Вы находитесь на странице: 1из 273

на Диком Западе

М арта Финли

М илдред
н а Д и колл Запале

Триада
М осква, 2012
MARTHA F IN L E Y « M ILD R E D KEITH »

У Д К 82-312.2
В Б К 86.37

Ф 59 Финли, М.
Милдред на Д иком Западе.: Пер. с англ. / Марта Ф и н л и — М. :
Триада, 2012. - 272 с. - IS B N 978-5-86181- 491-1 (в нср.)
Милдред К и т — очень молодая особа, но она обладает желез­
ной волей, решительностью и высоким и нрапсгпенными принци­
пами, которые готова отстаивать в любой ситуации. И вот девушке
с таким характером приходится пуститься в дальний путь: с обж и­
того вос тока североамериканского континента Милдред с родите­
лям и, многочисленными младшими братьями и сестрами едет на
Д ики й Запад. Не ожидают новые знакомства, опасности, дорога
через девственные просторы, плавание на паруснике по Великим
озерам, встречи с непокоренными индейскими племенами.
Л когда путешествие ткаи чи вае тся - трудности налаживания
быта и любовь... Встретит л и Милли именно того, кого сможет л ю ­
бить, пока «смерть не разлучит их»? Или же смерть подберется к
влюбленным до срока? Эла динамичная и увлекательная история
никого не оставит равнодушным.

Б Б К 86.37

© Перевод на русский язы к, оформление


М Р О Е Х Х М «Триада», 2012

Редактор: Г. Раевская
Компью терная верстка: О. Воскресенская
Д изайн обложки: П. Ожгибесов
Корректор: О. Степанова
Перевод: Л . Сумм

Лицензия J1P № 030464 от 23 декабря 1997 г. Подписано в печать


30.10.2012 г. Ф ор м ат 84x108 1/32. П ечать офсетная. Уел. печ.л.8,5.
Тираж 2000 экз. Изд. № 2192. Заказ № 6667.

М Р О Е Х Х М «Триада». 101000, Россия, М о сква, а/я 371, гел. (495)


964-85-89, email: in1o@>lriad.ru, www.triad.ru

Отпечатано в ОАО «Первая Образцовая типография»,


филиал «Дом печати — В Я Т К А » в полном соответствии
с качеством предоставленных материалов
610033, г. Киров, ул. Московская, 122
Факс: (8332) 53-53-80, 62-10-36
http://www.gipp.kirov.ru; e-mail: order@>gipp.kirov.ru
ВСТУПЛЕНИЕ:
Бытописательница Марта Финли
и ее героини

Марта Ф и н л и , американская писательница, созда­


тельница Элси Д инсм ор и Милдред Кит, прожила
столь тихую и, казалось бы, неприметную жизнь, что
от ее биографов потребовались огромнейшие усилия,
чтобы хоть что-то о ней разузнать. Но жила она в
очень яркий для своей родины — С Ш А — период и в
силу своего образования, воспитания и религиозных
взглядов занимала чрезвычайно активную жизненную
позицию, мгновенно откликаясь на все события. К о ­
лонизация западных земель, набирающая темп инду­
стриализация на севере страны, потоки иммигрантов
из Европы, напряженные отношения между северны­
ми и ю ж ны м и ш татами, необходимость определить
собственное отнош ение к рабству, кровавая брато­
убийственная гражданская война, последующее при­
мирение и восстановление экономики — все отрази­
лось в ее книгах.
Марта Ф и н л и писала обо всем происходившем во­
круг. И все происходившее вокруг воспринимала очень
личностно, считая, что христианская вера — вера не
воскресная, а повседневная, а потому каждое событие
должно бы ть переосмыслено в ее свете. Должны быть
приняты решения о том, как жить, как строить отно­
шения с ближними в меняющихся условиях. И выхо­
дит, что уникальность книг М арты Ф и н л и состоит в
том, что они позволяют нам взглянуть на мир тех дней
глазами современницы событий, пытливо ищущей им
объяснения. Причем ее взгляд — не взгляд политика,
морализатора или историка. Э то взгляд неглупой, не­
плохо образованной для того времени, очень практич­
ной ж енщ ины , перед которой стоит вопрос: как посту­
пать, как относиться к происходящему. Э то взгляд не
стороннего наблюдателя, а живого участника. В ее
описаниях — ты сячи интереснейших мелочей быта, да­
герротипы мира, который вот-вог уйдет в небытие под
напором индустриальной революции. Естественно,
книги Ф и н л и отражают мнения людей ее круга, но тем
интереснее: перед нами — срез определенной части об­
щества С Ш А второй половины X I X века. А потому да­
вайте посмотрим, из какой семьи вы ш ла Марта
Ф и н л и . Тем более, что семилогия о Милдред К и т в
высшей степени автобиографична.

Марта Ф и н л и родилась в городке Чи лли кот (ш тат


Огайо) 26 апреля 1828 года. Ее отец, доктор Д ж ейм с
Браун Ф и н л и , женился на своей кузине Марии Терезе.
О т этого брака и родилась Марта. Но мать умерла до­
вольно рано и отец женился снова. Марта росла в боль­
шой семье — родители, пять сестер и два брата. У отца
Марты были шотландские и ирландские корни, и, что
совершенно закономерно, он был верным прихожани­
ном и впоследствии служителем Пресвитерианской
церкви, традиционно имевшей значительное влияние
в Шотландии. А еще Ф и н л и были больш ими патриота­
ми свой молодой страны. Дедушка М арты — Самуэль
Ф и н л и — принимал участие в войне за независимость,
был другом первого президента С Ш А Джорджа Ва­
шингтона. А ее двоюродный дед был президентом
Принстонской богословской семинарии в Нью-Джер-
си, на базе которой впоследствии возник знаменитый
Принстон — Принстонский университет. ( В тот период
светское образование в С Ш А вообще не существовало
в отрыве от образования духовного, и все старые пре­
стижные американские университеты изначально воз­
никли именно как духовные семинарии с расширен­
ным преподаванием научных дисциплин.)
В середине 30-х годов Марта Ф и н л и , как и ее геро­
иня Милдред, переехала вместе с родителями в штат
Индиана. Только городок, в котором они поселились,
назывался Саут Бенд. К а к раз шел период активного
освоения Западных земель. Непосредственной угрозы
со стороны индейских племен уже не было, но пересе­
ленцы будто бы проваливались во времени на два де­
сятка лет: плодов цивилизации, уже п ривы чн ы х на
востоке, в приграничных городках не было. В них не
возникло еще сословных делений общества. Приходи­
лось самим строить дома, вести натуральное хозяй­
ство, забыв о городских развлечениях и удобствах. Так
что все, описанное Мартой Ф и н л и в первой книге про
Милдред Кит, было лично пережито автором. В том
числе и ужасная эпидемия малярии. От малярии силь­
но страдали как северные, так и ю жные штаты С Ш А .
Но на севере уже в начале X X века с болезнью удалось
справиться путем осуш ения части земель, более б ы ­
строго и эффективного лечения заболевших.
Образование М арта Ф и н л и получала домашнее —
занималась с учителями, и ли ш ь год провела в школе-
интернате в Филадельф ии. В 1851 году ее отец умер.
М арта стала зарабатывать на ж и зн ь учительством .
Преподавала в Индиане. С обственно, в те времена,
когда работающих ж енщ ин было очень мало, работа
учительницы была самой подходящей для ж енщ ины
круга Марты.
Потом начались годы переездов. Н ью -Й орк — здесь
Марта живет со своей сестрой: преподает и начинает
писать истории для воскресной школы. Ф ен и ксви лл
(П ен си л ьван и я) — Марта присоединяется к своей вдо­
вой мачехе, преподает в частной школе и пиш ет рас­
сказы , которые начинает публиковать издательство,
принадлежащее П ресвитерианской церкви. Перед
Гражданской войной в 1860 году ш колу закрывают.
Ф илад ельф ия — М арта Ф и н л и перебирается в этот
штат, снова пытается писать. Некоторые из ее расска­
зов публикуют, но с первым романом молодая писа­
тельница терпит неудачу.
И вот, наконец, знаменательный в ее жизни 1876 год.
Нью -Йоркское издательство принимает роман Ф и н л и
о девочке-сиротке Э лси Динсмор. И... оглушительный
успех. Есть у биографов и другая версия появления на
свет маленькой героини романа: во время Граждан­
ской войны у М арты Ф и н л и началась серьезная бо­
лезнь спины. Ей приш лось провести немало времени
в постели, и она писала. В любом случае, на создание
первой книги об Э л си уш ло три с половиной года.
Роман становится бестселлером.
Произошедшее дальше иначе как мечтой писателя
не назовешь. В 1876 году на свои писательские гонора­
ры Марта Ф и н л и покупает дом в городе Э лкто н (ш тат
Мэриленд), где до конца своей жизни пишет, пишет и
пишет. И ее печатают, печатаю т и печатают.
Суммарный тираж книг Ф и н л и на английском язы ке
составил пять миллионов экземпляров. Правда, здесь
мы учли как прижизненные, так и посмертные изда­
ния. В Элктоне были написаны двадцать восемь книг
об Э л си Д инсм ор, ее детях и внуках, семь кни г о
Милдред К и т и еще несчетное множество рассказов.
В 1909 году Марта Ф и н л и умерла в том же самом Элк-
тоне и была похоронена на маленьком кладбище, не­
подалеку от своего дома, который все еще существует.
С коль скудны сведения о ее жизни! Зато о жизни ее
любимой героини Элси Динсмор мы знаем все. В X I X
веке — как, впрочем, и в ХХ-м — серия пользовалась
огромной популярностью. Кн и ги серии издаются и по
сей день. Сущ ествую т целые тома, посвящ енные ана­
лизу жизни Элси , как, например, труд Д ж энет Браун
«Сага об Э лси Динсмор: чувства и разум в X I X веке»,
книга Руфи С укоу «Элси Динсмор: ш кола совершен­
ства», брошюра Пола Хардмана «Элси Динсмор и вос­
питание детей в ви кто р иан скую эпоху». Э л си Д и н ­
смор — девочка-девушка-женщина-ангел, которая все
и всегда делает правильно. Она была идеалом, приме­
ром для подражания для девочек, девушек и женщ ин
на протяжении почти полутора столетий.
Зато Милдред Кит, кузина Элси, ставш ая героиней
ли ш ь семи романов, натура более живая. В ней больше
независимости, в ней искрится ж изнь, из нее — в отли­
чие от Элси — нелегко вы ж ать слезу. В книгах, посвя­
щ енных Милдред, видимо, о п и сы ваю тся не только
некоторые подробности биографии М арты Ф и н л и , но
и внутренняя духовная борьба автора. На примере
Милли видно, как труден путь к правильным поступ­
кам, мудрым словам, к настоящ ей лю бви и верной
дружбе. Видно, как тяжела скорбь и как сильна боль
утраты. Элси ум иляеш ься, а Милдред — сопережива­
ешь. Э лси восхищ аеш ься, с Милдред празднуешь ее
победы. В непогрешимости Элси читатель твердо уве­
рен, а за Милдред — болеет всем сердцем: как же хо­
чется, чтобы она поступила правильно, сделала вер­
ный выбор! Недаром книги о Милдред давались М ар­
те Ф и н л и труднее, чем книги об Элси: первая книга о
Милдред вышла в 1876 году, последняя — в 1884, и —
тиш ина. А вот к судьбе Элси Марта Ф и н л и возвраща­
лась снова и снова. Последний роман об Элси Дин-
сморбы л написан в 1905 году. Через четыре года после
долгой и продолжительной болезни писательницы не
стало. Она навсегда рассталась со своей любимой ге­
роиней.
В чем тайна Милдред К и т ? П очем у о девуш ке со
столь ж ивы м и ярким характером Марта Ф и н л и не
смогла написать так же много романов, как и об Э л си ?
Э то одна из загадок, на которую предстоит ответить
внимательному читателю. Но может быть... Просто,
может быть, в Милдред было так много от самой М ар­
ты Ф и н л и , что опытная и зрелая уже писательница не
сочла возможным придумывать себе иную жизнь, из­
мы ш лять семью и детей, которых не было. Начала, по­
пыталась было, но не смогла... Потому что ж изнь есть
жизнь. И прожить ее нужно именно такой, какой она
тебе дается.
Анна Широчепская

8
ПЕРВОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ
О МИЛДРЕД КИТ,
НАПИСАННОЕ
МАРТОЙ ФИНЛИ
В 1876 ГОДУ
С ней так славно прогуляться,
И приятно поболтать,
Ну а думать рядом с нею —
Неземная благодать!

Джон Саклинг. Пьеса «Бреннорал


ПРЕДИСЛОВИЕ

ать Милдред К и г состоит в родстве с Хора­

М сом Д ине мором*. И стория, которую я рас­


скаж у моим читателям здесь, произошла
примерно на семь лет раньше, чем события первой из
книг, посвящ енных Элси.
О писание путешествия и эпидемии злокачествен­
ной малярии основаны на моих детских впечатлениях.
Воспоминания о малярии до сих пор терзают мою па­
мять, будто страш ный сон. Наша большая семья слег­
ла вся, за исключением старенькой бабушки и млад­
шей сестренки, которой тогда было лет шесть-семь.
И точно так же, как сказано в этой повести, найги по­
мощь было невозможно «ни по лю бви, ни за деньги».

* Ж и з н ь Э л си , дочери Хораса Динсмора, и прочих членов этого


больш ого рода о п исан ы в книгах М арты Ф и н л и « Ю н о с т ь
Эл си », «Элси выходит замуж», «Элси растит детей» и других.
М .: Триада, 2008, 2009, 2011 гг. — Прим. ред.
Мой отец был врачом. Даже когда лихорадка добра­
лась и до него, он еще несколько дней держался на но­
гах и продолжал навещать своих городских и деревен­
ских пациентов. Но однажды он тоже не смог под­
няться с постели. П ом ню , как я лежала в одной с ним
комнате, а соседи приходили к нам, чтобы спросить у
папы совета, как выхаживать близких.
Теперь, я полагаю, та местность стала такой же здо­
ровой, как и любой другой край нашей благословен­
ной страны. П о словам старожилов, с тех пор ничего
подобного той давней эпидемии малярии не было.

Марта Финли
ГЛАВА 1

- -
я**-

Не плачь о том , что в мире все проходит:


Лишь мир без перемен — для слез достойный повод.

*■ Г i *V

Уильям Каллен Брайант . Сонет «Перемены»

есеннее утро 183- года. Ледяное дыхание зимы

В сменилось ровным теплым ветром. Леса покры ­


ли сь легкой зеленой д ы м кой , скво зь которую
еще просвечивали темные ветви. По обочинам дороги
подняли свои прелестные головки фиалки и анемоны.
1оры и долы облачились в зеленые одежды. Запели, за­
плясали, зазвенели ручьи, а больш ая река заструила
свои воды с величественной радостью. В садах расцве­
ли яблони, персики и ви ш ни . П ти ц ы вили гнезда,
муж чины и ж енщ ины трудились в садах и на полях.
И надо всей этой красотой сиял «блеск обм анчивы й
апрельских дней»*.
Небо то прояснялось, и солнце светило тепло и яр ­
ко, то вдруг солнечный ли к заслонялся облачной ву­
алью, и внезапны й ли вен ь прогонял тр уж ен и ко в в
ближайшее укрытие.

* Вильям Ш експир. «Два веронца». Перевод М. Кузм ина.

11
Воздух был наполнен чудесными сельскими звука­
ми — жужжанием насекомых, щебетом пташек, задор­
ным кукареканьем, раздававшимся то совсем рядом,
то вдали — петуш иные крики, доносящ иеся издалека,
казались нежнее и мягче. А улицы опрятного поселка
Лэндсдейл полнились бодрым шумом человеческой
деятельности. Туг продавали и покупали, что-то сно­
сили, а что-то отстраивали. Соседи болтали, стоя на
крылечках или у забора, мальчиш ки свистели и гомо­
нили, окликали приятелей. Кто-то из младших членов
семьи, напевая, спеш ил вы полнить родительское по­
ручение, матери баюкали младенцев.
И з боковой двери солидного кир пичного дома,
стоявшего в глубине сада, где сквозь зеленый бархат
травы пробивались фиалки и уже расцветали лилии и
калина, выскользнула тонкая девичья фигурка.
Лицо девуш ки, отчасти затененное ш ирокими по­
лям и садовой ш л яп ы , свидетельствовало о сильном
характере. Кр асны е полные губы — и нежные, и воле­
вые. Прямой нос, маленький упрям ы й подбородок,
четко очерченные брови. Глаза больш ие, темные, с и ­
яю щ ие, о кай м лен н ы е густыми ресницами. Упругая
кожа и блестящ ие русые волосы так и ды ш ат здоро­
вьем.
Д евуш ка быстро огляделась. Руки ее были плотно
сж аты , как будто от внезапной боли. С м инуту она
взволнованно прохаживалась возле дома, пытаясь со ­
владать с собой, затем свернула на тропу, которая вела
через сад к ограде, отделявшей его от другого сада.
Отворила калитку, и, войдя в нее, снова огляделась,
словно кого-то искала.
Но нигде никого не было, и девуш ка скользнула к
ую тному коттеджу с крылечком, увитым плющом.
О кна гостиной были распахнуты, а за ними хлопо­
тала миниатю рная леди средних лет в коротковатом
платье из пестрой, более пригодной для занавесок тка-
пи, скроенном по ее собственному вкусу Леди вовсю
орудовала щеткой и тряпкой для пыли.
Замети в ю ную посетительницу, леди заговорила с
ней грудным, нежным голосом:
— Заходи, дорогая! Прямо через окно и входи. Я так
рада тебя видеть!
Ф р ан ц узск и е окна доходили до самого пола, так
что отозваться на это приглашение не составляло н и ­
какого труда. Д евуш ка шагнула через окно в комнату и
остановилась, опустив глаза. Губы ее дрожали.
— Д итя мое, что стряслось? — вскричала леди. В ы ­
ронив тряпку и схватив гостью за руку, она подтащила
девуш ку к дивану и заботливо усадила. — Неужели
кто-то заболел?!
— Нет-нет, все, слава Богу, здоровы, тетя, — девуш­
ка проглотила слезы, комом стоявш ие в горле, и про­
должила уже смелее: — Но кое-что все-таки с л у ч и ­
лось, и мама послала меня вам рассказать.
Помните, недавно папа говорил, что нам нужно бу­
дет уехать из Лэндсдейла? Вчера вечером они с мамой
нее обсудили. Д умаю , мама после этого всю ночь не
спала... И сегодня за завтраком папа объявил нам, то
есть детям, что все решено: мы переезжаем в Индиану.
О чень скоро — как только соберемся. Н у вот, теперь я
все рассказала! — и девушка вопреки собственному за­
року не удержалась от слез.
На миг мисс Уэлти Стэнхоп онемела от растерян­
ности. Однако она была из тех, кто при виде людского
горя старается как мож но скорее предложить под­
держку и утешение.
Утратить соседство своих ближ айш их лю би м ы х
родственников было для немолодой леди тяж ки м уда­
ром. М ать этого семейства, М арсия Кит, ее рано о си ­
ротевшая племянница, с детских лет была вверена за­
ботам тетуш ки Уэлти и под ее крылом выросла в до­
брую и заботливую женщину. По сути, М арсия была
ей дочерью, а ее детишки — внуками, которых тетуш ка
Уэлти могла лю бить и баловать, и радоваться им, как
радуются своим внучатам все бабушки. А без них — что
се ждет? Одинокая старость!
Такой была ее первая мысль, но сразу вслед за этим
она подумала, как см ягчи ть горе девуш ки, плачущей
на се плече.
— Полно, полно, моя дорогая! — заговорила она,
тихонько поглаживая руку Милдред. — На новом ме­
сте, я уверена, окажется вовсе не так уж и плохо. В л ю ­
бом положении имеется хорошая сторона, нуж но
только ее увидеть. Тебя ждут новые впечатления, но­
вые знакомства, а в дороге, наверное, и приклю чения.
— Э го правда, тетя. А мне так давно хочется при­
ключений! — призналась Милдред, утирая слезы и п ы ­
таясь улыбнуться в ответ.
— Ты сегодня не в школе?
— Нет, тетуш ка, в ш колу я больше не пойду. Но это
как раз плохо, ведь я мечтаю получить образование.
— Что ж, дорогая моя, вы ведь наверняка возьмете с
собой книги, а мама с папой — они же очень образо­
ванные люди — помогут тебе в занятиях. И кто знает —
возможно, ты даже опередишь своих здешних свер­
стниц. Знан и я, приобретенные вне ш колы , наш ими
собственными усилиями, подчас оказываю тся самым
полезными и прочными.
Лицо девушки просветлело.
— Если у меня ничего не выйдет, то уж точно не из-
за недостатка моих собственных стараний! — восклик­
нула она. Щ еки у нее вспыхнули, глаза засияли.
П оворачиваясь к двери, М илдред добавила:
— Надо бежать домой: мы с мамой примемся за ш и ­
тье, а потом будем собираться. Хорош о, что я уже в ы ­
росла и могу ей помочь, ведь у нас столько малышей,
вы же знаете, тетя Уэлти!
— Ты — поддержка и угешение для мамы, М илли!

16
— Вот только как бы мне стать такой же терпели­
вой, как она! М алы ш и порой выводят меня из себя!
Они такие непослуш ные, от них столько шума и про­
каз. И ной раз рассердят меня так, что я не успеваю
сдержаться: то ш лепну кого-нибудь, то встряхну хоро­
шенько. А если и не пущу в ход руки, так отругаю на
все корки, — сказала Милдред, полусмеясь-полусо-
крушаясь.
Наконец она торопливо распрощалась и побежала
домой, а тетуш ка крикнула ей вслед:
— С каж и маме, что я скоро зайду!
Милдред упорхнула, а мисс Стэнхоп так и осталась
сидеть на том месте, где распрощалась с внучатой пле­
мянницей. Ее обы чно хлопотливые руки были празд­
но сложены на коленях, взгляд задумчиво скользил по
ковру. Наконец она с тяж елы м вздохом подняла голо­
ву и вним ательно осмотрела комнату, с неж н остью
останавливаясь то на одном, то на другом предмете,
каждый из которых был ей дорог.
— Вряд ли за них удастся выручить много денег, —
пробормотала она. — Ковер леж ит тут уже чуть ли не
тридцать лет, цвета его поблекли... А стол и стулья еще
старше. И картины на стене тоже. И подушки для кре­
сел — моя бабуш ка выш ила их еще в молодости, мно­
го, много лет назад...
С этими словами мисс Стэнхоп поднялась и п р ин я­
лась обходить предметы обстановки, поглаживая их
или заботливо встряхивая.
— Бабушка выш ила наволочки по собственному ри­
сунку, сама набила их пером, и для меня они дороже
золота... Для М арсии, думаю, тоже. Но для чужого че­
ловека это л и ш ь старые, вы н ош енн ы е, не имеющие
никакой цены подуш ки. А для меня — сокровищ а.
Я глубоко к ним привязана. Но привязанность к ве­
щам — что она по сравнению с моей лю бовью к М ар ­
сии и детям! В самом деле, какая ерунда!

17
М исс Стэнхоп решительно схватила щетку и тр яп ­
ку, поспеш но завершила уборку и затворила ставни.
Через несколько мгновений она, уже в ш ляпке и ш а­
ли, вышла из ворот своего участка и быстрым шагом
устремилась на торговую улицу поселка.
Вернулась мисс Стэнхоп часа через два уже не та­
кой пружинистой походкой — она была нагружена ка­
ким и -то с вертка м и.
Пройдя мимо собственного коттеджа, она остано­
вилась перед домом Китов.
Увидев тетуш ку Уэлти, Милдред бегом кинулась к
дверям.
— Тетечка, ско л ько у вас свертков! Вам тяж ело ?
Позвольте, я их возьму.
— Возьми, дитя мое, и отнеси маме. Я обошла все
магазины — столько прекрасных обрезков! Не смогла
устоять, все скупила! М алыш ам в самый раз, а на тебя,
боюсь, длины не хватит. Ох, совсем запыхалась, пока
дошла!
— Садитесь, тетя, садитесь, не говорите больше ни­
чего, пока не отдыш итесь, — посоветовала девушка.
Она провела мисс Стэнхоп в уютную гостиную и, поло­
жив многочисленные свертки на стол, поспешила при­
двинуть тете глубокое, с мягкими подушками, кресло.
— Садитесь и дайте мне ш ляпку и шаль!
— Тетушка! Наконец-то вы пришли! А мы-то дума­
ли, где вы задержались! — воскликнула, входя в гости­
ную, красивая, статная, моложавая женщ ина, держав­
шая на руках младенца. — Вы ходили по магазинам?
Надеюсь, под дождь не попали?
— Нет, мне всякий раз удавалось спрятаться, когда
принимался дождь. Так и перебегала от магазина к ма­
газину. Стало быть, вы решили расстаться с Лэндсдей-
лом, М арсия?
— С Лэндсдейлом не так жаль расставаться, тетя,
как с вами! — голос М арсии, обычно бодрый, на по­
следних словах дрогнул, ее ясные глаза затуманились.
— Ну-ну, не переживай, М арсия! С чего ты взяла,
что я останусь тут?
— Тетя Уэлти! Неужто? Вы готовы пойти ради нас
на такую жертву? — вскричала миссис Кит, от радост­
ного изумления чуть не уронив младенца.
— На какую жертву? — поддразнила ее тетя, и пла­
ча, и смеясь. — М арсия, как тебе хорошо известно, я не
могу продать свой дом. Но я нашла, кому его сдать:
свящ енник с женой будут счастливы в нем поселить­
ся, потому что своего жилья у них нет. И уж наверное,
они будут хорошо обращаться с моей мебелью и про­
чим скарбом. Я сдала им дом со всей обстановкой на
год и поеду с вами в Ш тат Верзил*.
— Великое нашествие конских каштанов** на И н ­
диану!
Добрая, преданная своим близким пожилая леди
закончила свои речи уже без слез: она поднялась с
кресла с чисты м, радостным смехом и, протянув руки
навстречу трем малышам, которые как раз вбежали в
комнату, прижала их к себе и расцеловала, спрашивая
каждого из них поименно:
— Ты рад, Сирил? Ты рад, Д он ? А ты, Ф э н ? Вы возь­
мете с собой старую тетуш ку?
М ал ы ш н я дружно завопила от восторга и п р и н я­
лась обним ать и целовать тетуш ку. П о сы п ал и сь во­
просы и ответы, а когда все немного успокоились, и
дети снова отправились играть, С и ри л, закры вая за
собой дверь, заметил:

* «Ш та г Верзил» («Hoosier state») — распространенное прозвище


штата Индиана, о происхождении которого до сих пор идут
споры. — Прим. переводчика.
** « Ш та т Конского Каш тана» («Buckeye State») — прозвище штата
Огайо, а жителей Огайо часто называют «конским и каш тана­
ми». — Прим. переводчика.
— Теперь я больше не буду плакать, даже когда мы
будем ехать, потому что поедут все, кого я люблю!
— Л теперь за дело! — призвала тетя Уэлти, набрасы­
ваясь на свои свертки. — Я помогу тебе, М арсия, под­
готовить наш народец к исходу из страны изобилия в
западную пустыню. Тут наберется на два-три платьиш ­
ка для каждой девочки. Эта ткань поплотнее — для до­
рожных платьев, и, я думаю, надо скроить их с длин­
ным воротом и рукавами стоечкой. Согласна?
М иссис К и т выглядела слегка озадаченной, однако
быстро уловила смы сл сказанного, ибо привыкла к те­
туш киной манере от волнения менять слова местами.
Она засомневалась:
— Не уверена, ведь в таких платьях девочки будут,
словно м аленькие старуш ки. М н е каж ется, деткам
больше идет отложной воротничок и короткие рукава,
они уж привыкли так одеваться. К тому же скоро лето,
погода ожидается теплая.
— Какой дорогой вы поедете?
— Через Огайо — по каналу Эр и, а потом через М и ­
чиган, круж ным путем по озерам.
— На воде будет прохладно.
— Да, верно. Я последую вашему совету, тетя.
— Вот и хорошо: если ручки и ш ейка закрыты, то
дети не простудятся. Да и от солнца детскую кожу на­
до защитить. Если ты возьмешься раскроить юбки, я
примусь за дело прямо сейчас — я с собой и ножницы с
наперстком прихватила.
В ту пору ш вейную маш инку еще не изобрели, и хо­
тя одежду шили более простых ф асонов, чем ныне,
одеть больш ую сем ью К и т о в бы ло делом нелегким:
чтобы подготовить весь гардероб к дальнему путеше­
стви ю , требовалась прилежная работа трех-четырех
пар женских рук на протяжении нескольких недель.
Под руководством матери и тети Милдред превра­
тилась в такую же умелую швею, как и ее наставницы.
Взяли и помощ ь и настоящ ую портниху, но она могла
приступить к работе л и ш ь через несколько дней. А по­
ка три родственницы трудились весь день вместе и об­
суждали свои планы. М аленькая Э н н и с спала тут же в
колыбельке или барахталась на ковре у ног матери.
ГЛАВА —

Ключи к душе ребенка — в руках матери. Именно она


кует его характер. Ее неусыпными заботами существо,
которое могло бы вырасти варваром , превращается
в доброго христианина. И тогда мать чувствует себя
т ак , словно ее увенчали короной царицы мира.

Реплика из старинной пьесы

робили городские часы, зазвонили колокола,

П засвистели свистки , и «радостные вопли ш к о ­


ляров» возвестили наступление полудня.
З в у к стремительно приближ аю щ ихся шагов, ра­
достные молодые голоса... Ш и р о к о распахиваю тся
двери, впуская волну свежего воздуха, и в дом влетают
две ж ивы е, веселые и красивые девочки, Зилла и Ада, а
за ними — подросток по имени Руперт. Больш ие серые
глаза мальчика искрятся смехом и озорством. Руперт —
второй ребенок в семье, он родился после Милдред.
— Тиш е, тиш е, дети! — с улыбкой попросила мать,
глядя на их радостные пры ж ки и па неизвестного ни
одному балетмейстеру танца. — Руперт, ты-то уж мог
бы вести себя как джентльмен.
— Н е сердись, мама, я постараюсь. Здравствуйте,
тетя Уэлти! А я вас и не заметил!
— М ама, он о п ять дразнится! — пожаловалась млад­
шая девочка. — Говорит, что нам придется ж ить в виг­
вамах, словно индейцам, и мы станет такими же чер­
ными и уродливыми, как их скво*.
— Они вовсе не черные, Ада! — поправила ее стар­
шая. — В учебнике географии написано, что они крас­
нокожие.
— Тем хуже! Я лучш е стану черной, чем красной.
— Если будете, выходя на улицу, надевать ш ляпки,
не станете ни чер н ы м и , ни красны м и, — вмеш алась
Милдред, а мать с мягким упреком заметила:
— Руперт, с ы н о к , сто и т ли р ассказы вать сестрам
выдумки вместо правды?
— Я просто ш утил, — возразил м альчик и попы тал­
ся отразить материнский упрек смехом, хотя и залился
ярким румянцем.
— Я ничего не имею против невинны х ш уток, но
жертвовать ради забавы истиной нельзя! С ы н мой, —
продолжала М арсия, и слова ее прозвучали необы чай­
но сильно и убедительно, ибо она безусловно верила в
то, о чем говорила, — лучш е пойти на костер, чем сол­
гать.
— Да, мама, ты бы пошла на костер! — отвечал Р у ­
перт, с лю бовью и восхищением глядя на раскраснев­
шееся лицо матери. — Не упомню , чтобы ты хоть раз
на волосок отступилась от истины. — И , подойдя к ней
вплотную , он шепотом пообещал: — М ам очка, я по­
стараюсь впредь вести себя, как приличествует твоему
сыну.
М ар си я глянула на м альчи ка заблестевш и м и от
слез глазами и, уронив на колени ш итье, взяла сы на за
руки.

* С к в о — по-индейски ж ен щ и на; в более узком см ы сле — инди­


анка; жена индейца. В современном английском язы к е слово
приобрело негати вны й оттенок, означаю щ ий распутную ж е н ­
щ ину, и в нормальной речи сейчас практически не употребля­
ется. — П рим . ред.
Остальны е к их разговору не прислуш ивались: Зил-
ла и Ада, завидев вы кройки новых платьев, кинулись
их рассматривать. Они пришли в восторг и обрушили
на сестру и тетуш ку град вопросов.
— М а л ь ч и к мой, — растроганно сказала м и сси с
Кит, — я предпочту бы ть матерью бедного, тяж ко ра­
ботающего ю нош и, который всегда честен и верен ис­
тине, чем буду иметь прославленного на весь мир сы-
на-миллионера, который достиг своего положения об­
маном или сом нительны м и поступками. Не забывай
об этом никогда, Руперт!
— М ам очка, я не забуду! Я б у д у брать пример с па­
ны и с тебя! — ответил подросток, с гордостью глядя на
благородное, доброе и умное лицо джентльмена, кото­
рый как раз в этот момент вошел в гостиную. На руках
он держал Ф э н , а вокруг его ног вились двое малень­
ких мальчиков, с которыми читатель уже знаком.
— Здравствуйте, тетя Уэлти! — жизнерадостно при­
ветствовал он гостью, усаж иваясь подле нее, пристра­
ивая Ф э н на одно колено и подхватывая м алю тку
Э н н и с , которая при виде отца засмеялась и загукала от
радости, чтобы усадить ее на другое колено. — П ола­
гаю, вы уже слы ш али, какие у нас новости?
— О вашем отъезде в Индиану, Стю арт? Да. Вы не
из тех, кто от добра добра не ищут.
— Какое уж тут добро — едва концы с концами с во ­
дим, а семья все растет! А если семья растет, то и рас­
ходы возрастают.
— Чем же ту г поможет переезд? Он ведь сам по себе
обойдется в кругленькую сумму.
— К то не рискует, тот ничего не добьется. М ы пере­
езжаем в новый штат, где земля пока дешевая. Я вложу
деньги в недвижимость и надеюсь, что по мере расш и­
рения города она будет дорожать.
Но главное, адвокатов в Индиане гораздо меньше,
чем здесь. А население там все ум нож ается, поэтому
очен ь скоро понадобятся новые. Так что я надеюсь
успеть обзавестись в тех местах обш ирной клиентурой.
Хотя мне так жаль, что нам придется разорвать драго­
ценные для нас узы , — с ом р ачивш им ся лицом про­
должал мистер Кит, — но мы пойдем на это ради блага
детей. Правда, ж енуш ка? — И он обернулся к М арсии с
улы бкой, вы раж авш ей безграничную лю бо вь и столь
же безграничную уверенность в ее преданности.
— К он ечн о , Стю арт! — послуш но и бодро о тк л и к ­
нулась жена. — Я думаю, что переезд и в самом деле
пойдет детям во благо. Но, знаеш ь, меня пугает одно:
вдруг в Индиане мы не сможем дать им такое хорошее
образование, какое они получили бы здесь. О днако
решение принято — и мне остается л и ш ь уповать, что
оно обернется к лучшему.
— К тому же, — продолжила она, с улы бкой погля­
дывая в уголок, где пристроилась мисс Стэнхоп, — с
тех пор, как ты утром ушел из дома, кое-что произо­
шло, и в результате мое огорчение при мысли о расста­
вании с Лэндсдейлом ум еньш илось вдвое!
— Что же случилось? — в изумлении спросил муж.
— А я знаю, знаю, знаю! — завопил Сирил и переку­
вы рнулся на ковре через голову. — Тетя Уэлти едет с
нами! Тетя Уэлти тоже едет!
Вообразите восторг домочадцев, которые услы ш а­
ли эту отрадную новость впервые!
Их радостные во скли ц ан и я и новое обсуж дение
планов было прервано призывом садиться за стол. Н о
как только была прочитана молитва и наполнены та­
релки, разговор о переезде завязался вновь, хотя уже
не столь бойко.
— А не будет ли угрозы со стороны индейцев, С т ю ­
арт? — переживааа мисс Стэнхоп.
— Н и малейшей. П очти все племена переселились
на Дальний Запад, осталось только одно, да и то скоро
переберется туда же.
— Какое племя? Вотапатоми?
— Н уд а, потаватоми.
— Папа, а нам что, придется ж ить в вигвамах и оде­
ваться в ш кур ы ? — всполош илась Ада.
— Нет, у нас будет дом — на худой конец, построим
бревенчатую хижину. И одежды мы с собой возьмем
вполне достаточно, так что обойдемся без шкур.
— А если мы все потеяем по дологе? — подлила мас­
ла в огонь Ф э н .
— Ну, малы ш ка, думаю, в Индиане гоже есть мага­
зины. А уж на худой конец пошьем себе что-нибудь из
оленьих шкур.
Лэндсдейл был в ту пору маленьким городком, ско ­
рее даже поселком. Все там друг друга знали, поэтому
едва К и ты решили переехать, как на следующий день
об этом стало известно всем.
М ногие сожалели об их отъезде, многие предлагали
помочь в сборах, но от этих предложений К и ты с бла­
годарностью отказались, ибо, как объяснила миссис
Кит, «с помощ ью доброй тетуш ки Уэл ги, Милдред и
нанятой портнихи она вполне справится».
И наши мастерицы принялись кроить, резать и
шить. Оми работали день заднем, с утра до вечера, пре­
рываясь ли ш ь по милости тех членов семьи, которые
были еще слиш ком малы для ш колы, но достаточно ве­
лики, чтобы самозабвенно носиться по дому и саду и
баловаться. Младшие дети, будучи от природы отваж­
ными и склонными к приклю чениям, то и дело достав­
ляли неприятности домочадцам или сами попадали в
беду, обременяя мать и сестру дополнительными хлопо­
тами. Милдред, хотя и любила малышей от всего серд­
ца, порой теряла из-за их шалостей всякое терпение.
— Найдется у вас ш нур, миссис К и т ? — спросила
однажды утром портниха.
— Найдется, — отвечала хозяйка, роясь в корзинке
для рукоделия. — Куда же он подевался? У меня оста­
валось еще два или три куска. И упаковка с иголками
пропала. Милдред, ты не брала?
— Д етиш ки забегали к нам полчаса тому назад, ма­
ма, я видела, как Дональд заглядывал в твою корзинку.
— Беги скорей, посмотри, что они сделали со ш н у­
ром и иголками!
Милдред вы ш ла в прихожую и прислуш алась: не
укаж ут ли ей звонкие ребячьи голоса местонахожде­
ние проказников. Вот они, голосочки — доносятся из
сада. Подойдя к двери, Милдред увидела обоих маль­
чиков: сидя на траве, они возились со змеем, которого
смастерил для них Руперт.
— Что вы делаете? — спросила Милдред, подходя
ближе.
— П ривязы ваем хвост подлиньше.
— Откуда у вас эта бечевка?
Ответа не последовало — л и ш ь быстрый обмен ви ­
новатыми взглядами да опущ енные долу розовощекие
личики.
— Ясно-ясно! Стащ или шнурок из маминой рабо­
чей корзинки. А теперь он нам нужен, но вы его и с­
портили! Зачем вы его разрезали и завязали узлами?
— П оним аеш ь, М илли, — попытался оправдаться
С и ри л, — сначала Дон был безумцем и я связал его
этой веревкой, а потом ее приш лось разрезать, потому
что развязать узлы не получалось.
— Ах вы проказники! В другой раз не берите ничего
без разрешения. Бум аж ку с иголками тоже вы прихва­
тили?
— Нет, мы не брали. М ож ет быть, Ф э н взяла.
Милдред отправилась на поиски Ф э н и обнаружила
сестренку в глубине сада: та деловито копала землю и
что-то в нее сажала. Бум аж ка от иголок — уже без еди­
ной иголочки — лежала подле нее.
— Ф э н ! — заговорила Милдред, поднимая с земли
пустую бумажку. — Что ты сделала с иголками?
— Посадила их тут на гьядкс. Они выястут, и у мамы
и у тебя будет много-пьемного и гол осе к!
— Ах ты глупая девчонка! Иголки не бобы, они не
растут. Ну-ка показывай, куда ты их закопала!
— Всюду-всюду, на этой гьядке, и на той, и на той
гьядке.
Милдред взяла палку и минуту-другую ры лась в
земле, однако вынуждена была признать, что оты скать
иголку в «гьядке» ничуть не легче, чем в стоге сена. Ей
пришлось вернуться в дом с пустыми руками и доло­
ж ить о злосчастной судьбе, постигшей иголки и шнур.
М альчики успели прибежать в гостиную раньше се­
стры и теперь стояли перед матерью, покаянно протя­
гивая ей обрывки шнура и обещая никогда, никогда
гак больше не делать.
— М ы же не подумали, мамочка! — твердил Дон, за­
глядывая матери с глаза с такой умилительной смесью
искреннего огорчения и жизнерадостности , что мать
не могла не поцеловать его и ответила уже с улыбкой:
— Ах, с ы н о ч к и , пора уж е вам н аучи ться думать!
И трогать м ам о чкин ы вещи без разрешения нельзя.
А теперь бегите играть и постарайтесь вести себя хо­
рошо.
— М амочка, мне кажется, ты им чересчур потака­
ешь, — заметила Милдред, не вполне довольная таким
исходом событий.
— Возм ож но. Однако если я в чем-то и перегибаю
палку, то лучш е уж в пользу милосердия, чем сурово­
сти.
— Ты права, мамочка, — мне бы вовсе не хотелось,
чтобы озорников выпороли.
И она со смехом поведала матери историю Ф э н , ко­
торая старательно возделывала грядки с иголками.
А затем, поскольку без шнура и иголок работать даль­
ше было невозможно, Милдред надела ш ляп ку и от­
правилась в магазин.
Милдред была одной из самых красивых, образо­
ванны х, утон ченн ы х и во всех прочих отнош ен и ях
прелестных девиц поселка. К тому же она принадле­
жала к одному из лучш их его семейств. Поэтому юная
леди всегда была окружена всеобщим вниманием и не
могла пожаловаться на недостаток кавалеров ни на ве­
черинке, ни на пикнике, ни на каком-либо другом со­
брании местной молодежи.
В о т почему в тот момент, когда она выходила из га­
лантерейного магазина, где приобрела все необходи­
мое для ш итья, к ней, торопливо перейдя улицу, при­
соединился Спенсер Холл.
Он был единственным сыном самого богатого че­
ловека в округе. Больш инство девиц, равно как и их
уважаемые м ам еньки, смотрели на этого прекрасно
обеспеченного молодого человека как на самую ж е ­
ланную добычу.
Милдред, однако, не принадлежала к этому боль­
ш инству, ибо в ее глазах молодой Холл был ю нош а
пустой, праздный, самодовольный, суетный и чрез­
мерно гордящ ийся туго н абиты м ко ш елько м отца.
По этой причине она довольно холодно ответила на
приветствие Спенсера, в глубине души сожалея, что
с то л кн ул а сь с ним , и м ечтая, что бы какая-н иб уд ь
другая встреча избавила ее от столь неприятного о б­
щества.
К а к изумился бы ю ный щеголь, сумей он проник­
нуть в мысли Милдред! Он-то ни на миг не сомневал­
ся, что она чрезвычайно польщена его вниманием. Он
был разодет в костюм тонкого черного сукна, ш елко­
вый цилиндр и в новенькие безупречно чисты е кож а­
ные перчатки — а как выглядит на его фоне она? К о ­
ленкор, не раз стиранные хлопчатобумажные перчат­
ки, простенькая соломенная шляпка... Да ведь его ро­
дитель в сотни раз богаче ее отца!
Лю безно, но в т о же время покровительственно, мо­
лодой человек, пристроивш ийся идти рядом с М илд­
ред, заметил:
— Неужели это правда, мисс К и т ? Вы и в самом де­
ле нас покидаете? П ред ставить себе не могу, как
Лэндсдейл будет без вас обходиться!
— Да, мистер Хо лл, мы уезжаем, это чистая прав­
да, — ответила Милдред, позволив себе л и ш ь слегка
покривить губы. — Наверное, друзья моих родителей
будут без них скучать. Ч то же до меня, то не думаю,
чтобы мое отсутствие как-то сказалось на благополу­
чии города и счастье его жителей.
— Кое-кого ваш отъезд, несомненно, затронет, — с
удвоенной лю безн о стью возразил Холл и прибавил
шагу, чтобы поспевать за д евуш кой, которая теперь
шла так быстро, как только могла. — М ы не хотим с ва­
ми расставаться! Н ет ли возможности уговорить вас
остаться?
— Разумеется, нет, разве что мои родители переме­
нят планы и решат остаться — но такое вряд ли воз­
можно.
— М и сс Кит, вы, сами того не замечая, все ускоряе­
те шаг, — рассмеялся Спенсер. — Прош у вас, пойдемте
медленнее, ведь мы же не знаем, когда нам еще дове­
дется прогуляться вот так, вдвоем.
— П рош у прощения, но я очень спешу. Вы же о т­
нюдь не должны утруждать себя, поспевая за мной —
средь бела дня я найду дорогу домой и без провожатых.
— Не смейтесь надо мной, дорогая моя юная леди!
Я готов куда к более тяж ки м трудам ради удовольствия
провести в вашем обществе хоть минутку, но увы! Чем
быстрее мы идем, тем м еньш е времени остается на
разговор.
— Я уже сказала вам, что я спешу. Д о отъезда нужно
успеть сделать очень многое! — холодно возразила де­
вуш ка и не сбавила, а, пожалуй, даже увеличила ск о ­
рость.
— Н ет времени перекинуться словцом со старым
другом, вот как? В таком случае, мисс Кит, желаю вам
доброго утра! — и с раздражением о твер н увш и сь от
Милдред, Холл более привы чной для него праздной
походкой двинулся в противоположном направлении,
а девушка продолжила свой путь.
— Не может быть! Что воображает о себе эта глупая
девчонка?! — вдруг вскричал Холл, о глянувш ись и уви ­
дев, что Милдред не просто замедлила шаг, а остано­
вилась, чтобы поговорить с их общ им зн ако м ы м
Ф р эн ко м Осборном, юношей на пару лет моложе не­
го. Э то т парень вынужден был сам пробивать себе до­
рогу: он прилежно учился и много работал, чтобы со ­
держать овдовевшую и больную мать.
К Ф р э н к у Милдред питала глубочайшее уважение,
хотя он и казался ей еще мальчиком, а не мужчиной.
О на соверш енно не подозревала, что была для него
средоточием всех добродетелей и всей грации мира, и
он хранил в сердце каждое ее слово, улыбку, взгляд.
Милдред и не догадывалась, что Ф р э н к , дабы спасти
се от опасности, с готовностью пожертвовал бы ж и з­
нью. Э то была первая, полудетская, но искренняя и
сильная любовь.
В ссть об отъезде Ки то в в места, которые в ту пору
казались далекими и дикими, сразила бедного Ф р э н к а
наповал. Однако с присущим юности оптимизмом он
решил, что за несколько лет сумеет обрести богатство
и славу и отправится вслед за Милдред. Он не сом не­
вался, что разыщет ее хоть на краю земли!
Глаза Ф р э н к а загорелись, щеки вспыхнули, когда,
погруженный в свои мечты, он свернул за угол и чуть
не налетел на шедшую быстрым шагом Милдред. Д е ­
вушка остановилась и дружески протянула ему руку
О н пожал ей руку — почтительно, ч уть ли не н а­
божно.
— К а к поживаете, Ф р э н к ? К а к чувствует себя ваша
матуш ка? — расспрашивала девушка, глядя на него я с ­
ными глазами.
— Л учш е, мисс Милдред, благодарю вас. А как вы ?
Неужели это правда, что вы уезжаете так далеко? — го­
рестно воскликнул он.
— Да — в страну верзил, диких индейцев и волков! —
ш утливо ответила она. — В ы мне завидуете, Ф р э н к ?
— Я завидую тем, кто едет вместе с вами, — со вздо­
хом возразил юнош а. — Там в дальних краях вы не за­
будете старых друзей, мисс Милдред?
— Нет! Ко н ечн о же нет, Ф р э н к ! — сердечно завери­
ла его Милдред. — Н о теперь — прощайте: я должна
поскорее вернуться домой.
У лы бкой и ки вко м п р о сти вш и сь с другом, она
вновь ускорила шаг, чем очень порадовала Холла, рев­
ниво наблюдавшего за этой сценой.
Холл был доволен тем, что разговор не продлился
долго, но его все-таки точило неприятное открытие:
«этому оборванцу» Милдред оказала больше вн и м а­
ния, чем ему, баловню судьбы и наследнику изрядного
состояния.

32
ГЛАВА 3

Из материнских уст и с детских лет


Усвоен крепко истины завет.

Неизвестный автор

теперь, — заявила Милдред, вновь берясь за


шитье, — я буду работать изо всех сил, что­
б ы наверстать упущенное: я твердо решила
закончить платье для Ады сегодня.
Но едва она это сказала, как из прихожей п ослы ­
шался вопль, звук падения и такой грохот, как будто
кто-то скатился по ступенькам.
Ж е н щ и н ы разом побросали шитье, нож ниц ы , на­
перстки — все вперемешку — и опрометью кинулись на
шум.
Л естни ц а была залита водой. Ф э н сидела на с ту­
пеньке вся мокрая и громко рыдала. У подножья лест­
ницы среди о ско л ко в больш ого кувш и н а валялся
оглуш енный падением Сирил, из пореза у него на лбу
ли лась кровь. Д он таращ ился на леж ащ его брата с
верхней площадки и щедро вносил в общее смятение
свою лепту, безостановочно вопя: «Он умйл! Ай-яй-яй!
С ил ил умйл!»

'? М арта Ф инли


— Нет, я не умер, — возразил С ирил, неуверенно
поднимаясь на ноги. — Мама, я не хотел! Пожалуйста,
не вели М илли ругаться. Ой, мамочка, полечи меня! —
И он схватился за голову
— Конечно, сыночек, сейчас-сейчас, — пообещала
миссис Кит, осторожно сводя края пореза. — М илли,
принеси быстренько тазик с холодной водой. Тетя, в
ящ ике рабочего стола есть пластырь. Д он, успокойся!
Ф э н , не надо плакать. Сирил не так уж сильно пора­
нился, сейчас мамочка все исправит.
Все ее распоряжения были быстро и послушно ис­
полнены, рана умело перевязана, а Ф э н получила су­
хую одежду взамен промокш ей. Л и ш ь после этого
взрослые спросили у детей, что случилось.
— Понимаеш ь, — запнулся Сирил, — понимаешь,
мамочка, Ф э н хотела помыть ручки. У нее были гряз­
ные ручки , потому что она копала свою грядку.
Совсем грязные были ручки. А воды в кувш ине не б ы ­
ло, и мы отнесли его вниз и налили воды доверху, и я
пошел наверх и понес кувш ин. Но наверху нога сама
поскользнулась, и я упал вместе с кувш ином и сбил
Ф э н с ног, потому что она шла за мной. Я ничего не
мог поделать, мамочка! Правда же, я нечаянно, Д он ?
— Он н есяян о , н есяяно, — подтвердил Д он. —
И Ф э н тозе несяяно.
— Силил себе голову лазбил, — вставила, жалеючи
брата, Ф э н .
— Н у что ж, Сирил ты уже сам себя наказал, — под­
вела итоги мать, целуя своего мальчика. — И намере­
ния у тебя, насколько я поняла, были хорошие, кув­
шин ты взял не ради озорства. Только уж, пожалуйста,
дорогие, в следующий раз, как вам понадобится вода,
попросите маму или сестрицу М илли.
— Вот утро и прош ло, — вздохнула Милдред. —
И по меньшей мере час потерян из-за выходок наших
озорников. Надеюсь, на сегодня с них хватит!

34
Тщ етны е надежды! Чересчур энер гичны е детские
души не знали отдыха — им нужно было куда-то девать
избыток сил.
Правда, целых два часа малышей не было ни видно,
ни сл ы ш н о . Только-только м иссис К и т высказала
предположение, не очередная ли проделка побудила
их затаиться, — и как по заказу со второго этажа по­
слы ш ались вопли и рыдания трех голосов, явно взы ­
вавших к сочувствию старших родственниц, которые,
не разгибаясь, трудились в гостиной.
11а этот призыв о помощи откликнулись так же б ы ­
стро, как и на предыдущий. М ать, тетя и сестра поспе­
шили на помощь. Войдя в комнату, откуда доносились
{авывания, они обнаружили, что Ф э н заперта в ш ка­
фу, а оба ее братца уселись в ниж ни й я щ и к комода.
Под их тяж естью комод так сильно накренился, что
самостоятельно выбраться м альчиш ки уже не могли.
Прислоненный к комоду стул помешал ему рухнуть и
таким образом спас озорников от серьезного увечья.
По им все равно приш лось несладко, о чем вырази­
тельно говорили их позы — тело сложено чуть ли не
вдвое, ноги болтаются в воздухе. Ещ е яснее о плачев­
ном положении озорников говорили истош ные воп­
ий, вырывавш иеся из маленьких глоток.
М иссис К и т и тетуш ке Уэлти хватило одной м ину­
ты, чтобы, от душ и смеясь, придать комоду вертикаль­
ное положение и выручить потерпевших. Милдред тем
временем подбежала к шкафу, отперла его и подхвати-
иа на руки плачущ ую сестренку.
Бедная малыш ка, кто ж это тебя запер?
Сил ил запел. Сказал, что я уклада и буду сидеть в
I юльме. А потом я боялась, что тюльма упадет, она вся
Iляслась, когда я хотела вылезти.
Ах, негодник! — вскричала Милдред, бросая
гневный взгляд на старшего из троицы. Сирил и Дон
выползли из ящ ика и встали перед сестрой чу г ь л и не
навытяжку. Ф изи оном ии у них были смущ енные и ви­
новатые.
— Мама, мне кажется, Сирил заслужил наказание.
— Я ничего ей не сделал, — бормотал мальчик, по­
весив голову. — Я собирался ее сразу выпустить, но мы
залезли в ящ и к, а комод перевернулся. М ы же не на­
рочно, правда, Д он ?
— Нет, он сам пелвелн улся, — подхватил млад­
ший. — Позалуйста, мамочка, мы будем осень-осень
холосые!
— В ы бы о чень сильно уш иблись, если б не этот
стул, — сказала мать, придавая своему лицу как можно
более строгое выражение. — Я так благодарна Богу за
то, что вы уцелели! А вас я очень прошу никогда боль­
ше ничего подобного не делать. И ни в коем случае не
запирайте друг друга ни шкафу, ни в кладовке, — доба­
вила она, усаж иваясь и притягивая к себе Ф э н . Она
принялась целовать и успокаивать все еще всхлипы­
вавш ую девочку, а мисс Стэнхоп и Милдред тем вре­
менем укладывали на место содержимое ящ ика: маль­
чи ш к и , устраивая себе «гнезды ш ко», бесцеремонно
выбросили все на пол.
— Почему, мама? — поинтересовался самозваный
тюремщик.
— Потому что это очень опасно. Ваш а маленькая
сестренка могла бы напугаться до судорог или даже
умереть от недостатка воздуха.
Глаза Сирила широко распахнулись, и он тут же за­
ревел в голос — словно увидел свою лю бим ую сестрен­
ку бледной, холодной, мертвой — и это по его вине!
— Я никогда никого не буду запирать! — рыдал
Сирил.
— Кон ечн о, не будешь — ты же больш ой старш ий
брат, ты будешь защ ищ ать и оберегать Ф э н , будешь о
ней заботиться и не допустиш ь, чтобы с ней с л уч и ­
лась беда. М о й С и р и л никогда не обидит девочку,
i nomio трус. Он не обидит никого, кто младше или
<пабес него. Одна только беда — иной раз он не дума-
с г, что делает.
Но я не сделал Ф э н больно, мамочка!
Нет, сы нок, сделал: погляди, как она расстроена!
( ирил перестал рыдать и на минутку призадумался.
Наверное, так оно и есть, — сказал он. — Вот что,
Ф иг. прости меня. М не правда очень жаль! Если хо­
чешь, теперь ты будешь тюремщ иком и запрешь меня
п шкаф.
Нет, нет! Я же сказала: никого никогда не запи­
рать! — поспешно перебила его мать.
Я и не стану никого запилать! — возмущ енно от­
ветила Ф э н , обеими руками утирая слезы со щек.
Во что вы превратили комнату! — сердилась
Милдред, задвигая ящ и ки комода и огляды ваясь по
сторонам, чтобы оценить п р и чи н ен н ы й ущерб. —
( тулья сдвинуты, а вон те даже опрокинуты, постель
china, весь ковер какими-то бумажками засыпан!
Подберите все, дети, и постарайтесь обойтись
Ьсз новых проказ хотя бы до вечера. Нам нужно зани­
маться шитьем, — взмолилась миссис Кит, выходя из
комнаты вслед за тетушкой.
Милдред задержалась, чтобы пом очь малыш ам с
у(н>ркой.
Разве можно так себя вести? Я бы вас выпорола,
чес гное слово, с удовольствием выпорола! — пригова­
ривала она, подбирая осколки хрупкой фарфоровой
вазы (а ваза эта принадлежала ли чн о ей) и обрывки
письма, написанного ей любимой подругой.
М илли, — торжественно заговорил Сирил, — а
44 ли бы мы все умерли — тебе было бы жаль?
А если бы я умерла, — парировала она, — тогда
мы пожалели бы, что испортили дорогие мне вещи?
И псе же слова Сирила заставили ее устыдиться, и
их отзвук преследовал Милдред до ночи.
Н аступил вечер. На столе в гостиной горели две
свечи, Милдред с мамой усердно работали иголками.
Остальные домочадцы уже улеглись в постель, мисс
Стэнхоп и портниха давно ушли.
— Доченька, на сегодня довольно! — сказала миссис
Кит. — Ты выглядиш ь усталой. Совсем ты у меня, на­
верное, зам училась, ведь н ы н че выдался нелегкий
день.
— И правда, мамочка, хлопот было много. И все-
таки мне легче, чем тебе: я хоть прошлась по свежему
воздуху, а ты все шила, стежок за стежком, с утра и до
сих пор. Ты , пожалуйста, не прогоняй меня! Я хочу
остаться и работать, пока ты не пойдешь спать. М не
кажется, что старшая дочь имеет право делить с мате­
рью ее труды.
— Дорогая моя девочка! Ты для меня такое утеш е­
ние! Каж ды й день я благодарю Бога, пославшего мне
тебя! — во скликн ула мать, глядя на дочку. На глаза
миссис К и т навернулись слезы счастья. — Но ты ведь
еще растешь, поэтому тебе требуется больше отдыха и
сна, чем мне. Иди, доченька, не нуж но меня д о ж и ­
даться.
— М ама, позволь мне задержаться еще немножеч­
ко! — попросила девушка. — М не нужно поговорить с
тобой — как мы иногда разговариваем, только ты и я.
М амочка, я ужасно собой недовольна! Сегодня я си ль­
но рассердилась на Сирила и Дона, потому что они
разбили мою лю бим ую вазу — я дорожила ею потому,
что ее подарила мне ты , и она была такая красивая!
А еще они порвали то дивное письмо, что мисс Грей
написала мне перед самой смертью.
— Вот как! Я и не знала, что ребята учинили столь­
ко бед. Сочувствую твоим потерям, дорогая.
— Да, мамочка, я знала, что ты мне п осочувству­
ешь. Н о хуже всего, что я опять потеряла власть над
собой. К а к бы я хотела стать такой терпеливой, как ты!
Бою сь, дорогая, иногда терпения мне хватает
иinn I» на то, чтобы не показать, как я огорчена, — с
мяI кой удыбкой ответила мать. — Н о знаеш ь, что
очень помогает мне справляться с бедами? Особенно с
маленькими повседневными неприятностями?
Что, мамочка?
М ы сль, что они посланы, или, по крайней мере,
попущены мне Богом. Наш им Отцом, Которы й неде-
илет ош ибок и не судит сгоряча. Я уверена, они даны
мне затем, чтобы я возрастала в благодати — ты ведь
шлешь, что трудности делают нас сильнее.
Милдред печально вздохнула:
Я все время даю себе зарок не поддаваться гневу,
по злюсь снова и снова. И после этого я ужасно собой
недовольна! И еще боюсь, что у меня ничего не полу­
чи тся, я так и буду сердиться по лю бому поводу Что
мне делать?
Стараться самой и молиться, дитя мое. Силу нам
лает 1осподь, Он — наша крепость. Отвернись от себя,
постарайся совершенно забыть о себе, всматриваясь в
Иисуса Христа. Наполни ум и сердце Его дивным об­
разом! Наполни так, чтобы ни для чего больше не оста­
валось места — и тогда ты возрастешь в Его подобие.
1лаза Милдред, когда она подняла их на мать, ра­
достно блестели.
Думаю, ты указала мне самый правильный путь, —
негромко, прочувствовано сказала девуш ка. —
Уверена, что так оно и есть. И я постараюсь, ведь я и
правда хочу уподобиться Ему, мама, ибо Он для меня
воистину «лучше десяти ты сяч других»*.
О, как Господь добр ко мне! — воскликнула мать,
и м ее глазах заблистали радостные слезы. — Я неска-
1ЛННО счастлива, что ты в таком юном возрасте узнала
и полюбила Его, ведь об этом я всегда молилась и мо-

* Книга Песни Песней Соломона 5:10.


