная, феодальная власть, т а к и „пришлая“
власть европейских империалистов,— выступает непо­
средственно как экономический эксплоататор, имеет
огромное политическое значение: никакая политическая
революция здесь невозможна без революции экономиче­
ской. Это подтверждает и опыт. „Подобно западным го­
сударствам, богатые эксплоататорские слои населения в
ближневосточных странах пытались придать своей влас­
ти вид народовластия. Парламентаризация Турции и
Персии, преобразование в демократические республи­
ки — Грузни — иод руководством меньшевиков, Арме­
нии — под руководством дашнаков и Азербайджана —
под руководством муссаватистов, происходили под ло­
зунгами „свободы и равенства“. Все эти политики, одна­
ко, не оказались пригодными даже к тому, чтобы создать
видимость народовластия. Остается неслыханная нищета
народных масс рядом с благоденствием агентов чуже­
земного империализма; остается земля во власти преж­
них владельцев, сохраняется старая податная система к
неизмеримому вреду для трудящихся; государственная
власть не только терпит, но и поддерживает ростовщи­
чество“ 1). „Буржуазно-демократическая“ революция на
Востоке неизбежно принимает форму дворцового пере­
ворота— расширяет круг привилегий эксплоататорских
групп, но ни в какой мере не сокращает тяжесть экспло-
атации для угнетенных. Туземный феодализм только
прикрывается одеждами „европейской демократии“. '
Восток — это живая история. Здесь еще живы кос-

0 Тезисы о советской власти на Востоке т. Бела Куна, приня­


тые съездом народов Востока (сентябрь 1920 г.).
24
где остатки родового коммунизма и патриархально-ро­
дового быта. Здесь еще сохранили свою силу патриар­
хально-феодальные и феодальные отношения. Религия
Востока есть социальная и политическая религия. Она
освящает существующий гражданский и семейный уклад.
На нее непосредственно опирается общественное нера­
венство. Здесь она играет примерно ту же роль, какую
играл католицизм в средние века. „С ортодоксальной
мусульманской точки зрения, мусульманское теократи­
ческое государство есть о б щ и н а верующих, граждан­
ский представитель которой „сультан“ (властитель, пра­
витель) есть не более, как „шахвильдор“, доверенный
приказчик божий, который обязан пещись, на почве
строгого исполнения требований шариата (религиозного
закона), о гражданских и религиозных делах доверенной
ему богом общины, получая за это, наравне с „амнлями“,
сборщиками ритуального налога „зяката“, и другими
слугами общины, очень скромное денежное вознаграж­
дение, около 40 коп. в день на наши деньги (довоенного
времени)... „Зякат“, который должен расходоваться на
помощь бедным, сиротам и калекам, на ведение войны с
неверными и вообще на удовлетворение общественных и
государственных нужд, в руках позднейших мусульман­
ских правителей превратился в их личный доход, кото­
рым они распоряжались произвольно, бесконтрольно и
безусловно'незаконно; войска и даже народные ополче­
ния, на обязанности которых лежали война с неверными,,
распространение Ислама силой оружия и охрана общи­
ны от внешних врагов, в их руках постепенно преврати­
лись п опричников, давивших народ и-служивших лишь
личным или династическим целям этих правителей“. Му­
сульманская община -превратилась в „райят“, в стадо
послушных и безответственных рабов1).-

*> В. II а л и в кин. Туземцы раньше и теперь, 1913 г., стр, 15—


р>—17.

25
Прямой захват в течение многих веков всего приба­
вочного продукта общественного труда должен был слу­
жить препятствием всякому расширению общественного
производства, всякому техническому и хозяйственному.
Первобытная мотыга — „кетмень“ и первобытный плуг —
„омач“ еще до сих пор исчерпывают почти 'весь техниче­
ский инвентарь сельскохозяйственного производителя в
Средней Азии. Накопление капитала здесь, естественно,
остановилось на ступени торгового и ростовщического
капитала, „промышляющего“ по преимуществу вездесу­
щим. базаром.
Религиозный закон „шариат“ так определяет право
собственности: „Все, чем человек владеет, будь то сама
вещь или ее плоды, есть собственность („мюльк)“. Это
определение—' точный сколок с отношений периода
пррстого товарного производства: религия признает за
собственником право продажи принадлежащих ему ве­
щей и их „плодов", право отчуждения излишнего про­
дукта натурального хозяйства. ■
Целый ряд народностей Востока еще не совершил
своего окончательного перехода к земледелию (киргизы,
туркмены, арабы, племена северной Индии, курды и
т. д.). Тем не менее в среде всех их остатки родового
коммунизма давным-давно уже стали источником экс-
плоатации со стороны богатых родоначальников неиму­
щего большинства. Для примера укажем на ■степных
киргиз. „Ведя обширное хозяйство, киргиз-богач уже со­
вершенно отказался от физического труда,— он только
верховный руководитель и распорядитель, работу же
выполняют батраки. В среднем на хозяйство- их прихо­
дится 7—.9 человек, по есть хозяйства, эксплоатирующие.
труд 20 и более рабочих. В хозяйстве киргиза-богача
любопытно с о ч е т а н и е в п о л н е с о в р е м е н н ы х
к а п и т а л и с т и ч е с к и х черт с п е р в о б ы т н ы м и
к о ч е в ы м и . Родовая группа, несмотря на явный про­
цесс разложения родового строя, все еще в правосозна­
26.
нии киргиз является владетельницей данной более или
менее обширной территории. Киргиз-богач не только
подчиняется этой неопределенности границ землеполь-
:ования, но и извлекает из нее большие выгоды: он бес­
препятственно пасет свои многочисленные стада по всей
территории своих сородичей. Таким образом у него пока
отсутствует побудительный стимул к земельному обособ­
лению от массы киргизского народа“"1).
После сказанного должно стать понятным, почему
съезд революционных народов Востока в Баку (сентябрь
1920 г.) признал, что „советская система является един­
ственной подходящей системой для того, чтобы трудя­
щиеся массы, исключив из власти привилегированные и,
следовательно, враждебные нм элементы (помещиков,
спекулянтов, высшее чиновничество, офицерство), сами
могли устраивать свою судьбу. Только советская власть
создает возможность для того, чтобы власть, необходи­
мая для удержания отнятой у помещиков земли, находи­
лась исключительно в руках трудящейся бедноты. Объ­
единение Советов в большие федерации и их самоуправ­
ление в рамках этих федераций является единственным
способом к тому, чтобы трудящиеся разных народов, ко­
торые до сих пор резали друг друга на Востоке, отныне
жили в мире' между собой, общими силами уничтожая
власть чужеземных и туземных угнетателей и отражая
их попытки вернуть старое положение“.
На место принудительной, эксплоататорской органи­
зации мелкого' производства сверху революция выдвига­
ет р е в о л ю ц и о н н у ю с а м о о р г а н и з а ц и ю м е л ­
ких п р о и з в о д и те л е й-п о л у п р о л е т а р и с в в
ф о р м е с о в е т о в т р у д я щ и х с я . Задача ясная:
..сбросить являющуюся первоисточником всякого угнете­
ния и всякой эксплоатации власть иностранных завоева-

и „Вопросы ■колонизации“, № 5, 1909 г. Социальное строение


.•арийского народа. П. Г1. Р у м я н ц е в а .
97
телей — капиталистов и своих собственных деспотов
тиранов: султанов, шахов, ханов и бекбв со всей их^ пач
разитической сворой бюрократов и прихлебателей, )(
взять власть со всеми ее административными, хозяйств
венными и финансовыми функциями в свои руки; отка,
заться от исполнения каких бы то ни $ыло обязанностей
по отношению к помещикам-феодалам, сбросить ц.\
власть, уничтожить всякую личную и экономическую за-
висимость от них, уничтожить крупное землевладенне)
под какими бы юридическими нормами оно ни прята’
лось, отобрать земли у помещиков без всякого выкупа 1 ,
вознаграждения и разделить эти земли между обрабатщ
вающнми их крестьянами, арендаторами и батрака-
ми“ ').
Союз крестьянских советских республик Востока с
социалистическими советскими республиками Запада
таков путь коммунизма к овладению всем мировым хо.
зяйством. Пролетариат Запада придёт на помощь трудя-
щимся Востока своими знаниями, техникой и организа­
торскими силами. Крестьянские советские республики
обеспечат социалистическую промышленность Запада
необходимым сырьем и горючим. Такое международное
разделение труда между городом и деревней на основе
товарищеского сотрудничества диктуется всей логикой
борьбы с мировой хозяйственной разрухой, являющейся
внешним материальным выражением разложения капи­
тализма. Только этим путем и возможно уничтожить ко­
лониальную зависимость народного хозяйства восточных
народов от европейских и американских банков, трестов
и синдикатов. Путь спасения развитой европейской про­
мышленности от сырьевого и топливного голода есть
вместе с тем и путь социалистической промышленной
колонизации Востока. • -

') Тезисы по аграрному вопросу, принятые съездом революци­


онных народов Востока в Баку (сект. 1920 г.).
28
Советская форма не является насилием над нацио­
нально-бытовыми особенностями народоп Востока. Она
не втаскивает их насильственно в царство свободы. На­
против того, она заставляет их искать с в о е г о с о б с т ­
в е н н о г о пути к коммунизму — через кооперацию .мел­
ких производителей, организацию общественных работ
(оросительная система) и устройство государственных
предприятий.
I!. ТУРКЕСТАН ДО ЗАВОЕВАНИЯ ЕГО РОССИЕЙ
Географическое положение Туркестана и характер
его поверхности составляют ключ к пониманию его ис­
т о р и и . Сочетание определенных естественных условии
необходимо должно было вызвать известный п о д б о р
исторических факторов. „Наиболее характерной особен­
ностью физической природы Туркестана является совер­
шенная з а м к н у т о с т ь его б а с с е й н о в ; все немно­
гочисленные реки его впадают в озера или теряются и
песках, .и ни одна капля воды их не вливается в откры­
тое море. Ввиду этого главным геологическим деятелем
является в е т е р , а не проточная вода, как это мы ви­
дим в окраинных частях материков. Все продукты хими­
ческого и механического разрушения слагающих поверх­
ность земли пород в Туркестане остаются внутри его !!
только переносятся ветром с одного места на друг°с’
заполняя углубления, нивелируя возвышенности и стре­
мясь придать стране однообразный вид. Существенную
роль в этом отношении играют также резкие колебания
температуры и палящие лучи солнца, которое в течение
долгого среднеазиатского лета способствует разрушению
поверхности земли и подготовляет материал для .дся
дельности ветра. Работа атмосферных агентов началаП
в Туркестане очень давно, в ту геологическую эпоху, ког
да стало усыхать море, некогда покрывавшее эту страну
11 постепенно усиливалась п запнсимостн от обнажения
Морского дна и формировавшегося климата. Следствием
,,с°х этих условии явилось п р с о б л а д а и не п у с т ы и ь
" с т е п е й со сглаженным, однообразным рельефом,
Изборожденным здесь п там высохшими руслами быв-
‘пих озер в рек, с почвой, состоящей из песка, лесса и
Солонцов, с ничтожными атмосферными осадками и гос­
подством северо-восточных ветров, иссушающих страну.
' течением времени владычество ветра и солнца оконча-
сДьно водворилось в Туркестане, п деятельность этих
Факторов является ныне преобладающей в жизни этого
'Рая. Явления эти, в связи с установившимися климати-
,(скими условиями, не могли не отразиться самым яр-
''И.м образом на растительности, весьма однообразной па
•олыннх расстояниях, но слагающейся из крайне инте-
рс'сных н своеобразных форм, на характере животного
' "Ра Н, наконец, на жизни, быте и культуре человека,
|' 0т°рый ютится лишь в некоторых, особенно благоприят-
,1Х местностях. Местности эти, представляя х о р о ш о
^ Ч 0111 с н н ы с о а з и с ы у и о д о ш в ы г о р и л и и о
’ и ре г а м рек, с древнейших времен служили центра­
ми оседлости II культуры, и в них, рядом со степями и
.стынями, в которых находили себе приют грубые (!!)
' 1'свинки, издавна процветали государства, достигав-
'Пе временами значительного гражданского развития.
О.^•'чочитольпымн особенностями природы Туркестана,
м" игодаря которым он представляет к а к бы о с о б ы й
д пт е р ик , занимающий внутренние части Западной
Ч?,!*1’ ,.,с исчерпывается, однако, интерес к этой стране.
Туркестан издавна происходил обмен произведе-
п ..1” 11 стРин Европы и Азии и совершались великие нс-
!п ^ л«-*ния кочевников, направлявшихся с востока на
' Через Джунгарский проход и Терск-Даванскпй не-
][(>,ал» тех полчищ кочевников, которые па много лет
г г,|,с!.'сРиули вверх дном политический п общественный
Рой Посуточной Европы. 13 различные эпохи Туркестан
31
служил ареной деятельности величайших полководцев
Азии, от Кира, Ксеркса и Александра Македонского до
Чингис-хана, Тимура и Надир-Шаха“ ')•
Характер местности должен был, естественно, вызы­
вать постоянные, столкновения между кочевниками и
представителями оседлой культуры. С другой стороны,
географическое положение Туркестана, как связующего
звена между Малой Азией, Средней Азией и Сибирской
равниной, неизбежно делало его ареной „распростране­
ния“ народов, живших в соседстве с ним. „Согласно ска­
занию, изложенному в первой главе книги Вендидад,
Ормузд, создав прежде всего „первую обитель благосло­
вения и изобилия, чистый Иран“, сотворил затем и
другие места благословения, в том числе: Согд (Согдн-
ана — бассейн Зеравшана), Меру (Маршана — Мерв),
Багдн (Бактриана — ныне Балх), Гери (Арпана — Ге­
рат), Хннду (.Индия) и друг. Первые две местности рас­
положены в пределах русского (?!) Туркестана, а третья
и четвертая лежат вблизи его южной окраины в север­
ной части Афганистана (афганский Туркестан). Древней­
шим очагом иранской культуры была Бактриана с горо­
дом Бактрой (нынешний Балх на Аму-Дарье), явившим­
ся впоследствии центром торговли с Индией. Часть
жителей Бактрианы занималась скотоводством, я
часть — земледелием; в общем же, по словам Страбона,
согдийцы и бактрийцы по своему образу жизни и нра:
вам мало чем отличались от кочевников. Таким образом,
оседлое и кочевое население южного Туркестана, быть
может, до самой Сыр-Дарьи, состояло в эти отдаленные
времена, по-видимому, из а р и й ц е в . Кочевые народы,
примыкавшие к ним с севера и известные в древности
под именем скифов, саков (народ „сэ“ китайских летопн-

') „Россия“, т. XIX. Под редакцией В. П. Семеиова-Тянь-Шаи-


ского. Туркестанский край. Составил В. И. Масальский, 1913 г.,
стр. 2—3.
32
сей), массагетов, тохаров и др., были, по всей вероятнос­
ти, также арийского происхождения. Впоследствии, стал­
киваясь постоянно с кочевниками туранцамн, арийское
население Средней Азии назвало занятые ими степи Тур­
кестаном, то есть страной тюрок. Религия Зороастра,
(маздеизм, парсизм), последователями которой были
(зактрийцы и согднйцы, проявлялась в богослужении,
жертвоприношениях растительных продуктов, очищени­
ях и обрядах, причем на нервом месте стояло служение
огню, как чистой стихни, представителю света на земле,
богослужение совершалось на особых воздвигаемых иод
открытым небом алтарях, на которых теплился вечный
огонь Каждый верующий мазденст должен был поддер­
живать постоянный огонь и у себя дома. „Авеста“ не
только предписывала соблюдение множества обряднос­
тей, но и требовала добрых мыслей, добрых слон и доб­
рых дел- согласно ее заветам, ложь, обман, зависть суть
порождения злого духа и составляют величайшее зло, с
которым нужно бороться, а душевная чистота является
величайшим благом. Правила „Авесты“ предписывали
занятие з е м л е д е л и е м , п р о в е д е н и е к а н а л о в
д л я о р о ш е н и я п о ч в ы и побуждали к борьбе с не­
благоприятными условиями природы“ ').
Религия Зороастра — это уже религия земледельче­
ского народа, который знает цену огню в хозяйстве, при
приготовлении пищи; смотрит на занятие земледелием
как на высшую культуру и понимает необходимость
упорного труда для поддержания поливного хозяйства.
Из современных обитателей Туркестана прямыми по­
томкам и коренных арийцев являются только таджики.
Они занимают теперь верхнюю долину реки Зеравшана
з Самаркандской области, горные долины Туркестанско­
го хребта (в Самаркандском и Ходжснтском уездах), до­
лины и предгорья в Кокандском, Намаиганском, Маргс-

') М а с а л ь с к и й, -стр. 274.


2 -1427 33
ланском и отчасти Андижанском уездах Ферганы, а так­
же Нуратинские горы в Джизакском и Катта-Курган-
ском уездах'). Слово „таджик“ („тиао-ни“ китайцы
обозначали жителей Закасния, Хивы, Ферганы, Согдпа-
ны, которые тогда говорили на одном языке) первона­
чально значило то л ьк о — „сторонник Зороастра":
„тадж“ — корона, людьми с короной назывались маз-
деисты. „Перед арабским нашествием Мавераннагр
(южный Туркестан) состоял из множества малых госу­
дарств. Высший класс в каждом из этих государств
был представлен „ д е х к а н а м и “, н а с л е д с т в е н н о й
аристократией, в л а д е в ше й о б ш и р и ы м и
з е м е л ь н ы м и в л а д е н и я м и . Т а к ж е как рыцари
средних веков, дехкане жили в укрепленных замках. От
других классов дехкане отличались своим убранством',
внешним знаком их достоинства были золотой пояс и
кинжал.
Туземные короли и правительства, как, например, ко­
роли Самарканда и Ферганы, не рассматривались как
главные из дехкан, хотя многие из них и носили особое
звание. Тотчас же вслед за наследственной аристократи­
ей шли б о г а т ы е к у п ц ы Мавераннагра. Они также
жили в замках, окружали себя многочисленной дворней
и мало отличались от дехкан. Духовенство, представлен­
ное магами, имело несравненно меньшее значение, чеМ
дехкане и богачи2). В VI веке начинаетея нашествие
тюрков-арабов, и их господство продолжается до X веки.
Самым важным следствием их господства в Азии служит
утверждение Ислама. Образуется новая культура-'
ирано-мусульманская, причем быстрота слияния перво­
начальных культур прямо обусловливается общими пат­
риархально-феодальными чертами.
1) Материалы к характеристике народного хозяйства в Турке­
стане (ревизии гр. Палева), часть 1, отдел 1, 1911 г.
2) П. К у з н е ц о в . Борьба цивилизаций и языков в СрсднсК
Азии. По-французски. 1912 г., стр. 25—27.

34
„Во главе государства стоит самодержец, ответствен­
ный лишь перед богом. На взгляд иранцев, он прежде
всего должен быть хорошим администратором, следить
за постройкой и поддержанием каналов и водохрани­
лищ, воздвигать крепости и города, украшать древнос­
ти, открывать постоялые дворы („рабат“) на больших
дорогах и т. д. Часть дворянства образует „даргох“
(двор), другая — „диван“ (чиновничество). Королевская
гвардия-состоит из рабов — тюрков и дехкан“ 1). Таким
образом, государство служит для охраны торговых сно­
шении и земледельческой культуры. Большая централи­
зация власти объясняется сильным развитием торговли.
Все продукты земледелия, виноделия н садоводства вы­
возятся в далекие страны. В Фергане добываются золото,
серебро, ртуть, железо, свинец, медь и т. д. Вырабатыва­
ются дорогие ткани. Характерный показатель — число
жителей в городах: в Самарканде — 500.000, в Мерве —
от 700.000 до 1.300.000. Но этот рост торгового капита­
лизма в рамках феодального общества затем быстро па­
дает. Его останавливает новая волна тюркских народов.
Власть на верхах постепенно все более закрепляется за
ілвоевателями-тюркамп. И вот результат: „Разделение
страны на несколько уделов, фактически независимых
один от другого, неизбежные при таком порядке смуты,
грабежи и поборы способствовали совершенному обесце­
нению земельной собственности и совершенному упадку
сословия дехканов. В начале XI века дехкапы Мавсран-
награ еще составляли особый отряд в войске тюркских
ханов, но после двух веков тюркского господства, во
время монгольского нашествия, дехкаиы не играли уже
никакой роли, и самое слово „дехкан“ употребляется
только в смысле „крестьянин“ 12). Феодальная анархия
поглощает зачатки торгового капитализма. Затем, вслед
1) К у з н е ц о в . Борьба цивилизаций и языков в Средней Азии,
стр. 30.
2) Б а р т о л ь д . Туркестан в эпоху монгольского нашествия.
09 35
за а р а б а м и и т ю р к а м и-с е л ь д ж у к а м и , прои<;.
ходит еще более разрушительное монгольское нашес'К
вне Темучина, или Чингис-хана.
Из Самарканда им было уведено в рабство ЗО.ООо
ремесленников н столько же на крепостные работу,
остальные откупились 200.000 динариев. Из Хорезмский
столицы, ввиду ее упорной защиты, было уведено До
100 тысяч ремесленников, а прочие подверглись уничт^.
жению.
Последними завоевателями были у з б е к и . Как ц
тюрки-сельджуки, они пришли с нижнего Сыра и за.
воевали царство Тнмурндов около 1508 года.
„Военная аристократия у тюрков и монголов состав-
лялась из „тарханов“, они были освобождены от нало­
гов и имели свободный доступ к хану. У узбеков аристо­
краты назывались „бнй“ или „бек“, позже, в ханствах
Средней Азии, особенно в Бухаре, среди них рекрутиро-
вались начальники городов, губернаторы провинций в
даже вице-короли; иногда они представляли собой фео­
дальное дворянство, и их подчинение ханам было чисто
номинальным. Н а г о с у д а р с т в о с м о т р е л и к а к
на с о б с т в е н н о с т ь в с е г о х а н с к о г о с е ме й -
с т в а. Хан объявлялся аристократией. У тюрок, после
смерти хана, власть переходила не сыну покойного, но
старшему в королевском роде, т. е. старшему брату. По­
чести распределялись также по праву старшинства и Пе­
рераспределялись при каждом новом хане. В общем, Это
было правление древней Руси XI—XIV века“ (В есе­
л о в с к и й . История Хивинского ханства).
Кочевники смотрели на завоеванные страны как на
свою собственность. Военная аристократия получала
земли, полностью или частично оплачивавшие ее содер­
жание. Однако эта система не привела, как в Европе, К
крепостничеству. Монголы назначили в завоеванных
странах „даруга“, уполномоченных: 1) назначать чинов­
ников, 2) рекрутировать туземные войска, 3) устанавлн-
36
пать почтовые сношении, -1) собирать налоги, 5) посы­
лать дань ко двору. Узбеки также имели своих уполно­
моченных: после занятия Хорезма Хейбанн-хан, в 1505 г.,
назначил своих „даруга“ ')•
Н а ц и о н а л ь н ый с о с т а в Т у р к е с т а н а о б р а ­
з о в а л с я п у т е м р я д а и с т о р и ч е с к и х о т с л о е-
ыи к, и с т о р и ч е с к и х о т л о ж е н и й . На одни' на­
циональный пласт ложился другой и или ассимилиро­
вал, переваривал предыдущий национальный пласт, пли
размещался территориально по соседству с ним: так
были ассимилированы тюрками-узбекамн таджики, ара­
бы, отчасти татары и евреи; так узбеки захватили про­
странства Кокандского и Бухарского ханств, так были
захвачены тюрко-монголами, киргизами степные про­
странства Туркестана;. так одновременно с узбеками в
Фергане водворились туркмены в Закаснпи.
Природные условия и историческая обстановка выра­
ботала определенный ти н х о з я й с т в в Туркестане.
Немецкий исследователь Туркестана Рейнгард Юпгс
пишет: „Древнее хозяйство оседлого населения Турке­
стана представляло с ме с ь двух хозяйственных форм:
п р о и з в о д с т в а па с е б я и т о в а р н о г о п р о и з ­
в о д с т в а . Эта исторически типичная картина смешан­
ного хозяйства была вызвана следующими условиями
развития:
„Во-первых, хозяйство велось по оазисам. Общест­
венно организованное водоснабжение — с одной сторо­
ны, дробление хозяйственной территории на многочис­
ленные, разделенные между собой и поэтому замкнуто
противостоящие друг другу части — с другой стороны,
было следствием этого. В Туркестане мы имеем дело с
оазисным хозяйством.
„Далее, хозяйство находилось под постоянным воз­
действием тюркско-кочевнических культурных и релнги-
■) К у з н е поп. Борьба цивилизации и языков п Средней Азии,
стр. СI —02.
37
озньгх взглядов и тюркской политической органнзац,,
Дело идет О Т И П И Ч Н О тюркском хозяйстве В Т О М С М Ы С у ,
Ч Т О здесь влияние Пришлого, сравнительно Т О Н К О Г О Т Ю | ч
ского господствующего слоя накладывало на мест|,(^'
хозяйство свой типичный отпечаток, О Т Н Ю Д Ь не унич-) с
жая отношений предыдущего периода.
„В-третьих, это хозяйство было территориально но.,
рализовано. Существовала особая местная хозяйству,
пая и водная' политика, существовала замкнутая в из,,,
стпых пределах торговля“ ').
Юнге называет этот тин хозяйства „тюркским оазь
но-территориальным хозяйством“. Этот тин хозяйств
мог развиваться только на значительных пространств;, '*
Это было связано, с одной стороны, с тем, что для т о
держания оросительной системы постоянно требовал^1'
большое количество рабочей силы, с другой стороны,
необходимостью П О С Т О Я Н Н О Й защиты О Т кочевников, 1 |,С
поднявших свой потребительный фонд грабежом ОССД^;( )'
го населения. Это обусловливало и определенный Т | , '
политической организации, и определенную р о л ь с о 1
общественной И хозяйственной Ж И З Н И . „Все населсц,|
было обязано нести натуральную повинность для Пск(>
держания оросительных сооружений, и хан каждую в^;'
ну собственноручно руководил этим“ *2). Таким об р азу '
„сплошной“ национальный быт на Востоке, полное Гц,’
глощеиие личности гражданско-религиозной общиной '
резкая обособленность этой общины от всех осталыи,^
от соседей и врагов — прямое следствие Э К О Н О М И Ч е С К ) , ’
условии,— ведения поливного хозяйства на оазисе,
стоянно подвергающемся чужеземным набегам. Отеки'
и утверждение политической власти и сословных разд^
лений на религиозном авторитете, регламентация релит,,'

') R e i n h a r d J u n р е, Das Problem der Eiiropäisierung orit,


talischer Wirtschaft, 1915, S. 136—137.
2) Junge, Ibid., S.•174.
38
см всех общественных отношений. Хам или султан — бо­
жий доверенный, он обязан, как добрый хозяин, забо­
титься обо всем: следить за исполнением религиозного
закона, строить крепости и убежища для путешествен­
ников, поощрять торговлю, воевать с неверными. Он —
живое воплощение единства общественного организма,
разбитого на мелкие клетки частных, единоличных
хозяйств, обменивающихся между собой только излиш­
ками продуктов. Существование каждого отдельного
частного хозяйства неразрывно связано тысячью уз с
существованием и благополучием целого. Этим объясня­
ется прямая личная зависимость всех и.каждого от пред­
писаний закона. Земельная и торговая аристократия,
ремесленники и земледельцы составляют живую лестни­
цу чипов, все связаны иерархическим разделением
труда.
При самом возникновении Ислама догма его сложи­
лась как результат двух требований. Во-первых, необхо­
дима была „выработка правовых воззрений на отноше­
ния победоносного Ислама к п о д ч и п е н н ы м н а р о д - ,
н о е т ям, с другой стороны, необходимо было упорядо­
чить внутреннюю религиозную и правовую жизнь“ ').
Потребности расширения и ук р е пл е ни я
основы патриархально-феодальной системы производст­
венных отношений тюркских народов, бывших прежде
всего завоевателями, определили внутреннее содержа­
ние Ислама. Более прочный переход к земледелию дал
ему готовую, как бы отлитую форму. Именно в этом сле­
дует искать причину его распространения па всему пути
„великого переселения народов“. Религия Ислама — это
религия кочевника-завоеватсля, садящегося на землю в
отрезанном со всех сторон пустыней оазисе.
„Шариат, обычное право и многочисленные докумен­
ты, выдававшиеся ханами, все вместе взятое намечает
Ы И. Г о л ь д и н г с р . Лекции об Исламе, 1912 г.
39
довольно стройную картину, при помощи которой легко
проследить, как к о м м у н а л ь н о е п р а в о на з е м л ю,
существовавшее в глубокой древности и сохранившееся
частью по многих пережитках, частью в общинном зем­
левладении, п о с т е п е н н о з а м е н я л о с ь , благодаря
теократическому строю мусульманских государств, го ­
с у д а р с т в е н н о ю с о б с т в е н н о с т ь ю , а последняя
уступала'место ч а с т н о й с о б с т в е н н о с т и , опирав­
шейся или на факт своего существования, признаваемый
государственной властью, или возникавшей в форме по­
жалований со стороны ханов за те или другие услуги
государству или личности хана. Помимо общих всем
странам исторических законов, здесь развитию институ­
та частной собственности па землю много способствова­
ло и с к у с с т в е н н о е о р о ш е н и е п о л е й, 'благодат
ря которому ведение интенсивного хозяйства являлось
возможным только при индивидуальном владении и
пользовании землей. Земли по праву пользования ими со
стороны населення в ханские времена представляли сле­
дующие разновидности:
,.1) Земли г о с у д а р с т в е н н ы е (падшалык, мам-
ляка, мамляка-падбалык), находившиеся в постоянном
бессрочном и наследственном пользовании населения,
которое за право пользования и владения землей упла­
чивало в казну хана десятую часть действительно соб­
ранного урожая. Даяк, ушрн, хсрадж — таковы термины
этого поземельного налога, также несколько отступивше­
го от постановлений шариата и взимавшегося, как оброк,
не только в размере десятины, по и в размере одной
пятой и пр. доли урожая.
„2) Земли м и л ь к о в ы е (частная собственность),
владельцы которых в своем праве опирались на ханские
документы,’признававшие за ними право собственности
на землю. Это право местами создавало и изменение в
податном обложении. С мильковых земель подати взима­
лись или в размере десятины (милькн хераджи), или,
40
что чаще, в определенном заранее размере (танапный
сбор — в Кокандско'м и Бухарском ханствах, салгыт — в
Хине), причем принималась но ннимапие мера земли
(танап"— 0,167—0,375 десятины).
„3) Земли в а к у ф и ы е , т. е. завещанные частными'
лицами или ханами в пользу духовно-религиозных или
благотворительных учреждении. Частною формою вак-
фон является вакф-ауляд, т. е. наследственные вакфы,
часть доходов с которых назначалась в пользу установ­
лении духовных или благотворительных, а часть шла в
пользу наследников вакфо-учредителей. Запрещение от­
чуждать вакфные имущества делает вакфы-ауляд анало­
гичными заповедным имениям, с тою только разницей,
что вакфы-ауляд, как и все вообще вакфы, нс подлежа­
ли податному обложению.
.,4) Наконец, четвертый вид землевладения составля­
ли земли государственные, никому, в частности, не при­
надлежавшие, земли м а н а т (мертвые), представляв­
шие тот фонд, на счет которого расширялась культурная
площадь путем орошения' таких мертвых земель. „Кто
оживит землю с разрешения имама, тот владеет ею‘‘, го­
ворится в шариате. Орошенные частными лицами, они
пополняли собой число мильковых земель, а орошенные
распоряжением ханов — число надшалычных земель.
„Что касается земель степной части, занятой кочев­
никами, то там пользование территорией пастбищ всеми
кочевниками издавна превратилось в родовое пользова­
ние. Определенной террнторпею мог пользоваться толь­
ко тот или иной род, или та или ннац группа кочевни­
ков, обособившаяся в отдельную общину. Пользование
призимовочными угодьями, так же как и летовочпыми
кочевьями, обособилось по аульным общинам, составив­
шимся из кочевников одного какого-либо рода или же
из представителей разных родов. На той же территории
обособившихся землепользований аульные общины или в
целом составе, или в лице отдельных хозяев переходили
я
к земледелию и, как следствие последнего, к оседлому
быту. Однако н киргизское землевладение нс обошлось
без выделения сословных групп (белой кости). Потомки
киргизских ханов и султанов, представители родов, по­
лучавшие от кокандскнх ханов право управления наро­
дом, наконец, все те, которые умели создавать себе луч­
шее положение, приобрели нрава господства, а с ними
вместе и права на более пли менее значительные земель­
ные владения. Среди же кара-киргиз центрального мас­
сива Тянь-Шаня сословная группировка вылилась в ха­
рактерную форму м е л к и х м а н а п с т в (княжеств),
где манап пользуется правом распоряжения имуществом
находящейся в зависимом от него положении б у к а р Ы
(черни). В создании и развитии выделившейся из наро­
да белой кости (мананы, султаны и проч.) немалу^
роль играло искусственное орошение. Представители бе­
лой кости, или вообще видные родовичи, приступая к
проведению арыков, получали на то от ханов разреше­
ние, а затем и право на владение орошенной территорН-
ей. Однако такое зачаточное право собственности на по­
жалованную землю нс везде успело превратиться в дей­
ствительное господство над землей и населением. Только
у кара-киргиз, более, чем кнргиз-кайсаки, ограниченных
территориально размерами своего землепользования, и и
силу исторических условий (борьба между отдельными
родами, борьба с кокандцами и киргиз-кайсакамн) ма-
иапство вылилось в прочно установившуюся систему
феодализма“ 1).
Развитие народного хозяйства на больших, обособ­
ленных оазисах должно было вызвать соответствующее
разделение труда между отдельными группами хозяйств
и частями населения. Первоначальной формой торговли

■) Материалы (ревизии сенатора гр. Палена) к характеристике


народного хозяйства в Туркестане, 1911 г., часть I, отдел I, стр. 89—
90—91.
49
был поенным грабеж. Однако, наряду с ним, с растущи­
ми успехами землсдЬльческон культуры, начинает разви­
ваться торговля между крупными «оазисными» государ­
ствами и общинами. Самаркандские дыни, особым спосо-
бом сохраняемые, направляются караванами в Багдад;
изысканные ткани, продукты добывающих промыслов
Ферганы, богатые украшения из золота, серебра и дра­
гоценных камней, сушеные фрукты становятся предме­
том обмена. Торговля, имеющая своим первоначальным
источником разделение труда на почве разнообразия
естественных условий, порождает специализацию земле­
дельческих культур н ремесла — развитие садоводства,
виноградарства, хлопководства, ткацкого, сапожного,
кузнечного н других ремесел. Базар и караван-сарай,
так же как и в Европе средних веков, становятся здесь
источником расцвета городской культуры. Как торговля,
так и ремесло организуются в цеховой форме. „Хотя для
открытия какой-либо мастерской, как и для открытия
любой торговли, значительной суммы денег ввиду неза­
тейливости инструментов н -рабочего инвентаря не тре­
бовалось, но зато для того, чтобы сделаться хозяином
ремесленного заведения, мастером (уста), надо было
пройти продолжительную школу обучения мастерству,
начав это с малых лет в качестве так называемого учени­
ка (шагнрда) у какого-нибудь „усты". Обыкновенно за­
нятие тем или иным ремеслом было наследственным
промыслом, передаваемым от отца к сыну; при этом в
городах и больших селениях ремесленники того или ино­
го цеха селились обычно в одном околотке, отчего полу­
чили свое название н некоторые кварталы нынешних
туземных .частей туркестанских городов (напр., „Зинга-
ран“ — „седрлышки“, „Сузангаран“ — „игольные масте­
ра", „Кулялан“ — „гончары" и т. и.) ’).

Ы Материалы (ревизии Палена), 1911 г., часть I, отдел II,


стр. 318—319.
Я
V-

Каждый цех имел спои предания и молитвы — „рисо-


ля“, которые мастера должны были хранить и читать
при исполнении соответствующих операции. Вот, напри­
мер, рисоля цирюльников: „Всевышний бог завещал ре­
месло цирюльников Адаму, мир ему; Адам, мир ему, за­
вещал Сифу, пророку божию; затем святому Аврааму и,
передавая- (так), они сообщили Мухаммеду, любимцу
бога, а „его святейшество“, заповедан святому Салману,
дал (ему) „такбнр“ и отпустил (его). От этих (же) пере­
шло всем мастерам. (Всего) было 600.000 учеников
„муршидов“. В ремесле цирюльников существует 12 обя­
зательных постановлений. Да исполнят (их)! Первое —
да-совершат омовение и творят молитву с общиной; вто­
рое— да будут собеседниками стремящихся к науке; чет­
вертое (третье пропущено)— да содержат чисто лавку;
пятое — пусть содержат чистыми инструменты: шестое —
да будут любезны с посетителями“. А затем далее: „Ког­
да берут оселок, пусть читают следующий, стих: „Тот
день, когда человек побежит от своего брата, своей мате­
ри“ ')... При точении бритвы пусть читают следующий
стих: ....Слава (тому), который отправил в путь ночыо“
(из Корана). Конец гласит так: „Если каждый право­
верный раб будет исполнять (предписания) этой рнсоля,
(то) настоящая жизнь и жизнь загробная будет (для
него) благоустроенной. Если будет угодно всевышнему
богу"*2).
Религия освящает и патриархально-феодальный уклад
в деревне, и ремесленно-цеховой строй в городе. Образо­
вание прибавочного продукта в земледелии служит ис­
точником развития городской торговли к ремесла. Одна­
ко постоянные набеги кочевников, феодальная анархия
внутри и отсталость средств производства не дают воз-
>) По верованию мусульман, восставшие при воскресении мерт­
вых должны собраться под знаменем пророка.
2) Рисоля сартовских ремесленников. Собрал и перевел М. Г а в ­
р и л о в , стр. 22—23, 1912 г.
44
можиости разниться крупной промышленности и накоп­
лению капитала. Более того, феодализм является прямой
причиной этого хозяйственного застоя. „Если бы кресть-'
япнпу даже и пришло в голову взяться за улучшение
своих орудий, своей техники, или заняться какой-нибудь
специальной культурой, излишек в один прекрасный
день так или иначе все равно был бы забран чиновника­
ми хана1). Возможности капиталистического накопления
были очень ограничены. Они исчерпывались устройст­
вом карапап-сараев и базаров или содержанием рабоче­
го скота для перевозки тяжестей. Накопление драгоцен­
ностей было доступно только правящим кругам. Для
частных лиц оставались только т о р г о в л я и р о с т о в ­
щ и ч е с т в о как почти единственный способ накопле­
ния ценностей“ 12). В странах Востока вообще мы имеем
своеобразную г и п е р т р о ф и ю т о р г о в л и : при не­
вероятно низком уровне производства — земледелия,
ремесла и домашнего промысла — торговля буквально
охватывает все стороны жизни, занятие торговлей счита­
ется завещанным религией, в каждом ауле и кишлаке
есть базар. Причина этому именно в том, что д л и т е л ь ­
ное г о с п о д с т в о ф е о д а л и з м а на В о с т о к е
с д е л а л о из т о р г о в л и е д и н с т в е н н ы й и с т о ч ­
н и к н а к о п л е н и я , в изпсстпом смысле даже защи­
щенный обычным правом от феодального грабежа.
Начиная приблизительно с 1500 года, хозяйственное
развитие Туркестана делает решительный шаг назад.
Господство Тимуридов — последний период расцвета
Туркестана.
С нашествием кочевников узбеков в Туркестане окон­
чательно водворяется феодализм. С одной стороны, фео­
дализм служит средством упрочения господства завоева­
телей, которые в Туркестане находят свое новое «отечс-
1) R e i n h a r d J u n g t e , Das Problem der Europäisierung orien­
talischer Wirtschaft, 1915, S. 191-192.
2) J u n g e , S. 251—260.
45
СТВО»,с другой стороны, его внедрение есть следствие
ассимиляции прншельцами-завоевателями туземного Об­
щества,— в этой форме туземное общество „переварива­
ет“ массу пришельцев, еще не совершивших своего пере­
хода к оседлому земледельческому быту, и вместе с т^м
само „переваривается“ в их среде.
Ко времени прихода узбеков Туркестан перестает
быть ареной торговли между Западом и Востоком: от­
крываются торговые морские пути. Это также ведет к
упадку народного хозяйства в Туркестане, который та­
ким образом в хозяйственном отношении замыкается в
своих собственных границах. Что же касается государ­
ственных повинностей, то тяжесть их, не считая частных
поборов, прекрасно показывает таблица ■Вешокова —- в
его работе о странах, сопредельных с русско-азиатской
границей (Лейпциг, 1874 г.), относящаяся утке к концу
узбекского господства. Вот эта ежегодная дань по Ко-
кандскому ханству:
Коканд (город и округ). 1.048.000 центнер, пшеницы 110.000 тндла
(монет)
Наманган . •. . . 1.048.000 „ 54.000
+ »»

Ош . . . . . . 15.720 „ + ------ ,

Андижан . . . . И *1 + 25.000 II

Шерихан, Талмазар,
Кува . . . . . 393.000 „ + 4.000 1»

Маргелан, Ярмазар. . 262.000 „ „ + 22.000 »*

Ходжент. ...................................................... 131.000 „ + 1.000 »

Итого . . 2.897.720 центнер, пшеницы + 216.000 тилла


(денег) * = около 1.700.000 немецких марок.
Однако, несмотря на все это, узбеки, смешиваясь с
таджиками, постепенно утверждаются как господствую­
щее племя не только в качестве феодалов, но и в качест­
ве торговой и духовной аристократии. К ним переходит
руководство хозяйственной, политической и религиозной
жизнью Туркестана. „Составляя около '/г всего местного
населения (перед русским завоеванием), будучи по пре-
46
имуществу земледельцами и садоводами, сарты (про­
дукт ассимиляции узбеков с местным оседлым населени­
ем) в то же время уже держали в своих руках наиболь­
шую часть местной промышленности и торговли. Вместе
с тем в их же руках находился и камертон местной му­
сульманской духовно-нравственной жизни (не исключая
и духовной жизни кочевников), ибо преимущественно из
их же среды, кроме длинной вереницы лиц, составляв­
ших правящий класс, выходили также и казни (народ­
ные судьи), и ишаны (монахи), руководившие помысла­
ми многих десятков (если не сотен) тысяч своих „мюри­
дов“, и учителя местных мусульманских школ, и „има­
мы“, настоятели мечетей, и, наконец, шумный рой тех
мусульманских книжников „улема“, которые -всегда
играли очень крупную роль в духовно-нравственной жиз­
ни туземного общества“ ').
Узбеки — последние завоеватели. Из трех коренных
пародов Туркестана (включая сюда киргиз и туркмен)
они обнаруживают наибольшую культурную устойчи­
вость и способность развиться в „капиталистическую на­
цию“ еще до русского завоевания. Осев на землю, они
ассимилируют все другие племенные элементы земле­
дельческого населения и подчиняют своему влиянию ко­
чевников.
Историческое развитие Туркестана до русского завое­
вания объясняет прочность феодально-патриархальных
отношений среди народов, его населяющих, а также и
устойчивость религиозного мировоззрения Ислама. Не­
прерывный прилив и отлив народов, постоянные столкно­
вения между кочевыми и земледельческими племенами,
условия оазисного хозяйства,— все это должно было вес­
ти к укреплению политической системы феодализма и
упрочению политической и социальной религии восточ­
ного феодализма — Ислама.1

1) В. Н а л и в к н н . Туземцы раньше и теперь, 1913 г., стр, 6.

47
III. ТУРКЕСТАН — КОЛОНИЯ
„Историческая роль России,— писал еще в 1914 году
„ученый“ лакей дома Романовых П. Мигулин,— нс в
эКсплоатации густонаселенных богатых стран, а в засе­
лении пустых областей Востока и приобщении к евро­
пейской культуре малочисленных и полудиких народов
Востока“ 1). Если в передовых капиталистических стра­
нах империализм вырос на почве капиталистического
перепроизводства, то в отсталой России он явился пря­
мым продолжением эпохи первоначального накопления.
Развитие капитализма стимулировало, подтолкнуло впе­
ред и расширило завоевательную политику 'дворянско-
помещичьего самодержавия, для которого стало еще
более ясным, чем раньше, что отсрочить внутренний кри­
зис и ослабить его остроту оно может лишь путем рас­
ширения хозяйственной территории, лишь путем расши­
рения— внешними средствами — сферы эксплоаташш
для отечественного капитализма. Недаром же Энгельс
назвал Россию „владельцем огромного количества укра­
денной собственности“. Колониальная политика царской
России была не результатом капиталистической конку­
ренции, но средством избегнуть этой капиталистической
конкуренции. И именно на Востоке, то есть там, где ома
меньше всего могла бояться этой конкуренции, Россия
соперничала (около сотни с лишком лет) с другим круп­
ным колониальным собственником, Англией, которая
также не торопилась здесь приобщать „дикие (!) и ма­
лочисленные (!?) народы“ к благам промышленной ци­
вилизации. Основным побуждением для участия России
в империалистической войне 1914—1918 гг. был опять-*)

*) „Новый Экономист“, 1914 г., № 45.

48
таки спор с немецким империализмом из-за Малой Азии.
И Туркестан был завоеван в собственность, с одной сто­
роны, как этап па пути в Индию, с другой же стороны,
сам но себе „для русского правительства он представлял
двоякий интерес: 1) с точки зрения финансовой полити­
ки к а к и с т о ч н и к г о с у д а р с т в е н н ы х д о х о ­
дов и как новый рынок для ' п р о д у к т о в
в и у т р е н н е г о - п р о и з в о д с т в а , и 2) с точки зрения
колонизационной политики, к а к н о в а я о б л а с т ь
для п е р е м е щ е н и я и з б ы т к о в н а с е л е н и я из
ц е н т р а л ь н ы х г у б е р н и й “ 1). В 1864 году были
захвачены Туркестан, Чимкент, Аулис-Ата, в 1865 —
Ташкент, в 1867 была •образована Семиреченскэя об­
ласть, в 1868 г. занят Самарканд, в 1876 г.— Ферганская
область, в 1884 г.— Мерв. Первоначально русский захват
носит почти исключительно характер военной оккупации:
Наш тогдашний уездный начальник (не говоря уже о
военном губернаторе), строевой офицер, случайно и то
лишь по необходимости превратившийся в администра­
тора, снабженный тогда относительно широкими полно­
мочиями, в глазах народа всецело являл собой прямого
заместителя „бека“, или „хакима“, ханских (!) времен.
Население, веками привыкшее подчиняться грубой силе,
б о я л о с ь уездного начальника“ *2). Это свидетельство
живого участника русского завоевания станет более по­
нятным, если вспомнить, с помощью какого кровавого
террора совершалось это завоевание. Завоеватели пре­
вратили Туркестан в свою вотчину. Первое время коло­
низация Туркестана русскими пришлыми элементами
происходит очень медленно и незаметно. В Семиречье с
1868 по 1883 год было образовано всего 35 русских се­
>) „Приложение к отчету по ревизии Туркестанского крап, про­
изведенной по высочайшему повелению сенатором гофмейстером
графом К. К. Паленом. Материалы к характеристике народного хо­
зяйства в Туркестане“, часть I, отдел I. Введение, стр. 3.
2) Н а л и в к и и. Туземцы, стр. 66.
49
лений, с водворением в них около 2.500 семей, преиму­
щественно уроженцев Воронежской губернии и Украйны.
На каждую мужскую душу отводилось 30 десятин удоб­
ной земли, из которых 15 отводилось в запас в расчете
на прирост населения. Новоселы освобождались от всех
податей и повинностей на 15 и 25 лет. Выдавались и
ссуды до 100 рублей па семью. За этот же период в Се­
миречье к городам было приписано около 190 купечес­
ких и 1.400 мещанских семей. Число русских поселений
к началу второго десятилетия XX века выражалось в
326 поселков с 28.500 душ обоего пола. С русским город­
ским населением это составляло меиее полумиллиона
душ на весь край к тому времени. Тем не менее дело не
в этой, сравнительно незначительной, цифре. Приход
русских в Туркестан вызвал настоящую'Революцию в его
хозяйственных отношениях. Переломным -моментом в
этом отношении служит сооружение Закаспийской же­
лезной дороги (участок от Кызыл-Арвата до Чарджуя
был построен в 1886 году, Самаркандский участок был
закончен в 1888 году, открытие движения до Ташкента
и Андижана состоялось в 1899 г.) и начало посевов аме­
риканского хлопка. В 1884 году им было засеяно 300 де­
сятин, в 1886 г.— 12.000, в 1890 г. уже 58.859 десятин.
В 1899 году по Среднеазиатской железной дороге было
перевезено 442.900 пассажиров и 23.262.556 пудов грузов
малой скорости, в том числе хлопка 5.241.291 пуд. В 1909
году число перевезенных пассажиров увеличилось до
2.981.953,- а количество грузов малой скорости до
69.873.364 пуда, в том числе 11.883.596 пудов хлопка1).
С развитием денежного хозяйства . и торгового обмена
происходит и рост городов. Вот табличка, указывающая,
на какой процент увеличилось городское население по
сравнению с сельским по данным переписи 1897 года и
1907 г.:
/
О М а с а'л.ь с к и й. Туркестанский край (Россия, том XIX).
50
Городское население Сельское Вообще
с 1897 по 1907 гг.

