Вы находитесь на странице: 1из 171

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего образования

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при


Президенте Российской Федерации
Среднерусский институт управления - филиал

На правах рукописи

Меркулов Алексей Вячеславович

Организация партизанско-диверсионной деятельности на территории СССР и


Европы в 1930-1940-е гг. полковником И.Г. Стариновым

Специальность 07.00.02 –
Отечественная история

Диссертация на соискание ученой степени кандидата


исторических наук

Научный руководитель:
доктор исторических наук, доцент
Владимир Иванович Филонов

Москва – 2019
2

Оглавление
Введение ………………………………………………………………………….3
Глава 1. Деятельность И.Г. Старинова по развитию теории и практики
партизанского движения в СССР и Европе в 1930-е гг………………..……..54
1.1. Методологические и теоретические проблемы изучения теории и
истории партизанского движения………………………………………………………..54
1.2. Роль И.Г. Старинова в обучении партизанско-диверсионных кадров в
СССР и Коминтерне в рамках подготовки «мировой революции»………...64
1.3. Участие И.Г. Старинова в партизанско-диверсионной работе в ходе
Гражданской войны в Испании в 1936-1939 гг……………………………...74
Глава 2. Вклад И.Г. Старинова в развитии теории и практики партизанско-
диверсионного движения в СССР в 1941-1944 гг……………………………. 90
2.1. Роль полковника И.Г. Старинова в организации и руководстве
партизанско-диверсионным движением на начальном этапе Великой
Отечественной войны………………………………………………………….90
2.2. Деятельность полковника И.Г. Старинова в Центральном штабе
партизанского движения………………………………………………………99
2.3. Работа полковника И.Г. Старинова в Украинском штабе партизанского
движения………………………………………………………………………108
Глава 3. Участие полковника И.Г. Старинова в организации партизанского
движения в Европе в 1944 г…………………………………………………...116
3.1. Проблемы развития партизанского движения в Польше и роль
полковника И.Г. Старинова в их разрешении………………………………116
3.2. Деятельность И.Г. Старинова в национально-освободительном
движении Югославии в 1944-1945 гг. ……………………………………………………...122
3.3. Развитие И.Г. Стариновым опыта партизанско-диверсионной работы в
послевоенные годы …………………………………………………………………………………..129
Заключение……………………………………………………………………..141
Список источников и литературы …………………………………………….152
3

Введение

Актуальность темы исследования определяется тем, что в истории


партизанского движения периода Великой Отечественной войны на сегодняшний
день присутствует много неизученных страниц, исследование которых является
необходимым составляющим элементом понимая народного подвига советских
партизан. Партизанско-диверсионное движение стало важной составной частью
борьбы народов СССР против немецко-фашистских захватчиков. Масштаб,
интенсивность развития и военно-политический результат борьбы советских
партизан в тылах немецких войск выступили одним из важнейших факторов в
разгроме армии Третьего рейха и его сателлитов. Партизанское движение как
народное явление включало в себя целый комплекс элементов взаимодействия
партизанских отрядов с действующей армией, государственными органами.
Результатом этого взаимодействия стал механизм, который позволил создать
уникальные по своему составу и конечной цели партизанско-диверсионные
формирования, уничтожившие тысячи немецких солдат и офицеров,
разрушившие важнейшие транспортные узлы противника.
Почвой, которая питала партизанско-диверсионное движение, был
народный патриотизм, присущий народам России, стремление защитить свою
Родину от порабощения. Помимо стихийного народного движения,
организовывали и возглавляли партизанскую борьбу в тылах противника органы
Советской власти, структуры ВКП(б), органы НКВД, армейские структуры
(политуправления, Военные Советы фронтов). Все эти структуры работали над
созданием необходимых условий для развития партизанско-диверсионного
движения и получения максимально возможного эффекта от его деятельности.
Как известно, любые тенденции исторического развития, в том числе, и
эволюция партизанского движения в 1930-1940-е гг., всегда проявлялись через
деятельность конкретных личностей. Некоторые личности в ключевые моменты
истории могут играть решающую роль, предопределяя те или иные варианты
4

развития событий, или воплощают в себе основные тенденции всего


исторического процесса.
Именно так можно характеризовать личность полковника Ильи
Григорьевича Старинова - активного организатора, участника, руководителя и
теоретика партизанского движения. Полковник Старинов на протяжении всего
периода Великой Отечественной войны вел активную работу в партизанской
среде, подготавливая диверсионные кадры. На Западном фронте И.Г. Старинов
занимал должность начальника ОУЦ - Оперативно-учебного центра, где шла
подготовка диверсионных и разведывательных кадров. В Центральном штабе
партизанского движения (ЦШПД) полковник Старинов был начальником Высшей
оперативной школы особого назначения ВОШОН, которая занималась
руководством диверсионной работы партизанских отрядов. Помимо этого, И.Г.
Старинов находился еще на ряде должностей, где ему довелось подготовить
десятки тысяч партизанских командиров и инструкторов. Одной из
многочисленных обязанностей полковника И.Г. Старинова была координация
взаимодействия государственно-политических структур, влиявших на
партизанское движение.
Мы можем исследовать тенденции в развитии теории и практики
партизанско-диверсионного движения в нашей стране, в частности, через
личность ровесника ХХ века - Ильи Григорьевича Старинова (1900-2000). Его
популярность последние годы стремительно нарастает, о чем можно судить по
книгам и фильмам о нем, а также по закрепившимися за Стариновым слоганами:
«бог диверсий» или - «дедушка российского спецназа». В событиях, связанных с
именем И.Г. Старинова, начала 1930-х гг. – 1940-х гг., когда он занимался
вопросами подготовки партизанско-диверсионных кадров, формированием и
руководством партизанского движения в Советском Союзе и некоторых странах
Европы, отражаются характерные особенности исторического развития этого
периода времени.
После завершения Великой Отечественной войны антифашистская борьба
советских партизанских соединений изучена довольна подробно, но необходимо
5

отметить недостаточное исследование ключевой проблемы истории


партизанского движения, которая заключалась в системе организации
партизанских отрядов на территориях, оккупированных противником, а также
проблемы подготовки партизанско-диверсионных кадров и руководства ими, как
в целом, так и в частности, включая вклад полковника И.Г. Старинова в развитие
теории и практики партизанско-диверсионного движения.
Изучение особенностей исторического опыта организаторов партизанской
войны, на наш взгляд, имеет особо важное значение в начале XXI века, два
первых десятилетий которого заполнено непрекращающейся чередой локальных
конфликтов, в которых используются методы и тактика партизанско-
диверсионной войны. В последнее время с наибольшей интенсивностью опыт
диверсионной работы применяется на Ближнем Востоке, в первую очередь, в
Сирии. Помощь российской армии законному правительству Сирийской арабской
республики опиралась, в числе прочего, и на разработки полковника И.Г.
Старинова в области партизанской и антитеррористической борьбы.
Говоря об актуальности исследования исторического наследия И.Г.
Старинова в области развитии истории, теории и практики партизанско-
диверсионной борьбы, необходимо учитывать, что наша страна в последние
десятилетия испытывает особенно активное идеологическое давление со стороны
рада западных стран. Одним из важнейших фронтов этой необъявленной, но
активно ведущейся идеологической войны стала попытка переписать историю
всей Великой Отечественной войны. Больше того, некоторые из западных
идеологов пытаются представить Россию в облике страны-изгоя, якобы всегда
стоявшей на обочине всемирного исторического процесса. Следует помнить о
том, что политика отрицания истории несет крайне негативные последствия для
общества и личности1.
Результаты исследования истории партизанско-диверсионного движения и
выявление роли и значения полковника И.Г. Старинова в деле развития

1
См.: Лещев Е.Н., Харитонова Н.И. Фальсификация истории как угроза национальной безопасности
России: политический аспект// Среднерусский вестник общественных наук. Т.11. 2016. № 6. С. 133.
6

различных аспектов теории и практики антифашистской партизанской,


национально-освободительной и антитеррористической борьбы могут
способствовать укреплению позитивного имиджа нашей страны.
Многогранная личность И.Г. Старинова в силу объективных причин,
связанных с секретным характером его работы, продолжительное время
оставалась малоизвестной широкому кругу историков, что не позволяло полно
описать его деятельность и препятствовало определению его роли в развитии
теоретических основ и совершенствовании практики партизанской и
антитеррористической борьбы.
Выбор темы исследования обуславливается также необходимостью
осмыслить с точки зрения современной исторической науки проблемы
исторического опыта партизанско-диверсионного движения и роли в его развитии
полковника И.Г. Старинова. Он более 70 лет участвовал, а ряд лет руководил
подготовкой партизанско-диверсионных и антитеррористических кадров.
Необходимо определить вклад полковника И.Г. Старинова в развитии теории
партизанско-диверсионной деятельности и практики массового противодействии
оккупантам с использованием материалов из рассекреченных в последние годы
архивных документов.
Историография темы может быть разделена на шесть этапов,
хронологические рамки которых определяются основными тенденциями развития
в нашей стране исторической науки, связанными с особенностями политического
устройства нашей страны в разные периоды истории. При анализе историографии
мы будем учитывать, что само имя И.Г. Старинова многие десятилетия не могло
появляться в открытой литературе, а специальные работы, посвященные его
биографии, были опубликованы лишь в XXI веке. При этом отдельные результаты
его деятельности по подготовке партизанских и антитеррористических кадров, по
развитию теории и практики партизанской борьбы, без упоминания имени
Старинова, постоянно присутствовали на страницах открытой и специальной
литературы.
7

Первый этап развития историографии избранной темы охватывает


литературу, изданную в 1920-1930-е годы и продолжается до начала в 1941 г.
Великой Отечественной войны. Для него характерно участие профессиональных
военных дореволюционного и послереволюционного периодов в исследовании
вопросов организации партизанско-диверсионного движения для практического
применения исторического опыта партизанской борьбы. И.Г. Старинов в этот
период проходил этап становления в качестве специалиста в области партизанско-
диверсионной деятельности, когда, с помощью имеющейся литературы и в
общении с участниками партизанской деятельности формируются его взгляды по
вопросам развития партизанско-диверсионного движения. Вместе с тем, он уже
создает свои первые работы в области партизанско-диверсионной деятельности,
участвует в подготовке партизанско-диверсионных кадров и руководит
действиями партизан в Испании, участвуя в создании специальных партизанско-
диверсионных частей в армии республиканцев.
Основной работой, в которой рассматривалась тактика партизанско-
диверсионных действий, в рассматриваемый период оставалась книга генерала от
инфантерии В.Н. Клембовского (1860-1921) «Партизанские действия»2, изданная
в 1919 г. В ней рассматривалась партизанская тактика на разнообразных примерах
военной истории, начиная с периода Отечественной войны 1812 года. Советский
выпуск стал вторым после 1894 г. изданием этого капитального труда,
дополненным разделом о действиях российских партизан на фронтах I Мировой
войны 1914-1918 годов. Книга Клембовского использовалась в качестве
практического пособия как в спецшколе по подготовке партизанских кадров,
действовавшей при Полевом штабе Реввоенсовета (РВСР), так и командным
составом партизанских отрядов. С этим изданием И.Г. Старинов будет
знакомиться в конце 1920-х годов, когда его привлекут к делу подготовки кадров
для партизанско-диверсионного движения.
Помимо монографической работы, В.Н. Клембовский в 1919-1920 гг.
написал ряд статей об опыте партизанской борьбы для военных изданий –
2
Клембовский В.Н. Партизанские действия. Изд. 2-е, доп. Пг.: 23-я гос. типография, 1919.
8

«Военное дело», «Военно-исторический сборник»3. В них автор анализирует не


только собственно военные действия, но и разведывательную работу партизан.
Этот опыт военных, разведывательных и диверсионных действий партизан будет
востребован в практической деятельности И.Г. Старинова в периоды,
охватывающие гражданскую войну в Испании в 1936-1937 гг., нелегкие годы
Великой Отечественной войны.
Еще ряд авторов - А. Яцук, М. Голубых, Н. Ильюхов, М. Титов, И. Косогов
- в своих работах 1920-х гг. анализируют исторический опыт партизанско-
диверсионной борьбы в 1918-1922 годах - период Гражданской войны в России4.
Они отмечают взаимодействие красных партизан с руководством Красной Армии,
а также участие коммунистов в формировании партизанских отрядов, авторы
рассматривают тактические приемы партизанско-диверсионной борьбы.
В 1926 г. выходит очередной том «Сочинений» Л.Д. Троцкого - бывшего
народным комиссаром (министром) по военным и морским делам и одновременно
- председателем Реввоенсовета республики, в котором тот дает ряд характеристик
партизанского движения 1918-1922 годов - периода Гражданской войны, в
которых принимал участие И.Г. Старинов: «Партизанство имеет …
первоначальное ядро, когда успех становится ясным и несомненным, тогда
прилипают искатели приключений, бандиты, охотники до легкой наживы»5.
При всей злободневности высказываний Л.Д. Троцкого, сделанных в 1919
г., они содержат в себе достоверный анализ и довольно объективную оценку
партизанского движения, которое рассматривается в качестве явления, имеющего

3
Клембовский В.Н. Партизанские действия в войну 1914-1917 гг. на русском фронте // Военное
дело. 1919. № 30-33; Клембовский В.Н. Тактические примеры из войны 1914-1917 гг. // Военное
дело. 1918. № 26, 27, 29; 1919. № 2, 5-8, 13-16, 26, 27, 32-35; Клембовский В.Н. Организация
военного шпионства в Австрии во время войны 1914-1918 гг.// Военно-исторический сборник.
Вып 1. М., 1919.
4
Яцук А.Н. Помощь авиации действиям партизан. М., 1921; Голубых М. Уральские партизаны.
Поход отряда Блюхера-Каширина в 1918 году. Екатеринбург, 1924; Ильюхов Н., Титов М.
Партизанское движение в Приморье. 1918-1920 гг. Ленинград: Прибой, 1928; Косогов И.
Участие конницы в партизанской войне. Опыт исследования. М.-Л.: Госвоениздат, 1928.
5
Троцкий Л.Д. Советская республика и капиталистический мир. Часть II. Гражданская война//
Троцкий Л.Д. Сочинения. Т. 17. Ч. 2. М.-Л., 1926. // Режим доступа: http://www.magister.msk.ru/
library/trotsky/trotl718.htm.
9

в своих основах часто противоречивые мотивации. Они демонстрируют также


определенную историческую и теоретическую подготовку автора в вопросах
международного партизанского движения. Отметим также, что последующая
историография партизанско-диверсионного движения нечасто касалась поднятых
этим военным руководителем проблем психологических мотивов партизан,
ограничивая себя рамками военно-политической ориентации членов
партизанского движения.
Л.Д. Троцкий рассматривает и другую важную проблему –
взаимоотношений между стихийно сформировавшимися партизанскими отрядами
и Красной Армией: «мы отдали прямой приказ армиям, когда они [части РККА]
сталкиваются с партизанами, не принимать непосредственно в действующие
части ни одного отряда, ни одного добровольца, не проведя их предварительно
через запасные части, находящиеся в тылу, немало тех, что вступают в армию для
грабежа, насилия и разорения»6.
Эта часть анализа исторического опыта партизанского движения со стороны
Л.Д. Троцкого носит скорее прикладной характер, поскольку относится к
конкретному периоду развития РККА, когда армия только формировалась на
профессиональной основе, и включала в себя разнообразные вооруженные
соединения. Красная армия к началу Великой Отечественной войны носила
полностью профессиональный характер, и взаимоотношения с партизанами
строились на другой основе. И.Г. Старинов мог и даже должен был знакомиться с
этими работами, которые издавались массовыми тиражами, и были доступны
военнослужащим.
Хотя в 1930-е годы все сочинения Л.Д. Троцкого были изъяты из библиотек
и по большей части уничтожены, тот опыт Красной Армии по работе с
партизанскими отрядами, который анализировал бывший наркомвоенмор, будет
учитываться и в последующие десятилетия. Преодолением стихийности и других
негативных элементов в партизанском движении будет заниматься и полковник
6
Троцкий Л.Д. Советская республика и капиталистический мир. Часть II. Гражданская война//
Троцкий Л.Д. Сочинения. Т. 17. Ч. 2. М.-Л., 1926. // Режим доступа:
http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl718.htm.
10

И.Г. Старинов во время своих много численных вылетов в партизанские отряды в


тылу врага в период Великой Отечественной войны.
В Советском Союзе во 2-й половине 1920-х – начале 1930-х годов
появляются обобщающие работы, посвященные разным вопросам истории
Гражданской войны 1918-1922 годов. В частности, в них анализируется и опыт
партизанско-диверсионных действий. К этой литературе относятся книги Н.Е
Какурина7, А. Анишева8, трехтомник «Гражданская война 1918-1921 гг.» (М.,
1928-1930) и другие9. На этих работах лежит отпечаток своего времени, когда
победившая во внутрипартийной борьбе группа И.В. Сталина активно
пересматривала историю Гражданской войны, удаляя из текстов имена своих
политических противников или приписывая им вымыленные или даже
собственные просчеты и ошибки.
Н.Е Какурин в своем исследовании «Как сражалась революция», в отличие
от Л.Д. Троцкого, прямо разделяет партизанское и бандитское движение. Правда
это разделение носит чисто политический характер – когда повстанческие отряды
действовали в интересах РККА, он считались партизанскими, когда эти же отряды
выступали против РККА, они переквалифицировались Какуриным в бандитские.
Так, он пишет об «атамане Григорьеве, командовавшем бригадой, образованной
из тех партизанских отрядов, во главе которых он овладел Черноморским
побережьем» в апреле 1919 г. «В начале мая 1919 г. Григорьев, получив приказ
двинуться со своим отрядом к границам Бессарабии, отказался его исполнять и
поднял мятеж против Советской власти… Его банды появились в Кременчуге» 10.
Речь идет об одних и тех же партизанских отрядах. И.Г. Старинов, как

7
Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Тт. 1-2. М., 1925-1926; Какурин Н.Е. Стратегический
очерк гражданской войны. М., 1926.
8
Анишев А. Очерки истории Гражданской войны. 1917-1920 гг. Л., 1925.
9
Дробов М.А. Малая война: партизанство и диверсии, М., 1931; Абов А. О партизанском
движении в Сибири. Новосибирск, 1932; Деткин Г.И.Очерк партизанского движения в
Чернушинском и прилегающих к нему районах Предуралья, Уральской области. 1917-1922.
Чернушка, 1932; Третьяк И.Я. Партизанское движение в Горном Алтае. 1919 г. Новосибирск:
Зап.-Сиб. краевое издательство, 1933; Партизанское движение в Западной Сибири в 1918-1919
гг. Новосибирск, 1936.
10
Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Т. 1. М., 1990. С. 98.
11

непосредственный участник Гражданской войны, был лично знаком с этими


проблемами.
К середине 1930-х годов положение в историографии партизанско-
диверсионного движения меняется в связи с изменениями в политической системе
страны. Группа И.В. Сталина, одержав победу во внутрипартийной борьбе,
начинает закреплять ее и в историографии Гражданской войны и партизанского
движения. Изымаются из общественных и личных библиотек и по большей
уничтожаются работы Л.Д. Троцкого, Н.Е. Какурина и других авторов, а
сохраненные немногочисленные экземпляры помещаются в специальные
хранилища (спецхраны), доступные лишь ограниченному кругу читателей. И.Г.
Старинов не имел отношения к идеологической работе и пропаганде, поэтому у
него необходимости возвращаться к этой литературе не было.
Взамен запрещенной литературы в 1938 г. появляется одна книга, которая
на последующие десятилетия, вплоть до 1960-х гг. будет определять круг тем и
оценок прошлого для всех изданий общественно-научной тематики, включая
историческую и работы о партизанском движении. Эта книга – «История
Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Краткий курс», в работе
над которой принимал личное участие И.В. Сталин. В 8-й главе, посвященной
истории Гражданской войны, места для описания партизанского движения не
нашлось вовсе. Однако, в выводах, среди восьми причин победы РККА над
интервентами и белыми армиями, на седьмом месте значатся, наряду с
подпольщиками, и «партизаны Украины, Сибири, Дальнего Востока, Урала,
Белоруссии, Поволжья, которые подрывали тылы белогвардейцев и интервентов,
оказали Красной армии неоценимую услугу»11. Классовый анализ партизанско-
диверсионного движения, использовавшийся в предыдущие годы, заменен в
«Кратком курсе» упоминанием самого факта наличия красных партизан.
Необходимо добавить, что со 2-й половины 1930-х годов параллельно с
историографией партизанского движения меняется и подход к подготовке

11
История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. М., 1938.
С.235.
12

партизанско-диверсионных кадров. Новая военная доктрина исключает


партизанские действия и в этой связи сворачивается вся сеть школ партизанских
кадров, развернутая на рубеже 1920-1939-х гг. И.Г. Старинов, работавший в
системе подготовки партизанско-диверсионных кадров, переводится на другую
работу.
И.Г. Старинов участвовал в 1920-1930-е годы в мероприятиях по
подготовке партизанско-диверсионных кадров для разных стран мира, в
частности для Китая, в котором партизанская борьба приняла массовый характер.
Опыт партизанско-диверсионного движения в Китае анализировался в советской
военной литературе12.
В 1936-1937 годах И.Г. Старинов принял личное участие в деятельности
партизан в Испании. События, как происходившие в 1936-1939 гг. - период
гражданской войны в Испании, так и в 1918-1922 годы - Гражданская война в
России, обогащали имеющийся к тому времени опыт партизанско-диверсионного
движения, его теорию и практику. В тот период этот опыт частично описывался в
прессе и репортажной литературе, в частности, с 1931 по 1939 годы И.Г.
Эренбургом суммарно было написано около 350 репортажей, очерков, статей об
Испании13. В одном из очерков Илья Эренбург описал операцию партизан под
Кордовой, которой руководил И.Г. Старинов, но в прессе имя Ильи Григорьевича
упомянуто не было в связи с секретностью его миссии14.
В закрытой литературе специалисты более подробно анализировали
испанский опыт, в том числе, и в партизанско-диверсионном его аспекте. В
частности, слушатель Академии Генерального Штаба, будущий генерал-
лейтенант, а на тот момент - комбриг С.И. Любарский (С.Ф. Сырисько, 1896-1945)
выпустил небольшую книгу с оперативно-тактическим анализом военных

12
Очерки партизанского движения в Китае 1927-1930 гг. М.: ГИЗ, 1930; Чжу Дэ. О
партизанской войне против японских захватчиков. М., 1938; Сунь Цзе. Партизанская борьба в
Маньчжурии. – М.: Воениздат НКО СССР, 1939.
13
Эренбург И. Испанский закал. М.: ГИХЛ, 1938; Эренбург И. Испания (фотоальбом). М.:
Изогиз, Кольцов М. Испанский дневник. М., 1938.
14
Известия. 1937. 23 марта.
13

действий15. Эта книга стала первой профессиональной работой, обобщающей


опыт гражданской войны в Испанской республике, в которой принимал участие
И.Г. Старинов.
Второй этап исследуемой нами историографии охватывает годы Великой
Отечественной войны. Он отличался от предыдущего особой практической
направленностью изданий о партизанском движении и их пропагандистским
характером, чего настоятельно требовала обстановка всенародной борьбы с
захватчиками.
В этот период издаются статьи о работе органов Советской власти и
ВКП(б), в том числе региональных подразделений, которые занимались
формированием партизанских и диверсионных групп. Помимо этого, надо
заметить, что местные подразделения ВКП (б) занимались созданием подпольных
комсомольских структур. Здесь надо упомянуть публикацию Д. Попова, которая
посвящена партизанской войне 1942 года. Территориально в данном работе
упоминается Смоленская область, которая, кстати говоря, стала одной из первых
территорий, где начало формироваться партизанское движение. По мнению Д.
Попова, обращение И.В. Сталина, которое датируется 3 июля1941 года,
выступило катализатором развития народного духа, который привел к активному
формированию партизанско-диверсионных групп в тылу врага16. Но надо сказать,
что работы похожие на публикацию Д. Попова основывались не на проверенных
источниках и имели скорее публицистический характер, нежели научный.
Основная цель подобных работ была направлена на демонстрацию подвига
советских партизан, которые вели борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.
Вместе с тем в литературе этого периода продолжается анализ опыта 1918-
1922 годов - Гражданской войны в России в целом и, в частности, опыта
партизанско-диверсионного движения17.

15
Любарский С.И. Некоторые оперативно-тактические выводы из опыта войны в Испании. М.:
Воениздат, 1939.
16
Попов Д. Народная партизанская война на землях Смоленщины// Большевик. 1942. № 11-12.
17
Гофман Ц. Партизанское движение в тылу у Колчака. 1918-1919. М., 1942.
14

В книге Р. Сидельского «Борьба советских партизан против фашистских


захватчиков» автор анализирует формы и методы организационно-политической
работы ВКП(б) на территориях противником оккупированных районов. В.
Сидельский приводит подробные сведения о численности подпольных партийно-
комсомольских органов управления18.
Деятельность И.Г. Старинова в работах этого периода специально не
анализировалась, хотя упоминались органы руководства партизанско-
диверсионным движением (ЦШПД, УШПД), в которых Илья Григорьевич
занимал руководящие должности.
Полковник И.Г. Старинов в 1944 г. принимал самое непосредственное
участие в деле организации и руководства партизанско-диверсионным движением
в Югославии, а в советской литературе военного времени действия югославских
партизан подвергались анализу еще в 1942 г.19, что могло послужить Илье
Григорьевичу своего рода пособием для подготовки своей работы на Балканах.
Третий период историографии включает в свои рамки послевоенные годы
до начала 1960-х гг., когда начинал собираться и обобщаться обширный материал
о партизанско-диверсионном движении минувшей войны. Вопросы организации,
развития и руководства партизанско-диверсионным движением в западных
областях СССР были рассмотрены в работах Н.Г. Быстрицкой, А.М. Корнеева,
Д.М. Кукина, А. Крутикова, Н.В. Тропкина, П.И. Курбатовой и ряда других
авторов20. Следует выделить обширное исследование бывшего партизана П.П.
Вершигоры (1905-1963) - Героя Советского Союза и генерал-майора, который в
период Великой Отечественной войны возглавил разведку в партизанском
соединении С.А. Ковпака. Он был лично знаком с полковником И.Г. Стариновым,
18
Сидельский Р. Борьба советских партизан против фашистских захватчиков. М., 1944.
19
Пономарев Б.Н. Югославия в огне партизанской войны. М., 1942.
20
Тропкин Н.В. Большевики - руководители партизанского движения в Орловской области. М.,
1947; Кукин Д.М. Партия большевиков - вдохновитель и организатор победы в Великой
Отечественной войне Советского Союза. М., 1947; Крутиков А. Великая Отечественная война
Советского Союза. М., 1947; Быстрицкая Н.Г. Смоленские коммунисты в партизанском
движении в период Великой Отечественной войны. Ереван, 1952; Курбатова П.И. Смоленская
партийная организация в годы Великой Отечественной войны. М., 1958; Александров В. и
Котов В. Людиновцы. М., 1957; Корнеев A.M. Молодые партизаны Смоленщины. Смоленск,
1958; Недзвицкий А. и Федоров В. Там, где течёт Навля. Брянск, 1960 и другие.
15

а в 1947-1954 гг. Вершигора был преподавателем в Академии Генерального


Штаба21. Четырехтомный труд Вершигоры выделяется объемом использованного
материала, достоверность которому придает личное участие автора в
исследуемых событиях. Петр Петрович после издания своей работы для
служебного пользования, выпустил несколько работ об истории партизанско-
диверсионного движения в открытой печати22.
Появляются и зарубежные работы о партизанском движении в Советском
Союзе в период Великой Отечественной войны. Типичным можно считать книгу
«Коммунистические партизанские действия», написанную двумя авторами –
бригадным генералом британской армии Ч.О. Диксоном и немцем Отто
Гейльбрунном23. Как и в приведенном примере, и в других случаях англо-
американская историография активно привлекает к анализу исторического опыта
II Мировой войны представителей проигравшей стороны. Германские авторы,
используя привычные приемы антисоветской и антипартизанской пропаганды,
дают соответствующий анализ деятельности советских партизан и мероприятий
вермахта и СС, направленных против партизан. Авторы упомянутой книги
подчеркивают, что нужно готовить английскую армию и армии других стран
государств НАТО к антипартизанской борьбе, которая признается неизбежной в
будущей войне против стран социализма. В этой работе также много внимания
уделяется вопросам организации на территории стран социалистического
содружества диверсионных и подрывных действий. О. Гейльбрунн опубликовал и
еще ряд книг с анализом партизанского движения, написанных в том же ключе24.
В целом этот период, продолжавшийся до середины 1950-х гг., в отношении
научного изучения истории партизанско-диверсионного движения в период
21
Вершигора П.П. Русские партизаны. Исторический очерк и военно-историческое
исследование. Тт.1-4. М.: изд-во Академии им. Ворошилова, 1952-1954.
22
Вершигора П.П. Невыдуманные приключения. М.: Воениздат, 1961; ВершигораП.П. Военное
творчество народных масс. Исторический очерк. М.: Воениздат, 1961; Вершигора П.П., Зеболов
В.А. Партизанские рейды (из истории партизанского движения в годы Великой Отечественной
войны Советского Союза 1941-1945гг.). Кишинев, 1962.
23
Диксон У., Гейльбрунн О. Коммунистические партизанские действия. / Пер. с англ. М.: Изд-
во иностр. лит., 1957. Перевод: Dixon C. A. & Heilbrunn. Communist Guerilla Warfare. - L.: 1954.
24
Heilbrunn Otto. Partisan Warfare. [N.P.], (USA): Frederic A. Praeger, 1962; Heilbrunn Otto.
Warfare in the Enemy’s Rear. [N.P.], (USA): Frederic A. Praeger, 1963.
16

Великой Отечественной войны, вопросов его организации, теории и практики


можно признать малопродуктивным. Но при этом следует отметить, что именно в
эти годы были заложены основы для дальнейшего развития историографии
партизанского движения. Причем, нужно сказать, что на этом этапе были
сформулированы основные постулаты историографии партизанского движения
периода Великой Отечественной войны. Был накоплен громадный фактический
материал, который был обобщен и отчасти отработан. Правда говоря,
исследователи на этом периоде изучения не могли использовать ряд документов,
которые по причине требований архивного дела на тот момент находились вне
доступа для просмотра. Исследователем приходилось опираться и использовать
высказывания о оценки из публицистических материалов. Часть информации
была в опубликованных приказах или докладах И.В. Сталина как Верховного
Главнокомандующего25. Однако, эти замечания не могут быть отнесены к трудам
полковника И.Г. Старинова26, речь о который пойдет ниже. Отметим также, что в
открытых публикациях историографии первых трех периодов практически не
упоминается имени Старинова, хотя описываются и анализируются
предложенные им приемы тактики партизанско-диверсионных действий.
Четвертый период развития историографии относится к периоду 1960-х и
вплоть до середины 1980-х гг. В это время произошло явное расширение
проблематики исследования партизанского движения, что прямо связано с
расширением источниковой базы исследования. Это произошло за счет
обобщения архивных материалов и подготовки обобщающих трудов, на
страницах которых рассматривалась история Великой Отечественней войны, в
том числе, появлялись зарисовки про партизанское движение. Отдельные
исследователи осмысливали партизанское движение в широком смысле и
пытались анализировать руководящую схему координации партизанскими

25
Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 1951.
26
Старинов И.Г. Партизанское движение в Великой Отечественной войне. М.: издание Военной
академии им. М.В. Фрунзе, 1949; Старинов И.Г. Организация и тактика партизанской борьбы.
Показательная задача. М., 1949; Старинов И.Г. Партизанское движение в Великой
Отечественной войне. М., 1950.
17

отрядами. В 1963 году была начата работа по подготовке 6-томного труда под
названием «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945
годов»27. Исследователи, военные, архивисты работали над изданием книги на
протяжении двух лет. В результате в 1965 году книга вышла в свет. Стоит
отметить, что в подготовке материалов данной публикации принимал участие
полковник И.Г. Старинов. Пять томов этого издания содержат главы, которые
посвящены описанию борьбы народов СССР с немецко-фашистскими
захватчиками в тылу врага. Данный обширнейший труд содержит колоссальное
количество фактического материала, который позволил в более развернутом виде,
нежели в предыдущих изданиях по данной тематике, продемонстрировать
реальную ситуацию развития партизанско-диверсионной деятельности советских
партизан. Особая ценность данного труда связана с тем, что в него включено
очень много неизвестных до того периода времени фактов. В главах этой
публикации можно увидеть целую систему организации партизанской
деятельности. Приводятся примеры каким образом шло формирование
партизанских отрядов, каким образом формировались снабженческие базы
партизан. Помимо этого, в данной работе делается упор на систему подбора
партизанско-диверсионных групп. Авторы издания проводят через все издание
демонстрацию системы взаимодействия партизан и диверсантов с частями
Красной армии. Авторы пытались также показать в работе каким образом была
организована подпольная борьба на оккупированной врагом территории. Помимо
всего прочего в работе приводятся примеры организации диверсионно-боевых
операций не только отдельных партизанских отрядов, бригад и соединений, но и
подпольщиков в разные периоды Великой Отечественной войны. Необходимо
отметить высокую политизированность анализа исторического опыта
партизанско-диверсионного движения в литературе этого периода, которая
серьезно влияла на структуру и содержание работ. Это выражалось, в частности, в
значительном преувеличении роли ВКП(б)/КПСС во всех областях жизни,
включая сюда и партизанское движение.
27
История Великой Отечественной войны Советского Союза. Т. 1-6. М., 1963-1965.
18

В течение этого периода увеличилось число научных работ, расширился


диапазон их проблематики, произошло накопление запаса фактических сведений.
Однако, в плане методологии отхода от концепции, примененной в 6-томной
истории войны, не произошло. В данной работе отмечается, что основной
признавалась роль партийных органов, которые занимались организацией
партизанско – диверсионной работы на территориях занятых немецкими
войсками. Подобный подход был в других коллективных работах. В частности,
стоит упомянуть популярный очерк под одноимённым названием военных
событий 1941-1945 гг. «Великая Отечественная война». Аналогичная тенденция
прослеживается в двенадцатитомной «Истории второй мировой войны» и ряде
других28. К этому времени И.Г. Старинов уже был отстранен от
непосредственного участия в коллективной работе над упомянутыми изданиями,
но он приступает к самостоятельному осмыслению опыта партизанско-
диверсионного движения, готовит рукописи «в стол», без надежды на скорое их
издание.
Сборник научно-популярных статей под названием «Советские
партизаны»29 можно считать серьезным вкладом в дело освещения проблемы
организации партизанско-диверсионной войны. Данная работа пережила два
издания: 1960 и 1963 годов. В этом труде была предпринята основополагающая
попытка создать обобщающий научный труд, в котором бы была освещена
широкомасштабное народное сопротивление врагу, который захватил большую
часть западных регионов СССР. В данном сборнике присутствуют труды
историка Н.В. Тропкина. Перу этого исследователя подлежат работы об
организации и функционировании партизанских отрядов на территории
Орловской области. Н.В. Тропкин проводит в своих работах исследование
участия партийных органов в деле руководства партизанскими отрядами. Помимо
28
Великая Отечественная война. Краткий научно-популярный очерк. М., 1970; История Второй
Мировой войны. 1939-1945: В 12 т. М., 1973-1982; Великая Отечественная народная. 1941-1945:
Краткий исторический очерк. М., 1985; Вторая мировая война: Итоги и уроки. М., 1985 и
другие.
29
См.: Советские партизаны: Из истории партизанского движения в годы Великой
Отечественной войны. М.: Госполитиздат, 1960.
19

всего в масштабный труд вошли работы С.Ф. Рудича, который пишет о


деятельности партизанских отрядов на территории Смоленской области.
В этот сборник вошли, в частности, статья о том, каким образом на
Орловщине осуществлялось в 1941-1943 гг. партийное руководство партизанско-
диверсионным движением, работа С.Ф. Рудича о партизанских отрядах
Смоленской области. В сборнике на региональных материалах исследуется
вопрос о формировании и боевой деятельности партизанско-диверсионных
отрядов. Значительную часть авторов сборника составляют непосредственные
участники партизанско-диверсионного движения и партийно-комсомольского
подполья.
В 1965 г. выходит в свет очерк Л.Н. Бычкова по истории партизанско-
диверсионного движения, написанный с позиций военно-политический оценки
событий30. Автор использовал ряд архивных документов, научные публикации и
периодическую печать для показа руководящей роли компартии в деле
организации партизанско-диверсионного движения. Однако, в этой работе были
отражены только некоторые аспекты организации сопротивления режиму
оккупации.
В рамках данной темы необходимо также отметить монографию Т.А.
Логуновой, которая посвящена политической и организаторской работе
компартии, её местных органов, политических органов РККА, разного уровня
штабов партизанского движения по различным вопросам организации народного
сопротивления в различных формах на занятых врагом территориях31.
В 1974 г. вышла монография «Война в тылу врага. О некоторых проблемах
истории советского партизанского движения в годы Великой Отечественной
войны». Эта работа по справедливости считается крупным масштабным трудом,
который освещает проблемы не только партизанского движения, но и основ
диверсионной деятельности. Работа была подготовлена коллективом авторов. В

30
Бычков Л.Н. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945
(Краткий очерк). М., 1965.
31
Логунова Т.А. Партийное подполье и партизанское движение в западных и центральных
областях РСФСР. Июль 1941-1943 гг. M., 1973.
20

частности, И. Стариновым, М. Гутиным, В. Андриановым, В. Быстровым и


другими. Большинство авторов поддерживали идею о том, что компартия своим
руководством вполне охватывала все стороны борьбы с противником на временно
оккупированной территории32. Справедливости ради, нужно сказать, что в данном
труде авторы привели в общую систему партизанской работы. В частности,
материалы данной работы посвящены вопросам подпольной борьбы советских
граждан с немецкими войсками. Освещается в работе и диверсионная
деятельность партизанских отрядов. Приводятся примеры фактических данных о
формировании партизанских отрядов. Описывается в труде и примеры одиночных
акций советских граждан, действия которых приводили к срыву мероприятий,
которые проводились немецкими войсками на занятой территории.
Среди работ, которые вышли в 1970-е гг., можно выделить монографию
Н.И. Макарова33. Здесь в довольно целостном виде отражена борьба партизан,
подпольщиков на той части территории России, которая была оккупирована
противником. Автор уделил особое внимание вопросу выявления новых сведений
по избранной теме, а также обобщению имеющихся многочисленных данных по
отдельным регионам РСФСР, порой противоречащих друг другу. По материалам
этой монография можно составить относительно полное представление о
масштабах партизанской борьбы и подпольной работы на временно
оккупированных территориях Российской Советской Федеративной
Социалистической Республики.
Одновременно с предыдущим трудом выходят в свет исследования
историков В.Н. Андрианова и Н.Ф. Азясского34. В данных работах

32
Война в тылу врага: О некоторых проблемах истории советского партизанского движения в
годы Великой Отечественной войны. Вып. 1. М., 1974. С. 6.
33
Макаров Н.И. Непокорённая земля Российская. M., 1976.
34
Азясский Н.Ф. Из опыта планирования боевых действий партизан // Военно-исторический
журнал. 1977. № 7; Он же. Развитие тактики диверсионных действий партизанских
формирований в Великой Отечественной войне // Военно-исторический журнал. 1984. № 11. С.
29-34; Андрианов В.Н. Некоторые вопросы управления партизанскими формированиями //
Военно-исторический журнал. 1976. №5. С.39-46; Он же. Организация и боевая деятельность
партизанских сил // Война в тылу врага: О некоторых проблемах истории советского
партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Вып.1. М., 1974. С.98-166; Он
же. Оперативное использование партизанских сил // ВИЖ. 1969. №7. С.22-34 и другие.
21

продемонстрирована деятельность основных органов, которые занимались


руководством партизанского движения. Внимание в работе сделано на
лидирующую роль Военных советов фронтов и армий. Данные ученые исходили
из своих собственных интересов. В результате этого были выявлены отдельные
закономерности в части формирования структурных элементов организационного
построения партизанского движения. Помимо всего, данным авторам удалось
проанализировать в результате полученных архивных данных деятельность
партизанско-диверсионных групп на тыловых территориях немецких армий
далеко от линии фронта.
В начале 1980-х годов были опубликованы работы, которые были
посвящены деятельности органов государственной безопасности по вопросу
организации партизанско-диверсионной работы в период 1941-1945 годов. К
первым исследователем этого направления необходимо отнести В.К. Киселева,
Г.П. Мигрина и Г.П. Мищенко. В их работах представлены примеры участия
сотрудников органов госбезопасности в организации и деятельности партизанско-
диверсионного движения. Акцент делается на партизанскую разведки35.
В рассматриваемый период появляются работы зарубежных авторов,
анализирующие партизанское движение. В трудах, созданных западной
историографией следует отметить разнообразие оценок и мнений. В частности, Э.
Хауэлл отмечал, что «никакого народного восстания не было. Население не
вступало в партизанские отряды, поэтому их основу составляли попавшие в
окружение остатки разбитых частей Красной Армии»36. Указанный автор
пытается доказать тезис о том, что партизанско-диверсионное движение в СССР
носило недобровольный характер или было лишь «частично добровольным».
Отметим, что при отсутствии деятельного участия населения вооружённая борьба
исключительно партизан и диверсантов в тылу противника была бы просто

35
Киселёв В.К. Партизанская разведка. Сентябрь - июль 1944. Минск, 1980; Он же. Борьба
партизан с подрывной деятельностью фашистских спецслужб в Белоруссии // Вопрос истории.
1984. №3; Мищенко Г.П., Мигрин Г.П. Задача особой важности. Киев, 1985.
36
Howell Е. The Soviet Partisan Movement, 1941-1945. Washington, 1956. P. 42.
22

бесперспективной, тот же результат был бы и в случае исключительно


принудительного характера партизанского движения.
Мнения о проблемах организации партизанско-диверсионного движения,
изложенные в работах Н. Мюллера и Р. Уайта, резко отличаются от научной
позиции вышеупомянутого автора - Э. Хауэлла. Эти авторы говорят как раз о
народном характере, который имела партизанская война, о том, что она
поднималась «снизу»37. Основной причиной зарождения подпольной борьбы и
массового партизанского движения Мюллер и Уайт видят в чрезмерной
жестокости немецкой армии на временно оккупированных территориях в
отношении гражданских лиц. Историческая роль полковника И.Г. Старинова в
развитии партизанского движения в этих работах не подвергается анализу, но при
этом освещаются приемы и методы партизанских действий, разработанные Ильей
Григорьевичем.
Западные специалисты Р. Ашенауэр, А. Кэмпбелл, X. Ренч, Р. Табер,
Е. Гессе в своих работах исследовали проблемы, которые были связаны с
формированием партизанских отрядов с особенностями ведения боевых действий,
а также налаживаем контактов с частями Красной армии38. По приводимым в их
трудах выводам прослеживается мнение о том, что еще до начала Великой
Отечественной войны советское руководство предполагало развитие
партизанской войны, как одного из важнейших составляющих элементов борьбы
с немецкими регулярными войсками. Важная роль в данном деле, то есть
организации партизанско- диверсионного движения, по мнению названных
авторов, сыграли именно войсковые формирования, которые были заранее
подготовлены командованием РККА. Заслуживает внимания в этих работах
освещение тактики проведения диверсионно-боевых операций партизанами.