люсь! М олю сь за всех моих возлюбленных детей с той
минуты, как каждый из вас появился на свет!
Н есколько минут мама с дочкой работали молча,
потом на губах миссис К и т вдруг заиграла улыбка, и
Милдред не преминула спросить, чем она вызвана.
— Вспомнила одну твою детскую проказу, — рас­
смеявш ись, ответила мать. — Придется тебе относить­
ся к младшим братиш кам и сестренкам помягче, ведь
ты вела себя ничуть не лучш е.
Ты еще не умела ходить, когда я застала тебя на сто ­
ле, накрытом к чаю: в каждой ручонке но горсти саха­
ра, ротик набит битком, личико грязное и липкое.
Карабкаться-то ты рано научилась, и от тебя мало
что удавалось спрятать. А Руперт, едва он начал пол­
зать, стал преданно следовать за тобой — от шалости к
шалости и от беды к беде. Вы все тащ или, роняли, л о ­
мали, резали, портили... И вскоре уже принялись ла­
зить на деревья, через заборы, даже на кры ш у через
окно вылезали.
Тебе непременно требовалось попробовать на вкус
все, что казалось съедобным, — мыло, свечи, камфару,
щелок, лекарства. Ты до всего добиралась, а вслед за
тобой Руперт, и я жила в постоянной тревоге за вас.
— Бедная моя, дорогая мамочка, как мы тебя м учи ­
ли! — сочувственно воскликнула девушка. — М ы н и ­
чем, никогда не сможем отплатить тебе за твою л ю ­
бовь, терпение и заботу.
— Доченька моя, вы, мои дети, вполне достаточная
награда за все заботы! Вы такие замечательные, и до­
роже вашей лю бви для меня ничего нет! — радостно
ответила миссис Кит. — Не могу выразить, какое счас­
тье дарит мне общение с тобой и твое доверие — ведь я
знаю, что ты не имеешь от меня секретов.
— Н и каки х секретов, — подтвердила Милдред. —
Зачем ? Ведь ты у меня самая лучш ая, самая мудрая на
свете мамочка, и к тому же мой самый близкий друг.
И тут, припомнив утренние события, она с юмором
п юбразила свою встречу со Спенсером Холлом.
Исли б я и решилась осл авить тебя в Лэндсдейле,
m уж н и как не ради него, — со смехом подхватила
миссис Кит. — О чень рада, что у тебя достало здравого
i мысли не заинтересоваться этим барчуком.
Вот уж кто-кто, а Спенсер меня ничуть не инте­
ресует. Некоторые девушки мечтают о такой завидной
партии из-за богатства его отца. Но, по-моему, юный
мистер Холл и сам не имеет серьезных намерений от­
носительно меня, и мне захотелось показать ему, что я
прекрасно это понимаю. А еще мне не по душе его су-
п п о с ть . Хотя, по правде говоря, даже будь у него са­
мые серьезные намерения, меня бы он все равно не
привлек.
ГЛАВА4

Как горькую мольбу, как заклинание


Шепчу я лишь одно — слова прощания.

Бенджамин Парк

рекрасным ию ньским утром небольшая груп­

П па родственников собралась в тени увитого


виноградником крыльца ую тного коттеджа
мисс Стэнхоп. Тут была и сама хозяйка дома, и мистер
и миссис Кит, а также восемь их отпрысков, одетых в
удобные и аккуратные костю мы для дальней дороги.
Отъезжаю щ ие ждали прибытия дилижанса, на кото­
ром собирались преодолеть первый отрезок пути — до
ближайшего города на канале Эри.
Присутствовали там и арендаторы коттеджа, то есть
свящ енник мистер Парк с женою, и старые друзья, и
соседи, пришедшие попрощаться с нашими путеш е­
ственниками.
М иссис К и т и Милдред бросали горестные, полные
слез взоры на оба покидаемых дома, собственны й и
тетуш кин. М и сс Стэнхоп тоже с трудом сдерживала
чувства: в душе немолодой леди печаль расставания с
родными краями смеш ивалась с тревогой о будущем
Однако глава маленькой группы, мистер Кит, пребы-
н,|/| м отличном настроении, которое разделяли все
м падшие дети.
М алыш ам не терпелось тронуться в путь, и они пу-
пиш сь иод ногами у старш их, непрерывно теребя:
■Когда придет дилижанс?» — произнося слово «дили-
жипс» на все лады, кроме правильного. Они выбегали
далеко на дорогу разведать, не появились ли первые
приметы приближения этого волшебного транспорт-
п о т средства.
Н акон ец долгожданный дилиж анс показался, и
юные путеш ественники радостными воплями извес­
т и и об этом всех присутствовавших. Четыре крепких
жеребца галопом вылетели из-за угла, приблизились,
п дилижанс, покачиваясь и переваливаясь с боку на
|»ок, остановился у ворот
Кучер удерживал поводья, а кондуктор спрыгнул с
высоких козел, распахнул дверцу и спустил лесенку.
1оропливые объятия и последние слова прощания.
Ящ ики и тю ки распределяются по углам, более гро­
моздкий багаж п р и вязы ваю т к кры ш е. Все путеш е­
ственники, от мала до велика, рассаживаются внутри.
И мот уже втянута лесенка, дверь захлопнулась, и под
чор напутствий и благих пожеланий, под пение почто-
мого рожка дилижанс отбыл. Вслед маш ут белые плат­
ки, щелкает кнут кучера. Путеш ественники в послед­
ний раз бросают прощальный взгляд на свою улицу, на
шакомые дома и деревья, на друзей, которые кивают,
улыбаются, посылают воздушные поцелуи с порогов и
11 1 окон своих жилищ .
Ф р э н к Осборн, трудивш ийся в саду, уронил заступ
и быстро сдернул с головы ш ляпу — дилижанс проле­
тел мимо, а он все глядел ему вслед горестным про­
щальным взором.
Спенсер Холл, стоявш ий с сигарой в зубах на поро­
ге отцовского особняка, тоже снял шляпу, хотя и не
столь поспешно, как Ф р э н к , и тоже посмотрел вслед
дилижансу.
Но Милдред решительно отвернулась и не удостои­
ла молодого Холла даже взглядом. Никогда еще горо­
док Лэндсдейл не казался ей столь прелестным. Н и ­
когда еще не были столь прекрасны окружавш ие его
луга и поля. Никогда так не манили к себе окрестные
леса, как в тот и ю н ьски й день отбы тия Ки то в. О ни
проезжали по горам и долинам, сп л о ш ь одетым в
пы ш н ы й зеленый бархат раннего лета, купаю щ им ся в
ярком солнечном свете. А если этот свет порой см яг­
чался легким, воздушным, кружевным облачком, про­
плывавш им по глубокой небесной лазури, то и такая
перемена была отрадна.
Через несколько часов дилижанс доставил Ки то в в
портовый город, где им предстояло пересесть на па­
кетбот «П аулина», ходивший по каналу. «П аулина»
уже стояла у причала. Пообедав в близлежащей гости­
нице, пассажиры поднялись на борт, прихватив с со­
бой доставленный дилижансом багаж. Э то была малая
часть их пожитков — основные вещи отправили по то­
му же маршруту несколькими днями ранее.
П акетбот показался Ки там столь же тесн ы м , как
дилижанс. Д оставш аяся им каюта была такой узкой,
что пассажиры, чтобы не мешать друг другу, предпо­
читали проводить время на палубе.
Вдоль одной стенки каю ты тянулась скамейка с по­
душками — днем она служила собственно сидением, а
ночью превращалось в ниж ню ю койку. Над нею рас­
крывали другие койки, больше похожие на полки —
такие узкие, что переворачиваться во сне было опасно.
К тому же самая верхняя полка почти соприкасалась с
потолком, и, залезая или слезая, надо было беречь го­
лову от удара. А еще белье неприятно пахло сыростью.
Прохладным Е*ечером или в те часы, когда тучи за­
слоняли солнце, приятнее всего было отдыхать на па-
луЫ\ Однако расслабляться было нельзя даже там:
с лгдовало остерегаться низких мостов. Порой пасса­
жирам приходилось растягиваться плаш мя, иначе не-
«нторожному человеку снесло бы голову. Не слишком-
и» весело.
11ередвигались тогдашние пакетботы медленно, и
ип время семидневного нуги до Кливленда наши путе­
ш ественники истомились. Однако имелись у этих су­
дов и свои преимущества, прежде всего — надежность.
Кроме того, у любого шлюза, которыми так богат ка­
пли Ори, пассажиры могли сойти на землю, освеж ить­
ся энергичной прогулкой и вновь подняться на борт у
следующего шлюза.
С таршие члены семейства К и т предпринимали та­
кие прогулки ежедневно. Иногда, если погода была
йеной, а дорога ровной и не слиш ком длинной, они
даже брали с собой малышей.
11ассажиры сходили на берег у каждого шлюза, а уж
м*м более в каждом лежавшем на их маршруте городе.
И городах на пакетбот садились новые путеш ествен­
ники, и зачастую он о казы вался набит битком . Так
случилось в первую ночь, которую провели на судне
наши герои: младенцы плакали, дети постарше трево­
жились и не могли уснугь, даже взрослые люди позво­
лили себе громко жаловаться на тесноту и отсутствие
удобств. В итоге каюта показалась всем неую тной, а
ю н i,iм К и та м сделалось не по себе, и они н икак не
могли заснуть. Но мама, тетя и старшая сестра терпе­
ливо утешали детей и наконец сумели всех улож ить
спать.
Тогда тетя Уэлти заявила, что она тоже готова при­
лечь и отдохнуть, а миссис К и т с Милдред отправи­
лись на часок на верхнюю палубу — погулять, полюбо­
ваться лунной дорожкой и подыш ать свежим возду-
чом. М истер К и т с Рупертом уже были наверху, они
ушли гуда сразу после ужина.
Мистер К и г помог жене и дочери подняться по ко­
роткому трапу, ведущему с кормы на верхнюю палубу,
и усадил их на их же собственные чемоданы.
На палубе собралось много пассажиров. Одни с и ­
дели, другие прогуливались вдоль борта. Среди сидя­
щих выделялся высоченный немец, который устроил­
ся на корме. Он уселся прямо на палубу, свесив за борт
д линны е ноги. П окуривая трубку, ды м ок которой
мирно поднимался к небу, и подперев ладонью голову,
украш енную роскошной бородой, немец праздно взи­
рал на волны , расходящиеся вслед за судном, и на
освещ енный луной пейзаж.
«Паулина» легко и проворно скользила по тихой
воде. Н а нижней «спальной» палубе все затихло. Люди
наверху тоже молчали. В тиш ине слы ш ались лиш ь по­
хожие на м ы чанье крики лягуш ек-бы ко в, перестук
конских копы т на берегу, да ласковое шуршание воды
у бортов.
— К ак прекрасно! — негромко воскликнула М илд­
ред. — На ветерке так легко ды ш ится, а лунны й свет —
прямо как в сказке.
— Да, места красивые, — согласилась миссис Кит, —
и с пакетбота можно хорошо рассмотреть оба берега.
Вот только мосты меня пугают: надо следить, чтобы не
пропустить очередной мост и вовремя спрятать голову.
— Я слежу, — успокоил ее муж, — к тому же мы мо­
жем положиться на рулевого: он обязан смотреть впе­
ред и вовремя предупреждать пассажиров.
— Мы-то сидим лицом вперед и увидим мост зара­
нее, — заметил Руперт. — А вон тот германец с бородой
сидит против хода корабля. Надеюсь, он не разобьет
голову.
Они заговорили на другие темы и больше не вспо­
минали про иноземного курильщика.
— Мост! — крикнул рулевой, и все наклонили голо­
вы — все, за исключением немца, который продолжал
сидеть неподвижно, покуривая свою трубочку
Мост! — громче и настойчивей закричал рулевой.
Я , я, мозт, мозт, — повторил германец, вы п р ям ­
ляясь и кивая, словно соглаш аясь с рулевым. Он даже
не оглянулся!
- М ост! — заорал рулевой во весь голос. — Мост,
идиот проклятый! Голову спрячь!
Но они уже вошли под мост, и н иж няя переклади­
на, ударив немца по спине чуть ниже плеч, сбросила
его на корму нижней палубы, а оттуда он, не удержав­
шись, скатился в канал, успев испустить сдавленный
крик. Над германцем сомкнулась вода.
Дамы ахнули. Но пострадавший тут же вынырнул
и, отплевы ваясь и задыхаясь, начал с силой грести к
пакетботу и вскоре ухватился за корму Матрос протя­
нул ему руку, и «утопленник» вскарабкался на палубу,
насквозь мокры й и явн о растер янны й. П ассаж и р ы ,
убедившись, что немец цел и невредим, разразились
аружным смехом — выглядел он и впрямь потешно.
Трупку потерял, — пожаловался он, отряхиваясь
m воды, словно большой пес.
Хорошо, что сам трупом не стал, — ухмыльнулся
рулевой, — зато взамен своей «трупки» вы куп ался
всласть, а го нет? Что ж, теперь, как я крикну «мост»,
ш во л ь наклонить голову, как все умные люди!
И последнюю ночь путешествия без перерыва шел
дождь. Но поутру, когда «Паулина» входила в гавань
Кливленда, сильны й ветер, несш ий прохладу и све­
жесть с озера Э р и , разогнал облака, дождь прекратил-
i vi, и в небе засияло солнце.
До чего красивый город! — наперебой восклицали
младшие Ки ты , сходя на берег. — Папочка, давай пой­
дем в гостиницу пешком, она ведь не очень далеко?
- Спросите маму и тетю Уэлти, — ответил глава
еемьи, принимая из рук жены младенца. — М не гово­
рили, что гостиница совсем близко, М арсия. Я рас­

47
поряжусь, чтобы основной багаж сразу же перевезли
на пароход, который отправляется нынче днем. А с а к ­
вояжи и прочую мелочь могут взять Руперт и старшие
девочки.
Обе леди согласились, что небольшая прогулка по­
сле сидячей ж изни на пакетботе пойдет на пользу.
Кром е того, осматривать город лучш е, когда идешь
пеш ком , а вовсе не из о ко ш ка кэба или омнибуса.
Пожалеть о сделанном выборе не пришлось: широкие
улицы были чисты и красивы, ветер с реки как будто
вливал в тело новые силы. Бы ло приятно смотреть на
высокие, со вкусом отделанные дома и на множество
зам анчивы х товаров в нарядных витринах больш их
магазинов.
С аппетитом отобедав в отеле, мистер К и т с женой
и старшими детьми вновь отправились на прогулку по
городу. М исс Стэнхоп решила, что с нее физической
нагрузки достаточно, и предпочла остаться в гостини­
це, присматривая за младшими.
Во второй половине дня все семейство перебралось
на борт парохода, который должен был перевезти их в
Детройт. Э то было отличное судно, с большой и кра­
сивой каю т-компанией, по обе стороны от которой
располагались спальные каюты с куда более удобными
койками, нежели на пакетботе.
И кормили здесь гораздо вкуснее, и есть было не­
сравненно комфортнее, потому что завтраки, обеды и
уж и н ы подавали в ниж нем салоне, куда пассажиры
спускались по широкой винтовой лестнице.
Детей, конечно же, такая благая перемена привела
в восторг, но долго сидеть в каюте они не пожелали.
Им хотелось до самой ночи оставаться наверху, чтобы
смотреть, как рулевой вращает огромный штурвал и
как в разлетающихся от колес парохода брызгах всп ы ­
хивают маленькие радуги. Дети п ы тались охватить
взглядом все — и ш ирокое водное пространство, и
петрова, и проплываю щ ую мимо лодку. А если конча­
лись интересные зрелища, они принимались напере-
|опки носиться по просторной палубе.
Милдред и Руперту доверили присмотр за тремя
малышами. П онятное дело, чтобы уберечь Сирила и
Дона от опасных для жизни затей, смотреть приш лось
п оба. Милдред не раз с трудом подавляла желание хо­
рошенько наподдать малолетним безобразникам, не
напавшим ей ни секунды покоя. Однако, припомнив
сонет матери, она сумела сдержаться и ни разу не из­
менила доброму и ласковому тону, даже когда выгова­
ривала непоседливым братишкам.
И в тот же вечер, укладывая их спать (м иссис К и т в
но время занималась м алы ш кой), Милдред получила
драгоценную награду: Дон вдруг обхватил ее обеими
руками за шею и принялся целовать, приговаривая:
Я лю блю тебя, М илли, ты такая доблая, дазе ког­
да мы не слусаемся.
Да, она добрая! — от души согласился Сирил. —
Я вел себя плохо, М илли, я больше не буду.
Постарайтесь завтра бы ть очень-очень хороши­
ми, - шепнула мальчикам сестра, подтыкая им оде-
нмьца, и нежно поцеловала обоих на ночь.
Она помогла сестрам ум ы ться и переодеться, а за-
1см получила еще одну награду: дивный вечер на от­
крытом воздухе вместе со старш ими членами семьи.
Ш ирокая красавица-река была наполнена переливаю­
щ им ися искрами отраж авш ихся в ней звезд, а чуть
позже на воду невесомым потоком заструились сере­
бристые лучи — на востоке величаво выплы ла луна и
начала медленное восхождение по темным небесам, то
ей я я во всю силу, то пряча свой лик за торопливо бегу­
щим куда-то облачком.
Наутро судно встало на якорь в гавани Детройта, и
наши друзья отправились в гостиницу на тогдашней
I лавпой улице города. Они опять решили пойти пеш ­
ком, чтобы осмотреть новые места. Э та прогулка тоже
доставила Китам много удовольствия: они вволю на­
сладились, рассматривая богатые магазины, ухожен­
ные общественные здания, тенистые улочки с краси­
выми особняками, прячущ имися в зелени маленьких
садиков.
М истер К и т предоставил детям выбор: п лы ть по
озерам на пароходе или на ш люпе «Королева Ш ар лот­
та». М олодеж ь предпочла последний вариант, и на
следующее утро семейство со всеми пожитками пере­
бралось на борт «Королевы Ш арлотты».
Леди выбрали багаж, который нуж но было доста­
вить в каюту, и последовали за носильщ иками. Здесь
было не так нарядно, как на борту только что по ки ну­
того парохода, но об удобствах пассажиров заботились
не меньше. Поэтому, хотя поначалу Милдред и вы гля­
дела озабоченной, но вскоре лицо ее просветлело —
девушка убедилась, что мама с тетей вполне довольны.
Вскоре обе леди и Милдред выш ли на палубу, что ­
бы полюбоваться, как судно будет сним аться с якоря.
Там уже находились младшие дети под присмотром
Руперта.
«Королева Ш арлотта» стояла бок о бок с парохо­
дом, а по другую сторону от парохода качался на вол­
нах еще один ш лю п — «М илуоки». На всех трех судах
царило веселое оживление.
— К а к же мы отплывем? — дивилась Милдред, по­
глядывая на безнадежно обвисш ие паруса. — Ни ма­
лейшего ветерка.
— Смотри: нас и «М илуоки» привязываю т к паро­
ходу, по ш лю пу с каждого борта, — принялся объяс­
нять сестре Руперт. — Пароход будет буксировать нас,
пока мы не поймаем ветер.
— Я поняла. Но ведь пароходу нелегко придется.
— Да, но вряд ли он станет жаловаться.
— Конечно, он справится. А где наш капитан, Ру?

50
Вон там. Видиш ь — сим патичны й крепыш , кото­
рый громко и уверенно отдает команды. Э то и есть ка­
ш и ан Уэллс, командир корабля, а тот парень с голу-
Ьыми глазами, темными волосами и розовыми щека­
ми - это его сын Эдуард Уэллс. Оба они англичане, так
что при них лучш е не вспоминать, что это суденыш ко
мы отбили у британцев в последнюю войну.
Не стану — разве что они скаж ут какую-нибудь
гадость о Джордже Ваш ингтоне или об Америке.
П уть только посмеют — тогда задай им жару, се­
стренка, как ты умеешь.
А кто тот сим патичны й человек, который помог
нам подняться на борт? М не показалось, что кто-то
называл его капитаном.
Верно, он капитан — капитан Д ж онс — но это его
шанис. А по долж ности он старш ий пом ощ ник.
Видишь леди, с которой сейчас разговаривают мама и
li*гя Уэлти? Э то его жена. Они оба ян ки, так что с ни­
ми ты можеш ь отвести душу, поговорив насчет биогра­
фии нашего шлюпа. Смотри, какие они разные, мама
и миссис Д жонс: миссис Д ж онс смуглая и темноволо­
сая, а у нашей мамы такие красивые светлые волосы и
розовые щеки!
Ты прав, Руперт, они очень непохожи. И мне ка­
жется, что наша мама — самая красивая на свете.
Точно! — отвечал Руперт, и в его больших глазах,
устремленных на мать, отразились неисчерпаемые со­
кровища сы новней лю бви и преданности. А внима-
имп.ный наблюдатель заметил бы в этом взгляде и ры ­
царское преклонение перед прекрасной дамой.
Куда ты поперлась? Сиди, где сидишь! — провор­
чал голос позади Милдред и Руперта.
Молодые люди невольно обернулись на это ворча­
ние и обнаружили, что исходит оно из уст крепкого
краснолицего молодого англичанина. С то л ь лю без­
ные и ласко вы е речи были обращ ены к маленькой
женщ ине (тоже, очевидно, ан гличан ке) с кроткими
глазами и бледным, будто вы ли н явш и м , лицом. Она
была, как сразу заподозрили юные К и ты , его дражай­
шей половиной.
— Вот грубиян! — буркнул Руперт сестре и отвел ее в
сторонку — Смотри, мы снимаемся с якоря. Перейдем
к другому борту, отгуда лучш е видно.
— Каж ется, она тоже хотела туда пойти, — вздохну­
ла Милдред, огляды ваясь на бедную женщ ину. —
П очему он ей запретил?
— Потому что он хам и трус!
— К а к ты можеш ь это знать?
— А кто еще посмеет так разговаривать с ж енщ и ­
ной?
ГЛАВА 5

«Дитя мое , где ты?» — воскликнет в отчаяньи мать.


Но нет ей ответа — лишь эхо с ней будет рыдать.

По мотивам «Лбидосской невесты» лорда Байрона

ткуда ты все это знаешь, Руперт? — спроси­


ла Милдред, стоя рядом с братом у того
борта, с которого удобнее было наблюдать,
как «Королева Шарлотта» и два других судна медлен­
но выходят из гавани.
Элем ентарно, М илли! — улы бнулся Руперт. —
Пока вы устраивались в каюге, мы с юным Уэллсом
разговорились, и он мне много всего порассказал.
А вот и он! — продолжал Руперт, оглядываясь. — Я его
irOe представлю. Он — юнош а вполне порядочный.
А нам полезно иметь знакомства при дворе и быть в
фаворе у правящей партии, то есть у капитана и его
сына. Познакомьтесь, господа: мистер Эдуард У э л л с —
моя сестра, мисс Милдред Кит.
- Счастлив познакомиться, мисс! — галантно по­
клонился юный моряк. — Надеюсь, вам понравится на
•Королеве Шарлотте». Буду счастлив сделать все, что
в моих силах, дабы это путешествие оказалось для вас
приятным.
— Я очень вам признательна.
Эдуард тут же оказал им первую услугу, найдя места
поудобнее, укрытые от солнца и с хорошим видом на
оба берега, канадский и мичиганский. К тому же ока­
залось, что сын капитана был прекрасно знаком с гео­
графией и историей местности, по которой они путе­
шествовали, и обладал даром красноречия. Он доста­
вил своим новым друзьям немалое удовольствие, сооб­
щая всевозможные сведения о местах, мимо которых
они проплывали. Но когда «Королева Шарлотта» про­
ш ла реку Детройт и закачалась на волнах озера Сент-
К л эр , показы вать стало нечего — корабль окружала
ли ш ь сплош ная синева воды и неба — и мистер Уэллс
предложил молодым Китам экскурсию по ш лю пу
Руперт и Милдред охотно приняли приглашение и
с интересом осмотрели судно. Зако н чив осмотр, они
присоединились к своим родственникам как раз в тот
момент, когда пассажиров начали созывать к уж и н у
За столом Милдред сидела между Рупертом и Э д у­
ардом. Напротив располож ились мистер и миссис
С им с, тот грубый англичанин и его забитая супруга,
чей кроткий взгляд пробуждал в Милдред огромное
сострадание. Далее сидел холостой джентльмен с при­
ятны м лицом и манерами — капитан Уэллс именовал
его мистером Карром. Рядом с мистером Карром —
старпом, то есть капитан Д ж онс с супругой. За обедом
было еще много пассажиров обоего пола, разных на­
циональностей и всех возрастов, от грудных младен­
цев до морщинистых бородатых стариков, но к наш е­
му сюжету больш инство из них не имеет ни малейше­
го отношения.
Оба капитана, Уэллс и Д жонс, а также капитанский
сын и жена старпома были со всеми очень вежливы и
приветливы. Еда оказалась превосходной. Неудиви-
И л и ю , что все присутствовавшие были настроены до­
бродушно и получали от ужина удовольствие. Все, за
иеключением мистера Симса, который воротил нос от
каждого блюда, постоянно унижал жену и косо погля-
IIi.iпал на соседей напротив, по-видимому, читая на от­
крытых молодых лицах неодобрение своим манерам и
чаракгсру.
С очувствие Милдред к многострадальной миссис
< имс настолько возросло, что позднее, когда она за­
п а л а эту ж енщ ину в одиночестве, она подошла к ней
п попыталась завязать разговор.
М иссис С и м с с готовностью отозвалась.
Садитесь ряды ш ком , мисс, — пригласила она,
подвигаясь, чтобы освободить место для Милдред. —
Я гак рада, что нашлось, с кем поговоришь, а то я ужас
клк скучаю по дому.
Наверное, это очень грустно, — вздохнула М илд­
ред. - Я пока еще не знаю, что такое разлука, потому
ч ю я никогда не уезжала из дому и не расставалась ни
г мамой, ни с другими родствен никами.
Вы очень счастливая, мисс.
А вы уже давно в нашей стране?
Полугода не прошло, мисс, с тех пор, как я уеха­
ли из отцовского дома — папаша у меня в Лондоне ж и ­
вет, мисс. М ы там держали гостиницу, так я и свела
пшкомство с мистером Симсом: он остановился у нас,
пока занимался в Лондоне какими-то делами с адво­
катами.
И вся ваша семья осталась в Англии?
Вся, мисс. Все мои близкие до единого. Всех я
Оросила — и папашу с мамашей, и братьев, и сестер —
ради него, — отвечала она с дрожью в голосе, тайком
утирая глаза.
К а к же он смеет так обращаться с вами! — чуть
Оыло не дала волю своему негодованию Милдред, но
вовремя опомнилась и выразилась более обтекаемо:
— В таком случае он должен бы ть к вам еще добрее
и внимательнее.
— Надеюсь, м ы с ним будем счастливы, мисс, когда
заживем своим домом, — отвечала маленькая ж енщ и­
на, подавляя вздох. — И все тут не так уж плохо, как я
опасалась — я-то удивилась, как увидела, сколько в
Америке белых женщин. Сходила на берег в Н ью -Й ор­
ке, думала, я тут единственной белой женщиной буду.
Все остальные, думала, будут индейки или черные.
— Надо же! Наверное, для вас и в самом деле стало
большим облегчением убедиться, что вы ошибались, —
мягко отвечала Милдред, хотя в глазах ее плясали сме­
ш инки.
— Да, мисс, в самом деле: с тех пор я вроде как
успокоилась и ничего плохого в этой стране не нахожу.
Наутро ярко сияло солнце, и юные К и ты , перепол­
ненные ж ивостью и весельем, которые свойственны
здоровому детству, спозаранку выбрались на палубу и
пустились бегать и скакать. Отец, Милдред и Руперт
не сводили с них глаз — в противном случае страшно
даже предположить, на ско л ь безум ны е и опасны е
проказы реш ились бы Дон и Сирил.
С тар ш и й додумался, что неплохо бы ло бы перс
прыгнуть с палубы «Королевы Ш арлотты» на пароход,
и был весьма разочарован, когда отец твердо пресек
это великолепное начинание.
— М ог бы позволить ребенку п о пы таться, па, -
ворчал Сирил. — Было бы здорово, а я бы перепрыг­
нул, запросто перепрыгнул бы.
— Her, не заплосто, — заспорил Д о н , глянув за
борт. — О сень далеко.
— Ступайте-ка к тому борту и играйте там, — сказал
мистер Кит, препровождая своих энергичных отпры
сков подальше от соблазна.
За ними последовал Руперт. Он вел за руку Ф э н и
вдруг на полдороге остановился:
— Что это? Что там сбросили за борт? — заинтере­
совался он, но тут же, вслед за громким всплеском, с
палубы «М илуоки» послыш ался полный ужаса крик:
— Человек за бортом!
— Человек за бортом! — этот вн уш аю щ и й трепет
крик повторялся вновь и вновь, и его не могли заглу­
ш ить ни топот множества ног, ни отрывистые, четкие
команды капитана.
Почти в тот же миг на воду спустили шлюпку, силь­
ные руки п ринялись быстро и дружно грести к тому
оставш емуся позади месту, где вода со м кн улась над
упавшим за борт телом. Зоркие глаза всматривались в
безбрежное пространство озера. Э к и п а ж и пассажиры
всех трех судов столпились на палубе и, затаив дыха­
ние, следили за каждым движением гребцов.
Ш л ю п к а круж ила на месте страш ного п р о и сш е­
ствия, моряки окликали тонущего.
— Вот он, вот он! — радостно вскричал ж енский го­
лос на палубе. — Вот он! Голова над водой!
— Они его заметили, гребут к нему, что есть сил!
— Поднимаю т его, поднимают! Вы тащ или! Ура! —
ликующий вопль вырвался разом из сотен уст.
Н о гут же сменился стоном.
— Это ш ляпа — всего ли ш ь шляпа! Он утонул, уто­
нул, и они возвращаются на корабль! О ни сдались, —
издыхала та самая женщ ина, которая увидела — увы! —
не голову пострадавшего, а только его шляпу.
Все лица омрачились печалью, люди ждали возвра­
щения ш лю пки в глубоком молчании.
Гребцы под нялись на борт «М и л уо к и ». Один из
них — креп ки й, закаленны й непогодой матрос лет
двадцати, обы чн о грубовато-веселый, сейчас совсем
попик, губы его побелели, как снег, и дрожали. Взгляд
бесстрашных глаз туманили слезы.
— М ама, мама! — тихо, осипш им голосом воскли­
цал он, на подгибающихся ногах приближаясь к той
самой зоркой женщине. — Мама, ты... Я не знаю, как
тебе сказать. Я старался, как мог — мы сделали все, что
в наших силах, но его не нашли. Только ш ляпа — и
болыие ничего. Эго... Это наш Билли.
— М ой мальчик! М аленький мой! — закричала ж ен­
щина и без чувств рухнула на руки старшего сына.
Невозможно было наблюдать эту сцену без состра­
дания. По мере того как печальная весть распростра­
нялась с судна на судно, было пролито много слез и те­
ми, кто ее рассказывал, и теми, кто ей внимал.
— Н о как такое могло произойти? — спраш ивали
пассажиры друг друга и в ответ слыш али: «М альчи к
решил перепрыгнуть со ш лю па на пароход и упал
между судами. Скорее всего, он сразу попал под коле­
со, потому что так и не выплыл».
— На его месте мог оказаться один из наших! —
всхлипывала миссис Кит, прижимая к груди малютку
Э н н и с и оглядывая своих малышей так, словно бо я­
лась, что один из них вот-вот будет выхвачен у нее без­
жалостной судьбой и брошен в воду. — Боже, как я ис­
пугалась, услыш ав этот крик! Не помню, как на палубу
поднялась — все думала, а вдруг это...
Речь ее прервалась рыданиями: добрая женщ ина не
знала, радоваться ли своему счастью или скорбеть
вместе с убитой горем матерью.
— Да, это мог быть ты, Дон, или ты, Сирил! Поду­
майте, как горевала бы ваша мамочка — и мое сердце
тоже было бы разбито! — заговорил мистер Кит, усажи­
ваясь и пристраивая своих сорванцов у себя на коле­
нях. — Вам все еще хочется прыгать с кораблика на ко­
раблик, а?
Оба мальчика отрицательно завертели головами и
поглядели на отца испуганно и печально.
Ужасное утреннее происшествие сказалось на на­
строении всех пассажиров, и на всех трех судах в тот
день было тихо и уныло.
Весь день стоял полный штиль, но к ночи задул све­
жий бриз. Он быстро окреп, набрал силу, и дальше
ш люпы двинулись самостоятельно, а пароход ушел в
Детройт.
К рассвету ветер задул так сильно, что гладь озера
избороздили высокие волны, и шлюп сильно раскачи­
вало. Пассажирам, людям сугубо сухопутным, качка
доставляла спло ш ны е неприятности. Все незакре­
пленные предметы перекаты вались от одной стены
кают и салона к другой. Почти никто из пассажиров не
мы шел к завтраку, а тем храбрецам, кто все-таки ре-
шился на этот подвиг, приходилось нелегко: пол и
с гол кренились то в одну сторону, то в другую, тарелки
и чашки норовили разбиться.
)тот мучительный день пришлось провести в каю ­
тах, ибо вдобавок к ветру полил си льн ы й дождь.
Разыгравшиеся волны порой перекатывали даже через
верхнюю палубу
Тем не менее капитан заверил своих подопечных,
ч то это вовсе не шторм, а так, небольшая непогода, и
никакой опасности нет.
На следую щ ий день «небольш ая непогода» и
впрямь улеглась: можно было вы глянуть наверх, по­
дышать свежим воздухом и пройтись по кораблю, не
рискуя свалиться за борт. Почти все пассажиры опра­
вились от морской болезни, и их можно было вновь
ии цезреть за столом. Ж и з н ь на корабле, во время
шторма казавш аяся невы носим ой, вновь сделалась
вполне приятной.
Взрослые прогуливались по верхней палубе или же
г идея и там с книгой либо с рукоделием. М ногие весе­
ло болтали, озирая водные просторы. Ребятиш ки зате­
вали игры и носились по всему шлюпу, исследуя каж ­
дый его уголок и зн ако м ясь с матросами, которым,
похоже, нравились веселые проказы и невинная бол­
товня малышей.
М орская болезнь поразила всех К и то в, хотя и в раз­
ной степени — Милдред поправлялась медленнее дру­
гих, и ес удалось сманить с койки л и ш ь под конец вто­
рого дня. Отец помог ей преодолеть несколько ступе­
нек, отделявших каюту от палубы.
Здесь, на верхней палубе, Милдред прилегла на ди­
ване, и л ю б ящ и е руки матери и тети постарались
устроить ее как можно удобнее. Братья и сестры со ­
брались вокруг, радуясь ее вы здоровлению . М и сси с
Д ж о н с принесла ей стакан лимонаду, м и сси с С и м с
предложила свои нюхательные соли, кто-то уже про­
тягивал веер, а вскоре и оба капитана в сопровожде­
нии молодого Уэллса подошли, чтобы осведомиться о
самочувствии девушки.
Внесли свою лепту и Сирил с Д оном: они подвели к
Милдред и представили ей мистера Карра, с которым
накануне успели свести сердечную дружбу.
— Он очень сим патичн ы й, М илли, —* горячо убеж ­
дал ее Сирил. — К учу историй знает, и всяких игр, и...
— Он с нами иглал, — вставил Дон. — И много все­
го плидумывал.
— Он доблый, — подхватила Ф э н . — М ы его любим.
— В о т спасибо, милая моя м исс, — о тк л и к н ул ся
вы ш еуказан н ы й д ж ентльм ен, см еясь и приглаживая
локон ы Ф э н . — К а ки м хорошим вы меня видите! Н а ­
верное, у вас есть волш ебные очки. Если б только вам
удалось сделать так, чтобы и ваша сестра взглянула на
меня через эти чудесные стеклы ш ки !
— У меня нет вообще очоков! — озадаченно во с­
кли кн ула Ф э н , ш ироко раскры вая глазки (д ей стви ­
тельно, без малейших признаков «очоков»). — Мозет,
папа мне купит, когда я буду сталая, а пока я все ви зу
А тогда М илли тозе будет сталая, и я буду ей давать
мои очоки!
— Д обрая моя, щедрая сестренка! — ум и л и л ась
старшая. — А уж если слож ится так, что я первая обза­
ведусь очкам и, ты см о ж еш ь брать их, когда только по­
желаешь.
Л теперь идите играть, мои хорошие, дайте се-
етричке отдохнуть, и она скоро выздоровеет, — вме­
шалась мать.
- Пойдемте с нами, мистел Калл, — попросил Дон,
ухватив джентльмена за полу плаща.
- Д он, Дон, так нельзя!
Не браните его! — заступи лся «мистел Калл».
Подхватив мальчика, он усадил его к себе на плечо и
двинулся прочь, подпрыгивая и что-то приговаривая,
а малыш прямо-таки захлебывался от восторга.
- Правда, он о чен ь добрый! — восклицали вслед
мистеру Карру Зилла и Ада. — М ы все успели его по­
любить.
- Верно, он очень добрый, — согласилась мать. —
llt> не хотелось бы , чтобы вы злоупотребляли его до­
бротой.
- Не б есп о ко й тесь, м и сси с К и т : мистер Кар р
вполне способен за себя постоять, — возразил ей Э д у­
ард Уэллс. — К тому же ему в ребячьей компании так
же весело, как и малышам. — С этими словами сын ка­
питана присел подле дивана, где отдыхала Милдред, и
продолжал беседовать с ней и со старш ими леди, пока
не пришло время возвращ аться в каюту.
О ставш и еся дни п утеш естви я стояла прекрасная
погода, ветер дул попутны й. И вот ясн ы м и ю н ьски м
утром шлюп вошел в пролив М а к и н о и, добравш ись
до од н оим енн о го острова, встал на як о р ь вблизи
форта.
Капитан предупредил пассажиров, что здесь судно
простоит день или два, и предложил переправить ж е ­
лающих на берег. Предложение было охотно принято
почти всеми, и ш лю п ки доставили людей к белым сте­
нам крепости, во звы ш авш ей ся на пятидесятиметро-
иом утесе.
П о высокой каменной лестнице все поднялись на
плац. Под ногами — чи сты й, как свеж евы м ы ты й пол,
твердый и гладкий камень. К и г ы прогулялись по пла­
цу и поглазели на казармы и офицерские дома, рас­
положенные неподалеку. Потом прош лись вдоль сте­
ны: отсюда можно было разглядеть и гавань, и дерев­
ню М акино. П одивились огромным пуш кам — рядом с
каждой, словно пирамида бильярд ны х шаров, бы ли
сложены черные ядра.
Затем наши путеш ественники наведались в город,
увидели там индейцев и купили у них д иковинны е ма­
ленькие корзинки, плетенные из коры и украш енные
си н и м и , кр асн ы м и и белы м и иглами дикобраза.
Кор зи н очки были доверху наполнены кленовым саха­
ром. А еще они приобрели украш енны е бусинами мо­
касины из мягкой кожи, тоже сделанные индейцами.
Ю н ы е К и ты радовались, как никогда в ж изни: отец
преподнес каждому из них по паре мокасин, мама с те­
тей подарили корзиночки из коры, а у их друга мисте­
ра Карра обнаруж ились неиссякаемые запасы клено­
вого сахара.
На корабль все К и т ы вернулись усталы е, но до­
вольные. А на следующее утро, как обы чно, поднялись
на палубу спозаранку, перед восходом солнца, чтобы
«поглядеть, как оно выходит из воды».
— К а к тихо! Ни ветерка! — обращ аясь к отцу, произ­
несла Милдред в тот самый миг, когда к ним, ж а вш и м ­
ся на утренней прохладе друг к другу в ожидании пер­
вых лучей рассвета, подошел Эдуард Уэллс.
— Да, опять ш тиль, — откликнулся мистер Кит.
— Вполне возм ож н о, нам придется задержаться
здесь на несколько дней, — добавил Эдуард, для нача­
ла жизнерадостно пожелав всем доброго утра. — В та­
ком случае мы получим во зм о ж н о сть исследовать
остров. О каж ете мне че сть? Н азн ачи те меня своим
проводником?
-- «М ы » — это все мы будем исследовать? — забес­
покоился Сирил.
— Разумеется, мой друг — все, кто захочет пойти, —
отвечал молодой моряк, хотя взглядом он приглашал
одну л и ш ь мисс Кит.
— М о ж н о , папочка! М о ж н о ? — зазвучал взволно­
ванный хор детских голосов.
— Посмотрим, — ответил отец. — А пока поверните
головы на восток, иначе пропустите то самое зрелище,
ради которого мы так рано встали.
Ja завтраком обсуждение планов продолжалось, и в
итоге было решено, что самым маленьким Ки там за­
думанная прогулка окажется не под силу. С п и со к «до­
статочно больших» для экскурсии закончили на Аде.
И вот группа ю ны х исследователей, возглавляем ая
Эдуардом, отправилась в поход.
Ада вернулась с экскур си и уставш ая, разгорячен­
ная и явно взволнованная.
— М амочка! — со слезами на глазах бросилась она к
матери. — М амочка, мы видели пещеру, там французы
прятались от индейцев, но их всех убили дымом на­
смерть! Индейцы никак по-другому не могли до них до­
браться, и они разложили у входа в пещеру огонь, и от­
равили их дымом! М амочка, я боюсь злых индейцев —
скажи папе, пусть отвезет нас обратно в Огайо!
М ать постаралась усп о ко и ть напуганную девочку
поцелуями и уверениям и, что теперь индейцы стали
совсем мирными и никого травить дымом не собира­
ются. Наконец Ада сумела побороть свой страх и со-
I масилась продолжить путь в Индиану.
Н есм отря на согласие А ды , им п р и ш л о сь задер­
жаться почти на неделю — затянувш ийся ш тиль не по-
т о л я л ш л ю п у под нять паруса. Н аконец-то в один
прекрасный день, сразу после обеда, подул попутный
ветер, и шлюп двинулся на запад, из пролива п р ям и ­
ком в озеро М ичиган.

63
В сю н очь судно резво бежало под парусами, и на
следующее утро наши друзья проснулись как раз во­
время, чтобы посмотреть, как «Королева Ш арлотта»
бросает якорь в порту Чикаго. Н ы н е это огромный го
род, тогда же в Ч и каго н асчи ты валось не более пяти
ты сяч жителей.
Ч икаго был для «Королевы Ш арлотты » конечны м
пунктом , и пассажиры со всем своим багажом отпра­
вились на берег. Э к и п а ж ш лю па и К и т ы прощ ались с
теплой грустью, они успели привязаться друг к другу
Эдуард Уэллс улучил м инутку и выразил Милдред на­
дежду на новую встречу.
К и т ы направлялись в порт Сент-Джозеф, располо­
ж енн ы й на другом берегу озера. Туда их доставило су­
д ен ы ш ко , заметно уступавш ее размерами «Королеве
Ш арлотте». Погода не благоп р и ятствовала: ветер и
дождь загнали К и то в в маленькую тесную каюту, а по­
тому они бы ли счастливы высадиться на берег. Надо
сказать, что городок С ент-Д ж озеф не оправдал их
ожиданий: он располагался на какой-то пустош и, л и ­
ш енной травы и деревьев. Д вух эта ж н а я гостиница
больше походила на сарай, на окнах — ни ж алю зи, ни
занавесок, и ничто не препятствовало жарким лучам
летнего солнца проникать в комнаты. Д ож дь прекра­
тился как раз к п рибы тию Ки то в. С олнц е пекло все
три дня, которые они провели в Сент-Джозефе. Они
задержались в этом городке, во-первых, чтобы сходить
в воскресенье в церковь, а во-вторых, чтобы дождать­
ся прибытия основного багажа. Отсюда начинался по­
следний отрезок пути — в город Плезант П лейнз, где
мистер К и т и решил обосноваться.
Тогда здесь еще не было железных дорог, и немало
лет оставалось до той поры, когда они по явились.
Н асколько мне известно, постоянное сообщ ение м еж ­
ду Сент-Джозефом и Плезант Плейнз с помощ ью ди­
л и ж ан со в в те времена тож е отсутствовало. Единст-
псиным способом добраться до места назначения б ы ­
ло напять килевую лодку, что и сделал мистер Кит.
Погода стояла прекрасная, солнечны е зайчики ве­
ге по скакали по лениво колы ш ущ ейся воде, вдоль бе­
рега тян ули сь зеленые поля и леса, так что последний
о tрезок пути — на борту килевой лодки «М ери Э н н » —
оказался вполне приятны м.
Гребцы вовсю орудовали веслам и, но гребли они
против течения, и «М ери Э н н » продвигалась неторо­
пливо, п озволяя п уте ш е стве н н и ка м вво л ю налюбо-
иптьен красотами природы. К и т ы — во всяком случае,
сш рш ие, умевш ие ценить прелесть пейзажа, — не пре­
минули им насладиться.
По больш ей части созерцали они густой лес.
( >дпако порой мелькала росчисть с одинокой бревен­
чатой избой или даже небольш ой деревуш кой. Река
весело струилась меж постоянно менявш их свои очер-
Iпнин берегов — то вы соки х и крутых, то п о н и ж а ю ­
щихся, то сбегающих зеленым откосом к самой воде.
С олнце уж е скл о н ял о сь к горизонту, когда лодка
подошла к берегу и коснулась дном отмели.
11рибыли — это город Плезант Плейнз.
г
N>: V* * W. » irk

О, «е нужны ни власть, ни злато ,


Но лишь сокровища души,
7Ъгдя роскошные палаты
Ты обретешь в любой глуши!

Миссис Хэлм

оселение Плезант Плейнз, которое его ж т е л и

П с гордостью именовали городом, рас пол а га


лось высоко над рекой. Оно лежало в двух не­
больших долинах, верхнюю из которых, чтобы огли
ч и т ь о т нижней, на местный лад называли «взгорком»
П рям ы е, очень широкие улицы, пересекались, обра
зуя квадраты. Д ом ов н асчи ты вало сь сотни две, по
большей части каркасных, но попадались и бревенча
тые избы, и даже кирпичны е особняки.
Плезант П лейнз был центром округа, и в нем нал и
чествовали окружной суд и тюрьма. И мелось и с пол
д ю ж ин ы магазинов, где можно бы ло куп и ть реши
тельно все, от праздничных нарядов до яиц и масла, oi
необходимого пахарю инвентаря до иглы для ш итья по
бати сту Бы ли тут две таверны , две кузн и, лавка еа
пожника и мастерская плотника. Скрипела жернова
ми мельница и аппетитно пахло из пекарни.
Л еще были две церкви двух христианских деноми­
наций, обе — деревянные каркасные постройки само-
m простого и непритязательного облика: голые стены,
незанавеш енны е о кна, грубые полы без ковров и
жесткие скамьи для прихожан.
С троители здеш них зданий еще не начали забо­
титься о красоте или хотя бы о заметном комфорте. Их
волновало одно — обеспечить кры ш у над головой, убе­
жище в непогоду. И внутри этих домов-панцирей, до­
мов-раковин по больш ей части не им елось ничего,
кроме кроватей и стола для еды — ни шкафов, ни кла­
довки, не говоря уж о каких-либо украшениях.
11еказистосгь здешних ж илищ не пытались скрыть и
растительностью. Никто не сажал ни деревья, ни кус-
т р и и к , ни плющ. Напротив, величественные старые
деревья — ведь не так давно вся эта местность сплош ь
была покрыта лесом — безжалостно вырубали, и ли ш ь
жалкие пни напоминали об их оборванной жизни.
Когда днище «Мери Э н н » заскрипело по камушкам
прибрежной отмели, вниз к реке сбежал с откоса вы ­
сокий человек в грубоватом фермерском наряде. Он
громко, с искренней радостью восклицал:
- Кит! Приехал, наконец! С женой, с детиш ками,
со всеми домочадцами! До чего ж я рад всех вас видеть!
Ухватив мистера Ки та за руку, м уж чина крепко и
сердечно ее потряс, затем примерно так же обошелся
со всеми пассажирами лодки, после чего они с мисте­
ром Китом помогли всем выбраться на берег.
М истер Джордж Уорд, некогда клиент, а потом —
верный друг мистера Кита, давно уже уговаривал его
перебраться в Плезант Плейнз.
-- Прямо жаль, что я больше не ж иву тут, в городе! —
сокруш ался он. — М ы , ты ведь знаешь, Кит, посели­
лись в прерии, километрах в пяти отсюда. Но упряжка-
го моя вот она, так что, если хотите, запрыгивайте все в
фургон и нынче же будете гостить у меня.
Э то искреннее приглаш ение бы ло с такой же ис­
кренней благодарностью отклонено.
— Н ас чересчур много, дорогой мистер Уорд, — со
смехом ответила миссис Кит. — И нам хотелось бы по­
скорее обзавестись собственны м жилищ ем.
— Ваш супруг писал мне об этом, и я все время при­
сматривал что-нибудь подходящее. Н о, п ризнаться,
даже л у чш и й дом, какой н ы н че имеется в н аличии,
покажется вам ж алким по сравнению с тем, к которо­
му вы привыкли к Лэндсдейле.
— Возможно. Однако в первую пару-тройку лет мы
вполне готовы к всевозмож ны м неудобствам и даже к
серьезн ы м труд н остям , — бодро возразила м иссис
Кит.
— Без трудностей, бою сь, не обойтись, но думаю,
что в итоге все тяготы окуп ятся. Так что же, везти вас в
гости ни ц у? В « Ю н и о н » ? Вы же не над еялись посе­
литься в собственном доме прямо сегодня? Давай-ка
отнесу тебя, парень, — проговорил он, подхватывая
Сирила. — П есок сильно развезло, трудно идти.
— Если этот «Ю н и о н », как я понял по твоим п и сь­
мам, л у чш а я гостиница в городе... — начал мисгср
Кит, отвечая на предыдущую фразу проворного Уорда.
— Кон ечн о , лучш ая — потому что у нас их всего две,
и вторая никуда не годится, — подтвердил мистер
Уорд, возглавляя процессию.
М и с с и с Прайор, хозяйка гостиницы , средних л с 1
ж ен щ и н а с л у ч а щ и м ся добротой ш и р о ким лицом
встретила их у порога так п риветливо, будто знала
К и то в всю ж изнь.
— Рада вас видеть, — ворковала она, кружа вокру|
наших п утеш ествен н иков и ловко помогая им изба
виться от лиш ней одежды. — У нас тут много земли, и
наш ему городку очень нуж ны хорошие люди.
Она провела их в гостиную — единственную , кого
рая имелась в отеле.

