Вы находитесь на странице: 1из 176

Екатерина Макарова

Глубоко научный секс: мифы и


стереотипы

Иллюстрации для этой книги создала Ирина Филатова – художница и


арт-терапевт, является членом Международного Художественного Фонда
и Творческого союза профессиональных художников. Работы Ирины
регулярно выставляются в России и за рубежом, а ее картины и рисунки
находятся в частных коллекциях Финляндии, Франции, Израиля,
Америки.

© Макарова Е., текст


© Филатова И., ил.
© ООО «Издательство АСТ»
Часть 1
Мифы о сексе
Миф первый. Основной инстинкт правит
миром
Друзья мои! В этой главе я зову вас в удивительное путешествие, в
котором мы поищем авторов идеи о том, что все в этом мире либо
зависит от секса, либо им мотивировано, либо к нему ведет, и вообще
человек думает о сексе каждые 20 минут (или секунд?). Какие еще нужны
доказательства великого значения сексуальности?
Еще до того, как Зигмунд Фрейд оформил свои идеи о половом влечении
в некую связную теорию, интеллектуальное сообщество Европы XIX века
уже искало различные оправдания интереса к седьмой заповеди («Не
прелюбы сотвори») и ее нарушениям.
Посудите сами.
Артур Шопенгауэр в первой трети XIX века писал, что это «неодолимая
страсть, побеждающая голос разума, которая вводит нас в губительный
обман». Он называл любовь незримой волей, половым инстинктом. Как
он был слеп тогда в своей обиде на любовные отношения, в которых
ему, мнительному от природы, сложно было быть успешным. Разве
можно всю богатую феноменологию любви сводить только к половому
инстинкту? Но Артур так и делал…
Фридрих Ницше, ровесник Фрейда (вторая треть XIX века), который
разрывался между инцестуозным влечением к родной сестре и
философией, писал, что «мы любим собственное вожделение, а не
предмет его».
Л. Н. Толстой в тот же период вел образ жизни, свойственный его классу.
Военная служба, путешествие по Европе, необременительные
добрачные связи. В этом опыте он впоследствии будет каяться в
«Крейцеровой сонате». Потом женился на девушке на шестнадцать лет
младше себя, произвел на свет тринадцать детей и множество
произведений, в которых осмысляется роль, сила и притягательность
полового влечения: «Анна Каренина», «Воскресение», «Крейцерова
соната», «Дьявол», «Отец Сергий». Если взглянуть на эти произведения
свежим взглядом и задаться вопросом, что их объединяет, то можно с
удивлением обнаружить, что автору не дает покоя неразрешимый
вопрос: можно ли справиться с половым инстинктом так, чтобы
одновременно быть удовлетворенным в нем и быть свободным от него?
Любить и не противоречить законам Бога и людей?
Седьмая заповедь вообще самая проблемная во всей христианской
этике. Ведь если «не убий», «не укради» означает, что, убивая и воруя,
ты подпадаешь под суд Божий и гражданский, то прелюбодеяние
гражданским судом не судится. Да и нет у человека базовой потребности
убивать и воровать. И нормальные люди живут, даже не помышляя об
убийстве или воровстве. Во всех культурах это особые случаи, кара за
которые настигает уже при жизни. А чтобы «не прелюбы сотворить»,
нужно постоянно бороться с врожденной потребностью.
Нельзя блудить (иметь половые сношения до брака),
прелюбодействовать (в браке) и даже нельзя иметь соответствующих
намерений в сердце своем. Нельзя-то нельзя, но если очень хочется, то
ведь можно? И весь опыт человеческой истории показывает, что к
«половым грехам» закон не так суров, как к остальным.
Вот это противоречие и волновало умы. Посмотришь на всех этих
деятелей, мыслителей, философов, публицистов: патлатые головы,
роскошные бакенбарды, седые кудлатые неопрятные бороды по моде
тех лет. Строгие костюмы, бабочки, жилеты, трости, перчатки. Ученые
степени, научные труды, преподавательская стезя. И каждый увлечен
разгадкой только одной тайны: можно ли что-то сделать, чтобы и
желание утолить, и жить после этого достойно?
Если бы Фрейд жил сегодня и взялся за тему основного инстинкта, то его
выбор можно было бы охарактеризовать как внимание к трендовой
высокочастотной теме. Иными словами, он ухватился за то, что в XIX
веке было интересно всем, но никто не отваживался об этом говорить
вслух и уж тем более превращать в объект исследования.
Молодой Зигмунд применил академический подход и изучил предмет со
всей серьезностью. Мы должны быть благодарны ученому за то, что он
«разрешил» всему миру думать о сексе, не испытывая угрызений
совести, любить сам процесс и обсуждать сексуальные вопросы в
беседе друг с другом и лечащим врачом.
Потенциал инноваций Фрейда был очень глубоким. С позиций
сознательного и бессознательного и главенствующей роли либидо
можно было объяснить все: религию, политику, философию, коммерцию,
психиатрию и, естественно, литературу и искусство.
Выражаясь языком философии науки, у теории Фрейда было много
слабых мест, и одно из них – отсутствие фальсифицируемости. Прежде
чем доказать, что знание истинно и научно, необходимо попытаться его
научно опровергнуть. Предложить какую-то теорию, которая попыталась
бы в научной схватке сразиться с фрейдистской и проиграть. Или
победить – нас бы устроило и то, и другое. Мы бы убедились, что Фрейд
прав, или свет увидел бы новую блестящую теорию о мироустройстве.
Но это-то и невозможно. Стоит сколько-нибудь серьезному ученому
посягнуть на постулаты психоанализа или замахнуться на критику, как
обязательно у любого, самого заштатного психоаналитика возникнет
мысль: «Да у этого критика проблемы, посмотрите, он пытается
разрешить какой-то запрос или комплекс!» И он будет прав! Любой
специалист и даже обыватель, который научно-исследовательски
прикоснулся к вопросам сексологии – от Фрейда до сексолога-
консультанта – имеет личную причину интересоваться этой темой. Но
учение Фрейда так до сих пор и не опровергнуто.
Масла в огонь подлил Абрахам Маслоу со своей иерархией ценностей.
Он высказал гипотезу, что пока не удовлетворены витальные
потребности (в крыше над головой, сне, еде, сексе и т. д.), человек не
может сосредоточиться на решении задач более высокого порядка
(учеба, творчество, принятие решений). Откуда Маслоу взял такое
ранжирование?
Уже во время публикаций его сильно критиковали и отрицали
универсальность его пирамиды, да он и сам не претендовал на
безоговорочную истину. Но убеждение в том, что все житейские
проблемы и неурядицы, сложные переплетения причинно-следственных
связей и хитросплетения любовных отношений и конфликтов можно
объяснить через основной инстинкт, осталось. Дескать, о чем-либо
возвышенном думать невозможно, потому что все время в подтексте
идет неутоленное желание поесть, или поспать, или сексуально
разрядиться.
Это был очень удачный маркетинговый ход. Ведь секс-толкование всего
на свете через основной инстинкт устраивало популистов, журналистов,
кинематографистов и даже историков. Это напоминает идеи феминизма,
гендерной свободы и сквирт-освобождения от женской нехочухи. Идеи-то
– пшик. Но как их покупают!
Так рекламный рынок решил судьбу основного инстинкта. Сексу – быть!
И вот уже на всех плакатах машины, виллы и яхты изображены рядом с
длинноногими красавицами (по зову инстинкта), а все президенты,
руководители крупных корпораций и генералы – женатые и с тремя
детьми (обуздали инстинкт и придали ему оттенок законности).
Любезные мои читатели! Всех вас, как моих детей и студентов, я
призываю думать, критически осмысливать действительность, ставить
под сомнение штампы и ни в коем случае не довольствоваться мнением
«одного эксперта». Раскапывать в пыли и нафталине библиотек
первоисточники и оценивать факты самостоятельно.
Добро пожаловать в расследование, в котором мы проследим историю
значения основного инстинкта в жизни людей.

Как это было…


Как вообще проводятся расследования? Я редко читаю детективы, и уж
тем более никогда не была их автором. Но как я писала в предыдущих
моих книгах, часто чувствую себя Шерлоком Холмсом во время
консультирования, когда докапываюсь до истинной причины проблем
пациентов.
Как это делается? Сначала я выслушиваю версию пациента и
воспринимаю ее как упакованный вариант его проблемы. Затем задаю
себе вопросы: «Почему он ТАК говорит? Что он хочет на самом деле?»
Факторы, которые позволяют мне подозревать второе дно и скрытые
смыслы, – это разночтение или противоречие формулировок с
истинными потребностями человека.
Например, пациент говорит, что у него болит головка полового члена, и я
спрашиваю: «Почему?»
Когда он отвечает, что год назад он перенес операцию по пластике
уздечки, и шов не зажил, то я понимаю, что это противоречит срокам
заживления раны. Поэтому я подвергаю сомнению его версию и снова
спрашиваю: «Почему?»
Тогда он мне отвечает, что до операции у него была коротковатая
уздечка, и как следствие, головка полового члена тщательно запеленута
в кармашек крайней плоти, поэтому была изолирована от трения о белье
или руки и обладала чрезвычайной чувствительностью. Его половой акт
был слишком коротким, всего от 2 до 5 минут, в зависимости от
продолжительности предыдущего воздержания, и он решил сделать что-
то, чтобы его продлить. И я снова спрашиваю: «Почему?»
Тогда он признается, что девушка, с которой он был в отношениях год
назад, не получала удовлетворения от секса. Поэтому он решил
отрезать что-нибудь на члене, чтобы укрепить свои мужественные
качества.
Девушка с проблемами удовлетворенности давно исчезла из его жизни.
Но чувство сексуальной некомпетентности, сомнения, что его
способностей достаточно для полноценного удовлетворения женщины,
превратилось у парня в соматическое расстройство. И он стал
испытывать нечто вроде фантомных болей при нормальном половом
акте. Теперь эти боли напоминают ему, что он недостоин полноценно
наслаждаться жизнью, потому что его член не способен «оживить»
девушку. И каждый раз, когда он, следуя влечению, пытается
реализовать свою сексуальность в половом акте, он слышит только свои
боли и страдает.
Итак, в результате моего «расследования» я узнаю, что проблемы
пациента имеют две причины, а преступление против собственной
личности – два мотива. Во-первых, это чувство сексуальной
неполноценности: его тело слишком уродливо и несовершенно, чтобы в
полную силу участвовать в интимной жизни. А во-вторых, это
неправильное представление о норме, основанное на дремучем
заблуждении, что женская сексуальность – это деревянный сундучок с
хитрым замочком, который открывается, только если вставить в него
«правильный» член.
Точность моей диагностики и правильность версии – залог адекватной
помощи пациенту. Ведь мы не можем ликвидировать симптомы болезни,
но способны игнорировать причину. Не можем дать больному гонореей
но-шпу для облегчения симптомов мочеиспускания.
«У вас глаза выкатываются из орбит, когда вы писаете? Так и идите к
окулисту! Пусть вернет их в орбиты».
Может, гораздо правильнее поискать причину резей? Пролечить
гонорейный уретрит?
У вас навязчивая идея, что если девушка не возбуждается, то с вашим
членом что-то не так? Но мы не можем ампутировать вам член, чтобы
девушке полегчало. Надо сначала попробовать сделать что-то с ее
чувственностью и вашим представлением о партнерском
взаимодействии в сексе, а уж потом ложиться под нож.
Вот так мы с вами и будем исследовать общественные мифы о
сексуальности.
Всеми любима версия о том, что «основной инстинкт» – это половое
влечение. Не выживание, не безопасность, а именно половое влечение.
Но любой студент первого курса медицинского университета вам скажет,
что основной инстинкт – это инстинкт сохранения рода. Под сохранением
можно понимать обеспечение безопасности, бегство от врага, борьбу с
врагом, выживание. И это объяснимо! В экстремальных условиях (война,
погоня, катастрофа) люди бегут от смерти, борются за жизнь и стремятся
к безопасности. Человек с инфарктом миокарда или переломанными
ногами не инициирует половую близость, ибо его ресурсы направлены
на сохранение энергии и восстановление сил.
Но как только начинается романтический фильм или любовно-
авантюрный роман, как основной инстинкт превращается в сексуальный,
и никто не возражает против такого подлога.
Многие считают, что во всем виновата религия. Она задурила людям
мозги и заставила гасить в себе сексуальные импульсы. Заглушенная
сексуальность, как шило в мешке, постоянно прорывается наружу и
заявляет о себе в жизни. Ведь как писал еще психоаналитик Вильгельм
Райх, подавление сексуальных инстинктов лежит в основе массового
насилия в истории человечества.
В результате вместо того чтобы думать о родине и о труде, человек
носится со своим половым влечением в надежде пристроить его так,
чтобы оно не беспокоило. Сдержанные, вытесненные сексуальные
устремления просачиваются из всех многообразных проявлений
человеческой психики и правят миром.
Так появилась версия, что это религиозные запреты придали половому
инстинкту извращенную форму и превратили его в неназываемую силу,
исподволь управляющую поведением человека.
А как было до появления заповеди «Не прелюбодействуй»? Обыватель
обычно рассуждает так. Это было давно. Был Древний мир, до этого –
первобытно-общинный строй, которому предшествовала иерархия в
стайке обезьян, где альфа-самец на глазах у вожделеющих и
завидующих бета-, гамма- и прочих соплеменников наслаждался
самками как хотел и сколько хотел. Потом он отвлекался на сон, охоту
или отправление естественных надобностей, и все сообщество
обделенных наблюдателей устремлялось к соблазнительным самочкам
порезвиться, пока «папа» не видит.
Золотое было время. Захотел – получил. И никаких тебе официальных
формальностей, лишних разговоров и прочих социальных условностей.
Но если мы всмотримся в эту доисторическую систему отношений, то и в
ней увидим некую закономерность: кому, когда и в какой
последовательности можно удовлетворять свои половые потребности.
Привлекательность доисторического секса для современного обывателя
заключается в заблуждении, что древний человек, не отягощенный
нормами морали, был подобен животному и справлял свою половую
потребность сразу при возникновении желания, не утруждаясь мыслями
о последствиях своего «безответственного» полового поведения.
Всем было хорошо. И все были счастливы. Как животные. Хорошо быть
кискою. Хорошо собакаю. Хорошо быть первобытным человеком,
который не умеет читать и не может освоить все множество гигабайт
информации, посвященной венерическим болезням и моральным
последствиям незапланированной беременности.
Жили же люди! Предавались любовным утехам на лоне природы,
вкушали фрукты и запивали вином, писали любовные вирши и томились
любовным желанием. Но пришли вредные церковники и все запретили.
И вместо того, чтобы не задумываясь пользоваться своими половыми
органами, все стали вынуждены делать вид, что половой потребности не
существует. А на самом деле, вытесненная в глубины подсознания, эта
потребность исподволь руководит поведением людей.
Вот она, цепочка рассуждений, которая приводит нас к истокам идеи о
том, что «половой» инстинкт – это «основной» инстинкт. «Основной»,
потому что естественный, природный и самый главный!
Так ли это? Был ли действительно золотой век сексуальности, где можно
было все, всем и в любое время? Или это всего лишь миф, который
возник как сказка на ночь для печальных онанистов?
Миф о золотом веке сексуальности опровергает практика
клитеродэктомии и инфибулации в Африке, где до их пор сохранились
поселения, живущие первобытно-общинным строем. В цивилизованных
странах эти зверские обряды тоже практикуются, но нас интересуют
именно культуры, которые сохранили свою первозданность и дикость.
Выскоблить новорожденной девочке костяной палочкой клитор (инцизия)
или вырезать его вместе с малыми половыми губами, а потом зашить
(инфибуляция) – это слишком далеко от безусловно доступного секса,
служащего только одной цели: наслаждению.
Но многие до сих пор верят, что в глубокой древности с сексом было
проще.
Что ж, давайте найдем настоящий «основной» инстинкт, а заодно
расследуем, на каком месте в иерархии человеческих потребностей на
всем протяжении истории человечества стояло половое влечение.

Эпоха общественной сексуальности


Этот период начался еще в дохристианские времена, когда
космогонические мифы и многобожие составляли представления
первобытного человека о мире. У существования человека, пылинки
мироздания, не было иного смысла, кроме участия в сакральных
ритуалах.
Древние люди не имели понятия об эмоциональном и эстетическом
аспекте принятия пищи, о сексуальном партнерстве, о хобби и поиске
предназначения. Сексуальность не обслуживала интимную жизнь, ибо
первобытный человек не имел такой жизни.
Смыслом существования первобытного человека было правильно
участвовать в ритуалах, а целью – угодить богам или соединиться с
потусторонним миром.
Поэтому все, что было дано древнему человеку – служить своей ролевой
модели. Юноши проходили посвящение в воины через кровавые или
сексуальные акты инициации. Девы становились матерями. Мужчины и
женщины обязаны были вступать в брак, объединяющий в себе
множество социальных функций.
И то, что еще теолог Рудольф Отто называл «священным ужасом» от
встречи с непознаваемым, порождало групповые культы. Гроза – гнев
богов – требовала усмирения. При засухе или при непрекращающихся
ливнях заговаривали духов и задабривали богов. Подчас в ритуальном
служении богам участвовало все селение. В половом акте повторяли,
имитировали, прославляли священное соединение земли (женского
начала) и неба (мужского начала), чтобы обрести плодородие,
долголетие, процветание. Такие ритуалы, как правило, проводили во
время обновления природы (весной), когда нужно было угодить богам
ради хорошего урожая. Да и чисто практически у такой традиции был
смысл. Большинство зачатий совершалось именно в этот период, а роды
проходили зимой, когда женщины были не заняты полевыми работами.
Во многих культурах существовали и существуют до сих пор обрядовые
групповые половые акты, гомосексуальные акты посвящения отроков в
статус взрослых воинов и тому подобное.
Жрецы символизировали верховных божеств и возглавляли обряд:
выпрашивая плодородие и изобилие, совершали ритуальные половые
акты с храмовыми проститутками или с женщинами, служившими
жертвенным целям. В это время миряне вторили им в акте любви.
Мужчины, оплодотворяющие женщин в присутствии друг друга, были
заняты ответственным делом. Воплощая космогонический миф,
совокупляющиеся люди приобщались к священному: прославляли
мудрое мироустройство, чувствовали связь с предками и высшими
существами, увеличивали плодородие племенных стад и полей. Так
стремление к плодородию породило культуру осмысленного секса.
Эта ритуальность, которая сохраняется еще в Центральной Африке и в
некоторых деревнях Южной Америки, неприложима к европейской
культуре и непонятна нам.
Когда современные антропологи отмечают несколько больший по
сравнению с европейским средний размер полового члена у жителей
Центральной Африки, они связывают это как раз с ритуальной
мастурбацией. Отцы препубертатных мальчиков 7–9 лет учат их
мастурбировать, стараясь удержаться от семяизвержения как можно
дольше. Можно найти много позитивных последствий такого способа
мастурбации. Столь ранний опыт соответствует бурному росту
мальчиков в начале подросткового периода, когда ткани эластичны и
податливы. И длительные изнуряющие упражнения рукой способствуют
вытягиванию тела полового члена в длину. Стремление оттянуть момент
эякуляции приучает к самоконтролю, и в дальнейшем взрослые мужчины
лучше контролируют длительность полового акта. Привычка регулярно
мастурбировать исполняет роль клапана в паровом котле в период
гиперсексуальности, когда постоянное желание секса невозможно
утолить из-за недостаточной физиологической и социальной зрелости.
Но европейцу перенять этот опыт не представляется возможным. То, что
в примитивных культурах служит для ритуала, у европейцев становится
интимным. Трудно представить группу европейских мальчиков, которые
собрались и по команде взрослого дяденьки-шамана мастурбируют,
чтобы вызывать ливень, который спас бы урожай.
Я не хочу сказать, что европейские мальчики не участвуют в групповой
мастурбации. Еще как участвуют, если вместе смотрят
порнографические фильмы. Но мастурбация остается интимным
процессом, в котором каждый из участников сконцентрирован на личных
фантазиях и усилиях.
В сакральном мире все не так.
Для всех действуют общие правила, навязанные наставником. Участники
групповой мастурбации сосредоточены на смысле обряда. В
молитвенном экстазе они умоляют божества смилостивиться и
оплодотворить растрескавшуюся в засухе землю так же обильно, как
семя юношей, участвующих в ритуале.
Как все это возможно у европейцев?
Поэтому техники удлинения полового акта и вытягивание полового члена
не работают у европейцев так, как у африканцев.
В этом простейшем примере видно глубинное, сущностное отличие
общественной сексуальности и сегодняшнего индивидуализма, в которой
половая жизнь человека становится исключительно его личным делом.
В этом примере также хорошо прослеживается системная
социализированность сексуальности. Секс никогда не был животным
инстинктом, который можно было бы разнузданно удовлетворить по
первому зову плоти. Секс был общественным служением, с помощью
которого торжествовалось победа над разрушительным действием
стихии, люди прикасались к первозданной тайне мироздания, общались
с богами и копили духовный потенциал племени. Мужчина и женщина
воплощали божественную пару, и, совокупляясь, служили улучшению
мироустройства.
Сексом занимались в определенных условиях, в определенные дни,
специально воздерживаясь перед этим и точно соблюдая все правила
игры: кто, когда, с кем и зачем.
Никаких личных пристрастий не существовало, а если они и возникали,
то не брались в расчет.
Человечество с самой колыбели знало, как подавлять сексуальное
желание, управлять репродуктивными функциями и оборачивать
сексуальную энергию на пользу своей духовной мощи.
Экскурсы в историю, а также антропологию племен, сохранивших
первобытный уклад, подтверждают, что секс никогда не был основным
инстинктом, а всегда служил благу человека. При условии, что человек
знает, что ему во благо.
Традиции сакральной сексуальности сегодня существуют в областях, где
сохранился первобытно-общинный строй. Это страны Африки, Южной
Америки, острова Океании и Австралии.
У сакрализованной сексуальной жизни были и другие отличительные
черты. Это групповой брак, черты которого в той или иной форме
сохранились у различных племен, и сопутствующий ему матриархат.
Сегодня ошибочно думают, что матриархат – это отдельный период,
когда женщины правили миром, а мужчины выступали на вторых ролях.
Это заблуждение, миф, который затрудняет понимание истории
современной семьи. Еще Фридрих Энгельс в своей блестящей работе
«Происхождение семьи, частной собственности и государства»
анализирует идею матриархата с точки зрения родового строя. Именно
по женской линии сохранялся род, а идея отцовства имела
второстепенное значение.
Недостаток пищи вынуждал жестко контролировать рождаемость с
помощью инфантицида, который регламентировался через детские
жертвоприношения. Групповой брак в виде сожительства нескольких
мужчин с одной женщиной также отвечал идее контрацепции.
Клитеридэктомия – вырезание у девочки кавернозных тел (клитора и
малых половых губ), отвечающих за ее возбуждение и удовольствие –
соответствовала общественному смыслу сексуальных отношений. Эта
кровавая и поистине калечащая девочку операция до сих пор
практикуется во многих африканских государствах. Этим обрядом племя
подчеркивает, что цель существования женщины – не услаждение плоти,
не радость жизни и сексуальное удовлетворение, а высокое служение
целям всего племени. Задачи женщины – деторождение, управление
хозяйством и мужчинами, передача сакрального знания девочкам,
будущим хранительницам очага и носительницам племенной мудрости.
Такая четкая регламентация ролей в первобытном обществе не
учитывала личных привязанностей, исключала партнерские отношения и
феномен любви. Действительно, сложно представить, как
матриархальная женщина справлялась бы со своими обязанностями,
если бы ее представление о мире было отягощено темой любви,
страданием от недостатка внимания мужа и поиском оргазма. Хорошая
жена – это хорошая исполнительница функций, и не более того.
Это мировоззрение сопровождает эмоциональная бедность,
неразвитость. Сложные чувства не приживаются в культуре
общественной сакральной сексуальности и не отягощают жизнь
носителей этой культуры противоречивыми переживаниями. Так, во
многих африканских диалектах понятия «любовь» и «печаль»
выражаются одним словом.
В общем-то, если мы поразмыслим над силой и глубиной переживания
любви и печали, то действительно, найдем много общего: это
созерцание своего внутреннего мира, медитативный настрой, глубокая
переплавка идей и ценностей в новые смыслы и намерения и т. д.
Но все-таки у нас, носителей индивидуалистической актуальной
концепции сексуальности, печаль в сознании связана со знаком «минус»,
в то время как любовь всегда имеет положительные оттенки.
В первобытном обществе было все не так.
Сексуальность предназначалась для служения культу, и ее проявления
были делом общественно значимым, ответственным и обязательным
для каждого члена первобытного социума.
Личные переживания индивида во время сексуальных действий, его
сомнения в себе, чувства по отношению к партнеру, получаемое
удовольствие и удовлетворение не имели значения.
Первобытный человек не переживал глубоко и мучительно чувство
разочарования после полового акта, если он не был чем-то
феерическим, как он ожидал. Он не размышлял, надо ли ему сегодня
заниматься сексом. Он не терзал себя сомнениями, как его
воспринимает партнерша, удовлетворен ли он, нормально ли, что
половой акт длится только три с половиной минуты, а у партнерши нет
вагинального ответа на его действия. Он не подавлял половое влечение,
потому что это якобы постыдно или вредно. И, наконец, ни он, ни она не
отказывались от сексуальной активности, потому что это больно,
сопровождается дискомфортом или влечет разные последствия.
При отправлении сексуального культа все участники достигали такой
степени экзальтации, служащей прелюдией к сексуальному акту, что
дальнейшие сексуальные действия были желаемы, неизбежны и
заразительно необходимы. Человек сначала готовился с помощью
предварительных ритуалов (танцы, пения, повторяющиеся движения,
дыхательные упражнения), настраивался на секс (вот-вот это
произойдет), и когда наступал сам момент совокупления, его половая
доминанта была обострена и доведена до состояния, близкого к трансу.
Половой акт был необходим для разрядки напряжения, которое
нагнеталось ритуалом. Только участие в культе могло избавить человека
от неукротимой жажды совершить то, что должно.
Напряжение молитвенной экзальтации действовало на участников как
групповой гипноз и распространялось на всю оргию в виде мощного
императива к разрядке.
Никаких личных чувств участники друг к другу не испытывали, что
подтверждается использованием специальных масок, раскраски лица,
костюмов, нивелирующих значение каждого отдельного человека.
После обряда первобытный носитель сакральной сексуальности
испытывал мощное чувство удовлетворения просто потому, что был
участником большой молитвы о благополучии всего племени. Именно
причастность к общему делу придавала положительную оценку
происходящему, а не личные чувства, оргазм или технические успехи.
Даже вообразить невозможно, чтобы кто-то из представителей племени
мог пропустить это мероприятие, потому что он не хочет или не находит
целесообразными эти нелепые телодвижения. Тем более смешно
сопоставлять экзистенциальную потребность приобщиться к
сакральному через секс с идеей о том, что сексуальные действия могут
быть постыдными. Постыдно и странно в такой культуре уклонение от
обрядовой жизни и самоизоляция.
Поэтому мысль о том, что в дикие времена человеку в сексе было можно
все, что только взбредет в голову, абсурдна. Всегда, с самых древних
времен сексуальная жизнь ограничивалась внешней необходимостью и
подчинялась общественным интересам.
Сексуальная жизнь древних была очень близка к сексуальной жизни
животных. В животном мире, ведомые инстинктом, зависящем от
биоритмов, связанных с продолжительностью светового дня, звери
совокупляются вне зависимости от личной потребности ради
продолжения рода. Древние люди делали ровно то же самое. Такие
культы сообразовывались с годичным циклом, часто символизировали
весеннее обновление годичного цикла, четко предписывали
воздержание до и после ритуала и приводили к массовому рождению
детей в определенный период года.
Вот сейчас, наконец, прозвучала грандиозная мысль, что животные и
первобытные люди, в отличие от современного человека, никогда не
занимались сексом ради удовольствия, от скуки или в поиске новых, все
более изысканных форм стимуляции. Участие в сексуальном акте было
подчинено максимально целесообразному использованию энергии и
ресурсов с целью продолжения рода. Все.
Занимается сексом ради удовольствия только современный человек,
взращенный в изобилии и вседозволенности индивидуалистической
концепции сексуальности.
Как же сакральная сексуальность, в которой личное удовольствие не
было востребовано, не осознавалось и не оформлялось в потребность,
преобразовалась в современный вариант, где удовольствие поставлено
на свое законное место в системе ценностей?
Историческое колесо повернулось в сторону институциональной, или
семейной концепции, хотя в регионах, сохранивших
первобытнообщинный строй, до сих пор царит общественная концепция
сексуальности.

Семейная концепция сексуальности


Появлению этой концепции соответствует развитие института частной
собственности в Древнем мире. Имеется в виду оформление
общественных образований, объединенных по принципу совместной
деятельности и выполняемых функций для охраны владений семьи.
Служители культа формируют институт религии. Служители власти –
институт власти. А служители экономических интересов рода,
отвечающие за сохранение собственности и передачи ее потомкам этого
рода – институт семьи.
Можно приводить в пример сакральные культуры, где был
распространен матриархат, где наследование велось по материнской
линии, а отец не был известен, общества с гаремами. Но факты
социологии говорят нам, что моногамная модель семьи
эволюционировала более успешно, и именно поэтому прижилась в
обществе и распространилась на все человечество.
Более того, даже те из вас, кто, дочитав книгу до этой страницы,
продолжает думать, что в половом влечении человека доминирует нечто
животное, детерминированное каким-то инстинктом, неподвластным
сознанию и воле человека, что толкает его на поиск изощренных и
беззастенчевых форм удовлетворения своей похоти, поощряет
рассеивание семени, полигамию и попрание семейных ценностей,
наконец, согласятся со мной, что никогда и ни при каких обстоятельствах
у человека не было столько безопасного, комфортного и достаточного
секса, как в семье.
Все еще не верится? Сейчас я вам это докажу.
Предлагаю оценить эти параметры сексуальной жизни: безопасность,
комфорт и достаточность по количеству и качеству.
Чтобы далеко не ходить за примерами, вспомним несколько хорошо
известных фактов. Помните самку богомола, которая совершает
многочасовой половой акт с самцом, после которого пожирает своего
партнера? И это в данном случае не потому, что самец выполнил свое
биологическое предназначение и с точки зрения здравого смысла его
существование больше не оправдано. Нечего зря поедать те ресурсы,
которые пойдут на пропитание его потомства. Такое отношение к самцу
как к использованному презервативу встречается не только у богомолов,
но и у многих других представителей животного мира. И всякий раз это
подчеркивает необоснованность идеи о полигамии, когда мужчина
должен якобы оплодотворить как можно больше женских особей для
видового разнообразия и выживания. У самок высших животных,
например, парно- и непарнокопытных плацентарных млекопитающих, во
влагалище скапливается такая густая слизь, что выполняет роль пробки,
не допускающей новые сношения. Это означает, что такая самка уже
выполнила свое биологическое предназначение, оплодотворена и скоро
принесет потомство, поэтому она закрыта для доступа дополнительного
генетического материала. А неудачливые самцы, которым некуда
пристроить свои гаметы, пусть ищут незанятые ниши.
Вот и вся глубокая общественная роль самца. Так почему же самка
богомола поедает самца? Кто ей внушил, что самец больше не нужен и
его можно уничтожить? Никто. Базовые потребности, и ничего личного.
Пока длится многочасовой половой акт, она успевает до такой степени
проголодаться, что когда, наконец, освобождается от сексуальной
доминанты, то съедает первое, что оказывается в ее поле зрения: голову
успешно оплодотворившего ее самца.
Вот и вся любовь. Кстати, обращаюсь к вам, страдальцы
пролонгированного коитуса, которые изводят себя различными
практиками, чтобы продлить половой акт и затрудняют своих партнерш
во время оного. Друзья мои! Нужен ли вам долгий половой акт ценой
собственной головы?
Этот факт подчеркивает еще одну сексологическую истину. Не секрет,
что именно сомнения в собственной привлекательности, соответствии
норме и в удовлетворении партнерши делают из мужчины импотента.
Буквально – чем большим количеством мыслей отягощен мужчина, тем
сложнее ему отключиться от внутренней жизни, сконцентрироваться на
сексе и получить и доставить сексуальное удовольствие. Голова и
содержащийся в ней мозг мешает сексу. А нет головы – нет и
препятствий. То есть самый хороший секс – это секс с безмозглым
партнером? Да нет, я этого не говорила. Скорее – с гармоничным
человеком, у которого сомнения в себе уравновешены здравым
смыслом, адекватным восприятием себя и партнерши «здесь и сейчас».
Но задуматься есть над чем.
«А как же хряк, бык-осеменитель и прочие альфы на вершине самцовой
иерархии? Почему самая большая обезьяна забирает себе всех
самочек?» – спросите меня вы. И будете правы.
Социобиологические примеры, в которых на много самок приходится
мало самцов, лишь подтверждают сексуальную целесообразность в
живой природе. Вспомним трутней. Самки, пчелки-труженицы приносят
все ресурсы, а значит, чем меньше будет нахлебников, тем больше
останется труженицам и деткам. Секс снова не противоречит идеи
сбережения энергии и ресурсов. Жизнь стаи, стада, организована таким
образом, что выживает минимальное количество самцов, необходимых
для продолжения рода. Если требуется несколько трутней, значит, будет
несколько. Если нужен один хряк, так тому и быть. Остальные просто не
доживут до половозрелого возраста.
Ну, с хряком разобрались, можно выдохнуть с облегчением. А то его
судьба вызывает зависть у людей, даже у некоторых президентов. Кто-
нибудь слышал о так называемом эффекте Кулиджа? И, может быть,
знает, как он работает у людей?

Эффект Кулиджа
Есть байка о том, как 30-й президент США посетил одну из коровьих
ферм в компании собственной жены. И та недвусмысленно обратила
внимание супруга на то, что бык-осеменитель совершает без устали
несколько половых актов за один заход. Президент с большим
мужеством ответил жене, что бык-осеменитель имеет разных самок. Это
подогревает его интерес, создает ощущение, что каждый следующий раз
– как первый, и является секретом его неистощимых ресурсов.
Случилось это в истории или нет, нам неизвестно, но мнение президента
Кулиджа из этой поучительной басни верное. Действительно, если быку
на пике его инстинктивного влечения предоставить только одну самку, то
он вырабатывает свои ресурсы очень быстро, утомляясь и теряя интерес
к оплодотворению. А вот если коровы меняются, как модели на кастинге,
то бык возгорается снова и снова.
Но это связано не с полигамностью быка или самцов в целом, а с
механизмом формирования полового влечения. Не будем путать
механический ввод полового члена во влагалище с интимным таинством,
которое начинается еще в голове участников задолго до самого
физического взаимодействия. Таинство это включает подготовку,
эмоциональный накал, телесное признание в любви друг другу,
основанное на доверии и взаимном коде договоренностей о сексуальных
правилах. Оно не заканчивается в момент семяизвержения короткой
обратной связью: «Ты моя самая лучшая, детка». О нет. Оно содержит в
себе всю теплоту и признательность последующих отношений,
эмоциональное взаимодействие, эйфорию сексуальных достижений и
приятное послевкусие от массажа эрогенных и мысленных любовных
рецепторов.
В копилку всех этих «до», «в процессе» и «после» и падают ощущения от
эффекта Кулиджа.
Применительно к человеку, который при всем желании не может
сравниться с быком, эффект Кулиджа работает как накопительный для
полового влечения процесс. Человек аккумулирует свое влечение, по
крупицам собирая флирт, ощущение собственной привлекательности и
востребованности, никогда, быть может, не реализуемые, но
потенциально возможные различные сексуальные сценарии с
различными партнершами и т. д.
По существу, эффекту Кулиджа человек подвержен на протяжении всей
своей жизни. Его создают все мысли, сновидения, фантазии, идеи о
сексе, когда-либо помещавшиеся в голове человека. А учитывая, что
человек думает о сексе каждые 20 минут (секунд? Кто меня поправит?),
то получается, что эффект Кулиджа подпитывает влечение человека всю
его жизнь.
Ну вот, и с быком мы тоже разобрались.
Тогда откуда древние римляне взяли афоризм «Omne animal post coitum
triste est» («Всякое животное после соития печально»)?
Манипуляции со значением этого выражения, которые появились в эпоху
индивидуалистической сексуальности, мы еще рассмотрим на страницах
этой книги. Здесь позвольте привести всю пословицу целиком: «Omne
animal post coitum triste preater milierem at gallum» («Всякое животное
после совокупления печально, кроме женщины и петуха»).
При чем здесь петух? Петух – едва ли не единственное животное,
которое, подобно человеку, способно подавлять свои естественные
потребности и переводить сексуальную энергию в творческую, заменяя
простой и незамысловатый секс самолюбованием и пением. Поэтому
вместо того, чтобы перетоптать всех кур в курятнике, петух расхаживает
по кругу, горделиво склонив голову набок и глубокомысленно изрекая
свое высокоранговое «кукареку».
На свое счастье, куры – существа с едва ли ни низшим интеллектом
среди представителей своего царства. Им просто не дано понять весь
комизм ситуации и весь трагизм их женской участи.
Итак, почему поет петух? У него просто есть силы на пение благодаря
неполной занятости на ставке осеменителя. Петух подобен человеку:
распределяет свои ресурсы поровну между удовлетворением витальных
потребностей, сексом и творчеством.
А почему же все остальные печальны? Дело в том, что слово «post», то
есть «после», буквально означает временной период, то есть в отрезок
времени «после» полового акта животные и люди печальны. Это связано
даже не с биологией, а с физикой. Дело в том, что оргастическая
разрядка, которую переживают самцы животных и мужчины,
физиологически представляет собой скачок потенциала действия. Заряд
снаружи и внутри клеточных мембран резко повышается, открываются
каналы, по которым анионы и катионы меняются местами, и импульс
идет по электрическим проводам нервов в головной мозг и обратно. В
это время человек ощущает разрядку сексуального напряжения, пик
сладострастия и максимально приятные эмоциональные переживания.
Животных просто трясет от разрядки, ибо на эмоции высшего порядка
они не способны, что известно из физиологии высшей нервной
деятельности.
После оргазма наступает короткий период невосприимчивости клеточных
мембран к новым импульсам вследствие истощения ресурсов:
химические элементы должны вернуться на свои места, а заряд мембран
– восстановиться для нового цикла.
Этот период невосприимчивости соответствует рефрактерному
(восстановительному) периоду сексуального цикла и временному
интервалу, обозначенному в пословице словом «post», то есть «после».
Самцы животных и мужчины не могут сразу же, без перерыва, испытать
возбуждение и войти в новый сексуальный цикл, и поэтому печальны.
Почему же, наконец, женщины не печальны, как и петухи? Все дело в
том, что для сексуального функционирования женщины не требуется
четко отлаженный сосудистый механизм, поднимающий длинный рычаг:
эрекция полового члена. Для женщины достаточно небольшого
возбуждения в скоплении кавернозных тел в области клитора, малых
половых губах, влагалище, чтобы она была способна снова эффективно
участвовать в половом акте. Поэтому у женщины не бывает такого
периода восстановления, как у мужчины, не случается и печали после
секса.
Современные же образованцы в этой пословице часто толкуют «после»
как «по причине». То есть всякое животное печально «из-за» секса: то ли
оно испытывает чувство вины, то ли позора, может быть, глубокого
разочарования… Но «по причине», «вследствие», «из-за» по-латински
будет propter или quia. А путать «по причине» и «после», то есть «post
hoc ergo propter hoc» – логическая ошибка, об этом еще сами латиняне
писали. Так давайте же освободимся от логических ошибок и не будем
приписывать радостям тела излишней грусти.
Итак, чем более сложно организованы животные, тем дальше они уходят
от стадной модели в область моногамных отношений, создавая подобие
семьи с партнерским участием родителей в поддержании быта, добыче
ресурсов и выращивании потомства.
Строго говоря, семейная модель сексуальности – преемница сакральной
общественной модели и прародительница индивидуалистической –
самая успешная модель из всех возможных форм устроения
сексуальности, когда-либо существовавших в истории человечества.
Когда мы дойдем до индивидуалистической концепции с ее потерями и
достижениями, то поймем, что семейная модель – это переходный
мостик от общественной концепции к индивидуалистической. Мы
убедимся, что те приобретения, которые были сделаны с
распространением семейных институтов, сами же породили их
отмирание и запустили вирус индивидуалистической концепции,
окончательно загубивший сексуальное общение среди лучших
представителей человечества.
Как я уже говорила, создание общественных институтов сопряжено с
четкой регламентацией общественных отношений: кто, что, почему и
когда должен делать. Поэтому развитие института семьи тесно связано с
моногамными отношениями и религиозными институтами,
распространение которых стало возможно с распространением
монотеистических религий.
Чтобы моему читателю не казалось, что он слушатель богословских
курсов с сексологическим уклоном, я поясню более простыми словами.
Хотим мы этого или нет, но все привычное нам общество от Москвы до
самых до окраин, от культурного Запада до Дикого, и даже от Европы до
стран, где закутанные в покрывала дамы при посещении Макдональдса и
других европейских традиционных заведений аккуратненько
приподнимают черную занавесочку на голове и наманикюренной, в
браслетах, изящной ручкой отправляют жареный картофель в
невидимый ротик – опирается на христианскую культуру. Потому что
именно христианство внедрило свои ценности в культурные и
моральные стандарты, науку, образование, юриспруденцию, искусство и
государственное управление любой части европейской цивилизации.
Сейчас можно не помнить этой связи, не знать о ее существовании и не
брать в расчет, но отвергать этот исторический факт бессмысленно.
Не надо думать, что все семейные институты и регламент отношений
внутри них были разом созданы по всему земному шару невидимым
законом Моисея. Кристаллизация семьи – это повсеместный процесс,
который затронул все сколько-нибудь цивилизованные общества
древности. Но самые четкие границы семьи, ее функции и преимущества
были определены в культурах, опирающихся на Ветхий Завет.
Итак, монотеистические религии – это религии, которые утверждают
существование только одного Бога. Строго говоря, во всех
политеистических религиях – от пантеона племен майя, древних греков,
египтян до индусов – также присутствует некое первобожество, которое,
распавшись, породило всю вселенную и всех остальных богов, которые
почитаются больше, чем божество-прародитель.
Монотеистические религии не отходят от концепции единого Бога и
опираются на ряд философских конструкций, ее объясняющих.
Мировые монотеистические религии называются авраамическими, по
имени одного из праотцов – Авраама, внук которого – прародитель
двенадцати колен Израилевых, в одном из которых родился Моисей.
Моисей получил через божественное откровение свод законов, по
которому живут последователи монотеистических религий.
Вот этот свод законов и есть четкий регламент общества, который
унаследовало христианство и распространило на половину населения
земного шара.
Христианство отражает успех социальной эволюции моногамных
отношений как наиболее устойчивой и благоприятной модели для
воспитания детей, создания культурных и материальных ценностей и
существования прочных политических конструкций (патриархат,
монархии, империи).
Сравните западное общество и племенную африканскую братию. Для
полной социализации африканцу требуется около 11–12 лет жизни,
после чего он инициируется во взрослого. Девушки проходят через
рождение первого ребенка, юноши – через обряд посвящения. Все
знания, нужные им для успешного функционирования, заключаются в
ведении натурального хозяйства и приобретаются к пубертатному
возрасту, достигнув которого, член племени становится полноценным
взрослым человеком.
Представитель же современного общества должен освоить
принципиально другой объем знаний для успешной социализации.
Процесс его образования затягивается до 20 лет и более, а полное
созревание завершается к 26–28 годам, когда он начинает зарабатывать
на жизнь и распоряжаться своими ресурсами.
Не нужны колоссальные знания по социологии, чтобы понять, что без
поддержки семьи человек не может существовать до 26–28 лет, не
производя никаких ресурсов. Первобытный человек иногда, в принципе,
доживает лишь до возраста 26–28 лет, при этом успевая понянчить
внуков. А европеец только-только начинает жить, строить карьеру,
обретает самостоятельность, задумывается о серьезных партнерских
отношениях.
Кстати, проблемы сексуальности современных носителей европейской
культуры так же обусловлены этим разрывом между половой и
социальной зрелостью. Ведь половое созревание, которое начинается в
11–14 лет, сильно отстоит от возраста партнерской реализации половой
функции. К 26–28 годам у носителя подавленного моносексуального
либидо скапливается довольно много проблем, что составляет
обширный материал для исследовательской, психотерапевтической и
аналитической работы.
Не надо думать, что с появлением семьи сформировалась четкая
демаркационная линия между первобытным и цивилизованным
человеком. Различные формы семьи существовали всегда, но именно
формирование моногамной модели семейных взаимоотношений привело
к новому витку в эволюции сексуальности человека.
Итак, семья – это не только кров и защита, но и место для комфортной и
гармоничной реализации человеческой самости.
Все родовое-общинное, общественное переносится в сферу семейного.
Если раньше потомство должно было поддерживать жизнь целого
племени, то теперь задача детей – заботиться о родителях и семейных
интересах. Отмирание натурального хозяйства древних обществ
приводит к экономической неоднородности в цивилизованных
государствах, где семья исполняет в том числе и экономическую
функцию. Сексуальность, некогда сакральный обряд древности,
переносится к семейному очагу и поддерживает только благополучие
семьи, а не целого племени.
Таким образом появляется целый свод законов, который управляет
жизнью семьи.
Возникают предписания в отношении времени сексуальных отношений и
чисто технические рекомендации. Так, культ девственности неразрывно
связан с выживанием потомства (в семье сам закон охраняет права
детей) и экономическими интересами (имущество должен унаследовать
законный потомок). Знания из области физиологии диктуют воздержание
на время менструального цикла женщины. Ну, а локальные
предпочтения определяют понятие нормы. Так, норматив сексуального
акта, который приходит в Европу из Передней Азии, диктует приемлемую
позу – «мужчина сверху» (так называемую «миссионерскую»), которая не
была знакома древним людям Европы. А применение в сексуальном акте
коленно-локтевой позы, испокон веков присущей европейцам,
объявляется грехом и искореняется через систему наказаний и
ограничений.
Такой перенос сексуальности из общественной жизни племени в
интимную сферу семьи приводит к акцентированию личностного
компонента в отношениях. Это настройка на эмоциональные и
физиологические стимулы, а не на групповой экстаз обрядов. Успешная
семейная сексуальность основана на внутри- и межличностной
гармонии, профилактике конфликтов и практике договоренностей.
Коль скоро сексуальность оказывается вне зоны общественных
интересов и переносится в семью, то и личностные проявления выходят
на передний план. Феномен любви и привязанности, теплоты и
интимности возможен только при условии личной симпатии,
совместимости, уважении к партнеру.
Чем дальше семья отстоит от своих древних прообразов и чем ближе
она к нам, наследникам сексуальной революции XX века, тем важнее в
семье партнерство и тем ближе индивидуалистическая обособленность
партнеров друг от друга.
Можно сказать, что семья породила партнерство в современном смысле
этого слова, но и она же подтолкнула брачный институт к кризису за счет
разобщенности партнеров.
Итак, с распространением семейного права вступает в силу патриархат.
И по сей день приверженность семейным традициям носит черты
патриархального уклада. Это психология двойных стандартов,
патриархальная семья и синдром мачо.
Психология двойных стандартов сформулирована еще в Древнем Риме:
«Quod licet lovi non licet bovi» (Что позволено Юпитеру, не позволено
быку). Смысл этого крылатого выражения в том, что некая группа (боги,
элита, высшие существа) обладает некоторыми привилегиями, которые
не разрешены остальным. Буквально, привилегированное меньшинство
оценивает свое поведение и поведение других людей по разным меркам.
Двойные стандарты предусматривают разделение общества на некие
высшие и низшие ступени.
Так, двойные стандарты касаются представителей высшей прослойки
общества, аристократов и олигархов, а также предписывают поведение
женщин в отношении мужчин.
В гендерном и социальном отношении мужчина стоял выше женщины.
Требования чистоты и невинности, предъявлявшиеся к женщинам,
опускались в отношении мужчин. Блудный грех допускался и
оправдывался в отношении мужчин, но никогда не прощался женщине.
Интимные супружеские отношения регламентировались предпочтениями
и запросами мужчины. Иными словами, время, продолжительность и
характер близости определялось желанием мужчины. Порядочной
женщине не положено было иметь собственные предпочтения, она
должна была обслуживать потребности мужа. Уклонение от супружеских
обязанностей должно было демонстрировать ее внутреннюю чистоту.
Апогеем женской сексуальной невосприимчивости стала викторианская
культура, породившая пословицу «ladies do not move» (буквально
«женщины не двигаются»). В Англии XIX века даже части тела,
соединявшиеся с промежностью, не назывались напрямую. Так,
расшалившийся за столом ребенок мог услышать замечание: «Не
шевели постаментами» вместо: «Не дрыгай ногами», а куриные яйца
именовались «предметами». Даже если супружеская близость
совершалась с обоюдного согласия и доставляла удовольствие,
считалось неприличным показывать свое удовлетворение и
заинтересованность. Оттого появились на свет анекдоты об «этих
нелепых телодвижениях».
В начале XX века викторианская строгость начала ослабевать, но в
дамских журналах по-прежнему публиковались советы, как избежать
супружеской близости под благовидными предлогами: месячные,
меланхоличное настроение, головная боль, болезнь детей, пост, траур и
т. д.
Мужчине было позволено естественно проявлять свою потребность и
инициативу, а женщине предписывалось демонстрировать нейтралитет,
если уж у нее не хватает благочестия отвертеться от исполнения
интимных повинностей.
Надо ли говорить, как революционно выглядят женщины XXI века,
которые не просто небезразличны к сексу, а открыто заявляют о своих
потребностях, фокусируясь на желании своего тела, а не на традиции
подавления влечения.
Сам уклад в семейной сексуальной концепции патриархален. Слово
«патриархальный» связано с почитанием патриархов рода, то есть
старейшин: предков, дедов, отцов. В патриархальной семье дети не
имели возможности менять свое жизненное предназначение, выбирать
свой путь, уклоняться от исполнения семейной задачи. Сын лавочника
становился лавочникам, землевладельца – землевладельцем, политика
– политиком. В истории мы видим редкие примеры бунтарского
самоопределения, не всегда заканчивающиеся успехом.
Так, незаконный сын знаменитого блестящего политика, светского льва,
дамского угодника, эссеиста и оратора лорда Честерфилда получал от
своего отца советы в блестящих поучительных письмах, но не усвоил ни
одного. Он был вялым недотепой, которой скучал от отцовских
наставлений, выбрал в жены женщину по любви и мало следовал
отцовскому примеру. В гневе лорд Честерфилд после смерти своего
сына лишил наследства его вдову, практически пустив ее по миру, и
назначил небольшое содержание лишь двум своим внукам.
Удовлетворенная партнерскими отношениями в браке женщина, что
было нонсенсом для патриархальной Англии, оказалась смелой и
предприимчивой особой. Он издала письма, которые лорд писал своему
сыну. Письма эти переиздаются до сих пор и являют собой памятник
эпистолярного жанра, энциклопедию светского этикета Великобритании
XVIII века, и одновременно представляют собой образец отцовской
слепоты к индивидуальности сына. Эти письма – назидание всем нам о
том, как не надо воспитывать своих детей.
Другой пример – из художественной литературы, точно отразившей
жизнь бюргерской Германии, основательность и строгий уклад
купеческого братства. Семейство Будденброков, любовно описанное
Томасом Манном – памятник ушедшей вместе с XIX веком эпохи
бюргеров, честных купцов. Купеческие традиции предусматривали, что
дети должны продолжать дело отцов в занятии коммерцией, быть
грубоватыми и набожными, честными себе в ущерб и ограниченными в
своем жизненном выборе и кругозоре. Так, сделка на невыгодных для
противоположной стороны условиях была неприемлема для честной
коммерции. Купец не мог выкупить будущий урожай по низкой цене у
проигравшегося дворянина или воспользоваться случаем и получить
страховку. Такой доход осуждался и считался нечестным. Надо ли
говорить, что те, кто исповедовал такие принципы торговли, в скором
времени разорились? Это произошло и с главным героем саги о
Будденброках. Последний наследник имел приверженность к занятиям
музыкой, слыл меланхоличным и слабым и не годился на роль
коммерсанта. В конце концов он умер в безвестности, прекратив
славный купеческий род. Остальные потомки не дали достойных
наследников, очевидно, потому что никто из них не нашел своего места в
жизни и не реализовался как гармоничная личность.
Судьба известного философа Артура Шопенгауэра – исключение в мире
патриархальных традиций, лишь подтверждающее общее правило. Сын
крупного коммерсанта, Артур должен был занять место в фирме отца. Но
его отец ушел из жизни при странных обстоятельствах, когда Артур был
еще молод и не успел деформироваться как личность, ограничивая свои
естественные склонности в угоду коммерческой деятельности. Получив
наследство, Артур предпочел жить на проценты и посвятил свою жизнь
философским исканиям, чем и прославился. Кто знает, явилось бы миру
его «Мир как воля и представление», если бы его отец остался жить и
диктовал бы ему свою волю.
Патриархальный уклад навязывает детям волю родителей.
Так, дети не могут распоряжаться своей долей имущества при жизни
родителей и вынуждены сообразовывать свои решения с родительскими
желаниями или ждать смерти родителей. С одной стороны, заповедь
«почитай отца и мать свою» предписывала такой подход, с другой
стороны, это оставляло будущее поколение несамостоятельным и
незрелым, зависимым от воли, а иногда и произвола родителей.
Отзвуки патриархального уклада слышны еще и в современном мире,
когда молодые семьи, не имея достаточного дохода, чтобы жить
отдельно, вынуждены ютиться с родителями и терпеть вмешательство
старшего поколения в свою жизнь. Психология знает многие тысячи
примеров, когда семьи распадались или становились несчастными от
этого вмешательства.
Сегодня на смену патриархальной семье приходит семья нуклеарная, то
есть самодостаточная в выборе образа жизни и поведения,
предпочтений и уклада. Нуклеарная семья не столько утрачивает связь с
корнями и отцовскими традициями, сколько ориентируется на нужды
образующих ее личностей больше, чем на нужды всего рода и интересы
предков.
Наконец, заключительная составляющая семейной стратегии – синдром
мачо. Этот сексуальный синдром, тесно связанный с двойными
стандартами в отношении мужского поведения и патриархальной
семьей, отражает представление о «настоящем» мужчине: сильном,
несгибаемом, избегающем проявления чувств и эмоций, властном,
успешном, сексуально неутомимом. Малейшее отклонение от шаблона
«мачо» приводит мужчину к переживанию своей чуждости,
неполноценности и неудовлетворенности. Синдром мачо предписывает
мужчине иметь большой половой член, совершать продолжительный
половой акт, иметь много вздыхающих от любви удовлетворенных
женщин, абсолютно покорных воле мачо. При этом мужчина не
проявляет свои чувства и эмоции, позволяет себе алкогольную, а не
эмоциональную разрядку, может изменять и бить женщин.
Сегодня, когда в мужчине ценится эмпатия, эмоциональная
включенность в отношения, сексуальная инициатива в прелюдии и
чуткость к желаниям женщины, носителям патриархальной культуры
приходится очень сложно. Ведь там, где требуется сексуальное и
семейное сотрудничество, размеры полового члена и длительность
полового акта теряют актуальность. И многие «мачо» испытывают
настоящий культурный шок от необходимости поступаться своими
«мачистыми» принципами: удовлетворять женщину не своими внешними
параметрами, а эмоциональной включенностью и техническими
навыками.
Сегодня патриархальный уклад в его неизменном виде представлен на
Кавказе, в мусульманских странах и странах Латинской Америки с
сильным католическим влиянием.