37
Мюллер H. Вермахт и оккупация (1941-1944). M., 1974; Resistance in Europe 1939-1945. L.,
1975.
38
Rentsch Н. Partisanenkampf. Erfahrungen und Lehren. Frankfurt-am-Maine, 1961; Campbell A.
Guerillas: History and Analysis. L., 1967; Hesse Erich. Der sowjetrussische Partisanenkrieg 1941 bis
1944 im Spiegel deutscher Kampfanweisungen und Befehle. Göttingen-Zürich-Frankfurt, 1969; Taber
R. The war of flea: a study of Guerilla warfare, treory and practic. L., 1970; Aschenauer R. Krieg ohne
Grenzen. Der Partisanenkampf gegen Deutschland, 1939 - 1945. Leoni am Sternberger See, 1982.
23

Следует отметить, что подход к проблемам политического руководства


партизанами и психологические аспекты партизанско-диверсионной борьбы
отличаются крайним субъективизмом зарубежных авторов.
В период пятого этапа формирования историографии по проблеме
партизанско-диверсионного движения, который связан с 1980-началом 1990 – х
гг., в работах историков стал наблюдаться отказ от идеи блокового
противостояния. Это было связано с событиями, которые произошли в нашей
стране, а точнее началом политики перестройки и гласности. Политика
«гласности» позволила ликвидировать огромную массу неизвестных ранее
страниц истории Великой Отечественной войны. В работах стали
рассматриваться темы, которые ранее не затрагивались исследователями, так как
находились под жестким запретом. Источниковая база для написания работ была
не доступна. На практике тенденции эпохи перестройки нанесли определенный
вред историографии Великой Отечественной войны. Связано это было с фактами
того, что стали наблюдаться случаи, когда в работах по данной тематике возникли
извращенные представления о событиях 1941-1945 гг. Книги бывшего военного
разведчика, изменившего Родине и сбежавшего на Запад, В. Суворова (В.Б.
Резуна) стали одним из самых примечательных примеров подобной литературы39.
Следует отметить, что наряду с вышеуказанными конъюнктурными
работами, появилось немало научных трудов, где рассмотрению событий военной
истории стал применяться объективный подход с точки зрения науки 40. Стоит
сказать и о роли вновь открытых фактологических данных из ранее
засекреченных архивов. Эти материалы также повлияли на развитие исторической
науки в области изучения событий партизанского движения в годы Великой
Отечественной войны.
В западной историографии в этот период поддерживается интерес к теме
истории партизанско-диверсионного движения в Советском Союзе. Научная

39
В частности, см.: Суворов В. Ледокол. М., 1991; Суворов В. Последняя республика. М., 1995.
40
Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза. М., 1987;
Ваупшасов С.А. На тревожных перекрестках: записки чекиста. М.: Политиздат, 1988; Зевелев
А.И. и др. Ненависть, спрессованная в тол. М.: Мысль, 1991.
24

позиция Э. Хауэлла, изложенная выше, резко отличается от взглядов О. Бартова


на вопросы организации партизанско-диверсионного движения, который пишет о
народном характере партизанской борьбы, об организации её «снизу»41.
Шестой период историографии начинается с 1992 г. и продолжается вплоть
до настоящего времени. Данный этап был связан с доступом к документам,
которые ранее находились в засекреченном состоянии. Это позволило историкам
обратиться к ранее малоизученным сторонам партизанско-диверсионного
движения. В отличие от предыдущего периода публикации стали готовиться на
основании документов из засекреченных ранее источников. В частности, стали
рассматриваться вопросы участия НКВД и сотрудников государственной
безопасности в организации партизанско-диверсионной работы. Особый интерес
в этом вопросе занимают работы А.Ю. Попова42. В этих работах автор
предоставляет ранее неизвестные факты участия сотрудников НКВД в деле
формирования партизанско-диверсионных отрядов на территориях страны,
временно оккупированных в начальный период войны. Он также затрагивает
вопросы подготовка партизан в период 1920-1930-е гг., в которой участвовал И.Г.
Старинов, и в период кануна Великой Отечественной войны. Автор в своих
работах демонстрирует факты формирования партизанско-диверсионных отрядов
при непосредственном участии сотрудников органов госбезопасности. Помимо
всего, автор рассматривает примеры подготовки, а также переподготовки
диверсионных кадров для зафронтовой работы. В работе этого исследователя
рассматриваются также примеры организации специальных подразделений для
ведения боевой деятельности в ближнем и дальнем тылу врага. Организация
подобных отрядов производилась при непосредственном участии сотрудников

41
Bartov О. The Eastern Front, 1941-1945. German Troops and Barbarisation of Warfare. Oxford,
1985.
42
Попов А.Ю. Борьба гитлеровцев против советских партизан в годы Великой Отечественной
войны. // Военно-исторический архив. 2002. № 9 (33). С. 125-145. Он же. НКВД и партизанское
движение. М., 2003; Попов А.Ю. Партизаны и контрразведка в годы Великой Отечественной
войны //Отечественная история. 2003. №3; Он же. Диверсанты Сталина. Деятельность органов
Госбезопасности СССР на оккупированной советской территории в годы Великой
Отечественной войны. M., 2004; Он же. Из истории начального этапа партизанского движения
// Отечественная история. 2005. № 2 и другие.
25

органов государственной безопасности. Основой для составления подобных


материалов для автора стали документы, в которых остались директивы
руководящих органов внутренних дел по формированию в прифронтовых
областях партизанского движения, а также инструкции, которые применялись при
подборе диверсионных кадров. Эти кадры в дальнейшем забрасывались в
глубокий тыл врага. Помимо этого, автором были использованы приказы по
оперативной и агентурной деятельности, а также докладные записки по вопросам
ведения диверсионной работы в партизанских отрядах против врага. Также
автором были применены в работе указания руководящих органов центральных и
территориальных представительств органов государственной безопасности.
Такая серьезная источниковая база позволяет дать достаточно точное и
широкое представление читателю, относительно вопросов организации органами
НКВД партизанско-диверсионного движения на временно оккупированных
территориях.
Одной из определенно фундаментальных научных работ, которая
посвящена военной истории, является 4-х томное издание «Великая
Отечественная война, 1941-1945: Военно-исторические очерки». Работа вышла в
свет в 1990-е годы. Местом подготовки данной работы выступил Институт
военной истории Министерства обороны РФ и Института российской истории
РАН43. Особенностью данной работы относительно изданных ранее работ по
истории Второй мировой и Великой Отечественной войн является тот факт, что в
данной работе широкомасштабно были использованы материалы из
архивохранилищ, которые ранее были закрыты для историков – исследователей.
Помимо этого, в данной работе используются новые подходы к рассмотрению
фактов истории военных лет без включающих элементов прошлого блокового
противостояния. В связи с этим работа сразу же украшается объективностью
подачи материала в части деятельности руководителей страны и вооруженных
сил. В 4-х томнике продемонстрирована жизнь советского народа в период воны

43
Великая Отечественная война, 1941-1945: Военно-исторические очерки: В 4-х кн. М., 1998-
1999.
26

как с героическими свершениями, так и глубоким трагизмом событий. В


заключительном четвертом томе издания под наименованием «Народ и война»
отражены вопросы работы советского тыла, а также партизанско-диверсионного
движения. Авторы издания делают вывод о том, что именно от воли народа
зависит исход войны. Победа или поражение в ходе военных действий прямо
зависят от настроения народа, а не от наличия, количества военных соединений,
военной техники. В первую очередь выходит сознательность народа, его
патриотизм и особенности государственного управления и власти. Это, по словам
авторов, неотъемлемые элементы, которые определяют исход битв на театрах
военных действия. Работа полковника И.Г. Старинова в данном издании не
анализируется, но приводится деятельность органов, которые занимались
руководством партизанского движения. В частности, приводятся материалы о
деятельности ЦШПД, УШПД, ВОШОН. Во всех данных структурах проходил
службу на разных должностях полковник Старинов.
В начале 2000-х гг. были изданы следующие фундаментальные издания:
«Партизанское движение (По опыту Великой Отечественной войны
19411945 гг.)» и «История партизанского движения в Российской Федерации в
годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.»44. В данных монографиях
помимо уже ложившейся традиции в исторической литературе проблемно-
хронологической характеристики работы партизанских отрядов и объединений,
была сделана попытка продемонстрировать такие составляющие партизанского
движения как бытовая жизнь партизан их боевое искусство. Помимо всего, были
рассмотрены трудности, с которыми приходилось сталкиваться при
формировании партизанских отрядов. Приводятся примеры просчетов
руководства партизанским движением и самих партизан. В одной из глав, которая
была посвящена организационной составляющей партизанского движения,
которая была написана А.С. Князьковым, подробно рассмотрена централизация
управления партизанскими отрядами, соединениями. В частности, анализируется
44
Партизанское движение. По опыту Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. / Авторы
Азясский Н.Ф., Долгий М.С., Князьков А.С, Пережогин B.A., Чернов Ю.И.; Под общ. ред.
Золотарёва B.A. M. Кучково поле, 2001.
27

деятельность ЦШПД и УШПД, в которых полковник И.Г. Старинов занимал


руководящие должности. Рассмотрение военного искусства участников
партизанских отрядов, а также их повседневная жизнь основывалось на
документа Государственного комитета обороны (ГКО), Народного комиссариата
обороны СССР, ЦШПД - Центрального штаба партизанского движения и ряда
других структур.
В.А. Пережогин, В.И. Пятницкий, В.В. Квачков, В.И. Боярский в своих
трудах проводят анализ проблем взаимоотношений участников партизанского
движения с Красной армией, выступающей в роли фактора организованности
партизанского движения45.
В.В. Квачков в своей монографии высказал мысль о том, что в предвоенные
годы советская военная доктрина не предусматривала организации диверсионных
действий, проводимых специальными регулярными соединениями, частями или
подразделениями РККА в тылу противника. Он считает, что руководство со
стороны партийных и советских органов, а также войсковых политических
органов партизанскими действиями продемонстрировала их неспособность к
выполнению задач, связанных с подготовкой и переброской партизанских отрядов
в тылы противника, а также с планированием боевого применения партизан и
руководством боевыми действиями партизанско-диверсионных формирований. А
вот после создания ЦШПД - Центрального штаба партизанского движения - он
выступил в качестве единого центра по организации партизан, и стало возможно
планирование боевой деятельности партизанско-диверсионных формирований,
осуществление на оперативном уровне взаимодействия с областными и краевыми
штабами партизанского движения, решение вопросов по централизованной
подготовке кадров, осуществление взаимодействие с советскими войсками
45
Пережогин B.A. Г.К. Жуков и партизанское движение // Отечественная история. 1995.№5; Он
же. Из окружения и плена - в партизаны // Отечественная история. 2000. №3; Он же. Партизаны
и население (1941 -1945 гг.) // Отечественная история. 1997. № 6. С. 150 - 154; Он
же. Солдаты партизанского фронта. M., 2001; Он же. «фронт партизанской борьбы значительно
расширился и перешёл под контроль армии» //Военно-исторический журнал. 2004. №1;
Квачков B.B. Спецназ России. М., Русская панорама. 2004; Пятницкий В.И. За линией советско-
германского фронта // Новая и новейшая история. 2005. №3; Боярский В.И. Партизанство вчера,
сегодня, завтра. Историко-документальный очерк. М., 2003.
28

партизанских отрядов и объединений. В этих работах эпизодически затрагивается


деятельность полковника И.Г. Старинова в период Великой Отечественной
войны.
В.И. Пятницкий указывает в своей статье, что Центральный штаб
партизанского движения осуществлял со своей стороны общее руководство
партизанско-диверсионной борьбой. Он также пишет, что ЦШПД занимался
формированием партизанских отрядов и соединений. Помимо этого, ЦШПД
обеспечивал организацию распространения опыта партизанской деятельности,
занимался развитием коммуникации партизанских соединений с Красной Армией.
Автор в работе делает акцент на то, что работа партизанского штаба находилась в
тесном взаимодействии с Генеральным штабом РККА. Стоит заметить, что автор
подчеркивает, что фронтовые штабы партизанского движения несли
ответственность в вопросах практического руководства формированиями
партизан на оккупированных немецкими войсками территориях.
Фронтовые ШПД, с одной стороны, были подчинены ЦШПД, в котором
полковник И.Г. Старинов служил заместителем начальника штаба, а с другой –
выполняли распоряжения Военных советов фронтов.
В.И. Боярский в своих монографиях поднимает проблему создания
партизанских формирований определенного - войскового типа, определяет роль в
их создании оперативных спецгрупп Разведывательного управления Генштаба
Красной Армии и Главного политического управление (ГПУ) РККА,
Центрального штаба партизанского движения46. Автор отмечает разграничение
полномочий между армейскими управлениями и органами НКВД в процессе
создании и последующего руководства партизанскими отрядами и соединениями.
В ряду других персоналий, в работах этого автора имеются сведения и о
полковнике Старинове, но детально его деятельность в области партизанского
движения не анализируется.

46
Боярский В.И. Партизанство вчера, сегодня, завтра. Историко-документальный очерк. М.,
2003; Он же. Партизаны и армия: История утерянных возможностей. М., ACT, 2003.
29

В начале 2012 г. была издана монография внука полковника И.Г. Старинова


- А.Р. Дюкова, которая была посвящена изучению организационно-
управленческих основ советского партизанско-диверсионного движения47. Этот
автор, используя в том числе, и материалы своего деда, исследует работу,
связанную с организацией и управлением партизанским движением
определенных структур ВКП(б), органов НКВД-НКГБ, армейских политотделов,
военной разведки, а также особых отделов (ОО) фронтов, армий. А.Р. Дюков,
основываясь на документальном материале, рассматривает межведомственные
взаимодействия. Автор утверждает, что эффективность партизанской борьбы
снижалась по причине того, что вопросами организации партизанской
деятельности занимались много параллельных и независимых друг от друга
структур48.
На конкретных примерах автор показывает ряд межведомственных
противоречий, которые возникали между партийным руководством районного
звена и некоторыми сотрудниками местных управлений НКВД, с одной стороны,
между представителями наркомата внутренних дел и сотрудниками армейских
политорганов, с другой стороны. Исследователь считает, что именно обострение
межведомственного кризиса и привело к созданию Центрального штаба
партизанского движения, где родной дед автора - полковник И.Г. Старинов занял
должность заместителя начальника ЦШПД.
Вопросам организации партизанско-диверсионного движения посвящены
также публикации некоторых иностранных авторов этого периода. Приходится
констатировать, что, хотя блоковое противостояние осталось в прошлом, но ему
на смену пришло геополитическое соперничество, когда США и их сторонники
почувствовали себя победителями в «холодной войне» и принялись яростно
разрушать советское наследие. Вместо создания системы равноправных
международных отношений был взят курс на подчинение бывших
социалистических стран гегемонии Запада. В этих целях основными течениями

47
Дюков А.Р. Кто командовал советскими партизанами. Организованный хаос. М., Вече, 2012.
48
Дюков А.Р. Кто командовал советскими партизанами. Организованный хаос. М., 2012. С.169.
30

западной историографии в целом Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., и,


в частности, партизанско-диверсионного движения, был взят курс на дальнейшее
развенчание роли компартии в деле организации партизанско-диверсионного
движения, на обличение тоталитарной системы, якобы, полностью оформившейся
в СССР, на демонстрацию негативных явлений в партизанской жизни49. При этом
деятельность полковника И.Г. Старинова, как и большинства других
руководителей партизанско-диверсионного движения, в подобных работах не
анализируется.
Так, профессор Висконсинского университета Дж. Армстронг считает, что
партизанско-диверсионное движение в Советском Союзе было организовано, в
большей степени, не для освобождения Родины, а в целях защиты существующего
коммунистического режима путем проведения неограниченного количества
«безжалостных акций»50. Изложение подобных взглядов показывает, что,
несмотря на окончание противостояния двух систем, идеологическая борьба, в
том числе, и на историческом поле, не была свернута на Западе. История
партизанско-диверсионного движения на территории нашей страны по-прежнему
служит инструментом для поддержания антикоммунистической идеологии,
которая в новых условиях выступает одним из средств антироссийской
пропаганды.
История партизанско-диверсионного движения не раз становилась
предметом диссертационных исследований в Советском Союзе. Для этого
периода характерно внимание к освещению роли ВКП(б) в деле организации и
руководства партизанско-диверсионным движением периода Великой
Отечественной войны51.

49
Армстронг Дж. Партизанская война. Стратегия и тактика. 1941-1944 / Пер. с англ. М., 2007 и
другие.
50
Армстронг Джон. Советские партизаны. Легенда и действительность. 1941-1944 / Пер. с англ.
O.A. Федяева. М., 2007. С. 12.
51
Гаур Г.Т. Партийное руководство партизанским движением в годы Великой Отечественной
войны. Дис. . канд. ист. наук. М., 1967; Каюшина И.В. Партийное руководство партизанской
борьбой на оккупированной территории РСФСР в 1941-1944 гг. Дис. . канд. ист. наук. Л., 1988 и
другие.
31

Другой характерной чертой историографии советского периода было


идеологическое противостояние западной историографии партизанско-
диверсионного движения52. Ведущей формулировкой в этой тематике являлась:
«разоблачение буржуазных фальсификаций», что включало и обзоры литературы,
и анализ содержания работ западных авторов, а не только идеологическую
критику.
Вместе с тем исследовались и многие другие аспекты партизанского
движения. Так, И.В. Гречуха в своей диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук рассматривает участие словацких антифашистов в
подпольно-партизанском движении в Советском Союзе в Великой Отечественной
войне 1941-1944 гг. А В.Д. Мехедов изучает печатные органы Брянского
партизанского края в первые годы Великой Отечественной войны с (августа1941
г. по сентябрь 1943 г.)53.
В решении задач данного стоит обратить внимание на диссертационные
исследования. В них охватывается в рамках территориальных границ крупные
региональные объединения Советского союза, на территории которых в период
событий 1941-1945 гг. наблюдалось активное партизанское движение. К их числу
стоит отнести нынешние регионы России: Ленинградская, Псковская, Орловская,
Брянская, Мурманская области, Карелия и Кубань, а также Ставропольский
край54. Сегодняшний подход к исследования партизанского движения связан в

52
Гренкевич Л.Д. Критика основных фальсификаторских концепций новейшей англо-
американской буржуазной историографии советского партизанского движения в 1941-1944 гг.
Дис. . канд. ист. наук. М., 1984. 186 с.; Жук Н.П. Партизанское движение Белоруссии периода
Великой Отечественной войны в отражении западногерманской буржуазной историографии.
Дис. . канд. ист. наук. Минск, 1991 и другие.
53
Гречуха И.В. Участие словацких антифашистов в подпольно-партизанском движении в СССР
в период Великой Отечественной воны (1941-1944 гг.) Дис. . канд. ист. наук. Кишинев, 1990.
Мехедов В.Д. Печать Брянского партизанского края в годы Великой Отечественной войны
(август 1941-сентябрь 1943). Дис. . канд. ист. наук. М., 1978.
54
Волоковых A.A. Объективный фактор в организации и развитии партизанского движения на
Северо -Западе Российской Федерации в годы Великой Отечественной войны. Дис. ... канд. ист.
наук. СПб, 2002; Евтушенко Ю.Л. Партизанское движение на Кубани в период Великой
Отечественной войны: Дис. ... канд. ист. наук. Армавир, 2005; Кулагин О.И. Партизанское
движение в Карелии и Мурманской области: объективные и субъективные факторы: 1941-1944
гг. Дис. канд. ист. наук. Петрозаводск, 2005; Линец A.C. Партизанское движение в
32

первую очередь с детальным исследованием объективной основы для


развертывания партизанско-диверсионного движения. Исследователи пытаются
выявить объективные факторы формирования партизанских объединений. К ним
исследователи относят такие факторы как: географическое положение и
экономический потенциал изучаемого региона, делают акцент на
демографической ситуации. При таком подходе вклад руководителей партизан,
включая полковника И.Г. Старинова, в процессы разностороннего развития
партизанско-диверсионного движения оказывается на периферии исследований.
Диссертация А.В. Чеченкова «Партизанское движение в годы Великой
Отечественной войны: проблемы организации как фактор боеспособности»55
носит в значительной степени обобщающий характер. Автор анализирует
вопросы, касающиеся организации партизанско-диверсионного движения, связей
его с партийными, государственными и советскими органами власти, а также
структурами НКВД и командованием РККА во всем западном регионе страны. И
здесь роль полковника И.Г. Старинова не стала предметом для изучения.
В 2007 г. C.B. Кулик защитил докторскую диссертацию по теме:
«Антифашистское движение Сопротивления на оккупированной территории
РСФСР в 1941-1944 гг. (проблемы политического и идеологического
противоборства)»56. Соискатель ограничил географические рамки своей работы
северо-западными и западными областями РСФСР.
В следующем году В.В. Коровиным была успешно защищена докторская
диссертация по теме: «Организация сопротивления в тылу немецко-фашистских
войск на территории областей Центрального Черноземья в годы Великой
Отечественной войны». В своем исследовании соискатель отметил, что работу по
организации вооруженной диверсионной борьбы в тылах войск противника

Ставропольском крае в период немецко-фашистской оккупации: Июль 1942 - январь 1943 гг.
Дис. … канд. ист. наук. Пятигорск, 2003 и другие.
55
Чеченков А.В. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны: проблемы
организации как фактор боеспособности. Дис. ... канд. ист. наук. Калуга, 2012.
56
Кулик C.B. Антифашистское движение Сопротивления на оккупированной территории
РСФСР в 1941-1944 гг. (проблемы политического и идеологического противоборства).
Автореф. дис. … д-ра ист. наук. СПб., 2007.
33

руководили Центральный и областные комитеты ВКП(б). При этом центральные


и территориальные органы НКВД были заняты непосредственным созданием
добровольческих военизированных формирований и обеспечивали выполнение
боевых задач на территории временно оккупированной противником57. При этом
деятельность полковника И.Г. Старинова оказалась за пределами этих
исследований.
Таким образом, историография темы в части формирования и развития
теории и практики партизанско-диверсионного движения достаточно обширна и
подробна. Однако участие и роль полковника И.Г. Старинова в отечественной и
зарубежной историографии не была предметом отдельного исследования, более
того, в первые периоды своего развития в работах просто не упоминалось имени
Старинова в силу засекреченности его работы. Лишь после распада СССР
складываются условия для анализа роли И.Г. Старинова в формировании и
развитии теории и практики партизанско-диверсионного движения. Однако и в
этот период в силу многогранности деятельности Ильи Григорьевича
партизанская тема не была предметом специального исторического исследования.
Объектом исследования выступает развитие партизанско-диверсионного
движения в Советском Союзе и странах Европы в 1930-е гг., а также в период
Великой Отечественной и II Мировой войн.
Предметом настоящего диссертационного исследования является
деятельность полковника И.Г. Старинова по развитию теории и практики
партизанско-диверсионного движения в 1930-1940-е гг. на территории СССР и
стран Западной Европы.
Хронологические рамки исследования. Нижняя хронологическая граница
определяется началом 1930-х гг., когда И.Г. Старинов принимал участие в деле
подготовки партизанских кадров, которые планировалось использовать на
территории СССР и ряда других стран в ходе предполагавшейся «мировой
революции» и вероятной новой Мировой войны. Верхняя хронологическая рамка
57
Коровин В.В. Организация сопротивления в тылу немецко-фашистских войск на территории
областей Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны. Диссертация … д-ра
ист. наук. Курск, 2008. С.522.
34

обозначена 1945 годом – периодом окончания Великой Отечественной войнs. При


этом исследование захватывает и последующий период до последних лет ХХ
века, когда полковник И.Г. Старинов использовал наработанный в СССР в целом,
а также и свой лично опыт подготовки партизанско-диверсионных кадров,
методов и форм партизанско-диверсионной борьбы в целях подготовки
диверсионных кадров для российской армии и антитеррористических кадров для
органов государственной безопасности, что было особенно актуально в условиях
роста террористической опасности на территории Российской Федерации во 2-й
половине 1990-х гг. И.Г. Старинов также в этот период исследовал историю
партизанско-диверсионного движения для научных целей и для решения задач
патриотического воспитания.
Географические границы исследования определены деятельностью И.Г.
Старинова в связи с его участием в развитии теории и практики партизанско-
диверсионного движения. Эти границы включают в себя территории регионов
СССР, на которой проводилась подготовка партизанско-диверсионных кадров,
существовало партизанское движение, а также территорию стран Европы, на
которых разворачивалась партизанская борьба против фашистских режимов
(Испания, Югославия, Польша), в которой полковник И.Г. Старинов принимал
личное участие.
Целью диссертационного исследования является изучение деятельности
И.Г. Старинова по развитию теории и практики партизанско-диверсионного
движения. Для достижения поставленно цели диссертационного исследования
необходимо решить следующие задачи:
- определить динамику подготовки партизанско-диверсионных кадров в
Советском Союзе в предвоенные годы и участие в ней И.Г. Старинова;
- вычленить место и определить роль И.Г. Старинова в подготовке и
использовании партизанско-диверсионных кадров в период гражданской войны
1936-1939 годов в Испании;
- определить динамику подготовки и использования партизанских кадров в
Советском Союзе в период Великой Отечественной войны с участием полковника
35

И.Г. Старинова;
- вычленить место и определить степень участия полковника И.Г.
Старинова в подготовке и использовании партизанско-диверсионных кадров в
ходе II Мировой войны 1939-1945 гг. в Польше и Югославии;
- раскрыть значение работ И.Г. Старинова в развитии теории и практики
партизанско-диверсионного движения;
- охарактеризовать роль полковника И.Г. Старинова в использовании опыта
партизанско-диверсионного движения в подготовке кадров для российской армии
и органов государственной безопасности.
Источниковая база диссертационного исследования основывается как на
впервые вводимых в научный оборот архивных источниках, так и на
опубликованных ранее материалах в исследования историков разных лет.
Впервые вводимые в историческую науку источники компенсируют неизвестные
страницы в организации партизанско-диверсионной деятельности полковником
И.Г. Стариновым.
Стоит сразу же заметить, что изучение источников по теме диссертации
основывается на специфике источникового материала. Это связано с тем, что не
все распоряжения, рекомендации, да и в целом ход партизанской борьбы
фиксировался в письменном виде, а если и записывался, то в редких случаях мог
остаться уцелевшим в условиях полевых факторов ведения военной деятельности.
Что в своих трудах подчеркивал Л. Рендулич58, говоря о том, что фиксировать
партизанскую борьбу в виде документов сложно, а иногда практически
невозможно. В условиях полевой расквартирвоанности и повышенной
секретности деятельности отдельные документы сразу же уничтожались. Часть
распоряжений отдавалась командованием устно. Отдельные события
партизанско-диверсионной работы не находили места в воспоминаниях
участников партизанской борьбы. Это объяснимо с точки зрения того, что
воспоминания записывались спустя десятки лет после завершения Великой

58
Рендулич. Л. Партизанская война // Итоги Второй мировой войны: выводы побежденных. -
М., 2002. - С. 135.
36

Отечественной войны. Львиная доля оставшихся источников относится к


организации боевой деятельности партизанско-диверсионных отрядов.
Естественно к рассматриваемой в диссертации теме источники имеют косвенное
отношение. Тем более, нужно сказать, что отдельные документы могут носить в
значительной степени сугубо субъективный характер.
Вместе с тем, имеющиеся материалы позволяют достаточно полно и
системно проанализировать исторический опыт организации партизанско-
диверсионной деятельности на территории СССР и стран Европы в 1930-1940-е
гг. полковником И.Г. Стариновым.
Найденные источники по избранной теме следует разделить на следующие
группы:
К первой группе можно отнести официальные документы, которые
выпущены органами партийно-государственной власти Советского Союза. К их
числу относятся нормативно-правовые акты правительства. Помимо этого, в
число официальных документов относятся постановления Государственного
Комитета Обороны (ГКО). В их числе документация военных советов фронтов и
армий, которые занимались регулированием партизанско-диверсионных отрядов.
Также в число официальных документов входят приказы И.В. Сталина, который
занимал в период войны должности наркома обороны СССР и Верховного
Главнокомандующего. И, конечно же, к официальным документам относятся
специальные документы от профильной структуры приказы ЦШПД -
Центрального штаба партизанского движения.
Отдельная часть официальной документации публиковалась в
общедоступных сборниках. Сбор источников начался непосредственно в период
войны. Институт истории АН СССР специально для этой работы сформировал
комиссию, которая занималась изучением событий Великой Отечественной
войны. Члены комиссии занимались сбором оригинальных документов и
различных материалов, включая воспоминания участников событий, в частности,
37

партизан59.
Отметим особую ценность сборника документов, которые были
подготовлены и изданы в Московском государственном университете имени М.В.
Ломоносова. Труд получил название «Партизанское движение в годы Великой
Отечественной войны Советского Союза (1941-1945)». Его составителями стали
Т.А. Логунова и Ю.А. Мошков, которыми были собраны обширные материалы по
теме организации, становления партизанско-диверсионного движения.
Составителями приведены документы ГКО, ЦК ВКП(б), Центрального,
областных и краевых штабов партизанского движения. Приведенные документы
подчеркивают руководящую роль партийн0-советских органов власти в деле
становления партизанского движения. Следует отметить отсутствие документов
военных советов фронтов, в полосе ответственности которых проводилась
партизанско-диверсионная борьба.
Большая часть документов данной группы, изученных нами, находится на
хранении в фондах Российского государственного военного архива (РГВА
образовался в 1992 г. переименованием Центрального государственного архива
Советской армии - ЦГАСА). Этот архив хранит документы за 1918-1941 гг.
Однако личный фонд полковника И.Г. Старинова (Ф. 40973), в котором находится
59
Всенародная партизанская война в тылу врага. Сборник статей. М., 1941; Народные мстители.
М.-Л., 1942; О борьбе орловских партизан с немецко-фашистскими захватчиками. Орел, 1943; В
тылу врага (очерки, дневники, записки об участии комсомола и молодежи в партизанской
борьбе). М., 1943; Сообщения Советского Информбюро. Тт.1-8. М., 1944-1945; Документы
обвиняют. Сборник документов о чудовищных преступлениях немецко-фашистских
оккупантов на советской территории. Вып. 1, 2. М., 1945; Важнейшие законы и постановления
Советского государства за время Великой Отечественной войны. М.,
1946; Коммунистическая партия в период Великой Отечественной войны (июнь 1941 года -
1945 год). Документы и материалы. М., 1961; Партизанское движение в годы Великой
Отечественной войны Советского Союза (1941-1945): Сборник документов и материалов.
Вып.1-3. М., МГУ, 1962-1982; Документы: Коммунистическая партия в Великой Отечественной
войне (июнь 1941 — 1945 г.). М., 1970; Коммунистическая партия в Великой Отечественной
войне. (Июнь 1941 г. — 1945 г.). Документы и материалы. М., 1970; КПСС о Вооружённых
Силах Советского Союза. Сборник документов. М., 1958; Орловская область в годы Великой
Отечественной войны. 1941-1945 гг. Орёл, 1960; Коммунистическая партия в период Великой
Отечественной войны (июнь 1941 - 1945 год). Документы и материалы. М., 1961; Смоленская
область в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945: Документы и материалы. М., 1977;
Всё для победы. Тульская область в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг.:
Сборник документов и материалов. Тула, 1985; Калужский край: Документы и материалы. Кн.4.
Тула, 1987 и др.
38

337 дел, объединяет документы и более позднего периода. Фонд формировался в


два этапа - из принятых в 1994 г. документов была сформирована 1-я опись
личного фонда, который получил наименование «Старинов Илья Григорьевич,
1900 г.р., полковник (1938 г.), профессор спецдисциплин (1984 г.), пом.
начальника штаба инженерных войск РККА (декабрь 1941 – июнь 1942 гг.),
начальник ВОШОН при ЦШПД (август 1942 г. – март 1943 гг.); заместитель
начальника: Украинского ШПД (июль 1943 – май 1944 гг.), Польского ШПД
(Июнь-август 1944 г.)». Фонду был присвоен номер 40973. Опись была составлена
в соответствии с архивными правилами, документы систематизированы по
разделам, внутри разделов - по хронологии. В нее вошли: - личное дело, анкета
специального назначения работника МВД, характеристики, автобиографии и др.; -
научные исследования и статьи по проблемам партизанско-диверсионного
движения, как в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., так и в
современных условиях, а также воспоминания «Мины ждут своего часа» и
«Пройди незримым», об участии в гражданской войне в Испании в 1936-1937 гг.,
боевой путь Ильи Григорьевича в период Великой Отечественной войны, здесь
находятся его воспоминания о встречах с К.Е. Ворошиловым, Я.В. Смушкевичем,
Э. Хемингуэем, о совместной работе с Н.С. Хрущевым, Т.А. Строкачем и др.; -
учебные пособия, инструкции по установке мин, устройству и применению
взрывателей, отчеты, доклады о диверсионной деятельности Украинского ШПД и
др.; - письма Старинову И.Г. от известных деятелей партизанско-диверсионного
движения - дважды Героя Советского Союза А.Ф. Федорова, а также Героев
Советского Союза Грабчака А.М., Клокова В.И. и др.; - фотографии И.Г.
Старинова, а также его соратников по партизанской борьбе; карты, схемы рейдов
советских партизан, графики действий партизанско-диверсионных формирований на
путях сообщения противника и др.; - биографические документы жены
И.Г. Старинова – Стариновой Анны Корниловны (соратницы и переводчицы
Старинова И.Г. в Испании), творческие документы некоторых участников
партизанско-диверсионного движения: Героев Советского Союза Квитинского
В.А., Наумова М.И., писателя Горчакова О.А. и др. Во 2-ю опись вошли: -
39

инструкции, наставления для партизан и диверсантов, материалы обследования


боевых действий, которые проводили украинские партизаны на железнодорожных
коммуникациях противника, докладная записка Старинова И.Г. в Разведывательное
Управление РККА «К вопросу о ликвидации фашистского мятежа в Испании» и др.;
- отдельные главы его докторской диссертации на тему «Нарушение работы тыла
противника партизанскими действиями войск» и подготовительные материалы к
ним; - личная переписка, среди которой письма командиров партизанско-
диверсионных отрядов, сослуживцев Старинова И.Г., с воспоминаниями о боевых
действиях в период Великой Отечественной войны, переписка Старинова И.Г. с
женой за 1941-1946 гг. (часть писем в целях конспирации написаны на испанском
языке), а также биографические, творческие материалы таких известных деятелей
партизанского движения, как Героев Советского Союза Гришина С.В, Павлова В.В,
Прокопюка Н.А. и др.
В феврале 2001 г., после смерти Ильи Григорьевича, в архив перешли
оставшиеся документы – удостоверения личности, аттестаты доцента по кафедре
«Тыл» и профессора по кафедре «Спецдисциплин», ходатайства о присвоении
И.Г. Старинову звания Героя Советского Союза, а также рукописи основного его
труда «Партизанская война», статьи и воспоминания, написанные в последние
годы, книги по истории партизанско-диверсионного движения из его личной
библиотеки, которые также были включены во 2-ю опись личного фонда. Всего
же за период с 1993 г. по 2001 г. в РГВА было принято более 2000 документов из
личного архива И.Г. Старинова. В его личном фонде по двум описям числится
337 дел за 1912-1999 гг., отражающих все основные этапы его деятельности. В
настоящей диссертационной работе была использована та часть личного фонда
полковника И.Г. Старинова, в материалах которой отражены вопросы истории
партизанско-диверсионного движения и участия в его организации и руководстве
самого Ильи Григорьевича.
В материалах, которые находятся Российском государственном архиве
социально-политической истории (РГАСПИ) в фонде № 69 под наименованием
«Центральный штаб партизанского движения при ставке Верховного
40

