Вы находитесь на странице: 1из 10

Краткое содержание Энеиды (по песням)

1. В первых двух строках (даже словах – arma virumque – битвы и мужа)


заключён смысл всей поэмы.
Как «римский Гомер» Вергилий в одной поэме соединяет сюжетные линии
двух произведений Гомера – «войны» (троянская война в «Илиаде») и
«мужа» (странствования Одиссея в «Одиссее»).
Упоминается и причина его долгих странствий: «злопамятный гнев жестокой
Юноны». Она любила Карфаген более всех остальных городов, однако Парки
судили, что «возникнет от крови троянской // Род, который во прах
ниспровергнет тирийцев твердыни». Троянцев она люто ненавидела:
«Сатурна дочь не забыла // Суд Париса, к своей красоте оскорблённой
презренье». Поэтому они долго скитались. Когда троянцы отплыли от
Сицилии, Юнона решает преградить им путь к Италии. Она спешит в Эолию,
к Эолу-царю, богу всех ветров, и просит: «Ветру великую мощь придай и
обрушь на корму им, // Врозь разбросай корабли, рассей тела по пучинам».
Она предлагает ему в обмен нимфу Деиопею, и Эол соглашается и выпускает
ветры. Эней кричит: «Тот блажен, кто под стенами Трои <…> в бою
повстречался со смертью!» Буря продолжается, тонут корабли Оронта,
Абанта и Алета. Но Нептун слышит, как волнуется море, «тотчас открылись
ему сестры разгневанной козни». Он повелевает ветрам лететь обратно к
Эолу и усмиряет море. Эней и Ко плывут к Ливийским (что поближе)
побережьям. Эней охотится. Эней говорит: «Ныне крепитесь, друзья». Эней
скорбит о погибших.
Диалог Юпитера и Венеры (матери Энея). Она, плача, спрашивает его,
почему он изменил своё решение. «Знаю, годы пройдут, и от крови Тевкра
старинной // Там, в Италии, род победителей-римлян восстанет, //<…> Ты
обещал». А Эней и троянцы терпят вместо того бедствия. Юпитер отвечает с
улыбкой, что «незыблемы судьбы троянцев» (всё будет хорошо), упоминает
про создание рода Ромулом, и то, что даже Юнона будет лелеять их.
Юпитер посылает Гермеса, чтобы Дидона, царица Карфагена, «ненароком
границ не закрыла». Эней решает разузнать, куда их забросило, и идёт на
разведку с Ахатом. Навстречу им выходит Венера в образе тирской девы.
Между ними завязывается диалог, и она говорит, что «царство пунийцев ты
зришь, Агеноров город тирийский». Она рассказывает о Дидоне, что сейчас
она правит в Карфагене, что до того в Тире царствовал её жестокий брат
Пигмалион, который убил мужа Дидоны Сихея «пред алтарём». Призрак
покойного является ей во сне и говорит ей бежать, указывая место, где зарыт
клад. Дидона покупает землю и возводит Карфаген. Венера спрашивает Энея,
куда он направляется, и тот отвечает, что это долгая история, что они плывут
из Трои, что в пути их настигла буря. Венера указывает им путь и уходит, и
её «поступь выдала им богиню». Эней воскликнул ей вслед, почему она его
обманула.
Она окружила их «облаком тёмным», чтобы их никто не обнаружил. Эней с
изумлением смотрит на «растущую твердыню» Карфагена. Они обнаружили
в городе знак – череп быстрого коня – «затем, что много столетий // Будет их
род отважен в бою и нужды не узнает». Там Дидона возводила храм Юноны.
Он входит в «преддверье», изумляется диковинной работе мастеров, видит
илионские битвы и с печалью вспоминает их. К тому времени к храму
подходит Дидона, которую Вергилий сравнивает с Дианой. Она «тотчас
садится на трон, <…> суд вершит и законы даёт мужам и работы // Поровну
делит она». Вдруг Эней видит друзей – Клоанта, Антея, Сергеста, которых
ветром отнесло к другим побережьям. Они просят милости Дидоны,
упоминает Энея. Дидона отвечает им, что поможет им отплыть и что, если
они захотят, могут остаться в городе. «Если б царь ваш Эней прибыл сюда!»
