Вы находитесь на странице: 1из 184

Академия наук Республики Таджикистан

Институт истории, археологии и этнографии


им. А. Дониша

На правах рукописи

Смагулов Агыбай Дынкенович

Влияние афганского вооруженного противостояния на


политическую и экономическую ситуацию в Средней Азии и
Казахстане (2001-2009гг.)

Специальность 07.00.02 – «Отечественная история»

Диссертация на соискание ученой степени


кандидата исторических наук

Научный руководитель:
кандидат исторических наук,
заведующий Отделом новейшей истории
Института истории, археологии и
этнографии им. А.Дониша
Академии наук
Республики Таджикистан
А.М. Гафуров

Душанбе – 2013
1
СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………. …………………………………………………3
Глава I.
Развитие военно-политической ситуации в Афганистане в период
антитеррористической кампании (2001 - 2009гг.)…………………………15
1. Усилия американской администрации и стран НАТО по
стабилизации ситуации в Афганистане в 2001-2008гг………………………16
2. Обострение ситуации в 2009 году и разработка новой
администрацией США стратегии «выхода» из Афганистана….......................48
Глава II.
Влияние афганского вооруженного противостояния на
политическое и экономическое развитие Средней Азии и
Казахстана……………………………………………………………………….97
1. Основные пути влияния афганского кризиса на политическое и
экономическое развитие Средней Азии и Казахстана по оценкам экспертов
СНГ………………………………………………………………………………97
2. Анализ оценок западных экспертов и политиков по поводу
влияния афганского конфликта на развитие политической и экономической
ситуации в Средней Азии и Казахстане…........................................................119
3. История становления и формирования двусторонних отношений
стран Средней Азии и Казахстана с Исламской Республикой Афганистан и их
внешнеполитические инициативы……………………………………………136
а) Республика Казахстан…………………………………………………136
б) Кыргызская Республика……………………………………………….143
в) Республика Таджикистан……………………………………………...145
г) Туркменистан…………………………………………………………..160
д) Республика Узбекистан……………………………………………… 165
Заключение……………………………………………………………….174
Список использованной литературы и источников………………..178

2
Введение
Актуальность темы исследования. На протяжении практически
целого столетия территория Афганистана остается непреодолимым
препятствием на пути развития взаимовыгодных политических и
экономических контактов Средней Азии и Казахстана с государствами
Среднего Востока и Южной Азии. Транспортные коммуникации,
подводившиеся российской империей, а затем Советским Союзом в
Среднюю Азию, прерывались на афганской границе. Железные дороги,
строившиеся Великобританией в Индии, также не достигали южных границ
Афганистана, превратившегося в «буферное» государство между зонами
влияния мировых держав, что, в свою очередь, по мнению В.Г. Коргуна, во
многом определило исторические судьбы этой страны.1
В течение двадцати лет независимого развития государства Средней
Азии и Казахстан, как самостоятельные субъекты международных
отношений прилагали внешнеполитические усилия по стабилизации
обстановки в Афганистане и созданию благоприятных возможностей для
выхода через территорию этой страны и Пакистана на международные
морские пути, развития регионального экономического сотрудничества,
предотвращению угроз и вызовов из Афганистана своему политическому и
экономическому развитию.
Актуальность данного исследования определяется острой
необходимостью обобщения и осмысления хода развития афганского
вооруженного противостояния, внутри- и внешнеполитических мероприятий
стран Средней Азии и Казахстана по поиску путей урегулирования этого
конфликта и снижения его влияния. Острота проблемы становится еще более
актуальной в свете предстоящего вывода войск международной коалиции и
предполагаемого вступления Афганистана в новую полосу нестабильности.
Соединенные Штаты Америки и их союзники по НАТО настойчиво
пытаются включить Афганистан в региональное экономическое
сотрудничество в рамках проектов «Большой Центральной Азии» и «Нового
Шелкового пути». В этой связи Средняя Азия и Казахстан на основе
двадцатилетней работы по афганскому урегулированию должны определить
свои позиции и сформировать стратегию и тактику дальнейших действий.
Представляется, что в этом плане данное исследование окажется
востребованным государственными структурами стран Средней Азии и
Казахстана.

1
Коргун В.Г. Россия и Афганистан. Исторические пути формирования образа России в Афганистане. - М.,
2009. – 320с.
3
Степень научной разработанности темы. Научные исследования по
теме афганского кризиса и его влияния на ситуацию в Средней Азии и
Казахстане, проведенные как на пространстве Содружества Независимых
Государств, так и учеными дальнего зарубежья, связаны исключительно с
проблемами безопасности, распространения религиозного экстремизма,
ростом незаконной торговли афганскими наркотиками, либо
1
геополитической борьбой региональных и вне региональных сил.
Так, Князев А.А. в своей докторской диссертации «Влияние афганского
кризиса на безопасность Центральной Азии» выделяет следующие угрозы,
исходящие с территории Афганистана:
- производство и распространение наркотиков;
- афганские беженцы;
- взаимодействие оппозиционных радикальных исламских группировок
стран Центральной Азии с военно-политическими силами в Афганистане;
- военное присутствие США и усиление его политического влияния, и, в
связи с этим, серьезные изменения в структуре системы региональной
безопасности.
Ценными для данного исследования является заключительный вывод
Князева А.А. о том, что он признает устаревшей идею изоляции афганского
конфликта как основы прежней системы безопасности нашего региона. И
предлагает строить ее на основе интеграции в рамках государств, чьи
стратегические интересы не находились бы в антагонизме друг с другом, и
чье политическое (в отдельных случаях – военное) присутствие в странах

1
Князев А.А. Влияние афганского кризиса на безопасность Центральной Азии (1990-е начало
2000-х годов.).- Бишкек, 2004; Князев А.А. Афганский кризис и безопасность Центральной Азии
(XIX – начало XXв.). – Душанбе: Дониш, 2004; Князев А.А. История афганской войны 1990-х гг. и
превращение Афганистана в источник угроз для Центральной Азии. - Бишкек: издательство
КРСУ, 2002.; Князев А.А. К истории и современному состоянию производства наркотиков в
Афганистане и их распространения в Центральной Азии». – Бишкек: Илим, 2003; Акимбеков С.М.
Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии.- Алматы, 2003; Ахмед Рашид.
Талибан. Ислам, нефть и новая Большая Игра в Центральной Азии. – М.: Библион – Русская книга,
2003.; Афганистан и безопасность Центральной Азии, сборник материалов по исследованию
проблем безопасности центральноазиатского региона, - Бишкек, Илим, выпуск 1,2,3.; Сайдалиев
У. Международная антитеррористическая операция в Афганистане и ее влияние на геополитику
Центральной Азии.- Душанбе, 2009; Мутов С.А. Центральная Азия в политике мусульманского
мира, Москва, 2011; Мараталиева З.Т. Региональная политика России и Китая в Центральной
Азии и ШОС как фактор взаимодействия. - Бишкек, 2010; Ташматова С.И. Политика США в
отношении стран Центральной Азии.-М., 2008; Манякин Л.В. Центральноазиатский регион во
внешней политике США (конец 80-х годов XX – начало XXI века). - Астана, 2012; Баранов А.Ю.
Шанхайская организация сотрудничества и политика США в Центральной Азии.-М., 2010; Усмон
Д. Исламский фактор в политических процессах России и Таджикистана: сравнительный анализ.
-М., 2008; Даирова А.М. Исламский фактор» в политических процессах Казахстана.-М., 2006;
Зеличенко А.Л. История интегрирования Кыргызстана в международный процесс
противодействия афганской наркоэкспансии: 1991-2002 гг.- Бишкек, 2003.

