Вы находитесь на странице: 1из 459

Джек Марс

Все средства хороши


Серия «Триллер из серии
о Люке Стоун», книга 1

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=23300075
Все средства хороши (Триллер из серии о Люке Стоуне –
Книга первая):
ISBN 9781632916228

Аннотация
Когда террористы посреди ночи похищают
радиоактивные отходы из хранилища неохраняемой
больницы Нью-Йорка, полиция, в неистовой гонке за
временем, звонит в ФБР. Люк Стоун, глава элитного
секретного подразделения ФБР, один из немногих, к кому
можно обратиться за помощью. Он сразу понимает, что
целью похитителей является создание “грязных” бомб,
которыми они атакуют важную цель в течение 48 часов.
В погоне за правдой лучшие правительственные агенты
противостоят наиболее подкованным террористам. Агент
Стоун собирает картину по кусочкам и вскоре
обнаруживает, что он столкнулся с заговором, целью
которого является нечто большее, чем простое нападение.
Все пути ведут к президенту Соединенных Штатов
Америки.
Сложно представить себе ситуацию, когда ставки будут
выше, чем при обстоятельствах, в которых находится Люк:
сам он в розыске, его команда под угрозой, а собственная
семья в опасности. Но Стоун, как бывший командир
отряда спецназа, не раз попадал в жесткие рамки. И он
не сдастся, пока не найдет способа остановить заговор,
используя любые возможные средства.
Страницу за страницей этот парень сталкивается с
безумным количеством препятствий и сговоров, далеко
выходя за пределы того, с чем может справиться любой
нормальный человек, вплоть до шокирующего финала.
Политический триллер, который заставит ваше
сердце биться быстрее, неожиданные международные
конфликты, постоянное напряжение. «ВСЕ СРЕДСТВА
ХОРОШИ» – дебют новой ошеломительной серии книг,
которые заставят вас листать страницы до поздней ночи.
Содержание
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 9
Глава 1 9
Глава 2 19
Глава 3 32
Глава 4 35
Глава 5 42
Глава 6 47
Глава 7 51
Глава 8 58
Глава 9 66
Глава 10 83
Глава 11 89
Глава 12 101
Глава 13 111
Глава 14 114
Глава 15 124
Глава 16 133
Глава 17 138
Глава 18 143
Глава 19 158
Глава 20 168
Глава 21 178
Глава 22 183
Глава 23 194
ЧАСТЬ ВТОРАЯ 197
Глава 24 197
Глава 25 212
Глава 26 216
Глава 27 229
Глава 28 237
Глава 29 245
Глава 30 249
Глава 31 264
Глава 32 268
Глава 33 276
Глава 34 286
Глава 35 297
Глава 36 304
Глава 37 313
Глава 38 316
Глава 39 329
Глава 40 334
Глава 41 346
Глава 42 351
Глава 43 357
Глава 44 361
Глава 45 370
Глава 46 378
Глава 47 381
Глава 48 390
Глава 49 395
Глава 50 407
Глава 51 412
Глава 52 422
Глава 53 425
Глава 54 431
Глава 55 436
Глава 56 443
Глава 57 449
Джек Марс
Все средства хороши
(Триллер из серии о Люке
Стоуне – Книга первая)
Джек Марс

Джек Марс – заядлый читатель и преданный


фанат жанра триллер. «ВСЕ СРЕДСТВА ХОРО-
ШИ» – дебют Джека в этом стиле. Ему хотелось
бы услышать ваше мнение, поэтому посетите сайт
www.Jackmarsauthor.comwww.Jackmarsauthor.com,
чтобы подписаться на новости, получить бесплатную
книгу и призы в подарок. Подписывайтесь на него на
Facebook и Twitter и оставайтесь в курсе новинок!
Copyright © 2015 г. Джек Марс. Все права защи-
щены. За исключением случаев, разрешенных Зако-
ном США об авторском праве 1976 года, ни одна
часть данной публикации не может быть воспроиз-
ведена, распространена или передана в любом фор-
мате или любыми средствами, либо храниться в ба-
зе данных, без предварительного разрешения авто-
ра. Данная книга лицензирована только для личного
пользования. Данная книга не может быть повторно
продана или передана другим людям. В случае, ес-
ли вы хотите поделиться этой книгой с другим лицом,
вам необходимо приобрести дополнительную копию
для каждого получателя. Если вы читаете эту книгу,
не купив ее, или же она была приобретена не для
личного пользования, пожалуйста, верните ее и при-
обретите собственный экземпляр. Спасибо за уваже-
ние к напряженной работе автора. Это художествен-
ное произведение. Имена, персонажи, предприятия,
организации, места, события и происшествия являют-
ся плодом воображения автора. Любое сходство с ре-
альными людьми, живыми или мертвыми, совершен-
но случайно. Изображения wavebreakmedia и Michael
Rosskothen используются на основании лицензии, по-
лученной от Shutterstock.com.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1
5 июня, 1:15
Округ Фэрфакс, Виргиния – пригород Вашингто-
на
Раздался звонок.
Люк Стоун находился в состоянии полудремы. В
голове промелькнули картинки. Ночь, пустое шоссе,
сильный дождь. Кто-то ранен. Автокатастрофа. Где-то
вдалеке несется карета скорой помощи. Завыла си-
рена.
Он открыл глаза. В темноте их спальни, где-то на
тумбочке, разрывался телефон. Прямо за ним стояли
цифровые часы. Люк посмотрел на красные подсве-
чивающиеся цифры.
– О, Боже, – прошептал он. Он спал всего каких-то
полчаса.
– Не отвечай, – раздался голос его жены Ребекки,
слегка хриплый от сна.
Пучок ее светлых волос выбился из-под одеяла.
Мягкий голубоватый свет от ночника в ванной проса-
чивался в их комнату.
Он снял трубку.
– Люк, – произнесли в ответ. Голос был глубоким
и грубым, с легким южным акцентом. Люк знал его
слишком хорошо. Это был Дон Моррис, его бывший
начальник из группы особого реагирования.
Люк провел рукой по волосам:
– Да?
– Я тебя разбудил? – спросил Дон.
– А ты как думаешь?
– Я бы не стал звонить тебе на домашний, но твой
мобильный выключен.
– Потому, что я отключил его, – буркнул Люк.
– У нас проблема, парень. И ты мне нужен.
– Рассказывай, – ответил Стоун.
Он слушал звучание голоса. Вскоре появилось
ощущение, к которому он давно уже привык – будто
его желудок находится в лифте, который на безумной
скорости проносится мимо пятидесяти этажей. Воз-
можно это именно та причина, по которой он ушел с
работы. Не из-за огромного количества звонков, не из-
за того, что сын рос без его участия, а именно потому,
что он не переносил это ощущение.
На самом деле, он чувствовал себя подобным об-
разом из-за огромного количества информации. Ее
было слишком много. Он размышлял о судьбах мил-
лионов людей, живущих счастливо и в блаженном
неведении о том, что происходит вокруг. Люк завидо-
вал их незнанию.
– Когда это произошло? – спросил он.
– Мы пока толком ничего не знаем. Час, может два
назад. Больница обратила внимание на брешь в си-
стеме безопасности всего минут пятнадцать назад.
Несколько их сотрудников считаются пропавшими без
вести, так что это больше похоже на преступление
внутри компании. Ситуация изменилась бы, приди ту-
да профессионал. Управление по понятным причи-
нам сходит с ума. Они дополнительно вызвали две
тысячи копов, включая наш район, а это совсем не
близко. Большинство из них даже не успеет добрать-
ся туда к окончанию смены.
– Кто позвонил в Управление? – спросил Люк.
– Больница.
– А кто позвонил нам?
– Шеф полиции.
– Он звонил еще кому-нибудь?
– Нет, только нам.
Люк кивнул:
– Хорошо, давайте продолжать в том же духе. Ко-
пам необходимо зафиксировать место преступления
и огородить его. В то же время нужно, чтобы они
оставались за периметром. Не стоит запускать их ту-
да. Также стоит держаться подальше от СМИ. Если
журналисты доберутся до этого, начнется настоящий
цирк.
– Все уже сделано.
Люк вздохнул:
– Предположим, у них есть два часа форы. Это пло-
хо. Они опережают нас и могут находиться где угодно.
– Я знаю. Управление проверяет все мосты, тунне-
ли, метро, пригородные станции. Они также проверя-
ют данные с платных участков дорог, но это все равно,
что искать иголку в стоге сена. Никто не может спра-
виться с подобным.
– Когда ты собираешься поехать туда? – спросил
Люк.
– Сейчас, и ты едешь со мной, – без колебаний от-
ветил Дон.
Люк снова взглянул на часы. 1:23.
– Я буду на вертолетной площадке через полчаса.
– Я направил за тобой машину, – ответил Дон. – Во-
дитель только что звонил, он будет у тебя через де-
сять минут.
Люк повесил трубку на место.
Ребекка уже наполовину проснулась, она глядела
на него, оперевшись головой на локоть. Ее длинные
волосы струились по плечам. Голубые глаза были
красиво обрамлены густыми ресницами. Милое ли-
цо стало более худым по сравнению с тем, когда они
впервые встретились в колледже. Прошедшие годы
добавили ко взгляду осторожность и беспокойство.
Люк жалел об этом. Ему было невыносимо думать о
том, что его работа причиняла ей хоть какую-то боль.
Это было еще одной причиной, почему он ушел с ра-
боты.
Он вспомнил какой она была, когда они были мо-
лоды – всегда смеялась, постоянно улыбалась. Тогда
она была беззаботной. Много воды утекло с тех пор,
как он видел ее такой. Он надеялся, что его уход с
работы вернет все на свои места, но изменения бы-
ли слишком незначительны. Иногда, конечно, бывали
моменты, когда он видел настоящую Бекку, но они бы-
ли мимолетными.
Он мог сказать, что она не верила в его выбор. Она
не верила ему. Она постоянно ждала этого ночного
звонка, того, на который он должен будет ответить. То-
го, после которого он положит трубку, встанет с кро-
вати и уйдет.
Сегодня была прекрасная ночь. На несколько часов
вдруг показалось, что все вернулось на круги своя. И
теперь это.
– Люк… – начала она. Ее взгляд был хмурым, что
говорило о предстоящем тяжелом разговоре.
Люк быстро вскочил с постели, отчасти потому, что
этого требовали обстоятельства, отчасти, чтобы по-
кинуть дом раньше, чем Бекка соберется с мыслями.
Он проскользнул в ванную, плеснул водой в лицо и
посмотрел на свое отражение в зеркале. Он чувство-
вал себя довольно бодро, но глаза были уставшими.
Его тело выглядело жилистым, но сильным – резуль-
тат постоянного посещения тренажерного зала четы-
ре раза в неделю. «Тридцать девять лет, – подумал
он. – Неплохо».
Он вытащил небольшой, но достаточно длинный
стальной сейф из-под верхней полки шкафа, по па-
мяти набрал десятизначный код и крышка распахну-
лась. Достав девятимиллимитровый Глок, Люк засу-
нул его в кожаную кобуру. Затем он присел и привязал
небольшой пистолет 25 калибра к правой ноге, а 5-
дюймовый раскладной нож – к левой, захватив также
кастет.
– Я думала, ты не будешь больше держать оружие
в доме.
Он оглянулся и конечно же увидел Бекку, наблюдав-
шую за ним. Она стояла в халате, плотно облегающем
ее тело. Волосы были откинуты назад, а руки скре-
щены на груди. Ее лицо немного осунулось, взгляд
был насторожен. Та чувственная женщина, которой
она была сегодня вечером, исчезла. Испарилась.
Люк покачал головой:
– Я никогда не говорил подобного.
Он встал и начал собираться. Надел черные брю-
ки, положив в карманы пару дополнительных магази-
нов для Глока, натянул рубашку и заткнул пистолет
за пояс. Затем он обул сапоги со стальными носками,
закрыл сейф и убрал его обратно под верхнюю полку
шкафа.
– Что, если бы Ганнер нашел эту коробку? – вне-
запно раздался голос Ребекки.
– Она расположена достаточно высоко, он попро-
сту не видит ее, а если и найдет, то не сможет достать.
Даже если он каким-то образом снимет ее, она забло-
кирована кодовым замком и только я знаю правиль-
ную комбинацию.
На вешалке висела сумка с комплектом вещей на
два дня. Он схватил ее, а также небольшой пакет с са-
мым необходимым, куда входили туалетные принад-
лежности для путешествия, очки для чтения, энерге-
тические батончики и пол упаковки “Декседрина”.
– Люк всегда готов, да? Схватил оружие, вещи, ле-
карства и уже готов бежать по первому зову, когда
страна нуждается в тебе, я права?
Он глубоко вздохнул:
– Я не знаю, что ты хочешь услышать от меня.
– А почему бы тебе не сказать: Я решил никуда
не идти. Я решил, что жена и сын более важны для
меня, чем эта работа. У моего сына должен быть
отец. Я не хочу, чтобы моя жена ночи напролет си-
дела и гадала жив ли я, вернусь ли я. Это ты можешь
сделать?
В подобные моменты Люк чувствовал, что расстоя-
ние между ними только увеличивается. Он почти фи-
зически мог его видеть. Бекка становилась крошечной
фигуркой на горизонте огромной пустыни. И он хотел
вернуть ее, отчаянно хотел, но не знал как. Работа
звала.
– Папа снова уходит? – неожиданно раздался го-
лос.
Они оба покраснели. Ганнер стоял на верхней сту-
пеньке лестницы, ведущей в его комнату. На секунду у
Люка перехватило дыхание при виде сына. Он выгля-
дел словно Кристофер Робин из сказок про Винни-Пу-
ха. Малыш был одет в синюю пижаму с нарисованны-
ми звездами и месяцами и футболку Ходячие Мерт-
вецы. Светлые волосы торчали в разные стороны.
– Иди сюда, монстр.
Люк бросил сумки, подошел к сыну и взял его на
руки. Ребенок вцепился в его шею.
– Это ты монстр, папа. Не я.
– Ок, я – монстр.
– Куда ты идешь?
– Мне нужно уехать на работу. Это займет день, мо-
жет два. Но я вернусь сразу же, как только смогу.
– Мама уйдет от тебя, как и сказала?
Люк держал Ганнера на вытянутых руках. Было
видно, что мальчик вырастет большим и Люк вдруг по-
нял, что скоро наступит тот «прекрасный» день, когда
он больше не сможет взять его вот так. Но время еще
не пришло.
– Послушай меня. Мама не собирается уходить от
меня, и мы все будем жить вместе еще очень-очень
долго, ясно?
– Понятно, пап.
Он поднялся по ступенькам в свою комнату.
Когда малыш ушел, Люк и Бекка уставились друг
на друга. Расстояние между ними, казалось, теперь
уменьшилось. Ганнер был своеобразным мостиком
между родителями.
– Люк…
Он поднял руки:
– Перед тем, как ты начнешь мне все высказывать,
пойми, что я люблю тебя и Ганнера больше всего на
свете. Я хочу быть с вами каждый день, сейчас и все-
гда. Я ухожу не потому, что чувствую, что мне это нуж-
но. Мне это не нужно, я скорее даже ненавижу эти мо-
менты. Но этот звонок…жизни людей находятся под
угрозой. Все эти годы я собирался и ехал посреди
ночи, ради чего? Только дважды уровень угрозы был
вторым. В остальных случаях это был третий уровень.
Лицо Бекки немного смягчилось.
– И какой уровень на этот раз? – спросила она.
– Первый.
Глава 2
1:57
Маклин, Виргиния – Штаб-квартира группы осо-
бого реагирования
– Сэр, – прозвучал чей-то голос. – Сэр, мы приеха-
ли.
Люк очнулся и резко сел. Они стояли у ворот вер-
толетной площадки. Шел дождь. Он взглянул на води-
теля. Это был молодой парень с короткой стрижкой,
вероятнее всего, военный. Парнишка улыбался.
– Вы отключились, сэр.
– Да, – ответил Люк, снова ощутив, как работа на-
валилась на него. Он хотел бы быть дома в постели
с Беккой, но вместо этого был здесь. Он хотел жить
в мире, где убийцы не крадут радиоактивные элемен-
ты. Он хотел спать и мечтать о прекрасном будущем.
Но сейчас он даже не мог представить себе, что такое
бывает. Его сон был отравлен знанием.
Он взял сумки, вылез из машины, показал охранни-
ку свое удостоверение и шагнул через сканер.
Большой блестящий черный вертолет Bell 430 при-
землился на площадку. Пригинаясь ниже, Люк пере-
сек мокрую территорию. Когда он приблизился, дви-
гатель вертолета начал набирать обороты. Все были
готовы к отправлению. Дверь в пассажирский салон
открылась и Люк забрался внутрь.
На борту уже было шесть человек: четверо в сало-
не и двое в кабине пилотов. Дон Моррис сидел возле
ближайшего окна, место перед ним было свободно.
Дон указал на него:
– Рад, что ты смог приехать, Люк. Садись. Присо-
единяйся к нашей вечеринке.
Люк пристегнулся, как только вертолет рванул
вверх, и взглянул на Дона. Он постарел, голову покры-
ла седина, борода и брови также приобрели сереб-
ристый оттенок. Но он по-прежнему выглядел, слов-
но командир спецподразделения «Дельта», кем он ко-
гда-то и был. Его тело было привлекательным, а чер-
ты лица четко очерчены, с острыми скулами. Взгляд
был пронизывающим. В крепкой руке он вертел неза-
женную сигарету. Он не курил уже десять лет.
Когда вертолет набрал высоту, Дон указал на
остальных присутствующих в салоне. Он быстро
представил их:
– Люк, ты в невыгодном положении, т.к. все находя-
щиеся здесь знают тебя, а ты их нет. Ты знаком только
с Труди Веллингтон, специалистом по науке и разве-
дывательным технологиям.
Люк кивнул молодой темноволосой девушке в боль-
ших круглых очках. Он работал с ней уже много раз.
– Привет, Труди.
– Привет, Люк.
– Что ж, птенчики, достаточно. Люк, это Марк Свон,
технический специалист, и Эд Ньюсэм, эксперт по так-
тике и вооружению, – указал Дон.
Люк кивнул в знак приветствия. Свон был белым
парнем с рыжими волосами и в очках. На вид ему
было лет тридцать пять – сорок. Они уже виделись
раз или два. Ньюсэма Люк никогда не встречал. Это
был молодой афроамериканец тридцати с неболь-
шим лет, лысый, со стильной бородкой и выпирающей
из-под белой футболки татуировкой в виде полумет-
ровых питонов. Он выглядел так, словно только что
выбрался из чертовой перестрелки или даже уличной
драки. Назвав его экспертом по тактике и вооруже-
нию, Дон имел в виду именно внешний вид Эда.
Вертолет набрал высоту, выровнялся и начал дви-
жение. «Где-то десять тысяч футов, – подумал Люк. –
Эти штуки в среднем перемещаются на скорости
240 км/ч, в таком случае часа через полтора мы до-
стигнем Нью-Йорка».
– Ок, Труди, – начал Дон, – что у тебя есть для нас?
В ее руках засветился планшет. В темноте салона
он давал жуткий отблеск на ее лицо, перед ними слов-
но сидел демон.
– В основном предположения, никаких точных све-
дений, – ответила она.
– Мы слушаем.
Она начала:
– Менее часа назад мы связались с антитеррори-
стическим департаментом полиции Нью-Йорка. В во-
сточной части Манхэттена есть довольно большой
Медицинский Центр. У них есть огромное хранили-
ще радиоактивных материалов, расположенное на
шесть уровней ниже первого этажа. В основном, речь
идет об отходах, получаемых после проведения лу-
чевой терапии для онкобольных, а также после иных
процедур, включая рентгенографию. Несколько часов
назад неизвестные лица проникли в хранилище, от-
ключив систему безопасности, и похитили радиоак-
тивные материалы.
– Мы владеем информацией о количестве? – поин-
тересовался Люк.
Труди взглянула на планшет:
– Каждые четыре недели отходы увозят грузовиком
в специализированное хранилище в Западной Пен-
сильвании, совместно контролируемое Департамен-
том внутренней безопасности и Департаментом охра-
ны окружающей среды штата. Следующая отгрузка
должна была произойти через 2 дня.
– Получается, там скопилось радиоактивных отхо-
дов за двадцать шесть дней, – прокомментировал
Дон, – насколько это много?
– Сотрудники госпиталя затрудняются отве-
тить, – сказала Труди.
– Они не знают?
– Они фиксируют количество отходов в базе дан-
ных. Но она была взломана и уничтожена теми, кто
похитил материалы. Количество каждый раз отлича-
ется из-за графиков процедур. В принципе, они мо-
гут воссоздать отчет на основе записей, но это займет
несколько часов.
– Они не имеют резервной копии? – удивился Свон.
– Она была, но ее также начисто стерли. Фактиче-
ски, утеряна информация за последний год.
– Кто-то серьезно подошел к этому вопросу, – доба-
вил Свон.
– Как мы можем говорить о чрезвычайности ситуа-
ции, если даже не знаем, что было украдено? – под-
ключился к разговору Люк.
– По нескольким причинам, – ответила Труди. – Для
начала, это нечто большее, чем просто кража. Это
была хорошо спланированная и скоординированная
атака. Камеры видеонаблюдения были отключены во
всех стратегических точках больницы. Речь идет о
нескольких входах и выходах, лестничных проемах и
грузовых лифтах, самом хранилище и гараже.
– Кто-нибудь говорил с охраной? – поинтересовал-
ся Люк.
– Двое охранников, работавших в эту смену, были
найдены мертвыми внутри запертого шкафа с обору-
дованием. Один из них Натан Голд, пятидесятисеми-
летний белый мужчина, разведен, трое детей, заме-
чен в связях с организованной преступностью или экс-
тремистскими организациями не был. Второй – Кит-
ти Фолкнер, тридцатитрехлетняя афроамериканка, не
замужем, один ребенок, замечена в связях с органи-
зованной преступностью или экстремистскими орга-
низациями также не была. Голд работал в госпитале
уже двадцать три года, Фолкнер около восьми. Трупы
были раздеты, форма отсутствовала. Оба были заду-
шены, на лицах присутствовали характерные отеки,
также замечены травмы шеи и иные признаки смерти
от удушения. Если вы хотите взглянуть, у меня есть
фотографии.
Люк поднял руку:
– Хорошо, но давайте предположим, что нападав-
шими были мужчины. Мог ли мужчина убить женщи-
ну-охранника, а затем надеть ее форму?
– Фолкнер была довольно высока для женщи-
ны, – сообщила Труди. – Ее рост составил около
180 см, к тому же она была довольно крупной ком-
плекции. Мужчина запросто мог влезть в ее форму.
– Это все, что у нас есть?
Труди продолжила:
– Нет. Также есть сотрудник больницы, который был
на смене и сейчас числится пропавшим без вести.
Его зовут Кен Брайант, ранее судимый. Ему двадцать
девять лет, афроамериканец, провел год в предвари-
тельном заключении на острове Рикерс, а затем трид-
цать месяцев в исправительном учреждении Клинто-
на в Даннимора, Нью-Йорк. Он был признан винов-
ным в грабежах и нападениях. После освобождения
прошел шестимесячную адаптацию и специальные
курсы. Он проработал в больнице почти четыре года и
имеет довольно хорошую репутацию. Никаких вопро-
сов с посещаемостью или дисциплиной.
Работая сторожем, он имеет доступ к хранилищу
опасных отходов и может владеть информацией о си-
стеме и уровне безопасности больницы и ее штата.
Он когда-то был связан с наркоторговцами и с афро-
американской тюремной бандой под названием “Чер-
ная семейка гангстеров”. Наркодилерами, по сути, бы-
ли обычные уличные торговцы из района, где он вы-
рос, а с бандой он связался, скорее, для собственной
безопасности в тюрьме.
– Ты считаешь, что за всем этим может стоять тю-
ремная или уличная банда?
Она замотала головой:
– Точно нет. Я выделила Брайанта лишь потому, что
он все еще не найден. Чтобы получить доступ к базе
данных и уничтожить ее так же, как и взломать систе-
му видеонаблюдения, необходимы технические навы-
ки, которыми вряд ли владеют обычные члены груп-
пировок. Нам кажется, что уровень сложности и вы-
бор материалов скорее подходит для террористиче-
ской ячейки.
– Что они могут сделать с химикатами? – поинтере-
совался Дон.
– Они начинены рассеивающимися радиологиче-
скими элементами, – ответила Труди.
– Например, “грязные” бомбы, – добавил Люк.
– Бинго! Других причин для кражи радиоактивных
отходов я не вижу. Больница понятия не имеет об объ-
емах, которые были вынесены из хранилища, но они
знают что именно там хранилось. Среди химикатов
находятся иридиум-192, цезий-137, тритий и фтор.
Иридиум сильно радиоактивен, контакт с ним даже в
небольших дозах может вызвать серьезные ожоги и
лучевую болезнь в считанные минуты, если повезет,
часы. Эксперименты показывают, что крошечная доза
цезия-137 с легкостью убивает собаку средних разме-
ров в течение трех недель. Фтор является каустиче-
ским газом, который довольно опасен для мягких тка-
ней, особенно для глаз, кожи и легких. При маленьких
концентрациях у вас просто будут слезиться глаза, но
при больших, он наносит огромный ущерб легким, что
провоцирует остановку дыхания и смерть в течение
нескольких минут.
– Отлично, – сказал Дон.
– Основным здесь является именно концентрация
веществ, – сказала Труди. – Если вы преследуете тер-
рористическую цель, то вам необходимо применить
их в довольно ограниченном пространстве. Это уси-
лит воздействие. Вы создаете бомбу из радиоактив-
ных элементов и взрывчатого вещества, например,
динамита, и устанавливаете ее в закрытом помеще-
нии, желательно с большим количеством людей во-
круг. Идеально подойдет переполненный вагон или
станция метро в час пик, пригородные вокзалы напо-
добие Гранд-Сентрал-Терминал или Пенсильванско-
го вокзала, любой большой автовокзал или аэропорт,
посещаемая достопримечательность, например, ста-
туя Свободы. В общем, любое ограниченное про-
странство, где можно добиться максимальной кон-
центрации излучения.
Люк представил узкую лестницу, ведущую на вер-
шину статуи Свободы. Каждый день она переполнена
людьми, в основном школьниками, пришедшими на
экскурсию. Мысленно он увидел и остров Свободы,
наполненный десятком тысяч туристов, паромы с еще
большим количеством людей на борту, словно лодки
беженцев из Гаити.
Затем взору предстали настолько переполненные
платформы станции метро Центрального вокзала в
7:30 утра, что негде было плюнуть. Сотни людей сто-
яли бы на ступеньках в ожидании прихода поездов,
а затем следующая группа людей спустилась бы на
платформы. Он представил бомбу, брошенную в эту
толпу.
Гаснет свет.
Люк ощутил волну отвращения. Большинство
умрет в давке из-за паники, нежели от самого взрыва.
Труди продолжала:
– Основная проблема, с которой мы столкнулись,
заключается в том, что подобных мест слишком мно-
го и невозможно уследить за всеми, к тому же, это не
обязательно произойдет в Нью-Йорке. С учетом того,
что кража произошла три часа назад, мы уже можем
оценивать возможный радиус применения элементов
минимум в ста пятидесяти милях отсюда. Точнее, это
может быть сам Нью-Йорк, его пригород, Филадель-
фия и такие крупные города Нью-Джерси, как Ньюарк,
Джерси-Сити и Трентон. Если преступники пробудут
на свободе еще час, вы с легкостью можете расши-
рить границы до Бостона и Балтимора. Весь регион
густо населен. С такими расстояниями мы можем на-
считать десяток тысяч возможных целей. Даже если
террористы выбирают среди самых известных и попу-
лярных мест, то мы все еще говорим о сотнях подоб-
ных.
– Спасибо, Труди, – сказал Люк. – Ты, конечно,
представила нам некоторые факты, но что тебе под-
сказывает собственное чутье?
Труди пожала плечами:
– Я считаю, нам все же стоит рассмотреть ситуа-
цию с точки зрения “грязных” бомб, причем спонсиру-
емых другой страной или независимой террористиче-
ской группировкой, как, например, ИГИЛ или Аль-Каи-
да. В нее могут входить американцы или канадцы, но
основной контроль производится откуда-то из другого
места. Это точно не местная доморощенная групка по
типу экологов или расистов.
– С чего ты взяла? Почему не местная? – уточнил
Люк. Он уже знал ответ, но было важно произнести это
вслух, чтобы начать продвигаться вперед и ничего не
упустить.
– ”Левые” сжигают Хаммеры наркодилеров по но-
чам. Они дырявят шипами лесозаготовки, затем рас-
крашивают их, но никто от этого не страдает. Они ни-
когда не нападали на населенные пункты и никого не
убивали, а еще они ненавидят радиацию. “Правые”
более жестоки в этом плане и случаи в Оклахома-Си-
ти наглядно продемонстрировали, что они могут на-
пасть на обычных людей, а также осквернить государ-
ственную символику. Но вряд ли хоть одна из этих
группировок имеет подготовку для того, с чем мы сей-
час имеем дело. И есть еще одна веская причина, по-
чему это явно не они.
– Какая же? – заинтересовался Люк.
– У иридиума довольно короткий период полурас-
пада, – ответила Труди. – Буквально через пару дней
он будет практически бесполезен. Кроме того, тот, кто
украл эти химикаты, должен действовать быстро, ина-
че, он сам рискует облучиться. Сегодня на закате на-
чинается священный для мусульман месяц Рамадан.
Я думаю, это как-то приурочено к его началу.
Люк вздохнул с облегчением. Он работал и знал
Труди уже несколько лет. Ее умение анализировать
ситуацию всегда было на высоте, а способность рас-
кручивать сценарий – просто исключительной. Прак-
тически всегда она была права.
Он взглянул на часы. Было уже 3:15. Сегодня закат
начался в районе восьми вечера. Он быстро посчитал
про себя.
– Итак, ты думаешь, что у нас есть чуть более шест-
надцати часов, чтобы найти этих людей?
Шестнадцать часов. Искать иголку в стоге сена –
это одно, и совсем другое – сделать это, имея в за-
пасе время, самые передовые технологии и лучших в
своем деле людей. Было на что надеяться.
Труди покачала головой:
– Нет. Проблема в том, что Рамадан начинается с
заходом солнца, но какую брать точку отсчета? В Те-
геране закат сегодня состоится в 20:24, то есть в 10:54
по местному времени. Но что, если они считают нача-
лом Рамадана время в самой ранней точке мира, на-
пример, в Малайзии или Индонезии? Тогда речь идет
уже о 7:24, что добавляет смысла, так как это начало
утреннего час-пика.
Люк хмыкнул. Он смотрел в иллюминатор на огни
мегаполиса, проплывающие под ними. Снова взгля-
нул на часы. 3:20. Впереди, на горизонте, он мог
разглядеть небоскребы Нижнего Манхэттена и два
одинаковых синих столба света, уходящих высоко в
небо, там, где когда-то находился Всемирный торго-
вый центр. Через три часа люди начнут набиваться в
метро и пригородные электрички.
И где-то там находились преступники, которые пла-
нировали убийство всех этих пассажиров.
Глава 3
3:35
Ист-Сайд, Манхэттен
– Такое ощущение, будто это крысы, – сказал Эд
Ньюсэм.
Вертолет пролетал довольно низко над Ист-Ривер.
Темная вода под ними то поднималась, то опускалась
волнами. Люк понял, что имел в виду Эд. Река струи-
лась так, словно тысяча крыс бегала под черным бле-
стящим одеялом.
Они медленно опускались на площадку на 34-й ули-
це. Люк наблюдал за огнями зданий, расположенных
слева от них, за этим миллионом мерцающих драго-
ценностей в ночи. Теперь, когда они добрались, осо-
знание срочности этого дела захлестнуло его. Сердце
екнуло. Он сохранял спокойствие в течение длитель-
ного перелета. По сути, что ему оставалось делать?
Но часы тикали и им стоило поторопиться. Он прак-
тически выпрыгнул из вертолета, не дождавшись по-
садки.
Вертолет приземлился с небольшим ударом и виб-
рацией и все тут же отстегнули ремни безопасности.
Дон чуть ли не вырвал дверь:
– Идем.
Выход на улицу находился всего в 20 ярдах от пло-
щадки. Три внедорожника ожидали их за бетонной
стеной. Ребята из группы особого реагирования Нью-
Йорка подбежали к вертолету и разгрузили сумки с
оборудованием. Один из них вытащил багаж Люка.
– Осторожнее с этим, – сказал Стоун. – В последний
раз, когда я приезжал сюда, вы, ребята, умудрились
потерять мои вещи. У меня нет времени на шопинг.
Люк и Дон забрались в первый внедорожник, Труди
проскользнула за ними. Салон машины был сделан
таким образом, чтобы пассажиры могли сидеть друг
напротив друга. Люк и Дон сели так, чтобы смотреть
вперед, а Труди разместилась лицом к ним. Внедо-
рожник тронулся еще до того, как они уселись. Двига-
ясь на север, они уже через минуту оказались внутри
узкого тоннеля магистрали ФДР. Желтые такси кружи-
ли вокруг них, словно рой пчел.
Все молчали. Внедорожник мчался по шоссе, сле-
дуя дорожной разметке, проезжая сквозь тоннели под
зданиями и проскакивая выбоины на дороге. Люк по-
чувствовал, как бешенно колотится сердце. Но не по-
добная езда заставила его пульс участиться, скорее
это было ожидание.
– Было бы неплохо приехать сюда поразвлечь-
ся, – заметил Дон. – Остановиться в необычном оте-
ле, возможно, посмотреть какое-нибудь шоу на Брод-
вее.
– В следующий раз, – ответил Люк.
Он посмотрел в окно и заметил, что они уже поки-
дают шоссе. Это был выезд на 96-ю улицу. Водитель
едва успел остановиться на красный свет, затем свер-
нул налево и поехал вниз к пустому бульвару.
Люк смотрел, как внедорожник движется по кольце-
вой дороге, подъезжая к больнице. Была тихая ночь.
Они выскочили прямо перед яркими огнями отде-
ления скорой помощи. Их ожидал человек в костю-
ме-тройке.
– Стильный парень, – заметил Люк.
Дон ткнул его своим толстым пальцем:
– Люк, у нас есть небольшое задание для тебя. Ска-
жи, когда в последний раз ты надевал костюм химза-
щиты?
Глава 4
4:11
Подземная часть Медицинского Центра, Верх-
ний Ист-Сайд
– Не так туго, – сказал Люк, держа пластиковый тер-
мометр во рту.
Труди приложила тонометр к его запястью. Ман-
жета прибора сжала руку, затем еще сильнее и по-
степенно спустила воздух, издавая соответствующие
звуки. Труди расстегнула липучку и вытащила термо-
метр изо рта Люка.
– Ну и что там? – спросил он.
Она взглянула на показания:
– Давление повышено – 138 на 85; пульс составля-
ет 97 ударов в минуту, температура выше нормы. Я
не стану врать, Люк, цифры могли быть куда лучше.
– В последнее время я переживал небольшой
стресс.
– Показатели Дона лучше твоих, – пожала плечами
Труди.
– Да, но он принимает различные препараты.
Люк и Дон сидели на деревянной скамейке в шор-
тах и майках. Они находились в хранилище под боль-
ницей. Вокруг висели тяжелые виниловые шторы, за-
крывающие все пространство от взора. Было холодно
и сыро, и Люк ощутил, как по спине пробежали мураш-
ки. Место происшествия находилось двумя этажами
ниже.
Мимо постоянно мелькали люди. Это была парочка
ребят из нью-йоркского подразделения группы особо-
го реагирования. Они поставили два раскладных сто-
ла и установили на них несколько ноутбуков и мони-
торов. Там же был и парень в костюме-тройке, кото-
рый оказался специалистом контртеррористического
отдела Управления.
Эд Ньюсэм, тот самый эксперт по тактике и воору-
жению, которого Люк встретил в вертолете, зашел в
помещение, раздвинув шторы. Позади него шли еще
двое из группы особого реагирования, каждый из них
нес герметичный пакет с ярко-желтой консистенцией
внутри.
– Внимание, – громко начал Ньюсэм, прерывая
болтовню. Он указал двумя пальцами на свои гла-
за. – Дон и Люк, посмотрите на меня, пожалуйста.
В каждой руке Эд держал по бутылке с водой.
– Я знаю, вы оба уже проходили это ранее, но да-
вайте будем действовать, как впервые, чтобы не бы-
ло никаких ошибок. Эти парни позади меня проверят
ваши костюмы и помогут вам надеть их. Это костюмы
химзащиты первого уровня опасности, они из жестко-
го винила. Скорее всего, в них будет жарко и вам пред-
стоит хорошенько попотеть. Поэтому, прежде, чем мы
начнем, я хочу, чтобы вы выпили по бутылке воды. По-
верьте, вы не пожалеете.
– Кто-нибудь был там до нас? – поинтересовался
Люк.
– Двое охранников спустились туда, когда было
замечено нарушение в системе безопасности. Свет
отрубился. Свон пытался устранить неполадку, но
ему это не удалось. Поэтому там довольно темно. У
охранников были фонари, но когда они обнаружили,
что хранилище вскрыто, а канистры и бочки разбро-
саны, то в спешке вернулись обратно.
– Они подверглись облучению?
Ньюсэм улыбнулся:
– Немного. Мои дети собираются использовать их в
качестве фонариков в ближайшие несколько дней. На
самом деле, у них не было с собой средств защиты,
но они провели там всего минуту. Вы пробудете там
дольше.
– Вы будете видеть то же, что и мы?
– В ваши шлемы вмонтированы видеокамеры и
светодиодные фонари. Я буду видеть то же, что и вы,
и запишу это.
Переодевание заняло двадцать минут. Было слож-
но двигаться в этом костюме. С ног до головы он был
покрыт винилом, и уже становилось жарко. Маска за-
потела. Люк был расстроен. Казалось, время стреми-
тельно проносится мимо них. Преступники были да-
леко впереди.
Вместе с Доном они зашли в грузовой лифт, кото-
рый со скрипом начал спускаться вниз. Дон держал
в руках счетчик Гейгера, который выглядел словно
уменьшенная копия автомобильного аккумулятора с
рычагом.
– Парни, вы хорошо меня слышите? – задал вопрос
Ньюсэм. Было ощущение, что он находится в голове
у Люка. В шлемы также были встроены микрофоны и
динамики.
– Да, – сказал Люк.
– Я слышу тебя, – отозвался Дон.
– Отлично, и я слышу вас обоих достаточно громко
и четко. Мы на закрытой частоте. Единственные, кто
подключен к ней, это вы, ребята, я и Свон, находящий-
ся в будке видеонаблюдения. У Свона есть доступ к
электронной карте объекта, и ваши костюмы оснаще-
ны устройствами слежения. Свон видит ваши пере-
движения на карте и будет направлять вас от лифта к
хранилищу. Ты слышишь, Свон?
– Да, я здесь.
Лифт покачнулся, останавливаясь на нужном эта-
же.
– Когда двери откроются, выйдите из лифта и по-
верните налево.
Двое мужчин неловко двинулись по широкому кори-
дору, сопровождаемые голосом Свона. Свет от их ко-
стюмов бликовал на стенах, играя тенями в темноте.
Это напомнило Люку дайвинг к затонувшему кораблю,
которым он занимался в прошлом.
Через несколько секунд защелкал счетчик Гейгера.
Сначала звук был растянут во времени, будто замед-
ленный пульс.
– У нас здесь радиация, – произнес Дон.
– Мы видим. Не беспокойтесь, это не смертельно.
У тебя в руках довольно чувствительный аппарат.
Щелчки начали ускоряться и становиться громче.
Раздался голос Свона:
– Через несколько футов сверните направо, затем
пройдите по коридору еще около 30 футов. Вы попа-
дете в большую квадратную комнату. Хранилище на-
ходится на противоположной стороне помещения.
Как только они повернули направо, датчик зазвучал
еще громче и быстрее. Щелчки перешли в сплошной
поток. Трудно было разделить их.
– Ньюсэм?
– Живее, господа. Давайте постараемся все сде-
лать в течение максимум пяти минут.
Они зашли в комнату. Там царил хаос. На полу в
беспорядке валялись канистры, ящики и большие ме-
таллические контейнеры. Некоторые из них были от-
крыты. Люк осветил помещение, чтобы осмотреть его.
Тяжелая дверь была распахнута.
– Ты видишь это? – спросил Люк. – Тут должно быть
прошел Годзилла.
Раздался голос Ньюсэма:
– Дон! Дон! Направь свет и камеру на пол на пять
футов вперед. Да, туда. Еще несколько футов. Что это
на полу?
Люк повернулся к Дону и направил свет в то же ме-
сто. В десяти футах от него, среди обломков лежало
что-то похожее на груду тряпья.
– Твою мать, это тело, – произнес Дон.
Люк подошел к нему и направил свет на объект.
Человек был одет во что-то, наподобие униформы
охранника, он был огромен. Люк опустился на колени
рядом с телом. На полу, будто моторное масло под
автомобилем, растеклось темное пятно. Голова чело-
века лежала на боку, лицом к ним. Все, что находи-
лось над глазами, было словно стерто, лоб взбух. Люк
переместился к задней части головы, пытаясь нащу-
пать отверстие. Даже сквозь толстый слой защитных
перчаток он нашел его.
– Что там у тебя, Люк?
– Это мужчина, крупной комплекции, от 18 до 30
лет, араб, иранец или, возможно, откуда-то из Среди-
земноморья. Здесь очень много крови. У него сквоз-
ное ранение от выстрела в затылок. Это выглядит, как
расстрел. Скорее всего, был еще один охранник или
один из наших приятелей поспорил с друзьями.
– Люк, – сказал Ньюсэм. – У тебя в ремне есть
небольшой цифровой сканер отпечатков пальцев, до-
стань его. Посмотри, сможешь ли ты снять их у него.
– Не думаю, что это возможно.
– Давай, парень. Перчатки громоздки, но я знаю, где
лежит сканер, я помогу тебе достать его.
Люк направил камеру на правую руку тела. Каждый
палец был обрублен чуть выше сустава. Он перевел
взгляд на вторую руку. То же самое.
– Они забрали отпечатки с собой, – сказал он.
Глава 5
Люк и Дон, переодетые в повседневное, быстро
шли по больничному коридору со специалистом кон-
тртеррористического отдела Управления. Люк даже
не интересовался его именем. Про себя он называл
его Тройкой. Он собирался отдать парню приказ. Им
нужно было, чтобы дело продвигалось, а для этого
требовалось содействие города.
Люк собирался взять на себя ответственность,
впрочем, как и всегда. Он взглянул на Дона и тот кив-
нул ему в знак согласия. Вот зачем Дон позвал его,
чтобы было, кому взять на себя все происходящее.
Он всегда говорил, что Люк был рожден защитником.
– Я хочу, чтобы счетчики Гейгера находились на
каждом этаже, – начал Люк. – Их необходимо распо-
ложить в недоступных местах. Мы не нашли радиоак-
тивных зон до шестого уровня под госпиталем, но ес-
ли она начнет подниматься, необходимо будет быст-
ро вывести людей.
– В больнице есть пациенты, находящиеся на ап-
паратах искусственного жизнеобеспечения, – ответил
Тройка. – Их будет сложно переместить.
– Правильно, поэтому продумайте все сейчас.
– Хорошо.
Люк продолжил:
– Нам необходимо спустить туда всю команду в ко-
стюмах химзащиты. Нужно поднять тело вне зависи-
мости от того, насколько оно облучено, и сделать это
нужно максимально быстро. Команда обеззаражива-
ния может подождать, пока мы не поднимем труп.
– Ясно, – сказал Тройка. – Мы положим его в свин-
цовый гроб с подкладкой и отправим следователю в
специально защищенном от радиации грузовике.
– Можно ли сделать это без лишних глаз?
– Конечно.
– Нам потребуется точная информация о стома-
тологических записях, ДНК, наличии шрамов, татуи-
ровок, хирургических штифтов, в общем, все, что вы
сможете найти. Как только у вас появятся сведения,
передайте их Труди Веллингтон из нашей команды. У
нее есть доступ к базам данных, которых нет у ваших
людей.
Люк достал телефон и воспользовался быстрым
набором. Она ответила после первого гудка.
– Труди, где ты?
– Я со Своном на Пятой Авеню, мы едем в команд-
ный центр в одной из наших машин.
– Слушай, со мной… – он посмотрел на Трой-
ку. – Как Вас зовут?
– Курт. Курт Майерсон.
– Со мной Курт Майерсон из Управления. Он со-
трудник контртеррористического отдела. Они собира-
ются поднять тело. Мне нужно, чтобы ты связалась с
ним по поводу стоматологических данных, ДНК и лю-
бой другой информации, которая позволит опознать
труп. Как только ты их получишь, предоставь мне его
имя, возраст, страну рождения, известных сподвижни-
ков, короче говоря, абсолютно все. Мне нужно знать,
где он был и чем занимался в течение последних ше-
сти месяцев. И все это нужно еще вчера.
– Я тебя поняла, Люк.
– Отлично. Спасибо. Передаю трубку Курту, он даст
тебе свой номер.
Люк передал Курту телефон. Трое мужчин протис-
нулись через двойные двери, едва замедлив шаг. Че-
рез минуту Курт вернул трубку Люку.
– Труди, ты еще со мной?
– А где мне еще быть?
Люк кивнул:
– Хорошо. Еще одна мысль. В госпитале камеры
видеонаблюдения отключены, но они есть на улицах.
Когда доберешься до командного центра, прихвати
парочку наших ребят. Попроси их поискать в радиу-
се пяти кварталов отсюда и просмотреть видео, ска-
жем, с 20:00 до 01:00. Я хочу проверить любую ком-
мерческую машину или, к примеру, доставку, подъез-
жавшую к больнице в это время. Приоритетнее всего
будут мелкие фургоны с доставкой хлеба, хот-догов
и прочих мелочей. Любые маленькие, удобные маши-
ны, которые могут незаметно увезти материалы. Да-
лее наблюдаем за прицепами фур, автобусами, стро-
ительной техникой, не проглядите их. Меньше все-
го внимания заслуживают дома на колесах, пикапы
и внедорожники. Я хочу получить скриншоты номер-
ных знаков и информацию о владельцах авто. Если
какая-либо машина покажется вам подозрительной,
просмотрите другие камеры и выясните, куда она по-
ехала.
– Люк, – ответила Труди, – мне потребуется для это-
го больше, чем парочка человек.
Пару секунд Люк размышлял:
– Ок, будите тех, кто находится дома, везите их в
штаб-квартиру группы и передавайте им номера ма-
шин. Они проверят владельцев и оттуда.
– Хорошо.
Они отключились. Люк вернул себя в настоящее и
тут ему в голову пришла новая идея. Он посмотрел на
Курта Майерсона.
– Так, Курт, теперь о главном. Нам необходимо за-
крыть госпиталь. Нужно собрать всех работников, ко-
торые находились сегодня на смене, вместе и изоли-
ровать. Я понимаю, что пойдут слухи, но надо дер-
жаться подальше от СМИ, сколько это возможно. Если
информация вылезет наружу, начнется паника, мы по-
лучим десять тысяч ложных вызовов полиции, а пло-
хие парни получат возможность наблюдать за рассле-
дованием по телевизору. Мы не можем себе этого поз-
волить.
Они прошли сквозь еще одни двойные двери и по-
пали в главный вестибюль госпиталя. Вся его лицевая
сторона была стеклянной. Несколько охранников сто-
яли возле запертых главных ворот.
Снаружи творилось черти что. Толпа репортеров
пробивалась сквозь полицейские барьеры на тротуа-
ре. Фотографы делали снимки госпиталя прямо через
окна. Много новых машин было припарковано вдоль
улицы. На глазах Люка трое разных телерепортеров
снимали репортажи прямо перед больницей.
– Ты что-то говорил? – произнес Курт.
Глава 6
5:10
Внутри фургона
Элдрик был болен.
Он сидел на заднем пассажирском сиденье фурго-
на, поджав колени и пытаясь понять, во что он себя
втянул.
Перед ним Изатуллах кричал что-то в трубку на
фарси. Он уже несколько часов говорил по телефону.
Элдрик ничего не понимал, все это казалось бредом.
Изатуллах обучился в Лондоне на химика-инжене-
ра, но вместо того, чтобы найти работу, он решил
воевать. В тридцать с небольшим, имея огромный
шрам на щеке, он распространил джихад в полудюжи-
не стран мира, и теперь приехал в Америку за тем же.
Он орал в трубку снова и снова, пока не достиг же-
лаемого. Когда он, наконец, дозвонился до кого-то, то
сразу же начал с первого весомого аргумента. Через
несколько минут Изатуллах успокоился и стал слу-
шать. Затем он повесил трубку.
Лицо Элдрика покраснело. У него была температу-
ра. Он чувствовал, как жар проходит через все тело.
Сердце колотилось. Он еще держался, но чувствовал,
что готов послать все к чертям. Они прождали в ого-
воренном месте на набережной Южного Бронкса бо-
лее двух часов. Это должно было быть гораздо про-
ще. Украсть материалы, проехать в фургоне десять
минут, встретиться с заказчиками и уйти. Но они все
не появлялись.
Сейчас они были…где-то. Элдрик не знал. На ка-
кое-то время он отключился, а когда проснулся, все
казалось каким-то смутным. Они были на шоссе. Мо-
мо вел машину, соответственно, он знал, куда они на-
правляются. Момо, технолог по образованию, худой,
без намека на мышцы. Он был настолько молод, что
на его лице не было ни единой морщинки. Он выгля-
дел так, словно еще не смог бы отрастить бороду, да-
же если бы жизнь самого Аллаха зависела от этого.
– У нас появились новые инструкции, – сказал Иза-
туллах.
Элдрик застонал, мечтая умереть. Он и не думал,
что можно чувствовать себя настолько больным.
– Я должен выйти из этого фургона, – произнес он.
– Заткнись, Абдула!
Элдрик совсем забыл, что сейчас его звали Абдула
Малик. Он чувствовал себя странно, слыша, как его
называют этим именем, его – Элдрика, горделивого
афроамериканца, гордого американца. Чувствуя себя
сейчас настолько ужасно, он думал о том, что не сто-
ило менять имя. Это “превращение” в тюрьме было
самым тупым, что он когда-либо делал в своей жизни.
Все это дерьмо было сзади. Его было много, в раз-
нообразных канистрах и ящиках. Что-то просочилось
и теперь медленно убивало их. Химикаты уже покон-
чили с Биби. Этот болван открыл канистру, когда они
еще были в хранилище. Он был безумно сильным
и просто вырвал крышку. Зачем он сделал это? Эл-
дрик представил его, держащего канистру над собой.
«Здесь ничего нет», – сказал Биби, приложив ее к но-
су.
Через минуту он раскашлялся и опустился на коле-
ни. Затем он встал на четвереньки, продолжая каш-
лять. «Что-то попало в мои легкие, – произнес он. –
Я не могу избавиться от этого». Он начал задыхаться.
Звуки происходящего были ужасны.
Изатуллах подошел и выстрелил ему в затылок.
«Поверь, я сделал ему одолжение», – сказал он.
Сейчас фургон проезжал через тоннель. Он был уз-
ким, длинным и темным, с оранжевыми огнями на по-
толке. Этот свет вызывал головокружение у Элдрика.
– Я должен выбраться из этого фургона! – закричал
он. – Я должен выбраться из этого фургона! Я дол-
жен…
Изатуллах обернулся и ткнул заряженным пистоле-
том в голову Элдрика:
– Тихо! Я говорю по телефону.
Резкое лицо Изатуллаха покраснело. Он вспотел.
– Ты собираешься убить меня так же, как и Биби?
– Ибрагим был моим другом, – сказал Изатул-
лах. – Я убил его из сострадания. А тебя я убью про-
сто, чтобы заткнуть.
Он поднес дуло пистолета ко лбу Элдрика.
– Стреляй, мне все равно, – ответил Элдрик, закрыв
глаза.
Когда он снова открыл их, Изатуллах уже отвернул-
ся. Они по-прежнему были в тоннеле. Было слишком
много мерцающих огней. Внезапная волна тошноты
накатила на Элдрика и сильный спазм прошелся по
всему телу. Желудок сжался и он ощутил вкус кислоты
в горле. Он наклонился вперед, и его вырвало прямо
между ботинок.
Прошло несколько секунд. Запах рвоты ударил в
лицо и он снова застонал.
«О, Боже, – молча умолял он. – Пожалуйста, дай
мне умереть».
Глава 7
5:33
Восточный Гарлем, район Манхэттена.
Люк затаил дыхание. Он не любил шум, но чертов-
ски громкий гул неминуемо приближался.
Он стоял неподвижно в приглушенном свете мно-
гоквартирного дома в Гарлеме, прижавшись спиной к
стене, с пистолетом наготове. Чуть позади, практиче-
ски в такой же позе, стоял Эд Ньюсэм. Перед ними,
в узком коридоре, по обе стороны от двери квартиры
стояли полдюжины спецназовцев в шлемах и броне-
жилетах.
В здании была мертвая тишина. Частички пыли ви-
сели в воздухе. Чуть раньше, маленький робот со
встроенной камерой проскользнул под дверь, чтобы
проверить наличие взрывчатых веществ с обратной
стороны. Их там не было. Робот вернулся назад.
Двое спецназовцев налегли с тяжелым тараном на
дверь. Это был захват, с каждой стороны тарана по
человеку. Они действовали беззвучно. Командир ко-
манды поднял кулак и выставил палец.
Это был раз.
Средний палец – два.
Безымянный палец…
Двое мужчин отступили назад и протаранили пре-
пятствие. БАМ!
Дверь влетела внутрь, тогда как спецназовцы от-
скочили назад. Четверо других влетели в помещение
с криками: «Вниз! Всем вниз! ЛЕЖАТЬ!»
Где-то по коридору заплакал ребенок. Двери откры-
вались, оттуда выглядывали удивленные лица сосе-
дей, затем быстро закрывались обратно. Здесь это не
было редкостью. В этом районе копы периодически
вламывались в квартиры и выбивали дверь кого-ни-
будь из соседей.
Люк и Эд прождали с полминуты, пока спецназ не
проверил квартиру. Как Стоун и предполагал, в одной
из комнат находилось тело. Он едва взглянул на него.
– Все чисто? – спросил он командира группы спец-
наза. Парень лишь на секунду задержал взгляд на
Люке. Нужен был весомый аргумент, чтобы тот полу-
чил право командовать этой группой. Парни были из
Управления. Они не были пешками для федералов,
чтобы действовать по их прихоти. И они хотели, что-
бы Люк знал это. И он прекрасно это понимал, но тер-
рористическая угроза едва ли была прихотью кого-то
одного.
– Все чисто, – ответил парень. – А это, скорее, по
вашей части.
– Спасибо, – сказал Люк.
Спецназовец пожал плечами и отвернулся.
Эд опустился на колени рядом с телом. Он взял с
собой сканер отпечатков и снял их с трех пальцев.
– Что думаешь, Эд?
Он пожал плечами:
– Я предварительно взял отпечатки пальцев Кена
Брайанта из базы данных полиции. Через несколько
секунд мы узнаем, есть ли у нас совпадение. А пока
мы видим отеки и явные признаки того, что он был
связан. Труп еще теплый. Окоченение началось, но
еще не успело развиться. Пальцы только становятся
синими. Я бы сказал, что он умер от того же, от чего
и те охранники в больнице. Это удушение, убит при-
мерно от восьми до двенадцати часов назад.
Он взглянул на Люка. Его глаза блеснули.
– Если хочешь, можешь снять с него штаны и по
ректальной температуре я назову тебе более точное
время.
Люк улыбнулся и покачал головой:
– Нет уж, спасибо. От восьми до двенадцати часов
– вполне подходит. Только скажи мне: это он?
Эд взглянул на сканер:
– Брайант? Да, это он.
Люк достал телефон и набрал Труди. На другом
конце зазвонил ее телефон. Раз, два, три гудка. Люк
обвел взглядом мрачную унылую квартирку. Мебель в
комнате была старой, с рваной обивкой, из дивана вы-
глядывал наполнитель. Протертый ковер топорщился
на полу, пустые коробки из-под еды и пластиковая по-
суда были разбросаны по столу. На окнах висели тя-
желые черные шторы.
Голос Труди раздался, как звоночек:
– Люк, что это было? Полчаса?
– Давай обсудим пропавшего сторожа.
– Кен Брайант, – сказала она.
– Именно. Он больше не считается пропавшим. Мы
с Ньюсэмом находимся в его квартире. Данные под-
твердились. Он убит от восьми до двенадцати часов
назад. Задушен, как и охранники.
– Ясно, – ответила она.
– Я хочу, чтобы ты получила доступ к его банков-
ским счетам. Скорее всего, у него была зарплатная
карточка госпиталя. Начни с нее и проверь остальное.
– Ага, для этого мне нужен ордер.
Люк замолчал. Он понял ее нерешительность. Тру-
ди была хорошим офицером, молодым и амбициоз-
ным. Нарушение правил могло повлечь серьезные по-
следствия для ее карьерного роста. Но так происхо-
дит не всегда. Бывает, что нарушение правил наобо-
рот ускоряет этот процесс. Все зависит от того, что ты
нарушаешь и каков результат.
– Свон с тобой? – задал он вопрос.
– Да.
– В таком случае, тебе не нужен ордер.
Она не ответила.
– Труди?
– Я здесь.
– У нас нет времени на получение ордера. На карту
поставлены жизни людей.
– Брайант подозреваемый?
– Он заинтересованное лицо. В любом случае, он
мертв. Вряд ли мы нарушим его права.
– Я правильно понимаю, что это приказ, Люк?
– Это прямой приказ, – ответил он. – Под мою от-
ветственность. Если хочешь лезть в дебри, то я скажу,
что твоя работа зависит от этого. Либо ты делаешь то,
что я говорю, либо я инициирую дисциплинарное раз-
бирательство. Это понятно?
Она ответила с раздражением, словно недоволь-
ный ребенок:
– Хорошо.
– Отлично. Когда ты получишь доступ к его сче-
ту, поищи что-нибудь необычное. Замороженные сум-
мы, большие депозиты или, наоборот, снятие налич-
ных, денежные переводы. Если у него есть сбереже-
ния или инвестиционные вклады, проверь их. Мы го-
ворим о бывшем осужденном с принудительными ра-
ботами. У него не должно быть много денег. Если они
есть, мне надо знать, откуда он их взял.
– Ок, Люк.
Он колебался:
– Как обстоят дела с номерными знаками?
– Мы торопимся, как можем. Уже просмотрели ви-
део с камер на углу Пятой Авеню и 96-й улицы, Пятой
Авеню и 94-й улицы, а также несколько других по со-
седству. Отслеживаем 198 машин, 46 из которых по-
пали под высокий риск. Я получу первый доклад при-
близительно через пятнадцать минут.
Люк взглянул на часы. Время сокращалось.
– Ок, хорошая работа. Мы приедем, как только смо-
жем.
– Люк?
– Да.
– Об этом передают во всех новостях. Прямо сей-
час запущены три прямые трансляции. Все репорте-
ры переключились на эту проблему.
Он кивнул:
– Я догадывался.
– Мэр планирует дать объявление в 06:00. Думаю,
он собирается просить всех оставаться дома.
– Всех?
– Он хочет, чтобы все, кому не обязательно при-
езжать, оставались за пределами Манхэттена. Все
офисные работники. Все уборщики и продавцы. Все
школьники и учителя. Он собирается предложить пяти
миллионам людей взять выходной и остаться дома.
Люк приложил руку ко рту и вздохнул:
– Это, конечно, поможет ему. Если весь Нью-Йорк
останется дома, террористы могут перенести удар на
Филадельфию.
Глава 8
5:45
Балтимор, Мэриленд – Южная часть тоннеля
Форт МакГенри
Элдрик стоял в десяти ярдах от фургона совершен-
но один. Его только что снова вырвало. В основном
это была рвотная масса и кровь, наличие которой его
волновало. У него все еще кружилась голова, его то
лихорадило, то бросало в жар. Желудок был пуст и
тошнота практически ушла. Но главное, он наконец-то
вылез из фургона.
Где-то на горизонте небо потихоньку начинало
окрашиваться в бледно-желтые цвета, становясь все
ярче. Здесь, на земле, все еще было темно. Они при-
парковались на пустынной стоянке рядом с мрачной
набережной. В двадцати ярусах над ними была эс-
такада. Рядом стоял заброшенный кирпичный завод
с двумя дымовыми трубами. Вместо выбитых окон
виднелись черные дыры, похожие на глаза мертвеца.
Здание было окружено колючей проволокой с уста-
новленными каждые тридцать футов знаками “ВХОД
ВОСПРЕЩЕН”. В заборе была проделана дырка. Тер-
ритория вокруг заросла высокой травой и кустарни-
ком.
Он наблюдал за Изатуллахом и Момо. Первый снял
с машины одну из больших магнитных табличек “Пра-
чечные услуги Дан-Райт”, подошел к краю набереж-
ной и швырнул ее в воду. Затем он подошел и снял
вторую часть. Элдрику даже не приходило в голову,
что стоит снять символику. Одновременно Момо ме-
нял номерные знаки на другие, стоя на коленях. Бук-
вально через минуту он переместился к задней части
машины, чтобы сделать то же самое и там.
Изатуллах указал рукой на фургон.
– Вуаля! – произнес он. – Совершенно другая ма-
шина. Поймай меня теперь, дядюшка Сэм.
Его лицо было красным от пота. Казалось, он охрип.
Глаза были налиты кровью.
Элдрик обратил внимание на обстановку. Состоя-
ние Изатуллаха подкинуло ему идею. Она мелькнула
в голове, словно молния, и тут же улетучилась. Это
было удобно, ведь люди могут понять, о чем вы дума-
ете, по глазам.
– Где мы? – спросил он.
– Балтимор, – ответил Изатуллах. – Еще один из
ваших знаменитых американских городов. И, я думаю,
приятное местечко для проживания. Низкий уровень
преступности, красота природы, все жители здоровы
и богаты, в общем, завидное место для многих.
Ночью Элдрика лихорадило. Он терял сознание
несколько раз, потерял счет времени и не понимал,
где они находятся. Но он даже и подумать не мог, что
они уехали так далеко.
– Балтимор? Но почему мы здесь?
Изатуллах пожал плечами:
– Мы на пути к нашей новой цели.
– Она здесь?
Изатуллах ухмыльнулся. Улыбка казалась неумест-
ной на его отравленном радиацией лице. По сути, он
выглядел, как смерть. Он протянул дрожащую руку и
дружелюбно похлопал Элдрика по плечу.
– Извини, что так вел себя по отношению к тебе,
брат. Ты проделал хорошую работу. Ты достал все,
что обещал. Если Аллах пожелает, надеюсь, ты попа-
дешь в рай в тот же миг, но это произойдет не от моей
руки.
Элдрик продолжал смотреть на него. Изатуллах по-
качал головой:
– Нет, не Балтимор. Мы движемся на юг, чтобы на-
нести удар, который принесет облегчение стражду-
щим во всем мире. Мы собираемся войти в логово са-
мого дьявола и отрезать ему голову собственными ру-
ками.
Элдрик почувствовал, как холод пронесся по все-
му телу. По руке пробежали мурашки. Он заметил, что
его рубашка промокла от пота. Ему не нравилось, как
это прозвучало. Раз они направлялись на юг и сейчас
были в Балтиморе, то следующий город…
– Вашингтон, – произнес он.
– Да.
Изатуллах снова ухмыльнулся. На этот раз улыбка
была мягкой, будто у святого, который стоял у ворот
рая, готовясь получить разрешение на вход.
– Убей голову и тело умрет.
Элдрик смог увидеть это в глазах Изатуллаха. Этот
человек будто бы сошел с ума. Возможно, это бы-
ла болезнь или что-то еще, но стало очевидно, что
он был не в состоянии мыслить ясно. Планом бы-
ло украсть материалы и доставить их в фургоне в
Южный Бронкс. Это была довольно опасная работа,
очень сложная и они сделали ее. Но тот, кто руково-
дил процессом, либо изменил план действий, либо
врал с самого начала. Теперь они ехали в Вашингтон
в радиоактивном фургоне.
Что делать?
Изатуллах был фанатиком. Он должен был осозна-
вать, что то, на что он намекает, было невозможно.
Элдрик понимал, что всему, что они планировали сде-
лать, не суждено было случиться. Он представил сто-
ящий фургон, продырявленный пулями, в трехстах яр-
дах от Белого Дома, Пентагона или забора Капитолия.
Это не было самоубийством. Это не было миссией во-
обще. Это было политическим преступлением.
– Не беспокойся, – сказал Изатуллах. – Просто ра-
дуйся жизни. Это честь, что ты был выбран. Мы сде-
лаем это, даже, если ты пока не можешь себе пред-
ставить как. Спустя какое-то время, все встанет на
свои места. – Он развернулся и открыл боковую дверь
фургона.
Элдрик посмотрел на Момо. Тот заканчивал уста-
новку номерных знаков. Какое-то время Момо мол-
чал. Возможно, он тоже не очень хорошо себя чув-
ствовал.
Элдрик шагнул назад. Затем еще. Изатуллах был
занят чем-то внутри фургона. Виднелась лишь его
спина. Самое смешное в этой ситуации было то, что
подобный момент мог никогда не наступить. Элдрик
просто стоял на открытой площадке и никто не обра-
щал на него внимания.
В средней школе он участвовал в марафонах и
имел довольно неплохие показатели. Ему вспомни-
лись толпы на 168-й Оружейной улице Манхэтте-
на, турнирные таблицы на больших стендах, свистки.
Это жгучее чувство в животе прямо перед забегом,
сумасшедшие скорости, снующие туда-сюда черные
фургоны репортеров, толчки, высоко поднятые локти,
движущиеся так быстро, что, казалось, это сон.
Элдрик больше никогда не бегал так быстро, как в
то время. Возможно, при определенной доле удачи
и приливе энергии он смог бы повторить это теперь,
имея перед собой цель. Но нет смысла колебаться
или размышлять об этом прямо сейчас.
Он развернулся и пошел.
Через мгновение раздался голос Момо:
– СТОЙ!
Затем что-то на фарси.
Впереди стояло заброшенное здание. Плохое са-
мочувствие вернулось. Элдрик застонал, кровь тек-
ла по его рубашке, но он продолжал, хоть и запывах-
шись, идти. Он услышал треск, чем-то напоминавший
звук степлера. Эхо разошлось от стены здания. Ко-
нечно же, стрелял Изатуллах. Пистолет был с глуши-
телем.
Ощутив резкую боль в спине, он упал на тротуар,
выставив руки на разбитый асфальт. Секунду спустя,
эхом отозвался второй выстрел. Элдрик подскочил и
побежал. Забор был прямо перед ним. Он повернулся
и нырнул к дыре.
Еще одна пуля прошла сквозь его тело. Он упал
вперед и вцепился в забор. Казалось, силы покида-
ли его. Элдрик висел, мертвой хваткой вцепившись в
звенья забора.
– Не останавливайся, – прохрипел он сам се-
бе. – Не останавливайся.
Он упал на колени, растянул дыру в заборе и про-
полз через отверстие. Теперь он находился в высо-
кой густой траве. Он постоял, сделал несколько ша-
гов, споткнулся обо что-то, чего не увидел и покатил-
ся на набережную. Он даже не пытался остановиться,
позволив судьбе решать за него.
Спустя мгновенье, Элдрику удалось остановиться.
Боль в спине была невыносимой. Дышать станови-
лось все труднее. Лицо было в грязи. Он находился
возле берега, где было влажно и грязно. Он мог бы
раствориться в темноте воды, если б захотел. Вместо
этого, он пополз глубже в кусты. Солнце еще не взо-
шло. Если он останется здесь, не двигаясь и не изда-
вая ни звука, есть небольшая вероятность…
Он коснулся рукой груди. Пальцы пропитались кро-
вью.

