Вы находитесь на странице: 1из 8

ISSN 1998-4812 Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17.

№1 171

УДК 81'1
ЯЗЫКОВАЯ ИГРА КАК ОДНА ИЗ ФОРМ ПРОЯВЛЕНИЯ ОБЩЕЭСТЕТИЧЕСКОЙ
КАТЕГОРИИ КОМИЧЕСКОГО
© С. Ж. Нухов
Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы
Россия, Республика Башкортостан, 4500000 г. Уфа, ул. Октябрьской революции, 3а.
Тел./факс: +7 (347) 273 25 37.
E-mail: nukhov-s@yandex.ru
В статье дается краткий обзор существующих теорий комического. Высказывается
предположение, что анализ теории и техники юмора может дать более ясное представление
о взаимосвязи языка и остроумия, поскольку таким путем мы можем понять «анатомию
шутки», вскрыть невидимые на поверхности «пружины смеха», которые лежат в основе
языковой игры.
Ключевые слова: языковая игра, эстетическая категория, остроумие, юмор, смех, коми-
ческое, семантизация незнакомого слова.
Без сомнения, язык дает нам богатейший мате- екта, нежели лингвистические. Во-вторых, говоря
риал средств комизма, а комический текст может словами Яна Мукаржовского, сложность проблемы
рассматриваться как один из видов языковой игры. комического можно объяснить также «широтой
Наше обращение к теории комического продикто- сферы его распространения (комическое в искусст-
вано следующей причиной: она, как нам представ- ве: литература, драматическое искусство, кино,
ляется, может дать ответы на некоторые вопросы живопись, танец – и вне искусства), обилием и раз-
как общей теории игры, так и языковой, в частно- нообразием его оттенков (см., например, репертуар
сти. Кроме того, значительная часть окказиональ- литературных жанров, имеющих дело с комизмом:
ных лексических единиц – предмета нашего иссле- юмористический роман и новелла, пародия, траве-
дования, представлена словами, несущими в преде- сти, сатира, эпиграмма), множественностью его
лах контекста их употребления ощутимый заряд функций (оно может быть полемикой, равно как и
комизма. пропагандой, – ср. карикатуру в живописи и графи-
Вопрос о природе комического является одной ке, которая порой нападает, порой прославляет, –
из самых сложных и давно разрабатываемых про- может увеселять, равно как и раздражать)» [1,
блем эстетической науки. Категория комического c. 189].
изучается в эстетике наряду с другими категория- Исходя из изложенного, мы ставим перед со-
ми: трагического, возвышенного, прекрасного. бой лишь скромную цель дать общий абрис состоя-
Вместе с тем комическое всегда было и философ- ния дел в теории комического на сегодняшний
ской проблемой, имеющей более чем двухтысяче- день. Разумеется, не следует предъявлять к мате-
летнюю историю изучения. Она привлекала к себе риалу краткого обзора требования полноты изло-
талантливейших мыслителей, среди которых Пла- жения, ибо автор ограничен не только пределами
тон, Сократ, Аристотель, Гоббс, Локк, Юм, Кант, своей компетенции, но и рамками статьи, не говоря
Шопенгауэр, Декарт, Спиноза, Гегель, Спенсер, уже о сложности и разнообразии вовлекаемых в
Бергсон. сферу исследования проблем.
В настоящее время вопросы юмора, комиче- В обзор будут включены основные теории ко-
ского активно разрабатываются еще и в психоло- мического и взгляды наиболее видных их предста-
гии, антропологии, социологии, психиатрии, вителей. Необходимо сразу обратить внимание на
фольклористике, литературоведении, лингвистике то, что в поле рассмотрения неизбежно вовлекается
и теории связи. Регулярными стали международные и категория смешного, не тождественная категории
конференции, которые проходили в США, Велико- комического. Смех не всегда признак комического,
британии, Болгарии, Индии, Ирландии и Израиле. он может быть проявлением веселого настроения и
Объем изданной в последние десятилетия литера- просто следствием механического раздражения
туры по проблемам комизма, по признанию самих (щекотки), его могут вызвать вино, наркотики, ве-
исследователей, превышает все написанное до это- селящий газ.
го вместе взятое. Несмотря на такой массирован- С другой стороны, смех не является единст-
ный штурм, нельзя сказать, что удалось выработать венной реакцией на комическое, другой реакцией
некое единое понимание того, что есть юмор. может быть улыбка. Бывает и так, что человек, по
Такое состояние дел вполне объяснимо. Во-первых, крайней мере внешне, совершенно не реагирует на
каждая наука занимается изучением предмета со смешное. Это объясняется типом темперамента,
своих позиций, и, скажем, физиологические, пси- интеллектуальным уровнем и художественным
хологические, или социологические аспекты юмора вкусом конкретного человека, а иногда зависит
ставят перед исследователями несколько иные за- просто от его настроения. Вот что пишет о восприятии
дачи и требуют других подходов к изучению объ- комического известный немецкий философ
172 ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

Н. Гартман: «Более грубый человек всегда прежде лиана. Литературные критики эпохи Возрождения
всего будет ценить грубые эффекты, ... более утон- придерживались взглядов древнегреческих и рим-
ченный человек предпочтет в основном более ти- ских классиков. Только начиная с середины XVII
хие, одухотворенные или глубоко спрятанные мо- столетия, почти два тысячелетия после пионерских
менты комизма. Этому как раз соответствуют два работ Платона и Аристотеля, появились серьезные
часто встречающихся рода комического: грубо- теоретические исследования по теме комического,
комическое легко перерождается в гротеск, злую прежде всего «Левиафан» Томаса Гоббса.
