Вы находитесь на странице: 1из 223

зима в ишссе

«4лигаЛ.
Марта Финли

Милдред:
зима в Оаксе

Триада
Москва, 2013
MARTHA FINLEY «MILDRED’S MARRIED LIFE»

УДК 82-312.2
ББК 86.37

Финли, М.
59 Милдред: зима в Оаксе.: Пер. с англ. / Марта Финли - М.: Три­
ада, 2013. - 224 с. - ISBN 978-5-86181-522-2 (в пер.)

Милдред счастлива. Теперь она жена Чарли Ландрета и мама


малыша Перси. Молодая семья не стеснена в средствах, так как за
годы странствий Чарли заработал немалое состояние, а в Плезант
Плейнз открыл врачебную практику. И вот по приглашению Хо­
раса Динсмора чета Ландретов вместе с младшей сестренкой Мил­
дред Эннис отправляется на Юг, в поместье Оакс, чтобы провести
там зимние месяцы. Героев ждут новые приключения, встреча с
Элси и всем семейством Динсморов.

© Перевод на русский язык, оформление


МРО ЕХ ХМ «Триада», 2013

Редактор: Г. Раевская
Компьютерная верстка: О. Воскресенская
Дизайн обложки: П. Ожгибесов
Корректор: О. Степанова
Перевод: Н. Будина
ЧЕТВЕРТОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ
О МИЛДРЕД КИТ,
НАПИСАННОЕ
МАРТОЙ ФИНЛИ
В 1882 ГОДУ
Одно лишь райское блаженство
Пережило грехопаденье — семейное счастье.

Уильям Купер
Любцвь супругов! ЕслидуШцовух
Сольются вместе, каждой —дар чудесный:
Златые цепи, мягкие как пух,
И свет неугасимый, свет небесный.
Джон Лангхорн

акой счастливой стала для Милдред эта первая

К в ее супружеской жизни зима! Чаша блаженст­


ва была полна. Как Милдред гордилась мужем!
И недаром: Чарльз был человеком безупречного до­
стоинства, возвышенных идеалов, безукоризненного
поведения, благородным, умным и высокообразован­
ным.
Молодожены нежно любили друг друга. Шли неде­
ли и месяцы, а их любовь день ото дня возрастала.
Любовь к мужу озарила жизнь Милдред ярким све­
том, однако она не позабыла столь милые ее сердцу
давние привязанности. Она по-прежнему проводила
много времени со своими родными, участвовала во
всех их затеях и развлечениях, делила с ними заботы и
радости.
Замужество не стало помехой для ее отношений с
матерью, братьями и сестрами. Они, как и раньше, по­
могали друг другу. Не лишился общества любимой до-
чери и мистер Кит. Когда семья собиралась за обеден­
ным столом или вечерами, после дневных трудов и за­
бот, в уютной гостиной, Милдред была с отцом, всегда
готовая, как в старые добрые времена, подбодрить его
и развлечь музыкой и интересной беседой. Она гляде­
ла веселей по сравнению с теми днями, когда была в
разлуке с любимым, и излучала нежную мягкую ра­
дость.
Общение с родными делало счастье Милдред еще
полнее. Однако бывали минуты, когда ей хотелось
просто побыть наедине с любимым мужем в отведен­
ных молодым комнатах. Это были ее прежняя девичья
спальня и смежная с ней комната. Благодаря безу­
пречной чистоте и изысканной обстановке, которую
подобрали Милдред и миссис Кит, тут было простор­
но, уютно и радостно.
Довольно скоро Милдред обнаружила, что Чарльз
не отличается особой аккуратностью и вечно все раз­
брасывает. Однако она понимала, что даже у самой
прекрасной розы есть колючки, и относилась к недо­
статку мужа терпеливо, как к неизбежному злу. Рас­
кладывая по местам книги, бумаги и одежду, которые
он беспечно повсюду раскидывал, она ни разу не поз­
волила себе упрекнуть его ни словом, ни даже взгля­
дом.
Милдред казалось, что муж не ценит и даже вовсе
не замечает ее стараний, пока однажды он не полез
при ней за чем-то в ящик и не воскликнул в восхище­
нии, увидев, как аккуратно все там сложено:
— Милдред, дорогая! Воистину я повторяю вслед за
Соломоном: «Кто нашел добрую жену, тот нашел бла­
го»1. Когда я жил холостяком, я вечно все терял, а те­
перь все разложено по местам, открывай и бери! И так
всегда с тех пор, как я обрел тебя!
Милдред взглянула на него с радостным удивлени­
ем:
—Чарли, а я боялась, что моя любовь к порядку те­
бя сердит, —сказала она благодарно.
— Нисколько. А вот моя неряшливость, должно
быть, тебя раздражает, —ответил он, подходя к ней, и
добавил шутливо: —Я постараюсь исправиться. Давай
сделаем так: всякий раз, как тебе придется повесить за
мной пальто на вешалку или поставить в шкаф мои бо­
тинки, ты будешь меня штрафовать.
—Чарли, ты разоришься! —перебила его Милдред с
веселым смехом.
—Не очень-то лестно для меня! Видно, ты невысо­
кого мнения о моих добрых намерениях и о моих до­
ходах, —ответил муж, целуя ее. —Кроме того, все зави­
сит от размеров штрафа. Сколько ты с меня будешь
брать?
—Назначь сам. Ведь это твоя мысль.
—Доллар за любую вещь, которую ты найдешь не­
убранной. И если через месяц ты не заметишь улучше­
ний, сумма эта вырастет до пяти долларов. Что ска­
жешь?
—О! —засмеялась Милдред. —Значит, я скоро раз­
богатею, а тебя по миру пущу!
—Женушка моя, попробуй вспомнить, сколько раз
я забывал убрать свои вещи за то время, что мы живем
в этих комнатах?
—Может, раз двадцать. Точно не скажу, я не считала.
—Ну что ж! —вздохнул Чарльз с притворным отчая­
нием. —Я и не думал, что дела так плохи. Значит, нуж­
но исправляться. Милли, штрафуй меня без колеба­
ний! Я не хочу добавлять тебе работы.
—Чарли! Ты любишь меня, и это с лихвой окупает
все мои хлопоты! —воскликнула она, глядя на мужа
затуманенными от любви, радости и благодарности
глазами.
Вместо ответа он ласково обнял ее и улыбнулся с
невыразимой нежностью.
—И денег ты не жалеешь! —продолжала Милдред. —
Впервые за всю свою жизнь я чувствую себя богачкой!
Я еще не истратила и четверти от тех ста долларов, что
нашла у себя в кошельке на следующий день после
свадьбы. А мама сказала, что ты оплатил наш свадеб­
ный ужин и дал гораздо больше, чем он ей обошелся.
—Ах, милая моя, это как посмотреть... Знай вы с
мамой мои обстоятельства, может, вы сказали бы дру­
гое, —ответил Чарльз, думая о чем-то своем. Потом,
помолчав немного, добавил: —У меня есть подарок
для моей дорогой женушки, и ты представить себе не
можешь, как я рад, что в состоянии его сделать. Доро­
гая, примешь ли ты от меня этот дар?
И он положил Милдред на колени сложенный лист
бумаги.
—Спасибо, —ответила она с радостной улыбкой,
развернула лист и начала читать. —Что же это такое? —
вдруг задохнулась она и с удивлением, недоверчиво
посмотрела в глаза мужу. —Чарли, это правда?
—Истинная правда, Милли, —ответил он и ласково
улыбнулся.
—Ты решил подарить мне все свое состояние, —
сказала она полувопросительно.
—Нет, милая, и даже не половину. Знаю, ты думала,
что выходишь замуж за бедняка или человека относи­
тельно небогатого, но ты ошиблась. Какая радость,
что со мной ты заживешь в покое и роскоши! Ведь ты
так долго и преданно трудилась на благо других!
При этих словах он заключил ее в объятия. А сердце
Милдред переполнили чувства, и, положив голову на
грудь мужа, она заплакала от радости и благодарности
за то, что он так сильно ее любит и так о ней заботится.
Некоторое время она не могла думать ни о чем,
кроме его любви. Но потом вдруг осознала, сколько
хорошего она сможет теперь сделать для людей, и об­
радовалась от всей души. И сразу вслед за радостью за­
трепетала, вспомнив слова Учителя: «Как трудно име­
ющим богатство войти в Царствие Божие!»2
Тяжко живется бедняку, однако и человека богатого
подстерегает немало опасностей. Милдред обратилась
к Господу с безмолвной, но горячей молитвой и про­
сила, чтобы Он уберег ее и она не уповала бы на богат­
ство земное, неверное и не собирала бы мирских со­
кровищ.
—Ты плачешь, дорогая? —спросил муж, легонько
поглаживая Милдред по волосам. —Но ведь я хотел те­
бя порадовать...
—Это слезы счастья, —прошептала она, поднимая
голову, обвивая его шею руками и с любовью загляды­
вая ему в глаза. —Хотя... Меня почти пугают такие
большие деньги! —и она рассказала Чарльзу обо всем,
что было у нее на сердце.
—Успокойся! —ответил он. —Я за тебя не боюсь,
ведь ты осознаешь опасность, и это знание защитит
тебя.
—Да —если я пребуду рядом с Учителем и всегда бу­
ду просить у Него сил, чтобы противостоять искуше­
ниям. Как бы ни были мы слабы, нам говорят: «Укреп­
ляйтесь Господом и могуществом силы Его»3.
—Конечно! Ты ведь помнишь слова Господа, обра­
щенные к апостолу Павлу: «Довольно для тебя благо­
дати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи»4.
Богатство все растет,
но не купить ни правды, ни защиты.
С ним лишь опасности растут —

богатства свита.

Сэмюэл Джонсон

жтору Чарльзу Ландрету нужно было отлу-


шться в город по делам. Милдред стояла у ок-
m и смотрела на мужа с любовью и нежно-
калитки он оглянулся, приподнял шляпу, по­
слал жене воздушный поцелуй и поспешил своей до­
рогой. А она все глядела ему вслед, пока он не исчез
из виду в сгущавшихся сумерках. Время близилось к
вечеру.
Но даже тогда она не отошла от окна —стояла, гля­
дя на пустую улицу, и думала о неожиданном призна­
нии мужа и о его щедром подарке.
Скоро она отправится к матери и сестрам —поде­
литься радостными новостями. Но прежде всего ей
нужно побыть наедине с ее лучшим Другом. Нужно
излить Ему благодарность и обрести силы, чтобы ис­
полнять новые обязанности, которые теперь лягут ей
на плечи, и чтобы противостоять опасностям, которые
подстерегают ее на новом пути.
Через некоторое время в дверь тихонько постучала
мать. Милдред поспешила открыть и тут же рассказала
свою удивительную историю, не сомневаясь, что лю­
бящая мать посочувствует дочери, обуреваемой столь
противоречивыми чувствами.
Милдред не ошиблась. Миссис Кит прекрасно по­
нимала, какие искушения несет с собой богатство, и
не считала страхи дочери преувеличенными. Однако
Марсия смотрела в будущее с надеждой.
—Милая дочка! —сказала она. —Доверься Тому,
Кто обещал: «Как дни твои, будет умножаться богатст­
во твое»1. Прими с радостью дар, который Он тебе по­
сылает. Всегда будь рядом с Ним и спасешься, ибо ска­
зано: «Тем бблыиую дает благодать»2.
Малыши встретили новость с ликованием. Они
безмерно радовались, что «их дорогая Милли, которая
всем помогает и всех любит, теперь заживет без забот».
Они твердо верили в ее доброту и ничуть не разделяли
страхов, которые мучили старшую сестру.
—Милли, что ты станешь делать с такой кучей де­
нег? —спросила Эннис, вертясь вокруг Милдред. —Те­
бе никогда столько не потратить!
—Ха, потратить! —воскликнул Дон и изрек свысока: —
Только глупцы думают, что деньги обязательно нужно
на что-то тратить. Люди умные откладывают на чер­
ный день.
— Люди по-настоящему мудрые не занимаются
лишь накопительством, Дон, —серьезно возразила Ада.
—Нет, конечно, они и на жизнь оставляют. И за все
честно расплачиваются, если они порядочные.
—Если они порядочные, —сказала Милдред, и ее
лицо озарила светлая улыбка, —они понимают, что
деньги им посылает Бог и они не вправе ни сорить
ими, ни копить их.
—Нет, конечно! Представляешь, какую десятину ты
теперь сможешь давать, Милли! —воскликнула Эн­
нис. —Придумай, пожалуйста, для меня какую-ни-
будь работу! Ты будешь мне платить —и тогда я смогу
давать деньги миссионерам.
—Я стану платить тебе по десять центов за каждый
час, который ты проводишь за фортепиано, —весело
ответила Милдред, усаживая сестренку к себе на ко­
лени.
—Милли! Правда? —воскликнула девочка и в вос­
торге захлопала в ладоши. —Но если я буду занимать­
ся по два часа —это же целых двадцать центов в день!
А играть я буду каждый день кроме воскресенья.
— Фэн станет получать столько же, — добавила
Милдред, перехватив умоляющий взгляд своей тихой
и робкой сестрички.
Серые глазки загорелись от радости, и Фэн сказала:
—Милли, спасибо тебе преогромное! Каждый день
я постараюсь зарабатывать по двадцать и даже по
тридцать центов.
—Значит, тебе придется каждый день платить по
сорок-пятьдесят центов, Милли! —забеспокоилась
Эннис.
—Не волнуйся, сестричка! Мой кошелек выдержит
даже такое кровопускание, —рассмеялась Милдред.
—Милдред, —сказала Ада с легким вздохом, —как я
тебе завидую! Ведь сколько добрых дел можно сделать
с такими деньгами!
—Как знать, может, однажды ты и сама разбогате­
ешь. Ведь в твоем возрасте я ни о чем подобном даже и
не мечтала, —сказала Милдред, осторожно поставив
Эннис на пол и собираясь выйти из комнаты. Она ус­
лышала шаги мужа в передней и с радостной улыбкой
поспешила ему навстречу. Однако остановилась подле
Ады и серьезно попросила:
—Большие деньги —это огромная ответственность!
Помогай мне молитвами и советом, чтобы я с ней
справилась.
Милдред распорядилась неожиданным богатством
так: первым делом она пожертвовала крупную сумму
своей церкви —на дела благотворительности. Затем
позаботилась о родных, а потом о друзьях и соседях.
„Хотя никто из окружения Милдред не бедствовал,
были среди ее знакомых и такие, кто с трудом сводил
концы с концами и мог позволить себе лишь самое
необходимое, не имея средств даже на маленькие ра­
дости.
А об удобстве и удовольствиях самой Милдред за­
ботился муж.
Наступил ноябрь, однако леса еще не растеряли
осенний убор. Погода стояла необычно теплая для по­
здней осени. Молодожены много гуляли пешком и ка­
тались по окрестностям в экипаже.
Доктор Ландрет предложил жене съездить на не­
сколько дней в Чикаго, и Милдред с радостью согла­
силась. Им предстояло проехать десять миль в дили­
жансе и три-четыре часа по железной дороге. Путеше­
ствие не слишком длинное и не утомительное —как
раз такое, как им и хотелось. К тому же короткая по­
ездка в другой город внесет приятное разнообразие в
жизнь Милдред, которая за последние шесть лет ни
разу не выезжала из Плезант Плейнз.
Милдред приступила к сборам, и сердце ее пере­
полняли радость и благодарность Тому, Кто дал ей все
это. Подготовка не заняла много времени —Милдред
хватило одного дня, ведь супруги собирались лишь ос­
мотреть достопримечательности и пройтись по мага­
зинам. Отъезд был намечен на следующее утро.
Миссис Ландрет собирала чемодан у себя в комна­
те, а сама тем временем размышляла о некоей даме, с
которой они ходили в одну и ту же церковь и сдружи­
лись. Овдовев и оказавшись в крайне стесненных об­
стоятельствах, та повела себя очень достойно, заботи­
лась о престарелой матери и маленьких детях.
— Они, должно быть, очень нуждаются, —вслух
сказала Милдред, забыв о сборах. —Хорошо бы дать
им немного денег, только чтобы Мэри не знала, от ко­
го они! Так я и сделаю!
Оставив чемодан на полу, Милдред поднялась с ко­
лен, поспешила к письменному столу, вложила деся­
тидолларовую банкноту в чистый лист бумаги и все
вместе положила в конверт. Запечатала письмо и на­
писала адрес миссис Мэри Селби.
Милдред постаралась изменить почерк. Затем спус­
тилась вниз и поручила Руперту отнести письмо на
почту. Брат согласился, ни о чем не спрашивая, и сек­
рет Милдред остался между ней и Господом, как она и
мечтала.
Поездка удалась на славу, и счастливые молодоже­
ны вернулись из путешествия, нагруженные подарка­
ми для всей семьи. Они привезли кресло-качалку для
отца, меха для матери, скатерти для Зиллы, шелковое
платье для Ады и хорошенькие шерстяные платьица
для младших девочек. А еще —книги и кучу всякой
всячины, даже о Селесте Энн не забыли и щедро ее
одарили.
Возвращению Ландретов радовался весь дом, и вре­
мя шло весело. Милдред была так красива, молода и
счастлива, словно и не пережила несколько тяжелых
лет.
Истинное милосердье не останется безвестным
И всегда найдет награду, им заслуженную честно.

Томас Мэй

аступила зима, и в семействе Китов все чаще


говорили о доме, который начнут строить для
молодоженов весной. Доктор купил акр зем­
ли, прилегающий к наделу Милдред. Он собирался
выстроить там большой красивый дом со всеми совре­
менными удобствами, какие только были доступны в
их краях.
Когда земля оттаяла, рабочие вырыли котлован под
погреб и заложили фундамент. Поначалу доктор рас­
считывал, что они смогут въехать в новый дом уже к
осени, но время шло, и с этой надеждой пришлось
распроститься: строители работали слишком медлен­
но, а материалы доставлялись с перебоями. В конце
концов Чарльз понял, что в лучшем случае к осени бу­
дут готовы лишь стены и крыша, а внутренней отдел­
кой рабочие займутся зимой.
Эта задержка немало огорчила молодоженов: ведь
несмотря на то, что им замечательно жилось у родите­
лей Милдред, они очень хотели поселиться в собст­
венном доме.
Милдред принимала самое горячее участие в жизни
церкви. Она преподавала в воскресной школе, посе­
щала еженедельные собрания молитвенной группы,
швейный кружок, а кроме того регулярно навещала
бедных и больных.
Теперь она могла помогать беднякам, снабжая их
бесплатными лекарствами. Муж поддерживал ее всем
сердцем. Милдред с Чарльзом были единодушны во
всем, и любовь их росла и крепла день ото дня.
Однажды солнечным апрельским днем мистеру
Ландрету нужно было съездить за реку —проведать па­
циента, который жил в нескольких милях от города.
И доктор предложил жене прокатиться с ним.
Он часто брал ее с собой, если стояла хорошая по­
года и дорога была ровной. Такие поездки доставляли
обоим большое удовольствие, и Милдред никогда от
них не отказывалась. Она всегда была рада побыть с
Чарли и, если могла его порадовать, без сожаления
жертвовала собственными планами.
Ландреты навестили больного и отправились в об­
ратный путь. Солнце стояло еще высоко, воздух был
чистым и бодрящим. Оделись они тепло и совсем не
замерзли. Почки на деревьях уже раскрылись, и леса
были окутаны зеленой дымкой. А на земле среди све­
жей травы то тут, то там виднелись синие фиалки, пур­
пурные анемоны и другие первоцветы. Иногда цве­
точки выглядывали из-под прошлогодней палой лист­
вы, которая бурым ковром лежала под деревьями.
Время от времени доктор останавливал лошадь и
спрыгивал на землю, чтобы сорвать несколько цвет­
ков для жены.
В ответ она улыбалась и благодарила мужа, однако
была рассеянна, словно мысли ее бродили где-то да­
леко.
—Чарли, —наконец сказала она, —мне хотелось бы
проведать миссис Селби. Это немного не по пути, но
время у нас есть. У меня отчего-то такое чувство, что
мы там нужны.
—Как скажешь, милая, —ответил доктор, забира­
ясь в экипаж и беря вожжи из рук Милдред. —Давай
заедем к ней прямо сейчас. Даже если ты ошибаешься,
ничего страшного.
Он пустил лошадь легким галопом и больше уже не
останавливался, чтобы нарвать цветов для Милдред.
Вскоре они подкатили к жилищу Селби, простому
бревенчатому домику в два этажа —по паре комнат
вверху и внизу.
Стоило им остановиться, как на пороге показалась
миссис Селби. Она вышла на шум экипажа.
—Какое счастье, что вы приехали! —воскликнула
она со слезами на глазах. —Я как раз молила Бога о по­
мощи. Мама совсем разболелась, а дети слишком ма­
лы, их не пошлешь в город за доктором. И вот Господь
по великой милости Своей привел ко мне вас!
—И доктора, и сиделку разом, дорогая миссис Сел­
би, —сказала Милдред, пожимая ей руку с искренним
расположением. Чарльз тем временем привязал ло­
шадь у входа в дом.
Мать миссис Селби и впрямь оказалась серьезно
больна, но, к счастью, у доктора с собой были все не­
обходимые лекарства.
Солнце клонилось к закату, когда Чарльз, с неохо­
той оставив Милдред у постели больной, отправился в
обратный путь. Он назначил старой даме лекарство,
которое требовалось давать через равные промежутки
времени всю ночь, и Милдред решительно не желала
уезжать. Сам доктор остаться не мог, его ждали другие
пациенты, так что он уехал один, пообещав жене вер­
нуться рано утром.
Милдред проводила его до двери.
—Дорогая, мне совсем не хочется уезжать без тебя! —
он взял жену за руку и, наклонившись, запечатлел на
ее устах нежный поцелуй. —Места здесь безлюдные,
поблизости —ни души, —и Чарльз обеспокоенно ог­
лядел деревья, окружавшие дом. —До ближайшего
жилья с полмили, и к тому же оно на том берегу реки.
А на этом до соседей мили две.
—Все так, милый, —ответила она, с улыбкой глядя
ему в лицо. —И все же ты оставляешь меня в надеж­
ных руках: ведь когда человек далеко, Господь близко.
—Да, —согласился он. —И стези правды —самые
надежные, а твое место сегодня и впрямь, пожалуй,
здесь. Что ж, до скорого свидания, дорогая женушка.
«Да благословит тебя Господь и сохранит тебя! Да при­
зрит на тебя Господь светлым лицем Своим!»1
—И тебя да сохранит Он и вернет мне в целости и
сохранности, —прошептала Милдред, обвивая руками
шею мужа и целуя его.
Она смотрела вслед экипажу, пока он не скрылся за
поворотом, потом вернулась в дом, где, спокойная и
бодрая, занялась своей пациенткой. Миссис Селби
тем временем укладывала детей и хлопотала по хозяй­
ству.
Наконец с делами было покончено, и женщины за­
перли двери и ставни на засовы.
Дети крепко спали в своих кроватках. Больная под
действием лекарства тоже забылась тяжелым сном.
А наши дамы присели побеседовать в чисто убранной
комнате, которая служила одновременно кухней, гос­
тиной и кабинетом.
Вечер выдался прохладным, и в большом камине,
весело потрескивая, горели дрова. Подруги придвину­
ли кресла поближе к огню и тихо разговаривали. Дверь
в спальню они оставили открытой, чтобы можно было
услышать больную, если та проснется.
—Как хорошо, что вы сегодня здесь, со мной, и что
доктор согласился, —сказала миссис Селби и благо­
дарно пожала Милдред руку.
—Я думаю, вы сделали бы для меня то же самое, —
ответила Милдред. —Все, кто любят Господа, посту­
пили бы так, ведь Он сказал: «Так как вы сделали это
одному из сих братьев Моих меньших, то сделали
Мне»2.
—Я верю, Бог послал вас в ответ на мои молитвы, —
прошептала миссис Селби, и глаза ее наполнились
благодарными слезами. —Иначе мама умерла бы сего­
дня ночью, и я ничем не сумела бы ей помочь.
—Возблагодарим же Его! —воскликнула Милдред,
и глаза ее засияли. —Да, это Он привел нас сюда. Как
прекрасно быть Его посланцами!
—Вы правы, —ответила вдова. —Я испытываю та­
кие же чувства, когда Он посылает меня (а я верю, что
Он и впрямь это делает), чтобы помочь страждущим,
болящим и умирающим. И я очень рада, миссис Ланд-
рет, что помогать можно не только деньгами! Иначе я
ничем не смогла бы Ему послужить.
—Действительно, денежная помощь требуется да­
леко не всегда, —ответила Милдред с доброй улыбкой.
—Но иногда бывает, что нужны именно деньги.
К сожалению, так устроен наш мир. Миссис Ландрет,
вы уж простите, что я все о себе да о себе, но я просто
должна рассказать вам, что случилось со мной этой
осенью. Как-то в ноябре мне нужно было сходить в го­
род. На сердце у меня было очень тяжело. Уже насту­
пили холода, и столько всего требовалось купить: ма­
ме —пальто, малышам —теплую обувь, а денег совсем
не было!
Я шла и всю дорогу молила Бога о помощи... Я ста­
ралась верить, что Он все устроит. И вспоминала стихи
из Библии о птицах небесных и о полевых лилиях. Все
повторяла слова: «Отец ваш Небесный знает, что вы
имеете нужду во всем этом»3. Слово Божье утешило
меня, но не до конца —мало во мне было веры. Ведь
нужда была срочной, а никакой помощи не предвиде­
лось. В магазинах мне доверяют, но брать вещи в кре­
дит или занимать деньги, когда знаешь, что отдавать
будет нечем, все равно что воровать. Я так не могу.
Раздумывая об этом, я подняла глаза и увидела, что
стою рядом с почтой. Мне туда было не надо, никаких
писем я не ждала, и все-таки я вошла и спросила, нет
ли чего для меня. Представьте, как я удивилась, когда
мне вручили письмо. Я распечатала конверт —внутри
лежала десятидолларовая купюра. Больше ничего.
Никакой записки, ни адреса отправителя. И я поняла:
эти деньги послал мне Отец мой Небесный. Я шла по
улице и, закрыв лицо вуалью, плакала от радости и
благодарности.
Милдред слушала, и сердце ее переполняла ра­
дость, а в глазах стояли слезы. Как чудесно, что Бог че­
рез нее оказал милость одной из Своих дочерей! Она
старательно прятала лицо, чтобы не выдать свой сек­
рет. Впрочем, миссис Селби была так взволнована, что
вряд ли что-нибудь заметила бы.
—И я поняла: никогда, никогда я не должна сомне­
ваться, что Отец мой любит меня и заботится обо мне, —
продолжала миссис Селби после минутной паузы, во
время которой Милдред с любовью и участием пожала
ей руку. —Я пошла в магазин к Четвуду и Мокеру, ку­
пила фланель и обувь. Мистер Четвуд сам обслужил
меня, и я уверена, что товар он продал мне со скидкой,
возможно, даже по оптовой цене. Как счастлива была
я по дороге домой! Я думаю, миссис Ландрет, что бед­
ные люди радуются земным благам гораздо больше
богатых, так что мир справедливее, чем полагает боль­
шинство из нас.
Часы пробили девять, и Милдред уговорила миссис
Селби поспать.
—Знаете, —сказала она с улыбкой, —доктор велел,
чтобы мы спали и бодрствовали по очереди. Тогда
каждая отдохнет хотя бы полночи.
—Спасибо, я впрямь прилягу. А вы, как и положено
хорошей жене, слушаетесь мужа, —весело ответила
подруга. —Но, может, вы первая поспите?
—Нет, нет! Я совсем не устала, а у вас вид измучен­
ный.
Миссис Селби сдалась и легла на диван, сказав:
—Прошу вас, разбудите меня в полночь. Или даже
раньше, если захотите вздремнуть.
Она тут же уснула, и Милдред заботливо накрыла ее
теплым пледом. Потом присела у огня и задумалась.
А когда взглянула на часы, увидела, что пора давать
лекарство, и разбудила больную. Та лишь приподняла
голову, выпила микстуру и вновь забылась тяжелым
сном. Милдред взяла книгу, устроилась у камина и
принялась читать.
Через некоторое время, отложив книгу, она посиде­
ла, прислушиваясь. И в доме, и за его стенами царила
мертвая тишина, которую нарушало лишь сонное ды­
хание в соседней комнате да тиканье часов на камин­
ной полке.
Огонь в камине едва теплился. Милдред встала и
подбросила дров, стараясь действовать как можно ти­
ше, а затем опять взялась за книгу.
\ \ ! W /
ч ...... / .........
Ат ы, в своем безумье,
Раздутый ужином и пьяной влагой,
Являешься, с преступным дерзновеньем,
Нарушить мой покой.

Вильям Шекспир. «Отелло» *

незапно раздался грохот, и о входную дверь уда­

В рилось что-то тяжелое. Дверная ручка задерга­


лась. Послышался нетвердый мужской голос:
—Эй, вы там! Открывайте, кому говорю!
Милдред вскочила, сердце ее бешено заколотилось.
В тот же миг миссис Селби, разбуженная шумом, села
на диване и тревожно посмотрела на подругу.
— Проклятие! Впустите меня! — снова закричал
мужчина и со страшными ругательствами принялся
дергать ручку.
Женщины прижались друг к дружке.
—Кто это? —спросила Милдред дрожащим шепо­
том.
—Не знаю, но не бойтесь. Он слишком пьян и про­
никнуть в дом не сможет. Двери и ставни у нас креп­
кие и заперты на засовы.

* Перевод М. Лозинского.
Некоторое время мужчина дергал дверь, пытался
высадить ее плечом, выкрикивал ругательства и требо­
вал, чтобы его впустили. Подруги стояли рядом, вце­
пившись друг в друга, и слушали, затаив дыхание.
Пьяница тем временем перебрался к окну и попро­
бовал выломать ставни, но ничего у него не вышло, и
он заорал:
—Если не пустите, залезу на крышу и спущусь по
трубе!
—Он сможет? —спросила Милдред, сжимая руку
миссис Селби.
—Трезвому это было бы легко. Позади дома —при­
стройка, с нее можно забраться на крышу. Но, наде­
юсь, у него не выйдет. Мне кажется, он слишком пьян
для таких подвигов.
—Но ведь с навеса он сможет залезть в окна верхне­
го этажа!
—Нет, там крыша, окна в верхнем этаже только с
торцов. Хоть они и без ставней, но ему до них не до­
браться.
—А дымоход?
—Я не знаю, пролезет ли он в трубу и сможет ли
спуститься, —ответила вдова, с тревогой поглядывая
на камин и вместе с Милдред прислушиваясь к тому,
что творится снаружи. —Но в камине горят дрова. На­
деюсь, даже если он доберется до трубы, то в огонь не
полезет...
—А что если он все-таки спустится? —спросила
Милдред и задрожала, оглядываясь в поисках орудия
защиты.
—Мы возьмем лампу, спрячемся в задней комнате и
забаррикадируем дверь. Слышите? Он уже на крыше
пристройки!
—Давайте преклоним колени и попросим нашего
Небесного Отца, чтобы Он защитил нас.
Так они и сделали и замерли в безмолвной молитве.
Между тем звуки сверху говорили о том, что пьяница
уже забрался на крышу дома и карабкается на трубу.
Прошло еще несколько мгновений, в камин что-то
посыпалось, и женщины поняли, что незваный гость
лезет по дымоходу вниз.
Они поспешно вскочили с колен. Миссис Селби
схватила со стола лампу, и подруги поспешили в зад­
нюю комнату.
Лампу поставили в угол, чтобы ее свет не разбудил
спящих. Женщины замерли в дверях, тревожно при­
слушиваясь и всматриваясь в полумрак. Огонь в ками­
не освещал комнату, и они увидели бы незнакомца, ес­
ли б ему удалось спуститься. Миссис Селби держала
руку на щеколде, готовая в любой момент запереть
дверь.
До них долетали неразборчивое бормотание и руга­
тельства, потом раздался придушенный крик и про­
клятия... Но звуки не становились ближе.
—Похоже, он застрял! —взволнованно прошептала
миссис Селби.
—И мы ничем не можем ему помочь! —ответила
Милдред, задыхаясь от переживаний.
—Ничем...
Вскоре их предположение превратилось в уверен­
ность. Ругательства и крики продолжались. Постепен­
но страх отступил, и женщины на цыпочках вернулись
к камину. Жалея несчастного, они поспешно распах­
нули дверь, выбросили наружу горящие головни и за­
лили их водой. Больше они ничем не могли облегчить
положение пьяного безумца.
Он просил пить, и они попытались передать ему
воду, но безуспешно. Он то орал пьяные песни, то не­
разборчиво бормотал —видимо, просил вытащить его,
но помочь они ничем не могли. Потом он снова заба­
рахтался, бранился, кричал. Постепенно крики слабе­
ли, и наконец наступила полная тишина.
—Он умер?.. —полувопросительно, со страхом про­
шептала Милдред.
В ответ Миссис Селби кивнула, по щекам у нее
струились слезы.
—Боюсь, что да. Я и не думала, что дойдет до это­
го, —прошептала она. —Боже, какой ужас! Хорошо
еще, что мама и дети ничего не слышали. Не будем ей
говорить, когда она проснется. Кажется, она заворо­
чалась. Время давать лекарство.
—Я посвечу вам, —сказала Милдред, беря лам пу.
Ей невыносимо было оставаться в этой комнате од­
ной.
После всех страхов и волнений спать женщинам
совершенно не хотелось. Потянулись долгие часы
ожидания, пока наступивший рассвет не принес им
небольшое облегчение.
Миссис Селби распахнула ставни и увидела, что к
дому идет мистер Миллер —ее сосед. Она выбежала
ему навстречу.
—Доброе утро, —сказал он. —Вот, корову свою
ищу. Забрела куда-то. Думал, может, вы... Но что у вас
стряслось? —воскликнул он, взглянув на вдову с удив­
лением и тревогой.
Она не смогла ответить, только показала на камин­
ную трубу и опустилась на крыльцо, бледная и дрожа­
щая.
Милдред как раз прикрыла дверь в спальню, когда у
входной двери раздался громкий голос соседа:
—Что случилось? Пожар? Ничего страшного, сей­
час потушим. Где у вас ведро? —он вошел и быстро ог­
лядел комнату.
—Нет, нет! Там человек... Пьяный... Он умер, ка­
жется, —заикаясь, проговорила миссис Селби.
—Что?! В трубе? Быть того не может! —и Миллер
поспешил к камину, изогнулся и заглянул в дымоход. —
Да, точно, —сказал он, распрямляясь, и голос его
дрогнул. - Я видел ноги... Вы думаете, он умер? —
спросил он у Милдред.
—Да, —ответила она, вздрагивая. —Поначалу он
бранился и кричал, но уже несколько часов, как затих.
—Ужасно! Ужасно! И вы не знаете, кто это?
Миссис Селби помотала головой и разрыдалась.
—И он был пьян?
—Думаю, что да. У него язык заплетался, —и, взяв
себя в руки, она рассказала, что произошло ночью, и
спросила:
—Что же нам делать, мистер Миллер?
—Я схожу за коронерами*, чтобы все было по зако­
ну, и мы вытащим его оттуда как можно скорее.
—А как же ваша корова?
—Подождет. Отправлю за ней своих мальчишек.
И мистер Миллер поспешно вышел из дома.
Тут раздался грохот колес, и Милдред кинулась к
двери.
Доктор Ландрет передал вожжи просто одетой по­
жилой женщине, сидевшей рядом с ним в коляске, и
спрыгнул на землю. В ту же секунду ему на шею бро­
силась жена, спрятала лицо у него на груди и громко
зарыдала.
—Что ты, милая? —спросил он. —Старушке стало
совсем плохо?
Милдред была не в состоянии говорить, и за нее от­
ветила миссис Селби:
—Нет, доктор, маме как будто лучше, но... —и она
рассказала о ночном происшествии.

* Коронер —в Великобритании, США и некоторых других стра­


нах специальный судья, в обязанности которого входит выяс­
нение причины смерти, происшедшей при необычных или по­
дозрительных обстоятельствах. При установлении факта на­
сильственной смерти коронер передает дело в традиционный
суд. — Прим. переводчика.
—Какой кошмар! Ну и натерпелись же вы обе этой
ночью! —воскликнул доктор Ландрет и крепко прижал
жену к груди.
—Кто же это?! —громко вопросила женщина, си­
девшая на облучке и слушавшая вдову с разинутым от
изумления ртом. Одновременно она наклонялась все
ниже и ниже, пытаясь заглянуть в дом, и всем стало
казаться, что она непременно свалится.
—Понятия не имею, —ответила миссис Селби. —
Однако, миссис Легкошлем, не зайдете ли вы к нам?
Простите, что не пригласила вас сразу.
—Да, спасибо! Я, пожалуй, загляну в ваш камин.
Я ведь к вам приехала на целый день. Могу и дольше
остаться, если вам требуется помощница и сиделка.
Ведь вы-то и со мной сидели, и с детьми моими, когда
те болели. Так что я рада отплатить вам, миссис Селби,
добром за добро, —ответила миссис Легкошлем, со­
скакивая на землю и привязывая лошадь.
—Вы очень любезны... —начала миссис Селби, од­
нако гостья ее перебила:
—Перестаньте, при чем тут моя любезность! Было
бы верхом неблагодарности, если б я не пришла.
Доктор заехал ко мне, сказал, что вам нужна помощь,
и я сразу же надела шляпку и отправилась сюда. Пой­
демте!
И все поспешили в дом.
Поставив цилиндр на каминную полку, доктор дол­
го вглядывался в темноту дымохода. Затем, выпрямив­
шись, взволнованно сказал:
—Да, там человек... И признаков жизни он не пода­
ет: не шевелится и вроде бы не дышит.
—А кто это, не разглядели? Дайте мне, —сказала
миссис Легкошлем и, бесцеремонно отодвинув докто­
ра, протиснулась к камину.
Доктор повернулся к миссис Селби и тихо произнес:
— Матери по возможности ничего не говорите.
Я объясню коронерам, как важно, чтобы ее не трево­
жили.
—Значит, и детей надо держать подальше, —ответи­
ла миссис Селби, невольно взглянув на миссис Легко-
шлем.
—Само собой, —ответила та. —Постараемся. Да­
вайте их разбудим, накормим завтраком и отошлем
куда-нибудь из дому, пока коронеры не приехали.
—Могу я осмотреть пациентку прямо сейчас? Мне
нужно как можно быстрее отвезти жену домой, —ска­
зал доктор, с тревогой глядя на бледное лицо Милдред
и круги у нее под глазами.
—Ей бы сперва неплохо перекусить, —заметила
миссис Легкошлем. —Что там за корзина стоит в коля­
ске, доктор? Мне сходить принести?
—Конечно! Как же я забыл? Я сам схожу! —вос­
кликнул он, обращаясь к хозяйке дома. —Миссис Кит
послала вам еду, сказала, что у вас вряд ли будет время
готовить.
—Узнаю ее! Обо всем подумает и позаботится, —
благодарно отозвалась миссис Селби. —Пойду помогу
маме подготовиться к вашему визиту, доктор. А мис­
сис Ландрет тем временем должна выпить чашечку чая
на дорогу. Я развела огонь в кухонной плите и...
—А пока вы занимаетесь матушкой и детьми, я
приготовлю завтрак, —не дала ей закончить миссис
Легкошлем. Она уже хлопотала вовсю, словно у себя
дома, и старалась сделать все как можно скорее и луч­
ше.
Через полчаса Милдред в сопровождении мужа от­
правилась домой. Она с упоением вдыхала свежий ут­
ренний воздух, насыщенный лесными запахами, и ра­
довалась, что с каждой минутой удаляется от места,
где прошлой ночью натерпелась такого страха.
На мосту им повстречались коронеры, которые на­
правлялись к миссис Селби провести дознание.
—Доброе утро, доктор. Доброе утро, миссис Ланд-
рет. Вы от миссис Селби? —спросил один из них, при­
поднимая шляпу.
Доктор Ландрет натянул вожжи и ответил:
—Да, мистер Сквайре. Я очень надеюсь, вы будете
действовать как можно тише, потому что старая леди
тяжело больна, и волнение может сильно ей повре­
дить.
—Мы сделаем все, что в наших силах. Тело нужно
извлечь из дымохода, а дознание мы проведем снару­
жи, в лесу. И вы с женой нужны нам как свидетели.
—Действительно! —воскликнул доктор Ландрет. —
Как же я не подумал! Но миссис Ландрет нужно по­
скорее домой, в постель, —и он с тревогой поглядел на
Милдред.
—Давай вернемся, Чарли, —сказала она вполголо­
са, хоть все в ней этому противилось. —Если ты бу­
дешь со мной, я все перенесу.
—Может, и к лучшему, что я буду там. Вдруг старой
леди станет плохо, —и доктор развернул лошадь. —
Только сначала отвезу детей к соседям. Хорошо,
Милли?
—Да, конечно! Для бедной миссис Селби это будет
таким облегчением, —ответила Милдред, как обычно
думая в первую очередь о других.
Доктор погнал лошадь, и они прибыли на место до
коронеров, которые шли пешком. Чарли отозвал мис­
сис Селби в сторонку и все ей объяснил. Потом они
быстро собрали детей, усадили их в коляску, и доктор
увез их к соседям, жившим в отдалении.
Коронеры принесли с собой приставные лестницы
и инструменты, чтобы пробить в дымоходе отверстие
и вытащить тело. В дом они не заходили и старались
производить как можно меньше шума. Двери были за­
крыты, и старая леди под действием лекарства спо­
койно проспала все время, что они работали.
Миссис Селби, миссис Легкошлем и Милдред по
очереди допросили, и они рассказали все, что знали об
этом случае.
Миссис Легкошлем была совершенно спокойна и
ничего не боялась, однако две подруги так перенерв­
ничали ночью, что вряд ли прошли бы через это испы­
тание без помощи и поддержки доктора Ландрета.
Перед домом собралась небольшая толпа, и неко­
торые из любопытствующих опознали мертвеца. Им
оказался известный горький пьяница из соседнего го­
родка —еще одна несчастная жертва зеленого змия.
Наконец дознание завершилось, коронеры вынес­
ли свой вердикт, тело увезли, зеваки разбрелись, и
встревоженный доктор отвез свою измученную жену
домой. Родные тоже не на шутку обеспокоились со­
стоянием Милдред и делали все, чтобы ее поддержать
и утешить.