4
региона не противоречили бы традиционным ценностям народов стран
региона.1
Дж. Латифов в своей диссертации «Таджикско-афганские отношения в
1987-1995 годы (характер, содержание)» уделяет основное внимание
исламскому фактору в двусторонних отношениях, политизации ислама в
Таджикистане в результате исламской революции в Иране в 1978 году и
афганского конфликта, прямым связям исламистов Афганистана и
Таджикистана.
Исследователи Сергеев В.В., Айдамиров А.М., Бурлинова Н.В. в своих
диссертациях осветили политику США и НАТО в Афганистане, деятельность
американской армии и Международных сил содействия безопасности в этой
стране в последнее десятилетие.2
Одно из ведущих на постсоветском пространстве учреждений,
занимающихся проблемами исследуемого региона, это сектор Афганистана
Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения
АН РФ. Однако в последние годы сектор Афганистана не имеет
фундаментальных работ по теме исследования. Опубликованная в 2009 году
монография заведующего сектором Коргуна В.Г. «Россия и Афганистан.
Исторические пути формирования образа России в Афганистане» описывает
историю «Большой игры» и взаимоотношений России и Афганистана.
В целом, государства Средней Азии и Казахстан в научной литературе
рассматривались больше в качестве объектов афганской политики ведущих
мировых и региональных держав, чем самостоятельных субъектов
политических и экономических процессов в этом неспокойном регионе мира.
Автор не нашел ни одной научной работы, объектом исследования которой
была бы самостоятельная внешняя политика стран Средней Азии и
Казахстана в отношении Афганистана и урегулирования вооруженного
конфликта в этой стране. Первые попытки постановки данной проблемы
имели место в выступлениях некоторых экспертов во время международных
конференций в Худжанде 26-28 июня 2007 года и 10-12 июня 2008 года на
Иссык-Куле,3 организованные Общественным фондом А.Князева,
Институтом Центральной Азии и Кавказа, фондами А.Ш.Масуда и Ф.Эберта.
Однако в дальнейшем это чрезвычайно актуальное направление научного

1
Князев А.А. Дисс. докт. ист. наук. Влияние афганского кризиса на безопасность Центральной Азии:1990-е -
начало 2000-х. - Бишкек, 2004.- С.285.
2
Сергеев В.В. Политика США в Афганистане. - М., 2011; Айдамиров А.М. Афганское направление политики
США в контексте глобальной антитеррористической стратеги. - М., 2010; Бурлинова Н.В. НАТО в
Афганистане (2003-2009гг.): проблемы выработки и реализации политической стратегии. - М., 2010.
3
Проекты сотрудничества и интеграции для Центральной Азии: сравнительный анализ, возможности и
перспективы, под редакцией А.Князева. - Бишкек, 2007. – 296с.; Афганистан, ШОС, безопасность и
геополитика Центральной Азии, под редакцией А.Князева. - Бишкек, 2008. – 392с.
5
поиска не нашло развития. Вместе с тем, представляется важным как с
научной, так и практической точки зрения рассмотреть и понять
политические и экономические интересы республик Средней Азии и
Казахстана в Афганистане для планирования внешней политики на
афганском направлении.
Следует отметить, что проблема влияния вооруженных конфликтов на
политическое и экономическое развитие соседних «прифронтовых»
государств в научной литературе практически не исследовалась. Государства,
примыкающие к Южной Корее, Вьетнаму, Кампучии, Анголе, Никарагуа,
Ираку, Сербии, Ливии, где имели место длительные вооруженные
конфликты в прошлом, не сталкивались с проблемами выхода на
международные морские пути. Республики же Средней Азии и Казахстан
находятся в глубине Евразийского материка и изолированы от мирового
океана такими нестабильными странами как Афганистан и Пакистан.
Лишены возможности развивать региональное экономическое
сотрудничество, последовательно налаживать торговлю с государствами
Среднего Востока и Южной Азии, как это делают, например, страны Юго-
Восточной Европы, вступающие в Европейский Союз.
Объект исследования. Как отмечалось выше, основным объектом
исследования в основном являлись вопросы обеспечения безопасности,
отражения нетрадиционных угроз, исходящих с территории Афганистана,
сохранения его буферного статуса или создания лояльной буферной зоны, 1
формирования антинаркотического пояса безопасности вдоль афганкой
границы.
Но это значит, что южное направление развития торгово-экономических
отношений для стран Средней Азии и Казахстана вновь закрывается, как это
было в годы «холодной войны». И регион вновь возвращается в прежнее
геополитическое и геоэкономическое пространство, центром притяжения
которой является Россия. При этом сохраняются определенные
политические, географические и технические препятствия выхода на
мировые рынки через южно-кавказский коридор, Иран, Турцию и Китай.
Стратегии «Большой Центральной Азии» и «Нового Шелкового пути»,
предложенные американскими учеными и администрацией США
1
Казахстанский исследователь Акимбеков С.М., хотя и признает, что «если подходить к проблеме
максимально объективно, прекращение войны в Афганистане в принципе отвечало интересам новых
независимых государств Центральной Азии» (Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии.
– Алматы, 1998.- С. 211), однозначно считает, что руководство этих стран, а также России и Ирана были
заинтересованы в сохранении буферного статуса Афганистана, ограждавшего их от нежелательного влияния
извне. Даже межтаджикское урегулирование, по его мнению, должно было служить главной цели Москвы и
Тегерана – конфликт в Таджикистане не должен был мешать решению геополитической задачи–
обеспечения надежного тыла группировке Ахмад Шаха Масуда и сохранения позиций антиталибского
альянса в качестве буфера в Северном Афганистане (там же, С. 238).
6
соответственно будут пока иметь серьезные препятствия для реализации в
виде крайне нестабильной и непредсказуемой военно-политической и
социально-экономической ситуации в Афганистане и Пакистане. Можно
констатировать, что США не смогли достичь своей цели по созданию
центробежных сил, отрывающих Среднюю Азию и Казахстан от бывшего
советского пространства, от России.
Тем не менее, для центрально-азиатских стран важно предпринимать
совместно с международным сообществом настойчивые усилия по
сохранению возможности экономического сотрудничества с государствами
Среднего Востока и Южной Азии, с Афганистаном. Ибо, в связи с
планируемым выводом международных сил содействия безопасности угрозы
международного терроризма, исламского радикализма, незаконного оборота
наркотиков и нелегальной миграции, включая проблему беженцев,
становятся очевидными и вновь, как это было в конце 1990-х годах, будут
создавать проблемы для привлечения иностранных инвестиций, чрезвычайно
необходимых для их поступательного и динамичного развития.
Таким образом, объектом исследования диссертации, помимо
антитеррористической операции и усилий международной коалиции по
восстановлению и реконструкции Афганистана, являются внутренняя,
внешняя и экономическая политика государств Средней Азии и Казахстана
по стабилизации ситуации в Афганистане, развитию отношений с этой
страной и создания предпосылок для регионального экономического
сотрудничества.
Предметом исследования – опыт восстановления и реконструкции
Афганистана и изучение подходов и мероприятий стран региона в сфере
политики и экономики по стабилизации ситуации в Афганистане и
нейтрализации или снижения угроз и вызовов, исходящих в результате
афганского вооруженного противостояния.
Цель исследования – оценка итогов международных усилий по
афганскому урегулированию и комплексный анализ истории формирования,
реализации и результатов, а также перспектив развития отношений стран
Средней Азии и Казахстана с Исламской Республикой Афганистан.
В соответствии с поставленной целью определены и основные задачи
исследования.
- исследовать ход и результаты реализации концепции
«государственного строительства в Афганистане» Соединенными Штатами
Америки и их союзниками по НАТО и международной коалиции;

