Вы находитесь на странице: 1из 16

Киническая школа философии

С именем Сократа связывают так называемые сократические школы, основанные


его учениками: Антисфеном, Аристиппом, Евклидом. Название это условно, так как
учение Сократа — не единственный источник учений этих школ. Например, Антисфен,
прежде чем стать учеником Сократа, был учеником Горгия, Евклид-мегарик исходил из
проблематики элеатов. Сами школы по-разному решали такие принципиальные вопросы,
как проблема общего и отдельного, проблема достижения счастливой и свободной жизни.
При решении этих вопросов так называемые сократические школы часто занимали
противоположные позиции. Киники и киренаики утверждали, что существует только
отдельное, а мегарики — что только общее. Киники считали условием достижения
свободной и счастливой жизни ограничение потребностей, киренаики же — наслаждение.
Из этих школ дольше других просуществовали киники.
Философский термин «киники» произошел от древнегреческого прилагательного
«кюникос» — «собачий», отсюда и «собачья философия» и «собачья школа».
Происхождение этого термина связано, возможно, с тем, что основатель кинизма
Антисфен, будучи неполноправным афинянином (отец — афинянин, мать — фракиянка, а
чтобы быть полноправным афинянином, афинянами должны быть и отец и мать), учился,
а затем и преподавал в гимнасии для таких социально ущемленных детей, расположенном
вне городских стен Афин при храме Геракла. Этот гимнасий назывался Киносарг, что
переводится как «Зоркий пес» или «Белая собака». Возможно, что учащихся в этой
гимнасии более удачливые дети дразнили, называя их собаками. Антисфен же принял это
унизительное прозвище как предмет гордости.
Другое объяснение происхождения термина «киник» исходит из существа
философии киников. В самом деле, киники настолько ограничивали свои потребности, что
жили почти как собаки. Забегая вперед, скажем, что в период эллинизма и позднее киники
продолжали шокировать обывателя своим экстравагантным поведением, которое
вытекало из кинического мировоззрения и было главной формой существования из
философии настолько, что многие наблюдатели вообще отказывались видеть философию
в кинизме, лринимая его просто как образ жизни. И действительно, сами киники думали,
что сильнее всякого словесного опровержения практическое доказательство и что поэтому
«все следует доказывать делами» (Антология кинизма. Москва, 1984. С, 164).
Антисфен. Он родился в Афинах в 444 г. до н. э. и был на четверть века моложе
Сократа, которого он пережил на тридцать лет (умер в 368 г.). Как мы уже сказали,
Антисфен сначала был учеником Горгия, которому он был обязан своим риторическим
образованием, а затем стал учеником Сократа. Древние источники сообщают, что
Антисфен каждый день ходил слушать Сократа из Пирея в Афины (между ними около 8
км). Ксенофонт сообщает, что Антисфен вообще не отходил от Сократа, пока тот был
жив. В отличие от сказавшегося больным Платона, который тоже был ближайшим
учеником Сократа, Антисфен присутствовал при вынужденной смерти учителя.
Антисфен — плодовитый писатель. Позднее скептик Тимон, издеваясь над
многочисленностью сочинений основателя кинизма, назовет его «болтуном на все руки».
Диоген Лаэртский приводит большой список сочинений Антисфена. В нем более
шестидесяти названий, среди которых наряду с сочинением «О природе» преобладают
произведения на филолого-риторические, гносеолого-логические и политико-этические
темы. Сочинения Антисфена до нас не дошли. Сохранились лишь их названия. Среди них
— вышеназванное сочинение «О природе», а также «Истина», «О благе», «О законе», «О
слоге», «О наречии», «О воспитании», «О свободе и рабстве», «О музыке», «О жизни и
смерти» и др.
Общее и отдельное. Антисфен как логик. В своем учении об общем и отдельном
Антисфен исходил из сократовского учения о том, что подлинное знание— лишь то, что
выражено в понятии. Идя этим путем, Антисфен первым в истории философии пытается
дать определение понятия. Это определение гласит: «Понятие есть то, что раскрывает,
что есть или чем бывает тот или иной предмет». Вместе с тем существует исходящая от
Аристотеля информация о том, что Антисфен отрицал возможность самого определения
чего бы то ни было, подведения отдельного под общее, например нельзя подвести понятие
«человек» под понятие «живое существо» в суждении «человек есть живое существо».
Более того, основатель кинизма отрицал и возможность приписывания предмету каких-
либо свойств и признаков, например «человек есть образованный». О каждом субъекте
суждения, считал он, можно утверждать только то, что он то, что он есть. Допустимы
лишь те суждения, которые утверждают тождество субъекта и предиката. Можно сказать,
что «Сократ есть Сократ», но нельзя сказать, что «Сократ есть философ». Об этой
стороне учения Антисфена мы узнаем прежде всего от Аристотеля, сообщающего, что по
мнению Антисфена «об одном может быть высказано только одно, а именно
единственно лишь его собственное наименование (логос)». В связи с этим Аристотель
говорит о «чрезвычайном простодушии» Антисфена.