30
Дитя в доме — источник радости.
/ ■
■Г Щ

Мартин Таппер

есна и лето пролетели незаметно. И вот уже ок­

В тябрь вновь раскрасил яркими осенними крас­


ками деревья и кусты, укрыл мягким густым ту­
маном луга, леса, город и реку.
Эннис отправили с поручением, и она шла, с удо­
вольствием вдыхая свежий, бодрящий утренний воздух.
Домой девочка вернулась быстрым шагом, взбежа­
ла, задыхаясь от волнения, вверх по лестнице и загля­
нула в приоткрытую дверь Милдред.
—Милли, Милли! Представляешь, я...
Милдред быстро прижала палец к губам.
—Прости, я позабыла, —и Эннис перешла на ше­
пот. —Не разбудила? —она на цыпочках подошла к ко­
лыбельке и взглянула на крошечного младенца. —
Милли, до чего же он хорошенький! Правда, он краси­
вей, чем сынок Зиллы?
—Не приставай ко мне! И Зилле не вздумай такое
сказать, —ответила Милдред, весело улыбаясь. —Что-
то случилось? Вижу, у тебя письмо для меня, —и она
протянула руку.
—Да, от кузена Хораса, —ответила Эннис, вручая
конверт Милдред. —Представляешь, мне тоже при­
шло письмо! От Элси! Милли, ты только подумай,
они приглашают нас провести зиму в Оаксе. Что ска­
жешь?
-Н ас?
—Да. Братца Чарли, тебя и меня. И даже Фэн, если
она захочет. Только, мне кажется, Фэн не поедет.
—Мы с тобой тоже вряд ли поедем. Я не брошу
Чарли одного, а он не уедет от пациентов. К тому же,
боюсь, мой сыночек еще слишком мал для такого дол­
гого путешествия.
Улыбка Эннис растаяла.
—Ну, Милли! Мне так хочется поехать! Тебе-то, ко­
нечно, все равно, ты у них уже была... А я нет!
—Что ж, Эннис! Давай поговорим об этом, когда
вернется Чарли, —ответила Милдред, оторвавшись от
письма. —Да, кузен Хорас, его жена и дочь приглаша­
ют в гости нас четверых: Чарли, меня и двух моих сес­
тер. И будут рады, если мы приедем.
—Ладно, я пойду к маме, пока Перси не проснет­
ся, —прошептала Эннис, бросив на спящего младенца
еще один очарованный взгляд, и тихонько вышла из
комнаты.
Мать, Ада и Фэн сидели в гостиной и шили одежду
на осень для всей семьи.
Эннис выпалила новости на одном дыхании.
—Смотри, мамочка! Письмо от Элси, —она высоко
задрала руку с конвертом, сияя от радости и возбужде­
ния. —Фэн, слышишь?! Элси приглашает нас с тобой
провести зиму в имении Динсморов, в Оаксе. А Мил­
ли от кузена Хораса тоже получила, и он...
—Что получила-то? - шутливо перебила ее Ада, с
улыбкой глядя на пылающее от нетерпения личико.
—Да письмо же! Мама, мамочка, думаешь, мы смо­
жем поехать?
—Вы вдвоем, без провожатых? Конечно же, нет,
детка!
—Я не поеду! —решительно воскликнула Фэн. —
Я ни за что на свете не оставлю папу с мамой и родной
дом так надолго!
—Нет, мама, не вдвоем! Чарли и Милли тоже при­
глашены. Хотя теперь я уже вроде и не хочу от тебя уез­
жать, —Эннис вздохнула, придвинула скамеечку, уст­
роилась у ног матери и положила голову ей на колени.
—А как мама останется без своей крошки? —сказала
миссис Кит, нежно лаская блестящие кудри дочки. —
Но давай не будем принимать поспешных решений,
моя хорошая. Не думаю, что Милли с Чарльзом по­
едут. И в таком случае вопрос о твоей поездке отпадает
сам собой.
—А вот и братец Чарли! —воскликнула Эннис, под­
нимая голову и прислушиваясь. —Точно, это его шаги
на лестнице. Сейчас Милли покажет ему письмо. Хоть
бы он согласился! Милдред сказала, что без него не
поедет.
Милдред с улыбкой подняла глаза на мужа, кото­
рый вошел в комнату, ступая как можно тише, чтобы
не потревожить сон своего наследника.
Он на минуту склонился над колыбелью, а потом
подошел к жене и сел рядом.
—Ты хотела бы провести зиму на Юге? —спросил он.
—Ты имеешь в виду Оакс? Хочешь принять пригла­
шение?
—О приглашении я ничего не слышал, —удивился
Чарльз. —Однако судя по тому, как складываются об­
стоятельства, принять его надо.
И он рассказал, что дела большой важности требу­
ют его присутствия в родных краях, и что пробудет он
там несколько месяцев.

2 Милдред
—И конечно же, —сказал он, —я хочу, чтобы жена и
сын поехали со мной. Ты согласна, любовь моя?
—А тебе обязательно ехать? Я с тобой так надолго
не расстанусь, —ответила Милдред, и при одной лишь
мысли о долгой разлуке лицо ее затуманилось. —Вот
только Перси... Не слишком ли он мал для такого пу­
тешествия?
—Вовсе нет. Он крепкий, здоровый малыш. Путе­
шествие не должно его утомить. Отправимся в путь че­
рез недельку. Ты успеешь собраться? Мне действи­
тельно нужно быть там.
—Конечно, успею, если надо.
—Сегодня у нас среда, —сказал Чарльз, поразмыс­
лив. —Мы можем выехать, скажем, в следующий втор­
ник утром.
—Очень хорошо. Фэн и Эннис тоже приглашены.
Ты согласишься позаботиться обо всех нас? —спроси­
ла Милдред, весело глядя на мужа и улыбаясь.
—Конечно, —ответил он добродушно. —Чем боль­
ше компания, тем веселей.
Младенец проснулся. Милдред взяла его на руки,
потом передала отцу, и все вместе они спустились в
гостиную, чтобы сообщить о своем решении Эннис и
«детально обговорить подробности с мамой и осталь­
ными».
Когда они вошли, Эннис вскочила, сама не своя от
нетерпения:
—Братец Чарли! Ты поедешь?
А Фэн отложила шитье, протянула руки к малышу
и попросила его подержать.
—Не сейчас, тетушка Фэн, —ответил доктор с доб­
родушной улыбкой, забавляя младенца. —Папа сам
хочет подержать его немножко.
—Пока он спокойный, —засмеялась Ада. —А по­
том, едва заплачет, ты рад будешь отдать его первому,
кто попросит.
—Да, так уж у нас, у отцов, заведено, —смеясь, от­
ветил доктор и, повернувшись к Эннис, продолжил:
—Да, сестренка, мы поедем. В следующий вторник
утренним дилижансом отправляемся на Юг. Хочешь с
нами?
—Куда-куда? На Юг, говоришь? —раздался веселый
голос из коридора.
Все повернулись к двери и невольно залюбовались:
вошла Зилла с малышом, прелестным круглолицым
мальчиком с розовыми щечками и темными глазами.
Он был примерно на месяц старше сына Милдред.
Фэн вновь отложила работу и подскочила к Зилле,
протягивая руки к младенцу и приговаривая:
—Иди к тетушке, иди, мой сладкий!
Зилла осторожно передала ребенка сестре, присела
на стул, который галантно предложил ей доктор, и
вновь спросила, о чем идет речь.
—Наверное, мне лучше прочитать всем письмо ку­
зена Хораса, —сказала Милдред, доставая из кармана
конверт.
—И от Элси тоже, —добавила Эннис и отдала свое
письмо старшей сестре.
В эту минуту в комнату вошли мистер Кит и Ру­
перт, а за ними появились Уоллес с Дональдом. Так
что все семейство было в сборе. Эннис тихонько за­
лезла к отцу на колени, дождалась, когда Милдред за­
кончит, и шепотом попросила разрешить ей поехать к
Элси.
—Погоди, малютка. Сперва я послушаю, что думает
об этом Чарли. Но как же мы с мамой останемся без
тебя так надолго? —сказал мистер Кит, прижимая де­
вочку к себе и поглаживая ее по головке.
—Зато когда я вернусь, вы будете мне радоваться
еще больше, —нашлась девочка.
—Ах, дитя мое! Мы и так дорожим тобой как зени­
цей ока! Однако давай послушаем, что скажет доктор.
Предстоящее путешествие обсуждали долго. Фэн
непоколебимо решила остаться дома. Эннис же умо­
ляла ее отпустить. К вечеру она добилась согласия
обоих родителей, Динсморам послали ответ, и сборы
закипели.
Иногда сердечко Эннис сжималось при мысли о
скорой разлуке с домом, родителями и другими близ­
кими людьми, но время поджимало, а мать и сестры
затеяли приводить в порядок ее гардероб. Так что де­
вочка пребывала в постоянном возбуждении и труди­
лась не покладая рук. А если и выдавалась у нее сво­
бодная минутка, то она думала о тех радостях, которые
ждут ее в конце путешествия.
Но расставание было трудным. Уезжая, Эннис лила
слезы рекой, но вскоре позабыла о своем горе: Милд­
ред с Чарльзом ее утешили, и к тому же вокруг было
столько нового и интересного!
Время в детстве тянется медленно —

Каждый день подобен столетию.

Уильям Брайант

в Оаксе, в ожидании ответа от Эннис, томи­

А лась Элси. Она выспросила у отца, сколько


точно времени потребуется ее письму, чтобы
дойти до Индианы, и ответному посланию, чтобы
вернуться в Оакс. Она считала дни. Наконец она ре­
шила, что срок настал, и принялась проверять почту.
Однако долгожданное письмо все не приходило, и
всякий раз Элси переживала горькое разочарование.
Как частенько бывало, почта из Плезант Плейнз за­
держивалась.
На третий день мистер Хорас Динсмор, проглядев
только что полученные письма, заметил:
—Вестей от Милдред по-прежнему нет.
—Папа, ну как же так? —вздохнула девочка. —Да­
вай ты еще раз им напишешь! Наверное, наши письма
затерялись...
—Подождем еще немного, дочка, —ответил отец,
сочувственно глядя на нее. —Иногда письма задержи-
ваются. Ты должна быть терпеливой. Может, долго­
жданные вести придут с вечерней почтой.
—Пожалуйста, позволь мне сегодня утром вместо
уроков написать письмо Эннис, —взмолилась Элси.
—Нет, доченька. Ты будешь заниматься, как обыч­
но, —сказал он мягко, но решительно.
Она больше не просила, потому что была приучена
никогда не спорить с отцом и не приставать к нему с
просьбами, если он уже ответил ей «нет».
В установленное время Элси удалилась в свою уют­
ную комнату и села за книги. Однако занималась она
без обычного усердия и интереса. Мысли ее были за­
няты Милдред и Эннис. Она читала слова и предложе­
ния, не вдумываясь в их смысл.
Девочке нравилось заниматься. Но недавно она на­
чала изучать латынь и возненавидела ее всем сердцем.
Отец же считал, что этот предмет ей необходим, а она
в кротости своей и не думала ему противиться (что,
впрочем, было бы бесполезно, поскольку непослуша­
ния мистер Динсмор не терпел).
Полчаса корпела Элси над утренней порцией ла­
тинских глаголов, а когда закрыла учебник, то обнару­
жила, что знает не больше, чем до начала урока. Расст­
роившись, она отправилась к отцу в кабинет.
—Что случилось, дочка? —спросил он, когда заме­
тил, что она стоит подле его письменного стола с кни­
гой в руках.
—Папочка! Урок такой трудный и длинный! Я ни­
чего не могу запомнить.
—Не можешь? Это слово для лентяев! —сказал ми­
стер Динсмор, отложил перо и ласково погладил дочь
по поникшей головке. —Я знаю, моя девочка не спа­
сует перед трудностями!
— Папа, ты не представляешь, как мне тяжело!
Я еще маленькая, — вздохнула Элси. — Зачем мне
учить эту латынь?
—Потому что тебе велел твой отец. Разве этого не­
достаточно для послушного ребенка?
—Да, сэр, но...
—Но что?
—Я опять хотела сказать слово для лентяев, —и Эл­
си смахнула слезинку.
Мистер Динсмор отодвинул стул и усадил дочку к
себе на колени.
—Что такое с тобой сегодня? —спросил он, ласково
приглаживая волосы у нее на висках.
—Не знаю, папа. Только у меня не получается зани­
маться.
—А другие уроки ты выучила?
—Да, сэр. Еще вчера.
—Ступай принеси учебники, и я тебя проверю.
Элси послушалась и без запинки рассказала все.
Он похвалил ее, а потом взял латинскую граммати­
ку и сказал:
—Выучить этот урок тебе придется. Но, так и быть,
на сегодня достаточно. Я в хорошем настроении, —по­
шутил он и с любовью улыбнулся дочери. —Пусть у те­
бя будет выходной. Мы с мамой собираемся в город.
Если хочешь, поехали с нами.
—Папочка! Как замечательно! —воскликнула она,
захлопав в ладоши, бросилась к отцу на шею и поцело­
вала. —Какой ты добрый! Спасибо огромное! Я поста­
раюсь и выучу этот урок завтра.
—Ты справишься, даже не сомневаюсь, —улыбнулся
он, целуя ее в ответ. —А теперь беги к тетушке Хлое и
скажи, чтобы одела тебя понаряднее, в темно-синее
бархатное платье. Да поспеши, экипаж вот-вот подадут.
—Хорошо, сэр! —и она выпорхнула из комнаты,
сияя радостью.
—Что такое, солнышко? Отчего ты развеселилась? —
спросила тетушка Хлоя, когда девочка предстала пе­
ред ней, пританцовывая от счастья.
—Нянечка, мне так хорошо! Я поеду в город с па­
пой и мамой, а уроков сегодня больше не будет! А ты,
пожалуйста, будь добренькой и побыстрей надень на
меня синее бархатное платьице.
—Так масса велел? Уж я, конечно, все сделаю по
его. Быстренько соберу тебя, пока мисс Роза надевает
шляпку.
С этими словами тетушка Хлоя, всегда готовая ус­
лужить своей обожаемой питомице, отложила вязание
и достала из шкафа платье.
Ловкие пальцы негритянки быстро застегнули все
пуговки.
—Детка моя! Ты миленькая и хорошенькая, как ро­
зовый бутончик! —воскликнула она, любуясь резуль­
татом своих стараний.
—Ах, нянечка! Ты меня захвалила! —рассмеялась
Элси и пустилась в пляс по комнате. —До свидания!
Бегом кинулась она к главному входу, где уже стоял
экипаж. Родители еще не вышли, а ее маленький бра­
тик ворковал на руках у няньки.
—Мой хороший малыш, пойдешь к сестренке? —
воскликнула девочка и протянула к младенцу руки.
Однако тут раздались шаги отца, и неожиданно она
услышала:
—Нет-нет, Элси! Для тебя он слишком тяжелый,
особенно в уличной одежде.
—Папа, но прежде ты так не говорил, —разочаро­
ванно протянула девочка, умоляюще глядя на отца. —
Я ведь его часто брала.
—Но он день ото дня растет, и для твоего же блага я
должен запретить тебе его носить. Можешь держать
его на коленях, когда сидишь, однако носить братика
на руках тебе нельзя.
Элси вздохнула, потом ее лицо просветлело:
—Я пришла раньше всех, папочка.
—Да, моя радость. Мне нравится, как ты выглядишь.
—Ты и сама можешь быть довольна, доченька, —ве­
село сказала Роза, подходя к экипажу.
Мистер Динсмор усадил в экипаж жену и дочь, по­
том устроился сам, взял у няньки младенца и велел ей
сесть рядом.
—Я подержу немного мастера Хораса, —сказал он, —
а если он раскапризничается, передам его вам.
Несмотря на конец октября денек выдался пого­
жий. Ехали в просторном, с мягкими подушками эки­
паже на хорошем ходу. Правил опытный кучер Дик,
дорога была прекрасной. Вся компания пребывала в
добром здравии и чудесном настроении. Элси почти
забыла об утреннем разочаровании, веселилась от ду­
ши, и ее переполняло счастье.
Приехали в город и пошли по магазинам: посетили
галантерейную и книжную лавки, ювелирный магазин
и наконец магазин игрушек.
Элси получила в подарок несколько новых книг и
прекрасную куклу, которая должна была пополнить ее
обширное игрушечное семейство. Все это были подар­
ки любящего и доброго отца, который не жалел
средств и готов был купить все, что нравилось его де­
вочке.
Столь же щедрым он был и с женой, но, на счастье
мистера Динсмора, ни Роза, ни Элси не требовали от
него чрезмерных трат.
Напоследок они заехали на почту, где —к великой
радости Элси —их ждало письмо от миссис Ландрет, в
которое Эннис вложила записку для любимой по­
дружки. Обе писали, что принимают приглашение и
сообщали, когда они выезжают. Милдред также опи­
сала их маршрут и назвала примерную дату приезда,
если все будет благополучно.
—Письма задержались в дороге, —сказал мистер
Динсмор. —Так что если наши гости выехали в срок,
то их можно ждать уже послезавтра.
41
—Как замечательно! —воскликнула Элси. —Папа, а
в день их приезда у меня будут занятия?
—У тебя не будет выходных, пока ты не выучишь
тот трудный урок по латыни, —серьезно ответил мис­
тер Динсмор.
—Я выучу его завтра же. Во всяком случае, очень
постараюсь, —решительно заявила Элси, изо всех сил
сдерживаясь, чтобы снова не начать жаловаться.
И любящий отец вознаградил дочку одобрительной
улыбкой.
А она подумала: «Я была бы просто неблагодарной,
если б не постаралась ради папы —ведь он был так
добр ко мне сегодня! И не только сегодня. Наверное,
нет в мире другой девочки, у которой такой хороший
добрый папа!»
При этой мысли она посмотрела на сидящего на­
против отца с такой любовью и нежностью, что тот не
удержался, взял ее на руки и расцеловал.
Роза глядела на них, сияя от радости: ее не переста­
вала восхищать взаимная любовь отца и дочери.
Они подъезжали к дому, когда им повстречался
всадник. Мистер Динсмор приветствовал его со всей
сердечностью.
—Здравствуйте, Травилла! Как поживаете? В Йоне
все в порядке?
—Все прекрасно, Динсмор, благодарю вас, - отве­
тил всадник, приподнимая шляпу и кланяясь миссис
Динсмор и Элси. —Вы из города?
—Да, и очень рады, что вернулись как раз к вашему
приезду.
—Спасибо. Все сложилось очень удачно. Я испол­
нил вашу просьбу, Динсмор. Да вы сейчас и сами все
увидите.
—И кое-кому это придется по душе, —ответил ми­
стер Динсмор и, поглядев на дочь, загадочно улыб­
нулся.'
—Думаю, да, —улыбнулся и мистер Травилла, лю­
буясь маленькой девочкой.
Они въехали в ворота и быстро покатили по покры­
той гравием подъездной аллее. Дорога вилась среди
ухоженных лужаек.
Вскоре экипаж остановился у главного входа. Под­
жидавший их слуга открыл дверцу. Мистер Динсмор
спрыгнул на землю и помог сойти жене и дочери.
Оказавшись перед домом, девочка тут же заметила
очаровательный фаэтон, в который была впряжена
пара хорошеньких совершенно одинаковых шетланд­
ских пони*.
—Какая прекрасная упряжка! —воскликнула она. —
Значит, у нас гости? Кто бы это мог быть?
—Нет, мисс Элси, нету у нас гостей, —ответил ей
Джон, слуга мистера Динсмора. —А упряжка-то эта
для вас! Правильно я говорю, масса Хорас? Да-да!
Элси бросила на отца недоверчивый взгляд, и в гла­
зах ее застыл немой вопрос.
—Да, дочка, все это —твое! —сказал мистер Дин­
смор, нежно улыбнувшись.
—Папа! Какой ты добрый! —воскликнула Элси, и
на глазах у нее появились слезы радости и благодарно­
сти. —Они, правда, совсем-совсем мои? А можно мне
прокатиться?
—Да, —ответил отец, подвел девочку к фаэтону,
подсадил, а сам устроился рядом и взял протянутые
Джоном вожжи.
—Фаэтон рассчитан на двоих, —объяснил он. —
Пони, хоть и маленькие, но довольно сильные: они
смогут везти нас обоих. Теперь сама держи вожжи —я
покажу тебе, как править, хоть ты уже и умеешь не­
много.

* Шетландский пони — один из самых маленьких представите­


лей пони. —Прим. переводчика.
—Конечно, умею, папа! Ведь ты несколько раз давал
мне править. А пони такие крошечные! Я с ними без
труда справлюсь. Можно, иногда я буду кататься сама?
—Значит, моему обществу ты предпочитаешь место
кучера? —засмеялся отец.
—Нет, папочка! Я вовсе не то хотела сказать! —вос­
кликнула Элси, покраснев.
—Я разрешу тебе кататься с Эннис и с другими,
когда ты хорошо научишься управляться со своими
скакунами, —ответил отец и, наклонившись, поцело­
вал дочку в румяную щеку. —И я очень надеюсь, моя
милая, что это развлечение придется тебе по душе.
Несколькими неделями раньше Элси увидела похо­
жую упряжку, хоть и не столь красивую, и очень ею
восхищалась. Она не просила мистера Динсмора ку­
пить подобную ей, но любящий отец сразу же решил,
что у его дочери будут и пони, и фаэтон.
Он хотел сделать ей сюрприз, и потому не сказал
девочке ни слова, а посоветовался с Розой и мистером
Травиллой. Старый друг вызвался найти и купить уп­
ряжку —и к всеобщей радости прекрасно справился с
этой задачей.
—Папа, ты слишком добр ко мне! —воскликнула
Элси.
—Правда? —спросил он, передавая ей вожжи. —
А теперь покажи мне, что ты умеешь.
Девочке без труда удалось править маленькими ло­
шадками, и отец сказал, что через день-два позволит
ей прокатиться одной.
Они объехали вокруг парка, затем лихо подкатили к
дому и остановились у веранды, где их поджидали Ро­
за с мистером Травиллой.
—У тебя прекрасно получилось, дружочек! —вос­
кликнул Травилла, сбегая по ступеням, чтобы помочь
Элси сойти на землю. Девочка передала вожжи Джону
с большой неохотой.
—Как было замечательно! —воскликнула она. —
Пожалуйста, папа, давай прокатимся еще разочек!
—Нет, дочка, на сегодня хватит. Ты сегодня много
ездила, а кроме того устала, когда мы ходили по мага­
зинам.
Мистер Динсмор говорил ласково, но твердо, и Эл­
си послушалась его, нисколько не дуясь и не каприз­
ничая. Она подошла к пони, чтобы погладить их и
шепнуть несколько нежных слов каждой лошадке.
Отец с мистером Травиллой стояли рядом и любова­
лись ею. Потом она весело поскакала в дом, чтобы по­
казать своему другу Травилле книги и игрушки, приве­
зенные из города.
Эдвард Травилла был в Оаксе частым гостем, много
времени проводил с Элси и относился к ее детским за­
бавам с не менее живым интересом, чем мистер Дин­
смор.
—Полюбуйтесь только, какая красавица, мистер
Травилла! —сказала Элси, показывая ему новую куклу.
—И правда, красавица! Наверное, она будет твоей
любимой дочкой?
—Нет, сэр. Я буду очень любить ее, ведь это папин
подарок, но ей далеко до Розы.
—Розы? Это которая?
—Это моя самая большая кукла, первая, которую
подарил мне папа. Она всегда была со мной —и в ра­
дости, и в горе, и никакую другую куклу я не полюблю
так, как ее.
—Да... —сказал Травилла, внезапно сделавшись
серьезным, потому что слова Элси напомнили ему со­
бытия, которые были печальными и для девочки, и
для всех, кто ее любил.
—Мистер Травилла, можно мне назвать ее Виолет­
той в честь вашей мамы? —спросила она.
—Разумеется, милая. Матушка будет польщена, —от­
ветил он, весело гладя на нее смеющимися глазами. —
У тебя ведь, наверное, целое семейство кукол? Ты ме­
ня им не представишь?
—Конечно, сэр! Если вам хочется. Их у меня уже за
дюжину —и больших, и маленьких.
—Пора бы тебе снять пальто и шляпку, дочка, —
сказал отец, подходя к ним.
—Да, папа. Уже иду. Мистер Травилла со мной. Он
хочет посмотреть кукольный дом и всех моих детей.
—Может, и меня пригласишь?
—Папа! —воскликнула она. —Разве тебе нужно
приглашение? В моей комнате ты у себя дома.
—Видимо, потому что я дедушка твоих детишек, —
засмеялся мистер Динсмор. —Что ж, тогда прошу за
мной!
Игрушечный дом был и впрямь великолепен, а со
вкусом одетые куклы радовали глаз.
—Боюсь, я уже большая, чтобы играть в куклы, —
серьезно заметила Элси, объяснив гостям, кто кому
кем приходится в кукольной семье. —Но мне нравится
наряжать их в красивые платья. Так я учусь кроить и
шить. А когда я читаю, мне нравится держать на коле­
нях Розу. Она как живая, и всегда составит мне компа­
нию.
—Тебе это больше по нраву, чем зубрить латынь? —
весело спросил отец, положил ладонь на голову Элси
и, наклонившись, заглянул в нежное детское личико.
—Папа, я выучу этот урок к завтрашнему дню. Че­
стно! —негромко сказала она, опустив глаза и покрас­
нев.
О, завидные юности дни!

Роберт Бернс

истер Травилла уехал из Оакса сразу после

М чая. Роза вскоре ушла с младенцем в дет­


скую, и в гостиной остались только мистер
Динсмор с Элси. Он в задумчивости расхаживал по
комнате, а она устроилась за столом и рассматривала
новые книжки.
Наконец отложив их в сторону, Элси спросила:
—Папа, теперь я пойду позанимаюсь латынью?
—Нет, сейчас ты устала. Завтра с утра будет больше
толку. Кроме того, мне нужно с тобой поговорить.
Пойди сюда, —сказал он, усаживаясь у камина, в ко­
тором весело потрескивало пламя.
Элси с готовностью бросилась к отцу.
—Тебе понравились пони и фаэтон? —спросил он,
усаживая девочку к себе на колени.
—Да, папа, очень! Почему ты ко мне так добр?
—Потому что люблю тебя, —ответил он, обнимая
дочь. —Милая моя, нет для меня большего удовольст-
вия, чем порадовать мою девочку и сделать ее еще сча­
стливей. Скажи, чего тебе хочется?
—Сейчас мне хочется только одного, папа, —отве­
тила она, глядя на него с широкой улыбкой, однако
тут же опустила глаза и покраснела, словно устыдив­
шись своего признания.
—Чего же?
—Я лучше не буду тебе говорить, папа, —пробормо­
тала она, низко склоняя голову и краснея до корней
волос.
—Однако ты совсем меня заинтриговала, теперь уж
говори. Я должен знать, —сказал мистер Динсмор бла­
гожелательно, но и требовательно.
Он обнял Элси одной рукой, а другой приподнял
голову девочки и заглянул ей в глаза.
—Посмотри на меня и скажи, чего тебе хочется.
К чему таиться от отца, который дорожит тобой, как
собственной душой?
—Просто потому... потому, что мне стыдно, папа.
Знаешь... Мне хочется, чтобы ты не заставлял меня
учить латынь.
С этими словами она спрятала лицо на папиной
груди.
Мистер Динсмор с минуту помолчал.
—Пожалуйста, не сердись на меня, папочка, —по­
просила Элси со слезами в голосе.
—Я и не сержусь, дочка, —ответил он серьезно. —
Просто вижу, что в интересах моей дочери я не должен
исполнять все ее желания. Ты еще мала и часто не спо­
собна сделать верный выбор. Мне очень жаль, что ты
не желаешь меня слушаться.
—Не надо, папа! Я желаю! Я буду послушной! Прав­
да, буду! —сказала она с жаром, глядя на отца глазами,
полными слез. —Как хорошо, что у меня есть папа,
который знает, что для меня лучше, даже когда я веду
себя плохо!
Тут в комнату вошла Роза, и мистер Динсмор вмес­
то ответа просто поцеловал дочь.
На следующее утро Элси пришла к отцу до завтра­
ка. Лицо ее сияло от гордости, а в руках была латин­
ская грамматика.
—Доброе утро, папа, —сказала она. —Я выучила все
назубок! Я встала на полчаса раньше и хорошенько
позанималась. Я учила, даже когда няня меня одевала
и причесывала.
—Узнаю свою дочь! —ответил мистер Динсмор до­
вольно, поцеловал ее и усадил к себе на колени. Так
она и сидела, пока отвечала урок.
—И в самом деле, ты все запомнила! —похвалил
отец, когда Элси закончила. —Видишь, на что ты спо­
собна, когда учишься прилежно, стараешься? Фаэтон
ждет нас у дверей. Хочешь, до завтрака прокатимся по
парку?
—Конечно, папочка! Теперь, когда этот трудный,
гадкий урок выучен, прогулка понравится мне еще
больше!
—У нас в запасе целых полчаса, —сказал мистер
Динсмор, посмотрев на часы. —Беги к тетушке Хлое,
пусть оденет тебя потеплее. На улице мороз и ветер.
Дважды просить ему не пришлось, и не успел он
надеть пальто и перчатки, как дочка уже стояла рядом
в плаще с капюшоном.
Мистер Динсмор проехался с Элси, но правила она
сама. Они вернулись домой как раз к завтраку, и де­
вочка уселась за стол веселая, как птичка. Глаза ее бле­
стели, а на щеках после прогулки играл здоровый ру­
мянец.
—Мама, —сказала она, —как хорошо мы с папой
прокатились в новом фаэтоне! Папа говорит, что я
смогу катать Эннис по парку, когда...
—Конечно, если Эннис захочет вверить себя тебе, —
весело вставил мистер Динсмор.
На лице Элси промелькнуло сомнение.
—Надеюсь, она согласится. Ведь пони очень доб­
рые и послушные. Ты же сам говорил, папа.
—Да. Уверен, что никакой опасности нет. Иначе
разве стал бы я рисковать своей девочкой? —ответил
он, с любовью глядя в детское личико.
—Я тоже не сомневаюсь, что все будет хорошо, —
подхватила Роза. —Но скажи мне, ты станешь катать
только Эннис и папу?
—Мамочка! Тебе тоже хочется попробовать? —об­
радовалась Элси. —Я тебя непременно прокачу сего­
дня, как сделаю уроки... Если папа разрешит, и ты за­
хочешь. Можно, папа?
—Можешь делать все, что скажет мама.
—А вдруг я по незнанию разрешу Элси делать то,
что ты запретил?
—Конечно, так может случиться. В этом случае ре­
шающее слово останется за мной, поскольку ты обе­
щала во всем слушаться мужа, жена моя, —шутливо
ответил мистер Динсмор, глядя на Розу влюбленными
глазами.
Элси посмотрела на родителей с любопытством.
—Ты в самом деле обещала, мама?
—Да. Ты ведь и сама это слышала, —ответила Роза,
смеясь и краснея.
—Но ты же делаешь то, что тебе захочется?
—Не всегда, доченька.
—Твоя мама —женщина разумная и добрая, так что
ей хочется только хорошего, —заметил мистер Дин­
смор.
—Это правда, папа!
Элси замолчала и следующие пять минут сидела,
сосредоточенно что-то обдумывая.
Отец весело на нее поглядывал.
—Ну что, дочка? —наконец спросил он. —О чем за­
думалась?
—Я думаю о... Надеюсь, папочка, что мне не при­
дется выходить замуж, —вздохнула Элси.
—Не бойся, заставлять тебя никто не станет, —от­
ветил он, едва сдерживая смех. —Но почему ты не хо­
чешь замуж?
—Понимаешь, если я пообещаю слушаться мужа,
то получится, что я должна слушаться и его, и тебя. Но
я всегда слушаюсь тебя. А вдруг он будет с тобой не со­
гласен?
—Знаешь, дитя мое, тебе об этом не надо беспоко­
иться еще лет десять, —ответил мистер Динсмор серь­
езно. —И вообще, маленьким девочкам о таких вещах
думать ни к чему.
—Тогда я постараюсь больше об этом не думать, па­
па. Мама, ты так и не ответила. Ты хочешь со мной
прокатиться сегодня?
—Спасибо тебе, доченька, —ответила Роза. —Но
боюсь, прогулку придется отложить. Завтра приезжа­
ют наши гости, и мне нужно проследить, чтобы все
было готово.
—Я думаю, что тебе не помешает развлечься, —ска­
зал ей мистер Динсмор. —Они приедут только вече­
ром —наверное, к чаю.
—Может, ты и прав. Ты, конечно, пошлешь за ними
экипаж?
—Да, а сам поеду встречать верхом.
—Папа! Можно и мне поехать? Можно, я привезу
Эннис в фаэтоне? —взмолилась Элси.
—Нет, слишком далеко, чтобы править самой. Но
если хочешь, можешь поехать верхом. Велю оседлать
для тебя Искорку или Цыганка. Заодно разомнешься.
—Спасибо, папочка. Я с удовольствием, —ответила
девочка и довольно улыбнулась. Ей очень нравились
верховые прогулки с отцом.
Ездить верхом Элси не боялась и прекрасно сидела
в седле: верховой езде ее обучали с пяти лет.
Роза провела весь этот и следующий день в хлопо­
тах, готовясь к приезду долгожданных гостей.
Элси с интересом следила за приготовлениями и в
меру своих сил в них участвовала. Она помогла Розе
внести последние штрихи в убранство комнат, пред­
назначенных для четы Ландретов. Мама с дочкой рас­
ставили вазы с цветами на каминных полках и низких
столиках. Расправили роскошные шторы из шелка и
кружева, время от времени отступая назад, чтобы по­
любоваться результатом своих трудов. Слегка пере­
двинули кресла, подобрали соринку с ковра и смахну­
ли со стола невидимую пыль.
—Твоя кузина Милдред, наверное, прекрасная хо­
зяйка? —спросила Роза, оглядев придирчивым взгля­
дом красивый будуар.
—Кажется, да, мама. Но до тебя ей далеко, —отве­
тила девочка, нежно глядя на немного обеспокоенное
лицо мачехи.
—Как ты думаешь, комнаты ей понравятся?
—Мама, да разве могут они кому-то не понравить­
ся? Они же просто загляденье! И обставлены с таким
вкусом, и везде пахнет цветами. Ты знаешь, папа сам
выбрал и мебель, и ковры, и занавеси, и безделушки.
А он это умеет!
—Умеет, уж мы-то с тобой знаем, —улыбнулась Роза.
—А Милдред такая хорошенькая, как раз под стать
этим комнатам, —заметила Элси, с довольным видом
оглядевшись вокруг. —Хорошо, что она приедет к нам
так надолго, правда, мама?
—Да, милая, я очень рада. Хоть мы с ней никогда и
не встречались, но твой папа, и миссис Травилла, и ты
рассказали мне о ней столько хорошего, что я уверена:
мы с ней непременно подружимся!
—Я думаю, что вы с ней будете, как сестры. А я —с
Эннис. Как замечательно мы проведем время, пока
они здесь будут!
—Надеюсь. Но разве обычно мы плохо проводим
время друг с другом, с твоим отцом и с малышом Хо­
расом?
—Конечно, хорошо, мама! Я часто думаю, что на
свете больше нет таких счастливых девочек, как я, —
сказала Элси, обнимая Розу и подставляя лицо для по­
целуя.
Роза нежно поцеловала приемную дочку.
—Милое мое дитя, —сказала она, —дай Бог, чтобы
твоя жизнь всегда была такой же радостной, как сей­
час. Знаешь, Элси, даже твой отец вряд ли любит тебя
больше, чем я. Ах! —воскликнула она, взглянув на ча­
сы. —Тебе пора собираться, скоро вам выезжать на
станцию.
Элси поспешила из комнаты. Она спускалась по
широким ступеням, когда у подножья лестницы по­
явился мистер Динсмор, улыбнулся дочери и широко
раскинул руки для объятий.
Девочка звонко рассмеялась, со всех ног бросилась
к отцу и повисла у него на шее.
—Радость моя! —сказал он, обнимая ее. —А я как
раз за тобой. Я распорядился седлать лошадей. Их ско­
ро подадут. Иди переоденься в платье для верховой ез­
ды.
Ступает юность по цветам повсюду, где ни ходит,
И розы средь любых шипов она всегда находит.
&

Неизвестный автор

очти приехали! Надевайте плащи, шляп­

П ки, перчатки. И давайте соберем все наши


сумки, коробки и пакеты, —весело ско­
мандовал доктор Ландрет, доставая шляпку Эннис из
сетки у себя над головой. —Милли, дорогая, —с учас­
тием склонился он к жене, —как голова? Не болит?
Какое счастье, что скоро мы выйдем из этого душного
вагона! Нет-нет, ты сиди. О багаже позаботимся мы с
Эннис. Дай-ка мне малыша.
—Сюда! —помахал он носильщику. —Возьмите вот
эти сумки, пожалуйста. Милли, Эннис, идите за мной!
Не суетитесь. Станция конечная, времени у нас много.
Эннис торопливо накинула шаль, схватила свою
сумку и повернулась к сестре, которая застегивала
плащ:
—Милли! Давай быстрее! Я пойду за тобой.
—Нет, иди первая, детка, —и Милдред мягко под­
толкнула девочку к выходу.
У выхода из вагона стояли с одной стороны —мис­
тер Динсмор-старший и кузен Хорас —с другой. Не­
терпеливо ждала возможности обнять гостей взволно­
ванная Элси. Приехал и мистер Травилла, чтобы по­
приветствовать своего старого друга Чарли и познако­
миться с его женой. Хозяйка Йона, его мать, столько о
ней рассказывала и так ее расхваливала, что Травилле
не терпелось увидеть Милдред воочию.
Утомленная дорогой Милдред предстала перед
встречающими не в самом лучшем виде, однако мистер
Травилла оценил ее красоту и добрый умный взгляд и
понял, что его матушка недаром расточала ей похвалы.
Девочки бросились друг другу в объятия с радост­
ными криками:
—Элси, душа моя!
—Эннис, дорогая, наконец-то ты приехала!
После приветствий, представлений и дружеских
расспросов путешественников препроводили в удоб­
ный экипаж мистера Динсмора-младшего и повезли в
Оакс. Багаж ехал следом на телеге.
Сильные отцовские руки усадили Элси в седло, за­
тем он сам вскочил на лошадь. Мистер Динсмор-стар-
ший и мистер Травилла последовали его примеру, и
четверо всадников пустились галопом, чтобы догнать
экипаж. Вскоре они весело помахали его пассажирам
и поскакали дальше.
Элси гарцевала рядом с отцом, два других джентль­
мена были чуть впереди.
—Хотите заехать к нам, отец, и вы, Травилла? —гос­
теприимно предложил младший Динсмор.
—Не сегодня, Хорас, —ответил пожилой джентль­
мен. —Я приеду завтра, если ничего не помешает. Хо­
чу поговорить с Милдред. Сегодня она устала и скорее
всего ляжет рано.
Мистер Травилла тоже отказался: ему предстояла
деловая встреча.
Там, где дорога поворачивала на Оакс, Травилла и
Динсмор-старший простились с Элси и ее отцом, и те
продолжили путь вдвоем.
—Теперь во весь опор, Элси! Что скажешь? Посмо­
трим, насколько раньше экипажа мы приедем! —весе­
ло воскликнул мистер Динсмор.
Они подхлестнули лошадей, и те буквально полете­
ли над землей. Прежде Элси никогда так быстро не ез­
дила и сейчас от души наслаждалась скачкой.
Они прибыли намного раньше экипажа, так что
Элси даже успела сменить амазонку на белое кашеми­
ровое платье с розовыми лентами. Она спустилась
вниз, где папа с мамой уже стояли у главного входа и
смотрели, как останавливается у дверей экипаж.
Усталых путешественников ждал радушный прием.
—Никогда еще я так не радовался гостям! —вос­
кликнул мистер Динсмор.
Роза поцеловала Милдред с сестринской нежно­
стью и сказала:
—Я так рада, что вы приехали! Уверена, мы полю­
бим друг друга!
—Не сомневаюсь! —ответила Милдред. —Я была
готова полюбить вас ради вашего мужа, а теперь вижу,
что буду любить вас и ради вас самой!
—Мама, познакомься, это Эннис, —сказала Элси:
она выпустила Эннис из своих объятий и подвела ее к
матери. — Эннис, а это моя красавица-мама. По­
мнишь, я тебе про нее рассказывала, когда была у
вас?
—И правда красавица! И такая добрая! —восклик­
нула Эннис с неподдельным восторгом.
—Спасибо, солнышко, —ответила Роза, радостно
глядя на девочку и целуя ее в щеку.
Мистер и миссис Динсмор сами проводили гостей
в отведенные им комнаты. Эннис и Элси шли следом
за ними.
—Как дивно! —восхитилась Милдред, очутившись
в очаровательном будуаре, через открытые двери кото­
рого были видны столь же уютные и красивые гарде­
робная и спальня. Затем, повернув к хозяевам сияю­
щее лицо, добавила:
—Словно тихая гавань после долгой изнурительной
дороги!
—Надеюсь, так оно и есть, —ответила польщенная
Роза.
—Мы хотим, чтоб ты чувствовала себя у нас как до­
ма, Милли, — радушно улыбаясь, добавил мистер
Динсмор. —И вы, Чарли, тоже. Если вам что-то нуж­
но, звоните в любое время —слуга придет. И, пожалуй­
ста, не стесняйтесь. У нас тут свои порядки, но вы
вставайте и ложитесь, как привыкли. Мы всегда будем
рады вашему обществу, но если вам захочется уеди­
ниться, пожалуйста, не думайте о нас, —он взял Розу
под руку, и они ушли.
Тем временем Элси, показав Эннис комнаты Мил­
дред, отвела ее в соседнюю спальню и сказала:
—Эннис, тебе надо выбрать, где ты будешь спать.
Есть вот эта комната, и есть другая, рядом с моей
спальней. Мама не знала, захочешь ли ты быть побли­
же к Милли или ко мне. Так что мы еще не решили,
куда тебя поселить.
Некоторое время Эннис молча озиралась по сторо­
нам. Она словно онемела от удивления и восторга пе­
ред роскошным убранством комнаты.
На полу —бархатный ковер, на окнах —красивые
кружевные занавески. Наволочки и покрывало на
кровати — из розового шелка с тонкой вышивкой.
Стулья и диван обиты атласом. И повсюду заботливые
руки хозяйки расставили букеты тепличных цветов и
хорошенькие безделушки.
—Какая прекрасная комната! —воскликнула Эн­
нис, глубоко вздохнув. —Тут могла бы жить королева!
57
Кузина Роза и вправду хотела поселить меня здесь?
—Да, если ты не захочешь жить в другой комнате,
возле меня. Может, взглянешь на нее, прежде чем ре­
шить? Мне так хочется, чтобы ты жила рядом со
мной! —сказала Элси умоляюще, обняла Эннис за та­
лию и увела ее из роскошной спальни.
—И мне бы этого хотелось, —искренне согласи­
лась Эннис. —Знаешь, наверное, мне лучше будет в
комнате поскромнее, а то вдруг я здесь что-нибудь
испорчу.
—Испортишь —купим новое. Ничего страшного!
Если долго живешь среди одних и тех же вещей, ста­
новится скучно, —ответила Элси. —Вообще-то, вто­
рая комната ничем не хуже.
Девочки прошли по заднему коридору и спустились
на первый этаж. Рядом с лестницей была дверь, и Эн­
нис согласилась с Элси: комната, которую она обнару­
жила за этой дверью, была столь же прекрасна, как та,
которую они только что покинули.
—Ну вот, Эннис, —сказала Элси. —Эта дверь ведет
в мою спальню. И до Милдред отсюда недалеко —
нужно только подняться по лестнице.
—Да, я хочу жить здесь! —воскликнула Эннис. —
Мы с тобой будем совсем рядышком! Как здорово!
—Правда? Я так рада! Пойдем, я покажу тебе мои
комнаты, если ты не очень устала, —и Элси провела
Эннис через свою спальню, гардеробную и будуар.
Просторные и светлые комнаты были обставлены и
отделаны с такой роскошью, что Эннис почувствовала
себя, как в сказке.
Она сказала об этом Элси и прибавила:
—Какая же ты счастливая! Тебе, кажется, и желать-
то больше нечего!
—«Жизнь человека не зависит от изобилия его име­
ния»1, —пробормотала Элси вполголоса, словно для
себя. А потом, повернувшись к Эннис, добавила:
—Знаешь, это сказал Христос, когда жил на земле.
Я очень счастлива здесь, но иногда думаю, что была
бы точно так же счастлива и в шалаше, лишь бы Гос­
подь и папа меня любили!
—Правда, —согласилась Эннис. —Я бы не расста­
лась с папой и мамой ни за какие богатства на свете.
Но, кажется, мне уже пора умываться и переодеваться?
—Да, конечно! Сейчас я распоряжусь, чтобы при­
несли твой сундук, —спохватилась Элси и позвонила в
колокольчик. —Моя няня поможет тебе переодеться,
если хочешь. А вот и она! —добавила она, увидев те­
тушку Хлою. —Нянечка, вот моя кузина Эннис Кит.
Помнишь ее?
—Ну конечно, золотко! Как не помнить! Вот ра­
дость-то! Мисс Эннис приехала! Славно вы тут прове­
дете время с моей девочкой! —сказала Хлоя, почти­
тельно приседая перед юной гостьей.
—Спасибо, тетушка Хлоя, —ответила Эннис и про­
тянула старой негритянке руку.
—Да, няня, мы будем жить совсем рядом, —сказала
Элси. —Пожалуйста, позаботься, чтоб сундук Эннис
принесли к ней в комнату, —и она кивнула головой в
сторону гостевой спальни.
—Не беспокойтесь, деточки! Прослежу за всем, —и
тетушка Хлоя поспешила за дверь, чтобы найти слугу,
который принесет сундук.
—Спальня кузена Хораса рядом с твоей? —спроси­
ла Эннис.
—Да, —ответила Элси радостно. —Видишь дверь
рядом с моей кроватью? Она ведет прямо в папину и
мамину спальню. Папа каждый вечер оставляет эту
дверь открытой, так что если мне ночью что-то нужно,
я просто зову его, и он тут же приходит. Ах, какая это
радость, Эннис! Я ничего не боюсь, ведь мой земной
отец всегда рядом со мной, как и Отец наш Небесный,
Который заботится обо всех нас. Знаешь, в Библии го­
ворится: «не дремлет и не спит хранящий Израиля»2.
Правда, прекрасные слова?
Мистер Динсмор сидел в одиночестве в библиотеке
и читал при свете настольной лампы.
Вдруг дверь тихонько отворилась, и на пороге воз­
никла маленькая фигурка в белом платье. Неслыш­
ным шагом Элси скользнула к отцу, две округлые бе­
лые ручки обвились вокруг его шеи, мягкая щечка
прижалась к его щеке, и тихий нежный голос прошеп­
тал ему на ухо:
—Папочка! Мой милый, милый папочка!
Мистер Динсмор быстро закрыл книгу, отложил ее
в сторону, подхватил девочку, усадил ее к себе на коле­
ни, обнял и расцеловал.
—А где Эннис? —спросил он.
—Она принимает ванну, а няня распаковывает ее
вещи. Потом няня поможет ей одеться и причесаться.
—А! Надеюсь, она спуститься к ужину отдохнувшая
и с хорошим аппетитом. А ты не устала после такой
долгой прогулки?
—Совсем чуть-чуть, папа.
—Тогда посиди здесь и отдохни немного. Сегодня
вы с Эннис ляжете спать пораньше. Я бы даже посове­
товал отложить знакомство с кукольным семейством и
их домом на завтра.
—Ох, поскорей бы настало завтра! —воскликнула
девочка. —Мне не терпится показать ей Цыганка и
Искорку, и еще моих маленьких пони, и фаэтон.
—И много всего другого. Что ж, дитя мое, чем рань­
ше ты отправишься в постель, тем быстрее наступит
завтрашний день. Я освобождаю тебя от занятий до
конца недели. Так что вы с Эннис наиграетесь вдо­
воль. А со следующего понедельника приступите к
учебе с новыми силами.
—Как замечательно, папочка! —воскликнула Элси
и крепко обняла отца.
—А мне казалось, ты любишь учиться, —заметил
он, слегка ущипнув дочь за щеку и весело глядя на ее
сияющую мордашку.
—Да, папа, люблю, но каникулы мне тоже нравятся.
Можно, я каждый день буду катать Эннис в фаэтоне?
—Можно. Когда вам нечем будет заняться, катай­
тесь хоть два, хоть три раза в день. Но вы можете и вер­
хом ездить. Пони прекрасно ходят под седлом. Я подо­
зреваю, что Эннис никогда не ездила верхом —вот и
научится.
—Ты научишь ее, папа? Ты очень хорошо все объяс­
няешь.
—Если Эннис захочет. Доктор Ландрет и мистер
Травилла тоже прекрасные наездники. Возможно, она
захочет брать уроки у них.
—Вряд ли. Я бы выбрала только тебя!
В ответ он лишь улыбнулся и пригладил дочке во­
лосы.
\ ) f w /
Итак всегда бодра, мила
И жизнерадостна она,
Как будто на ее пути
Повсюду —вечная весна.

