Вы находитесь на странице: 1из 55

Контрольные вопросы и задания

Текущим контролем предусмотрено:


- защита выполненных и оформленных надлежащим образом рефератов;
- один тестовый рейтинговый контроль усвоения теоретического материала по
следующим контрольным вопросам:

1.Предмет и основные проблемы философии науки.

"Предметом философии науки являются общие закономерности и тенденции научного


познания как особой деятельности по производству научных знаний, взятых в их историческом
развитии и рассматриваемых в исторически изменяющемся социокультурном контексте".

В определении центральной проблемы философии науки существуют некоторые


разночтения. По мнению известного философа науки Ф. Франка, центральной проблемой
философии науки является вопрос о том, как мы переходим от утверждений обыденного здравого
смысла к общим научным принципам. К. Поппер считал, что центральная проблема философии
знания, начиная по крайней мере с Реформации, состояла в том, как возможно рассудить или
оценить далеко идущие притязания конкурирующих теорий или верований?

Проблемы ф-фии науки: 1 онтология науки, 2 фил. Проблемы астрономии и космологии, 3


естественных наук, 4 биология и медицина, эгофилософия, философия здоровья, 5 проблемы
научного познания, 6 этика науки и научно-технической деятельности (ответствеость, кологиеские
проблемы, проблемы на стыке науки и этики (аборты, эвтаназия, пересадка органов), 7 эстетико-
техническая деятельность (3 принципа: польза, проность, красота), 8 взаимоотношение науки и
культуры, 9 ф-фские проблемы науки как социального института (организации, научно-
исследовательские институты)

Можно разделить все проблемы философии науки на три подвида.

К первым относятся проблемы, идущие от философии к науке, вектор направленности


которых отталкивается от специфики философского знания. Поскольку философия стремится к
универсальному постижению мира и познанию его общих принципов, то эти интенции наследует и
философия науки. В данном контексте она занята рефлексией над наукой в ее предельных
глубинах и подлинных первоначалах. Здесь в полной мере используется концептуальный аппарат
философии, необходимо наличие определенной мировоззренческой позиции.

Вторая группа возникает внутри самой науки и нуждается в компетентном арбитре, в роли
которого оказывается философия. В этой группе очень тесно переплетены проблемы
познавательной деятельности как таковой, теория отражения, когнитивные процессы и собственно
"философские подсказки" решения парадоксальных проблем.

К третьей группе относят проблемы взаимодействия науки и философии с учетом их


фундаментальных различий и органичных переплетений во всех возможных плоскостях
приложения. Исследования по истории науки убедительно показали, какую огромную роль играет
философское мировоззрение в развитии науки. Особенно заметно радикальное влияние философии
в эпохи так называемых научных революций, связанных с возникновением античной математики и
астрономии, коперниканским переворотом - гелиоцентрической системой Коперника,
становлением классической научной картины мира - физикой Галилея-Ньютона, революцией в
естествознании на рубеже XIX-XX вв., и т.д. При таком подходе философия науки включает в себя
эпистемологию, методологию и социологию научного познания, хотя так очерченные ее границы
следует рассматривать не как окончательные, а как имеющие тенденцию к уточнению и
изменению.

2. Понятие науки. Основные аспекты бытия науки.


Наука (соврем. Опредление) - характеристики:

1. Как определеного типа познания (специфического, наука отождествляется со


знанием)
2. Наука как специфический вид деятельности
3. Наука как сфера (форма) культуры
4. Наука как социальный институт

Наука, имея многочисленные определения, выступает в трех основных ипостасях. Она


понимается либо как форма деятельности, либо как система или совокупность дисциплинарных
знаний или же как социальный институт. В первом случае наука предстает как особый способ
деятельности, направленный на фактически выверенное и логически упорядоченное познание
предметов и процессов окружающей действительности. Как деятельность, наука помещена в поле
целеполагания, принятия решений, выбора, преследования своих интересов, признания
ответственности. Именно деятельностное понимание науки особо отмечал В. И. Вернадский: "Ее
[науки] содержание не ограничивается научными теориями, гипотезами, моделями, создаваемой
ими картиной мира, в основе она главным образом состоит из научных фактов и их эмпирических
обобщений, и главным живым содержанием является в ней научная работа живых людей"

Во втором истолковании, когда наука выступает как система знаний, отвечающих


критериям объективности, адекватности, истинности, научное знание пытается обеспечить себе
зону автономии и быть нейтральным по отношению к идеологическим и политическим
приоритетам. То, ради чего армии ученых тратят свои жизни и кладут свои головы, есть истина,
она превыше всего, она есть конституирующий науку элемент и основная ценность науки. Третье,
институциональное, понимание науки подчеркивает ее социальную природу и объективирует ее
бытие в качестве формы общественного сознания. Впрочем, с институциональным оформлением
связаны и другие формы общественного сознания: религия, политика, право, идеология, искусство
и т.д.

Наука как социальный институт или форма общественного сознания, связанная с


производством научно-теоретического знания, представляет собой определенную систему
взаимосвязей между научными организациями, членами научного сообщества, систему норм и
ценностей. Однако то, что она является институтом, в котором десятки и даже сотни тысяч людей
нашли свою профессию, - результат недавнего развития. Только в XX в. профессия ученого
становится сравнимой по значению с профессией церковника и законника.

Один из основателей науки о науке Дж. Бернал, отмечая, что "дать определение науки по
существу невозможно", намечает пути, следуя которым можно приблизиться к пониманию того,
чем является наука. Итак, наука предстает:

1) как институт;

2) метод;

3) накопление традиций знаний;

4) фактор развития производства;

5) наиболее сильный фактор формирования убеждений и отношения человека к миру

Науку как сложное системное явление необходимо рассматривать с нескольких позиций.


С одной стороны, наука определяется как совокупность знаний определенного рода и процессов их
получения,т. е. процессов познания. С другой стороны, наука является социальным институтом, т.
е. определенной организацией названного процесса, сформировавшейся на конкретном этапе
исторического развития и продолжающей развиваться.
Наконец, наука является особой стороной и областью культуры и всегда погружена в
социально-культурный контекст, взаимодействуя с философией, искусством, мифологией,
религией, политикой, средствами массовой информации.

Выделим специфические черты научного знания.

1. Систематичность. Еще Кант в качестве неотъемлемой черты науки отмечал систематичность


научного знания: именно этим, как он неоднократно подчеркивает в свой «Логике», наука
отличается от обыденного знания, представляющего собой «простой агрегат». И об этом же он писал
ранее в своем главном труде – «Критике чистого разума»: «…Обыденное знание именно лишь
благодаря систематическому единству становится наукой, т. е. из простого агрегата знаний
превращается в систему…»

Следует иметь в виду, что наука не является раз и навсегда застывшей системой. Она
изменяется, развивается: не все области науки и отдельные дисциплины, составляющие ту или иную
область, возникают одновременно, а возникнув, они, будучи взаимосвязанными, тем не менее
развиваются не «синхронно», не идут «нога в ногу» и, так сказать, в одном и том же темпе. И нет в
этой системе «абсолютной завершенности» и взаимосвязи каждого научного знания буквально со
всеми другими знаниями.

2. Воспроизводимость. Всякий научный результат, будучи таковым, предполагает возможность


его многократного воспроизведения – и самим его автором, и другими

членами научного сообщества – при наличии тех необходимых условий, в которых он был
получен. При этом еще действует принцип ceteris paribus– «при прочих равных условиях», т. е.
предполагается, что те факторы, которые не входят в явном виде в формулировку результата,
остаются неизменными. Скажем, в законе Ома устанавливается прямая пропорциональность между
значениями напряжения и силы тока в проводнике (коэффициентом пропорциональности является
величина, обратная сопротивлению проводника). Однако при этом предполагается, что речь идет об
«обычных» условиях, т. е. влажность в помещении остается в «обычных» границах, температура –
постоянной и тоже «обычной», разного рода незначительными электромагнитными привходящими
воздействиями можно пренебречь, поскольку они тоже остаются «обычными», и т. д. Но в ушедшем
веке было открыто и подробно изучено явление сверхпроводимости. Оказывается, что при очень
низких температурах прямая пропорциональность между значениями напряжения и силы тока в
проводнике нарушается – сила тока увеличивается.

3. Выводимость. Научное знание предполагает возможность получения нового знания в виде


следствий из содержания данного результата, имеющихся теоретических положений и фактов, а
также нередко и из дополнительно принимаемых допущений, посредством логических выводов,
математических расчетов, методов формализации и т. д. Обратим внимание на то, что «выведение
следствия» в данном случае понимается не просто как чисто логический вывод, скажем, в форме
силлогистического умозаключения, а в общем смысле: так, например, решив систему уравнений,
составленных на основе содержания данного научного результата, мы после интерпретации
полученных решений («корней уравнений») получаем новое знание. Разумеется, в построении
соответствующего метода решения уравнений данного типа все законы логики соблюдаются.

4. Доступность для обобщений и предсказаний. Система научного знания организована так,


чтобы было возможно расширение этого знания за пределы той области, в которой оно было
получено. Отметим при этом, что «предсказание» понимается не только во временном смысле, а
предельно широко, т. е. как выход за границы той области знания, в которой данное знание было
получено. Под обобщением же понимается распространение данного результата на все явления
соответствующей предметной области.

5. Проблемность. Система научного знания характеризуется тем, что решение какой-то одной
проблемы наряду с полученным результатом (положительным или отрицательным ответом на
соответствующий вопрос) означает также появление возможности сформулировать новые
проблемы; это нередко не менее ценно, чем сам

результат. Так что с решением всякой научной проблемы общее число нерешенных проблем,
стоящих перед данной наукой, не уменьшается, а возрастает.

6. Проверяемость. Научные знания представляют собой системы таких утверждений, которые


удовлетворяют требованию принципиальной проверяемости. Речь идет, во-первых, о том, что в
предполагаемой проверке мы касаемся самого существа того явления, к которому относится
проверяемое утверждение. Во-вторых, утверждение признается принципиально проверяемым, если
вполне выяснено, как соответствующий опыт (наблюдение, эксперимент, моделирование и др.)
можно было бы осуществить. Имея в виду это значение понятия «принципиальный», мы можем в
конкретном случае даже и не ставить этот опыт, сберегая тем самым ресурсы (материальные,
энергетические, информационные). Например, принципиально проверяемым является сегодня
утверждение о том, что возможен пилотируемый полет на Марс; но такой полет требует больших
затрат, и потому пока он не состоялся.

Есть еще третье значение понятия «принципиально проверяемое утверждение»: утверждение


должно быть доступным для того, чтобы можно было попытаться его опровергнуть. В самом деле,
подтверждение посредством опыта какого-то утверждения обладает хоть какой-нибудь
значимостью, только если опыт мог бы его и опровергнуть. А утверждение, которое может быть
согласовано с любым исходом опыта и которое вследствие этого, очевидно, нельзя проверить, не
является научным.

7. Критичность. Всякое научное утверждение время от времени – по мере появления новых


фактов и построения новых теорий – пересматривается. При этом «пересмотр» вовсе не означает
полного «забвения» данного результата. Фактически, дело сводится к уточнению области его
применимости. Так, с появлением теории относительности Эйнштейна физическая теория Ньютона
не перестала использоваться для объяснения тех случаев движения, когда скорость тел на много
порядков меньше скорости света.

8. Ориентация на практику. Научное знание в той или иной форме ориентировано на


практические потребности общества и тесно связано с практикой. Именно практика является
основой научного познания и обеспечивает его разнообразными средствами познания. Практика –
движущая сила научного познания, влияет на приоритеты научных исследований и определяет их
«портфель заказов».

3. Основные особенности научного познания.

В самом общем смысле научное познание - это процесс получения объективного, истинного
знания. Научное познание имеет троякую задачу, связанную с описанием, объяснением и
предсказанием процессов и явлений действительности. В развитии научного познания чередуются
революционные периоды, так называемые научные революции, которые приводят к смене теорий и
принципов, и периоды нормального развития науки, на протяжении которых знания углубляются и
детализируются. Научные знания характеризуются объективностью, универсальностью, претендуют
на общезначимость.

Выделим специфические черты научного знания.

1. Систематичность. Еще Кант в качестве неотъемлемой черты науки отмечал систематичность


научного знания: именно этим, как он неоднократно подчеркивает в свой «Логике», наука
отличается от обыденного знания, представляющего собой «простой агрегат». И об этом же он писал
ранее в своем главном труде – «Критике чистого разума»: «…Обыденное знание именно лишь
благодаря систематическому единству становится наукой, т. е. из простого агрегата знаний
превращается в систему…»
Следует иметь в виду, что наука не является раз и навсегда застывшей системой. Она
изменяется, развивается: не все области науки и отдельные дисциплины, составляющие ту или иную
область, возникают одновременно, а возникнув, они, будучи взаимосвязанными, тем не менее
развиваются не «синхронно», не идут «нога в ногу» и, так сказать, в одном и том же темпе. И нет в
этой системе «абсолютной завершенности» и взаимосвязи каждого научного знания буквально со
всеми другими знаниями.

2. Воспроизводимость. Всякий научный результат, будучи таковым, предполагает возможность


его многократного воспроизведения – и самим его автором, и другими членами научного
сообщества – при наличии тех необходимых условий, в которых он был получен. При этом еще
действует принцип ceteris paribus– «при прочих равных условиях», т. е. предполагается, что те
факторы, которые не входят в явном виде в формулировку результата, остаются неизменными.
Скажем, в законе Ома устанавливается прямая пропорциональность между значениями напряжения
и силы тока в проводнике (коэффициентом пропорциональности является величина, обратная
сопротивлению проводника). Однако при этом предполагается, что речь идет об «обычных»
условиях, т. е. влажность в помещении остается в «обычных» границах, температура – постоянной и
тоже «обычной», разного рода незначительными электромагнитными привходящими воздействиями
можно пренебречь, поскольку они тоже остаются «обычными», и т. д. Но в ушедшем веке было
открыто и подробно изучено явление сверхпроводимости. Оказывается, что при очень низких
температурах прямая пропорциональность между значениями напряжения и силы тока в проводнике
нарушается – сила тока увеличивается.

3. Выводимость. Научное знание предполагает возможность получения нового знания в виде


следствий из содержания данного результата, имеющихся теоретических положений и фактов, а
также нередко и из дополнительно принимаемых допущений, посредством логических выводов,
математических расчетов, методов формализации и т. д. Обратим внимание на то, что «выведение
следствия» в данном случае понимается не просто как чисто логический вывод, скажем, в форме
силлогистического умозаключения, а в общем смысле: так, например, решив систему уравнений,
составленных на основе содержания данного научного результата, мы после интерпретации
полученных решений («корней уравнений») получаем новое знание. Разумеется, в построении
соответствующего метода решения уравнений данного типа все законы логики соблюдаются.

4. Доступность для обобщений и предсказаний. Система научного знания организована так,


чтобы было возможно расширение этого знания за пределы той области, в которой оно было
получено. Отметим при этом, что «предсказание» понимается не только во временном смысле, а
предельно широко, т. е. как выход за границы той области знания, в которой данное знание было
получено. Под обобщением же понимается распространение данного результата на все явления
соответствующей предметной области.

5. Проблемность. Система научного знания характеризуется тем, что решение какой-то одной
проблемы наряду с полученным результатом (положительным или отрицательным ответом на
соответствующий вопрос) означает также появление возможности сформулировать новые
проблемы; это нередко не менее ценно, чем сам результат. Так что с решением всякой научной
проблемы общее число нерешенных проблем, стоящих перед данной наукой, не уменьшается, а
возрастает.

6. Проверяемость. Научные знания представляют собой системы таких утверждений, которые


удовлетворяют требованию принципиальной проверяемости. Речь идет, во-первых, о том, что в
предполагаемой проверке мы касаемся самого существа того явления, к которому относится
проверяемое утверждение. Во-вторых, утверждение признается принципиально проверяемым, если
вполне выяснено, как соответствующий опыт (наблюдение, эксперимент, моделирование и др.)
можно было бы осуществить. Имея в виду это значение понятия «принципиальный», мы можем в
конкретном случае даже и не ставить этот опыт, сберегая тем самым ресурсы (материальные,
энергетические, информационные). Например, принципиально проверяемым является сегодня
утверждение о том, что возможен пилотируемый полет на Марс; но такой полет требует больших
затрат, и потому пока он не состоялся.
Есть еще третье значение понятия «принципиально проверяемое утверждение»: утверждение
должно быть доступным для того, чтобы можно было попытаться его опровергнуть. В самом деле,
подтверждение посредством опыта какого-то утверждения обладает хоть какой-нибудь
значимостью, только если опыт мог бы его и опровергнуть. А утверждение, которое может быть
согласовано с любым исходом опыта и которое вследствие этого, очевидно, нельзя проверить, не
является научным.

7. Критичность. Всякое научное утверждение время от времени – по мере появления новых


фактов и построения новых теорий – пересматривается. При этом «пересмотр» вовсе не означает
полного «забвения» данного результата. Фактически, дело сводится к уточнению области его
применимости. Так, с появлением теории относительности Эйнштейна физическая теория Ньютона
не перестала использоваться для объяснения тех случаев движения, когда скорость тел на много
порядков меньше скорости света.

8. Ориентация на практику. Научное знание в той или иной форме ориентировано на


практические потребности общества и тесно связано с практикой. Именно практика является
основой научного познания и обеспечивает его разнообразными средствами познания. Практика –
движущая сила научного познания, влияет на приоритеты научных исследований и определяет их
«портфель заказов».

Нетрудно видеть, что приведенный перечень мог бы быть и длиннее. Например, в нем нет
такой черты, как истинность. Но эту черту, очевидно, и нет оснований включать: обязательным
является стремление ученого к истине, а при этом многие вполне научные утверждения,
«отслужившие свою службу», – как, например, утверждения аристотелевской физической теории
или утверждения химической теории, основанной на концепции «теплорода», – давно уже
квалифицированы как ложные. Что касается стремления к истине, «нацеленности» научного знания
на истинность, то эта черта, как и еще одна черта, объективность, фактически отражена в нашем
перечне, хотя и косвенно. Иначе о чем же говорят воспроизводимость, критичность, проверяемость
и др.? Фактически, отражены в перечне также развиваемость, незавершенность, перестраиваемость,
или – если воспользоваться терминологией современной неклассической логики – немонотонность
научного знания.

Первая и основная задача научного познания - обнаружение объективных законов


действительности - природных, социальных (общественных), законов самого познания, мышления и
др. Отсюда ориентация исследования главным образом на существенные свойства предмета и их
выражение в системе абстракций. Без этого не может быть науки, ибо само понятие научности
предполагает открытие законов, углубление в сущность изучаемых явлений.

Непосредственная цель и высшая ценность научного познания - объективная истина,


постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами, но, разумеется, не без
участия живого созерцания. Активность субъекта - важнейшее условие и предпосылка научного
познания. Но приоритет в нем отдается объективности. Объективность - характерная черта научного
познания.

В процессе научного познания применяются такие специфические материальные средства, как


приборы, инструменты, другое т.н. "научное оборудование", зачастую очень сложное и
дорогостоящее (синхрофазотроны, радиотелескопы, ракетно-космическая техника и т.д.). Кроме
того, для науки в большей мере, чем других форм познания, характерно использование в
исследованиях своих объектов и самой себя таких идеальных (духовных) средств и методов, как
современная логика, математические методы, диалектика, системный, кибернетический и другие
общенаучные приемы и методы (об этом - ниже).

Научному познанию присущи: строгая доказательность, обоснованность полученных


результатов, достоверность выводов. Вместе с тем в нем немало гипотез, догадок, предположений,
вероятностных суждений. Вот почему важнейшее значение здесь имеет логико-методологическая
подготовка исследователей, их философская культура, умение правильно использовать законы и
принципы мышления

4. Научное и ненаучное знание.

Познание не ограничено сферой науки, знание в той или иной своей форме существует и за
пределами науки. Появление научного знания не отменило и не упразднило, не сделало
бесполезными другие формы знания. Полная и всеобъемлющая демаркация - отделение науки от
ненауки - так и не увенчалась успехом до сих пор.

Научное познание имеет троякую задачу, связанную с описанием, объяснением и


предсказанием процессов и явлений действительности. В развитии научного познания чередуются
революционные периоды, так называемые научные революции, которые приводят к смене теорий и
принципов, и периоды нормального развития науки, на протяжении которых знания углубляются и
детализируются. Научные знания характеризуются объективностью, универсальностью, претендуют
на общезначимость.

Когда разграничивают научное, основанное на рациональности, и вненаучное знание, то важно


понять: вненаучное знание не является чьей-то выдумкой или фикцией. Оно производится в
определенных интеллектуальных сообществах, в соответствии с другими (отличными от
рационалистических) нормами, эталонами, имеет собственные источники и средства познания.

Выделяют следующие формы вненаучного знания:

1) ненаучное, понимаемое как разрозненное несистематическое знание, которое не


формализуется и не описывается законами, находится в противоречии с существующей научной
картиной мира;

2) донаучное, выступающее прототипом, предпосылочной базой научного;

3) паранаучное - несовместимое с имеющимся гносеологическим стандартом. Широкий класс


паранаучного (пара- от греч. - около, при) знания включает в себя учения или размышления о
феноменах, объяснение которых не является убедительным с точки зрения критериев научности;

4) лженаучное - сознательно эксплуатирующее домыслы и предрассудки, Лженаука - это


ошибочное знание, часто представляет науку как дело аутсайдеров. Иногда лженаучное связывают с
патологической деятельностью психики творца, которого в обиходе величают "маньяком",
"сумасшедшим". В качестве симптомов лженауки выделяют малограмотный пафос,
принципиальную нетерпимость к опровергающим доводам, а также претенциозность. Лженаучные
знания очень чувствительны к злобе дня, сенсации. Их особенностью является то, что они не могут
быть объединены парадигмой, не могут обладать систематичностью, универсальностью. Они
пятнами и вкраплениями сосуществуют с научными знаниями. Считается, что лженаучное
обнаруживает себя и развивается через квазинаучное;

5) квазинаучное знание ищет себе сторонников и приверженцев, опираясь на методы насилия и


принуждения. Оно, как правило, расцветает в условиях жестко иерархизированной науки, где
невозможна критика власть предержащих, где жестко проявлен идеологический режим. В истории
нашей страны периоды "триумфа квазинауки" хорошо известны: лысенковщина, фиксизм как
квазинаука в советской геологии 50-х гг., шельмование генетики, кибернетики и т.п.;

6) антинаучное - утопичное и сознательно искажающее представление о действительности.