Облако рассеивается, и Эней предстаёт во всем блеске. Говорит, что
благодарен ей, что имя её пребудет в хвале и в почёте. Дидона в изумлении,
спрашивает, какая судьба гонит его, говорит, что ей многое о нём ведомо
(как он был рождён, например), и в итоге: «Под кров мой войдите скорее -
<…> Горе я знаю – оно помогать меня учит несчастным». Она посылает дары
– быков, свиней, ягнят и овец. Готовят пир. Эней посылает Ахата за
Асканием, своим сыном, велит принести дары, что им удалось вывезти из
Трои.
Венера же (Киферея) решает зажечь любовь в сердце Дидоны, ибо страшится
двуличия тирийцев, «гнев Юноны гнетёт всю ночь богиню тревогой». Она
подсылает к Дидоне Купидона вместо Юла, чтобы та, «как я (Венера),
любила Энея). Купидон, по замыслу Венеры, должен принять образ Юла (её
внука) и, когда Дидона посадит его себе на колени и поцелует, «тайное пламя
вдохнуть в неё». Купидон исполняет то, что она говорит. Все дивятся «Юлу»,
дарам Энея. Дидона же пристальней всех смотрит на мальчика. Купидон же,
псоле того, как кратко побыл с Энеем, пошёл к Дидоне. «А та глядит
неотрывно, // Льнёт всей грудью к нему, и ласкает его, и не знает, // Бедная,
что у неё на коленях бог всемогущий». Он же стирает ей память о муже,
чтобы «к новой любви обратились праздная дума её и любить отвыкшее
сердце». Дидона поднимает чашу за тевкров и тирийцев. Коснуласт губами
чаши и передала другим. Запел Иопад, и его награждали «плеском ладоней».
Дидона же расспросила Энея о Приаме, о Гекторе, просит наконец рассказать
и об его скитаниях: «…ибо вот уж лето седьмое // Носит всюду тебя по
волнам морским и на суше».
2. Все умолкают. Эней заводит речь. Видел он, как мощь Трои сокрушило
коварство данайцев. «Хоть и страшится душа и бежит той памяти
горькой, //Я начну». Рассказ о троянском коне – как его строят, что внутри
отряд бойцов. Эней говорит, что троянцы поверили в то, что корабли
данайцев в Микенах, они же у Тенедоса близ Трои. Тевкры открыли ворота и
дивятся коню. Лаокоон кричит: «Несчастные! Все вы безумны! Верите вы,
что отплыли враги? Что быть без обмана могут данайцев дары?» (ср.
известное выражение «Бойтесь данайцев, дары приносящих») и кидает в коня
копьё. Эней сетует, что если бы ему поверили, не пала б твердыня Приама.
Тот, кто был с конём пленён. (Его имя – Синон.) Его просят рассказать, какой
он крови, на что надеялся, сдавшись. Он рассказывает, что он аргосец, что
говорить будет только правду, что его смертельно обидел Улисс (=Одиссей),
убивший его друга, что он жаждет мести ему. Ему поверили, «пеласгийских
не зная уловок». Ветры не давали данайцам отплыть, и оракул вещал, что
должно принести жертву. «По уговору» назначили Синона. Всё уже
приготовили, но он убежал, и теперь ему нет пути обратного. Он просит
сжалиться над ним. «Жизнь мы (троянцы) даруем ему, хитреца слезам
сострадая». Приам говорит, чтобы тот забыл о греках (что он теперь их
человек) и ответил, зачем они возвели этого коня. Синон говорит, что всё им
расскажет. Мол, Паллада всегда была к ним благосклонна, но из-за Уллиса,
похитившего Палладий (девичьи повязки богини), надежда пошла на убыль.
Калхант же повелел им плыть в Микены и возвратить благоволенье богов.
Коня же воздвигли, чтобы «тягостный грех искупить оскорбленья святыни».
Он говорит, что если коня ввести в город, то они, во-первых, не оскорбят
приношения Минерве, во-вторых, гибель, предречённая троянцам, падёт на
потомков данайцев. И ему поверили. Вдруг является страшный знак –
Лаокоона, жреца Нептуна, и двух его сыновей убивают две змеи, выползшие
из моря. Это трактуется как плата за его злодеяние (кинул копьё в коня
Минервы). Коня вводят в город.