Учение Антисфена о том, что возможны и допустимы лишь тавтологические
суждения типа «Сократ есть Сократ», когда субъект повторяет предикат не только по
содержанию (тавтология — логическая ошибка, состоящая в определении предмета через
самого себя), но и буквально, связано с пониманием кинической философией
противоречия. Правда, мы не можем сказать, что из чего следует: учение о противоречии
из учения о суждении или, наоборот, учение о суждении из учения о противоречии. По
Аристотелю скорее верно первое: рассказав о том, что по Антисфену возможно лишь
наименование вещи, Аристотель продолжает: «... откуда следовало, что не может быть
никакого противоречия». Однако если исходить из существа вопроса, то верно, пожалуй,
второе: именно антисфеновское учение о противоречии сводит всякое суждение к
тавтологическому суждению наименования.
В самом деле, говоря о том, что такое тезис (а это есть предположение сведущего в
философии человека, но не всякое, а лишь такое, которое не согласуется с
общепринятыми мнениями), Аристотель вспоминает тезис Антисфена о противоречии, в
котором, по-видимому, и содержалась суть его учения. Тезис же Антисфена гласил:
«Невозможно противоречить».
В чем же Антисфен находил противоречие? Во всем. В эпоху Антисфена
философская мысль древних греков вплотную подошла к открытию некоторых законов
мышления, в том числе и к главному из них — к закону противоречия (точнее говоря, к
закону запрещения противоречия). Напомним, что закон противоречия гласит: не могут
быть одновременно истинными две противоположные мысли об одном и том же
предмете, взятом в одно и то же время и в одном и том же отношении. Антисфен,
вплотную подойдя к открытию закона противоречия, не сумел определить сферу
применимости этого закона. Ему казалось, что противоречивыми суждениями являются не
только суждения вроде «Сократ есть философ» и «Сократ не есть философ» и не
только суждения типа «Сократ есть образованный» и «Сократ есть необразованный»
(или «Сократ не есть образованный»); но и сами суждения «Сократ есть философ»,
«Сократ есть образованный» внутренне противоречивы, так как каждое из них содержит
в себе два суждения: «Сократ есть Сократ» и «Сократ есть философ», «Сократ есть
Сократ» и «Сократ есть образованный», но ведь суждения «Сократ — философ»,
«Сократ — образован» — не одно и то же, а нечто различное и, следовательно,
противоречивое. В этом-то пункте и состоит изъян учения Антисфена, его, если так
можно сказать, софистика (если он ошибался сознательно). Он отождествлял различное и
противоречивое. Аристотель потом объяснит, что различные суждения не противоречат
друг другу, что можно быть и Сократом, и философом, и образованным, что противоречие
— лишь вид противолежащего, а противолежащее — наиболее законченное различие в
одном и том же роде. Поэтому человеку противолежит не философ, а не-человек или
животное, а белому противолежит не образованное, а не-белое или черное (так что можно
быть и белым, и образованным).
Итак, по Аристотелю получается, что тот самый философ, который, как будет
утверждать позднее Диоген Лаэртский, первый дал определение понятия, отрицал
возможность определения. Аристотель говорит: «Имеет некоторое основание
высказанное сторонниками Антисфена и другими столь же мало сведущими людьми
сомнение относительно того, можно ли дать определение сути вещи, ибо определение —
это-де многословие». В самом деле, этот философ, о котором Диоген Лаэртский писал,
что «он первый дал определение понятию», вошел в историю философии как философ,
который отвергал возможность определения предмета на том основании, что субъекту
нельзя приписать отличный от него предикат.
Из антисфеновского понимания противоречия следовало не только отрицание
возможности иных суждений, чем суждения наименования, но и отрицание
объективности общего. В этом отрицании киники опирались также и на утверждение, что
существует лишь то, что мы непосредственно воспринимаем чувствами. Но чувствами мы
воспринимаем только единичное, отдельное, а не общее. Мы видим всякий раз ту или
иную конкретную лошадь, но не лошадь как таковую, а тем более не «лошадность».
Следовательно, существует только отдельное, а общего нет. В этом отношении киники
были предшественниками средневековых номиналистов, утверждавших, что общее —
только имя, прилагаемое к отдельным предметам, в чем-либо между собой сходным. Но
наличие такого общего имени не означает, что в самих подобных друг другу предметах
есть какая-либо общая всем этим предметам сущность. Аналогичным образом и киники
учили, что можно лишь сказать о том, чему предмет подобен, но определить его значило
бы указать на общую этим подобным друг другу предметам сущность, что невозможно.
Сказав, что определение — это, по Антисфену, многословие, таящее в себе
противоречивость, Аристотель продолжает: «Но какова вещь — это можно
действительно объяснить; например, нельзя определить, что такое серебро, но можно
сказать, что оно подобно олову».
Этика. В своей этике Антисфен исходил из примера Сократа: «переняв его
твердость и выносливость и подражая его бесстрастию, он этим положил начало
кинизму». Следуя Сократу, Антисфен видел счастье в добродетели, а для достижения
добродетельности считал достаточным одного лишь желания, силы воли. Позднее
Аристотель также с этим не согласится: одного желания мало, необходимо общественное
воспитание, делающее добродетель привычкой и научающее применять общие
нравственные нормы к конкретным житейским ситуациям. Антисфен учил, что
добродетель едина для всех, что она орудие, которое никто не может отнять, что все
стремящиеся к добродетели люди — естественные друзья. Добродетель дает нам счастье.