Индивидуалистическая концепция сексуальности


Давайте начнем со слова «индивидуалистический». В нем есть два
смысла: во-первых, индивидуальность, уникальность каждой личности с
ее правом на уважение границ, право быть отдельной, обособленной. И
во-вторых, уход в сторону эгоистичности, эгоцентричности, самости,
одиночества.
Индивидуализм отражает идею о первейшей потребности человека –
самореализации, где базовые потребности подчинены или
обуславливают его самораскрытие и обретение идентичности,
социализацию, достижение внутренней гармонии и личной зоны
комфорта.
В индивидуалистической концепции самоактуализация возвышается в
иерархии потребностей над витальными нуждами.
Сексуальность приобретает элемент самодостаточности. Она
становится свободной от институтов, регламентов, общественных и
семейных требований, предписаний и условных норм. Поэтому
сексуальность как личное дело каждого человека может существовать
как в партнерстве, так и вне его.
Если в Древности общество вмешивалось в сексуальность человека и
диктовало свои законы ее проявления, то в современном мире
сексуальные потребности личности и неповторимые проявления ее в
отдельном человеке влияют на общество в целом. Это приводит к
развитию этики терпимости, расширению диапазона сексуальной нормы,
появлению разных видов сексуальной идентичности и т. д.
Если еще в середине XX века речь шла о семейном нормативе
сексуальности, а мастурбация рассматривалась как исключение и как
заместительная форма сексуальной активности, то сейчас палитра
сексуальных проявлений одинокого человека сильно изменилась.
Огромное количество сексуальных индивидуалистов, которые не умеют и
не хотят приспособить свои потребности под нужды партнерского секса,
предпочитают моносекс, который трактуется сейчас как нормальное
проявление человеческой сексуальности. И огромный пласт
моносексуальной культуры оброс целым слоем традиций и проблем.
Коллекционирование порнофильмов, аксессуаров. Виртуальные чаты
для поиска сексуальных единомышленников. Проблемы в поиске
партнера из-за тревожности в партнерском сексе, затруднения интимного
сближения и дезадаптации эрогенных зон. Формирование движения
асексуалов со всем богатством проявления индивидуализма у его
участников – от полного подавления сексуальной функции до редкого
остаточного брачного ритуала или моносексуальной разрядки.
Чем больше такого индивидуализма, тем меньше численность
населения у носителей этого вида сексуальной культуры. Мы замечаем
это по все увеличивающемуся количеству детей-иммигрантов в школах,
колледжах, университетах. Демографические пробелы восполняются за
счет патриархальных вкраплений в индивидуалистические культуры. Так,
в Европу, где живет множество индивидуалистов с чайлдфри-позицией,
целыми толпами съезжаются представители семейной культуры с ярко
выраженными патриархальными ценностями, привозя свои
многочадные, сильные традициями семьи. Хотя все мы знаем, что в
третьем поколении эмигранты ассимилируются с местным населением,
его обычаями и превращаются в носителей местной культуры.
В истории еще не было опыта, что целые народы мирно и естественно
исходили из своих исторических регионов и переселялись в страны
другой культуры, составляя там большинство. Но, возможно, лет через
пятьдесят мы будем читать в учебниках сексологии, что в начале XXI
века Европа представляла собой постхристианское асексуальное
пространство, население которого постепенно пришло в упадок и
вымерло, оттесненное на задворки истории полнокровным потомством
мусульманских иммигрантов.

Значение «основного инстинкта»


Как мы видим из вышеприведенных примеров, сексуальность человека
всегда была социализирована и жестко регламентирована либо
религиозными, либо семейными рамками. Именно в этих условиях
сексуальность служит движущей силой и вдохновляет человека на
созидательную деятельность. Как только сексуальность освобождается
от предписаний и превращается в личное дело каждого человека,
постепенно ее значение сходит на нет в богатой событиями социальной
жизни человека.
Следовательно, «основной инстинкт» никогда не правил миром, никогда
не был движущей силой истории и человеческих свершений.

Миф второй. Надо дать женщине оргазм, и


она будет хотеть так же часто, как мужчина
Давайте пофантазируем о том, как выглядит один обычный день из
интимной жизни женщины и день мечты, который хотела бы провести
каждая.
«Утро, 6 часов. В Москве темно, холодно и уныло. Главное, успеть
выпить кофе, пока больше никто не проснулся.
Успела. Но туалет безнадежно занят. Постучалась ненавязчиво, пошла
будить ребенка в школу. Ребенок не хочет просыпаться. Ладно. Пойду
пока к другому. Малыш поднялся сразу при появлении мамы. Хорошо.
Пойду мыться. В ванной уже прочно обосновался выкуренный из туалета
муж. Так. Мы не робеем перед трудностями. Зубная щетка на кухне тоже
есть.
Надо поторопить ребенка постарше. В темпе запаковать маленького
ребенка в комбинезон. Кто же придумал эти убогие комбинезоны, в
которые невозможно затолкать живого человека? Но я справилась.
Лифта нет. Прыгаем вдвоем с малышом через ступеньки. Подхватываем
коляску. Это героизм, спрошу я вас, полностью собрать себя, ребенка и
коляску и оказаться на автобусной остановке в 7.00? Героизм. Ну что,
герой, жди автобус на морозе 25 минут.
Ура! Ребенок сдан на попечение воспитателей. Бегом в метро. В метро
час пик, все толкаются, стоя висят.
Доехала, очень устала. Работа, работа и работа. Гонка за результатами.
Но и ей приходит конец. Теперь в супермаркет. Хорошо, что у меня
список, можно быстро схватить все необходимое и бежать в детский сад.
Да, сумочка неподъемная.
Проделываем путь обратным ходом: коляска-маршрутка-лестница на
пятый этаж. Тяжелая сумка, ребенок в зубах.
Дома ждет стряпня, домашние задания ребенка, раздраженный муж
(премию не дали, по дороге оштрафовали).
Но вот ужин готов, все умиротворены и почти удовлетворены. Уложила
малыша. С боем уволила из взрослой жизни старшего ребенка.
Город засыпает, и просыпается мафия. Что там надо было? А!
Погладить, разобрать и собрать сумку на завтра. А что там за шарканье
в прихожей? Это усталый муж собирается спать. И никакой инициативы!
Как будто я не женщина, а мебель, благоприятные обстоятельства,
привычный экстерьер. Ладно, я устала, но ведь и он ничего не просит, не
предлагает, даже не прижмет в коридоре. Слюнтяй!
Это все из-за оргазма. Сколько я его просила обследоваться, чтобы он
подольше мог держаться в сексе до оргазма. Может, тогда и я бы что-то
почувствовала, и мне было бы интересно в этом участвовать. А так, чего
же я хочу? Чтобы с таким набором навыков у нас страсти кипели?
Может, у него есть другая? Да нет, не похоже. Носки протерлись, да и на
трусах дырка по шву. Надо будет заменить. Завтра. Потом. Как-нибудь.
Ой, нет сил до супружеской спальни идти.
Прилягу-ка я на диванчике…»
Давайте теперь развернем ситуацию на 180 градусов!
«6 утра. Москва. Тьма, холод и ветер. Но надо вставать и жить, а то всю
жизнь проспишь. Несколько незамысловатых комбинаций. Кофе-ванна-
туалет. Всех разбудить, всех собрать, всех одеть. Приятная усталость и
ломота в связках внутренней поверхности бедра. Ой, да это же после
вчерашнего. Ну, мы и дали жару! Теперь тут не сесть, там не встать…
Ничего, нам давно пора, а то слишком примерные были.
В детсад не надо. Давно надо было с мужем договориться, чтобы он
возил младшего. Да, мышцы определенно болят, как после хорошего
спорта. Ну и отлично, подтяну форму к весне заодно.
Работа. Начальник на планерке что-то сегодня особенно заливисто орет.
Говорят, в этот момент для поддержания вселенского равновесия нужно
выполнять упражнения Кегеля. Что ж, попробуем. Раз-два. Раз-два.
Ррраз-два. Ой. Возбуждение! О, начальник уставился на меня в упор.
Сейчас что-то будет. Фокус в себя! Раз-два! Раз-два! Надо же! Перестал
орать и всех отправил работать. Наверное, от моей энергетики ошалел.
Это хорошо.
Магазин-детсад-ужин. Муж какой-то равнодушный. Слышишь? Разве
можно после всего, что было между нами, делать вид, что тебе
интересна газета? А может, мне нравится твое довольное лицо!
Дети, спать! Детское время кончилось.
Дорогой, сделай мне массаж, что-то ноги затекли, и плечи прислонить не
к чему. Смотри, что я для тебя приготовила…»

Обе зарисовки относятся к области вероятных семейных сюжетов.


Бывает и так, и эдак. Первый вариант, правда, намного более
распространен. А второй попахивает мечтой и чем-то недостижимым.
Мол, давайте повышать планку: высоты все равно не достигнем, но хотя
бы выйдем из зоны комфорта и улучшим то, что есть. И это тоже
достойная причина для такого рода «повышения». Но есть одно «но».
Замужняя женщина из второй зарисовки – это не какой-то сказочный
персонаж слюнявого мыльного фильма. Это героиня первого рассказа
после «работы над ошибками». Если честно, моя цель – увеличение
числа таких женщин. Надеюсь, что инструментом к этому станут мои
книги.
Рецепт такой. Читаем, осознаем, меняемся, пробуем снова и снова,
анализируем «до» и «после», снова осознаем, снова меняемся и так
далее, пока не получаем четкого понимания: это – счастье. Не где-то
там, внутри неправдоподобного сюжета мелодрамы, а прямо в
собственной жизни.
Помните, я обещала вам разборы любимых сказок и историй на
страницах этой книги? Вот они и начались! В знаменитом советском
фильме «Любовь и голуби» главная героиня, Надежда, говорит своему
мужу, как жила она, не задумываясь, что такое любовь и счастье. А
теперь поняла, что любовь большая у нее есть и счастьем она не
обделена.
Героиня второй зарисовки – это та самая Надежда после преображения.
И наша цель, мои дорогие читатели, обрести точки опоры в жизни, так же
как народная любимица Надежда.
Конечно, я покривлю сейчас душой, если припишу ей какое-то чувство
вины за несостоявшиеся оргазмы. Не было этого во всенародно
любимой истории.
А вот в жизни есть. Ведь наша жизнь – не кино. Наша жизнь – это
быстротечное существование здесь и сейчас, между прошлым и
будущим. Прошлого уже нет, есть только дурные или хорошие
воспоминания. Будущего еще нет, есть только ожидания, страхи и
предвкушения, планы и поток автоматизмов.
А что в настоящем? Некая аморфная смесь воспоминаний и ожиданий?
А где же истинное проживание счастья, удовлетворение, любовь и
радость?
Давайте искать!

Давайте искать удовлетворение супружескими отношениями, любовь


между супругами и радость от каждодневной жизни.
Инфантильный человек так устроен, что всю жизнь пытается переложить
ответственность с себя на какой-то отвлеченный объект. А большинство
моих читателей, к сожалению, инфантильны, как и большинство людей
на земле. Но после прочтения моей книги, с обретением осознанности и
инициативы, они начинают брать на себя ответственность и неизбежно
взрослеют. И пополняют те 10 % населения нашей планеты, что по
статистике обретают мудрость, зрелость и самореализацию.
Кстати, не надо думать, что все «богатые и знаменитые – это те 10 %
зрелых и мудрых. Слышали выражение «богатые тоже плачут»? Вот.
Были бы зрелыми, не плакали бы, а радовались. А раз плачут, значит,
несамостоятельные. Инфантильность не зависит ни от богатства, ни от
славы.
А мы пойдем другим путем. Мы будем достигать искомого состояния –
зрелости и мудрости – не обретением богатства и медных труб, а
осознанностью и проработкой внутренних проблем.
Итак, что у нас в числителе? Отсутствие оргазма как причина всех
супружеских несчастий. А в знаменателе? Ну, смелее!
Несправедливость! Бездарное устройство женского тела, в котором
Создатель не догадался внедрить клитор вглубь влагалища! Прости мне,
Господи, но это не моя идея, а «рациональное предположение» моих
пациентов, с помощью которого они пытаются объяснить причины
супружеских сексуальных дисгармоний и дисфункций.
Работаем! Думаем! Анализируем! Оргазм – это повод. А истинная
причина какая? Надо дать женщине оргазм, чтобы она хотела секса
чаще. Из-за оргазма проклятого она НЕ ХОЧЕТ!
Итак, откопали истину в наслоениях житейских проблем и общественных
стереотипов. В знаменателе у нас «нехочуха»!
Это значит, что в числителе может быть что угодно. Это и отсутствие
оргазма, и нехватка положительных переживаний от секса, и бедность
техник, и недостаток фантазий, и неумение проявлять инициативу, и
чувство вины за опыт мастурбации и «грязные мысли», и сложности
договоренностей и доверия с супругом, и отсутствие навыка получать
сексуальные ощущения. Да просто незнание возможностей своего тела и
вариаций собственных ощущений!
В общем, женская «нехочуха» может зиждиться на различных
основаниях. Но правомочно ли ставить знак равенства между
достижением оргазма и желанием секса? Нет. И подтверждением тому
армия женщин, которые скажут, что оргазм – хорошо изученная и
достижимая вещь, а вот вступать в сам процесс все равно не хочется.
Более того, любой сексолог укажет, что снижение влечения, а именно так
на научном языке называется «нехочуха», невторично по отношению к
оргазму. То есть само отсутствие оргазма не приводит к снижению
влечения. И само снижение влечения не приводит к аноргазмии.
Это означает, что влечение снижается по другим причинам, а отсутствие
оргазма используют как козла отпущения. Надо же на что-то свалить всю
ответственность?
И это означает, что вместо поиска причин снижения либидо и мер для
его сохранения и поддержания люди просто делают виноватым оргазм и
на этом успокаиваются.
Это выгодно и мужчинам, и женщинам – для уклонения от супружеского
секса и сексуальных манипуляций.

Давайте рассмотрим среднестатистическую пару со стажем семейной


жизни, скажем, лет семь.
Что у них было? Период острой влюбленности и острого влечения друг к
другу, когда они, не задумываясь и не прикладывая усилий, хотели,
могли и вдохновенно творили интимное таинство. Затем они вошли в
полосу долгосрочных партнерских отношений и рано или поздно, в
зависимости от уровня осознанности, заинтересованности и применения
соответствующих техник, пресытились рутиной.
Начался спад влечения. На неосознаваемом уровне каждый из супругов
понимает, что так не должно быть. Вернее, должно быть не так. А как?
Как в кино. Они любили друг друга и жили долго и счастливо (кстати, вот
и она, причина этого дурацкого стереотипа).
Каждый фильм о любви заканчивается сладостным поцелуем, за
которым следует слово «конец». Получается, что этим поцелуем супруги
и будут сыты до конца своих дней.
Реальные молодожены живут дальше, и убеждаются, что жизнь прожить
– не поцелуй пережевать. Они сличают свою рутину и представление о
сладостном бесконечном поцелуе и получают легкий (или тягостный)
дискомфорт. Что-то пошло не так. Где сладость? Где райское
блаженство? Почему у нас не так, как в кино?
Кто виноват?
Давайте совершим мысленное путешествие, которое приводит к идее
связи женского оргазма и «нехочухи».
Итак, муж начинает предпринимать усилия, чтобы улучшить сексуальное
взаимодействие. И он прав, что рассчитывает на собственную
инициативу и половую предприимчивость! Так и надо, браво! Bravo,
penis! Но не всегда проявление инициативы проходит гладко. Сейчас
поясню.
Давайте сравним высокое влечение, побуждение играть и за себя, и за
безответного партнера, с аккумулятором, от которого заряжается не
только сам носитель высокого влечения, но и его партнер. У меня много
энергии, тепла и света. Я и сам загораюсь, и с тобой делюсь! Бери,
пользуйся!
Это экологичное распределения сексуальной энергии в отношениях. При
гармоничном развитии событий мужской «аккумулятор» подзаряжает
женский примерно до сорока лет. За это время женская сексуальность
успевает развиться, освободиться от юношеских комплексов и семейных
стереотипов. Женщина обучается сексуальному ответу, техническим
приемам и учиться чувствовать. После сорока лет мужчина и женщина
меняются ролями: у мужчины постепенно «садится аккумулятор», и
эстафету перехватывает его жена. Уже она сама, имея хорошо
работающее влечение и технические навыки, может воздействовать на
своего партнера, побуждая его к инициативе и разогревая его
сексуальное желание. Теперь она подзаряжает его.
И в обоих случаях супруги работают на общее дело: приятное
переживание интимного таинства.
Что же надо, чтобы радостно переживать партнерский секс? Не так
много. Необходимы два партнера и сексуальные действия между ними.
Все остальное – дело техник, положительной оценки происходящего и
удовлетворение от торжества любви, доверия и близости внутри
партнерства.
А как выглядят усилия «инициативного» мужа, если его действия далеки
от гармонии?
О, здесь целый набор манипуляций.
Например, он берет на себя инициативу, методично и настойчиво
навязывая определенный сценарий взаимодействия: «Видишь, я
инициирую активность, даю тебе прелюдию, стимулирую все
ответственные за сексуальные ощущения зоны. А ты не реагируешь. Ты
либо бревно, либо меня не любишь».
Где логическое противоречие?
Сексуальная откликаемость не равна любви, поэтому самый
эмоционально дешевый вариант – признаться: «Я бревно».
Разумеется, между супругами не происходит примерно такого разговора:
– Дорогая, я тебя ласкал и так и эдак.
– Ну что поделаешь, я бревно!
– Как жаль! А я так хотел посмотреть живой эротический фильм, где
возбужденная женщина яростно переживает сексуальную разрядку. Ну,
не пропадать же зря моим мечтам. Пойду-ка я поищу эти ощущения где-
нибудь еще!
Мужчина получает моральную индульгенцию на поиск другой партнерши
и решает свои проблемы на стороне.
Кто виноват? Женский оргазм? О нет. Мужчина с самого начала
неосознанно избегал ставить точку в поиске женщин, ощущений,
приключений. И он нашел соответствующую ситуацию. Женщина не
чувствует, значит, он имеет право искать еще.
Часто проходит много времени, прежде чем мужчина совершает измену.
За это время он успевает замучить свою женщину «обязательностью»
оргазма, внушить ей идею неполноценности («ты не возбуждаешься») и
нажить себе проблемы самооценки («я не могу возбудить это бревно,
значит, я не мачо»).
Проблема не в том, что нет оргазма, а в том, что на этот оргазм
возлагается слишком много надежд, как на голубя-миротворца, надежду
всего Ноева ковчега.
За время мучительного поиска оргазма в немом лоне жены муж успевает
пережить целую палитру ощущений. Он так старался, а она никак. Он с
новыми силами, а она еще хуже. Он испытывал ее любовь «мнимой
холодностью», ожидая, проявит она инициативу первой или нет. Но она
вела себя ровно и не проявила. Тогда, раз ей не нужно, то и ему ничего
не требуется! Он обижен и мучительно и болезненно подавляет свое
влечение: мастурбацию, фантазии и стремление к сексуальному
сближению с партнершей.
Влечение действительно подавляется. Но жизнь – это не медленное
движение по наклонной плоскости. Жизнь – это синусоида с
колебаниями в пределах средних значений. После сырой и серой
сексуальной зимы неизбежно наступают оттепели, сексуальные
просветления и потепления отношений. И супружество оживает вновь,
но не так яростно, не так вдохновенно, не так страстно. После
длительного подавления влечения можно возродить былые чувства, но
это будут уже не пики и протуберанцы страсти, а вялые всполохи
остатков либидо.
И наш герой, как и любой другой на его месте, начинает тревожиться.
Что это с ним? Почему влечение не такое красочное и настойчивое? Для
возрастных изменений еще слишком рано, но влечение определенно не
такое, как прежде.
«Надо взять себя в руки, постараться, поднатужиться!» Спортзал,
ухаживания за родной женой, как за невестой, испытание себя
мастурбацией, попытка новых экспериментов. Короткий взлет после
сексуальной зимы – и новое падение в безучастность. Нет, не то. Не так,
как было.
Кто виноват? Жена! Конечно! Жена во всем виновата. Инициативы не
проявляет, никак себя к сексу не готовит, ни на какие усилия не
реагирует, оргазм не получает.
Вот если бы у нее был оргазм, тогда ей было бы интересно, тогда она не
была бы такой бесчувственной деревяшкой! Уж она бы извивалась
вокруг него так же, как и он вокруг нее, искала бы возможности испытать
все эти сокровенные ощущения. Ооо! Как мучительно ему недостает
такой женщины! Хоть бы разок попробовать, каково оно, когда женщина
хочет, заинтересована, сама тебя добивается, достигая оргазма!
Вот и найдена причина снижения его влечения. Это не потому, что
мужчина подавил его и возродить до былых высот не смог (и никто бы не
смог). Это потому, что женщина безответна. «Нет от нее никакой
поддержки и ответных реакций! Вот был бы у нее оргазм, и она бы по-
другому себя вела! Оргазм виноват! Снова оргазм!»
Не надо забывать, что этот нехитрый рассказ о супружеском
сексуальном конфликте описывает дистанцию длиною в годы. За это
время у жены формируется стойкое неприятие секса, но не потому, что
ее мама родила сексуальным инвалидом, а потому, что она ни разу за
всю жизнь не участвовала в интимном таинстве с удовольствием и ради
удовольствия. Она всегда сдавала экзамен на профпригодность в
качестве жены. Муж старается, сможет ли она отреагировать, или нет?
Муж ждет инициативы, а она догадается о его ожиданиях, или нет? Муж
на грани морального кризиса, уже готов сорваться в бездну измен и
пуститься во все тяжкие, а ей хоть бы что! Бесчувственная! Не видит его
душевного слома и мучительных исканий в этом безумном, безумном,
безумном мире.
А все почему? Вот был бы у нее оргазм, тогда бы она понимала мужские
поиски секса.
Женщина за эти годы тоже успевает усвоить убеждение, что будь у нее
оргазм, совсем по-другому сложилась бы ее женская судьба. У нее был
бы гармоничный секс и довольный муж, она была бы избавлена от этих
томительных переживаний сексуальной вины за свое несоответствие
высоким ожиданиям, она была бы счастлива и хотела бы секса.
Но она не хочет. Она устала терзать свое тело в угоду мужу,
имитировать и искать ощущения там, где их нет, устала! Ну нет у нее
оргазма! И потому она секса не хочет!
Благодаря этой иллюстрации понятно, что вся ее сексуальная жизнь
была долгим и тягостным испытанием, от которого она жаждет
освободиться. И обвинить во всем оргазм – самое простое. В самом
деле, не мужа ведь обвинять, когда он так старался, шарил по ее
бесчувственному телу и пытался высечь искру возбуждения из
холодного.
И виноват во всем оргазм…
Давайте же, справедливости ради, рассмотрим и другую ситуацию с
женским оргазмом – когда женщина просто не хочет секса. Область эта
неизведанная, непонятная, пугающе развратная и неприятная своими
последствиями для супружеских отношений.
Она не хочет, и что с того?
Если бы диалог, в котором супруги открыто обсуждали эту тему, был
возможен в реальности, то он бы выглядел так:
– Дорогой! Я прекрасно жила без секса все 22, 25 или 29 лет моей жизни.
Я тихо росла под маминым крылом, хорошо училась, получала за это
одобрение, и это все, что я умею. Но моя женская участь обязывает
меня принять участие в брачном эксперименте. И поэтому я здесь. Все,
что я могу – это любить тебя, как брата. Мне нравится твое образование
и доход, возможность уйти от мамы и родить ребенка, но не
рассчитывай, что я буду стонать, словно животное, от запаха твоих
носков и трусов. Бррррр, какая гадость! В страшном сне мне не
привидится держать в руках предмет, которым писают, насилуют и
запихивают в зловонные трусы. Нет. Это не для меня.
– О’кей. Мне нравится возвышенный ход твоих мыслей. Меня
устраивает, что ты оценила высоту моего образования и дохода. Я
специально всего этого достигал, чтобы найти женщину, которой это
будет важнее, чем моя пиписька. Это означает, что ты «чистая», значит,
достойна быть моей женой.
Нет, не ждите, о прекрасные рыцари, что женщина вот так честно
раскроет карты. Не раскроет. Ибо она сама себя еще не знает.
Давайте представим, как это у них получилось.
Они родились, росли, учились, начали работать. Они были выше
среднего. Это значит, что они не разменивали себя в заботах века сего,
не связывались с сорняками на дороге и берегли себя для высокого –
для семьи.
Потом они встретились: познакомились у друзей, на работе, в общей
компании. Она у него была второй. А он у нее вообще был первым. Не то
чтобы она ставила перед собой такую цель – досидеть в девственницах
до 27 лет. Просто так вышло. То училась, то работала. Ну, не надо ей
особенно это было. И он тоже не специально девственницу искал. Она
ему просто понравилась своим строгим подходом к отношениям и
жизненными целями. Он сразу почувствовал, что ждал ее. Что она – его
будущая жена. И они поженились.
Что самое интересное, первые полтора месяца (или полтора года?) у них
был интенсивный, разнообразный и восхитительный секс. Они
занимались им часто, много, упоенно и не задумывались о том, что
может быть иначе. Потом она попила оральные контрацептивы месяца
два, и на этом ее влечение закончилось.
Первое время, когда пара еще ни в чем не была уверена, они хотели
предохраняться и присматриваться друг к другу. Женщина посетила
гинеколога, и врач совершенно логично прописал ей гормональную
контрацепцию и дал такое напутствие:
– Попей годик-полтора. Потом отменишь и сразу забеременеешь.
И доктор был прав! Год-полтора – достаточный срок, чтобы понять, в
какую сторону развиваются отношения, освоиться с ролью молодой
жены и морально подготовиться к предстоящему материнству. За это
время контрацептивы «законсервируют» здоровье женщины, то есть не
дадут никаким гормональным неровностям привести к патологии (кистам,
полипам, гиперплазии), проконтролируют цикл, и к тому моменту, когда
пара созреет для беременности, организм будет к этому готов. И сам
срок – год-другой – не такой большой, чтобы успеть что-то пропустить
или недосмотреть.
В общем, попейте годик контрацептивы, а там родите.
Но поскольку наша героиня никогда в жизни не принимала решений,
связанных с ее «запретной» половой сферой, то, скорее всего, она
убеждена, что если там ничего не трогать, то само собой все будет
хорошо и удачно.
Она, вероятно, начнет контрацепцию, по совету врача. Но страх своими
руками устроить осложнение и сексуальная вина за получаемое
удовольствие приведут к тому, что в скором времени она ощутит потерю
влечения.
На самом деле это соматизированный страх в чистом виде. Ожидание
расплаты настолько непереносимо, что лучше уж ничего не хотеть, чем
получить последствия своих хотелок.
Есть и еще причина.
Как правило, вопрос контрацепции приводит молодую пару к гинекологу
в течение полугода после начала стабильных сексуальных отношений.
Назначаются оральные контрацептивы, которые большинство
сексуальных новичков прекращает пить под различными предлогами.
Самые частые из этих предлогов – снижение полового влечения и
проявление побочных действий препаратов. Побочные действия – это
головная боль (которая периодически беспокоит и вне приема
контрацептивов) и диспепсия (эпизодические тошнота, урчание в животе,
странные тянущие боли в ответ на нарушения диеты). Несущественные
причины для отмены контрацепции, но значимые для тех, кто ищет
повода.
Второй коронный повод необоснованной отмены контрацептивов –
сниженное влечение. Весьма любопытное обстоятельство, которое
требует разъяснения.
Дело в том, что британцы уже исследовали большие группы женщин с
целью подтвердить или опровергнуть факт снижения женского полового
влечения в ответ на гормональную контрацепцию. И обнаружили, что
таблетки не влияют на влечение. Вернемся к нашему примеру.
Итак, женщина всю жизнь копила «чистоту», девственность, влечение и
любовный пыл, и обрушила все это на своего избранника, как только
случился роман и сформировались отношения. Былое одиночество,
сексуальный голод, новизна и острота ощущений приводят к тому, что
она весьма темпераментно проявляет себя в отношениях, порой сама
удивляясь собственной смелости и раскрепощенности.
Но с началом приема таблеток ожидание «осложнений» от проявленной
любовной прыти становится настолько сильным, что эти осложнения не
задерживаются в пути. И первое из них – снижение полового влечения.
Как правило, сексологу не составляет труда разобраться в причинах
этого снижения полового влечения, вернее, его отсутствия. Высокого
полового влечения у девушки не было никогда, иначе она не была бы
девственницей до стольких лет.
Но не надо думать, что если бы в нашем примере была более опытная
девушка, то результат получился бы другим. На самом деле, у
недевственницы, не особенно расположенной к сексу и отношениям,
уровень влечения такой же низкий. Возможно, у нее были краткосрочные
попытки отношений, которые прекратились раньше, чем парочка прошла
испытание временем. А долгосрочными стали только эти, актуальные
отношения, в которых их половое чувство пережило эмоциональный
дефолт.
Момент этого дефолта совпадает с периодом приема контрацептивов и
актуализацией страхов по поводу последствий и собственной
сексуальной вседозволенности. Все это вместе, как правило, совпадает
с потерей полового влечения и незапланированной беременностью, если
пара не предохраняется.
Поскольку у обоих участников партнерства есть ощущение, что эти
отношения – конец поиска, что это то, что нужно, то беременность
воспринимается всерьез и с большими ожиданиями.
Случаются роды, потом кормление, потом, чаще всего, повторная
беременность. И снова роды и кормление.
Так проходит лет пять.
А потом эта парочка (или кто-то один из них) приходит ко мне на прием и
жалуется:
– Все было, доктор: и душевный жар, и влечение, и безумные поцелуи, и
страсть, и эксперименты, и инициатива, и частый секс. А потом она
попила эти проклятые таблетки два месяца, и все пропало. Как теперь
вернуть?
– Давайте для начала восстановим всю последовательность событий…
Биография среднестатистической «чистой» девушки с «потерянным»
влечением, которого у нее никогда не было.
У мамы тихо я росла…
Удовольствие, секс и радости жизни в семье резко осуждались и
критиковались. Считалось, что люди, которые получают и переживают
удовольствие, нечестные и непорядочные.
Темы секса не поднимались никогда и ни по какому поводу. Даже если по
телевизору показывали, как кто-то целуется, родители переключали
канал и не давали детям акцентироваться на неприличных сценах.
Если внимание половым органам и уделялось, то в аспекте соблюдения
гигиены. Предупреждали и о роковых последствиях необдуманных
поступков некоторых девушек, которые сначала гуляли с мальчиками, а
потом принесли в подоле и опозорили своим поведением всю семью.
Правда, в большом городе никому дела нет до семьи с сомнительными
традициями, где папа пьет и бьет маму, а мама делает аборты и
изменяет папе, лицемерно заставляя дочь сохранять внешнюю чистоту
ради благообразия семьи. Но девочка растет с глубинным убеждением,
что хуже мыслей о сексе могут быть только сексуальные дела. Так и
живет, учится, работает. У нее даже может быть несколько попыток
отношений, в которые она особенно не углубляется, пока не «узнает»
в своем окружении будущего мужа.
Почему такая девушка именно «узнает» своего мужа, а не встречает
мужчину и строит с ним отношения?
Потому что это не обычный мужчина, а поборник сексуальной чистоты.
Вообще-то я собираюсь разоблачить в этой книге все представления
сексуальной магии, например, идею о том, что секс может быть чистым и
грязным, хорошим и плохим. На самом деле секс – это просто секс,
который мы принимаем или нет. Но вот наши переживания интимного
таинства зависят от нашего восприятия нормальности секса. Как только
мы вступаем в ряды крестоносного ордена поборников сексуальной
чистоты, мы неизбежно оказываемся по ту сторону здравого смысла. В
физиологических отправлениях не может быть ни чистоты, ни грязи.
Чистота может быть только в наших помыслах.
Итак, на каждое предложение есть спрос. И любой искатель чистоты
найдет партнера, который далек от сексуальной грязи.
Почему именно эта девушка нравится именно этому парню? Почему
именно в ней он узнает свою будущую жену и легко соглашается на секс
без предохранения и все далеко идущие последствия этого шага?
Потому что собрал свой паззл! Девушку, которая не приемлет секс в
своей жизни из-за его сомнительной чистоты.
Но молодость, безрассудство, высокий гормональный уровень дают
пережить весну даже этой паре. И у них тоже бывает несколько месяцев
интересного и непринужденного секса, которые потом лягут в основу
самых счастливых и невозвратимых воспоминаний: как у них все
начиналось…
Ну, вернемся на прием к сексологу!
– Итак, вы попили два месяца контрацептивы, и дальше что
приключилось?
– Потом у меня резко пропало влечение. Я не знала, что контрацептивы
снижают либидо. Это потом я узнала от подруг, что у них тоже такое
было. Я сразу же отменила таблетки, но было поздно. Влечение не
вернулось. Потом я быстро забеременела. Был очень тяжелый токсикоз,
и мы почти не занимались сексом во время беременности. Потом я
родила. Ребенок был беспокойный, но мы смогли как-то восстановить
половую жизнь примерно месяцев через девять после родов. Очень
скоро я снова забеременела. Вторая беременность протекала очень
тяжело: маленький ребенок, токсикоз, расхождение костей таза,
постоянная тревожность. В общем, после родов стало совсем тяжело.
Двое детей, бессонные ночи, истощение, муж постоянно на работе,
денег в обрез. К тому моменту, когда дети пошли в сад, половое
влечение совсем исчезло. Доктор, скажите, можно его вернуть?
– Нет. Потому что у вас его изначально не было.
– Да что вы такое говорите! Как это не было? А те несколько месяцев,
пока я не начала пить роковые таблетки?
Давайте сделаем здесь паузу.
Обнадежим всех читательниц, которые узнали себя в этих зарисовках.
Да, нельзя вернуть то, чего изначально не было. Но это не значит, что
невозможно развить сексуальность, помочь женщине раскрыться,
осознать свою женственность, научиться чувствовать и проявлять свои
чувства.
А теперь я аргументированно и безжалостно объясню, почему у героини
моего рассказа изначально не было влечения.
Блокирующие семейные установки привели к тому, что ее сексуальность
была подавлена с первых же проявлений в пубертатный период. В
дальнейшем она не проявляла никакого интереса к телесным
проявлениям взаимоотношений и не переживала по этому поводу.
Социальная мотивация (супружеское общение и задача зачатия) в
сочетании с эффектом новизны и гормональным взлетом дали короткую
вспышку нетипичного для этой девушки влечения. С беременностью и
преодолением эффекта новизны мотивация исчезает, и интерес
молодой женщины к сексуальной сфере падает. Но остается некое
приятное воспоминание, которым она питается всю жизнь, некий эталон,
к которому можно стремиться.
Поэтому отсутствие влечения для такой девушки не новость. Но
интересно, куда смотрел мужчина, которого не насторожило в ней
отсутствие интереса к сексуальной сфере. Ведь вся ее жизнь говорила о
том, что она в стороне от сексуального вопроса. И он, обретя
подходящий образец сексуальной чистоты, купился именно на
отсутствие сексуальности, а не богатое переживание сексуальных
чувств.
Так что же после рождения нескольких детей и долгих лет совместной
жизни упрекать жену за то, чего у нее изначально не было? Раньше надо
было глазки протирать!
Конечно, если я на страницах этой книги буду рассматривать, как в через
семейные запреты мужчины получают инъекцию «сексуальной чистоты»,
которая потом отравляет всю их супружескую жизнь, то книга будет
совсем по-другому называться. Думаю, про это лучше написать
отдельно…
Тем не менее, факт остается фактом. Трудно отыскать зачатки влечения
в зашоренной комплексами и запретами психике, тем более, когда их там
нет!
Для окончательного разоблачения мифа об ответственности оргазма за
женскую «нехочуху», подведем итог!
Мужская сексуальная мотивация заключается в переживании ощущений
оргазма. Вот действительно стезя, зависящая от оргазменных влияний.
Пережив оргазм впервые, в мастурбаторном акте или поллюции, юноша
стремится повторить эти ощущения вновь и вновь. Сам поиск этого
эйфорического удовольствия толкает его инициировать сексуальное
общение. Через оргазм мужчина учится сексу.
У женщин мотивация к сексу лежит не в центре оргазма, как это есть у
мужчин, а совсем в других структурах мозга. У женщин половое влечение
и сексуальная инициативность связаны с партнерским климатом
отношений, переживанием эмоциональной гармонии. То есть высокое
влечение женщины – это результат партнерских договоренностей,
доверия, позитивного переживания сексуальных ощущений, низкой
тревожности и прореженного списка претензий к жизни.