7
- определить и исследовать основные факторы и пути влияния
афганского вооруженного противостояния на развитие политической и
экономической ситуации в Средней Азии и Казахстане;
- исследовать вклад и усилия стран Средней Азии и Казахстана по
урегулированию внутриафганского конфликта и стабилизации Афганистана.
Хронологические рамки исследования. В настоящей работе
рассматривается развитие вооруженного конфликта в Афганистане в период
с 2001 по 2009 годы. Выбор таких временных рамок связан с тем, что в 2001
году после событий 11 сентября международное сообщество начало
антитеррористическую кампанию и приступило к попытке государственного
строительства в Афганистане, ставшего к тому времени логовом
международного терроризма. Завершающей датой исследования военно-
политической и социально-экономической ситуации собственно в
Афганистане выбран 2009 год включительно. Именно в этом году США и
НАТО отказались от дальнейших попыток государственного строительства и
приняли решение о выводе Международных сил содействия безопасности.
Таким образом, до 2014 года парадигма деятельности международного
сообщества в Афганистане достаточно ясна, и она последовательно
осуществляется согласно намеченным планам.
Вместе с тем, исследование внешнеполитических и, особенно,
внешнеэкономических процессов, происходивших в Средней Азии и
Казахстане и так или иначе связанных с ситуацией в Афганистане и вокруг
него, охватывает более широкий период. В диссертации рассматриваются
усилия новых независимых государств региона по стабилизации ситуации в
Афганистане, поиску путей выхода на международные рынки, в том числе и
на южном направлении, выгодному использованию новых обстоятельств,
связанным с выводом международных сил из ИРА. В связи с этим многие
события и факты в работе рассматриваются в хронологических рамках с
начала 1990 годов по 2012 год.
Научная новизна диссертационного исследования заключается в том,
что впервые в научной исторической литературе дается обобщенное видение
развития военно-политической и социально-экономической ситуации в
Исламской Республике Афганистан в течение последнего десятилетия, когда
в стране присутствуют Международные силы содействия безопасности и
проводится антитеррористическая операция «Несокрушимая свобода».
Также впервые комплексно рассматриваются внешнеполитические
усилия стран Средней Азии и Казахстана по афганскому урегулированию,
установлению и развитию отношений с новым государственным
образованием - Исламской Республикой Афганистан.
8
Методологические основы диссертации: Методологической основной
исследования стали принципы историзма, объективности и системного
анализа. В качестве системы мы рассматриваем весь комплекс
среднеазиатско - афганских отношений в указанный хронологический
период. Теоретическую и методологическую основу данного исследования
составляют фундаментальные труды известных ученых-историков
Таджикистана, Казахстана, России по вопросам историографии,
источниковедения и методам исторического исследования.1 Безусловно, за
рамками данной научной работы остались цивилизационная теория
А.Дж.Тойнби, теория мировой истории как описание отдельных культур
О.Шпенглера, теория столкновения цивилизаций С.Хантингтона, теория
социальной стратификации и социальной мобильности П.А.Сорокина. А
также теория К.Т.Ясперса о рационализме и стремлении человека к
переосмыслению существовавших до этого норм, обычаев и традиций,
поиску более справедливого социального устройства, о том, что общество со
временем изменяется. Это связано с тем опасением, что исследование ушло
бы в сторону социологии, политологии, политической философии, что не
позволяет объем кандидатской диссертации. Однако в глубине мысли автора
эти идеи присутствовали, так как они позволяют объяснить глубинные
(цивилизационные, культурные, психологические) причины развития
политической ситуации не только в Афганистане, но и в странах Средней
Азии и Казахстане. Например, дилемма выбора светской или религиозной
формы государственности в Таджикистане связана с еще сильно
действующими историческими, культурными традициями и реальностями
современной жизни, привнесенными в годы советской власти.
Для анализа и оценки развития политической и экономической ситуации
в Средней Азии и Афганистане особую ценность представляют уже ставшие
классическими выводы ученых и опыт политиков о том, что преобразования
в традиционных обществах Востока требуют чрезвычайной осторожности.
Они должны учитывать местные традиции, культуру, силу религиозного
1
Быковский С.Н. Методика исторического исследования. - ГАИМК, Л., 1931; Ковальченко И.Д. Методы
исторического исследования. - М., 1987; Бочаров А.В. Алгоритмы использования основных научных
методов в конкретно-историческом исследовании. Учебное пособие. - Томск, 2007; Козыбаев М.К. (Ред.)
Вопросы историографии и источниковедения Казахстана (дореволюционный период). - Алма-Ата: Наука,
1988; Козыбаев М.К. Проблемы методологии историографии и источниковедения истории Казахстана:
(избранные труды). – Алматы: Гылым, 2006; Масов Р.М. Историография Советского Таджикистана. –
Душанбе: Дониш, 1978; Он же. История исторической науки и историография социалистического
строительства в Таджикистане. - Душанбе: Дониш, 1988; Койгельдиев М.К. Национальная историография
на современном этапе: попытки осмысления собственного пути // Историческая наука постсоветской
Центральной Азии: обретения и проблемы: Материалы научной конференции. - Алматы, 2006; Рахимбекова
Б.К. Проблемы истории Казахстана второй половины XIX - начала XX вв. в современной историографии
(1985-2000гг.). – Алматы, 2007; Абильхожин Ж.Б. Научное знание и мифотворчество в современной
историографии. - Алматы, 2006 (в соавторстве).
9
начала и религиозных связей, опираться на историческое наследие, на тот
материальный и духовный потенциал, который достался им от
предшествующих эпох. Это, естественно, ограничивает возможности для
субъективной деятельности людей и ставит перед ними задачу адекватной
оценки исторического наследия и его рационального использования в своей
деятельности. Именно такой подход объясняет причины провала попыток
бывшего Советского Союза и международного сообщества построить
современную государственность в Афганистане, экспортировать в эту страну
советскую или западную модели демократии в 80-е годы прошлого столетия
и первое десятилетие нынешнего века. В Письме ЦК КПСС по Афганистану
от 10 мая 1988 года говорилось «…в апреле 1978 года, в Афганистане, одной
из самых отсталых стран Азии, произошел революционный переворот. Его
совершила сравнительно небольшая группа военных – членов Народно-
демократической партии Афганистана, выступавшей под марксистско-
ленинскими лозунгами. Афганские революционеры честно, искренне
стремились преобразовать свою страну. Но, взяв власть в свои руки, они
повели дело по неосуществимому максималистскому курсу: в феодальном
обществе с глубокими пережитками родоплеменных устоев и господством
мусульманской религии во всех сферах жизни общества они выдвинули
задачу радикальных социалистических преобразований, для которых не было
ни социальной, ни экономической базы, ни поддержки масс».1
Крах государственного строительства в 2001 – 2009 годы и т.н.
«несостоявшееся государство» в Афганистане, ограничивающее
возможности диверсифицированного выхода на мировые рынки, стали
объективной реальностью, которая оказывала и оказывает сдерживающее
влияние на политическое и экономическое развитие Средней Азии и
Казахстана, региона, который и без того сталкивается с серьезными
внутренними вызовами. Еще сохраняются очаги социально-экономической и
этнической напряженности, наблюдается дефицит доверия в
межгосударственных отношениях, отсутствуют эффективные механизмы и
процедуры упреждения и разрешения конфликтных ситуаций.
В этой связи перед историками стоит насущная задача выявления
исторической обоснованности принимавшихся решений по Афганистану и
проводившихся на их основе действий с тем, чтобы найти и обосновать
приемлемые пути стабилизации ситуации в нашем регионе и вывести его на
траекторию более устойчивого развития уже в новых исторических условиях.
Нужно вынести урок из этого исторического опыта.