Изатуллах стоял возле дыры в заборе. Мир вра-


щался перед ним. Пытаясь догнать Элдрика, он испы-
тал сильное головокружение.
Рукой он держался за звено железного забора, что
помогало ему устоять. Казалось, его сейчас вырвет.
В кустах было слишком темно. Они могли потратить
минимум час в поисках. Если Элдрик добрался до за-
брошенного здания, они могли больше не найти его.
Муаммар стоял рядом. Он оперся руками о колени
и глубоко дышал. Его трясло.
– Нам туда? – спросил он.
Изатуллах покачал головой:
– У нас нет времени. Я выстрелил в него дважды.
Если болезнь не прикончит его, это сделают пули.
Пусть умирает здесь, в одиночестве. Возможно, Ал-
лах смилостивится над его трусостью. Я надеюсь на
это. В любом случае, мы должны продолжать без
него.
Он развернулся и пошел обратно к фургону. Каза-
лось, он был припаркован очень далеко. Изатуллах
устал, он был болен, но шаг за шагом продолжал ид-
ти. И каждый из этих шагов приближал его к вратам
рая.
Глава 9
6:05
Объединенный контртеррористический ко-
мандный центр – Мидтаун, Манхэттен
– Люк, лучшее, что мы можем сделать, это взять
твоих людей и вернуться в Вашингтон, – сказал чело-
век в костюме.
Люк стоял посреди основного помещения команд-
ного центра, где сейчас царил полный хаос. Уже был
день и слабый свет пробивался через окна, находя-
щиеся на высоте второго этажа. Время пролетало
слишком быстро и командный центр явно не справ-
лялся.
В помещении находились двести человек. Запуще-
но было, по крайней мере, сорок рабочих станций, ря-
дом с которыми сидели по два-три человека, одновре-
менно работавших с пятью мониторами. На большой
стенд было выведено двадцать телевизионных кана-
лов и экранов мониторов, которые показывали элек-
тронные карты Манхэттена, Бронкса, Бруклина, он-
лайн трансляции с камер въезда в туннели Холлан-
да и Линкольна, а также фотороботы арабских терро-
ристов, которые по информации центра находились в
стране.
Три экрана транслировали мэра Дианджело, он вы-
делялся ростом на фоне своих подчиненных, стояв-
ших по обе стороны от него. Мэр призывал жителей
Нью-Йорка оставаться дома с детьми, читая подготов-
ленную речь.
«В худшем случае, – говорил он (голос мэра раз-
носился из динамиков, расположенных по всему по-
мещению), – сам взрыв убьет множество людей и со-
здаст массовую панику в непосредственной близости
от происходящего. Радиация вызовет угрозу по всему
региону, возможно, даже стране. Многие, подвергнув-
шиеся облучению, заболеют, некоторые даже умрут.
Расходы на обеззараживание будут огромны, но они
ничтожны по сравнению с психологическими и эконо-
мическими проблемами. “Грязная” бомба, брошенная
на главном вокзале Нью-Йорка, остановит сообщение
с Восточным побережьем на ближайшее обозримое
будущее».
– Великолепно, – произнес Люк. – Мне интересно,
кто писал эту речь.
Он оглядел комнату. Здесь были все, каждый бо-
ролся за свое место. Это была сборная солянка из аб-
бревиатур: Полиция Нью-Йорка, ФБР, АНБ, АТФ, ДОО,
даже ЦРУ. Черт, даже Управление по борьбе с нарко-
тиками было здесь. Люк не мог понять, каким образом
кража радиоактивных отходов относилась к борьбе с
наркотиками.
Эд Ньюсэм отошел, чтобы найти в толпе парней из
группы особого реагирования.
– Люк, ты меня слышишь?
Он обернулся на звук. Рядом стоял Рон Бегли из
отдела Национальной безопасности. Это был доволь-
но упитанный лысеющий человек, ближе к шестиде-
сяти годам, с очень пухлыми пальцами. Люк знал его
историю. Когда-то он был простым белым воротнич-
ком, который умудрился прорваться через всю эту го-
сударственную бюрократию. 11 сентября он находил-
ся в Министерстве, работая со своей командой в сфе-
ре уклонения от налогов и финансовых пирамидах.
Затем он поднялся по карьерной лестнице в контр-
террористический отдел и позже продолжил службу в
агентстве Национальной безопасности, как только его
основали. За всю свою жизнь он ни разу не арестовы-
вал и не стрелял в кого-либо.
– Ты сказал, что хочешь, чтобы я пошел домой.
– Ты наступаешь на пятки, Люк. Курт Майерсон зво-
нил своему боссу в Управление и сказал, что в гос-
питале ты обращался с людьми, как со своими под-
чиненными. И что ты командовал отрядом спецназа.
Серьезно? Отрядом спецназа? Слушай, это их терри-
тория. Ты должен действовать по их правилам. Тако-
ва игра.
– Рон, Управление вызвало нас. Я предполагаю,
что мы им необходимы, раз они сделали это. Люди
знают, как мы работаем.
– Ковбои, – ответил Бегли. – Вы работаете, как ков-
бои на родео.
– Дон Моррис разбудил меня, чтобы я приехал сю-
да. Ты можешь поговорить с ним…
Бегли пожал плечами. Тень улыбки скользнула по
его лицу:
– Дон был отозван. Он вызвал вертолет двадцать
минут назад. Я думаю, тебе стоит заняться тем же.
– Что?
– Это так, его повысили. Он был вызван для про-
ведения брифинга в Пентагоне. Действительно высо-
кий уровень. Предполагаю, они не стали бы вызывать
стажера для этого, поэтому взяли Дона.
Бегли понизил голос так, чтобы Люк еще мог слы-
шать его:
– Небольшой совет. Что есть у Дона, кроме трех
лет перед пенсией? Его уже можно считать вымира-
ющим видом, он динозавр, а это группа особого ре-
агирования. Ты понимаешь это так же, как и я. Все
эти маленькие секретные группки внутри агентства,
все это уйдет на второй план. Мы консолидируемся
и централизуемся, Люк. Что нам сейчас нужно, так
это анализ на основе конкретных данных. Так мы со-
бираемся раскрывать преступления в будущем. Это
то, как мы собираемся поймать террористов сегодня.
Нам больше не нужны мачо-супер-шпион и старею-
щий бывший спецназовец, скачущие по стенам зда-
ния. Просто не нужны. Игры в героев окончены. На
самом деле, немного смешно, если ты до сих пор так
думаешь.
– Отлично. Я приму к сведению.
– Я думал, ты учился в колледже, – ответил Бег-
ли. – История, политология и тому подобное.
Люк кивнул в ответ:
– Да.
Бегли положил мясистую руку на плечо Люка:
– Придерживайся этого.
Люк пожал руку и растворился в толпе в поисках
своих людей.

– Итак, что у нас есть? – спросил Люк.


Его команда устроила собственный небольшой
командный пункт в отдаленном крыле. Они взяли
несколько пустых столов и установили отдельную
станцию с ноутбуками и связью со спутниками. Тру-
ди и Эд Ньюсэм работали там с несколькими людьми.
Свон сидел один в углу с тремя компьютерами.
– Они отозвали Дона, – сообщила Труди.
– Это я уже знаю. Ты говорила с ним?
Она кивнула:
– Двадцать минут назад. Он как раз собирался уле-
тать. Дон сказал продолжать работать над этим, по-
ка он лично не даст отбой, а также вежливо игнориро-
вать любые попытки помешать.
– Звучит не плохо. Так что у нас?
Ее лицо стало серьезным:
– Мы быстро продвигаемся. Уже сузили круг до ше-
сти автомобилей, попавших в список высокоприори-
тетных. Все они подъезжали к больнице вчера вече-
ром и каждая имеет какое-то несовпадение по време-
ни или чему-то еще.
– Дай мне пример.
– Хорошо. Один из них – фургончик службы достав-
ки, зарегистрированный на бывшего русского десант-
ника. Мы смогли отследить его по камерам видеона-
блюдения и, судя по всему, он всю ночь катался по
Манхэттену, продавая хот-доги и пепси проституткам,
сутенерам и полицейским.
– Где он сейчас?
– Он припарковался на 11-й Авеню к югу от выста-
вочного центра Якоба Явица. Какое-то время он оста-
ется без движения. Мы предполагаем, что он спит.
– Ок, звучит так, будто он только что сменил уро-
вень приоритета на низкий. На всякий случай, пере-
дай его данные в Управление. Они вытащат его из ма-
шины и проверят, что еще он там продает. Следую-
щий.
Труди пробежала взглядом по списку:
– Микроавтобус с символикой компании Uber, за-
регистрированная на бывшего физика-ядерщика. Со-
рокатонная фура с прицепом, водитель которой раз-
бирался со страховой компанией из-за ДТП, в кото-
ром его поцарапали. Доставка прачечной с номерны-
ми знаками, зарегистрированными на компанию, за-
нимающуюся напольными покрытиями в Лонг-Айлен-
де. Карета скорой помощи, которая была угнана три
года назад.
– Украденная карета скорой помощи? – уточнил
Люк. – Это уже интересно.
Труди пожала плечами:
– Как правило, это незаконная торговля органами.
Они берут их у только что скончавшихся пациентов
в течение нескольких минут после смерти. Их нужно
успеть достать, упаковать и быстро передать. Никто
не обращает внимания на скорую, ожидающую на сто-
янке больницы.
– Но, возможно, сегодня, они ждали не органы. Мы
знаем, где они сейчас?
Она замотала головой:
– Нет. Единственный, кого мы отследили, это тот
русский. Больше похоже на искусство, чем на нау-
ку. Камеры видеонаблюдения установлены далеко не
везде, особенно, если выходить за пределы Манхэт-
тена. Ты находишь машину по одной из них, но боль-
ше можешь не увидеть ее. Или ты можешь наткнуть-
ся на нее в десяти кварталах или пяти милях от по-
следнего места. Фура, о которой мы говорили, пере-
секла мост Джорджа Вашингтона, двигаясь в направ-
лении Нью-Джерси, перед тем, как мы потеряли ее из
виду. Доставка прачечной проехала по 138-й улице в
сторону Южного Бронкса и попросту исчезла. Сейчас
мы пытаемся отследить их, используя другие методы.
Мы связались с транспортной компанией, с предста-
вителями Uber, фирмой, занимающейся напольными
покрытиями, и с прачечной. Вскоре мы должны полу-
чить хоть какую-то информацию. Еще восемь человек
сидят в штаб-квартире и просматривают камеры ви-
деонаблюдения в поисках кареты скорой помощи.
– Хорошо. Держи меня в курсе. А как обстоят дела
с банковскими счетами?
Лицо Труди стало каменным:
– Спроси об этом Свона.
– Хорошо.
Он шагнул к сидящему в углу Свону.
– Люк?
Он остановился:
– Да?
Ее глаза забегали по комнате:
– Мы можем поговорить наедине?

– Ты собираешься уволить меня из-за того, что я


отказалась нарушить закон ради тебя?
– Труди, я не собираюсь увольнять тебя. С чего ты
это взяла?
– Ты так сказал, Люк.
Они стояли в крошечной подсобке. Здесь распола-
гались 2 пустых стола и маленькое окошко. На полу
расстелена новая ковровая дорожка. На белых стенах
не было ничего лишнего. В углу под потолком висела
маленькая камера видеонаблюдения.
Казалось, комнату никогда ранее не использовали.
Сам командный центр был открыт менее года назад.
Большие глаза Труди пристально смотрели на него.
Люк вздохнул:
– Я предоставил тебе оправдание и считал, что
ты поняла это. Если появятся проблемы, ты можешь
спихнуть их на меня. Все, что ты делала, ты делала
по моему приказу. Ты боялась, что можешь потерять
работу, если не выполнишь его.
Она шагнула ближе к нему. В такой маленькой ком-
нате он почувствовал запах ее шампуня и легкий аро-
мат духов, которыми она пользовалась. Это соче-
тание слегка подкосило его. Он ощутил небольшую
дрожь в коленях.
– Ты даже не можешь отдавать мне приказы, Люк.
Ты больше не работаешь в ГОР.
– Я в отпуске.
Она сделала еще один шаг. Глаза были сфокусиро-
ваны на его лице. В них прослеживался ум и теплота.
– Ты ушел…но почему? Из-за меня?
Он покачал головой:
– Нет, у меня были причины. И ты не являешься ни
одной из них.
– Братья Маршалл?
Он пожал плечами:
– Когда убиваешь двоих за одну ночь, стоит взять
паузу. Возможно, стоит пересмотреть, чем ты занима-
ешься.
– Ты пытаешься сказать, что у тебя никогда не было
чувств ко мне? – спросила она.
Он взглянул на нее, слегка ошарашенный данным
вопросом. Он всегда ощущал, как Труди флиртует с
ним, но он никогда не откликался. Несколько раз он
помышлял об этом, когда выпивал лишнего после тя-
желых ссор с женой. Но мысли о супруге и сыне все-
гда возвращали его в реальность и не давали натво-
рить глупостей.
– Труди, мы работаем вместе, – твердо сказал
он. – И я женат.
Она подошла еще ближе.
– А я и не собираюсь замуж, Люк, – тихо ответила
она, склоняясь к нему.
Она слегка навалилась на него. Стоун уперся рука-
ми в бока, ощущая жар, исходивший от нее, это пер-
вородное неконтролируемое желание, когда она бы-
ла рядом, возбуждение, энергию…похоть. Она потя-
нулась, чтобы коснуться его груди и как только ее ру-
ка коснулась его рубашки, он понял, что сейчас нужно
либо действовать, либо остановить все.
Взяв себя в руки, Люк отступил назад и осторожно
убрал ее руки.
– Извини, Труди, – ответил он хриплым голосом. – Я
забочусь о тебе. Я действительно думаю о тебе, но
это плохая идея.
Она нахмурилась, но прежде, чем что-то успела
сказать, в дверь постучали.
– Люк? Ты там? – прозвучал голос Ньюсэма. – Иди,
взгляни на это. Свон кое-что нашел.
Они уставились друг на друга. Люк испытывал ад-
ское чувство вины, думая о жене, даже с учетом того,
что ничего не сделал. Он отстранился до того, как что-
то еще могло произойти, и чтобы не думать, как бы
это повлияло на их дальнейшее сотрудничество.
Хуже всего было то, что он не мог ни признать, что
где-то в глубине души он не хотел покидать эту ком-
нату.

Свон сидел за длинным столом перед тремя мони-


торами. Своими тонкими волосами и очками он напо-
минал Люку какого-нибудь физика из Центра управле-
ния полетами НАСА. Люк встал позади рядом с Ньюс-
эмом и Труди, все трое нависли над спиной Свона.
– Это расчетный счет Кена Брайанта, – сказал тот,
двигая курсором по центру экрана. Люк просмотрел
детали: депозиты, снятие наличных, общий баланс,
выбранный диапазон дат с 28 апреля по 27 мая.
– Насколько безопасно соединение? – поинтересо-
вался Люк, оглянувшись на комнату и выход из нее.
Основное помещение командного центра находилось
прямо по коридору.
– Это? – спросил Свон, пожав плечами. – Зави-
сит от командного центра. Я подключен к нашей соб-
ственной башне и спутникам. Канал шифровали свои
ребята. Думаю, ЦРУ или АНБ смогли бы взломать его,
но зачем? Мы же все в одной команде, так? Я бы не
стал беспокоиться об этом. Лучше сосредоточиться
на банковском счете. Заметили кое-что забавное?
– Баланс его счета более 24 000$, – отметил Люк.
– Именно, – сказал Свон. – Неплохая сумма на сче-
те для сторожа. Интересно. Теперь давайте вернем-
ся на месяц назад в период с 28 марта по 27 апре-
ля. Сумма на счете достигает ни много, ни мало, а 37
000$ и он начинает тратить ее. Мы видим переводы из
неизвестного источника: 5000$, затем 4000$, затем…
черт, совсем забыл о проблемах с отчетностью… дай-
те мне 20000$.
– Ладно, что дальше?
– Вернемся еще на месяц назад в период с конца
февраля по конец марта. Его стартовый баланс со-
ставлял 1129$. К концу месяца у него было уже более
9000$. Перейдем еще на месяц назад, с конца января
по конец февраля, где сумма на счету ни разу не до-
стигла 2000$. Если мы пролистаем еще три года, то
увидим, что баланс редко превышал 1500$. Парень
жил от зарплаты до зарплаты и вдруг начал получать
огромные переводы в марте.
– Откуда они поступали?
Свон улыбнулся и поднял вверх палец:
– А теперь самое интересное. Переводы сделаны
из оффшорного банка, который специализируется на
анонимных счетах. Название банка – Royal Heritage
Bank, расположен на Большом Каймане.
– Ты можешь взломать его систему? – спросил Люк,
уловив неодобрительный взгляд Труди.
– Не стоит, – ответил Свон. – Банк принадлежит со-
труднику ЦРУ по имени Григорий Светлый. Он украи-
нец, проходивший службу в рядах советской армии.
Он сделал себе имя двадцать лет назад в работе с
русскими, после того, как часть советского оружия ис-
чезла и затем появилась на черном рынке в Запад-
ной Африке. Я говорю не о пистолетах. Речь идет о
зенитном, противотанковом оружии, плюс нескольких
низковысотных сверхзвуковых ракетах. Русские были
готовы повесить его. От безысходности он тогда об-
ратился к нам. У меня есть друг в Лэнгли и счета в
Royal Heritage Bank не так уж анонимны, фактически
данные открыты для американских разведчиков. Ко-
нечно же, большинство клиентов банка об этом даже
не догадываются.
– Это означает, что ты в курсе, кто является вла-
дельцем счета, с которого поступали средства.
– Да.
– Ок, Свон, – сказал Люк. – Я понимаю, ты умен, но
давай ближе к делу.
Свон указал на мониторы:
– Счет, с которого переводились средства, принад-
лежал самому Брайанту. Это счет на левом экране.
Вы видите, что сейчас на нем около 209000$. Он пере-
водил понемногу с указанного на местный расчетный
счет, скорее всего, для личного пользования. И, если
мы прокрутим несколько месяцев назад, то увидим,
что оффшорный счет Брайанта был открыт 3 марта
путем внесения на него 250000$ с другого счета этого
же банка, который находится на правом экране.
Люк посмотрел на правый монитор. На счету было
более сорока четырех миллионов долларов.
– Кто-то заключил выгодную сделку, наняв Брайан-
та, – сказал он.
– Точно, – отозвался Свон.
– Кто же это?
– Этот человек.
На экране появилась копия удостоверения лично-
сти. Это был мужчина среднего возраста с темными
волосами и небольшой проседью.
– Это Али Нассар, 57 лет, иранец. Родился в Теге-
ране в богатой и влиятельной семье. Учился в Лон-
донской школе экономики, затем на юридическом фа-
культете Гарвардского университета. После приезда
домой получил еще один диплом юриста в универси-
тете Тегерана. Получается, что он может занимать-
ся юриспруденцией как в США, так и в Иране. Боль-
шую часть своей карьеры он посвятил международ-
ным торговым переговорам. Живет в Нью-Йорке и
на данный момент является представителем Ирана в
ООН. У него полный дипломатический иммунитет.
Люк дотронулся до подбородка, почувствовав, как
начинает появляться щетина. Он начинал уставать.
– Давай разберемся. Нассар предположительно за-
платил Кену Брайанту, чтобы тот открыл ему доступ в
больницу и дал информацию о системе безопасности
и путях ее обхода.
– Скорее всего, так и было.
– Получается, он образовал террористическую
ячейку в Нью-Йорке, на его совести находится кража
смертельно опасных материалов и, по крайней мере,
четыре убийства, и мы не можем привлечь его к ответ-
ственности в соответствии с американским законода-
тельством?
– Выходит именно так.
– Да уж. Ты сейчас находишься в личном кабинете
счета, так? Давай посмотрим куда еще он отправлял
деньги.
– Мне понадобится немного времени.
– Хорошо. Мне пока есть, чем заняться.
Люк посмотрел на Эда Ньюсэма. Его лицо было
уставшим, глаза сузились и потеряли живость.
– Скажи, Эд, не хочешь прокатиться со мной? Нам
стоит нанести визит мистеру Али Нассару.
Ньюсэм улыбнулся, хотя выглядел довольно хмуро:
– Звучит интересно.
Глава 10
6:20
Конгресс-Холл – Вашингтон
Его было нелегко найти.
Джереми Спенсер стоял перед серыми закрытыми
двойными дверями подземного этажа здания Палаты
представителей Конгресса США. Вход располагался
в углу подземной парковки. Немногие знали о суще-
ствовании этого места. И еще меньшее количество
людей было в курсе, где оно находится. Он почувство-
вал себя глупо, но все же постучался.
Кто-то открыл ему. Джереми распахнул дверь,
испытывая знакомое чувство неуверенности где-то
внутри. Он знал, что спортзал Конгресса США был за-
крыт для всех, кроме его членов. И все же, не смотря
на нарушение протокола, он был приглашен войти.
Сегодня был большой день для него. Он жил в Ва-
шингтоне уже три года и неплохо продвигался по ка-
рьерной лестнице.
Семь лет назад он был обычным провинциальным
парнем, работающим в одном из автопарков Нью-
Йорка. Затем он отучился в Государственном универ-
ситете Нью-Йорка в Бингемтоне, получив полную сти-
пендию. Вместо того, чтобы расслабляться и полу-
чать удовольствие от жизни, он решил стать прези-
дентом республиканского кампуса и комментатором
школьной газеты. Вскоре он уже вел колонку в журна-
ле “Брейтбарт и Драдж”. Теперь же он работал на пол-
ставки журналистом “Ньюсмакс”, у которых был до-
ступ в Капитолий.
Тренажерный зал не был чем-то впечатляющим:
несколько кардиотренажеров, пара зеркал и весы на
стойках. На беговой дорожке в наушниках занимался
мужчина в возрасте, одетый в спортивные штаны и
футболку. Джереми зашел в раздевалки. Он свернул
за угол и наткнулся на человека, к которому пришел.
Мужчина был высоким, пятидесяти с лишним лет,
седой. Он стоял перед открытым шкафчиком и Джере-
ми видел его в профиль. Спина была прямой, а ниж-
няя челюсть слегка выпирала вперед. Он был одет в
футболку и шорты, пропитанные потом от трениров-
ки. Плечи, руки, грудь, ноги – все было прокачанным.
Он выглядел, как лидер.
Это был Уильям Райан, представитель Северной
Каролины и спикер Палаты. Джереми знал о нем все.
Его семья привыкла к деньгам. Им принадлежали та-
бачные плантации еще до революции. Его пра-прадед
был сенатором США во времена перестройки. Он был
первым в классе. Он был очарователен, милостив и
держал власть в руках так уверенно, что в его партии
даже появилась оппозиция.
– Мистер Спикер, сэр?
Райан повернулся, увидел Джереми и одарил его
белоснежной улыбкой. Он был в темно-синей футбол-
ке, на которой красно-белыми буквами было написа-
но “ГОРДЫЙ АМЕРИКАНЕЦ”. Он протянул руку:
– Прошу простить меня. Еще слегка потный.
– Без проблем, сэр.
– Хорошо, – произнес Райан. – Давай сразу перей-
дем на “ты”. Наедине можешь звать меня Биллом. Ес-
ли это будет сложно для тебя, называй меня в соот-
ветствии с моим званием. Но я хочу, чтобы ты кое-что
знал. Я вызвал тебя, чтобы предоставить эксклюзив-
ный репортаж. Во второй половине дня я, скорее все-
го, дам пресс-конференцию с остальными СМИ. По-
ка еще не решил. Но до того момента, всеми моими
предположениями, касательно этой ситуации, будешь
владеть только ты. Как тебе?
– Здорово, – ответил Джереми. – Это честь, но по-
чему именно я?
Райан понизил голос:
– Ты хороший парень, я давно за тобой наблюдаю.
И хочу дать тебе совет. Без записи. С сегодняшнего
дня ты больше не будешь бегать за костью, словно
какая-то шавка. Ты станешь опытным журналистом. Я
хочу, чтобы ты напечатал все, что я скажу, слово в сло-
во, а уже завтра стал уделять больше внимания ню-
ансам. “Ньюсмакс” – неплохая газетенка, но уже через
год я вижу тебя в “Вашингтон Пост”. Ты нужен нам
там и поэтому ты там будешь. Но сперва, люди долж-
ны поверить, что ты повзрослел и дорос до репортера
в так называемой справедливой и сбалансированной
среде. Сделаешь ты это или нет – неважно. Это лишь
принцип восприятия. Ты понимаешь, о чем я?
– Думаю, да, – произнес Джереми. Кровь удари-
ла ему в уши. Это было захватывающим и вызывало
страх одновременно.
– Нам всем нужны друзья на высоких постах, – ска-
зал Спикер. – Включая меня. Теперь можешь начи-
нать.
Джереми взял свой телефон:
– Диктофон включен…Итак, сэр, вы в курсе о про-
изошедшей краже радиоактивных материалов сего-
дня ночью в Нью-Йорке?
– Более чем, – ответил Райан. – Как и все американ-
цы, я глубоко обеспокоен случившимся. Мои помощ-
ники подняли меня в четыре утра этой новостью. Мы
тесно сотрудничаем с разведчиками и постоянно мо-
ниторим ситуацию. Как вам известно, я работаю над
передачей военной декларации против Ирана, кото-
рую президент США и его партия каждый раз блокиру-
ют. Сейчас мы находимся в той ситуации, когда Иран
оккупировал нашего союзника, суверенное государ-
ство Ирак. Теперь наши сотрудники должны каждый
раз проходить через контрольно-пропускные пункты,
чтобы попасть в посольство. Я не слышал ни о чем
более унизительном со времен захвата заложников в
Иране в 1979 году.
– Вы считаете, что в краже замешан Иран, сэр?
– Во-первых, давайте называть вещи своими име-
нами. Будет ли брошена бомба в метро или нет, это
террористическая операция на территории США. Ми-
нимум двое охранников были убиты и великий Нью-
Йорк находится в панике. Во-вторых, у нас нет доста-
точной информации, чтобы определить, кто эти тер-
рористы. Но мы знаем, что именно слабость на миро-
вой арене вызывает подобные действия. Нам стоит
показать нашу истинную силу, нам надо объединить-
ся, всем, левым и правым, чтобы защитить себя, свою
страну. И я приглашаю президента присоединиться к
нам.
– Как вы думаете, что должен делать президент в
такой ситуации?
– Как минимум, он должен объявить о чрезвычай-
ном положении. Ему следует выдать временные раз-
решения, увеличивающие полномочия правоохрани-
тельных органов до тех пор, пока мы не поймаем пре-
ступников. Я имею ввиду возможность наблюдения
без получения ордера, случайный выбор и досмотр
лиц на всех железнодорожных станциях, автовокза-
лах, аэропортах, школах, площадях, торговых цен-
трах и в других местах скопления народа. Он дол-
жен действовать незамедлительно, чтобы обезопа-
сить остальные хранилища радиоактивных материа-
лов в Соединенных Штатах.
Джереми заметил во взгляде Райана яростную ре-
шимость. Огонь в его глазах был настолько силен, что
заставил парня отвернуться.
– И самое главное. Если преступники окажутся
иранцами или выяснится, что они спонсируются ими,
то он должен либо объявить им войну, либо отступить,
чтобы дать сделать это нам. Если это действительно
атака Ирана, и, имея данную информацию, президент
продолжит блокировать наши усилия по защите стра-
ны и наших союзников на Ближнем Востоке…какой
выбор он оставит мне в подобной ситуации? Я лично
инициирую процедуру импичмента.
Глава 11
6:43
75-я улица, возле Парк-Авеню – Манхэттен
Люк сидел с Эдом Ньюсэмом в задней части од-
ного из внедорожников. Они стояли напротив совре-
менного небоскреба, возле стеклянных дверей кото-
рого ожидал швейцар в белых перчатках. Их разделя-
ла лишь тихая, зеленая улочка. Они увидели, как он
придержал дверь для худенькой блондинки, вышед-
шей на прогулку с собакой. Он ненавидел подобные
здания.
– Что ж, в этом городе есть, по крайне мере, один
человек, которому плевать на террористическую угро-
зу, – произнес Люк.
Эд откинулся в кресле. Казалось, он полудремал.
Его бежевые штаны и белая футболка, выделявшая
мышцы, голова в форме бильярдного шара и корот-
ко стриженная бородка никак не попадали под стан-
дартный образ федерального агента. С его внешним
видом ему вряд ли позволили бы войти внутрь этого
здания.
Люк размышлял об Али Нассаре, раздражала его
дипломатическая неприкосновенность. Он надеялся,
что Нассар все же не был причастен к этому, терпения
не хватало.
Телефон Люка зазвонил. Он взглянул на него и на-
жал кнопку приема вызова:
– Труди. Чем могу помочь?
– Люк, мы только что получили данные о теле, ко-
торое вы нашли с Доном в госпитале, – ответила она.
– И что там?
– Это тридцатиоднолетний Ибрагим Абдурахман.
Ливиец, рожден в Триполи в семье бедняков. Мини-
мальный уровень образования, в восемнадцать лет
ушел служить в армию. Через какое-то время был от-
правлен на исправительные работы в тюрьму Абу-Са-
лим, где провел несколько лет. Причина – нарушение
прав человека, пытки и убийство государственных чи-
новников. В марте 2011 года, когда в стране накали-
лась обстановка, он сбежал. Скорее всего, он видел
какие-то предзнаменования. Спустя год, он объявил-
ся в Лондоне, устроившись телохранителем молодого
принца Саудовской Аравии.
Люк поник:
– Хм.. Ливийский палач работает на саудовского
принца? Кто же тогда погиб во время кражи радиоак-
тивных материалов в Нью-Йорке? Кем был этот па-
рень на самом деле?
– Он никак не был причастен к экстремистам и, ка-
жется, даже не имел четких политических убеждений.
Он никогда не относился к военной элите и не повы-
шал свою квалификацию. Мне кажется, он был оппор-
тунистом и только лишь прокачивал мышцы. Десять
месяцев назад он исчез из Лондона.
– Повтори его имя.
– Ибрагим Абдурахман. Люк, есть еще кое-что.
– Говори.
– Не я достала эту информацию. Она выведена
на стенд в главном зале. Этот Майерсон из Управ-
ления не дал мне никаких данных, они искали сами.
Они предоставили информацию всем, ничего не ска-
зав нам. Они мешают.
Люк закатил глаза, взглянув на Эда. Последнее, че-
го бы он сейчас хотел, это ввязываться в межведом-
ственную гонку:
– Хорошо, я понял.
– Слушай, я немного волнуюсь за тебя. Ты теряешь
здесь друзей и я сомневаюсь, что международный ин-
цидент тебе чем-то поможет. Почему мы не можем
проверить счета официально и позволить агентству
Национальной Безопасности связаться с ними? Мы
вполне можем извиниться за взлом, сказать, что слег-
ка переусердствовали. Если ты сейчас встретишься с
этим дипломатом, ты подвергнешь себя риску.
– Труди, я уже здесь.
– Но, Люк…
– Труди, я кладу трубку.
– Я пытаюсь помочь тебе.
Повесив трубку, он взглянул на Эда:
– Ты готов?
Тот еле шелохнулся в ответ и указал на здание:
– Да я был рожден для этого.

– Могу я чем-то помочь вам, джентельмены? – за-


дал им вопрос швейцар на входе.
В холле под потолком сверкала люстра. Справа на-
ходились диван и пара дизайнерских кресел. Слева,
вдоль стены, тянулась стойка, за которой стоял еще
один сотрудник отеля. Там же был установлен теле-
фон, компьютер, мониторы, подключенные к камерам
видеонаблюдения и маленький телевизор, показыва-
ющий новости.
Встретившему их швейцару было около сорока пя-
ти лет. Глаза красные, слегка опухшие, с выделяющи-
мися капилярами. Волосы были зачесаны назад. Он
выглядел так, будто только что вышел из душа. Люк
подумал, что он работает здесь так давно, что может
пить всю ночь, а затем, как ни в чем не бывало, отра-
ботать свою смену, продолжая спать на ходу. Скорее
всего, он знал в лицо каждого, кто когда-либо заходил
и выходил из этого здания. И он был в курсе, что Люк
и Эд здесь впервые.
– Али Нассар, – ответил Люк.
Он поднял трубку:
– Мистер Нассар, люкс в пентхаусе. Как я могу вас
представить?
Не говоря ни слова, Эд проскользнул к стойке и дер-
нул рычаг телефона, оборвав тем самым связь. Эд
был огромным и сильным словно лев, но в движении
он был гибок и изящен, как лань.
– Можете ли Вы не представлять нас? – поинтере-
совался Люк, показав удостоверение. Эд сделал то же
самое:
– Федеральные агенты. Нам нужно задать мистеру
Нассару парочку вопросов.
– Боюсь, это невозможно. Мистер Нассар не прини-
мает до восьми утра.
– Зачем же Вы тогда звонили? – спросил Ньюсэм.
Люк взглянул на Эда. Он абсолютно не расстерялся
с ответом, хотя не был похож на человека, который за
словом в карман не полезет.
– Вы смотрели новости? – задал вопрос Люк. – Уве-
рен, Вы слышали о пропаже радиоактивных отходов.
У нас есть причины полагать, что мистер Нассар как-
то замешан в этом деле.
Мужчина смотрел прямо перед собой. Люк улыб-
нулся. Он только что слегка отравил жизнь Нассару.
Этот швейцар был своеобразным хабом для переда-
чи информации. Завтра буквально каждый человек,
находящийся в этом здании, будет знать, что к Насса-
ру приходили федералы, чтобы поговорить о его тер-
рористической деятельности.
– Мне очень жаль, сэр.
– Не стоит извиняться, – сказал Люк. – Все, что Вам
нужно, это предоставить нам доступ к пентхаусу. Ес-
ли Вы этого не сделаете, я арестую Вас прямо сей-
час за воспрепятствование осуществлению правосу-
дия и выведу отсюда в наручниках. Уверен, Вы не хо-
тите этого, впрочем, как и я. Так что дайте нам ключ,
или код, или что там еще, и продолжайте заниматься
своим делом. Если Вы, не дай Бог, сделаете что-то с
лифтом после того, как мы зайдем в него, я не толь-
ко арестую Вас за воспрепятствование, но и повешу
на Вас четыре убийства и кражу опасных химикатов.
Судья установит залог в размере десяти миллионов
долларов и Вы будете томиться на острове Рикерс в
ожидании суда весь следующий год. Заманчиво зву-
чит… – Люк опустил глаза на бейджик. – Джон?