Счастье — цель человеческой жизни, средство к ней добродетель. Высшее счастье для
человека — «умереть счастливым». Таким образом Антисфен разделял мысль Солона о
том, что, пока человек не умер, нельзя сказать, прожил ли он жизнь счастливо или нет.
Счастлив лишь тот, кто умер счастливым. Ведь многие, казалось бы, счастливые жизни
имеют ужасный конец, как, например, жизнь Креза, на вопрос которого, считает ли Солон
его счастливым, афинский мудрец отказался ответить.
Итак, Антисфен положил начало философии киников, одной из сократических школ. В
чем же своеобразие этой школы?
«Три слона» кинизма. Кинизм как образ мыслей и действий киников как бы стоял
на «трех слонах». Их имена: аскесис, апайдеусиа и аутаркейа.
Стоя на этих «трех слонах», первые киники еще до гибели суверенного греческого полиса
произвели переоценку нравственных и гражданских ценностей классического грека,
дискредитировав как их, так и связанные с ними нравственные и гражданские
добродетели, и предвосхитив, таким образом, будущее, когда Греции как совокупности
суверенных полисов не стало. Эту переоценку начал делать Антисфен, а продолжил
Диоген Синопский.
Легенда рассказывает, что Диоген Синопский, сын Гикесия из южночерноморской
Синопы, вместе со своим отцом-менялой подделывал деньги (обрезывал монеты). Когда
его отец попал за это в тюрьму, а Диогену пришлось бежать из Синопы, он, оказавшись в
Афинах, начал подделывать ценности иного рода, те, о которых )оыло сказано выше.
Согласно другой версии легенды, Диоген получил в Дельфах в храме Аполлона от жрицы-
пифии двусмысленный оракул: «Сделать переоценку ценностей», что можно было понять
и как указание переоценивать (т. е. подделывать) имеющую хождение монету и как
указание переоценивать установившиеся обычаи, общественный порядок, сложившуюся
традицию, правовые нормы.
Аскесис. Древнегреческое слово — аскесис означало «упражнение, практическое
изучение, практика; образ жизни, занятие; образ мыслей, направление», так что здесь до
аскетизма как самоистязания во имя какой-либо надуманной цели (как это было,
например, в христианском аскетизме как соучастии в страданиях Христа и умерщвлении
плоти ради спасения души) было далеко. Киники придавали большое значение такой
практике: «Тому, кто хочет стать добродетельным человеком, следует укреплять тело
гимнастическими упражнениями, а душу — образованием и воспитанием». Киники
считали, что без таких упражнений никакой успех в жизни невозможен. Они различали
два вида аскесиса: для тела и для души. Однако их аскесис был настолько суров, что о нем
можно говорить как об аскетизме в нашем понимании этого слова. Кинический аскесис —
максимальное опрощение, максимальное ограничение своих элементарных потребностей,
привыкание к холоду, голоду, жажде, полный отказ от всех искусственных надуманных
потребностей, не говоря уже о роскоши. Диоген Лаэртский говорит, что «мнение их
(киников), что жить нужно в простоте, есть в меру голода, ходить в одном плаще».
Кинический плащ - грубый короткий плащ, который надевали на голое тело. Весь
«багаж» бродячего киника состоял из котомки и посоха. Ходили они обычно босиком.
Борода и длинные нечесаные волосы завершали облик киника. Киники думали, что самой
здоровой была жизнь первобытного человека, у которого еще не было и огня. Поэтому
они осуждали Прометея, который, одарив людей огнем, положил начало их
испорченности. Идеалом их был Геракл.
Закаляя свою душу, Диоген Синопский просил подаяния у статуй, чтобы приучить себя к
отказам. Закаляя тело, он зимой обнимал ту же статую, запорошенную снегом, а летом
катался по раскаленному песку. Говорят, что он даже ходил босыми ногами по снегу и
пытался есть сырое мясо, но не мог его переварить. Стремясь к максимальной свободе от
вещей, Диоген, увидев, как мальчик пил воду из горсти, выбросил из котомки чашку, а
когда увидел, как другой мальчик, нечаянно разбив свою плошку, ест чечевичную
похлебку из куска выеденного хлеба, выбросил и миску. Некоторое время Диоген ночевал
в большом глиняном сосуде — пифосе.
Киники думали, что боги, дав людям все самое необходимое для жизни,
обеспечили им легкую и счастливую жизнь. Люди же, не зная меры в своих потребностях,
сами себя сделали вечно озабоченными и несчастными.
Обратной стороной кинического аскесиса было презрение к наслаждениям,
которое, правда, само приняло форму наслаждения. Киники «с наслаждением презирают
самое наслаждение».
Свой идеал по возможности простой жизни киники пытались прививать через
воспитание. Когда, став нечаянно рабом, Диоген из Синопы оказался воспитателем детей
своего хозяина, грека Ксениада в Коринфе, он учил их, «чтобы они сами о себе
заботились, чтобы ели простую пищу и пили воду, коротко стриглись, не надевали
украшений, не носили ни хитонов, ни сандалий, по улицам ходили молча и потупив взгляд».