)) С е м и р е ч ь е ...........................на 45,30% на 5,55% на 8,08%


,, З а к а с п и и ............................. 26,32% „ 4,62% „ 16,19%
,, Самаркандской области. „ 30,90% „ 22,54% „ 24,00%
,, Сыр-Дарьинской обл. . . „ 23,28% „ 21,30% „ 21,64%
г Фергане . . . . . „ 49,27% „ 10,90% „ 15,10%
В сего .. . . на 30,51% на 15,78% па 17,90%

Из этой таблички видно, что при общем приросте на­


селения в 17,19% сельское население увеличилось только
ра 15,78%, т.е. относительно и абсолютно уменьшилось,
городское же увеличилось почти на Уз своего состава.
Развитие фабрично-заводской промышленности в
Туркестане по данным „Вестника Финансов и Промыш­
ленности“ (№ 23, 1912 г.) к 1912 году исчислялось в
следующих размерах:

тельность на
Производи­

в рублях
Число Число Пронзпод-
ОГ»ЛАСТ И фабрик рабочих стяо п тыся­
чах рублей 1 жит.

Закаспийская . . '. 19 970 2.634,3 0,5


Самаркандская. 68 1.331 6.024,4 4,9
26 646 1.158,0 0,9
Сыр-Дарьннская 127 2.613 7.179,7 3,7
Ферганская . . . . 147 6.452 61.516,9 31,0

Всего . 387 12.012 .78.513,3 11,6

Итого по „Империи“ 19.833 2.168.850 4.581.515,8 —

Процентное отношение 1,71% —


Туркестана . . . . 1,95% 0,55%

51
В. Заорская н К. Александров в своей работе „Про­
мышленные заведения Туркестанского края» (1915 г.)
расценивают (по обследованию 1913 г,, без Закаспня)
число фабрично-заводского пролетариата значительно
выше, в 20.925 человек. По их данным „к а ж д ы е 2 т ы-
с я ч и населения Туркестанского края должны выделить
из себя с е м е р ы х рабочих, идущих на завод“. Они же
-дают очень интересные цифры о густоте промышленной'
сети по ‘областям: в Фергане один завод приходится на
250 квадратных верст, в Самаркандской области на 627
квадратных верст, в Сыр-Дарышской на 1.648, в Семи-
реченской (по 3 уездам) на 1.805. Роль Ферганы, как'
плантации хлопка, в хозяйственной жизни Туркестана
здесь подчеркнута с разительной выпуклостью.
К началу второго десятилетня XX столетия торговые
обороты Туркестана достигали приблизительно 320,5
миллионов рублей, из которых на вывоз товаров из об­
ластей приходилось до 140,5 милл. руб. и на ввоз до
180 миллионов рублей. По областям эти цифры распре­
делялись таким образом:
Вывоз Ввоз Оборот
Сыр-Ларышская . до 20 милл. руб. 55 милл. руб. 75 милл. руб.
Самаркандская . „ 18 , . 45 „ 63
Ферганская . . . . . 70 , , 50 , , 120
Семиреченская . 20 . 15 , ,. 35
Каспийская...........12,5 „ , 15 , . 27.6

Торговые обороты с Европейской Россией и Кавка­


зом выражаются в общей сумме 54,5 миллиона пудоіь
из которых на ввоз по Среднеазиатской железной до­
роге падает 14,7 миллиона пудов и по Ташкентской"
11,8 милл. пудов, а на вывоз по Среднеазиатской"
13,5 милл. пуд. и по Ташкентской— 14,5 милл. пуд.1)'•)

•) Данные Сыр-Дарьинского областного статистического коми­


тета.
52
Колониальный захват Туркестана русскими насиль­
ственно подвигнул вперед переход коренного населения
от феодализма и феодально-патриархального быта к
торговому капитализму. Естественно, что особенно бы­
стро и резко этот процесс пошел в Фергане, еще н до
завоевания, во времена Кокандского ханства, бывшей
самой развитой областью Туркестана. Об этом росте
капитализма в Фергане свидетельствует нижеприводи­
мая таблица, составленная по данным о выборке про­
мысловых свидетельств по области. Данные эти совер­
шенно неопровержимо устанавливают концентрацию как
торговых, так и промышленных предприятий за сравни­
тельно короткий промежуток времени, несмотря на то

А. Торговых
предприятий В 1004 Г. В 1905 г. В 1900 г. В 1907 г. В 1903 г.
было:
1 2 3 4 5 0

1 разряда (оп- 48 47 46 44 58
товой торгов­
ли) . . .
II „ (рознич­
ной) . . . 747 743 *743 815 853
III „ (мелоч­
ной) . . . 5.995 5.844 5.731 6.239 6.088
IV „ {мелочной
торговли из
небольших
помещений
только неко­
торыми това­
рами) . . . 19.742 18.872 18.718 18.767 17.263
V и VI разряди
(развозный
и разносный
торг) . . . 20 19 8 32'
Итого . . . 26.512 25.525 25.246 25.897 24.283
:і \ г. С
. 2

Б. Промышленных
предприятий:
I разряда (от
200 и выше
рабоч.) . —“ 1 1 104
IV „ (от 25
до 200 ра­
боч.) . . . 84 89 86 88 104
V „ (от 10
до 25 ра­
боч.) . . . 43 41 45 38 45
VI „ — . . 17 11 9 10 45
VII „ - , . 51 32 30 32 39
VIII „ (от 2 до 4
„ рабоч.) . 949 895 848 . 793 754

Итого . . . 1.144 1.068 1.019 Л62 949

В. Свидетельств
для личных
промысловых
свидетельств
выдано . . . 1.648 1.556 1.477 1.085 1.055

Всего выдано
документов 29.304 28.149 27.742 27.944 26.236 Ы

что и этот промежуток времени входит и бурный период


1905—1907 гг.
Основой торгового капитализма служит хлопковод­
ство. Перед самостоятельным производителем, до сП*
пор работавшим только на удовлетворение потребностей
своей семьи, открывается рынок, который сразу же при­
ковывает к себе все его помыслы и интересы. Торговые
представители, комиссионеры и посредники М О С К О В С К И Х
і) Материалы (ревизии сенатора Палена), ч. I, отдел Iі-
стр. 384—385.* .
54
хлопчатобумажных фирм появляются в заброшенной
«..гране и захватывают в свои хищные руки все нити ее
хозяйственной жизни. Первоначально они действуют
через туземных скупщиков, собирая хлопок-сырец
исключительно для вывоза и обработки его на русских
фабриках. Лишь позже уже на месте вырастают хлопко­
очистительные заводы и, внедряясь в поры туземного
общества, создают вокруг себя новую экономическую
среду.
Если первоначальным завоевателем Туркестана выс­
тупает уездный начальник, то с течением времени его
фигура заслоняется более хищным и ловким представи­
телем господствующей нации, проводником господства
великодержавного капитала — торговым комиссионером.
Этот проникает глубже'полицейского ока, грабит систе­
матичнеє обыкновенного казенного взяточника, душит
упорнее, чем простой Угрюм-Бурчеев. Т о р г о в ы й к о­
м и с с и о н е р в Туркестане — это подлинный рыцарь
эпохи первоначального накопления. Старая казенная
статистика Туркестанского края вполне основательно
выделяет о с о б о эту категорию лиц. „С утверждением
в крае русского владычества и с развитием там к р у п ­
ной торговли и промышленности,— повествуют „Мате­
риалы к характеристике народного хозяйства в Турке­
стане“, собранные ревизией царского сенатора Палена,—
возникли и личные промысловые занятия. В настоящее
время .{1911 год) контингент лиц, посвящающих себя
этого рода занятиям в коренных областях края, доволь­
но велик. Состоит он п р е и м у щ е с т в е н н о из р у с ­
с к и х и е в р о п е й ц е в в о о б щ е , армян, татар,
пришлых и туземных евреев, туземцев же, занимающих­
ся личными промыслами, мало, как и владельцев круп­
ных торговых и промышленных предприятий из среды
туземцев также пока еще мало“ *). Вот цифры:

О „Материалы“, часть I, отдел II, стр. 341.


55
ё , «=■_ ? Й Приклзчи-
г * иоп
ОЯ .4 Л с, т и У о о ев 5-
У. н з ®а го ы « ез Всего
*— илпе­ клас­
о л : н ин Й
5ЛО.О ао'
йса” га. са.

Сыр-Дарышская 74 7 988 494 1.563


Самаркандская . 24 — 300 242 566
Ферганская . . . . 169 24 752 645 1.568
Семиреченская . 5 — 785 352 1.142

Всего . . 272 31 2.725 1.753 4.839

Следует к слову сказать, что название '„приказчик“


малопригодно для обозначения характера деятельнос­
ти этих „рыцарей промышленности“: по своему социаль­
ному положению они больше подходят к типу всесильно­
го „приказчика“ дворянского поместья крепостных вре­
мен, чем к типу обыкновенного пролетария прилавка. На
следующей, низшей ступени социальной лестницы стоит
т у з е м н ы й т о р г о в ы й п о с р е д н и к — б а й . Он
скупает то сырье, которое в оптовых размерах собирает
европейский комиссионер. Со скупкой он связывает н
целый ряд ростовщических операций, ссужая дехкана н
деньгами и.„натурой“.
Развитие хлопководства в высшей мерс содействова­
ло увеличению власти байского элемента. Хлопковые по­
севы вытеснили хлебные посевы и тем самым нарушили
естественное равновесие натурального хозяйства, сделав
нужду в хлебе постоянной. Одновременно с этим возрос­
ла и нужда в деньгах, и одной из причин этого было то,
что хлопководство принадлежит к числу интенсивных
культур. „Хлопковая горячка“ создала нехватку рабо-
56
чих рук н взвинтила заработную плату, между тем хлоп­
ковод-дехкан, в условиях поливного земледелия, когда
зачастую в жаркую пору вода отпускается из арыка
лишь на полчаса, на час, не может обойтись без наемно­
го батрака. Нужда п деньгах и в хлебе открыла широкий
простор ростовщической деятельности баев.
„Казалось бы, что ввиду ценности хлопка и его обес­
печенного сбыта хозяйственное положение рядового дех­
кана должно было бы улучшаться, на самом же деле
чаще приходится видеть и слышать лишь отрицательные
стороны его. Так, наир., в волостях Кувинской, Шари-
ханской и Ассакинской (Скобелевского уезда), Курган*
Ленинской, Анмской и Хакентской (Андижанского уез­
да), где культура американского хлопчатника особенно
развита, рядовые земледельцы в настоящее время вла­
деют от 1 до 12 таиапов искусственно орошаемой земли,
чего для ведения нормального хозяйства далеко недос­
таточно. Причиною такого малоземелья является, конеч­
но, не культура американского хлопчатника, а тот хищ­
нический способ выдачи задатков под его урожай комис­
сионерами, чистачами и т. д., способ, который довел
трудящийся класс до крайней задолженности и обедне­
ния. Не учитывая будущих событий, трудящийся класс
охотно брал деньги под хлопок и расширял его посевную
площадь и сокращал под продукты первой необходимос­
ти, цены на которые нс замедлили подняться, конечно,
искусственно и теми же лицами, кои снабжали население І
деньгами под хлопок. Таким образом, получая прибыль 1
на нервом, население в то же время переплачивало на
втором, увеличивая каждогодно свою задолженность“ ').
Таково официальное мнение, высказанное на совещании1

1) „Мелкий кредит и Туркестане“. Труды совещания инспекто­


ров мелкого кредита Закаспийской, Самаркандской, Сыр-Дарыш-
скои и Ферганской обл. п г. Самарканде 12—20 мая 1915 г„
стр. 111 —112.
57
инспекторов мелкого кредита: российский капитал, по­
мимо собираемой им самим дани, еще увеличил и клас­
совую кабалу внутри туземного общества. Это подтверж­
дается и весьма наглядным фактом. До войны разница
между осенними и весенними иенами на хлеб и некото­
рые другие сельскохозяйственные продукты каждый год
достигала 50 процентов. Секрет этой загадки очень прост. ,
Осенью, для удовлетворения своих неотложных нужд,
земледельческое население должно было продавать весь
свой урожай. Весною ему приходилось продавать рабо­
чий скот й предметы своего домашнего обихода, чтббы
покупать хлеб и семена для посева.
Ростовщическая, посредническая деятельность подни­
мает из среды местного населения н о в ы й с л о й к р у п-
н ы х з е м л е в л а д е л ь ц е в б у р ж у а з н о г о т ипа.
Пример — Фергана.
„Увеличение населения в Фергане со времен завоева­
ния этого края привело к постепенному дроблении)
бывших в свое время крупных землевладений на болес
мелкие участки. Сельскохозяйственная культура на ис­
кусственно орошаемых землях этого края, требуя огром­
ного количества труда, требует в то же время от работ­
ника и соответствующего внимания, мыслимого лишь
при любви к делу, когда работник вполне заинтересо­
ван в результатах своего труда. В частности же, при
высоконптенспвнон культуре хлопка сельскохозяйствен­
ные условия края являются настолько своеобразными,
что крупные землевладения, как доказано опытом, не­
смотря на самые крупные затраты, редко выдерживают
дальнейшее свое существование. Поэтому-то более круп­
ный землевладелец этого края не находит для себя вы­
годным обрабатывать всю принадлежащую ему земли)
своим инвентарем и оборотным капиталом, а предпочи­
тает сдать ее более бедным земледельцам (каранда, чай-,
рпкерам) из части.
58
Принимая во внимание ту же своеобразность условий
сельского хозяйства, можно было бы считать мелкое
хозяйство, а вместе с тем и мелкое землевладение,
нормально обычным, но существующая т р и д ц а т и л е т-
н я я си с те м а с к у п к и х л о п к а ч е р е з п о с р е д ­
ничество кулаков-туземцев с по с о б с т в о в а -
а д а л ь не ище му дроблению землевладе ­
ний, вредно отозвавшемуся на благосостоянии мелкого
собственника и главного производителя - хлопка,— с
одной стороны, и в то ж е в р е м я п о в л е к л а з а с о ­
бою, к а к р е з у л ь т а т п о с л е д н е г о , — к о н ц е н т ­
р а ц и ю з е м е л ь в о д н и х р у к а х , — с другой. Бла-
I шаря вышеизложенным и многим другим условиям
создалось несколько типов земледельцев-дехканов, а
именно: почти все крупные землевладельцы, в исключи­
тельных случаях обрабатывая незначительную часть
собственной земли личным трудом, остальную сдают нс-
гюлу, средние землевладельцы, за редкими исключения­
ми, обрабатывают сами; более же мелкие землевладель­
цы, которые доходностью от своей земли уже не могут
существовать, работают на землях крупных и средних
землевладений из части, в качестве чайрикеров, а в го­
ды, следующие неблагоприятным по урожайности,— от­
хожим промыслом и, наконец, безземельные и обезземе­
ленные дехканы, за исключением чайрикеров, составля­
ют уже,кадр чернорабочих, обрабатывающих земли по
найму“ 1).
Такую же картину представляет и сартовское хозяй­
ство Сыр-Дарьинской области „Подразделяя все сартов-
сксе население па наиболее состоятельных хозяев, сред­
них и бедных, к первым нужно отнести таких, у которых
собственной земли имеется до 10 десятин, 4—б пар рабо­
чего скота, не менее 3—4 лошадей и до 6—8 коров. Такие
хозяева обыкновенно держат не менее 3—4 работников,

') „Мелкий кредит и Туркестане“, стр. 53.


59
засевают до ста и более иудой пшеницы и столько же
хлопка. Хозяев с таким имущественным положением и
указанными размерами посевов в среднем до одной пя­
той всего населения. Хозяева средней состоятельности
имеют собственной земли до 0 десятин, от 1 до 3 пар во­
лов, не менее 2 лошадей, и засевают до 60 пудов пшени­
цы п пудов 20—30 хлопка. Беднейшие хозяева при налич­
ности собственной земли от '/с (1 танапа) до 1—2 деся­
тин имеют самое большое 1—2 головы рабочего скота и
засевают самое большее 20—30 пудов пшеницы и пудов
до 10 хлопка; встречаются и такие хозяева, которые со­
вершенно не имеют рабочего скота“1).
„Труды совещания инспекторов мелкого кредита“ да­
ют очень точную характеристику байской, денежно-рос­
товщической и земельной аристократии. «Бай» это не
просто «богатый человек». У нас (!) свойство богатого
человека не предопределяет каких-либо резко отличи­
тельных особенностей характера или общественного по­
ложения, не заключает, само но себе, указания на не­
пременную роль в хозяйст венных отноше­
н и я х д е р е в н и. Нс то здесь. Надо знать, в какой не­
вероятной цене здесь стоит о б л а д а н и е какой-либо
свободной от немедленного поглощения хозяйством или
торговлей н а л и ч н о с т ь ю д е н е ж н ы х с р е д с т в .
Многие и многие причины, выросшие и из прошлого
высасывания ханской администрацией всех жизненных
соков, здешних хозяйств и из хозяйственных условий
позднейшего времени (то есть в том числе и из после­
дующего высасывания жизненных соков русским поли­
цейским аппаратом и капиталом!— Г. С.), усиливших
требование затрат на ведение хозяйства, привели к тому,
что нужда в деньгах пропитывает все чаяния земледель­
ца, ремесленника, торговца. Поэтому здесь создалась та-

') «Мелкий кредит в Туркестане», стр. 35.

60
кая благоприятная п о ч в а д л я н е в е р о я т н о й па-
ж ив ы скупщиков сельскохозяйствен иых
п р о д у к т о в ; поэтому здесь торговец нс видит смысла
своей торговли, если не наживает в ней «рубль на рубль»,
так что дорогие цены в торговых заведениях Туркестан­
ского края приобрели широкую известность; отсюда же
рождается и невероятно высокий процент ссужаемых
капиталистами денег. Ясно, что при таких условиях об­
ладание деньгами может создать исключительное влия­
ние баю среди туземцев. Поэтому слово «бай» здесь то­
ждественно со словом «ростовщик», без всякого, впрочем,
оскорбительного ,оттенка этого последнего слова. Наобо­
рот, слово «бай» непременно означает в то же время ,н
"почтенный человек».. И, наконец, в нем же заключается
п смысл, выражаемый нашим словом «влиятельный,
сильный человек». Так как в туземной среде чрезвычай­
но выгодны административные выборные должности
волостных управителей дум (сельских старост) и т.д.,
также должности казнев (народных судей), то достают­
ся они только за большие деньги; а так как деньги при­
надлежат баям, то и должности эти, очевидно, могут
быть занимаемы только баями. Отсюда то явление, что
класс выборных д о л ж н о с т н ы х лиц у ту­
з е мц е в л ибо с о в м е щ а е т с я с г р у п п о й баев,
л и б о н а х о д и т с я с н и м и в о т н о ш е н и я х тес-
н о и у п и и. В громадном большинстве случаев принад­
лежность к группе баев является н а с л е д с т в е н н о й ,
причем корни этой наследственности протягиваются
большей частью к какому-либо предку, занимавшему
административную должность, которая и дала возмож­
ность заложить «фундамент» богатства. Поэтому в среде
баев и замечаются некоторые признаки к а с т о в о г о
характера. Наследственная привычка увеличивать свое
богатство грабежом населения настолько укоренилась в
этой касте, что представители ее не в состоянии понять
С.І
никакого своего действия без возможности поживиться
за счет «фукаре» (бедноты)“ *).
Развитие хлопководства вызвало резкое классовое
расслоение в мусульманской деревне и старом городе,
выдвинуло байскую аристократию в качестве проводни­
ка торгово-ростовщического капитализма и установило
диктатуру российского великодержавно­
го к а п и т а л а над хозяйственной жизнью туземного
общества. Это констатируется и официальными источни­
ками. „Торговля хлопком в Среднеазиатском районе, а,
следовательно, косвенным образом н все хлопководство,
находится в руках нескольких крупных фирм и предста­
вителей бумагопрядильной промышленности России.
Самая скупка хлопка производится целой армией
посредников, частью агентов хлопкоочистительных заво­
дов, частью мелких торговцев, скупающих сырец и затем
продающих его в очищенном виде („чистачи“). Чтобы
обеспечить себя получением необходимых, по их расче­
там, частью уже наперед запроданных партий хлопка,
крупные фирмы прибегают к выдаче населению задатков,
или ссуд, иод посевы хлопка. Само собою понятно (!),
что хлопковые фирмы не могут выдавать эти задатки и
ссуды населению из 45%, сами кредитуясь (?) из 9—
10%, и поэтому должны насчитывать для туземцев 12%
на выдаваемые деньги. Посредники, получая сами день­
ги по 12%, раздают их земледельцам под 40 и более
процентов. Задолженность Ферганы хлопковым фирмам,
по свидетельству кокандского биржевого комитета, за
сезон 1908 г. составляла с в ы ш е п о л у т о р а ми л л и -
о н а, и при этом, по свидетельству того же комитета,
только 20 % в с е й з а с е в а е м о й в о б л а с т и пло­
щ а д и могут быть обсеваемы собственными средствами
туземцев-земледельцев, а „остальное количество может
быть засеяно лишь при помощи ссуд“ *2).
О „Мелкий кредит и Туркестане“, стр. 62—63.
2) „Материалы“ (ревизии Палена), ч. I, отд. II, стр. 83, 85.
62
Может ли что-либо быть откровеннее этого призна­
ння?! 80% посевной площади обсеваются хлопком под
ссуду, в то время как посевная площадь хлопка в Ферга­
не составляет к этому моменту 29,5% всей посевной пло­
щади! Какое же нужно еще доказательство диктатуры
российского капитала?
Во что обходится местному дехкапству эта диктату­
ра, видно из сравнительной статистики цен в 1885 и 1903
году (в рублях) — см. табл, на стр. 64.
Увеличение цеп, вздорожание — в 2, 3, 4 н 5 раз!
И при этом все же рабочие руки дорожают медленнее и
меньше, чем предметы первой необходимости.
„Хлопковая горячка“ (до войны) охватывает не одну
только Ферганскую область. Увеличение посевов хлопка
с 1908 по 1913 гг. распределяется по областям так:
По Ферганской области . . . . . . . . 44%
„ Сыр-Дарьинской о б л а с т и ........................ 210,8%
„ С ам ар к ан д ск о й ........................................... 46,5%
Однако в Фергане хлопок г о с п о д с т в у е т над
всем. Он служит основой промышленного производства.
Обработка различных продуктов хлопка занимает 60%
всех рабочих Ферганской области, 80% всех механиче­
ских двигателей, потребляет 80% всего топлива, 94%
всего сырья и дает 92% общей суммы областного произ­
водства1). Связь хлопкоочистительных заводов с важ­
нейшей отраслью местного сельского хозяйства должна
была делать его особенно доступным для пролетаризи­
рованного населения деревни, и вот мы видим, как
к л а с с о в о е н е р а в е н с т в о ме . жд у н а ц и я м и
п е р е н о с и т с я и в о б л а с т ь промышле нное -
т и. „Контингент рабочих, занятых в фабрично-завод-*)

*) „Промышленные заведения Туркестанского края“, В. З а о р


с к а я н К. А л е к с а н д р о в .
СЗ
• 1 М ар гела н-
ск и й уезд

Четверть пшенич-
ной муки
6,60—11,0
1 пуд ячменя . .
0,30—0,9
100 снопов лю-
церны . . . .
2,08—9,43
Четверть риса. .
4,69—21,40
1 пуд джугары
0,30— 1;0
1 пуд баранины
2-го сорта
1,76— 3,40
I пуд бараньего
сала . . . .
4,27—6,0
1 саж. дров (то-
полевых) . . .
3,40— 6,5
Поденная плата
пешему рабо-
1 ода— о.
К окандскнй Н ам анган- А ндиж ан­ О ш ский
уезд скнй уезд ски й уезд уезд

'
4,20—11,30 4,93—11,35 3,11 — 11,23 3,20— 9,67

0,28— 0,91 0,34— 1,11 0,29— 1,04 0.30—

1,80— 8,10 2,79— 8,05 1,57—11,17 1,59— 8,45


5,03—23,7 5,73—22,3 4,05—20,78 3,70—21,47
0,27— 1,0 0,46— 1,14 0,29— 1,04 0,31— 1,00

1,95— 3,3, 2,90— 2,7 1,75— 3,03 4,87— 2,63

4,17— 6,6 4,30— 5,9 3,72— 8,1 3,74— 7,03

3,00— 6,78 2,31— 6,6 3,33— 8,0 3,55— 5,52

V — ол ^ 0 ,4 0 — 0 ,0 4 1 0 ,0 4 — \,0 8 0 .0 4 — 0 ,8 0
СКой промышленности коренного Туркестана, состоит из
■"едующих 2 категорий, далеко неравных по численнос-
г- ИЗ н е м н о г о ч и с л е н н о г о п е р с о н а л а тех-
и чос к и п о д г о т о в л е н н ых м а с т е р о в и' глав-
|( ,лх р а б о ч и х , с о с т о я щ е г о из л и ц р у с с к о г о
пообще е в р о п е й с к о г о п р о и с х о ж д е н и я , и
, 'асти ИЗ туземцев, вышедших из среды простых рабо-
, х и усвоивших технические приемы того или ИНОГО
производства, и из м н о г о ч и с л е н н о г о сравнитель-
' пе рс о нал а второстепенных, низ ших
3 ° ° ЧИ*, с о с т о я щ е г о , главным образом, и з ту-
Хож 11 е В н небольшого числа лиц европейского проис-
Раб еИИЯ’ преимущественно подростков. Контингент
Ил. ° ,,Пх первой категории, водворившихся в крае более
к 1 Менее прочно, крайне ограничен, а пополнение его
Пря ЭМИ Раб°™х из внутренних местностей империи со-
^ Же,1° для владельцев промышленных предприятий с
ка; ьшими затруднениями. Поэтому рабочие указанной
болег°Рии отличаются высокой расценкой .своего труда и
Па^ее иыеокими требованиями по отношению к хозяе-
„ ’ в результате чего нигде, быть может, в империи
^Д ел ьц ам и не сделано рабочим в последние' годы та-
УстУпок, как здесь: рабочее время сокращено до ми­
ров яЛ1>ИЫх размеров (в большинстве случаев до размс-
прл ”"Часового рабочего дня), право на полный отдых в
Эпичные дни и частичный отдых в предпраздничные
Дщ °ЛЬзовано в самом полном объеме, пользование ме-
татИИСК° ” помощью за счет хозяев, плата за незарабо-
рас,1Ь1° Дни в случае внезапного, без предупреждения,
Чйл**а хозяевами, и т. п. стороны рабочего быта полу-
р в значительной степени свое осуществление.
Ияют 0ЧИе жс ВТ0Р°й категории, кадры которых попол-
бе31 Ся преимущественно многочисленным контингентом
1отс Мсль“ Ых и вообще малоимущих туземцев, отлича-
нцчо Пизк°и сравнительно расценкой своего труда, огра-
■нностью своих притязаний на праздничный отдых и
1127 65

I:
крайней Нетребовательностью по отношению к хозяе­
вам“ 1). И понятно почему: тогда как туземный чернора­
бочий пролетариат все время испытывает давление из­
бытка рабочих рук, образующегося в земледелии, евро­
пейская рабочая аристократия застрахована от этого
самим своим положением в производстве. На 1908—1910
года такса средней поденной платы чернорабочим была
установлена следующая: для Сыр-Дарьинской области
взрослым мужчинам свыше 17 лет — 80 к., подросткам
от 15 до 17 лет — 60 коп. и малолетним от 12 до 15;лет —
50 коп.; женщинам в той же градации — 70 коп., 45 кон.
и 35 коп.; для Ферганской области — взрослым мужчи­
нам в городах 80 коп. и в кишлаках — 70 кон., женщи­
нам взрослым 40 коп. и подросткам 20 коп. Средняя
годовая сумма заработной платы*2):
в Фергане равнялась . . . : . 177 руб. 30 кон.
„ Сыр-Дарьинской области . . . 152 „ 20 „
„ Самаркандской „ . . . .' 137 „
Между тем в предприятиях, подчиненных надзору
фабричной инспекции в России, за пятилетие с 1901 года
средняя плата составляла 200 руб., а в 1906—1907 гг. в
среднем 244 рубля 3):
Органический состав капитала, -процентное отноше­
ние постоянного капитала к переменному изображает
следующая сводка4):

1) „Материалы" (ревизии Палена), ч. I, отд. II, стр. 332—333.


. 2) В. З а о р с к а я и К. А л е к с а н д р о в , цит. сочинение,
стр. 56.
3) К. А. П а ж и т н о в. „Некоторые итоги и перспективы в об­
ласти рабочего вопроса в России“.
*) З а о р с к а я и А л е к с а н д р о в . Цит. соч., стр. 41.
66
Название расходов % к общи м нздерж-
в рублях нам
Заработная плата. 3.759.940 3,1%
Расходы в пользу
рабочих . . 119.329 0,1 „
Сырой материал . . 105.051.400 87,6 „
Топливо . . . . . 1.439.222 1,2 „
Все прочие расходы. 9.518.248 8,0 „

Всего издержек
производства 119.888.139 100%
Низкий процент расходов на заработную плату по
сравнению с.затратами постоянного капитала-здесь ни­
коим образом не служит показателем технического про­
гресса, но является результатом специфических условии
хлопкового производства, где сырье составляет главный
расход капитала, рабочие же получают гроши. В общей
картине промышленного производства Туркестана об­
работка волокнистых веществ занимала главное место,
и это опять-таки должно было обусловливать' господст-
Название сводных групп Число Число Сумма
заведений рабочих производства
(рубли)
По обработке волок-
чистых веществ 262' 12.427 101.904.936
По обработке ме- К
таллов . . . 14 421 КГС 786.795
По обработке пита- о
тельных веществ 226 5.111 иси 26.399.517
Прочие произвол-
с т в а ........................ 200 2.966 4.795.530

Итого . . . . 702 18.925 133.886.778


з 67
во русских на верхах и низкий жизненный уровень ту­
земных рабочих масс в промышленности Туркестана
в о о б щ е . На стр. 67 мы помещаем соответствующие
цифры1).
• Характерно распределение фабрично-заводского про­
летариата по национальному составу. Из общего числа
русских 22,8%, сартов (узбеков) 60,7%, киргизов 4,5%,
таджиков 5,5%, кашгарцев, таранчинцев, дунган 1,4%,
других пришлых 5,1 % *23). 22,8%— это русская рабочая
аристократия. На железной дороге, обслуживаемой бо­
лее квалифицированными профессиями, состав рабочих
и служащих распределялся так: русские — 80,7%, му­
сульмане— 14,6%, поляки — 2,6%, немцы — 0,8%, армя­
н е —0,7%, евреи—0,2%
Служба на железной дороге, сопряженная с рядом
жизненных удобств (казенная квартира, возможность
обзаведения домашним хозяйством и т. д.), была таким
образом почти исключительно национальной привилеги­
ей русских, так как 14,6%, падающие'на мусульман, от­
носятся к категории чернорабочих.
Российский капитализм не создал в Туркестане круп­
ной промышленности. „Промышленная революция“ тут
произошла только в форме развития посевов американ­
ского хлопка. Из „оазисно-территориального тюркского
хозяйства“ Туркестан превратился в х л о п к о в у ю
п л а н т а ц и ю р о с с и й с к о г о к а п и т а л а . На этом
развитие остановилось. Российскому капиталу необходи­
мо было освободиться от „засилия“ иностранного сырья,
и этого он добился: в 1870 году Россия потребила
2.605.828 пудов иностранного хлопка и 194.597 пудов

’) В. З а о р с к а я и К. А л е к с а н д р о в , цнт. сочни., стр. 60.


2) 3 п о р с к а я и А л е к с а н д р о в . Цит. соч., стр. 52.
3) Г у л и ш а м б а р о в. «Экономический обзор Туркестанского
района, обслуживаемого Среднеазиатской жел. дорогой“, 1913 г.,
ч. II, стр. 59.
08
собственного, в 1908 же году на 11.500.000 пудов иност­
ранного уже приходилось 10.500.000 пудов собственного.
Однако хлопчатобумажные патриоты совсем нс были
заинтересованы в том, чтобы переносить в Туркестан и
переработку хлопка-сырца в ткани. Напротив того, Тур­
кестан им был нужен единственно как источник сырья.
Российский капитализм вызвал разорение туземного
сельского хозяйства, но не создал приемника для избы­
точного сельского населения. В результате т о р г о в о ­
р ос т ов щи че с к ий к а п и т а л о к а з а л с я силой,
непосредственно п о д д е р ж и в а ю щ е й п о лу­
бу р ж у а-з н у ю, и о л у к р е п о с т н и ч е с к у ю б а й-
с к у ю к а б а л у в деревне.
ІЗ области вывоза первое место при старом режиме
принадлежало хлопку. Второе место — фруктам, кото­
рых в 1892 г. было вывезено 424.400 пудов, а в 1907 г,—
1.810.500. Третье место — шерсти, которой в 1892 г. было
вывезено 370.700 пудов, а в 1907 г.— 787.100 п. Ввоз в
Туркестан давал не менее характерную картину. С 1892 г.
по 1907 г. ввоз мануфактурных изделий'увеличился с
397.550 пудов до 2.087.076 пудов, на 425%, ввоз сахара —
на 302%, хлебов — на 802%, лесных изделий — на 304%
н изделий из стали и железа — на 374%. Извлекая из
Туркестана сырье,— продукты хлопководства, садовод­
ства, скотоводства,— русский капитал использовал его,
прежде всего, как рынок сбыта продуктов своей текстиль­
ной промышленности.
Если, с одной стороны, Россия стремилась использо­
вать Туркестан как рынок для скупки сырья и сбыта
своих изделий промышленного производства, то другой
стороной ее захватной политики была к о л о н и з а ц и я
Туркестана „излишками“ земледельческого населения
центральных губерний.
Этого требовали не только экономические, но и по­
литические интересы полу буржуазной, полукрепостни-
ческой системы. Переселение в Туркестан достигает осо-
09
бенно высоких размеров после поражения революции
1905—1907 года, и главный контингент переселенце»
составляют крестьяне бунтовавших губерний юга Рос­
сии. Здесь они быстро из эксплоатируемых превращают­
ся в экснлоататоров-номсщиков, сидящих на киргизской
' земле; из представителей угнетенной национальности
украинцев — в носителей великодержавного, „истинно
русского“ гнета по отношению к киргизскому населению.
В их лице царизм создает себе живую опору для своего
колониального господства. Жертвой колониального гра­
бежа, естественно, является кочевое, главным образом
киргизское, население. Оно еще не совершило оконча­
тельного перехода к оседлому, земледельческому быту.
Нго право собственности на землю нормировано только
в очень расплывчатых формах обычным правом. Нако­
нец, его культурная отсталость и бесправие облегчают
захват его собственности. „Все земли Туркестанского
края до утверждения в его пределах русского владыче­
ства признавались собственностью ханов. В с л е д с т в и е
э т о г о (!!) при определении прав туземного населения
на землю составители „Туркестанского, и Степного По­
ложений“ постановили с ч и т а т ь в с ю т е р р и т о р и ю
в н о в ь п р и о б р е т е н н о г о к р а я временно, впредь
до поземельного устройства его, и з ъ я т о й из ч а с т ­
но й с о б с т в е н н о с т и и оставить за туземным на­
селением лишь право бессрочного общественного пользо­
вания землею на основании действующих обычаев“ *).
Эта преемственность между русско-самодержавным
управлением и ханским владычеством поистине замеча­
тельна. Русский царизм в Туркестане не на словах, а на
де'ле доказал, что является прямым наследником Тамер­
лана и Чингис-хана!

') „Отчет по ревизии Туркестанского края, произведенной по


высочайшему повелению сенатором гофмейстером графом К. К. Па­
леном“. Переселенческое дело в Туркестане. 1910 г., стр. 39.

70 '
В результате колонизационной деятельности русско­
го правительства к январю 1908 г. в Семиреченской об­
ласти насчитывалось крестьянских селений и слободок
41. Казачьих станиц и выселков имелось в области 30.
Во владении крестьян (60.350 душ обоего нола) состояло
231.250 десятин, а во владении казаков (34.468 душ обо­
его нола) 610.484 десятины земли. В 1911 г. в Семире­
ченской области насчитывалось уже 155 русских посел­
ков (32 казачьих и 123 крестьянских), и население этих
поселков достигало 175 тысяч душ обоего пола. В Сыр-
Дарьинской области в 1909 г. числилось 92 русских по­
селка с 40 тысячами душ и 203.000 десятин. В 1911 г.
их было уже 108. В Фергане в 1911 году было 23 русских
селения с 20 тысячами населения и 25 тысяч десятин зем­
ли. В Самаркандской области их было к 1911 г.— 13 с
З'/г тысячами душ. В Закаспии (1909 г.) — 27 с 5 тысяча­
ми душ ‘) .
Важны, конечно, не эти цифры сами но себе. Важно,
как возникли эти поселки русских колонизаторов и ка­
кой переворот вызвало их появление в' жизни местного
населения. Отчет сенаторской ревизии Палена эпически
спокойно повествует о „массовом смещении киргизов с
знмовых стойбищ“. Сгонялись не только отдельные кир­
гизские хозяйства, но и мелкие аулы. Сгонялись с наси­
женных мест, кровью и йотом политой и завещанной
предками земли ц е л ы е с о т н и и т ы с я ч и к и р г и з ­
ских хозяйств.
Вот к а з е н н о е описание деятельности семнречен-
ской „переселенческой партии“. „Чинами переселенче­
ской партии“ предположено было разрушить свыше 5.100
очагов оседлости с населением более 30 тысяч душ. Такое
смещение было намечено в целях получения около 250
тысяч десятин удобной земли, достаточной для обеспсче-•

• ) М а с а л ь с к и й. „Туркестанский край“, стр. 324, 326, 330,


332.
71
ння приблизительно 672 тысячи переселенческих Х О З Я Й ­
СТВ, по расчету 40 десятин на хозяйство. Однако, как об
этом свидетельствует практика заселения участков, обра­
зованных партией в Пишпекском подрайоне, из 5.395
душевых долей, показанных пригодными для немедлен­
ного заселения, в действительности заселено лишь 2.008,
то есть около 38%, на занятие же остальных 3.387 долей,
вследствие малой их пригодности для ведения сельского
хозяйства, желающих не оказалось вовсе. Эти данные
приводят к заключению, что па указанных выше 250 ты­
сячах десятин в действительности могут устроиться не
более 27 2 тысячи переселенческих хозяйств, для чего по­
требуется р а з р у ш и т ь е д в а ли. н е д в о й н о е
ч и с л о о ч а г о в к и р г и з с к о й о с е д л о с т и . При
обозрении запроектированных участков подведомствен­
ными мне чинами выяснилось, что киргизы почти повсе­
местно перешли к оседло-скотоводческому хозяйствуй
что во многих случаях (!) осуществление намеченных
переселенческой партиен проектов приведет смещаемые
киргизские хозяйства к разорению“ 1). Суконный язык
этого заявления нимало не ослабляет его. значения. Цар­
ский сенатор должен открыто признать сугубо живодер-
ский характер царской колонизации! Из общей площади
Семнреченской области в 36.139.535 десятин, из которых
4.786.669 десятин приходятся на неудобные земли, к 1913
году „из пользования киргиз было изъято" 4.193.520 де­
сятин. Киргизам было оставлено 27.159.346 десятин*2*).
Как показывают вышеприведенные цифры, более 6/7
(87%) всей территории Семнреченской области, за
исключением сплошных неудобных пространств, находит­
ся еще в пользовании киргиз, и только 13% всей площа-
!) «Отчет ревизии Палена». Переселенческое дело п Туркестане,
стр. 57.
2) Данные сплошного исследовании, произведенного в 1909—
1913 гг. статистической партиен переселенческого управления под
руководством П. Румянцева.

72, '
ди находится или в пользовании оседлого населения, пли
в пользовании казны. Однако, оценивая эти соотношения,
нс следует упускать из виду, что и з ъ я т ы у к и р г и з ,
по п р е и м у щ е с т в у , з е м л и к у л ь т у р н ы е и л и
пр иг о д ные для к у л ь т у р ы без ос обо доро­
гих мелиораций, в п о л ь з о в а н и и же к и р г и з
о с т а л и с ь , и р е и м у щ е с т в е и и о, п о л у п у с т ы н ­
н ы е с т е п н ы е п р о с т р а н с т в а и г о р ы “ 1). Это,
опять-таки, официозное мнение российского колонизато­
ра, которому невыгодно сгущать краски!
Своей колонизационной политикой русский царизм
задержал переход киргиз в оседлое состояние. Он бук­
вально выбросил их в пустыню, устроил для них из пус­
тынных пространств и гор „черту киргизской оседлости"
и создал из их разорения выгодную статью дохода для
русских переселенцев и казаков. Это прямо подтвержда­
ется статистическими данными.
Таранчи и дунгане — пришлый элемент, бежавший из
Кульджи и Кашгара, и, несмотря на то, что они тоже —

Средний Валовой
пало пой Д ОХОД
годопой Число всех
НАРОДНОСТЬ доход хозяйств ХО ЗЯЙСТП
хозяйстпа (в тысячах
(п рублях) рублей)

Таранчи ............................ 464 160.000 72.240

Киргизы ............................ ' 657 14.000 9.198


Дунгане ............................ 850 2.500 2.125

Русские ........................ 1.018 31.000 31.558

Всего 1 - 1 207.500 | 117.121

*) В. В а с и л ь е в , „Семирсчснская область как колония и


роль в ней Чуйской долины“, 1915 г., стр. 88.
73
переселенцы, не пользующиеся высоким покровительст­
вом царизма, доходность их хозяйств выше доходности
киргизских хозяйств.
Киргизы были, можно сказать, принудительно „при­
креплены“ к экстенсивному скотоводческому хозяйству.
Поэтому вполне понятно, почему русский переселенец в
среднем получал 19 руб. 20 кон. дохода с десятины, а
киргиз — только 2 руб. 73 коп.1). Вот показательная
табличка2):
Л
В ср е д н ем на х о зя й ст во п ри х о д и тся :

Н ародность и Д есятин посева


душ Скота п Д есятин
м естож ительство переводе
обоего есте­
пола чп л о ­ Х лебов Лю- ственного
шадь Цс-рньс покоса

Киргизы Семире­
чья ................... 5.44 15.34 .1.88 0,34 2.20
„ Черняспск.
уезда . . 6.С0 16.11 4.02 ' 0.13 1.47
„ Аулие-
Атинск.
уезда . . 6.60 13.40 4.29 0.41 1.98
Таранчн Семире­
чья ................... 4.90 3.76 2.64 0.35 0.10
Дунгане . . . . 4.99 5.10 7.17 0.38 0.25
Сарты Черпяевск.
у е з д а ................... 6.11 5.03 7.05 0.27 0.40
Русские Семире­
чья . . . . . . 7.34 9.98 7.44 0.33 2.14
„ Черпяевск.
уезда . . 6.90 10.70 12.85 0.412 2.70
‘) В а с и л ь е в , цит. Соч гтп 135.
2) Там же, стр. 101. ’. !
•74
Итак, тогда как киргиз-скотовод на 5,44 души имеет
15,34 единицы скота, 1,88 десятины посева хлебов, 0,31
;:ес. люцерны и 2,20 дес. покоса, русский переееленец-
хлебороб“ имеет и больше рабочих рук, и больше поко­
са, п больше посева, и сравнительно больше скота, хотя
скотоводство и не является его основным промыслом.
И тем не менее семнреченский киргиз вынужден 56,6%
своих доходов извлекать из скотоводства и лишь 22,4%
из земледелия, русский же переселенец 55,9% получает
от занятия земледелием и 12,9 от скотоводства1). Было
бы ошибкой думать, что русский-переселенец принес в
Туркестан более высокую земледельческую культуру.
Ничего подобного! Он явился сюда как хищник и как
хищник стал эксплоатнровать все, что у него лежало
под рукой. Казаки в 1906 году занимали запашкой толь­
ко от 7 до 15% своего надела. Что касается переселен­
цев, то н они недалеко ушли от казаков, поселенных
раньше их с целью охраны границ российской державы:
в то время как таранчинцы и дунгане получали с деся­
тины 75 руб. 40 коп. и 76 руб. 40 коп. дохода, их доход
с десятины равнялся только 19 руб. 29 копейкам. „Ни в
смысле разнообразия культур, ни в смысле системы хо­
зяйства русские не превзошли оседлых туземцев — таран-
чей и дунган; наоборот, последние возделывают рис,
масличные, культивируют разнообразные сорта овощей,
выращивают виноград, персики и даже иногда хлопок,
которые требуют гораздо более интенсивного хозяйства,
чем обычное крестьянское залежное полеводство. Даже
хозяйство киргиз кочевников, в смысле приспособления
к природным условиям области, но, конечно, не в смысле

') В а с и л ь е в , цнт. соч., стр. 135.


75
техники, стоит выше хозяйства русских“ ]). То же cafyoc
говорит и отчет ревизии Палеиа: „Обработка земли на
крестьянских наделах с а м а я п е р в о б ы т н а я . Пафут
на глубину 2—4 вершков, по одному разу, больше с Пес­
цы. Удобрение не применяется. У р о ж а и , п е р в о н а ­
ч а л ь н о д о х о д и в ш и е д о 150—200 п у д о в с Де­
с я т и н ы, п он из и л и с ь в н а с т о я щ с е в р е м я на
о т в е д е н н ы х к р е с т ь я н а м з е м л я х д о ЗО'-'бО
п у д о в “ *2). Именно это обстоятельство было причиной
постоянного увеличения переселенческих аппетитов на
киргизские земли, причиной дальнейших „законных“ и
самовольных захватов. Все перечисленные факты и циф­
ры служат прекрасным показателем „цивилизаторской“
роли „Российской империи“ в Туркестане. „Грабь и Да­
вай грабить другим!“ — таков был реальный смысл Ко­
лониальной политики российского самодержавия.
Именно вследствие этой политики количество киргиз­
ского населения за период 1902—1913 годов уменьши­
лось с 77% общей массы населения до 68,9%, таранчпн-
цев и дунган с 6,7% до 4,9%, количество же русских и
„прочих“ возросло с 16,3% до 26,2%. Русские переселен­
цы захватили все лучшие земли по водным линиям,
захватили скотопрогонные участки, соединяющие зимо­
вья с летовками, отняли у киргиз возможность безболез­
ненного перехода к земледельческому хозяйству и вмес­
те с тем создали совершенно невыносимые условия ДЛЯ
ведения скотоводческого хозяйства. Об этих условиях
лучше всего говорит сравнение расходного бюджета кир­
гиз с расходным бюджетом русских: тогда как русский
переселенец в мирное время, ведя по преимуществу и а-

0 В а с и л ь е в , цит. соч.
2) „Переселенческое дело в Туркестане“. Отчет ревизии Палена,
стр. 149.
76
т у р а л ь н ' о е хозяйство, затрачивал на личное потреб­
ление 54% и 34,8% па хозяйственное потребление, кир­
гиз затрачивал на личное потребление 72,2% и только
21,4% на хозяйственные нужды1). На заведомо невыгод­
ных условиях сдавал он землю переселенцу, платил ему
за право прогона своего скота по его территории, зачас­
тую должен был покупать у него хлеб, а то и наниматься
к нему в батраки. Чернорабочих в Семирсченской об­
ласти более чем достаточно. На рабочий рынок их по­
ставляет туземное население, главным образом в лице
киргизов. В ближайшем, будущем (это писалось в 1913—
1914 гг.1) следует ожидать, что этот ,рабочий рынок будет
все более расширяться в смыслб предложения, так как
переход киргиз от полунатурального пастушеского хо­
зяйства к новым более высоким формам земледелия и
скотоводства, с преобразованием хозяйства в товарно-
денежное, неизбежно поведет к пролетаризации части
киргизского населения. И сейчас уже к и р г и з ы - б е д ­
няки с о с т а в л я ю т в Семире чье мн о г о ты­
с я чн ый кадр батраков, р аб отаю щи х как у
своих б о г а т ы х соплеменников, так и в
р у с с к и х х о з я й с т в а х (в р е д к о м , м а л о - м а л ь ­
ски з а ж и т о ч н о м дворе к а з а к а или к р е с т ь ­
я н и н а не в с т р е т и ш ь о д н о г о , а то и д в у х
р а б о т н и к о в - к и р г и з). Но в настоящее время (?)
киргиз-батрак, скопивши сотню-две рублей и купив го-
лэву-две скота, может снова присоединиться к аулу
своих сородичей; в дальнейшем же, по мере ограничения
землепользования киргиз, эта возможность будет стано­
виться все менее осуществимой, и постепенно образуется
кадр киргиз-пролетариев, как это уже имеет место в
степных областях Сибири, особенно в местностях, прилс-•)

•) В а с н л ь с в, цит. соч., стр. 138.


77
гаюших к Омской и Ташкентской железным дорогам“ ').
Такую перспективу безысходного рабства прочили для
киргиз господа российские цивилизаторы, перспективу
вполне реальную, поскольку над ней „работали“ все си­
лы старого режима! Если колониальная политика цариз­
ма делала киргиз жертвой эксплоатации русских пересе­
ленцев и казаков, быстро превращавшихся „на вольных
землях" в настоящих столыпинских помещиков, то, одно­
временно, она укрепляла и искусственно поддерживала
господство баев и манапов в киргизской среде. „Тузем­
ное население,— гласит отчет ревизии Палена,— ка!$ ка­
зацкое (киргизское степное), так и кара-киргизскос
(горское), еще до сих пор не порвало вполне с родовым
бытом и подразделяется на две группы: джакишляров
(баи-богачи, манапы — лучшие люди) и кара-букару
(бедняки.) В руках первых, составляющих, по удостове­
рению знатоков киргизского быта, не с в ы ш е 4% в с е ­
го н а с е л е н и я , фактически сосредоточены громадные
стада, лучшие земли и все органы туземного самоуправ­
ления и народного суда. Что же касается кара-букары,
то она пользуется землей лишь в меру милости джакши-
ляров и уплачивает в их пользу негласные налоги, едва
ли не вдвое превышающие казенные сборы“ *2).
Под тем же воздействием российской колонизации
и русского капитала, под которым оказались узбеки и
киргизы, оказались и туркмены, наиболее отсталый, в
хозяйственном отношении, народ из всего коренного на­
селения Туркестана. Предоставим же опять слово одно­
му из казенных политиков прошлого. В Туркменистане,
в Закаспии, „русское влияние сказалось более сильно,
нежели в области ирригации, в сфере техники полевод­
ства и системы земледельческого хозяйства туземцев. Это

1) В а с и л ь е в , цит. соч., стр. 189—190.