Ты действительно собирался арестовать его? –


спросил Эд.
Стеклянный лифт, находившийся в юго-западном
крыле здания, не спеша перемещался по круглой ту-
бе. По мере того, как они поднимались, вид на го-
род становился все более захватывающим, вплоть
до головокружения. Вскоре они добрались до смот-
ровой площадки: прямо напротив возвышался Эм-
пайр-стейт-билдинг, а слева – здание ООН. Вдалеке
блеснула прочерченная самолетом в утреннем небе
линия, исходящая от аэропорта Ла Гуардия.
Люк улыбнулся:
– Разве есть за что?
Эд ухмыльнулся. Лифт продолжал подниматься.
– Парень, я сильно устал. Я как раз собирался ло-
житься спать, когда Дон позвонил.
– Знаю, я тоже.
– Я давненько не работал сутками напролет и не
могу сказать, что соскучился по этому, – пожаловался
Эд.
Наконец, лифт добрался до нужного этажа. Они
услышали приглушенный звон и двери открылись.
Агенты вышли в довольно широкий коридор, пол ко-
торого был отполирован до блеска. В десяти ярдах от
них стояли двое крупных темных мужчин в костюмах,
похожих на иранцев. Они перекрыли проход. Люка это
не сильно волновало.
– Похоже, наш швейцар все же позвонил наверх.
Один из стоявших впереди мужчин махнул рукой:
– Стоять! Вам сюда нельзя. Возвращайтесь обрат-
но.
– Федеральные агенты, – ответил Люк. Они с Эдом
подошли к дверям.
– Нет! Мы находимся не в вашей юрисдикции. Вход
воспрещен.
– Кажется, не стоит заморачиваться и доставать
удостоверение, – произнес Люк.
– Да, – подтвердил Эд. – Нет смысла.
– На счет три?
– Ок.
Люк подождал пару секунд:
– Три!
Они были в пяти футах от охранников. Люк подбе-
жал к ближайшему и нанес первый удар. Он был пора-
жен тому, как медленно двигался его собственный ку-
лак. Стоящий перед ним широкоплечий гигант был на
пять дюймов выше. Он с легкостью блокировал удар
Люка и схватил его за запястье, подтянув к себе. Он
был очень силен.
Люк попытался пнуть его в пах, но охранник забло-
кировал удар ногой и схватил его огромной рукой за
горло. Его пальцы были сжаты, как когти орла, копа-
ющегося в плоти.
Свободной рукой Люк ткнул ему в глаза. Указатель-
ным и средним пальцем. Он не надеялся попасть, так
как бил левой рукой, но у него получилось. Мужчина
отпустил его и отступил назад. Глаза слезились. Он
моргнул и покачал головой, а затем улыбнулся.
Начиналась серьезная передряга.
И тут, словно призрак, появился Ньюсэм. Он схва-
тил его за голову обеими руками и с силой ударил об
стену. Это было жестоко. Часто встречается, что люди
бьют противников обо что-то головой, но Эд сделал
это так, будто хотел проломить ее.
Бум!
Он поморщился.
Бум!
Челюсть хрустнула.
Бум!
Глаза закатились.
Люк поднял руку:
– Эд, остановись! Ты сделал его. Он готов, отпусти.
Стены мраморные.
Люк взглянул на второго охранника. Он валялся на
полу, рот открыт, глаза закрыты, голова оперта на сте-
ну. Эд быстро разделался с ними обоими. Люк не до-
бавил и синяка.
Стоун достал пластиковые стяжки из кармана и
связал лодыжки своего противника. Он стянул их по-
сильнее, хотя в любой момент мог кто-нибудь прийти
и разрезать их. Но, к тому времени, как они сделают
это, парень, скорее всего, не будет чувствовать рук
еще час.
Эд сделал то же самое с его напарником.
– Ты стареешь, Люк, – произнес он.
– Я? Да нет. Я и не собирался драться, меня наняли
поработать мозгами, – ответил Люк, все еще чувствуя
то место на горле, за которое его держали. Наверное,
будет болеть и завтра.
Эд покачал головой:
– Я также из Дельта Форс, как и ты. Я пришел ту-
да спустя два года после операции Стенли Комбата в
Нуристане. Люди все еще говорят о ней. Как они на-
пали на вас и все бросились бежать. К утру там вое-
вало всего три человека. Ты был один из них, так?
Люк хмыкнул:
– Не слышал об этом…
– Не заливай, – ответил Эд. – Полностью или нет,
но я знаю эту историю.
Люк научился выживать в палатках. Он редко гово-
рил о том инциденте, который произошел на востоке
Афганистана. Это было так далеко, что только трупы
молодых ребят напоминали о том, что идет война. Но
все уже в прошлом и даже его жена ничего не знала
об этом.
Но Эд был из Дельты…
– Да, я был там. Не лучшие разведчики загнали нас
туда, это была худшая ночь в моей жизни, – он ука-
зал на мужчин, лежащих на полу. – Прямо как эпизод
“Счастливых дней”. Мы потеряли девятерых отлич-
ных парней. Перед рассветом закончились патроны, –
Люк потряс головой. – Это было ужасно. Большинство
наших были мертвы к утру. И трое из нас, кто вышел
оттуда…Я даже не знаю, действительно ли мы вер-
нулись. У Мартинеса парализована нижняя часть те-
ла. Последнее, что я слышал о Мерфи, это то, что он
стал бездомным и периодически попадал в психиат-
рическую клинику.
– А ты?
– Меня до сих пор мучают кошмары.
Эд связывал запястья второго парня:
– Я знаю человека, который участвовал в очистке
этого района. Он сказал, что они насчитали 167 тру-
пов на том холме, не считая наших ребят. 21 враг по-
гиб в рукопашной схватке внутри периметра.
Люк посмотрел на него:
– Зачем ты мне это говоришь?
Эд пожал плечами:
– Ты слегка сдал, не стесняйся признать это. Ты ма-
ленький. Но ты умен и накачан, как и я.
Люк рассмеялся:
– Ок, я сдал. Но что значит маленький?
Он смеялся, глядя на огромные мускулы Эда. Тот
засмеялся в ответ. Он обыскал карманы человека, ле-
жавшего на полу. Через несколько секунд он наткнул-
ся на то, что искал. Это был ключ от цифрового замка,
висевшего на стене рядом с дверями.
– Ну, что, идем?
– Только после Вас, – ответил Эд.
Глава 12
– Вы не имеете права здесь находиться! – кричал
мужчина. – Убирайтесь! Вон из моего дома!
Они стояли в огромной гостиной. В углу возле ок-
на, которое тянулось от пола до потолка, открывая
захватывающий вид, стоял белый рояль. Солнечный
свет заливал всю комнату. Рядом стоял оригинальный
белый уголок с антикварными стульями, расставлен-
ными вокруг гигантской плазмы на стене. На противо-
положной стороне висело массивное десятифутовое
полотно с изображением каких-то клякс и капель яр-
ко-кислотного цвета. Люк немного разбирался в искус-
стве и решил, что это работа Джэксона Поллока.
– Да, мы уже пообщались по этому поводу с парня-
ми в коридоре, – ответил Люк. – Нам нельзя здесь на-
ходиться, но, тем не менее, мы здесь.
Этот коренастый, не высокий, полноватый мужчи-
на в белом банном халате держал их на прицеле.
Люк узнал старую винтовку Браунинг-сафари, заря-
жаемую охотничьими патронами .270 Винчестер. Эта
штука могла убить лося с расстояния в четыреста яр-
дов.
Люк встал в правой части комнаты, Эд – в левой.
Мужчина взмахнул винтовкой, не зная в кого целить-
ся.
– Али Нассар?
– А ты кто такой?
– Я Люк Стоун, это Эд Ньюсэм, федеральные аген-
ты.
Они окружили его, медленно приближаясь.
– Я дипломат и приписан к ООН. Это не в вашей
юрисдикции.
– Мы только хотим задать пару вопросов.
– Я вызвал полицию, они прибудут через несколько
минут.
– Слушай, почему бы тебе не положить оружие?
Это старая и не такая уж шустрая штуковина. Если
ты выстрелишь раз, то не успеешь перезарядить для
второго выстрела.
– Значит, я убью тебя, а его оставлю в живых.
Он повернулся к Люку, который двигался вдоль сте-
ны. Тот поднял руки, чтобы показать, что не представ-
ляет никакой угрозы. На него уже столько раз настав-
ляли оружие, что он давно потерял счет. Тем не ме-
нее, этот момент ему не нравился. Али Нассар не был
похож на стрелка, но, если он все же выстрелит, дыра
будет не маленькой.
– На твоем месте я убил бы того здорового охран-
ника. Если со мной что-нибудь случиться, не передать
словами, что он сделает с тобой. Он обожает меня.
Хотя, нет. Это я убью тебя.
Эд был уже в десяти футах от спины мужчины. Он
пересек расстояние за долю секунды. Только он под-
нял пистолет, как Нассар спустил курок.
БУМ!
Громкий выстрел разорвал белый потолок, оставив
большую дыру.
Одним рывком Эд выхватил винтовку и нанес
Нассару удар в челюсть, тем самым бросив его на
один из антикварных стульев.
– Сиди, и тихо!
Нассара хорошенько перетрясло. Несколько се-
кунд потребовалось ему, чтобы глаза смогли снова
сфокусироваться на чем-либо. Он провел пухлой ру-
кой по кровавому следу от удара, вырасшем на его
лице.
Эд кивнул на винтовку:
– Что будем делать с этим?
Инкрустированное жемчугом отполированное ору-
жие выглядело богато. Скорее всего, еще несколько
минут назад оно висело на одной из стен.
Люк переключил свое внимание на человека в крес-
ле и повторил свой первый вопрос:
– Али Нассар?
Он смешно надулся, словно ребенок. Сын Люка,
Ганнер, выглядел так же года в четыре, когда злился.
Мужчина кивнул:
– Логично.
Люк и Эд действовали быстро, не теряя ни секунды.
– Вы не можете так поступать со мной, – пытался
защититься Нассар.
Люк глянул на часы: 7 утра. Полиция может по-
явиться в любую минуту.
Они перевели его в кабинет, находящийся недале-
ко от гостиной, захватив одежду и тапочки. Он был
лишь в нижнем белье. Его плотный, как барабан, жи-
вот сильно выпирал. Парни усадили его в кресло и
привязали стяжками к подлокотникам и ножкам.
В кабинете стоял компьютер, стилизованный под
первые ПК, и монитор. Процессор был внутри сталь-
ного блока, который размещался на полу. Не было ни-
какой возможности открыть его – ни замка, ни двер-
цы, ничего. Чтобы достать жесткий диск, пришлось бы
вызывать сварщика. Для этого не было времени.
Люк и Эд стояли над Нассаром:
– У тебя есть счет в банке Royal Heritage на Кайма-
новых островах. 3-го марта ты перевел 250 000$ неко-
ему Кену Брайанту, который был задушен прошлой
ночью в собственной квартире в Гарлеме.
– Я не понимаю о чем вы.
– Ты нанял на работу человека по имени Ибрагим
Абдурахман, который погиб сегодня утром в подзем-
ном хранилище Медицинского Центра. Он был убит
выстрелом в голову во время кражи радиоактивных
материалов.
Взгляд Нассара давал понять, что он в курсе, о ком
идет речь.
– Я не знаю этого человека.
Люк глубоко вздохнул. Обычно у него в наличии бы-
ло несколько часов для проведения допроса. Сегодня
же он имел всего пару минут. Это означало, что при-
дется быть жестче.
– Зачем твой компьютер прикручен болтами к полу?
Нассар пожал плечами. Его самоуверенность воз-
вращалась, Люк практически увидел это в его глазах.
Он поверил в себя, решил построить стену вокруг.
– Там содержится много конфиденциальной ин-
формации. Я работаю с клиентами, которые ведут
бизнесы, связанные с интеллектуальной собственно-
стью. Плюс ко всему, как я уже говорил, я – дипломат,
назначенный ООН. Время от времени, я получаю со-
общения, которые…как бы назвать их правильно? За-
секречены, в общем. Я занимаю эту позицию, так как
довольно осмотрительно подхожу к любому делу.
– Возможно, – ответил Люк. – Но я вынужден попро-
сить тебя дать пароль, чтобы я сам мог проверить это.
– Боюсь, это невозможно.
Стоявший за спиной Нассара Эд рассмеялся. Это
было больше похоже на хрюканье.
– Ты будешь удивлен, узнав, как быстро невозмож-
ное становится возможным, – сказал Люк. – Пробле-
ма в том, что нам нужен доступ к этому компьютеру
и ты нам его предоставишь. Разница лишь в том, что
есть два пути сделать это и выбор остается за тобой.
– Вы не троните меня, – ответил Нассар. – У вас
итак уже большие неприятности.
Люк взглянул на Эда. Тот подошел к Нассару и при-
сел справа от него, взяв его руку в свои.
Люк и Эд встретились впервые прошлой ночью, но
уже могли понимать друг друга без слов. Создавалось
впечатление, что они читают мысли друг друга. Люк
уже испытывал нечто подобное с парнями, участво-
вавшими в спецоперациях, наподобие Дельты. Взаи-
моотношения обычно развиваются дольше.
– Ты играешь на пианино? – поинтересовался Люк.
Нассар кивнул:
– Обучался в свое время. Когда я был молод, то да-
же выступал с концертами. Сейчас же периодически
играю для удовольствия.
Люк присел, чтобы быть на уровне глаз Нассара:
– Сейчас Эд начнет ломать тебе пальцы. После это-
го будет немного трудно играть на пианино и, навер-
ное, слегка больно. Не думаю, что ты привык к подоб-
ным ощущениям.
– Вы не сделаете этого.
– Сначала я сосчитаю до трех. У тебя будет вре-
мя решить, чего ты хочешь. В отличие от тебя, мы
обычно предупреждаем людей перед тем, как сделать
им больно. Мы не крадем радиоактивные материа-
лы с целью убийства миллионов невиновных людей.
Черт, да у тебя вообще нет проблем, по сравнению с
тем, что ты делаешь с другими. Но, после первого ра-
за, предупреждения окончатся. Я просто посмотрю на
Эда и он сломает следующий палец. Ты меня понял?
– Вас уволят, – произнес Нассар.
– Раз.
– Ты маленький человечешка без какой-либо вла-
сти. Ты пожалеешь о том, что вообще пришел сюда.
– Два.
– Даже не вздумай!
– Три.
Эд сломал мизинец Нассара в районе второго су-
става. Он сделал это быстро, лишь с небольшим уси-
лием. Люк услышал хруст перед пронзительным кри-
ком. Мизинец Нассара был выгнут в сторону. В этом
было что-то грязное.
Люк взял его за подбородок и поднял голову.
Нассар стиснул зубы, лицо пылало, дыхание было
прерывистым, взгляд был жестким.
– Это был всего лишь мизинец, – произнес
Люк. – Следующим будет большой палец. Они лома-
ются гораздо больнее, а также более нужны человеку
в жизни.
– Вы животные, я ничего вам не скажу.
Люк посмотрел на Эда. Его лицо выражало жесто-
кость, он просто пожал плечами и сломал большой
палец. В этот раз треск был громче.
Люк встал, позволив Нассару закричать. Звук был
оглушителен, он прокатился по аппартаментам, слов-
но в фильме ужасов. Наверное, стоит найти полотен-
це на кухне для кляпа.
Он прошелся по комнате. Это была пытка и Люку
не нравилось заниматься подобным. Но палец зажи-
вет, а если взорвать “грязную” бомбу на станции мет-
ро, многие погибнут, да и те счастливцы, которые вы-
живут, получат серьезное облучение. Никто не будет
исцелен. Взвешивая эти две ситуации, пальцы чело-
века и погибших людей в метро, долго думать не при-
шлось.
Нассар плакал, из его носа бежали сопли. Он отры-
висто дышал и это звучало, как фырканье.
– Посмотри на меня, – сказал Люк.
Он повиновался. Самонадеянность куда-то испари-
лась.
– Я смотрю большой палец привлек твое внимание.
Значит, возьмемся за него же на левой руке, потом
перейдем к зубам. Эд?
Эд обошел его слева.
– Халиль Джебран, – прошептал Нассар.
– Что? Я не слышу тебя.
– Халиль, нижнее подчеркивание, Джебран. Это па-
роль.
– Как автор?
– Да.
– “А что такое трудиться с любовью?” – произнес
Эд, цитируя Джебрана.
Люк улыбнулся:
– “Это ткать ткань из ниток, тянущихся из сво-
его сердца, так, будто твоя возлюбленная собира-
ется носить эту ткань”. У нас дома на кухне висит
эта цитата. Мне нравятся подобные вещички. Видимо,
все мы здесь неизлечимые романтики.
Люк подошел к компьютеру и провел пальцем по та-
чпаду. Вылезло окошко для ввода пароля. Он набрал:
“Халиль_Джебран”.
Появилась заставка рабочего стола. На экране бы-
ло фото заснеженных гор с желтыми и зелеными лу-
гами на переднем плане.
– Кажется, мы в деле. Спасибо, Али.
Люк вытащил внешний жесткий диск, который он
получил у Стоуна, из кармана брюк и подключил его
к USB-порту. Размер диска оказался огромным, Люк
запросто мог бы переписать туда все данные с это-
го компьютера и только потом позаботиться о дешиф-
ровке.
Он начал копировать файлы. На экране появилась
линия загрузки, левая часть которой потихоньку ста-
новилась зеленой – три процента, четыре, пять. Под
линией появлялись и тут же исчезали названия фай-
лов, которые уже были сохранены на диск.
Восемь процентов, девять.
Снаружи раздался резкий звук, дверь внезапно рас-
пахнулась. «Полиция! – послышался крик. – Бросайте
оружие! На землю!»
Они передвигались по квартире, сбивая вещи и от-
крывая все двери. Создалось впечатление, что там
были все копы города. Они будут здесь уже через се-
кунду.
– Полиция! Вниз! Лежать!
Люк взглянул на линию загрузки. Казалось, она за-
висла на двенадцати процентах.
Нассар посмотрел на Люка. Его глаза были чуть
приоткрыты, из них катились слезы, губы дрожали.
Лицо было красным, а полуобнаженное тело покры-
лось потом. В любом случае он не выглядел победи-
телем.
Глава 13
7:05
Балтимор, Мэриленд – Южная часть туннеля
Форт МакГенри
Элдрик Томас очнулся.
Во сне он находился в маленьком коттедже где-то
высоко в горах. Воздух был чистым и морозным. Он
понимал, что спит потому, что он никогда раньше не
бывал в коттеджах. В комнате пылал каменный ка-
мин, от которого исходило приятное тепло. Элдрик
поднес руки к огню. Он слышал прекрасный голос ба-
бушки, доносящийся из соседней комнаты. Она напе-
вала какую-то старую церковную мелодию.
Он открыл глаза солнечному свету.
Все болело. Он дотронулся до своей груди, которая
оказалась липкой от крови, но пули не убили его. Эл-
дрик вспомнил, что он был облучен. Он оглянулся и
увидел, что лежит в какой-то грязи, окруженный высо-
ким кустарником. Слева был большой водоем, то ли
река, то ли какая-то гавань. Где-то рядом раздавались
звуки шоссе.
Изатуллах преследовал его. Но это было…очень
давно. Скорее всего, он ушел.
– Давай, парень, – прохрипел он. – Ты должен дви-
гаться.
Было бы легче просто остаться здесь, но так он бы
точно погиб. Он не хотел умирать, не хотел больше
быть джихада, он просто хотел жить. Даже, если он
проведет оставшуюся жизнь в тюрьме, это все равно
лучше, чем погибнуть вот так. Тюрьма? Ну, и ладно,
он много раз уже был там. Она не так уж и плоха, как
многие жалуются.
Он попытался встать, но не чувствовал ног. Такое
ощущение, что их и не было. Элдрик перевернулся на
живот. Боль пронзила все его тело, словно ударом то-
ка. Он отполз в более темное место. Прошло какое-то
время. Вскоре он вернулся обратно.
Он начал ползти, хватая руками грязь и подтягивая
тело вперед. Он заставил себя подняться на холм, тот
самый, с которого упал этой ночью, и который, воз-
можно, спас ему жизнь. Элдрик рыдал от боли, но про-
должал ползти. Он пытался не обращать на нее вни-
мания, стараясь подняться.
Прошло достаточно много времени. Он лежал ли-
цом в грязи. Кусты здесь были менее плотными. Эл-
дрик оглянулся и увидел, что он был над рекой. От-
верстие в заборе находилось прямо перед ним. Он
подполз к нему. Зацепившись за нижнюю часть забо-
ра, он попытался пролезть сквозь дыру. Боль застави-
ла его закричать.
Недалеко два старых афроамериканца сидели на
белых ведрах. Элдрик смотрел на них с сюрреалисти-
ческой четкостью. Никогда еще он не видел никого так
четко. У них были удочки, снасти, большое белое вед-
ро, а также кулер на колесах. Рядом стояли белые бу-
мажные коробки с завтраками из Макдональдса. По-
зади стоял старый ржавый Олдсмобайл.
Их жизнь казалась раем.
Боже, пожалуйста, я так хочу попасть на их ме-
сто.
Когда Элдрик закричал, люди бросились к нему.
– Не дотрагивайтесь! – прохрипел он. – Я заражен.
Глава 14
7:09
Белый дом – Вашингтон
Томас Хайес, президент США, стоял в брюках и ру-
башке у стойки на кухне Белого дома. Он чистил ба-
нан и ждал, пока сварится кофе. Когда он оставался
один, ему нравилось приходить сюда и спокойно го-
товить себе обычный завтрак. Он стоял босиком, еще
даже не надев галстук. В голове крутились нехорошие
мысли.
«Эти люди хотят сожрать меня заживо».
Эта идея ему абсолютно не нравилась, но все чаще
и чаще посещала его в последние дни. Когда-то дав-
но он был самым оптимистичным человеком из всех,
кого сам знал. С раннего детства он занимал глав-
ные роли, находил себя буквально во всем. В средней
школе он произносил прощальную речь, был капита-
ном команды по академической гребле. Затем стал
президентом студенческого городка. Получил диплом
с отличием Йельского университета, диплом с отличи-
ем Стэнфорда. Стал стипендиатом программы Фул-
брайт, Сенатором штата Пенсильвания и, наконец, гу-
бернатором штата Пенсильвания.
Он всегда считал, что сможет найти решение лю-
бой проблемы и доверял своим лидерским качествам.
А самое главное, он всегда верил в присущую лю-
дям доброту. И все это сейчас кануло в лету. Пять лет
офисной работы выбили из него весь оптимизм.
Он мог работать очень долго. Он мог возиться со
всей этой бюрократией и различными агентствами.
До недавнего времени у него были прекрасные отно-
шения с Пентагоном. Он мог находиться в окружении
Секретной Службы, которая вторгалась во все аспек-
ты его жизни, двадцать четыре часа в сутки.
Он легко справлялся с журналистами, даже когда
они нападали на него с кучей вопросов. Он стойко пе-
реносил, когда они смеялись над его воспитанием и
называли его богатеньким либералом, который якобы
был недосягаем для обычного общества. Проблемой
было далеко не СМИ.
Проблемой была Палата представителей. Они бы-
ли слишком юны, слишком глупы, слишком любили
издеваться. Это была кучка вандалов, пытавшаяся
вывести его из себя и, тем самым, убрать с поста.
Ощущение, что Палата была съездом ребятишек из
средней школы, куда исключительно набирали несо-
вершеннолетних преступников.
Основная часть республиканцев состояла из ка-
ких-то средневековых варваров, а политическое дви-
жение “чаепития” – из анархистов, готовых метать
бомбы в свой народ. Между тем, лидер меньшинств
в Палате представителей присматривался к Овально-
му кабинету и не скрывал, что готов бросить нынеш-
него президента под поезд. “Синие демократы” были
двуличными предателями – добродушными кузенами
сейчас и злобными людьми, ругающими арабов и им-
мигрантов, а также кричащими о преступлениях в цен-
тре города, уже через минуту. Каждое утро Томас Хай-
ес просыпался с мыслью о том, что круг его друзей и
союзников сужается с каждым часом.
– Ты здесь, Томас?
Хайес посмотрел наверх.
Дэвид Хальстрам, начальник штаба, стоял напро-
тив него, одетый, как с иголочки. Он выглядел, как
и всегда – выспавшимся, энергичным, наполненным
жизнью, готовым ко всему. Дэвиду было 34 года и он
работал здесь только девять месяцев. Надо дать пар-
ню время.
– Когда появилась эта статья? – спросил Хайес.
– Минут двадцать назад, – ответил Дэвид. – Она
уже в топе новостей всех СМИ, а телевидение соби-
рает гостей к эфиру в 8 утра. Мы выяснили, откуда
растут ноги, и стоит сказать, что мы находимся не в
лучшем положении между Спикером Райаном, иран-
скими погромами и террористами Нью-Йорка.
Хайес сжал кулак. За всю свою жизнь он ударил
только двоих и то, это было еще в школе, когда он был
ребенком. Сейчас ему хотелось сделать это в третий
раз, хорошенько вмазать представителю Палаты Бил-
лу Райану.
– На завтра у нас был запланирован ланч, – произ-
нес Томас. – Я надеялся это как-то сгладит ситуацию,
не то, чтобы за раз, но все же…
Дэвид махнул рукой:
– Он застал нас врасплох. Стоит признать, что это
был довольно продуманный ход. Он призывает к Ва-
шему свержению потому, что Вы не хотите начинать
Третью Мировую. Он сделал это через безобидного
репортера “Ньюсмакс”, журнала, где не появится кри-
тика. Статья наберет множество твитов и ему не на-
до что-либо добавлять. Информация уже живет своей
жизнью. Тем не менее, стоит вести себя обдуманно.
Надо назначить пресс-конференцию, чтобы как-то от-
реагировать на пересуды о возможной террористиче-
ской атаке и о том, что, возможно, это дело рук Ира-
на. Мы должны ответить на вопрос импичмента и со-
общить, что мы собираемся предпринять для защиты
от радиации.
– Что мы планируем делать?
– По поводу радиоактивных материалов?
– Да.
Дэвид пожал плечами:
– Зависит от того, что Вы имеете в виду. Считается,
что радиоактивные отходы всегда надежно охраняют-
ся, но это не так. Подавляющее большинство, конеч-
но, хранится под замком. Некоторые места, и Меди-
цинский Центр, кстати, не исключение, довольно се-
рьезно относятся к хранению и отправке их в специа-
лизированные места для утилизации. Но даже они от-
гружают отходы в грузовиках без охраны, которые пе-
редвигаются по дорогам общего пользования. Также
есть больницы, которые хранят радиоактивные мате-
риалы вместе с биологическими. Есть даже те, кто вы-
брасывает их вместе с бытовым мусором. Я не шу-
чу. Давайте не будем касаться уничтожения ядерного
оружия. Изначально предполагалось, что все исполь-
зованные топливные стержни будут перемещаться в
надежные хранилища, но этого ни разу не произошло.
Сами хранилища так и не были подготовлены. Подав-
ляющее большинство этих стержней в США, начиная
с 1970-х годов, хранится возле реакторов, в которых
они были использованы. И есть основания полагать,
что почти девяносто процентов реакторов в нашей
стране протекают, некоторые из них сбрасывают от-
ходы в подземные воды.
Президент Хайес посмотрел на начальника штаба:
– Почему я не в курсе подобных вещей?
– Ну, технически Вы о них знаете. Вас информиро-
вали, но это никогда не было первоочередной зада-
чей.
– Когда мне сообщали об этом?
– Вам назвать точные даты?
– Да, я хочу знать дату, докладчика и содержание
брифинга.
Плечи Дэвида поникли. Он остановился:
– Томас, я могу это сделать. Но что потом? Вы со-
бираетесь перечитывать доклад Комиссии по ядерно-
му регулированию, который был представлен три го-
да назад? Думаю, у нас сейчас есть дела поважнее.
Мы имеем продолжительный кризис на Ближнем Во-
стоке и попытки спровоцировать войну в СМИ и за-
ле Конгресса. Похищены радиоактивные материалы
и существует угроза террористической атаки в Нью-
Йорке. Мы теряем защитников в собственной партии.
Они вполне могут массово перейти на другую сторо-
ну уже после полудня. И второй по влиянию человек в
Вашингтоне призывает к импичменту. Мы находимся
на островке, вокруг которого поднимается вода. Нуж-
но действовать и делать это нужно сегодня.
Хайес никогда не чувствовал себя настолько поте-
рянным. Слишком много для одного дня. Его жена и
дочери были на Гавайях. Хорошо им. Он хотел бы
быть сейчас с ними.
Он потянулся к Дэвиду Хальстраму, как к спаса-
тельному кругу, брошенному ему в разбушевавшееся
море.
– Что мы предпринимаем?
– Мы заняли круговую оборону, – ответил Дэ-
вид. – Кабинет министров все еще придерживает-
ся твердой позиции. Они поддерживают Вас. Я взял
на себя ответственность собрать совещание сегодня
утром. Вся элита соберется здесь, чтобы создать еди-
ный фронт. Кейт Хоилшер из Министерства финан-
сов, Маркус Джонс из Госдепартамента и другие. Дэйв
Деллиджер из Министерства обороны не сможет при-
ехать по понятным причинам, но он хочет подсоеди-
ниться к совещанию по безопасной линии. Также с За-
падного побережья прилетит Сьюзен Хопкинс.
– Сьюзен… – начал было Хайес.
Он не мог пропустить это имя. За более, чем пять
лет, он сделал все возможное, чтобы держаться как
можно дальше от этой коллеги, по совместительству
вице-президента. Вся ситуация со Сьюзен, впрочем,
как и она сама, смущала его. Она начала самостоя-
тельную жизнь в качестве фотомодели. Затем, в воз-
расте двадцати четырех лет, она ушла из этого биз-
неса и вышла замуж за миллиардера в области со-
временных технологий. Как только ее дети достигли
школьного возраста, она ударилась в политику, ис-
пользуя деньги мужа.
Люди любили ее потому, что она была красива.
В тридцать с небольшим она оставалась здоровой
и полной энтузиазма. Женский журнал не так давно
сфотографировал ее во время пробежки в ярко-оран-
жевых штанах и майке для йоги. Она также была до-
стойным оратором. Она обожала церемонии откры-
тия и разрезания ленточек так же, как и кулинар-
ные конкурсы. Ее заботили такие вопросы, как пре-
дупреждение рака молочной железы (как будто люди
еще не были в курсе его существования), физические
упражнения и детское ожирение.
Это все же была не Элеонора Рузвельт.
Дэвид поднял руку:
– Знаю, знаю. Вы считаете Сьюзен легкомыслен-
ной, но Вы никогда не давали ей шанса доказать об-
ратное. Томас, она была сенатором от Калифорнии
целых два срока. Она – первая женщина вице-прези-
дент в истории США. Это немалое достижение. Она
умна и легко находит общий язык с людьми. А глав-
ное, она находится на нашей стороне. Сейчас нам
нужны абсолютно все и я верю, она поможет.
– Да что она может сделать? Мы не проводим кон-
курсы красоты.
Дэвид пожал плечами:
– Ваш текущий рейтинг составляет 12 %. Эта циф-
ра получена три дня назад, еще до похищения. К сле-
дующей неделе цифра может опуститься к единично-
му значению. Показатели Билла Райана не намного
лучше. У него 17 %, скорее всего, из-за того, что он не
смог протолкнуть свою декларацию объявления вой-
ны. Возможно, его рейтинг слегка упадет за счет угроз
в адрес президента.
– Да, люди недовольны правительством.
Дэвид поднял палец:
– В основном, но Сьюзен является исключением.
Ситуация с Ираном никак не коснулась ее. Рейтинг со-
ставляет 62 % и она абсолютно несокрушима, не счи-
тая религии. Люди обожают ее. Она самый популяр-
ный политик Америки и вполне возможно, что она смо-
жет одолжить Вам немного славы.
– Каким образом?
– Находясь здесь, в Белом доме, работая бок о бок
с президентом по наиболее актуальным вопросам в
стране, публично выступая с Вами, и, в буквальном
смысле, глядя на Вас на вершине славы, будто Вы
– герой.
– Боже, Дэвид.
– Сделайте это на свой страх и риск, Томас. У нас
нет выбора. Я разговаривал с ней, пока она летела в
самолете, когда шел сюда. Она прекрасно понимает,
что поставлено на карту, и готова помочь. Она также
готова к любым нашим заявлениям и сможет вынести
их на основные ток-шоу.
Хайес тронул подбородок:
– Мне нужно решить, могу ли я пойти на это.
Дэвид покачал головой:
– Время для принятия решений по поводу Сьюзен
уже прошло. Она нужна нам и Вы действительно от-
носились к ней не лучшим образом. Честно говоря, мы
должны радоваться, что она все еще готова к диалогу.
Глава 15
7:12
Апартаменты Али Нассара – Манхэттен
– На пол! Лежать!
Люка бросили лицом на каменный пол кабинета
Нассара. Копы вытащили его пистолет из наплечной
кобуры. Один из них уперся ботинком в шею. Он был
довольно крупный, весом явно более двухста фунтов.
Своей массой он запросто мог сломать Люку шею, ес-
ли бы захотел.
Свободной рукой Стоун поднял свой жетон над го-
ловой.
– Федеральные агенты! – громко сказал он, стара-
ясь перекричать копов.
– ФБР! ФБР! – орал Эд, лежавший за ним.
Это был опасный момент, когда одни хорошие пар-
ни могут пристрелить других по ошибке.
Кто-то выхватил жетон из рук Люка и, грубо заведя
руки за спину, надел наручники. Он, не став сопротив-
ляться, почувствовал, как холод железа врезается в
запястья. Копы все еще проверяли остальные комна-
ты, вламываясь туда с криками.
– Стоун, что ты делаешь?
Люк узнал этот голос, но все же поднял голову, что-
бы удостовериться. Над ним, в окружении полицей-
ских, стоял Рон Бегли из агентства Национальной без-
опасности. Он уставился на Люка с выражением лица
больше похожим на отвращение, хотя, возможно, это
была жалость. Бегли был в длинном плаще. В этом
обличии, учитывая его огромный живот, он напоминал
телевизионный образ ирландского детектива-алкого-
лика. Рядом с ним стоял Тройка, тот самый сотрудник
контртеррористического отдела Управления, которо-
го они встретили этим утром, и именно тот, кто пожа-
ловался на то, что Люк обращался с ним, как с соб-
ственным подчиненным. Пришлось немного напрячь-
ся, вспоминая имя. Майерсон, Курт Майерсон.
В некотором смысле, Люк даже был рад видеть их.
– Человек, сидящий на стуле, работает с террори-
стами, находящимися в Нью-Йорке. У нас есть дока-
зательства того, что он причастен к краже радиоактив-
ных материалов из больницы минувшей ночью.
Бегли присел возле Люка:
– Он больше не сидит на стуле, мы освободили его.
Я надеюсь, вы в курсе, что это дипломат, работающий
в ООН в качестве представителя Ирана?
– Он пользуется дипломатической неприкосновен-
ностью, – сказал Люк. – Она позволяет ему…
– Мы на грани войны с Ираном, Стоун. Это правда,
но объявление войны не входит в круг ваших обязан-
ностей, – ответил Бегли. Сидение на корточках меша-
ло ему дышать, но он оставался в таком положении.
– Вы даже не представляете сколько дерьма вы-
льется из этого. США придется публично извинять-
ся перед Ираном лишь потому, что вы ворвались в
дом дипломата, раздели его и подвергли допросу, что
полностью соответствует международному определе-
нию пыток. Президенту захочется повеситься на соб-
ственном галстуке, когда он услышит об этом. Агент
ФБР из секретного отдела, о котором никто и никогда
не слышал, будет присутствовать в двадцатичетырех-
часовом выпуске новостей на случай, если в стране
остается еще кто-то, думающий, что государственные
шпионы вышли из-под контроля.
– Рон, послушай.
– Я устал слушать тебя, Стоун. Из этого ничего хо-
рошего не выходит. Ты сошел с ума. Сейчас мои лю-
ди пытаются связаться с Доном Моррисом. Так как он
единственный, кого вы более-менее слушаете, то он
лично освободит вас от должностей. В этом случае
лучше позаботьтесь о наличии работы. Человек, ко-
торый находится в соседней комнате, скорее всего,
предъявит обвинения и, если он сделает это, тюрь-
ма станет вашим новым домом. Никто не будет защи-
щать вас. Никто не постоит за вас.
Бегли понизил голос:
– Я буду честен с тобой. Дона уже допрашивают
на предмет того, каким образом вы здесь очутились.
Ведь группа особого реагирования является его лю-
бимым проектом, так? Все это теперь может разва-
литься даже быстрее, чем я предполагал. Сегодня вы
сделали мне одолжение.
Бегли поднялся с корточек:
– Снимите с них наручники и выпроводите отсю-
да, – сказал он кому-то. – Доведите прямо до лифта
и проследите, чтобы они вышли из здания. Никаких
промедлений, никаких разговоров, не спускать с них
глаз. Если они попытаются бежать, пристрелить обо-
их.
– Сэр?
Бегли пожал плечами:
– Больше юмора.
Двое мужчин вытащили Люка за ноги. Он мельком
увидел Бегли и Майерсона, выходящих из комнаты.
Полицейские сняли с него наручники, затем передали
пистолет и жетон. Слева стоял Эд Ньюсэм, проходя-
щий ту же процедуру.
Люк взглянул на компьютер, жесткий диск все еще
был вставлен. Линия загрузки дошла практически до
конца, передача файлов была почти завершена. Люк
быстрым взглядом указал на это Эду. Тот на секунду
поднял брови, задумавшись.
– Давайте, – сказал полицейский. – Выходим.
Эд вышел первым, Люк за ним. Широкая спина на-
парника закрывала Люку весь обзор. Они сделали два
шага из комнаты. Справа, в антикварном кресле, си-
дел Али Нассар. Он снова надел свой банный халат
и разговаривал по телефону. Женщина-полицейский
вколола ему местное обезболивающее и тут же при-
нялась накладывать временные шины. Нассар при-
увеличено наморщился от боли.
Вдруг Эд упал на землю. Голова ударилась о пол
с глухим звуком, глаза закатились, обнажив белки.
Сильная дрожь прошлась по всему тела, голова и ру-
ки затряслись. Через несколько секунд изо рта пока-
залась струйка белой пены.
– О, Боже! – вскрикнул Люк, упав на колени возле
Эда.
Бегли обернулся:
– Хватит, Стоун, идите отсюда!
Люк встал и двинулся назад, подняв руки. Копы дви-
нулись навстречу.
– Что с ним? – спросил Бегли.
– У него эпилепсия. Во время службы в Афганиста-
не он получил серьезную травму головы. Небольшое
повреждение головного мозга, изменение его нерв-
ных волокон. Я не совсем уверен, что именно. Нуж-
но лержать его так, чтобы он не задохнулся. Через
несколько минут приступ пройдет.
– У вас в отделе работает агент, страдающий эпи-
лепсией?
– Не я принимаю решения, Рон.
– Ок, отойди. Ребята займутся им, они знают, что
делают.
Люк отшагнул назад. Затем еще раз. Полицейские
окружили лежащего Эда. Через несколько секунд Бег-
ли вернулся к разговору с Майерсоном. Люк продви-
гался назад настолько незаметно, что казалось он
стоит на месте. Он отступил в кабинет, затем бросил-
ся к компьютеру, отключил жесткий диск и засунул его
в карман штанов, захватив со стола синюю ручку.
Он повернулся. В дверном проеме стоял полицей-
ский.
Люк поднял ручку:
– Чуть не забыл.
Коп указал на дверь:
– Выходи.
Эд продолжал лежать с пеной у рта в основной ком-
нате. Он переместился на бок, едва шевелясь. Глаза
закрывались, затем медленно открывались. Пара по-
лицейских помогли ему сесть. Он снова моргнул. Эд
был похож на человека, который не понимал, где на-
ходится.
– Вы в порядке? – послышался голос. – Вы сильно
ударились головой.
Эд глубоко вздохнул. Он был явно смущен тем, что
выглядел так уязвимо перед всеми этими мачо-копа-
ми:
– Я не знаю. Стресс, отсутствие сна. Это происхо-
дит только когда я переутомляюсь.
Люк огляделся. Справа Нассар уже перестал гово-
рить по телефону. Он общался с полицейским, кото-
рая занималась его пальцами. Люк направился пря-
миком к нему.
– Стоун!
Люк протянул левую руку Нассару так, словно хо-
тел поздороваться. Нассар настороженно проигнори-
ровал жест. Тогда он потянулся, схватил его за одежду
и притянул к себе. Они стояли лицом к лицу, настоль-
ко близко, что могли бы поцеловаться.
– Я знаю, что ты сделал, – сказал Люк. – Тебе это
не сойдет с рук.
– Ты останешься безработным уже к обеду, – отве-
тил Нассар. – Я лично проверю.
Копы бросились разнимать их. Огромный полицей-
ский захватил Люка в двойной нельсон и быстро по-
вернул.
– Хватит! – закричал Бегли. – Уберите этих клоунов
отсюда!
В лифте, спускающемся вниз, они были окружены
копами. Стояла тишина, все смотрели на то, как мель-
кают цифры на экране.
– Ты в порядке? – спросил Люк.
Эд пожал плечами:
– Я устал. У меня не было приступов последние па-
ру лет. Все еще трясет.
На улице их, наконец, отпустили. Они шли рядом,
по засаженной деревьями улице, в сторону ожидаю-
щего их внедорожника. Люк молчал, пока они не ото-
шли от полиции на пятьдесят ярдов.
– Эпилепсия? – удивился он. – У тебя в жизни ее
не было.
Эд улыбнулся:
– Приступы – это мое спасение. Но, чтобы это сра-
ботало, надо уметь правильно преподнести.
– И ты сделал это. Я и сам не был до конца уверен в
правдивости происходящего, когда я услышал, как ты
ударился головой о землю. Клянусь, я почувствовал
вибрацию от пола в ногах.
– Правильно. Хорошо, что у меня крепкая голова. И
я всегда держу пару пенных капсул под рукой, чтобы
удвоить эффект. Тебе, кстати, удалось?
Люк пожал плечами:
– Я забрал жесткий диск. Это же было быстро? Или
ты о ссоре с Нассаром? Старый приемчик, – он выло-
жил из кармана новенький смартфон в белом пласти-
ковом чехле. – Я достал его телефон.
Глава 16
7:20
Комплекс R – Саммит Блю Ридж, Пенсильвания
– Господа, с минуты на минуту начнется совеща-
ние.
Четырнадцать человек собрались в тихой комна-
те, находящейся глубоко под землей. Комната с бе-
тонным полом и закругленными каменными стенами
и потолком была практически пуста, лишь по центру
стоял большой конференц-стол. В углублениях на по-
толке были установлены светодиодные лампы. Кис-
лород поступал внутрь через несколько маленьких от-
верстий. Полное отсутствие окон создавало ощуще-
ние тупика в пещере, хотя, по сути, так и было. Че-
ловек, страдающий клаустрофобией, не продержался
бы там и пяти минут.
В комнате не было никакого записывающего обору-
дования. Аппарат для внутренней связи между объ-
ектами был удален еще десятилетие назад. В стену
был встроен старый интерактивный монитор, одно-
временно показывающий карту мира и карту США. Он
мог бы быть использован для установления располо-
жения войск, авиации, даже для запуска ракет. Теоре-
тически, устройство все еще работало, но этого никто
не проверял. Никто не включал его с 1998 года.
Комната располагалась за двойными стальными
дверями в конце металлического мостика, который
находился тремя уровнями выше тусклого, глубокого
командного пункта управления, который круглосуточ-
но поддерживался военнослужащими. Это была са-
мая глубокая часть объекта, открытого еще в 1953 го-
ду, который выдерживал неоднократные прямые по-
падания баллистических ракет советского периода.
Десять человек сидели в мягких офисных стульях
вокруг стола переговоров. Они представляли раз-
личные разведывательные организации и отделения
американской армии, как традиционные, так и группы
специального назначения. Напротив стены, на склад-
ных стульях, сидели еще четверо. Это были предста-
вители четырех гражданских отраслей, включая до-
бычу угля, нефти и газа, банковскую сферу, аэрокос-
мическую промышленность и оборону.
Группа была строго засекречена. Ни у кого из при-
сутствующих в зале не было никаких бейджиков – ни
табличек, ни погонов, ни боевых значков, ни медалей,
так или иначе показывающих достижения. Они были
одеты по-граждански. Все военные были в обычных
рубашках и брюках. Большинство из них знали друг
друга в той или иной степени, но двое в зале были чу-
жаками и их принадлежность оставалась не ясна для
остальных членов группы.
Седой генерал-полковник, бывший командир спец-
наза, стоял во главе стола. Он потер старый, давно
выцветший шрам на лбу.
– Все вы прекрасно знаете меня, – произнес
он. – Вы знаете мою роль здесь. Позвольте мне на-
чать. За последние двадцать четыре часа события
развивались очень быстро, куда быстрее, чем мы мог-
ли ожидать. В ответ на них, так же, как и на обеспе-
чение преемственности в случае возникновения чрез-
вычайной ситуации, мы обновили планы эвакуации
для всех высокопоставленных чиновников. Они дей-
ствуют с 06:00, то есть уже как час и двадцать минут,
и будут оставаться в силе до дальнейших указаний.
Пожалуйста, изучите их, они отличаются от предыду-
щих.
Он взглянул на единственный лист на столе:
– Во время нападения или разрушения, президент
Томас Хайес и вице-президент Сьюзен Хопкинс бу-
дут эвакуированы на вертолете в безопасное место
вблизи Блюмонта, штат Виргиния, а именно на го-
ру Везер, где находится правительственный объект.
В случае гибели президента Хайеса, вице-президент
Хопкинс, которая является вторым человеком в США,
займет его место, приняв присягу на горе Везер. Граж-
данские члены Кабинета министров, в том числе Ми-
нистр финансов, Госсекретарь и Министр образова-
ния будут эвакуированы туда же либо на вертолете,
либо с военным конвоем, в зависимости от обстоя-
тельств и наличия транспорта. Эти лица занимают пя-
тое, шестое и восьмое места соответственно по линии
преемствования.
Он снова взглянул на свои записи:
– В случае нападения, спикер Палаты представите-
лей будет эвакуирован вертолетом в комплекс R. Спи-
кером на данный момент является Уильям Райан из
Северной Каролины. В случае гибели и президента,
и вице-президента, номером три является именно он,
соответственно, примет присягу здесь.
Он оглядел комнату, посмотрев всем участникам в
глаза:
– В случае возникновения чрезвычайной ситуации
председатель сената будет отправлен в Объединен-
ную базу Эндрюс на борту воздушного командного
пункта с кодовым названием “Найтвоч”. Самолет, со-
провождаемый эскортом из истребителей в опасной
зоне, будет придерживаться высоты полета в сорок
тысяч футов. В маловероятном, но все же рассматри-
ваемом случае гибели президента, вице-президента и
спикера Палаты, номером четыре становится именно
он, присяга будет приниматься прямо на борту само-
лета. Председателем сената является сенатор Канза-
са – Эдвард Грейвс, действующий председатель Ко-
митета вооруженных сил.
За столом поднялась рука. Генерал узнал мужчи-
ну, который был намного старше его самого. Это был
бывший адмирал, настолько старый, что вел морскую
пехоту через ужасающий шторм в водохранилище Пу-
сана еще во времена Корейской войны. Генерал да-
же видел фотографии того страшного события, кото-
рые так и не были рассекречены. На них был изобра-
жен девятнадцатилетний парень без рубашки в гряз-
ной траншее, глаза дикие, лицо и верхняя часть те-
ла окрашены темно-красной кровью мертвых комму-
нистов.
– Да?
– Вы не упомянули Министра обороны. Насколько
мне известно, он также должен улететь на борту воз-
душно-десантного командования.
Генерал пожал плечами:
– Министр обороны прибудет сюда.
– Вы считаете, что это вызовет какие-то проблемы?
Генерал взял лежащий перед ним лист и начал
тщательно изучать длинные строчки текста.
– Мы вообще не ожидаем никаких проблем, – отве-
тил он.
Глава 17
7:40
Объединенный контртеррористический ко-
мандный центр – Мидтаун, Манхэттен
– Откуда, черт возьми, Бегли узнал, где мы находи-
лись?
Люк стоял в дверях маленькой комнатки отдела
особого реагирования, контролируемого командным
центром. Труди и Свон также были здесь вместе с
несколькими парнями из нью-йоркского офиса. Они
уставились на него круглыми глазами. Кто-то из при-
сутствующих строил из себя саму невинность и это
приводило Люка в бешенство.
– Что? – спросила Труди.
– Бегли. Он появился в апартаментах иранца вме-
сте с полицией. Никто не звонил ему лично. Он просто
появился. Как?
Свон потряс головой, указывая на компьютеры:
– Это соединение зашифровано. Я использую соб-
ственное подключение. Людям Бенгли просто не уда-
лось бы взломать код за тот короткий промежуток вре-
мени, пока мы находимся здесь.
– Труди?
Она подняла руки, будто он целился в нее из ору-
жия:
– Нет, Люк. Даже не думай. Я презираю Бегли. Счи-
таешь, я собираюсь стучать ему на тебя?
Эд просочился мимо него в комнату:
– Думаю, тебе нужно сконцентрироваться, парень.
Нет смысла загонять кроликов в норы. Вряд ли кто-то
из нас продал бы тебя с потрохами.
Люк кивнул:
– Ладно.
Эд был прав. Он подошел к Свону и выложил ему
на стол содержимое карманов:
– Я скопировал информацию с его компьютера. А
вот его телефон. Я хочу, чтобы ты вытащил из него ин-
формацию, а затем уничтожил. Сперва займись этим.
Свон пожал плечами:
– Они в любом случае узнают. Это же iPhone. Они
отследят его положение и выйдут на нас, если еще не
сделали этого.
– Замечательно, – ответил Люк. – Поэтому давай
избавимся от него до их прихода.
– Хорошо, Люк.
Люк посмотрел на дверь, уже ожидая увидеть там
Бегли:
– Что нового ты накопал в счетах?
– Много чего. Али Нассар довольно занятой че-
ловек. С этого счета оплачиваются тысячи сделок.
Деньги приходят и уходят – Женева, Нассау, Тегеран,
Париж, Вашингтон. Многие операции анонимны и их
невозможно отследить. Ну, точнее это возможно, но
нам потребуется больше времени, чем имеется.
– Есть что-нибудь интересное на данный момент?
– Вот. За последние полгода Нассар перевел более
восьми миллионов долларов на счет компании под
названием “Китайская корпорация аэрокосмической
науки и технологий”, которая принадлежит и управля-
ется правительством КНР. Они занимаются создани-
ем военных беспилотников, довольно сложная шту-
ка. Эти аппараты могут перевозить ракеты класса воз-
дух-земля и боевые заряды, заниматься наблюдени-
ем, пересылать данные спутника. И Китай продает их
за бесценок тем, кому, наверное, не стоит их иметь
вообще. На ум приходят Северная Корея, африкан-
ские диктаторы, негосударственные ячейки. Их дрон
CH-3 очень похож по оснащению на наш MQ-9 Рипер,
но цена ниже миллиона долларов. Видишь картинку?
Люк внимательно посмотрел на изображение:
– Можно ли поместить “грязную” бомбу на борт этой
штуковины и сказать…сбрось ее туда-то?
Свон поджал губы:
– Может быть, но не забывай, что дрону будет до-
вольно сложно пролететь через такой район, как Ман-
хэттен. Здесь слишком много небоскребов. Это не иг-
рушечные самолетики, они достаточно велики. Мы го-
ворим о самолете с размахом крыльев от восьми до
десяти метров, в зависимости от его типа. Им нужен
коридор для маневра. Они взлетают, летят и садятся,
как обычные самолеты. Высота полета составляет до
трех миль, но, если вы поднимите его на эту высоту,
Управление воздушным движением увидит его на ра-
даре буквально через минуту.
Люк постучал по жесткому диску с файлами Насса-
ра:
– Посмотри, может здесь есть что-нибудь интерес-
ное.
– До или после телефона?
– Сначала разберись с телефоном, но быстро.
Свон вздохнул:
– Еще никто и никогда на этой работе не говорил
мне работать медленее. Пойди, отдохни, Свон. Не
спеши, делай все тщательно. Этих слов я в жизни не
слышал.
– Если ты хочешь услышать что-то подобное,
устраивайся в частную контору.
Свон скорчил недовольное лицо:
– Что? И получать зарплату в пять раз больше? Да-
же слышать об этом не могу.
– Люк? – позвала Труди.
Он повернулся. Ее глаза были широко открыты, она
протягивала телефон:
– Это Дон, тебя.
Глава 18
Люк приложил телефон к уху и вышел в коридор.
Из основного помещения эхом разносились разгово-
ры. Он не хотел отвечать на этот звонок. Одной из при-
чин было то, что он не хотел возвращаться домой. Не
сейчас, не после всего, что произошло утром, не то-
гда, когда столько всего было поставлено на карту. Но
было еще кое-что, более значимое.
Люк вспомнил тот день, когда он встретил Дона
впервые. В то время он был двадцатисемилетним ка-
питаном отряда. Он получил звание всего полгода на-
зад и только поступил в ряды Дельта Форс, элитно-
го подразделения армии, занимающегося контртер-
рористическими и другими спецоперациями. Это был
его первый день там и Люк заметно нервничал. Дон
был его новым командиром и давал ему инструкции,
пока тот стоял перед его столом.
– Да, сэр, полковник, – произнес одновременно
Люк.
Дон тяжело вздохнул:
– Сынок, давай кое-что разъясним. Ты больше не
в обычной армии. Это Дельта Форс. Мы будем жить
вместе, мы будем воевать вместе и однажды мы мо-
жем вместе умереть. Поэтому, ты будешь называть
меня просто Дон или Моррис. Даже можешь больным
на голову, если хочешь. Мне все равно. Но ты не бу-
дешь больше называть меня сэром или полковником.
Сохрани это для других подразделений армии, ясно?
– Да…Дон, – Люк поймал себя в последнюю секун-
ду, чтобы не произнести “Сэр”.
Дон улыбнулся:
– Отлично, со временем придешь к “больному на
голову”.
Несколько лет спустя, когда Дон покинул Дельту,
чтобы сформировать группу особого реагирования,
Люк был одним из первых его сотрудников.
– Дон, – ответил он.
– Люк, как ты?
– Хорошо, все хорошо. Как прошел брифинг?
– Он еще не прошел. Мы вылезли из вертолета бук-
вально десять минут назад. Кажется, мне предстоит
еще проторчать здесь какое-то время. Сам знаешь,
как продвигаются подобные вещи. Спешишь и потом
ждешь.
– Ясно, – ответил Люк.
– Думаю, они собираются отправить меня на пен-
сию, – пожаловался Дон.
Люк кивнул:
– Да, я знаю.
– Недавно мне звонило начальство. Босс Рона Бег-
ли из агентства Национальной безопасности связал-
ся с ними. Я в курсе ситуации с дипломатом.
– Дон, я слегка увлекся. Будет плохо, если ты поте-
ряешь группу из-за этого. Но я не жалею, что посту-
пил так.
– Расслабься, сынок. Почему, как ты думаешь, я вы-
звал тебя прошлой ночью? Чтобы ты приехал сюда и
играл по правилам? Если б так, я не стал бы будить
тебя ночью. У нас гора таких парней в правительстве.
Даже больше, чем нужно. Нет, я не беспокоюсь по это-
му поводу, я и не ожидал меньшего от тебя.
– Бегли был в курсе, где я нахожусь, – сказал
Люк. – Он пришел сюда с полицией.
– Конечно, он знал. У нас уже какое-то время проис-
ходит утечка информации. Полгода, может чуть боль-
ше.
Люк провел рукой по волосам. Утечка – не лучшая
новость. Он оглядел коридор. В конце, возле стока,
стояла небольшая группа спокойно болтавших аген-
тов спецслужб. Один из них посмотрел в его сторону,
затем прикрыл рот рукой, чтобы не было слышно.
Усталость нарастала. Люку нужна была его сумка.
Необходимо было что-то бодрящее.
– Кто же это? – спросил он.
Дон явно не хотел говорить:
– Люк…
– Да ладно тебе, Дон. Я уже большой мальчик. Я
справлюсь.
– Я не смог выловить его, но у меня есть свои догад-
ки. Информация выводилась на экраны уже несколь-
ко месяцев. Мы нашли пару человек, которые при про-
блеме сбежали бы, как крысы с корабля.
– Назови хоть одного.
– Труди Веллингтон.
– Дон…
Дон прервал его:
– Да, я знаю, что ты собираешься сказать. Она наш
лучший специалист в разведке и ты прав. Ты спал с
ней какое-то время. Я все знаю. Сейчас я жалею об
этом. Скорее всего, я бы умер, узнай Маргарет о по-
добном. Я рассказал Труди о таких вещах, о которых
не должен был. Интимный разговор. Думаю, ты пони-
маешь, о чем я. Боюсь, что, благодаря мне, группа
особого реагирования стала открытой книгой для дру-
гих. Поверь, я чувствую себя очень глупо.
Люк не ответил, в голову ничего не приходило.
– Люк, я чувствую, что слишком стар.
– Дон…
– Кроме Труди могут быть и другие, – продолжил
Дон. – Произошла утечка информации, о которой да-
же она не знала. Мы проверяем штаб-квартиру на на-
личие жучков каждую неделю. Мы шифруем все наши
переговоры. Наша сеть заблокирована. Но все еще…
Он на секунду затих.
– Группа особого реагирования стала просто гнез-
дом для гадюк, Люк. Тут больше нет никого, кому бы
я мог верить. Знаешь что? Одна из причин, почему
я позвонил тебе той ночью, это желание поработать
вместе. Мне хотелось почувствовать себя, как в ста-
рые добрые времена. Вполне возможно, что мы про-
тивостояли плохим парням вместе в последний раз.
Люк глубоко вздохнул. Ему казалось, что этот моно-
лог может растянуться еще на час и ему просто нече-
го будет сказать.
– Итак, поговорим о том, чего ты ожидал, – произ-
нес Дон. – Знай, что у меня вообще нет выбора. Это
указание сверху.
Голос Дона изменился. Внезапно, появилось ощу-
щение, что он читал заготовленную речь:
– Люк, ты подозреваешься в совершении несколь-
ких уголовных преступлений в ходе выполнения сво-
их обязанностей. Таким образом, с этого момента ты
официально освобожден от своей должности в груп-
пе особого реагирования. К тебе будут применены ад-
министративные меры, пока ты будешь ожидать окон-
чания расследования. Ты можешь быть вызван в суд
для дачи показаний. Зарплата и льготы будут сохра-
нены в течение этого периода времени, но будут за-
висеть от обстоятельств и от твоего сотрудничества
со следствием.
Люк, наконец, смог ответить:
– Я же был в отпуске.
– Ты был лучшим следователем, лучшим агентом
по борьбе с террористами и одним из лучших солдат,
с кем я когда-либо работал, – сказал Дон. – Пожалуй-
ста, сдай свой жетон и табельное оружие Труди. Лю-
бое использование личного оружия возможно лишь
при наличии специальной лицензии.
– Хорошо, – ответил Люк.
– Мне очень жаль, Люк. Правда жаль.
Вызов был завершен. Через несколько секунд Люк
не смог вспомнить, как он отключился. Наверное, про-
сто повесил трубку. Еще какое-то время он стоял в ко-
ридоре, прижимая телефон к уху. Затем он пошел об-
ратно в кабинет. Было ощущение, что ноги не слуша-
лись его. Шаги были словно ватными.
Труди была там. Она посмотрела на него выжида-
юще:
– Что сказал Дон?
Буря эмоций бушевала у Люка внутри и ему нуж-
но было взять себя в руки. Он не хотел быть таким.
Ревнивым. Злым. Разбитым. Но он чувствовал это. Он
был женат, но чувствовал огонь, исходящий от этой
женщины. Он думал, что между ними что-то есть. По-
нимание того, что она просто пользовалась ситуаци-
ей… Понимание того, что она также была с Доном,
возможно, в то же время… С кем еще она спала? Кому
она передавала секретную информацию? Ему нужно
было время, чтобы переварить все это.
Люк изобразил улыбку, но она удалась довольно
плохо:
– Дон сказал держаться и не сдаваться. Они хотят
задержать меня, но он решил бороться. Ты знаешь
Дона, он будет цепляться за последнюю ниточку.
– Он так сказал? – удивилась она. – Он решил бо-
роться против принятия мер?
Ее эмоции было легко прочитать. Она не поверила
ни слову.
– Да, – ответил Люк. – Он полностью изменил свое
мнение во время нашего разговора. Он понимает, что
все это неправильно. Мы с ним возвращаемся и он не
позволит этой истории завершиться подобным обра-
зом. Я пока еще в игре, по крайней мере, сейчас. Что
у тебя есть для меня?
Она колебалась:
– Ну…
Люк щелкнул пальцами:
– Труди, нас прижали. Нужно действовать. Фурго-
ны, машины, что у нас с ними?
Она взяла свой планшет:
– Было некоторое движение. Местные копы про-
верили фургон с хот-догами. Ты был прав, этот рус-
ский полностью обслуживал проституток и сутенеров.
Хот-доги, итальянские сосиски, чипсы, Ред Булл, Пеп-
си, Маунтин Дью, а также оксиконтин, метамфетамин,
экстази, транквилизаторы, диазепам…дальше пони-
маешь. Его нашли в задней части фургона на матрасе
с двумя проститутками. Сильно не радуйся. Все трое
спали в одежде.
– Что еще?
– Украденная карета скорой помощи объявилась на
парковке мясного склада в Ньюарке, штат Нью-Джер-
си. Полиция города проверила ее. Жуть. Склад был
увеличен, там хранились человеческие органы, в ос-
новном печень и почки. В одной из комнат они нашли
две пары поддерживаемых легких в герметичных па-
кетах. Специальный аппарат накачивал их кислоро-
дом. Один из копов описал это, как, – она взглянула
на планшет, – как гигантские розовые мясные крылья.
– Что с фургоном прачечной?
– Пока ничего. Мы связались с компанией “Прачеч-
ные услуги Дан-Райт”. Владелец был на месте. Он вы-
шел и посчитал машины, сказал, что все на месте.
Всего двадцать четыре фургона. Он также сказал, что
они используют только большие фургоны. Он выкупил
весь автопарк переделанных для доставки хлеба ав-
томобилей. У них нет маленьких машин, наподобие
тех, которые мы засняли на камеру. Он предложил
нам прислать кого-нибудь и проверить.
– И мы это сделали?
Она кивнула:
– Наш агент уже едет к ним.
– Получается, что кто-то скопировал его логотип и
установил на свой фургон.
– Да. И у “Дан-Райт” есть контракт с Медицинским
центром. Получается, что фургончик с их логотипом
не вызвал бы подозрений, стоя у больницы.
– Нужно найти его, – ответил Люк.
– Мы ищем.
– Значит, ищите тщательнее.
Он отошел от нее. Шаг был резким и довольно ши-
роким. Этим он сказал ей все, что нужно. Люк напра-
вился к станции Свона, который все еще работал с
тремя мониторами одновременно.
– Что у тебя, Свон?
– Интрига нарастает, – сказал Свон. – У Али Насса-
ра на компьютере есть целая папка, посвященная
беспилотным технологиям. Он получил PDF-файлы
полноцветных брошюр, а также сотни фотографий и
видео с высоты птичьего полета. У него есть сводные
таблицы с данными по спецификациям, полезным на-
грузкам, вооружению, скорости, высоте. Он либо по-
купал беспилотники, либо писал о них научную рабо-
ту.
– А что с телефоном?
Свон кивнул:
– Телефон… История вызовов полностью уничто-
жена. У него установлено приложение, которое авто-
матически стирает всю историю. Мы можем получить
данные, но для этого нам нужно прийти к его сотовому
оператору с ордером.
– Ты не можешь взломать его?
– Мог бы, но нет смысла. Это займет у меня ча-
сов двенадцать и все, что должно будет произойти,
уже произойдет. У нас есть сейчас более важные де-
ла. Вчера сразу после полуночи Нассар купил билет
на самолет в Венесуэлу в одну сторону. Рейс в 14:30,
бизнес-класс, без остановок. Посадочный талон был
сохранен в телефоне. Чек и копия билета были также
на компьютере.
– Венесуэла? – уточнил Люк.
Свон пожал плечами:
– У нас нет договора об экстрадиции с Венесуэлой.
– Ясно, но почему бы не вернуться домой в Иран?
Свон обернулся, вытаращив глаза:
– А что, если нападение сорвется? Последнее, что
я слышал, у них в Иране расстрел до сих пор являет-
ся официальным видом приговора. В данном случае
увольнение в результате некомпетентности приобре-
тает совсем иной смысл.
– Смысл в том, что он покидает страну, – ответил
Люк.
– Да, сегодня.
– И он купил билет как раз в то время, когда была
произведена кража радиоактивных материалов.
Свон кивнул:
– Думаю, он купил его сразу после того, как узнал,
что все прошло успешно.
– Мы поймали его, – сказал Люк, похлопав Свона
по плечу. – Отличная работа.
Люк повернулся и увидел Бегли, стоявшего в двер-
ном проеме, в окружении двух крупных парней в ко-
стюмах. Люк огляделся. Эд Ньюсэм стоял в углу у ок-
на, просматривая улицу и попивая апельсиновый сок
из бутылки. Труди одновременно пользовалась план-
шетом и телефоном. Пара местных парней из груп-
пы особого реагирования сидели за столами, стуча по
клавиатурам ноутбуков.
– Стоун, почему ты здесь? – спросил Бегли. Все за-
тихли, когда он произнес это, и посмотрели на него.
Люк улыбнулся:
– Рон, на этот раз я рад тебя видеть. У нас тут на-
метился прорыв. Али Нассар перевел четверть мил-
лиона долларов со своего оффшорного банковского
счета на счет Кена Брайанта, того погибшего сторо-
жа из Медицинского Центра. Нассар тратил миллио-
ны долларов на военные беспилотники. А прошлой
ночью, когда воры взломали больницу, он заброниро-
вал авиабилет в Венесуэлу на сегодня.
Бегли покачал головой:
– Ничто из этого меня не впечатлило.
– Нам нужно задержать его, Рон. Нельзя дать ему
покинуть страну. Если он попадет в Венесуэлу, будет
сложно вернуть его обратно.
Бегли посмотрел на Эда:
– Эпилепсия, Ньюсэм? Забавно. Мы проверили
твои личные данные. У тебя никогда не было присту-
пов. Ты даже не был ранен в Афганистане.
Эд едва шелохнулся, подняв указательный палец:
– Неверно. Я был дважды ранен. Трещины в реб-
рах, сотрясение мозга, один раз сломал руку, когда
наш Хаммер проехался по самодельному взрывно-
му устройству. Парень, сидевший рядом, потерял но-
гу, – он пожал плечами. – Еще был выстрел в голень.
Пуля вырвала мне хороший кусок ноги. Врачам при-
шлось взять часть мышцы с моей задницы, чтобы вос-
становить ее. И по сей день у меня на ноге выделяет-
ся эта часть, так как ее мясо имеет другой оттенок. Вы
с легкостью сможете увидеть линию перехода. Хотите
посмотреть?
Бегли промолчал.
– Мне кажется, что это в любом случае травмы. Я
получил два “Пурпурных сердца”, так что, думаю, дя-
дюшка Сэмми согласится.
– Я имел в виду, что у тебя никогда не было травмы
головного мозга.
Эд снова посмотрел в окно:
– Это другое.
– Бегли, ты меня слушаешь? – спросил Люк. – У нас
здесь человек, который финансировал террористиче-
скую группировку. Мы выяснили, как они будут дей-
ствовать. Бомбы будут сброшены при помощи дро-
нов. Это дает нам шанс на то, что нападение произой-
дет не здесь. В Манхэттене таким беспилотникам бу-
дет слишком сложно пролететь. Тем более, мы рас-
сматриваем целевую атаку, то есть бомба будет сбро-
шена в определенное закрытое пространство с помо-
щью самолета, который, скорее всего, будет лететь
очень низко, чтобы его не засекли радары.
Бегли улыбнулся:
– Ты понятия не имеешь, о чем говоришь, Стоун.
Все это было бы смешно, не относись ты так серьез-
но к происходящему. У нас есть все необходимые раз-
ведданные. Мы знаем точные цели. Ибрагим Абду-
рахман, помнишь такое имя? Человек без отпечатков
пальцев. Его двоюродный брат сидит в тюрьме в Егип-
те. Его допрашивали в течение часа.
– Точнее пытали, – ответил Стоун.
– Не сильно отличается о того, что вы двое натво-
рили.
– Сильно, – сказал Люк. – Мы ломали человеку
пальцы, чтобы получить пароль от компьютера, где
была точная информация.
– Есть три возможных цели, – продолжил Бег-
ли. – Выбор зависит лишь от самих террористов, а
также от условий на месте нападения. Первая цель
– подземный ресторан на Гранд-Сентрал-Терминале
во время ланча. Там всегда не протолкнешься. Мы
считаем это наиболее вероятным сценарием и рас-
ставили людей со счетчиками Гейгера на всех входах
в вокзал.
Люк покачал головой:
– Не стоит доверять этому. Они пытают людей утап-
ливанием в Египте. Вы знаете это. Они сажают бедняг
на электрические стулья. Они подвешивают их за за-
пястья и сажают на раскаленное железо. Так они рас-
скажут что угодно, лишь бы остановить пытку.
Бегли продолжил, игнорируя его:
– Вторая наиболее вероятная цель – это поезд из
Хобокен в Манхэттен. Это направление вечно пере-
полнено и железная дорога проходит над рекой Гуд-
зон. Тут мы поступили аналогичным образом, расста-
вив счетчики Гейгера на всех остановках по обеим
сторонам реки. Третья цель заключается в том, чтобы
устроить ДТП в туннеле Мидтаун и установить бом-
бу после отъезда полиции. Мы проверяем все маши-
ны по обеим сторонам туннеля, но это самая мало-
вероятная цель. Действительно, существует слишком
много сложных моментов в этой игре, чтобы успешно
произвести террор. Понимаешь, о чем я, Стоун? У нас
все под контролем.
– Ты ошибаешься, Бегли. Нельзя доверять данным,
полученным от пыток.
– Нет, это ты не прав. Знаешь, почему я расска-
зал тебе про цели? Чтобы ты понял насколько был
не прав. Ты преследовал каких-то призраков. Ты не в
курсе дела и временно отстранен от должности. Так
что иди домой и дай взрослым поработать, ок?
Бегли повернулся к тем двоим, которые пришли с
ним:
– Я хочу, чтобы вы выпроводили этого человека и
того, который стоит у окна, из здания. Дайте им три
минуты, чтобы собрать свои вещи и покинуть здание.
Бегли вышел, оставив всех в тишине.
Люк стоял посреди комнате, глядя на двоих муж-
чин, которые будут сопровождать его. Они смотрели
на него без участия. Люк огляделся, все наблюдали
за ним.
Глава 19
8:19
Ист-Сайд, Манхэттен
– Думаю, мы больше не важные птицы, – сказал Эд
Ньюсэм.
Черный внедорожник припарковался за бетониро-
ванным забором вертолетной площадки на 34-й ули-
це, куда они прибыли приблизительно пять часов на-
зад. Рядом, на магистрали ФДР, уже вовсю гудел
утренний поток машин. Транспорт еще не прибыл, по-
этому они сидели в задней части машины и ждали.
Они увидели, как приближается большой белый вер-
толет Сикорского, пролетая над той же рекой.
Он приземлился и из него вышла группа возмуща-
ющихся молодых людей. Один парень был в черных
обтягивающих джинсах и без рубашки. Его волосы бы-
ли окрашены в синий цвет и украшены шипами, а то-
щий торс весь покрыт татуировками. Еще один, такой
же худой, был одет в синий электро-костюм с соответ-
ствующим головным убором. Три женщины были оде-
ты, как проститутки двадцать лет назад, в мини-юбки,
мини-топы и на пятисантиметровых каблуках. Все они
то спотыкались, то смеялись, вытаскивая вещи. Каза-
лось, они были пьяны.
Двое огромных мужчин постарше, один белый, вто-
рой афроамериканец, оба полностью лысые, шли за
молодежью. Как и следовало предполагать, они были
одеты в черные футболки и синие джинсы.
Компания забралась в белый лимузин и уже через
несколько секунд машина влилась в поток и исчезла
из виду. Вертолет тут же улетел. Он приземлился, вы-
садил их и снова взлетел.
– Ты беспокоишься? – спросил Люк.
Ньюсэм, как обычно, откинулся на сиденье автомо-
биля:
– По поводу?
Люк пожал плечами:
– Я не знаю. Ты потерял работу.
Эд улыбнулся:
– Не думаю, что они уволят меня. Это политика, па-
рень. Кто-то выше встал на защиту Али Нассара, вот
и все. Слушай, мы взяли правильный след и оба зна-
ем об этом. Не дай Бог “грязная” бомба взорвется се-
годня, и полетят головы, но уже не наши. Парочка че-
ловек на Ближнем Востоке погибнет якобы от авиа-
ударов. Али Нассар будет спокойно покуривать на ка-
кой-нибудь аллее в Каракасе. И ничто из этого не по-
падет в газеты. Мы получим бонусы за то, что будем
хранить молчание. Мы никогда не поймем этого, в ос-
новном потому, что это не имеет никакого смысла. А
человек, который дергал за ниточки, продолжит в том
же духе.
Люк хмыкнул. Циничные разговоры не редко встре-
чались в их профессии. Но Люк, как правило, не при-
нимал в них участие. Он всегда старался относить-
ся к ним спокойно. Были хорошие парни, были и пло-
хие. Подобный взгляд на мир служил защитным по-
крывалом, в которое он заворачивался целиком. Сто-
ило признать, что сегодня утром была просто трени-
ровка.
– А если бомба не взорвется?
Эд расплылся в улыбке:
– Думаю, они скажут, что мы обработали челове-
ка, который просто пытался сделать этот мир луч-
ше. И что? Видел этих детишек, прибывших мину-
ту назад? Рок-звезды или телеведущие, кто их знает.
Мои малыши, скорее всего, даже узнали бы их. А тех
громил-охранников, прилетевших с ними? Я какое-то
время работал телохранителем, когда только вернул-
ся в США. Время тянется ужасно, потому что они жи-
вут, как оборотни. Они выбираются только по ночам.
Но там неплохо платят. Если бы понадобилось, я по-
работал бы еще. Такой нержавеющий человек, как я,
имеет море возможностей в этом мире.
Телефон Люка зазвонил. Он взглянул на номер –
Бекка.
– Это жена, я отвечу.
– Иди. Я пока вздремну.
– Привет, детка, – сказал Люк, нажав кнопку прие-
ма вызова. Он постарался ответить бодрым голосом,
больше для ее спокойствия.
– Люк?
– Да, привет.
– Милый, я так рада слышать твой голос, – сказала
Ребекка. – Я сильно беспокоилась, но не хотела лиш-
ний раз дергать тебя. Я смотрела телевизор. Это же
ваше дело? Краденные радиоактивные отходы?
– Да.
– Ну, и как продвигается?
– Меня отстранили минут двадцать назад. На са-
мом деле я уже возвращаюсь.
– Я рада слышать это. Но это хорошо или плохо?
– Думаю, ты назовешь это офисной политикой. Но
я и правда не прочь вернуться домой и забыть об этой
ночи. Ты что-то хочешь рассказать мне?
– Мы с Ганнером решили взять выходной и прове-
сти день вместе. Вчера он так и не смог уснуть, впро-
чем, как и я. Ты нужен нам здесь, Люк. Мы хотим, что-
бы ты оставил эту глупую работу раз и навсегда. Ган-
нер пропустил в этом году всего четыре дня школы и
у меня скопилась целая куча отгулов, так почему бы
не взять денек.
– Конечно, – ответил Люк. – Почему бы и нет? Чем
вы собираетесь заняться?
– Мы собирались поехать в центр. Я думала зайти
в музей авиации и космонавтики, а он, естественно,
хочет в музей шпионажа.
Люк улыбнулся:
– Логично.
– Но со всем этим терроризмом я даже и не знаю.
Они везде увеличивают охрану, особенно на туристи-
ческих направлениях. Это пугает. Поэтому я дала ему
время еще поспать, пока решаю, чем займемся. Ско-
рее всего, пока мы позавтракаем, пока еще что-то. Но
потом что? Пойти в кино? Я сомневаюсь, что террори-
сты решат атаковать кинотеатр в пригороде во время
детского сеанса, я права?
Он почти рассмеялся:
– О, да. Не думаю, что они полезли бы во все эти
неприятности, если бы их целью было это.
– Может потом сходим на скалодром и пообедаем
пирожными.
– День выглядит заманчиво.
– Нам стоит подождать тебя?
– Я бы очень хотел, но я жду вертолет. Я не могу
предсказать, когда я попаду домой, да и в любом слу-
чае, я уже сутки не спал.
После того, как они разъединились, Люк закрыл
глаза и позволил себе немного вздремнуть. Спал ли
Эд рядом? Судя по звукам, да. Люк представил свое
будущее. Семестр в колледже уже прошел. Он брал
несколько дополнительных курсов и они ему впол-
не понравились. Он мог нарисовать в своем вооб-
ражении куда больше, к примеру, как он возвраща-
ется в университет для получения степени магистра
или даже становится профессором. Такой человек,
как он, бывший командир 75-го отряда рейнджеров и
спецгруппы Дельта Форс, побывавший во многих го-
рячих точках, набравшись опыта, бывший агент ФБР
по борьбе с терроризмом, не сгинет в этом мире.
Он также представил предстоящее лето. У них с
Беккой был небольшой летний домик на берегу Че-
сапикского залива. Дом принадлежал ее семье уже
несколько поколений. Он находился на утесе в очень
живописном местечке с видом на залив. Покосивша-
яся лестница, прижимаясь к горе, вела прямо к их
доку с лодками, где они иногда плавали. Летом Люк,
как правило, доставал старую моторную лодку. Ган-
нер был уже в том возрасте, когда Люк мог его чему-то
научить. Может он дал бы ему покататься на водных
лыжах, а может посадил бы за штурвал лодки.
Люк замечтался. У него в голове они втроем сиде-
ли за столом на заднем дворе летнего домика, пока
солнце понемногу исчезало за водой на западе. Это
был конец бесконечного дня, когда они катались на
лодках и плавали. Они ели жареных мидий, на столе
стояла открытая бутылка охлажденного белого вина.
Он видел все в ярких деталях. Как они сидели и сме-
ялись… и вдруг вой воздушной сирены нарушил ти-
шину. Она все выла и выла, визг то увеличивался, то
уменьшался.
Он открыл глаза, звонил телефон.
– Ты собираешься отвечать? – спросил Эд Ньюс-
эм. – Или ты хочешь, чтобы это сделал я?
Люк ответил, даже не глядя, кто звонит.
– Стоун, – ответил он.
– Люк, это Труди. Слушай, я знаю, что ты наврал
мне. Я знаю, что тебя отстранили. Но об этом в другой
раз.
– Ок.
– Мы только что получили новую информацию.
Прямо сейчас она находится на стенде в основном
помещении. В Мемориальный госпиталь Балтимора
сорок минут назад был доставлен мужчина в критиче-
ском состоянии. У него острое отравление радиацией
и, как минимум, два огнестрельных ранения в спину.
Два рыбака нашли его под эстакадой шоссе, проходя-
щего вдоль набережной Балтимора.
– Кто он?
– Его зовут Элдрик Томас. Также известен как ЭТ
и Абдула Малик. Это двадцативосьмилетний афро-
американец. Родился и вырос в районе Браунсвилл в
Бруклине. Типичный местный, отсидевший несколько
сроков за последние десять лет. Разбойное нападе-
ние, вооруженное ограбление, незаконное владение
оружием. Он уже долгое время как-то уворачивался
от тюрьмы.
– Ясно, он был плохим мальчиком, – сказал Люк.
– Ближе к делу. Он дважды был заключен под стра-
жу с Кеном Брайантом. Один раз на пять месяцев на
острове Рикерс, второй раз почти на два года в испра-
вительное учреждение Клинтона. Он был связан с той
же тюремной бандой, что и Брайант, а точнее с “Чер-
ной семейкой гангстеров”. В тюрьме он сменил рели-
гию с христианства на ислам и взял себе новое имя
– Абдула Малик. После этого у него было три дисци-
плинарных нарушения в виде драк, когда он пытался
обратить в свою веру других заключенных, особенно,
если речь шла о распространении джихада в грани-
цах США. Одна из драк привела к тому, что он проси-
дел в одиночной камере в течение месяца.
Люк уже заинтересовался. Он посмотрел на Эда,
который понял взгляд без слов и выпрямился в крес-
ле, ожидая.
– Теперь самое интересное, – продолжила Тру-
ди. – Элдрик Томас и Кен Брайант были друзьями в
тюрьме. Они были настолько похожи внешне, что дру-
гие заключенные, а также охрана, часто называли их
Близнецами. Я рассматриваю их фотографии на мо-
ниторе Свона. Они могли быть братьями. По факту,
если действительно смотреть издалека, то их легко
можно принять за одного человека.
– Что он делал в Балтиморе? – спросил Люк.
– Никто не знает.
– Кто-нибудь уже говорил с ним?
– Нет. Он был без сознания, когда его привезли.
Сейчас его оперируют, извлекают пули. Он под мест-
ным наркозом.
– Он выживет?
– Они надеются. А так, остается только догадывать-
ся.
– Зачем ты рассказываешь мне все это?
Он почувствовал ее улыбку на том конце провода.
– Я подумала, тебе захочется знать.
– Кто наши пилоты? – спросил Люк.
– Рэйчел и Джейкоб, – ответила Труди. – Я специ-
ально запросила их для вас.
– Мило с твоей стороны.
– Это так.
Вызов был завершен. Люк посмотрел на воду. При-
ближался черный Bell, это был их рейс. Его сумка со
всем необходимым была прямо под ногами. Он от-
крыл ее и пошарил руками в поисках “Декседрина”.
Достав таблетки, он показал Эду бутылку.
– ”Декс”, – сказал Эд. – На какое-то время я подсел
на них в Афганистане. Ты в курсе, что если их прини-
мать достаточно долго, они могут убить тебя.
Люк кивнул:
– Я знаю.
Он открыл бутылку и осторожно высыпал две кап-
сулы на ладонь. Половина каждой таблетки была
красновато-коричневой, вторая – белой.
– Кажется, у нас есть еще одно попадание, если
мы собираемся продолжать. Ты готов нарушить еще
несколько правил этим утром?
Эд взял одну из капсул с ладони Люка, сунул ее в
рот и проглотил. Затем он взглянул на часы:
– Думаю, да.
Глава 20
Час Икс
Между жизнью и смертью
Он прислушивался к звукам, его будто качало.
Играла музыка, какая-то тихая спокойная классиче-
ская мелодия со скрипками и фортепиано. Люди во-
круг говорили механическими голосами.
– Щипцы. Скальпель. Отсос. Я сказал отсос! Неуже-
ли неясно, что мне нужно?
– Да, доктор.
Затем:
– А он везунчик. Какой-то дюйм влево и ему разо-
рвало бы аорту. Он погиб бы через пару минут.
Элдрика не интересовали врачи и ему было все
равно на тело, лежащее на столе. Все они сейчас бы-
ли где-то за ним и он мельком увидел над чем они
так упорно работали. Это напомнило ему сбитую со-
баку на обочине. Он не видел, что там можно было
спасать.
Он повернулся и увидел в соседней комнате за две-
рью свою бабушку, которая стояла у плиты и помеши-
вала что-то в кастрюле. Аромат был великолепен.
– ЭТ, держи свою задницу на месте.
Он вбежал в комнату. Был день и солнце просачи-
валось через окна квартиры. Он хотел пойти в парк
и поиграть в мяч. Но запаха ужина было достаточно,
чтобы заставить его дрожать от нетерпения. Это было
счастливое время перед тем, как все перевернулось
с ног на голову и пошло не так.
«Хороший мой, ты сделал домашнюю работу?»
«Да, бабуль».
«Ты же не врешь мне?»
Он улыбнулся.
Она повернулась к нему с серьезным лицом: «Ты
поступил плохо, не так ли?»
После всего этого, он уже не был ребенком. Он был
взрослым человеком, а она стала маленькой старуш-
кой, той, которой была до того, как рак груди убил ее.
Он кивнул: «Да, я оступился».
«Ты можешь исправиться?»
Элдрик покачал головой: «Я не уверен, можно ли
еще что-то изменить».
9:30
Медицинский Центр Бейвью имени Джона Хоп-
кинса – Балтимор, Мэриленд
– Вон та парочка идет сюда, – сказал Люк.
Они с Эдом стояли в коридоре больницы, в двадца-
ти ярдах от двери с надписью “АПТЕКА”. Несколько
минут назад Люк пытался открыть ее. Дверь была за-
перта. Впереди двое мужчин в синих накидках и бе-
лых больничных одеждах медленно направлялись к
ним. Они болтали и смеялись над чем-то.
На каждом углу висели камеры видеонаблюдения,
но это уже ничего не решало. Люк собирался действо-
вать быстро. У него итак были проблемы и одна новая
ситуации не изменит.
– Извините, парни, – спросил Люк. – Вы врачи?
– Да, – ответил один из них, среднего возраста и в
огромных очках. – В чем проблема?
Люк подошел к парню ближе. Вытащив пистолет, он
ткнул им в живот, довольно низко, чтобы видеокамеры
уследили это. Он дружелюбно положил руку на плечо
парню:
– Не говори ни словп, иначе я прикончу тебя.
Эд подошел к другому парню. Люк увидел пистолет
и в его руках, когда тот прижал дуло к спине второго
врача.
– Мы не собираемся причинять вам боль, если вы
сделаете так, как я скажу.
Первый врач, настолько уверенный в себе еще се-
кунду назад, сильно дрожал:
– Я… – начал он, но не смог продолжить.
– Вот и хорошо, – ответил Люк. – Говорить не нужно.
Я хочу, чтобы ты открыл дверь аптеки. Это все, что
мне нужно. Открой дверь и зайди туда со мной на пару
минут.
Второй врач был спокойнее. Он был чуть лысоват,
носил очки с толстыми стеклами, более плотный, чем
тот, первый:
– Хорошо, если вам нужны наркотики, забирайте.
Но здесь везде установлены камеры видеонаблюде-
ния. Вы не успеете уйти.
Люк улыбнулся:
– А нам и не нужно.
Мужчины развернулись и одновременно направи-
лись к двери. Второй доктор приложил свою карточ-
ку-ключ к ридеру и он загорелся зеленым светом. Люк
открыл дверь. В комнате было множество запертых
шкафов.
– Что вам нужно? – спросил доктор.
– ”Риталин”, – ответил Люк. – На две инъекции.
– ”Риталин”? – удивился мужчина.
– Да, и сейчас же. У нас не так много времени.
Врач замялся:
– Сэр, вы не получите кайф от “Риталина”. Если
у вас дефицит внимания, вы с легкостью можете по-
лучить его по рецепту. Не нужно ввязываться в по-
добные проблемы из-за этого. Есть специальные про-
граммы, которые помогут вам. Да и в любом случае,
“Риталин” не считается лучшим способом…
Люк потряс головой:
– Мы уже не в школе, Док. Давай предположим, что
я знаю, что делаю, а ты нет, хорошо?
Врач пожал плечами:
– Как хочешь.
Он открыл шкафчик, показал Люку бутылки и на-
чал подготавливаться к инъекциям. Пока он занимал-
ся этим, Эд разместил на аптечной стойке четыре гер-
метичных пакета. Он открыл ящик стола и достал па-
ру маленьких полотенец, а также несколько кусочков
киперной ленты. Он разложил все эти предметы на-
против пластиковых пакетов.
Врач завершил подготовку и выпустил немного
жидкости из шприцов.
– Отлично, – сказал Люк. – Спасибо. Теперь я хочу,
чтобы вы еще кое-что сделали прежде, чем мы поки-
нем вас.
– Хорошо, – ответил врач.
– Снимайте одежду, – сказал Люк. – Оба.