Ляховский А. Трагедия и доблесть Афгана.- М.: Искона, 1995.


1

10
Безусловно, при работе над диссертацией автор не мог не использовать
общенаучные методы познания и конкретные методы исторической науки.
Это, в частности, метод системного анализа, сравнительно-исторический
метод, структурно-функциональный анализ, метод прогнозирования. А также
метод наблюдения и бесед с политиками, официальными лицами,
общественными деятелями, учеными, журналистами, дипломатами, так как
автор в течение шести лет (2005-2011гг.) находился непосредственно в
Афганистане, принимал участие в нескольких международных конференциях
по Афганистану, в том числе в качестве докладчика по вопросам
взаимоотношений Средней Азии и Казахстана с Афганистаном.
Источниковая база. При написании главы, посвященной развитию
военно-политической ситуации в Афганистане в исследуемый период, автор
в основном использовал всю палитру средств массовой информации
Исламской Республики Афганистан в период своей работы в этой стране в
качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Казахстан в
2005 – 2011 годы. Это, в частности, газеты на английском и дари языках: The
Kabul Times, Afghanistan Times Daily, Daily Outlook Afghanistan, Daily Annis,
Daily Cheragh, Eqtedare Melli Weekly, Payam-e Mojahed и другие, а также
материалы афганских информационных агентств Pajhwak Afghan News и
Bakhtar News Agency. В связи с прямым влиянием Исламабада и Вашингтона
на обстановку в Афганистане автор внимательно отслеживал афганскую
политику ИРП и США, ежедневно просматривая пакистанские газеты The
Dawn и The Nation, американские издания The New York Times и The
Washington Post а также сайты крупнейших международных
информационных агентств: BBC, Euronews, Reuters, Al Jazeera и др.
Использовались также научные доклады, монографии и статьи научно-
исследовательских центров Атлантический совет и Совет по внешней
политике США, опубликованных на сайтах www.acus.org, www.cfr.org и
журнале «The Foreign Affairs».
Значительный объем информации об усилиях международной коалиции
по стабилизации ситуации, восстановлению и реконструкции Афганистана
был получен с сайтов внешнеполитических ведомств различных государств,
международных организаций, как в их штаб-квартирах, так и в кабульских
представительствах, в том числе ООН, Европейский Союз, НАТО, Агентство
международного развития США (USAID) и аналогичных организаций других
стран.
Определенная часть сведений была собрана в результате
непосредственного общения с официальными лицами, общественными
деятелями, экспертами, журналистами, дипломатами, представителями
11
многочисленных международных организаций в Кабуле и международных
сил содействия безопасности в Афганистане.
Безусловно, историческую информацию о событиях 2001–2009гг. в
Афганистане можно найти в ведомственном архиве Министерства
иностранных дел Республике Казахстан. В частности, в делах № 31-25 за
2003-2009гг., документы о внутренней политике ИРА, и № 31-26 за 2003-
2009гг, документы о внешней политике ИРА.
Эти материалы были полностью использованы в монографии автора
«Афганистан: опыт восстановления и реконструкции. 2001-2009гг.»,
изданной в Кабуле на русском языке в январе 2010 года объемом в 500
страниц.
Историография проблематики влияния афганского вооруженного
конфликта на развитие именно политической и экономической ситуации в
Средней Азии и Казахстане характеризуется незначительным объемом
источниковой базы. Научные исследования, доклады, статьи ученых,
экспертов, журналистов затрагивают исключительно проблемы и угрозы
безопасности, международного терроризма и религиозного экстремизма,
незаконного оборота наркотиков и геополитического и геоэкономического
противоборства, без оценки их влияния на принимаемые решения
государствами региона в сфере внутренней и внешней политики и
экономики. Констатируется лишь усиление борьбы с различными
религиозными экстремистскими организациями. Прямая зависимость
экономических процессов в регионе от нестабильной ситуации в
Афганистане не рассматривается ни в одной научной работе.
Поэтому в научный оборот вводится большой массив информации о
деятельности государств Средней Азии и Казахстана, дающую обширную
панораму развития политических и экономических процессов в связи с
продолжающимся три десятилетия вооруженным противостоянием в
Афганистане.
Одну группу источников составляют официальные документы
государственных структур, интервью политиков, пресс-релизы, материалы
пресс-конференций, государственных и частных печатных и электронных
средств массовой информации и информационных агентств.
Другая группа источников включает специализированные интернет-
ресурсы, сайты различных центров и институтов политических и
экономических исследований. В частности, это www.ru.journal-neo.com
(Новое Восточное Обозрение, журнал Института Востоковедения Академии
наук РФ), www.vostokoriens.ru (Восток. Афро-азиатские сообщества: история
и современность, журнал Института Востоковедения и Института Африки
12
РАН), www.ca-c.org (Институт центральноазиатских и кавказских
исследований Швеции и Институт стратегических исследований
Азербайджанской Республики), www.cps.uz (центр политических
исследований Узбекистана), www.globalaffairs.ru (Россия в глобальной
политике), www.russiancouncil.ru (Российский совет по международным
делам), www.centrasia.ru, www.fergana.ru, www.afghanistan.ru, www.ca-
news.org (центральноазиатская новостная служба).
Третья группа источников представляет собой материалы проектов,
реализованных различными западными фондами, например, Фонд Фридриха
Эберта профинансировал издание сборника статей экспертов из стран
региона «Центральная Азия: собственный взгляд»1, материалов семинара на
тему «Государство и религия: поиск путей продолжения диалога». 2 А также
проект Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе «О
совместимости политического ислама и безопасности в пространстве
ОБСЕ».3 Этим фондом выделялись средства для издания трех выпусков
сборника материалов экспертов по Афганистану, а также исследователей-
международников, специализирующихся на исследовании проблем
безопасности центрально-азиатского региона под названием «Афганистан и
безопасность Центральной Азии». Использованы также материалы
международного научно-теоретического симпозиума «Ислам и светское
государство», прошедшего в Ташкенте 5-6 июня 2002 года при поддержке
международных фондов Имама Бухари и Ф.Эберта. 4 Чрезвычайно полезными
для данного исследования были материалы прошедших в г.Душанбе
международных конференций «Афганистан и региональная безопасность:
пять лет после «Талибана» (11-12 декабря 2006г.) и «Безопасность и
стабильность в Центральной Азии после вывода  ISAF в 2014 году из
Афганистана» (29 сентября 2011г.), а также семинара «Новая ситуация в
Центральной Азии после возможного ухода США и их союзников из
Афганистана», проведенного 10 октября 2011г. Российским советом по
международным делам.
Положения, выносимые на защиту.
1. Государства Средней Азии и Казахстан после обретения
независимости являются не только объектами мировой политики, как это
часто преподносится в научной литературе, но и самостоятельными
1
Центральная Азия: собственный взгляд. - Фонд Ф.Эберта, Астана, Бишкек, Душанбе, Ташкент, 2006. – 498с.
2
Государство и религия: поиск путей продолжения диалога, материалы семинара. – Душанбе, Фонд им.
Фр.Эберта в Республике Таджикистан, 2005.
3
Зайферт А.К., Крайкемайер А. О совместимости политического ислама и безопасности в пространстве
ОБСЕ. - Душанбе, 2003.
4
Ислам и светское государство, под общей редакцией Мунавварова З.И.и Шнайдера-Детерса В. -Ташкент,
2003.
13
субъектами международной жизни, имеющими и четко осознающими свои
национальные интересы и, по мере возможности, отстаивающие их на
международной арене.
2. До сих пор государства региона предпринимали разрозненные
внешнеполитические инициативы по урегулированию афганской проблемы,
преследуя исключительно свои национальные интересы. Однако только
посредством коллективных и согласованных усилий в политической,
экономической, транспортно-коммуникационной, энергетической сферах
можно изменить существующую ситуацию к лучшему.
Теоретическая и практическая значимость исследования
заключается в том, что положения и выводы диссертации могут и должны
быть использованы при исследовании проблем влияния афганского кризиса и
выработки дальнейших внешнеполитических мероприятий на афганском
направлении. Материалы диссертации также могут быть использованы в
учебном процессе в высших учебных заведениях стран региона, для
подготовки учебников и лекционных курсов по учебным дисциплинам
«история», «международные отношения», «регионоведение» а также
дипломных проектов. Работа также представляет интерес для сотрудников
внешнеполитических ведомств, непосредственно занятых в сфере
среднеазиатско – афганских отношений.
Апробация результатов исследования. Основные положения
настоящей диссертации были опубликованы в 2010 и 2013 годах в
монографиях автора «Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции.
2001-2009гг.», объемом в 500 страниц, «Развитие военно-политической
ситуации в Афганистане с начала антитеррористической кампании и до
принятия решения о выводе войск международной коалиции» (116 стр.),
представлены в выступлениях на международных конференциях по
Афганистану в Лондоне, Париже, Вене, Кабуле, Дели, Стамбуле, Душанбе,
Астане. По теме диссертации автором было опубликовано несколько статей,
в том числе в журналах из перечня ВАК. Материалы диссертационного
исследования были использованы при планировании внешнеполитических
мероприятий Министерства иностранных дел Республики Казахстан и
подготовки и проведении в апреле 2012 года в Душанбе Пятой конференции
по региональному экономическому сотрудничеству в интересах Афганистана
и Третьей Конференции министров иностранных дел стран Стамбульского
процесса в Алматы 25-26 апреля 2013 года.
Представленное диссертационное исследование было обсуждено и
рекомендовано к защите на заседании отдела новейшей истории Института
истории, археологии и этнографии им. А. Дониша АН РТ 14 июня 2013г.
14
15
Глава I
Развитие военно-политической ситуации в Афганистане в период
антитеррористической кампании (2001 – 2009гг.)