Наступила ночь, и Синон открыл затвор для сокрытых в коне бойцов.
Начинается резня. В это время Энею во сне является плачущий Гектор и
говорит, чтобы тот спасался. «Троя вручает тебе пенатов своих и святыни: //
В спутники судеб твоих ты возьми их, стены найди им, // Ибо объехав моря,
ты воздвигнешь город великий». Эней понимает всё, все козни ему
открылись. «И ярость и гнев опрокинули разум: // Кажется нам, что
достойней всего – с оружием погибнуть». Является Панф Офриад, жрец
Феба, неся с собой святыни и внука, и говорит, что греки захватили город.
Эней собирает людей и говорит, что исход битвы известен заранее, но
«погибнем в бою, но горящему граду поможем». Они идут навстречу гибели.
Повсюду трупы. Они встречают данайца Андрогея, который говорит им
спешить. «Как можно так долго медлить в праздности?» Он отступил, когда
понял, кто перед ним. Кореб, соратник Энея, (влюблённый в Кассандру)
решает схитрить и надевает шлем Андрогея, то же делают остальные
(надевают данайские знаки). Враг разбегается, кто-то пытается вновь
укрыться в коне. Вдруг видят Кассандру, дочь Приама, захваченную в плен.
Они бросаются в бой, но с крыши в них кидают копья. Кореб, Рифей,
Гипанид, Димант, Панф убиты. Вырвались Эней, Пелий и Ифит. Они бегут к
дому Приама. Данайцы тщатся занять чертоги, дарданцы же их стараются
удержать. Эней и команда идут во дворец через тайный ход. Пирр, Перифант,
Автомедонт (данайцы) прорубают порог и дверь, стремясь прорваться в дом.
В доме же – жены и матери. Данайцы вломились.
Старец Приам же, облачаясь доспех, берет меч и врывается в битву в поисках
смерти. Гекуба, жена Приама, видя это, говорит, что не нужно этого делать,
что их либо спрячет жертвенник, либо они умрут вместе. Появляется сын
Приама Полит. Убегая от Пирра, он упал наземь и на глазах Приама и
Гекубы умер. Приам же гневно кричит Пирру, что боги отомстят ему за
лицезрение смерти сына. Пирр увлёк Приама к алтарю и убил. Он видит
прячущуюся Елену, ту, «что была рождена на погибель отчизне и Трое». В
нём вспыхивает гнев, он хочет убить её, но Венера, его мать, останавливает
его, спрашивает, почему он не смотрит, где его отец, сын и супруга, что если
бы она не смотрела за ними, то их бы уже убили. «Нет, лишь богов
беспощадность – только она прокинула мощь и величие Трои». Венера
советует ему покинуть сражение, обещая, что будет с ним всегда. Отец Энея
решил остаться и умереть в Трое. Эней вновь устремляется в битву, но его
останавливает Креуса: «Если на гибель идёшь, то и нас веди за собою! Если
ж, оружье подняв, на него возлагаешь надежды, Раньше наш дом защити!»
Вдруг они видят, что у Юла на висках разгорается священный огонь. Анхиз
ликует и просит знамения Юпитера, и тотчас раздаётся гром. Анхиз, отец
Энея, уступает сыну и уходит вместе с ним.
Они решают укрыться в покинутом храме Цереры. По пути он потерял
Креусу, не хватало только её. Эней поручает своих родных друзьям, сам
вновь уходит в Трою. Приамов дворец охвачен пожаром. Всюду данайцы.
Они несут добычу. Дрожа, вереницей стоят женщины и дети. От безумной
скорби Эней стал призывать Креусу. Явился её призрак. Она говорит, что ей
не быть его спутницей, и рассказывает о дальнейшей судьбе, что после
скитаний придёт в Гесперийскую землю, завещает ему не плакать и
дорожить любовью к сыну. Он пытался удеражть её в объятиях, но она
ускользала (трижды). Он нашёл новую толпу спутников. Он, «ни на что не
надеясь, безропотно двинулся в горы».
3. После падения Трои спасшиеся начали строить корабли и собирать людей.