шутку или скандал, а нежно-комическое, которое Теория Гоббса впервые в достаточной степени
всегда связано с изящным, проявляет обратную ясно трактует психологическую основу комическо-
тенденцию – переходить в забавное, остроумное» го. Чувство смешного возникает, по мнению Гоб-
[2, с. 625]. бса, из внезапного осознания своего превосходства
Различной бывает и психологическая окраска в чем-либо перед недостатками других. Он первым
смеха: «Смех может быть и веселым, и грустным, обратил внимание на существенную роль момента
от радости и сквозь слезы. Смех может быть доб- внезапности, подчеркнув, что человек неожиданно
рым и злым, счастливым и гневным, умным и глу- и вдруг осознает свое превосходство над другими.
пым, гордым и задушевным, снисходительным и Неожиданно возникшая радость и удовлетворение
заискивающим, презрительным и ободряющим, находят выход в смехе. Мы также смеемся и над
испуганным и оскорбительным, ласковым и гру- своими собственными недостатками и глупостями,
бым, наглым и робким, дружественным и враждеб- но только при условии, что мы их преодолели.
ным, простосердечным и ироническим, наивным и Влияние теории Гоббса было огромным, он
саркастическим, зазывным и вызывающим, много- явился основателем целого направления в эстетике
значительным и беспричинным, бодрым и унылым, комического. Вот что писал, например, один из
нервным и животным, истерическим и физиологи- сторонников этой теории в прошлом столетии:
ческим, бесстыдным и смущенным, радостным и «Имея определение смеха Гоббса, мы понимаем
печальным» [3, с. 5]. Этот перечень очень подро- многое из того, что было необъяснимым ранее. Те-
бен, но и он не может считаться полным, его можно перь нам понятно, отчего школьник, стоя на песча-
продолжить, добавляя новые оттенки и качества ном берегу без одежды под лучами солнца, залива-
смеха. ется смехом – и смеется просто так, без видимой
Понятие смешного шире понятия комического, причины. Нам понятно, почему молодая девушка,
смех вызывается не только комическими причина- осознавая как безупречен ее наряд, готова рассме-
ми, но и физиологическими способами и психоло- яться в любую минуту по любому поводу. Понятно
гическими состояниями, в целом смешное – «кате- также, отчего эта же девушка будет вполне искрен-
гория психологическая, комическое же – категория не и от всей души смеяться над глупейшей фразой,
эстетическая» [3, с. 12]. адресованной ей красивым юношей, который ее
В целях сокращения объема цитат и ссылок мы обожает, и едва обратит внимание на остроумную
будем давать суть предлагаемых авторами теорий в шутку ничем не примечательного молодого чело-
своем изложении. века, который совсем не замечает ее присутствия.
Самой древней из дошедших до нас теорий ко- Ничего из сказанного Бергсоном и близко не подходит
мического можно считать отдельные замечания к истолкованию такого рода смеха» [4, с. 51].
Платона, суть которых сводится к тому, что смех Концепции Гоббса близка теория деградации
есть результат одновременного переживания радо- Александра Бейна. Бейн расширяет теорию Гоб-
сти и огорчения, которые мы испытываем, напри- бса в двух направлениях. Во-первых, он не считает
мер, когда узнаем о чрезмерной самонадеянности и обязательным прямое осознание своего превосход-
последующих неудачах своих друзей. ства. Мы можем, например, смеяться вместе с кем-
Аристотель, ученик Платона, также не оставил то над его повергнутым противником. Во-вторых,
сколько-нибудь полных, законченных записей сво- объектом осмеяния может быть не только человек,
ей теории. Его основной труд по теме комического но и идея, политическая система и вообще любая
был утерян, до нас же дошли отдельные заметки, вещь, ассоциируемая с величием или высоким по-
наброски мыслей, послужившие материалом его ложением в обществе. Комическое, в трактовке
лекций по теории поэтического творчества, читан- Бейна, это когда нечто возвышенное и серьезное
ных им в последние годы жизни. деградирует до низкого и ничтожного: «Причиной
Комедия для Аристотеля, это воспроизведение смеха служит унижение некоей важной особы или
худших людей, но не во всей их порочности, а в важного дела в обстоятельствах, не вызывающих
смешном виде. Смешное – частица безобразного. какой-либо иной сильной эмоции». Смех служил
Оно может быть определено как какая-нибудь вначале внешним признаком удовлетворения от
ошибка или уродство, не причиняющее страданий одержанной победы, но затем стал признаком удо-
и вреда, как, например, комическая маска. вольствия вообще.
Из древнеримских мыслителей тема комиче- Бейн выделяет также физические причины
ского занимала прежде всего Цицерона и Квинти- смеха (щекотка, истерика, иногда холод, острая
ISSN 1998-4812 Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. №1 173

боль, не говоря уже о закиси озота, «веселящем сказал крестьянин. «А что именно?» «Весь свой
газе») и психические причины (шумное веселье в гардероб». «Последнее понятие, – говорит Шопен-
компании, жизнерадостность, свобода, следующая гауэр, – включает неограниченный гардероб короля
за периодом принуждения, нежность, ощущение и единственное платье бедного крестьянина».
