Вы находитесь на странице: 1из 7

стр.

66 из 185

УДК 7.01
ЭСТЕТИКА БРАКА В УЧЕНИИ БЛАЖЕННОГО АВГУСТИНА
Лапшин Иван Евгеньевич, аспирант кафедры философии и культурологии,
superdevice@mail.ru,
ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса», Москва,
Российская Федерация

This article deals with the Aurelius Augustinus' aesthetic views on marriage in the context of his
life history and those religious and philosophic studies of III-IV centuries that have influenced
him the most. The article analyzes Augustine's opinion about marriage, close relations, child-
bearing and the interdependency of this concepts from the aesthetic point of view.

Статья представляет собой анализ эстетических воззрений Блаженного Августина на


брак в контексте истории его жизни и тех религиозных и философских учений III–IV
веков, которые оказали на него наибольшее влияние. Проанализировано отношение
Августина к браку, интимным отношениям, деторождению и взаимозависимости этих
понятий с точки зрения эстетики.

Keywords: Aurelius Augustinus, aesthetics, marriage, family, society, child-bearing


Ключевые слова: Августин Аврелий; эстетика; брак; семья; общество; деторождение

Эстетически прекрасное должно вести


к реальному улучшению действительности.
Вл. Соловьев
Современный мир постепенно отказывается от норм, понятий и институтов,
считавшихся ранее традиционными и неотъемлемыми. Россия, как и Европа последних
лет, характеризуется переоценкой ранее накопленного опыта и поисками новых
ценностных ориентиров, новой морали. В этой ситуации под вопросом оказываются
ценность и значение брака как первичной социальной связи.
В связи с этим с неизбежностью возникают два противоположных движения,
представляющих две принципиально возможные точки зрения на события российской и
европейской общественной жизни. С одной точки зрения, отмена наказания за
супружескую измену и внебрачные интимные отношения, отмена запрета на
гомосексуальные отношения, регистрация гомосексуальных браков и попытки введения
стр. 67 из 185
третьего пола являются признаками прогресса и модернизации современного общества. С
другой точки зрения, эти явления, безусловно, свидетельствуют о постепенном
разложении основ общества, падении нравственно-этических норм, нестабильности
браков и изменении устоявшихся представлений о семье.
Представители второй точки зрения являются продолжателями христианской
мировой традиции, постулирующей незыблемость брака как особого духовного союза
мужчины и женщины. Такое отношение к браку восходит еще к Древней Греции, в
которой брачный союз считался основой общества, а прелюбодеяние – преступлением,
достойным смерти. Именно прочные семьи во все времена были теми островками
устойчивости социальной жизни, которые не позволяли миру ввергнуться в пучину хаоса.
На наш взгляд, опыт прошлых столетий может оказаться принципиально важным для
практического решения современных проблем. «Где нет тропы, – писал В.О.Ключевский,
– надо часто оглядываться назад, чтобы прямо идти вперед» [5, c. 127].
В этой перспективе чрезвычайно актуальным сегодня может оказаться обращение
к философскому учению о браке христианского мыслителя IV–V веков Аврелия
Августина – одного из самых образованный людей своего времени, обосновавшего
эстетическую ценность и смысл брака как непреходящего элемента европейского
сознания. «Практически нет ни одной философской темы в современной культурной
жизни человека, где бы мы не могли сослаться на мнение Августина, высказанное им в
схожей ситуации, – пишет русский ученый В.Л. Селиверстов в книге «Августин в русской
интеллектуальной традиции. – Причем личность Августина ассоциируется нашим
сознанием не просто с верно поставленными вопросами – что называется «по существу»,
– а именно с искренним поиском, приводящим к более или менее их успешному
разрешению» [8, с. 12].
Философско-эстетическим взглядам Аврелия Августина на брак посвящен целый
ряд его работ, которые до настоящего времени в данном аспекте практически не
исследованы. Это работы «О супружеском благе», «О супружестве и похоти», «О
свободном решении», «О святом девстве», «О благе вдовца», «О граде Божием», «Против
Иовиниана» и др., в которых осмысленный жизненный опыт Августина может служить
инструментом для продолжения христианской традиции. В многочисленных трудах,