68
Простая обстановка — л о скутн ы й ковер, зеленые
хлопчатобумажные ш ирмы , стол с черно-красной ска-
н'ртмо, виндзорские кресла — два кресла-качал к и с
полуш кам и в наволочках из ан гли й ско го ситца,
о п а л ь н ы е — жесткие, с прямы м и спинкам и. На дере-
инмпой полочке вы соко над камином — старомодное
и-ркало, несколько ракуш ек и два медных, до блеска
начищ енных подсвечника.
Бо ю сь, д ам ы , что вам тут п о каж ется не о чен ь
уйм но, — хлопотала миссис Прайор, придвигая обеим
женщинам по креслу-качалке. — Вы устали с дороги,
» т л ь к о дней добирались! Садитесь, отдыхайте.
Вы очень добры, и здесь очень ую тно, — возрази­
ла миссис Кит, с благодарностью глянув на хозяйку
ю п и п и ц ы . У се в ш и сь в кресло-качалку, она п р и н я ­
лась развязы вать чеп чик на голове младшенькой.
У вас прекрасно! Я даже и не мечтала, что нам
Vлас гея гак хорошо разместиться на Д иком Западе, —
подхватила тетя Уэлти, одобрительно озирая гостиную,
и добавила, по о б ы к н о в е н и ю переставляя слова: —
И к) думала, у вас и ковровых наполов нет.
Нет наполов? Нет полов? Что вы! Хо тя, конечно,
они у нас грубоватые, настоящ их плотников днем с о г ­
нем не найти, и порой мне кажется, что я сама лучш е
выровняла бы доску, чем эти горе-мастера. А вот с ков­
рами куда хуже, купить негде, гак что по большей ча-
п и мы делаем их сами. И опять-таки не слиш ком уме­
ло, они быстро протираются. Тут почва песчаная, пс-
еок въедается в ткань, и отгого она быстро изнашива-
е ген.
Говорят, в здеш них местах трудно приходится
бы кам и ж е н щ и н а м , — подхватил мистер Уорд. —
И, боюсь, верно говорят.
Не стоит гак сразу пугать людей, мистер Уорд, —
рассмеялась хозяйка гостиницы. — Устраивайтесь, л е ­
ди, раздевайте детей и чувствуйте себя как дома. Я вам
пока что постелю , — с этим и словами она открыла
дверь из гостиной во внутреннюю часть дома и взорам
п утеш ествен н и ко в предстала накры тая ло скутны м
одеялом кровать.
— Вас, миссис Кит, я размещу вот здесь — вам ведь с
м алыш ами удобнее будет вн изу? Под больш ой кро
ватью есть выдвижная, как раз для ребятни. А остальные
пусть поделят между собой две спальни наверху. Там все
готово, постелено, можете отправиться туда, когда гю
желаете. Могу я сделать для вас еще что-нибудь?
На этот вопрос был дан отрицательный ответ.
— Тогда прошу прощения, я удаляюсь, — жизнера
достно подытожила миссис Прайор. — Надо пригля
деть за ужином, девчонкам я не больно-то доверяю.
И она вы ш ла в другую дверь, оставив ее ш ироко
распахнутой.
— Там у них столовая, смотри, Ф э н : два больших
стола, — зашептал Сирил на ухо сестренке. — А ковра
никакого нет. Наверное, у них большая уборка.
— Н у что же, ж ен уш ка, оставлю тебя ненадолго,
пойду, присмотрю , как разгружаю т багаж, — заявил
мистер Ки т, берясь за шляпу. — П ойдеш ь со мной,
Уорд?
— А мы, девочки, пока посмотрим наши спальни
наверху, — позвала Милдред сестер. — М о ж н о , ма
мочка?
— К о н е чн о , идите. И ум ойтесь хорош енько, да
приведите себя в порядок к ужину.
Вернувш ись, девочки доложили, что ковров нигде
нет и половицы неровные, но всюду безукоризненно
чисто.
— Этого нам достаточно, — улыбнулась мать.
М уж чи н ы вернулись, и вскоре колокол, зазвенев
ший откуда-то из-под кры ш и гостиницы, созвал го
стей к ужину, который, к их удовольствию, состоял ич
обильной, полезной и хорошо приготовленной пищи

70
Новы е постояльцы дружно воздали честь вечерней
ipaiiete, не см ущ аясь ни двузубыми вилками, ни от-
I v i i гиисм салфеток.
Как наш багаж, Стю арт? — спросила миссис Кит,
ми .па ужин закончился, и все вернулись в гостиную.
Я распорядился сразу отвезти его домой. Пола-
пип, все вещи уже там.
Д ом ой?
И готдом, о котором говорил Уорд. Я осмотрел
14п и арендовал — других вариантов все равно нет. Или
пало было сперва позвать тебя?
А сейчас я могу его осмотреть?
Конечно, если хочешь — ведь еще не стемнело.
Iniiit гегю Уэлти, надевайте ш ляпки, и я вас провожу.
А нам с Адой можно пойти? — вмешалась Зилла.
И нам с Доном и Ф э н ? — присоединился к прось-
Пс сестры Сирил.
Не можете же вы пойти без старш его сы на! —
not кликнул Руперт, хватаясь за ш ляпу
М иссис К и т вопросительно глянула на своего су­
пруга:
А идти далеко?
11ст — даже Ф э н не устанет. П усть все идут. И ты с
нами, М илли, — позвал он, забирая у нее младенца. —
Н понесу Э нн ис.
Вот так процессия! — рассмеялась Милдред. —
1|юди будут на нас глазеть.
11усть глазеют. Разве кого-то из вас это волнует?
Только не меня! — воскликнул Руперт и повел и-
1Г/1М 1ЫМ движением руки указал на дверь:
Итак, выступаем! М истер К и т с супругой во гла­
ве, »а ними следуют мисс Стэнхоп и мисс Кит, далее
1млна и Ада, зам ы каю т процессию три неразлучных
I норн и ка, а в арьергарде шагает маршал Руперт и сле­
дит, чтобы все шли чин-чинарсм.
Затеи Руперта всех развеселила: К и т ы послуш но
выстроились, как он требовал, и двинулись в путь но
затихшим к вечеру улочкам.
На их долю и впрямь выпало немало любопытных
взглядов из распахнутых дверей и окон. Кто-то сира
шивал: «Что это за люди?» а более сведущие отвечали:
«Новенькие. Глядите, какая у них большая семья, по
пробуй прокорми столько детей».
Некоторые отмечали красивую внеш ность и опря i
ность одежды Ки то в, другие умудрен но качали голо
вами и вы сказы вали опасение, что новенькие, мол,
«надутые зазнайки, иш ь, как разрядились».
К счастью , до ушей К и то в эти добросердечные за
мечания не доносились, а потому и никак их не заде
вали.
— Ви д и ш ь то желтое здание на углу, М ар си я?
спросил мистер Кит.
— Торцом к улице, с двумя дверьми — одна внизу,
одна наверху?
— Вот именно.
— Похоже на склад.
— Его и строили сначала под склад, но, поскольку
заказчику склад по каким-то причинам не понадобил
ся, он решил сдать дом внаем.
— И ты его с н ял ?
— Да. Не елишком-то подходящее жилищ е для вас,
дорогие мои, но выбора пока нет.
— Так будем благодарны Богу за этот дом и поста
раемся обустроить его как можно лучше.
— К акая ужасная развалина! — шепнула Милдрсм
на ухо геле Уэлти.
— Будем надеяться, внутри наш новый дом лучше,
чем снаружи, — бодро возразила старая леди.
— Хорош о бы! — уже Fie в силах сдержаться векрн
чала девушка, когда они подошли ближе. — Ты только
посмотри: дом стоит углом и выходит на две улицы,
причем ни от той, ни от другой его ничто не отдел не»

72
лпери открываю тся прямо на какую-то песчаную на-
(1.111!..
Н асы пь появилась оттого, что копали глубокий
погреб, — пояснил всезнающий Руперт.
Зато с другой стороны и позади большой двор, —
уступилась за новое жилье Зилла.
Двор зеленый, там что-то растет! — добавила Ада,
которая была, к сожалению, близорука.
Сплош ны е сорняки! — фыркнула Милдред и чуть
in* разрыдалась при воспоминании о родном доме, по­
к и н у т о м ради этого сомнительного сооружения. К а к
псе теперь далеко — и ую тный обжитой особняк, и ми-
ммм сердцу огромный сад, окаймленный живой изго­
родью, е мягкой травой, разукрашенной прелестными
живыми красками цветов, которые сейчас во множе-
с I не цветут и благоухают.
1ам сейчас распустились ию ньские розы, и их аро-
MJU см еш и вается со сладким запахом ж им олости...
А хозяева, насадившие и любовно взрастившие цветы
и кустарники, ны не так далеко, в краю чуж ом , пу-
с гынном, диком!
Ни деревца, ни кустика, ни цветочка, ни грави-
ночки! — вполголоса причитала Милдред, отмечая
каждое «ни» тяж ки м вздохом.
Не горюй, к следующему лету все будет, я каж ­
дый куст и цветок своими руками посажу! — пообещал
сII (>рат.
С' реки только что доставили последнюю партию
Сппажа. Грузчики заносили тяж елы е ящ и ки в дом и
с т в и л и их на полу передней ком наты . Д верь была
широко распахнута, и «процессия» беспрепятственно
проникла вовнутрь.
И прихожей нет! — вскричала Милдред. — Нет ни
шкафа, ни кладовой — только голые стены да два окна.
Ну что ты , еще есть пол и потолок, — поправил
сс неунывающ ий Руперт.
— И еще одна дверь с другой стороны! — Ада побе­
жала открывать эту «еще одну дверь».
— Даже каминной доски нет, некуда поставить без
дедушки... Да что там, и трубы у камина нет — зимой
мы тут не согреемся, а л и ш ь от дыма задохнемся.
Милдред неутомимо перечисляла изъяны противного
желтого дома, не обращая внимания на жизнерадос г
ные реплики брата и сестры.
— П е чк у затопите, мисс. Трубы от нее идут через
пол наверх, там и дымоход, — пояснил один из груз
чи ков, утирая пот со лба рукавом своей клетчатой ру­
баш ки.
М истер К и т остался в передней комнате, чтобы
расплатиться с работниками, а остальные перешли в
следующее помещение, столь же пустое и унылое, как
и передняя комната. О но было несколько просторнее,
но л и ш ь с одним окном, которое, как и дверь, откры
вал ось в проулок.
За этим и двум я комнатами находилась кухня,
меньшая размерами, чем комнаты, но зато с печкой,
плитой и трубой, все честь по чести. А под лестницей,
крутые скр и п учи е ступени которой вели на второй
этаж, оказалась небольшая темная кладовка.
В ск а р а б к а вш и сь по лестнице, дети обнаруж или,
что второй этаж тоже состоит из двух комнат — одна,
очень большая, располагается над кухней и гостиной,
а вторая — над передней комнатой и точно совпадает с
ней по размерам.
Лестница вела в ббльш ую комнату, а в другую м ож ­
но было попасть только через нее, так что никакой
возможности уединиться здесь не было.
— Что за дом! — присоединились к жалобам М илд­
ред младшие. — К а к тут ж ить? К о м н ат мало, и все та­
кие нехорошие!
М иссис К и т остановилась посреди огромной, сма­
хивавшей на складское помещение комнаты второго
*
74
и л Ail, огляделась по сторонам, оценила увиденное и
почувствовала, что отвага в ее душе тает.
I n я Уэлти заприметила, что мужество впервые из­
менило се племяннице, и поспешила на помощь:
11е грусти, М арсия! Когда мы распакуем мебель и
расставим ее по местам, дом преобразится. Я думаю,
ну комнату мы разгородим красивыми занавесками
нп m-сколько маленьких. Д ево чка моя, мы тут пре­
красно устроимся!
Кон ечн о , устроимся, тетя! — отвечала М ар сия,
Vi кинем воли возвращая себе привы чную бодростьду-
ча I (средняя комната будет ваша...
Ни в коем случае! Там поселитесь вы со Стюар-
I ом
Нет уж, позвольте мне распорядиться по-свое­
му! решительно возразила племянница. — Э то л у ч ­
шая комната, и здесь будете ж ить вы. Не спорьте, те-
1гчка, ведь не можем же мы поселить в этой комнате
мааыш ей — дверь откры вается сразу на улицу! — с
уныЬкой пояснила она.
Ну, ж ен уш ка, что ска ж е ш ь? — спросил мистер
K m , закончив дела внизу и поднимаясь по лестнице.
Скажу, что мы будем ж ить здесь счастливо, если
сш нсм принимать с благодарностью все, что выпадет
на пашу долю.
Узнаю тебя, моя дорогая: ты всегда умееш ь все
повернуть к лучшему, — с улыбкой облегчения и бла-
юдарпости ответил озабоченный муж.
А но-моему, место ужасное! — настаивала М илд ­
ред. — Э то же самый настоящ ий склад, большой пу-
П'ой склад, а не дом! И гут так грязно! Весь пол заля­
пан ш тукатуркой, и окна тоже ей замазаны.
I (одозреваю, что все это можно отчистить, — от­
мстил мистер К и т и не удержался от смеха при взгляде
на скорбное лицо дочери. — М иссис Прайор подска­
жет нам, где найти уборщицу.

75
Они еще побыли в доме, обсуждая, как удобнее его
обустроить, а затем выш ли во двор и оглядели свое но
вое жилищ е снаружи. В сад выходила длинная глухая
стена, обш и тая досками внахлест — в ней имелось
л и ш ь одно окно , да и оно располагалось на втором
этаже — К и т ы еле его разглядели, задрав головы вверх.
Что же касается самого двора, то взгляд первым делом
скользил по кучам песка, затем перескакивал на гу
стые заросли сорняков и дикий подлесок — а больше
во дворе ничего и не было.
— Я в таком отчаянии, что у меня просто нет слов!
воскликнула Милдред, скрестив руки на груди, словно
трагическая актриса.
— А чего же ты тогда разговариваешь? — поддел ее
Сирил.
— Ж уткое уродство с этой стороны! — поморщилась
Зилла и демонстративно отвернулась от скучной глу
хой стены.
— М ы посадим здесь плющ , и он увьет эту стену,
провозгласила неистощ имая на выдумки тетя Уэлти.
— А я расчищ у сад и покрою его дерном, — начал
строить планы кампании маршал Руперт, выдирая е
корнем толстенный разросшийся коровяк. — Э то ведь
не так трудно, как расчищ ать новые земли — а наши
деды, первые поселенцы Огайо, справились и с этим.
— П равильны й подход, мой мальчик! — отд уш и по
хвалил сына мистер Кит. — А теперь давайте закроем
дом и вернемся на ночь в гостиницу.
К и ты выш ли со двора на улицу.
— Смотрите, напротив нас — бревенчатая хижина, -
отметил Руперт. — А дальше совсем плохонький кар
касный дом иш ко с кузницей. Вот гак, Милдред, наш
дом — не сам ы й худший. Гляньте-ка на вы веску!
«Г. Легкош лем» — вот так имечко! В самы й раз для ку i
неца, — и Руперт от души рассмеялся.
М и сси с Прайор присоединились к новым посто
ни.нам it гостиной, после того как те уложили млад-
ПМ1Ч де гей спать.
I (оправился ли вам новый дом? — поинтересова-
М(и ь она.
Надеюсь, мы сможем устроиться в нем вполне
комфортно, — с неизменным доверием к жизни отве­
чая мистер Кит.
11олагаю, вы можете занять его без промедления?
Верно — мы собираем ся переехать как м ож но
<к о р е е , но сперва там надо прибраться.
М и сси с Прайор посоветовала ж енщ ину, которая
мо| па (>ы помочь с уборкой, и тут же предложила «по-
I или» к ней» и вы яснить, удастся ли нанять эту работ­
ницу, миссис Руд, с завтрашнего дня.
I е п р е д л о ж е н и е было с благодарностью принято, а
ко| аа гонец возвратился с ответом, что м иссис Руд
мни ген в желтый дом к шести утра, К и т ы и вовсе при­
ободрились: ж изнь налаживалась.
11о ей же понадобится горячая вода, мыло, тр яп ­
ки, щетки! — спохватилась практичная тетя Уэлти.
Я одолжу вам большой железный котел, чтобы
ip e ii. воду, — пообещ ала хозяйка гостиницы . — Вы
рас гоните печь на кухне или очаг во дворе. А на дрова
моруЬитс подлесок.
А щетки и мыло мы купим в магазине, — подхва­
т а мистер Кит.
Правильно, а если в такой ранний час магазины
Пулу г еще закры ты , то для начала я дам вам свои.
Большое вам спасибо, — поблагодарила миссис
К и г, но мы можем достать из багажа наши щетки —
и п о д с к а ж у тебе, какой ящ и к нуж но открыть, Стюарт.
Какая ты умница, М арсия, что так обстоятельно
соГМ>алась! — восхитился мистер Кит. — Первое, что я
сасчаю завтра утром, — достану щетки. К а к ты дума­
ешь, мы сумеем подняться заранее, чтобы к половине
шестого бы ть на месте?

77
— Постараемся! — весело отвечала жена. — А где у
вас рынок, миссис Прайор?
— Ры нком мы пока не обзавелись, — отвечала хо­
зяйка, смеясь и отрицательно покачивая головой.
— Нет рынка! Но как же вы без него обходитесь?
— У нас есть лавка мясника, где пару раз в неделю
бывает свежее мясо — говядина, телятина, баранина
или ягнятина, как получится. А вообще все горожане
делают запасы сами: солят свинину, изготавливаю т
колбасу и ветчину, вялят и коптят мясо. Кроме того, у
нас в достатке треска и макрель.
П очти все держат птицу, из окрестных деревень
привозят туш ки кур и яйца, картошку, овощи, молоко
и масло. Н о многие горожане и сами огородничают.
А некоторые держат коров и не нуждаются в покупном
масле и сыре.
— Так, пожалуй, лучш е всего, — согласился мистер
Кит. — Н езависим ость и самодостаточность! Дум аю ,
нам тоже нужно завести корову, если только удастся
найти доярку. Нет ли у вас на примете подходящей де­
вуш ки, миссис Прайор?
— Если бы! У нас почти никто не идет в работницы,
сэр, а те девушки, что нанимаются, такие требователь­
ные! Не станут у вас жить, если вы не посадите их за
стол со всем семейством. И не всякую работу согла­
сятся делать.
las*. '‘ I
u > <#&, f К» •■

✓ - ,.ъФ $$$рвтпл.*--'Ъ }, :% 'i' /* ' %

ГЛАВА7
^йй4**-*^ . . ] "V (

От страха я совершенно обессилел,


по всему моему телу заструился холодный пот
такой обильный, словно меня окатили водой.

j л!*'
V \ V is T * /* •-*• '
-Г1;.... ? .~ -ч

1 я
Джон Драйден. «Буря, или Зачарованный остров»

емейство, носившее странную ф амилию Лсг-

С кошлем, собралось за ужином. Отец и старший


сы н , оба кузнецы, оба ш ирокоплечие и стат­
ные, ростом под два метра, закатали рукава клетчатых
рубах вы ш е л о к тя, обнаж ив м ускулисты е загорелые
руки. М ать — в выцветшем коленкоровом платье, се­
деющие волосы убраны с невыразительного, усталого
лица и затянуты на затылке простым узлом, который
украш ает л и ш ь желтый роговой гребень. Впрочем,
гребень вряд ли служ ит украш ением: годы тяжелого
труда, беспощ адный ветер и столь же беспощадное
солнце отнюдь не пошли на пользу от природы грубо­
ватой и темной коже миссис Легкошлем. Да и во всем
ее наряде не имелось и намека на желание хоть как-то
прихорошиться, не было даже воротничка или платоч­
ка, чтобы прикрыть некрасивую, морщ инистую шею.
Рода Д ж ейн , старш ая дочь, занимавш ая место по
правую руку отца, казалась точной копией матери в
молодости, раз ею что в лице ее проступало больше
ума, а также прямоты и отваги.
За столом теснился еще целый выводок младших
детей обоего пола, с виду ничем не примечательных и
всецело поглощенных важнейшим в ту минуту заняти­
ем: перегнать друг друга в поедании жареной сви н и ­
ны, жареной картошки и хлеба с маслом и патокой.
— В городе новенькие появились, мать, — сообщил
мистер Л егкош лем , накладывая себе новую порцию
сви н и н ы . — «М ери Э н н » снизу приш ла, доставила
пассажиров.
— Кто ж это, отец? Надолго к нам?
— Ага. Тот аблакат, про кого толковали, что при­
едет, помниш ь? К а к его биш ь?
— Кит, — подсказала Рода Джейн. — Я слыхала, как
миссис Прайор говорила про него Дамарис Сухохлеб в
запрошлое воскресенье после собрания. Зн а чи тся,
приехал?
— Ага. М не нынче случилось пройтись по улице,
так я видал, как Джордж Уорд вез их в «Ю нион»: хозя­
ина и с ним еще двух не то трех баб и с полдюжины ре­
бятишек.
— Дамарис так и мечтала, кабы детишек привезли, —
подхватила Рода Джейн. — Ей учеников надобно.
— Что ребятишек привезли, еще не значится, что к
ней их отдадут в учебу, — высказал свое мнение стар­
ший сын.
— А ты бы лучш е прикрыл рот, Готобед! Ты-то ни­
когда Дамарис знать не хотел!
— Н у да, а ты, можно подумать, к ней прям бегом
бегала, Рода Д жейн! Разве что разок-другой, да и то
чтобы ее позлить. Не, мне от мисс Сухохлеб не холод­
но, не жарко: старая дева и глупа, как пробка!
— Лучш е бы к нам дохтур приехал, лихоманки вся­
кие лечить, — вставила свое слово мать семейства, ще­
дро подливая супругу чай. — Это еще чего такое, Рода
Д ж ейн ? — та вдруг вскочила с места и побежала через
смежную комнату открывать дверь.
— Повозка едет, барахлом набита доверху, — про­
кричала в ответ девица. — Вон, встала у того желтого
дома на углу И этот... аблакат при ней. Идите, гляньте.
Все больш ие и малые Л егко ш лем ы , побросав на
стол ложки и вилки, как были, с набитыми ртами и ку­
сками в руках, толкая друг друга, устремились к окнам
и дверям, дабы насладиться редким зрелищем.
— Чего это будет, отец? Магаз, что ли, новый от­
кры ть задумали? — вопрошала миссис Л егкош лем ,
стоя на крыльце, не без воинственности уперев руки в
боки. Взгляд ее не отрывался от желтого дома на углу.
— Не знаю, мать, я вот лучш е схожу до них, да и
спрошу. Пош ли, Гото, им как раз будет впору подмога
со всеми этими ящ иками.
Они были люди незлые, добрососедские, эти пер­
вопоселенцы Плезант Плейнс. Если кому требовалась
помощь, их даже и просить особо не приходилось.
— Всю эту кучу добра новый аблакат с собой пона­
вез, — доложил мистер Легкошлем, вернувш ись вме­
сте с сыном к нетерпеливо поджидавшим их домочад­
цам. — С нял дом на время, будут покудова с нами по
соседству жить.
Через полчаса любопытное семейство вновь друж­
но устремилось на крыльцо — это случилось, когда ми­
мо них проследовала «процессия» Китов.
— По виду судя, с востока они, — проворчала хо­
зяйка дома. — Они еще пожалеют, что не остались там,
откудова они родом. У нас тут прислугу нипочем не
сыщ еш ь.
— Расфуфыренные какие, фу-ты ну-ты, — подхвати­
ла Рода Джейн. — Панталончики на малышах экие бе­
ленькие, а девица-то еще и виаль к шляпе прицепила.
— В чем беда? — остановил ее брат. — Была б у тебя
такая славная кожа, ты бы ее тоже, небось, поберегла.
— Ха! Краса, что глубже кожи не проникла, не до­
рогого стоит, — блеснула знаниями мисс Легкошлем
и, победно вздернув голову, самым парадным шагом,
каким только умела, удалились в дом.
Следующие полторы недели дом на углу и все, что
возле него происходило — каждый выход Ки то в из до­
му и каждое их возвращение, — служил неисчерпае­
мым источником для соседских пересудов. Не только
Легкош лемы, но и все прочие проявляли к новичкам
самый горячий интерес, что, впрочем, неудивительно:
в ту пору в провинциальный городок, где не было ни
железной дороги, ни телеграфа, новостей поступало
мало. Газеты прибывали с почтой ли ш ь раз в неделю,
журналы не издавались, публичной библиотекой го­
род еще не обзавелся, а в частных домах книги мало у
кого водились. Так что почти единственным предме­
том бесед в Плезант П лейнз служили повседневные
местные события. А уж К и ты , приехавшие в эти еще
дикие места из давно освоенных районов страны и во
многом выпадавшие из привычной для горожан кар­
ти н ы , конечно, заслуживали особого вним ания. Их
наряды и манеры держаться, обстановка дома и образ
ж изни — все обсуждалось и перетолковы валось по
многу раз.
Легкош лем ы и близкие им по духу люди сош лись
на мнении, что для здешних мест вновь прибывш ие
чересчур нежны, и то и х1ело обменивались примерно
такими репликами:
— Подумать только, они выложили в передней са­
мый что ни на есть настоящ ий ковер из магазина, а
диван и стулья плотными покрывалами накрыли, на
окнах занавесочки белые, а на стенах — патрегы и кар­
тинки всякие.
— Девочки с малолетства в белых панталончиках, а
с набивного ситца штанцы, как у нашей ребятни, им
не по нутру.
Однако наш лись в городе пусть и немногие, но бо­
лее образованные и утонченны е семейства, которые
весьма радовались, что их полку прибыло, и л и ш ь
ждали, когда приезжие обустроятся в новом доме, что­
бы удобно было нанести им визит.
М иссис К и г и тетушка Уэлти успели познакомиться
с несколькими приятными и близкими им по натуре
женщ инами, а знакомство с двумя или тремя местны­
ми леди уже перерастало в крепкую и верную дружбу.
И у Милдред вскоре появилось несколько молодых
подруг, которых она сочла не менее достойными, чем
те, кого она покинула.
Позади желтого дома подрастали ю ны е деревца,
оставленные после прорубки подлеска, и младшим де­
тям понравилось играть в этой рощице. Н аклонив са­
мые тонкие деревья, они усаживались на них верхом, а
на те, что побольше, карабкались и устраивались меж­
ду ветвей. М алы ш и строили у древесных стволов, в гу­
стой тени, шалаши и затевали игру в индейцев.
Так проводили они теплые со лнечн ы е деньки, а
старш ие тем временем старались как мож но лучш е
устроить дом и навести уют и порядок во дворе.
В первое же утро после переезда Руперт расстелил в
тенистом уголке рощицы покрывало, на котором обо­
сновались Зилла и Ада с маленькой сестренкой Э н ­
нис, вверенной их попечению.
Вокруг росли дивной красоты полевые цветы, и
озорная троица — Сирил, Дон и Ф э н — пустилась бе­
гать взад и вперед, срывая цветы, весело друг с другом
болтая и испуская порой пронзительны е радостные
вопли, возвещавшие, что кому-то из них удалось об­
наружить очередное сокровище местной флоры.
— О сторожнее, ребята, не отходите далеко, —
окликнула их Зилла.
— Нет, нет, далеко не пойдем, — хором отвечали те,
а Сирил еще и посулил: — Я пригляжу за Ф э н .
Через несколько минут они опрометью примчались
обратно с огромными охапками цветов.
— См отрите, смотрите! — верещали малы ш и. —
С колько их, и какие прелестные, и голубые, и белые, и
красненькие, и желтые! Вот, это все вам, мы себе еще
наберем. И маме, и тете Уэлти наберем, каждой по
большому букету! — и все трое убежали вприпрыжку.
— Ой, и правда, какие красивые! — воскликн ула
Ада. — Сделаем из них букет для мамы!
— Зачем ей два? — усомнилась Зилла. — К тому же
букеты пока и поставить-то некуда. Давай лучш е спле­
тем венки для малыш ки Э н н и с и Ф э н .
— Давай! — И обе девочки ревностно принялись за
дело, с живейш им интересом рассматривая и разбирая
новые для них цветы. М аленькая Э н н и с тоже дергала
за стебли, что-то бормоча и болтая на своем милом
младенческом наречии.
Вдруг Зилла замерла и дрожащей рукой ухватилась
за руку сестры. Лицо ее страшно побледнело, в огром­
ных голубых глазах отразился ужас.
Ада стремительно обернулась посмотреть, что пе­
репугало Зиллу, и ужаснулась ничуть не меньше: она
увидела прямо перед собой высокого индейца с ру­
жьем и томагавком в руках и с ножом для сняти я
скальпов на поясе! Краснокожий бесшумно подкрался
к девочкам и с явны м любопытством разглядывал их,
стоя в каком-нибудь метре от подстилки.
На ногах у него были гетры и мокасины, на плечи
индеец набросил одеяло, на голове развевались перья,
но лицо не было раскрашено, как в пору войны.
Позади стояла скво. На спине у нее висела большая
плетенная из коры корзина, доверху полная лесных
ягод.
Девочки так напугались, что не могли ни крикнуть,
ни заговорить. Они словно обратились в камень и си­
дели неподвижно, а индеец тем временем подходил

84
все ближ е, и его скво следовала за ним по пятам.
О становивш ись прямо перед девочками, индеец что-
то буркнул жене, и та опустила корзину наземь.
Зачерпнув обеими руками пригоршню ягод, инде­
ец насыпал их на колени Зилле, пробормотав что-то
вроде:
— Маленька!
Ж енщ и на вновь закинула корзину себе на спину, и
краснокожие супруги неторопливо двинулись прочь —
хорошо что не в ту сторону, куда побежали мальчики и
Ф эн .
Все еще не о п равивш ись от изум ления, девочки
уставились друг на друга и почти одновременно зата­
раторили:
— О й, как я испугалась! А т ы ? Я думала, он нас
убьет и скальпы снимет!
— Но ведь он добрый? Он поделился с нами ягода­
ми!
— Да. Каж ется, он хотел угостить малышку, он ска­
зал «маленькой», но мама не разрешает ей куш ать яго­
ды, ты же знаешь, так что ей мы не дадим.
— М о ж н о позвать м альчиков и Ф э н , пусть угос­
тятся.
— Ага, зови!
— Откуда у вас ягоды? — спросил Сирил, с аппети­
том уплетая свою долю.
— Индеец дал.
— Индеец? Так значит, они нам друзья? Вот славно,
больше я не буду их бояться.
— Ну, не знаю , — неуверенно покачала головой
Ада. — Я бы предпочла с ними больше не встречаться,
мне даже ягод не нужно.
Маленькое пиршество как раз закончилось, когда на
дороге, идущей вдоль рощи, дети заметили джентльме­
на. Увидев детей, джентльмен направился прямо к
ним.
— Доброе утро, — лю безно поздоровался он.
Полагаю, вы — дети мистера К и та ?
— Да, сэр, — от имени всех ответила Зилла.
— Рад познакомиться, — продолжил он, пожимая
руку каждому из детей, кроме, разумеется, Э н н и с.
И с вашими родителями мне бы тоже хотелось пови
даться. Они сейчас дома?
— М ама дома, сэр, но я недавно видела, как папа
куда-то пошел.
— К а к вы думаете, ваша матушка сможет уделим,
мне минутку? Я — Госпбдень.
Сирил широко раскрыл глаза и поглядел на круглое
лицо незнакомца со странной см есью удивления и
любопытства.
— Не знаю, сэр, — проговорила Зилла. — Там все за
няты, убирают дом. Сирил, сбегай, спроси маму.
М алы ш рванул прочь и на полной скорости влетел
в комнату, где миссис К и т с помощью мисс Стэнхоп
надзирала за распаковкой ящ и ков и размещением все
возможных хозяйственных принадлежностей.
— Мама, мама! — завопил Сирил, так и не отдыш ав­
ш ись. — Там пришел Господь и спраш ивает тебя!
М ож н о ему войти? М ож но, я его приведу?
— Господь пришел! Что такое говорит этот ребе
нок? — воскликнула тетя Уэлти и от удивления чуть не
выпустила из рук пузатую китайскую вазу.
М иссис К и г тоже с минуту озадачено смотрела на
своего отпрыска, но потом улыбнулась, сообразив:
— Конечно, приведи его к нам, — сказала она сыну
и, обернувш ись к тетушке (м алы ш тем временем убе
жал вы полнять материнский наказ), пояснила: — Это,
должно быть, здешний свящ ен ни к, тетушка. Стю арт
мне говорил, что у него и фамилия подходящая: Гос
п одень.
М истер Госпбдень, человек весьма рассеянный, во­
шел в дом, многословно извиняясь за свое «небреже

86
мне*» — ему-де следовало наведаться ранее, но он са­
мозабвенно работал над проповедью и «совсем поза-
hi.ui, что должен зайти».
Вы незаслуженно упрекаете себя, сэр, — вступи-
пась миссис Кит, с самой сердечной улыбкой подавая
т е л о руку. — М ы приехали только вчера. Позвольте
представить вас моей тетушке, мисс Стэнхоп.
Гщ с одно рукопожатие, и преподобный уселся на
коробку — вместо стула, который заботливо придви­
нула ему хозяйка, — и тут же с воплем вскочил: на ко-
роСжс россыпью лежали кнопки.
Леди, разумеется, не позволили себя даже тени
уныбки. М иссис К и т попросту пододвинула стул по­
йми же к свящ ен ни ку и заметила:
На нем вам будет удобнее — вы уж извините нас
ia беспорядок, это временно.
И они с удовольствием выслуш али рассказы с в я ­
т е й пика о городе и о маленькой церкви, которую ему
недавно удалось открыть.
Ы t ^ ■j #

ГЛАВА 8
"К..Ч) ‘- /Г C'. :'^<; ..} \ ^
. ~ ■
•• Vf*-
W ' -4 ...," t d
\ -d * • W /
В тот дом, где мир, согласье и уют,
С небес незримо ангелы сойдут,
Благословляя всех, живущих тут.

у
ф •* 5
Миссис Хейл

ирил вернулся к сестрам и брату и принес за

С крытую корзину.

— Э то т дяденька уже ушел, ребята. Он, ока ял


вается, вовсе не Бог, а только свящ енник. Он у нас пс
очень долго пробыл — наверное, потому, что уселся im
кнопки и укололся. Мама прислала нам обед. Она вс
лела нам поесть тут, под деревьями. Давайте играть,
как будто у нас пикник.
— Конечно, давайте! — поддержала Сирила Зилла.
Посмотрим, что там, — и она открыла корзину. — Ой,
как здорово! Тут и пампуш ки, и холодный язы к, и сыр,
и имбирный кекс — много-премного — и по пирожку с
повидлом каждому!
— Какая мама добрая! — радостно подхватила Ада.
А ты рассказал ей про индейца с ягодами?
— Да, и папе гоже — он как раз вернулся домой и
папа сказал, что бояться нечего, индейцы больше ни
88
кого не убивают, да и не посмеют сделать нам что-то
плохое прямо тут, в городе, даже если б и захотели.
— М алы ш ка что-то беспокоится, наверное, кушать
м хотела, — сказала Зилла, вкладывая в ручку своей
подопечной кусочек имбирного кекса.
— М ама велела дать Э н н и с кусочек пам пуш ки, а
йогом она сама придет и заберет ее домой. Что же мы
не едим, я проголодался, как мохнатый бурый мишка!
— И мы тоже, — запищали Дон и Ф э н . — Только как
нам бы ть? Папа перед едой всегда читает молитву.
— Верно, — признала Зилла, уже начавш ая было
распределять лакомства. — А когда папы нет дома, еду
благословляет мама, но... — и она в растерянности
оглядела вдруг ставшие серьезными детские лица.
— Я прочту! — вы звался Сирил, зажмурив веселые
голубые глаза и набожно слож ив пухлые ладошки. —
I ос под и, спасибо Тебе за имбирный кекс и пирожки
и - и за все эти вкусности. Благослови наш у трапезу!
Аминь. Давай мою порцию, Зи! — потребовал он, от­
крывая глаза и протягивая руку.
— Дамы в первую очередь, сам знаешь, — осадила
его сестра. — И нужно расстелить на коленях носовые
платки, чтобы жирные крошки на одежду не попали.
— Правильно, а я и забыл. Тогда сперва угости Аду
и Ф э н , потом возьми себе, а Дону и мне в последнюю
очередь, потому что мы — джентльмены.
— Нет, Сирил, в последнюю очередь я возьму себе,
потому что так делает мама.
— А мама и папа все делают правильно, — подхва­
тила Ада, впиваясь белыми зубками в бутерброд с с ы ­
ром.
Розовощ екие, здоровые дети. На свежем воздухе
они нагуляли изрядный аппетит, но ни эгоизмом, ни
жадностью не страдали, да и еды с избытком хватало
на всех. Порции детям никто не ограничивал, но им с
малолетства внуш алось, что зря переводить пищ у —

89
грех, а потому остатки пикника были аккуратно уло­
жены обратно в корзину, которую Зилла повесила на
ближайш ей ветке.
Тут раздался общий радостный крик:
— М ама идет! — и малыш и наперегонки помчались
навстречу матери, а м алы ш ка с радостным гуканьем
протянула к ней ручки.
— Н у как, мои хорошие, все ли наелись? — спроси­
ла миссис Кит, подхватывая Э н н и с на руки и усажива­
ясь на подстилку. Дети столпились вокруг нее.
— Да, наелись! Всего бы ло много, даже осталось
кое-что! И все такое вкусное! Спасибо, мамочка!
— Вы вполне заслужили вкусный обед, вы сегодня
такие милые, хорошие, присматриваете все утро друг за
другом и за малыш кой, никому хлопот не доставляете.
При этих словах похвалы из самых лю би м ы х уст
щеки детей раскраснелись и глаза засияли ярче. Как
дорого было им каждое мамино ласковое слово! Как
ш ирились их сердца от пламенного желания стяж ать
такую похвалу вновь и вновь.
М ать не могла долго отдыхать с детьми, но, уходя,
напомнила, в какие еще игры они могли бы сыграть,
чем поразвлечься, какие лю бим ы е истории младшие
охотно послушали бы в исполнении Зиллы.
— Ты успеваеш ь с распаковкой и уборкой, мама?
М ы уже сегодня будем спать в новом доме? — затере
били ребята мать.
— Нет, мои хорошие. Х о ть мы и успеем сегодня в ы ­
м ы ть полы в спальнях, но останется сы рость, а это
вредно для здоровья. Сегодня мы поужинаем и пере­
ночуем в гостинице, но с завтрашнего дня будем ж ить
в своем доме.
— Х отя и не таком славном, как был у нас раньше! —
вздохнула Зилла.
— Н е таком, дочка, но мы постараемся и здесь быть
довольны и благодарны. А если будем довольны и бла-
т д а р н ы , то и в новом доме будем гак же счастливы ,
как и в прежнем.
С- этими словами миссис К и т уложила заснувшую
м ал ы ш ку на подстилку, заботливо накры ла легким
покрывалом, наказала старшим смотреть за сестрен­
кой и, всех по очереди перецеловав, поспеш ила о б­
ратно в дом.
- М ы устали, пока бегали и собирали цветы, —
сказал Сирил. — М ож ет быть, мы посидим, и ты нам
расскажешь какую-нибудь историю, З и ?
Да. Я расскаж у вам историю про Андрокла и
льва*, вы ее любите.
- Хорошо, а потом расскажи про девочку в ш елко­
вом платьице, которая не могла играть и бегать, пото­
му что ей жали туфельки, — стала клян чить Ф э н .
- Ой, смотрите! — негромко позвала сестер Ада. —
А ион гам девочки — у них нет шелковых платьиц, и ту­
фельки им не жмут, потому что туф елек тоже нет.
( трапные какие-то, правда?
Две небольшие девочки — одна ростом с Аду, другая
поменьше — медленно брели через кусты к тому месту,
где расположились дети.
Л и ц а у девочек бы ли болезненны е, обож ж енн ы е
солнцем. На худые плечи спутанны м и прядями пада­
ли изжелта-рыжие волосы. М алорослы е тощие тела
были облачены в коленкоровые платьица, сильно по­

* Лндрокл — древнеримский раб, который сбежал от жестокого


хозяина в Л и в и й с к у ю п усты ню , где вы нул ко л ю чку из лапы
страдающего льва. В результате исцеленный лев сделался верен
Лндроклу, как собака, и три года делился с ним добычей. Затем
Лпдрокл был пойман, та же участь постигла и льва. Беглеца по­
слали на арену бороться со львом. К изумлению публики лев,
вместо того чтобы броситься на Андрокла, ласкаясь, лег к его
ногам. П ораж енны й этим чудом император Тиберий велел от­
пустить обоих па свободу. — Прим. ред.
н ош енн ы е, маловатые, утративш ие цвет. Из-под
юбок торчали панталоны, пош итые из такого же ма
териала, но другой окраски. Ноги девочек были босы,
на головах красовались ш ляпки от солнца, сделанные
из картона и обтянуты е выгоревш им и грязным ко
ленкором.
— Позовем их к нам? — спросила братьев и сестер
Зилла.
— Нет, — шепнул в ответ Сирил, бросив на девочек
взгляд, полный отвращения. — Они совсем несимпа
тичны е, грязные какие-то.
— Мозет, они голодные, — заступилась Ф э н . — Дп
дим им вкусные стучки из колзины.
— Добрый день, девочки, — заговорила Зилла, слег
ка возвы ш ая голос, когда девочки приблизились.
Хотите посидеть с нами?
Обе отрицательно покачали головами, но продол
жали приближ аться. О т застенчивости каждая дев
чуш ка сунула палец в рог и усердно его сосала.
— Вы уже обедали? — в ответ Зилла получила утвер
дительные кивки.
— Я собираюсь рассказать моим братьям и сестрам
одну интересную историю. Если хотите послуш ать,
идите сюда и садитесь. К а к вас зовут?
— Я — Эммаретта Легкош лем , а она — М инерва
Легкошлем. Она моя сестра, вот она кто. Давай, расска
зывай свою сторию . М ин, сядем прям тут, на травке.
Девочки Легкош лем слушали Зиллу, разинув рты,
покуда их не позвал пронзительный голос, доносив
ш ийся со стороны кузницы — тогда они быстро под нм
лись и убежали.
Все К и ты отличались чрезвычайной привязаннос­
тью к дому. Родной очаг не могло им заменить ничто,
и все, от отца до маленькой Ф э н , очень устали от коче
вой ж изни, которую им приш лось вести в последние
недели.
Нот почему огромной радостью для них стала воз­
можность вновь рассесться «в тени собственной смо­
ковницы и виноградника» (если съемное жилье, да
еще такое неказистое, как «ж елты й дом на углу»,
уместно сравнивать с библейскими чудесами приро­
ды, полными изящ ества и красоты).
К вечеру второго дня уборка и обустройство желто-
ю дома достигли той стадии, на которой уже можно
ныло в него вселяться.
Когда на землю легли длинные тени, детей позвали
и дом, и вся семья собралась за накрытым столом, сто­
явшим в центре одной из комнат первого этажа — ее
I сгнивал и то гостиной, то столовой, п о ско льку ей
предстояло исполнять обе эти роли.
Ужин оживлялся веселой беседой, в которой разре­
шалось принимать участие и детям, с единственным
ограничением: говорить не всем сразу, а по одному, не
повышать голос и не шуметь.
Прислугу пока найти не удалось, а потому, оставив
родителей и тетю беседовать, Милдред с помощ ью
младших девочек собрала со стола посуду, вымыла ее и
навела порядок на кухне.
П о ко н чи в с хозяйственны ми хлопотами, девочки
п о тр а ти л и сь в гостиную. На столе перед отцом уже
лежала раскрытая семейная Библия, а рядом — стопка
гонких книжечек с текстами псалмов, которые Руперт
роздал членам семьи. Отец прочел несколько стихов
из Нового Завета и назвал псалом. М ама запела пер­
вой, к ее нежному голосу присоединились остальные,
и в теплом вечернем воздухе поплыл полнозвучны й
хвалебный хор.
Когда затихли последние отголоски торжественно­
го пения, все преклонили колени. Отец произнес ко­
роткую, но от чистого сердца молитву, возблагодарив
1>ога за милости, полученные в сей день, и испросив у
11его мира и защ иты на наступаю щ ую ночь. М истер

93
К и т исповедал свои грехи и молил о прощен и и и ж ш
ни вечной, обо всех благах, как преходящих, так и нет
ленны х, за которые Хр истос заплатил Своей дрпго
ценной кровью.
Так начинался и так заканчивался каждый день в
этом истинно христианском семействе. «Я и дом мои
будем служ ить Господу»* — с такой реш имостью мм
стер и миссис К и т когда-то начинали свою супруже
скую жизнь.
Каж ды й из малышей подошел к родителям, а затем
к тетуш ке Уэлти за прощ альным поцелуем, а затем они
гуськом потянулись вслед за матерью по крутой скри
пучей лестнице в больш ую комнату на втором этаже.
— Ой, насколько лучш е тут стало! — дружно вскри
чали дети. — И у тетуш ки в комнате тоже! — радовались
они, подбегая к открытой двери и заглядывая туда.
Все теперь было чисто и аккуратно. Грубый бревен
чатый пол покрыт коврами, на окнах шторы. Большая
комната разделена плотными занавесями на нес коль
ко закутков, и в каждом дожидается своего обитателя
белая опрятная постелька.
И з старого дома К и ты взяли с собой л и ш ь малую
часть мебели, но в ход пошли упаковочные ящ ики: в
них уложили подушки, которые затем застелили оби
вочны м ситцем — получились своеобразные и вполне
удобные куш етки. Другие ящ и к и , задрапированные
тонкой материей, превратились в туалетные столики.
Изобретательность и вкус сотворили чудеса, почти бс t
затрат превратив заброшенный дом в уютное, прият
ное для глаза и сердца жилищ е.

* Кн и га И исуса Н ави на 24:15.


Пред неизбежностью бессильны даже боги —
Тем паче я уйду с ее дороги!

Френсис Бомонт, Джон Флетчер.


Трагедия «Обманщик»

ети прочли м олитвы , о тяж елевш и е головки


склонились на мягкие белоснежные подушки,
U ^ у с т а л ы е ножки вы тянулись, чтобы отдохнуть, и
мать, перецеловав еще раз все розовые щ ечки, спусги-
иась на первый этаж, где ее ждали муж и тетя.
В гостиной она застал миссис Прайор: добрая ж ен ­
щина «заглянула на минутку» сообщить, что некая де­
вушка ищет себе место.
Сама я совсем ничего о ней не знаю , — честно
предупредила хозяйка гостиницы , — вы глядит она
вполне прилично и вроде бы готова поработать. Ее се­
мья, говорят, из Англии, люди уважаемые, но бедные.
Гели вы, м иссис Кит, захотите ее и спы тать, я могу
нынче же вечером послать ей весточку, и она, глядишь,
е какими-нибудь фермерами завтра подъедет в город.
М иссис К и т с радостью согласилась, ибо в тот мо­
мент лю бая, даже самая неумелая помощ ь была для
нее желанной. Потом она спросила у миссис Прайор:

95
— Есть ли в городе школа, в которую вы бы посове­
товали отдать моих малыш ек?
— Ш ко ла у нас только одна, и сомневаюсь я, чтоб
она была такая, какую вам надобно. Учительствует в
ней мисс Дамарис Сухохлеб, и по ее речам не сказать,
чтоб у нее было высшее образование, нет уж, никак не
сказать! Но для маленьких она, может, и сойдет.
Ч и тать и писать научит. У меня-то детиш ек нет, так
что я с ней дела не имела.
— Не пора ли заж ечь свет? — предложил мистер
К и т — Стало слиш ком темно, уже и лиц не разглядеть.
Милдред встала, пошла на кухню и вернулась с
заж женной свечой и щ ипцами для сн яти я нагарп.
С вечку поставили на стол.
М и сс Стэнхоп в свою очередь поинтересовалась,
какие сословия имеются в этих местах, и миссис Прай
ор дала ей такой ответ:
— Ну, мэм, у нас тут всякого сорта люди водятся, по
мы пока еще их не делим, как во многих других горо
дах. Наверное, когда наш городок станет побольше, то
и у нас появятся всякие звания и сословия.
Е с т ь у нас образованные люди, лю бители книг и
прочих возвышенных материй. Они понимают толк it
хороших манерах и умеют красиво говорить. А есть и
грубияны невежественные, но и они по большей части
люди хорошие — честные до мозга костей и работя
щие.
Воров у нас, почитай, и вовсе нет, люди дверей не
запирают, порой, когда жарко, и на ночь открываю !
пошире. Одежда сутками во дворах висит на веревке,
суш ится. И ни разу я не слыхала, чтоб хоть что-то тро­
нули. И пью т мало, пьяных почти и не встретишь.
— Здесь немало приезжих из Новой Англии, если я
не ош ибаю сь? — вступил в разговор мистер К и т
— Да, порядком-так и: и из Нью -Й орка, и из П ен ­
сильвании, и из Вирджинии, из Нью-Джерси тоже — я
I иMil отгула родом. Но я, пожалуй, пойду, а то совсем
и-мпо с тановится — в эту пору года день идет на убыль,
клк мистер К и т себя чувствует, не знаю , но вы-то,
женщины, вижу — уморились, вам бы выспаться хоро­
шенько.
Иы со мной, прош у не церемоньтесь, заглядывайте
почаще. Всегда буду рада вас видеть. Нет, мистер Кит,
л.»же не думайте браться за ш ляпу — не нужен мне ка-
нлмер, никого я тут не боюсь. Доброй ночи всем, — и
миссис Прайор упорхнула.
< веча быстро сгорала на сквозняке. М исс Стэнхоп
поспешила ее погасить, промолвив:
Это скверные сальные свечи. Принеси мне завтра
ноОолыпе свечей, Стюарт, и я постараюсь их усовер­
шенствовать. Ф ор м а у нас есть, имеются и фитили —
т и ь к о с а л а и недостает.
На следующ ий день около полудня в откры тую
л верь «желтого дома на углу» вошла ярко одетая моло­
дая особа и представилась миссис К и г как «британс-
кля девуш ка, Вин и Э п п л , про которую вам миссис
11рлйор говорила».
М иссис К и т приняла британскую девушку привет-
III1BO.
Вы умеете готовить и делать всякую работу по хо-
ишству? — спросила она.
Да, мэм, ясное дело, затем я и пришла.
Надеюсь, вы умеете работать, но, конечно, кое в
чем мои правила отличаются от ваших, и я рассчиты­
ваю, что вы не откажетесь поучиться.
- Ежели только вам не слиш ком трудно угодить,
мэм, так я постараюсь, можете мне поверить.
— Попробуем. Зилла, покажи Вини, где она будет
спать.
— Она будет есть с нами за одним столом? — спро­
сила Милдред, когда служанка вслед за сестрой под­
нялась на второй этаж.

97
Л Морга Финпи
— Там видно будет. Этого мы с ней пока не обгова
ривали.
— Неужели ты такое допустишь, мама?
— Наверное, придется, если мы можем получить
здесь помощь по дому только на таких условиях.
С п у с ти в ш и с ь со второго этажа, В и н и получила
первое задание — накрыть стол к обеду Ей показали,
где находятся приборы, сообщили, сколько человек в
семье, и предоставили делать дело.
М илдред считала, сколько тарелок появится на сто
ле, и убедилась, что Вини посчитала и себя.
— Вы л и ш н ю ю тарелку поставили! — с излишнем
резкостью окликнула она служ ан ку
— Нет, мисс.
— Нет, поставили. Тарелок одиннадцать, а нас толь
ко десять человек.
— А со мной одиннадцать, — парировала Вини.
Глаза ее гневно загорелись, и на щеках вы ступили
красные пятна.
— С вами?
— Да, мисс, я ничуть не хуже прочих и, ежели я го
товлю еду, стало быть, имею право ее поесть.
Сердитый возглас замер на губах Милдред — ома
перехватила предостерегающий взгляд миссис Кит.
— М ы согласны видеть вас за общим столом, Винн,
с тем условием, что вы всегда будете выглядеть акку
ратно и опрятно, — ровным тоном постановила мне
сис Кит. — А теперь помогите мне подать обед.
Тетя Уэлти возилась в углу кухни, отливая новые
свечи с хорошими фитилями.
— Значит, этот вопрос улажен, — вполголоса сказа
ла она племяннице. — Д ум аю , ты поступила мудро,
М арсия.
Стоило полюбоваться на лица Китов, собравшихся
в тот день за обедом. Правда, мисс Стэнхоп и миссис
Кит, как всегда, были спокойны и благожелательны

98
Mo щеки Милдред горели от гнева, а на лице Руперта
выражалось несказанное изумление. Удивлены были и
мпадшие, а благоприобретенная помощница всем сво­
им видом выражала самоуверенность и гордый вызов.
М истер К и т обвел сотрапезников вопрош аю щ им
к и лядом, потом занялся раскладыванием угощ ения
ип тарелкам, бодро приговаривая:
Я гут высмотрел участок, мои дорогие, на кото­
ром нам можно будет построить дом. Все, у кого най­
му ich силы для прогулки после чая, пойдут и посмо-
фиг. -)го будет семейный дом, так что нужно всей се­
мьей и решать, годится ли место.
' )га новость соверш енно отвлекла мысли К и то в от
мисс ' )ппл. Д етиш ки тут же ож ивились и загомонили.
Нидпо было, что никто не считает себя настолько
у п а вш и м , чтобы отказаться от разведывательной про-
I уики.
И разгар этой беседы тихий, испуганны й возглас
Ф »н привлек всеобщее вним ание и, посмотрев в ту
с т р о н у , куда глядела она, К и ты увидели на пороге
своего дома высокого индейца, а за его спиной на ули­
ке еще много краснокожих. Часть из них ехала вер­
ном, часть шла пешком, а некоторые как раз слезали с
коней. Младенцы были привязаны к деревянным ко­
лыбелям, которые матери, отдыхая, ставили торцом на
и-мл ю.
М алы ш и вели себя удивительно тихо — ни плача,
ни писка, хотя, обернутые сви вальн и кам и , они не
могли двигать ручками, которые были плотно прижа-
1ы к бокам, и не имели никакого развлечения, кроме
привязанной поперек колы бели, на уровне ли чи ка ,
веревки с крош ечным и колокольчиками.
Ух! — пробормотал стоявш ий на пороге индеец. —
М енять! — И указал сперва на корзину, которую его
скво поставила рядом с ним на землю, а потом на
Оолыпой хлеб, лежавш ий на столе.
— Дайте им хлеб, дайте! К то его знает, что он со­
творит, если своего не получит! — в ужасе возопил в
Вини.
— Обмен вполне честный, — заметил мистер Кит,
подавая индейцу буханку — Принесите-ка миску под
ягоды.
Индеец передал буханку скво и, что-то проворчав
одобрительным тоном, отсыпал в поспеш но достав
ленную Вини миску примерно с килограмм ягод, по­
сле чего вновь указал жестом на стол.
— Что ещ е? — добродушно поинтересовался мистер
Кит.
Индеец ответил знаками: изобразил, будто подно
сит чаш ку ко рту, и Милдред, воскликнув: «Да он же
пить хочет!» — налила индейцу полный стакан молока.
Он выпил, возвратил девушке стакан, кивком по
благодарил ее и двинулся прочь.
— Сбегаю-ка я и напою всех, — заявила пришедшая
в себя Вини, приташ ив из кухни ведро и оловянную
кружку. — С ними лучш е не ссориться, если не хочешь,
чтобы башка у тебя без скальпа проветривалась, так-то
люди говорят
М истер К и т вышел на порог, с которого только что
удалился индеец.
— Марсия, дети! Идите сюда! — позвал он. — Любо
пытное зрелище! Да не бойтесь, никакой опасности нет.
Реб яти ш ки , отвечая на призы в отца, немедленно
столпились у двери и окна и с лю бопытством устави
лись на индейцев и на Вин и, которая изо всех сил ста­
ралась им угодить. Усилия ее не пропали даром: день
выдался жаркий. Ведро вновь и вновь забрасывалось it
колодец, и индейцы пили холодную воду с явны м удо
вольствием.
Отряд, в котором насчитывалось человек тридцать-
сорок, во дворе К и то в надолго не задержался. Чтобы
утолить жажду и отдохнуть, индейцам понадобилось
менее часа, после чего воины вновь вскочили на коней
и лвинулись дальше, неведомо куда.
11у вот, все дикари ушли восвояси, а скальпы на­
ши целы, — со вздохом облегчения прокомментирова­
ли Ними, глядя на облако пыли, оседавшее в дальнем
конце длинной улицы.
Для вящего спокойствия она, как была с посудным
полотенцем через плечо, сбегала до угла, чтобы свои­
ми I лазами убедиться в окончательном уходе страш-
Ш.1Ч туземцев.
Довольно про скальпы — зачем зря детей пугать? —
олернула ее стоявш ая у парадного входа вдом Милдред.
М алыш ня гуртом толпилась вокруг старшей сестры.
А вы мне и вовсе не указ, — фыркнула стропти-
ипн служанка, возвращ аясь на кухню.
I I ocjic раннего чаепития К и ты предприняли запла­
нированную прогулку.
Участок располагался севернее всех к тому времени
ив троенных угодий, на высоком берегу и с него от­
крывался прекрасный вид на реку и на причал. Все
К и 11.1, от мала до велика, дружно решили, что они хо-
IHI жить именно тут.
Река в этом месте делала поворот, поэтому видна
(»ыча с двух сторон участка, третья сторона смотрела
на юрод, а четвертая — на простор полей.
Построим высокий дом, — размечтался мистер
К и г, и со второго этажа будем лю боваться на болота
Канкаки*.
Ьолога? — всполош илась М ар си я. — О ни тут
Снппко?
Километрах в пяти. Они вклиниваю тся в И ндиа­
ну, простираясь более чем на триста километров. Ну
ч ю ты гак тяж ко вздыхаешь?

* К а н к а к и — река на северо-западе штата И нд иан а, С Ш А . —


Прим. ред.
— М алярия!
— Дорогая моя, не стоит волноваться заранее. Ты
посмотри, какое красивое место! Годок-другой — и мы
обустроим тут дом лучш е прежнего.
— Ты прав, здесь очень красиво. А нам удастся со
хранить эти дивные старые дубы?
Дубов было с десяток — огромные, древние деревья,
выдержавшие, должно быть, не одно столетие бурь и
непогоды.
— Обязательно сохраним. П оставим дом так, чтобы
их не трогать.
Услы ш ав это обещание, Милдред просияла — пожа
луй, впервые с тех пор, как увидела «желтый дом на
углу».
Она очень тосковала по милому ее сердцу старому
дому в Лэндсдейле, хотя с ее уст не сорвалось ни слова
жалобы.
— Когда мы закончим строительство? — загорелась
М илдред.
— Ты бы лучш е спросила, когда мы начнем стро
ить, — рассмеялся отец. — Есл и нам сильно повезет,
весной приступим.
— О-о-о! — дружно застонали дети.
— Время пролетит быстро, милые мои п тенчики,
вы и не заметите, — утешила их добрая тетуш ка.
— П ока что мы огородим наш у землю, и вы тутс м о
жете играть, а такж е улучш ать и украш ать участок по
своему вкусу, — посулил отец.
— А можно мы все вместе будем рисовать план до
ма? — предложил Руперт.
М и стер К и т ул ы б н ул ся о б ы чн о й своей доброй,
чуть поддразнивающей улы бкой:
— Кон ечн о! П усть каждый внесет свои предложе
ния — ведь это наш общий дом, не только родителей,
но и детей.
TESiV -e* Г ‘ (S ' ‘ .
:
ГЛАВА
Vfc&v- 10ч ■
**.

Бог посылает нам друзей —


Благословенье жизни сей.

Эдуард Юнг. Поэма «Жалоба , или


Ночные размышления о жизни, смерти и бессмертии»

ода Д ж е й н , Рода Д ж ей н ! Беги скорей! Ты


только погляди!
— На чё глядеть-то, Эм м ар етта? Вечн о ты
с у п и ш ь с я по пустякам , — пренебрежительно ответ-
смювала мисс Легкош лем , но все-таки отозвалась на
при 1ыв: с тарелкой и посудным полотенцем в руках
вы скочила на кры льц о, откуда д оносился голос се-
нры.
Ничего не пустяки, — возразила Эммаретта, —
девочки К и то в в воскресную ш колу идут, и посмотри-
ьв сама, как они расфуфырились!
М ам очки , мы никогда такой красоты не видыва­
ли! подхватила третья сестра по имени М инерва. —
11>шгьица-то какие нарядные, и чер н ы е ш елко вы е
фпртучки, а кружева-то, кружева! Ох, мне бы такое!
Может, и у тебя такое будет, когда папаша забога-
114*г, откликнулась мать, следивш ая за тем же ше-
I I ином из окна.
!

— Платья-то ладно, мне бы шляпку, шляпку! - его


нала Эммаретта. — Ты ш ляпки рассмотрела. Рола
Д ж ейн ? С голубыми ленточками, с цветочками голу
бы ми, во как!
— О чень идут к их белым личикам и розовым щеч
кам, — заметил не поленившийся выйти во двор Г о т
бед.
Но тут же стыдливо отвернулся, так как шедшая
вслед за младшими сестрам Милдред, необы чайно
привлекательная в белом муслиновом платье с ро ю
выми лентами, случайно глянула в его сторону.
— Воображала! Думает, она всех красившее! — фыр
кнула, поддавшись зависти, Рода Джейн.
— Да ведь и правда красотка, цветочек, да и толь
ко! — отвечал Готобед.
— А это ихняя бабуш ка? Которая с мистером Китом
идет?
— Нет, Вини Эппл сказала, она будет тетка миссис
Кит. Бабуля со странностями, иной раз не поймешь,
чего говорит: мол, полы застелить, постели подмести
и все такое прочее.
— Все, не видать больше, прошли. Мамаша-то с ма
лы ш кой, небось, дома остались. А Вини говорила, ч ю
в воскресную школу не пойдет, только на службу — по
ди, сейчас прихорашивается.
— И тебе пора, Рода Д ж ейн, если к обедне nocnei ь
хочешь, — напомнила миссис Легкош лем , отходя oi
распахнутого окна. — Давай побыстрей управляйся г
посудой. А вы , д ети ш ки , марш наверх, надевайте
свои воскресные костю м ы , мойте руки, чеш ите вод о
сы — служ ба, ви ш ь, н ачн ется, мы и о глян уться не
успеем.
Узкая пешеходная дорожка, окаймленная по обеим
сторонам еще сырой от росы травой, огибая рощи му
молодых деревьев, вела к маленькой церкви. Туда и
направлялись Ки ты .

