Вы находитесь на странице: 1из 7

Под словом «античность» чаще всего понимают период греко-латинской

цивилизации.
Античные теории языка описывают правила пользования языком, они
называются грамматическим искусством или искусством письма. Главными
самостоятельными областями античной теории языка являются теория
именования и грамматическое искусство.
В Древней Греции языкознание еще не выделялось как отдельная наука, а
была частью философии. Речь и разум входили в понятие logos.
Философской проблемой, связанной с языком, были соотношения между
«мыслью», «словом» и «вещью». Следовательно, проблемы языка
рассматривались философами. В Александрийский период языкознание
стало отдельной наукой, но в то время оно называлось «грамматика».
Одной из главных проблем была теория происхождения языка. Античные
философы отвергали божественное происхождение языка, но и не допускали
мысли, что язык может быть творением выдающегося человека. Тит
Лукреций Кар предполагал, что язык появился через звукоподражание:
«Что же до звуков, какие язык производит, — природа
Вызвала их, а нужда подсказала названья предметов".
Также, Аристотель выделял то, что язык и речь присущи только человеку,
что делает это высшим даром. Сенсуалист Эпикур (341-270 до н.э.) тоже
предавался размышлениям о происхождении языка. Эпикур считал, что
развитие и функционирование языка подчиняется условиям жизни людей, от
их культуры и культурного уровня, которые на нем говорят. Это суждение
одно из самых значительных в области теории происхождения языка в
античности.
Одной из важных работ о теории именования является диалог Платона
«Кратил». Диалог состоит из 3-х частей, в нем 3 действующих лица: Сократ,
Гермоген и Кратил. Главный вопрос, который поставил Платон в этом
диалоге – возможно ли с помощью имени (часть речи) познавать вещи.
Также, по смыслу диалог можно разделить на следующие части:
1. Об общем отношении имени и вещи.
2. О человеке, устанавливающем отношение имени и вещи.
3. О моделировании как основе отношений имени и вещи.
4. Об основных правилах такого моделирования — этимологиях.
Александрийская фонологическая школа.
Александрийская школа — традиция исследования языка, сложившаяся в
одном из культурных центров античности — Александрии, столице
эллинистического Египта, в конце 4 в. до н. э. Период расцвета
Александрийской школы — 2 в. до н. э. — 2 в. н. э.; в 640, после завоевания
Александрии арабами, она прекратила своё существование.

В Александрийской школе можно выделить следующие влиятельные лица —


Зенодот из Эфеса, Ликофрон, Александр Этолийский, Эратосфен, Аристофан
Византийский, Аристарх Самофракийский, Дионисий Фракийский,
Асклепиад из Мирлеи, Харет, Деметрий Хлор, Дионисий Галикарнасский,
Дидим, Трифон, Павсаний Цезарейский, Аполлоний Дискол.
До нашего времени дошло малое количество сочинений александрийских
филологов, по большому счету о них можно узнать благодаря фрагментам в
более поздних изложениях — в трудах Секста Эмпирика, Диогена
Лаэртского, Варрона, Элия Доната, Присциана, в многочисленных «схолиях»
и комментариях.
Схолии – это небольшие комментарии на полях (маргинальные схолии) или
между строк (интерлинеарные схолии) античной или средневековой
рукописи.

Первые грамматики в Александрии появились в 3 в. до н.э., создателем


многих грамматических понятий считается Аристарх (2 в. до н.э.), однако их
сочинения до нас не дошли. Из многих трактатов, писавшихся в течение
почти тысячелетия, сохранились лишь два, считавшиеся образцовыми и
многократно переписывавшиеся: Синтаксис Аполлония Дискола (2 в. н.э.) и
грамматика Дионисия Фракийского, время создания которой точно не
известно. Эти две книги дают достаточно детальное представление об идеях
и методах александрийской лингвистической школы. Некоторые другие
грамматики и трактаты известны в отрывках, включенных в сочинения
других авторов.

Сложная морфология греческого языка требовала прежде всего обучения


морфологическим моделям, правильному склонению и спряжению слов.
Поэтому термин «грамматика», во времена александрийской
лингвистической школы означавший описание языка вообще, впоследствии
закрепился в современном, более узком значении. Большинство описаний
языка, созданных в рамках александрийской лингвистической школы,
включая грамматику Дионисия Фракийского, начиналось с краткого
описания фонетики, за которым следовало занимавшее основное место
изложение морфологии; синтаксис либо описывался в конце, либо выделялся
в особое сочинение, как это было у Аполлония Дискола. Систематических
описаний лексики у александрийцев не существовало, словари не
составлялись, и давались лишь толкования непонятных слов у Гомера и
других древних уже для того времени авторов. Фонетические описания были
очень краткими и не шли дальше разделения звуков на гласные и согласные;
звуки смешивались с буквами. Описание морфологии было не только самым
пространным, но и наиболее детальным, причем многие понятия и термины,
сформировавшиеся в рамках александрийской лингвистической школы,
сохранились до наших дней. В качестве центральной и неопределяемой
единицы грамматики рассматривались слова; слова детально
классифицировались по частям речи: выделялись имя, глагол, причастие,
наречие, местоимение, член (артикль), предлог, союз. Выделялись также
грамматические категории: род, число, падеж для имени, лицо, время,
наклонение, залог для глагола; давались таблицы (парадигмы) склонения и
спряжения. Синтаксис у Аполлония Дискола в основном сводился к
описанию правил согласования и управления; классификация членов
предложения тогда еще не была разработана. Александрийцы занимались
также изучением ударения и долгот гласных в связи с правилами
стихосложения, толковали и исправляли древние тексты, собирали их
рукописи, хранившиеся в обширной Александрийской библиотеке.