направленных на изучение эстетики брачных отношений, он «непротиворечиво соединил
доброту Творца с фактической развращенностью творения, священную легальность брака
с высшей ценностью девства, греховность полового вожделения с естественной
необходимостью продолжения рода» [9, с. 227].
стр. 68 из 185
Среди вопросов, интересующих того или иного мыслителя, всегда есть такие,
которые красной нитью проходят через всю его жизнь и по-разному осмысляются им в
разные периоды его жизни. Для Августина одним из таких вопросов являлся вопрос
взаимоотношений с противоположным полом. Поэтому чтобы глубже понять основы его
эстетического учения о семье, браке и сопряженных с ними проблемах, необходимо хотя
бы кратко коснуться биографии этого философа.
Августин Аврелий родился в 354 году в небольшом североафриканском городе
Тагасте. Отец его занимал государственную должность и, как пишет патролог И.В. Попов,
с детства готовил своего сына к государственной службе: «Отец его был язычником,
обратившимся к христианству лишь в конце жизни, разделял увлечения своей среды и
эпохи и заботился лишь о карьере сына» [7, с. 57]. Сам Августин так вспоминает об этом в
«Исповеди»: «…я вернулся из Мадавры, соседнего города, куда было переехал для
изучения литературы и ораторского искусства; копили деньги для более далекой поездки
в Карфаген, которой требовало отцовское честолюбие и не позволяли его средства…» И
далее: «Кто не превозносил тогда похвалами моего земного отца за то, что он тратился на
сына сверх своих средств, предоставляя ему даже возможность далеко уехать ради учения.
Очень многие, гораздо более состоятельные горожане, не делали для детей своих ничего
подобного. И в то же время этот отец не обращал никакого внимания, каким расту я перед
Тобою и пребываю ли в целомудрии, – лишь бы только в красноречии был я прославлен,
вернее, оставлен попечением Твоим, Господи, единственный, настоящий и добрый хозяин
нивы Твоей, моего сердца» [1, с. 25].
Августин пишет, что уже в этот ранний период своей жизни он оказался вовлечен в
близкие отношения с противоположным полом, отношения, которые он позднее,
утвердившись в христианстве, однозначно осудит. Но, по словам самого Августина,
некому было тогда удержать его от этих отношений: «Где был я? Как далеко скитался от
счастливого дома Твоего в этом шестнадцатилетнем возрасте моей плоти, когда надо
мною подъяла скипетр свой целиком меня покорившая безумная похоть, людским
неблагообразием дозволенная, законами Твоими не разрешенная. Мои близкие не
позаботились подхватить меня, падающего, и оженить; их заботило только, чтобы я
выучился как можно лучше говорить и убеждать своей речью» [1, с. 25].
Как уже было сказано, отец Августина был язычником и не видел ничего дурного в
его похождениях. Напротив, мать Августина (в дальнейшем прославленная в лике святых
как святая блаженная Моника) пыталась привить ему основы христианского благочестия,
будучи сама христианкой. Впрочем, и она не прикладывала особых усилий к тому, чтобы
Августин вступил в брак (а ведь именно брачный союз, по замечанию самого Августина,
стр. 69 из 185
мог бы избавить его от распутства), боясь, «как бы брачные колодки не помешали
осуществиться надеждам… на успехи в науках» [1, с. 27].
Такое отношение к браку как самого Августина, так и его родителей отчасти
определялись общественными амбициями того времени. В Римской империи мужчина,
имевший намерение подняться по социальной лестнице, как правило, вступал в брак
поздно и исключительно с целью улучшить свое общественное положение. Потому
желания родителей Августина сводились к тому, чтобы его брак стал социальным
подспорьем, а не союзом, обладающим самостоятельной ценностью. И Августин
продолжал жить, как он сам об этом говорит, в «безрассудных любовных скитаниях» [1, с.
50].
Около 371 года, обучаясь риторике в Карфагене, Августин вступает в конкубинат
(дозволенное римским правом постоянное сожительство) с женщиной, с которой он
проживет последующие 13 лет. Примерно в это же время Августин знакомится с
манихейством и сам примыкает к этому религиозно-философскому учению.
Одной из основных черт манихейского мировоззрения было бескомпромиссное
противопоставление души телу и духовного материальному. Линия раздела между
добром и злом для манихеев проходила там же, где линия раздела между духовным и
телесным, а рождение ребенка, по их представлениям, связывало благую душу со злой