.104 ж
Милдред все время напоминала младшим сестрам и
itp .iiким смотреть под ноги, чтобы они, соступив с
s н ой ipoiim iKu, не испачкали и не промочили баш ­
мачки. Сама она шла очень осторожно, заботливо
приподнимая подол белой юбки и утешая себя м ы с­
лью, что идти недалеко.
Прихожан в местной церкви пока насчиты валось
маловато, а учеников в воскресной школе и того мень­
ше Новые поселенцы сулили изрядное пополнение в
рнл.тх как наставников, так и учеников.
И ю утро было организовано два класса по изуче­
нию Писания: один вверили мистеру Киту, другой —
мисс Стэнхоп. Руперту предстояло заниматься с о т­
цом, Милдред — с тетей. В своем классе она застала
лишь двух других учениц — Клодину Четвуд и Люсил-
•IV 1|>андж. Обе понравились М илдредс первого взгля-
лл они показались ей девицами из хороших семей,
умными и воспитанными. С им патия эта, как вскоре
выяснилось, была взаимной.
( разу после заверш ения заняти й началась во с­
кресная служ ба. С в я щ е н н и к произнес зам ечатель­
ную проповедь. Пение, хотя и не было виртуозным,
л л к тому же прерЕ>шалось необходимостью писать
псп лмы на доске, ибо книж ек на всех не хватало, но
жучало искренне и проникновенно. Чувствовалось,
ч ю прихожане поют со смыслом и от всего сердца —
люди молились пылко, а их поведение на протяж е­
нии всей служ бы оставалось достойным и благоче-
<I иным.
Больш инство прихожан составляли жители города,
но кое-кто добирался и из окрестных деревень.
11аряды местной публики не блистали ни искусным
покроем, ни знанием моды: на одежду туг особо не
ф игились — шили сами и в основном из коленкора.
Однако все ж енщ и ны и девочки выглядели очен ь
опрятно, а иные были одеты даже со вкусом. А уж лица
больш инства прихожан выражением ума и достоин
ства ничем не уступали тем, какие можно было уви
деть в ранее заселенных штатах.
После служ бы многие задержались, чтобы позпа
комиться с новичкам и, обм еняться с ними добрыми
словам и, расспросить. К и т о в тепло приветствовали,
приглашали в гости и обещали навестить, посмотрен,,
как они устроились, выражали надежду, что «наше ме
стечко придется им по нраву», что в церкви они ощу
тили себя, как в родной семье, среди друзей. А дере
венские искренне и радушно просили: «Заезжайте к
нам, как только надумаете».
С ква й р * Четвуд и мистер Ки т, позн аком и вш и еся
нескольки м и днями ранее, теперь представили дру|
другу свои семьи. Оба отца, лю буясь миловидностью и
хорошими манерами своих чад и домочадцев, испы
ты вал и законную гордость.
Ю н ы е Четвуды оказались почти столь же много
численны , хороши собой и прекрасно воспитаны, как
и Ки ты .
— М ы ведьстобой подружимся, правда? — спросила
Клодина, возвращаясь из церкви вместе с Милдред.
М ама сегодня не смогла пойти на сл уж б у потому что у
нее разболелась голова, но на неделе мы с ней придем
в гости к тебе и твоей маме.
— Нам будет очень приятно с вами повидаться,
искренне отвечала Милдред. — И я с радостью при ни
маю твое предложение — конечно, мы с тобой будем
дружить!
О ни расстались у дверей К и то в, очен ь довольные
друг другом, и Милдред вошла в дом с лицом, куда бо
лее счастливы м , чем во все последние недели.

* С ква й р (э сква й р ) — вежливое обращ ение, присоединяемое к


фам илии помещ ика в А н глии , а такж е почетны й титул дворя
нина в А нглии и должностного лица в С Ш А . — П рим . ред.
in мсти is эту перемену, М арсия обрадовалась, о чем
и \ кп шла дочери.
Да, мама, — весело ответила Милдред, — теперь
мне щесь нравится гораздо больше. Во-первых, я убе-
пниш ь, что у нас будут прекрасные проповеди по вос­
кресеньям. Во-вторых, у меня в воскресной школе та­
кой т а ю щ и й и внимательный наставник, что лучш е и
иг пожелаеш ь, — она м ногозначительно глянула на
h i уш ку Уэлти. — А в-третьих, у нас появились добрые
ару н.я, и Милдред начала рассказывать о семействе
Чг I пудов, особо восхваляя Клодину.
Надеюсь, она и впрямь станет для тебя хорошей
но/|ругой, доченька, — ласково проговорила миссис
K ill Ю ность тянется к юности, и я очень рада, что
1ы не останеш ься в одиночестве.
1ем временем младшие девочки взбежали наверх и
\ и нм it нарядные ш ляпки.
Куда дслась В и н и ? — спросила Зилла, бегом воз­
вращаясь в гостиную к старш им.
Ушла, предупредив меня, что до ночи не вернет-
i и, отвечала мать.
Значит, сегодня нам придется работать за нее! —
жмоиила Милдред. — М ама, мама, зачем ты ее отпу-
г I и на?
О тпустила? Д и тя мое, она и не спраш ивала моего
ри (реш ения, — рассм еялась м иссис Кит. — Н о я ду-
мию, мы вполне справимся и без нее, ведь по воскре­
сеньям мы готовкой не занимаемся.
Не прошло и недели, как Милдред уверилась, что
они вполне могли бы обойтись без служ ан ки и в буд­
ние дни — В и н и оказалась особой лен и во й , медли-
ю я ы ю й и небрежной. Указаний она не терпела, была
дерзка и часто огрызалась, зато права свои знала на-
1уС>ок.
Не было дня, когда негодование Милдред не дохо­
дило бы до точки кипения, ибо она частенько видела,
!

как их горе-помощница грешит и делом, и бездейсч


вием. Однако девуш ка пока терпеливо молчала: она
сознательно боролась со своим характером и ежечасно
просила поддержки у Того, К т о сказал: «Только но
М не опора твоя»*, а также «Сила М оя совершает в пе
мощи»**.
Прекрасный пример смирения подавали Милдред
мать с тетей. Обе — ж енщ ины прямо-таки солнечною
характера, жизнерадостные и терпеливые: никто пс
слыхал от них ни жалоб, ни каких-либо опасении
Тетя Уэлти была ровна и приветлива, точно ясным
ию ньский день, а ее племянница обладала вдобавок
хорошим чувством юмора и умела превращать малепь
кие неприятности в источник веселья и смеха.
Тем не менее, Милдред понимала, какому иегтыга
нию подвергается хозяйка не очень пригодного для
нормальной жизни дома, и ее лю бовь к матери, воехм
щение ею и желание вырасти дочерью, достойной та
кой мамы, возрастали и крепли.
Д ля преданного сердца Милдред, пекш ейся не о
себе, а о драгоценной своей матушке, не было огорче
ния глубже, чем видеть, как та изнывает под бремс
нем множества дел и забот. Однако, как ни старалась
девушка переложить больш ую часть материнских гя
гот на свои юные плечики, это было попросту невоч
можно. Она прекрасно понимала, что своей вспыль
чивостью и недовольством ли ш ь усугубит бремя мис­
сис К и т и потому ухитрялась держать себя в руках. По
стоило ей вспомнить, насколько это и без того нема
лое бремя отягощается множеством недостатков про
тивной Вин и, как неприязнь Милдред к «помощии
це» усиливались десятикратно. А какие бури в душе
старшей сестры вызывали теперь капризы, проказы и

* К н и га пророка О сип 13:9.


** Второе послание к Коринф янам 12:9.
ргНическая н еаккур атн ость братьев и сестср, даже
описать трудно!
< смья - даже самая счастливая — порой все же пре­
кращается в поле битвы. И кто реш ится утверждать,
чн» в гаком бою не требуется отваги больше, чем в тех
•рпжепиях, где под грохот канонады и бряцание ору­
дия шиоевывается мирская слава?
Китон вскоре навестили Четвуды, Гранджи и другие
-первые семейства» города. Л мистер Господень явил-
■и имеете со старенькой матерью, которая вела его хо-
чос I ицкос хозяйство.
It гех случаях, когда дверь гостям открывала Вини,
они считала вполне уместным расположиться вместе с
ними в гостиной и принимать их вместе с хозяевами
пома.
Милдред всеми силами пыталась отучить служанку
in ной неуместной манеры, но девица высокомерно
поставила ее в известность, что она, дескать, «не хуже
иных прочих, а потому может и с людьми посидеть».
Но стоит ли сидеть в гостиной с людьми, кото­
рые пришли в гости вовсе не к вам? — спросила
Милдред, героическим усилием подавляя гнев.
А я думаю, им что со мной поболтать, что с кем из
вне, разницы большой нету, а если не хотят меня ви­
нен., тотем хуже для них и сами они дураки, так-то вот!
Да ведь работы полно! — напомнила Милдред.
Работа не волк, в лес не убежит. Между прочим,
ним всем тоже есть чем заняться.
Как выяснилось, единственный выход из этой не­
приятной ситуации — в ожидании гостей занять Вини
ни кухне, поставив кого-то из членов семьи караулить
V парадного входа. Н о даже такая стратегия порой да-
нилп сбои, и оставалось ли ш ь утешаться мыслью, что
loci и понимают положение дел.
А вы разве к Китам не наведаетесь? — как-то за
оОсдом спросил у родителей Готобед.
— К то ? Я ? — откликнулась мать, после чего, отгон
кнув от себя опустевш ую тарелку, поставила локоть пл
стол, подбородок пристроила на руку и з а д у м ч и в о
уставилась в пустоту. — Что ж, я так полагаю, кажныи
должои вести себя по-добрососедски, и я тут от других
не отстану. Во т только работы по дому что ни день
вы ш е кры ш и. А потом, сте сн я ю сь я малость идти к
ним-то, очень уж они по богатому живут, сами знаете
Вини Э п п л сказывала, у них и ло ж ки серебряные, и
скатерть настоящ ую каж ны й день стелют, а мы-то да
же и при гостях так не роскошествуем.
— Ну, старуха, думается, жратва не смачнее, если ее
с серебра да на скатерти куш аю т, — жизнерадостно
возразил глава семейства, подставляя чаш ку, чтоб и
нее подлили кипятку.
— О н о так. А еще В и н и говорит, после обеда пи
чаю , ни кофею они не пьют. Э то уж жмотничество, я
так понимаю.
— Может, просто не любят, — заступился Готобед.
— И ничего подобного! — сердито воскликнула
Рода Д ж ейн. — Просто по моде не полагается запива й,
обед, а им главное мода, и хоть ты тресни. Вини го но
рит, ужас, до чего надутые: будь их воля, они бы ее ни к
общему столу не пускали, ни в гостиную.
— Но мне плевать! — п ы лко продолжила Рола
Д жейн. — Я их не боюсь, пусть мама боится, коли хо
чет, а я туда ны нче же вечером пойду и покажу и м , ч m
я их н ичуточку не хуже! Н и в чем, ни вот настолечко
я им так прямо в лицо и скажу, если не будут обходи i ь
ся со мной по-хорошему.
— Рода Д ж ейн, Рода Д ж ейн, я з ы к не распускай!
одернула ее мать.
— Да, мама, у меня такой характер, врать не стану, и
я этого не сты ж усь, вот!
— Ты уж лучш е никуда не ходи, если с характером
своим справиться не мож еш ь, — и с этими словами
пр<н Роды Д ж ейн Готобед встал из-за стола и вышел из
комнаты.
М иссис К и т собрала детей вокруг себя в гостиной,
п т колику во второй половине дня сюда приходила
Iгнь, и гостиная становилась самым прохладным по-
мпигнисм в доме. Сама миссис Кит, тетуш ка Уэлти и
младшие девочки занимались шитьем, Руперт возился
I opai ьими — они клеили очередного воздушного змея,
к Милдред читала вслух роман госпожи Мери Ш ервуд
•Роксобель».
V Милдред был приятный голос, внятная дикция,
каждое слово она произносила отчетливо, читала с
чуме гном и выражением, так что слуш ать ее было одно
удовольствие.
Руперт, Зилла и Ада тож е умели хорошо чи тать
иг пун и время от времени подменяли сестру — обычай
ног был в их семье не нов, ибо таким образом мать
учила своих детей грамоте и одновременно прививала
им любовь к литературе.
Хотя многие вещи им приш лось оставить в Огайо,
ОнОлпотеку К и т ы перевезли полностью. Среди сокро-
нищ, одинаково почитавш ихся всеми членами семьи,
и г гаршими, и младшими, имелись поэтические сбор­
ники, биографии, мемуары, исторические сочинения,
описания путешествий, научные и богословские тру­
ды, детские книги и романы первоклассных авторов.
V мистера Кита на полке стояли также тома юриди­
ческой литературы, но этот вид чтения никого, кроме
иг го самого, не привлекал.
1оспожа Ш ервуд была лю бим ицей молодежи.
«Роксобель» они читали в первый раз и как раз добра­
лись до самых волнующ их страниц — когда маленький
иге и к приводит Софи в комнату, где леж ит его исстра­
давшаяся хозяйка, прикованная недугом к одру горе-
п е й , - как вдруг в распахнутых дверях п о яви л и сь
миссис Легкош лем и Рода Д жейн.
Одеты обе незваные гостьи были простенько, и
платья, передники и ш ляпки, пошитые из коленкор;!
безо всякого учета модных тенденций. Ни вороги и ч
ков, ни манжет ж енщ ины семейства Легкош лем не
признавали, и из рукавов торчали обнаженные загоре­
лые дочерна кисти. Смуглыми от солнца стали и лица
у матери уже расплывшееся и отяжелевшее, у дочери
востренькое, но без малейших следов образования м
утонченности.
Н икто из хозяев не был рад такой помехе семейпо
му чтению. Милдред захлопнула книгу, едва сдержан
вздох, сестренки ее обменялись сердитыми и разочл
рованными взглядами. Даже оптимист Руперт нахму
рился и с трудом подавил досадный возглас. Но мис­
сис К и т и мисс Стэнхоп поднялись навстречу гостьям
с радушной улы бкой, сердечно их приветствовали,
усадили поудобнее и начали светскую беседу.
— Ж арищ а-то какая! — заметила миссис Легко
шлем, усаживаясь на предложенный ей стул и утирая
обильный пот с разгоряченного лица подолом фартука
— Д ействительно, день выдался необычайно те
плый, — кивнула мисс Стэнхоп, протягивая гостье не
ер, а миссис К и т предложила им снять ш ляпки.
— Да что там, мэм, и сниму, — охотно согласилась
миссис Легкош лем, стягивая с себя головной убор п
размещая его на коленях. Д о чь последовала ее при
меру
— Позвольте, я положу их на стол, — вскочила
Милдред, вспомним о хороших манерах.
— Не сгои г того, благодарим покорно, мы скоро и
обратный путь тронемся.
Ф ам и л и е наше Легкош лем , это вот моя дочка по
имени Рода Джейн. Вот она, Рода Д жейн, мне и го во
риг: мама, надо пообщаться по-соседски с этими вот
которые сюда только что приехали, пойдем, говори i,
посидим у них минуточку. Да что ж я болтаю, старая

112
иг 111;I j I к <i, это ж вовсе не она мне сказала, а мой сын
ЬмоОед. Ом-то заговорил про это первый, но девочка
мин мо своей воле со мной пошла, что верно, то верно.
Ага, мы со всеми по-соседски, — подала свою ре­
плику девуш ка. — К а к вам, дамы, нравятся наши
11не шит Плейнз?
11риятный город, и мы уже встретили в нем мно-
II) очень приятных людей, — с улыбкой ответила мис-
•mi Кит.
Ног это по-нашему, — расхохоталась юная мисс
1|сч кошлем. — Да вы вполне ничего, миссис Кит, ска-
* у я вам.
А мать заметила:
Поздненько вы надумали огород сажать, в этом
may уже ничего в нем не вырастет, — и пустилась рас-
i к л ii.i ва гь, что и как они сажали, что прижилось и да­
но хороший урожай, а что — скудный. Рассказ миссис
Hi I кошлем сопровождался обильными отступления­
ми касательно ее супруга, ее обыкновения готовить и
выполнять иную домаш нюю работу, описанием при-
1 I v I ton болезни-«лихоманки», порою нарушавших за­
ведет пи й образ жизни, и так далее, и так далее — гак
ч ю даже ее болтливая дочка с трудом ухитрялась вста­
вить словцо.
11аконсц представительницы семейства Легкошлем
поднялись.
А как В и н и ? — Рода Джейн адресовала свой во­
прос Милдред.
Полагаю, у нее все благополучно, — ледяным го­
пом отвечала девушка, негодующе вы прямивш ись.
Передайте ей, что мы зайдем как-нибудь и ее на­
вестить, — рассмеялась с порога Рода Д жейн. — Всего
доброго. Не церемоньтесь, заглядывайте к нам, как
шлько вздумается.
1

•i Jjgfe

ГЛАВА 11
И
v :« - И f \

He царствовать спеши — исполнить долг


Святой, поскольку Твой священный пыл
И долг — совместны: случай им даруй.

+
'•«*. \ h'- L.':^ -.

Джон Мильтон. Возвращенный рай

то за наглость! — Милдред с горящими oi

Ч гнева глазами бросилась к матери. — Они


ставят нас и прислугу на одну доску! В го
сти к ним зайти! Да ни за что на свете — надеюсь, мл
туш ка, что ни вы, ни тетя Уэлти никогда не ступите к
ним на порог!
— Дорогая, дорогая, они ведь не хотели нас оГ>и
деть, — вступилась миссис Кит. — Давайте лучш е чм
тать дальше. Вы молодцы: все сидели гихо и вели себя
вежливо. Вы у меня ум н и чки , хорошо воспитанные
детки.
— Гото! Готобед Л егкош лем ! Готов Обед Легко
шлем! — запел Сирил, подпрыгивая на одной ножке.
Дон, а Дон, а ты хочешь, чтобы тебя гак звали?
— Нет, не хочу. М не больше нравится «Дон».
— Все, мои хорошие, замолчите. Милдред вам еще

* Перенод А. Штейнберга.

114
V

почитает, — сказала мать. — А если не хотите слушать,


hn иге играть в сад.
Гщ е кто-то идет, — шепнула Ф э н , дергая мать за
ПОДОЛ.

Милдред, которая только было собралась читать,


hi ишь закрыла книгу: в комнату вошла новая гостья.
Это была высокая сухопарая ж енщ ина с болезнен­
ным желтоватым лицом. Возраст ее определить было
шгруднительно. Волосы желтые, тусклые. Голубые во­
дянистые глаза и довольно-таки ханжеское вы раж е­
ние физиономии.
( )дета она была до аскетизма просто: в лиловое ко ­
нги коровое платье, хлопчатобумажные перчатки от-
1счнаш чуть темнее, на груди виднелся белый мусли­
новый платочек, соломенную ш ляпку с узкими поля­
ми украшал л и ш ь ободок из простой белой ленточки,
и такая же ленточка проходила над тульей — ее свобод­
ные концы были туго завязаны под подбородком.
М еня зовут Дамарис Сухохлеб, — представилась
шпитерша — вежливо, но деловито. Присела на пред­
ложенный Милдред стул, неестественно прямо держа
спину и ожидая, чтобы хозяева в свой черед заговори-
ни с ней.
М иссис или мисс? — любезно осведомилась мис­
сис Кит.
М исс. А вы ?
М иссис Кит. Позвольте представить вам мою те-
ио, мисс Стэнхоп и мою дочь Милдред. Э ти малыши
псе гоже мои.
— Кон ечн о, мы твои малы ш и, — подхватил Дон,
улы баясь во весь рот и вы ставляя напоказ два ряда
крепеньких зубов. — А ты наша дорогая мамочка, вер­
но, Сирил?
— Вы ходите в школу, мой юный друг? — обратилась
к Дону гостья, слегка смягчив свою официальную ма­
неру держаться.
— Я вам не друг! Я сухой хлеб не люблю, разве что
уж совсем есть будет нечего.
— И я не люблю! — подхватил Сирил. — И в школу
мы не ходим. Папа сказал, что мы еще маленькие.
— Дон! Сирил! Маленькие-то вы маленькие, а гру
бить нельзя, — остановила их мать. — Идите в сад по
играйте.
— М иленькие детки, — заметила им вслед гостья.
— Чересчур откровенны е в своих симпатиях п
предпочтениях, — с улыбкой извинилась миссис Кит.
— Да уж, чересчур, — подтвердила Милдред, но без
улыбки.
— Разве долг матери не заключается в том, чтобы
пресекать и одергивать? — продолжила посетительни
ца, остановив на миссис К и т холодный взгляд голубыч
глаз.
— Безусловно — когда она сочтет это необходимым
Тон миссис К и т оставался безукоризненно вежлп
вым, но Милдред, не отличавш аяся подобной сдер
жанностью, не утерпела и добавила:
— И никто лучш е нашей матери не в состоянии су
дить, как ей лучш е воспитывать своих детей.
— Вполне естественное и похвальное мнение для
дочери. Приш елся ли вам по душе Плезант Плейнз?
Вопрос был подчеркнуто обращен к мисс Стэнхоп
гостья считала нужным вовлечь в разговор и тетушку
так что мисс Стэнхоп на него и ответила:
— Д ум аю , мы скоро привяж ем ся к этому городу,
мисс Старохлеб. Улицы его очень красивы, хотя были
бы еще лучш е, если б при строительстве сохранили
лесные деревья.
— М оя фамилия Сухохлеб! Э то старинное честное
имя — пусть даже не такое аристократическое и звуч
ное, как ваше!
— П рош у прощ ения! — во скли кн ула мисс С тэн
хоп. — У меня уж асная память на имена. Я вовсе не
чотсла iwc обидеть.
О, в гаком случае все в порядке.
Итак, миссис Кит, я — местная учительница, беру
ini обучение м альчи ков и девочек лю бого возраста.
Возможно, вы захотите доверить мне кого-либо из ва­
ших отпрысков — семейство у вас, я ви ж у большое.
Я обдумаю ваше предложение, — отвечала мис­
сис Кит. — Каки е предметы вы преподаете?
Чтение, письмо, арифметику, географию и грам­
матику.
Я слышала, учителя часто переселяются в дом к
ученикам, — заметила Милдред, напуганная перспек-
I нвой приобрести еще одного домочадца. — Вы тоже
преподаете на таких условиях?
Нет, я живу в своем доме с отцом.
Не успела мисс Сухохлеб покинуть дом Китов, как
Ада разразилась пламенной мольбой:
М амочка, я не хочу, чтобы меня доверили ей! Она
тк а я ... такая... Правда, Зилла? М амочка, даже не об­
думывай ее предложение.
Мне что, ответить ей «да», не раздумывая? — под­
дразнила дочку миссис Кит, целуя раскрасневшееся,
и июлнованное личико.
Нет, нет, нет! М амочка, мамочка, милая! — вос­
клицала девочка, крепко обняв миссис К и т и горячо
го целуя. — Тебе ведь она тоже не понравилась, ведь
правда, мамочка?
М и ссис Кит, смеясь, призналась в том, что мисс
( ухохлеб не произвела на нее благоприятного впе­
чатления, а когда к мольбам Ады присоединилась и
1илла, мать пообещала, что попробует учить их сама.
•)то решение было принято с величайшей благодар­
ностью и скреплено м нож еством новых о бъятий и
поцелуев.
В гот вечер Милдред едва дождалась, когда млад­
шие улягутся в постель, чтобы остаться с матерью на-
$ \}
едине, ибо у нее появился план, которым ей не терне
лось поделиться.
План заключался в том, что она сама станет для се
стренок гувернанткой и учительницей. А если родите
ли сочтут Дона и Сирила уже достаточно большими
для восхождения на заоблачную верш ину образова
ния, то и для братишек.
— Дорогая моя доченька! — воскликнула мать, с
лю бовью и гордостью глядя в раскрасневшееся оду
хотворенное личико. — Я высоко ценю твою любовь
ко мне и к малышам! Ведь это любовь побудила тебя
предложить такой самоотверженный план, но я новее
не хочу возлагать на твои юные плечи столь тяжелое
бремя.
— Но мама...
— Погоди, дорогая, я еще не все сказала. Тебе самой
нужно учиться. Папа только что договорился с мисте
ром Госпбднем: свящ енник будет заниматься с тобой,
Рупертом и Зиллой. Он готов преподавать вам англии
скую литературу, латынь, греческий и математику
Глаза Милдред так и засверкали.
— Ой, мама, как я рада! Он откроет свою школу?
— Нет, дорогая, он будет задавать вам уроки и при
ним ать вы полненны е задания по будням в течение
примерно двух часов. Субботу, как он говорит, он дол
жен полностью посвящ ать нанисанию воскресной
проповеди. По-видимому, мистер Госпбдень рад такой
прибавке к жалованию свящ енника — ведь в таком не
большом городе оно очень маленькое.
— Значит, мы будем учиться дома! К а к я рада! А мл
лыш ей он не возьмет?
— Нет, тех, кто еще не дорос до латыни, он учить пе
берется. А вот Зилле, как решил папа, уже пора при
ступать к серьезной учебе. Но, может быть, к вам при
соединятся еще несколько учен и ко в — например,
Четвуды.
II и но Милдред вспыхнуло радостью, ибо она от
природы была наделена величайш ей лю бозн атель­
н а и.ю и очень опасалась, что в маленьком городиш­
ке на границе освоенных земель у нее не будет воз­
можности получить хорошее образование, о котором
они мечтала.
Кик видишь, дочка, недостатка в делах у тебя не
предвидится, — продолжила миссис Кит, — тем более
ч ю при такой неудачной помощнице по кухне и по
лиму мне придется то и дело обращаться к тебе или,
мерное, — с легким поцелуем уточнила она, — прини-
мпгь ту помощь, которую ты всегда готова мне ока-
ш I I..
Как ужасно, что нам досталась такая плохая слу­
жанка! — в негодования воскликнула девушка. — Она
же никуда годится — откуда у тебя только терпение
Порется? Будь я хозяйкой, я бы давным-давно ее уво­
лила.
Постараемся подражать бесконечному Божьему
ю рпснию , — негромко, с глубокой верой ответила
миссис Кит. — Дадим Вин и еще немного времени.
К «ому же я не уверена, удастся ли нам подыскать на ее
место другую д евуш ку более пригодную и умелую.
Бою сь, мамочка, что ты права. Но до чего же
оГшдно, что такая одаренная, ум ная, образованная,
чудесная женщ ина, как ты , должна проводить свою
жизнь во всех этих скучн ы х и тяж елы х заботах!
УСшрать дом, готовить, ш и ть и переш ивать одежду,
но in гься с малышами...
М илая, ты не права. Взгляни на это по-другому:
шипу судьбу назначает нам Господь, Он решает, как
нам ж ить и какие нам нуж ны перемены. И исус, во­
площенный Бог, возвысил ручной труд, ибо ббльшую
чисть Своей земной жизни Он занимался плотничьим
1>смеслом, а «довольно для ученика, чтобы он был, как
учитель его, и для слуги, чтобы он был, как господин
I

его»*. И есть ли для матери груд более сладкий, чем


опекать и учить своих малышей!
— Л готовка, мамочка, и все прочее?
— Что ж, дорогая, от правильного питания завис in
наше здоровье, а значит и счастье, и трудоспособное и.
моего мужа и моих детей. Стало быть, и этот труд для
меня вовсе не тяж ки й и н е скучн ы й .
— Ах, мама, ты все умеешь повернуть к лучш ему м
н и как не соглаш аеш ься с тем, что тебе приходится
плохо, — с улыбкой сказала Милдред, хотя в голосе се
все еще слыш ался проз ест.
— Нет, дорогая, мне приходится не так уж плохо
Ж и з н ь моя полна даров Божьих, но даже самого мало
го из них я недостойна, — кротко ответила мазь.
И еще я давным-давно поняла, что всякий труд стапо
вится приятен, если делается «от душ и, как дня
Господа, а не для человеков»**. Что может быть про
краснее служ ен ия искренней л ю б ви ? «П одражайи
Богу, как чада возлюбленные»***.
— Да, — подхватила тетя Уэлти, тихонько вошел
шая в гостиную. — Именно как чада, то есть, как до i и
Не как рабы или слуги, а как возлюбленные сыновья и
дочери — ого всего сердца исполняя волю Бож ью не
затем, чтобы удостоиться спасения, но потому, что мы
уже спасены. Наш е послушание — не способ угодим.
Господу, а знак нашей лю бви к Нему, нашей веры и
Того, К то даром даег нам спасение, купленное Г ю
собственной кровью. К а к же прекрасна христианская
вера! К а к сладостно принадлежать Иисусу и быть всем
обязанной только Ему!
— Да, это так, — подтвердила миссис К и т и в ее i и
хом голосе прозвучала глубочайшая радость.

* Евангелие от М атф ея 10:25.


** Послание к Колбссян ам 3:23.
*** Послание к Еф есянам 5:1.
И я гоже в это верю, — шепнула Милдред, опу-
•кмин» на колени возле матери и пристраивая голову
на материнском лоне, как в дни детства.
И они долго еще сидели молча перед угасающим
очагом. М амина рука легонько, ласково проходилась
по волосам и щекам дочери. Наконец Милдред :заго­
ворила:
Позволь мне попробовать, мама! Позволь учить
мамышей. Ты же знаеш ь, мне самой это полезно, я
i могу закрепить свои знания и подготовиться к тому,
ч т о ы стать учительницей, если мне когда-нибудь по-
илдобиться зарабатывать на жизнь.
Хорошо, дитя мое, можеш ь попробовать.
Спасибо, спасибо, дорогая моя мамочка! — ра-
лоогпо воскликнула девушка, хватая и целуя руку, ко-
т р а я гак нежно гладила ее по волосам. — А теперь я
лонжпа составить план. Н уж но хорошенько его проду­
ман», чтобы я успела справиться со всем, что хочу сде­
лать.
Да, — кивнула мисс Стэнхоп, — без правильного
плана мало что удается сделать, а если есть система, то
можно успеть все.
И Милдред с большой реш имостью и энергией и с
самыми радужными надеждами пр ин ялась за дело.
Девушка доказала, что она не из тех, кого отвращают
фудности: весь конец недели она посвятила составле­
нию плана и подготовке к новым своим обязанностям.
А е понедельника вновь взялась за давно оставленную
учебу и начала заниматься с маленькими братьями и
сестрами.
О бязанности «семейной гувернантки» занимали
все утро с девяти часов до полудня. Но благодаря при­
вычке рано вставать, а также усердию и сосредоточен­
ности, Милдред успевала многое сделать по дому и
лишь потом принималась за уроки, которые регулярно
задавал ей мистер Госпбдень.

121
М ать настояла, чтобы во второй половине дни
Милдред не менее часа отводила для отдыха, а в хоро
ш ую погоду выходила погулять. На выполнение до
машнего задания девушке требовалось не меньше ча
са, и два часа она проводила у свящ енника. Вечерами
она шила с матерью и сестрами или читала им вслух.
Словом, время у Милдред было на вес золота.
Иногда все планы удавались, и Милдред, к соГ>
ственному удовлетворению и к радости матери и тети,
успевала исполнить множество намеченных дел.
М и сси с К и т и мисс Стэнхоп с больш им интересом
следили за ее трудами и всегда были наготове, чтобы и
случае надобности протянуть руку помощи или устрл
нить препятствие с пути, на который столь отважно
ступила молоденькая девушка.
Но препятствия и помехи возникали вновь и вновь
то в виде нежданных гостей, то — маленьких бед, при
ключавшихся с малышами, то в виде их проказ или же
очередных безобразий служ анки. Порой терпение и
решимость Милдред подвергались жестоким йены га
ниям.
Иногда мужество ей изменяло, и она готова была
сдаться, но вновь собиралась с силами и возвращалась
к исполнению того, что считала своим долгом, сража
лась с трудностями и выходила из этой борьбы побе­
дительницей.
Так было до тех пор, пока на поле боя не вышел по
вый грозный противник — он-то и одолел Милдред! 1о
была малярия, безжалостно сразившая членов семей
ства Кит. То один, то другой из них трясся в ознобе п
лихорадке, а порой одновременно заболевали двое
трое. Заболела и Вини, после чего сочла за благо рас
статься со своими хозяевами, которые не знали, радо
ваться этому обстоятельству или огорчаться.
О т обучения малышей Милдред пришлось времен
но отказаться. На смену этой работе пришли труды но
лому и уход за больными. Ч уть дольше продолжались
мн 1НТИИ с мистером Госпбдним, но вскоре прекрати­
ли! ь и они: Милдред тоже подхватила малярию и ока-
шлась слиш ком слаба, чтобы учиться.
ГЛАВА 12

Когда больны, собой мы не владеем ,


И дух в плену у тела.

Вильям Шекспир. Король Лир,


действие П, сцена IV*

столь затруднительных обстоятельствах соссдм

В наших героев проявили истинно христианскую


доброту О ни постоянно навещали К и то в, пред
лагали посидеть с больны м и детьми, приносили вкуг
ности, чтобы пробудить у них аппетит, и утешали icm.
что ничего особо страш ного не происходит. Такова об
щая участь всех жителей здешних мест, «почти на ка а
дого трясучка нападает раз в две-три недели, особенно
об эту пору года, так что мы ее уже заранее и ждем и
редко обм аны ваем ся — счастье еще, если чаще чем ра <
в неделю не прихватывает».
В ы я с н и л о с ь , что тяж е л ы е со сто ян и я сним ает хп
нин, а если малярия переходит в хроническую форму,
то б о л ьш и н ств о м естны х ж ителей н асто лько к пси
п р и сп о саб л и ва ю тся, что даже не бросаю т работу

* Перевод М . К узьм и н а.
|м тс* что па несколько часов острого озноба, присту­
пы которого случаю тся не чаще, чем через день.
11 уж но всяком случае, говорили Ки там соседи, в
к р у т и , свободный от приступа день, человек чувству-
о| celni вполне замечательно.
li н их изъявлениях доброты и вним ания семейство
Mci кошлем не отставало от прочих. Рода Д ж ейн , едва
Vi дышав, что Милдред слегла и ничего не ест, позабы-
>11! о прежней неприязни и зависти.
О днажды поутру м исс С тэн х о п , го то вивш ая за-
и ф ак, была удостоена визита мисс Легкош лем .
Д евуш к а возн икла в распахнутых дверях кухни и
прошагала внутрь, не утруждаясь постучать или спро-
<и I ь разрешения.
Слыхала, мисс Милдред слегла и ничего в рот не
Огрет, — без предисловий сказала Рода Д ж е й н . —
И огорода-то у вас покуда что нет, так я вам помидо­
р ок принесла. У нас их п о лны м -п о лн о уродилось в
н от год, да такие здоровенные! А когда человек от ли-
чоманки оправляется, ему помидорки самой вкусной
пищей каж утся из всего, что только есть на свете. Вы
их маленько приправьте уксусом, солью и перцем, и
гжели она не скаж ет, что еда п ер во классн ая, стало
Оыть, я маху дала. Всего и делов-то.
Спасибо, мисс... мисс Легкоголов, вы очень до-
г»ры„ — отвечала мисс Стэнхоп с такой любезной и ис­
кренней улы бкой, что даже обидчивая Рода Д ж ейн не
приняла искажение своего имени за намеренную по­
пытку оскорбить ее.
- Делов-то! — повторила она. — У нас их полно.
В ы сы п ав содержимое принесенной ею корзины на
стол, мисс Л егко ш лем д ви нулась бы ло к выходу, но
остановилась, словно что-то припомнив.
- С каж и те, вам тут девуш ка нуж на?
- О чен ь нуж на, если б только удалось найти такую ,
ко торая постарается работать.
— Н у вот, Сесилия Э н н Хансингер говорит, что не
прочь у вас поработать. Ей приодеться охота, а купи м,
не на что.
— Какой у нее характер?
— Больно задиристая, в обиду себя не даст. Д ум ап
о себе, что она — большая ш иш ка, но на работу прос и»
зверь.
— Спасибо. Я поговорю с миссис Кит, и после и\
втрака мы дадим вам знать.
— О тлично. Д ум аю , она согласится у вас п о р аб о
тать, коли вы того захотите.
Едва она вы ш ла за порог, как дверь у подножья
лестницы распахнулось и показалось бледное личико
Милдред.
— Ох, тетечка, неужели вы сами готовите завтрак’’
Давайте я накрою на стол. Я справлюсь. Ребята пом о
гают друг другу одеться, мама занялась малыш кой и не
позволяет мне помогать.
— И я не позволю, — откликнулась мисс Стэнхоп.
Не хватало еще, чтобы ты на кухне возилась. Я бы по
чувствовала себя хуже рабовладельца! Иди-ка в гости
ную, устройся поудобнее на диване, — продолжала она.
выбирая самый красивый с виду томат и счищ ая с нем»
кож иц у — Я тебе сейчас принесу угощение, которое,
надеюсь, придется тебе по вкусу: мисс Полушлсм при
несла для тебя помидоры. П усть и не слиш ком изы
сканная девица, но, при всех ее грубых манерах и ре i
ком тоне, сердце у нее доброе.
— Да, эти соседи к нам очень добры. Ж а л ь только,
они не из тех людей, с кем можно поговорить по л\
шам, — томно ответила Милдред. — Давайте я хоти (>ы
помидоры очищу, тетушка!
— Д евочка моя, да ты с ног валиш ься!
— В самом деле? — со слабой улыбкой сказала М ил л
ред. — Но я буду чистить их сидя. Не могу же я дону
стить, чтобы вся работа по хозяйству лож илась на в;и '
Кпкис большие помидоры! И какие сочные! Э то Рода
Л а с и н принесла?
Да, специально для тебя. Надеюсь, они придутся
юбе мо вкусу И кукурузные лепеш ки уже подрумяни­
лись.
Нот, смотрите! У меня получилось! — торжеству­
юще воскликнул Руперт, входя в кухню с полным ве-
лрим парного молока. — В и н и от стар уш ки С аки в
а и in и с только не надаивала!
Молодец! — похвалила плем янн ика тетя Уэлти,
принимая у него ведро и награждая лучезарной ул ы б ­
кой. 11адо процедить, пока сливки не отстоялись.
А потом я снесу кастрюли в погреб. Что еще н уж ­
но сделать, тетуш ка?
Д остань масло из колодца — к завтраку уже все
IOIOIIO.

А после завтрака я снова опущ у его в колодец.


Огпично! Привет, М илли! Э то т ы ? Тебя и не узнать —
1пк .1vi ты слабенькая и бледненькая.
Да, — вздохнула больная, опуская в м иску по­
следний очи щ енн ы й томат. — Тетя Уэлти советовала
мне прилечь до завтрака, и я, пожалуй, так и сделаю.
Милдред проковыляла в гостиную и улеглась на ди-
iiiiи Ге одолела слабость. Ей было так плохо! Все это
было вовсе не похоже на прежню ю ж изнь, в которой
нее ее близкие и она сама были здоровы и счастливы...
И I гс глаз хлынули слезы, хотя Милдред изо всех сил
i i вралась их сдержать.
Завтракали в гостиной. Стол был п о кр ы т бело­
снежной скатертью. Светился тонкий фарфор, блесте­
ло хорошо вы чищ енное серебро, и все же комната б ы -
int ненрибранной. И это тоже тревожило приученную
к порядку и дисциплине девушку: на ковре грязь, на
мебели пыль, повсюду разбросаны детские игрушки и
ш итье. А у нее нет сил подняться и все как следует
убрать!
— Ни у меня, ни у кого другого, — тихонько взды­
хала она. — На той неделе у мамы, у теги Уэлти и у
Зиллы тоже были приступы малярии. Какие ужасные
места! Ну зачем, зачем мы сюда переехали?
В кухне послышался голос отца:
— Тетушка Уэлти, вот стейки. М не кажется, отлич­
ного качества. М ож но приготовить их к завтраку?
И бодрый голос мисс Стэнхоп отвечал:
— Конечно, Стюарт, прямо сейчас и займусь. К а к
удачно, что тебе удалось раздобыть свежее мясо. В по­
следнее время мы совсем его не видим — надеюсь, ни ­
кто не откажется поесть, в особенности М арсия и
М илли, им ведь необходимо восстановить силы.
— Где они? Так и не поднялись?
Отец был встревожен, даже напуган их состоянием.
Ответа тетушки Милдред не расслышала. М инуту
спустя дверь отворилась, в гостиную вошел папа.
Подойдя к дивану, он наклонился к Милдред и нежно
поцеловал ее бледную щечку.
— К а к ты, дочурка? Не падай духом — мы тебя б ы ­
стро на ноги поставим.
— Ох, папочка, я совсем отчаялась! — всхлипнула
Милдред, приподнимаясь, чтобы обхватить отца обе­
ими руками за шею и пристроить голову ему на плечо.
— Ну, это никуда не годится! Ты должна быть хра­
брой и никогда не терять надежды, — отвечал отец,
поглаживая ее по голове. — Не так уж ты больна, дитя
мое. М алярия — болезнь вовсе не смертельная.
— Не в том беда, но в доме столько дел, а мы не
справляемся, мы все слиш ком плохо себя чувствуем.
— Не стоит переживать из-за домашних дел. М ы
найдем помощницу по хозяйству.
— А что толку? Вини даже постель не умела запра­
вить как следует! А если мела пол, то оставляла поло­
вину мусора. А стирать возьмется, коленкор у нее л и ­
няет, фланель садится, а белое все равно остается не
отстиранным, хотя она его терла и выкручивала так,
что только в клочья не рвала.
— Полно, полно, к чему вспоминать такие пустяки и
придираться, — успокоил ее отеп. — А вот и завтрак! —
В гостиную вошли мисс Стэнхоп, Руперт, Зилла и Ада,
каждый с блюдом в руках. — Давай помогу тебе пере­
сесть к столу.
— Я не голодна, — запротестовала больная.
— Поешь, чтобы отца порадовать, — попросил ми­
стер Кит.
— И мать гоже, — подхватила миссис Кит, выходя
в гостиную с малюткой Э н н и с на руках. — Садись к
столу, дочка, тетуш ка приготовила нам дивны й за­
втрак. К аж ется, и наши добрые соседи внесли свой
вклад?
— Верно, — подтвердила мисс Стэнхоп. — И даже
посоветовали, как лучш е подать эти помидоры —
должна сказать, с такой заправкой вкус у них и впрямь
отменный. Садитесь скорее: когда начнем есть, я со­
общу вам новости, которые поручила передать вам де­
вушка, которая принесла помидоры.
О т таких посулов Милдред невольно рассмеялась.
Настроение у нее заметно улучшилось. Отведав поми­
доров, она признала, что они и впрямь хороши и вкус­
ны, и поела досыта, после чего ж изнь показалась ей
уже не столь безнадежной, как до завтрака.
Решено было испробовать мисс Хансингер в роли
служанки, если она возьмется за такую работу. После
завтрака мистер К и т отправился за нею сам, и час спу­
стя мисс Сесилия Э н н Хансингер была официально
утверждена в новой должности.
То была высокая, крепкого сложения девушка. Тело
ее, казалось, почти целиком состояло из мускулов и
костей, а душа — из самонадеянности и изрядной дозы
чувства собственного достоинства. Все это сочеталось
с неисчерпаемой энергией, реш ительностью и спо-

129
5 Марта Финли
собностью за короткое время переделать кучу дел,
причем вполне добросовестно.
В целом мисс Хансингер оказалась намного лучш е
Вини Эппл. Милдред нарадоваться не могла, как хо­
рошо выметен дом, повсюду вытерта пыль, чисто вы ­
стирано белье. Хозяйство налаживалось.
Детей выпустили погулять в тенистой рощице за
домом, миссис К и т проверяла работу новой прислуги,
а мисс Стэнхоп и Милдред, устроившись в гостиной,
занялись каждая своим делом: тетя чинила порванную
за неделю детскую одежду, племянница наверстывала
запущенные уроки.
— Новая метла чисто метет, — жизнерадостно со­
общила им миссис Кит, вернувш ись после обхода до­
ма. — Сесилия Э н н — подлинное сокровище: не остав­
ляет ни грязных углов, ни паутины, ни складок на по­
стелях.
— О, мама, какое счастье, — вскричала Милдред. —
Л и ш ь бы она такой и оставалась.
— Лю бая роза не без шипов. Что гам Рода Джейн
говорила о ней, тетя Уэлти?
Пожилая дама добросовестно призадумалась.
— Как-то она ее назвала — вроде бы большой кар­
тош кой, точно не скажу. Но я так поняла, что Сесилия
Э н н — настоящая труженица. Ещ е я уяснила, что она
девушка с гонором и в обиду себя не даст — но, как ты
говоришь, где ш ипы , там и розы.
— Сейчас она накрывает к обеду, — сообщила мис­
сис Кит, — и справляется не хуже, чем со всей осталь­
ной работой. Я сказала ей, какие приборы поставить
на стол, показала, где что лежит, и предоставила
справляться самой — посмотрим, что из этого выйдет.
Через полчаса дверь в гостиную, где к тому времени
собралась вся семья, распахнулась, и прозвучал при­
зы вны й возглас:
— Обед на столе!
Распорядивш ись таким образом, мисс Хантингтон
ринулась к столу, опережая членов семьи. Удобно
усевшись, она утвердила на нем оба локтя и с невозму­
тимым видом предложила остальным занимать места:
— Вперед, ребята, все готово — берите ложки!
Члены семейства украдкой обменялись взглядами,
однако не позволили себе ни слова недовольства.
У них не было сил самим справляться с домашней ра­
ботой, и им оставалось ли ш ь покорно принять прави­
ла, установленные новой «помощницей».
Еда началась в глубоком молчании, и первой т и ш и ­
ну нарушила опять-таки Сесилия Э н н :
— Там еще содовый хлеб остался, — махнула она
рукой в сторону кухни.
— П ринесите, пожалуйста, — попросила миссис
Кит.
— Пусть на этот раз сбегает одна из ваших девчонок,
а я в следующий заход. Так оно будет по-честному.
Глаза Милдред вспыхнули, она уже и рот открыла,
чтобы дать нахалке отповедь, но тут же крепко стисну­
ла зубы, сообразив, каково придется маме и тетушке,
если эта девица покинет дом прежде, чем сама М илд­
ред сумеет вновь взять на себя хотя бы часть повсед­
невных хлопот.
— Я схожу, мама, — вы звалась Зилла, поспеш но
вскакивая с места, — ничего страшного, — и принесла
вкуснейшие хлебцы.
— Н у дорогая, как тебе новая помощница? — полу-
шугливо осведомился у супруги мистер Кит, когда все
вернулись в гостиную.
— Ш и п довольно большой и острый, — смеясь, от­
ветила миссис Кит. — Но зато и роза роскошная! Тем
более, мы не первые и не последние, кому из двух зол
приходится выбирать меньшее.
— Что касается меня, — с яростью заявила М илд­
ред, — я лично считаю нечестным брать деньги за ра-
.
131
боту но дому а потом заставлять нас самих ее вы пол­
нять.
— Не слиш ком ли ты сурова, дорогая моя? — кротко
спросила мисс С тэнхоп. — К о н е чн о , мисс С есилия
Э н н девица решительная и настойчивая, но едва ли ее
можно назвать нечестной, ведь не вправе же мы о ж и ­
дать, что она будет делать всю домаш ню ю работу.
— А вон идет Эммаретта Легкош лем, — сообщила
стоявш ая у открытой двери Ада, — как обычно, в л и ­
нялом платье, в старенькой ш ляпке и босиком, а в ру­
ках у нее большая оловянная миска.
— Заходи, Эммаретта.
Девочка бойко переступила через порог и, прибли
зивш ись к миссис Кит, сказала:
— Тут мама вам еще помидоров послала, а для нее, —
девочка ткнула пальцем в Милдред, — еще и дичи.
Наш Гото настрелял и посылает ей в подарок.
— О чен ь лю безно с его стороны , поблагодари от
меня мистера Готобеда, — ответила Милдред, пролив
собственной воли зарум янивш ись и рассердившись на
себя за это. — И сестре своей тоже передай большое
спасибо за помидоры, они мне очень понравились.
— Ты в нашу ш колу ходить будешь? М исс Сухохлеб
сказывала, что тебя к нам отдадут, — девочка оберну­
лась к Аде, решив поболтать, пока Зилла пересыпала
помидоры, чтобы вернуть тару
— Нет! Нет, ни за что! — вскрикнула Ада. — Она мне
не нравится, ни за что не буду к ней в ш колу ходить!
— Тиш е, тиш е, Ада! Ты еще совсем не знакома с
мисс Сухохлеб! — остановила дочку миссис Кит, не­
приятно удивленная таким взрывом чувств.
— Знакома — разве ты забыла, как она к нам прихо­
дила?
— К вам еще Рода Джейн вечером зайдет, — сооб­
щ ила младшая мисс Л егко ш лем , выхватила из рук
Зиллы пустую миску и была такова.
Милдред покривилась: доброта Роды Джейн трону-
па ее сердце, но общ ество этой необразованной де­
вушки по-прежнему не доставляло ей удовольствия.
Право, Ада, — сказал мистер Кит, — я понятия не
имел, что гы питаешь к мисс Сухохлеб такую антипа-
ппо! Л ведь когда нынче днем она встретила меня на
уппце и спросила не пришлем ли мы ей ученицу, я по­
думал, что М илли у нас больна, ей трудно сейчас с то-
(>oii заниматься, и пообещал отправить тебя в ш ко лу
Ох, папа! — воскликнула девочка и ударилась в
епе зы.
Родные наперебой кинулись ее утешать, и Ада по-
(чепенно успокоилась. Отчасти она даже примирилась
ео своей участью.
ГЛАВА 13
■’ (
Ч

Сужденъя наши как часы: чужим


Никто не верит — верят лишь своим.

*’ 1 ’’■
'*• у'J- ~'jr^r ’*•
/< .' **

Александр Floyп. Н от а «Опыт о критике»

ы нам всего один визит возвернули, да и

В тогда даже десяти минут не просидели! —


обиженно заявила Рода Джейн Милдред. —
А ведь мы самые что ни на есть ближайш ие ваши сосе­
ди, нам положено дружно ж ить и сообщаться.
Милдред в свое оправдание сослалась на м нож е­
ство дел, не оставляющих времени для визитов.
— Ничего, для Клодины Четвуд у вас, как погляжу,
времени всегда хватает. Хотя они богатее нас, что вер­
но, то верно. Вот и находится минутка к ним лиш ний
раз заглянуть.
— Соверш енно не важно, кто кого богаче, — по­
краснев до ушей, возразила Милдред. — И кстати, го­
ворят, Четвуды не так уж богаты.
— Во всяком случае, нос задирать они умеют. Но
вот я на днях соберу девушек — будем коврики из ло ­

* Перевод А. Субботина.

134
скутьев делать — и вас тоже позову А если не придете,
так обозлюсь, что и знать вас больше не захочу
— А вдруг я в тот день буду больна? — вздохнула
Милдред, в глубине души почти надеясь, что так оно и
выйдет.
— Тогда я, само собой, обижаться не стану Но уж
как только оклемаетесь, в другой раз позову непре­
менно,
— Когда же вы собираетесь? И что надо будет де­
лать?
— К а к только мы с матушкой все лоскуты порежем.
Неделю еще провозимся, так я думаю. А потом собе­
рется много девиц, мы все будем сш ивать лоскуты и
сворачивать их в больш ие клубки. А потом придут
парни, и мы все славно повеселимся. И угощенье бу­
дет. А теперь я побежала, мне пора — смотрите ж, чтоб
через неделю пришли ко мне без отговорок!
Э то т разговор состоялся в пятницу, а в понедельник
утром Ада в компании Эммаретты и М инервы Л егко­
шлем поплелась на занятия к мисс Сухохлеб. Д уш у де­
вочки переполняли недобрые предчувствия.
В полдень, когда Ада вернулась домой, она застала
в гостиной только Милдред, которая ласково привет­
ствовала сестренку:
— Н у что, котеночек, как прошло?
— Плохо, плохо, плохо! Милдред, эта мисс Сухо­
хлеб — не настоящ ая леди, она даже не христианка!
Она врет, представляеш ь, она со чин ила уж асную
длинную ложь: сказала девочке, которая ее не слуш а­
лась, что изжарит ее насмерть. У нее там печка с боль­
шой духовкой — она сказала, что посадит девочку на
противень, поставит в печку, разведет огонь пожарче и
ее изжарит.
— И девочка поверила?
— Да, она так напугалась — громко визжала и про­
сила прощения, обещала, что больше ни когда-ни ко г-
да не будет вести себя плохо. И тогда мисс Сухохлеб
отпустила ее и разрешила вернуться на место.
— Э то самая настоящая ложь, и тому, кто такое себе
позволяет, детей доверять нельзя! — решительно по­
становила Милдред. — Я все расскажу маме с папой, и
я уверена, они больше не пустят тебя в такую сквер­
ную школу.
— Милдред, она и с виду не похожа на леди, шею
ничем не прикрывает — нету белого платочка — просто
розовое платье из коленкора, и такой же передник на
нем, и накидка сверху.
— Это-то как раз не так важно, лиш ь бы она вела
себя и говорила, как подобает. Надеюсь, платье у нее
опрятное и аккуратное?
— Да, я на нем ни пятныш ка не видела.
— Ну так учись как следует и на уроках сиди тихо,
чтобы ей не к чему было придраться.
К надвигавшейся вечеринке с лоскутьями девушка
испытывала примерно такое же заведомое отвращение,
как Ада — к новой школе. И для нее стало большим об­
легчением узнать, что Клодина Четвудтоже приглаше­
на и отказываться от приглашения не собирается.
— Я и не знала, что ты бываешь у Легкошлемов, —
удивилась Милдред.
— О да, мы поддерживаем отношения. Они люди
пусть необразованные, не слиш ком утонченны е, но
умные и честные. И добрые соседи, особенно в пору
болезней и бед. Ты их жутко обидишь, если не при­
мешь приглашение. Официальными визитами мы не
обмениваемся — они сами не из тех, кто ходит с визи­
тами, — но, как говорит моя мама, пока общество
здесь, в городе, только зарождается, нет смысла огра­
ничивать свой круг ли ш ь людьми, с которыми инте­
ресно общаться.
— Или людьми, которые принадлежат к одному с
нам и слою общества ?
— Вот именно — пока нас так мало, нельзя прово­
дить жесткие границы. Правильнее будет общаться со
всеми, кого можно считать порядочными и достойны­
ми, не предъявляя других требований.
— Боюсь, я повинна в гордыни, — отвечала М илд­
ред, смеясь и заливаясь краской. — Я не привыкла об­
щаться с такими грубыми, неотесанными людьми, и
мне это совсем не по душе.
— М ожет быть, дело не в гордыне, — предположила
Клодина. — М ожет быть, такие люди оскорбляют твой
вкус? М ой они, должна сознаться, задевают, но уж
лучш е нам преодолеть легкую неприязнь, нежели
оскорбить хорошего человека, показав, будто мы от­
носимся к нему пренебрежительно.
— Да, конечно, — от всей души согласилась Милд­
ред и с той минуты запретила себе даже мечтать о ка­
кой-нибудь помехе, которая позволит ей не участво­
вать в затеянном Родой Джейн веселье.
Мысли Клодины она повторила маме и тете и убе­
дилась, что обе столь почитаемые ею женщ ины впол­
не их разделяют.
— В иных условиях я была бы решительно против
того, чтобы ты общалась с представителями этого со­
словия на равных, — призналась миссис Кит. — Но
сейчас обстоятельства изменились.
Наконец было назначено время, с обеда пятницы и
на весь вечер: Рода Джейн перехватила на улице Ру­
перта и передала приглашение через него.
Здоровье Милдред более-менее восстановилось, и
она безропотно согласилась явиться. Однако, не зная,
как следует одеться и к какому часу прийти, обрати­
лась за советом к Клодине.
— Нас зовут работать, как ты знаешь, — рассмея­
лась мисс Чегвуд, — так что, чем раньше придем, тем
лучше — хорошо бы не позже часа дня. Работа не очень
чистая: лоскутья обычно пыльные. Поэтому не стоит
надевать наряды, которые потом не отстираю тся.
Я собираюсь надеть платье из коленкора и прихватить
с собой огромный рабочий фартук.
— Тогда и я так же оденусь.
— Правильно, тем более туда придут и бедные де­
вуш ки, у которых нет средств на красивую одежду. Им
будет не по себе, если мы с тобой затмим их своими
нарядами.
— Но я не попаду к Роде Джейн раньше трех или,
по крайней мере, половины третьего: у меня занятие с
мистером Господнем.
— Ничего страшного, это простительно — все равно
останется еще много времени и для работы, и для об­
щения.
По совету подруги, Милдред оделась на девичник
очень просто. Однако она не могла оставить дома ни
свою нежную красоту, ни свет ума и образованности,
что озарял лицо девушки и превращал ее в истинную
леди. Она невольно выделилась бы среди любых своих
сверстниц, будь они облачены даже в бархат, шелка и
бриллианты и соберись хоть на королевском балу
К а к раз в тот момент, когда Милдред оделась и уже
готова была идти, из ш колы, заливаясь слезами, вер­
нулась Ада.
— Что случилось? — воскликнула Милдред (она
столкнулась с сестренкой на пороге, но вернулась в
дом, чтобы с сочувствием ее выслушать).
— У меня — у меня отобрали первое место по право­
писанию, — всхлипывала девочка. — А ведь я ни одной
ош ибки не сделала. Ты же знаешь, я с первого дня си ­
жу впереди и ни разу назад не пересаживалась — я пи­
шу лучш е всех этих больших, взрослых девочек. Там
есть почти такие же взрослые, как ты, Милли.
— Но почему тебя пересадили назад, если ты не де­
лала ош ибок? За плохое поведение?
— Нет! Она попросту сказала, что пора всем менять­
ся местами. И что на этот раз мы будем получать места
по жребию. И мне досталось место в последнем ряду!
— Мама, ты слыш ала? — возмутилась Милдред, ибо
всякая несправедливость или обида, нанесенная ее
маленьким братьям и сестрам, немедленно пробужда­
ла в душе их пылкой защитницы праведный гнев.
— Да, — ответила миссис К и т и попыталась см яг­
чить ситуацию: — Но, Ада, милая, ты так лю биш ь сра­
жаться за первое место. И если б тебя не отсадили на­
зад, ты сидела бы на первой парте и скучала.
Такой взгляд на вещи показался малыш ке зан ят­
ным, и она улыбнулась сквозь слезы.
Но рана все еще болела и кровоточила, и горячие
слезки закапали снова.
Д ля своих лет Ада была необычайно грамотна и
чрезвычайно гордилась первым местом по правописа­
нию. Чтобы удержать его, девочка трудилась изо всех
сил — и вдругтакой внезапный, болезненный удар, во­
все ею не заслуженный! М алы ш ка не знала, как спра­
виться с такой несправедливостью, горечью утраты,
унижением.
Милдред медлила на пороге — не могла же она уйти
в гости, оставив сестренку в горе.
— Не плачь, — повторяла она, ласково поглаживая
Аду по голове, а мать тем временем вытирала дочкины
слезы белым носовым платком и целовала мокрые
щечки. — Не плачь, ты скоро снова будешь сидеть за
первой партой.
— А я напишу мисс Сухохлеб записку, — подхвати­
ла мать, — и сообщу ей, что в данном случае никак не
могу одобрить использование жребия. По-моему, это
очень дурно, так как жребий бросают, когда просят
Божьего суда. «В полу бросается жребий, но все реше­
ние его — от Господа»*. М ож ет быть, детей и нужно

* Книга Притчей Соломононых 16:33.