Люк и Эд в халатах и медицинских перчатках про-


шли сквозь толпу полицейских, стоящих за дверью, в
палату Элдрика Томаса. Они остановились и надели
санитарные маски перед тем, как зайти внутрь.
К двери был прикреплен черно-желтый треуголь-
ный знак. “ОПАСНО: ВОЗМОЖНО ОБЛУЧЕНИЕ”.
Под ним была еще табличка с инструкциями:
1. Посещения не более 1 часа в день. Беременным
женщинам и лицам, не достигшим 18 лет, вход вос-
прещен.
2. Посетители должны находиться минимум в 6 фу-
тах от пациента.
3. Посетители должны быть в медицинских халатах,
бахилах и перчатках. Трогать какие-либо предметы в
палате запрещено.
4. Посетителям запрещается курить, принимать пи-
щу или питье в палате пациента.
Полицейский коснулся плеча Люка:
– Когда он придет в сознание?
Люк сделал серьезное выражение лица, играя роль
врача:
– Вы имеете в виду, если он очнется. Мы делаем
все, что можем. Вам, ребята, остается лишь ждать.
Они зашли внутрь. Томас спал на больничной кой-
ке. На лице и шее то тут, то там красовались глубо-
кие темно-красные кровавые подтеки. Его запястья и
лодыжки были привязаны пластиковыми стяжками к
металлическому каркасу кровати. Множество машин
контролировало его состояние. Двое копов в санитар-
ных масках и перчатках стояли в углу настолько да-
леко, насколько позволяло помещение.
– Парни, можете оставить нас с пациентом на
несколько минут? – попросил Эд.
– Нам не разрешено покидать палату, – ответил
один из копов.
Эд произнес волшебные слова, для которых потре-
бовалась бы куча бюрократической чепухи, не будь
пациент заражен радиоактивными веществами:
– Прошу прощения, но ваше присутствие противо-
речит оказанию медицинской помощи, – он улыбнул-
ся. – В любом случае, парень привязан к кровати и
никуда не убежит. Дайте нам лишь минутку, ок?
Копы покинули палату, казалось, они были даже ра-
ды этой возможности.
Люк подошел прямо к Томасу. Он снял крышку со
шприца, взял левую руку Элдрика, нашел толстую ве-
ну на сгибе локтя и ввел инъекцию.
– ”Риталин”? – хмыкнул Эд.
Люк пожал плечами:
– Он выводит людей из местного наркоза. Не мо-
гу сказать, что это одобрено Минздравом, но главное,
помогает.
Он отступил:
– Должно подействовать быстро.
Прошла минута, затем две. Еще через полминуты
Люк увидел, что веки Элдрика слегка встрепенулись.
– Элдрик, – позвал он. – Просыпайся.
Глаза парня медленно открылись. Он моргнул. Па-
циент выглядел очень уставшим. На вид ему было лет
сто.
– Грудь болит, – произнес он голосом, слегка пре-
вышавшим шепот. Он медленно оглянулся, не двигая
головой. – Где я?
Люк покачал головой:
– Не важно, где ты. Прошлой ночью ты был в Нью-
Йорке. Ты украл радиоактивные материалы из Меди-
цинского Центра. Ты работал с Кеном Брайантом и
Ибрагимом Абдурахманом. Они оба убиты, как и те
два охранника.
Воспоминания мелькнули на его лице. Он едва мог
двигаться. Он выглядел настолько слабым, что, каза-
лось, может умереть в любую минуту. Но взгляд был
довольно тверд:
– Копы?
Люк кивнул:
– Мы хотим знать, где и когда будет взорвана бомба.
Элдрик Томас посмотрел на Эда, взглядом указав
на Люка:
– Слушай, брат. Выпроводи эту белую свинью от-
сюда.
Он медленно закрыл глаза, затем снова открыл их:
– Тогда я расскажу все, что знаю.
*

Люк ожидал в холле в пятидесяти ярдах от копов.


Эд вышел достаточно быстро и сразу направился к
нему.
– Давай, парень, уходим.
Люк шел быстро, не отставая от темпа Эда:
– Что произошло?
– Думаю, у него сердечный приступ, – ответил
Эд. – Возможно, доза “Риталина” была слишком ве-
лика, не знаю. Я вызвал медперсонал перед тем, как
ушел.
– Он сказал что-нибудь?
– Да, успел.
– И что же?
– Не знаю, стоит ли верить в это.
Люк остановился и Эд тоже.
– Нам нельзя останавливаться, – сказал Эд.
Люк покачал головой:
– Какова цель?
Над их головами раздался сигнал тревоги. Механи-
ческий, спокойный женский голос произнес: “Код си-
ний, код синий, третий этаж, палата 318, третий
этаж, палата 318, код синий…”. Врачи и медицин-
ский персонал бежали мимо них, задевая плечами.
– Это все же приурочено к началу Рамадана в Ира-
не. 20:24 там, то есть 10:54 здесь, – он посмотрел на
часы. – Чуть больше часа с этого момента.
– Где же? – уже требовал Люк.
Эд мрачно уставился назад. Первый раз в жизни
Люк видел отчаяние на его лице.
– Белый дом.
Глава 21
10:01
В небе между Балтимором и Вашингтоном
Эти пилоты были круты.
Вертолет летел быстро и низко. Внизу кипела
жизнь, земля была так близко, что они почти каса-
лись ее. Люк едва замечал происходящее. Он кричал
в телефон, стараясь не потерять связь. Автоматиче-
ское переключение с одной телевышки на другую бы-
ло очень ненадежным на скорости более ста миль в
час.
– Нам нужно эвакуировать Белый дом, – кричал
он. – Труди, ты слышишь меня?
Ее голос прорвался через шумы:
– Люк, есть ордер на ваш арест. На тебя и Эда. Он
только что поступил.
– Почему? Из-за врачей? Мы не причинили им вре-
да.
Послышался треск и щелчки атмосферных помех,
звонок прервался.
– Труди! Труди! Твою мать!
Он посмотрел на Эда.
– Он сказал, что они были в фургончике “Прачечные
услуги Дан-Райт”, – сказал Эд. – Это были магнитные
таблички. В том месте, где нашли Томаса, могут быть
камеры видеонаблюдения. Вполне возможно, что они
засекли маршрут движения фургона.
Зазвонил телефон Люка, он взял трубку:
– Труди.
– Люк, перед тем, как ты скажешь что-то, дай мне
пояснить. Элдрик Томас мертв. У него был острый
сердечный приступ. Вы с Эдом попали на видео ка-
мер. На записи четко видно, как ты делаешь Томасу
какой-то укол.
– ”Риталин” , чтобы привести его в чувства, – отве-
тил Люк.
– Эд наклонился к нему почти вплотную перед тем,
как Томас скончался.
– Труди, Томас выдал Эду информацию. Ты пони-
маешь это? Элдрик Томас сейчас не самое главное.
На Белый дом запланировано нападение! Все дан-
ные указывают на атаку дрона. Они были в фургоне
прачечной “Дан-Райт”. Они изменили маркировку. Мы
должны найти машину и вывести всех из Белого до-
ма. Сейчас!
Снова послышался треск.
– Они не собираются…Люк? Люк?!
– Я здесь.
– Сейчас проверяют Гранд-Сентрал и пассажир-
ский терминал Хобокена. Также закрыли туннель
Мидтаун. Я говорила с Роном Бегли, они не верят, что
целью является Белый дом. Они думают, что ты убил
Элдрика Томаса. Ордер на арест выписан за убий-
ство.
– Что? Зачем мне убивать Элдрика Томаса?
Телефон снова отключился.
Люк взглянул на Эда:
– Попросим пилотов передать радиограмму.
Эд покачал головой:
– Плохая идея. Нам никто не поверит. И, если мы
подговорим пилотов сделать это, все узнают, где мы.
Нет, мы должны идти туда сами. Мы должны про-
браться туда.
Люк подошел к кабине пилотов и просунул голову
внутрь.
Он знал этих двоих – Рэйчел и Джейкоба. Они были
его старыми друзьями, много лет летали вместе. Они
оба были бывшими военными из 160-го авиационно-
го полка специального назначения армии США. Люк и
Эд привыкли летать с такими людьми. Пилоты 160-го
авиационного полка были из Дельта Форс.
Рейчел была очень выносливой. Ты не вступаешь в
элитные ряды авиационного полка спецназначения в
качестве женщины. Ты прорываешь себе путь, также,
как и остальные. Это идеально подходило ей потому,
что ее хобби, в свободное от работы время, были бои
в клетках. Что касается Джейкоба, он был тверд, как
скала. Его спокойствие было настолько нереальным,
что о нем ходили легенды. Его хобби была медитация
на вершинах гор. Они оба, должно быть, знали о его
отстранении. Скорее всего, они также были в курсе
о наличии ордера на его арест. Но еще они знали о
том, что он был парнем из Дельта и не задавали много
вопросов.
– Как близко к Белому дому вы сможете нас выса-
дить? – спросил Люк.
– У вас есть приглашение на обед? – съязвила Рей-
чел.
Люк пожал плечами:
– Да ладно тебе.
– Вертодром на Саус Кэпитол, – ответил Джей-
коб. – Это закрытая площадка полиции штата, но я
знаю этих ребят и могу высадить вас там. Они нахо-
дятся в трех милях от Белого дома.
– Мне нужна будет машина группы особого реаги-
рования, – добавил Люк. – Без водителя, только ма-
шина, ок?
– Хорошо, – ответила Рейчел, взглянув на него.
– Я все расскажу вам позже, – сказал Люк.
Он вернулся в салон. Эд уже стоял возле открытой
двери в грузовой отсек.
Люк закричал:
– Мы приземлимся на площадке в трех милях от Бе-
лого дома. Нам подгонят автомобиль, поведем сами.
Эд кивнул:
– Звучит неплохо.
Снова зазвонил телефон. Люк посмотрел на опре-
делитель номера. Он больше не хотел говорить об ор-
дерах на арест или о чем-то подобном. В этот раз, от-
ветив, он практически не говорил с ней.
– Труди, передай трубку Марку Свону.
Глава 22
10:23
Вашингтон
– Мы не сможем это провернуть.
Люк вел внедорожник компании к Белому дому че-
рез утренние пробки. Они то ехали, то стояли в пото-
ке. Время неизбежно ускользало.
Он не убирал телефон от уха, все звонил и звонил.
Наконец, сработал автоответчик. Уже третий или чет-
вертый раз подряд он натыкался на голосовую почту.
Она говорила, что они с Ганнером собирались пойти
в кино..
Ее голос был живым и ярким. Люк представил же-
ну – красивую, улыбающуюся, оптимистичную и энер-
гичную. «Привет, это Бекка. Сейчас я не могу ответить
на Ваш звонок. Пожалуйста, оставьте сообщение по-
сле звукового сигнала и я перезвоню сразу, как только
смогу».
– Бекка! – сказал Люк, вдохнув поглубже. Он не хо-
тел беспокоить ее лишний раз. – Мне нужно, чтобы ты
кое-что сделала. Нет времени объяснять. Как только
ты получишь это сообщение, садись в машину и ез-
жай в наш летний домик. Не иди домой. Нигде не оста-
навливайся. Выезжай на шоссе и вперед. Если тебе
что-нибудь потребуется, возьмешь это уже там. Я при-
еду, как только смогу, – он перевел дыхание. – Я очень
люблю вас обоих. Сделай это ради меня. Не медли.
Просто сделай это, как только прослушаешь сообще-
ние.
Он повесил трубку. Рядом, выпрямив спину, сидел
Эд. Толстая вена выпирала на его лбу, он вспотел.
– Мы должны обойти эту пробку, – произнес Люк.
Эд порылся в бардачке и достал светодиодную си-
рену. Он установил ее на крышу машины, подключил
ее, а затем дернул выключатель. Вой сирены, уста-
новленной вне машины, был невероятно громким.
ВИУ-ВИУ-ВИУ-ВИУ-ВИУ.
– Поехали! – сказал Эд.
Люк выехал на полосу встречного движения и по-
сигналил. Он вдавил педаль газа в пол, долетел до
светофора и перестроился обратно в свой ряд. Снова
выжал газ и машина полетела, словно ракета.
– Давай, парень! Давай! – кричал Эд.
На следующем светофоре машины, как стадо пере-
пуганных животных, сдали правее. Люк пролетел пе-
рекресток на скорости семьдесят миль в час.
Зазвонил телефон.
– Свон?
Голос был тонким и протяжным:
– Люк, это Дон Моррис.
– Дон, мне нужно держать линию свободной.
– Сынок, что ты делаешь? Мне сообщили, что ты
убил человека в больнице Балтимора.
Люк потряс головой:
– Я никого не убивал. Они собираются напасть на
Белый дом, вот что являлось целью все это время.
– Это не так, Люк. Десять минут назад они аресто-
вали двух арабских мальчишек, одного на Гранд-Сен-
трале, второго в Хобокене. Оба проносили в рюкзаках
самодельные бомбы в корпусах из скороварок. АНБ
прямо сейчас проверяет их личности и связи.
– Такие взрывные устройства не могут быть “гряз-
ными” бомбами, – ответил Люк.
Он уловил визгливость в собственном голосе, это
звучало, как бред сумасшедшего. Он почти не спал
последние двадцать четыре часа. Вполне естествен-
но, что его восприятие может быть слегка притупле-
но. Может ли так получится? Он глянул на спидометр.
Они летели на скорости восемьдесят пять миль в час
по улицам города.
– В скороварках были “кошачьи лапки”. Бомбы да-
же не были в рабочем состоянии. Плохие парни от-
правили детишек, чтобы проверить, как мы среагиру-
ем. Теперь они знают, что эти цели непригодны.
Люк постарался понизить голос, чтобы разговор с
Доном получился нормальным. Он хотел, чтобы Дон
понял то, что Люку уже давно было ясно:
– Дон, мы поговорили с Элдриком Томасом. Он был
одним из похитителей. Мы не убивали его, он умер
от облучения. И он сообщил нам, что целью является
Белый дом.
– Люк, я знаю, кем он был. Кроме всего прочего,
по полученным данным, Элдрик Томас был профес-
сиональным аферистом. Он играл с тобой, вот и все.
Это то, чем занимаются мошенники. Они до самого
конца разводят людей. Он говорит тебе, что это Бе-
лый дом. Охрана увеличивается, люди думают, что он
готов к сотрудничеству. Если он выживает, возможно,
ему скостят срок за повинную. Этот человек пол жиз-
ни отсидел в тюрьме и он знает, что целью является
Белый дом. Конечно же. Ты правда считаешь, что лю-
ди, стоящие за этим, доверили бы подобную инфор-
мацию такому хулигану?
Люк не произнес ни слова.
– Ты еще можешь остановиться, – сказал
Дон. – Возвращайся в штаб-квартиру, я буду ждать
там. Если ты говоришь, что не убивал его, я верю те-
бе. Я сделаю все, что смогу, чтобы защитить тебя. Мы
вызовем психиатра. Он зафиксирует у тебя посттрав-
матическое стрессовое растройство, скажем, что был
срыв. Записи в твоей медицинской книжке подтвердят
это. Возможно, придется провести несколько дней в
стационаре, но ты выкарабкаешься из этой ситуации.
Люк не мог поверить в то, что слышал:
– Мне нужно держать линию свободной.
– Люк, пока еще есть выход, но, если ты пойдешь
дальше, тебе придется выбираться из этого самому.
Разговор не заканчивался.
– Дон, мне нужно идти.
– Люк, не смей класть трубку!
Впереди показались ворота Белого дома. Эд отклю-
чил сирену и мигалки. Люк начал притормаживать. Он
взял телефон так, чтобы видеть экран. Свон пытался
дозвониться ему.
Люк принял вызов:
– Свон, ты получил для нас разрешение от Секрет-
ной службы?
Свон нерешительно ответил:
– Наверное, да.
– Наверное?
– Есть ордер на арест вас обоих, Люк. Дайте мне
время. Да, у вас двоих есть пропуски первой катего-
рии. Вам разрешено работать непосредственно с пре-
зидентом и вице-президентом. Но они фиктивные. Че-
рез пол минуты Секретная служба может свериться
с базой данных полиции и вычеркнуть вас из списка.
Или кто-то может заметить, что пропуски были одоб-
рены буквально пять минут назад. Я ничего не могу
здесь гарантировать. В лучшем случае это пятьдесят
на пятьдесят. Как скоро вы будете там?
– Мы уже здесь, въезжаем в ворота.
– Ок, сейчас посмотрим, насколько я хорош.
Люк завершил звонок и переключился обратно к
Дону.
– Дон, ты здесь?
Линия была пуста.
Впереди была проходная, окруженная бетонным
забором. Весели знаки “СТОП” и “ПРОХОД ВОСПРЕ-
ЩЕН”. Четверо мужчин в костюмах слонялись ту-
да-сюда возле входа. Далее шли знаки: “ВНИМА-
НИЕ”, “ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА”, “100 % ПРОВЕРКА ДОКУ-
МЕНТОВ”.
Люк повернулся к Эду, его лицо было мокрым от по-
та.
– Готов? – спросил Люк.
– Ко всему.
Люк ощутил, как под рубашкой пробежала струй-
ка пота. Они собирались незаконно попасть в Бе-
лый дом. Они проберутся так далеко, как только смо-
гут с фейковыми пропусками, а затем будут проби-
ваться сквозь охрану. Они собирались взять верх над
всем аппаратом службы безопасности и эвакуировать
президента собственными усилиями. Два человека из
разных агентств, которые были отстранены от своих
должностей несколько часов назад пытались сделать
это. И все это происходило из-за слов мертвого пре-
ступника, который мог и солгать.
На мгновение Люк практически смог понять точку
зрения Дона. Со стороны это действительно было по-
хоже на сумаcшествие.
Слева появился охранник. Люк подъехал к проход-
ной на автопилоте и молча передал ему их пропуски.
Охранник вышел и вернулся через минуту.
– Прошу прощения, – сказал он. – Они оба недей-
ствительны. Вы не можете проехать.
– Может, это знак, – произнес Эд.
– Пожалуйста, проверьте еще раз, – попросил Люк.
Впереди открылись ворота, оттуда снова появился
охранник.
– Еще раз извиняюсь, – сказал он. – Должно быть
сбой в системе.
Люк медленно проехал через ворота Белого дома.

Свон был молодцом, реально молодцом.


Они зашли в западное крыло, пройдя проверку до-
кументов, затем быстро двинулись вниз по коридо-
ру мимо колонн, оформленных в греческом стиле.
Их шаги эхом разносились по мраморному полу. Они
свернули направо и вышли ко входу в Овальный ка-
бинет.
Двое парней из Службы безопасности стояли перед
дверьми.
– Привет, ребята, – сказал один из них. – Вы при-
шли, дальше нельзя.
Люк поднял свой жетон:
– ФБР. У нас имеется доступ. Нам необходимо по-
говорить с президентом Хайесом.
– Президент сейчас на встрече.
– Он был бы непротив узнать, с чем мы пришли.
Парень покачал головой:
– Нам ничего не говорили по этому поводу. Придет-
ся подождать, пока мы проверим.
Эд не мешкался. Он ударил первого мужчину в гор-
ло, затем развернулся и нанес второму удар локтем
в челюсть. Первый охранник присел на пол, схватив-
шись за горло. Эд наклонился, схватил его за голову
и треснул об пол, затем еще раз. Второй мужчина по-
тянулся за пистолетом, но Эд двинул ему в лицо. Он
потерял сознание еще до падения.
Люк и Эд ворвались в Овальный кабинет.
В другом конце помещения сидели президент и ви-
це-президент. Они детально изучали разложенную на
столе гигантскую карту. За ними располагались три
высоких окна, выходящих в Розовый сад. Какой-то че-
ловек постоянно фотографировал. Молодой парень с
редкими волосами стоял рядом с ними. В комнате на-
ходились еще полдюжины человек.
Когда Люк с Этом зашли в кабинет, президент вы-
прямился. Он был довольно высоким.
Четверо агентов Секретной службы выхватили пи-
столеты:
– Стоять! На землю!
В центре комнаты был растелен кремовый ковер
с круглой печатью президента. Люк ступил на него и
поднял руки.
– ФБР, – произнес он. – У меня важное сообщение
для президента.
Его резко схватили сзади. Через секунду он уже
был прижат щекой к ковру, руки заведены за спину.
Кто-то поставил ногу на лицо. В нескольких футах в
абсолютно такой же позе находился Эд.
– ФБР! – заорал Люк. – Федеральные агенты!
Они взяли его жетон и удостоверение, а также до-
стали пистолет из кобуры. Он почувствовал, как кто-
то приподнял его штаны и достал запасной пистолет
и нож.
– Что здесь происходит? – спросил президент.
Трое мужчин продолжали держать Люка. Тяжелая
рука втиснулась в его шею. Двигаться было больно.
Было трудно даже говорить:
– Сэр, я агент Стоун из группы особого реагирова-
ния ФБР. Это агент Ньюсэм. Вы в опасности. У нас
есть достоверная информация о том, что существует
угроза нападения в момент начала Рамадана в Теге-
ране. Осталось менее пятнадцати минут.
Президент Хайес подошел ближе. Теперь он стоял
над Люком.
– Это не правда, – послышался женский голос.
Люк вытянул шею, чтобы увидеть Сьюзен Хопкинс,
вице-президента. Она была очень красива, чем-то
напоминая одну из постоянных телевизионных веду-
щих. Сьюзен была одета в серый костюм в тонкую по-
лоску, ее светлые волосы были коротко подстрижены.
– Мы только что получили информацию, что угроза
в Нью-Йорке была нейтрализована.
– У нас мало времени, чтобы рассказать вам
все, – ответил Люк. – Стоит как можно скорее эвакуи-
ровать здание. Если мы не правы, получится неудоб-
но. Белый дом будет эвакуирован без какой-либо при-
чины. Но, если вы ошибаетесь… Я даже думать об
этом не хочу.
Все посмотрели на президента. Хайес был челове-
ком, привыкшим делать трудный выбор. Ему потребо-
валось семь секунд.
– Выводите всех, – сказал он. – Инициируйте эва-
куацию для всех сотрудников. Через десять минут в
этом здании не должно быть ни одной живой души.
Глава 23
10:50
Подземный этаж Белого дома
Они спускались на лифте глубоко под землю. Всего
было десять человек: президент, вице-президент, мо-
лодой начальник штаба, Эд, Люк и еще пять агентов
службы безопасности. Один из агентов держал в ру-
ках черную кожаную сумку, которая была пристегнута
к его запястью металлическим зажимом. Где-то над
ними разрывалась сигнализация.
– Насколько вы уверены в этом? – спросил прези-
дент.
Лицо Люка горело. Спина и часть шеи болели. Он
чувствовал растущий синяк на челюсти. Изо рта шла
кровь.
– Я ни в чем не уверен, Сэр.
– Если ты не прав, у тебя будут большие проблемы.
– Сэр, мне кажется, вы недооцениваете ситуацию.
Двери лифта открылись. Они вышли в слабо осве-
щенное помещение, часть которого расстворялась в
темноте. Два черных лимузина уже стояли возле лиф-
та. Люк оказался во второй машине с Эдом, вице-пре-
зидентом и двумя агентами службы безопасности.
Лицо Эда было в ужасном состоянии. Правый глаз
наполовину опух. Веко было порезано и кровоточило.
Автомобиль мчался по туннелю, проезжая яр-
ко-желтые фонари.
– Я, к примеру, надеюсь, что вы все же ошибае-
тесь, – произнесла Сьюзен Хопкинс.
– Я тоже, – ответил Люк. – Очень надеюсь.
В другом конце туннеля они зашли в другой лифт,
который поднял их наверх. Компания вышла на верто-
летную площадку. Их ждал большой серый вертолет
Сикорского, лопасти уже вращались. Они поднялись
на борт и вертолет взлетел.
Как только они набрали высоту, Люк увидел, что
туннель оканчивался в лесистой местности в полуми-
ле от Белого дома. Теперь они парили на расстоянии.
Президент смотрел на здание, Люк тоже.
– Если что-то должно произойти, то это будет прямо
сейчас, – сказал президент. – Ведь так?
Люк посмотрел на часы:
– Сейчас 10:53.
– ”Грязные” бомбы обычно очень малы, – присоеди-
нился к разговору Эд. – Мы можем ничего не увидеть
на расстоянии.
– Скорее всего, это будет атака дрона, – ответил
Люк. – В таком случае мы должны…
Внезапно его слова были прерваны взрывом в
Овальном кабинете.
Они увидели вспышку красного-желтого света за
высокими окнами. Вылетели стекла. Казалось, стены
вылетели на газон. Другой, еще более сильный взрыв,
разрушил западное крыло. На их глазах обвалилась
крыша.
Серия взрывов прошлась по колоннаде к главной
резиденции в центре. Все смотрели, как пламя пожи-
рает один из самых старых символов Соединенных
Штатов. Огромный, наверное, самый сильный взрыв,
разорвал резиденцию президента в клочья. Куски ка-
менной кладки вылетали со всех сторон. Люк видел,
как межкомнатная арка разлетелась в воздухе на ча-
сти.
Вдруг вертолет затрясло. Он начал стремительно
падать, но пилоты успели среагировать и вновь под-
няли его на необходимую высоту.
– Это ударная волна, – пояснил Люк. – Все в поряд-
ке.
Вертолет развернулся и полетел на запад. Все
молчали, периодически обмениваясь потрясенными
взглядами. Люк посмотрел на избитого Эда. Тот вы-
глядел, словно боксер, проигравший бой. Нечего бы-
ло сказать.
Позади них горел Белый дом.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 24
11:15
Гора Везер, Центр управления в чрезвычайных
ситуациях – Блюмонт, Виргиния
– Оружие? – задали вопрос Люку.
Двадцать агентов Секретной службы уже были на
площадке, когда приземлился вертолет. Они действо-
вали быстро и эффективно, отделяя Люка и Эда от ос-
новной группы и подталкивая президента и вице-пре-
зидента к туннелю. Вход, высотой в два этажа, был
обрамлен гофрированным металлом, чем-то напоми-
ная раскрытую пасть дикого зверя.
Военные вертолеты наполонили небо, словно стре-
козы. Вертолет президента прибыл сюда с эскортом
из десяти других.
Люк и Эд, изолированные от остальных, стояли
на взлетной полосе в двадцати футах друг от дру-
га. Они были отгорожены от группы колючей прово-
локой. Служба безопасности президента обыскивала
их. Двое мужчин держали Люка за руки, пока осталь-
ные прощупывали его одежду, которая развивалась
от ветра, создаваемого лопастями вертолета.
– Оружие? – снова прозвучал вопрос.
Люк был как в тумане. Белый дом взорвали. Оваль-
ный кабинет, все западное крыло, колоннаду, все,
включая резиденцию президента. Он ожидал че-
го-то… Но совсем не того, чему стал свидетелем. Сей-
час он слишком устал, чтобы разобраться во всем.
Тут он вспомнил, что так и не связался с Беккой.
Она будет сильно беспокоиться. Он надеялся, что она
уехала в их загородный дом, который находился на
восточном побережье штата Мэриленд. Там было ти-
хо и безопасно. Сам Вашингтон, как и его пригороды,
в ближайшее время настигнет полный хаос.
– Мне нужно позвонить жене, – произнес он.
Агент Службы безопасности, стоящий напротив,
резко ударил Люка в живот. Он не ожидал нападения
в этот момент. Люк посмотрел в глаза этого человека.
– Вы скрываете какое-либо оружие? – снова повто-
рил он.
– Не знаю. Меня обыскали в Овальном кабинете,
думаю, они забрали все, что было.
– Кто ты?
Это было легко:
– Агент Люк Стоун, группа особого реагирования
ФБР.
– Где твое удостоверение?
– Без понятия. Спроси своих парней, они забрали
все. Слушай, мне действительно надо позвонить и у
меня нет телефона.
– Ты сможешь сделать это после того, как ответишь
на наши вопросы.
Люк огляделся. День был ярким и солнечным, но
его состояние, а также произошедшие события, доба-
вили туч на небе. Над их головами, словно стервятни-
ки, кружили вертолеты, отбрасывая огромные тени на
землю. За входом на объект виднелся президент, ко-
торый развернулся и сейчас шел в обратном направ-
лении. Его легко было найти в толпе из-за огромного
роста.
Агент службы безопасности щелкнул пальцами пе-
ред лицом Люка:
– Ты меня слушаешь?
Люк покачал головой:
– Извини. Слушайте, парни, у меня был очень длин-
ный день. Просто дайте мне позвонить жене и потом
я расскажу вам все, что знаю.
Агент ударил его. Это было сделано довольно рез-
ко, с целью привлечения внимания. И он добился сво-
его, даже больше. Люк дернулся, чтобы высвободить-
ся. Буквально через секунду он лежал на земле, при-
жатый лицом к черному асфальту. Двое человек дер-
жали его. Слева они также уложили Эда.
Толком ничего не видя, Люк краем глаза наблюдал,
как к ним подходил президент. Он шел быстро, окру-
женный с четырех сторон агентами службы безопас-
ности. Он остановился в десяти футах от них.
– Джентельмены! – произнес он командным то-
ном. – Отпустите этих парней, они со мной.
Вскоре Люк стоял на входе в помещение горы Ве-
зер. Вокруг носилась толпа людей, большинство из
которых были военными в государственной синей
форме. Вход представлял собой гигантский туннель,
пробуренный в горе. Арочный потолок был каменным
и находился на три уровня выше. Президент куда-то
ушел.
Люк снова взял телефон.
«Привет, это Бекка. Сейчас я не могу ответить на
Ваш звонок. Пожалуйста, оставьте сообщение после
звукового сигнала и я перезвоню сразу, как только
смогу».
Люку захотелось разбить телефон о цементный
пол:
– Черт! Почему она не отвечает?
Конечно, он уже знал причину. Телефон даже не
звонил, он сразу переводил его на голосовую по-
чту. Вышки операторов были перегружены. Миллио-
ны людей по всему штату пытались связаться друг с
другом в одно и то же время.
Эд стоял рядом, также пытаясь дозвониться.
– Получилось? – спросил Люк.
Эд покачал головой.
Люк включил режим босса:
– Слушай, через минуту они заберут меня вниз. Я
хочу, чтобы ты как-то связался с Труди и Своном. Нам
нельзя потерять из виду Али Нассара. Если полиция
Нью-Йорка не арестует его, нужно будет приложить
собственные усилия. Задержите его и увезите в без-
опасное место так, чтобы никто не знал, где он. Ни
при каких обстоятельствах нельзя позволить ему по-
кинуть страну. Ждать помощи от Рона Бегли не стоит.
Эд кивнул:
– Хорошо, стоит ли связываться с Доном?
Люк пожал плечами:
– Да, если получится.
– Что сказать ему?
Люк не знал, как ответить на этот вопрос. Дон был
не просто одним из его наставников, он был нечто
большим. Дон был ему как отец. Тем не менее, он от-
странил его сегодня и посоветовал обратиться к пси-
хиатру. В обоих случаях он был неправ.
В двадцати футах от них открылись две огромные
двери. Группа пошла к ним и Люк присоединился.
– Скажи ему, что мы живы, как и президент.
– И что потом? – спросил Эд.
Люк развел руками:
– Если все получится, пойди перекуси, – он указал
на лифт. – Это не займет много времени.
Грузовой лифт был огромен, высотой в два эта-
жа. Двадцать человек вошли в него. Он стал медлен-
но опускаться вниз. Обточенные камни плавно про-
плывали наверх за металлическими дверями. Жел-
тая табличка с гигантскими черными буквами гласила:
“ВНИМАНИЕ – ДЕРЖИТЕ РУКИ ВНУТРИ”. Лифт ухо-
дил все глубже и глубже под землю.
Люк посмотрел на людей вокруг. Окружавшие его
были либо в костюмах, либо в военной форме. Все
были чистенькие, одетые с иголочки, но каждый из
присутствующих был буквально полон ужаса и, в то
же время, решимости. По сравнению с ними, Люк чув-
ствовал себя грязным измученным оборванцем.
Они вышли из лифта в узкий коридор и двинулись
по нему все вместе. Коридор вывел их в ярко осве-
щенный зал совещаний. Проекторы были направле-
ны на две стены. Оба экрана могли показывать деся-
ток, а то и больше различных окон, каждое из кото-
рых содержало отдельную информацию или изобра-
жение. Экраны были включены, возле сенсорной па-
нели управления находилась небольшая группа спе-
циалистов, которые загружали фото и видео съемки.
На одном из видео горел Белый дом, окруженный по-
жарными машинами. Еще на нескольких экранах бы-
ли показаны горящие мечети, на других – сцены бур-
ных уличных торжеств, люди что-то выкрикивали, а
бородатые мужчин стреляли в воздух из АК-47.
Взгляд Люка зацепился за одно из изображений.
Это было короткое видео с главного входа в запад-
ном крыле. Какое-то темное, быстро движущееся пят-
но появилось в верхнем правом углу экрана и про-
скользнуло к двери. Мгновением позже взрывом вы-
било двери на лужайку и подъездную дорожку. Видео
повторялось снова и снова в замедленном режиме.
Но даже так невозможно было сказать, что это был за
размытый объект.
Молодой человек в желтовато-коричневом костю-
ме взял Люка за локоть и провел его в помещение.
Там, за длинным столом, в стульях с высокими спин-
ками, уже сидели десять человек. Еще человек трид-
цать – ассистенты, сотрудники, аналитики, Бог знает,
кто еще, стояли вдоль стен. Президент встал во главе
стола. Вице-президент стояла рядом.
– Вот он, – сказал президент Томас Хайес, указывая
на Люка открытой ладонью. Его зубы были ярко-бе-
лыми с идеальной улыбкой. На секунду он напомнил
Люку ведущего ток-шоу, который призывал в студию
кого-нибудь из аудитории, чтобы заглянуть за дверь
№ 3.
– Повторите Ваше имя, – попросил президент.
Пятьдесят лиц уставились на Люка. Благодаря
всем этим взорам, Люк почувствовал себя еще более
потрепанным, чем раньше:
– Стоун, – сказал он. – Я – Люк Стоун, особая группа
реагирования, ФБР.
Президент кивнул:
– Это тот человек, который спас наши жизни.
Люк сел за стол переговоров, откинувшись в мягкое
кожаное кресло. Ассистент положил перед ним шар-
лотку в целлофановой упаковке. Кто-то принес кофе в
пластиковом стаканчике. Люк добавил туда немолоч-
ные сливки. Из-за света флуоресцентных ламп на по-
толке кофе казался зеленым.
Помещение было разработано так, чтобы пережить
в нем ядерную войну. Еда, которую они приносили,
была явно подготовлена для этих же целей.
Подполковник армии в синей форме стоял по цен-
тру одного из экранов. Он указывал на изображения
лазерной красной указкой:
– Приблизительно в 10:54 утра по восточному вре-
мени, Белый дом был атакован серией взрывов, вклю-
чая, как минимум, одно радиоактивное устройство,
содержащее неизвестные опасные элементы. Запад-
ное крыло, в том числе Овальный кабинет, были прак-
тически полностью уничтожены. Коллонаде и рези-
денции президента нанесен серьезный ущерб. Во-
сточное крыло нападению не подверглось, но все же
пострадало от взрывной волны, а также дыма и воды.
– Что насчет жертв? – поинтересовался президент.
Подполковник кивнул:
– На данный момент у нас есть информация о
семнадцати погибших. Сорок три человека ранены,
несколько из них находятся в критическом состоя-
нии. Восемь человек считаются без вести пропавши-
ми. Засчет первоначальной реакции, минимум два-
дцать пожарников и других специалистов аварийных
служб, скорее всего, подверглись облучению. В тече-
ние нескольких дней мы не будем владеть информа-
цией о точной степени заражения. Приблизительно с
11:24 утра весь задействованный персонал, работа-
ющий в непосредственной близости с местом взры-
ва бомбы, призван в обязательном порядке носить за-
щитные костюмы первого уровня опасности. Как вы
понимаете, это значительно замедляет процесс туше-
ния пожара и поиск возможных выживших.
В комнате стояла практически гробовая тишина.
Военный тихо чихнул и продолжил.
– Данное нападение вызвало панику среди населе-
ния. Мы создали защищенную от радиации зону ра-
диусом в полмили, в центре которой находится Белый
дом. Только уполномоченному персоналу разрешено
туда входить. Но, даже в этом случае, в настоящее
время измерить уровень радиации на границах зоны
не представляется возможным. Практически весь го-
род пытается эвакуироваться. Между тем, линия мет-
рополитена, проходящая через Вашингтон и его при-
город, закрыта. Главные улицы и основные артерии
города также закрыты для всех, кроме аварийных и
спасательных служб, что создает гигантские пробки
на второстепенных дорогах.
– В результате, волна паники прокатилась по всему
штату. Движение скоростного поезда Вашингтон – Бо-
стон было приостановлено, а большинство главных
аэропортов штата закрыты и подвергнуты тщатель-
ной проверке служб безопасности. Были атакованы
мечети в более, чем десяти городах и каждую минуту
появляются все новые отчеты. Кажется, многие аме-
риканцы верят, что атака была совершена мусульма-
нами, именно поэтому люди поджигают мечети и на-
падают на мусульман из чувства мести.
– Это действительно были мусульмане, – добавил
Люк.
Подполковник остановился:
– Прошу прощения?
Люк пожал плечами:
– Это были мусульмане. Люди, которые сделали
это.
Докладчик посмотрел на президента, который про-
сто кивнул.
– Вы можете пояснить свои слова, агент Стоун?
– Насколько смогу, – ответил Люк. – Мой отдел был
поднят по тревоге прошлой ночью для расследования
кражи радиоактивных материалов из больницы Нью-
Йорка. Уверен, вы уже слышали об этом из утрен-
них новостей. Нам удалось отследить их и выйти на
террористическую ячейку, состоящую как минимум из
двух американцев и одного ливийца. Организатором
группировки является иранский дипломат, прикреп-
ленный к постоянной миссии ООН в Нью-Йорке. По-
смотрите это короткое видео на экране С, то, где раз-
мытый объект проникает в западное крыло. Это либо
скоростной дрон, либо ракета, выпущенная из него.
Человек, о котором я только что говорил, использо-
вал анонимный счет, открытый в банке, расположен-
ном на Большом Каймане, для покупки технологии во-
енных дронов в Китае. Он потратил на это миллионы
долларов.
Сьюзен Хопкинс сидела за столом напротив Люка.
Она внимательно посмотрела на него. Люк понял, что
людям нравилось в ней. Она выглядела потрясающе
– модель, прикидывающаяся вице-президентом США.
В жизни она была еще красивее, чем на экранах ТВ.
– Это факт или предположение? – поинтересова-
лась она.
– Все, что я только что сказал, является фак-
том, – ответил Люк. – Мы с напарником допросили
дипломата сегодня утром, но он был огражден от
нас агентством Национальной безопасности по при-
чинам, о которых я понятия не имею. Нас принуди-
тельно вывели с места допроса прежде, чем мы смог-
ли получить от него всю необходимую информацию.
Она улыбнулась и покачала головой:
– Это тот самый инцидент с пытками? Мне сооб-
щили о нем сегодня утром, когда я летела из Лос-Ан-
джелеса. Если бы не все происходящее сейчас, вы с
напарником, скорее всего, стали бы новостью номер
один в США.
То ли он почувствовал враждебность в ее голосе,
то ли кофе, наконец, разбудило его, неважно что, но
Люк наконец начал выходить из этого подвешенного
состояния. Менее часа назад он спас жизнь этой жен-
щине. Быть ненадежным – это одно, но…
– Да, мы допросили его, – пояснил Люк. – Он не был
настроен на разговор, а жизни людей были в опасно-
сти. Особенно, если учесть, что это была ваша жизнь,
жизнь президента и всех остальных людей, находя-
щихся в Белом доме. Поверьте, если брать во внима-
ние все обстоятельства, мы очень мило обошлись с
ним. Если бы у меня имелся магический шар, я бы по-
говорил с ним по-другому.
Она кивнула:
– Довольно смело признать это, принимая во вни-
мание тот факт, что пытки в наше время не особо жа-
луют. И не менее смело заявить, что это было напа-
дение мусульман, так как на данный момент ничего
еще неизвестно. На самом деле, учитывая текущее
состояние международных отношений, подобный вы-
вод, что это сделали иранцы, нельзя назвать ни храб-
рым, ни мужественным. Скорее, опасным и прежде-
временным.
– Я сказал, что иранец организовал это. Он купил
дроны. Он платил вовлеченным в это людям. Я пол-
ностью уверен в этом.
– Вы понимаете, что мы находимся на грани войны
с Ираном, и что в Конгрессе есть люди, которые жаж-
дут импичмента президента в случае, если мы не нач-
нем войну? Вы понимаете, что война с Ираном, ско-
рее всего, приведет также и к войне с Россией?
Люк покачал головой:
– Это не мое дело. Я говорю вам то, что знаю.
По комнате разнесся шепот.
Президент поднял руки:
– Ладно, ладно, – он посмотрел прямо на Лю-
ка. – Говорите как есть. Мы не обязаны действовать
так, как хотите вы, но я бы хотел выслушать ваше мне-
ние. Вы действительно полагаете, что за этой атакой
стоит иранское правительство?
– Я не прошу вас поверить именно в это, – сказал
Люк. – Я знаю, что иранец организовал это нападе-
ние. Я знаю, что он работает дипломатом в ООН. И
последнее, что он еще жив и находится на территории
США.
Президент оглядел помещение:
– Повторяю еще раз, мы не обязаны действовать на
основании полученной от агента Стоуна информации.
Но я хотел бы дать ему возможность продолжить сбор
данных и представить отчет нашей группе, даже, если
это приведет к некоторой полемике.
– Мне будет сложно сделать это, – добавил Люк.
– Почему?
Люк повел плечами:
– Сегодня утром я был отстранен от должности. Я
нахожусь под следствием по обвинению в тяжких пре-
ступлениях, совершенных в ходе данного расследо-
вания.
Подполковник посмотрел на Люка:
– Это все?
Люк покачал головой:
– Также есть ордер на мой арест в Балтиморе.
– За что?
– За убийство.
В комнате наступила тишина, все взгляды были об-
ращены на Люка.
– Это был тяжелый день, – ответил он.
Глава 25
– Как все прошло? – поинтересовался Эд.
Они стояли на краю вертолетной площадки, наблю-
дая, как толпа людей выходит из только что призем-
лившегося вертолета и бежит ко входу в горе Везер.
Люк узнал среди них представителя США от Вермон-
та.
Он пожал плечами:
– Я сказал им все, что знаю. Они ответили “огром-
ное спасибо, мы поверим во что-нибудь еще”.
– Да уж, – ответил Эд.
– Они не хотят вступать в войну с Ираном, – пояс-
нил Люк.
Эд пожал плечами:
– Не могу сказать, что виню их за это. Война – на-
стоящий ад.
Работник вертолетной площадки помахал им яр-
ко-оранжевыми жезлами, давая зеленый свет. Они
пригнулись и побежали к вертолету. На этом входе бы-
ла только одна действующая площадка и каждые две
минуты вертолеты приземлялись и взлетали вновь.
Не успели Люк и Эд забраться на борт, как верто-
лет поднялся в воздух. Эд захлопнул дверь уже в два-
дцати футах над землей. Люк сел в кресло и пристег-
нулся ремнем безопасности. Они были лишь вдво-
ем в вертолете, рассчитанном на восьмерых пасса-
жиров. Множество людей из правительства покидали
Вашингтон, направляясь к горе Везер, и практически
никто не летел обратно в город.
Он посмотрел на часы, было 12:35. Прошло уже
более одиннадцати часов с тех пор, как Дон вызвал
его, и около тридцати часов с того момента, как он
проснулся вчера утром. Если учесть те пару раз, ко-
гда он задремал, он поспал всего минут тридцать за
это время.
Они поднялись над огромным бункерным комплек-
сом. Он остался позади и скоро взору предстали зе-
леные леса и низкие скалистые горы. Небо было чер-
ным от вертолетов, ожидающих свою очередь на по-
садку. На востоке проходила практически неразрыв-
ная линия из вертушек, находящихся в воздухе, пря-
мо до самого горизонта. Люк посмотрел на землю.
Под ними пролегало шоссе. В западном направле-
нии растянулась огромная пробка. В обратную сторо-
ну несколько машин стояли в обычном трафике.
– Отличная ночка для гостиничного бизнеса в За-
падной Виргинии, – заметил Эд.
– Пенсильвания, Мэриленд, Северная Кароли-
на, – продолжил его мысль Люк. – На расстоянии в
ближайшие пару миль ты вряд ли найдешь свободное
местечко.
Эд кивнул:
– И многие спят в машинах.
Люк взглянул на лицо Эда. Тот умылся в мужском
туалете и, по крайней мере, был чистым. Но служ-
ба безопасности президента избила его куда сильнее,
чем Люка. Возможно, это была расплата за тех двух
агентов в Овальном кабинете, а может просто потому,
что он был черным. Тяжело сказать. Но его глаза опух-
ли настолько, что практически были закрыты. На че-
люсти также виднелись две темные шишки, которые
обещали сильно разрастись. Он выглядел уставшим.
Измотанным.
– Дружище, ты выглядишь, как дерьмо.
Эд пожал плечами:
– Ты еще второго не видел.
– Собираешься подать на выплату компенсации?
Эд покачал головой и улыбнулся:
– Нет, возможно, просто подам в суд на тебя за
безумные угрозы. Как там твоя страховка на случай
судебного преследования? Обновил?
Люк рассмеялся:
– Удачи. Кстати, мы больше не отстранены.
Эд поднял бровь:
– Разве меня отстраняли?
– Не знаю, может да, а может и нет. Но сейчас уже
точно нет. Также у тебя новый босс.
– Да? И кто же?
Люк уставился на шоссе. Пробка простиралась так
далеко, насколько было видно.
– Президент Соединенных Штатов Америки, – от-
ветил он.
Глава 26
13:15
Маклин, Виргиния – Штаб-квартира группы осо-
бого реагирования
Люк никогда ранее не рассматривал фотографии
Дона, хотя стены его кабинета были завешены ими.
С другой стороны, Люк никогда не находился там без
дела. Дон обычно был на месте, когда он приходил
сюда.
Фото были очень интересными. На одном из них,
еще совсем молодой Дон стоял с Арнольдом Швар-
ценеггером, показывая актеру огромный гранатомет
МК-19. На более новом снимке он наступал на Мар-
ка Уолберга в одном из приемов джиу-джитсу. Уол-
берг был запечатлен в полете – ноги в воздухе, голо-
ва приближается к мягкому мату. Люк знал, что Дон
иногда консультировал голливудских актеров, помо-
гая сделать их фейковую борьбу на экранах более ре-
алистичной.
Были еще фотографии. Вот Дон получает что-то
вроде Бронзовой Звезды от Джимми Картера. А тут
пожимает руку Рональду Рейгану. Здесь он стоит с
Биллом Клинтоном. А на этой по-отцовски обнимает
Сьюзен Хопкинс. На еще одном снимке он стоит воз-
ле реки с действующим спикером Белого дома, оба
одеты по-рыбацки. И на последней фотографии Дон
выступал с обращением перед Конгрессом.
Люк почувствовал чье-то присутствие в комнате.
– Здравствуй, сынок, – сказал Дон.
– Привет, Дон. Классные фотки, – ответил Люк, по-
вернувшись к нему лицом. – Ты становишься знаме-
нитым, да?
Дон прошелся по комнате. Он был одет в классиче-
ском стиле – рубашка и брюки. Физически он выгля-
дел отдохнувшим, но в глазах читалась усталость. Он
сел за большой стол и взглядом указал на стул, стоя-
щий напротив.
– Присаживайся, отдохни немного.
Люк сел.
– Политика… – начал Дон. – Другими словами это
и есть война. Интернет является тем, что держит нас
на плаву. Наши люди прекрасно выполняют свои обя-
занности, но, если об этом не будет известно шишкам,
мы останемся без работы. Для местных счетоводов
наша позиция настолько же важна, как и папка с от-
меткой “Разное”.
– Понимаю, – произнес Люк.
– Смотрю, ты принял душ, – заметил Дон. – Осве-
жился хоть немного?
Люк кивнул. Душевые здесь были первоклассными.
Он держал две смены одежды в шкафчике, даже ко-
гда был в отпуске. Конечно, он не чувствовал себя, как
огурчик, но стало намного легче, чем раньше.
– Сегодня был тяжелый денек, да?
– Думаю, бывали и сложнее, – ответил Люк.
– В любом случае, я рад, что ты жив, – улыбнулся
Дон.
– Я тоже, – ответил Люк взаимной улыбкой.
– Мы же еще напарники? – поинтересовался Дон.
Люк не знал, что ответить. Они работали вместе
уже очень давно. До этого дня никогда не было и мо-
мента, чтобы Люк сомневался в том, что Дон прикроет
его. Ни разу. Сегодня это случилось дважды. И в обо-
их случаях интуиция Дона подвела его. Он двигался в
одном направлении, реальность – в другом. Если бы
Люк послушал его, то сейчас президент, вице-прези-
дент и множество других людей были бы мертвы.
Это была не мелочь. Все равно, что вы бы соб-
ственными глазами увидели, как айсберг размером с
Кентукки откалывается от льдов Антарктиды и уходит
в океан. Было, что взвесить, а последствия были еще
больше.
Возможно, Дон постарел после всего этого. Может
он был напуган тем, что видел назревающий коллапс
в группе особого реагирования, в группе, которую он,
по сути, создал десять лет назад. Может близкая кон-
чина давала о себе знать или помутнение рассудка.
Люку хотелось в это верить.
– Мы всегда ими будем, – ответил Люк.
– Отлично, – сказал Дон. – Теперь слушай, ты все
еще отстранен. У меня не получилось уговорить всех.
Думаю, решение отменят, но на это потребуется день
или два, поэтому я планирую отправить тебя домой.
Пойдет?
– Дон…
– Я бы не беспокоился об этом, сынок. Ты в любом
случае был в отпуске. После всего произошедшего ты
заслуживаешь пару дней отдыха. Черт, да ты выгля-
дишь, будто тебя коты разодрали.
– У меня есть приказ, Дон.
Лицо Дона стало более серьезным:
– Чей?
Люк посмотрел ему прямо в глаза:
– Президента. Он сказал продолжать вести рассле-
дование и затем предоставить отчет его Секретной
службе в Везер. Я хотел бы привлечь к этой работе
людей из нашей группы, хотя он сказал, что если бу-
дут проблемы, они предоставят мне в распоряжение
нескольких человек из их ресурсов.
Дон улыбнулся, но улыбка не отразилась в его гла-
зах. Он почувствовал небольшое угрызение совести.
Группа особого реагирования была на грани закры-
тия, а теперь еще сам президент забирал его агентов.
Тем не менее, Дону нужно было взять себя в руки.
Речь шла не о собственном эго или бюджете агент-
ства, речь шла о завершении начатой миссии.
Дон посмотрел на стол:
– Что ж, если президент приказал тебе, то я не ви-
жу даже возможности отказать. Начальник ФБР тоже
не сможет это сделать. Пока я не услышу обратное, у
тебя есть все, что нужно.