Приставка "анти" обращает внимание на то, что предмет и способы исследования противоположны
науке. Это как бы подход с "противоположным знаком". С ним связывают извечную потребность в
обнаружении общего легкодоступного "лекарства от всех болезней". Особый интерес и тяга к
антинауке возникают в периоды социальной нестабильности. Но хотя данный феномен достаточно
опасен, принципиальное избавление от антинауки невозможно;
7) псевдонаучное знание представляет собой интеллектуальную активность, спекулирующую
на совокупности популярных теорий, например, истории о древних астронавтах, о снежном
человеке, о чудовище из озера Лох-Несс.

5. Основания науки. Идеалы и нормы исследования.

ОСНОВАНИЯ НАУКИ – фундаментальные представления, понятия и принципы науки,


определяющие стратегию исследования, организующие в целостную систему многообразие
конкретных теоретических и эмпирических знаний и обеспечивающие их включение в культуру
той или иной исторической эпохи.

Идеалы и нормы исследования. В них выражены представления о целях научной


деятельности и способах их достижения. Виды: а) собственно познавательные установки,
которые регулируют процесс воспроизведения объекта в различных формах научного знания; б)
социальные нормативы, которые фиксируют роль науки и ее ценность для общественной жизни
на определенном этапе исторического развития, управляют процессом коммуникации
исследователей, отношениями научных сообществ и учреждений между собой и с обществом в
целом и т.п. Эти два аспекта идеалов и норм науки соответствуют двум аспектам ее
функционирования: как познавательной деятельности и как социального института.

Основные формы: 1) объяснение и описание, 2) доказательность и обоснованность знания,


3) построение и организация знаний. В совокупности - своеобразная схема метода
исследовательской деятельности.

6. Наука и философия. Философские основания науки.

Существует три возможных подхода к проблеме соотношения науки и философии: 1.


Философия есть наука: это своеобразная наука всех наук (Аристотель, Г. Гегель). 2. Философия – не
наука, т.к. выводы философии нельзя верифицировать, т.е. проверить опытом (позитивисты О. Конт,
Л. Витгенштейн и др.). Сторонник неопозитивизма Б. Рассел дал определение философии как
ничейной земли между наукой и богословием. 3. Философия отчасти наука, а отчасти не наука (Ф.
Энгельс). С одной стороны, философию можно считать наукой, так как, во- первых, она возникает
одновременно с наукой (первые философы являлись одновременно учеными), философия - это
«праматерь» всех наук; во- вторых, как и наука, философия опирается на силу разума (это
постижение мира с помощью специальных понятий, категорий). Но, с другой стороны, есть
существенные отличия философии и науки: а) частные науки исследуют явления, которые
существуют объективно (независимо от сознания), а философия исследует явления через призму их
связи с человеком, с его сознанием; б) наука опирается на экспериментальную проверку своих
положений, а философия исследует явления, которые постигаются умом, эти явления, по сути,
недоступны чувственной проверке. Таким образом, философия – это не только наука, но еще и
мировоззрение.

Философские основания науки - система философских идей и принципов, посредством которых


обосновываются представления научной картины мира, идеалы и нормы науки и которые служат
одним из условий включения научных знаний в культуру соответствующей исторической эпохи.

В качестве философских оснований науки можно вычленить онтологические,


гносеологические, методологические и аксиологические составляющие. На конкретном этапе
развития науки на нее оказывают влияние не все эти основания, а лишь определенная их часть. Для
классической науки XX в. были значимы гносеологические проблемы, раскрывающие специфику
субъект-объектных отношений, а также проблемы понимания истины. Для современной
постнеклассической науки интерес представляют аксиологические философские утверждения,
проблемы соотношения ценностей и знания, этические проблемы.

Таким образом, философские основания науки не следует отождествлять с общим массивом


философского знания. Из обширного поля философской проблематики наука использует в качестве
обосновывающих структур лишь некоторые идеи и принципы. Иначе говоря, философия по
отношению к науке сверх избыточна, ибо обсуждает не только проблемы научного познания. В то
же время наука влияет на развитие философии, вносит свой вклад в философские основания.

7. Научная картина мира, ее исторические формы, структура и функции в


научно-познавательной деятельности.

Научная картина мира (НКМ) - система общих представлений о фундаментальных свойствах и


закономерностях универсума, возникающая и развивающаяся на основе обобщения и синтеза
основных научных фактов, понятий и принципов. НКМ состоит из двух постоянных компонентов:
концептуального и чувствен-образного (совокупность наглядных представлений о мировых
явлениях и процессах в виде моделей объектов научного познания, их изображений, описаний и т.
Д). Концептуальный компонент включает в себя философские принципы и категории (например,
принцип детерминизма, понятия материи, движения, пространства, времени и др.) и общенаучные
положения и понятия (закон сохранения и превращения энергии, принцип относительности, понятия
массы, заряда, абсолютно черного тела и др.).

Первые три общенаучные картины мира (механическая, электродинамическая,


квантово_полевая) формировались и развивались на основе фундаментальных физических теорий,
так как именно развитие физики долгое время определяло развитие науки в целом и естествознания
в частности. Центральным понятием этих картин мира является понятие материи, поэтому смена
НКМ всегда связана со сменой представлений о видах материи, формах и способах ее
существования. Суммарный период функционирования механической и электродинамической
картин мира характеризует классическую науку как первый этап ее развития. Период формирования
и функционирования третьей НКМ - квантово_полевой - позволяет говорить о втором этапе ее
развития - неклассической науке.В последней четверти XX в. в науке начала формироваться новая
картина мира - эволюционно_синергетическая, что дает основание говорить о начале нового этапа
развития самой науки - постнеклассическом.

Научная картина мира не остается неизменной. Она эволюционирует и в связи с этим можно
выделить три основные исторические формы научной картины мира:

1. Классическая научная картина мира

2. Неклассическая научная картина мира

3. Постнеклассическая научная картина мира

Классическая научная картина мира господствует в XVII-XIX вв. Она основана на


достижениях науки Нового времени. Основателями этой картины мира явились Н.Коперник,
Г.Галилей, И.Ньютон. Эталоном объяснения мира здесь считается однозначная причинно-
следственная зависимость. Прошлое изначально определяет настоящее, настоящее изначально
определяет будущее. Считалось, что все состояния мира могут быть однозначно просчитаны и
предсказаны. Эталоном познания считалась объективность, то есть независимость научных знаний
от субъекта, от наблюдателя.

Неклассическая научная картина мира зарождается на рубеже XIX – ХХ вв. На возникновение


этой картины мира повлияли достижения в области термодинамики, открытие явлений
электромагнетизма, исследование микромира, идея относительности А. Эйнштейна. В данной
научной картине мира случайность считается не чем-то внешним и побочным в развитии объекта, а
важнейшей стороной происходящих событий. Изменения осуществляются, подчиняясь закону
вероятности и больших чисел, т.е. выдвигается идея статистического понимания причинности.
Кроме этого, утверждается, что на результат познания значительное влияние оказывает наблюдатель
(субъект), а также используемые приборы.
Постнеклассическая научная картина мира начинает формироваться в 70-е годы ХХ в. На эту
картину мира серьезное влияние оказали труды бельгийского ученого И. Пригожина о синергетике.
С самого начала и к любому данному моменту времени будущее остается непредопределенным.
Развитие может пойти в одном из нескольких направлений. Предсказать, в каком именно
направлении пойдет будущее развитие событий, невозможно. Направление развития чаще всего
определяется каким-то незначительным фактором. Достаточно небольшого «укола» и система
перестраивается, выбирает иное направление развития. Придается очень большое значение роли
случайности в развитии. Случайное и незначительное событие может вызвать глобальные изменения
в мире и в развитии системы.

Функции научной картины мира:

интегративная, которая обеспечивает синтез базовых научных знаний, на основе идеи развития
и взаимосвязи природных процессов и общества;

нормативная, которая задает систему установок и принципов освоения универсума,


обеспечивающая формирование научного мировоззрения, дающая представление о
закономерностях, развивающегося универсума и определяющая жизненные позиции, программы
поведения людей. В рамках этой функции происходит кумулятивное (собирательное) накопление
научных знаний;

парадигмальная, которая обеспечивает установление на достаточно продолжительный срок


устойчивой системы научных данных и идей, знаний и постулатов, стандартов научной практики.
Смена научной парадигмы сопровождается полным или частичным изменением научной картины
мира.

Функции научной картины мира:

1. Объяснительная функция. Научная картина мира объясняет природные и социальные


процессы на базе имеющихся знаний.

2. Функция систематизации научного знания. В научной картине мира обобщаются наиболее


важные узловые научные идеи, характерные для той или иной эпохи.

8. Классификация наук: история и современность.

Научная классификация фиксирует закономерные связи между классами объектов с целью


определения места объекта в системе, которое указывает на его свойства (таковы, например,
биологические систематики, классификация химических элементов, классификация наук). Строго и
четко проведенная классификация как бы подытоживает результаты формирования определенной
отрасли знания и одновременно отмечает начало нового этапа в ее развитии. Классификация
содействует движению науки со ступени эмпирического накопления знаний на уровень
теоретического синтеза. Кроме того, она позволяет делать обоснованные прогнозы относительно
неизвестных еще фактов или закономерностей.

Классификация дополняется типологией, под которой понимается научный метод, основанный


на расчленении систем объектов и их группировке с помощью обобщенной модели или типа. Она
используется в целях сравнительного изучения существенных признаков, связей, функций,
отношений, уровней организации объектов.

Классификация наук предполагает группировку и систематизацию знания на основе сходства


определенных признаков. Так, например, Френсис Бэкон в основание своей классификации положил
особенности человеческой души, такие, как память, воображение и разум. Историю он относил к
разряду памяти, поэзию – к воображению, философию – к разуму. Рене Декарт для классификации
использовал метафору дерева. «Корневище» этого дерева образует метафизика (первопричина!),
«ствол» – символизирует физику, а «крона» включает медицину, механику и этику.

Свою классификацию создал автор книги «История Российская с древнейших времен до наших
дней» В. Н. Татищев (1686–1750), который при Петре I курировал вопросы образования. В науках
Татищев выделял этнографию, историю и географию. Главным в классификации наук он считал
самопознание ипринцип полезности, соответственно которому науки могут быть «нужные»,
«щегольские», «любопытные» и «вредные». К «нужным» наукам Татищев относил логику, физику,
химию. Искусство он относил к разряду «щегольских» наук; астрономию, хиромантию,
физиогномику – к «любопытным» наукам; гадание и колдовство – к «вредным».

Французский философ, один из основоположников позитивизма и социологии Огюст Конт


(1798–1857) в основу классификации наук положил закон о трех стадиях интеллектуальной
эволюции человечества. Свою классификацию он выстроил по степени уменьшения абстрактности и
увеличения сложности наук: математика, астрономия, физика, химия, биология, социология
(социальная физика). В качестве классифицирующего признака он определил действительные
естественные связи, существующие между предметами. Согласно Конту, есть науки, относящиеся, с
одной стороны, к внешнему миру, а с другой стороны, – к человеку. Так, философию природы
следует разделить на две отрасли – неорганическую и органическую; естественная философия
охватывает три отрасли знания – астрономию, химию, биологию. Конт считал возможным
продолжить структурирование, распространив свой принцип систематизации наук на математику,
астрономию, физику, химию, социологию. Выделение последней в особую группу он обосновывал
ее развитием на собственной методологической основе, которую нельзя распространить на другие
науки.

Немецкий историк культуры и философ Вильгельм Дильтей (1833–1911) в книге «Введение в


науки о духе» предложил отделить науки о духе от наук о природе, внешних по отношению к
человеку. Предметом наук о духе он считал анализ человеческих отношений, внутренние
переживания, окрашенные эмоциями, о которых природа «молчит». Согласно Дильтею, такая
ориентация может установить связь понятий «жизнь», «экспрессия», «понимание», которых в науке
нет, хотя они объективируются в институтах государства, церкви, юриспруденции.

По мнению другого немецкого философа, Генриха Риккерта (1863–1936), противопоставление


наук о природе и наук о культуре отражает противоположность интересов, разделяющих ученых на
два лагеря. В его классификации естествознание направлено на выявление общих законов, история
занимается неповторимыми единичными явлениями, естествознание свободно от ценностей, тогда
как культура царствует в них. Фридрих Энгельс (1820–1895) главным критерием классификации
наук считал формы движения материи в природе. Любопытен опыт классификации наук академика
В. И. Вернадского (1863–1945). В центре его естественно-научных и философских интересов
находилась разработка целостного учения о биосфере – живом веществе, организующем земную
оболочку, – и эволюции биосферы в ноосферу. Поэтому в основу своей классификации он положил
характер наук. В зависимости от характера изучаемых объектов он выделял два типа наук: 1) науки,
охватывающие всю реальность, – планету, биосферу, космос; 2) науки, относящиеся к земному
шару. В этой системе знаний особое место он уделил логике: она охватывает все области наук – и
гуманитарные, и естественно-математические.

Советский философ, химик, историк науки, академик Б. М. Кедров (1903–1985), предложил


четырехзвенную классификацию, включающую в себя: а) философские науки (диалектика, логика);
б) математические науки (математика, логика, кибернетика); в) естественные и технические науки
(механика, астрономия, физика, химия, геология, география, биохимия, биология, физиология,
антропология); г) социальные науки (история, археология, этнография, экономическая география,
статистика и т.д.).

По поводу классификации наук дискуссия продолжается и сегодня, при этом господствующим


является принцип дальнейшего дробления их по основаниям, прикладной роли и т.п. Принято
считать, что наиболее плодотворным методом классификации является тот, который основан на
различиях шести основных форм материи: субатомно-физической, химической, молекулярно-
физической, геологической, биологической и социальной. Классификации наук имеет большое
значение для организации научно-исследовательской, учебно-педагогической и библиотечной
деятельности.

9. Эмпирический уровень научного познания (наблюдение, измерение,


эксперимент).

Эмпирический уровень научного познания включает в себя наблюдение, эксперимент,


группировку, классификацию и описание результатов наблюдения и эксперимента, моделирование.

Эмпирическое исследование в своей основе направлено на изучение явлений и (эмпирических)


зависимостей между ними. Здесь более глубокие, сущностные связи не выделяются еще в чистом
виде: они представлены в связях между явлениями, регистрируемыми в эмпирическом акте
познания. Самостоятельное значение эмпирического уровня научного познания заключается также и
в том, что результаты всякого опыта, будучи зависимыми в их истолковании и понимании от
определенной теории, по отношению к некоторой другой теории (разумеется, релевантной,
относящейся к той же самой предметной области) вполне могут выступать как основа ее анализа и
критики. Эмпирическое знание неверно понимать как логическое обобщение данных наблюдения и
эксперимента. Между ними существует другой тип отношения; логическое моделирование
(репрезентация)чувственно данных в некотором языке. Эмпирическое знание всегда является
определённой понятийно- дискурсной моделью чувственного знания.

Методы применимые на эмпирическом уровне научного познания: наблюдение и эксперимент.

Наблюдение - это преднамеренное и целенаправленное восприятие явлений и процессов без


прямого вмешательства в их течение, подчиненное задачам научного исследования. Основные
требования к научному наблюдению следующие: 1) однозначность цели, замысла; 2) системность в
методах наблюдения; 3) объективность; 4) возможность контроля либо путем повторного
наблюдения, либо с помощью эксперимента. Наблюдение используется, как правило, там, где
вмешательство в исследуемый процесс нежелательно либо невозможно. Наблюдение в современной
науке связано с широким использованием приборов, которые, во-первых, усиливают органы чувств,
а во-вторых, снимают налет субъективизма с оценки наблюдаемых явлений. Важное место в
процессе наблюдения (как и эксперимента) занимает операция измерения. 

Измерение - есть определение отношения одной (измеряемой) величины к другой, принятой за


эталон. Поскольку результаты наблюдения, как правило, приобретают вид различных знаков,
графиков, кривых на осциллографе, кардиограмм и т.д., постольку важной составляющей
исследования является интерпретация полученных данных. Особой сложностью отличается
наблюдение в социальных науках, где его результаты во многом зависят от личности наблюдателя и
его отношения к изучаемым явлениям. В социологии и психологии различают простое и
соучаствующее (включенное) наблюдение. Психологи наряду с этим используют и метод
интроспекции (самонаблюдения).

Эксперимент в отличие от наблюдения - это метод познания, при котором явления изучаются
в контролируемых и управляемых условиях. Эксперимент, как правило, осуществляется на основе
теории или гипотезы, определяющих постановку задачи и интерпретацию результатов.
Преимущества эксперимента в сравнении с наблюдением состоят в том, во-первых, что оказывается
возможным изучать явление, так сказать, в "чистом виде", во-вторых, могут варьироваться условия
протекания процесса, в-третьих, сам эксперимент может многократно повторяться.

10. Теоретический уровень научного познания.

Теоретический уровень научного познания характеризуется преобладанием рационального


момента — понятий, теорий, законов и других форм мышления. Мышление — осуществляющийся в
ходе практики активный процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности.
Человеческое мышление осуществляется в теснейшей связи с речью, а его результаты фиксируются
в языке как определенной знаковой системе.

Теоретическое познание отражает явления и процессы со стороны их универсальных


внутренних связей и закономерностей, постигаемых с помощью рациональной обработки данных
эмпирического знания. Эта обработка осуществляется с помощью умозаключения, законов,
категорий, принципов и др. Теория строится таким образом, что она описывает не окружающую
действительность, а идеализированные объекты. Идеализация является основной логической
операцией теоретического мышления. Ее целью и результатом является создание, конструирование
особого типа предметов — идеализированных объектов, работа с которыми — существенная
характеристика теоретического познания. Характерной чертой теоретического познания является
исследование самого процесса познания, его форм, приемов, методов, понятийного аппарата и т.д.
На основе теоретического объяснения и познанных законов осуществляется предсказание,
предвидение будущего.

Методы теоретического познания.

1. Формализация - отображение содержательного знания в знаково-символическом виде. При


формализации рассуждения об объектах переносятся в плоскость оперирования со знаками
(формулами), что связано с построением искусственных языков (язык математики, логики, химии и
т.п.).

Именно использование специальной символики позволяет устранить многозначность слов


обычного, естественного языка. В формализованных рассуждениях каждый символ строго
однозначен.

Формализация уточняет содержание путем выявления его формы и может осуществляться с


различной степенью полноты. Все более углубляющаяся формализация содержания знания никогда
не достигает абсолютной полноты, ибо никогда не прекращается развитие (изменение) предмета
познания и знаний о нем.

2. Аксиоматический метод - способ построения научной теории, при котором в ее основу


кладутся некоторые исходные положения - аксиомы (постулаты), из которых все остальные
утверждения этой теории выводятся из них чисто логическим путем, посредством доказательства.
Для вывода теорем из аксиом (и вообще одних формул из других) формулируются специальные
правила вывода. Следовательно, доказательство в аксиоматическом методе - это некоторая
последовательность формул, каждая из которых есть либо аксиома, либо получается из предыдущих
формул по какому-либо правилу вывода.

Аксиоматический метод - лишь один из методов построения уже добытого научного знания.
Известный французский физик Луи де Бройль обращал внимание на то, что "аксиоматический метод
может быть хорошим методом классификации или преподавания, но он не является методом
открытия".

3. Гипотетико-дедуктивный метод - метод научного познания, сущность которого заключается


в создании системы дедуктивно связанных между собой гипотез, из которых в конечном счете
выводятся утверждения об эмпирических фактах. Заключение, полученное на основе данного
метода, неизбежно будет иметь вероятностный характер.

Общая структура гипотетико-дедуктивного метода:

а) ознакомление с фактическим материалом, требующим теоретического объяснения и попытка


такового с помощью уже существующих теорий и законов. Если нет, то:

б) выдвижение догадки (гипотезы, предположения) о причинах и закономерностях данных


явлений с помощью разнообразных логических приемов;
в) оценка основательности и серьезности предположений и отбор из множества из них
наиболее вероятного;

г) выведение из гипотезы следствий;

д) экспериментальная проверка выведенных из гипотезы следствий..

Гипотетико-дедуктивный метод является не столько методом открытия, сколько способом


построения и обоснования научного знания, поскольку он показывает каким именно путем можно
прийти к новой гипотезе.

4. Восхождение от абстрактного к конкретному - метод теоретического исследования и


изложения, состоящий в движении научной мысли от исходной абстракции через последовательные
этапы углубления и расширения познания к результату - целостному воспроизведению в теории
исследуемого предмета. В качестве своей предпосылки данный метод включает в себя восхождение
от чувственно-конкретного к абстрактному, к выделению в мышлении отдельных сторон предмета и
их "закреплению" в соответствующих абстрактных определениях. Движение познания от
чувственно-конкретного к абстрактному - это и есть движение от единичного к общему, здесь
преобладают такие логические приемы, как анализ и индукция.

11. Проблемы философии и методологии науки в первом позитивизме.

Позитивизм изначально складывался под лозунгом борьбы с умозрительной философией.


Устами своего основателя Огюста Конта позитивизм заявил о себе как о такой философской
системе, для которой философия, и в первую очередь «первая философия», метафизика, является
излишней. Максимум метафизики, который признавался позитивизмом законным, заключался в
призыве к философии стать метанаукой, т. е. наукой о науке. Это не помешало, а скорее наоборот,
помогло случиться тому, что позитивизм закрепил за собой науку как предмет приоритетного
философского исследования.

Становление позитивизма связано с именем французского философа О. Конта (1798–1857),


«пустившего в оборот» термин «позитивизм», который фигурирует в названиях основных его
сочинений: «Курс позитивной философии», «Дух позитивной философии» и «Система позитивной
политики». Наука к тому времени уже была предметом анализа в немецкой классической философии
(у Канта, Фихте и Гегеля), и следы немецкого влияния просматриваются у Конта. В первую очередь
на Конта повлияли попытки Канта поставить границы чистому разуму и учение Гегеля о бытии как
становлении. Однако поверхностное знакомство с немецкой философской традицией («коротко и по-
французски») увело Конта в сторону от ее умозрительного характера. Согласно закону
интеллектуальной эволюции, позаимствованному у Сен-Симона, у которого Конт в молодости
служил секретарем, преодоление умозрительного характера философии является неизбежным
следствием «взросления» разума. Человеческое мышление есть природный организм и, как
организм, неизбежно проходит три стадии в своем развитии.

На первой стадии, «теологической», или «фиктивной», разум следует своей основной


начальной (примитивной) потребности, заключающейся в поиске причин всего. Эта потребность
становится источником заблуждений, поскольку природа не знает никаких причин. Поэтому разум с
необходимостью порождает их сам. Так возникают примитивные формы религии: анимизм,
фетишизм, тотемизм, политеизм.