1. Усилия американской администрации и стран НАТО по


стабилизации ситуации в Афганистане в 2001-2008гг.

Бескомпромиссные и форсированные попытки передовой части


интеллигенции и общественных движений как либерально-
демократического, так и левого толка с середины 1970-х годов ускорить
модернизацию общественно-политической и социально-экономической
жизни страны привели к вооруженному противодействию консервативных и
клерикальных кругов.1 После ввода в 1979 году ограниченного контингента
советских войск афганское вооруженное противостояние приобрело характер
международного конфликта, ввергнувшего страну в затяжное кровавое
противоборство. Вооруженное сопротивление кабульскому режиму в 1979-
1989гг. после вывода советских войск и падения правительства Наджибуллы
сменилась междоусобной борьбой исламских партий и появлением
радикального движения «Талибан», установившего жесткие средневековые
порядки в стране.
В годы правления талибов Афганистан превратился в убежище
международного терроризма, откуда планировались и осуществлялись
террористические акты против США и их союзников. Вершиной
террористической деятельности экстремистов во главе с Усамой бен Ладеном
является беспрецедентная атака на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября 2001
года, ставшая причиной начала антитеррористической операции
международного сообщества при лидирующей роли США.
7 октября 2001 года Президент США Дж. Буш официально объявил о
начале военной антитеррористической операции «Несокрушимая свобода». 2
В 20 часов 27 минут по московскому времени ВВС США нанесли ракетно-
бомбовые удары по Кабулу и Кандагару, а также по другим городам на
контролируемой талибами территории.3

1
Более подробно о процессах модернизации в Афганистане (и исламских традиционных обществах) можно
прочитать в книге Акимбекова С.М. Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии. –
Алматы, 1998. Вопросы острой идейной борьбы различных политических сил изложены в монографии
Нуриддинова Р. Идейная борьба лево-демократических и право-исламистских сил в Афганистане во второй
половине XX века. – Душанбе, Ватанпарвар, 2003.
2
Patrick E. Tyler. Bush warns Taliban will pay a price// The New York Times. – 2001. - 8 октября.
3
Князев А.А. Афганский кризис и безопасность Центральной Азии (XIX – начало XXI в.). – Душанбе, 2004.
– С.319; Государственный секретарь США К.Пауэлл 7 октября по поручению Президента США Дж.Буша по
телефону проинформировал Президента Казахстана Н.Назарбаева о начале антитеррористической операции
в Афганистане. Первый Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев. Хроника деятельности.
2001 год. – Астана: Деловой мир Астана, 2010. – С. 122.
16
13 ноября в Кабул вошли подразделения Северного Альянса, заняли
президентский дворец и другие ключевые объекты. 14 ноября в Кабул
прибыл президент Афганистана Бурхануддин Раббани.
В конце ноября 2001 года начинает работу Боннская конференция по
Афганистану с участием четырех политических группировок: Северного
Альянса, Римской, Кипрской и Пешаварской групп. Конференция избрала
главой временной администрации Афганистана Хамида Карзая,
сформировала временный кабинет министров и определила временные рамки
восстановления постоянных институтов власти Афганистана. Боннское
соглашение было подписано 5 декабря 2001 года. 6 декабря СБ ООН принял
резолюцию, официально подтверждающую итоги проведенной конференции.
Новое правительство должно было в течение полугода провести
демократические выборы. На 22 декабря было назначено вступление Х.
Карзая в должность главы временной администрации.
21-22 января 2002 года в Токио прошла международная конференция
по восстановлению Афганистана, в которой участвовали представители 61
страны и 21 международной организации. Принято решение о выделении на
нужды восстановления Афганистана в общей сложности 4,5 млрд. долларов, 1
в том числе – 1,8 млрд. на 2002 год. США и страны ЕС были готовы
предоставить 1,3 млрд. долл., вклад Японии и Ирана составит по 560 млн.
долл., по 100 млн. долл. планировали внести Индия и Пакистан. Всемирный
Банк был готов выделить 500 млн. долл. в ближайшие 2,5 года, из которых
50-70 млн. долл. – немедленно. Оценки общей суммы, необходимой для
реабилитации Афганистана, существенно разошлись. Согласно подсчетам
ООН, в предстоящие 10 лет на восстановление Афганистану необходимо
было выделить 15 млрд. долл. По оценкам Всемирного Банка необходимо 20
млрд. долл. Правительство Афганистана настаивало на сумме порядка 45
млрд. долл.2
15 апреля 2002 года жители Афганистана начали выборы
представителей для участия в Лойя Джирге, которая состоялась 11-13 июня
2002 года и избрала Х. Карзая Президентом Переходного Исламского
Государства Афганистан (ПИГА) сроком на 18 месяцев и утвердила состав
переходного правительства.
В 2003 году при поддержке США и ООН президент Х.Карзай
декларирует широкий план разоружения и демобилизации многочисленных
вооруженных формирований. Спонсируемая UNDP программа разоружения,