2) „Переселенческое дело в Туркестане“, стр. 164.
78
влияние шло, главным образом, в силу того обстоятель­
ства, что с приходом в Закасиий русских земледельческое
хозяйство туркмен приобщилось железнодорожным пу­
тем к европейской экономической жизни и стало испыты­
вать на себе изменения экономической конъюнктуры. Ту
эволюцию, которую проделало туркменское земледелие
за последние 20—30 лет, одним культурным (гм, гм!)
влиянием русской администрации не объяснишь, гораздо
больше значения, как действующая причина, имеет, ко­
нечно, второй элемент — п о я в л е н и е в З а к а с п и й ­
с к о й о б л а с т и ж е л е з н о й дороги, с д е л а в ­
ше е т у р к м е н а - з е м л е д е л ь ц а п о с т а в щ и к о м
хлопка- дл я п р я д и л ь н ы х и ' т к а ц к и х ф а б р и к
М о с к о в с к о - В л а д и м и р с к о г о р а й о н а . Со ска­
зочной быстротой растущая площадь хлопковых посевов
меняет в корне не только систему хозяйства и полевод­
ства, но несет с собою изменения правового и социально-
бытового характера у туземцев. Вместе с ростом хлопко­
вой площади, раньше только передельные земли начина­
ют участок за участком превращаться в' мюльки (част­
ную собственность). Параллельно этому растет ценность
земель, появляется стремление их закрепить за собою, и
родовой обычай „адат“ дает под напором развития эко­
номики трещину,— появляется институт купли-продажи
земель, по „адату“ недопустимый. Растет прогрессивно
пена на хлопок, увеличивается площадь посева хлопка,
растут и денежные обороты кочевннков-туркмен, и их
хозяйство начинает псе более и более превращаться из
натурального хозяйства кочевника-земледельца в денеж­
ное хозяйство промышленника-хлопковода. Русские за­
стали в Закаспийской области только культуру яровых
хлебов, люцерны, дынь и незначительные посевы азиат­
ского хлопчатника — „карагуза“. Земледельческое хо­
зяйство велось по переложной системе, которая сохрани­
лась еще и теперь на общинных землях. Промышляя
разбоями (!) и скотоводством, текинцы занимались зем­
79
леделием только постольку, поскольку это было им не­
обходимо для получения основных продуктов потребле­
ния. Наиболее состоятельные из них, скотоводы, по-види­
мому, и совсем игнорировали земледелие, предоставляя
это занятие б е д н о т е “ 1).
‘ Русское владычество заставило туркмен ускорить свое
оседание на землю. В 1916 году под Мерном хлопок со­
ставлял 44,6% всех посевов и 39,2% площади пашни, до­
ходя на мюльках в среднем до 49,5%, а иногда до 3Д и
выше всей площади пашни (хлеба на мюльках занимали
17,5%, а на общинных — 91%, составляя в среднем ‘38%
всей площади*2). Переход от общинного землевладения
к подворно-наследственному в Закаспии был обусловлен
не только переходом к интенсивной культуре, требующей
личной заинтересованности производителя, но и необхо­
димостью более целесообразного использования воды,
чего нельзя было достичь при хаотическом общинном
(„санашнковом“) землевладении, ' между тем нехватка
воды всегда являлась корнем аграрного вопроса в выж­
женном солнцем пустынном Закаспии. Под влиянием
внешнего напора патриархально-родовая •община турк­
мен разлагается. Владельцы крупных стад занимают и
на земле такое же привилегированное положение, как и
в скотоводческом хозяйстве. В туркменскую среду про­
никает торговый капитал в лице армян, персов, кавказ­
ских татар, бухарцев и хивинцев. Старые патриархаль­
ные отношения здесь, как и везде, уступают место рос­
товщической кабале.
Если теперь мы перейдем от экономического базиса к
политической надстройке, от нового строя производст­
венных отношений, созданных колониальной эксплоата-
цией, к колониальному управлению, то мы сразу же убе-

>) В. В. Р у с и н о п. Водоземельные отношения и община У


туркмен. Ташкент, 1918 г., стр. 12,—13.
2> Там же, цнт. соч., стр. 16.
80
дамся в полном соответствии „надстройки“ „базису“.
Один из казенных горлопанов, лет двадцать тому назад,
писал: „С момента, что азиатам делаются ясны основы
нашей Верховной власти, они с нами едины духом... Глу­
боко и убежденно преклоняясь перед искусством Брита­
нии владычествовать над океанами и чужими царствами,
всякий патриотично, но беспристрастно мыслящий рус­
ский не может и не смеет закрывать глаза на коренную
противоположность ее правильного (!) и нашего далеко
нс упорядоченного (!!) хозяйничанья в пределах того же
громаднейшего и населеннсйшего материка. Для одних
это — приятная, но далеко не надежная оккупация зе­
мель, облюбованных солнцем и с невероятно дешевым
человеческим „трудом на других из-за куска хлеба“. Для
антипода Англии, для Азии белого царя, есть д о м о ­
ет р о й н ы й п р и и ц и п, недостаточно еще перевопло­
щенный в туземную жизнь“ 1). В этом случайном образ­
це полицейской' -поэзии очень правильно подмечено
сродство царской монархии с азиатскими деспотиями.
Шествуя по стопам ханов, царская Россия действительно
„насаждала“ в Азии свой „домостройный принцип“. Для
нее колониальная политика была прежде всего средст­
вом расширения фундамента п ол у кр е п о с т н и ч е с-
к о г о, полубуржуазного строя. „Оккупация земель, об­
любованных солнцем и с невероятно дешевым человече­
ским «трудом на других из-за куска хлеба», была прямым
средством укрепления и защиты п о м е щ и ч ь е г о з е м ­
л е в л а д е н и я в России. Эта „оккупация“ была гвоз­
дем решения аграрного вопроса у всех правых партий
еще до революции 1905—1907 гг. Кадеты, стремившиеся
примирить помещичьи привилегии с буржуазным про­
грессом, чем ближе к мировой войне, тем больше рисова-

1) Кн. Э с п е р Ухтомский. К событиям и Китае, 1900 г.,


стр. 83, 15.
81
ли заманчивость перспективы колониальной полнтпк11.
Наконец, после октября 1917 года, буржуазно-помещц.
чья контрреволюция всех цветов и оттенков признала
одной из своих ближайших задач — „движение на Вос­
ток“. „Колонизационное движение на Восток должно
стать о с ь ю экономической политики в области сельско­
го хозяйства“ ') ,— так заявили ее авторитетнейшие идей­
ные представители. В этом вопросе российские Угрюм-
Бурчеевы вполне сошлись с Колупаевыми. . -4
В Туркестан российское самодержавие перенесло в
готовом виде спой административно-полицейский аппа­
рат, несколько преобразив его „в соответствии с местны­
ми особенностями“ в смысле более последовательного
проведения „домостройного принципа“: наверху — гене­
рал-губернатор, за ним — губернаторы по областям, ни­
ж е — уездные начальники. Так же, как и в России, цар­
ское правительство долгое время поддерживало общину,
используя се как полицейско-фискальный аппарат: здесь
оно оставило в неприкосновенности на низших ступенях
„местное самоуправление“ в виде волостных управите­
лей, сельских старост — „думов“ и народных судей —
„казнев“. Русский хлопчато-бумажный и торговый капи­
тал сделал бая-ростовщика проводником своего влияния
в мусульманском кишлаке,— российское самодержавие
сделало его охранителем великодержавных „прав“ рус­
ской нации. Само собой разумеется, что сюда сплавля­
лись все отбросы резервной армии российской дворян­
ской и служилой бюрократии. Здесь они находили
широчайшее раздолье для личного произвола, самого
беззастенчивого и дикого грабежа, взяток и насилий без
конца, и предела. Все русское здесь жило и воспитыва-1

1) Проф. В. И. Г р и н е в е ц к и й . Послевоенные перспективы


русской промышленности. Москва, 1919 г., нзд. „Центросоюза,
стр. 188.
«2
лось в сознании того, что коренное население Туркестана
не люди, а рабочий скот, который нужно бить, грабить,
насиловать. Недаром же в этой стране бесправия сложи­
лась характерная песня:
Эх ты, Азия печальная,
Безответная страна —
И с начальством безначальная,
И с богатствами бедна.

Здесь каждый рядовой русский полицейский брал


деньгами и натурой — вплоть до чужих жен,— сколько
ему хотелось. Если он встречал сопротивление, он бил,
сбивал. Все равно все преступления прикрывались бла­
годетельным начальством!
Здесь обогащались, как в сказке. Захватывали у ту­
земной бедноты любой участок земли с постройками па
том основании, что..: по шариату, „тот, кто оживит землю,
владеет ею“ 1). Здесь не было границ „истинно русской
подлости“. В 1916 году была объявлена мобилизация
киргиз на окопные работы. Доведенные угнетением до
отчаяния, они восстали с дубинками и кетменями, перво­
бытными орудиями труда и защиты. Усмирение было
чудовищным по своей жестокости.
Резали и стреляли без числа женщин, детей, стари­
ков. Потоки крови смешивались с грязью разрушаемых
глинобитных степ.
Десятки кишлаков и аулов в Джизакском уезде, в
Семиречье и Сыр-Дарьннской области были стерты с ли­
ца.земли. Земля, имущество, скот и постройки были-кон­
фискованы и отданы в награду русским кулакам, приняв­
шим живейшее участие в усмирении. В кишлаки и аулы
мог приходить всякий и брать все, что ему хотелось. Еще
и сейчас разрушенные стены в усмиренных уездах стоят,•

• ) См. И л ь и н . В далеком краю (роман), 1913 г., Ташкент.


83
как живые памятники российского самодержавия. Г)а.
мять о 1916 годе еще и сейчас крепко живет в сознании
мусульманской бедноты.
Любой русский жулик при достаточном запасе На­
глости и оборотливости мог делать в Туркестане все, Нто
ему угодно.
Здесь числилось 2% грамотных на родном языке сре­
ди населения. В числе прочего, царское правительство
занялось здесь русификацией. Черносотенные „миссио­
неры“ Остроумовы и губернаторы Лыкошины обращали
„нехристей“ в православие и учили думать и чувствовать
по-русски. В конце 1906 года в Туркестане были следую­
щие русские учебные заведения:

Число Число-
заведений учащихся
Мужские гимназии . . . . . 5 1.949
Женские гимназии . . . . 5 2.451
Учительские семинарии . . 1 87
Реальные училища . . . . 1 383
Ташкентский кадетский кор-
•пус ....................................... 1 280
Мариинские училища (благо-
творит.) ............................. 1 24и
ремесленные училища . . 1 83
технические „ . . . 1 73
городские „ . . . 21 3.091
приходские ................ 165 10.728
Начальные и сельские учили-
щ а ............................................. 89 4.787
Русско-туземные школы . . 82 3.072
Железнодорожные училища. 22 1.977

И т о г о ............................. 395 29.201


•8 4 .
„Кроме того, в пределах Бухарского ханства имелось
6 начальных училищ с 300 учащихся. Частных учебных
заведении п Туркестане насчитывалось в 1906 г. 12 с 835
учащимися. Таким образом, в 1906 году общее число
русских учебных заведений в крае составляло 413 с
30.326 учащимися; около 20% этого последнего числа со­
ставляют туземцы-мальчики“ ').
К этим цифрам нечего прибавить. Они дают докумен­
тальное доказательство православно-националистиче­
ского мракобесия.
Крайне типично распределение населения Туркестана
но с о с л о в и я м (по переписи 1897 г.)

чие сословия
ные поддан«
родские СОт

име и про­
чиновники

л
Дворпне и

I Иностран­
Крестьяне
ство и го­
Духовен­

а
п

Казаки
о
словил

О Г. Л Л ст н о.
о

Семирсченскан . . . . 0,3% 3,1% 6,2% 3% 87,1% 0.3%


Сир-Дарышская . . . 0,4% 1,1 % 2,3% 0.1% 9532% 0,9%
Ф е р г а н с к а я ................... 0,3% 0,5% — 99,1% —
Самаркандская . . . 0,2% 0,7% 1,5% — 97,4% 0,2%
Закаспийская . . . . 1% .2,3% 9,5% — 83% 4.2%

Таким образом, можно с полным правом утверждать,


что от '/з до '/2 в с е г о р у с с к о г о н а с е л е н и я Т у р ­
к е с т а н а с о с т а в л я л и п р о ф е с с и о н а л ы ! о-п а-
р а з ит ич е с к и е с о с л о в и я —д в о р я н е , ч и н о в ­
н и к и , д у х о в е н с т в о и к у п ц ы. Если к ним присо­
единить еще кулацкую часть крестьянского и казачьего

I) М а с а л ь с к и й . „Туркестанский край , стр. 338 339.


85
сословий, то окажется, что большинство пришлого рус­
ского населения принадлежало к эксплоататорским
группам разных степеней и рангов. Это и была ж и в а я
с и л а к о л о н и з а ц и о н н о г о а п п а р а т а россий­
ского самодержавия и великодержавного капитала: она
„смещала“ киргиз с их земель, командовала угнетенны­
ми нациями Туркестана, брала взятки, обмеривала, об­
вешивала, торговала, ссужала деньги, скупала хлопок,
грабила, душила и усмиряла. Она непосредственно опи­
ралась на штыки русской оккупационной армии. Ей
принадлежало управление краем и руководство его эко­
номической жизнью. Она группировала вокруг себя от­
бросы туземного общества — переводчиков, подпольных
адвокатов, спекулянтов, туземных полицейских. Ее опор­
ными стратегическими пунктами были новые города, со­
стоявшие почти сплошь из казарм, чиновничьих канцеля­
рий, казенных квартир и лавок, железная дорога, рус­
ские поселки и казачьи поселения, врезавшиеся клипом
„на прусский манер“ во владения'коренного населения.
Такова была общественная основа колониального гнета
и колониальной эксплоатации в Туркестане.
IV. РЕВОЛЮЦИЯ в ТУРКЕСТАНЕ
До фепральскои революции 1917 года в Туркестане
не было мало-мальски широкого революционного движе­
ния, за исключением стихийного отклика на революцию
1905—1907 гг. в- России, в среде русского пришлого на­
селения. В 1905—1907 гг. было „движение“ либерально-
чиновничьей интеллигенции, были демонстрации с крас­
ными флагами, были солдатские восстания (Ташкент,
Ашхабад, Кушка), была железнодорожная забастовка,
были „дни свободы“. Не было одного,— н и к а к о й с в и-
зн между этим движением в среде н а ц и о н а л ь н о -
п р и в и л е г и р о в а н н о г о м е н ь ш и н с т в а и жиз­
ненными интересами широких масс коренного населения
Туркестана. Либеральные адвокаты, инженеры, врачи и
чиновники были того мнения, что освободительное дви­
жение есть дело только „русского передового общества“;
солдатам и рабочим было невдомек, что они живут и
борются в царской колонии. В среде последних сочувст­
вием пользовались эсеры. Для классового интернацио­
нального пролетарского движения здесь было слишком
мало почвы. Правда, в 1907 г. во II Государственную
Думу был избран бывший вице-губернатор Налнвкин,
приписавшийся к социал-демократической фракции, но
не был ли и самый этот факт простым проявлением лн-
87
бералыю-чиновничьсго желания „сделать обратное“ на­
чальству?!
В 1912 г. было солдатское восстание в Троицком ла-.
герс около Ташкента, жестоко подавленное.
В мусульманских кругах в 1905 году начинается на­
ционально-культурное движение. Уже с конца XIX века
в Туркестане появляется крымская газета „Тарджуман“
(„Переводчик“), ратующая за культурное обновление
(ее редактором был известный Измаил Гаспринский,
умерший в 1914 г.). В 1905 г. и после 1905 г. начинает
выходить целый ряд местных газет: „Тарахки“ („Прог­
ресс") под редакцией Габитова (выходила /меньше го­
да), „Хуршид“ („Солнце“), ред. Мунаввар Кари, журнал
„Айна“ („Зеркало“), издававшийся поэтом Бек-БудИ
(1912 г.), „Садай Туркестан“ Убайдуллы Ходжаева, де­
мократическая газета „Юрт“ („Страна“), выпустившая
в 1912 г. в Коканде всего 2 номера. Мусульманская ин­
теллигенция в лице „джадидов“ (буквально: сторонни­
ков нового метода) выступает с требованием реформы
школы, введения новой орфографии1), изгнания арабщи-
ны и древнегреческой схоластики из преподавания и
развития национальных культур. Ей приходится вести
ожесточенную войну с улемой, с мусульманскими книж­
никами из духовенства, которые объявляют новое движе­
ние „изменой исламу“, „безбожной“ европеизацией и на­
рушением религиозного закона „шариата“. Постепенно
это движение оформляется и политически как прогрес­
сивно-национальное движение. Оно растет под влиянием
татарской и киргизской интеллигенции, где „джадидьГ
еще и раньше завоевали прочные позиции. Узбекская
интеллигенция, в силу исторических условий,— крепости
средневековой религиозно-культурной традиции в среде
узбеков, бывших в старое время насадителями и онло-

') По старой орфографии н у ж н о учиться ч и т а т ь 10—


12 лет!
88
том ислама и Туркестане,— лишь постепенно и медленно
втягивается в это культурно-национальное движение.
Гем нс менее и она вовлекается в общий поток пробуж­
дающегося мусульманства.
Лет за 5, за 0 до революции начинает выходить и па
русском языке печатный орган, прогрессивный „Голос
Туркестана“.
Однако это движение за светскую школу и нацио­
нальный прогресс, выражающее национальную потреб­
ность в буржуазном развитии, слишком слабо, чтобы
перевернуть тысячелетний быт. Оно не распространяется
дальше интеллигентной верхушки, безграмотный ремес­
ленник-полупролетарий и дехкан не только чужды ему,
по ничего о нем и не знают.
Таким образом, мы видим-, что до революции 1917 г.
никакой р е в о л ю ц и о н н о й идеологии, связанной с
условиями Туркестана, даже никакой о б ъ е д и н я ю ­
ще й связи в слабых намеках на революционное движе­
ние в среде р у с с к о г о населения, никакой революци­
онной организации м а с с , никакой революционной
г р а д и ц и и — нет. Между толщей угнетенных нации и
русским пришлым населением — непроходимая степа
взаимного непонимания на почве национального нера­
венства.
В революцию 1917 г. Туркестан вступил вполне „пер­
вобытно“.
Февральская революция пришла сюда по телеграфу.
Генерал-губернатор Куропаткин первоначально пустил­
ся па провокацию, предложив рабочим формировать
бронепоезда „на случай восстания туземцев“. Провока­
ция сорвалась. На местах и в Ташкенте пошли аресты
сторонников старого режима. В Ташкенте организовался
Совет солдатских и рабочих депутатов. Кое-где и п дру­
гих местах образовались Советы, хотя первенство при­
надлежало не нм, а „Комитетам общественной безопас­
ности“, краевой съезд которых происходил в мае. Вскоре,
80
после нескольких черносотенных приказов, из которых
особенно прославился приказ о назначении ташкентской
думы наполовину из русских, наполовину из мусульман,
Куропаткин, пытавшийся остаться прежним главой „во­
енно-гражданской“ самодержавной власти в крае, был
увезен в Петербург. На место генерал-губернатора был
назначен „Комитет временного правительства" из кадет,
под председательством Щепкина. Сразу же встал вопрос
о „контакте“ с Советом. Большевиков здесь нс было.
На общественной арене подвизались только меньшеви­
ки и эсеры, объединявшие „революционную“ обыватель­
щину, но волей-неволей нм пришлось играть роль про­
водников разложения российской державной „государст­
венности“. Солдат не хотел больше слушать, офицера.
Рабочий требовал более решительного введения новых
порядков. Продовольственный кризис, необычайно обо­
стрившийся в городах благодаря прекращению подвоза
хлеба из России1), стучался во все двери. Наряду с
Советом создался „Совет общественных организаций
г. Ташкента“ из черносотенно-офицерских и буржуазно-
чиновничьих элементов, поставивший своей задачей под­
держание „твердой власти“ в крае. По всем городам из
. подлежащих военной мобилизации туркестанцев орга­
низовались шумно-черносотеиные „союзы туркестанцев“,
деятельность которых была одним непрерывным сканда­
лом.
Уже в начале мая „Туркестанский комитет временно­
го правительства“, ввиду реорганизации состава времен­
ного правительства с одной стороны и наличия трений
между комитетом и ташкентским Советом солдатских 11
рабочих депутатов и Сыр-Дарьинским областным съез­
дом тех же организаций — с другой, признал для себя
обязательным просить временное правительство об*)

*) До революции в Туркестан ввозилось 4 миллиона пудов


хлеба.
. 90
„освобождении членов туркестанского комитета от ис­
полнения возложенных на них обязанностей“ 1). „Кон­
т о -п а я “ канитель продолжалась и дальше впредь до
'■октябрьских событий и даже октябрьских дней. Совет
все время не сходил с оборонческо-соглашательской точ­
ки зрения. Криками: „Да здравствует Керенский!“ —
пестрят все заседания Совета. О большевиках в Совете
все время говорят как об „иностранном продукте“, хотя
п великодушно стараются простить им „увлечения“.
С чисто казенным энтузиазмом Совет голосует за наступ­
ление. Образовавшийся позже краевой Совет ведет ту
же, с позволения сказать, линию. И все же трещина рас­
тет.
Растет и в центре, и на местах.
С о в е р ш е н н о о с о б ы м п у т е м идет политиче­
ское развитие мусульманских масс. Коренным вопросом
революции для них, конечно, был вопрос о националь­
ном освобождении. На съезде русских, с.-д. в июне была
принята весьма туманная резолюция о „культурно-на­
циональной автономии“ для Туркестана с тон мотиви­
ровкой, что до уничтожения капитализма возможно
лишь „ослабление (И) национального гнета“, при совре­
менных же условиях только культурно-национальная
автономия может защитить права „национальных мень­
шинств (!)“ 2). Еще более расплывчатая резолюция была
принята съездом туркестанских эсеров. Смешно думать,
что эти резолюции могли иметь какое-либо влияние на
мусульманскую массу! Уже на происходившем одновре­
менно со съездом „комитетов общественной безопаснос­
ти“ первом мусульманском съезде в мае 1917 г. в Таш­
кенте происходит горячий обмен мнений по вопросу о
национальном самоопределении. „Улема“ столкнулись с
прогрсссистами-демократамн — Низамеддином Ходжас-

I) „Туркестанский Курьер“, 9 мая 1917 г.


-) „Наша Газета“, 6 июля 1917 г.
91
вым, Турсуном Ходжаевым, Мунавваром Кари, Нарбута-
бековым и др. Был поднят вопрос об отношении Турке'
стана к России. На этом первом съезде прогрессисты еще
боятся резко высказаться за отделение: отделение лиши­
ло бы прогрессистов поддержки „русского либерального
общества“ и дало бы полную победу улема. Съезд выби­
рает „краевой совет мусульманских депутатов“, краевой
„Шуро Исламия“.
На местах и в Ташкенте джадиды, представляющие
национально-либеральное движение, объединяются,
главным образом, вокруг „Шуро Исламия“ как общена­
ционального центра. Улема группируются в своем „об­
ществе улема“ („Джемгуриатэ Улема“), которое приоб­
ретает, особенно в Ташкенте, большую силу.
Неожиданный для русских соглашателей конфуз по­
лучается на выборах в ташкентскую городскую думу.
60 мест получают улема, партия мулл и баев. „Улема"
подавляет думу своим большинством и... непосредствен­
ностью. Она выставляет истинно русского царского ко­
лонизатора, участника джнзакской резни 1916 года, быв­
шего вице-губернатора Лыкошин'а своим кандидатом в
городские головы. „Улема“ совершенно откровенно ори­
ентируется (против мусульманских прогрессистов) иа
союз с ч е р н о с о т е н н ы м и элементами колониально­
го чиновничества. У „улемы“ отсутствует всякое понима­
ние общенациональных, политических интересов мусуль­
манства. Как партия — это котерня баев и мулл, кото­
рые буквально не идут дальше интересов своего объеми­
стого кармана. Когда в одну из комиссий выставляется
с.-д. интернационалист Султан-Ходжа, они его цинично
отводят, „потому что Султан-Ходжа нс к о м м е р с а н т ,
а м а с т е р о в о й “ 1).
Следует отметить, что уже в это время кое-где наме­
чаются зародыши мусульманских классовых рабочих

') „Паша Газета“, 12 сентября 1917 г.

92
организаций. В Ходженте мусульманские рабочие депу­
таты входят в общий Совет. В Самарканде организуется
„ с оюз т р у д я щ и х с я м у с у л ь м а н “, „Иттифок“,
В Коканде организуется несколько позже такой же союз.
Там же на выборах в городскую думу выставляется р а-
б о ч и й с п и с о к „ н о ме р ч е т в е р т ы й " — „туртсн-
чи“. Во время агитации за него толпа, натравленная улс-
мнетамн, убивает нескольких рабочих. Позже этот „но­
мер четвертый“ среди мусульманства вообще становится
синонимом антиклерикальной и социальной революции,
„большевизма“, и сторонников его вырезают басмачи - -
наемные бандиты баев и мулл Ферганы. Кроме перечис­
ленных мест, возникает некоторое подобие мусульман­
ского профессионального союза рабочих еще и в Наман­
гане. Однако все это — лишь слабые зачатки. Они беспо­
щадно вытравливаются улемистамн и совсем не в силах
бороться с „Шуро Исламня“, ц е н т р а м и б у р ж у а з ­
ії о-н а ц и а н а л ь н о й . - к о н ц е н т р а ц и и мусуль­
м а н с т в а . У мусульманской бедноты пег своих вож­
дей, своего голоса, своей печати. „Джадндское“ же дви­
жение распространяет свои идеи через газету „Улуг
Туркестан“ („Великий Туркестан“, под род. Бакирова).
Широко распространяется и оренбургская газета „Вакт"
(„Время“), издаваемая известным Каримовым. Все
культурные силы и средства к услугам буржуазной ин­
теллигенции. Пока
В столицах шум, гремят витни,
Кипит словесная война,
в Семиречье удушение киргиз принимает вопиющие фор­
мы и размеры. Туда посылаются представители, комис­
сии, комиссары. Все тщетно. Кулак, зажиревший на гра­
беже киргиз и хорошо помнящий 1916 год, п о - с в о е му
пользуется революцией. При первом слухе о том, что
дунгане собираются из Китая в Семиречье, начинается
массовый погром киргиз.
03
Вот отрывок из доклада Пржевальской группы депу­
татов краевому Совету: „Один крестьянин берет себе
киргиз в работники, а другой этих работников убивает.
Крестьяне группами ездят обирать киргиз, не останав­
ливаясь перед убийствами. В с. Кольцовке есть один
дезертир, бывший житель Сазоновки, который заявил,
что целью их является вызвать восстание , киргиз для
того, чтобы их перебить. В с. Григоровке к р е с т ь я н е
с о жг л и 5 киргиз, з а в е р н у в и х . с н а ч а л а в
к о ш м ы . 18 апреля около Кольцовки этой же участи
подверглось 9 киргиз. Были случаи нападения партий
русских на киргиз и в с. Быстротеченской (Пишпекского
уезда) '). Мы спрашивали представителей 3 .волостей, в
числе около 30 человек. Во-первых, с р е д и к и р г и з —
п о л н ы й г о л о д : хлеба у них самих нет, а крестьяне
его им не дают. Во-вторых, русские крестьяне и отпуск­
ные солдаты б е с п о щ а д н о г р а б я т и у б и в а ю т
к и р г и з. Если бы нс российские солдаты, которые сто­
ят здесь на охране, от киргиз осталось бы одно воспоми­
нание. В третьих, часто киргиз н а с и л ь н о у в о д я т п
р а б о т н и к и и з а с т а в л я ю т их р а б о т а т ь бес­
п л а т н о “ *2). Семиреченскнй кулак, с первых же дней
революции, оценил развал царской государственности с
точки зрения возможности разнуздания всех своих зве­
риных, рабовладельческих и разбойнических инстинктов,
которые в нем усиленно укреплялись и развивались цар­
ским правительством. И он сразу же воспользовался
удобным поводом для того, чтобы повторить 1916 год.
С начала революции кулачье стало забирать землю, до-,
машний скарб и даже жен и детей у киргиз, творя над
ними чудовищные зверства и жестокости. Роковую роль
в этом отношении сыграли слухи о том, что дунгане, бе­
жавшие от погрома 1916 года в Китай, возвращаются в

‘) „Наша Газета", 20 июня 1917 г.


2) Там же, 2 июля 1917 г.
91
Семиречье. Посланный в Семиречье к о м и с с а р в р е ­
м е н н о г о п р а в и т е л ь с т в а Ш к а п с к и й факти­
чески в з я л на с е б я р у к о в о д с т в о э т и м м а с ­
с о в ы м ж и в о д е р с т в о м , цинично заявив киргизам,
Что „ни о каком примирении речи быть не может и кир­
гизы должны быть выселены“ ').
По поводу семиреченскнх зверств мусульманскими
Чрогрсссистами-демократамн (Ннзамеддииом Ходжае-
Чым и др.) 18 августа в Ташкенте была устроена демонст­
рация протеста. Киргизская интеллигенция несколько раз
Читалась провести объединение краевого Совета киргиз­
ских депутатов с краевым Советом крестьянских депута­
тов, чтобы путем „примирения“ верхов достичь прекра­
щения зверств на местах. К ссмнреченскнм убийцам в
слащаво-благожслательном тоне обращалась эсеровская
»бабушка“ Брешко-Брешковская с призывом: „Дети
Чои (!), семиреченские крестьяне!“ Могло ли все эт о
спасти несчастных мучеников российского имиериа-
-Чпзма?!
Керенский, во время приема делегации узбеков в Пе­
тербурге, просивших его об отмене запрещения земель­
ных сделок в Туркестане, на старый монархический ма­
нер и в истинно монархических выражениях заявил о
сцоей верности с т а р о й политике: „Верю в вашу пре­
данность нашей (!) родине и не верю слухам, что в
Туркестане готовятся волнения против России; но преду­
преждаю, если бы таковые где-нибудь произошли, будут
приняты самые суровые меры2), Шкапские и К° делали
го, о чем говорил российский Бонапарт из либеральных
адвокатов.
Между тем в Ташкенте; в новом городе, назревали
новые события. 12 сентября в 4 часа дня в Александров­
ском парке в Ташкенте собрался грандиозный . митинг

') „Наша Газета“, 21 шоня 1917 г.


2) „Аудиенция“ происходила 24 августа 1917 года.
95
железнодорожных рабочих и солдат, который вынес
следующую резолюцию: „Обсудив вопрос о создавшемся
в Ташкенте остром продовольственном кризисе и рас­
сматривая его в общероссийском размере, вся ташкент­
ская революционная демократия, в лице 1 и 2 Сибир­
ских полков, мелких команд, рабочих Ташкентской и
Среднеазиатской железных дорог и представителей
революционной демократии, собравшись 12 сентября на
митинге в Александровском парке, считает необходимым
заявить, что из создавшегося положения она видит вы­
ход:
1) В немедленной реквизиции всех находящихся У
капиталистов предметов и продуктов первой необходи­
мости, что может исполнить только местная власть, опи­
рающаяся исключительно на Советы рабоч., солд. и
крест, депутатов.
2) В осуществлении полного рабочего контроля над
производством и распределением продуктов.
3) В национализации банков и предприятий, имею­
щих государственное значение.
4) В* правильном обмене продуктов между деревней
и городом с тем, чтобы крестьяне могли получать ману­
фактуру, городские продукты и сельскохоз. орудия, а
городское население — хлеб.
5) В немедленном переходе всех земель без выкупа в
руки трудового крестьянства.
6) В" издании закона, запрещающего закрытие фаб­
рик и заводов без разрешения Совета рабочих депутатов,
профессион. союзов и фабрично-заводских комитетов.
7) В немедленном издании закона о страховании без­
работных за счет предпринимателей.
8) Все изложенное может быть осуществлено только
при условии немедленной передачи всей полноты власти
в руки Советов, рабочих, солд. и крест, депутатов.
9) Немедленное образование революционного коми­
тета в Ташкенте из представителей всех органов револю-
96
цнонной демократии, который с завтрашнего же дня
взял бы всю полноту, произвел бы немедленный учет
всех продуктов и взял бы на себя их распределение.
Собрание протестует против действий краевого Сове­
та, который не стоит на защите рабочих1и солдат и ве­
дет политику соглашательства с буржуазными партиями
и немедленно требует переизбрания, для чего должен
быть немедленно созван краевой съезд“ ').
Если вспомнить, что первый съезд большевиков в
Туркестане происходил лишь чуть не год спустя, в шопе
1918 года, то нужно будет признать, что большевизм
появился здесь стихийным путем раньше самих больше­
виков.
„Гвоздь“ резолюции 12 сентября был в „учете и рас­
пределении продуктов“. Очень показательно, что в резо­
люции нс. было ни слова о временном правительстве, ни
слова о войне.
14 сентября председателем Комитета временного
правительства, с.-д., бывшим вице-губернатором Налнв-
киным, была отправлена в Петербург телеграмма с тен­
денциозным освещением происшедшего, ссылками па
избиение командующего войсками Черкеса и других бе­
логвардейцев, к слову сказать, пытавшихся арестовать
новый Ревком, избранный ташкентским Советом, и
просьбой о назначении нового командующего войсками
из Петербурга.
16 сентября белогвардейцами была повторена попыт­
ка „восстановить порядок“. „Писаря разных штабов и
управлений оказались вдруг вооруженными вместо перь­
ев ружьями и собрались у помещения воинского началь­
ника; юнкера школы прапорщиков, сняв охрану артил­
лерийского склада, взломали сараи, где хранилось ору­
жие и патроны, и вооружились“ *2). Но вовремя встала
>) „Маша Газета“, орган ташкентского Совета, 14 сентября
1917 г.
2) Там же, 19 сентября.
•1--1427 97
под ружье и другая сторона. „Стараниями представите­
лей революционной демократии кровопролитие было из­
бегнуто“. Краевой совет сбежал от рабочих и солдат в
Скобелев и там развил кипучую провокационную дея­
тельность,— после того, как ему не удалось в Ташкенте
с помощью Черкеса посадить под замок Ревком.
Уже 16 сентября Керенский телеграфировал из Пе­
тербурга: „Преступная попытка ташкентского Совета
расшатать на далекой окраине власть республиканско­
го (!) правительства является явно контрреволюцион­
ной (!!)... Высылаются войска и пулеметы“ 1). Либерда-
новский Ц.И.К. Советов подкрепил эту бонапартовскую
угрозу плаксивым заявлением с своей стороны о том,
что „всякие насильственные и незакономерные выступ­
ления против органов революционной демократии и лиц
командного состава, в особенности (!) против избранных
Советами и утвержденных временным правительством,
без различия лозунгов (.?!!), под коими такие выступле­
ния происходят, разрушают необходимую революцион­
ную дисциплину, разрывают едино-революционный (!)
фронт“ 12).
У Ревкома н Совета совсем не было необходимой ре­
шительности и уверенности. Захват власти и назначение
своего командующего войсками поручика Перфильева
(при комиссаре „с.-д. интернационалисте“ Вайнштейне)
как будто произошли по недоразумению! Со стороны со­
глашателей это был бунт на коленях. Помимо своей по­
ли часть их была „увлечена стихией“.
19 сентября „Центральным Комитетом Совдеп.“, „чле­
ном Ц.И.К. Советов солдатских депутатов“ Першиным,
Центральным бюро профсоюзов Ташкента и комитетами
с-.р., с.-д., „Бунда“, латышской с.-д. партии была посла­
на телеграмма с несмелым требованием „немедленного

1) Телеграмма П. Т. Л. от 16 септ, из Петербурга.


2) „Наша Газета“, 20 септ.
98
задержания карательной экспедиции, ограждения (?) от
посягательства Совета солдатских и рабочих депутатов
и поддерживающих его граждан, рабочих и воинских
частей, прибытие „представителей революционной демо­
кратии и учреждения следственной комиссии“ 1). Люди
захватили власть, а потом стали просить „следственной
комиссии“ по поводу захвата ими власти! Одно из ансю
дотическнх происшествий эпохи керенщины!
Было уже поздно: генерал Коровпичсико с броневи­
ками ехал. Рабочие и солдаты были фактически броше­
ны на произвол судьбы „революционными“ обывате­
лями.
29 сентября в газетах уже появилось объявление „ге­
нерального12“ комиссара и командующего войсками Тур­
кестанского военного округа“ генерала Коровпичсико о
свирепой расправе с „мятежниками“. Контрреволюцион­
ный юнкерско-чиновничий сброд Ташкента мог приветст­
вовать пришествие твердой власти в виде генеральских
броневиков. Тем не менее Коровинченко пустил в ход
свои броневики не сразу, а лишь только через месяц
после их прибытия. Пока он пользовался ими только
как „моральной силой“.
Черносотенно-чиновничий „Туркестанский Курьер“,
вылупившийся из генерал-губернаторских „Туркестан­
ских Ведомостей“, очень хорошо определил ту роль, ко­
торая возлагалась российской буржуазией на „револю­
ционную демократию“, на соглашателей в Туркестане.
„На С о в е т ы с о л д ., ра б. и кр. д с п .,— писал он
за неделю до сентябрьских событий,— в ы п а д а е т та
роль, к о т о р а я п р и п р е ж н е м р е ж и м е л е ж а ­
ла на р у с с к и х п у ш к а х . Формально революцион­
ный рабочий, солдат и ' крестьянин заменяет прежнего

1 «Наша Газета», 20 сеііт.


2 О г слова генерал!
4* 09
русского „сарбаза“ (царского солдата)“ 1)- Советы
должны были поддержать тот „авторитет“ — в матери­
альном смысле слова „авторитет“ ! — русской колониаль­
ной администрации, который раньше держался палочной
дисциплиной в русской оккупационной армии в Турке­
стане. Им „надлежало“ п о д д е р ж и п а т ь „ г р а ж д а н ­
ский мир“ в среде р ус с к ог о п р и ш л о г о
н а с е л е н и я для сохранения русского коло­
н и а л ь н о г о г о с п о д с т в а в Т у р к е с т а н е . Ста­
рые методы воздействия на русскую рабочую н солдат­
скую массу были уже непригодны. Нужно было говорить
„революционные“ речи в пользу империалистического
наступления, чтобы держать солдат в повиновении офи­
церам; прославлять „демократию“, чтобы не было „само­
чинного“ вмешательства в действия властей предержа­
щих; назначать политических покойников с революцион­
ным прошлым, чтобы был порядок*2), II Т. Д., И т. п.
Однако это оказалось невозможным. В бывшей цар­
ской колонии разложение устоев буржуазно-помещичье­
го, полицейского режима по!ило даже гораздо быстрее,
чем в метрополии. Прежде всего личный состав колони­
альной бюрократии, сколоченной из отбросов чиновни­
чьего мира, оказался малопригодным для того, чтобы
соглашательские присяжные поверенные могли с ним
заключать „коалицию“. Этим и объясняются постоянные
столкновения покорно-соглашательских Советов с воен­
ным и гражданским начальством. Во-вторых, „сдержи­
вающих центров“, в виде буржуазных и мелкобуржуаз­
ных организаций, здесь было несравненно меньше, чем
в России. Наконец, „последнее по счету, но не по значе­
нию“ — для солдатских и рабочих масс здесь нс б ыл о
р е а л ь н о г о , п р а к т и ч е с к о г о с м ы с л а в с о­
х р а н е н и и в н у т р е н н е г о , г р а ж д а н с к о г о м н-
■) „Турк. Курьер", 5 сент. 1917 г.
2) Шлиссельбуржец Иванов, член фракции с.-д. II Думы Налив*
кин и т. д.
100
ра и „ н а ц и о н а л ь н о г о е д и н е н . и я" и о и мя
о п а с е н и я р у с с к о г о к о л о н и а л и н о г о г о с и о д-
стпа. „Самодемобплизующнйся“ солдат или вноследст-
В11 и „красногвардеец“ самочинным путем здесь мог за­
хватить б о л ь ш е жизненных благ у местного населе­
ния, чем могла ему обещать колониальная администра­
ция, пытавшаяся все же „не терять контакта“ е имущими
верхами мусульманства, с улсмон и баями. О русском
переселенце нс приходится даже и говорить: начиная с
февральской революции он стал хозяйничать в кишла­
ках и аулах как в своем собственном кармане. Если где
и можно говорить о „солдатско-потребительском комму­
низме“, так это именно здесь, в царской колонии. Чем
больше рос продовольственный кризис в новых городах,
вызванный особыми условиями снабжения Туркестана
хлебом (из России), чем больше росло р е в о л ю ц и о н ­
ное недовольство рабочих и солдатских масс, тем боль­
ше этот стихийный „чсрнопередсльскнй“, „солдатско-
потребительский коммунизм“ вступал в свои права.
Р у с с к ос и а ц и о н а л ь и о-п р и в и л е г и р о в а н н о е
м е н ь ш и н с т в о д е с я т к а м и -л е т з д е с ь в о с п и ­
т ы в а л о с ь в соз на нии своего н а ц и о н а л ь н о ­
го п р е в о с х о д с т в а , в о б с т а н о в к е колони­
а л ь н о г о г р а б е ж а и ра з боя . У б е жд е н и е , что
у „ т у з е м ц а “ м о ж н о б р а т ь с и л о й в с е, ч т о
п от р еб у ет с я, здесь п о л у ч и л о п р о ч н о с т ь
„ о б ы ч н о - п р а в о в о г о “ п р е д р а с с у д к а . Все зна­
ли, как в конце прошлого века, после восстания в Анди­
жане, непокорные кишлаки были снесены и на их месте
оказались пашни русских переселенцев. У всех на па­
мяти был 1916 год. Ни для кого не была тайной пере­
селенческая политика русского правительства. Неизбеж­
но было, что и р у с с к а я революция в Туркестане сразу
же приобрела этот роковой к о л о н и з а т о р с к и й
уклон. Немногочисленный русский рабочий класс Турке­
стана, сам занимавший привилегированное положение в
101
производстве, без вождей, без программы, без партии,
без революционной традиции, не мог противостоять это­
му напору националистической, хищнической, мелко­
буржуазной стихии. Не мог противопоставить своей же­
лезной революционной воли аппетитам „самодемобилн-
зующегося“ солдата старой армии, русского переселенца
и мелкого чиновника, обывателя нового города. О и с а м
и л ы л по т е ч с и и ю ,с о б ы т и й в и с к р е И II II X 11 <>-
ис ка х л у ч ше г о будуще г о.
В сентябре 1917 года противоположность между ре­
волюционными стремлениями русского :национально-
прнвилегированного меньшинства, в лице рабочих и сол­
датских масс, и национально-освободительными стремле­
ниями мусульманской буржуазии и буржуазной интелли­
генции уже вполне явно выплыла На поверхность. Од­
ним н у жн ы б ы л и х л е б и с в о б о д а , ' Хот я бы
з а с ч е т с т а р о г о г о р о д а и кн ш л а к а . Д р у г и м ,
к а к хл е б , н у ж н а б.ы ла н а ц и о н а л ь н а я с в о ­
бода.
В конце сентября в Ташкенте происходил чрезвычай­
ный общемусульманский съезд, второй по счету1). Одна
из весьма симптоматических его резолюций гласила:
„Выслушав делегатов с мест и находя, что в некоторых
местах, благодаря вмешательству представителей Сове­
та солдатских и рабочих депутатов, родовой вражде
среди киргизского населения и зловредной агитации от­
дельных лиц, создается среди мусульманского населения
партийная борьба за власть недопустимыми способами,
как-то — подкупом, избиением, вымогательством и др.
Первый краевой чрезвычайный общемусульманский
съезд и совещание крестьянских делегатов с исполни­
тельным комитетом краевого Совета крестьянских депу­
татов считают нужным указать: на : принципиальную

') Псриин бил и мае. На нем било очень неполное нредстапн-


тельспю.
102
недопустимость незаконного вмешательства чуждых и
незнакомых с бытом и условиями жизни местного насе­
ления организации всякого рода в дело организации и
деятельность местных административных органов (аул,
волость, участок, уезд); на абсолютную вредность наси­
лии, родовой, партийной вражды, питающей злостную
агитацию со . стороны безответственных лиц; признать
необходимым обратиться к населению края с воззвани­
ем о сохранении на местах порядка, призвать граждан к
дружной и солидарной работе по организации и просить
туркестанский Комитет временного правительства при­
нять срочные меры к введению з е м с к о г о самоуправ­
ления в крае и подготовке населения к предстоящим
выборам в Учредительное.собрание“ ').
„Тон Делает музыку", и т о н этой резолюции ясно
говорит, что она была направлена не только против се-
мирсчепского переселенца, засевшего во многие Советы,
но и против Советов вообще. Этим же съездом была
выражена уверенность в том, что „представитель времен­
ного правительства Российской республики (Коровнн-
ченко!) будет стоять на страже .революционного поряд­
ка“ .*2). Характерно, что им же, на. к о н е й н р а т и в н о м
заседании, было вынесено постановление об автономии
Туркестана. В этомпостановлении говорилось: 1) „Сыр-
Дарьипская, Самаркандская, Ферганская и Закаспий­
ская области должны, войти в состав Российской респуб­
лики в качестве о т д е л ь н о й т е р р и т о р и а л ь н о ­
а в т о н о м н о й федерации, организованной
на н а ч а л а х ца ц и он а л ьн о-к.ул-ьту р н о г о •с а ­
моопределения всех народностей, населяющих

') „Туркестанский Курьер“, 8 октября 1917 г.


2) Очень поучительно для Реннероц п Пауэров, сторонников на­
ционально-культурной -автономии, что .реакционнейшие улемнети,
представители средневекового, духовного порабощения масс, на
этом съезде голосовали з а и а ц и о и а л ь и о - к у л ь т у р и у ю
автономию!
103
эти области, под наименованием „Туркестанской Феде­
ративной Республики“. Ввиду отсутствия на съезде пред­
ставителей Ссмирененской области1) съезд, не решая
вопроса о будущем устройстве Семиречья, лишь выска­
зал пожелание о включении ее в состав туркестанской
федерации. Представители от Уральской и Тургайской
областей заявили о своем желании, чтобы эти области
вошли в состав туркестанской федерации.’2) „Законода­
тельная власть но вопросам внутреннего управления
туркестанскою федерацией) и самоуправления ею,— го­
ворилось дальше в резолюции,— принадлежит туркестан­
скому парламенту, избираемому на основании всеобще­
го, равного, прямого и тайного голосования, сроком на
5 лет, с обязательно пропорциональным представитель­
ством в нем всех народностей, населяющих Туркестан­
ский край. Законодательные функции туркестанского
парламента должны быть точно с о г л а с о в а н ы с ос­
н о в н ы м и з а к о н а м и Р о с с и й с к о й р с с п у б л и-
к и и с т р е б о в а н и я м и ш а р и а т а... 3) Туркестан­
ская федерация имеет в г. ' Т а ш к е н т е с в о й с е н а т
под наименованием „Махкама-и-Шарьия“ (палата зако­
нов), которому присваиваются'права опубликования и
разъяснения законов и требований шариата (в отноше­
нии мусульманского населения), надзора за всеми прави­
тельственными учреждениями и лицами и правильным
выполнением суда всеми судебными учреждениями и ли­
цами. Ему же принадлежит право высшего судебного
учреждения туркестанской федерации. 4) Председатель
сената ^..Махкама-и-Шарьия“) именуется „ш ей х -у ль­
не л а м “ (генерал-прокурор) и является высшим блюс­
тителем законов туркестанской федерации“ 12).