Главнокомандования» хранится материал, который стал одним из важнейших для


темы настоящего исследования. Рассмотрение документов данного фонда
позволило получить ранее неизвестные факты о этапах централизации в
руководстве партизанскими отрядами на территории Брянской, Смоленской и
Орловской областей. Данные документов этого фонда позволили в ходе анализа
оценить и выявить неизвестные данные о работе органов, осуществляющих
управление партизанско-диверсионным движением. Не менее интересными
оказались документы ЦШПД, в которых находится важная информация о целях и
задачах, которые ставились перед партизанскими объединениями и о диверсиях,
выполненных их представителями. Помимо этого, в документах содержится
информация о численности отрядов и объединений, и о том, как они
формировались и комплектовались, как готовились базы с продовольствием и
оружием. Сведения находятся в текстах боевых приказов партизанских
руководителей, распоряжениях о нормах внутренней жизни партизан. Фонд
содержит также документы партийно-государственных, армейских и советских
органов руководства. В данных распоряжениях отражена оценка обстановки на
территориях, подконтрольных противнику, а также перечисляются задачи,
которые ставились перед партизанскими отрядами перед выполнением задач. Не
все приказы и распоряжения воплощались в жизни, но этот разрыв нивелируется
материалами оперативных документов. В диссертационном исследовании были
использованы основные документы этого фонда, непосредственно освещающие
избранную тематику, связанную с личным вкладом полковника И.Г. Старинова в
организацию и руководство партизанско-диверсионным движением.
Вторую группу источников диссертационного исследования составляют
материалы, которые имеют оперативный характер. К их числу относятся приказы,
донесения, докладные записки, которые содержат сведения о ходе выполнения
боевых заданий, политдонесения и рапорты.
В 1919 г. издается «Инструкция по организации партизанских отрядов»,
разработанная специально созданной комиссией, состоящей из офицеров царской
армии – военспецов РККА и представителей руководящих органов ВКП(б). Кроме
41

того, к литературе, относящейся к партизанскому движению, в определенной


степени также можно отнести и первый Полевой Устав РККА, разработанный в
конце 1918 г. В его 1-й части, которая называлась «Маневренная война» имелся
раздел 6 «Партизанские действия», регламентировавший деятельность
вооруженных отрядов в тылу врага. Призванный в ряды РККА летом 1919 г. И.Г.
Старинов в обязательном порядке знакомился с этим документом, получая первые
теоретические знания о тактике партизанско-диверсионных действий.
Из опубликованных архивных источников особенно важно изучение
сборников документов, которые содержат в себе материалы по истории
партизанско-диверсионного движения. В их число входят документы и
материалы, которые содержат в себе информацию о деятельности советских
органов власти, деятельности партизанских отрядов и проводимых ими диверсий
на территории Орловской, а после 1944 года Брянской областях60.
В конце 1960-х гг. был издан сборник документов и материалов «Партизаны
Брянщины». Его второе издание было произведено в 1970 г. В сборнике читателю
представлено значительное число документов, которые открывают ранее
неизвестные страницы взаимодействия партизанско-диверсионных соединений с
РККА. Помимо этого, в сборниках собрана информация об организации
партизанского-диверсионного движения и методах ведения военной деятельности
е участниками.
В сборнике документов «Преступные цели гитлеровской Германии в войне
против Советского Союза»61 был издан в 1987 г. В данном сборнике представлены
документы о политике разного рода оккупационных властей в отношении к
населению временно оккупированных территорий Советского Союза. Данные

60
В тылу врага (очерки, дневники, записки об участии комсомола и молодёжи в партизанской
борьбе). М., 1943; О борьбе орловских партизан с немецко-фашистскими захватчиками
(Сборник материалов). Орёл, 1943; Орловская область в годы Великой Отечественной войны.
1941-1945 гг. Сборник документов и материалов. /Сост.: И.Ф. Смирнов, В.И. Фефелов. Орел:
Кн. изд-во, 1960; Партизанская борьба с немецко-фашистскими оккупантами на территории
Смоленщины. 1941-1943 гг. Документы и материалы. Смоленск, 1962; Подвиги народных
мстителей: Партизанское движение в Калининской области I94I-I944 гг.: документы и
материалы. М.: Моск. рабочий, 1983; Партизаны Брянщины. Тула, 1970 и др.
61
Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза. М., 1987.
42

материалы ранее почти не публиковались. В сборнике отмечено, что до создания


ЦШПД - Центрального штаба партизанского движения вопросы создания
партизанско-диверсионных отрядов, их боевого применения находились в руках
органов НКВД-НКГБ наряду с партийными комитетами, поскольку такие
документы имели гриф секретности и не подлежали оглашению. По этому же
основанию не подлежали открытой публикации документы, исходящие из
Главного политического управления (ГПУ) РККА, Военных советов армий,
фронтов. В сборниках, изданных ранее, довольно бедно и со значительными
купюрами представлены документы Государственного Совета Народных
Комиссаров СССР (СНК СССР), Комитета Обороны (ГКО), наркомата обороны
СССР (НКО СССР), а также ЦШПД.
Лишь с 1993 г. началось издание 12-томного сборника документов «Русский
архив: Великая Отечественная». 9-й том собрания был полностью посвящен
истории партизанско-диверсионного движения в период войны. Том состоит из 5
частей, в каждой части подобраны документальные материалы за один
календарный год, начиная с 1941 г. и до 1945 года. Материалы внутри частей
расположены от раненого к позднему периоду по следующим разделам:
документы ЦК ВКП(б), Совета народных комиссаров СССР, Ставки Верховного
Главнокомандования, органов НКВД, народного комиссара обороны, ГКО,
Главного политического управления Красной Армии, Генерального штаба,
ЦШПД и ЦК ВЛКСМ; документы ЦК КП(б) республиканского, краевого,
областного уровней и региональных штабов партизанского движения; материалы
Военных советов, политорганов и штабов фронтового и армейского уровней. Это
фундаментальное издание позволяет комплексно рассмотреть тенденции развития
партизанско-диверсионного движения в период войны в аспекте темы нашего
исследования о деятельности полковника И.Г. Старинова.
Большую работу, связанную с отбором и систематизацией документов,
которые раскрывают работу сотрудников органов государственной безопасности
СССР в годы Великой Отечественной войны, а также работу по формированию
партизанско-диверсионного движения в тылах противника провели сотрудники
43

Центрального архива Федеральной службы безопасности РФ. На базе материалов,


хранящихся в Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ), Архиве
Президента Российской Федерации, Российском государственном архиве
социально-политической истории (РГАСПИ), Российском государственном
архиве новейшей истории (РГАНИ), они сформировали издание из нескольких
томов под названием «Органы государственной безопасности СССР в Великой
Отечественной войне»62. В составе издания были опубликованы документы о
деятельности советских контрразведчиков, разведчиков, бойцов и командиров
пограничных, внутренних войск НКВД в 1941-1945 гг., а также сведения о
наиболее значимых операциях, которые проводились сотрудниками НКВД на
оккупированной территории совместно с партизанами.
В условиях закрытости ведомственных архивов указанные публикации
документов являются основным источником сведений в этой области при
сохранении акцента на использование неопубликованных ранее архивных
материалов.
Третью группу составляют источники личного происхождения, к которым,
в частности, относятся дневники, письма и мемуары. Ценным источником
является мемуарная литература, созданная участниками событий. По своему
информационному потенциалу документы этой группы неравнозначны в разные
периоды. Тогда как в самые первые годы после окончания войны мемуарные
издания основывались в большинстве случаев на воспоминаниях представителей
партизанско-диверсионного движения, затем мемуарные материалы стали
дополняться архивными документами. Материалы мемуаров полковника И.Г.
Старинова хранятся в Российском государственном военном архиве и частично
используются различными авторами. В контексте избранной темы, следует
выделить опубликованные мемуары П.К. Пономаренко, который является одним
из крупных организаторов партизанско-диверсионной деятельности63. Мемуары

62
Русский архив: Великая Отечественная. Партизанское движение в годы Великой
Отечественной войны 1941-1945 гг.: Документы и материалы. Т.20 (9). М., 1998.
63
Пономаренко П.К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков. 1941-1944.
М., 1986.
44

П.К. Пономаренко содержат уникальные данные о работе и руководителях


Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД). При работе с
мемуарными источниками от исследователя требуется весьма взвешенный
подход, поскольку здесь часто имеют место субъективные оценки, а порой и
неточности, связанные с особенностями памяти. При характеристике мемуарной
литературы в любом случае необходимо учитывать личные особенности автора
мемуаров. В отдельных случаях субъективные факторы позволяют уделить
внимание именно на те данные, которые наиболее важны, в других же важная
информация может остаться незамеченной. В связи с этим стоит иметь ввиду на
субъективность данного вида источников, которые без сомнения являются в
источниковедении важным элементов создания истинной картины исторических
событий. Но элемент критичности всегда при работе с данными документами
должен присутствовать.
Четвёртой группой источников данного диссертационного исследования
является пресса - периодическая печать своего времени. При подборе материалов
были проанализированы газеты и журналы, которые выходили как в немецком
тылу, так и на территории, которая оставалась не оккупированной силами
Вермахта. Часть документов отпечатывалась в полевых условиях партизанских
соединений. К числу таких изданий стоит отнести: «Правда», «Вести с фронта»,
«Заграничные вести», «Известия», «Фронтовая иллюстрация», «Партийное
строительство», «Большевик», «Агитатор и пропагандист Красной Армии»,
«Красная звезда», «Комсомольская правда» и др.
К числу этой группы источников можно считать их основную задачу,
которая заключалась в формировании общественного мнения и оказании
идеологического воздействия как на партизан и гражданское население на
оккупированных территориях, так и на самих оккупантов. Зачастую работники
партизанских и подпольных «издательств» были вынуждены ограничивать
тиражи, а порой и размера своих газет в связи с недостатком необходимой для
работы в тылах врага материальной базы - шрифтов, бумаги, краски и т.п.
Агитационная направленность этого вида источников приводила к
45

специфическому отбору публикуемого материала - основное место в газетах и


листовках занимала не информация о деятельности партизанско-диверсионных
отрядов и объединений, а сообщения о различных зверствах фашистских
оккупантов, грабительской политике в отношение местного населения во
временно захваченных районах страны64.
Пятая группа источников – листовки. По своему назначению и содержанию
они в основном не отличаются от газет. Дополняя периодическую печать,
листовки более оперативно информировали партизан и население на
оккупированных территориях о военно-политических событиях в стране, о
деятельности захватчиков и способах противодействия им. Были листовки,
предназначенные специально лицам, которые сотрудничали с оккупационным
режимом - старосты и сотрудники полиции65. Листовки, как правило,
посвящались только одной теме.
Шестую группу источников составили труды полковника И.Г. Старинова по
вопросам истории, теории и практики партизанско-диверсионного движения. В
эту группу входит закрытая работа И.Г. Старинова «Подрывное дело для партизан
и диверсантов»66, выпущенная 1932 г. в столице Советской Украины Киеве в
рамках подготовки партизанско-диверсионных кадров. В работе содержится
описание минно-подрывной тактики, применительно к задачам партизанского
движения. Это первая из известных нам работ Старинова по указанной
проблематике.
Начало Великой Отечественной войны потребовало гораздо более
широкого издания практических руководств для партизан. В этой связи несколько
раз переиздается новая работа И.Г. Старинова под названием «Разрушайте тылы

64
Партизанские и подпольные газеты в годы Великой Отечественной воины I94I-I944. /Сост.
И.Я. Левин. М.: Книга, 1976.
65
Советские листовки в тылу фашистских оккупантов (1941-1944 гг.) // Исторический архив.
1955. №3; В тылу врага. Листовки партийных организаций и партизан периода Великой
Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1962; В тылу врага. Листовки партийных организаций и
партизан периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1963.
66
Старинов И.Г. Подрывное дело для партизан и диверсантов. В 3-х частях. – Киев: издание IV
отдела штаба Украинского военного округа, 1932.
46

врага»67. Поскольку работа носит характер практического руководства, она


издается более крупными тиражами, по сравнению с киевским изданием.
Брошюру полковника И.Г. Старинова не раз партизаны забирали с собой в тыл
противника для практического применения его советов. Дальнейшим развитием
темы становится более обширная работа И.Г. Старинова в соавторстве с А.В.
Дубовым «Минно-подрывное дело для партизан»68.
Полковник И.Г. Старинов был одним из видных организаторов и
руководителей партизанско-диверсионного движения обладал огромной базой
документированных материалов и имел прямое отношение к подготовке приказов
И.В. Сталина по вопросам партизанского движения. Поэтому его работы
отличаются не только богатым фактическим материалом, но и широкими
обобщениями и самостоятельностью оценок, в которых, конечно же,
присутствуют элементы самоцензуры, необходимые для публикации, как
открытых, так и закрытых работ по истории и теории партизанско-диверсионного
движения. Еще одной особенностью работ полковника И.Г. Старинова является
их практическая направленность, Илья Григорьевич стремился использовать опыт
партизанско-диверсионного движения в период Великой Отечественной войны
для совершенствования подготовки командиров Советской Армии. В частности,
поэтому он посвятил одну из своих работ 1950-х гг. вопросам сопряжения боевой
работы армии с деятельностью партизанских формирований в тылах
противника69.
Полковник И.Г. Старинов продолжает свою исследовательскую
деятельность в области истории, теории партизанско-диверсионного движения и в
1960-1980-е годы. Помимо упоминавшегося выше участия в коллективных

67
Старинов И.Г. Разрушайте тылы врага. – Чернигов: издательство Черниговского обкома
КП(б)У, 1941; Старинов И.Г. Разрушайте тылы врага. 2-е изд. – Орел: издательство Орловского
обкома ВКП(б), 1941; Старинов И.Г. Разрушайте тылы врага. 3-е изд. – М.: издательство
Украинского штаба партизанского движения, 1943.
68
Старинов И.Г., Дубов А.В. Минно-подрывное дело для партизан. М.: ЦШПД, 1943.
69
Старинов И.Г. Взаимодействие партизан с войсками Советской Армии. М.: издание Военного
института МВД, 1951.
47

работах, Илья Григорьевич в 1964 г. выпускает собственную монографию


«Подготовка партизанских кадров»70.
Новые условия научной работы, сложившиеся с конца 1980-х гг. в нашей
стране, позволили полковнику И.Г. Старинову открыто и полностью высказать
свою позицию в отношении истории партизанско-диверсионного движения в
СССР, не обходя острых углов, как приходилось делать в условиях жесткой
партийно-государственной цензуры. Помимо этого, десятилетия работы над
темой истории партизанско-диверсионного движения приводили Илью
Григорьевича и к качественно новым выводам. Так, он поднимает вопрос о цене
победы в Великой Отечественной войне, об ошибках и преступлениях И.В.
Сталина, характерно в этом отношении заголовок одного из его интервью:
«Почему мы победили только в сорок пятом?»71. Вместе с этим, полковник И.Г.
Старинов дает жесткий отпор и представителям антисоветской историографии, в
частности, бывшему военному разведчику послевоенного периода В. Суворову
(Резуну)72.
В этот период переиздаются старые работы и публикуются новые
исследования полковника И.Г. Старинова по вопросам партизанско-
диверсионного движения, его истории и тактики73. Новой гранью талант
И.Г. Старинова предстал в художественно-документальном повествовании на
тему истории партизанско-диверсионного движения «Не с плен, а в партизаны»74.

70
Старинов И. Г. Подготовка партизанских кадров. М., 1964.
71
Старинов И.Г. Почему мы победили только в сорок пятом? //Солдат удачи. 1995. № 5.
72
Старинов И.Г. «Ледокол» нагромоздил торосы лжи// Ветеран. 1993. № 20 (309). С. 7.
73
Старинов И.Г. Подготовка партизанских кадров. М., 1989. 116 с.; Старинов И.Г. О войне в
тылу врага// Вопросы истории КПСС. 1990. № 5. С. 76-89; Старинов И.Г. Фронт без
командования (о руководстве партизанским движением в годы Великой Отечественной
войны)// Новая и новейшая история. 1990. № 3. С. 110-122; Старинов И.Г., Брайко П.Е.
Партизанская война. Ч. 1-2. М., Граница, 2004. 335 с.; Старинов И.Г. История партизанского
движения // Пятницкий В.И. Разведшкола № 005. Старинов И.Г. История Партизанского
движения. М.: Харвест, АСТ, 2005. 304 с.; Старинов И.Г. Вопросы подготовки кадров к
ведению партизанской войны// Дюков А.Р. Кто командовал советскими партизанами.
Организованный хаос//URL:www//booksCafe.net; Старинов И.Г. Записки диверсанта. Кн. 2.
Мины замедленного действия: Размышления партизана-диверсанта. // URL: http://www.
raamat.ru.
74
Старинов И.Г. Не в плен, а в партизаны. Повесть // Профи. 1997. № 1-2. (URL: http://www.
raamat.ru).
48

Признанием заслуг полковника И.Г. Старинова в деле развития не только


практики, но и теории партизанско-диверсионного движения можно считать
перевод на английский язык и издание одной из его работ за рубежом75.
Супруга И.Г. Старинова, которая также принимала участие в партизанско-
диверсионном движении в ходе оказания интернациональной помощи в ходе
гражданской войны в Испании в 1936-1939 гг., также публикует в нашей стране и
за ее рубежами несколько мемуарно-документальных работ76.
Таким образом, можно заключить, что источниковая база нашего
диссертационного исследования позволит нам в полной мере реализовать
поставленные задачи.
Методологическая основа диссертационного исследования определяется
междисциплинарным характером работы, который предполагает рассмотрение в
историческом контексте проблем подготовки партизанско-диверсионных кадров в
Советском Союзе в предвоенные годы, в период Великой Отечественной и II
Мировой войн, и одновременное изучение деятельности И.Г. Старинова в
подготовке кадров для партизанско-диверсионного движения, по развитию теории
практики партизанской борьбы. Диссертационное исследование проведено на
основании принятых классических общенаучных принципах. Они основываются
на историзме и объективности материала, использованного в диссертации.
Рассмотрение обозначенной в диссертации проблемы осуществлено на
основе использования научных методов исследования. В ходе подготовки
диссертационного исследования были использованы специальные методы,
которые используются в исторических исследованиях. При работе с источниками
использовался сравнительно-исторический метод, которые сочетается с
причинно-следственными связями и анализом исторических событий.
75
Starinov I.G., colonel. Over the abyss. My life in soviet special operations. Translated by Robert
Suggs. New York: IVY books, 1995.
76
Старинова А.К. В тылу у мятежников // Мы – интернационалисты: Воспоминания советских
добровольцев – участников национально-революционной войны в Испании. М., 1986;
Старинова А.К. Наша союзница – ночь // Профи. 1997. № 5–6; 1998, № 1; Старинова А.К. Наша
союзница – ночь. (Сост., предисл., коммент. А.Р. Дюкова). М.: Алгоритм, 2015. 272 с.; Starinova
А.K. Behind Fascist Lines. A firsthand account of guerrilla warfare during the Spanish revolution.
New York, 1995.
49

Компаративистский метод или сравнительно-исторический метод, который был


блестяще примененны Л.В. Черепниным для анализа средневековых обществ
России и Западной Европы77, использован для исследования роли И.Г. Старинова
в развитии партизанско-диверсионного движения в разных странах и в разные
периоды истории. Структуру диссертации определил проблемно-исторический
метод, который предполагает изучение явления – в данном случае деятельности
И.Г. Старинова в области развития партизанско-диверсионного движения – в
исторической ретроспективе при том, что каждый период характеризуется
собственным комплексом проблем. Этот метод восходит к историко-
генетическому методу, предложенному академиком И.Д. Ковальченко78. При
работе с периодической печатью, при чем, на разных языках использовались
специальные методы работы с источниками, а точнее, текстологический и
лингвистический виды анализа. Помимо этого, в исследовании были
использованы общенаучные методы: анализ и синтез, индукция и дедукция. При
рассмотрении численного состава партизанских объединений на разных
территориях Советского союза использовались социологические методы.
В комплексе перечень методов общенаучных и исторических позволил
обеспечить полномасштабный анализ источниковой базы с его дальнейшей
обработкой и выделением необходимых для диссертационного исследования
материалов, которые позволили достичь поставленные в работе цель и задачи, а
также потвердеть обозначенные положения выносимые на защиту.
Научная новизна диссертации определяется тем, что в отечественной
историографии впервые решена научная задача, имеющая значение для развития
исторической науки: комплексно проанализирована деятельность крупного
теоретика и практика партизанско-диверсионного движения полковника И.Г.
Старинова. Также новизна заключается в привлечении ранее не
публиковавшегося для изучения этой темы материала, это позволяет ввести в

77
См.: Черепнин Л.В. К вопросу о сравнительно-историческом методе изучения русского и
западноевропейского средневековья в отечественной историографии// Средние века. Вып. 32.
М.: Наука, 1969. С.262-270.
78
См.: Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. 2-е из. М.: Наука, 2003.
50

научный оборот широкий круг новых фактических данных. Помимо того, новизна
исследования проявляется и в следующих достигнутых результатах и выводах:
1. В диссертационном исследовании впервые в историографии
проанализирована деятельность И.Г. Старинова в области подготовки
партизанско-див6рсионных кадров, в деле организации и руководства
партизанско-диверсионным движением в Советском Союзе, а также других
странах, а также практического использования исторического опыта партизанско-
диверсионного движения. Дается периодизация этой деятельности с подробной
характеристикой этапов.
2. В научный оборот вводятся материалы личного фонда полковника
И.Г. Старинова, которые хранятся в фондах Российского государственного
военного архива.
3. Выявлена и проанализирована деятельность И.Г. Старинов в деле
подготовки кадров для партизанской войны в 1920-1930-е годы в рамках
реализации теории «мировой революции», которая являлась официальной
доктриной в СССР этого периода.
4. На основании специального изучения выявлен переход И.Г. Старинова на
уровень специалиста международного уровня в ходе его участия в гражданской
войне в Испании в 1936-1937 годах, где Илья Григорьевич смог проявить свои
таланты организатора, педагога, изобретателя и специалиста партизанско-
диверсионной борьбы, которые не имели условий для применения в межвоенный
для ССССР период.
5. Показана роль полковника И.Г. Старинова как одного из первых
инициаторов создания массового партизанско-диверсионного движения после
начала в 1941 г. Великой Отечественной войны.
6. Комплексно проанализирована деятельность полковника И.Г. Старинова
в качестве одного из руководителей партизанско-диверсионного движения в
общегосударственном и международном масштабе в период Великой
Отечественной войны 1941-1945 годов.
51

7. Выявлен вклад полковника И.Г. Старинова в развитие теории и практики


партизанской борьбы.
8. Изучено использование полковником И.Г. Стариновым теоретического и
практического опыта партизанской войны в Советском Союзе и других странах
при подготовке сотрудников силовых ведомств нашей страны в течение 1940-
1990-е гг.
9. Впервые целевым образом проанализирована работа И.Г. Старинова в
качестве историка партизанского движения.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. И.Г. Старинов принимал участие в 1920-1930-е гг. в подготовке
партизанской войны, работая в нескольких партизанских школах III
Коммунистического Интернационала (Коминтерна), которая готовилась в
соответствии с теорией «мировой революции» и неофициально являлась основной
целью партийно-государственного руководства в Советском Союзе.
2. И.Г. Старинов в 1929-1935 гг. внес свой вклад, как в подготовку
партизанско-диверсионных кадров в качестве преподавателя минно-взрывного
дела, так и в организацию баз снабжения в западных регионах СССР.
3. И.Г. Старинов участвовал в 1936-1937 гг. в событиях гражданской войны
в Испании, где он выходит на новый уровень своего развития. В условиях
значительной самостоятельности он проявляет свои таланты организатора,
изобретателя и специалиста партизанско-диверсионной борьбы.
4. Полковник И.Г. Старинов стал одним из первых инициатором создания
массового партизанского движения в период Великой Отечественной войны.
5. Одним из руководителей партизанско-диверсионного движения в
общегосударственном масштабе стал полковник И.Г. Старинов.
6. Руководителем партизанского движения международного масштаба на
завершающем этапе II Мировой войны являлся полковник И.Г. Старинов.
7. Полковник И.Г. Старинов смог внести значительный вклад в развитие
теории и практики партизанской борьбы.
52

8. При подготовке сотрудников всех силовых ведомств страны в 1940-1990-


е гг. полковник И.Г. Старинов использовал теоретический и практический опыт
партизанско-диверсионной войны.
9. И.Г. Старинов был историком партизанского движения.
Теоретическая значимость исследования определяется систематизацией и
осмыслением значительного эмпирического и историографического материала,
который позволил на примере деятельности полковника И.Г. Старинова в области
развития практики и теории партизанско-диверсионного движения в Советском
Союзе, других странах показать роль конкретной личности в развитии
партизанско-диверсионного движения в качестве одного из видов национально-
освободительной борьбы на территориях, занятых противником, и основанной на
использовании вооруженных методов, в том числе, и минно-подрывной тактики,
являющейся областью узкой специализации Ильи Григорьевича.
Практическое значение диссертационного исследования заключается во
введение в историческую науку новых сведений, ранее неизвестных научному
сообществу. Выводы и обобщения диссертации могут быть применены в научно-
исследовательской и преподавательской работе. Результаты диссертации могут
использоваться историками для подготовки учебных и обобщающих работ по
отечественной истории, истории специальных служб, истории партизанско-
диверсионного движения, а также в процессе создания программ элективных
курсов, включающих материалы, связанные с патриотическим воспитанием
подрастающих поколений.
Результаты диссертационного исследования может быть использован для
чтения курсов истории России по направлению «История Великой Отечественной
войны» на исторических факультетах ВУЗов.
Личный вклад автора диссертационного исследования основан на
открытии новых материалов из архивохранилищ об организации партизанской
деятельности на территории Советского союза и стран Европы в 1930-1940-е годы
полковником И.Г. Стариновым. Данные документы ранее не были известны
научному сообществу. В ходе исследования выявлена роль полковника И.Г.
53

Старинова в развитии этого опыта в ходе его работы по подготовке партизанских


кадров в межвоенные годы, в период гражданской войны в Испании, позднее -
Великой Отечественной войны, в послевоенные годы, определена роль Ильи
Григорьевича в руководстве партизанско-диверсионным движением на
командных должностях в ЦШПД - Центральном штабе партизанского движения и
УШПД - Украинском штабе партизанского движения, в специфическом ракурсе
автор проинтерпретировал различные группы документов, в том числе
делопроизводственные и оперативные, что ранее не использовалось
исследователями.
Апробация исследования. Исследование было осуществлено на кафедре
истории и международных отношений Среднерусского института управления –
филиала РАНХиГС. Полученные результаты исследования были включены в курс
лекций по дисциплине «история». Основные положения и выводы работы в
течение 2017-2018 гг. были представлены на научных конференциях: XIII
Международная научно-практическая конференция «Татищевские чтения:
актуальные проблемы науки и практики» (Орел, февраль 2017 г.); Гайдоровские
чтения в Орле (Орел, 11-12 апреля 2017 г.); Международная научная конференция
«Россия и Словения: опыт военного прошлого во имя мирного будущего» (Орел,
сентябрь 2018 г.).
Материалы диссертационного исследования были опубликованы в
следующих публикациях: в 3 монографиях общим объемом 39,5 п.л., в 7 статьях
общим объемом 4,1 п.л., в том числе в 3 статьях общим объемом 2,1 п.л. в
журналах, рекомендованных ВАК Министерства науки и высшего образования
РФ для публикации основных результатов исследования.
Структура работы. Исследование основано на проблемно-
хронологическом принципе и состоит из введения, трех глав, состоящих из 9
параграфов, заключения, списка источников и литературы.
54

Глава 1. Деятельность И.Г. Старинова по развитию теории и практики


партизанского движения в СССР и Европе в 1930-е гг.

1.1. Методологические и теоретические проблемы изучения теории и истории


партизанского движения.

Следует отметить, что партизанское движение в России имеет довольно


глубокие исторические корни. Cтихийно началось вооруженное сопротивление
русского народа французским оккупантам в период Отечественной войны 1812
года, а затем было поддержано со стороны правительства и регулярных войск.
Несколько иной характер носила партизанская борьба в период Гражданской
войны 1918-1922 годов в России, тогда на территории страны шла борьба, которая
велась против германских оккупационных войск (до 1918 г.), стран Антанты (в
1918-1922 гг.) и между разными политическими группировками самой России. В
тот период выделяются три направления партизанского движения – красное,
белое и повстанческое. Деятельность красных партизанских отрядов в большой
степени координировалась ЦШПО - Центральным штабом партизанских отрядов,
который позднее был преобразован в Особое разведывательное отделение
Оперативного отдела Полевого штаба Реввоенсовета республики (РВСР).
Относительно немногочисленные белые партизанские отряды находились в тылу
Рабоче-Крестьянской Красной Армии и действовали разобщенно, и только на
местном уровне решали тактические задачи. В отличие от красного партизанского
движения, имевшего широкую социальную базу, белые партизаны могли
опираться лишь на немного численные социальные слои, сочувствовавшие целям
белого движения. Третью группу партизан составляли партизанско-повстанческие
формирования, боровшиеся, как с красными, так и с белыми, и с интервентами.
55

Эти стихийные отряды, состоящие по большей части из крестьян и


деклассированных элементов, были полностью разгромлены частями РККА.
Партизанское движение становится важной составляющей военных
действий в нашей стране в период Гражданской войны. Так, в 1920 г. часть войск
Врангеля (6.000–8.000 человек) вела сражения с партизанами и в этой связи не
имела возможности участвовать в сражениях на Южном фронте, это сыграло
свою роль в поражении Белой армии. Красное партизанское движение становится
одним из важных факторов, которые обеспечили победу РККА.
Отметим, что в период Гражданской войны командиры партизанских
отрядов получали инструкции не только из ЦШПО, но и координировало свою
деятельность с партийно-государственными органами власти и органами
государственной безопасности. Так, Г.А. Фролов - командир партизанского
отряда из Бобровского уезда Воронежской губернии пишет о своем командовании
партизанским отрядом и подчинялся ревтрибуналу и ВЧК79. То есть руководитель
красного партизанского отряда непосредственно подчинялся органу судебной
власти – ревтрибуналу и координировал свою работу с органом государственной
безопасности – ВЧК.
После своей победы в Гражданской войне руководство Красной Армии
широко использовало полученный опыт. С учетом такого опыта строилась и
стратегия военных действий на случай вероятного начала новой войны. В том
случае, когда совершалось нападение противника на СССР вражеские войска
после перехода границы и углубления в советскую территорию, должны были
попасть на заранее подготовленные укрепленные районы, а затем увязнуть там в
позиционной войне, богатый опыт которой был получен еще в ходе I Мировой
войны 1914-1918 годов. В тылу врага, как предусматривала советская стратегия, в
это время должна развернуться партизанская война. В результате этого войска
противника вскоре лишались свежих пополнений, подвоза продовольствия и
боеприпасов, и были вынуждены отступать. При этом стратегия предусматривала,

79
См.: Разиньков М. Лев Троцкий: брат за брата// Родина. 2018. № 6 (618)// (URL: http://www.
https://rg.ru/2018/05/31/rodina-brat-trockogo.html).
56

что вместе с противником отходят и партизанские отряды, и объединения,


которые продолжают осуществлять в его тылу свои диверсии.
В киевской школе М.К. Кочегарова в 1929 г. И.Г. Старинов (1900-2000)
занимался подготовкой подпольщиков-диверсантов, которые предназначались для
вывода из строя участков железных дорог в случае оккупации этих территорий
противником. Затем последовала служба в отделе Главного Разведуправления при
Генеральном Штабе РККА. В этот период он активно работал над проблемой
создания на территории СССР баз снабжения, создаваемых для того, чтобы при
нападении противника иметь возможность быстро создать массовое партизанско-
диверсионное движение в тылу неприятеля и снарядить партизан всем
необходимым для жизни и военных действий. Эта система была достаточно
хорошо продумана, рассчитана как на оборонительные, так и на наступательные
действия. Базы снабжения закладывались как на территории СССР, так и вне ее.
Лучше всего проблемы партизанско-диверсионного движения известны
профессионалам своего дела, при столкновении разных точек зрения они
освещаются ярче всего. И.Г. Старинов являлся одним из числа таких
профессионалов, который, «еще с начала 1930-х гг. готовил партизанские кадры».
Все подобные споры в период Великой Отечественной войны оставались за
порогом служебных кабинетов, впрочем, и после окончания военных действий
идеологический контроль коммунистической партии открытого обсуждения
многих внутренних проблем страны не допускал, в это число входили и проблемы
партизанско-диверсионного движения.
Архив И.Г. Старинова, который находится на хранении в фондах
Российского государственного военного архива в его личном фонде, дает
возможность на документальной основе рассмотреть некоторые из проблем
«внутренней кухни» партизанско-диверсионного движения, в частности, и
теоретического характера. Попробуем рассмотреть их на примере
противоположных точек зрения П.К. Пономаренко - начальника Центрального
штаба партизанского движения и самого И.Г. Старинова.
В своем письме от 28 апреля 1975 г. в адрес руководства страны,
57

написанном в связи с приближающейся детой 30-летия Победы полковник


И.Г. Старинов выразил обеспокоенность тем, роль партизанского движения
принижается в связи с выходом в свет брошюры «Непокоренные» генерал-
лейтенанта П.К. Пономаренко, который на тот период работал преподавателем в
Академии общественных наук при ЦК КПСС. Илья Григорьевич сообщает, что
из-за принижения со стороны П.К. Пономаренко размаха партизанско-
диверсионного движения часть партизан не получила должных наград80. Таким
образом И.Г. Старинов поднимает вопрос о практическом разделении
«организованного» и «стихийного» партизанского движения на примере
распределения поощрений. Партизанские формирования, находящиеся под
контролем партийно-государственных органов, занимали преимущественное
положение, по сравнению с самодеятельными партизанскими отрядами. Можно
добавить, что и вся историография советского периода все внимание уделяла
именно организованной части партизанского движения.
В своем письме от 24 октября 1982 г. М.В. Зимянину - секретарю ЦК КПСС
И.Г. Старинов более подробно разбирает недочеты в произведении П.К.
Пономаренко. Следует отметить, что Старинов, Пономаренко и Зимянин к этому
времени были уже в пенсионном возрасте, каждый из них имел прямое
отношение к партизанско-диверсионному движению в период Великой
Отечественной войны и мог судить о проблемах по личному знанию предмета.
В этом письме М.В. Зимянину И.Г. Старинов пишет о том, что
издательством "Наука" готовилась к выпуску книга Пономаренко, бывшего
начальником Центрального штаба партизанского движения, посвященная
всенародной партизанской борьбе в тылу противника в Великой Отечественной
войне81. Старинов считал, что в этом труде содержалось немало существенных
ошибок, которые могли нанести существенный вред науке, «а приводимые тов.

80
См.: РГВА. Ф.40.973. Оп.1. Д.124. Л.9. Меркулов П.А. Илья Старинов. Сто лет секретной
жизни. – СПб. – Орел: издательство Среднерусского института управления - филиала
РАНХиГС, 2017. С.288.
81
См.: Пономаренко П.К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков 1941–
1945 гг. М.: Наука, 1986.
58

Пономаренко данные о численности и составе партизанских сил, результатах


действии партизан принижают подвиг советского народа и его Вооруженных Сил
в достижении победы над фашистской Германией»82.
Первый из тезисов И.Г. Старинова касался состава партизанско-
диверсионного движения. Он пишет, что Пономаренко партизанское движение
сводил исключительно к ведению боевых действий партизанскими отрядам вне
населенных пунктов. Таких партизан был 1 млн человек. Отмечает Старинов и
национальный перекос в работе Пономаренко, по методике которого в 1943 г. в
Белорусской ССР в партизанах было 152.800 чел. (около 1,9 % населения
оккупированных территорий), на территории Украинской ССР - 58,5 тыс. (0,17
%), что расценивается Ильей Григорьевичем как значительное занижение
масштабов партизанско-диверсионной борьбы83.
Под приведенные цифры И.Г. Старинов подводит политический вывод,
соответствующий должностному положению своего адресата. Он утверждает, что
методы подсчета Пономаренко приводят к ложному выводу о большем
патриотизме борющихся с фашизмом народов Франции, Югославии и других
оккупированных странах по сравнению с народами СССР84.
Следующий тезис И.Г. Старинова можно отнести уже к области
политической географии Советского Союза: П.К. Пономаренко «ставит
партизанское движение в определённую зависимость от географического фактора:
в оккупированных районах РСФСР было учтено свыше 250 тыс. партизан, на
Украине - 240 тыс.‚ в Белоруссии - 374 тыс.‚ в Латвии - 12 тыс., Литве - 10 тыс.‚
Эстонии - 7 тыс.‚ Молдавии - 2 тыс., Карелии - 5,5 тыс. Получается, что в
Белоруссии за всю войну в партизанском движении участвовало примерно только
4,7 % населения, на Украине - менее 0,9%‚ в оккупированных районах РСФСР -
около 0,9 %. Иными словами, в 1943 году на Украине, по методологии П.К.