материей. Продолжая свой род, человек неизбежно связывает частицу тьмы с частицей
света, поэтому манихеи избегали иметь детей и вообще неодобрительно относились к
интимным отношениям. Брак представлялся манихеям союзом, лишенным красоты.
Формально Августин пробыл манихеем девять лет, но разочаровался он в этом
учении раньше. В более поздний период своего творчества он отзывался о манихейской
онтологии и космогонии не иначе, как о «баснях» и «сказках». Разорвав отношения с
манихеями, Августин знакомится с неоплатонизмом и находит это учение логичным и
разумным. Несмотря на то, что неоплатоники не рассматривали тело и материю как
субстанциальное зло, неоплатонизм все-таки сохранил пренебрежительное отношение к
телу, унаследованное еще от Платона. Августин сохранил положительное отношение к
неоплатонизму до конца своих дней.
Около 384 года мать Августина находит ему невесту, и Августин оставляет свою
конкубину. Но невеста была еще слишком юной, чтобы вступать в брак, поэтому
Августин берет себе другую конкубину. В этот период своей жизни Августин все больше
склоняется к христианству и в 387 году принимает крещение. После чего он разрывает
помолвку со своей невестой и уходит от конкубины, поскольку считает, «что нельзя
предаваться чувственному, будучи верным сверхчувственному» [9, с. 220].
стр. 70 из 185
Основная заповедь христианства «Да любите друг друга» была воспринята
Августином как основание эстетики человеческих отношений, в том числе между
супругами. «В толковании Августина не аскеты объявлялись святыми в рассказе о рае, но
обычный брак и обычная семья» [9, с. 222]. Известный христианский писатель К.С. Льюис
так писал об этом: «Христианство возвеличило брак больше, чем любая другая религия, и
почти все величайшие поэмы о любви написаны христианами» [6, с. 124]. Став
христианином, Августин искренне скорбит о своем прошлом беспутстве и начинает
тяготеть к монашескому образу жизни: «Брак Ты допустил, – пишет он в «Исповеди», –
но посоветовал состояние лучшее» [1, с. 190].
Ретроспектива собственной жизни во многом казалась Августину чередой ошибок,
он неоднократно пишет об этом в своих трудах. «Я жадно стремился к почестям, к
деньгам, к браку, и Ты смеялся надо мной» [1, с. 91]. Августин оценивает свой опыт
общения с противоположным полом в общем и целом отрицательно и вспоминает
наставления апостола Павла о браке: «Апостол не возбранял супружеской жизни, однако,
жалея нас, советовал избрать жизнь лучшую. Я же, слабый, избирал худшее, и потому
бессильно плыл по течению; заботы иссушили меня, но я принуждал себя терпеть то, чего
уже не желал терпеть» [1, с. 127]. В «Исповеди» Августин мыслит вполне в духе первого
послания апостола Павла к Коринфянам: «Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им
оставаться, как я. Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак» (1 Кор. 7:10).
Возможно, именно в связи с этим к Августину восходит распространенное мнение,
что христианство неодобрительно относится к половым отношениям как к таковым.
Однако такое мнение можно считать неверным. «Именно им Августин возражал в
старости, говоря, что смысл половой жизни не только в дружбе, но и продолжении рода»
[9, с. 224].
Это мнение Августина еще раз подчеркивает его полный разрыв с учением
манихеев, эстетику которого к этому времени он решительно отверг. Проблемность брака
для манихеев заключалась, в первую очередь, в детях, а Августин оправдывает брак
именно деторождением. Так, согласно Библии, еще до грехопадения Бог сказал Адаму и
Еве: «Плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:28). Целью брака Августин считал
размножение, а смыслом – красоту отношений мужчины и женщины.
В работе «О супружеском благе» Августин говорит о браке как о священном
таинстве и потому считает брачный развод исключительным случаем. Впрочем, безбрачие
Августин ставит выше супружества, что соответствует эстетическим взглядам как
неоплатоников, так и христиан: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Богу; А
женатый заботится о мирском, как угодить жене» (1 Кор. 7:32-33). Что касается
стр. 71 из 185
супружеских отношений, то здесь для Августина несомненным является авторитет
апостола Павла, на которого Августин ссылается во многих своих трудах. Один из
смыслов брака, по убеждению Августина, заключается не в половой жизни, а в красоте