1) Были случаи, когда киргиз, ехавших жаловаться только „Ко­


митету временного правительства", по дороге убивали семиречен-
ские кулаки.
2) ' „Туркестанский Курьер“, 11 ноября 1917 г.
101
Эта резолюция была продуктом компромисса между
улем иста ми и прогрессистами. Именно поэтому над ниж­
ней палатой — „туркестанским парламентом“ была по-
станлеиа верхняя — „Махкама-и-Шарьня", над конститу­
ционным парламентом был поставлен традиционный
теократический совет высшего духовенства во главе с
„шсйх-уль-исламом“, хранителем „древлего благочес­
тия“. Самос нахождение „Махкама-и-Шарьня“ в Таш­
кенте вполне соответствовало видам „Улема“, имевшей
здесь свой главный центр. Однако до о к т я б р ь с к о г о
п е р е в о р о т а идея полного отделения от России не
была популярна. „Улема“ искала поддержки у черносо­
тенных колониальных деятелей из Остроумовской шай­
ки, „джаднды“, связанные через „своего кумира“, члена
И Государственной Думы Максудова, с Комитетом вре­
менного правительства, у Налнвкнных, Дорреров и К°.
Тот же чрезвычайный съезд выставил требование, чтобы
„не менее половины общего числа членов туркестанско­
го Комитета временного правительства было предостав­
лено представителям от туземного мусульманского на­
селения, и чтобы должности областного комиссара илн
его помощника, уездного комиссара или его помощника
и участкового комиссара или его помощника были пре­
доставлены представителям от туземного мусульманско­
го населения“ '). Таким образом мыслился определенный
раздел власти между м у с у л ь м а н с к о й бур­
ж у а з н о й и у л е м а , с о д н о й с т ороны, и рос­
сийской великодержавной буржуазией, с
д р у г о й . „Туркестанский парламент“ и „палата зако­
нов“ должны были быть соединены, по крайней мерс
временно, с русской колониальной администрацией. Осо­
бо предусматривалось, что краевой „Шуро Исламия“
входит в полном составе в совещание при туркестанском
Комитете временного правительства и в „Махкама-и-

') „ Т у р к е с т а н с к и й В е с т н и к '', Н н о я б р я 1 9 1 7 г. .
ЮГ)
Шарьии“ с совещательным голосом. Предполагалось
взять „тихой, сапой“ русский империализм, и для этого
предлагалось „псе существующие в крае мусульманские
организации объединить в одну политическую партию
под наименованием „И т т и ф а к-у л ь-М и с л и м и и“ (со­
глашение мусульман), программа которой должна соот­
ветствовать всем резолюциям настоящего краевого
съезда и в основу которой должны быть положены прин­
ципы устроения жизни мусульман Туркестанского края
на началах шариата“ ').
Отсюда видно, что сентябрьский съезд был попыткой
создания общемусульманского „национального“ блока
под лозунгами автономии и шариата.— „Д ж а д и д ы“
у с т у п и л и у л см п с т а м д а ж е ш к о л у . . -
Положение русского империализма в Туркестане бы­
ло уже поколеблено. Была поколеблена и вера в его не­
сокрушимость. Съезд высказался за скорейшую отмену
всех твердых цен, отмену права реквизиции продуктов, а
также и права монополий. Было постановлено прекра­
тить посевы американского хлопка, сократившиеся в
1917 г. па 50%, и сеять исключительно хлеб. Мусульман­
ская буржуазия отказывалась оставлять Туркестан преж­
ней хлопковой плантацией российского капитала.
Пока в мусульманской среде шел медленный процесс
самоопределения, революционный кризис в Ташкенте на­
растал. С первого же дня своего приезда в Ташкент
Коровничеико начал действовать по выработанному в
Петербурге шаблону. Сначала был отдан приказ о рос­
пуске солдат-семнреченцев по домам, затем об отправке
остальной части гарнизона на фронт. Члены ташкентско­
го Совета были привлечены по 100-й статье царского
уложения за „бунт против верховной власти“. Под этим
„бунтом“ разумелось участие в сентябрьских событиях.
В' ночь с 18 на 19 октября была разоружена и арестова-

■) „Туркестанский вестник“, 14 ноября 1917 г.

ГОб

ШШИЯВия» "ИЯ?
на крепостная рота, причем броневиками был открыт
„для острастки“ пулеметный огонь. „Eine ранее,— как ;
передает орган Сонета „Наша Газета“,— когда члены
красного Совета вели переговоры с генералом и всячес- |
кп старались наладить отношения и создать тот кон-
такт (!!?) с властью, к которому стремился ташкентский
Совет, но от которого упорно уклонялся генерал, давая
всякие подписки и обещания с тем, чтобы все это самым j
беззастенчивым образом нарушить, генерал стучал ку­
лаком по столу и кричал: К р о п ыо з а л ь ю Т а ш к е и т,
но на с в о е м п о с т а в л ю ! “ 1).
Краевой Совет, действительно, всячески старался из­
бежать „бремени власти“. 28 октября, то есть как раз
тогда, когда Коровннченко уже начал кровавую баню,
предварительно арестовав 2 членов краевого Совета, эти
рыцари печального образа, желавшие жить в мире и
согласии’ с черносотенными генералами, снова подтвер­
дили свое, с позволения сказать,' решение. Вот выписка
из журнала заседаний туркестанского краевого Совета
солдатских и рабочих депутатов: „28 октября 1917 года.
«Yü 80 (журнала), председательствовал т. Левин. Присут­
ствовали т.т. Калугин, Бич-Брудпсвскнп, Николаенко и
Мелешко, при секретаре Вышетравском.
С л у ш а л и : Отношение к текущему моменту но во­
просу о переходе власти Советам.
' П о с т а н о в и л и : 1) Обсудив создавшееся общепо­
литическое положение в стране, мы, присутствующие на
сем заседании члены краевого Совета солдатских и ра­
бочих депутатов, высказываемся п р о т и в п е р е х о д а
в л а с т и С о в е т а м , , а т е м б о л е е (!!) в р у к и
б о л ь ш е в и к о в , и считаем, что в л а с т ь до созыва
Учредительного собрания должна оставаться в р у к а х
временного п ра в и т е ль с т в а как в центре,
так и в Туркестане,

1) „Наша Газета", 8 ноября 1917 г.


107
С л у ш а л и : Отношение Краса к генералу Коровин-
чепко и Турккомнтсту.
П о с т а н о в и л и : 2) Относясь отрицательно к пове­
дению представителей временного правительства гене­
ралу Коровниченко, Доррсру и Шендрикову, проводив­
ших все время с момента прибытия в Ташкент политику
зигзагов (!), выражавшуюся в неоднократном наруше­
нии данных обещаний; кроме того, в том, что генерал
Коровниченко в проведении своей политики совершенно
игнорировал мнение и интересы (!) представителей ре­
волюционной демократии в лице краевого Совета, вы­
ступал публично даже с бранными словами (!) по адресу
товарищей — солдат и рабочих и способствовал поселе­
нию розни между европейским и туземным населением,
а также принимая во внимание вынесенное в. прошлом
недоверие некоторыми (!) демократическими организа­
циями Дорреру и Шендрикову,— краевой Совет выража­
ет всем вышеназванным лирам недоверие (!!) и считает
их дальнейшее пребывание у власти недопустимым.
С л у ш а л и : Об организации краевого Совета.
П о с т а н о в и л и : Принимая во внимание, что дея­
тельность генерального комиссара и Туркестанского ко­
митета восстановила против себя демократические орга­
низации и внесла возбуждение (!) в широкие демокра­
тические массы, повлекшие за собой отказ от повинове­
ния н последовавшее за сим (!!) открытое выступление
рабочих и солдат, а также принимая во внимание, что и
закончившийся 26 сего месяца 2-й крестьянский краевой
съезд (русский), протестуя против действий генерала
Коровниченко, Доррера и Шендрикова, выражая им не­
доверие, требует их немедленного удаления, ввиду соз­
давшегося грозного положения, краевой Совет солдат­
ских и рабочих депутатов п р е д л а г а е т в р е м е н н о ­
му п р а в и т е л ь с т в у (!) о немедленном удалении
Турккомитета в лице Коровниченко, Доррера и Шендрн-
кова и о п е р е д а ч е в р е м е н н о в л а с т и б р у к и
108
демократических краевых организаций,
впредь до установления новой власти.
Ввиду же происходящих сейчас в Ташкенте событий
предложить (!!!) генеральному комиссару немедленно
прекратить нападение и расстрел войсковых частей. Если
последнее не будет выполнено (!), краевой Совет рабо­
чих, солдатских и крестьянских депутатов берет на се­
бя (!!) организацию временной краевой власти, впредь
до ответа на посланную телеграмму временному прави­
тельству („Умри, Денис, лучше не напишешь!“)
Слушали: О самостоятельном существовании
краевого Совета.
П о с т а н о в и л и: краевой Совет существует и про­
должает существовать на основах, выработанных съез­
дом. Телеграфно сообщить областным Советам о при­
сылке в 3-дневный срок всех недостающих членов крае­
вого Совета, указав, что в противном случае возникнет
вопрос (!) о сложении полномочий (!!) и ответственнос­
ти за последствия (!!!).
Председатель (подпись). Секретарь (подпись)“ 1).
Мы нс пожалели места специально для того, чтобы
дать фотографию того, что представляли туркестанские
Советы во главе с краевым в исторические октябрьские
дни. Когда на улице трещали пулеметы, господа из
„Краса“, трусливые и безграмотные обыватели, с истин­
но канцелярским усердием „слушали и постановляли“,
протестовали против перехода власти Советам и выра­
жали недоверие Коровниченко, посылали телеграмму
разогнанному в Петербурге временному правительству
и грозились организовать „впредь до ответа на послан­
ную телеграмму“ свою власть, в то же время собираясь
сложить полномочия... за отсутствием кворума! -

') „ Н а ш а Г а з е т а “ , 10 н о я б р я 1 9 1 7 г.
109
Можно лн сказать об этих обьшательских ничтожест­
вах что-нибудь больше того, что они сами сказали о
себе?!
Коровниченко, однако, д е й с т в о в а л . В ночь с 27
на 28 октября Коровниченко, окружив „Дом свободы“
казаками, броневиками и юнкерами, арестовал 5 членов
ташкентского исполкома и 2 членов краевого Совета, в
том числе т. Казакова, будущего председателя „колони­
заторского“ ТурЦИКа, и пресловутого доктора Успенско­
го, как потом оказалось, перекочевавшего -сначала к эсе­
рам, а потом и к коммунистам... прямехонько от „Союза
Михаила Архангела“. Увы! Более видных представите­
лей революционных масс не было.
Затем был разоружен 2-й Сибирский полк, окружен­
ный во время сна. Покончив со 2-м полком, юнкера и
казаки с броневиками отправились к 1-му Сибирскому
полку, но по ошибке подняли стрельбу против своих ка­
зачьих казарм, вследствие чего 1-й полк проснулся и
встретил их с оружием в руках. К 1-му полку пришли
па помощь рабочие ташкентских, железнодорожных мас­
терских, этой действительной цитадели революции. Борь­
ба завязалась жестокая, и тут и рабочие, и солдаты
проявили настоящие чудеса революционного героизма.
Ловким маневром у белых был взят броневик, и их оттес­
нили в крепость. Коровниченко вооружил против солдат
и рабочих всех, кого только мог,— писарей, злобствую­
щую обывательщину и даже гимназистов, но пушки, с
которыми сначала рабочие не умели обращаться, реши­
ли дело. Угроза взлететь на воздух вместе с артиллерий­
ским складом и пороховыми погребами подействовала.
Белогвардейцы сдались на милость победителя. Удрал
лишь один член Комитета временного правительства
„с.-д.“ корниловец Шендрнков, чтобы потом, совместно
со Шкапским, в Семиречье устроить контрреволюцион­
ную кашу вне Ташкента. 1 ноября бой кончился, и побе­
да осталась за революционными рабочими и солдатами,
ПО
2 ноября выступил на сцену почтенный „Крас“. Приво­
дим опять протокол его заседания. „2. ноября 1917 года.
В 12 часов ночи (!) № 83. Присутствовали: председатель
Успенский, члены: Мелешко, Калугин, поручик Перфиль­
ев, Казаков, Левин, Подпалов, Погребов, при секретаре
Вышетравском.
С л у ш а л и : 1) О переходе власти к Совету.
П о с т а н о в и л и : Отказываясь взять единолично
власть в свои руки (!), краевой Совет предлагает ппрсдь
до созыва съезда организовать временный краевой Тур-,
кестанский исполнительный комитет из 9 лиц: три — от
Краса, два — от краевого Совета крестьянских депута­
тов, один — от краевого Совета киргизских депутатов,
один — от краевого Совета мусульманских депутатов,
один — от краевого Комитета партии с.-р., одни — от
Центрального бюро партии с.-д. и при нем краевое со­
вещание, состоящее из представителей всех краевых
организаций, думы и исполнительного комитета Таш­
кентского Совета р. и с. депутатов“ 1). Об авторитет--
ности и устойчивости этой новой „власти“, которая со­
всем не была и не хотела быть властью, говорить, конеч­
но, не приходилось. Но благодаря октябрьской победе
рабочие и солдаты избавились от террора генеральских
броневиков и пулеметов. Через две недели собрался 3-й
Туркестанский съезд Советов. „Казусность“ положения
заключалась в трм, что нужно было сорганизовать
власть; никто, кроме непосредственных победителей,
сорганизовать ее не мог, а они не имели своей органи­
зации и на съезде были представлены случайно, отнюдь
нс будучи большинством его. Когда дело подошло к во­
просу об организации власти, председатель съезда уле-
мистов, организатор ташкентской улема Лапин от имени
этого съезда, происходившего во время октябрьских со­
бытий, предложил организовать „Туркестанский нспол-

' ) „ Н а ш а Г а з е т а “ . 1 0 н о я б р я 1 9 1 7 г.
111
нительный комитет“ в составе следующих представите­
лей: 3 — от Советов, 3 — от городских самоуправлений,
6 — от „краевого съезда мусульман“, то есть от улемис-
тов. Кроме того, в дополнение, должен был быть создан
контролирующий орган — „Ташкентский краевой Со­
вет“, перед которым бы „исполнительный комитет“ был
ответствен. Его предполагалось составить таким обра­
зом: 5 — от краевого съезда Советов с.р.д., 5 — от
краевого съезда городских самоуправлений, 10 — от
съезда улемистов. Поясняя резолюцию съезда улемис-
тов, Лапин заявил, что, „основываясь на принципе само­
определения, мусульманство могло бы потребовать себе
в с е й в л а с т и , но оно делает уступку пришлым элемен­
там, допуская их представителей к власти“ 1). Решитель­
ность этого заявления объясняется тем, что октябрьские
события, выдвинувшие вперед Советы, на мусульман­
скую массу произвели сахще угнетающее впечатление: с
Советами она имела меньше всего „контакта“. С круше­
нием власти российского империализма в Петербурге и
низвержением Коровниченко в Ташкенте мусульман­
ская торгово-ростовщическая буржуазия, духовенство
и прогрессивная интеллигенция не были уже больше за­
интересованы в сохранении связи с Россией. С одной
стороны, рухнули всякие надежды на возможность усту­
пок со стороны временного правительства, с другой сто­
роны, и классовые привилегии и национальный быт ока­
зались под непосредственной угрозой „большевистской“
стихии. Улемисты предложили коалицию для того,'что­
бы, пользуясь октябрьским переворотом, увеличить свой
национальный вес. При этом они, разумеется, прекрасно
учитывали, что русский городской обыватель т е п с рь
будет на их стороне, поскольку он потерял н а д е ж д у
на т в е р д у ю в л а с т ь и з ц е н т р а . Обстановка бы­
ла именно такова. Царские колониальные чиновники и

') „ Н а ш а Г а з е т а “ , 2 3 н о я б р я 1 9 1 7 г.
Наемные писаки при первых же признаках грядущей
большевистской грозы в Туркестане стали кричать про­
бив „русских империалистских войск“, которые давят на
Нолю населения через Советы, против „соцнал-шовшшэ-
Ча“, „попрания права на национальное самоопределе­
ние“ и т. п. В их устах все это имело чрезвычайно подо­
зрительный смысл. В октябрьские дни эта ч е р н о с о ­
тенная, и м п е р и а л и с т и ч е с к а я демагогия
Нашла практическое применение, когда Коровннчснко
Послал в старый город грузовики с оружием для разда­
ли. Увы! Самобытные ташкентские большевики этой де­
магогии отбросов колониального режима не с м о г л и
Противопоставить своей и н т е р н а ц и о н а л ь н о й точ­
ки зрения. Они слепо лезли в капкан, расставленный для
революционных рабочих и солдат черной сотней. Тогда
как. Дорреры1) и Лыкошины снюхивались и с „улема“,
и с прогрессистами, немногочисленные русские револю­
ционные элементы ни одним словом не попытались при­
влечь к себе мусульманскую бедноту и наиболее ради­
кальную часть мусульманской прогрессивной интелли­
генции, не говоря уже о „джадидах“ вообще.
Ответом на предложение улемистов третьему съезду
Советов была нелепая по своей безграмотности „декла­
рация объединенной (?!) фракции большевиков и макси- .
малистов“, оглашенная в заседании 19 ноября Тоболн-
ным. Вот ее Полный текст: „Признавая существующую
центральную власть и форму се организации, объединен­
ная фракция большевиков и максималистов считает выс­
шим краевым органом краевой Совет рабочих, солдат­
ских и крестьянских депутатов, который отныне имену­
ется (??) Советом Народных Комиссаров Туркестанского
края (?!). Вместе с тем фракция считает необходимым
разъяснить (!), что ею отнюдь не устраняются (?!!) от
участия в активной работе широкие слон населения, так
В П ом ощ н и к К оровничеико „по граж дан ской части“.
113
как (!) каждый из народных комиссаров, стоящих По
главе той или иной отрасли жизни края, будет иметь
руководящее значение каждый в сфере своей деятель,
ности, проводниками (!) же в жизнь выставляемых всем
Советом Народных Комиссаров (!!) принципов явятся Тс
съезды представителей с мест, не и с к л ю ч а я и му ­
с у л ь м а н (!!!), которые будут периодически созываться
тем или иным народным комиссаром по вопросам той
или иной сферы хозяйственной или государственной
жизни края, а также и те организации, которые созданы
в настоящее время на местах.
Таким образом, ни местное туземное население, ни
местные интеллигентные силы (?!) пе устраняются от
активной работы по улучшению, быта и жизни края, а,
наоборот (!), привлекаются к этой работе.
Включение в настоящее вре мя м у с у л ь ­
ман в о р г а н ы высшей к р а е в о й р е в о л юц и ­
онной в л а с т и я в л я е т с я н е п р и е м л е м ы м к а к
ввиду полной н е о п р е д е л е н н о с т и о т н о ш е ­
н и я т у з е м н о г о н а с е л е н и я к в л а с т и с. с.,
р. и к.д,, т а к и в в и д у т о г о, ч т о с р е д и т у з е м ­
н о г о н а с е л е н и я не/г к л а с с о в ы х п р о л е т а р ­
с к и х о р г а н и з а ц и й , п р е д с т а в и т е л ь с т в о ко­
торых в о р г а н е высшей краевой власти
ф р а к ц и я п р и в е т с т в о в а л а бы.
Включение в орган высшей краевой власти предста­
вительства оборонческих групп фракция считает недо­
пустимым, так как они активно боролись, отстаивая
власть временного правительства, изменившего револю­
ционной демократии.
При таковой организации власти края, как представ­
ляет себе фракция, каждый народный комиссар является
ответственным перед всем Советом Народных Комисса­
ров, а Совет перед съездами с. с.( р. и К. д., созываемы­
114
ми каждые 2 месяца (!) Сонетом Народных Комисса­
ров“ 1).
Благодаря блоку с „левыми эсерами“ эта резолю-.
Иня-„декларация“ была принята 97 голосами при 17
воздержавшихся, и был избран С о в н а р к о м из 7
большевиков и 8 левых эсеров.
„Парламентская“ победа была одержана, но в то же
время — политически — был закреплен к о л о н и з а т о р ­
с к и й характер новой советской власти в Туркестане.
Вместо того, чтобы .завоевывать самим доверие трудя­
щихся масс угнетенных национальностей, новая власть
предложила угнетенным национальностям завоевывать
ее доверие! Партия большевиков здесь не руководила
событиями. Ее не было. Только одиночки-большевики
оказались вынесенными на гребень революционной вол­
ны-. -Партия же стала организовываться лишь после ок­
тябрьской революции. Как это ни парадоксально, в Т у р ­
к е с т а н е не п а р т и я б о л ь ш е в и к о в с о з д а л а
советскую власть, а с о в е т с к а я власть,
необходимость утверждения власти Сове­
тов с о з д а л а здесь п а р т и и б о л ь ш е в и к о в и
л е в ы х э с е р о в . Неизбежным следствием этого яви­
лось то, что партии большевиков и левых эсеров с пер-
пых же дней сделались пристанищем значительного ко-'
личества авантюристов, карьеристов и просто уголовных
элементов. Характерно, что здесь „большевики“ офици­
ально не именовали себя иначе, как „правительственной
партией большевиков“. С другой стороны, принадлеж­
ность к промышленному пролетариату в царской коло­
нии была н а ц и о н а л ь н о й п р и в и л е г и е й р у с ­
с к и х , Поэтому и пролетарская диктатура здесь, с
первых же шагов, приняла т и п и ч н о к о л о н и з а т о р ­
с к у ю внешность: русский рабочий взял на себя „управ­
ление народами Туркестана“. Поскольку он был не орга-

') „ Н а ш а Г а з е т а “ , 2 3 н о я б р я 1 9 1 7 г.
115
иизован, не имел своей классовой программы, вырабо­
танной революционной практикой, не имел революцион­
ной традиции, он неизбежно должен был принять сотруд­
ничество многих „бывших людей“, которые своей поли­
тической „оборотливостью“ могли доказать свое право
на руководство1). С о ц и а л ь н о г о размаха колони­
альной революции, ограниченной и в своих интересах, и
в своих ресурсах новым городом, казармой и железной
дорогой, не мог изменить революционный героизм от­
дельных отрядов русского рабочего класса Туркестана.
Так или иначе, через неделю после третьего краевого
съезда Советов, 26 ноября 1917 года в Коканде, самом
крупном капиталистическом центре мусульманского
Туркестана, собрался— четвертый по счету2) — обще-
мусульманский съезд, созванный краевым Шуро-Исла-
мия, во главе с Чокасвым. 27 ноября, в 12 часов ночи,
была вынесена резолюция об автономии Туркестана.
Она гласила: „4-й чрезвычайный общемусульманский
краевой съезд, выражая волю населяющих Туркестан
народностей к самоопределению на началах, возвещен­
ных великой российской революцией, объявляет Турке­
стан территориально-автономным в единении с федера­
тивной д е м о к р а т и ч е с к о й Российской республикой,
предоставляя установление форм автономии туркестан­
скому Учредительному собранию, которое должно быть
созвано в кратчайший срок, и торжественно заявляет, что
права населяющих Туркестан национальных меньшинств
будут всемерно охранены“ 3). Воздержались от голосо­
вания резолюции только двое, из которых один был
представитель ташкентской улема. Вслед за тем было из­
брано временное правительство „автономного Туркеста­
на“ („Туркестани Мухториат“) в составе б. члена 2-й*)
') Пример: Успенский, первый комиссар здравоохранения и ли­
дер левых с.-р.
г) 1-й был в мае, 2-й в сентябре. 3-й (улемнстов) в октябре.
*) „Турк. Вестник“, 1 декабря 1917 г.
116
Государственной Думы инженера Тыныишаева — „мини -
с'Гра-председатсля и министра внутренних дел“ 1), при­
сяжного поверенного Шаги-Ахмстова — его заместителя,’
„управляющего отделом внешних сношений“ Чокасва2),
агронома Агаева — „министра землеустройства и
водопользования“, заместителя председателя Кокандской
городской думы Махмудова — „министра продовольст­
вия“, присяжного поверенного Уразаева — „тов. минист­
ра внутренних дел“ и присяжного поверенного Герцфель-
да, „министра финансов“. Временная форма организации
власти была принята в таком виде: „Правительственная
власть впредь до созыва туркестанского Учредительного
собрания сосредоточивается в руках „туркестанского
временного Совета“ и туркестанского народного правле­
ния“. 1) Туркестанский временный Совет составляется:
по числу представителей Туркестана во Всероссийском
Учредительном собрании (!) из 22 человек, избранных
настоящим съездом по следующему расчету. Ферганская
область — 10 чел., Сыр-Дарьинская область — 9 чел., Са­
маркандская область — 5 чел., Семиреченская область —
6 чел. и Закаспийская область — 2 чел., 2) 4 предста­
вителя от съезда городских самоуправлений, 3) 18 пред­
ставителей, по 1 человеку от различных европейских
краевых демократических, политических, профессиональ­
ных, общественных и иных организаций; предоставление
мест производится по усмотрению Совета в его п е р в о ­
н а ч а л ь н о м составе (36 человек) “ 3) . „Автономное
правительство“ в Коканде организовалось в п р о т и в о ­
в е с Совнаркому в Ташкенте. Активная роль в нем при­
надлежала, как это ни странно, к и р г и з с к о й и и т с л-
л и г е и ц и й. Понятно, почему она примкнула к а н т и-

1) Член Турк. комитета прем, правительства.


г) Председатель краевого Шуро-Исламня, член Турккомнтета
вр. прав.
3) „ Т у р к е с т а н с к и й В е с т н и к “ , 1 д е к а б р я 1 9 1 7 г.
117
*

с о в е т с к о м у автономистскому движению. „Общий ХОД


истории оказался гораздо сильнее, чем тот националь­
ный антагонизм, который существовал между различны­
ми народностями Туркестана. Киргизская интеллиген­
ция, вышедшая из той массы кочевников, которая смот­
рела на земледельческое узбекское и торгово-ремеслен­
ное население городов как на нрконных наследственных
врагов своих, пошла на услужение к мусульманской1)
буржуазии. Попытки, которые делались мусульманской
интеллигенцией для примирения экономически неприми­
римых элементов, путем ссылки на авторитет объединяю­
щего всех ислама, на общее происхождение тюркских
народностей, кончались полной неудачей, и только „авто­
номное движение“ на один момент могло все же спло­
тить эти элементы. Нужно полагать, что если автономное
движение давало 'надежду городской туземной буржуа­
зии расправить своп крылья, с одной стороны, то, с дру­
гой, обезземеленные й пролетаризованные массы кочев­
ников или, вернее, их представители надеялись дать от­
пор переселенческому засилию, опираясь.на автономное
движение. Только этим и •объясняется то странное об­
стоятельство, что городская мусульманская буржуа­
зия, интересы которой по существу были противополож­
ны интересам кочевников, нашла в киргизской интелли­
генции,- настроенной довольно националистически, своих
представителей и верных руководителей. Этим же объяс­
няется то, что киргизская печать*2), которая в первые
дни „автономии“ молчала, а иногда іі пела гимны в ее
честь, после ее крушения окрестила спою интеллигенцию
титулом „изменников“ 3). <•

•) Узбекско-сартской.
2) Киргизская газета выходила п о д . названием .„Брлык Туэ".
рёдак. Ходжанов; будущий коммунист. ■■ •
3) Статья тов. Тюрякулова (не подписанная) о „Кокандской ав­
тономии“ в сб. „Три года Советск, власти“, Ташкент; 1920

118
Была и другая причина, почему киргизская интелли­
генция заняла руководящее положение в автономист­
ском движении. Улема не принимала в нем организован­
ного участия. Центром влияния улемнетов был Ташкент,
н ташкентские улсмисты были против объявления авто­
номии в К о к а ндс. Поскольку после октябрьских со­
бытии руководство автономистским антисоветским дви­
жением сосредоточилось, главным образом, в руках про­
грессивной интеллигенции, выражавшей волю нации к
б у р ж у а з н о м у самоопределению, постольку неизбеж­
но было выступление на первый план киргизской интел­
лигенции' наиболее свободной от связи с реакционно-
феодальной „улемой“. '
К антисоветскому автономистскому движению был
привлечен русский, обыватель — „интеллигент“, злобст­
вующий иа революцию. Он получил представительство в
„автономном правительстве“. Более того, это „автоном­
ное правительство“ сделалось для него центром органи­
зации антибольшевистских сил. Присяжные поверенные
при хлопчатобумажных фирмах, писаки из „Туркестан­
ского Курьера", „либеральные“ инженеры и бывшие цар­
ские чиновники воспользовались создавшимся положени­
ем, чтобы с помощью буржуазно-национального движе­
ния мусульманской буржуазии и интеллигенции спасти
свои привилегии, свое „положение в обществе“. Коканд-
ское „правительство“ должно было с т а т ь правитель­
ством. Пока оно е щ е не. имело ни войска, ни казны, ни
власти. Кокандский съезд, наряду с другими резолюци­
ями, вынужден был принять резолюцию о •„неприкосно­
венности народных представителей Туркестана“.
Раз нельзя было искать союзников и защитников в
Петербурге и Москве, приходилось их искать на юге.
И вот съезд постановляет вступить в черносотенный ка-
лединский „ Юг о - В о с т о ч н ы й С о ю з казачьих войск,
горцев Кавказа и вольных народов степей“. Вступление
мотивировалось тем,'что только из „стран“ ,-,Юго-Восточ-
119
иого Союза“ Туркестан сможет удонлетворить свою нуж­
ду в хлебе. Однако „умысел иной тут был“: российская
контрреволюция, в лице остатков колониальной бюро­
кратии, толкала мусульманскую буржуазию все дальше
и дальше на путь борьбы с Советами. „Свободный
Туркестан“ — газета, купленная кокандским правитель­
ством,— откровенно писал: „Если русская буржуазия в
настоящее время стоит за автономию, то вовсе не пото­
му, что с осуществлением се кончится господство ненави­
стных ей большевиков в крае. Вообще в Туркестане про­
изошла перемена ролей: д е м о к р а т и я — п р о т и в ,
а в т о н о м и и и з а н а с и л ь с т в е н н о е в н е д р е н нс
с о ц и а л и з м а , б у р ж у а з и я — з а а в т о н о м и ю “ 1).
Для осуществления контрреволюционной „автономии“
звали и поджидали казаков.
На 13 декабря— день рождения Магомета — было на­
значено торжественное объявление автономии в Ташкен­
те и манифестация. К этому времени работа русских
белогвардейцев достигла высших пределов. Лозунг:
„Долой правительство смазчиков! Да
з д р а в с т в у е т а в т о н о м и я ! “ — переходил из торго­
во-промышленного общества в грузинское землячество,
к „украинцам“, оттуда в союз приказчиков, из союза
приказчиков на почту, к учителям, офицерству и т. д. Все
надеялись „урвать свое“ от большевиков. -Тщетно Сов­
нарком пытался укротить страсти обещанием созыва
туркестанского Учредительного собрания, „которое одно
правомочно (!) провозгласить автономию Туркестанского
края“. Хотя манифестация в русском городе и была за­
прещена, она прошла туда, и толпа раззадоренных чину­
шей освободила из тюрьмы героя октябрьской бойни
Доррера и генерала Кияшко, в царское время орудовав­
шего в военно-полевых судах. В результате столкновс-

') „ С в о б о д н ы й Т у р к е с т а н “ , 16 я н в а р я 1 9 1 8 г.
120
пня, спровоцированного белогвардейцами, на месте
осталось 18 человек.
Это было продолжением начатого в Коканде.1).
Внутреннее положение Туркестанской республики
было крайне тяжелое. Продовольственный кризис привел
к голоду. Контрреволюционный саботаж со стороны всех
элементов колониальной бюрократии, питавшейся в
этот период надеждой на „автономию“, был самый без­
образный. Никаких признаков сколько-нибудь устойчи­
вого организационного аппарата не было. Только не­
большие группы передовых рабочих и солдат поддержи­
вали равновесие. Естественно, что говорить о распрост­
ранении советской власти на весь Туркестан в этих
условиях не приходилось. Советская власть была „раз­
бросана“ только по немногим городским и станционным
„оазисам“. Но и там она совсем некрепко держалась на
ногах.

') „ Н а ш а Г а з е т а “ , 1 5 д е к а б р я 1 9 1 7 г.
12-1
V. СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ В ТУРКЕСТАНЕ

, Почти с первого дня октябрьской революции Совет­


ская власть в Туркестане, оказалась отрезанной и изоли­
рованной от советской России. Между Туркестаном и
советской Россией образовалась д у т о в с к а я п р о б к а .
Борьба с черносотенным атаманом Дутовым, пытавшим­
ся превратить оренбургские степи в самостийное царство
контрреволюционных верхов казачества, завязалась еще
при Керенском. Оренбург несколько раз переходил из
рук в руки,— то он находился под властью Дутова, то
его захватывали оренбургские рабочие, проявившие в
этой борьбе с черносотенными казачьими атаманами чу­
деса пролетарского героизма и стойкости. Поскольку
Оренбургская губерния входила в Уральское областное
объединение Советов, уральские пролетарии неоднократ­
но посылали свои отряды на помощь оренбуржцам. С са­
мого начала рабоче-крестьянской революции железно­
дорожная линия Самара—Оренбург—Ташкент сделалась
предметом ожесточенной борьбы между контрреволюци­
ей и революционным пролетариатом. Еще и по сие время
но всей этой линии остались следы опустошений граж­
данской войны. Защищая эту коммуникационную линию,,
железнодорожные рабочие, вместе с тем, защищали и
свою жизнь, потому что контрреволюционные казачьи
122
банды нс щадили никого, зверски уничтожая нее на сво­
ем пути.
Контрреволюция перервала связь между Россией и
Туркестаном. Тем самым она лишила Туркестан идей­
ной и организационной поддержки российского пролета­
риата, изолировала Туркестан от его руководящего влия­
ния. Можно с полным правом сказать, что до прорыва
оренбургской пробки о с е н ь ю 1919 г о д а Советская
власть в Туркестане развивалась самостоятельно,— так,
как если бы Туркестан был идеальным „изолированным
торговым государством“ Иоганна Готлиба Фихте! Период
времени — с октябрьской революции до прорыва орен­
бургской пробки в-сентябре 1919 года — полоса совер­
шенно с а м о б ы т н о г о развития Советской власти в
Туркестане, Если специфически колониальный уклад
местных национальных и классовых отношений опреде­
лил здесь своеобразное течение революции от февраля
до октября, ее к о л о н и а л ь н ы й характер, то н з о л я -
ци я Туркестана от советской России с момента октябрь­
ской революции еще более у с у г у б и л а колониальный
характер советского строительства в Туркестане. В са­
мом деле, живой обмен веществ между советской Росси­
ей и советским Туркестаном парализовал бы влияние
колонизаторских пережитков и сразу направил бы нацио­
нально-освободительное движение киргиз, узбеков и
туркмен в русло советской автономии, внеся подлинное
классовое расслоение в их среду. Этого не случилось,
контрреволюция и здесь задержала революционное раз­
витие, и Туркестан оказался предоставленным своим
собственным силам и своим собственным п р о т и в о р е -
ч и я м. На немногочисленный слой сравнительно отста­
лых русских пролетариев выпала н е п о с и л ь н а я за­
дача строительства советской власти и защиты ее в
бывшей царской колонии. ■' <
Положение новой советской власти было весьма не­
устойчивым. Почти единственной опорой являлись таш­
123
кентские железнодорожные мастерские. В Кокандс у
всех на глазах организовывалась контрреволюция. То
же самое происходило в старом русском чиновничьем
центре — Скобелеве, под боком у которого, в старом
Маргелане, хозяйничал будущий вождь басмачей — Ма-
дамнн-Бек. Не лучше обстояли дела и в Самарканде. Из
Закаспия ползли темные, зловещие слухи о приближении
казаков.
При таких условиях собрался четвертый съезд Сове­
тов, Одновременно с ним происходил крестьянский съезд,
который довольно беспомощно заявил о своих притяза­
ниях на власть. Хотя съезд и назывался крестьянским,
на самом деле он'был только съездом русских крестьяп-
псреселенцев, и настроение последних он выявил
достаточно определенно,— съехались „столыпинские по­
мещики“, „крепкие мужички“, решительно враждебные
всякому пролетарскому влиянию.
Типично туркестанские „левые эсеры“ всячески пы­
тались подкупить их своей демагогией,— пугали, что
большевики „хотят завести снова самодержавие через
батрацкие советы“, призывали создать в Туркестане
„свое“ „крестьянское“ правительство и т. п. Между про­
чим, лидер левых эсеров, Н. И. Черневский, подлажи­
ваясь под кулацкое настроение: „поскорее бы избавиться
от опеки большевиков!“,— дал такое разъяснение автоно­
мии Туркестана: „У нас уже есть автономия, ибо мы не
сносимся с Петербургом по делам управления в Турке­
стане, самоуправляемся (!), учреждаем всевозможные
комитеты (!!) и проч. Кокандская автономия — миф, ибо
м у с у л ь м а н е не д о р о с л и д о а в т о н о м и и , пе
удержат всех завоеваний революции и придут к нам са­
ми. Нам нужно создать такую власть, которая была бы
автономна и защищала всех живущих в Туркестане“ 1). •
Яснее выразиться нельзя. Из беды российский обыва­

>) „ С в о б о д н ы й Т у р к е с т а н “ , 24 я н в а р я 1 9 1 8 г.

124
тель делал добродетель и определенно пытался восполь­
зоваться лозунгом н а ц и о н а л ь н о й территориальной
автономии на потребу своим к о л о н и з а т о р с к и м ин­
тересам.
В этом отношении характерна резолюция 2-го С ем 1 1 -
ре в е н с к о г о областного крестьянского съезда. В ре­
золюции говорилось: „2-й областной крестьянский съезд,
обсудив вопрос об отношении к Сибири н Ташкенту и
осветив подробно положение нашей области, нашел, что
Семирсченская область как в географическом, так и в
экономическом, торговом и климатическом (!!?) отноше­
ниях больше подходит к Сибири, поэтому постановил, в
согласии (??) с остальными народностями области, про­
сить Учредительное собрание о присоединении нашей
области к Сибири, впредь же, до решения Учредитель­
ным собранием этого вопроса, мы исполняем приказы,
идущие из центра и из Ташкента“ 1). Ссмиречснскне
плантаторы из „Хижины дяди Тома“ находили для себя
более подходящим климат сибирской кулацкой контр­
революции! С представителями временного правительст­
ва, Шкаиским и Ивановым, организовавшими в Семи­
речье силы к а з а ч ь е й контрреволюции, они поладить
не могли, так как с казаками, конкурировавшими с ними
на эксплоататорском поприще, их разделяла старая со ­
с л о в н а я вражда.
Только этим желанием отделиться от пролетарского
центра объясняется тот анекдотический факт, что из 70
наказов краевому крестьянскому съезду 38 наказов
(большинство!) высказывались з а автономию, 10 были
категорически против и 8 находили ее преждевремен­
ной *2).
Крестьянский съезд изъявил желание „слиться“ со
съездом Советов р. и с. д. и задавить его споим' боль­

>) „Голос Крестьянина“, 15 (2) марта. 1918 г.


2) „Свободный Туркестан", 31 яняаря 1918 г. *
125
шинством. Это было бесцеремонно отвергнуто. Тогда
„крестьянский“ съезд, вынеся резолюцию „о необходи­
мости вооружения русского населения на местах для
самозащиты от участившихся грабежей и (?) защиты
революции“ и другую — „о прекращении выработки нива,
а равно и других напитков/вырабатываемых из хлебных
злаков“ *), (!) мирно разъехался по домам. Диверсия ку-
лаков-самогонщнков не удалась.
Съезд Советов занялся обсуждением вопроса об ав­
тономии. На некоторую оригинальность претендовала
только резолюция „с.-д. интернационалистов“. Она гла­
сила так: „Считаясь с экономическими, культурными,
национальными и бытовыми особенностями Туркестана,'
съезд признает необходимым автономное устройство
Туркестана в'гранинах единой Российской демократиче­
ской республики.. Исходя из этого, съезд считает, что за­
дачей краевой власти, выдвинутой революционной демо­
кратией, является подготовка автономного устройства
Туркестана на демократических началах путем: 1) не­
медленного приступа к созданию органов демократиче­
ского самоуправления, земств, городских дум и 2) ч е р е з
местное с а моупра в ление, к а к п е р е х о д н у ю
ступень, к созыву краевог о а в т о но мно г о
с о б р а н и я па о с н о в е в с е о б щ е г о и з б и р а ­
т е л ь н о г о п р а в а “ 1).
Этот план постепенной „демократизации“ бывшей
царской колонии страдал всеми недостатками всех мень­
шевистских планов. Он предполагал национальный и
классовый мир там, где никакого мира не было и быть
не могло: широким массам коренного населения необхо­
димо было подлинное национальное самоопределение,
без руководящего участия российской, колониальной бю­
рократии; русские рабочие никоим образом не могли*2

О „Свободный Туркестан“, 30 января 1918 г.


2) „Наша Газета“, 25 января 1918 г. >

120
примириться с контрреволюционным „федерализмом“
черносотенного колониального чиновничества и офицер­
ства; разрыв между баями и мусульманской беднотой
рано или поздно должен был наступить.
В противовес меньшевистскому плану, большевики
выдвигали лозунг „пролетарской автономии", однако в
условиях страны, населенной, по преимуществу, мелкими
производителями, экснлоатировавшимися в течение де­
сятков лет российским империализмом, он был лишь
революционной фразой, за которой скрывалось очень
скверное, колонизаторское содержание.
Так или иначе, на съезде Советов судьба кокандского
правительства была решена 62 голосами за, 11 против
при 3 воздержавшихся.
Вернемся несколько назад, к нему. Приблизительно
через месяц после объявления автономии в Коканде был
собран съезд мусульманских рабочих и дехканских де­
путатов и мусульман-воинов. Целью его была демонстра­
ция „национального единения“. Из состава съезда были
выделены представители в „Народный Совет" при авто­
номном правительстве. Им была предоставлена '/з мест«
Рабочие депутаты, как Ннзамедднн Ходжаев, при этом
ни .в малейшей мере не обнаружили оппозиции по отно­
шению к буржуазному большинству, но послушно тащи­
лись за ним в хвосте. Автономное правительство в борьбе
за свою „легализацию“ не ограничилось одними выступ­
лениями на внутреннем театре военных действий, оно
потребовало от В. Ц. И. К., на основании сделанной в
Бресте декларации о „самоопределении народов", при­
знания его полноправным правительством всего Турке­
стана. Отпета на это покушение с негодными средства­
ми, конечно, не последовало, но двоевластие неизбежно
должно было вызвать правительственный кризис в самом
Коканде. Добровольные пожертвования на организацию
правительственной власти в несколько сот тысяч рублей
были быстро исчерпаны. Туркестанский Совет- Народных
127
Комиссаров, сам сильно стесненный в деньгах, произвел
выемку 8 миллионов рублей из кокандского отделений
государственного банка. Это еще более обострило поли,
тический кризис, так как мусульманская торговая буржу.
азия испугалась за свои вклады. У власти появился сто.
ройник более решительных действий Чокаев1). В своК)
очередь, не дремала и российская контрреволюция.
Закасния двигались на родину 17 казачьих эшелонов,
всюду смещая и арестовывая на своем пути Советы \\
советских работников. Против них были направлен^
добровольческие отряды из Ташкента. Произошел бой,
следствием которого явилось освобождение Самарканда,
захваченного казаками, и разоружение казаков. Уже од.
но это должно было предрешить судьбу Коканда. Между
тем в Коканде своим порядком открылись военные дей­
ствия. В ночь с 29 на 30 января было произведено на.
падение на- крепость, занимавшуюся русским красногвар.
дейским гарнизоном. Одновременно был разобран ь
нескольких местах железнодорожный путь, были перере­
заны провода. Русские офицеры, ворвавшись па телефон,
ную станцию, заставили прекратить ее работу. Такж^
едва не был убит в своей квартире председатель местно.
го Совета Бабушкин. 30 января образовался военно.
революционный комитет, и того же дня вечером прибыл»!
войска из Скобелева с пушками и пулеметами. Был
предъявлен ультиматум, а 31 января около 3-х часов днд
из крепости был дан первый пушечный выстрел по ста­
рому городу. Начался артиллерийский обстрел, а затем
завязался и бой с войсками „автономистов“, состоявши­
ми из персов, лезгннов, текинцев и сартов. Не имея под
руками своей собственной вооруженной силы, коканд-
ское правительство обратилось за помощью к предводи­
телю разбойничьей, басмаческой шайки — И р г а ш-Б а ю.

») Т ю р я к у л о в . „Кокандская автономия“ в туркестанском


сб. „3 года Советской власти“.
128
Иргаш-Бай и русские белогвардейцы сделали все от
них зависящее, чтобы раздуть кровопролитную бойню.
С другой стороны, к русским солдатам н красногвардей­
цам присоединились армяне-дашнаки, поголовно воору­
жившиеся, и разные мародерские элементы.
Начались грабежи, разгромы магазинов и разбои.
Гражданская война для многих стала приманкой из-за
легкой наживы.
31 января краевой Совет воинов, рабочих и дехканов-
мусульман постановил: „1) подвергнуть временное пра­
вительство аресту впредь до выяснения всех обстоя­
тельств краевым Советом; 2) принять всю полноту влас­
ти краевому Совету воинов, рабочих и дехканов-мусуль-
мап; 3) ввиду крайне возбужденного состояния мусуль­
ман как в Коканде, так и в окрестностях и поголовного
вооружения по случаю распространяемых слухов о бом­
бардировке старого города Коканда назначить началь­
ником милиции' Чапышева, которому подчинить всю
вооруженную милицию для восстановления полного по­
рядка и спокойствия как в Коканде, так и извне; 4 ) 'про­
сить военно-революционный комитет воздержаться от
каких-либо активных выступлений, дабы предупредить
объявление мусульманами по всему краю , войны (газа­
ват), в противном случае вся ответственность за послед­
ствия возлагается на военно-революционный комитет“ 1).
Увы! Вмешательство краевого Совета воинов, рабочих
и дехканов-мусульман слишком запоздало. Поскольку
он до сих пор послушно плелся за мусульманской бур­
жуазией, его политический авторитет в разгар борьбы
был равен нулю.
Это н доказал Иргаш, сразу же посадив под арест
его „главнокомандующего“ Чапышева. Сам „совет“ сто­
ял за войну против большевиков и беспомощно бросалсяV

’) „ Н о в ы й Т у р к е с т а н “ , 2 м а р т а 1 9 1 8 г.
V - 1427 129
от угроз „газаватом“ к „авторитету демократических
организаций“ и обратно.
Новые попытки перемирия не могли уже дать ничего.
К 5 февраля положение крепостного гарнизона стало
почти критическим, но в это время, под ,командой воен­
ного комиссара Перфильева, прибыли ташкентские и са­
маркандские отряды, только что произведшие разоруже­
ние казаков. 6 февраля произошел штурм старого горо­
да. В ночь с 6-го на 7-е Коканд уже представлял одно
сплошное море огня. 7 февраля грабежи и разбои достиг­
ли чудовищных размеров. „Толпы вышедших из пови­
новения солдат и красногвардейцев, чернь и мелкая
буржуазия бросились грабить и тащить, что только мож­
но было. Особенно усердствовали в грабежах армяне.
В старом городе были разграблены все магазины, торго­
вые фирмы, торговые рйды, банки и частные более или
менее приличные (!) квартиры. Кассы в банках и торго­
вых фирмах были взломаны, и деньги из них похищены.
Грабители складывали награбленное имущество на арбы
и свозили его па вокзал и в крепость. Там шел дележ
чужого имущества. Наблюдались такие картины: граби­
телям нужны были возчики награбленного имущества.
Чтобы достать таковых, они отыскивали в дальних го­
родских кишлаках сартов, забирали у них арбы и лоша­
дей и заставляли их везти награбленное имущество.
Безлошадных сартов грабители заставляли носить тюки
на плечах“ !).
Хотя это описание кокапдекого погрома заимствова­
но из официального органа кокапдекого правительства,
тем не менее, по всем данным и рассказам самих участ­
ников похода, оно вполне соответствует действительнос­
ти. В конечном счете все беды обрушились на голову
мусульманской городской и кишлачной бедноты. Ко-

' ) „ Н о в ы й Т у р к е с т а н “ , м а р т 1 9 1 8 Г.
130
кандская „автономия“ была ликвидирована, по, вместе с
тем, была подготовлена п о ч в а д л я б а с м а ч е с т в а .
Продовольственный кризис в городах был одной из
причин падения власти временного правительства в Тур­
кестане. Мусульманскую бедноту царь-голод по много
раз крепче схватил за горло. Зимой 1917—1918 года тру­
пы умерших с голоду валялись всюду — на улицах но­
вых городов, на железнодорожных станциях, на больших
дорогах. Вот краткие, но красноречивые сообщения того
времени: „В селении Янги-Кургап за одну неделю у м е р-
ло от г о л о д а 35 человек. В селении Будал умерло
Голодной смертью за одну неделю 43 человека. В селении
Буке за то же время умерло от голода 37 человек. В С е­
м и р е ч ь е г о л о д н ы е к и р г и з ы н а ч и н а ю т По­
е д а т ь т р у п ы у м е р ш и х от г о л о д а “ 1)- Б самом
начале этой страшной зимы была уже съедена вся мука.
Скот пропал из-за бескормицы или был тоже съеден.
„По данным с мест, у б ы л ь лю .дей от г о л о д а , х о ­
л о д а и б о л е з н е й д о х о д и т к настоящему време­
ни (ноябрь 1918 г.) в р а з н ы х р а й о н а х от 25 до
50 п р о ц е н т о в . Скот же сохранился не более как в
i/10 части“ 2). На 4-м съезде Советов Колесов, делая
доклад по продовольственному вопросу, ограничился
лишь одним разбором перспектив снабжения новых го­
родов и, главным образом, Ташкента. О спасении му­
сульманской бедноты не было сказано ни слова! На 5-м
съезде Советов были приведены цифры поступления
хлебных грузов по месяцам и областям. В Самарканд­
скую область прибыло хлебных грузов: в ноябре 1917 г,—
76 вагонов, в декабре — 20 вагонов, в январе 1918 г.—
3 вагона, в феврале— 14 вагонов. В Ферганскую область
прибыло хлебных грузов: в ноябре— 103 вагона, в де­
кабре— 45 вагонов, в январе — 15 вагонов, в феврале —

’) „Попий Туркестан“, 19 февраля 1918 г.


2У „Изчестня Ц. И. К. Турк. республики“, 23 ноября 1918 г.
131
16 вагонов. В Закаспийскую область прибыло хлеба: ö
ноябре — 67 вагонов, в декабре — 53 вагона, в январе
6 вагонов, в феврале — 33 вагона. В Сыр-Дарьинску1о
область прибыло хлебных грузов: в ноябре— 175 ваго­
нов, в декабре — 54, в январе— 150, в феврале — 56. На
весь Туркестан, считая и русские владения Бухарског0
ханства, в ноябре 1917 г. поступило 459 вагонов хлеба, в
феврале же 1918 г,— лишь 122 вагона *). Причиной тако­
го падения поступления хлебных грузов бйло образова­
ние оренбургской пробки в декабре 1917 года. Ясно, чт0
все поступавшие хлебные грузы шли исключительно ДЛя
распределения среди русского населения. У д а л е н н а я
от в л а с т и м у с у л ь м а н с к а я б е д н о т а б ы л а
т а к ж е ли ш сна и х л е б а и д о л ж н а - б ы л а
н е с т и на с в о и х п л е ч а х в с ю т я ж е с т ь в е с е н -
н е й и л е т н е й з а с у х и 1917 г о д а , с у р о в о й з и ­
мы 1917—1918 года и п е р е х о д а Т у р к е с т а н а о т
роли хлопковой пл ан та ци и к самодовлею­
щ е м у • х о з я й с т в у. Н о в ы й • г о р о д о б р у ш и в а л ­
с я на г о л о д н ы е с т а р ы е г о р о д а и к и ш л а к и
г р а д о м р е к в и з и ц и й и к о н ф и с к а ц и й , а му.
сульманское население вымирало, будучи
не в с и л а х с а м о с п р а в и т ь с я с г о л о д о м .
Между русским новым городом и обитаю­
ще й в н е м с о в е т с к о й в л а с т ь ю и ш и р о к и м и
массами коренного населения образова­
л а с ь н е п р о х о д и м а я п р о п а с т ь . С одной сторо­
ны, продовольственный кризис разжигал аппетиты „сол­
датско-потребительского коммунизма“ *2) в среде русско­
го населения и толкал его на путь „первоначального

О „Наша Газета", 28 апреля 1918 г.