82
Российский государственный военный архив (Далее – РГВА). Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 42. Л.1-2.
83
РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 42. Л.4-5.
84
См.: Меркулов П.А., Меркулов А.В., Филонов В.И., Саран А.Ю., Тюрин Е.А., Щеголев А.В.,
Пожидаев А.С. Илья Старинов. Биография в архивных документах. Т.1. Орел: издательство
Среднерусского института управления - филиала РАНХиГС, 2018. С.247.
59

Пономаренко, в партизанском движении в наиболее организованной острой


форме борьбы участвовало в три с лишним раза меньше, чем в Белоруссии»85. И
вновь следует политический вывод И.Г. Старинова, что Пономаренко порочит
дружбу народов СССР86. И.Г. Старинов подмечает явный перекос в позиции П.К.
Пономаренко, как историка партизанско-диверсионного движения в СССР, в
пользу лишь одной из 15 республик – Белорусской ССР87.
И 3-й тезис И.Г. Старинова несет в себе политический заряд. Автор письма
считает, что в научном труде П.К. Пономаренко имеет место принижение роли
рабочего класса в развитии всего партизанского движения и противопоставление
деревни городу88.
По ходу этого своеобразного заочного спора И.Г. Старинов затрагивает
очень чувствительный вопрос об искажении отчетности в документах
Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) в годы Великой
Отечественной войны. Он утверждает, что «Приводимые тов. Пономаренко
данные о численности партизан по республикам, сводящиеся к численности
партизанских формирований, базировавшимися вне занятых врагом городов, по
сути отражают лживые утверждения в отчете оперативного отдела ЦШПД,
составленного в марте 1943 г.»89.
И.Г. Старинову удается затронуть и некоторые другие болезненные
проблемы, накопившиеся в историографии партизанско-диверсионного движения,
в том числе, и вопрос о резком преувеличении в официальной отчетности
результатов боевых действий, предпринятых советскими партизанами. И.Г.
Старинов, считает, что если бы приведенные в работе П.К. Пономаренко данные
полностью соответствовали реальной положению дел, то «противник не мог бы
доставлять на фронт боеприпасы и горюче-смазочные материалы, а все
поставленное было бы уничтожено в крупных складах. К сожалению, в
85
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 42. Л.14-15.
86
РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 42. Л.14-17.
87
РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 42. Л.18-19.
88
РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 42. Л.19-22.
89
См.: Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (Далее –
РЦХИДНИ). Ф.69. Оп.1. Д. 784.
60

действительности многие итоговые данные чрезмерно завышены и умаляют вклад


Советской Армии в разгром вермахта»90.
И.Г. Старинов приводит далее сведения не только из документов ЦШПД, но
и данные, предоставляемые Украинским штабом партизанского движения
(УШПД) для того, чтобы скорректировать партизанскую статистику, в результате
выяснилось, что «количество крушений поездов были на 10-20% меньше, чем
количество мин, взорвавшихся под поездами, в потери противника в живой силе,
убитыми и ранеными были в 10-12 раз меньше, чем доносили партизаны»91. При
этом в работе Пономаренко приводились завышенные цифры из партизанских
отчетов с игнорированием данных проверки.
Потомственному железнодорожнику И.Г. Старинову, а он сам имел еще и
профильное железнодорожное образование, а также защищенную диссертацию
кандидата наук по теме: «Минирование железных дорог», и богатую личную
практику 1920-1940-х годов, тема диверсий железных дорогах была особенно
близка. По этим причинам И.Г. Старинов являлся несомненно признанным
экспертов в этом вопросе. Отметим, что и в партизанской отчетности наиболее
весомой строкой для руководства были именно «железнодорожные показатели».
Эти обстоятельства заставляют с полным доверием относиться к его словам
относительно того, что товарищ Пономаренко в значительной степени
преувеличил нанесенный партизанами урон противнику относительно
железнодорожной сети, то есть подорванных мостов, рельсов и сожжения
крупных складов с оружием и провиантом92. Данные, приводимые Пономаренко,
в 4 раза завышали действительные потери противника по рельсам и в 6 раз по
разгромленным партизанами железнодорожным станциям.
Следующим пунктом в своем критическом анализе полковник И.Г.
Старинов берет отчетность о партизанских трофеях: «Тов. Пономаренко пишет о
том, что захваченные партизанами трофеи - стрелковое вооружение, боеприпасы,
снаряжение, продовольствие и другое военно-техническое имущество не
90
РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 42. Л.23-26.
91
РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 42. Л.26.
92
РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 42. Л.27-28.
61

поддаются учету93. В действительности мы знаем, что трофеи обеспечили лишь


5% потребности партизан»94.
Некоторые из механизмов искажения партизанской отчетности, которые в
свое время применялись П.К. Пономаренко, также были разоблачены И.Г.
Стариновым. Илья Григорьевич использовал в этих целях показатели самой
массовой операции - «Рельсовая война»: «Тов. Пономаренко утверждает, что в
июне-августе 1943 г. на территории тылового района группы армий Центр имело
место 33.569 боевых акций партизан и подпольщиков, хотя всего по данным
самих партизан акций было не более нескольких сот. Резкое преувеличение
результатов действий партизан только подрывает их подвиг»95. В данном случае
И.Г. Старинов разоблачил применение Пантелеймоном Кондратьевичем приема
«двойного учета» одних и тех же действий в разных разделах отчетной таблицы, а
также подтасовку сведений о количестве испорченных рельсов и числе
диверсионных операций.
Следует отметить, что все горячие протесты и разоблачения И.Г. Старинова
отдельных положений из опубликованных или готовящихся к печати книг и
брошюр П.К. Пономаренко, абсолютно никакого влияния не оказывали ни на
содержание трудов Пантелеймона Кондратьевича по истории партизанско-
диверсионного движения в 1941-1945 гг. – периода военных событий на
территории Советского союза и стран, где Красная армия вела наступательные
бои, ни на жизненный путь их автора, несмотря на то, что послания Ильи
Григорьевича направлялись в адрес руководителей страны.
В результате можно заключить, что работы по истории партизанско-
диверсионного движения на оккупированных территориях регионов Советского
Союза в 1941-1944 гг. продолжают вызывать горячие споры и десятилетия спустя
- в 1970-1990-е годы, даже между непосредственными руководителями партизан,
которыми являлись П.К. Пономаренко и И.Г. Старинов. Пономаренко, как

93
Пономаренко П.К. Непокоренные. (Всенародная борьба в тылу фашистских захватчиков в
Великую Отечественную войну). М.: Знание, 1975. С.57.
94
РГВА. Ф. 40973. Оп. 2. Д. 42. Л.17.
95
РГВА. Ф. 40973. Оп. 2. Д. 42. Л.29-30.
62

партийно-государственный чиновник, оказавшись во главе руководства


Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД), пользовался
всесторонней поддержкой И.В. Сталина, при этом мнение по актуальным
вопросам, высказанное таким профессионалом партизанско-диверсионной войны,
коим являлся заместитель Пономаренко - И.Г. Старинов или не доходило до
высшего руководства, или не принималось им во внимание. Подобное отношение
сохранялось, как в период войны, так и в послевоенные десятилетия при анализе
ее итогов.
И.Г. Старинов настаивает на едином подходе ко всем участникам
партизанско-диверсионной борьбы против врага в его тылу, независимо от
географического места действия - город или деревня, леса или болота. Но П.К.
Пономаренко считает настоящими партизанами исключительно бойцов из лесных
массивов, к сожалению, его точка зрения дожила до наших дней и нередко
проявляется не только в популярных произведениях, но и в некоторых научных
трудах. В период господства упрощенной марксистской классовой теории
подобное противопоставление вызывало и «классовое противоречие»: если
подход, применяемый П.К. Пономаренко, автоматически выдвигал на передний
план партизанского движения крестьянство, то И.Г. Старинов не соглашался с
отстранением рабочих и других горожан на второстепенные роли.
Полковник И.Г. Старинов призывает также применять равный подход в
отношении партизан из разных регионов и республик СССР, однако П.К.
Пономаренко, в 1938-1947 гг. руководитель Белорусской ССР, упорно доказывает
особенную доблесть преимущественно белорусских партизан. К сожалению, его
позиция в наше время нередко определяет массовые представления о
партизанско-диверсионном движении периода Великой Отечественной войны
1941-1945 гг.
Кроме того, И.Г. Старинов затрагивал чрезвычайно болезненную для
историографии Великой Отечественной войны проблему приписок в отчетности
партизанского движения. Старинов доказательно разоблачил многие «дутые»
цифры, касающиеся успехов партизан и потерь оккупантов. Он посчитал
63

оскорблением для настоящих партизан такие приписки в отчетности их


руководителей. Но опытный и высокопоставленный партийно-государственный
функционер П.К. Пономаренко посчитал, что лучше перехвалить себя - «кашу
маслом не испортишь», чем обделить в отчетных показателях, как в боевых
условиях, так и в своих послевоенных исторических произведениях,
издававшихся массовыми тиражами.
В итоге, проанализированная в нашем исследовании заочная дискуссия П.К.
Пономаренко и И.Г. Старинова продемонстрировала разные подходы со стороны
военного и политика. Стороны преследовали разные цели при обращении к
одному предмету - истории партизанско-диверсионного движения периода
Великой Отечественной войны. Если для представителя военных кругов И.Г.
Старинова история являлась материалом для того, чтобы извлечь боевой опыт,
который поможет победить врага в будущих войнах, а также спасет жизни бойцов
в тылу врага. Илья Григорьевич подходит к истории, как к прикладной задаче,
требующей объективного анализа. В отличие от него, история для П.К.
Пономаренко является как бы пластичным материалом, из которого можно
вылепить дополнительный политический капитал. По нашему мнению, такое
произвольное обращение с материалом отечественной истории, в конечном счете,
становится базой для фальсификации важнейших страниц из истории нашей
Родины. Причем, фальсификация, направленная, как мнится ее авторам, на
возвеличивание своих побед, служит оправданием для наших идеологических
противников, которые свои фальсификации строят на уничижении России. А в
конечном итоге подрывается вера в любое знание об истории, а историческая
наука в общественном мнении превращается в один из видов политически
ангажированной публицистики.
64

1.2. Роль И.Г. Старинова в обучении партизанско-диверсионных кадров


в СССР и Коминтерне в рамках подготовки «мировой революции»

В октябре 1917 г. к власти в России пришли большевики под лозунгом


«мировой революции». Захват власти в нашей стране В.И. Ленин рассматривал
лишь в качестве начального и переходного этапа к революциям в других, как
считалось, более развитых странах Западной Европы. Революционная волна,
действительно, прокатилась в 1918-1919 гг. по территориям бывших Германской
империи и Австро-Венгерской империи, потерпевших поражение в I Мировой
войне, а в германской Баварии и в Венгрии, обретшей свою самостоятельность,
дело дошло до провозглашения советских республик по примеру Советской
России.
По директивам из российского центра в регионы нашей страны мы можем
судить относительно настроений в правящей партии. В конце сентября 1923 года
всем губернским комитетам РКП (б) было отправлено письмо закрытого
характера. Письмо пришло из ЦК компартии. Его наименование звучало так: о
«близости и неизбежности германской революции». Письмо завершалась словами
о том, что только победа революции в Германии сможет приблизить коммунизм96.
Затем в середине октября этого же года было направлено новое письмо, в которых
шла речь о том, что участились нападения на советскую территорию со стороны
границы Польши. Помимо этого, приводились данные об убийстве
пограничников и жителей, проживающих на приграничных районах. Завершалось
это послание подтекстом о том, что будет скорая война и революция нетолко в
Европе, но и в мире97.
Лидеры Второго Интернационала – международного объединения социал-

96
Государственный архив общественно-политической информации Воронежской области
(Далее – ГАОПИ ВО). Ф.1. Оп.1. Д.708. Л.1.
97
См.: Саран А.Ю. Россия, Советский Союз и внешний мир в 1920-е гг.// Саран А.Ю. Собр.
научных трудов в 9 тт. Т.1. Вопросы истории России. Орел: издательство «Картуш», 2008.
С.586.
65

демократов пришли к власти к началу 1920-х гг. в большинстве стран Западной


Европы, с их точки зрения, все задачи, стоящие перед национальными
революциями уже выполнены, а поэтому нет необходимости поддерживать
восстания рабочих в Венгрии и Баварии. Англия, Франция и США - страны-
победительницы стабилизировали собственное положение за счет проигравших и
смогли через подавление восстаний коммунистов левых и социалистов на Западе
и в центре Европы, укрепить положение своих либерально-буржуазных
правительств.
По инициативе РКП(б) в Советской России 2 марта 1919 г. представители
левых социалистов и коммунистов, представляющие 21 страну, создали
Коминтерн - III Коммунистический Интернационал. В.И. Ленин первоначально
планам предполагал перенесение центра «мировой революции» из Советской
России в Германию или другую страну Западной Европы. Однако, вопреки вождю
большевиков именно России пришлось возглавить революционный процесс. В
роле руководящего органа Коминтерна выступил Исполнительный комитет
(ИККИ). Председателем исполкома был избран ближайший друг Ленина
Г.Е. Зиновьев (1883-1936), который до 1925 г. возглавлял штаб «мировой
революции», затем на 2 года Н.И. Бухарин сменил его, а в 1928-1943 гг.
последовательно В.М. Молотов, И.А. Пятницкий, Д.З. Мануильский, Г.М.
Димитров, О.В. Куусинен сменяли друг друга на посту руководителя Коминтерна.
Потомок руководителя ИККИ - В.И. Пятницкого сообщает, что Коминтерн
«видимую часть и невидимую, строго засекреченную»98.
В Европе «мировая революция» не состоялось несмотря на все ожидания
большевиков. Казалось, она начиналась в 1918 г., но превосходящими
консервативными силами была подавлена уже в 1919 г. Руководство Советской
России и Коминтерн переносят, было, свою активность на Восток, где в Китае,
Афганистане, Турции, Персии (Иране) также идут революционные процессы.
Коминтерн и Советская Россия пытаются оказать посильную поддержку
национально-освободительным силам в этих странах Востока, но к концу 1920-х
98
Пятницкий В.И. Осип Пятницкий и Коминтерн на весах истории. Минск: Харвест, 2004. С.10.
66

гг. пламя революционного пожара затухает и здесь.


В Советском Союзе на фоне затухания революционного движения по всему
миру побеждает группировка И.В. Сталина в ходе ожесточенной
внутрипартийной борьбы. Победители обвиняют в поражении «мировой
революции» Л.Д. Троцкого и Г.Е. Зиновьева (последний лишился в 1926 г. поста
председателя ИККИ), всех сторонников этих политиков – своих соперников за
влияние в ВКП(б). Одновременно происходит смена знаков в восприятии Запада,
если ранее от него ожидали поддержки Советской России, то теперь наступает
период осознанного противостояния. Советское руководство в новых условиях
готовится к активному влиянию на положение вещей в мире, Коминтерн,
используя государственные ресурсы СССР, ведет подготовку к грядущим
революциям, создает коммунистические партии по всему мира и всеми
средствами поддерживает их.
Советский Союз поддерживает и стимулирует мировое коммунистическое
движение по нескольким направлениям. В частности, по инициативе советской
стороны были создан молодежный орган Коммунистический Интернационал
молодежи (КИМ). Затем была сформирована Международная организация
помощи революционерам (МОПР), а потом Крестьянский Интернационал
(Крестинтерн), Спортинтерн, Филателистический Интернационал и еще ряд
международных организаций, которые базировались в СССР.
При Коминтерне и его Исполкоме были созданы учебные заведения. В
частности, был учрежден Университет трудящихся имени Сунь Ятсена (УТК, с
1928 г. – КУТК), а потом Коммунистический университет трудящихся Востока
(КУТВ) и Международная ленинская школа.
Кадры для грядущих революций должны были владеть и военной
подготовкой в Военной школе при Исполкоме Коминтерна99. Как пишет
Н.И. Бондарев, о строго засекреченных подразделениях Коминтерна (Спецотделе,
Отделе партийного строительства и др.) и подразделениях абсолютно секретных,

99
См.: Пятницкий В.И. Осип Пятницкий и Коминтерн на весах истории. Минск: Харвест, 2004.
С. 266, 267, 270.
67

таких, как военные школы, о них всего не знали даже члены Президиума
Исполкома100. И.Г. Старинов становится одним из преподавателей абсолютно
секретной военной школы Коминтерна.
В киевской школе Кочегарова в 1929 г. И.Г. Старинов готовил диверсантов-
подпольщиков. В этой связи Старинов вынужден был довольно часто прибывать в
городе Харьков. Здесь он посещал штаб, чтобы изучать необходимую для работы
документацию. Эта работа была очень важной, в связи с этим за деятельностью
Ильи Григорьевича шло наблюдение со стороны П.П. Лебедева, который был
начальником штаба Украинского военного округа, а также И.Э. Якира –
командующего военным округом.
В завершении 1929 года были завершены комплексные мероприятия по
обустройству районов, расположенных в непосредственной близости от границы.
Помимо этого, в военном округе были сформированы специальные подрывные
команды. Их число насчитывало около 60 формирований. В общей сложности
около 1.400 бойцов- подрывников. Для функционирования подрывных команд
были сформированы десятки складов с взрывчатыми веществами. Проводилась
работа по исследованию мостов. Было приготовлено около 1640 заряженных
готовых к действию снарядов. Для этого были заготовлены тысячи взрывателей, а
также зажигательных трубок. Они были способны были быть приведены в
действие при мгновенной необходимости. Велась работа по созданию минно-
взрывных заграждений, которыми усиливались укреп районы.
Целью проведенной работы было достижение создания преграды для
наступающих войск, причем малыми силами. За счет эффективной, продуманной
системы минно-взрывной деятельности. Дополнительно ко всему учитывались
особенности местности и дорог, грунтового исполнения.
Помимо этого, велась работа по созданию системы организации
заградительных элементов на приграничных районах. Все это велось с учетом
минно-подрывной деятельности. В прицел брались железнодорожные узлы.

100
См.: Бондарев Н.В. Московские годы Иосипа Броза Тито: предыстория партизана// Доступ:
www:https://riss.ru/analitycs/1061 (проверено 19.12.2017).
68

Разработанная система требовала организации сопроводительной литературой.


Для этого были сформированы и опубликованы специальные брошюры
«Наставление» (красная книга) и «Положение» (зеленая книга). В первой книге
под названием «Наставление» шла речь о методах подготовки диверсионных
мероприятий на железнодорожных мостах, путях и разъездах. Обобщение опыта в
теоретической части позволило бойцам эффективнее ориентироваться на
практике при закладке мин. В «Положении» же шла речь об эффективном
уничтожении объектов на железной дороге. Приводились расчеты сил и
необходимых средств согласно поставленным задачам по полному или
частичному уничтожению стратегических объектов. В методичке шел анализ
необходимых количеств минно-взрывных средств и материалов, которые должны
были быть расположены неподалеку от стратегических объектов. Расстояние от
границы по проведенным мероприятиям обозначалось протяженностью от 60 до
100 км.
Интересно, что инструкторы в ходе проведения занятий с командирами
подрывных подразделений делали акцент на том, что вопрос о подготовке
заграждений (разрушений) нужно решать на основе взвешенной оценки
последствий. При этом проходящим инструктаж командирам подрывников
ставилась в некотором роде парадоксальная задача. С одной стороны, требовалось
обеспечить полную невозможность использования противником взорванного
объекта, но, с другой, объект требовалось разрушить таким образом, чтобы в
случае контрнаступления наших войск его можно было бы восстановить в самые
кратчайшие сроки. Собственно, талант Старинова как «бога диверсий» в том и
проявился, что Илья Григорьевич находил множество неординарных вариантов
решения упомянутой парадоксальной задачи.
Поляк Кароль Сверчевский (1897-1947) – коммунист, выпускник Основного
факультета Военной академии имени М.В. Фрунзе, был уроженцем Российской
империи, в 1931-1934 годах возглавлял секретную военно-политическую школу,
где преподавал И.Г. Старинов. Сверчевский был весьма примечательной
личностью, хотя о нем мало известно в современной России. И.Г. Старинов
69

встречался со Сверчевским в школе при Исполкоме Коминтерна, далее - в


Испании. Будучи коренным варшавянином и настоящим польским патриотом, он
связал свою судьбу с военной службой. Сверчевского призвали в царскую армию
в 1916 году, тогда Польша входила в состав Российской империи. После
отделения Польши от России в ходе Первой Мировой войны Кароль Сверчевский
решает остаться в России. Он добровольцем записался в Рабоче-Крестьянскую
Красную Армию и дослужился до должности командира батальона. Более того, в
1920 г. он добровольно участвовал в боях на Западном фронте против Польши в
составе армии М.Н. Тухачевского. Сверчевский в 1924-1927 гг. был курсантом
Академии Генерального штаба РККА (в прошлом – Николаевской военной
академии, с 1925 г. - Военной академии имени М.В. Фрунзе). В июне 1936 г. под
псевдонимом «генерала Вальтера» он отправляется в Испанию для борьбы с
фашистами. Здесь Сверчевский со 2 декабря 1936 г. командует 14-й
интернациональной бригадой, а с 16 февраля 1937 г. - 35-й дивизией армии
Испанской республики. Он участвует в обороне Мадрида, Уэскской, Брунетской
операциях, воюет в Тэруэле, Арагоне, руководит войсками в десятках сражений.
В мае 1938 г. Сверчевский возвращается из Испании и больше года дожидается
назначения на новую должность – его родной брат Максим был арестован, и
судьба Кароля висела на волоске. Наконец, в июне 1939 г. Старинов стал старшим
преподаваем кафедры общей тактики Военной академии имени М.В. Фрунзе, к
этому времени он находится в звании генерал-майора. После начала Великой
Отечественной войны Сверчевский уходит на фронт командиром стрелковой
дивизии, воюет под Москвой, Харьковом, получает тяжелое ранение. После
излечения руководит военно-учебными заведениями – пехотным училищем,
филиалом курсов «Выстрел». В августе 1943 г. Сверчевский назначается
заместителем командира, сформированного в СССР, 1-го польского армейского
корпуса, с 8 августа 1944 г. занимает должность командующего 2-й армией
Войска Польского. Генерал-лейтенант Сверчевский сам и формировал ее. Со
своей армией он освобождает Польшу, Чехословакию, воюет в Германии. На
банкете по поводу Парада Победы генералиссимус И.В. Сталин произнес такой
70

тост в честь Кароля Сверчевского: «За лучшего русского генерала в польской


армии!» К 1947 году Кароль Сверчевский занимал должность заместителя
министра обороны Польской Народной Республики и был убит украинскими
националистами, которые скрывались на территории Польши. Имя Сверчевского
было присвоено академии Генерального штаба Польши, проспекту в Варшаве.
Российский историк, доктор исторических наук, профессор П.А. Меркулов
отмечает: «Жаль только, что такие героические личности - настоящие воины до
мозга костей, как генерал Сверчевский, предаются сегодня польскими властями
забвению в угоду своим политическим амбициям»101.
Кароль Сверчевский пишет о программах секретной военно-политической
школы Коминтерна по обучению курсантов в начала 1930-х годов, которые
включали политический раздел, который занимал 25 % учебного времени;
военно-политический раздел (15 %); общая тактика (25 %); военная техника (30
%) и партийная техника (5 %)102. То есть курс минно-подрывного дела, который
вел И.Г. Старинов был составной частью раздела «г» - военная техника, который в
целом занимал 30% учебного времени курсантов школы.
С 15 февраля 1930 года И.Г. Старинов находится в распоряжении
руководства IV (разведывательного) управления Штаба Красной Армии103 и был
прикомандирован к IV (разведывательному) отделу (во главе с начальником
Г.И. Бааром) штаба Украинского военного округа, командующим которым в то
время являлся И.Э. Якир. Сотрудники отдела были заняты по линии 5-го отдела 4-
го Управления Генерального штаба Красной армии вопросами подготовки
партизанской борьбы. У Старинова была узкая специализация - подготовка
подрывников-саперов. Илья Григорьевич на территории штаба округа в Харькове
преподавал партизанам минно-подрывное дело. Старинов создает еще и
мастерскую-лабораторию для конструирования мин для партизанских целей.
Старинов в дальнейшем отмечал, что все три года в данных школах шло

101
Меркулов П.А. Илья Старинов. Сто лет секретной жизни. – СПб. – Орел, 2017. С.110-113.
102
Цит. по: Бондарев Н.В. Московские годы Иосипа Броза Тито: предыстория партизана//
Доступ: www:https://riss.ru/analitycs/1061 (проверено 19.12.2017).
103
Российский государственный военный архив (Далее – РГВА). Ф.40.973. Оп. 1. Д. 3. Л.2.
71

улучшение системы техники работы на коммуникационных путях. Оттачивалась


техника и ведение диверсионной деятельности104. Илья Григорьевич в этот период
изобрел массу специальных минно-подрывных средств которые позднее были
применены в Испании и в ходе 2-й Мировой войны105.
Для школы Кароля Сверчевского оказались востребованы как раз такие
знания, навыки, способности И.Г. Старинова, поскольку секретная военно-
политическая школа Коминтерна готовила бойцов для будущих революционных
армий. Большая часть курсантов этих школах затем успешно отличилась в
конфликтах, которые были как в Польше, Испании, Вьетнаме и Китае106.
Исполком Коминтерна обслуживал, в частности, отдел по подготовке к
партизанской войне Разведывательного управления при Генеральном Штабе
Красной Армии (начальником управления являлся Я.К. Берзин). И.Г. Старинов с
марта 1933 г. состоит сотрудником этого отдела, комбриг М.Ф. Сахновская была
начальником отдела.
Мирра Сахновская, которая была начальником И.Г. Старинова - служила в
Разведовательном управлении Полевого штаба Красной армии с 1924 г. Затем
была советником потом в Китае, получила звание комбрига. На должность
начальника учебного отдела Военно-технической академии РККА В 1932 г.
Мирра Сахновская была назначена в 1932 г. Тогда она получила категорию К-11 -
комдива, это соответствует званию генерал-майор в современной армии. В ходе
внутрипартийных дискуссий 1924-1929 гг. Сахновская поддержала Л.Д.
Троцкого, за это ее подвергали репрессиям – последовали аресты, а затем и
ссылка. Поскольку она была ценным сотрудником, в ней нуждались и
использовали в военной разведке в 1930-е гг. И.Г. Старинов вспоминал, как
постепенно сворачивалась работа по подготовке партизанско-диверсионных
кадров. Илья Григорьевич отмечал, что Кароль Сверчевский говорил, что

104
РГВА. Ф.40.973. Оп. 1. Д. 6. Л.6.
105
См.: РГВА. Ф.40.973. Оп. 1. Д. 10. Л.1.
106
Пятницкий В.И. Осип Пятницкий и Коминтерн на весах истории. Минск: Харвест, 2004. С.
271.
72

руководству виднее и, тем самым, пытался выровнять обстановку107.


И.Г. Старинов отметил, небольшой масштаб этой школы Коминтерна в
начале 1930-х годов, что говорит о «штучной» подготовке курсантов, которых
готовили на роль партизанских руководителей108. И.Г. Старинов оценивал
московскую школу Коминтерна в качестве высшего звена в целой системе
подготовки партизанско-диверсионных кадров для мирового коммунистического
движения.
Школа Кароля Сверчевского, располагалась в Москве на Пятницкой улице.
Здесь в течение 1933-1935 годов И.Г. Старинов успел подготовить из
коммунистов 51 командира диверсантов и еще дюжину инструкторов по
диверсионной тактике и технике109, среди них были 32 китайца, 17 поляков, а
также 14 руководителей, в том числе Вильгельм Пик, А. Завадовский»110
(Завадский), а также итальянец Пальмиро Тольятти.
В двух группах И.Г. Старинов готовил китайских коммунистов для
партизанской войны. Как он вспоминал, даже Мао Цзэдун пользовался
впоследствии его материалами111.
Старинов также читал лекции по минно-подрывному делу руководителям
зарубежных коммунистических партий, которые входили в состав Коминтерна.
Среди высших руководителей коммунистического движения круг его общения
был довольно обширен: француз Морис Торез, болгарин Георгий Димитров,
испанка Долорес Ибаррури, итальянец Луиджи Лонго, серб Иосип Броз Тито и
многие другие. Со многими Илья Григорьевич много лет состоял в постоянной
переписке и в последующие годы. Например, Илья Григорьевич в августе–
сентябре 1967 года ездил в Югославию, где маршал И.Б. Тито называл его «Богом
диверсий» при личных встречах. Здесь он встречался со своим другом по

107
Старинов И.Г. Записки диверсанта. Кн. 1. М.: Вымпел, 1997. С.40-41.
108
РГВА. Ф.40.973. Оп. 2. Д. 17. Л.16.
109
РГВА. Ф.40.973. Оп. 1. Д. 10. Л.5.
110
РГВА. Ф.40.973. Оп. 1. Д. 10. Л.1.
111
РГВА. Ф.40.973. Оп. 2. Д. 17. Л.16-17.
73

испанской гражданской войне И. Харишем, который стал уже генерал-майором112.


А Долорес Ибаррури говорила при вручении медалей ветеранам интербригад,
супруги Стариновым также были отмечены медалями с соответствующими
удостоверениями113. Илья Григорьевич вместе с супругой учили свою внучку
испанскому языку, поддерживая семейные традиции международных связей.
Мы видим, таким образом, что И.Г. Старинов, не претендуя на роль
политика или теоретика «мировой революции», а в качестве практического
специалиста, готовящего партизанско-диверсионные кадры, обучая своих
слушателей минно-подрывному делу, принял прямое участие в работе секретной
военно-политической школы, руководимой Каролем Сверчевским, являвшейся
подразделением Исполкома III Коммунистического Интернационала. И.Г.
Старинов участвовал в подготовке политических и военных кадров для
зарубежных компартий. Его ученики готовились для грядущих революций и войн
в целях утопической идеи - создания «Всемирного Советского Союза». Эта
подготовка, полученная в Советском Союзе при помощи советской военной
разведки, вскоре понадобилась выпускникам школы для практических целей -
сражений с международным фашизмом и для национально-освободительных
движений против колониализма. Пусть эти задачи и отличались от идеи «мировой
революции», однако их реализация содействовала достижению определенного
прогресса и справедливости в мире. А деятельность И.Г. Старинова была частью
одного из факторов воздействия Советского Союза на формирование
дипломатических отношений.

112
РГВА. Ф. 40973. Оп. 2. Д. 3. Л. 8.
113
См.: Меркулов П.А. Илья Старинов. Сто лет секретной жизни. – СПб. – Орел, 2017. С.306.
74

1.3. Участие И.Г. Старинова в партизанско-диверсионной работе в ходе


Гражданской войны в Испании в 1936-1939 гг.

Сводка погоды в Испанской республике 18 июля 1936 г. содержала


условную фразу: «Над всей Испанией безоблачное небо». Это был
закодированный сигнал для начала фашистского мятежа. Возглавляемые
генералом Франко, фашистские войска выступили против законно избранного
правительства, сформированного Народным фронтом. Мятежное выступление
было разгромлено, но на помощь своим идейным единомышленникам поспешили
фашисты из Германии и Италии. Для Франко была направлена военная техника, и
войска. Этот конфликт стал первым крупномасштабным военным столкновением
в Европе после окончания I Мировой войны 1914-1918 гг.
В мире было развернуто широкое движение по защите республики в
Испании от международного фашизма. Уже октябре–ноябре 1936 г.
интернациональные бригады антифашистов двинулись на территорию Испании. В
них находились добровольцы самых разных национальностей: немцы, англичане,
американцы, французы, венгры, евреи, поляки - всего 35.000 бойцов из 54 стран.
Советский Союз тоже направил своих добровольцев в Испанию, это были
летчики, танкисты, артиллеристы, разведчики, политработники, журналисты.
Опыт, полученный в партизанской борьбе, а также специальная техника,
разработанная в начале 1930-х гг. для партизан, масштабно и довольно
эффективно были использованы в период Гражданской войны в Испании (1937–
1939 гг.), участником которой стал Илья Григорьевич Старинов. Собственно,
именно в Испании получили практическое применение знания и опыт,
полученные в партизанских школах будущими руководителями формирований
партизан и диверсантов в Великой Отечественной войны.
Летом 1936 г. И.Г. Старинов подает рапорт наркому обороны, в котором
содержится просьба о направлении в Испанию для участия в Гражданской войне
на стороне республиканцев. К рапорту прилагалась докладная записка «К вопросу
75

о ликвидации фашистского мятежа в Испании», в которой содержалось подробное


изложение мыслей Ильи Григорьевича относительно возможностей обучения
солдат республиканских войск диверсионным и партизанским делам в тылу
врага114.
Начальник разведовательного управления Я.К. Берзина рапорт был
удовлетворен
10 ноября 1936 г. он заполняет совершенно секретный анкетный лист в
Разведывательном управлении Генштаба РККА, где указывает свой псевдоним
«Островский», а в его деле отмечается псевдоним «Илья». Указывает, что болен
ревматизмом; 14 ноября 1936 г. – Особый отдел НКВД секретной справкой
сообщает комкору Урицкому в Разведывательное управление РККА, что
компрометирующих данных на Старинова Илью Григорьевича не имеется; 17
ноября 1936 г. – Старинов подписывает совершенно секретное обязательство по
сохранению тайны в своей работе и работе своих товарищей по командировке.
Военный опыт Ильи Григорьевича удовлетворил столичных специалистов,
курировавших отправку добровольцев в Испанию. Правда, был неясен вопрос с
испанским языком, которым Старинов не владел. Решить эту проблему оказалось
возможным, и Старинову откомандировали переводчицу Анну Корниловну
Обручеву115. Это была молодая, высокая, красивая девушка, к которой Илья
Григорьевич проявил не только служебный интерес. После возвращения из
заграничной командировки они поженятся и вместе проживут почти полвека. К
публичности Анна Корниловна не стремилась, но оставила интересные
воспоминания, которые были опубликованы116. Старинов и Обручева отправились
из Москвы с Белорусского вокзала на поезде «Москва – Столбцы» в сторону
советско-польской границы. В Столбцах Старинов и его спутница сделали
пересадку на поезд до Варшавы, откуда они должны были проследовать в Вену.
Проследовав через территории Австрии и Швейцарии, Илья Григорьевич и Анна

114
См.: РГВА. Ф. 40973. Оп. 2. Д. 53. Лл. 1-3.
115
См.: РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 201. Лл. 1-7.
116
См.: Старинова А.К. Наша союзница – ночь (Женщины в разведке) / Сост., предисл.,
коммент. А.Р. Дюкова. М.: Алгоритм, 2015.
76

Корниловна добрались до Франции. В испанских городах – Барселоне, Валенсии


добровольцев встречали цветами и приветствиями. Так было и в приграничном
Порт-Бу, откуда сразу по прибытии они отправились в Барселону.
Испанское республиканское Правительство дислоцировалось не в
Барселоне, а в Валенсии. Там же располагались и органы военного управления, с
которыми Старинову предстояло контактировать. От Валенсии Барселону
отделяли 350 км, к месту назначения прибыли к вечеру. Добровольцев встретили
и отвезли в гостиницу. В тот вечер Валенсия оказалась под бомбовым ударом
фашистской авиации.
Старинов оперативно смог отыскать в Валенсии добровольцев из
Советского союза. Первым, кого встретил Илья Григорьевич, стал Ян Карлович
Берзин, который упоминался ранее. Берзин («старик») являлся старшим
советником в армии республики. Даже в условиях своей сверх загруженности
Берзин смог уделить время Старинову. Он поставил Старинова перед фактом, что
пока не будет командировать его в Мадрид и намерен оставить его в Валенсии,
т.к. под Мадридом состояние военно-политической обстановки к тому времени
улучшилась117. Фашисты к тому моменту несли значительные потери, у них
начался моральный надлом. С другой стороны, оборону Мадрида силами
республиканцев постоянно совершенствовали, поэтому ее устойчивость быстро
возрастала. Столица постепенно становилась неприступной для франкистских
войск.
Как показали дальнейшие события, прогнозы Берзина в отношении
обороноспособности Мадрида были верны. Каудильо так и не смог овладеть
Мадридом до самого конца Гражданской войны. Тем не менее в других местах
боевых действий положение оставалось сложным.
Республиканская армию состояла из разрозненных отрядов. Эти
формирования были под руководством разных партий и комитетов. По этой
причине совестим советникам приходилась отлаживать коммуникативные основы

117
См.: Меркулов П.А. Илья Старинов. Сто лет секретной жизни. – СПб. – Орел, 2017. С.142.
77

взаимодействия отрядов. Старинов был назначен на должность инструктора-


подрывника.
Старинов отстаивал мнение, что мины являются не оборонительным, а
сугубо наступательным оружием и предложил организовать курсы по подготовке
диверсантов. Старинов считал, что следует создать как минимум один
специальный батальон, который будет действовать на путях сообщений в тылу
противника118. Хотя на первых порах это предложение было отвергнуто, но
Старинова пригласили в провинциальный комитет коммунистической партии
Испании, который располагался в Валенсии. Генеральным секретарем компартии
Испании был Хосе Диас. Он попросил советского инструктора изложить суть его
предложений. В разговоре участвовала и Долорес Ибаррури. Они поддержали
идеи Старинова, пообещав помощь Компартии.
Под школу диверсантов-подрывников был отведен просторный особняк,
который располагался на окраине Валенсии. Для функционирования подрывной
команды были предусмотрены все необходимые элементы и средства.
Дополнительно предоставили испанских бойцов. Их возглавлял капитан Доминго
Унгрия. Это стало новым этапом в жизни И.Г. Старинова, а для испанских
республиканцев это стало началом создания будущей бригады специального
назначения.
Старинов был опытным педагогом-инструктором, поэтому старался давать
своим подопечным меньше теории и больше отрабатывал с обучающимися
практические навыки минно-подрывного дела. Занятия проходили на двух
языках. Илья Григорьевич объяснял по-русски, Анна Обручева переводила на
испанский.
Ближе к середине декабря 1936 г. Илья Григорьевич вместе с группой
капитана Унгрия был направлен с небольшим отрядом в с. Альфамбра. Здесь
предполагалось проведение Теруэльской операции. С собой группа взяла
необходимое вооружение и боеприпасы.