силы). Он подчеркивает элемент облегчения в сме- Как пример нелепости Шопенгауэр приводит
хе: в конце серьезного испытания нам надо, так приглашение следующего содержания человеку,
сказать, выпустить пар, поэтому мы смеемся. «За- который сказал, что ему нравится гулять одному.
метьте, – говорит Бейн – что смех возникает только «Я тоже люблю гулять один, пойдем вместе». Здесь
тогда, когда есть элемент принуждения. Лишь в мы начинаем с концепта: нечто, что доставляет
этом случае переход от степенности к свободе вле- удовольствие обоим, но подводим под эту категорию
чет за собой смех – так, появление собаки или пья- случай, который исключает совместное действие.
ного во время церковной службы вызывает смех Герберт Спенсер дает физиологическое объ-
только у ребенка или крайне безответственного яснение смеха. Для него смех – выход избыточной
взрослого». энергии через мышцы рта и дыхательный тракт.
Основателем другого направления в теории Все нервное возбуждение находит выход по трем
комического явился Иммануил Кант, хотя все его каналам. Оно может вылиться в мышечную работу:
наследие, как и Аристотеля, сводится к нескольким если обжечь палец, мы либо запрыгаем на месте,
отдельным замечаниям. «Смех, – говорил Кант, – либо наше лицо исказится от боли. Снятие нервно-
есть аффект, проистекающий из внезапного пре- го напряжения может произойти через внутренние
вращения напряженного ожидания в ничто. В этом органы, это плохо отражается на пищеварении,
определении, кроме элемента неожиданности, со- учащается пульс, происходят другие, едва улови-
держится другой важный компонент комического – мые изменения в организме. Наконец, возбуждение
напряженное ожидание. Мы ожидаем чего-то со- может переходить в другие области нервной систе-
всем другого, чем то, что происходит на самом де- мы, прямо не связанные с двигательным аппаратом,
ле. Не соответствующее ожиданию явление пред- т.е. энергия переходит не в физическое действие, а
стает в форме сюрприза, доставляющего удоволь- в душевное состояние. Ощущения пробуждают
ствие сменой впечатлений». Кант приводит при- мысли и чувства, которые, в свою очередь, вызы-
мер: если нам расскажут историю о том, что у кого- вают другие мысли и чувства, и так без конца.
то за ночь поседели волосы от переживаний, мы не Нервная энергия может находить выход через один
станем смеяться, но если нам скажут, что у кого-то или сразу все три канала. Если какой-то канал бло-
от переживаний поседели волосы на парике, мы тут кирован, энергия выйдет через свободные каналы
же рассмеемся. и, наоборот, если любой из трех каналов способен
Концепция Канта дополняется теорией Артура дать выход всей энергии, два оставшихся будут
Шопенгауэра, который вводит понятие несоответ- лишь незначительно задействованы. На этой основе
ствия (Inkongruenz) как основы комического: коми- Спенсер выстраивает всю теорию смеха.
ческое есть внезапно обнаруживаемое несовпаде- Смех, по Спенсеру, есть проявление мышечно-
ние между ожидаемым и тем, что получается, или го возбуждения, но он отличается от других прояв-
между понятием и реальным объектом. лений мускульного волнения тем, что вызываемое
Шопенгауэр рассуждает так: часто два или бо- им действие не имеет определенной цели. Когда
лее реальных объекта категоризируются ОДНИМ человека охватывает страх, у него появляется же-
понятием, и идентичность концепта переносится на лание обратиться в бегство, в гневе он готовится к
объекты; затем с поразительной очевидностью об- нападению, но единственным мотивом смеха явля-
наруживается из полного несоответствия объектов ется выход излишней энергии. Избыток нервного
во всех других отношениях, что понятие примени- возбуждения направляется по самому обычному в
мо к ним лишь с одной стороны. В результате при- этом случае руслу – к речевому аппарату, причем
ходит внезапное ощущение несовместимости ре- первым органом, приходящим в движение, стано-
ального объекта и понятия, под которое мы его так вится рот, т.к. его мышцы очень подвижны и не-
односторонне подводили. большие по размеру. Затем подключается респира-
Комическое подразделяется Шопенгауэром на торный механизм. Если этот канал не справляется
два вида – остроумие и нелепость: «Все смешное со своей задачей, то нервное напряжение переходит
есть либо блеск остроумия, либо нелепый посту- в другие каналы и тогда все тело начинает сотря-
пок». В остротах мы движемся от объекта (перцеп- саться от конвульсий.
та) к понятию (концепту), в абсурдном, наоборот, Чарлз Дарвин в поддержку теории Спенсера
идем от концепта к перцепту. приводит истории солдат, которые после смертель-
В качестве примера остроты Шопенгауэр при- ной опасности и предельно тяжелых испытаний
водит анекдот о короле, который рассмеялся, уви- принимались безудержно хохотать при первой воз-
дев в середине зимы крестьянина, одетого в легкое можности. Маленькие дети, собиравшиеся уже рас-
летнее платье. «Если бы ваша светлость надела на плакаться, могут иногда (если их неожиданно от-
себя то же, что и я, вам было бы очень тепло», – влечь) в последний момент вместо этого рассмеять-
174 ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

ся. Такая реакция, по всей видимости, не менее эф- сделанное Фрейдом в этой области: Суть комиче-
фективная, чем проливание слез, является подтвер- ского состоит в выпускании кота из мешка. Что
ждением теории избытка нервного напряжения. есть кот? Подавляемое желание. Что в мешке?