Миф третий. Анальная эрогенная зона


меняет ориентацию
Любезные мои читатели! Откровенность темы требует откровенного
освещения многих вопросов, в ней разбираемых. Препарируя в
сексуальной анатомичке, мы не можем избирательно поднимать только
благозвучные, общепринятые и комфортные для восприятия темы. О
нет! Все вопросы по порядку, от более до менее важных, должны быть
подняты на страницах этой книги.
Именно поэтому анальный локус в соотношении с гомоэротикой – снова
на страницах!
Анальное удовольствие – один из самых загадочных мифов в
человеческой сексуальности. Дело в том, что анальная эрогенная зона –
это реальность. Она там есть. Даже если вы думаете, что у вас ее нет,
это не значит, что ее там действительно нет. Она существует помимо
нашего желания или воли, как копчик или мочка уха. Независимо от того,
осознаете ли вы необходимость этих рудиментарных органов, они
существуют. И ученые могут с биологической и физиологической точек
зрения обосновать, зачем.
Давайте же проделаем это и с анальной эрогенной зоной.
Для этого обратимся к увлекательной науке эмбриологии! Честно говоря,
я сама еще не разобралась до конца со многими ее сложностями.
Фетальное кровообращение, усложнение структуры мозга и повороты
кишечника внутриутробного ребенка еще ждут моего пристального
изучения.
Но вот в чем я точно разобралась и что спешу донести до вашего
сведения, так это в устройстве полового бугорка. Без него невозможно
обосновать, почему у взрослого человека именно такое строение
половых органов, а не другое, почему у него именно такие зоны
чувствительности, и как они возникают помимо воли самого человека.
В моей книге «Чисто женская тема» я уже рассказывала, что
человеческий зародыш любого пола до трех-четырех недель вообще не
имеет пола. И только на 3–4 неделе происходит закладка первичной
гонады, то есть одной-единственной половой клетки, из которой потом
образуется все – и мужское, и женское. Потому что именно в этой
первичной половой клетке есть зачатки и мюллеровых (женских), и
вольфовых (мужских) протоков.
К 5-й неделе гонада становится будущими яичниками или будущими
яичками. Все зависит от наличия у зародыша Y-хромосомы. Если она
есть, то на зародыш начинает действовать ряд факторов, которые
угнетают развитие мюллеровых протоков, и процесс идет по мужскому
пути.
Параллельно с этим на 5-й неделе происходит формирование клоаки.
Если кто-то помнит, еще на школьных уроках биологии нас учили, что
человеческий зародыш в своем росте проходит все этапы развития
жизни на земле. Сначала он – одноклеточное животное, затем
головастик (почти рыбка) с жабрами и хвостиком, потом почти птичка со
своей клоакой, затем все больше становится похожим на
млекопитающее – обезьянку, пока не рождается человеком. Но мы-то
знаем, что такое представление – всего лишь принятие желаемого за
действительное. В самом деле, когда не знаешь, как оно там, в животе,
развивается, проще всего представить себе эмбриологию как
анимационное кино о развитии жизни на Земле. А когда знаешь, то ни в
коем случае не сомневаешься, что такое сложноорганизованное
существо, как человек – не родня живой природе, не ее творец и не
правитель. Скорее образ Божий и раб Божий. Но об этом в другой книге.
Вернемся к клоаке. Почему скучным биологам зародыш с клоакой
больше всего напоминает птичку? Потому что птичка в своем птичьем
организме имеет один тоннель для выведения наружу всех своих
отправлений: и кала, и мочи, и семени. Все птичьи протоки открываются
в единую трубку, именуемую клоакой.
На пятой неделе эмбрионального развития человека единый
выделительный проток, который формируется у зародыша, наконец,
прорывается наружу – так и получается клоака. Состояние это
временное, потому что все структуры клоаки продолжают
дифференцироваться и очень скоро разносятся каждая на свое место.
Половые и мочевые протоки локализуются на передней стенке
зародыша, кишечные – на задней.
Случается это так.
Буквально сразу, к 6–7-й неделе вдоль клоаки начинает формироваться
клоачная мембрана, которая делит общую трубочку на переднюю и
заднюю части. И к 8-й неделе это уже настоящие анальный синус и
мочеполовой синус (синус – это канал, пазуха, некая полость). Причем
перфорация, продырявливание наружу клоачной мембраны и развитие
каналов идут навстречу друг другу. Клоачная мембрана – это
производное эктодермы, наружного слоя клеток зародыша. Она дает
начало наружным половым органам (эпителий, клеточный покров,
влагалище и анальный отдел прямой кишки). Синусы имеют отношение к
мезодерме и эндодерме, они дают начало выделительной и половой
системам.
Получается интересная вещь. Два разнородных по происхождению
участка (кожа и внутренние органы) сливаются между собой. Причем в
своем развитии на 7-й неделе они не просто срастаются, а еще и
индуцируют дальнейшую дифференциацию друг друга – то есть кожные
структуры помогают развиваться внутренним органам, а те, в свою
очередь, кожным.
Но самое удивительное в том, что у взрослого человека те части тела,
что когда-то были эктодермой, имеют отношение к осознанной
чувствительности и волевому контролю над ощущениями. Это эпителий
наружного отверстия анального канала, кожа промежности, мошонки,
полового члена, наружного сфинктера мочеиспускания, наружной трети
влагалища, малых и больших половых губ, клитора и кавернозная ткань
внутри них (особое скопление сосудисто-нервных образований,
чувствительных к эротической стимуляции). Мы обладаем способностью
различать все воздействия в этих областях (температурное, болевое,
надавливание, вибрацию, физиологические позывы к опорожнению и
т. д.). Мы в состоянии сознательно управлять поведением этих структур.
Так, наружный сфинктер прямой кишки и мочеиспускательного канала
подчиняется нашим волевым усилиям. Мы легко руководим временем
расслабления этих сфинктеров и умеем пользоваться туалетом.
Те же части, которые были мезодермой и эндодермой, превращаются во
внутреннюю часть прямой кишки и влагалища, мочеиспускательный
канал, матку, вольфовы и мюллеровы протоки с их производными
(яичники, яички), мочевой пузырь и так далее.
Эти внутренние органы иннервируются и кровоснабжаются уже из
бассейна сосудов и нервов внутренних органов, имеют отношение к
автономной (автоматической) нервной системе и управляются мозгом
без нашего сознания. Мы не можем чувствовать эти структуры или
контролировать их поведение: сокращать, расслаблять, переживать боль
или удовольствие от их стимуляции.
Все это сильнейшим образом отражается на сексуальных переживаниях
взрослого человека, но об этом потом. Сейчас самое время поговорить о
половом бугорке – выпячивании клоачной мембраны, дающем начало
органам промежности: интимным мышцам, коже, половым органам и
кавернозным телам, их наполняющим.
Вокруг полового бугорка начинают утолщаться две складки – это
половые валики. Вскоре половые валики превращаются в продольные
половые складки и устремляются к анальной складке.
У эмбрионов мужского пола из полового бугорка образуются пещеристые
и кавернозные тела полового члена, наружное отверстие
мочеиспускательного канала.
У эмбрионов женского пола из полового бугорка образуются
кавернозные тела клитора.
Как видите, кожный листок, срамные (половые) нервы и сосуды и
кавернозные тела, изначально сконцентрированные в области полового
бугорка, в процессе эволюции становятся мышцами промежности,
анальным отверстием, головкой полового члена и т. д. То есть все это –
одно и то же место, одна и та же ткань, один и тот же нерв, отвечающий
за восприятие эротической стимуляции и имеющий одно и то же
назначение: удерживание и эвакуацию секретов, эрекцию и
формирование оргастических ощущений, обеспечение полового акта.
Мужские и женские отличия, конечно, есть. Например, у мужчин в
половом члене кроме кавернозных тел есть еще и пещеристое тело. Оно
не напрягается во время эрекции так, как кавернозные тела, и играет
роль амортизатора, который препятствует передавливанию
мочеиспускательного канала во время сексуального напряжения. В
клиторе нет мочеиспускательного канала, поэтому и нет пещеристого
тела.
А головка есть и в члене, и в клиторе, поскольку в ней – средоточие
сладострастных ощущений, ответственных за оргастическую функцию
секса.
Кавернозные тела делятся на две части и устремляются к области
заднего прохода. У мужчин этот путь проходит вдоль мошоночных
образований и заканчивается в толще жома – циркулярной (круговой)
мышцы заднего прохода и капсуле предстательной железы, которая
лежит как раз на пути этих кавернозных тел. У женщин эти две части
кавернозной ткани устремляются туда же, в анальную область,
захватывая структуры малых половых губ и наружной трети влагалища.
В общем, все достаточно разумно и логично устроено, и если не
выискивать на головке члена клитор и вокруг женского
мочеиспускательного канала простату, то можно наблюдать серьезную
преемственность не только анатомического происхождения
урогенитальных структур мужчин и женщин, но и их функционального
назначения и сексуального восприятия.
Если у мужчин и женщин один половой бугорок, клетки, его
составляющие, нерв, его снабжающий, сосуды, клеточный покров и
рецепторы – то и ощущения одни. Почему же мы должны думать, что
эрогенные зоны заканчиваются по границе нашей стыдливости или
узости нашего кругозора? Вне зависимости от воли и желания все
производные полового бугорка у взрослого человека остаются на месте
и функционируют одинаково эффективно. Да, кто-то не хочет их
эксплуатировать, кто-то просто не знает о такой возможности. Но это не
означает, что эти возможности закрыты.
Кажется, мы исчерпывающе разобрали универсальность эрогенных зон в
аногенитальной зоне у мужчин и женщин, преемственность типов
эротической стимуляции и функциональное назначение различных
половых структур.
Давайте теперь отвлечемся от анатомии промежности и обратимся к
логике формирования ориентации.
Вот тут начинается самое интересное. Ориентация не связана с
анатомией! География эрогенных зон, их чувствительность и типы
стимуляции связаны, а ориентация – нет.
Давайте разбираться!
Про эрогенные зоны нам уже все ясно. Если они там существуют со
времен закладки, то против этого факта бессмысленно протестовать и
возмущаться.
Но тогда встает вопрос: где живет ориентация? Где она расположена со
времен закладки? Где в эмбриональный период закладываются те
клетки, что станут зачатками будущего мачизма или феминности во
взрослом теле?
Друзья мои! Таких клеток нет. Но в головном мозге есть определенные
зоны, которые дифференцированы как центры ориентации.
Почему в головном мозге, а не в анальной зоне, не в самом сердце, не в
солнечном сплетении – средоточии рефлекторных образований?
Потому что ориентация, точно так же, как и все проявления высшей
нервной деятельности: ощущения, чувства, эмоции и так далее –
переживаются в головном мозге.
Это крайне важный момент. Представьте себе человека, которому
больно заниматься сексом. Бедняжка. Всем это приятно, а ему больно.
Даже странно! Допустим, вкус торта «Прага» или «Трюфель», вне
зависимости от того, сладкоежка вы или нет, вам нравится. Возможно,
вы находите торты слишком уж приторными, но вы однозначно
определяете вкус торта как «сладкий» и «приятный». А теперь
вообразите маргинала, который попробует торт и скажет: «Ой, как
невкусно! Пересолено! Гадко! Да это даже проглотить нельзя!» С чем бы
это сравнить? А, вспомнила – в отделении гастроэнтерологии, когда мне
было десять лет, меня заставляли пить настой пустырника. Он был
исключительно мерзким по вкусу. Чтобы я могла его проглотить,
родители мне доставали пепси-колу в узеньких бутылочках. Я в
стаканчике смешивала этот пустырник с пепси-колой, и получалось еще
отвратительнее, чем было. Вот представьте себе этот микс аптечной
колы и сравните его со вкусом торта «Прага». Возможно ли, чтобы кто-то
воспринимал торт так, как будто это пустырник в пепси-коле? Ну, мало
ли в природе извращенцев?
Вот так же и боль во время секса. В то время, когда для 99 % жителей
земли секс – это торт «Прага», для оставшихся 1 % – это противная
микстура. Анатомически, физиологически и причинно-следственно мы
все устроены одинаково. Тогда почему же такая разница в ощущении?
Потому что наше восприятие – это не только различение чувственного
воздействия на рецепторы, но еще и интерпретация чувств в мозге.
Давайте рассмотрим пример. Предположим, некто испытывает
воздействие на свои эрогенные зоны. Эрогенные зоны – это
рецепторный аппарат. Рецепторы – это структуры, способные различать,
воспринимать внешние (экстериорецепторы) или внутренние
(интериорецепторы) раздражители, а затем отправлять информацию для
обработки в головной мозг.
У нас есть целая палитра экстериорецепторов. Механические рецепторы
воспринимают механические стимулы: прикосновение, давление,
растяжение, колебание воздуха или струи воды в непосредственной
близости, изменение температуры, боль, вибрацию и даже изменение
электрического и магнитного полей. Рецепторы, как правило, строго
специализированы: каждый различает свой раздражитель – допустим,
вибрацию или давление. После различения стимула они отправляют
сигнал по нервным окончаниям в головной мозг для принятия решения.
На студенческих уроках физиологии проводят опыты с реакцией на боль
и температуру. Если уколоть лягушечку иголкой (слегка), она
отдергивает лапку. В ее мозг идет сигнал боли, и он вырабатывает
решение устраниться от источника боли. Выглядит ответ как сокращение
мышц лягушачьей лапки.
Мы и сами тысячу раз наблюдали работу этих рецепторов. Вспомните
детство: «Не суй пальчик, горячо!» И мы все помним, как, пробуя
температуру воды, мы невольно отдергиваем руку, если вода горячая.
Это все довольно простые сигналы, которые головной мозг оценивает
автоматически. Больно, горячо – это угроза безопасности, поэтому надо
мобилизовать ресурсы (сократить мышцы) и устраниться от источника
опасности (отдернуть руку подальше).
В случае со сложными ощущениями, к которым, безусловно, относится
сексуальная чувственность, помимо автоматической рефлекторной
оценки и откликаемости на воздействие (возбуждение, оргазм), вступает
в силу еще и эмоциональная оценка (хорошо или плохо, нравится или
нет). Вот тут-то и начинается самое интересное.
Если в психике человека четко заложено, что секс – это грязно, низко и
плохо, то все сексуальные ощущения (давление, вибрация) различаются
не только как физический стимул, но и получают психологическую оценку
(что-либо чувствовать этим местом плохо, опасно, мне не нравится). Эти
чувства могут быть настолько сильны, ощутимы, различимы, что человек
однозначно воспринимает сексуальную чувственность как горький торт.
То есть там, где всем приятно, возбуждающе и сладострастно, ему будет
больно, напряженно и дискомфортно. Рецепторы, воздействие на них и
чувства у людей одни и те же, но вот их оценка (впечатление) в головном
мозге будет различной.
Вот почему так важно понимать, где живут наши ощущения: в святая
святых человеческой идентичности, в центре высшей нервной
деятельности, в средоточии сложнейших реакций – головном мозге.
Именно там реакции становятся хорошими или плохими, приемлемыми
или нет, приятными или отвратительными, возбуждающими или
индифферентными.
Ориентация – это такое же ощущение, что и все остальные. Человек
ощущает, переживаете свое либидо, направленное на определенные
сексуальные объекты. Его половое влечение обостряется и
актуализируется в половое желание только при определенных
обстоятельствах, когда он встречается с соответствующим объектом.
У большинства людей таким объектом будет представитель
противоположного пола, но не любой, а обладающий определенным
набором признаков: типаж, манера поведения, особые черты. И тут уже
встречаются все вариации сексуальных претензий. Пухленькие
блондинки, энергичные брюнетки, лысые бородачи, прямоугольные
субъекты пикнического телосложения, грудастые дамы, в очках, с
тростью…
Возбуждающие стимулы (борода, очки, трость, выступающий животик и
т. д.) в основном закрепляются условно-рефлекторно в подростковом
возрасте или во время первой влюбленности, первых сколько-нибудь
серьезных отношений. Закрепление происходит через научение
реагировать определенным образом именно на такой объект. И вот уже
все герои сердца становятся похожими на учителя физкультуры, которые
поднял девушку на руки, когда та упала со снаряда и повредила
сухожилие. Или все дамы сердца – статные брюнетки, как та женщина-
хирург, которая спасла жизнь подростку, когда он попал в отделение
после травмы или несвоевременно установленного диагноза.
Такой набор раздражителей закладывает основу для сексуальной
избирательности. Человек выбирает партнера по этому набору
признаков. В последующем сюда прибавляются и эмоционально
значимые связи с этим партнером, его реакция на действия партнера и
обратная реакция партнера. Но первоначально люди клюют, как рыба на
червячка, именно на этот набор сигналов: на кого похож и какие
ассоциации вызывает.
Вот и весь секрет ориентации.
Конечно, всем интересно узнать, как происходит, что у 95–96 % мужчин
ориентация проявляется как притяжение к стимулам, исходящим от лиц
женского пола (гетеросексуальное либидо), а у остальных 4–5 % – к
другим стимулам (гомосексуальное либо девиантное влечение)? Почему
получаются гомосексуалы, имеющие направленность полового влечения
к лицам своего пола?
Теорий, объясняющих эту странную игру судьбы, множество. И в задачу
этой книги не входит обосновывать или опровергать их: этим мы с вами
займемся в следующей книге, посвященной мужской сексуальности.
А вот где живет ориентация, как она формируется и как работает, мы
рассмотрим именно сейчас. Наша задача – дать ответ на вопрос: влияет
ли стимуляция эрогенных зон, которой часто пользуются люди
гомосексуальной ориентации, на направленность полового влечения или
нет? Иными словами, что первично в этой истории? Яйцо или курица,
ориентация или спецификация эрогенных зон? Это гомосексуальная
ориентация толкает мужчину разрабатывать анальные эрогенные зоны,
чтобы насладиться входом в свое тело? Или использование анальной
зоны приводит мужчину к актуализации желания испытать введение
члена мужчины?
Первично влечение. Ведь сначала человек испытывает влечение к
объекту, затем у него оформляется вполне ощутимое сексуальное
желание, которое он начинает транслировать через флирт и любовную
игру. После этого, интерпретируя ответные реакции сексуального
объекта как позитивные и подкрепляющие, наш герой формирует
осознанное сексуальное намерение, которое он исполняет, инициируя
сексуальный цикл.
Те из читателей, кто вспомнил содержание стадий сексуального цикла из
книги «Чисто женская тема», молодцы. А остальным я напомню, что
стимуляция эрогенных зон с последующим возбуждением, нарастанием
сладострастия вплоть до оргастической реакции – это наполнение
стадий сексуального цикла.
Таким образом, сначала у человека «включается» сексуальность,
направленная на некоторый объект. А все остальные реакции – это
производные первого «включения».
Сначала выбирается потенциально возбуждающий объект, а затем уже
эксплуатируются те или иные зоны.
Вот эта физиологическая детерминация и позволяет ответить на вопрос
«может ли стимуляция анальных эрогенных зон изменить ориентацию».
Не может. Никогда.
Ведь сначала мы ищем того, кто нам нравится, а потом уже практикуем с
этим человеком те виды стимуляции, которые нам нравятся.
Но никогда мы не ищем сексуальный объект, который мог бы отвечать
предпочитаемым видам стимуляции. Такое происходит только в случае
девиантного поведения, когда источники возбуждения странные,
нетипичные, и человек, не различая сексуальный объект, ищет просто
приспособление для деперсонифицированного мастурбаторного способа
снятия сексуального возбуждения (разновидность фетишизма).
Персонификация – вот ключевой момент. Зависимость влечения от
персоны, личности носителя сексуальных свойств.
Поэтому при привлечении новых эрогенных зон, например, в анальной
области, ориентация не меняется. Реакция на личность раздражителя
уже закрепилась, и она стабильна.

Миф четвертый. Одновременный оргазм –


награда за большую любовь
Иногда мне кажется, что суть моей работы в том, чтобы развенчивать
мифы, разоблачать заблуждения, чтобы люди прозрели, оглянулись и
поняли, в каком мраке они жили до этого и как это здорово, счастливо и
свободно жить жизнью, озаренной светом знаний.
Вот, например, однажды я отвечала на вопросы одной своей пациентки о
«сосочке» в ее заднем проходе. Дело в том, что сосочек этот мешал ей
жить. Он не давал ей расслабиться, почувствовать себя сексуально
притягательной и неотразимой. Вдруг придирчивый и разборчивый
мужчина его учует? Пальцем нащупает? Языком, еще чем-то? И что это
за напасть такая на честных жен, всякие там неровности слизистой в
самых интимных местечках.
А ведь любая женщина, которая хоть раз в жизни выносила
беременность, может получить геморрой, то есть узелок, который от
увеличившейся нагрузки норовит выскочить на свет божий и отравить
жизнь своей хозяйке. Беременность и в самом деле этому способствует.
Сначала запоры, вялый разленившийся кишечник, вечный спутник
прогестеронового фона, затем увеличенная масса тела, нагрузка на
позвоночник, и наконец потужной период, который провоцирует
появление узелков.
Какова судьба этого узелка? Поболит-поболит, да и перестанет. Хозяйка
полечит его свечами, особой диетой, возможно, сосудистыми
средствами, и узелок, как и все жизненные невзгоды, вскоре исчезнет.
Рассосется и спадется. А ложе из слизистой оболочки, в котором этот
узелок прятался, частенько остается в виде такого полого сосочка.
Ни самой посмотреть, ни соседям показать.
Как врач, совершенно авторитетно скажу, что во время сексуального
акта нет причин долго и тщательно, подвергая критике каждый
миллиметр, рассматривать анус или другое интимное место. Ведь
сексуальное общение – это, скорее, взаимодействие, подверженное
вектору желания и направленное на получение удовольствия,
наслаждения, удовлетворения. Участникам просто недосуг во время
этого захватывающего акта обращать внимание на всякие там сосочки.
Наощупь сосочек тоже мало различим, ведь он – всего лишь часть
слизистой, а значит, обладает теми же характеристиками, что и
остальные участки: скользко, влажно и рыхло. И непонятно: сосочки там
или такие складочки.
Исследовать подозрительную область языком? Занятие, конечно,
пикантное, но на языке нет таких рецепторов, как на пальцах, и ощутить
неровности слизистой и их вероятное происхождение еще труднее. Язык
не годится для диагностики формы и содержания объектов – только для
опознания их вкуса.
Словом, если не знать, что искать, то ни натренированный глаз, ни палец
не определит наличие сосочка. А язык тем более.
Но даже если девушка сама признается: «Все, совесть меня замучила,
не могу больше скрывать несовершенство моего тела. У меня там
сосочек», – что это поменяет в жизни влюбленных? На что это повлияет?
У всех свои индивидуальные особенности. Сосочки, неровности,
неидеальные изгибы и прочие отличительные черты.
Все это я в красках расписала своей пациентке, чтобы рассеять ее
страхи по поводу сексуальной ненормальности в глазах партнера.
Она очень внимательно выслушала меня, ни разу не перебив. Когда я
закончила, она вскинула на меня печальные глаза и промолвила:
– И что? Совсем-совсем ничего нельзя с этим сделать? С сосочком этим
проклятым?
– А чем он вам в жизни-то мешает? – изумилась я.
В общем, случай оказался безнадежным.
То же самое относится и к надежде на одновременный оргазм.
Сколько всего мною сказано, написано и разъяснено на эту тему. Что это
миф, что на отношения он никак не влияет и на качество ощущений
тоже.
Но мои слушатели внимают-внимают, ни разу не перебив и не возразив,
а потом задают бьющий наповал вопрос:
– А можно его все-таки как-нибудь получить?
Можно. Но зачем?
Вы знаете, зачем он вам?
В этой главе я сначала разъясню, почему одновременный оргазм
практически невозможен, почему он ни на что не влияет. А затем уж
расскажу, как его все-таки получить.
Ведь одно дело страдать навязчивой идеей об одновременном оргазме.
И совсем другое – знать, зачем он нужен.
Итак, давайте разберем, насколько разные мы с вами, творения рук
Господа Бога.
Еще русский физиолог Иван Петрович Павлов, который изучал высшую
нервную деятельность человека и высших животных, обратил внимание,
что скорость электрохимических процессов в каждом организме разная.
До кого-то быстрее доходит, до кого-то медленнее. Но важна не только
скорость, а еще и устойчивость импульса. От этого зависит, насколько
устойчивым будет сигнал в коре головного мозга, формирующий очаг
возбуждения и целеустремленность индивида. Еще от устойчивости
зависит направление произвольного и непроизвольного внимания,
возможность переключаться и следовать за потребностями, не сбиваясь
с пути.
Павлов даже разделил все типы высшей нервной деятельности на
четыре вида: сангвиник (быстрый и устойчивый), холерик (быстрый и
неустойчивый), флегматик (медленный и устойчивый) и меланхолик
(медленный и неустойчивый).
Очень быстро психологи и физиологи определили, что чистых типов не
бывает, и вообще вся эта классификация – очень большая условность,
которая не проясняет все многообразие поведения, а только еще больше
путает. Как обыватель воспринимает результаты такого теста? Если он
не быстрый и не устойчивый, значит – плохой и неудачный. По аналогии
с сексуальным темпераментом: невысокий значит неполноценный.
Сколько усилий приходится затрачивать психологам и сексологам, чтобы
развенчать эту связку высокий – удачный и объяснить, что у каждого
типа есть и плюсы, и минусы.
Но хотя оценочное толкование темпераментов наименее правильное,
все-таки нельзя забывать, что именно скорость процессов в центральной
нервной системе лежит в основе выделения физиологических типов. И
на чисто бытовом уровне мы понимаем, что физиология права.
Действительно, один легко сдает нормативы по физкультуре, не только
вписываясь в рекомендованные нормы, но и опережая их, а кто-то еле
плетется в хвосте. Кто-то схватывает объяснение учителя на лету, а кто-
то нуждается в дополнительном осмыслении и разъяснении. Все мы
разные!
Это прописная истина, это даже не надо усиленно растолковывать.
Но как только дело доходит до оргазма, почему-то понятие видового
разнообразия забывается. Большинство уверено, что оргазм – это не
стометровка и не теорема Пифагора: все и у всех должно быть в одно и
то же время.
Как это вообще возможно? Давайте возьмем самый простой для
трактовки пример: беспроблемного мужчину младше 40 лет, к которому
применима теория одной кнопки.
Есть самая главная эрогенная зона – головка полового члена. И есть тип
стимуляции, который необходим, чтобы привести мужчину к
эмоционально-физиологической разрядке, то есть к оргазму – это трение
вокруг головки.
Запомним теорию и положим в копилку.
Давайте рассмотрим и второго участника, то есть женщину.
Предположим, что у женщины есть клиторический оргазм, оба партнера
осведомлены о его наличии и о нужном типе стимуляции. Предположим,
что в этой паре хорошо обстоят дела с сексуальной коммуникацией и
никакая техническая асимметрия сексуальной стимуляции эту пару не
волнует.
То есть снова работает теория одной кнопки, и кнопка эта – клитор.
Воздействие – это трение, или вибрация, или легкое давление,
возможно, облизывание или едва заметное дуновение. Главное, что
пара знает, что, как и какой ожидается результат.
Кстати, что вы имеете против клитора? Практически каждый день я
получаю письма, где женщины в отчаянии пишут мне: «Доктор, у меня
нет оргазма, только от клитора». Между тем как заморские коллеги
подтверждают мои слова. Например, Jastin J. Lehmiller в своей книге
«Психология сексуальности», совсем недавно переизданной (2018 год)
пишет о том, что оргазм для женщины в основном достижим за счет
клиторальной стимуляции (ссылки Fugl-Meyer, Oberg, Lundberg, Levin,
2006). И что женщины, которые испытывают вагинальный оргазм, в
основном имеют анатомически более близкое расположение клитора ко
входу во влагалище, чем остальные. Близкое – это меньше одного
дюйма (2,5 см). Поэтому во время проникновения клитору тоже
достается немного тепла и заботы, что и приводит к результату. Доктор
Lehmiller ссылается на исследования Wallen & Lloyd, 2011.
Тоже запомним и положим в копилку.
Теперь давайте совместим эти два разнородных типа стимуляции.
Мужчина берет свою кнопку и помещает ее в женское лоно для
необходимой стимуляции – для выполнения фрикций во влагалище.
Женщина тоже берет свою кнопку, устраивает для нее необходимые
условия (поза, положение таза и рук), воздействует оптимальным
способом до достижения оргазма.
Минимально возможный в этой ситуации конфликт интересов в паре –
если вид стимуляции мужчины и женщины взаимно несовместим. Пока
мужчина совершает фрикции, клитор недоступен. Пока пара стимулирует
клитор, фрикции совершать не получается.
Как видите, с точки зрения сексологии, это самая удачная комбинация:
оба партнера способны на оргазм, осведомлены о необходимых
условиях для этого и не стесняются применять свои навыки для его
достижения.
И даже в этой ситуации никак нельзя получить оргазм одновременно.
А если все усложнить?
Если женщина не в состоянии испытывать оргазм вообще? Или не в
состоянии при муже? Или не в состоянии во время фрикций, во время
прелюдии, во время всего полового акта?
Тут речь идет не о том, чтобы оргазм возник одновременно, а о
сексуальной адаптации в целом: кто, что и как должен стимулировать,
чтобы это было максимально эффективно и приводило к оргазму.
Но ведь это все прописные истины! То, что я пишу, и так понятно.
Откуда же тогда берутся разочарованные сексуальные пользователи,
которые все ищут и ищут одновременный оргазм, но никак его не
находят?
Как всегда – от зашоренности, невежества и различных предубеждений.
Чем меньше знания и понимания физиологии, своего тела, своих
сексуальных потребностей, тем больше фантастических ожиданий.
Как правило, чтобы так чудовищно заблуждаться насчет возможности
одновременного оргазма, нужно два условия.
Условие первое. Мужчина должен добросовестно ошибаться на счет
природы женской чувственности, то есть быть уверенным в том, что
женские ощущения в сексе полностью зависят от его физиологических
параметров. Чем член входит глубже, тем женщине приятнее. Значит,
нужно входить в нее непременно гигантским членом. Если выполнять
толчки подольше, то вероятность разбудить спящую красавицу выше.
Значит, нужно, чтобы сексуальный акт был длительнее. И все, что
делает мужчина в постели – это выполняет свой мужской долг,
проталкивая надежды на оргазм во влагалище.
А если у женщины нет чувствительности во влагалище, или есть, но не
такая сильная, чтобы испытать оргазм? Тогда можно тереть сколько
хочешь, но не получится ни одновременного оргазма, ни оргазма
вообще.
Но это очень неудобная правда для тех, кто не знает, что еще можно
делать в постели, кроме честного проникновения.
Это странно, ведь сейчас на любом сайте, в любом блоге или на
форуме, не говоря уже о десятках профессиональных печатных изданий,
написано, что женщине мало «просто влагалища», надо еще добавить
любовную игру, стимуляцию разнообразных эрогенных зон с учетом
наибольшей чувствительности, например, клитора. Бери эту
информацию и пользуйся!
Почему не берут? Потому что есть множество причин, чтобы отвергнуть
очевидные вещи.
Условие второе. Осознание, что клиторальный оргазм – неполноценный,
инфантильный и незрелый. Сам тип стимуляции клитора указывает, что
женщина не уберегла себя в чистоте до встречи с суженым,
прикоснулась к сексуальной грязи и теперь никак не отмоется. Никак не
переучит рецепторы с клитора на влагалище.
Причем в паре, которая ищет одновременный оргазм, как правило,
сочетаются оба заблуждения: надо обязательно найти вагинальный
оргазм, и при этом, если игнорировать возбуждение женщины и
стимуляцию ее активных эрогенных зон, то можно каким-то чудом, не
мытьем, так катаньем вызывать ответ индифферентных эрогенных зон.
Ну, это все равно, что тереть спинку носа или чесать подмышкой до
полного сексуального удовлетворения. И не говорите, что такое
невозможно.
Если считать, что оргазм обязательно должен возникать в том месте, где
усиленно и сосредоточенно работает мужской половой член, получается,
что можно вызывать оргазм где угодно. Пусть член трется о женскую
щеку, и будет щечный оргазм. Пусть о подмышку, и это будет
подмышечный. Хоть брюшностеночный или пяточный, если исходить из
применения полового члена.
Но если исходить из женской чувствительности, то становится не все
равно, где должен быть центр сексуальных воздействий: на щеке, на
животе или где-то еще.
Очевидно, что самая активная эрогенная зона – это главный козырь,
поэтому самое активное воздействие должно быть именно на нее.
Тогда встает вопрос: почему кто-то не знает, где у него самые эрогенные
зоны и как на них надо воздействовать?
Не знает, не хочет знать или не хочет говорить?
Случается, что после всех моих объяснений в таком духе респонденты
продолжают гнуть свою линию:
– А все-таки, как же получить одновременный оргазм?
Причем вариант с ласками самых чувствительных эрогенных зон
(например, клитора), их тоже не устраивает.
– Скажите, а можно как-то обойтись без клитора?
Дело не только в том, что для большинства людей вагинальный оргазм
женщины – такой желанный. Дело в том, что большинство хочет
изменить свою сексуальную реальность, ничего при этом не делая.
Мужчина не хочет менять тактику, где кроме введения и выведения
члена от него больше ничего не требуется. Женщина не хочет
показывать мужчине свое возбуждение при стимуляции заповедных зон,
не хочет брать ответственность за сексуальные переживания на себя, не
хочет договариваться с мужчиной о правилах сексуальной игры и
взаимного удовольствия.
В общем, никто ничего не хочет делать. Все хотят миллион, не вставая с
дивана, хорошую фигуру, не покидая хлебницы, и оргазм, не вынимая
рук из карманов. А перестать делать то, что делали до этого, не хотят.
Вот я хожу на работу по одной и той же дорожке. Сначала еду на
маршрутке до конечной станции метро. Затем еду уже в подземке до
пересадки. После пересадки мне остается всего одна станция. Там я
выхожу в город. Всего один выход, не запутаешься. Из метро сразу
поворачиваю налево, перехожу Садовое Кольцо, затем еще раз налево,
перехожу Самотек, потом обхожу нужный мне дом до калитки и
заворачиваю к своей клинике.
Возможно ли, что передвигаясь этим путем, я однажды окажусь в
Кремле? Или за городом в отпуске? Или где-нибудь в Икстлане?
Никогда! Для того чтобы оказаться где-то еще, нужно пойти совсем
другой дорогой.
Для тех, кто согласен испытать другую дорогу, я и предлагаю творческий
маршрут в одновременный оргазм.

Рука на руке
Это упражнение описано во многих руководствах, оно может также иметь
название «Кукловоды» или «Марионетки». Мы разберем его и обогатим
множеством перспективных модификаций.
Сама идея упражнения связана с экологичным способом обойти
сложности вербальной коммуникации. В самом деле, довольно непросто
бывает озвучить партнеру самые потаенные фантазии или сказать ему,
когда он действует не так. Часто такие замечания воспринимаются очень
болезненно.
– Я что, не могу тебя возбудить? Удовлетворить?
– Это что же, все, что мы делали до этого – вранье? Ты всегда ничего не
чувствовала и молчала?
– Ты намекаешь, что я бесчувственный чурбан?
Так или иначе, умение открыто и просто сформулировать сексуальную
задачу партнеру и получить адекватный ответ – это признак высокого
уровня продвинутой коммуникации. Это высший пилотаж
договоренностей, сотрудничества и доверия. Это достижимо, но не сразу
и не всеми.
И чтобы продвинуться с подобными навыками, существует это
упражнение. Ведь если что-то трудно описать словами, это можно просто
показать. Не только избежать воздействия на самооценку партнера, но
еще и использовать новый возбуждающий подход, повышающий градус
эротики и романтики.
Поза для этого упражнения может быть любая, но самая подходящая –
это когда один партнер сидит спиной к другому. Если это женщина, она
вполне может разместиться на коленях мужчины. А когда партнеры
меняются ролями и женщина оказывается сзади, она может прижаться к
мужчине, обняв его ногами.
В общем, поза – дело обоюдного согласия.
Затем тот партнер, который исполняет роль кукловода, берет руку
другого партнера, который, в данном случае, служит марионеткой, и
начинает ласкать себя так, как будто это его собственная рука. То есть
выполняет действия, необходимые для собственного возбуждения,
захватывает наиболее чувствительные зоны, применяет самые
эффективные приемы. Только сам человек знает нужные способы
давления, вибрации, поглаживания или стимуляции. Только он сам в
состоянии сделать так, как просит его душа и тело.
Лучший способ выполнения этого упражнения для кукловода – забыть,
что это не его рука, и полностью сфокусироваться на ощущениях,
позволив потоку возбуждения унести себя.
Самый лучший способ переживать роль марионетки – вжиться в
ощущения партнера. Представить себе, как он сконцентрирован на
удовольствии, как робко и в то же время со знанием дела ведет себя к
наслаждению. Но важно и замечать, как и что делает партнер, ведь эта
практика обучающая. Пара проходит вместе тот путь, который
необходим для удовольствия.
Основной помощник в выполнении – это доверие. Именно доверяя друг
другу, партнеры преуспевают. Ведь если кукловод не переживает
удовольствие, а размышляет о партнере: «Что у него сейчас в голове?
Вдруг он подумает, что был неэффективен все эти годы, и его мачизм
пострадает? А если он обвинит меня в развратности? Догадается, что я
иногда мастурбирую?» А если марионетка начнет раздумывать: «Как это
нудно, ковыряться во всех этих местах, так можно и эрекцию растерять,
пока дойдешь до дела», – то эффекта не будет.
Ваша задача – воспринимать действия активного партнера, кукловода,
безусловно. Нужно так, и все. Никто не возмущается, что в русском
алфавите 33 буквы, все они заковыристые, и пока их разучишь, можно
уснуть. Все просто воспринимают труд обучения письменности как
данность.
Так же нужно осваивать и особенности сексуальности партнера и
уважительно относиться к тому доверию, с которым он открывает свои
тайны.
В этом упражнении много потенциала. Если начать его выполнение как
обучающий маневр и привыкнуть, что кукловод задает тон, то можно
развить эту технику до небывалых высот, все время удивляя друг друга
смелостью и неожиданными поворотами.
Например, можно использовать «рука на руке» как прелюдию, плавно
переходящую в основной акт.
Например, женщина-«кукловод» с помощью партнера доводит себя до
определенной высоты возбуждения. И когда она сама чувствует, что
близка к развязке, то дополняет ручную стимуляцию «варежкой»
марионетки, управляя возбуждением партнера.
Партнер, который имеет к этому моменту устойчивую эрекцию благодаря
возбуждающей женской инициативе, подогревает себя предвкушением
«основной части».
Женщина, независимо от желания партнера форсировать ее
возбуждение, полностью управляет скоростью и временем возбуждения.
Как только она чувствует готовность, то вводит половой член партнера
во влагалище, не останавливая стимуляцию, и доводит себя и партнера
до оргазма, совмещая не только приятное с полезным, но и один оргазм
с другим.
Одновременно можно вводить и палец партнера в задний проход, и
второй своей рукой ласкать половой член или использовать как одну
«варежку» руку партнера, которой ласкать себе, допустим, грудь, а в
качестве второй «варежки» применить половой член и стимулировать
его головкой клиторальную область.

Стоп-старт
Когда партнеры меняются местами и мужчина становится кукловодом,
упражнение «рука на руке» оказывается незаменимым тренажером для
стоп-старт-методики – тренинга продолжительного соития.
Многие пары хотели бы научиться продлевать половой акт, но не многие
преуспевают в этом.
Универсальная стоп-старт методика предполагает паузы в стимуляции
мужчины, во время которых он успевает остыть и откатиться от точки
невозврата на несколько фрикций.
Для выполнения этого упражнения нужно в момент, когда сладострастие
уже высоко, но волны оргазма еще не поглотили остатки самоконтроля,
остановить процесс. Годятся любые средства – от дыхательных практик
до переключения внимания на новые позы, ласки партнерши и так далее.
Тут лучше мужчины никто не знает, когда у него какой момент, далеко ли
до оргазма и сколько он может продержаться.
Поэтому роль «кукловода» помогает ему выработать привычку контроля,
показать партнерше, когда нужно останавливаться.
Сделать это перед лицом партнерши не всегда бывает просто. Многие
пары отказываются использовать совместную мастурбацию, потому что
испытывают чувство вины за то, что это неправильный секс, в котором
не учитывается партнерская роль. И хотя совместная или взаимная
мастурбация – довольно частый вид партнерской активности, в котором
ничего предосудительного нет, все-таки для многих людей бывает
сложно преодолеть этот барьер.
Но вот сделать это рукой партнера и не перед его глазами – гораздо
проще, комфортнее и психологически безопаснее.
Именно поэтому для тренировки стоп-старт «рука на руке» – идеальный
вариант.
Мужчина берет руку женщины в свою, использует смазку и начинает ее
рукой ласкать себя так, как это необходимо до возбуждения.
Когда он чувствует, что сладострастие довольно высоко, он
останавливает стимуляцию, одновременно переключаясь (дыхание с
удлиненным выдохом и ласки яичек рукой девушки во время паузы).
Затем он возвращается к стимуляции, делает еще несколько фрикций до
нарастания ощущений. Так продолжается, пока ему удается сдерживать
оргазм.
Такие паузы очень важны для навыка самоконтроля и одновременно для
фиксации на новых осязательных впечатлениях. Ведь у многих мужчин,
помимо короткого полового акта, есть еще проблема разницы в
ощущениях «своя рука» – «что-то другое». И ласки собственной рукой,
такие естественные и привычные, часто расхолаживают мужчину и
мешают ему сконцентрироваться на партнерше.
Но упражнение «стоп-старт» требует именно мастурбаторных условий
для обретения первоначального навыка. Рука женщины, которой
управляет сам мужчина – незаменимый вариант в этом случае. Ведь ее
руку не удается сжать так, как свою, она трепетна и нежна, не так хорошо
управляема, как своя, но все же податлива и подконтрольна.
Таким образом, техника «рука на руке» – незаменимый способ
адаптироваться в партнерском сексе, научиться получать необходимые
для возбуждения ощущения и показать партнеру, как это делается,
наиболее удобным и малозатратным способом.
Итак, мы пришли к убеждению, что причина отсутствующего оргазма или
редких оргазмов – неадекватные приемы стимуляции. Внутри мифа о
женском оргазме мы встречаем множество мелких мифов, стереотипов,
заблуждений. Например, что достаточно сильные и продолжительные
фрикции неизбежно приведут к максимуму сексуального возбуждения у
женщины. Коль скоро женский оргазм часто вообще не зависит от
фрикций мужчины, то нечего на них надеяться. Как мужчине приятно, так
пусть их и совершает. А если женщина будет иметь особые пожелания
на этот счет, то они договорятся.
Еще одно возмутительное несоответствие желаемого действительному –
это утверждение, что оргазм женщине обеспечен, если партнер способен
отсрочить эякуляцию. Как мы видим, параметры мужской физиологии
здесь ни при чем. Ведь если нет достаточной стимуляции клитора, само
по себе введение полового члена во влагалище – не самый
эффективный способ доведения до оргазма, а скорее источник
психологического удовольствия. Более того, продолжительное половое
сношение неэффективно, так как влагалище перестает выделять
естественную смазку и становится сухим.

Девять ударов
Но нельзя сказать, что от мужчины и его возможностей ничего не
зависит. Не будем забывать смысл полового акта – партнерское
взаимодействие и наслаждение взаимностью. Поэтому для
дополнительной стимуляции клиторальной зоны уже в процессе
проникновения можно рекомендовать техники минимального введения
полового члена и наибольшего его извлечения и их комбинации. Первая
– в положении «мужчина сверху» партнер двигает кончик полового члена
вперед-назад в пределах половых губ, вводит член не дальше входа во
влагалище. Вторая – при каждом движении партнер должен полностью
вводить и выводить половой член насколько это возможно, чтобы его
головка повторно соприкасалась с высокочувствительной зоной половых
губ.
Сочетание этих техник очень хорошо применять в даосской методике
«девять ударов». Мужчина делает девять фрикций способом
минимального введения и одно глубокое проникновение. Затем 8/2, 7/3 и
так далее до 1/9. После этого возвращается к первоначальному ритму:
1/9, 2/8… 9/1. Здесь очень эффективно комбинируются ласки клитора и
вагинальная стимуляция.

Мост
Мастерство двойной стимуляции совмещает проникновение с
одновременной стимуляцией клитора. Боковая позиция («ложечки»)
сочетает стимуляцию клитора, наружной трети влагалища и зоны G.
«Поза на двух уровнях», «женщина сверху» и «введение полового члена
сзади» позволяет женщине или ее партнеру легко достичь клитора во
время проникновения во влагалище.
В технике «мост» клитор стимулируется в тот момент, когда половой
член находится во влагалище. Стимуляция идет до момента
наступления оргазма, но сам оргазм вызывают толчки полового члена,
которые выполняют роль пускового механизма. От сеанса к сеансу
можно прекращать стимуляцию клитора чуть раньше. Длительность
такого «переучивания» – несколько месяцев. За это время развиваются
новые зоны, растет степень партнерского взаимодействия и доверия,
расширяются чувствительные области и усиливается накал
оргастических ощущений.
Давление на зону G – центр передней стенки влагалища – также хорошо
практиковать в боковой позиции. При смещении полового члена вверх
эта зона массируется во время полового акта и помогает достичь сквирт-
оргазма без ручной стимуляции. Если же вы хотите использовать руки и
обогатить прелюдию таким образом, то особенно подходят задние
позиции. Партнер может давлением или трением стимулировать эту
область средним пальцем правой кисти, обращенной ладонью вверх, при
этом суставы пальцев или ладонь давят на клитор.
Имитация оргазма, которую иногда применяют женщины, приучает к
бесчувственности и вводит в заблуждение партнера. Чем дольше
практикуется подобный обман, тем труднее признаться в этом. Но если
вы собираетесь воспользоваться техникой одновременной стимуляции
или техникой «мост», вам потребуется содействие партнера.
Если вы выберете признание, постарайтесь, чтобы оно не выглядело,
как обвинение. Не надо говорить: «Ты никогда не дарил мне оргазм».
Лучше сказать: «Я не считаю, что когда-либо действительно испытывала
оргазм. Не стоит ли нам попробовать что-нибудь, что могло бы оказаться
полезным?».
Ваш партнер не несет ответственности за ваш оргазм в одиночку. Вы
ответственны в равной степени. А все упражнения окажутся
бесполезными, пока вы не распознаете реакции вашего тела и не
примете их.

Медитация звуков
Напоследок в этой главе расскажу об упражнении для синхронизации
телесных и эмоциональных реакций.
В течение пяти минут мужчина говорит женщине приятные слова,
осыпает комплиментами, проявляет свою любовь любыми вербальными
способами. Женщина принимает поклонение, выражая одобрение
мимикой и жестами. Применение взаимных ласк параллельно
комплиментам приветствуется. Затем партнеры меняются ролями.
Произносить слова и звуки необходимо, не сосредотачиваясь на их
смысле, не обдумывая логическую цепочку выражений. Это может быть
набор приятных эпитетов, озвучивание действий партнера и даже
довольное мычание. В результате вырабатывается стереотип –
выражение эмоциональных и телесных реакций без подключения
сознательной критики. Это упражнение снимает барьеры в
демонстрации сексуального отклика, учит партнеров «проживать» все
эмоции, не пряча их, дает возможность взаимодействовать.

Миф пятый. Что встало один раз, будет


стоять вечно
Здесь вас ждет глубочайшее разочарование. Половой член – это не
Александрийский столп, не царский скипетр и даже не посох деда
Мороза. Пенис – это живой трепетный орган, который реагирует на все
обстоятельства внешней среды, от изменения температуры воздуха до
стресса у своего владельца.
В те времена, когда мужчины умирали во цвете лет на войне героями, не
дожив до климакса, рака или маразма, им доводилось пользоваться
стоячим членом практически без ограничений. Средняя
продолжительность жизни в конце XIX века в России была 32 года, а
основной причиной смерти людей были инфекции (туберкулез,
кишечные, пневмонии с осложнениями, детские болезни) и травмы
(дуэли, ранения).
Из этого следовало два стереотипа. Во-первых, что мужчина при одном
только намеке на близость достает затвердевший пенис и приступает к
действию. И во-вторых, что эта способность сохраняется за ним
большую часть его жизни.
Представления населения об этом идеале, к которому надлежит
стремиться, оказались настолько крепкими, что на них не повлияли ни
увеличивающаяся продолжительность жизни, ни достижения
современной медицины, ни повальная реклама интимной свободы.
Сейчас, когда проблема импотенции считается решенной, да и диагноза
такого давно не существует, ибо обидное слово-ярлык давным-давно
заменено политкорректной формулой «эректильная дисфункция»,
непонятно, почему у кого-то еще не стоит.
Ну, допустим, 120 лет назад и ранее, когда мужчины часто умирали, не
исчерпав ресурсов гормонально активного периода, а женщинам не
полагалась прелюдия в силу их пассивной роли, было понятно, почему
появился такой стереотип. Откровенные ласки между супругами не были
приняты, а проблемы с эрекцией не было. Вот и получалось, что член как
вставал у юноши, так и стоял до конца дней.
Но сейчас, когда люди живут 70–80 лет, а их здоровье исчерпывается
уже в первые 40–50 лет жизни, они все чаще прибегают к
инновационным изобретениям медицины.
Посудите сами, как далеко мы продвинулись! Водители ритма сердца и
искусственные суставы, сердечные клапаны, сосуды. Искусственная
почка и трансплантация. Заместительная терапия гормонами, жизненно
важными веществами. Поиск зарождающегося рака и искоренение его на
самых ранних стадиях. И даже инсульт, от которого еще несколько
десятков лет назад люди не оправлялись, теперь легко отражается
тромболитиками, и человек может вернуться к обычной жизни.
Казалось бы, человек – венец творения, должен стремиться
использовать отведенные возможности с как можно большим усердием.
Ан нет. На пересадку сердца, печени, почек, других органов люди
соглашаются, а подкорректировать незначительные сосудистые
проблемы с эрекцией – ни за что!
Что сейчас можно предложить стареющему мужчине, чтобы сохранить
потенцию? Можно поддержать его гормональную функцию, чтобы он
всегда хотел. Улучшить сосудистый ответ во время эрекции, чтобы он
всегда мог. Можно даже установить ему фаллопротез, если члена
вообще нет. Нет сейчас таких препятствий к половой жизни, которые бы
не были разрешены современными научными достижениями.
Проблема в том, что не так много желающих ими воспользоваться.
Ответ до банальности прост. Это лень.
Я все время размышляю, откуда взялось глупейшее и абсурднейшее
предположение, что если бы женщине клитор пересадить во влагалище,
то вот все бы зажили счастливо.
Ага! Значит, за клитором эксклюзивное право чувствовать признали.
Деваться некуда. Научно-популярные издания сделали свое дело. Но
пользоваться им так и не хотят. Ведь как было бы распрекрасно – за
здорово живешь, просто так лениво потыкать стоячим членом, а заодно и
клитор поласкать.
Ну, мужички! Что вам стоит? Разделите удовольствие на двоих. Нежно
разотрите женскую розочку, а потом уж делайте свое мужское дело.
Нет. Подавай клитор в глубине влагалища, чтобы оно само как-то, без
дополнительного воздействия. Потому что лень.
То же самое и всякие снадобья с фаллопротезами. Просто не нужны.
Потому что лень.
Ведь когда хочется все и сразу, то требуется приложить много усилий,
финансовых и энергетических. Но какое облегчение, когда не хочется
уже ничего…
В самом деле, предположим, дадим мы 60-летнему пенсионеру эрекцию.
И куда с ней? Жена давно уж не заинтересована. На новой женщине
жениться – дети против, потому что – квартирный вопрос. И даже если
кто и соблазнится, то мороки не оберешься: цветы-конфеты, суета,
обследоваться еще предложит. А так лень!
Да ну ее, эту эрекцию. Не жили с ней, нечего и начинать.
Не лучше ли тогда сохранить то, что имеешь, не выпадать из обоймы,
чтобы небольшая коррекция сексуальных возможностей не походила на
реорганизацию всей жизни, а скорее улучшала хорошее?
Можно! Но этому мешает стереотип «что встало один раз, будет стоять
вечно».
Из этого пагубного убеждения следует, что возможности мужчины
бесконечны, и впрок заботиться о себе не надо. Тягостный стояк,
который мешает думать, работать, сосредотачиваться на чем-то
постороннем, пока не добьешься разрядки, никуда не денется.
Поэтому молодые мужчины так беспечны. Зачем прилагать какие-то
усилия?
В результате, когда после тридцати лет появляются первые звоночки
будущей немощи, это вызывает у мужчин недоумение.
Сначала пропадает эрекция на все подряд раздражители. Потом он
перестает хотеть так часто и разгоняться на второй раз. В скором
времени требуется длительная и обширная стимуляция, прежде чем он
заведется как следует. А кому захочется позориться так откровенно?
Казалось бы: при первом же изменении качества ощущений обратись к
врачу, разберись, установи гармонию! Но нет.
Мешает этому засевшая на подкорке мысль о своем бессмертии. Знаки
старения копятся. С каждой новой потерей недоумение отгораживает
человека от трезвой оценки своего состояния. Не может этого быть! «Что
встало раз…»
Как правило, когда мужчина убеждается в несостоятельности этого
мифа, он стоит на пороге качественных изменений в своей сексуальной
сфере. Это редкий секс при условии длительной изощренной
стимуляции. Но и желание уже не то, и эрекция сдала, и возникает не
сразу.
И тут встает в позу оборотная сторона мифа – идея о том, что «эрекция
– это все или ничего».
Это еще один враг мужского здоровья, ибо за этим штампом стоит
непонимание мужчиной своей физиологии и своего сексуального
функционирования.
Что значит в эрекции «все»? А что «ничего»? Можно ли вообще
квалифицировать эрекцию, построить какую-то шкалу, по которой
определить пределы «всего» и «ничего»?
Есть три способа определить степень твердости эрекции – один
субъективный и два объективных.
Субъективный способ – это индивидуальное восприятие эрекции.
Человек имеет право на любые ощущения: боль, недомогание,
усталость, разбитость, слабость. И неважно, что с точки зрения
окружающих он здоров как бык, вынослив, как лось, а строит из себя
инвалида. Тише! Стоп! Его ощущения – результат интерпретации
сигналов тела психикой. Значит, так человек чувствует, и его мнение о
себе стоит уважать.
Другое дело, что можно расширить представление человека о себе и о
норме, разузнать, с чем он сравнивает свои успехи и неуспехи и
повлиять на его оценку. Часто, когда меняется мнение о норме и своих
возможностях в сравнении с ней, меняются и ощущения. Вот так
поговоришь с человеком правильно, а он уже и выздоровел!
Помимо субъективной оценки эрекции есть объективные критерии –
когда независимые данные говорят о норме или снижении функции.