1
Howard W.French. More than $4.5 billon pledged in Afghan aid effort//The New York Times.-2001. - 22 января.
2
http://palm.newsru.com/finance/22jan2002/afghan.html; Смагулов А.Д. Афганистан. Опыт восстановления и
реконструкции, 2001-2009 годы.- Кабул: Нури, 2010. – С.4.
17
демобилизации и реинтеграции (РДР, английская аббревиатура DDR)
стартовала в апреле 2003 года и продолжалась до июня 2006 года. За это
время было добровольно разоружено 63380 бывших служащих афганских
вооруженных сил, расформировано 259 воинских подразделений. Только 2,3
процента бывших боевиков вошли в состав новой афганской национальной
армии. После завершения программы РДР началась реализация программы
Расформирования незаконных вооруженных формирований (Disbandment of
Illegal Armed Groups – DIAG), которые действовали помимо бывшей
афганской армии. Программа завершена в марте 2008 года, собрано 24 000
единиц оружия.1 По мнению известного исследователя Афганистана
В.Г.Коргуна, именно в процессе разоружения и демобилизации незаконных
вооруженных формирований была подорвана безграничная власть и влияние
в регионах таких полевых командиров как Исмаил Хан, А.Дустом,
М.К.Фахим.2
4 января 2004 года делегатами Лойя Джирги был принят новый
основной закон, закрепивший президентскую форму правления. 9 октября
2004 года состоялись выборы президента с участием 18 кандидатов, в ходе
которых победу одержал Х.Карзай, набрав 55,4% голосов. Юнус Кануни,
нынешний спикер нижней палаты парламента получил 16,3% голосов, лидер
хазарийцев, ныне депутат парламента Мохаммад Мохакек – 11,7%,
узбекский лидер Абдул Рашид Дустом – 10,0%.
7 декабря 2004 года состоялась церемония вступления в должность
нового главы государства.
2005 год стал последним годом реализации мероприятий Боннского
соглашения и разработки новых механизмов и приоритетов сотрудничества
воссозданного афганского государства и международного сообщества,
выносимых на обсуждение Лондонской конференции в январе – феврале
2006 года.
Начался процесс становления Афганистана как самостоятельного
субъекта международных отношений, который, однако, все еще нуждался в
широкомасштабной внешней помощи. Страна вступила в активную фазу
восстановления экономики и производственной инфраструктуры, подготовки
человеческих ресурсов. Эти задачи предстояло решать параллельно с
укреплением государственной власти и снятия многочисленных социальных
проблем.

1
Смагулов А.Д. Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции, 2001-2009 годы.- Кабул: Нури, 2010. –
С.5.
2
Коргун В.Г. Ситуация в Афганистане: перспективы развития// Афганистан и безопасность Центральной
Азии. Вып.3/Под ред. А.А.Князева. – Бишкек-Душанбе, 2006. – С.16.
18
Афганскими властями продолжались совместные с международным
сообществом мероприятия по борьбе с наркотиками, приведшие к
определенному улучшению ситуации. Однако разрушение опиумной
экономики в Афганистане все еще продолжает оставаться весьма сложным
процессом.
Ключевыми событиями года были подготовка и проведение выборов в
парламент, в провинциальные советы, разработка национальной стратегии
развития Афганистана. Была сформирована законодательная ветвь
государственной власти, завершен основной этап программы разоружения,
демобилизации и реинтеграции. Начат первый этап расформирования
незаконных вооруженных формирований. Проведенные мероприятия, наряду
с развертыванием в центральных, западных и северных провинциях страны
провинциальных восстановительных команд (ПВК)1 международных
миротворческих сил, позволили снять проблему межэтнических
столкновений и конфликтов, усилить контроль официальных властей над
регионами.
Руководством НАТО было принято решение об увеличении вдвое
военного контингента для обеспечения безопасности провинциальных и
парламентских выборов и продвижения на юг, где были развернуты шесть
новых провинциально-восстановительных команд.2 США оставались
верными курсу долгосрочных отношений с Афганистаном. Американское
руководство выражало готовность оказывать всеобъемлющую помощь ИРА в
рамках соглашения о стратегическом партнерстве, подписанного 23 мая 2005
года.3
2005-й год характеризовался прогрессирующим отставанием в
политическом и экономическом развитии юга и юго-востока Афганистана в
связи с продолжающейся активностью религиозно-экстремистских
организаций и их вооруженных формирований. Планируемая переброска
значительного контингента миротворческих сил на юг и формирование