118
См.: Старинов И.Г. Записки диверсанта. Кн.1. М.: Альманах «Вымпел», 1997. 438 с.
78

Командующий Теруэльским фронтом приказал Доминго Унгрия и его


группе уничтожить в 15-20 км севернее Теруэля все линии связи. И.Г. Старинов с
переводчицей приняли участие в диверсионной операции.
За линией фронта диверсанты подошли к автомобильной дороге Теруэль –
Каламоча. Здесь произошло разделение подразделения на 2 группы. Первой была
поставлена задача заминировать железную дорогу, а второй заминировать мост.
Задание было выполнено, и группа без потерь возвратилась на базу.
Группа Старинова–Унгрия получила задание вновь совершить рейд по
тылам франкистов. На этот раз 16 диверсантов выехали на задание на автомобиле.
Диверсанты стали отслеживать движение транспорта противника на шоссе
Теруэль – Каламоча. Охрана на автомагистрали отсутствовала. Диверсанты
Старинова и Унгрии дождались приближения очередной колонны, и открыли по
ней плотный огонь. Блокировав движение на дороге, группа диверсантов ушла,
оставив заряд, который должен был приведен в действие за счет незамысловатого
взрывателя119. На данном поставленном заряде фугаса подорвалась группа
противника, которая начала преследование республиканцев.
Боевой выход группы диверсантов оценили на отлично. Затем еще две
группы минеров были направлены в тыл врага. Франкисты в сложившихся
условиях установили патрули на дороге. Республиканские бойцы смогли
установить на железной дороге 2 мины. Они были оборудованы ампульными
взрывателями. Когда поезд подошел к месту диверсанты установили еще одну
мину, которая была снаряжена колесным замыкателен. Но серия взрывов не
принесла искомого результата. Поезд не пошел под откос. Анализ неудач
республиканских подрывников под Теруэлем заставил И.Г. Старинова задуматься
о создании межрельсовой мины. По своим характеристикам она должна была
взорваться в 5-6 метрах впереди паровоза. В этой ситуации торможение состава
невозможно. В результате крушение поезда становится неизбежным. Старинов на
практике проверил, что мина межрельсового характера вполне эффективна. Мина
получила название «мина рапида».
119
См.: Старинов И.Г. Записки диверсанта. Кн.1. М.: Альманах «Вымпел», 1997. 438 с.
79

Для получения необходимого количества взрывчатки И.Г. Старинов в


Картахене получил у моряков Н.Г. Кузнецова – будущего главкома ВМС - 5
применявшихся для борьбы с подводными лодками глубинных бомб с толом.
Сами глубинные бомбы диверсантам Старинова были не нужны, а требовался тол
для использования в диверсионно-подрывной работе. Старинов привез бомбы в
Валенсию, здесь из бомб выплавили более 2 т взрывчатки.
Группа Старинова–Унгрия была переброшена с Теруэльского на Южный
фронт. В Хаене перед диверсантами была поставлена задача, в первую очередь,
справиться с подрывом мостов. Помимо этого, ставилась задача подрыва
воинских эшелонов, а также автомобильного транспорта и совершение вылазок
для диверсий на аэродромах. В прицел брались также промышленные
предприятия франкистов.
Также была поставлена задача для отдельных групп по выявлению в тылу
противника граждан, которые готовы помогать республике и способных
оказывать любую помощь.
Весной 1937 года диверсанты-подрывники И.Г. Старинова совершили ряд
рейдов по тылам врага на Южном фронте. Помимо этого, удалось провести
закладку снарядов на базы снабжения для будующих вылазок в тыл с целью
организации подрывов. Возникали проблемы в транспортировке взрывчатых
веществ, так как стратегические объекты и дороги франкистов находились на
расстоянии в нескольких сутках рейдов. Это создавало много трудностей – от
необходимости брать с собой большой запас припасов до возможности
обнаружения противником. Теперь наличие тщательно замаскированных баз в
тылу давали диверсантам укрытие в светлое время суток и выполнять в одном
рейде по несколько диверсионных операций, не подвергаясь опасности, пересекая
несколько раз линию фронта.
Одной из наиболее известных акций И.Г. Старинова на территории Испании
станет подрыв рельсового полотна в туннеле на железнодорожном перегоне
Пеньярроя – Кордова, который надолго прервет важные коммуникационные
возможности испанских фашистов. До этого по приказу командующего фронтом
80

целый батальон воинов-интернационалистов атаковал туннель, хорошо


охраняемый франкистскими войсками. Его усилия достигли цели, однако
движение железнодорожного транспорта было приостановлено лишь на два часа.
К тому же батальон понес большие потери в численности личного состава.
И.Г. Старинов для решения этой задачи диверсионным способом заполнил
взрывчаткой покрышку от автомобиля, привязал к ней петлю из проволоки. После
этого он положил взрывоопасную покрышку между рельсами непосредственно
перед приближением поездом примерно в двухстах метрах перед входом в
туннель. Подъехавший паровоз зацепился буфером за петлю и втащил мину в
глубину туннеля. Причем ехавшие на поезде фашисты видели происходящее, но
ничего не смогли сделать, поскольку И.Г. Старинов точно рассчитал все
необходимые для успешной диверсии условия. Самодельная мина взорвалась в
глубине туннеля, вагоны по инерции наезжали на опрокинутый взрывом паровоз.
Поскольку состав перевозил боеприпасы, они начали детонировать от
столкновений и начавшегося пожара, это привело к частичному обрушению
туннеля. О масштабах диверсии можно судить по тому обстоятельству, что
взрывы в туннеле продолжались еще восемь часов. Возникший в результате
пожар выжег в туннеле все, что могло гореть, даже рельсы стали непригодными
для дальнейшего использования. Для восстановления туннеля мятежникам
потребовалась почти неделя. Потерь со стороны диверсантов в этой операции не
было.
И.Г. Старинов реализовывал на испанской земле наработки минно-
подрывной диверсионной работы, которые он в 1929–1933 годах со своими
коллегами апробировал на спецполигонах под Киевом.
Сам И.Г. Старинов так рассказывал об этом: «В результате обучения
партизан сравнительно четко отработана тактика действий в тылу врага, которая
была описана примерно на 400 страницах, а также была описана техника. Эти
техника и тактика позже были практически проверены в Испании, где из группы в
18 человек во время войны республиканцев с фашистами был сформирован
сперва специальный батальон для действий в тылу, а к осени 1937 года был
81

переформирован в спецбригаду, которая базировалась на республиканской


территории в тылу Франко, нанося ему весьма существенные потери. Начиная с
Брюнецкой операции /июнь 1937 г./ спецчасти систематически привлекались к
выполнению заданий Генштаба республиканской армии по нарушению
коммуникаций противника. В Брюнецкую операцию на них была возложена
задача – на пять суток прервать железнодорожное движение между Мадридом и
югом, начиная с первого дня операции. Действиями многочисленных мелких
групп, которые систематически переходили через линию фронта, форсируя реку
Таха, железнодорожное движение было прервано не на 5, а на 6 суток, благодаря
чему противник не имел возможности перевезти войска с юга, которые там были
в достаточном количестве и не вели активных операций, а был вынужден снять
войска с севера, и тем была достигнута основная задача – облегчить положение
осажденных городов Сантадер и Овиеда. Благодаря горным условиям крушения
поездов наносили исключительно большой урон. Большинство поездов
уничтожалось полностью, т.е. минирование производилось на высоких насыпях,
главным образом на обрывах, и весь поезд в результате взрыва мин на обрывах
падал в пропасть»120.
Другой операцией, которая окончательно укрепила авторитет подрывников
под руководством Старинова в глазах командования и бойцов республиканской
армии, стала диверсия на железной дороге под Кордовой в феврале 1937 г. Тогда
был уничтожен поезд с итальянским летным комсоставом, что стало причиной
создания впоследствии специальных герильерских (партизанских) частей.
В рамках упомянутой операции подрывники взорвали эшелон, в вагонах
которого следовал к месту назначения штаб итальянской авиадивизии и
технический персонал. Информация о гибели целого штаба авиадивизии проникла
в иностранную печать. Корреспонденты прореспубликанских газет стали часто
наведываться на базу партизан-подрывников, превратив ее на некоторое время в
подобие пресс-центра.
120
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 6. Стенограмма беседы зав. военно-партизанским отделом
Комиссии по истории Отечественной войны АН УССР Слинько И.И. с бывш. зам. начальника
Укр. ШПД полковником Стариновым И.Г.
82

Командиры группы подрывников были вызваны в Генеральный штаб армии


республиканцев. Стоит сказать, правда, что капитан Доминго вместо наказания
получил приказ начать формирование специального батальона, которому было
необходимо провести боевые операции в тылу противника. Бойцам этого
батальона был выделен специальный продовольственный авиационный паек, а
также высокое денежное довольствие. Им было отпущено обмундирование и
бензин.
Фашисты в ответ на успехи республиканских диверсантов применили
следующие методы борьбы против партизан: усилили систему охраны железных
дорог, причем усиление производилось пропорциональным взаимодействием, и,
как правило, после того, как на участке начинались крушения, охрана весьма
сильно увеличивалась, доходя до роты на 10 км; отдельные особо важные
участки, где было необходимо ночное движение, освещались электричеством на
значительном протяжении; убирался щебень из-под рельс, применялись собаки,
применялась покраска щебня различными цветами; привлекались военнопленные
для разминирования121.
Партизаны использовали то обстоятельство, что противник неравномерно
охранял железные и автомобильные дороги. И они после того, как усилилась
охрана, совершенно прекращали работу на участке и переходили на новые
участки, часто даже на другом фронте, а на месте их прежней деятельности еще
долгое время оставалась очень сильная охрана. Так, например, после ухода
партизан с линии Мадрид–Будахос более двух бригад оставалось на охране этого
железнодорожного участка около одного месяца, хотя на протяжении этого
месяца не было произведено ни одного крушения.
После массового применения мин под Сарагоссой в течение по крайней
мере двух месяцев на охране находилось почти 15 000 военных, в том числе
специальная итальянская бригада, и освещение участка продолжалось с месяц
после того, как ни одного крушения не производилось.

121
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 6. Старинов И.Г. Записки диверсанта. М.,1997.
83

Партизанский батальон, перебазируясь с одного места на другое, выбирал


участки или неохраняемые, или слабо охраняемые и одновременным выбросом
десяти, а иногда и пятнадцати групп в течение двух-трех дней уничтожал 3–5
поездов и тем парализовывал движение122.
Позже партизаны стали применять установку мин замедленного действия с
часовым и овощным замедлителями. Часовые замедлители применялись в
пределах одних суток, для чего употреблялись обычно карманные часы с
продольным контактом; а овощные замыкатели употреблялись на сроки более
суток, и были случаи, когда они работали 8–10 суток123.
Применение простых кустарно изготовленных мин замедленного действия
давало возможность производить минирование слабо охраняемых участков, а
когда начинались взрывы на этих участках, переходить на минирование другого
участка, откуда обычно снималась охрана, если она и была.
Ввиду горных условий нашли широкое применение изобретенные И.Г.
Стариновым мины, взрывающиеся впереди поезда, так называемый
межрельсовый замыкатель, колесный замыкатель с длинным проводом. Это
давало возможность резко уменьшить величину заряда, и при помощи таких мин,
взрывающихся впереди поезда, надежно производилось крушение поезда при
установке под рельсами или шпалами всего 2-х килограммов против 5-ти под
поездом, и то ненадежное, а при установке сбоку рельсов – всего 400 граммов в
виде 200-граммовых чашек, удаленных одна от другой на расстоянии 50–70
сантиметров и взрывающихся одновременно по детонации на расстоянии124.
Так, например, под Монторо целый состав с боеприпасами был пущен под
откос. Условия организации операции были довольно сложными и утяжелялись
местностью. С юга к дороге было довольно сложно подойти, так как местность
была открытой и хорошо простреливалась. В первую ночь полноценно провести
операцию не удалось. Объект находился под хорошей охраной. Диверсантам
приходилось преодолевать большое расстояние и нести на себе колоссальный
122
РГВА. Ф.40.973. Оп.1. Д.6; Старинов И.Г. Записки диверсанта. М.,1997.
123
Там же.
124
РГВА. Ф.40.973. Оп.1. Д.6; Старинов И.Г. Записки диверсанта. М.,1997.
84

запас боеприпасов и обмундирования. Дополнительно в эту операцию


необходимы были специальные надувные брезентовые лодки.
В спецбатальоне, который позже стал спецбригадой, в боевых действиях
участвовали бывшие русские белые эмигранты, югославы, чехословаки, финны,
австрийцы, немцы, болгары, американцы, а общую организацию и руководство
проводили люди, уже знакомые с этой наукой125.
Командующий Южным фронтом со стороны испанских фашистов генерал
Кеппо-де-Льяно неоднократно и в приказах, и в выступлениях по радио грозил
партизанам, действующим на его территории, что на каждое крушение ответит
троекратным крушением в тылу у республиканцев, но никаких своих угроз
выполнить не мог, так как не имел соответствующих кадров126.
Необходимо отметить, что в спецчасти при участии И.Г. Старинова велась
систематическая подготовка кадров специалистов в спецшколах, также работали
лаборатории по изготовлению спецтехники, вплоть до изготовления очень
сложных мин.
В августе 1937 г. под Сарагосой проходила крупная наступательная
операция республиканцев, в которой приняли деятельное участие диверсанты
группы И.Г. Старинова и бойцы специального батальона капитана Доминго
Унгрия. Наступательные действия позволили республиканцам захватить
г. Бельчите. Успехи республиканцев заставили франкистов снять с других
участков войска и перебросить на данный участок, чтобы затормозить
продвижение республиканских войск.
Здесь И.Г. Старинов был очевидцем дерзкого подрыва одним из его
учеников моста через реку Альберче, усиленно охранявшегося фашистами, во
время подрыва по мосту двигалась колонна машин с боеприпасами и войсками 127.
Особая важность этой операции определялась новыми условиями: движение
противника по автомобильным магистралям резко усилилось после взрыва на
железной дороге под Талаверой, которую повредили диверсанты республиканцев.
125
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 6.
126
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 6.
127
См.: Меркулов П.А. Илья Старинов. Сто лет секретной жизни. – СПб. – Орел, 2017. С.171.
85

Противник к тому времени отказался от перевозок одиночными машинами, стал


формировать колонны и отправлять их в ночное время. Мосты, которые
восстанавливались с большим трудом тщательно охранялись. Одиночные мины в
такой ситуации не могли принести ощутимого результата. Диверсанты смогли
захватить у франкистов полевую кухню, затем, пристроились в хвост
автоколонны противника. Когда кухня въехала на мост, то внезапно отцепилась
от тягача на самой середине переправы. Сейчас же прогремел взрыв заложенного
в котел фугаса и мост был разрушен. Так экспромтом была осуществлена еще
одна операция под руководством И.Г. Старинова.
В Испании Старинов провел в общей сложности одиннадцать месяцев. Он
начинал боевой путь интернационалиста советником диверсионной группы, а
завершил командировку советником 14-го партизанского корпуса в составе 3.000
бойцов. Находясь в Испании, «Родольфо» (испанский псевдоним Старинова) со
своими учениками-диверсантами из разных стран произвел порядка 200 засад и
диверсий, итогом которых стали потери противником более 2.000 человек.
И.Г. Старинов по возвращении на Родину о своем участии в событиях
испанской гражданской войны доложил лично наркому обороны К.Е.
Ворошилову. По итогам командировки Старинову присваивается звание
полковника и его наградили двумя орденами - Ленина и Красного Знамени.
Таким образом, заключаем, что И.Г. Старинов, принимая в 1936-1937 гг.
участие в событиях гражданской войны в Испании, на практике применил те
наработки в области партизанско-диверсионной деятельности, которые он
получил в ходе своего участия в подготовке партизанских кадров в течение 1929-
1935 годов в Советском Союзе. В Испании И.Г. Старинов выходит на новый
уровень своего развития. В условиях значительной самостоятельности он
проявляет свои таланты организатора, изобретателя и специалиста партизанско-
диверсионной борьбы. Илья Григорьевич разработал и применил на практике
систему подготовки и управления партизанско-диверсионными силами в
условиях боевых действий, стратегию и тактику их применения. Он организовал в
Валенсии интернациональную школу подрывников и диверсионную школу в
86

Хайене. Как изобретатель в области минно-взрывного дела, он во многом


определил дальнейшие пути совершенствования специальных мин, других
боеприпасов и взрывной техники.
***
Подводя итоги первой главы, делаем следующие выводы:
1. В СССР история партизанско-диверсионного движения 1941-1944 годов и
в 1970-1990-е гг. продолжает вызывать споры, даже между его участниками и
руководителями, которыми являлись П.К. Пономаренко и И.Г. Старинов.
Пономаренко, будучи партийно-государственным деятелем, который оказался во
главе ЦШПД - Центрального штаба партизанского движения при на всесторонней
поддержке Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. А И.Г. Старинов был
профессионалом партизанско-диверсионной войны, его мнение нечасто доходило
до высшего командования, а еще реже принималось во внимание. Такое
положение мы наблюдаем не только в годы войны, но и в следующие после
войны десятилетия при анализе ее итогов.
Если, по мнению И.Г. Старинова, следовало применять единый подход ко
всем участникам борьбы в тылах врага против оккупантов, не обращая внимания
на то, сражались ли они в городах и поселках, или в лесах и болотах. То до сих
пор мы нередко видим, как проводится линия, заложенная П.К. Пономаренко,
считавшего только бойцов из леса настоящими партизанами. При подходе П.К.
Пономаренко на первый план выдвигается крестьянство. Такой «классовый»
анализ партизанско-диверсионного движения не устраивал И.Г. Старинова,
который не соглашался с отстранением рабочих и других горожан на
второстепенные роли.
И.Г. Старинов также призывает одинаково относиться к партизанам из
разных регионов и республик СССР, но руководитель Белоруссии П.К.
Пономаренко упорно доказывает особенную доблесть прежде всего своих -
белорусских партизан. Приходится признать, что такая точка зрения нередко
определяет массовые представления о партизанско-диверсионном движении
периода Великой Отечественной войны и в наше время.
87

Еще И.Г. Старинов задолго до «разоблачений» пост-советских десятилетий


затронул чрезвычайно болезненную для историков Великой Отечественной войны
тему приписок в партизанской отчетности. Илья Григорьевич доказательно
разоблачил многие «дутые» цифры статистики потерь среди оккупантов и
партизанских успехов. Ветеран считал за оскорбление для настоящих бойцов
подобные приписки со стороны их руководителей. Однако по мнению опытного
партийно-государственного функционера П.К. Пономаренко, «кашу маслом не
испортишь», и поэтому полезнее перехвалить свои успехи, чем обделить себя в
отчетных показателях.
В итоге, проанализированная в настоящем исследовании заочная дискуссия
между И.Г. Стариновым и П.К. Пономаренко может продемонстрировать нам
разницу между подходами, с одной стороны, военного и с другой политика.
Увидеть, что стороны, обращаясь к различным аспектам из истории партизанско-
диверсионного движения периода Великой Отечественной войны, преследовали
разные цели. Для И.Г. Старинова история являлась материалом для получения
боевого опыта, то есть он подходит к анализу материала, как к прикладной задаче,
которая требует максимально объективного анализа, поскольку только такой
анализ позволит использовать опыт для практики современных войск и служб
государственной безопасности. История для Пономаренко является, скорее,
пластичным материалом из которого возможно извлечь дополнительный
политический капитал. Мы считаем, что в случае произвольного обращения с
материалом отечественной истории может привести, в конечном итоге, к
фальсификации многих важнейших страниц прошлого нашего Отечества.
2. И.Г. Старинов, не претендуя на роль политика или выдающегося
теоретика «мировой революции», в качестве практического специалиста по
подготовке партизанско-диверсионных кадров в области минно-подрывного дела
работал в секретной военно-политической школе К. Сверчевского, которая
являлась подразделением III Коммунистического Интернационала. При участии
И.Г. Старинова готовились военные и политические кадры для ряда зарубежных
компартий. Предполагалось их участие в будущих войнах и революциях в целях
88

создания «Всемирного Советского Союза». Подготовка, которая была получена


при участии советской военной разведки в Москве, выпускникам школы
Сверчевского, в ней преподавал и Старинов, вскоре пригодится в сражениях
против фашизма и в процессах национально-освободительного движения. Идея
«мировой революции», хотя и не была реализована, но смогла стать одним из
инструментов внешней политики СССР. Что позволяет сказать о факторе по
влиянию Советского союза на ход международных отношений 1-й пол. ХХ в.
3. И.Г. Старинов, принимая участие в гражданской войне в Испании в
течение 1936-1937 гг., на практике применил те наработки в области партизанско-
диверсионной деятельности, которые он получил в ходе своего участия в
подготовке партизанских кадров в 1929-1935 годов в Советском Союзе. В
Испании И.Г. Старинов выходит на новый уровень своего развития. В условиях
значительной самостоятельности он проявляет свои таланты организатора,
изобретателя и специалиста партизанско-диверсионной борьбы. Илья
Григорьевич разработал и применил на практике систему подготовки и
управления партизанско-диверсионными силами в условиях боевых действий,
внес вклад в развитие тактики и стратегии их применения. Он организовал в
Валенсии интернациональную школу подрывников и диверсионную школу в
Хайене. Как изобретатель в области минно-взрывного дела, он во многом
определил направления дальнейшего развития специальных мин, других
боеприпасов и взрывной техники.
Однако богатый опыт подготовки партизанско-диверсионных кадров,
накопленный в 1920-е – начале 1930-х годов в СССР при деятельном участии И.Г.
Старинова, и опыт партизанско-диверсионной борьбы периода гражданской
войны в Испании 1936-1939 годов, был признан ненужным в условиях изменения
военной стратегии. Новая военная стратегия, принятая после так называемого
«разоблачения военно-фашистского заговора в РККА», а фактически – после
начала массовых репрессий в отношении значительной части командирских
кадров Рабоче-Крестьянской Красной Армии, предусматривала войну
исключительно наступательную, на чужой территории, такая война должна была
89

стать скоротечной. При таких условиях в тылу противника не требовалось


разворачивать партизанское движение, поскольку Красная Армия должна была
быстро и решительно добиться победы с минимальными потерями. При такой
стратегии любое предположение о возможности оккупации противником хотя бы
какой-то части из территорий Советского Союза, где появилась бы
необходимость разворачивать партизанскую борьбу, выглядело проявлением
пораженчества и даже политическим преступлением. Школы подготовки
партизанско-диверсионных кадров были закрыты, а подготовленные на
территории западных регионов СССР партизанские базы – заброшены.
Теоретический, практический и преподавательский опыт И.Г. Старинова в
области партизанской войны в течение 1937-1941 гг. оказался невостребованным.
В РККА полковник И.Г. Старинов теперь специализируется на разработке новых
образцов минно-взрывной техники, применяя и совершенствуя свои таланты в
этой области, фактически, более узкой по сравнению с партизанско-диверсионной
деятельностью.
90

Глава 2. Вклад И.Г. Старинова в развитии теории и практики


партизанско-диверсионного движения в СССР в 1941-1944 гг.

2.1. Роль полковника И.Г. Старинова в организации и руководстве


партизанско-диверсионным движением на начальном этапе Великой
Отечественной войны

Непосредственно после начала Великой Отечественной войны в 1941 г.


оказался чрезвычайно востребован опыт партизанской борьбы. Успешное на
первых порах наступление вермахта привело к созданию в его тылах огромной
территориальной, военной и человеческой базы для того, чтобы развернуть
масштабную партизанскую борьбу. Как итог, за 1941-1944 годы на временно
оккупированных противником территориях действовали свыше 6.000 отдельных
отрядов партизан и более 300 партизанских соединений, в рядах которых
находилось около 1,1 млн партизан и партизанок, а также 220 тыс. подпольщиков.
Буквально с первых часов военных действий первых фронтов Великой
Отечественной войны полковник И.Г. Старинов принял участие в сражениях128.
Находясь в Минске, Старинов получает приказ направляться в Москву. Илья
Григорьевич прибыл в столицу 24 июня 1941 г. А уже через 3 дня - 28 июня
1941 г. он получает назначение на должность начальника в оперативно-
инженерной группе заграждений при Ставке Верховного Главнокомандования,
направленной на Западный фронт129.

128
См.: Мартынов М., Дорофеев Э. Человек из легенды // Орловская правда. 1973. 1 марта.
129
См.: Меркулов П.А. Илья Старинов. Сто лет секретной жизни. – СПб. – Орел, 2017. С.199-
200.
91

Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов пообещал в штабе Западного


фронта подключить И.Г. Старинова к подготовке партизанских кадров. В
директиве ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 29 июня 1941 г.130 было обращено
внимание на развертывание во тылу противника партизанских соединений. Тем
самым признавалась несостоятельность предвоенной стратегии РККА,
нацеленной на войну на чужой территории, быструю и с малыми потерями.
Стремительное наступление противника, оккупация им значительных территорий
Советского Союза вынуждали руководство страны и армии вернуться к
стратегическим наработками М.Н. Тухачевского об участии партизан в военных
действиях в тылу неприятеля.
Полковник И.Г. Старинов понимал, что в формирующиеся партизанские
отряды необходимо направлять специально подготовленные кадры.
Инструкторам необходимо организовать работу соединений. Помимо этого,
необходима была поставка техники и вооружения, работа с которой также
требовала специального обучения. Для координации действий отрядов с
действующими вооруженными силами требовалась специальная связь, которую
также надо было наладить. Для подготовки инструкторов было принято решение
создать особые школы, которые действовали в 1920-1930-е годах. Инструкторам
нужно было получить и теоретические и практические навыки организации
минно-подрывной деятельности.
И.Г. Старинов обратился со своими предложениями по вопросам
развертывания партизанско-диверсионного движения к армейскому комиссару
1 ранга Л.3. Мехлису, находящемуся при штабе Западного фронта. Мехлис

130
См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 3. М., 1968. 750 с.
92

сказал: «Вам никто не мешает заниматься этим полезным делом», на что


Старинов ответил: «Но и никто не обеспечивает»131.
Илья Григорьевич направил свои идеи первому секретарю ЦК
коммунистической партии Белоруссии П.К. Пономаренко. В первые же сутки
после встречи Старинов создал два образца мин и 11 июля 1941 г. приехал к нему
в очередной раз. Первой Илья Григорьевич показал противопоездную мину (ПМС
- поездная мина Старинова), разъяснил механизм и способ закладки. Пономаренко
мина показалась излишне сложной, но Илья Григорьевич справедливо указал, что
в таком виде она совершенно безопасна для партизан при установке и совершенно
неизвлекаема неприятелем. Далее он продемонстрировал второй образец, после
чего рассказал об идее создания специальных партизанских школ, где
преподавали бы тактику действий в неприятельском тылу, учили изготавливать и
использовать разнообразные мины.
П.К. Пономаренко доклад выслушал и одобрил, попросив в кратчайшие
сроки сформулировать сообщение в форме докладной записки на имя наркома
обороны и заодно поручил ему подготовку проекта соответствующего приказа.
Уже следующим утром Старинов вручил П.К. Пономаренко запрашиваемые
материалы. На следующий день документы были подписаны Маршалом С.К.
Тимошенко, который к тому моменту был назначен командующим Западным
фронтом.
Партизанская школа получила название Оперативно-учебного центра
(ОУЦ) Западного фронт. Старинова назначили ее начальником. Он был направлен
в город Рославль. Здесь находился пункт формирования отрядов партизан на
Западном фронте. Здесь же разместился о оперативно-учебный центр.
Выпускники центра, получившие навыки минирования и проведения диверсий

131
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 6. Л. 15.
93

проведут сотни операций на территории партизанских областей, а также в


Венгрии и Югославии132.
По прибытию 14 июля 1941 г. в Рославль Илья Григорьевич встретился и
познакомился с Эйдиновым, который был ответственным за формирование
отрядов партизан для деятельности в тылу противника.
Пункт формирования партизанских отрядов Западного фронта располагался
в бывшем пионерлагере. Здесь Старинов встретил И.П. Кутейникова, являвшегося
начальником пункта, который четко сказал, что не представляет как
организовывать партизанскую и диверсионую деятельность. Он также рассказал,
что существуют нерешенные проблемы с оружием и взрывчаткой.
Илья Григорьевич продемонстрировал имеющиеся образцы мин, ручных
гранат и зажигательных снарядов, которые стали для Кутейникова большим
открытием. Он был восхищен одновременной компактностью устройств и
заключенной в них разрушительной силой.
Не откладывая, Старинов сразу направился знакомиться с будущими
воспитанниками ОУЦ. И.Г. Старинов начал с демонстрации привезенных
устройств. После занятий бойцы долго не расходились – рассматривали макеты
мин и гранат, задавали вопросы.
В тот же день Старинов на автомобиле направился в столичное ГВИУ за
документами по изготовлению мин и других средств для производства диверсий.
Полковник Нагорный, его начальник, обрадовался возвращению Ильи
Григорьевича и направил его работать в отдел, на что Старинов показал
заверенную копию приказа наркома обороны о своем назначении начальником
ОУЦ.

132
См.: Книга М. По дорогам минной войны // На страже. 1970. № 112. 19 сентября.
94

В ходе сложившейся обстановки были получены материалы для изготовки


мин, гранат и зажигательных снарядов. Проблемы возникли с получением
аппаратуры для радиосвязи. Наутро Старинов вернулся обратно в Рославль. Здесь
ему был дан приказ направить в тыл врага в ночь с 15 на 16 июля 1941 г. группу
общей численностью около 100 человек. Старинову было приказано оснастить
бойцов всем необходимым для проведения диверсии.
Илья Григорьевич быстро сообразил, что все необходимое для изготовления
примитивной взрывчатки можно обнаружить в местной городской аптеке. Заказав
провизору требуемые компоненты, Старинов вернулся в пункт формирования
партизанских отрядов Западного фронта и сразу же приступил к занятия с
будущими диверсантами. Программа подготовки бойцов была сформирована на
основании действий в полевых условиях, организации взрывов железнодорожной
сети. Бойцов учили ставить мины, действовать в боевых условиях. А также бойцы
занимались непосредственным изготовлением мин для будущих диверсий.
Рано утром 17 июля 1941 г. учебно-оперативный центр был перенесен под
Гомель, так как немцы заняли к тому времени Смоленск. По Гомелем наладилось
систематическое обучение групп в течение пяти-семи суток. Слушатели
обучались, снабжались минно-подрывной экипировкой, переправлялись через
соответствующие линии фронта или оставались на территории, которой угрожало
вторжение противника133.
По прибытию в Гомель инструктора и будущие диверсанты разместились
на «обкомовских дачах». Неподалеку от них находился хороший естественный
полигон: лес и проходящая рядом железная дорога.
Занятия начались сразу же с обучения инструкторов. Разумеется, на уровень
подготовки негативно влияли крайне сжатые сроки, поэтому первым делом

133
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 6. Л. 15.
95

готовили специалистов по технике диверсий, а следом – по партизанской тактике.


При формировании проекта приказа о создании ОУЦ Илья Григорьевич не забыл
предусмотреть назначение в формируемый центр не менее 25 командиров-
пограничников, так как интуитивно он понимал их ценность. Оказываемое
доверие было оправдано – из них вышли квалифицированные преподаватели
тактики.
Отметим, что набирающее силу и размах партизанско-диверсионное
движение существовало не безосновательно с правовой точки зрения, а
регламентировалось нормативными актами СССР.
Во главе каждого отряда партизан-диверсантов стоял командир. В отряде
обычно назначался также комиссар. На головных уборах бойцов прикалывались
красные звезды. Исключением в такой ситуации были только разведчики и агенты
в тылу. Как бойцы Красной Армии снаряжаться в будущем будут только бойцы
Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) НКВД
СССР, которые принимали активное участие в партизанско-диверсионном
движении
Мастерские ОУЦ после передислокации под Гомель столкнулись с
проблемой организации минного производства. Не хватало материала для
производства электродетонаторов. В Гомеле необходимых вещей не было,
требовалась поездка в Киев.
По дороге туда И.Г. Старинов посетил Чернигов – заехал к А.Ф. Федорову,
первому секретарю Черниговского и Волынского подпольных обкомов
Коммунистической партии (большевиков) Украины, командовавшему крупным
партизанским соединением. Народные мстители под его командованием громили
фашистов на территории Украинской ССР и Белорусской ССР, и Орловской
96

области (на ее части в 1944 г. была создана Брянская область и стало


распространяться понятие «брянские партизаны»)134.
Алексей Федорович отметил, что они также собрались разворачивать
партизанскую войну, люди уже были подобраны, вооружены и должным образом
экипированы. Однако не имеют ясного представления о тактике боевых действий
в тылах противника.
Позже, в 1976 г., А.Ф. Федоров даст интервью для газеты «Красная Звезда»:
«Военные пути-дороги свели меня с человеком удивительной судьбы – Ильей
Григорьевичем Стариновым. <…> Когда грянула Великая Отечественная,
полковник Старинов опять в строю активных борцов с фашистами. Не раз и не
два встречал я его в наших партизанских лесах. Он был учителем моего
помощника по диверсионным работам – Алексея Семеновича Егорова, который
прославился своими героическими делами в нашем соединении, а потом
участвовал в Словацком национальном восстании, отважно сражался с
гитлеровскими захватчиками на чехословацкой земле»135.
В Чернигове Илью Григорьевича познакомили с Н.Н. Попудренко, который
являлся секретарем областного комитета. В ведении Н.Н. Попудренко были все
организованные на данной территории партизанские и подпольные отряды. Было
условлено, что на обратном пути Старинов заедет в Чернигов, чтобы провести
инструктаж будущих партизан.
В Киеве И.Г. Старинова принял М.А. Бурмистенко, который на тот момент
занимал должность второго секретаря ЦК КП(б) Украины. Он попросил
Старинова остаться на пару дней, чтобы и здесь провести обучение
сформированного партизанского отряда, так как не хватала инструкторов.

134
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 16. Л. 18.
135
Федоров А.Ф. Активная позиция // Красная звезда. 1976. 30 декабря.
97

На следующий день пребывания в Киеве Старинов прибыл в ЦК, принеся с


собой перечень командиров-партизан и специалистов подрывников, список
которых он приготовил за ночь. В списке были указаны бывшие инструктора.
Бурмистенко сразу же приказал заняться их поиском.
После возвращения в Чернигов Старинов через два дня снова был
направлен в Киев для обучения партизан. С ним поеахали в Киев еще
4 инструкторов-подрывников. 1 августа 1941 г. группа прибыла на место; по
стечению обстоятельств в этот же день прошло совещание командования
будущих партизанских отрядов (харьковского, донецкого и двух киевских), на
котором Илья Григорьевич организовал выставку диверсионных средств.
6 августа начала свою работу партизанская школа в Пуще-Водице – поселке
к северо-западу от Киева.
По дороге в Гомель Старинов посетил Чернигов, где провел несколько
занятий по основам партизанско-диверсионной борьбы, а затем уехал в
Белоруссию.
В середине августа стало известно о принятом решении переместить ОУЦ в
Орловскую область. 15 августа 1941 года Пономаренко просил Старинова срочно
отправиться на Орловщину, разместить там ОУЦ и развернуть обучение партизан.
Илья Григорьевич отправился в путь через Брянск.
Орловский обком ВКП(б) поддержал и всячески содействовал учреждению
партизанской школы: В.И. Бойцов приступил к налаживанию продовольственных
вопросов будущих партизан-диверсантов. Для того, чтобы избежать кадровый
дефицит и недостаток в финансовом и вещевом плане подразделение оперативно-
учебного центра оформили как подразделение Западного фронта. Точка
расположения школы находилась в 10 км от города, неподалеку от аэродрома.
98

Первоначально в школе обучалось 26 человек. К 18 августа школу


укомплектовали полностью.
Для секретности школа получила название «школа пожарников».
Обучение партизан в школе осуществлялось при поддержке чекистов из
Орла. В частности, помощь в обучении партизан оказывал начальник Орловского
областного управления НКВД К.Ф. Фирсанов.
Среди инструкторов были представители разных профессий.
Присутствовали учителя, партийные работники, сотрудники НКВД,
государственные работники и представители других профессий.
К сентябрю 1941 года в школу прибыли группы из Тулы и Курска, которые
были направлены туда местными обкомами.
Илья Григорьевич под Орлом был недолго, так как из столицы пришел
приказ о его экстренном возвращении в ГВИУ.
Таким образом, полковник И.Г. Старинов явился одним из инициаторов
возрождения партизанско-диверсионного движения первых недель Великой
Отечественной войны. По его инициативе создается Оперативно-учебный центр
(ОУЦ) Западного фронта, занимавшийся организацией подготовки партизанских
инструкторов и организаторов партизанско-диверсионного движения.
Начальником ОУЦ назначается полковник И.Г. Старинов и при поддержке
партийно-государственного руководства западных регионов СССР организовал
целую сеть секретных школ для подготовки партизанско-диверсионных кадров в
Рославле, Гомеле, Чернигове, Орле. Полковник И.Г. Старинов лично вел, как
организаторскую работу по формированию ОУЦ и партизанских школ,
координировал действия партийно-государственных органов и военных, так и
проводил практические занятия с инструкторско-преподавательским составом.
Благодаря школам Старинова формирующееся партийно-государственными
99

органами, военными и органами госбезопасности партизанское движение


получало квалифицированных инструкторов, которые не только составляли
профессионально подготовленный костяк для создания партизанских
формирований, но и сами организовывали партизанские школы уже
непосредственно в своих отрядах. Партизанское движение, распространившееся в
период Великой Отечественной войны на территориях, временно
оккупированных неприятелем, стало мощным и эффективным формированием в
борьбе с фашистской агрессией. Для борьбы с советскими партизанами
командование тыловых и прифронтовых подразделений вермахта было
вынуждено привлекать около 10% сухопутных частей, действовавших на
Восточном фронте, отвлекая их таким образом от противостояния с Красной
Армией.

2.2. Деятельность полковника И.Г. Старинова в Центральном штабе


партизанского движения

Массовое партизанское движение, развернувшееся на ряде временно


оккупированных противником территориях Советского Союза, остро

нуждалось в централизованном руководстве, как для координации действий

отрядов, так и для сопряжения действий партизан с регулярными воинскими

частями, важными вопросом было снабжение партизан. Опыт такого

централизованного руководства в нашей стране имелся– ЦШПО (Центральный

штаб партизанских отрядов) в январе 1918 г. был создан при Полевом штабе

Реввоенсовета РСФСР. Сотрудники штаба занимались разнообразными

вопросами: боевое применение партизанских отрядов, поддерживали с ними


100

связь через курьеров, писали инструкции и наставления для партизан 136. При

ЦШПО была создана спецшкола, в которой для партизанских отрядов готовили

специалистов-подрывников.

Этот разносторонний опыт периода Гражданской войны в России 1918-

1922 годов оказался полностью востребован в период Великой Отечественной

войны, как в отношении руководящего органа и его функций, так и в

отношении подготовки партизан в особых учебных заведениях. И.В. Сталин и

Ставка Верховного Главнокомандования вела общее руководство партизанским

движением посредством. Для этого был создан Центральный штаба

партизанского движения ЦШПД, в подчинении которого находились

фронтовые, республиканские, краевые, областные штабы партизанского


движения. Руководителем партизанского движения в сентябре-ноябре 1942 г.

был Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов.

В декабре 1941 г. И.В. Сталин вызывал к себе П.К. Пономаренко. В

течение двух часов шел разговор о том, каким образом вести развитие
партизанско-диверсионное движение. Сталин настаивал на необходимости

партизанам дать полную самостоятельность в плане проведения диверсий,

бороться за трофеи и вести сбор брошенного противником оружия. Сталин

отмечал, что недостаточно авиации, чтобы снабжать партизанские отряды. Оба

сошлись во мнении, что нельзя создавать особые боевые формирования для

проведения работы в тылу врага. Сталин предложил создать Центральный

штаб партизанского движения (ЦШПД). Штаб должен был находиться при

Ставке Верховного Главнокомандующего. Пономаренко Сталин предложил


136
Что такое партизанская война. 1918; Инструкция по организации мелких партизанских
отрядов. Утверждена командующим Московским сектором т. Гусевым. М., 1919; Руководство
для подрывных и партизанских отрядов, оперирующих в неприятельском тылу. М., 1919;
Положение о мелких партизанских отрядах. М., 1919; Система и тактика борьбы с бандиами-
партизанами. М., 1921.
101

возглавить его137.

На встрече с Пономаренко Илья Григорьевич представил ему докладную

записку, в которой речь шла о минах, кадрах и руководстве партизанами.

Пантелеймон Кондратьевич ее принял и пообещал внести коррективы в текст.

Пономаренко продемонстрировал проект письма на имя Сталина в связи с

необходимостью повысить эффективность руководства партизанскими

отрядами. Это было связано как с явной необходимостью централизации

деятельности партизанских отрядов, а также с производством мин, а более того

требовалась система подготовки квалифицированных специалистов. Ссылку

Пономаренко сделал на мнение полковника И.Г. Старинова.

«В том экземпляре, который он мне показывал, отмечалась особая роль


оперативно-учебного центра, начальником которого был я, а в

действительности какой экземпляр послал он – мне не известно», – позже писал

Илья Григорьевич138.

Известно, что в мае следующего года по поводу этого документа


полковник Старинов был принят Маршалом артиллерии Н.Н. Вороновым,

которому передал вместе с докладной запиской серию фотографий крушений

поездов и взрывов автомашин, произведенных диверсантами ОУЦ и

оперативно-инженерной группы под Ростовом139.

Находясь на Южном фронте, по заданию местного обкома компартии

полковник И.Г. Старинов смог сформировать новый пункт по обучению

партизан. Пункт расквартировали в Шахтах. В Ростове-на-Дону дополнительно

создали курсы для обучения минно-подрывному делу. Сюда слушателей

137
См.: Старинов И.Г. Солдат столетия. М.: «Теория и практика государственного переворота»,
2002.
138
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 6. Л. 19.
139
Там же.
102

направил Краснодарский краевой комитет компартии. Затем группа Старинова

передаст слушателям из Краснодара подрывную технику для борьбы с

аккупантами.

Весной 1942 г. Старинову пришлось предпринимать попытку отстоять

часть слушателей партизанских курсов, которых направляли на посевную.

Попытка оказалась безуспешной.

Прибыв в Наркомат обороны в Москве, Старинов связался с генералом

М.П. Воробьевым, новым начальником инженерных войск, упрекнувшим

полковника в излишнем внимании к партизанским проблемам, заниматься

которыми, по его мнению, не следовало. Он доложил полковнику Старинову,

что теперь перестанут организовывать оперативно-инженерные группы. На их


место будут назначаться инженерные бригады специального назначения.

Целью этих бригад должны были стать создание инженерных заграждений.