139
время от времени пересаживать, давать слабым учен и ­
кам шанс оказаться впереди, но подобную процедуру
я решительно осуждаю и впредь не позволю тебе при­
нимать в ней участие.
— М ам о чка, забери меня совсем из этой ш колы ,
пожалуйста, мамулечка! — еще громче зарыдала Ада.
— Ты пробудешь там недолго, — пообещала миссис
Кит. — Милдред, дорогая, — уже более веселым тоном
обратилась она к старшей дочери, — тебе пора, а то ты
себе на ужин не заработаешь.
С десяток девушек, все младше двадцати лет, собра­
лись у Легкош лемов в передней комнате, которая б ы ­
ла почти сплош ь уставлена большими бельевыми кор­
зинами с разноцветными лоскутьям и — тут имелись и
небольш ие обрезки, и длинные, аккуратно нарезан­
ные полосы.
Девуш ки вооружились иголками, нитками, напер­
стками и ножницами. Одни, скл о н яясь над корзина­
ми, вынимали оттуда один лоскут за другим и сш ивали
их в длинные ленты. Другие в ы п о л н я л и ту же работу,
усевш ись в уголке комнаты и слож ив лоскутья себе на
колени. Готовые ленты сворачивали в тугие клубки.
Зан яты е рукодельем гостьи от души веселились,
смеялись и болтали без ум олку
— О, наконец-то! К а к живы-здоровы? — обрадова­
лась Рода Д ж ейн, едва Милдред появилась в дверях. —
Думала, вы уж нас и вовсе не удостоите... как там гово­
рят? Во, чести! Заходите-заходите. Д авайте сюда
шляпку, вот вам и местечко приберегли под боком у
мисс Четвуд. С ней вы лучш е всех в этой комнате зна­
комы, окромя только Вини Эппл.
— Леди, это мисс Кит.
— М еня ей представлять без надобности, — тряхну­
ла головой мисс Эпп л. — К а к ж изнь, мисс М илли ?
Остальных девушек Рода Джейн представила М илд­
ред по очереди: каждая ненадолго отрывала взгляд от
работы и произносила приветливые слова. После це­
ремонии знакомства девицы вновь вернулись к бесе­
де, которую вели до прихода Милдред. А Милдред, на­
дев рабочий фартук, заняла предложенное ей место,
вдела нитку в иголку, взяла несколько лоскутов с ко­
лен подруги и принялась за первую ленту, одновре­
менно и звиняясь за опоздание: ее задержал на заняти­
ях свящ енник.
— В ы , похоже, страх какая ученая скоро станете, —
усмехнулась Рода Д ж ейн, щедро подкладывая М илд­
ред лоскуты из корзины. — Вот уж чего мне не надоб­
но: терпеть не могу всех этих книж ек, с самого мало­
летства их не любила.
— М ы теперь все в сборе? — поинтересовалась дру­
гая девушка.
— Окромя Дамарис Сухохлеб. О на для нас старова­
та будет, но коли уж она учителка и лю бит, чтоб ее
приглашали... О на всегда позже всех приходит, зато,
как только доберется до лоскутьев, работает страх как
быстро. А вот и она, легка на помине.
Послы ш ался шепот — замечания, отнюдь не лест­
ные для припозднившейся леди:
— Тьфу! Л учш е б ее и вовсе не звали. Всякое веселье
испортит, заунывная, как на похоронах. К а к глянешь
на нее, так сразу думаешь, что смеяться — грех страш ­
нейший.
— Да, — подтвердил другой голос, — она такая. Ни
на минуту не забудет, что учителка. И всех будет на­
ставлять, как себя вести, хоть ее никто и не спраш и­
вал.
В этот момент мисс Сухохлеб переступила порог.
— Добрый вечер, — поздоровалась она весьма тор­
ж ественны м и действительно «зауны вным » тоном, а
потом слегка поклонилась, адресуя свое приветствие
сразу всей ком п ани и. Вр учи в Роде Д ж ейн ш ляпку,
Дамарис уселась в обычной своей позе, то есть напря­

141
ж енно вы п рям и в спину и плотно сдвинув колени, и
рьяно принялась за работу.
Ее присутствие вмиг угасило девичье веселье, будто
огонь залили водой — беззаботная болтовня и ж изне­
радостный смех сменились гробовым молчанием.
Милдред не приним ала участия в простодуш ном
веселье девушек, но, тем не менее, была возмущена: с
какой стати эта женщ ина, к которой она и так уже пи­
тала глубокую антипатию из-за бедняжки Ады, кладет
конец невинному веселью всюду, где бы она ни появи­
лась! И девушка тут же дала себе зарок: она с этим не
смирится.
Во звы си в голос, дабы все могли расслыш ать под­
робности, она пустилась рассказывать занятный ан ек­
дот, вы звавш ий всеобщий смех — то есть всеобщий, за
исключением «учителки»: та изобразила на лице еще
больш ую «заунывность» и явное осуждение.
— Первоклассно, первоклассно! — восклицала Рода
Джейн, невесть где подхватившая это словечко. — Ну
вы даете! Я и подумать не могла, что вы так умеете.
Милдред охотно выкладывала свой немалый запас
анекдотов, загадок и шуток, Клодина и еще одна-две
девушки гоже нашли, чем поделиться, а когда к ним
присоединились девицы попроще, веселье переросло
в нестройный шум и гам.
Когда же все стихли, спокойно и сухо заговорила
мисс Сухохлеб:
— Ж и зн ь , позвольте заметить, слиш ком значима и
ответственна, чтобы проводить ее в смешках и развле­
чениях. А ли чн о вам, мисс Кит, позвольте выразить
мое изумление: вам, прихожанке христианкой церкви,
подобает ли участвовать в подобных легкомысленных
забавах!
— А разве христианин должен повсюду расхаживать
с постной физиономией? — бойко возразила Милдред,
и на ее подвижном лице явственно выразилось пре­
зрение, которое она питала к самозваной законода­
тельнице нравов.
— Да, я полагаю, что люди, именующ ие себя рели­
гиозными и верующими, должны сохранять суровость
даже внешне, дабы мир видел, что они — не от мира.
— М ож но подумать, от невинного веселья кому-то
будет ущерб! — не унималась Милдред. — Разве нам —
тем, кто верит в лю бовь Христову, — не подобает радо­
ваться и ликовать? «Веселитесь о Господе и радуйтесь,
праведные; торжествуйте, все правые сердцем»*. Б и б ­
лия то и дело призывает народ Бож ий радоваться и ве­
селиться, ликовать и петь, и лучш ие христиане, кого я
знаю, всегда казались мне счастливейш им и на свете
людьми.
— Вы еще слиш ком молоды, чтобы судить* кто хо­
роший, а тем более, кто лучш и й христианин, у кого
вера есть, а у кого ее нет, — парировала о щ етин ивш ая­
ся учительница.
Ну, что до меня, мне этих христиан с вы тян уты ­
ми кислыми рожами не надобно! — вмешалась в спор
Рода Д ж ейн. — Л учш е я до смертного часа погожу к
свящ ен ни ку обращаться, ежели мне эта ваша леригия
смеяться запрещает.
— Разумеется, ни я, ни кто другой из людей не мо­
жем читать в сердцах человеческих, — отвечала М илд­
ред на последнюю реплику мисс Сухохлеб, — но Иисус
сказал: «П о плодам их узнаете их»**. И еще: « К то име­
ет заповеди Мои и соблюдает их, тот лю бит М еня»***.
Так что, если вы видите, как люди постоянно с радост­
ным сердцем служат Богу, ходят Его путями, опираю т­
ся на Его любовь, сверяю т с Библией свои поступки...
Если они проявляю т большее попечение о небесном,

* Псалтирь 31: П .
** Евангелие от М атф ея 7:20.
*** Евангелие от И оанна 14:21.
нежели о земном, то вряд ли вы усомнитесь в том, что
это истинные христиане.
— Целиком и полностью согласна! — присоедини­
лась к подруге Клод и на.
— И я!
— И я! — послыш ались со всех сторон голоса.
— А вы действительно знаете таких людей, М и л ­
дред?
— Я говорила о своих родителях, — ответила пре­
данная дочь. — О них и о тете Уэлти.
— Э т о верно, — неожиданно подала голос Вин и
Эппл. — Надо пожить с людьми, чтоб разобраться. А я
с ними жила и скажу: лучш их христиан я не видывала.
И про Бога они вспоминаю т не только по воскресени­
ям. М истер К и т читает Благую К н и гу кажное утро и
каж ны й вечер и моли гея, точно свящ ен ни к, только не
так долго. И я ни разу не слыхивала, чтобы мистер и
миссис К и т хоть грубое словечко друг другу сказали
или чтоб с мисс Стэнхоп поругались. И они никогда
не грозятся переломать детям кости или ш куру сп у­
стить, как многие родители делают, а всегда спокойно
говорят с детьми и слуш аю т их и заботятся, вот как!

144
3^‘"
:' *?№;^**л . ,. .
ГЛАВА 14
*-•- . / ’’ L 5
Принеси нам шутки с неба,
И улыбки, как у Гебы,
Те улыбки , что таит
Юность в ямочках ланит,
Смех, целящий от кручины
И стирающий морщины,
Игры у плутни, пыл, задор,
Безыскусный разговор .

Джон Мильтон. L Allegro (« Радостный», итал.)*

оветую вам поменьше болтать, если хотите

С за вечер управиться с работой, — пресекла


неприятный ей разговор мисс Сухохлеб и,
пополнив свой запас лоскутьев, принялась за работу с
еще более прямой спиной, чем прежде.
— Я могу и ш ить, и разговаривать — и язы чо к гру­
дится, и иголочка работать не перестает, — не спустила
ей Вин и, — вы ведь и сами, я ви ж у не молчите.
— Второй готов, — доложила Клодина, сворачивая
очередной клубок.
— И большой какой, и скатан отменно гуго, — по­
хвалила Рода Д ж ейн, пощупав плод трудов Клодины,
и откатила тряпочны й мяч в угол, где уже накопилась
изрядная гора его собратьев.
— К ак ты быстро! — восхитилась Милдред.

* Перевод К ). Корнеева.

145
— Не так уж и быстро: туг есть мастерицы, которые
два клубка скатают, пока я с одним управлю сь, — и
Клодина п окосилась на мисс Сухохлеб, которая и
впрямь принялась уже за второй клубок.
— Нет, Клодина, вы сматываете клубок туго-туго, —
многозначительно намекнула другая девушка, — а ес­
ли см аты вать кое-как, то, конечно, шар растет б ы ­
стрее.
— «Не все то золото, что блестит», — кстати проци­
тировала Милдред.
— Тебе тоже пора см аты вать, — подсказала
Клодина. — Лента уже очень дл и иная, того гляди запу­
тается.
— Спасибо, — со смехом отвечала Милдред. — Я гут
новенькая, охотно послушаю опытных мастериц.
— Ужин готов! -- возвестила Минерва, распахивая
кухон ную дверь.
— Оставьте лоскутья, и добро пожаловать к столу,
дамы! — пригласила Рода Джейн.
— А можно сначала руки п о м ы ть? — спросила
Милдред, роняя лоскутья на пол и осматривая запы ­
ливш иеся ладони.
— Само собой, все умоемся, — посулила Рода Джейн,
указывая путь.
Под навесом возле кухни девиц дожидалось огром­
ное ведро чистой воды, ум ы вальник и раковина — все
сияло и блистало, надраенное специально для такого
случая. Тут же на скам ейке лежал и брусок темного
мыла, а на гвоздике пристроилось полотенце.
Д евуш ки, не переставая весело болтать и смеяться,
по очереди воспользовались всеми этими благами ци­
вилизации. У м ы вш ись, они собрались за столом, ко­
торый был щедро уставлен здоровой и вкусной дере­
венской пищей — тут были цыплята, ветчина и вяле­
ная говядина, отварной картофель, м ар инованны е
огурчики и свежие огурцы, помидоры и редис, сыр и
яйца, свежеиспеченный хлеб, горячие плю ш ки и слад­
кие пироги, различные виды домашнего варенья, ко­
фе и чай.
И з хозяев за стол села только Рода Д ж ейн — семья
Легкошлем собиралась уж инать позднее. Сама миссис
Легкош лем хлопотала то у стола, то под навесом, где
во время жарких месяцев готовили еду. Она разливала
по чаш кам кофе и чай.
— Не знаю, право, миссис Легкош лем, заработали
ли мы свой уж ин, — заговорила с ней одна из девушек,
принимая от хозяйки чай. — Ещ е много лоскутьев не
сш иты м и остались.
— Не переживай, Сара: я загоню вас работать, как
только поедите — ничего, бывает и такое, что сперва
поедят, а потом расплатятся.
— А если не управимся прежде, чем придут парни,
запряжем их! — пригрозила Рода Джейн.
— К аки е парни? — всполош илась Милдред, а де­
вуш ки захихикали.
— Молодые люди, джентльмены, — жеманно про­
тянула Рода Д ж ейн, — или как там у вас говорится?
А мы их называем попросту «парни», хотя кое-кто сре­
ди них, пожалуй, уже чересчур взрослый для такого
прозвания.
— Точно-точно, Рокэбу Стабблфилду уже самое ма­
лое тридцать, — подхватила одна девица.
— А Н и ку Рэнскваттлу лет двадцать пять, — доба­
вила другая.
— Зато все остальные как раз вам под стать, — уте­
шила миссис Легкош лем. — Передай-ка пироги на тот
конец стола, Рода Д ж ейн . М оем у Готобеду только-
только стукнуло двадцать один, и Й о р ку М о кер у с
Уоллесом Ормсби тоже, а Уильям , брат Клодины , на
годок их помладше.
После уж ина работа пошла быстрее: девушки пере­
ш ептывались, что надо бы поторопиться, чтобы упра­

147
виться до прихода «парней» и успеть поразвлечься.
Однако, когда начали собираться «парни», лоскутьев
еще оставалось на несколько шаров.
Одним из первых, естественно, явился Готобед,
весь «вы лизанны й», как деликатно отозвалась о брате
Рода Д ж ейн . Надо сказать, вечерний туалет дался
юному мистеру Легкош лем у не без труда.
Беда в том, что пройти к себе на второй этаж, чтобы
переодеться в воскресный костюм, Готобед мог ли ш ь
по лестнице из передней комнаты, где сидели девуш­
ки. Однако окна его комнаты на втором этаже распола­
гались как раз над крыш ей пристройки, где находилась
летняя кухня и другие хозяйственные помещения.
С тесн и тельн ы й молодой человек воспользовался
возможностью проникнуть к себе в комнату минуя де­
вушек: он забрался на крыш у пристройки и через окно
влез в свою комнату.
Н и кто бы не назвал этого честного малого щего­
лем, но в тот день Готобед изрядно повозился. Надев
костюм, он долго стоял перед укрепленным на стене
зеркальцем, завязывая и вновь развязывая непослуш­
ный узел галстука. Вскоре стемнело настолько, что он
и галетука-то толком не видел. Тогда бедный Гото спу­
стился вниз тем же путем, каким забрался, и разыскал
мать, которая мыла на кухне посуду. Ей помогали
Эммаретта и М инерва
— Н у и дела! — воскликнула миссис Легкошлем при
виде сына. — Э то сколько ж времени ты проторчал на­
верху! В жизни не помню, чтоб ты так долго возился.
— У меня руки не из того места растут, — признался
Готобед, заливаясь густым румянцем, который просту­
пил на его загорелом лице неровными пятнами. — К а к
ни бился, так и не смог галегук нормально повязать.
— Погоди, руки вытру, да и повяжу тебе. Вот — так
хорошо. Да ты не переживай, не станут девчонки осо­
бо присматриваться к этой черной тряпице.
— М ож ет и не станут, но большое тебе спасибо, что
повязала. Уже пора к ним идти?
— Пора, коли надумал.
Через заднюю дверь Готобед выш ел на улицу и
остановился: он был застенчив и не отваживался за­
глянуть в девичий цветник в одиночку. А уж загово­
рить с кем-нибудь из красоток — в особенности с
Милдред К и т — от одной этой мысли парень взмок, и
ему чуть не стало дурно. Все эти долгие дни и недели
он обожал свое сокровище издали, но так и не пред­
ставился Милдред. Теперь, когда появилась возм ож ­
ность познакомиться с предметом обожания, гак ска­
зать, живьем, бедный Готобед почувствовал, что муже­
ство ему изменяет.
Не предстанет ли он некрасивым, невоспитанным,
неловким и грубым в глазах столь утонченной и неж­
ной девицы?
Он решил дождаться кого-нибудь из товарищей — и
вскоре к нему присоединился молодой сап о ж н и к
Н и ко лас Рэн скваттл. Готобед вошел в дом вместе с
ним.
Сам Готобед этого не понял, но получилось очень
удачно: его высокая, плечистая фигура выигрывала на
фоне приземистого, почти лиш енного шеи приятеля.
Н и к двигался, будто деревянная кукла. А когда он рез­
ко запрокидывал назад голову его лицо тоже казалось
грубо вы резанны м из дерева — все черты слиш ком
крупные и лиш ены выражения.
Зато стеснительностью Н и к не страдал и нисколько
не опасался, что его общество может не прийтись по
вкусу той юной особе, которую он осчастливит своим
расположением.
— Вечер добрый, леди! О чень рад вас всех видеть, —
заговорил Н и к, едва переступив порог, и поклонился,
описав зажатой в руке ш ляпой широкий круг. — Наде­
юсь, я вижу всех вас в добром здравии?
— Добрый вечер, — ответило несколько голосов, а
кто-то добавил, обращ аясь к Готобеду: — Добрый ве­
чер, мистер Легкошлем.
— Садитесь, мы вам найдем работу: будете нам нит­
ки в иголки вдевать
Рода Джейн в тот момент снимала нагар со свечей,
но, поспеш но о тлож ив щ и пц ы , представила обоих
юношей Милдред и с чисто ж енским коварством ухи­
трилась отсадить Рэнскваттла в дальний угол комна­
ты, а брату незаметно указала на свободный стул, ко­
торый, как нарочно, стоял чуть ли не вплотную к мисс
Кит.
Готобед поспешил усесться на этот стул и, ужасаясь
собственной дерзости, обратился к своей богине с пу­
стяковы м замечанием насчет погоды — тема, как из­
вестно, универсальная и неисчерпаемая.
М илдред при ветл и во отвечала:
— Да, мистер Легкош лем, вы правы: день выдался
ясны й.
О чем говорить дальше?
— Я — я так понимаю, вы раньше лоскут ных ковров
не ш или?
— Э то вы по моей неуклюжести догадались, что я
новичок? — отозвалась Милдред с задорной улыбкой.
Подняв голову, она посмотрела прямо в глаза Готобеду.
С и лы небесные, какой волшебный у нее взгляд!
Готобед испугался, что обидел Милдред, и сразу по­
терял голову.
— Нет, что вы, сэр, нет — то есть, мэм, нет! — забор­
мотал он, заливаясь краской, потея и заикаясь. — Вы
прекрасно шьете!
— Тогда помогайте мне, — предложила Милдред,
сж ал и вш и сь над покрасневш им юнош ей. — М ож ете
вдеть н итку в иголку?
— И мне тоже, — вмешалась Клодина, сидевшая по
другую руку от Милдред. Стараясь подбодрить своего

150
давнего приятеля Готобеда, Клодина стала вспоминать
о вечеринке, на которой оба они побывали год назад:
ах, как было весело, когда гости наугад тянули конфе­
ты из мешка!
Подоспели и остальные «парни», и с их помощ ью
работа вскоре была завершена. Забавы ради попробо­
вали бы ло перебрасываться кл уб ка м и , словно т р я ­
почны м и мячами, но те, что были недостаточно туго
см отаны , начали разваливаться и зап уты ваться, так
что от игры в мяч приш лось отказаться. Д евуш ки в ы ­
мыли р уки , и н ачали сь другие игры — в п р ятки , в
ж м ур ки . М олод еж ь играла с таки м наслаж дением ,
будто всем было не по двадцать и более, а всего ли ш ь
по десять лет. Затем на кухне подали сладкое — черни­
ку со сливкам и и сахаром, арбузы и дыни, пончики и
кексы.
В одиннадцать вечера компания наконец собралась
расходиться по домам. Молодые люди провожали де­
вушек. Готобеду повезло — ему поручили довести до
дома мисс Кит.
Сама Милдред, вероятно, предпочла бы, чтобы ее
спутником был Йорк М окер или Уоллес Ормсби — с
ними она познаком илась раньш е и знала, что эти
юноши гораздо лучш е образованы и воспитаны, чем
бедняга Готобед.
Дверь открыла миссис Кит, все остальные домочад­
цы уже улеглись.
— Хорош о провела время? — с обычной своей ла­
сковой улыбкой спросила мать.
— Д евуш ки, расходясь, твердили, что вечер удался
на редкость, — усмехнулась в ответ Милдред, — но что
до меня, все это простовато и грубовато, мама.
— Бы ли и игры?
— Бы ли, и я в них участвовала, но когда дошло до
поцелуев, предпочла присоединиться к зрителям.
— Умница! — похвалила ее мать.

151
— И знаеш ь что, м ам очка? Среди гостей была и
Вини Эппл. Вообрази себе: оказаться на вечеринке, на
которую приглашена твоя бы вш ая прислуга! Э то уж
слиш ком, правда?
— Ч то ж , М и л ли , счастье еще, что не позвали и
Селесту Э н н , а то мне приш лось бы сегодня самой на­
кры вать к чаю! — и мама с дочкой дружно рассм ея­
лись.
£ J#

ГЛАВА 15
ГТТАОЛ 1C

jsc / x _ш ■

' '*». . '*«
' *t»/ . ‘’ * \%>-

Д ва раза перечтя посланье,


Воскликнул рыцарь: «Ли да я!
Ее сразят мои признанья!
Уверен, ч/ио она — моя!»

Сэмюэл Батлер. Эпическое послание


Гудибраса даме сердца (из поэмы «Гудибрас»)

итье лоскутьев у Ролы Д ж ейн положило на­

Ш чало целой череде вечеринок, на которых


собирались молодые люди города Плезант
Плейнз. С ш и вали л о скутья, а потом делали из н
коврики и одеяла. Веселой гурьбой ходили по ягоды и
по грибы. Катались на лодках по реке, выезжали на
пикники в повозках и верхом.
Когда же лето подошло к концу, дни сделались ко­
роче, а вечера затянули сь, откр ы лась ш кола пения.
Певцы были в основном из молодежи, посещ авш ей
эти занятия как для развития своих вокальных дан­
ных, так и просто забавы ради. Хор собирался раз в не­
делю в школе Дамарис Сухохлеб.
Кажды й приносил с собой свечу и нотную тетрадь,
а по окончании семестра все скидывались на жалова­
ние для молодого учителя Тимоти Буззарда, приезжав­
шего из соседнего городка.

159
Буззард — такое жужжащ ее имя казалось не слиш-
ком-то подходящим для учителя пения. Но имя себе
человек не выбирает, а учителем он был хорошим. Во
всяком случае, в деле своем он разбирался прекрасно,
но вот поддерживать д и сц ип ли ну среди учен и ко в,
иные из которых были старше него, ему оказалось за­
труднительно. Глуповатые, то и дело заливаю щ иеся
смехом девицы и подростки, вечно готовые к прока­
зам, всерьез испытывали терпение Тимоти. И время от
времени оно лопалось.
Милдред и ее подруги Клодина Четвуд и Лю силла
Грандж не принадлежали к числу врагинь Тим оти:
они всегда вели себя, как подобает молодым леди, чем
стяж али восхищение и благодарность молодого у ч и ­
теля. Во многих случаях одно ли ш ь присутствие этих
юных дам давало Тимоти силы держать себя в руках,
ибо он, естественно, не желал ли ш иться их уважения
и дружбы.
Трех подруг уже успели признать первыми в городе
красавицами. Тимоти был человек холостой, и, когда
он пытался полюбезничать с одной из трех своих л у ч ­
ших учениц, в кавалерах из числа хористов пробуж­
дался н еш уточны й гнев, как если бы учи тель п о ку­
шался на их законные права.
Уилли Четвуд, Йорк М окер и Уоллес Ормсби зача­
стили в дом мистера Ки та, да и к обеим закадычным
подружкам Милдред они наведывались, пожалуй, не
реже. Ш естеры х этих ю нош ей и девуш ек на лю бы х
встречах и вечеринках обычно видели вместе, но по­
стоянных парочек они пока еще не образовали.
Готобед Легкош лем изредка набирался храбрости,
чтобы зайти вечерком к Милдред. Его всегда прини­
мали с отменной лю безностью , стараясь, однако же,
не поощрять в нем тщетных надежд.
Ю н о ш а в глубине душ и догадывался, как обстоит
дело, и приписывал это по большей части своей соб­
ственной неуклю жести. Он с завистью взирал на тех,
кого лучш ее образование и утонченны е манеры пре­
вращали в более приемлемых для Милдред кавале­
ров.
Николас Рэнскваттл отнюдь не принадлежал к их
числу, однако излиш няя самоуверенность застила ему
глаза, и его навязчивое внимание изрядно досаждало
нашей героине- О т его визитов и приглаш ений она
уклонялась всякий раз, когда имелась хоть малейшая
возм ож ность не прибегать к откровенной грубости.
Но тщеславие и самодовольство — все равно что бель­
ма на обоих глазах.
Николас неплохо зарабатывал, был довольно начи­
тан (особенно если принять во внимание его положе­
ние в обществе и отсутствие в городе библиотеки), се­
мья им гордилась, а сам он гордился собой еще пуще и
при малейшей оказии демонстрировал окружаю щ им
свои знания. Иногда он просто из кожи лез в похваль­
ных усилиях просветить всякого, кому выпала честь
подвернуться ему под руку.
К Китам он повадился заходить рано вечером и, ес­
ли заставал Милдред, часами повествовал ей о своих
«штудиях» и о более легкой литературе, с помощ ью
которой «давал мозгам отдых». Николас никак не ун и ­
мался, и Милдред в конце концов провозгласила его
несносным занудой, а младшие К и ты пустились на все
лады передразнивать его неуклюжие порывистые дви­
ж ени я. О днако д остойны м и ш уток казалась им не
столько его внеш ность, ско лько самонадеянность и
сам овлю бленная болтовня. И теперь, едва мистер
Рэнскваттл ступал на порог дома Ки то в, дети, пред­
вкуш ая веселье, находили предлог, чтобы побыть в го­
стиной вместе с ним и Милдред. Впрочем, и девушка
предпочитала не оставаться наедине с назойливым по­
клонником и всячески поощряла братишек и сестре­
нок вертеться поблизости.

155
Но сей кавалер был настолько ослеплен тщ еслави­
ем, что принимал их насмешливый интерес за признак
искреннего восхищения его, Николаса Рэнсквагтла,
великолепной персоной. Более того: он нисколько не
сомневался в том, что семейство Ки го в примет его с
распростертыми объятиями, как только он надумает
сделать Милдред официальное предложение.
Николас, как уже упоминалось, был сапожником и
держал мастерскую и небольшой обувной магазин на
главной улице города, как раз напротив магазина
Четвуда и Мокера (первый был родным братом, а вто­
рой — кузеном Клодины ).
Мистер К и т открыл адвокатскую контору в сосед­
нем с магазином Четвуда и Мокера здании. Туда ка ж ­
дый день на несколько часов приходил Уоллес Ормс-
би — он помогал адвокату и прилежно изучал право
под его руководством.
Порой Николас чувствовал зависть к Ормсби, ибо,
стремясь душой выше отведенного ему в жизни удела,
мечтал войти когда-нибудь в образованное сословие и
стать человеком «с профессией и положением». В о ­
зясь с кусками кожи и наводя лоск на готовые изде­
лия, он размыш лял, не предложить ли себя мистеру
Ки ту разом в качестве зятя и ученика.
В итоге он решил, что сначала сделает предложение
Милдред, а когда его с радостью провозгласят ж ени ­
хом, тут же сделает и второе, не менее заманчивое
предложение мистеру Киту.
Зим а уже вступила в свои права: земля промерзла
насквозь, прошли обильны е снегопады. О ткр ы лся
санный путь, и молодежь планировала новые развле­
чения.
— Слуш ай, Н ик, сшей мне к утру новые сапоги, да
смотри, постарайся как следует, — обратился к при­
ятелю Готобед, входя в мастерскую и что есть сил стуча
ногами о порог, чтобы сбить снег.
— Сош ью , Гото. При сядь-ка и стягивай башмаки, —
отозвался Николас, откладывая в сторону шило и бе­
рясь за мерку
— Сделай поскорее, — продолжал Готобед, — и
чтоб сидели, как влитые, а то не возьму, у тебя оста­
нутся, — добавил он со смехом.
— Будь спокоен, сапоги будут, что надо, — заверил
Рэнскваттл, гордо вы п р ям ляясь и по своему о б ы кн о ­
вению запрокидывая голову назад. — Ч то бы я ни де­
лал, все выходит в самом лучш ем виде, — не удержал­
ся он.
— Правда? А я и не замечал, — простодушно уди­
вился Готобед. — Завтра на санную прогулку едешь?
— Разумеется — я собираюсь пригласить Милдред
Кит.
— М исс Милдред? — вскрикнул молодой кузнец в
гневе и изумлении. Брови его сош лись на переносице,
горячий румянец залил темные от загара щеки. — А ты
у нее спросил? Она согласилась?
— Она? О какой прекрасной даме речь, разрешите
полюбопытствовать? — заинтересовался появивш ийся
в дверях и услы ш авш ий восклицание Готобеда Йорк
Мокер. Вслед за ним вошел Уоллес Ормсби.
— Нет, пока еще не спрашивал, но сегодня спрошу,
а вы, ребята, так и знайте: Милдред я облюбовал для
себя, так что, если кто из вас хочет пригласить катать­
ся девушку, пусть ищет другую.
— Неужто? А с какой стати ты присвоил право вы ­
бирать первым?
— У меня на Милдред К и т прав не меньше, чем у
любого из вас, мистер Мокер. Даже больше, скаж у я
вам, потому как я собираюсь на ней жениться.
М окер и Ормсби ответили на это заявление вос­
клицаниями изумления и протеста. Готобед же, в наи­
вной уверенности, что никто бы не стал похваляться
скорой свадьбой, если бы все уже не было решено,

157
сперва побледнел, как смерть, а потом побагровел п
принялся поспешно натягивать башмаки.
— Восхитительная скр ом н ость, — голос Ормсби
был пропитан ядом сарказма. — И , конечно же, юная
леди готова пасть в твои объятия, стоит тебе л и пн» на
м екнутьей на свои матримониальные замыслы.
— К о н ечн о — ведь она же понимает, что лучш ей
партии ей в этом городе не сделать, — подхватил
Йорк. — Давно ли ты уверился, Рэнскваттл, в том, что
ее избранник — именно ты ?
— Л ьщ у себя мыслью, что я не страдаю недостатком
проницательности, — с неколебимой уверенностью и
себе парировал Николас, после чего внес в книгу така
зов мерку Готобеда и обтер перо полой сюртука.
Могу ли я чем-нибудь служить вам, джентльмены?
— Нет, — прорычал Ормсби, — а вот я сослужу тебг
хорошую службу: избавлю от труда понапрасну при
глашать мисс К и т на завтрашнее катание, так как быть
ее кавалером она уже позволила мне.
— Вот как? — вскрикнул Рэнскваттл. Теперь уже он
раскраснелся от разочарования и гнева. — Но это не
справедливо: вечно ты ухитряешься обставить других
— Да, это несправедливо... плохо, — тихонько шеи
тал Готобед, объятый смутной тревогой. П оки нув ма
стерскую Н иколаса, он побрел, сам не зная куда.
Кузнец не злорадствовал над унижением Николаса: он
был слиш ком удручен тем, что лиш ился возможности
пригласить Милдред.
— Все было по-честному, — ла ко н и чн о возразил
Ормсби, выходя вместе с Мокером на улицу. Ормсби и
М окер тоже разволновались и даже рассердились, а
потому забы ли, с какой целью заходили к мистеру
Рэнскваттлу. Они как раз собирались попросить у нею
лошадь с санями для завтрашней прогулки в случае,
если сам Н иколас по каким-то причинам не поедет
кататься!
Д р у зья пересекли улицу и вошли в магазин к Уиллу
Четвуду. П ересказав ему недавние со бы ти я, друзья
пробудили праведный гнев и в его душе.
Рэн скваттл, расхаживая по мастерской, тоже злился.
— В се по-честному, все по-честному! — твердил он,
глядя вслед ю ны м джентльменам. — К а к же по-чест­
ному, ко ли они ухитрились не подпустить к девице
м уж чин у, который ей куда больше по душе?! Ничего,
д р уж о чки мои, скоро я положу конец вашим затеям —
вот увидите!
П р о и зн о ся эти слова, он достал из кармана письмо,
бережно его развернул и перечитал с улыбкой удовлет­
ворения на лице.
— А га! Посмотрим! Перед таким предложением она
не устоит! — произнес он вслух, аккуратно складывая
п исьм о и убирая его в нагрудный карман сюртука.
В т о т сам ы й момент, когда Н и колас предавался
р азм ы ш л ен и ям , перед «желтым домом на углу» оста­
н о ви л и сь большие сани и мистер К и т заботливо уса­
дил в них жену и тетуш ку Уэлти вместе с малыш кой
Э н н и с и тремя младшими детьми. Они ехали за город
в гости к знакомым из Лэндсдейла, Уордам.
Милдред, Руперт и Зилла с Адой высыпали на по­
рог проводить отъезжающих.
— К ч а ю вернетесь? — спросила напоследок М илд­
ред.
— Нет, но к ночи будем обратно, — посулил отец,
в зяв ш и с ь за вожжи. — А теперь марш все в дом, пока
не простыли.
— Ч т о сказала Кло д ин а? — спросила Милдред у
Руперта, возвращ аясь в дом.
— К о н е чн о , согласилась — она ведь всегда рада у
нас побы вать.
— О тли чно ! Когда она придет?
— П р и м ер н о через полчаса. Так что поторопись
проверить у Ады уроки, чтобы освободиться.
За несколько дней до описы ваем ы х собы тий для
Ады настал радостный миг освобождения из-под вла­
сти мисс Сухохлеб. Старш ая сестра вновь приступила
к обязанностям «гувернантки». М истер Госпбдень по-
прежнему проводил занятия с гремя старш ими деть­
ми, и старания Милдред в учебе не ослабели. Однако в
день визита Клодины свящ ен ни к уехал на похороны в
дальнюю деревню, и ничто не мешало Милдред пол­
ностью отдаться радостям общения с подругой. Селес­
та Э н н работала в семье К и то в не за страх, а за совесть:
к десяти утра дом был полностью приведен в порядок,
и Милдред не сомневалась, что обед и чай будут пода­
ны и без ее помощи.
Клодина принесла с собой шитье, и подруги прият­
но, хотя и без особого разнообразия, провели день за
рукоделием, поочередно читая друг другу вслух.
Клодина любила книги не меньше, если не больше,
чем Милдред.
Беседа их почти не затрагивала соседей, но ш уточ­
ками насчет бравого мистера Рэнсквагтла они все-та­
ки обменялись. Критиковали они его, как свойствен­
но молодости, довольно сурово. Н о даже если на
Рэн сквагтлс и оправдалась примета, что коли тебя
кто-то вспоминает, то ты икаешь, икота не предосте­
регла его от очередной глупости.
После чаепития мисс Хансингер унесла посуду, а
Милдред и Клодина постелили на столе в гостиной
цветную скатерть, поставили свечи и вновь принялись
за шитье. В гостиной находились еще Зилла с Адой, а
Руперт куда-то ушел.
Вдруг в парадную дверь постучали.
— Я открою! — вызвалась Ада и вприпры ж ку побе­
жала в переднюю.
На пороге стоял не кто иной, как Николас Р э н с к ­
ваттл. Пройдя мимо Ады и не удостоив девочку даже
кивком головы, он направился прямиком к Милдред и

160
молча простер к ней правую руку — между большим и
указательным пальцами было зажато письмо.
Д евуш к а в полном недоумении приняла бум агу
О твесив поклон, Н и ко лас отбыл, не промолвив ни
слова (об этих его поклонах Сирил как-то раз отозвал­
ся весьма непочтительно: «Я уж думал, у него ж ивот
прихватило, так он согнулся»).
Под окнами громко заскрипел снег — было сл ы ш ­
но, как Рэнскваттл размеренным тяж елы м шагом уда­
ляется прочь.
— М илли, что это? Что он принес? Он что, ходил на
почту? — заверещали младшие сестренки, не в силах
сдержать лю бопытства.
Милдред в растерянности обернулась к Клодине.
С минуту подруги смотрели друг другу в глаза и вдруг,
не сговариваясь, громко, от всей души, расхохотались.
— Видела ли ты еще когда-нибудь такого комика?
— Никогда! П исьм о адресовано тебе?
— Да.
Придвинув поближе свечу, Милдред, все еще сме­
ясь, но уже и краснея, сказала:
— Дай-ка я прочту это послание. Пойдем наверх,
чтобы нам никто не мешал.
— М о ж н о мы тож е пойдем? М ож но нам тоже уз­
нать, что он тебе написал? — попросились Ада с Зил-
лой, когда старшие поднялись с места.
— Нет-нет! Э то не для детей, — с улыбкой отказала
Милдред. — Будьте хорошими девочками, останьтесь
тут. М ы скоро вернемся, а когда подрастете, я вам обя­
зательно расскажу, что было в письме.
Д евуш ки миновали кухню, где энергично наводила
порядок мисс Хан син гер , поднялись по скр и п учи м
ступенькам в комнату тети Уэлти, закрылись и приня­
лись и зучать нежданное послание.
Оно содержало обращенное к мисс Милдред К и т
официальное предложение руки, сердца и всего до-

161
6 Марта Финли
стояния автора, Николаса Рэнскваттла, называвшего
себя ее почтительным обожателем и рабом. Милдред
же через каждые два слова именовалась ангелом и пре­
лестнейш им из всех земных созданий. Сначала деви­
цы всласть похихикали над писаниной Н иколаса, а
потом Милдред, не в силах скр ы ть отвращ ения, о т­
бросила письмо прочь.
— Претенциозная болтовня! Д о чего противно!
Я уж никак не ангел, особенно если выйду из себя! М не
кажется, именно это со мной сейчас и происходит: я до
глубины души оскорблена тем, что мне изъясняется в
любви какой-то самонадеянный болван!
— Кто-то идет! — встревожилась Клодина.
— Руперт. Э то его походка. Привет, Рупи, что ново­
го? — откликнулась Милдред, отворяя дверь.
— Прежде чем ты ответиш ь на это письмо и, чего
доброго, прим еш ь предложение, я должен тебе кое-
что сказать.
— Откуда ты знаеш ь о предложении?
— М алы ш ки сказали, что старина Н и к принес тебе
какое-то послание, — смеясь ответил брат, но в смехе
его звучала и злость. — А о содержании догадаться б ы ­
ло нетрудно, тем более что я был в кузнице и узнал по­
следние новости. Гото Легкош лем рассказал, как Н и к
похвалялся перед ним и другими парнями, что он вот-
вот женится на Милдред Кит.
На мгновение Милдред лиш илась дара речи — ка­
жется, за всю свою ж изнь она не впадала в столь неис­
товый гнев.
— Щ ен о к нахальный! — возопила она наконец. —
Я выбью из него эту дурь!
— Молодчина! — одобрил ее Руперт и даже в ладо­
ши захлопал. — Я так и знал, что ты разозлиш ься. Да я
хлыстом готов его отделать за подобную наглость!
— Нет, так нельзя, — спохватилась Милдред, усты ­
дивш ись собственной горячности. — Би ть его нельзя,
Рупи. Но ты мож еш ь — если хочешь — доставить ему
мой ответ.
— Сначала покажи, что за ответ.
Милдред взяла карандаш и приписала прямо на по­
слании Рэнскваттла, под его подписью: «Предложе­
ние неприемлемо и категорически отвергается, даль­
нейшие визиты автора также крайне нежелательны», и
расписалась.
— Вот, отнеси ему, — поручила она брату, — да рас­
толкуй хорошенько, что ответ окончательный.
— И обжалованию не подлежит, — ухмыльнулся до­
вольный Руперт, засовывая письмо в карман.

6*
’- 'I .. ' # r'
ГЛАВА 16
/• ’ \ ' «ч *?*'
N.f.- ' / X. *№-•■**■ ;) \ VV

О, ревность —ты проклятье самой крепкой дружбы,


Захватчик страшный душ, живущих в лад, —
Обиды, злобы, ненависти ядом
Ты доброту и мягкость отравляешь,
// человек, дотоле сердцем чистый,
Становится жестоким эгоистом!

- ;>

Николас Роу. Трагедия «Джейн Шор»

ержать при себе такую забавную историю было

Й невозможно, и Руперт перед этим соблазном,


конечно, не устоял. Отдав незадачливому уха-
исьмо с отказом, он заглянул на обратном пути
в кузницу и, ничего особо не тая, поведал Готобеду об
исходе недавних событий.
Не будет преувеличением сказать, что весть о пол­
ном и окончательном отказе, которым ответила Рэнск-
ваттлу Милдред, сняла с души юного Легкош лем а
тяж кое бремя тревоги.
После визига в м астерскую Рэнскваттла Готобед
пребывал в печали и отчаянии, и даже Рода Д жейн не
могла добиться от него ответа на простейший вопрос:
поедет ли брат кататься на санях следующим вечером?
Тем приятнее было ее удивление, когда ближе к ночи
Готобед возвратился из кузницы в прекрасном настро­
ении и, заглянув на кухню , где Рода Д ж ейн ш ила в
полном одиночестве (м ать отлучилась навестить со­
седку), сообщил ей, что непременно поедет.
— Рада слы ш ать, — отвечала преданная сестра. —
А кого же ты пригласишь?
Готобед покраснел и пробормотал смущ енно:
— Сару Миллер позову.
— Почему бы не Милдред К и т ?
— Без толку: Ормсби перебежал мне дорогу.
— Д а уж, смотри в оба, а то, пока ты мямлиш ь, он и
вовсе тебя обставит да и женится на ней!
— Н е станет она с этим спеш и ть, — проворчал
Готобед, барабаня пальцами по столу. Потом вскочил с
места, подошел к печке и, повернувш ись лицом к ог­
ню, сделал вид, будто греется — ли ш ь бы не встречать­
ся глазами с всепоним аю щ им взглядом сестры. —
Рода, какой смысл мне лезть, когда вокруг нее увива­
ются все эти парни?
— Гото Легкош лем, мне стыдно за тебя! — провоз­
гласила Рода Д жейн. — Будь я мужчиной, я бы так не
трусила! Нет! Я никому не позволила бы себя обста­
вить, а стала бы бороться за свою любовь.
— Ты в этом ничего не смы слиш ь, — ответил брат и,
взяв свечу, ушел к себе, терзаясь мечтами, сом нения­
ми и страхами.
Бедняга, конечно, очень радовался ниспроверже­
нию нахального Николаса Рэнскваттла. Но, если по­
думать, какая ему разница? Ведь между ним и М илд­
ред остаются еще трое, чье превосходство над собой
честный Готобед не мог не признать. Увы , не стоит л и ­
ковать из-за того, что с его пути убрался один из четы ­
рех соперников.
Но в самом ли деле остальные трое — его соперники?
Бы ть может, кого-то из них — или даже всех троих —
больш е привлекаю т мисс Четвуд или мисс Грандж?
Ведь эти юнош и вроде бы уделяют равное внимание
всем трем девушкам, без явного предпочтения М илд­
ред. И иикто не знает, кого из них они выберут, да и
выберут ли вообще?
К тому же у всякого свой вкус, и девушка не всегда
отдает руку и сердце тому, кого окружаю щ ие считаю т
наиболее подходящей для нее партией. У Готобеда все
еще оставалась капелька надежды — ах, если б он обла­
дал отвагой и непреклонной энергией Роды Джейн!
На следующ ий день, ближе к закату, просторные
сани, запряж енны е четверкой украш енных буб ен чи ­
ками лошадей и снабж енны е изрядным количеством
покрывал и других теплых вещей, объезжали один дом
за другим. В итоге в санях собралась почти дю ж ина де­
вуш ек и молодых людей — превеселая компания, ко ­
торую добрые лош адки унесли по п уш и сто м у снегу
километров за десять от города.
Погода выдалась не сли ш ко м холодная, кататься
было одно удовольствие. Едва скры лось солнце, как
выш ла луна, и девуш ки, заботливо укутанные в накид­
ки, плащи и покрывала, нисколько не страдали от хо­
лода и веселились от души.
Не меньше их веселились и «парни». Они смеялись,
ш утили, пели, и время летело, обгоняя быстроногих
лошадей, которым сани с таким количеством седоков
были вовсе не в тягость.
Направлялись они в соседний город, где в неболь­
шой гостинице для них был подан заранее заказанный
ужин. Сразу по прибытии молодежь угостилась вкус­
ным и, с пылу с жару, блюдами.
Пару часов компания провела в холле гостиницы,
забавляясь болтовней и играми. Здесь к ним присо­
единился мистер Тимоти Баззард, преподававший му­
зы ку и в этом городке.
« В о т и еще один... — печально подумал Готобед,
ревниво наблюдавший за оживленной беседой моло­
дого учителя с Милдред. — Все за ней увиваю тся, а у
меня нет ни малейшей надежды!»
Ревновала и Рода Д ж ейн, причем сразу за обоих, за
брата и за себя, ибо прошлой зимой мистер Баззард
оказывал ей предпочтение перед всеми девицами П ле­
зант Плейнз, и она привыкла смотреть на него, как на
свою со бствен ность. Ей «вовсе не по ндраву при­
шлось, чтоб ее какая-то новенькая оттерла, да даже и
старенькая тоже, если на то пошло».
Побуждаемая желанием разбить эту парочку, Рода
Д ж ейн первая напомнила, что пора возвращаться до­
мой, и, к ее приятному удивлению, Милдред тут же ее
поддержала.
Некоторые участники прогулки возражали, не видя
п ричин спеш ить. Однако уже пробило одиннадцать
часов, и больш инство проголосовало за немедленный
отъезд, тем более что лошадей уже накормили, и сани
дожидались у подъезда.
— Не прихватить ли с нами еще одного п ассаж и ­
ра? — предложил кто-то, когда посреди общего весе­
лья и ш уточек друзья рассаживались в санях.
— Кого?
— Да вог Баззарда.
— Нет, места не хватит! — заторопился Готобед. —
Нельзя же стеснять леди!
— Говори за себя, Гото Легкош лем! — с сердцем ото­
звалась Рода Д жейн. — Нет среди нас таких нелюбез­
ных, чтоб не потесниться маленько и не усадить чело­
века, коли надо. Сдвигайтесь, девочки, тут еще полно
места!
— Верно: чем больше, тем веселее, чем теснее, тем
теплее! — подхватила Сара М иллер. Готобед Л е гк о ­
шлем пригласил на катание ее, и девуш ка с огорчени­
ем и раздражением наблюдала, что он проявляет куда
больше интереса к Милдред Кит, нежели к своей «па­
ре». — Садитесь, Баззард! — продолжила она, выделяя
учителю музы ки место как раз между собой и Родой
Джейн.
— Благодарю пас, леди! Я — точно шип между двух
роз, — заметил Баззард, охотно садясь и посмеиваясь
над собственной немудреной шуткой.
— Раз уж мы заполучили учителя музы ки, так и по­
петь не мешает, — заметила Рода Д ж ейн, когда сани
пустились в обратный путь.
— Верно, Баззард, придется вам оплатить проезд, —
подхватил Ормсби.
— Всегда готов соответствовать, — отозвался учи ­
тель. — М исс Легкош лем, с чего прикажете начать?
Вполне удовлетворенная тем, что право выбора
предоставили ей, Рода Джейн тут же назвала лю бо в­
ную песенку которую к а к -ro раз слыш ала от учителя.
О на исп олн ялась соло, и, вы п о лн и в этот заказ,
Баззард затем спел вторую песню по ж еланию мисс
Миллер и, наконец, обернулся к Милдред:
— Полагаю, теперь ваша очередь, мисс Милдред, —
произнес он.
Она предложила спеть хоровую песню , которую
они недавно разучили, чтобы в пении могли участво­
вать все. Д евуш ки и юноши охотно принялись подтя­
гивать, и за одной хоровой песней последовала другая,
а потом еще и еще — застольные, заздравные, поход­
ные, и вновь соло. Они продолжали петь, и въехав в
Плезант Плейнз, и пели до тех пор, пока в санях не ос­
талось всего двое или трое пассажиров — остальных
развезли по домам.
В гостиной К и т о в горел свет, и дверь навстречу
Милдред отворилась еще прежде, чем остановились
сани.
— М ам о чка, милая! П рости, что из-за меня тебе
пришлось допоздна оставаться на ногах! — воскликну­
ла Милдред, вбегая в дом.
— Н ичего страш ного, — бодро отвечала м иссис
Кит. — Кам ин растоплен, слы ш иш ь, как трещат дрова?
Придвинь вон то кресло поближе к огню и не разде­
вайся, пока хорошенько не согреешься. Н уж но было
бы приготовить тебе горячий лимонад, да вот незада­
ча: ли м он ов нет, а если ты вы п ьеш ь кофе, то не
уснешь. Принесу-ка я тебе молочка — какого тебе хо­
чется горячего или теплого? И расскажи мне, как ты
провела время.
— Лх, я могла бы любой девушке пожелать такую
маму, как у меня, — отвечала Милдред, с благодарной
улы бкой глядя на лю бим ое лицо. — Честное слово,
рассказывать тебе о сегодняшнем вечере будет так же
приятно, как и кататься на санях. К а к хорошо, когда
можно все доверить такому надежному, мудрому и л ю ­
бящему другу!
Милдред помолчала, глядя на пламя, пляш ущ ее в
камине.
— М амочка, мне нужно тебе рассказать о многом, и
не только о катании. Вчера гоже кое-что произошло.
Я весь день хотела с тобой поделиться, но случай так и
не представился: с утра было много хлопот, а потом го­
сти сидели у нас до самого вечера, и мне пора уже бы ­
ло ехать.
М и сси с К и г глянула на стрелки высоких старин­
ных часов в углу гостиной, спокойно отсчитывавш их
минуты.
— Я бы с радостью послушала твой рассказ, доро­
гая. Но если ты смож еш ь уснуть без этого, лучш е бы
отложить его до утра, потому что уже половина две­
надцатого.
Девуш ке не терпелось облегчить душу и убедиться,
что мать одобряет ее поступок. Не отказ Рэнскваттлу
как таковой, в этом не могло бы ть сомнений, а манеру,
в которой она ему ответила. Однако лицо ее дорогой
мамочки, хотя и сохраняло ж ивость и приветливость,
выглядело усталым. Милдред не могла не понимать,
что миссис К и т нуждается во сне.
Она поднялась с кресла:
— Ты права, нам обеим давно пора спать. М ой рас­
сказ потерпит до завтра.
— Садись и грейся, — с улыбкой возразила миссис
Кит. — Расскажи сейчас, что было вчера. А более длин­
ную историю про удовольствия нынешнего вечера от­
ложим до завтра.
Молодых Легкош лемов никто дома не ждал: роди­
тели давно легли спать, но заднюю дверь они оставили
незапертой, и в камине ярко горел огонь.
— К а к тепло, — похвалил Готобед и принялся ощ у­
пью искать свечу и спички. Он знал, что мать оставля­
ет их на столе.
— Да, очень тепло и уютно. Посижу, оттаю малень­
ко, а потом и в холодную спальню, брр!
— И я тоже посижу — все равно не засну — пробор­
мотал Готобед, зажигая после двух-трех неудачных по­
пыток свечу и ставя ее на стол.
— М алость не по себе, а?
— Пожалуй, да. Чего ради вы заташили в сани это­
го...
— Не вздумай ругаться! — чинно предупредила се­
стра, заметив, что Готобед подыскивает самый нелест­
ный эпитет для ни в чем неповинного Баззарда.
— Я и не собираюсь! — сердито возразил брат. —
Х о тя у меня есть все основания, после того как вы за­
пустили этого — этого грязнулю к порядочным л ю ­
дям.
— Довольно, Готобед! — фыркнула Рода Д ж ейн, за­
детая уже не на шутку. — Тим Баззард никакой не гряз­
нуля. С липа он получше тебя, а поет, точно соловуш ­
ка. Н о не будем из-за него спорить. Давай лучш е дей­
ствовать заодно, чтоб вы ш ло по-нашему. Ты не хо­
чешь, чтоб он перебежал тебе дорогу с Милдред, а я не
желаю, чтоб она отбила его у меня. Так что наберись-
ка ты мужества и спроси ее напрямую, как оно есть.
Если ты не сделаешь ей предложение, то кто-нибудь
из парней тебя опередит, а ты останешься с носом —
попомни мое слово!
Готобед уронил голову на руки и тяж ко вздохнул,
затем поднялся и принялся расхаживать по кухне.
Рода Дж ейн следила за ним нетерпеливым, почти
презрительным взглядом.
— Эх! — вырвалось у влюбленного. — Кабы я только
знал, как!
— А то ты не знаешь! Тут особых слов-то и не н уж ­
но — это тебе не проповедь и не президентская речь!
— Э ти слова куда важнее проповеди — от них зави­
сит все счастье человека!
Горестное восклицание брата заставило Роду Джейн
умолкнуть. Она погрузилась в разм ы ш ления, сидя у
камина. Стопы ее почти касались огня, руки зябко об­
нимали колени. Готобед продолжал беспокойно расха­
живать по кухне.
Рода Джейн заговорила первой:
— На твоем месте я бы ей написала.
— Да не умею я толком писать.
— Н у так поучись: переписывай до тех пор, пока не
получится.
— Никогда у меня не получится написать так, чтоб
можно было ей показать.
— Ладно, тогда поговори с ней.
— Я и наедине-то с ней не бываю, а если и предста­
вится возможность, я ни слова не смогу сказать.
— Тогда — напиш и. Я тебе помогу! — приняла окон­
чательное решение Рода Джейн.
С этими словами она поднялась, взяла свечу и б ы ­
стрым шагом удалилась в прим ы кавш ую к кухне ком­
нату, где на угловой полке хранились чернильница и
ручка со вставным пером. Доставив эти важные пред­
меты на кухонный стол, Рода Д жейн еще раз сходила в
соседнюю комнату и выудила из ящ ика бюро, где ле­
жали всевозм ож ны е мелочи, больш ой л и ст бумаги,
который и распростерла на кухонном столе рядом с
писчими принадлежностями.
— Бумага какая-то скверная, — подозрительно
глянул на пожелтевший лист Готобед.
— Набросай черновик, а завтра куп иш ь в лавке бу­
магу покрасивше и перепишешь! — не смутилась Рода
Джейн. — А теперь садись и берись за дело, как подо­
бает мужчине. А точнее сказать, как подобает ж ен щ и ­
не! — презрительно фыркнула она.
— Если б только у меня было обрезование! — про­
стонал Готобед, берясь за перо. — А когда у человека
нет обрезования, такие вещи ему совсем не под силу!
— Сделай, как ум ееш ь, постарайся хорош енько,
глядишь, и выйдет, — уговаривала его сестра. — Ты па­
рень собой видный, ремесло в руках, обеспечить се­
мейство смож еш ь. Так ей и напиш и, да еще добавь,
что она собой хороша, ровно патрет, и карахтер, мол, у
нее славный, и знает много всего. И что ты, мол, готов
целовать землю, по которой она ступает, и никогда не
позволишь вегерку ду гь ей в лицо, и слова грубого ей в
жисть не скаж еш ь и всякое такое прочее — девчонкам
это нравится.
— Ком у и знать, как не тебе, раз ты тоже из их чи с­
ла. Но тебе-то легко болтать, а мне каково писать это
черным по белому! — и Готобед снова завздыхал.
— Все, лопнуло мое терпение! — Рода Джейн от зло­
сти чуть не опрокинула свечу. — Пойду спать, а ты бей­
ся тут сам, как знаешь!
Но на самом деле она осталась и продолжала угова­
ривать, подбадривать, дразнить и поощрять брата, по­
куда им не удалось на пару состряпать послание, на
взгляд Роды Д ж ейн , вполне удовлетворительное. Но
Готобеду оно таковым вовсе не казалось.
— Батю ш ки, уже три часа ночи! Я страсть как уста­
ла и спать хочу, — заявила Рода Д ж ейн, и юные Л егко­
шлемы отправились каждый в свою постель.
На следующий день Готобед перерыл весь город в
поисках почтовой бумаги вы сш его сорта и закупил
дю ж ин у самых лучш их , самых белых ли стов, какие
только смог отыскать.
Целую неделю весь свой досуг он посвящал редак­
тированию и переписыванию сочинения, созданного
им ночью с помощ ью Роды Д жейн. Когда же влюблен­
ный юнош а израсходовал последний лист, то в при­
ступе отчаянной храбрости выбрал наименее сквер ­
ны й на его взгляд экзем пляр и снарядил в качестве
гонца свою преданную сестру Роду Джейн.
М и сси с Кит, откликнувш аяся на стук в дверь, была
н есколько озадачена нео бы чны м выражением лица
гостьи. На грубоватом лице Роды Д ж ей н боролись
друг с другом гордость, снисходительность и ли кова­
ние.
— Вечер добрый, м иссис К и т! А Милдред где? —
спросила она, входя в гостиную и с важ н ы м видом
озираясь по сторонам. — М не ее нуж но повидать по
особому делу. У меня для нее есть кое-что собственно­
ручное, — добавила она, бросая многозначительный
взгляд на зажатое в руке послание. Хозяйка дома, ж ен ­
щина неглупая, догадалась о характере миссии Роды.
— Милдред нет дома, — ответила миссис Кит, — и
вернется она поздно. Если нужно что-то ей передать,
вы можете сделать это через меня.
Рода Джейн слегка призадумалась. Ей очень хоте­
лось вручить Милдред письмо «собственноручно» и
следить за ней, когда та будет читать трогательное объ­
яснение в любви. Но если она вернется с неврученным
посланием домой, Гото, чего доброго, еще передумает
и снова отложит дело на потом. А Рода Д ж ейн, в том
числе и из собственных интересов, стремилась с этим
делом закончить как можно скорее.
Итак, она, хотя и с явной неохотой, оставила пись­
мо в доме Китов.
П ять м и н ут спустя у Роды Д ж ейн п о явились псе
основания похвалить себя за свою предусмотритель­
ность. Готобед, в тревоге ожидавший возвращения се­
стры и ежеминутно выглядывавший из дверей кузн и ­
цы, спросил у нее, чуть дыша:
— Н у? Что ? К а к она?..
— Ее нет дома. Куда-то отправилась и вернется
только к ночи.
— Так отдай письмо обратно! Давай же! — он даже
руку протянул, в трепете и нетерпении.
— У меня его нет! — насмешливо улыбнулась Рода
Джейн.
— Где оно? Ты ж не оставила его там ? — в ужасе
вскричал несчастный парень.
— Конечно, оставила — поручила миссис К и т пере­
дать его Милдред.
Готобед горестно застонал.
— Я передумал — я бы сразу бросил письмо в огонь,
кабы ты принесла его обратно! Она меня дураком по­
считает, уверен, гак и будет!
— Тогда она сама дура! — парировала Рода Джейн и
удалилась, оставив брата погибать от напрасных сож а­
лений.
Ка к эти сожаления терзали его душу! С ко ль невы ­
носимой показалась ему отсрочка!
Но Милдред проявила милосердие и не заставила
Готобеда мучиться неуверенностью ни одной лиш ней
минуты: с утренней почтой он получил письмо, адрес
на котором был надписан изящ ным девичьим почер­
ком.
При виде этого письма сердце юнош и так и под­
прыгнуло. Ем у даже показалось, будто оно перепрыг­
нуло ему в рот. Готобед буквально вырвал послание из
рук почтальона и бросился бежать, не отвечая на до­
бродушные ш уточки сего государственного служащ е­
го. А тот не мог не заметить, как вспыхнула румянцем
и тут же побледнела честная ф изионом ия кузнеца.
Готобед устремился в свою комнату и заперся там, бла­
годаря судьбу за то, что по пути ему не встретился ни­
кто из домочадцев.
Однако прошла не одна минута, прежде чем он со­
брался с духом, чтобы вскр ы ть письмо и прочесть.
Когда же он наконец развернул сложенный вчетверо
лист, то сперва провел несколько раз рукой по лицу,
словно желая прояснить зрение.
Ответ Милдред был простым и ясны м : реш итель­
ный, недвусмысленный, хотя и смягченный добрыми
словами отказ. Милдред ссылалась на одну-единствен-
ную причину: она не могла ответить Готобеду взаим­
ностью, а брак без любви представлялся ей несчастьем
для обеих сторон.
-л ц ‘s
ГЛАВА 17
V t f ./ * Л
•\ •' "' -- -дед*

5%. ’ . 4#
К чему мне радость и успех ,
Л ^ .л г у сиянье дня ,
/Гол6 p a w , ‘//w o прекрасней всех , —
Она не для меня ?