Киники презирали богатство. Переоценка ценностей и состояла прежде всего в том,
чтобы бедные перестали стыдиться своей нищеты. Если Гесиод полтысячелетием ранее
сказал в своей поэме «Труды и дни», что «стыд удел бедняков, а взоры богатого смелы»,
то киники вознамерились перевернуть эту вечную ситуацию и добиться того, чтобы стыд
стал уделом богатых, а взоры бедных стали бы смелыми. Напрасная затея! Но так или
иначе киники учили, что «богатство не относится к числу необходимых вещей».
Богатство аморально — таков основной тезис киников. Киники утверждали, что
«стяжатель не может быть хорошим человеком», что «ни в богатом государстве, ни в
богатом доме не может жить добродетель». Диоген Лаэртский пишет о Диогене
Синопском, что «алчность он называл матерью всех бед». Богатство — источник
тирании. Стобей в своей «Антологии» сообщает: «Когда один человек стал упрекать
Диогена в бедности, тот сказал: "Несчастный, я никогда еще не видел, чтобы из-за
бедности кто-нибудь стал тираном, а все становятся тиранами только из-за
богатства"».
Напротив, бедность благодетельна! «Бедность Диоген называл самоучкой
добродетели». Именно бедность влечет человека в философию. «Диоген говорил, что
бедность сама пролагает путь к философии. То, в чем философия пытается убедить на
словах, бедность вынуждает осуществлять на деле», т. е. вести, надо полагать,
киническую жизнь. В таком случае все бедняки — философы!
Апайдеусиа. С бедностью связаны и такие, казалось бы, унизительные и
постыдные для человека явления, как необразованность и непросвещенность,
невоспитанность и некультурность. Переоценивая и здесь признанные ценности, киники
учили не стыдиться всего этого. Неграмотность — не такой уж большой недостаток. Это
даже скорее достоинство. При неграмотности знание находится и живет в сознании, а не
лежит мертвым грузом на полке. Однажды ученик пожаловался Антисфену, что потерял
свои записи. «Надо было хранить их в душе», — отрезал киник. Здесь киники следовали
платоновскому Сократу, который в сочинении Платона «Федр» рассказывает о том, как
египетский фараон Тамус не одобрил изобретенные Тевтом письмена, ибо «в душах
научившихся им они вызовут забывчивость... припоминать станут внешне..., а не
внутренне — сами от себя». Это верно. Письменность при всех своих достоинствах
отчуждает человека от знания. Знания становятся мертвыми, а души пустыми.
Киники доказывали, далее, что знания не делают людей лучше. Изобретатель
Паламед также изобрел письмена и цифры, научил греков играть в шашки. Но,
научившись писать, читать, считать, играть в шашки, люди не стали лучше — и, не умея
отличить правду от лжи, побили Паламеда камнями по ложному доносу. А именно умение
различать правду и ложь — главное качество мудрости!
Поэтому киники недооценивали науку и образование. Диоген Лаэртский пишет:
«...киники пренебрегают общим образованием», а также: «...музыкой, геометрией,
астрономией и прочими подобными науками Диоген пренебрегал, почитая их
бесполезными и ненужными».
И вместе с тем мы находим у них прославление разума! Антисфен учил, что
«разумение — незыблемая твердыня; ее не сокрушить силой и не одолеть изменой.
Стены ее должны быть сложены из неопровержимых суждений». Тот же киник говорил,
что «нужно или приобрести разум, или надеть петлю на шею». Диоген любил повторять
эти слова учителя. Он постоянно говорил: «Для того, чтобы жить как следует, надо
иметь или разум, или петлю». В другом переводе: «Он часто говаривал, что для жизни
надо запастись разумом или веревкой на шею».
Антисфен признавал, что «образованного и умного человека трудно переносить,
так как неразумие — вещь легкая и необременительная, а разум непреклонен,
непоколебим, тяжесть его неодолима».
Но разум киников — практический, а не теоретический. Он смыкается с
обыденным сознанием, с житейской мудростью. Ведь логику и физику киники отвергли и
оставили от философии одну дремучую этику. Задача философии — учить, как надо жить.
Для Антисфена философия — «умение беседовать с самим собой», «умение оставаться
наедине с собой». Для Диогена из Синопы философия дает «готовность ко всякому
повороту судьбы». Философия необходима для жизни: «Человеку, сказавшему «Мне нет
дела до философии!», Диоген Синопский возразил: «Зачем же ты живешь, если не
заботишься, чтобы хорошо жить».
Жить хорошо — не значит жить богато. Выше мы видели, что путь к философии
проходит через бедность. К ней ведут и другие неблагоприятные, казалось бы, для
философии жизненные обстоятельства. Когда «кто-то корил Диогена за его изгнание,
«Несчастный! — отвечал он,— Ведь благодаря изгнанию я стал философом».
Киники не питали особого уважения к людям. «Ко всем он относился с язвительным
презрением», — рассказывает Диоген Лаэртский о Диогене Синопском. И это относилось
не только к людям простым, но и к философам. Диоген презирал Демосфена. Он называл
его «афинским демагогом». Простые люди вызывали у Диогена Синопского состояние
недоумения. Его удивляло, что люди соревнуются, сталкивая друг друга пинком в канаву
(вид упражнения для тела в палестре), но никто не соревнуется в искусстве быть
прекрасным и добрым. Грамматики выискивают грехи у Одиссея, а своих не видят.