Миссис Хейл

прилично одета, Элси? —спросила Эннис.

Я — Конечно! Очень красивое платье! А т


какая нежная, и по цвету —как раз к твоим
голубым глазам.
— Да, детка, хорошенькое платьице, —сказала те­
тушка Хлоя, разглаживая складочки на кашемировом
платье Эннис. —Сейчас ленты завяжем. Ну вот, мис­
си, готово. И к ужину как раз звонят.
Когда Элси провела гостью через анфиладу огром­
ных, богато украшенных комнат и девочки оказались
в залитой ярким светом столовой, где на фарфоре и се­
ребре красовались изысканные кушанья, Эннис снова
показалось, что она очутилась в сказке.
В столовой уже ждали гостей мистер и миссис Дин­
смор. И одновременно с девочками в другую дверь во­
шли доктор Ландрет с супругой.
Милдред переоделась: дорожный костюм уступил
место элегантному вечернему платью, и она больше не
выглядела усталой. Доктор, снявший пропыленную
дорожную одежду, тоже посвежел.
Когда все расселись, прочитали благодарственную
молитву и приступили к еде, Эннис улыбнулась сидев­
шей напротив сестре и спросила:
—А куда подевался Перси?
—Он уже заснул, и я оставила его с няней, —отве­
тила Милдред и, повернувшись к кузену Хорасу, объ­
яснила:
—Мы привыкли обходиться без няни, да она нам и
ни к чему: для моих сестер посидеть с малышом —ве­
ликое счастье.
—Но здесь вам няня понадобится непременно, —
ответил кузен добродушно. —Мы просто не позволим
тебе сидеть дома и заниматься только ребенком, когда
вокруг так много развлечений! Мы будем гулять, со­
вершать верховые прогулки, ездить в гости. Соседи у
нас радушные и образованные.
—Полностью с вами согласен, Динсмор, —подхва­
тил доктор. —Я привез ее сюда, чтобы она как следует
отдохнула и развлеклась.
—Надо же! —сказала Милдред, широко улыбаясь. —
А я-то думала, ты нас взял, потому что без нас не мо­
жешь.
—И поэтому тоже, дорогая. Разлука с тобой для ме­
ня невыносима. Если со мной нет тебя, мне не в ра­
дость ни встречи со старыми друзьями, ни посещение
знакомых мест!
—Надеюсь, джентльмены, что с вашего позволения
мы для разнообразия иногда сможем просто побыть
дома, —заметила Роза. —Я думала, мы с Милдред бу­
дем читать книги и беседовать на разные темы.
— О государственных делах? — поинтересовался
господин Динсмор, весело глядя на дам.
—Может быть, и их обсудим, —серьезно ответила
ему жена. —Когда наговоримся о том, что действи-
тельно для нас важно: о мужьях, о хозяйстве и о детях.
—И это будут заседания при закрытых дверях? Или
нас тоже допустят? —спросил доктор.
—Возможно, в должное время. Милдред, мне ска­
зали, что вы, как и я, большая любительница чтения и
музыки.
—Да, и я предвкушаю, сколько интересных книг
найдется в библиотеке Оакса!
Тут разговор перекинулся на книги и писателей.
Девочки, обе умненькие и для своих лет неплохо
разбиравшиеся в литературе, слушали разговор взрос­
лых, затаив дыхание.
Мистер и миссис Динсмор заботились о том, чтобы
тарелки больших и маленьких гостей не пустовали. За
столом прислуживали несколько умелых слуг.
После ужина все перешли в гостиную, где приятная
беседа продолжилась. Затем, несмотря на ранний час,
путешественники, пожелав хозяину и хозяйке доброй
ночи, отправились в свои комнаты, сославшись на ус­
талость.
—Смотри не засиживайся у кузины, ей пора в по­
стель, —сказал мистер Динсмор Элси, когда девочки
собрались выйти из комнаты.
—Хорошо, папа, —ответила Элси, а затем, подойдя к
нему, спросила шепотом. —Можно мне потом вернуть­
ся и посидеть с вами? Мне ведь еще рано ложиться.
—Если тебе хочется.
—Знаешь, папочка, я перед сном люблю немного
побыть вместе с вами, —сказала она ему, когда не­
сколько минут спустя вернулась в гостиную и устрои­
лась у него на коленях.
—И я люблю, когда ты приходишь, —ответил он,
обнимая дочь. —Что бы я делал без моей маленькой
девочки?
Роза, сидевшая с младенцем на руках, смотрела на
них с нежностью и восхищением.
64
—Чем вы с Эннис решили заняться завтра? —спро­
сила она с материнским интересом.
—Думаю, мы будем кататься в фаэтоне, мама. Папа
говорит, можно. Сказал: сколько душе угодно.
—Только пони пожалейте! —шутливо добавил мис­
тер Динсмор.
—Да, сэр! Обязательно! Скажи, сколько можно ка­
таться, чтобы их не утомить?
—Думаю, умеренным шагом они смогут побегать
пару часов без особого для себя вреда, —ответил он
по-прежнему шутливо.
—Полагаю, что завтра у нас будут гости из Розленда
и Йона, —сказала Роза мужу.
—Не сомневаюсь. А через некоторое время, как
только наши гости отдохнут немного, мы устроим
большой семейный обед.
—На который пригласим и наших друзей из Йона? —
сказала Роза полувопросительно.
—Разумеется. Травилла и его матушка нам как род­
ные. Кажется, я говорил тебе, что она была лучшей
подругой моей матери. Что такое, Элси?
Девочка тихонько сидела у него на коленях, уста­
вившись в пол, а на лице у нее застыла тревога.
—Не спрашивай, пожалуйста, папа, —сказала она,
покраснев.
—Я уже спросил.
—Я просто подумала... Значит, и Анна приедет?..
—Ну и? —спросил мистер Динсмор, когда дочь ос­
тановилась, не решаясь договорить.
—Нет, папа! Это плохие мысли! Я стараюсь так не
думать!
—Я никому не дам тебя в обиду, —сказал мистер
Динсмор, помолчав. —Если Анна будет приставать к
тебе из-за пони или дразнить тебя, ты мне скажешь.
Запомни! —и он поцеловал Элси. —Теперь пожелай
маме спокойной ночи и отправляйся спать.

3 Милдред
Элси помедлила минутку. Она обняла отца и умоля­
юще посмотрела ему в глаза.
—Я знаю, —сказал он в ответ на ее молчаливую
просьбу. —Я не позволю Анне командовать тобой, как
она привыкла. Если она попробует, ты должна сказать
мне. Сделаешь, как я велел?
—Конечно, сделаю, папа, —сказала Элси с легким
вздохом, удивившись этому вопросу. —Спокойной
ночи.
Когда она вышла, мистер Динсмор повернулся к
жене и сказал:
—Эта Анна —невыносимо дерзкое создание! Она
взяла привычку дразнить Элси. Потому я и настоял,
чтобы Элси тут же обо всем говорила мне. А ей, бед­
няжке, тяжело! Она не любит ябедничать.
—Поэтому ты так редко приглашаешь сюда Анну и
не берешь Элси с собой в Розленд?
—Да, именно поэтому.
Проснувшись на следующее утро, Элси увидела,
что на улице льет как из ведра. Некоторое время она
сидела на кровати и опечаленно слушала, как бараба­
нит по крыше дождь. В такую погоду и думать нечего о
прогулках и катании. Но вскоре ход ее мыслей изме­
нился: «Дождь послал нам наш Небесный Отец, а Он
знает, что для нас лучше. К тому же в доме тоже полно
развлечений. Интересно, Эннис уже встала?»
И Элси, выскользнув из постели, неслышно пробе­
жала через комнату и, просунув голову в приоткрытую
дверь, обнаружила, что ее подружка крепко спит.
В эту минуту у другой двери в ее комнату раздался
голос отца:
—Элси, доченька, не бегай босиком. Утро сырое и
прохладное. Простудишься.
Она тут же повернулась и бросилась к мистеру Дин­
смору, так что не успел он закончить фразы, как дочка
была уже в папиных объятиях.
Он отнес ее в кроватку и укрыл одеялом.
—Полежи спокойно, согрейся, —потом наклонил­
ся и поцеловал Элси. —Смотри, вот тут твой теплый
халатик и тапочки. Почему же ты их не надела? Я же
вот оделся.
—Доброе утро, папочка, —сказала она, обнимая его
за шею. —Я все думаю, папа, ты заботишься обо мне,
словно я —фарфоровая куколка.
—Даже гораздо больше, —ответил он, весело глядя
на дочь. —Куклу всегда можно купить новую, а вторую
такую девочку ни за какие деньги не купишь. Какой
ливень! —он посмотрел за окно. —Жаль! Но я позабо­
чусь, чтобы вы с Эннис прекрасно провели время дома.
—Да, папа, спасибо тебе! Уверена, нам будет весело.
У меня столько кукол и игрушек, которые ты подарил.
Эннис их еще не видела. И еще интересные книжки с
картинками, и на пианино можно поиграть...
—Что же, на сегодня будет достаточно. Я рад, что
моя девочка не расстраивается по пустякам. Полежи
немного, пока разведут огонь в камине, и комнаты
прогреются, —сказал отец и вышел, закрыв за собой
дверь.
—Элси, ты не спишь? —позвала Эннис из соседней
комнаты.
—Нет, но папа не велел мне пока вставать. Давай ты
придешь ко мне и ляжешь рядышком. Только, пожа­
луйста, надень халат и тапочки, не то простудишься.
—Простужусь? Если пробегу по толстому ковру в
соседнюю комнату? —засмеялась Эннис, принимая
приглашение. —Я вам не какая-нибудь кисейная ба­
рышня, мисс Динсмор! Как тут у тебя хорошо! —с эти­
ми словами Эннис забралась под одеяло и прижалась
к Элси. —Только я все думаю про папу с мамой. Они
так далеко! —добавила она, тяжело вздохнув, и по ее
щеке скатилась слезинка.
—Да! Очень жаль! —участливо ответила Элси. —Но
как прекрасно будет, когда мы все очутимся на небесах
и больше никогда не разлучимся!
Девочки с минуту задумчиво помолчали, потом по­
горевали о том, что из-за дождя придется отменить се­
годняшние планы, а затем принялись горячо обсуж­
дать, во что они будут играть в доме.
Эннис от рождения была девочкой невероятно
жизнерадостной и, подрастая, такой и оставалась.
В родительском гнезде ее —младшенькую —все опе­
кали, ласкали и баловали. Она росла, не зная ни горя,
ни забот и трудов, которые могли бы поколебать в
ней бодрость духа. Веселая, открытая, смелая, любя­
щая и честная, Эннис стала для Элси замечательной
подругой.
Когда девочки спустились к завтраку, лица их сияли
от радости. Погоде не удалось нагнать тоску на обита­
телей дома. За столом шел оживленный разговор, путе­
шественники уверяли, что ночной сон очень их осве­
жил, и они готовы работать, читать или развлекаться.
—Чем Элси предложила тебе заняться сегодня, Эн­
нис? —спросил мистер Динсмор.
—Для начала мы поиграем в куклы. Элси мне уже
их показала. Они очень красивые! И кукольный дом
тоже чудесный! —с восторгом воскликнула девочка.
—Хорошо, —улыбнулся ей собеседник. —Вы, на­
верное, устроите кукольное чаепитие или даже два?
А когда вам надоест играть в куклы, мы найдем вам
другое занятие.
—Неужели они красивей нашего маленького пупса,
Эннис? —спросил доктор.
—Нет, братец Чарли! Что ты! Я забыла, сначала мы
хотели поиграть с настоящими детками. Я ведь даже
еще не видела маленького Хораса.
—А я не видела сыночка Милли, —добавила Элси. —
Вчера он все время спал.
—Мы принесем их в гостиную после молитвы. Хо-

0- •; ; V-
рошо, кузина? —и Роза поглядела на Милдред, а та с
готовностью согласилась.
—Давайте же наконец, —засмеялся доктор, —пред­
ставим малышей друг другу. Заодно увидим, кто луч­
ше. Хотя у меня сомнений нет.
—И у меня нет, —отозвался мистер Динсмор. —Уве­
рен, лучшего младенца, чем наш, на всем белом свете
не найти! И я знаю, что Роза и Элси со мной согласны.
—Да, —ответил доктор. —Это видно по глазам Эл­
си. Ну да ничего! Милдред и Эннис —на моей стороне.
—А я бы не стал ручаться за Эннис. Возможно, она
изменит свое мнение, —засмеялся мистер Динсмор.
Остальные тоже рассмеялись, а Эннис тихо сказала:
—Маленький Перси —самый чудесный и умный
ребенок на свете, кузен Хорас.
Вскоре ей представили крошку Динсмора, которо­
го так расхваливал его отец. Девочка с восторгом рас­
сматривала смышленого, хорошенького младенца, но
было видно, что она осталась при своем мнении.
—Наш больше, —заметила Элси, когда младенцев
принесли в гостиную. — Милли! Твой тоже просто
прелесть! Папа, он не такой тяжелый, как Хорас.
Можно мне взять его на руки?
—Если его мама согласна, можешь сесть в кресло и
подержать его на коленях. Хораса тоже можешь так
держать, но я против, чтобы ты носила их на руках.
—Твой папа поступил очень мудро, установив такое
правило, — сказал доктор. — Маленьким девочкам
вредно поднимать тяжести. Так что, Эннис, я бы и те­
бе не советовал.
... —Но братец Чарли, я сильная! —весело отозвалась
Эннис, однако Милдред сказала:
—Я прослежу, чтобы Эннис поднимала малышей
пореже.
Когда младенцев унесли в детскую, девочки реши­
ли поиграть в куклы.
69
Но сначала Элси захотела показать свои комнаты и
игрушечный дом доктору и Милдред. Мистер и мис­
сис Динсмор отправились вместе с ними.
—Какой чудесный будуар! —воскликнула Милдред,
окинув комнату восторженным взглядом. —Элси, ми­
лая, ты живешь, как принцесса! Сразу видно, что у тво­
его папы отличный вкус и что он тебя очень любит, —
добавила она, глядя на мистера Динсмора, который
стоял рядом с дочерью, гладя ее по волосам.
Элси посмотрела на отца с любовью и благодарно­
стью и сказала:
—Да, кузина Милли, и папина любовь мне дороже
всего!
Эннис куклы очень понравились:
—Их так много, и все такие красивые! Некоторые —
ну просто настоящие дети!
А когда Элси выдвинула большой ящик стола, в ко­
тором лежали разнообразные ткани для кукольных
платьев, а еще —тесьма, кружева и цветы для отделки,
то глаза девочки засверкали от восторга.
Утро пролетело незаметно. Элси с Эннис придумы­
вали наряды для кукол, а потом упражнялись в искус­
стве шить крошечные платьица, чепцы и прочую ку­
кольную одежду.
Элси рассказала, что папа собирался купить ей
швейную машинку, но в последний момент решил, что
сначала она должна научиться хорошо шить на руках.
Незадолго до обеда мистер Динсмор заглянул к де­
вочкам и велел оставить шитье и немного побегать,
чтобы размять ноги.
Вечер юные леди провели в гостиной вместе со
взрослыми, где играли в тихие игры. Желая друг другу
спокойной ночи, гости и хозяева согласились, что, не­
смотря на капризы погоды, день прошел прекрасно и
никто не скучал.
'т(.Блажен тот счастливец
к ^ д а р о м владеет бесцен
\ l f врадости cmpqxbM/
не смажет минут драгоценных,

Кто будущих слез неизбежных


предвидеть совсем не умеет,

Мэри Тай

гро было солнечное, на небе —ни облачка. Де­


вочки немного покатались до завтрака, а выйдя
из-за стола, снова побежали в парк. Пони и ка­
тание в фаэтоне на время затмили кукол и игрушеч­
ный дом.
Элси показала подруге конюшни и двух других сво­
их лошадок, которые были покрупнее шетландских
пони, а также верховых и упряжных лошадей, принад­
лежавших мистеру и миссис Динсмор. Эннис пришла
в восторг и заявила, что ей не терпится научиться вер­
ховой езде.
— Я никогда не ездила верхом, —сказала она. —Ни
на пони, ни на лошади. Но я всегда мечтала научиться.
А теперь, с тех пор как увидела тебя верхом, особенно.
Тебе было так хорошо! И, кажется, здесь нет ничего
сложного.
Мистер Динсмор, присутствовавший при разгово-
ре, вызвался обучить Эннис и сказал, что первый урок
будет после обеда.
—Спасибо, кузен Хорас, я очень рада такому учите­
лю! Только вы, пожалуй, сочтете меня совсем нелов­
кой и будете надо мной смеяться...
—Ну, мы вовсе не такие грубияны, и насмехаться не
станем, —шутливо ответил тот. —К тому же мы пони­
маем, что от новичка вряд ли следует ожидать хорошей
посадки. Когда я взялся учить Элси, она уже неплохо
умела ездить верхом, но оказалось, что и ей еще мож­
но многому поучиться.
—Папа —замечательный учитель, Эннис, —сказала
Элси, с любовью глядя на отца. —Он не ругается и не
теряет терпения, даже когда ты долго не понимаешь, и
у тебя ничего не выходит.
—Что-что, а расхваливать Элси умеет. Этому ее
учить не надо, —засмеялся мистер Динсмор.
Девочки приехали к конюшне на фаэтоне, и запря­
женные в него пони по-прежнему стояли перед
дверью.
—Папа, —сказала Элси, —я прокатила Эннис во­
круг парка целых два раза. Можно, мы теперь выедем
за ограду?
—Да, если вы согласны, чтобы я поехал с вами.
Иначе —нет.
—Мы будем только рады, папочка! —воскликнула
Элси, и мистер Динсмор распорядился, чтобы для не­
го оседлали лошадь.
Они проехали несколько миль. Мистер Динсмор
гарцевал рядом с фаэтоном и развлекал девочек разго­
вором.
Когда вдали вновь показался дом, они увидели, что
перед главным входом стоит чей-то экипаж.
—К нам пожаловали гости из Розленда! —заметил
мистер Динсмор.
—И из Йона, —сказала Элси, увидев второй экипаж.
—Вижу. Должно быть, миссис Травилла тоже при­
ехала. Если Эдвард приезжает один, то всегда верхом.
Гости из Йона прибыли первыми примерно час на­
зад. Милдред вызвали в гостиную, где ее уже ждала по­
жилая леди, которую она так крепко полюбила, когда
прежде жила в этих краях.
Женщины заключили друг друга в нежные объятия,
затем, держась за руки, сели рядышком на диван и за­
вели долгий разговор. Тем временем на другом конце
комнаты Роза развлекала мистера Травиллу.
Вернулся с прогулки доктор Ландрет, которого
встретили, как старого друга. Из детской принесли
младенцев, чтобы подержать их и полюбоваться.
Малыши по-прежнему были в центре внимания,
когда объявили о приезде мистера Динсмора-старше-
го с женой и мисс Аделаидой Динсмор.
Миссис Динсмор была одета, как обычно, роскош­
но и ярко, но выглядела еще более увядшей и блеклой,
особенно рядом со своей блистающей свежей красо­
той дочерью. Дама томно поприветствовала Милдред,
кивнула остальным присутствующим и, совершенно
измученная, опустилась в мягкое кресло.
Старший мистер Динсмор поздоровался с Милдред
горячо, от всей души:
—Как же я рад тебя видеть, Милли, дорогая! Все та­
кая же юная и прекрасная. Впрочем, с чего бы тебе ме­
няться? Ты все больше походишь на мать. Знаешь, это
наивысшая похвала, которой может удостоиться от
меня женщина.
—Да уж, —проворчала из глубины кресла его супру­
га, —мистеру Динсмору все женщины кажутся очаро­
вательными, кроме собственной жены.
Однако на эту реплику внимания никто не обратил.
Милдред взяла за руку юную леди и с нежностью
вгляделась в ее прекрасное лицо:
—Неужели это Аделаида? Ведь когда я видела тебя в
последний раз, ты была совсем еще девочка... Восемь
лет прошло.
—А теперь мне почти столько же лет, сколько и Ро­
зе. А у нее уже муж и ребенок, —с улыбкой ответила
девушка.
—Просто Роза очень рано вышла замуж, —сказала
Милдред, ласково взглянув на жену Хораса.
—Вот и мама моя говорит то же самое, —засмеялась
Роза. —И чтобы успокоить тебя, Аделаида, скажу: так
оно и есть на самом деле.
В этот миг в комнату вошел ее супруг с двумя девоч­
ками. Вновь раздались приветствия, и Эннис предста­
вили тем, кто видел ее впервые.
Элси украдкой оглядела комнату и облегченно
вздохнула, поняв, что Анна не приехала.
Милдред заметила, что мистер Травилла с матерью и
Аделаида искренне обрадовались Элси, а вот родной ее
дедушка и его жена ограничились холодным приветст­
вием. Дед был сух и равнодушен, а его супруга вообще
смотрела на Элси с плохо скрытой неприязнью.
Это отношение прекрасно разглядел и мистер Дин-
смор-младший. Щеки его покрылись румянцем, глаза
засверкали. Поманив дочь к себе, он крепко обнял ее, а
потом, беседуя с друзьями, то и дело гладил по головке.
И при первой же возможности вставить в разговор
словечко мачеха сказала ему раздраженно:
—Хорас, ты ведешь себя просто нелепо! Элси уже
большая, а ты все целуешь и гладишь ее, как младенца!
—Мэм, —ответил он с легкой улыбкой, —пока это
нравится нам обоим, прошу вас не беспокоиться! Ког­
да тебе надоест, Элси, —обратился он к девочке, кото­
рая спрятала покрасневшее лицо у него на плече, —я
перестану.
—Мне не надоест! Никогда-никогда, папочка! —
воскликнула она в порыве любви и тихонько спросила:
—Можно нам с Эннис пойти немножко поиграть?
—Да, —ответил он, отпуская дочь и кивая Эннис, и
обе девочки радостно поспешили из комнаты.
Они снова взялись за шитье кукольных нарядов, а
за работой весело болтали и смеялись.
—Эннис, правда, мой папа самый лучший и доб­
рый в мире? —спросила Элси.
—Да! Конечно, кроме моего. Мой отец такой же хо­
роший и добрый.
—Правда! Как же я про дядю Стюарта забыла!
—А я —нет... —начала Эннис печально, но взяла се­
бя в руки и заговорила о другом. —А что, кузен Хорас
никогда не зовет старшую миссис Динсмор мамой?
—Нет, - удивленно сказала Элси, которой такая
мысль ни разу не приходила в голову. —Она же ему не
мама.
—Роза тебе тоже не мама, —ответила Эннис.
—Но она такая добрая и милая, а...
—А тетя Динсмор —нет? —засмеялась Эннис. —
Я бы тоже не стала ее звать ни мамой, ни бабушкой.
—Вряд ли ей понравится, чтобы ее звали бабуш­
кой, - рассудительно сказала Элси.
—А Аделаида хорошая, правда?
—Да, очень! Она так обо мне заботилась, когда я
сильно болела, а папа был в отъезде! Она —моя самая
любимая тетя. А на втором месте —Лора.
Тут в дверь постучали, и в комнату впорхнула Аде­
лаида.
—Ну, девочки, —сказала она весело, —я сбежала
от старших. Решила посмотреть, что вы тут затеваете.
О, одежки для кукол! Жаль, я не захватила свой на­
персток, а то помогла бы. Ну да ничего, я просто так
посижу, может, иногда подскажу вам что-нибудь, —и
она уселась в кресло. —Хозяин с хозяйкой упросили
нас остаться на обед.
—Я очень рада! —воскликнула Элси. —Я как раз хо­
тела показать тебе своих пони и фаэтон.
—Да, Роза мне рассказала. Прокатишь меня как-
нибудь? Эннис, твой кузен Уолтер и кузины Луиза,
Лора и Анна приедут познакомиться с тобой после
обеда. С утра у них уроки. Кстати, Элси, а ты почему
не занимаешься?
—Папа освободил меня от уроков до конца недели.
—Как он тебя балует!
—Да, тетя, но обычно я занимаюсь куда больше Ан­
ны.
—Это правда, намного больше. Хорас хоть и балует
тебя, но не избаловал.
Прозвучал гонг, и Элси, отложив шитье, сказала:
—Пора переодеваться к обеду, Эннис. Тетя Ада, ты
нас извинишь?
—Я с вами, —сказала Аделаида, проследовав за де­
вочками в гардеробную. —Хочу взглянуть на твои об­
новки, Элси. Папа все время покупает тебе наряды.
—Да, и обычно он говорит мне, как я должна одеть­
ся. Только сегодня не сказал.
Аделаида подошла к вешалке и принялась переби­
рать платья. Наконец она выбрала очень легкое и изящ­
ное бледно-голубое платье из шелка и шерсти, рукава и
ворот которого были отделаны дорогим кружевом.
—Вот это тебе подойдет, я уверена, хоть еще и не
видела тебя в нем, —сказала она.
—Правда ваша, мисс Аделаида, уж как наша детка
хороша в этом платьице! —согласилась тетушка Хлоя
и взяла платье, чтобы поскорее нарядить свою пито­
мицу.
Аделаида тем временем выдвинула один из ящиков
комода и достала оттуда красивый пояс, подходящий
по цвету к платью, а затем нашла в шкатулке с драго­
ценностями жемчужное ожерелье и браслеты.
—Вот это подойдет к твоему наряду, —сказала она.
—Как прекрасно! —воскликнула Эннис, прибежав
из своей комнаты. —Кузина Ада, вы не могли бы за­
стегнуть мне платье, пожалуйста? Я все могу делать са­
ма, но вот застегнуть никак не получается.
—Конечно, милая, —ответила Аделаида. —Прости,
что не предложила тебе помощь! Какое замечательное
у тебя платье! И персиковый цвет тебе к лицу! Ты как
Элси —тебе все идет!
—Платье Элси красивей, чем у меня, —скромно
отозвалась Эннис.
Аделаида смотрела то на одну подружку, то на дру­
гую и думала, что других таких хорошеньких девочек,
пожалуй, не найти.
Эннис импровизированный обед показался насто­
ящим пиршеством. Она сидела между Элси и мисте­
ром Травиллой, которого любили все дети, и чувство­
вала себя прекрасно, хоть и робела немного.
После еды они с Элси прошли в гостиную вместе со
всеми и болтали, стоя у окна. И увидели, как к дому
подкатил экипаж, из которого вышли две в пух и прах
разодетые барышни, а за ними показались мальчик с
девочкой.
—Это родственники из Розленда? —спросила Эн­
нис.
—Да, —ответила Элси. —Хоть бы они тебя не увез­
ли! Я слышала, дедушка сказал Милли, что вы часто
будете ездить в Розленд.
—Но я не хочу, —прошептала Эннис ей на ухо.
Тут дверь в гостиную отворилась, и слуга доложил о
прибытии новых гостей.
Когда все поприветствовали друг друга и познако­
мились, Лора присела рядом со своими юными родст­
венницами и завела разговор. Она расспросила Эннис,
как прошло путешествие, как поживают ее домашние,
и выразила надежду вскоре увидеть ее в Розленде.
Затем к ним подошли Уолтер и Анна и принялись
горячо упрашивать, чтобы им показали новых пони и
фаэтон.
—А откуда вы узнали про пони? —спросила Элси.
—Как откуда? Слуги-то все друг другу рассказыва­
ют, —ответил Уолтер. —Элси, вели, чтобы их запряг­
ли, и я поеду прокачусь.
—Лучше спроси об этом папу, Уолтер. Это решает
он.
—Нет, сама спроси. Мне он может и отказать, а вот
тебе —нет.
—Не знаю, —слегка улыбнулась Элси. —Он часто
мне отказывает, если не одобряет мои желания.
И она тут же пошла спросить разрешения у отца,
который сидел на другом конце комнаты и беседовал с
миссис Травиллой и кузиной Милдред.
—Уолтер умеет править. Я думаю, ему можно дове­
рять. Пусть только сперва пообещает, что не будет
обижать пони и хлестать их хлыстом, —ответил мистер
Динсмор. —Но пони —твои, так что тебе решать, хо­
чешь ты дать ему прокатиться или нет.
—Спасибо, папа, —сказала она и медленно пошла
обратно.
—Ну, что он сказал? —спросил Уолтер.
—Что я могу решать сама. Уолтер, ты обещаешь не
обижать пони и не подхлестывать их?
—Фу, вот еще глупости! Ладно-ладно! Обещаю! Ты
надолго мне их дашь?
—На полчаса. И, пожалуйста, из парка не выез­
жай, —сказал мистер Динсмор, подходя к детям. —
Я не хочу, чтобы они утомились. Сегодня они нам еще
понадобится. У одной юной леди урок верховой езды.
—Полчаса! Да это же всего ничего! —надулась Анна.
—А тебе какая разница? —спросил мистер Дин­
смор.
—Как какая? Я поеду вместе с ним!
—Пожалуй, вежливей будет уступить место Эннис.
Эннис, ты вполне можешь доверять Уолтеру.
—Нет, кузен Хорас, спасибо! Я уже два раза ката­
лась. Пусть в этот раз поедет Анна, —сказала уступчи­
вая Эннис.
—Пони ждут вас у дверей. Я уже давно распорядил­
ся, чтобы их запрягли, потому что знал, что кто-ни­
будь захочет прокатиться.
Уолтер с Анной тут же выскочили из комнаты. Они
не стали ни уговаривать Эннис пойти с ними, ни бла­
годарить ее за то, что она уступила Анне.
Когда они вернулись после прогулки, вид у обоих
был очень недовольный. Анна дулась, Уолтер был весь
красный и злой.
—Я ее больше с собой не возьму, —сказал он, под­
ходя к Элси. —Она все время ругалась, потому что я не
давал ей править. И несколько раз пробовала вырвать
вожжи у меня из рук.
—Как хорошо, что она каталась не со мной! —вос­
кликнула Элси.
—Почему?
—Потому что мне пришлось бы все рассказать папе.
—А ты что, разве никогда ему не жалуешься? —уди­
вился Уолтер.
—Я очень не люблю ябедничать, —ответила Элси,
заливаясь краской. —Но папа велел мне обязательно
рассказывать, если Анна попробует мной командо­
вать. А ты же знаешь, я должна его слушаться.
—Да, так оно и есть! Хорас тебе и шагу в сторону
ступить не дает. Тяжело тебе. Знаешь, что? Я преду­
прежу об этом мисс Анну. Может, тогда она станет ве­
сти себя с тобой по-другому.
Я сохраню прекрасный смысл урока.

Вильям Шекспир. «Гамлет, принц датский» ’

естрица Милли, можно войти?

С В дверях будуара, где Милдред сидела,


призадумавшись, с младенцем на руках,
стояла Эннис.
—Конечно, милая, я рада, что ты пришла, —не­
громко сказала Милдред. —Я теперь редко тебя вижу.
Тобой полностью завладела Элси, —продолжила она,
ласково приглаживая волосы сестренке, которая уст­
роилась рядом с ней, чтобы поцеловать маленького
Перси.
—Только не думай, что я тебя разлюбила! —ответи­
ла Эннис и в порыве нежности подставила старшей
сестре щеку для поцелуя. —Без тебя, Милли, я ни за
что тут не осталась бы. И все-таки, как замечательно
мы проводим время! Иногда мне кажется, что я попала
в сказку: вокруг столько прекрасных вещей, Элси оде-

* Перевод А. Кронеберга.
вается, как принцесса, и пони с фаэтоном, и красивые
куклы, и всё-всё-всё...
Милдред рассмеялась и снова пригладила кудряш­
ки на голове девочки.
—Хорошо тебе тут?
—Да, очень хорошо! Вот только... —Эннис вздохну­
ла и положила голову на колени Милдред. —Жалко,
что папа и мама не с нами! Я скучаю по ним каждый
раз, когда вижу, как Хорас ласкает Элси.
—Да, родная, мне тоже хотелось бы повидать маму
с папой, но это невозможно. Сейчас мы гостим у доро­
гих друзей, а весной вернемся к нашим милым родите­
лям.
—Милли, ты говорила, что будешь заниматься со
мной, пока мы здесь. Но мистер Динсмор сказал, что
будет учить нас с Элси вместе, если я согласна.
— Очень любезно с его стороны. Соглашайся!
С ним тебе будет гораздо интереснее. Он знает куда
больше, чем я, и объясняет не в пример лучше. К тому
же ты будешь учиться вместе с такой замечательной
подругой, с Элси!
—Да, она тоже говорит, что со мной ей будет веселей.
И тебе будет проще. Мы начнем в следующий поне­
дельник. Милли, а тебе понравился мистер Травилла?
—Понравился. А матушку его я очень люблю. Она
пригласила нас немного погостить в Йоне. Кроме то­
го, мы должны съездить в Розленд.
—Мне больше нравится здесь.
—Большую часть зимы мы здесь и пробудем. Но и в
Йон, и в Розленд тоже съездим на недельку.
Гости уже разъехались по домам. Роза отправилась
в детскую. Милдред уединилась у себя в комнате, куда
вслед за ней поспешила и Эннис. Доктор Ландрет по­
грузился в чтение, а мистер Динсмор сказал Элси:
—Пойдем со мной, дочка, —и отвел ее к себе в ка­
бинет.
—Как хорошо побыть тут вдвоем с тобой, папочка! —
воскликнула она, когда отец усадил ее к себе на колени.
—Да, мы с тобой теперь не так часто, как привык­
ли, бываем вместе, —сказал он, обнимая дочь. —Но
надеюсь, ты весело проводишь время.
—Да, папочка! Такой замечательной подружки, как
Эннис, у меня никогда не было!
—Она и вправду замечательная, ее прекрасно вос­
питали. Однако я привел тебя сюда, потому что хотел
преподать тебе урок.
Элси от удивления широко распахнула глаза.
—Но почему, папа? Ты ведь сказал, что у меня кани­
кулы до конца недели! А сейчас только вечер пятницы.
—Точно. Я и позабыл. Что же... Обещания надо вы­
полнять, так что не буду настаивать. Мы займемся
этим на следующей неделе.
Элси подумала с минуту и сказала:
—Папа, пожалуйста, давай ты научишь меня сейчас.
—Полагаю, ты не пожалеешь о своем решении, —
ответил мистер Динсмор, глядя на дочь с благодарно­
стью.
Он повернулся к стоявшему рядом письменному
столу и достал оттуда тоненькую книжечку. Когда он
открыл ее, Элси увидела, что это чековая книжка.
—Я хотел научить тебя, —продолжил он, —пра­
вильно заполнять чеки. Я положил на твое имя тысячу
долларов, и эта книжка нужна тебе, чтобы снимать
деньги, когда они тебе понадобятся.
Девочка смотрела на отца удивленно, радостно и в
то же время —озадаченно.
—Ты очень добр, папа, —сказала она. —Только что
мне делать с такой кучей денег? Разве что раздать...
—Что ж, тебе нравится дарить подарки, и я очень
этому рад. Помнишь, на Рождество тебе всегда не хва­
тало денег? А Рождество уже скоро. Ты ведь захочешь
подарить что-нибудь нашим гостям? Да и родственни­
кам в Индиане ты сможешь отослать рождественские
подарки.
—Папа, как чудесно ты придумал! —воскликнула
Элси и захлопала в ладоши. —И что, всю тысячу мож­
но потратить на подарки?
—Возможно. Там будет видно. Ну, а сейчас —урок.
И мистер Динсмор показал дочке, как заполняют
чеки, и объяснил, где нужно проставить номер, дату,
сумму и где расписаться. Потом для тренировки она
сама заполнила несколько бланков и в конце концов
стала справляться с этим без труда.
Элси урок очень понравился, ей было интересно.
—Как замечательно! Папа, ты такой добрый, что
научил меня!
—Я хочу, чтобы ты научилась распоряжаться свои­
ми деньгами как можно раньше, —сказал отец, при­
гладив ей волосы. —Вдруг меня не станет и...
—Папочка, —перебила Элси со слезами на глазах, —
не говори так! Я не смогу без тебя жить!
—Девочка моя, —улыбнулся мистер Динсмор и неж­
но обнял ее, —я в прекрасной форме и, скорее всего,
доживу до глубокой старости: в нашей семье много дол­
гожителей. Однако всякое бывает, и люди мудрые гото­
вы к любым событиям. В наследство от матери тебе до­
стался огромный капитал, но Библия говорит нам, что
богатство «сделает себе крылья и, как орел, улетит к не­
бу»1. Особенно часто так бывает с теми женщинами, ко­
торые ничего не смыслят в финансах. Я не хочу, чтобы
ты стала жертвой мошенника или охотника за прида­
ным, и потому не собираюсь растить из тебя даму, кото­
рая ленится или попросту не разбирается в денежных
делах. Я научу тебя составлять заказы, оплачивать сче­
та, писать расписки, выдавать чеки. Дцнако на сегодня
хватит. То, что ты написала, пока училась, нужно по­
рвать, —и мистер Динсмор разорвал заполненные чеки
и бросил обрывки в огонь. —Ты понимаешь, почему?
—Нет, сэр.
—Потому что на них стоит твоя подпись, и в банке,
где у тебя открыт счет, их примут. Так что если кто-ни­
будь завладеет этими чеками и отнесет их в банк, ему
выдадут указанную сумму, и ты потеряешь деньги. Ес­
ли ты захочешь подарить кому-то деньги или за что-то
заплатить, то вместо наличных ты можешь выписать
чек. По нему человек получит деньги в твоем банке —
если, конечно, сумма не превышает ту, что имеется у
тебя на счету. Теперь понимаешь?
—Да, папа, понимаю. А можно я расскажу об этом
Эннис?
—Если хочешь, —улыбнулся он. —Эннис можно
доверять. Возьми чековую книжку с собой и покажи
ей, как заполняют чеки. Заодно и повторишь урок.
—Спасибо тебе большое! —и Элси кинулась на по­
иски кузины.
Эннис все еще сидела у Милдред: сестры болтали и
играли с малышом.
Элси постучала в дверь, и ей открыла Эннис:
—Элси, как хорошо, что ты пришла! Проходи!
—Я не помешала?
—Что ты, детка! —ответила Милдред. —Мы с Эн­
нис как раз жалели, что тебя нет.
—Как приятно, что вы меня ждали, —сказала Эл­
си, садясь на низкий стульчик рядом с Милдред. —
Я пришла бы раньше, но папа учил меня разным ин­
тересным вещам, —и она вытащила чековую книжку
и подробно пересказала все, что узнала, потому что не
сомневалась: папа не был бы против присутствия
Милдред.
Милдред с Эннис выслушали девочку с большим
интересом и согласились, что урок и впрямь очень по­
лезный. Эннис заметила:
—Как здорово, что у тебя столько денег, и ты мо­
жешь взять их, когда захочется!
—Да, —сказала Элси, —но я думаю, папа вряд ли
согласится, чтобы я брала эти деньги, не спросив его
разрешения. Я должна буду отчитываться за каждый
цент.
—Это будет совсем не просто! —заметила Эннис,
пожав плечиками.
—Но зато ты многому научишься, —сказала Милд­
ред, улыбнувшись сияющей от радости Элси.
—Да, Милли, папа всегда знает, что для меня лучше.
На следующее утро мужчины объявили, что долж­
ны отправиться в город по делам, и пригласили обеих
дам и девочек поехать с ними.
Элси с Эннис с радостью согласились, однако дамы
предпочли остаться дома.
—Что ж, девочки, —сказал мистер Динсмор, когда
они встали из-за стола, —экипаж подадут через полча­
са. К этому времени будьте готовы. Элси, зайди на ми­
нутку ко мне в кабинет.
Он пошел к кабинету, а дочка весело поскакала за
ним.
—Я собираюсь зайти в банк и обналичить чеки.
Может, и тебе понадобятся деньги? —спросил он у де­
вочки, усаживаясь за письменный стол и глядя на нее
с нежной отцовской улыбкой.
—Да, папа. Ты ведь будешь со мной? Покажешь
мне, что надо делать?
—Конечно, милая. В любом случае, в ближайшие
годы я не собираюсь отпускать тебя туда одну.
—Я так и знала! —рассмеялась Элси. —Ты не разре­
шишь мне снимать деньги со счета, когда я захочу.
—Нет. Ты еще слишком мала, чтобы давать тебе та­
кую свободу. А теперь присаживайся. Мы проверим,
хорошо ли ты запомнила вчерашний урок, —сказал
отец, обмакнул перо в чернила и вложил его в руку до­
чери, которая уселась за стол.
—Сколько денег я должна снять, папа?
—Сколько хочешь, но не больше пятидесяти долла­
ров.
—Думаю, мне хватит двадцати пяти, —и Элси акку­
ратно заполнила чек на эту сумму.
—Все верно, доченька, —довольно произнес отец. —
Теперь положи чек в свой кошелек.
—Как мне одеться, папа?
—В синий бархатный костюмчик. Или сама выбери
что-нибудь подходящее.
—Я сделаю все, чтобы угодить своему папочке! —
улыбнулась Элси.
—В таком случае очень хорошо, что у твоего папы
со вкусом все в порядке, —весело сказал мистер Дин­
смор, погладил Элси по голове и поцеловал ее чистый
белый лобик. —А теперь беги поживее, скажи тетушке
Хлое, чтобы тебя одевала.
—Да, сэр. Я быстро! Всего-то переодеть платье и
надеть шляпку, пальто и перчатки.
Эннис, которой оставалось надеть только перчат­
ки, сидела у себя. С ней была Милдред, которая по­
могла сестренке одеться. Дверь в комнаты Элси, как
обычно, была открыта.
—Няня здесь? —спросила Элси, заглядывая к ним. —
Вижу, что нет. Надо позвонить, чтобы она пришла. Что
же делать? Боюсь, что она еще завтракает, а ждать нам
некогда!
—Давай я тебе помогу, —предложила Милдред. —
Эннис я уже одела.
—Мне не хочется тебя утруждать, Милли.
—Мне это совсем нетрудно, милая, только в ра­
дость. К тому же так я отблагодарю тетушку Хлою, ко­
торая всегда помогает Эннис.
Элси поблагодарила Милдред и согласилась, весело
добавив:
—То-то нянюшка удивится! Она думает, что кроме
нее никто не умеет меня одевать.
Во время одевания Элси рассказала, что она делала
в отцовском кабинете и как теперь пойдет в банк, что­
бы самостоятельно получить деньги.
Эннис слушала с большим интересом.
—Можно и мне с вами? Очень хочется посмотреть! —
попросила она. —А тебе не страшно?
—Нисколько, ведь со мной будет папа.
—И это самое главное в мире, правда? —спросила
Милдред и поцеловала девочку в пухлую розовую
щечку.
—И меня, и меня, Милли! —воскликнула Эннис,
подставляя сестре щеку. —Ну что ж, до свидания. Сле­
ди за моим племянником, пока меня не будет.
—Хорошо. А теперь бегите. Джентльмены уже ждут
вас. Экипаж как раз подъехал к боковому входу.
—Вот умницы! Вам надо выдать медали за пункту­
альность, —заметил доктор Ландрет, когда девочки
появились на веранде.
—И за счастливые улыбки, —добавил мистер Дин­
смор, усаживая их в экипаж.
—Вряд ли стоит хвалить за это девочек, у которых
для счастья есть всё! —ответила Эннис.
—Может, и не стоит. Но знаешь ли, на свете доволь­
но много людей, которые всегда найдут повод повор­
чать.
Всю дорогу девочки смеялись и шутили, и джентль­
мены нисколько не возражали, потому что в своем ве­
селье юные леди ни разу не вышли за рамки приличия.
Прибыв в город, вся компания первым делом от­
правилась в банк, где у мистера Динсмора и Элси бы­
ли счета. Пока Элси под присмотром отца вручала
клерку чек, получала деньги и пересчитывала их, Эн­
нис с любопытством озиралась по сторонам.
Они провели в городе несколько часов, осматрива­
ли достопримечательности и зашли в несколько ла­
вок. Домой вернулись к обеду. Девочки немного уста-
ли, но пребывали в прекрасном настроении и болтали
без умолку о том, что делали и что повидали в городе.
А взрослые дамы прекрасно провели время в Оаксе.
Они весь день просидели в будуаре у Розы, шили
изящные костюмчики для своих мальчиков и беседо­
вали.
Обе были молоды, хоть Милдред и постарше на не­
сколько лет, обе —счастливы в браке, обе недавно по­
знали радость материнства. Женщины высокообразо­
ванные и истинно верующие, они вскоре обнаружили,
что во многом очень похожи.
Поначалу обсуждали шитье, затем заговорили о ма­
лышах, ради которых все и затевалось, потом о мужьях
и о счастливой поре ухаживания. Каждая знала о жиз­
ни другой в общих чертах, а теперь они рассказали
друг другу подробности. Милдред поведала новой по­
друге о мучительных годах, когда она не получала из­
вестий от своего возлюбленного. Рассказала она и о
своем самом близком и дорогом Друге, Который уте­
шал и поддерживал ее в то нелегкое время.
Роза горя еще не знала. Самым тяжким испытани­
ем в ее жизни было расставание с родителями, братья­
ми, сестрами и милым домом, где она провела детство.
Но зато и она могла немало рассказать о радостях Бо­
жественной любви, которая превосходит все.