1
ПВК, по сути, небольшие военные базы численностью от 60 до 100 человек от Коалиционных сил и 100-
200 человек – от Международных сил содействия безопасности. С самого начала ПВК рассматривались и
как средство вовлечения стран-участниц антитеррористической коалиции и НАТО в процесс
восстановления Афганистана. Соответствующими ведомствами США была разработана примерная
структура ПВК, в которую входят военный и гражданский компоненты. Группа по гражданским делам
занимается реализацией небольших проектов по восстановлению с целью завоевания расположения
местного населения и обеспечения их лояльности. Это, в частности, привлечение афганских фирм к
восстановлению и строительству школ, больниц, мостов, зданий администраций, судов, полиции, бурению
скважин для воды, координация работы с подразделениями ООН на местах и НПО, обеспечивающих
гуманитарную помощь и содействующих проектам развития. Более подробную информацию о ПВК можно
найти в книге Смагулов А.Д. Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции. 2001-2009гг.- Кабул,
2010.
2
http://www.nato.int/cps/en/natolive/topics_69366.htm
3
http://www.afghanistan.ru/doc/3618.html
19
провинциальных восстановительных команд имела целью создать
благоприятные, безопасные условия в этой части страны для укрепления
власти и развития.
В сохраняющейся непростой обстановке Администрации Х. Карзая,
направлявшей основные усилия на восстановление афганского государства, с
внешней помощью удалось добиться определенных положительных
результатов во внутриполитической жизни страны.
18 сентября проведены парламентские и провинциальные выборы, 19
декабря депутаты обеих палат законодательного собрания приступили к
работе, уже на следующий день был избран Председатель Сената (Mashrano
Jirga) – экс-президент ИГА, руководитель Национальной комиссии ИРА по
укреплению мира Себгатулла Моджадеди. Его заместителями стали – Саид
Ахмад Гейлани (сын Пир Ахмада Гейлани, руководителя партии моджахедов
Национальный исламский фронт Афганистана) и доктор Бурханулла
Шинварай (влиятельный пуштунский племенной лидер). Верхняя палата,
одна треть которой назначается главой государства, рассматривалась
экспертами как лояльная администрации Х. Карзая.
21 декабря Председателем нижней палаты (Wolesi Jirga) избран экс-
министр образования, лидер партии «Новый Афганистан» Юнус Кануни, в
пользу которого бывший президент ИГА Б.Раббани снял свою кандидатуру
накануне голосования. Заместителями спикера избраны М.Ареф Нурзай,
депутат от провинции Кандагар, бывший министр по делам племен ПИГА, и
Фаузия Куфи - женщина-депутат от провинции Бадахшан. Нижняя палата
считалась оппозиционной Президенту и проведение Ю.Кануни в спикеры
позволяло сгладить противоречия между исполнительной и законодательной
ветвями власти.1
Парламентская кампания характеризовалась активностью различных
сил, стремившихся обеспечить свое присутствие в законодательном органе.
Желание отдельных полевых командиров попасть в парламент
использовалось исполнительной властью для оказания на них давления с тем,
чтобы заставить разоружить свои вооруженные формирования. Таджикские,
хазарейские, узбекские лидеры, представители т.н. «Северного Альянса»,
которых постепенно, под давлением американцев, вытесняли из властных
структур, сумели обеспечить присутствие в парламенте, создать позиции для
борьбы с пуштунизацией государственных органов, вернуться на
политическую арену Афганистана.
Становление государственных органов, растущий профессионализм
чиновников, расширение деятельности аппарата иностранных советников и
1
Ведомственный архив МИД РК. Дело № 31-25 за 2005год., Документы о внутренней политике ИРА.
20
международных организаций позволили действующей администрации
приступить к разработке долгосрочной стратегии национального развития, о
необходимости которой было заявлено на 3-м Форуме развития Афганистана
в апреле 2005 года. Определены три основных приоритета национального
развития: гарантированное обеспечение Афганистана энергоносителями, в
основном за счет импорта; реализация потенциала Афганистана как моста
между Центральной и Южной Азией через развитие транзитной торговли;
активное и инициативное включение Афганистана в региональное
экономическое сотрудничество.
Выступая на церемонии инаугурации Национальной ассамблеи,
Президент Х. Карзай определил очередные задачи. Это, прежде всего,
сохранение культурной идентичности афганского народа на пути построения
современной государственности, становления и развития демократии,
плюрализма и многопартийности. Важная роль отведена продолжению
борьбы с терроризмом и производством наркотиков, работе по обеспечению
стабильности и безопасности, формированию профессиональной армии,
оснащенной современным вооружением и способной защитить
1
независимость и целостность афганского государства.
В начале 2006 года международное сообщество и новое руководство
Афганистана с удовлетворением констатировали успешное завершение
формирования государственных структур управления: избрание президента и
парламента; провинциальных советов; принятие конституции; становление
министерств и ведомств; аппаратов губернаторов провинций; завершение
программы разоружения DDR. Намечались долгосрочные планы
дальнейшего развития новой афганской государственности, Лондонская
конференция, состоявшаяся 31 января – 1 февраля, приняла "Афганский
договор", утвердила Временную Стратегию Национального Развития,
рассчитанную на период до 2010 года. Лондонская конференция, признавая
сложность военно-политической ситуации в Афганистане, рекомендовала
усилить военное присутствие международных сил содействия безопасности в
наиболее неспокойных южных и юго-восточных регионах страны, подавить
сопротивление вооруженных формирований движения Талибан и других
экстремистских организаций.2
Одновременно было усилено политическое и иное давление на
пакистанское руководство, с целью заставить его ликвидировать базы
терроризма на своей территории, прекратить финансовую, техническую,
организационную помощь талибам. Был проведен ряд военных операций как
1
Ведомственный архив МИД РК. Дело № 31-25 за 2005год., Документы о внутренней политике ИРА.
2
http://www.nato.int/isaf/docu/epub/pdf/afghanistan_compact.pdf
21
на территории Афганистана коалиционными силами, так и в ИРП
пакистанскими вооруженными силами. В ходе боевых действий пакистанцы
встретили жесткое сопротивление талибов в Северном и Южном
Вазиристане. Безрезультатными оказались воздушные удары по местам
возможного нахождения руководителей Аль-Каиды. Существенно возросли
потери среди американцев и их союзников.
Выяснилось, что потенциал Движения «Талибан» и экстремистских
организаций, базирующихся в Пакистане, а также наркобаронов еще
достаточно высок. Они смогли перейти к новой тактике использования
террористов-смертников, придорожных управляемых фугасов, похищению
иностранных специалистов, массовому террору по всему югу страны и в
афганской столице. Число погибших в результате террористических атак и
военных действий в 2006 году превысило 4 тысячи человек, в том числе
более одной тысячи гражданского населения. Осенью был убит губернатор
восточной провинции Пактика, несколько депутатов парламента.
Сопровождавшиеся гибелью среди мирных жителей воздушные удары
коалиционных сил вызвали волну антиамериканских настроений в афганском
обществе. В мае столица Афганистана была охвачена массовыми волнениями
и беспорядками, спровоцированными дорожным происшествием с участием
американского военного конвоя, погибли несколько десятков жителей
Кабула.
Не сумев подавить вооруженное сопротивление оппозиции силой и,
опасаясь дальнейшего неконтролируемого роста антизападных настроений
широких масс Афганистана и Пакистана, коалиционные войска и
администрация Х. Карзая применили тактику переговоров, призывая лидеров
сопротивления присоединиться к мирному процессу восстановления страны.
В начале осени пакистанские власти подписали мирное соглашение со
старейшинами племен Вазиристана, а англичане – с авторитетами уезда
Муса-Кала провинции Гельменд. Был инициирован процесс формирования
вооруженного ополчения пуштунских племен, вызвавший неоднозначную
реакцию таджиков, узбеков, хазарейцев и затормозивший процесс DIAG.
Относительно спокойные северные регионы страны оказались зоной
противостояния этнических группировок, ранее входивших в Северный
Альянс. Постепенно утратив влияние на центральном уровне, лидеры
движений старались укрепить свои позиции в провинциях Балх, Джаузджан,
Саманган. Активизировались сторонники главы Исламской партии
Афганистана Гульбеддина Хекматияра.
В 2006 году завершилась передача командования иностранным военным
контингентом на всей территории Афганистана международным силам
22
содействия безопасности. Руководство НАТО призвало участников коалиции
направить в Афганистан дополнительные подразделения и пересмотреть
ограничения ряда контингентов на ведение боевых действий. Саммит НАТО
в Риге 28 ноября 2006 года одобрил идею создания контактной группы по
Афганистану и запуск программы подготовки афганской армии для
возможной передачи ей в 2008 году контроля над страной. 1 Несмотря на
заверения военных об успешности борьбы против террористов,
пессимистично настроенные наблюдатели высказывались в пользу
необходимости признания талибов и включения их представителей в состав
афганского правительства. Талибы неоднократно отказывались идти на
переговорный процесс, аргументируя неприятием Х. Карзая в качестве
афганского лидера.
Оставались напряженными отношения с Пакистаном. Взаимные визиты
на высоком уровне и контакты с участием посредников не помогли сгладить
острые углы, стороны продолжали обвинять друг друга в пособничестве
терроризму. Пакистан признавал наличие оппозиционных элементов на
своей территории, однако отрицал, что оказывает им какое-либо содействие.
В превентивных целях Исламабад предлагал принять меры по физическому
заграждению пограничной линии, однако афганские власти нашли такой
подход малоэффективным. Особые надежды по разрешению текущей
ситуации Х.Карзай возлагал на проведение Джирги, съезда пуштунских
племен, проживающих по обе стороны афгано-пакистанской границы. По его
указу была образована Комиссия по вопросам подготовки мероприятия во
главе c депутатом Парламента Сайед Ахмад Гейлани, шефом Секретариата
комиссии был назначен министр по делам парламента Фарук Вардак,
проводились консультации с заинтересованными лицами.
Глава государства обновил состав Кабинета министров, сменил ряд
губернаторов, произвел другие кадровые перестановки. Усилил
антикоррупционную кампанию, инициировал План действий по миру,
примирению и правосудию. Парламент завершил создание своих структур,
принял государственный бюджет, рассматривал внесенные правительством
документы, разработал проект концепции национальной безопасности.
Правительство продолжило комплексную работу по формированию
профессиональной армии и полиции, их оснащению современным
вооружением. Ужесточены меры в отношении производства и оборота
наркотиков, предполагалось возобновить практику уничтожения посевов
опиумного мака с помощью химикатов.