Вторая стадия развития интеллекта – переходная от юности к зрелости – носит имя


«метафизической», или «абстрактной». Находясь на этой стадии, человеческое мышление пытается
объяснить то, чего никогда не существовало: бытие, сущность, внутреннюю природу явлений.
Метафизика, подобно ломке голоса у мальчиков, является неизбежной «хронической болезнью»
человеческого интеллекта на границе между детством и возмужалостью.
Наконец, стадию зрелости называют реальной, или положительной, стадией. Основной ее
признак – «закон постоянного подчинения воображения наблюдению». Главное правило логики этой
стадии развития интеллекта гласит, что каждое предложение, которое недоступно точному
превращению в простое изъяснение частного факта, бессмысленно. Помимо прямой задачи
приумножения знаний мышление на этой стадии постоянно занято критической ревизией
метафизических понятий, поиском и удалением бессмысленных вопросов и положений.
Естественно, у него должна быть своя политика и своя этика. Позитивизм должен распространять
«учение о неизменности естественных законов» и служить основной цели позитивного мышления –
«беспрерывно удовлетворять наши собственные потребности».

Таким образом, позитивизм изначально заявил о себе как о новом мировоззрении. Наиболее
известным идеологом и популяризатором этого мировоззрения был английский философ Герберт
Спенсер (1820–1903). Наука для Спенсера есть расширенный здравый смысл и усложненный
здравый смысл, различие между ними количественное, а не качественное; наука порождает более
общее и более точное знание, чем не обладающий строгими методами познания обычный
человеческий рассудок. Не будет сильным преувеличением сказать, что философию Спенсера мы
знаем «инстинктивно», поскольку и современное образование, и мы сами руководствуемся
принципами здравого смысла.

12. Проблемы философии и методологии науки в неопозитивизме.

Термин «логический позитивизм», взятый в формулировке вопроса, встречается довольно


редко – чаще для именования этого направления используется название «неопозитивизм» или
«аналитическая философия». Начинает складываться данное течение во втором десятилетии XX в. У
истоков его стоят такие мыслители, как Бертран Рассел (1872–1970), Людвиг Витгенштейн (1889–
1951), Мориц Шлик (1882–1936), Рудольф Карнап (1891 – 1970) и многие другие. Главное отличие
от предыдущих версий позитивизма заключается в том, что неопозитивисты самое пристальное
внимание обратили на такой феномен, как язык. Они полагали, что причина большинства
эпистемологических затруднений – в неправильном использовании языка. Правильное же
использование языка (которому мы пока не научились) даст возможность либо вообще избежать
ошибок, либо по крайней мере свести к минимуму ущерб от них.

Как и сторонники классического позитивизма, представители неопозитивизма полагали, что


научное знание – высшая стадия развития знания вообще, что наука принципиально отличается от
других форм человеческой деятельности, и существует некоторый признак, отличающий науку от
не-науки. Этот признак называли «критерием демаркации». Основная проблема логического
позитивизма – проблема поиска и адекватного выражения критерия демаркации. С этой точки
зрения, развитие неопозитивизма – это развитие его представлений о критерии демаркации. Здесь
можно выделить два основных этапа – этап догматического и этап вероятностного
верификационизма.

К логико-эпистемологическим нормативам науки относятся следующие:

♦ описание – выявление совокупности данных о свойствах и отношениях изучаемых типов


объектов;

♦ объяснение – выработка понимания сущности возникновения, развития и функционирования


исследуемого объекта;

♦ системность – анализ и соотнесение полученных данных по ранее установленным типам и


классам объектов, а также по необходимости – введение новых типов и классов объектов;

♦ доказательность и обоснованность – соответствие логическим принципам и законам;

♦ эвристичность – способность предсказывать новые свойства и отношения исследуемой


реальности, открытие новых уровней организации мира и новых типов объектов.
В неопозитивизме (логическом позитивизме). Л. Витгенштейн считал, что философия не
является одной из наук и слово «философия» должно означать нечто, стоящее под или над, но не
рядом с науками. По его мнению, цель философии — логическое прояснение мыслей. Мысли,
обычно как бы туманные и расплывчатые, философия призвана делать ясными и отчетливыми.
По мнению неопозитивистов, предметом философии должен быть язык (прежде всего язык
науки) как способ выражения знания, а также деятельность по анализу этого знания и возможностей
его выражения в языке.
Свою задачу логический эмпиризм видел в том, чтобы сложные высказывания (положения
теории науки) свести к элементарным высказываниям (непосредственное чувственное знание). В
итоге теория и данные опыта, выраженные в языке науки, теряли свою специфику и различались
лишь по сложности и простоте языковых форм.
Противопоставляя науку философии, представители неопозитивизма считали, что единственно
возможным знанием является только специально-научное знание. Традиционные философские
вопросы объявлялись неопозитивизмом бессмысленной «метафизикой» на том основании, что они
формулируются с помощью терминов, которые являются псевдопонятиями, ибо определения
последних не поддаются проверке.

13. Постпозитивистская традиция в философии науки.

Постпозитивисты (Поппер, Мун, Лакатос, Фейрабенб, Полани) подвергли критике


позитивистский идеал факта, введя в анализ науки историческое, социологическое и
культурологическое измерение. Основной тезис постпозитивизма – наука это исторический
феномен, наука развивается. Изменяются не только ее теории и знания, но критерии и принципы и
даже механизмы ее функционирования.
Постпозитивизм – общее название, используемое в философии науки для обозначения
множества методологических концепций, пришедших на смену тем, которые были присущи
методологии логического позитивизма. Постпозитивизм не представляет собой особого
философского направления, течения или школы, он суть этап в развитии философии науки. Его
наступление было ознаменовано выходом в 1959 году англ. варианта основной методологической
работы Поппера – «Логика научного открытия», а также в 1963 книги Куна – «Структура научных
революций». Характерная черта постпозитивистского этапа – значительное разнообразие
методологических концепций и их взаимная критика. Это фальсификационизм Поппера и концепция
научных революций Куна, и методология научно-исследовательских программ Лакатоса, и
концепция неявного знания Полани. Авторы и защитники этих концепций создают весьма
различные образы науки и ее развития.
Среди важнейших проблем, рассматриваемых постпозитивизмом, можно отметить:
а) проблема фальсификации (Поппер) – факт, противоречащий научной теории,
фальсифицирует ее и вынуждает ученых от нее отказаться, но процесс фальсификации не так прост;
б) проблема правдоподобия научных теорий (Поппер);
в) проблема соизмеримости научных теорий (Кун и Фейрабенд) – несоизмеримость
конкурирующих научных теорий;
г) проблема рациональности – узкое понимание рациональности было заменено более
расплывчатым;
д) проблема понимания;
е) проблема социологии знания.

14. Концепция роста научного знания К. Поппера.

Прежде всего следует сказать, что к аналитической философии учение Поппера отнести
впрямую нельзя (впрочем, его учение вообще трудно отнести к какому-либо традиционному
направлению). Очевидно, по этой причине в литературе эпистемологию Поппера обозначают
термином, придуманным специально для нее, – «критический рационализм».

В чем же суть претензий Поппера к эмпиризму? Укажем на два основных пункта –


верификацию и индукцию. Как полагает Поппер, верифицировать в принципе можно все что угодно
– было бы желание (сколько существует «доказательств» истинности астрологических,
теологических, хиромантических и тому подобных высказываний!). А если это так, то верификация
– не лучший или, по крайней мере, не единственный методологический ориентир научного
исследования.

Что касается индукции, то здесь проблема следующая. Индукция – это обобщение, которое
осуществляется путем перехода от единичных («сингулярных») высказываний к высказываниям
общим («универсальным»). Но такой переход (и логика на этом настаивает) отнюдь не гарантирует
истинности выводов. Из того обстоятельства, что мы на протяжении всей жизни видели восходы
солнца, совсем не следует, что оно взойдет завтра.

Хотя указанные проблемы не очень друг с другом связаны, Поппер полагает, что решить их
можно единым способом. А именно так. Прежде всего нужно четко уяснить в общем-то
очевиднейшее: нет и не может быть никакого логического перехода от фактов к теории – факт
внелогичен.

Рассмотрим основные этапы процесса познания. Начинается он, как легко догадаться, не с
наблюдения, а с выдвижения догадок, объясняющих мир. На следующем этапе догадки соотносятся
с результатами эмпирических исследований. Пока эти результаты более или менее соответствуют
догадкам, теорией, построенной на их основе, можно пользоваться на практике. Но вот находятся
факты, не соответствующие нашим догадкам и теории, на них построенной. Что тогда? Считаем
теорию сфальсифицированной и отказываемся от нее навсегда. А потом все начинается заново –
догадки, проверка, фальсификация… и так до конца человеческой истории. Смену теорий можно
продемонстрировать с помощью схемы.

Метод, который Поппер считает наиболее эффективным, – это метод проб и ошибок: «Для
познания мира нет более рациональной процедуры, чем метод проб и ошибок – предположений и
опровержений, смелое выдвижение теорий; попытки наилучшим образом показать ошибочность
этих теорий и временное их признание, если критика оказывается безуспешной».

15. История науки как конкуренция научно-исследовательских программ (И.


Лакатос).

И. Лакатос уже в ранней своей работе "Доказательства и опровержения" четко заявил о том, что
"догматы логического позитивизма гибельны для истории и философии математики". История
математики и логика математического открытия, т.е. "филогенез и онтогенез математической
мысли", не могут быть развиты без критицизма и окончательного отказа от формализма. Последнему
(как сути логического позитивизма) Лакатос противопоставляет программу анализа развития
содержательной математики, основанную на единстве логики доказательств и опровержений. Этот
анализ и есть не что иное, как логическая реконструкция реального исторического процесса
научного познания. Линия анализа процессов изменения и развития знания продолжается затем
философом в серии его статей и монографий, в которых изложена универсальная концепция
развития науки, основанная на идее конкурирующих научно-исследовательских программ
(например, программы Ньютона, Эйнштейна, Бора и др.).

Лакатос рассматривает рост зрелой (развитой) науки как смену ряда непрерывно связанных
теорий - притом не отдельных, а серии (совокупности) теорий, за которыми стоит исследовательская
программа. Иначе говоря, сравниваются и оцениваются не просто две теории, а теории и их серии, в
последовательности, определяемой реализацией исследовательской программы. Согласно Лакатосу,
фундаментальной единицей оценки должна быть не изолированная теория или совокупность теорий,
а "исследовательская программа". Основными этапами в развитии последней, согласно Лакатосу,
являются прогресс и регресс, граница этих стадий - "пункт насыщения". Новая программа должна
объяснить то, что не могла старая. Смена основных научно-исследовательских программ и есть
научная революция.

Лакатос называет свой подход историческим методом оценки конкурирующих


методологических концепций, оговаривая при этом, что он никогда не претендовал на то, чтобы дать
исчерпывающую теорию развития науки. Предложив "нормативно-историографический" вариант
методологии научно-исследовательских программ, Лакатос, по его словам, попытался
"диалектически развить тот историографический метод критики".

16. Концепция роста научного знания и теоретико-методологический


плюрализм П. Фейерабенда.

Плюрализм - позиция, согласно которой существует несколько или множество независимых и


несводимых друг к другу начал или видов бытия, оснований и форм знания...

П. Фейерабенд исходил из того, что существует множество равноправных типов знания, и


данное обстоятельство способствует росту знания и развитию личности. Философ солидарен с теми
методологами, которые считают необходимым создание такой теории науки, которая будет
принимать во внимание историю. Это тот путь, по которому нужно следовать, если мы хотим
преодолеть схоластичность современной философии науки. Фейерабенд делает вывод о том, что
нельзя упрощать науку и ее историю, делать их бедными и однообразными. Напротив, и история
науки, и научные идеи и мышление их создателей должны быть рассмотрены как нечто
диалектическое - сложное, хаотичное, полное ошибок и разнообразия, а не как нечто неизмененное
или однолинейный процесс. В этой связи Фейерабенд озабочен тем, чтобы и сама наука и ее
история, и ее философия развивались в тесном единстве и взаимодействии, ибо возрастающее их
разделение приносит ущерб каждой из этих областей и их единству в целом, а потому этому
негативному процессу надо положить конец.

Американский философ считает недостаточным абстрактно-рациональный подход к анализу


роста, развития знания. Ограниченность этого подхода он видит в том, что он по сути отрывает
науку от того культурно-исторического контекста, в котором она пребывает и развивается. Чисто
рациональная теория развития идей, по словам Фейерабенда, сосредоточивает внимание главным
образом на тщательном изучении "понятийных структур", включая логические законы и
методологические требования, лежащие в их основе, но не занимается исследованием неидеальных
сил, общественных движений, т.е. социокультурных детерминант развития науки. Односторонним
считает философ социально-экономический анализ последних, так как этот анализ впадает в другую
крайность - выявляя силы, воздействующие на наши традиции, забывает, оставляет в стороне
понятийную структуру последних.

Фейерабенд ратует за построение новой теории развития идей, которая была бы способна
сделать понятными все детали этого развития. А для этого она должна быть свободной от указанных
крайностей и исходить из того, что в развитии науки в одни периоды ведущую роль играет
концептуальный фактор, в другие - социальный. Вот почему всегда необходимо держать в поле
зрения оба этих фактора и их взаимодействие.

17. Теория научных революций Т. Куна. Понятие научной парадигмы.

Кун отмечает, что в период научной революции главная задача ученых-профессионалов как раз
и состоит в упразднении всех наборов правил, кроме одного - того, который "вытекает" из новой
парадигмы и детерминирован ею. Однако упразднение методологических правил должно быть не их
"голым отрицанием", а "снятием", с сохранением положительного. Для характеристики этого
процесса сам Кун использует термин "реконструкция предписаний".

Понятие научной революции является центральным понятием концепции Куна.

Нормальная наука в основном занята решением определённых задач. Увеличивается


количество установленных фактов, повышается точность измерений, открываются новые законы,
растет дедуктивная связность парадигмы - происходит накопление знания. Но часто оказывается,
что некоторые задачи, несмотря на все усилия ученых, так и не поддаются решению, скажем,
предсказания теории постоянно расходятся с экспериментальными данными. Сначала на это не
обращают внимания. Но однажды может быть осознанно, что средствами существующей парадигмы
проблема не может быть решена. Дело в принципиальной неспособности парадигмы решить
проблему. Такую проблему Кун называет аномалией. Пока аномалий немного, ученые не слишком о
них беспокоятся.

По мере накопления аномалий доверие к парадигме падает. Ее неспособность справиться с


возникающими проблемами свидетельствует о том, что она уже не может служить инструментом
успешного решения головоломок. Наступает состояние, которое Кун именует кризисом. Ученые
оказываются перед лицом множества нерешенных проблем, необъясненных фактов и
экспериментальных данных. Уходит то, что объединяло ученых, — парадигма.

Парадигма задает методы решения проблем, устанавливая, какие из них научны, а какие
недопустимы. Она вырабатывает стандарты решений, нормы точности, допустимую аргументацию и
т.п. Парадигма детерминирует содержание научных терминов и утверждений. Кун: парадигма
создает мир, в котором живет и работает ученый. Поэтому переход от одной парадигмы к другой
означает для ученого переход из одного мира в другой, полностью отличный от первого — со
специфическими проблемами, методами, фактами, с иным мировоззрением и даже с иными
чувственными восприятиями.

Т.Кун «Структура научных революций» Изложил теорию о том, что науку нужно
воспринимать не как эволюционирующую, постепенно развивающуюся и накапливающую знания об
истине, а как явление, проходящее через периодические революции («смена парадигм»).

Ход научной революции по Куну:

1) Нормальная наука (рутинная работа ученых в рамках действующей парадигмы)

2) Экстраординарная наука (кризис в науке, появление аномалий – необъяснимых фактов.


Увеличение количества аномалий приводит к появлению альтернативных теорий.

3) Научная революция – формирование новой парадигмы.

Парадигма (по Куну) – признанные всеми научные достижения, которые в течение


определенного времени дают возможность объяснять и решать текущие проблемы. Парадигма – это
не просто теория, это мировоззрение. Научная революция происходит тогда, когда ученые
обнаруживают аномалии, которые невозможно объяснить при помощи универсально принятой
парадигмы. Аномалии имеют различный уровень значимости для ученых в отдельно взятое время.
Когда научная дисциплина меняет одну парадигму на другую – это, по Куну, называется научной
революцией или «сдвигом парадигмы».

Общие положения: 1. Движущей силой науки являются люди, составляющие научное


сообщество, а не нечто заложенное в логику развития науки» 2. Развитие знания определяется
сменой господствующих парадигм, а не простым суммированием знаний (происходят не только
количественные, но и качественные сдвиги в структуре научных знаний. 3. Наука развивается по
принципу чередования периодов нормальной и революционной науки, а не путем накопления
знаний и присоединения их к уже имеющимся.

Примеры смены парадигм:

1) смена птоломеевской космологии коперниковской

2) развитие теории Дарвина в противовес креационизму

3) принятие теории химических реакций взамен теории флогистона (химическая революция

18. Антропологические сдвиги в философии науки конца ХХ века. Знание как


понимание (С. Тулмин), М. Полани о личностном характере научного знания.

Американский философ Стивен Тулмин (1922–1997) продолжил разработку эволюционной


эпистемологии в качестве момента эволюции живой природы, выделив два аспекта проблемы.
Традиционный состоит в исследовании механизмов приспособления, характерных для антропологии
и обеспечивших развитие познавательных органов и способностей человека (научное познание как
гарантия выживания). Второй относится к предмету собственно философии науки, здесь исследуется
эволюция содержания научных теорий, характеристики роста научного знания, условий его
объективности, истинности, соответствия – несоответствия реальности, равно как и природы общих
понятий, законов науки, условий ее возможности, т.е. то, что мы обозначили как сквозные проблемы
курса философии науки. В работе «Человеческое понимание» он исследует стандарты
рациональности и отрицает революционные скачки в научной эволюции; по его убеждению, скорее
можно говорить о неявных поначалу концептуальных изменениям в языке науки, которые
постепенно трансформируются в новую рациональность и новую картину мира.

Британский ученый венгерского происхождения Майкл Полани (1891-1976), профессор


физической химии, после эмиграции из Германии 1933г в Великобританию – профессор физхимии и
социальных наук в Манчестерском университете. Его основная идея – о личностном характере
любого, в том числе и научного знания. Полани показал, что программы деперсонификации знания,
лишения его присущих ему изначально субъективных и психологических характеристик, что
особенно характерно, как мы видели, для позитивизма, – задача неразрешимая. И что важнее – ее и
не следует разрешать! В работе «Личностное знание» научные теории он сравнивает с
произведениями искусства, которые мы ведь не отделяем от их создателей. «Идеал безличной,
беспристрастной истины подлежит пересмотру с учетом глубоко личностного характера того акта,
посредством которого провозглашается истина», – считает Полани. Он считает, что в науке
незаслуженно принизили роль веры, но имеет в виду не религиозную веру. А скорее ту, которую
другой философ ХХ в, Карл Ясперс, назвал философской. Это, например, вера в то, что наш мир
является гармоничным целым, поддающимся познанию человека. Полани призывает не стыдиться
такой веры, а опираться на нее явным образом. Он выделяет в мышлении человека, включая ученых,
наряду с областью понимаемого, областей невыразимого знания и затрудненного понимания.
Первую область не следует преувеличивать в ее значении; это «знание как», инструментальное
знание. Понимание предполагает владение также и двумя другими видами знания, а они носят
глубоко личный характер и нуждаются в антропологическом анализе. Поэтому, считает автор,
действительно неожиданные фундаментальные результаты часто возникают в науке на периферии,
там, где их никто не ждет, и не следует методологии науки отбрасывать периферическое неявное
знание как заведомо несущественное или случайное.
Из рассмотрения основных направлений в философии науки ХХ века я хочу сделать
следующие выводы. Классическое стремление к универсальности логики и методологии науки, к
получению вечных и неизменных истин или абсолютного знания разделяет все меньшее количество
ученых. Это стремление все больше становится достоянием истории. Мы находимся на пороге
нового культурно-исторического типа рациональности, характеристики которого пока недостаточно
прояснены, и в предстоящих лекциях мы попытаемся представить их более четко. В отношении
природы и будущего науки, научно-технического развития сегодня можно выделить по меньшей
мере три направления. Это, во-1), инструментальный подход. В мировоззренческом аспекте он
коррелирует с классической рациональностью, а также со сциентизмом и технократизмом. Пока что,
как мне кажется, в научном сообществе он наиболее распространен. Сторонники этого подхода
продолжают верить в неограниченные возможности науки в решении любых проблем и достижении
любых целей. Из рассмотренных концепций ближе других к этому подходу позитивизм и
неопозитивизм. Второй подход – технодетерминистский, называемый в литературе также
концепцией «автономной технологии». Для его сторонников наука и техника развиваются по
собственным законам, которые объективны и неподвластны человеку, подобно «третьему миру»
Поппера. Это самоуправляющаяся сила. Это значит, что наука и технологии развиваются в
соответствии со своей логикой и больше формируют человеческое развитие, чем служат
человеческим целям. Внешне он похож на первый подход, но по тональности оценок часто
противоположен. Его сторонники могут признавать тупиковость научно-технического прогресса,
занимать пессимистическую позицию в отношении будущего, но при этом полагают, что это – рок,
судьба, изменить ничего нельзя, действуют определенные законы научно-технического развития,
имеющие для людей принудительный характер. Третий подход можно назвать социокультурным (в
литературе встречаются также названия – «социально-детерминистский», «контекстуальный»). Этот
взгляд предполагает, что научные знания и технологии не являются нейтральным инструментом для
решения проблем, но выражают социальные, политические, культурные ценности, а потому могут
сознательно изменяться людьми. Кроме того, ни наука, ни техника не диктуют способов своего
применения, это решают люди. 

19. Социологический и культурологический подходы к исследованию


развития науки.

Вплоть до XIX в. проблема истории науки не была предметом специального рассмотрения ни


философов, ни ученых, работавших в той или иной области научного знания, и только в трудах
первых позитивистов появляются попытки анализа генезиса науки и ее истории, создается
историография науки.

Развитие знания происходит только путем расширения нашего опыта. Спенсером отвергалось
то, что мышлению присущи философские моменты. Именно это положение позитивистской
историографии явилось предметом резкой критики историками науки других направлений.

Разработка истории науки началась только в XIX в., но понималась она тогда или как раздел
философии, или как раздел общей теории культуры, или как раздел той или иной научной
дисциплины. Признание истории науки как специальной научной дисциплины произошла только в
1892 г., когда во Франции была создана первая кафедра истории науки.