Принципы описания языка, выработанные александрийской школой, в


научной литературе определяются как «система александрийской
грамматики». Отделив предмет грамматики от других областей изучения
языка, александрийская школа вычленяла в ней прообразы современной
фонетики, морфологии, синтаксиса, а также разделы, не вошедшие
впоследствии в грамматику и составившие предмет лексикологии,
стилистики, текстологии, палеографии и так далее. Основа грамматического
учения александрийской школы - учение о частях речи и их «акциденциях»
(понятие, близкое к современному понятию грамматической категории).

Акциденция — определенные лексико-грамматические и собственно-


грамматические признаки. В настоящее время термин существует в рамках
философии.
В тот период языкознание не выделялось в отдельную науку, как это
происходит в наше время. Тогда это была ветвь философии.

Вклад Александрийской школы.


Идеи и методы александрийской школы оказали значительное влияние на
древнеримских грамматиков. Наиболее авторитетные в поздней античности и
в средние века в Европе грамматики Доната и Присциана были созданы в
традициях александрийской школы.

Элий Донат (лат. Aelius Donatus) — римский писатель и грамматист IV века,


ритор, автор жизнеописания Вергилия, комментариев к классическим
сочинениям. Больше всего известен как составитель авторитетной
грамматики латинского языка «Ars grammatica». Выделяет восемь частей
речи. Судя по тому немногому, что нам известно о римской лингвистике,
грамматика Доната малооригинальна, однако как пособие сжато и удачно
излагает материал.
Элий Донат написал «Ars grammatica» («Искусство грамматики») — учебник
латинской грамматики, «Ars minor» («Малая грамматика») — для начальной
ступени обучения и «Ars maior» («Большая грамматика») — для более
высокой ступени обучения. Оба труда под название «Донат» были широко
распространены в Западной Европе на протяжении всего средневековья в
виде многочисленных рукописей (с 15 в. в печатном виде) и служили
основным пособием для изучения латинского языка.
Грамматика Доната («Ars grammatica») — это сжатый свод правил
построения латинского языка и пользования им. В связи с этим с IV в.
грамматика Доната использовалась как основное пособие для изучения
латинского языка в школе. Дошли списки двух версий этого труда: полная —
«Ars maior» и сокращенная — «Ars minor». Пожалуй, единственное, в чем
греко-римская грамматическая традиция получила развитие в работе Доната,
было исследование вопроса о сочетаемости определенных и неопределенных
местоимений с глаголом.

Присциан Цезарейский, латинский грамматист, автор одного из наиболее


широко использовавшихся в Средние века учебников латинского языка. Жил
около 500 н.э. и, по-видимому, был родом из Цезарии (в римской провинции
Мавритания); его полное латинское имя – Priscianus Caesariensis.
Величайшим из всех его трудов является Institutiones Grammaticae
(Грамматические наставления) в 18 книгах – наиболее систематический из
античных трактатов о латинской грамматике. Присциан был последователем
греческих ученых Аполлония Дискола и Геродиана, но он многое взял и у
римских грамматистов Флавия Капера, Элия Доната, Марка Валерия Проба и
Сервия.
Грамматика Присциана подводила итог исканиям и достижениям античного
языкознания. Грамматика Присциана («Institutionum grammaticarum» ) —
это обширное сочинение, состоящее из восемнадцати книг. Первые
шестнадцать содержат учение о звуко- и формообразовании, последние две
— учение о синтаксисе, иначе, о конструкциях. Первые шестнадцать книг
получили известность как «Priscianus Maior», последние две — как
«Priscianus Minor». В построении своего сочинения и толковании основных
явлений латинского языка Присциан следует канону, выработанному
александрийской грамматической школой, как он представлен в
грамматических трудах Аполлония Дискола. Его курс использовался в
преподавании латинского языка в Западной Европе наряду с учебником
Доната вплоть до 14 в. (т.е. на протяжении восьми столетий).
В своем описании латинского языка (наиболее полном и детальном среди
дошедших до нас грамматических трактатов) Присциан применяет два
подхода, или критерия: семантический и
формальный, однако без определенной системы, без четкого понимания того,
каковы должны быть процедуры анализа языка,
основывающиеся на этих критериях.
Присциан заявляет, что семантический критерий должен быть
ведущим при анализе языка (хотя нигде не объясняет, что он понимает под
семантикой), например при выделении частей речи.
Следует, однако, заметить, что если выводы Присциана, основанные на
применении семантического критерия, весьма сомнительного свойства, то
результаты применения формального подхода поражают своей ясностью.