Музыканты налаживают струны и неспособны гармонизировать свой нрав. Математики
следят за Луной и Солнцем, но не видят, что у них под ногами. Риторы вовсю говорят о
справедливости, а сами в своих делах ей вовсе не следуют. Многие приносят богам
жертвы, моля о здоровье, а затем на радостях на пирах объедаются. У мегарцев овцы
ходят в кожаных попонах, а дети бегают голыми [поэтому Диоген сказал: «Лучше быть у
мегарца бараном, чем сыном». Ясно, что таких людей киники не могли принимать
всерьез. Когда Диогена спросили, много ли было людей на Олимпийских играх, откуда он
возвращался, тот ответил: «Народу много, а людей немного». На вопрос, где он видел
хороших людей, тот же ведущий киник ответил: «Хороших людей — нигде, хороших детей
— в Лакедемоне». Вот отчего Диоген демонстративно среди «бела дня... бродил с фонарем
в руках, объясняя: «Ищу человека». Правда, Диоген не всех считал глупцами. Он говорил,
что «когда он видит правителей, врачей или философов, то ему кажется, будто человек
— самое разумное из живых существ, но когда он встречает снотолкователей,
прорицателей или людей, которые им верят, а также тех, кто чванится славой или
богатством, то ему кажется, будто ничего не может быть глупее человека».
Презирая людей, киники не стеснялись перед ними. Отсюда их воинствующее
нарушение норм приличия, отчего кинизм вошел в историю как цинизм, т. е.
нигилистическое отношение к человеческой культуре и правилам нравственности. Однако
вместе с этим киники думали, что «предельная цель есть жизнь, согласная с
добродетелью», что «добро прекрасно, а зло безобразно». Киники думали, что
«добродетели можно научить». Ниспровергая такую ценность, как знатность, киники
учили, что «благородство и добродетель — одно и то же». Диоген Синопский
«добродетельных людей... называл подобием богов...». Эта «добродетель... состоит в
делах и не нуждается ни в многословии, ни в науках». О кинизме и другие говорили, что
это «кратчайшая дорога к добродетели». Но что же киники понимали под добродетелью?
Кто самые благородные и добродетельные (ведь истинное благородство и добродетель
совпадают) люди? Кто тот человек, которого искал днем с огнем Диоген Синопский? Кого
Диоген «называл подобием богов»? (VI, 51). Это не кто иной, как «презирающие
богатство, славу, удовольствия, жизнь, но почитающие все противоположное —
бедность, безвестность, труд, смерть». Антисфен считал, что «труд — благо». Эти
люди — истинные мудрецы.
Аутаркея. Аутаркея, автаркия — независимость, самодостаточность,
самоудовлетворенность, умение довольствоваться своим, как бы мало оно ни было, и
следующая из нее свобода — цель и кинического аскесиса, и кинической апайдеусии. Они
средства. Автаркия — цель.
Киник не из мазохизма истязает себя, ограничивая себя во всем. В том числе и в
образовании, которое все равно ему недоступно. Также недоступны ему и те
материальные блага, от которых он отказывается. Он не хочет того, что ему не дано. Но
даже если такая возможность появится, киник на это решительно не пойдет. Так,
Антисфен пишет Аристиппу, который пресмыкается перед тираном: истинный философ
«должен оставаться на родине и довольствоваться тем, что имеет». Мудрец вне
государства и вне обыденной жизни: «...мудрец живет не по законам государства, а по
законам добродетели».
Киническая автаркия означала отказ от семьи. Правда, здесь у киников были
расхождения. Нищий безродный Антисфен заявлял, что мудрец должен жениться для
имения детей и притом от самых красивых женщин. А сам умер от чахотки. Напротив,
Диоген Синопский провозглашал, что «жены должны быть общими, и отрицал законный
брак: кто какую склонит, тот с тою и сожительствует, поэтому же и сыновья
должны быть общими». Отвергая институт брака, тот же Диоген Синопский на вопрос, в
каком возрасте следует жениться, ответил: «Молодым еще рано, старым уже поздно».
Киническая автаркия означала и независимость киника не только от семьи, но и от
государства. Правда, у киников встречаются глубокие мысли о государстве. Поразительно
точна догадка Антисфена о том, что «государства погибают тогда, когда они не могут
более отличать хороших людей от дурных». Он же высказывает замечательную
убежденность, что «лучше сражаться среди немногих хороших против множества
дурных, чем среди множества дурных против немногих хороших».
Однако киники были далеки от государства. Это и неудивительно. Ведь они в
своем большинстве были метеками-переселенцами; в Афинах такие платили особый налог
за проживание там. (Таким афинским метеком был и Аристотель.) Они жили не там, где
родились. Не в том полисе. Диоген Синопский говорил о себе словами неизвестной
трагедии:
Лишенный крова, города, отчизны,
Живущий со дня на день нищий странник.
или
Безродный изгнанник, лишенный отчизны.
Бродяга и нищий, без крова и пищи
Какой может быть полисный патриотизм у такого человека? Киники были
равнодушны к своему местопребыванию. «Когда какой-то человек пожаловался, что
умрет на чужбине, киник Диоген сказал: "Не печалься, глупец. Дорога в Аид отовсюду
одна и та же"».