Старинову предложили разработать штат для этих бригад.

Полковник И.Г. Старинов вскоре узнал о создании ЦШПД и фронтовых


штабов партизанского движения. Вместе с этим пришел приказ о сооружении

близ линии фронта потайных складов минно-подрывного оборудования. Это

делалось на случай отступления основных сил Красной Армии, чтобы ими

могли пользоваться партизаны. Масштаб работы был таким, что только 166-й

отдельный батальон инженерных заграждений заложил 46 таких складов.

Отчасти эта работа стала повторением практики начала 1930-х гг., когда в

западных регионах страны производилась массовая закладка тайных баз

снабжения партизан.

Илья Григорьевич с августа 1942 г. становится начальником Высшей


оперативной школы особого назначения (ВОШОН) ЦШПД, которая находилась

в ведении Главнокомандующего партизанским движением Маршала


103

Советского Союза К.Е. Ворошилова, и располагавшейся на станции Быково

Рязанской железной дороги (приказ по Наркомату обороны № 00331 от

1 августа 1942 г.)140. Преподаватели обучали командиров и специалистов

высшего класса, проводили испытания новой диверсионной техники и

планировали операции.

Вскоре Старинова назначили на должность помощника по диверсиям

(диверсионной работе) начальника Центрального штаба партизанского

движения (ЦШПД).

Во время прибытия Ильи Григорьевича в расположение ЦШПД там

велась интенсивная работа по выходу на связь и учету всех наличных

партизанских отрядов, налаживались снабжение взрывчаткой, оружием и


медикаментами и эвакуация в тыл тяжелораненых и больных бойцов и

командиров.

Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов осуществлял от ГКО общее

руководство в Центральном штабе партизанского движения (ЦШПД), а


начальником штаба был П.К. Пономаренко.

Часть военных руководителей, в частности Мехлис, полагали, что ничего

особенного в партизанской тактике и стратегии нет: атака и мгновенная

эвакуация. Они также считали обеспечение партизан оружием и взрывчаткой

необоснованным, так как это может спровоцировать иждивенческие

настроения, что, в свою очередь, послужит уклонению от боевого контакта с

противником.

Тем не менее партизанские отряды стремительно росли и активно

орудовали там, где их стабильно снабжали. Например, в Белоруссии


получателями такой помощи витебские партизаны. За период с марта по
140
См.: РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 4. Л. 14.
104

сентябрь 1942 г. им было отправлено около 11 000 винтовок, 6 000 единиц

автоматического оружия, 1 000 пулеметов, 500 ружей для борьбы с

бронетехникой, боеприпасы, взрывчатка и гранаты. В результате витебские

партизаны к началу 1943 г. составили около половины численности всех

партизан Белоруссии, несмотря на то, что Витебщина занимает только 1/10

часть от всей территории Белорусской ССР.

Ворошилов выступал решительно против убеждений Мехлиса. Именно

вследствие этого проект приказа о задачах партизанского движения ясно

устанавливал главную задачу партизан стратегического характера –

истребление живой силы, а также подвижного состава и военной техники

противника в ходе движения к фронту по железным дорогам.


Центральным штабом партизанского движения в соответствии с

поручением ЦК компартии на рубеже августа и сентября 1942 г. было

проведено крупное совещание для командиров и комиссаров, возглавлявших

крупные партизанские формирования Белоруссии, Украины, Орловской и


Смоленской областей с участием представителей от подпольных партийных

руководящих структур. На мероприятии также были руководители ЦШПД.

Начальник ЦШПД П.К. Пономаренко, своим докладом призывал партизан не

дожидаться соответствующих распоряжений, а уничтожать врага на месте

подручными средствами, а также повысить интенсивность крушения

неприятельских поездов.

Все собравшиеся свидетельствовали о необходимости централизованного

руководства силами партизан, вносили предложения о разработке масштабных

операций против врага, поднимали проблему оснащения партизан оружием,


взрывчаткой и средствами радиосвязи. Партизаны были обескуражены: в то

время как на железнодорожные узлы противника с неба сбрасывали тысячи


105

тонн авиабомб, им выдавали ту же взрывчатку, только десятками килограммов.

П.К. Пономаренко пообещал учесть пожелания и просьбы партизан.

1 сентября 1942 г. руководители партии и правительства приняли в

Кремле участников вышеупомянутого совещания. И.В. Сталин 5 сентября

подписал приказ № 00189 «О задачах партизанского движения» 141. Уже на

следующий день в Красной Армии была введена должность

Главнокомандующего партизанским движением, на нее получил назначение

Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов. Оценивая деятельность

К.Е. Ворошилова, П.К. Пономаренко говорил, что именно авторитет, энергия и

настойчивость маршала способствовала решению многих важных вопросов

партизанского движения 142.


Пост Главнокомандующего партизанским движением всего через 3

месяца - 19 ноября 1942 г. был упразднен. Историки усматривают в этом

множество причин. Так, одной из версий является то, что Ворошилов

стремился максимально приблизить систему руководства партизанским


движением к армейским традициям и стандартам, допустил увеличение

командно-штабного аппарата, что повлекло рост количества генеральских

должностей и существенно снижало своевременность принятия управленческих

решений при координации партизанско-диверсионного движения143.

Но сам Илья Григорьевич в своих воспоминаниях о встречах с

К.Е. Ворошиловым рассказывал о том, что в конце 1961 г. он встречался с

маршалом и у них зашел разговор о причине ликвидации поста

Главнокомандующего партизанским движением. Пристально посмотрев на

Илью Григорьевича, маршал Ворошилов сказал: «Все началось с создания


141
РГВА. Ф. 4. Оп. 11. Д. 68. Лл. 263-270.
142
См.: Старинов И.Г. Мины замедленного действия. Кн. 2. М.: Альманах «Вымпел», 1999.
143
См.: Попов А.Ю. 15 встреч с генералом КГБ Бельченко. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. 383 с.
106

военно-оперативного органа для руководства борьбой в тылу фашистских

оккупантов. Предлагалось назвать этот орган, как это и было в Гражданскую

войну, Центральным штабом партизанских отрядов, но к тому времени в тылу

врага уже появились партизанские бригады и соединения, и я предлагал назвать

этот орган Главным штабом партизанских сил. Тов. Пономаренко возразил и

предложил создать Центральный штаб и фронтовые штабы партизанского

движения. Товарищ Сталин с ним согласился. Как вы знаете, я занимался

вопросами организации партизанской борьбы до войны, занимался ими с

первых дней Великой Отечественной войны и только 6 сентября 1942 г. был

назначен Главкомом партизанского движения. К ноябрю 1942 г. все было

налажено, чтобы создать в тылу врага мощные партизанские силы, способные


осуществлять крупные операции по выводу из строя коммуникаций врага, но, –

и он сделал паузу, – однажды товарищ Пономаренко доложил товарищу

Сталину о том, что движением не командуют, а руководят, что якобы излишняя

военизация может оторвать партизан от народа. К сожалению, товарищ Сталин


с ним согласился. Недостаточная военизация партизанских сил привела к тому,

что они весной 1943 года оказались не в состоянии выполнить приказ товарища

Сталина о задачах партизанского движения, который был разработан ЦШПД.

Поезда немцев хотя с перебоями, но доставляли войскам на фронт горючее,

боеприпасы и пополнения»144.

В январе 1943 г. полковник И.Г. Старинов выехал вместе с оперативным

отрядом на Северный Кавказ, где к тому времени уже находился отряд Высшей

оперативной школы особого назначения (ВОШОН) под руководством Доминго

Унгрия и Чепака, базировавшийся в Сочи, Туапсе и Геленджике 145.

144
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 64. Лл. 2–3.
145
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 6. Л. 20.
107

Таким образом, в 1942-1943 гг. деятельность полковника И.Г. Старинова

оказалась связанной с работой Центрального штаба партизанского движения

(ЦШПД). Илья Григорьевич участвовал, как в составлении документов,

обосновавших необходимость создания этого органа руководства партизанско-

диверсионным движением, так и к последующей его работе. Старинов

находился в должности начальника Высшей оперативной школы особого

назначения (ВОШОН) ЦШПД, которая находилась в распоряжении

Главнокомандующего партизанским движением Маршала К.Е. Ворошилова.

Старинов также стал помощником по диверсиям у П.К. Пономаренко -

начальника Центрального штаба партизанского движения. На этих должностях

Илья Григорьевич многое делал для всемерного развития партизанско-


диверсионного движения: он сам непосредственно участвовал в координации

деятельности партизанских формирований, организовывал подготовку

квалифицированных партизанских кадров. Если в предыдущий период

деятельность И.Г. Старинова была связана с Западным фронтом, то в 1942-1943


годы он входит в состав руководящих органов общегосударственного масштаба

и успешно работает на новом для себя уровне.


108

2.3. Работа полковника И.Г. Старинова в Украинском штабе партизанского


движения

После расформирования ЦШПД в 1943 г. по личному вызову

Н.С. Хрущева полковника И.Г. Старинова назначают на должность

заместителя начальника УШПД - Украинского штаба партизанского

движения146. На имя И.Г. Старинова 11 марта 1943 года из Москвы поступила

радиограмма №800 о расформировании школы. Старинову предлагалось со

всем штатом перейти в распоряжение Строкача - начальника Украинского

штаба партизанского движения 147.

Илья Григорьевич передал свое согласие и 2 дня спустя направился к

новому месту службы. На оккупированной части территории Украинской ССР

партизаны располагали существенными силами. УШПД имел с ними

надежную связь, в промышленности наладили серийный выпуск передовых и

качественных инженерных мин, в том числе МЗД.

Был согласован план действий с генералом Ф.И. Толбухиным -

командующим Южным фронтом, касающийся развертывания партизанско-

диверсионных действий на Донбассе и в Приднепровье. И.Г. Старинов писал

об этом: «Выполняя приказ генерала Толбухина, мы с Перекальским

постарались в первую очередь усилить разведывательную деятельность

партизан. И кое-чего достигли, в чем была немалая заслуга нашего

остроумного руководителя разведывательным управлением полковника

146
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 6. Л. 20.
147
См.: Старинов И.Г. Записки диверсанта. Кн.2. М.: Альманах «Вымпел», 1999.
109

Михайлова. Прежде всего, разведчики нашли несколько лазеек в немецко-

фашистской обороне» 148.

В составе высшего руководства партизанско-диверсионного движения

И.Г. Старинов трижды перебрасывался на самолетах на оккупированные

территории в партизанские формирования и всегда благополучно

возвращался.

Со многими главами партизанских формирований его объединяла не

только общая партизанская судьба, но и дружба, например, с генерал-майором

А.Ф. Федоровым, дважды Героем Советского Союза 149. Так, летом 1943 г. они

сообща разработали план блокады минно-взрывными заграждениями

Ковельского железнодорожного узла, вынуждавший оккупантов начать поиск

окружных путей снабжения своих войск на севере Украины. Под их

руководством были удачно проведены и другие операции на коммуникациях

противника, существенно сократившие доставку неприятельских войск и

грузов в район Орловско-Курской дуги.

Старинов находился в хороших отношениях с А.М. Грабчаком,

командиром Олевского партизанского соединения и бывшим пограничником,

позже – Героем Советского Союза. В середине 1943 г. они приняли решение

подорвать железнодорожный мост через реку Убороть, близ Олевска, на

магистрали Брест–Киев. Осуществить задуманное было трудно, так как мост

усиленно охранялся и на суше, и с воздуха. Старинов применил испанский

опыт: его минеры пустили через приоткрытые ворота в топливный склад

вагонетку, начиненную взрывчаткой. Аналогичный план был применен и

148
Венедиктов А. Человек из легенды // Болховская новь. 1978. №23 (6405). 21 февраля.
149
См.: Федоров А.Ф. Подпольный обком действует. М.: Воениздат, 1955.
110

здесь: нашлись две захваченные немецкие авиационные бомбы по 250 кг

каждая и железнодорожная мотодрезина. Для усыпления бдительности

гарнизона на транспорте закрепили манекен в форме немецкого офицера и

фашистский флаг. По замыслу минеров, длинное древко штандарта должно

было задеть мост, активировав взрыватель. Мост был уничтожен. Враг

потратил неделю на его восстановление.

Под грифом «Строго секретно» 14 июля 1943 года П.К. Пономаренко

был издан приказ «О партизанской рельсовой войне на коммуникациях

врага»150. Документ содержал сформулированную цель предстоящей операции

под названием «Рельсовая война» – нарушить все планы противника и

широкомасштабным уничтожением рельсов довести положение врага до

катастрофического состояния.

Последующую «Рельсовую войну» Илья Григорьевич называл

провальной, так как выводились из строя второстепенные пути, а не

магистральные. При этом использовалось колоссальное количество

взрывчатых устройств, которых так не хватало для действий в тылу

противника. Примечательно, что урона противнику почти не наносилось.

Старинов отмечал, что намного результативнее была бы работа партизанских

отрядов по уничтожению железнодорожных составов, которое наносило бы

врагу серьезный ущерб и надолго задержало его перемещение. Широко

применявшиеся мелкие подрывы путей устранялись ремонтными бригадами

оккупантов почти мгновенно: они использовали конструкции,

150
Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (Далее - РЦХИДНИ).
Ф. 69. Оп. 1. Д. 10. Л. 80.
111

представляющие собой мостки (около 1 м длиной), которые укладывали на

поврежденное место (в среднем 30 см), и поезд продолжал движение.

Первый из этапов «рельсовой войны» УШПД планировал начать в самом

начале августа, однако И.В. Сталин приказал начать операцию несколько

раньше, взаимодействуя с Красной Армией. Позже он оценивал ее как первую

значительную совместную операцию по разгрому врага.

Орловские партизанские формирования начали операцию ночью

22 июля 1943 г. Все остальные партизаны, кроме литовских, украинских,

молдавских и эстонских народных мстителей, начинали операцию «Рельсовая

война» в ночь на 3 августа 1943 г. В этой крупнейшей диверсионной операции

примут участие 167 бригад и отдельных отрядов партизан, общая численность

которых составит 95.615 человек.

Начальник УШПД 7 августа 1943 года докладывал Верховному

Главнокомандующему И.В. Сталину, что план по уничтожению 213.000 рельс

будет осуществлен уже до середины августа 151. Но по сводкам, хранящимся в

фондах ЦШПД, плановые показатели были достигнуты лишь месяц спустя - к

середине сентября 1943 г. Также, согласно вражеским сведениям, партизаны в

августе 1943 г. подорвали лишь 25 000 рельсов, то есть чуть более 10% от

запланированных на середину месяца.

Существует мнение о малой эффективности и вредности «рельсовой

войны», сторонником которого были И.Г. Старинов и многие другие

недоумевающие относительно такой стратегии партизанские командиры.

Партизан обязали подрывать рельсы вместо того, чтобы организовывать

крушения поездов. Конечно, реализовать это было легче и безопаснее, но в

151
См.: Попов А.Ю. 15 встреч с генералом КГБ Бельченко. М: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. 383 с.
112

итоге привело к существенному сокращению потерь необходимых врагу

железнодорожных составов и грузов, но никак не отражалось на состоянии

боевого духа транспортируемых войск.

По данным УШПД, орловские, белорусские и смоленские партизаны за

период с 3 августа по 16 сентября 1943 г. уничтожили во вражеском тылу

группы «Центр» более 160 000 рельсов (по немецким данным, в 8 раз меньше

- лишь 20 500 рельсов)55.

Почти вся Украина к весне 1944 г. была освобождена. По этой причине

была прекращена работа УШПД. Партизанские отряды были включены в

действующие соединения Красной Армии. Эти формирования были

направлены в помощь партизанам стран Центральной, Восточной и Южной

Европы. Старинову пришлось сложить с себя полномочия заместителя по

диверсиям начальника УШПД.

Илья Григорьевич 27 апреля 1944 г. подготовил письмо на имя

Н.С. Хрущева, в котором за особые заслуги перед Родиной в деле оснащения

партизанских соединений новым видом вооружения и борьбы на водных

коммуникациях врага представил к награждению орденами и медалями

отличившихся работников, разработавших автоматические речные мины,

полностью отвечающие тактико-техническим требованиям. Работой

занимался объединенный коллектив, состоявший из инженеров учебно-

опытной мастерской Высшей Оперативной Школы Особого Назначения

(ВОШОН), а затем Школы Особого Назначения (ШОН) УШПД, завода

№43 НКАП и научных работников кафедры вооружения Московского

авиаинститута152.

152
См.: РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 124. Лл. 1–2.
113

Таким образом, полковник И.Г. Старинов после расформирования

Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) и создания

Украинского штаба партизанского движения (УШПД) переводится в состав

новой структуры по руководству партизанами. Если в ЦШПД был

руководителем специальной школы и помощником по диверсиям начальника

штаба, то в УШПД получает более высокую должность, став заместителем

начальника. Этот факт можно считать признанием со стороны партийно-

государственного руководства СССР заслуг И.Г. Старинова в деле по

организации и управлению партизанским движением, в подготовке

партизанско-диверсионных кадров.

Полковник И.Г. Старинов, занимая должность заместителя начальника

УШПД сохранил прежний стиль работы – он часто бывал в партизанских

формированиях за линией фронта, поддерживал тесные личные контакты со

многими руководителями партизанских отрядов и соединений, уделял особое

внимание подготовке партизанско-диверсионных кадров и развитию

диверсионной деятельности.

***

Подводя итоги второй главы можно сделать такие выводы:

Полковник И.Г. Старинов к началу Великой Отечественной войны был

обладателем большого опыта партизанско-диверсионной борьбы, как в

России, так и за рубежом. Поэтому у него было собственное мнение по

различным вопросам деятельности партизан, порой расходившееся с мнением

руководства. Так, Илья Григорьевич доказательно возражал против

развертывания массовой «рельсовой войны» летом 1943 года, предлагая

уничтожать не рельсы, которых у противника было в избытке, а подвижной


114

состав железных дорог, которого в тылах немецко-фашистских войск и так не

хватало для обеспечения фронта. Однако возобладала другая точка зрения, и

партизанские отряды рапортовали о большом количестве диверсий и

уничтоженных рельсах, не указывая, что подобная тактика лишь на

непродолжительное время замедляла транспортное сообщения противника, не

нанося серьезного материального урона перевозимым грузам и подвижному

составу.

В период 1941-1944 гг., когда шла борьба за освобождение временно

оккупированных немецко-фашистскими захватчиками и их союзниками

западных регионов СССР, именно полковник И.Г. Старинов одним из первых

стал инициатором создания массового партизанско-диверсионного движения.


Использовав свой богатый опыт по подготовке партизанско-диверсионных

кадров в период 1929-1935 гг. и практический опыт партизанско-

диверсионной деятельности в период гражданской войны в Испании 1936-

1939 годов, Илья Григорьевич стал инициатором, организатором и


руководителем Оперативно-учебного центра Западного фронта и сети школ по

подготовке партизанско-диверсионных кадров на Западном фронте.

После создания централизованных в общегосударственном масштабе

органов, которые занимались руководством партизанским движением –

Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) в период 1942-1943 гг.

и Украинского штаба партизанского движения (УШПД) в период 1943-1944

гг. – именно полковника И.Г. Старинова назначают на руководящие

должности в этих организациях. По мере накопления опыта руководящей

деятельности Илья Григорьевич назначается на более высокие должности. Это


позволяет ему развивать стратегическое мышление, предлагать решения,

повышающие эффективность деятельности партизанских отрядов, бригад и


115

соединений.

Стиль работы, выработанный И.Г. Стариновым еще в Испании –

инициатива в организационных вопросах, подготовка квалифицированных

кадров, опираясь на которые, разворачиваются новые подразделения

партизанско-диверсионных сил, личное участие в операциях в тылу

противника, изобретательность в области тактики диверсий и развитии минно-

подрывной техники – оказался востребован в годы Великой Отечественной

войны 1941-1945 гг.


116

Глава 3. Участие полковника И.Г. Старинова в организации


партизанского движения в Европе в 1944 г.

3.1. Проблемы развития партизанского движения в Польше и роль


полковника И.Г. Старинова в их разрешении

На территории оккупированной фашистами Европы, также существовало

движение Сопротивления, хотя и в значительно меньших масштабах, чем в

СССР. Поэтому после освобождения временно оккупированных противником

территорий Советского Союза было решено использовать советских партизан и

для освобождения стран Восточной Европы. В частности, на территорию

Польши перешли 7 партизанских соединений и 26 отрядов из сопредельных

регионов СССР. Кроме того, в партизанском движении на Советской Украине и

в Советской Белоруссии в первой половине 1943 года создаются польские по

этническому составу партизанские отряды. Под командованием Р.

Сатановского на Украине был сформирован партизанский отряд имени

Костюшко в составе партизанского соединения А.Н. Сабурова. В составе

Пинской партизанской бригады И.Г. Шубитидзе на территории Белоруссии


создается еще один польский партизанский отряд, также имени Тадеуша

Костюшко, которым командовал Ч. Вархоцкий. Кроме этого, около тысячи

поляков весной 1943 г. воевали в составе ряда партизанских отрядов,

действовавших на территории Советской Украины. И еще около 700 поляков

сражалось в партизанских формированиях Белоруссии к апрелю 1944 г.


При Военном совете 1-й армии Войска Польского 3 апреля 1944 г.

происходит создание Польского штаба партизанского движения (ПШПД, Polski


117

Sztab Partyzancki, PSzP). Его начальником назначается Александр Завадский,

заместителем становится полковник С.О. Притыцкий. Первоначально ПШПД

разместился в с. Шпанов на северо-западе Ровенской области УССР. Все

польские партизанские формирования, которые действовали на временно

оккупированных территориях СССР, их общая численность составляла 1.863

чел., были переданы в распоряжение штаба.

Задачи, поставленные советским командованием перед ПШПД

заключались в том, что необходимо было активизировать партизанское

движение на территории оккупированных фашистами польских земель,

организация снабжения Армии Людовой (АЛ) боеприпасами, вооружением,

медикаментами и другим имуществом, необходимым для боевых действий.


ПШПД должен был содействовать пополнению АЛ командирами,

техническими и военными специалистами, а также развитию координации

взаимодействия Армии Людовой с наступающими частями Красной Армии,

освобождавшей Европы от фашистских захватчиков 153.


В составе Польского штаба партизанского движения по опыту подготовки

партизан в СССР, была открыта спецшкола партизанских кадров. Преподавать

в ней направили 30 советских специалистов (радистов, шифровальщиков,

минёров). А ней обучалось 1.500 партизан-поляков по состоянию на 1 июля

1944 г. Занятие в школе проводились опытными советскими инструкторами. В

частности, это были лейтенанты Прокофьев и Соколов. Эти офицеры прошли

подготовку у Ильи Григорьевича Старинова. Затем эти же офицеры занимались

диверсионной деятельностью в партизанских формированиях на Украине.

В конце апреля 1944 г. начальник УШПД Т.А. Строкач попросил

153
См.: История Польши. Тт. 1-3. / редколл.: А.Я. Манусевич, А.И. Хренов. Доп. том. М.: изд-во
АН СССР, 1965. С.12.
118

И.Г. Старинова явиться по срочному делу и познакомил его с генерал-майором

Александром Завадским, заместителем главнокомандующего Войска

Польского. Строкач также сообщил о создании ПШПД, и просил

посодействовать польским товарищам. Главным образом поддержать следовало

инструкторами и техникой, о чем и состоялся разговор.

Илья Григорьевич отметил, что собеседник хорошо разбирается в

вопросах минно-подрывного дела, и поинтересовался, не доводилось ли тому

вести борьбу в Испании. Позже Старинов вспомнил их встречу в 1933 г. в

школе Сверчевского, где Илье Григорьевичу пришлось несколько лет

преподавать минно-взрывное дело курсантам.

Строкач предложил обсудить кандидатуры работников и инструкторов,


которых можно было бы командировать в ПШПД. Ими стали А.С. Егоров,

бывший сотрудник ВОШОН - Высшей оперативной школы особого

назначения, и командир отряда «Красный фугас»; В.А. Квитинский,

А.Р. Кузнецов и И.Н. Кондрашов, а также сам И.Г. Старинов.


Об участии Ильи Григорьевича просил сам Завадский от лица

Центрального Комитета Польской рабочей партии и командования Войска

Польского, которые желали получить в распоряжение Старинова хотя бы

временно – для организации работы.

Т.А. Строкач сообщил о просьбе в ЦК Коммунистической партии

(большевиков) Украины, а на следующий день, несмотря на возражения И.Г.

Старинова. Руководящие органы согласились поддержать Александра

Завадского и его просьбу. В результате полковник Старинов был

откомандирован в польский штаб партизанского движения, который


119

разместился неподалеку от города Ровно 154. Илье Григорьевичу были переданы

в подчинение коло 2000 тысяч человек или 15 отрядов. Бойцы были оснащены

всеми необходимыми элементами для ведения партизанской и диверсионной

деятельности. Старинов создал неподалеку от польского штаба партизанского

движения новую школу для подготовки партизанских кадров.

В мае 1944 г. Старинов писал Н.С. Хрущеву о представлении к

награждению боевых товарищей, помогавших Илье Григорьевичу в обучении,

инструктировании и совершенствовании техники диверсий при подготовке

новых инструкторов 155.

В период своей работы в ПШПД полковник И.Г. Старинов вел разработку

плановых действий партизан Польши. Были разработаны новые подходы к


созданию диверсионно–десантных групп. Помимо этого, Старинов решил

вопрос с материально-техническим обеспечением бойцов.

Отметим также, что к работе ПШПД имела отношение и еще одна

организация, в структурах которой в свое время работал И.Г. Старинов –


Коминтерн. После формального роспуска в 1943 г. Коминтерна и его

исполкома (ИККИ) его функции фактически перешли Отделу международной

информации Центрального комитета ВКП(б), который возглавлял Георги

Димитров. Задачи по оказанию помощи в антифашистской борьбе в

оккупированных нацистами странах, а также помощь демократическим силам

Польши борющимся с немецкими фашистами и антидемократическими

элементами находились как раз в компетенции сотрудников этого отдела.

154
См.: РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 4. Л. 14.
155
См.: РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 124. Л. 3–5.
120

Полковник И.Г. Старинов не прерывал и своих связей с научной средой.

В 1944 г. за диссертацию, написанную еще в предвоенные годы, ему

присваивается ученая степень кандидата технических наук.

На начало июня 1944 г. в Яновских лесах было сконцентрировано 3 000

советских и польских партизан. Эта территория близка к Люблинскому

воеводству. Помимо этого, здесь же было сконцентрировано еще порядка 2 000

человек из других отрядов.

ПШПД получил от советского военного командования по постановлению

ГКО СССР № 5563 сс от 8 апреля 1944 г. существенную материальную и

техническую помощь, в частности, «до конца июля 1944 г. в распоряжение

ПШПД было передано два транспортных самолёта, три самолёта У-2, 18


легковых автомашин, 40 грузовиков, 8.600 винтовок, 4.270 автоматов, 234

пулемёта, 137 противотанковых ружей, 52 миномёта, а также 120 тонн

взрывчатых веществ, боеприпасов и продовольствия» 156.

В этот период немецкое командование приняло решение


сконцентрировать в Люблинском воеводстве дополнительные силы для борьбы

с партизанами с перспективой их дальнейшего уничтожения. 14 июня немцы

предприняли попытку окружения, но в следующую ночь партизаны смогли

прорвать кольцо и выйти с боями. Более того, к 23 июня партизаны смогли

организовать еще вылазки в тыл и организовать там серию диверсий.

Старинов в этот период совмещал несколько должностей, успевая

работать в в структурах Польского штаба партизанского движения и

преподавая тактику и основу диверсионной деятельности в УШПД, который

находился поблизости. Набирались дополнительные добровольцы-курсанты,


которые затем пополняли отряды польских партизан.
156
Семиряга М.И. Советские люди в европейском Сопротивлении. М.: Наука, 1970. С. 40.
121

Программа как обычно основывалась на теории и практике. Практике

уделялось достаточно много времени, так как Старинов был сторонником

практического обучения курсантов. Обеспечение школы было налажено на

высшем уровне157. В помещениях имелись макеты оружия и подрывных

механизмов.

21 июля 1944 г. польский штаб партизанского движения был

переформирован в Отдел материально-технического снабжения верховного

командования Войска Польского.

Таким образом, Рабоче-Крестьянская Красная Армия летом 1944 г. сразу

же после освобождения временно оккупированной немецко-фашистскими

захватчиками территории СССР приступила к уничтожению вражеских войск


на территории стран Восточной и Центральной Европы с целью окончательной

ликвидации гитлеровского фашизма как угрозы для всего человечества. На

территории соседней Польши также существовало партизанское движение.

Полковник И.Г. Старинов был направлен для работы в Польский штаб


партизанского движения (ПШПД) по запросу одного из руководителей Войска

Польского генерал-майора Александра Завадского, с которым Илья

Григорьевич был хорошо знаком по партизанским школам 1929-1935 годов в

Советском Союзе и по совместной борьбе с международным фашизмом на

территории Испании. В ПШПД полковник Старинов по-прежнему

прорабатывал планы действий польских партизан. Разрабатывал варианты

взаимодействия партизан с частями Красной Армии. Продолжал заниматься

обеспечением партизанских соединений материально-техническими

элементами необходимыми для диверсионной работы.

157
См.: Меркулов П.А. Илья Старинов. Сто лет секретной жизни. – СПб. – Орел, 2017. С.261.
122

3.2. Деятельность И.Г. Старинова в национально-освободительном движении


Югославии в 1944-1945 гг.

К настоящему времени не существует ни Советского Союза, ни Югославии,

эти государства появились и исчезли в течение ХХ века. Однако

взаимоотношения между народами России и Балканского полуострова начали

складываться задолго до ХХ в. При этом на современные международные

отношения события прошедшего века накладывают глубокий отпечаток, что

стимулирует нас обращаться к историческому опыту. Двусторонние отношения

между Советским Союзом и Югославией развивались очень неоднозначно. До

1940 г. они были враждебными, поскольку Королевство Югославия было создано

странами Антанты в качестве одного из дальних звеньев «антисоветского

кордона» и стало последовательным противником Советской власти в России, а


позднее - в СССР, а также всех коммунистических проявлений. Начало Второй

мировой войны создало почву для сближения позиций советского и югославского

руководства. Именно в ходе двустороннего сотрудничества в годы войны

складываются условия для смены политического режима в Югославии, когда в

конце 1945 г. монархический режим ликвидируется и устанавливается


республика.

Известно о большой роли в развитии политических процессов играют


межличностные отношения. В 1940-1960 гг. во многом именно отношения между
лидерами Советского Союза и Югославии определяли межгосударственные
отношения. Югославией в эти десятилетия руководил маршал (с 1943 г.) Тито
Броз Иосип (1892-1980).
123

Судьба связала Тито с Россией и Советским Союзом многочисленными


связями. В 1915 г. в ходе Первой мировой войны Тито попадает в качестве
военнопленного в Россию, где лечился после тяжелого ранения. В 1917 г. в Омске
он вступает в ряды Красной гвардии, воюет против войск адмирала А.В. Колчака.
В 1920 г. Тито вернулся на родину, где в 1918 г. было создано Королевство
Сербов, Хорватов и Словенцев (КСХС). Тито в 1920 г. вступает в
Коммунистическую партию Югославии (КПЮ), которая с 1921 г. вынуждена
действовать в подполье. В 1934 г. хорватские усташи убили короля Александра I
Карагеоргиевича, который ориентировался на страны буржуазной демократии, и
привели князя-наместника Павла к власти, а он сделал Югославию союзницей
фашистской Германии и Италии. Король Петр II играет второстепенную роль. В
этих условиях Тито покидает страну и в 1934–1936 гг. работает в Москве в
Исполкоме Коммунистического Интернационала.
В декабре 1937 г. Тито вновь возвратился в Югославию и возглавил КПЮ.
В 1941 г. Германия захватила Югославию. Против оккупантов поднимается
массовое партизанское движение, на базе которого формируется новая
югославская армия. В 1941–1945 гг. Тито занимал должность
главнокомандующего НОАЮ - Народной освободительной армии Югославии. С
1943 г. по 1945 гг. был председателем Национального комитета по освобождению
Югославии. Именно Тито 5 апреля 1945 г. подписал соглашение с И.В. Сталиным
относительно временного ввода на территорию Югославии советских войск.
НОАЮ вместе с частями Рабоче-Крестьянской Красной Армии освободила
страну от оккупантов. 29 ноября 1945 г. провозглашается Федеративная Народная
Республика Югославия. Тито в 1945-1946 гг. занимает последовательно посты
председателя Временного правительства, министра обороны и верховного
124

главнокомандующего. После войны глава Югославии последовательно занимает


посты премьер-министра и министра иностранных дел, с 1953 г. - президента.
Когда войска Красной Армии в конце июля 1944 г. начали форсировать
Вислу, И.Г. Старинов встретился с начальником Советской военной миссии в
Югославии генерал-лейтенантом Н.В. Корнеевым. В начале войны последний
войны был начальником штаба 20-й армии. Тогда Старинов действовал со своими
диверсантами вблизи этой армии и занимался установкой заграждений. Генерал
Корнеев пригласил Старинова в себе в миссию. Илья Григорьевич долложил по
данному вопросу Александру Завадскому. Последний первоначально отговаривал
полковника Старинова, но затем отпустил его158.
И.Г. Старинов в период с сентября по декабрь 1944 г. прибывал в
должности начальника советской военной миссии при маршале Иосипе Броз
Тито, который был Верховным Главнокомандующем Народной Освободительной
армии Югославии.
После освобождения румынского города Крайов маршал Иосип Броз Тито
со своим штабом по решению советского командования был направлен в этот
город. Здесь же разместилась военная миссия Советского союза. В сентябре 1944
г. в Москве было подписано соглашение о перемирии с Румынией. В документе
отмечалось, что на территории Румынии разместятся советские войска. В
Бухаресте И.Г. Старинов занял особняк, который ранее занимал министр
внутренних дел Румынии.

Здесь И.Г. Старинов занялся тем, что организовывал разностороннее


взаимодействие между советскими войсками и Народно-освободительной армией

158
См.: Меркулов П.А. Илья Старинов. Сто лет секретной жизни. – СПб. – Орел, 2017. С.261-
262.
125

Югославии. В ходе этой работы Старинов проводил встречи с маршалом И.Б.


Тито.
Старинов консультирует югославских партизан через своего ученика -
Ивана Хариша (Югославия), который командовал в Хорватии группой
диверсионных отрядов НОАЮ, в будущем - генерал-майор, получивший звание
народного героя Югославии. Старинов лично вылетает в тыл противника, чтобы
оказывать разнообразную помощь югославским партизанам159.
И.Г. Старинов вспоминал, что Тито заочно уже знал его, поскольку при
первой встрече в 1944 году в Бухаресте. Большую роль в налаживании хороших
отношений между И.Г. Стариновым и Тито сыграл Иван Хариш по прозвищу
Громовник. Старинов отмечал, что Маршал [Тито] ценил Хариша, который
прошел путь от бойца до генерала160.
Из Бухареста Тито с советской военной миссией полетели в г. Крайову, где
расположился штаб НОАЮ, перебазированный с территории Югославии. И.Г.
Старинов вспоминал о новых встречах с Тито, когда докладывал ему о текущей
обстановке161.
В октябре 1944 г. после освобождения восточных районов Сербии Тито с
Верховным штабом НОАЮ и Советской военной миссией перебрались в город
Вршац, который расположен был на территории Югославии
В октябрю 1944 г. НОАЮ насчитывала 400 тыс. человек приблизительно
равных 15 армейских корпусов

159
См.: РГВА. Ф.40.973. Оп. 1. Д. 10. Л.1.
160
Старинов И.Г. Солдат столетия. М., 2002. //URL:www//booksCafe.net.
161
Там же.
126

И.Г. Старинов вспоминал, что Тито был постоянно окружен советскими


чекистами: «Меня он называл богом диверсий»162.
Столица Югославии г. Белград был освобожден20 октября 1944 г. Во
Вршаце Илье Григорьевичу донесли, что были задержаны украинские партизаны.
Они были разоружены, так как проникли на территорию здания, где стояли
шифровальные машины.
Старинов занялся вопросом определения принадлежности задержанных
партизан. Когда задержанные бойцы были представлены Старинову он узнал в
них знакомых ему ранее, а точнее руководителя группы Тищенко. В ходе
разговора было установлено, что бойцов направили в Венгрию для встречи с
местными партизанскими представителями. Последние на встречу не вышли.
Местного языка диверсанты не знали, но в силу полученных навыков
диверсионной и разведывательной работы смогли пройти по территории страны
около 700 километров. Военная контрразведка разрешила оставить группы при
советской миссии.
Пребывая в Югославии Старинов встретился с П. Свечиным, который
период Гражданской войны в России был белым офицером Корниловского полка.
После разгрома Врангеля П. Свечин оказался в Югославии. Здесь в период
Второй мировой войны немцы занимались формированием подразделений из
бывших солдат – белогвардейцев. П. Свечин первоначально задумывался о том,
чтобы перейти на службу к немцам, но потом пошел в партизаны163.

162
Старинов И.Г. Солдат столетия. М., 2002. //URL:www//booksCafe.net.
163
См.: Старинов И.Г. Записки диверсанта. Кн.1. М.: Альманах «Вымпел», 1997.
127

В конце 1944 г.164 генерал-лейтенанта Н.В. Корнеева с полковником


Стариновым отозвали в столицу, где Илья Григорьевич поступил в распоряжение
Разведуправления Наркомата обороны.
В 1948 г. двусторонние отношения ССР и Югославии вновь обострились и
28 сентября 1949 г. были разорваны. После смерти 5 марта 1953 г. И.В. Сталина
двусторонние отношения в течении 1953-1955 гг. были восстановлены, однако
оставались довольно сдержанными до самого распада Югославии.
Югославские власти с первых лет правления Брежнева пытались
продолжить сближение с Советским Союзом. Югославия выступила с
поддержкой СССР в период конфликта на Ближнем Востоке. Маршал Тито
принимал участие в нескольких совещаниях Организации Варшавского договора,
которые проводились по вопросу помощи Египту. Югославия подписала
Декларацию по поддержке арабских стран. Маршал Тито дал согласие
предоставить свою территорию для переброски советских войск в Египет.
Поездка И.Г. Старинова в Югославию в августе – сентябре 1967 г.
состоялась по приглашению маршала Тито в составе советской делегации165.
Старинов отмечал, что встреча с Тито прошла в дружелюбной обстановке166.
Коллективизация в Югославии проходила в 1949-1951 гг. До этого в 1945 г.
была проведена национализация земель. Закон об аграрной реформе, принятый 23
августа 1945 г., закрепил основной принцип, который гласил: «земля
принадлежит тем, кто ее обрабатывает». Как видим, коллективизация в
Югославии носила гораздо более мягкий характер, чем в СССР, что и послужило
поводом для критики со стороны советского руководства.