Томас Хейнс Бейли. Лирика

отобед Л егкош лем , гы самый злосчастный

Г дурак, которые были и есть на земле! — вос­


кликнул в неистовстве молодой кузнец и
швырнул изящное иисьмецо Милдред на пол, да еще и
придавил каблуком. Его смуглое лицо, исказившееся
от обиды и горя, залилось горячим румянцем. — Мог
бы и сам сообразить, что такая девуш ка не захочет
иметь дело с жалким, невежественным уродом вроде
тебя!
Готобед уронил голову на руки и застонал от невы­
носимой боли. Его гордость была смертельно уязвлена.
— Каж ется, что мне и жить-то теперь незачем! —
вздыхал он. — Но только я не таковский, чтобы лечь да
помереть. Я справлюсь, я переживу.
Он подобрал письмо, спрятал его на груди и пошел
обратно в кузницу, где принялся за работу, нанося по
наковальне такие удары, словно каждый из них был
призван сокрушить легион демонов отчаяния.

176
За обедом юноша почти не ел и не поднимал глаз от
тарелки, прекрасно зная, что сестра за ним наблюдает.
Он поспешил первым выйти из-за стола и удалиться в
кузницу. Но Рода Джейн, быстренько допив чай, при­
бежала к нему:
— Стало быть, получил от ворот поворот?
— Кто тебе сказал? — попытался отбиться Готобед,
вскинув голову и с деланным спокойствием сложив
руки на груди. Но его выдал густой румянец.
— Ха! Я же не слепая, а на тебя достаточно разок
глянуть. Да не бери в голову! Я ж тебе говорила, ты в
сто раз ее лучше, этой...
— Не смей говорить о ней плохо! Я этого не потер­
плю. Ничего оскорбительного она мне не написала!
А вот я... Я недостоин и шнурки завязать такой, как
она. Мне нужно было это помнить. Одно утешение,
что я хоть не похвалялся, как Рэнскваггл, — мрачно
заключил молодой кузнец, берясь за молот.
— А он-то как принял отказ? — расхохоталась Рода
Джейн. — Эх, хоть краешком глаза увидеть бы тогда
его физию!
— Как принял? В жизни не видал у человека такой
рожи, как у Ника, когда вчерась Мокер его спросил,
скоро ли, мол, свадьба. Дело было в магазине Четвуда
и Мокера. М еня мать туда послала, и он тоже зашел.
Так вот, как о свадьбе его спросили, он ровно с цепи
сорвался и давай проклинать мисс Милдред. Ормсби
хотел уже его из магазина вытолкать, только он сам
ушел. А я так и кнутом мерзавца отходил бы за такие
слова.
— Ты уж особо сердце-то себе из-за нее не надры­
вай.
— Не стану, нет. А теперь иди — у меня работы пол­
но.
Участок, который Киты облюбовали и приобрели
для строительства дома, был еще с осени обнесен ог­

177
радой. Тогда же рабочие выкопали подвал, заложили
ф ундамент и приступили к возведению стен. Э н е р ­
гичный надзор мистера Ки та и всяческие материаль­
ные поощрения способствовали тому, что дом еще до
первого снега был подведен под к р ы ш у Так что зимой
можно уже было заняться внутренней отделкой — на­
стилать полы и ш тукатурить стены.
Когда пришла весна, за дело принялись с удвоен­
ным рвением: наняли еще строителей, и хозяева не
жалели средств, торопя завершение работ.
Все члены семьи ж иво интересовались строитель­
ством: дети наведы вались туда ежедневно, а Руперт
проводил там все свободное время, сажая растения и
всячески облагораживая двор и сад.
Ю н о ш а любил работу на свежем воздухе и с к а ж ­
дым днем силы его, казалось, только прибывали. Он
разбил великолепный огород и снабжал семью свежей
зеленью и овощами.
С помощ ью других членов семьи — их советов и ра­
бочих рук — Руперт разделил сп у ск а вш и й ся к реке
край участка на террасы, сделал ступени до самой во­
ды и построил маленькую пристань. А над бивш им у
воды родником он вы копал прохладный погреб для
хранения молочных продуктов.
Н о вы й дом был пока меньш е того, из которого
К и ты собирались переселиться — им еще предстояло
пристроить к нему флигели, — но выглядел гораздо
красивее и солиднее, и был гораздо разумнее сплани­
рован внутри. Н о главное, это был их со б ствен н ы й
дом — а кто см о ж ет усто ять перед обаянием своего
очага?
К и там не терпелось сделаться п олноп равн ы м и
обитателями своего нового жилищ а. Дети чуть с ума
не сошли от радости, услы ш ав наконец долгожданную
весть: пора переезжать.
Э ту радостную весть отец сообщил им в начале и ю ­
ля, теплым солнечны м вечером, когда семейство, по
обы кновению , собралось за шитьем и чтением.
— Когда переезжаем, жена? — осведомился он, ска ­
зав, что дом готов принять жильцов.
— Сегодня, прямо сегодня! М ам очка, пожалуйста,
скажи «сегодня»! — зазвенели тоненькие голоса.
— Так сразу не выйдет, детки! — рассмеялась миссис
Кит.
— Давай сразу начнем, — упраш ивал Дон. — Я от­
несу кису и плибегу облатно и возьму много весей. —
Он подхватил с пола и крепко прижал к груди ры ж е­
белую кош ку, которая п о яви л а сь в доме н еско лько
месяцев том у назад и успела стать лю бим ицей всей
семьи.
— О на сама добежит, — возразил Сирил. — У нее
ногов больше, чем у нас.
— И она всегда бежит за нами, куда бы мы ни пое­
ли, — подхватила Ф э н . — М ам очка, можно мы помо­
жем с переехом?
Э то т вопрос мама не расслышала, а потому на него
и не ответила: старш ие члены семьи уже прин яли сь
обсуждать подробности переезда.
— Д ум аю , завтра же можно и начать, — говорила
миссис Кит. — Селеста Э н н как раз выстирала и нагла­
дила белье на неделю, и я могу завтра снарядить ее и
миссис Руд прибрать в новом доме. А мы пока будем
паковать вещи.
— М ам очка, мамочка, а можно мы гоже будем па­
ковать? — наперебой верещали дети.
— Посмотрим, дорогие мои. Найдутся легкие вещи,
которые вы сможете перенести. И в лю бом случае вы
должны сами собрать свои игрушки. Да, Стюарт, го­
стиную и одну комнату нового дома мы уже вы м ыли.
— М ам очка, давай сразу перенесем ковер! — вмеш а­
лась Милдред. — М о ж н о ведь его снять, вы бить хоро­
ш енько, свернуть и отнести в новый дом? Сегодня мы
успели бы там его расстелить, а завтра с утра первым
делом отправили бы туда мебель из гостиной.
— О тличная мысль, — похвалил отец. — Тогда у нас
появилась бы на новом месте по крайней мере одна
комната для отдыха, пока мы будем тут все разбирать.
Ну-ка, дети, с дороги! М арсия, где клещ и? Надо вы ­
дернуть гвозди, которыми закреплен ковер.
— А м ы ? М ы хотим помочь! — заныли ребятиш ки. —
А нам что делать?
— С ковром ваша помощ ь не требуется. Займитесь
чем-нибудь, только под ногами не вертитесь.
М алы ш и , хотя и неохотно, но повиновались и пе­
решли в соседнюю комнату. Зилла и Ада там и оста­
лись, каждая выбрала себе по книге для чтения, а трое
младших побежали наверх.
— Давайте паковать вещи! — предложил Сирил.
— А во что? — пропищал Дон.
— Придумаем.
М альчи ки вылож или на пол свои драгоценности —
запасы шариков, куски бечевки, пару складных ножей
со сломанны м и лезвиям и, рыболовные крю чки и на­
бор для игры в бирю льки, сделанный их отцом (к а к
сказала бы Рода Д ж ейн, «собственноручно»).
Ф э н тоже притащ ила свои сокровищ а: несколько
кукол и их наряды, кн и ж ку с картинками и сильно по­
мятые игрушечные тарелки и чаш ки — остатки неког­
да высоко ценимого набора кукольной посуды.
В углу комнаты на втором этаже стоял большой де­
ревянный ящ и к, куда малыш и убирали игрушки после
игры. В доме строго соблюдалось правило: есть место
для всего и все должно бы ть на месте.
— О тнесем их сразу в новый дом? — предложила
Ф э н , сваливая свое имущ ество себе в передник.
— Ко н ечн о же, нет! — одернул ее Сирил. — Ты сл ы ­
шала, мама сказала: мы начнем переезжать завтра, а не
сейчас.
— Так зачем же мы их вы нули?
— Чтобы упаковать — к утру они должны бы ть наго­
тове.
— А во что паковать? — повторил свой вопрос Дон.
— Поищ ем коробку подходящего размера, — сказал
Сирил. — В ящ и к складывать не станем — нам его не
унести.
Ребята принялись обы скивать второй этаж — спер­
ва обш арили свою комнату, затем переш ли в т у где
ж или тетя Уэлти и Милдред. Н а п исьм ен н о м столе
Милдред стоял фанерный я щ и к — он-то и приглянул­
ся Сирилу.
— А вдруг М илли захочет оставить его себе? — за­
протестовала Ф э н , когда старш ий брат без лиш них це­
ремоний опростал ящ и к, вы сы пав его содержимое на
стол.
— Зачем он ей? Тут одно старье, сплош ь исписанная
бумага — она ее все равно в камин бросит. Ты же зна­
ешь, М илли не лю бит копить мусор, она его сжигает.
Э т о заявление вполне соответствовало истине, и
Ф э н больш е не возражала. Д он, правда, хотел бы ло
попросить у сестры разрешение, но Сирил отклонил и
эту идею:
— О ни там слиш ком заняты внизу, нечего им ме­
шать! — решил он и удалился из комнаты сестры со
своей добычей.
Один листок случайно слетел на пол. Ф э н подобра­
ла его и, догоняя братиш ек, успела с лю бопы тством
рассмотреть страничку.
— Э то не М илли писала, — уверенно заявила она. —
У М илли почерк гораздо аккуратнее. Е й , наверное,
вовсе не нужна эта старая грязная бумажка.
— Не застревай, Ф э н , — о кл и кн ул ее С и р и л. —
Будешь своих кукол паковать?
— Да, — ответила девочка и выбежала в соседнюю
комнату, так и держа в руках загадочную бумагу
Кукол уложили поверх мальчиш еских сокровищ , и
ящ и к оказался набит с верхом — кры ш ка не закры ва­
лась.
— Я понесу Берту на руках, — предложила Ф э н , вы ­
нимая из коробки свою сам ую больш ую и лю би м ую
дочку — Я хочу играть с ней сейчас и не буду класть ее в
коробку, а то еще ваши шарики ножки ей поцарапают!
— Вот, теперь в самый раз: закрывается, — похва­
лил Сирил, опуская к р ы ш к у
— Все запаковали, — со смаком произнес трудное
слово Дон. — А тепел ь пойдем иглать в сад.
Брат и сестра с готовностью отозвались на это
предложение, а Ф э н прихватила с собой двух тр яп о ч­
ных кукол, чтобы Берте не было скучно.
К о ш к а поднялась наверх вместе с детьми и, пока
они собирали вещи, крутилась возле них, терлась о
ноги и ласково мурлыкала.
— Давай прокатим их на К и с е , — предложил
Сирил, указывая на тряпочны х кукол. — Привяж ем их
бечевкой, а седло сделаем из этого старого письма. —
И он схватил бумажку, которую Ф э н принесла из ком ­
наты сестры и оставила на ковре возле ящ ика с игруш ­
ками.
Э т а блестящ ая идея вы звала всеобщ ий восторг.
Сирил сложил исписанны й ли ст наподобие седла и,
несмотря на ожесточенное сопротивление не ж елав­
шей превращаться в коня кош ки, надежно привязал к
ее спине и седло, и наездников.
Ребята ожидали, что кош ка, как обы чно, побежит
вместе с ними. Однако стоило им отпустить Кису, как
она, сломя голову, ринулась на первый этаж, вы ско чи ­
ла в откры тую дверь кухни, пронеслась через двор и
перемахнула через забор — дети и глазом моргнуть не
успели.
О ни гнались за ней изо всех сил, но Ки са скрылась
из виду раньше, чем они спустились по лестнице.
— Во дела! С б еси лась эта ко ш ка, что л и ? — вос­
кликнула Селеста Э н н : она так и застыла в коридоре,
уперев руки в бока и с изумлением глядя вслед Кисе.
— Куда она побежала? — пропыхтел Сирил.
— Кух ню в один миг проскочила — как безумная
неслась! Через забор, будто ласто чка, перелетела.
И все, больш е я ее не видела. С бесилась, пом яните
мое слово — только бы никого не покусала, покуда ее
не прихлопнут.
— Н ичего она не сбесилась, просто она кукол ве­
зет, — попыталась объясн и ть Ф э н . — М а л ьчи ки , бе­
ж и м скорей, надо ее пойм ать, пока она куко ло к не
уронила. — И мальчики перебежали двор и перелезли
через забор — надо сказать, проворство, с каким они
одолели ограду, свидетельствовало об изрядной натре­
нированности в такого рода упражнениях.
Ф э н осталась с то я т ь возле забора, н ап р яж ен н о
следя за подвигами братьев в щ елочку между вы со ки ­
ми необструганными жердинами. М альчи ш ки с к р ы ­
ли сь из виду, но вскоре вернулись, едва переводя дух.
Они доложили, что нигде не нашли ни К и с ы , ни к у ­
колок.
— Не плачь! — поспеш но сказал Сирил, видя, что
н и ж н я я губа сестренки предательски задрожала. —
О на проголодается и вернется к уж и н у домой, готов
поклясться.
— К л яс ться нехолосо, — заметил добродетельный
Дон.
— Я и не клялся, — вывернулся Сирил. — Пош ли
лучш е в рощу играть. Я дерево наклоню и покатаю те­
бя, Ф э н .
Готобед как раз закончил работу и, присев на поро­
ге, обтирал п отны й лоб больш им грязным платком,
как вдруг в откры тую дверь влетела кош ка. Она стре­
мительно обежала кузню , хлопнулась на пол и п риня­
лась и сступленн о кататься и разм ахивать лапами в
воздухе в тщ етны х попытках избавиться от чего-то,
привязанного к ее спине.
Здоровенный кузнец мгновенно очутился рядом с
н есчастн ы м ж и в о тн ы м , ло вко подхватил к о ш к у и,
легко развязав узлы, освободил ее от ужасных «наезд­
ников».
— Э то детишек К и то в кош ка, — сам себе сказал он,
— и они к ней чегой-то привязали, чтобы усадить сво­
их кукол. Все, киса, ступай домой. Тут не вздумай обу­
страиваться: у нас и своих мурлык хватает.
Взгляд его упал на ском канн ую бумагу
— А это чего? — удивился Готобед, узнавая со б ­
ственные неуклю жие каракули.
Он сел и аккуратно расправил письмо на коленях.
При мысли, что, бы ть может, Милдред все же питает к
нему хоть капельку симпатии, и поэтому не выбросила
письмо сразу же после того, как ответила отказом, л и ­
цо кузнеца залила горячая краска.
На полях виднелись какие-то слова, набросанные
карандашом. Готобед повернул бумагу к свету и всмо­
трелся.
У Готобеда не было привы чки читать, а буквы слег­
ка расплывались. Поэтом у он далеко не сразу смог ра­
зобрать написанное, но в итоге понял: то были ш утли­
вые замечания начет орфографических и грамматиче­
ских ош ибок, которыми пестрело его любовное объяс­
нение.
— Никогда б не подумал, что она на такое способ­
на! — вскричал кузнец. В стыде и гневе он ш вырнул
свое письмо в пылаю щ ий горн, а вслед за ним и ни в
чем не повинных кукол.
С хвати в молот, он неистово п р и н ялся за работу,
бормоча сквозь стиснутые зубы:
— Э то ее рука, тут сомнений нету — тот же почерк,
что и в ответе. Никогда бы про нее такое не подумал,
ни за что на свете. Я-то считал, у ней доброе сердечко,
и она понимает, что не у всех была в жизни возмож­
ность получить такое обрезование, как у нее.
Н асчет доброго сердечка Милдред Готобед не
о ш и бся: Милдред бы ни за что не стала намеренно
п ричи нять ему боль. Просто у нее была привы чка за­
писывать на полях мысли, которые приходили ей в го­
лову во время чтения. Д евуш ка набросала эти обидные
для кузнеца замечания, вовсе не предназначая их для
чужих глаз. Бедный парень ничего не узнал бы, если
бы не проказы младших братишек Милдред.
П оскольку Милдред не придавала письму кузнеца
особой ценности, она еще долго не замечала пропажу.
А когда спустя несколько месяцев спохватилась, то ре­
шила, что давно избавилась от письма, хотя и не пом­
нила, чтобы клала его в печь.
Готобед со своей стороны хранил молчание, ни с
кем своим горьким горем не делился и старался не
проклинать ту р уку что нанесла его сердцу неисцели­
мую рану.
ГЛАВА 18

'
:V ^

Прощ ай! И если навсегда,


7о навсегда прощай!

Лорд Байрон

два К и ты обосновались в новом доме, как мисс

Е Стэнхоп объявила о своем намерении как м ож ­


но скорее вернуться в Огайо.
Вся семья с огорчением восприняла это неожидан­
ное известие. « К а к обойтись без тети Уэлти?» — вопро­
шали все. Ведь она необходима им ежеминутно, каж ­
дому — и папе с мамой, и детям, от самых старших до
крошки Э н н и с.
— Ах, — с улыбкой отвечала им тетуш ка Уэлти, хотя
взор ее туманила пелена слез. — О чень скоро вы убеди­
тесь, что прекрасно справляетесь без своей старой те­
туш ки. Другой вопрос — как сможет ж ить без вас она?
С тары й дом в Лэндсдейле покажется мне таким пу­
сты м и осиротевшим! Ведь теперь по нему не бегают
ваши маленькие ножки.
— Так зачем вы уезжаете, тетя Уэлти? — хором вопи­
ли малыш и, цепляясь за нее и осыпая поцелуями мор­
щинистое, но такое милое лицо.
— Н уж но ехать, дорогие мои — надо присмотреть за
кой-какими делами, да и малярию я переношу с тру­
дом.
— Бою сь, это правда, — сказала миссис Кит, изо
всех сил пытаясь удержать на лице бодрую ул ы б ку —
Вот почему я не стану уговаривать вас остаться, доро­
гая тетушка, а, напротив, потороплю вас с отъездом,
пока не начался сезон лихорадки. Но сердце мое раз­
рывается при одной мысли о разлуке с вами! — и, не в
силах скры ть слез, М арсия выскочила из комнаты.
— Но вы же скоро вернетесь, правда, тетя? — наста­
ивали малыши.
— Нет, дорогие, не так уж скоро, ведь дорога даль­
няя и обходится недешево.
— С л и ш к о м д альняя дорога, чтоб отправиться в
одиночку, тетя Уэлти, — подтвердила Милдред. — М ы
не отпустим вас одну — вам нужен спутник.
— Я не буду одна, дитя мое, ибо нам обещано: «И вот
Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь»*.
Да, так обещано и мне, и всем Божьим чадам — поэто­
му и я не боюсь за себя, и у тебя нет причин опасаться.
— Дорогая тетя, если б Спаситель находился сейчас
среди нас, Он бы сказал тебе: «О, женщина! Велика ве­
ра твоя!»**
— М илая моя Милдред, я не заслуживаю такой по­
хвалы, ибо вера моя зачастую бывает слаба и еле те­
плится. Н о я о чень хочу, чтобы ты всегда помнила:
наш всемогущий Господь отправляется в путь со мной,
и Он же остается здесь с вами, ибо «Сам сказал: «не
оставлю тебя и не покину тебя»»***. Не могу даже вы ­
разить, дорогая Милдред, как тяжело мне с вами рас­
ставаться, — дрожащ им голосом продолжала старая

* П ервая книга Моисеева. Бы тие 28:15.


** Евангелие от М атф ея 15:28.
*** Послание к Евреям 13:5.
леди. — Н о было бы вдесятеро тяжелее, если бы я не
верила, что «сей Бог есть Бог наш на веки и веки: Он
будет вождем наш им до самой смерти»*.
— Тетя Уэлти, — вмешалась вернувш аяся в гости­
ную хозяйка. — М ы со Стюартом обсудили ваши пла­
ны вернуться в Огайо. Он тоже говорит, что одну вас
отпускать ни в коем случае нельзя.
— Я буду рада спутнику, если он найдется, — отве­
чала мисс Стэнхоп, — если же нет, поеду одна, полага­
ясь на Провидение.
— Но вы согласитесь подождать две-три недели?
— Разумеется. Бог дает нам свободный выбор, и мы
должны им воспользоваться, полагаясь при этом ли ш ь
на Него одного.
— Стю арт знает, что вскоре местные торговцы от­
правятся на восток за сезонными товарами. Он рас­
спросит их и найдет вам попутчика.
— Хорош о. Я , кажется, слыш ала, будто мистер —
как его? Покер? Д ж окер?
— М окер, — с улыбкой поправила забы вчивую те­
туш ку Милдред.
— Да-да, мистер Мокер. Каж ется, он говорил, что в
этом году его очередь отправляться на закупки.
— Надеюсь, он-то и будет вашим спутником , тетя
Уэлти, — подытожила Милдред. — Он наш друг и поза­
ботится о вас. Только уж не путайте его имя, тетушка!
— Постараю сь, — добродушно усмехнулась мисс
Стэнхоп. — А то ему, пожалуй, не понравится, какие я
подбираю созвучия: почему-то у меня всегда выходит
не фамилия, а обидное прозвище.
М истер К и т разузнал и принес ответ: мистер М окер
(не Покер и не Д ж окер!) отправляется на восток через
две недели и с готовностью возьмет на себя все заботы
о мисс Стэнхоп.

* Псалтирь 47:15.
Тетя Уэлти всегда была лю бим ицей своих много­
чи слен н ы х п л е м ян н и ко в и п лем янн иц , но теперь,
когда предстояла долгая разлука, им казалось, будто
они никогда не лю били милую тетушку, как должны
были бы любить.
И теперь они льнули к ней, вслуш ивались в каждое
ее слово и всматривались в каждую м ор щ инку А когда
наступило время прощ ания, малы ш и повисли на те­
туш ке с воплями и рыданиями, осыпая ее градом по­
целуев. И мисс Стэнхоп, чтобы не опоздать с отъез­
дом, пришлось вырваться из их объятий чуть ли не си ­
лой.
Э та трогательная сцена происходила у крыльца, а
затем тетя Уэлти почти бегом бросилась по садовой
дорожке, преследуемая рыдающими детьми. М истер
К и т подсадил мисс Стэнхоп в коляску, мистер М окер
занял место рядом с нею... М гновение — и драгоцен­
ная тетушка, обливаясь слезами, уже уносится прочь
от плачущих родных.
— П рямо как похороны, — захлебнулась рыдания­
ми Ада. — Неужели тетя никогда, никогда не вернет­
ся?!
— Надею сь, вернется, моя хорош ая, — отвечала
мать, утирая слезы. — Во всяком случае, мы станем с
радостью и упованием ждать ее обратно. И не забывай:
мы обязательно будем ей писать, и она нам тоже.
— Кстати, — воскликнул Руперт, — я видел на по­
чте письмо, адресованное маме, — у меня при себе не
было денег, чтобы уплатить и взять его. Дайте мне два
шиллинга, и я его принесу
— Возьм и, сы н о к, — ответила миссис Кит, выдав
требуемую сум м у — Ж а л ь только, что ты раньше о нем
не вспомнил, тете Уэлти было бы лю бопы тно взгля­
нуть.
П и сьм а в ту пору были большой редкостью. За них
платил получатель, причем немалую цену, так что все
члены семейства Ки то в ждали возвращения Руперта с
интересом, а старшие даже и с некоторой тревогой.
Ю нош а обернулся быстро — ему ведь и самому хоте­
лось поскорее узнать, кто прислал письмо и о чем оно.
— Отправлено из Детройта, — сказал он, подавая
письмо матери. — К то же может писать нам из этого
города? — Разве что капитан или Эдуард Уэллс, — до­
бавил он, подмигивая сестре.
— Почерк вроде бы знаком ы й, — проговорила м и с­
сис Кит, аккуратно ломая печать и разворачивая стра­
ницу — Хорас Динсмор! — воскликнула она. — Он едет
к нам в гости. Боже, как жаль, как жаль, что тетя Уэлти
с ним разминулась!
— Правда, жаль, — откликнулся муж. — Но, может
быть, он проживет у нас несколько недель, а на обрат­
ном пути заедет и в Лэндсдейл?
— Н есколько недель, еще чего не хватало! — про­
бурчал Руперт на ухо Милдред. — Он мне в прошлый
раз совсем не понравился.
— И мне тоже — но вдруг с тех пор он исправился?
— М а, а кто это — Хорас Д и н см о р ? — затеребили
миссис К и т малыши.
— М ой двоюродный брат: его мама была сестрой
моей матери.
— Бы ла? А теперь уже нет? — удивилась Зилла.
— Теперь их нет с нами: уже много лет прошло с тех
пор, как обе они вернулись к Отцу наш ему небесному
Сначала моя мама — она умерла еще до того, как тегя
И в вышла замуж за мистера Динсмора и переехала на
юг; Погодите, дети, дайте мне сначала прочесть пись­
мо, а потом я отвечу на все ваши вопросы.
П исьм о оказалось недлинным. М и сси с К и т быстро
просмотрела его, а потом прочитала вслух. Звучало
оно вполне родственно и искренне.
М истер Д инсмор сообщал, что недавно закончил
колледж и теперь, после нескольких лег прилежной
учебы, отправляется в путешествие с целью отдохнуть
и обогатить свой ум. Он остановился на неделю в
Детройте, а затем направится в И нд иану чтобы наве­
сти ть своих род ственников — обитателей П лезант
Плейнз.
— П исьм о несколько задержалось в пути, — сказала
миссис Кит, увидев стоящ ую ниже подписи дату — так
что, начиная с послезавтра, Хорас может войти в эту
дверь в любой момент.
— Так ведь надо все приготовить! — воскликнула
Милдред, п о р ы ваясь беж ать и в свойственн ой ей
энергичной манере устраивать все для удобства гостя.
— Подожди, пусть мама сперва расскаж ет нам о
своем кузене! — удержали ее младшие.
— Конечно, расскажу. М илли, не спеш и, времени у
нас достаточно.
Милдред повиновалась, тем более что ей тоже л ю ­
бопы тно было послуш ать о родственнике. М и с с и с
К и т начала издалека:
— М оя мама была двумя годами младше тети Уэлти.
А гетя Уэлти, кстати, родилась ог первого брака моего
деда и потому приходится маме и тете Ив, которые ро­
дились у второй дедушкиной ж ены , единокровной се­
строй.
Когда моя мама умерла, мне, ее единственному ре­
бенку, было всего два года. А тетя И в — она на пять лет
младше моей матери — в то время была еще не заму­
жем.
Потом тетя И в выш ла замуж, и у нее родился сын,
мой двоюродный брат Хорас. О н, как и я, тоже был
ед инственны м ребенком и тож е остался сиротой в
раннем детстве. Я гостила у них, когда умерла летя И в,
и, как могла, старалась утеш ить Хораса.
В ту пору мы сильно привязались друг к другу и с
тех пор всегда были очень близки, хотя давно уже ж и ­
вем далеко друг от друга и видимся редко.
— А папа у него есть? — спросил С и рил. — Д ядя
Хорас с ним ж ивет?
— Да, папа у него есть, и когда Хорас возвращается
в родной город, он ж ивет с отцом, но последние годы
он много времени проводил в школе, а затем в коллед­
же.
— А я-то думал, у кузена Хораса есть братья и се­
стры, — сказал Руперт.
— Есть — ведь отец Хораса снова ж енился, и у него
много детей во втором браке.
— А какой он, твой кузен Хорас? — допытывалась
Ада.
— Приедет — сама увидиш ь, милая, — с улы бкой
отвечала мать.
— Ты , наверное, о чен ь рада! — во скли кн ул а
Милдред. — Ведь правда, мама? Ты рада, что приезжа­
ет твой двоюродный брат?
— Конечно, рада, дитя мое — он мой самый близ­
кий родственник, лю бим ы й младший брат, и я очень к
нему привязана. И тем более я рада ему сейчас: он уте­
ш ит нас в разлуке с дорогой тетуш кой Уэлти, и дом
уже не покажется нам опустевшим.
— Но ведь мы не сможем принять его, как подоба­
ет! Дом у нас тесны й, мебели мало, а он привык ж ить в
роскоши. П ом ниш ь, ты рассказывала мне, какая у них
огромная усадьба в Розленде, сколько там слуг, лош а­
дей, карет.
М иссис Ки г ласково улыбнулась и поцеловала об­
ращенное к ней взволнованное личико.
— Что ж, доченька, сделаем все, что в наших силах.
А Хорасу только на пользу пойдет, если он слегка зака­
лится в нашей глуши — можно сказать, в наших диких
прериях.
— Хорош о, хоть он приедет к нам сейчас, а не когда
мы жили в старом доме. У нас тут такая красивая ве­
ранда, и в саду величественные старые дубы. И сосе-

192
дей поблизости нет, а то неприятно, когда за каждым
твоим движением следят.
— Да, у нового дома много преимуществ, — весело
подхватила мать. — Прекрасный вид на город, поля и
реку Я думаю, мы сумеем предоставить ему отдельную
ком нату и будем его хорошо корм ить — спасибо
Руперту с его огородом, спасибо корове и птичьем у
двору.
Визи т кузена, вернее, само ожидание визита, стало
для К и т о в поистине благословением, в особенности
для миссис К и т и Милдред. Их головы и руки были за­
няты подготовкой к встрече, устройством ком наты ,
организацией п итани я и развлечений гостя. У них
почти не оставалось свободной минутки, чтобы ощ у­
тить печаль от разлуки с тетуш кой Уэлти.
С ближайш им дилижансом — прогресс не стоял на
месте, и с недавних пор этот общ ественный транспорт
наведывался в город дважды в неделю — прибыл Хорас
Д инсмор со слугой и большим количеством багажа.
М истер Динсмор был красивым темноглазым ю но­
шей с осанкой и повадками принца крови, но добрым
и снисходительным. Э то было заметно по его обраще­
нию со слугой: молодой негр по имени Джон выпол­
нял любое поручение хозяина с радостью и гордостью
и даже старался предвосхищ ать ж елания «массы
Хораса».
Своего юного родственника миссис К и т приняла с
распростертыми объятиям и, но присутствие черноко­
жего слуги ее несколько смутило — главным образом
потому, что лиш них помещений в доме не имелось. Но
эта проблема была быстро решена: на чердак только
что построенного в конце сада хлева поместили рас­
кладную кровать.
— К а ко й эгоизм — привести с собой слугу! Кузен
Хорас даже не подумал, как мы управимся! — возму­
щалась Милдред.

193
/ Марта Финли
— Her, дорогая, это не так: они привыкли путеше­
ствовать вдвоем и друг без друга обойтись не могут.
Скорее, это уж я проявила эгоизм, забыв о Джоне.
— Они всегда вместе?
— Да, с раннего детства. Д ж он всего на несколько
месяцев старше своего хозяина — они играли вдвоем.
М ать Д ж она была «мамкой» Хораса — так на юге н азы ­
ваю т н янечек. Зн а е ш ь, мне каж ется, своего белого
воспитанника она лю била даже больше, чем родных
детей.
Ю н ы й Д инсмор гостил в Лэндсдейле за год до того,
как семейство К и т оттуда уехало. Тогда он произвел на
юных своих родичей не слиш ком благоприятное впе­
чатление: Хорас был молчалив, угрюм и никем и н и ­
чем особо не интересовался.
— Он сам не свой, — твердила миссис К и т тетушке
Уэлти. — С ним какая-то беда приклю чилась.
Однако в ту пору старшим родственницам так и не
удалось узнать, что терзает сердце молодого человека —
он отвергал их сочувственны е расспросы, таил скорбь
в душе и к своей печальной тайне никого не подпу­
скал. Он покинул Лэндсдейл таким же печальным и
мрачным, каким туда и приехал.
Теперь же Хорас явно изменился к лучш ем у — был
бодр, порой даже оживлен, проявлял интерес к пле­
м янникам и их заботам, всем преподнес роскош ные
подарки, ибо человек он был со средствами и весьма
щедрый.
Подарки — нарядную одежду, украшения и детские
игрушки — он по большей части привез с собой, но вдо­
бавок еше и приобрел два участка земли рядом с домом
Китов, один на имя Руперта, другой — на Милдред.
М истер Киг, человек независимый и обладающий
развитым чувством собственного достоинства, предпо­
чел бы, несмотря на свои стесненные средства, отка­
заться от такого благодеяния, однако жена ему сказала:
— Нет, Стюарт, не надо спорить: ты незаслуженно
обидишь Хораса. Земля в городе пока стоит дешево,
при его богатстве это сущ ие пустяки, а я знаю, какое
удовольствие он получает, балуя детей.
М уж признал справедливость этого замечания и не
сл ал спорить.
М истер Динсмор принадлежал к семейству аристо­
кратическому и весьма надменному К а к хорошо зна­
ли его род ственники, см еш и ваться с «простона­
родьем» не собирался. Не был он и человеком религи­
озным. П оэто м у знаком или его л и ш ь с избранными
соседями. С п утн ико в для верховых прогулок, катания
на лодках, рыбной ловли и прочих развлечений, кото­
рые молодые К и ты организовывали ради Хораса, при­
глашали только из числа этих «избранных».
Хорас умел произвести приятное впечатление, что,
впрочем, было нетрудно для красивого и обаятельного
молодого человека с отменными манерами и умением
поддержать беседу. Но вскоре он дал Ки там понять,
что предпочитает сугубо семейное времяпрепровож­
дение. С того момента и до отъезда Хораса, то есть в
течение нескольких недель, им приш лось проводить
время исклю чительно в своем кругу.
V,

He ча сто слышала она рассказ


С толь искренний, сто л ь горький, сто ль печальный...

Уильям Ш енстон. Баллада «П астораль»

□рас Д и н см о р проявлял зам етн ы й интерес к


Милдред, ему нравилось молча следить за ней,
чем бы она ни занималась. Он охотно совершал
продолжительные и молчаливые прогулки и поездки.
Н есколько раз он позволил себе обм олвиться при
миссис Кит, что Милдред выросла красавицей и ум н и ­
цей, выражая при этом искренню ю надежду, что все
эти дары не будут понапрасну растрачены на какого-
нибудь деревенского невежу.
Э та м ы сль прозвучала в третий или четвертый раз
тихим сентябрьским вечером, когда миссис К и т и ми­
стер Д инсм ор сидели вдвоем в гостиной. Точнее, не
совсем вдвоем: помимо них в комнате находилась ма­
лю тка Э н н и с, но ее можно не принимать в расчет, ибо
она была всецело поглощена игрой с кош кой.
М и сси с К и т по обы кновению шила, а Хорас бро­
дил по ком нате и вдруг, останови вились подле нее,
вновь заговорил о Милдред.
Услыш ав его слова, миссис К и т подняла обеспоко­
енный взгляд:
— Хорас, ты не забыл, что Милдред — твоя кузина?
М истер Д инсмор покраснел, потом с улыбкой от­
ветил — не столько на слова миссис Кит, сколько на
скры тую за ними мысль:
— Не тревожься, М арсия, я вовсе не п ом ы ш ляю о
женитьбе на своей родственнице.
Его лицо вдруг ом рачилось тяж елы м во сп о м и н а­
нием.
— М арсия, — заговорил Хорас, придвигая стул и са­
дясь рядом с миссис К и г. — Я скоро уеду, но есть у меня
печаль, которой я хотел бы поделиться с тобой. Я затем
и приехал, чтобы поведать тебе о ней, но все как-то ре­
шимости не хватало. Сейчас м ы с тобой, кажется, одни
в доме, и вряд ли нам выдастся более удобный случай.
— Ты прав, — отвечала она, — но все-таки замкни
дверь, чтобы дети нам не помешали, если вдруг вер­
нутся.
Хорас поднялся, запер дверь и вернулся к кузине.
Ещ е с минуту он молчал, следя за движ ениями рез­
вой Э н н и с со странным выражением лица, пробудив­
шем в миссис К и т и лю бопытство, и недоумение. Она
видела это выражение уже не в первый раз: казалось,
малютка и привлекает Хораса, и вызывает у него о т­
вращение.
Не раз миссис К и т подмечала, как кузен горячо за­
ключает Э н н и с в объятия, прижимает к себе, словно
дороже м алы ш ки у него никого на свете нет, а через
минуту ставит ее на пол и отворачивается, будто ему
больно на нее глядеть.
— Что такое ты видиш ь в моей маленькой дочке,
Хорас? — спросила она, ласково касаясь рукой локтя
молодого человека.
— Очаровательная, милая малыш ка! Н о ее вид при­
чиняет мне больше страданий, чем радости! — со вздо­
хом признался молодой человек, проведя рукой по на­
хмуренному челу. — Ты не м ож еш ь понять, М арсия,
как такое возможно, — грустно улыбнулся он испуган­
ной кузине. — Ибо есть в моем прошлом страница, ко­
торую по своей воле я еще ни перед кем не раскрывал.
На лице Хораса чередой отобразилась буря чувств.
Он поднялся и принялся вновь бродить по гостиной,
потом вернулся к своей слушательнице.
— М арсия, я ведь был женат! У меня родилась дочь,
которой я никогда не видел. О н а ровесница твоей
Энн ис.
— Хор ас, т ы ?! Тебе ведь сейчас то лько двадцать
лет! — М арсия уронила шитье на колени и в изумле­
нии воззрилась на ю н о ш у
— Я так и знал, что ты удивиш ься и не сразу мне по­
веришь, но это правда.
И , упав на стул, Хорас излил повесть, хорошо зна­
комую читателям серии, посвящ енной Элси*. Он по­
ведал кузине, как тремя годами ранее он побывал в
Новом Орлеане и вступил в тайны й бр аке прекрасной
Э л си Грейсон. Рассказал, как о пекун Э л си и отец
Хораса почти сразу же их разлучили, как от этого бра­
ка родилась дочь, а юная мать вскоре скончалась.
П озабы в о рукоделии, опустив не п р и вы кш и е к
праздности руки на колени, не сводя глаз с лица свое­
го двоюродного брата, м иссис К и т слуш ала, затаив
дыхание, и по ее щекам струились горячие слезы со­
чувствия.
— Бедный Хорас! Бедный, бедный мой мальчик! —
воскликнула она, когда печальная повесть за к о н чи ­
лась. — Како й тяж елы й удар! Почем у ты раньше мне
не рассказывал?
— Не мог, М арсия, — дрожащим голосом ответил
Хорас. — Сегодня я впервые произнош у имя своей ж е­

* См. сноску в предисловии. — Прим. ред.


ны. Впервые с тех пор, как узнал, что она потеряна для
меня навеки!
— Навеки! О, не говори так! Ты же сам сказал, что
она была доброй христианкой, а нам, христианам, да­
на возм ож н ость встретиться с теми, кто верит в
Господа Иисуса!
— Но для меня — навеки. Веры-то у меня нет, —
вздохнул Хорас.
— Н е зарекайся. Я буду молиться, чтобы и ты ког-
да-нибудь смог назвать себя христианином. Двери ко
Х р и сту всегда откр ы ты , О н Сам зовет: «Придите ко
М не все труждаюш иеся и обремененные, и Я успокою
вас; возьмите иго М ое на себя и научитесь от М еня,
ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой ду­
шам ваш им; ибо иго Мое благо, и бремя М ое легко»*.
А еще, Хорас, нам дано твердое обещание: «Приходя­
щего ко М не не изгоню вон»**.
Хорас ничего не ответил: он уронил голову на руки
и скрыл лицо от любящ его взгляда Марсии.
Немного подождав, она спросила:
— А твоя дочка, Хорас?
— Она в Вайемиде, с опекуном.
— И ты ни разу ее не видел?
— Нет.
— К а к же ты те р п и ш ь? Н еуж ели сердце твое не
рвется увидеть ее, прижать к груди?
— Нет. С какой стати? Она лиш ила меня самого до­
рогого человека — убила мою лю бим ую жену.
— Этого нельзя знать наверняка. И даже если так,
ведь не по своей же воле! Ах, невинная крошка!
— М арсия, пойми, я не могу изменить свои чувства!
— Нет, человек м ож ет запретить себе подобные
чувства! — голос миссис К и т окреп от негодования. —

* Евангелие от М атф ея 11:28-30.


** Евангелие от И оанна 6:37.
Бедная маленькая сиротка! У нее нет матери, а ты л и ­
ш аеш ь ее и отца!
— Чего ты добиваеш ься, М ар сия? — отвечал он хо­
лодно, все так же не оборачиваясь к собеседнице. — Не
могу же я забрать ее — что я стану делать с ребенком?
Е й хорошо там, где она ж ивет — гораздо лучш е, чем
устроил бы ее я. За ней смотрит набожная старая ш от­
ландка, которая много лет служила эконом кой в семье
Грейсонов. А в нянях у нее бы вш ая кормилица ее ма­
тери. Обе эти д остойны е тетуш ки та к преданы ма­
л ы ш ке, так обожаю т ее, что без колебаний отдали бы
за нее ж изнь.
— Все это прекрасно, Хорас. Н о неужто ты хочешь,
чтобы твоя дочь выросла тебе чуж о й ? Разве ты не при­
мешь участия в формировании ее характера, в воспи­
тании ее ума?
— Об этом я пока не думал, — со вздохом признал­
ся Хорас. — Но едва ли подобная задача мне по силам.
— Но это — твоя задача, этот труд назначил тебе
Сам Господь, послав тебе дитя. И, стоит л и ш ь Его по­
просить, О н даст тебе достаточно мудрости и сил.
«Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у
Бога, даюшего всем просто и без упреков, — и дастся
ему»*. А если ты пренебрежешь своим долгом, доро­
гой мой кузен, — послуш ай меня внимательно — ты
сам на себя навлечеш ь беду.
— К а к это, М ар си я?
— Придет день, когда ты будешь искать лю бви и
послуш ания своей девочки, когда эти дары покажутся
тебе драгоценнее всех земных сокровищ , но тогда —
тогда, возможно, будет уже поздно.
— М ож ет бы ть, ты отчасти и права в том, что каса­
ется любви, — с внезапным высокомерием заговорил
Хорас, обернувш ись, наконец, к М арсии и сверкнув

* Послание И акова 1:5.


тем н ы м и глазами, — но что касается п о слуш ан ия,
странно будет, если я не смогу его добиться! Бы ть мо­
жет, она унаследовала от меня сильную волю, но моя
все равно сильнее.
— Хорас! — остановила его М арсия. — Если ты не
ж елаеш ь и даже о ткры то о тказы ваеш ься вы п о лн ять
отцовский долг, какое у тебя право требовать от нее
дочернего послуш ания?
— По-моему, до сих пор я не пренебрегал своим
долгом по отнош ению к ней, — все тем же высокомер­
ным гоном возразил кузен. — Я ведь уже сказал, что,
на мой взгляд, сейчас ей л учш е там, где она живет.
П ока никаких изм енений в ее ж изни не требуется.
А что будет дальше, этого я заранее знать не могу.
— Прости, если я поторопилась осудить тебя, — со
слезами на глазах взмолилась миссис Кит, — но как же
болит мое сердце за твою малютку!
С этими словами она подхватила собственную дочь
и горячо ее поцеловала.
— Ах! — вздохнула она, прижимая Э н н и с к сердцу. —
Страш но себе представить, чтоб моя маленькая вдруг
лиш илась и материнской, и отцовской любви!
Хорас отошел к о кну и какое-то время стоял молча.
Возвративш ись же, заговорил иначе:
— М арсия, ты могла бы оказать мне услугу и напи­
сать обо всем этом тете Уэлти? И , пожалуйста, напиши
ей, что мне давно уже стыдно за то, как я вел себя у вас
два года тому назад. Тогда я не мог объяснить вам при­
чи н у своей — как это назвать? Угрю мости? О тчуж д ен­
ности? Наверное, со стороны и вы, и она, и все, кто за
мной наблюдал, воспринимали мое поведение именно
лак. Н о теперь ты знаеш ь причину и, надеюсь, хоть не­
много мне посочувствуеш ь, и... — голос Хораса вне­
запно сел, — и пожалеешь.
— М ы жалели тебя уже тогда, Хорас, — горячо ото-
звааась М арсия. — М ы догадывались, что тебя сильно
изменила какая-то тайная скорбь. Ты был так не по­
хож на себя! Ко н ечн о , я напиш у тете Уэлти. Ты позво­
л и ш ь мне рассказать также и Милдред?
— Только не сейчас, прош у тебя! П отом , когда я
уеду.
— Прости, еще один вопрос: тебе известно, как вы ­
глядит твоя м алы ш ка?
— М не ничего не говорили. Н о если она хоть не­
много похожа на мать, то должна б ы ть красавицей.
— И ты ни разу не спросил! О, Хорас!
— Б о ю сь, теперь ты счи таеш ь меня соверш енно
бессердечным, — мистер Д инсмор невольно покрас­
нел. — Но сделай некоторую скидку на мой пол — ж е н ­
щин подобные вещи чрезвычайно интересуют, но мы,
м уж чины , считаем их малозначащ ими.
— Значит, мой муж представляет собой исклю чение
среди вашего сурового пола, ибо он горячо лю би т на­
ших детей и гордится и их умом, и их красотой.
— Да, конечно! Наверное, слож ись моя ж и зн ь по-
другому, и я гордился бы своими детьми, — с горечью
отозвался Хорас.
В коридоре послы ш ались легкие шаги, тоненькие
голоса позвали маму.
М истер Д инсм ор распахнул дверь и впустил нераз­
лучн ую троицу
— Мама, мне холодно! — стуча зубами, пожалова­
лась Ф э н .
— Холодно, маленькая? Иди ко мне!
— У нее лихоманка, — заметил всезнайка Сирил. —
Я-то теп л ен ьки й , как хлеб в печке. М ы играли на
солнце, там жарко.
— Бою сь, у нее и правда приступ малярии — ногот­
ки совсем синие. — М и сси с К и т ласково сжала в своей
руке маленькую лад ош ку — П ош ли, моя радость: мама
улож ит тебя в постельку, хорошенько укроет и даст те­
бе теплого питья.
— И мне, мамочка, — попросил Дон, пристраиваясь
с другой стороны стула, где сидела миссис К и г, и кладя
голову ей на плечо. — Я так устал, и головка болит.
Щ еки мальчика раскраснелись, руки были горячи­
ми и сухими.
— И ты , мой м альчик? — воскликнула миссис Кит. —
М ам очке очень жалко вас обоих! А тебе тоже было хо­
лодно, Д он ?
— Да, было, и теперь холод ползет по спинке.
— Присмотри за Э н н и с , Сирил, — распорядилась
миссис К и т и, и зви н и вш и сь перед кузеном, покинула
гостиную и повела захворавших детей наверх.
Вернувш ись спустя некоторое время, она выгляде­
ла еще более огорченной:
— Ада тоже слегла! Уш ла наверх, ни слова никому
не сказала. Бедная девочка, не хотела меня беспоко­
ить. Л еж и т одна-одинешенька и трясется так, что кро­
вать под ней ходуном ходит.
— Э т о ужасно! — воскликнул мистер Д инсм ор. —
М арсия, это просто невыносимо! К а к ты мириш ься с
этим ? За все время, что я у вас, не было ни одной неде­
ли, чтобы кто-нибудь не заболел!
— Э то потому, что нас так много, — миссис К и т по­
пыталась засмеяться, но не смогла удержать слез.
— Зачем вам здесь оставаться? Я бы на вашем месте
собрался и уехал прочь отсюда!
— Нужда не знает закона, — процитировала М ар­
сия. — С и ри л, с ы н о к , м ож еш ь сходить к роднику и
принести свежей воды для наших больных?
— Кон ечн о, мама, я возьму большое ведро, потому
что от лихоманки всегда очень хочется пить.
— Сирил знает это по собственному опыту, — пе­
чально заметила ему вслед мать.
— Зачем вам ж ить именно в этом месте, М ар си я? —
настаивал кузен. — Ты ведь унаследовала от своей ма­
тери ровно столько же денег, сколько я от своей.

203
— Деньги склонны отращ ивать кр ы лы ш ки — в на­
шем случае кр ы лы ш кам и стали больш ая семья и не­
удачные капиталовложения.
Она говорила об этом бодро, весело, как будто по­
теря денег не могла вы звать ничего, кроме улы бки. Но
кузен отвечал ей голосом, полным искреннего огорче­
ния:
— Я понятия об этом не имел! К а к а я жалость! Удив­
ляю сь, как ты мож еш ь бы ть такой жизнерадостной и
всем довольной!
— Но ведь у меня столько осталось! Главные мои
сокровищ а — муж и дети, и прекрасные Бож ьи обето­
вания для этой и будущей жизни!
— Долго тебе удастся сохранять мужа и детей, если
вы задержитесь в этом гиблом месте? Не говоря уж об
опасности для твоей собственной ж изни и здоровья.
— Болезнь и смерть входят в лю бую дверь — так уж
устроен наш падший мир, — при этих словах голос
М арсии слегка дрогнул. — Н о где бы мы ни были, за
нами всюду следит все гот же лю бящ ий взгляд. Долг
велит нам оставаться здесь, а путь долга — надежней­
ший из всех. Говорят, за несколько лет эту землю удас­
тся осуш ить, и местность станет вполне здоровой.
— О т души надеюсь, что так и будет, но к малярии
все беды не сводятся. Я ведь я не лиш ен наблюдатель­
ности и вижу, что ббльш ую часть работы по дому тебе
приходится вы п олн ять самой. И мне это очень не нра­
вится, М арсия!
— Ты гак добр, Хорас, — миссис К и т улы бнулась
молодому родственнику, который склонился над ней с
тревогой и огорчением. — М не так приятно, что ты за­
ботиш ься обо мне, мой друг!
— Н икого на свете я не лю блю так, как тебя, М ар ­
сия! — взволнованно ответил Хорас. — И , обдумывая
наш с тобой разговор, я понял, что ником у другому не
мог бы я доверить воспитание моей дочери, если бы у
тебя и так не было чересчур много хлопот с твоими
собственным и детьми.
— Не гак уж я и занята! С какой радостью я поста­
ралась бы заменить ей мать! — пы лко возразила мис­
сис Кит. — Н о п р иво зи ть младенца в такой кли м ат
слиш ком опасно.
— Да, это серьезное препятствие. Здешний климат
не для ее здоровья — воздух здесь пропитан вредонос­
ными испарениями, ббльш ую часть года темно и холод­
но, а моя малыш ка родилась на юге! Н о все равно, боль­
шое спасибо тебе, сестра, за твое доброе намерение.
— К л и м а т здесь не такой уж болезнетворны й, —
честно уточнила миссис Кит. — Кроме малярии, дру­
гих опасностей нет. А вот малярии, к сожалению , даже
несколько видов. Бы ва ю т озноб и жар, которые см е­
н яю тся регулярно, через определенные промеж утки
времени. О б ы ч н о через день, в один и тот же час.
Бы вает скрытая малярия, которая почти не дает о себе
знать. Так, небольш ой упадок сил, п о сто ян ная сла­
бость. Б ы вать трясущ ая. А еще бы вает вы зы ваю щ ая
различные воспаления, и только она по-настоящему
опасна: порой убивает человека в течение нескольких
часов.
— П ослуш аеш ь такое, и хочется упаковать чемода­
ны и бежать, — рассмеялся Хорас. — Надеюсь, послед­
няя форма не слиш ком распространена?
— Нет, она редкая.
— И вы не посылаете за врачом, когда дети хворают,
как сегодня?
— Теперь уже нет. Поначалу мы звали его каждый
раз, но приступы случаю тся так часто, что мы научи­
ли сь справляться сами.
Сезон малярии как раз начинался, и мистер Д и н с ­
мор, которого малярия пугала больше, чем сам он го­
тов был себе признаться, заторопился с отъездом и с
ближ айш им дилижансом отбыл на восток.
ГЛАВА 20
'• $ у ^ S• • \ •- X
Снова гений ж изни в е е т ;
Возвратилася весна;
Холм на солнце зеленеет;
Лед разрушила волна;
Распустивш ийся ды м ится
Благовониями лес,
И безоблачен гляд ится
В воды зеркальные Зевес.

. ’ **\г цЩ

Фридрих Ш иллер. Ж алобы Цереры*

и огорчена отъездом Хораса, и обрадована,

Я — ул ы б а ясь и одноврем енно со вздохо


смахивая слезинку, сказала м и сси с Ки г,
когда увозивш ий молодого человека дилижанс скр ы л ­
ся за поворотом. — Я очень к нему привязана, и мне
хотелось, чтоб он погостил у нас подольше. Н о боя­
лась, как бы он не заболел. К тому же, когда в доме
больные и некому помочь, самый дорогой гость стано­
вится бременем.
— Правда, мама, — подхватила Милдред, — и по­
этому я тоже рада, что он уехал, хотя на этот раз он
мне п о н р ави лся гораздо бо л ьш е, чем в п р о ш лы й
приезд.
Селеста Э н н ушла от К и то в несколькими месяцами
раньше, и во время визита мистера Д инсмора у них ра­
ботала бестолковая служ анка, проку от которой было

* Перевод В. Ж уко вско го .