Помимо объяснения физиологического меха- Внутренний цензор.
низма смеха, Спенсер обращает внимание на одно Ральф Пиддингтон, профессор антропологии
важное, по его мнению, обстоятельство: противо- Оклендского университета, Новая Зеландия, под-
речие, лежащее в основе смешного, имеет нисхо- черкивает, что смех всегда подразумевает систему
дящее направление, т.е. то, что представлялось зна- социальных ценностей, чему, по его мнению, уде-
чительным и импонирующим, внезапно принимает ляется недостаточно внимания в исследованиях
противоположный характер. ученых.
Зигмунд Фрейд одну из своих многочислен- «С биологической точки зрения, мы обнаружи-
ных работ посвятил теории комического: «Остро- ли, – пишет Пиддингтон, – что смех поначалу слу-
умие и его отношение к бессознательному». жит функции сообщения родителям, что их ребенок
Комическое – категория очень обширная, и полностью удовлетворен; поэтому смех является
Фрейд в своей книге подробно анализирует боль- проявлением субъективного положения, когда нет
шое количество самых разных примеров. Во всех объективной необходимости в дальнейшей адапта-
рассматриваемых им случаях в основе комического ции к текущему состоянию дел, чем та, которая уже
лежит некоего рода противоречие – как, например, имеется. Также на биологическом уровне смех ас-
между чем-то, к чему следует отнестись серьезно, и социируется с расположенностью к игре и, воз-
чем-то совсем тривиальным, или между чем-то по- можно, выполняет адаптационные функции в игро-
добающим рационально мыслящему взрослому и вой деятельности. Однако когда человек начинает
чем-то достойным ребенка. Контраст может лежать жить в обществе, смех претерпевает дальнейшие
в основе нашего представления о себе и представ- видоизменения, суть которых сводится к тому, что
ления о других людях: кто-то другой делает что-то он начинает вызываться определенными ситуация-
неуклюже, затрачивая при этом огромные усилия, ми, которые можно характеризовать как «комиче-
в то время как мы легко справились бы с этой зада- ские»» [5, с. 146–147]. Смех, возникающий как ре-
чей; наивный ребенок говорит нечто, от чего он бы акция на комическое, уже, скорее, социального,
тут же отрекся, обладай он нашими знаниями о нежели биологического, происхождения.
предмете. Противоречие может «гнездиться» и в Таким образом, в смехе имеются как биологи-
самом человеке: важная особа может потерять ческая, так и социальная составляющие. В частно-
часть своего авторитета, если поскользнется на ко- сти, комическая ситуация предполагает конфликт
журе банана или станет предметом изображения в двух противоположных социальных оценок. Смех
карикатуре; мы собираемся с силами, чтобы под- возникает как реакция на социально дисфориче-
нять тяжелый чемодан и вдруг обнаруживаем, что скую ситуацию и является, вследствие этого, обще-
он пуст и т.п. ственной мерой воздействия за нарушение соци-
Большая часть работы посвящена анализу ост- альных установок. Это приводит к тому, что, если
роумия. Согласно Фрейду, естественные влечения в слова и поступки отдельного члена общества вхо-
психике человека подавляются требованиями при- дят в противоречие с системой социальных ценно-
личия, морали, логики. На торможение природных стей, то такой человек рискует подвергнуться ос-
импульсов расходуется психическая энергия. Ост- меянию и позору, поскольку смех означает, что его
рота помогает человеку избежать торможения и поступок не заслуживает даже того, чтобы к нему
сэкономить некоторое количество энергии. отнеслись серьезно. Одним словом, смех в любом
Фрейд выделяет два типа острот: тенденциоз- человеческом коллективе выполняет функцию пре-
ные и безобидные (harmlos). Первые доставляют дотвращения нарушения системы социальных цен-
нам удовольствие, потому что удовлетворяют в ностей.
сублимированной форме свойственные каждому Такой подход встречает поддержку и со сторо-
человеку половые или агрессивные влечения, обхо- ны других ученых. Так, австрийский естествоиспы-
дя при этом существующие в культуре запреты и татель, один из основоположников современной
способствуя экономии психической энергии, кото- этологии, Конрад Лоренц, считает, что смех, по-
рую в ином случае пришлось бы израсходовать на добно приветствию, вызывает дружеское расположе-
торможение. В безобидных остротах удовольствие ние. Совместный смех не только направляет агрес-
доставляет сама техника остроумия, взрослый че- сию, но и вызывает чувство социального единения.
ловек наслаждается как ребенок нелогичностью и Интересно выстраивает свою теорию комиче-
абсурдностью игры, которая позволяет ему избе- ского Макс Истмэн. «Основной закон юмора, –
жать на какое-то время гнета критического разума. пишет Истмэн, – состоит в том, что мы способны
Идея Фрейда о преодолении запрета, торможе- оценить комическое только когда мы расположены
ния как сути механизма остроумия особенно при- к шутке (we are in fun). ... Даже если мы наполови-
влекла внимание его многочисленных последовате- ну расположены ("half in fun"), то и тогда мы вос-
лей. Один из них, Эдвин Хольт, так подытожил приимчивы к юмору. Но когда мы вовсе не распо-
ISSN 1998-4812 Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. №1 175

ложены шутить, когда мы преисполнены серьезности два вида комического: а) забавное зрелище и б)
(we are "in dead earnest"), юмор – мертв» [6, с. 3]. неоправдавшееся ожидание. Первое Истмэн назы-
Я уверен, продолжает свою мысль Истмэн, что вает перцепционным, или поэтическим, а второе –
большинство ученых философов, написавших це- практическим, или прозаическим, юмором.