Голова Труди Веллингтон появилась на плоском


экране проектора.
В конференц-зале находились Люк, Эд Ньюсэм,
Дон Моррис и еще полдюжины агентов группы осо-
бого реагирования. На длинных черных столах была
расставлена разнообразная еда, включая сэндвичи
из деликатесов. Люк выбрал себе бутерброд из соло-
нины и капусты в булочке из грубой ржаной муки.
Он взглянул на Эда, который также успел искупать-
ся и переодеться. Сейчас он сидел в черном фирмен-
ном комбинезоне, прикладывая холодный компресс к
глазу. Эд поедал сразу два сэндвича с огромной чер-
ной кружкой кофе, на которой виднелась красная над-
пись: “РЕАКТИВНОЕ ТОПЛИВО”. Он выглядел огром-
ным, грозным и настороженным, будто перед вами си-
дел совсем другой человек, чем полчаса назад. Не
считая грубого взгляда и опухшего глаза, это был все
тот же парень, которого Люк встретил сегодня утром.
– Вы хорошо меня слышите, парни? – спросила
Труди.
– Вполне, – ответил Дон.
– Видео нормального качества?
– Вроде все хорошо. Свон с тобой?
– Да, он стоит за мной. Собственно он и настроил
этот канал.
– Отлично, – сказал Дон. – Что у вас есть интерес-
ного для нас?
– Ну, у нас царит полный хаос, – начала Труди. – Бы-
ла мобилизована Национальная гвардия. Обыскива-
ется каждый автомобиль, выезжающий из Манхэтте-
на, на каждом мосту и в каждом туннеле. Движение
везде приостановлено. Эвакуаторы убирают припар-
кованные машины, чтобы дать проехать аварийным
службам. Полиция заблокировала метро и пригород-
ные станции. Оставив открытыми по одному входу и
выходу, они обыскивают абсолютно всех. Открывают
и проверяют каждую сумку. Очереди не имеют ни кон-
ца, ни края. Толпы людей на Таймс-сквер стали на-
столько огромны, что полиция была вынуждена и там
закрыть станцию метро, а также очистить саму пло-
щадь. Как минимум, десять тысяч человек сейчас пе-
редвигаются на север, в сторону центрального парка.
Появляются данные о проявлении вандализма. В ос-
новном, речь идет о разбитых витринах магазинов.
– Что еще? – спросил Дон.
– Как мы уже сказали, сотни тысяч передвигаются
по Бруклину, Манхэттену, Уильямсбергу, 59-й улице,
улице Джорджа Вашингтона и по мостам 138-й улицы,
ведущих из Манхэттена. Такое ощущение, что сно-
ва наступило одиннадцатое сентября. Большая часть
населения спокойна, но страшно даже представить,
что будет, если нападение повторится здесь.
– Есть информация по этому фургону из прачеч-
ной? – поинтересовался Люк. Мы не знаем, какие ра-
диоактивные элементы были использованы при напа-
дении на Белый дом. Пока мы не найдем этот фургон-
чик, существует угроза повторной атаки.
– Мы работаем с этим, – ответила Труди. – Помните
Элдрика Томаса? Он был найден на парковке, распо-
ложенной вдоль набережной Балтимора. Эта парков-
ка находится сразу за выездом с шоссе I-95 и явля-
ется довольно популярным местом среди наркодиле-
ров и проституток, поэтому полиция Балтимора уста-
новила камеры видеонаблюдения в верхней и нижней
частях эстакады, ведущей к стоянке. Камера, которая
была установлена внизу, прямо у въезда, была демон-
тирована, скорее всего, как раз нашими преступника-
ми. Но камера, находящаяся в верхней части, все еще
функционирует. Свон, ты можешь загрузить то видео?
Монитор разделили на две части. На левой сторо-
не стояла Труди, оглядываясь на что-то, находящееся
вне поля зрения камеры. На правой части экрана по-
явилось видео плохого качества. Было видно четыре
пустые полосы дороги и красный сигнал светофора.
– Мы получили его только полчаса назад, – продол-
жила Труди. – По какой-то причине полиция Балтимо-
ра не хотела передавать его нам. В какой-то момент
мне даже показалось, что нам прийдется обращаться
в суд по этому поводу.
Они увидели как белый фургончик появился на
экране. На одной из его сторон четко виднелся лого-
тип “Прачечные услуги Дан-Райт”. Машина поверну-
ла направо и стала двигаться прямо на камеру.
– Ок, Свон, останови на этом моменте, – попросила
Труди. – Здесь мы можем видеть номера машины. Ка-
чество видео не очень хорошее, но мы смогли разгля-
деть. Это нью-йоркские коммерческие знаки AN1-2NL,
те же, что были на нем, когда мы обнаружили фургон
на парковке Медицинского центра. Теперь посмотри-
те на них, когда машина отъезжает.
Видео остановилось и фургон исчез. Через секунду
оно снова загрузилось, на этот раз фургон отъезжал
от камеры. Люк смог разглядеть оранжевое пятно на
месте, где должны быть номера.
– Это двадцать минут спустя, – сказала Труди. – Ви-
дите номера? Это уже гражданские – 10G-4PQ. Те-
перь посмотрите как он свернет налево, чтобы вер-
нуться на шоссе. Обратили внимание? Логотипа пра-
чечной больше нет. Очень умно.
– И что будем делать с ним? – спросил Люк.
– Мы уже разослали приметы каждому отделу по-
лиции в радиусе трехста миль. Полицейские вертоле-
ты штатов Мэриленд и Виргиния сейчас сканируют с
воздуха каждый белый фургон, найденный на дороге.
– А что если он стоит в гараже? – ухмыльнулся Эд.
Труди покачала головой:
– Это не имеет значения. Последние восемь часов
съемки всех камер Мэриленда и Виргинии отправля-
ются в индийскую аутсорсинговую компанию. Прямо
сейчас четыреста человек в Дели просматривают их с
одной целью: проверить каждый белый фургон и най-
ти тот с оранжевой табличкой и номерами 10G-4PQ.
Оплата зависит от того, как быстро они найдут его,
а не от того, сколько часов просидят за мониторами.
Кто-нибудь из них очень скоро найдет эту машину и
дальше будет легко отследить ее движение до самой
остановки.
– Кто бы ни находился в этом фургоне, он очень ско-
ро впадет в отчаяние, – сказал Люк. – Они уже поте-
ряли двух своих парней. Если они поймут, что мы при-
ближаемся, то, скорее всего, взорвут сами себя. Когда
машину найдут, я хочу, чтобы мы, то есть группа осо-
бого реагирования, действовали первыми. Мы долж-
ны взять их живыми.
– Мы постараемся, – ответила Труди. – Но, в та-
ком случае, нам не стоит скрывать свои планы. Этими
данными сейчас занимаются более пятидесяти поли-
цейских участков и десяток спецслужб. Если мы бу-
дем держать это в секрете, то велика вероятность, что
мы не поймаем их.
– Я понимаю, – продолжил Люк. – Но, если мы ис-
пользуем вертолет Little Bird, то сможем быстро до-
лететь и приземлиться куда угодно. Нам нужен будет
только звонок.
– Так и сделаем, – ответила она.
– Как обстоят дела с Али Нассаром?
О– б этом поговори со Своном.
Труди исчезла с экрана и появилось лицо Марка
Свона:
– Люк, мы отправили за ним троих агентов, но, к со-
жалению, они немного опоздали. Когда они прибыли
в его аппартаменты, Нассар уже покидал их со служ-
бой безопасности, предоставленной иранским пред-
ставительством. Они были вооружены и всячески по-
казывали это. Мы не хотели рисковать и начинать пе-
рестрелку на улице, да и, честно говоря, наших ребят
было меньше и они не были так хорошо вооружены.
– Куда они направились?
– Это произошло еще до нападения на Белый дом и
движение на улице было довольно оживленным. Они
приехали в центр города и зашли в здание иранской
дипмиссии на Третьей Авеню. Это место хорошо за-
щищено. Нам потребовалась бы целая армия, учиты-
вая вероятные потери, чтобы вывести его оттуда. Мы
не собирались преждевременно объявлять им войну,
хотя, если бы и сделали это, скорее всего, нашли бы
его мертвым.
– Вот дерьмо! – выругался Люк.
– Не волнуйся, – сказал Свон. – За все эти годы
ЦРУ буквально напичкало здание жучками. Одинна-
дцать из них все еще активны. Здание велико, но го-
лос Нассара был захвачен минимум двумя устрой-
ствами. Он практически все время говорит на фар-
си, что доставляет нам определенные трудности, но в
ЦРУ есть переводчики и я получаю фонограмму тек-
ста. Они планируют вывезти его из страны и, скорее
всего, сделают это сегодня.
– Каким образом? Все рейсы приостановлены.
Свон поднял палец:
– Все регулярные рейсы приостановлены. Частные
самолеты продолжают полеты. В аэропорту Кенне-
ди как раз подготовлен один чартер, который готов к
вылету. Иранская дипмиссия находится в нескольких
кварталах от туннеля Мидтаун. Как только движение
восстановится, они тут же проскочат туннель и добе-
рутся до Кеннеди через Ван-Вик Экспресс.
– Можем ли мы арестовать его, если он покинет
здание?
Свон пожал плечами:
– Управление и Национальная безопасность не хо-
тят сотрудничать с нами. Думаю, Бегли злится, что ты
оказался прав, а он сам себе наступил на хвост. Мы
сами могли бы задержать Нассара, если бы были го-
товы драться из-за этого и если бы он не стал скры-
ваться.
– Я хочу, чтобы мы отслеживали каждый выход из
здания, – сказал Люк. – Мы не можем позволить ему
уйти, даже, если это означает, что мы должны…
– Люк! Люк! – услышали они голос Труди. – Люк,
мы только что получили данные о фургоне. Его на-
шли. Мы отследили его передвижение до свалки на
северо-востоке штата. Сейчас он стоит там и мы ждем
снимки со спутника через полминуты.
Люк уже стоял. Он посмотрел на стул Эда, его там
не было. Переведя взгляд на дверь конференц-зала,
он увидел Ньюсэма, который придерживал дверь.
– Долго тебя ждать? – спросил Эд.
Люк обернулся и увидел Дона, смотревшего ему
прямо в глаза.
– Дон?
Он кивнул:
– Идите.
Глава 27
13:45
Айви-Сити – Северо-Восток штата Вашингтон
Этот человек был просто призраком. Ни имени, ни
семьи, ни каких-либо документов. Его отпечатки не
были засвечены ни в уголовной, ни в военной базе
данных. Конечно, у него было прошлое, но оно не име-
ло никакого значения. Он выкинул его и постарался
забыть того человека, кем был прежде. Теперь он жил
лишь настоящим и это давало свои преимущества.
Он лежал на животе на крыше заброшенного трех-
этажного здания, держа в руках снайперскую винтов-
ку THOR M408. Про себя он называл ее “Могучим То-
ром”, они действовали, как единое целое. Он был ее
системой жизнеобеспечения, она – источником его са-
мовыражения.
Вся крыша вокруг них была завалена разным мусо-
ром: старая одежда, ящики, микроволновая печь, раз-
битый черно-белый теливизор, ржавая тележка из ма-
газина и даже ходовая часть какой-то машины, судя
по всему, бывшего пикапа. Не ясно как и зачем все это
принесли сюда…
Все это не имело особого смысла.
Ветхое здание совсем недавно расселили. Прину-
дительно. Теперь это был дом, где по ночам обита-
ли восемь наркоманов. Во всех комнатах валялись их
грязные матрасы, одежда, шприцы и жалкие вещич-
ки. Все стены и лестничные клетки были разрисова-
ны бессмысленными граффити. Он прошел через все
это по пути на крышу, это было настоящее зрелище.
Наркоманы разбегались еще до первого луча солн-
ца. Стрелок не имел ни малейшего понятия об их
судьбе, да и не особо хотелось. Они были на его пути
и от них стоило избавиться. На самом деле, он, ско-
рее, оказал бы всем большую услугу, убив их.
Он глубоко вздохнул и на несколько секунд закрыл
глаза. Открыв их, он снова сфокусировался на цели.
Мужчина лежал под остатками старого зеленого тен-
та, которые часто используются для того, чтобы при-
крывать участки от дождя. Единственным, что видне-
лось снаружи, был здоровый глушитель его винтовки.
Он был абсолютно уверен, что никто его не заметит и
не услышит выстрела.
Его целью была передняя пассажирская дверь бе-
лого фургона, припаркованного на свалке в двух пе-
реулках отсюда. Благодаря мощному прицелу, дверь,
казалось, находилась в паре дюймов. Он хотел бы
выстрелить прямо сейчас, но блики солнца мешали
ему сфокусироваться. В любом случае, по инструкции
он должен дождаться, когда откроется дверь и оттуда
вылезет человек.
Это была обычная работа. От него требовалось по-
дождать, пока откроется дверь и оттуда выйдет объ-
ект. Выстрелить ему в голову, убрать винтовку, вылез-
ти из-под тента и спуститься по лестнице на улицу. С
торца здания его будет ждать невзрачная машина. Он
сядет на пассажирское сидение и человек, которого
он никогда не встречал ранее, увезет его с места пре-
ступления.
Это могли повесить на какого-нибудь пьяного бро-
дягу, который забрел на свалку по понятным причи-
нам в поисках телефонов и других гаджетов. Но это
уже было не его дело и он не особого интересовался.
Улочки в этом районе переполнены местными пьяни-
цами. Любой из них мог сделать это.
Человек на крыше не был таким. Он был одет в
коричневую униформу обслуживающего персонала и,
выходя, нес бы с собой набор инструментов. Никто не
обратил бы на него внимание дважды. Скорее всего,
его приняли бы за работника, нанятого владельцем
здания, который пришел, чтобы устранить кое-какие
незначительные проблемы.
А пока он ждал и наблюдал за фургоном.
*

Больше ничего не имело смысла.


Изатуллах Садех сел на переднее пассажирское
сидение белого фургона. Он только что очнулся от ли-
хорадочного сна, наполненного кошмарами. Все его
тело и одежда были мокрыми от пота.
Его знобило, хотя он знал, что день довольно теп-
лый. С утра его рвало, но сейчас вроде полегчало. Он
посмотрел на телефон и увидел, что уже было далеко
за полдень, при этом не было ни одного сообщения.
Уверенность, которую он ощущал сегодня утром,
давно испарилась, сменившись замешательством.
Они припарковались на грунтовой дороге, со всех сто-
рон заросшей сорняками, старыми машинами и му-
сором. За воротами свалки виднелись трущобы. Это
было типичное американское захолустье: то тут, то
там виднелись кучки мрачных магазинов, толпы жен-
щин, идущих к автобусным остановкам, неся в ру-
ках пластиковые пакеты, пьяные мужчины на углах
улиц с банками пива в коричневых бумажных пакетах.
Он слышал звуки окрестностей: автомобили, музыка,
крики, смех.
Последней инструкцией, которую он получил, было
приехать именно сюда. Это было рано утром в Балти-
море, перед тем, как он потерял Элдрика. Изатуллах
никогда не доверял приверженности Элдрика Аллаху
и так и не смог назвать его исламским именем Малик.
В тот момент, когда Элдрик запаниковал и убежал, это
казалось позором. Но сейчас…
Сейчас Изатуллах уже не был так в этом уверен.
Когда они приехали сюда, ворота были заперты.
Никто не предупреждал, что они столкнутся с подоб-
ными трудностями и им придется разрезать тяжелую
цепь болторезами. И он, и Муаммар были настолько
слабы, что едва справились с этим. Они приехали сю-
да, припарковались между двумя разбитыми машина-
ми и стали ждать. Спустя несколько часов, ситуация
ни капли не изменилась.
Ну, технически, ждали уже не они. Муаммар умер
еще утром. Изатуллах потерял счет времени, но пом-
нил, что это было после восхода солнца. Он повер-
нулся сказать что-то Момо, но тот уже не слушал. Он
умер, сидя в кресле водителя. Оставался только Иза-
туллах. Предполагая, что Элдрик погиб где-то в зарос-
лях на набережной, все члены группировки уже были
мертвы.
Изатуллах уже сообщил об этом заказчику посред-
ством СМС, но, естественно, не получил никакого от-
вета. Он вздохнул при мысли о Момо, надеясь, что его
жертва была угодна Аллаху. Муаммару не было еще и
двадцати лет. Хоть он и был очень умен, но, по-преж-
нему, во многом оставался ребенком.
Изатуллах от досады ударил по панели приборов.
Это было больше похоже на шлепок. Его имя означа-
ло “Хвала Богу” и он был избран для проведения этой
операции, чтобы стать свидетельством его существо-
вания, доказательством веры. Теперь этого не про-
изойдет.
Нападение произошло без их участия. Он включал
новости на телефоне и знал о взрыве в Белом доме.
Это подтолкнуло его к мысли, что вся их группа была
лишь приманкой. Никто и не собирался привлекать их
к атаке. Их направили в этот тупик и просто бросили.
Думать было нелегко. Изатуллах считал себя ценной
фигурой в этой игре, но, как оказалось, был просто
пешкой, которую использовали и затем избавились.
Такое впечатляющее нападение, по сути, было про-
вальным. Погибло несколько непричастных к это-
му людей, а президент бежал невредимым. Должно
быть, они доверяли Изатуллаху. Он сделал работу
так, как должен был. Он подумал о собственной до-
верчивости.
Вдруг неожиданно пришло сообщение.
«Мы гордимся тобой. Ты хорошо поработал и со
временем все поймешь. На улице ждет зеленая ма-
шина. Иди к ней, Муджахидин».
Изатуллах смотрел на сообщение. Было тяжело по-
верить в него, спустя столько часов. Если это было
правдой, значит, они не предали его. Теперь, после то-
го, как все было сделано, они отправили кого-то, что-
бы забрать его и отвезти домой.
Но он сомневался. Можно ли доверять им?
Он решил, что можно. Естественно, заказчик не
расскажет ему все подробности нападения. Ему не
стоит знать всю картину целиком. Операция, в кото-
рую вовлекли столько людей, была сложной и опас-
ной. Но они себя защитили. Если бы Изатуллаха пой-
мали, если бы его даже пытало ЦРУ, он мог расска-
зать лишь то, что знал. Он получил деньги и даже не
знал от кого. Затем он получил инструкции. У него бы-
ла цель, но она менялась несколько раз и, опять же,
он не знал почему.
«Давай, – сказал он себе. – Вставай и иди туда».
Он мог бы избежать этого. Все, что от него требо-
валось, это просто открыть дверь и споткнуться. Да,
он был болен, но они могли бы вылечить его. Это про-
исходило в США. В какой-нибудь серой медицинской
клинике, с врачами, которым запрещена практика, это
все равно было бы возможно, по сравнению со мно-
гими другими странами.
Хорошо. Решено. Он будет жить, чтобы бороться в
другой раз. Его день еще наступит.
Он отпер дверь и распахнул ее, удивившись тому,
как легко она поддалась. Возможно, у него было боль-
ше сил, чем он расчитывал. В последний раз он взгля-
нул на Муаммара:
– Прощай, мой друг, – произнес он. – Ты был храб-
рецом.
Где-то недалеко завыли сирены. Они приближа-
лись. Может произошло еще одно нападение, а мо-
жет это был обычный день в этом районе. Изатуллах
приподнялся и вылез из фургона. Поставив ногу на
грязную землю, он понял, что еле держится, но смог
устоять. Он сделал осторожный шаг, затем еще один.
Слава Аллаху, он все еще мог ходить.
Он захлопнул дверь машины и глубоко вздохнул.
Последнее, что он увидел, было синее небо и яркое
солнце теплого июньского денька.
Глава 28
Они называли его маленькой птичкой, иногда лета-
ющим яйцом.
Речь шла о быстром, легком вертолете MH-6, обла-
дающем высокой маневренностью. Подобному аппа-
рату не нужна площадка, чтобы приземлиться. Он за-
просто может использовать для этих целей крышу до-
ма или узкую дорожку в густонаселенном районе го-
рода. Данный вертолет был излюбленным средством
передвижения различных агентств и Дон приобрел та-
кой, когда основал группу особого реагирования.
Он прошел совсем низко, почти касаясь электро-
проводов. Люк и Эд болтали ногами в воздухе, сидя
на деревянных боковых скамьях в салоне. Рядом со
свалкой пилот увидел двухэтажный шлакоблок с по-
жарной лестницей. Он коснулся крыши и оба мужчины
спрыгнули на ее поверхность. Уже через три секунды
вертолет снова вернулся в небо.
Люк и Эд пошли через пыльную парковку к фургону.
Вокруг были толпы полицейских. На улице на тротуа-
ре стояли семь или восемь патрульных машин с ми-
галками. Также были две пожарные машины. На са-
мой парковке стоял транспортировочный грузовик и
машина отряда саперов. Желтая лента перекрывала
вход на парковку.
В дальнем углу площадки мужчина в костюме хим-
защиты обыскивал фургон. Все двери машины были
открыты. На земле перед пассажирской дверью лежа-
ло окровавленное тело. Еще один труп находился на
месте водителя.
Коп преградил им путь уже в пятидесяти ярдах от
фургона:
– Достаточно, парни, вы пришли.
Люк показал жетон:
– Агент Стоун, группа особого реагирования ФБР.
Он сказал это, хотя не был до конца уверен, кем
он сейчас является. Во всяком случае, жетон все еще
был у него и этого хватало.
Коп кивнул:
– Я понял, что вы не просто прохожие. Мало кто
здесь приземляется на вертолете на крыши зданий. В
общем, эта зона сейчас считается опасной, если вы
хотите зайти дальше, придется одеть костюмы химза-
щиты.
Люку не хотелось тратить двадцать минут на пере-
одевание. Он указал на тела:
– Вы уже знаете, что здесь произошло?
Коп улыбнулся:
– Слышал немного.
– Как они погибли?
– Того, который лежит на земле, убили выстрелом
в голову. Что-то крупнокалиберное, стреляли издале-
ка. Пуля вынесла немалый кусок его мозгов и черепа.
Хотя, парень счастливчик, он вряд ли даже успел осо-
знать, что его убило, – рассказал коп.
– Кто-то выстрелил в него? – спросил Эд.
– Если бы вы подошли чуть ближе, то не стали бы
задавать мне подобные вопросы. Вокруг него просто
салат из мозгов. Такое ощущение, что кто-то уронил
тарелку с пастой.
– То есть это не самоубийство?
Коп пожал плечами:
– Все, что я знаю, я знаю от тех парней. Они что-то
измерили и собираются смоделировать ситуацию. На
первый взгляд, они решили, что снайпер находился
на одной из окружающих крыш.
Люк огляделся. Здесь было много двух-, трехэтаж-
ных многоквартирных домов, автомастерских, скла-
дов. Были также алкомаркеты, банкоматы, ломбарды.
Он повернулся и посмотрел на полицейского.
– Ты говоришь, его убил снайпер? Кто бы отправил
его на крышу одного из этих зданий, кроме полиции?
Коп поднял руки:
– Слушай, я просто стою здесь. Но я могу уверить
тебя, что это были не мы. Нашим приказом было взять
этих парней живыми и тот, на земле, был уже мертв,
когда приехал первый патруль.
– Что со вторым?
– С водителем? Судя по всему, лучевая болезнь, ну,
или он принял какие-то таблетки. В его случае нет ни-
каких очевидных ранений, ни огнестрельных, ни но-
жевых. Никакой крови, в общем. Он просто сидит за
рулем, будто припарковался и умер. Они сделают ток-
сикологический анализ, но это займет определенное
время. Судя по обстановке, ребятам придется пово-
зиться здесь еще пару часов прежде, чем они заберут
тела.
– У них нашли какую-нибудь технику? – поинтере-
совался Эд. – Телефоны, планшеты, ноутбуки?
Коп покачал головой:
– Ничего не нашли. Смешно звучит, правда? По-
лучается, что двое парней были на задании без ка-
кой-либо связи с боссами.
– У них сняли отпечатки пальцев? – спросил Люк.
Полицейский кивнул:
– Да, и ДНК тоже. Это первое, что они сделали, ко-
гда привезли костюмы химзащиты.
– Благодарю за информацию.
Люк с Эдом вернулись к зданию, куда приземлился
вертолет.
– Именно об этом я и беспокоился, – сказал
Люк. – Не считая Али Нассара, эти парни были един-
ственной ниточкой к тому, кто напал на Белый дом.
Ясно, что это были не они.
– Что думаешь? – поинтересовался Эд. – Вся эта
ситуация с радиацией была просто отвлекающим ма-
невром?
– Возможно. Или это просто был запасной план, ко-
торый не удался. Я не знаю.
Люк достал свой спутниковый телефон. Они с Тру-
ди перешли сейчас на такую связь. Непогода могла
разорвать соединение, но, во всяком случае, они те-
перь не зависели от загруженности операторов, как в
том случае на восточном побережье.
Он ждал, пока телефон свяжется со спутником, а
затем с ней. Пошли гудки. Эти телефоны всегда вы-
зывали у него подозрение. Он знал, что это глупо.
Это было пережитком тех времен, когда дроны могли
использовать спутниковые сигналы для обнаружения
наземных целей. Тогда люди с подобными аппарата-
ми были красной тряпкой для быка. Но сейчас это уже
не имело значения. Теперь новые дроны могли зафик-
сировать практически любой гаджет, включая сотовые
телефоны, ноутбуки и даже навигаторы.
– Алло, – раздался голос Труди. Он звучал так, буд-
то она говорила со дна консервной банки. – Люк?
– Труди, слушай, мы сейчас возле фургона. Оба по-
дозреваемых здесь, они мертвы. Полицейский сказал
мне, что они взяли образцы ДНК и отпечатки пальцев.
Свяжись с кем-нибудь, кто поможет тебе получить эту
информацию. Я хочу получить данные сразу, как толь-
ко они поступят к ним.
– Хорошо, Люк, но послушай. Свон получает ин-
формацию из здания иранской дипмиссии практиче-
ски в режиме реального времени. Они собираются от-
везти Али Нассара в аэропорт и помочь ему выбрать-
ся из страны уже сегодня. Все указывает на то, что
самолет ждет разрешения на взлет примерно в 15:30.
Люк взглянул на часы, было 14:05.
– Боже. Мы можем остановить его?
– Я говорила с Роном Бегли по этому поводу, – от-
ветил она. – Он лишь посмеялся. Он сказал, что служ-
ба Национальной безопасности не будет ввязываться
в это. Они считают, что он является дипломатом и не
имеет ничего общего с нападением. Нет никаких до-
казательств, что в этом деле замешан Иран и они не
хотят рисковать и получить еще один международный
инцидент в результате.
– Черт! – разозлился Люк. Нассар был теперь един-
ственным звеном, ведущим к заказчикам, и Рон Бегли
собирался позволить ему уйти. – Какого…А что мест-
ная полиция?
– Да ничего, – ответила она. – Они сразу сказали,
что если Национальная безопасность не собирается
его задерживать, то у них тем более нет таких полно-
мочий. Плюс ко всему, они итак перегружены. Прак-
тически все участки сейчас мобилизованы и направ-
лены на железнодорожные станции, метро, а также в
общественные места. Али Нассар – это твоя забота,
Люк. Больше никому до него нет дела.
– Значит, так и будет, – сказал Люк. – Я останавлю
его сам.
– Прямо оттуда? – произнесла она с иронией.
Люк покачал головой, затем понял, что она его не
видит:
– Нет, мы уже возвращаемся в Нью-Йорк. Если по-
спешим, то прибудем как раз вовремя. Я хочу, чтобы
вокруг здания дипмиссии расставили наших людей,
которые сообщат мне, как только он выйдет.
– Что ж, у меня есть еще парочка новостей, которые
тебе стоит знать, – сказала Труди. – Они планируют
поехать в аэропорт с конвоем из военных внедорож-
ников.
– Другого я и не ждал, – ответил Люк. – Убедитесь,
что у всех наших парней есть фото Нассара. Если бу-
дет больше одного конвоя, я хочу знать об этом и о
том, в какой колонне будет находиться именно он. Ес-
ли для этого ребятам придется применить пару при-
емчиков, чтобы остановить машины и проверить, кто
находится внутри, пусть делают это. Мы поставим на
пути в аэропорт пост ДПС, если надо. Пусть Свон за-
пустит в небо несколько своих игрушечных дронов,
которые будут следовать за конвоем. Проверьте, на-
сколько близко он сможет их использовать.
– Люк, еще один момент. У Нассара есть пятилет-
няя дочь. Ее мать из Ливии, проживает здесь, в Нью-
Йорке. Они обе покидают страну вместе с ним. Ско-
рее всего, они будут в машине вместе с ним.
Люк не ответил. У него засосало под ложечкой при
мысли о маленькой девочке в машине. Почему всегда
так получается? Почему никогда не может все пройти
гладко?
Рядом с ним Эд вызывал вертолет обратно. Уже че-
рез минуту Люк увидел его в небе, эту черную муху, ко-
торая быстро приближалась к ним и становилась все
больше и больше. Агенты приближались к пожарной
лестнице, по которой до этого спустились вниз.
– Просто не будь безрассудным, – произнесла Тру-
ди. – Вот, что я хотела сказать этим.
– Я никогда не бываю безрассудным.
– Нет?
Люк улыбнулся:
– Я оставлю эту работенку Эду.
Глава 29
14:35
Гора Везер, Центр управления в чрезвычайных
ситуациях – Блюмонт, Виргиния
Встреча была полным хаосом. Она растянулась на-
много дольше, чем на час.
Томас Хайес пытался руководить непослушной
толпой напуганных людей. Ничего не помогало. Здесь
собрались умные, смышленые люди, которые были
лучшими из лучших. Но сейчас страх просто возымел
верх над их креативностью, перекрыв любое прояв-
ление инициативы. Они даже не могли выяснить кто
где находится. Хайес с трудом мог поверить в то, на-
сколько неорганизованной была эта эвакуация.
Его помощник докладывал:
– Сэр, ориентировочно в 12:30, военный самолет с
кодовым названием “Найтвоч” вылетел с объединен-
ной базы Эндрюс и полетел на запад. В настоящее
время он находится над восточной частью штата Мис-
сури на высоте сорок тысяч футов.
Хайес посмотрел на пустые лица, сидящие за сто-
лом переговоров.
– Кто отдал приказ?
Все молчали. “Найтвоч” предполагалось поднимать
в воздух только в случае ядерной войны. На нем хра-
нился ядерный чемоданчик.
Хайес еще раз оглядел комнату. Агент Секретной
службы стоял возле двери с кожаной сумкой в ру-
ках. Сумка была привязана к его запястью метал-
лической цепью. Хайес знал, что внутри находился
алюминиевый кейс Zero Halliburton. Он хмыкнул. Zero
Halliburton, древнейший производитель ядерных че-
моданчиков для президентов, сейчас принадлежала
японской компании. Традиции вообще были забавной
вещью.
Томас посмотрел на своего помощника:
– Сынок, мы находимся в состоянии войны?
– Нет, сэр.
– Что ж, и кто сейчас на борту этого проклятого са-
молета?
– Сенатор от Канзаса Эдвард Грейвс и несколько
представителей Пентагона, сэр.
Томаса передернуло. Эд Грейвс, один из глупейших
членов Конгресса, являлся председателем комитета
вооруженных сил США. Сообразительность этого че-
ловека не намного превышали умственные способно-
сти дерева. Он никогда в жизни не воевал и даже не
встревал в приграничные перепалки, которые не лю-
бил. А учитывая, что “Найтвоч” был разработан в ка-
честве места, откуда президент мог отдать приказ на-
нести ответный ядерный удар, нахождение на борту
Эда Грейвса становилось опасным. Черт возьми, да
он просто мог решить, что, находясь на борту, он уже
стал главным.
Хайес обратился ко всем присутствующим:
– Может кто-нибудь оказать мне услугу и отправить
его на посадку? Сент-Луис, Канзас-Сити, неважно где.
Пусть садится там, где ближе. Скажите, что это был
мой приказ.
Хайес потер лоб. Он устал, болела голова.
Дэвид Хальстрам находился в углу комнаты. Уви-
дев состояние Хайеса, он не стал медлить.
– Ок, прошу минутку внимания. Давайте поступим
следующим образом. Сейчас мы прервемся на пол-
часа, сходим по своим делам, выпьем по чашечке ко-
фе, отдохнем, – сказал он, посмотрев на часы. – Воз-
вращаемся в 14:50. Хотя, давайте уже добавим де-
сять минут и соберемся ровно в 15:00. У нас серьез-
ные проблемы, я понимаю, но они никуда не исчезнут.
Через сорок минут они также будут ждать решения.
– Спасибо, Дэвид, – ответил Хайес. – Это отличная
идея.
Сьюзен Хопкинс подняла руку, ладонью вверх. Это
выглядело, словно сигнал к остановке:
– Томас, могу я кое-что добавить?
– Сьюзен, не сейчас.
– Томас, думаю, что это важно и не подождет до
трех часов.
Хайес был вне себя. Он готов был разорвать всех,
кто сейчас что-то говорил. Но это был вице-президент
и подобная абсурдность вряд ли хорошо сказалась бы
на их итак не лучших отношениях. Слова вырвались
раньше, чем он успел осознать их:
– Это не кулинарный поединок, Сьюзен. И у нас
здесь не показ мод. Что у тебя может быть настолько
важного, что не может подождать сорока минут?
Она промолчала. Ее лицо побагровело. Не сказав
ни слова, она встала и вышла из комнаты.
Глава 30
15:15
В небе над районом Куинс, Нью-Йорк
Вертолет пролетел над Статен-Айленд через Вер-
рацано-Нарроус и над Бруклином. Теперь они дви-
гались на восток вдоль линии пляжей, летя низко и
быстро. Скоро они сделают небольшой крюк влево и
полетят на север вдоль Ван-Вик Экспресс.
Люк и Эд сидели, сгорбившись, в грузовом отсеке.
Вернувшись в Нью-Джерси, они приняли еще по од-
ной таблетке “Декседрина”, эффект уже начинал дей-
ствовать.
Это был очень длинный и тяжелый день. Люк не
спал слишком долго. Его душили, в него стреляли, его
били, на него наступали, пинали ногами и даже прак-
тически разорвали в клочья. Его отстранили от долж-
ности и обвинили в убийстве. Но таблетки действо-
вали и он почувствовал прилив сил. Черт возьми, да
они сегодня спасли жизнь президента США. Навер-
ное, стоит на что-то рассчитывать.
Вертолет был крошечным. Люк мог протянуть руку
и коснуться обоих пилотов. Он просунул голову между
ними. Это были Рейчел и Джейкоб, те же пилоты, что
и с утра.
– Ребята, вы собираетесь повести эту штуковину
сегодня? – прокричал он.
Эд сидел за ним возле открытой двери, заряжая
тридцать магазинов для автомата М4. Он собрал уже
небольшой стеллаж из них.
– А чем мы, по-твоему, сейчас занимаемся? – спро-
сила Рейчел.
Люку нравилась Рейчел. У нее были темные кашта-
новые волосы и мускулы, как на старых постерах Кле-
пальщицы Рози. Да она, по сути, и была ей. Она бы-
ла борцом смешанных единоборств. Огромные руки,
огромные ноги, да это просто черт в стальной клетке.
– Этим мог бы заняться и Эд, – ответил Люк. – Но он
понадобится мне со своим М4. Я имел ввиду, готовы
ли вы повести его так, как вас учили в армии США?
Дальше будет не просто.
– Мы готовы, Люк, – сказал Джейкоб.
Он был практически полной противополжностью
Рейчел – худой и слабый, не похожий на типичного
солдата элитного подразделения армии. Спецагент-
ства были зациклены на внешности, как никто дру-
гой. Скорее всего, он не попал бы никуда – ни в Дель-
ту, ни в спецназ, ни в рейнджеры, и даже не в специ-
альные морские, воздушные и сухопутные силы США.
Единственное, что было у него, не считая практиче-
ски нереального самообладания, это то, что он был
одним из десяти лучших вертолетчиков на Земле.
Рейчел кивнула:
– Ты знаешь, что мы готовы.
– Отлично. На пути в аэропорт Кеннеди мы встре-
тим конвой из внедорожников. Он не должен добрать-
ся до места назначения. Мы должны остановить его.
– Нас кто-нибудь поддержит? – спросил Джейкоб.
– Свон управляет несколькими небольшими дрона-
ми, которые будут помогать нам. Надеюсь, он также
получит в распоряжение парочку наших машин. Кро-
ме этого, у вас есть я и тот здоровый парень с огром-
ной пушкой сзади нас.
– Что вы собираетесь делать?
Люк улыбнулся:
– Я главный черлидер сегодня. Прибавьте звука на
интеркоме и слушайте, что я кричу.
– Эй, Люк, – сказала Рейчел. – Когда я уходила из
спецназа, мой босс спросил меня, чем я планирую за-
ниматься оставшуюся часть жизни. Знаешь, что я от-
ветила? Я сказала, что собираюсь перейти в группу
особого реагирования. И знаешь почему? Потому что
там был Люк Стоун. Столько лет пролетать на этих
вертолетах и у меня даже не было шанса погибнуть.
Надеюсь, Люк поможет мне в этом.
– Ты ж моя девочка, – ответил Люк.
– Кстати, – влез в разговор Джейкоб. – Там очень
много гражданских.
Люк кивнул:
– И это причина, по которым мы собираемся сде-
лать все без единого выстрела.
Вдруг запищал спутниковый телефон Люка. Он от-
ветил и плотнее приложил телефон к уху.
– Свон? В чем дело?
– Мы наблюдаем за ними, они покинули здание ди-
пмиссии около пятнадцати минут назад.
– И?
– По идее, они не должны были понять, что мы их
прослушием, – начал Свон. – Отсюда такой промежу-
ток во времени. Они уехали с одним конвоем: боль-
шой черный Линкольн Навигатор и два Рендж Рове-
ра по бокам. Девять из десяти, что Нассар находит-
ся в Линкольне. Они проехали туннель Мидтаун и бы-
ли остановлены на посту ДПС. Копы проверили доку-
менты и позволили им проехать дальше. Я навел на
них дронов на выезде из туннеля и сейчас наблюдаю
за ними. Они только что добрались до Ван-Вика и на-
правяются на юг в сторону аэропорта. Два наших вне-
дорожника приблизительно в миле от них.
– Больше никто не выходил из здания дипмис-
сии? – прокричал Люк в телефон.
– У нас там до сих пор остаются два агента, – отве-
тил Свон. – Больше никто не выходил. Думаю, все в
порядке. Они не знают, что мы прослушивали их и не
знают, что мы следим за ними. Они даже не пытались
изменить свои планы.
– Хорошо, – сказал Люк.
Он посмотрел на дорогу под ними. Вертолет летел
на север, чуть западнее от шоссе. Конвой направлял-
ся на юг. В любой момент они могли пересечься. Дви-
жение было свободным и машины передвигались на
хорошей скорости. Каждый, кто находился на шоссе,
пытался поскорее добраться домой до наступления
конца света.
– Что вы собираетесь делать? – спросил Свон.
– Мы собираемся вытащить их из машин, – пояснил
Люк. – Также, как это делают полицейские, останав-
ливая нарушителей. Когда я дам знак, появятся наши
внедорожники со включенными фарами и сиренами.
Мы приблизимся к ним и наведем оружие. Думаю, это
сработает.
– Ок, – ответил Свон. – Будьте наготове.
Люк увидел белый Рендж Ровер, перед кото-
рым ехал черный Навигатор. Еще один аналогичный
Рендж Ровер замыкал цепочку. Они не спешили. Вер-
толет пролетел мимо них. Люк постучал по шлему
Рейчел.
– Ребята, вы заметили их?
– Да, – ответила Рейчел.
– Это как раз наша цель, – произнес Люк. – Давайте
облетим их.
Вертолет сделал петлю в воздухе, полицейский
разворот и направился на юг.
– Свон, мне нужны внедорожники.
– Уже едут, – послышался голос Свона.
Под ними неожиданно появились два черных вне-
дорожника, движущихся на расстоянии в четверть ми-
ли друг от друга. Красно-синие сирены замигали на
ветровых стеклах. Водители прибавили скорость и
уже через несколько секунд неслись со скоростью
около ста миль в час.
Вертолет был быстрее.
Люк посмотрел на Ньюсэма:
– Пушка готова?
Эд слегка улыбнулся и похлопал по М4:
– Это старье? Мы возвращаемся.
Он надел тонированные желтые очки и пару науш-
ников на голову. Затем проскользил к двери и рухнул
на подвесную скамью. Он пристегнулся.
Они наблюдали как внедорожники догнали конвой.
Все произошло в течение пары минут. Рендж Роверы
и большой Навигатор увидели проблесковые маячки
и перестроились к краю шоссе. Машины группы осо-
бого реагирования обогнали их. Все машины на трас-
се перестроились правее.
– Это было легко, – прокричал снаружи Ньюсэм.
– Даже слишком, – ответил Люк.
Вертолет начал спускаться. Вскоре он был уже на
высоте пятидесяти футов, зависнув в воздухе над
первой из остановившихся машин.
– Свон, нам нужен только Нассар. Если он в Лин-
кольне, пусть твои ребята вытащат его и увезут.
– Понял, Люк.
Двое парней из группы особого реагирования быст-
ро передвигались по дорожной разметке по обе сто-
роны от машины. Они проскользнули к средней маши-
не, к черному Линкольну. Один из них постучал в окно.
Никто не вышел, они так и стояли.
Люк тронул Эда:
– Возьми их на прицел. Что-то мне не нравится это,
двоих явно не достаточно.
Ньюсэм поднял автомат и направил в их сторону:
– Понял тебя.
– Свон! Отправь еще двоих к машине.
Без какого-либо предупреждения резко открылась
задняя свинцовая дверь Рендж Ровера и оттуда вы-
скочил человек с пулеметом. Люк из вертолета смог
услышать ужасающие звуки расстрела. Первый па-
рень упал на землю под обрушившимся на него гра-
дом выстрелов. Второй агент пригнулся и побежал об-
ратно к внедорожникам.
– Пригнись! – заорал Свон. – Пригнись! Боже! Тру-
ди, звони 911. Срочно скорую. Твою мать!
Человек из Рендж Ровера спокойно направился к
раненному агенту. Он повесил пулемет на плечевой
ремень на спине и достал из кармана своей куртки пи-
столет, направив его в голову парня.
– Эд! – закричал Люк. – Стреляй!
Возле головы Люка раздался резкий рев М4. Он
нырнул в сторону, в ушах невыносимо звенело. Ньюс-
эм выдержал отдачу, мышцы напряглись, на лице бы-
ла маска безразличия.
Он попал. Линия пуль прошлась по Рендж Роверу.
Переднее левое колесо взорвалось, а лобовое стек-
ло было разбито. Человек с пистолетом продержался
не более секунды, а затем рухнул рядом с парнем, ко-
торого собирался убить. Агент, раненный, но еще жи-
вой, пополз вниз по склону к канаве.
– Свон, твой парень жив, он двигается. Прикройте
его пока.
Первый Рендж Ровер был выведен из строя. Он по-
катился, но вскоре из двигателя пошел густой пар.
Линкольн, стоявший за ним, резко выскочил на про-
езжую часть, за ним показался второй Рендж Ро-
вер. Обе машины понеслись по шоссе. Они пытались
ускользнуть. Один из внедорожников погнался за ни-
ми.
Навигатор резко увеличился. Вертолет шел бортом
к дороге, двери широко распахнуты. Эд сидел на ска-
мейке прямо над Рендж Ровером. Слишком поздно
Люк увидел торчащие из обоих задних окон дула пу-
леметов.
– Эд! Они собираются стрелять!
Вокруг разразилась стрельба, будто рой разъярен-
ных ос попала внутрь вертолета. Люк упал на пол.
Что-то резко задело его правое плечо. Появилась ре-
жущая, затем ноющая боль. Металл рвало на клочки.
Стекло было разбито. Эд Ньюсэм закричал.
Люк подполз к нему, схватил под плечи и затащил
в вертолет.
Зубы Эда были сжаты от боли. Глаза были дикими
и безумными. Дыхание ускорено.
– Меня ранили, – сказал он. – Черт, как же больно.
– Где?
– Я не знаю, везде.
Из селектора раздался голос Джейкоба:
– Люк, мы остались без правой части лобового стек-
ла. Его просто вынесло пулями.
Его голос звучал так спокойно, будто он рассказы-
вал, как провел выходные дома.
– Кто-нибудь пострадал? – выкрикнул Люк.
– У нас повсюду стекло, но вроде все целы. Стекло
не выдержит, если мы попробуем ускориться.
– Эд ранен, – сказал Люк.
– Насколько серьезно?
– Я не знаю.
Люк достал нож и начал разрезать комбинезон Эда.
Под ним была черная подложка. Бронежилет. Это бы-
ло неожиданно. Люк даже не подумал надеть его. Он
дотронулся до Эда.
– Тебе не жарко в нем?
Эд пожал плечами, глаза наполнились слезами бо-
ли.
– Зато стильно, – с трудом произнес он.
– Скорее нет. Хотя, он, возможно, спас тебе жизнь.
Люк прощупывал внутреннюю часть жилета. Не бы-
ло никаких дыр. Руки двигались по телу напарника.
Правая рука и плечо Эда были просто разорваны.
Также торчал кусок правого бедра. Правая часть таза
сильно пострадала. В этом месте его комбинезон был
порван и залит кровью. Эд снова закричал, когда Люк
коснулся того места.
– Ок, – сказал Люк. – Тебя немного поломали.
– Ты только сейчас это понял? – произнес Эд сквозь
зубы. – Я же орал, как девчонка.
– Я слышал, – ответил Люк. – И мне стыдно за тебя.
Особенно, если учесть, что ты собираешься жить, а
я буду рассказывать об этом людям до конца своих
дней.
Вертолет развернулся и направился на юг, снова
преследуя машины. Люк встал и вытащил из стены
аптечку. Он присел к Эду и сразу же начал дезинфе-
цировать раны. Все его тело сжалось, когда жидкость
попала на кожу.
– Мне больно, – сказал Эд. – Очень.
Люк даже и думать не хотел о том, какую боль ис-
пытывал сейчас Эд, что заставило такого человека,
как он, произнести это.
– Я знаю, – ответил он. – Я дам тебе обезболиваю-
щее. Оно облегчит твое состояние, но также выведет
тебя из строя.
Эд покачал головой:
– Просто помоги мне выбраться отсюда. Я еще могу
стрелять. Я привяжу себя к краю двери. Не волнуйся,
я не выпаду.
– Эд…
Люк посмотрел за дверь. Они летели быстро и низ-
ко. Шоссе было прямо под ними. Отсюда он не мог ви-
деть машины. Он высунул голову из двери и посмот-
рел на дорогу.
В пассажирском окне Рендж Ровера показался торс
человека, который направил на них пулемет.
– Боже.
Люк успел нырнуть обратно перед тем, как новая
очередь пуль прошлась по металлу. Они с Эдом лежа-
ли на полу лицом к лицу. Люк снова встал на колени:
– Я не собираюсь с тобой спорить, Эд. У меня сей-
час нет на это времени.
Эд замотал головой:
– Значит, не спорь.
Еще одна пулеметная очередь прошлась по верто-
лету. Разбилось стекло.
– Люк, надо спускаться. Мы не можем принимать
подобные удары. Мы потеряем эту птичку через ми-
нуту.
– Отвлеките их, – крикнул Люк.
Вертолет резко ускорился. Он круто поднялся вверх
и с трудом наклонился влево. Люк упал на бок. Он пы-
тался ухватиться за пол, цепляясь пальцами за ме-
таллические решетки. Раздался звук новой очереди,
которая на этот раз продлилась дольше.
В кабине пилотов зазвенела сигнализация. Послы-
шались сигналы отключения приборов.
Раздался безэмоциональный голос Джейкоба:
– Люк, у нас сигнал бедствия. Двигатель поврежден,
он вибрирует. Я уже видел это ранее, мы не продер-
жимся. Мы либо приземлимся, либо упадем, уже сни-
жаемся.
– Сколько у нас времени?
– Девяносто секунд. Надеюсь. Чем дольше мы про-
тянем в воздухе, тем сложнее будет его посадить.
Плечи Люка опустились. Неужели все это действи-
тельно происходило? Неужели иранцы действитель-
но просто сбегут? Неужели они думали, что вот так
просто перекроют им путь в аэропорт, заберут Насса-
ра и улетят?
Люк снова встал. Он посмотрел на кабину пилотов,
лобового стекла на месте не было, оно было выдав-
лено внутрь. Он видел, как Рейчел надела перчатки,
взяла стекло и убрала его в сторону. В руках Джейко-
ба содрогалась ручка управления вертолетом.
Люк постучал по его шлему:
– Подлети к крыше Навигатора, – прокричал
он. – Дай мне две секунды, чтобы слезть, затем уле-
тай, приземлись где-нибудь.
Снова раздался звуковой сигнал.
Люк подтащил Эда к скамье. У него не было выбо-
ра.
– Ты знаешь, что делаешь?
Эд кивнул. На нем не было лица, он выглядел слиш-
ком уставшим.
– Думаю, ты сошел с ума, но, да, я знаю.
– Объясни мне.
– Как только ты спрыгнешь на крышу, мы обгоним
его, развернемся и я нанесу удар по лобовому стеклу.
– Отлично, – сказал Люк. – Но не зацепи водителя.
– Я постараюсь.
Они были на высоте в пятьсот футов и на четверть
мили к западу от пулеметов Рендж Ровера. Самым
опасным моментом будет облететь его и развернуть-
ся. На расстоянии Люк наблюдал за машинами. Он
увидел, как полицейская машина с мигалками заеха-
ла на шоссе. В миле от нее еще две только набирали
скорость.
Он крикнул Джейкобу:
– Скажи, когда будешь готов.
Вертолет тут же накренился влево до упора и по-
шел вниз. Они вылетели перед машинами. Через пару
секунд они пролетели сотню футов, быстро прибли-
жаясь. Триста футов, двести. Из заднего окна Рендж
Ровера показался человек. Он направил пулемет в
сторону вертолета.
– Шлепни этого ублюдка, – закричал Люк.
Эд передал автомат и снова раздались выстрелы.
Дверь Рендж Ровера смялась, будто невидимая ру-
ка сдавила пивную банку. Голова человека букваль-
но взорвалась в брызгах крови. Люк опустил оружие,
упал и откатился обратно. Пулемет с грохотом упал
на шоссе.
– В яблочко. Теперь подбросьте меня до крыши.
Вертолет летел быстро, двигаясь боком вдоль до-
роги. Он развернулся так, чтобы двери выходили к На-
вигатору. Люк встал на подножку, пройдя мимо Эда.
Вертолет накренился вниз, коснувшись крыши Лин-
кольна. Он приподнялся на три фута вверх, затем сно-
ва опустился.
Время пришло.
Люк прыгнул.
Глава 31
Люк упал на крышу и прижался к ней.
Водитель, скорее всего, услышал приземление Лю-
ка. Линкольн начал то ускоряться, то резко сбрасы-
вать скорость, перемещаясь из полосы в полосу, при
этом сильно покачиваясь, стараясь избавиться от Лю-
ка. Он изо всех сил схватился за рейлинги, пытаясь
удержаться, нижняя часть тела каталась по крыше из
стороны в сторону.
Вертолет вылетел вперед и накренился влево. Он
сделал крюк и направился прямо в их сторону. Эд на-
ходился возле двери, стоя боком к ним. Как только из
его автомата раздалась очередь, Люк прижал голову
к крыше.
Град пуль осыпался на автомобиль. Люк подполз к
лобовому стеклу. Его правая часть практически цели-
ком была внутри. Он наклонился и ударил по остат-
кам стекла, проталкивая их в машину. Из Линкольна
раздался женский крик и плач ребенка.
Половина лобового стекла осыпалась в машину.
Люк развернулся, сунул ноги в отверстие и проскольз-
нул на переднее пассажирское сидение. Он призем-
лился прямо на колени трупа. Водитель выхватил пи-
столет и направил его дуло в сторону Люка. Тот схва-
тил мужчину за запястье и резко ударил о панель при-
боров.
Мужчина выпустил пистолет, так и не нажав на ку-
рок. Он упал между ног и затем соскочил на води-
тельский коврик. Человек отпустил руль и наклонил-
ся, чтобы достать его. Люк вытащил свою пушку.
Внезапно с заднего сиденья раздался выстрел. Он
был просто оглушительным в маленьком салоне ав-
томобиля.
БУМ!
Люди закричали снова. Люк пригнулся и голова тру-
па, на котором он сидел, разлетелась на части.
В ушах сильно звенело. Он оглянулся назад, при-
крываясь сиденьями. Али Нассар сидел с женщиной
и маленькой девочкой. У всех троих от ужаса были
широко раскрыты глаза. Девочка сидела посередине.
В третьем ряду, за ними, сидел еще один человек с
оружием.
Мужчина присел прямо за ребенком, держа писто-
лет над ее плечом, справа от лица.
Это был его шанс покончить со всем происходя-
щим. Спасти себе жизнь и получить Нассара. Но Люк
не смог заставить себя выстрелить. Он не смог риск-
нуть, глядя на девочку.
– Али! – выкрикнул он. – Убери оружие, останови
его!
Али Нассар посмотрел на Люка потухшими глаза-
ми.
БУМ! Раздался еще один выстрел.
Девчушка завизжала. На заднем сиденье закрича-
ли все.
Пуля попала в тело покойника. Через пару минут
все эти выстрелы разорвут переднее сиденье и мерт-
вого охранника на части.
Водитель нащупал свой пистолет.
Выбора не оставалось. Люк повернул ствол в его
сторону и со всей силы ударил ему по голове.
Раз, два, три.
Он пригнулся, так как еще один выстрел раздался
в салоне.
БУМ!
Пластиковая панель приборов была разбита, по-
всюду летели осколки. Люк почувствовал как они вре-
заются в его плоть.
Автомобиль переместился влево, слетел с дороги
и начал крениться в бок. Водитель был без сознания.
Машина вылетела на обочину, катясь на двух коле-
сах и все больше наклоняясь в левую сторону. Люк
схватил руль, но было слишком поздно. Линкольн пе-
ревернулся. Стоун ударился головой о приборную па-
нель. С безумной силой его ударило о потолок. Он
упал на спину. Было тяжело дышать.
Сработали подушки безопасности.
Машина снова перевернулась. Ее бросало как кук-
лу. Люк снова упал. Последнее, что он почувствовал,
как ударился головой о руль. Дальше наступила тем-
нота.
Глава 32
Эд Ньюсэм наблюдал за всем происходящим из
вертолета.
Навигатор дважды перевернулся и затем упал на
правую сторону в какую-то утрамбованную грязь воз-
ле шоссе. Все колеса были спущены. Лобовое стекло
отсутствовало. Из нескольких мест шел дым.
Второй Рендж Ровер остановился на обочине. Трое
мужчин выскочили оттуда и побежали по траве к раз-
битому Линкольну с оружием в руках.
Вертолет быстро перемещался боком, уходя влево.
Эд попытался взять их на прицел, но было бесполез-
но. Вертолет сильно трясло, но он все же нажал на
курок. Двое мужчин упали в траву, третий продолжал
бежать.
– Мэйдэй, мэйдэй, – раздался голос Джейко-
ба. – Мы терпим крушение.
Эд был привязан к скамейке кожаными ремнями.
Это не было безопасно. Мучительная боль разрывала
его бедро. Острая боль, раны и порезы зудили по все-
му телу. Он посмотрел через дверной проем на гру-
зовой отсек, где болтались его ремни безопасности.
Он понимал, что пробраться туда и привязать себя он
не успеет. Поэтому Эд сунул автомат между дверьми,
нагнулся и со всей силой прижался к скамейке. Это
было аварийное положение.
Земля быстро приближалась. Если вертолет пере-
вернется, то загорится. Эд не выдержит и вылетит из
него, попав прямо в лопасти. Он покачал головой. Это
очень плохо.
Они падали с головокружительной скоростью. До
земли оставалось двадцать футов.
Раздался голос Джейкоба, будто он просто заказы-
вал пиццу:
– Столкновение через три, две…
Эд схватил скамейку изо всех сил и закрыл глаза.
«Пожалуйста, не перевернись. Пожалуйста, не
перевернись. Пожалуйста».