Диоген Синопский был, по-видимому, первым космополитом в истории
человечества. Возможно, что именно он — создатель этого слова. Диоген Синопский
«единственным истинным государством... считал весь мир». «На вопрос, откуда он,
Диоген сказал: "Я гражданин мира"».
По-видимому, под космосом здесь имелось в виду не мироздание в целом, а
ойкумена — в узком смысле слова греческая, а в широком — вся обитаемая земля.
Расширить границы первой до границ второй пытался Александр Македонский, тоже
чужой на своей родине, сын не-македонки, нелюбимый своим народом и своим отцом. Он,
Александр, тоже был космополитом, гражданином мира. Плутарх пишет, что Александр
«сводил воедино различные племена... заставляя всех считать родиной вселенную...»
Но киники не были абсолютными индивидуалистами. Их автаркия не исключала дружбу.
Антисфен говорил, что «все те, кто стремится к добродетели, друзья между собой»;
при этом «братская близость единомыслящих... крепче всяких стен».
Будучи равнодушными к государству, к полису, киники ненавидели тиранию —
форму правления, которая всех лишает права на участие в общественной жизни.
Антисфен говорил, что «опасно давать безумцу в руки меч, а негодяю власть». Палачи
лучше тиранов, потому что «палачи убивают преступников, а тираны — невинных
людей». На вопрос какого-то тирана, какая медь лучше всего годится для статуй, Диоген
Синопский ответил с вызовом: «Та, из которой отлиты Гармодий и Аристогитон» —
знаменитые тираноубийцы.
Но киники не идеализировали и демократию. Иронизируя над демократическими
выборами государственных должностных лиц, Антисфен «советовал афинянам принять
постановление: «Считать ослов конями»; когда это сочли нелепостью, он заметил: «А
ведь вы простым голосованием делаете из невежественных людей — полководцев».
Диоген называл неизбежных при демократии демагогов «прислужниками черни».
Антисфен был против войн. «Когда кто-то сказал, что война уничтожает
бедняков, сократик Антисфен заметил: "Напротив, она их рождает во множестве"».
Диоген выступал против пьянства. «Когда на каком-то пиру Диогену налили много вина,
он вылил его. Тогда его стали бранить, на что он ответил: "Если я его выпью, то
погибнет не только оно, но вместе с ним погибну и я"».
Возникает вопрос, как можно сочетать автаркию, независимость с рабством. На
рабов, конечно, этот кинический идеал не мог распространяться. Но киники не были
апологетами рабовладения. Эти в основном бедные люди были близки к рабам.
Некоторые из них были сами в прошлом рабы. Основоположник кинизма. Антисфен был
презираемым сыном фракиянки. Диоген из свободного бродяги стал рабом. Его взяли в
плен морские пираты, и грека продали греку на невольничьем рынке на Крите. Пока же он
был свободным, Диоген не искал сбежавшего у него раба, как ему советовали и как
делали все рабовладельцы. «Смешно, — сказал Диоген, — если Манет (имя раба) может
жить без Диогена, а Диоген не может жить без Манета». Он потешался над типичным
рабовладельцем, которому раб надевал сандалии, говоря: «Ты был бы совсем счастлив,
если бы он и сморкался за тебя».
Но киники толковали рабство слишком расширительно. Рабство как социальное
явление они растворяли в моральном рабстве, в котором пребывает и большинство
свободных — рабов своих страстей и предрассудков. Диоген говорил, что «как слуги в
рабстве у господ, так дурные люди в рабстве у своих желаний». В сущности, мудрец,
даже и оказавшись рабом, никогда им не будет. Рабу свойствен страх, а мудрец
бесстрашен. Продаваемый на невольничьем рынке Диоген предложил продавцу объявить,
не хочет ли кто купить себе господина.
Киническая автаркия распространялась и на религию. Они, киники, не отрицали
богов, но считали достаточным знать, что они сущезоо ствуют, и ничего у них не просить,
дабы не нарушить свою независимость. Традиционную политеистическую религию
киники считали нелепой. Разве не уговаривали афиняне Диогена Синопского принять
посвящение в таинства, уверяя, что в Аиде посвященные пользуются преимуществами.
«Смешно, — отвечал философ, — когда Агесилай и Эпаминонд будут барахтаться в
нечистотах, а никчемные людишки только за то, что они приняли посвящение, обитать
на Островах Блаженных». Также высмеивал Диоген из Синопы обряд очищения: «Увидев
какого-то человека, совершавшего омовение, он обратился к нему: "Бедняжка, как же
ты не понимаешь, что омовением не исправишь ни грамматических, ни жизненных
ошибок"». Простодушного философа удивляло в людях, что «они просят богов не об
истинном благе, а лишь о том, что им кажется таковым».
В общем-то, киники не отрицали существования бога. Но они понимали его по-
своему. Антисфен был монотеистом. Филодем в сочинении «О благочестии» передает
слова Антисфена из его «Физика»: «Согласно мнениям людей, существует множество
богов, по природе же — один». Цицерон в трактате «О природе богов» писал, что
«Антисфен в той книге, которая называется «Физик», утверждая, что народных богов
много, а природный (naturalis) только один, уничтожает этим самыми природу богов».