Эней: «Я покидаю в слезах (берег родной) и в открытое море, изгнанник, //
Сына везу и друзей». Они плывут к месту, где Эней когда-то заложил город –
Энеаду. Там Энею явилось страшное знамение: когда он попытался вырвать
куст кизила, из разорванных корней потекла кровь. Эней умоляет нимф,
чтобы те обратили знамение ему во благо и продолжает, но в тот момент из
недр доносится стон: «Знай, что троянская кровь из стволов надломленных
льётся! // Горе! Беги от жестокой земли, от алчных прибрежий! // Я –
Полидор». Ужас потрясает душу Энея: Полидора некогда Приам отправил к
царю фракийцев с «обильной казной золотою», но царь принял сторону
Агамемнона и убил Полидора.
Все решили уйти, но перед этим совершили над могилой Полидора
погребальный обряд. Они вновь плывут. Приплывают к некому острову. На
берегу их встречает Аний, жрец Аполлона. Эней вопрошает: «Молви, за кем
нам идти? Куда? И где поселиться?» Жрец отвечает: там, где возник род
(Энея, тевкров). Все радуются его ответу. Старец Анхиз, отец Энея, говорит,
что им нужно плыть на Крит. Он кладёт жертвы богам, и скитальцы вновь
отправляются в путь.
Прибывают «на старинный берег Куретов». Эней воздвигает город
Пергамею. Внезапно на пришельцев нападает мор. Анхиз говорит Энею
плыть в Ортигию и спросить Фебов оракул, «куда нам путь свой направить».
Энею снятся боги и говорят ему плыть в Гесперию (там, где живёт народ
италийцев). Эней рассказывает сон отцу, и Анхиз понимает, что ошибся,
причём упоминает, что Кассандра говорила ему об этом.
«Снова отплыть мы спешим». Их настигает буря. Она длится три дня.
Приплыли к берегу Строфад, который населяют гарпии, и самая ужасная из
них – Келено. Приплывшие видят стадо и нападают на него, начинают
пировать. Вдруг на пирующих нападают гарпии. Сначала они уходят вглубь
скалы и пытаются пировать там, но их вновь настигают гарпии, тогда Эней
велит взять в руки оружие. Они бьются. Келено пророчит, что они доплывут
до Италии, но их прежде того настигнет жестокий голод. Анхиз просит
милости богов. Они вновь в море.
Путники проплывают мимо Итаки, проклиная место, где был рождён Улисс.
Доплывают до Левкаты. Совершают обряды. Живут там (примерно) год,
потом вновь отплывают.
Подплывают «к твердыне Бутрота». Эней хочет узнать о судьбе Андромахи и
других. Он идёт за город, где Андромаха совершает возлияния. Андромаха
при виде троянцев теряет сознание, потом спрашивает Энея: «Пдлинно ль
вижу твой лик?» Он спрашивает о её судьбе, и она говорит ему, что была
рабой сына Ахилла Пелида, но потом Орест убил его, «любовью к отнятой
невесте горя, мучимый местью фурий», а Андромаху отдали рабу Гелену.
После смерти Пелида ему досталась часть царства. Она расспрашивает Энея.
Появляется Гелен и радуется приходу троянцев. Эней видит «подобие Трои
великой» - Малый Пергам. Пируют. Через несколько дней вновь
отправляются в путь, но перед этим Эней просит Гелена спросить богов: чего
стоит ему остерегаться? Как превозмочь грозящие беды?
Гелен, «вдохновлённый Фебом», молвил, что ему предстоит ещё очень
долгий путь. Он говорит ему запомнить знак: возле дубов он должен увидеть
веприцу, и тридцать детёнышей будут сосать её молоко – там он обретёт
место для города и покой. Голод не настигнет их. Говорит только
остерегаться восточных италийских берегов, в которых живут злобные греки.
Также Энею должно при совершении обряда укутать волосы пурпурным
покровом. О том, как лучше проплыть: «Лучше Пахина тебе обогнуть
тринакрийского меты», чем увидеть Сциллу. Короче: плыви непрямым
путём. Потом он говорит приносить жертвы Юноне и творить молитвы.
Также советует посетить Сивиллу – пророчицу, записывающую предсказанья
на листьях.