«Но боящиеся Бога говорят друг другу: «Внимает Гос­


подь и слышит это, и пред лицем Его пишется памят­
ная книга о боящихся Господа и чтущих имя Его».
И они будут Моими, говорит Господь Саваоф, собст­
венностью Моею в тот день, который Я соделаю, и
буду миловать их, как милует человек сына своего,
служащего ему»2.
Пошли мне, Боже, свет Твоей любви!
Любви, что исцеляет, все прощает,
Которою Христос меня спасает,
Чтобы ввести в обители Твои!

Неизвестный автор

ннис, хочешь поучиться верховой езде сей­

З час? —спросил мистер Динсмор, когда они


вышли из-за обеденного стола, и добавил,
увидев, что девочка колеблется. —Впрочем, сего
ты, наверное, устала и предпочитаешь вздремнуть.
—Да, сэр. Так будет лучше, если только... —и Эннис
замялась.
—Если только я не обижусь? —спросил он с улыб­
кой. —Нисколько. Я и Элси посоветовал бы ненадол­
го прилечь. Тогда к вечеру вы наберетесь сил и сможе­
те повеселиться со взрослыми.
Элси согласилась, что план превосходный, и девоч­
ки отправились по своим комнатам.
—Поглядите-ка, Динсмор, прописанное вами ле­
карство оказалось действенными, —с улыбкой заметил
доктор Ландрет, когда девочки спустились к чаю. Дей­
ствительно, лица их порозовели, глаза сияли счастьем
и здоровьем.
—Да, сон —лучшее средство от усталости, —отве­
тил мистер Динсмор, глядя на Элси, как обычно, с от­
цовской гордостью и любовью. —Ты хорошо отдохну­
ла, дочка? —спросил он и привлек ее к себе.
—Да, сэр. Вряд ли я теперь засну раньше десяти, -
ответила она, глядя отцу в глаза с широкой улыбкой.
—Вот это ловко! —весело откликнулся он. —Хо­
чешь, чтобы я разрешил тебе лечь спать попозже? Лад­
но, когда придет время, посмотрим.
—В любом случае Элси послушается своего папу, —
добавила Роза и нежно улыбнулась девочке.
—Ты не любишь рано ложиться, Элси? —спросил
доктор.
—Вообще-то люблю. Просто иногда мне нравится
посидеть со взрослыми, если папа разрешает и мне не
хочется спать.
—К тому же, —заметила Эннис, —когда взрослые
играют в игры или разговаривают о чем-то интерес­
ном, детям очень трудно идти спать.
—Точно, —отозвалась Милдред. —Помню, мне са­
мой никогда не хотелось идти в постель. Однако сына
я буду укладывать рано и всегда в одно и то же время,
потому что считаю: для ребенка так лучше.
—Надеюсь, сегодня все вы захотите поиграть в сло­
ва, —сказала Эннис. —Я тут нашла несколько очень
трудных —специально для кузена Хораса и братца
Чарли.
—Наверное, ты и для нас что-то припасла? —шут­
ливо спросила Роза.
Взрослые были настроены добродушно и исполни­
ли желания девочек. Ббльшую часть вечера играли в
слова, и Элси разрешили задержаться в гостиной на
полчаса дольше обычного.
Как правило, воскресные дни в Оаксе проходили
очень спокойно. Хозяин с хозяйкой чтили день Госпо­
день и не устраивали развлечений. В доме и на планта-
ции выполнялись лишь самые необходимые работы.
Для всех это был день отдохновения.
Церковь, к которой принадлежали Динсморы, на­
ходилась в нескольких милях от дома, но они всегда
присутствовали на службе, единственной за всю неде­
лю. Дома оставались, только если кто-то был серьезно
болен или не на шутку разыгрывалась непогода.
Послеобеденное и вечернее время проходило в чте­
нии Писания и в проповеди слова Божия тем, кто еще
не был обращен.
Первое воскресенье, которое гости из Плезант
Плейнз провели в Оаксе, выдалось ясным и солнеч­
ным. Дамы с девочками отправились на службу в се­
мейном экипаже, джентльмены сопровождали их вер­
хом.
Недолгая прогулка по красивейшим местам, зали­
тым солнечным светом и полным бодрящих ароматов
осени, пришлась по душе всем. Эннис нашла в ней
очарование новизны, а доктор Ландрет и Милдред
вспомнили былое. В ту зиму, когда несколько лет на­
зад Милдред жила в Розленде, они часто ездили этой
дорогой вместе или встречались в маленькой церкви.
Из Розленда на службе присутствовали мистер
Динсмор-старший, Аделаида и Лора. Были там и мис­
тер Травилла с матерью. Когда богослужение окончи­
лось, все остановились на минуту у входа, чтобы обме­
няться приветствиями и перекинуться парой слов. За­
тем дамы проследовали к экипажам, а джентльмены
вскочили в седла.
—Что будем сегодня делать? —спросила Эннис,
когда девочки очутились в будуаре Элси.
— Будем рассказывать чернокожим слугам про
Иисуса и про Небеса. Папа и мама ведут занятия со
старшими, а у меня в группе мальчики и девочки. Я
им рассказываю библейские истории, и из Ветхого
Завета, и из Нового. Я с ними и катехизацией зани-
маюсь: задаю вопросы, а потом они повторяют за
мной ответы, —ответила Элси, и по тому, как она
оживилась, было видно, что эта работа чрезвычайно
ее привлекает.
—Больше всего мне нравится рассказывать людям
о чудесной любви Иисусовой, —продолжала она. —
Как Он оставил Небеса и пришел в наш мир. Как тру­
дился, и страдал, и умер страшной смертью на кресте,
искупив наши грехи. И как воскрес и взошел на Небе­
са, чтобы быть нашим заступником. Эннис, какая это
прекрасная история!
В светло-карих глазах Элси стояли слезы, и Эннис,
обняв ее, сказала:
—Ты настоящая христианка, Элси! Я хотела бы
быть такой, как ты!
—Нет-нет, Эннис! Я вовсе не такая хорошая! —ис­
кренне ответила Элси. —Но я очень люблю Иисуса!
Аты?
—Не знаю... Я изо всех сил стараюсь поступать пра­
вильно, но все время сбиваюсь с пути. Наверное, я
все-таки не христианка.
—Эннис, христианин —это не тот, кто никогда не
ошибается. Христиане веруют в кровь и подвиг Хрис­
товы, знают, что благодаря Его страданиям получили
возможность спасения. Они стараются быть добрыми
и чистыми, потому что любят Господа и хотят угодить
и подражать Ему. А вовсе не потому, что надеются за­
служить спасение только своими силами. В Библии
сказано: «Нет праведного ни одного»1, а еще «Нет че­
ловека праведного на земле, который делал бы добро и
не грешил бы»2.
—Да, а апостол Павел еще писал, что хочет делать
добро и не делает, а зло делает, хоть и не хочет, —сказа­
ла Эннис задумчиво. —Мне кажется, разница в том,
что христиане ненавидят грех и хотят от него освобо­
диться, потому что его ненавидит Господь. А грешни­
92
ки любят грешить, а если и перестают, то только из
страха наказания.
—Правда! В Библии написано: «Итак, подражайте
Богу, как чада возлюбленные»3. Кажется, я понимаю,
что это значит! Я так люблю папу и знаю, что он меня
тоже очень любит, и поэтому поступать, как он велит,
мне почти всегда в радость.
—Да, и у меня с папой так же! Правда, замечатель­
ные слова?
—Прекрасные! И тут много других, которые «слаще
меда и капель сота»4, —воскликнула Элси, беря в руки
Библию и перелистывая ее страницы.
—Ты возьмешь меня к твоим маленьким учени­
кам? —попросила Эннис.
—Ну конечно, раз тебе хочется! Может, ты и сама
сможешь что-нибудь им рассказать.
—Может быть, —ответила Эннис, и тут как раз про­
звучал гонг к обеду.
За столом доктор Ландрет задал мистеру Динсмору
тот же вопрос, что и Эннис Элси:
—Чем вы занимаетесь остаток дня? Как я понял,
поблизости нет церквей, где служат вечером.
—Ни одной, —ответил мистер Динсмор и расска­
зал, что после обеда они проповедают Слово Божие
слугам. —А после мы обыкновенно читаем что-нибудь
душеполезное. Я проверяю, как Элси выучила катехи­
зис. Она читает мне из Писания и иногда поет гимн-
другой. Вечера мы обычно проводим за Евангелием,
читаем Библию втроем, а потом играем духовную му­
зыку. Вы к нам присоединитесь?
Доктор, Милдред и Эннис с радостью приняли
приглашение.
—О чем мы поговорим сегодня? - спросил мистер
Динсмор, когда после чая все собрались вокруг стола,
на котором лежали Библия, Симфония и сборник ду­
ховных текстов.
—Христос —живой Спаситель, —предложила Мил­
дред. —Поговорим и о божественной, и о человечес­
кой Его природе.
—Это отличная тема, —согласилась Роза. —«Кто
осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и
одесную Бога, Он и ходатайствует за нас»5.
—Я согласен, —сказал доктор.
—Я тоже, —добавил мистер Динсмор. —Мы все
время обсуждаем жизнь Иисуса на земле и Его иску­
пительную жертву, Его страдания и смерть ради нас.
Об этом можно говорить бесконечно. Но не следует
забывать о том, что Он воскрес и взошел на Небеса и
заступается за нас. Апостол Павел говорит: «А Сей,
как пребывающий вечно, имеет и священство непре­
ходящее, посему и может всегда спасать приходящих
чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайст­
вовать за них»6.
—Да, —сказала Милдред, —я много размышляла об
этом с тех пор, как недавно беседовала с одним нашим
другом, которого я считаю настоящим христианином.
Так вот, он меня очень удивил... Он сказал, что всегда
думал так: тело Христово прекратило существовать по­
сле Его смерти, потому что надобность в нем отпала.
—Какая странная мысль! Это же противоречит Пи­
санию! —воскликнула Роза. —Ведь Библия учит, что
воскресение Христово —непременное условие нашего
спасения. «Ибо если устами твоими будешь исповедо­
вать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что
Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься»7. Его
земное тело умерло, было похоронено, а потом вос­
кресло.
—И что же случилось с Его телом потом, по мнению
твоего знакомого? —спросил доктор. —Материя не ис­
чезает. Кроме того, нам сказано, что Он не знал тления.
—Правда. Об этом говорится в нескольких стихах.
Вот, например, в Деяниях, —и Милдред прочла вслух:
«Когда же исполнили все написанное о Нем, то, сняв с
древа, положили Его во гроб. Но Бог воскресил Его из
мертвых. Он в продолжение многих дней являлся тем,
которые вышли с Ним из Галилеи в Иерусалим и кото­
рые ныне суть свидетели Его перед народом. И мы
блашвествуем вам, что обетование, данное отцам, Бог
исполнил нам, детям их, воскресив Иисуса, как и во
втором псалме написано: Ты Сын Мой: Я ныне родил
Тебя. А что воскресил Его из мертвых, так что Он уже
не обратится в тление, о сем сказал так: Я дам вам ми­
лости, обещанные Давиду, верно. Посему и в другом
месте говорит: не дашь Святому Твоему увидеть тле­
ние. Давид, в свое время послужив изволению Божию,
почил и приложился к отцам своим, и увидел тление; а
Тот, Которого Бог воскресил, не увидел тления»8.

—И этим все сказано, —заметил Чарльз. —Какие


еще нужны доказательства?
—Можно, мы все-таки зачитаем некоторые отрыв­
ки? —взмолилась Элси.
—Что ты нашла? —спросил отец, увидев, что она
держит в руках раскрытую Библию.
—Вот, —и Элси прочитала:

«Ибо я первоначально преподал вам, что и сам при­


нял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Пи­
санию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий
день, по Писанию, и что явился Кифе, потом двенад­
цати; потом явился более нежели пятистам братий в
одно время, из которых большая часть доныне в жи­
вых, а некоторые и почили; потом явился Иакову,
также всем Апостолам; а после всех явился и мне, как
некоему извергу»9.

—Всех ли, кому являлся воскресший Иисус и кто


узнал Его, потому что знал Спасителя до Его смерти,
перечислил апостол Павел? —спросил мистер Дин­
смор.
—Конечно, нет, папа! Мария Магдалина видела Его
в саду сразу после того, как Он воскрес, и потом... Эн­
нис, может быть, ты хочешь назвать остальных?
Эннис благодарно взглянула на подругу и добавила:
—Иисус явился двум ученикам на дороге, когда они
шли в селение. И ученикам, сидевшим в доме, когда с
ними не было Фомы. И потом, уже вместе с Фомой.
И Петру с Иоанном и нескольким другим, когда они
рыбачили с лодки.
Эннис замолчала, и Милдред предложила присут­
ствующим вместе поискать и прочесть вслух все от­
рывки, рассказывающие об этом.
—Все звенья в цепочке доказательств на месте, —за­
метил мистер Динсмор после того, как они прочитали о
страданиях Стефана: «Стефан же, будучи исполнен Ду­
ха Святого, воззрев на небо, увидел славу Божию и Ии­
суса, стоящего одесную Бога, и сказал: вот, я вижу небе­
са отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную
Бога»10. —А мы с вами только что читали, что Христос
умер, был погребен, воскрес из мертвых, вознесся на
Небеса и пребывает там одесную Отца.
—И Он вечно живой и заступается за нас, —тихо
добавила Роза, и ее прекрасные голубые глаза сияли от
радости.
Наконец Милдред прочла еще один отрывок из
Библии:

«Итак, имея Первосвященника великого, прошедше­


го небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо дер­
жаться исповедания нашего. Ибо мы имеем не такого
первосвященника, который не может сострадать нам
в немощах наших, но Который, подобно нам, иску­
шен во всем, кроме греха»11.
ч ) 1 I** j
Ч.... ./
Просыпайся! Златокрыло
Утро быстро промелькнет!
Все цветы уже раскрылись,
Чтоб приветствовать восход.

Эпес Сарджент

лей заворочалась в постели. Она еще наполови­

З ну спала, но понимала, что скоро вставать.


А когда кто-то склонился над ней и поцеловал,
девочка окончательно проснулась.
—Папочка! —воскликнула она, взглянула в лицо
отца широко распахнутыми глазами, обхватила его за
шею, притянула к себе и поцеловала, прошептав: —
Доброе утро, милый папочка!
—Доброе утро, доченька! —ответил он. —Ты отдох­
нула? Хочешь до завтрака покататься верхом?
—Да! Конечно, папа! —воскликнула Элси и села на
кровати с горящими от радости глазами.
—Что ж, тогда вставай поскорее. Тетушка Хлоя тебя
оденет, даст тебе стакан молока, и поедем. Эннис, ка­
жется, до сих пор спит. Так что не шуми. А после завт­
рака вы с ней покатаетесь в фаэтоне.
—Жалко, что мама с нами не поехала, —вздохнула
Элси, когда отец помог ей забраться на лошадь.
" . • '97 ” •'

4 Милаовп
—И правда, жалко. С ней было бы веселее, —отве­
тил он. —Но сегодня ночью малыш не давал ей спать,
так что она еще в постели.
Когда всадники выехали из парка на большую до­
рогу, Элси воскликнула:
—А теперь во весь опор! Да, папа?
—Да! —и всадники стремительно полетели вперед.
Эннис проснулась вскоре после ухода Элси. Она
тихо лежала под одеялом и размышляла. Сегодня ку­
зен Хорас начнет ее учить. Ей было и радостно, и не­
много не по себе. Она боялась, что он сочтет ее бестол­
ковой ученицей, которая не знает того, что в ее возра­
сте знать положено.
Потом она решила, что пора вставать. В камине ве­
село плясал огонь, и по комнате разливалось приятное
тепло. Эннис откинула одеяло и спустила ноги на тол­
стый мягкий ковер.
—Вот ты и встала, солнышко! —сказала тетушка
Хлоя, заглянув в приоткрытую дверь. —Я уже одела
свою детку, давай теперь и тебе помогу, если хочешь.
—Спасибо! Если вам нетрудно, причешите меня,
пожалуйста, и помогите надеть платье. А где Элси?
У нее так тихо. Я думала, она еще спит.
—А вот и нет! —засмеялась старая нянька. —Мисс
Элси уехали с массой Хорасом кататься.
—Как же так! Выходит, я проспала! —воскликнула
Эннис в испуге и начала поспешно одеваться.
—Нет, мисси! Некуда спешить! Они рано встали.
Только и всего.
Эннис сразу успокоилась и спокойно продолжила
свой туалет.
Когда Элси вернулась с прогулки, Эннис сидела в
кресле у огня и читала Библию. Элси вошла, одной ру­
кой приподняв юбку амазонки, а в другой держа хлыс­
тик с позолоченной рукояткой. Она сияла здоровьем и
счастьем, глаза блестели, на щеках играл румянец.
—Доброе утро, Эннис, милая, —Элси подбежала к
кузине и поцеловала ее. —Прости, что оставила тебя в
одиночестве, но ты так сладко спала, а папа предло­
жил перед завтраком покататься верхом.
—Не извиняйся, —ответила Эннис, пребывавшая в
отличном настроении, и добавила, любуясь свежим
личиком подруги. —Очень хорошо, что ты согласи­
лась —прогулка пошла тебе на пользу. Какая же ты
красавица, Элси!
—Эннис, не льсти мне, ты меня перехвалишь, —ска­
зала Элси, посерьезнев. —Но ты читала, а я тебе поме­
шала.
—Я закончу, пока ты переодеваешься, —сказала Эн­
нис.
—Переодеваюсь и читаю с папой, —добавила Элси
и поспешила в свою гардеробную. —Пожалуйста, ня­
нечка, одень меня к завтраку поскорее, а то у меня
совсем не остается времени на папу, —попросила она
тетушку Хлою, которая уже подготовила хорошенькое
утреннее платьице.
—Конечно, сладенькая моя, мигом тебя переоде­
ну! — и няня тут же начала развязывать ленты на
шляпке Элси.
Когда с туалетом было закончено, Элси с Библией в
руках поспешила в отцовский кабинет. Мистер Дин­
смор уже сидел там, раскрыв свою Библию.
—Надеюсь, ты ждал меня недолго, папа? —спросила
девочка, занимая свое обычное место у него на коленях.
— Нет, дочка, ты пришла быстро, —ответил он,
нежно прижимая ее к себе. —Не устала на прогулке?
—Нет, сэр. Нисколечко.
Папа с дочкой прочитали несколько стихов и пого­
ворили о их смысле. Потом они преклонили колени, и
мистер Динсмор прочел краткую молитву. А после
этого Элси опять сидела у него на коленях, пока не
позвали к завтраку.
—Ты не забыла, что сегодня начинается учеба? —
спросил отец, нежно сжав ладошки Элси.
—Нет, сэр, и я буду очень стараться, чтобы навер­
стать упущенное время.
—Правильно. И латинскую грамматику, будь добра,
больше не ругай.
—Папа! —решительно заявила она. —Если ты от
меня хоть слово услышишь, можешь меня наказать!
—Как наказать? —спросил он сурово, хотя в глазах
у него при этом прыгали смешинки.
—Ну, уж это тебе решать, —сказала Элси, обнимая
и целуя его.
—Что ж, лучше не давай мне повод. Ты придумала,
что подаришь на Рождество нашим родственникам в
Плезант Плейнз?
—Нет, сэр.
—Тогда поговори с мамой.
—И с тобой, папа. Ты лучше всех в мире умеешь да­
рить подарки!
—Дитя мое, —засмеялся он, —ты не представля­
ешь, как бы я заважничал, если б верил всем твоим по­
хвалам! Может, поговоришь лучше с Милдред и Эн­
нис, и они подскажут тебе, какие подарки понравятся
их близким. А вот и к завтраку звонят! —и осторожно
ссадив дочку с колен, он встал, предложил ей руку и
повел в столовую.
Когда все поели и помолились, девочки пошли ка­
таться в фаэтоне. Эннис прогулка очень понравилась,
и Элси радовалась не меньше.
Когда они вернулись и сняли шали, настало время
занятий.
Элси раскрыла книги и показала Эннис задания на
сегодняшний день. Девочки устроились рядышком и
принялись усердно заниматься.
Мистер Динсмор, бегло проэкзаменовав Эннис,
выяснил уровень ее знаний и решил, что совместное
обучение вполне возможно и даже пойдет обеим де­
вочкам на пользу.
—Папа, —сказала Элси, —по-моему, просто заме­
чательно, когда у тебя есть товарищ по учебе. Догады­
ваюсь, что теперь дела у меня пойдут намного быстрее!
—Надеюсь, так и будет, дочка. Вот только употреб­
ление слова «догадываюсь» в значении «думаю»,
«предполагаю», «считаю» мне не нравится. Больше так
не говори.
—Боюсь, Элси переняла это у меня, сэр, —винова­
то сказала Эннис. —Я так часто говорю, хотя папа с
мамой все время делают мне замечания. Я пытаюсь
следить за собой —и все равно забываю. Но теперь-то
уж я постараюсь!
—И я постараюсь больше так не говорить, папа, —
сказала Элси. —А это совсем неправильно или просто
некрасиво?
—Неправильно говорить «догадываюсь» о чем-то
хорошо известном. А если, говоря о чем-то неизвест­
ном, ты употребляешь его в значении «думать», то
просто некрасиво. Такое употребление глагола «дога­
дываться» часто считают американизмом, но это не­
верно. Подобную небрежность можно найти и у
Мильтона, и у Локка, и у Шекспира, и у других извест­
ных английских литераторов.
—Я рада, что вы нам рассказали об этом, кузен Хо­
рас, — сказала Эннис. — Думаю, мне понравится
учиться у вас.
—Думаешь? Или догадываешься? —ответил он с
улыбкой. —Ну а как насчет урока верховой езды?
—Я с удовольствием, сэр! Если только вас это не за­
труднит и не оторвет от других дел.
—Нет. У меня даже найдется время и покататься, и
погулять с моими ученицами, —сказал мистер Динсмор
и положил руку на голову стоявшей рядом Элси. —
Сколько времени вам потребуется, чтобы переодеться?
. -
—Мы быстро! —ответила Элси.
—Две минутки! —одновременно воскликнула Эн­
нис, и девочки весело кинулись из комнаты.
—Я не видела Милли с самого завтрака! —восклик­
нула Эннис, шагая вприпрыжку рядом с мистером
Динсмором. —Может, она поехала в город за покуп­
ками?
—Нет, —ответил он. —Они с миссис Розой отпра­
вились в гости. Я тоже был приглашен и с удовольст­
вием поехал бы, однако дела задержали меня дома.
—Папочка, какая жалость! —сказала Элси. —Ты
мог бы проверить у нас уроки и после обеда.
—Мог бы, конечно. Но, думаю, это не лучший ва­
риант. Кроме того, мне нужно заняться делами план­
тации. А Милдред хотела бы съездить в город, Эннис?
—Да, сэр, —ответила девочка, и на ее личике рас­
цвела радостная улыбка. —Мы хотим собрать посылку
на Рождество для всех, кто остался дома. Милли гово­
рит, надо начинать уже сейчас, а то не поспеем. Пока
посылка дойдет, знаете ли... Кое-что мы уже купили в
Филадельфии, но не все.
—А можно узнать, что вы уже купили? —весело ос­
ведомился мистер Динсмор.
—Конечно, сэр. Мы купили перчатки, платки, лен­
ты и кружева для мамы и сестер, галстуки и носовые
платки для мальчиков и для папы. И очень красивый
браслетик из золота и кораллов для маленького Стю­
арта Ормсби —сыночка Зиллы. А еще белую ткань ему
на рубашечки и красивый швейный набор, чтобы их
сшить.
—Спасибо, что рассказала, —сказал мистер Дин­
смор. —Буду еще больше благодарен вам с Милдред,
если подскажете, чем еще можно порадовать твоих
родных. Мы с Элси хотели бы принять участие в этом
замечательном деле. Правда, дочка?
—Еще бы! —оживленно воскликнула Элси. —С ог­
ромным удовольствием! Я каждому хочу подарить по
красивому подарку.
—Вы так добры! —обрадованно поблагодарила Эн­
нис. —Мы все думаем, что нет на свете родственников
лучше Динсморов.
—Знаешь, Эннис, тем, кому Господь дал столь ог­
ромное богатство, как нам с Элси, делиться с другими
не особенно трудно. Так что вряд ли мы достойны та­
ких похвал. К тому же, подарки —самый для нас при­
ятный способ тратить деньги.
Когда прогулка и урок верховой езды подошли к
концу, мистер Динсмор с девочками вернулись в дом.
Настало время переодеваться к обеду. Когда девоч­
ки были готовы, они зашли в будуар к миссис Дин­
смор, где застали обеих дам в нарядных платьях, но с
шитьем в руках.
Джентльмены также были там, беседовали с жена­
ми к играли с малышами.
Стоило малышу Хорасу увидеть в дверях старшую
сестру, как он тут же протянул к ней ручонки и радост­
но загулил, потому что очень любил Элси.
А Элси, подбежав к отцу, умоляюще сказала:
—Папа! Позволь мне его взять!
—Сядь в это кресло, и я посажу малыша к тебе на
колени, —ответил он.
—Спасибо, сэр, —сказала она, с радостью подчиня­
ясь.
—Эннис, —сказал доктор, —я слышал, скоро ты у
нас будешь заправской наездницей.
—Возможно —ведь меня учит лучший в мире учи­
тель.
—И пони, на котором ты ездишь, очень хороший, —
добавила Элси.
—Очень, —согласилась Эннис и спросила, повер­
нувшись к сестре. —Милдред, ты не ездила сегодня за
покупками?
—Нет, мы решили, что для начала нужно вернуть
визиты, и это заняло все утро. Мы надеемся пройтись
по магазинам завтра.
—Кузен Хорас, вы позволите вашим ученицам по­
ехать в город? —спросила Эннис, с улыбкой повора­
чиваясь к мистеру Динсмору.
—Если вы сначала хорошо ответите мне уроки, —
ответил тот. —Милдред, могу и я сопровождать тебя в
походе по магазинам?
—Твое общество всегда мне в радость, Хорас.
—Только мистер Динсмор будет сопровождать тебя
не просто так, —с ликованием сказала Эннис. —Они с
Элси решили тоже кое-что купить для рождествен­
ской посылки.
—Значит, ты все им рассказала, хоть я и просила те­
бя помалкивать, —укоризненно произнесла Милдред.
—Не нужно бранить Эннис, —вступил в разговор
мистер Динсмор. —Она не виновата. Я специально за­
вел об этом речь и все у нее выведал. Но я не понимаю,
Милли, почему ты не хочешь, чтобы мы разделили с
вами эту радость?
—Только потому, что вы с Элси и так слишком щед­
ры. У вас и без того много трат.
—Моя милая леди, —ответил он с улыбкой, —су­
дить об этом предоставь нам.
—Милли, не жадничай! Позволь и другим разде­
лить с тобой удовольствие давать, —сказал доктор, с
нежностью глядя на жену.
—Чарли, ведь на самом деле ты вовсе не думаешь,
что я заслужила такой упрек, —ответила Милдред,
подняв на мужа взгляд, полный любви.
Трудолюбие — задумывать, планировать, решать,
осуществлять. Неважно, чем ты занимаешься:
трудолюбие хорошо уже само по себе, потому что
наверняка принесет награду.

'-4

W щ

Роберт Поллок

ыло решено отправить посылку в Плезант

Б Плейнз через неделю, так что времени остава­


лось мало.
Сразу после чая девочки, пошептавшись, вы­
скользнули из гостиной и пошли в будуар к Элси, где
тут же прилежно взялись за уроки, заданные на завтра.
Стоял прекрасный лунный вечер. Вскоре после их
ухода к дому прибыл экипаж, полный гостей. Еще два-
три джентльмена прискакали верхом. Так что в тече­
ние нескольких часов девочек никто не хватился.
Когда гости уехали, взрослые вдруг поняли, что де­
тей уже давно не видно, и мистер Динсмор отправился
посмотреть, где они.
— Папа! —воскликнула Элси, отрываясь от книги. —
Мы все выучили. Пожалуйста, проверь нас прямо сей­
час и разреши нам завтра с утра поехать в город вместе
с мамой и кузиной Милли.
' 10^ •; % '
—Ладно, проверю. И если вы и впрямь все хорошо
выучили, то разрешу, —ответил мистер Динсмор, сел и
взял из рук Элси учебник. Дослушав до конца, он ска­
зал:
—Вы обе прекрасно поработали и завтра поедете в
город вместе с дамами.
Девичьи личики просияли.
—Спасибо, кузен Хорас, —сказала Эннис.
—Спасибо, милый, добрый мой отец! —сказала
Элси, усаживаясь к нему на колени, обнимая и целуя
его. —Эннис часто говорит «отец», и мне это нравит­
ся. Можно, я тоже буду так тебя называть? Тебе по­
нравится, папа?
—Зови меня, как тебе хочется, милая. Мне оба эти
обращения по душе, ведь их произносишь ты, —отве­
тил он, прижимая ее покрепче. —Но нам пора. Время
молитвы.
После молитвы Эннис отправилась в комнаты к
Милдред, чтобы рассказать сестре, как они с Элси
провели вечер, и обсудить предстоящие покупки.
Милдред выслушала сестренку с интересом, похва­
лила ее за трудолюбие и дала несколько советов.
—Думаю, у нас не получится составить список по­
купок, пока мы не посмотрим, что имеется в магази­
нах, —сказала она. —А теперь, дитя мое, тебе пора ид­
ти готовиться ко сну.
—Пора. Милли, как же я тебя люблю! Ты мне как
мама! Особенно сейчас, когда мы так далеко от нашей
милой мамочки! —защебетала Эннис, обнимая сестру.
Тут в комнату вошел доктор Ландрет и, когда Эннис
выпустила Милдред из объятий, сказал:
—А когда же будет мой черед, Эннис? Я стал тебе
братом уже давно, но ты никогда меня не обнимаешь.
—Я никогда не обнимаю джентльменов, кроме отца
и братьев, —ответила девочка, покраснев и делая шаг
назад.
—Конечно, нет. Но ты же сама называешь меня бра­
том.
—И ты очень хороший брат, —ответила Эннис,
вспоминая, как неизменно добр к ней Чарльз, —вот
только...
—Только обнимать меня тебе не хочется? Ну, тогда
и Милдред не обнимай, ведь мы с ней —одно.
—Не думаю, что ты прав, —засмеялась Эннис, мо­
тая головой. —К тому же я пару раз позволила тебе ме­
ня обнять.
—Но это же совсем другое! Смотри, вот что я тебе
дам, если ты обнимешь меня так же, как Милдред, —и
доктор Ландрет протянул девочке золотую монету.
У Эннис округлились глаза.
—Но это же целых двадцать долларов!
—Правильно.
—Мне хотелось бы их получить... Но если это пода­
рок, ты ничего не должен требовать взамен.
—Твоя правда, —сказал доктор, подбросив монету
на ладони. —Но как же мне тогда исхитриться и до­
биться своего?
—Если тебе настолько важно, чтоб я тебя обняла, то
я сделаю это просто так, потому что я люблю тебя, как
родного брата, —сказала она, обвивая шею Чарльза
руками, и позволила ему обнять себя.
—Вот так-то лучше, —сказал он и расцеловал Эн­
нис в обе щеки. —А теперь я докажу тебе свою щед­
рость и подарю тебе этот золотой.
Он вложил монету в руку девочки, и она, задыхаясь
от радости, проговорила:
—Благодарю тебя! Я никогда не была такой богач­
кой!
Весело пожелав спокойной ночи Чарльзу и Милд­
ред, Эннис поспешила из комнаты, чтобы поскорей
рассказать Элси, как ей повезло.
—И двадцати долларов не жалко ради того, чтобы
посмотреть на такую радость, —заметил доктор своей
жене. —Не правда ли, Милли?
—Ты так добр и щедр, милый мой муж!
А Элси после молитвы, когда родственники вышли
из гостиной, вытащила часики, взглянула на них, а по­
том с мольбой в глазах посмотрела на отца.
Он улыбнулся и протянул ей руку.
—Я знаю, тебе уже пора спать. Однако девочка, ко­
торая так хорошо потрудилась, заслуживает поблаж­
ки, —и он приласкал дочку.
—А папа и рад любому предлогу, чтобы побаловать
свою девочку, да и себя заодно, —заметила Роза, кото­
рая забавлялась, глядя на них.
—Все верно, женушка, —ответил мистер Динсмор,
лаская Элси. —Вот не ожидал, что ты разгадаешь мою
маленькую хитрость, ведь я и сам едва ли ее сознавал.
—Но чем ты занималась весь вечер, Элси? Могу я
узнать?
—Конечно, мамочка. Я выучила все уроки, а потом
их ответила. Мы с Эннис выучили и хорошо ответили!
Так что завтра утром мы сможем поехать с тобой и
Милдред. Папа разрешил.
—Если мама и Милдред не станут возражать, —ска­
зал мистер Динсмор.
—Конечно, не станем, —улыбнулась Роза, с нежно­
стью глядя на приемную дочь. —Могу ответить за нас
двоих: мы будем только рады, если девочки отправят­
ся с нами.
—Спасибо, дорогая мамочка, —сказала Элси. —Па­
па, сколько денег я могу потратить на подарки?
—Долларов сто, если хочешь. А что ты собираешься
купить?
—Пока не знаю, сэр. Мама, может, ты мне посове­
туешь?
—Кружева, ленты, перчатки, носовые платки. Та­
ких вещей никогда слишком много не бывает.
Itfor
—И хорошие книги, —добавил мистер Динсмор. —
Гребенки для волос и брошки на платья. Красивый ве­
ер —тоже неплохой подарок. Однако ни к чему прини­
мать решение прямо сейчас. Сперва поглядите, что
продается в лавках и магазинах. Сейчас ты в общих
чертах представляешь, что собираешься дарить —и до­
вольно. А теперь моей доченьке пора спать. Спокой­
ной ночи, милая.
Тетушка Хлоя умелыми руками переодевала свою
питомицу в ночную рубашку, когда в комнату, притан­
цовывая, влетела Эннис с золотой монетой в руке.
—Смотри, Элси, что дал мне Чарли! Правда, он до­
брый? Смотри, какая красивая! У меня никогда преж­
де не было больше двух долларов. Она так блестит,
совсем новенькая! Даже жалко тратить. Но на этот зо­
лотой столько всего можно накупить для мамы и ос­
тальных, что я его все-таки потрачу.
—Монета очень красивая! —сказала Элси, взяв зо­
лотой в руку. —Помню, папа дал мне такой же три го­
да назад перед Рождеством. И я была так рада, потому
что мне не хватало на подарки!
—Но в этом году у тебя есть счет в банке, —засмея­
лась Эннис. —Элси, как же замечательно иметь свой
счет!
—Особой разницы я не почувствовала: ведь я не
могу снимать деньги без разрешения, —отвечала Элси
с улыбкой и покачала головой. —Я даже не сказала па­
пе, что в этом году денег мне понадобится больше.
И ничего не ждала, ведь он уже дал мне пятьдесят дол­
ларов на подарки несколько недель назад. Однако он
всегда как-то умудряется понять, что мне нужно, и
обязательно дает мне это. Конечно, если считает, что
так для меня лучше.
—Да, твой отец очень добрый, и мой тоже, —сказа­
ла Эннис, —хоть он и не может дать мне столько денег.
И я догадываюсь, почему —ведь детей у него, как у той
старушки, что жила в дырявом башмаке. Ой, мамочки!
Я же не должна больше говорить «догадываюсь», Эл­
си. Боюсь, я тебя совсем испорчу, и тогда кузен Хорас
отошлет меня домой. А может, он уже собирается!
—Не беспокойся. Уж скорее он опасается, что это я
тебя испорчу. Но он велел мне идти в постель, и если
увидит, что я до сих пор не сплю, то может не разре­
шить мне поехать в город. Да я и сама не хочу ослу­
шаться моего милого отца, даже если он просто скажет
мне, что недоволен мною.
—Тогда спокойной ночи, милая. Я побегу к себе в
комнату, —ответила Эннис, поцеловала Элси и поспе­
шила уйти.
Поход по магазинам, который они предприняли на
следующий день, получился очень удачным, и обе де­
вочки прекрасно провели время. Милдред радовалась
не меньше их, потому что не было для нее занятия
приятней, чем выбирать и покупать подарки близким.
Среди прочего она купила ткани, из которых потом
ловкими пальцами сшила прекрасные вещицы, и в
каждом стежке были ее молитвы и ее нежность.
Эннис с Элси также изготовили подарки своими
руками и поспели как раз к сроку, хотя мистер Дин­
смор следил, чтобы они и занимались, и гуляли, как
обычно. Кроме того, им приходилось ездить с визита­
ми вместе с Розой и Милдред.
У Элси было много подружек среди девочек с окре­
стных плантаций. И когда их матери и старшие сестры
прибывали в Оакс навестить миссис Ландрет и миссис
Динсмор, в гости к Элси и Эннис приезжали девочки.
Когда мистер Динсмор ездил к друзьям и соседям,
ему частенько случалось брать с собой Элси, даже если
их не сопровождала Роза. Так что он нисколько не воз­
ражал, чтобы Элси ездила с ответными визитами к
своим юным подругам вместе с матерью, Милдред и
Эннис. И все женское население Оакса, как только
была собрана и отправлена рождественская посылка,
принялось ездить по гостям.
Дам часто сопровождали мистер Динсмор и доктор
Ландрет, и везде всем нашим героям оказывали такое
сердечное гостеприимство, что эти визиты были удо­
вольствием для всей компании.
Однако больше всех им запомнилось посещение
Йона. И миссис Травилла с сыном были невероятно
любезны. Они знали, как угодить гостям, и большим,
и маленьким, и чем их развлечь. Мистер Травилла
провел много времени с девочками. Они с матерью
очень любили Элси.
У Травиллы было множество разных разностей, лю­
бопытных и для девочек, и для взрослых. Он показы­
вал гостям картины, гравюры, цветы, птиц, домашних
питомцев, а также полный диковин кабинет. Среди
прочего там были реликвии войны и революции, и с
каждой связана целая история. Мистер Травилла рас­
сказал им парочку: на большее не хватило времени.
Однако обещал, что проведет подробную экскурсию,
когда девочки приедут в Йон надолго:
—Мы с матушкой хотели бы пригласить к нам на
неделю-другую всех. Можете пробыть, сколько поже­
лаете. У взрослых, конечно, свои планы, но мы наде­
емся, что уж хотя бы девочки у нас погостят. Что ска­
жете, Динсмор?
Элси вопросительно взглянула на отца. Эннис тоже
ждала ответа мистера Динсмора. Обе девочки живо
интересовались всем, что связано с историей их Роди­
ны, и мечтали провести неделю в Йоне.
Мистер Динсмор посмотрел на юных леди со сни­
сходительной улыбкой.
—Вижу, им хочется принять ваше предложение, Тра­
вилла, —сказал он. —Да и все мы были бы не прочь ос­
таться... Мы благодарны вам за гостеприимство. Тем не
менее, я вынужден попросить у вас немного времени,
чтобы все обдумать. Нам еще предстоит визит в Роз-
ленд, а потом мы сами будем принимать гостей в Оак­
се. Да и невозможно все время развлекаться. Ни
взрослым, ни детям нельзя устраивать себе вечные ка­
никулы.
—Вы совершенно правы, —ответила миссис Тра­
вилла. —Пока девочки молоды, они должны овладе­
вать знаниями, чтобы, став взрослыми, исполнить
свой долг и предназначение. И все-таки, Хорас, я на­
деюсь, что вы сможете на несколько дней отпустить к
нам Элси с Эннис. Своим присутствием они оживят
этот старый дом.
—Вы очень добры, мэм.
—Что вы! Я сейчас думаю больше о себе. Мы с Эд­
вардом так любим детей, а Элси занимает у нас в серд­
цах особое место. Да вы и сами знаете. Если однажды, —
шутливо добавила миссис Травилла, —вы решите от нее
избавиться, только скажите, и мы заберем ее к себе.
—Ну уж нет! —невольно вздрогнув, воскликнул ми­
стер Динсмор, и посмотрел на дочь с невыразимой
любовью, радостью и отцовской гордостью.
s? "
' к
■9 !
" ^
^ .....................
\ •'
'о срока спит твоя к расд^
Но ночи напролет? ^
Еёва прикрою я глазОг—
Твой чудный лик плывет.
Голубка ясная моя,
Чиста, кротка, нежна,
Ты жить е заоблачных краях
СредЬ ангелов доМжна!