Люку потребовалось несколько секунд, чтобы сфо-


кусироваться.
Он все еще был на переднем сидении. Он ударился
лбом о руль с такой силой, что практически ослеп от
боли. Подушки безопасности были спущены, в возду-
хе все еще висела белая пыль. Его голова лежала на
ногах водителя, а ноги на пассажирском сиденье пря-
мо на трупе. Оба были пристегнуты. Люка помотало
по всему салону, они же даже не сдвинулись с места.
Люк опустился ниже сиденья водителя и прощупал
пол. Он нашел, что искал, и поднял пистолет. Это
был девятимиллимитровый Глок. Отлично, он нра-
вился Люку. Он вцепился в сиденье, чтобы припод-
няться. Повсюду валялись осколки лобового стекла.
Водитель все еще был без сознания, его голова бол-
талась над ремнем.
К автомобилю осторожно подкрались двое мужчин
с пулеметом.
Люк обернулся. Вся семья Али Нассара, включая
его самого, была жива и в сознании. Они находились в
состоянии шока. На правой руке Нассара красовался
гипс.
Девочка была очень милой с большими карими гла-
зами. В черных волосах виднелась ярко-зеленая лен-
точка. Женщина была худенькой, воздушной. В пред-
ставлении Люка, она была одной из тех, кто проводил
свою жизнь, листая журналы моды Парижа и Мила-
на, а также интересовалась жизнью британской эли-
ты. Вероятно, проснувшись этим утром, она считала,
что видела уже все.
Но теперь многое изменилось. Сейчас она смотре-
ла прямо перед собой. Люк видел людей в таком со-
стоянии уже много раз. Женщина была в шоке.
Люк с силой поднялся на водительском сиденье и
повернулся к ним. Он пригнулся на случай, если один
из тех парней снаружи вдруг начнет стрелять. Он про-
тиснулся к ногам девочки.
– Ты псих, – сказал Нассар.
Люк проигнорировал его. Он посмотрел на ребенка
и на происходящее за ее спиной.
Мужчина в задней части автомобиля был тяжело
ранен. Он то ли находился без сознания, то ли был
мертв.
– Как тебя зовут? – спросил Люк.
Девочка была напугана, но ответила:
– София.
– Замолчи! Не разговаривай с ним!
– София, какое красивое имя для красивой девоч-
ки. Ладно, София, я хочу попросить тебя кое-что сде-
лать. Это очень просто. Я хочу, чтобы ты отстегнула
ремень безопасности и перелезла ко мне.
Нассар попытался отстегнуть собственный ремень:
– Не смей…
Люк направил пистолет в его сторону:
– Скажи еще хоть слово.
– Пожалуйста, не делайте ему больно, – произнес-
ла София.
Слезы покатились по ее прелестным щекам.
– Я не сделаю, София, но мне нужно, чтобы ты пе-
релезла ко мне.
Девочка сделала так, как он велел. Она расстегну-
ла ремень и пролезла к нему с изящностью кошки. Он
нежно обнял ее, словно это был его собственный ре-
бенок.
С левой стороны машины приближались двое
охранников из Рендж Ровера. Они направили оружие
в сторону окон. Заднее стекло было выбито. Стоит
хоть одному из них занервничать и в машине прольет-
ся кровь.
– Стоять! – закричал Люк. – Здесь женщина и ре-
бенок. Если вы собираетесь стрелять, вы убьете нас
всех.
Они никак не отреагировали. Один из мужчин до-
стал из-за спины пулемет и направил его на отвер-
стие, где раньше было окно.
БУМ!
Разлетелись остатки стекла. Девочка закричала и
дернулась. Люк удержал ее и увидел след от пули в
кожаном сиденье, буквально в дюйме от ее головы. К
счастью, они промахнулись. В следующий раз ей мог-
ло и не повезти. Как ни странно, Люк вдруг осознал,
что больше заботится о жизни этого ребенка, чем о
своей.
В то время, как один из стрелков начал приближать-
ся, подняв свой пистолет, Люк, в первую очередь, по-
думал о ней. Он мог бы убить их обоих, но не мог рис-
ковать. Не ее жизнью.
БУМ!
Люк схватил ее, перевернул и упал на ребенка
сверху за долю секунды до нового выстрела.
Он почувствовал острую боль, когда пуля вошла в
руку. Кровь лилась ручьем. Он по опыту знал, что это
была просто свежая рана, небольшая цена за спасе-
ние жизни ребенка.
Мать девочки вскрикнула и Нассар заорал:
– ИДИОТЫ, ПРЕКРАТИТЬ ОГОНЬ!
Люк услышал, как они подняли оружие и почувство-
вал, что его наконец убрали. Он понимал, что это был
его последний шанс.
Он повернулся, схватился одной рукой за колено и
дважды выстрелил. Это должны были быть идеаль-
ные выстрелы, в противном случае, он был бы мертв.
На третий выстрел времени уже не было.
БУМ. БУМ.
Никакого движения, наступила тишина. Люк выгля-
нул наружу и увидел тела двух мужчин, оба мертвы,
оба с дырками во лбу.
Он глубоко вздохнул.
– Ты псих! – повторил Нассар дрожащим голосом.
Люк повернулся к нему, наклонился и схватил за ру-
башку:
– Пусть они выйдут из машины и отойдут как можно
дальше, – сказал он. – И девочка, и жена. Это наше с
тобой дело, не стоит ранить других.
Нассар кивнул жене, но та лишь застонала в ответ.
– АЛИ! – закричал Люк и навел на него писто-
лет. – СЕЙЧАС ЖЕ!
Женщина зарыдала и девочка тоже начала пла-
кать.
Нассар нагнулся к ней, взял за плечи и покачал го-
ловой:
– Ирина! Держи себя в руках. Возьми Софию и уве-
ди отсюда.
Женщина отстегнулась, приподнялась и взяла де-
вочку на руки. Они побежали. Тридцать ярдов, пять-
десят. Через секунду они перешли на быстрый шаг.
Люк глубоко вздохнул. Он подумал, что если бы у него
была дочь, она была бы похожа на нее.
Нассар попытался выбраться из машины, но было
слишком поздно. Люк схватил его за рубашку и вта-
щил обратно. Он захлопнул дверь и приставил дуло
пистолета к голове Нассара. Тот смотрел на него гла-
зами полными ярости.
– А теперь слушай меня, – произнес Люк. – Я хо-
чу знать абсолютно все. На кого ты работаешь, как
ты сделал это, что произойдет дальше. Все, ты понял
меня? Если я только почувствую, что ты мне врешь,
Богом клянусь, я убью тебя.
– Если ты выстрелишь в меня, это будет последнее,
что ты сделаешь в этой жизни.
– Говори! Я считаю до трех, как и в прошлый раз.
Ты помнишь, что было потом? Но в этот раз, на счет
три я вынесу тебе мозги.
– Ты сумасшедший! Ты в курсе? Ты сумасшедший!
Ты…
– Раз, – начал Люк.
Он увидел как по склону бежали люди в форме. Ко-
пы. Полиция Нью-Йорка, государственные солдатики.
Также с ними бежали люди в иной форме, возможно,
из группы особого реагирования. Все подходило к кон-
цу.
У него заканчивалось время:
– Два…
Нассар не выдержал:
– Стой! Я скажу все, что хочешь знать.
– Кто сделал это? – спросил Люк. – На кого ты ра-
ботаешь? На Иран?
Плечи Нассара поникли. Казалось, все силы, сама
жизнь покидает его. Он пожал плечами:
– Я работаю на вас.
Глава 33
16:50
116-й полицейский участок – Куинс, Нью-Йорк
Потребовалось более часа, чтобы привезти Али
Нассара сюда.
Пока он ждал, Люк поговорил с Беккой по телефону.
– Ты просто герой.
Люк прислонился лбом к грязной стене в подвале
полицейского участка и слушал голос жены, который
звучал, словно музыка. Здание было в ужасном со-
стоянии. Люминисцентные лампы были слишком яр-
кими. Голоса и шаги эхом разносились вокруг. Кто-то
в коридоре рассмеялся так, будто раскудахталась ку-
рица.
– Я не чувствую себя героем, – ответил он.
– Но это так. Ты сегодня спас жизнь президенту. Это
невероятно, просто чудо.
Люк вздохнул. Он абсолютно не чувствовал себя
подобным образом. И это не выглядело чудом, скорее
кошмаром, который еще не завершен.
– Ты просто устал, Люк. Поэтому ты чувствуешь се-
бя погано. Когда ты спал последний раз? Более трид-
цати часов назад? Послушай, мы с Ганнером гордим-
ся тобой. Когда вернешься в Вашингтон, почему бы
тебе не заехать домой, выспаться и затем приехать
сюда? Здесь сейчас очень хорошо. Просто возьми
несколько выходных, отключи телефоны и побудем
вместе. Как тебе?
– Звучит отлично.
– Я тебя очень люблю, – сказала она.
Люк тоже любил Бекку и хотел увидеть ее. Он хотел
провести с ними несколько дней в загородном домике.
Но он не видел возможности для этого.
Он ничего не мог рассказать ей. Все, что он позво-
лил сказать, это что после брифинга с президентом
он вернулся в Нью-Йорк, чтобы найти еще одного чи-
новника. Он не стал рассказывать про вертолет или
про то, что он прыгал на крышу машины, двигавшую-
ся со скоростью сто миль в час. Он не сказал о том,
что убил двух человек и о том, что не видел скорого
окончания этой миссии.
Молодой детектив с редкими волосами, криво тор-
чащим галстуком и засученными рукавами направ-
лялся по коридору к Люку.
– Агент Стоун?
Люк кивнул.
– Они собираются начать допрос.
Люк попрощался с Беккой и проследовал за детек-
тивом в довольно темную комнату. Там уже находи-
лось около шести человек. Люк был рад такому осве-
щению после яркого света в коридоре.
Детектив представил Люка троим мужчинам в тем-
ных костюмах и галстуках.
– Вам, наверное, стоит познакомиться. Это агент
Стоун из ФБР, а это агенты Стерн, Смит и Уоллес.
– Мы из агентства Национальной безопасно-
сти, – сказал один из них, пожимая руку Люка.
– Вас направил сюда Бегли? – поинтересовался
Люк.
– Бегли? – спросил агент, слегка улыбнувшись.
– Да, Рон Бегли, – Люк сжал руку в кулак, как при
спортивном приветствии. – Такой круглый парень. Он
управляет каким-то отделом тут, не спрашивайте ка-
ким именно. У нас с утра было небольшое недопони-
мание по поводу причастности Али Нассара. Думаю,
он все же изменил свое мнение.
Все трое рассмеялись:
– Мы не работаем на Рона Бегли.
– Это хорошо. Возможно, вам даже повезло.
По другую сторону большого непрозрачного стек-
ла за металлическим столом сидел Али Нассар. Он
неспеша потягивал кофе из белой кружки. Его нога
была пристегнута наручниками к столу, который, в
свою очередь, был прикручен болтами к полу. Это не
имело особого смысла. Не было похоже, чтобы он со-
бирался сбежать.
Он был сильно потрепан. Рубашка была помята,
порвана и расстегнута на середине. Волосы стояли
дыбом. Под каждым глазом виднелись темные кру-
ги. Челюсть слегка отвисла, а руки дрожали, когда он
поднимал кружку.
Большой, накачанный, рыжий ирландец, детектив
из Управления, нависал над ним. Все замолчали, ко-
гда Нассар начал говорить.
– Где моя дочь и ее мать? – спросил он.
Полицейский покачал головой:
– Они в порядке, об этом можешь не беспокоиться.
Мы отправили их обратно в здание дипмиссии. Они
ничего не сделали и понятия не имеют о происходя-
щем. Никому они не нужны.
Нассар кивнул:
– Отлично.
– Именно, – ответил полицейский. – Это хорошо,
они в безопасности. А теперь давай забудем о них на
минутку и поговорим о тебе.
Теперь Нассар потряс головой:
– Вы не имеете права держать меня здесь. Я хочу
поговорить со своим адвокатом.
Коп улыбнулся. Он явно не был напряжен. Люк по-
нял, что этот парень слышит подобные угрозы каждый
божий день и также просто обходит их.
– А зачем вам это? – спросил детектив. – Есть что
скрывать? Вы уже поговорили с агентом ФБР в маши-
не.
– Он держал меня на прицеле.
Полицейский пожал плечами:
– Может да, а может быть и нет. Я впервые слышу
об этом. Меня там не было и я не могу это утверждать.
– Вы незаконно держите меня здесь, – произнес
Нассар.
– Али, позволь прояснить кое-что. Мы не особо дер-
жим тебя. Ты не находишься под арестом. Ты зна-
ешь, что мы не смогли бы арестовать тебя, даже если
бы сильно захотели. Ты пристегнут ради собственной
безопасности. Эти коридоры просто кишат преступни-
ками. И иногда их отпускают. Поверь, в этой комнате
куда безопаснее. Но если хочешь идти, мы тебя не
держим.
Нассар хотел что-то сказать. Он колебался, воз-
можно, ожидая какой-то уловки.
Детектив поднял мясистую руку:
– А теперь давай я объясню тебе, почему уход от-
сюда – это плохая идея. Тебя во что-то втянули, во
что-то очень плохое. Мы оба это понимаем, так что
нет смысла притворяться. Люди говорят, что это ты
взорвал Белый дом. Я пока не знаю, стоит ли верить
в это.
– Я этого не делал – ответил Нассар.
Полицейский ткнул в него пальцем:
– Вот, в это я верю. Я верю, что ты не делал этого.
Но, кажется, ты знаешь тех, кто это сделал. И если
бы я был одним из тех парней, знаешь, чем бы я сей-
час занимался? Подчищал концы. Если ты выйдешь
отсюда, как долго ты проживешь? В лучшем случае
часов двенадцать. Хотя, я сомневаюсь, что ты столь-
ко протянешь.
Нассар внимательно смотрел на него.
– Друзья из иранской дипмиссии? – хмыкнул детек-
тив, покачав головой. – Не думаю, что они вернутся за
тобой. Они потеряли сегодня четверых, пытаясь до-
ставить тебя в аэропорт. Они отвечают за тебя. Ты им
мешаешь. Если они и вернутся, то только, чтобы вса-
дить в тебя пулю прямо здесь.
Коп постучал Нассару по голове.
Али покачал головой:
– У них нет причин убивать меня, они не при делах.
– Да, именно так ты сказал агенту ФБР, – продол-
жил детектив, глядя в какие-то записи. – Ты сказал,
что работал на какое-то правительственное агентство
США, точнее “Ред Бокс”. Ты не думал, что иранское
правительство само уберет тебя, узнав, что ты рабо-
таешь на американцев? Да ладно, я думаю, ты куда
умнее, чем пытаешься казаться.
Глаза Нассара ненадолго расширились.
Коп кивнул:
– Да, ты достаточно умен. Ты понимаешь, что у тебя
осталось не так уж много друзей, Али.
Люк подумал о том моменте в машине. Полицей-
ские окружили их. «Я работаю на вас», – произнес то-
гда Нассар. Затем он сказал что-то о “Ред Бокс”. Люк
с трудом вспомнил это. Он выпрыгнул из вертолета,
разбил машину, убил двоих выстрелом в голову. Он
был потрясен, как никто другой. В тот момент он прак-
тически не понимал, что Нассар говорил ему.
Сейчас он наблюдал за тем, как дипломат и детек-
тив уставились друг на друга.
– Я хочу кое-что рассказать тебе, – продолжил по-
лицейский. – Я прекрасно понимаю, через что тебе
пришлось пройти. У меня есть младший брат. Лет пят-
надцать назад он ввязался в нечто подобное. Это бы-
ло ошибкой, как и в твоем случае. Как выяснилось,
он занимался контрабандой оружия в ирландскую ар-
мию. Я сказал ему тогда: «Микки, что ты делаешь.
Ты же не ирландец, ты американец». Но было уже
поздно. Его разыскивало и американское, и британ-
ское правительство. И если бы “приятели” нашли его,
они бы просто выбросили его в реку. Им пришлось
бы. Иначе, что они могли сделать? Позволить ему все
рассказать?
Пара агентов в комнате наблюдения рассмеялись.
Люк посмотрел на них.
– Ну да, младшие братья, – сказал один из
них. – Один – маньяк, второй – поджигатель, третий
– террорист. Хотите знать правду? У него три сестры
и все они старше его.
Из комнаты для допросов раздался голос Али
Нассара:
– Думаю, я не в лучшем положении.
Коп кивнул:
– Я бы сказал в худшем. Но я могу помочь тебе,
просто скажи, что происходит на самом деле.
Казалось, Нассар решился. Он покачал головой:
– ”Ред Бокс” не является агентством. Это програм-
ма, даже операция. Да, операция “Ред Бокс”. Я не
знал ее предназначения. Я только знал, что они хо-
тят от меня, чтобы я купил несколько дронов в Китае.
Я должен был передать деньги нескольким джихади-
стам, тем, которые собирались убить себя во имя Гос-
пода. Я перевел средства с оффшорного счета, кото-
рый они сами создали для меня. Это не был мой счет.
Я не нанимал этих людей. Еще два дня назад я даже
не знал, что они собираются делать.
– Ты все говоришь “они, они, они”, – ответил детек-
тив. – Добавь немного конкретики. Кто они?
Али Нассар вздохнул:
– Центральное разведывательное управление. Это
они наняли меня. Человек, который со мной связался,
из вашего ЦРУ.
По комнате прошелся практически беззвучный
вздох. Люк ощутил резкий толчок в бок. Ощущение,
будто в него вонзились шипы. Он оглянулся на людей,
стоящих в комнате. Все, полицейские, агенты Нацио-
нальной безопасности, все были озадачены. Послы-
шался шепот. ЦРУ наняли Нассара для нападения на
Белый дом? ЦРУ?
Весь мир перевернулся с ног на голову. Звучало
правдоподобно. Люк мог утверждать, что кто-то из
правительства лгал, а вот Нассар говорил правду. Ли-
бо кто-то из ЦРУ нанял его, либо он искренне в это
верил.
Люк раздумывал могло ли это быть правдой. Если
так, то ему придется по-новому посмотреть на всех.
Кому он мог бы доверять?
– Это было год назад, – сказал Нассар. – Он при-
шел ко мне в номер, когда я был в Лондоне. Снача-
ла он называл это операцией “Ред Бокс”. Затем, спу-
стя где-то месяц, он пришел ко мне и сказал, что это
было ошибкой, это вовсе не операция “Ред Бокс”. Мы
никогда больше не должны были говорить о ней, да-
же произносить эти слова вслух. Но я все запомнил. Я
уверен в названии, но не знаю, что оно означает. Так
что, если вы хотите что-то узнать об операции “Ред
Бокс”, спрашивайте не меня. Спросите лучше началь-
ника ЦРУ.
– Куда его потом переведут? – спросил Люк.
Один из агентов службы Национальной безопасно-
сти поднял руку:
– Как только Управление закончит с ним, мы забе-
рем его.
Люк кивнул:
– Хорошо, не отпускайте его.
Он направился к двери.
– Куда ты идешь? – спросил один из агентов.
Люк даже не повернулся:
– Я возвращаюсь в Вашингтон. Мне нужно кое с кем
поговорить.
Глава 34
20:33
Вашингтон
Человек, с которым он договорился о встрече, не
приедет до ночи.
Люк ждал в одиночестве на лесной опушке возле
реки Потомак. Солнце только что село и наступила
темнота. Густой холодный туман опустился на воду.
Он был повсюду. Люк мог остаться здесь совсем один.
Он мог умереть, исчезнуть, остаться единственным
выжившим на Земле. Его просто не было видно. При-
ятное ощущение.
Он примчался сюда, в Вашингтон, чтобы продол-
жить ждать. Он был сильно истощен, ведь столько
всего поставлено на карту. Ожидание нервировало
его. Этот человек всегда заставлял ждать и Люк пони-
мал, что это никогда не изменится.
Десять минут назад Люк говорил по телефону с
Эдом Ньюсэмом. Тот был в больнице. Джейкобу и
Рэйчел удалось посадить вертолет на пустом бейс-
больном поле Малой Лиги. У Эда было сломано бед-
ро и множество пулевых ранений, но он должен был
пойти на поправку. Чтобы убить такого человека, как
Ньюсэм, нужно нечто большее, чем пулемет. Тем не
менее, его на какое-то время вывели из строя и Люка
это беспокоило. Предстояло еще много чего сделать.
– Какой тихий денек, – раздался чей-то голос.
Люк поднял глаза. Рядом стоял высокий пожилой
мужчина в длинном кожаном пальто с маленькой се-
ро-коричневой собачкой. Его волосы были настолько
белыми, что, казалось, светились в темноте. Он стоял
неподалеку и подошел чуть ближе к Люку, присев на
дальний конец скамьи. Он опустился медленно и яв-
но с трудом. Затем он погладил собачку. В его тонкой
руке, словно по волшебству, появилось печенье, кото-
рое он отдал питомцу. Человек улыбнулся собствен-
ной ловкости.
– Хорошая собака, – сказал Люк. – Что это за поро-
да?
– Бродяга, – ответил мужчина. – Думаю, он наполо-
вину крыса. Я взял его из приюта. Бедняге оставалось
двадцать четыре часа до усыпления. Как я мог пойти в
питомник, когда на свете столько брошенных бездом-
ных животных? Думаю, это было бы бессовестно.
– Как я могу обращаться к Вам? – поинтересовался
Люк.
– Просто Пол, – ответил мужчина.
Это было смешно. Пол, Уэс, Стив, такие люди все-
гда имели невзрачные имена. Когда Люк был моло-
же, популярными были Генри и Хэнк. Это люди без
имен, без гражданства. Что можно сказать о челове-
ке, который был шпионом во время Холодной войны
и продавал государственные тайны Советской армии,
а затем, наоборот, начал продавать информацию о
Советской армии Англии и Израилю? И это лишь то,
что такой маленький человечек, как Люк, знал. Вокруг
происходило намного больше.
Единственное, что можно было о нем сказать, что
он счастливчик, так как до сих пор жив. Невероятным
было то, что он выбрал Вашингтон для проживания,
то есть прямо под носом тех, кто с радостью убил бы
его, положив этому конец навсегда. Возможно, преда-
тельство имело какой-то срок годности. Спустя время,
всем уже было наплевать. А может те, кого это забо-
тило, сами уже были мертвы.
Люк кивнул:
– Ок, Пол. Спасибо, что пришли. Я хотел рассказать
вам о человеке, которого встретил сегодня в Нью-
Йорке.
Мужчина рассмеялся:
– О, Боже. Да я все уже слышал. Знаю, что ты при-
шел к нему без приглашения. Точнее с неба упал.
Люк уставился в туман, он был густой, словно суп.
– Он рассказал кое-какие вещи, которые мне не со-
всем понятны.
– Быть умным не значит быть сообразитель-
ным, – произнес Пол. – Некоторые люди очень умны
от природы, но медленно соображают.
– Возможно, я понимаю, что он сказал, но просто не
могу поверить в это.
– О чем идет речь?
– Об операции “Ред Бокс”, – ответил Люк. – Так он
назвал ее.
Пол промолчал, уставившись перед собой. Еще ми-
нуту назад он ласково гладил собаку, сейчас его руки
замерли.
Люк продолжал:
– Он сказал поговорить с начальником ЦРУ. Я с ним
не знаком и вряд ли буду, но у меня есть связь с Вами.
Мужчина открыл рот в попытке что-то сказать и сно-
ва закрыл.
– Расскажите, – попросил Люк.
Пол впервые посмотрел прямо на Люка. Его лицо
было морщинистым, а бледно-голубые глаза сильно
посажены. В них до сих пор хранилось множество не
раскрытых секретов. Взгляд был безжалостен.
– Давненько я не слышал об этом, – ответил он. – Я
бы не советовал тебе произносить это название вслух
когда-либо еще. Никогда не знаешь, кто может услы-
шать, даже в подобных местах.
– Хорошо.
– Я полагаю, что ты задал ему какой-то вопрос пе-
ред тем, как он сказал это. Что ты спросил? – поинте-
ресовался Пол.
– Я спросил его на кого он работал, – ответил Люк.
Старик тяжело вздохнул. Звук был настолько про-
должительным, будто спускала шина автомобиля. Он
резко встал и пошел. В его движении уже не было той
старческой хрупкости, которая присутствовала всего
несколько секунд назад.
– Ты интересный собеседник, – сказал он. – Воз-
можно, мы еще встретимся.
В руке Люка, словно по волшебству, появился пи-
столет. Это произошло даже быстрее, чем трюк его
собеседника с печеньем для собаки. Оружие было с
восьмидюймовым глушителем, прикрепленным к ос-
нованию, который был длиннее самого пистолета.
Люк взял мужчину на прицел.
– Ты знаешь этот глушитель? – улыбнулся он. – Он
называется “иллюзией”. Это новинка, возможно, ты не
в курсе, так как был какое-то время не у дел. Он очень
хорошо себя показал. В этой туманной ночи выстрел
покажется простым чихом. Не громким, очень тихим,
будто кто-то чихнул в театре на балете. Группа особо-
го реагирования получает лучшие игрушки из лучших.
Легкая улыбка промелькнула на лице Пола:
– Мне всегда нравились наши встречи.
– Расскажи мне, – снова потребовал Люк.
Человек пожал плечами:
– Тебе стоит пойти домой к любимой жене и пре-
лестному маленькому сыночку. Эта проблема тебя не
касается. Даже с учетом того, что ты как-то узнал об
этом, ты ничего не сможешь сделать.
– Что такое операция “Ред Бокс”?
Старик, казалось, вздрогнул от одного лишь назва-
ния.
Люк подождал несколько секунд, но, кажется, муж-
чина не собирался говорить:
– Назови мне хоть одну причину, почему я не дол-
жен нажимать на курок?
– Убей меня и потеряешь источник информации в
будущем, – медленно произнес Пол.
Люк начинал злиться:
– А больше и не надо. Если этот случай не будет ре-
шен, то у нас нет будущего. Что такое операция “Ред
Бокс”?
Пол покачал головой:
– Ты слишком далеко полез. Ты стал представлять
опасность для себя и окружающих тебя людей, а ху-
же всего то, что ты даже не понимаешь этого. Я не бу-
ду произносить названий, но поясню. Операция, кото-
рой ты интересуешься, предназначена для того, что-
бы быстрее убрать президента. Смысл заключается
в том, чтобы отстранить главу государства от власти,
когда нет времени ждать истечения срока.
– Сегодня утром по радио передали, что президен-
ту угрожали импичментом, – сказал Люк.
Это прозвучало странно. Отстранение президента
и нападение на Белый дом…что-то не сходилось. Люк
слишком устал, сложно было объединить эти два слу-
чая.
– Еще быстрее, чем импичмент, – ответил Пол. – И
наверняка. Подумай об изменениях, вспомни 1963
год. Эта операция необходима, когда лояльность пре-
зидента больше не вызывает сомнений, когда собы-
тия слишком тяжелы для понимания обычных людей,
когда время уже требует принятия решений.
– Кто это решает? – спросил Люк.
Пол пожал плечами и снова улыбнулся:
– Те, кто ответственны за это.
Люк уставился на него.
– Еще скажи, что ты не понимаешь, о ком идет речь,
и я серьезно задумаюсь о связях твоей матери с мо-
лочником, – ответил Пол.
Старик смотрел на Люка немного дикими глазами.
Он выглядел словно зазывала на карнавале или ка-
кой-то приезжий аферист. Он улыбался, хотя было аб-
солютно не смешно.
– Ты же видел как взорвался Белый дом сегодня?
Люк кивнул:
– Я был там.
– Конечно же был. Где еще ты мог находиться в
подобной ситуации. Это было похоже на атаку дрона
или что-то иное? Давай вернемся в тот момент. Может
это скорее серия взрывов расставленных по зданию
бомб? Возможно, они были установлены там несколь-
ко дней или даже недель назад.
Мысленно Люк представил атаку еще раз, всю ли-
нию, начиная от западного крыла, далее к колоннаде
и резиденции президента. Мощный взрыв разорвал
резиденцию на мелкие кусочки, которые разлетелись
далеко за ее пределы. Он вновь ощутил ту ударную
волну, которая запросто могла сбить их вертолет.
Но как удалось разместить взрывные устройства
внутри Белого дома?
У всех, кто работал там, имелся специальный до-
пуск, начиная с горничных и обслуживающего персо-
нала, включая посудомойщиц и даже тех, кто чистил
лук, и заканчивая пресс-секретарем и начальником
штаба. Проверяли абсолютно всех. Если бомбы уста-
новили заранее, это означало, что…
Это был кто-то из своих. Нужно было не только по-
пасть в здание, пройти через серьезную охрану, но
и обойти Службу безопасности. Требовалось нанять
группу экспертов, которые разбираются во взрывча-
тых механизмах, подчистить их прошлое, дать им но-
вые удостоверения и предоставить работу в Белом
доме, причем такую, где за ними никто бы присталь-
но не наблюдал, то есть дать такие рабочие места,
которые обеспечивали им свободу действий, возмож-
ность передвижения по территории, когда никого не
было вокруг, желательно ночью.
В голове Люка кусочки головоломки начали скла-
дываться в единую картину. Целый день он был за-
циклен на террористической группировке. Они были
плохо подготовлены, но достаточно умны и жестоки.
Они скрывались, они бежали от него, используя свою
малочисленность, как главное оружие против своего
противника. Возможно, они даже верили в то, что де-
лали. Они могли организовать кражу радиоактивных
материалов. Они могли управлять дроном и даже взо-
рвать часть Белого дома. Но все это – лишь малая
часть задуманного. Их использовали, как пешки, в го-
раздо более серьезном деле.
То, что Али Нассар рассказал, было правдой. В
этом было замешано американское правительство.
Неприятное чувство тепла прошлось по спине от
самой макушки до кончиков пальцев. Люк посмотрел
на свои руки, ожидая, что они могут вспыхнуть. Прока-
тилась волна тошноты. Он даже подумал, что его сей-
час может вырвать. Не хотелось бы делать это здесь,
при Поле.
– Как я могу остановить это? – спросил Люк.
Пол покачал головой:
– Дружочек, ты никак не остановишь операцию “Ред
Бокс”. Уйди с дороги, это не твоя схватка, Люк. Ты
лишь потерпишь неудачу, если попытаешься сделать
это сам. Причем, сначала тебе покажется это захва-
тывающим, но, в конце концов, ты будешь жалок.
– Тогда предоставь мне достаточно информации,
чтобы я смог остановить это.
Пол хмыкнул, а затем рассмеялся:
– Ну, ты и дурак. У тебя отсутствует инстинкт само-
сохранения. Ты, как один из пилотов-камикадзе вре-
мен Второй мировой войны, летящий в самолете, на-
чиненном бомбами, в сторону авианосца. Разница
лишь в том, что твой самолет игрушечный.
Старик замолчал, понимая, что Люк не собирается
отступать.
– Ладно, ты ищешь способ умереть? Тогда свяжись
с человеком по имени Дэвид Деллиджер, Министром
обороны, если ты не в курсе. Он был соседом пре-
зидента во время обучения в Йельском университе-
те. Не факт, что он учавствует в заговоре, но, поверь,
он очень и очень близок к нему, возможно, даже сам
не подозревает об этом. Он поймет все, когда уже бу-
дет поздно. А может у него также отсутствует инстинкт
самосохранения. В таком случае, вы станете замеча-
тельной парой.
– А что насчет президента? – спросил Люк.
Пол пожал плечами:
– А что с ним?
– Он же сейчас в безопасности, находясь на деся-
том подземном уровне? – продолжал давить Люк.
Пол улыбнулся:
– Мне пора идти. Уже довольно поздно для старика,
а эти парки могут быть довольно опасны по ночам.
– Президент в безопасности? – настаивал Люк,
неистово хватая его за руку, в ожидании подтвержде-
ния.
Пол медленно покачал головой и убрал руку Люка.
Прежде, чем уйти обратно в туман, он хрипло ответил:
– Ты не понял. Если это действительно операция
“Ред Бокс”, то президент уже мертв.
Глава 35
20:53
Гора Везер, Центр управления в чрезвычайных
ситуациях – Блюмонт, Виргиния
Молодой человек с серьезным выражением лица
просунул голову в двери зала:
– Господин президент, мы собираемся подключать-
ся через семь минут и хотели бы видеть Вас на пару
минут раньше.
Томас Хайес сидел в кожаном парикмахерском
кресле, которое предназначалось для его гардероб-
ной. Комната формой напоминала овал. Стены бы-
ли голыми, не считая висящего перед ним зеркала и
длинного туалетного столика. В отражении он видел
своего начальника штаба, Дэвида Хальстрама, кото-
рый пытался хоть немного расслабиться на диване.
Казалось, у Дэвида сущестует два состояния – ра-
ботать и работать быстрее. Он не мог отдыхать даже в
спокойной обстановке. Сегодня же происходило все,
что угодно, кроме спокойствия. Он то и дело постуки-
вал одной ногой по цементному полу.
Президент держал в руках финальный вариант сво-
ей речи, написанной на бумаге. Президент Хайес был
довольно старомоден, он так и не смог до конца при-
выкнуть к цифровым технологиям. У Дэвида была та
же речь, но только на iPad.
Две молодые девушки заканчивали последние
штрижки с внешностью Хайеса. Одна из них разгла-
живала грим так, чтобы его не было заметно. Вторая
уложила волосы аккуратно и презентабельно, но, в то
же время, с легким беспорядком. Все-таки его сегодня
чуть не убили. Он должен казаться слегка растрепан-
ным.
– Что это означает? – спросил он вошедшего пар-
ня. – Какие-то проблемы с математикой?
– Это означает, что у Вас осталось пять минут, сэр.
– Хорошо, мы скоро будем.
Когда парень ушел, Томас снова посмотрел на Дэ-
вида через зеркало:
– Как думаешь, что они хотят сказать фразой “нас
ждет величие”? Это повторяется трижды. Звучит, как
реклама для открытия расчетного счета без комиссии.
Что я должен делать с этим?
Хайес нервничал, впрочем, как и должно было
быть. Через пару минут он будет выступать с обра-
щением к американскому народу в прямом эфире по
поводу сложившейся ситуации. Он мог только пред-
положить, сколько человек будут смотреть трансля-
цию – практически каждый взрослый американец и
сотни миллионов за рубежом. Каждый канал и прак-
тически все радио-станции будут крутить эту запись.
Даже YouTube настроил онлайн трансляцию.
Это была самая продолжительная речь, в которой
спичрайтер объединил все события этого дня и ве-
чера. Если бы голова Хайеса не была забита кучей
проблем, он, скорее всего, уволил бы его еще пару
недель назад.
– Томас, – ответил Дэвид. – Вы лучший оратор из
всех, кого я когда-либо слышал. Конечно же, я не ра-
ботал на Джона Кеннеди или Мартина Лютера Кинга,
но это не имеет значения. Никто сейчас не приблизит-
ся к Вам и на милю. Вас сегодня пытались убить. Эти
люди уничтожили Белый дом и почти два десятка че-
ловек. Американский народ хочет знать о Вашей реак-
ции. Поговорите с ними, поговорите от своего сердца.
Направьте их, управляйте ими. При желании, Вы мо-
жете использовать эту речь, как черновик, или убрать
ее и говорить сам. Я видел, как Вы импровизируете и
доводите своими словами людей до слез.
Хайес кивнул. Ему нравилась идея говорить свои-
ми словами. Ему нравилось то, что нужно взять на се-
бя руководство страной. И когда он подумал об этом,
то понял, чего ему так не хватало все это время. Чув-
ство страха, трепета, то чувство, когда тебя разрыва-
ют на кусочки, словно тряпку, все это ушло. Нападе-
ние на Белый дом вернуло его, он почувствовал уве-
ренность в себе, уверенность в том, что он снова мо-
жет управлять страной. Его больше не заботило мне-
ние Палаты представителей и, тем более, Билла Рай-
ана. Томас Хайес был избран народом Соединенных
Штатов Америки для руководства страной и это имен-
но то, чем он собирался заняться.
– Как думаешь, Сьюзен появится?
Дэвид кивнул:
– Уверен в этом. Я разговаривал с ней после сове-
щания, она очень недовольна Вашим поведением, но
сейчас не это главное. Позже мы все уладим, а пока
она будет делать свою работу. После окончания речи
Вы будете приветствовать и разговаривать с самыми
влиятельными людьми Америки, каждый из которых
предстанет перед камерой для демонстрации един-
ства народа. Она будет на переднем плане.
– Спасибо, Дэвид. Я чувствую, что был не прав се-
годня и хочу исправиться.
Дэвид кивнул:
– Вы это сделаете.
Настало время выходить. Хайес поднялся со сту-
ла, натянул пиджак и вышел из комнаты. Дэвид шел
на полметра позади него. Томас вошел в подземную
телестудию, где на высоте одного фута был установ-
лен специальный подиум с символикой президента,
устланный синим ковром. Вокруг было много камер и
света.
Хайес чувствовал себя в своей тарелке – энергично
и могущественно. Он ощутил приятный всплеск адре-
налина, к которому привык еще в те времена, когда
был капитаном национальной команды по гребле.
Томас подавил желание работать на сцену, словно
ведущий ток-шоу.
Зазвонил телефон Дэвида. Хайес оглянулся на на-
чальника штаба. Тот посмотрел на определитель но-
мера и поднял глаза:
– Это Люк Стоун.
Президент пожал плечами:
– Ответь ему, у нас еще есть несколько минут. В
любом случае, я справлюсь. Я делал это уже миллион
раз.
Он подошел к трибуне и посмотрел на яркие огни.

Люк стоял у кромки воды. Он сделал ровно пять ша-


гов от скамейки, где оставался сидеть, когда собесед-
ник его покинул. Туман был настолько плотным, что он
едва мог видеть окружающие его предметы. Повезло,
что вызов прошел.
Гудки все шли, никто не отвечал.
– Хальстрам, – ответил голос в трубке.
– Дэвид, мне нужно поговорить с президентом Хай-
есом.
– Люк, извини. Вы с партнером сегодня просто мо-
лодцы, но президент собирается выступать в прямом
эфире через две минуты. Ты можешь передать мне
сообщение и, как только встреча окончится, я сразу
же передам ему все. Где-то через час. Советую до-
браться до телевизора и посмотреть трансляцию. Я
ожидаю, что он просто взорвет публику. Они попали в
нас, но мы не вышли из игры, во всяком случае нена-
долго.
– Дэвид, у нас большие наприятности.
– Я в курсе. Я был там сегодня, помнишь? Мы ра-
ботаем и найдем выход из ситуации. И поверь, ты за-
нимаешь в этом плане немалое место.
Люк не знал, как общаться с такими людьми, как
Дэвид Хальстрам, особенно по телефону. Дэвид, как
правило, говорил очень быстро, затем делал неболь-
шую паузу для передышки, и продолжал. Он был ак-
тивным, даже чересчур, и, возможно, очень умным.
Он, конечно же, был убежден в своих способностях и
считал, что люди должны слушать его и делать так,
как он говорит. Очень сложно было добиться, чтобы
он говорил медленнее.
Если бы Люк был там лично, он бы приставил ду-
ло пистолета ко лбу Дэвида и оттянул его за воло-
сы. Или, будь он отдохнувшим, просто использовал
бы прием каратэ против него. Все, что угодно, лишь
бы привлечь его внимание. Но что можно сделать по
телефону? Это было сложно.
Он говорил медленно, словно слабоумный:
– Дэвид, ты должен выслушать меня. Жизнь прези-
дента в опасности.
– Именно поэтому мы сейчас здесь, под землей.
– Дэвид…
– Люк, слушай, мне пора отключаться. Если ты
не собираешься оставлять сообщение, то перезвони
мне через…давай через полтора часа, хорошо? Если
не дозвонишься, попробуй еще раз через полчаса.
– Вам нужно выбираться оттуда.
– Ок, Люк, мы обязательно поговорим об этом. Он
уже подключается, мне пора.
Связь прервалась. Люк смотрел на телефон, бо-
рясь с желанием бросить его в реку. Вместо этого, он
пошел к машине, затем побежал.
Неужели он действительно собирался ехать на го-
ру Везер прямо сейчас, учитывая, что не спал сорок
часов?
Да.
Глава 36
Она хотела бы находиться где угодно, только не
здесь.
Сьюзен стояла перед огромными воротами горы
Везер, прикладывая телефон к уху и держа сигарету
в другой руке.
Курение было одной из тех ее привычек, о кото-
рой американский народ не должен был знать. Сью-
зен Хопкинс курила еще с тех пор, как была супермо-
делью. Она не могла победить эту привычку, особен-
но в периоды стресса, а это, пожалуй, был один из са-
мых напряженных дней в ее жизни. Никто и никогда
до этого не пытался ее убить.
Она была в легком красном платье, которое, воз-
можно, не совсем соответствовало случаю и смотре-
лось чуть сексуальнее, чем требовалось. Они приоб-
рели его в магазине “Нордстром” в торговом центре
возле Пентагона, наняв швею, чтобы подшить его по
размеру. Это была идея Дэвида Хальстрама, чтобы
максимально привлечь внимание людей, смотрящих
эфир. В результате, никто не упустил бы тот факт, что
на выступлении Томаса, которое состоялось глубоко
под землей, присутствовала Сьюзен Хопкинс, поддер-
живающая каждое его слово. Идея была хороша. Вот
только ночь была прохладной и горный воздух прони-
зывал до костей сквозь тонкий материал платья.
Она вздрогнула. Три огромных агента Секретной
службы стояли возле нее. Сьюзен надеялась, что они
не станут предлагать ей свои куртки. Ее тошнило от
подобного рыцарства.
На другом конце провода был Пьер.
– Милая, – произнес он. – Мне правда хотелось бы,
чтобы ты уехала оттуда. Я нервничаю. Я могу отпра-
вить за тобой самолет в любой ближайший открытый
аэропорт и через час ты уже будешь на борту. Я удво-
ил охрану и включил напряжение над забором. Чтобы
перейти его теперь потребуется небольшая армия. Ты
просто можешь объяснить всем, что тебе необходимо
взять пару недель, чтобы отойти от этого. Отдохнешь
в бассейне, сходишь на массаж.
Сьюзен улыбнулась, представив, как Пьер скрыва-
ется в своем тридцатикомнатном особняке за забо-
ром с колючей проволокой. Кого он собирался оста-
новить этим, кучку проказников? Этот забор, ворота
и восемь (вместо четверых) детективов, ушедших на
пенсию, даже не смогли бы на время приостановить
тех, кто пытался убить ее. О, Боже.
– Пьер…
Он продолжил:
– Просто дай мне договорить.
Она думала о том, как у них все начиналось. В
то время она уже работала с такими брэндами, как
Vogue, Cosmo, Mademoiselle, Victoria’s Secret, и да-
же рекламировала продукцию для взрослых от Sports
Illustrated. Но ее карьера подходила к концу. Она чув-
ствовала это, да и ее агент так считал. Количество
предложений уменьшалось, ей было уже двадцать
четыре года.
Тогда она встретила Пьера. Ему было двадцать де-
вять и его старт-ап мгновенно превратил его в милли-
ардера. Его семья была из Франции, но он вырос в
Сан-Франциско. Красивый, худой, с большими карими
глазами, он выглядел словно молодой олень в свете
фар. Темные волосы постоянно падали ему на лицо.
Он прятался за ними, это было очень мило.
Она заработала много денег за свою карьеру,
несколько миллионов долларов. Финансово Сьюзен
была очень, очень обеспечена. Но, внезапно, деньги
потеряли смысл. Они путешествовали вместе по ми-
ру – Париж, Мадрид, Гонконг, Лондон… Всегда оста-
навливались в пятизвездочных отелях в самых доро-
гих номерах. Прекрасные виды стали обычным делом
для нее даже больше, чем ранее. Они катались на лы-
жах в Альпах, затем в Аспене, загорали на греческих
островах, на Бали и в Барбадосе. Они поженились и
она родила ему двух прекрасных девочек-близнецов.
Годы проходили и они медленно начали отдаляться
друг от друга.
Сьюзен заскучала. Она пыталась найти себя и
ушла в политику. В результате, она стала сенатором
США от Калифорнии. Это была сумасшедшая идея и
она удивила всех, включая саму себя, победив на вы-
борах. После этого она стала проводить все больше
времени в Вашингтоне, иногда с девочками, иногда
без. Пьер занимался своим бизнесом и все больше
увеличивал благотворительные взносы в страны тре-
тьего мира. Бывало, они не виделись месяцами.
Лет семь назад Пьер позвонил ей поздно ночью и
признался в том, о чем она уже догадывалась. Он был
геем и у него были отношения.
Но они так и остались в браке. В основном, это ре-
шение было принято из-за девочек, но также были
и другие причины. Как минимум, они были лучшими
друзьями. А кроме этого, остальной мир все еще счи-
тал их парой. В СМИ они всегда появлялись вместе и
это было удобно.
Она вздохнула. Это был еще один секрет, о котором
не стоило знать американцам.
Сьюзен посмотрела на часы, было уже практически
девять.
– Пьер, – повторила она.
– Что? – ответил он наконец.
– Я тебя очень люблю.
– И я тебя люблю.
– Хорошо. Я слышала тебя и я уеду отсюда так ско-
ро, как только смогу. Но сейчас я должна присоеди-
ниться к речи президента.
– Президент – тупица.
Она кивнула:
– Я знаю, но это наш тупица и мы должны поддер-
жать его, ясно?
– Хорошо.
Она положила трубку и стряхнула оставшийся пе-
пел с сигареты, взглянув на трех неуклюжих гигантов,
окружавших ее со всех сторон.
– Идем, ребята, – сказала она.
Уже через минуту они стояли в лифте, который
опускался в недра земли.

– Сорок секунд, господин президент. Когда Вы уви-


дете зеленый свет, это будет означать, что Вы в эфи-
ре, – раздался голос из диспетчерской.
– Я также буду подсвечиваться зеленым? – спросил
президент.
– Вас снимают с пяти углов, сэр, но да, зеленый
свет будет виден. Тридцать секунд.
Дэвид Хальстрам встал в задней части телестудии
так, чтобы видеть площадку целиком. Президент вы-
прямился, взойдя на подиум с абсолютно спокойным
лицом, и стал ожидать, когда включится зеленый свет.
Перед ним в креслах сидели одни из самых важных и
влиятельных людей США.
Большую часть аудитории составляли конгрессме-
ны и сенаторы, которые сидели по обе стороны от до-
рожки, ведущей к подиуму. В основном это были ли-
бералы, как и сам президент, но также встречались
и другие оппозиции. Здесь также присутствовали Гос-
секретарь, Министр финансов и Министр образова-
ния. Директора НАСА, Национального фонда содей-
ствия науке и развитию и Службы национальных пар-
ков сидели в окружении своих топ-сотрудников.
Сердце Хальстрама бешено колотилось. Просто
сказать, что он был взволнован, означало недооце-
нить его состояние. Он чувствовал себя так, будто на-
ходился в ракете, которая как раз выходила из состо-
яния гравитации. Это был один из тех моментов, ради
которых он вообще жил.
Он был рожден для этого. Он никогда не употреб-
лял спиртные напитки и, тем более, наркотики. Он
редко нуждался в кофеине. Он работал по восемна-
дцать часов в день, даже не зевая, затем падал спать
на четыре-пять часов, вставал и все повторялось за-
ново. Что могло дать ему кофе, если Дэвид жил так
большую часть своей жизни.
Президент Томас Хайес собирался выступить с од-
ной из своих самых важных речей в истории Амери-
ки и он, Дэвид Хальстрам, начальник штаба, его до-
веренное лицо, его советник стоял всего в тридцати
футах.
– Двадцать секунд, господин президент.
Что-то мелькнуло в голове Дэвида. Люк Стоун. Они
проверили его днем, естественно, они были обязаны
сделать это. Он спас жизнь президента, но…все рав-
но стоило знать, с кем они имеют дело. В его личном
деле было много чего интересного. Красные закладки
мелькали тут и там. Боевое ранение, применение си-
лы в сомнительной ситуации, злоупотребление долж-
ностным положением, подделывание документов. Су-
дя по всему, сегодня он попал в западное крыло с
фальшивым допуском. Как ему это удалось? Чтобы
случилось, если бы ему не удалось проникнуть туда?
– Десять секунд. Удачи, сэр.
Теперь он хотел, чтобы они срочно покинули базу.
Ладно, Дэвид поговорит с ним об этом. Возможно, с
утра они…хотя, что с утра? Поедут в кемпинг Дэвида?
Хайес посмотрел прямо в камеру, стоя на подиуме.
– Мы в эфире через четыре… – снова раздался го-
лос.
– Три…
Хайес улыбнулся. Хоть это и выглядело фальшиво,
не искренне, но, в конце концов, лучше, чем ничего.
– Два…
На лице президента появилась решительность.
– Один…
– Добрый вечер, мои дорогие граждане, – начал
президент с широкой, уверенной улыбкой. – Я здесь,
чтобы рассказать вам…
БУМ!
Резкая вспышка света. На долю секунды Дэвид ре-
шил, что это был тот самый зеленый свет, которого
ждал президент. Но это было не так. Белый, ослепля-
ющий свет появился откуда-то позади президента и
целиком поглотил его.
Дэвида снесло силой ударной волны. Он пролетел
небольшое расстояние, врезался в стену в десяти фу-
тах от того места, где стоял и упал на землю. Вокруг
потемнело, он ничего не видел. Земля под ними дро-
жала.
Внезапно, раздалась еще одна вспышка, на этот
раз более сильная. Все тряслось, здание пришло в
движение. Потолок над ними прогнулся. Дэвид услы-
шал это, а затем ощутил, когда большой кусок кирпич-
ной кладки приземлился на его поясницу и ноги. Бы-
ло безумно больно, затем он перестал что-либо чув-
ствовать.
Дэвид был сообразительным. Он сразу осознал,
что его ноги, скорее всего, были раздроблены, а тело
парализовало ниже пояса. Он также подозревал, хотя
не мог чувстовать этого, что истекает кровью.
В темноте вокруг кричали люди.
«Я на десять уровней ниже поверхности Земли.
Никто не спасет меня», – подумал он.
Он промотал назад события в голове. Первая осле-
пительная вспышка света. Сейчас он представлял ее
четче. Свет не поглотил президента, он уничтожил
его.
Президент и, скорее всего, все, кто были с ним,
мертвы.
Глава 37
21:02
Вашингтон
«А теперь, – произнес тихий голос. – Президент Со-
единенных Штатов Америки».
Люк только въезжал на шоссе, когда президент со-
бирался начать свою речь. Он надеялся, что если тот
будет говорить хотя бы час, то к концу эфира он уже
приедет к горе Везер.
Люк услышал голос президента и вдруг радио за-
молчало.
Раздался женский голос: «Ой, кажется, у нас техни-
ческие неполадки. Мы потеряли связь с центром ЧС
на горе Везер, где находится президент. Мы стараем-
ся устранить проблему, а пока несколько слов от на-
ших спонсоров».
Люк переключился на другую станцию, но история
повторилась. Он попробовал следующую, там играл
рок.
Наконец, раздался мужской голос: «Дамы и гос-
пода, мы только что получили информацию, что в
правительственном объекте на горе Везер прогремел
взрыв. К сожалению, у нас нет никакой точной инфор-
мации. Связь с бункером потеряна, но корреспонден-
ты уже выехали на место. Просим учесть, что это не
означает…»
Люк выключил радио. Какое-то время он ничего не
ощущал, потеряв дар речи. Он вспомнил то давнее
утро на холме в Афганистане. Было очень холодно.
Солнце взошло, но не грело. Почва была твердой. По-
всюду валялись трупы. То тут, то там были разброса-
ны тела худющих, бородатых мужчин с широко рас-
крытыми глазами.
Люк вспомнил тот момент, когда ночью он сорвал с
себя рубашку. Его грудь была пропитана кровью уби-
тых. Он нападал на боевиков с ножом, кромсал их на
мелкие кусочки. И чем больше он убивал, тем больше
их приходило.
Рядом в траншее лежал на спине Мартинес. Он ры-
дал от того, что не мог шевелить ногами. С него хва-
тит, он хотел покинуть поле боя. «Стоун, – жалобно
умолял он. – Эй, Стоун! Убей меня, дружище. Просто
убей меня. Стоун! Послушай меня, друг!». Мерфи си-
дел на выступе скалы, глядя куда-то вдаль. Он даже
не пытался укрыться.
Стоун даже не представлял, что он мог сделать,
появись там больше врагов. Ни один из этих парней
не имел достаточно сил для борьбы, а единствен-
ное оружие, которое было у Стоуна в тот момент, это
штык.
Он видел, как линия черных насекомых появилась
далеко в небе. Он знал, что вертолеты через мгно-
вение настигнут его. Люк осознал, что все еще жив.
Нельзя сказать, что он чувствовал себя хорошо или
плохо по этому поводу. Он просто ничего не чувство-
вал.
Как и сейчас.
Промчавшаяся слева от него на запад карета ско-
рой помощи на скорости, как минимум, сто миль в час,
со включенными сиренами и мигалками, вернула Лю-
ка в настоящее. Он выехал с шоссе на следующем
съезде и спустился на небольшую стоянку, сбросив
скорость, чтобы остановиться там.
Стоун припарковал машину и выключил фары. Он
подумал, что если закричит, то, возможно, почувству-
ет хоть что-то. Он заорал во весь голос. Крик был до-
вольно громким и продолжительным.
Не помогло.
Глава 38
21:35.
Округ Фэрфакс, Виргиния – пригород Вашингто-
на
Виски со льдом.
Было что-то изысканное в том, как холодный напи-
ток во рту превращался в огненную жидкость на пути
к желудку.
Люк сидел на диване в собственной гостиной, толь-
ко что вернувшись домой. Он посмотрел на часы и
вспомнил как уходил. Его не было двадцать часов.
Он уежал с целью, полон энергии. Он упорно рабо-
тал, чтобы предотвратить катастрофу, снова и снова
рискуя собственной жизнью. И для чего? Нападение
все-равно произошло.
Люк включил телевизор, поставив его на беззвуч-
ный режим. Он переключал каналы, глядя на изобра-
жения. Гора Везер, на которой он сегодня побывал,
пылала в огне. Обезумевшая Первая леди давала ин-
тервью прямо с курорта на Гавайях. Она не выдер-
жала и разрыдалась прямо перед камерами. Повсю-
ду люди зажигали свечи в память о жертвах. Сотни
тысяч людей в Париже. Сотни тысяч в Лондоне. Пу-
стые улицы Вашингтона и Манхэттена. Беспорядки в
Детройте, Лос-Анджелесе и Филадельфии, где прези-
дент был любимчиком народа. Кто-то постоянно гово-
рил, говорил, говорил. Кто-то искренне и со слезами
на глазах, кто-то злобно и решительно. Кому-то при-
дется заплатить за это, виновного найдут.
Новости изменились. Истребители атаковали цели
на Ближнем Востоке. Атомные подводные лодки пе-
реместились в Северное море. Американский флот
находился в Персидском заливе. Российский пре-
зидент давал пресс-конференцию. Китайское прави-
тельство заседало в Пекине. Иранские муллы. Толпы
мужчин в тюрбанах и сандалиях размахивали АК-47,
целовали своих детей и, благославляя, поднимали
их к небу. Бунт в переулках старого города, солдаты,
слезоточивый газ, бегущие в темноте люди. Какого-то
предателя пытались до смерти закидать камнями.
Все это быстро мелькало на экране, картинка за
картинкой. Президент Америки был убит и мир сошел
с ума. Невозможно было осознать масштабы произо-
шедшего.
Люк наклонился, развязал ботинки и вытянул ноги,
откинувшись на спинку дивана. Менее суток назад он
собирался уйти с работы. Последние полгода были
практически нереальными. Он брал занятия в колле-
дже, играл в баскетбол со студентами, отдыхал дома
с семьей. Возможно, его дни в качестве солдата, шпи-
она и камикадзе действительно прошли.
Он огляделся, здесь было хорошо. Это был пре-
красный современный дом с окнами, тянувшимися от
потолка до пола, будто из какого-то архитектурного
журнала. Стеклянный ящик. В зимний период, когда
шел снег, здание выглядело как огромный снежный
шар, которые часто встречались, когда он был ре-
бенком. Люк представил Рождество – они втроем си-
дят в этой потрясающей гостиной, в углу стоит наря-
женная елка, тихо потрескивает камин, а вокруг идет
снег. Ощущение, словно они сидят снаружи, но они
по-прежнему внутри, в тепеле и уюте.
Боже, как это приятно.
Он никогда не смог бы позволить себе подобное ме-
сто на государственную зарплату. Бекка тоже вряд ли
смогла бы купить этот дом на зарплату научного со-
трудника университета. Даже вмести они не приобре-
ли бы его. Помогли деньги ее семьи. И этот факт го-
ворил сам за себя. Неважно, работал ли он два дня в
неделю или не работал вообще, так сложилось.
В голову закралась неприятная мысль. Если между
двумя великими державами начнется война, ее невоз-
можно будет остановить. Но, даже в этом случае, он
позволил бы этим гигантам бороться между собой. Он
не обязан был учавствовать в этом. Вернуть бы вре-
мя вспять и Люк выкинул бы все из головы. Худшие
зверства могли происходить с чужими людьми, где-то
далеко, совершенно не касаясь его семьи.
Он взял телефон с журнального столика и набрал
номер. Линии уже были свободны, сотовые башни
операторов больше не перегружены, люди оставили
попытки дозвониться.
Она ответила после третьего гудка. Голос был чуть
хриплым ото сна:
– Алло.
– Детка?
– Привет, малыш, – произнесла она.
– Привет, чем занимаешься?
– Я так устала, что решила лечь пораньше. Ганнер
измотал меня за сегодня. В общем, я легла сразу по-
сле разговора с тобой. Как все прошло? Ты смотрел
выступление президента?
Люк тяжело вздохнул. Она легла еще до того, как
начался эфир. Это означало, что она не в курсе со-
бытий и он не смог заставить себя рассказать ей. Не
сейчас.
– Нет. Я слишком устал и решил поехать домой вы-
спаться. Я не стал включать ни телевизор, ни компью-
тер, ничего. Уверен, что завтра мне все расскажут.
– Ты, наконец, начал думать, – ответила она.
Люк улыбнулся:
– Ладно, родная. Спи дальше. Извини, что разбудил
тебя.
Она ответила сонным голосом:
– Я люблю тебя.
Он сел на диван и улыбнулся сам себе. Затем сде-
лал еще один глоток виски. Мысль, что Бекка с Ганне-
ром весь день провели вместе в загородном домике,
и теперь спокойно спят, сделала его счастливым. Люк
собирался выйти на пенсию, идея ему нравилась.
Просто не прямо сейчас.
Он набрал следующий номер.
– Веллингтон, – раздался в трубке надрывистый
женский голос.
– Труди, это Люк.
– Люк, где ты? Все пошло наперекосяк.
– Я дома, а ты где?
– В штаб-квартире, где, черт возьми, я еще могу
быть? Люк, половина Конгресса была на горе Везер.
Президент, его помощники и начальник штаба, ви-
це-президент, Госсекретарь, Министр финансов, Ми-
нистр образования, все они были там. Объект горит
и пожар не могут потушить. В лифты не проникнуть,
аварийные лестницы взорваны, пожарные не могут
добраться туда.
– Есть какая-нибудь связь с ними?
Она издала какой-то звук, больше похожий на смех.
– Начальнику штаба, Дэвиду Хальстраму, удалось
позвонить 911. Есть запись, я недавно прослушивала
ее. Он был напуган и говорил очень быстро. Он ска-
зал, что его ноги переломаны и он боится, что прези-
дент мертв. Он также сказал, что ты звонил ему неза-
долго до ЧП и сказал, чтобы президента срочно эваку-
ировали оттуда. Он жалел, что не послушал тебя, – от-
ветила Труди дрожащим голосом.
Люк ничего не ответил.
– Ты звонил ему? – спросила она.
– Да, звонил.
– Как ты узнал? Откуда ты был в курсе, что это слу-
чится?
– Труди, я не могу ответить на этот вопрос.
– Люк…
Он прервал ее:
– Слушай, мне нужно, чтобы ты кое-что сделала.
Министр обороны, Дэвид Дэллиджер, еще жив?
– Да, он жив. Он находится в комплексе R.
– Мне нужно связаться с ним напрямую. Найди спо-
соб, как сделать это.
– Почему с ним? Не стоит ли поговорить с прези-
дентом?
Люк покачал головой:
– Президента больше нет.
– Пока нет. Но они делигируют полномочия уже че-
рез… десять минут.
– А кому, если не Дэллиджеру? Кто из кандидатов
еще жив?
– Люк, ты не в курсе? Это Билл Райан, спикер Па-
латы.
Люк вспомнил всех представителей и сенаторов,
которых он встретил на горе Везер:
– Райан? Как он выжил?
Труди ответила неуверенно:
– Говорят, это чудо. Он отказался ехать на гору Ве-
зер.
«Райан», – ошарашенно подумал Люк. Ястреб сре-
ди себе подобных. Это означало лишь одно: они втя-
нутся в войну.