Первый способ
Он заключается в сравнении твердости эрекции по ощущениям со лбом,
хрящом носа и щекой.
Попробуйте пальцем продавить лоб. Такая же твердость? Или слабее?
Как хрящ носа? Или как щека?
На самом деле костяная эрекция, похожая по твердости на лоб,
соответствует возможностям мужчины в период юношеской
гиперсексуальности – где-то между 16–25 годами, иногда до 30 лет.
Эрекция, соответствующая плотному хрящу, часто субъективно
воспринимается как «снижение» и повод для горестного переживания
своей «импотенции». А на самом деле это нормальное состояние
здорового мужчины.
Ведь чтобы выполнить половой акт, от мужчины требуется достичь
эрекции, достаточной для введения члена во влагалище женщины,
продержаться внутри хоть сколько-нибудь и выйти победителем после
эякуляции. Вот эти несложные действия и делают из человека с набором
хромосом XY настоящего мужчину. И большинство представителей
мужского пола между 25 и 45 годами функционируют именно с такими
показателями.
А вот эрекция «как щека» – это уже патология. Это и есть то состояние,
которое можно назвать «эректильной дисфункцией», при которой нужно
приступить к лечению.

Второй способ
Предложить мужчине определить крепость своей эрекции по 10-
балльной системе. Как ему кажется, на сколько баллов из 10 у него
твердость?
9–10 баллов – это костяной лоб, то есть состояние гиперсексуального
юноши, которое больше никогда не повторяется в жизни, как и первая
любовь, и острота ощущений, и глубина переживаний.
6-8 баллов – это хрящ, то есть состояние компромиссной эрекции. Ведь
от эрекции требуется не чтобы она была как трость из железного дерева,
а чтобы она помогла ввести член и провести половой акт. 6–8 баллов –
достаточно, чтобы это выполнить.
Когда мужчина с горечью признает, что теперь из 10 стало уже 7 – это
нормальное возрастное снижение твердости. Произошла смена
гиперсексуального периода с его эксцессами и бурным тягостным
влечением на рельсы условного сексуального ритма, когда секс в
основном используется для реализации супружеских отношений, а не
выражает образ жизни и систему взглядов, как в юности.
Но субъективно, опять же, мужчина может болезненно переживать эту
потерю пары баллов и считать себя больным. Он может нормально
функционировать в постели, иметь яркие эмоциональные переживания с
партнершей, разнообразный, эффективный секс, но быть
неудовлетворенным от одного только осознания, что у него не та
эрекция. Вот раньше как было…
И, наконец, 5 баллов и ниже – это эректильная дисфункция, требующая
коррекции у специалиста.

Третий способ
Это объективный тест. Сейчас мы используем анкету МИЭФ
(Международный индекс эректильной дисфункции), отвечая на вопросы
которой, мужчина отмечает свои возможности. Достигается ли эрекция
без предварительной стимуляции? А с ней? Достигается ли вообще?
Можно ли ввести половой член во влагалище? А удержать в процессе? И
так далее.
В анкете пять вопросов. Пациент, заполняя ее, честно ставит галочки в
подходящие клетки. При максимуме в 25 баллов мы начинаем говорить о
функциональном снижении только после 19. Часто бывает так, что
пациент мучительно переживает, что ему требуется дополнительная
стимуляция для достижения эрекции. При этом он хорошо помнит, как в
юности член у него «стоял» просто так и заводился без всякого
рукоблудия партнерши. Однако сексуальный цикл, начинающийся с
прелюдии, подразумевает, что партнеры будут предварительно ласкать
друг друга до возникновения устойчивого возбуждения. И эти
совместные ласки абсолютно нормальны.
Соответственно, потеря одного или нескольких баллов на этом пункте не
приводит к снижению общего результата до уровня диагноза. Это и
сообщается пациенту, равно как сведения и норме, к которой он
принадлежит.
Вот так простое тестирование и объективные оценки с их адекватной
интерпретацией могут изменить представление пациента о норме и о
себе и сделать из больного человека здорового.
Но вернемся к мифам.
Итак, 20–25 баллов теста или твердость эрекции, сравнимая со лбом,
примерно соответствуют состоянию эрекции «всё». А где начинается
«ничего»? Любой сексолог знает, что за «всё» следует функционально
достаточный уровень, который имеет довольно широкий диапазон и
располагается между «всё» и «ничего», то есть между крепостью
эрекции сексуально озабоченного и больного эректильной дисфункцией
человека. Эта середина, комфортная для гармоничной жизни и
достаточная, чтобы выполнить половую функцию и сохранить энергию
мужчины еще и на другие жизненные свершения, определяется как
норма.
Но в представлении «мачо» часто «ничего» начинается сразу же, как
только кончается «всё». С того момента, как мужчина начинает
чувствовать какие-то отклонения от железобетонной твердости, он
переживает, что это «ничего» уже наступило, и опускает руки.
Миф «что встало раз…» порождает беспечность, миф «эрекция – это всё
или ничего» оборачивается поражением.
Мужчина не борется за отношения и секс, не обучает партнершу, как ей
теперь усилить воздействие. Не обращается к врачу, не принимает
лечение. Не меняется.
Максимум на что соглашается наш мачо – это сменить женщину.
Но, как вы понимаете, это ни к чему не приводит. Короткий взлет быстро
возвращает мужчину к разбитому корыту, и круг замыкается.
Это понятно. Вспомним любую историю с преображением – от Царевны-
Лягушки до Конька-Горбунка. Главный герой меняется, взрослеет, учится
справляться с трудностями. И тогда наступает желанное преображение,
в котором человек обретает власть над своими слабостями.
А наши герои меняться не хотят. Что значит продолжать сексуальные
отношения, несмотря на снижение баллов твердости? Это значит
сместить акценты с результата (поцеловал-вошел-кончил) до процесса
(испытывать наслаждение и дарить его, наслаждаясь реакцией
партнерши). Как обучить женщину новым приемам? Изменить
супружеский сценарий и ролевые стереотипы, договориться, методом
проб и экспериментов найти новый сюжет. Что бывает с теми, кто
обращается к врачу? Они проходят обследование, в котором выясняется
вся правда о различного рода злоупотреблениях и отклонениях.
Приходится бросать курить, сбрасывать лишний вес, соглашаться
принимать препараты, корректирующие давление, уровень холестерина
и глюкозы, ликвидировать воспаление.
Но каждый раз это значит, что надо что-то делать и меняться! Выходить
из зоны комфорта. Брать на себя ответственность и терпеть неудобства
новой роли. Избавляться от пищевых, поведенческих и сексуальных
автоматизмов и вырабатывать новые, тратить энергию на самоконтроль
и освоение новых навыков.
Это трудно? Да! Косная человеческая натура сопротивляется этим
трудным шагам? Да! Но оно того стоит. Ведь изменившийся человек
обретает вторую молодость, смысл жизни, контроль над своим
здоровьем, высокое качество жизни и гармоничное существование в
мире с собой и окружающими. Он выигрывает и получает все!
Но выигравших не так много. Большинство сдаются уже на этапе оценки
своих шансов. Не 25 баллов – не стоит и бороться. Это и есть начало
вязкого унылого «ничего».
Ну как тут не вспомнить о лягушке, которая взбивала лапками сливки,
чтобы не утонуть!
Если бы молодые носители идеи «что встало раз…» не были так
беспечны и сопровождали свои юношеские злоупотребления
профилактикой…
Если зрелые закоренелые поклонники мифа «эрекция – это все или
ничего» не сдались перед своим «ничего» и стали бы бороться за то, что
есть…
Тогда бы урологам и сексологам просто некого было бы лечить!
Может, в существовании этих мифов и кроется секрет мировой гармонии,
в которой есть врачи и есть их пациенты?

Миф шестой. Мастурбация снижает


энергетику секса
Дорогие мои! Перед тем, как прочитать эту главу, подумайте, сильны ли
вы духом, чтобы выдержать ту мозгомойку, что сейчас последует. Это
знание – не для всех. Поэтому нежных и впечатлительных попрошу
пропустить шестой миф и обратиться сразу к седьмому.
Дело в том, что у рупора каждого мифа есть определенный
психологический портрет, жизненная история, а иногда и диагноз.
У тех, кто связал мастурбацию и энергетику, и тех, кто пропагандирует
эту идею и воспринимает ее на веру, есть общая черта. И имя ей –
навязчивое расстройство.
Сколько всего было сказано и написано о мастурбации, что сегодня
просто неприлично считать, что это вредно.
Мастурбация – чемпион среди сексуальных мифов по числу
необъяснимых фантастичных предубеждений. И все они сегодня
опровергнуты.
Что нам известно? От мастурбации не развивается слабоумие и не
формируются сексуальные девиации. Мастурбация не приводит к росту
волос на ладонях, появлению прыщей на лице и снижению потенции.
Казалось бы, современная доступность правдивой информации камня на
камне не оставила от средневекового представления о вреде этого
действия. Откуда же столько нападок на этот рядовой физиологический
процесс?
Все было бы намного проще, если бы рациональное объяснение в
категориях причинно-следственной связи решало дело. Но как только на
защиту мастурбации встает наука, как в наивном представлении она
сразу же обрастает вредными ментальными последствиями, появляются
иррациональные нелогичные аргументы, страхи, упоминается карма,
энергетика и навязчивая идея сексуальной вины и чистоты.
И каждый раз мы убеждаемся, как велика пропасть между абстрактным
рассуждением на тему сексуальной морали, вреда и пользы и реальным
эротическим искушением.
Мысли о мастурбации выступают против чувств до тех пор, пока
навязчивый импульс к самому процессу не становится источником
мощного чувства вины за «падение». Вина – дело тяжелое и требует
искупления, которое совершается на протяжении какого-то времени, пока
источник вины не забывается и мысли не вступают в новое
единоборство с чувствами. Так замыкается цикл, в котором человек
выступает не как аналитик, контролирующий технический процесс
разрядки сексуального напряжения, а как винтик в механизме
обсессивно-компульсивного состояния. Этот винтик заставляет работать
карусель, на которой крутится основная идея: мысли – сверхценность
идеи – тревога – действия – вина – искупление – мысли…
«Мастурбация вредна. Я бы хотел избавиться от привычки. Ну что я за
земляной червяк, что не могу справиться с зависимостью?! Но как
хочется!.. Все время думаю об этом. Просто руки тянутся. Как будто
чешется что-то, или показалось? Дай посмотрю. Ой! А что это я делаю?
Ну вот, опять не сдержался. Значит, я все-таки слабак! Ведь
мастурбация так вредна!»
И обслуживает эта карусель ментальный конструкт, который
символически можно назвать «сфинктерная мораль».
Символ довольно простой. Сфинктер либо сомкнут и удерживает, либо
расслаблен и выпускает. Он либо чистый, либо грязный. И сфинктерные
мысли вьются вокруг этой темы. В принципе, с точки зрения физиологии
нет правильного или неправильного положения для сфинктера. И
зажатость и открытость для него – естественные состояния, равно как и
пребывание чистым либо грязным от естественных выделений. Это
логично и понятно. Непонятно соединение физиологии и морали. Ну
откуда известно, что когда сфинктер зажат и выглядит чистым – это
нравственно, а когда расслаблен и имеет видимые следы физических
отправлений – это безнравственно?
Самые вдумчивые, очевидно, уже догадались, что работа сфинктера
здесь сравнивается с обычной жизнью, в которой нет ни чистого, ни
грязного, ни правильного, ни неправильного, а просто разные события и
действия, которые человек выбирает, потому хочет этого, либо не
выбирает, потому что не хочет.
Выбор происходит по принципу эмоциональной оценки. Все, что тяготеет
к положительной оценке, считается приемлемым для выбора.
А мораль – это десять заповедей, которые, как известно, к физиологии
кишечника не имеют никакого отношения.
Но не все так просто у сфинктерных моралистов. Вопросы симпатии,
эмпатии, желания, влечения, вожделения, удовольствия спрятаны за
железным забралом разрешения. Нет «хочу» или «не хочу». Есть
«правильное», как «чистый» сфинктер.
Что разрешено? Секс с девственницей (она чистая), секс без рук, без
прелюдии и без дополнительной стимуляции женщины, то есть некий
фантастический вариант сексуальной активности, в которой человек
минимально занят и никак не «пачкается» о телесные выделения, об
особое внимание к оргазму партнера. Любые отклонения от «чистого»
шаблона воспринимаются как попытка ослабить сфинктер, через
который сразу просачивается «грязь».
Объективно мало найдется людей, а особенно пар, которые бы отвечали
таким высоким запросам сексуальной чистоты. Из этого обстоятельства
вытекают два следствия: первое – то, что сфинктерные моралисты часто
обречены на одиночество или находят себе партнеров из того же теста,
но страдают в сомнениях о правильности, практически не используя
сексуальные возможности в отношениях. И второе – то, что любые
жизненные отклонения от сфинктерной чистоты требуют искупления.
Оба эти следствия приводят к связке «мастурбация – энергетика».
Давайте рассмотрим, как она образуется.
Энергетика – это некий ментальный конструкт, который включает
жизненные силы человека, его защитные способности и основан на
духовных началах (мысли, намерения, поступки, эмоции) и физических
(питание, экология, гигиена тела). В медицинском институте нет
кафедры, где бы изучалась энергетика. Если речь идет об
энергетическом потенциале человека, биоэлектрических или магнитных
полях, это относится к физике. Когда мы подразумеваем выносливость,
обаяние, харизму личности, то углубляемся в психологию. Если сложить
все эти составляющие вместе, то мы получим некий набор
характеристик, соответствующий темпераменту личности, то есть ее
характеру, взращенному на наследственном материале. Понятно, что
нет заслуги в том, чтобы родиться с тем или иным набором более или
менее удачных качеств. Но вот сохранить их и преумножить – это задача
каждого человека. И если человек поливает и обихаживает свой садик,
то живет долго и счастливо. А если нет, то его энергетика скоро
дырявится, он становится несчастным, ему прилетают космические
предупреждения в виде жизненных коллизий, аварий, потери имущества,
а иногда даже и смерти.
Поэтому нет ничего проще, чем пугнуть доверчивого человека
«снижением» энергетики. Будешь себя правильно вести – будет
энергетика высокая и непробиваемая. А правильно, с точки зрения
сфинктерной морали, – это не пачкаться. Быть чистеньким.
Под эти условия идеально подходит борьба с мастурбацией. Вот уж где
кладезь нарушений и всякого рода нечистоты.
Избегать мастурбации не так-то просто. Половое влечение – врожденное
качество человека. Его нельзя отменить и не проживать. Подавить,
конечно, можно, но об этом чуть позже. Лишь тяжкий вред здоровью
может остановить половое влечение. Но контроль силой мысли –
никогда.
Главный козырь сфинктерных моралистов основывается на их опыте
работы со сфинктером. Контроль! Торжество социализации над
маленьким человеком в подгузниках. Научись контролировать, и будешь
взрослым, ответственным и правильным.
Поэтому все проявления бытия, которые сфинктерные моралисты
считают неправильными, по их логике, подлежат контролю. И когда
удается полностью подавить их, наступает торжество чистоты и
праведной жизни.
Легко сказать – контролировать позыв к мастурбации! На памяти
человечества еще никому не удавалось полностью овладеть этим
навыком. И тому множество примеров в жизни – разного рода секты
скопцов и в литературе – образы наподобие толстовского отца Сергия.
Даже святые, давшие монашеский обет, живущие в пустыне и
снискавшие благодать воздержанием и подавлением проявлений плоти,
и то пользовались энергией либидо, бессознательно направляя ее на
духовную деятельность.
Но совсем выключить проклятые мысли невозможно!
Скажите, кем нужно быть, чтобы полагаться на возможность
контролировать то, что контролировать невозможно? Правильно,
волшебником!
Но задача сфинктерных моралистов – сохранить сексуальную чистоту. И
в этой борьбе с искушением есть только одна надежда – на себя, и
только одно оружие – контроль.
Какое-то невероятное самомнение убеждает этих волшебников, что они
могут это сделать. Увы! Даже к ним эта мысль приходит не сразу, а
после долгих лет безуспешной борьбы с внутренними посылами на пике
влечения. Но не бывает усилий без результата, и наконец, когда
юношеская гиперсексуальность начинает ослабевать, для сфинктерных
моралистов наступает звездный час.
Этому способствуют хаотичные мнения об энергетике, творческой
энергии и потенции и то обстоятельство, что подруги или жены у
моралиста пока нет. Да и где ее взять так просто, чистенькую-то? Так что
если и есть во вселенной черная дыра, куда, как в канализацию,
безвозвратно уходят жизненные силы, то это мастурбация.
Обстоятельства вокруг бедолаги складываются удивительным образом:
снижение гормонального уровня, отсутствие партнерского опыта,
внушаемость по отношению к демагогии. Вот так и рождается идея
сексуальной чистоты, путь к которой – воздержание.
Друзья мои! Обратите внимание, что в этой главе я не рассматриваю
религиозные причины воздержания. Я говорю здесь исключительно о
распространенном сейчас страхе перед необъяснимыми, но фатальными
последствиями мастурбации: продырявливанием кармы и потере
жизненных сил.
Итак, рано или поздно сфинктерный моралист приходит к сверхценной
идее, что единственный способ удержать чистоту – контролировать
влечение, которое ведет сами знаете куда. К мастурбации.
Долго ли молодой мужчина старше 21 года может подавлять в себе
посыл к мастурбации? Учитывая, что контроль над влечением
происходит не естественным путем (увлеченность другой задачей,
например), а исключительно идейно, ради самого контроля, то однажды
он срывается.
Обращали ли вы внимание, что даже у самых аккуратных людей
обязательно есть хотя бы один ящик, полка или сфера в жизни, где
всегда бардак? Бардак проводит идею вселенского равновесия, несет
смысловую нагрузку вины и искупления и даже служит живым укором,
требуя от его обладателя расширения границ правильного и
приемлемого.
У сфинктерных моралистов роль жизненного беспорядка выполняет
мастурбация. Это происходит потому, что в ситуациях, где порождается
сексуальная вина, мастурбация находит себе место, генерируя идею
искупления и нового срыва.
Почему именно мастурбация – чемпион среди причин сексуальной вины?
Потому что именно в мастурбации человек полностью отвечает за свои
поступки, его действия целиком соответствуют его выбору и
обслуживают удовольствие. Секс в браке – это другое дело. Это вроде
как не удовольствие, а скорее исполнение супружеского долга, ведь
нельзя же в семье без секса. Идеально, когда секс в семье происходит с
проблемами, без удовольствия и без особого желания. Тогда
сексуальная вина искупается полностью – раз нет удовольствия, значит,
нет и вины.
Давайте разберем, откуда проистекает эта вина, с которой так тесно
связано удовольствие.
Дело в том, что в подавляющем большинстве семей моих пациентов,
учеников запрещалось удовольствие. Мой любимый вопрос, с которого я
начинаю собирать сведения о семье пациента – как его родители
относились к людям, которые получали удовольствие.
Палитра ответов небогата: наворовали и нахапали, нажили
неправедным путем, ворюги, проститутки, подлизы. А мы, честные люди,
не жили богато, нечего и начинать. Все, что мы достигаем, дается трудно
и с большими препятствиями.
Вот с этим багажом люди и вступают в жизнь.
По иронии судьбы, мастурбация – это первое отклонение от
родительского завета жить в страданиях. Ведь это осознанное
добровольное самостоятельное доставление себе удовольствия.
Поэтому все варианты сексуальной вины крутятся вокруг стыда за
удовольствие перед лицами, которые это удовольствие запрещали. И
если мы сложный феномен сексуальной вины разложим на одночлены,
то увидим, что так оно и есть.
Вина за мастурбацию возникает, потому что рукоблуд собственными
руками нарушил родительский завет.
Вина жертвы за последствия насилия – это ощущение собственной
ответственности за провокацию насилия, которую неосознанно
совершило тело в поисках удовольствия.
Вина за проявления тела – его формы, выделения, запахи, звуки – вина
за вещественную, материальную демонстрацию удовольствий,
получаемых телом.
Таким образом, создатели навязчивой идеи сексуальной вины,
сексуальной чистоты и искупления – родители носителей этих идей.
Причина переживания вины – личностная незрелость и
несостоятельность. На глубинном уровне молодой человек ощущает
свой возраст как до- и препубертатный, возраст веры в деда Мороза и
аистов, когда ребенок всецело доверяет родителям, изо всех сил
стремится быть хорошим и пытается заслужить одобрение родителей,
старательно соблюдая все требования.
Он попрал семейный наказ избегать удовольствия – и все, он плохой.
Вот и повод к сексуальной вине и потребность в расплате. И адресат
вины не какой-нибудь случайный любовник, сегодня один, а завтра
другой. Адресат – это родитель, а его просто так с белой ручки не
стряхнешь! Его обвинения суровы, непереносимы и заставляют глубоко
переживать собственную нехорошесть. Но ведь любой взрослый – это
ребенок. И ах как хочется быть хорошим! Больше, чем удовлетворения
базовых потребностей и влечений, хочется быть хорошим в глазах
родителей и заслужить признание, одобрение и похвалу.
Но это не всем суждено испытать.
Однако мы отошли от темы. Итак!
Подавляя позыв к мастурбации, человек постоянно думает что-то вроде
«Какой же я кисель, что не могу отказаться от этого» и «Как же хочется,
сейчас опять сорвусь». Доминанта на мысли о мастурбации приводит к
тому, что однажды человек срывается.
Обращали внимание, почему столько людей мечтает похудеть, но не
худеет? Потому что все их мысли заняты едой.
«Сколько я съел калорий и сколько еще осталось? Сколько в этом
бутерброде калорий? А если завтра я пойду в спортзал, то можно
сегодня расслабиться и съесть лишнюю порцию? Ну почему я не могу
похудеть? Ладно уж! Сегодня объемся последний раз, а завтра точно в
спортзал!»
Как ни крути, а ход мысли таких людей напоминает доминанту
наркоманов или влюбленных: какая бы мысль в голову ни пришла, она
всегда подчинена доминанте – добыть наркотик или побыть с любимым.
С идейными сторонниками воздержания происходит примерно то же
самое. Чем больше они прокручивают в голове мысли о вреде, пользе
или индифферентности мастурбации, воздержания или половой жизни,
тем вернее формируется доминанта, которая становится
распорядителем бала. Доминанта притягивает к себе электрические
импульсы близлежащих очагов мысли. И стоит только ослабить контроль
и случайно (или не случайно, ведь должен же быть предохранительный
клапан) задуматься о чем-то еще, как человек срывается и совершает то,
от чего так бессмысленно воздерживался, то есть мастурбирует.
Контроль сорвался. Кто виноват? Человек! Не очень хотел сдержаться,
не очень стремился, забыл и об энергетике, и о чистоте! Сразу за
осознанием произошедшего следует провал в самооценке. Человек
ощущает себя ничтожеством, зависимым от своих биологических
импульсов, как животное во время гона. Он подавлен, разбит,
переживает собственную никчемность. Но эти чувства вскоре сменяются
новой надеждой, а с ней и новой мотивацией, что он сможет
контролировать неконтролируемое, если подготовится правильно.
Срыв, во время которого случается мастурбаторный эксцесс,
сопровождается переживанием мучительного чувства сексуальной вины,
которое затем переходит в идею искупления и достижения сексуальной
чистоты как цели устремлений.
Как вы понимаете, дорогие читатели, контроль над половым влечением и
сексуальная чистота – недосягаемые и эфемерные, а потому
деструктивные цели, которые владеют разумом своих носителей
неотступно, подчиняют себе весь ход их жизни, но никогда не
достигаются.
Что происходит с половым влечением таких людей?
Основное следствие такой борьбы с блудным бесом – подавление
влечения. В основе позыва к мастурбации лежит мысль о ней,
сексуальная фантазия, влечение к сексуальной разрядке. Все это –
разные проблески либидо. Нельзя, подавляя один аспект либидо,
сохранить остальные его проявления. Подавляя посыл к мастурбации,
они подавляют влечение в целом.
Поэтому, когда человеку удается вырваться из круга навязчивых мыслей
о вреде мастурбации и навязчивых срывов, нарушающих воздержание, и
он (или она, пол здесь неважен), вдруг находит себе полового партнера,
то чаще всего терпит дефолт. Ибо половое влечение давным-давно
потерпело банкротство, сексуальные фантазии вышли в тираж, и
попытки партнерского сексуального общения дребезжат фальшивыми
нотами.
Что происходит? То половой член падает в самый неподходящий момент
(вдруг все-таки девушка нечистая!). Или влагалище болезненно
сжимается и не пропускает член партнера (не пропускать – самый
лучший способ сохранить сексуальную чистоту). То просто совместная
жизнь не ладится. Девушка не получает оргазм и редко соглашается на
секс. Вот если бы клитор ей переместить во влагалище и вычистить из
ее головы знание об оргазмах…
А истина состоит в том, что в сексе не бывает черного и белого. В сексе
бывает то, что подходит вам, что нравится вам, что вы практикуете. А
если нет грязного и неправильного, значит, и негативных последствий
ожидать не приходится!

Миф седьмой. Женский оргазм – мерило


потенции мужчины. Качественные мифы
Недавно в группе я спросила своих учениц: почему они не говорят о
своих ощущениях партнеру? Почему не дают обратную связь, не
формируют совместные техники, в которых они бы получали
удовольствие?
Самым распространенным ответом оказалось, что это «непривычно»,
«стыдно» и «запрещено для хорошей девочки».
С «непривычно» все понятно: все когда-то случается в первый раз. Но
мы учимся, практикуем, разрываем шаблоны, и то, что было непривычно,
становится нормой. Женщины ходили когда-то в корсетах, юбках с
кринолинами и в буклях. А потом постепенно юбки укоротились или
заместились брюками, корсет трансформировался в лифчик, а букли
просто исчезли.
Да и после посещения парикмахера первые несколько дней
«непривычно». А потом кажется, что именно прошлый вариант был
странным, а нынешний – самый подходящий и есть.
Поэтому, когда на консультировании я слышу слово «непривычно», то
мы просто начинаем формировать полезную привычку. Определяем, что
хотим сказать, репетируем перед зеркалом, потом перед подругой, а
потом уже в боевой обстановке, то есть с партнером.
Но когда я слышу объяснение: «Стыдно, потому что запрещено для
хорошей девочки», мне невольно представляется такая картина.
Вообразите себе, что девушка делает заказ в кафе. Предположим, она
хочет десерт. В меню на выбор есть пирог с капустой, панна-котта и
блины. Она заявляет официанту: «Панна-котта. Да, определенно панна-
котта. Я хочу панна-котту». Представьте себе, что кто-то попытается ее
отговорить. Например, хорошей девочке запрещено есть панна-котту.
Это слишком нагло – питаться панна-коттой. Панна-котта – это пища
богов, а мы, простые смертные, питаемся пирогами и блинами. Ты,
конечно, можешь выбирать, что хочешь, но должна выбрать пироги или
блины. Но девушка с округлившимися от изумления глазами отвечает
своим оппонентам: «Да вы что! Еда – дело моего вкуса и выбора. Что
хочу, то и ем. Я хочу панна-котту. Меню существует, чтобы выбирать. Я и
выбираю».
И всем понятно, что правда – на стороне девушки. Она имеет право
выбирать. Это так естественно!
А теперь давайте рассмотрим противоположную ситуацию. Допустим,
девушке предоставили на выбор три варианта десерта: пирог с капустой,
панна-котту и блины. Оставим за скобками, знает ли она в глубине души,
чего ей действительно хочется, или притворяется, или находится в
добросовестном неведении. И она отвечает спутнику: «Знаешь, я не могу
выбрать. Ты опытнее меня, выбери на свой вкус. Только нужно
обязательно такое блюдо, чтобы я сразу испытала гастрономический
экстаз». Абсурдно, не правда ли?
Почему же делать выбор в еде человек может, а в сексе нет? Ну,
например, партнер ей предлагает: «Сегодня вечером у нас на выбор
позиция сзади, анальный секс или секс втроем. Ты что выбираешь?» –
«Сзади, сзади и еще раз сзади!» – вопит девушка.
Заметьте, это наш пример. В жизни такого диалога не случается, потому
что приличной девушке на эти темы говорить стыдно.
Здесь, дорогие читатели, я снова отсылаю вас к до- и препубертатному
возрасту, в коем внутри себя пребывают большинство взрослых людей.
Потому что именно в возрасте 7–11 лет дети уже знают о сексуальных
отношениях взрослых многое, если не все, но проявить свое знание им
стыдно. Не по возрасту это, не по статусу. Поэтому они знают, да
помалкивают, чтобы старшие не догадались, а то еще влетит.
И взрослая женщина, которой стыдно сделать выбор и проявить свои
предпочтения в сексе, к сожалению, находится в положении ребенка 7–
11 лет. Про секс она знает все или почти все, но лучше будет
помалкивать, пока не влетело.
От кого не влетело? От партнера, конечно! Помните содержание
прошлой главы? Знаете, кому достаются такие «стеснительные»
невесты? Тем фантастически смелым ребятам, которые думают, что
могут контролировать свои посылы к мастурбации и достичь сексуальной
чистоты. Именно они ищут себе исключительно чистую партнершу,
которой сексуальные темы недоступны. Она краснеет, стесняется,
стыдится. Стыд – это хорошо? Конечно! Раз есть стыд, значит, есть
чистота. Девушка не будет со своим сексуальным и жизненным опытом
поучать мужа, вносить сумятицу сексуального удовольствия в его
стройный мир сексуальной вины.
Поэтому инфантильная девушка старше 30 лет безошибочно понимает,
что если будет чересчур осведомлена в сексуальных вопросах, то может
и пролететь. Партнер обидится на ее разборчивость: особые техники ей
подавай, особые позы и приемы стимуляции. И исчезнет из ее жизни. А
партнером она дорожит, ведь он же на свете единственный!
Такая пара: инфантильная стыдливая взрослая девушка и сексуально
чистый контролер – идеальная комбинация. Им просто суждено было
встретиться, чтобы до конца своих дней мучить друг друга
неудовлетворенностью и непониманием.
Но на этапе посещения кафе с панна-коттой они еще этого не знают,
поэтому просто тестируют друг друга. Поэтому девушка – на всякий
случай – стыдлива, немногословна, и добросовестно не знает, чего хочет
в сексе.
Меня гораздо больше интересует вопрос: почему хорошей девочке
запрещено выбирать в сексе и каковы последствия такой, пусть
неосознанной, позиции?
Помните, в предыдущей главе мы говорили, что ребенку в препубертате
не по возрасту осведомленность в сексуальных вопросах и, чтобы не
схлопотать неодобрение взрослых, он ее не проявляет, ведет себя
«хорошо» и получает от родителей заслуженную похвалу.
У этого положения, к несчастью, есть логическое развитие. Если ребенку
нельзя и стыдно проявить себя, то кто за него принимает решение?
Правильно – тот, кто наделен нужными полномочиями. У детей до 11 лет
это родители. Именно в их компетенции накладывать определенные
ограничения на действия и информацию, направлять ребенка и
развивать его.
Но кто ответствен за сексуальную сферу взрослой половозрелой
девушки и кто будет принимать решения?
Если она сама отказывается от ответственности за принятие решения,
то ее судьбу вершит кто угодно по принципу рулетки: повезло – не
повезло. Кто будет решать за нее, от чего и каким способом она
получает удовольствие? В данном случае – ее партнер, со своими
случайно подобранными предпочтениями. Угадает или нет? Какова
вероятность, что угадает? У меня лично нет иллюзий. Напротив, я полна
мрачных предчувствий. Сначала женщина отдает кому-то
ответственность за выбор позиций и техник, а затем продолжительное
время своей жизни – за инициативу и удовольствие. А потом она больше
не может жить в такой лжи, когда все движения души ее неверно
интерпретируются партнером, который искренне убежден, что все
нормально.
Давайте рассмотрим сексуальный быт такой пары, в которой все
замалчивают все, и попробуем объяснить половой акт, где женщина
занимается не «своим» сексом, а каким-то другим его вариантом,
навязанным ей партнером в соответствии с его ограниченными
представлениями о том, как должно быть.
Здесь я вовсе не хочу обижать мужчину словом «ограниченный». Просто
в паре с такой молчуньей партнер вынужден опираться на свои
представления о правильном, а они всегда ограничены. Ведь истинного
положения вещей он не знает.
Здесь обнажается еще один мотив для мучительного ожидания и поиска
оргазма: вот если бы он случайно сам собой случился… Но его все нет и
нет, а девушка молчит, ждет, когда кто-то другой решит за нее вопросы
сексуальной коммуникации. И мужчина решает, как может.
Что нужно женщине, такой таинственной и непонятной? Ах, если бы
знать!
Тут приходят на помощь качественные и количественные мифы о сексе.
Качественные мифы ставят сексуальную гармонию в зависимость от
ярости и глубины фрикций, а количественные – связывают с
длительностью полового акта и длиной полового члена.
Мы-то помним, что смерть Кощея находится на кончике иглы, далеко от
уязвимой сердцевины. Вы это уже читали в моих книгах «Чисто женская
тема» и «Bravo, penis». Но мужчина, даже зная о разнообразных
способах стимуляции, которыми можно разогреть женщину, все равно
будет ориентироваться на ее сексуальный ответ. А если женщина
молчит, ни на что не жалуется и ничего не предлагает, то как мужчине
определить, что она ничего не чувствует? Никак. Вот он и не определяет.
Не надо думать, что мужчины невосприимчивы к женскому удовольствию
и комфорту. Как раз наоборот. Самый частый запрос мужчин на приеме –
сексуальная безответность женщины. Раз она не проявляет инициативу,
не возбуждается и не демонстрирует никаких реакций, значит, она не
любит, не хочет, не принимает как мужчину. Поэтому вопрос сексуальной
эффективности в отношениях, безусловно, важен для мужчин.
Но женщина, которая привыкла, что решения за нее принимают другие,
что стыдно показывать свои чувства и тем более быть компетентной в
вопросах своего удовольствия (хотя кто может знать ее тело лучше, чем
она сама?), избегает радикально менять супружеский сценарий. Такая
хорошая возможность: муж сам недвусмысленно намекает на перемены,
который раз уже спрашивает, в нужном ли направлении он старается.
Взять бы да и ответить в этот момент мужу:
– Дорогой, мне кажется, того, что мы делаем, недостаточно. Давай
попробуем добавить еще вот это…
Но женщина не делает этого. Не говорит так. В который раз не берет на
себя ответственность за свои ощущения!
Возможно, она вообще не знает, что ей нужно для удовольствия. Ведь
встречаются и такие женщины, которые добросовестно надеются, что
мужчина обязан брать этот вопрос на себя и искать неизвестно где, пока
не блеснет золотой самородок.
Как же женщина отвечает на этот вопрос?
Есть три варианта неудачных ответа.
– Меня все устраивает, просто я все ощущения переживаю внутри себя,
где-то очень глубоко.
Бессовестно врет.
– Да, я всю жизнь притворялась, что испытываю оргазм, потому что ты
все делаешь не так.
Не говорит, как надо.
– Я не успеваю ничего почувствовать, потому что ты все очень быстро и
поверхностно делаешь.
Не открывает истинное положение вещей, надеется, что если муж будет
дольше совершать фрикции, возбуждение само прорвется, и количество
перейдет в качество.
Все три неудачных варианта предполагают, что ответственность за ее
ощущения лежит на муже. Это он должен расстараться, чтобы манна
небесная сладострастных ощущений наконец-то снизошла на нее. И
партнер делает единственно возможный вывод: приложить олимпийский
принцип «быстрее, выше, сильнее», усилить глубину проникновения и
темп фрикций, пока женщина не придет к победе.
Вот так вкратце происходит рождение качественного мифа. Вот так
выглядят его носительницы, которые переживают сексуальное
бесчувствие и всю жизнь страдают от неумелости своих мужей.
Но есть и другая сторона этого мифа. Часто мужчины сами убеждены,
что от их усердия в толкательных движениях зависит оргазм женщины.
У этого утверждения есть и правдивая, и ложная сторона. Правдивая
заключается в том, что многие женщины, действительно, эмоционально
и сладострастно переживают проникновение, и воспринимают все
убыстряющиеся яростные толчки с острым одобрением. Но для этого
нужно, чтобы женщина была возбуждена и участвовала в сексуальных
переживаниях наравне с мужчиной. Такое случается, но не всегда. Но
именно на этом обстоятельстве строится и заблуждение мужчины насчет
удовольствия женщины, и ложная сторона мифа о силе ударов
фаллическим посохом. В эротических и порнографических фильмах и
мужских баснях волна сладострастия приходит к женщине именно в
момент взрывной горячности. Подобные представления переносятся и
на женщин. А это неправильно.
Разогретая, сексуально раскрытая женщина так же, как и мужчина,
занимается сексом для удовольствия, любострастного наслаждения. Но
на деле женщина не всегда испытывает оргастические переживания
именно от вагинальной стимуляции. Мы с вами уже говорили об этом, не
будем повторяться.
Но поскольку в сценариях всех фильмов «про это» записано, что когда
мужчина ускоряется и усиливает напор, женщина томно закатывает
глаза и невнятно стонет, то все воспроизводят этот шаблон как
единственно возможный.
Женщина, которая не испытывает оргазм, но все-таки пытается
резонировать мужским ощущениям, дарит ему легкое «О-о-о» в ответ на
усердие. Я бы перевела это «О-о-о» как «Я оценила, какой ты крутой». И
это ее «О-о-о», возглас одобрения, мужчина часто ложно трактует как
переживание оргазма.
Мужчина, который никогда не состоял в длительных отношениях, но
имел большой опыт коротких связей, также может добросовестно
заблуждаться насчет природы женского удовольствия.
Когда сходятся одинокие сердца, то сам факт встречи ценен больше,
чем наполнение ее качественным техничным сексуальным содержанием.
Одиночество принимается за влечение, сексуальный голод за высокий
темперамент, эффект новизны добавляет перчинки в ощущения, и все
проходит на «отлично». Мужчина запоминает это показательное «О-о-о»
в момент убыстряющегося темпа и начинает интерпретировать как
оргазм подобное поведение любой женщины.
Тогда формула выводится сама собой.
– Вы знаете, как вызвать у женщины оргазм?
– О, нет ничего проще. Надо только ускориться в определенный момент,
толкать как бы сильнее, злее что ли. И она сама запросит пощады.
Женщины, лукаво симулируя оргазм, ставя «зачет» мужчине скорее за
участие, чем за качество, не только дезинформируют и дезориентируют
своего мужчину, но и вредят всем последующим женщинам в его списке
дон Жуана. Ведь мужчина, уверенный в собственной сексуальной
успешности, будет рассчитывать, что так же легко и просто он может
преуспеть с любой женщиной.
Пока ему не попадется честная опытная партнерша.
Откуда известно об этом лукавстве?
В разных данных встречаются такие цифры: 60–(10)–40. Это значит, что
примерно 60 % женщин в супружестве имеют клиторический оргазм,
40 % – вагинальный. Из их общего числа 10 % могут переживать оба
вида оргастических ощущений. И около 10 % женщин не испытывают
оргазм в партнерском сексе.
Цифры эти западные, поэтому я им не очень доверяю. Дело в том, что на
Западе культура сексуальной революции, многолетний опыт
просвещения и открытого обсуждения сексуальных проблем сделали
свое дело. И, вероятно, там действительно 60–(10)–40. Но у нас в
стране, где то секса нет, то правды о нем нет, распространены дремучие
заблуждения о физиологии сексуальности.
Поэтому в нашей стране я бы предположила другие цифры: 50-(10)-10. В
нашей ментальности, где в обширном словаре Даля нет ни одного
приличного слова для сексуальных органов и действий, до сих пор
страдает в первую очередь коммуникация между партнерами. Люди не
знают, как договориться, не ведают таких слов и даже не понимают, что
надо донести до партнера. Поэтому количество женщин, которые
фактически способны получать оргазм, но скрывают это от партнера,
составляет примерно половину.
Потому что стыдно признаться, да хорошей девочке и не пристало
разбираться в таких ощущениях. И хорошая девочка 25 лет в браке
молчит-молчит, и вряд ли уже заговорит.
Когда ко мне на прием приходят пациенты и жалуются на сексуальные
расстройства, то я, конечно, задаю много разных вопросов. И среди них
обязательно есть вопрос об ощущениях жены. Довольна ли она сексом?
Есть ли у нее влечение? Испытывает ли она оргазм?
Десять из десяти мужчин отвечают, что да, испытывает: они своими
собственными глазами видят этот ее оргазм. И такое расхождение
фактов с признаниями пациентов, мягко говоря, настораживает.
Поэтому я не верю. Я дипломированный врач, у меня есть право
задавать свои вопросы и не верить, если ответы противоречат логике
или друг другу. И я задаю множество уточняющих вопросов.
– А как она его получает? От какого вида стимуляции? В какой момент
сексуального акта? Опишите, что конкретно вы делаете!
Примерно два человека из десяти могут внятно ответить, что женщина
получает оргазм от такого-то вида стимуляции, и они приспособились его
достигать вот так и так.
Почему только двое из десяти? Потому что, не будем забывать, у меня
сексологический прием, а это значит, что ко мне приходят люди с
проблемами. Какая-то часть счастливых и гармоничных в отношениях
людей остаются за пределами моих наблюдений. Поэтому моя
статистика чуть жестче, чем в целом по стране.
Но как же объяснить это расхождение? Все мужчины думают, что их
жены достигают оргазма, а на деле получается, что только двое из
десяти действительно доставляют его своим партнершам?
А как же остальные восемь описывают оргазм своих жен?
– Ну, когда я ускоряюсь с фрикциями, она сильнее начинает стонать.
– Я чувствую.
– Она бы сказала. Раз не говорит, значит, все в порядке.
Но я не продолжаю расспросы. Я всегда даю шанс даже самым
бесталанным любовникам. Поэтому я задаю уточняющий вопрос:
– А что включают ваши предварительные ласки? Опишите мне вашу
прелюдию.
– Ну, поцеловались, обнялись. Пока лифчик сняли, у меня уже эрекция.
И я сразу вхожу.
Это значит, что нет у них никакой прелюдии, ни хорошей, ни плохой.
Даже когда мужчина не против поэкспериментировать с различными
видами стимуляции (интересно же!), стеснительные жены сами торопят
проникновение, лишь бы только не краснеть, выдавая свои ощущения.
Поэтому что толку винить мужчин, что они скупы и неизобретательны на
ласки, если сами жены поощряют ложный сексуальный стереотип?