206
мало. Зато она хотя бы не усаживалась за стол вместе с
гостями, чему Милдред была очень рада:
— Что бы Хорас стал делать, если б мисс Хансингер
по своему обы кновени ю уселась за стол и всем своим
видом продемонстрировала, что н ичуть не ниже его?
— О н бы испепелил ее взглядом, — рассм еялся
Руперт.
— О н повел бы себя как джентльмен, — улыбнулась
миссис Кит, — но мне было бы нелегко перенести, что
моего родственника оскорбили у меня за столом.
А Х о р ас при его воспи тани и п очувствовал бы себя
оскорбленны м оттого, что столь грубая и вульгарная
особа притязает общ аться с ним на равных.
— Дом опустел, — вздохнула Зилла. — К а к тогда,
когда уехала тегя Уэлти.
— Возьмемся за книги и рукоделие, — предложила
мать. — Пойдемте в гостиную. П усть нам сегодня Р у ­
перт почитает. Нам с тобой, М илли, надо работать не
покладая рук: осень наступает, нуж ны теплые вещи.
— Да, мама, я с радостью. Наверное, мне придется
на какое-то время прервать зан яти я?
— Нет, д оченька, надеюсь, что не придется. Ты
должна учиться — мистер Госпбдень очень тебя хвалит.
И твой кузен подтвердил, что благодаря наш ему с в я ­
щ еннику ты получаеш ь более глубокое и разносторон­
нее образование, чем дастся в любой ш коле для дево­
чек, какие знает Хорас.
Глаза Милдред радостно сверкнули, и кузену Хорасу
в ее сердце бы ло отведено местечко получш е, чем
прежде. И это вы ш ло очень кстати, ибо, услы ш ав из
уст матери историю брака Хораса и узнав о его равно­
душ ии к осиротевш ей дочери, Милдред возмутилась
до глубины души. Чтобы перевесить это возмущение,
понадобилась вся ее привязанность к родственнику.
В сю осень ж енщ ины прилежно трудились. Чем бы
они ни занимались — шитьем ли, консервированием

207
(овощи на зиму мариновали, и з ф руктов и ягод варили
варенье), другой ли домаш ней работой, они часто
вспоминали тетю Уэлти и сожалели об ее отсутствии,
ибо она всегда с лю бовью и усердием участвовала во
всех семейных делах. О собенно же остро ощ ущ алось
ее отсутствие, когда болели дети.
П исьм а от мисс Стэнхоп приходили нечасто, по­
ско льку и почта работала с перебоями, и расходы на
пересылку были велики. Поэтому каждое письмо ч и ­
тали и перечитывали, а затем аккуратно убирали, что­
бы перечитать еще и еще. Ведь послания тетуш ки
Уэлти были не просто изложением новостей, к чему
обы чно сводятся современные эпистолы. Нет, то были
длинные и подробные рассказы, которые во всех дра­
гоценных подробностях повествовали о делах как са­
мой мисс Стэнхоп, так и старых друзей и знакомых.
В них красочно о п и сы ва л и сь все со б ы ти я, прои­
зош едш ие в Лэндсдейле со времени отъезда Ки то в.
А еще в письмах были рассказы о домашних лю би м ­
цах, обсуждение прочитанных книг и тетуш кины м ы с­
ли, посетившие ее по разным поводам.
И , разумеется, мисс Стэнхоп со свойственной ей
проницательностью задавала вопросы и высказывала
догадки о том, чем заняты сейчас и о чем думают ее род­
ные. Были и ответы на вопросы больших и маленьких
Ки тов, заданные в предыдущих письмах, были слова
наставления и сочувствия в их радостях и печалях.
С к о л ьк о смеха вы зы вали эти стр ан и чки , сколько
слез было над ними пролито! Все К и т ы , от мала до ве­
лика, нежно любили тетю Уэлти, и, когда они перечи­
тывали ее письма или повторяли друг другу се мудрые
комментарии, им казалось, будто они слы ш ат ласко ­
вый голос доброй старой дамы.
Так миновали осень и зима, не привнеся заметных
изм енений в ж и зн ь семьи: все та же череда трудов,
учебы и развлечений, что и в прошлом году.

208
М ладш ие возрастали не только ф и зи че ски , но и
ум ственно: с ними поочередно зан и м ал и сь м иссис
К и т и Милдред: решено было более не вверять малы ­
шей попечению Дамарис Сухохлеб, а другой ш колы в
городе так и не появилось.
Все такая же крепкая дружба связы вала шестерку
молодых людей, к которой принадлежала и Милдред.
Н о сплетницы тщ етно ломали себе головы, пы таясь
угадать, какая девуш ка в кого из молодых людей вл ю ­
блена и кем любима.
Милдрел счастли во избавилась от визитов
Рэнскваттла. Теперь их с таким же неудовольствием
переносила Л у Грандж. И еще Милдред практически
не видела Готобеда, который под разными предлогами
неизменно уклонялся от участия в забавах молодежи.
Общ ение между К и та м и и Л егко ш лем ам и почти
прекратилось с тех пор, как первые переехали в новый
дом. И неудивительно: между этими семьями общего
было мало, и едва ли что-либо могло их сблизить, за
исклю чением добрых и дружеских чувств к соседям.
Но, например, Рода Д ж ейн таких чувств и не питала.
Д евуш ка так и не простила Милдред за то, что та от­
вергла ее брата. О тнош ение Роды Д ж ейн к Милдред
было близко к ненависти. И эго при том, что мисс
Легкош лем не знала о последнем оскорблении, о тех
замечаниях, которые Милдред позволила себе напи­
сать на полях любовного послания: Готобед сохранил
страш ную гайну в своем сердце и ни с кем ею не подс-
лилея.
Весна в тот год пришла рано. Она принесла с собой
теплые дожди, от которых бурно пошли в рост травы и
листва.
М ладшие дети семейства К и т наслаждались рабо­
той и играми на свежем воздухе. Каж дом у ребенку вы -
делили небольшой участок земли, чтобы он мог поса­
дить все, что ему вздумается. Ещ е каждый получил по

209
«собственной» курочке на птичьем дворе. Теперь ре­
бята увлеченно соревновались, у кого первого взойдут
овощ и, кто вырастит больше цветов, чья курочка в ы ­
сидит больше цы плят или снесет больше яичек, кото­
рые можно будет отнести родителям или тому члену
семьи, кто в этот день сляж ет с лихорадкой. У вы , ма­
лярия продолжала собирать свою дань в семье Китов.
То один, то другой, а го и сразу несколько членов се­
мьи подвергались приступам болезни.
При всех стараниях младших, ббльш ая часть рабо­
ты в саду и на птичьем дворе лож илась на Руперта, ко­
торый посвящ ал ей все свободное от учебы время. Ещ е
Руперт занимался починкой и благоустройством, ста­
вил забор и шпалеры, подрезал виноград, удалял сухие
ветки с кустарников и деревьев.
У миссис К и т и Милдред хватало дел в доме, а в са­
ду их обязанности сводились к уходу за несколькими
п р и м ы ка вш и м и к парадному входу клум бам и, да
иногда они успевали присмотреть за трудами младших
и вовремя дать им полезный совет.
Они вновь остались без прислуги. Обходились сами
уже несколько недель, а с изнурительными хлопотами
весенней генеральной уборки справились с помощ ью
одной л и ш ь м иссис Руд. И вдруг однажды теплы м
майским утром, когда ж енщ ины накрывали к завтра­
ку, сердца их радостно затрепетали при виде знакомой
ж илистой фигуры Селесты Э н н , которая решительно
переступила порог кухни и приветствовала их на зна­
комый лад:
— К а к делишки, миссис К и т? Помощ ь не требуется?
— Требуется — та самая помощь, которую мы навер­
н яка получим, если вы повесите ваш у ш ляпку на гвоз­
дик и останетесь с нами! — отвечала миссис Кит, ра­
душно пожимая руку девуш ки.
— Ну, так останусь, можете не сумлеваться, — под­
твердила Селеста Э н н , хлопнула на стул свой узел и

210
добавила: — Так и знала, и пож итки с собой принес­
ла. — С этими словами она сняла ш ляпу и повесила ее
на гвоздик. — Д авайте уж , мисс Милдред, сделаю я
картофельную пюру. Смотрю , вы туг кое-что пристро­
или с прошлого раза.
— Да, новую кухню, а старую используем как сто­
ловую, чтобы не тесниться.
— Правильно сделали — лю блю хорошие большие
кухни, есть, где повернуться и куда что покласть.
— С тан ет еще лучш е, Селеста Э н н , — пообещал
Руперт (он то лько что вош ел в дом и, прежде чем
усесться за стол, тщательно мыл руки после работы в
саду). — Н у ж н о покр асить п р истр о йку снар уж и , я
этим сегодня займусь.
— Нет, ты то лько подумай! — взвизгнула Селеста
Э н н . — Чего, сами и покрасите? А справитесь?
— Надеюсь, что справлюсь. М ама с папой разреши­
ли мне попробовать.
— П оп робовать — великое дело, это я по своему
опыту знаю , — наставительно заметила мисс Х а н с и н ­
гер, энергично орудуя то лкуш ко й . — И мне по душе
люди, которые не прочь попробовать. Но знаете что,
миссис К и т: мне давно сдается, что из всех слов в ан ­
глийском язы ке легче прочих с язы ка соскальзы ваю т
два словечка — «не могу». Хотя по больш ей части это
беспардонное вранье, вот что это такое. П о мне, так
эти два сло вечка в к л ю ча ю т бо льш е неправды, чем
сотня иных. Вот так! — И она с удвоенной силой при­
нялась м ять картош ку и взбивать молоко с маслом и
солью.
— Да, вы совершенно правы, — согласилась миссис
Кит, — но уж вас-то никто не заподозрит в присгра-
стии к этим двум словам. И ми прикры ваю тся люди ле­
нивые и боящ иеся трудностей.
— Благодарю вас, миссис Кит. У меня хватает недо­
статков, как, смею сказать, у всякого из человеческого

211
рода, но вы ни одной ленивой ж илочки у меня в теле
не сыщ ете! Все, пюра готова, ставьте на стол. Вижу,
мясо и булочки вы уже приготовили, а я вас еще про
семейство не расспросила. Кто-нибудь хворает?
— Нет, сегодня Бож ьей милостью мы все здоровы.
Руперт, зови отца и остальных к столу
Н и кто не нахмурился, когда Селеста Э н н с о б ы ч ­
ной своей самоуверенностью уселась с ними за стол.
В се бы ли ей рады, ибо с появлением хорошей «по­
мощ ницы» мать и Милдред становились значительно
свободнее и гораздо больш е времени могли уделить
заботам о главе семьи и о малышах.
После завтрака — семейная молитва. Затем мистер
К и т отправился в свой офис, а остальные взялись кто
за работу, кто за игру. М ладш ие торопливо надевали
ш апочки — мама разрешила погулять, но с условием
ходить только по дорожкам и не лезть в траву пока она
не просохнет от росы.
Добрая Милдред помогла детишкам снарядиться, и
они весело убежали. А сама она с помощ ью Зиллы и
Ады — девочки уже достаточно подросли, чтобы помо­
гать по дому — принялась застилась постели, вытирать
пыль и расставлять все по местам в спальнях, гости­
ной и кухне. Тем временем Руперт облачился в рабо­
чую одежду и ушел в сад.
Селесте Э н н указаний и надзора не требовалось, и
через полчаса миссис К и т уже спокойно устроилась в
гостиной.
К а к тут было уютно! После недавней генеральной
уборки комната сверкала, чи сте н ькая и нарядная.
О ткры ты е окна выходили на поросш ий травой двор.
Картина была прекрасная: зеленая листва близко под­
ступавш их к дому кустов и деревьев не заслоняла, а
словно обрамляла вид на быструю, сверкавш ую в сол­
нечных лучах реку.
Но миссис К и т больш е лю бовалась изящ ной ф и ­
гуркой старшей дочери: Милдред, легко скользя по го­
стиной, вносила в ее убранство завершающие штрихи.
— Прекрасное утро, мама! — во скли кн ул а она. —
М не кажется, никогда еще солнечный свет не был та­
ким ярким, а воздух— таким благоуханным. Ж и з н ь са­
ма по себе — роскош ны й подарок. С л ы ш и ш ь, как по­
ют дрозды, как щебечут пташ ки — ты ведь л ю би ш ь их
нежные голоса! Ах, я сегодня сама весела, как птичка,
того гляди запою!
— Да, моя дорогая, — отозвалась мать, и из ее глаз
брызнули слезы радости. — Да, велика милость Божья
к нам, Его недостойным созданиям! С только даров и
благословений дано нам здесь! И есть у нас твердая
уверенность в грядущем блаженстве — в радости и бла­
гословениях вовеки! Б ы ва ю т в ж изн и дни темны е и
печальные, бывает грусть и мрак, но для тех, кто умеет
видеть, в ней гораздо больше радости и света.
— Я верю в это, мама! — подхватила Милдред. —
Х о тя, когда наступаю т горькие и сум рачны е дни, не
так-то легко сохранить веру. — Л ю бл ю я это время го­
да! — добавила она, лож ась грудью на подоконник и
глядя вслед барже, медленно продвигающейся по ре­
ке.

— О ты — в цветенье роз — весна,


Ты —аромат медовых соч .*

— Давай выйдем на свежий воздух, дочка, — теперь


у нас найдется полчасика, чтобы погулять по саду! —
радостно предложила миссис К и т и первой двинулась
к двери. — Како е облегчение — среди прочих даров
вновь заполучить надежную помощницу!
— Да-да, — рассмеялась Милдред. — Я готова рас­
целовать Селесту Э н н ! Я так рада была ее видеть! К а к

* Джордж Герберт. Добродетель. Пер. Д. Щ едровицкого.


ты думаешь, мама, что привело ее к нам снова — и гак
вовремя?
— Наверное, хочет подзаработать, чтобы приодеть­
ся к лету. А вот и наши ранние пташ ки возвращаются.
— М ам а-м ам очка и М илли ! — защебетала Ф э н , в
восторге подбегая к ним . — М о я П естр уш ка вывела
тринадцать цы пляток, они такие милые, такие п уш и ­
стенькие комочки, идите скорее посмотреть!
Она развернулась и опрометью кин улась обратно
на птичий двор в уверенности, что мать и сестра по­
спеш аю т за ней.
Е е братья и м аленькая сестр и чка о ставались на
птичьем дворе, с глубочайш им интересом наблюдая за
П еструш кой и ее потомством.
— Вот, вот! С м о тли , мама! С м о гли , М илли !
Смотлите! — кричала малыш ка Э н н и с в полном сам о­
забвении, плотно прижимая к пухлым ножкам склад­
ки платья, чтобы «пуш исты е комочки» могли свобод­
но вспорхнуть на ее баш мачки и с важным видом гам
усесться. — С и п л ят о ск и мои м асенькие, то лько сто
выели из яисек!
— Да, цы плятки очень славные, — сказала миссис
Кит, — но они еще маленькие, вы с ними осторожнее,
не придавите. С и р и л, не надо брать ц ы п лят в руки.
И смотри под ноги — не наступи. Ф э н , если ты прине­
сеш ь из дома хлебных крош ек, вы с Э н н и с сможете их
покормить.
Э то т совет вызвал у обеих девочек бурный восторг:
Ф э н бегом помчалась на кухню, и маленькие ее ножки
так и мелькали, приплясы вая на ходу.
М аме приш лось такж е поглядеть, как добросовест­
но сидит на яйцах курочка Э н н и с, как подросли и воз­
мужали цыплята, закрепленные за Сирилом и Доном,
проинспектировать выводки, подопечные Аде и Зил-
ле, и еще выслуш ать, сколько кто набрал с утра свежих
яиц.

214
Затем миссис К и т и Милдред пошли в сад, где тоже
требовалось их руководство и помощь.
Так незаметно прошло намного больше получаса.
Во звр ащ аясь домой, они увидели, что за это время
Руперт проделал немалую работу.
— Я покрасил всю эту стену, видишь, мама? — с гор­
достью предъявил он результаты своего труда. —
Сейчас буду красить ту стену, и до вечера управлюсь.
— Ты настоящ ий тр уж ен и к, с ы н о к , — похвалила
миссис Кит. — Н о все-таки не спеш и: второпях ты мо­
ж еш ь испортить дело.
— Нет-нет, мама, ни в коем случае.
Он забрался на верхнюю ступеньку деревяной лест­
ницы, под самую кр ы ш у одноэтажной пристройки.
— О сторож нее, м и лы й ! — предостерегла м иссис
Кит. — М не кажется, лестница слегка шатается — ты не
боиш ься, что она упадет?
— Что ты , мама! — рассмеялся юнош а. — С чего бы
ей падать?
У спокоивш ись на его счет, миссис К и т и Милдред
пошли к крыльцу, но едва они на него поднялись, как
Руперт громко вскрикнул. Ж е н щ и н ы в испуге оберну­
ли сь к нему.
У них на глазах лестница пош атнулась и начала за­
валиваться вбок. О тветив на вопль Руперта тр ево ж ­
ным криком, они дружно кинулись на помощь.
Но они были слиш ко м далеко и не смогли подо­
спеть вовремя, чтобы подхватить мальчика. О н рухнул
на землю, в одной руке сж им ая кисть, а в другой — ве­
дерко с краской. О т удара краска выплеснулась и заля­
пала его с ног до головы.
Когда они подбежали, Руперт лежал на земле, рас­
тян увш и сь во весь рост.
— Ты уш и б ся? М а л ьчи к мой, ты сильно уш и б ся? —
причитала мать. Она страш но побледнела, лице ее в ы ­
ражало мучительную тревогу.
— Главным образом пострадал мой наряд, — рас­
смеялся Руперт, поднимаясь на ноги. — Бою сь, поло­
вина предназначенной для флигеля краски пролилась
на меня.
И з сада и с птичьего двора сбежались и другие чле­
ны семьи. Даже Селеста Э н н выглянула из кухни. Бод­
рый ответ Руперта был встречен дружным смехом всех
собравшихся.
— Наверное, вид у меня — смешнее некуда, — до­
бродушно улыбнулся герой происш ествия, — но по­
скольку костей я не переломал, то ничего страшного
не случилось. Не считая того, что зря извел краску и
сам вымазался. — И блеснул эрудицией: — О , какое
падение, сограждане, какое падение!*
— Слава Богу, что ты не уш ибся. А про одежду за­
будь, если б даже ты испачкал лучш ий свой наряд, это
не беда! — с облегчением отвечала мать.
-- Н о ско л ьк о краски пропало зря! Хуж е того,
сколько краски уш ло на окраску моей недостойной
особы! — продолжал юнош а, осматривая себя со всех
сторон с таким комическим разочарованием, что в о т­
вет ему грянул новый взрыв смеха.
— Не беда, не беда, — твердила мать. — Кр аску мы
купим. И оставим эту затею до тех пор, пока не най­
мем маляра. Пусть он и закончит работу.
— К а к ? Ты хочешь, чтобы я сдался, признал себя
непригодным? Н у нет, мамочка. П озволь мне попы
таться еще разок — я буду осторожен, установлю лест­
ницу аккуратнее.
— Не знаю , право. Давай посоветуемся с отцом.
С п е ш и ть ведь нет причин. Кстати — не хотели бы вы
все прогуляться вместе со м ной? П р о й ти сь до самого
моста, и потом на тот берег, чтобы набрать полевых
цветов?

* Вильям Ш експ и р . Ю л и й Цезарь. А к т I I I , сиена II.


Предложение миссис К и т было встречено радост­
ными возгласами, а младшие даже в ладоши захлопа­
ли: «Замечательно!» — «П о ш ли, пошли!» — «К а к здо­
рово!» — «А нас возьмеш ь, мама?»
— Конечно, всех возьму. М ы все трудимся так дав­
но и усердно, что заслужили выходной день. Руперт,
приведи себя в порядок, и мы пойдем. Еду захватим с
собой, чтобы не торопиться с возвращением.
— Я пиду, мама? Э н н и с пидет? — теребила мать
младшенькая. Ее розовое ли чи ко так и горело ожида­
нием небывалого приклю чения.
— Кон ечн о, мамина лапочка, ты поедешь с нами в
своей хорошенькой колясочке. Ведь твои маленькие
ножки не смогут бежать гак быстро, чтобы угнаться за
старш ими, и скоро устанут.
— Нам надо нарядиться? — спросила Ф э н . — М не,
Дону, всем остальным ?
— Нет, дорогая, мы ведь пойдем не в город., а для
поля и леса мы достаточно нарядны.
Вскоре К и т ы тр онули сь в путь. Ш л и не спеш а, с
наслаждением вбирая в себя красоты природы, при­
слуш иваясь к пению птиц.
Небо над головой было изумительно густо-синим.
Изредка по этому океану син евы проплывали бело­
снеж ны е облачка. Их тени скользили по земле, рож­
дая удивительную игру света и полутонов.
П уть лежал вдоль берега реки, ровный гул которой
незаметно сливался с неум олчны м ж уж ж ани ем насе­
комых и пением гггиц. Изумрудно-зеленая трава под
ногами была спло ш ь усеяна разноцветными дикими
цветами, а молодые деревца, под которыми проходи­
ли п утни ки, почти на глазах обряж ались в летнее оде­
яние.
Цель путеш ествия — мост — располагался примерно
в километре от города, там, где он не мешал строить
дома и не препятствовал проплывавш им по реке бар­
жам. Он представлял собой грубоватое деревянное со­
оружение.
Для младших детиш ек столь дальнее путешествие
было в новинку, но никто не спеш ил, ибо единствен­
ной целью похода были отдых и удовольствие.
Поэтому, когда маленькие ножки уставали, мама пред­
лагала остановиться и заняться плетением венков или
составлением букетов из цветов, которые они успели
сорвать по дороге. А на берегу реки можно было раз­
влечься, пуская по воде кам уш ки. Так каждый раз и
отдыхали, пока все вновь не соглашались тронуться в
путь.
Перейдя мост, К и т ы вскоре остановились, нарвали
еще цветов и повернули обратно.
ГЛАВА21
Т ., /*'

*М '« ;
Вы с виду кр о тки и в речах смиренны,
И даж е сан свой облекли притворно
Смирением и кр о то стью , но в сердце
Вы затаи ли наглость, ж елчь и спесь.

Вильям Ш експир. Генрих V III, а к т //, сцена IV *

то это? Что там такое? — хором воскликн у­

Ч ли юные голоса, когда миссис Кит, возвра­


тивш аяся после утренней вылазки со своим
маленьким отрядом, поднялась на парадное крыльцо.
— И правда, что это? — подхватила мать, удивлен­
ная не меньше остальных. — Похоже на ящ и к с подар­
ками, но откуда же он?
— О т тети Уэлти? — догадалась Милдред, вн им а­
тельно присмотревш ись к огромной коробке.
— Ага, наконец-то вы вернулись! — на крыльцо вы ­
шел улы баю щ ийся мистер Кит. — Я больше часа вас
дожидаюсь, — добавил он, сверш ивш ись с карм анны ­
ми часами. — Давайте-ка пообедаем, а потом вы ясним ,
что там внутри.
— Обед готов? — поинтересовалась м иссис Кит,
снимая ш л яп к у

* Перевод В. Томаш евского.


— Готов, только-только успеете вы м ы ть ручки и л и ­
чики, — ответил муж, подхватывая на руки маленькую
Э н н и с и устремляясь с ней в детскую — так именова­
лась комната, где младшие спали и переодевались, хо­
тя больш ую часть дня они проводили в других поме­
щениях или на улице.
За обедом никто не засиживался, хотя еда была от­
менной (спасибо Селесте Э н н !), и на аппетит ребята
не жаловались. Но ведь на парадном крыльце стоял та­
инственный ящ и к, и потому все ели и пили с большой
п о сп еш н о стью , почти не о твлекаясь на болтовню .
А если о чем и говорили, го в основном строили догад­
ки: что же обнаружится внутри ящ и ка?
Родители разделяли нетерпение и лю бопы тство де­
тей и не заставили их ждать сверх необходимости.
Несколько ударов ломиком — и кры ш ка поднята.
— Газеты?! — с горьким разочарованием возопил
Дон.
— Погоди, дружок! — рассмеялся Руперт.
— И ми что-то накрыто, — догадался Сирил, а роди­
тели и Милдред сняли и аккуратно слож или газеты,
чтобы на досуге внимательно их прочитать, ибо в то
время газет было гак мало, что и трехнедельной давно­
сти прессой никто не пренебрегал.
— Книги! Какое счастье!
— К а к тетуш ка добра и заботлива!
— То-то нам будет праздник! — восклицали все на­
перебой, выражая радость каждый на свой лад.
— Какие книги? Дайте-ка посмотреть, — произнес
мистер К и т и начал вы ним ать их по одной. Глянув на
обложку, он передавал кни гу по назначению : жене,
Милдред, Руперту или младшим детям.
— М орская история Соединенных Ш тато в Купера!
Это, конечно же, для тебя, Руперт.
— А вот и романы, которым будут рады наша мама
и Милдред. К н и ги Вальтера Скотта — для старших, а
для младших — его «Д едуш кины сказки». И еще две
книж ки для детей — «Анна Росс» и «Рут Ли».
— О ни о чень красивы е! — дружно восхитились
Зилла и Ада, принимая из рук отца детские книги.
— А мне «Дуналлан»! О, как я счастлива! — во с­
кликнула Милдред при виде следующего томика*.
— Тут какой-то сверток, — сообщ ил мистер Кит,
когда все книги были вы нуты .
— Л о с к у т ы , — рассм еялась М а р си я и, развернув
сверток, чтобы убедиться в правильности своей до­
гадки, воскликнула, — только не лоскуты , а целые от­
резы!
А еще в ящ ике наш лись игрушки и сладости для ма­
лыш ей и кое-какие подарки для старших — поистине
бесценная посылка!
— Добрая наша тетуш ка! Зачем же она так потра­
ти л ась? — со слезами на глазах восклиц ала м иссис
Кит, перечиты вая записку, приколотую к вы кро й ке
платья — ли чно для нее. — Она пишет, чтобы я не бес­
покоилась, ибо покупки доставили ей огромное удо­
вольствие. Конечно, это правда: тетя очень радуется,
когда с кем-то делится. А когда делится с нами, то ра­
дуется вдвойне!
— Н ет на свете более щедрой душ и! — вторил ей
муж.
— Если бы и мы могли что-нибудь для нее сделать! —
сокрушалась Милдред.
— В самом деле! Она устроила нам такой праздник! —
подхватил Руперт, уже уткн увш и йся в «М о р скую исто­
рию» и жадно перелистывавш ий страницы. — Мама, а
можно я прямо сейчас начну читать?

* Ром аны «Дуналлан» и «Анна Росс» принадлежат перу англи й­


ско й п и сател ьн и ц ы Грейс Кен н ед и (1782-1825); автор « Р ут
Л и » — английский поэт и романист Роберт Блумф илд (1766-
1823). — Прим . переводчика.
— М ы еще не приготовили задание мистера Госпбд-
ня, — запротестовала Милдред, — а нам уже идти к не­
му через час.
Брат спохватился, что и правда пора готовить уро­
ки, и поспешно покинул гостиную.
— Дорогая, — заговорил мистер Кит, предупреждая
своим тоном, что речь пойдет о предметах более се­
рьезных, — ты знаешь, что маленькая Мери Четвуд т я ­
жело заболела?
— Нет, я не знаю. Сейчас надену ш ляп ку и побегу к
ней.
— М ама, — вмешалась Милдред, — я подумала: хо­
рошо бы дать п о читать какую -нибудь из этих кни г
Э ф ф и Прескотт. М ы с ней не очень близко знакомы,
но Клодина говорит, что Эф ф и очень умная и лю бит
читать. К тому же она часто болеет и тогда из-за слабо­
сти ничего другого не может делать, как только читать.
— Н у конечно же! П усть прочтет все книги, какие у
нас есть в доме, если ей они по душе. Она ведь их не
испачкает.
— Клодина говорит, Эф ф и очень аккуратно обра­
щается с книгами и всегда радуется новой книге. Эта
девуш ка — настоящ ая христианка, она все невзгоды
переносит с удивительным терпением.
— Да, я как-то раз ее видела, и мне она пригляну­
лась. Д ум аю , мне следует нанести визит Прескоттам.
Я зайду к ним по пути к сквайр у Ч етвуд у и занесу
книгу.
М ать семейства Прескоттов миссис К и т не застала,
но больная девуш ка отдыхала в глубоком кресле-ка­
чалке. Напротив нее в обычной своей позе — до отказа
вы прям ив спину — сидела Дамарис Сухохлеб.
При виде гостьи Эф ф и приподнялась, вся дрожа от
слабости, и п опы талась п р о тянуть ей руку, а затем
придвинуть стул.
— Полно, дитя мое, я и сама устроюсь, — останови­
ла ее миссис Кит, ласково сжимая в своей руке трепе­
щ ущ ую ладонь. — К а к ты себя чувствуеш ь?
— Спасибо — как обы чно, то есть ни слиш ком боль­
ной, ни вполне здоровой, — со слабой улыбкой отве­
тила девушка и вновь, тяжело дыш а, упала в кресло.
— Не надо так говорить — выглядите вы прекрас­
но! — холодным ко м ан д и р ски м тоном оборвала
Эф ф и мисс Сухохлеб. — Н уж н о л и ш ь настроиться со­
ответствую щ им образом, и тогда вас ничто не смутит.
Не поддавайтесь ипохондрии и — десять к одному —
весьма скоро вы вновь почувствуете себя соверш енно
здоровой.
Упрек вызвал у Эфф и слезы, ибо она была крайне
изнурена болезнью, а потому слиш ком чувствительна.
— Я знаю, что выгляжу хорошо, — заговорила она. —
Не худая, на щеках румянец, вот только, чем хуже я се­
бя чувствую , тем он ярче. И я пыталась себя уговорить,
будто мой недуг — одно воображение, но увы: он очень
даже реален.
— Нет, Эф ф и, не так уж хорошо ты выглядиш ь, —
негромко подхватила миссис Ки г. — Э то т слиш ком яр ­
кий румянец вряд л и свидетельствует о здоровье. Веки
у тебя опухли, лицо измученное.
— Разумеется, у нее будет такое выражение лица до
тех пор, пока она воображает себя больной! — резко
возразила учительница. — А вы, миссис Кит, своими
речами только усугубляете дело.
— Вовсе нет! — прошептала бедная девушка. — О т
доброты и сочувствия мне становится легче. О, благо­
дарю вас, ты сячу раз благодарю! — М иссис К и т вложи­
ла ей в руки «Дуналлан». — Я буду читать эту книгу с
наслаждением. Я буду очень осторожно с ней обра­
щаться и скоро ее верну. Н есколько лет назад я читала
«Дуналлан», и он мне так понравился. А теперь прочту
словно заново. Грейс Кеннеди была прекрасной писа­
тельницей — какая жалость, что она рано умерла!
— Роман! — ф ыркнула Дамарис. — Если вы и вправ­
ду больны, вам не следует читать ничего, кроме Би б­
лии.
— М ораль этих кни г н астолько близка учен и ю
Святого П исания, что подобное чтение никак не по­
вредит, — добродушно заметила миссис Ки г.
— Я лю блю Библию , — откликнулась Э ф ф и , — я не
могу без нее обойтись. Ее слова часто приходят мне на
ум, когда я грущу или болею и они «слаще меда и ка­
пель сота»*. Но когда я читаю такие вот добрые книги,
мне кажется, будто я беседую с другом-христиан и ном,
и в этом обретаю поддержку.
Тут появилась миссис Прескотт и, поприветствовав
обеих посетительниц вежливым пожеланием доброго
дня, уселась поговорить с н и м и .
Разговор вскоре свернул на обустройство садов, и
миссис Прескотт пригласила обеих дам вы йти с ней
вместе в ее сад и осмотреть его.
М и сси с К и т приняла приглаш ение, но мисс
Сухохлеб предпочла посидеть с Эф ф и, пока леди не
вернутся.
— Вы сейчас не ведете занятия, мисс Сухохлеб? —
спросила девушка, когда ее мать и миссис К и т с к р ы ­
л и сь за дверью.
— Нет: я закры ла ш колу на пару недель, чтобы
управиться с весенним шитьем.
— Вы очень добры, что навестили меня. Ведь у вас
гак много дел.
— Я стараюсь справляться со всеми своими обязан­
ностями, — не без самодовольства ответила учитель­
ница, — но я знаю, что долг призывает меня и в ваш
дом. Я много думала о вас, Эф ф и, пыталась понять,
отчего вам посылаю тся такие испытания, и пришла к
выводу, что это наказание за грехи. Вам следует пока­

* Псалтирь 18:11.

224
яться и по-настоящ ему обратиться — и тогда вы по­
правитесь.
Вам известно, что христиан (а я искренне надеюсь,
что вы принадлежите к их числу, я видела вас в церк­
ви) на том свете не постигнут никакие кары. А потому
нам приходится расплачиваться здесь и сейчас. И вот,
как я уже сказала, задумавш ись о вас и вашем положе­
нии, я пришла к выводу: если бы вы больше ценили
брата См ита и слушали его молитвы и проповеди, это
было бы л учш е для вас самой. О н добрый христиа­
нин, так что вам следует вн им ать его речам и стать
другом ему, а не тем, кто не желает к нему п рислу­
шаться.
— П усть он добрый христианин — надеюсь, что так
оно и есть, — отвечала Эф ф и. — Н о мне трудно по­
нять, как может человек питать искренню ю лю бовь ко
Христу, к душам братьев и сестер, если его речи и ма­
неры столь холодны и деловиты. М не кажется, что да­
же эти мои слова неточны: обычно человек проявляет
интерес к своему делу, а мистер С м и т удивительно
равнодушен.
Н о даже если бы он обладал лю бовью и интересом,
этого еще мало для проповедника: н уж ны знания и
умение передать их другим. Л и ч н о против мистера
См ита я ничего не имею, но никаких наставлений от
него не получаю. Его рассуждения не дают мне нищи
для ума и не помогают приблизиться к небесам. Вот
почему я сочла своим долгом не присоединяться к его
пастве. Но я ни словом его не оскорбила, не сплетни­
чала о нем и, право, не понимаю , почему вы так со
мной говорите.
И мне кажется, что вы меньше других имеете право
поднимать эту тему, потому что я сама слыш ала, как
вы отзывались о других свящ енниках — гораздо пре­
зрительнее, чем я когда-либо позволяла себе отозвать­
ся о мистере Смите.

8 Марта Финли
Э та отповедь вызвала гневный румянец на обычно
бледных щеках старой девы.
— Я всегда пытаю сь исполнить свой долг, — повто­
рила мисс Сухохлеб, не на ш утку разволновавшись. —
Я никогда не тщ еславлю сь нарядами, а это — еще один
из ваших грехов, Эф ф и Прескотт: лен то чки , и даже
цветы и перья на шляпках, яркие банты на шее и в во­
лосах. Э то — грех! И можете бы ть уверены, что недуг
будет терзать вас до тех пор, пока вы не смиритесь и не
станете соблюдать скромность во всем.
— Я лучш е вас знаю все, что вы способны мне ска­
зать: дескать, я заслужила и эту болезнь, и еще что по­
хуже, — уныло отвечала больная, и из ее глаз закапали
слезы. — И все-таки я вам не верю. В ы утешаете меня,
как друзья утешали Иова, а Господь порицал их за то,
что они были жестоки к несчастному И еще вы забыва­
ете, что говорил Иисус о тех, кто норовит вынуть соло­
минку из чужого глаза, а в своем бревна не замечает.
— Д ум аю , мне пора идти, — проговорила Дамарис,
поднимаясь.
Она постояла с м и н уту глядя на Эф ф и сверху вниз.
Губы ее были плотно сжаты , лицо сильно побледнело,
глаза горели гневом.
— Н ет в вас христианского духа! — прош ипела
Дамарис. — И стинного обличения вы не терпите, не
желаете, чтобы вам указы вали на ваш и грехи. П ре­
красно, мисс, я ум ы ваю руки, я отрясаю со стоп моих
прах вашего дома!
С ло ж и в руки на груди и высоко задрав голову, учи ­
тельница покинула дом, оставив больную девуш ку со­
трясаться с головы до пят в нервном приступе, плакать
и в то же время истерически смеяться.
— Боже, Боже! — причитала Эф ф и. — Я вела себя не
по-христиански, я рассердилась на нее!
М и сси с П реско тт и м иссис К и т вош ли в дом со
стороны сада, оживленно беседуя о домашних делах,
как вдруг послы ш авш ийся и з дальней комнаты крик
младенца вспугнул их обеих.
— Ага, мой малыш проснулся и зовет мамочку, —
сказала миссис Прескотт. — Простите, отлучусь на м и­
нутку. Сделайте одолжение, вернитесь в гостиную и
побудьте с Эф ф и.
М и сси с К и т послуш но вернулась в гостиную — и
застала Эф ф и дрожащей, раскрасневш ейся и в слезах.
— Бедное мое дитя! Тебе очень плохо? — спросила
она, склоняясь над больной и ласково приглаживая ей
волосы.
— Нет, мэм, мне не стало хуже, только... М не стало
плохо от того, что сказала мне Дамарис! А я не приня­
ла ее слова, как должно. К а к вы думаете, миссис Кит,
Бог посылает нам болезни в наказание за грехи? И мне
все время нездоровится потому, что я грешнее других,
здоровых?
— Разумеется, нет. Я , к примеру, почти всегда здо­
рова, а многие великие святы е т я ж к о хворали. М ы
знаем, что грехом вошли в этот мир болезнь и смерть,
и что Господь иной раз посылает недуг в наказание и
предостережение. Но детям Своим он посылает стра­
дание не за грехи, а с лю бовью , чтобы они возрастали
в Его благодати. «Кого Я лю блю , тех обличаю и нака­
зываю»*. «И бо Господь, кого любит, того наказывает;
бьет же всякого сы на, которого принимает. Если вы
терпите наказание, то Бог поступаете вами, как с с ы ­
нами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказы ­
вал отец?»** Зная это, разве ты пожелала бы себе из­
бавления от болезни?
— О нет, конечно, нет! Но если думать, что я хвораю
потому, что Господь на меня прогневался — это невы ­
носимо!

* Откровение И оанна Богослова 3:19.


** Послание к Евреям 12:6,7.

227
8*
— Нет, это потому, что Он тебя любит. Не воспри­
нимай болезнь как наказание, но как урок, как удары
резца, под которыми из бесформенного мрамора по­
является прекрасная статуя. Или в ювелирной мастер­
ской необработанный алмаз превращается в сверкаю ­
щий бриллиант. А утверждать, будто христианин несет
какую-то кару за грехи, искупает их болезням и или
тяж ки м и трудами или еще каким-то способом, в этой
ли жизни или в грядущей — значит противоречить П и ­
санию. «Потом у что конец закона — Христос, к пра­
ведности всякого верующего»*.
— Спасибо вам — большое, больш ое спасибо! — с
благодарностью во взоре воскликн ула Э ф ф и. — К а к
прекрасна Его любовь! К то бы не согласился понести
любое страдание, ли ш ь бы уподобиться Е м у?
— Вот он — христианский дух! — похвалила ее мис­
сис Кит. — Л и ш ь тем, кто познал тяж есть греха и стра­
даний и возжаждал, взалкал праведности, Е*едомо
столь пламенное желание уподобиться Христу.
— К а к легко теперь у меня на сердце! — во скликн у­
ла девушка. — Дамарис только что сказала мне, будто я
лиш ена христианского духа, а я и сама порой боюсь,
что так оно и есть. Но ведь я лю блю Иисуса и жажду
Его лю бви больш е всего на свете. И я готова страдать и
исполнять Его святую волю, готова испить мою чаш у
до дна!
Ш естилетняя Мери Четвуд была единственной се­
строй Клодины , появивш ейся на свет после полудю­
ж и н ы мальчиш ек. Так что с первого дня своей ж изни
малыш ка стала всеобщей лю бимицей и ее дружно ба­
ловали и родители, и старш ая сестра, и многочислен­
ны е братья.
Баловали, но не избаловали: девочка росла послуш ­
ной, набожной и совсем не капризной. Л ю бо вь и раз­

* Послание к Римлянам 10:4.


умная снисходительность не п р ичи няю т ребенку вре­
да, напротив. Но сколь многих людей лиш или и зем­
ного, и небесного счастья чересчур натянутая узда, не­
достаток лю бви и заботы, грубая суровость!
Семейство Четвудов миссис К и т застала в большом
расстройстве: хотя девочка слегла только позавчера,
приступ был настолько силен, что уже оставалось ма­
ло надежды на выздоровление.
— С п аси бо , что п р и ш ли , — прош ептала м иссис
Четвуд, пожимая руку подруге, и из ее глаз хлынули
слезы. — М а л ы ш ка не подпускает к себе никого, кроме
м еня, отца и сестры , но ваше присутствие ободрит
всех нас.
— Я бы и раньше пришла, но я только нынче днем
узнала о вашем несчастье, — тоже шепотом ответила
миссис Кит. — Если от меня будет хоть какая-то польза,
я сниму ш ляпку и останусь — я вполне могу остаться.
Ее предложение было с благодарностью принято,
Милдред послали зап и ску вверив детей ее заботам до
тех пор, пока ее мать будет помогать семье сквайра
Четвуда, и миссис К и г приступила к дежурству в ко м ­
нате больной.
Ее осторожные движ ения, ее заботливость, умение
понять, что требуется, и придумать, как это сделать,
делали ее незаменимой в час нужды.
Н о конец наступил даже раньше, чем ожидали: но­
вы й день едва зани м ался, когда, уронив головку на
грудь ж е н щ и н ы , которая дала ей ж и зн ь, м аленькая
страдалица тихо испустила последний вздох.
В тот день и во все последую щ ие горестные дни
миссис Кит, ее муж и старшая дочь проявили столько
участи я, со чувстви я и готовности п о м о чь, что узы
христианской дружбы между двумя семействами укре­
пились прочнее прежнего.
С корбящ им родственникам усопшей малы ш ки ка­
залось, будто их дом опустел, но никто не роптал про-
тив Руки , нанесш ей этот стр аш ны й удар. Сердца их
твердо знали: «Бог дал, Бог и взял. Да святится имя
Его!»
ГЛАВА 22
А в самой/глубине сердец со кр ы та сила,
Которую мы редко ощущаем.
Она ж и в е т в нас до поры, пока
Копье, с горних послано небес,
& домишко хрупкий не разруш ит —
Не т а к ли, чтобы сам оцвет д о ста ть,
Разверзнуть землю н уж н о ?

Фелиция Д оротея Хеманс.


Трагедия «Палермская вечерня», а к т /V, сцена //

абах!
Грохот пуш ки мощно сотряс воздух в тот са­
мый миг, когда взгляды всех в напряженном
ожидании обратились на восток, к горизонту, ловя
первые проблески солнца.
Э то т грохот, пробудив многих лежебок, ворвался в
их сны.
— Д ень Независимости! Славное Четвертое июля,
день рождения нации! — воскликнул Сирил.
От всей души пнув Дона пяткой, он соскочил с кро­
вати и принялся поспешно натягивать одежду
— О! О! Д ень рождения! — вторил ему Д о н , тоже
одеваясь- — Ура, Сирил! Теперь-то мы зажжем наши
петарды.
Возгласы м альчи ков и очередной залп разбудили
Э н н и с и Ф э н , которые присоединились к общему ве­
селью. П ричем Э н н и с громко призы вала маму или
Милдред прийти и помочь ей одеться.
— Тут уж не поспиш ь, — зевнул мистер Кит. — Надо
вставать.
— Да, — согласилась жена. — Вот и вставай, и при­
смотри за мальчиш ками, чтоб не обожгли себе пальцы
и дом не спалили. — Иду, иду, Э н н и с! — откликнулась
она на призывы малы ш ки.
Завтрак готовился под непреры вны й треск взр ы ­
вавш ихся петард и радостные ребячьи вопли, разда­
вавш иеся поблизости. А вдали еще неско лько раз
ухнула пушка.
Дети веселились и ш ум ели, кричали «ура», пели
«Правь, Колум бия!», «Я н ки Дудл» и «Звездно-полоса­
тый флаг».
Руперт немного припоздал к завтраку — он прошел­
ся по городу и доложил остальным, что перед зданием
суда установлен необы чайно вы соки й ф лагш ток, на
котором полощется звездно-полосатое знамя.
У чащ и еся всех воскресны х ш кол намеревались
прошагать по улицам города объединенной колонной,
а затем разделиться, чтобы направиться каждый в
свою церковь, где родители и друзья демонстрантов
должны были приготовить угощенье.
Накануне печь в кухне миссис К и т долго не гасла, а
вскоре после завтрака в церковь была отослана боль­
шая корзина, доверху набитая разными вкусностями.
Затем миссис К и т и Милдред принялись наряжать­
ся и наряжать детей для такого праздника, и это зан я­
ло около часа.
Зато как прекрасно выглядели К и т ы , когда вышли
из ворот своего дома и направились к месту сбора: все
девочки в белых муслиновых платьях с голубыми лен­
точками, мальчики в аккуратных воскресных костю ­
мах, и у каждого в петлице цветок или маленький бу­
кетик.
Дом п риш лось запереть, п о ско льку Селеста Э н н
потребовала законны й выходной. Однако благодаря
тому, что мать и три старшие девочки поднялись спо­
заранку и дружно взялись за дело, в доме царил без­
упречный порядок. В противном случае Милдред от­
казалась бы выйти из дома так рано, а задерживаться
не следовало: в связи с сильной жарой процессию на­
значили на девять утра.
Весь город разрядился в пух и прах. Повсю ду вид­
нелись только улы баю щ иеся лица. Н о ч ь ю прошел
дождь и прибил пыль, к счастью , не превратив ее в
грязь, и подготовленная воскресными ш колами про­
цессия оказалась по-настоящему зрелищной.
Дети с удовольствием угостились пирож ным и, ле­
денцами и лимонадом, а затем младшие К и ты отпра­
вились домой. Они настолько устали от впечатлений,
что рады были посидеть спокойно, пока папа, мама и
Милдред рассказывали им о прежних запомнивш ихся
им праздниках.
После обеда Милдред пош ла в гости к Клодине,
прихватив с собой еще одну книгу, чтобы по дороге за­
нести ее Эф ф и Прескотт. «Дуналлан» уже вернулся в
безукоризненном состоян ии и с краткой благодар­
ственной запиской.
Эф ф и встретила Милдред приветливо, с вы раж ени­
ем искренней радости на лице и с горячими благодар­
ностями за книгу.
— Я очень рада вас видеть! — сказала Эф ф и. — Вы
так добры, что зашли ко мне, ведь это я должна вам
визит. М не давно следовало бы отдать вам его, но, к
сожалению, слиш ком часто выпадают дни, когда про­
гулка мне не по силам.
— Но иногда вы все-таки выходите?
— О да! В хорошую погоду непременно. Э то часть
лечения. Но я не могу ходить быстро или далеко.
— Надеюсь, вам уже лучш е.
— Да, мне кажется, я поправляю сь, только очень
медленно. Я уже не леж у в постели, но пока мало что

233
могу делать, и сейчас для меня книги — это огромное
счастье!
И между девуш ками завязалась беседа о книгах и
авторах, в которой они к взаимному удовольствию вы ­
яснили, что их литературные вкусы и взгляды на рели­
гию совпадают. Так завязалась дружба, ставш ая для
обеих источником многих радостей.
Эф ф и давно уже высоко оценила миссис Кит, и по­
тому заочно хорошо относилась Милдред. А общая ве­
ра девушек во Христа и лю бовь к Н ем у стала еще од­
ним прочным связую щ им звеном.
Они дружно пожалели, что не свели близкое зн а­
комство раньше. И Милдред почувствовала, что с из­
бытком вознаграждена за добрые чувства, побудившие
ее навестить Эф ф и и таким образом способствовав­
шие их сближению . Наконец, предоставив Эф ф и на­
слаждаться новой книгой, она продолжила свой путь к
дому сквайра Четвуда.
М и сси с Четвуд и Клодина, облаченные в глубокий
траур, тихо сидели дома, не имея настроения участво­
вать в царившем вокруг веселье. Но они старались со­
хранить душевную твердость и сдержанность.
— Ах! — вздохнула осиротевшая мать. Когда в их ти ­
хую комнату проникли радостные детские крики, к ее
глазам подступили слезы. — К а к бы веселилась нынче
наша дорогая малютка! Но зачем я это говорю? Я же
знаю, что она гораздо, гораздо счастливее теперь, в той
блаженной стране — здесь такого счастья не бывает...
— Знаю , знаю, — ответила Клодина, тоже залива­
ясь слезами, — и я радуюсь при мысли о ее счастье. Но
без нее так пусто, так одиноко! Милдред, какая ты
счастливица — у тебя четыре сестры!
В дверь постучали, Клодина отворила дверь и в го­
стиную размеренным шагом прошествовала мисс С у ­
хохлеб. Ее приняли вежливо, предложили присесть, и
она, испустив глубокий вздох, приняла приглашение.
— Все ли у вас хорошо, мисс Дамарис? — осведоми­
лась миссис Четвуд.
— Да, как всегда. Я стараюсь поступать правильно,
не предаюсь глупым фантазиям и никогда не бываю не
в настроении. Надеюсь, и у вас все хорошо?
— К а к обычно, спасибо.
— Вы понесли тяж кую утрату.
В ответ молчание. Холодная, сухая речь Дамарис
причиняла горюющим сердцам резкую боль.
— Надеюсь, вы смирились, — продолжила та. — Вы
ведь знаете, что нам заповедано смирение. Тем более,
если припомнить, что все горести и испы тания даются
нам по заслугам.
— Д ум аю , что так, — отвечала м иссис Четвуд. —
М ы радуемся ее блаженству, хотя и скорбим о своей
потере.
— Не кажется ли вам, что вы сотворили себе кум и­
ра из этого ребенка? Думается, именно так вы и посту­
пили. И по этой причине Господь забрал у вас девочку,
ибо Он не терпит идолопоклонства.
— М ы нежно лю били ее, — зарыдала страдающая
мать, — но мы не делали из нее кумира. М ы не балова­
ли ее сверх разумного. А когда нужно — были строги...
— Сердце человеческое обманчиво, — подчеркнула
ш кольная наставница, — и ваш траур, и столь обиль­
ные слезы отнюдь не кажутся мне проявлением см и ­
рения. Не понимаю, как может христианин так рас­
пускаться.
— Погодите, пока вас не постигнет скор бь, —
сквозь рыдания ответила миссис Четвуд.
Но Дамарис, похоже, слы ш ала только самое себя.
Милдред не выдержала:
— В сп о м н и те , как плакал И исус у гробницы
Лазаря. К тому же Он никогда не порицал евреев за то,
что, оплакивая умерших, они облачаются во вретище
и п осы п аю т голову пеплом! — и, не сдержав порыв

235
гнева, добавила: — Вы могли бы найти себе занятие
получше, мисс Сухохлеб, чем терзать сердца скор бя­
щих. Но Христос скорбящ их всегда любил и лю бит и
раздел я ет с н и м и горе.
— Я всего л и ш ь исполняю свой долг, — парировала
старая дева. — Би бли я велиг нам обличать наших
братьев и сестер и не допускать, чтобы они пребывали
во грехе.
— В Библии сказано: «Н е судите, и не судимы буде­
те». Э то слова Иисуса из Нагорной проповеди. А если
вы прочитаете чуть дальше, то узнаете: людей, кото­
рые норовят вы нуть из глаза брата своего соринку, не
замечая бревна в собственном глазу, Господь называет
лицемерами.
— Я не хуже всякого другого могу разобраться, кого
и как называет Господь! — и мисс Сухохлеб в гневе
вскочила со стула. — Позвольте сказать вам, мисс Кит,
что более наглой особы, чем вы, я еще не видывала.
Хорошего вам дня, миссис и мисс Четвуд. Ж елаю по­
лучить удовольствие от общ ения с вашей подругой! —
и Дамарис выметнулась из дома прежде, чем ош елом­
ленные леди успели сказать ей хоть слово.
— Противная лицемерка, засушенная ханжа! — вос­
кликнула Милдред. О т возмущ ения щеки ее разгоре­
лись, глаза пылали. — К а к она посмела говорить с ва­
ми так жестоко! Ох, миссис Четвуд, Клодина! Я позво­
лила себе осудить ближнего! О Боже! Боже!
Э то яростное восклицание растворилось в слезах, и
Милдред заплакала, крепко о б н яв подругу, которая
плакала так же горько, как она.
Проливала слезы и миссис Четвуд, но вскоре со ­
бралась с духом, отерла глаза и сказала:
— М ы постараемся простить мисс Сухохлеб и за­
бы ть ее резкие слова. Уверена, на самом деле Дамарис
неплохой человек. Она желает другим блага, но невер­
но понимает свой долг и напрочь лиш ена такта.
По пути домой Миддред проходила мимо дома
Лег кошлемов. О бы чн о она избегала этого пути и хо­
дила по соседней улице, но сейчас сердце Милдред
было до отказа заполнено скорбью ее ближайш их дру­
зей, и она не замечала, где идет. Она шла, не разбирая
дороги, как вдруг услы ш ала громкий голос м иссис
Легкош лем, донесш ийся из распахнутой двери дома:
— Глянь-ка, это ж мисс Кит! Сто лет вас не видала,
милочка! Заходьте, заходьте к нам! Посидите малень­
ко. Все куда-то поразбежались, а я тут сижу, и ни од­
ной живой душ и, не с кем поговорить, скукота жуткая!
Отказаться от такого приглашения было непросто —
и Милдред поднялась по ступен ькам в гостиную .
Первым чувством, которое она испытала, услы ш ав зов
миссис Легкош лем, было замешательство: как же она
предстанет перед матерью отвергнутого поклонника?
Но в следующий миг приветливость соседки убедила
ее, что миссис Легкош лем понятия не имеет об этой
истории. Догадка оказалась верной: Готобед и сам все
сохранил втай не, и Роду Д ж ейн упросил.
Милдред была не в настроении болтать, зато мис­
сис Легкош лем так и рвалась обсудить все подробно­
сти празднества: и какая удачная выдалась погода —
заодно напророчив, что если жара, наступивш ая после
затяжных весенних дождей, продержится долго, то л и ­
хоманка сильно распространится. Отсюда поток ее
мыслей и слов обратился к собственному дому и саду,
ибо работа здесь служила для миссис Легкош лем не­
иссякаемым источником светской беседы.
Е й не требовалось от слуш ательницы больше, чем
«да» или «нет» или кивка в знак вним ания, а уж это
Милдред могла ей предоставить, не сосредотачиваясь
на обруш ивш емся на нее потоке болтовни.
П уш к а все еще время от времени стреляла. Очеред­
ное «бабах»!» заставило м иссис Л егкош лем подско­
чить на месте и потерять нить беседы.
— П у и ну, скаж у я вам! — воскликнула она. — Н и ­
как не привыкну я к этой пальбе, лучш е б кончали с
этим, пока никто не поранился. Страсть до чего опас­
ная штука, порох-то. И ни одно еще Четвертое И ю ля
не обошлось*без того, чтоб кого-нибудь не пришибло.
— Да, конечно, — согласилась Милдред. — Люди
бы ваю т так небрежны! И даже при соблюдении всех
предосторожностей опасность остается, п о ско льку
ствол может разорваться или произойти иной несчаст­
ный случай — всего и не предусмотришь.
Милдред сидела возле открытой двери, а хозяйка —
в глубине комнаты.
— Так вот, про чего я говорила-то? — спохватилась
миссис Легкош лем, вновь подхватывая нить беседы.
Вдруг по дорожке загрохотали тяжелые шаги: кто-
то быстро подбежал к дому. Э т о был незнаком ы й
Милдред мужчина, бледный и испуганный. О стан о ­
вивш ись у двери так, чтобы его не видела миссис Лег­
кошлем, он поманил Милдред к себе и тихо, торопли­
во шепнул:
— Выйдите-ка на минутку, мисс, мне нужно с вами
потолковать.
От неожиданности Милдред даже не удивиласьта-
кому обращ ению незнакомца и сразу же п о вин ова­
лась, не задумываясь, зачем она ему понадобилась.
— Надо ее как-то подготовить, — торопливо про­
должал м уж чин а, почти задыхаясь. Он оттащ ил
Милдред подальше от дверей и наконец сообщил ей
страшное известие: — Он ж уть как изувечен, почитай,
уже мертвый. Его несут сюда.
— Кого? — вздрогнула Милдред.
— Ее сына, Готобеда. Ружье выстрелило в аккурат,
когда он чистил его шомполом, так ему этим ш ом по­
лом руки и пробило — если выживет, обе отрезать при­
дется.
Милдред, побледнев, отш атнулась от недоброго
вестника. Сама не зная почему, она почувствовала себя
виноватой в том, что случилось с молодым кузнецом.
— Уже идут, — повторил запы хавш ийся вестник,
указывая на группу мужчин и юнош ей, свернувших на
улицу примерно в квартале ог них. — М ожете чего-ни­
будь ей сказать? Вроде как потрясение смягчить, по­
нимаете, мисс?
М иссис Легкош лем выш ла на порог и посматрива­
ла в обе стороны, лю бопы тствуя, зачем это Милдред
вдруг выскочила наружу.
— А, Д ж им Ф ут, это ты! — приветствовала она пар­
ня. — Чего тебе понадобилось от мисс К и т ? — Тут она
завидела приближавш ую ся толпу: — Чего там проис­
ходит? С лучилось чего?
Милдред подскочила к несчастной матери, б у к ­
вально втолкнула ее в дом и обняла, громко всхлипы­
вая:
— М и ссис Легклош лем, мне так жаль, так жаль! Не
смотрите! Подождите, не смотрите туда! М ужайтесь!
О н — он жив, но...
— К то ? К то ж и в? Кого ранило? Ну-ка, девочка, вы ­
кладывай быстро! Х о ть не из моих кто? Не мой ста­
рик? Что ж мне делать-то, что делать...
Топот многих ног приближ ался. М истер Л е г к о ­
шлем ворвался в дом, бледный и дрожащий. При виде
своей супруги он разрыдался, как ребенок. Раненого
внесли в дом. Вслед за ним в гостиную набились м уж ­
чи н ы , м альчиш ки, ж енщ и ны и даже девуш ки — так,
что яблоку негде было упасть.
Тут же были и Рода Д жейн, и младшие братья и се­
стры. Все плакали и рыдали. Готобед был в сознании и
молчал, перенося страдания сто и чески , как солдат.
М и сси с Легкош лем увидела кровь, бледное лицо и из­
увеченные руки сына, увидела, что хирург уже достает
свои инструменты, испустила безумный вопль и упала
в обморок.
М уж отнес ее на кухню. Вокруг нее столпились со­
седки с нюхательными солями и другими целебными
средствами. Одни шептали обезумевшей от горя мате­
ри слова жалости и сочувствия, другие метались по до­
му в поисках чистой материи, воды и всего прочего,
что требовалось для операции.
Рода Джейн выбежала из дома и устремилась в сад,
визжа и ломая руки. За ней, вопя еще громче, бежали
младшие.
Милдред не могла покинуть семейство в такой бе­
де. Она поймала на себе взгляд Готобеда — в его глазах
стояла немая мольба, которую Милдред не могла, да и
не захотела отвергнуть. О на подошла к раненому. Вр а­
чи прогоняли из комнаты всех, чья помощ ь при опе­
рации не требовалась.
— О тним ут мне правую руку, — хрипло прошептал
ей Готобед. — Страш ное дело, но если бы... Если бы вы
постояли возле меня и чтоб я мог смотреть на вас, я
выдюжу.
Милдред обернулась к врачу — это был отец Л ю си л ь
Грандж.
— Вы позволите?
— Если вам хватит духу, дорогое дитя. Для бедняги
вы сделали бы доброе дело. Н уж но, чтобы рядом с ним
была сейчас женщ ина, а ни мать, ни сестра с этим не
справятся.
— Я останусь, — отвечала Милдред, преисполнив­
ш и сь величайш его сострадания. — Я не стану см о ­
треть на вашу работу, просто буду стоять рядом и об­
махивать Гото.
И девушка выполнила свое обещание. Полностью
забы в о себе, она думала л и ш ь о человеке, который
претерпевает жесточайш ие страдания и нуждается в ее
помощи. Она не отводила глаз от его лица, а сердцем
неслыш но возносила пламенную молитву об облегче­
нии его мук.
В ту пору не применялись еще ни эфир, ни хлоро
форм: скальпель творил свое необходимое, но жесто­
кое дело, но не было средств, чтобы даровать пациенту
блаженную нечувствительность к боли. М ог ли в юр
Милдред оказать на Готобеда обезболиваю щ ий >ф
фект? Не знаю. Но что-то укрепило молодою чеиовг
ка настолько, что он вытерпел пытку, не вскрикнув, не
застонав, почти не вздрогнув.
Правую кисть приш лось о тнять у запястья, левую,
хотя она гоже была изувечена, хирург надеялся сохра­
нить, и в итоге ему это удалось.
Наконец, операция закончилась, раны перевязали,
и Милдред отступила на шаг от пациента. В этот мо­
мент кто-то дал ей чаш ку теплого чая и шепнул:
— Напоите его чаем — из ваших рук он примет.
Она поднесла чаш ку к губам страдальца, и он по­
пил. Затем вместо чаш ки появилось блюдце, и она по­
кормила Готобеда, словно ребенка.
Бедный парень! Немало времени пройдет; прежде
чем он сможет поесть сам!
Поставив блюдце на стол, Милдред незаметно вы ­
скользнула из дома. Чувства, которые она так долго
сдерживала, наконец, прорвались. Она шла домой, от
слез не разбирая дороги. Сердце ее терзалось жалос­
тью к человеку, полюбить которого она не могла. Она
не стала бы его женой за все сокровища мира — но за­
чем же, зачем он так лю бит ее?
Только что она прочла эту великую лю бовь в глазах
Готобеда. Теперь она знала: для него она дороже всего
на свете, и он понимает, н аско лько безнадежна его
любовь.
Заметив, что солнце уже садится, Милдред почув­
ствовала облегчение. Она надеялась, что дома уже вы ­
пили вечерний чай и уложили малыш ей, ибо у нее не
бы ло сил отвечать на их вопросы и ло ви ть на себе
удивленные взгляды. А о еде ей и думать не хотелось.