Первые программы историко-научных исследований можно охарактеризовать следующим


образом:

- первоначально решалась задача хронологической систематизации успехов в какой-либо


области науки;

- делался упор на описание механизма прогрессивного развития научных идей и проблем;

- определялась творческая лаборатория ученого, социокультурный и мировоззренческий


контекст творчества.
Одна из главных проблем, характерных для истории науки, - понять, объяснить, как, каким
образом внешние условия - экономические, социокультурные, политические, мировоззренческие,
психологические и другие - отражаются на результатах научного творчества: созданных теориях,
выдвигаемых гипотезах, применяемых методах научного поиска.

Так как объектом историко-научного исследования является прошлое, то такое исследование


всегда - реконструкция, которая стремится претендовать на объективность. Так же как и всем
другим историкам, историкам науки известны две возможные односторонние установки, на основе
которых проводится исследование: презентизм (объяснение прошлого языком современности) и
антикваризм (восстановление целостной картины прошлого без каких-либо отсылок к
современности). Изучая прошлое, иную культуру, иной стиль мышления, знания, которые сегодня в
науке уже не воспроизводятся, не воссоздает ли историк науки нечто, что является лишь отражением
его эпохи? И презентизм и антикваризм сталкиваются с непреодолимыми трудностями,
отмеченными многими выдающимися историками науки.

20. Проблема интернализма и экстернализма в понимании механизмов


развития науки.

Экстерналистская концепция генезиса науки вызвала резкое неприятие со стороны некоторых


историков науки, которые представили альтернативную концепцию, получившую название
интерналистской, или имманентной. Согласно этой концепции, наука развивается не благодаря
воздействиям извне, из социальной действительности, а в результате своей внутренней эволюции,
творческого напряжения самого научного мышления. К представителям этого направления
относятся А. Койре, Дж. Прайс, Р. Холл, Дж. Рэнделл, Дж. Агасси.

Для представителей экстерналистского и интерналистского направлений характерно


следующее: они считают, что наука - уникальное явление в истории культуры, зарождается она в
период перехода от средневековья к Новому времени. В противовес позитивистским взглядам на
науку, они утверждают, что научный метод - отнюдь не естественный, непосредственно данный
человеку способ восприятия действительности, а формируется под воздействием различных
факторов. Но понимают эти факторы они различно. Так, представители экстернализма Э. Цильзель и
Дж. Нидам видят их в ломке социальных барьеров между деятельностью верхних слоев
ремесленников и университетских ученых в эпоху зарождения и становления капитализма. Р.
Мертон же обосновывает такие существенные черты научного метода, как рационализм и эмпиризм,
влиянием протестантской этики.

Представитель экстерналистского направления, австрийский историк науки Э. Цильзель (1891-


1944), замечает, что развитие человеческого мышления шло не однолинейно, а во многих
качественно различных направлениях, где появление науки явилось лишь одной из его ветвей. В
статье "Социологические корни науки" он вычленяет общие и специфические условия
формирования науки и научного метода. Общие условия таковы:

1. С появлением раннего капитализма центр культуры перемещается из монастырей и деревень


в города. Наука не могла развиваться среди духовенства и рыцарства, так как ее дух светский и
невоенный. Поэтому она могла развиваться только среди горожан.

2. Конец средневековья был периодом быстрого технологического прогресса. В производстве и


в военном деле стали использоваться машины, что, с одной стороны, ставило задачи для механиков
и химиков, а с другой - способствовало формированию каузального мышления.

3. Капитализм с его духом предпринимательства и конкуренции разрушил присущий


средневековому образу жизни и мышления традиционализм и слепую веру в авторитеты.
Индивидуализм, формирующийся в обществе, явился предпосылкой научного мышления. Доверяя
только себе, освобождаясь от веры в авторитеты, ученый развивает критический дух, без которого
невозможна наука. Никакое предшествующее общество не знало критического духа, так как оно не
знало экономической конкуренции.
4. Феодальное общество управлялось традицией и привычкой, тогда как в становящемся
капитализме важную роль играют рациональные правила управления и ведения хозяйства. А
возникновение экономической рациональности способствовало развитию рациональных научных
методов. Появление количественного метода, фактически не существовавшего ранее, неотделимо от
духа расчетов и вычислений, присущих капиталистической экономике.

Интерналист А. Койре (1892-1964) - французский философ и историк науки - видит условие


возникновения науки в коренной перестройке способа мышления. Для него эта перестройка
выразилась в разрушении античного представления о Космосе как о иерархическом упорядоченном
мире, где каждая вещь имеет свое "естественное" место, в котором "земное" по физическим
свойствам резко отличается от "небесного". Идея Космоса заменяется идеей неопределенного и
бесконечного Универсума, в котором все вещи принадлежат одному и тому же уровню реальности.
Как считает А. Койре, разрушение Космоса - это наиболее глубокая революция, которая была
совершена в человеческих умах, и породили ее изменения философских концепций, которые
выступают в качестве фундаментальных структур научного знания. Следующим моментом
мыслитель выделяет геометризацию пространства, т.е. замещение конкретного пространства
догалилеевской физики абстрактным и гомогенным пространством евклидовой геометрии. С его
точки зрения, не наблюдение и эксперимент, хотя их значение в становлении науки он не отрицает, а
создание специального языка (для него это язык математики, в частности геометрии) явилось
необходимым условием экспериментирования. Койре считает, что историю научной мысли до
момента возникновения уже сформированной науки необходимо разделить на три этапа,
соответствующих трем различным типам мышления: 1) аристотелевская физика, 2) физика "импето",
разработанная в течение XIV в., и 3) математическая физика Галилея.

21.Основные критерии научности.

Рассмотрим основные особенности научного познания, или критерии научности:

1. Его основная задача - обнаружение объективных законов действительности - природных,


социальных (общественных), законов самого познания, мышления и др. Отсюда ориентация
исследования главным образом на общие, существенные свойства предмета, его необходимые
характеристики и их выражение в системе абстракции, в форме идеализированных объектов. Если
этого нет, то нет и науки, ибо само понятие научности предполагает открытие законов, углубление в
сущность изучаемых явлений. Это основной признак науки, основная ее особенность.

2. На основе знания законов функционирования и развития исследуемых объектов наука


осуществляет предвидение будущего с целью дальнейшего практического освоения
действительности. Нацеленность науки на изучение не только объектов, преобразуемых в
сегодняшней практике, но и тех, которые могут стать предметом практического освоения в будущем,
является важной отличительной чертой научного познания.

3. Существенным признаком научного познания является его системность, т.е. совокупность


знаний, приведенных в порядок на основании определенных теоретических принципов, которые и
объединяют отдельные знания в целостную органическую систему. Собрание разрозненных знаний
(а тем более их механический агрегат, "суммативное целое"), не объединенных в систему, еще не
образует науки. Знания превращаются в научные, когда целенаправленное собирание фактов, их
описание и обобщение доводится до уровня их включения в систему понятий, в состав теории.

4. Для науки характерна постоянная методологическая рефлексия. Это означает, что в ней
изучение объектов, выявление их специфики, свойств и связей всегда сопровождается - в той или
иной мере - осознанием методов и приемов, посредством которых исследуются данные объекты.
При этом следует иметь в виду, что хотя наука в сущности своей рациональна, но в ней всегда
присутствует иррациональная компонента, в том числе и в ее методологии (что особенно характерно
для гуманитарных наук). Это и понятно: ведь ученый - это человек со всеми своими достоинствами
и недостатками, пристрастиями и интересами и т.п. Поэтому-то и невозможно его деятельность
выразить только при помощи чисто рациональных принципов и приемов, он, как и любой человек,
не вмещается полностью в их рамки.

5. Непосредственная цель и высшая ценность научного познания - объективная истина,


постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами, но,

разумеется, не без участия живого созерцания и внерациональных средств. Отсюда характерная


черта научного познания - объективность, устранение не присущих предмету исследования
субъективистских моментов для реализации "чистоты" его рассмотрения. Вместе с тем надо иметь в
виду, что активность субъекта - важнейшее условие и предпосылка научного познания. Последнее
неосуществимо без конструктивно-критического и самокритичного отношения субъекта к
действительности и к самому себе, исключающего косность, догматизм, апологетику, субъективизм.
Постоянная ориентация на истину, признание ее самоценности, непрерывные ее поиски в трудных и
сложных условиях - существенная характеристика научного познания, отличающая его от других
форм познавательной деятельности.

6. Научное познание есть сложный, противоречивый процесс производства, воспроизводства


новых знаний, образующих целостную развивающуюся систему понятий, теорий, гипотез, законов и
других идеальных форм, закрепленных в языке - естественном или (что более характерно)
искусственном: математическая символика, химические формулы и т.п. Научное знание не просто
фиксирует свои элементы в языке, но непрерывно воспроизводит их на своей собственной основе,
формирует их в соответствии со своими нормами и принципами. Процесс непрерывного
самообновления наукой своего концептуального арсенала - важный показатель (критерий)
научности.

7. В процессе научного познания применяются такие специфические материальные средства,


как приборы, инструменты, другое так называемое "научное оборудование", зачастую очень
сложное и дорогостоящее (синхрофазотроны, радиотелескопы, ракетно-космическая техника и т.д.).
Кроме того, для науки в большей мере, чем для других форм познания, характерно использование
для исследования своих объектов и самой себя таких идеальных (духовных) средств и методов, как
современная логика, математические методы, диалектика, системный, кибернетический,
синергетический и другие приемы и методы (см. об этом ниже).

8. Научному познанию присущи строгая доказательность, обоснованность полученных


результатов, достоверность выводов. Вместе с тем здесь немало гипотез, догадок, предположений,
вероятностных суждений и т.п. Вот почему тут важнейшее значение имеют логико-
методологическая подготовка исследователей, их философская культура, постоянное
совершенствование своего мышления, умение правильно применять его законы и принципы.

В современной методологии выделяют различные уровни критериев научности, относя к ним -


кроме названных - такие, как формальная непротиворечивость знания, его опытная проверяемость,
воспроизводимость, открытость для критики, свобода от предвзятости, строгость и т.д. В других
формах познания рассмотренные критерии могут иметь место (в разной мере), но там они не
являются определяющими.

22.Возникновение науки и основные стадии её исторической эволюциии.

Исследуя историю любого материального или духовного явления (в том числе и науки),
следует иметь в виду, что это сложный диалектический поступательный процесс "появления
различий", включающий в себя ряд качественно своеобразных этапов, фаз и т.п. Поэтому задача
познания состоит в том, чтобы добиться понимания действительного исторического процесса в его
различных фазах, установить специфику этих фаз, их сходство и отличия, их границы и связь между
ними. Каждую из этих ступеней, фаз следует рассматривать как некоторую целостность, как
качественно определенную систему, имеющую свою специфическую структуру, свои
"составляющие", свои элементы, связи и т.п.
В истории науки можно выделить четыре основных периода.

1. С I тысячелетия до н.э. до XVI в. Науку на этом этапе можно назвать «преднаукой». На


протяжении этого этапа наряду с передававшимися от поколения к поколению в течение веков
обыденнопрактическими знаниями, добытыми в житейском опыте и трудовой деятельности, стали
возникать первые философские представления о природе (натурфилософия), носившие характер
очень общих и абстрактных умозрительных теорий. Зачатки научного знания формировались внутри
натурфилософии как ее элементы. С накоплением сведений, приемов и методов, используемых для
решения математических, астрономических, медицинских и других вопросов, в философии
образуются соответствующие разделы, которые постепенно обособляются в отдельные науки:
математику, астрономию, медицину и т.д.

Однако возникавшие в этот период научные дисциплины продолжали на всем его протяжении
трактоваться как части философского знания. Это был «эмбриональный» период развития науки,
предшествовавший ее рождению в качестве особой формы культуры.

 2. XVI—XVIII вв. Эпоха научной революции. В этот период были заложены


основы современного естествознания. Отдельные разрозненные факты, добытые ремесленниками,
врачами, алхимиками, начинают систематически анализироваться и обобщаться. Образуются новые
нормы и идеалы построения научного знания, связанные с математической формулировкой законов
природы, экспериментальной проверкой теорий, критическим отношением к религиозным и
натурфилософским догмам, не имеющим опытного обоснования. Наука обретает собственную
методологию и все активнее начинает направляться на решение вопросов, связанных с нуждами
практической деятельности. Наука оформляется как особая, самостоятельная область деятельности.
Появляются ученые-профессионалы, развивается система университетского образования, в которой
происходит их подготовка. Возникает научное сообщество со свойственными ему специфическими
формами и правилами деятельности, общения, обмена информацией.
 3. XVIII—XIX вв. Науку этого периода называют классической. В это время
образуется множество отдельных научных дисциплин, в которых накапливается и
систематизируется огромный фактический материал. Создаются фундаментальные теории в
математике, физике, химии, геологии, биологии, психологии и других науках. Возникают и
начинают играть все более заметную роль в материальном производстве технические науки.
Возрастает социальная роль науки, развитие ее рассматривается мыслителями того времени как
важное условие общественного прогресса.
 4. С XX в. начинается постнеклассическая эпоха в развитии науки. Революционные
изменения, связанные с появлением на рубеже XIX—XX вв. новых теорий в математике, физике,
биологии, психологии и других областях науки, привели к тому, что она стала существенно
отличаться от классической науки предшествующего периода. В математике подвергаются
критическому анализу теория множеств и логические основания математического мышления, воз
никает ряд новых дисциплин. В физике создаются теория относительности и квантовая механика —
фундаментальные теории, заставившие пересмотреть философские основания классической физики.
В биологии развивается генетика. Появляются новые фундаментальные теории в медицине,
психологии и других науках о человеке. Дистанция между научными открытиями и их практическим
применением сократилась до минимума. В результате наука второй половины XX в. бурно
разрастается и превращается в одну из важнейших отраслей, способствующих развитию интуиции,
раскрытию тайны человеческих способностей и таланта

23. Глобальные революции и проблема смены типов научной рациональности.

Научная революция — радикальное изменение процесса и содержания научного познания,


связанное с переходом к новым теоретическим и методологическим предпосылкам, к новой системе
фундаментальных понятий и методов, к новой научной картине мира, а также с качественными
преобразованиями материальных средств наблюдения и экспериментирования, с новыми способами
оценки и интерпретации эмпирических данных» с новыми идеалами объяснения, обоснованности и
организации знания.
Историческими примерами научной революции могут служить переход от средневековых
представлений о Космосе к механистической картине мира на основе математической физики 16—
18 вв., переход к эволюционной теории происхождения и развития биологических видов,
возникновение электродинамической картины мира (19 в.), создание квантово-релятивистской
физики в начале 20 в. и др.

Научные революций различаются по глубине и широте охвата структурных элементов науки,


по типу изменений ее Концептуальных, методологических и культурных оснований. В структуру
оснований науки входят: идеалы и нормы исследования (доказательность и обоснованность знания,
нормы объяснения и описания, построения и организации знания), научная картина мира и
философские основания науки.

Соответственно этой структуризации выделяются основные типы научных революций:

1) перестройка картины мира без радикального изменения идеалов и норм исследования и


философских оснований науки (напр., внедрение атомизма в представления о химических процессах
в начале 19 в., переход современной физики элементарных частиц к синтетическим кварковым
моделям и т. п.);

2) изменение научной картины мира, сопровождающееся частичной или радикальной заменой


идеалов и норм научного исследования, а также его философских оснований (напр., возникновение
квантово-релятивистской физики или синергетической модели космической эволюции).

Научная революция является сложным поэтапным процессом, имеющим широкий спектр


внутренних и внешних, т. е. социокультурных, исторических, детерминаций, взаимодействующих
между собой.

К числу «внутренних» факторов научной революции относятся: накопление аномалий, фактов,


не находящих объяснения в концептуальных и методологических рамках той или иной научной
дисциплины; антиномий, возникающих при решении задач, требующих перестройки
концептуальных оснований теории (напр., парадокс бесконечных значений, возникающий при
объяснении в рамках классической теории излучения модели абсолютно «черного тела»);
совершенствование средств и методов исследования (новая приборная техника, новые
математические модели и т. д.), расширяющих диапазон исследуемых объектов; возникновение
альтернативных теоретических систем, конкурирующих между собой по способности увеличивать
«эмпирическое содержание» науки, т. е. область объясняемых и предсказываемых ею фактов.

«Внешняя» детерминация научной революции включает философское переосмысление


научной картины мира, переоценку ведущих познавательных ценностей и идеалов познания и их
места в культуре, а также процессы смены научных лидеров, взаимодействие науки с др.
социальными институтами, изменение соотношений в структурах общественного производства,
приводящее к сращению научных и технических процессов, выдвижение на первый план
принципиально новых потребностей людей (экономических, политических, духовных). Т. о., о
революционности происходящих изменений в науке можно судить на основании комплексного
«многомерного» анализа, объектом которого является наука в единстве ее различных измерений:
предметно-логического, социологического, личностно-психологического, институционального и др.
Принципы такого анализа определяются концептуальным аппаратом гносеологической теорий, в
рамках которой формулируются основные представления о научной рациональности и ее
историческом развитии. Представления о научной революции варьируются в зависимости от выбора
такого аппарата.

24.Преднаука и наука. Генезис науки и проблема периодизации её истории.


Наука и техника в эпоху Античности.

В истории возникновения и развития науки необходимо выделить две стадии. Первая стадия
характеризует зарождающуюся науку (преднауку), вторая – науку в собственном смысле слова.
Преднаука изучает преимущественно те вещи и процессы, с которыми человек многократно
сталкивался в обыденном опыте. Зарождающаяся наука изучает преимущественно те вещи и способы
их изменения, с которыми человек многократно сталкивался в обыденной практике.

Период с I тыс. дон. э. до ХVI в можно назвать периодом преднауки. На его протяжении наряду
с передававшимися от поколения к поколению в течение веков обыденными практическими
знаниями, приобретенными посредством житейского опыта и осмысления трудовой деятельности,
стали появляться первые философские представления о природе, называемые «натурфилософскими
учениями». Это были довольно бедные представления, но внутри натурфилософии формировались
зачатки научных знаний. С накоплением сведений, навыков, приемов и методов, используемых для
решения астрономических, математических, медицинских, географических и других проблем, в
философии образуются соответствующие разделы, которые затем постепенно обособляются в
отдельные науки: астрономию, математику, медицину, географию и т. д. Это своего рода
«эмбриональный» период развития науки, который предшествует ее рождению в качестве особого
социального института и особой области и стороны культуры.

Наука как целостный феномен возникает в Новое время вследствие отпочкования от


философии и проходит в своем развитии три основных этапа: классический, неклассический,
постнеклассический (современный). На каждом из этих этапов разрабатываются соответствующие
идеалы, нормы и методы научного исследования, формулируется определенный стиль мышления,
своеобразный понятийный аппарат и т.п. Критерием (основанием) данной периодизации является
соотношение (противоречие) объекта и субъекта познания:

1. Классическая наука (XVII-XIX вв.), исследуя свои объекты, стремилась при их описании и
теоретическом объяснении устранить по возможности все, что относится к субъекту, средствам,
приемам и операциям его деятельности. Такое устранение рассматривалось как необходимое
условие получения объективно-истинных знаний о мире. Здесь господствует объектный стиль
мышления, стремление познать предмет сам по себе, безотносительно к условиям его изучения
субъектом.

2. Неклассическая наука (первая половина XX в.), исходный пункт которой связан с


разработкой релятивистской и квантовой теории, отвергает объективизм классической науки,
отбрасывает представление реальности как чего-то не зависящего от средств ее познания,
субъективного фактора. Она осмысливает связи между знаниями объекта и характером средств и
операций деятельности субъекта. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий
объективно-истинного описания и объяснения мира.

3. Существенный признак постнеклассической науки (вторая половина XX - начало XXI в.) -


постоянная включенность субъективной деятельности в "тело знания". Она учитывает
соотнесенность характера получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и
операций деятельности познающего субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами.

Периодизация наук—  это развертывание по оси времени в форме определенных, следующих


друг за другом, исторических периодов (ступеней, фаз, этапов).

Существует два основных вида периодизации: 1) формальный, когда в основу деления истории
предмета на соответствующие ступени кладется тот или иной отдельный "признак" (или их группа);
2) диалектический, когда основой (критерием) этого деления становится основное противоречие
исследуемого предмета, которое необходимо вьщелить из всех других противоречий последнего.
Формальная периодизация широко применяется особенно на начальных этапах исследования
истории предмета, т.е. на эмпирическом уровне, на уровне "явления", и поэтому ее нельзя,
разумеется, недооценивать или тем более полностью отвергать. Вместе с тем значение этого вида
периодизации нельзя преувеличивать, абсолютизировать ее возможности. Переход в научном
исследовании на теоретический уровень, на ступень познания "сущности" предмета, вскрытие его
противоречий и их развития означает, что периодизация истории предмета должна уже
осуществляться с более высокой - диалектической точки зрения. На этом уровне предмет
необходимо изобразить как "совершающее процесс противоречие". Главные формы, ступени
развертывания этого противоречия (прежде всего основного) и будут главными этапами развития
предмета, необходимыми фазами его истории. Таким образом, развитие, история предмета, его
переходы от одного этапа к другому, есть в конечном счете не что иное, как развертывание
основного, фундаментального противоречия между его полюсами (противоположностями). Каждый
основной этап, главная, необходимая ступень - это одно из посредствующих звеньев этого
развертывания, причем эволюция основного противоречия - это процесс возрастания не только
количества посредствующих, промежуточных звеньев, но и их качественных различий,
выражающих специфику каждого главного этапа истории предмета.

Античная наука, которую создали греки а, позднее, римляне, перенявшие греческую


культуру, является теоретической основой современного научного знания, заложив его
фундамент, и определив специфические черты и векторы его развития. Созданный греческой
мыслью аппарат логического рационального обоснования, превратился в универсальный
алгоритм производства знания в целом. Появилась универсальная основа всей последующей
науки – рационализм, который исходит из убеждения, что мир состоит из вещей и процессов,
взаимодействующих между собой и изменяющихся в соответствии с естественными законами, не
зависящими от человеческой воли и сознания. Греческая мысль утвердила представление о том,
что освоение мира возможно только из его собственных законов.

В античной Греции содержатся начала буквально всех отраслей знания. Греческое


происхождение имеют все основные научные категории (κατηγορία): метод (μέθοδος), теория
(θεωρία),система (σύστημα), гипотеза (ύπόθεσις) и многие другие. В Греции были поставлены
ключевые вопросы, которыми занимаются ученые и сегодня: как мышление соотносится с
реальностью, проблемы движения, первоосновы мира и прочее.

Греки были первыми в истории, кто воспринял мир как вопрос, который требует поиска
ответа. В результате была выработана критическая традиция для осуществления этого поиска,
что знаменовало появление научного мышления.