Роберт Моррис

лей, ты хотела бы поехать на неделю в Йон?

З По мне, так это было бы чудесно! Я лучше


туда поеду, чем в Розленд, —рассуждала
Эннис. Она сняла шляпку и крутила ее на пальце
мысли ее носились где-то далеко.
Они только что вернулись из Йона и зашли в гарде­
робную Элси. Тетушка Хлоя переодевала свою пито­
мицу.
—И мне очень хочется в Йон! —с жаром ответила
Элси.
—Тогда упроси отца, чтоб он нам разрешил.
Элси покачала головой.
—В таком случае он точно скажет «нет». Но ты мо­
жешь поехать одна, Эннис, если Милдред разрешит.
А она скорее всего разрешит.
—Как будто мне хочется ехать одной! —негодующе
отозвалась Эннис. —А что, ты никогда ничего не вы­
прашиваешь у отца?
—Нет. Обычно когда папа сказал «да» или «нет» —
это окончательно. Иногда он говорит «Я подумаю»
или «Я пока не решил», и тогда я должна терпеливо
ждать его ответа. Кажется, у мамы и мистера Травил-
лы иногда получается его убедить. Надеюсь, на этот
раз они постараются. Знаешь, —добавила она, весело
взглянув на подругу, —их-то он обязательно выслу­
шает.
—Конечно. Но я думаю, он и тебя бы выслушал. Он
с тобой вежлив...
—Да, папа всегда со мной вежлив, —серьезно отве­
тила Элси. —Но его долг —воспитать меня правильно.
Так что ему приходится устанавливать правила и сле­
дить, чтобы я их не нарушала.
—Прости! Разумеется, мне не следует его упрекать.
Он все правильно делает.
—Ну вот, солнышко. Вот и готово, —и тетушка
Хлоя разгладила последнюю складочку на платье Эл­
си. —Мисс Эннис, вам помочь? Того гляди, к ужину
позвонят.
Незадолго до ужина мистер Динсмор с Элси оста­
лись в гостиной вдвоем. Доктор Ландрет ушел в биб­
лиотеку написать несколько писем: он все чаще зани­
мался делами, которые и привели его на Юг. Дамы от­
правились в детскую, к младенцам. Эннис увязалась за
ними.
Мистер Динсмор в задумчивости расхаживал по
комнате. Элси сидела за столом посреди комнаты и
рассматривала новые книги, изредка украдкой погля­
дывая на отца. Она всем сердцем желала, чтобы он за­
говорил с ней об Йоне и сказал, что согласен отпус­
тить ее туда.
Наконец ей удалось встретиться с ним взглядом.
Мистер Динсмор остановился рядом с дочкой, поло­
жил ладонь ей на голову и спросил, с улыбкой глядя в
ясные карие глаза, хранящие умоляющее выражение:
—Что такое? Вижу, моей девочке не терпится что-
то мне сказать. Пойдем, ты сядешь ко мне на колени и
расскажешь, что у тебя на душе. И он взял Элси за ру­
ку, подвел к креслу, уселся поудобнее и посадил дочку
к себе на колени.
—Ну, рассказывай, мое сердечко.
—Папочка, —и она подняла на отца глаза, полные
счастья и дочерней любви, —ты и сам, наверное, уже
догадался! Ты же всегда знаешь, о чем я думаю и чего
хочу.
—Может, и знаю. Но я желаю услышать об этом от
тебя, —сказал он, нежно касаясь губами белого лба и
розовой щечки.
—Хорошо, отец, —ответила она, чуть задержав­
шись на последнем слове, и голос ее сделался необы­
чайно мягким и нежным, —просто мы с Эннис хотели
бы поехать в Йон. Очень-очень! И чтобы ты тоже с на­
ми поехал. А без тебя —даже не знаю, захочется ли мне
ехать...
—Что же, дочка, думаю, ты ведь знаешь, как мне
нравится тебя радовать.
—Знаю, папочка! Конечно, знаю! И я постараюсь не
хотеть туда ехать, если ты решишь, что так будет лучше.
—Узнаю свою маленькую девочку! —с любовью
улыбнулся мистер Динсмор. —Я вот подумал: может,
на Рождество вам с Эннис захочется пригласить сюда
на неделю подружек? Что скажешь?
—Папочка, замечательная мысль! - воскликнула
Элси и захлопала в ладоши.
—К нам с мамой тоже приедут гости. Думаю, будут
и мистер Травилла с матушкой. Надеюсь, им у нас по­
нравится. Вы с Эннис тоже сможете к ним поехать, но
не так надолго, как они предложили.
—Папа, я —с удовольствием! И Эннис, уверена, то­
же. Но скажи мне, пожалуйста, кого мы можем при­
гласить.
—Для начала скажи мне, кого хотела бы пригласить
ты. Мы с тобой составим список, —мистер Динсмор
достал из кармана записную книжку. —У нас в запасе
еще несколько недель, но лучше будет разослать при­
глашения уже сейчас, чтобы никто нас не опередил.
Итак, кого ты хотела бы позвать?
—Кэрри Ховард, Люси Каррингтон, Изабель Карл­
тон, Мери Лесли, Флору Арнотт. Папа, а мне обяза­
тельно приглашать детей из Розленда?
—Нет, этим я займусь сам. Мы обедаем вместе по­
слезавтра, и я скажу Анне, что мы с радостью примем
ее на неделю, если она будет вести себя хорошо. И по­
обещаю немедленно отослать ее домой, если она, как
обычно, начнет капризничать и всеми командовать.
Мы с мамой пригласим погостить дедушку с женой и
тетю Аделаиду. Думаю, Луиза и Лора приехать не захо­
тят. Вы для них слишком маленькие, а мы —слишком
старые.
—А Уолтер, папа?
—Да, Уолтера пригласить надо. А также Эдварда и
Герберта Каррингтонов, ну и других хороших мальчи­
ков вашего возраста. Они станут играть вместе —ско­
рее всего, будут пропадать в саду. Думаю, этим спис­
ком, мы и ограничимся. Других детей можно пригла­
сить только на рождественский ужин. Если ты захо­
чешь.
—Дорогой отец, ты ко мне так добр и снисходите­
лен! - благодарно произнесла Элси. - Я должна ста­
раться и быть самой лучшей, самой послушной девоч­
кой.
—Я думаю, ты такая и есть, моя радость. Каждый
день я благодарю Бога за то, что Он даровал мне такой
бесценный подарок —мою маленькую дочку. Теперь
пойдем-ка в кабинет, и ты напишешь приглашения,
если, конечно, не очень устала.
—Я совсем не устала, папа! Да, лучше написать их
прямо сейчас, потому что потом мы с Эннис займемся
подготовкой к Рождеству.
—И уроками, —добавил мистер Динсмор, вставая.
— В первую очередь ты должна помнить об учебе.
Возможно, иногда тебе будет трудно собраться с
мыслями, но если ты постараешься, то сможешь со­
средоточиться. А я буду строго требовать, чтобы ты
занималась. Это поможет дисциплинировать твой ум
и волю.
—Да, сэр, —ответила Элси, слегка вздохнув.
Рука об руку они вошли в кабинет.
—Теперь папа уже не кажется тебе таким снисходи­
тельным, как ты только что говорила? — шутливо
спросил мистер Динсмор, поглядев на Элси.
—Нет, папа, ты ко мне снисходителен, когда дума­
ешь, что мне это на пользу. А когда ты строг со мною, я
в душе часто бываю тебе благодарна.
—Я и не сомневался, моя милая смиренная девоч­
ка, —сказал мистер Динсмор ласково и запечатлел по­
целуй на поднятом к нему личике. —Теперь садись за
письменный стол. Посмотрим, умеешь ли ты правиль­
но составить приглашение.
—Совсем не умею, папа. Лучше ты мне продиктуй, —
и Элси достала из ящика стопку приятно пахнущей
писчей бумаги и конверты с ее собственной моно­
граммой.
—Договорились.
—Тогда давай ты сам их и напишешь, папа. Так бу­
дет еще лучше. Я боюсь, почерк у меня не очень хоро­
ший.
—А я считаю, ты пишешь очень красиво, когда ста­
раешься, —сказал отец, обмакивая перо в чернильни­
цу и протягивая Элси.
—Я буду очень стараться, папа, —ответила она. —
Первое я напишу Изабель Карлтон. Ты только скажи
мне, как.
Полчаса спустя Элси со вздохом облегчения вытер­
ла и отложила в сторону перо, а затем удовлетворенно
посмотрела на лежащую на столе небольшую стопку
приглашений, написанных изящным почерком.
—Спасибо, папочка, что помог, —повернулась она
к мистеру Динсмору.
— Пожалуйста, моя хорошая, — ответил он. —
Я очень доволен твоей работой. Почерк у тебя ровный
и разборчивый. Утром я отправлю слугу развезти при­
глашения. А теперь давай вернемся в гостиную: мама и
наши гостьи уже, должно быть, там. Думаю, ты с удо­
вольствием расскажешь Эннис, что ты сделала.
—Да, сэр! Она тоже обрадуется.
В холле они встретили миссис Динсмор, которая
поспешила к ним навстречу.
—Письма, Роза? —спросил у нее муж.
—Кажется, приглашения, —ответила она и остано­
вилась рядом с лампой, чтобы рассмотреть конверты.
—Да, одно для нас с тобой, —сказала она, вручая ему
конверт. —Другое для доктора Ландрета с супругой,
одно для Эннис и одно для Элси.
—Для меня, мама! —воскликнула девочка, протяги­
вая руку за письмом. —А можно я возьму приглашение
Эннис тоже? Я ей передам.
—Конечно, —ответила Роза, вручая девочке оба
конверта. —Вы не знаете, где они с Милдред сейчас?
—Наверное, в гостиной, —ответил мистер Дин­
смор, направляясь туда.
В гостиной их уже ждали доктор, Милдред и Эн­
нис, которым тут же вручили приглашения.
—Папа, можно мне прочесть мое? —тихо спросила
Элси, подходя к отцу. —Я еще даже конверт не вскрыла.
—Можно, —ответил он с одобрительной улыбкой.
—Это от Ховардов из Пайнгроува, —заметил док­
тор. —Что ж, думаю, мы можем поехать. Почему бы
нет?
—Я не возражаю, —сказала Милдред. —Только мне
совсем не хочется допоздна сидеть в гостях и оставлять
малютку одного с нянькой.
—И мне не хочется, —поддержала ее Роза.
—Ну что же. Мы извинимся перед ними и уедем до­
мой пораньше, —сказал доктор.
—Элси, а ты поедешь? —спросила Эннис.
Элси умоляюще взглянула на отца.
—Кузен Хорас, вы же позволите ей поехать, прав­
да? —попросила Эннис, стараясь говорить как можно
убедительнее.
—Тебе очень хочется поехать, дочка? —спросил ми­
стер Динсмор, привлек девочку к себе и нежно загля­
нул в полные мольбы глаза.
—Да! Очень-очень, папочка! Если ты позволишь.
Ты ведь тоже там будешь и сможешь за мной пригля­
дывать.
—Ты не очень крепка здоровьем, и мне не нравит­
ся, когда ты ложишься поздно. Но если ты обещаешь в
тот день хорошо выспаться днем, я разрешу тебе по­
ехать. Если все будет в порядке.
—Спасибо, папочка! —воскликнула Элси и вне се­
бя от радости бросилась ему на шею и крепко расцело­
вала.
—Я предполагаю, —сказал мистер Динсмор, обра­
щаясь к Милдред, —что Эннис тоже поедет.
—Разве можно разлучать таких подружек! —ответи­
ла Милдред, с улыбкой глядя на младшую сестренку. —
К тому же, если Элси получила разрешение отца, зна­
чит, и Эннис я могу отпустить без страха.
—Я никуда не хожу без папиного согласия, Милли.
И так будет всегда! —сказала Элси и рассмеялась сча­
стливо, прижимаясь к отцу.
А потом прошептала ему на ухо:
—Не правда ли, как странно! Я собралась пригласить
к нам Кэрри Ховард —и вдруг получаю приглашение
от нее. Можно, я расскажу Эннис и всем остальным,
что мы придумали?
Мистер Динсмор кивнул, и Элси тут же воспользо­
валась его разрешением. Взрослые порадовались вме­
сте с ней, а Эннис пришла в неописуемый восторг.
Шей платье по возможности дороже,
Но без затей — богато, но не броско:
По виду часто судят человека.

Ф1 ; %

Вильям Шекспир. «Гамлет, принц датский» *

илли, —спросила Эннис, когда, как все­

М гда перед сном, пришла в комнаты сест­


ры, —что мне надеть в гости? У меня есть
подходящее платье?
—Боюсь, что нет, милая. Но оно у тебя будет. Новое
платье, очень красивое! У нас в запасе десять дней,
чтобы его сшить.
—Но мы не успеем спросить у папы с мамой, со­
гласны ли они, чтобы мы купили ткань мне на платье.
—Это необязательно, —весело ответила Милдред. —
Ведь я богата, ты же знаешь, и с удовольствием наряжу
свою сестренку на праздник.
—Милли, спасибо тебе огромное! Ты самая добрая,
самая лучшая сестра в мире! —воскликнула девочка.
Она бросилась к сестре, пританцовывая от радости,
крепко обняла ее и расцеловала.

* Перевод М. Лозинского.

121
Милдред поцеловала ее в ответ и сказала, улыбаясь:
—Ты позабыла, что мне самой это в радость. Поду­
май, ведь Зилла, Ада или Фэн сделали бы для тебя точ­
но то же самое.
—Конечно! Я и сама поступила бы так же! Ведь мы
все друг друга очень любим! Милли, мне не терпится
узнать, как им понравились наши подарки!
—Они получат их только через несколько недель.
А потом еще письма должны будут сюда дойти...
—Милли, а какое мы сошьем платье? —спросила
Эннис, возвращаясь к первоначальной теме.
—Думаю, белое. Но мы решим, когда посмотрим,
какие ткани есть в лавке.
—Надеюсь, Элси тоже будет в белом. Это будет
очень красиво.
—Скорее всего, так и будет. Мистер Динсмор любит
белые платья, а ведь это он говорит ей, как одеться.
—Да, у Элси много красивых белых платьев. Ду­
маю, она вырастет из них, даже не успев износить.
— Правда, — сказала Милдред, слегка улыбнув­
шись. —А теперь, милая сестричка, нам пора пожелать
друг другу спокойной ночи.
—Хорошо, только взгляну на малютку Перси, —от­
ветила Эннис, подошла на цыпочках к колыбели и на­
клонилась над спящим ребенком. Лицо ее сияло неж­
ным восторгом. —Милли, какой же он хорошенький,
какой сладкий! —прошептала она, поворачиваясь к
молодой матери, стоящей рядом. —Как мне хочется
его поцеловать! Но лучше не буду —вдруг еще разбужу
нашу крошку.
Спустившись вниз, Эннис нашла Элси в гардероб­
ной за переодеванием ко сну.
—Можно, я побуду у тебя немного? —спросила Эн­
нис.
—Конечно. Пока няня меня переодевает, —сказала
Элси. —Я с удовольствием поболтала бы с тобой по­
дольше, но папа велел, чтобы я поскорее ложилась
спать, а разговоры отложила на завтра.
—Тогда, конечно, надо ложиться. Я только хотела
сказать тебе, что Милли собирается сшить мне новое
платье на праздник. Белое! Правда, она очень добрая?
А ты тоже оденешься в белое?
—Пока не знаю. Я еще об этом не думала, и папа
ничего мне не сказал.
—У тебя столько чудесных платьев, так что тебе со­
вершенно ни к чему заранее обдумывать, что ты наде­
нешь.
—Мне вообще ни к чему обдумывать мои наряды, —
негромко рассмеялась Элси. —Просто надо спросить у
папы, что он для меня выбрал. А иногда и спрашивать
не нужно, он сам говорит.
—Даже не знаю, понравилось бы это мне или нет, —
сказала Эннис. —Но спокойной ночи, я пойду. Вижу,
ты уже готова ко сну.
Когда Эннис проснулась утром, на нее сразу нахлы­
нули радостные мысли о предстоящих праздниках. Но
она благонравно решила, что в первую очередь будет
думать об уроках, а обо всем остальном подумает после.
Она почти закончила одеваться, когда к ней вошла
Элси. Глаза подруги блестели, лицо было радостным и
взволнованным. Она встала больше часа назад, почи­
тала Библию вместе с отцом, а потом они немного по­
говорили.
—Доброе утро, Эннис, сказала она. —Поторопись,
пожалуйста. И пойдем со мной. Мне нужно кое-что
тебе показать!
—Показать? А я уже готова.
Элси привела Эннис в ту часть дома, где гостья еще
ни разу не была. Девочки очутились в просторной
комнате, где споро работали две мулатки. Одна сметы­
вала что-то на руках, другая лихо строчила на машин­
ке. Увидев молодую хозяйку, обе служанки просияли.
—Доброе утро, тетушка Китти, —сказала Элси лас­
ково, обращаясь к старшей женщине, которая тут же
отложила шитье и принесла для юных леди стулья. —
Я привела свою кузину —познакомиться с вами и по­
смотреть на красивые вещи, которые вы шьете.
—Правда, детка? Как хорошо! Я всегда радуюсь,
когда вижу ваше хорошенькое личико. А как звать ва­
шу кузину, мисс Элси?
—Эннис Кит, тетушка Китти. Рейчел, —продолжи­
ла она, повернувшись к молодой служанке, —как ты
себя чувствуешь? Ты оправилась от простуды?
—Да, спасибо, мисс Элси. Все прошло, только вот
спину что-то ломит.
—Вряд ли мама разрешила бы тебе работать на ма­
шинке с больной спиной, —заметила Элси, сочувст­
венно поглядев на служанку.
—Ой, детка, ничего страшного! —воскликнула те­
тушка Китти, неодобрительно взглянув на свою то­
варку. —У Рейчел всегда что-нибудь болит. А пожале­
ешь ее да от работы освободишь, ей только хуже сдела­
ется. Пусть шьет —глядишь, за работой позабудет про
свои болезни. Такой уж она уродилась.
Но Элси не обратила внимания на слова Китти. Ее
мысли были заняты чем-то другим. Она достала из
кармана ключ и открыла большой платяной шкаф,
стоявший в дальнем конце комнаты.
—Эннис, —сказала она, —подойди сюда на мину­
точку.
Эннис тут же подбежала к шкафу.
—Смотри! Правда, красиво? —спросила Элси, по­
казывая подруге отрез тончайшего индийского мус­
лина.
—Какая прекрасная ткань! —воскликнула Эннис. —
Тебе сошьют из него платье?
—Да, специально для праздника у Кэрри. Мне хо­
чется, чтобы и тебе сшили такое же, и мы оделись бы
124
одинаково. Папа купил эту ткань уже давно. Кажется,
он сказал —целый рулон. Ты меня очень обяжешь, —
тихо добавила она, с обаятельной улыбкой глядя в гла­
за Эннис, —если согласишься принять это платье от
меня в подарок.
—Огромное тебе спасибо, но... Боюсь, я не должна, —
нерешительно ответила Эннис. Она покраснела и вы­
глядела довольной, однако гордость ее была отчасти
задета.
—Но почему нет? —спросила Элси умоляюще. —
Папа тоже тебя просит. Ведь это он придумал! Я очень
расстроюсь, если ты откажешься. Я мечтала, чтобы мы
оделись одинаково, как будто мы родные сестры. Зна­
ешь, мне ведь так хочется иметь сестру!
—Ты так добра ко мне, Элси, —и Эннис обняла и
поцеловала подругу. —Но если Милдред это не одоб­
рит? В любом случае, я прежде всего должна спросить
ее разрешения. Как ты думаешь, она сможет купить
мне в городе такую же ткань?
—Не знаю. Когда папа ее купил, они с мамой гово­
рили, что никогда не видели ничего подобного.
—Да, ткань очень красивая! Элси, мне неловко
принимать такие щедрые подарки. Она, должно быть,
очень дорогая!
—Тем лучше, милая Эннис. И никакой это не щед­
рый подарок. Ведь мне совсем не жаль расставаться с
этой тканью. Прими его, пожалуйста!
Эннис, немного поколебавшись, произнесла нако­
нец искренне и сердечно:
—Хорошо, я приму твой подарок —если Милли
позволит. Ты ведь знаешь, пока мы здесь, она у меня
вместо мамы.
—Благодарю тебя! —воскликнула Элси восторжен­
но. —Давай побежим и спросим у Милдред прямо сей­
час. Впрочем, нет —сначала лучше поговорим с папой.
Он всегда знает, как лучше взяться за дело. Погоди-ка.
Я хочу показать тебе отделку для наших платьев. Папа
сказал, что отделка тоже должна быть одинаковой.
И Элси сняла крышку с одной из картонок и выта­
щила на свет кончик кружевной ленты. Кружево было
таким тонким, воздушным, замысловатым, что даже
Эннис, которая совсем не разбиралась в подобных во­
просах, сразу догадалась, что оно очень дорогое.
У нее вырвался восторженный возглас, а потом она
сказала:
—Ты не можешь отдать мне эту красоту, Элси! Ты,
наверное, неправильно поняла кузена Хораса.
—Нет, именно так он и сказал, —рассмеялась Эл­
си. —Он ничего для тебя не пожалеет, и я тоже. Но вот
уже звонят к завтраку, нам надо поспешить.
В столовой они застали только мистера Динсмора.
Он приветственно улыбнулся девочкам, взял Эннис за
руки и расцеловал ее.
—Теперь моя очередь, папа, —весело сказала Элси,
подставляя ему щеку.
Ее личико было таким хорошеньким, сияющим и
счастливым, что лишь очень черствый и холодный че­
ловек смог бы отказать ей в этой просьбе.
И отец поцеловал Элси, сказав при этом со смехом:
—Как будто сегодня с утра никто тебя не прилас­
кал! Как прошли переговоры? Успешно? —спросил
он, добродушно посмотрев на Эннис.
—Пришлось ее поуговаривать, папа. Но она соглас­
на, если разрешит Милли.
—Так дело только за Милдред? Что ж, предоставьте
ее мне.
—Вот уж нет, сэр, —раздался от дверей голос докто­
ра Ландрета. —Так не пойдет! Милдред принадлежит
только мне.
—С добрым утром вас обоих, —и мистер Динсмор
живо повернулся к доктору, рядом с которым стояла
Милдред. —Никто и не думал посягать на ваши права.
Мне вполне достаточно собственной жены, —и он ве­
село взглянул на Розу, вошедшую через другую дверь.
—По правде говоря, и одной-то бывает многовато, —
засмеялась Роза, усаживаясь на свое место во главе
стола. Остальные последовали ее примеру.
—Дорогая, не сплетничай, —ответил мистер Дин­
смор.
Все засмеялись. Хозяин подождал, пока гости успо­
коятся, и произнес благодарственную молитву.
При первой же возможности Милдред сказала:
—Хорас, ты разбудил во мне любопытство и теперь
должен объяснить, почему ты просил девочек предо­
ставить меня тебе?
—По-моему, я уже выразил свой протест, —заметил
доктор.
—Да, конечно. Однако признайся, тебе и самому
любопытно, что все это значит. Хорас, объяснись, по­
жалуйста.
—Можно попросить тебя об одной услуге?
—Конечно, если это в моих силах.
—Ну вот видите, дети! Я все уладил!
—Что ты уладил? —спросила Милдред.
—Эннис получит, вернее, уже получила твое согла­
сие и теперь сможет принять от Элси небольшой пода­
рок. Я тебе попозже все подробно объясню.
После завтрака и молитвы мистер Динсмор отвел
Милдред в швейную мастерскую, показал подарок и
объяснил, что они придумали.
Теперь Милдред была богата, и гордость ее уже не
так страдала, как в бедности. Она с радостью дала свое
согласие, хоть и не удержалась от замечания, что пода­
рок вовсе не был таким пустячком, каким мистер Дин­
смор пытался его представить.
—Я ведь и сама собиралась подарить Эннис пла­
тье, —сказала она. —Но вряд ли мне удалось бы найти
такой тончайший муслин и столь роскошное кружево.

£ v , " \
Думаю, одеть девочек одинаково —прекрасная мысль.
А кружево просто восхитительное! —воскликнула она,
рассмотрев отделку поближе. —Вы с Элси преподнес­
ли Эннис невероятно щедрый подарок, —добавила
она, заглядывая в доброе, прекрасное лицо мистера
Динсмора. —Я благодарю вас, тысячу раз благодарю!
—Не за что, дорогая сестрица. Мне самому это в ра­
дость, —ответил он. —И ты обяжешь меня вдвойне,
если согласишься, чтобы платье для Эннис сшили
здесь. Тетушка Китти и Рейчел —опытные портнихи и
с удовольствием возьмутся за эту работу.
—Сделаем в лучшем виде, масса, —заявила тетушка
Китти, когда мистер Динсмор повернулся к швее за
подтверждением своих слов. —Думается, поспеем в
срок.
Милдред с благодарностью приняла и это предло­
жение, весело заметив:
—Ты ничего не делаешь наполовину, Хорас.
Девочки, донельзя довольные результатами перего­
воров, с ликованием бросились в парк на прогулку, а
потом засели за уроки, честно стараясь не думать ни о
чем постороннем.
Они так погрузились в учебу, что даже не заметили,
как взрослые отправились в город за покупками. Ког­
да уроки были выучены, девочки удивились, отчего
это мистер Динсмор запаздывает с проверкой. Они се­
ли за пианино и сыграли в четыре руки пьесы, кото­
рые разучивали уже несколько дней. Время пролетело
незаметно. Наконец взрослые вернулись из города и
вошли в комнату. Они глядели на девочек так, словно
тех ждал еще один приятный сюрприз. Впрочем, так
оно и было. Мистер Динсмор и Роза положили каж­
дый по пакету на колени Элси, а доктор Ландрет и
Милдред положили свои пакеты на колени Эннис.
Юные леди дрожащими пальчиками быстро рас­
крыли пакеты и вытащили на свет их содержимое. Да­
128
рители смотрели на лица девочек в радостном пред­
вкушении.
Элси получила в подарок два изящных пояса: изыс­
канный бледно-голубой и роскошный кремовый. Во
втором пакете были искусно вышитые носовые плат­
ки тончайшего полотна. Милдред подарила сестре
точно такие же пояса, а доктор преподнес Эннис не­
большой футляр, внутри которого на голубой шелко­
вой подушечке лежало жемчужное ожерелье и брасле­
ты. Ни размерами, ни ценой они не уступали украше­
ниям Элси, которыми Эннис так часто любовалась,
даже не мечтая, что однажды сама станет обладатель­
ницей такой же красоты.
Себя не помня от восторга, Эннис принялась обни­
мать и целовать не только Милдред, но и своего недав­
но обретенного брата —к его великой радости.
А Элси от души радовалась за подругу, с удовольст­
вием рассматривала свои подарки и благодарила роди­
телей за щедрость и доброту.
//л 'г4-;.

Терпение, мой господин!


Ведь оно — душа спокойствия.
Нет добродетели более близкой к небесам!

р> > _ • ■<%

Томас Деккер

ечером Милдред, оставшись наедине с Эннис,

В сказала:

— Ты знаешь, что мистер Динсмор-старш


пригласил всех завтра в Розленд на обед? А еще он хо­
чет, чтобы Чарли и мы с тобой остались погостить у
него не меньше, чем на неделю.
—Милли, но я совсем не хочу там гостить! —вос­
кликнула Эннис. —Думаешь, надо? Мне вообще туда
ехать не хочется.
—Я понимаю: тут проще и веселее, особенно тебе.
Но подумай только, моя хорошая, дядя Динсмор все­
гда добр к нам. И если мы откажемся, то обидим его.
—Да, ты права. Хорошо, я согласна... Но если я ос­
танусь на неделю, как же мои занятия?
—Я сказала об этом Хорасу, и он пообещал, что
каждый день тебя будут привозить сюда на время за­
нятий, а потом увозить обратно. Тебя это устроит,
юная леди? —шутливо спросила Милдред.
—Да, —ответила Эннис, и лицо ее немного про­
светлело. —Я вовсе не хочу быть неблагодарной. Ду­
маю, неделю я выдержу. Я попробую подружиться с
нашими тамошними родственниками, хоть и уверена,
что они даже не могут сравниться с жителями Оакса!
—Не могут, —согласилась Милдред. —Но ведь та­
кой девочки, как Элси, ты во всем мире не найдешь.
—Правда, сестрица! С каждым днем я люблю ее все
крепче. Она такая живая, добрая, веселая! Любит по­
смеяться, очень вежливая, мягкая, скромная и беско­
рыстная. Она отчего-то не считает себя хорошей, но я
думаю, что она —само совершенство.
—Я тоже так думаю. Неудивительно, что ее отец так
ею восторгается.
—А она —им. Только вот Анна иногда обращается с
ней так скверно, что просто выводит меня из себя.
Я еле сдерживаюсь, чтобы не отругать эту Анну! Я да­
же Элси готова побранить, ведь она терпит Аннины
выходки с таким смирением!
—Терпение и смирение —прекрасные качества, се­
стренка, — промолвила Милдред с едва заметной
улыбкой. —Хотелось бы мне обладать ими в большей
мере.
—В большей мере тебе ни к чему. Я думаю, ты и так
смиренная и терпеливая, как никто! —ответила Эн­
нис.
—В Библии сказано: «Терпение же должно иметь
совершенное действие»'. Нам просто не хватает спо­
собности прощать, потому-то нас так раздражают и
сердят даже самые малые недостатки ближних и самые
мелкие неприятности, —заметила Милдред и, рас­
крыв Библию, прочла вслух: «Терпеливый лучше вы­
сокомерного»2.
—Но, Милли, неужели мы должны мириться с дур­
ным отношением и позволять другим вытирать о нас
ноги?

* ' *4

5*
—Нет. Я согласна с утверждением Эдмунда Бёрка*,
что «есть предел, за которым терпимость перестает
быть добродетелью». Вот смотри, царь Соломон ска­
зал: «Притесняя других, мудрый делается глупым»3.
А в Новом Завете, в Деяниях Апостолов, тюремный
страж говорит Павлу: «Воеводы прислали отпустить
вас; итак выйдите теперь и идите с миром»4, но апос­
тол отвечает ему: «Нас, Римских граждан, без суда все­
народно били и бросили в темницу, а теперь тайно вы­
пускают? Нет, пусть придут и сами выведут нас»5.
—Да, —задумчиво произнесла Эннис, словно раз­
мышляя вслух, —апостол Павел не стал бы терпеть,
если бы с ним обращались, как Анна с Элси.
—Да что такого делает эта Анна? —спросила Милд­
ред, которой наконец стало любопытно.
—Она вроде бы ничего особенного не говорит и не
делает. Но тон и вид у нее такие надменные и презри­
тельные, словно Элси гораздо младше, глупее и хуже,
чем она. А ведь на самом деле Элси старше, намного
умнее и лучше! Я как-то беседовала об этом с Элси.
Она очень радуется, что Анна больше сюда не приез­
жает, потому что папа велел, чтобы она говорила ему,
когда та обращается с ней дурно. Элси вынуждена его
слушаться, а ябедничать ей совсем не по душе.
Элси никогда не нравилось ездить в Розленд. Един­
ственным человеком, к которому она привязалась в
этой семье, была ее тетка Аделаида. Впрочем, Лора и
Уолтер тоже бывали к ней добры и, случалось, обра­
щались с ней ласково.
В день, когда все были приглашены на обед в Роз­
ленд, Элси с Эннис вовсе не торопились уезжать из

* Эдмунд Бёрк (1729-1797) —английский политический деятель,


публицист эпохи Просвещения, автор «Философского иссле­
дования о происхождении наших идей возвышенного и пре­
красного». —Прим. ред.
Оакса. Девочки не стали просить, чтобы их освободи­
ли от уроков и чтобы Роза и Милдред взяли их с собой
в семейном экипаже. Как обычно, с утра они прогуля­
лись, затем у Эннис был урок верховой езды, после ко­
торого подруги сели за книги. К концу занятий подо­
шел мистер Динсмор и проверил, как девочки выпол­
нили задание.
Потом они переоделись к обеду и отправились в
Розленд в маленьком фаэтоне Элси, а мистер Динсмор
ехал рядом с ними верхом.
Приглашены были не только родственники. Кроме
мистера Динсмора и доктора Ландрета присутствова­
ли еще несколько джентльменов, и девочки с радо­
стью увидели среди них мистера Травиллу. Приехала и
его матушка —она, оставив взрослых гостей, нашла
время поговорить со своими любимицами.
Девочки захватили с собой вышивание и, пока не
позвонили к обеду, устроились в уголке гостиной. Ра­
ботая иглами, они с интересом прислушивались к раз­
говорам взрослых. Сами они в беседе не участвовали,
разве что кто-то обращался к ним с вопросом.
Как только Уолтер с Анной увидели, что к дому едет
фаэтон, они выскочили на веранду и, едва поздоро­
вавшись со старшим братом и девочками, принялись
упрашивать, чтобы им позволили прокатиться.
— Фаэтон принадлежит Элси, — ответил мистер
Динсмор.
—Папа, —сказала она тихо, когда отец помог ей
сойти на землю, —я разрешу, если ты не против. Толь­
ко, пожалуйста, скажи им, чтобы не мучали пони.
—Я поеду рядом и прослежу, чтобы твоих лошадок
не обижали. А вы с Эннис ступайте в дом и скажите
хозяевам, что к обеду мы вернемся.
—Хорас, Хорас! Можно мне править? —тараторил
Уолтер.
—Да, Элси сказала, что можно.
—Тогда и я поеду! —воскликнула Анна, карабкаясь
в фаэтон.
—Нет, Анна, ты не можешь поехать с непокрытой
головой и без пальто. А ждать, пока ты сбегаешь одеть­
ся, у меня нет желания. И вообще, я не хочу с тобой
кататься: ты только и делаешь, что споришь и руга­
ешься, —возразил Уолтер.
—Нет, ругаться она не сможет. Я буду все время ря­
дом и не позволю ей, - сказал мистер Динсмор и вско­
чил в седло.
—А вон Фэнни несет мне капор и шаль! —восклик­
нула Анна, завидев выскочившую из дома горничную.
Уолтер, который был настоящим маленьким
джентльменом, когда Анна не изводила его своим уп­
рямством и капризами, помог сестре закутаться в
шаль и завязать капор, и они тронулись и покатили
вниз по аллее, к дороге. Пони шли рысцой, а мистер
Динсмор скакал на лошади рядом с фаэтоном.
—Какой прекрасный экипаж! —воскликнул Уол­
тер. —Как мне хочется такой же!
—У тебя есть отличный пони, —ответил ему стар­
ший брат. —К тому же, мне кажется, ты предпочита­
ешь ездить верхом, а не в экипаже.
—Хорас, а можно теперь я возьму вожжи? —спро­
сила Анна капризно.
—Можно немножко, если Уолтер тебе разрешит, —
ответил мистер Динсмор. —Но вообще-то нам некогда
далеко заезжать.
—Можешь править до края вон того поля, —сказал
Уолтер, передавая вожжи сестре.
—Так мало! —проворчала она. Несомненно, что,
если бы рядом не было мистера Динсмора, Анна, до­
ехав до указанного места, не отдала бы вожжи Уолтеру.
А мистер Динсмор пребывал в прекрасном распо­
ложении духа и охотно развлекал детей разговорами.
Но Анна хорошо знала, что, когда нужно, старший
брат тверд, как кремень, и возражений не терпит. Так
что, когда Уолтер забрал у нее вожжи, она лишь скор­
чила недовольную гримаску, не осмелившись выра­
зить неудовольствие более явно.
Но братья не обратили на Аннины капризы ника­
кого внимания. Мистер Динсмор как раз рассказывал
о намечающемся в Оаксе празднике и сообщил детям,
что они на него приглашены. И добавил:
—Анна, мы с удовольствием примем тебя на целую
неделю, но развлекаясь сама, ты не должна мешать ра­
доваться другим.
—А это что еще значит? —сварливо спросила де­
вочка.
—Это значит, что ты будешь доброжелательной, что
не станешь всеми командовать, а свои желания бу­
дешь подчинять желаниям других. Одним словом, бу­
дешь поступать вежливо и бескорыстно.
—Вот еще! Никуда не поеду!
—Как тебе угодно.
—Я приеду, Хорас. Спасибо за приглашение! —об­
радовался Уолтер. —Разве можно пропустить такой
праздник!
—Какие вы злые! —рассердилась Анна. —Без конца
говорите, что у меня дурной характер, что я думаю
только о себе и всегда всеми командую. Разве я не
имею права поступать, как считаю нужным?
—Не всегда, —ответил мистер Динсмор. —И уж
точно не имеешь, когда ты одна против всех осталь­
ных детей. Но я вовсе не говорил, что ты всеми коман­
дуешь и думаешь только о себе всегда.
Когда они вернулись, как раз позвонили к обеду.
Гостей было не так много, и детям позволили сесть за
стол вместе со взрослыми. К великой радости Элси,
она оказалась между отцом и мистером Травиллой, по
другую руку которого посадили Эннис.
За девочками ухаживали, и они сидели счастливые
и довольные, и в основном молчали, слушая разгово­
ры взрослых.
Уолтер, сидевший на другом конце стола, пребывал
в отличном настроении.
—У тебя просто замечательный экипаж, —сказал
он, глядя на Элси. —Знаешь, как здорово я поездил?
Только очень мало. Но ты же разрешишь мне еще про­
катиться, ведь правда?
Она улыбнулась и кивнула ему в ответ.
—На Рождество я приеду к вам в Оакс на неделю, а
Анна отказалась, —продолжал он чуть тише, покосив­
шись в сторону Анны.
Элси последовала его примеру и увидела, что Анна
сидит мрачная и злая. Ей стало жаль Анну, однако она
ничего не сказала.
После обеда Лора пригласила Элси и Эннис к себе в
комнату показать подарки, которые она приготовила на
Рождество для отца с матерью. Кроме того, ей хотелось
рассказать, как она оденется на праздник в Пайнгроуве.
Лора очень удивилась, узнав, что обе девочки тоже при­
глашены туда и что отец позволил Элси ехать. Затем
она принялась расспрашивать, как оденутся они.
Анна вошла в комнату в разгар беседы и громко
возмутилась, что Элси с Эннис приглашены, а она —
нет.
—Ты еще маленькая, —сказала ей Лора, —а кроме
того, куда бы тебя ни пригласили, ты всегда ухитря­
ешься со всеми разругаться.
Слова Лоры лишь подлили масла в огонь. Анна вы­
шла из себя и накричала на сестру, а потом и на пле­
мянницу. Она обозвала Лору «противной гадкой злюч­
кой», и Элси, по ее словам, была ничуть не лучше и во­
обще —«выскочка».
—Анна, Анна... Что я тебе сделала? —спросила рас­
терянная Элси с таким смирением и кротостью, кото­
рые, казалось, должны были полностью обезоружить
обидчицу.
—Ты? Много чего! —выкрикнула Анна. —Ты все
время ябедничаешь на меня Хорасу. Ты опередила ме­
ня и пригласила всех девочек к себе на Рождество, и
теперь я останусь тут совсем одна!
—Постой, Анна, —оборвала ее Лора. —Зачем ты
так говоришь? Ты же знаешь, мама сказала, что в этом
году хочет отдохнуть от гостей. Так что на Рождество
все дети уедут из дома.
—А я останусь! —выкрикнула Анна. —Уж лучше од­
ной сидеть, чем ехать в их гадкий дом, где Хорас все
время нудит и выговаривает, а Элси только и делает,
что ему ябедничает!
—Анна! —воскликнула Элси, заливаясь краской. —
Я никогда ничего про тебя не говорю. Но если папа по­
требует, тогда, ты сама знаешь, я не смогу ослушаться.
—Смогла бы, если б хотела. Я вот никогда не стану
ябедничать, даже если мне прикажут, —презрительно
ответила ей Анна.
—Да уж, —холодно заметила Лора. —Ты и без при­
казаний отлично справляешься. И вовсе Элси тебя не
опередила с приглашениями. Ты и не собиралась ни­
кого приглашать, пока не услышала про праздник у
Элси. К тому же дети не хотят с тобой играть и не при­
ехали бы к тебе, даже если б ты их пригласила.
Тут Элси позвали к отцу, и она с облегчением вы­
шла из комнаты. Эннис и Лора последовали за ней в
гостиную. Оказывается, собравшиеся там гости выра­
зили желание послушать, как играет и поет Элси.
Играть перед незнакомыми людьми всегда было для
Элси тяжким испытанием. Но она, подчиняясь отцов­
скому распоряжению, сразу села за фортепиано и ис­
полнила просьбу гостей, чем порадовала и их, и отца.
До самого отъезда Элси оставалась в гостиной и
больше с Анной не разговаривала.
На обратном пути ей было очень одиноко: ведь Эн­
нис и Ландреты остались в Розленде. Особенно она
скучала по Эннис. Зато весь вечер она провела на па­
пиных коленях. Родители окружили ее вниманием и
позволили лечь попозже.
Эннис приехала на следующий день, как раз к на­
чалу занятий, и девочки так радовались друг другу,
словно расстались много дней назад.
Они рассказали выученное мистеру Динсмору, Эн­
нис примерила новое платье, потом у нее был урок
верховой езды, а затем она отправилась в Розленд.
Элси проводила подругу и пошла в отцовский ка­
бинет, где мистер Динсмор что-то деловито писал. Де­
вочка знала, что он всегда рад ее приходу, если только
она не мешает ему работать.
И она, взяв книгу, устроилась в дальнем конце ком­
наты.
Через некоторое время в кабинет вошел дворецкий,
вручил мистеру Динсмору визитную карточку и доло­
жил, что он провел посетителя в гостиную.
— Это деловой визит, —сказал мистер Динсмор,
взглянув на карточку. —Приведите его сюда, Джон.
Элси так увлеклась чтением, что не слышала этого
разговора. Не увидела она, и как гость вошел в каби­
нет, где был любезно принят мистером Динсмором.
Хозяин усадил его в кресло, которое Джон придвинул
к письменному столу.
Джентльмены принялись что-то обсуждать с таким
жаром, что Элси отвлеклась от книги и прислушалась
к их разговору.
Посетитель представлял миссионерскую организа­
цию «Служение Отечеству». Он рассказывал мистеру
Динсмору о нуждах, трудах, испытаниях и лишениях
христиан, несших Слово Божие в самые бедные угол­
ки страны: на дикий Запад и в северо-западные облас­
ти. Деньги нужны были и для тех, кто уже трудился на
миссионерской ниве, и для тех, кто еще только соби­
рался отправиться с проповедью.
Элси отложила книгу и тихонько подошла поближе
к отцовскому креслу.
Мистер Динсмор о ней совершенно позабыл и не
заметил ее приближения. Он с огромным интересом
слушал речи незнакомца, и когда тот закончил, пообе­
щал ему щедрую помощь.
Мистер Динсмор как раз вручал джентльмену чек,
когда у него над ухом раздался нежный голосок:
—Папа, а можно, я тоже дам им что-нибудь?
—А, дочка, это ты! Я и забыл, что ты здесь, —сказал
он, поворачиваясь к Элси с довольной улыбкой. —Ко­
нечно, можно, —и он положил перед Элси ее чековую
книжку.
—А сколько, папа?
—Решать тебе.
Она с минуту подумала, затем заполнила чек, под­
писала его и передала отцу. Там значилась сумма в
пятьсот долларов.
Глаза ее, когда папа с дочкой встретились взгляда­
ми, смотрели неуверенно и робко, но он сказал:
—Очень хорошо, —и с улыбкой погладил Элси по
голове, а затем, повернувшись к гостю, представил ее. —
Сэр, познакомьтесь, это моя дочь. Она также желает
сделать пожертвование на ваше доброе дело.
Джентльмен пожал девочке руку, с восхищением
глядя на ее прелестное личико, поблагодарил ее, затем
взглянул на чек, который Элси вручила ему, и не смог
сдержать удивленного и радостного возгласа.
—Она в состоянии дать эту сумму, на что и получила
мое позволение, —пояснил мистер Динсмор, когда
джентльмен недоверчиво посмотрел на него.
Посетитель встал, чтобы откланяться, однако хозя­
ин гостеприимно предложил ему отужинать с ними и
переночевать, если тот захочет.
Миссионер с признательностью принял приглаше­
ние к ужину, за которым рассказал многое о своей бла­
городной деятельности, но после еды продолжил свое
путешествие.
Смиренье — корень сладкий, стержневой,
Начало добродетели любой.