Миф восьмой. Для брака нужна чистая


девушка. Двойные стандарты. Сексуальные
комплексы. Миф о телегонии. Миф о
полигамии мужчин
Мы уже затрагивали вопросы сексуальной чистоты в связи с сексуальной
виной по поводу мастурбации.
Но встречается и другой сексологический типаж мужчин, которые, в
первую очередь, озабочены поиском чистой девушки.
Никогда не забуду свой первый год врачебной практики, когда мне
повстречались все редкие и показательные случаи.
Я хорошо помню взъерошенную, недовольную женщину, которая за руку
притащила ко мне свою дочь. Тащила так, что чуть не вывихнула
ребенку руку. Была так сердита на родное дитя, что если бы не гуманные
законы XXI века, наверное, убила бы.
– Дайте мне справку, что моя дочь чистая! – выпалила она.
Но что значит «чистая»? Я могла бы представить, как мать, толкая в
спину блудную дочь, приводит ее к священнику на исповедь, и тот
разрешительной молитвой отпускает ее грехи. В этот момент, вероятно,
можно было бы попросить у священника справку, что, мол, эта девушка
чистая. Пока она не натворила новых грехов.
Но как сообразуется норма и патология в медицине с понятиями
нравственной чистоты? Никак. Я могу поставить диагноз «Здоров» или
написать, чем болен человек.
Но разъяренная мамаша хотела обследовать свою дочь, чтобы
убедиться, что она девственница и не болеет нехорошими
(венерическими) болезнями. Именно отсутствие «нехорошести» в ее
понимании тождественно чистоте.
Получается, если девушка по молодости и по глупости имела множество
контактов без предохранения, но ничем не заразилась, и анализы это
подтверждают, то она автоматически чистая. Что у нее на душе? Какие
кошки скребут? Адские муки, бездна отчаяния, психологические травмы,
последствия которых она, быть может, будет переживать всю жизнь. Но
на бумаге это будет выглядеть «чистая», и родительница успокоится.
Что за проклятье у людей – склонность к столь поверхностным
суждениям и доверие ко всякого рода справкам?
Чтобы завершить этот поучительный этюд, скажу, что девушка была
совершеннолетняя. На этом простом основании я удалила всех лишних
из кабинета, проконсультировала девушку, взяла все необходимые
анализы и дала ей на руки справку, что она здорова. Захочет – покажет
маме. Но вступать в сговор с мамой-судьей против беззащитной
испуганной девушки я не стала. И хоть в ту пору я сама недалеко от нее
ушла по возрасту и житейскому опыту, но быстро разобралась в
ситуации и маму поставила на место.
А теперь проанализируем, как же нравственная категория «чистота»
стала стереотипом, какие эквиваленты она нашла в представлении
людей и как теперь это мешает строить гармоничные отношения.
Я снова подчеркну, мы не берем богословские нравственные категории,
мы лишь рассматриваем дно человеческой души, куда оседают
нечистоты педагогической запущенности и родительской нелюбви. Итак,
происхождение идеи «чистоты», безусловно, имеет отношение к
сфинктерной морали, о которой мы уже довольно подробно говорили.
Направленное на борьбу с собственной мастурбацией, стремление к
«чистоте» подвигает человека контролировать мысли, поведение и
импульсы. А в отношении потенциальной невесты-партнерши-жены это
выглядит уже как претензия контролировать поведение другого человека
тоже.
Попробуйте ответить на вопрос, кого и что можно контролировать в
жизни. Не читайте дальше. Возьмите ручку, бумагу и напишите то, что
считаете нужным.
Написали? Теперь подумайте, опровержимы ли все ваши примеры? Вы
увидите, что легко опровержимы. Лучше Михаила Афанасьевича
Булгакова не скажешь: человек смертен, причем внезапно смертен. И
пока кто-то умничает, Аннушка уже разлила масло. Иными словами, мы
не можем контролировать все обстоятельства, поэтому готовы сразу
сдаться и положиться на милость Господа.
Правда в том, что мы не можем контролировать других людей, а тем
более события. Более того, мы не в состоянии часто контролировать
даже себя. Мы пытаемся вести себя правильно, порядочно и разумно, но
случается вспышка гнева, в которой мы ведем себя иррационально и не
понимаем, как это случилось. Мы пытаемся контролировать мысли, но
они, подлые, все равно приходят к нам с разными ассоциациями и даже
во сне.
Контролировать кого-то или что-то бессмысленно, не стоит и тратить
энергию. Лучше перенаправить ее в созидательное русло и попытаться
сделать что-то полезное.
Но сфинктерная мораль не отпускает. Человек не одинок в этом мире.
Он существует в социуме, то есть среди таких же, как и он, человеков.
Без материнской любви и тесного контакта с матерью человек не может
развиться в гармоничную личность. Когда ему случается разделить
эмоции с близкими, он более счастливо и полно переживает их. И даже
секс – функция парная.
Поэтому как бы одиночка не сопротивлялся, ему приходится вступать в
социальные связи и испытывать на прочность свое доверие к миру.
Но если мать такая, какая есть, а общение с близкими можно дозировать
в соответствии с требованиями собственной мизантропии, то в сексе
полностью отказаться от сближения с себе подобным никак не удается.
Тут и возникает идея «чистой девушки», носительницы той необходимой
чистоты, в которой мужчине будет уверенно и комфортно.
Облик мужчины, нуждающегося в «чистой девушке», заметьте, не в
подходящей, а в чистой, можно представить уже исходя из запроса.
Здесь мы снова сталкиваемся со сверхценностью сексуальной чистоты,
и у нас есть возможность пофантазировать, что за этим стоит.
Для начала давайте разберем: каким требованиям должна отвечать
девушка, чтобы мужчина считал ее подходящей? Почти таким же, какие
предъявляют своим претендентам на руку и сердце женщины. Мужчина
должен хотеть ее сексуально, она должна отвечать его ценностным и
интеллектуальным запросам и он должен видеть в ней жену. В общем-
то, все.
Почему на первом месте стоит сексуальное желание? Потому что на
первых порах мужчину или привлекает девушка, или нет. Это через
много лет брака с лица воды не пить, и основную роль играет не
внешность, а достигнутые сексуальные договоренности и эмоциональная
настройка друг на друга. А вот изначально, когда эмоциональные связи
слабы, основную роль играет первичный сексуальный ответ мужчины на
женские прелести.
Ценностные и интеллектуальные запросы – это требования к уму,
образованию, образу жизни и целям, которые она перед собой ставит.
И еще он должен видеть в ней жену. Этот фактор сильно зависит от
самой девушки: как она себя ведет, что говорит, как реагирует на
мужской напор. Мужчина может не увидеть в женщине женщину или
воспринимать в ней бабочку на одну ночь, любовницу – расходный
материал. Кстати, ошибка многих женщин в том, что они воображают,
будто статус «будущая жена» зависит от того, на каком по счету
свидании целесообразно «дать» доступ к телу. Им кажется, что чем
позже они это позволят, тем вероятнее, что мужчина познакомится с
ними поближе и оценит все их внутренние достоинства. Но это
заблуждение. Женщине может казаться, что она «выставляет товар
лицом», а мужчина в это время прикидывает, как тяжело придется с ней
ее мужу, потому что она давит, как асфальтовый каток. Или размышляет,
что не хотел бы конкурировать за внимание с ее карьерой. И свадьбы не
получается не потому, что женщина просчиталась с сексом, а потому,
что ценностное наполнение не совпало.
Так или иначе, браки совершаются на небесах, и нам, простым
смертным, невозможно «алгеброй поверить гармонию», чтобы уловить
закономерность. Что такая красотка нашла в этом Чунга-Чанге? Какие
такие кармические задолженности отрабатывает этот темпераментный
тип в браке с девушкой – синим чулком?
Одним словом, многогранное сочетание качеств девушки определяет,
становится она женой или нет.
Теперь давайте попытаемся понять систему ценностей мужчины,
который во главу угла ставит сексуальную чистоту, а затем уже
рассматривает сексуальную, ценностную и бытовую сочетаемость.
Сексуальная чистота – это не целомудрие в религиозном смысле и
неискушенность чистой души. О нет. Это физиологическая
девственность как гарантия венерического здоровья и сексуальной
неприкосновенности.
Желание обладать девственницей у поборников сексуальной чистоты
ничего общего не имеет с эксклюзивным обладанием, стремлением быть
первым. Здесь гремучая смесь страха «испачкаться» о девушку и
неуверенности в себе при общении с сексуально развитой, уверенной в
собственной ценности партнершей.
Речь здесь не идет об отношениях девушки и ее первого партнера. Тогда
естественным путем, в развитии сексуального опыта пара вместе
приходит к тому, что на медицинском языке называется «дефлорация».
Ведь все девушки когда-то были девственницами, и все они с кем-то
впервые проходили этот шаг.
Здесь имеется в виду девушка, которая отклоняла многие предложения и
не вступала в сколько-нибудь серьезные отношения, ожидая вариант,
который сразу приведет к брачным узам. Довольно тяжелый случай с
точки зрения психологии сексуальности.
Не желаете взглянуть в микроскоп? Что там видно?
Это девушка с подавленным или изначально низким половым
влечением, которая не строит отношения из чисто человеческой
потребности быть близкой с любимым человеком, а выгадывает, кому бы
правильно отдаться, чтобы наверняка. Иными словами, секс для нее –
не язык любви, на котором она общается с партнером, а главный козырь,
который она сдает только самому подходящему игроку.
Получается, эта девушка уверена, что если правильно распорядиться
своей девственной плевой, просчитать все варианты, то можно
проконтролировать неконтролируемое. Как видим, она действительно
идеальная пара для того, кто обладая сфинктерной моралью,
выгадывает правильную комбинацию, чтобы не пострадать от
мастурбации и секса. Это же два сапога пара!
Но не так все просто.
Первый и самый важный факт – это смещение ценностей в определении
«подходящей пары». Когда мы выделили три главных критерия
(напомню, это влечение, ценности и восприятие партнера как будущего
супруга или супруги), мы говорили об эмоциональных, сексуальных,
интеллектуальных, ролевых и других совпадениях. Но в отношениях, где
главной ценностью назначается сексуальная чистота, в жертву
приносится, как правило, многое другое.
Второй факт – это неизбывный страх «испачкаться», несмотря ни на
какую девственность и неискушенность партнерши.
Откуда в семьях помимо формирования сфинктерной морали берется
этот страх последствий «грязного» секса?
Большую роль играют родительские установки. Основные триггеры здесь
– двойная мораль отца и мама с прищепкой.
Двойная мораль отца – это травма, которую получает мальчик, а потом
юноша, перед которым отец раскрывает тайны своей сексуальной жизни.
Это может быть знание о второй семье отца, о его любовницах и о
банных приключениях. Самая отвратительная форма кастрации, на
которую способен отец – это продемонстрировать сыну, что семейные
ценности ничего не значат, и вот так просто можно предать «как бы»
любимого человека. Сам папаша может вести себя как угодно, но он
вовлекает сына в молчаливый альянс. «Мы же не расскажем маме о
папиных приключениях, чтобы не травмировать ее, и без того
задерганную?»
Такой отец бывает довольно грубым и бесчувственным и к сыну, когда
тот нуждается в ласке и одобрении, и к жене, которая, обладая
естественным правом супруги, ищет внимания и близости. В такой семье
мальчик с детства бывает болезненно близок с мамой, которая тянется
восполнить в ответной нежности то, что не добирает с мужем.
И демонстрация отцовской вседозволенности, в которой измена
выступает как вульгарное обстоятельство мужского быта, вызывает в
мальчике реакцию – стремление найти сексуальную чистоту.
Надо заметить, что такое отвращение к «легким и безответственным»
контактам возникает не только тогда, когда отец растлевает сына
приобщением к подобному образу жизни. Даже если отец мучительно
оправдывается при случайном раскрытии его адюльтеров, сын всегда
встает на сторону матери, стараясь защитить ее.
Все это давным-давно описано Фрейдом с точки зрения формирования
либидо и разрешения Эдипова комплекса. Мы не будем повторять его
теорию, а просто примем во внимание, что в развитии сексуальных
страхов юноши двойная жизнь отца играет не последнюю роль.
Второй фактор, влияющий на страхи – мама с прищепкой.
Чаще всего это мама из этой же самой семьи. Мама может быть
осведомлена о вседозволенности мужа и добросовестно стараться
уберечь сына от образа жизни, который ведет его отец и другие
мужчины.
Чтобы уберечь, оградить, защитить сына от тяжких грехов, у мамы есть
только одно оружие – прищепка.
Прищепка – это символ всех негативных последствий сексуальной
жизни. Это и инфекции, и нежелательные беременности сомнительных
девиц, которые претендуют на жилплощадь. И жены-стервы, которые
заставляют страдать хороших людей. И даже рак простаты, который
образуется, если жить половой жизнью с женщиной в климаксе, ведь у
нее там ядовитые трихомушки.
Я предвижу, что вы улыбнетесь в этом месте. Но я даю вам честное
слово, что однажды пациент 50+ рассказал мне на приеме, что он и
хотел бы найти партнершу, но не может забыть маминых
предостережений на счет рака и трихомушек, которых очень уж боится.
Зависимые, несамостоятельные мужчины в любом возрасте слушают
маму. А чтобы они такими оставались как можно дольше, мама вешает
им на член прищепку.
Безусловно, и инфекции, и беременности, и сложные внутрисемейные
отношения случаются. Любая программа сексуального просвещения
включает эти вопросы, чтобы проинформировать детей о возможных
последствиях и научить их предотвращать.
Но ни одна программа, ни один врач и воспитатель не могут это сделать
так, как мама с прищепкой.
При большой степени отвращения к сексуальным отношениям мама
демонстрирует юноше картинки, где изображены члены в язвах и
нарывах от венерической болезни. Якорь – это невзначай брошенная
фраза: «Конечно, никуда не деться, сексом ты заниматься будешь, но
делай это хотя бы тогда, когда точно не боишься заболеть вот такими
язвами и нарывами. И обязательно тщательно выбирай партнершу, а то
заразишься раком предстательной железы от ее токсичных выделений»
(заодно профилактика отношений со взрослой женщиной). Вот и все.
Каждый раз, когда повзрослевший уже мальчик будет пытаться
установить очередные отношения, он будет ощущать боль от прищепки
на члене.
Как было бы правильно? Рассказать, что неприятные последствия у
секса бывают, но от них защищают презерватив, ответственный подход,
своевременное обследование и лечение и так далее. Согласитесь, есть
же разница, когда юноша проинформирован о средствах защиты и когда
он старается все проконтролировать, чтобы не бояться?
Вот так и вырос молодой человек с запросом на сексуальную чистоту –
единственную гарантию того, что он не получит трихомушкой по члену и
не предаст маму.
Итак. «Скопивший много энергии юноша вступит в брачные отношения с
чистой девушкой. Справка о здоровье обязательна».
Поскольку в их программе был только один обязательный пункт –
чистота, то совместная жизнь идет наперекосяк.
Сразу же на первый план выступает несовместимость характеров и,
довольно часто, – жизненных ценностей. И это немудрено. Их ровесники
пробуют свои силы в серийных моногамных отношениях, оттачивают
мастерство жизненных компромиссов и набираются мудрости, познавая
себя и свои потребности, и учатся распознавать «своего» человека в
претенденте на партнерство. В это время наши ребята оттачивают
«чистоту» и «энергетику».
Довольно скоро наступает и провал сексуальных ожиданий. И это еще
хорошо, если супруга беременеет в первую же попытку сексуальной
близости. Ближайшие пять-десять лет она успешно манипулирует
мужем. Сначала трудная беременность, потом тяжелые роды, потом
восстановление. Практически сразу – вторая беременность, не менее
тяжелые роды и длительное возвращение женщины из материнства и
вскармливания. Особо везучим достается и третья беременность. Здесь
даже можно не объяснять, почему женщина не хочет. Вон они, ее
хотелки, которых надо то кормить, то лечить, то развивать. Просто нет
времени на такую ерунду, как секс.
Безусловно, пьедестал материнства в данном случае – такая форма
ухода от супружеских обязанностей. Никто никогда не узнает, насколько
ей тяжело и как материнство влияет на либидо в ее случае. Только она.
И даже когда младшему ребенку исполнится 18 лет, она все равно
найдет повод отказать мужу. Такая скороспелая мать, которая в браке
видит только законный повод иметь детей, на самом деле обманывает
своего супруга, изначально предполагая, что материнство поможет
избежать восполнения его сексуальных потребностей.
С другой стороны, не очень понятно, на что рассчитывал ее муж? Он
женился на девственнице 25+, у которой не было ни одной попытки
завести отношения, ни самих отношений, ни даже мастурбации. Если это
не принципиальная этическая позиция, как у религиозных ортодоксов,
такое бывает при сексуальной холодности женщины.
Ей все это было не надо: весь этот сыр-бор и возня вокруг пениса,
гадость какая, еще лечись потом. Поэтому ее задача изначально была
как можно лучше распорядиться своей девственностью, чтобы
социально устроиться, родить детей и обрести кормильца-поильца на
всю оставшуюся жизнь. Вот она и распорядилась.
Но чего ждали многоуважаемые поборники сексуальной чистоты? Что
тридцатилетняя девственница разморозится в первую брачную ночь,
резко поменяет мировоззрение, а с ним и физиологию? Просто безумие
надеяться на это!
Поэтому первая проблема в таких «чистых» отношениях – «жена не
дает», а вторая – «член не стоит». Увы! Долгое подавление
мастурбаторного порыва, а с ним и влечения, плюс отсутствие опыта
сексуального партнерства приводит к тому, что развивается так
называемая сексуальная тревожность. Об этом состоянии будет
следующая книга, но здесь вкратце скажу, что это такое. Сексуальная
тревожность – это наличие удовлетворительной эрекции во время
мастурбации и резкое снижение эрекции при попытке партнерского
секса, а именно проникновения. Происходит это потому, что носитель
тревожности имеет сверхценную идею «обязательности» классического
полового акта, а еще потому, что страхи нечистот и всяких трихомушек
из его детского бэкграунда не снимаются даже женитьбой на
девственнице. Прищепка, надетая мамой, болит постоянно и напоминает
о себе при малейшей попытке сдвинуть ее с места. Ее, конечно, можно
снять, но только вместе с мамой. А на этот отчаянный шаг отважится не
всякий мастурбатор, даже женатый на девственнице.
У пары начинается семейная жизнь, вернее борьба двух эго за право
удовлетворять свои потребности. Потребность асексуальной жены в том,
чтобы от нее отстали. Потребность тревожного мужа в том, чтобы,
наконец, проникнуть и поставить галочку.
Увы, этим желаниям не суждено сбыться. Поскольку она ему никогда не
«даст», он имеет бесконечное количество возможностей обвинять ее в
том, что это из-за нее «не стоит». Вот если бы она шла в постель как
положено, по расписанию, да еще и сама при этом хотела и проявляла
инициативу…
Как правило, в этом месте пациент начинает выть по-волчьи. Завоешь
тут…
Есть, конечно, в этом печальном сценарии различные вариации.
Например, она никогда не была асексуальной, и первые два месяца
отношений очень даже хотела секса. Секс был частый, обоюдно
желаемый, с огоньком. А потом попробовала предохраняться,
забеременела, заболела гриппом (можно все вместе выбрать или что-то
одно), и все пропало. Дорогие мои, первые два или несколько месяцев
не в счет в этой эпопее. Того великого потенциала, который она
накопила, ожидая мужа и романтики, вполне может хватить на несколько
месяцев. Но потом социальные и ситуативные причины ее интереса к
сексу угасают, страсти сбавляют ход, и все комплексы возвращаются на
круги своя.
Интересно то, что в таких семьях мужья не берут за образец
многолетний опыт отношений, в которых у них не складывается
гармоничной регулярной близости. Показательным периодом в
сексуальности жены назначается тот короткий отрезок времени, когда
она завоевывала мужа и старалась ради первой беременности.
Похоже, только сексологу видно, что если взлет влечения был всего
несколько месяцев, а период глубокого подавления либидо занял
несколько десятилетий, то за основной, привычный уровень для
супружеской пары надо брать более длительное время, то есть всю их
асексуальную супружескую жизнь.
Но такие супруги не задумываются над собственными страхами и
подавлением влечения. Они могут лечить последствия одного месяца
приема контрацептивов, чтобы вернуть былую страсть. Позиция в корне
неверная, ибо влечение лежит в человеке слишком глубоко, чтобы его
изменили несколько гормональных циклов или тяжелая беременность.
В качестве иллюстрации опишу жизнь одного пациента, который
наблюдался у меня несколько лет.
Дело было на Кавказе. Надо сказать, что поборники сексуальной чистоты
распространены вне зависимости от национальности и географической
широты. Но там, где изначально общество пронизано патриархальными
двойными стандартами и в основе воспитания – система запретов,
проблемы сексуальных страхов, сексуальной тревожности и
сексуального контроля случаются во много раз чаще. Большое
количество пациентов именно из южных областей – тому пример.
Он был девственником до вступления в брак в возрасте 25 лет.
Проблема мужской девственности – особая тема, и ей я готова посвятить
отдельную книгу в ближайшем будущем. Но для понимания сути нашего
примера вкратце объясню, что мужской девственности не существует.
Если мужчина хоть раз имел семяизвержение в результате поллюции
или мастурбаторного акта, то он уже представляет механику процесса и
не является девственником. Это не подлость природы человека, а
величайшая мудрость, ибо так Создатель позаботился о том, чтобы
людской род не прекратил свое существование. В отличие от женщин, у
мужчин центр мотивации к половому акту совмещен с центром оргазма.
Поэтому природа учит мужчину половому акту как можно раньше, чтобы
в будущем ему было к чему стремиться, и его генетический код не
пропал. Взрослые бородатые мужики считают себя девственниками
только в одном случае: когда идея сексуальной чистоты имеет для них
сверхзначимость, и они особенно ей дорожат.
Поскольку для диагностики я обязана задать вопрос о его мастурбации,
естественно, что я его задала. В ответ получила высокомерную
сентенцию о том, что это у нас, православных, все разрешено, и мы
погрязли в грехе, а вот у них, на Кавказе, живут в чистоте и блюдут свои
душу и тело. Я профессионально пропустила оскорбление в свой адрес
и конкретизировала вопрос. Что, совсем никогда? Или изредка он все же
срывает? Не надо быть ни врачом, ни моралистом, чтобы понимать, что
«редко» и «никогда» отнюдь не одно и то же, хоть количественно и стоят
где-то близко. Слово «никогда» подразумевает фанатичный радикализм,
а вот слово «редко» уже включает в себя компромиссы и варианты.
Он ответил, что изредка все же бывало. Правда, он тут же сорвался на
самооправдание, что это проклятое влечение его не отпускает, поэтому
иногда он не может совладать собой и соскакивает с поста.
М-да. Видимо, бородатый юноша забыл, что самым первым грехом
Адама было самооправдание, когда он попытался свалить свою вину на
Еву. Плюс гордыня. Ведь все мы знаем, что «редко», «иногда» значат
наличие мастурбации. Но так хотелось подчеркнуть великую разницу
между ним, благородным мусульманином, и всем нашим русским
племенем, не помнящим заповеди.
Итак, мы выяснили, что он иногда мастурбировал, прежде чем его
родители подобрали ему подходящую невесту и оженили.
Она – девственница до 25 лет (возраст замужества). Из строгой семьи.
Отец был жестоким, обещал убить, если она не сохранит девственность
и опозорит всю деревню.
Тяжелое бремя – когда твоя девственная плева отвечает за всю
деревню!
Мужа видела несколько раз до свадьбы, он ей понравился, замуж
выходила с удовольствием.
Первая брачная ночь не получилась. Вторая и последующие ночи –
слишком короткий половой акт, семяизвержение до введения полового
члена во влагалище либо сразу после введения. При попытке
контролировать себя и растянуть удовольствие сразу терял эрекцию.
Ситуация, конечно, не смертельная, ведь это обычный период
сексуальной адаптации партнеров друг к другу, на что требуется время,
доверие, готовность экспериментировать и достижение
договоренностей. В общем, нужно взаимодействие.
Поэтому мне крайне важно было понять, в какой момент их сексуального
общения возник срыв. Я потребовала описать их половой акт в деталях.
Мне жизненно важно понимать эти сексуальные молекулы и атомы,
чтобы понять, что супруги пропускают, недоделывают или
недоговаривают, чтобы помочь им.
Мужчина начал рассказ о половом акте: «Мы занимаемся
прелюбодеянием, затем…»
Вот здесь можно больше ничего не объяснять: все понятно. Поиск
сексуальной чистоты и страх последствий. Он вырос в семье
религиозных ортодоксов, которые предостерегали его от
прелюбодеяния, и настолько проникся этим словом, что даже не
заметил, как вместо «прелюдия» произнес «прелюбодеяние». Но ничего
случайного не бывает, и это не просто оговорка, а сигнал о внутреннем
неприятии той «грязи», которая есть во всех сексуальных действиях,
кроме проникновения. Мол, мы все же современные люди, не дикари
какие-нибудь, понимаем, что просто так кожаным ножом тыкать живое
женское тело нельзя, надо подготовить как-то. Вот и занимаемся
прелюбодеянием.
О каких сексуальных успехах он мечтал, если его сознание все
пронизано идеей греха и грязи?
Прелюдия в переводе с латыни – вступительная часть в свободной
форме, предварительная игра (prae – перед и ludus – игра). В кирхе,
например, сначала органист исполнял прелюдию Баха, а затем фугу.
Совсем другое дело – прелюбодеяние. Это слово в переводе с церковно-
славянского буквально означает преступление против любви. В русском
языке приставка «пре» означает «переступить». А любодеяние – дело
любви. Седьмая заповедь – «не прелюбодействуй» – так об этом и
говорит. У греха против седьмой заповеди есть несколько
разновидностей: блуд, то есть физическая близость лиц, не состоящих в
браке, и прелюбодеяние, то есть супружеская измена, осквернение
освященного брачного союза. Также это греховные помыслы,
произносимые пошлости и тому подобное.
Понятно, что если мужчина считает, что занимается с законной женой
прелюбодеянием, то все его существо противостоит этому процессу.
Тело просит, а душа протестует. Грязное дело мы с тобой делаем, жена,
давай уж побыстрее, чтоб не так стыдно.
А парень мечтал растянуть сладострастие как можно дольше…
Это уже следующий стереотип, проиллюстрированный на примере все
той же супружеской пары.
– А зачем растянуть? Чтобы чего добиться?
– Ну, удовольствия хочется.
– Возбуждение достаточное? Эрекция хорошая? Желание есть?
– Да.
– А во время проникновения есть нарастание сладострастия?
– Да.
– А оргазм вы как переживаете? Эмоции сильные? Ощущаете
полноценную разрядку?
– Да.
– А зачем же вам удлинение полового акта, если вы полностью
проживаете все ощущения сексуального цикла?
– Я не чувствую себя мужиком из-за такого короткого полового акта
(синдром мачо), и жена не испытывает оргазм (не его запрос).
Это очень интересная тема в социокультурном аспекте и с точки зрения
сексуальной чистоты.
Дело в том, что в патриархальном обществе у мачо все должно быть
сверхъестественно альфа-самцовое: и внешность, и атрибуты успеха, и
половой акт.
Запрос на мачизм характерен в обществах, где бинарная система
стратификации наиболее резкая. Если девочка, то обязательно в
розовом, мягкая и пушистая, с опущенными глазками. Если мальчик, то
обязательно мачо и в голубом. А если девочка-сорванец или задумчивый
мальчик с пристрастием к гуманным профессиям? Им в такой системе
уже трудно выжить.
Когда наш герой исполнял свои супружеские обязанности, никто не стоял
у него за спиной и не засекал время, чтобы предъявить ему счет, если он
не мачо. Но парень сам себе судья, сам видел, что не дотягивает. Ведь у
мачо это должно быть бесконечно долго – только так он чувствует себя
настоящим мужчиной.
Как сексологу, мне знакома эта зависимость мужской самооценки,
уверенности в себе и гармонии личности от удачного исполнения роли
мачо. К сожалению, не только на Кавказе, но и повсеместно мужчины
пытаются решить вопросы самореализации за счет сексуальных успехов.
Воистину увечна та личность, которая может реализоваться только за
счет сексуальной успешности.
Однако в его самопонимании это был определяющий фактор. Так же, как
слово «прелюбодеяние» въелось в его психику со знаком минус, так и
атрибуты мачо крепко вошли в сознание со знаком плюс. А если он не
«мачо», значит, нет в нем ни мужественности, ни самоуважения.
Оставалось только пожелать этому мужчине и многим другим оторваться
от системы общественных оценок, обрести независимость от шаблонов и
выработать собственный моральный кодекс, по меркам которого и
существовать.
А вот вторая часть его жалоб – неудовлетворенность жены – для нас
очень поучительна.
Дело в том, что сексолог может помочь только самому человеку с его
жалобами. Но он не в состоянии заочно решить проблемы других людей.
Максимум, что может сделать специалист – это подкорректировать
взаимодействие.
Почему жена не удовлетворена? Потому что в принципе не
возбуждается? Сама не знает, что ей нужно? Какой ей требуется тип
стимуляции? И вообще, откуда известно, что именно продолжительность
фрикций решит ее проблемы? Можно дать жене удовлетворение другим
способом – через расширение предварительной игры (я намеренно
избегала в разговоре с ним слова «прелюдия») или через поиск
особенно чувствительных мест, например, клитора.
– Понимаете, доктор, в этом-то и проблема. Я современный человек,
читал про клитор, пытался его находить, ласкать. Но она закрывается и
не хочет. Говорит, что неправильно это, чтобы руками вот…
Вот так сексуальная чистюля! Удовольствие – слишком грязная вещь,
чтобы достигать ее своими руками, пачкаясь о выделения. Вот если бы
все совершилось случайно, опосредованно, от более длительной
стимуляции членом! И удовольствие вроде как пришло, и руками не
трогать.
В представлении жены удовлетворить сексуальные потребности и
одновременно соблюсти сексуальную чистоту можно только одним
способом: если изменить физиологию мужа. А то, что он, в сущности,
получает от секса все, что нужно – и полноценное возбуждение, и
сладострастие, и наслаждение оргазмом, – и мог бы быть вполне
удовлетворенным своей сексуальной жизнью, она игнорирует и
концентрируется только на негативной оценке. Такой половой акт не
удовлетворяет женщину.
Почему идея сексуальной чистоты не исчерпывается, и ее носитель по
тем или иным причинам (из-за функциональных расстройств или
асексуальности партнерши) все равно не живет половой жизнью?
Потому что страхи остаются.
Страхи – это провокации и недоверие. У «чистюль» в отношениях
существуют три вида страхов: страх сближения с женщиной, страх
последствий сексуальной вседозволенности и несовместимость
микрофлоры.
Что, если у девушки во влагалище действительно ядовитые миазмы, от
которых можно заразиться раком? Что, если влагалище поглотит
половой член и откусит его по самый локоть?
«Грязные» практики вопреки всем успехам просвещения и науки все
равно пугают своими последствиями. Все же одно дело – традиционная,
прославленная всеми мелодрамами поза миссионера, а другое – пачкать
руки о выделения и испытывать оргазмы по очереди вместо тихого
незаметного переживания под сопение партнера, занятого собой.
Несовместимость микрофлоры – это особая тема. Ни в одном
медицинском учебнике вы не найдете такого диагноза, потому что его не
существует. Но в жизни он встречается сколько угодно. Целые семейные
трагедии разыгрываются вокруг выделений, зуда, дискомфорта, с
которыми никак невозможно вести половую жизнь. Анализы ничего не
определяют, и создается ощущение, что все врачи в заговоре против
несчастной пары. Логическая цепь рассуждений ни в чем не может
убедить пациентов. Когда есть жалобы и субъективно неприятные
ощущения, но данные исследований при этом нормальнее всякой
нормы, о чем можно думать в первую очередь? О психосоматике. Ведь
любые ощущения на периферии человеческого организма распознаются
как приятные, нейтральные или болевые корой головного мозга. Значит,
переживания в отношении последствий половой жизни связаны с какими-
то негативными ожиданиями.
– Доктор, вы что, намекаете, что у меня не все в порядке с головой?
Я этого не говорила, конечно. Но помните, мы с вами затрагивали тему
искупления вины за сексуальную грязь?
Любые дискомфортные, болезненные, неприятные ощущения в области
половых органов после полового акта как раз замечательно
иллюстрируют идею искупления.
Сексуальная чистота – это почти что сексуальная стерильность: нигде ни
с кем и ни за что. Даже закоренелые мастурбаторы, половые члены
которых за всю жизнь не встречали ничего, кроме привыкшей к «грязной
работе» руки, не могут быть уверены до конца в собственном здоровье.
А ну как с руки что-то занес? Поди узнай…
Поэтому любое проявление сексуальности – вызов сексуальной чистоте,
ее попрание и осквернение. А если субъект тяжко переживает
сексуальную вину за совершенное, то самым логичным следствием
будет искупление. И оно наступает. Гениталии чешутся, покрываются
пупырышками, красными точками, язвочками. Возникает легкий
дискомфорт при мочеиспускании. На белье можно увидеть белые
выделения. Руки, трусы, душа… Все испачкано!
Вина и искупление – это глубокие эмоциональные переживания, которые
немыслимы одно без другого. Помните Раскольникова, который каялся в
содеянном, стоя на коленях на перекрестке? Не могла его душа больше
выносить груз вины, требовалось искупление: признать вину и понести
наказание.
Этот простой литературный пример как нельзя лучше иллюстрирует, как
работает алгоритм сексуального искупления. Нельзя всю жизнь жить под
гнетом сексуальной вины и ожидать, что однажды бабахнет такое, что ты
не сможешь вынести. Конечно, любая психика находит спасительный
путь – овеществление переживаний вины в виде материальных знаков
ее последствий: изменений на коже и слизистых, выделений.
Самое ценное следствие несовместимости микрофлоры,
посткоитального цистита или молочницы – невозможность жить половой
жизнью. Партнеры так устают лечиться, обследоваться, что позволяют
себе сексуальное общение крайне редко, стараются лишний раз не
экспериментировать, а главное, такая пара переживает глубокое
духовное единство. Они слиты друг с другом совместным опытом
болезненных переживаний, диагностики, лечения, общения с врачами.
Главная, хотя и неосознаваемая цель достигнута. Партнеры не
занимаются сексом. Зато они обретают возможность компенсировать
сексуальный дефицит рассказами о своих болезненных переживаниях и
жалкими потугами на эксгибиционизм. Половой жизнью они не живут,
зато как демонстрируют! Одному врачу, другому, медсестре на анализах,
в курсовом лечении на процедурах…
В общем, с точки зрения сексуальной чистоты единственный
приближенный к стерильности вариант – это не вступать в сексуальные
контакты.
Как тут не вспомнить Пушкина, который, совершенно не имея в виду
сексуальные вопросы, тем не менее живо описал опасения за
нерушимость внутренних границ:

Кого ж любить? Кому же верить?


Кто не изменит нам один?
Кто все дела, все речи мерит
Услужливо на наш аршин?
Призрака суетный искатель,
Трудов напрасно не губя,
Любите самого себя,
Достопочтенный мой читатель!
Предмет достойный: ничего
Любезней, верно, нет его.

Вот они и любят, эти чистоплотные ребята…

Телегония
С идеей сексуальной чистоты сообразуется идея телегонии.
Телегония – это антинаучное направление селекционных идей. Если
объяснить простым языком, то телегония – это «запоминание»
породистой самкой связей с беспородными самцами, после которого она
никогда уже не дает чистый помет. Началось все еще с Аристотеля,
который считал, что от женщины потомству передаются сведения обо
всех ее партнерах. Но Аристотелю было простительно так заблуждаться,
ведь в IV веке до нашей эры, когда он жил, еще знать не знали о
сперматозоиде, который открыли только в XIX веке нашей уже эры.
Однако эти странные идеи вернулись именно в прогрессивном XIX веке с
рассказом о лорде Мортоне, который скрестил свою породистую лошадь
с зеброй, а потом, спустя несколько лет, его кобыла продолжала
производить на свет жеребят с полосками, как у зебры.
Впоследствии данные генетики и репродуктологии полностью
опровергли эту ересь. В книге «Чисто женская тема» мы разбирали, как
получается человеческий зародыш – надеюсь, вы читали об этом. Но
здесь мы тоже коснемся этой темы, ведь, как известно, repetitio est mater
studiorum. Повторенье – мать ученья.
Каждая яйцеклетка и каждый сперматозоид имеют половинный
(гаплоидный) набор хромосом. После того, как их ядра сливаются,
образуется удвоенный (диплоидный) набор. Сперматозоид сохраняет
витальность в половых путях женщины по разным данным от 2 до 7
суток. Если за это время оплодотворение не произошло, то
сперматозоиды утилизируются. Предположить, что чей-то сперматозоид
выжил в женских гениталиях несколько лет – это абсурд.
Уровень современной диагностики позволяет подтвердить отцовство на
генетическом уровне. На лабораторном исследовании изучают
последовательность генов в хромосомах и делают вывод о сходстве или
различии ребенка и его отца.
А как объяснить предательское рождение негритят у белой женщины или
полосатых жеребцов у породистой кобылы?
Генетика отвечает на этот вопрос. У человека в двойном наборе генов
встречаются доминантные и рецессивные гены. Доминантные – это те,
которые проявляются заметным признаком. Рецессивные – это те,
которые подавлены работой доминантных генов. Но дело в том, что у
человека в диплоидном наборе всегда один ген активен, а второй,
аналогичный – латентен, то есть не проявляется. И в этом случае не
столь очевидно, почему дети так не похожи на своих родителей.
А еще есть в генетике такое сложно объяснимое понятие как
пенетрантность, то есть пробиваемость гена. Это когда ген существует,
но его активное проявление может зависеть от ряда факторов: соседних
генов, образа жизни, сопутствующих заболеваний и т. д.
Все эти вариации приводят к тому, что из поколения в поколение
передается сундучок с доминантными генами, которые скрывают или
подавляют рецессивные, то есть неактивные гены – память о далеком
предке, который обладал каким-то уникальным признаком. Но вдруг, при
случайной комбинации с партнерским генотипом, встречаются с обеих
сторон, от мамы и от папы, именно те гены, которые много поколений
подавлялись. И вот уже рождается ребенок со странными чертами, ни на
кого не похожий.
Проявление в помете породистых лошадей, собак или голубей
простецких черт говорит не о том, что самка когда-то гульнула, а
заводчику не сказала. Это показывает, что в далеком ее прошлом один
из потомков имел такие черты. А что вы хотите? Породы выводятся
длительной селекцией. Кажется, что вывели чистый признак, а
оказывается, признак-то крапленый!
Таким образом, телегония не только не оправдывает себя, но и выдает в
ее последователях необразованных людей.
Но, как известно, желательно присмотреться к тем, кому это выгодно.
Выгодно это собачникам и конезаводчикам. Они регулируют спаривание
своих питомцев и набивают на них цену, если кобылка ни с кем никогда
не совокуплялась.
Это выгодно религиозным истерикам, которые обосновывают
необходимость целомудрия до брака хотя бы тем, чтобы после свадьбы
у двух русоволосых людей ненароком не родился чернокожий. Какое
счастье, что находятся катехизированные биологи и образованные
богословы, которые опровергают эту теорию. Ведь целомудрие надо
сохранять ради исполнения заповедей, а не из страха родить негритенка.
Третья категория, которая держится за телегонию – поборники
сексуальной чистоты. Они, словно коллекционеры, улавливают любую
информацию о том, почему обязательно надо жениться на
девственнице. Согласитесь, довольно странно бы звучало, если они бы
честно признались: мы боимся трихомушек и своей несостоятельности.
Это был бы слишком высокий уровень осознанности, достигнув которого,
наши ребята просто преобразились бы и забыли о своих «чистых»
помыслах.
Поэтому ссылка на телегонию спасает их иррациональное пристрастие к
девственницам и объясняет страхи отношений.

Полигамия
Мы столько говорили о страхах заразиться, прикоснуться, испачкаться и
вообще хоть как-то поучаствовать в половой жизни, что даже странно в
этой главе затрагивать обратную сторону вопроса: миф о полигамии.
Кто-то не решается на отношения с женой, а кто-то считает, что мужчине
свойственно искать связей с многими, разнообразными женщинами.
Как увязать реальность и мифы о ней?
Довольно подробно мы разобрали природу влечения, когда говорили о
феномене Кулиджа. Все потуги на полигамию реализованы в этом
экологичном феномене, который по крупицам собирает ответ на
прелести разных самочек и переплавляет их в законное влечение к
своей родной самке.
Но ведь в обществе действительно много мужчин, которые практикуют
секс с разными женщинами, имеют в одно и то же время двух, трех и
более партнерш, объясняя это тем, что не могут иначе. Не я виноват,
просто влечение у меня такое сильное. Левак укрепляет брак, я и свою
жену бы не хотел, если бы не подзаряжался на стороне. Так что от
полигамии одна польза и никакого вреда.
Так ли это? Конечно, нет.
В первой главе книги мы имели возможность убедиться, что семья
эволюционировала в сторону моногамных отношений, и именно эта
модель выжила, как наиболее устойчивая и стабильная.
Моногамный тип отношений способствует раскрытию всей граней
личности, и не только сексуальных. Именно в доверительном
партнерстве возможен самый эффективный секс, мощная реализация,
глубинное переживание интимности.
Кто же тогда ищет полигамности? Те, у кого проблемы с эффективным
сексом и сексуальными договоренностями с супругой, кто обладает
сниженной самооценкой и не может взять на себя ответственность за
функционирование собственной личности, кто не в силах справиться со
страхами доверия, открытости, сближения с другим человеком.
Самый дешевый и легкий путь для них – наплевать на качество и взять
количеством. Эта девушка не устраивает? Приведем еще несколько,
очередь из желающих до Кремля стоит. Член стоит плохо и секса не
очень хочется? Ясно же, что это жена виновата, не возбуждает больше
своими прелестями. Надо попробовать новую девушку, помоложе, пусть
она взбодрит! Притупилось восприятие молоденьких? Попробовать сразу
двух! И так до бесконечности, пока вопрос полигамии не исчерпает сам
себя.
Интересная деталь. Можно встретить множество урологов, которые
отчаялись найти урологический недуг у слабеющего потенцией мужчины
старше сорока, и под видом особенного доверия передают ему «тайное
знание». Надо найти молодуху, уехать куда глаза глядят, но чтоб на
солнце и чтоб по системе «все включено». И там, с юным телом, все
само собой получится!
Но нет ни одного сексолога, который порекомендовал бы такую
стратегию. Посоветовать стареющему «ловеласу» завести молоденькую
любовницу и назначить ее ответственной за возбуждение мужчины –
значит признать себя непрофессионалом, расписаться в собственной
некомпетентности. Сексолог должен до последнего бороться за
человека, его осознанность и ответственность за собственные
ощущения. Все сам, все сам. Со «старой» женой. Но новыми
средствами!
Поэтому полигамии не существует. Случаются многолетние браки или
серийная моногамия, но это всегда парный принцип, который
неукоснительно соблюдается. Все остальное – это признание
собственной распущенности, неумения решать конфликты и отстаивать
свои ценности.

Миф девятый. Нимфоманки всегда хотят


Нимфоманка – это почти оскорбление, почти диагноз, почти судьба. А
что это такое на самом деле?
Самый парадоксальный факт о нимфоманках: то, что окружающие
думают о нимфоманках, скорее характеризует эротоманок, а
нимфоманки – это совсем другие женщины.
Поэтому начнем с описания того, что такое эротомания. У этого слова
есть два толкования: медицинское и общепринятое.
Медицинское значение обусловлено корнем «-мания» в составе этого
слова. Эрос – это бог половой любви в греческой мифологии, и от его
имени произошел корень «эрото-», который означает сексуальную
чувственность человека. Мания же – страсть к чему-то, которая иногда
существенно превосходит пределы разумного. Это чрезмерная
увлеченность предметом в ущерб остальной жизни, а иногда даже
вопреки здравому смыслу. В психиатрии «-мания» имеет отношение к
психической зависимости (наркомания, токсикомания, игромания) и
означает одержимость, обусловленность бытия человека внешними
обстоятельствами. Существует еще и так называемый маниакальный
синдром, в котором мания создает особый тип личности, болезненно
поглощенный маниями (идеями).
Но мы не будем углубляться в психиатрию, ограничимся только
литературным значением корня «-мания» – «приверженность чему-
либо».
Эротоманка в литературном и бытовом смысле – это сладострастница.
Женщина, которая знает толк в сексуальных утехах и открыто
декларирует свою заинтересованность в сексе. Это, знаете,
носительница такой осознанной идеологической гиперсексуальности.
В психиатрии же термин эротомания имеет несколько иное значение и
относится к обозначению бреда любовного преследования кем-то
социально значимым, например, президентом или голливудской звездой.
Больной воспринимает официальные сообщения или выступления
«преследователя» как предназначенные для него шифры, причем
больному удается их правильно понимать.
Как видите, именно первое значение эротомании (сладострастие) имеют
в виду люди в бытовом смысле, когда произносят слово «нимфомания».
Тогда кто же такие нимфы? Это волшебные существа, духи природы,
которые обитали вдали от Олимпа, вели вольный образ жизни и часто
отдавались героям, прекрасным юношам и олимпийским богам. Боги
призывали нимф для развлечений, последствиями которых оказалось то,
что нимфы стали родителями многих персонажей древнегреческого
пантеона.
Таким образом, корень «нимфо-» имеет отношение не столько к
физиологическому половому влечению женщины, сколько к
психологической его составляющей, когда она становится ненасытной не
из-за гиперсексуальности, а по другим причинам. Первоначальным
назначением нимфы было честно «давать», когда ее вызовут. И
нимфомания – это довольно хорошее название для такого состояния,
когда половая неудовлетворенность происходит не от повышенной
потребности в сексе, а от желания залатать эмоциональную дыру
кратковременной наполненностью и востребованностью. Поэтому
нимфоманки часто бывают настойчивы в своей инициативе, могут
страдать синдромом неразличения сексуального объекта (все равно, кто
подвернется), могут вступать в случайные связи. В длительных
партнерских отношениях нимфоманки часто все внесексуальные
проблемы пытаются решать через секс. Не хватает внимания и знаков
любви со стороны партнера – пытаются их восполнить через требование
секса. Испытывают обиду или разочарование – мстят через секс на
стороне. Сниженную самооценку восстанавливают сексом. В ревности
выискивают любую возможность через секс убедиться, что партнер им
верен. Нет качественных ощущений в сексе, появились
бесчувственность и аноргазмия – восполняют количеством сексуальных
актов, чтобы заглушить неудовлетворенность. И так далее.
Рядом с термином «нимфомания» часто стоит «нимфоманическая
фригидность». Этот термин довольно точно описывает состояние
биологических возможностей, которые есть у нимфоманки. Большинство
таких женщин бесчувственны и редко получают оргазм. Не очень
опытный партнер нимфоманическую одержимость может принять за
высокое влечение и обольстится перспективами. Но не стоит
очаровываться. Дело в том, что подноготная нимфоманки – ее
неудовлетворенность – как шило из мешка, будет выглядывать отовсюду
и мешать отношениям. Рядом с неудовлетворенной женщиной даже
самый сексуально успешный мужчина может почувствовать себя
дефективным, что часто приводит к разрыву отношений. Ибо у
нимфоманки нет самого главного, что скрепляет сексуальное
партнерство и делает его успешным: она не может дать в сексе
положительную обратную связь, наслаждаться и получать истинное
удовлетворение от общения с любимым.
Нимфоманками в обществе часто в отрицательном смысле называют
женщин, которые проявляют гиперсексуальность и не стесняются этого.
Но это неверно. Именно те, кто пытается навесить ярлык «нимфоманка»,
часто не понимают значения этого слова и бросаются им исключительно
с целью оскорбить, унизить, обозвать падшей женщиной.
Когда мы характеризуем гиперсексуальную женщину с активной
жизненной позицией, мы должны назвать ее эротоманкой. Когда мы
характеризуем женщину, которая никогда не удовлетворена, все время
упрекает мужчину в недостатке секса, пытается количеством восполнить
проблемы чувственного качества и бывает одержима идеей
сексуального разнообразия, то мы называем ее нимфоманкой.
Эротоманка хочет секса своей физиологией, нимфоманка – психологией.
Нимфоманки часто бывают несчастны. Помочь им может не половой
гигант с навыками секс-машины, а длительный курс психотерапии, где
они научатся позитивным оценкам, укрепят идентичность и уверенность
в себе, обретут чувствительность и чувственность и получат в дар
восхитительное переживание интимности с партнером.
К сожалению, многие сегодня получают знания из интернета,
пренебрегая первоисточниками (книгами, где автор впервые описывает
проблематику). Это приводит к тому, что многие не в состоянии
разобраться в терминологической путанице. Например, Википедия
вначале описывает нимфоманку именно как гиперсексуалку, а затем уже
углубляется в ее проблемы – неудовлетворенность и одержимость
частыми сексуальными контактами. Я не могу винить в этом
составителей. Но заинтересованные читатели должны различать
гиперсексуальность – физиологическую потребность с богатством
сексуальных реакций и сексуальную жадность – навязчивую потребность
утолять сексуальный зуд без соответствующего возбуждения, разрядки и
удовлетворения.
Поэтому, когда девушка гиперсексуальна – она эротоманка. Когда
девушка имеет навязчивую идею частого секса – она нимфоманка.
Зачем я так подробно касаюсь проблем нимфоманки на страницах этой
книги? Дело в том, что эта книга разоблачает мифы, значит, тема
нимфомании здесь очень подходит! Я хочу обелить сексуальные
потребности темпераментных девушек, вернуть им забытое и редко
используемое название «эротоманки» и предостеречь от повсеместного
употребления слова «нимфоманка» и к месту и не к месту.
Те, кто на девичнике хотят похвастаться своими недюжинными
сексуальными способностями, титулуют себя нимфоманками. Девушки,
вы эротоманки, я вас с этим поздравляю, но просьба не путать эпитеты и
не вводить в заблуждение образованную публику.
На судебном процессе, где рассматривается дело о групповом
изнасиловании девушки, в зале шепотком ее тоже именуют
нимфоманкой. Она жертва изнасилования. Жертва! И все намеки на ее
ответственность и провокации оставьте себе. Она жертва, запомните
это!
Хотят упрекнуть девушку в сексуальной развитости – обзывают
нимфоманкой. Их я даже исправлять не хочу, им уже ничего не поможет
разобраться в сути вещей. Пусть наденут на голову лифчик и так ходят,
чтобы окружающие не воспринимали их серьезно.