Гелен нагрузил корабли подарками – мечами, доспехами и золотом,
Андромаха – дарами ткацкого стана. Она говорит Юлу, что видит в нём
своего сына Астианакса. «И по годам он тебе сейчас ровесником был бы».
Желает им счастливого пути. Троянцы отплывают.
Доплывают до Италии. Анхиз просит богов даровать им лёгкий путь. Тут
Эней видит первое знамение: на равнине пасутся четыре белых коня – то
сулит войну. Троянцы возносят жертвы Палладе и Юноне. Проплывают
мимо Тринакрийской Этны, слышат рёв, отражённый от скал – то Харибда.
Анхиз велит спасаться. «С верного сбившись пути, к берегам циклопов
плывём мы». Рёв вулкана застилает небо, и что-то увидеть они смогли только
с наступлением зари. Там видят незнакомца, который просит увезти его с
собой, говорит, что был данайцем, что если они обижены на него, пусть
низвергнут в пучину – лучше погибнуть от руки человека. Анхиз протянул
ему руку. (Опять доверились.) Он рассказывает, что он – Ахеменид, спутник
Улисса, которого они забыли в пещере. (Пересказ приключений Одиссея в
пещере циклопа) Он говорит им как можно скорее покидать берег, ибо,
кроме Полифема, здесь живёт и сто других циклопов. Только он закончил
речь – они увидели Полифема. Троянцы спешно режут канаты и отплывают.
Полифем слышит их, но не может дотянуться. Тогда поднимает рёв, и берега
содрогнулись, и загудела Этна. На крик сбежались и другие циклопы и стали
смотреть на них со злобой. Плывут (много названий различных местностей)
… Перед последней остановкой (до края Дидоны) – Дрепанским заливом –
умер Анхиз. Эней умолк и закончил повесть.
4. Дидона влюбляется. Она открывает свою тайну сестре Анне: «Только
пришелец один склонил мне шаткую душу, // Чувства мои пробудил! Былой
огонь я узнала!» Если бы, мол, не смерть мужа, она бы поддалась
искушению, но она будет хранить верность покойному мужу. Анна же
говорит ей: «Что же, всю молодость ты проведёшь в тоске?» Счастье, что к
ним приплыли корабли илионских беглецов. Им же ещё и грозит опасность
от Тира и брата Дидоны. Эта речь «зажгла любовью душу Дидоны, // Узы
стыда разрешив и ум соблазняя надеждой». Они совершают возлияния Фебу,
Церере и Юноне. Любовь изжигает царицу, в груди скрывается рана. Она
показывает ему Карфаген, жаждет слушать о его приключениях на пиру,
сажает к себе на колени Аскания, сына Энея.
Юнона узнаёт о болезни Дидоны и обращается к Венере: «Женщину двое
богов одну победили коварно!» (имея в виду Венеру и Купидона). Юнона
предлагает мир, но Венера чувствует, что та кривит душой, и отнекивается
под предлогом: а разрешит ли Юпитер, чтобы был один город у троянцев и у
тирийцев. Тогда Юнона говорит, что, когда Эней с Дидоной на заре поедут
охотиться, она нашлёт бурю, и в пещере совершится их брак. Киферея
согласилась, «смеясь над уловкой коварной».
Во всей красе выдвигается Дидона, Эней и все их отряды. Буря настала.