Томас Мур

еделя разлуки пролетела намного быстрее, чем

Н Элси с Эннис думали вначале. Тем не менее,


обе они несказанно радовались, когда пребы­
вание Ландретов и Эннис в Розленде подошло к кон­
цу. Девочки вновь почти все время проводили вместе.
В первое же утро по возвращении Эннис, как толь­
ко были выучены и отвечены уроки, Элси отвела по­
другу в швейную мастерскую. Праздничные наряды
были готовы, и тетушка Китти хотела примерить их на
девочек и, если необходимо, подогнать по фигуре.
Но подгонки не потребовалось: платья сидели за­
мечательно. Они были превосходно сшиты и очень
шли юным леди.
—Они красивые до невозможности! —пришла в вос­
торг Эннис, взглянув на Элси и поворачиваясь к зерка­
лу, чтобы полюбоваться собственным отражением.
—Ты так прекрасна в этом платье, Эннис! —вос­
кликнула Элси, оглядев подругу с головы до ног. В ее
взгляде читались любовь и искреннее восхищение. —
Бежим, покажемся маме и Милдред. Кажется, они у
мамы в будуаре.
Они нашли дам, и те единодушно вынесли свой
вердикт: платья невозможно сделать лучше, ибо они и
так —само совершенство.
—И лица тоже, —прошептала Роза на ушко Милд­
ред.
—Да, девочки очаровательны, но Элси, бесспорно,
намного красивей Эннис, —ответила Милдред так же
тихо, однако при этом посмотрела на свою сестренку с
любовью.
Тут в будуар вошли джентльмены и, поглядев на но­
вые наряды и их счастливых обладательниц, выразили
свое восхищение.
—Ну что ж, девочки, наши лошадки уже оседланы
и ждут нас у крыльца. Соблаговолите переодеться в
амазонки, и мы немного проедемся галопом. Думаю,
Эннис уже вполне к этому готова.
—Спасибо, кузен Хорас! —воскликнула Эннис в
восторге. А когда они с Элси выбежали из комнаты
выполнять распоряжение мистера Динсмора, сказала:
—Ради такого мы с удовольствием переоденемся,
правда?
—Правда! Я так рада, что тебе нравится верховая ез­
да, Эннис. Я тоже люблю ездить верхом, особенно
вместе с папой.
После прогулки, которая доставила всей компании
огромное удовольствие, девочкам разрешили час до
обеда позаниматься шитьем или любым другим делом
на их выбор.
Отобедав, подруги решили прогуляться по парку.
Эннис собралась первой и вышла на веранду, откуда
крикнула спешащей к ней Элси:
—Солнце спряталось за тучу! Как ты думаешь, мо­
жет, дождь собирается?
—Догадываюсь, что вряд ли, —громко ответила Эл­
си.
Дверь в отцовский кабинет была приоткрыта, и Эл­
си как раз поравнялась с нею.
—Элси! —раздался строгий голос.
—Да, сэр? —отозвалась она и поспешила войти.
Мистер Динсмор писал и, казалось, в первый мо­
мент не заметил дочь.
—Я здесь, папа, —сказала она тихо, когда он пре­
рвался, чтобы обмакнуть перо в чернильницу.
—Я тобой недоволен, —промолвил он, не глядя на
нее.
—Папа! Но почему? —огорчилась и удивилась Эл­
си, и голосок ее задрожал.
—Разве могу я быть доволен, если ты меня не слу­
шаешься?
—Папа, я стараюсь слушаться... Я даже не знаю, что
я такого сделала... В чем тебя ослушалась...
—А ты подумай! Что ты сказала, когда проходила
мимо моей двери?
—Всего три слова. Я ответила Эннис: «Догадыва­
юсь, что вряд ли».
—А ты помнишь, что я говорил тебе об употребле­
нии слова «догадываться»?
—Ты мне запретил употреблять его неправильно, —
пробормотала Элси, и глаза ее наполнились слеза­
ми. —Папочка, пожалуйста, прости меня на этот раз!
Я постараюсь больше не забывать. Мне так жаль, папа!
Правда, жаль!
Он отложил перо, повернулся к девочке и раскрыл
объятия.
Она кинулась к нему, обвила руками его шею и
прильнула горящей щекой к его щеке.
—На этот раз прощаю, —сказал он, ласково погла­
див ее по голове, —однако моя девочка не должна
больше об этом забывать.
—В следующий раз ты меня накажешь?
-Д а.
—Папа, наверное...
-Ч то?
—Боюсь, меня нужно наказать и в этот раз. Так я
лучше запомню. Только, пожалуйста, не запрещай мне
поездку на праздник!
—Нет. Я не стану тебе запрещать. На этот раз про­
щаю. Я знаю, что ты действительно сожалеешь и, на­
деюсь, запомнишь на будущее. Конечно, ты думаешь,
что папа слишком строг и придирчив во всем, что ка­
сается твоей речи. Но настанет день, и ты поблагода­
ришь меня за это. А теперь ступай на прогулку. Мы и
так заставили Эннис ждать слишком долго.
—Спасибо, дорогой папочка, —сказала Элси, под­
ставляя ему щеку для поцелуя. —Я думаю, что ты
очень-очень добрый!
—Что случилось? Где ты так долго была? —спроси­
ла Эннис, когда Элси вышла на веранду. —Мне каза­
лось, ты уже шла прямо ко мне.
—Папа позвал меня в кабинет. Ему нужно было
кое-что мне сказать, —ответила Элси, краснея и отво­
рачиваясь, чтобы Эннис не увидела слезы у нее на гла­
зах. —Прости, что заставила тебя ждать, —добавила
она, как обычно, мягко и кротко.
—Ничего страшного. Не имеет значения, и я ни­
сколько не жалуюсь, —сказала Эннис добродушно и
тут увидела всадника, скакавшего к дому:
—Ой, смотри, мистер Травилла! Давай дождемся
его и поговорим.
Девочки замерли, глядя на гостя, который через
минуту уже спешился, взбежал на веранду, пожал им
руки и принялся расспрашивать, как поживают они и
их родные.
—Отведу вашу лощадь на конюшню, масса Травил­
ла, —сказал подошедший слуга и взялся за поводья.
• 14
*
—Да, пожалуйста, Дик. Возможно, я здесь задер­
жусь.
—Конечно, сэр! Вы обязательно должны попить с
нами чаю, —сказала Элси. —Вы не были у нас уже не­
сколько дней, и мы не можем отпустить вас просто так.
—Спасибо, дорогая, —ответил польщенный мистер
Травилла. —Вы собираетесь на прогулку? Может, и
меня с собой возьмете?
—С радостью! —воскликнули хором девочки.
И он отправился вместе с ними, а по дороге развле­
кал их забавными и в то же время поучительными ис­
ториями.
Когда они вернулись домой, мистер Динсмор уже
ждал их на веранде. Он пожал руку своему другу и за­
говорил с ним.
Пока отец был занят беседой, Элси тихонько подо­
шла поближе, взяла его руку, поднесла к губам и поце­
ловала.
Мистер Динсмор на минуту прервал разговор, на­
клонился и поцеловал дочку, глядя любящим взглядом
в ее глаза, полные слез раскаяния.
—Милая! —нежно проговорил он, а потом, распря­
мившись, продолжил разговор, однако при этом дер­
жал ручку Элси в своих ладонях.
—Вы, конечно, останетесь поужинать с нами, Тра­
вилла? —спросил он, направляясь к дому и по-преж­
нему держа Элси за руку.
—Мистер Травилла! Оставайтесь! —воскликнула
Эннис. —Неужели вы не хотите взглянуть на наши
праздничные наряды? Они уже готовы, и вы никогда в
жизни не видели ничего прекраснее!
—Обязательно, —ответил он. —Мне очень интерес­
но, в чем юные дамы собираются ехать на праздник.
И мистера Травиллу тут же проводили в гардероб­
ную Элси, где перед его взором предстали два очаро­
вательных платья.
Он пробыл до часа, когда девочкам пора было ло­
житься спать. После его отъезда взрослые еще немного
посидели в гостиной, так что Элси начала уже побаи­
ваться, что ей не удастся перед сном побыть наедине с
отцом. А сегодня для нее это было особенно важно, по­
тому что, когда она вспоминала папины слова: «Я то­
бой недоволен», ее чувствительное сердечко сжима­
лось от горя.
Но в конце концов Элси и мистер Динсмор оста­
лись вдвоем. Даже Роза ушла: ее позвали в детскую.
Как только дверь за Розой закрылась, мистер Дин­
смор повернулся к дочери, распахнул объятия и сказал
с доброй улыбкой:
—Иди сюда, дочка! У нас есть всего несколько ми­
нут —ведь тебе уже пора спать.
—Папа! Папочка! —воскликнула Элси, бросившись
к нему и спрятав лицо у него на груди. —Сейчас ты
мной доволен?
—Да, милая, я тебя простил, и давай забудем об
этом. Думаю, ты больше так говорить не будешь. Я рад,
что моя девочка очень редко бывает повинна в непослу­
шании. Ты еще не рассказала мне, как вы погуляли се­
годня. Тебе понравилось?
—Да, очень! —Элси подняла голову и вытерла сле­
зы, благодарно глядя на отца. —С нами был мистер
Травилла. Он так занимательно обо всем рассказывал!
Его истории почти такие же интересные и поучитель­
ные, как твои, папа.
—Почти! —повторил он, смеясь. —Что ж, я приму
эту лесть, потому что в ней много дочерней любви.
—Разве это лесть, когда говоришь от всего сердца,
папа?
—Лесть, моя дорогая. Но нестрашная, —ответил
он. —По крайней мере, ты делаешь это не нарочно, я
уверен. Моя девочка так любит своего папу, что видит
его сквозь розовые очки.
—Тебе это не нравится? —наивно спросила она.
—Должен признать, что нравится, —ответил мис­
тер Динсмор, забавляясь.
А Эннис была с Милдред. Сестры говорили о пред­
стоящем празднике. Для девочки это было большое
событие, пропустить которое она не согласилась бы
ни за какие сокровища мира. И все же, думая о гряду­
щем визите в совершенно чужой дом, полный незна­
комых людей, Эннис робела и трепетала.
—Вдруг я допущу какую-нибудь оплошность, Мил­
ли? —тревожилась она. —Научи меня, как себя дер­
жать.
—Не думай о себе, сестричка. Просто старайся, что­
бы всем вокруг тебя было хорошо и радостно. Веди се­
бя скромно и сдержанно, впрочем, что я тебя учу... Не
бойся, что все станут смотреть только на тебя. Гостям и
без тебя есть, чем заняться. Вряд ли в такой большой
компании кому-то будет дело до маленькой девочки.
—Вот и славно! —сказала довольная Эннис. —На­
верное, интересно и весело наблюдать за взрослыми и
слушать, что они рассказывают, когда никто не обра­
щает на тебя внимания. Это все равно, что сделаться
невидимкой.
—На особое веселье не рассчитывай. Чаще всего
разговоры в обществе ведутся пустые, а иногда и вовсе
не подходящие для детей.
—Милли, кажется, ты не особенно любишь появ­
ляться в свете? —удивилась Эннис.
—Не люблю. Когда-то мне это нравилось, но я бы­
стро пресытилась. Теперь мне гораздо более по вкусу
спокойная домашняя жизнь в кругу близких людей,
которых я люблю, и которые любят меня. Конечно,
нам следует поддерживать отношения с соседями и
друзьями. Избегать общества незачем.
—Я уже не так боюсь ехать в гости, —заметила Эн-
—Что ты такое говоришь? Я думала, тебе очень хо­
чется на праздник! Мне казалось, ты ждешь не дож­
дешься! —изумилась Милдред.
— Да, мне туда очень хочется. Просто немного
страшно увидеть так много важных дам и джентльме­
нов разом. Я все думала: а вдруг я что-нибудь не так
сделаю? А теперь мне спокойнее, ведь я буду на них
смотреть, а они на меня —нет.
—Но разве тебе не хочется, чтобы они увидели твое
новое платье? —улыбнулась Милдред.
—Правда! Хочется. Ведь оно такое красивое!
—Жаль, что мама тебя в нем не увидит!
—Да... И что тебя она не увидит в вечернем туале­
те, —и Эннис поглядела на прекрасное платье Милд­
ред, которое только сегодня привезли от портного. —
Интересно, что они сейчас делают там, дома.
—Наверное, готовятся ко сну. Фэн точно уже ло­
жится. Думаю, она не позавидовала бы твоему платью,
если б узнала, что тебе придется в нем появиться на та­
ком большом празднике.
—Нет! Она, бедняжка, такая застенчивая!
***

—Теперь, девочки, —сказал мистер Динсмор, когда


те вышли из-за обеденного стола в день праздника, —
вам нужно отдохнуть. Ложитесь и поспите до вечера.
Конечно, Элси с Эннис последовали наказу мисте­
ра Динсмора. И когда пришло время собираться в
Пайнгроув, обе были свежи и полны сил.
Тетушка Хлоя взялась одеть девочек, «чтоб не бес­
покоить мисс Милдред», и к всеобщему удовольствию
блестяще справилась со своей задачей.
Наряды у девочек были совершенно одинаковые,
только пояса отличались: на Элси был голубой, на Эн­
нис —кремовый.
Когда с одеванием было закончено, девочки отпра­
вились в библиотеку показаться мистеру Динсмору.
—Тебе нравится, папа? —спросила Элси.
—Очень, —ответил он, с довольной улыбкой глядя
то на одну, то на другую, а затем расцеловал обеих. —
Надеюсь, на празднике вы повеселитесь от души!
—Спасибо, сэр! Теперь пойду к Милли, —ответила
Эннис и вприпрыжку выбежала из комнаты.
Элси с нетерпением посмотрела на отца:
—Ты уже собрался, папа?
—Да, —сказал он и осторожно, чтобы не помять
платье, усадил дочку к себе на колени. —Когда мы
вернемся, будет уже слишком поздно для нашей обыч­
ной беседы, так что давай поговорим прямо сейчас. Ты
выспалась?
—Да, сэр. Няня говорит, я проспала больше двух
часов.
—Хорошо. Ты недостаточно крепкая, недосыпать
тебе вредно; Возможно, когда в Пайнгроуве станут по­
давать угощение, меня рядом не будет, поэтому напо­
минаю: тебе нельзя есть жирные пирожные, консервы
и салаты.
Элси рассмеялась.
—Что ты, папа? —сказала она и обняла отца. —Ты
же никогда не разрешаешь мне все это есть!
—Правда. Тем не менее, напоминаю тебе на случай,
если будут предлагать настойчиво и тебе захочется
поддаться искушению.
—Папа, я же всегда тебя слу... —начала было Элси,
но тут же вспомнила недавнее происшествие и сразу
смолкла, покраснев до ушей.
—Я нисколько не сомневаюсь, что моя дочка будет
послушной, —сказал мистер Динсмор добродушно,
целуя Элси.
В этот миг дверь распахнулась, и на пороге появи­
лась Роза в вечернем платье.
—Как ты меня находишь? - спросила она. —Одоб­
ряешь наряд жены?
—Я полностью доволен и тобой, и твоим нарядом, —
галантно ответил мистер Динсмор. —Все остальные
уже собрались?
На этот вопрос ответила Эннис, вошедшая в ком­
нату вслед за Розой:
—Милли говорит, они спустятся минут через пять-
десять, кузен Хорас. Элси, не пора ли нам надеть шали?
Миссис Динсмор поспешила из комнаты. Муж ок­
ликнул ее:
—Дорогая, закутайся потеплее. Вечер холодный.
Я распорядился подать два закрытых экипажа, однако
шали не помешают, —затем, взяв Элси и Эннис за ру­
ки, пошел с ними проследить, чтобы девочек одели
потеплее.
—Нам хватит места в двух экипажах? —спросила
Эннис, когда они собрались в холле у двери.
—Конечно. Места достаточно, и ваши прекрасные
платья не помнутся, —ответил мистер Динсмор. —
Прошу вас. Доктор, вы с Милдред и Эннис садитесь в
первый экипаж. А я с женой и дочерью —во второй.
Дом в Пайнгроув сиял всеми огнями. Гости уже
съезжались. Дам проводили в гардеробную, где их
ожидала горничная, готовая помочь им снять накидки
и, если необходимо, поправить туалеты.
Роза с Милдред заботились о внешнем виде Элси и
Эннис не меньше, чем о своем. Взрослые дамы помог­
ли девочкам расправить пояса, уложить растрепавши­
еся локоны и придирчиво осмотрели их платья —сло­
вом, сделали все, чтобы юные леди произвели на об­
щество наилучшее впечатление.
Для приглашенных детей выделили отдельную
комнату, и служанка отвела туда Эннис и Элси. Другая
служанка тем временем проводила джентльменов и
дам в гостиную, где их объявили по именам.
Хозяин с хозяйкой встали им навстречу и сердечно
поприветствовали. Затем Милдред с удовольствием
подошла к миссис Травилле. Теперь она была уверена:
вечер будет хорошим.
В гостиной собралось множество умных и прият­
ных гостей, и вскоре отовсюду слышался гул разгово­
ров, то громких, то тихих.
Мистер Травилла прогулялся по гостиной, побесе­
довал со своими многочисленными друзьями и знако­
мыми, а потом отправился поздороваться с детьми. Те
веселились вовсю. Его приход мальчики приветство­
вали аплодисментами, а девочки восхищенными
взглядами: Травилла был всеобщим любимцем.
—Вы позволите мне сесть рядом с вами, юная ле­
ди? —спросил он, обращаясь к Элси.
—Конечно, сэр! Я буду рада посидеть с вами, —от­
ветила она с приветливой улыбкой.
—Во что играете? —спросил Травилла. —Примете
меня?
—В шарады! Конечно, мы с радостью примем вас,
сэр, —хором ответили мальчики и девочки.
И мистер Травилла остался играть с ними в шара­
ды, потом —в другие игры и забавлялся не меньше де­
тей.
Когда пришло время ужина, он проводил Элси с
Эннис в столовую и позаботился, чтобы они ни в чем
не нуждались.
Элси обрадовалась, что отец оказался поблизости и
подсказал, что ей можно есть. Эннис последовала
примеру Элси и проявила благоразумие, отказавшись
от слишком тяжелой и жирной пищи.
Наши герои уехали с праздника в числе первых, но
все равно было уже очень поздно, и молодые матери —
Роза с Милдред —беспокоились о своих младенцах, а
девочки от усталости едва держались на ногах, особен­
но Элси.
Мистер Динсмор с тревогой смотрел, как дочь спу­
скается по лестнице из гардеробной. Он увидел ее
бледное измученное личико, наполовину скрытое ка­
пором.
Он помог Розе подняться в экипаж, усадил Элси,
поднялся следом за ней и взял ее на руки.
—Ну вот, моя радость! Положи головку папе на пле­
чо, —сказал он. —Как только приедем домой, ты ля­
жешь в постельку, а завтра спи, сколько душе угодно.
Уроков не будет. Ничто не помешает моей девочке хо­
рошенько отдохнуть.
—Папочка, ты такой добрый! - пробормотала Эл­
си, проваливаясь в глубокий сон.
Драгоценна, как животворное тепло,
питающее мою жизнь.
Драгоценна, как эти глаза,
которые плачут от любви к тебе.
а? :*

Томас Отуэй. «Спасенная Венеция»

леи совсем измучилась, бедняжка! —тихо


промолвила Роза.
— Да, —так же тихо отозвался мистер Д
смор. —Мне кажется, что она совершенно здорова,
просто от природы хрупкая. Но может быть, она так до
конца и не оправилась после той долгой ужасной бо­
лезни.
При мысли о тех трудных временах, полных страда­
ний, тревоги и угрызений совести, голос Хораса дрог­
нул от волнения. Воспоминание о тех страшных днях
будет мучить его всегда...
—Боюсь, я ошибся, позволив Элси поехать на пра­
здник, —продолжил он, помолчав с минуту, —но я не
ожидал, что ей это настолько не по силам.
- Не тревожься и не волнуйся так, милый, —сказа­
ла Роза мягко, накрыв руку мужа своей ладонью. —
Вот увидишь, наше дорогое дитя вволю выспится и
проснется бодрой и здоровой. Элси отлично повесе­
лилась на празднике. Я видела ее несколько раз, и она
сияла от счастья! Не кори себя за то, что позволил ей
эту радость.
—Золотая моя женушка! Бесценная моя утешитель­
ница! —ответил он. —А ты-то как себя чувствуешь? Не
слишком устала?
—Нет! Утомилась, конечно, и мечтаю поскорее до­
браться до кровати, но вечер я провела просто пре­
красно и надеюсь, что то же самое ты можешь сказать
о себе.
—Да, приятно вот так время от времени видеться с
друзьями и знакомыми.
Элси лишь чуть приоткрыла глаза, когда отец отно­
сил ее в спальню.
—Поскорей уложите ее в постель, тетушка Хлоя, —
сказал он. —А утром не раздвигайте штор, пусть спит
как можно дольше. Эннис, милая, боюсь, и ты совсем
измучилась?
—Нет-нет, сэр! Совсем чуточку. Наверное, я по­
крепче Элси.
—Рад это слышать. Но все равно побыстрей от­
правляйся в кровать и завтра спи, сколько душе угод­
но. Рано вставать незачем.
—Большое спасибо, кузен Хорас, —сказала она и
поцеловала его на прощание. —Кажется, я завтра про­
сплю до обеда!
Эннис ушла к себе в комнату и переоделась ко сну
самостоятельно, потому что особой усталости не чув­
ствовала.
Мистер Динсмор остался и помог тетушке Хлое пе­
реодеть Элси. Он не желал оставить свою обожаемую
дочку, пока не убедился, что ее со всеми удобствами
устроили на кровати. Тогда, склонившись над Элси,
он поцеловал ее и произнес благословение:
—Да благословит тебя Господь и сохранит тебя! Да
призрит на тебя Господь светлым лицем Своим и по-
милует тебя! Да обратит Господь лице Свое на тебя и
даст тебе мир!1
—Дорогой папочка, —вдруг прошептала Элси, —
какие прекрасные слова! Они вдвойне прекрасны, по­
тому что об этом просишь Господа ты! Милый папа,
пусть и тебе Бог даст все это, - и вновь уснула.
Проснувшись на следующее утро, мистер Динсмор
первым делом на цыпочках подошел к Элси и скло­
нился над ней.
Девочка спала крепким здоровым сном. Щеки ее
порозовели, слегка приоткрытые губы были ярко-
красными. Она полностью оправилась от усталости,
и мистер Динсмор, облегченно вздохнув, вернулся к
себе.
Элси проспала еще часа два и, проснувшись, увиде­
ла у своего изголовья папу. Полные алые губы растя­
нулись в нежной улыбке, а светло-карие глаза в ответ
на вопросительный взгляд отца озарились любовью и
радостью.
—Доброе утро, папа! —произнесла она серебрис­
тым голоском. —Ведь уже утро, да? А почему в комна­
те темно?
—Я приказал не поднимать шторы, чтобы моя де­
вочка могла отоспаться.
—Спасибо, папочка! Ты такой добрый! Мне можно
встать?
—Можно. Но если хочешь, то завтрак тебе подадут
в постель.
—Нет, я лучше встану и оденусь —если ты не про­
тив, папа.
—Ты хорошо отдохнула?
—Да, сэр, очень. Я чувствую себя прекрасно!
—Никакими словами не выразить, как я благода­
рен Богу, —вздохнул он, обнимая и целуя дочку. —На­
кануне ты казалась такой измученной, что я испугал­
ся, решил, что дело не только в усталости.
—Милый папочка! —и она погладила его по щеке. —
Мой заботливый папа! Я просто очень устала, вот и
все. Но на вечере я совсем не чувствовала усталости,
так мне было весело. А когда пришло время одеваться
и ехать домой, вдруг оказалось, что сил совсем нет.
Эннис, одевавшаяся в соседней комнате, услышала
их шепот.
—Доброе утро, —сказала она, чуть приоткрыв дверь
и просовывая в комнату кончик носа.
—Доброе утро, —хором ответили ей мистер Дин­
смор и Элси. —Ты выспалась? Хорошо отдохнула?
—Да, спасибо, давно не чувствовала себя так расчу­
десно! Только мне стыдно, что я слишком заспалась.
Ты знаешь, сколько времени, Элси?
-Н ет.
—Десять часов.
В голосе Эннис звучало смятение. Элси немедлен­
но села на постели и так проворно спрыгнула на пол,
что мистер Динсмор рассмеялся.
—Ни к чему так спешить, дорогая, —сказал он. —
Эннис, и ты не волнуйся! Мы и сами только что поза­
втракали. Тетушка Хлоя сейчас тебя оденет, а тем вре­
менем для вас с Эннис накроют завтрак у тебя в будуа­
ре. Элси, когда вы покушаете, приходи ко мне в каби­
нет, —и мистер Динсмор ушел.
Завтрак был очень вкусный. А поскольку они успели
проголодаться, пища показалась им вкусной вдвойне.
Потом одна отправилась к отцу, а другая —к сестре,
где они и провели следующие полчаса.
Затем к главному входу подали просторный семей­
ный экипаж, в котором леди, джентльмены и дети от­
правились на приятнейшую прогулку. Солнце светило
ярко, а прозрачный воздух был прохладен и свеж и бо­
дрил разум и тело.
Стоял конец ноября, и дамы с девочками до самого
Рождества занимались подготовкой к праздникам, ез­
дили по магазинам, а потом своими руками мастерили
красивые вещицы для друзей и родных.
Элси с Эннис частенько готовы были забыть об
уроках и все свое время посвятить этому увлекатель­
ному занятию, но мистер Динсмор ни за что такого не
позволил бы. Он решительно настаивал, чтобы еже­
дневные уроки были выучены назубок. Только после
этого девочки могли приступить к рукоделию или от­
правиться по магазинам. Не одобрял он и отмену
обычных прогулок на свежем воздухе.
Иногда подруги, набравшись храбрости, жалова­
лись, как им трудно сосредоточиться на уроках, когда
их мысли заняты совершенно другими вещами, одна­
ко мистер Динсмор был неумолим.
— Вы можете и должны учиться, —отвечал он лас­
ково, но твердо, обращаясь главным образом к доче­
ри. — Иногда дело, которое мы обязаны сделать,
слишком сложно или трудоемко, но это —не причина
опускать руки. Как я уже вам говорил, приучаясь со­
средотачивать мысли на определенной задаче, мы дис­
циплинируем разум.
Сам мистер Динсмор был не слишком занят и, пока
девочки учили уроки, ежедневно подолгу читал жене и
Милдред, которые работали иглой. Таким образом все
трое с удовольствием освежили в памяти произведе­
ния Шекспира, Вордсворта, Скотта, Диккенса и дру­
гих поэтов и писателей.
Когда к взрослым присоединялись девочки, книги
обычно откладывались в сторону. Но изредка мистер
Динсмор зачитывал им отрывок, если считал его под­
ходящим для еще неокрепших умов. Иногда старшие
обсуждали прочитанные книги в присутствии дево­
чек, которые слушали их с гораздо ббльшим интере­
сом, чем думали взрослые.
Мистер Динсмор строго-настрого запретил Элси
читать романы. Он всегда говорил, что дочь прочтет
книги Скотта, Диккенса и других великих писателей,
когда он, отец, решит, что ее ум созрел для этого. Но
не раньше!
Как-то вечером в гостиной Оакса собрались хозяе­
ва и гости. И речь зашла о персонажах и событиях ро­
манов Вальтера Скотта «Кенилворт» и «Айвенго», а
потом — и о романах Чарльза Диккенса «Барнеби
Радж», «Оливер Твист» и «Дэвид Копперфильд».
Элси сидела на коленях у отца и с растущим инте­
ресом слушала беседу.
—Папа, - прошептала она, как только в разговоре
возникла пауза, и умоляюще заглянула ему в глаза, —
можно мне прочитать эти книги?
—Конечно. Через несколько лет, —ответил он с
улыбкой.
—Но я имела в виду сейчас, папа! Я...
—Нет, дитя мое, —сказал отец серьезно и строго. —
Они —не для девочек твоего возраста. У тебя есть мно­
го интересных и поучительных книг для чтения, так
что мой запрет не будет для тебя суровым испытанием.
В том году Рождество выпало на вторник. Элси
пригласила гостей приехать в Оакс в понедельник
двадцать четвертого декабря, отобедать и пробыть в
имении до вечера субботы. Она решила не оставлять
их на воскресенье.
—Понимаешь, папа, —объяснила она, —если в до­
ме будет полно гостей и придется их развлекать, нам
будет очень трудно провести День Господень, как по­
ложено. Боюсь, я так не смогу.
—Полагаю, ты права, —ответил отец. —Кроме того,
ты к тому времени уже настолько устанешь развле­
каться, что тебе необходим будет отдых.
Памятуя, как тяжело Элси переносит недостаток
сна, мистер Динсмор попросил дочь сделать на каж­
дом приглашении приписку для родителей. В ней со­
общалось, что им не о чем беспокоиться: каждый
день, за исключением Сочельника, детей будут укла­
дывать вовремя. Но даже и в Сочельник все будут в по­
стелях не позднее десяти вечера.
После праздника в Пайнгроуве, который так уто­
мил Элси, мистер Динсмор был рад, что предпринял
эту предосторожность. Самая нежная мать не заботит­
ся о своем ребенке так, как Хорас Динсмор заботился
о своей единственной обожаемой дочери. И ни одно
детское сердце не было настолько исполнено дочер­
ней любви, как сердце Элси.
Слуги окрестных плантаций со всеми подробностя­
ми рассказывали друг другу, какой замечательный
праздник готовится в Оаксе. Не миновали эти разго­
воры и Анну, и вскоре она раскаялась, что столь по­
спешно отклонила приглашение Хораса. Дни шли, и
она жалела об этом все горше. И вот наконец она ре­
шила, что ни за что на свете не пропустит веселье и
угощение, которое ждало гостей Элси. Нытьем и кап­
ризами она вынудила мать написать миссис Розе Дин­
смор, что Анна приедет в гости, что она останется к
обеду в понедельник и, возможно, пробудет у них це­
лую неделю.
Записку вручили Розе в субботу за завтраком. Она
быстро пробежала ее, рассмеялась и прочла вслух.
Мистер Динсмор саркастически улыбнулся. Элси
тихонько вздохнула. Эннис ужасно рассердилась. Ан­
на не была в этом доме желанной гостьей. И причиной
тому являлись ее дурной характер и эгоизм.
—Что ж, доченька, —добродушно сказал мистер
Динсмор, уловив вздох Элси, —не позволяй этому, я
бы сказал, неблагоприятному стечению обстоятельств
испортить тебе удовольствие. Возможно, Анна будет
вести себя по-другому. В любом случае, у нас остается
еще два дня.
—Да, сэр! —ответила девочка, и лицо ее обрело
обычное кроткое и радостное выражение. —Сегодня

& ’ч ч
мы отправимся по магазинам. Я уже написала список
и надеюсь, что у нас получится найти все необходи­
мое, потому что докупить недостающее в понедельник
уже не будет времени.
—Конечно, не будет. Тем более что в понедельник
тебе предстоит долгий праздничный вечер с гостями.
—А утром в понедельник мы будем заворачивать
подарки и украшать елку, —прибавила Роза.
—Сколько нас сегодня едет в город? —спросил ми­
стер Динсмор.
—Едут все, кроме младенцев и слуг, —ответила его
жена.
—Тогда я распоряжусь, чтобы нам подали семей­
ный экипаж. Будьте готовы через пятнадцать минут
после молитвы.
—Ты прав, дорогой. Чем раньше мы выедем, тем
лучше. Впрочем, нам не так уж много надо сегодня ку­
пить. То, что требовало времени и тщательного выбо­
ра, мы уже приобрели.
Мистер Динсмор сообщил, что этим утром отпра­
вил в лес пару слуг —срубить елку. Он предложил по­
ставить ее во второй гостиной, которой обычно не
пользовались, украсить ее уже сегодня и до понедель­
ника закрыть двери.
—Милый, —сказала Роза, —я считаю, это прекрас­
ный план. А ты что думаешь, Милдред?
—Да, конечно. Если только мы не слишком уста­
нем сегодня в городе.
—А можно нам помогать? —спросили девочки.
—Нет! —в один голос ответили взрослые. —Это же
сюрприз! Вы все увидите в Сочельник.
—Но кое-что девочки могут сделать, —сказал мис­
тер Динсмор. —Надписать подарки, которые они при­
готовили для друзей.
Элси с Эннис это предложение пришлось по душе.
Они вообще радовались всему —за исключением разве
что скорого приезда Анны. Но о нем они предпочита­
ли не вспоминать.
Поездка в город оказалась очень приятной. Наши
герои удачно прошлись по магазинам и вернулись до­
мой, где их ждал вкусный обед. Девочки, выйдя из-за
стола, приняли участие в неторопливой общей беседе.
Главным образом, все обсуждали, как лучше развлечь
гостей. Потом, пока взрослые были заняты, они пово­
зились с младенцами.
А еще они проехались верхом по парку и надписали
рождественские подарки. Все это заняло остаток дня и
вечер. В кровать юные дамы отправились пораньше,
чтобы как следует выспаться и быть готовыми встре­
тить грядущий светлый праздник со всеми его свя­
щенными обязанностями и радостями.

6 Милдред
\ у е улыоки, что щаиту
Юность в ямочках ланит,
Смех, целящий от кручины
Истирающий морщины,
Игры, плутни, пыл, задор,
Непринужденный рйзговор.

г w I «ч

Джон Мильтон. «L ’Allegro» *

вот наступил понедельник, солнечный, безоб­

И лачный и теплый для декабря.



воскликнула Эннис.
О такой погоде мы и мечтать не могли!

—Ты права! Думаю, приедут все. Пока никто не


отказался, а найти отговорку вроде плохой погоды
или ужасных дорог теперь будет сложно, —ответила
Элси.
—Вряд ли кто-то ищет отговорку, —сказала Эн­
нис. —Уверена, все счастливы, что ты их пригласила.
К приезду гостей все было готово, и девочки вос­
пользовались солнечной погодой и почти все утро
провели, играя в парке. Домой вернулись чуть раньше
обеденного времени, чтобы переодеться на случай, ес­
ли кто-то приедет пораньше.
Приехали все: и девочки, и мальчики, и дамы, и
* Перевод Ю. Корнеева.
джентльмены. Все, кроме мистера и миссис Динсмор
из Розленда, хотя приглашение они приняли.
Поскольку комнат на всех не хватало, Эннис пере­
бралась к Элси, а свою спальню уступила новопри­
бывшим: там расположились Кэрри Ховард и Люси
Каррингтон.
Как только Кэрри с Люси были устроены, к дому
подкатил экипаж из Розленда, и из него вышли Адела­
ида и Уолтер с Анной.
—Мы могли бы приехать первыми, —объяснила
Аделаида Розе, которая поспешила к двери и горячо,
по-сестрински приветствовала гостью, —но Анна сво­
ими капризами нас так задержала, что мы, наверное,
последние.
—Да, уже все съехались. Но ничего страшного. Луч­
ше поздно, чем никогда. Вы поспели как раз к обеду.
Проходите и позвольте мне проводить вас в ваши ком­
наты. Ада, мне очень неловко, но я вынуждена посе­
лить вас вместе с Анной. Дом полон гостей, и отдель­
ных комнат не осталось.
—Даже не думайте извиняться, —добродушно отве­
тила Аделаида. —По-моему, будет намного лучше, ес­
ли она поживет со мной, чем с кем-то другим. Пой­
дем, Анна, мы с тобой будем в одной комнате. Ты слы­
шала?
—Слышала. А что если я не хочу? —ответила девоч­
ка, надувшись.
—В таком случае можешь возвращаться туда, отку­
да приехала, —ответил мистер Динсмор, подходя к
ним. —Как поживаешь, Аделаида?
—Очень хорошо, благодарю, —и Аделаида пошла
вместе с ним и Розой по коридору, оставив Анну ре­
шать, последует она за ними или нет.
Анна развернулась к выходу, недовольно бормоча
себе под нос, что «она-де ни за что тут не останется,
если с ней обходятся, как неизвестно с кем».