Миф десятый. Количество имеет значение


Количественные мифы – самые распространенные среди людей,
считающих себя просвещенными. Одновременно они несут основную
ответственность за сексуальный дискомфорт.
Предлагаю углубиться в жизненные примеры и разобрать каждый из них
с точки зрения здравого смысла и заблуждений. Ведь книга про мифы!
Давайте проанализируем несколько жизненных зарисовок о
взаимоотношениях малого члена и партнерского секса.

Жена! Не верю в твое счастье


Вот мужчина, который глубоко мучается комплексом неполноценности,
убежден, что все его несчастья происходят из-за слишком короткого
члена. Вот был бы у него член на 1–2 см больше, вот был бы он
полностью уверен, что удовлетворяет женщину – тогда бы он смог себя
почувствовать полноценным мужем.
А вот мужчина, считающий себя скорострелом. Он глубоко
неудовлетворен своей сексуальной жизнью, так как считает, что
страдает неизлечимой патологией, что жена его оценивает невысоко и
что она не может прочувствовать ничего хорошего за те несколько минут
фрикций, что ему удается совершить.
Эти примеры близки друг другу, с той лишь разницей, что питательная
среда для мнительности и подозрительности мужчины в первом случае –
длина полового члена, а во втором – скорость совершения полового
акта. Личностная состоятельность ставится в зависимость от минут и
сантиметров, и все остальные жизненные и персональные достижения
обесцениваются.
Напрасно жена утверждает, что ее все более чем устраивает. И оргазм
она получает какой надо, и муж у нее самый лучший. Муж слушает все
это, но не верит. Его терзают глубочайшие сомнения на тему
собственной сексуальной компетентности. Ему кажется, что жена
скрывает от него правду, чтобы не травмировать его израненную
комплексами психику. Она специально вводит его в заблуждение, чтобы
тактично не упоминать его дефектов. В крайнем случае мужчина
убежден, что жена добросовестно заблуждается на счет собственного
удовольствия: вот если бы она знала, что такое истинное сладострастие
с большим членом, она бы по-другому оценила достоинства своего
мужа.
Хорошо еще, если он – первый мужчина своей жены. А если не первый?
Представляете, какими сомнениями он себя терзает, мучительно
представляя, как она сравнивает ощущения от большого полового члена
и его игрушки.
Оргазм жены, который достигается с участием клиторической
стимуляции, его совсем не устраивает. Он считает этот оргазм
суррогатом, ведь истинный оргазм, вагинальное счастье, невозможен с
его маленьким членом. О, как он мечтает увидеть настоящий
вагинальный оргазм у женщины и насладиться торжеством собственного
мачизма!
Жена при этом может проживать полноценное семейное счастье.
Любимый муж, дети, дом – полная чаща, регулярный интересный секс с
изюминкой. Если бы не бесконечные допросы мужа, «как ей было в
последний раз» и «не скрывает ли она правду».
– Ты признайся, я нормально переживу. Я же понимаю, что у меня член
маленький.
Жена пытается и словами, и на пальцах, и с примерами объяснить, что в
ее счастливой жизни нет мыслей о размере члена. Другие мужчины ее
интересуют просто как люди, населяющие земной шарик. А если у нее до
свадьбы что-то и было, то так давно и так малозначительно, что сейчас
ей кажется, что все это происходило в другой жизни и вообще не с ней.
Но это бесполезно. Муж не слышит ее, не понимает ее доводов и
убежден, что она скрывает правду. Хотя что скрывать, ведь он же не
обидится, если она признается, как не достает ей пары сантиметров.
У такого мужчины никогда не будет счастья и гармонии. Когда жена
говорит, что она счастлива, он страдает, потому что уверен: она
скрывает свою неудовлетворенность. Если он замучает ее своими
подозрениями и сомнениями, и она ляпнет ему что-то, чтобы он просто
отстал, то он тут же убедится: «Так и знал, что она всю жизнь меня
обманывает!»
В общем, у такой женщины нет выхода, кроме как балансировать между
недоверчивостью и страхами собственного мужа.
А дело не в ней и не в длине члена, а в самооценке мужа. Ведь он свою
ценность как личности напрямую ставит в зависимость от недостающего
сантиметра на половом члене. Абсурд! Человек – венец творения и царь
природы, которому подвластны любые выборы и любые перемены,
разнообразные впечатления и полноценное счастье – не замечает всех
этих возможностей, мрачно зацикливаясь на размерах своего полового
члена.
Любезные мои читатели, когда я пишу о малозначительности длины
полового члена, я хочу, чтобы вы понимали: я ни в коем случае не
отрицаю, что ощущения у женщины при разных размерах пенисов
разные. Я не могу отрицать очевидное. Я просто хочу сделать акцент на
том, что превращение сантиметров в проблему лежит в плоскости не
физических ощущений, а коры головного мозга – там, где эти ощущения
интерпретируются и либо превращаются в проблему, либо нет.
Давайте рассмотрим еще несколько примеров малозначительности
длины полового члена.
На врачебном приеме я часто имела дело с малыми членами у
пациентов. Хочу заметить, что мне не приходилось оценивать их с точки
зрения успешности или неуспешности. Оценочность – вообще не мой
порок, я никогда этим не занимаюсь. Но бывают объективные критерии,
которые просто бросаются в глаза, что называется, помимо воли. Мне не
приходилось акцентироваться на этом в работе, я просто походя
отмечала этот признак, и все.
С чем же приходили ко мне на прием обладатели малых половых
членов?
Обследоваться. Больше связей – больше вероятность инфекций.
Улучшить шансы на зачатие. Пролечить хроническое воспаление.
Скорректировать возрастной андрогендефицит. Все это говорит о том,
что большинство носителей «малых членов» вообще не сталкивается с
проблемой своих сантиметров. Их волнуют другие проблемы, которые
возникают как следствие половой жизни, а не ее отсутствия или
затруднений. Поэтому те, кто считают, что десятисантиментровый в
состоянии эрекции половой член и успешная половая жизнь – две вещи
несовместные, глубоко заблуждаются. Поверьте, многие даже не знают,
что член у них небольшой. Член как член, берешь и пользуешься. А вот
отношения с дамами запутанные! Как в сериале!
Другой пример я почерпнула на своем форуме. Помнится, написала одна
женщина, назовем ее Ню, которую волновали редкие половые контакты с
мужем. Возраст у них был самый сексуально активный, что-то между 36–
38 годами, они были в браке около десяти лет, имели семилетнюю дочь
и располагали всеми исходными данными для успешной и счастливой
семейной жизни. Ан нет. Муж буквально не хотел секса. Жена его и
уговаривала, и угрожала, и к врачу отправляла. Правда, муж соглашался
на уговоры, и в целом, интимная жизнь в браке была. На первых порах –
раз в две-три недели, а затем, после рождения дочери, они разленились
немного и снизили частоту контактов до одного раза в месяц. Жена была
убеждена, что в возрасте ее мужа это ненормально – заниматься сексом
раз в месяц. Муж считал, что проблемы не существует, ведь секс же
есть. В общем, классический конфликт близости-дистантности, когда
один давит, второй обороняется, потом сдается. Так они и живут,
приятно забавляясь игрой в догонялки и прятки.
Как обычно, я отреагировала на вопрос женщины не сразу, будучи
загружена рутинной работой. И к тому времени, когда пришла на форум,
на странице с этим вопросом уже возникла дискуссия, которую развил
один активный участник форума (назовем его Масштабик).
Что бы где ни писали, он всегда сводил все темы к плачу о коротком
половом члене. Судя по его сообщениям, его член в состоянии эрекции
был 14 см. Это, с его точки зрения, исключительно мало для инициации
половой жизни. Удовлетворить девушку с таким половым членом нельзя,
нечего и позориться. Есть же счастливые ребята, у которых пенис
достигает 15–16 см в состоянии эрекции. Но не всем дано такое
счастье…
Не стал исключением и пост Ню с редким семейным сексом.
Итак, когда я собралась отвечать, у них уже состоялся очень
любопытный диалог.
Ню описала свою проблему. В ответ она получила вопрос от
Масштабика, и понеслось.
Выглядело это так.
– Что же это за болезнь такая у моего мужа и как ему объяснить, чтобы
он обратился к врачу и наладил регулярный и частый секс? – вопрошала
Ню.
– А сколько сантиметров длиной член у вашего мужа? – получила она
неожиданный вопрос от Масштабика.
– Ну, не знаю, никогда не задумывалась. А зачем это?
– А все-таки, сколько у него?
– Ну, как у всех. Ну, я же не измеряла. Наверное, сантиметров десять, –
ответила Ню на форуме и тем подписала космический приговор своему
мужу.
– Десять сантиметров, и только? – изумился Масштабик. – Так в этом-то
и проблема! Он и вас нормально удовлетворить не может, и сам
мучается, поэтому и не хочет ничего!
Я, конечно, улыбнулась, когда дочитала до этого места. И все участники,
и Ню, и Масштабик получили от меня свой холодный душ.
Мы не знаем, какова длина члена у мужа Ню. Скорее всего, сантиметров
12–13 (это среднестатистическая норма у нас в стране). А может и
правда 10 сантиметров. Она же не измеряла. Но дело в том, что за
десять лет успешного брака ни ее, ни ее мужа этот вопрос ни разу не
взволновал. У них другие проблемы: кто кому должен, сколько раз,
почему сам не проявляет инициативу и еще сопротивляется. В общем,
страсти кипят, люди живут наполненной сексуальными переживаниями
жизнью, проводя самые счастливые свои годы, просто еще не зная об
этом.
А в это самое время на воре шапка горит! Не имея сил самостоятельно
справиться со своим малым членом, Масштабик подключает
единомышленников. Жалуется, что невозможно ему строить отношения
с такими природными данными. Рационализирует свои страхи.
Оправдывается перед всем честным миром.
Друзья мои! Города надо брать обаянием. Помните, как у Маяковского:

Я все равно
тебя
когда-нибудь возьму —
Одну
или вдвоем с Парижем.

Чтобы понравиться женщине, нужно в первую очередь нравиться самому


себе. Интересоваться чем-то, достигать каких-то успехов, за которые ты
сам себя уважаешь, учиться общаться и эффективно разрешать
конфликты.
Я никогда не забуду, как в 27 лет пришла устраиваться в военную
поликлинику урологом. Главным врачом там был 38-летний, взрослый по
моим тогдашним меркам мужчина. Он посмотрел мои документы,
выслушал меня, а потом резко мне отказал. Возможно, в среде
солдафонов он слыл остряком, и его юмор был событием в атмосфере
приказов и плоских шуток. И он мне сказал:
– Знаете, мы не можем доверить молодой женщине самое ценное, что
есть у мужчины.
– А я думала, что самое ценное, что есть у мужчины, это мужская
честь, – мгновенно вспылила я и вылетела из его кабинета. И слава
Богу, ведь именно тогда я поняла, что не создана для кабинетной
работы, и начала заниматься творчеством.
А вам скажу, что самое ценное у мужчины – это не сантиметры и минуты,
а мужской масштаб мышления и поступков, ответственность за себя и
свою семью, умение эффективно справляться с проблемами. Вот у таких
мужчин всегда довольные жены и гармоничная половая жизнь.

Муж не удовлетворяет жену


Главная героиня этой зарисовки – женщина, которая ничего не чувствует
в сексе, обвиняет своего мужа в том, что он слишком быстро заканчивает
процесс, и она «просто не успевает».
Честно говоря, когда я слышу фразу «меня не удовлетворяет», мне
представляется сюрреалистическая картинка фермы будущего. Бело-
розовая свиноматка, преисполненная чувства собственной значимости,
чавкает в чистом и ухоженном загончике. В определенный момент к ней
заходит фермер в белом комбинезоне и резиновых сапогах, деловито
располагается возле ее крупа, помещает у нее между задних ног
капилляр от кружки Эсмарха и замирает в таком положении на минуту.
Кружка Эсмарха – это нечто вроде мешка для клизмы, в котором,
очевидно, находится сперма хряка. И согласно закону о сообщающихся
сосудах, оплодотворяющее семя переливается в матку хрюшки.
Затем, видимо под воздействием мифов о влиянии женского
сексуального удовлетворения на вероятность зачатия (как будто от
насилия или с нелюбимым мужем не наступает беременность), фермер
приступает к самой важной части оплодотворения, а именно
удовлетворению свинюшки. Чтобы уж наверняка получить полноценное
поросячье потомство.
Он подходит то слева от крупа, то справа, и бережно, но с явным
усилием толкает ее под бока. Но хрюшка – грузная особа, она не
воспринимает эти толчки и продолжает чавкать, словно покоясь на
каменном фундаменте.
Тогда фермер садится верхом ей на круп и колотит сапожищами по
свинюшкиной попе, одновременно медленно раскачиваясь. Похоже,
такие скачки по душе добродушной хрюшке, она начинает как-то
особенно задушевно качать головой и чавкает громче.
Такую обратную связь фермер воспринимает как «положительную».
Посчитав свою миссию выполненной, он спускается со свиноматки на
идеальной чистоты пол в хлеву и с честью удаляется. Зачатие можно
считать успешно состоявшимся.
И мне хочется вообразить такую же томную вальяжную женщину,
которая возлежит в будуаре на атласных простынях в позе звезды и
ожидает, когда ее покроет сексуальный благодетель.
Поза звезды – это такая особая постельная позиция, в которой человек
лежит, раскинув руки и ноги. Если принять голову человека за один
конец, а четыре раскинутые в стороны конечности за другие четыре, то
получается пятиконечная звезда. Это поза как нельзя лучше отражает
мировоззрение человека, который настроен принимать дары мира.
Самое главное в этой ситуации то, что в позе звезды никак нельзя
шевелиться. Иначе нарушится симметрия концов, и это будет уже не
звезда, а нелепая каракатица, и пропадет весь эффект ожидания даров.
Так вот, лежит наша дама в позе звезды, как та свиноматка на
поросячьей ферме, и ждет своего фермера, который придет и покроет
ее. Да не просто так легонечко тыкнет, боясь обидеть напором, а
отдубасит по бокам как следует, тщательно, чтобы она прочувствовала,
сотряслась и испытала то глубокое удовлетворение, которое иначе никак
нельзя достичь.
Как правило, на своих вебинарах я спрашиваю учениц, сколько должен
длиться половой акт от момента проникновения полового члена в какое-
нибудь отверстие до наступления оргазма. Большинство женщин
отвечает: от 2–3 до 10 минут. Но всегда находится около 10 %,
убежденных, что это 25–30 минут. Когда я спрашиваю, зачем им столько,
почти все, кто указал такое длительное время, отвечают: «Чтобы
расслабиться и почувствовать».
Дорогие мои! А что, совсем-совсем никак больше нельзя ни
расслабиться, ни прочувствовать, как только через растягивание
времени? Откуда легкомысленное заблуждение, что в сексе количество
фрикций переходит в качество ощущений?
В книге «Чисто женская тема» я исчерпывающе разобрала стадии
полового акта, где воздала кесарю кесарево. Чтобы расслабиться,
настроиться на предстоящую близость, сфокусироваться на ощущениях
и погрузиться в негу сексуальных переживаний, нужна полноценная
неторопливая прелюдия, предварительная игра, которая доводит
возбуждение до небывалых высот. Когда возбуждение столь высоко и
сексуальное нетерпение столь остро, само проникновение совершается
уже от невыносимости сладкой муки, когда партнеры уже не могут
дождаться наступления остроэмоциональной разрядки. Наступает
оргазм – и как награда за доверительную игру, и как избавление от
любострастной муки, и как воздаяние за интимность и любовь.
Так в интимном таинстве совершается «расслабление». Чувственность
же приходит из другого источника. Это результат развитой, раскрытой
сексуальности женщины, в которой она познает себя, мужчину и самые
эффективные пути взаимодействия.
Как видим, и умение расслабиться в интимном акте, и способность что-то
почувствовать лежат в иных плоскостях, чем временные параметры. В
первом случае это само искусство любви, а во втором – личные
способности и навыки.
Как вы понимаете, когда у женщины нет ни того, ни другого, а что-то
почувствовать все же хочется, приходится находить ответственного за
собственную сексуальную неподъемность. Козлом отпущения
назначается мужчина, который не умеет управляться с минутами.
Давайте вспомним, что происходит, если в спортзале долго делать
упражнение на одну и ту же группу мышц. Мышцы скоро утомляются и
становятся невосприимчивыми к новым воздействиям. Физиологически
это объясняется тем, что запасы биологически активных веществ,
которые участвуют в передаче нервных импульсов при раздражении
(сокращение и расслабление мышц) истощаются и начинают требовать
отдыха для восстановления ресурсов или переключения вида
деятельности, например. Вот почему вы не найдете ни одной системы
тренировок, в которой спортсмен выполнял бы одно-единственное
упражнение для нужной группы мышц.
В любом виде спорта тренировка начинается с разминки, затем следует
общая физическая подготовка, то есть упражнения на разные группы
мышц (гармонично и равномерно), а уж затем специальные упражнения
по определенному плану (специальная очередность и нагрузка). Все
прямо как в сексуальном акте! Прелюдия – возбуждение, плато –
сладострастие, упор на самые важные эрогенные зоны, оргазм. А я уже
давно говорила, что спорт – это тот же секс.
В сексуальном акте физиологическую подоплеку эрогенных зон,
интимных мышц можно рассматривать аналогично спортивной нагрузке.
Если сфокусироваться на каком-то одном действии (бесконечно тереть
клитор пальцем или влагалище членом), то, кроме быстрого утомления
рецепторов, ничего не произойдет. В сексе, как и в спорте, должна быть
своя разминка, переходящая в равномерный разогрев по нарастающей,
затем особый упор на рабочие эрогенные зоны, в котором надо либо
переключаться на разные виды стимуляции, либо сохранять
нарастающую интенсивность. Затем кульминация (вроде стрессовой
нагрузки), и заминка, то есть релаксация.
Поэтому, когда женщина надеется, что время решит ее проблемы, она
глубоко заблуждается. Тому пример – глубокое горе одного моего
пациента, который не мог растянуть секс дольше, чем на две минуты. Мы
работали с ним по принципу нормализации: создавали позитивные
оценки и удовлетворение от хорошей прелюдии и достаточного
возбуждения, сладострастного нарастания удовольствия во время
проникновения и феерического оргазма. Чего ж ему еще? Но он тяжело
увяз в синдроме мачо и, как это часто бывает, имел бесчувственную
партнершу, которую надеялся разбудить долгим проникновением. Когда
я спросила, выдержит ли его спящая красавица такой долгий и
изнурительный секс, о котором он мечтает, то он сразу с жаром
откликнулся, словно ждал этого вопроса:
– Вот в том-то и другая проблема, доктор. Она слишком быстро устает в
сексе, что с этим можно сделать?
Получается, никому в партнерстве не нужен был долгий секс. Ни
мужчине, который весь фантастический набор ощущений успевал
пережить за несколько минут прелюдии и несколько минут проникающего
секса. Ни девушке, которая мало что чувствовала и быстро уставала.
В завершение этого этюда хотелось бы напомнить прописную истину.
Чувственность женщины лежит в пределах ее ответственности, качество
ощущений зависит от наполнения партнерской игры, а недостаток
сладострастия в проникновении, если он имеется, восполняется
дополнительными приемами стимуляции, а не за счет времени
воздействия.
Девушки предпочитают от 16 см
Женщина, в глубине души страдающая страхом перед близкими и
доверительными отношениями, пребывает в бесконечном поиске
идеального мужчины, но так и не может найти себе сердечного друга.
Что поделаешь, ведь настоящий сексуальный самородок не так просто
найти, а она хочет именно член, выдающийся в длину и толщину. В
популяции, действительно, не так много отклонений от нормы в сторону
полового гигантизма, поэтому неудивительно, что она никого не находит.
Но не в этом ли смысл поиска – чтобы не найти? Не в этом ли смысл
мечты – чтобы не отклоняться от романтического поиска?
Друзья мои, я не буду утомлять ваше внимание причинами женской
бесчувственности и психологической неудовлетворенности. Причины
этого явления мы довольно подробно рассмотрели в предыдущих
главах.

Увядающий мужчина тридцати лет


Мужчина, терзаемый сомнениями в собственной потенции, мучительно
переживает начинающееся угасание. Ведь после тридцати лет он
утратил способность на второй заход, который и раньше-то не всегда
удавался.
Здесь мне также придется отослать вас к главе этой книги, где я
описывала мучительные сомнения мужчины в своей потенции на выходе
из периода гиперсексуальности, когда естественное физиологическое
снижение сексуального ритма сопровождается установлением
стабильности и эффективности. Остается лишь добавить, что
юношеская гиперсексуальность осложняется двумя обстоятельствами:
высокими половыми запросами и невозможностью их удовлетворения.
Первое обусловливает постоянно обостренное желание секса, второе
приводит к тому, что нерегулярные интимные контакты сопровождаются
эксцессами – возможностью совершать половые акты в течение одних
суток более одного раза. Естественно, когда сексуальное желание
становится не таким нестерпимым, и появляется возможность
размеренно, с завидным постоянством заниматься сексом, и
необходимость, и осуществимость половых эксцессов пропадает. Это
нормальный физиологический процесс, который говорит о переходе
мужской сексуальности на качественно иной уровень.
Не менее важно, что на формирование этого убеждения в собственной
сексуальной неполноценности оказывает влияние так называемый
синдром мачо. Это комплекс характеристик, которыми «должен»
обладать «настоящий» мужчина. И если индивид не соответствует этому
комплексу, то социум оценивает его как неудачника.
Нам с вами понятно, что определяющие черты состоятельности
личности – гармония и удовлетворенность различными проявлениями
бытия, и в том числе собственной сексуальной жизнью. Средства,
которыми достигается это самораскрытие, гармония, удовлетворенность,
не имеют значения, лишь бы личности было хорошо и ее действия не
шли вразрез с этическими нормами и уголовным кодексом. В культуре
Старого и Нового Света вы найдете достаточно жизненных,
литературных и кинематографических примеров так называемых self-
made личностей, которые отказались от социальных стереотипов, не
поддались влиянию чужих архаичных взглядов и реализовали себя на
свой собственный лад, что называется, стали сами собой.
Вот этого мы и пожелаем бедолагам, которые сравнивают свои
сексуальные достоинства с какими-то мифическими стандартами:
мнением уличных авторитетов, былинными преданиями,
порнографическими фильмами и т. д. Этим мифам противостоит
здравый смысл и состояние личной удовлетворенности, которая либо
достигается теми средствами, которые доступны человеку, либо нет, но
тогда нужно просто искать другие средства. Не те, которые
предписывает общественный норматив, а те, которые приводят человека
к цели: достижению удовлетворения.
Таким образом, количественные мифы довольно разнообразны, и все их
объединяет идея компенсации качественного, чувственного наполнения
интимных отношений за счет количественного компонента. Хотя, как
высказался классик: «Не думай о секундах свысока», – при высоком
накале страстей и глубине чувств и самые короткие моменты
влюбленные растягивают на целую вечность наслаждения.
Итак, пора поближе подойти к физиологическим составляющим
количественных мифов. Например, что мы знаем о маленьком половом
члене?
Маленький рычаг лучше работает (курс общей физики). Дело в том, что
небольшое по протяженности плечо рычага требует меньших усилий,
чтобы с ним управляться. В свою очередь, если нужно виртуозно
действовать рычагом с большим плечом, придется прикладывать
больше усилий к тому, чтобы сохранять в должном виде его форму и
содержание, то есть наличие эрекции и ее крепость.
Дистанция, которую должны пройти оплодотворяющие живчики вдоль
малого полового члена, меньше, значит, у него больше шансов на успех
(Аристотель). В ту пору, когда жил Аристотель, сперматозоиды еще не
были открыты, и в обществе бытовало представление о том, что половая
энергия передается из одних половых путей в другие в виде
таинственного голубого газа. И древние греки были не так уж далеки от
истины, когда догадались, что дистанция для разбега в малом органе
позволяет терять меньше скорости, чем в гигантском. Тем более что
современные данные, согласно которым интимные мышцы участвуют в
тонусе мочеиспускательного канала и скорости «струи», подтверждают
суждение Аристотеля.
Маленький, да юркий (народная мудрость). Народ как всегда прав.
Возьмите, к примеру, хотя бы автомобильную пробку. Кому проще
вырулить? Маленькой малолитражке или престижному полноразмерному
внедорожнику? Понравилась аналогия? То-то же!
В общем, кроме эмоционального воздействия на партнершу и
поддержания гордости владельца, у великого полового члена нет
никаких сексуально-физиологических преимуществ.
Переходим к анатомо-физиологическим характеристикам.

Кровообращение
Конечно, чем больше орган, тем разветвленнее сеть сосудов,
поддерживающих его жизнедеятельность. Поэтому, когда мы говорим о
норме, о молодом крепком организме, то существенных различий в
функционировании малого и великого члена нет. Но когда речь заходит о
патологическом сбросе крови, приводящем к потере эрекции, то те же
объемы сброса более заметны на большом члене, чем на среднем,
среднестатистическом. И если уж говорить о возрастном ухудшении, то
большой член будет, без сомнения, склонен не только к поиску
«идеальных условий», но и к падениям. Носитель разумных размеров
полового члена при столкновении с жизненными неудачами или
сексуальной неудовлетворенностью начнет, и это правильно, искать
причины в себе, улучшать собственные возможности, добиваться
лучшего понимания со стороны партнерши. И преуспеет! Ибо его счастье
– в его руках. А носитель великого пениса, как правило, при любой
помехе винит женщину, которая ему «не подходит» или «не ценит» его
природного дарования. Поэтому он не станет работать над качественной
стороной отношений, а просто поменяет партнершу. Такая
сосредоточенность на собственных сексуальных достоинствах и
зависимость от их внешних характеристик приводит к тому, что мужчина
более, чем все остальные, озабочен любыми, даже физиологическими
изменениями, тревожно переживает убывание собственного шарма, и
поэтому более склонен к психологической эректильной дисфункции, чем
все остальные.

Размеры. Границы нормы


Итак, малые, средние, великие члены. Как выжить в этом лесу? Хотелось
бы за лесом увидеть мужчину.
По данным многих исследований на территории Европы и России
средние размеры члена – это 13 ± 0,2 см.
Каковы нижние границы нормы? Недавно я заглянула в Википедию.
Именно этот портал бывает полезным для погружения в мейнстрим. Что
сейчас актуально? Чем живут люди? Какие толкования имеет та или
иная проблема? Но не всегда статьи в Википедии бывают компетентно
написанными. Все-таки предпочтительнее обращаться к академическим
энциклопедиям и учебниками. Проблема только в том, что бумажные
издания не всегда успевают за цифровыми, зато они более
авторитетные и являют собой достижения научной мысли долгое время,
пока их не сменяют новые труды. Тогда можно брать несколько
источников, сравнивать устаревшие и обновленные данные, подходы и
анализировать информацию.
Статьи в Википедии и различных порталах в сети неизвестно кем
размещаются, критикуются и проверяются. В известной мере они бывают
похожи на надписи на заборе: кто писал, не знаю, а я, дурак, читаю.
Часто я открываю соответствующий раздел в англоязычной Википедии и
убеждаюсь, что русская статья – переводная. Тогда мое недоверие на
некоторое время успокаивается, ведь западная наука более
демократичная, сведения там обновляются гораздо быстрее, и больше
надежды на точные данные. Но и там случаются путаные
противоречивые объяснения, как это произошло со статьей
«Нимфомания».
Но, повторяюсь, некоторая информация бывает очень полезна.
Исключительно порадовала меня заметка про размеры полового члена,
где не приводится данных о нижней границе нормы, после которой
начинается диагноз. Напротив, автор статьи замечает, что в связи с
последними сведениями о возможностях получения женщиной
удовольствия через дополнительную стимуляцию эрогенных зон, размер
полового члена потерял свое определяющее значение.

Можно ли таким половым членом удовлетворить


женщину? А не упадет ли она в обморок, когда увидит
его?
Давайте вспомним основы физиологии полового акта. Зачем нужен
мужчине член, а главное, его размер?
Во время сексуального акта половой член совершает проникновение.
Самый часто опровергаемый миф нашего времени – чем глубже
проникает мужчина, тем сладостнее ощущения у женщины. Но успехи
великого члена несколько преувеличены. Во-первых, самые
чувствительные женские зоны располагаются в области наружных
гениталий, то есть нуждаются в стимуляции не столько половым членом,
сколько другими способами (руками, губами и т. д.), а во-вторых,
строение клитора таково, что кавернозные тела охватывают наружную
треть влагалища, распространяются в сторону ануса и оставляют
нетронутыми две внутренние трети влагалища. Наружная треть
влагалища проходима членом любого размера, и это подчеркивает факт,
что размер члена не имеет значения для женщины.
Более того, напомню, что эмбрионально наружная треть влагалища
происходит из тех же тканей, что и кожа промежности, интимные мышцы,
клитор, а внутренние две трети имеют отношение к внутренним органам.
И типы чувствительности у них разные. Если в начале влагалищной
трубки отмечается высокая восприимчивость к прикосновениям, ласкам,
то во внутренней части она практически бесчувственна. Безусловно,
женщина чувствует проникновение, чисто физически ощущает наличие
инородного тела во влагалище, но не более того. Ни острых эротических
ощущений, ни возбуждения, ни боли во внутренней части влагалища нет.
Это подтверждает тот факт, что женщины не умирают от боли во время
родов, когда влагалище превращается в родовой канал и растягивается
мощной силой. Или то, что все манипуляции на слизистой влагалища
(удаление папиллом, например), выполняются с минимальным
обезболиванием. Женщина легко переносит воздействие в этой области.
Итак, именно наружная треть, там, где во время возбуждения женщины
набухает влагалищная манжетка, и есть самая чувствительная для
воздействия зона во влагалище.
Различные источники, от А. Кинси (первый в мире исследователь
сексуальности в США) до В. Здравомыслова (известный русский
сексопатолог) утверждают, что в норме длина женского влагалища 7–
12 см. Цифры различаются, потому что влагалище очень растяжимо.
В норме, когда женщина стоит, сидит, выполняет работу, отдыхает,
длина влагалища составляет 7–9 см. Можно вспомнить, какой длины
створки гинекологического зеркала – действительно, от 7 до 9 см, в
зависимости от размера (для нерожавшей женщины, для рожавшей и
т. д.). Когда врач вводит зеркало в половые пути женщины, то его
створки, раскрываясь, показывают врачу состояние слизистых оболочек
влагалища, наличие выделений в его сводах, обнажают шейку матки и
ее особенности. Ясно, что максимум 9 см достаточно, чтобы дотянуться
до шейки матки. Но не спешите с выводами. Стенки влагалища
феноменально эластичны (не забывайте о родах), поэтому, когда врач
акушер-гинеколог проводит двуручное исследование внутренних
гениталий женщины, то вводит указательный и средний палец правой
руки настолько глубоко, насколько возможно. При этом подушечки
пальцев помещаются под шейкой матки. В это время левая рука
располагается на нижней части живота женщины. Врач делает нежное
движение руками, без насилия и рывков, как бы навстречу друг другу. В
это время между его ладонями пальпируется шарообразное эластичное
образование – матка. Если он возьмет чуть вправо или влево, то сможет
таким образом нащупать яичники и иногда трубы. То есть у гинеколога
«глаза на пальцах» точно так же, как у уролога.
Но вернемся к количественным вопросам. Вытяните указательный и
средний палец и измерьте расстояние между кончиком среднего пальца
и основанием первого. Именно такую дистанцию проходит рука
гинеколога во время осмотра, пока средний палец не упрется в задний
свод влагалища. Сколько сантиметров? У меня, например, это 13 см. У
меня средняя рука, я использую медицинские перчатки размера М.
Вероятно, мужчины-врачи, которые носят перчатки L, имеют примерно
14 см. Это не значит, что врач вводит кисть на всю возможную длину.
Нет, для осмотра надо добраться до заднего свода и оказаться под
шейкой матки, то есть пальцы заходят чуть глубже, чем пропускает
влагалище в длину.
Итак, рука врача проникает во влагалище, которое растяжимо по своей
природе и эластично увеличивается с 7–9 см до 12–14 см.
Теперь давайте посчитаем, какова длина наружной трети влагалища.
Делим наши размеры на 3 и получаем результат от 2,2–3 см до 4–4,7 см.
Если не очень придираться, то ручной осмотр женщины на
гинекологическом кресле по глубине проникновения сопоставим с
введением полового члена во время полового акта. Средний размер
проникающего объекта тот же, растяжимость свободная и достаточная.
И что же получается? Что средний член длиной 12–13 см в состоянии
эрекции обязательно проходит в самую чувствительную зону влагалища
от 2 до 4,7 см и наверняка задевает ее своим сладострастным трением.
А если еще и самые чувствительные участки наружных гениталий
включены во взаимодействие, то, думаю, никаких проблем с женским
возбуждением, независимым от мужского размера, не будет.
Слышу, слышу рой возражений. «Но я же чувствую! Но мне же
необходим! А как же маточный, шеечный и прочие оргазмы?» (Брюшные,
наверное.)
Анатомически кавернозных образований в матке и шейке матки,
брюшной полости и забрюшинном пространстве нет. Все, что женщина
может испытывать в этих областях, находится на грани проекции
чувствительных зон (например, мочевой пузырь лежит в проекции
кавернозных образований зоны G и мочеиспускательного канала) и в
области эмоционального восприятия.
Я могу допустить, что женщина любит, возбуждена, вдохновлена и остро
воспринимает старания возлюбленного. Эмоции – дело хорошее, но
целиком происходят от силы чувств и изощренности предварительной
игры. Настоящий источник глубоких и потрясающих эмоций – искусство
любви и истинные чувства, а не размеры.
Я предвижу, что многие сейчас начнут возмущаться и захотят, чтобы я
объяснила, каков все-таки нормальный половой член, а каков малый.
Ведь если обратиться к цифрам, описывающим длину чувствительной
зоны влагалища, то получается, что и двухсантиметрового члена
достаточно, чтобы пронзить эрогенные зоны на всей глубине.

Размеры члена имеют значение только для тех, кто их


измеряет
Давайте знакомиться с цифрами.
Диагноз «микропенис» среди инвалидов любовного фронта не
встречается. Нет таких жалобщиков на размеры, у которых стоит это
медицинское заключение. Потому что микропенис – это результат
дисгормональных нарушений, которые свидетельствуют о гормональной
недостаточности. Во время переходного периода мальчик растет, но
половое созревание не происходит. Это может быть из-за врожденных
наследственных причины или других недугов. Недостаток половых
гормонов приводит к тому, что органы-мишени, которые пробуждаются к
росту и развитию под воздействием половых гормонов, остаются в
зачаточном состоянии. В результате таких дисгормональных потерь у
взрослого мужчины будет микропенис (недоразвитый маленький пенис),
маленькие яички, скудное или отсутствующее оволосение в области
лобка, подмышечных впадин, груди, отсутствие усов, бороды,
несформированный кадык, высокий фальцетный голос (евнухоидный
тип). Прямое следствие гормональной недостаточности – замороженное
в развитии половое влечение. Я веду к тому, что микропенис часто
сочетается с таким девственным состоянием психики, что его носители
не испытывают страданий от неадекватной эрекции или размера
полового члена. Они просто в силу физиологии не имеют внутренних
побуждений, которые влекут их к женщине, вызывают эрекцию, требуют
немедленной разрядки и так далее. Соответственно, их партнерши не
жалуются на слишком малый размер, ибо у них нет партнерш и им негде
испытать своего мальца на прочность и выносливость. Они не
обращаются к врачу по поводу сниженного влечения и отсутствия
эрекции, ведь их не беспокоят эти симптомы, они просто не знают, что
это такое. Строго говоря, к врачу они попадают благодаря бдительности
родителей, которые видят, что ребенок как-то отстает в развитии в свои
полновесные 16–18 лет. Если назначить гормональную терапию как
можно раньше, иногда удается сформировать у таких мужчин взрослые
проявления и потребности, и даже немного вырастить вторичные
половые признаки. Но полностью исправлять генетические поломки в
человеческом организме современная медицина пока не научилась.
Я клоню к тому, что ребята, которые жалуются на недостаточную
величину своего члена, и пациенты с микропенисом – это разные люди,
которые практически никогда не окажутся в одной и той же ситуации.
В 50–60-е годы ХХ века, во времена первопроходцев сексологии –
Альфреда Кинси, Уильяма Мастерса, Вирджинии Джонсон –
микропенисом считался половой член, размер которого в состоянии
эрекции (или близком к этому состоянии) меньше 5 см.
Думаю, вас сейчас интересует, как же врач измеряет эрекцию в
исследованиях, ведь достижение эрекции – это интимный процесс, а
многие люди, например, с евнухоидными чертами и микропенисом,
вообще ее не в состоянии достичь. Друзья мои! В исследовании
измерение производится с помощью умеренного по силе натяжения. То
есть до скольких сантиметров (например, до 4,5) можно растянуть пенис,
столько и есть.
Средние размеры пениса неподвластны времени и моде. Например, у
жителя средней Африки средний размер будет 17 см, у европеоида эти
цифры составляют 12–13 см, у жителя Кореи – 9 см. Эти данные
приведены на многих официальных сайтах и не являются секретом.
Каждый, кто неравнодушен к этому вопросу, может найти и посмотреть
сводные таблицы.
Во времена Мастерса и Джонсон средний размер члена у белых
американцев тоже был 12–13 см, а у афроамериканцев достигал 17 см.
Это были известные данные, и они никого не волновали как симптом или
проблема. Другое дело, что в 60-е годы ХХ века не существовало
легкодоступных порнографических фильмов, из которых тревожно-
мнительные субъекты, неуверенные в своей сексуальной
компетентности, могли почерпнуть вымышленные сведения о размерах и
возможностях. Мужчина мог видеть член другого мужчины только в душе,
да и то без эрекции, а женщина за всю жизнь контактировала максимум с
двумя-тремя разными мужчинами, а чаще с одним.
Поэтому в 60-е годы ХХ века сравнительная таблица размеров полового
члена была адекватной и отражала не только медицинские, но и
бытовые реалии. Все члены менее 5 см в длину назывались
микропенисами, а все, что более – пригодными к работе мужскими
достоинствами.
Одновременно с распространением порнографии сдвигалась и норма
длины полового члена. Сегодня считается, что если длина члена в
состоянии эрекции, если измерять от корня внизу живота до его кончика,
9,5 см, он абсолютно нормальный и полноценный. Но если этот размер
9,4 см и меньше, то член попадает в разряд микропенисов.
Но на самом деле мужчине эти данные не нужны. Как я уже писала,
сексуальная успешность зависит от других факторов: социальной
успешности, коммуникабельности, умения нравиться, личной харизмы,
умения решать проблемы и многого другого. Цифры эти нужны самой
медицине – например, чтобы определиться, с какого момента страховые
компании должны оплачивать операции по интимной пластике
(микропенис – это диагноз), а с какого чьи-то потуги прослыть
неотразимым мачо целиком зависят от его личного кошелька?
Если мужчина с грустью воспринимает свои возможности, то ему все
равно, 9,4 или 9,6 см в его половом члене, для него это ничтожно и
безнадежно мало. А если мужчина успешен в личной и сексуальной
жизни, то он и не заметит нескольких миллиметров разницы.
Но, как мы уже заметили, комплекс неполноценности не знает
компромиссов. И если мужчина воспринимает себя неказистым
сморчком, то вступает в силу не медицинская, а сексологическая
классификация.
Итак, с этой точки зрения нормальный половой член для европейца –
член длиной 12–15 см в состоянии эрекции. Соответственно, 9,5–11,9 см
– это малый половой член, а 15,1 см и больше – великий. Конечно же,
страдальцам по размеру двенадцати сантиметров тоже не хватает. Вот
было бы хотя бы шестнадцать…
Как известно, у совершенства нет пределов, и их жажда «нормальности»
не утоляется никакими сантиметрами. Ощущение собственной
никчемности, неполноценности заложено глубоко в их психике, и им
всегда будет недостаточно совершенств, чтобы быть счастливыми. И их
не утешит знание того, что, например, 10 см – это уже не микропенис,
12 см – это вообще-то средняя норма в России, а 15 см – это уже целый
великий член. Им всегда будет казаться, что вот еще бы пара
сантиметров, и тогда бы уж они смогли… Слепцы! Извилины надо
приращивать, а не сантиметры!
В качестве иллюстрации могу вспомнить один случай с пациентом лет
33–35, который все никак не мог инициироваться. С моей точки зрения
это был опрятный, пригожий и очень симпатичный молодой мужчина,
заполучить которого в мужья мечтала бы не одна одинокая женщина. Он
посещал спортзал, много читал и неплохо зарабатывал. Когда я
спросила его, почему же он хотя бы не попытался создать отношения,
хотя бы не пригласил девушку на свидание, то он удрученно ответил:
– А вы представляете, что такое быть мужчиной ростом 176
сантиметров?
Для справки, рост моего мужа 176 см. Я знаю об этом просто потому, что
мы давно женаты, и я знаю целую кучу его анатомических и
биографических данных. Но когда мы начали встречаться, влюбились и
стали парой, это не было мне известно! Кстати, мой собственный рост –
170 см, и иногда я надеваю каблуки.
Этим примером я лишний раз хочу подчеркнуть, насколько глубоко в
психике сидят корни антропометрических претензий, которые человек
считает внешними.
Но вернемся к протяженности чувствительной зоны влагалища,
среднему члену и Мастерсу и Джонсон. Все сходится! Чувствительная
зона влагалища меньше 5 см, средний половой член в состоянии
эрекции больше 5 см, и все должны быть счастливы. Вот если бы еще
все поняли, что их сексуальная успешность зависит от искусства любви,
а не от количества сексуальных возможностей.
Поэтому давайте вычленим другой параметр: сколько же для счастья
нужно времени на проникновение?

Правило 5/20
Помнится, когда я впервые рассказала о хорошо известном сексологам
правиле 5/20 в своем видеоблоге, какой-то юноша с грустным голосом
снял ответный ролик, где обвинял меня, называющую себя доктором, в
том, что я ввожу мужчин и женщин в заблуждение и лишаю их надежды
на счастье. С тех пор прошло уже несколько лет, но когда я
пересмотрела это видео, оно снова меня развеселило. Представляете,
как жалок юноша, который во всеуслышание заявляет, что единственная
надежда на счастье женщины – это цифры, которые к тому же от него
никак не зависят и либо даются Творцом, либо нет.
Я окончила медицинский университет в 1999 году, и на сегодняшний
день пошел 21-й год моей врачебной практики. Я успешно практикую. Но
даже когда я целиком переключусь на просветительскую,
преподавательскую и писательскую деятельность, я все равно останусь
врачом. Знания, сострадание к больным людям, привычка мыслить
клинически и опираться на авторитетные источники останутся со мной.
Кстати, об источниках. В рекомендациях Европейской Ассоциации
урологов (ЕАУ) за 2018 год приводится определение состояния
«Преждевременная эякуляция». Для урологов всех стран, где приняты
эти рекомендации (в том числе России) черным по белому написано, что
это состояние, при котором эякуляция наступает ранее, чем через 1
минуту после введения полового члена. Такое урологическое
определение нужно в первую очередь страховым компаниям. Ведь
уролог решает вопрос о назначении дорогостоящего обследования, а
иногда и об операции. Кто будет за все это платить – ключевой вопрос
современной медицины.
Итак, время нормального полового акта – 1 минута. Для урологов это
вопрос юридический, поэтому 60 секунд становятся определяющими во
врачебном заключении «Здоров» или «Болен».
Но даже если мы определим 1 минуту как нижнюю границу нормы, то где
же середина, сколько же минут характерно для нормальных счастливых
людей? Представляю, как многие, затаив дыхание, сейчас ожидают, что
я напишу: «10–20 минут». Не напишу. Потому что по данным
международной классификации болезней десятого пересмотра (принята
Россией с 1999 года), средней продолжительностью полового акта
считается 2–3 минуты.
Но урологи упускают очень важную составляющую бытия человека,
которой занимаются психологи, психотерапевты, сексологи, а именно
ощущение удовлетворенности человека. Даже если с урологической
точки зрения человек здоров, это не означает, что он переживает
ощущение гармонии и счастья. Что ему толку от наших цифр, если он
считает себя глубоко несчастным и неполноценным?
И в этой плоскости вопрос уже звучит по-другому. Можно ли с пятью
сантиметрами длины полового члена и длительностью полового акта в
одну минуту считать себя счастливым?
Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте опять обратимся к
незабываемым Мастерсу и Джонсон. В их времена еще не было
сексфармакологии, с помощью которой порноактеры с задатками
жеребцов соревнуются друг с другом на сексуальную выносливость.
Иными словами, никто не видел кино, в котором эякуляция наступает
через два часа после введения полового члена во влагалище или другое
отверстие. Соревноваться не было причины, поэтому физиологическая
норма воспринималась не как личная обида. Попробуй сейчас скажи
невротику, что его двадцать фрикций это норма – наживешь врага.
Напротив, норма воспринималась так, как и должна: как описание
природной данности.
Если уж быть до буквы честными, то сексологи, в отличие от урологов,
рассматривают преждевременную эякуляцию немного с другого ракурса.
Сюда входят два состояния. Это ejaculatio ante portas – эякуляция,
которая наступает до введения полового члена во влагалище, и
ejaculatio intra portas – эякуляция сразу после введения. Иными словами,
тот, кто сделал хотя бы одну фрикцию, уже полноценный мужчина.
Все, что превышает одну фрикцию, требует скорее адаптации и
технического усовершенствования, а не посыпания головы пеплом и
заламывания рук.
Почему? Потому что под то определение, которое дает нам ЕАУ, сегодня
подходит 35–40 % мужчин в мире. Но можно выразиться и по-другому.
Все 100 % мужчин испытывали несколько сексуальных актов с
преждевременной эякуляцией в течение жизни, и только 35–40 % из них
имеют такой опыт постоянно.
Как вы думаете, можно ли эти 35–40 % определить, как больных?
Естественно, нет! Мы обязаны рассматривать преждевременную
эякуляцию как вариант нормы и в строгом смысле относить к патологии
только ejaculatio ante portas и ejaculatio intra portas. А все остальные
варианты здоровы, нормальны и абсолютно полноценны!
Тогда почему же эти мужчины так несчастны, так невыносимо ощущают
себя неполноценными и страдают от своего состояния?
Потому что на них влияет очередной миф: секс – это то, что происходит
само собой без предварительной подготовки и разговоров.
Скажите, вы когда-нибудь пробовали без обучения и практики поехать на
автомобиле? Или заговорить на иностранном языке? Или заиграть на
пианино? Или хотя бы сварить суп? Когда дело касается любых навыков,
нам понятно, что надо учиться. Почему же не надо, если речь идет о
сексе? Попробовали раз – не получилось, еще раз – не получилось. Ясно
же, что надо учиться! Нет, моим пациентам неясно. Они думают, что
через тысячу раз точно получится.
Но это нонсенс! Еще Альберт Эйнштейн говорил, что «самая большая
глупость – это делать то же самое и надеяться на другой результат».
И вот человек занимается сексом. Сначала это впервые, потом еще
какое-то время он продолжает считаться новичком, а потом вдруг с
безнадежностью понимает, что секс есть, а удовольствия нет. И что же
это меняет в его жизни? Ничего! Он продолжает делать то же самое. Но
только если раньше он это делал с надеждой, что вдруг фонтаном
брызнет качество, то теперь он начинает выяснять в интернете, что
делать с его проблемой: только десять сантиметров члена в состоянии
эрекции и только одна или две минуты фрикций.
Простая мысль, что невозможно достичь наслаждения, используя только
природные свои параметры, которые изменить не так-то просто, а иногда
и совсем нельзя, никому в голову не приходит. Все кидаются на
фейковые советы вытягивать член экстендером, делать на нем
операцию или как-то растягивать половой акт методом чудовищного
самоконтроля.
Какого результата они достигают в самом лучшем случае? Плюс пара
сантиметров и плюс пара минут. А удовольствие так и остается
неполученным. Почему? Да потому что бедолаги изначально его не
искали. Они не стремились научиться дарить и получать удовольствие.
Они сразу назначили ответственными за свое состояние минуты и
сантиметры, не имеющие отношения к их внутренним переживаниям, и
остановились на этом.
Так вот Мастерс и Джонсон нас научили правилу 5/20. Эти ученые-
сексологи экспериментально наблюдали более 10 тысяч законченных
сексуальных циклов и сделали множество статистически достоверных
открытий. Например, согласно их правилу 5/20 мы узнаем, что мужчина с
длиной полового члена в состоянии эрекции 5 см может доставить
удовольствие женщине за 20 секунд – при условии, что партнеры хорошо
разогреты и знают друг друга.
И этого действительно достаточно! Если мы внимательно прочитаем
каждое слово и вдумаемся в его значение, то поймем, что пяти
сантиметров члена в состоянии эрекции достаточно, чтобы проникнуть
за пределы влагалищной манжетки. И если во время предварительной
игры партнеры хорошенько возбудили друг друга, раздразнили и уже
практически довели до оргазма, то им хватит и двадцати секунд, чтобы
прийти к вожделенному пику и почувствовать глубочайшее чувство
удовлетворения.
Тогда я возьму на себя смелость задать вопрос таким образом. А у вас
хватит смелости признать свои сексуальные промахи и овладеть
искусством любви настолько, чтобы суметь довести себя и партнершу до
такого уровня предварительного возбуждения, что и двадцать секунд
проникновения покажутся вечностью в ожидании оргазма?