Заявляя о том, что история науки начинается в Древней Греции, оговоримся, что
существует две точки зрения относительно времени и места генезиса науки. Согласно первой,
наука появилась в Греции в VII-VI веках до н.э., другая точка зрения говорит о том, что
собственно наука в современном ее понимании возникла только в XVI-XVII веках в Европе,
поскольку древнегреческая наука не знала эксперимента, и, потому не может считаться наукой в
полном смысле этого слова.

В целом, своеобразие античной науки, анализ отличия целей и задач античного научного
познания от современного –проблема, имеющая различные варианты своего разрешения.Как бы
то ни было, все наши интеллектуальныеобразования имеют корни в Греции. Некоторые идеи
греческихученых находят подтверждение только сегодня в современнойнауке. Целый ряд
открытий долгое время оставался безприменения, например, исследования о свойствах
коническихсечений были использованы спустя семнадцать столетий, когдаКеплер разрабатывал
законы движения планет. Многимгипотетическим моделям греческой науки,
сформулированнымгреческими мыслителями, можно поставить в соответствиефеномены,
обнаруженные современной наукой.

25.Наука и техника в Средние века (Византия, Западная Европа).

В середине XII – 1-й половине XIII столетия в средневековой Европе происходят


примечательные для интеллектуальной истории Запада события: открываются первые университеты.

Воспринявший традиции образовательных сообществ предшествующего столетия и


сосредоточивший в себе такие величайшие умы средневековой Европы, как Пьер Абеляр, Александр
Гэльский, Бонавентура, епископы Парижа, Гильом из Оверни и Этьен Темпье, а также знаменитые
Альберт Великий и Фома Аквинский, Парижский университет обрел к XIII в. статус
интеллектуального центра средневековой Европы, привлекавшего не только французов, но и
выходцев из Италии, Германии и Англии. Университет по своей структуре состоял из нескольких
отделов, или факультетов. Первый из них, факультет «свободных искусств» (atrium), был наиболее
многочисленным и считался подготовительным для трех других факультетов: медицинского,
юридического и теологического – самого малочисленного, но обучение на котором было самым
продолжительным.

Однако картина средневекового научного мира была бы неполной без упоминания другого
интеллектуального сообщества ученых и учащихся, а именно Оксфордского университета.
Относительная изолированность этого крупного учебного заведения уберегла его от пристального
внимания и неустанной опеки папских легатов и папской цензуры в отношении учебной программы:
«Тогда как философская мысль в Париже, безусловно диалектическая и аристотелевская, на какое-то
время утонула в диалектике, английская философская мысль стремилась поставить на службу
религии математику и физику – в том виде, в каком их недавно представили арабские ученые».

Интеллектуальная жизнь Оксфорда разворачивалась в несколько ином ключе. Она была ничуть
не менее религиозна, однако способ подчинения наук теологии остался «более свободным и гибким
и менее утилитаристским». В Оксфорде, как и в Париже, с огромным тщанием изучалось наследие
Аристотеля, однако наибольший интерес у английских ученых-богословов вызывал не столько
логический метод, сколько эмпирическое содержание аристотелизма. И в то время как в Париже
изучение «квадривия» почти полностью выродилось в формальность (хотя и необходимую), в
Оксфорде, напротив, математика и астрономия имели исключительно серьезное значение.

Большинство историков средневековой науки, по замечанию А. В. Ахутина, единодушно


считают, что в истории средневековья не было другого такого периода, когда естествознание
настолько близко подошло бы к методам новой науки, как в XIV в. Именно в XIV в. «впервые
осознается дух теоретической физики. В Оксфордском университете естественнонаучная мысль
получила мощный толчок для своего развития в трудах ученых Мертоновского колледжа, таких как,
например, Томас Брадвардин (1295–1349). В Парижском университете подобные явления были
связаны со „школой“ Жана Буридана, к которой относятся Николай Орем, Альберт Саксонский и
Марсилий Ингенский.

26.Наука и техника в эпоху Возрождения. Научные открытия XV-XVII вв. и


их значение.

Эпоха европейского Возрождения охватывает период XIV-XVI вв. «Возрождение» (от франц.
«renaissance» — возрождение, Ренессанс) ─ возврат к ценностям античного мира. В этот период
происходит возрождение огромного интереса к античной философии, к античным религиозным и
оккультным учениям, к античной литературе и изобразительному искусству. Деятели эпохи
Возрождения или (как они себя называли) гуманисты верили, что они формируют новую эпоху, с
новым укладом жизни и возрожденными ценностями античного мира. Гуманистами выдвигался
идеал нового человека, творца своей судьбы и своего бытия. Пико дела Мирандола (1463-1494)
утверждал, что человек ─ единственное в мире существо, наделенное способностью формировать
самого себя, опираясь на знания ─ этику и науки о природе.

В эпоху Возрожденияблестящее развитиеполучает литература и изобразительное искусство


(живопись, скульптура).

Искусство оказалось вплетено во все сферы человеческой жизни. Огромное влияние оказало
искусство и на развитие науки. Наукав эпоху Возрождения становится активной, творческой.
Творчество гуманисты воспринимали как одно из главных предназначений человека. Так, Леон
Батиста Альберти (1404-1472) ─ писатель, архитектор, теоретик искусства ─ утверждал, что в своей
жизненной практике человек должен раскрыть заложенные в нем способности. В этом главная цель
его существования. Причем, творчество понималось очень широко ─ от труда скромного
ремесленника до высот научной и художественной деятельности.
В наивысшей степени все эти грани человеческой деятельности соединились в
творчестве Леонардо да Винчи. Мир его интересов не поддается одномерному определению.Его
влекли не только архитектура, скульптура и живопись. Он не с меньшим
увлечением изобретал невиданные машины, замысловатые конструкции, придумывал невероятное
оружие и музыкальные инструменты, проектировал мосты, фортификационные сооружения,
каналы. Он соединил науку, технику и искусство в практических целях.Одним из первых
Леонардо применил в науке эксперимент, утверждая, чтоопыт никогда не обманывает.

В Эпоху Возрождения в Западной Европе произошли изменения во всех сферах жизни человека
— в области философской мысли, в литературе, в области художественного творчества, в научном и
религиозном аспектах, в социально-политических представлениях, что подготовило научную
революцию XVII века.

В эпоху Возрождения и Реформации в 16-17 веках были сделаны выдающиеся открытия почти
во всех областях знания. В географии Ж. Фернель в середине XVI века измерил градус меридиана, а
Дж. Фризиус и Г. Меркатор создали градусную сетку, заложив основы картографии. Меркатор ввел
понятие «атлас». В математике Ф. Виет расширил область применения символики во всех
расчетах. Стивен ввел в 1585 году десятичные дроби, а Непер в 1614 году логарифмы. В физике
Тарталья и Бенедитти открыли законы баллистики, изучая траектории пушечных ядер. Гартман, Р.
Норман и У. Гильберт открыли явление магнетизма; впервые было экспериментально изучено
свойство притяжения, была высказана идея о том, что именно силы притяжения удерживают Землю
и другие планеты в своих орбитах. Э. Торричелли изобрел барометр и впервые измерил атмосферное
давление. И. Б. ван Гельмонт ввел понятие газ. Б. Паскаль установил падение давления по мере
восхождения на гору. В химии были открыты новые элементы, прежде всего металлы, такие, как
висмут, цинк, кобальт, купферникель. Были освоены и теоретически описаны методы дистилляции,
амальгамирования, окисления. Открытия в физике и химии были теснейшим образом связаны с
потребностями эпохи возрождения

27. Наука Нового времени. Становление классической науки.

Классическая наука – это огромный период в истории науки, это время величайших
изобретений и открытий, именно поэтому этот период определяется как классика, эталон науки, ее
образец. В этот период была создана механистическая картина мира – в основе этого представления
о мире было заложено представление о том, что законы механики, физики распространяются не
только на природу, но и на другие области жизни, включая и общество. В этот период выделяются 2
этапа:
1) 17 – 18 вв., связанный с открытием И. Ньютоном закона всемирного тяготения в 17 в. (1663
г.) и освоение открытий Ньютона европейской наукой – эпоха Просвещения.
2) Возникновение дифференцированной науки, связанной с промышленными революциями
(конец 18 – 19 вв.). Ключевым здесь является понятие классической науки, включающее 4
особенности:
1) Основной областью знаний в классической науке стала физика и на ней, как стали считать,
базируются все другие науки, причем не только естественные, но и гуманитарные – при этом
имелась в виду физика Ньютона – рассматривала мир как механизм, совокупность материальных
тел, движущихся по строгим естественным законам, причем такое понимание мира
распространялось и на биологические объекты, а также и социологические процессы, в том числе и
на человека.
2) Весь мир сводился к механическим силам притяжения и отталкивания. Все явления, в том
числе, и социальные можно представить как перемещение частиц вещества, лишенных каких-либо
качественных особенностей. Первостепенное значение в научных методах приобрели расчеты,
особое внимание уделялось точным измерениям. Один из мыслителей – О. Конт призывал
социальную науку называть социальной физикой.
3) В отличие от научной мысли Средневековья, наука развивалась на своей собственной
основе, т.е. она развивалась вне влияния ненаучных, религиозных установок и опиралась только на
собственные выводы.
4) Под влиянием содержания классической науки стала перестраиваться и сложившаяся в
Средневековье система образования. Наряду со средневековыми университетами стали появляться
политехнические специальные учебные заведения, причем учебные программы стали выстраиваться
по другой системе, в основе которой первое место занимала механика, затем физика, химия,
биология, социология. Вместе с тем, в рамках этого большого периода выделяется 2 этапа: наука
периода Просвещения (17 – 18 вв.), наука эпохи промышленной революции (конец 18 – начало 19
вв.).

С первых двух глобальных революций в развитии научных знаний, происходивших в XVI-XVII


вв., создавших принципиально новое по сравнению с античностью и средневековьем понимание
мира, и началась классическая наука, ознаменовавшая генезис науки как таковой, как целостного
триединства, т.е. особой системы знания, своеобразного духовного феномена и социального
института.

Закрепление самостоятельного статуса науки в XVI-XVII в.в. было связано с деятельностью


целой плеяды великих ученых. Именно к этому времени математика становится универсальным
языком науки, базисом аналитических исследований (Р. Декарт), а центральное место начинают
занимать методологии, основанные на опытном установлении отношений между фактами и
дальнейшем их обобщении индуктивными методами (Ф. Бэкон). Исходным пунктом
формирующейся классической науки стала гелиоцентрическая система мира (Н. Коперник). Тот
переворот, который совершил в астрономии польский астроном Николай Коперник (1473-1543),
имел огромное значение для развития науки и философии и их отделения друг от друга. В год своей
смерти он публикует труд "Об обращении небесных тел", в котором в качестве постулата
утверждает, что все небесные тела являются сферами, вращающимися по круговым орбитам вокруг
Солнца, восседающего на царском престоле и управляющего всеми светилами.

Начало первого - классического - периода в истории науки обычно связывают с именем И.


Ньютона. Велик вклад Ньютона и в математику, и в оптику, однако, фундаментом классического
естествознания стала созданная им механика, которая не только навела порядок в огромном
эмпирическом материале, накопленном многими поколениями ученых, но и дала в руки людей
мощный инструмент однозначного предсказания будущего в широкой области объектов и явлений
природы. Причины перемещения тел в пространстве, закономерности этих перемещений, способы
их адекватного описания всегда были в центре внимания человека, так как непосредственно
касались наиболее близкой религиозному сознанию области естествознания, а именно - движения
небесных тел. Поиск закономерностей этих движений был для человека не столько связан с
удовлетворением научной любознательности, сколько преследовал глубокую религиозно-
философскую цель: познать смысл бытия. Поэтому такое значение во все времена уделялось
астрономическим наблюдениям, тщательной фиксации мельчайших подробностей в поведении
небесных тел, интерпретации повторяющихся событий.

Одним из величайших достижений на этом поприще стали эмпирические законы И. Кеплера,


которые убедительно показали существование порядка в движении планет Солнечной системы.
Решающий же шаг в понимании причин этого порядка был сделан И. Ньютоном. Созданная им
классическая механика в чрезвычайно лаконичной форме обобщила весь предшествующий опыт
человечества в изучении движений. Оказалось, что все многообразие перемещений
макроскопических тел в пространстве может быть описано всего лишь двумя законами: законом
инерции (F = ma) и законом всемирного тяготения (F = Gm1m2 / r2). И не только законы Кеплера,
относящиеся к Солнечной системе, оказались следствием законов Ньютона, но и все наблюдаемые
человеком в естественных условиях перемещения тел стали доступными аналитическому расчету.
Точность, с которой такие расчеты позволяли делать предсказания, удовлетворяли любые запросы.
Сильнейшее впечатление на людей произвело обнаружение в 1846 году ранее неизвестной планеты
Нептун, положение которой было рассчитано заранее на основании уравнений Ньютона (Адамс и
Леверье)
28. Становление социальных и гуманитарных наук в XVIII - XIX вв.

Социально-гуманитарные науки начинают развиваться в начале XIX в. Так, К. Марксом (1818-


1883) создается экономическая теория, на основе которой несколько позднее Г. Зиммель (1858-1918)
формулирует философию денег, изложенную в одноименной работе. "Возникновение социально-
гуманитарных наук завершило формирование науки как системы дисциплин, охватывающих все
основные сферы мироздания: природу, общество и человеческий дух." Конт ввёл в свою иерархию
наук социологию и стал основоположником этой науки, которая бурно развивается в наши дни. Он
был убежден, что социология должна иметь свои собственные методы, несводимые ни к каким
другим как "недостаточным" для нее.

Характерное для классического этапа стремление к абсолютизации методов естествознания,


выразившееся в попытках применения их в социально-гуманитарном познании, все больше и больше
выявляло свою ограниченность и односторонность. Наметилась тенденция формирования новой
исследовательской парадигмы, в основании которой лежит представление об особом статусе
социально-гуманитарных наук.

Как реакция на кризис механистического естествознания и как оппозиция классическому


рационализму в конце XIX в. возникает направление, представленное В. Дильтеем, Ф. Ницше, Г.
Зиммелем, А. Бергсоном, О. Шпенглером и др., - "философия жизни". Здесь жизнь понимается как
первичная реальность, целостный органический процесс, для познания которой неприемлемы
методы научного познания, а возможны лишь внерациональные способы - интуиция, понимание,
вживание, вчувствование и др.

Представители баденской школы неокантианства В. Виндельбанд (1848-1915) и Г. Риккерт


(1863-1936) считали, что "науки о духе" и естественные науки прежде всего различаются по методу.
Первые (идиографические науки) описывают неповторимые, индивидуальные события, процессы,
ситуации; вторые (номотетические), абстрагируясь от несущественного, индивидуального, выявляют
общее, регулярное, закономерное в изучаемых явлениях (об этом мы уже писали в гл. I, § 6. Добавим
следующее).

Испытавший на себе сильное влияние В. Виндельбанда и Г. Риккерта немецкий социолог,


историк, экономист Макс Вебер (1864-1920) не разделяет резко естественные и социальные науки, а
подчеркивает их единство и некоторые общие черты. Существенная среди них та, что они требуют
"ясных понятий", знания законов и принципов мышления, крайне необходимых в любых науках.
Социология вообще для него наука "номотетическая", строящая свою систему понятий на тех же
основаниях, что и естественные науки - для установления общих законов социальной жизни, но с
учетом ее своеобразия.

Предметом социального познания для Вебера является "культурно-значимая индивидуальная


действительность". Социальные науки стремятся понять ее генетически, конкретно-исторически, не
только какова она сегодня, но и почему она сложилась такой, а не иной. В этих науках выявляются
закономерно повторяемые причинные связи, но с акцентом на индивидуальное, единичное,
культурно-значимое. В них преобладает качественный аспект исследования над количественным,
устанавливаются вероятностные законы, исходя из которых объясняются индивидуальные события.
Цель социальных наук - познание жизненных явлений в их культурном значении. Система
ценностей ученого имеет регулятивный характер, определяя выбор им предмета исследования,
применяемых методов, способов образования понятий.

Вебер отдает предпочтение причинному объяснению по сравнению с законом. Для него знание
законов не цель, а средство исследования, которое облегчает сведение культурных явлений к их
конкретным причинам, поэтому законы применимы настолько, насколько они способствуют
познанию индивидуальных связей. Особое значение для него имеет понимание как своеобразный
способ постижения социальных явлений и процессов. Понимание отличается от объяснения в
естественных науках, основным содержанием которого является подведение единичного под
всеобщее. Но результат понимания не есть окончательный результат исследования, это лишь
высокой степени вероятности гипотеза, которая для того, чтобы стать научным положением, должна
быть верифицирована объективными научными методами.

В качестве своеобразного инструмента познания и как критерий зрелости науки Вебер


рассматривает овладение идеальным типом. Идеальный тип - это рациональная теоретическая схема,
которая не выводится из эмпирической реальности непосредственно, а мысленно конструируется,
чтобы облегчить объяснение "необозримого многообразия" социальных явлений. Мыслитель
разграничивает социологический и исторический идеальные типы. С помощью первых ученый
"ищет общие правила событий", с помощью вторых - стремится к каузальному анализу
индивидуальных, важных в культурном отношении действий, пытается найти генетические связи.
Вебер выступает за строгую объективность в социальном познании, так как вносить личные мотивы
в проводимое исследование противоречит сущности науки. В этой связи можно вскрыть
противоречие: с одной стороны, по Веберу, ученый, политик не может не учитывать свои
субъективные интересы и пристрастия, с другой стороны, их надо полностью отвергать для чистоты
исследования.

Начиная с Вебера намечается тенденция на сближение естественных и гуманитарных наук, что


является характерной чертой постнеклассического развития науки.

Формирование социально-гуманитарных наук:

- XVI – н.XVII – познавательный идеал научности как дедуктивно построенная математическая


система. Эталон, образец теории – геометрия Евклида. Этому образцу пытались подчинить и
гуманитарное познание.

- до к.XIX – эталон научности – классическая механика→разделение всех знаний на


теоретический и эмпирический уровень (познавательный идеал – «метод принципов» Ньютона).

- на основе законов механики познать все явления и принципы действительности, в том числе
социальные, даже построить философию.

- естествознание, математические и механико-атомистические идеалы и методы познания


постепенно проникали в социальные науки.

- функционирование механической картины мира→общенаучная исследовательская


программа→изучение различных процессов природы, человека и общества (рассмотрение
социальных объектов в качестве простых механических систем).

- до н.XIX в. – господствовала тенденция в методологии гуманитарных наук – натурализм –


универсализация принципов и методов естественных наук при решении проблем социального
познания.

- ничего за пределами наук естественных не может считатся объективным→развитие общества


объяснялось либо механическими, либо различными природными факторами.

- натурализм в методологии социальных наук связан с развитием всех разновидностей


позитивизма, а также ее структурно-функциональным подходам.

- к.XIX – н.XX в. – кризис натуралистического подхода→осознание различий природы и


культуры.

- культурно-центрическая парадигма→особый статус социально-гуманитарных наук.

- к.XIX – н.XX в. – очевидно, что науки о культуре должны иметь свой собственный
концептуально-методологический фундамент (базисная школа неокантианства, философия жизни).
→культура как духовное формообразование не может быть подчинена исключительно
господству исторических наук.

→в явлениях и процессах культуры исследовательский интерес направлен на особенное и


индивидуальное.

→явления культуры воплощают какие-нибудь признанные людьми ценности, которые заметны


в них изначально.

→исследование культурного пространства является научным, когда не ограничивается


описанием единичного, а подводит особое под общее, используя культурные понятия,
руководствуется определенными ценностями.

→важная задача науки – с помощью индивидуализации метода и исторических понятий


представить исторические явления как нечто неизменное, раз навсегда данное.

→субъективность.

→философия истории – всеобщее концептуально- методологическое основание всех наук о


культуре.

- н.XX в. →методология социальных наук→социологическое познание (предмет – культурно


значимая индивидуальная действительность) →роль духовного пространства, ценностных
компонентов, понимание и объяснение.

- философская герменевтика→познание истины, понимание, интерпретация.

- современное социально-гуманитарное познание (предмет – сфера человеческой деятельности;


ориентирование на пространство, развитие; акцент на индивидуальную уникальность; включение
человека в предмет познания; ценностно-смысловое освоение и воспроизведение человеческого
бытия; понимание; текстовая природа; семиотическая проблематика; сочетание эмпирических и
теоретических компонентов познания.

29.Научно-технические достижения XIX в., их общественно-экономическое


значение. Формирование технических наук.

Научной революции XIX в. предшествовали выдающиеся открытия в науке XVII—XVIII вв. и


становление ее как социального института. Благодаря трудам Н. Коперника, Г. Галилея, Ф. Бэкона,
Р.Декарта, И. Ньютона, И. Кеплера сформировалась новая картина мира. Появление
экспериментального знания и рационалистического типа мышления способствовало последующему
ее упорядочиванию в XIX в. Она становится научной системой, изучающей процессы
происхождения и развития предметов явлений, организмов и их связей. Принципиально новым
являлось утверждение идеи развития и принципа взаимосвязи в природе, т. е. к появлению
принципов диалектики в научном исследовании. Научный эксперимент в механике привел к
установлению связи науки и производства. На базе механики, физики и математики разрабатывалась
техника и технология. Наука XIX в. ознаменована революцией в химии. Открытия в этой области
привели к появлению химической статистики Дж. Далтона, который показал, что каждый элемент
природы составляет совокупность атомов, строго одинаковых между собой и обладающих единым
атомным весом. Благодаря этой теории в химию проникли идеи системного развития процессов. И.
Берцелиус открывает закон кратных отношений и распространение его на органические вещества,
что помогло установить наличие связи между предметами органического и неорганического мира. В
1828 г. Ф. Веллер разработал процесс получения органики из неорганических веществ. Важным
открытием XIX в. является закон о клетке и клеткообразовании Т. Швенна и М. Шлейдена,
создавших клеточную теорию и указавших на единство клеточной структуры растений и животных в
1838—1839 гг. Идеи М. Ломоносова о сохранении и превращении энергии были закреплены
открытиями Р. Мейера, Дж. Ленца, У. Грова. Закон был открыт в разных сферах природы. В основе
открытия этого закона лежало признание единства количественных и качественных сторон
движения материи. Его по праву можно считать вторым великим открытием XIX в. Третье великое
открытие XIX в. связано с именем Ч. Дарвина, издавшего в 1854 г. книгу «Происхождение видов»,
где была обоснована эволюционная теория. Теория естественного отбора, в ходе которого выживают
наиболее приспособленные организмы, постоянно враждующие между собой и передающие затем
свои особенности по наследству, привела в дальнейшем к появлению направления генетических
исследований. В природе происходит сложный процесс, представляющий взаимодействие трех
моментов: борьбы за существование, изменчивости, наследственности. Теория Дарвина доказывает,
что все виды животных и растений связаны между собой генетически по своему происхождению,
находятся в состоянии постоянного изменения и развития. Научные открытия XIX в. составили
огромный по своим масштабам комплекс знаний, имеющих чрезвычайную глубину и пространство
для дальнейших исследований. Это способствовало изменению мировоззрения и изменило многие
взгляды на природу и ее связь с человеком. Главенствуют идеи движения, взаимосвязи всех явлений
бытия.