6*
—Ну и не оставайся, —поддразнил ее Уолтер. —Раз
ты такая гордая, поезжай домой. Никто не заплачет.
Без тебя куда как веселей.
—Противный мальчишка! Назло тебе не уеду! —
воскликнула Анна, топнув ножкой, и побежала по ко­
ридору за Аделаидой и Динсморами.
—Эй, Анна! —окликнул ее Уолтер, улыбаясь. —По­
старайся вести себя получше, а то Дед Мороз к тебе не
придет.
—Масса Уолтер, могу я проводить вас в вашу ком­
нату? —спросил слуга, который все это время стоял в
сторонке, почтительно дожидаясь мальчика.
—Да, Дик, спасибо. Пошли! Мне нужно привести
себя в порядок перед обедом.
—Вот что, Анна! —сказала Аделаида надувшейся
сестре, как только закрылась дверь за мистером и мис­
сис Динсмор. —Либо ты ведешь себя достойно, либо
можешь сейчас же отправляться домой! И неважно,
хочешь ты этого или нет.
Анна вовсе не желала отказаться от веселья, угоще­
ния и подарков, которые ждали гостей Оакса в следу­
ющие дни. И она прекрасно знала, что Аделаида без
колебаний приведет свою угрозу в действие, особенно
если рядом будет старший брат Хорас. Поэтому она
решила больше не капризничать и согласилась, хоть и
без особой радости, поселиться в отведенной им ком­
нате.
Когда Аделаида с Анной спустились в гостиную, их
уже ждало там все общество —и стар, и млад. Вскоре
всех пригласили к столу.
Обед был роскошным, блюда сменяли друг друга, и
когда он закончился, короткий зимний день уже кло­
нился к вечеру. Вина за обедом не пили, поскольку хо­
зяева придерживались на сей счет весьма строгих пра­
вил, зато в конце гостям подали вкуснейший, с див­
ным ароматом кофе.
После обеда некурящие джентльмены прошли
вместе с дамами в гостиную, мальчики побежали в
парк, где играли дотемна, а Элси отвела подруг к себе
в комнату. Она показала им игрушечный дом, куколь­
ную семью, множество дорогих игрушек, книги и
коллекции занимательных редкостей и рисунков. В
общем, недостатка в развлечениях не было, и девичья
компания весело болтала о Рождестве и подарках, ко­
торые кто-то уже получил, а кто-то надеялся получить
завтра.
Любящий отец все время покупал Элси хорошень­
кие вещицы, и для Анны многие из них были внове.
Сначала Анна разглядывала игрушки и прочие вещи с
любопытством, но вскоре ею овладела зависть. Неко­
торое время она угрюмо молчала, а потом, когда раз­
говор смолк, заметила:
—По-моему, очень несправедливо, что у тебя столь­
ко всего красивого и дорогого, Элси!
—А по-моему —справедливо! —возразила Кэрри
Ховард. —Элси и сама очень красивая! К тому же, она
не всегда была счастлива и знала немало горестей.
—Каких еще горестей? —запальчиво воскликнула
Анна.
—Да взять хоть тебя! —со смехом ответила Кэрри.
—Благодарю вас, мисс Ховард, но я вам не горесть! —
рявкнула Анна, побагровев от злости.
В ответ все девочки только засмеялись, отчего Анна
разозлилась пуще прежнего. Не смеялась только Элси.
—Не обижайся, Анна! Они просто дразнят тебя не­
множко, —сказала она мягко, стараясь убедить девоч­
ку. —На твоем месте я не обращала бы внимания...
—А я обращаю! И не собираюсь оставаться здесь и
терпеть оскорбления! Это ты их настроила против ме­
ня, гадкая девчонка! —и Анна, кипя от злости и высо­
ко задрав подбородок, как делала в подобных случаях
ее мать, вылетела из комнаты вон.
Ее уход стал для всех облегчением. И девочки вновь
радостно защебетали, то и дело легко и беззаботно
смеясь.
Но Элси поведение Анны расстроило. Маленькая
хозяйка не участвовала в общем разговоре, а раздумы­
вала, нужно ли рассказать об этом случае отцу, как он
велел, или нет. В конце концов она решила, что это
необязательно. В ее душе тут же воцарился обычный
покой, и она занялась своими гостьями.
—Девочки, —сказала она, —не хотите ли взглянуть
на моего братика Хораса и на Перси, сыночка кузины
Милдред?
—Да! —воскликнули все хором, а Эннис пояснила
для тех, кто был у них впервые:
—Наши малыши такие милые и забавные!
Элси отвела девочек в детскую, где они познакоми­
лись с малютками. Оба младенца сидели на коленях у
матерей. Оба были нарядны и в прекрасном располо­
жении духа, так что произвели на посетительниц са­
мое приятное впечатление.
И Элси, и Эннис, и, конечно, сами молодые мамы
души не чаяли в малышах и радовались их успеху не
меньше, чем гостьи.
Тем временем Анна отправилась прямиком в гости­
ную, где на вопрос Аделаиды, почему она бросила по­
друг, ответила, что все они гадкие, злые, отвратитель­
ные девчонки.
— Вот как, —равнодушно заметила Аделаида. —
Знаешь, обычно люди обращаются с нами точно так
же, как мы обращаемся с ними.
Сказав это, она повернулась к своей соседке и про­
должила разговор, предоставив Анне возможность
развлекаться самостоятельно.
Сидеть рядом со взрослыми или бродить по комна­
там, когда никто не обращает на тебя внимания, было
чрезвычайно скучно. Однако гордость не позволяла
Анне вернуться в общество сверстниц, которых она
только что оставила.
Кроме нее из детей в гостиной находился один
лишь Герберт Каррингтон, брат-близнец Люси. Он си­
дел у окна, с тоской глядя на играющих в парке маль­
чиков, и горевал, что из-за своей хромоты не может
бегать вместе со всеми. Однако Герберт жаловался на
свое несчастье крайне редко. Вот и теперь он страдал
молча.
Будь на месте Анны Элси, она тут же подошла бы к
мальчику, поговорила бы с ним и подбодрила. Однако
Анна лишь окинула его брезгливым взглядом и отвер­
нулась, словно бедняга был виноват в том, что злая
судьба одарила его физическим недостатком.
На улице мало-помалу совсем стемнело, в гостиной
зажгли лампы, и мальчики вернулись в дом.
Дети с нетерпением ждали, когда же откроются
двери таинственной комнаты, в которой стояла рож­
дественская елка. Да и взрослые мечтали посмотреть,
что за диковинные плоды растут на чудесном дереве.
И после чая все с удовольствием поспешили к дверям
второй гостиной.
Ель была роскошная —высокая, раскидистая, с гус­
той хвоей. А как она пахла! Верхушкой елка подпирала
потолок, а ветви ее клонились под тяжестью сверкаю­
щих игрушек, свечей, фруктов и прочих богатых укра­
шений.
Когда все вдоволь налюбовались волшебным зре­
лищем, пришло время раздачи подарков. Мистер Тра-
вилла брал их из-под елки, громко называл имя того,
кому предназначался подарок, а мистер и миссис
Динсмор и Аделаида вручали их счастливцам.
Не забыли никого: подарки получили и члены
семьи, и гости, и слуги. Дарители выбрали подарки с
умом и постарались угодить вкусам каждого. Так что
все были довольны. Даже у Анны не возникло повода
жаловаться и ворчать: она получила два красивейших
браслета от Элси, ожерелье, брошь и сережки от мис­
тера Динсмора и Розы, а также множество разных без­
делушек от других родственников.
На счастье, она не знала, что некоторые из подар­
ков, полученных Элси, - к примеру, ожерелье и брас­
леты из темно-розового коралла (подарок отца), а так­
же перстень с редкостной красоты голубым опалом от
мистера Травиллы —стоили намного дороже украше­
ний, которые получила Анна.
А Эннис от своих подарков пришла в неописуемый
восторг: пара золотых браслетов от Элси, причудливо­
го плетенья массивная золотая цепочка от мистера
Динсмора, золотой медальон с эмалью —прелестные
голубые незабудки! —от Милдред, кольцо с крупной
жемчужиной от мистера Травиллы, топазовое колье от
доктора Ландрета и дюжина тончайших носовых плат­
ков от Розы.
Милдред с Розой тоже получили много дорогих по­
дарков —все и не перечислить. Отметим лишь, что ми­
стер Ландрет подарил Милдред кольцо с необычайно
крупным лунным камнем, а мистер Динсмор Розе —
кольцо с оранжево-красным сардониксом.
Когда подарки были розданы, Эннис, Элси, Роза и
Милдред подошли к своим джентльменам —Хорасу
Динсмору, Чарльзу Ландрету и Эдварду Травилле.
Милдред, глядя на новое кольцо, которое муж не­
давно надел ей на палец, сказала ему:
— Какое красивое! Но скажи, почему ты выбрал
именно лунный камень? Ведь говорят, что у камней,
как и у цветов, свой язык.
—Все правильно! Считается, что лунный камень за­
щищает от опасностей и болезней, —смеясь, ответил
доктор.
—А сардоникс? —спросила Роза.
—Дарует счастье в семейной жизни, —сказал мис­
тер Динсмор, с любовью глядя на свою прекрасную
жену.
—Мистер Травилла! А что означает этот камень?
Это опал, верно? —спросила Элси.
—Да, дружочек, опал. Говорят, он обостряет зрение,
дарит надежду и укрепляет веру своего обладателя.
—Спасибо! —от всего сердца воскликнула Элси,
глядя на перстень счастливым взглядом.
—А жемчуг что означает? —спросила Эннис, любу­
ясь своим украшением.
—Целомудрие и чистоту. Кроме того, жемчуг дарует
ясность и телесным, и душевным очам, —пояснил
Травилла.
—Вот это мне нравится! —воскликнула Эннис. —Ог­
ромное вам спасибо за этот подарок! Вы очень добры!
Элси тихонько просунула ладошку в отцовскую ру­
ку. Он наклонился к дочери, с улыбкой заглянул ей в
глаза и нежно поцеловал.
—Папа, —тихо сказала она, —спасибо тебе боль­
шое за такой замечательный подарок!
—Пожалуйста, милая. И тебе спасибо за прекрас­
ный подарок!
Элси подарила отцу небольшую, но очень краси­
вую картину старого мастера. Матери и Милдред она
подарила по набору: воротник и манжеты из изыскан­
ного кружева.
Вскоре взрослые ушли в гостиную, и в комнате с
наряженной елкой остались только дети.
—Давайте поиграем! —раздался хор голосов, в ос­
новном мальчишеских.
Элси спросила, во что им хотелось бы поиграть, и
предложила на выбор несколько спокойных игр, но ее
предложение отвергли. Большинству хотелось шума и
возни.
—Горячо-холодно, —предложил Уолтер. —Игра ве­
селая и не слишком шумная.
Никто не возражал, и Элси спросила:
—А что мы будем прятать?
—Вот плюшевый мышонок, —сказала Эннис, сни­
мая игрушку с нижней ветки. —По-моему, прекрасно
подойдет.
—Хорошо. Раз ты его держишь, тебе и прятать.
—Согласна! Никто больше не хочет? Нет? Тогда все
закройте глаза. И не подсматривайте! А потом я буду
говорить горячо или холодно.
Так они играли некоторое время, пряча игрушку в
комнате, где стояла елка. Когда все тайники были ис­
пользованы, дети перешли в следующую комнату, а за­
тем —в просторный холл.
Вот мышонка нашла Элси, и настал ее черед пря­
тать. Она окинула внимательным взглядом холл.
Помещение было просторным, с высокими потол­
ками и мраморным мозаичным полом. На стенах, рас­
писанных фресками, —красивые картины. Кроме то­
го, холл украшали скульптуры.
Оглядевшись, девочка выбрала скульптуру, стояв­
шую в нише, в нескольких футах над полом. Прекрас­
ное место для тайника! Элси решила, что спрячет мы­
шонка позади скульптуры. Там его никто не заметит,
да и кому придет в голову искать так высоко?
Стоя на полу, она не доставала до ниши, а потому
тихонько придвинула к стене стул и влезла на него.
Но даже и так ей было не достать, и Элси вскарабка­
лась на спинку стула. Она потянулась к нише и, каза­
лось, была уже у цели, но тут стул заскользил... Падая,
девочка в ужасе уцепилась за статую и вместе с ней со
страшным грохотом рухнула на мраморный пол.
%> ;^ '^ i
#'
.#
ta t# * * * /* # * *

Поскольку лишь однажды в год бывает Рождество,


Играй, гуляй и веселись от сердца от всего!

Томас Тассер

•гда внезапно раздался грохот, тут же сменив­


шийся полной тишиной, все не на шутку испу-
ались и переполошились. Хозяева, гости и
слуги в страхе бросились на звук, не зная что и думать:
то ли вот-вот обрушатся стены, то ли им на голову упа­
дет крыша.
Поскольку мистер Динсмор стоял у дверей гости­
ной, выходивших в холл, он оказался на месте проис­
шествия одним из первых. Сердце его замерло от ужа­
са и отчаяния: он увидел любимую дочь, лежащую без
сознания на полу. Ему показалось, что Элси насмерть
раздавлена тяжеленной статуей, которая, казалось, ле­
жит поверх распластанного тела девочки.
Он кинулся к дочери и с облегчением увидел, что
статуя упала не на нее, а рядом, всего лишь в каком-то
сантиметре от девочки, и что пришедшая в себя Элси
пытается встать.
—Дитя мое! Жизнь моя! —дрожащим голосом про­
изнес мистер Динсмор, склонившись к Элси и беря ее
на руки. —Ты очень ушиблась?
—Нет, папа, кажется, не очень, —еле слышно отве­
тила она, оглушенная падением. —Ой, папочка, из-за
меня разбилась такая красивая статуя! Прости меня!
—Да Бог с ней, с этой статуей! Что мне за дело до
нее! Главное —ты уцелела! —горячо ответил отец, про­
кладывая себе путь сквозь толпу взволнованных гос­
тей и слуг.
—Она расшиблась?
—Как это случилось?
—Почему упала статуя? —наперебой спрашивали
все друг у друга и у мистера Динсмора, пропуская его в
гостиную.
Но он ничего не слышал и не видел: все его внима­
ние было сосредоточено на дочери.
—Тебе не больно? —нежно допытывался он.
—Совсем немножко, —ответила Элси, и голос ее
теперь звучал, как обычно.
Мистер Динсмор, держа девочку на руках, сел на
диван. Вокруг него собрались Роза, Милдред, доктор
Ландрет и мистер Травилла.
—Где больно? —спросил доктор.
—Только колено, сэр. Да и то, кажется, всего лишь
небольшой ушиб, —сказала Элси со слабой улыбкой.
—Мне так стыдно, что я вас всех перепугала.
Однако пока она говорила, головка ее упала на от­
цовское плечо и лицо покрылось мертвенной бледно­
стью.
Мистер Динсмор тут же побледнел и сам. В голойу
ему пришла мысль, что, возможно, Элси получила
внутренние повреждения. Но доктор Ландрет сказал:
—Эта слабость вызвана нервным потрясением. На­
до уложить девочку в постель.
Указание врача было немедленно исполнено: отец
вновь поднял Элси и осторожно понес ее из гостйной.
По его просьбе за ним последовали доктор и Роза.
Роза вскоре вернулась в гостиную, где все в полной
тишине ожидали известий. Она принесла хорошие но­
вости: врач не нашел серьезных повреждений. Падение
напугало Элси, но кроме нескольких синяков мистер
Ландрет ничего не обнаружил. По его словам, девочка
сможет вернуться к гостям уже на следующий день.
Роза добавила, что мистер Динсмор просит изви­
нить его отсутствие и надеется, что они продолжат
праздновать, словно ничего не произошло.
—Сегодня я прописываю тебе постельный режим.
Постарайся заснуть, —сказал доктор Ландрет Элси и
вышел из комнаты.
—Доктора нужно слушаться, —промолвил мистер
Динсмор. —Тетушка Хлоя, разденьте Элси. Я вам по­
могу. Вот так. Уберите, пожалуйста, украшения, —и он
снял с шеи и запястий дочери ожерелье и браслеты и
передал их няне. Потом добавил, обращаясь к Элси:
—Лежи спокойно, доченька. Папа с няней сделают
все, что нужно.
—Папочка! Ты на меня не сердишься? —спросила
Элси, заглядывая ему в глаза.
—Я подожду до завтра, —пошутил отец. —Конечно,
не сержусь. Но мне жаль, что моя крошка проведет
Сочельник в постели, —добавил он, целуя ее.
—И все по моей собственной вине, папа. К тому же,
боюсь, я испортила праздник тебе и всем гостям.
—Ничего! Бывает! Произошел несчастный случай.
Ты все расскажешь мне завтра, когда к тебе вернутся
силы. А сегодня я посижу рядышком, пока ты не за­
снешь.
—Как замечательно, папочка! —воскликнула Эл­
си. —Я сразу позабыла, как больно ушиблась и сильно
испугалась. А я ведь ужасно перепугалась, когда по­
чувствовала, что падаю.
—Опасность миновала. Не думай больше об этом! —
сказал мистер Динсмор, ласково гладя руку дочери.
—Папа, можно мне помолиться лежа?
—Думаю, сегодня да. И пусть твои молитвы будут
краткими. Чтобы Бог нас услышал, необязательно
быть многословными.
Вскоре Элси заснула. А пока она не спала, отец си­
дел у ее изголовья и, тихо напевая любимый гимн доч­
ки, держал ее ладошку в своей руке.
Затем, поручив тетушке Хлое присматривать за
спящей девочкой и наказав немедленно послать за
ним, если та проснется и будет жаловаться, что ей
больно, он вернулся к гостям.
Мистер Динсмор решил, что этой ночью для Элси
будет лучше спать одной, чтобы он мог навещать ее
время от времени, так что Эннис перебралась на диван
в гардеробной Милдред.
Когда он зашел проведать дочку, она сладко спала.
Мистер Динсмор немного постоял у ее постели. В эту
ночь он заглянул к ней еще три раза, и она по-прежне­
му спала.
Проснулась Элси в свой обычный час и, услышав,
как отец осторожно ходит в соседней комнате, тихо
позвала его:
—Счастливого Рождества, папочка!
—Моя радость! И тебе счастливого Рождества и ве­
селого Нового года! —ответил он, быстро входя к ней.
—Ты прекрасно выглядишь, —обрадованно добавил
он, склоняясь к ней и целуя в лоб, щеки и глаза. —Ни­
чего не болит?
—Нет, сэр. Можно, я встану и, когда оденусь, приду
к тебе в кабинет? 1
—Да, если тебе это по силам. Тетушка Хлоя, прине­
сите мисс Элси большой стакан густого молока. Пусть
выпьет его, прежде чем вставать.
—Слушаюсь, сэр, прямо сейчас и схожу, —ответила
тетушка Хлоя. —Как ты, сладенькая моя? Лучше тебе?
Сможешь встать с постельки в рождественское утро?
—Да, нянюшка. Куда ты спешишь? Разве ты не хо­
чешь увидеть свой рождественский подарок?
—Ох, девочка моя! Очень хочу! Знаю, ты все приго­
товила и тебе не терпится подарить его своей старой
няне. Но сперва я пойду принесу молочко. Желаю тебе
счастливого Рождества и веселого Нового года!
—Спасибо, моя добрая нянечка! И тебе того же! —
ответила Элси, с любовью глядя вслед спешившей из
комнаты няне.
Отец оставался с Элси, пока она не выпила до дна
принесенный тетушкой Хлоей стакан вкусного моло­
ка. Потом он вышел из комнаты, чтобы дать ей
одеться.
Направляясь к себе в кабинет, мистер Динсмор
прошел через холл, где накануне случилось несчастье.
Слуги водрузили упавшую статую на место, но видно
было, как сильно она пострадала: не хватало носа, от­
кололись рука и часть ноги.
Эта скульптура всегда очень нравилась мистеру
Динсмору, но сейчас он нисколько не жалел, что она
повреждена. Он чувствовал лишь искреннюю благо­
дарность, что статуя упала не на дочь, а на пол.
Через полчаса Элси пришла к нему, красивая, неж­
ная, сияющая от счастья, и сердце его радостно заби­
лось.
Со всех ног она кинулась в папины объятия, обхва­
тила его за шею и покрыла поцелуями его лицо.
—Дорогой папочка! Как же я тебя люблю! —сказала
она, прижимаясь щечкой к его щеке. —Думаю, любой
другой отец отругал бы меня и наказал за вчерашнее...
—Любящий отец —нет. Но как все случилось? Ума
не приложу! Как ты вообще там оказалась?
Элси рассказала отцу, как все было, а в конце доба­
вила:
—Я только что видела эту статую. Она совсем раз­
бита. Папа, прости меня!
—Ничего страшного! Главное, чтобы ты извлекла
урок из этого происшествия. Залезать вот так на
стулья очень опасно! Не будем оплакивать разбитую
статую —мы еще дешево отделались. Однако известно
ли тебе, чего ты добилась этим своим поведением?
—Чего, папа? —спросила она, глядя на него с изум­
лением. Он говорил так сурово, что напугал ее.
—А вот чего! Отныне твой отец всегда будет рядом с
тобой на случай, если вы с друзьями затеете еще ка­
кую-нибудь опасную игру.
—До чего же здорово! —воскликнула Элси, захло­
пав в ладоши. —Ты будешь играть вместе с нами?
—Быть может. Однако пора приниматься за чтение.
Я выбрал прекрасный рассказ о рождении Спасителя
и о том, как пастухам явились ангелы. Думаю, для се­
годняшнего дня это самая подходящая история.
—Да, папочка! Я тоже так думаю, —и нежное личи­
ко Элси стало серьезным, а светло-карие глаза зажг­
лись любовью и радостью. —Я все утро об этом раз­
мышляла и от всего сердца благодарила Бога за то, что
Он подарил нам Своего Сына. Вот он, сегодняшний
стих: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына
Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него,
не погиб, но имел жизнь вечную»1. Какие прекрасные
слова! Да, папа? И какая великая любовь!
Незадолго до завтрака мистер Динсмор с Элси при­
шли в гостиную, где сидели Роза, Милдред и Эннис.
Вскоре появились доктор Ландрет и мистер Травилла,
а затем один за другим в комнате собрались почти все
гости.
Роза с Милдред по очереди расцеловали Элси, рас­
сказали, как они волновались за нее, и порадовались,
что несмотря на вчерашнее происшествие она пре­
красно выглядит.
' 1 'i
—Ты хорошо себя чувствуешь? —спросила Роза.
—В душе —не очень, мама. Мне жаль, что из-за ме­
ня разбилась такая красивая статуя!
— Не жалей, доченька —ответила Роза, ласково
улыбнувшись. —Вот и папа не хочет, чтобы ты из-за
нее переживала. А вообще-то я спросила о твоем здо­
ровье.
—Пожалуйста, прости меня, мама. Я только при­
творилась, что не поняла тебя. Я чувствую себя хоро­
шо. У меня несколько ушибов, но они почти не болят,
разве что когда дотронешься.
В гостиную подтягивались все новые люди. Рас­
спросы, сочувственные слова, рождественские подар­
ки и пожелания сыпались на Элси со всех сторон, по­
ка наконец Анна не проронила, презрительно покачав
головой:
—Надо же! Элси, как все вокруг тебя суетятся! А ты
ведь всего-навсего со стула свалилась. Подумаешь!
—Упасть со стула, мисс Анна, —ответил ей мистер
Травилла, —не такой уж пустяк. К тому же, если бы
этот монумент рухнул на Элси, у нее сейчас было бы
несколько переломов, если не хуже.
—В таком случае я рада, что этого не произошло.
А то праздник был бы испорчен и Хорас отправил бы
нас по домам.
—Да уж, Анна! Похвально, что ты не лицемеришь, —
воскликнула Кэрри Ховард, брезгливо скривив губы. —
Сердца у тебя нет, но ты хотя бы не стараешься это
скрыть и не притворяешься доброй и участливой.
—Наконец-то тебе ответили достойно, Анна, —су­
рово сказал возмущенный мистер Динсмор.
Утро выдалось таким чудесным, что большую его
часть хозяева и гости провели на свежем воздухе: гу­
ляли, катались верхом и в экипажах. Элси велико­
душно уступила свой фаэтон Кэрри и Люси, другие
девочки катались после них. А мальчикам достались
оседланные лошади. Тем временем Элси с Эннис ка­
тались в экипаже мистера Травиллы в компании с
ним и мистером Динсмором.
Карманы юных гостей были набиты конфетами.
Когда раздавали подарки, каждый получил по короб­
ке, и некоторые мальчики и девочки так объелись
сладким вчера вечером и сегодня утром, что завтрака­
ли без всякого аппетита. Однако Элси к конфетам еще
даже не притронулась.
—Что у тебя в руках? —спросил отец, когда Элси
садилась в экипаж.
—Конфеты, папа. Я подумала, что вам всем будет
приятно угоститься. А может, ты и мне позволишь
съесть парочку. Я еще ни одной не попробовала.
—Хорошо, —ответил он. —Две-три можешь съесть
сейчас, а после обеда получишь еще.
—Кузен Хорас, —заметила Эннис, которая уже си­
дела в экипаже, —думаю, Элси самая послушная де­
вочка на свете! Вряд ли у меня получилось бы удер­
жаться и не съесть хоть одну конфетку, когда все во­
круг уплетают их за обе щеки.
—Да! —сказал он, с любовью глядя на дочь. —Она
послушная и очень хорошая!
При этих словах личико Элси вспыхнуло от удо­
вольствия, глаза заблестели.
Конечно же, всех ждал роскошный рождествен­
ский обед, где были не только изысканные яства, но и
«праздник разума и души поток».
За едой последовали невинные развлечения. Сего­
дня, как и в остальные рождественские дни, гости и
хозяева вели интересные разговоры, слушали возвы­
шенную музыку, разыгрывали живые картины, раз­
влекались шарадами и множеством других игр.
Участники развлечений, и взрослые, и дети, ни разу
не поссорились. Даже Анна вела себя на удивление хо­
рошо. Возможно, потому что с детьми почти всегда
был либо мистер Динсмор, либо мистер Травилла, а
иногда и сразу оба джентльмена. А в их отсутствие не­
подалеку всегда оказывались Роза, Аделаида или
Милдред.
Так взрослые помогли Элси избежать дурного обра­
щения со стороны Анны, а заодно —и необходимости
самой придумывать развлечения для маленьких гос­
тей.
Элси с Эннис повеселились на славу. Тем не менее,
в субботу, когда распрощался и уехал последний гость,
девочки почувствовали невероятное облегчение: так
приятно было вновь очутиться наедине друг с другом в
тихой семейной обстановке. Взрослые гости также
разъехались, за исключением Аделаиды, а также мис­
тера и миссис Травиллы. Но эти люди были своими,
почти членами семьи.
,,кто к святости стрем^ — ,
крепче не найти основу^
\уем)заложена H dee)tU /
в вдохновенном Божьем Слове.

В нем и альфа, и омега


будут избранным открыты —

Томас Киркхэм

оследнее воскресенье уходящего года! —


задумчиво сказала миссис Травилла, обра­
щаясь скорее к себе, нежели к собеседни-
кам.
Был вечер, и все обитатели Оакса собрались у ка­
мина в малой гостиной, где они обычно и сиживали по
вечерам, когда не было гостей. Здесь маленькой ком­
пании было уютнее, чем в парадной гостиной.
—Да, это важный день, —отозвалась Роза. —По­
следнее воскресенье, последние часы старого года —
наилучшие время, чтобы оглянуться на путь, который
мы прошли, и посмотреть вперед, на ту дорогу, что нам
предстоит.
—Оглянуться назад и дать себе ответ, не сошли ли
мы с прямого и узкого пути, который ведет в жизнь веч­
ную. И посмотреть вперед —и решить: отныне и всегда
с Божьей помощью следовать Его путем и не забывать
заповедей, которые Он нам дал, —сказала Милдред.
—И задуматься не только о наших грехах и недо­
статках, —продолжила миссис Травилла, —но и о ве­
ликих милостях Божиих, которые мы знали в про­
шлом, и о Его драгоценных обетованиях на будущее.
«Я с вами во все дни до скончания века»1. «Не оставлю
тебя и не покину тебя»2. «И до старости вашей Я тот
же буду, и до седины вашей Я же буду носить вас»3.
«Ибо сей Бог есть Бог наш на веки и веки: Он будет
вождем нашим до самой смерти»4. Я свидетельствую
вам сегодня, что за все мои семьдесят лет Бог ни разу
не нарушил Свои обещания. Его доброта и милосер­
дие сопровождали меня во все дни моей жизни, и я
уверена: так будет до самой моей смерти. На мою до­
лю выпало много испытаний, и были они очень горь­
кими. Я похоронила любимого мужа и пятерых детей,
но Господь всегда меня поддерживал. Я знаю: когда
над нами во всей своей мощи и великолепии сияет
звезда Его чудесной любви, мы —даже в самый чер­
ный час! —ощущаем, как радостно целиком полагать­
ся на Него! Как дни мои, умножалось богатство мое.
Бог вечный был моим прибежищем, и меня защищала
десница Его.
Молчание, воцарившиеся вслед за словами миссис
Травиллы, прервала Милдред:
—Все, что нам нужно для полного счастья, —это
истинная вера. Она помогает полагаться на каждое
слово, сказанное Господом, полностью доверить Ему
все наши интересы, и мирские, и духовные, и всегда
следовать Его руководству.
—Какому же, любовь моя? —тихо спросил сидя­
щий рядом с ней муж.
—Я имела в виду слова пророка Исаии: «Ныне же
так говорит Господь, сотворивший тебя, Иаков, и уст­
роивший тебя, Израиль: не бойся, ибо Я искупил тебя,
назвал тебя по имени твоему; ты Мой. Будешь ли пе­
реходить через воды, Я с тобою, —через реки ли, они
не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обо­
жжешься, и пламя не опалит тебя»5. И еще: «Не бойся,
ибо Я с тобою»6. Мы будем счастливы, стоит послу­
шаться одной лишь заповеди «Не бойся» —целиком
положиться на эти слова, полностью им довериться.
—Ты права, —сказал мистер Динсмор. —Разве име­
ем мы право ослушаться Бога и бояться потерь, несча­
стий, болезней, смерти, коварства и козней врагов —
мирских и духовных? Ведь Он велел нам не бояться!
А еще Он сказал: «Не заботьтесь ни о чем»7и «Не за­
ботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни
для тела вашего, во что одеться»8.
Когда мистер Динсмор умолк, эстафету подхватила
миссис Травилла:
—«Ищите же прежде Царства Божия и правды Его,
и это все приложится вам»9.
Затем Роза процитировала апостола Павла: «Благо­
честие на все полезно, имея обетование жизни настоя­
щей и будущей»10.
—Папа, —предложила Элси, —а давай проверим,
сколько таких вот малых заповедей мы вспомним.
—Хотите? —спросил мистер Динсмор, обводя гла­
зами присутствующих.
Все согласились, что это занятие —дело полезное и
приятное. Как самая старшая, начала миссис Травил­
ла:
—«Сын мой! Отдай сердце твое мне»11.
—Слова Христа: «Придите ко Мне»12, —сказала Ро­
за. —И Он велел нам приводить к Нему всех нуждаю­
щихся в исцелении. «Приведите его ко Мне сюда»13.
Так Он сказал о бесноватом отроке. А вот еще: «И слы­
шавший да скажет: прииди!»14
—А придя к Богу, —промолвила Милдред, —мы
должны укрепляться в Нем и Его могуществе, возрас­
тать в благодати и знании Господа и Спасителя нашего
Иисуса Христа.
—«Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он пе­
чется о вас»15, —процитировал доктор.
Мистер Травилла сказал:
—«В усердии не ослабевайте; духом пламенейте;
Господу служите»16.
Мистер Динсмор продолжил:
—«Утешайтесь надеждою; в скорби будьте терпели­
вы, в молитве постоянны»17.
Элси вслед за отцом сказала:
—«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга;
как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга»18.
Наступил черед Эннис:
— «Будьте все единомысленны, сострадательны,
братолюбивы, милосерды, дружелюбны, смиренному­
дры»19.
За Эннис последовала Аделаида:
—«По смиренномудрию почитайте один другого
высшим себя»20.
Затем цитирование пошло по второму кругу.
—«Терпение же должно иметь совершенное дейст­
вие»21.
—«О горнем помышляйте, а не о земном»22.
—«Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь
тем, что есть»23.
—«Страннолюбия не забывайте»24.
—«Будьте страннолюбивы друг ко другу без ропо­
та»25.
—«Итак, доколе есть время, будем делать добро
всем, а наипаче своим по вере»26.
—«Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе,
ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего
и мать»27, —произнесла Элси и обняла отца, который,
как обычно, сидел рядом с ней.
—«Подвизайся добрым подвигом веры, держись
вечной жизни»28, —сказала Эннис.
Миссис Травилла подхватила:
—«С терпением будем проходить предлежащее нам
поприще»29.
Роза:
—«За все благодарите»30.
Милдред:
—«Веруйте в Бога, и в Меня веруйте»31.
Доктор Ландрет:
—«Носите бремена друг друга»32.
Мистер Травилла:
—«Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущи­
ми»33.
Аделаида:
— «Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог
ваш»34.
Мистер Динсмор:
—«Пекитесь о добром перед всеми человеками»35.
Доктор Ландрет:
—«Каждый понесет свое бремя»36.
Тут все немного помолчали. Паузу прервала миссис
Травилла:
—Из всех этих заповедей мы узнаём Божью волю.
А Он сказал нам: «Если любите Меня, соблюдите Мои
заповеди»37 и «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает
их, тот любит Меня»38. Послушание родителям (а Гос­
подь Бог —наш Отец) и учителям (а Христос —наш
Учитель) —это испытание нашей любви. Так «будем
любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас»39!
Будем повиноваться Его заповедям не для того, чтобы
спастись, а потому что мы уже спасены. «Истинно, ис­
тинно говорю вам: слушающий слово Мое и верую­
щий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд
не приходит, но перешел от смерти в жизнь»40. Взирать
«на начальника и совершителя веры Иисуса, Который,
вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест»41,
на Него одного уповать как на Спасителя, подражать
Ему, знать Его святую волю и исполнять ее —вот что
значит быть последователем Христа, христианином.
Мы не рабы Его, мы —его любимые дети. «Подражай­
те Богу, как чада возлюбленные»42.
—«Ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Не­
бесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь»43, —проци­
тировал мистер Динсмор. —Давайте подумаем, что оз­
начают эти слова Иисуса.
Миссис Травилла перелистала Библию и прочла:
—«...Он избрал нас в Нем прежде создания мира,
чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви,
предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Хрис­
та, по благоволению воли Своей»44.
—Да будет благословенна воля Его! —сказала она. —
Бог предопределил усыновить нас! Нас! Отказываю­
щихся покориться Его власти, враждебных Ему свои­
ми дурными поступками. А Он, чтобы мы жили, по
Своей воле отдал на смерть Своего единственного лю­
бимого Сына. И Бог-Сын сказал: «Вот, иду исполнить
волю Твою, Боже»45.
—«Ибо воля Божия есть освящение ваше»46, —ска­
зала Милдред. —Сердце истинного христианина мо­
жет лишь радоваться этому!
Роза прочла из Библии:
—«Воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы
из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то
воскресить в последний день. Воля Пославшего Меня
есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в
Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в послед­
ний день»47. —Конечно, мы должны с радостью следо­
вать Его воле! —воскликнула она.
Перед мистером Травиллой лежала раскрытая Биб­
лия:
—В апостольском послании, —сказал он, —мы чита­
ем: «Не медлит Господь исполнением обетования, как
некоторые почитают то меднением; но долготерпит
нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к
покаянию»48. А вот что говорит пророк: «Отвергните от
себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотво­
рите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам уми­
рать, дом Израилев? Ибо Я не хочу смерти умирающе­
го, говорит Господь Бог; но обратитесь и живите!»49
"ч...

Когда, нежданно согрешив,


Я глубоко страдаю,
То, Боже правый, лишь к Тебе,
С надеждою взываю!

Исаак Уоттс

а следующий день гостиная в Оаксе опустела:

Н мистер Травилла с матерью вернулись домой,


в Йон, а Ландреты с Эннис на неделю отпра­
вились погостить к родственникам доктора, прожи­
вавшим в соседнем округе.
Элси очень скучала по Эннис, особенно когда оста­
валась одна в своих комнатах, а потому старалась по­
больше времени проводить с Розой и Аделаидой или в
отцовском кабинете. Больше всего на свете ей нрави­
лось сидеть там с папой, даже когда он был слишком
занят и разговаривать с ним было нельзя. Мистеру
Динсмору тоже нравилось, когда дочь была рядом. Ей
позволялось заходить в кабинет в любое время, даже
когда его самого там не было.
Пока Эннис отсутствовала, мистер Динсмор ре­
шил, что заниматься Элси не станет. Однако каждое
утро по часу Элси вместе с отцом читала книги, а по­
том рисовала и музицировала.
В последний понедельник уходящего года, когда па­
па с дочкой почитали и помолились, и Элси, как обыч­
но, уселась к отцу на колени, он рассказал ей, что на
следующий день, первого января Карлтоны устраива­
ют новогодний прием, наподобие праздника в Пайн-
гроуве:
—И мы все приглашены, —добавил мистер Дин­
смор.
Элси покраснела от удовольствия.
—Ты позволишь мне поехать, папа? —спросила
она, и по глазам было видно, как ей хочется побывать
на празднике.
—Прежде чем ответить на твой вопрос, я должен
кое-что тебе объяснить, —серьезно промолвил отец, с
любовью глядя в умоляющие глаза девочки. —Ты все-
таки слабенькая и плохо перенесла праздник в Пайн-
гроуве. Если я опять позволю тебе веселиться допозд­
на, боюсь, ты всерьез заболеешь. Здоровье —один из
даров Божьих, поэтому мы не имеем права растрачи­
вать его ради удовольствий. Христианин должен бе­
речь свое здоровье. Ведь мы сможем сделать для Гос­
пода намного больше, когда мы сильны и здоровы, а
не слабы и больны. В Библии говорится: «Итак, едите
ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу
Божию»1. Дитя мое, скажи, исполнишь ли ты эту запо­
ведь, если отправишься на праздник, зная, что твое
здоровье пострадает?
—Боюсь, что нет, папа, —неохотно ответила Элси.
—Так что решай сама, поедешь ты или останешься.
Пусть это будет на твоей совести.
—Тогда я останусь, папа. Ты очень понятно все
объяснил. Я не должна ехать. Только, —вздохнула
она, —когда вы с мамой уедете, мне будет очень оди­
ноко.
—Нет. Мы поедем попозже. Сначала я уложу тебя
спать.
—Тогда все в порядке, —повеселела Элси. —Увере­
на, что засну, как только лягу. Папа, а завтра у нас бу­
дут гости?
—Нет. Разве что незваные. Последнее время дом
был полон гостей, и мы с мамой решили, что в Новый
Год будет неплохо пообедать в узком семейном кругу,
ведь тетя Аделаида —член нашей семьи.
—Думаю, славно получится, —ответила довольная
Элси. —Жаль только, что Чарли, Милли и Эннис не
будет.
—И мне жаль, —ответил он. —Ведь они теперь тоже
стали нашей семьей.
Новый Год в Оаксе отпраздновали тихо, но он до­
ставил много радости. Элси опять получила подарки
от папы, Розы, Аделаиды и мистера Травиллы. И сама
она вручила взрослым подарки, которые для них при­
готовила.
После завтрака они с отцом немного прокатились.
А когда вернулись, в гостиной ждал мистер Травилла,
приехавший поздравить их с Новым Годом. Кроме
Травиллы к ним заехали еще несколько джентльме­
нов, так что все утро Динсморы принимали гостей.
Всем подавали угощение: печенье, конфеты, фрук­
ты, лимонад и прекрасный кофе, но вина и других ал­
когольных напитков не было.
Элси позволили отведать немного печенья и не­
много конфет, зато есть фрукты и пить лимонад она
могла вволю. Девочка была вполне этим довольна, с
интересом прислушивалась к разговорам взрослых и
рассматривала гостей.
Мистер Травилла долго занимал Элси беседой, что
очень ей понравилось.
—Ты поедешь сегодня на праздник? —спросил он.
Элси отрицательно покачала головой:
—Папа думает, усталость повредит моему здоровью.
Он считает, что ехать мне не стоит. Но он дал мне право
самой выбирать, сказал, что оставляет это на моей сове­
сти.
—В самом деле? —мистер Травилла был приятно
удивлен. —Что ж, думаю, приняв решение остаться
дома, ты поступила мудро.
Элси высоко оценила, что отец оставил выбор за
ней, да еще и пообещал не уезжать из дома, пока она
не ляжет. В порыве благодарности она сказала родите­
лям, что готова отправиться спать на час раньше
обычного.
—Милое дитя! —воскликнула Роза. —Это уж слиш­
ком! Нам вовсе необязательно приезжать в числе пер­
вых.
—Да, —присоединилась к ней Аделаида, —даже ес­
ли мы приедем последними, вечер все равно покажется
мне долгим. Я что-то подустала от светских приемов.
А мистер Динсмор на предложение Элси ничего не
ответил, только расплылся в довольной улыбке и неж­
но поцеловал дочку.
—Это не такая уж большая жертва с моей стороны,
мама, —сказала Элси. —Я, кажется, устала сегодня.
Мы с папой долго гуляли после обеда, и мне нисколь­
ко не жаль, что я не поеду на праздник.
—Усталому человеку лучше всего дома, не правда
ли, дочка? А лучшее место в доме, когда устал, —кро­
вать, —сказал мистер Динсмор, еще разок поцеловав
дочь. —Я принимаю твой щедрый дар и буду рад, если
сегодня ты ляжешь рано.
—Хорошо, —сказала Аделаида. —Думаю, если мы
рано приедем, то и уехать сможем пораньше.
—Мы выедем тогда, когда тебе захочется, —ответил
ей брат. —Вы с Розой решайте, к которому часу подать
экипаж.
—Мама и тетя, мне так хотелось бы увидеть ваши
наряды, —сказала Элси. —Только, наверное, вы оде­
нетесь, когда я уже буду в кровати.
Дамы пообещали, что до отъезда зайдут к ней в ве­
черних туалетах. Когда они вошли, девочка уже лежа­
ла в постели, но еще не спала.
—Какие вы обе прелестные! Какие нарядные! —
воскликнула она. —Надеюсь, вам понравится на пра­
зднике.
—А обо мне что скажешь? —спросил отец, заходя в
комнату.
—Что я очень горжусь своим красавцем-папочкой! —
ответила Элси, окинув мистера Динсмора быстрым
взглядом. Лицо ее сияло от радости и любви, а он сто­
ял и смотрел на дочь с нежностью.
—Любовь ослепила мою девочку, и она не замечает
моих недостатков, —сказал он, беря ее на руки, чтобы
поцеловать и пожелать спокойной ночи. —А теперь —
спать, — и мистер Динсмор уложил дочку в кровать,
поправил подушки и заботливо, со всех сторон, подот­
кнул одеяло.
На следующий день после обеда мистер Динсмор и
обе дамы почувствовали большую усталость, посколь­
ку накануне вернулись поздно. Поэтому они разо­
шлись по своим спальням немного вздремнуть.
А Элси спать совсем не хотелось, хотя в доме, на­
верное, еще никогда не было так тихо и спокойно. Се­
годня она очень скучала по Эннис, гораздо сильнее,
чем в предыдущие дни. Девочка хотела прогуляться
по парку, но тут пошел дождь, и ей пришлось остаться
дома.
Бесцельно бродила она по дому, неслышным шагом
переходя из комнаты в комнату. Наконец вошла в от­
цовский кабинет и села за письменный стол, за кото­
рым недавно сидел папа. На столе лежала раскрытая
книга — «Жизнь и приключения Оливера Твиста».
Взгляд Элси упал на страницу, она начала читать и так
увлеклась, что даже не взглянула на название книги и
не задумалась, можно ли ей читать этот роман. Она
увлеченно пробежала глазами страницу и, дойдя до
конца, перевернула и принялась за следующую, а по­
том еще и еще. История лондонского сироты, расска­
занная Чарльзом Диккенсом, так заинтересовала де­
вочку, что она позабыла обо всем на свете. Вдруг ее
внимание привлек легкий шорох. Элси оторвалась от
книги и, подняв глаза, увидела, что рядом с ней стоит
отец и смотрит на нее с удивлением, печалью и недо­
вольством.
Глаза их встретились, и от стыда и смущения Элси
сделалась пунцовой.
Он забрал у нее книгу и, указав на глубокое кресло,
стоявшее в дальнем конце комнаты, сказал:
—Посиди там. Я поговорю с тобой после.
Папин голос звучал серьезно и грустно. Элси молча
повиновалась и, торопливо направляясь к креслу, ус­
лышала, как тяжело он вздыхает у нее за спиной.
Какое-то время мистер Динсмор ходил по комнате,
затем сел к столу, и в следующие полчаса тишину в
комнате нарушали лишь поскрипывание его пера,
сдавленные всхлипы Элси да мерный шум дождя за
окном.
Девочку жестоко мучила совесть, на ее любящее
сердечко лег тяжкий груз сожалений: ведь она причи­
нила боль своему обожаемому отцу.
«Как я только могла?! Как могла не послушать мое­
го доброго папу?! А ведь высшая радость для него —ла­
скать и баловать меня. Как я могла так жестоко ранить
его?!»
Но что было еще хуже, она ослушалась своего Не­
бесного Отца, Который заповедал: «Дети, повинуй­
тесь своим родителям»2. Эту заповедь Элси прекрасно
знала и думала, что будет исполнять ее всегда. В мол­
чании, роняя горькие слезы раскаяния, она исповеда­
ла свой грех перед Богом и попросила у Него проще­
ния во имя Иисуса Христа.
Однако обратиться к земному отцу она не реша­
лась, пока он не заговорит с ней сам. Думая о немину­
емом наказании, девочка дрожала от страха. Что он
скажет? Неужели высечет? Ей мнилось, что так оно и
будет, ведь она вполне заслужила розги! И как ужасно
будет, если вдобавок папа на несколько дней, а то и
недель, запретит ей садиться к себе на колени. А ведь
для нее такая радость, когда он держит ее на руках, це­
лует, хвалит! Как без этого жить?!
Пока Элси ожидала отцовского решения, ей каза­
лось, что минуты тянутся бесконечно. Тем не менее,
когда мистер Динсмор наконец отложил перо и повер­
нулся к дочери, она затрепетала в страхе от уготован­
ного ей испытания.
—Элси! —позвал он очень твердо и строго.
—Сэр! —отозвалась она дрожащим от слез голосом.
—Подойди ко мне!
Она немедленно послушалась.
—Папа! —зарыдала она, упав к его ногам. —Я непо­
слушная, дурная девочка! Я заслужила суровое наказа­
ние, но я... —продолжить она не смогла: ее душили
слезы.
Он поднял Элси и привлек ее к себе.
—Трудно передать, —сказал он взволнованно, —
как мне больно, как горько обнаружить, что я не могу
доверять собственной дочери, своей любимице, на ко­
торую, мне казалось, я могу положиться! Оказалось,
что все ее послушание —показное, и стоит мне отвер­
нуться, как она делает все, что ей угодно.
—Нет, папа! —воскликнула Элси в отчаянии, пряча
лицо у него на груди. Ее тело сотрясалось от горьких
рыданий. —Лучше высеки меня, но не говори так! По­
жалуйста, поверь, это случилось в первый раз! Я всегда
говорю тебе, если вдруг нарушу какой-то запрет.
—Я верю, —ответил он. —Ты никогда не давала мне
повода усомниться.