164
По данным РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 4. Л. 14, написанным собственноручно
И.Г. Стариновым - с декабря. Тем не менее, согласно книге А.И. Цветкова, А.Ю. Попова,
В.И. Суродина «Гений русского спецназа», с середины ноября.
165
См.: РГВА. Ф.40.973. Оп. 2. Д. 3. Л.8.
166
Старинов И.Г. Солдат столетия. М., 2002. //URL:www//booksCafe.net.
128

И.Г. Старинов занимался исключительно военной работой, что позволило


ему в значительной степени исключить из отношений с Тито влияние
политических моментов. Не все обладали подобным преимуществом. В
частности, И.Г. Старинов вспоминал о писателе Константине Симонове: «За одну
хвалебную статью Тито наградил его каким-то орденом. Второй раз встретились в
1967 году в Югославии на выставке, но встречали его в тот раз довольно холодно,
как бы не замечали. Не забыли, что после войны он опубликовал статью, где
называл Тито дважды Иудой»167.
И.Г. Старинов был награжден, помимо орденов, тридцатью советскими
медалями, среди которых находилась медаль «За освобождение Белграда». Так же
Илья Григорьевич имел более десятка иностранных наград, его ратный труд
отметили в Польше, Чехословакии, Германии, Испании и Югославии.
Таким образом, полковник И.Г. Старинов, как известный военный
специалист, руководитель партизанско-диверсионного движения международного
масштаба был лично известен маршалу Иосипу Броз Тито заочно по событиям
гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. Они оба имели отношение к
военным школам Коминтерна, действовавшим в предвоенные годы в Советском
Союзе, но и там их личная встреча не состоялась. Личное знакомство происходит
в ходе Второй мировой войны, когда полковника И.Г. Старинова назначили в
состав советской военной миссии при маршале Тито. Взаимная личная приязнь на
несколько десятилетий определила дружеские отношения между этими людьми,
занимающими столь разное положение в военной и политической иерархии. На
фоне нестабильных межгосударственных отношений между СССР и СФРЮ и
неровных взаимоотношений со И.В. Сталиным, Н.С. Хрущевым, Л.И. Брежневым,

167
Там же.
129

теплые отношения лидера Югославии с полковником И.Г. Стариновым могли


играть для Тито роль некоторого стабилизирующего личностного фактора.

3.3. Развитие И.Г. Стариновым опыта партизанско-диверсионной


работы в послевоенные годы

И.Г. Старинов в 1946 г. встретился с бывшим начальником охраны тыла


Западного фронта генерал-лейтенантом Г.Г. Соколовым, с ним полковник был
знаком с 1941 г. Г.Г. Соколов сделал предложение И.Г. Старинову занять
должность начальника кафедры тыла в Военном институте МВД СССР. Старинов
принял предложение, так как должность заведующего кафедрой предоставило ему
возможность заняться обобщением накопленного за годы войны военного опыта с
целью теоретической передачи его слушателям академии 168.
До 1955 г. Илья Григорьевич был сначала исполняющим обязанности
начальника кафедры, а затем – начальником кафедры169.
Во время его работы в институте была создана специальная группа по
организации и тактики партизанской борьбы170. У истоков создания данной
группы стояли подполковник Е.С. Филиппов и полковник Е.М. Косовский. Оба
принимали участие в партизанском движении.
Вопросы, касавшиеся деятельности партизанско-диверсионного движения,
были интегрированы по инициативе И.Г. Старинова в состав тематики
оперативно-войсковых и командно-штабных учений.
Илья Григорьевич в послевоенные годы издал следующие труды: «Действия
партизан на вражеских коммуникациях», «Партизанское движение в Великой
Отечественной войне», «Мины в тылу врага» (совместно с Б.А. Эровым), сборник

168
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 10. Л. 1.
169
Там же.
170
Там же, л. 3.
130

боевых примеров «Действия небольших групп в тылу противника», «Диверсии».


Также И.Г. Старинов участвовал в создании 6-томной «Истории Великой
Отечественной войны», будучи старшим научным сотрудником в отделе ИВОВ
ИМЛ при ЦК КПСС с февраля 1958 г.171.
22 февраля 1948 года Старинов подготовил письмо Председателю Совета
Министров БССР П.К. Пономаренко, в нем Илья Григорьевич изложил просьбу
принять во внимание заслуги на полях Великой Отечественной войны около
60 испанцев, сражавшихся на стороне СССР, и наградить их медалями
«Партизану Отечественной войны». Он также вспомнил беседу, состоявшуюся в
ноябре 1941 года, когда П.К. Пономаренко похвально отзывался о привлечении
испанцев к участию в партизанских действиях. На момент подготовки текста
письма половина кандидатов уже была награждена за партизанские действия
боевыми орденами172.
Начальник Военного института генерал-лейтенант Ф.Я. Соловьев в июне
1951 г. пригласил на специальные занятия заместителя министра внутренних дел
генерала армии И.И. Масленникова. Последний был большим специалистом в
области партизанско-диверсионной работы. На одном из занятий докладывал
Старинов. После занятий старым знакомым удалось пообщаться и вспомнить
прошлые годы, так как знакомы были еще с 1941 г.
14 декабря 1955 г., в соответствии с приказом Министерства внутренних
дел № 1569, закончилась почти 40-летняя военная служба полковника Ильи
Григорьевича Старинова – он был уволен в запас. Однако за ним сохранялось
право ношения военной формы173.
В июне 1961 года Илья Григорьевич Старинов в соавторстве с
А.Н. Асмоловым, бывшим членом Военного совета 3-го Украинского фронта,
начальником штаба партизанского движения фронта, а также бывшим
командующим партизанским движением в Чехословакии, подготовили письмо,
адресованное министру обороны СССР, Маршалу Советского Союза
171
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 2. Д. 1. Л. 12.
172
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 2. Д. 72. Л. 1.
173
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 2. Д. 3. Л. 7.
131

Р.Я. Малиновскому о мероприятиях по подготовке к партизанско-диверсионной


борьбе.
Сохранился черновик того письма. Авторы сообщали, что «в минувшей
войне наши партизаны с успехом действовали не только на родной советской
земле, но и за ее пределами во многих странах Европы. За рубежом действовало
свыше 18 000 советских партизан, которые вовлекли в партизанскую борьбу более
60 000 человек из местного населения»174.
И. Старинов и А. Асмолов приводят данные, уточненные на основе
захваченных у противника документов, об операциях партизан во время Великой
Отечественной войны: «Произведено свыше 18 000 крушений поездов,
уничтожено и повреждено свыше 16 500 паровозов и 85 000 вагонов, платформ и
цистерн. Советские партизаны уничтожили и повредили около 42 000 автомашин
и тягачей, убили и ранили около 1 000 000 вражеских солдат и офицеров, а также
предателей, разложили большое количество национальных формирований
противника и отвлекали на охрану тыла и коммуникаций свыше 500 000
вражеских войск и полицейских формирований»175.
Авторы предполагали, что партизанская деятельность, обзаведясь
подготовленными кадрами, опытом и новым, технологически
усовершенствованным снаряжением, в случае развязывания новой – Третьей
мировой войны империалистами будет иметь большую эффективность для стран
социалистического содружества, чем в минувшем конфликте176. «Большое
количество хорошо обученных и вооруженных небольших партизанских отрядов
и групп, действующих во вражеском тылу, имея надежную радиосвязь со
штабами регулярных вооруженных сил, будут неуязвимы от термоядерного
оружия, и в то же время они сами могут значительно уменьшить возможность его
применения противником, сократив тем самым наши потери в случае
развязывания империалистами новой мировой войны», – гласит письмо177.

174
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 2. Д. 70. Л. 1.
175
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 2. Д. 70. Лл. 1–2.
176
Там же, л. 4.
177
Там же, л. 5.
132

Также авторы проявили обеспокоенность тем, что по состоянию на 1961 год


почти ничего не делалось в направлении всесторонней и заблаговременной
подготовки партизан: в должной мере не был проведено обобщения накопленного
за период Великой Отечественной войны опыта партизанской и диверсионной
работы. Помимо всего, отсутствовали необходимые пособия по организации и
тактике партизанско-диверсионной работы. Было также отмечено, что не ведется
подготовка специалистов и специализированной техники. В то же время в США и
ряде других капиталистических стран появилось множество статей и больших
работ, посвященных вопросам партизанской деятельности, диверсиям, а также и
борьбы против партизан, а также были организованы специальные части и
соединения для действий партизанскими методами. Велась и активная работа по
вербованию предателей и их подготовке к действиям в тылу стран
социалистического лагеря.
На основе этих замечаний Старинов и Асмолов сформулировали ряд
конкретных предложений:
1) В ближайшее время обобщить опыт партизанско-диверсионной борьбы, в
особенности опыт действий наших партизанских формирований за рубежом,
чтобы не допустить ошибок при подготовке и планировании действий партизан,
как это было в минувшей войне.
2) На основе опыта партизанско-диверсионной борьбы, а также с учетом
характера современной войны разработать наставления по организации и тактике
партизанско-диверсионной борьбы.
3) Во всех военных училищах и академиях ввести небольшой курс по
тактике партизанско-диверсионных действий. Обучить личный состав ВДВ и ВВС
основам тактики партизанско-диверсионных действий, что повысит их
боеспособность.
4) Для разработки наставлений, для чтения лекций в училищах и академиях,
для разработки средств и способов борьбы в максимальной степени использовать
офицеров, имеющих опыт партизанско-диверсионной борьбы за рубежом.
133

5) Привлечь партизанских специалистов для совершенствования


необходимой партизанам специальной техники.
6) Выявить и взять на особый учет лиц из числа бывших партизан, которые
отличились в партизанско-диверсионной борьбе периода Великой Отечественной
войны и пригодных к военной службе, а их десятки тысяч.
7) Создать постоянно действующие курсы (закрытого типа) для
переподготовки и подготовки кадров партизанско-диверсионным методам борьбы
(в качестве инструкторов и командного состава) сроком на 2–3 месяца.
8) Создать при министерстве обороны (при Генштабе) специальный Отдел,
на который возложить разработку всех вопросов, вытекающих из задач
развертывания партизанско-диверсионной борьбы в тылу врага178.
Ответ на это письмо, высланный на имя Старинова за подписью
Малиновского, поступил 4 июня 1962 года (№312/103): «Высказанные Вами
предложения о проведении некоторых мероприятий по подготовке к
партизанской борьбе рассмотрены. Ваши озабоченность и стремление внести
посильный вклад в дело укрепления оборонной мощи нашего государства вполне
понятны, их можно только приветствовать. Все, что явится полезным в Ваших
предложениях, будет учтено. Однако следует иметь в виду, что опыт
партизанской борьбы в прошлой войне нельзя механически переносить на
условия ведения будущей ракетно-ядерной войны, если ее развяжут
империалисты. По своему характеру ракетно-ядерная война коренным образом
отличается от прошлой мировой войны, что, безусловно, вносит изменения и в
вопросы партизанской борьбы. Нельзя также ориентироваться и на американские
методы партизанской войны. Они нам не подходят»179.
Упрямство Старинова нравилось далеко не всем. Особенно острыми были
вопросы о роли И.В. Сталина в победе советского народа. Например, после
завершения очередного партийного собрания секретарь ЦК КПСС П.Н. Поспелов
спросил у Старинова, что отсутствие партийного руководства позволило бы

178
См.: РГВА. Ф. 40973. Оп. 2. Д. 70. Лл. 7-8.
179
Там же, л. 9.
134

партизанам самостоятельного чего-нибудь добиться. Старинов резко ответил, что


только по отдельным вопросам партизаны не могли действовать самостоятельно.
После этого случая Стариновым занялись кадровики. В скром будущем он был
уволен с должности старшего научного сотрудника ИМЛ при ЦК КПСС180.
Руководство не хотело слышать отрицания роли партийных органов в деле
руководства партизанским движением в период войны.
Кроме участия в проработке вопросов организации партизанской и
диверсионной деятельности во время войны Старинов писал книгу«Мины ждут
своего часа», которая вышла в 1964 году.
В письме от 18 апреля 1965 года полковник направил первому секретарю
ЦК КПСС просьбу присвоить звание Героев Советского Союза группе партизан-
парашютистов, состоящей из 82 испанцев, погибших в неравном многодневном
бою, но не сдавшихся врагу и передавших в Крымский штаб ценные
разведданные.
В третьем письме от 28 апреля 1975 г., которое было приурочено к
приближению юбилея - 30-летия Победы, полковник И.Г. Старинов вновь
возвращался к вопросу о поощрении испанцев, воевавших в годы Великой
Отечественной войны на стороне СССР. В нем Старинов также выражает свою
обеспокоенность, тем, что, по его мнению, принижается роль партизанского
движения из-за выхода в свет брошюры П.К. Пономаренко «Непокоренные»181.
Наконец, в четвертом письме Илья Григорьевич обращался к Хрущеву
потому, что предыдущее письмо было направлено работнику ИМЛ при ЦК КПСС
Макарову Н.И., «который по своему положению и своим взглядам не может
решать поставленные вопросы». Старинов вновь вернулся к вопросу о
принижении размаха партизанско-диверсионного движения182.
В мае 1966 года М.В. Евсеев, бывший начальник штаба Орловской школы
партизанского движения, написал Старинову о том, что на тот момент «в Орле из
основных работников школы осталось всего лишь 4 человека: Евсеев Михаил
180
РГВА. Ф. 40973. Оп. 2. Д. 1. Л. 12.
181
См.: РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 124. Лл. 39-об.
182
Там же, лл. 1014.
135

Васильевич – начальник штаба школы, Казанский Николай Дмитриевич – пом.


начальника школы по матер. обеспечению, Репин Петр Емельянович – инструктор
школы, Шабанов Матвей Васильевич – инстр[уктор] школы»183. В том же письме
Евсеев сообщил, что все четверо остались незамеченными: когда участникам
Великой Отечественной войны, имевшим отношение к партизанско-
диверсионному движению, давали медали, ее получил начальник школы Ларичев,
но ни о ком из остальных он не напомнил184.
В середине 1960-х было положено начало публикации материалов об
орловской школе «противопожарников» – об этом писал Старинову Евсеев и
прислал ему газету «Орловская правда» от 1 ноября 1966 года со статьей
«Юность, горжусь тобой!». В тексте отмечено, что решающая заслуга в
подготовке «патриотов для работы в тылу врага принадлежит нашему земляку,
бывшему чекисту И.Г. Старинову»185.
В 1967 г. Илья Григорьевич дал интервью газете «Вечерний Ростов», в
котором сообщил, что книга «Мины ждут своего часа» – это первая часть
большой работы. Старинов также поделился, что в то время уже заканчивал
вторую часть – «Час настал», где он собирался рассказать и о партизанах Дона, а
также упомянул о том, что ведет обработку материала для третьей,
заключительной части. В том же интервью Илья Григорьевич несколько слов
упомянул и о молодых соотечественниках: «Никто не забыт и ничто не забыто» –
очень правильный девиз нашей молодежи. И в ее походе по дорогам боевой и
трудовой славы отцов мы, ветераны, должны быть верными помощниками. Это
наше святое дело…», – сказал герой186.
Комиссией по делам бывших партизан Украины 21 июня 1968 года
Старинову был выдан партизанский билет № 182, подтверждающий, что
«предъявитель сего тов. Старинов Илья Григорьевич в период Великой

183
РГВА. Ф. 40973. Оп. 2. Д. 47. Л. 2.
184
Там же.
185
РГВА. Ф. 40973. Оп. 1. Д. 148. Лл. 1–5.
186
Павловский К. Бог диверсий // Вечерний Ростов. 1967. 15 мая.
136

Отечественной войны был участником партизанского движения и подпольных


организаций в Украине с июля 1941 г. по май 1945 года»187.
Важным этапом в жизни И.Г. Старинова стала его деятельность на
Спецкурсах КГБ СССР, которые проходили с 1969 по 1986 год
Специальные курсы КГБ СССР (зашифрованное название КУОС – Курсы
усовершенствования офицерского состава) были организованы для подготовки
командного состава групп спецназа для действий в тылу противника. Позже
выпускники КУОС составили основу знаменитых групп спецназа «Каскад»,
«Вымпел», «Зенит», а спецназ всех силовых ведомств страны станет уважительно
называть Илью Григорьевича «Дедом».
Старинов многие годы мечтал об этом – об обобщении бесценного опыта
партизанско-диверсионного движения, накопленного в период Великой
Отечественной войны, и его последующем внедрении в учебный процесс.
Именно Илья Григорьевич стоит у истоков специальной инженерной
подготовки на КУОС.
19 марта 1969 г. приказом Председателя КГБ Ю.В. Андропова Спецкурсы
получили статус самостоятельного подразделения и расположились в
окрестностях г. Балашиха Московской области. Именно там в годы войны
обучались партизаны-разведчики из групп П.А. Судоплатова.
В этот период И.Г. Стариновым были написаны выдающиеся работы:
«Основы тактики партизанской борьбы», «Роль партизанской борьбы в
современной войне», «Оперативное искусство партизан» и другие. Также он
участвовал в подготовке тех оперативных групп, которые направлялись в
Чехословакию в 1968 г. и в Афганистан в 1980-е гг.
4 июля 1970 г. было подготовлено письмо министру обороны СССР
Маршалу Советского Союза А.А. Гречко от бывшего Представителя Военных
советов Западного, Брянского фронтов, Центрального Комитета
Коммунистической партии Белоруссии по организации партизанского движения,
начальника Торопецкой школы подготовки партизанских кадров майора запаса
187
РГВА. Ф. 40973. Оп. 2. Д. 6. Л. 4.
137

Ф.П. Ильюшенко. Автор письма обращался с просьбой рассмотреть вопрос о


поощрении Ильи Григорьевича «в честь 70-летия за его выдающиеся заслуги в
организации партизанского движения и подготовку партизанских кадров в
массовом масштабе», а также о представлении Старинова к награде орденом
Октябрьской революции188.
11 августа 1976 г. Илья Григорьевич подготовил на имя А.Я. Пельше,
председателя Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, письмо о
неизвестных фактах в биографии зав. сектором ИМЛ при ЦК КПСС
Макарова Н.И. с приложениями выписок из стенограммы опроса комиссара 6-й
партизанской бригады лейтенанта Макарова Н.И. и комментариев, в котором
выступил с критикой.
26 апреля 1991 г. из войсковой части 25953 Илье Григорьевичу пришел
ответ на его письмо от 4 апреля 1991 года Министру обороны Д.Т. Язову.
Автором письма являлся командир части генерал-лейтенант П.С. Грачев. Письмо
содержало просьбу к Илье Григорьевичу поделиться своим большим опытом и
представить свои труды по вопросам партизанской обороны, особенно в части
ведения разведывательно-диверсионных и рейдовых действий в тылу врага.
Также генерал-лейтенант Грачев отметил, что ВДВ по крупицам собирают и
бережно хранят опыт ведения в тылу противника боевых действий воздушных
десантов и партизан периода Великой Отечественной войны.
Он ссылался на то, что части и подразделения 4-го воздушно-десантного
корпуса, действуя пять месяцев (с февраля по июнь 1942 года) в тылу немецко-
фашистских войск под Вязьмой, широко применяли тактику партизанских
действий и взаимодействовали с партизанскими отрядами, а приемы и способы
ведения разведывательно-диверсионных действий подразделений десанта в тылу
противника на момент написания письма были изложены в боевом уставе ВДВ, в
части II, по существу такие же, как и партизанские действия189.

188
РГВА. Ф. 40.973. Оп. 1. Д. 21. Лл. 1–3.
189
См.: РГВА. Ф. 40.973. Оп. 2. Д. 77. Л. 1.
138

Полковник И.Г. Старинов был автором более 150 спецмонографий и книг:


"Мины ждут своего часа" (1963), "Пройди незримым" (Москва, 1968), "Под
покровом ночи" (1997), "Записки диверсанта" (1997), «Партизанская война»,
«Воздушный мост», «Тактика и оперативное искусство партизанской борьбы»,
«Роль партизанской борьбы в современной войне», «Основы тактики
партизанской борьбы», «Оперативное искусство партизан», «Воспоминания».
Повести: "Над пропастью" (США, 1995), "Мины замедленного действия" (1999).
В ходе своей работы Старинов использует не только собственные
материалы, но и тщательно прорабатывает изданные другими авторами работы по
этой теме, составляет библиографические списки, оформляет сноски, цитируя в
своих работах труды других авторов.
В 1949 г. И.Г. Старинов завершает работу над рукописью «История
партизанского движения в годы Великой Отечественной войны» общим объемом
61 с.190 Над рукописью «Техника диверсий партизанских отрядов, боевые
действия мелких диверсионных групп» объемом 52 с. Илья Григорьевич
заканчивает работать в 1955 г.191 Рукопись «К вопросу о партизанской борьбе и
диверсиях» объемом 77 с. была завершена 22 ноября 1968 г.192 Работа над
рукописью «К вопросу о ликвидации должности главнокомандующего
партизанским движением» объемом 4 с. была закончена 6 июня 1987 г.193
Особую страницу в библиографическом аспекте работы Старинова, как
историка партизанско-диверсионного движения, занимает его заочная полемика с
автором скандально известной книги «Ледокол» А. Суворовым (Резуном). Резун
главной опорой своих заключений называет мемуарные работы советских
авторов, но Старинов разоблачает приемы фальсификации истории, которые
использовал Суворов-Резун. Отметим, что эту борьбу Старинов ведет задолго до
создания Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в

190
РГВА. Ф.40.973. Оп. 2. Д. 12. Л.1 - 61.
191
РГВА. Ф.40.973. Оп. 2. Д. 29. Л.1 - 52.
192
РГВА. Ф.40.973. Оп. 1. Д. 28. Л.1 - 77.
193
РГВА. Ф.40.973. Оп. 1. Д. 32. Л.1 - 6.
139

ущерб интересам России - комиссия при Президенте Российской Федерации,


существовавшей в 2009-2012 гг.
Таким образом, полковник И.Г. Старинов на протяжении 54 лет (1946–2000)
занимался изучением опыта партизанско-диверсионной борьбы, накопленного за
годы гражданской войны в России 1918-1922 гг., гражданской войны в Испании в
1936-1939 гг., во Второй Мировой войне, в локальных войнах, а также опыта
диверсий, проведенных после Второй Мировой войны.
И.Г. Старинов был не только практиком партизанского движения в 1929-
1995 гг., но и его историком, выпустив 31 работу о партизанах и их подготовке.
Илью Григорьевича можно считать добровольным архивистом, собравшем
большую подборку воспоминаний партизан, базу данных о партизанах и передавшем
их в государственные фондохранилища. И.Г. Старинов являлся и библиографом-
любителем, который составлял тематические библиографические указатели по
партизанскому движению в ходе собственной работы.
***
Подводя итоги третьей главы необходимо сделать следующие выводы:
После освобождения в 1944 г. оккупированной противником части
территорий Советского Союза Рабоче-Крестьянская Красная Армия приступила к
уничтожению немецко-фашистских войск в странах Восточной и Центральной
Европы с целью окончательной ликвидации гитлеровского фашизма как угрозы
для всего человечества. На территории соседней Польши также существовало
партизанское движение. Полковник И.Г. Старинов был направлен для работы в
Польский штаб партизанского движения (ПШПД) по запросу одного из
руководителей Войска Польского генерал-майора Завадского, с которым И.Г.
Старинов был хорошо знаком по партизанским школам 1929-1935 гг. в Советском
Союзе и по совместной борьбе с фашизмом в Испании. В ПШПД полковник И.Г.
Старинов планировал военные действия польских партизан, а также занимался
налаживаем коммуникации партизан с Красной Армией.
140

Полковник И.Г. Старинов, как известный военный специалист,


руководитель партизанско-диверсионного движения международного масштаба
был лично известен маршалу Иосипу Броз Тито заочно по событиям гражданской
войны в Испании 1936-1939 годов. Они оба имели отношение к военным школам
Коминтерна, действовавшим в предвоенные годы в Советском Союзе, но и там их
личная встреча не состоялась. Личное знакомство происходит в ходе Второй
мировой войны, когда полковника И.Г. Старинова назначают в состав советской
военной миссии при маршале Тито. Взаимная личная приязнь на несколько
десятилетий определила дружеские отношения между этими людьми,
занимающими столь разное положение в военной и политической иерархии. На
фоне нестабильных межгосударственных отношений между СССР и СФРЮ и
неровных взаимоотношений со И.В. Сталиным, Н.С. Хрущевым, Л.И. Брежневым,
теплые отношения лидера Югославии с полковником И.Г. Стариновым могли
играть для Тито роль некоторого стабилизирующего личностного фактора.
Полковник И.Г. Старинов на протяжении 54 лет (1946–2000) занимался
изучением опыта партизанско-диверсионной борьбы, накопленного в годы
гражданской войны в России 1918-1922 гг., гражданской войны в Испании в 1936-
1939 гг., во Второй Мировой войне, в локальных войнах, а также опыта диверсий,
проведенных после Второй Мировой войны.
И.Г. Старинов был не только практиком партизанского движения в 1929-
1995 гг., но и его историком, выпустив 31 работу о партизанах и их подготовке.
Илью Григорьевича можно считать добровольным архивистом, собравшем
большую подборку воспоминаний партизан, базу данных о партизанах и
передавшем их в государственные фондохранилища. И.Г. Старинов являлся и
библиографом-любителем, который составлял тематические библиографические
указатели по партизанскому движению в ходе собственной работы.
141

Заключение

В целом можно сделать вывод, что Старинов И.Г. был одним из

активнейших идеологов, организаторов, теоретиков и практиков партизанско-

диверсионной борьбы в тылу врага. Создатель десятков школ по подготовке

диверсантов-подрывников, в которых прошли обучение не одной тысячи

бойцов партизанских и диверсионных отрядов. Гениальный военный инженер,

конструктор уникальных минно-взрывных устройств, организатор лабораторий

по производству мин. И.Г. Старинов лично осуществил и руководил целым

рядом эффективных диверсий в тылу противника.


Таким образом, в рамках настоящего исследования удалось выполнить

следующие поставленные задачи.

Теория «мировой революции» до конца 1920-х гг. официально, а позднее

– до 1941 г. неофициально являлась основной целью партийно-

государственного руководства Советского Союза. Для достижения этой задачи

реализовалась целая группа направлений советской внешней и внутренней

политики. Одним из направлений становится подготовка кадров для

партизанско-диверсионной деятельности в тылу вероятного противника, в

качестве которого рассматривались капиталистические страны. Партизаны

должны были ударить в тыл войскам, когда на них поведет наступление

Красная Армия. В рамках подготовки этой партизанской войны в Советском

Союзе готовились партизанско-диверсионные кадры в системе органов III

Коммунистического Интернационала (Коминтерна). В работе нескольких


партизанских школ Коминтерна и принимал участие И.Г. Старинов в 1933-1935

годы, преподавая основы минно-подрывного дела иностранным коммунистам.


142

В качестве практического специалиста по подготовке партизанско-

диверсионных кадров и минно-подрывному делу, Старинов принимает участие

в деятельности одного из подразделений III Коммунистического

Интернационала. В рамках которого действовала секретная военно-

политическая школа, возглавляемая Каролем Сверчевским. И.Г. Старинов

готовит военно-политические кадры из состава зарубежных коммунистических

партий, они должны будут принять участие в грядущих революциях и войнах с

целью создания «Всемирного Советского Союза». Подготовка, полученная в

СССР при деятельном участии советской военной разведки, вскоре пригодится

выпускникам этой школы, как для боев с фашистами разных стран, так и в

процессе организации освободительного движения. Несостоявшаяся идея


организации «мировой революции» выступила одним из инструментов

советской внешней политики. Данные факторы говорят о то, что эта ситуация

была одним из механизмов организации дипломатических отношений.

Советская военная доктрина, разработка которой связана с именем


маршала М.Н. Тухачевского, также предусматривала широкое использование

партизан и диверсантов в тылу противника уже на собственной территории, в

случае оккупации противником ее части. Для этого также готовились

партизанско-диверсионные кадры и закладывались тайные базы снабжения для

будущих партизанских отрядов. Старинов в 1929-1935 гг. принимает участие,

как в процессе подготовки партизанско-диверсионных кадров в качестве

преподавателя минно-взрывного дела, так и в организации баз снабжения в

западных регионах Советского Союза. Военная стратегия СССР меняется, с

1935 г. новая стратегия предусматривала войну только на чужой территории,


быстротечную и с малыми потерями. Партизанская составляющая войны

полностью исключалась, подготовка баз была заморожена, а кадры перестали


143

готовиться. Вскоре последовали репрессии в отношении значительной части

военного командования РККА, в том числе, был расстрелян маршал М.Н.

Тухачевский. И.Г. Старинова от репрессий спасли два обстоятельства: во-

первых, он не занимал видных должностей в структурах подготовки

партизанско-диверсионных кадров, во-вторых, в 1936-1937 годы он находился

в командировке в Испании, где сумел прославиться несколькими крупными

диверсиями, о которых писала советская и мировая пресса. Все это не было

«охранной грамотой», но в случае Старинова уберегло от репрессий, обеспечив

поддержку народного комиссара обороны маршала К.Е. Ворошилова.

И.Г. Старинов принимая участие в событиях гражданской войны в

Испании в 1936-1937 годы в качестве добровольца по линии советской военной


разведки. Здесь он на практике применил те наработки в области партизанско-

диверсионной деятельности, которые получил в ходе своего личного участия в

подготовке партизанско-диверсионных кадров в 1929-1935 годы в Советском

Союзе. В Испании И.Г. Старинов выходит на новый уровень своего развития. В


условиях значительной самостоятельности он проявляет свои таланты

организатора, изобретателя и специалиста партизанско-диверсионной борьбы.

Илья Григорьевич разработал и применил на практике систему подготовки и

управления партизанско-диверсионными силами в условиях боевых действий,

тактику и стратегию применения этих сил. Он организовал в Валенсии

интернациональную школу подрывников и диверсионную школу в Хайене. Как

изобретатель в области минно-взрывного дела, он во многом определил

направления дальнейшего развития специальных мин, других боеприпасов и

взрывной техники.
Однако богатый опыт подготовки партизанско-диверсионных кадров,

накопленный в 1920-е – начале 1930-х годов в Советском Союзе при


144

деятельном участии И.Г. Старинова, и опыт партизанско-диверсионной борьбы

периода гражданской войны в Испании 1936-1939 годов, был признан

ненужным в условиях изменения военной стратегии. Новая военная стратегия,

принятая после так называемого «разоблачения военно-фашистского заговора в

РККА», а фактически – после начала массовых репрессий против командного

состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии, предусматривала войну

исключительно наступательную, на чужой территории, такая война должна

была стать скоротечной. При таких условиях в тылу противника не требовалось

разворачивать партизанское движение, поскольку Красная Армия была обязана

быстро и решительно добиться победы с минимальными потерями. При такой

стратегии любое предположение о возможности оккупации противником


территории Советского Союза, где появилась бы необходимость разворачивать

партизанскую борьбу, выглядело проявлением пораженчества и даже

политическим преступлением. Школы подготовки партизанско-диверсионных

кадров были закрыты, а подготовленные на территории западных регионов


СССР партизанские базы – заброшены. Теоретический, практический и

преподавательский опыт И.Г. Старинова в области партизанской войны в

течение 1937-1941 гг. оказался невостребованным. В РККА полковник И.Г.

Старинов теперь специализируется на разработке новых образцов минно-

взрывной техники, применяя и совершенствуя свои таланты в этой области,

фактически, более узкой по сравнению с партизанско-диверсионной

деятельностью.

В период 1941-1944 гг., когда шла борьба за освобождение

оккупированной немецко-фашистскими захватчиками и их союзниками


западных регионов СССР, полковник И.Г. Старинов одним из первых стал

инициатором создания массового партизанского движения. Использовав свой


145

опыт подготовки партизанско-диверсионных кадров в течение 1929-1935 гг. и

практический опыт партизанско-диверсионной деятельности периода

гражданской войны в Испании 1936-1939 гг., Илья Григорьевич стал

инициатором, организатором и руководителем Оперативно-учебного центра и

сети школ по подготовке партизанско-диверсионных кадров на Западном

фронте.

После создания централизованных в общегосударственном масштабе

органов по руководству партизанским движением, а именно, ЦШПД –

Центрального штаба партизанского движения в 1942-1943 гг. и УШПД -

Украинского штаба партизанского движения в 1943-1944 гг. – полковника И.Г.

Старинова назначают на руководящие должности в этих организациях. По мере


накопления опыта руководящей деятельности Илья Григорьевич назначается на

более высокие должности. Это позволяет ему развивать стратегическое

мышление, предлагать решения, повышающие эффективность деятельности

партизанских формирований.
Стиль работы, выработанный Стариновым еще в Испании – инициатива в

организационных вопросах, подготовка квалифицированных кадров, опираясь

на которые, разворачиваются новые подразделения партизанско-диверсионных

сил, личное участие в операциях в тылу противника, изобретательность в

области тактики диверсий и развитии минно-подрывной техники – оказался

востребован в период Великой Отечественной войны.

Полковник И.Г. Старинов накопил внушительный опыт партизанско-

диверсионной борьбы, как в России, так и за рубежом. Поэтому у него было

собственное мнение по различным вопросам деятельности партизан, порой


расходившееся с мнением руководства. Так, Илья Григорьевич доказательно

возражал против развертывания летом 1943 г. массовой «рельсовой войны»,


146

предлагая уничтожать не рельсы, которых у противника было в избытке, а

подвижной состав железных дорог, которого в тылах немецко-фашистских

войск и так не хватало для обеспечения фронта. Однако возобладала другая

точка зрения, и партизанские отряды рапортовали о большом количестве

диверсий и уничтоженных рельсах, не указывая, что подобная тактика лишь на

непродолжительное время замедляла транспортное сообщения противника, не

нанося серьезного материального урона перевозимым грузам и подвижному

составу.

После освобождения в 1944 г. оккупированных противником территорий

Советского Союза Рабоче-Крестьянская Красная Армия приступила к

уничтожению немецко-фашистских войск в странах Восточной и Центральной


Европы с целью окончательной ликвидации гитлеровского фашизма как угрозы

для всего человечества. На территории соседней Польши также существовало

партизанское движение. Полковник И.Г. Старинов был направлен для работы в

Польский штаб партизанского движения (ПШПД) по запросу одного из


руководителей Войска Польского генерал-майора Завадского, с которым

Старинов был хорошо знаком по партизанским школам 1929-1935 гг. в

Советском Союзе и по совместной борьбе с фашизмом в Испании.

В Польском штабе партизанского движения Илья Григорьевич

разрабатывал планы деятельности партизан и организовывал их

взаимодействие с частями Красной Армии.

Как известный военный специалист, руководитель партизанского

движения международного масштаба полковник И.Г. Старинов был лично

известен лидеру Югославии маршалу Иосипу Броз Тито заочно по событиям


гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. Они оба имели отношение к

военным школам Коминтерна, действовавшим в предвоенные годы в


147

Советском Союзе. Полковника И.Г. Старинова назначают в состав советской

военной миссии при маршале Тито. Взаимная личная приязнь на несколько

десятилетий определила дружеские отношения между этими людьми,

занимающими столь разное положение в военной и политической иерархии. На

фоне нестабильных межгосударственных отношений между СССР и СФРЮ и

неровных взаимоотношений со И.В. Сталиным, Н.С. Хрущевым, Л.И.

Брежневым, теплые отношения лидера Югославии с полковником И.Г.

Стариновым могли играть для Тито роль некоторого стабилизирующего

личностного фактора.

И.Г. Старинов занимался организацией взаимодействия Красной Армии и

Народно-освободительной армии Югославии, он также консультирует


югославских партизан через своего ученика - Ивана Хариша, командира

группы диверсионных отрядов НОАЮ в Хорватии. И.Г. Старинов лично

вылетает в тыл противника для оказания помощи отрядам югославских

партизан.
Полковник И.Г. Старинов на протяжении 54 послевоенных лет (1946–

2000 гг.) занимался изучением опыта партизанско-диверсионной борьбы, ее

теории и практики, стратегии и тактики, всего, что было накоплено в этой

области за многие годы, охватывающие гражданскую войну в России 1918-1922

гг., гражданскую войну в Испании в 1936-1939 гг., период Великой

Отечественной войны и Второй Мировой войны, локальных войнах, а также

опыта диверсий, проведенных после окончания Второй Мировой войны.

Полковник И.Г. Старинов в 1946-1955 гг. был сотрудником Военного

института МВД СССР, несколько лет занимал должность начальника кафедры


тыла, где использовал теоретический и практический опыт партизанско-

диверсионной войны. Вопросы, касавшиеся деятельности партизанско-


148

диверсионного движения, по инициативе Старинова были интегрированы в

тематику оперативно-войсковых и командно-штабных учений.

Специальные курсы КГБ СССР (зашифрованное название КУОС – Курсы

усовершенствования офицерского состава) были организованы для подготовки

и переподготовки командного состава групп спецназа для действий в тылах

противника. Позже выпускники КУОС составили основу знаменитых групп

спецназа «Каскад», «Вымпел», «Зенит». В 1969-1986 гг. полковник И.Г.

Старинов, родившийся в 1900 г., был преподавателем КУОС.

И.Г. Старинов был не только практиком партизанского движения в 1929-

1995 гг., но и его историком, выпустив 31 работу о партизанах и их подготовке.

История партизанского движения в СССР в 1941-1944 гг. продолжала вызывать


горячие споры и десятилетия спустя - в 1970-1990-е годы, даже между

непосредственными руководителями партизан, которыми являлись П.К.

Пономаренко и И.Г. Старинов. Пономаренко, как партийно-государственный

чиновник, оказавшись во главе руководства Центрального штаба партизанского


движения (ЦШПД), пользовался всесторонней поддержкой И.В. Сталина, при

этом мнение по актуальным вопросам, высказанное таким профессионалом

партизанско-диверсионной войны, коим являлся заместитель Пономаренко - И.Г.

Старинов или не доходило до высшего руководства, или не принималось им во

внимание. Подобное отношение сохранялось, как в период войны, так и в

послевоенные десятилетия при анализе ее итогов.

И.Г. Старинов настаивает на едином подходе ко всем участникам


партизанско-диверсионной борьбы против врага в его тылу, независимо от
географического места действия - город или деревня, леса или болота. Но П.К.
Пономаренко считает настоящими партизанами исключительно бойцов из лесных
массивов, к сожалению, его точка зрения дожила до наших дней и нередко
149

проявляется не только в популярных произведениях, но и в некоторых научных


трудах. В период господства упрощенной марксистской классовой теории
подобное противопоставление вызывало и «классовое противоречие»: если
подход, применяемый П.К. Пономаренко, автоматически выдвигал на передний
план партизанского движения крестьянство, то И.Г. Старинов не соглашался с
отстранением рабочих и других горожан на второстепенные роли.
Полковник И.Г. Старинов призывает также применять равный подход в
отношении партизан из разных регионов и республик СССР, однако П.К.
Пономаренко, руководитель Белорусской ССР в 1938-1947 гг., упорно доказывает
особенную доблесть преимущественно белорусских партизан. К сожалению, его
позиция в наше время нередко определяет массовые представления о
партизанско-диверсионном движении периода Великой Отечественной войны
1941-1945 годов.
Кроме того, И.Г. Старинов затрагивал чрезвычайно болезненную для
историографии Великой Отечественной войны проблему приписок в отчетности
партизанского движения. Старинов доказательно разоблачил многие «дутые»
цифры, касающиеся успехов партизан и потерь оккупантов. Он посчитал
оскорблением для настоящих партизан такие приписки в отчетности их
руководителей. Но опытный и высокопоставленный партийно-государственный
функционер П.К. Пономаренко посчитал, что лучше перехвалить себя - «кашу
маслом не испортишь», чем обделить в отчетных показателях, как в боевых
условиях, так и в своих послевоенных исторических произведениях,
издававшихся массовыми тиражами.
В итоге, проанализированная в нашем исследовании заочная дискуссия П.К.
Пономаренко и И.Г. Старинова продемонстрировала разные подходы со стороны
военного и политика. Стороны преследовали разные цели при обращении к
одному предмету - истории партизанско-диверсионного движения периода
Великой Отечественной войны. Если для представителя военных кругов И.Г.
Старинова история являлась материалом для того, чтобы извлечь боевой опыт,
который поможет победить врага в будущих войнах, а также спасет жизни бойцов
150

в тылу врага. Илья Григорьевич подходит к истории, как к прикладной задаче,


требующей объективного анализа. В отличие от него, история для П.К.
Пономаренко является как бы пластичным материалом, из которого можно
вылепить дополнительный политический капитал. По нашему мнению, такое
произвольное обращение с материалом отечественной истории, в конечном счете,
становится базой для фальсификации важных страниц из истории нашей Родины.
Причем, фальсификация, направленная, как мнится ее авторам, на возвеличивание
своих побед, служит оправданием для наших идеологических противников,
которые свои фальсификации строят на уничижении России. А в конечном итоге
подрывается вера в любое знание об истории, а историческая наука в
общественном мнении превращается в один из видов политически
ангажированной публицистики.
Илью Григорьевича можно считать добровольным архивистом,

собравшем большую подборку воспоминаний партизан, базу данных о

партизанах и передавшем их в государственные фондохранилища. И.Г.