30. Научно-техническая революция XX в. и формирование принципов


неклассической науки.

Неклассическая наука (неклассическое естествознание) — система знаний и способов их


получения, основанная на представлениях, что сам процесс и продукты познания нельзя
абстрагировать от процедур и средств (включая научные теории), с помощью которых мы познаем
мир.

Неклассическая наука (первая половина XX в.), исходный пункт которой связан с разработкой
релятивистской и квантовой теории, отвергает объективизм классической науки, отбрасывает
представление реальности как чего-то не зависящего от средств ее познания, субъективного фактора.
Она осмысливает связи между знаниями объекта и характером средств и операций деятельности
субъекта. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий объективно-истинного
описания и объяснения мира.

С конца XIX до середины XX веков в науке происходят радикальные изменения, связанные со


становлением нового неклассического естествознания. Внимание философов и методологов науки
обращается на поиск нового обоснования и на переосмысление статуса научного знания и познания.
Утверждение в физике новой картины исследуемой реальности (конец XIX-начало XX века)
сопровождалось дискуссиями философско-методологического характера. В ходе их осмысливались
и обосновывались новые представления о пространстве и времени, новые методы формирования
теории. В процессе этого анализа уточнялись и развивались философские предпосылки, которые
обеспечивали перестройку классических идеалов и норм исследования существующей тогда
электродинамической картины мира. В ходе этого они (философские предпосылки) превращались в
философские основания релятивистской физики и во многом способствовали её интеграции в ткань
современной культуры.

Через все классическое естествознание начиная с XVII века проходит идея, согласно которой
объективность и предметность научного знания достигается только тогда, когда из описания и
объяснения исключается всё, что относится к субъекту и процедурам его познавательной
деятельности. Эти процедуры принимались как раз навсегда данные и неизменные. Идеалом было
построение абсолютно истинной картины природы. Главное внимание уделялось поиску очевидных,
наглядных, “вытекающих из опыта” онтологических принципов, на базе которых можно строить
теории, объясняющие и предсказывающие опытные факты. В XVII-XVIII столетиях эти идеалы и
нормативы исследования сочетались с установками механического понимания природы. Объяснение
истолковывалось как поиск механических причин и субстанций — носителей сил, которые
детерминируют наблюдаемые явления. В понимание обоснования включалась идея редукции знания
о природе к фундаментальным принципам и представлениям механики.

Ускорившееся развитие науки после первой промышленной революции заставило по-новому


оценить идеалы и нормы классического естествознания. Четко обозначилась роль гипотезы в
теоретическом исследовании, все чаще возникали ситуации, когда различные теоретические
объяснения соотносились с одной и той же областью опытных фактов, выявилась недостаточность
критериев опытной подтверждаемости и самоочевидности для обоснования постулатов создаваемых
теорий.

Радикальные перемены в этой целостной и относительно устойчивой системе оснований


естествознания произошли в начале XIX века. Их можно расценить как вторую глобальную научную
революцию, определившую переход к новому состоянию естествознания — дисциплинарно
организованной науке. В это время механическая картина мира утрачивает статус общенаучной. В
биологии, химии и других областях знания формируются специфические картины реальности,
нередуцируемые к механической. Одновременно происходит дифференциация дисциплинарных
идеалов и норм исследования. Например, в биологии и геологии возникают идеалы эволюционного
объяснения, в то время как физика продолжает строить свои знания, абстрагируясь от идеи развития.
Но и в ней, с разработкой теории поля, начинают постепенно размываться ранее доминировавшие
нормы механического объяснения. Все эти изменения затрагивали главным образом слой
организации идеалов и норм исследования, выражающий специфику изучаемых объектов. Что же
касается общих познавательных установок классической науки, то они еще сохраняются в данный
исторический период».

Третья глобальная научная революция была связана с преобразованием этого стиля и


становлением нового, неклассического естествознания. Она охватывает период с конца XIX до
середины XX столетия. В эту эпоху происходят революционные перемены в различных областях
знания: в физике (открытие делимости атома, становление релятивистской и квантовой теории), в
космологии (концепция нестационарной Вселенной), в химии (квантовая химия), в биологии
(становление генетики). Возникают кибернетика и теория систем, сыгравшие важнейшую роль в
развитии современной научной картины мира.

В процессе всех этих революционных преобразований формировались идеалы и нормы новой,


неклассической науки. «Они характеризовались отказом от прямолинейного онтологизма и
пониманием относительной истинности теорий и картины природы, выработанной на том или ином
этапе развития естествознания. В противовес идеалу единственно истинной теории,
“фотографирующей” исследуемые объекты, допускается истинность нескольких отличающихся друг
от друга конкретных теоретических описаний одной и той же реальности, поскольку в каждом из
них может содержаться момент объективно-истинного знания. Осмысливаются корреляции между
онтологическими постулатами науки и характеристиками метода, посредством которого осваивается
объект. В связи с этим принимаются такие типы объяснения и описания, которые в явном виде
содержат ссылки на средства и операции познавательной деятельности».

31. Постнеклассическая наука. Синергетический подход в современной теории


познания: основные принципы.

Существенный признак постнеклассической науки (вторая половина XX - начало XXI в.) -


постоянная включенность субъективной деятельности в "тело знания". Она учитывает
соотнесенность характера получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и
операций деятельности познающего субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами.

Постнеклассической стадии соответствует парадигма становления и самоорганизации.


Основные черты нового (постнеклассического) образа науки выражаются синергетикой, изучающей
общие принципы процессов самоорганизации, протекающих в системах самой различной природы
(физических, биологических, технических, социальных и др.). Ориентация на "синергетическое
движение" - это ориентация на историческое время, системность (целостность) и развитие как
важнейшие характеристики бытия. При этом смену классического образа науки неклассическим, а
последнего - постнеклассическим нельзя понимать упрощенно в том смысле, что каждый новый этап
приводит к полному исчезновению представлений и методологических установок предшествующего
этапа. Напротив, между ними существует преемственность. Налицо "закон субординации": каждая
из предыдущих стадий входит в преобразованном, модернизированном виде в последующую.
В системном исследовании анализируемый объект рассматривается как определённое
множество элементов, взаимосвязь которых обусловливает целостные свойства этого множества.
Основной акцент делается на выявлении многообразия связей и отношений, имеющих место как
внутри исследуемого объекта, так и в его взаимоотношениях с внешним окружением, средой.
Свойства объекта как целостной системы определяются не только и не столько суммированием
свойств его отдельных элементов, сколько свойствами его структуры, особыми
системообразующими, интегративными связями рассматриваемого объекта. Для понимания
поведения систем необходимо выявить реализуемые данной системой процессы управления —
формы передачи информации от одних подсистем к другим и способы воздействия одних частей
системы на другие, координацию низших уровней системы со стороны элементов её высшего
уровня управления, влияние на последние всех остальных подсистем. Особое значение в
системном подходе придаётся выявлению вероятностного характера поведения исследуемых
объектов. Важной особенностью системного подхода является то, что не только объект, но и сам
процесс исследования выступает как сложная система, задача которой, в частности, состоит в
соединении в единое целое различных моделей объекта. Системные объекты очень часто бывают
не безразличны к процессу их исследования и во многих случаях могут оказывать существенное
воздействие на него.

Термин синергетика (греч.содействие, сотрудничество) использовал Хакен. Специфика


синергетики -основное внимание она уделяет когерентному, согласованному состоянию
процессов самоорганизации в сложных системах различной природы. Она изучает любые
самоорганизующиеся системы, состоящие из многих подсистем (атомы, люди, сообщества
людей). Для того, чтобы система могла рассматриваться как самоорганизующаяся, она: 1)
должна быть термодинамически открытой; 2) динамические уравнения должны быть
нелинейными; 3) отклонение от равновесия должно превышать критические значения; 4)
процессы должны происходить кооперативно (Эбелинг). Самоорганизация начинает
рассматриваться как одно из основных свойств движущейся материи и включает все процессы
самоструктурирования, саморегуляции, самовоспроизведения. Она выступает как процесс,
который приводит к образованию новых структур. Длительное время самоорганизация
соотносилась только с живыми системами, считалось, что объекты неживой природы если они и
эволюционируют, то лишь в сторону хаоса. Однако здесь возникала кардинальная проблема —
как из подобного рода систем могли возникнуть объекты живой природы, способные к
самоорганизации. Вставал вопрос о взаимоотношении неживой и живой материи.

Синергетика – наука об общих принципах и закономерностях самоорганизации


разнообразных систем: физических, химических, экономических, социальных и др. Отказ от
идеализации закрытых систем и признание открытости большинства, осуществление обмена
веществом, информацией, энергией с окружающим миром и нахождение их в состоянии
неравновесности. Закономерности: возникновение упорядоченных структур в сложных системах,
далеких от равновесного состояния; переход одних состояний в другие вблизи особых состояний
– точек бифуркации, становится неустойчивой и под влиянием незначительных воздействий
может резко изменить состояние; идея преддетерминированности появления новой системы, т.е.
направление эволюции системы определяется особыми состояниями – аттракторами, которые
прообразы будущей системы и стягивают все процессы в этом направлении; идея возникновения
порядка из хаоса, т.е. из сверхсложной упорядоченности, существующей потенциально и
проявляющейся в многообразии упорядоченных структур. Чем сложнее система, тем она
устойчивее и тем больше подвержена флуктуациям (колебания, изменения), в результате
которых может разрушиться. Устанавливается зависимости сложности и устойчивости системы.
В науке пересматриваются представления о роли случайности при возникновении новой системы
из детерминированного (динамического) хаоса. Пересматривается время – имеет качественные
характеристики. Пригожин: стрела времени – необратимость и качественное своеобразие
времени, т.к. оно связано со случайными факторами, которые невозможно воспроизвести в
полном объеме. В синергетике механизмы эволюции природы ведут к образованию все более
сложных систем – к возникновению разума. Человек ответственен за все во вселенной.
Характерная особенность современного этапа в усилении тенденции к интеграции научного
знания. Развертывании междисциплинарных исследований, выдвижении программ комплексного
изучения наиболее актуальных научных проблем, в которых принимают участие специалисты
разных наук, использовании парадигм и методов исследования одних наук в других и т.д.
Сближение идеалов естественнонаучного и социально-гуманитарного знания осуществляется в
рамках общенаучной картины мира, в качестве основы которой в настоящее время выступает
глобальный эволюционизм. Понятия и теории отдельных наук в ней стремятся обосновать с
помощью таких фундаментальных современных идей, как принципы системности и
самоорганизации. (Глобальный эволюционизм — это интегративное исследовательское
направление, учитывающее динамику развития неорганического, органического и социального
миров. Он опирается на идею о единстве мироздания и представления о том, что весь мир
является огромной эволюционирующей системой. Он отличается универсальностью и огромным
интегративным потенциалом.) Естествознание длительное время ориентировалось на
постижение «природы самой по себе», безотносительно к субъекту деятельности. Гуманитарные
науки — на постижение человека, человеческого духа, культуры. Для них приоритетное
значение приобрело раскрытие смысла, не столько объяснение, сколько понимание, связь
социального знания с ценностно-целевыми структурами. Идеи и принципы, получающие
развитие в современном естествознании (особенно в синергетике), все шире внедряются в
гуманитарные науки, но имеет место и обратный процесс. Освоение наукой саморазвивающихся
«человеко-размерных» систем (объекты экологии, включая биосферу в целом (глобальная
экология)) стирает прежние непроходимые границы между методологией естествознания и
социального познания. В связи с этим наблюдается тенденция к конвергенции двух культур —
научно-технической и гуманитарно-художественной, науки и искусства. Причем именно человек
оказывается центром этого процесса.

В простейшем варианте можно предложить 7 основных принципов синергетики: два принципа


Бытия, и пять Становления.

Два структурных принципа Бытия: 1) гомеостатичность, 2) иерархичность. Они характеризуют


фазу «порядка», стабильного функционирования системы, ее жесткую онтологию, прозрачность и
простоту описания. В терминах Аристотеля эта фаза определяет «время - кинезис».

Пять принципов Становления: 3) нелинейность, 4) неустойчивость, 5) незамкнутость, 6)


динамическая иерархичность, 7) наблюдаемость. Они характеризуют фазу трансформации,
обновления системы, прохождение ею последовательных этапов: путем гибели старого порядка,
хаоса испытаний альтернатив и, наконец, рождения нового порядка. При этом мы различаем
порождающие принципы становления (3, 4, 5), которые являются необходимым и достаточным
условием его реализации, и конструктивные принципы становления (6, 7), которые описывают
сборку, детали и конструкцию процесса становления, а также его понимание наблюдателями и
сопряжение со средой. В Аристотелевской классификации этой фазе отвечает «время - метаболе».

32. Особенности современного этапа развития науки и техники.

Человечество как продукт естественной эволюции подчиняется ее основным законам. Этап


медленного, постепенного изменения общества назван эволюцией социальной. Причем изменения,
происходящие в обществе, осуществляются не одновременно и носят разнонаправленный характер.

Важное место среди современных мировоззренческих ориентации занимает идея коэволюции,


т.е. согласованного развития природных процессов и целесообразной человеческой деятельности.
Отношения с природой требуют диалога и снятия тех рисков и напряжения, которое создает
техногенная цивилизация.

Совокупные достижения современной науки внедряют в мировоззрение современника идею


необратимости, нелинейности развития, идею альтернативности, вариабельности и сценарного
подхода. Механизм бифуркации, т. е. неединственности продолжения развития, сочетается с
принципом саморегуляции. Значимым оказывается принцип корпоративных эффектов. Очень
многие современные мировоззренческие принципы получили признание благодаря
распространению синергетики как теории самоорганизации. Ее междисциплинарная природа
позволяет обогатить мировоззрение современника как выводами из области естественнонаучного
знания, так и установками, порожденными современными гуманитарными науками. Современная
стадия развития науки обеспечивает возникновение новых мировоззренческих установок, которые
несут в себе новые гуманитарные смыслы и ответы на вызовы исторического развития. Современная
наука включает в себя ориентиры космопланетарного мышления. Мировоззрение современника
должно быть направлено на осмысление процессов диалога культур, на сочетание достижений
техногенной цивилизации и традиционных типов общества, культур Востока и Запада. Синтез
восточного и западного мировидения обусловливает новое качество мировоззренческих ориентации.

Научно-технический прогресс влечет за собой необходимость изменения типов коммуникации,


образа жизни, ускоряющееся изменение природной среды и среды обитания человека. Научно-
технический взгляд на мир, абсолютизация рационалистических приоритетов, направленность на
активное преобразование мира выявляет приоритеты сугубо технологического стиля мышления,
когда субъект деятельности стремится дать четкий ответ на вопрос, как достичь того или иного
эффекта. Особое место принадлежит процессам информатизации и «интернетизации». Интернет
превратился в массовую, доступную всем реальность, которая неизбежно рождает новые
мировоззренческие установки. Создание информации, ее обработка и функционирование становятся
фундаментальным источником развития современности, силой, преобразующей все основные сферы
жизнедеятельности людей.

Современная наука - очень сложный и динамичный фактор общественного развития. Наука


делает открытия, рождает новые гипотезы и теории, совершенствует методы и технологии,
увеличивает темпы НТП, рождая мировоззренческие установки, которые зачастую включают в себя
оппозиционные ориентиры. Они характеризуются амбивалентностью.

33.Глобальные проблемы современности. Роль науки в преодолении


современных глобальных кризисов.

«Глобальные проблемы» — совокупность проблем человечества, возникшие во второй


половине XX века, от решения которых зависит дальнейшее существование цивилизации.

Общие черты: масштабность - затрагивают все человечество; предполагают международное


сотрудничество различных стран (невозможно решить в одной отдельно взятой стране);
актуальность - от их решения зависит дальнейшая судьба цивилизации; проявляются как
объективный фактор развития общества; остро требуют решения.

Научно-философская классификация проблем состоит из трёх больших групп.

1.Проблемы, затрагивающие политические и экономические интересы разных стран. Их можно


условно разделить на конфронтацию «Востока с Западом», на отсталые и развитые страны, на
предотвращение терроризма и войны. Туда также включают сохранение мира и установление на
планете справедливого экономического порядка.

2.Проблемы, возникающие от взаимодействия человечества с природой. Это нехватка сырья,


топлива и энергии, проблема загрязнения окружающей среды, сохранения Мирового океана, флоры
и фауны земли.

3. Проблемы, которые могут быть связаны с человеком и обществом. Основные из них —


перенаселение земли, образование и здравоохранение. Информационная проблема связана с
всеобщей компьютеризацией. С одной стороны, компьютеризация – это благо, а с другой стороны,
не исключается возможность разрушительного, губительного воздействия компьютеризации на
психику человека.

Наука стала одним из источников глобальных кризисов современной цивилизации, она же


взяла на себя ответственность за их преодоление, проявляет себя как деятельная производительная
сила и фактор регуляции общественного развития. Наука способна осознать эти проблемы, выяснить
причины глобального кризиса. Кроме этого, наука может предложить реальные меры по смягчению
глобальных проблем. Наука разработала технологии безотходных производств,предложила
технологии использования альтернативных источников энергии, природосберегающие технологии.

Основные направления разрешения глобальных проблем:

- Формирование нового планетарного сознания.

- Воспитание человека на принципах гуманизма.

- Информирование людей о глобальных проблемах.

-  Изучение причин и противоречий, условий, приводящих к возникновению и обострению


проблем. 

 - Наблюдение и контроль за глобальными процессами на планете. 

- Получение объективной информации от стран и международных исследований необходимо


для прогнозирования и принятия решений. 

 -Четкая международная система прогнозирования. Развитие новых технологий


(ресурсосберегающих, использующих вторсырье, природные источники энергии).

- Вывод международного сотрудничества на новый качественный уровень.

34.Глобальный эволюционизм

Глобальный эволюционизм охватывает четыре типа эволюции: космическую, химическую,


биологическую и социальную, объединяя их генетической и структурной преемственностью. Наряду
со стремлением к объединению представлений о живой и неживой природе, социальной жизни и
технике, одной из целей глобального эволюционизма явилось стремление интегрировать
естественнонаучное, обществоведческое, гуманитарное, а также техническое знание. В этом своем
качестве концепция глобального эволюционизма претендует на создание нового типа целостного
знания, сочетающего в себе научно-методологические и философские основания. Появление
синергетики также свидетельствует о поиске глобальных и общеэволюционных закономерностей,
универсально объединяющих развитие систем различной природы.

Обоснованию глобального эволюционизма способствовали три важнейших современных


научных подхода: теория нестационарной Вселенной, концепция биосферы и ноосферы, идеи
синергетики.

В понимании глобального эволюционизма важное значение имеет антропный принцип,


который фиксирует связь между свойствами расширяющейся Вселенной и возможностью
возникновения в ней жизни.

Глобальный эволюционизм вскрывает противоречия между положениями эволюционной


теории Дарвина и вторым началом термодинамики. Первая провозглашает отбор и усиление
упорядоченности форм и состояний живого, вторая — рост энтропии — меры хаотизации.

Поэтому важной в теории глобального эволюционизма становится проблема «коэволюции»,


обозначающей согласованное существование природы и человечества. Механизмы «врастания»
человечества в природу включают в себя биологические, технические и социальные аспекты. Это
сложное интегративное качество взаимодействий микро-, макрореальности и реальности
глобального космического масштаба, где один уровень накладывается на другой, видоизменяет под
своим давлением третий и т.д. Человек неотделим от биосферы, он в ней живет и одновременно сам
составляет ее часть. Реализация принципа коэволюции — необходимое условие для обеспечения его
будущего. Коллективный разум и коллективная воля человечества должны быть способными
обеспечить совместное развитие (коэволюцию) природы и общества.

35.Современная научная картина мира.

В XX в. возникла синтетическая теория эволюции, в которой был предложен синтез основных


положений эволюционной теории Дарвина, современной генетики и ряда новейших биологических
обобщений.

Человечество как продукт естественной эволюции подчиняется ее основным законам. Этап


медленного, постепенного изменения общества назван эволюцией социальной. Причем изменения,
происходящие в обществе, осуществляются не одновременно и носят разнонаправленный характер.

Эволюция человеческого общества происходит при сохранении генетических констант вида


Homo sapiens и реализуется через взаимосвязанные процессы развития социальных структур,
общественного сознания, производственных систем, науки, техники, материальной и духовной
культуры. Качественный характер этих взаимодействий меняется вследствие научно-технического
прогресса, техноэволюции, скорость которой в отличие от биоэволюции постоянно возрастает. При
большой разнице в скоростях биоэволюции и техноэволюции (три десятых порядка) говорить о
коэволюции природы и общества невозможно. Очаговые и локальные последствия деградации
окружающей среды приводят к заболеваниям, смертности, генетическому уродству, они чреваты
региональными и глобальными последствиями.

36. Синергетика как новая стратеги научного поиска

Синерге́тика (от др.-греч. συν- — приставка со значением совместности


и ἔργον «деятельность») — междисциплинарное направление науки, объясняющее образование
и самоорганизацию моделей и структур в открытых системах, далеких от термодинамического
равновесия.

Синергетика получила широкое распространение в современной философии науки и


методологии. В 1973 г. немецкий ученый Г. Хакен выступил на первой конференции, посвященной
проблемам самоорганизации, что положило начало новой дисциплине — синергетике. Г. Хакен
обратил внимание на то, что во многих дисциплинах, от астрофизики до социологии, мы часто
наблюдаем, как кооперация отдельных частей системы приводит к макроскопическим структурам
или функциям. Синергетика в ее нынешнем состоянии фокусирует внимание на таких ситуациях, в
которых структуры или функции систем переживают драматические изменения на уровне
макромасштабов. В частности, синергетику особо интересует вопрос о том, как именно
подсистемы или части производят изменения, всецело обусловленные процессами
самоорганизации. Парадоксальным казалось то, что при переходе от неупорядоченного состояния к
состоянию порядка все эти системы ведут себя схожим образом.
Хакен объясняет, почему он назвал новую дисциплину синергетикой следующим образом.
Во-первых, в ней «исследуется совместное действие многих подсистем, в результате которого на
макроскопическом уровне возникает структура и соответствующее функционирование». Во-
вторых, она кооперирует усилия различных научных дисциплин для нахождения общих принципов
самоорганизации систем.
По мнению ученого, существуют одни и те же принципы самоорганизации различных по
своей природе систем от электронов до людей, а значит, речь должна вестись об общих
детерминантах природных и социальных процессов, на нахождение которых и направлена
синергетика.
Синергетика оказалась весьма продуктивной научной концепцией, предметом которой
выступили процессы самоорганизации — спонтанного структурогенеза. Она включила в себя
новые приоритеты современной картины мира: концепцию нестабильного неравновесного мира,
феномен неопределенности и многоальтернативности развития, идею возникновения порядка из
хаоса.
Основополагающая идея синергетики состоит в том, что неравновесность мыслится
источником появления новой организации, т. е. порядка. Поэтому главный труд крупных
представителей этой науки И. Пригожина и И. Стснгерс назван «Порядок из хаоса».
Неравновесные состояния связаны с потоками энергии между системой и внешней средой.
Процессы локальной упорядоченности совершаются за счет притока энергии извне.