лые трактаты о комическом, никогда не видели ре- Мы кратко остановились на 10 учениях о
бенка. «Видеть ребенка» означает посмотреть на смешном и комическом. Фактический объем мате-
него спокойно и внимательно, не боясь, что вас риала огромен, перечисление одних имен теорети-
попросят взять его на руки. В следующий раз, ко- ков комического заняло бы многие страницы, но и
гда к вам обратятся с просьбой поиграть с ребен- тогда список не был бы полным. Мы не ставили
ком, сделайте следующее. Сначала рассмейтесь, а целью давать оценку и указывать на недостатки
затем скорчите страшную гримасу. Если младенец рассмотренных здесь теорий. Авторы концепций
уже способен воспринимать выражение лица и го- комического относятся не только к разным эпохам
тов стойко переносить жизненные невзгоды, ожи- и культурам, но и являются представителями раз-
дающие его впереди, он рассмеется вслед за вами. ных научных дисциплин. Многие из них развивали
Но если вы скорчите рожу без предварительной свои теории самостоятельно, часто не принимая во
подготовки, то ребенок завизжит от испуга. Чтобы внимание достигнутое и описанное в области ис-
рассмеяться, он должен быть настроен на игру. следования, повторяясь и приходя к уже сделанным
Если подобное перцепционное усилие еще не- однажды другими учеными выводам.
доступно ребенку, предложите ему более конкрет- Все многообразие теорий можно свести к трем
ную шутку. Протяните ему какой-нибудь предмет, основным:
который он захочет взять в руки, но когда он потя- 1) теория превосходства субъекта комическо-
нется за ним, улыбнувшись, отдерните свою руку. го переживания над объектом – Платон, Аристо-
Такое действие может вызвать у ребенка пронзи- тель, Квинтилиан, Гоббс, Бейн, Бергсон, Эдисон,
тельный крик протеста, но может вызвать и весе- Ликок, Людовичи, Рапп, Фейблман и др.;
лый, раскатистый смех, как будто вы явились авто- 2) теория несоответствия ожидаемого реаль-
ром самой утонченной шутки со времени сотворе- ному результату – Витти, Кант, Шопенгауэр, Спен-
ния мира. сер, Хэзлит, Гегель, Гефдинг, Истмэн, Грейг, Ме-
Этим двум традиционным способам развлече- нон, Пиддингтон, Вильман, Кимминс, Нокс, Мон-
ния ребенка, заключает Истмэн, соответствуют две ро, Кестлер и др.;
самые известные теории комического: а) Аристоте- 3) теория высвобождения психической энер-
ля («ошибка, или уродство, не причиняющее стра- гии – Декарт, Хартли, Пеньон, Дьюи, Сэлли, Мак-
даний и вреда»; другими словами, это – «играя, дугалл, Фрейд, Грегори, Рейк, Клайн, Гротьян,
делать страшные гримасы») и б) Канта («внезапное Вульфенштейн и др.
превращение напряженного ожидания в ничто»; Отнесение отдельных авторов к одной кон-
другими словами, – «протянуть руку за чем-либо и кретной группе теорий нельзя считать единственно
обнаружить, что там этого нет»). правильным решением, т.к. их концепции могут
Эти два, на первый взгляд, разных определения включать положения, позволяющие отнести их к
комического на самом деле не так далеки друг от двум рубрикам одновременно (например,
друга. Они лишь обозначают два возможных вида Г. Спенсер – 2, 3, А. Бергсон – 1, 2).
неприятности, когда: 1) задеты ваши чувства (Ари- Общий вывод, который можно сделать из ана-
стотель) или 2) расстроены ваши замыслы (Кант). лиза существующих концепций комического, со-
Что осложняет проблему комического и наше вос- стоит в следующем: ни одна из теорий не может
приятие юмора, так это то, что мы уже не дети. Мы считаться всецело верной или всецело неверной, в
разучились играть. Все шутки, по своей природе,
каждой есть свое рациональное зерно. Ни одна из
суть либо нанесенные вам обиды, либо фрустрации
теорий, взятая в отдельности, не объясняет все слу-
ваших ожиданий. Это лишь гримасы судьбы или
несбывшиеся надежды. чаи комичности; ни один из теоретиков не предло-
Мы смеемся, таким образом, когда с юмором жил универсального и исчерпывающего определе-
относимся к неприятностям. Подтверждением это- ния комического. Нет сомнения в том, что смех
му может служить тот факт, что все самые распро- может быть как результатом внезапного осознания
страненные шутки в истории человечества всегда собственного превосходства, так и результатом
концентрировались вокруг таких тем, как теща, восприятия несоответствия или высвобождения
неуплаченные долги, пьяницы, бездельники, нало- энергии; что он может вызываться и многими дру-
ги, политика, распутство, экскреция, неудачи, на- гими причинами, в том числе чисто физиологиче-
пыщенность, эгоизм, сексуальная несостоятель- скими. Видимо, только теория, каким-то образом
ность, отсутствие вкуса, жадность, глупость и т.п. интегрирующая существующие воззрения на при-
Но все это многообразие неприятностей сводится в роду комического, будет в состоянии дать по воз-
конечном счете к двум основным: 1) вы не полу- можности полное определение его сути.