22:02, Комплекс R – Саммит Блю Ридж, Пенсиль-


вания
Это был какой-то кошмар, от которого нельзя
проснуться.
Его звали Дэвид Дэллинджер и он был Министром
обороны США. На эту должность его назначил его
давний друг и, по совместительству, сосед по колле-
джу – бывший президент Америки, Томас Хайес.
Для всех это был странный выбор. Дэллиджер был
профессором истории в военно-морской академии и
адвокатом, который большую часть своей карьеры
провел в качестве посредника. Годами ранее, до того,
как он попал на эту должность, он консультировался с
центром Картера, вникая в процесс выборов в демо-
кратических странах с долгой предысторией деспоти-
ческого правления. Эта работа была полной противо-
положностью ведению войны.
Именно поэтому либерал Хайес и выбрал его. Те-
перь Томас уже как час был мертв. Сейчас невозмож-
но было с точностью сказать кто выжил, а кто по-
гиб в обломках бывшего правительственного объек-
та на горе Везер. Вице-президент считалась безвести
пропавшей и предполагалось, что она погибла. По-
жар все еще бушевал на нескольких этажах под зем-
лей. Сотни людей оказались заперты в этой ловуш-
ке, включая многих конгрессменов и некоторых чле-
нов их семей.
Дэллиджер находился в таком же бетонированном
помещении под землей, но более, чем в шестидесяти
милях от катастрофы. Здесь было около тридцати че-
ловек. Синий занавес скрывал уродливые каменные
стены. Двое мужчин и женщина стояли на небольшом
возвышении. Фотографы делали их снимки.
Один из них, невысокий и лысый, был одет в длин-
ную мантию. Это был Верховный судья США, Кларенс
Уоррен. Женщиной в ярко-синем костюме со встав-
ленной красной розой была Карен Райан. В руках она
держала открытую Библию. Высокий красивый муж-
чина в темно-синем костюме и галстуке стоял слева
от нее, подняв правую руку. Он уже в течение мно-
гих лет являлся представителем Северной Каролины
и спикером Палаты.
– Я, Уильям Теодор Райан, – начал он. – Торже-
ственно клянусь, что буду честно выполнять обязан-
ности Президента Соединенных Штатов.
– И делать все, что в моих силах, – подсказал судья
Уоррен.
– И делать все, что в моих силах, – повторил Райан.
– Чтобы поддерживать, охранять и защищать Кон-
ституцию Соединенных Штатов.
Райан повторил слова и с меньшей церемонно-
стью, чем обычно это бывало с новыми членами пра-
вительства, стал президентом США. Дэллиджер нахо-
дился в состоянии шока. Да, его хороший друг мертв.
Томас Хайес был великим человеком и его потеря бы-
ла трагедией не только для него лично, но и для всего
народа Америки.
Но хуже всего, что один из самых серьезных врагов
президента в правительстве только что захватил его
место. Человек, который угрожал главе государства
импичментом сегодня утром, теперь сам стал прези-
дентом.
Это бессмыслица. Как получилось, что и Белый
дом, и гора Везер были уничтожены в один день? По-
чему президент и вице-президент были эвакуированы
в одно и то же место? Их стоило разделить, как только
Секретная служба заметила их вместе.
Дэллиджер смотрел, как Райан и его жена, Ка-
рен, поцеловались. Затем Билл повернулся к каме-
рам и несколько присутствующих рассмеялись. Ми-
нистр даже обернулся, чтобы посмотреть кто это был
и увидел людей, одетых по форме. Это были государ-
ственные “ястребы войны”, члены объединенного ко-
митета начальников штабов: руководитель ЦРУ, кон-
грессмены, имеющие тесные связи с военными под-
рядчиками, лоббисты из оборонной и нефтяной про-
мышленности.
Как их всех сюда занесло? Нет, лучше спросить так
– как он оказался вдруг среди них? Он был здесь чу-
жаком, явно нежелательным. Он был Министром обо-
роны, назначенным человеком, который был готов на
многое, чтобы избежать ненужной войны. Человеком,
который был мертв.
Это был военный бункер, а все присутствующие ве-
ли себя, как дома. Дэвид Дэллиджер, учитывая его во-
енное прошлое, чувствовал бы себя намного лучше
в гражданском бункере, который…который только что
был разрушен.
Странное ощущение окутало Дэллиджера. На
мгновение, лица людей в этой толпе показались ему
искаженными, словно они смотрели в кривое зеркало.
Все улыбались. Самая крупная катастрофа в истории
США произошла всего час назад и эти люди улыба-
лись. Хотя, почему бы и нет? Теперь они были у вла-
сти.
Дэллиджер снова огляделся. Никто не обращал на
него никакого внимания. А зачем? Он был Министром
обороны при мертвом президенте. Это лишь неболь-
шая ирония, часть того режима, который они быстро
свергнут.
На трибуне стоял Райан, уже более серьезный, чем
пару минут назад. Он собрал людей.
– Вряд ли кто-нибудь хотел стать президентом та-
ким же образом, как я. Но я не собираюсь стоять тут и
делать вид, что не хотел бы получить эту должность.
Я хотел и все еще хочу. Я хочу вновь сделать Амери-
ку великой. Томас Хайес во многом был профессио-
налом, но он также был слаб. Он не смог быть твер-
дым в отношении наших врагов и в результате запла-
тил за это самую высокую цену. Подобной политике,
политике слабости будет положен конец.
Толпа ликовала. Кто-то издал громкий свист, про-
звучали продолжительные аплодисменты. Райан под-
нял руки, чтобы угомонить их.
– Сегодня я обращусь с речью к американскому на-
роду и к людям во всем мире. То, что я скажу им, даст
надежду тем, кто пострадал от событий прошедшего
дня, да и последних нескольких месяцев. Я собира-
юсь сообщить, что мы вступаем в войну и что мы не
остановимся, пока не поставим на колени виновных в
случившемся. Хотя, мы и тогда не остановимся. Мы
будем воевать, пока башни и дворцы нашиг врагов не
поглотит огонь и пока их люди не будут в панике бе-
гать по улицам. И даже тогда мы не остановимся.
Аплодисменты были настолько громкими, что Рай-
ану пришлось остановиться. Не было смысла продол-
жать, его никто бы не услышал.
Он подождал. Шум медленно утих. Райан посмот-
рел прямо на Дэллинджера.
– Мы отомстим за наши потери, – продолжил
он. – Мы будем мстить за наших близких. И мы не
остановимся до тех пор, пока силы Ирана не будут по-
давлены на столько, чтобы больше никогда не смогли
угрожать миру. Мы не остановимся пока не достигнем
момента, что они не смогут прокормить и одеть сво-
их людей без нашей помощи. В конце концов, насту-
пит время для скорби, время для воспоминаний. Но
не сейчас. Сейчас время для мести!
Снова раздались аплодисменты и в это же время
завибрировал личный телефон Дэллиджера. Он до-
стал его и взглянул на экран. Он получил смс, которые
редко приходили ему. Он открыл сообщение.
“Меня зовут Люк Стоун. Я знаю как погиб прези-
дент. Нам нужно встретиться”.
Глава 39
22:47
Мемориальный госпиталь Дэвиса – Бетесда,
Мэриленд
Трое вошли в его палату, словно тени.
Они передвигались очень тихо, практически без-
звучно, предварительно выключив свет в коридоре.
Именно поэтому, когда они приоткрыли дверь к Эду
Ньюсэму, освещение ни капли не изменилось.
Но это не имело большой разницы. Эд не спал.
Не в такое время. Ему прописали морфин – мощное
болеутоляющее, которое было способно помочь при
его ранениях и переломах. Вот только от лекарств
он уснул бы. Эд чувствовал боль, она была слишком
сильной, чтобы не заметить ее. Он не отказался от
морфина, когда его принесли, но, как только медсест-
ра покинула палату, он выплюнул его под матрас.
Он мог бы просто отказаться, но он хотел, чтобы в
его медицинской карте появилась эта запись. Где-то в
глубине души он ожидал подобный визит. Такие люди
сначала проверят его медкнижку, перед тем, как наве-
стить, и убедятся, что Эд обессилен, накачан обезба-
ливающими, в общем, на заслуженном отдыхе.
Он глубоко вздохнул, словно спал уже не первый
час. Глаза были чуть приоткрыты. Многие люди спали
подобным образом. Руки находились под одеялом. В
одной из них он держал Beretta M9 с полным магази-
ном. Палец был на курке.
Мужчины в темных пуловерах, черных брюках и
таких же капюшонах, которые закрывали все, кроме
глаз, подошли к кровати. Можно было с уверенностью
сказать, что это не врачи. Двое из них подошли спра-
ва, третий слева. Один из них достал шприц. В полу-
мраке Эд наблюдал, как он снимает колпачок и наби-
рает жидкость, затем немного сливает. Он посмотрел
на двух других и кивнул.
Те двое двигались шустро, но Эд был еще быстрее.
Они метнулись к кровати, пытаясь закрепить его руки.
В этот момент он вытащил пистолет и ткнул им в ли-
цо человеку справа, еще до того, как тот успел сооб-
разить, что происходит. Дуло было в дюйме ото лба
нападающего.
БАМ!
В таком маленьком помещении выстрел был про-
сто оглушительным. От вспышки у Эда перед глазами
появились искры. Голова человека треснула пополам,
кровь, кости и мозги разлетелись по комнате. Он упал
на железный каркас больничной койки. Эд пистолетом
столкнул труп на пол.
Он снова взмахнул оружием и направил его прямо
в грудь парня со шприцом. Тот высоко поднял руки,
широко раскрыв глаза. Шприц все еще находился в
правой руке.
БАМ!
Дуло пистолета находилось всего в футе от бедня-
ги. Выстрел вырвал его сердце и часть легких, кото-
рые вышли через отверстие в спине. Он упал на пол,
словно под ним резко открылся люк.
Третий парень попятился к другой стороне комна-
ты. Он был настолько шокирован, что даже не попы-
тался побежать к двери. Возможно, у него даже полу-
чилось бы, если бы он рискнул. Но сейчас он забил-
ся в угол в десяти футах от Эда, который направил
пистолет прямо на него. Парень взглянул на окно. Эд
вспомнил, что они находятся на восьмом этаже без
какой-либо пожарной лестницы. Ну, что же, удачи.
– Хорошая пушка, да? – спросил он. – Я называю
ее Алисой. Ты хочешь что-то спросить?
Парень поднял руки:
– Эй, я думаю, ты совершаешь большую ошибку.
– Нет, маленький ублюдок, это ты совершил ошиб-
ку. Ты хотел убить меня? Не стоило приходить сюда в
попытке инсценировать передозировку лекарств. Ес-
ли ты хотел убить меня, надо было прийти и убить.
Сразу, – он покачал головой и понизил голос. – В про-
тивном случае, ты видишь результат.
Где-то в больнице раздался сигнал тревоги. Через
минуту здесь будет служба безопасности.
– Кто ты? – спросил Эд.
Мужчина в маске улыбнулся:
– Ты знаешь, что я никогда не отвечу на этот вопрос.
Эд был профессиональным стрелком. Это еще
один из его навыков, которые он старался поддержи-
вать. С расстояния в десять футов он мог попасть в
любую цель. Он переместил пистолет и выстрелил в
правую ногу, чуть выше колена.
БУМ!
Эд прекрасно понимал, что сделал этим выстре-
лом. Он раздробил парню большую кость, разорвал
ее на части.
Врачи сообщили Эду, что правая часть его таза бы-
ла повреждена, судя по всему, пулей, которая среко-
шетила и, к моменту попадания в него, уже потеряла
большую часть энергии. Лечением был назначен по-
стельный режим, обезболивающие и физическая те-
рапия. Какое-то время ему предстояло использовать
ходунки, а затем костыли. Через восемь недель он
все еще может ощущать некоторую болезненность, но
уже будет как новенький. А через полгода даже и не
вспомнит, что лежал в больнице.
Человек, корчившийся сейчас от боли на полу, вряд
ли будет теперь нормально ходить, если Эд вообще
позволит ему жить.
Ньюсэм откинул поручни кровати. Возле стула на-
ходились больничные ходунки с колесиками и поло-
виной теннисного мяча на каждой ручке. Он подтянул
их совсем близко и с трудом встал, опираясь на край
кровати и стиснув зубы от боли. Боже, если в старости
его ожидает это, он не хотел бы до нее дожить.
Он посмотрел на парня, развалившегося на полу в
углу. Эд воспользовался ходунками, чтобы осторожно
обойти два трупа и не подскользнуться в их крови, ко-
торая растеклась по полированному полу. Он напра-
вился к раненому.
– У нас мало времени, – сказал Ньюсэм, обращаясь
к парню. – Давай проверим, удастся ли мне выбить из
тебя имя за минуту.
Глава 40
23:05
Округ Фэрфакс, Виргиния – пригород Вашингто-
на
Люк дремал, когда зазвонил телефон. Он очнулся,
лежа на диване. Ожидая звонка Дэвида Дэллиджера,
он выпил еще стаканчик виски, а затем уснул. Должно
быть, это как раз был Дэвид.
Он принял звонок:
– Алло.
– Люк? Это Эд Ньюсэм. Я не разбудил тебя?
Люк был слегка дезориентирован:
– Нет, а сколько времени? Нет, ты не разбудил ме-
ня, Эд. Как у тебя дела? Я собираюсь навестить тебя
завтра и привезти цветов. Хочешь захвачу сендвичей,
настоящих, а не эту больничную бурду?
– Не стоит, – ответил Эд. – С утра я уезжаю отсюда.
Слушай, у нас снова проблемы. Только что меня пы-
тались убить трое.
Люк сел:
– Что? Где ты?
– Я все еще в больнице. Здесь сейчас около десят-
ка копов. Они собираются перевести меня в другую
палату и установить охрану возле двери.
– А где убийцы?
Возникла небольшая пауза:
– В общем, им не удалось и они валяются тут на
полу. Я пытался узнать личность одного из них, но он
был не особо разговорчив. Мне ничего не оставалось.
Оказывается, они убили медсестру на посту. И они
были в масках. Думаю, это означает, что они не со-
бирались возвращаться, чтобы вписать свои имена в
список посетителей. Невидимки, одним словом. При-
зраки.
Люк запустил руку в волосы:
– Ты всех убил?
– Да, всех.
Повисла тишина.
– Люк, ты должен быть внимательным. Поэтому я и
звоню. Эта ситуация с президентом… все это непра-
вильно. Эти парни точно не иранцы, они больше по-
хоже на подростков серферов из Сан-Диего. Раз они
попытались достать меня, то, скорее всего, придут и
за тобой.
Люк выключил телевизор, затем наклонился к краю
стола и выключил свет. Он пригнулся и побежал на
кухню, чтобы погасить свет и там. Не считая слабого
оранжевого свечения выключателей и светодиодов от
стереосистемы в гостиной, на первом этаже теперь
было абсолютно темно. Люк прокрался на кухню.
– Люк, ты еще здесь?
– Да, я на связи.
– Что ты делаешь?
– Ничего, дружище, все в порядке.
Люк взялся за угол синего кухонного коврика и свер-
нул его. Под ним располагался подвальный люк, вре-
занный в деревянный пол. Он прижал телефон к пле-
чу и достал связку ключей. На дверце было множе-
ство маленьких встроенных замков по обеим сторо-
нам. Он нашел серебристые ключи к каждому из них
и отпер дверь.
– Ты собираешься разговаривать со мной?
– Я подготавливаюсь к возможному визиту, Эд. Нам
пора разъединяться.
– Хорошая идея. Удачи, брат.
– Спасибо за наводку.
Люк положил телефон на пол, открыл дверцу и вы-
тащил длинный металлический ящик. Еще один сун-
дучок. Люк установил довольно много подобных сей-
фов по дому. Он по памяти набрал код и открыл ящик,
который по размеру был одним из самых больших.
Винтовка М16, помповое ружье Ремингтон 870, па-
ра пистолетов, охотничий нож, три гранаты, различ-
ные коробки с патронами и магазинами. Он провел ру-
кой по гранатам. Люк очень постарается не взорвать
свой дом. Слегка дрожащими руками, возможно от
страха, но, скорее всего, просто от голода, он начал
заряжать оружие.
Снова зазвонил телефон. В этот раз он посмотрел
на определитель, номер не высвечивался. Люк вздох-
нул. Это мог быть кто угодно. Он ответил, надеясь, что
это Дэвид Дэллиджер или какой-нибудь ночной агент
по продажам.
– Люк? Это Дон Моррис.
Люк вжимал девятимиллиметровые пули в пустой
магазин, пальцы двигались быстро и автоматически.
Пока он делал это, некоторые кусочки головоломки
вдруг сложились воедино. Дон что-то знал о проис-
ходящем. Естественно. Он и новый президент были
приятелями.
– Привет, Дон. Как ты познакомился с бывшим спи-
кером?
– Много лет назад мы вместе были в Цитаделе,
Люк. После окончания я ушел в армию, а Билл посту-
пил на юридический.
– Ясно.
– Люк, нам надо поговорить.
– Хорошо, – Люк заполнил магазин и отложил его в
сторону. Затем он переключился на следующий. – Но,
если ты хочешь поговорить, то давай будем честны
друг с другом.
– Справедливо, – ответил Дон.
– Так почему же не начинаешь?
Дон замялся перед тем, как начать:
– Ну… Сейчас, я думаю, вполне понятно, что про-
изошло сегодня.
– Я бы даже сказал кристально чисто, Дон. Это
вдруг стало совершенно ясно, когда ты позвонил.
– И это радует, Люк. Это означает, что нам больше
не нужно ходить вокруг да около, и мы можем перей-
ти прямо к фактам. Ты такой же закаленный старый
солдат, как и я. Ты должен понимать, что иначе было
нельзя. Все было сделано на благо Родины, для буду-
щего наших детей и внуков. Мы не можем позволить
нашим врагам столкнуть нас с мировой арены. Чело-
век, о котором идет речь, должен был победить без
единого выстрела. Как-то так.
Люк закончил заряжать второй магазин и принялся
за третий.
– Что происходит теперь?
– Мы настраиваем систему. Назначили нескольких
людей на должности и напоминаем всем, кто здесь
главный.
– Что дальше? Что произойдет с правительством?
– То же, что и в предыдущий раз. Президент Рай-
ан отработает три года. Далее он либо будет балло-
тироваться вновь, либо нет. Думаю, он станет, но это
его решение. Люди выберут нового президента. Ниче-
го не изменилось, Люк. Конституция все еще действу-
ет. Все, что мы сделали, это лишь нажали кнопку пе-
резапуска системы.
– Все правительство страны было убито, – сказал
Люк.
– Вот мы и исправим это.
– Просто немного переделать, да, Дон? Как когда
мы были детьми?
– Именно так, называй это переделыванием, если
тебе нравится.
– Как много людей уже погибло из-за этого?
На линии была тишина.
– Дон?
– Люк, я бы сказал процент от процента от процента
всего населения. Триста пятьдесят человека из трех-
ста пятидесяти миллионов. Это приблизительно, но,
я думаю, вполне точно. С утра мы получим больше
информации. Не такая уж и высокая цена, если ты об
этом.
Люк присел в темноте. Он натянул ремень кобуры
на левое плечо, затем на правое. Он собирался при-
стегнуть М16 к спине, а гранаты положить в специаль-
ные кармашки. Ружье он оставил в руках, чтобы ис-
пользовать в первую очередь.
Люк взглянул на гостиную. Сейчас эти окна от по-
ла до потолка выглядели довольно глупо. Он, в бук-
вальном смысле, находился в стеклянной коробке. Не
было никакой возможности защитить свой дом. Ему
предстояло уйти отсюда, скорее всего, под градом вы-
стрелов.
– Люк?
– Я слушаю, Дон.
– У тебя есть ко мне вопросы?
– Конечно, и вот один из них. Зачем ты разбудил
меня посреди ночи, чтобы втянуть во все это? Я не
выходил на работу полгода.
Дон засмеялся с тем южным акцентом, который тя-
нулся, словно сироп:
– Это было ошибкой с моей стороны. Ты один из
лучших оперативников, которых я когда-либо встре-
чал, но я считал, что ты будешь очень медлителен
после такого длительного отсутствия. И, в принципе,
сначала ты медлил, но быстро наверстал. Я недооце-
нил тебя, вот и все. Предполагалось, что ты дойдешь
до иранцев и на этом остановишься.
– То есть, когда взорвался Белый дом, мы могли бы
просто обвинить в этом иранцев?
– Да, это могло быть так просто.
– А Бегли? Что насчет него?
Дон снова рассмеялся:
– Рон Бегли не сможет дотянуться до собственной
задницы обеими руками.
– То есть, он ничего не знал?
– Боже, конечно же нет.
Теперь Люк чуть не рассмеялся сам, поняв ситуа-
цию. Бедный Рон Бегли защищал права Али Насса-
ра по причинам, которых сам не понимал. Он, ско-
рее всего, считал, что защищает его дипломатиче-
скую неприкосновенность. “Если мы не будем ува-
жать ее здесь, они не станут делать этого там”.
А может, он просто хотел сломать Люка.
– Зачем ты звонишь мне, Дон?
– Теперь мы добрались до сути, сынок. Был выпи-
сан еще один ордер на твой арест. Начальник штаба
бывшего президента позвонил из горы Везер перед
тем, как погиб. Этим он привлек тебя к данному проис-
шествию. Тебя разыскивают, чтобы допросить. К тому
же, то убийство в Балтиморе с утра. Ордер снова в си-
ле. Возникает ощущение, что ты был в сговоре с тер-
рористами, что ты привел президента на верную ги-
бель и что та ситуация в Балтиморе, с убийством од-
ного из партнеров, была инсценирована лишь для то-
го, чтобы замести следы. Также мы нашли оффшор-
ный счет, который ведет к тебе. На нем два миллиона
долларов.
Люк улыбнулся:
– Могли бы постараться лучше и придумать что-ни-
будь более оригинальное, чем перевести деньги на
мой фейковый счет.
– Думаю, этого достаточно, – ответил Дон.
– А что с Али Нассаром?
– С твоим банкиром? Он умер около часа назад,
суицид. Выпрыгнул с балкона своих апартаментов.
Пятьдесят этажей, представляешь? Хорошо, что он
упал на бетонную перегородку на третьем этаже и ни-
кто из прохожих не пострадал.
Люк пожал плечами. Ему не нравился Али Нассар,
но, чем бы он ни занимался, он должен был понимать,
что это неправильно и что его смерть была не худшим
исходом. Если Нассар так и не понял этого, что ж, он
был глупее, чем казался.
– Удобно, – произнес Люк. – Убрали еще одну пеш-
ку.
– Именно.
– И теперь вы хотите, чтобы я пришел с повинной,
я правильно понимаю?
– Мне бы очень этого хотелось, да.
– Но не особо надеешься на это, так?
– Люк…
Со своего места Люк мог видеть большие окна
гостиной, выходящие на юг и на запад. Дом стоял
на небольшом пригорке, окруженный зеленой травой.
Возвышенность придавала лучший обзор. Это бы-
ло тихое местечко. Большинство местных жителей
оставляли машины на подъезде к дому или в гаражах.
На следующем переулке, в сторону юга, нос к но-
су стояли две немаркированные патрульные маши-
ны. Обе были гоночного типа, те, которые государство
конфисковало у накродилеров. Окна были затониро-
ваны. Было ощущение, что два паука сидели на зем-
ле, выжидая. В западной части, в углу окна, он разгля-
дел черный фургон, припаркованный на следующей
улице. Это все, что было видно отсюда, но, скорее
всего, были и другие.
– Если существует ордер на мой арест, то поче-
му бы просто не прислать сюда копов? – спросил
Люк. – Я вижу лишь парочку шпионов.
Дон снова рассмеялся:
– Ах, ну, ордер – это громко сказано. Давай просто
предположим, что мы хотели бы, чтобы ты пришел по-
говорить.
Естественно, полиция никак не была привлечена.
Если Люк прийдет туда, они просто избавятся от него.
Он пропадет в черной дыре и о нем больше не вспом-
нят. Этого не будет.
– Будет много крови, Дон. Если вы придете за мной,
я обещаю, что вы насчитаете гору трупов вокруг дома.
Это означает множество вдов и сирот, так что давай
не будем проверять.
Голос Дона утих:
– Люк, я хочу чтобы ты выслушал меня очень вни-
мательно. Это самая важная вещь, какую мне ко-
гда-либо приходилось говорить тебе. Ты слушаешь?
Слышишь меня?
– Я слушаю, – ответил Люк.
– У них твоя жена и сын.
– Что?
– Все это не касается тебя, Люк, и никогда не каса-
лось. Ты был пешкой, актером в массовке. Если бы
ты поехал домой, когда я отстранил тебя, ничего из
этого не произошло бы. Но ты не сделал этого и, в ре-
зультате, Ребекка и Ганнер теперь в опасности. Они
в порядке и их не трогали, но ты должен выслушать
меня. Если ты бросишь все это, просто остановишь-
ся и выйдешь из дома с поднятыми руками, все будет
хорошо. Если же ты будешь настаивать на продолже-
нии этой глупости… – он замялся, – я не знаю, что
произойдет дальше.
– Дон, что ты несешь?
– Это не твоя игра, Люк, и не моя. Это намного се-
рьезнее.
– Дон, если ты что-то сделаешь с моей семьей…
– Я здесь ни при чем. Ты знаешь, я никогда бы не
вмешал твою семью. Я люблю их так, будто это мои
родные. Я лишь посыльный в данном случае. Пожа-
луйста, запомни это.
– Дон…
– Это твой выбор, Люк.
– Дон!
Связь оборвалась.
Глава 41
23:15
Округ Куин-Эннс, Мэриленд – Восточный берег
залива Чесапик
Ребекка выпрямилась, лежа в кровати и глядя в
темноту. Рядом, на краю стола, зазвонил телефон.
Она посмотрела на него. Экран был прекрасно виден
и из этого положения. Звонил Люк, но она не могла от-
ветить. Бекка не могла сдвинуться с места. Она зна-
ла, что кто-то находился в ее доме.
Она лежала, словно привязанная к месту, сердце
бешено колотилось. Ребекка проснулась от того, что
кто-то тяжелой поступью спускался вниз по лестнице,
пытаясь передвигаться бесшумно. Но это был слиш-
ком старый дом и половицы поскрипывали букваль-
но везде. Практически не было ни единого места, где
можно было пройти беззвучно.
Звук повторился. Кто-то тяжело ступал по лестни-
це, пытаясь идти тихо и незаметно. Раздались еще
чьи-то шаги через комнату. Как минимум, два челове-
ка находились внизу. За окном спальни кто-то ходил
по траве. Вокруг дома находилось множество людей.
Внезапно к ней пришло осознание происходящего.
Ей понадобилось какое-то время, чтобы понять все,
так как она спала, когда раздались первые шаги. Ган-
нер же тоже был в доме. О, Боже! Ей следовало вы-
вести его. Что она могла сделать? Люк держал все
оружие взаперти. Она заставила его сделать это, что-
бы Ганнер случайно не наткнулся на него, когда будет
один.
Бекка осторожно выскользнула из постели и поста-
вила ноги на пол. Одновременно она сняла ночнушку
через голову и надела те же джинсы и рубашку, в ко-
торых ходила сегодня днем. В голове начал созревать
план действий. Она прокрадется в комнату Ганнера,
тихонько его разбудит и откроет окно. Они оба выле-
зут и тихо пересекут его спальню по крыше. Если их
не заметят, они спустятся по водостоку, а затем поне-
сутся на всех парах к ближайшим соседям в четверти
мили отсюда. Это и был план.
Она подняла глаза и ахнула. Ганнер сам зашел в
комнату, одетый в свою футболку Ходячих Мертве-
цов и штаны от пижамы.
Он потер глаза:
– Мам, ты ничего не слышала?
В темноте за Ганнером появился очень высокий че-
ловек с сильно выпирающим кадыком. Его лицо было
каким-то плоским и безэмоциональным. Глаза были
лишены жизни. Он улыбнулся ей.
Голос, на удивление, был приятным:
– Привет, миссис Стоун, мы разбудили вас?
Ганнер закричал, напуганный голосом, внезапно
раздавшимся сзади. Он бросился к ней и Бекка спря-
тала сына за спину. В горле встал ком. Дыхание зву-
чало, словно движущийся локомотив. В голову закра-
лась странная мысль.
– Все хорошо, маленькая леди, – произнес чело-
век. – Мы не собираемся причинять вам боль. Во вся-
ком случае, пока.
Она подумала о Люке. Он был настоящим парано-
иком, наверное, из-за всего того, что он каждый день
видел. В дни, когда он еще пропадал на недели из до-
ма, он научил ее защищаться. Но это не было чем-то
банальным вроде кикбоксинга или каратэ. Он никогда
не учил ее, как ударить или сбить кого-то с ног.
Нет. Тогда он принес домой кучу реалистичных, тя-
желых, анатомически правильных пустышек. Люк на-
учил ее, как правильно выдавливать глаза врагу. Он
показал ей, как можно откусить человеку нос. Отку-
сить! Именно откусить! То есть глубоко впиться зуба-
ми и вырвать нос прямо с лица. Он показал, как можно
раздавить, но не выжать яички. Он показал, как засу-
нуть руку прямо в горло. Он объяснил, как защищать-
ся от человека, который намного больше и сильнее,
чем ты сам.
Она вспомнила ту солнечную улыбку Люка, когда он
говорил об этом: «Если придет время, когда тебе не
останется ничего, кроме как драться, тебе придется
причинить боль. И немалую. Да даже и не сильную.
Тебе придется сделать так, чтобы они уже не смогли
ответить тебе тем же или даже больше навредить».
Сможет ли она сделать это? Сможет ли она побо-
роть этого человека? Если бы он угрожал только ей,
вряд ли. Но здесь был Ганнер.
Мужчина подошел к ней, очень близко. Он был в
сапогах, брюках цвета хаки и футболке. Он прижался
к ней всем телом, но не прикасался руками. Его грудь
едва дотронулась ее лица. Она ощущала тепло его
тела. Он оперся руками на стену позади нее, слегка
подтолкнув ее собой.
– Тебе нравится это? – спросил он, глубоко ды-
ша. – Могу сказать, что ты не успеешь соскучиться по
мужу.
Ганнер издал звук, больше похожий на визг живот-
ного.
Бекка закричала, как учил Люк. Это добавило ей
энергии. Она резко выбила его руки и впилась в яички,
схватив их через штаны с такой силой, с какой толь-
ко могла. Мертвой хваткой. Затем она попыталась вы-
рвать их.
Глаза мужчины расширились от шока. Он начал за-
дыхаться, затем упал на пол с глухим стуком. Его
рот застыл в немом крике. Руки были на паху. Штаны
окрасились в красный цвет от крови. Ему было очень
больно, она нанесла непоправимый урон.
Бекка повернулась к Ганнеру:
– Давай, нам нужно выбраться отсюда.
Глава 42
23:17
Округ Фэрфакс, Виргиния – пригород Вашингто-
на
«Привет, это Бекка. Сейчас я не могу ответить на
Ваш звонок. Пожалуйста, оставьте сообщение после
звукового сигнала и я перезвоню сразу, как только
смогу».
Люк положил трубку. Не было никакого смысла
оставлять сообщение.
Он спустился вниз по лестнице на цокольный этаж,
через который можно было пройти к дому соседа по
небольшому туннелю. Эта дверь была уязвимым ме-
стом для дома и, именно поэтому, Люк направился к
ней в первую очередь. Он присел возле нее, глядя
на дом соседа в кромешной тьме. В голове возникла
идея.
Вопросом было осмелится ли он поступить так.
На протяжении всей своей карьеры, Люк делал все
возможное, чтобы оградить Бекку и Ганнера от реа-
лий своей работы. Она, в принципе, знала, чем он за-
нимался, но лишь совсем немного. Ганнер, по-свое-
му, был ближе к истине. Он считал, что его отец был
Джеймсом Бондом.
Люк хмыкнул. Он вдруг сообразил, что до этого аб-
солютно ничего не понимал. Все эти годы он старал-
ся быть хорошим агентом. Именно так они научили
его думать. С одной стороны, у тебя была работа, и
все, что ты делал, было ее частью. Это тайны, кото-
рые ты узнавал, а затем быстро забывал, люди, кото-
рых ты встречал, арестовывал, убивал. С другой сто-
роны, у тебя была реальная личная жизнь. И прихо-
дилось держать это настолько далеко друг от друга,
насколько было возможно.
Но все это было ложью. Работа была опасной и
грязной. Люк постоянно имел дело с худшими в мире
людьми, которые не разделяли понятия личной жизни
и работы. Для них это было одним и тем же. Все это
было игрой.
Как он не понимал этого до сегодняшего дня? Или
он все это видел, но игнорировал?
В голове крутилась страшная мысль, о которой он
даже думать не хотел. Он тянул до последнего. Когда
людей похищали, их, как правило, убивали. Отпускать
их было слишком опасно потому, что они знали боль-
ше, чем было положено. Они видели больше, чем по-
ложено. Куда проще и легче просто убить их.
Этот бизнес был переполнен людьми, которые уби-
вали, чтобы спокойно продолжать жить. Для них это
ничего не значило. Они могли убить человека с утра
и затем пойти купить себе завтрак в “Апплеби” за де-
сять долларов.
Люк сжал зубы, чтобы не закричать в порыве гнева.
Внезапно он заплакал, удивив этим самого себя. Бы-
ло тяжело. Ему было настолько тяжело, что он не чув-
ствовал боли. Он понимал все это. Он понимал, что
будет впереди. Он уже видел это безумное множество
раз. Невинных людей просто вырывали из этой жиз-
ни. Выжившие же становились просто привидениями
– пустыми, молчаливыми, живыми, но в то же время
мертвыми. Его тело сотрясалось от рыданий.
Запищал телефон. Люк взглянул на него в надежде,
что это была его жена. Но нет, это был Дэвид Дэлли-
джер.
«Давайте встретимся В Аннаполисе подойдет?»
Хорошо, это подтолкнуло его к действиям.
Напротив двери его подвала была дверь соседа
Морта. Это был веселый одинокий парень пятидеся-
ти с небольшим лет, который работал лоббистом в ка-
зино. Не таком казино, как в Лас-Вегасе, а, скорее, в
захудалых клубах, которые держались на игровых ав-
томатах и одноруких бандитах, расположенных в ста-
рых зданиях гоночных треков и мрачных домишках на
берегах искусственных озер в центре Богом забытых
местечек.
Морт проживал здесь, в Вашингтоне, но большую
часть жизни он провел в перелетах по стране с целью
сокрытия от правительства. Его нелегко было встре-
тить. Как и сегодня. Люк всегда мог сказать, когда
Морт отсутствовал, по автоматической подсветке его
дома. Она постоянно включалась в одно и то же вре-
мя, ночь за ночью. Это вряд ли обмануло бы грабите-
лей, но придавало Морту спокойствия и была очень
важна для него.
Морт заработал довольно много денег. В прошлом
году он даже сделал пристройку к дому, довольно
большую и яркую. Она выглядела, как постмодер-
нистская опухоль на его величественной колониаль-
ной стене. Безумная смесь архитектурных стилей.
Она располагалась в нескольких дюймах от дома Лю-
ка. Морт нравился ему, но эта пристройка была слиш-
ком неприятной его взору. Это было за гранью чего-то
нормального.
Морта не было дома.
Со своего положения на корточках Люк наполовину
приоткрыл дверь подвала. Дом Морта находился на
расстоянии броска. Стоун вытащил чеку и бросил од-
ну из гранат в небольшой холмик в сторону дома со-
седа. Она дважды подпрыгнула и упала возле стены.
Идеально. Люк нырнул обратно за дверь и закрыл ее.
БУМ!
Вспышка света и резкий звук разорвали тишину. Че-
рез несколько секунд Люк встал и подошел к двери.
Граната проделала отверстие в доме Морта. По краям
дыры полыхал огонь. Люк целиком распахнул дверь,
вышел наружу, убедился, что там не было снайперов,
вытащил чеку из второй гранаты и бросил ее, словно
бейсбольный мячик в самый центр пылающего отвер-
стия, снова скрывшись внутри своего дома.
В этот раз свет был не таким ярким, а звук бо-
лее приглушенным. Люк выглянул из своего убежища.
Стена пристройки Морта немного прогнулась. На тра-
ве между домами валялся мусор. Пожар становился
все сильнее. После того, как вся мебель, бумаги, ков-
ры и иные ненужные вещи сгорят, там станет доволь-
но мило и уютно.
Еще одну? Конечно. Следующий бросок покончит с
этим. Люк вышел и бросил последнюю гранату в пы-
лающий дом. Где-то вдалеке уже раздавался вой си-
рен. Местная полиция, пожарные, скорая помощь, все
будут здесь через пару минут. Как только все соседи
вылезут на улицы в своих халатах и тапочках, начнет-
ся представление. Будет очень сложно незаметно по-
хитить кого-то среди такого количества людей.
Люк уже поднимался наверх, когда в доме Морта
раздался последний взрыв. Он выглянул в окно. По-
всюду летел пепел, в небе поднимался черный дым,
закрывая собой красные языки пламени.
Две темные патрульные машины быстро завелись
и тихо уехали. Фургона уже не было на месте. Насту-
пило время и Люку покинуть свой дом. Он еще раз
взглянул на горящее здание и покачал головой:
– Прости, Морт.
Глава 43
23:19
Округ Куин-Эннс, Мэриленд – Восточный берег
залива Чесапик
Высокий мужчина корчился на полу от боли. Он не
был в состоянии подняться.
Бекка взяла Ганнера за руку, подвела его к окну и
выдавила стекло. Оно с грохотом выскочило и про-
скользило вниз по черепице. Сзади на лестнице раз-
дались тяжелые шаги.
Она присела перед Ганнером:
– Милый, вылезай через окно и беги на другую сто-
рону. Только осторожно. Спустись по водосточной тру-
бе, как мы тренировались во время пожарных учений,
помнишь? Я буду сразу за тобой. Как только спрыг-
нешь на траву, беги. Беги к дому Томпсонов настолько
быстро, насколько сможешь, хорошо?
Она подумала о Томпсонах, об этой старой паре,
кому было лет по восемьдесят пять.
– Кто этот человек, мама?
– Я не знаю, это не имеет значения. Беги!
Ганнер вылез головой в окно, спрыгнул и побежал.
Настала ее очередь. Она взглянула на дверь и увиде-
ла еще двоих мужчин, напрявлявшихся к ней. Бекка
уже просочилась в окно, слегка поцарапавшись о че-
репицу, когда один из нападавших схватил ее за ногу.
На три четверти она была уже на крыше, лишь малая
часть оставалась в комнате. Ее схватили за вторую
ногу и потянули обратно в дом.
Она безумно замотала ногами с такой силой, какой
только могла. Бекка, будто со стороны, услышала соб-
ственные возгласы:
– Ай, ой!
Ей удалось высвободиться и откатиться от них. Она
лежала на крыше под небольшим уклоном. Через се-
кунду один из мужчин выпрыгнул за ней в окно, они
вместе пролетели к концу крыши. Он попытался при-
жать ее к поверхности, но Бекка начала царапаться и
выдавливать ему глаза. Он отскочил от нее слишком
далеко, прокатившись к самому краю. Бекка услыша-
ла, как он с грохотом упал на цементированную до-
рожку.
Она вскочила и побежала. Еще один мужчина под-
нимался на крышу. Впереди Ганнер уже был на водо-
сточной трубе. Он сидел на краю крыши, свешивая но-
ги. Он схватил трубу, оттолкнулся, повернулся налево
и исчез.
Бекка достигла края. Ганнер спустился по трубе,
приземлился на траву и упал на спину. Время шло, а
он не вставал.
– Вставай, Ганнер! Беги!
Он подскочил, развернулся и побежал вниз по скло-
ну к дому Томпсонов.
Бекка оглянулась. Один из нападающих прибли-
жался к ней по крыше. Второй лез через окно прямо
за ним. Слева внизу еще несколько человек повора-
чивали за угол дома. Времени спускаться больше не
было, она развернулась и просто прыгнула.
Бекка приземлилась не очень удачно, почувствовав
резкую боль в лодыжке. Она перекатилась через пле-
чо на другую сторону и, прихрамывая, побежала. Впе-
реди на полной скорости несся Ганнер, она догоняла
его.
– Беги, Ганнер! – кричала она. – Беги!
Она услышала звуки шагов позади себя. Бекка чув-
ствовала тяжелое дыхание этих людей. Она продол-
жала бежать, видя на траве настигающие ее тени.
Они были все ближе и ближе, затем смешались с ней.
Чья-то рука коснулась ее плеча, она отбилась.
– Отвали!
Мужчина прыгнул на нее. Она ощутила всю тяжесть
его тела на себе. Они упали на землю и начали бо-
роться на траве. Бекка царапалась и кусалась. Подбе-
жал еще один человек, затем еще один. Они прижали
ее к земле. Двое пробежали мимо в сторону Ганнера.
– Беги! – заорала она. – Беги!
Бекка вытянула шею, чтобы посмотреть, что проис-
ходит. Ганнер был уже в ста ярдах от дома Томпсо-
нов. Внутри дома и на крыльце загорелся свет. Ганнер
взбежал по ступенькам и тут открылась дверь. Двое
мужчин позади него остановились и медленно напра-
вились ко входу. Неспеша они поднялись по ступень-
кам.
Бекка видела мистера и миссис Томпсон, стоящих
в дверях. Внезапно мелькнула вспышка света, затем
еще одна. Это были выстрелы, но Бекка не слыша-
ла звуков, хотя была очень близка. Томпсоны упали
на землю. Снова вспышка, еще одна, мужчина сделал
контрольные выстрелы.
– О, нет, – произнесла Бекка.
Мужчины возвращались обратно с Ганнером, дер-
жа его за руки по обеим сторонам. Над ней нависал
небритый парень, от которого сильно пахло кофе.
– Видела? – спросил он. – Ты видела это? Это про-
изошло из-за тебя, не из-за нас. Если бы ты спокойно
себя вела, этого бы не случилось.
Больше ничего не оставалось, Бекка плюнула ему
в лицо.
Глава 44
23:27
Гора Везер, Центр управления в чрезвычайных
ситуациях – Блюмонт, Виргиния
Чак Берг был без сознания уже несколько часов,
пока еще один взрыв не разбудил его. Звук был та-
кой глубокий, словно где-то вдалеке началась гроза.
В воздухе мелькнул отблеск, будто волна разбилась
об океан. Казалось, что он долго плавал под водой и
решил наконец подняться на поверхность.
Он очнулся и открыл глаза. Тридцатисемилетний
Чак работал в Секретной службе безопасности по-
чти двенадцать лет. Два года он трудился в штабе, а
остальные девять в качестве агента основной группы.
Полгода назад он получил престижную награду за ра-
боту в качестве одного из личных телохранителей ви-
це-президента. Теперь это не звучало так уж гордо.
Чак объединил в голове все моменты произошед-
шего, которые смог вспомнить. Они вышли из лифта и
двигались по узкому коридору к телестудии. Они слег-
ка опаздывали и поэтому шли быстро. Он находился
за вице-президентом. Двое парней, Смит и Эриксон,
шли впереди.
Внезапно стальная дверь перед ними взорвалась.
Эриксон погиб мгновенно. Смит развернулся обратно
в сторону коридора. Его лицо обгорело от резко по-
лыхнувшего огня. Чак увидел тень, шатающуюся меж-
ду ярко-желтыми языками пламени. Это был Смит, го-
ревший, как факел. Он на секунду вскрикнул, затем
затих и упал на пол. Берг увидел, как напарник вды-
хает огонь, как разрывается его горло в порыве крика,
который так и не прозвучал.
Чак бросился на вице-президента и прижал ее к
земле. Ударная волна прошлась по коридору. Что-то
упало ему на голову. Он вспомнил, что подумал: «Хо-
рошо, что я умер. Как хорошо». Но он не погиб. Он
все еще находился здесь, в этом коридоре, в кромеш-
ной темноте, лежа на вице-президенте. Сильно боле-
ла голова. Он провел по ней рукой и нащупал здо-
ровый кусок липкой запекшейся крови. Он ткнул туда
пальцем. При трещине боль усилилась бы, но этого
не произошло.
Чак был жив и, кажется, мог двигаться. Это означа-
ло, что ему есть, чем заняться.
– Миссис Хопкинс? – позвал он. Она была настоль-
ко маленькой и худенькой, что было даже немного
странно находиться на ней.
– Мэм, Вы со мной?
– Зови меня Сьюзен, – раздался на удивление твер-
дый голос. – Я ненавижу все это дерьмо с “мистер и
миссис”.
– Вы ранены?
– Мне больно, – ответила она. – Но я не знаю на-
сколько все плохо.
– Вы можете пошевелить руками и ногами?
Она задвигалась прямо под ним:
– Да, но моя правая рука явно повреждена, – ее го-
лос задрожал. – Лицо болит. Кажется, я обгорела.
Чак кивнул:
– Хорошо.
Он прикинул: она может шевелить конечностями,
значит, никакие важные нервы задеты не были. Они
находились здесь уже довольно давно. Внутренние
травмы или ожоги уже убили бы ее. Соответственно,
все раны, как бы они не болели, были не настолько
опасны для жизни.
– Мэм, через минутку мы проверим, можете ли вы
стоять. Но не прямо сейчас. Я ненадолго отползу от
Вас и сейчас же вернусь. Я не хочу, чтобы Вы пока
шевелились. Оставайтесь в том же положении и на
том же самом месте, где и сейчас. Здесь очень темно
и я хочу, чтобы вы оставались на месте. Понимаете?
Пожалуйста, ответьте «да» или «нет».
– Да, – произнесла она голосом маленькой напуган-
ной девочки. – Я поняла.
Чак оставил ее и пополз, словно змея по полу.
Он обратил внимание на аварийный комплект, храня-
щийся за стеклом, прямо напротив дверей лифта. Ес-
ли эта часть помещения уцелела, он сможет исполь-
зовать его. Берг медленно продвигался, касаясь рука-
ми всего, что находилось перед ним, в поисках острых
краев или возможных обрывов. Вокруг валялось мно-
жество обломков. Он также прощупал пол вдоль сте-
ны. Через какое-то время его рука коснулась выступа
в стене. Это говорило ему о том, что он достиг лифта.
Чак приподнялся на колени. В трех футах над зем-
лей воздух сразу стал зловонным, наполненным ды-
мом. Он снова лег.
– Миссис Хопкинс, – крикнул он. – Вы все еще там?
– Я здесь, все в порядке.
– Оставайтесь на полу, пожулайста. Не вставайте,
хорошо?
– Хорошо.
Чак сделал глубокий вдох и встал. Его колени хруст-
нули. Руками он прощупывал стену, пока не наткнулся
на стеклянный люк. Берг понятия не имел, как открыть
его, поэтому просто ударил со всей силы. Стекло тут
же разлетелось вдребезги.
Чемоданчик оказался глубоким. Руки Чака шарили
внутри, натыкаясь на знакомые предметы. Он нащу-
пал защитные маски, которые были как раз кстати.
Там же был и пистолет, совсем ненужный в сложив-
шейся ситуации, и фонарик, прикрученный к стене ка-
ким-то ремнем. Он отстегнул его и включил. Сработа-
ло.
«О, Боже. Свет».
Вскоре он нашел воду и несколько блюд, уже го-
товых к употреблению. Аптечка, топорик и другие ин-
струменты. Кислород в легких закончился и Чак сполз
на пол.
Он прислонился к стене. Они были живы и обес-
печены едой. Пора было продвигаться вперед и на-
чинать планировать свои действия. Объект был ата-
кован. Это был правительственный бункер, так что
он должен выдерживать попадание ракет и терракты
сверху. Но нападение произошли изнутри. Теперь Ча-
ку предстояло найти выход отсюда. Но…
Необходимо быть очень осторожным. Около деся-
ти лет назад, когда он впервые вышел на полигон, его
поставили в пару со старым агентом по имени Уолт
Бренна, которому оставалось всего несколько меся-
цев до выхода на пенсию. Уолт был очень забавным,
хотя другие называли его скрягой. Чаку советовали
не слушать его, но, в результате, он провел довольно
много времени с ним. Иногда просто нечем было за-
няться, кроме как слушать его.
Уолт был одержим концепцией, которую он называл
“Белым по Белому”.
«Тебе скажут, что эта работа заключается в на-
блюдении за исламскими террористами, российскими
убийцами или кем бы там еще ни было, – рассказы-
вал Уолт. – На самом деле это не так. Ты думаешь, что
те парни будут планировать это рядом с президентом
США? Подумай как следует. Вся суть того, что мы де-
лаем, заключается в нейтрализации атаки “Белого на
Белое”».
Чак Берг тогда выслушал Уолта с большим недове-
рием. Но его слова надолго застряли в памяти и ино-
гда он раздумывал над ними. Для Уолта Бренна ата-
ка “Белого на Белое” подразумевала нападение са-
мого правительства на себя. Убийство Кеннеди было
отличным примером этого также, как и покушение на
Рональда Рейгана в 1981 году.
Уолт Бренна говорил и о Рейгане: «Вице-президент,
первый человек в линии наследования поста прези-
дента, является бывшим директором ЦРУ. Отец чело-
века, который пытается убить президента, является
главой “Уорлд Вижн”, передовой группы ЦРУ. Семья
вице-президента довольно близко общается с семьей
потенциального убийцы. Брат вице-президента и брат
убийцы планируют обед во время самого нападения.
Газеты об этом практически умалчивают. Этот момент
практически не изучается. Почему? Потому что убий-
ца – псих, и это все, что нам следует знать? Нет. Пото-
му что “Белое по Белому” является согласованной ча-
стью игры. Их работа заключается в том, чтобы сде-
лать это, а наша в том, чтобы предотвратить. Нападе-
ние и защита, вот и все».
Спустя годы, Чак заметил, что Уолт был не един-
ственным, кто так считал. Никто не говорил об этом
открыто, но он часто слышал подобные перешепты-
вания. Как можно было определить это “Белое по Бе-
лому”? Как это нападение должно выглядеть?
Чак кивнул самому себе. Вот как это должно вы-
глядеть. Бомба взорвалась внутри спецобъекта че-
рез несколько часов после нападения на Белый дом.
Тоже самое происходило и в Белом доме: они бы-
ли установлены внутри, ну, или большая часть из
них. Посторонние не смогли бы установить взрывные
устройства на объекте, и уж тем более, на обоих.
Единственные, кто мог это сделать, это военные, раз-
ведка или сама Секретная служба.
С горящим фонариком Чак, пригнувшись, быстро
пошел обратно к вице-президенту. Все это время она
не двигалась.
– Мэм, Вы можете сесть, если получится. Я на-
шел еду, воду и аптечку. Нужно будет надеть эти мас-
ки, сейчас я покажу как. Сначала она будет казаться
слишком огромной и ограничивающей движение, но я
обещаю, Вы быстро привыкнете.
Она медленно села, вздрогнув от боли в руке. Кожа
на лице слоилась. Берг сказал бы, что ожоги выгляде-
ли вполне поверхностными, хотя могли образоваться
небольшие рубцы и шрамы. Если это самое худшее,
что она получит, выйдя отсюда, ей очень повезло.
– Может нам стоит попытаться позвонить кому-ни-
будь? – спросила она.
Он покачал головой:
– Нет, мы не можем. Мы не знаем, кто наш враг. Ка-
кое-то время придется действовать в одиночку.
Казалось, она уже успела подумать об этом:
– Ладно.
– Выход на поверхность сейчас может быть затруд-
нен, – сказал Люк. – Скорее всего, нам придется ко-
рабкаться, это будет страшно и больно. Поэтому я хо-
чу попросить кое о чем. Глубоко вдохните и станьте
настолько жесткой, насколько это возможно. Найдите
в себе силы, я знаю, что они есть. Сможете?
Женщина посмотрела на него. Внезапно ее взгляд
стал тяжелым:
– Парень, я работала в индустрии моды в окруже-
нии хищников, когда была еще ребенком. В шестна-
дцать лет я жила в Нью-Йорке, Париже и Милане со-
вершенно одна. Я могу быть настолько жесткой, на-
сколько нужно.
Чак кивнул. Это именно то, что он хотел услышать
от нее.
Глава 45
23:57
Военно-морская академия США – Аннаполис,
Мэриленд
Это было странным местом для встречи.
Люк был одет во все черное, даже в черные перчат-
ки. В кармане лежал отстегнутый черный капюшон.
Темное футбольное поле Мемориального стадиона
ВМС, над которым висело множество пустых банне-
ров, располагалось прямо перед ним. На верхних яру-
сах гигантскими буквами было выложено “ВПЕРЕД,
МОРЯЧКИ”. В темноте надпись казалась белой, но
Люк знал, что на самом деле она желтая на темно-си-
нем фоне. При дневном свете это было хорошо вид-
но.
Он немного отстал, задержавшись в тени послед-
ней зоны конкурсной рампы. Люк внимательно наблю-
дал за затемненной кабиной комментаторов в верх-
ней части стадиона, высматривая там хоть малейшее
движение. Если бы он был снайпером, то выбрал бы
именно то место.
По полю в его направлении шел человек. Постепен-
но Люк смог рассмотреть его. Он был высокий, груз-
ный и шел так, будто тащил на себе что-то более тя-
желое, чем он сам. Мужчина был в длинном пальто.
Он подошел еще ближе и Стоун увидел темный ко-
стюм и мягкие, почти смазливые черты лица.
Человек зашел в тень, созданную конкурсной рам-
пой.
Люк еле шелохнулся:
– Министр?
Мужчина слегка вздрогнул. Было ясно, что до этого
момента он не видел Люка в темноте. Его взгляд тут
же обратился к матовой поверхности Глока, который
держал Люк. Он убрал пистолет в кобуру, чтобы успо-
коить собеседника.
– Да, – ответил человек. – Я Дэйв Дэллиджер.
– Я Люк Стоун.
– Я знаю кто ты. Я был на связи с президентом се-
годня. Ты тот человек, который спас ему жизнь.
– Ненадолго, – ответил Люк.
– Да.
– Мне очень жаль, что это случилось.
Дэллиджер кивнул:
– Мне тоже.
– Мне не хотелось бы это спрашивать, сэр, но есть
ли вероятность, что за Вами следили, пока Вы доби-
рались сюда?
Дэллиджер снова кивнул:
– Все шансы. Два часа назад я был на инаугурации
нового президента в Комплексе R. Сюда я прилетел
на вертолете ВМС. Комплекс R находится в ста ми-
лях отсюда, в горах. С моей неспособностью что-либо
разглядеть в темноте, без него я добрался бы сюда
только к утру.
Люк прижался к стене. Это был неправильный от-
вет, уж точно не тот, на который он рассчитывал.
– Не волнуйся, – сказал Дэллиджер. – Тут нет ниче-
го из ряда вон выходящего. Нет смысла подозревать
меня. Это моя альма-матер, я преподавал здесь в те-
чение многих лет. В кампусе у меня до сих пор есть
отдельная комната и кабинет. Моряки позволили мне
держать их потому, что гордятся мной. Я что-то вроде
местного достояния здесь. Я сказал присутствующим
в Комплексе, что если нам предстоит погибнуть, то я
лучше сделаю это тут, чем в какой-то дыре в земле.
– Я был удивлен, узнав, что вы с президентом Хай-
есом когда-то жили в одной комнате в Йельском уни-
верситете, – сказал Люк.
– В юридической школе, – ответил Дэлли-
джер. – Да, это было именно так и мы действительно
были лучшими друзьями. Но это было уже после того,
как я отслужил в армии.
Он поднял руки и развел ими в воздухе:
– Это – мой истинный дом.
– Президент Хайес был убит, – сказал Люк.
– Я знаю. Это был государственный переворот. Я
был там, когда Билл Райан принимал присягу. Абсо-
лютно каждый был доволен собой, поверьте. Теперь
нас ждет война с Ираном. Сегодня Райан сделает за-
явление, если еще не успел. Зачем же ждать выпус-
ка новостей? Так как большинство представителей
Конгресса погибли, нет смысла дожидаться чьего-то
одобрения. Мне интересно лишь как русские отреаги-
руют на все это.
– Мы можем остановить это, – произнес Люк.
– Остановить что? Войну?
– Переворот.
– Мистер Стоун, как мы оба знаем, время движется
только вперед. Мы не можем остановить то, что уже
произошло.
Люк молчал.
– Президент и вице-президент мертвы, – продол-
жил Дэллиджер. – Следующие по линии наследова-
ния – это Билл Райан и Эд Грейвс, оба живы и оба ра-
туют за начало войны. На них линия преемственности
оканчивается. Все остальные были на горе Везер. Ес-
ли ты собираешься остановить процесс и свергнуть
Билла Райана, предположим, что это все же возмож-
но, то кем ты заменишь его? Кто, на данный момент,
является законным наследником?
– Я не знаю, – замялся Люк.
Целый день он был настолько сосредоточен на том,
чтобы остановить все это, что ему даже не пришло в
голову, что смысла больше нет. Только сейчас он на-
чал осознавать масштабы операции. Дон назвал Лю-
ка пешкой, но это было не так. Он не был даже ею, он
был просто насекомым на лобовом стекле.
На секунду Стоун мысленно вернулся к разговору с
Полом. Тот назвал Люка камикадзе, летящим в игру-
шечном самолете в сторону авианосца. Казалось бы,
эффектно, но на самом деле затея было жалкой.
– Я тоже не знаю, – ответил Дэллиджер. – Да и
это уже не имеет значения. У них везде расставлены
свои люди. Ты даже не представляешь, кто был во-
влечен во все это. Неужели ты не видишь насколько
далеко все зашло? Если бы ты как-то смог все испра-
вить, кому бы ты смог доверить узды правления? Тебе
предстояло бы подчистить буквально каждый депар-
тамент, каждое агентство от заговорщиков. Это пра-
вительство – труп, наполненный личинками.
Дэвид сделал небольшую паузу и продолжил:
– Мне хотелось бы узнать об этом лет пять назад.
В таком случае, я бы никогда не согласился на эту
должность. Я бы поблагодарил Томаса за оказанную
мне честь, вежливо отказался бы и пошел своей до-
рогой. Министр обороны? Это шутка. Он просто пота-
кал мне. Я никогда не отвечал за что-либо.
– Мы можем найти доказательства, – напирал
Люк. – Мы могли бы возбудить дело против них. Что
угодно, любую зацепку, а дальше передать это СМИ.
Вы все еще вовлечены в эту ситуацию.
Дэллиджер медленно покачал головой:
– Меня уведомили, что президент Райан первым
делом завтра ожидает моей отставки. Если я согла-
шусь, то он публично поблагодарит меня за службу
и преданность Родине. Если нет, он уволит меня за
некомпетентность. Выбор лишь за мной.
Люк спросил задумчиво:
– Зачем Вы согласились на встречу со мной?
Дэллиджер пожал плечами:
– Думаю, ты хороший парень. И очевидно, что ты
храбрец. Мне показалось, я должен сказать тебе, что
если еще не слишком поздно, то стоит покинуть по-
ле боя. Просто уйди со сцены. Возможно, они оставят
тебя в покое. Жизнь прекрасна, мистер Стоун, и она
состоит не только лишь из сражений, которые ты не
можешь выиграть.
Люк глубоко вздохнул. Не было смысла говорить,
что он опоздал, было уже слишком поздно, как мини-
мум, для Люка.
– Это то, что Вы собираетесь сделать? – спросил
он. – Просто уйти?
Дэллиджер улыбнулся, но как-то грустно, печально:
– Сейчас я собираюсь пойти в свой кабинет и под-
готовиться к отставке. Завтра я верну себе прежнюю
спокойную жизнь. Знаешь, я довольно неплохой са-
довник. Это мое хобби, а в последние годы мне неко-
гда было этим заниматься. Я в курсе, что уже июнь и я
слегка припозднился в этом году, но предстоящий се-
зон обещает быть длинным и, надеюсь, простит мне
такую мелочь в этом регионе.
Люк кивнул:
– Ладно, до свидания, мистер Дэллиджер.
– До свидания, агент Стоун. И удачи тебе, вне за-
висимости от того, как ты решишь поступить.
Дэллиджер развернулся и пошел обратно через по-
ле. Люк остался возле стены. Он смотрел, как фигура
Дэвида уменьшается с расстоянием. Когда тот достиг
отметки в пятьдесят ярдов, раздался выстрел.
Он эхом разнесся по трибунам стадиона и тихим
темным улицам. Люк оглядел стадион, пытаясь обна-
ружить стрелка. Он не заметил вспышки, даже намека
на нее. Выстрел был сделан не из будки комментато-
ров. Он увидел бы ее краем глаза. Люк подумал, что
стрелять могли издалека. Хороший снайпер запросто
сделал бы это с расстояния в две тысячи ярдов и бо-
лее. Все-таки армия США готовила одних из лучших
стрелков в мире.
Стоун оглянулся на поле. Тело Дэллиджера лежа-
ло, словно темная глыба на полпути. Ему пришло в го-
лову, что стрелявший даже не потрудился установить
глушитель. Он запросто мог сделать это, но не стал.
Люк достал из кармана капюшон и натянул его на
голову. Единственное, что теперь было видно – его
глаза. Он проскользнул вдоль бетонной стены вниз по
направлению к пъедесталу победителей. Через пару
секунд Стоун растворился в тени.
Глава 46
6 июня
12:03
На дороге
Мир вокруг потерял краски.
Дальнобойщик был за рулем всю ночь. Сейчас он
находился под Флоренцией в Южной Каролине, в той
части штата, где выездов мало и они редко встреча-
ются. Темное шоссе тянулось в свете его фар. Он хо-
тел добраться до северной части Флориды прежде,
чем остановиться на отдых где-нибудь в Джексонвил-
ле или Сент-Огастине, если повезет.
Это был ужасный день, возможно, худший на его
памяти. Но жизнь продолжалась. Он перевозил свин-
ные консервы из Виргинии в порт Эверглейдс. Сами
себя продукты не повезут.
Он закурил и включил радио. Только что был пред-
ставлен новый президент, о котором водитель рань-
ше даже и не слышал. Он собирался сделать какое-то
важное заявление.
Дальнобойщик вздохнул. Он надеялся, что хотя бы
этого парня не взорвут.
Послышался голос президента: «Мои дорогие аме-
риканцы, вчера, пятого июня, Соединенные Штаты
Америки были внезапно атакованы тайными агентами
исламской республики Иран. США доброжелательно
относились к этой нации и все еще пытались выйти на
компромис с правительством страны для удержания
мира на Ближнем Востоке. Менее, чем за двадцать
четыре часа до нападения иранского дрона на Белый
дом, их посол в ООН передал нашему дипломату от-
писку на наше последнее послание. Их ответ поясня-
ет, что дальнейшие переговоры будут бесплодны, но,
тем не менее, в нем не содержится ни единой угрозы
или же намека на войну или вооруженное нападение.
Вы, должно быть, заметили одну очевидную вещь
– природа атаки явно указывает на то, что она плани-
ровалась за несколько дней, недель или даже меся-
цев. В это время иранское правительство намеренно
пыталось обмануть США своими ложными заявлени-
ями и выражением надежды на перемирие.
Сегодняшнее происшествие нанесло серьезный
ущерб Центру управления на горе Везер, где нахо-
дились бывший президент, вице-президент и многие
другие члены правительства. Мне очень тяжело при-
знать, что мы потеряли столько великих людей. Точ-
ное количество пострадавших пока не известно, но
мы ожидаем подтверждения, как минимум, трехста
смертей.
Иран предпринял неожиданные действия на аме-
риканской земле. Факты последних двух дней говорят
сами за себя. Народ США уже понимает нависшую
угрозу над нашими жизнями и безопасностью нашей
нации.
Как Верховный Главнокомандующий армией и фло-
том, я распорядился, чтобы были приняты все соот-
ветствующие меры для защиты наших граждан. Вне
зависимости от того, как долго это продлится, амери-
канский народ будет идти до победного конца. Я верю,
что передаю волю своего народа, утверждая, что мы
будем не только защищаться до последнего, но и не
остановимся, пока не будем уверены, что эта форма
предательства никогда больше не повторится.
Начались боевые действия. Нельзя закрывать гла-
за на то, что наши граждане, наша территория и на-
ши интересы находятся в серьезной опасности. С уве-
ренностью в наших вооруженных силах и с решимо-
стью наших людей мы добьемся неизбежной победы,
да поможет нам Бог. Таким образом, я сообщаю вам,
что с пятого июня, в результате трусливого нападения
исподтишка, Соединенные Штаты Америки находятся
в состоянии войны с Ираном».
Глава 47