37.Особенности современного этапа развития науки и техники.

Человечество как продукт естественной эволюции подчиняется ее основным законам. Этап


медленного, постепенного изменения общества назван эволюцией социальной. Причем изменения,
происходящие в обществе, осуществляются не одновременно и носят разнонаправленный характер.

Важное место среди современных мировоззренческих ориентации занимает идея коэволюции,


т.е. согласованного развития природных процессов и целесообразной человеческой деятельности.
Отношения с природой требуют диалога и снятия тех рисков и напряжения, которое создает
техногенная цивилизация.

Совокупные достижения современной науки внедряют в мировоззрение современника идею


необратимости, нелинейности развития, идею альтернативности, вариабельности и сценарного
подхода. Механизм бифуркации, т. е. неединственности продолжения развития, сочетается с
принципом саморегуляции. Значимым оказывается принцип корпоративных эффектов. Очень
многие современные мировоззренческие принципы получили признание благодаря распространению
синергетики как теории самоорганизации. Ее междисциплинарная природа позволяет обогатить
мировоззрение современника как выводами из области естественнонаучного знания, так и
установками, порожденными современными гуманитарными науками. Современная стадия развития
науки обеспечивает возникновение новых мировоззренческих установок, которые несут в себе
новые гуманитарные смыслы и ответы на вызовы исторического развития. Современная наука
включает в себя ориентиры космопланетарного мышления. Мировоззрение современника должно
быть направлено на осмысление процессов диалога культур, на сочетание достижений техногенной
цивилизации и традиционных типов общества, культур Востока и Запада. Синтез восточного и
западного мировидения обусловливает новое качество мировоззренческих ориентации.

Научно-технический прогресс влечет за собой необходимость изменения типов коммуникации,


образа жизни, ускоряющееся изменение природной среды и среды обитания человека. Научно-
технический взгляд на мир, абсолютизация рационалистических приоритетов, направленность на
активное преобразование мира выявляет приоритеты сугубо технологического стиля мышления,
когда субъект деятельности стремится дать четкий ответ на вопрос, как достичь того или иного
эффекта. Особое место принадлежит процессам информатизации и «интернетизации». Интернет
превратился в массовую, доступную всем реальность, которая неизбежно рождает новые
мировоззренческие установки. Создание информации, ее обработка и функционирование становятся
фундаментальным источником развития современности, силой, преобразующей все основные сферы
жизнедеятельности людей.

Современная наука - очень сложный и динамичный фактор общественного развития. Наука


делает открытия, рождает новые гипотезы и теории, совершенствует методы и технологии,
увеличивает темпы НТП, рождая мировоззренческие установки, которые зачастую включают в себя
оппозиционные ориентиры. Они характеризуются амбивалентностью.

38.Особенности постнеклассической рациональности.

Постнеклассический образ рациональности показывает, что понятие рациональности шире


понятия "рациональности науки", так как включает в себя не только логико-методологические
стандарты, но еще и анализ целерациональных действий и поведение человека. В самой философии
науки возникшая идея плюрализма растворяет рациональность в технологиях частных парадигм. По
словам П. Гайденко, на месте одного разума возникло много типов рациональности. По мнению ряда
авторов, постнеклассический этап развития рациональности характеризуется соотнесенностью
знания не только со средствами познания, но и с ценностно-целевыми структурами деятельности.

Новый постнеклассический тип рациональности активно использует новые ориентации:


нелинейность, необратимость, неравновесность, хаосомность и пр., что до сих пор неуверенно
признавались в качестве равноправных членов концептуального анализа. В новый, расширенный
объем понятия "рациональность" включены интуиция, неопределенность, эвристика и другие не
традиционные для классического рационализма прагматические характеристики, например, польза,
удобство, эффективность. В новой рациональности расширяется объектная сфера за счет
включений в нее систем типа: "искусственный интеллект", "виртуальная реальность", "киборг-
отношения", которые сами являются порождениями научно-технического прогресса. Такое
радикальное расширение объектной сферы идет параллельно с его радикальным "очеловечиванием".

Постнеклассическая рациональность - это единство субъективности и объективности. Сюда же


проникает и социокультурное содержание. Категории субъекта и объекта образуют систему,
элементы которой приобретают смысл только во взаимной зависимости друг от друга и от системы в
целом. В этой системе можно увидеть и провозглашаемый еще с древности идеал духовного
единства человека и мира.

39. Предмет, содержание и задачи философии техники

Философия техники – это формирующийся раздел философской науки, основное содержание


которого составляет философская рефлексия по поводу феномена техники. Таким образом,
философия техники в основном сводится к вопросу о применении философии к технике, т.е. к
вопросу о том, как теоретические модели, закономерности всеобщего характера, методы, идеи,
накопленные философией, обращаются на технику как на особый предмет исследования.

Эта работа велась по следующим основным направлениям:

1) онтология техники, связанная с развитием идей К. Маркса (А. А. Зворыкин, С. В. Шухардин,


Ю. С. Мелещенко, Г. Н. Волков и др.);

2) философия истории техники. В рамках этого направления были разработаны две основные
версии. Одна из них (А. А. Зворыкин, С. В. Шухардин и др.) основывалась на приложении основных
идей марксистской философии к истории и технике. Вторая (Г. Н. Волков) развивала марксову идею
опредмечивания трудовых функций применительно к основным этапам технической эволюции;

3) социология техники, в русле которой обсуждалась специфика развития техники в различных


социальных условиях (Г. Н. Волков и др.);

4) техническая футурология, ориентированная на прогнозирование технического прогресса (Г.


Н. Волков, А. И. Черепнев и др.);

5) гносеология техники в работах В. В. Чешева, Б. С. Украинцева, В. Г. Горохова, В. М.


Фигуровского и др. рассматривалась как специфика технического знания (объект, методология,
особенности теории, типы идеальных объектов, ценностные установки).

Техника в ХХ столетии становится предметом изучения самых различных дисциплин как


технических, так естественных и общественных, как общих, так и частных. Количество специальных
технических дисциплин возрастает в наше время с поразительной быстротой, поскольку не только
различные отрасли техники, но и разные аспекты этих отраслей становятся предметом их
исследования. Все возрастающая специализация в технике стимулирует противоположный процесс
развития общетехнических дисциплин. Однако все они – и частные, и общие – концентрируют своё
внимание на отдельных видах, или на отдельных аспектах, определённых «срезах» техники. Техника
в целом не является предметом исследования технических дисциплин.
Историческое развитие техники традиционно является предметом изучения истории техники
как особой гуманитарной дисциплины. Как правило, однако, историко-технические исследования
специализированы по отдельным отраслям или стадиям развития и не захватывают в поле своего
анализа вопросы о тенденциях и перспективах развития современной техники.

Таким образом, философия техники , во-первых, исследует феномен техники в целом, во-
вторых, не только её имманентное развитие, но и место в общественном развитии в целом, а также,
в-третьих, принимает во внимание широкую историческую перспективу.

Сегодня к сфере техники относится не только использование, но и само производство научно-


технических знаний. Кроме того, сам процесс применения научных знаний в инженерной практике
не является таким простым, как это часто думали, и связан не только с приложением уже
имеющихся, но и с получением новых знаний. "Приложение состоит не в простом приложении наук
к специальным целям, – писал немецкий инженер и ректор Берлинского политехникума А. Ридлер. –
Раньше, чем делать такое приложение надо принять во внимание многочисленные условия данного
случая. Трудность применения заключается в правильном отыскании действительных условий
данного случая. Условно принятое положение вещей и пренебрежение отдельными данными
условиями обманывают насчёт настоящей действительности. Только применение ведёт к полному
пониманию; оно составляет высшую ступень познания, а общее научное познание составляет только
предварительную ступень к нему... Знание есть дочь применения. Для применения нужно умение
исследовать и изобретательность".

Таким образом, современная техника, и прежде всего техническое знание, неразрывно связаны
с развитием науки. Сегодня этот тезис никому не надо доказывать. Однако в истории развития
общества соотношение науки и техники постепенно менялось.

40. История возникновения техники

Независимо от того, с какого момента отсчитывать начало науки, о технике можно сказать
определённо, что она возникла вместе с возникновением Homo sapiens и долгое время развивалась
независимо от всякой науки. Это, конечно, не означает, что ранее в технике не применялись научные
знания. Но, во-первых, сама наука не имела долгое время особой дисциплинарной организации, и,
во-вторых, она не была ориентирована на сознательное применение создаваемых ею знаний в
технической сфере. Рецептурно-техническое знание достаточно долго противопоставлялось
научному знанию, об особом научно-техническом знании вообще вопрос не ставился. «Научное» и
«техническое» принадлежали фактически к различным культурным ареалам. В более ранний период
развития человеческой цивилизации и научное, и техническое знание были органично вплетены в
религиозно-мифологическое мировосприятие и ещё не отделялись от практической деятельности.

Наука древнего мира была ещё не только неспециализированной и недисциплинарной, но и


неотделимой от практики и техники. Важнейшим шагом на пути развития западной цивилизации
была античная революция в науке, которая выделила теоретическую форму познания и освоения
мира в самостоятельную сферу человеческой деятельности.

Античная наука была комплексной по самому своему стремлению максимально полного охвата
осмысляемого теоретически и обсуждаемого философски предмета научного исследования.
Специализация ещё только намечалась и во всяком случае не принимала организованных форм
дисциплинарности. Понятие техники также было существенно отлично от современного. В
античности понятие «тэхнэ» обнимает и технику, и техническое знание, и искусство. Но оно не
включает теорию. Поэтому у древнегреческих философов, например, Аристотеля, нет специальных
трудов о «тэхнэ». Более того, в античной культуре наука и техника рассматривались как
принципиально различные виды деятельности. "В античном мышлении существовало чёткое
различение эпистеме , на постижении которого основывается наука, и тэхнэ , практического знания,
которое необходимо для дела и связано с ним, – писал один известный исследователь. – Тэхнэ не
имело никакого теоретического фундамента, античная техника всегда была склонна к рутине,
сноровке, навыку; технический опыт передавался от отца к сыну, от матери к дочери, от мастера к
ученику. Древние греки проводили чёткое различение теоретического знания и практического
ремесла".

В средние века архитекторы и ремесленники полагались в основном на традиционное знание,


которое держалось в секрете и которое со временем изменялось лишь незначительно. Вопрос
соотношения между теорией и практикой решался в моральном аспекте – например, какой стиль в
архитектуре является более предпочтительным с божественной точки зрения. Именно инженеры,
художники и практические математики эпохи Возрождения сыграли решающую роль в принятии
нового типа практически ориентированной теории

В науке Нового времени можно наблюдать иную тенденцию – стремление к специализации и


вычленению отдельных аспектов и сторон предмета как подлежащих систематическому
исследованию экспериментальными и математическими средствами. Одновременно выдвигается
идеал новой науки, способной решать теоретическими средствами инженерные задачи, и новой,
основанной на науке, техники. Именно этот идеал привёл в конечном итоге к дисциплинарной
организации науки и техники. В социальном плане это было связано со становлением профессий
учёного и инженера, повышением их статуса в обществе.

Итак, можно видеть, что в ходе исторического развития техническое действие и техническое
знание постепенно отделяются от мифа и магического действия, но первоначально опираются ещё
не на научное, а лишь на обыденное сознание и практику. Это хорошо видно из описания
технической рецептуры в многочисленных пособиях по ремесленной технике, направленных на
закрепление и передачу технических знаний новому поколению мастеров. В рецептах уже нет
ничего мистически-мифологического, хотя перед нами ещё не научное описание, да и техническая
терминология ещё не устоялась.

41.Техника как рациональная деятельность

Первая ступень рационального обобщения в ремесленной технике по отдельным её отраслям


была связана с необходимостью обучения в рамках каждого отдельного вида ремесленной
технологии. Такого рода справочники и пособия для обучения ещё не были строго научными, но уже
вышли за пределы мифологической картины мира. В обществе осознавалась необходимость
создания системы регулярного обучения ремеслу. Например, фундаментальный труд немецкого
учёного и инженера Георгия Агриколы «О горном деле и металлургии в двенадцати книгах» (1556
г.) был, по сути дела, первой производственно-технической энциклопедией и включал в себя
практические сведения и рецепты, почерпнутые у ремесленников, а также из собственной
многогранной инженерной практики, – сведения и рецепты, относящиеся к производству металлов и
сплавов, к вопросам разведки и добычи полезных ископаемых и многому другому.

Дальнейшее развитие рационализации технической деятельности могло идти уже только по


пути научного обобщения. Инженеры ориентировались на научную картину мира, но в реальной
технической практике господствовал мир «приблизительности». Образцы точного расчёта
демонстрировали учёные, разрабатывая все более совершенные научные инструменты и приборы,
которые лишь впоследствии попадали в сферу производственной практики. Взаимоотношения науки
и техники в это время определялись ещё во многом случайными факторами – например, личными
контактами учёных и практиков и т. п. Вплоть до XIX века наука и техника развиваются как бы по
независимым траекториям, являясь, по сути дела, обособленными социальными организмами –
каждый со своими особыми системами ценностей.

Одной из первых такого рода попыток создания научной технической литературы стали
учебники по прикладной механике. Однако потребовалось почти столетие для того, чтобы
полутеоретическое описание всех существующих машин с точки зрения начертательной геометрии,
заложенное Гаспаром Монжем в программу обучения инженеров в Парижской политехнической
школе, превратилось в подлинную теорию механизмов и машин.
Вторая ступень рационального обобщения техники заключалась в обобщении всех
существующих областей ремесленной техники. Это было осуществлено в так называемой «Общей
технологии» (1777 г.) Иоганна Бекманна и его школы, которая была попыткой обобщения приёмов
технической деятельности различного рода, а также во французской «Энциклопедии» –
компендиуме всех существовавших к тому времени наук и ремёсел. В своём труде «Введение в
технологию или о знании цехов, фабрик и мануфактур...» Иоганн Бекманн пытался представить
обобщённое описание не столько самих машин и орудий как продуктов технической деятельности,
сколько самой этой деятельности, т. е. всех существовавших тогда технологий (ремёсел,
производств, устройство заводов, а также употребляемых в них машин, орудий, материалов и т. д.).
Если частная технология рассматривала каждое техническое ремесло отдельно, то формулируемая
Бекманом общая технология пыталась систематизировать различные производства в технических
ремёслах, чтобы облегчить их изучение.

Следующая ступень рационального обобщения техники находит своё выражение в появлении


технических наук (технических теорий). Такое теоретическое обобщение отдельных областей
технического знания в различных сферах техники происходит прежде всего в целях научного
образования инженеров при ориентации на естественнонаучную картину мира. Научная техника
означала на первых порах лишь применение к технике естествознания. На передних рубежах
технического прогресса ремесленники были заменены новыми фигурами – новым поколением
учёных-практиков. Устные традиции, переходящие от мастера к ученику, новый техник заменил
обучением в колледже, профессиональную организацию и техническую литературу создал по
образцу научной». Итак, техника стала научной – но не в том смысле, что безропотно теперь
выполняет все предписания естественных наук, а в том, что вырабатывает специальные –
технические – науки.

Наиболее ярко эта линия развития выразилась в программе научной подготовки инженеров в
Парижской политехнической школе. Это учебное заведение было основано в 1794 г. математиком и
инженером Гаспаром Монжем, создателем начертательной геометрии. В программу была заложена
ориентация на глубокую математическую и естественнонаучную подготовку будущих инженеров.

Философия техники имеет в данном случае сходные задачи по отношению к технике, что и
философия науки по отношению к науке. Её роль, естественно, возрастает при переходе от простых
систем к сложным, а также от специализированных видов технической деятельности к системным и
теоретическим исследованиям и видам проектирования. Процессы, происходящие именно на этих
этапах развития технической, лучше сказать – научно-технической деятельности, требуют в
наибольшей степени философского осмысления.

В сложной кооперации различных видов и сфер современной инженерной деятельности можно


выделить три основных направления, требующих различной подготовки соответствующих
специалистов. Во-первых, производственники, которые призваны выполнять функции технолога,
организатора производства и инженера по эксплуатации. Такого рода инженеров необходимо
готовить с учётом их преимущественной практической ориентации. Во-вторых, это – инженеры-
исследователи-разработчики, которые должны сочетать в себе функции изобретателя и
проектировщика, тесно связанные с научно-исследовательской работой в области технической
науки. Они становятся основным звеном в процессе соединения науки с производством. Им
требуется основательная научно –техническая подготовка. Наконец, в-третьих, это – инженеры-
системотехники или, как их часто называют, «системщики широкого профиля», задача которых –
организация и управление сложной инженерной деятельностью, комплексное исследование и
системное проектирование. Подготовка такого инженера-организатора и универсалиста требует
самой широкой системной и методологической направленности и междисциплинарности. Для такого
рода инженеров особенно важно междисциплинарное и общегуманитарное образование, в котором
ведущую роль могла бы сыграть философия науки и техники.

Таким образом, именно две последние ступени рационального обобщения в технике


представляют наибольший интерес для философско-методологического анализа, а именно –
методология технических наук, инженерного, а затем и системного проектирования. Именно в этой
сфере интересы философии техники и философии науки особенно тесно переплетаются. Философия
науки предоставляет философии техники выработанные в ней на материале естественнонаучного,
прежде всего физического, познания средства методологического анализа; философия техники даёт
новый материал – технические науки – для такого анализа и дальнейшего развития самих
методологических средств. Именно поэтому в дальнейшем мы сделаем акцент на «пересечении»
философии науки и философии техники.

42. Проблема соотношения науки и техники

В современной литературе по философии техники можно выделить следующие основные


подходы к решению проблемы изменения соотношения науки и техники:

(1) техника рассматривается как прикладная наука;

(2) процессы развития науки и техники рассматриваются как автономные, но


скоординированные процессы;

(3) наука развивалась, ориентируясь на развитие технических аппаратов и инструментов;

(4) техника науки во все времена обгоняла технику повседневной жизни;

(5) до конца XIX в. регулярного применения научных знаний в технической практике не было,
но оно характерно для современных технических наук.

Долгое время (особенно в 50-60-е гг. нашего столетия) одной из наиболее распространенных
была так называемая линейная модель, рассматривающая технику в качестве простого приложения
науки или даже - как прикладную науку. Однако эта точка зрения в последние годы подверглась
серьезной критике как слишком упрощенная. Такая модель взаимоотношения науки и техники,
когда за наукой признается функция производства знания, а за техникой - лишь его применение,
вводит в заблуждение, так как утверждает, что наука и техника представляют различные функции,
выполняемые одним и тем же сообществом.

Процессы развития науки и техники часто рассматриваются как автономные, независимые друг
от друга, но скоординированные. Тогда вопрос их соотношения решается так:

(а) полагают, что наука на некоторых стадиях своего развития использует технику
инструментально для получения собственных результатов, и наоборот - бывает так, что техника
использует научные результаты в качестве инструмента для достижения своих целей;

(б) высказывается мнение, что техника задает условия для выбора научных вариантов, а наука в
свою очередь - технических. Последнее называют эволюционной моделью.

Первая точка зрения подчеркивает, что представление о технике просто как о прикладной науке
должно быть отброшено, так как роль науки в технических инновациях имеет относительное, а не
абсолютное значение. Согласно этой точке зрения, технический прогресс руководствуется прежде
всего эмпирическим знанием, полученным в процессе имманентного развития самой техники, а не
теоретическим знанием, привнесенным в нее извне научным исследованием.

В эволюционной модели соотношения науки и техники выделяются три взаимосвязанные, но


самостоятельные сферы: наука, техника и производство (или - более широко - практическое
использование). Внутренний инновационный процесс происходит в каждой из этих сфер по
эволюционной схеме.
Пытаются разделить развитие науки и техники на основе выделения различий в
интенциях и поведении тех, кто занимается научным техническим творчеством. Ученый - это
тот, кто хочет публиковать статьи, для техника же опубликованная статья не является конечным
продуктом. Прайс определяет технику как исследование, главным продуктом которого является не
публикация (как в науке), а - машина, лекарство, продукт или процесс определенного типа и
пытается применить модели роста публикаций в науке к объяснению развития техники.

Таким образом, в данном случае философы науки пытаются перенести модели динамики науки
на объяснение развития техники. Однако, такая процедура, во-первых, еще требует специального
обоснования, и, во-вторых, необходим содержательный анализ развития технического знания и
деятельности, а не поиск подтверждающих примеров для априорной модели, полученной на
совершенно ином материале. Конечно, это не означает, что многие результаты, полученные в
современной философии науки, не могут быть использованы для объяснения и понимания
механизмов развития техники, особенно вопроса о соотношении науки и техники.

Согласно третьей, указанной выше, точке зрения, наука развивалась, ориентируясь на развитие
технических аппаратов и инструментов, и представляет собой ряд попыток исследовать способ
функционирования этих инструментов.

43. Генезис философии техники

Впервые мысль о создании философии техники, точнее – философии механики, была высказана
английским химиком и физиком Робертом Бойлем (1627–1691). В своей книге «Механические
качества» (1675) он попытался сформулировать механистическую философскую концепцию,
превратив механику в основу всего сущего. Имела хождение и другая идея: мысль создать
философию промышленности принадлежала немецкому экономисту Иоганну Бекманну (1739–1811).

Эрнест Капп (1808–1896) известен как один из глубоких мыслителей в области философии
техники. Он совместил географическую концепцию в философии Карла Риттера с философией
Карла Маркса, предварительно «перелицевав» гегелевский идеализм в материализм. В итоге
получился солидный труд «Общая и сравнительная география». Исторический процесс в его книге
был представлен как результат активного взаимодействия человека и окружающей его среды.