2) Термин „солдатско-потребительский коммунизм“ мы, конеч­
но, употребляем не в похабно-меньшевистском смысле, ао в его дей­
ствительном значении в приложении к партизанщине махновского
типа, которая пышным цветом цвела в Туркестане.

132
накопления“ за счет коренной туземной массы; с другой
стороны, голод еще более укреплял традиционное господ­
ство баев над туземной беднотой, которая была вынуж­
дена отдавать богачам за щепотки гнилой муки не толь­
ко остатки своего домашнего скарба, но и прямо отда­
ваться в рабство, продавать своих жен и детей. Таким
образом, в мусульманской среде складывалось то роко­
вое настроение по отношению к советской власти, кото­
рое выражалось в краткой формуле: „ С к о р о ли к о н ­
ч и т с я р у с с к а я с в о б о д н а “? — „Русская свободна“
означала голодную смерть, красногвардейский налет на
сложившийся веками национальный быт, расправы без
разбора, поголовные конфискации п реквизиции, само­
чинные- обыски.
Почти непосредственно вслед за разгромом Коканда
был объявлен поход на Бухару. Насколько тогда мало
разбирались в международной обстановке, свидетельст­
вует следующий красноречивый отрывок из протокола
заседания ТурЦИКа. Доклад делает военный комиссар
Осипов, будущий „герой“ белогвардейского январского
восстания: „Туркестанская республик? существует волею
божией. Вполне достаточно вооруженных сил, которыми
располагает Афгаиия (I), чтобы смести нас с лица зем­
ли. Нас выручает Англия (Ш), которой далеко не без­
различно, кому будет принадлежать Туркестан“.
„Афгании приходится считаться с тем, что когда ее
полчища двинутся па Туркестан, английские войска зай­
мут Афгапшо“ (!) ').
Англия в роли спасителя большевистского господст­
ва в Туркестане! Поистине, „есть от чего в отчаяние
прийти“!
Объявление похода па Бухару было связано с „на­
коплением“ на бухарской территории русских белогвар­
дейцев, крупных спекулянтов и бежавших участников

1) „Наша Газета“, 21 мая 1918 г. Заседание ТурЦИКа 16 мая.


133
„Кокандской автономии“, а также и с отказом эмира д0.
пустить в Бухаре национализацию русских частных бан­
ков. Туркестанский Совнарком предложил Колесову от­
правиться в Бухару для переговоров с эмиром. Совмест­
но с младобухарцами Колесов выработал манифест, в
котором эмиру предлагалось заменить старый состав
бухарского правительства новым, образовав при се($с
совет из джадидов-младобухарцев. Эмир отказался
подписания манифеста, заявив, что сам народ не желает
никаких реформ. Однако после переговоров с Колесо­
вым, приехавшим на ст. Каган со своим отрядом красно­
гвардейцев, он согласился, вставив от себя поправку, ко­
торая сводила весь манифест „на нет“. После вторнчнцх
переговоров манифест был подписан без поправки, Но
тут уже начались военные действия,— делегация, послан­
ная для переговоров, была расстреляна эмиром, желе,-),
пая дорога сразу оказалась разрушенной в нескольких
местах, была объявлена „священная война“ против не­
ожиданно вторгшихся „гяуров“,1). Было вырезано не­
сколько сотен русских обывателей Бухары, многие жен­
щины н дети были забраны в рабство и т. д. Новая Бу­
хара оказалась отрезанной, и если бы не подошла к
Керминс помощь из Ташкента, колесовскнй отряд нс
выдержал бы стремительного натиска живой лавы люд­
ских тел, шедших с палками на пулеметы.
Пришедшие в Бухару русские солдаты и красногвар­
дейцы занялись прежде всего самыми возмутительными
грабежами и насилиями. Грабили все и всех без разбора,
безобразничали, пьянствовали и творили насилия без
конца. Именно этим объясняется огромный взрыв возму­
щения по поводу вторжения русских. „Русские явились
в Бухару для разбоя“ — такую оценку колесовскому по­
ходу дало все население. „Революционная“ подоплека
совершенно отошла на задний план перед колоннзатор-

') „Наша Газета“, 3 апреля 1918 г.

134
скими аппетитами. Это подтверждает постановление об­
щего собрания мастеровых и рабочих среднеазиатских
и ташкентских мастерских и представителей от Красной
Армии, Перовских эшелонов, Кушкинского отряда и ре­
волюционного комитета: „Возмущению нашему ист гра­
ниц! Мобилизуемся все до одного против учинивших на­
силие и грабеж над мирными жителями и ультимативно
требуем от всех отрядов, действующих против Бухары,
немедленно сдать все имущество, захваченное в- боях,
особо избранной комиссии для возврата такового постра­
давшему мирному населению; кроме того, требуем, что­
бы все попустители грабежа и насилия и утаившие на­
грабленное имущество были преданы беспощадному
правдивому революционному суду, ибо рабочему, запят­
навшему себя грабежом и насилием, нет места среди
нас — трудового пролетариата“ ')•
Колесовская авантюра вызвала бесполезное крово­
пролитие, бессмысленное убийство многих тысяч бедня­
ков, вакханалию грабежа и разбоя, резкую реакцию
против русской колонизаторской „советской власти“. По­
зорная память об этом колонизаторском походе сохрани­
лась на многие годы.
Внутреннее положение советской власти в Туркеста­
не весной 1918 года было критическое. Обывательская
контрреволюция, которой умело руководили агенты Ду­
това и англичан, уже подбиравшихся к Закаспию, лови­
ла всякий повод, псякнй слух, чтобы „насолить“ совет­
ской власти. Тут было и лицемерно-холопское возмуще­
ние Брестским миром, и тем, „почему большевики сеют
гражданскую рознь, не спросясь народа“, и тем, что
большевики якобы „продали собор в Ташкенте сартам за
2 миллиона“ (!). Вооруженная сила была представлена
набранными по добровольной записи партизанскими от­
рядами, имевшими свое выборное начальство и страдав­

*) „ Н о в ы й Т у р к е с т а н “ , 3 0 м а р т а 1 9 1 8 г.
135
шими всеми пороками партизанщины 1918 года. Здорг^.
вое ядро составляли железнодорожные рабочие, по и о%
были очень далеки от понимания революционной дисцип­
лины. В значительной же части „Красная Армия“ тог^
времени рекрутировалась из деклассированных элемен­
тов, свидетельством чему были погром в Коканде, погрщ
мы в Бухаре, пьянство, грабежи и разбои в разных мес­
тах. Власть не могла опираться на организованную силуі
высшим органом народного суверенитета был митннь,
который мог псе решать и все отменять. Финансовое по­
ложение новой власти было крайне тяжелым. Первые
поступлением были 8.223.232 рубля, взятые в Коканд,
ском отделении государственного банка. Ташкентская
контора отказалась принять нх иа текущий счет. 11 мар­
та было предложено казенной палате открыть Совнарко.
му кредит в 11.500.000 руб., а Л апреля — перевести на
усиление этого кредита для уплаты жалованья служа­
щим Среднеазиатской ж. дор.— 289.788 руб. Произво.
Ден был перерасход па сумму в 7.408.574 руб., пополнен,
ный отчасти поступлениями из Бухары (!) и по разным
документам на 3.900.000 руб. Расходная смета, представ­
ленная V съезду Советов, была составлена в следующем
(непритязательном) виде:
на железнодорожную сеть . . 1 9 миллионов руб.
земледелие ........................ 6 »»
содержание таможен . . 0,5 »> ♦»
политехникум ( ! ) . . . . 10 » **
работы хлопкового банка 10 »» »»
Семиречье ........................ 4 . »» п
Ф е р г а н у ............................. 3 »» »
Самарканд ........................ 1 »* **
И т о г о ............................. 53 милл. 500 тыс. руб.
. При этом находили даже „свободное наличие“ в 128
миллионов рублей... в надежде на то, что „центр“ при­
130
шлет 178 миллионов рублей подкреплений! Пока же на­
чали печатать свои боны, и к апрелю 1918 года их вы­
пустили уже на 7.750.000 руб.1). Ни о каком финансово-
экономическом плане, конечно, что называется, „и в
мыслях не было“. Оперировали банковской наличностью
и печатным станком сообразно тому, откуда больше про­
сили и требовали, и, таким образом, ассигновывали на
политехникум 10 миллионов, отпуская „на земледелие“ —
шесть!
Еще хуже обстояло дело с организацией народного
хозяйства. Центром экономической контрреволюции
был пресловутый союз „Хлоп-мас-мыл“, сгруппировав­
ший в своих рядах всю агентуру российского великодер­
жавного капитала в Туркестане. Он решительно воспро­
тивился .национализации хлопковой промышленности и
попел настоящую кампанию против советской власти,
пуская при этом в ход и черносотенную демагогию,—
заявления о том, что советская власть хочет отдать хлоп­
ковую промышленность... немцам! В то же время на
местах шла открытая распродажа рабочими и служащи­
ми хлопковой промышленности и дележ вырученных де­
нег между собой.
Туркестанская власть производила национализацию
за национализацией, за отсутствием крупной промыш­
ленности обрушиваясь на мелкое ремесленное производ­
ство и мелочную торговлю. „Национализировали“, наир.,
все сады,— когда же пришла пора их убирать, все фрук­
ты сгнили. За все головотяпства должна была расплачи­
ваться мусульманская старогородская и кишлачная бед­
нота. А наряду с этим сотни тысяч и миллионы — для
вольной заготовки хлеба и других продуктов — раздава­
ли явным спекулянтам' и прохвостам. „Милостивый го-
сударь“, заявлявший, что у него есть заготовленный

') Этими скудными цифрами ограничился комиссар финансов


на V съезде! „Наша Газета“, 27 апреля.
137
хлеб, мог свободно, без всякой проверки, получать МІМ,.'
лионы. Давали „на слово“ 200 тысяч какому-нибудь ду.
тому „1-му туркестанскому коллективу хлеборобов'*.
Спекулянты, получавшие полномочия от официальных
учреждений, бросались на вольный рынок и там своей
конкуренцией еще более взвинчивали цены, наживая ц
сами на „государственных заготовках“ и „национализм
циях“ сотни тысяч и миллионы.
В связи с приездом „чрезвычайного комиссара в Сред^.
ней Азии“ т. Кобозева пятый съезд Советов Принял по.
становление о привлечении мусульман к власти и объя.
вил Туркестан автономной частью Р. С. Ф. С. Р. В теу
условиях, без коренной ломки старых колониальных от.
ношений, это решение было благим пожеланием. Тольк^
с л у ч а й н ы е представители киргиз и узбеков или, вер.
нее, главным образом татары, могли прийти к власти. Нч
съезде было большинство „левых эсеров“, но для тор.
жественностн была разыграна чкомедия „единения“ ц
даже совершен „поцелуйный обряд“. Знаменитый госпо.
дин Успенский, целуя тов. Кобозева, провозгласил: „Це-
лую большевика тов. Кобозева потому, что теперь мы
идем по одному пути“ 1). Это не мешало левым эсерам
й дальше практиковать свою кулацко-обывательскую де-
магогию. Татарин тов. Кливлеев, приехавший из Моск­
вы, довольно путано доказывал; что с помощью Корана
можно сделать всех мусульман коммунистами. В новый
ТурЦИК было избрано впервые до 10 мусульман (Джу-
рабаев, Ибрагимов и др.).
В мае была одержана победа в Семиречье. В войне
между Шкапскнм, опиравшимся на казаков, и Советами
русские переселенцы встали на сторону Советов, под­
толкнутые на это старой сословной враждой с казачест­
вом и возможностью воспользоваться его богатыми
достатками. Поэтому, тотчас же по занятии города Вср-

*) „Наша Газета“, 11 мая 1918 г.


138
ного, начальник партизанских отрядов Мурасв... „потре­
бовал от восставших против советской власти станиц
возмещения убытков, понесенных мирным населением
(т. е. переселенцами) во время военных действий, н по­
крытия расходов по содержанию отряда революционных
войск“ 1). Семиреченское кулачье неожиданно стало
„опорой“ советской власти и коммунистической партии,
а „советская власть“ и „коммунистическая партия“, в
свою очередь, сделались проводниками его интересов.
Результаты этого быстро сказались. „Советский“ орган,
выходящий в Верном, „Вестник Семиречспского (I) Тру­
дового Народа“ печатает’ антисемитские погромные
статьи: „Цари золота — враги человечества“ (№ 20),
„Ротшильдово племя“ (№ 23) и т. д. Поны, переселен­
ческие .чиновники и царские полицейские „направляют
политику“. Грабеж киргиз продолжается уже под „совет­
ской“ фирмой. Семиреченский областной исполнитель­
ный комитет выпускает свои собственные боны, гаранти­
рует их... запасами опня. И так далее, и так без конца.
Замечательная вещь: в то время как туркестанская
советская власть противостоит мусульманской бедноте
как чуждая и враждебная ей сила, она находит совер­
шенно невероятных союзников в среде европейских на­
циональностей,— в лице представителей армянской бур­
жуазии— „дашнаков“, русских кулаков Семиречья, цар­
ских чиновников и даже русских погромщиков — попов!
Все эти отбросы эксплоататорского общества прекрасно
размещаются под красным знаменем коммунизма, по­
скольку туркестанский „левый коммунизм“ 2) в условиях
бывшей царской колонии на деле означает.хищническую
ф е о д а л ь н у ю эксплоатацию русским красногвардейг*5

О „Наша Газета“, 24 мая. 1918 г.


5) После появления „левого“ коммунизма в рядах Р. К. П. тур­
кестанские колонизаторы принимают это звание, называя себя „бу-
харинцами (!)“.
139
цем, переселенцем и чиновником широких масс Кореї1'
ного населення,
В мае—июне 1918 года в третий раз образуется орей'
бургская пробка. Контрреволюционное давление извй°
увеличивается. Втайне подготовляется Ашхабадски11
фронт. Наступает переломный момент. Во второй пол
вине июня собирается п е р в ы й с ъ е з д п а р т и й
к о м м у н и с т о в-б о л ь ш е в и к о в Т у р к е с т а н с к о 11
республики.
Настроение в Ташкенте в это время было в высшей
степени тревожным. Главную роль играло недовольств0
продовольственной политикой. 20 нюня в железнодорож­
ном клубе „Карла Маркса“ собрались все „демократи­
ческие“ организации, профсоюзы и железнодорожник1
по вопросу о посылке мирной делегации на дутовскИ11
фронт с широкими полномочиями — до заключения ми­
р а с д у т о в ц а м и включительно. В Ташкенте тогДЯ
насчитывалось всего лишь 250 членов партии и 125 со­
чувствующих в старом городе. Еще хуже было положе­
ние на местах. На происходившем в этих же числах пер­
вом съезде профессиональных союзов Туркестана былй
■сильные колебания, и ' резолюцию, отвергающую „мир­
ную“ провокацию, удалось провести с большим трудом.
Съезд коммунистов принял весьма знаменательное по­
становление „О партийной работе среди мусульманского
пролетариата“, найдя необходимым: 1) для привлечения
широких мусульманских масс к строительству новой
жизни — п р и з н а н и е я з ы к а м е с т н о г о н а с е л е ­
ния, преобладающего по всей республике,— т ю р к с к о ­
го,— государственным наряду с русским, со всеми ме­
роприятиями, отсюда вытекающими; 2) образование при
всех областных, уездных и местных совдепах комисса­
риатов по национальным делам для самой энергичной
агитации и привлечения широких масс мусульманства к
советской работе; 3) обязательное и з д а т е л ь с т в о
всех официальных органов на русском и мусульманском
140
языках; 4) организацию при Ц. К. кадра опытных пар­
тийных работников для пропаганды среди мусульман­
ского пролетариата идей классовой борьбы и коммуниз­
ма,— идеала, к которому стремится международный про­
летариат; 5) о к а з а и и е п о л н е й ш е г о д о в е р и я (!)
м у с у л ь м а н с к о м у п р о л е т а р и а т у , осуществив
организацию необходимой для защиты социалистической
родины К р а с н о й А р м ни из с р е д ы мусульманско­
го пролетариата; б) издательство партийной литературы
на мусульманском языке,.являющемся необходимым и
важным подспорьем (!) в работе партийных агитаторов
среди мусульманского пролетариата“ 1). 20 нюня вышел
первый помер „Иштракиуи“ („Коммунист“) под редак­
цией тов. Кливлеева.
И все же до действительного сближения с массами
киргиз, узбеков и туркмен было еще очень далеко! На
этом первом съезде туркестанских коммунистов высту­
пал неизбежный представитель „революционной партии
Дашнакцутюн“, более прочих отличавшейся в преследо­
вании туземной бедноты. Съезд выразил готовность „до­
верить оружие мусульманскому пролетариату“, но на
самом деле никакого доверия нс было н, но существу,
дело шло только о переходе к режиму „ п р о с в е щ е н ­
н о г о абсолютизма“ в отношении жителей старых горо­
дов и кишлаков. Этот режим не мог рассчитывать на
большой успех. Мож'но было собирать фиктивных пред­
ставителей мусульманских профсоюзов (цеховых!), има­
мов и улема и заполучить от них вотумы доверия совет­
ской власти, но это отнюдь не было проведением дейст­
вительной интернационально-классовой политики.
Тем не менее эта попытка была сделана. Этого власт­
но требовали окружающие условия. Нужно было защи­
щаться от наступающей контрреволюции, и ТурЦИК,
вслед за съездом коммунистов, принял следующее реше-

') „Паша Газета“, 29 нюня 1918 г..


141
ние: „Наступает решительный момент, когда правитель­
ству республики приходится учесть своп реальные силы
перед возможностью ставки на карту всех достигнутых
пролетариатом завоеваний, когда перед лицом всего про­
летариата республики встает во весь рост вопрос:
“Б ы т ь и л и не б ы т ь с о в е т с к о м у Т у р к е ­
с т а н у?“
В числе неотложных мероприятий, подобно центру (?)
Российской Советской Федерации, туркестанскому рабо­
че-крестьянскому правительству предстоит в срочном
порядке:
1) Объявить государственным языком1), наравне с
русским, местный преобладающий язык (сартовскнй и
киргизский).
2) У р а в н я т ь в п р а в о в о м о т н о ш е н и и в с е х
г р а ж д а н ре спублики, издав декрет о рав­
н о м е р н о м р а с и р е д е л е н и и' х л е б а, м а н у ф а к ­
т у р ы и п р о ч. б е з р а з л и ч и я н а ц и о н а л ь н о е -
т е й 2)
*.
3) Организовать полный учет всего мужского — как
европейского, так и мусульманского населения респуб­
лики в возрасте от 20 до 35 лет.
4) Принять все меры к организации пролетариата и
беднейшего крестьянства и дехканства республики в Со­
веты на местах, усилением активной деятельности совет­
ских партий на местах и рассылкой советской литерату-

■) В Туркестане упорно считали, что требованием национально­


го равноправия является не отмена государственного языка и фак­
тическое проведение равноправия языков, а объявление г о с у д а р ­
с т в е н н ы м и языками языков угнетенных национальностей, на­
ряду с русским.
2) Поскольку хлеб и мануфактура выдавались только по кар­
точкам профессиональных союзов, постановление это имело бумаж­
ное значение,— из организации профсоюзов мусульмане-кустари бы-
■' .ли устранены.

142
!>ы из центра в самом широком масштабе, как па рус­
ском, так н па туземном языках.
5) П р и н я т ь м е р ы к и з ъ я т и ю _из с р е д ы
пролетарских организации всех активны х
к о н т р р е в о л ю ц и о н н ы х э л е м е н т о в II п о д г о ­
л о с к о в б у р ж у а з и и н б ю р о к р а т и и , какой бы
политической и классовой окраски они ни были.
6) П р о и з в е с т и с помощью специальных институ­
тов — под личную ответственность командного состава и
выборных представителей ‘ рабочих — р а д и к а л ь н у ю
л и с т к у р я д о в с у щ е с т в у ю щ е й К р а с и о и А р-
VI и и, к р а с н о й г в а р д и и и м а с с с о з н а т е л ь ­
ных р а б о ч и х о т в с я к о г о р о д а т е м н ы х л и ч ­
н о с т е й , д е к л а с с и р о в а н н ы х , и р о в о к а ц и о н-
I ы х, р а з л а г а ю щ и х м о р а л ь н о и к о н т р р е в о ­
люционных элементов, позорящих своими
действиями призванные защищать советскую власть
ряды пролетариата и армии, дабы искоренить всякую
возможность подрывать в широких массах населения
доверие к советской власти“1).
Ашхабадская контрреволюция назревала давно.
17 июня по приказу Совнаркома была объявлена пе­
репись. Она была понята как мобилизация. Никто из
представителей местной власти — „Закаспийского Сов­
наркома“ — нс мог объяснить цели ее. 17 июня, в день
переписи, выступили фронтовики и железнодорожники.
Начали раздаваться выкрики: „Долой советскую
власть!“, “Да здравствует Учредительное собрание!“
Открылась стрельба. На.„дом революционного пролета­
риата“, где находились ревком и штаб Красной Армии,
было поведено наступление. Восставшие вызвали 350
вооруженных на подмогу из Кызыл-Арбата. Но утром,

1) Резолюция ТурЦИКа от 11 июля 1918 г. „Советский Турке­


стан", орган Центр. Комитета и Совнаркома Турк. Республики Рос­
сийской Советской Федерации“ от 16 июля 1918 г.
143
18-го, ревком предложил устроить мирную конференцию,
и кровопролитие прекратилось1). Таково было начало.
Посланный из Ташкента чрезвычайный комиссар Фролов
своим диким поведением еще более обострил положение.
Вся белая гвардия, несознательная масса рабочих, фрон­
товики, офицерство и английские шпионы объединились
под лозунгом: „Долой комиссаров!“ Руководство контр­
революционным движением принял Ашхабадский стачеч­
ный комитет во главе с сподвижником Доррера, цар­
ским прислужником Татариновым и меньшевиком Фун-
тиковым. Военная власть незаметно перешла в руки
офицеров-белогвардейцев, вооруживших туркмен и те­
кинцев. Ашхабадский „совнарком“ частыо был арестован,
частью бежал. Красноармейцы были зверски перебиты.
17 июля ТурЦИК, Совнарком, Ц.К. большевиков Турк-
республики, Ц.К. левых эсеров, центральный совет проф­
союзов и ташкентский Совет обратились с воззванием
ко всем рабочим по поводу Ашхабадской контрреволю­
ции. Отправившийся для мирных переговоров с рабочи­
ми комиссар труда, рабочий-большевик с 1905 года
тов. Полторацкий — один из лучших и наиболее автори­
тетных работников, был варварски растерзан. Провока­
ционным способом белогвардейцы заняли Мерв. До
прибытия отрядов из Ташкента нельзя было установить
линии фронта, так как местные силы были ненадеж­
ны*2). Так вырос А ш х а б а д с к и й ф р о н т в то са­
мое время, когда Оренбургский фронт приковывал все
лучшие части. Его возникновение стояло в теснейшей
связи с общим планом наступления союзников на совет­
скую Россию. То, что было проделано англичанами в Ба­
ку с помощью Бичерахова, в Ашхабаде было устроено при
содействии фунтиковых и фронтовиков. Быстро по­
явились на фронте английские офицеры и сипаи. Ор г а -

*) „Наша Газета“, 27 ню ня 1918 г.


2) „Советский Туркестан“, 26 ию ля 1918 г.

144
и и з о в а л о с ь под в е р х о в н ы м п о к р о в и т е л ь ­
с т в о м г е н е р а л а М а л п е с о на- „ в р е м е н н о е
з а к а с п и й с к о е п р а в и т е л ь с т в о “ из п р е д ­
с т а в и т е л е й р у с с к о й и ' а р м я и с. к о й б у р ж у-
аз и II и ц а р с к и х б ю р о к р а т о в . Туркмены были
повлечены в это белогвардейское предприятие как бес­
сознательная сила. Им нечего было терять с падением
советской власти, которая опиралась исключительно на
одних русских. Идя за своими родоначальниками, они
сделались поневоле слепым орудием в руках английско­
го империализма.
Ашхабадская контрреволюция была нс только про­
дуктом внешнего давления английского империализма,
она была также и плодом „внутренней истории Туркеста­
на“,— той колонизаторской партизанщины, которая
органически была неспособна построить твердую рево­
люционную власть, и того разложения русского пролета­
риата, которое было обусловлено долгой привычкой ре­
шать все на митинге и с помощью митинга. 1918 год и в
центральной советской России был годом партизанщины,
„власти на местах“ и митингования, но там была сразу
же начата ожесточенная борьба против всех этих пере­
житков „демобилизации“ старого государственного аппа­
рата,— здесь же „демобилизованный большевизм“, упро­
щенная идеология демобилизованного солдата старой
армии был почти официальным символом веры.
Туркестан оказался в кольце контрреволюционных
фронтов: с одной стороны — Оренбургская пробка, с
другой — Ашхабадский фронт, в Фергане — басмачи, в
Семиречье — казачья контрреволюция.
Разгром „Кокандской автономии“ не мог пройти бес­
следно в промышленной и торговой Фергане, наиболее
„обуржуазившейся“ области коренного Туркестана. Го­
лод 1918 года унес в ней до 30% населения. Однако кри­
зис хлопководства создал там огромную армию безра­
ботных. По преувеличенным вычислениям, в 1918 году
145
там оказалось до 400 тысяч безработных „чаирнкеров“,
-которые до того времени работали исполу, до 300 тыс,
обезземеленных „хлопковиками“ дехкан и до 50 тысяч
заводских рабочих. Если даже эти цифры соответствуют
действительности только наполовину, то и в этом случае
они огромны. Но объяснение им можно найти в том, что
в 1918 году в Фергане на полтора миллиона душ насе­
ления приходилось только 800 тысяч десятин земли, то
•есть по полдесятине па душ у1). Само собою разумеется,
что десятки и сотни тысяч узбекской бедноТы, при тог­
дашнем политическом положении, неизбежно должны
были стать кадрами басмачества: Вот какую характерис­
тику басмаческому движению давал краевой комитет
партии в начале 1920 года: „Басмачество в Фергане ие
-является исключительно анархическим разбойничьим
движением,— развившись отчасти из разбойничьих банд,
прикрываемое и подогреваемое лозунгом борьбы за
национальную автономию, подхваченное в контрреволю­
ционных целях улемой и байством и развитое после раз­
грома Кокандского автономного правительства, насиль­
ственными действиями против коренного населения,
колонизаторскими элементами, примазавшимися к совет­
ской власти, это движение пустило довольно глубокие
корни среди местного населения, став постепенно нацио­
нальным движением местного1байства против советской
власти как таковой“ *2). Вслед за Иргашем, приглашен­
ным кокандскнм правительством, выступил Мадамнн-
Бек, бывший курбаши (нечто вроде военачальника и- в
то же время владетельного феодала!) старого Маргела,-
на. К нему стали стекаться все те, кого разруха и рево-
-люция выбила из жизненной колеи. В руках баев и улема

•) „Наша Газета“, 13 августа 1918 г. Статья: „Помни о Ферга­


не" М а л к о ф а.
2) Тезисы о Фергане, принятые в заседании крайкома от М
•февраля 1920 г.
446 ~
знамя Ислама, естественно, превратилось в знамя нацио­
нальной борьбы против русской советской власти.
Б а с м а ч е с т в о выросло, с о д н о й с т ороны,
на почве борьбы за н а ц и о н а л ь н о е само­
определение как результат разгрома
„кокандской автономии“ и п о с л е д у ю щ и х
к о л о н и з а т о р с к и х б е з о б р а з и й , с д р у г о й же
с т о р о н ы , на п о ч в е э к о н о м и ч е с к о г о к р и з и ­
с а ,— г о л о д а , р а з р у ш и в ш е г о х л о п к о в о е х о ­
з я й с т в о в Ф е р г а н е и, в м е с т е с т е м, л и ш и в ­
шего у з б е к с к о-с а р т о в с к у ю б у р ж у а з и ю
п р е ж н е г о б л а г о со.ст о я и и я, а м а с с ы ма р-
д и к е р о в, ч а й р и к е р о в и ч е р н о р а б о ч и х —
о б ы ч н о г о з а р а б о т к а . Борьба с басмачеством с
первых же дней приняла затяжной характер, поскольку
басмачи вели войну исключительно небольшими парти­
занскими отрядами и могли вполне рассчитывать на по­
мощь местного населения или, по крайней мере, на доб­
рожелательный нейтралитет с его стороны. Для опреде­
ленной части байства басмачество сделалось п р о м ы с ­
лом, так как басмаческие курбаши в сфере своего
господства эксплоатировали кишлачное население как
истинные феодалы, облагая его контрибуциями и застав­
ляя на себя работать.
На шестом съезде Советов, собравшемся в октябре
1918 г., произошел раскол между большевиками и левы­
ми эсерами. Левью эсеры, определенно учитывая расту­
щую тяжесть положения, отказались участвовать во
власти. Во время съезда в ташкентских мастерских
устраивались весьма хитрые махинации, пытались моби­
лизовать „общественное мнение“ против съезда и т. д.
Со стороны контрреволюционных элементов, опериро­
вавших под разными политическими вывесками, „бута-
да“ в мастерских была прямой подготовкой январского
выступления, как это потом и выяснилось из процесса
участников январских событий Попова, Агапова, Цветко­
147
ва и др. Чем дальше, тем больше п а р т н з а н щ и и а
приобретала контрреволюционную ок­
р а с к у . „Иргаш, объявивший себя ханом в Фергане, сде­
лался особенно популярным среди населения после дей­
ствий высланного в Андижан отряда, спасаясь от наси­
лий которого население бежало к Иргашу. Посланный
для борьбы в г. Чует отряд взял у населения 100.000 руб.
Такие же безобразия, буйства, насилия н грабежи наб­
людались и в других местах“ 1). Самую откровенную
картину пьяного разгула рисует телеграмма прославив­
шегося в Туркестане своим поведением Казанского пол­
ка 1-му съезду красноармейских и красногвардейских
депутатов Туркестанской республики: „Стоянка всего
полка на ст. Катта-Курган немыслима, так как нет сво­
бодных путей, но также немыслима стоянка полка и на
ст. Самарканд, где найдутся запасные пути для-всех эше­
лонов полка (I), ввиду обилия вина (I!), в котором, по
вине местной власти (?!), красноармейцы купаются и
тонут. Требуем содействия президиума краевого съезда
красноармейцев и красногвардейцев в разрешении вы­
езда полка в местность, где нет спиртных напитков (!!!),
но где возможна стоянка“ 12). На этом 1-м съезде громко
раздавались речи о том, что „нужно приказать власти
■сделать что требуется“ 3). Финалом его было избрание
военного совета республики... в 44 человека! В конце
декабря происходил 2-й краевой партийный съезд, и
борьба личных группировок, разыгравшаяся на нем, бы­
ла также свидетельством; разлагающего влияния парти­
занщины и демагогии. Столкнулись „старые коммунис­
ты “, предводительствуемые Тоболнным, и молодые — сто-

1) Речь председ. ТурЦИКа Вотипцеоа па заседании 1-го красно-


дрм. съезда 2 декабря, „Наша Газета“, 4 декабря 1918 г.
2) „Наша Газета“, 7 декабря.
3) Заседание съезда 27 ноября. „Наша Газета“, 30 ноября
1918 г.
148
ройники Вотинцева. Против молодых „старые“ выдвигали
то обвинение, что ташкентская организация „загрязнена
темными н авантюристскими элементами“ и „Ц. К. ведет
соглашательскую политику“. „Молодые“ отвечали тем
же. Никакой принципиальной почвы под этими разногла­
сиями, за исключением о б щ е г о убеждения, что к пар­
тии слишком много примазалось случайных попутчиков,
нс было. Об этом красноречиво рассказывали доклады с
мест: в кулацком Семиречье „уже давно постановили,
чтобы двум партиям (левым эсерам и большевикам)
слиться воедино, ибо разногласие ведет к расколу“ (!),
из других мест повествовали в том же духе. Большинст­
вом 108 голосов против 38 при 8 воздержавшихся „побе­
дили“ „молодые“ 1). Трудно сказать, ч ь я это была
победа!1)
В декабре 1918 года басмаческое движение в Ферга­
не значительно усилилось. В это же время произошло
под руководством левых эсеров восстание в селе Бело-
водском, крупнейшем кулацком- центре Семиречья. Был
образован „автономный Беловодскпй уезд“, управляв­
шийся „советом беловодского митинга“ (!). По сведени­
ям следственной комиссии, „восстание было организова­
но сибирским правительством и являлось тактическим
маневром командующего капальско-ссргиопольскимн от­
рядами белогвардейцев“ 2). Оно было быстро ликвидиро­
вано, однако общая атмосфера в связи с обострением
военного положения и ростом контрреволюционного не­
довольства создавалась крайне напряженная. В целях
провокации закаспийское временное правительство об­
ратилось к советскому Туркестану с „мирным“ предло­
жением, поставив своими условиями созыв „туркестан­
ского Учредительного собрания“, „признание власти

') „Наша Газета“, 27 декабря 1918 г.


г) Правительственное сообщение. „Наша Газета“, 3 января
1919 г.
149
будущего всероссийского Учредительного собранид“,
„создание временной власти по соглашению борющихся
сторон“ и „амнистию всем участникам гражданской в о й ­
н ы , за исключением уголовных“ ').
С начала декабря началась в ташкентских железно­
дорожных мастерских новая „бутада“. Организующие
моментом послужил лозунг „рабочей конференции“, а р
ночь с 18-го на 19-е января выступили настоящие бело­
гвардейцы во главе с членом коммунистической партии,
военным комиссаром Туркестанской республики, негоду­
ем Осиповым, который заранее подготовил к этому 2%й
полк и организовал всюду свои ячейки, вплоть до желез­
нодорожных мастерских. План был продуман очень осно­
вательно, и еще накануне Осипов добился у ташкентско­
го Совета приказа, о разоружении крепости, которая в"его
расчетах была единственной опасностью. Прежде всего,
были изменнически завлечены и убиты все видные совет­
ские работники-большевики тт.'Шумилов, Качуринер п
др. Был пущен повсюду слух, что восстали левые эсеры.
Этому слуху первоначально поверили, так как это было
бы „в порядке вещей“ с точки зрения создавшихся отно­
шений.
До сих пор еще январские события являются загад­
кой для судебно-следственных органов, и потому нельзя
точно определить долю участия в них левых эсеров. Од­
нако можно с полной определенностью утверждать, что
факт „однобокой“ расправы с комиссарами-коммуниста-
ми отнюдь не случаен. Между Осиповым и левыми
эсерами связь была, на конфликте левых эсеров с ком­
мунистами наживали свой политический капитал бело­
гвардейцы на митингах, в железнодорожных мастерских.
Имел Осипов связи и среди примазавшихся демагогиче­
ских элементов большевистской организации. Об этом
ясно говорит показание „осиповца“ техника Ивана По-1

1) „Наша Газета“, 1 декабря 1918 г.


150
нова, бывшего весь 1918 год главным заправилой всех
„бутад“ в мастерских: „Осипову я верил потому, что он
коммунист-большевик и, значит, хочет пользы рабочим;
значит, не согласен только с тактикою других комисса­
ров“ 1). Именно на таких „наивно“-демагогических на­
строениях строил Осипов весь свой расчет. Будучи сам
совершенно ничтожной персоной, он был силен окружаю­
щей атмосферой сочувствия со стороны всех примазав­
шихся к революции.
Его военный план расстроился из-за сопротивления
крепости. Это сопротивление позволило сорганизоваться
в последний момент рабочим, и Осипову ,с остатками
профессиональных белогвардейцев пришлось бежать
окружным путем в Бухару.
Я й в а р с к и е с о б ы т и я б ы л и к о н т р р е в о л ю-
ц и о н и ы м б у н т о м п р и м а з а в ш и х с я против со­
ветской власти, которая, несмотря на свою особенную
слабость в Туркестане, все же стояла на пути их аван­
тюристских аппетитов. Самобытность их в том, что они
были логическим завершением целого периода колони­
заторской партизанщины. Тот же самый Осипов устроил
январское восстание в Ташкенте, возвратившись из похо­
да в Фергане, где он воевал с Иргашем!
На Осипова работали и шкурники, почитавшие ми­
тинг в железнодорожных мастерских „высшей властью“,
и авантюристы, находившиеся в области отчетности в
состоянии войны с правилами арифметики, и бывшие
царские офицеры, и вчерашние чиновники губернатор­
ских канцелярий, п православные „коммунисты“ (??!)-
погромщики, и левоэсеровские прохвосты, в несколько
месяцев проделавшие путь от „Союза Михаила Архан­
гела“ к самому крайнему радикализму. Все это было иа-
кипыо русской колониальной революции. Недаром же
полковник Цветков, формулировавший на суде програм-

') „Наша Газета“, 26 февраля 1919 г. „Из залы суда".


151
му „осиповщины“, совершенно совпадающую с ашхабад­
ской („деловой кабинет без политической окраски“, „со­
зыв туркестанского Учредительного собрания“), па
вопрос о том: „Зачем было занимать мастерские, когда
власть находилась в городе?“ — без обиняков ответил:
„ Вл а с т ь с т а в я т л юди, н а х о д я щ и е с я в м а с ­
т е р с к и х ! “1). Это следовало понимать буквально — по
отношению к краевой и местной власти „мастерские“
выполняли роль „суверенного народа“. К „мастерским“
обращались все претенденты па престол, все пытались
купить их своей демагогией, хотя в период крайнего на­
пряжения борьбы на фронтах лучших элементов там не
было. . -
Январские события, которые были жестоким уроком
туркестанским советским работникам, вместо прояснения
сознания породили новую путаницу. Они были исполь­
зованы д л я п р о в е д е н и я с л и я н и я м е ж д у б о л ь ­
ш е в и к а м и и л е в ы м и э с е р а . м и. Вместо чистки
партии и выпрямления ее политики получилась бесфор­
менная коалиция „держателей власти“. И доводом за
эту коалицию было предательское убийство лучших из
коммунистов, „обескровление правительственной пар­
тии!“
Толчок был дан 2-м железнодорожным съездом, за­
седавшим одновременно с 7-м съездом Советов. За это
высказывался также Кобозев, представитель центра,
прибывший вторично в Туркестан после прорыва Орен­
бургской пробки в январе—феврале 1919 года. 6 марта
ташкентская организация левых эсеров высказалась за
слияние с коммунистами в единую партию. 7-го такое же
решение было принято фракцией левых эсеров 7 съезда
Советов. Краевая конференция левых эсеров к этому
присоединилась, вынеся постановление, что партия ле-
. вых эсеров как в Ташкенте, так и на местах объединя-
') „Наша Газета", 27 февраля 1919 г.
152
стся с партией большевиков коммунистов в единую рабо­
че-крестьянскую коммунистическую партию всем соста­
вом своих членов (!) 1). 7-й съезд Советов прошел под
знаком этого объединения. На нем было подробно осве­
щено состояние всей советской организации в Туркеста­
не— основным вопросом был продовольственный. В 1918
году на заготовку продовольствия было ассигновано
506.725 тысяч руб., в 1919 г. продовольственной директо­
рией смета была составлена 4.633.350 тыс. руб.1). Вслед­
ствие военных действий Закаспий и Фергана были
исключены из района заготовок. Главными источниками
были Дктюбинскнй и Темнрскнй районы. Ни о какой
продовольственной политике нс было даже и речи. „Тур­
кестан спасло только чудо — случайно проскользнула
сюда мануфактура, и ею только жили, обменивая на
хлеб“ *2). Не было налаженной продовольственной орга­
низации,— были отдельные уполномоченные с более пли
менее темным прошлым и с довольно темными источни­
ками дохода в настоящем,— бывшие офицеры, торговые
комиссионеры, чиновники, которые официально, от име­
ни продорганов, занимались спекуляцией. Позже многие
из них попали под суд и чекистскую расправу. В докла­
де комиссариата земледелия было установлено: 1) что
„общая площадь посевов в трех областях республики —
Сыр-Дарышской, Самаркандской и Ферганской в 1919
году по сравнению с 1918 годом сократилась на 46%,
2) что, несмотря на открытие оренбургской пробки (она
вскоре закрылась!), нельзя ожидать подвоза хлеба и из
Европейской России, хотя бы там оказались хлебные из­
лишки, так как за отсутствием подвижного состава на
железных дорогах в Туркестан может поступать хлеба
нс более 225.000 пудов в месяц, 3) что в текущем году

„Наша Газета“, 28 марта 1919 г.


2) „Наша Газета“, 0 апреля 1919 г. Заявление Казакова на
съезде.
153
можно ожидать еще сокращение площади посева по
сравнению даже с 1918 г. Причинами этого являются: во
многих районах недостаток семян, во всех районах не­
достаток мертвого и живого инвентаря, кроме того, в не­
которых местах причиной сокращения посевов служит не­
планомерная (?), а иногда и незаконно производящаяся
реквизиция как хлеба (даже семенного), так и живого и
мертвого инвентаря“ '). Кризис транспорта' выражался
особенно в нехватке подвижного состава и недостатке
топлива. „В распределение подвижного состава большую
путаницу внесли воинские части. Без всякого разбора
захватывали вагоны, тормозили правильное передвиже­
ние поездов. Часть подвижного состава находилась на
ашхабадском фронте, а другая часть — на оренбургском,
Чтобы перебросить продукты из одного места в другое,
нужно было брать вагоны „с фронта“. В отношении
топлива дело обстояло еще хуже. Будучи отрезанными
от Баку, мы здесь с большим трудом поддерживали дви­
жение поездов. Громадное количество нефти было назна­
чено для нашего края, но, вследствие ашхабадского
фронта, мы успели получить только незначительную часть
этого запаса, а остальная часть осталась в Закасшш. Это
обстоятельство заставило нас обратить серьезное внима­
ние на твердое топливо. Чтобы применить твердое топли­
во, нужно было соответствующим образом приспособить
паровозы. Затем нужно было расширить добычу твердо­
го топлива. С этой целью была организована топливоч-
пая (?) директория с неограниченными правами. С орга­
низацией директории добыча топлива увеличилась, но,
благодаря отсутствию подвижного состава, добытое
топливо не было распределено по станциям. Потребность
жидкого топлива была громадна. На фронтах паровозы
постоянно стояли под парами. Пришлось употребить вме­
сто нефти масло (!), которого в сутки сжигалось до 6.000

') „Наша Газета“, 1 апреля 1919 г.


154
пудов. На это обратили серьезное внимание, и ныне рас­
ход выражается в 370 пудах. На северном жел. дор. уча­
стке пришлось употреблять рыбу в качестве топлива (!!).
В громадном количестве была заготовлена рыба из
Аральского моря для вывоза в Россию. По ввиду орен­
бургского фронта и отсутствия транспорта часть испор­
ченной рыбы пришлось сжигать вместо топлива“ 1). Так
изображалось положение в докладе Казакова 7-му съез­
ду Советов. Не лучше было н в других отраслях. Ставки
заработной платы были установлены от 370 до 540 руб.
для лиц, занятых физическим трудом, и от (300 до 850 р.
для умственного труда. Однако и эта градация вызыва­
ла возмущение, потому что „с социальной точки зрения
все должны пользоваться благами жизни одинаково“ *2).
Допуская самые подозрительные элементы к органам
власти, здесь не хотели п слышать об использовании
буржуазных специалистов.
Работа Комиссариата просвещения была направлена
почти исключительно на обслуживание русских новых
городов. В Ташкенте, в русской части города, насчиты­
валось 73 школы при 681 учащих и 12.921 учащихся, в
туземной — 48 школ при 158 учащих и 9.200 учащихся3).
По краю данных представлено не было.
На съезде была*оглашена хлестаковская радиограм­
ма „председателя комитета по созыву туркестанского
Учредительного собрания“ Мустафы Чокасва из Ашха­
бада. Радиограмма была адресована: „Москве, Ташкен­
ту, Вильсону, Клемансо, Лансингу, редакции L’Hurnani-
tö 4) и комитету журналистов при мирной конференции“.
Содержание ее было не менее странным, чем адресат:

О „Наша Газета“, 14 марта 1919 г.


2) „Наша Газета“, 23 марта. „В ташкентском Сонете профсою­
зов“.
3> „Наша Газета“, 18 марта.
’ ) Орган французской социалистической партии.
155
это было обращение к мирной конференции с просьбой
признать за Туркестаном „возможность суверенного су­
ществования“... в лоне англо-сипайско-белогвардейской
власти1')
На съезде Советов была образована национальная
секция под председательством Кобозева. Там собрались
псе мусульманские делегаты, однако уже самый ((такт се
существовании был бельмом на глазу у колоннзаторои-
коммунистов, почувствовавших, что начинается что-то
повое, в высшей степени опасное „для русского господст­
ва“. Национальную секцию пытались разогнать, но не­
удачно.
24 мая открылась 1-я краевая конференция мусуль­
манских организаций российской коммунистической пар­
тии, созванная по инициативе „мусульманского бюро“.
Она поставила ребром.вопрос о национальном самоопре­
делении. Под ее давлением были разоружены все даш-
накские дружины, все еще продолжавшие неистовство­
вать со времени „кокандской автономии“ *2). Конферен­
цией было избрано краевое бюро мусульманских органи­
заций Р. К.П. Еще перед конференцией инициативное
мусульманское бюро обратилось к трудовому населению
Ферганы с призывом уйти из рядов басмачества и при­
няться за строительство своей власти на местах3).
Тем не менее положение „самоопределявшихся“ му-
сульман-коммунистов из лагеря джадидской интелли­
генции — киргизской (Рыскулов) и узбекской (Турсун
Ходжаев) — было критическое. Колонизаторский „истин­
но русский“ „левый коммунизм“ не хотел без боя сда­
вать своих „насиженных позиций“. Инициаторы первой
мусульманской конференции коммунистов должны были
снабжать ее участников... особыми удостоверениями о

О „Наша Газета“, 22 марта 1919 г.


2) „Известия“, 5 июля 1919 г.
3) Там же, 3 мая 1919 г.

156
том, что они никаким обыскам и арестам без разреше-.
ния президиума конференции не подлежат“! 1) Фактиче­
ское соотношение сил на местах характеризовалось та­
кими документами: „Предъявитель сего красноармеец
(имя рек), честный и исполнительный солдат, увольняет­
ся от службы навсегда, как сарт“ 2). На местах и в цент­
ре все еще подвизались старые „деятели“, вся „интерна­
циональная“ мудрость которых исчерпывалась одним
простым рассуждением „псе м у с у л ь м а н е — с п е к у ­
л я н т ы “. В Перовске сидел потомок литовских князей
„товарищ“ Гержотт, присужденный потом Ревпоентрибу-
налом туркфронта к "расстрелу за своп „художества“,
которые тысячам и десяткам тысяч киргиз стоили жизни.
Открытие 3-го краевого съезда коммунистов произо­
шло 1 июня 1919 года. Уже 1-я краевая конференция
мусульман-коммуннстов констатировала, что „дух и на­
правление, впитанные режимом царского правительства
в господствовавшие и привилегированные слои населе­
ния в отношении к подчиненным, не вывелись еще окон­
чательно. До сего времени приходится быть свидетелем
открыто пренебрежительного отношения к туземной тру­
довой массе со стороны представителей бывшего приви­
легированного класса и даже со стороны некоторых на­
зывающих себя коммунистами, которые, разыгрывая из
себя „начальство“ относятся к мусульманам как к под­
данным. Национальные трения между киргизами и кре­
стьянами в Семнречснской и Сыр-Дарьинской областях,
особенно обострившиеся со времени злополучного бунта
1916 года, до сего времени не прекратились, выливаясь в
разные недоразумения— то аграрные, то чисто полити­
ческого характера, ведущие, в конечном счете, к обезли­
чению киргизского населения. В Ферганской области
советская деятельность, вместо борьбы с разбойниками.

О Документ, хранившийся и архиве крайкома.


г) Таких документов были десятки и сотин!
157
вылилась п поощрение роста разбойников и полное го­
нение не только мусульманского населения, но и мусуль­
манских коммунистов“ 1)- На 3-м съезде столкнулись
колонизаторы, группировавшиеся вокруг Казакова и Ус­
пенского, и мусульманские делегаты, объединившиеся
вокруг Кобозева как „представителя центра“. Нельзя
сказать, чтобы точка зрения товарища Кобозева отлича­
лась большой последовательностью и принципиальнос­
тью. „Тезис“ о внешней политике гласил: „Внешняя по­
литика коммунистической партии Туркестана должна
•строиться из расчета длительной обороны всемирного
•социалистического отечества, в частности Туркестана, на
три года (??), но без подрыва (?) экономического про­
цветания советских стран; причем однако наша партия
не должна позволять себя увлекать различным военным
специалистам (??!) авантюрами, грандиозными шовини­
стическими военными замыслами (?), из рядов какой бы
национальности они ни исходили. Норма оборонитель­
ных сил Туркестана, при указанных условиях, не должна
•быть свыше двух современных советских армий,— соот­
ветственно этому уровню должно стоять и все военное
дело снабжения и организации боевых сил Туркестана,
причем главная бдительность должна быть направлена
на памирское направление, где должны (??!) появиться
■главные силы Англии“ 2). Это „индийско-памирское на­
правление“, несомненно, было плодом... недостаточной
осведомленности в географии...
Не менее странными были соображения из экономи­
ческой области: „Наше финансовое банкротство, выра­
зившееся в обесценении местного туркестанского рубля
даже по сравнению с бумажным рублем центральной
■советской России от трех до четырех раз, выражает со-•)

•) „Изпестня“, 7 нюня 1919 г.