чаете того, чего хотите, или 2) получаете то, чего на Было бы неправильным не сказать ни слова об
самом деле не хотите. Соответственно существуют отечественных теориях комического. К сожалению,
176 ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

приходится констатировать, что среди авторов ори- слова – продукта индивидуального речетворчества,
гинальных, пользующихся мировой известностью предмета нашего исследования в языковой игре.
концепций комического не оказалось наших уче- Приведем два примера.
ных. К тому же многие работы советского периода (1) “The guv’nor”, said Parker, breaking the si-
носят явно политически ангажированный характер lence, “has some nice little objay dar, sir.”
и имеют в основном прикладное значение. “Little what?”
Так, опираясь на взгляды Н. Г. Чернышевского “Objay dar, sir.”
(сущность комического – это «внутренняя пустота Light dawned upon Archie. “Of course, yes.
и ничтожность, прикрывающаяся внешностью, French for junk. I see what you mean now.”
имеющею притязание на содержание»), А. И. Гер- (2) “I learned that there was trouble between
цена («смех – одно из самых сильных орудий про- Madeline and Gussie ... and I felt that I might accom-
тив всего, что отжило»), А. В. Луначарс-кого (ко- plish something as a raisonneur.”
торый подчеркивал «огромнейшую» роль смеха как “As a whatonneur?”
«оружия в классовой борьбе») и руководствуясь “I thought that would be a bit above your head. It's
призывом Ф. Энгельса «прежде всего писать о про- a French expression meaning, I believe, though I would
тивнике с презрением, с насмешкой», один автор have to check with Jeeves, a calm kindly man of the
говорил о том, что «комичны, например, талмуди- world who intervenes when a rift has occurred between
сты, цитатчики, схоласты» [7, с. 165], другой при- two loving hearts and brings them together again. Very
водил в работе перечень тем, «достойных внимания essential in the present crisis.”
литераторов, владеющих оружием смеха», среди В обоих примерах мы имеем дело с внесением
которых были такие, как приспособленчество, мел- французских «вкраплений» в английский текст. В
котравчатость, страсть к приобретательству, низко- первом случае передается фонетическими (здесь
поклонство, делячество, пессимизм, кумовство, графическими) средствами английского языка
аполитичность и болтливость [8, с. 47], третий с французское устойчивое сочетание objet d'art (про-
удовлетворением отмечал, что «так и ушли из ис- изведение искусства), во втором – использование
тории буржуазные горе-критики Советской Кон- французского raisonneur одним из собеседников
ституции, провожаемые смехом всего советского вызывает непонимание другого участника диалога,
народа» [9, c. 29]. который переспрашивает, употребляя окказиональ-
Из числа серьезных работ следует упомянуть ное образование whatonneur. Обе речевые ситуации
первую часть из трех задуманных публикаций по смоделированы автором (П. Г. Вудхаусом) с целью
феноменологии и поэтике комического игры и создания комизма (комично, например,
Н. Н. Сретенского [10], статью об эстетической приравнивание objet d’art английскому junk «хлам,
категории комического Ф. С. Лимантова [11], книгу утиль»).
теоретика и историка отечественной кинокомедии В приведенных контекстах нас интересует эф-
Р. Юренева [12], книгу А. Н. Лука о чувстве юмора фект, производимый на человека незнакомым сло-
и остроумии как свойствах психики человека [13] и вом. Полагаем, что новое, неожиданное слово для
вышедшую уже после смерти автора литературо- реципиента сродни загадке, которую необходимо
ведческую работу В. Я. Проппа [14]. отгадать, и механизм его восприятия также, по всей
Написанные представителями разных научных видимости, схож.
дисциплин, эти работы содержат ценные наблюде- Механизм восприятия потенциального слова и
ния над эмпирическим материалом различных сфер его воздействия на адресата можно представить в
комического, частичный обзор теоретического на- виде четырехступенчатой конструкции.
следия и эволюцию взглядов на комическое, но, как 1. Этап предъявления. Коллизия с неизвест-
мы указывали ранее, не выдвигают сколько-нибудь ным, непривычным всегда характеризуется элемен-
весомых, самостоятельных концепций. тами внезапности, неожиданности, удивления и
Основным же недостатком всех существующих замешательства. Как показывают психологические
теорий комического, как считает В. Я. Пропп, явля- эксперименты, удивление усиливает любые эмо-
ется их ужасающий абстракционизм. В большинст- ции, которые следуют за ним, – ощущение комиче-
ве случаев теории представляют собой мертвые ского, чувство отвращения, раздражения, испуга и
философемы, изложенные так тяжеловесно, что их т.п. [15, c. 724]. Отсутствием неожиданности и
иногда просто невозможно понять, труды эти со- удивления, например, объясняется то, что шутки
стоят из сплошных рассуждений, где иногда на це- при их повторении уже не производят своего пер-
лые страницы или десятки страниц не приводится воначального эффекта.