***

12:35
Округ Куин-Эннс, Мэриленд – Восточный берег
залива Чесапик
Люк приехал домой, понимая, что уже опоздал. Бы-
ло темно, а близость воды, казалось, только сильнее
наэлектризовала воздух.
Он припарковал машину в ста ярдах от здания, вы-
ключил фары и стал наблюдать. На дороге не было
абсолютно никакого движения. Вдалеке в доме сосе-
дей мерцал свет от телевизора. В четверть мили от
него стоял темный дом Томпсонов.
Люка настолько наполняло чувство страха, что ему
даже показалось, что его может стошнить. За все это
время он совершил множество ошибок и теперь си-
туация угрожала жизням Бекки и Ганнера. Он давно
должен был рассказать жене о возможных послед-
ствиях его работы. Он вообще должен был оградить
их.
Он медленно скатился по холму в направлении до-
ма. Ее Вольво стоял на месте. Люк припарковался за
ним, вышел из машины и проверил двери ее авто. Он
даже не пытался прятаться. Лучше бы они пришли за
ним, чем тронули его семью. Он пожалел, что в свое
время не пошел на сделку, когда мог. Он понимал, что
это была ложь, но все же…
Двери Вольво были открыты. Бекка никогда не за-
крывала их здесь. В салоне машины не было ничего
столь важного. Он открыл багажник и порылся в нем.
Ничего особенного: домкрат, балонный ключ, насос и
две теннисные ракетки.
Люк подошел к дому. Двери были открыты и он во-
шел внутрь. Никого.
Он ощутил пустоту старого дома. В ванной комнате
был включен свет, который бросал тень на гостиную.
Журнальный столик был развален, словно кто-то упал
на него. Это был единственный след произошедшей
здесь борьбы. Люк остановился на мгновение, задер-
жав дыхание, прислушиваясь и всматриваясь в тем-
ноту. Никаких звуков, абсолютно.
Его дыхание вырвалось с длинным низким стоном.
Хорошо, он уже здесь. Сейчас он воспользуется мо-
ментом, соберет все эмоции в кулак и обыщет остав-
шуюся часть дома. Если здесь кто-то и был, то он был
мертв.
«Мне так жаль, Бекка», – подумал он.
Люк простоял так несколько минут. Где-то далеко
за окном по воде шла лодка. Он не видел ее, но мог
точно сказать это по красному отблеску ее кормы.
Он принялся за поиски, рассеянно бродя по комна-
там и проверяя дом. Вокруг него прыгали тени. Люк
зашел в спальню, затем в ванную и туалет. Бекки ни-
где не было. Что бы они не сделали с ней, тела в доме
не было.
Стоун зашел в комнату Ганнера. Над кроватью ви-
сел постер с зомби в натуральную величину. На се-
кунду Люку почудилось, что там стоял человек. Окро-
вавленный зомби в лохмотьях, с идущей пеной изо
рта, будто обвинял его: «Ты убил ребенка. Ты сделал
это».
Люк ничего не мог сказать в свое оправдание. Все
тело охватила жгучая боль. Она не имела ничего об-
щего с той, которую он испытал сегодня утром. Боль
разлуки, бессильный страх за свою семью. Их вырва-
ли у него из рук и он не знал, как вернуть их обратно.
Мысли проносились в голове с такой скоростью, что
он не мог дышать. Он мог бы позвонить Дону, он мог
бы умолять их. Это была уже крайность, просьба об
одолжении по старой дружбе. Люк сделал бы что угод-
но, вообще все, лишь бы поменяться местами со сво-
ей семьей. Но Дон никогда не пойдет на это, он знал
его слишком хорошо. Если тот ставил ультиматум, то
все, решено. Пути назад больше нет. Черт! Возмож-
но и Дон уже не мог ничего остановить. Может быть у
него даже нет контактов похитителей. Они могли по-
лучить задание и начать действовать без какой-либо
обратной связи.
Бекка и Ганнер могут быть уже мертвы. Люк практи-
чески рыдал. Но это нормально, были причины и ни-
чего нельзя было поделать.
Зазвонил телефон и он ответил.
Женский голос произнес:
– Люк?
– Труди.
– Люк, вице-президент жива.
Через три секунды Люк пулей вылетел из комнаты
Ганнера и уже бежал вниз по лестнице. Он быстро вы-
шел из дома в ночную прохладу и направился к маши-
не. Это был инстинкт. Его тело действовало быстрее,
чем соображал мозг. Вице-президент Сьюзен Хопкинс
была его единственным шансом спасти свою семью.
– Говори, – произнес он.
– “ЭШЕЛОН”, – ответила она. – Они выискивали
какие-нибудь признаки жизни – сигналы мобильных
телефонов, электронной почты, планшетов, вообще
любых устройств, которые могут привести к постра-
давшим на горе Везер. Около десяти минут назад он
поймал сигнал с телефона агента Секретной службы
безопасности, Чарльза Берга, который был прикреп-
лен за Сьюзен Хопкинс. Система тут же передала ин-
формацию через региональный шлюз в штаб-кварти-
ру АНБ и они отследили звонок Берга.
Люк завел машину, включил передачу и нажал пе-
даль газа. Шины завизжали и он вернулся на дорогу.
– Я слушаю, – произнес он.
– Берг звонил отставному агенту Уолтеру Бренна.
Они когда-то работали вместе. Короче говоря, Берг
передал, что Хопкинс пострадала, но жива и он везет
ее обратно в Вашингтон. Он не собирается сообщать
об этом кому-либо еще. Судя по разговору, Бренна
был врачом морской пехоты до того, как присоединил-
ся к Секретной службе. Это было около тридцати лет
назад. Берг планирует отвезти вице-президента к Уо-
лтеру, чтобы проверить, смогут ли они обработать ее
раны дома. Затем они хотят спрятать ее.
– Насколько она травмирована?
– Не ясно. Разговор длился чуть дольше минуты.
– Где живет этот Бренна?
– Так, минуточку… Они отследили стационарный
номер. Он живет в Боуи, штат Мэриленд, Третья ули-
ца, дом 1307.
Люк уже вбивал адрес во встроенный навигатор
на приборной панели. Он посмотрел, как пролегает
маршрут. Ехать минут тридцать, даже меньше, если
он поднажмет.
– Где сейчас Берг и вице-президент?
– Также не ясно. Мы потеряли сигнал с телефо-
на Берга в районе какой-то проселочной дороги в Во-
сточной Виргинии. Все попытки связаться с ним были
неудачными. Сейчас агенты разных спецслужб пыта-
ются добраться туда, но мы определили их местопо-
ложение с точностью в двести ярдов. Данные спутни-
ка показывают, что местность заброшена, вокруг на-
ходятся лишь заросли. Поблизости нет ни одной при-
паркованной машины. Такое ощущение, что Берг по-
звонил Бренна и выбросил телефон в окно. Никто да-
же не знает, за рулем ли он.
Люк кивнул. Чак был достаточно умен и понимал,
что за ними могли следить. Единственное, чего он не
мог знать, это каким образом и сколько людей было
задействовано.
– Дон знает об этом?
– Он ведет себя странно. Да, он в курсе. Когда по-
явилась информация, он буквально вылетел отсюда.
Он сам не в себе.
– Он что-нибудь говорил обо мне?
– Только, что разговаривал с тобой и вы поссори-
лись. Дон сказал, что ты собирался ложиться спать и
чтобы мы тебя не беспокоили. Но я не так плохо тебя
знаю. Не думаю, чтобы ты спокойно уснул при таких
обстоятельствах.
– Труди, он пытается убить меня.
Слова вылетели раньше, чем он подумал. Как толь-
ко он произнес это, ему полегчало. Это был факт, а
Труди была уже не маленькой девочкой. Он не мог за-
щищать ее от действительности. В трубке затянулось
молчание.
Люк пролетел знак моста залива Чесапик. Остава-
лось пять миль. Через десять минут он снова проедет
мимо трупа Дэвида Дэллиджера.
– Труди?
– Люк, о чем ты говоришь?
– Если я расскажу тебе, то подвергну опасности.
– Говори, – произнесла она.
Он рассказал. Казалось, тишина только увеличи-
лась. Люк мчался на скорости девяносто миль в час,
поднимаясь на мост. Дороги были пусты, даже поли-
ции не было видно.
– Ты веришь мне? – спросил он.
– Люк, я не знаю, чему верить. Я знаю, что Дон и
Билл Райан были друзьями. Они даже ездили семья-
ми в отпуск.
– Труди, они похитили мою жену и сына.
– Что?
Он рассказал ей об этом случае, стараясь говорить
спокойным голосом. Он указал на факты, в которых
был уверен. Он не рыдал и не кричал.
– Это был переворот, – сказал Люк. – В правитель-
стве и армии есть люди, которым нужна война. Ве-
роятно, некоторым подрядчикам она тоже интересна.
Как и Дону. Небольшой игрок, но все же.
Голос Труди задрожал:
– Чуть более получаса назад Билл Райан объявил
войну Ирану. Сразу после этого весь эфир сошел с
ума. “ЭШЕЛОН”, все радиостанции, Фэрбенкс, Мен-
вит Хилл, база ВВС Японии Мисава и куча других…
они также прослушивают русских. Россия пока не да-
вала никаких объявлений, но они отнесутся к нападе-
нию на Иран, как на самих себя. Они готовят ракеты к
запуску. Я не могу поверить, что Дону хотелось всего
этого.
– Слушай, мне кое-что нужно от тебя, – начал
Люк. – Возьми Свона… Кстати, он еще там?
– Свон никогда не уходит, – ответила она.
– Пусть он взломает компьютер Дона и поищет
доказательства, что тот знал о нападениях заранее.
Письма, файлы, все, что угодно. Дон не был органи-
затором, но знал об их приближении.
– Даже если мы что-нибудь найдем, что это даст?
– Это даст нам зацепку, чтобы открыть уголовное
дело против Райана и всех, кто за этим стоял. Взяв
Дона, мы, скорее всего, получим наводку на Райа-
на, а затем на остальных. Эффект домино. Сохранив
жизнь вице-президенту, мы сможем заставить Райа-
на уйти. Как только мы сделаем это, он уже не будет
под защитой. У него не будет шансов, получи мы уди-
ки против него.
– Хорошо, Люк. Свон поищет.
– Я уверен, он найдет что-нибудь, – сказал
Люк. – Позвони мне, как только вы сделаете это.
– Еще что-нибудь требуется?
– Да. Позвони Эду Ньюсэму, пусть подготовится. Он
не нужен мне лежащим в постели при таких обстоя-
тельствах.
– Что ты собираешься делать?
– Я? Если еще не слишком поздно, то спасти жизнь
вице-президента.
Глава 48
8:56 (Московское время)
Стратегический центр оперативного управле-
ния – Москва, Российская Федерация
Юрий Грачев, двадцатидевятилетний помощник
Министра обороны, быстро шел по коридорам центра
управления в оперативный штаб. Его шаги эхом раз-
носились по пустому помещению. Он раздумывал над
сложившейся ситуацией. Произошел худший сцена-
рий. Назревала катастрофа.
По неизвестным причинам, сорок пять минут назад
к его правому запястью пристегнули черный ядерный
чемоданчик Министра, его Чегет. Чемоданчик был
довольно старый, тяжелый и вынуждал Юрия слегка
наклоняться в сторону при ходьбе. В нем находились
коды и механизмы для запуска ракет на Запад.
Юрий не хотел, чтобы к нему пристегивали эту
ужасную вещь. Он хотел пойти домой к жене и ма-
ленькому сынишке. Больше всего ему хотелось про-
сто зарыдать. Все тело дрожало. Было ощущение, что
его бесстрастное лицо вот-вот рассыпется на мелкие
кусочки.
Четыре часа назад американское правительство
было свергнуто в результате госпереворота. А час на-
зад новый президент объявил в прямом эфире о на-
чале войны с Ираном. В правительстве России нового
президента сочли сумасшедшим, передовиком воин-
ствующей элиты, которая все это время скрывалась в
тени. Его возможный приход к власти уже давно счи-
тался худшим сценарием из возможных.
Этот переворот и объявление войны подняли мно-
жество различных протоколов здесь, в России. Их на-
зывали по-разному, но наиболее известным наимено-
ванием было “Система Периметр”.
Эта система приводит всю оборону страны в состо-
яние повышенной готовности, предоставляя удален-
ным ракетным установкам, самолетам и подводным
лодкам право на полусамостоятельное принятие ре-
шений. Это децентрализует командование.
Идея заключалась в том, чтобы дать возможность
российским военнослужащим нанести ответный удар
по Америке в случае, если они уничтожат руковод-
ство в Москве. Если связь будет отсутствовать и, в то
же время, будут зафиксирована сейсмическая актив-
ность или необычные показания радаров, региональ-
ные командиры и даже отдельные бункеры смогут са-
ми решить произошла ли атака и стоит ли наносить
ответные ядерные удары.
Но система не работала. Она была разрушена бо-
лее двадцати лет назад, практически всю сознатель-
ную жизнь Юрия. Восемь из двенадцати спутников
уже покоились на дне океана. Новые не устанавлива-
ли.
Связь между удаленными станциями постоянно
разрывается. Вечно наблюдается необычная сейсми-
ческая активность, ведь в мире каждую минуту про-
исходят землетрясения. Но хуже всего то, что радары
часто путают ракеты. Никто в управлении не признает
этот факт, но он есть.
Юрий лично присутствовал в центре управления
три года назад, когда шведы запускали научный спут-
ник на орбиту. Система дальнего обнаружения приня-
ла его за ракету, запущенную с американской подвод-
ной лодки, дислоцированной в Северной Атлантике.
Ядерный чемоданчик, к счастью, не прикреплен-
ный в тот момент к запястью Юрия, начал издавать
сигнал тревоги. Он направил сообщения военным ча-
стям, издавая ужасные визжащие звуки. Пусковые
шахты ракет по всей России ответили боевой готов-
ностью. Если бы Америка нанесела первый удар, от-
вет последовал бы минут через девять. Был ли это
электромагнитный импульс, который мог просто отри-
цательно сказаться на дальнейшей реакции России?
Могло ли это повлечь более крупную атаку?
Никто не знал. Генштаб тогда затаил дыхание и
просто выжидал. Минуты тянулись словно годы. На
восьмой минуте радиолокационная станция сообщи-
ла, что ракета успешно покинула земную атмосферу.
Раздались неуверенные возгласы. На одиннадцатой
минуте станция отчиталась, что ракета вышла на ор-
биту. После этого все успокоились и вернулись к ра-
боте.
Система “Периметр” в тот день не сработала. Ча-
сти ожидали приказа главных командиров. Но сегодня
она среагировала. Простая ошибка, разрыв связи, да-
же крыса, прогрызшая провода могла передать такое
важное решение в руки людей, которые на тот момент
могли находиться в состоянии алкогольного опьяне-
ния, усталости, просто сидеть и скучать или даже су-
масшедшим.
Американцы сделали то, чего от них никто не ожи-
дал. Опасная группировка захватила власть в Ва-
шингтоне и их предстоящие действия были непред-
сказуемы. В ответ на это Россия привела в действие
ненадежную и небезопасную систему, которая стави-
ла под угрозу буквально весь мир.
Система была сильным сдерживающим фактором,
так как гарантировала взаимное уничтожение сторон.
Во времена СССР она считалась довольно успеш-
ной разработкой, но тогда все системы связи и опове-
щения были современными и работали стабильно. А
сейчас страшно было даже подумать об этой систе-
ме. И вот “Периметр” стал реальностью.
Глава 49
1:03
Боуи, Мэриленд – Восточный пригород Вашинг-
тона
Люк припарковался в ста футах от дома, который
представлял собой ранчо, установленное на крыше
двухместного гаража. Во всем помещении горел свет.
Один из отсеков гаража был открыт и ярко светился.
Это местечко выглядело так, словно хозяева уже под-
готовились к Рождеству.
В гараже было практически пусто, лишь некоторые
инструменты болтались на стене, в углу стояли му-
сорный бак, пару граблей и лопаты. Люк предполо-
жил, что Бренна убрал машину специально, чтобы Ча-
ку было где встать. Эти парни понятия не имели, с кем
они имели дело.
Он взглянул на небо. Ночь была пасмурной. С уче-
том того, что было поставлено на карту, Люк не уди-
вился, если бы сейчас прилетел дрон и стер с ли-
ца земли этот дом. Можно было легко сделать это и
потом сослаться на короткое замыкание. Оставалось
лишь дождаться прибытия Сьюзен Хопкинс.
По правилам этой игры победитель забирал все.
Зазвонил телефон. Люк посмотрел на экран и отве-
тил:
– Эд.
– Люк, рад, что ты еще жив.
– Я тоже. Спасибо за предостережение, ты спас ме-
ня.
– Труди сказала позвонить. Она передала мне, что
твою семью похитили. Это правда?
– Да, правда, – ответил Люк.
– Собираешься отступать?
– Боюсь, уже слишком поздно. Все, что мне остает-
ся, это идти вперед.
– Хочу сказать тебе кое-что по секрету, – сказал
Эд. – Когда-то я удерживал человека целую неделю
перед тем, как убить его. Это не было связано с рабо-
той, личное дело. Я бы сделал это снова. Если кто-то
навредит твоей семье, я сделаю это за тебя. Я обе-
щаю.
Люк сглотнул. Возможно, наступит день, когда он
примет предложение Эда.
– Спасибо.
– Я могу тебе чем-то помочь сейчас?
– У меня есть знакомый, – произнес Люк. – Он ирак-
ский врач, работающий судмедэкспертом вниз по ули-
це Е. Его зовут Ашваль Надури. Когда-то давно я спас
его задницу, прикрыв его, и он мне немного задолжал.
Когда мы попрощаемся, я хочу, чтобы ты позвонил
ему, хорошо?
– Хорошо.
– Скажи ему, что я хочу вернуть должок. Не дву-
смысленно. У него нет выбора. Он сказал, что будет
ползти на коленях по пустыне, если надо. Вот это и
надо, напомни ему. Это его единственный шанс рас-
платиться со мной. Затем встреться…Ты можешь хо-
дить?
Не совсем, но дохрамать смогу.
– Тогда храмай в его офис. Как только доберешь-
ся туда, свяжись со мной, только с другого телефона.
Найди какой-нибудь другой. Сегодня я отвечаю на все
звонки. Если я увижу входящий вызов с неизвестно-
го мне номера, я буду знать, что это ты. После это-
го я тоже сменю номер. Мы созвонимся с двух новых
телефонов. Я передам Ашвалю все необходимые ин-
струкции. Возможно, тебе придется помочь ему. Мо-
жешь повыкручивать ему руки.
– Я понял тебя, Люк. Я довольно хорош в этом.
– Я в курсе.
Люк положил трубку, вышел из машины и достал
из багажника металлическую коробку и зеленую сум-
ку. Он направился к входной двери дома. Было тем-
но, но он догадывался, что соседи на самом деле не
спят. Кто бы смог уснуть в подобную ночь? Он пред-
ставил десятки людей, которые просто лежали в кро-
ватях, возможно тихо болтая с любимыми, возможно
плачя, а может быть молясь.
Если бы где-то сидел снайпер, он с легкостью уже
снял его. Люк приготовился к выстрелу, но ничего не
произошло.
Люк поднялся по ступенькам и нажал кнопку звон-
ка. По всему дому разошлась приятная мелодия. Про-
шло несколько минут. Он поставил сумку на пол, по-
вернулся и посмотрел на ночной город. Дом за домом,
улица за улицей, несколько блоков тянулись к глав-
ной улице. Для многих людей эта ночь была худшей в
жизни и Люк был одним из них.
Дверь открылась. Он повернулся и увидел челове-
ка. Этот высокий седовласый мужчина с острыми ску-
лами выглядел как шестидесятипятилетний актер из
рекламы, который никогда не курил и до сих пор ходил
в спортзал пять раз в неделю. Человек стоял в позе
стрелка, в руках был большой пистолет. На лице Люка
отразился приближающийся конец игры.
– Могу я чем-то помочь? – спросил он.
Люк поднял руки. Никаких резких движений, чтобы
не получить случайную пулю. Он говорил тихо и спо-
койно:
– Уолтер Бренна, меня зовут Люк Стоун. Я агент
группы особого реагирования ФБР. Я хороший парень.
– Откуда ты знаешь мое имя?
– Уолтер, все, я имею в виду буквально всех, знают
твое имя. Они знают и тебя, и то, что ты собираешься
делать. Я здесь, чтобы сказать тебе, что это не срабо-
тает. Плохие парни прослушали твой разговор с Ча-
ком Бергом и съезжаются сюда, если еще не сделали
это. Ты не удержишь их.
Бренна улыбнулся:
– А ты?
– Я участвовал в операциях Дельта Форс в Афгани-
стане, Ираке, Йемене, Демократической Республике
Конго и других местах. Никто даже не догадывается,
что мы были в Конго, понимаешь, о чем я?
Бренна кивнул:
– Да, но это не означает, что мне есть до этого дело
или что я верю тебе.
Люк указал головой на пол:
– Ты видишь этот ящик и сумку позади меня? Они
полны оружия и я знаю, как им пользоваться. Я пере-
стал считать убитых мною, когда цифра перевалила
за сотню. Если хочешь протянуть эту ночь и чтобы ви-
це-президент осталась жива, впусти меня.
Бренна явно хотел поиграть в “вопрос-ответ”:
– А что, если не впущу?
Люк пожал плечами:
– Я подожду здесь. Когда Чак приедет, я скажу ему,
что вице-президент уходит со мной. Если он откажет, я
убью его, затем заберу ее. Она должна выжить любой
ценой. Жизнь Чака не имеет значения, также, как и
твоя.
– И куда же отвезешь ее?
– Повидать старых друзей. Меня ждет врач вме-
сте с другим агентом, работавшим в Дельта. Он мой
напарник. На заметку, за последние двенадцать ча-
сов он убил шестерых. Трое из них были причастны
к убийству на Везер. Когда ты в последний раз морал
руки, Уолтер?
Бренна уставился на него.
– Неужели ты думаешь, что сможешь пройти через
это, никого не убив? Если так, то подумай еще раз.
Он перебирал в руке пистолет.
– Уолтер, я позвонил в дверь. Они – не станут.
Бренна опустил оружие:
– Заходи.
Люк взял сумки и вошел в дом. Он проследовал за
Бренна по узкому коридору, пролегавшему через ста-
рую кухню. Люк взял управление в свои руки и Бренна
подчинился.
– Здесь есть женщины или дети? – спросил Стоун.
Бренна покачал головой:
– Я разведен. Жена уехала в Мексику, а дочь в Ка-
лифорнию.
– Это хорошо.
Бренна привел Люка в пустую комнату без окон в
центре которой находился деревянный стол. На нем
были разложены медицинские инструменты: скальпе-
ли, щипцы, антисептики, бинты, жгуты.
– Эта комната отделана двойным слоем стали. Она
потайная, находится в нескольких футах от стен. Сна-
ружи ее не видно.
Люк покачал головой:
– Это не имеет значения. Они используют инфра-
красные тепловые детекторы. У нас были специаль-
ные маски в Афганистане, благодаря которым источ-
ник света виден прямо сквозь стены. Они могут про-
сто поджечь дом и мы попадем в ловушку.
Люк поднял руку:
– Послушай, Уолтер. Мы не собираемся выигры-
вать эту войну, будучи милашками. Они бросят на это
все силы. Здесь нет правил, нет каких-либо перегово-
ров. Слишком многое поставлено на карту. Когда они
ударят по нам, они ударят со всей силы. Нам нужно
быть готовыми. Они, не колеблясь, сожгут это место,
а соседям расскажут, что была утечка газа. Лично я
предпочел бы умереть в перестрелке на улице.
Люк положил сумки на стол. Этот парень был яв-
но любителем, один из так называемых “подготовлен-
ных”, кто строил смехотворные бункеры, наподобие
этой комнаты, и хранил там консервы, чтобы выжить
от грядущего апокалипсиса. Это не сильно помогло,
но все же лучше, чем абсолютно не готовый человек.
– Что еще хорошего у тебя есть? – спросил Люк.
– Ружье М1 и около двадцати магазинов, заполнен-
ных бронебойно-зажигательными патронами 30-06.
Люк кивнул:
– Уже лучше. Еще что?
Бренна глубоко вздохнул.
– Давай, Уолтер. Говори. У нас не так много време-
ни.
– Ладно, – произнес Бренна. – В гараже стоит GMC
Suburban, полностью бронированный. Он не примеча-
телен, но двери, кузов, салон, подвеска, двигатель и
все остальное отделано стальными пластинами, бал-
листическим нейлоном и кевларом. Я установил без-
опасные шины по технологии Runflat, то есть ты смо-
жешь проехать еще миль шестьдесят, если они спу-
стят. Стекла из двухдюймового прозрачного поликар-
боната и свинца. Вес просто огромен – на две тыся-
чи фунтов больше, чем снаряженная масса стандарт-
ного Suburban. Двигатель улучшен до V8. Передний
бампер и решетка также отлиты из стали. На нем спо-
койно можно проехать сквозь кирпичную стену.
Люк улыбнулся:
– Красота. А ты не хотел говорить мне о нем.
Бренна покачал головой:
– Я вложил в эту машину сто тысяч долларов.
– Лучшего времени для его использования, чем
сейчас, просто не найти. Показывай, – ответил Люк.
Они прошли через дом Бренна в гараж. Люк от-
вел его от входа. Они стояли возле двери на кухню,
скрывшись от возможных просветов, которыми мог-
ли воспользоваться снайперы при открытом гараже.
Через дорогу от них стоял черный Suburban. Бренна
был прав, машина выглядела вполне типичной для
последней модели внедорожника. Лишь окна были
чуть темнее стандартных, а само авто светилось чуть
больше, чем следовало. А может это просто было во-
ображением Люка.
– Заправлена? – поинтересовался Стоун.
– Конечно.
– Она мне пригодится.
Бренна кивнул:
– Я догадался. Возможно, я поеду с вами.
– Хорошая идея. У тебя остались друзья из Секрет-
ной службы, которые до сих пор там работают и кому
можно доверять?
– Да, есть парочка.
– Они нам понадобятся, – сказал Люк. – Черт возь-
ми, страна же до сих пор платит им пенсию? Это мо-
жет быть их последним делом.
В этот момент раздался звук подъезжающего мо-
тоцикла. Он явно ехал очень быстро. Появившись из
ниоткуда, мотоциклист исполнил низкий разворот на
подъездной аллее возле дома Бренна и заехал в га-
раж. Его занесло во время торможения и переднее ко-
лесо ударилось о стену, но гонщик смог удержать его.
Люк вытащил пистолет, приняв это за начало напа-
дения. Бренна подбежал к воротам, схватил трос и
дернул вниз. Двери опустились и он зацепил веревку
за специальное крепеление на полу.
Водитель мотоцикла снял темный шлем. За ним си-
дела женщина, крепко схватившись за его талию. Люк
пригляделся и заметил, что она вообще не держа-
лась. На ее запястьях виднелись наручники, которые
привязали ее к этому парню. Их также держали два
кожанных ремня. Бренна достал нож, чтобы высвобо-
дить пару.
Как только наручники сняли, левая рука женщины
с облегчением упала. Правой рукой она сняла шлем.
Светлые волосы рассыпались до плеч, лицо было
грязным от копоти, челюсть сжата. Левая часть лица,
практически до подбородка, была красной. В голубых
глазах читалась безумная усталость.
Сьюзен Хопкинс оглядела гараж и обратила внима-
ние на Люка:
– Стоун? Что ты здесь делаешь?
– То же, что и вы, – ответил Люк. – Пытаюсь вернуть
свою страну. Вы в порядке?
– Все болит, но, в целом, неплохо.
Парень вытащил подножку и слез с мотоцикла. Он
был очень высок. Он выглядел очень уставшим, но,
в то же время, готовым ко всему. На лице читалась
настороженность.
– Чарльз Берг? – спросил Люк.
Парень кивнул в ответ:
– Зови меня Чак. Вице-президент ранее была не
плохой актрисой. У нас была тяжелая ночь, поэтому я
привязал ее. Но она готова к их приходу.
– Она – президент, – ответил Люк, осознав это впер-
вые. – А не вице-президент.
Он посмотрел на эту маленькую женщину. Он не
мог привыкнуть к этому факту. Стоун всегда считал,
что модели должны быть высокими. Она была очень
красива, просто богиня. Краснота на лице даже до-
бавляла определенный эффект. Люк подумал, что
смог бы любоваться ею минимум час. Но часа у него
не было, возможно, не было и пяти минут.
– Сьюзен, Вы – президент США. Надо напомнить об
этом людям. Думаю, это поможет ситуации. А сейчас
нам нужно выбраться отсюда.
Зазвонил телефон Люка. Он посмотрел на экран,
номер был неизвестен. Скорее всего, это был Эд.
– Уолтер, я понимаю, что это глупый вопрос, но у
тебя есть какой-нибудь подменный телефон, которым
ты ранее никогда не пользовался?
Бренна кивнул:
– Да, у меня есть пять-шесть номеров. Я держу их
на случай, если мне понадобится сделать звонок, ко-
торый невозможно отследить, а затем выбросить те-
лефон.
Это был джекпот.
– Ты немного параноик, – ухмыльнулся Люк.
Бренна пожал плечами:
– Хочешь обвинить меня в этом?
Люк принял вызов:
– Эд? Ты добрался? Отлично, я перезвоню.
Глава 50
1:43
Офис судебно-медицинского эксперта – Ва-
шингтон
Ашваль Надури повесил трубку. В раздумиях он
уселся за стол. Напротив него, в инвалидном кресле
сидел здоровый смуглый парень. Его тип и манеры по-
ведения навевали не очень приятные воспоминания
для Ашваля.
– Он сказал тебе, что ему нужно? – спросил незна-
комец.
Ашваль кивнул:
– Ему нужен труп, желательно неповрежденный.
Женщина, ближе к пятидесяти, светлые волосы. Кто-
то, кто был вполне здоров до гибели.
– Ты сможешь помочь?
Ашваль пожал плечами:
– Это немаленькое место, здесь множество тел.
Уверен, мы найдем подходящее по параметрам.
Когда-то в другой жизни Ашваль был врачом.
Здесь, в Америке, его иракский диплом не котировал-
ся, поэтому он работал обычным фельдшером. Он ра-
ботал в этом огромном морге, помогая со вскрытиями,
занимаясь обработкой тел и другими делами, которые
ему поручали. Это была не самая приятная работа,
но довольно спокойная.
Люди уже были мертвы, за жизнь бороться не при-
ходилось. Не было боли, не было страха перед смер-
тью. Худшее, что могло случиться, уже произошло. Не
было необходимости пытаться остановить болезнь и
делать вид, что еще не все потеряно.
Ашваль испытал неприятные ощущения где-то
внутри. Кража трупа означала потерю работы. До-
стойной работы. Он был довольно скромным и зар-
платы хватало лишь на оплату счетов. Он жил в обыч-
ном домике с двумя дочерьми. У них практически ни-
чего не было и было бы обидно потерять то малое,
что имелось.
Но у него не было выбора. Ашваль был бахаистом.
Это была прекрасная спокойная вера. Ашваль любил
свою религию, ему нравилось абсолютно все, касаю-
щееся ее. Но большинству мусульман она не нрави-
лась. Они называли бахаистов отступниками, а рели-
гию ересью. И многие считали, что это должно быть
наказуемо смертью.
Когда он был еще ребенком, его семья уехала из
Ирана, так как бахаистов стали преследовать. Они пе-
реехали в Ирак, который тогда был ненавистным вра-
гом для их страны. Ираком в то время управлял сума-
сшедший, который оставался чуть ли не единствен-
ным приверженцем этой религии. Ашваль возмужал,
отучился и стал доктором. Ему нравилось это призва-
ние и он всячески пользовался плодами профессии.
Затем главу государства свергли и бахаистам в стра-
не стало небезопасно находиться.
Как-то ночью исламские экстремисты забрали его
жену. Возможно, некоторые из них даже были его быв-
шими пациентами или просто соседями. Это уже не
имело значения, больше он так и не увидел ее. До сих
пор, хотя прошло уже десять лет, он не мог позволить
себе представить ее лицо или вспомнить имя. Мыс-
ленно он просто называл ее женой и не углублялся в
это. Ашваль не мог даже думать о ней.
Ему было тяжело вспоминать, что, когда ее забра-
ли, ему не к кому было обратиться за помощью. Об-
щество распалось, в стране царил хаос. Когда он про-
ходил по улице, люди смеялись или попросту отвора-
чивались от него.
Через две недели пришла еще дюжина мужчин в
черных капюшонах. Эти были явно не знакомы ему.
Они отвезли его и дочерей в пикапе в пустыню, вы-
вели их на песок и поставили на колени. Его девочки
рыдали, Ашваль не смог заплакать. Он не смог заста-
вить себя утешить их, он просто онемел. В каком-то
смысле он даже был благодарен Богу за происходя-
щее.
Внезапно раздались выстрелы, очередь из автома-
та. Сначала Ашваль решил, что умер, но он ошиб-
ся. Один из мужчин расстрелял остальных. Он убивал
снова и снова, все произошло за какие-то десять се-
кунд. Звук был просто оглушительным. Когда он оста-
новился, трое человек все еще были живы, пытаясь
отползти, чтобы сбежать. Мужчина, не спеша, подо-
шел к каждому из них и выстрелил в затылок. Ашваль
вздрагивал при каждом выстреле.
Мужчина снял капюшон. У него была длинная боро-
да, как у муджахедов, и загорелая на солнце кожа. Но
волосы были светлые, как у европейцев, почти блон-
ди. Он подошел к Ашвалю и протянул руку.
«Вставай», – произнес он твердым голосом. В нем
не было сострадания, по тону было ясно, что этот че-
ловек привык отдавать приказы. «Пойдем со мной, ес-
ли хочешь жить».
Этого парня звали Люк Стоун. Именно тот человек,
который только что поручил Ашвалю украсть труп.
Выбора не было. Он даже не стал спрашивать, зачем
ему это надо. Люк спас жизнь ему и его дочерям, а
это было намного важнее любой работы. Последняя
фраза, сказанная по телефону, помогла ему принять
решение.
«У них моя семья», – сказал ему Люк.
Ашваль посмотрел на парня, сидящего в инвалид-
ном кресле:
– Пойдем, посмотрим, что нам подойдет?
Глава 51
1:50
Боуи, Мэриленд – Восточный пригород Вашинг-
тона
Кортеж автомобилей летел сюда на полной скоро-
сти. Он состоял более, чем из десяти черных джипов
и внедорожников без каких-либо знаков или марки-
ровок. Последняя машина была тюремным фургоном
на случай, если придется взять заложников. Они тихо
припарковались на стоянке в двух кварталах от дома.
Улица была тупиковой, заехать и выехать с нее мож-
но был лишь одним путем. Два внедорожника встали
бамперами друг к другу, перекрывая въезд.
В это время двадцать штурмовиков окружили дом.
Восемь человек подходили к центральному входу,
еще по пять с каждой стороны. Двое командиров при-
сели на колени, скрываясь за припаркованными ма-
шинами в полуквартале от происходящего, откуда от-
крывался хороший обзор и можно было руководить
операцией. Все были одеты в защитные костюмы и
шлемы, оснащенные рациями.
Восемь мужчин тихо пересекли улицу в направле-
нии двухместного гаража. Их предводитель нес трид-
цатифутовый стальной таран, которым они собира-
лись вынести дверь с одного или двух ударов. У каж-
дого из них были световые гранаты и пистолеты. Пла-
нировалось выбить дверь, а затем забросить внутрь
гранаты. При успешном исходе, удар и яркий свет
должны были дезориентировать объекты или заста-
вить их выбежать на улицу, где остальная команда
легко бы их перехватила.
Третьим в линии был молодой парень по имени Ра-
фер, который, честно говоря, сильно нервничал и по-
стоянно вытирал пот со лба. Его давило плохое пред-
чувствие, как это уже бывало ранее перед перестрел-
ками. Так можно было и обделаться. Он улыбнулся,
предчувствия никогда не подводили его. Рафер три-
жды побывал в Ираке и Афганистане и ни разу не по-
лучил ранения серьезнее, чем царапина.
Остановись. Будь внимательнее.
Он заставил себя вернуться в настоящее. Группа
мужчин прислонилась к двери гаража. Справа, в де-
сяти футах от них, была центральная лестница. Все
должно произойти очень быстро. Он представил себе
картину. БУМ! Дверь слетает с петель, они бросают
гранаты. Рафер второй в линии. Они отпрыгивают на-
зад, ждут взрыва и забегают внутрь.
Где-то недалеко раздался странный приглушенный
звук. Он был похож на работающий двигатель автомо-
биля и звучал так, словно его источник находился как
раз за дверью.
Парень перед Рафером обернулся. Его глаза рас-
ширились. Они оба уставились на дверь.

***

Люк сидел за рулем Suburban в закрытом гараже


Уолтера Бренна. Сам Уолтер был на пассажирском
месте. На задних сиденьях находились Сьюзен Хоп-
кинс и Чарльз Берг. Бренна положил на колени свой
М1. Чак взял девятимиллиметровый Беретта. Руки
Сьюзен были пусты. Люк сидел на месте водителя, как
папаша этой оригинальной семейки.
Он сжал руль. Внутри внедорожника стояла тиши-
на. В углу гаража висел монитор, подключенный к ка-
мерам видеонаблюдения, показывающим им все, что
происходило за дверьми. Там скопилась пара десят-
ков людей, одетых в форму спецназа. Люк понятия не
имел кто это и какую службу они представляли.
Знали ли они о случившемся перевороте? В курсе
ли, что настоящий президент находится здесь? Впол-
не возможно, что они принимали их за очередных тер-
рористов.
Стоун покачал головой. Это не имело значения.
Они собирались напасть на дом, а это означало, что
перед ними плохие парни.
– Они не ожидают такого подвоха, – произнес он ти-
хо. – Давайте сделаем первый шаг, но нужно действо-
вать очень быстро.
– Вы собираетесь убить их всех? – спросила Сью-
зен.
– Да.
Он повернул ключ в замке зажигания и двигатель
заревел. Пути назад больше не было. Люк включил
передачу и глубоко вздохнул:
– Готовы?
– Это тяжелая машина, – произнес Бренна. – Нужно
поднажать.
Люк вдавил педаль газа. Шины взвизгнули на бе-
тонном полу гаража и Suburban заревел, выбив дверь
и разнеся ее на мелкие щепки. Внедорожник вырвал-
ся в ночь. Они пробуксовали на чем-то – то ли на кус-
ках двери, то ли на лежачих полицейских, а может и
на спецназовцах. Люк не знал точно, и ему было, по
сути, все равно. Со всех сторон разбегались люди в
черном.
Они повернули налево, не разгоняя машину. Муж-
чины присели и начали стрелять в автомобиль. Сью-
зен закричала.
– Сьюзен! – воскликнул Люк. – Держи голову ни-
же! Опустись на колени Чака. Мы не знаем, насколько
прочны эти стекла. Я не хочу, чтобы ты была досяга-
ема, когда они пробьют их.
Люк почувствовал, как Suburban набрал скорость.
Впереди стояли два внедорожника, припаркованных
нос к носу посреди улицы. За ними заняли позиции
другие спецназовцы. Они увидели вспышки от вы-
стрелов.
– Куда ехать, Уолтер?
– Прямо. Другого пути нет.
– Сейчас узнаем, насколько эти стекла пуленепро-
биваемы.
Люк вдавил педаль газа до упора. Припаркован-
ные машины становились все ближе и ближе. Дюжина
человек стреляли по лобовому стеклу. Пули облепи-
ли его словно мухи. Они ответили ответным ударом.
Двое человек перегнулись через капот и продолжили
стрелять.
– Давай же!
БУМ!
Suburban прорвался между двумя внедорожника-
ми. Металл царапал металл. Он протиснулся мимо,
разрывая их, отбрасывая, как игрушки. Двоих стрел-
ков затянуло под колеса и раздавило под весом ма-
шины. Suburban лишь слегка замедлился.
Люк снова вдавил педаль, машина начала наби-
рать скорость.
Град выстрелов упал на заднее стекло. Сьюзен
снова закричала, но уже не так громко, как в первый
раз. Они покинули поле боя, быстро уехав. Люк по-
смотрел в зеркало заднего вида. Мужчины запрыги-
вали в свои внедорожники.
– Окей, – произнес Люк. – Довольно неплохо. Где
выезд на шоссе?
– Впереди, – ответил Уолтер. – Через милю, справа.
Suburban разорвал тишину маленького городка.
Люк едва замедлился перед въездом на трассу, с тру-
дом равняясь линии разметки, и повел машину на за-
пад. Все четыре полосы движения были практически
пусты.
Машина продолжала набирать обороты. Цифры на
спидометре постепенно увеличивались: 80, 90, 100.
Внедорожник вырвался вперед и плавно покатился.
Люк без особых усилий управлял им, наслаждаясь
скоростью и испытывая приятное возбуждение. Он
улыбнулся. Suburban быстро уносил их вдаль.
За ними показались первые две машины из корте-
жа. Люк видел их фары в зеркале заднего вида. Могли
ли они обогнать его? Вряд ли.
Он продолжил разгонять машину: 120, 130.
В салоне стояла тишина. Никто не радовался, но и
не собирался нападать. Они пока не выиграли и даже
не были к этому близки. Каждый должен понимать это.
Автомобили перед ними сигналили и съезжали с
дороги. Люк снова посмотрел в зеркало. За ними
быстро мчались машины с включенными красно-си-
ними маячками.
– Наша компания разрастается, – произнес он.
Преследовавшие их машины приближались. Они
проскочили еще один въезд, откуда появились три
черных внедорожника. В двухста ярдах впереди еще
две машины замедлили ход практически до полной
остановки. В темноте засветились их стоп-огни.
– Стоун! – воскликнул Чак Берг. – Они блокируют
нас.
– Я вижу.
Сьюзен просунула голову:
– Что будет, если мы просто сдадимся?
– Они убьют нас, – ответил Бренна.
– Это точно? Я имею в виду, что это какое-то безу-
мие. Увидев меня здесь, они просто выстрелят?
Бренна пожал плечами:
– Вы действительно хотите проверить это?
Каждые несколько миль они проезжали небольшие
площадки для разворота, где обычно останавлива-
лась дорожная полиция с радарами или просто по-
ворачивали машины. Через минуту они должны были
проскочить еще одну.
Слева от них держался внедорожник, из заднего
пассажирского окна которого показался стрелок.
– Ложись! – крикнул Люк.
По задней части и боку Suburban прошелся град
выстрелов. Сьюзен закричала. Заднее стекло было
разбито, но еще держалось. Люк резко повернул руль
влево. Бронированный автомобиль уперся в черный
внедорожник, тем самым загнав его в бетонную сте-
ну. Машину смяло, шины сдулись и ее перевернуло.
Suburban продолжил свой путь.
Люк посмотрел на Сьюзен:
– Я сказал Вам пригнуться. Не делать это иногда, а
постоянно оставаться в этом положении. Им плевать
на нас, их целью являетесь Вы. Желательно, чтобы
они вообще Вас не видели.
Теперь они были просто окружены внедорожника-
ми. Трое спереди, один сбоку и еще два позади. Ма-
шины впереди начали притормаживать. Их невозмож-
но было обойти. Стоп-огни, то загорались, то гасли, то
снова загорались по мере того, как водители нажима-
ли на тормоз. Люк посмотрел на спидометр – 60, 55,
50, 45. Скорость быстро снижалась. Они оказались в
ловушке. Отсюда не было выхода.
– Сейчас я сделаю кое-что необычное, – сказал
Люк. – Я бы поднял вопрос на голосование, но, боюсь,
никто меня не поддержит.
– О чем ты? – спросил Бренна.
Они приближались к следующему месту для разво-
рота.
– Об этом, – ответил Люк и резко крутанул руль.
Огромный Suburban развернулся на площадке, от-
скочил от дороги и выехал на восточную часть дороги.
Теперь они ехали на запад.
Впереди виднелось море фар.
– Боже!
Люк продолжил движение, сжав челюсти. Он снова
вдавил педаль газа. Они ехали по встречной полосе,
машины разъезжались в стороны. Какая-то фура объ-
ехала их слева. Машину содрогнулась от встречного
ветра.
– Люк! – закричала Сьюзен. – Остановись!
Suburban ускорился. Машины пытались избежать
аварии. Встречные фары практически ослепили его.
Но не было времени думать об этом. Люк был макси-
мально сконцентрирован. Он смотрел прямо, сильно
схватив руль обеими руками.
Трасса была довольно популярной и длинной. Люк
мчался сквозь поток, словно борющаяся с разбуше-
вавшимся морем лодка. У него появилось ощуще-
ние уверенности, это жгучее чувство после приема
“Декса”. Нужно быть осторожным. Самоуверенность
может убить его.
Машины пролетали мимо, будто ракеты.
– Кто-нибудь повернул за нами? – спросил Люк.
Бренна посмотрел назад:
– Нет, больше таких психов нет.
– Отлично.
Люк повернул налево и съехал с трассы на следу-
ющем въезде.
Глава 52
2:21
Офис судебно-медицинского эксперта – Ва-
шингтон
Люк заметил Эда Ньюсэма, прислонившегося к сте-
не здания и державшего свою винтовку М4, словно
младенца.
Здание было четырехэтажным, со стеклянным хол-
лом. Оно находилось в непосредственной близости от
эвакуационной зоны Белого дома. Улицы были пусты.
Такое ощущение, будто люди решили, что полмили не
достаточно далеко.
Люк дал машине заехать на тротуар у передней ча-
сти дома до полной остановки.
– И что теперь? – спросила Сьюзен.
– Теперь Вы выходите и остаетесь внутри с Эдом,
Чаком и Уолтером. Вне зависимости от происходяще-
го, от того, кто появится здесь, Вы остаетесь с ними.
Будьте как можно ближе к Эду. Чак и Уолтер хорошие
парни, но Эд – машина для убийства. Ясно?
– Ясно.
– Тогда давайте поторопимся.
Люк выскочил из машины. Из радиатора валил гу-
стой дым. Все двери были горячими от попадания
пуль. Три колеса из четырех были повреждены. В об-
щем, машина показала себя просто замечательно.
Люк должен получить себе такую.
– Немного поджарились, да? – усмехнулся Эд.
Люк улыбнулся в ответ:
– Тебе стоило бы пройти через это.
Все вылезали из машины.
– Эд, ты же помнишь президента?
– Естественно.
Эд толкнул входную дверь. Он ослаб и поэтому при-
шлось налечь всем телом, чтобы открыть ее. Они во-
шли в фойе. Там стоял Ашваль с инвалидной коляс-
кой. Он был смуглый, лысоватый и в очках. Прошло
много лет с тех пор, как Люк видел его в последний
раз. В инвалидном кресле находилось привязанное
тело светловолосой женщины с такой же стрижкой,
как у Сьюзен. Оно было одето в брюки и белый лег-
кий свитер. Если не обращать внимание на то, что ее
кожа была серой и обвисшей, можно было предполо-
жить, что она просто спит.
– Ашваль, – кивнул Люк в знак приветствия.
Мужчина ответил ему тем же:
– Люк.
Люк указал на Сьюзен обеими руками:
– Ашваль, это Сьюзен Хопкинс, президент США.
Она ранена и я хочу, чтобы ты проверил насколько се-
рьезно и помог ей имеющимися под рукой средства-
ми. Мы не можем отвезти ее в больницу, так как ее
пытаются убить.
Ашваль посмотрел на Сьюзен. Что-то смутно про-
мелькнуло в его глазах:
– Я больше не врач.
– Сегодня придется побыть им.
Ашваль кивнул с суровым взглядом:
– Хорошо.
Сьюзен посмотрела на труп:
– Предполагается, что это я?
– Да.
– Что вы собираетесь сделать с ней?
– Убить, – пожал плечами Люк.
Глава 53
2:30
На улицах Вашингтона
Они явно ожидали эту машину и проще всего было
помочь им найти ее.
Люк сейчас был один в Suburban. На переднем си-
денье лежала винтовка Бренна М1, заряженная вось-
миместным магазином с пулями калибра .30-06. Еще
десять магазинов лежали на полу перед сиденьем.
На заднем сиденье, где до этого была Сьюзен, на-
ходился труп женщины. Ремни безопасности держали
его в вертикальном положении. Голова болталась по
мере движения машины.
Люк медленно проехал по пустым улицам мимо На-
циональной аллеи и Капитолия. Он был прямо на
краю зоны радиационного сдерживания. Где-то рядом
должны были находиться полицейские, перекрываю-
щие улицу. И он увидел их мигающие маячки в пере-
улке справа.
Люк проехал перекресток и остановился у обочи-
ны. Нигде не было ни людей, ни машин. Копы были
молодцами. Но Люку сейчас нужны были плохие пар-
ни. Полиция понятия не имела о том, что происходи-
ло вокруг. Эта машина не имела для них смысла. Он
сидел около минуты, размышляя над этим. Мог ли он
так сильно обогнать их, что они потеряли его из виду
и не знали, где он сейчас? Вряд ли.
У него с собой был телефон. Люк понимал, что до-
вольно глупо держать его, но все же надеялся полу-
чить сообщение или звонок от Бекки. Он достал те-
лефон и посмотрел на жутко