Грамматики Доната и Присциана стали образцом изложения


грамматического строя латинского языка на целых тысячу лет, на весь
период средневековья.

Рассматривая проблемы, связанные с грамматическим учением о слове (т. е.


то, что позднее составило область морфологии), Дионисий останавливается
на определениях слова, понимаемого как наименьшая единица связной речи,
и предложения («речи», по терминологии Диониса), которая представляет
собой соединение слов, выражающих законченную мысль. Различаются
восемь частей речи: имя, глагол, причастие, член, местоимение, предлог,
наречие, союз. Каждая часть речи обладает «акциденциями», т. е.
определенными лексико-грамматическими и собственно-грамматическими
признаками. Например, имя определяется как склоняемая часть речи,
обозначающая тело (например, камень) или вещь (например, воспитание) и
высказываемая либо как общее (человек), либо как частное (Сократ). Его
акциденциями являются: род, вид, образ, число, падеж. Выделяются три рода
(мужской, женский и средний), с оговоркой, что некоторые авторы
добавляют к ним также общий и совместный; три числа (единственное,
двойственное и множественное), пять падежей (прямой, родительный,
дательный, винительный, звательный; сам термин «падеж» связан с тем, что
словоизменение рассматривалось как ряд ступеней склонения, в результате
которого имя как бы падает, уклонившись от своего первоначального
положения). Имена обладают множеством видов: собственное,
нарицательное, относительное, количественное и т. д. (иначе говоря, как
разновидности имени трактуются местоимения, числительные,
прилагательные, позднее рассматриваемые как самостоятельные части речи).
Соответственно глагол определяется как беспадежная часть речи,
принимающая времена, лица и числа и представляющая действие или
состояние. Акциденциями глагола будут наклонение, залог, вид, число, лицо,
время и образ (т. е. словопроизводство глагола). Различаются пять
наклонений (неопределенное, изъявительное, повелительное, желательное и
подчинительное), три залога (действительный, страдательный и средний),
три числа (единственное, двойственное и множественное), три лица (первое –
от кого речь, второе – к кому речь и третье – о ком речь), три времени
(настоящее, прошедшее, будущее). Аналогичным образом подходит
Дионисий и к определению других частей речи: член трактуется как
склоняемая часть речи, стоящая впереди и позади определяемых имен и
имеющая три акциденции (род, число, падеж), местоимение – как слово,
употребляемое вместо имени и показывающее определенные лица, предлог –
как часть речи, стоящая перед другими и в составе слова (т. е. при
словообразовании), и в составе предложения (т. е. при сочетаниях слов),
наречие – как несклоняемая часть речи, высказываемая о глаголе или
присоединяемая к нему, союз – как слово, связывающее мысль в известном
порядке и обнаруживающее пробелы в выражении мысли (с подразделением
на соединительные, разделительные, причинные и т. д.).
Таким образом, для александрийцев характера классификация частей речи по
трем основным критериям: семантическому (что данное слово означает),
морфологическому (как оно изменяется) и синтаксическому (какую роль
выполняет в предложении), т. е. части речи понимаются, говоря более
привычным нам языком, как лексико-грамматические единицы. Именно
такой подход стал впоследствии преобладающим для европейской
грамматической традиции и сохраняется в школьном (в значительной
степени и вузовском) преподавании до сих пор.

Заключение.
Античные теории языка описывают правила пользования языком, они
называются грамматическим искусством или искусством письма. Главными
самостоятельными областями античной теории языка являются теория
именования и грамматическое искусство.
Одной из важных работ того времени является «Кратил» Платона. Важными
деятелями были Тит Лукреций Кар, Аристотель и другие.
Александрийская школа, образовавшаяся в период античности, сделала очень
многое для современного языкознания. Были охвачены практически все
области языка: от звуков и частей речи до синтаксиса. Созданная
классификация частей речи очень схожа с той, что используется сейчас.
Кроме того, невозможно не отметить то, что грамматики Присциана и Доната
использовались в обучении практически тысячелетие после их написания.
Они были основой грамматического учения латинского языка. Имя Доната
стало нарицательным при упоминании латинской грамматики, его учения
были переведены даже на русский язык (XV-XVI вв.). Термин «грамматика»,
который во эпоху Александрийской школы обозначал описания языка в
целом, позднее закрепился в науке о языке в более узком значении. Учитывая
то, что принципы, выделенные в то время, были популярны и актуальны
практически весь период средневековья, можно предположить, что
последователи Александрийской школы действительно шагнули далеко
вперед в своих размышлениях и доводах в области языкознания – после них
еще долгое время принципиально ничего нового не появлялось. Работы
ярких представителей копировались, дополнялись, переводились на другие
языки и использовались на практике.