никаких фактов [14, c. 5]. 2. Этап предъявления сменяется этапом
Предпринятая нами попытка сделать обзор су- включения аналитического механизма семанти-
ществующих теорий комического и рассмотреть зации. Для этой фазы характерно напряжение, про-
основные связанные с этой эстетической категори- истекающее из созерцательной работы ума при ос-
ей проблемы поможет нам ответить на вопрос о мыслении конфронтации привычного/непривыч-
том, как происходит семантизация окказионального ного. Работа человеческого мышления протекает
ISSN 1998-4812 Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. №1 177

таким образом, что новые объекты подводятся под обнаружение того, что всегда существовало, но
знакомые, привычные категории и, когда это за- было скрыто от обозрения шорами человеческой
труднительно сделать, человек приходит на какое- привычки. Это относится и к открытиям художни-
то время в состояние замешательства. Происходит ка, своим творчеством заставляющего нас по ново-
то, что М. Истмэн называет «разрушением привыч- му взглянуть на привычные вещи и явления, про-
ной схемы» (collapse of а pattern), а И. Кант – «не- рывая, так сказать, катаракту, затемняющую наше
сбывшимся ожиданием» (frustrated expectation). видение. Яблоко Ньютона и яблоко Сезанна явля-
Происходящее на этом этапе удобно объяснить ются открытиями, более тесно связанными между
некоторыми положениями учения И. П. Павлова о собой, чем это может показаться на первый взгляд»
высшей нервной деятельности. Физиологической [16, с. 108].
основой эмоций, по Павлову, являются процессы Интеллектуальное любопытство, любознатель-
установки и нарушения стереотипной нервной дея- ность, считает А. Кестлер, проистекает от стремле-
тельности коры больших полушарий. Под влияни- ния, столь же элементарного, как утоление голода
ем внешних и внутренних раздражителей в коре или полового влечения: жажды открытий, исследо-
мозга непрерывно происходят установка и распре- вательского голода (exploratory drive). Можно вы-
деление раздражительных и тормозных состояний. делить две стороны эмоциональных переживаний,
Поскольку сами раздражители находятся в опреде- связанных с моментом открытия. Первая находит
ленных отношениях друг к другу в определенном выражение в бурной разрядке накопившегося на-
порядке, постольку и процессы, протекающие в пряжения, которое стало избыточным при решении
коре больших полушарий, характеризуются систе- проблемы, – тут человек с криком «Эврика!» вы-
матичностью. Однообразная, повторяющаяся об- скакивает из ванной и бежит на улицу, не в силах
становка, однородность раздражителей приводят к более сдерживать переполняющей его радости.
тому, что распределение раздражительных и тор- Вторая представляет собой медленно угасающую
мозных состояний совершается все легче и автома- «фосфоресценцию» (slowly fading after-glow), при-
тичнее. Так возникают в коре больших полушарий ятное воспоминание, тихую, задумчивую радость
те слаженные уравновешенные системы, которые от сделанного открытия [16, с. 87–88].
И. П. Павлов назвал динамическими стереотипами. Наблюдения психологов свидетельствуют о
Другими словами, происходит формирование опре- проявлениях «исследовательского голода» с самого
деленного взгляда на вещи, определенного мнения раннего возраста. Ребенка привлекают цвет и фор-
о тех или иных явлениях действительности, обра- ма предметов, движения, части собственного тела,
зование понятий о предметах и явлениях. Но быва- он может изумиться и обрадоваться солнечному
ет так, что предмет, о котором мы имеем сложив- зайчику на стене, красному мячику на ковре и т.п.
шееся, устойчивое понятие, вдруг проявляет себя Американский социолог и психиатр Уильям Фрай
по-новому, обнаруживает такие черты, которые приводит случай, произошедший с его сыном. Ко-
совершенно не совместимы с нашим прежним мне- гда их сыну было 7 месяцев, его оставили на не-
нием о нем. В окружающей среде произошло, та- сколько минут в коляске рядом с большим зерка-
ким образом, резкое и быстрое изменение, появил- лом в универмаге. Когда мама вернулась к сыну,
ся совершенно новый раздражитель, не уклады- она увидела за его спиной целую толпу улыбаю-
вающийся в систему имеющихся связей, идущий щихся взрослых. Мальчик совершенно не замечал
вразрез со сложившимся динамическим стереоти- окружающих его людей и был занят тем, что раз-
пом. Такое столкновение нового раздражителя с глядывал себя в зеркало. Каждый раз, когда он в
уже имеющейся системой нервных связей является него заглядывал, он разражался заразительным
физиологической основой как чувства комическо- смехом [17, c. 12].
го, так и ряда других эмоций. Таким образом, если незнакомое поначалу
Появление в речи незнакомого слова, не встре- приводит в замешательство, настораживает, то по-
чавшегося дотоле в языковой практике индивида, сле его адекватной интерпретации, «семантиза-
является как раз такого рода раздражителем. Про- ции», выход психической энергии проявляется в
исходит мобилизация умственных и психологиче- смехе радости, облегчения или улыбке удовлетво-
ских ресурсов человека, которые направляются на рения. Смех, как выразился один автор, есть обрат-
решение возникшей проблемы. ный вздох изумления (а reverse gasp) [18, c. 33].
Фаза «напряженного ожидания» (Кант) закан- В связи с этим интерес представляет следую-
чивается моментом озарения, разгадки, который щий факт. З. Фрейд задумал написать книгу об ост-
тут же сменяется разрядкой создавшегося на- роумии в период подготовки к изданию другой
пряжения, выходом психической энергии. своей важной работы – «Толкование сновидений».