человеческих отношений между мужчиной и женщиной: «Иосиф и Мария, по мнению
Августина, были супругами, хотя и не имели половых отношений» [9, с. 225].
В самый поздний и зрелый период своего творчества Августин вновь обращается к
рассмотрению проблемы брака и красоты супружеских отношений. Так, в 420 году он
заканчивает отдельный трактат – «О супружестве и похоти». В данной работе Августин
придерживается в целом все тех же взглядов насчет брака, но обращает особое внимание
на существенный эстетический аспект: брак прекрасен детьми, и смысл брака – в
деторождении: «Соединение мужчины и женщины для рождения детей – это естественное
благо супружества» [4].
В то же время в работе «О граде Божьем», говоря о супружеских отношениях,
Августин затрагивает один из важнейших вопросов эстетики своего времени – вопрос о
взаимоотношении красоты и порядка: «…дом человека должен быть началом или
частичкою града, а всякое начало имеет известное отношение к своему концу и всякая
часть — к целому, которого она составляет часть, то отсюда очевидно следствие, что
домашний мир имеет отношение к миру гражданскому, то есть что упорядоченное
согласие относительно приказаний и повиновения между сожительствующими служит к
установлению упорядоченного согласия относительно повеления и повиновения между
гражданами» [2, с. 750]. В указанной работе эстетические взгляды Августина изложены в
духе античной философии: прекрасно то, что пропорционально, то, чьи части соразмерны
друг другу и выстраиваются в общую гармонию.
В итоге Августин приходит к твердому убеждению, «что такой банальный
общественный институт, как брак, способен обеспечить мир и порядок в общественной
жизни» [9, с. 221]. Более того, брак, по мнению Августина, обладает своей
специфической эстетикой, он является прекрасным, так как встраивается в общую
гармонию Града Небесного.
Таким образом, подводя итог рассмотрения эстетического учения Августина на
брак в контексте его жизненного пути, можно сказать следующее: в ходе исследования
работ Августина прослеживается, что проблематика эстетики брачных отношений в
работах древнегреческих, римских философов, неоплатоников нашла свое продолжение в
его творчестве. При этом Августин подверг критике учение манихеев, которые исключали
эстетичность брака.
стр. 72 из 185
Важнейшей чертой философско-эстетического учения Августина является
утверждение красоты отношений мужчины и женщины в браке. В рамках философии
Августина брак как эстетический феномен в первую очередь прекрасен продолжением
рода. Половое влечение подобно тяжкому оброку, тем не менее, оно очищается и
освящается в браке деторождением. Кроме того, брак прекрасен как «малая церковь», как
оплот порядка и соразмерности. Вступающий в брак оказывается включенным в мировую
гармонию.
Августин, проведший годы своей молодости в чувственных удовольствиях, а
зрелые и поздние годы – в монашеской аскезе, хорошо понимал предмет своего
эстетического учения, а через призму этого учения – и всю свою жизнь, что нашло
отражение в его многочисленных трудах, посвященных эстетике брака.
Эти эстетические воззрения Августина долгие столетия были надежными
ориентирами общественной жизни многих христианских стран. Сегодняшняя
затянувшаяся ситуация глубокого духовно-нравственного кризиса как в России, так и
других странах мира, побуждает к рефлексии относительно эстетического опыта,
накопленного в прошлом. И этот опыт, на наш взгляд, является ключевым для решения
современных нравственных проблем общества.

Литература
1. Аврелий Августин. Исповедь. М.: Канон+, 2012. 462 с.
2. Аврелий Августин. О Граде Божьем. Харвест, 2000. 1296 с.
3. Augustine. De bono coniugali. Oxford, Clarendon press, 2011.
4. Аврелий Августин. О супружестве и похоти.
http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000122/index.shtml (дата обращения:
12.03.2013).
5. Ключевский В.О. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники. – М.:
Мысль, 1993. 415 c.
6. Льюис К.С. Просто христианство. Любовь: Собр. соч. в 8 т. Т. 1. М.: Фонд о.
Александра Меня, 2004. 303 с.
7. Попов И.В. Личность и учение блаженного Августина. Сергиев Посад, 2005. 775 с.
8. Селиверстов В.Л. Августин в русской интеллектуальной традиции // Августин. Pro
et Contra. Антология. М.: РХГИ, 2002. С. 3–24.
9. Эриксен Т.Б. Августин. Беспокойное сердце. М.: Прогресс-Традиция, 2003. 371 с.