-) „Труды 3 съезда коммунистической партии Турк. республики-“,
Ташкент, 1919 г., стр. 26.
.158
бон обычный закон экономики, а именно, что количества
экспроприированных (?) товаров у населения, заменен­
ных (??!) бумажными знаками, чрезвычайно велико“ 1)..
В Туркестане, где нужно было, прежде всего, поста­
вить на ноги э л е м е н т а р н у ю организацию труда, в
качестве всеисцеляющего средства предлагалась тэйло-
ризация!
„Туркестан, представляющий, в главной своей массе
населения, дехкаиов — этих своеобразных земельных
пролетариев,— говорил Кобозев,— в то же самое время
насчитывает лишь небольшое количество мелких ремес­
ленников, объединенных в цехи средневекового типа, и
представляет поэтому странный вид перехода от совре­
менного коммунизма (??!) к отдаленному феодализму,,
подобно тому, как представляла такую же картину и
Россия в самом недавнем прошлом перед февральской
революцией“ 2). Из всего этого делался вывод, что нужно
относиться с большой осторожностью... к с р е д н е й
б у р ж у а з и и . Никакого анализа о с о б о г о типа-
к о л о н и а л ь н ы х о т н о ш е и и й не было. Нс было'
дано принципиального указания на р а з н и ц у в поло-
ж с п и и между нацией господствующей и угнетенными;
нациями. Вместо этого на съезде разыгрался удивитель­
ный спор о том, можно ли наделить мусульманскую бед­
ноту званием пролетариата, со всеми вытекающими
отсюда правами.
Мусульманские делегаты объединились вокруг Кобо­
зева. как „представителя центра“; Кобозев, идя по­
лиции наименьшего сопротивления, не пошел дальше об­
щих мест.
Само собой разумеется, что колонизаторы избрали
предметом своей травли тов. Кобозева не потому, что-
позиция его была путаной, а потому, что в лице мусуль-
майской оппозиции на съезде они увидели прямое поку­
шение на свои „суверенные права“. Ыа этом играл и
бывший член „Союза Михаила Архангела“ Успенский.
Этим была вызвана и „отставка правительства“, заявив­
шего, что при создавшемся положении оно не в состоянии
работать. На этом основывалась и позиция Казакова,
ультимативно ставившего вопрос о хлебной монополии
в расчете на то, что мусульманские делегаты восстанут
против новой вакханалии самочинных обысков, реквизи­
ций и насилий. В этом была причина вмешательства
Гриднева от имени ташкентского Совета, „от имени
120.000 ташкентских пролетариев“, грозившего роспус­
ком партийному съезду. Колонизаторы всячески стара­
лись довести дело до разгона партийного съезда и арес­
тов его членов.
Это — опять-таки-иллюстрация „самобытного“ разви­
тия Туркестана! Столкновение на съезде было подготов­
лено борьбой между краевым комитетом партии, во
главе которого стоял Солькин, и краевым Мусульман­
ским бюро. На съезде власть столкнулась с партийной
организацией. Прения имели отвратительный вид лично­
групповой склоки. Склока продолжалась и после съезда.
На съезде были приняты все резолюции „кобозевекой“
группы, постановлено .было всюду организовать му­
сульманские национальные секции при
партийных организациях, был избран краевой комитет
в составе Кобозева, Рыскулова, Бернадюка, Сорокина,
Апина, Тоболина, Солькина, Эффендисва, Алиева,, Низа-
меддина Ходжаева и Ермолова. Однако „парламентская“
победа далеко еще не означала действительного пораже­
ния колонизаторов, которые опирались на партизанщи­
ну, на „истинно русский“ шовинизм и примазавшихся
кулаков и чиновников. Это было подтверждено заявле­
нием группы мусульман — делегатов съезда в числе 76
человек, которое гласило: „Мы, мусульмане делегаты,
собравшиеся на 3 съезде Р. К- П. Турк. республики, ка-
160
тегоричсскн просим 3-й съезд принять меры против того,-
что следственными комиссиями производятся аресты
активных мусульманских работников, и следкомы при­
нимают материалы от разных кишлачных баев, а также
и от чиновников, бывших волостных правителей и бес­
партийных инструкторов земельно-водных комитетов, где
все чиновники и прапорщики, которым очень нравится
угощение баев, за что им желательно взять в свои руки
власть н передать таковую в руки баев, чтобы угощения
продолжались дальше. Делают доносы в следкомы, ко­
торые производят аресты активных работинков-мусуль-
ман, не разбирая их дела по 3 и 6 месяцев; в отсутствие
активных работников в советской власти и пользуясь
свободным временем, баи захватывают власть, и потому
в, мусульманских деревнях власть часто оказывается в
руках буржуазии» ').
Прорыв оренбургской пробки, на этот раз оконча­
тельный, приближался. К 7 сентября полный разгром
ко-таковской армии уже стал'фактом. Красными войска­
ми центра была занята Эмба. Перебежчики переходили
тысячами. Соединение Туркестана с советской Россией
было вопросом нескольких дней.
С приближением этого момента конфликт между са­
мобытным туркестанским колонизаторством и политикой
венгра должен был все более и более обостряться. После
3 съезда коммунистов он принял форму ожесточенной
борьбы между крайкомом, во главе которого встал
Кобозев, и ТурЦИКом, возглавлявшимся все еще Каза­
ковым. 12 июля из Москвы была получена от Ц.К. Р.К.П.
радиограмма следующего содержания: „Ц. И. К. Сове­
тов Турк. республики н краевому комитету коммунис­
тов. На основании принятой восьмым съездом програм­
мы коммунистической партии, в интересах проведения
политики рабоче-крестьянской власти на Востоке необ-

') „Труды“, стр. 205.


0-1427 161
ходимо широкое пропорциональное населению привле­
чение .туркестанского туземного населения к государст­
венной деятельности, без обязательной принадлежности
к партии, удовлетворяясь тем, чтобы кандидатуры вы­
двигались мусульманскими рабочими организациями.
Прекратить реквизицию мусульманских имушеств без
согласия краевых мусульманских организаций; избегать
всяких трений, создающих антагонизм. Надеемся, что
передовой революционный кадр Туркестана — русский
пролетариат — исполнит свой революционный долг, при­
мет все меры к осуществлению намеченной центральной
властью цели и не причинит затруднений к ее проведе­
нию. Сообщите об исполнении к. к. Р.К.П.“1). В старом
Ташкенте краевым бюро мусульманских организаций
Р.К.П. был собран митинг с участием членов крайкома,
и на нем было вынесено решение о необходимости пере­
избрать президиум ТурЦИКа (Казаков — Успенский!),
произвести выборы на 8 съезд Советов на основе пропор­
ционального представительства и поручить краймусбюро
привлечь мусульманскую интеллигенцию к подготовке
8 съезда. По этому случаю 20 июля было устроено объ­
единенное заседание ТурЦИКа, крайкома, ташкентского
исполкома, Реввоенсовета, ташкентского Союза проф­
союзов и краевого бюро мусульманских организаций, на
котором колонизаторы добились того, чтобы было поста­
новлено: „резолюции (Ц.К. Р.К.П.!) но краю не огла­
шать; общенародных митингов нс устраивать1' *2). В Ц. К.
махнули радио: „Постановление Ц. К. партии о пропор­
циональном представительстве в представительстве
Туркестана вообще (?!), а не пролетариата (?!!) для
лучшего проведения в жизнь нашей восточной политики
вызывает недоразумения и затруднения, так как в прави­
тельство войдут по этому принципу все деклассироваи-

') „Известия“, 28 сентября 1919 г.


2) Там же, 28 сентября 1919 г.
102
пыс элементы и явные по существу противники советской
власти и принципа (!) социальной-революции.
Постановлено (!) — будет сначала учредиловка, а за­
тем и более худшее, как это было уже в Ашхабаде.
Принимая по внимание (!), что данный вопрос име­
ет огромное значение, а в особенности для Туркестанской
Советской Республики, и, может быть, грозит последстви­
ями для советской власти в Туркестане и окончательно
лишит возможности иметь какое-либо наше влияние на
Востоке. Ввиду чего просьба экстренно дать подробную
информацию и инструкцию по существу данного вопроса
№ 675. Председатель ТурЦИКа Казаков, секретарь
ТурЦИКа Теодорович“ ').
„Генеральный бой“ произошел на 8 съезде Советов и
4 съезде коммунистов, заседавших в сентябре 1919 г.
Самым боевым пунктом порядка для съезда Советов был
доклад председателя ТурЦИКа Казакова. 2 июня был
издан декрет о хлебной монополии. „Издав 2 июня
декрет о хлебной монополии, Ц. И. К. предписал опи­
раться (!) на комитеты бедноты* для организации кото­
рых приняты спешные меры“ 12).
Этот декрет послужил первым яблоком раздора на
съезде. Туркестанские комбеды быстро обнаружили свою
русско-кулацкую сущность, закрытие же всякой вольной
торговли в стране мелкого производства по преимущест­
ву, без обеспечения коренного населения необходимыми
продуктами, привело к широкому возмущению в тузем­
ных кругах. Рабочий-мардикер оказался лишенным
даже той традиционной „спешки“, которая была до сих
пор главным предметом его питания. Но об этом мало
думали. Вот извлечение из протокола съезда:
Ф а й з у л л и п. „Тов. Казаков говорит, что хлебная

1) „Известия“, 28 сентября 1919 г.


2) Заявление Казакова в заседании съезда от 9 сентября.
„HuiecTmi“, 12 сентября.

Г 163
монополия должна была проводиться в жизнь через со­
ответствующие краевые организации. В Ташкенте имеет­
ся Мусульманское бюро коммунистической партии, цо
там до напечатания в газетах декрета о хлебной монопо­
лии ничего не было известно".
К а з а к о в . „ Д л я ме н я , к а к д л я к о м м у н и с ­
та, и с т н а ц и о н а л ь н о г о в о п р о с а (!). Я никог­
да нс подчеркивал вам, что в Туркестане 95% мусульман
и только 5% русского населения. Помните всегда, това­
рищи, что именно на почве национальной розни (!)
контрреволюция и провокация делают свое подлое И
грязное дело" ')•
Казаков был недостаточно подготовлен к тому, чтобы
определять политическую линию. Всем заправлял Успен­
ский. Цинизм этрго господина доходил до Геркулесовых
столбов. Когда он был запрошен на съезде, почему кир­
гизы Перовского уезда откочевали в горы (спасаясь от
неистовств перовского самодержца Гержотта), то на это
последовал классический по своей простоте ответ: „Да,
ТурЦИКу известно, что кочевое население не стоит на
месте, а кочует!“ *2).
Кобозев в связи с радио от Ц. К. поставил вопрос о
партийной дисциплине. Одновременно было разоблачено
н е ж е л а н и е темных элементов, группировавшихся око­
ло ТурЦИКа, и д т и н а с о е д и н е н и е с ц е н т р о м .
Взят был Мерв. Хотели там закрепиться, а пошли
дальше, взяли Ашхабад и на этом не остановились. На
Актюбинском же фронте в это время туркестанская
Красная Армия терпела поражение за поражением. Эго
как будто никого не беспокоило.
Колонизаторы выступали под флагом так называемой
„ а к т и в н о й г р у п п ы" . Их опорой была „власть на

1) „Известия“, 13 сентября. Заседание 10 сентября. Намек на


т. Кобозева.
2> „Известия“, 13 сентября 1919.
164
местах“. Приводим отдельные штрихи этой „власти“.
Заявление бывшего председателя. Сыр-Дарышского об­
ластного Совета: „Если говорить о власти в уезде (Чим­
кентском), то — если молено так выразиться— там ско­
рее всего „ п ь я н а я в л а с т ь “. Распоряжений центра
там никто не читает, никто ими не интересуется и не за­
ботится о проведении их в жизнь. Никакой связи уездно­
го исполкома с волостями не существует и 250-тысячное
население уезда предоставлено своей собственной участи.
Приблизительно в таком же точно положении находится
и соседний Аулне-Атинскнй уезд“. Вернснский уезд:
„Развито слишком изготовление самогонки,— и пьянство
процветает.
’ В состав уездного исполкома входят 20 человек, из
коих один только мусульман. Мусульмане вообще от
вхождения в Совет уклоняются, боятся (!) идти к влас­
ти“. „В Семиречье вообще есть партия, но нет коммунис­
тов"1). Кто входит в партию, об этом свидетельствует
откровенное признание „комитстчнков“-кулаков на 3-м
съезде коммунистов — в том, что „члены комитета выпи­
сывают себе „для поддержания хозяйства“ по 7000 руб­
лей“ 3).
Легко понять, что в умах представителен такой „влас­
ти на местах“ всякое требование о привлечении корен­
ного населения к власти должно было вызывать беше­
ную классовую злобу. Не видя перед собой мусульман­
ской бедноты и рассматривая все коренное население
как единый объект эксплоатации, они, естественно, вся­
кий намек на национальное самоопределение этих масс
считали возвратом к Учредилке. За почти двухлетнее
изолированное существование Туркестана на поверх­
ность поднялась вся муть и грязь старой колониальной
политики. Поскольку лучшие силы немногочисленного

|) „Изаестня“, 2G сентября 1919 г. Статья „Власть на местах“,


а) „Труди 3 съезда“, стр. 93.
1G3
русского пролетариата были отвлечены борьбой на фрон­
тах, эти примазавшиеся не могли встретить сопротицДе'
ния даже в простом чувстве классовой... брезгливое'*''1-
8-й съезд Советов дал наказ новому ТурЦИКу, куда цр°'
шло уже большинство мусульман, „целиком подчиццТЬ
свою деятельность руководящим указаниям третье1"0
Интернационала восьмого Всероссийского и третье*"0
Туркестанского партийных коммунистических съездов н
их исполнительных органов“ *).
Закаспийское правительство было свергнуто, Колч**к
разбит,— политическое поражение колонизаторства ста'
ло неизбежным.
Наряду с этим и „кобозевщина“, пытавшаяся поА'
менить принципиально-интернационалистскую политику
личным прожектерством и бесформенным блокирован*1'
ем со всеми „мусульманскими элементами“, должна бы­
ла отойти в прошлое.
Заключительным аккордом колонизаторской эпопеи
была джалал-абадская авантюра. Падкое до сотрудни­
чества со всякими колонизаторскими элементами, тур'
ксстанское правительство старого состава разрешил**
формирование особой крестьянской армии в русско-ку-
лацком Джалал-Абадском районе. Во главе штаба эт*’*1
кулацкой армии встал белогвардеец Монстров. КогДа
началось проведение хлебной монополии, эта „армия“
восстала и вступила в союз с басмаческим вождем Ма-
дамин-Беком, заключив с ним формальный догрвор.
Общей платформой была признана Учредилка. Одна­
ко, конечно, не в ней лежала основа этого союза. Осно­
вой была общность классовых интересов баев-полуфео-
далов, полубуржуа с русскими кулаками-переселенцамп.
Новые веяния в рядах советской власти и соединение
Туркестана с центром были одной из побудительных при­
чин такого „интернационального“ объединения. И после

*) „Известия“, 9 октября 1919 г.


166
нс раз кулаки умели устраиваться в басмаческих рядах,-
оставляя за собой даже свои кабальные права на экс-
плоатацию мусульманской бедноты! “Шайка Мадами-
на и отряды крестьянской армии в первых числах сен­
тября окружили город Ош, разобрали железнодорожный
путь между Андижаном и Джалал-Абадом, где находи­
лась штаб-квартира крестьянской армии, и, наконец, по­
явились между Андижаном и Скобелевым, разбирая
сразу в нескольких местах путь и нападая на железнодо­
рожные станции и посты“ 1). Джалал-абадскне повстан­
цы в сравнительно короткий срок были разбиты. Басма­
чи же остались, будучи в большей степени „почвенным
образованием“.

') „Известия“, 16 октября 1919 г. Ст. „Конец Джалал-Лбадскон


авантюры“.
167
VI. л и к в и д а ц и я К О Л О Н И А Л Ь Н О Г О
НА СЛ Е ДС ТВ А И СОВЕТСКАЯ АВТОНОМИЯ
Соединение Туркестана с центром неизбежно должно
было повлечь за собой, во-первых, решительную переме­
ну политического курса, во-вторых, коренную перестрой­
ку всего советского аппарата. Российскому пролетариату
был нужен свой полномочный орган в Туркестане, кото­
рый бы взял на себя руководство ликвидацией колони­
ального наследства... и практическое объединение совет­
ского строительства в Туркестане с советским строитель­
ством во всей федерации. Для этой цели была учреждена
комиссия Всероссийского Центрального Исполнительно­
го Комитета Советов и Совета Народных Комиссаров
Р.С.Ф.С.Р. но делам Туркестана, и ей, наряду с совет­
скими полномочиями, были даны и партийные права.
Новые веяния были принесены уже российской Крас­
ной Армией, пришедшей в Туркестан из центра. 3-я
конференция коммунистических ячеек 1-й армии турке­
станского фронта, при самом вступлении российских ра­
боче-крестьянских войск на территорию Туркестана, по­
становила: „1) По прибытии в Туркестан войти во все
партийные и советские учреждения Туркестана для на­
правления партийной и организационной работы, соглас­
но постановлениям Ц.К. Р.К.П. 2) Приступить к исправ­
лению политики туркестанских товарищей, привлекая к
1,в»
советскому строительству среднее русское крестьянство ')
и т у з е м н о е н а с е л е н и е в п л о т ь д о м е л к о-
б у р ж у а з н и х к л а с с о в . 3) Направить все усилия
для привлечения мусульманства на сторону советской
власти, для чего повести усиленную работу среди членов
партии и через них среди товарищей красноармейцев в
духе твердого проведения партийной линии. Среди на­
селения необходимо приступить к устной и.письменной
агитации путем перепечатки декретов, партийных поста­
новлений, заявлений лидеров партии, статей и речей тов.
Ленина и Сталина и др., писавших и говоривших но на­
циональному вопросу. 4) Повести широкую агитацию пу­
тем печати о грабительской империалистической полити­
ке Англии в ее колониях, где под игом цивилизованных
разбойников стонет мусульманское население Востока.
5). Повести кампанию за р а з в и т и е к у с т а р н о й
и р о м ы т л е н н о с т и и . к о о п е р а т и в н о г о с т р о-
и т е л ь с т в а в Туркестане. 6) По прибытии представи­
телей центральной власти в Туркестан немедленно декла­
рировать о правах и обязанностях граждан, точно уста­
новив г р а н и ц ы н а ц и о н а л и з а ц и й и к о н ф и с-
к а ц и й, чтобы создать прочную базу для дальнейшей
экономической политики. 7) Образовать немедленно бю­
ро жалоб и принять меры против всех притеснителей
середняка, .беднейшего крестьянства и дехканства.
8) Оказать всемерную поддержку революционному дви­
жению в соседних с Туркестаном странах“ 2).
Турккомиссия, в состав которой были назначены
тт. Елиава, Фрунзе, Рудзутак, Куйбышев, Бокий н Голо-
щекни, частью приехала в Ташкент в ноябре 1919 года,
частью позже. Начинать перестройку приходилось с
азов,— с проведения в жизнь решений Р. К. П. о дисцип­
лине в армии, об отмене выборного начала, об использо-

‘) Это уже неразборчивое усердие новичков!


„Известия“, 9 декабря 1919 г.
1С9
вании военных снецналнстов, с установления отчетности
всех советских ведомств, с ликвидации всякого рода
туркестанской отсебятины. Ввиду того, что на месте бук­
вально не за что было уцепиться, нужно было опираться
на организованный военно-хозяйственной и политический
аппарат российской Красной Армии, пришедшей в Турке­
стан после прорыва оренбургской пробки. Чуть нс каж­
дый профессиональный союз и почти все без исключения
комиссариаты имели свои аппараты снабжения, которые
конкурировали между собой на вольном рынке. Поэтому
одной из первых мер Турккомиссии было упразднение
всех этих самостийных заготовительных органов и усиле­
ние краевой продовольственной директории силами осо­
бой продовольственной комиссии туркестанского фрон­
т а 1). При Центральном совете народного хозяйства
был создан отдел военных заготовок. Существовавший
доселе самостоятельный Комиссариат иностранных дел
Туркестанской республики был упразднен и заменен От­
делом внешних сношений при Турккомиссии. Так как
Туркестанская Чрезвычайная Комиссия — Турчека до
сих пор служила, главным образом, орудием лично-груп­
пового соперничества и вместо борьбы с контрреволю­
цией в ней заводились дела против неугодных лиц, вся
чрезвычайная карательная деятельность волей-недолей
сосредоточилась в особом отделе туркфронта.
Изолированное государственное хозяйство Туркеста­
на, сложившееся за время обособленного существования
Туркестана, нельзя иначе характеризовать, как а н а р ­
х и ч е с к о е эмиссионное хозяйство. Печатный станок
едва-едва поспевал изготовлять туркестанские боны. Ни­
какого плана в распределении средств не было. Каждое
ведомство старалось заполучить побольше туркбонов,
чтобы пустить их в оборот па вольный рынок. Ни о конт-

') Постановление Турккомиссии и ТурЦИКа. „Известия“, 25 но­


ября 1919 г.
170
Роле, ни об отчетности не было речи. Заготовительная
Деятельность государственных органов снабжения своди­
лась к случайным реквизициям и спекуляции. Вот крат­
кая табличка, указывающая на рост цен на продукты
Чнтания в Туркестане в различные периоды ').
Вздорожание Вздорожание
за один год в с 1914 ,года в
процентах процентах

К концу 1915 года.. . . 41% 41%


„ 1916 „ . . .135% 232%
„ 1917 „ . . . 466% 1770%
' „ 1918 „ . 149% 4560%
1919 „ . . . 1065% 58800%
Этот чудовищный рост цен был прямым следствием
•клитики, которую можно было бы определить щедрин­
ской формулой: „1а politique—-jamais! Toujours „ура!“ 2).
Печатали деньги не только в Ташкенте, „свои“ деньги
бцлп в Кызыл-Кнйскнх копях, свои в Семиречье, где они
•Трантнровалнсь „всем имеющимся на складах облиспол­
кома запасом опиума“.
На 5-й туркестанской краевой конференции Р. К. П.
Топ. Рудзутак так описывал положение в Туркестане ко
Нэемени соединения его с центром: „Комиссариат путей
сообщения имеет свое народное хозяйство, свои фабрики
и заводы. Горнозаводские рабочие заняты не только сво­
ей отраслью промышленности, но имеют также мылова-
Генное, текстильное и кожевенное производства. Тот
<рган, который фактически должен был бы руководить
народным хозяйством, здесь расстраивал народное хо-
:яйство. Если посмотреть .по отделам, то результаты
«кажутся чрезвычайно плачевными: кроме развития*)

*) „Народное хозяйство Туркестана“, № 3, 15 февраля 1920 г.


1) „Политика? — Никогда! Всегда ураР
- 171
спекуляции, кроме неимоверно громадного количества
чиновников, кроме канцелярской волокиты, ничего д%
организации народного хозяйства он не сделал. Сов(;т
народного хозяйства тратил на разные расходы десятки
миллионов рублей, н, как оказывается, эти деньги нахо­
дятся еще по карманам уполномоченных н разных аген­
тов. На руках этих агентов сейчас находится 11 миллио­
нов рублей, и за все время своей работы они купили Ос
более 500 пудов товару. ' ;
Может показаться, что вся политика, все усилия были
направлены здесь к тому, чтобы всячески препятствовать
увеличению посевной площади. Сгонялись с земель Це­
лые кишлаки, население которых фактически обрабаты­
вало земли, до енх пор не засевавшиеся, и на нх места
садили других, не обрабатывающих'эти земли“. Тогда
как в центре paliibiue был организован государственный
аппарат снабжения,,а потом уже была уничтожена част­
ная торговля, в Туркестане „прежде всего уничтожили
частную торговлю, а потом только стали организовывать
государственный аппарат снабжения“ 1). И так далее, и
тому подобное. Изолированное туркестанское государст­
венное хозяйство по своим к о л о н и а л ь н ы м особен­
ностям было близко к организации ф е о д а л ь н о г о тн-
п а. Это сказывалось не только в „красногвардейской
атаке“ па мусульманские старые города, кишлаки и
аулы, но и во взаимоотношениях между отдельными про­
фессиональными группами рабочих, воинскими отряда­
ми, отдельными Советами и даже отдельными комисса­
риатами: каждый действовал как „владетельный фео­
дал“. Чарджуйский Совет установил налог за проезд
паровозов по Чарджуйскому мосту через Аму-Дарыо.
Жлобинекий полк брал контрибуции не только с „непо­
корного“ селения, но и... с Советов.
Уничтожить эту ф е о д а л ь н у ю а н а р х и ю , вырос-

Ы „Народное хозяйство Туркестана“ Ns 3, 15 февраля 1920 г.


172
шую на почве колониальных отношений под фирмой со­
ветской власти, было насущнейшей и первейшей задачей
Турккомнсснп. ■
Вполне попятно, что реорганизация армии, привлече­
ние специалистов, перестройка хозяйственного аппарата,
уничтожение былой самостийности и партизанщины вы­
знало бешеную злобу против „центровнков“ со стороны
примазавшихся авантюристов, которые попытались при­
влечь к этой травле и отсталые элементы рабочих. В осо­
бенности нм было легко это делать, раздувая „истинно
русский“ шовинизм.
Какие местные силы могла привлечь себе на помощь
Турккомиесня на первых же порах? Среди р у с с к о г о
населения, нс исключая и рабочих, и даже коммунистов,
отношение к новому политическому курсу было нолу-
в р а ж д е б і т е . Соединение с центром приветствовали
как избавление от контрреволюции. Первые встречи бы­
ли полны неподдельной радости. Однако стоило только
людям увериться, что в Туркестане, составляющем
ч а с т ь советской федерации, не может уже больше про­
водиться старая политика протежирования русского на­
селення, как они быстро отхлынули от тех, кого только
что приветствовали и возносили „в стихах и прозе“. По
углам „истинно русские“ „советские“ чиновники стали
плести вздор о „советском империализме“. Кое-где чача-'
ли ворчать о „старом режиме“. Последние могикане
партизанщины видели в подлинном советском режиме
чуть ли не „контрреволюцию“. Тут небесполезно напом­
нить об одном трагическом факте в Семиречье. В 1919
юлу из центра в Семиречье прилетел на аэроплане через
фронт летчик-коммунист тов. Шавров. Через четыре дня
после его прибытия он был судим в церкви пятитысяч­
ным „красноармейским“ митингом семиреченских кула­
ков и тут же растерзан. Его обвипНли в том, что он —
„белогвардеец“, так как он сразу-же заявил, что в каче­
стве командующего фронтом, назначенного из центра, он
173
нс допустит больше выборов командного состава. Эти
партизанско-кулацкие взгляды были распространены нс
в одном Семиречье. Ташкентские железнодорожные мас­
терские определенно не хотели расставаться со своим
суверенным положением в республике. Такие же „авто­
номистские“ устремления господствовали на Кызыл-Кпн-
ских копях, в Байрам-Али н т. д. Еще по пути в Ташкент
Турккомиссии пришлось захватит}» с собой Гсржотта,
так как он все еще свирепствовал в Перовске.
Поддержку своей. последовательно международной
политике в Туркестане российский пролетариат мог по­
лучить только из среды угнетенных, Киргизам, узбекам и
туркменам нечего было терять от ликвидации колониза­
торской партизанщины, приобретали ..же'они с соедине­
нием с центром реальную опору для свободы националь­
ного развития.
Но эта среда была далеко нс организована. До сих
пор в революции она была страдающей стороной и, ко­
нечно, вследствие этого не могла выделить надежных
революционных кадров. „Красногвардейская атака“ всей
тяжестью своей ложилась на бедноту, она вызывала не­
избежную и законную националистическую реакцию,
которая еще больше привязывала киргизскую, узбекскую
и туркменскую бедноту к своим манапам, баям и улема.
Бан, волостные „минбаши“, сельские старосты — „думы“,
ростовщики-торговцы и бывшие переводчики при при­
ставах и уездных начальниках с помощью подкупа,
взятки и прислужничества могли еще обезопасить себя
от колонизаторской власти, заняв какой-нибудь админи­
стративный „советский“ пост и назвавшись председате­
лем волостного или членом уездного или даже областно­
го Совета. У бедноты этого выхода не было. По этой
причине еще при колонизаторской власти в Советы,
которые тогда в глазах туземной бедноты были обыкно­
венными полицейско-фискальными органами русской
власти, проникли эксплоататорские, хищнические элсмен-
174
ты. Те, кто заставлял население выполнять полицейские
Повинности при царизме, оказались на своих местах и-
при советской власти! Колонизаторам, при случае прояв­
лявшим лицемерную заботу о „меньшом брате“, не нуж­
ны были подлинные руководители туземной бедноты,
равноправные с ними товарищи. Им нужны были пере-
н о д ч п к н и п о л и ц е й с к и е и с п о л н и т е л и . Для
ЭТОЙ службы бап были самым подходящим/ элементом.
Таким образом, колонизаторская политика создавала
определенный классовый подбор в органах власти на
местах,— в старых городах, кишлаках и аулах,— ие да-
вая организовываться бедноте под градом беспорядоч­
ных реквизиций, конфискаций и насилий и позволяя ба­
ям свободно брать с бедноты в увеличенных размерах
то, что они должны были отдавать советской власти.
■. Новые элементы, ставшие группироваться вокруг
краевого Мусульманского-бюро, отнюдь не были пред­
ставителями мусульманской буржуазии как таковой. Это
были представители — отчасти киргизской, отчасти уз­
бекской — н а ц и о н а л ь н о й и н т е л л и г с и ц и и, как
Рыскулов, учитель, Турсун Ходжаев — один из видней­
ших „джадндов“ в Туркестане, Нпзамеддип Ходжаев,
бывший рабочий печатник-„джадид“, и т. д. Их ряды
были усилены представителями татарской и турецкой1)
интеллигенции. Это была та национальная интеллиген­
ция, которая, убедившись на опыте в невозможности осу­
ществления национальной автономии киргиз и узбеков
п о м и м о Советской власти, пришла к сознанию необхо­
димости сделать „пришлую“ Советскую власть орудием
национального ' самоопределения. „Если в трагедиях,
происходивших в Туркестане,— говорил Рыскулов на 3-й
краевой мусульманской конференции Р. К. П.,— вииов-

') Бывшие военнопленные турецкие офицеры, наиболее видным


на которых был член турецкой коммунистической партии комиссар
просвещения Турк. республики Эффендиев.
175
ни, с одной стороны, мятежники, которые пачкали знамя
пролетариата кровью угнетенных пародов, то, с другой
стороны, историческая . отве тст ве нность
в о з л а г а е т с я на п р е ж н и х р у к о в о д и т е л е й
н а р о д а — на и н т е л л и г е н т н ы х б а е в и фа н а -
т и к о в-м у л л-у л е м и с т о в. Теперь тюркские комму­
нисты должны исправить ошибку истории, в частности
туркестанского народа. Представители трудящихся тюр­
ков, истинные революционеры, объединенные под
красным коммунистическим знаменем, образуют единую
коммунистическую организацию. Тюркские коммунисты
защитят не только интерес фабрично-железнодорожного
пролетариата, но считают своей обязанностью обеспе­
чить культурно-экономические нужды тех народов, кото­
рые живут на протяжении тысячеверстных песчаных сте­
пей н в кишлаках, войдя в их среду. „Товарищи! Когда
возвратитесь по местам, объясняйте массам взгляд соци­
альной революции на их нрава и обязанности. Объясни­
те народам, что права трудящимся одними словами-тео­
риями нельзя завоевать. Организуются тюркские войска,
пусть записываются в ряды социалистической красной
армии“ 1). „Трудящиеся тюрки“,— объяснял Эффспднсв
на той же конференции,— „записывались в партию, бо­
рясь всеми силами против грабежей и бедствий“ *2). Нуж­
но было в рядах господствующей партии противопоста­
вить колонизаторам организованную силу, которая бы
представляла интересы мусульманских масс. Поэтому,
несомненно, резко расходилось с-истиной заявление ко­
лонизаторского ТурЦИКа в телеграмме Ц.К. Р.К.П. и
В. Ц. И. К. во время 8 съезда Советов, что „мусульман­
ская секция партии включает в себя (!) бывших торгов­
цев, переводчиков, руководящих остальными при полном
отсутствии интеллигентных партийных сил. За лозунгом

В „Известия“, 5 февраля 1920 г.


2) Там же.
партии, п ри о т с у т с т в и и д р у г и х п а р т и и , идут
младо-сарты, ис имеющие по существу представлении о •
нашей партии“ 1). Торговцы и переводчики были вольны?
ми и невольными протеже колонизаторов, которые, „ис
признавая нации“, особенно свирепо обрушивались на
национальную интеллигенцию угнетенных народов.
Именно они создали то положение, когда „при отсутст­
вии других партий", вследствие невозможности иным
образом выявить волю угнетенных масс к национально­
му самоопределению и даже просто отстоять свои инте­
ресы, все должны были стремиться в ряды коммунисти­
ческой партии, которая при колонизаторском режиме
превратилась... в своего рода Поев Ковчег, где было го­
раздо больше „нечистых пар“, чем „чистых“! Партия бы­
ла ареной непрерывной борьбы лично-групповых интере­
сов, за которыми скрывались и интересы „столыпинского
помещика“, и интересы бая, и интересы бывшего чинов­
ника, и интересы отсталого русского рабочего, желаю­
щего псе получать за счет коренных народов.
„Вместе с дальнейшим развитием товарного произ­
водства у народа возникает потребность в классе ннтел:
лигенции, говорящей на се родном языке, в национальной
интеллигенции, и эта потребность в языковой культуре
выливается в потребность в национальной по форме
культуре, хотя бы содержание се было самым что ни на
есть интернациональным. И если у нации возникает пот­
ребность в национальном классе интеллигенции, то у
этого класса, в свою очередь, вырастает и о т р е б н о с т ь-
в в е л и к о и о б р а з о в а н н о й и а ц и и“ 2) .
Революция застала в Туркестане процесс националь­
ного самоопределения угнетенных народов только в с а ­
мом е го з а ч а т к е . Колонизаторская политика само-

О „Известия“, 14 октября 1919 г. „Пропавшая грамота".


") К. К а у т с к и й , „Национальные проблемы», рус. пер.
191В г., ар. 19.

177
бытиой туркестанской „советской власти“ не ускорил3
его, а наоборот, задержала, затормозила. Отсюда сове(г
шенно естественно вытекло стремление немногочислен1'
ной киргизской и узбекской национальной интеллигенций
создать из угнетенных народов Востока единую сил у»
е д и и у ю н а ц и ю — т ю р к о в, опираясь фактическ1’
на средневековую духовно-религиозную общность -м^'
сульманства. Эта националистическая утопия была ,пр*Г
мо навеяна бывшими турецкими офицерами во главе с
Эффендиевым, которые, попав в Туркестан в качеств6
военнопленных российского империализма, постепенна
захватили в спои руки все дело просвещения мусульман",
ских масс. По существу, эта националистическая утопий
представляла, собой ничем не прикрытый п а н т юр г
к и з м. В резолюции 3-й краевой мусульманской конфе'
репции „Об автономии и конституции Туркестана“ эт&
было выражено следующим образом:
„В интересах интернационального объединения тру­
дящихся и угнетенных народов п р о в е с т и п у т е м
к о м м у н и с т и ч е с к о й а г и т а ц и и и д е ю у ни­
чтожен ия ' с т ре мления т ю р к с к и х н а р о д н о ­
с т е й д е л и т ь с я по с у щ е с т в у и по н а з в а н и ю
на т а т а р , к и р г и з , б а ш к и р о в, у з б е к о в и т. д.
и с о ст а вл ят ь о т д е л ь н ы е мелкие респуб­
лики, а о б ъ е д и н и т ь в ц е л я х с п л о ч е н н о с т и
и привлечения других тюркских- н а р о д н о ­
с т е й , не в х о д я щ и х в с о с т а в Р. С. Ф. С. Р„ в о ­
круг Тюркской С о в е т с к о й Р е с п у б л и к и , а
где невозможно этого добиться — объединения отдель­
ных тюркских народностей между собою по своим терри­
ториальным расположениям“ ').
Этот план как две капли воды был похож на план
создания „революционной федерации“ славянских наро­
дов, предложенный в свое время анархо-славяпофиломі)

і) „Известия“, 5 февраля 1920 г. Пункт 6-й резолюции.

178
М. А. Бакуниным. „Панславизм,— писал Бакунин,Чт это
вера и уверенность в будущности славян; мы, славя­
не, составляем свой собственный мир, мир, который ты­
сячу лет был угнетаем разными народами и все-таки;Не
был уничтожен; мир, который был разрываем па части
посторонними народностями, но все-таки соединился под
одной формой по инстинктивному чувству братства“ 1).
Так же, как панславист Бакунин подменял м е ж д у н а ­
р о д н о е объединение трудящихся объединением сла­
вян, нантюркисты подменяли это '.интернациональное
объединение пролетариев всех стран и угнетенных наро­
дов всего мира объединением тюрков, связанных на деле
только общим происхождением и средневековой духов­
но-религиозной общностью — Исламом. Младотурки пы­
тались восстановить панисламизм на светской основе в
форме пантюркизма. Здесь предлагалось обновленное
„коммунистическое“ издание пантюркизма, столько же
далекого от жизненных интересов киргизской, узбекской
и туркменской бедноты,— не говоря уже о татарах и
башкирах,— сколь далек был от них Константинополь.
Коммунизм должен был стать орудием националистиче­
ской утопии, родившейся на п о ч в е ии т е л л а г е н т ­
с к о г о б с с с и л и я 2). В то же время эта националисти­
ческая утопия шла вразрез с требованием национально-
культурного самоопределения киргиз, туркмен н
узбеков. Историческое деление тюрков на татар, киргиз,
башкир, узбеков, туркмен и т. д. объявлялось „искусст­
венным делением“, и все стремления к подлинно и а ц и о-
н а л ь н о м у самоопределению татарских, киргизских,
башкирских, узбекских и туркменских масс призиава-

’) Цитировано по книжке В. Полонского. „Михаил Александ­


рович Бакунин“. Москва, 1920 г., стр. 30.
г) Впервые это разоблачение пантюркизма резолюции 3-н кон­
ференции было сделано политическим отделом инструкторского по­
езда В. Ц. И. К. „Красный Восток“ в начале марта 1920 г.
179
лись „неправильными“ с точки зрения якобы иацш>1 ЦлЬ.
ного единства всех тюркских народов. Практически эТп
сводилось к замене узбекского, киргизского и ДрУрнх
языков „интернациональной“ смесью турецких и татар.
ских слов, к отказу от развития национальной культура,
к искусственной тюркизации школы. В период иребы,,а.
кия Эффендиева комиссаром народного просвещения эго
выразилось в введении военной турецкой муштровкц и
турецких песен и маршей во'всех школах, в насаждении
всюду турецких учителей из бывших военнопленных в
официальном запрещении вводить новую орфографий и
в прямом поощрении религиозной пропаганды. 3-я крае­
вая мусульманская коммунистическая конференция и
5-я краевая конференция Р. К. П. постановили признать
Туркестанскую республику республикой тюркских На­
родов и туркестанскую коммунистическую партию — •
тюркской коммунистической партией. Инициаторы этих
предложений стремились сделать отсталый Туркестан
очагом национальной концентрации всех тюркских наро­
дов, живущих в пределах Р. С. Ф. С. Р., и в этом сказы­
валось не только желание избавиться от туркестанских
доморощенных колонизаторов, но и совершенно опреде­
ленное недоверие к центру Р. С. Ф. С. Р., к российскому
пролетариату в целом. Именно поэтому Эффеиднев пред­
лагал „оставить в н е ш н ю ю п о л и т и к у на усмотрение
туркестанского правительства“ 1). Единая республика
всех тюркских народов, входящих в Р. С. Ф. С. Р., долж­
на была, по мысли ее защитников, служить сильным про­
тивовесом „Москве“. Об этом не говорилось, но это под­
разумевалось, и это было вскрыто дальнейшим ходом
событий.
Положительное значение 3-й краевой мусульманской
коммунистической конференции и 5-й краевой конферен­
ции Р. К. П. заключалось в идейном „разоружении“ ко­

') „Изпестия“, 5 февраля 1920 г.


.1 8 0
лонизаторства. В свое оправдание колонизаторы могли
заявлять только одно,— „что причиной их ошибок было
отвлечение всего внимания туркестанских коммунистов к
фронтам и н е к о г д а б ы л о з а и и м а т ь с я т у з е м-
ц а м и“ '). Увы! Большего они уже сказать не могли. Им
оставалось лишь оправдание и самозащита!
Конференции высказались за слияние мусульманских
и русских организации в единую партию с национальны­
ми секциями для пропаганды и агитации среди мень­
шинств. В резолюции о работе в деревне было подчерк­
нуто различие условий работы среди кочевников, оседло­
го населения и русских переселенцев.
Новый краевой комитет, секретарем которого был вы­
двинут Турсун Ходжаев, занялся сразу . же выработкой
тезисов по всем основным вопросам туркестанской совет­
ской политики. Были приняты „Тезисы о Фергане“,
„Тезисы о Семиречье“, о земельной политике, об эконо­
мической политике и т. д. Было признано, что „нельзя
ставить успех революционизирования н расслаивания
мусульманских масс в зависимость от чистоты принци­
пов и формы советской власти и социалистической рево­
люции, а наоборот, необходимо настолько видоизменить
эти формы, чтобы они наиболее соответствовали харак­
теру и стремлениям национально-демократического и
классового движения этих масс“2). Было решено, что
хлебная монополия должна проводиться со всей неуклон­
ностью только в русских районах, среди же мусульман­
ского населения она должна заменяться прогрессивным
процентным отчислением с получаемого урожая, так как
по шариату допускается отчисление в пользу бедных до
десяти процентов3). Захваченные у трудового дехканст-

п Заявление Килячкопа. „Известия“, 25 января 1920 г.


21 „Резолюции и инструкции Турк. крайкома Р. К. П. 5-й сес­
сии“ Тшк. 1920 г., стр. 25.
О Там же, стр. 29.
181
пії земли было постановлено возвратить прежним в л а ­
дельцам.
Также было указано на необходимость спешной орга­
низации кустарных артелей и кооперативов для объсдИ"
нения кустарсй-полупролетарисв и трудовых дехкан.
Однако нужно было не только решать. Нужно был«
действовать. Через кого же приходилось действовать? Об
этом говорят цифры и факты. На совещании председа­
телей партийных комитетов в мае 1920 года Ферганский
областной комитет представил следующие данные о со­
циальном составе организаций: по всей области — рабо­
чих 6%, крестьян 12%, „прочих“ (!!) — 82%. В Анди­
ж ане— рабочих 18%, крестьян 3%, „прочих“ — 72%-
В Коканде — крестьян 26%, рабочих 8%, „прочих“ эле­
ментов 60% ')• Представленные на 7-й уездно-городской
конференции Ферганской (Скобелевской) организации
Р. К. П.— 792 члена (осенью 1920 г.) распределялись
таким образом:
' ■' мусульман европейце»

рабочих . ... . . . .153 269.


д е х к а н -к р е с т ь я н ........................... 20 19
«лиц интеллигентного труда» . . 73 258

246 546
В Сыр-Дарышской области осенью 1920 г. насчитыва­
лось 22.522 члена'партии. Можно себе представить, ка­
ков был их состав!
Еще более ужасающую картину „сотрудничества“ са­
мых разнообразных элементов давали органы власти.
Здесь можно было найти и попа на должности продо­
вольственного комиссара (Пишпек), и охранника на*)

*) „Известия Турк. краевого к-та Р. К. П.‘‘, 23 июня 1920 г.