Более поздние авторы, христианские теологи Климент Александрийский и Лактанций,
свидетельствуют, исходя из «Физика» Антисфена, что «Антисфен о боге всего сущего
провозглашает: его нельзя узнать на изображениях, глазами его нельзя увидеть, он ни на
что не похож». Единый, лишенный образа бог киников вездесущ. Диоген Синопский
думал, что «все полно... присутствием».
Киники и Сократ. Основатель кинизма Антисфен Афинский и Киносаргский был
одним из учеников и почитателей Сократа. Христианский теолог Августин в своем труде
«О граде Божьем» искренне удивлен тем, что у одного учителя были столь непохожие
ученики: одни считали высшим благом удовольствие (это киренаики и их
«родоначальник» Аристипп — ученик Сократа), а другие почитают в качестве высшего
блага добродетель (это киники, Антисфен — тоже ученик Сократа). Сократ любил
Антисфена, который был моложе его лет на двадцать, но иронизировал по поводу его
тщеславия, его тщеславного смирения и показной нищеты. Ведь сам нищий Сократ
никогда своей бедностью не кичился. Он принимал это как должное и неизбежное.
Поэтому Сократу претила всякая показуха, в том числе тщеславие Антисфена, на которые
он реагировал иронически: «Когда он (Антисфен) старался выставить напоказ дыру в
своем плаще, то Сократ, заметив это, сказал: "Сквозь этот плащ я вижу твое
тщеславие"». Этот же эпизод выглядит у Элиана так: Сократ, заметив, что Антисфен
старательно выставляет напоказ дыры на своем плаще, сказал ему: «Перестань
красоваться».
Со своей стороны сын не-афинянки Антисфен восхищался Сократом. Сократ был
для киников идеалом, вторым после Геракла примером терпения, твердости духа,
выносливости как физической, так и психической, бесстрастия, скромности, простоты,
искренности.
Однако Сократ существенно отличался от киников не только тем, что не выставлял
напоказ свои дыры. Он не был асоциален. Если он и был плохим семьянином, то не из
принципа. Ему попалась плохая жена, его сыновья пошли в мать, а не в отца. Не отрицал
Сократ и государство. Он самоотверженно выполнял свой воинский и гражданский долг,
не на словах, а на деле боролся, как мог, с «тиранией тридцати», не выполнив их приказ
в одном частном деле. Он не занимался познанием природы, но не потому, что науки о
природе не нужны, а потому что, по его мнению, гораздо насущнее самопознание. Сократ,
хотя и ставил выше внешних благ внутренние, культивирование души, не порывал с
общепринятыми законами и нормами. Будучи несправедливо осужденным, он отказался
бежать из тюрьмы, хотя и знал, что к вечеру в этот день его ждет смерть, так как думал,
что решению суда, пусть и несправедливому, надо повиноваться. Наконец, Сократ не был
космополитом.
Антисфен, приняв сократовское учение о знании как знании в понятиях, дал
определение понятию: «Понятие есть то, что выражает, чем предмет был или что он
есть». Попытка определения понятия — несомненная заслуга Антисфена.
Однако он утрировал субъективную эвристическую диалектику Сократа, запрещал
всякое противоречие и, выдав за противоречие и различие, запрещал и различие, разрешив
лишь тавтологические суждения типа «Сократ есть Сократ», тогда как суждение
«Сократ есть философ» считался недопустимым, ибо «Сократ» и «философ» различны.
А если так, то единичное нельзя подвести под общее, между единичным, с одной стороны,
и видом и родом — с другой, пропасть.
Это, конечно, софистика, более рассчитанная на то, чтобы удивить, чем понять,
нечто подобное дырам на плаще Антисфена.
Киники и Платой. Если к Сократу киники относились положительно, то к
Платону резко отрицательно. Их ненависть была взаимной. Как Сократ над Антисфеном,
так и Платон над Диогеном иронизировал по поводу его тщеславия. «Однажды он
(Диоген) голый стоял под дождем и окружающие жалели его; случившийся при этом
Платон сказал им: "Если хотите пожалеть его, отойдите в сторону", имея в виду его
тщеславие». Платон с удовольствием называл Диогена и «собакой», и «псом», а также
«безумствующим Сократом». Со своей стороны Диоген Синопский говорил, что
«Платон отличается не красноречием, а пусторечием», упрекал его в чревоугодии
(Платон якобы плавал в Сицилию ради пиршеств Дионисия). Но эта критика Платона не
мешала Диогену заниматься у него попрошайничеством.
Отвергая саму возможность подведения единичного под общее и вообще отрицая
видовые и родовые понятия, киники, были крайними сенсуалистами (единственный
источник знания — внешний опыт) и номиналистами: существует только единичное,
общее лишь имя, название, слово. «Общие понятия и идеи — голые выдумки», — говорил
Антисфен, добавляя при этом, что лошадь-то он видит, а вот "лошадности" он не
видит».
Понятно, что киники не могли принять учения Платона об идеях — объективациях
понятий. Диоген Синопский зло иронизировал над этим учением. «Когда Платон
рассуждал об идеях и изобретал названия для «стольности» и «чашности», Диоген сказал:
«А я вот, Платон, стол и чашу вижу, а стольности и чашности не вижу». А тот: «И
понятно: чтобы видеть стол и чашу, у тебя есть глаза, а чтобы видеть стольность и
чашность, у тебя нет разума». Так ответил рационалист крайнему сенсуалисту, который
не желал подняться над обыденным восприятием жизни.