Эта глава была бы неполной, если бы я не написала о пользе «юркого»


члена и о вреде великого. Средства массовой информации мусолят тему
«пользы» от великого члена. При этом какая она, эта польза, никто не
берется определить. Предполагается, что великий член – это великое
удовольствие и великие эмоции. С последним я соглашусь: великий член
вызывает удивление, восторг, умиление, ликование, радость, уважение,
гордость владельца. Но вот что делать с удовольствием? Эта штука не
поддается никакой внешней коррекции. Случалось ли кому-то в детстве
поковырять палочкой в какашках? Странное удовольствие, но тем не
менее, это удовольствие. Упоминание его у взрослых вызывает
омерзение, но ребенок в поиске новых ощущений и на волне познания
мира вполне органичен, когда исследует все подряд.
Так и со многим другим. От того, что красное на черном выглядит
красиво, не становится комфортнее спать в комнате с такими обоями,
например. Многие находят вкусным каперсы, а некоторым и без них
неплохо живется, они ни разу не пробовали их и не горят желанием.
То же самое происходит и с размерами гениталий. Кто-то мечтает о
члене потолще, а кто-то – хоть что-то почувствовать. Кому-то недостает
глубины чувств, а кому-то – глубины проникновения. Кому жемчуг
мелкий, а кому щи жидкие. Дело вкуса и жизненных потребностей.
Но, поверьте опыту сексолога, потребность в глубоком проникновении
далеко отстоит от удовольствия. Если вы мечтаете об этом как о
неизведанном ощущении, это еще не гарантирует, что вам понравится,
когда вы попробуете.
К тому же многие женщины, у которых удовольствие обитает снаружи,
там, где клитор, напрасно ожидают, что немое влагалище запоет
серенаду от «подольше» и «поглубже». Скорее всего, от длинного члена
они так же ничего не почувствуют, как и от середнячка или «юркого».
Поэтому не буду отрицать положительные эмоции, которые вызывает
великий член. Но вот удовольствие возьму под сомнение.
Если мы прошерстим сеть, то обнаружим, что большой член востребован
не сам по себе, а в комплекте с «мышиным глазиком», то есть узким
влагалищем нерожавшей женщины инфантильного телосложения.
Друзья мои! Великий член и узкое влагалище – вещи
взаимоисключающие. Да, конечно, со смазкой и буравчиком втолкнуть
член в узкое влагалище возможно. Но это не значит, что ему будет там
комфортно маневрировать. А женщина, скорее всего, переживет всю
палитру ощущений от неприятных до болевых, замерев от ожидания: не
станут ли фрикции еще более мучительными, если мужчина поднажмет
ближе к оргазму?
В отношениях такой пары есть только два варианта развития событий.
Это либо отказ женщины от секса и разрушение партнерства в
дальнейшем, либо растяжение ее влагалища до размеров,
сопоставимых с длиной и толщиной члена. Но тогда это будет уже не
«мышиный глазик», а целая «норка».
Поэтому, когда вы встретите стансы великому члену или узкому
влагалищу, задумайтесь вот над каким вопросом. Кто все это пишет?
Какие авторы стоят за этими восторгами? Уверяю вас, чаще всего это
люди с серьезным провалом в области сексуальных отношений. У них
либо совсем нет опыта, либо опыт настолько незначительный, что не
дает им представления о том, какой должна быть стабильная успешная
половая жизнь.
А теперь перейдем к главному: плюсам в минусе, то есть пользе малого
члена. Его маневренность позволяет достигать адаптации в сексуальном
партнерстве гораздо чаще, чем неповоротливость великого члена.
Ведь самое главное в интимном таинстве – научиться получать
удовольствие благодаря друг другу. Это и есть адаптация. Она включает
много сложных нюансов. Это улавливание обратной связи партнера,
отслеживание эмоций, которые он получает или пытается вызвать. Это
попытка получить удовольствие в предлагаемых обстоятельствах и дать
удовольствие с учетом того, что, как известно или предположительно,
хочет партнер. Понятно, что такая слаженность и эффективность
достигается методом проб и ошибок, договоренностей и различных
экспериментов. Есть множество технологий, которые сексологи с
удовольствием посоветуют, чтобы этой гармонии достичь.
Широко известно, что мерило супружеской гармонии или дисгармонии –
удовольствие женщины. Это часто связано с тем, что мужчины очень
рациональны в своих возможностях и способностях. Возбуждение
мужчины вещественно определимо (это эрекция), путь к достижению
удовольствия прост и ясен (проникновение и трение), финал очевиден и
зрелищен (эякуляция). С женщиной все намного сложнее. Никакими
внешними признаками ее возбуждение и удовольствие часто не
проявляется, и многие мужчины добросовестно не догадываются, что же
женщине нужно. Простой совет вложиться в прелюдию не работает. Чем
эту прелюдию наполнить? А как это выполнить? Поэтому существующие
рекомендации часто предлагают создавать условия для раскрытия
женщины и улучшать ее взаимодействие с мужчиной.
Например, хорошо известен способ передать женщине инициативу ее
удовольствия. Женщина располагается сверху, регулирует ласки и
принимает их в таком темпе и объеме, который она хочет. Затем она
инициирует проникновение в момент, когда она сама к этому готова,
устанавливает комфортные ей ритм и глубину проникновения. При этом
ласки ее активных эрогенных зон (груди, клитора) приветствуются и
поощряются. В этом может принимать участие партнер или она сама.
А теперь угадайте, при каких обстоятельствах выполнима эта
рекомендация достижения супружеской гармонии? Правильно, когда
пенис среднего или малого размера. Ну как комфортно балансировать на
стоячей палке, которая вот-вот проткнет внутренности и ничего, кроме
дискомфортных ощущений не вызовет? То-то же!
Еще одна знаменитая техника для партнерского удовольствия – это
техника «Мост». «Мост» – это переключение приятных ощущений с
одной зоны на другие, как бы перебрасывание эстафеты от
возбужденных областей к менее активным. Техника «мост» часто
рекомендуется для пар, которые хотели бы научить «немое» влагалище
говорить на языке любви, иными словами, для научения женщины
возбуждению. Суть этой методики (и я ее уже несколько раз описывала
на страницах этой книги и в «Bravo, penis») в том, что для старта
используется возбуждение проверенных и безотказно работающих
эрогенных зон. В момент точки невозврата, когда оргастическая разрядка
уже запущена, нужно остановить стимуляцию и переключиться на те
области, которые желательно вовлечь в процесс. С помощью этой
техники можно обучиться любому виду оргазма – хоть анальному, хоть
сосочному, не говоря уже о вагинальном.
Допустим, активная эрогенная зона – клитор, как это происходит в
большинстве случаев. Вы стимулируете клитор и одновременно зону
интереса до тех пор, пока женщина не погружается в предоргазменную
муку, затем отнимаете руку от клитора и усиленно ублажаете женщину
только за счет ласк «интересной» зоны.
Бенефиты такой методики очевидны. Развивается партнерское
взаимодействие, расширяется набор эрогенных зон, повышается
возбуждение женщины и ее заинтересованность в процессе. Ясно же,
что чем больше «интересных» зон задействовано, тем ярче и
разнообразнее женские ощущения.
Вне конкуренции, с этой точки зрения, боковая позиция, или так
называемые «ложечки». Мужчина и женщина лежат на боку, женщина
спиной к лицу мужчины. Мужчина входит в женщину сзади, стимулирует
ей грудь или клитор, женщина помогает ему в этой стимуляции. Это
идеальные условия для техники «мост», потому что удается легко
достичь ключевых эрогенных зон, и проникновение остается доступным
на протяжении всего интимного акта. Но вот что интересно. Стоит только
мужчине сменить угол пенетрации и расположиться не параллельно телу
партнерши, а чуть под углом, как половой член уже попадает не по оси
влагалища, а упирается головкой в его переднюю область. Те, кто
внимательно читает мою книгу, уже знают, что это самая чувствительная
зона влагалища, и именно в передней ее области расположена
знаменитая зона G. Таким образом, в боковой позиции техника «Мост»
наиболее эффективна, ведь она включает в себя практически все
возможные виды стимуляции женщины: соски, клитор, трение о
влагалищную манжетку и зону G. В общем-то, неутомимые
экспериментаторы могут подключить и анальную область, используя
анальную пробку, например. Суть этой методики в условиях боковой
позиции ясна.
А теперь давайте попробуем ответить: при каком размере члена
выполнима эта драгоценная методика, которая может подарить не
только одновременный оргазм паре, но еще и мультиоргазм женщине,
когда она испытывает глубочайшую разрядку от стимуляции сразу
нескольких областей и сразу всех эрогенных зон? Это возможно, когда
мужчина – счастливый владелец малого полового члена или среднего,
ближе к нижней границе нормы, то есть где-то 10–12 см.

Экстендеры
В довершение этой обширной главы хочется сказать несколько слов об
использовании экстендеров. Тема эта горячая и коммерческая. Во
всемирной паутине вы найдете множество рекламной информации и ни
одного честного врачебного отзыва. Но у вас есть уникальная
возможность приобщиться к моим знаниям на страницах этой книги.
Когда Гавриил Абрамович Илизаров изобрел свой аппарат для
управления регенерацией кости (сжатием или растяжением), он и
представить не мог, как далеко научно-технический прогресс заведет его
новинку. Но и сам Илизаров не был первым, кто предложил усиливать
деление и рост клеток за счет механического растяжения. Например, в
африканских племенах девушки расширяют себе губы, уши, ноздри,
шею, используя похожие устройства. Сначала в губу вдевается палочка.
Потом ее диаметр увеличивается до шайбочки. Потом это маленькая
тарелочка величиной с бутылочную пробку. Вскоре это уже небольшая
крышечка. И к моменту замужества у девушки стоят полноценные диски,
размером с крышку банки. Но если сразу растянуть губу, чтобы раскатать
ее вокруг горлышка банки, то просто порвутся мягкие ткани, и все. Так же
увеличивается и шея: девушке в возрасте пубертата по одному
надеваются кольца, которые растягивают позвоночник в шейном отделе.
Растягиваются короткие кости после переломов. Растягивается малый
половой член для придания ему желаемых размеров. Растягивается все,
хоть шар земной, если бы кто-то имел возможность объять его снаружи.
Замахнуться на планету не хватает смелости, а вот растягивание члена
все-таки придумали. Сконструировали устройство, сильно
напоминающее аппарат Илизарова: кольца, пружины и спицы. Мужчина
укладывает пенис в устройство, фиксирует, не пережимая головку,
постепенно усиливая растяжение. Нагрузка приводит к растяжению
тканей, которые вынуждены заполнять пустоту ростом клеток
пещеристых тел и сосудов.
В клинике экстендером часто дополняют операцию по рассечению
связки, поддерживающей член, для придания необходимого эффекта. Но
еще чаще экстендер используют дома как бытовой прибор.
Всех домашних пользователей экстендера я бы разделила на несколько
категорий – по типу страданий о величине члена.
«Не помогает». Это страдальцы, которые нацепили прибор несколько
раз, не дали себе особенного труда к нему привыкнуть и пришли к
выводу, что он не помогает. Это нытики, цель жизни которых – не
достичь результата, а жаловаться на несправедливость Творца, который
дает одним все, другим ничего. Они чувствуют себя обделенными
мужским достоинством и обманутыми сексуальной индустрией, которая
специально выкачивает деньги из таких вот неудачников любовной нивы.
Таким не помогает ничего. Даже если они решатся на операцию, у них не
приживутся воссозданные несколько сантиметров. Даже если красавица
упадет им в ноги, они ей все равно не поверят. Они изначально
убеждены, что ничего хорошего с их членом быть не может. Они ничего и
не предпринимают, потому что не верят, что способны претерпеть
позитивные изменения.
«Во что бы то ни стало». Это своеобразные фаллические камикадзе,
которые убивают свою способность использовать член с помощью
девайсов. В фундаменте их страхов и блокировок – коитофобия, а
иногда и интимофобия, то есть болезненный непреодолимый страх
перед сексуальной близостью, а иногда и перед человеческой
близостью. Они не способны уговорить себя и вступить в сексуальный
контакт. Но они не осознают своих подспудных страхов и придумывают
рациональные причины, почему они все еще не инициировались, не
вступили в отношения, не женились, не нашли девушку по душе и так
далее. Ответ «не родилась еще такая» только иллюстрирует их
интимофобию. Они не способны пойти на контакт. Интеллектуальное
объяснение причин уклонения от дебюта может быть разным. Например,
член маловат. Вот сначала его надо подрастить, подсластить,
разукрасить, а тогда уж можно и свататься. И они ждут кирпич, который
внезапно упадет им на голову и решит их судьбу. После того, как
случается какое-либо «непоправимое» последствие, они уже
исключаются из числа потенциальных женихов навсегда.
Например, если первоначально причиной их одиночества были сомнения
в собственном мачизме, то после неудачных попыток использования
экстендера причиной становятся их последствия. Для достижения такого
фатального эффекта нужно совсем немного – например, сразу настроить
аппарат на максимальную нагрузку или переусердствовать со временем
его однократной экспозиции. Растянуть от всей души, вместо
рекомендованных 600 г начальной нагрузки до 2 кг и походить так
несколько дней, чтоб уж сразу все выросло.
После этого желательно мастурбировать до одури, чтобы проверить
способность быстро, хорошо и уверенно возбуждаться. Конечно, после
такой травмы от экстендера возможны нарушения эрекции в виде потери
чувствительности, остроты ощущений и крепости кровенаполнения в
состоянии воллюста (соответствует фазе плато, когда пенетрация и
фрикции ведут к точке невозврата оргазма). В этот момент желательно
сразу же испугаться своей немощи, но продолжать мастурбировать,
чтобы «убедиться». При каждой попытке самоудовлетворения
«убеждаться», что все потеряно безвозвратно, чтобы добить себя и
удостовериться, что наихудшие ожидания оправдались. Так дебютирует
сексуальная тревожность, дождавшись своего триггера, в данном случае
– травмы от неправильного использования экстендера. В последующем
тревожность доделывает то, что начал экстендер – превращает мужчину
в тревожного импотента, и тема партнерства закрывается для него, не
начавшись. Он всеми силами избегал секса и сближения с партнершей,
вот и добился такого состояния, когда это стало объективно невозможно.
«Еще не достиг идеала». В эту категорию попадают не только
пользователи экстендеров, но и все носители комплекса Адониса. Этот
комплекс отражает желание бесконечно улучшать красоту своего тела. В
его основе лежит, без сомнения, дисморфофобия, то есть недовольство
своим телом, на которое переносится ответственность за общую
нереализованность. Дисморфофобичные пациенты могут иметь
сверхценную идею о необходимости улучшить какую-то часть тела или
все тело. Например, это могут быть претензии к невидимым акне,
малому размеру члена, малому росту или избыточному весу и форме
тела в целом.
Адонисами наполнены спортивные залы. Их легко определить не только
по безупречному строению тела, неукоснительному соблюдению режима
тренировок и безосновательному использованию стероидов. Их выдают
жизненные цели. На языке логики это называется смещение мотива со
средства на цель. Это происходит, когда тренировки, приводящие к
красоте тела, назначаются средством достижения гармонии личности и
внешней привлекательности. Улучшение телесных показателей не имеет
предела. Это процесс всепоглощающий и бесконечный. Постепенно
само улучшение тела (бывшее средство создания красоты и гармонии)
становится целью. Улучшение ради улучшения тоже может быть
смыслом жизни! Особый график тренировок, друзья по качалке, режим
питания и интересы спортзала заменяют собой большую жизнь, где не
так просто утвердиться только потому, что ты можешь компетентно
рассуждать о пользе и вреде стероидов.
Улучшение размеров члена ради улучшения свидетельствует о том же
комплексе Адониса и дисморфофобическом синдроме.
Существуют целые порталы и форумы, где «улучшатели» размеров
общаются между собой, делятся советами, как лучше накладывать
экстендер и как лечить микротравмы (петехиальное, точечное
кровотечение в ткани полового члена). Каких только чудес там не
напишут! Кто-то на три сантиметра увеличил, и кто на пять! А кто-то – на
пять в толщину, а в длину и того больше. На заре туманной юности я
профессионально вела диалог с участниками этих форумов и задавала
врачебные вопросы. Почти все эти ребята не живут «пока» половой
жизнью. Не время еще. Они пока улучшают, увеличивают, доводят до
совершенства…
Неужели вся секс-индустрия рассчитана на эти три группы не вполне
гармоничных людей? Не может быть, чтобы их было такое количество!
Действительно, есть и еще одна категория, а именно – нормальных
людей, которые, услышав рекламу или захотев чего-то нового, решили
попробовать экстендер.
«Интересно попробовать». Я никогда не забуду урок, который
преподнес мне один мой пятидесятилетний пациент. Когда я деликатно
(поверьте мне, как врач, я достаточно тактична) спросила его, зачем ему
экстендер, когда у него за плечами огромный опыт успешной
сексуальной жизни, он просто ответил мне: «Никогда не задавайте
мужчине таких вопросов!» Да, он ответил мне не как врачу, а как
женщине. Тем не менее, доля правды в его эмоциональном выплеске
была. Давайте дадим каждому мужчине право заботиться о своих
гениталиях, украшать и улучшать их так, как это подсказывает ему
внутреннее чутье. Надо значит надо.
Но у этой самой распространенной и адекватной группы мужчин, чья
сексуальная жизнь уже состоялась и наладилась, мотивом к
использованию экстендера скорее служит интерес, чем кровная
заинтересованность. Это не эксцентричные сексуальные неудачники,
которые ставят на карту девайса всю свою фаллическую будущность.
Этот интерес поглощает не больше энергии и времени, чем другие
жизненные интересы. Поэтому эти люди экстендеры носят абы как,
несистематично, непродолжительно по времени, в общем, спустя рукава.
Вскоре «носильщики» понимают, что девайс в таком режиме применения
не помогает, а отдать ему все свое время и ресурсы нет возможности.
Вот так и остается экстендер пылиться на полке. Sic transit gloria mundi. И
это на языке древних означает, что все внешнее призрачно и изменчиво,
и только подлинная близость имеет значение и ценность.

Часть 2
Социальные мифы об отношениях. Как
любимые истории вселяют страхи и
неуверенность
Любезные мои читатели! Мы разобрали довольно много общественных
установок, которые касаются самого секса. Мы разбили в пух и прах
общественные заблуждения, на примерах опровергли застарелые
штампы и стали счастливее. Но мы не излечились от иллюзий
окончательно.
Дело в том, что помимо стереотипов о сексе есть еще стереотипы об
отношениях партнеров. Какой именно тип отношений отражает
правильное поведение женщины и мужчины, их роли по отношению друг
к другу и приводит к счастью? Эти вопросы затрагиваются во многих
памятниках мировой литературы и кинематографа. Часто герои, которые
«цепляют» читателей и зрителей личным обаянием, схожей судьбой, на
деле оказываются недостойными образцами для подражания. В этом
смысле на писателе и драматурге лежит большая ответственность. И
хотя сейчас не в моде педагогический роман, где как характер героя, так
и основные вехи его жизни должны служить примером читателям,
способствовать возрастанию внутреннего человека в них, – в наши дни
как никогда часто приходится оборачиваться назад и задумываться
словами Ф. И. Тютчева:

Нам не дано предугадать,


Как слово наше отзовется,
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать…

Несколько поколений помнят обаяние героини Скарлетт О’Хара, но ведь


именно ее женская судьба была несчастливой. Многие влюблены в
Красотку и ее историю на экране, не задумываясь, что фильм
пропагандирует образ жизни и идеалы проститутки.

И наконец, роман Л. Н. Толстого «Война и мир» читали и знают все:


школьные уроки литературы позволяют внести в культуру некие
универсальные черты. Все хорошо помнят, что пожилые педагоги
советской закалки преподносят образ Наташи Ростовой времен Пьера
Безухова как самки, которая отказалась от идеалов чистоты, легкости и
романтики своей юности и «обабилась». Предлагаю вам небольшой
экскурс в эти истории.

Скарлетт О’Хара
Когда в начале 1990-х годов фильм показали в России в прокате, многие
были ошеломлены. Мне самой тогда было 16 лет, я была полна
идеализма и сладких ожиданий будущего счастья. В кинотеатре был
полный аншлаг во время трансляции. Я сидела в составе почти всей
моей семьи: бабушка, родители, две мои сестры и близкая подруга.
Казалось, фильм затрагивал ценности и проблемы всех поколений и
объединял своим обаянием интересы всех людей. Сильный характер и
глубокие чувства Скарлетт и Ретта потрясли меня, как и многих. И мне,
как и Скарлетт, хотелось говорить: «Я не буду думать об этом сегодня,
подумаю об этом завтра». Я была очарована и влюблена в героиню. Мне
хотелось красоты и страданий, любви и обожания. В общем, мне было
16 лет. К тому моменту я уже прочитала многие романы о любви – от
«Трех мушкетеров» до «Блуждающих звезд», и везде прослеживалась
тема невозможности противостоять разлуке. Влюбленные не могли
договориться или правильно понять друг друга. Кто-то кому-то не смог
сказать правильные слова. Если бы Ромео прибыл хоть на полчаса
позже. Если бы Джульетта смогла предупредить его о своем замысле.
В истории Скарлетт тоже было множество «последних шансов», когда
она могла еще спасти свои отношения с любимым мужчиной. Но она
растеряла все свои возможности, оставшись ни с чем. И я, как и многие
другие зрители, смотрела, втайне мечтая отмотать пленку кино назад,
когда для Скарлетт еще не было безнадежно поздно сказать самые
главные слова своему мужу, которого она любила, но не догадывалась
об этом.
Это сожаление о том, что любящие люди не могут договориться, отчасти
определило мой дальнейший выбор профессии. Как научить супругов так
общаться между собой, чтобы их любовь не меркла, они не сомневались
в чувствах друг друга и не теряли взаимопонимания?
Я пересматривала фильм «Унесенные ветром» много раз, перечитывала
книгу, восхищалась мужеством и жизненной энергией Скарлетт, мечтала
о любви такого мужчины, как Ретт.
Скарлетт, как и многих других любимых героинь, принято оправдывать и
смотреть на мир ее глазами. Но при ближайшем рассмотрении Скарлетт
кажется не такой уж симпатичной. Она, скорее, роковая женщина –
любовь к ней разрушает мужчину, и она сама погибает от любви. И такая
формулировка никакого благоговения к «роковой любви» не вызывает.
Ведь мы сразу видим женщину, которая, как капризный ребенок, сама не
знает, чего хочет и действует вопреки здравому смыслу, под влиянием
импульсов и капризов. А еще Скарлетт не умеет конструктивно взглянуть
на себя и других, не владеет умением договориться с другими, принять
их точку зрения, смягчиться.
В общем, оправдать такую женщину нельзя, можно только полюбить! Вот
родись она в наше время, мы бы не одобрили ее за многие вещи.
Посудите сами. Каковы факты о «любимой» Скарлетт?
Вышла замуж за едва знакомого юношу, чтобы утереть нос счастливой
сопернице, Мелани Уилкс. Затем отбила жениха у собственной сестры.
Правда, сделала это ради оплаты закладной за Тару, свое родовое
имение. Но она совершенно пренебрегла тем, что разрушила последние
надежды своей сестры на семейное счастье. И оправдать это
невозможно!
Своим вызывающим поведением Скарлетт спровоцировала нападение
на себя, что вынудило ее второго мужа участвовать в отмщении, из-за
чего он погиб.
Она была против благотворительности и спустя рукава работала
медсестрой в госпитале, когда так не хватало ее помощи.
При этом в ту пору, когда многие оставались без мужей и вообще не
имели перспектив хоть как-то устроить свою судьбу, она умудрилась
выскочить замуж в третий раз.
Что еще делала Скарлетт? Отказывала мужу в сексе. Это многие делают
и сейчас, но формулировки изменились. Сейчас принято все сваливать
на оргазм, которого нет, или «нехочуху», которая внезапно одолела, или
еще на какие-то призрачные причины. Но Скарлетт пошла дальше всех.
Она на глазах у мужа томилась любовью к другому мужчине. И хотя это
сильно напоминает поведение избалованной и невоспитанной девочки,
которая страдает по соседской кукле, мы все равно сочувствуем
Скарлетт. Как будто мама говорит плачущей дочке, что купит,
обязательно купит ей куколку еще лучше, еще новее. А дочка настаивает
на своем: «А мне не надо лучше и новее. Мне надо такую же, как у нее!»
Может быть, муж Скарлетт, Ретт, видел это сходство между своей женой
и маленькой завистливой девочкой, и именно поэтому прощал?
В то же время Скарлетт большая молодец, потому что, когда все вокруг
было в руинах, она отважилась бороться, трудиться, открыть
собственное дело. Не кажется ли вам, что это сильно напоминает
современные обстоятельства? Когда курс рубля нестабилен, законы
сложны в интерпретации, и никто не знает, как делать деньги, не видится
ли вам героем тот, кто отваживается начинать свое дело? Скарлетт
такой и была.
Скарлетт была автором житейского лайфхака: она изобрела
универсальную формулу, позволяющую не зацикливаться на тревоге и
переживании собственных страхов, а переключаться на реальные
проблемы. «Я подумаю об этом завтра». С одной стороны, мы можем
рассмотреть это как некоторый инфантилизм. Забыть о проблемах,
переложить их решение на завтрашний день, накопить их побольше –
это не лучший пример для подражания. Но, с другой стороны, попадая в
запредельные травмирующие обстоятельства, которые могут сломить,
иногда бывает не худшей стратегией перенести сеанс страданий и
решений на потом, когда эмоции не будут застилать рассудок и не
помешают адекватно взглянуть на вещи. И! Боже мой! Как она была
хороша во всех нарядах и шляпках!
На этом давайте перейдем к самому для нас важному: ее отношениям с
Реттом… Это просто мечта. Ироничный, красивый, богатый,
сексуальный, сильный мужчина без памяти влюблен в свою жену. Кто же
не мечтал о таком развитии событий? А мечта не должна смениться
банальным мещанским счастьем. Может, потому они и расстались? Как и
многие пары, которые не пережили смерть собственного ребенка?
Как видим, Скарлетт не вписывается в представление об идеальной
жене и успешных партнерских отношениях. Вот вам и первый пример,
когда искусство создало обаятельный образ, который покоряет сердца
вот уже скоро сто лет, а за этим образом скрывается капризная
своевольная девчонка, которая несчастлива сама и делает
несчастливыми других.

Джен Эйр
Кто не смотрел душераздирающую викторианскую мелодраму «Джен
Эйр»? Кто не читал адаптированный оригинал на внеклассном чтении
английского языка, а следом не перечитывал полную версию?
Думаю, эта повесть не прошла незамеченной нашими
соотечественницами. А между тем, для этого романа Шарлотта Бронте
многое взяла из собственной жизни. Она тоже была из бедной
безвестной семьи, воспитывалась в ужасной школе для девочек,
трудилась скромной гувернанткой и некоторое время была влюблена в
своего хозяина-работодателя. Увы, судьба не благоволила Шарлотте
так, как Джен. Она не стала богатой наследницей и не познала
семейного счастья.
Но нас больше интересует ее героиня. Поэтому мы не будем
рассматривать параллели судьбы Шарлотты и Джен, а сосредоточимся
на самой Джен, которая так полюбилась читателям.
Джен, в отличие от Скарлетт, очень гармоничная героиня. У нее в
характере нет противоречий, которые бы делали ее неуравновешенной и
несчастной. Ее счастью скорее препятствовали социальные
обстоятельства, а не личностные.
Например, Джен адекватно воспринимала собственную внешность. Не
занималась самоедством, не завидовала ярким девицам, а просто
трезво оценивала свои возможности и использовала их. А если бы Джен
жила в наше время! Ведь сейчас, как никогда, котируются девушки-
воробушки, больше похожие на неразвитых мальчиков, чем на женщин.
Вообразите себе инстаграм Джен: великолепная по современным
меркам фигура, невзрачная внешность, которая неузнаваемо меняется
под воздействием любого броского аксессуара, которые сейчас так
актуальны. Да, сегодня Джен была бы первой красавицей и не только не
стеснялась бы собственной внешности, а была бы иконой стиля и
законодательницей мод.
Джен не навязывала свои чувства мужчине. Дала ему возможность
самому в себе разобраться, сделать первый шаг, проявить
мужественность. Она была счастлива любить, созерцать своего
любимого, быть иногда с ним рядом. А как ведут себя современные
девушки? Сначала берут мужчину за пальчик, а потом откусывают всю
руку. Нам еще надо поучиться у Джен благородно относиться к мужчине
и отделять свои чувства от своих жизненных, имущественных и других
притязаний.
Я восхищаюсь Джен еще и за то, что она нашла мужество и силы
исчезнуть из жизни мужчины, когда обстоятельства выстроились против
нее. Между прочим, эту тактику стоит взять на вооружение многим
девушкам, застрявшим в романе с женатым мужчиной, гражданском
браке, гостевых, виртуальных отношениях и т. д.
Обратите внимание, Джен считала себя некрасивой, но от этого она не
страдала низкой самооценкой. Осознание собственной некрасивости
привело к тому, что она трезво оценивала свои шансы. Но при этом она
всегда была честна с собой и не считала свою посредственную
внешность причиной того, что в жизни ей всегда уготовано последнее
место. Может, поэтому она и получила наследство?
Она не считала, что должна срочно выйти замуж за того, кто предложил,
а то потом совсем никому не будет нужна. Она не любила кузена, и не
согласилась на компромисс, не пошла за него замуж. А как часто я
слышу от женщин, что вышли замуж за нелюбимого, потому что больше
никто не звал или потому что боялись остаться в одиночестве. Вот еще
один урок, который нам преподносит милая Джен.
А еще Джен простила свою тетю. Умение прощать – залог душевного
покоя и позитива. Ведь отпуская прошлое, мы расчищаем дорогу
будущему! Тетя Джен – настоящее исчадие ада. Она несправедливо
наказывала ее в детстве, поощряла издевательства своих избалованных
и вредных детей, а Джен отдала в приют, где та чуть не умерла от тифа.
Но Джен простила ее, ведь тетя была не виновата, что родилась такой
несчастной и злой.
Как часто мне приходится сталкиваться с жизненными историями моих
пациенток, которые ненавидят, например, своих матерей, осуждают их
или сильно стыдятся. И им далеко не 18 лет, как Джен. На все вопросы у
них один ответ: мама меня недолюбила, била, недодала мне заботы,
неправильно воспитала, и вся жизнь с тех пор пошла наперекосяк.
Милые девушки, дорогие дамы! Несколько десятилетий прошло со
времен вашего детства. За это время вы вполне могли бы уже изменить
вашу жизнь, выстроить ее в соответствии с собственным кодексом
поведения и системой ценностей. Но почему вы не делаете этого?
Почему вы сваливаете все свои беды на несчастную маму? Потому что
это удобное оправдание, чтобы ничего не делать? Оглянитесь вокруг,
вспомните героиню наших подростковых лет Джен Эйр, простите своих
детских монстров, отпустите их с миром. Тогда к вам и придет счастье.
У Джен были и минусы, но их немного, согласитесь. Очень уж
правильная героиня. Поэтому ее так все и любят!
Например, наивность. Ну, надо же было поверить, что интересный,
привлекательный, богатый, уверенный в себе мужчина не имеет никакой
закулисной истории. Правда, у ее героя оказалась невменяемая
звероподобная жена, исчадие ада и настоящее проклятье его жизни. А у
современных женатых любовников обычно очень симпатичные жены,
матери их детей, поручительницы в ипотеках и боевые подруги их
бурной молодости. Эти жены не заперты в башне, не сокрыты от
общества и ничем не болеют. Но девушки все равно верят, слепо и
наивно, что женатые красавцы любят только их, а своих старых жен-
мегер – не любят. А ведь жизнь Джен – хороший пример того, чем
заканчивается такая наивная вера. И Джен показала, что надо делать
гордой девушке, если она узнала о семейном положении своего
возлюбленного.
Знаменито и упрямство Джен. В общем-то, мы все летим к своей судьбе,
как бабочки на свет, а Джен особенно. По правилам викторианской
эпохи, когда каждый знал свое место, она должна была сбежать из
Торнфилда при первых же признаках зарождающегося чувства. Не место
бедной скромной девушке рядом с неуправляемым красавцем. Но мы
извиним Джен. Ведь она была молода и неопытна, и влюбленность с ней
случилась впервые. Она сама-то не сразу разобралась, что это неясное
чувство, которым притягивает ее к Рочестеру, как к магниту, называется
влечение.
Но это и правильно! Иначе бы нарушались законы видового
разнообразия, и была бы раскрыта тайна формирования супружеских
пар – принцип рулетки. Казалось бы, удивительно, когда рядом с
компанейским, привлекательным, обаятельным мужчиной наблюдается
серая мышь-жена – как правило, посредственной внешности, роста
ровно такого, чтобы умещаться у мужа под мышкой. В компании она
прячется в тени своего супруга, вызывает бурю негодования у соперниц
(как она его охомутала? да что он в ней нашел?), а дома, безусловно,
является серым кардиналом. Частенько бывает, что жгучие
самовлюбленные красавцы мечтают отдохнуть дома от эффекта,
который производит их личность в обществе, а заодно и потешить свои
комплексы и неврозы с невзрачной с виду, но честной и понимающей
супругой.

Золушка
Кто не помнит обаятельную сказочную героиню из детства – Золушку?
Угнетаемая властной мачехой, без защиты слабовольного отца, она,
кажется, обречена быть на последних ролях. Но приходит волшебница-
крестная, которая помогает ей всего один раз попасть на бал, после
которого Золушка получает все – и мужа, и высокий статус, и счастье.
Давайте разберем, возможно ли это?
Золушка не получает достаточно родительской любви. Мать слишком
рано умерла для этого, а отец слишком безвольный, чтобы проявлять
свои чувства. На место матери приходит доминантная мачеха, которая
унижает Золушку и ее отца, делает ее существование невыносимым. В
результате Золушка не может распознать себя как взрослую женщину.
Она скорее отрицает мачеху, чем воображает себя похожей на нее.
Образа успешного партнерства у нее тоже нет. Отец, хоть и любимый, не
может дать счастливую домашнюю жизнь Золушке. Поэтому Золушка так
и остается инфантильной, не может повзрослеть и не отождествляет
себя со взрослой самостоятельной женщиной.
Но Золушка попадает на бал. Кстати, там она обращает на себя
внимание сразу тремя беспроигрышными технологиями. Она сильно
опаздывает, то есть является тогда, когда все уже перезнакомились и
примелькались. Затем она помогает могущественному лицу – королю, от
которого все зависят, но никто не заботится о нем. А после всех своих
успехов она внезапно исчезает. Безнадежная ситуация для всех
остальных претенденток: принц не может утолить мимолетную жажду
обладания, ведь неизвестная красавица пропала. Король на его стороне,
он тоже влюблен (и он вдовец!). Усилия, которые вкладывает принц в
поиски, укрепляют его чувства. Золушка отыскивается в последний
момент и становится принцессой.
Но сказка закончилась, а что дальше? Чтобы возбудить в муже интерес к
собственной персоне, оживить отношения и почувствовать их ценность,
Золушке придется снова убегать и скрываться?
Золушка, будучи незрелой особой с сомнительным примером
партнерства, удачно сыграла в «кошки-мышки» с будущим женихом, а
попутно очаровала и будущего свекра. Но семейная жизнь – это не игра
в прятки-догонялки, это не краткосрочное явление на балу. Зачем ей
принц? Она не любит его, она не готова стать ни его женой, ни, тем
более, королевой. Она просто использует перспективу брачных
отношений с принцем как сепарационное окно, через которое можно
сбежать от ситуации с мачехой. Да еще и странный привкус симпатии
пожилого короля вносит в общую картину какую-то недоговоренность.
В жизни, как правило, люди, строящие свои отношения на спецэффектах,
не готовы к долгосрочному, истинному партнерству, предполагающему
труд эмоциональной близости и компромиссов, зрелые решения и
общность интересов.
Золушка как пример для подражания очаровала не одну девушку – своей
добротой, обаянием, непосредственностью и заслуженной наградой –
любовью жениха. Но на самом деле Золушка ничего не меняет в своей
жизни. В отчем доме всем заправляла жестокая мачеха, которая решала
за Золушку, как ей жить и о чем думать, а любящий Золушку
подкаблучник-отец не мог изменить ситуацию. Что ждет ее в
замужестве? Еще не старый властный король будет так же управлять
жизнью молодой четы, лишая их права на собственные решения и
желания. Зависимый от родителя юноша-принц не сможет противостоять
отцу, чтобы защитить свою жену.
Как это бывает в жизни современных Золушек? Девушка использует
сепарационное окно, уезжает в далекий город или скоропалительно
выходит замуж. Но через некоторое время она понимает, что
обстоятельства ее жизни изменились, а сам уклад и распределение
ролей – нет! Но чудесное явление крестной с волшебной палочкой
второй раз может и не произойти! И бежать будет некуда.
Какой совет я могу дать всем Золушкам, чтобы с замужеством не
попасть из огня да в полымя? Прежде чем мечтать о принце, научитесь
отстаивать свои интересы и самостоятельно решать свои проблемы, не
доверяя их мачехе, крестной или королю. Как это сделать? Только если
из статуса робкой и бесхарактерной девушки перейти в статус уверенной
в себе и своих возможностях особы (вспоминайте Джен), можно
рассчитывать на равноправное партнерство с мужем и семейное
счастье.

Наташа Ростова
Прежде чем рассмотреть трансформации Наташи, придется припомнить
стадии психосексуального развития в подростковом периоде.
Что нам известно? Асексуальное либидо детей претерпевает ряд
изменений, прежде чем формируется либидо сексуальное.
Первоначально эти изменения под воздействием гормональных сдвигов
приводят к развитию платонического влечения. Это бестелесное
восхищение объектом влюбленности, когда созерцание и восторг, а
иногда роскошь общения заменяют собой телесную и эмоциональную
близость, необходимую зрелым партнерам.
Постепенно гормональные изменения синхронизируются с настройками
коры головного мозга, и переходный возраст бурно набирает обороты.
Появляются вторичные половые признаки, у девушек устанавливается
месячный цикл, у юношей появляется первый опыт утренних эрекций и
поллюций. Влечение набирает силу и сталкивает своих носителей в огне
первой влюбленности. Тактильные контакты, объятья, касания,
эмоциональная синхронизация с партнером дают первое представление
о феномене любви. Горячность чувств и воодушевление от взаимности
сильнее востребованы личностью, нежели сексуальная разрядка,
поэтому на данном этапе влюбленные не ищут возможности интимного
акта и не вступают в него. Это эротическая стадия, восхитительный
опыт которой на всю жизнь превратится в ресурс романтики и любовной
игры.
Но буйство фантазий и недостаток разрядки неизбежно приводит
влюбленных к потребности в близости. Касания становятся все более
смелыми, и партнеры направляются по маршруту постельных утех.
Неизбежно проходя через стадию научения, влюбленные
достигают сексуального либидо, включающего партнерский секс.
Для полноты картины нужно заметить, что как у мужчин, так и у женщин,
в большинстве случаев все эти стадии проходят с разными партнерами и
образами героев.
Наташа Ростова с точки зрения психосексуального развития личности,
пожалуй, самый гармоничный персонаж во всей русской литературе. Ее
увлечения как нельзя лучше отражают последовательные стадии
формирования сексуальности, которые Наташа проживает удивительно
полно, слаженно и своевременно.
В нашем эскизе мы будем рассматривать квартет Наташа Ростова –
князь Андрей Болконский – Анатоль Куракин – Пьер Безухов, где
центральной фигурой служит Наташа.
Андрей Болконский – герой платонической стадии. В чувствах, которые
Наташа испытывала к князю Андрею, мы наблюдаем импульсы
обожания, отдаленного любования, влюбленности в самое «любовь».
Первый зов пола, который почувствовала Наташа, выразился у нее в
романтическом восхищении отдаленным объектом, который она, по сути,
и не знала.
Когда Наташа проходит платоническую стадию и вступает в
эротическую, меняется и ее герой. Анатоль Куракин! Как гром среди
ясного неба обрушиваются на Наташу ранние и вполне осознаваемые
сексуальные чувства. Стремление к близости ограничивается, однако,
петтинговыми практиками: поцелуями, объятьями, касаниями рук –
невинными телесными знаками любви. Мощные сексуальные импульсы,
которые способен испытывать человек в мятежном потоке первой любви,
рождают почти мучительную потребность в близости, будят самые
смелые фантазии, но… не требуют оргастической разрядки! Эротическая
стадия – это время первого партнерского опыта и синхронизации с
партнером в чувствах.
Надо сказать, что женщины, в основном, завершают психосексуальное
развитие уже в браке. Заключительная стадия, сексуальная,
разворачивается уже в брачных чертогах, когда девушка, накопившая
уже достаточно потенциала «любить», вдруг получает такую
возможность. И ее любовь разворачивается вместе с научением
партнерскому сексу и реализацией ее сексуальности.
Это произошло и с Наташей. К моменту неожиданного предложения
Пьера Безухова Наташа выросла из эротической стадии, как из детских
пеленок, и неожиданно для себя раскрыла свою зрелую сексуальность в
браке. Реализовала ту любовь, о которой мечтала – чувственность,
материнство, женственность.
Помнится, еще в мои школьные годы учителя любили ругать Наташу
Ростову за то, что она «обабилась» в супружестве. Ей понравилась
плотская сторона вопроса: делать детей, а потом рожать их и
вскармливать грудным молоком (небывалая роскошь для графини,
которая должна была беречь фигуру для балов и отдавать своих
новорожденных детей кормилице). Мои учителя хотели бы видеть
любимую героиню в вечной платонической стадии, погруженную в охи,
вздохи и бесплотную тоску о любимом. Поэтому уже первый взрыв
чувств, увлечение Куракиным вызывает недоумение у школьных
недотрог. А чувственное воплощение женственности в браке и вовсе
вгоняет их в краску! Ведь Толстой мог бы оставить за кадром, как
развивались отношения Пьера и Наташи. Завершил бы свой роман
брачным венцом, чтобы все умилялись тому, как главные герои стали
жить-поживать, да добра наживать. Но Толстой осмелился показать
настоящую супружескую любовь! Он воистину был новатором, потому
что не струсил и раскрыл женщину, которая не боится чувствовать и
вполне осмысленно осознает свои женские потребности.
Как правило, образ Наташи Ростовой как нельзя лучше подходит для
массового теста во время лекции для многочисленной женской
аудитории. Зная трагическую судьбу образа Наташи, который в
неверном преломлении советской школы воспринимается неоднозначно
и часто негативно, я люблю задавать вопрос: «Какой вы считаете
Наташу?».
Слушатели часто упрекают ее в глупости. Хотя, в основном, всем
нравится Наташа юная и легкомысленная.
Я долго ломала голову над этой загадкой, пока не подумала вот о чем.
Помните старинные венчальные обряды, когда невесте расплетали косы
и оплакивали ее девичество? Казалось бы, что же плакать-то, когда она
замуж выходит? Готовится раскрыть все прелести зрелой сексуальности,
радости материнства, комфорт самостоятельной жизни. Однако много
веков мамы, бабушки, крестные и старшие сестрицы оплакивают
девушку, как будто она не под венец собирается, а уходит в монастырь
или прощается с жизнью.
Девичество – это та точка отсчета, с которой можно планировать свою
дальнейшую жизнь: любовь, супружеские утехи, замужнее житье-бытье.
А доктор-жизнь безжалостно лишает иллюзий, сталкивает женщин с
суровой реальностью: грубые бесчувственные мужья, болезни и смерть
детей, болезненные роды, домашний труд от зари и до зари, и быт, быт,
быт…
Получается, мечты о семейной жизни гораздо красочнее, чем сама
жизнь. Лучше мечтать о ней, чем проживать ее реально…
Ох, девочки, девочки… Все это ваши несбыточные мечты и несогретые
сердца. Потому и по душе вам героиня юная, неопытная,
легкомысленная, что она вас притягивает именно обаянием девичества
и чистоты. А взрослая жизнь… Что ее желать, про нее и так все
известно. Нет в ней счастья, нет в ней и гармонии.
Но это лишь один взгляд на ситуацию. Философско-психологический. Но
есть и второй – сексологический! Три образа Наташи Ростовой можно
использовать как своеобразный тест на прохождение стадий
психосексуального развития. Дело в том, что образ юной неискушенной
девушки, строй ее мыслей, ее романтические порывы и неясные
неосознаваемые платонические импульсы больше нравятся взрослым
женщинам, оставшимся в своем психосексуальном развитии на
платонической стадии. И притягательность юной Наташи времен ее
первого бала отзывается именно в сердцах тех, кто сам неосознанно
застрял на этом жизненном этапе.
Давайте проясним, что бывает в этой ситуации. Затруднено партнерство
и зрелые сексуальные проявления. Сама любовь в сердцах женщин
словно отрывается от сексуальности. Любовь прекрасна, а
сексуальность не выражена, не развита, а иногда и невозможна, потому
и невостребована. Самые частые признаки этого «Я без любви не могу
вступить в интимные отношения, а того, кого можно полюбить, пока не
встретила» и «Я мужа люблю, как брата, а секса не хочу, не знаю, что с
этим делать».
Как правило, женщина хочет семейного счастья, хорошего мужа, дом –
полную чашу, здоровых и счастливых детей. У платоманок же как любовь
отрывается от секса, так и мечты о несбыточном замужестве отрываются
от реальных примеров. А ведь замужняя Наташа выражает то, к чему
сознательно или бессознательно стремится большинство женщин!
Почему же так строги судьи, которые брезгуют Наташиным кругом
интересов, замкнувшемся на семье и муже?