7 М ыпппап
Она подняла лицо и сквозь слезы посмотрела на
него с робкой благодарностью.
—Я несказанно счастлив, что могу так говорить, —
продолжал отец. —И я не собираюсь быть с тобой
слишком строгим, потому что отчасти в твоем про­
ступке повинен и я. Ведь я ввел тебя в искушение.
К тому же я позволял тебе слушать взрослые разгово­
ры о книгах Диккенса и разбудил в тебе интерес к
ним. Так что единственным наказанием тебе станет
запрет посещать эту комнату в мое отсутствие. Пока
я в кабинете, можешь приходить по-прежнему, когда
тебе угодно. Но в остальное время вход тебе воспре­
щен. Так будет до тех пор, пока я не решу снять за­
прет.
Элси заплакала еще сильнее: наказание было суро­
вым. Ведь запрет, по сути, означал, что отец ей больше
не доверяет. Но она не могла не согласиться, что за­
служила куда как более строгое наказание.
—Дорогой папа, ты очень, очень добр, что не нака­
зал меня строже, —сказала девочка, когда он вытер ей
слезы своим носовым платком. Затем взглянув, отцу в
глаза, воскликнула. —Папа! Папа, не смотри так гру­
стно! —и она обняла его и снова зарыдала.
—Дитя мое! Я смотрю так, потому что мне и в са­
мом деле грустно, —вздохнул мистер Динсмор и при­
жал дочь к сердцу. —Разве могу я чувствовать что-то
иное после сегодняшнего открытия?
—Тогда пусть вся боль достанется мне! —восклик­
нула она. —Я ее заслужила! Пусть!
— Ты не можешь взять себе всю боль, — сказал
отец. —Может быть, эта мысль удержит тебя от непо­
слушания в будущем. Грех всегда несет с собой горе и
страдания, и не только для самого грешника. Обычно
вместе с ним страдают и невинные.
—Это худшее в моем наказании, —рыдала Элси. —
Но поверь мне, папа, мне очень, очень жаль, что я те­
бя не послушалась! Я никогда больше не буду так де­
лать!
—Хорошо, я тебе поверю. И в доказательство не бу­
ду воспрещать тебе свободно заходить в библиотеку, а
ведь там множество романов, и они стоят не под зам­
ком.
—Я этого не заслужила, —с благодарностью сказала
она. —Папа, я сама не понимаю, как я могла ослу­
шаться такого доброго и хорошего отца, как ты?
—Ты ослушалась и другого Отца, Который много
лучше и добрей меня, —тихо и благоговейно промол­
вил мистер Динсмор. —На твоем месте я куда больше
сожалел бы о грехе, совершенном против Него.
Он еще немного развил эту тему, и Элси пришла в
такое отчаяние, что отец принялся утешать ее, приво­
дя библейские примеры. Он говорил, что Господь все­
гда готов простить тех, кто искренне раскаялся и про­
сит Его о прощении ради Христа.
Он открыл Библию и прочел: «Если бы кто согре­
шил, то мы имеем ходатая пред Отцем, Иисуса Хрис­
та, праведника; Он есть умилостивление за грехи на­
ши»3. «Я, Я Сам изглаживаю преступления твои ради
Себя Самого и грехов твоих не помяну»4.
Но Элси была безутешна:
—Папа, помолись обо мне! —попросила она, рыдая
пуще прежнего. —Попроси, чтобы Господь простил
мои грехи и очистил меня от зла.
И мистер Динсмор преклонил колени рядом с до­
черью и молился о ней и вместе с ней.
—А теперь, девочка моя, —сказал он, усаживая Эл­
си к себе на колени, —утешься. Вспомни драгоценные
слова апостола Христова: «Если исповедуем грехи на­
ши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам гре­
хи наши и очистит нас от всякой неправды»5.
—Какие прекрасные слова, папа! И как они утеша­
ют! —откликнулась она и добавила, немного помолчав:
_ .- & & ■ '

7*
—Я не собираюсь оправдывать свой проступок,
просто хочу рассказать, как все вышло. Я увидела рас­
крытую книгу и от нечего делать начала читать. А она
оказалась такой интересной, что я и думать позабыла о
чем-то еще, пока ты не пришел.
—Множество дурных дел именно так и совершают­
ся: люди забывают думать, дитя мое, —сурово ответил
мистер Динсмор.
Енава 24

Я стражем сердца моего поставлю


Урок твой добрый.

Вильям Шекспир. «Гамлет, принц датский» *

истер Травилла весь вечер провел в Оаксе.

М Он приехал незадолго до чая и пробыл, пока


Элси не отправилась спать.
Он заметил, что его маленькая подруга совсем не
похожа на ту веселую счастливую девочку, какой она
была обычно. Украдкой он пригляделся к ней повни­
мательнее: на нежных щечках виднелись следы слез.
Да и сейчас глаза у Элси были на мокром месте, и она
едва сдерживалась, чтобы не расплакаться. Пару раз
она незаметно выходила из гостиной. «Чтобы успоко­
иться», —решил Травилла.
Девочка сидела тихо, и за все время из нее еле-еле
удалось вытянуть несколько слов. Она больше обыч­
ного жалась к папе, то и дело поглядывала на него
просительно и виновато, он же в ответ целовал ее и
был нежен и серьезен.

* Перевод М. Лозинского.
«Чем-то она огорчила своего до нелепости строгого
отца. Да что там строгого —прямо скажем, деспотич­
ного! И теперь ее мучает совесть», —заключил мистер
Травилла, и ему захотелось поддержать и подбодрить
Элси.
А она ужасно страдала из-за того, что ей не удастся
побыть наедине с папой, прежде чем идти спать. Но
когда она переоделась и готова была ложиться, мистер
Динсмор пришел к ней, усадил к себе на колени и
вновь утешил цитатами из Писания, утверждая, что
Господь всегда готов простить истинно раскаявшихся
грешников.
—Да, папа, —сказала она, а по щекам одна за дру­
гой быстро сбегали слезинки. —Я знаю, что Иисус
простил меня. Но у меня сердце разрывается, что я
так Его обидела! Он сказал: «Если любите Меня, со­
блюдите Мои заповеди»1. А я Его заповедь наруши­
ла... Но ведь я так Его люблю! И тебя тоже, папочка!
Вот только поверишь ли ты мне после того, что случи­
лось? —спросила она, обхватив отца за шею и умоля­
юще глядя ему в лицо глазами, затуманенными от
слез.
—Мое драгоценное дитя! Я нисколько в этом не со­
мневаюсь! —ответил мистер Динсмор и прижал Элси к
сердцу. Потом, уложив дочку в кровать, он поцеловал
ее и вышел из комнаты.
Мистер Динсмор всегда хранил секреты своей до­
чери и не рассказывал о них даже Розе. Он считал, что
жене ни к чему знать мелкие неурядицы, которые вре­
мя от времени случались у них с Элси. А Роза, если
иногда и замечала, что муж сердится на дочь, не рас­
спрашивала ни того, ни другую. Она просто заботи­
лась о каждом из них с удвоенной силой.
В этот вечер Роза заметила то же самое, что и мис­
тер Травилла, и пришла к такому же заключению. Муж
за что-то рассердился на Элси, но они помирились, и
вскоре девочка опять станет добродушной и веселой,
как всегда.
На следующее утро к Элси, казалось, вернулось
обычное расположение духа. Когда уроки были сдела­
ны, она пришла к матери в гостиную и принесла с со­
бой шитье.
Аделаида только что отбыла домой: мистер Дин­
смор повез ее в экипаже в Розленд.
Роза с Элси остались вдвоем, но вскоре приехал
мистер Травилла и присоединился к дамам. Он при­
нялся беседовать с Розой, а Элси с интересом прислу­
шивалась к их разговору. Речь зашла о гравюрах, и Ро­
за рассказала, что муж недавно приобрел одну неболь­
шую, но необычайно красивую гравюру. Мистер Тра­
вилла ее еще не видел.
—Мне хотелось бы вам ее показать, —сказала Ро­
за. —Элси, милая, будь добра, сбегай в папин кабинет
и принеси мне альбом с его стола. Думаю, гравюра там.
Элси покраснела до корней волос и смешалась.
—Мама, я... Пожалуйста, не проси меня! —запина­
ясь, проговорила она и разрыдалась.
Роза растерялась.
—Да что с тобой, солнышко? —спросила она с тре­
вогой.
—Папа... Папа запретил мне одной заходить в ка­
бинет... Только вместе с ним... можно... —сквозь рыда­
ния выдавила девочка, уронила шитье на колени и
спрятала лицо в ладонях.
—Ничего страшного, доченька. Я и не просила бы
тебя, если б знала, —сказала Роза с сочувствием и лю­
бовью. —Я схожу сама.
И, извинившись перед мистером Травиллой, она
вышла из комнаты.
А он едва ли расслышал Розины извинения: его ох­
ватили жалость и нежность к рыдающей, униженной и
смущенной девочке.
—Мой маленький друг, —сказал Травилла, пересев
поближе к Элси и слегка дотронувшись до локонов на
ее склоненной голове. —Чем я могу тебе помочь? Как
тебя утешить?
—Вы очень добры, —всхлипнула она в ответ. —Но
мне ничем не поможешь.
—Если папа сердится на тебя и чем-то недоволен, я
могу на него повлиять. И с удовольствием это сделаю.
Но я знаю, что он любит тебя крепко-крепко. А пото­
му неважно, что ты сделала! Повинись перед ним, и он
перестанет сердиться и простит тебя.
—Папа на меня уже не сердится, —сказала Элси,
утирая слезы, и открыто посмотрела Травилле в лицо. —
Только... —тут она опять сделалась пунцовой и опус­
тила глаза, из которых ручьем хлынули слезы. - Вы и
представить себе не можете, что я вчера натворила!
Какой я была непослушной!
—Нет, я не могу в это поверить. Просто твой папа...
Травилла не закончил фразы, но Элси догадалась,
что он хотел сказать. Он думает, что отец был с ней
слишком суров. И она решила доказать мистеру Тра­
вилле, что он ошибается, и, хотя ей было мучительно
стыдно признаваться в своем проступке, честно рас­
сказала ему, что случилось.
—Теперь понимаете? Как ужасно, если папочка пе­
рестанет мне доверять, —всхлипывая, закончила она
свой рассказ. —Видите, он вовсе не строг со мной, ми­
стер Травилла. Он мог бы меня высечь, ведь ничего
другого я не заслуживаю!
—Высечь такую послушную и добрую девочку, как
ты! —ужаснулся Травилла. —Да если б он это сделал,
то навсегда лишился бы моего уважения.
Последние слова, однако, он произнес так тихо,
что Элси их не разобрала.
—Я плохая и непослушная, мистер Травилла, —
вздохнула она. —Как я могла ослушаться папу?
—Знаешь, —ласково сказал он, —твои страдания
кажутся мне немного преувеличенными. В конце кон­
цов, ну какое преступление ты совершила? Прочла не­
сколько страниц в запрещенной книге? Я мальчиш­
кой и не такое вытворял, —и ничего, вырос вполне
приличным человеком.
Элси подумала, что мистер Травилла хочет уте­
шить ее и потому старается приуменьшить ее просту­
пок. И она посмотрела на него с благодарностью.
—А теперь, дружочек, давай больше не будем об
этом, —сказал он, ласково пригладив ей волосы. —
Уверен, пройдет немного времени, и твой папа будет
доверять тебе, как и прежде. Я лично целиком тебе до­
веряю и утверждаю: ты —лучшая девочка на свете!
Элси взглянула на Травиллу удивленно и недовер­
чиво.
—Вы очень добры, сэр! Только папа так не думает, а
он-то знает меня, как никто другой, —и по ее щеке
пробежала еще одна слезинка.
—Надеюсь, —задумчиво проронил мистер Травил­
ла, —он не откажется из-за этого отпустить тебя к нам
в Йон, как договорено.
—Я ничего не знала, —воскликнула она. —Я дума­
ла, каникулы закончатся, как только вернется Эннис.
—Да, но мы договорились, что вы захватите с собой
учебники и по утрам будете заниматься. Проверять вас
стану я. А остаток дня мы с матушкой будем вас раз­
влекать. Надеюсь, вам у нас понравится.
—Конечно, понравится! Мне так хочется поехать! —
воскликнула Элси. —Только, наверное, теперь папа
мне не разрешит... Не заслуживаю я этого!
— Не будем отчаиваться, —добродушно заметил
Травилла. —Знаю, мистер Динсмор запрещает тебе
приставать к нему с просьбами, но мне-то он не запре­
тит. Так что если будет нужно, я постараюсь его убе­
дить.
Когда Роза шла в кабинет, ее позвали в детскую, и
она там задержалась, поэтому время для беседы у Элси
с Травиллой было. Но в конце концов миссис Дин­
смор направилась в гостиную. Из холла послышались
ее легкие шаги, потом стало тихо, и собеседники услы­
шали, что Роза с кем-то разговаривает. Они узнали го­
лос мистера Динсмора-старшего.
—Дедушка приехал! Пожалуйста, простите меня,
мистер Травилла. Мне совсем не хочется, чтобы он ви­
дел, что я плакала! —воскликнула Элси и поспешно
убежала. Роза и старший Динсмор вошли через другую
дверь.
А Элси, направлявшаяся в свой будуар, из-за слез
не увидела вернувшегося отца. Она заметила его, лишь
когда он ее обнял.
—Что еще стряслось? —ласково спросил мистер
Динсмор.
В ответ девочка только сильнее разрыдалась.
Они стояли у двери будуара. Отец взял Элси за ру­
ку, провел внутрь, сел на диван и усадил ее к себе на
колени.
—Скажи мне, что тебя гнетет, —попросил он, и по
его голосу она поняла, что у нее нет иного выхода, как
рассказать ему все. Впрочем, она всегда была готова
излить папе все свои горести, рассчитывая на его со­
чувствие.
Она рассказала, о чем попросила ее мама, и как ей
пришлось признаться, что ей запрещено входить в ка­
бинет, и в конце добавила:
—Папочка, пожалуйста, прошу тебя, сними запрет!
Накажи меня как-нибудь по-другому! Пожалуйста,
папочка!
—Как по-другому?
—Не знаю, —ответила она, пряча лицо у него на
плече.
—На неделю посадить тебя на хлеб и воду?
—Нет-нет! Так еще хуже. Тогда все поймут, какая я
плохая. Но... Наверное, будет лучше, если ты меня
высечешь... Никто не узнает, и через несколько минут
все будет кончено.
—Я не стану этого делать, —решительно и взволно­
ванно ответил мистер Динсмор, прижимая дочку к се­
бе и целуя в щеку. —Как такое возможно? Нет. Ты вы­
несешь наказание, которое я тебе назначил. Другого
не будет. И надеюсь, что вскоре я снова смогу тебе до­
верять.
—Папа, давай ты сейчас это сделаешь? —умоляюще
сказала Элси. —И отменишь свой запрет прямо сейчас?
—Нет, не сейчас. И не в ближайшее время.
Она снова горько заплакала.
—Маленькая моя девочка! —сказал он, вытирая ей
слезы и убирая волосы с горячего лобика. —Мне тебя
очень, очень жаль. Но скажи, хватило бы у тебя сил
противиться искушению, которому ты поддалась вче­
ра, если бы оно возникло снова?
—Нет, папа! —ответила Элси, и глаза, которые она
подняла на отца, засветились пониманием. —Значит,
ты поэтому мне запретил?
—Да, дочка. А так у меня нет и тени сомнения, что
ты действительно хочешь всегда меня слушаться, —
неважно, рядом я или нет.
— Папа, спасибо! Спасибо тебе большое! —вос­
кликнула она, обнимая мистера Динсмора, и личико
ее просияло. —Я думала, ты запретил мне, потому что
сомневаешься в том, что я хорошая и послушная. Но
теперь мне совсем не хочется, чтобы ты снял наказа­
ние, потому что... Потому что я не уверена, что смогу
противиться искушению, —смиренно добавила она и
залилась краской.
В тот же вечер мистер Динсмор рассказал Элси о
поездке в Йон, которая должна была состояться на
следующей неделе.
—И ты меня отпустишь после того, что я натвори­
ла, папа? —спросила она с радостным удивлением.
—Разве я когда-либо наказывал тебя за один про­
ступок дважды?
—Нет, сэр!
—Тогда почему ты спрашиваешь?
—Не знаю, папа, просто я... Мне показалось, что я
вовсе не заслуживаю такой радости, —пробормотала
она, опустив голову и покраснев от стыда.
—Про это даже и говорить не стоит, —ласково ска­
зал мистер Динсмор, —все мы получаем множество
радостей, которых вовсе не заслужили.
Подобно горному ручью, что к морю дальнему струится,
К тебе любви моей поток неиссякаемый стремится.

Парк Бенджамин

ета Ландретов и Эннис вернулись в Оакс в по­

Ч недельник, а во вторник все отправились в


Йон, где очень весело провели время.
В первый день в имении был дан большой званый
обед, но в следующие дни других гостей в доме не бы­
ло, и хозяева изо всех сил старались развлечь своих
друзей.
По утрам, пока девочки учили уроки, Роза с Милд­
ред подолгу с удовольствием беседовали с миссис Тра-
виллой. Послеобеденное время, если позволяла пого­
да, все проводили на свежем воздухе: совершали пе­
шие и верховые прогулки, катались в экипаже. Вече­
рами хозяева и гости собирались у камина — вели
оживленные беседы, загадывали загадки, рассказыва­
ли интересные истории, играли в разные игры и музи­
цировали. Время летело незаметно, и когда часовые
стрелки показывали, что девочкам пора ложиться, им
казалось, что часы спешат.
Частенько Эннис и Элси хотелось задержаться в
гостиной, но мистер Динсмор был непреклонен. И де­
вочки, которых, к их огромной их радости, поселили в
одной комнате, желали всем спокойной ночи и от­
правлялись спать.
В субботу они вернулись в Оакс, и с понедельника
все пошло по старому: уроки, игры, прогулки.
Как-то дождливым вечером, когда девочки сидели
в гардеробной Элси и увлеченно мастерили шляпки
для кукольного семейства, Эннис сказала:
—Пока мы с Милли и доктором были в гостях, я
прочитала «Оливера Твиста».
Элси изумленно уставилась на подругу:
—Не может быть! А папа с мамой разрешают тебе
читать такие книги?
—Не знаю, —замялась Эннис. —Я от них вообще ни­
когда не слышала про Оливера Твиста. А тут заглянула в
книжку из любопытства, и так мне стало интересно, что
я не смогла отложить ее, пока не дочитала до конца.
Я вот что подумала: если Милли, Чарли, и кузен Хорас
с Розой эту книгу прочитали, то почему мне нельзя?
—Папа говорит, —медленно ответила Элси, —это
все равно, что спрашивать, почему младенцам нельзя
есть то же, что и взрослым.
—Видимо, он имеет в виду, что у наших мозгов еще
не прорезались зубки, —засмеялась Эннис. —А ты не
мечтаешь поскорее вырасти, чтобы читать взрослые
книги?
—Сама не знаю. Мне очень-очень хочется их про­
читать. Но в то же время мне нравится быть папиной
маленькой девочкой и сидеть у него на коленях.
—Что ж, прочитаешь, когда вырастешь, —заключи­
ла Эннис. — Хочешь, я расскажу тебе, что было в
«Оливере Твисте»?
Предложение звучало заманчиво: Элси ужасно хо­
телось узнать, что случилось в конце концов с Оливе­
ром и другими персонажами, чья судьба ее чрезвычай­
но заинтересовала. С минуту она колебалась, но затем
ответила твердо:
—Нехорошо это, Эннис, милая. Я не могу слушать
эту историю без папиного разрешения, а спросить его
не осмеливаюсь. Но все равно большое тебе спасибо.
—Элси, ты такая хорошая и послушная, что мне ча­
сто становится стыдно за себя, —сказала Эннис, глядя
на подругу с восхищением и любовью.
Личико Элси сделалось пунцовым.
—Нет-нет, Эннис! Никакая я не хорошая! Правда! —
воскликнула она дрожащим голосом и заплакала.
—Знаю-знаю! Ты только притворяешься хорошей! —
рассмеялась Эннис. —Ой, кажется, меня Милли зо­
вет, —и, отложив шитье, выскочила из комнаты.
«Не знаю, должна ли я рассказать Эннис о случив­
шемся, —размышляла Элси, утирая слезы. —Мне так
стыдно... Но иначе получается нечестно: ведь она счи­
тает, что я намного лучше, чем на самом деле».
Тут к ней тихонько постучали. Элси быстро встала и
отворила дверь.
—Мистер Травилла! Рада вас видеть, сэр! —сказала
она, протягивая ему руку.
Он взял ее и галантно поднес к губам.
—Прости, дружочек, что я пожаловал к тебе без
приглашения, —сказал он. —Я стучал в дверь перед­
ней комнаты, но ты не услышала, поэтому я позволил
себе войти.
—Пожалуйста, не извиняйтесь, мистер Травилла, —
ответила девочка. —Думаю, у вас столько же прав,
сколько и у папы. Не желаете ли присесть?
—Спасибо, дорогая, —ответил он, принимая ее
приглашение. —А теперь, если ты будешь так милос­
тива ко мне и позволишь мне, подобно твоему отцу,
усадить тебя к себе на колени, ты очень меня обя­
жешь.
—Боюсь, я становлюсь слишком большой и тяже­
лой, сэр, —ответила Элси, усаживаясь на колени Тра­
виллы.
—Нет, нисколько. Хотел бы я быть на месте твоего
отца и сидеть тут с тобой каждый день.
—Мистер Травилла, я считала, вы будете думать обо
мне плохо и совсем меня разлюбите после того, как уз­
нали, какая я на самом деле дурная, —пробормотала
она, опустив голову.
—Дорогая моя девочка, —сказал он и погладил ее
по волосам, —я вовсе не стал думать о тебе хуже. На­
против, ты так горевала об этом незначительном про­
ступке, так искренне раскаивалась, что, если бы такое
было возможно, мое уважение к тебе выросло бы еще
больше. Но больше, по-моему, некуда —ведь я и так
всегда считал тебя совершенством!
Элси помотала головой и покраснела.
—Не надо, сэр! Я чувствую себя притворщицей! Вот
и Эннис думает, как вы, а ведь я...
Она замялась, и ее невинное личико исказилось от
тревоги.
—Что стряслось, дитя мое? —спросил Травилла. —
Чем я могу помочь?
—Я как раз думала, нужно ли рассказать Эннис о
том, как гадко я поступила...
—Знаешь, я считаю, тебе вовсе не обязательно это
делать, —ответил он. —Может, даже лучше ничего ей
не говорить.
Элси вздохнула с облегчением.
А Травилла, доставая что-то из кармана, восклик­
нул:
—Я и забыл, зачем к тебе шел! Вот книжка, кото­
рая, думаю, тебе понравится. Мистер Динсмор дал
разрешение. Я у него спросил. Проявил предусмотри­
тельность, —засмеялся Травилла.
Элси приняла подарок со словами благодарности, и
глаза ее засияли от восторга. Так что ее добрый друг
был с лихвой вознагражден за свою заботу.
Вскоре вернулась Эннис, мистер Травилла немного
с ней побеседовал и оставил девочек читать книгу вме­
сте.
Мистер Динсмор по-прежнему не снял запрет, и
Элси остро это переживала. Однако она неукосни­
тельно исполняла требование отца и никому не жало­
валась —ни ему, ни остальным.
Однажды утром они с Эннис вернулись с прогулки
по парку. Эннис ушла в дом, а Элси осталась на веран­
де, чтобы поиграть со своим любимым псом.
Оглянувшись на перестук лошадиных копыт, она
увидела, как к дому верхом подъехал доктор Ландрет и
остановился у крыльца. День был холодный, и никого
из слуг поблизости не оказалось, хотя обыкновенно
кто-то всегда стоял у входа в дом. Так что доктор ок­
ликнул Элси.
—Элси, милая, мне пришлось вернуться с полпути
за записной книжкой. Я думаю, что забыл ее на столе в
кабинете Хораса. Ты за ней не сбегаешь?
Элси почувствовала, как запылали ее щеки. Что де­
лать? Папы, скорее всего, нет дома. Неужели придется
объяснять доктору, почему она не может войти в от­
цовский кабинет, когда того нет? Ни за что! Она по­
просит кого-нибудь из слуг. Конечно, так гораздо
дольше, чем сходить самой. Доктор, кажется, спешит
и, возможно, будет недоволен задержкой, но делать
нечего. Она не посмеет ослушаться отца. Все эти мыс­
ли пронеслись в ее голове за одно мгновение.
—Я постараюсь принести ее как можно быстрее, —
и Элси поспешила в дом.
Она легонько постучала в дверь кабинета, затем
приоткрыла дверь и просунула голову внутрь. А вдруг
отец все-таки там?
И —о, радость! —он был там: сидел у камина и читал
утреннюю газету. Подняв глаза на дочку, он сказал ра­
душно:
—Я здесь. Входи, моя хорошая.
—Доктор послал меня за своей записной книжкой,
папа, —сказала она, ища ее взглядом.
—Да, она у меня на столе.
—Я сбегаю, отдам ему, а потом можно мне вернуть­
ся сюда, папа? —спросила она, взяв книжку со стола и
повернувшись к выходу.
—Конечно, ты здесь всегда желанная гостья. Папе
нравится, когда ты рядом.
Глаза у Элси засияли от радости. Когда девочка вру­
чила доктору записную книжку, он подумал, что ни­
когда в жизни не видел такого лучезарного лица.
—Большое спасибо, моя дорогая, —сказал он, улы­
баясь и с поклоном приподнимая шляпу, развернул
лошадь и галопом поскакал прочь.
Элси немного постояла на крыльце, глядя вслед
мистеру Ландрету, и поспешила к отцу.
Он приветствовал ее возвращение улыбкой, полной
отцовской гордости и любви.
—Снимай плащ и шляпку, —сказал он, —а потом
позвони слуге, чтобы забрал одежду.
Элси так и сделала. Потом подошла к отцу и встала
рядом, обвив его рукой за шею и прижавшись щекой к
его щеке.
—Папочка мой! Любимый, родной папочка! —неж­
но прошептала она.
—Драгоценная моя дочка! —ответил он и, отложив
в сторону бумаги, усадил Элси к себе на колени. —
Когда ты в первый раз заглянула сюда сегодня, мне
показалось, ты чем-то огорчена. Что стряслось, ми­
лая? Ты можешь все рассказать папе.
—Я боялась, что тебя нет в кабинете. И тогда я не
смогла бы выполнить просьбу доктора, и мне при­
шлось объяснить ему, почему. А я не хочу, чтоб он уз­
нал. Знаешь, папа, я все время боюсь, что люди узнают
про мой гадкий поступок и... И про наказание, —ска­
зала она, покраснев и низко опустив голову. На лице
ее вновь появилась тревога.
Мистер Динсмор ответил не сразу. Некоторое вре­
мя он сидел молча и гладил дочь по головке, потом за­
говорил:
—Моя девочка, —сказал он негромко, —думаю, те­
перь я могу полностью доверять тебе. Я снимаю за­
прет. Отныне ты сможешь заходить сюда в любое вре­
мя, когда только захочешь.
—Папочка, спасибо тебе! Огромное тебе спасибо! —
с радостным смехом воскликнула Элси и покрыла его
лицо поцелуями.
—Ты очень меня любишь? —спросил он.
—Да! Так люблю, что никакими словами не опи­
сать! Всегда любила и буду любить. Никогда и никого
я не полюблю так, как тебя!
—А если я вновь стану таким же холодным и суро­
вым с моей дочкой, как в былые времена? —спросил
он, прижимая ее к себе, и голос его задрожал от боли и
раскаяния.
—Я все равно буду любить тебя, папа, —ответила
девочка, еще крепче обнимая мистера Динсмора и го­
рячо его целуя. —Только лучше ты, пожалуйста, боль­
ше таким не становись! Если ты перестанешь меня ба­
ловать, запретишь сидеть с тобой здесь и никогда
больше меня не поцелуешь и не обнимешь, сердце мое
разорвется!
—Не бойся, родная, —с чувством ответил мистер
Динсмор. —Я и сам вряд ли переживу разлуку с тобой.
Мне не обойтись без этих радостных минут.
\.

Дворцы и замки я видал, роскошные палаты,


Но лучше места не встречал, чем дом мой небогатый.

Джон Говард Пейн

има быстро шла на убыль. Обитатели Оакса, ко­


торые каждый день старались наполнить полез­
ными занятиями и тихими радостями, не успели
даже оглянуться, как уже пролетели зимние месяцы.
Скучно им не было никогда, и время текло незаметно.
Ничего необычного и примечательного в январе и
феврале не случилось. Милдред и Эннис переписыва­
лись с матерью и сестрами и всякий раз, получив
письмо из Плезант Плейнз, тосковали по дому. Но
грусть эта быстро проходила, и сестры вновь станови­
лись веселы и беззаботны.
Однако когда наступила настоящая весна, и гостьи
узнали, что апрельское солнце и весенние ливни раз­
будили деревья в лесах и цветы в садах даже у них, на
далеком Севере, они засобирались домой. И Милдред,
и Эннис крепко привязались к Динсморам. В глубине
души сестры печалились, что придется расстаться с
добрыми родственниками, которые развлекали их, не
жалея времени и сил. Но им очень хотелось домой, к
маме. Конечно, соскучились они по всем домашним,
но особенно им не хватало матери.
Доктор Ландрет с блеском завершил все дела, тре­
бовавшие его присутствия на Юге, и уже ничто не пре­
пятствовало отъезду, который и был назначен на бли­
жайшее время.
Как-то солнечным утром к доктору с женой, как
раз обсуждавшим сборы домой, пришла Эннис.
Милдред, как никогда сияющая и счастливая, кача­
ла на коленях Перси и, целуя малыша, приговаривала:
—Скоро-скоро мы увидим дедушку с бабушкой!
Да-да-да, мой светик!
—Милли, неужели мы и вправду скоро поедем до­
мой?! —громко вопросила Эннис.
—Да. Чарли сказал —на следующей неделе.
—Если вы, дамы, успеете к тому времени собрать­
ся, —улыбнулся доктор.
—Да я через час буду готова, если вы с Милли собе­
ретесь! —воскликнула Эннис. —Какая радость! Я в
восторге! Побегу расскажу Элси.
—Думаешь, она тоже обрадуется? —шутливо спро­
сил доктор.
Эннис замерла на месте и сразу погрустнела:
—Я и не подумала! Как жаль —придется расстаться
с Элси! Интересно, разрешит ли кузен Хорас взять ее к
нам на летние каникулы?
—Попробуй, Эннис. Попытка не пытка, —сказал
доктор, притворяясь серьезным. —Только я советую
тебе пригласить и его тоже. А еще лучше —всю их
семью. Вот тогда, возможно, у тебя и получится.
—Было бы прекрасно, если б все они смогли по­
ехать с нами! —сказала Милдред.
—Мне тоже этого хочется, милая. Но я знаю, что
сейчас Динсмор не может себе позволить уехать с
плантации.
—Тогда зачем ты мне посоветовал его пригласить? —
возмутилась Эннис.
—Видишь ли, мне кажется, что он скорее согласит­
ся подарить тебе все свое состояние, чем позволит нам
увезти его дорогую дочку.
—Братец Чарли! Но ведь папа с мамой отпустили
меня далеко и надолго, разве нет?
—Правда, об этом я не подумал! —засмеялся док­
тор. —Что ж, спроси мистера Динсмора. Но если он
тебе откажет, прими во внимание, что у него всего
лишь одна дочь, а у твоих родителей детей много.
—Пойду и спрошу прямо сейчас! —решительно за­
явила Эннис. —Только я и вправду приглашу всех. Хо­
рошо, Милли? —спросила девочка, оглядываясь с по­
рога.
—Да. И скажи, что для нас с матерью и для всех ос­
тальных в доме их приезд будет величайшим удоволь­
ствием.
Эннис вприпрыжку сбежала вниз по широкой лест­
нице в просторный холл. И услышала радостный дет­
ский смех и веселые голоса, доносившиеся с веранды.
Было тепло. Ветерок нес с собой цветочные арома­
ты. Окна и двери в доме были открыты настежь, и, на­
ходясь внутри, можно было свободно любоваться ве­
сенней зеленью и цветами в парке.
На веранде, с которой открывался прекрасный вид,
собралось все семейство Динсморов. Они любовались
природой и дышали свежим, бодрящим воздухом. Ту-
да-то и направилась Эннис. Мистер и миссис Дин­
смор сидели рядом, маленький Хорас резвился на ко­
ленях у отца, а Элси возилась и болтала с братиком.
Она весело смеялась, и малыш, глядя на нее, тоже хо­
хотал. Родители смотрели на детей, счастливые и до­
вольные.
—Эннис! Иди сюда, присоединяйся! —позвал мис­
тер Динсмор, заметив девочку.
—Спасибо, кузен Хорас, —и она подбежала, горя от
нетерпения. —У меня для вас новости.
—Вот как! Ну что ж, говори!
Элси прервала игру, повернулась к подруге и замер­
ла, прислушиваясь.
—Кузен Хорас, дело в том, что на следующей неде­
ле мы уезжаем домой и приглашаем всех вас с нами! —
и Эннис передала то, что велела сказать Милдред.
Пока Эннис говорила, лицо Элси менялось. При
известии о скорой разлуке оно стало очень печаль­
ным. Но когда речь зашла о совместной поездке на
Север, личико Элси просияло от удовольствия.
—Папа, можно? —умоляюще спросила она.
—Нет, дочка, я сейчас не могу уехать из дома. Но
мы все благодарим тебя и Милдред за приглашение, —
добавил он, обращаясь к Эннис. —И нам очень жаль,
что вы должны от нас уехать.
—Да, Эннис! Что же я буду без тебя делать? —со
слезами воскликнула Элси.
—Кузен Хорас, я очень хочу, чтобы вы поехали с на­
ми, —сказала Эннис. —Но если вы не можете, то по­
жалуйста, отпустите Розу, малыша Хораса и Элси!
—Моя дорогая, —сказал он, повернувшись к супру­
ге, —не желаешь ли доехать вместе с Ландретами до
Филадельфии? Твоя матушка ждет не дождется, когда
ты ее навестишь и привезешь внука, —сказал он, с
улыбкой взглянув на сынишку. —А это прекрасная
возможность!
—Я надеялась, что вместе с нами поедешь ты, —от­
ветила Роза нерешительно.
—Если хочешь побыть в отчем доме подольше, по­
езжай без меня, —ответил он с улыбкой. —А я приеду
через несколько недель, немного погощу и заберу вас
домой.
—Я должна подумать, —сказала Роза. —А как же
Элси? Ты отпустишь ее со мной?
—Разрешите ей поехать к нам? —вставила Эннис.
—Я полагаю, что могу позволить Элси принять ре­
шение самостоятельно, —сказал мистер Динсмор.
—Уехать от тебя, папочка! Так далеко и так надол­
го! —воскликнула Элси, кинувшись к отцу на шею и
крепко его обнимая. —Нет-нет-нет! Ни за что на свете!
Разве что ты меня заставишь!
— Заставлю? — переспросил он, прижимая ее к
сердцу с тихим счастливым смехом. —Зачем? Родите­
ли моей жены имеют право требовать, чтобы она при­
ехала к ним с внуком, —добавил он, с любовью взгля­
нув на Розу. —Но ты, дочка, принадлежишь только
мне и останешься со мной.
Элси радостно засмеялась, еще раз обняла и поце­
ловала отца, а затем повернулась к Эннис и, заключив
подругу в объятия, сказала дрогнувшим голосом:
—Эннис, милая! —и глаза ее наполнились слеза­
ми. —Как же я без тебя?
—Лучше думайте о следующей встрече и о том, как
весело вам будет вместе, - добродушно посоветовал
мистер Динсмор. —А теперь переоденьтесь в амазон­
ки, и мы прокатимся верхом. Я уже велел седлать ло­
шадок, их скоро подадут.
Обеим девочкам очень нравилось кататься верхом,
и на заплаканных личиках невольно расцвели улыбки.
Они поспешили в дом переодеться.
В те несколько дней, что оставались до отъезда, ми­
стер Динсмор, не жалея сил, постоянно старался за­
нять девочек чем-нибудь интересным. И ему это уда­
лось, так что у подружек просто не осталось времени
печалиться понапрасну.
Роза размышляла недолго: она решила не упускать
прекрасную возможность погостить у родителей. Так
что молодые мамы готовились к путешествию, с гор­
достью предвкушая, как будут показывать своих маль­
чиков дедушке с бабушкой, а также дядьям и теткам.
—Дома, наверное, Перси и не узнают. Он так вырос
и многому научился! —сказала Милдред мужу.
—Действительно многому! Но вряд ли его примут
за другого ребенка, —ответил доктор, с гордостью пе­
реводя полный любви взгляд с жены на сына. —У него
твои глаза. И улыбка твоя.
Наконец настал день отъезда. Все было готово к пу­
тешествию.
Мистер Динсмор с Элси проводили родных на го­
родской вокзал, посадили их в поезд и попрощались.
—Папа! —сказала Элси, всю дорогу домой рыдав­
шая на отцовской груди. — Расставаться — это так
ужасно! Особенно расставаться с тем, кого любишь и
кого увидишь снова совсем-совсем не скоро!
—Да, моя золотая. Я и сам так думаю. И знаю, что
моей девочке, у которой такое нежное, любящее сер­
дечко, расставаться с друзьями особенно тяжело, —ла­
сково утешил ее мистер Динсмор.
—Как нехорошо, папочка! Я думаю только о себе! —
воскликнула Элси, подняв голову и заметив, какое
грустное лицо у отца. —Как могла я забыть, что и тебе,
должно быть, очень тяжело: ведь мама с братиком то­
же уехали!
—Доченька, забывать о других —не в твоем харак­
тере. Я это знаю. Я буду скучать без жены и сына, но
недели,-проведенные вдали друг от друга, не будут для
меня такими долгими, какими они кажутся в твоем
возрасте. А вообще давай лучше думать о том, как все
мы обрадуемся будущей встрече. К тому же мы-то с то­
бой вместе! —и отец ободряюще улыбнулся дочке. —
Может, это поможет нам радоваться жизни?
—Да! Милый, милый папочка! Мне гораздо тяже­
лее расстаться с тобой, чем со всеми остальными!
Больше не стану плакать! —решительно объявила Эл­
си, вытерла слезы и улыбнулась мистеру Динсмору, с
любовью глядя в его добрые глаза.
Она сдержала обещание и изо всех сил старалась
быть веселой, целовала своего папочку и радостно ще­
бетала, чтобы отвлечь его от грустных мыслей.
А он с удовольствием ей вторил и, когда они подъе­
хали к дому, оба весело смеялись и шутили.
Но как только Элси переступила порог дома, губки
ее скривились и голос задрожал.
—Папа! Как тут пусто! А уж у себя в комнате мне
станет совсем одиноко: Эннис уехала, и тебя рядом не
будет...
—Тогда придется тебе все время проводить со мной.
—А можно? —спросила девочка, с восторгом загля­
дывая отцу в глаза.
—Сколько хочешь. С утра, как только оденешься, и
до вечера, пока не настанет время ложиться спать.
А если ты будешь успевать делать уроки, пока я дома, я
стану брать тебя с собой, когда куда-нибудь еду.
—Как замечательно, папочка! —воскликнула Элси
и, радостно захлопав в ладоши, закружилась по ком­
нате.
—Да, —сказал мистер Динсмор, усаживаясь и взяв
дочку на руки, чтобы ее приласкать. —Думаю, нам бу­
дет очень хорошо друг с другом. Ведь в прежние вре­
мена так оно и было. Не правда ли, мое сердечко?
—Правда, папа! Когда мы только поселились в этом
доме, у меня был только ты, а у тебя только я. Давай на
чуть-чуть представим, что мы снова очутились в про­
шлом. Давай? Для разнообразия!
—Я совсем не против разнообразия. Если хочешь,
представляй себе на здоровье, —ответил мистер Дин­
смор, весело глядя на дочь.
Примечания
Глава 1 11Евр 4:14,15
1Притч 18:23
2Лк 18:24 Глава 17
3Еф 6:10 1Иак 1:4
42 Кор 12:9 2Еккл 7:8
3Еккл 7:7
Глава 2 4Деян 16:36
1Втор 33:25 5Деян 16:37
2Иак 4:6
Глава 19
Глава 3 1Числ 6:24-26
1Числ 6:24, 25
2Мф 25:40 Глава 21
3Мф 6:32 'ИнЗ:16

Глава 8 Глава 22
'Л к 12:15 1Мф 28:20
2 Пс 120:4 2Евр 13:5
3Ис 46:4
Глава 11 4Пс 47:15
1Притч 23:5 5Ис 43:1,2
2Мал 3:16,17 6Ис 43:5
7Флп 4:6
Глава 12 8Мф 6:25
1 Рим 3:10 9Мф 6:33
2Еккл 7:20 101 Тим 4:8
3Еф 5:1 11Притч 23:26
4Пс 18:11 12Мф 11:28
5Рим 8:34 13Мф 17:17
6Евр 7:24, 25 14Откр 22:17
7Рим 10:9 151 Петр 5:7
8Деян 13:29-37 16Рим 12:11
91 Кор 15:3-8 17Рим 12:12
10Деян 7:55, 56 18Ин 13:34

219
191 Петр 3:8 40Ин 5:24
20Флп 2:3 41Евр 12:2
21Иак 1:4 42Еф 5:1
22Кол 3:2 43Мф 12:50
23Евр 13:5 44Еф 1:4, 5
24Евр 13:2 45Евр 10:9
251 Петр 4:9 461 Фес 4:3
26Гал 6:10 47Ин 6:39,40
27Еф 6:1,2 482 Петр 3:9
281 Тим 6:12 49Иез 18:31, 32
29Евр 12:1
301 Фес 5:18 Глава 23
31Ин 14:1 11 Кор 10:31
32Гал 6:2 2Еф 6:1
33Рим 12:15 31 Ин 2:1,2
34Ис 40:1 4Ис 43:25
35Рим 12:17 51 Ин 1:9
36Гал 6:5
37Ин 14:15 Глава 24
38Ин 14:21 1Ин 14:15
391 Ин 4:19

220
МАРТА ФИНЛИ

МИЛДРЕД: ЗИМА В ОАКСЕ

Редактор: Г. Раевская
Компьютерная верстка: О. Воскресенская
Дизайн обложки: П. Ожгибесов
Корректор: О. Степанова
Перевод: Н. Будина

Лицензия ЛР № 030464 от 23 декабря 1997 г. Подписано в печать


17.07.2013 г. Формат 84x108 1/32. Печать офсетная. Уел. печ. л. 7.
Тираж 2000 экз. Изд. М> 2195. Заказ N° B3K-03735-13.

МРО ЕХ ХМ ♦Триада». 101000, Россия, Москва, а/я 371, тел. (495)


964-85-89, email: info@triad.ru, www.triad.ru

Отпечатано в ОАО «Первая Образцовая типография»,


филиал «Дом печати — ВЯТКА» в полном соответствии
с качеством предоставленных материалов.
610033, г. Киров, ул. Московская, 122.
Факс: (8332) 53-53-80,62-10-36
http://www.gipp.kirov.ru; e-mail: order@gipp.kirov.ru
Милдред:
зима в Оаксе
Милдред счастлива. Она теперь жена Чарли Ландрета
и гордая мать малыша Перси. Молодая семья не стеснена
в средствах, так как за годы странствий Чарли заработал
немалое состояние, а в Плезант Плейнз открыл врачебную
практику. И вот по приглашению Хораса Динсмора молодая
семья вместе с младшей сестренкой Милдред Эннис отправ­
ляется на юг, в поместье Оакс, чтобы провести там несколько
зимних месяцев. Героев ждут новые приключения, встреча
с Элси и всем семейством Динсморов.

Марта Финли (1828-1909) известна


российским читателям как автор серии
книг о Элси Динсмор. Но у нее была
и вторая любимая героиня — Милдред
Кит, которой посвящено семь романов
писательницы. Марта Финли прожила
тихую жизнь и похоронена на маленьком
кладбище недалеко от своего дома,
который все еще стоит в г. Элктон (штат
Мэриленд, США). Зато ее книги — живое
свидетельство о динамичном времени,
в которое жила ее героиня.

www.triad.ru

□ и п