Дидона и Эней скрылись в пещере. «Первой причиною бед и первым к ибели
шагом // Был тот день. Забыв о молве, об имени добром, // Больше о тайной
любви не хочет думать Дидона: // Браком зовёт свой союз и словом вину
прикрывает». Понеслась об Энее худая молва – что он был принят на ложе
царицы, что распутствует с Дидоной, позабыв свои царства. (Проделки
Юноны, само собой.) Дошла она и до царя Ярбе, который некогда уступил
Дидоне землю и добивался её руки и сердца. Тот разгневался и сотворил
требу Юпитеру с жалобами на двоих. Тогда Юпитер послал Меркурия, чтобы
тот торопился в Италию, а не забывался с Дидоной. Меркурий спускается и
видит Энея. Упрекает его: «Женщины раб, ты забыл о царстве и подвигах
громких?» Говорит ему помнить об этом хотя бы потому, что растёт
Асканий. Эней в смятении, он не знает, как теперь обратиться к царице. Он
велит тайно снаряжать корабли, пока думает, как всё уладить. Но Дидона
догадалась обо всём. Она обвиняет его в вероломстве, заклинает опомниться,
говорит, что из-за него стала всем ненавистна, что не чувствовала бы себя
покинутой, если бы зачала от него ребёнка. Эней отвечал кратко: он не
вступал с ней в союз, он не хозяин своей судьбы, он плывёт туда, куда ему
скажет Аполлон. Рассказывает о вести Меркурия. «Я не по воле своей плвыу
в Италию». Она гневается, что он не плачет, тронутый любовью, что не
жалеет её, что он жесток. «Верить нельзя никому!» Говорит, что разделила с
ним царство, что избавила их от смерти, приютив у себя. Велит ему плыть в
Италию и говорит, что будет преследовать его после смерти. (Проклинает,
короче.) Потом внезапно убегает, обессилев. Эней «горько стонал от любви,
колебавшей слабую душу», но собирался в путь. Работа кипит.
Дидона вновь пытается остановить его – теперь через сестру Анну: «…
почитал всегда вероломный // Только тебя, доверял лишь тебе он тайные
мысли». Хочет, чтобы та просила его подождать «попутных ветров». Анна
носила её просьбы, но Эней был непреклонен.
Дидона намеревается совершить нечто ужасное. Вино для возлияний
обращается в чёрную кровь. Ночью из храма, посвящённого Сихею, она
слышала голос покойного мужа. !!!Сон Дидоны: свирепый Эней гонится за
ней, она же бредёт по длинной дороге и ищет тирийцев. Дидона решилась на
смерть, но ложью успокаивает сестру: говорит, что жрица-массилиянка
велела ей сжечь всё, что напоминает об Энее, и просит сестру сложить
костёр. «Анна понять не могла, что скрыть погребенье Дидоны // Должен
странный обряд».
Складывают костёр. Жрица призывает всех богов. Царица готовится к смерти
и «зовёт в свидетели звёзды». Не может уснуть, думая лишь об одном: «Что
ж мне делать?» Нельзя идти к ливийским номадам, которых она отвергала;
нельзя и идти вслед за троянцами. «Нет! По заслугам умри и мечом оборви
эту муку!» Эней же спит. Во сне ему является образ Меркурия. Тот говорить
ему спешить. Эней велит поднимать паруса. «С высокого неба // Послан, бог
нам велит обрубить витые канаты, // Без промедленья бежать».
Дидона видит паруса кораблей. Она ударяет себя в грудь и стонет: «Ужель
надо мной посмеётся пришелец?» говорит, что нужно было убить Аскания и
дать отведать Энею, спалить троянский лагерь, весь род истребить.
Обращается к Юноне, Гекате и Дирам – если он доплывёт до Италии, пусть
на него пойдут войной, пусть он станет изгнанником, пусть увидит гибель
друзей, пусть тирийцы вечно ненавидят род его. Она мучительно захотела
смерти. Она зовёт к себе кормилицу Барку, говорит ей, чтобы Анна начала
обряд. Очи её налиты кровью, на щеках бледные пятна. Она всходит на
костёр и обнажает клинок, подаренный Энеем. «Хоть неотмщённой умру –
но умру желанною смертью. // С моря пускай на огонь глядит дарданец
жестокий, // Пусть для него моя смерть зловещим знамением будет!» Она
пронзает себя. Дворец наполняется плачем. Анна кличет сестру: «Вот в чём
твой замысел был! Меня обмануть ты стремилась!» Анна взошла на костёр и
грела умирающую сестру, утирала ей тёмную кровь. Дидона пыталась встать,
но тщетно. Юнона, царица богов, прервала её муки, послав к ней Ириду. Та
отрешает Дидону от тела. «Вымолвив, прядь срезает она – и тотчас хладеет //
Тело, и жизнь покидает его, развеяна ветром».
5. Эней в море. Костёр на берегу внушает ему мрачное предчувствие.