№ 1.
182
посту блюстителя советской законности (Катта-Курган),
н уголовного громилу, и профессионального разбойника
на посту начальника рабоче-крестьянской милиции (Ка­
дыров в Самарканде, расстрелянный по постановлению
особого отдела туркфронта). Работа агитационно-ин­
структорского поезда В. Ц. И. К. „Красный Восток“
(„Кзыл-Шарк“), занимавшегося около полугода чисткой-
этой местной „власти" и организацией мусульманской
бедноты, дала богатейший материал в этой области и по­
казала, насколько было призрачным завоевание власти
мусульманской'интеллигенцией на в е р х а х . Измене­
ние политического курса на местах отразилось лишь в
смысле некоторой „передвижки власти“ от колонизатор­
ских элементов к мусульманским экснлоататорским
верхам. Колонизаторская уголовщина причудливым об­
разом сплелась с байскими интересами. Под советскую
крышу были перенесены все методы феодально-ростов­
щической эксплоатаипи и классового угнетения. Не­
сколько изменился личный состав носителей власти,
остались старые формы полицейско-фискальной органи­
зации.
В этом отношении крайне поучительна история с
возвратом земель, захваченных русскими колонизатора­
ми у трудового дсхканства. На предмет возвращения
этих земель был издан декрет № 241. Кто же им восполь­
зовался? Воспользовались нм наиболее экономически
сильные элементы—-.баи и даже русские кулаки. На
основании этого декрета они, опираясь на полную беспо­
мощность Туркестанского комиссариата земледелия, ста­
ли поспешно восстанавливать себя в правах — отнимать
свои сады у школ, сгонять с своей земли случайно захва­
тивших ее дехкан-бедняков и т. д. *). Такой неожиданный
оборот дел позволил колонизаторским элементам высту-

') Случайно, так как никто сознательно нс стремился передать


им эту землю!
183
нить против нового ТурЦИКа н крайкома под масцой
„защитников мусульманской бедноты“, что уже совер­
шенно не соответствовало действительности.
Руководящая группа мусульманских работников ро
главе с т. Рыскуловым чем дальше, тем больше тсрцда
чувство действительности и тонула в пационалистіщс-
сном оппортунизме. Отказ от классовой политики прямо
и непосредственно вел к с о ю з у с то р го ВО-р ОСт о 0 -
ш н ч с с к о и б у р ж у а з и с и с т а р ы х г о р о д о в,-—с
б а й с т в о м н ч е р е з н е г о с у л е м и с т а ми. рдро
время в старом Ташкенте на глазах у всех разыгрыва­
лась самая настоящая вакханалия мракобесия. Имамы
разделили старый город на участки и следили за Все­
ми, кто нс посещает мечетей. „Ослушников“ приводили в
повиновение обливанием водой и помоями при путешест­
вии по улицам.
Взгляды рыскуловской группы были формулированы
довольно точно в докладной записке „полномочной деле­
гации Туркестанской республики“, ездившей в Москву в
июле 1920 года. В этой записке определенно подчеркива­
лось, что „вся работа но поднятию Востока должна идти
и с к л ю ч и т е л ь н о через посредство организованных
революционных сил мусульманских стран, как входящих
в состав Р. С. Ф. С. Р., так и не входящих в последнюю.
Т о л ь к о о п и р а я с ь йа их п о л и т и ч е с к и е и
в о о р у ж е и и ы с с и л ы и и о с р с д с т в о М И X можно
двигаться па Восток“. Международная задача классовой
борьбы здесь ставилась как исключительно националь­
ная задача тюркских народов, подлежащая их исключи-'
тельной компетенции. Роль советской России определя­
лась так: „Она .должна заключаться в организации
политических и вооруженных сил трудящихся мусуль­
ман, концентрации их на окраинах н снабжении их ма­
териальными средствами и оружием“. Этим самым
российскому пролетариату в целом отводилась роль
скромного союзника национально-буржуазной демокра-
184
тип Востока. Он и з о л и р о в а л с я от всякого влияния
на.ход внутренней классовой борьбы среди народов Вос­
тока.
Само собой разумеется, что это недоверие было пло­
дом долголетнего существования колониального режима
в Туркестане. Однако оно неизбежно влекло за собой
подмену классовой борьбы националистической дипло­
матией.
Турккомнссня, все время наталкивавшаяся на сопро­
тивление колонизаторских-элементов новому курсу, не
могла непосредственно опереться на группу сторонников
т. Рыскулова. Она должна была вести свою политику,‘от­
дельную от последней. Следствием этого были постоян­
ные разногласия, складывавшиеся из недомолвок и не­
доразумений н всегда превращавшихся в нудный \;иор о
нравах п компетенции. Большая организационно-полити­
ческая работа тормозилась, задерживалась и- просто
срывалась. Для ликвидации колониального наследства и
осуществления советской автономии нужна была само­
деятельность и организация масс, а ее не могло быть
там, где нс было определенной политической линии, про­
водимой силами местных работников! Националистиче­
ская интеллигенция рыскулоиского толка выступала в
качестве „средостения“ между Турккомнссней н тузем­
ными массами. Организацию этих масс она ставила в за­
висимость от своего м о п о п о л ь и о г о положения в му­
сульманской среде.
Поэтому борьба за национальное самоопределение на
деле превращалась в' м е л о ч п у ю б о р ь б у за с в о и х
„к а ц но и а л 1 >п ы*х ч и н о в н и к о в на а в с т р и й ­
с к и й м а н е р 1). Задачи организации бедноты старых
городов и кишлаков отстранялись на задний план. Толь­
ко усилиями политического отдела поезда В. Ц. И. К.
„Красный Восток“ удалось провести привлечение куста-

1) Т е з и с ы п о л и т о т д е л а „ К р а с н о г о В о с т о к а “ !
185
рей-полупролётариеп в профессиональные союзы. До это­
го времени профессиональные союзы, обслуживавшие,
главным, образом, потребительские интересы русского
населения'), были профессиональными союзами одной
лишь русской рабочей аристократии. Кустари и ремес­
ленники-полупролетарии старых городов считались как
бы гражданами второго разряда. Никто нс думал о том,
что в стране карликового мелкого производства именно
они должны стать основой новой производственной орга­
низации, именно на них должен быть построен план при­
влечения масс коренного населения к общественному
производству.
Большую работу но на мочению руководящей полити­
ческой линии произвел съезд политработников туркфрон-
та, собравшийся в начале июня 1920 г. В основу приня­
той съездом резолюции о партийном и советском строи­
тельстве были положены тезисы политотдела „Красного
Востока“. Вводная часть их гласила: „В Туркестане,
бывшем в течение десятилетий колонией царской бюро­
кратии и великодержавного капитала, до сих пор еще
сохранились остатки феодального уклада. Капиталисти­
ческое развитие здесь проникло, главным образом, толь­
ко в область торговли, оставив почти не затронутой об­
ласть производства. Основная масса населения— трудо-.
вые дехканы и ,кустари — до сих пор еще находятся во
власти баев и крупных торговцев, будучи бессильны раз­
рушить оковы двойного — полукрепостнического, нолу-
буржуазного гнета. С другой стороны, царское прави­
тельство в Туркестане систематически создавало основу
для колониальной эксплоатации в лице русского населе­
ния — кулачества и колониальной бюрократии — и, та­
ким образом, постоянно укрепляло почву для националь­
ного гнета и неравноправия. Советская власть не смогла1

1) Все продукты выдавались исключительно по карточкам проф


союзов!
186
сразу ликвидировать этого наследия прошлого. Тонкий
слой русских пролетариев, вследствие его отсталости,
оказался не в состоянии построить здесь действительно
массовый, подлинно интернациональный, централизован­
ный аппарат пролетарского государства. Его основные
кадры были тотчас же отвлечены борьбой на фронтах, к
власти же примазались, с одной стороны, „истинно рус­
ские“ старочиновничьи элементы, а с другой стороны, к
ней стала примазываться часть имущих верхов, местного
населения, бывшие переводчики, торговцы и т. д;,; другая
часть имущих-верхов местного населения, под нацио­
нальными и религиозными лозунгами, вступила на.путь
вооруженной борьбы с советской властью в лице басма­
ческих банд.
Благодаря отсутствию массовой классовой борьбы,
отсутствию классовой организации трудящихся масс со­
ветская власть во многих местах Туркестана и но сне
время продолжает быть д о с т о я н и е м н е б о л ь ш и х
г р у п п , не способствующих самодеятельности масс.
К аппарату советской власти в таких местах и посейчас
почти не привлечены на д е л е ни русские рабочие, ни
тем более мусульманская беднота. Даже идейная му­
сульманская интеллигенция, работающая преимущест­
венно на поприще культуры и просвещения (проявляю­
щая очевидный -уклон в сторону националистических
предрассудков), так же, как и немногочисленные группы
русских н мусульман трудящихся, которые пробиваются
к власти, не является руководящей силой.
Если Туркестану не суждено стать ареной борьбы
враждующих между собой феодальных беков и ханов
под покровительством английских империалистов, то
массовая советская власть должна здесь осуществиться
и укрепиться только на основе национального самоопре­
деления коренных народов Туркестана, Наряду с по­
ставленным в порядок дня широчайшим привлечением
массы подлинных пролетариев русских и мусульман (как
187
бы ни малочисленны были кадры последних), иужро
поднять к власти широчайшие низы мусульман — полу­
пролетариев, кустарей, не пользующихся наемным тру­
дом, трудовых дехкан п т. д. Необходимо влить струю
подлинного самоопределения масс в мертвые пока фор­
мы автономии Туркестанской республики“. Съезд полит­
работников не ограничился общей характеристикой, цо
отметил также и особенности всех областей.
В Семиречье „момент октябрьского переворота за­
стал организованными лишь кулакон-крестьян и казаков,
которые, будучи эксплоататорамн но существу, не могли
составить опоры советской власти. Кулачество, еще
раньше ведшее скрытую борьбу с казачеством за прав»
первенства и монополию па удобные земли и настроен­
ное отчасти против высшей царской администрации, ко­
торая больше симпатизировала казакам, постаралось
использовать октябрьский переворот в своих целях и по­
пело с о с л о в н у ю в о й н у с казаками иод флагом н
от имени советской власти. Эта война дала кулакам-
крестьянам перевес почти по всему Семиречью и таким
образом еще более укрепила их господство. Сделавшись
господствующим классом, кулаки-крестьяне о к о н ч а ­
т е л ь н о - подчинили себе кочевое население и иод видом
реквизиций ц конфискаций отобрали псе лучшие земли.
Находясь под впечатлением расправ 1916 года, кочевое
население было lie в состоянии реагировать па действия
кулацких советов и, стараясь выйти из сферы влияния
крестьян, забивалось в степь.
Таким образом, советская власть в Семиречье в боль­
шинстве районов еще до сих пор продолжает оставаться
в руках кулачества или находится под влиянием кулаче­
ства. Бедное и среднее крестьянство и трудовое казаче­
ство не имеют своих классовых организаций и идейно
находятся во власти кулачья. Мусульманская беднота в
советских организациях почти что не представлена.
188
В Советах сидят лишь бывшие волостные переводчики,
князьКи-манапы. •
Коммунистическая-партия в Семиречье па деле явля­
ется с б о р и щ е м к у л а к о в , г о р о д с к о й о б ы в а ­
т е л ь щ и н ы и различных случайных элементов, при
очень незначительном проценте действительно коммуни­
стических, подлинно интернационалистских элементов,—
фактически здесь под флагом коммунистической партии
осуществляются интересы русской деревенской буржуа­
зии. Единственным общественным слоем, который мог
бы осуществить советскую власть в Семиречье, является
мусульманская беднота, в данный момент совершенно
неорганизованная и находящаяся частично под влиянием
своих князьков-манапов“.
В резолюции съезда политработников было опреде­
ленно указано, что вывод красноармейских частей,
укомплектованных из кулаков Семиречья, является обя­
зательным условием проведения коренной ломки старых
отношений. Насколько это указание соответствовало дей­
ствительному положению дел, показало партизанско-
кулацкое восстание в Верном летом 1920 г. Приказ турк-
фронта о выводе местных частей из Семиречья послужил
толчком к открытому контрреволюционному восстанию.
Всрнспскнн гарнизон, подстрекаемый провокаторами, вы­
ступил с требованиями снятия продовольственной раз­
верстки, уничтожения Рсввоентрибунала, применявшего
беспощадную репрессию к кулацко-белогвардейским
элементам, установления выборности власти сверху до­
низу взамен назначенных ревкомов. Общим объединяю­
щим лозунгом был клич — „ п р о т и в ц е н т р а ! “. Был
образован самочинный „боевой совет“ крепости, оказав­
шейся в руках мятежников. К движению присоедини­
лась... местная организация „коммунистов“. Восстание
было быстро ликвидировано, но оно показало в особенно
ярком свете кулацкую подоплеку ссмирсчснской парти­
занщины.
„Сыр-Дарьпискан область (говорилось далее-в резо­
люции,съезда политработников) в главных своих чертах
сходна с Семиреченской. Большой процент населения
Сыр-Дарышской области выпадает на кочующих киргиз,
экономическое положение которых катастрофично. Под­
вергаясь усиленной хищнической эксплоатации со сторо­
ны пришлого крестьянского кулачества, городского чи­
новничества, а во многих случаях и оседлого узбекского
населения, они вполне естественно не смогли создать для
себя и при советской власти мало-мальски сносных
условий существования. Положение некоторых уездов в
области земледельческого хозяйства самое ужасающее
из-за отсутствия сельскохозяйственных орудий, живого
и мертвого инвентаря и, главным образом, скудости вод­
ных оросительных сооружений, пришедших в ветхость, а
по многих местах даже ;и окончательно разрушенных.
Скотоводческое хозяйство кочующих киргиз совершенно
разрушено благодаря усмирительной деятельности цар­
ского самодержавия (1916 г.), продолжавшейся под вы­
веской советской власти кулаками и примазавшимися.
Продовольственный вопрос в области достиг наивысшего
напряжения в особенности "для кочующего населения.
Кулачество продолжает нагло спекулировать на голоде
и нищете кочующих киргиз, отказывая в доставке им
хлеба даже' в богатейших производительных уездах —
Аулис-Атннском и Чимкентском“.
Самаркандская область. „Подавляющее большинст­
во населения Самаркандской области составляет узбек­
ское и таджикское земледельческое население, занимаю­
щееся также во многих местах домашним промыслом.
Оно почти совершенно не испытало на себе влияния со­
ветской власти и по-прежнему находится в полной зави­
симости от баев и улема. Влияние последних в Самар­
кандской области усугубляется соседством, торговыми
сношениями и идейно-религиозным общением с Бухарой,
190
представляющей опыт духовной реакции в этой части
Востока“.
Описание Ферганы в резолюции съезда вполне совпа­
дало с описанием, данным еще ранее крайкомом.,— глав­
ным моментом было выделено басмачество.
Что касается Закаспия, то о нем говорилось так:
„Закаспий по своему географическому положению явля­
ется ареной возможной борьбы между английским импе­
риализмом и советской властью и одним из' опорных
пунктов для развития революционного движения в сопре­
дельных странах (Персия!). 70% населения Закаспия
составляют туркмены, живущие до сих пор патриар­
хальным родовым бытом. Только половина- их осела и
занимаются теперь земледелием, другая половина их до
сих пор кочует, занимаясь скотоводством и лишь медлен­
но оседая. Совсем недавно в жизнь туркмен проник де­
нежный капитал, и торговля составляет занятие очень
незначительного круга туркмен. Открытого вида экспло-
атацнн туркмена туркменом, наир., в форме батрачест­
в а — нет, но замечается постепенное закабаление путем
установления экономической зависимости мелкого зем­
левладельца от более крупного. Все это обусловливает
крайне слабое расслоение туркменского общества.
10% населения Закаспия составляют русские. Из них
4% (?) падает на железнодорожников и промышленный
пролетариат (Байрам-Али, Мерв, Полторацк, Красно-
водск), зараженный в ‘некоторой (?) своей части коло­
низаторскими предрассудками. Отдельными поселками
по Закаспшо (в районе Кушки и но персидской границе)
разбросаны поселения переселенцев — русских кулаков,"
которые до сих пор еще эксплоатнруют в качестве батра­
ков персов, афганцев и т. д.
Остальное русское население составляют бывшие чи­
новники и мещанство с еще более ярко выраженными
колонизаторскими тенденциями, обладающие наиболь­
шим навыком приспосабливаться к любой власти и про-
191
лсзающне ныне в качестве технических служащих в со­
ветские учреждения или занимающиеся спекуляцией и
белоапглнйскнм шпионажем. Остальную часть населе­
ний (до 20%) составляют прочие народности: персы,
армяне, азербайджанцы н т. д. н киргизы в Мангышлак-
ском и Красноводском уездах. Персы и армяне живут по
преимуществу в городах, это — торговцы, спекулянты и
кустари. Необходимо отметить,- что носителями торгово­
го капитала в Закасини являются персы и армяне, в то
время как нарождающийся торговый капитал среди
туркмен еще не вышел из рамок деревин и не проник в
города“. На съезде политработников, принявшем эту
подробную резолюцию о партийном и советском строи­
тельстве с характеристикой его современного состояния
по областям, произошло резкое размежевание между
большинством п представителями политотдела 1-й ар­
мии. ;
Представители политотдела 1-й армии,-стоящей в За-
каспии, усвоили весьма своеобразную точку зрения на
советское строительство па Востоке. Эта точка зрения
была, впрочем, очень, некритическим „отражением“ их
положения — положения представителей армии, пришед­
шей со стороны — в край-с „патриархальным“ населени­
е м — охранять границу. Она была выражена первым
съездом политработников 1-й армии: „Туземное общест­
во, переходящее от кочевого образа жизни к первобыт­
ным формам оседлого сельского хозяйства, сохранившее
и значительной степени свой родовой уклад, фанатично
религиозное, не может нами рассматриваться как обще­
ство с развитыми классовыми отношениями п поэто­
му (?!) д о л ж н о б ы т ь и с п о л ь з о в а н о д л я
укрепления советской власти как единое
н а ц и о н а л ь н о е ц е л о е . Вместе с тем отдельные
элементы не м о г у т б ы т ь широко вовлечены в ком­
мунистическую партию, так как широкое вовлечение та­
ковых способно ослабить нашу партию созданием внутри
102
ее социально разнородных групп“ 1). На съезде этот
взгляд был заклеймен как „точка зрения о к к у п а ц и ­
о н н о й армии“. В самом деле, с одной стороны, его сто­
ронники проявляли величайший оппортунизм, отказыва­
ясь от политики классового расслоения и потакая тем
самым байским элементам. С другой стороны, за этим
оппортунизмом сквозило настоящее ' колонизаторство:
коммунистическую партию предлагалось оставить замк­
нутой организацией господствующего национального
Меньшинства.
Съезд политработников выявил неизбежность борьбы
па д в а ф р о н т а — п р о т и в р у с с к о г о к о л о н и ­
заторства и против феодально-буржуаз­
н о г о н а ц и о н а л и з м а . К этому времени отношения
между Турккомиссней и рыскуловской группой, опирав­
шейся на крайком и ТурЦИК, достигли критической фа­
зы. От ТурЦИКа в Москву отправилась делегация с тре­
бованием ликвидации Турккомнссии. Кризис назрел.
Дальнейшие колебания в политике Турккомнссии были
уже недопустимы. Надежда на проведение политики
классового расслоения через националистическую интел­
лигенцию и самоизживание буржуазного национализма
рухнула. Буржуазный национализм не хотел видеть на­
стоящего источника своей слабости—в буржуазном уто­
пизме, а сваливал всю вину за свое внутреннее бессилие
на российский пролетариат в целом, на федеративную
связь с советской 'Россией. В декларации делегации это
было неуклюже формулировано в виде прозрачного на­
мека на то, что „соединение Туркестана с центром никак
не может быть рассматриваемо как завоевание -(!?)
Туркестана центральными войсками".

') „Первый армейский съезд политработников 1-й рев. армии


туркфронта“. Изд. поарм. I, стр. 8.
Н27 193
Результатом хлопот „делегации“ было далеко не
„лестное“ для нее постановление Ц. К. Р. К. П. от 29 ию­
ня. Это постановление гласило:
. „Основными задачами Р. К. П. в Туркестане
Ц .К. Р.К .П . считает:
а) ликвидацию отношений, создавшихся между приш­
лым европейским населением и коренными пародами п
результате 50 с лишком лет империалистической полити­
ки самодержавия. Отношения эти за два с половиной
года советской власти, находившейся в руках тонкой
прослойки русских рабочих, зараженных колонизатор­
ской психологией, не только не изменились к лучшему,
но еще более обострились благодаря своеобразным
„коммунистическим“ действиям, рассматриваемым пора­
бощенным коренным населением как продолжение дей­
ствий агентов старой царской власти и по существу
являющихся таковыми;
б) ликвидацию патриархально-феодального наследия,
сохранившегося в общественных отношениях туземного
населения, в целях введения советов трудящихся, како­
вые советы должны обеспечить население от всякой
эксплоатацни и осуществить союз с республиками, в ко­
торых пролетариат в состоянии проводить переход к ком­
мунизму. ’
В целях ликвидации указанных отношений необходи­
мо срочно принять следующие меры:
а) Отобрать у переселенцев киргизских районов все
земли, запроектированные переселенческим управлени­
ем или самовольно отобранные переселенцами у киргиз,
оставляя переселенцам участки в размере трудового
надела. Изъятые земли обратить в фонд наделения кир­
гизских обществ, артелей и отдельных лиц и устроения
на них киргиз и дунган — беженцев после разгрома
1916 г.
В основу наделения земледельческих туземных хо­
зяйств положить принцип уравнения с русскими крестья-
194
ЦаМИ. Кочевое хозяйство должно быть обеспечено не
>олько кочевьем, но и пашней, обеспечивающей переход
Ч оседлому земледельческому хозяйству. Переход к зем­
ледельческому хозяйству должен быть обеспечен госу­
дарственными субсидиями, агрономической помощью
и т. и. •
б) Обеспечить землей безземельных дехкан.
в) Разбить все кулацкие организации, обезоружить
кулакоп и самыми решительными мерами,лишить их ка­
кой-либо возможности не только руководить, но и влиять
Па организацию местной власти и на местное строитель­
ство путем широко применяемой системы реэмиграции.
в) Выслать из Туркестана в российские концентра­
ционные лагеря всех бывших чинов полиции, жандарме­
рии, охранки, тех из царских чиновников, использование
которых в Туркестане политически неприемлемо, спеку­
лянтов, бывших управляющих крупными российскими
предприятиями, всех примазавшихся к партии, советским
органам, Красной Армии и т. и.
д) В порядке перераспределения партийных сил от­
командировать в распоряжение Ц. К. всех туркестанских
коммунистов, зараженных колонизаторством и велико­
русским национализмом, и одновременно произвести в
центре мобилизацию нескольких сотен коммунистов для
работы в Туркестане.
е) Уравнять в продовольственном отношении тузем­
ное городское население с русским и принять меры к
улучшению продовольственного положения туземных
крестьян.
ж) Принять действительные меры к поддержке и раз­
витию туземной промышленности. • ■
з) . . . . . . .
и) Постановление это проводить в жизнь:с неуклон­
ной твердостью, подавляя всякое сопротивление орга-
■нам, проводящим его, широко применяя систему высыл­
ки по отношению к лицам, в каком-либо отношении пре­
7* 195
пятствующим осуществлению на деле настоящего поло­
жения“.
Далекая от мысли проводить какую-либо классовую
политику в туземной среде, рыскуловская группа в лице
крайкома и президиума ТурЦИКа недвусмысленно заяви­
ла о своем нежелании заниматься „ликвидацией патри­
архально-феодального наследия“. На совместных засе­
даниях ТурЦИКа, крайкома и Турккомнссии, после при­
езда делегации из Москвы, она была вынуждена сознать­
ся, что ее буржуазно-националистическая политика при­
вела к определенной группировке туземных эксплоата-
торских элементов в центре и на местах. Результатом
взаимных объяснений явилась отставка всех видных ра­
ботников рыскуловского течения. Пленум ТурЦИКа из­
брал новый президиум ТурЦИКа во главе с тов. Рахнм-
баевым — коммунистом-интернацноналистом. Комиссия
Ц. К: Р. К- П. взамен „самораспустившегося“ крайкома
назначила временный центральный комитет коммунис­
тической партии Туркестана в составе товарищей Тюря-
кулова, Атабасва, Султан-Ходжа-Касым-Ходжаева, Ба-
баджанова, Рахимбаева, Ходжанова, Асфендиарова и др.
На место буржуазно-националистической интеллигент­
ской верхушки должны были придти подлинные предста­
вители узбекских, киргизских и туркменских низов. И они
пришли.
Этого требовало не только внутреннее положение, но
и военно-политцческое положение. В Фергане целый ряд
басмаческих вождей весной 1920 года пошел на мир с
советской властью. Однако этот мир „на основе шариа­
та“ 1) был непрочен. Басмаческие части, которые долж­
ны были переформировываться в регулярные части Крас­
ной Армии, на деле продолжали оставаться прежними
разбойничьими бандами.
По ту сторону фронта Мадамин-Бека заменили Кур*

1) Договор с Мадамин-Беком.
196
Ширмат и Халходжа, которые в один прекрасный день,
заманив его к себе, постепенно перевели в ряды активно­
го басмачества большую часть ранее перешедших в
Красную Армию отрядов. „Бухара-н-Шернф“, „священ­
ная Бухара“, во исполнение английского плана о созда­
нии среднеазиатской коалиции против советской власти,
стала откровенно провоцировать войну против советской
федерации.
Руководящее ядро мусульманских работников интер­
националистов совместно с Турккомнсснсй принялось за
лихорадочную подготовку 5-го краевого съезда комму­
нистической партии Туркестана и 9-го съезда Советов.
Всюду комиссии по созыву съездов провели огромную
работу. Наряду с агитацией они занимались и чисткой
честных советских учреждений и партийных организа­
ций от колонизаторов и мусульманских эксплоататор-
ских элементов. Беднота старых городов, а кое-где и
кишлаков почувствовала и н у ю власть. „Переворот",
произведенный в центре, был радостно встречен места­
ми. Буржуазно-националистическому политиканству
пришел конец. Наступала пора черной, будничной рабо­
ты по-революционному. Партийные и советские съезды
но областям и уездам доставили богатейший материал
из жизни чудовищно забитых трудящихся масс коренно­
го Туркестана. Прямо со съездов многие заведующие
отделами и председатели партийных организаций из
бывших царских чиновников отправлялись в тюрьму.
На Ферганский областной съезд явились кара-кирги­
зы, сорок лет не видавшие городов, чтобы поведать о
своей каторжной первобытной жизни без всякого просве­
та впереди. На аулне-атннский уездный съезд прибыла
группа киргиз с просьбой, чтобы... их исключили из ком­
мунистической партии, так как они туда насильно запи­
саны баями и манапами для несения всякого рода по­
винностей.
Объявленная Реввоенсоветом туркфронта мобилнза-
197
ция тридцати тысяч киргиз, узбеков и туркмен прошла
во многих местах с большим подъемом.
Непосредственно перед революцией в Бухаре в Тур­
кестан приехала новая Турккомиссия (и вместе с тем
туркестанское бюро Ц. К. -Р. К.П.) в составе тов. Со­
кольникова, Сафарова, Кагановича (Воронежского) и
Петерса.
Революция в Бухаре, руководимая „джадндамц“ —
бухарскими революционерами, разрушила старый оплот
средневекового насилия и мракобесия в этой части Сред­
ней Азии.
5-й съезд К. П. Т. и 9-й съезд Советов Туркестанской
республики (в сентябре 1920 г.) были первыми съездами,
на которых действительно прозвучал голос туземной бед­
ноты. В приложении мы помещаем тезисы — „О задачах
коммунистической партии в Туркестане“, принятые 5-м
съездом К. П. Т. и легшие в основу соответствующей ре­
золюции 9 съезда Советов. 5-й съезд К. П. Т. высказался
за организацию „союзов трудового дехканства“, кото­
рые бы, объединив малоземельных чайрнкеров и марди-
керов, повели борьбу с байством и кулачеством на почве
защиты экономических интересов трудящихся. В новые
ТурЦИК, Ц- К. К. П. Т. и Совнарком на все руководя­
щие посты были выдвинуты киргизы, узбеки и туркме­
ны.— коммунисты.
Национальное и классовое самоопределение киргиз­
ской, узбекской и туркменской бедноты в форме совет­
ской автономии было, наконец, поставлено на правиль­
ные рельсы.
Мы слишком близко подошли к „текущему моменту“,
чтобы продолжать дальше историческое описание коло­
ниальной революции.
Одно — несомненно: Туркестан, -десятки лет бывший
царской колонией, под организованным давлением рос­
сийского пролетариата с т а л автономной советской
республикой коренных народов.
198
VII. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

• Для буржуазной демократии вопрос о национальном


равноправии есть вопрос формальный. Она утверждает
формальное равенство угнетателей и угнетенных, тогда
;сак на самом деле поддерживает национальный гнет. Не
то — советская власть. Советская власть есть массовая
государственно-классовая организация трудящихся. Она
не может держаться силой штыков и слепой экономиче­
ской необходимостью. По самому своему существу она
не может быть колониальной властью, властью колони­
заторской кучкн, господствующей над массами туземно­
го населения. Она должна быть властью этих масс. Если
первоначально лишь незначительные группы националь­
ной интеллигенции и трудящихся делают се орудием
своего национального и классового освобождения, то чем
дальше, тем больше она становится почвенной, нацио­
нальной и классовой властью угнетенной бедноты. Она
проникает в туркменский аул, где вся вода захвачена
баями, в узбекский кишлак, где ростовщик-спекулянт,
как крепостник старого времени, эксплоатирует бедно­
ту, в киргизскую степь, где беднота пасет стада могу­
щественных мананов. Она проникает в гущу народной
темноты, где власть тьмы поддерживается религией. Для
народов, отброшенных с широкой дороги исторического
развития властью чужеземного капитала, она — единст-
190
венное средство подняться на ноги, разрушить царстве
крепостнической кабалы и культурного невежества. Здесь
только в л а с т ь бедноты способна организовать трудя­
щихся, угнетенных и эксилоатируемых. Здесь только она
может дать им просвещение — букварь, школу, книжку
и газету.
В особые условия попадает и коммунистическая пар­
тия на Востоке. Она нс может рассчитывать на успех,
будучи партиен национального меньшинства; в особен­
ности, поскольку это национальное меньшинство принад­
лежит к ранее господствовавшей нации. Пример
„колониальной советской власти“ в Туркестане — тому
доказательство. Именно в среде угнетенных и отсталых
наций коммунистическая партия становится орудием на­
ционально-культурного самоопределения трудящихся .
масс. Национальное неравенство во всех областях по­
коится на материальной основе: на отсутствии фабрич­
но-заводской промышленности и развитой сети железных
дорог, на первобытном уровне производства и первобыт­
ной организации труда, на отсутствии квалифицирован­
ных рабочих и технической интеллигенции, на недохват­
ке национальной интеллигенции и наборщиков, на отсут­
ствии мусульманских шрифтов и ничтожном проценте
грамотных людей. Преодолеть все это возможно лишь
путем организации, перевоспитания и обучения масс па
основе их самодеятельности.
Против- империализма и средневековой идеологии
имущих верхов — панисламизма, пантюркизма и проч.
коммунизм поднимает знамя национально-культурного
самоопределения угнетенных и эксплоатируемых.
Против власти капитала и средневековой кабалы он
поднимает знамя советской власти,, советского самоопре­
деления.
Таков путь угнетенного Востока из царства необхо­
димости в царство свободы.
Л. К. БО ЧАГО В

АЛАШ-ОРДА
Краткий исторический очерк
о национально-бурж уазном движении
в К азахстане периода 1917— 1919 гг.

П РЕ Д ИС ЛО ВИ Е
В 1993 году, п августе, будучи аспирантом Казахского нацио­
нального государственного университета имени Аль-Фарабн, я был
командирован в Оренбург для изучения материалов для диссертаци­
онной работы. В архиве, центре документации новейшей истории
Оренбургской области, я обнаружил брошюру Бочагова Архипа
Кузьмича. Автор и его работа меня заинтересовали. С целью побли­
же изучить личность автора я стал знакомиться с документами, ка­
сающимися жизнедеятельности Бочагова А. К. Считаю своим долгом
познакомить читателей с первым исследователем истории движения
«Алаш».
Интересна сама по себе история того, как попала работа Боча-
говз А. К. в Оренбургский архив.
В то время, будучи директором архива, Федоров В. Н. взял эту
работу у самого Бочагова А. К. из его личной библиотеки. Я при
просмотре документов о Бочагове А. К. обнаружил в его личном
деле фотографию, которую переснял и привез в Алматы. Мне хочет­
ся казахстанскому читателю кратко рассказать о самом Бочаго­
ве А. К. При всех возможных различных отношениях к его работе
нужно отметить, что это первое «исследование» алаш-ордынского
движения.
Бочагов Архип Кузьмич родился в 1898 году в деревне Белая
Соколовской волости Ткжалииского уезда Тобольской губернии
(ныне деревня Белая Булаевского района Северо-Казахстанской об­
ласти), в семье крестьянина.

201
Лидеры национально-демократической партии «Длаш», избран­
ные на нсеказахском курултае и июле 1917 г.: Ахмет Байтурсыиоп,
Алихан Букейхапоп, Миржакып Дулатон. (Снимок из Центрального
Государстнепного архниа Республики Казахстан.)

По окончании сельской школы учился п г. Ишим (1910—1914 гг.)


в 4-классном Высшем начальном училище. Затем — работа в г. Пет­
ропавловске, переписчик и государственной конторе по заготовке
хлеба для армии. В 1918 году получил звание сельского учителя.
После февральской революции 1917 г. был первым выборным секре­
тарем профсовета, вел культурно-просветительную работу среди пе­
чатников, пекарен в ученических организациях. Во время колчаков­
щины был участником антиколчаковскон молодежной «девятки».
В ноябре 1918 года Бочагов А. К- был мобилизован в армию Кол­
чака в 7-Д Сибирско-западный полк. В военных операциях не участ­
вовал, хотя под г. Красноярском попал в плен. Так оказался в
Красной Армии. Затем работал па различных постах в укоме, губ-
коме, в редакциях газет.
Был-делегатом на VIII Всероссийском съезде Советов, где из­
бран членом КазЦИКа. В сентябре 1921 году был отозван Казкрай-
комом В КП (б) в Оренбург, где руководил Госиздатом Казахской
АССР и был членом коллегии Наркомпроса. В своих воспоминани­
ях Бочагов А. К. пишет: «В 1937 году в июле месяце по клеветни­
ческому заявлению моего заместителя (Бнляева) по партийно-мас­
совой работе Рубежского совхоза был исключен из партии. (Беляев
тоже был репрессирован как «враг народа, как алаш-ордынец».)
Был восстановлен комиссией партийного контроля при ЦК ВКП(б)

202
с вынесением мне выговора за покровительство врагу народа и за
теоретические ошибки в брошюре «Милли Фнрка» — национальная
контрреволюция в Крыму».
С 1939 года работал в Чкаловском педагогическом институте;
в годы Великой Отечественной войны заведовал отделом народного
образования в городе Оренбурге. С 1951 года — директор Чкалов*
ского пединститута». ■
Вот биография человека, с которым не знакомы еще его зем­
ляки.
В этой брошюре Архипа Кузьмича впервые рассматривается
история образования. Восточного отделения Алаш-Орды. Автор
изобразил Алаш как мелкобуржуазную партию. Но политические
деятели не удовлетворились" этой оценкой: труд Архипа Кузьмича
подвергся острой критике. Глава «По дороге с контрреволюцией»
посвящена Западному отделению Алаш-Орды. •.
-«Восстание уральских и оренбургских казаков в начале 1918
года ставит правительство Алаш-Орды перед фактом точного опре­
деления своих отношений к развертывающейся борьбе»,— пишет
автор упомянутой работы. В общем, труд Бочагова А. К. в истори­
ческой науке, похоже, адресован не современникам, а сегодняшнему
читателю, способному дать объективную оценку как самой работе,
так и движению «Алаш-Орда». Сейчас, когда наша республика
получила полный суверенитет, о чем когда-то мечтали алаш-ордын-
цы, определена главная цель — создание независимого государства,—
работа А. К. Бочагова представляет особенный интерес для совре­
менного читателя.
В Казахстане за основу рассмотрения данного движения берут­
ся работы Н. Мартыненко, хотя работа Бочагова написана в 1927
году, а Мартыненко — в 1929 году и почти вся документация пере­
писана Мартыненко у Бочагова.
Интересующимся историей казахского народа мы можем пред­
ложить список опубликованных статей Бочагова А.: 1) «Алаш-Орда. .
Краткий исторический очерк о национально-буржуазном движении б
Казахстане периода 1917—1919 гг.». Кзыл-Орда, 1927 г., 50 с.; 2)
«Мнлли-Фирка»— о национально-буржуазной контрреволюции в
Крыму». Крымское гос. нзд., 1932 г., 130 с.; 3) «Расслоение крым-

203
ской деревнії. (Доклад на со5-
рашіи партактива г. Симфер*-
поля)», 1929 г., 24 с.; 4) «Стро-,
ителі.стпо социализма». Статья
п журнале «Советское государ­
ство и право», 1937 г., №
с. 43—47; 5) «Национальна»
политика Советской власти»
Статья в сборнике «Диктатурі
пролетариата и Советска!
власть, издательство «Поліп
управление Красной Армии»
Москва, 1932 г., с. 77—102.
Почему мы сегодня обра­
щаемся к истории ДПИЖС1ПЫ
«Алаш»? Не только ради вОч-
становления исторической спрз
ведлнвости, не только ради
реабилитации погибших а
сталинском ГУЛАГе (а это
А. К. Вочагоп крайне необходимо), сколько
подчеркнуть следующую важ.
иую мысль: история Казахстана в первой четверти XX пек:*
базируется на деятельности представителей алаш-ордынского дви.
жения. Можно сказать, что цели, ставившиеся Абылай-ханом, обна­
руживают себя и в начале XX века. Речь идет о сувершшзацин Ка­
захстана, о независимости его как государства, что было главной
целью движения «Алаш». Это еще раз подчеркивает значение мыс­
лей, планов выдающихся деятелей национального движения для
сегодняшнего дня, когда мы строим свое демократическое государ­
ство, тем более что на фоне многолетнего очернительства движения
«Алаш» труд Вочагова А. К. сохраняет его авторское, личное от­
ношение к руководителям национального движения, к. их целям
и беспокойс+ву за будущее своего'народа.
Жалгас Жумаулы Адилбаев,
аспирант КазНГУ имени Аль-Фараби.
ОТ АВТОРА
Вокруг вопроса ' об Алаш-Орде и ■так называемых
алаш-ордынцах и в партийной организации, и в среде
широких трудящихся масс нет достаточно .ясного обще-
•ственного мнения, основанного на точном знании нацио­
нального движения периода 1917— 1919 гг. При проведе­
ний отдельных политических мероприятий иногда не до-
оценивают опасность влияния алаш-ордынцев, иногда
переоценивают.
В значительной мере ошибки происходят от незнания
политической сущности Алаш-Орды, в худшем случае—от
сочувственного отношения к алаш-ордынскому движе­
нию. Именно поэтому надо рассеять сумерки, которые
сгущены вокруг этого .вопроса. Напрасно к попытке- ис­
торического исследования ряд товарищей относился с
чрезмерной осторожностью. Давно пора ориентировать
в этом вопросе широкие массы, особенно массы подрас­
тающей молодежи, чтобы они имели достоверные исто-,
рические знания по этому вопросу, которые являлись бы'
предпосылкой к правильному отношению к движению в
целом. Такую попытку представляет собой настоящая
работа.
А. К. Бочагов.

205
Вступив на путь империалистического развития, Рос­
сия, наряду с другими государствами, не отставала в де­
ле захвата все новых и новых территорий, продвигая
■свое господство главным образом на юг и восток. Рус­
ский империализм в этом захватническом движении про­
явил не меньшую долю варварской жестокости, насилий,
разорения национальных окраин, их открытого грабежа
и эксплуатации. По размеру колоний к 1914 году России
занимала второе место среди так называемых „великих
держав“: площадь ее колоний была равна 17 миллионам
квадратных километров с населением в 33 миллиона
человек.
Казахстан составлял часть 17 миллионов квадратных
километров. Захват этой богатой колонии проходил мед­
ленно, в течение целого ряда лет.
Начало продвижения русского торгового капитала в
казахские * степи надо отнести ко второй половине шест­
надцатого века. Предприимчивые застрельщики продви­
гались сюда на свой риск и страх — „за пушным зверем,
а то и просто ради грабежа инородцев“. („Киргизский
край“, статья Седельникова, 'стр. 148.) Они полностью

* В первоисточнике: «казанские степи», «казак»— вместо «ка­


захские», «казах», и т. д.— Прим, ред.)
206
проделали „разведывательную" работу. Дальше па по­
мощь пришла военная колонизация — фактический воен­
но-государственный захват обширных территорий сегод­
няшнего Казахстана:
„Линии казачьих поселений — пикетов и крепостей —
стали проникать в киргизские степи лишь в XVIII столе­
тии. В 1716 году'построен Омск, в 1718 году — Семипа­
латинск, в 1720 году — Усть-Каменогорск, в 1950 годах
создана Пресногорьковская линия от крепости Зверино-
головской, через Петропавловск до Омска" (Стат. эко­
номии. сборник Каз. Ц. С. У., стр. 224).
Полное политическое бесправие казахского народа,
бессистемная колонизация степи, в результате которой у
казахского населения было отнято 17 миллионов лучших
земель, глубокий хозяйственный кризис и обеднение ши­
роких масс являлись результатом хозяйствования рус­
ского.империализма в степи.
При таких условиях там всегда жила мысль о былом
свободном прошлом, всегда жила мысль об освобожде­
нии от „урус-шайтан" — от господства русского империа­
лизма и возврате прежнего самостоятельного, независи­
мого существования. Эту мысль о национальной незави­
симости повторили казахские поэты, она проскальзывала
на страницах казахских газет и других изданий.
„Подумай побольше р горе и печали своей нации,
Подумай так, чтобы отсталая бедная нация
Вперед ногой бы наступила.
Широкая земля что ни день, то гибнет,
А черная змея всю кровь его (казаха) сосет...
(Перевод с казахского).

Так говорит казахский поэт о положении степи.


В другом месте тот же поэт говорит:
„Вставай, ведь вся наша земля в крови,
Если об этом не подумать, то это приведет к концу".
20?
Выразителями этих настроений широких масс явля­
лась народившаяся казахская, в подавляющем большин­
стве буржуазная интеллигенция и головка мелкой нацио­
нальной буржуазии. Подспудные желания масс она
облекала в гласные формы, используя для этого школу,
немногочисленные газеты, в которых она говорила о не­
справедливостях, творимых в степи, насколько это позво­
ляла цензура.
В то глухое, тяжелое время царизма часть националь­
ной буржуазии и буржуазно-национальная интеллиген-
гия объективно играли еще революционную роль. Но
революционный голос ее постепенно слабел...
Вся степь, весь казахский народ накопил и танл в
себе справедливое негодование, недовольство на всю по­
литику старого угиетательного царского самодержавия,
тяжелым гнетом давившего казахский народ — полити­
чески бесправный, экономически разоряемый.
В далеком прошлом степь знает много восстаний
против русского царского гнета. Последнее восстание в
степи против насильничания царского самодержавия би­
ло в 1916 году по поводу мобилизации „туземцев“ на ты­
ловые работы. Оно свидетельствовало, что в широких
массах угнетаемого населения колонии накопилось осо­
бенно много горючего материала. Но этот факт колони­
ально-освободительного движения вместе с тем свиде­
тельствовал и кое о чем другом. В процессе восстания
выявилось, что национальная буржуазия вела себя уже
пассивно или открыто переходила на сторону царского
самодержавия.
„Обычно же баи, через волостных старшин и пятиде­
сятников, под руководством приставов, составляли спис­
ки мобилизуемых, предупреждали правительство о вол­
нениях, помогали приставам уговаривать восставших
дехкан, указывали дорогу карательным отрядам войск,
указывали зачинщиков“... („Коммунистическая мысль“,
изд. САКУ, № 2, стр. 164).
208
Трудовое дехканство отвечало на это убийством и
разгромом волостной администрации и байства. Этот
факт свидетельствует о том, что империализм уже час­
тью ассимилировал местную национальную буржуазию,
подчинил, „перевоспитал“ и поставил себе на службу.
Национальная/ буржуазия блокировалась с представите­
лями империалистического царского правительства про­
тив „своей“ бедноты, против трудящихся. Вместе с тем
факт этот свидетельствовал о том, что классовая диффе­
ренциация зашла достаточно далеко, что почва взрыхле­
на. Русский империализм, в лице царского самодержа­
вия, в бывшей колонии, в известной мере, приготовил ее
для восприятия лозунгов Октября.
Февральская революция с небывалой в истории си­
лой всколыхнула национальное движение угнетенных
окраин. В первой победе рабочего класса угнетенные
народности, в том числе казахская, видели начало новой
полосы, когда будут осуществлены заветные чаяния на­
циональной независимости и цельности.
Свое конкретное выражение движение нашло в мно­
гочисленных казахских съездах и совещаниях, а позд­
нее— в организации национального правительства.
Эти съезды были выражением годами накопленного
гнева на старый царский порядок и, вместе с тем, выра­
жением надежд на осуществление национального само­
определения, создание национального . правительства,
прекращение колонизации, создание национальной шко­
лы, суда, милиции и т. д.
На территории Казахстана таких съездов было мно­
го: несколько съездов в Уральской губернии, в Оренбург­
ской. в Актюбннской. Были они, очевидно, и в других
районах, Нет необходимости останавливаться на каждом
из них: наиболее ярко характер национального движе­
ния отражают съезды в Оренбурге,'где и была подготов­
209
лена почва для создания буржуазно-национального пра­
вительства края.
Первый такой съезд состоялся в апреле 1917 года,
второй — в июне.

ДЕКАБРЬСКИЙ СЪЕЗД 1917 ГОДА

Движение достигает своего зенита в декабре 1917


года, когда в Оренбурге, с 5 по 13, по инициативе Буксн-
ханова, Байтурсынова, Дулатова и других созывается
третий по счету общеказахскнй съезд. Этот съезд имел
исключительное значение в истории национально-бур­
жуазного движения: именно он придал движению пол­
ное организационное оформление и четкую политичес­
кую платформу.
Какие цели ставил себе съезд? Чего хотели руководи­
тели движения? Об этом красноречиво говорят решения
съезда. Первым стоял вопрос — „Об устроении государ­
ства Российского на федеративных началах и устроении
киргизского края на территориально-национальных на­
чалах“. (Из решений съезда.)
Но фактически был решен лишь второй вопрос: съезд
вынес постановление об образовании казахского прави­
тельства, для руководства областями, заселенными каза­
хами. Съезд п о с т а н о в и л :
„Образовать территориально-национальную автоно­
мию областей: Букеевской Орды, Уральской, Тургай-
ской, Акмолинской, Семипалатинской, Семнреченской,
Сыр-Дарышской, киргизских уездов Ферганской, Самар­
кандской, Аму-Дарьинского отдела, Закаспийской облас­
ти, смежных киргизских волостей Алтайской губернии,
представляющих сплошную территорию с господствую­
щим населением казах-кнргизским, единого происхожде­
ния, единой культуры, истории и единого языка. Автоно-
210
мин казах-кнргнзскнх областей присвоить название
„Алаш“. (Из постановлений съезда.)
Временное правительство Алаш-Орды съезд конст­
руирует из 25 лиц и дает ему название „Временного на­
родного совета Алаш-Орды" с нравом заключать займы,
вести переговоры, организации милиции и обязательст­
вом созвать Учредительное собрание автономии.
Кстати сказать, по поводу официального провозгла­
шения казахской автономии съезд имел крупное разно­
гласие, дошедшее до поименного голосования: часть де­
легатов настаивала на немедленном декларативном
объявлении автономии, другая группа, во главе с Букен-
хановым, предлагала не делать этого ввиду того, что в
демобилизационный период этот факт может послужить
поводом к разгрому и избиению казахов возвращающи­
мися русскими солдатами. Поименное голосование дало
перевес группе Букейханова, и провозглашение автоно­
мии было отложено.
В момент съезда уже шла ожесточенная борьба тру­
дящихся с буржуазией. После захвата власти Советами
в центре этот процесс проходил на окраинах. Шло побе­
доносное наступление рабочего класса. Как отнесся
съезд к этому? Какую политическую директиву дал ои
новому правительству? Представители мелкой нацио­
нальной интеллигенции; составляющие съезд, отнеслись
явно враждебно к Октябрьской революции. Разверты­
вающуюся борьбу рабочего класса с буржуазией съезд
характеризовал так:
„Временное правительство пало, и Российская рес­
публика лишилась власти, пользующейся доверием на­
рода и моральным авторитетом. А н а р х и я , полна за
волной, заметает большие города и деревни по всему го­
сударству, анархия растет с каждым днем и угрожает
распространиться на территории тех областей, где живут
казах-киргизы... угрожает опасностью жизни и имущест­
ву населения. Единственным выходом из создавшегося
211
трудного положения является организация твердой влас­
ти“. (Подчеркнуто везде мной.— А. Б.)
Эта короткая выдержка отчетливо говорит о полити­
ческой платформе съезда и вновь организуемого прави­
тельства. Как вся русская крупная и мелкая буржуазия,
съезд рассматривает Октябрьский переворот как „гра­
беж“, „анархию“, „развал“. Съезд считает необходимым
противопоставить этому „грабежу“, „анархии“ реальную
силу, он находит, что „казах-киргизы не могут оставать­
ся равнодушными к окружающей анархии*, иначе го­
воря, обязаны принять участие в развертывающейся
борьбе с советской властью.
Съезд, вместе со всей буржуазией, боится за целость
„имущества“, он хочет „твердой“ власти, которая прео-'
долела бы „анархию“ (читай — советскую власть), уни­
чтожила ее, установила бы действительно твердый (ина­
че говоря, буржуазный) порядок, обеспечивающий
целость „имущества“. Национальной буржуазии были
враждебны лозунги Октябрьской революции. Государст­
венная независимость угнетенного, эксплоатируемого
казахского народа представлялась ей в рамках само­
стоятельной буржуазно-национальной республики, где
власть принадлежала бы национальной буржуазии, и
только ей. В перспективе было — уничтожение конку­
рентной борьбы русской буржуазии, широкий размах на­
копления и эксплоатации'трудящихся масс. Старые фор­
мы общественной организации в степи расшатывались, п
течение целого века, русским торговым капиталом и ко­
лонизацией и не оставили возможности захвата власти
родовой феодальной верхушкой. Буржуазии казалось,
что она является единственной силой, призванной осуще­
ствить национальное объединение казахского народа.
Эта группа и становится, уже в феврале месяце 1917 го­
да, во главе национального движения, получившего раз­

* Из постановлений съезда, § 14, об организации власти.

512
мах, которого еще не знала история казахского народа.
Но объективно закономерный, в рамках империалисти­
ческого буржуазного государства, процесс этот, после
Октябрьского переворота, приобретает новое историче­
ское значение и толкает национальную буржуазию на
блок с русской контрреволюцией и борьбу с советским
правительством.
Об этом совершенно отчетливо говорит приведенное
выше решение съезда. Но это решение, вместе с тем, ста­
вит вопрос о том, как вести борьбу с „анархией“ и „раз­
валом“, иначе говоря, с советской властью? Ответом
является постановление съезда об организации так на­
зываемой, народной милиции" численностью в 20500 че­
ловек, Уже одно количество лиц, намечаемых к сбору,
предполагает необычный характер этой „милиции“: по
существу намечалась организация буржуазно-нацио­
нальной самообороны (и нападения) от победоносного
наступления Октябрьской революции, намечалась орга­
низация регулярной армии. Об этом свидетельствует по­
становление съезда, где говорится:
„Повсюду идут грабежи и убийства как проявление
всеобщего развала и анархии, которая может уничто­
жить казах-киргизский народ. Поэтому, во имя спасения
(его.— А. Б.) от надвигающейся анархии, представляет­
ся необходимым организовать народную милицию“. (Из
решений съезда.)*
Причем в другом месте резолюции съезда расшифро­
вывается, что эту милицию предполагается формировать,
как регулярную армию, по особому призыву:
„Для обучения милиционеров приглашаются офице­
ры и инструкторы, по расчету 1 офицер на 100 милицио­
неров, и 1 инструктор на 50 милиционеров“ (Пункт 10
раздела о милиции. Из постановления съезда.)
* Подробно решения съезда см. ниже — п отделе «Исторические
документы», № 1. Из протокола заседаний общекнргизского съезда
от 5—13 декабря 1917 г.