Роза Дьюитт Бьюкейтер («Титаник»)


Когда прошла премьера «Титаника», мне казалось, что лучше и эпичнее
экранизации трагической судьбы и случайной гибели невинных людей на
роскошном судне ничего и быть не может. Из Англии в Новый Свет все
пассажиры «Титаника» плыли за новой жизнью, за поворотом судьбы и
лучшей долей. Для пассажиров третьего класса это была возможность
попасть в свободную страну, быстро встать на ноги, надеясь на
собственные способности. Тем, у кого хватило денег на билет в средний
класс, это путешествие сулило новые торговые сделки и деловые связи.
А высший свет, как и положено, утопал в роскоши, развлечениях и
капризах.
Как всегда, любому пассажиру «снизу» жизнь-люкс казалась пределом
высших мечтаний и счастья. Как всегда, любому представителю
истэблишмента его собственная жизнь представлялась жутко
предсказуемой, банальной, ужасающим рабством у традиций и денег.
Большинство богатых пассажиров могли бы рассказать многое о том, что
богатые тоже плачут. Казалось бы, что им плакать-то? В таких красивых
нарядах? Они не калечили свое здоровье и не портили природную
красоту тяжелым физическим трудом. Не корежили судьбы мрачным
жизненным выбором…
Оказывается, корежили. Так бывает, когда у матери зависимой и не
привыкшей нести ответственность за собственный выбор девушки одна
цель: устроить выгодный брак своей дочери-красавице.
Красота – крест и проклятье не только внизу, на дне жизни, но и на
самом верху, там где сливки, пена и пшик. Красота особенно заметна,
поэтому благородство и огрехи красавицы всегда приумножены
вниманием, которое она к себе приковывает. От красоты всегда ждут
большего, чем может дать простой смертный. У людей есть словно тоска
по святости, и утолить ее они мечтают, созерцая гармонию красоты:
внешности, души и судьбы. Красавицу судят строже и не прощают ей
простых движений человеческой души. Стоит только чуть оступиться, как
карающая толпа уже заклеймит позором. Надо же, красавица, а из того
же теста, что и мы!
И в первую очередь красота становится предметом торга. Например,
между мамой красавицы и женихом, который счел, что иметь такую
заметную жену будет престижно и перспективно. Выгодное вложение
средств!
Красавицу забыли спросить, какие у нее планы, хочет ли она замуж,
хочет ли она именно за этого человека, любит ли она его. Красавицу
поставили перед фактом, соответствующим определенному образу
жизни: выгодно продать свои внешние данные, чтобы потом не жалеть о
быстротечной юности.
Но молодость, жажда открытий, сближения с родственной душой и
утоление пылкого жара первой любви берет свое. Два горячих сердца
находят друг друга, теряясь на бескрайнем Титанике.
Психосексуальное развитие героини происходит прямо на глазах у
онемевших зрителей. Из капризной избалованной барышни Роза
превращается в прекрасную зрелую женщину, полюбив юношу из
«низшего» класса.
Было ли будущее у этой пары? Может да, а может и нет. Режиссер не
оставил нам возможности пофантазировать о развитии отношений
героев треугольника. Возлюбленный красавицы погиб, ведь он не был
достоин спасения на шлюпке для высшего света. А жених выжил и сразу
показал свое меркантильное нутро. Его не волновали остальные, он
разыскивал драгоценный кулон, который был подарком для его
возлюбленной. А она… Катастрофа словно разбудила ее от дремоты
детства, заставив подвергнуть окружающий мир переоценке. Кто ты? Что
ты? Зачем живешь? Брак, который был обречен без скрепляющей силы
любви, не состоялся.
Больше всего меня поражает, как прекрасны те истории любви, в
которых отношения не идут дальше платонической стадии. Зрелое
партнерство, счастливая семья с выводком розовощеких карапузов в
перетяжках – не атрибуты романтики, любви и счастья. Почему так?
Почему притягательны лишь те истории, которые описывают юношеские
порывы? Чем зрелые отношения так несимпатичны? Своей
обыденностью? Разочарованием? Разрушением иллюзий?
Неужели мечтать о любви лучше, чем истинно любить?

Маргарита Павловна («Покровские ворота»)


Героиня любимого фильма «Покровские ворота» открывает галерею
героических женщин, имеющих двух мужей. Два мужа – это не новость.
Многие имеют и больше – но последовательно. Всем известно, что
серийная моногамия – это наша реальность, в которую выродился миф о
вечной любви в единственном за всю жизнь моногамном браке. А вот
Маргарита Павловна позволила себе владеть двумя мужьями
одновременно.
Надеюсь, ни у кого нет сомнений, что ситуация выглядит именно как
треугольник, во главе которого властная доминирующая женщина, а по
краям – подчиненные фигуры мужей.
Идея, что человек в качестве партнера по жизни выбирает в 60 %
случаев подобие одного из родителей, в 30 % – отрицание родителя – не
нова. Все мы родом из детства, и влияние родителей прослеживается на
протяжении всей жизни. Особенность вертикали «властная авторитарная
женщина – инфантильный сын» состоит в том, что мать, с одной
стороны, подавляет волю и характер сына, не дает сформироваться его
собственной системе ценностей, мешает ему распознать себя как
взрослого мужчину и принять самостоятельные решения. С другой
стороны, если такой «маменькин сынок» вырывается из материнского
плена, он очень быстро восстанавливает баланс в партнерском союзе с
женщиной похожего на мать темперамента. Ситуация, когда женщина
решает за него все ключевые вопросы, бесцеремонно вторгаясь в его
личное пространство, повторяется. И ничего удивительного в этом нет:
для него это привычное положение вещей, устойчивая картина мира.
Сильная женщина отвечает за безопасность в пирамиде потребностей
такого мужчины. Подчиняйся ей и будешь под защитой.
Именно по такому сценарию развиваются отношения Хоботова с его
супругой. Однако творческая и уверенная в себе интеллектуалка
Маргарита Павловна вдруг резко меняет сценарий. Оказывается, можно
управлять сразу двумя мужчинами! И это ей с успехом удается. Слабые
попытки Хоботова установить свои правила она легко пресекает, вновь и
вновь загоняя его в положение зависимого и безвольного.
Но Хоботов не безнадежен! Хоть и в 43 года, но он дорос до осознания
собственных потребностей и способен четко сформулировать свои
желания. Он влюблен в Людочку и хочет быть с ней.
Чего же хочет Маргарита Павловна? Почему она не отпускает его?
Она хочет почувствовать мужчину возле себя, ощутить энергетику его
желания и инициативу. И тут появляется Савва, мужское начало
которого еще не подавлено властной натурой Маргариты Павловны. Она
сразу убивает двух зайцев: щекочет себе нервы отношениями с новым
мужчиной и провоцирует Хоботова на поступок. Все ее действия словно
кричат Хоботову: «Ну, сделай же что-нибудь! Ну, поборись за меня!
Прояви собственнический инстинкт, ревность, силу!» Но поздно. Она
оставила Хоботова, и он не торопится назад. Увы! Он слишком хорошо
знает цену любви такой женщины: полное порабощение и контроль. А
бывший муж только почувствовал вкус свободы и свежесть новых чувств,
право выбирать и самому принимать решения. Он не торопится назад!
По воле случая Хоботов становится свидетелем на свадьбе у
собственной жены, «выбравшей» другого мужа. Что это,
непреднамеренное унижение или еще одна попытка раздразнить?
Думаю, и то и другое. К сожалению, она полностью пренебрегает
человеческим достоинством нашего героя. Он ведь ее карманный муж, с
его чувствами можно и не считаться, разрушив его планы на свидание, а
с ними и на жизнь. Но Хоботов не сдается! Без контроля Маргариты
Павловны его самость впервые прорастает и дает о себе знать.
Тут Маргарита Павловна делает следующий решительный шаг:
планирует взять бывшего мужа с собой жить в новую квартиру.
А что же ее теперешний законный муж, Савва? Почему его устраивает
такой тройственный союз? Как он терпит присутствие бывшего мужа
рядом со своей женой, почему не мешает жене растрачивать
неудержимую энергию на посторонние цели, почему не уймет, в конце
концов, ее притязания на чужого теперь мужчину? Разве ему не хочется
побыть со своей «молодой» женой наедине? Только он и она? Желанная
романтика!
Поразительная ирония в том, что Савва, как и Хоботов, попадает под
магнетическое обаяние Маргариты Павловны, теряет собственное
мнение, ценностные ориентиры и способность противостоять ее
могучему темпераменту. Он постоянно приободряет Хоботова:
«Потерпи, Левушка… На войне хуже было».
Комичное сравнение. Семейная жизнь чуть лучше войны…
Есть и другое объяснение двоемужества Маргариты Павловны. Это
биохимия ее страсти. Да-да. Ни у кого не вызывает сомнения цельность
ее натуры и искренность чувств, градус темперамента и женственная
отзывчивость. Объяснение здесь естественно-физиологическое. Дело в
том, что сексуальный восторг и эйфория обеспечиваются присутствием в
крови дофамина, в избытке выделяющегося после эффективного секса.
Удовольствие от жизни и доброе расположение духа дается
бесперебойным присутствием серотонина. А стабильность, социальный
комфорт и привязанность сочетаются с выделением окситоцина.
Если рассмотреть динамику любой пары в долгосрочном союзе, то в
период влюбленности и сексуального драйва химия любви
замешивается на дофамине. С годами, при развитии партнерства,
возрастании интимности, доверия, безопасности и социального
комфорта главным действующим веществом становится серотонин, а
чувства признательности и обязательства супругов друг к другу со
временем все больше объясняются присутствием окситоцина. Такое
соотношение биологически активных веществ соответствует
видоизменению долгосрочных супружеских отношений. Поэтому нет
ничего удивительного в том, что Маргарита Павловна «любит» сразу
двух мужей. В обществе Саввы у нее выделяется дофамин, а с
Хоботовым ее связывает выработка окситоцина. За эти вещества несут
ответственность разные зоны головного мозга, поэтому дофамин и
окситоцин в крови темпераментной дамы бурлят одновременно. Это
выглядит, как кипение двух разных котлов на соседних горелках. А
серотонина у Маргариты Павловны и без мужчин в избытке. Такая
жизнерадостная и устойчивая психика! Всем бы так!
Еще один нюанс. Происхождение дофамина и окситоцина из разных
отделов мозга объясняет измены после долгих лет брака, когда человеку
кажется, что он по-прежнему «любит» свою половинку, но также
испытывает «увлечение» другим объектом. Да! Биохимия объясняет, но
не отвечает на вопрос, почему же тогда не все изменяют, и примерно
30 % супружеских пар по статистике живут гармонично и без измен? Что
же, у них окситоцин вырабатывается не там? Или дофамин не иссякает?
А не всегда в дофамине дело. Главное, друзья мои, тормоза…

Вивиан Уорд («Красотка»)


Думаю, многие смотрели голливудскую сказку «Красотка» про то, как из
проституток делают настоящих принцесс. Этакая смесь «Золушки»
(замарашка заполучила принца), «Красавицы и чудовища» (именно она
разглядела в принце его тонкую нежную душу) и «Пигмалиона» (стоит
только простолюдинку «воспитать», как она тут же станет настоящей
леди, и откроется вся ее внутренняя красота).
Многие понимают, что во всех этих историях есть натяжка. Именно
поэтому, мне кажется, никто никогда не отождествлял себя с главной
героиней. Проститутка! Сбежала из дома! И не напрасно – вон какой
улов!
Думаю, никто из нас и не мечтал о таком мужчине, как ее кавалер, образ
которого блистательно воплотил в кадре Ричард Гир. Или были такие,
кто мечтал о нем? Признавайтесь, читатели!
Почему этот образ столь непривлекателен в реальной жизни? По многим
причинам. Например, у него не разрешен эдипальный конфликт,
выражаясь словами психоаналитиков. Если перевести на человеческий
язык, он не вышел из предподросткового возраста. Вместо того чтобы
выработать свою систему ценностей и ориентиров, и жить, следуя ей,
этот инфантильный человек старается отрицать систему ценностей отца,
воюет с ним. В глубине души он не может соотнести себя с образом
взрослого мужчины. Пример, с которым он мог бы сравниться, пример
его отца, вызывает у него массу противоречивых чувств: протест,
отрицание и желание «не слушаться». Его жизнь проходит, а он копит
обиды на отца и не взрослеет, не строит свою собственную жизнь, не
возводит дом, не рожает сына, не сажает дерево.
Милые девушки, дорогие дамы! Я со всей материнской заботой вас
предостерегаю от мужчин, которые копят обиды и воюют с отцом.
Нерешенные психологические конфликты грозят созданием
деструктивных союзов с невротическим типом отношений. А нам-то всем
хочется простого женского счастья.
Эдвард Льюис – как колобок, который и от дедушки ушел, и от бабушки,
и от всех невест, и от всех обязательств. Правда, в сказке колобка лиса
съела, а в жизни Эдварда – женщина, которая обхитрила его и женила
на себе. Но женить хитростью – это и есть создать деструктивный союз.
Зачем нужен муж, которого сколько ни корми, а он все в лес смотрит? Он
дилетант в создании истинного партнерства, того самого, внутри
которого творится любовь, доверие, интимность, дружба, поддержка и
взаимопонимание. Настоящая эмоциональная близость – это всегда
риск и труд, компромиссы и расширение зоны комфорта, а он боится
этого. Поэтому у него нет близкой подруги, он перебивается
проститутками. А что такого? Проститутка обойдется и без ужина, и без
подарков, и уберется наутро согласно договоренности.
Наш герой подкладывает чудесной искренней девушке Вивиан
настоящую свинью. Ведь она жила как-то до него, и все в ее жизни было
понятно. И вдруг пришел сказочный герой, приучил ее к роскошным
апартаментам, дорогим нарядам, эксклюзивным развлечениям, в общем,
показал ей уровень, позабавился, а потом бросил. Живи, как и раньше. А
как после этого жить как раньше?
Это хорошо, что она полна жизнеутверждающих планов: выучиться в
колледже, получить профессию. Но в Америке образование платное, и
не всякий его может себе позволить. Иначе она не стала бы после
школы просто так болтаться в поисках хорошей доли. Увы, ее желание
изменить свою жизнь к лучшему после расставания с Эдвардом – не
более чем иллюзия. У нее нет денег на учебу, нет умения учиться, да и
деньги, которые она добывает проституцией, всегда будут развращать
ее и сбивать с истинного пути.
Наконец происходит кульминация. Миллионер предложил ей
содержание, а она отказалась. Золушке надо все или ничего! А
компромиссные варианты не подходят. И наш герой помчался за ней на
белом лимузине! Дорогие мои, а с какой целью? Ведь не жениться же, а
предложить более роскошное содержание!
Да-да-да, они оба изменились, и оба в лучшую сторону. Она вдруг
вспомнила, что она человек и достойна лучшей доли, чем просто
торговать своим телом. Да и он завершил наконец под ее влиянием свое
половое созревание. А это дорогого стоит! Это ощущение перемен,
надежды на счастье, на лучшую жизнь тешит зрителей, и все плачут в
конце. Но стоит ли такой мужчина этих слез? Так ли уж возможно для
Красотки вырваться из оков ее образа жизни?

Бриджит Джонс
Сразу признаюсь, что «Дневник Бриджит Джонс» – один из моих
любимых книг, и Бриджит – одна из любимых героинь. Но и здесь я буду
честной до конца.
Что нам известно о самой Бриджит? Ее отношения с родителями
довольно гармоничные, она с удовольствием проводит время с ними, а
они принимают ее автономию и не вмешиваются в ее жизнь. Она
образованна, умна, обладает великолепным чувством юмора и пышным
телом. Вот это и не дает ей покоя. Ее проблема в том, что она не отдает
себе отчет в степени своей сексуальности. Ах, сколько их, таких свежих
толстушечек, ведущих бесконечную борьбу с несколькими лишними
килограммами за право быть «как все». Низкая самооценка, я бы даже
сказала, слепая недооценка и отвержение своей телесности,
чувственности и привлекательности в целом. Ведь кроме манящего тела
Бриджит обладает и легким самобытным характером, и добрым
чувством юмора, да еще генерирует вокруг себя нелепые ситуации,
возбуждающие желание кавалеров мужественно выручать ее из них.
Но нас, конечно, больше всего интересуют ее отношения с мужчинами.
Итак, Дэниэл Кливер. Вы скажете, что нет ничего удивительного в том,
что она со своим самоедством по поводу лишнего веса и одиночества
стала добычей этого бессовестного ловеласа. Кливер самовлюбленный
нарцисс, падкий именно на таких девушек. Он неспособен на
длительные глубокие отношения, его больше всего интересует внешняя
обертка и гладкий ход обстоятельств. Поэтому Бриджит – не исключение
в его донжуанском списке, а скорее, лучший экземпляр. Искатель
сексуальных приключений именно в ней нашел источник эротического
вдохновения и даже попробовал такое, что нарушает законодательство
некоторых стран. Кстати, это подтверждает, что именно в области секса
у Бриджит комплексов нет.
В чем действительно проблема Бриджит, так это в неспособности
осознать ответственность за свои отношения и судьбу. Ведь если бы она
сама стала выбирать мужчину, она была бы более успешна в жизни. Но
вслед за Кливером ее «выбирает» его заклятый студенческий друг –
Марк Дарси. Что сыграло для него решающую роль – очарование
Бриджит, ее чувство юмора или связь с Кливером, – остается только
гадать. Но Дарси берет реванш над Кливером, именно завоевывая его
девушку, пусть и отвергнутую.
Что нам известно о Дарси? Что он умен и обаятелен, состоятелен и
благороден – да! Но и он – носитель сложных комплексов. Например, у
него проблема с коммуникацией. Он не умеет объяснить партнерше
своих чувств и мотивов, отчего в его жизни много недопонимания и
одиночества. А еще он страдает от измены жены.
Измены любимых – это всегда тонкий момент. Общественность, как
правило, встает на сторону пострадавшей стороны, забывая, что в
партнерских отношениях ответственность несут оба партнера. Раз Дарси
изменила жена, значит, он в чем-то вовремя не разобрался, не уделил
достаточно внимания, не построил доверительных отношений.
С чем остается травмированный супруг? Всегда с комплексом
повторения ситуации. Как женщина, для которой все мужики – козлы, все
время находит именно тех, которые бы подтвердили ее жизненную
концепцию, так и Дарси, избегая предательства, сталкивается с
двусмысленными обстоятельствами, в которые попадает Бриджит.
Она – открытая и общительная. Он – скрытный и ранимый. Она –
стесняется своего тела и боится сделать выбор. Он – в плену ее
очарования и странного чувства от ее связи с Кливером. Она – собирает
проблемы вокруг себя. Он – решает их и спасает ее.
Есть только один минус в этой комбинации. Ей скоро станет скучно, и
неумение Дарси держать близкую дистанцию с партнершей разрушит их
союз.
Это и происходит во второй части, но Бриджит снова попадает в беду, а
благородный Дарси снова спасает ее. Яркий пример невротического
союза, в котором партнеров удерживает друг возле друга необходимость
справляться с нелепицами и маячащая на дальнем фоне тень рокового
соблазнителя.
Но какие страсти! Тут тебе и девические мечты, и благородный принц, и
любовь, и рождественская сказка. И несмотря ни на какой анализ, так и
хочется оказаться этой самой Бриджит, которую полюбят такой, какая
есть, да еще и полцарства завоюют в придачу.

Кэрри Бредшоу и ее подруги («Секс в


большом городе»)
Очень много в этой части мы говорим о женской доле. У этого понятия
довольно разные наполнения. Для кого-то это в первую очередь
состоявшаяся семья, а кто-то считает, что супружество, материнство и
детство подождут, главное в жизни – это отношения! Захватывающие
новые романы, запутанные истории со многими неизвестными,
завораживающие кульбиты судьбы, поиск того самого Принца-На-Белом-
Коне, идеального мужчины!
Кто-то считает, что с семьей можно повременить, не надо
останавливаться на одном мужчине, ведь дальше могут быть
следующие, еще более подходящие и статусные, которые точно будут
достойны любви.
Кто-то убежден, что семья и партнерство – это обязательства, которые
уничтожают саму суть полового влечения: спонтанность и
импульсивность.
Кто-то думает, что быт, предсказуемость партнерского общежития
неизбежно приводят к «долгу» друг перед другом и прячут драйв,
свободу и саморазвитие на дальнюю полку, рядом с вкладышем в
диплом, который пылится там невостребованным.
Наконец, есть девушки, которые не останавливаются перед связями с
женатыми, геями, аскетами и монахами. Кто-то отчаялся возбудить
страсть в асексуалах. Кто-то считает, что секс – это секс, и никакие
социальные конструкты не мешают двум людям дать удовольствие друг
другу, после чего разбежаться по своим делам.
Сериал «Секс в большом городе» очень хорошо характеризует
социальную эволюцию женской сексуальности. Если в 50–60-х годах XX
века основной проблемой было приобщение женщины к миру
чувственности, в 80-х – «сокрытие» добрачного сексуального опыта (как
партнерского, так и моносекса), то в начале XXI столетия появились два
других явления: сексуальный опыт, превышающий возможности
мужчины (что часто кастрирует мужчин) и психосексуальное развитие,
развернувшееся по мужскому типу.
Чаще всего мужчины в своем развитии проскакивают мимо
платонической фазы, когда в результате привычки мастурбации сразу
начинают с эротической, а потом быстро переходят на сексуальную
стадию. Затем они удивляются, что не могут любить, ведь
персонификации либидо в платонической стадии они не научились, и все
девушки им кажутся похожими друг на друга.
То же самое происходит и с героинями сериала. Налицо раннее начало
сексуальной жизни с гиперакцентом на ценность секса в жизни, что
удивительным образом сочетается с инфантилизмом каждой. Обратите
внимание, ведь помимо сексуальных подвигов у них никакого опыта, в
том числе партнерского, нет. Они постоянно обобщают мужчин:
токсические злостные холостяки, собиратели моделей, женатики, геи – и
не видят в них конкретных личностей. Взять хотя бы Мужчину мечты
самой Кэрри. Что она знает о нем, кроме того, что он красив, не женат и
знает о ее предпочтении ультратонких презервативов? Ничего! Какой
он? Чувство юмора? Тип общения? Привычки? Досуг? Как у него с
мамой? Бывшими партнершами? Есть ли дети? Подходит он ей
интеллектуально, эмоционально, сексуально? Ей с ним комфортно?
Ничего она о нем не знает, но уже видит в нем мужчину мечты.
Взять ее подругу-адвоката с молоденьким любовником. Слишком
романтичен – ее вердикт. Ничего личного, мы просто занимаемся
сексом. Позвольте, а почему бы не присмотреться к нему
повнимательнее? Чем он ей не партнер? Да, она не может видеть
дальше эротической фазы, дальше своей мастурбации.
Мужчины таким девушкам нужны только как престижные игрушки, чтобы
мастурбировать о них.
Меня смущает еще и то, что героиням фильма за тридцать, а ведут они
себя, как будто только что окончили институт. Им еще рано взрослеть,
можно пока «потусить». Недаром Кэрри спрашивают: «Кем ты хочешь
стать, когда вырастешь?» Очень показательный вопрос для взрослой
женщины.
Итак, на одной стороне медали – перескок через платоническую фазу и
застревание на эротической фазе, а на другой стороне –
инфантильность, незрелость, неумение строить доверительные
отношения, трудиться над близким эмоциональным контактом и нести
ответственность за последствия такого сближения. И что мы видим?
Женщин-любовниц! Тех самых, которые такие-растакие, умницы-
красавицы, «мужика хорошего» никак не найдут и замуж никак не выйдут.
Женщина-любовница не готова стать женой, а «пока учится» и все время
перебирает: «еще не» и «опять не те». Женщина-любовница не может ни
на ком остановить свой выбор не потому, что рядом нет подходящих
кавалеров, а потому только, что не способна на глубинное сближение.
Именно поэтому женщины-любовницы, застывшие на мастурбаторно-
эротической стадии (это где-то по дороге между влюбленностью Татьяны
Лариной и искушенностью замужней Наташи Ростовой), интуитивно
выбирают только таких мужчин, с которыми по определению невозможно
сближение: женатых, заезжих, принципиальных холостяков, нарциссов,
донжуанов.
Но они не свободны в своем выборе. Нет здесь никакой химии, от
которой влечет и голову кружит. Только сухой тест: какой типаж не
выведет из зоны комфорта, не заставит взрослеть, не потребует
кардинально менять образ жизни, брать на себя обязательства? А! Вот
этот случайный прохожий, вот его и соблазним. А потом – ой, какие
страсти! Он не тот, за кого себя выдавал! Заставил страдать,
эмоционально опустошил! А какой у него был профиль! А какая фигура!
А как целовался!
Милые девушки, дорогие дамы! Фильм, безусловно, очаровательный. И
мы, ощущая себя причастными к живому механизму большого города
(многие из нас живут в больших городах), видим в героинях немного
себя. Мы также молоды и энергичны, на нас также обращают внимание
сексуально активные самцы, и мы тоже иногда попадаем в интересные
истории. Поэтому обаяние этого фильма еще не одно поколение будет
будоражить умы многих девушек. Но если присмотреться поближе, так
ли уж хороша судьба его героинь?

«Укрощение строптивого»
Всем хорошо знакомы необъяснимые мужчины, которые могут, но не
хотят. Тому много объяснений как с психологической, так и с
сексологической точки зрения. Но как ни толкуй, в жизни отношения в
паре с таким мужчиной бывают напряженными. Почему? Потому что
таких мужчин очень часто выбирают темпераментные и
заинтересованные в сексе женщины. И у них, опять же, множество
мотивов.
Например, женщина убеждена, что сможет растопить холодное сердце и
согреть его своим пламенем (вот почему многие женщины
самоотверженно и бесперспективно влюбляются в проблемных типов с
подавленной сексуальностью). Случается, что женщина первично не
нуждается в сексе. Тогда ее яростный темперамент не отражает
внутренней потребности в частом сексе, а скорее представляет собой
усвоенное поведение, выгодное для привлечения мужчин. Она может
сексуализировать внутреннюю неуверенность и тревогу и достигать
аутентичности, соблазняя, но не нуждаясь в сексуальном общении на
физиологическом уровне. И, встречая сексуально безответного мужчину,
она удовлетворяет свою истинную потребность в общении без секса. А
иногда к таким мужчинам влечет и просто любовь. Не думали об этом?
Поразила обоих любовь, как гром среди ясного неба, и ничего с этим
нельзя поделать.
Как живут люди в парах с полярной сексуальностью партнеров? Как и у
всех, сексуальность претерпевает взлеты и падения, возрождение и
скучную рутину, но периодов с редким сексом в этих парах случается
больше. Оба, и он, и она, утоляют свой скромный сексуальный аппетит
изредка по обоюдному согласию, но при этом тешатся, пробуждая друг в
друге драконов осуждения и самооправдания.
Она постоянно пытается перевоспитать и изменить его, возбудить в нем
страсть, сексуально охотится за ним, упрекает в холодности. Не
любишь? Я стала непривлекательной? Не хочешь именно меня? Из
вредности не соглашаешься?
Часто случается так, что разность в темпераментах используется для
манипуляций партнером: «Ты не можешь, что ты за мужик такой!» В
ответ: «Да не хочу я! Просто не хочу!» В ответ следует возражение: «А
зачем женился? Ведь видел же, что мне много надо!» И так по кругу.
Надо сказать, что низкая потребность в сексе мужчины, используемая
как почва для манипуляций – самое частое объяснение того, как
образуется пара «Она-Всё» и «Он-Ничего». Психологи по ним плачут.
В любимом мною фильме «Укрощение строптивого» показано идеальное
развитие событий, когда женщина по-настоящему зацепила нелюдимого
и диковатого мужчину, разбудив в нем природный инстинкт. Но в жизни
такой исход отношений – большая редкость. И самонадеянной женщине
не удается растопить лед, и она увязает в отношениях с сексуально
равнодушным мужчиной.

Холли Голайтли («Завтрак у Тиффани»)


Очарование фильма и идеализация самого феномена любви иногда
играют злую шутку с нами, зрителями. Находясь во власти обаяния героя
или героини, мы часто не можем критически оценить смысл фильма.
Гламурная девушка, искательница богатого жениха, живет на чеки «на
дамскую комнату», которые получает от богатых ухажеров. Пойти на
содержание к одному любовнику она не решается, слишком велика
ответственность за этот шаг. А невинная банкнота в 50 долларов ее ни к
чему не обязывает. У нее было трудное детство, до 14 лет ее окружали
«злые» люди, после чего добрый и пожилой мужчина взял ее в свой дом
и женился. Никаких притязаний на нее как на жену у него не было, ее ни
в чем не ущемляли. Все, что от нее требовалось – это быть рядом. Но ей
была неинтересна такая жизнь. Она сменила имя, сбежала в большой
город и повела образ жизни блесток и оберток. Все мужчины для нее –
подонки, поэтому, чем от большего количества ухажеров она уйдет, как
колобок, тем лучше. Любовь в ее списке ценностей не значится, секс
тоже не сокровище, ее цель – выйти замуж за богатого. Она бедна,
непрактична, не умеет ничего делать, работать не пробовала.
Он – подающий надежды писатель на содержании у состоятельной
дамы. Поскольку о хлебе насущном он не задумывается, то не спешит с
созданием шедевров.
Все, что от героев требуют окружающие, это просто «быть», чтобы
другие могли наслаждаться их обществом.
Но вот незадача! К ним пришла любовь. Причем в любовь Пола я еще
верю. Он действительно делает мужские шаги: бросает любовницу,
решается на издание рассказов, которые пользуются популярностью и
поэтому оплачиваются. Но вот Холли любовь не меняет. Она, как
маленькая девочка, прячется от возлюбленного и собственных чувств,
продолжает погоню за тугой мошной, пока не запутывается.
В финале она внимает его нравоучениям, спасает кота, бежит к Полу под
дождем. Но какое будущее у такой пары? Удовлетворит ли Холли в
качестве жены скромный бюджет Пола? Сможет ли она стать матерью
хотя бы одного ребенка? Насколько ответит его сексуальным аппетитам?
Способна ли она вообще на все это? Мой ответ – нет. А вы как думаете?

Амели
Хотите посмотреть, какова она, не туристическая Европа? С добрыми
отношениями между ее жителями? Без национальных, экономических и
глобальных проблем? Такая, как на тарелке с рождественского базара?
Посмотрите «Амели» – фильм про то, какие хорошие мы все люди и
фильм ни про что одновременно. Конечно, можно сделать из него
глубокий вывод, что одна доброта рождает другую и делает мир лучше.
Но нас интересуют любовь и отношения!
Родители Амели страдали от навязчивых идей, чрезмерно опекали
единственное дитя, воспитывали ее в изоляции, и потому она выросла
такой, как и они: нелюдимой, неуверенной, с фиксацией на деталях. Секс
ее не впечатляет, в обществе стариков она себя чувствует лучше, чем в
молодежных компаниях. Несколько чудаков-соседей и коллектив
кофейни – вот и все ее нехитрые социальные связи. У нее много
времени и последствия бедного эмоциями детства – желание дарить
сбывшиеся мечты другим людям, раз уж самой не суждено такого
испытать. И поэтому она берет на себя миссию Санта-Клауса и дарит
счастье окружающим. Она не учится, не имеет амбиций, в том числе и в
любви. Зато у нее есть подзорная труба, чтобы наблюдать за соседями.
У вас тоже есть, надеюсь? Нет? Надо же, и у меня нет. Может, труба –
своеобразный тест на нормальность?
Нино Кенкампуа тоже нигде не учится и не имеет амбициозных целей.
Он коллекционирует отпечатки следов на асфальте, рваные фото из
мусора возле фотокабинок… Работает продавцом в секс-шопе, а по
выходным – пугалом в пещере страха. И это не потому, что он фетишист
или аутист. Нет. Просто он мечтатель-романтик.
И вот они встречаются – такие люди «по запаху» находят друг друга. Но
просто так устроить романтическое свидание они не могут. Это было бы
не по законам жанра. Да и как ей подойти к нему, с ее-то страхом
социума?
На помощь приходит беспроигрышная тактика, которую с успехом
применили в свое время Золушка, Джен Эйр и Красотка: игра в кошки-
мышки. Исчезнуть, заинтриговать, не дать объясниться, помотать нервы
и заставить побегать за собой. Девочки, берите мастер-класс! Сам Джон
Фаулз не додумался до такого сюжета!
А потом, когда страсти накалились до абсурда и дальше бегать стало
уже невозможно, случилась любовь – а что еще может случиться в
Париже? Два одиноких и странных человека, коллекционер
выброшенных фото и официантка из кофейни, полюбили друг друга и
разом избавились от своих комплексов.
Неужели так все и живут? Счастливо работают официантками и
подсматривают за соседями?

«Бум». Разговор с детьми о сексе


Тем, кто собирается поговорить с детьми о сексе и не знает, с чего
начать, рекомендую посмотреть вместе с детьми фильм «Бум».
Помнится, когда он шел у нас в кинотеатре в начале 1990-х, я
посмотрела его несколько раз: с родителями, с сестрой, с подружкой,
опять с подружкой. Потому что там было все о нас, о молодежи. Этот
гормональный взрыв и брожение умов, импульсивный подростковый
характер, ночные побеги из дома, прогулки под луной и такое
колоссальное значение одного поцелуя…
Что правильного из этого фильма может взять на вооружение семья, у
которой дети подходящего возраста, то есть старше семи?
Конечно, это история родителей. Дети видят, что брак супругов Берретон
«живой», что родители, в первую очередь, партнеры с какой-то своей
историей, а уж потом «работники» и «мама и папа». Дети наблюдают, как
развиваются отношения родителей, видят, что существует нежность,
телесные ласки, взлеты и падения любви, которые только укрепляют
чувство. Родители даже могут впасть в поистине подростковые страсти и
внезапно приобрести еще одного малыша, когда старшие дети – сами уж
женихи и невесты. В общем, love story Берретонов-старших развивается
на глазах у детей, формируя у них представление о «жизни взрослых»
как жизни, в которой много значат любовь и партнерство.
Мама отводит пятнадцатилетнюю Вик к своему гинекологу, чтобы решить
вопрос о контрацепции. Не знаете, как обсудить это со своей дочерью
сами? Не находите слов, стесняетесь и вообще такие беседы как бы
неформат у вас в семье? Воспользуйтесь примером Франсуазы, матери
Вик: просто отведите ее к врачу, чтобы он назначил конкретное средство.
Когда потребуется, ребенок уже будет во всеоружии.
А когда вы станете бабушкой, как Пупетта, очень недурно будут
смотреться небылицы о поклонниках. Во-первых, в это до конца никто не
верит, а во-вторых, это дает возможность подростку при столкновении с
проблемами опираться на опыт бабушки. Тогда он понимает, что в этом
мире не один со своими трудноразрешимыми задачами, что это
случается в жизни, и люди как-то живут дальше. То, что нельзя обсудить
с родителями и в чем подруги некомпетентны, всегда можно выведать у
Пупетты.
Между прочим, если у вас есть племянники, можете облегчить задачу
родителей и подружиться с ними. Примеры из собственной жизни –
неплохой повод начать разговор об отношениях, сексе и всем, что так
волнует молодежь.

«Красавица и чудовище»/ «Аленький


цветочек»
Я, взрослая женщина, мать троих детей и будущая бабушка десяти
внуков, признаюсь вам, что с детства обожаю эту историю.
У русской Аленушки и заморской Бель много общего. Это любовь отца
(именно тесная эмоциональная связь между девочкой и ее отцом дает
героине пример успешных отношений с мужчиной и служит залогом
счастливого партнерства). Это самопожертвование, на которое девушка
идет во имя отца. Вот тут проблема, которую я разрешаю в пользу
девушки. В сказке превозносится дочерний подвиг как пример доброты и
терпения. А на деле уж не возможность ли это вырваться из отчего дома,
где девушка, хоть и сыта отцовской любовью, но задушена его
контролем и ожиданиями на свой счет? Я бы задумалась над вторым.
И, наконец, личность Чудовища. Чего уж греха таить, сама люблю таких
проблемных типов, на лицо ужасных, добрых внутри. Внешне не
красавцы, они не утруждаются демонстрировать даже выученные
эмоции. Но любить их от этого еще интересней. Вдруг получится
отогреть холодное сердце и растопить нежное солнышко внутри? В
сказке героине удается это сделать, а в жизни как?
Уж не пример ли это отношений, когда никто не понимает выбор
девушки? Могла бы найти себе и получше, а зачем-то с ним мучается! В
таком сценарии много от реальной жизни. Например, суровый быт и
патриархальные отношения в доме отца молниеносно сменяются на
такой же образ жизни в доме мужа…
Или вот так. Со всеми он – Чудище Лесное, а дома подчиняется
маленькой и кроткой женщине, которая командует всем королевством, да
и мужем в придачу. Она неосознанно искала большой и непокорный
трофей, которым можно управлять…

«Яма». Наши дни


О чем повесть и фильм «Яма»? Этот вопрос не ставит меня в тупик. Да,
история повествует о судьбе проституток и отношениях мужчин с ними.
Но ничего аморального или предосудительного в ней нет. Произведение
о доброте и человечности, о бессмертной человеческой душе, которую
невозможно ни продать, ни купить, а можно только уважать, ибо все
равны и все одинаково судимы перед лицом вечности. История о любви
и предательстве, человеческом горе и одиночестве, отверженности и
доброте.
Сравните, например, с любимым советским фильмом «Джентльмены
удачи». О чем этот фильм? О зэках? О краже? О золотом тельце? Нет!
Фильм о доброте, человечности, надежде и тоске по идеалу.
Ну, а чтобы у вас не оставалось сомнений, я все-таки сделаю секс-
разбор главных героинь фильма.
Алиса. Одухотворенная и «непростая». Ее история типична: бросил
мужчина, она осталась одна в большом городе без денег и связей.
Выкидыш и сепсис. Когда хозяйка борделя подобрала ее и взяла к себе,
она еще не ведала, какой это «подарок». Независимая девушка,
самобытная, вечно попадающая в неприятные истории из-за своего
свободолюбивого и гордого характера. Вот и в любовь Алиса вляпалась,
как в ловушку…
Любка. У нее тоже весьма банальная биография. Есть маленький
ребенок, которого она не может содержать: у нее нет профессии и
средств. Все, что остается Любке, это продавать любовь за деньги. Она
мягкая и женственная, понимает мужчин, их потребности в сексе и в
общении, именно поэтому зрелый сексуальный мужчина видит в ней
свою партнершу, а не проститутку. Предлагает ей изменить свою жизнь,
оплачивает ее содержание… но недолго.
Саша. Эротоманка. У нее есть болезненная необходимость получать
эмоциональную разрядку через сексуальное удовлетворение. Она –
незрелый ребенок. Коллекционирует игрушки и любит печеньки. Для нее
бордель – это дом, а бандерша – мать или старшая родственница.
Поэтому попытка указать Саше ее место в этой жизни и ее роль в жизни
мужчин, назвать вещи своими именами фатальна. Саша погибает.
Тамара – авантюристка. Бордель для нее – не последняя черта, к
которой она пришла от безысходности. Это ее выбор, ведь именно здесь
она может реализовать свой максимализм: она предпочитает любовь «с
интересом». Ее герой – смелый мачо, который легко обходит
общественные запреты и ставит себя выше комфортной жизни среднего
обывателя, труса, который держится за свое скучное существование. Ее
возбуждает именно мужчина, связанный с «беспределом» и криминалом.
Катя. Недалекая и безобидная девушка, она приехала с окраины нашей
необъятной родины. Для нее столица – это публичный дом, а коллектив
– проститутки. Она живет в своей среде, такой образ жизни для нее
естественный. Кто виноват в том, что она не видела ничего другого?
Аня, хозяйка борделя. Жестокая и холодная. Сама из «бывших». Она
завидует девушкам, их молодости и красоте, востребованности, и
вымещает на них свою неустроенность. Как и у проституток, бордель –
ее дом родной. И как бы она не возвышала себя над ними, ее судьба
связана с их судьбами единым узлом…
И все они живут в одной большой Яме…
Елизавета I, королева-девственница, дочь
Синей Бороды
Эта история произошла давно. Любвеобильный король хотел
наследника, но все его жены не могли родить ему сына. Поэтому он
избавлялся от неспособных супружниц и женился снова. С двумя женами
он развелся, двух казнил, одна сама умерла, и только последняя жена
пережила своего мятежного мужа. Речь идет об английском короле
Генрихе VIII, который был женат шесть раз, и о судьбе его дочери,
Елизаветы I.
Как известно, Елизавета I была дочерью Генриха от его страстно
любимой второй жены, Анны Болейн. Елизавета взошла на трон в
возрасте 25 лет и правила страной 45 лет. Английский парламент
настаивал на ее свадьбе с европейским принцем в интересах
наследования, но Елизавета все тянула с решением. Много существует
версий ее безбрачия: и физиологические и психические отклонения, и
преданность возлюбленному ее юности Роберту Дадли. Но самая
правдоподобная версия о сомнениях королевы перед брачными узами –
это впитанный ею с детства страх оказаться заложницей мужского
самодурства и самоуправства.
Смерти своей матери Елизавета помнить не могла, ведь ей не было и
трех лет, когда Анну казнили. Но последующую смерть пятой по счету
жены девятилетняя девочка запомнила очень хорошо.
Исторические примеры сегодня звучат для нас как легенда. А вот
психологические травмы детей из неполных семей, получивших прививку
от брачного сожительства, сейчас нередки. Например, отец
терроризировал домашних, держал в страхе мать и детей. Или бросил
семью, а мать манипулировала ребенком в надежде вернуть отца в дом.
Случаются примеры, когда одного из родителей назначили «нехорошим»
и держали в этой роли всю жизнь. Или единственный родитель женился
много раз. Бывает, что единственный родитель – доминирующий,
холодный и отчужденный. Внедрил в сознание ребенка, что развод «был
лучше для всех», да сам в это и поверил.
Можно, конечно, привести множество примеров, и все они будут
уникальны, и все варианты деструктивных взаимоотношений в каждой
семье будут разными. Но результат один и тот же: ребенок, становясь
взрослым, получает иммунитет к браку. Частые причины такого
убежденного холостячества – инфантилизм, затруднение взросления,
пуповинная связь с родителем, неумение строить партнерские
отношения, невротический склад личности, годный только для создания
деструктивных союзов.
Но почему так? Ответ, к сожалению, прост. «Прививка от брака» – это не
какое-то семейное проклятье, а родительский невротический союз на
основе взаимного унижения, зависимости, недоверия к миру и нелюбви к
себе.
Вот так и получается, что причиной венца безбрачия часто бывает
бурная жизнь родителей.

Джонни Кастл («Грязные танцы»)


Давайте поговорим о типе мужчин-сыночков, зависимых от женщин и
полностью управляемых ими. Чаще всего они воссоздают одну-
единственную известную им модель отношений. Подавляющая мать,
которая воспитывает ребенка одна, часто уничтожает его волевые
проявления и провоцирует в нем чувство вины за лишения, которые она
пережила из-за материнства. Мальчик вырастает, мать сменяет жена
или любовница, но способ коммуникации с женщиной для него остается
тот же, привычный. Мамочка лучше знает, как надо, мамочка отругает,
обидит, унизит, но она же и пожалеет и поощрит, с мамочкой
безопаснее, потому что мамочка примет решение.
Так и идет по жизни этот возросший уже сынок в роли робкого теленка,
которого ведут за кольцо властные статусные женщины.
Вероятно, многие девушки, читая эту главу, испытали щемящую боль в
сердце. «Да! Есть за моим любимым такой грешок. Мы возрастаем,
боремся, уже почти отрезали пуповину, но все равно случаются
рецидивы». Хоть они и скрывают от самих себя, что остатки пуповинной
связи еще очень крепкие, и сознательно предпочитают жить так, как
будто им это неизвестно, тем не менее, предательская жено-
зависимость вылезает из их жизни, как шило из мешка.
Если такой герой женат, то мать может контролировать его семью,
навязывать советы и свое мнение. Может перетягивать на себя его
внимание (мамочка заболела, я останусь с ней, я не оправдаю себя,
если что-то случится). А если жена за что-то отругала, ему всегда есть
куда бежать.
Никогда не забуду случай одной пациентки, которая жаловалась мне, что
муж с ней редко занимается сексом после родов. Я подумала, что речь
идет о послеродовом состоянии женщины, о переменах в семье в связи с
рождением ребенка, поэтому уточнила, когда были роды. Ведь если до
полугода назад, то такое состояние нормально.
Но роды были три года назад. Как же так? Оказывается, мама ее мужа –
врач. И когда у молодой четы случилась беременность, она строго-
настрого приказала своему сыну спать с женой как можно реже, чтобы не
навредить будущему ребенку. Сын послушался совета матери, да и
привык. С тех пор так и не живет половой жизнью, ведь мама
запретила…
Если такой мужчина теряет маму (даже властные мамы не вечны), то он
для отношений находит женщину, ее заменяющую, такую, которая всегда
знает, как действовать, что чувствовать и куда жить. И продолжает
исполнять заветы мамы даже посмертно…
Одним словом, субдоминантный самец. Еще не подрос. Пока учится.
Таков Джонни Кастл в фильме «Грязные танцы». У него и профессия
соответствующая: обслуживать эстетические запросы самодостаточной
женщины, развлекать ее, выполнять роль эскорта.
В фильме, как в сказке, конечно, приходит прекрасная принцесса, и
лягушонок превращается в принца. Она разрушает его привычный
порочный круг зависимости от зрелых богатых женщин, она возвышает
его роль от обслуживающего персонала до учителя, дает ему осознание
собственной значимости и уверенность в себе. Она дарит ему любовь и
надежду, и он перевоплощается в новую, повзрослевшую версию себя.
А в жизни как? Верите ли вы, что любовь может изменить человека, дать
толчок внутреннему росту? Теоретически я верю в это тоже. Я даже
читала где-то по психологии, что любовь, война и творчество меняют
установки и систему ценностей людей. Но если честно, я не верю в такие
чудесные метаморфозы в жизни. И если вы прекрасная принцесса,
перед которой открыты все возможности: поездки, университеты, лучшие
женихи, то не стоит размениваться на зависимого субъекта со сниженной
самооценкой. То ли выгорит дело, то ли нет.
И даже если вы не королевских кровей и папа у вас не волшебник,
думаю, тратить жизнь на перевоспитание субдоминантного мужчины не
стоит. Свою голову не приставишь, учиться не заставишь, мотивацию не
внушишь, а вот время потеряешь.

Лолита
Это один из моих любимых романов. Энергетика влечения и накал
страстей мастерски переданы просто через чувства и поведение
персонажей. Набоков даже не прибегал к скабрезным описаниям, но
похоть главного героя и так пронизывает все повествование от начала
до конца.
Сразу скажу, что в нашей стране такая страсть грозит статьей 134 УК РФ
(«Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом,
не достигшим шестнадцатилетнего возраста»). В общем, совращение
малолетних. Любые сексуальные действия с детьми, даже если они
выглядят, как взрослые и сами этого хотят, являются соблазнением,
злоупотреблением, насилием. Потому что дети социально незрелы и не
могут отдавать себе отчет в последствиях своих действий.
Был ли Гумберт педофилом? Собственно, влечение к девушкам раннего
пубертатного возраста подтверждает это, но то, что влечение
сохранилось при взрослении героини – опровергает. Гумберт наделял
образ пробуждающейся девушки («нимфетки») особым роковым
смыслом. Девушка уже осознает свое влияние на мужчин, но
сокровенного смысла сексуальных отношений между мужчиной и
женщиной до конца не понимает, поэтому заходит слишком далеко.
Нимфетка сознательно дразнит его, разжигая его нездоровую похоть.
Отношения зрелого мужчины и юной девочки, которая все время ходит
на грани манипуляции и подстрекательства, становятся невротическими.
Временами, презирая и избегая, они все равно тянутся друг к другу,
прорастая в нездоровую почву взаимных неврозов, подпитывая