Симпликий в своем «Комментарии к "Категориям" Аристотеля» писал, что
никто не может устранить категорию качества, «хотя, как утверждает Антисфен,
лошадь он видит, а лошадности не видит». Симпликий по этому поводу замечает, говоря
об Антисфене, что «первое он воспринимает глазами, а второе постигает лишь разумом,
причем первое является причиной второго, оно как бы предшествует ему, второе же
является следствием первого; первое — это тело, и притом сложное, второе —
бестелесное и простое».
Антисфен опровергал Парменида, а Диоген — Зенона, которые считали движение
немыслимым и в сущностном мире несуществующим, тем, что вставали и ходили. Но ведь
элеаты не отвергали существования движения в чувственном мире, это было бы безумием,
там движение очевидно. Они отвергали движение в сущности. Так что «критика»
киниками элеатов была поверхностной.
Таким образом, киники не поняли ни Парменида, ни Сократа, ни Платона. Киники
не поняли сократовскую диалектику с ее иронически-майевтическим методом. Для них
майевтика — не рождение истины в споре, не эвристическое, направленное на открытие
истины, «повивальное искусство», а диогеновский парадоксальный поиск человека в
людном месте с фонарем, поиск Диогеном Синопским того, кто живет в соответствии со
своим, по его мнению, подлинным, а на самом деле асоциальным животным бытием.
Свобода. За «тремя слонами» кинизма скрывалась самая высшая их ценность — свобода.
Киники больше всего в жизни ценили свободу. Ради нее они и терпели голод и холод.
Свобода и независимость любой ценой! Такова богиня киников.
Свобода, как известно, имеет две ипостаси: «свобода от...» и «свобода для...». У
киников преобладала первая ипостась. Они не созидали. Они разрушали. Они не
преобразовывали мир и общество. Они по-своему приспосабливались к нему. Когда,
умирая, Диоген Синопский на вопрос своего хозяина Ксениада, как его похоронить,
ответил: «Лицом вниз» — и объяснил это свое странное желание тем, что «скоро
нижнее станет верхним», он вряд ли имел в виду грядущую социальную революцию.
Диоген Лаэртский объясняет, что Диоген имел в виду: «Македония уже набирала силы и
из слабой становилась мощной». Но ведь известно, что Диоген умер в один год с
Александром, когда Македония уже набрала силы и поработила Грецию и еще полмира.
Так что, возможно, Диоген, который всю жизнь переоценивал ценности, сначала
материальные, а затем духовные, уже не мог остановиться и хотел даже в могилу уйти
перевернутым.
Если можно говорить о позитивной свободе у киников, то это исключительно
свобода речи (паррэсиа), которая принимала у них форму свободы говорить дерзости
самим царям. Но не только царям. Свободную речь Диогена Синопского, философа-
обличителя, речь, «полную серьезного смысла и угроз», мало кто мог вынеети. В этом
Диоген Синопский был противоположностью Антисфена Афинского, который
«сладостью своей речи мог приворожить кого угодно». Негативная свобода киников
хорошо видна из слов жившего много позднее римского стоика Эпиктета, который был
знаком с сочинениями Антисфена и который рассказывал о том, чему он из них научился:
«Он (Антисфен) научил меня тому, что является моим и что мне не принадлежит.
Богатства не мои, родственники, близкие, друзья, слова, привычные ценности, общение с
людьми — все это чужое. — Что же принадлежит тебе? — Мои представления. Они, —
учил он,— никому не подвластны, зависят только от меня, и никто не может им
помешать, никто не заставит пользоваться ими иначе, чем я хочу».
Счастье. Счастье состоит в том, чтобы жить, никого не боясь и никого не стыдясь,
а так могут жить только те, кто справедлив. Счастье состоит в душевном покое, в радости
и в полноте жизни. Несчастны те, у кого душа не знает покоя ни днем, ни ночью. Покой
же душе приносит справедливость. Будь справедлив — будешь счастлив! Быть
справедливым — значит быть добродетельным: «Достаточно быть добродетельным,
чтобы быть счастливым». Диоген Синопский «добродетельных людей... называл
подобиями богов». Человека делает счастливым не знатное происхождение, не слава и не
богатство: напротив, чтобы быть счастливым, надо быть умеренным в своих потребностях
и желаниях, стать и в этом богоподобным, ведь «богам дано не нуждаться ни в чем, а
мужам, достигшим сходства с богами, — довольствоваться немногим», «бесполезным
трудам... предпочесть труды в согласии с природой», «жить, никого не боясь, ничего не
стыдясь», чтобы «душа была спокойной и веселой». А если же душа не спокойна и не
весела, то «все золото Мидаса и Креза не принесет никакой пользы», «ведь богатство без
добродетели не приносит радости», однако подавляющее большинство людей не
понимают этой простой истины, оттого люди и несчастны: «люди несчастны только из-за
собственного неразумия».
Диоген Синопский — этот идеальный киник — говорил о себе, что «судьбе он
противопоставляет отвагу, закону — природу, страстям — разум». И это были не
пустые слова.
Диоген жил на рубеже двух эпох. Более «эллинистичны» ученики Диогена —
Кратет, Онесикрит и др.