241
‘I Мирта Финли
М ама, л учш и й друг Милдред, всегда понимавш ая
дочку с полуслова, встретила ее у дверей и ласково,
неж но сж ала в своих объятиях. Н а м ам иной груди
Милдред и поведала, прорыдала всю печальную исто­
рию.
— Бед н ы й, бедный ю нош а! К а к мне его ж аль, —
вздыхала миссис Кит, и ее слезы смеш ивались со сле­
зами дочери. — Дорогое мое дитя, я очень рада, что те­
бе хватило отваги и решимости помочь ему всем, чем
ты могла. И мне очень жалко, что он страдает от безот­
ветной любви. Х о тя мне вовсе не хотелось бы, чтобы
ты ответила ему взаимностью . Но какая ты храбрая!
Я бы, наверное, так не смогла! — и мама сквозь слезы
улы бнулась дочери.
— Конечно, смогла бы , дорогая мамочка! — завери­
ла Милдред, с лю бовью глядя в глаза матери. — Ты го­
раздо мужественнее и решительнее меня. Я и сама не
думала, что справлюсь. Но пока не наступит час и сп ы ­
тания, никто не знает, на что он способен. Уверена,
что мне помог Бог. Я молилась, как никогда в ж изни, и
Он ответил па мою молитву!
— Несомненно, — подхватила миссис Кит. — «И бо
способность наша от Бога»*.
Весь город проникся глубочайш им сочувствием к
раненому. Сочувствие эго горожане выражали каждый
на свой лад. Кто-то расспрашивал врача или стучался
в дверь Легко ш лемов, чтобы осведомиться о состоя­
нии больного. Кто-то заходил, чтобы развлечь его бе­
седой, или посылал вкусную еду, чтобы пробудить ап ­
петит, притупленны й болью , отсутствием д виж ения
(тяж к а я перемена для человека, который всю созна­
тельную ж и зн ь усердно трудился) и угнетенностью ду­
ха. В иные дни, при м ы сли о том, как он изувечен и
беспомощен, Готобед не справлялся с отчаянием.

* Второе послание к Кори нф ян ам 3:5.


М и сси с К и т часто навещала и утешала и раненого
юношу, и его предававшуюся бурному горю магь. Н а ­
до сказать, что ей это удавалось лучш е, чем кому-либо,
за исклю чением Милдред, которая часто ее сопровож­
дала.
Они приносили Готобеду пищ у не только для тела,
но и для ума: книги, которые сами же и читали ему
вслух. Он не мог самостоятельно перелистывать стра­
ницы, а у остальных членов семьи не было ни време­
ни, ни умения развлекать больного таким способом.
М и сси с К и т и Милдред ободряли Гото, подсказы­
вая, каким образом он может найти себе место и дело в
этом мире и с одной рукой.
— Я теперь ни на что не гожусь! — горестно вздох­
нул он однажды, глядя на укоротивш ую ся руку. Потом
перевел взгляд на другую, которая заж ивала очень
медленно. — М н е больш е не работать молотом. Н и
гвоздь изготовить, ни лошадь подковать. Д ля родных я
стану бременем. А я-то думал, что буду кормить в ста­
рости отца с матерью!
— Ты ош ибаеш ься, Готобед, — жизнерадостно отве­
тила миссис Кит. — Господь дал тебе хороший ум, и со
временем ты научиш ься многое делать левой рукой.
Ты будешь ею писать, держать книги и перелистывать
страницы. Ты вы учи ш ься и см ож еш ь найти себе новое
занятие. Возмож но, в новой ж изни гы принесеш ь род­
ным и друзьям больше пользы, чем работая кузнецом!
При этих словах лицо ю нош и просветлело, но он с
сомнением вздохнул:
— Если б поверить, что я с этим справлюсь!
— Ты уже прекрасно справляеш ься, — заверила его
миссис Кит.
— Стараю сь, как могу, — пробормотал Гото. — Но
один Господь знает, как это т я ж к о , особенно когда
кто-нибудь приходит и говорит, что это, мол, тебе кара
за грехи.

243
9*
— К то посмел сказать тебе такое? — вскричала мис­
сис Кит, вспыхнув негодованием. — Кто столь бессер­
дечен, столь жесток?
— Дамарис вчера заглянула. Намерения у нее хоро­
шие, спору нет. Она мне даже какую-то свою стряпню
принесла. Только вот не понимает она, каково другому
человеку приходится. Целую проповедь мне прочла.
Мол, я безбожно гордился и своей силой, и ловкой ра­
ботой: лошадь ли подковать или что другое — только
молотом поигрывал. Вот, дескать, Господь и отобрал у
меня руку, чтобы покарать меня и смирить. В ы тоже так
думаете, миссис К и т ? Я-то думал, что я поранился по
неосторожности, а Бога н и в чем таком не винил.
— М н е каж ется, ты соверш енно прав, — миссис
К и т невольно улыбнулась искренности и простоте, с
которыми ю нош а говорил о Боге. — Отец наш добр и
милосерден, полон сочувствия и сострадания к С во е­
му творению. В особенности к тем, кого Он усыновил
через спасение, дарованное Иисусом Христом. Увы, в
этой жизни Бог не всегда может уберечь нас от послед­
ствий нашей глупости, неосторожности или греха.
— Неосторожность тоже грех, — с тяж ки м вздохом
признал больной. — Раньш е я не понимал, но теперь
мне это ясно. А как вы думаете, миссис Кит, Ем у жаль
меня, хотя и поранился я по своей же вине?
— Уверена, Бог тебя жалеет Он даст тебе силы вы ­
нести эту беду, стоит тебе только Его попросить. Он
даст тебе силы мужественно перенести твою потерю и
не позволить ей испортить тебе ж изнь, л и ш и в тебя бо­
дрости и надежды. О н помож ет тебе вновь обрести
смысл жизни, мужественно бороться с трудностями и
испы таниями. Знаеш ь, Готобед, в том, чтобы преодо­
левать трудности, есть своя радость, — добавила она с
лучезарной улыбкой, которая как солнце осветила его
безнадежную грусть. — Радость, неведомая трусам. Я
думаю, скоро ты ее ощ утиш ь.
— Я буду стараться! — пообещал юноша. — Да помо­
жет мне Господь, а я уж постараюсь. Благослови Вас
Бог за эти слова, миссис Кит, — я их не забуду.

245
ГЛАВА 23
щ •/ ’ ^ * ] V If-,У
"щш-

Щ« «- -- - ,#*

— Я постараю сь/ — решительно заявил он. —


С Бож ьей помощью я см огу!Д а благословит Он вас,
мисс Хейз, за ваши слова — я их никогда не забуду!

Лоренс Стерн. И з проповеди


«Печальные превратности судьбы»

едная моя, дорогая моя подруга, как бы я

Б хотела вас утешить! — с глубочайшим со чув­


ствием воскликнула миссис Кит, обнимая
миссис Четвуд и плача вместе с ней. — Но в таком горе
властен утешить ли ш ь Христос!
— И Он утешает меня, иначе бы я просто умерла,
ибо — о! — как пусто стало в моем доме, в моем сердце! —
рыдала безутешная мать.
— Знаю , знаю по собственному горькому опыту. Ах,
как я плакала над гробом лю бимой дочурки!
— В ы ? — с удивлением переспросила миссис Чет­
вуд. — У вас их так много...
— Да, но тогда детей было меньше. М ежду Рупер­
том и Зиллой родилась Ева. Ей было бы сейчас три ­
надцать. Но Господь забрал ее к Себе, когда ей испол­
нилось всего пять.
— Значит, вы и вправду понимаете, что я сейчас пе­
реживаю!
— Да. И хочу рассказать вам о том, как я обрела уте­
шение. Поначалу я никак не могла смириться. Но по­
том одна добрая старая матушка, которая сама не раз
проходила через те же темные долины, пришла ко мне
со словами: «Дорогая, Господь дал тебе целое стадо,
что же ты противиш ься, если Он пришел и попросил
тебя вернуть Е м у одного ягн е н о чк а ? Тем более, ты
ведь знаешь, что в Его добрых руках, возле Его мило­
сердного сердца малютка будет в полной безопасности
и блаженстве. П очем у же ты Е м у отказы ваеш ь? Н е уж ­
то у тебя не найдется одного ягненочка для Иисуса?»
Тут сердце мое чуть не разорвалось при мысли, что
я восстаю против моего возлюбленного Господа. И с
той минуты я смиренно вверила мою девочку Его по­
печению . С о временем я даже научилась обретать
светлый покой, думая, что она навеки укрыта от греха,
скорби и боли. Она вечно радуется и веселится в Его
присутствии, а когда завершится мой земной путь, я с
ней встречусь.
М иссис Четвуд призаду мал ас ь на минуту, а затем,
обратив к подруге взор, затуманенный слезами, гихо
вымолвила:
— Благодарю вас! Ваш и слова меня исцелили. К о ­
нечно же, и я должна отдать Господу своего яг неночка.
Даже если бы Он забрал у меня всех, какое право име­
ла бы я ж аловаться? И как сладостна мысль, что Он
нежно и ласково заботится о моей малютке!
И вновь слезы матерей смешались, а когда этот це­
лительный плач утих, миссис Четвуд спросила:
— Что, мой друг? М не кажется, вы хотели сказать
мне что-то еще.
— Ещ е одна мысль, подсказанная мне той же му­
дрой христианкой и подтвержденная моим опытом :
когда утеш аеш ь других, то получаеш ь утешение сам.
Забота о ближнем и есть наилучшее лекарство от на­
ших скорбей.
— Согласна, целиком и полностью согласна! И мне
так стыдно, что я была такой эгоисткой, целиком ушла
в свое горе. Я сейчас же примусь за дело. О каж ите мне
услугу: подскажите, с чего начать?
М иссис К и т рассказала подруге о Готобеде и о гом,
в какого рода помощи и поддержке он нуждается.
— Бедный, бедный молодой человек! — содрогнув­
шись, промолвила миссис Четвуд. — Сердце мое пре­
исполняется жалости к нему М не страш но даже поду­
мать о его ранах, не говоря уж о том, чтобы увидеть из­
уродованную р уку Н о я пойду к нему и сделаю все, что
в моих силах, чтобы дать ему помощ ь и утешение.
— Благодарю вас, — от всей душ и о тк л и к н ул а сь
миссис К и т — Я уверена, что вы сумеете подыскать
слова утеш ения и для его матери: она т я ж к о скорбит
о нем и вы глядит совсем больной. Одна из ее млад­
ших дочек тоже слегла с перемежающ ейся лихорад­
кой.
В ы ш л о о чен ь удачно, что м иссис К и т призвала
подругу к делам милосердия именно в тот момент, ибо
сама вскоре надолго утратила возможность помогать
другим. Вернувш ись домой, она увидела, что Милдред
без устали ходит по комнате, качая малютку Э н н и с. Та
вся горела и стонала от боли.
— Мама, Э н н и с очень больна, — дрожащим голо­
сом шепнула матери Милдред. Она с трудом сдержала
слезы при воспоминании о том, как маленькая Мери,
лю бим ая дочка и сестричка Четвудов, была в одно­
часье унесена жестокой разлучницей — смертью.
— Ты права! Бедная крошка! Л асточка моя! — завор­
ковала мать, скл о н яясь над дочкой и осторожно при­
ж им аясь губами к пыш ущ ей жаром щечке.
— М амочка! Неужели мы ее потеряем?
— М ы сделаем все, что в наших силах, чтобы ее в ы ­
лечить. И будем молить Бога, чтобы благословил на­
ш и труды, — реш ительно и бодро ответила м иссис
Кит, хотя от страш ного предположения се сердце
пронзила острая боль.
Безотлагательно послали за доктором Гранджем.
Он счел положение больной весьма тяж елы м , но от­
нюдь не безнадежным.
— Сезон малярии в этом году начался небывало ра­
но, — заметил врач. — Эпидемия свирепствует и в де­
ревне, и в городе. Каж ды й день меня зовут все к но­
вым пациентам. Я так и думал, что необычайно ж ар­
кая погода после сильных затяжных дождей обернется
для нас таким злосчастьем. Вот уже три недели как не
было ни капли дождя, облачка не видать. Небеса над
нами раскалились, точно медь. См ертоносные испа­
рения поднимаю тся от н апитанны х влагой болот и
каждого стоячего пруда!
Постарайтесь не выходить на улицу Особенно де­
тей берегите. Не выпускайте их днем, а самое главное,
защитите их от ночной сырости и росы.
— С п аси б о за со веты , — поблагодарила мистер
Кит. — М ы их в точности исполним.
Бли зи л о сь время семейного чаеп ития. И з офиса
пришел мистер Кит. Вернулись и дети — кто с занятий,
кто после игры. В ся семья собралась в гостиной.
Кроватку больной малютки поставили гут же, и над
девочкой заботливо склонялись попеременно то мать,
то сестра.
Ф э н забралась на колени к отцу и сидела тихо, как
м ыш ка, прислонив головку к его плечу.
Доктор, уже со бр авш и йся уходить, о стан о ви лся,
внимательно посмотрел на Ф э н . Подошел к ней и по­
щупал маленькие ручки.
— Она тоже больна, — сказал он и, расспросив де­
вочку о самочувствии, велел немедленно уложить ее в
постель и давать то же лекарство.
— О! — вырвалось у Милдред. — Если бы сейчас с
нами была тетя Уэлти!

249
— Да, она бы вам помогла, — кивнул доктор, — но в
час нужды вам не откажет в помощи никто из ваших
соседей.
— И мы уже имели случай убедиться в этом, — под­
твердила миссис Кит.
На обратном пути доктор заглянул к миссис Четвуд
и к миссис Прайор, так что не прошло и часа, как обе
яви ли сь в дом Ки то в, наперебой предлагая помощь:
ухаживать ли за больными или делать что-то другое,
л и ш ь бы разделить их заботы.
— В ы очень добры, — ответила миссис Кит, — но
мы пока справляемся. Приберегите свои силы для тех,
кто нуждается больше нашего!
М алы ш ки подпускали к себе только родных, а С е­
леста Э н н и вовсе не желала никаких помощников по
дому или на кухне, так что обе леди откланялись. Одна­
ко, уходя, они взяли с миссис К и т слово, что за ними
пошлют, как возникнет малейшая необходимость.
И вскоре она возникла: не успели Э н н и с и Ф э н пе­
ревал илть через кризис, как слегли еще трое детей —
Зилла, Сирил и Д он, — а вслед за ними отец. С ко ль
тяж кое бремя забот и тревог, страха и скорби легло на
мать и старш ую дочь! И м потребовалась вся их вера,
смирение и надежда, накопленные в более счастливые
дни. О ни постоянно молились, помня драгоценные
Божьи обетования, которые в эти нелегкие дни стали
для ж енщ ин главной опорой.
Однажды в августе, когда Руперт — он тож е ч у в ­
ствовал себя плохо — медленно и с трудом одевался, к
нему заглянула мать. К а к и м бледным, о сун увш и м ся
стало мамино лицо!
При виде миссис К и т Руперт попытался улы бнуть­
ся, притвориться здоровым и веселым. О н шагнул ей
навстречу:
— К а к ты н ы н че, мамочка, и как наши больны е?
Надеюсь, сегодня ночью тебе удалось поспать?

250
— С ам ую малость, — ответила м иссис Кит, но
обы чны й бодрый тон ей изменил. — Э н н и с и Ф э н вро­
де бы получше. Я так рада! Доктор говорит, что они
уже вне опасности. Теперь главное правильно за ними
ухаживать. А вот бедняжка Сирил бредит. Е м у очень
плохо, да и Зилле не лучш е. Кроме того... — голос мис­
сис К и т сорвался, и она не в силах была продолжать.
— М амочка, что? К то еще заболел? — в ужасе вскри­
чал Руперт. — Вы с Милдред не справитесь! Вы сами
сляжете, погибнете от усталости!
— Руперт, наш папа! — зарыдала мать. — Он пытался
уверить нас, что все пустяки, что ему надо л и ш ь поле­
ж ать часок-другой. Но я ведь вижу, что он тяжело бо­
лен!
— Папа тяжело болен! — испуганно повторил подро­
сток. — Теперь тебе придется ухаживать еще и за ним!
— Э то не самое страшное. Ужасно, что ему так пло­
хо. Может, его ж изнь в опасности! Но Селеста Э н н уже
подает завтрак. Ты, пожалуйста, поешь, а потом сразу
иди за доктором. Что-то он к нам вчера не заглянул.
И зайди к миссис Четвуд и миссис Прайор. Расскажи
им, сколько у нас больных. Спроси — если сейчас они
смогут мне помочь, я буду очень им благодарна.
С этими словами миссис К и т уш ла на кухню.
— Завтра готов! — приветствовала ее Селеста Э н н . —
Садитесь и поешьте, миссис Кит, не то с ног свалитесь.
Я налью вам чаш ечку кофе, а сама, покуда вы едите,
пойду пригляжу за больными.
— Спасибо, — ответила миссис Кит. — Есть совсем
не хочется, но я вас послуш аю сь, Селеста Э н н . Я и
впрямь ослабела. С каж ите Милдред, чтобы она тоже
шла к столу, как только освободится.
В этот момент вошли Руперт и Ада и заняли свои
места за столом.
— Нас сегодня всего трое — из десятерых! — грустно
заметила Ада.
— Будем надеяться, что остальны е вскоре к нам
присоединятся, — ответил Руперт, изо всех сил стара­
ясь ободрить и поддержать мать.
Голова у ю нош и раскалывалась, озноб полз вниз по
спине, но он не жаловался. Он выпил кофе и заставил
себя немного поесть. Поблагодарив за еду, Руперт под­
нялся, надел ш ляпу и поспешил вы полнить материн­
ские поручения.
С тех пор как слегла малютка Э н н и с , прошло две
недели. Дождя по-прежнему не было. Холодные, с ы ­
рые ночи, а затем спозаранку выкатывалось солнце и
весь день палило яростны м , ж гучим жаром, ун и что ­
ж авш им все вокруг. Однако болота не просыхали, и ма­
лярия день за днем пожинала все новые жертвы: врачи
с трудом поспевали к многочисленным пациентам.
— К а к холодно! — поежился Руперт, подходя к во­
ротам. — Н о скоро опять разогреет, — добавил он, гля­
нув на небо. — О п ять ни облачка, солнце будет жарить
безжалостно... Если погода вскоре не переменится,
мы все, наверное, умрем.
Он вышел на улицу. Повсюду двери и окна заперты,
нигде никакого движения.
— С п я т допоздна, — предположил Руперт. — Н и ­
чего удивительного: люди или сами больны, или изму­
чились, ухаживая за родными.
Его путь пролегал мимо гостиницы, и туда юноша
заглянул в первую очередь. М иссис Прайор хлопотала
вовсю, готовя обильный завтрак, но выш ла на кры ль­
цо и выслуш ала его сообщение.
— Какая жалость! — откликнулась она. — Я непре­
менно загляну к вам, как только смогу. Так и скажи сво­
ей матушке. Вот только у меня туте полдюжины посто­
яльцев слегло, а помощница всего одна: остальные де­
вуш ки поразъехались помогать своим. Лихоманка-то
по всей округе распространилась, доктора только и по­
спевают метаться то в деревни, то обратно в город.
— Тогда вы, наверное, не сможете к нам прийти,
миссис Прайор, — погрустнел Руперт. — У вас у самой
слиш ком много дел.
— Обязательно приду, как только вырвусь, — заве­
рила его хозяйка гостиницы . — Не могу не уваж и ть
твою матушку.
Руперт л и ш ь вздохнул в ответ и продолжил свой
путь. Ж и з н ь уже не казалась ему такой праздничной,
как обычно.
Вскоре он подошел к дому доктора Гранджа. Дверь
отворила старая мать доктора.
— Он сейчас спит, — прошептала она, боясь потре­
вожить сына. — В последние три недели он почти не
отдыхал. Всю прошлую ночь провел за городом, домой
вернулся в ознобе. И вся семья слегла, кроме меня и
нашей младшенькой, пятилетней Елены.
— Что же с нами будет? — растерялся Руперт.
— Не знаю, — ответила старая леди, — но «Бог нам
прибежище и сила, скорый помощ ник в бедах»*.
— Что мне делать? — в полном отчаянии Руперт го­
тов был просить совета и у матери доктора. — М ама го­
ворит, что папе и Сирилу совсем плохо...
— Я передам доктору, когда он проснется. М ож ет
быть, он соберется с силами и дойдет до вас. Звать дру­
гого врача нет смысла, все они слиш ком заняты.
— Спасибо, — поблагодарил юноша. — М ы и не хо­
тим звать никого другого. — И , пожелав миссис Грандж
хорошего дня, Руперт двинулся дальш е, к сквайру
Четвуду.
М иссис Четвуд по первому зову надела ш ляп ку и
пошла вместе с Рупертом.
— К л о д и н а хотела бы тож е п ойти, — п о ясн ила
она, — но у нас больны двое м альчиков и, бою сь, она
сама вот-вот сляжет.

* Псалтирь 45:2.

253
— М не кажется, в городе уже все болеют, — сказал
Руперт. — Скаж ите, миссис Четвуд, здесь каждый год
такое творится?
— Такого бедствия никогда еще не было. Даже ста­
рожилы не припомнят подобной эпидемии. Ты заме­
тил, как пусто и тихо на улицах?
— Да, мэм, будто все спят. И магазины закрыты.
— Какая уж теперь торговля, — вздохнула миссис
Четвуд. — А люди не встают, потому что больны .
М ногие просто не могут подняться с постели. П очти в
каждом доме остался всего один, от силы двое здоро­
вых — тех, кто еще может позаботиться о себе и подне­
сти воды больным. Доктор Грандж сказал мне, что и в
деревнях сейчас не лучш е. Урожай выдался на ред­
кость обильны й, а собирать некому. Кусты и деревья
гнутся под тяж естью плодов, и никто их не рвет. Вчера
умерла Эммаретта Легкош лем. Я была у них вечером,
помогала ее обряжать. Вся семья слегла с малярией, за
исключением бедняжки Готобеда и его матери. Т яж е ­
лые, страш ные времена! У Прескоггов болеет Эф ф и и
двое младших. А в доме по соседству вообще никто не
в силах подняться с постели.
О пасения М арсии сбы лись: мистер К и т и впрям ь
был опасно болен. Теперь она ухаживала за ним, а
Милдред с помощ ью миссис Четвуд — за малышами.
У Руперта начались приступы сильного озноба, но он
оставался на ногах и скрьшал свое состояние от всех,
кроме Селесты Э н н , которая, как могла, ему помогала.
Во второй половине дня вырвалась на часок миссис
Прайор. Она сменила Милдред и велела ей прилечь и
отдохнуть, ибо девушка уже изнемогала от недосыпа­
ния. М иссис Че гвуд провела у Ки тов остаток дня и всю
ночь. Но, уйдя поутру домой, вернуться уже не смогла:
оказалось, что без нее ее семья не справляется.
Зилле стало лучш е, но мистер Кит, С ирил и Дон
безостановочно бредили. И м бы ло так плохо, что
сердца миссис Кит, Милдред и Руперта сжимались от
страха за их жизнь.
М арсия почти не отлучалась от мужа, разве что в
соседню ю ком нату — поцеловать своих маленьких
м альчи ков, на миг п риж ать к груди Э н н и с и Ф э н ,
ш епнуть слова надежды и ободрения Милдред, Рупер­
ту и старшим девочкам.
Селеста Э н н получила полную свободу действий.
С присущей ей грубоватой добротой она поддерживала
порядок и готовила вкусности в надежде пробудить ап­
петит у больных. Ухаж ивать за больны м и она умела
прекрасно. У нее всегда имелось наготове словечко
ободрения и утешения для измученных, готовых отча­
яться женщ ин. Одним словом, в эту нелегкую пору она
оказалась незаменимой и бесценной помощницей.
Тем сильнее была растерянность Китов, когда в ы ­
яснилось, что с Селестой Э н н придется расстаться.
Через день после того, как у них дежурила миссис
Четвуд, Милдред выглянула в окно и увидела какого-
то фермера. Он обогнул дом и вошел с черного хода.
М и н уту спустя из кухни послы ш ался голос Селесты
Э н н и ее громкие рыдания.
Их славная служ анка заглянула в детскую, утирая
фартуком слезы, и поманила Милдред к себе.
— Что такое? — испуганно спросила девушка.
— С эм , мой брат, приехал забрать меня домой. Там
тоже все заболели. Придется мне уйти, как ни ж аль
бросать вас в такой беде. Х о ть и не надо мне этого гово­
рить, но все ж не знаю , как вы туг без меня управитесь.
— И я не знаю! — в панике вскричала Милдред. —
Неужели вы непременно должны уйти, прямо сейчас,
дорогая Селеста Э н н ?
— Тут уж ничего не поделаешь. У нас все слегли,
кроме мамы. Да и она нездорова. Сэм а тоже трясет, не
знаю, как он доехал. Ничего не остается, кроме как со ­
брать пожитки, да и поспеш ать к ним.
— Ко н ечн о , вы долж ны вернуться к своей семье,
раз вы им так нуж ны , — согласилась Милдред. — Но,
может быть, кто-то другой мог’ бы им помочь? К а к вы
думаете, Селеста Э н н — может быть, удастся найти ко-
го-то, кто бы за ними ухаживал ?
— Нет, мисс Милдред, я уж предложила брату Он
говорит, неоткуда взять: нынче помощи не получиш ь
ни по лю бви, ни за деньги. Одному Богу ведомо, что со
всеми нами станется! С эм говорит, у нас по соседству
уже несколько человек умерло. А кабы за ними ухажи­
вали да кормили как следует, были бы ж ивы. Это док­
тор сказал.
— Так будет и с нами, — зарыдала Милдред, падая
на стул и закрывая руками лицо. — Я не смогу готовить
и ухаж ивать за всеми, как надо! К а к о й уж ас, они
умрут, потому что я не справлюсь!
— Страшное дело! А уж как мне жаль вас всех, слов
нет, — вторила Селеста Э н н , размазывая слезы, кото­
рые ручьями текли по ее щекам. — Может, вам удастся
залучить к себе миссис Руд на несколько деньков?
С каж у Сэму, пусть сходит да спросит, покуда я вещички
собираю. Готовит она, по чести говоря, скверно, но хо­
тя бы приберет, постирает и поможет, когда придется
поднимать да переворачивать больных. То есть, это
ежели она придет. А кто знает, может, она и сама слегла.
Сэм любезно согласился сбегать и узнать. Но увы! —
миссис Руд «и сама слегла». Так что ни на чью помощь
рассчитывать не приходилось. Селеста Э н н распроща­
лась с Ки там и , горько плача и приговаривая:
— Я возвернусь к вам, как только сумею , как только
мои смогут обойтись без меня. Ежели, конечно, сама
не окочурюсь.

256
ГЛАВА 24

Горе объединяет людей.

Народная мудрость

с этим и словам и плачущ ая Селеста Э н н уш ла.


Милдред в тупом отчаянии присела возле ш и ­
рокой кровати, на которой стонали и метались
в огненном жару Сирил и Дон. Сердце отяжелело и
опускалось на дно, как свинцовое грузило. Милдред
вся обратилась в слух: вот зашуршали колеса повозки,
увозящей прочь ее единственную помощницу. К а к без
нее обойтись?
Тихие шаги пересекли комнату, мягкая ладонь неж ­
но опустилась на склоненную голову Милдред. Под­
няв глаза, девушка увидела над собой бледное, изму­
ченное лицо матери. По оно было, как всегда, ласко­
вым, и сквозь все заботы и печали на нем проступала
удивительная умиротворенность.
— Мама, мама, что же нам делать! — шепотом вос­
клицала Милдред. Ее душили слезы, и голос срывался.
М иссис К и т держала в руках маленькую ГЗиблию,
заложив ес пальцем. Она раскрыла книгу и, положив
ее перед Милдред, указала ей на 61-й псалом. Затем,

257
слегка притронувш ись губами ко лбу дочери, сосредо­
точила все свое вн им ани е на стонущ их и бредящих
мальчиках.
— Мои дорогие! М ам о чки н ы мальчики, мамочки-
ны маленькие м уж чины ! Постарайтесь бы ть терпели­
вы м и , как наш Господь И и сус, когда Он страдал.
М ам очка знает: скоро вам станет лучш е. О на молится
Богу о вашем исцелении.
— Х о т ь бы О н помог! — простонал С и р и л, а Дон
бормотал что-то бессвязное: разум его блуждал в неве­
домой стране.
— А мне лю ссе, мамочка! — донесся с соседней кро­
вати тоненький голос Э н н и с . — Нам с Ф э н люссе. Б о ­
ж енька лесит нас, потому сто мы его поплосили.
— Да, мама, за нас не бойся, — подхватили Ф э н и
Зилла. Они уже научились терпению.
М ать подошла к ним и перецеловала по очереди
всех своих «хороших и послуш ных» девочек, а затем
поспешила на кухню. Там Руперг пытался сварить суп,
Ада мыла посуду
— К ак видишь, и здесь у тебя тоже есть пом ощ ни­
ки, мама! — улыбнулся миссис К и т старш ий сын.
— Кон ечн о, есть, — отвечала она с улы бкой, и эго
была достаточной наградой Руперту за все его кул и ­
нарные муки. — Получается?
— Надею сь — по крайней мере, с виду неплохо.
С каж и , пожалуйста, не пора ли снимать с плиты ?
— Через пять минут. Сбегай в сад и принести зеле­
ни, чтобы приправить.
С ы н повин о вался, мать тем временем похвалила
работу Ады.
— Вот, мама, — столько хватит? — спросил, вернув­
ш ись, Руперт.
— Вполне, — ответила она, принимая из его рук ду­
ш исты е травы, но туг их руки соприкоснулись, и мать
в ужасе вскрикнула:
— Руперт! Да ты же болен! Ты весь горишь!
— Перегрелся у печки, мама, — ответил он и засме­
ялся, пы таясь ее обмануть. С н ял с огня большой чай­
ник и подлил горячей воды в таз для ополаскивания
посуды.
— Нет, меня не проведешь, — взволнованно сказа­
ла миссис Кит. — С ейчас же ступай в постель.
Но Руперт упрямо покачал головой.
— Д олж ен же кто-то оставаться на ногах — нам
нужно несколько человек, чтобы как следует ухаж и­
вать за всеми больными. Тем более я чувствую себя уж
никак не хуже тебя, мама: ты такая усталая и плохо вы ­
глядишь!
Все верно — озноб уже начал сотрясать тело М ар­
сии, голова разрывалась от боли, болело и сердце.
О на и сама о тчаянн о нуждалась в том и сточнике
утешения, в тех ободряющих словах, на которые толь­
ко что указала дочери:

«Только в Боге успокаивайся, душа моя!


Ибо на Него надежда моя.
То лько Он — твердыня моя и спасение мое,
убежищ е мое: не поколеблюсь.
В Боге спасепие мое и слава моя;
крепость силы моей и упование мое в Боге»*.

Она шептала слова псалма про себя, молитвенно


сложив руки и прикрыв глаза. И так, ш епча их, мед­
ленно опустилась на стул, почти уже не осознавая, что
происходит вокруг. Руперту показалось, что мать в об­
мороке, и он бросился к ней. Ада, перестав вытирать
тарелки, тоже поспешила к маме.
Они уловили последние слова Псалма: «...крепость
силы моей и упование мое в Боге».

* Псалтирь 61:6-8.

259
— Да, мамочка, дорогая, да, — со слезами подхва­
тил мальчик, обнимая миссис Кит. — Да, Господь — это
убежищ е, которое всегда для нас открыто. «Бо г нам
прибежище и сила, скорый помощ ник в бедах, посему
не убоимся, хотя бы поколебалась земля, и горы дви­
нулись в сердце морей»*. А еще пом ниш ь, ты нам го­
ворила пословицу: «Страдания человека — откры ты е
врата для Господа». М ам очка, Он проведет нас через
эти испытания!
— Да, — шепнула в ответ мать, — и даже если эти ис­
пытания закончатся смертью... Что такое смерть, как
не возвращение домой для тех из нас, кто возлюбил
Господа и доверяется Его праведному суду? — и миссис
К и т серьезно, вопрошающе заглянула сы ну в глаза.
— Я верю в это, мама, — ответил Руперт. — Просто
мы никогда прежде с тобой не говорили о смерти.
— Тогда я ничего не боюсь, — прошептала М арсия,
вновь закрывая глаза. На ее губах показалась счастли ­
вая улыбка, а голова тяжело упала на плечо сына.
— Она умирает! — закричала Ада. — М ам а умирает!
— Тихо! — прикрикнул на нее Руперт, понимая, ка­
ких бед может натворить Ада своими воплями, если
они донесутся до уш ей больных. — Она в обмороке,
только и всего. Дай воды! Скорее, Ада!
И сп уганн ая девочка бросилась наливать воду. И з
соседней комнаты прибежала бледная, дрожащ ая от
испуга Милдред.
— Мама! — это слово сорвалось с побелевших, тр я­
сущ ихся губ, как стон.
— Всего л и ш ь обморок, — о сип ш им голосом по­
вторил Руперт. — Пом оги ее ул о ж и ть и расстегни
одежду Н ет ли у тебя нюхательной соли?
— Кон ечн о! Ада, Ада, скорей! Б уты л о чку с ню ха­
тельн ы м и солям и! О н а на тум бо чке возле папиной

* П салтирь 45:2,3.
кровати. М ама, мамочка! И ты тоже! Что с нами будет?
Руперт, она убивает себя, н янча стольких больных! Л я
ничего не могу поделать!
— Ты тут ни при чем, ты сама едва жива, — отрезал
брат, а из его глаз безудержно капали слезы. Милдред
тож е плакала. Вдвоем они полунесли, полутащ или
бесчувственное тело матери в соседнюю комнату, что ­
бы осторожно улож ить на диван.
Бедные дети! М ам ин обморок так напугал их! Н о ­
вая беда до такой степени затмила прежние тревоги,
что, отдавая все силы попыткам вернуть миссис К и т в
сознание, они не слы ш али кр и ко в маленьких стра­
дальцев, не понимавш их, отчего все их бросили. Не
слыш али они и призывов отца, который, о чн увш и сь
от тяжелого сна, не увидел рядом с собой неизменной
и нежной сиделки. Милдред с Рупертом даже не заме­
тили, кто во время этой тягостной сцены вошел в от­
кры тую дверь кухни и молча принялся помогать им,
распахивая оконны е ставни и прыская водой в засты в­
шее, бледное лицо миссис Кит.
Наконец, она открыла глаза и, пы таясь привстать,
слабым голосом спросила:
— Что это? Я заболела? — но тут же в полном изне­
можении вновь откинулась на диванные подушки.
— У тебя был обморок, мамочка, — ответила М илд­
ред, стараясь придать своему голосу твердость. — П о ­
лежи тихонько, тебе станет лучш е. Ты слиш ком много
трудилась в последнее время. Сейчас тебе нужно отдо­
хнуть.
— Отдых, дитя мое? К а к можно думать об отдыхе?
Ты не слы ш и ш ь? М еня зовет папа. И малыши плачут...
М и сси с К и т снова попыталась подняться, но эго ей
вновь не удалось.
— Бедный мой Стюарт! М ои маленькие, больные
детки! Что с ними будет? — простонала она, и из-под
сомкнутых век слезы заструились по ее бледным щекам.
— М ам очка, я все сама сделаю! — всхлипывала в от­
вет Милдред. — Ты только лежи.
— Я пришла вам помочь, — послыш ался еще один
голос — резкий, неблагозвучны й, однако с нотками
искренней доброты.
Они подняли глаза и увидели перед собой неесте­
ственно прямую фигуру Дамарис Сухохлеб.
— Вы ! — не сдержав изумления, воскликнула М илд­
ред.
— Да, мисс Кит, я. А вы думали, в моей груди нет ни
капли сострадания? Из-за эпидемии мне приш лось
закрыть школу. В семье у нас пока болен только один
человек. Услыш ав, что вы все слегли, а служанка уеха­
ла, я сказала себе: «Твой долг ясен, Дамарис Сухохлеб:
иди и выполняй его!» И вот я здесь.
— Вы очень, о чен ь добры! — ответила Милдред,
протягивая руку нежданной помощнице. — Едва ли я
заслужила такую доброту Ведь я судила вас словами и
осуждала в сердце своем.
— Что ж, вполне вероятно, и я вас осуждала, — хо­
лодно ответила Дамарис, неловко пожимая протяну­
тую ей руку — Но это ни к чему, и благодарности не
требуется. Я всего л и ш ь стараюсь быть добрым сама­
ритянином , о котором нам сказано: «И ты поступай
так же»*.
К р и к и детей сделались к тому моменту столь ж а­
лобными и о тчаян н ы м и , что Милдред, не выдержав,
кинулась к малыш ам.
Отец к тому времени смолк. И когда малыш и утих­
ли , Милдред расслы ш ала м уж ской голос, м ягко и
успокоительно обращ авш ийся к мистеру Китку.
«Должно быть, доктор пришел», — подумала она с
облегчением. Всем срочно требовалась квалифициро­
ванная медицинская помощ ь, а врач не заходил к ним

* Евангелие от Л у к и 10:37.

262
с прошлой ночи. Однако, войдя к отцу, она часта им у
его изголовья мистера Господня.
С вящ ен н и к обернулся к ней и протянул руку. liro
доброе круглое лицо выражало озабоченность и сочув­
ствие.
— Спасибо вам! — воскликнула она, пожимая руку
мистера Госпбдня.
— Бедное мое дитя, — с чувством отвечал свящ ен ­
ник и в забывчивости не пожал ей руку, а поднес ее к
губам, точно Милдред была не юной девушкой, а да­
мой. — Я сострадаю вам всем сердцем. И столь многие
поражены тяж ки м недугом, столь многие! Повсюду, в
городе и деревне, люди болеют, умирают. А могли бы
остаться в живых, будь у них правильный уход и пита­
ние!
Слезы потекли по круглому лицу свящ ен ни ка, но
вид этих слез отнюдь не умалил уважение к нему М илд­
ред.
— Что я могу сделать? — продолжал он. — Я не умею
готовить. Могу ли ш ь принести моим прихожанам пе­
ченье, дабы поддержать их изнуренную плоть, и пыта­
ю сь накормить их души хлебом жизни. Я страдаю за
каждого из больных, но ваша семья, Милдред! Доро­
гая моя девочка, скажите, чем я могу вам помочь, чем
утеш ить в такой крайности.
— Нам не хватает сиделок. Мама...
Но едва произнеся драгоценное слово, она разрази­
лась рыданиям и, которые тут же заглуш ила из страха
потревожить отца, вновь впавш его в тяж елую дремо­
ту — она рыдала беззвучно, сотрясаясь всем телом.
Э то т приступ горя не на ш утку напугал свящ ен н и ­
ка. Он шагнул к Милдред и неуклю ж е попытался ее
обнять. Но тут же поспеш но отскочил и залился кра­
ской, ибо дверь комнаты распахнулась, и вошел док­
тор Грандж.

263
ГЛАВА 25
Ч ' и
Ч Ш !ёр

Д ар ует к т о любовь
Иль принимает —
Она как све т,
Она не и ссяка ет,
Она всегда сладка...

Перси Биши Шелли

^брое утро, дорогое дитя! Доброе утро, сэр! —

Й зегромко приветствовал их доктор, по оче-


эеди подавая руку Милдред и свящ ен н и ку
вож ный взгляд на мистера Кита, врач по­
спеш ил спросить: — К а к о н ? Вижу, сейчас он спит.
А как он перенес ночь?
— Не очень хорошо и...
Где ваша мать? Неужели тоже слегла? — послед­
ние слова врач произнес чуть ли не со сгоном, прочи­
тав ужасный ответ на лице девушки.
Милдред повела его к матери. М и сси с К и т так и ле­
жала на диване. Глаза ее были закрыты, лицо страш но
побледнело. Руперт стоял возле дивана на коленях,
положив голову на подушку матери, приж авш ись тем ­
ными локонами к ее щеке и нежно гладя ее руки.
Щ е к и мальчика раскраснелись, глаза блестели от
жара.
Доктор печально переводил взгляд с одного боль­
ного на другого.
— Срочно в постель! Оба! Иди и ляг в постель, мой
мальчик. Тебе нельзя здесь оставаться.
— Не могу, сэр, не могу! М аленьких не на кого оста­
вить.
— Сам ая больш ая от тебя помощ ь сейчас будет, ес­
ли ты пойдешь в постель и отлеж иш ься, — настаивал
мистер Грандж. — И наче ты разболеешься так, что и за
тобой придется ухаживать.
— Да, мой мальчик, иди, — еле слы ш но прошепта­
ла мать.
— Я пойду, раз ты мне велиш ь, мамочка, — согла­
сился Руперт и, поцеловав горячими губами ее блед­
ную щеку, с трудом вышел из комнаты.
М ать глядела ему вслед с грустью и жалостью:
— Он очень болен, а я не могу за ним ухаживать!
Милдред, бедное мое, драгоценное дитя, как ты это
в ы н о си ш ь? — продолжила она со вздохом, обратив
взгляд печальных глаз к склонивш ейся над ней дочери.
— Мадам, постарайтесь не тревожиться, — попро­
сил ее врач. — Чем спокойнее вы будете лежать, тем
скорее поправитесь. Положитесь на Господа, Который
все устро и т к л у ч ш е м у.
— Я и полагаюсь. Господь — моя надежда и опора.
И моя, и моих близких, — ответила миссис Кит, и к
ней отчасти возвратилась обы чн ая бодрость духа. —
Сейчас нам очень плохо, и мы блуждаем во тьме. Но
«рука Господа не сократилась на то, чтобы спасать, и
ухо Его не отяжелело для того, чтобы слыш ать»*.
— Он уже послал нам подмогу, — добавила М илд­
ред, — причем такую , о какой никто и не помыш лял.
Словно п оясняя ее слова, в этот момент из кухни
вош ла Дамарис. О н а в обы чной своей сухой и фор­

* Кн и га пророка И саии 59:1.


мальной манере поздоровалась с доктором и, обернув­
ш и сь к миссис Кит, заявила:
— Надеюсь, вы не разболеетесь. Но сегодня вам не­
пременно нуж но лечь в постель, это уж точно. Ведь
так, доктор?
— Я реш ительно настаиваю на этом, — подтвердил
мистер Грандж, п р и саж и ваясь за стол, чтобы в ы п и ­
сать рецепт. — Я очень рад видеть вас здесь, мисс Д а ­
марис.
— Я поняла, что таков мой долг, — отвечала та, явно
получая удовольствие от своих слов. — Я не слиш ком
умелая сиделка, но с работой по дому я справлю сь.
И готовить умею как для больных, так и для здоровых.
А это столь же важно, как и уход.
— С о вер ш ен н о верно, — согласился врач и дал
Милдред подробные указания, как облегчать состоя­
ние больных и по какой схеме давать лекарство. А Д а ­
марис посоветовал, какую еду для них готовить.
Доктор осмотрел всех своих пациентов и сообщ ил,
что Зилле намного лучш е. У мистера К и та он тоже об­
наружил улучш ения, хотя пока еще и не столь сущ е­
ствен н ы е. О м альчи ках доктор не сказал ничего, и
сердце Милдред сжалось: по вы раж ению его лица она
угадала — или ей почудилось, будто она угадала — что
надежда на их выздоровление невелика.
П ока доктор в сопровождении Милдред совершал
обход, мистер Госпбдень оставался у постели мистера
Кита. Когда они вернулись, свящ е н н и к все еще был
там, смущ енный и растерянный.
— Я совсем не умею ухаживать, — сокруш енно при­
знался он. — Никогда не имел такого опыта. И , ко н еч­
но, вовсе для этого дела не подхожу, потом у что я
очень рассеянный. Н о если я хоть чем-то могу помочь,
мисс Милдред, я бы мог сидеть с ваш им батю ш кой и
подавать ему то, что он попросит. М ог бы позвать вас,
если вы ему понадобитесь. Д аж е лекарства могу да­
вать, только вы уж будьте лю безны напоминать мне,
когда ему нуж но будет их принять.
Э т о предложение бы ло с радостью принято. Eure
одна сиделка приступила к вы полнению своих сло ж ­
ных обязанностей.
Н о даже с таким и пом ощ никам и — тем более что
оба они были неопытны как раз в роли сиделок — из­
м ученная д евуш ка н и как не поспевала ухаж ивать за
п ятью о чен ь бо л ьн ы м и лю дьми и трем я, которые
только-только оправлялись от недуга. Сердце ее ныло,
бремя казалось непосильным.
Но благословен Господь Бог наш! Народ Его не бу­
дет нести свои тревоги и горести в одиночестве — Он
всегда пребывает с нами.
«Возложи на Господа заботы твои, и Он поддержит
тебя»*. «П ризови М еня в день скорби; Я избавлю тебя,
и ты прославиш ь М еня»**.
В те дни величайш их забот и сж игаю щ его душ у
страха за родных Милдред вспоминались во всей сво­
ей силе и сладости и эти, и другие, столь же драгоцен­
ные обетования. Благодаря им она устояла под лег­
шим на ее юные плечи тяж ки м бременем.
«Господи сил! Блажен человек, уповаю щ ий на Те­
бя!»***. «И бо Ты благословляеш ь праведника, Госпо­
ди; благоволением, как щ итом, венчаеш ь его»****.
Казалось, что никто из земных друзей не придет на
помощ ь Милдред. Она не могла рассчитывать на близ­
ких подруг: Клодина Четвуд и Л юсилла Грандж слегли.
Заболели и все прочие ее приятельницы, а если кто-то
еще и оставался на ногах, то все равно не мог уделить
Китам вним ания, ибо едва поспевал ухаживать за соб­

* П салтирь 54:23.
** Там же 49:15.
*** Там же 83:13.
**** у ам же 5. | ^

267
ственны м и больными. Тетя Уэлти была далеко — так
далеко, что весть об эпидемии достигла бы ее, пожа­
луй, ли ш ь к тому времени, когда все они уже покои­
лись бы на кладбище.
Чудилось, что со времени отъезда тетуш ки прошли
годы, что сезон лихорадки, полож ивш ий конец всей
прежней приятной ж изн и Милдред и заперший ее в
этом крохотном мирке тревог и страдания, начался
незапамятно давно.
Хорош о хоть, что появились Дамарис, взявш ая на
себя дом аш ню ю работу, и свящ ен ни к, который сидел
с отцом и Рупертом (отца и сына уложили в одну кро­
вать). Но все же Милдред не успевала вы полнить и по­
ловины просьб других пациентов.
Д е н ь выдался чудовищ но ж аркий. Д вери и окна
были распахнуты настежь, но в доме не было ни ма­
лейш его скв о зн як а . М а л ь ч и к и , м етавш иеся в жару,
ежеминутно умоляли помахать над ними веером и ча ­
сто просили «холодной воды».
Другим тоже требовалась вода. М ного воды. А до­
б ы ть чи стую холодную воду мож но бы ло то лько из
родника у подножья крутого речного берега. П о ­
скольку в ту пору лед летом был для Плезант Плейнз
неведомой роскош ью , прохладной эта вода оставалась
очень недолго.
Милдред не чувствовала себя вправе просить о та­
кой услуге мистера Господня или мисс Сухохлеб: пер­
вый был слиш ком рассеян, чтобы помнить о необходи­
мости п остоянно п ополн ять запасы воды, а вторая
считала просьбы о холодной — непременно холодной —
воде прихотью. Н о и сама Милдред не могла оставить
своих подопечных и уйти за водой, даже если бы ей
было под силу поднять на берег полное ведро. И вот
ей оставалось л и ш ь с болью смотреть на то, как пла­
чут и мучаю тся ее родные, терзаясь жаждой.
— Воды, воды, холодной водички, М илли! — плакал
Дон.
— Вот, мой хорош ий, попей, — уговаривала она,
поднося чаш ку к потрескавш имся губам брата.
— Теплая, она теплая! — отбивался малыш . — Не
могу пить, совсем невкусная. М илли , поплоси кого-
нибудь плинести холодной водички! Холодной...
Милдред поставила чаш ку и расплакалась.
П о гр узи вш и сь в скор бь и тревогу, М илдред не
услышала, как негромко скрипнула калитка, и по тро­
п и н ке прозвучали чьи-то шаги. Не услы ш ала она и
шагов на крыльце и в прихожей, и даже в комнате. Она
сидела и плакала так горько, как не плакала еще н и ­
когда в жизни.
Но шаги и впрям ь были тихи и осторож ны : при­
шедший в дом человек остерегался потревожить боль­
ных. Бо ясь их побеспокоить, Уоллес Ормсби позабо­
тился о том, чтобы разуться перед тем, как войти в
дом.
Приличие требовало от него остановиться на поро­
ге и дождаться приглашения. Однако при виде плачу­
щей Милдред ю нош а забыл обо все приличиях и подо­
шел к ней вплотную.
— Милдред, дорогая Милдред! Что случилось? Чем
я могу вам помочь? Что мне сделать? — повторял он
голосом, полным любви и жалости, скл о н яясь над де­
вушкой и обеими руками ласково сжимая ее руку.
Она вздрогнула от неожиданности, но руки не от­
няла. А когда Милдред посмотрела на благородное,
муж ественное лицо молодого человека и прочла на
нем пы лкую лю бовь и глубочайшее сострадание, то в
ее глазах сквозь завесу слез проступила робкая надеж­
да, а на губах появилась слабая улыбка
— О каж ите мне милость, позвольте помочь вам в
эту ужасную пору, ведь вам так нужна помощь! — на­
стаивал Уоллес. — Сейчас не время думать об условно­
стях. Вы ослабели, измучились, одна вы не справляе­
тесь. А я здоров и полон сил. К тому же я так хочу вам
помочь! Вы ведь разрешите мне остаться и вместе с ва­
ми ухаживать за детьми?
— Воды, холодной воды! — снова простонал Дон. —
Плинеси водички мне и Силилу!
— Да, Уоллес! — подхватила Милдред, и слезы
вновь заструились по ее щ екам. — То есть — мистер
Ормсби, — см утивш ись, поправилась она. — Я не могу
жертвовать их ж изням и ради соблюдения приличий.
Я с радостью приму лю бую ваш у помощь.
— С то ты все говолис и говолис? — возм утился
Дон. — Плинеси воды, сколей! Я умлу без воды! М и л ­
ли, М илли, посему ты такая недоблая?
Уоллес без ли ш н их слов схватил сто явш и й возле
кровати м альчи ков кувш ин и побежал к и сто ч н и к у
Он хорошо знал эти места и без труда нашел дорогу.
С этого момента и на ближайшие пол месяца мистер
Ормсби пользовался, как он сам это называл, счастли­
вой привилегией разделять все тяготы, горести и забо­
ты Милдред. Вместе с нею он сидел у постели больных,
помогая им преодолеть самый тяж кий период болезни
и кризис. Он заботливо ухаживал за ними в пору выздо­
ровления, ибо все Ки ты благополучно миновали кри­
зис. Все они остались ж ивы , за что и родители, и дети с
величайшей признательностью благодарили Бога, ибо
«во власти Господа Вседержителя врата смерти»*.
Не обошли они благодарностью и своих земных по­
мощ ников и друзей. С вящ енн ика все члены семейства
К и то в теперь уважали и лю били еще больш е, чем
прежде. А Дамарис Сухохлеб получила за столь вовре­
мя оказанные услуги хорошую материальную награду,
которой была очень рада, ибо зарабатывала себе на
ж и зн ь собственным трудом.

* Псалтирь 67:21.
Уж асная эпидемия закончилась. В город и его
окрестности вернулись здоровье и благополучие. Но
всем было понятно: вы ж ивш ие еще не скоро забудут
эти страш ные события.
К и т ы возвратились к обычной деловой и домашней
ж изни, а Уоллес Ормсби стал теперь словно одним из
них. Никакие годы светского общения не сблизили бы
ю нош у с этой семьей так быстро и тесно, как те две не­
дели. В особенности же они сблизили его с Милдред.
Дни и ночи, когда Уоллес и Милдред, находясь возле
больных, балансировавших на грани жизни и смерти,
поровну делили все труды, заботы и страхи, связали их
крепко и нежно. В нелегких испытаниях молодые л ю ­
ди постигли недостатки и добродетели, сильные и сла­
бые стороны друг друга. И от такого знания их взаим­
ное уважение и чувства окрепли. Прежде Уоллес и
Милдред были друзьям и, теперь же они полюбили
друг друга. Но они еще не обручились, потому что ми­
стер Ормсби никак не решался признаться Милдред в
своих чувствах и намерениях — несмотря на то, что

« В ц ел о м м и ре
О д н о л и ц о л ю б и м о е ему
С И Я Л О В ЭТОТ м и г » .
Лорд Байрон. П оэм а «С он»*

* Перевод М. Зенкевича.
Милдред
на Диком Западе
Наши читатели полюбили книги писательницы Марты Финли, главной
героиней которых была Элси Динсмор. И вот по-русски заговорил еще
один персонаж Марты Финли — Милдред Кит, которая, кстати, приходится
Элси родственницей.

Милдред Кит, очень молодая особа. Но она обладает железной волей,


решительностью и высокими нравственными принципами, которые готова
отстаивать в любой ситуации. И вот девушке с таким характером
приходится пуститься в дальний путь: с обжитого востока североамерикан­
ского континента Милдред с родителями, многочисленными младшими
братьями и сестрами едет на Дикий Запад. Ее ожидают новые знакомства,
опасности, дорога через девственные просторы, плавание на паруснике
по Великим озерам, встречи с непокоренными индейскими племенами.
А когда путешествие заканчивается — трудности налаживания быта
и любовь... Встретит ли Милли именно того, кого сможет любить,
пока «смерть не разлучит их»? Или же смерть подберется к влюбленным
до срока?

Эта динамичная и увлекательная история никого не оставит равнодушным.

Марта Финли (1828-1909) известна


российским читателям как автор серии книг
о Элси Динсмор. Но у нее была и вторая
любимая героиня — Милдред Кит, которой
посвящено семь романов писательницы.
Марта Финли прожила тихую жизнь и была
похоронена на маленьком кладбище
недалеко от своего дома, который все еще
стоит в г. Элктон (штат Мэриленд, США).
Зато ее книги — живое свидетельство
о динамичном времени, в которое жила
ее героиня.

Вам также может понравиться