Собрался дождь. Кормчий Энея, Палинур (это имя очень важно, запомните),
говорит, что до Италии при такой погоде они не доплывут и надо повернуть
обратно к Стканийским берегам, там, где был погребён Анхиз. Эней
соглашается с ним. На берегу их радостно встречает Акест. Эней решает
совершить тризну по отцу, а также устроить состязания судов. Творит
возлияния, разбрасывает пурпурные цветы. Обращаясь к отцу, приветствует
его и говорит, что не судьба им была доплыть вместе до италийских нив.
Вдруг из гробницы появляется змея: она пробует яства и вновь исчезает.
Эней не знает, что это могло быть. После начинаются игры.
«Первыми вышли гребцы состязаться на вёслах тяжёлых». Были выбраны
четыре корабля и четыре водителя: «Кит» - Мнесфей, «Химера» - Гиас,
«Кентавр» - Сергест и «Сцилла» - Клоант. Эней устанавливает мету на
определенном острове. Все красивые, золоте и пурпуре. По знаку трубы все
рванули. Впереди всех шла Химера, за ней вслед Сцилла, позади этих двух
обгоняли друг друга Кит и Кентавр. Гиас говорит Меноту, своему кормчему,
плыть ближе к берегу, но Менот не слушает. Сцилла опережает Химеру, и
тогда Гиас сталкивает Менота с корабля. Сергест и Мнесфей плывут бок о
бок. Мнесфей ободряет гребцов речью: «Покажите мужество ваше, // Силу,
что вам помогла одолеть Гетулийские Сирты, Бурный Малеи прибой и
натиск волн Ионийских». Главное – не прийти последними. Гребцы налегают
с удвоенной силой. Сергест, пытаясь проплыть более кратким путём, налетел
на утёс. Кит обгоняет и Химеру, лишённую кормчего, только Клоант
впереди. Они бы пришли вместе, но Клоант пообещал принести в жертву
белоснежного тельца владыкам морей, и они дают толчок его кораблю. Он
пришёл первым, и его увенчали лавровым венком, одарили златотканным
плащом. Мнесфею, пришедшему вторым, Эней подарил доспех (тройной
панцирь). «Третья награда была – два медных блюда и кубки». Сергест
вернулся с позором, но тоже был одарен Энеем – он отдал ему рабыню
Фолою.
Началось второе состязание – по бегу. Имена: Нис, Эвриал, Диор, Салий,
Патрон, Гелим, Панопей, другие имена молва забыла. Эней говорит, что
никто не уйдёт без награды: каждому – по два копья и топор, но первому
достанется конь с драгоценной сбруей, второму – колчан амазонок с
фракийскими стелами, третьему – аргосский шлем. Они бегут. Первым шёл
Нис, затем Салий, третьим Эвриал. Нис падает, поскользнувшись на луже
крови, но, помня о любви к Эвриалу (это была чистая любовь), телом
преграждает путь Салию, и тот падает. Итак, Эвриал пришёл первым, Гелим
вторым, Диор третьим. Салий возмущён и требует награды, но толпа за
прекрасного Эвриала. Тогда Эней дарует ему шкуру льва. Тогда уже Эвриал
возмущается, и Эней одаряет Ниса щитом.
Третье состязание – борьба. Дар победителю – бык в золотых повязках,
побеждённому – шлем и меч. Тотчас из рядов вышел Дарет. Никто более не
выходит, и кажется, что Дарет заберёт бдары без боя, но Акест упрекает
Энтелла в том, что тот не решается биться. Энтелл же говорит, что он стар и
немощен. Если бы он был молод, говорит, вышел бы не за награду. Он
бросил на поле ремни из семи бычьих шкур с нашитым свинцом и железом.
Он вступает в бой с Даретом, не надев своих повязок, а Дарет – троянских.
«И началось на лугу между юным и старым сраженье». Сначала они шли на
равных, но потом Энтелл упал и от того зажёгся в нём гнев. Он едва не
убивает Дарета. Эней разнимает их и просит Дарета уступить. Энтелл,
получив быка, говорит: «Смотрите, как я могуч был в прежние годы». Он
ударяет быка в лоб, ломая тому череп, и бык падает замертво. «Лучшую
жертву тебе взамен Дарета принёс я, Эрике!» (Эрике (Eryx) – король
Сицилии, превосходный борец, убитый Гераклом в поединке.)