Вы находитесь на странице: 1из 2

Вьюн над водой.

Субатомная физика – «физика дэваэволюций»


1) В субатомной физике регистрируются не «сами» частицы – а только след их
взаимодействия в той материи, которую можно наблюдать с помощью приборов (никто не
видел «сам» электрон, о чем ненаучное общество как-то не задумывается: ученые говорят,
что есть электроны – этого достаточно (для создания представлений). А сами ученые
говорят так: сами элементарные частицы «впрямую не наблюдаются в эксперименте,
но их существование надежно доказано»).
2) При этом количественные соотношения и вероятности определяются только через
математический аппарат (причем, в него «верят» безусловно, но ведь число – это почти
предельная степень абстракции).
3) «Популяризация» субатомной физики происходит уже на этапе сведения к описанию
происходящего, к словам, самими учеными: они практически подтверждают, что «слово
изреченное есть ложь». «Субъядерщики» признают, что у них нарабатывается свой
аппарат восприятия происходящего, интуитивный, вербализация уже значительно условна
даже в разговорах между коллегами. А модель «частица-волна» очень грубо условна*.
4) Любая принятая теория является своего рода «полем», наложенным на ум и сознание
наблюдателя (ученого). Это поле воздействует на обработку и трактовку данных
(предположение, что это за след: снежного человека – или примата – или мужика в
валенках – зависит от 1) принятой наблюдателем теории – и 2) от того, насколько
субстанция снега «верно» сохранила и передает сам след – то есть от разрешения
прибора).
5) Существуют «загадки физики, изучающей сильные взаимодействия»: взаимодействия
субъядерных частиц: кварков и глюонов, а также барионов (нуклонов) и мезонов, то есть
частиц, состоящих из кварков или кварков и антикварков (**, нарушение симметрии,
передача гравитационных волн, передача других видов взаимодействий). Существует
нерешенный вопрос «теории всего».
Теория эфира объяснила бы загадки, дала бы ответы. Эфир как «поле полей»,
пространство для проявления самих полей. Но только, называя эфир веществом или полем
– терминами материальной природы – мы тем самым «скатываемся по эту сторону горки»,
и такое скатывание может продолжаться до бесконечности («дробить вещество и
«скатываться по эту сторону», хотя более «дробное» «вещество» все больше отличается от
общепринятого понятия вещества, значительно теряя «вещественность»). И ученые
признают пороговые моменты** «дробления», неоднородность (нарушение симметрии – в
ту же копилку).
Поле и частица – это не как «я и моя комната» например, из которой я могу выйти, а она
останется и будет хранить «мой дух». Частица – это флуктуация поля, и можно сказать
что поле первично, оно позволяет проявиться частице – и объективизировать качества
поля. Можно сказать что частица – субъект поля, являющий его качества и свойства.
Также можно сказать, что частица это сила поля, выраженная и проявленная в какой-то
момент в каком-то месте. Это сила, способная к действию: то есть способная создать
событие в микромире, которое изменит макромир. А это принцип работы дэваэволюций.
«Вьюн над водой – это создание структур» (по словам Аоураны) – это образ,
передающий принцип работы дэваэволюции.
Если события в классическом материальном мире, вызванные взаимодействием частиц,
это проявление работы дэваэволюций (полевых сил), тогда понятно, что из нашего
классически-физического мира происходящее в субатомном и субъядерном мире можно
наблюдать только как вероятностные процессы. Вероятностные – потому что физики
регистрируют только следствия: след нерегистрируемых приборами событий в той
материи, которую можно наблюдать с помощью приборов («никто не видел сами
кварки»). И по описаниям, и даже по принятым терминам (интуитивно или из других
каких-то соображений принятым) субатомная физика (описание событий неклассически-
физического мира) уже очень близка к эзотерическим источникам, описывающим
возникновение, создание материи (Индия, Блаватская, Стульгинскис – а в общем-то, и
Лейбниц, и Ньютон, и многие натурфилософы).
Время существования бариона нейтрон – минус двадцать какая-то степень секунды, а мы,
чьи атомные ядра состоят из барионов, храним память о нашей жизни как целостности, о
непрерывной цепи ее событий лет этак 70. Можно объяснить эту «спайность»,
целостность работой более тонких полей и сил-помощников как «флуктуаций» этого поля.
И тогда понятно как мы работаем в плане трансформации качеств: работа сознания (в
связи с Душой) с дэваэволюцией, "говоря" одним и другим дэвам – вот это мы больше не
создаём и не поддерживаем, а вот ЭТО – наоборот.

*«Слова "частица", "поле" и "волна" крайне плохо отражают реальность, и представлять их себе нельзя никак.
Какой бы визуальный образ ни пришел вам в голову, он будет неверным и будет мешать пониманию.
Элементарные частицы не являются чем-то, что в принципе можно увидеть или "пощупать", а мы, потомки
обезьян, рассчитаны на то, чтобы представлять себе только такие вещи. Неправда, что электрон (или фотон,
или бозон Хиггса) "являются одновременно частицей и волной"; это нечто третье, для чего слов в нашем
языке никогда не было (за ненадобностью). Мы (в смысле, человечество) знаем, как они себя ведут, мы
можем производить какие-то расчеты, мы можем устраивать с ними эксперименты, но мы не можем
подобрать для них хороший мысленный образ, потому что штуки, хотя бы примерно похожие на
элементарные частицы, на наших масштабах не встречаются вообще.
Профессиональные физики и не пытаются визуально (или как угодно ещё в терминах человеческих чувств)
представлять себе то, что творится в микромире; это плохой путь, он никуда не ведет. У них постепенно
вырабатывается некоторая интуиция насчет того, какие там объекты обитают, и что с ними случится, если
сделать то-то и то-то, но непрофессионал вряд ли сможет её продублировать». https://yandex.ru/turbo?
text=https%3A%2F%2Ftalk.yandex.ru%2Fuser%2Fa-plakhov%2FCHto-takoe-bozon-KHiggsa_0001
**«Соедините много однотипных атомов — и вы получите сложную тяжелую молекулу. Сведите вместе много
протонов и нейтронов — и возникнет новое тяжелое ядро. Поместите рядом много кварков или антикварков
— и у вас ничего не получится. Такая комбинация просто развалится на отдельные адроны — мезоны,
составленные из кварк-антикварковых пар, или барионы, построенные из трех кварков. Такой естественный
принцип, когда тяжелые объекты получаются комбинированием всё большего числа легких, перестает
работать на уровне кварков. Собственно, отсюда и берутся атомные ядра — если бы он работал для кварков,
протоны и нейтроны слились бы вместе в одно многокварковое состояние. Почему так получается — одна из
загадок физики элементарных частиц, ее раздела, изучающего сильные взаимодействия».
https://nplus1.ru/news/2015/07/15/pentaquark