Интересен, с психологической точки зрения, Идея была подсказана Теодором Рейком, учеником
момент открытия, изумления, которое охватывает Фрейда, его другом и биографом, который первым
человека при вскрытии связей, сторон познаваемо- обратил внимание на то, что у студентов Фрейда
го объекта, о которых он ранее не подозревал. «От- часто вырывался смех, когда они приходили к по-
крытие, – пишет А. Кестлер, – часто означает лишь ниманию значения символов в снах человека. Это
178 ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

привело обоих к мысли о сходстве динамики бес- Таким образом, гамма чувств, переживаемая
сознательного в работе сновидений и остроумия человеком, разгадавшим загадку, понявшим суть
(см. [19, c. 2, 21–22]). анекдота, оценившим тонкую игру слов, догадав-
Роль аналогии и исследовательской интуиции шимся о значении неизвестного ему слова и т.п.,
трудно переоценить. В упоминавшейся книге согласно предложенной четырехступенчатой моде-
А. Кестлера описываются ряд открытий, сделанных ли, будет следующей: замешательство → напряже-
на основе неожиданных аналогий: идея Мечникова ние → озарение → удовлетворение.
о защитном механизме человеческого организма
ЛИТЕРАТУРА
против микробов, Кеплера о Солнечной системе,
лорда Келвина о создании гальванометра, Ньютона 1. Мукаржовский Я. Исследования по эстетике и теории ис-
о гравитации, Фрейда о сублимации и др. [16, кусства. М.: Искусство, 1994. 606 с.
2. Гартман Н. Эстетика. М.: Изд-во иностранной литературы,
c. 199–200]. Фрейд, например, сделал свое откры- 1958. 692 с.
тие, проведя параллель с рисунком в журнале, изо- 3. Юренев Р. Смешное на экране. М.: Искусство, 1964. 207 с.
бражавшим вначале маленькую девочку с прутиком 4. Ludovici A. M. The secret of laughter. L.: Cons-table & Co.
в руке, присматривающую за стайкой гусят, а затем ее Ltd., 1932. 134 p.
5. Piddington R. The psychology of laughter. A study in social
же в зрелом возрасте, ставшую гувернанткой, и с зон- adaptation. N. Y.: Gamut Press, 1963. 224 p.
тиком в руке сопровождающую стайку юных дам. 6. Eastman M. Enjoyment of laughter. N. Y.: Simon and Schuster,
Семантизация неизвестного слова также про- 1936. 367 p.
исходит на основе сопоставления его морфемного 7. Эльсберг Я. Е. Вопросы теории сатиры. М.: Советский
писатель, 1957. 427 с.
состава с ранее встречавшимися в речевой практи- 8. Гуральник У. А. Смех – оружие сильных: Советская сати-
ке образцами, на базе аналогий с известными схе- рическая и юмористическая литература сегодня. М.: Зна-
мами и моделями образования лексических единиц. ние, 1961. 48 с.
Если третий этап в представленной нами четырех- 9. Бореев Ю. Б. Трагическое и комическое в действительно-
сти и в искусстве. М.: Знание, 1955. 32 с.
ступенчатой формуле интерпретации окказиональ-
10. Сретенский Н. Н. Историческое введение в поэтику коми-
ных словесных знаков отсутствует, т.е. адресат не ческого. Ч. I. Ростов н/Д.: Трудовой Дон, 1926. 60 с.
смог дешифровать языковой код, тогда на выходе, 11. Лимантов Ф. С. Об эстетической категории комического // Уч.
на 4-й ступени, возможны совсем другие эмоции, зап. ЛГПИ им. А. И. Герцена. Т. 162. Ч. II. 1959. С. 29–73.
нежели радость и удовольствие. Х. Уолпол приво- 12. Юренев Р. Смешное на экране. М.: Искусство, 1964. 207 с.
13. Лук А. Н. О чувстве юмора и остроумии. М.: Искусство,
дит анекдотичный случай, произошедший с 1968. 191 с.
Г. Честертоном, который прогуливался и, погру- 14. Пропп В. Я. Проблемы комизма и смеха. М.: Искусство,
женный в свои мысли, вдруг остановился перед 1976. 183 с.
прилавком торговки рыбой. С улыбкой глядя ей в 15. Flugel J. C. Humor and laughter // Handbook of social psy-
chology. V. 2. Ed. by G. Lindzey. Cambridge (Mass.): Addi-
лицо, он неожиданно произнес: «Вы существитель- son-Wesley Publishing Co, 1954. P. 709–734.
ное, вы глагол, вы предлог». Женщина густо по- 16. Koestler A. The act of creation. N. Y.: Dell Publishing Co,
краснела, но Честертон невозмутимо продолжал: 1967. 751 p.
«Вы наречие, прилагательное и союз». На слове 17. Fry W. F. Sweet madness. A study of humor. Palo Alto: Pacific
«союз» торговка ударила писателя по лицу камба- Books, 1968. 178 p.
18. Durgnat R. The crazy mirror: Hollywood comedy and the
лой и позвала полицейского [20, c. 42]. Незнакомые American image. L.: Faber and Faber, 1969. 280 p.
грамматические термины приобретают в глазах 19. Grotjahn M. Beyond laughter: humor and the subconscious. N.
неграмотной женщины силу непонятных, зловещих Y.: McGraw-Hill Book Co, 1966. 285 p.
ругательств. 20. Walpole H. R. Semantics: the nature of words and their mean-
ings. N. Y.: W. W. Norton & Co, 1941. 264 p.

Поступила в редакцию 07.03.2012 г.