Старинов являлся и библиографом-любителем, который составлял

тематические библиографические указатели по партизанскому движению в


ходе собственной работы.

Исторический опыт организации партизанско-диверсионной

деятельности, накопленный заместителем начальника Центрального штаба

партизанского движения полковником И.Г. Стариновым (1900-2000) на

протяжении его военной биографии, начатой на полях Гражданской войны в

России в 1918-1922 гг., в межвоенный период 1920-1930-х гг., в событиях

Гражданской войны в Испании 1936-1939 гг., в годы Великой Отечественной

войны 1941-1945 гг., привел к появлению уникального специалиста в лице

Ильи Григорьевича.
151

В его лице соединились теоретик, практик, педагог и историк

партизанско-диверсионной деятельности, чей исторический опыт был

практический востребован до последних дней его долгой жизни длинною в век.


152

Список источников и литературы

I. Источники

Архивные материалы

1. Архив Президента РФ. Ф. З. Оп. 64. Д. 675.


2. Архив ГУ ГШ ВС РФ. Оп. 22.621. Д. 2.
3. Архив войсковой части 61379. Арх. 6795. Оп.1. Личное дело № 568.
4. Российский государственный архив социально-политической истории
(РГАСПИ). Ф. 69. Оп. 1. Дд. 10, 854.
5. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 37837. Оп. 4. Дд.
161, 379.Ф. 40973. Оп. 1. Д. 1,3-8, 10, 12, 16, 17, 21, 22, 28Ю 48, 64, 68, 124, 140,
148, 176, 201. Ф. 40973. Оп. 2. Д. 1-7, 10, 47, 53, 58, 68, 70, 71, 72, 77, 94.
6. Центральный архив министерства обороны (ЦАМО). Личное дело
№507662. Ф. 15. Оп. 881474. Д. 12. Ф. 48. Оп. 3408. Д. 3. Ф. 48а. Оп. 1554. Д. 90.
7. Государственный архив Орловской области (ГАОО). Ф. 101. Оп.2. Д. 77.

Опубликованные документы и материалы

8. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. В 2-


х томах. М.: гос. изд-во политической литературы, 1946. Т. 2. 684 с.
9. Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой
Отечественной войны. Документы и материалы в трех томах. Минск: Беларусь,
1967.
10 Война, 1941-1945 / Вестник Архива Президента РФ. М., 2010.
11. Документы и материалы по истории советско-польских отношений. М.:
Наука, 1973. Т. 7. 509 с.
12. На приеме у Сталина: Тетради (журналы) записей лиц, принятых И. В.
Сталиным (1924-1953 гг.). М., 2008.
153

13. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной


войне: Сборник документов). М.: Русь, 1995–2003. Т. 1–3.
14. Партизанская война на Украине: Дневники командиров партизанских
отрядов и соединений, 1941–1944 / Сост., предисл., коммент. О.В. Бажан, С.И.
Власенко, A.B. Кентий, Л.B. Легасова, B.C. Лозицкий. М., 2010. 670 с.
15. Полевой устав РККА. М.: Государственное Военное Издательство
Наркомата Обороны Союза ССР, 1939.
16. Преступные цели — преступные средства: Документы об оккупационной
политике фашистской Германии на территории СССР, 1941–1944 гг. М., 1968.
17. Русский архив: Великая Отечественная / Под общ. ред. В.А. Золотарева.
М., 1993–1999. Т. 12 (1–1); Т. 13 (2). Кн. 1–3; Т. 16 (5). Кн. 1–2; Т. 17 (6); Т. 20 (9);
Т. 23 (12). Кн. 1–3.
18. Справка о проверке обвинений, предъявленных в 1937 году судебными и
партийными органами тт. Тухачевскому, Якиру, Уборевичу и другим военным
деятелям, в измене Родине, терроре и военном заговоре // Военные архивы
России. 1993. № 1. С. 54-55.

Мемуарная литература

19. Баграмян И.Х. Слово о генерале Kарбышеве // Знамя. 1982. № 2. С. 187–


188.
20. Болдин И. В. Сорок пять дней в тылу врага // Военно-исторический
журнал. 1961. № 4. С. 81.
21. В боях за Харьковщину. Воспоминания участников Великой
Отечественной войны / ред. И.Ф. Щербинин. – Харьков: Харьковское книжное
издательство, 1963.
22. Ваупшасов С.А. На тревожных перекрестках. Записки чекиста. М.:
Политиздат, 1971. 462 с.
23. Взрывы на большаке. Воспоминания участников партизанской борьбы
на Брянщине. Брянск: Брянский рабочий, 1963. - 298 с.
154

24. Виноградов И.В. Дорога через фронт. Записки партизана. Изд. 2-е, испр.
и доп. — Л.: Лениздат, 1964. — 367 с.
25. Воронов H.H. На службе военной // Новая и новейшая история. 1992.
№ 1.
26. Гуд Б. Е. Гремит Брянский лес. Воспоминания партизана. Харьков:
Прапор, 1968. -188 с.
27. Емлютин Д. Шестьсот дней и ночей в тылу врага. - М.: Сов. Россия,
1971. -177 с.
28. Клембовский В.Н. Партизанские действия: Опыт руководства. М., 1918.
29. Командарм Якир (воспоминания друзей и соратников). М.: Воениздат,
1963.
30. Линьков Г.М. Война в тылу врага. М.: Гослитиздат, 1959.
31. Мамсуров Х.-У. Д. В первые дни войны // Московские новости. 1988. 17
июля. С. 12–13.
32. Медведев Д.Н. Сильные духом. Киев: Политиздат Украины, 1980. 467 с.
33. Партийное подполье в Белоруссии, 1941–1944: Страницы
воспоминаний: Витебская, Могилевская, Гомельская, Полесская области. Минск,
1985.
34. Сабуров А. Н. За линией фронта. (Партизанские записи). Кн. первая.
Партизанский край. -М.: Воениздат, 1953. - 345 с.
35. Салай М. Г. По знакомым дорогам. М., 1985.
36. Старинов И.Г. Записки диверсанта. М.: Вымпел, 1997. 438 с.
37. Старинова А.К. Наша союзница – ночь. (Сост., предисл., коммент.
А.Р. Дюкова). М.: Алгоритм, 2015. 272 с.
38. Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля.
М.: Гея, 1996. – 509 с.

Периодическая печать

39. Большевистское дело (Орел). 1926-1928.


155

II. Литература

Монографии, сборники статей.

40. Андрианов В.Н. Советские партизаны и подпольщики в Великой


Отечественной войне. М., 1981. – 234 с.
41. Антипартизанская война в 1941–1945 гг. М.; Минск, 2005.
42. Армстронг Дж. Советские партизаны. Легенда и действительность.
1941-1944. М, 2007. - 493 с.
43. Армстронг Дж. Партизанская война. Стратегия и тактика. 1941 - 1943.
/Пер. с англ. О. А. Федяева. - М.: Центрполиграф, 2007. - 345 с.
44. Асмолов А.Н. Фронт в тылу вермахта. 2 изд., доп. М., 1983. - 302 с.
45. Ашенауэр Р. Война без границ: партизанская борьба против Германии.
1939-1945. ФРГ, 1957. - 469 с.
46. Богатырь З.А. Борьба в тылу врага. М., Мысль, 1969. - 470 с.
47. Боффа Дж. История Советского Союза. Т. 1. 1994. – 629 с.
48. Боярский В.И. Партизаны и армия. История упущенных возможностей. /
49. Послесл. И. Г. Старинова. Минск: Харвест, М.: АСТ, 2001. - 304 с.
50. Боярский В.И. Партизанство вчера, сегодня, завтра. Историко-
документальный очерк. М., 2003. - 478 с.
51. Бреславский В.Е. Взаимодействие партизан с красной армией в первом
периоде Великой Отечественной войны. М., 1982.
52. Бычков Л.H. Партизанское движение в годы Великой Отечественной
войны, 1941–1945: Краткий очерк. М., 1965. – 454 с.
53. Война в тылу врага: О некоторых проблемах истории советского
партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М.: Мысль,
1974. – 447 с.
54. Волин Б. Всенародная партизанская война. М., 1942. - 67 с.
156

55. Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских


захватчиков. Минск, 1985.
56. Всенародная борьба в тылу врага в период коренного перелома в ходе
Великой Отечественной войны (ноябрь 1942 1943 гг.). М., 1969. - 159 с.
57. Герои подполья. О подпольной борьбе советских патриотов в тылу
немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны.
Вып. 2. М.: Политиздат, 1972. - 591 с.
58. Гладков Г., Калыныненко Ю. Людиново — воздание и возмездие.
Людиново, 1995. - 199 с.
59. Гогун А. Сталинские коммандос. Украинские партизанские
формирования. Малоизученные страницы истории. 1941 1944. М., 2008. -
477 с.
60. Гончаров В.Л. Гражданская война в Испании. Центральный фронт и
Брунетская операция. М.: Вече, 2010.
61. Горчаков О.А. Ян Берзин – командарм ГРУ. СПб.: Нева, 2004.
62. Диксон У., Гейльбрунн О. Коммунистические партизанские действия. /
Сокращенный пер. с англ. Под ред. полковника А.А. Прохорова. М.: Изд-во
иностр. лит., 1957. - 291 с.
63. Дробов М.А. Малая война: Партизанство и диверсии. М., 1998.
64. Дробязко С.И. Под знаменами врага: Антисоветские формирования в
составе германских вооруженных сил, 1941–1945. М., 2004.
65. Дюков А.Р. Кто командовал советскими партизанами. Организованный
хаос. М., 2012. - 304 с.
66. Дюков А.Р. Партизаны и диверсанты. URL: http://militera.lib.ru.
67. Зевелев А.И., Курлат Ф.Л., Казицкий А.С. Ненависть, спрессованная в
тол. М.: Мысль, 1991. – 332 с.
68. Зинненко Ю.И. Боевое взаимодействие партизан с частями Красной
Армии на Украине. 1941-1944. Киев: Наукова думка, 1982. - 186 с.
69. Исторические чтения на Лубянке. Отечественные спецслужбы накануне
и в годы Великой Отечественной войны. М.-Н. Новгород, 2000.
157

70. История Второй мировой войны 1939-1945 гг. Т.4. Фашистская агрессия
против СССР. Крах стратегии «молниеносной войны». М.: Воениздат, 1975.
- 536 c.
71. История партизанского движения в Российской Федерации в годы
Великой Отечественной войны 1941-1945. М.: Атлантида XXI век, 2001. -
232 с.
72. Каратыгин П. Партизанство. Начальный опыт тактического
исследования. Харьков, 1924.
73. Карпова М.А. Партизанское движение в годы Отечественной
войны. Сталинград, 1944. - 92 с.
74. Касаткин М.А. В тылу немецко-фашистских армий «Центр»:
Всенародная борьба на оккупированной территории западных
областей РСФСР 1941-1943 гг. М.: Мысль, 1980. - 318 с.
75. Колпакиди А.И., Прохоров Д.П. Империя ГРУ. Очерки истории
российской военной разведки. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1999.
76. Коровин В.В. Советская разведка и контрразведка в годы Великой
Отечественной войны. М.: Русь, 1998.
77. Кравченко И.С. Борьба белорусских партизан против немецко-
фашистских оккупантов. Минск, 1950. - 369 с.
78. Кудрин С.М. Вдали от родной земли. М., 1948. - 276 с.
79. Курас И.Ф., Кентий A.B. Штаб непокоренных: Украинский штаб
партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Киев, 1988.
- 330 с.
80. Кэмпбелл А. Партизанская борьба: история и анализ. Англия, 1957. -365
с.
81. Логунова Т.А. Партийное подполье и партизанское движение в-,
западных и центральных областях РСФСР. Июль 1941−1943 гг. М., 1973. -
216 с.
82. Логунова Т.А. Советская историография народной борьбы в тылу
немецко-фашистских войск 1941-1945. М.: МГУ, 1985. - 241 с.
158

83. Мартынов М.М. Фронт в тылу. Тула, Приок. кн. изд-во, 1981. - 256 с.
84. Мелътюхов М.И. Упущенный шанс Сталина: Советский Союз и борьба
за Европу: 1939–1941: Документы, факты, суждения. М., 2000.
85. Меркулов П.А. Илья Старинов. Сто лет секретной жизни. / П.А.
Меркулов. – Санкт-Петербург - Орел: Издательство Среднерусского
института управления – филиала РАНХиГС, Издательский Дом «Алеф-
Пресс», 2017. – 535 с.
86. Меркулов П.А., Меркулов А.В., Филонов В.И., Саран А.Ю., Тюрин Е.А.,
Щеголев А.В., Пожидаев А.С. Илья Старинов. Биография в архивных
документах. Т.1. Орел: издательство Среднерусского института управления
- филиала РАНХиГС, 2018. – 350 с.
87. Мюллер Н. Вермахт и оккупация. М., 1974.
88. Партизанские отряды и их тактика. М., 1941.
89. Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной
войны (июнь 1941 — июль 1944): Краткие сведения об организационной
структуре партизанских соединений, бригад (полков), отрядов (батальонов)
и их личном составе. Минск, 1983.
90. Партизанское движение: По опыту Великой Отечественной войны 1941–
1945 гг.: Военно-исторический очерк / Азясский Н. Ф., Долгий М. С.,
Князьков А. С., Пережогин В. А., Чернов Ю. И.; Под общ. ред. В. А.
91. Золотарева; Предисл. В. Говорова. М., 2001. - 464 с.
92. Пережогин В.А. Солдаты партизанского фронта. М., 2001. - 282 с.
93. Пономаренко П.К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских
захватчиков в 1941 — 1945. М.: Наука, 1982. - 536 с.
94. Попов А.Ю. 15 встреч с генералом КГБ Бельченко. М: ОЛМА-ПРЕСС,
2002. - 383 с.
95. Попов А.Ю. НКВД и партизанское движение. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003.
- 384 с.
96. Попов А.Ю. Диверсанты Сталина. Деятельность органов
Госбезопасности СССР на оккупированной советской территории в годы
159

Великой Отечественной войны. М., Яуза, Эксмо, 2004. -512 с.


97. Прудников М.С. На линии огня. М.: Сов. Россия, 1989. - 334 с.
98. Прудникова Е., Горчаков О., Попов А.Ю., Цветков А.И., Папоров Ю.Н.
Легенды ГРУ. СПб.: Издательский Дом «Нева», 2005. - 640 с.
99. Ренч X. Партизанская война. Опыт и уроки. ФРГ, 1957. - 407 с.
100. Росляков А. Развитие способов партизанской борьбы в годы Великой
Отечественной войны. М., 1976.
101. Саран А.Ю., Филонов В.И., Меркулов А.В. Илья Старинов. Орловские
страницы биографии героя. Орел: издательство Среднерусского института
управления - филиала РАНХиГС, 2018. – 286 с.
102. Семиряга М.И. Советские люди в европейском Сопротивлении. М.,
1970.
103. Сидельский Р. Борьба советских партизан
против фашистских захватчиков. М., 1944. - 84 с.
104. Советские партизаны. Из истории партизанского движения в годы
Великой Отечественной войны. М., Госполитиздат, 1963. - 831 с.
105. Соколов Б.В. Фронт за линией фронта. Партизанская война 1939-1945
гг. М., 2008. - 432 с.
106. Солидарность народов с Испанской республикой 1936 г. М., 1972.
107. Старинов И.Г. Подрывное дело для партизан и диверсантов. В 3-х
частях. – Киев: издание IV отдела штаба Украинского военного округа,
1932.
108. Старинов И.Г. Тактика диверсий. В 2-х частях. – Киев: издание IV
отдела штаба Украинского военного округа, 1933.
109. Старинов И.Г. Тактика диверсий. - М., 1935.
110. Старинов И.Г. Разрушайте тылы врага. – Чернигов: издательство
Черниговского обкома КП(б)У, 1941. 22 с.
111. Старинов И.Г. Разрушайте тылы врага. 2-е изд. – Орел: издательство
Орловского обкома ВКП(б), 1941. 22 с.
112. Старинов И.Г., Дубов А.В. Минно-подрывное дело для партизан. М.:
160

ЦШПД, 1943. 119 с.


113. Старинов И.Г. Разрушайте тылы врага. 3-е изд. – М.: издательство
Украинского штаба партизанского движения, 1943. 22 с.
114. Старинов И.Г. Партизанское движение в Великой Отечественной
войне. М.: издание Военной академии им. М.В. Фрунзе, 1949.
115. Старинов И.Г. Взаимодействие партизан с войсками Советской Армии.
М.: издание Военного института МВД, 1951.
116. Старинов И.Г. Организация и тактика партизанской борьбы.
Показательная задача. М., 1949.
117. Старинов И.Г. Партизанское движение в Великой Отечественной
войне. М., 1950.
118. Старинов И.Г., Эпов Б.А. Мины в тылу врага. М.: Воениздат, 1963.
119. Старинов И.Г. Мины ждут своего часа. М., 1964.
120. Старинов И.Г. Подготовка партизанских кадров. М., 1964.
121. Старинов И.Г. Подготовка партизанских кадров. М., 1989. - 116 с.
122. Старинов И.Г. Мины замедленного действия. М.: Вымпел, 1999. 288 с.
123. Старинов Илья Григорьевич // Лурье В.М., Кочик В.Я. ГРУ: дела и
люди. М.–СПб.: Олма-Пресс, Нева, 2003. С. 468–469.
124. Старинов И.Г., Брайко П.Е. Партизанская война. Ч. 1-2. М., Граница,
2004. - 335 с.
125. Старинов И.Г. Заместитель по диверсиям. - М.: Эксмо, Яуза, 2005. - 383
с.
126. Старинов И.Г. История партизанского движения // Пятницкий В.И.
Разведшкола № 005. Старинов И.Г. История Партизанского движения. М.:
Харвест, АСТ, 2005. - 304 с.
127. Табер Р. Теория и практика партизанской войны. ФРГ, 1957. - 354 с.
128. Тропкин Н.В. Большевики руководители партизанского движения в
Орловской области. М., 1947.
129. Фронт без линии фронта. М.: Моск. рабочий, 1975.
130. Фрунзе М.В. Военная доктрина и Красная Армия // Фрунзе М.В. Избр.
161

соч. М,, 1977. С. 22-23.


131. Хессе Е. Советская партизанская война в зеркале «немецких
боевых донесений и приказов». М., 1957. - 390 с.
132. Цанава Л.Ф. Всенародная партизанская война в Белоруссии против
фашистских захватчиков. Минск, 1951.
133. Цветков А.И., Попов А.Ю. Бог диверсий. Профессор спецназа Илья
Старинов. М.: Молодая гвардия, 2004. - 292 с.
134. Цветков А.И., Попов А.Ю. Русский диверсант Илья Старинов. СПб.:
Нева, 2003. - 188 с.
135. Цветков А.И., Попов А.Ю., Суродин В.И. Гений русского спецназа. М.:
«Граница», 2016. - 352 с.
136. Черепанов В.В. Власть и война: Сталинский механизм
государственного управления в Великой Отечественной войне. М., 2006.
137. Черушев Н.С. Удар по своим. Красная Армия: 1938–1941. М.: Вече,
2003.
138. Черчесов Г.Е. Человек с засекреченной биографией. Владикавказ, 1994.
139. Шамко E.H. Партизанское движение в Крыму в 1941-1944 гг.
Симферополь, Крымиздат, 1959. - 159 с.
140. Шанцева E.H., Дзюбан В.В., Трифанков Ю.Т. Брянщина в период
оккупации 1941−1943 гг.: Генезис партизанского движения
и коллаборационизма. -Брянск: БГТУ, 2010. - 290 с.
141. Шмит К. Теория партизана. М., 2007. - 301 с.
142. Cooper M. The Phantom War: The German Struggle against Soviet
Partisans, 1941-1944. L., 1979.
143. Howell Е. The soviet partisan movement, 1941–1944. Washington, 1956.
Soviet Partisans in World War II. Madison, 1964.
144. Starinov I.G., colonel. Over the abyss. My life in soviet special operations.
Translated by Robert Suggs. New York: IVY books, 1995.
145. Taber R. The war of flea: a study of Guerilla warfare, treory and practic. L.,
1970.
162

146. Tucker, R. Stalin in Power: the revolution from above, 1929-1941 / R.


Tucker. - New York: Norton, 1990. – 707 p.

Статьи

147. Абсалямов Л., Андрианов В. Организация партизанских сил и формы


руководства их боевой деятельностью в Отечественной войне // Военно-
исторический журнал. 1966. № 9. С 31-38.
148. Адибекова Ж.Г. К вопросу о политической работе Центрального штаба
партизанского движения // Вопросы истории КПСС. 1982. № 9. С. 61–67.
149. Адибекова Ж.Г. Деятельность Центрального штаба по руководству
партизанским движением // Вестник архивиста. 1995. № 3. С. 61–67.
150. Азясский Н.Ф. Из опыта планирования боевых действий партизан //
Военно-исторический журнал. 1977. № 7. С. 100–106.
151. Андрианов В.Н. Оперативное использование партизанских сил //
Военно-исторический журнал. 1969. № 7. С. 22–34.
152. Андрианов В.Н. Базирование и материально-техническое обеспечение
партизанских формирований в годы Великой Отечественной войны //
Военно-исторический журнал. 1972. № 5. С. 48-57.
153. Андрианов В.Н. Некоторые вопросы управления партизанскими
формированиями // Военно-исторический журнал. 1976. № 5. С. 39–46.
154. Аптекарь П. Диверсант // Аргументы и факты. 1991. № 11.
155. Аптекарь П. Парни из нашего города. «От корриды и сиесты испанцы
не отказывались даже во время войны» // Время. 1998. № 6.
156. Барабаш Н. Дедушка русского спецназа// Комсомольская правда. 1996.
№ 48. 15–22 марта.
157. Брускина Г. До взрыва пять минут //Вечерний Свердловск. 1967.
26 июня.
158. Валаханович И.А. Деятельность НКГБ БССР по созданию оперативных
163

групп и партизанских отрядов в июне — августе 1941 года // Беларусь, 22


июня 1941 года: Говорят архивы. Минск, 2001. С. 77–82.
159. Венедиктов А. Человек из легенды // Болховская новь. 1978.
№23 (6405). 21 февраля.
160. Виноградов В.К. О составе документов бывшего 4-го Управления
НКВД — НКГБ СССР // Отечественные архивы. 2000. № 3. С. 32–34.
161. Герои Великой Победы: дедушка русского спецназа - «товарищ
Родольфо» Илья Старинов // RegNews. 2015. 3 марта.
162. Горчаков О. Тайна полковника Старинова// Известия. 1963. 6 февраля.
163. Евдокимов П. Судьба диверсанта// Спецназ России. 2000. № 7.
164. Ефимов М. Диверсант по имени Ксанти // Солдат удачи. 2003. № 10. С.
26–31.
165. Золотухин А.Ю., Коровин В.В., Манжосов А.Н., Немцев А.Д. Военное
руководство партизанским движением в тылу германских войск
на территории областей Центрального Черноземья // Военно-исторический
архив. -2008. № 2. — С. 120-128.
166. Каров Д. Партизанское движение в СССР в 1941—1945 гг. Мюнхен:
Институт по изучению истории и культуры СССР, 1954. - 156 с.
167. Кирилл Мазуров — Пантелеймон Пономаренко. Беседы 1983 года /
Публ. и коммент. В. Селеменева, В. Скалабана // Неман. 2009. № 7. С. 140-
149.
168. Книга М. По дорогам минной войны // На страже. 1970. № 112.
19 сентября.
169. Князьков A.C. Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов —
Главнокомандующий партизанским движением // Военно-исторический
архив. М., 1999. Вып. 6. С. 132–190.
170. Князьков A.C. Партизанское движение в Великой Отечественной войне
// Военно-исторический архив. М., 1999. Вып. 5. С. 55 — 135.
171. Копытов С., Селиванов М. Герой и его заблудившаяся звезда. Вековой
юбилей легендарного полковника Старинова // Независимое военное
164

обозрение. 2000. 4 августа.


172. Курносов А.А. Источники по истории всенародного сопротивления в
тылу немецко-фашистских захватчиков (1941 — 1945 гт.) // История СССР.
1965. № 3. С. 12-19.
173. Кустов М., Петросова А. Диверсант-легенда. Талант минера. Военные
уроки Ильи Старинова изучают и сегодня // ФСБ за и против. 2010. № 1
(08). С. 80–83.
174. Лесняк Т. Совершенствование руководства партизанским движением //
Военно-исторический журнал. 1967. № 7. С. 24–30.
175. Логунова Т.А. Партизанское движение в центральных областях РСФСР
в первый период Великой Отечественной войны // Вестник МГУ. 1974. № 9.
С. 46-58.
176. Мартынов М., Дорофеев Э. Человек из легенды // Орловская правда.
1973. 1 марта.
177. Маскова С. Главный по диверсиям // Октябрьское поле. 1995.
26 августа – 8 сентября.
178. Меркулов А.В. И.Г. Старинов и подготовка кадров для «мировой
революции» в 1933-1935 гг. // Управленческое консультирование. 2017. №
12. С.218-225.
179. Меркулов А.В. Полемика И.Г. Старинова с П.К. Пономаренко об
истории партизанского движения в СССР 1941-1944 гг.// История: факты и
символы. 2018. № 3 (16). С. 139-150.
180. Меркулов А.В. И.Г. Старинов и Тито на фоне советско-югославских
отношений 1930-1960-х годов // Университетский журнал. 2019. № 44. С.
112-118.
181. Меркулов А.В. Итоги деятельности партизанского движения на
территории Орловской области в 1941–1943 гг. // Regional socio-
humanitarian researches: history and contemporaneity. Materials of the VIII
international scientific conference on January 25–26, 2019. С 5-7.
182. Меркулов А.В. Роль И.Г. Старинова в становлении орловской школы
165

партизанских кадров // Regional socio-humanitarian researches: history and


contemporaneity. Materials of the VIII international scientific conference on
January 25–26, 2019. С 7-10.
183. Могилевский В. Мины бьют без промаха // Боевой сигнал. 1982.
23 октября.
184. Могилевский В. По дорогам минной войны // Советский воин. 1967.
12 июля.
185. Морозов В. Легенды спецназа: бог диверсий// Братишка. 2007. Январь.
186. Немчинский Я. «Но пасаран!» на советской земле // Красная звезда.
1967. 23 декабря.
187. Немчинский Я. Герои «ледовых походов» // Вечерний Ростов. 1967.
13 мая.
188. Овчаренко Г., Ситников В. Рельсы судьбы. Три эпизода из жизни
почетного сотрудника госбезопасности // Правда. 1987. 20 декабря.
189. Павлова А. Дедушка русского спецназа // Ветеран. 1999. № 36 (557).
190. Павловский К. Бог диверсий // Вечерний Ростов. 1967. 15 мая.
191. Пережогин В.А. Г.К. Жуков и партизанское движение // Отечественная
история. 1995. № 5. С. 21–33.
192. Пережогин В.А. Партизаны на приеме у И. В. Сталина // Отечественная
история. 1999. № 3. С. 186–191.
193. Петров Ю.П. Программа развертывания партизанского движения в
годы Великой Отечественной войны // Вопросы истории КПСС. 1970. № 5.
С. 16–29.
194. Петухов С. Диверсант века умер // Коммерсантъ. 2000. № 218 (2103).
21 ноября.
195. Позняк П. Школа полковника Старинова // Вечерний Киев. 1964.
30 октября.
196. Полынкин А.М. Илья Старинов – «дедушка советского спецназа» //
Орловский вестник. 2015. 2 декабря.
197. Полынкин А.М. Матвей Матвеевич Мартынов и неизвестные страницы
166

его книги «Фронт в тылу» // Орловский военный вестник. 2017. № 5. С. 96–


115.
198. Полякова М.И. По заданию Я.К. Берзина. // Военно-исторический
журнал. - 1990. - № 3. - С. 61–62.
199. Попов А.Ю. Деятельность органов государственной безопасности
СССР по организации партизанского движения в начальный период
Великой Отечественной войны // Бартеневские чтения. Тез. докл. и сообщ. -
Липецк, 2000. - С. 249-255.
200. Попов А.Ю. К вопросу об эффективности операции «Рельсовая война»
на временно оккупированных территориях СССР в годы Великой
Отечественной войны // Вехи минувшего. Учен. Зап. Ист. фак. - Липецк,
2000. - С. 190-198.
201. Попов А.Ю. Правовое регулирование деятельности советских
партизанских формирований в годы Великой Отечественной войны //
Военно-исторический архив. - 2001. № 6 (21). - С. 70-78.
202. Романов В.А. 4-е управление НКВД - центр организации партизанских
действий в годы Великой Отечественной войны // 200 лет министерской
системы России: Материалы научной конференции 31 мая 2002 г. - М.,
2002.
203. Рязанов О. Основы партизанской войны URL:
http://rusblog31.blogspot.com.
204. Сидорчик А. Диверсант номер один. Полковник Старинов считал Отто
205. Скорцени хвастуном // Аргументы и факты. - 2014. - 4 декабря.
206. Старинов И.Г. No pasaran! //Экономист транспорта. 1- 958. - 21
февраля.
207. Старинов И.Г. Это было тайной //Военно-исторический журнал. - 1964.
- № 4.
208. Старинов И.Г. Подрывники на коммуникациях агрессора // Вопросы
истории. - 1988. - № 7. - С. 43-49.
209. Старинов И.Г. Фронт без командования (о руководстве партизанским
167

движением в годы Великой Отечественной войны)// Новая и новейшая


история. - 1990. - № 3. - С. 110-122.
210. Старинов И.Г. О войне в тылу врага// Вопросы истории КПСС. - 1990. -
№ 5. - С. 76-89.
211. Старинов И.Г. Терминатор. Он учил Вильгельма Пика взрывать
железные дороги// Московский комсомолец. - 1994. - 26 августа.
212. Старинов И.Г. (Некролог) // Известия. - 2000. - 20 ноября.
213. Старинов И.Г. (Некролог) // Красная Звезда. - 2000. 2- 2 ноября.
214. Стартов [Старинов] И.Г. Ошибки партизанской войны // Малая война:
Организация и тактика боевых действий малых подразделений. - Минск,
1998. - С. 165–177.
215. Стартов [Старинов] И.Г. Почему мы победили только в сорок пятом? //
Солдат удачи. - 1995. - № 5. - С. 32–36.
216. Старинова А.К. Советник Кольман (Вильгельм Кумелан) // Борцы
Латвии в Испании, 1936–1939: Воспоминания и документы. - Рига: [б.и.], -
1970. - С. 416-421.
217. Ткач А. К столетию настоящего бойца // Час пик (Обнинск). - 2003.
№ 2. - 17 января.
218. Троян В.А. Четырнадцатый специальный // Мы — интернационалисты.
- М., 1975. - С. 241-248.
219. Федоров А.Ф. Активная позиция // Красная звезда. - 1976. - 30 декабря.
220. Федосеев С. Век диверсанта// Алфавит. - 2000. - № 35. - 30 августа.
221. Фролов Ю.В. Человек-легенда: интервью с полковником
И.Г. Стариновым // Сержант. - 1999. - № 14.
222. Царьков В.А. Без затишья и перерыва: Из опыта политической работы
Центрального штаба партизанского движения // Военно-исторический
журнал. - 1988. - № 11. - С. 40–46.
223. Чернова Е. Звезда по имени Старинов // - Районный
масштаб (г. Щукино). - 1999. - № 8.
224. Чернышев В. Служили два друга // - Правда. - 1980. - 23 ноября.
168

225. Юферов С. Старинов Илья Григорьевич – диверсант столетия // -


Военное обозрение. Портал. - 2013. - 9 мая.
226. Яковлев А. Идущий на риск // - Труд. - 1979. - 19 сентября.
227. Яковлев А. Идущий на риск // - Болховская новь. - 1979. - № 113 (6660).
Getty, J.A. State and Society Under Stalin: Constitutions and Elections in the
1930s / J.A. Getty // Slavic Review. - 1991. - Vol. 50. - № 1. - P. 18-35.
228. Kennedy, Grimsted Р. Archival Resources from the 1920s and 1930s /
Grimsted Р. Kennedy // A Researcher's guide to sources on Soviet social history
in the 1930s. - Armenk, N.Y.: M.E. Sharpe, 1990. - P.26-64.
229. Manning, R. State and Society in Stalinist Russia / R. Manning // Russian
Review. – 1987. - Vol. 46. - № 4. - P. 407-411.

Диссертационные работы, авторефераты диссертаций

230. Азясский Н.Ф. Опыт борьбы советских партизан на западном


стратегическом направлении в 1941-1944 гг.: Дис. . д-ра ист. наук. - М.,
1993. - 367 с.
231. Волоковых A.A. Объективный фактор в организации и развитии
партизанского движения на Северо-Западе Российской Федерации в годы
Великой Отечественной войны. Дис. . канд. ист. наук. - СПб, 2002. - 227 с.
232. Гренкевич Л.Д. Критика основных фальсификаторских концепций
новейшей англо-американской буржуазной историографии советского
партизанского движения в 1941-1944 гг. - М., 1984. - 186 с.
233. Евтушенко Ю.Л. Партизанское движение на Кубани в период Великой
Отечественной войны: Дис. . канд. ист. наук. - Армавир, 2005. - 186 с.
234. Коровин В.В: Партизанское движение на территории Курской области
в 1941 -1943 гг.: дисс. канд. ист. наук. - Курск, 2000. - 251 с.
235. Коровин В.В. Организация сопротивления в тылу немецко-фашистских
войск на территории областей Центрального Черноземья в годы Великой
Отечественной войны. Дис. д-ра ист. наук. - Курск, 2008. - 636 с.
169

236. Кулагин О.И. Партизанское движение в Карелии и Мурманской


области: объективные и субъективные факторы: 1941-1944 гг. Дис. канд.
ист. наук. - Петрозаводск, 2005. - 261 с.
237. Кулик C.B. Антифашистское движение Сопротивления на
оккупированной территории РСФСР в 1941-1944 гг. (проблемы
политического и идеологического противоборства). Дис. д-ра ист. наук. -
СПб, 2007. - 508 с.
238. Литвинова О.Н. Культура повседневной жизни партизан Брянского
края в годы Великой Отечественной войны. Дис. . канд. ист. наук. -
Ярославль, 2008. - 202 с.
239. Линец A.C. Партизанское движение в Ставропольском крае в период
немецко-фашистской оккупации: Июль 1942-январь 1943 гг. Дис. . канд.
ист. наук. - Пятигорск, 2003. - 166 с.
240. Мехедов В.Д. Печать Брянского партизанского края в годы Великой
Отечественной войны (август 1941-сентябрь 1943). Дис. . канд.ист. наук. -
М., 1978.
241. Молодова И.Ю. Фашистский оккупационный режим на территории
Западного региона РСФСР: власть и население. Дис. . канд. ист. наук.
Калуга, 2010. - 263 с.
242. Чеченков, К.В. Партизанское движение в годы Великой Отечественной
войны: проблемы организации как фактор боеспособности.: дис. … канд
ист. наук: 07.00.02 / Чеченков Кирилл Васильевич. - Калуга, 2012. – 230 с.
243. Шанцева E.H. Генезис партизанского движения и коллаборационизма в
Великую Отечественную войну (на примере оккупированной территории
Брянского региона: август 1941 -сентябрь 1943 гг.) Дис. . канд. ист. наук. -
Курск, 2011.

Энциклопедические издания, справочники.

244. Советская военная энциклопедия. Т.6. М.: Воениздат, 1978.


170

Internet-ресурсы.

245. Библиографические базы данных по социальным и гуманитарным


наукам Института научной информации по общественным наукам
Российской Академии наук (ИНИОН РАН): Режим доступа: http://www.
inion.ru/product/db_2.htm.
246. Библиотека электронных ресурсов исторического факультета МГУ им.
М.В. Ломоносова: Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/Links/worldu.htm.
247. В Болхове открыли памятник легендарному советскому диверсанту
Илье Старинову. Сайт «РИА 57». URL: http://ria57.ru/foto/11302/
248. В Орле появились новые улицы. Сайт «Аргументы и Факты». URL:
http://www.chr.aif.ru/society/history/853341
249. В Орловской области открыли памятник легендарному разведчику
Илье Старинову. Сайт «Орловское информбюро». URL:
http://www.oryol.ru/material.php?id=51600
250. Интернет-журнал «Русский переплет»: Режим доступа:
http://www.pereplet.ru.
251. Каталог исторических ресурсов "InterHistory", поддерживаемый
Ассоциацией "История и компьютер" исторического факультета Алтайского
государственного университета: Режим доступа: http://kleio.dcn-asu.ru.
252. Могилевский В.М. Жизнь и судьба профессора полковника
И.Г. Старинова. URL: http://ku+os-vympel.ru/ memory/ starinov.
253. Официальный сайт Всероссийской государственной исторической
библиотеки: Режим доступа: http://www.rsl.ru.
254. Официальный сайт «История России»: Режим доступа:
http://www.history.ru.
255. Официальный сайт Bookmarks книг по русской истории: Режим
доступа: http:// www.departments.bucknell.edu/ russian/ history.html.
171

256. Полынкин А.М. Илья Старинов – «дедушка советского спецназа». Орел


знакомый и незнакомый. URL: http://www.orel-story.ru/forum/
index.php?action=vthread& forum=17& topic=1154
257. Портал «Архивы России»: Режим доступа: http: www.rusarchives.ru.
Розживин П. В память о Кароле Сверчевском // Сегодня.Ру. 04.04.2012.
URL: http://www.segodnia.ru/content/107753
258. Сталин И.В. Выступление по радио Председателя ГКО 3 июля
1941 года. / Проект Российского военно-исторического общества
«100 главных документов российской истории». URL: http://xn--d1aml.xn--
h1aaridg8g.xn--p1ai/20/stalin-i-v-vystuplenie-po-radio-predsedatelya-gko-3-
iyulya-1941-goda/
259. Турченко С. Лучший диверсант ХХ века. Свободная пресса. URL:
www:https://svpressa.ru/war/article/7876
260. Хренов А.Ф. Патриотический интернет-проект «Герои Страны». URL:
http://www.warheroes.ru/ hero/hero.asp? Hero_id=4828

Оценить