Вдохновленный идей древнего грека Протагора о том, что человек есть мера всех вещей, Капп
увлекся тайной связи человеческого тела, рук с деятельность мозга. Дистанцируясь от гегелевского
«Я», он акцентирует свое внимание на всем телесном организме – на его ближайших связях с «Я»,
которое только в связи с телесностью и осуществляет процесс мышления; как соучастник, мыслит,
существуя. При этом воедино сливаются и психология, и физиология. И этот процесс, как верно
отмечает Капп, происходит на ниве созданной человеком искусственной среды: «То, что вне
человека, состоит из созданий природы и человека».

Человек не удовлетворен тем, что ему предоставила природа. Ему свойственно самотворчество.
Он «реформирует» окружение в угоду своей сущности, словно природа, создавая его, не все
предусмотрела именно полагаясь на это его самотворчество: «доделаешь сам», проецируя свое
видение вовне.

Таким образом, Эрнест Капп разработал целостную картину органопроекции, где он развернуто
обосновывает и формулирует эту концепцию в качестве основного принципа технической
деятельности человека и всего его культурного творчества в целом. Среди человеческих органов
Капп особое место отводит руке. Она имеет тройное назначение: во-первых, является природным
орудием; во-вторых, служит образцом для механических орудий и, в-третьих, играет главную роль
при изготовлении вещественных подражателей, т.е. является «орудием орудий».
Философия техники П. К. Энгельмейера: техника как «реальное творчество»

Сын русского дворянина немецкого происхождения Петр Климентьевич Энгельмейер (1855–


1941) также был последователем традиций Эрнеста Каппа. Его занятия философией техники
приобрели известность после выхода в свет нескольких статей в немецких изданиях, а настоящую
популярность он обрел после выступления с докладом на IV Международном конгрессе по
философии, состоявшемся в Болонье в 1911 г.

Энгельмейер положительно оценивал прагматическую теорию австрийского физика и


философа Эрнеста Маха (1838–1916), ограничивающего антропоморфизм техники. По мнению
Маха, человек иной раз выстраивает мышление, исходя не из принципа антропомофности, а из
технической аналогии. По мысли Энгельмейера, это положение не отменяет идеи Каппа, а лишь
дополняет их. Но принцип экономии мышления, сформулированный Махом, существует, и об этом
необходимо помнить, чтобы не изобретать лишний раз велосипед. Принцип экономии мышления –
важнейший в теории познания Маха; это то, в чем проявляется его прагматизм. Жизнь сама диктует
технике необходимые знания и задает цели. Для жизни ценно лишь то знание, которое ведет к
практическим результатам. По существу, прагматизм – это тот мостик, который ведет к философии
техники. Таким образом, философия техники не может стоять «спиной» к жизни, она должна
помогать строить жизнь. Энегельмейер, рассматривая вопрос о сущности техники, выстраивает
демаркационную линию между наукой и техникой. На вопрос, в чем между ними разница, он
отвечает так: наука преследует истину, техника – стремится к пользе. Техник приходит тогда, когда
ученый уже сказал, в чем истина: наука знает, а техника – делает. Хотя, разумеется, это не означает
прекращение их взаимосвязи. Энгельмейер выстраивает свод требований к технике, которые она
обязана соблюдать, будучи фундаментом культуры.

44. Социально-гуманитарное направление в философии техники

Признанным лидером в исследовании социальных аспектов технического прогресса является


Карл Маркс (1818–1883). Об этом писали Х. Шторк, Гюнтер Рополь, Ганс Ленк, целые главы в своих
произведениях отводя анализу взглядов Маркса. В частности, Х. Шторк называет Маркса пионером
в формировании философии техники как особого направления . Влиятельным философом техники
называет Маркса и современный немецкий философ Ханс Ленк .

В пятой главе «Капитала» Маркс проводит основательный анализ человеческого труда,


поскольку именно он «потребляется» (т.е. имеет потребительную стоимость), а технические
средства – лишь его проводник. Хотя Маркс поддерживал работу своего друга Ф. Энгельса о роли
труда в процессе становления человека, его симпатии были все же на стороне органопроекции Э.
Каппа. Истина ему была дороже! Маркс писал: «Предмет, которым человек овладевает
непосредственно... есть не предмет труда, а средство труда. Так, данное самой природой, становится
органом его деятельности, органом, который он присоединяет к органам своего тела, удлиняя, таким
образом, вопреки Библии, естественные размеры последнего». Для Маркса орудия труда – это
«овеществленная сила знания» .

Вытеснение ручного труда машинным привело к революционным преобразованиям


трудового процесса. Характер новой эпохи Маркс определял через прогресс средств труда,
представляющих собой не только мерило развития рабочей силы, но и показатель самих
общественных отношений. Последствия революции в развитии средств труда, которая привела к
вытеснению ручного труда и связанному с этим массовому увольнению тех, кого заменила машина,
Маркс подробно рассматривает в восьмой главе «Капитала».

При переходе от ремесленной техники к технике машинной карликовое орудие человеческого


организма, мускульная энергия были заменены силами природы, а на смену традиционным знаниям,
использовавшимся в процессе ручного труда, пришли естественнонаучные знания точных наук.
Промышленный труд вытесняет труд ремесленный, тем самым машина становится кровным врагом
ремесленника.
Следует отметить еще один важный аспект в технофилософской концепции Маркса,
относящийся к оценке характера самого технического прогресса. Придерживаясь твердой
диалектической концепции в философии, Маркс полагает, что любой из системообразующих
элементов этого процесса непременно должен содержать в себе и относительный регресс. Речь идет
о техническом развитии как важной составляющей социального прогресса. По этому поводу он
пишет: «В наше время все как бы чревато своей противоположностью.

Технику на современном этапе ее развития Эллюль рассматривает в широком


мировоззренческом плане как тип рациональности. Она замещает природу техносферой,
технической средой, подменяя собой среду естественную. Техника – это навязанная извне сила,
данность, с которой человеку приходится считаться; она навязывает себя просто тем, что
существует. Техника как данность, как нечто самодовлеющее ведет весьма опасную и рискованную
игру. В этой игре человек должен сделать ставку только на те действия, которые он предпринимает,
чтобы достичь своих добрых целей и осуществить свои благие намерения.

По мнению Теодора Адорно, в так называемой «массовой» культуре теряется уникальность,


самостоятельность человека, происходят унификация всех людей, превращение их в серую
некритическую массу. Причем ограничивается вся культура, проектируется историческая
тотальность, к человеку предъявляется требования, порабощающие его. При этом поработителем
выступает не техника, а ее хозяин. Адорно исходит из того, что никоим образом нельзя
противопоставлять технику и гуманизм: такое противопоставление – продукт ложного сознания.
Можно сказать, что сам разрыв между техникой и гуманизмом, каким бы не оказался неизлечимым,
является образчиком созданной обществом видимости, пишет Адорно. Философа интересует вопрос,
каким образом следует приобщать техников к философии техники? Отвечая на него, он отвергает
бытовавшую в то время мысль о том, что предмет преподается им как бы извне. Он предлагает
апеллировать к самосознанию: «С помощью наших понятийных средств мы должны побудить их к
этому самосознанию».

45. Гуманитарно-антропологическое направление в философии техники

Немецкий философ-экзистенциалист, психиатр Карл Ясперс (1883–1969) был профессором


психологии Гейдельбергского университета Нас главным образом интересует последняя его работа.
В ней впервые с позиций технофилософии анализируются труды Фихте, Гегеля и Шеллинга,
посвященные обоснованию так называемого осевого времени, начало которому было положено с
возникновением христианства. Отличительной чертой этого времени становятся катастрофическое
обнищание в области духовной жизни, человечности, любви и одновременное нарастание успехов в
области науки и техники. Духовная нищета многих ученых-естественников и техников
характеризуется их скрытой неудовлетворенностью на фоне исчезающей человечности. Технику
Ясперс рассматривает как совокупность тех действий, которые знающий человек совершает с целью
господства над природой, т.е. ради того, чтобы придать своей жизни «такой облик, который
позволил бы ему снять с себя бремя нужды и обрести нужную форму окружающей среды».

Свое понимание техники Ясперс конкретизирует следующим образом. По его мнению, она
характеризуется двумя особенностями: с одной стороны, рассудком, с другой – властью. Техника
покоится на деятельности рассудка, потому что является частью общей рационализации. Но в то же
время она есть умение, способность делать, применяя природу против самой природы. Именно в
этом смысле знание – это власть, Сила! Основной смысл техники – освобождение человека от власти
природы. Принцип техники – это манипулирование силами природы для реализации назначения
человека, под углом его зрения.

Ясперс выделяет два главных вида техники – технику, производящую энергию, и технику,
производящую продукты, а также три фактора, влияющих на развитие научно-технического знания:

1) естественные науки, которые создают свой искусственный мир и являются предпосылками к


его дальнейшему развитию;
2) дух изобретательства, способствующий усовершенствованию уже существующих
изобретений;

3) организация труда, направленная на повышение рационализации научной и


производственной деятельности.

Однако отношение к технике не столь положительное даже среди протестантов. «В течение


последних ста лет, – пишет Ясперс, – технику либо прославляли, либо презирали, либо взирали на
нее с уважением» Но сама по себе техника нейтральна: она не является ни злом, ни добром. Все
зависит от того, чего можно добиться с ее помощью. В этом Ясперс полагается насознание человека.
Таким образом, Ясперсу удалось вычленить особую философскую веру-интуицию: философская
идея вначале открывается нам интуитивно, а лишь затем ищет своего выражения в образах и
понятиях. История перестает быть только историей культуры и цивилизации, представая в качестве
специфической формы всеобщей эволюции. Основным инструментом исторического сознания и
социального познания становится уже не «чистый разум», но индивидуальное сознание,
чувствующее свою причастность к всеобщей жизни. Мэмфорд считается представителем
негативного технологического детерминизма. Главную причину всех социальных зол и потрясений
он видел в возрастающем разрыве между уровнем технологии и нравственностью.

Научно-технический прогресс, совершенный со времен Г. Галилея и Ф. Бэкона, он называл


«интеллектуальным империализмом», «жертвой» которого пали гуманизм, социальная
справедливость. Наука – это суррогат религии, а ученые – сословие новых жрецов, – так оценивал
Мэмфорд науку и ее служителей.

О роли техники в обществе Мэмфорд имел серьезные расхождения с Марксом. Он считал, что
нельзя понять действительную роль техники, рассматривая человека как «животное, делающее
орудия». Древний человек обладал единственным орудием – своим телом, управляемым мозгом,
умом. Его умственная энергия превосходила его потребности, и орудийная техника была частью
биотехники мозга.

Примечателен подход Мэмфорда к истории развития техники. Он выделяет два ее главных


типа: биотехнику и монотехнику. Биотехника – это тип техники, который ориентирован на
удовлетворение жизненных запросов и естественных потребностей и устремлений человека.
Монотехника ориентируется главным образом на экономическую экспансию, материальное
насыщение и военное производство. Ее цель – укрепление системы личной власти, и поэтому она
носит авторитарный характер. Она враждебна не только природе, но и человеку. Ее авторитарный
статус восходит в своих истоках к раннему периоду существования человеческой цивилизации,
когда впервые была изобретена «мегамашина» – машина социальной организации нового типа,
способная повысить человеческий потенциал и вызвать изменения во всех аспектах существования.

Человеческая машина с самого начала своего существования объединила в себе два фактора: 1)
негативный, принудительный и разрушительный; 2) позитивный, жизнетворный, конструктивный.
Оба эти фактора действовали во взаимной связке.

Автор выделяет три значительных этапа в историческом развитии техники:

1) техника случая — это исторически первая форма существования техники, присущая


первобытному обществу и характерная для доисторического человека. Она отличается простотой и
скудостью исполнения и крайней ограниченностью технических действий (об этом писали Л. Нуаре,
и др.);

2) техника ремесла – это техника Древней Греции, доимператорского Рима, европейского


Средневековья. В этот период существенно расширяется набор технических действий, усвоение
которых требует специальной выучки, а занятие технической деятельностью становится профессией
и передается по наследству;
3) техника человека-техника – это машинная техника с техническими устройствами, которая
берет свое начало со второй половины XVIII в., когда был изобретен механический ткацкий станок
Эдмунда Картрайта (1743).

46. Инженерная этика и ответственность ученого

Этика – это понятие общей культуры; одна из древнейших отраслей философии. Она
регулирует взаимные обязанности людей по отношению друг к другу. Из этики индивиды
получают моральные наставления о том, как жить, чем руководствоваться, к чему стремиться.
Профессионально-прикладное определение этики применительно к инженерной профессии
означает, что ничто человеческое инженеру не чуждо. Термин «этика» ввел Аристотель в своей
основательной книге «Никомахова этика», имея в виду, что греческое слово ethika означает нрав,
характер, человеческие добродетели, относящие к характеру человека, его душевным качествам.
При классификации наук Аристотель поместил этику между политикой и психологией. В его этике
содержались моральные наставления, поучения на разные случаи жизни. Таким образом, цель
этики – не только знания, но и поступки: ее изучают не только для знания, но и для добродетели.

Что значит «быть ответственным»? Это означает – быть готовым или быть обязанным давать
ответ кому-нибудь и за что-нибудь. В исследованиях по философии права отмечается причинная
ответственность за действия в силу обязанности, согласно которой кто-то ответственен за
нежелательное или наносящее ущерб положение дел. Существует ответственность за способность
выполнять задачу или роль, способность решать вопрос, понимать, планировать, осуществлять,
оценивать события, обладать соответствующими познавательными и управленческими качествами,
квалификацией и, наконец, подотчетная ответственность перед надлежащими инстанциями.
Моральная ответственность всегда индивидуальна, она не поставлена в строгие рамки, не
управляется внешними нормами. Носителем моральной ответственности может быть индивид, она
не может осмысленно приписываться объединениям и формальным организациям, хотя не
обособлена от коллектива. В этике обычно указывается на совесть, перед которой человек держит
ответ, – последняя инстанция для ответственности. Но ее частный характер затрудняет
интерсубъектное с ней обращение.

Проблемы инженерной этики восходят к противоречиям высшего образования. Ее


становление непосредственно связано со становлением советской научной интеллигенции. Все, что
происходило с научной интеллигенцией в России в советское время, укладывается в понятие
становления, а не формирования (в данном случае имеется в виду «еще не настоящее», не
сложившееся). В годы советской власти, как известно, научная интеллигенция, испытывая
воздействие модернизации, не раз оказывалась на грани утраты самотождественности,
идентичности. Ученые считались созидателями господствующей идеологии рабочего класса, но в то
же время они были ведомыми со стороны рабочего класса, не имея своего голоса, нередко отбывая
наказание еще до совершения преступления. Они бывали одновременно на положении специалиста
и вредителя, коммуниста и врага народа, советского ученого и безродного космополита, мичуринца
и дарвиниста. Диктовавшиеся модернизацией требования признавали зависимость лишь от
института науки, но инженерная этика подавлялась невежеством «гегемона». Конфликты чаще
происходили на индивидуальном уровне, но были нередки и на коллективном: вспомним судьбы
отечественных генетиков в 1930–1940 гг., философов (1950–1970-е гг.), социологов (1920–1930-е гг.;
1960-е гг.). Все это было с советской интеллигенцией, и было совсем недавно. И, похоже, возврата к
этому не будет.

Между этикой гражданской и этикой инженерной нет непроходимой грани, так как инженеры
рекрутируются из числа граждан. Каких-либо писаных правил инженерной этики пока нет
(возможно, потому, что еще не успели их написать). Но программа курса философии техники
предполагает существование этических норм инженерной деятельности. И она действительно
существует. Как известно, книга природы написана точным, экономным языком – языком
математики. Так, механика выявляет принцип наименьшего действия или наименьшего пути.

47. Социальная оценка техники


Социальная оценка техники – это определение качественных изменений в ее развитии,
захватывающих всю техносферу. Подобного рода оценка сходна с понятием переоценки,
последствием которой является скачок в развитии ее вещных элементов. Меняются технология,
энергетика, информационные системы. Истории техники известны несколько этапов такой
переоценки. Наиболее значимыми в вещно-техническом значении были переходы от орудийной
техники к машинной, а от нее – к автоматизированной. Исходным пунктом подобных перемен,
носящих революционный характер, является энергетика: овладение силой пара, электричества,
атомной энергии.

В развитии способности человека влиять на природу было два больших скачка: 1)


неолитическая революция, связанная с переходом от собирательства к земледелию, обеспеченному
соответствующими средствами труда; 2) революция, вызванная появлением машинного
производства, в ходе которого масштаб воздействия общества на природу скачкообразно возрос
благодаря принципиально новым техническим средствам и стал сопоставимым с масштабом
геологических и даже космических процессов. В социальном плане эти переходы составили
техническую революцию, смысл которой состоит в том, что она послужила основанием для
качественных преобразований социума. Овладение техникой производства железа в странах Европы
было равносильно овладению оросительной системой в Азии, с той, однако, разницей, что последнее
не ускоряло развитие, а консервировало его. Основой технической революции являются изменения в
технике: машинное производство лондонского или манчестерского городского ремесленника
породило капитализм.

Современный этап развития техники нередко называют научно-технической революцией


(НТР). В большинстве отечественных источников утверждается, что главный признак НТР –
превращение науки в непосредственную производительную силу. Заметим, однако, что этот признак,
во-первых, является образным выражением, поскольку наука не может быть производительной
силой буквально. Во-вторых, он не свидетельствует о революционности современного этапа,
поскольку развитие техники на научной основе началось в эпоху промышленного переворота ХVIII
века. В этом смысле речь может идти об усилении имеющейся тенденции развития техники, а не о
коренном переломе. Революционность заключается скорее в том, что становление индустриализма в
техническом смысле предполагает качественное изменение организации труда, в ходе которого
традиционное для машинизма закрепление за каждым работником узкой частичной операции
уступает место относительно целостному труду, включающему ряд операций, а тем самым
восстанавливается ценность и привлекательность живого труда.

48. Проблема ответственности в науке и технике

В жизни всегда существовали противоречия между должным и сущим. Этот недуг


обыденного бытия затрагивает и проблему ответственности, связанной с функционированием
техники, с решением вопроса о пользе и вреде.

В 1945 г. в США группа инженеров-атомщиков обратилась к своему министру обороны


Генри Л. Стимсону с докладом, в котором предупреждала, что ядерная энергия чревата бесконечно
большими опасностями, чем все предыдущие изобретения, и что они не могут уклониться от
прямой ответственности за то, как использует человечество их бескорыстные изобретения. В 1957
г. III Погуошская конференция в Вене обратилась с декларацией с призывом к ученым внести свой
вклад в образование людей и распространить среди них понимание тех опасностей, которые таит в
себе дальнейшее развитие науки и техники.

Научные открытия и внедрения стали результатом коллективного поиска знаний.


Фундаментальные научные исследования требуют сосредоточения усилий смежных областей
научного поиска. На фоне этих процессов философия техники не могла ограничиваться
сторонними наблюдениями. Одним из первых на ситуацию времени обратил внимании Карл
Ясперс. Он провозгласил технику идеологически нейтральной в системе борьбы двух мировых
систем и ответственность за последствия предложил со всей полнотой возложить на самих людей.
Технику он объявил производной от социальной системы, возложив на последнюю всю
ответственность. Его тезис «Нет никакой реально существующей техники, которая была бы
ценностно нейтральной» стал девизом для науки и техники.

Ясперс разрабатывал проблему коммуникации в связи с проблемами свободы и истины.


Общение индивида, его связь с другими составляет структуру его собственного бытия, его
экзистенции, утверждает философ. Человеческое бытие в концепции Ясперса, как и у Хайдеггера,
есть всегда «бытие с» (другими). Вне коммуникации нет и не может быть свободы. Отказ от
экзистенции – в возможности объективировать себя и таким образом обрести бытие, обладающее
всеобщностью. Свободную экзистенцию от слепой воли Ясперс отличает по возможности общения
с другими, возможности быть «услышанным».

49. Этика науки и инженерной деятельности.

Немецкий физик, лауреат Нобелевской премии Макс Борн (1882–1970) подчеркив анение
старого идеала служения знанию ради него самого. Мы были убеждены, что это никогда не может
обернуться злом, поскольку поиск истины есть добро само по себе. Это был прекрасный сон, от
которого нас разбудили мировые события.

Американский физик Роберт Оппенгеймер (1904–1967), создатель атомной бомбы, был


еще более нетерпим, заявив, что физики после американских атомных бомбардировок японских
городов в 1945 г. потеряли свою невинность и впервые познали грех. Чувство вины принудило его
отказаться от идеи создания водородной бомбы. Власти США отреагировали на это решение
отстранением его от всякой научной деятельности и лишением доступа к закрытой информации. О
необходимости упреждающей оценки всевозможных последствий технического развития говорил
немецкий социолог и экономист Вернер Зомбарт (1883–1941). В своей книге «Немецкий
социализм» в разделе «Обуздание техники» он выдвинул идею, согласно которой внедрение новой
техники всегда будет сопровождаться или даже предваряться ценностным анализом ее возможных
последствий. Данное положение, поддержанное многими его последователями, стало одним из
важнейших тезисов философии техники, а осознание жизненной важности его практической
реализации привело к созданию в 1972 г. при американском конгрессе первой официальной
структуры по оценке техники «Office of Technology Asseement» («Бюро по оценке техники»).
Позже подобные организации появились в Швеции (1973), в Канаде (1975) и в ряде других
развитых стран.

«Отец» кибернетики Норберт Винер (1894–1964) в своей научной деятельности не


ограничивался лишь отказом от всякого рода сотрудничества с военно-промышленным
комплексом США, но и призывал своих коллег последовать его примеру. В работе по кибернетике
«Cyberneties, or Control and Communication in the Animal and Machine» (1948) он, полностью
осознавая тот факт, что эта новая наука «ведет к техническим достижениям, создающим...
огромные возможности для добра и зла», призывал своих коллег отказаться от исследований по
кибернетике. Винер выдвинул принцип, согласно которому было необходимо (а) позаботиться о
том, чтобы широкая публика понимала общее направление и значение указанных исследований и
(б) «ограничиться в своей собственной деятельности такими далекими от войны областями, как
физиология и психология».

В 1974 г. «Маунт-Кармельская декларация по технике и моральной ответственности»


(«Mount Karmel Dek laration on Technology and Moral Responsibility»), поддержанная учеными
мира, констатировала морально-этическую несостоятельность использования энергии атома в
военных целях. В 1970-х гг. группа ученых-генетиков и микробиологов ввела мораторий на
проведение некоторых экспериментов и исследований, когда выяснилось, что полученные ими
гибридные молекулы могут быть использованы для вмешательства в гены живого организма
человека. В 1975 г. группа ученых во главе с Паулем Бергом организовала в г. Азиломаре (США)
международную конференцию с участием 150 ученых-генетиков со всего мира. Была выработана
система мер предосторожности, гарантирующая безопасность этого направления исследований для
жизни человека.