213
Позднее это постановление было выполнено, и новую
алаш-ордынскую армию действительно обучали русские
офицеры. Русская белогвардейщнна позаботилась обиль­
но снабдить ими Алаш-Орду.
Нельзя не остановиться еще на одном моменте резо­
люции о формировании „милиции“, пункте шестом:
„Принятый в милиционеры по жребию может вместо
себя нанять другого, в возрасте от 20 до 35 лет“. (Под­
черкнуто мной.— А. Б.)
Этот пункт особенно ярко выдает буржуазную сущ­
ность этой „милиции“: представители буржуазии не мог­
ли не обезопасить себя от непосредственного участия в
борьбе. Они оставили себе возможность откупиться день­
гами. Тяжесть борьбы, ее непосредственную реальную
опасность они сваливали на плечи аульной бедноты и'
батрачества, которые уже никак не могли откупиться, на
плечи трудового дехканства, которое в этой борьбе
должно было расплачиваться своей кровью.
Образование национального правительства и органи­
зация национальной армии, иначе говоря, организация
„милиции“, были центральными вопросами съезда.
Значительное внимание съезд уделил выборам в
Учредительное собрание, т. е. той форме государствен­
ной организации, которая была отвергнута трудящими­
ся, которая противопоставлялась Советам. Съезд обра­
тился с особым призывом к населению Сыр-Дарьинской
области, в котором говорит:
„Просить телеграфом население Сыр-Дарьинской об­
ласти голосовать за один областной список на выборах в
Учредительное собрание“ (Из решений съезда.)
Для определения форм правления будущей автоно­
мии предложено было Народному совету Алаш-Орды в
ближайшее время созвать Учредительное собрание авто­
номии Алаш.
В этом вопросе буржуазно-демократическая контрре­
волюция целиком солидаризировалась с русской буржуа-
214
зней. Самой желанной формой государственного правле­
ния была „демократическая, свободная, парламентарная
республика“, где все должны быть „равны“, где обяза­
тельно должна быть „свобода“ слова, совести, печати
и т. п. буржуазные прелести.
По вопросу о Муфтиатс съезд вынес решение, кото­
рое показывает, что головка национальной буржуазии
не предполагала фактическое, полное отделение церкви
от государства. Об этом свидетельствует следующая вы­
держка из постановлений съезда:
„Вопрос о Муфтиате, народном суде н аульном управ­
лении спять с очереди, причем духовное управление
киргиз-казахов' должно Остаться без всякого изменения
впредь до объявления автономии и созыва Учредитель­
ного собрания Алаш, куда состоящие при оренбургском
Магометанском духовном управлении казни казах-кир-
гизских областей обязаны представить реформы кнргиз-
клзахского Духовного управления“ (Из постановлений
съезда.)
Это свидетельствовало о том, что повое правительст­
во вопрос о Муфтиате ставило наряду с вопросом об
аульном управлении и уделяло ему даже большее вни­
мание, а дальнейшее существование Муфтиата, судя по
взаимоотношениям, когда даже „обязывают“ мыслиться
в трогательном единении эксплоататоров с большим
слоем тунеядцев, затемнителей народного сознания.
Единственным вопросом, которому съезд уделил
должное внимание, был вопрос о народном образовании.
Но большинство решений по этому вопросу так и оста­
лось на бумаге за все время существования н деятель­
ности Народного совета Алаш-Орды.
Необходимо указать, что такое политическое направ­
ление съезда усиленно подготовлялось органом зарож­
дающегося национально-буржуазного правительства —
газетой „Казах“, возглавляемой Байтурсыновым н Ду-
215
латовым. Октябрьский переворот газета характеризует
так: .
„Выйдя на свободу, уголовные преступники, под фла­
гом большевиков, увеличивают толпу бастующих... Мно­
гие сторонники старого правительства, не будучи в со­
стоянии идти против свободы, подливают масла в огонь.
Вот все эти люди, хватаясь за полы большевиков, в кон­
це октября заняли Петербург, арестовали министров и
посадили во главе власти Ленина и Троцкого, залили
кровью улицы Петербурга, „бросили огонь на всю Рос­
сию“... „Сорвали Учредительное собрание...“ (Газета
„Казах“ № 248 от 28 ноября 1917 года.)
По мнению газеты, Октябрьский переворот не есть
следствие усилий рабочего класса, а, главным образом,
результат усилий уголовных преступников, выпущенных
из тюрем. Так изображать дело революции могли лишь
наши политические противники — буржуазия. .
В отношении руководителей Октябрьского переворо­
та газета повторяет избитую буржуазную пошлость, пы­
таясь этим дискредитировать в глазах трудящихся дви­
жение рабочего класса центральных районов:
„Эту свою тактику немцы проводят в России и после
революции. Недавно стало известно, теперешние вожди
большевиков: Ленин, Троцкий — суть неважные шпио­
ны, подкупленные немцами для устройства бунтов и за­
бастовок в России. Устраивающие в Петербурге бунты —
это Ленин, Троцкий и Ко“. (Газета „Казах“.)
Эти статьи не являются единичными. Они характери­
зуют политическое направление газеты того периода.
Газета подготовляла настроение масс к восприятию тех
политических лозунгов, которые были предложены съез­
ду. Эта подготовка велась группой лиц, составивших
позднее ядро зарождающейся партии национальной бур­
жуазии— партии А лащ .'Газета являлась органом пра­
вительства Алаш-Орды'и партии Алаш если не офици­
ально, то по существу.
216
С этого именно съезда характер национального дви­
жения, возглавляемого Народным советом Алаш-Орды,
приобретает более откровенную контрреволюционную
сущность. Дальнейший ход событий четко доказывает
это.

ПО ДО РО ГЕ С КО НТРРЕВОЛЮЦИЕЙ

Восстание оренбургских и уральских казаков в нача­


ле 1918 года ставит правительство Алаш-Орды перед
фактом точного" определения своих отношений к развер­
тывающейся борьбе. Надо было решать: с кем? С контр­
революционным казачеством или с "советской властью,
провозгласившей право наций на самоопределение? Но
прежде чем сказать, что решило правительство Алаш-
Орды, необходимо остановиться на одном историческом
факте.
В докладной записке о деятельности Алаш-Орды,
адресованной советскому правительству уже после ее
разгрома, Д. Досмухамедов, желая реабилитировать
действия Алаш-Орды, говорит следующее:
„Советская власть, по мнению 3-го съезда, була при­
знана самой благоприятствующей организацией нацио­
нальному вопросу“..
Именно поэтому, по его словам, решено было в мар­
те месяце послать в Москву делегацию, которая изло­
жила бы т. Сталину нужды казахского народа.
Очевидно, к этому моменту и относится телеграмма
Габбасова (председателя Семипалатинской областной
земской управы) в уезды следующего содержания:
„Ведем по прямому проводу переговоры с Совнарко­
мом относительно автономии. Совнарком признает нашу
автономию при условии признания советской власти. Мы
передали официальное представление от имени Орды.
217
Наши представители в Совнаркоме телеграфируют: Со,-
нарком готовит официальный ответ на наше представд,-
ние, сделал распоряжение Совдепам об освобожден^
арестованных членов киргизских организаций. Просім
оповестить население“.
Казалось бы, при таком положении можно было ожі.
дать изменения ориентации Алаш-Орды и отказа от сої.
рудничества с контрреволюцией. На практике был,
иначе.
При возвращении делегация Алаш-Орды была задор,
жана в Саратове, где она даже выпустила особое воззва.
ние к казахскому народу с призывом примкнуть к совет
ской власти. Но этот последний акт, на наш взгляд
можно рассматривать лишь как действие самой делега­
ции, а не правительства Алаш-Орды в целом, а вся
история с поездкой в Москву скорее похожа на полити-
вескую перестраховку, на случай будущих комбинаций и
переворотов, в связи с развертывающейся ожесточенной
классовой борьбой, и не свидетельствовала об искреннем
желании действительного сотрудничества и перехода па
сторону советской власти.
Факты ближайших же дней говорят в пользу именно
этого положения.
События после возвращения делегации развернулись
так: уже во второй половине мая 1918 г., после съезда в
Джамбейте, зауральная часть Уральской губернии, на­
селенная преимущественно казахами, была провозгла­
шена Уильскнм оляятом. Правительство последнего, по
директивам декабрьского съезда, формировало военные
отряды, приглашало инструкторов, офицеров, формиро­
вало школу прапорщиков, перенесло центр в Унл и раз­
вертывало широкую „.государственную“ работу.
В это время уральское казачество и ставит руководи­
телей Уильс'кого оляята перед необходимостью опреде­
ления своего места в гражданской борьбе, в результате
218
чего оно вступает в блок с казачеством и заключает с
ним особое соглашение.
Это был первый зафиксированный акт открытого сот­
рудничества с русской контрреволюцией, предшествую­
щей целому ряду подобных действий Алаш-Орды на
всем протяжении ее существования.
Правда, тот же Д. Досмухамедов характеризует от­
крытый" контрреволюционный характер правительства
Уильского оляята так:
„Как метод борьбы против самих же казахов, исполь­
зовался противоболыневистский флаг“... (Из писем
Дос-ва.)
На самом же деле это был не „метод борьбы“ против
казаков, а настоящее классовое сотрудничество, направ­
ленное против советской власти. Договором с Уральским
войсковым правлением обусловливалось обязательство
казах-киргиз укрывать казаков на случай наступления
красных, за что казаки „оказывают возможную помощь
предметами вооружения и снаряжения“. (Из докладной
записки Досмухамедова.)
И действительно — услуга за услугу. Когда прави­
тельство Уильского оляята почувствовало опасность со
стороны обманутых казахских масс, которых,толкало на
борьбу с Красной Армией и которые не хотели этого, то
„К маю месяцу этого года (1918 г — А. Б.) дружба Дос­
мухамедова с казачьим правительством окончательно
установилась, и 'на четвертый областной киргизский
съезд в Джамбсйте была вытребована из Уральска, на
киргизский счет, вооруженная сила из сотни казаков для
охраны и защиты интересов Досмухамедовых и их сто­
ронников“. (Заявление в Кнрг. рев. к-т группы лиц.)
Сотрудничая с контрреволюционным Уральским каза­
чьим войсковым правлением, правительство Уильского
оляята в то же время поддерживало самые дружествен­
ные отношения с оренбургским казачьим войском, кото­
рое в то время также вело ожесточенную борьбу с орсн-
219
бургскими рабочими. По поводу временной победы open
бургских казаков под Илецкой Защитой правительстве
Уильского оляята шлет особую,грамоту, в которой, меж­
ду прочим, говорит:
„Принося поздравления войску по случаю взятия им
своей столицы, а также взятия Илецкой Защиты, прави­
тельство оляята шлет храбрым оренбуржцам свой горя­
чий привет и искренние пожелания в дальнейших успе­
хах в борьбе за вековые вольности казачества и избавле­
ние. Русн от охватившей ее заразы — большевизма“.
(Датировано 1918 г., № 178, г. Джамбейта.)
Но дело здесь, как увидим, не в одних декларатив­
ных поздравлениях по случаю „победы и одоления“.
Правительство Уильского оляята дальше говорит: .
„Киргизы Уральской области организовали и про­
должают организовывать, для борьбы с большевизмом;
народную армию, носящую наименование „народной ми­
лиции“.
„Правительство Уильского оляята, вступая в ряды
активных борцов с большевиками, лишено возможности
придти к существующей помощи своим единомышленни­
кам — казакам. Правительство Уильского оляята не име­
ет почти никакого вооружения... Когда арена борьбы с
большевиками переносится на киргизскую территорию,
необходима, хотя бы и незначительная, в виде двух-трех
сотен, людская помощь... Просьба командировать в рас­
поряжение правительства Уильского оляята от 10 до 15
офицеров и до 20 урядников“. (Из письма оренбургскому
казачеству.)
Взамен правительство Уильского оляята обещает по­
мощь казачеству „отправкой лошадей, убойного скота,
всего другого, необходимого для войны“. (То же отноше­
ние № 178 от 1918 года.)
Таким образом, с двумя соседними группами казаче­
ства, уральским и оренбургским, правительство Алаш-
220
Орды, п лице Уильского оляята, вело тесное контррево-
люциоиное сотрудничество.
Это — после возвращения делегации из Москвы, воз­
звания в Саратове и декларации советского правитель­
ства о праве наций на самоопределение. Дальнейшие
комментарии излишни.
Между тем события развивались. Напор контррево­
люционной буржуазии на центральную часть советской
России был отбит. Белая армия начала свое отступление
на восток. Осколки Учредительного собрания свили себе
осиное гнездо в Самаре. Казахская буржуазия нс остав­
ляет без внимания и этот вид „демократической“ влас­
ти, идет к ней'на поклон, ищет помощи, заключаетНовое
кабальное заключение с комитетом членов Учредитель­
ного собрания (Комуч). Это соглашение выражено дву­
мя договорами, один из них регламентирует взаимоотно­
шения с Алаш-Ордой относительно управления краем, и
другой договор военный.
По первому договору Комуч признает за казахским
народом „национально-территориальную независимость“
на следующих началах:
I. „Постановления, законы и распоряжения Алаш-
Орды не должны противоречить постановлениям комите­
та членов Учредительного собрания“. (Пункт.„В“ дого­
вора.)
II. „При Алаш-Орде, впредь, до утверждения положе­
ния об автономии Алаш всероссийским Учредительным
собранием, состоит уполномоченный к-та с правом при­
останавливающего“. (Из договора.)
Совершенно очевидно, что эти два положения своди­
ли „на нет“ видимую независимость правительства
Алаш-Орды, вместе с тем особенно ярко подчеркивают
продолжающийся скат к контрреволюции. В самом деле,
что значит „не противоречить постановлениям комитета
членов Учредительного собрания"? Это значит — встать.
целиком на ту политическую платформу, которую зани­
мал комитет, являющийся крупной контрреволюционной
силой того времени, признать, что только буржуазное,
контрреволюционное Учредительное собрание является
настоящим выразителем воли трудящихся масс, о чем
кричал Комуч, значит — включить себя в развернутую
вооруженную 'цепь противников советской власти. На­
циональная буржуазия безоговорочно подписывается
под договором полного своего подчинения и обезличива­
ния как власти казахского народа. Почему она делает
это так безоговорочно и решительно? Почему в перего­
ворах с Уральским войсковым правительством она была
более осторожной и менее уступчивой? Это было потому,
что казачество было более ненавистно; уступчивость Ко-
мучу объясняется еще тем, что, во-первых, в отличие от
Уральского войскового правительства, Комуч имел внеш­
не больший демократический налет, во-вторых, он был
„всероссийским“ и, в-третьих, и это главное,— потому,
что вся политическая установка Алаш-Орды вела к
Учредительному собранию: всероссийское Учредительное
собрание должно было признать автономию Алаш, ка­
захское Учредительное собрание должно было дать окон­
чательную форму государственного правления внутри
страны. Это была наиболее прсмлемая для казахской
•буржуазии политическая форма одурачивания широких
народных масс. По словам Д. Досмухамедова, прави­
тельство Алаш-Орды'ставило своей основной целью:
„1. Немедленное и фактическое осуществление авто­
номного управления киргизским краем, дабы поставить
будущее общегосударственное народное собрание, будь
то Учредительное, или какое-либо иное, перед фактом
уже существующего автономного управления краем“.
(Из докладной записки Д. Досмухамедова.)
При таком решении правительству Алаш-Орды было
чрезвычайно важно, даже ценой больших уступок этому
„отростку“ Учредительного собрания, выторговать уже
222
сейчас признание национально-территориальной автоно­
мии. Именно этими моментами объясняется большая
уступчивость.
Военный договор, подписанный Алаш-Ордой, ставил
немногочисленную национальную армию во фронт перед
наступающей Красной Армией. Основные пункты этого
договора сводятся к следующему:
„§ 1'. Все вооруженные киргизские силы должны
быть обращены на борьбу с внешними и внутренними
врагами Российской Федеративной Демократической
Республики и ее автономии АланГ.
§ 2. Одна (часть войск.— А. Б.) .предназначается для
активных действий в рядах Народной армии, а другая —
для поддержания порядка внутри киргизских областей“
(напечатано в Вестнике Учредительного собрания от
25 сентября 1918 г.).
Договором предусматривалась нераздельность всей
армии, подчинение общему командованию, иначе говоря,,
военным организациям Комуча. При Алаш-Орде же ор­
ганизовался особый военный отдел, руководитель кото­
рого назначался правительством Алаш-Орды и утверж­
дался Комучем.
Правительство Алаш-Орды капитулировало, таким
образом, перед Комучем и полностью уступало свою
роль в управлении казахским краем. После подписания
обоих договоров -официальный орган Комуча („Вест­
ник“) не без удовольствия писал, что казахский народ
„со свойственным ему мужеством примет самое деятель­
ное участие в решительной борьбе с узурпаторской совет­
ской властью и ее немецкими союзниками“.
Отступление продолжалось. Самара была взята Крас­
ной Армией, и волна белогвардейщины катилось дальше
на восток. С взятием Самары путь на Оренбург и
Уральск отрезался, и правительство Алаш-Орды не мог­
ло больше руководить западной частью Казахстана.
223.
В Уфе на особом совещании* руководителей правитель­
ства Алаш-Орды 11.сентября 1918 года было вынесено
решение о создании Западного отделения правительства
Алаш-Орды.
„Ввиду поенного времени и слабого развития путей
сообщения (подчеркнуто мною.— А. Б.) — для фактиче­
ского управления западной частью автономии Алаш, в
которую входят: Букеевская орда, Уильский оляят, Ман-
гышлакский уезд Закаспийской области, Актюбинский и
Иргизский уезды 'Гургайской области, образуется отде­
ление Алаш-Орды“. (§ 5 протокола уфимского совеща­
ния А.-О.).
Уильский оляят, во главе с Досмухамедовым, с этого
момента становится руководящим центром Западной
части Казахстана и действует вполне самостоятельно, но
в духе той общей политической ориентации, которая была
принята национальной буржуазией еще в начале развер-'
тывания национального движения.
Части организованной Уильским оляятом регулярной
армии не раз бывали в боях с наступающей Красной
Армией, помогали уральскому казачеству в мелких воен­
ных операциях, карательных экспедициях, реквизицион­
ных наскоках на русские поселки и казахские аулы.
В одном из донесений в Ревком КССР сообщается
следующее:
„Досмухамедовы неоднократно посылали на хохлац­
кие (украинские) поселки и в киргизские аулы отряди
народной милиции для карання большевиков, которые
расстреливали и ограбляли последних“. (Из донесений в
• Кнрревком.)
В другом таком сообщении, относящемся к более
позднему времени, мы имеем такие факты:
„Весной 1919 г. опять посылались киргизские части,
совместно с казачьими, в переселенческие поселки, после
* См. документ МЬ 3.
:224
отступления красных, для подавления и ликвидации
большевизма; отбирались лошади, фурманки, хлеб у
жителей, а если находили большевика— то расстрелива­
ли“. (Из донесений в Ревком.)
Белая контрреволюционная армия отступала все
дальше на восток. После Самары пала „демократичес­
кая“ Уфа, была захвачена вся Среднеазиатская желез­
нодорожная магистраль, и части Красной Армии соеди­
нились с Туркестанской армией. Правительство Запад­
ной Алаш-Орды оказалось почти отрезанным от своих
союзников. Снова вставал вопрос: как быть? На первое
обращение советского правительства, в лице уполномо­
ченного Лежава-Мюрат, руководители Алаш-Орды отве­
чали уклончиво, неопределенно. Говорили о сочувствии
советской власти и, вместе с тем, продолжали союзные
отношения с наполовину разгромленными, деморализо­
ванными уральскими казаками. В одном из обращений
Лежава-Мюрат* настойчиво ставит вопрос об отноше­
нии к советскому правительству:
„Для нас совершенно недостаточно одного лишь со­
чувственного отношения к нам, и мы считаем, что наши
сторонники всеми доступными средствами должны про­
тиводействовать казакам и их сторонникам и тормозить
их деятельность“.
К этому примерно времени ЦИК выносит особое по­
становление о неприкосновенности деятелей Алаш-Орды,
признававших советскую власть до 20 декабря 1919 года,
и выходит приказ по 1-й армии № 387. (См. документ
.N 9 .4 .)
Выхода не было, и на историческом заседании в
Кзыл-Куге 10 декабря 1919 года руководители Западно­
го отделения Алаш-Орды сдаются на милость победи­
теля.

* См. документ № 7.
8—1427 225
Перед этим, в доказательство своего действительн°г0
Перехода на сторону советской власти, они кидают свои
регулярные части на казачество и выигрывают ряд воен­
ных операций. А позднее издается населению приказ <>
сдаче оружия органам советской власти. (См. док. № 5,
подписанный представителями Алаш-Орды и уполномо­
ченным 1-й армии т. Наумовым.)
Так заканчивает свою деятельность так называемая
Западная Алаш-Орда.
В заключение необходимо отметить, что за все время
своего существования, до последнего момента, она явля­
лась частью Народного совета Алаш-Орды, и последним
в полной мере несет ответственность за ее деятельность,
так как ни в одном историческом документе не зафикси­
ровано и тени разногласий, а тем более протестов, но
поводу каких-либо актов Западного отделения.

ВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АЛАШ-ОРДЫ


О Восточном отделении Алаш-Орды имеются более
скудные исторические данные, но и по этим данным мож­
но установить, что оно проделало такую же эволюцию,
как и Западное.
Необходимо отметить, что до уфимского совещания
оно было центральным правительством всего Казахста­
на. Народный совет Алаш-Орды находился в Семипала­
тинске.
При утверждении советской власти в Сибири — Вос­
точное отделение Алаш-Орды внешне сотрудничало с
Советами. Но это сотрудничество, как об этом говорят
документы, было лишь маскировкой, скрывающей истин­
ные намерения руководителей движения. А об истинных
намерениях этого „сотрудничества“ руководители гово­
рят: '
226
„Мы полагали и были уверены и том, что этой своей
тактикой (сотрудничество с советской властью.— А. Б.)
наМ удастся временно оградить степь от большевистских
экспериментов до той поры, пока мы сможем сооргани-
аовать реальную силу и подготовить антисоветское вос­
стание в степи.
Последнее входило не только в нашу, но и в задачи
киргизских организаций всех областей, так как декабрь­
с к и й съезд постановил организовать повсеместно народ­
ную милицию с целью оказать большевикам вооружен­
ное сопротивление“. (Из письма Врем. сиб. правительст­
ву от 14 аир. 1919 г., по поводу ареста Имана Алимбеко­
ва, подписали Габбасов, Сатпаев, Марсеков.)
И действительно, это были не слова только, а намере­
ния, подтвержденные фактами. Как известно, советская
власть в Сибири организовалась позднее, отличалась в
первое время своей слабостью. Именно здесь шла подго­
товка контрреволюции, собирание сил, организация вос­
стания и создание широкого антисоветского фронта.
Представители Алаш-Орды приняли участие и в этой
контрреволюционной работе.
„Руководствуясь постановлением означенного съезда
(декабрьского.— А. Б.), Областной киргизский коми­
тет * сохранял лишь видимую связь с областным сове­
том, задался целью свергнуть советскую власть, для чего
им были открыты в уездах тайные организации“.
„Нам удалось установить, что в Семипалатинске ра­
ботает другая организация, преследовавшая ту же цель,
что и мы“. В целях поддержания живой связи в эту тай­
ную организацию мы ввели трех своих представителей —
по военно-оперативной части капитана Тахтамышева, по
гражданской Бий-Ахмета-Сарсенева и Халила Габба­
сова“. (Из того же письма.)

* Речь идет, очевидно, о комитете партии «Алаш».


8 227
Такова роль Восточного отделения Алаш-Орды н
организации антисоветского заговора и восстания в Сг-
бпри.
Как известно, усилиями белого офицерства и всей си­
бирской буржуазии, при основной роли Чехо-Словакнг,
сибирское восстание удалось, и Сибирь на год с лишнщ
была отрезана от советской России, Отношения Алаш
Орды к новому контрреволюционному собрату быстра
меняются: они переходят к действительной, реальной по
мощи сибирскому правительству.
„Созданью нашей инициативой киргизские отряды и
до сих пор участвуют на Семиреченском фронте... Стой­
кость и храбрость этих джигитов ярко характеризует
фанатизм киргизского народа в отношении большеви­
ков“. (Из того же письма.)
Насчет стойкости джигитов, мало обученных, деру­
щихся только потому, что „Букейханов велел“, трудно
что-либо сказать. Но что эти военные части Алаш-Орды,
при малочисленности нашей армии на востоке, являлись
существенной угрозой и отвлекали серьезную часть сил,
это несомненно.
Активная контрреволюционная роль Восточного от­
деления Алаш-Орды видна и из договоров, заключенных
с белогвардейским сибирским правительством. Уже 25
июля 1918 г. сибирское правительство „признает“ прави­
тельство Алаш-Орды, а с 29 июля по 3 августа, под руко­
водством министра народного просвещения сибирского
правительства Сапожникова, работает особое совещание
над вопросом о взаимоотношении сибирского правитель­
ства и Алаш-Орды. Результатом этого совещания было
два договора — одно о признании киргизской автономии
и взаимоотношениях государственных органов обоих
правительств, и другой — военный договор.
По первому договору правительство Алаш-Орды со­
глашается -временно сохранить все существующие орга-
228
ни — земства, городские думы „под контролем комисса­
ров, назначенных сибирским правительством“.
Этот же договор предусматривает временное подчи­
нение всех государственных учреждений на территории
Алаш-Орды распоряжениям сибирского правительства.
Еще более жестким и категоричным был военный до­
говор. По § 3-му, пункт 7 „Б“, этого договора были уста­
новлены следующие взаимоотношения:
б) „Киргизская армия, совместно с армией автоном­
ной Сибири, защищает территорию последней, и Алаш
выполняет все оперативные задания, которые ставятся
сибирской армией“. ' ,
е) „Части киргизской армии, по мере формирования,
сводятся в более крупные единицы, которые, до создания
федеративной армии, входят нераздельной единицей в
сибирскую армию“. „Подчиняются общему командова­
нию в рядах войск автономной Сибири“.
■От автономии, таким образом, оставались „рожки да
ножки“. Но скупиться было, очевидно, по мнению Алаш-
Орды, незачем, люди были свои...
Этими короткими фактами, полагаем, исчерпывающе
дается классовая сущность Восточной Алаш-Орды.

ПАРТИЯ АЛАШ И ЕЕ ПОЛИТИЧЕСКАЯ


ПРОГРАММА

Кто же руководил политикой правительства Алаш-


Орды? Где были внутренние пружины, всякий раз на­
правляющие действия этого правительства неизменно по
одной линии?
Многие видные участники правительства Алаш-Орды
категорически утверждают, что никакой политической
партии не было, что была лишь „группа лиц“, которая и
229
руководила движением, что не было и политической нр0.
граммы, а была лишь случайная декларация, опублико­
ванная перед выборами в Учредительное собрание. Вер­
ны ли эти утверждения?
Такие утверждения, в лучшем случае, являются наир-
ным вздором, в худшем же они диктуются какнми-уо
особыми политическими соображениями.
Всей политикой" правительства Алаш-Орды руководи-
ла политическая партия „Алаш“. Эта партия возникла
еще до организации правительства Алаш-Орды, имс^а
политическую программу, имела свой центральный коми­
тет, сеть низовых партийных комитетов и свой печатньц'|
орган в лице газеты „Казах“.
Уже на июльском съезде 1917 года руководители На­
ционального движения поставили перед собой задачу
создания особой национальной политической иартиц.
Съезд даже вынес по этому вопросу особое решение, Ко-
торое в газете „Казах“ передано так:
Съезд констатировал —
необходимость отдельной киргизской политической
партии. Съезд выработку инструкции (программы) пар­
тии поручил киргизским делегатам, избранным на Шура-
Ислам *. Партия должна основываться на нарламентар-
ской демократической федеративной республике. После
выработки программы партии делегаты посылают их п
киргизский областной , комитет на рассмотрение. После
этого будет рассмотрена и утверждена киргизскими де­
путатами, избранными в Учредительное собрание (Газе­
та „Казах“ № 238 от 31 июля 1917 года.) Делегаты на
всероссийский Мусульманский съезд так и не написали
политической программы особой, национальной партии.
Между тем события развивались. Близилось время
выборов в Учредительное собрание. Интересы казахско­

* Шура^Ислам — всероссийский мусульманский съезд, созывае­


мый тогда в Ленинграде.
230
го народа не были достаточно отражены ни одной при­
емлемой, для мелкой национальной буржуазии, буржу­
азной политической партиен. В одном из номеров той же
газеты „Казах" говорится, что другие партии „уже гото­
вятся к выборам". Надо было спешить с созданием пар­
тии. И, действительно, она была создана. О ее организа­
ции один из участников говорит так:
„Наканунё этого съезда * наша группа, в лице Ка-
дырбаева, Байтурсынова, Турмухамсдова, Джизанова,
Букейханова и др., объявила себя партией, дав название
„Алаш“ (мифический предок киргизского народа). В со­
став центрального комитета „Алаш“ я входил...
„Затем по инициативе нашей группы был созван все-
киргизский съезд в декабре 1917 г. в г. Оренбурге, кото­
рый объявил автономию Киргизии. Тут же было избрано
правительство „Алаш-Орды“ (М. Дулатов).
В другом месте руководитель движения А. Букейха-
нов перечисляет состав ц. к. партии Алаш и говорит:
„В губкомы входили тт. (ряд фамилий), остальных не
номшо". _ , . . .
О существовании партии „Алаш" говорит в одной из
статей т. Кенжин в следующих выражениях:
„Партия „Алаш“ возникла еще до Октябрьского пе­
репорота, а на съезде в декабре было лишь избрано пра­
вительство киргизского края, под названием „Алаш-
Орды".
Таким образом, все Документы,, приведенные нами, а
их можно было умножить при желании, свидетельству­
ют о том, что помимо и наряду с правительством Алаш--
Орды, существовала политическая партия Алаш, кото­
рая возникла еще до Октябрьского переворота и руково­
дила национальным движением того времени.
Эта политическая партия имела свой центральный
комитет и сеть партийных органов на местах. Были так
* Р еч ь и д ет о с ъ е з д е А л аш -О р д ы п д е к а б р е 1917 го д а.
231
называемые губкомы, о которых упоминает Букейханоп.
Судя по историческим документам, существовал губком
в Семипалатинской губернии. Надо полагать, что были
они и в других местах.
Что существовали более мелкие — уездные комите­
ты — об этом свидетельствует следующий документ: *
КОКЧЕТАВСКАЯ '
Киргизская Национальная
■ Партия
- А Л А III -

При этом Кокчетавский уездный


1918 года 18 июня комитет партии Алаш нашел необхо-
№4 димым арестовать Байгушева как гла-'
------ варя партии „Уш Ж уз“.

Эти низовые комитеты партии Алаш были довольно


активны и неравнодушны к действиям других политиче­
ских партий. За одну принадлежность к другой партии,
кстати сказать, довольно близкой по своей классовой
сущности к „Алаш“, эти низовые комитеты арестовыва­
ли или пытались это сделать.
Наконец, партия Алаш имела свою программу, опуб­
ликованную в газете „Казах“ 21 ноября 1917 г. Корот­
кий анализ этой программы позволит нам окончательно
установить классовую сущность этой организации.
Политическая „молодость“ партии Алаш, не прошед­
шей большой предварительной школы классовой борьбы,
сказалась на этой программе в том отношении, что она
довольно слабо разработана. Но зато эта политическая

* Приводим часть документа с сохранением текста пунктуально.


Отношение, адресованное нач. кокчставскон милиции.

232
неискушенность дает возможность лучше установить те
материальные интересы буржуазии, которые п других,
более зрелых политических партиях хитроумно запрята­
ны в тогу разных „свобод“, „независимых волензлияпий“
и т. и. Если конституционалисты-демократы (кадеты) о
взаимоотношениях рабочих и работодателей говорят о
„свободном, непринужденном найме“ и отчуждении ра­
бочей силы,- о „невмешательстве во взаимоотношения
между рабочими и нанимателями“, то молодая, неиску­
шенная казахская буржуазия бесхитростно и незакон­
ченно, пока еще, формулирует это следующим образом:
„Служащие никуда не могут отлучаться без разреше­
ния хозяина“.
Возвратимся, однако, к основным вопросам програм­
мы. Формы государственного правления, суд, религия,
землепользование — вот наиболее характерные вопросы
этой программы *.
„Во главе правительства стоит Учредительное собра­
ние, в промежутках — президент, избираемый Учреди­
тельным собранием и Государственной Думой, на извест­
ный срок лет. Президент управляет через совет минист­
ров, ответственный и перед Учредительным собранием и
Государственной Думой. Законодательная власть сосре­
доточена в руках только Государственной Думы, которой
принадлежит право контроля над правительством. (Из
§ 1 программы.)
Типичная схема „идеального“ (для буржуазии) госу­
дарственного правопорядка, если отбросить, впрочем,
маленькую путаницу: русская буржуазия мыслила Учре­
дительное собрание как орган, лишь определяющий
формы государственного устройства; партия казахской
буржуазии мы,слит его почему-то как орган, призванный
существовать, наряду с Государственной Думой, на все
времена.

* Подробно — см. документ № 2.


233
В остальном — тот же полный простор для буржуаз­
ного „творчества“. В самом деле, в условиях Казахста­
на, при большой культурной и бытовой отсталости ши­
роких трудящихся масс, кто был бы в этой Государст­
венной Думе?
Кто фактически господствовал бы и управлял госу­
дарством? Национальная буржуазия, с некоторой, впро­
чем, примесью буржуазно-национальной интеллигенции.
Только она. Партия Алаш, таким образом, несла с собой
закабаление трудящегося дехканства и казахской бедно­
ты: вместо империалистического гнета царского само­
державия и хищнической эксплоатацин торгового капи­
тала она несла с собой господство казахской буржуазии в
лице казахского байства, феодальной аристократии и
эксплоатацию хищнического варварского торгового ка­
питала, только в основном уже казахского. (Это, впро­
чем, лишь по мнению молодой казахской буржуазии.)
Пусть знают об этом трудящиеся. Правда, она маски­
ровала свою будущую диктатуру правом „выбора без
различия происхождения, вероисповедания... прямым,
равным и тайным голосованием“. Но это только ширма,
шоры на глаза трудящихся, которыми хотели пользо­
ваться так же, как удачно пользуется буржуазия запад­
ных стран, осуществляя свою диктатуру при видимой
„демократии и свободах“...
Трудовые массы в степи жестоко эксплоатировались
байскими, аткамииерскими судами, этими пережитками
феодализма. Эти суды находились в руках имущих сло­
ев. Недаром и в степи существовала пословица „С силь­
ным не борись, с богатым не судись“. Казалось бы, новая
политическая партия должна устранить эту несправедли­
вость. Увы!
„Судимость и суд у каждого народа должны быть
сообразны обычаю“.
И если в местностях со смешанным населением долж­
ны быть и народные законодатели и судьи, которые, по
234
мнению партии, „после бога являются самыми сильны­
ми“, то суд для широких масс казахского населения дол­
жен остаться и прежнем, дореволюционном виде:
„Суд же в степи должен происходить по всем обыча­
ям и нравам народа“...
Так говорит партия в § 5 своей программы, отдавая
широкие трудовые массы в степи на произвол и откуп
феодальной аристократии и байства.
Та же буржуазная сущность сказалась и в вопросе
о религии. Заявляя в первой части тезиса по этому во- '
г.-росу (§ 4), что „религия должна быть отделена от госу­
дарства“, дальше программа говорит так: „У киргиз от­
дельный муфтий, записи браков, рождения и смертности
и развода остаются ■ у киргизских мулл“... В ка­
кой степени это может быть названо отделением церкви
от государства? И в этом вопросе казахская буржуазия
капитулировала перед муллой. Иначе, впрочем, и нс мог­
ла решить буржуазия, которая еще сама цепко была
охвачена верой в „сильного бога“.
Наконец, последний вопрос, на котором надо остано­
виться,— земельный. В такой архикрестьянской стране,
как Казахстан, бывшей, к тому же, колонией, земельный
вопрос приобретает исключительную важность.
Бессистемная колонизация Казахстана создала слож­
ные межнациональные взаимоотношения в крае и- запу­
танные земельные отношения. Широкое снабжение зем­
лей (лучшей) русского казачества создало обостренные
взаимоотношения между этим слоем населения и рядо­
вым крестьянством. Эти последние, вместе с казачест­
вом, находились в неприкрытой вражде за землю с ко­
ренным населением — казахами, у которых в течение
долгого времени 17.000.000 десятин лучшей земли отни­
мались и „законным“ способом, и просто самовольным
захватом, обманом, на основе грубой силы.
А внутри казахского населения, в свою очередь, в те­
чение столетий не прекращалась борьба за землю между
235
отдельными родами, группами родов и, наконец, внутри
этих родов. В результате этой борьбы, ко времени рево­
люции, сложились в высшей степени несправедливые,
запутанные и крайне ложные земельные отношения. Как
подошла партия Алаш к этому сложнейшему вопросу?
Программа намечает лишь ограждение националь­
ных интересов казахского населения:
„Наделение землей и в первую очередь туземцев...
Все ранее отобранные земли у киргиз переселенцами
должны быть возвращены“...
Зато в вопросе землепользования внутри самого ка­
захского населения партия до конца выявила свою
контрреволюционную буржуазную сущность: .
„Пользование землей вообще должно происходить
так, чтобы районы и аулы пользовались землей рода­
ми"...
Это желание сохранить пользование за родом, не
дробить его по индивидуальным хозяйствам не случай­
ный лозунг. Внутри рода экономически слабые хозяйст­
ва, вместе с тем, являются и наиболее бесправными, за­
висимыми от бая-родопаЧалышка. Отдавая землю
„роду“, партия Алаш отдала ее, по существу, в распоря­
жение бая.
Род, как хозяйственное целое, распался, остались
лишь пережитки в форме родовой идеологии п некото­
рых родовых скреп на почве традиций, упрочившихся
вековой привычкой, скрепляемых формой землепользо­
вания. И байству надо было сохранить эту оболочку,
чтобы тем лучше эксплоатировать внутри рода беззащит­
ную, без того порабощенную бедноту аула и кишлака.
Иначе говоря, если какой-нибудь бай, в ирииртышской
полосе, имел 200—250 десятин лучшей луговой земли, а
беднота местами ютилась на солончаках, такие экономи­
ческие взаимоотношения Считались нормальными, это
было политическим идеалом партии Алаш и это узакони­
валось ее программой.
236
До бедноты и батрачества, иначе говоря, до 50% ка­
захского населения, живущих в ужасающей бедноте, на­
ходящихся на положении пауперов, партии казахской
буржуазии нет дела. Надо, чтобы степь знала об этом
подробно, и тогда многим авторитетам бывших „деяте­
лей“ нс поздоровится. Казахская беднота свяжет с их
именами лишь мысль о былом угнетении и эксплоатацин.
Этот пункт программы Алаш (о землепользовании)
является завершением цепи мероприятий, направленных
к сохранению тех социально-экономических взаимоотно­
шений, которые существовали в то время в ауле и обес­
печивали господство национальной буржуазии.
Национальная буржуазия в этой программе обеспечи­
вала себе политическое господство в форме полного за­
хвата государственного аппарата (см. §§ 1 и 2), она
сохраняла его своеобразной формой аксакальско-байско-
го суда (§ 5), в ауле она обеспечивала свое влияние на
массы через многочисленных мулл (§ 4), наконец, она
оставляла за собой право распоряжаться землей.
Основное определение классовой сущности партии
Алаш даст ее программа и ее деятельность. Эти два мо­
мента, разобранные нами выше, свидетельствуют о том,
что это была партия мелкой национальной буржуазии.
Именно об этом говорит каждый пункт се программы.
Но это определение, вместе с тем, является верным И для
всего Алаш-Ордынского движения, взятого в целом.
И если до этого момента мы говорили просто о буржуа­
зии, то после приведенного выше фактического материа­
ла представляется вполне возможным доказать, что это
было движение мелкой национальной буржуазии.
О мелкобуржуазной сущности национального движе­
ния свидетельствуют все основные решения съездов
Алаш-Орды, это подтверждает и программа партии
Алаш.
Мелкобуржуазная природа сказалась в вопросе о
земле в двух моментах: первый — это „пользование (зем-
237
г
лей) родами“. Такая постановка чужда крупной буржуа­
зии; она стремится разрушить все связывающие рутинЫ
прошлого социально-политического порядка. Ей нужен
полный простор личного, индивидуального накопления И
хозяйствования. Второе свидетельство — см. тезис про­
граммы партии Алаш — „продажа земли категорически
воспрещается“. Так не могла говорить крупная буржуа­
зия, Земля для нее — прежде всего товар. Накопи;,
крупной буржуазии чужд и враждебен принцип подох од
ности налога. Против этого она всегда, всюду восстает,
борется всеми и всякими способами-. Между тем в про
грамме (§ 7) говорится: „Взимание налогов должщ
происходить по степени богатства“... Мелкобуржуазны!'
характер движения сказался также в вопросе религии и
других вопросах.
Помимо того, вся политическая программа партии
Алаш свидетельствовала о ее мелкобуржуазной сущнос­
ти,— кто был ее членами?
Полного списка членов мы не имеем, за исключением
очень небольшой группы лиц: основная масса этой груп­
пы— национально-буржуазные интеллигенты. Остальная
часть — представители мелкой национальной буржуазии.
О составе партии можно судить отчасти еще по спискам,
выставленным партией, кандидатов в Учредительное
собрание. Список наполнен такими примечаниями: по­
датной инспектор, инспектор мелкого кредита, доктор,
прокурор, присяжный поверенный, переводчик судьи и
т. п. Партия выставила лучших своих кандидатов, наи­
более популярных, и в подавляющем большинстве О Ш !
были буржуазными интеллигентами, бывшими работни­
ками-царского самодержавного государственного аппа­
рата.
О том, каков был состав съездов Алаш-Орды, один из
знатоков края говорит так: .
„На казахские съезды, созываемые Алаш-Ордой, пер­
сонально сверху приглашались именно верхушечные ка-
238
захские элементы, волостные аксакалы, баи, старшины и
всякие другие влиятельные люди, известные под общим
названием аткамиперов, из которых, главным образом,
составлялись эти „всеказахские“ съезды... („Красный
Казахстан“, № I, 1926 г., ст. Рыскулова „О восстании
казахов и кара-киргиз в 1916 г., стр. 33).
Именно это обстоятельство, что движение вовлекло в
свою орбиту больше всего „верхушечные“ элементы, бы­
ло слабым местом движения в целом, создавало неустой­
чивость правительства Алаш-Орды и партии Алаш и бы­
ло следствием переметывания, бегания от одной контр­
революционной организации к другой.. ,
Основной силой движения была трудовая дехканская
масса, на нее опиралась, ею держалась' мелкая 'нацио­
нальная буржуазия: трудовые массы платили покибиточ-
' ный сторублевый сбор, основной источник дохода прави­
тельства Алаш-Орды; нз бедняков и батраков по преиму­
ществу состояли алашские отряды. То, что часть масс все
же поддерживала движение, объяснялось, главным об­
разом, моментом чисто национальным: лозунг автоно­
мии, независимости от ненавистных угнетателей не мог
не захватить и не увлечь в борьбу часть масс. Этот-то
лозунг и использовала усиленно национальная буржуа­
зия, им она спекулировала.
В первый момент она выступила против империалис­
тического царского самодержавия, и тогда она была про­
грессивной, революционной силой, ее поддерживали
массы в большей мере. Но на смену царскому самодер­
жавию пришла империалистическая хищническая буржу­
азия с ее видимыми свободами и „войной до конца“,
жадная до колоний. Национальная буржуазия блокиру­
ется с ней и ведет широкую контрреволюционную работу
против советской власти. Массы постепенно начинают
раскусывать алаш-ордынскую изюминку. Под растущим
влиянием советской агитации в степи они постепенно
239
уясняют истинные цели движения. В одном историческом
документе говорится, что „джигиты, считаясь с мнением
населения... не хотели идти на фронт, своему правитель­
ству оказали сопротивление, которое окончилось неудач­
ным декабрьским бунтом, имевшим место на урочише
Аще-Сай“ (Из донесения в Кир. рев. к-т.)
Еще определеннее говорит о настроении масс другой
документ: „Киргизское население такой политикой Дос-
мухамедовых было недовольно, но выразить свое недо­
вольство в активной форме не могло, ибо не успело
окончательно освободиться от казачьего давления“...
В Тургайских степях и других районах уже проходи­
ло глухое брожение. Оказал влияние и поход т. Джан-
гильдина со своим отрядом, который вел вооруженную
борьбу плечом к плечу с Красной Армией и совершил
героический переход через Адаевские степи и доставил
оружие и боевые припасы на Оренбургско-Туркестанский
фронт.
И масса постепенно начинает отливать от Алаш-
Орды.
Восстание в войсках Западной Алаш-Орды есть пря­
мое свидетельство этому. Широкая „налоговая“ деятель­
ность Алаш-Орды (вовсе не по степени богатства), так
называемый покибиточиый сбор, бесчинства в степи, все
это восстанавливало широкие трудовые массы, и они на­
чинали раскусывать на горьком опыте алаш-ордынскне
плоды. Широкая агитация в степи, признание советской
властью права наций на самоопределение все больше
раскачивало массы и постепенно обеспечило победу со­
ветской' власти в степи. А руководители движения,
„утверждая власть национальной буржуазии, оставались
глухи к коренным интересам „своих“ рабочих и кресть­
ян, они вызывали среди последних ропот и недовольст­
во“ (Сталин, из статьи „Октябрьский переворот и нацио­
нальный вопрос“).
240
Впереди была перспектива самостоятельного эконо­
мического господства, широкая эксплоатацпя миллион­
ных масс казахского народа:
„Эти „национальные“ правительства и слышать не
хотели о социалистической революции. Буржуазные по
природе, они.врвсе не хотели разрушать старый буржу­
азный мир,— наоборот, они считали своим долгом сохра­
нить и укрепить его всеми силами“ (Сталин, там же).
Эти две цитаты, относящиеся к характеристике на­
циональных правительств того времени, на. сто процен­
тов верны и в отношении алаш-ордынского движения в
Казахстане. Вся совокупность приведенных нами фактов
свидетельствует именно об этом. ••
От лозунгов национальной независимости к сотруд­
ничеству с контрреволюционным казачеством, к договору
и сотрудничеству с Комучем, сибирским правительством,
с черносотенным диктатором Колчаком, к активной
борьбе с советской властью и коммунистической парти­
ей — вот бесславный путь алаш-ордынского движения.

Деятельность партии Алаш и национального прави.-


тсльства Алаш-Орды, руководимого этой партией, стала
уже достоянием истории. Рабочий класс и трудовое дех-
канство смели это препятствие на своем пути, не без
крови и жертв, правда.
Но и сегодня мы еще продолжаем сталкиваться с
остатками, с последствием алаш-ордынского движения.
Дело в том, что после его ликвидации группа лиц,
участников и даже инициаторов этого движения, за
немногим исключением, постепенно проникла в советский
аппарат и даже в партию. Часть этих работников сове­
тизировалась полностью, другая сохранила алаш-ордын-
скую идеологию полностью или частично, и советский
аппарат, в наиболее слабых местах, подвержен этому
9 -1 4 2 7 211
влиянию и даже больше — это влияние просачивается в
партийную организацию.
На том новом историческом повороте, который про­
ходят сегодня трудящиеся Казахстана, мы наблюдаем
некоторое оживление проявления идеологии Алаш-Орды,
Казахстан вступает в новую фазу своего развития, когда
советское строительство в своей практической политике
уже охватывает широкие слон казахского населения.
В первые годы мероприятия советской власти, про­
никнутые классовым подходом, при своем практическом
воздействии на живую действительность аула и кишла­
ка, зачастую теряли свою классовую сущность. Эту клас­
совую сущность выхолащивал в ауле бай, аткаминор
(иначе говоря, верхушки аульной буржуазии), и она
превращалась в свою прямую противоположность.
Основными причинами такого положения в ауле были:

„Отсутствие опоры, в виде, организованной бедноты и


батрачества, отсутствие советизированного аульного
актива, неучет при организации советов родовых отно­
шений, свойственных условиям кочевого, полукочевого,
скотоводческого хозяйства. Недооценки экономического
и политического влияния баев в ауле“ *.

Со времени 5-го всеказахского съезда Советов и 5-й


конференции ВКЛ (б) 1925 г. наступила новая полоса
строительства, когда от задач „собирания“ нации и го­
сударственного оформления советская власть в Казах­
стане ставит основной своей, важнейшей задачей работу
внутреннего порядка. 5-я партийная конференция сле­
дующим образом формулировала задачи, стоящие перед

* Из резолюции 11 пленума крайкома ВКП(б) 1926 г.


242
организацией, на этом новом этапе строительства в Ка­
захстане. „Этот период войдет в историю как период со­
бирания земли казахской и первые шаги в области
организации казахской государственности... Если до по­
следнего времени все внимание партии в Казахстане бы­
ло сосредоточено на организационных вопросах объеди­
нения казахского народа и внедрения начал государст­
венности, в дальнейшем основное внимание должно быть
перенесено,на вопросы внутреннего строительства, хозяй­
ственного и культурного возрождения страны“... И дей­
ствительно, с момента 5-й партконференции партия и
советская власть ставит перед собой и уже разрешает
целый ряд задач — раздел пахотных и сенокосных уго­
дий, в интересах экономически угнетенной бедноты, и
большее обложение байства, освобождение бедноты от
единого с.-х. налога, организация аульно-кишлачной
бедноты, выразившаяся в создании широкой массовой
организации в 170.000 батраков и бедняков, разрешение
вопроса об аульном Совете и аульном коммунисте.
Все эти мероприятия непосредственно затрагивают
самые насущные интересы верхушки мелкой аульной
буржуазии. Они несут с собой обострение классовых
взаимоотношений в ауле и знаменуют собой действи­
тельно новую полосу строительства в Казахстане.
Эта политика советской власти и коммунистической
партии встречает и встретит в будущем сопротивление
со стороны верхушки аульной буржуазии и части нацио­
нальной буржуазной интеллигенции. На этой основе
объективно возможны и оживление и усиление нацио­
нально-буржуазных настроений, а в связи с этим и
усиление влияния национально-буржуазной алашинст-
вующей интеллигенции, со всеми ее отрицательными мо­
ментами.
Каковы формы этого проявления? Часть алаш-ордын-
ской интеллигенции тесно связана с национальной
буржуазией, и отсюда, через нее советский аппарат, мес­
<>* 213
тами больше, местами меньше, незаметно связан с бур­
жуазией, испытывает ее, относительно слабое, правда,
влияние.
Влияние алаш-ордынской идеологии сказывается и в
партийной организации.
Случаи такого просачивания можно проследить в
продолжение ряда лет. Сейчас оно находит большое
проявление потому, что интересы мелкой национальной
буржуазии значительно ущемляются, как мы говорили
выше.

И С ТО Р И Ч ЕС К И Е Д О К УМ Е Н ТЫ
1. Из протокола заседания общекиргизского съезда в
Оренбурге 5— 13 декабря 1917 года

„На съезде участвовали представители: от Буксев-


ской Орды, от Уральской области, от Тургайской облас­
ти, от Акмолинской области, от Семипалатинской облас­
ти, от Семиреченской области, от Сыр-Дарьинской
области, от Самаркандской области, от Алтайской губер­
нии. Организаторы съезда различных киргизских органи­
заций.
От лица комиссии Халил Габбасов сделал доклад об
автономии Казахстана, о создании милиции и Народно­
го совета.
Обсудив доклад Габбасова об автономии и имея в
виду, что в конце октября пало временное правительство
и Российская Республика лишилась власти, пользую­
щейся доверием народа и моральным авторитетом*, что
при отсутствии всякой власти в стране возможно возник­
новение гражданской войны, что анархия волна за вол-

* Подчеркнуто в документах всюду мной.— А. Б.

244
ио«1 заметает, большие города и деревни по всему госу-
даПсТВ^’ что апаРхия растет с каждым днем и угрожает
а'срространиться на территорию тех областей, где жи-
* т казах-киргизы, что волна анархии угрожа