1
http://www.nato.int/cps/en/natolive/official_texts_37920.htm?selectedLocale=en
23
Большое внимание уделено развитию социальной сферы: за счет
внешних источников восстанавливалась инфраструктура, больницы, учебные
заведения. Однако острой проблемой оставалась подготовка кадров,
особенно по техническим специальностям. Медленно решались вопросы
поддержки афганских беженцев.
Развитие политической ситуации в Афганистане в 2007 году
происходило на фоне продолжающейся активности движения талибов и
местных вооруженных формирований, сложных социально-экономических
проблем и усиления противоречий между различными политическими
силами. Несмотря на декларируемые успехи в государственном
строительстве, обстановка в стране оставалась неспокойной.
В начале года США и их союзники по НАТО совместно с
пакистанскими спецслужбами начали военные и специальные агентурные
мероприятия по срыву готовившегося наступления талибов, разрушению
систем управления, материально-технического и людского обеспечения их
боевых действий с территории соседнего государства.
6 марта началась основная войсковая операция «Ахиллес» по очистке от
талибов уездного центра Муса-Кала и северной горной части провинции
Гельменд. Привлечено 4500 иностранных военнослужащих и 1000 афганских
солдат. Американцы считали, что операция позволит создать условия для
восстановления экономической активности в провинции Гельменд, снимет
угрозы над ГЭС «Каджаки», обеспечивающей светом населенные пункты и
предприятия на юге страны.1
Одновременно в течение года неоднократно проводились рейды на юге
провинции Гельменд, вблизи пакистанской границы, по перехвату и
уничтожению караванов талибов.
С целью ликвидации ключевых командиров, уничтожения тыловой
инфраструктуры, блокирования материально-технической и людской
поддержки талибов с территории соседнего государства активизировалась
работа спецслужб Пакистана. 1 марта арестован экс-министр обороны
правительства режима талибов, заместитель муллы Омара – мулла
Обайдулла Ахунд, который, как считалось, руководил подготовкой весеннего
наступления из Кветты. В мае в провинции Гельменд ликвидирован
влиятельный полевой командир мулла Дадулла. 2 Для преследования
противника в ИРП подключена агентура ФБР США, вынуждающего

1
ROGGIO.B. Operation Achilles: NATO's offensive in Helmand province. March 6, 2007
http://www.longwarjournal.org/archives/2007/03/operation_achilles_n.php
2
http://www.golos-ameriki.ru/content/cronolory-of-war-in-afganistan-2011-06-22-124393549/237119.html
24
пакистанскую Межведомственную разведку активно содействовать этим
акциям.
О давлении на Исламабад свидетельствовали февральские поездки в
ИРП вице-президента Д.Чейни и министра обороны Р.Гейтса. В Конгрессе
США появились сторонники нанесения артиллеристских и воздушных
ударов по местам расположения боевиков Аль-Каиды и талибов в
пакистанском приграничье. Конгрессмены также угрожали вдвое урезать
ежегодную финансовую помощь, если П.Мушарраф не предпримет более
жесткие меры по ликвидации террористической сети и аресту талибов, в том
числе боевиков, получивших ранения в боях с войсками НАТО и
находящихся на лечении в больницах приграничных пакистанских городов
Кветта, Наушки, Кучлак, Гарди-Джангл.
Таким образом, весенне-летняя военная кампания 2007 года по
изменению политической ситуации в Афганистане была сконцентрирована в
провинциях Гельменд и Кандагар и позволила сорвать готовившееся
весеннее наступление, о котором говорили талибы.
Однако ситуация в Афганистане продолжала оставаться нестабильной.
НАТО, афганская армия и полиция смогли установить контроль над уездом и
городом Муса-Кала только к концу года. Значительно увеличилось по
сравнению с 2006 годом число террористических актов (подрывы машин
придорожными минами и террористами-смертниками, обстрелы военных
колонн и блокпостов из засад и др.), участились захваты иностранных
заложников, журналистов, рабочих, инженеров, миссионеров. Всего в
течение года имели место порядка 120 подрывов смертников. Помимо
многочисленных диверсионно-террористических атак стали иметь место
прямые боевые столкновения военных формирований оппозиции с войсками
международных сил. Со стороны афганского сопротивления
демонстрировалась высокая эффективность использования ландшафта,
современного легкого вооружения, хорошая военная подготовка и
профессиональная выучка. Более чем 42-тысячная группировка
коалиционных и миротворческих сил не могла обеспечить безопасность в
крупных городах юга Афганистана и установить надежный контроль на
отдаленных территориях. К октябрю 2007 года США и страны НАТО
потеряли в Афганистане 640 военнослужащих. Только в 2007 году погибло
117 американский солдат, убито более 800 афганских полицейских.
Неоднократные факты "ошибочных" бомбардировок, жертвами которых
становится мирное население, вызывало особую ненависть афганцев. Это
позволяло противникам центральной власти иметь достаточный резерв
желающих вступить в их ряды.
25
Готовясь к военной кампании 2008 года, НАТО и афганская армия в
начале октября начали военную операцию «Памир» по уничтожению
боевиков движения «Талибан» на юге и востоке Афганистана. Цель операции
– преследовать противника в зимний период и лишить его возможности
осуществить перегруппировку сил, мобилизацию людских ресурсов,
складирования оружия и боеприпасов.1
Американские и английские военные вновь прорабатывали вопрос о
привлечении к охране афгано-пакистанской границы пуштунских племен,
создании на их основе «пограничного корпуса» (так называемых
«малишей»), как это было в прежние времена, и к чему, вероятно, стремятся
современные пуштуны: получать денежное и иное довольствие от
центральной власти, якобы, за несение пограничной службы.2
Заявления высокопоставленных представителей некоторых стран Запада
и влиятельных международных организаций, а также Х. Карзая о
необходимости переговорного процесса с вооруженной оппозицией вызвали
опасения бывших моджахедов, в основном таджиков, и бывших чиновников
правительства Наджибуллы. Они считали, что включение талибов в
государственные структуры приведет к дальнейшей пуштунизации власти и
гонениям на членов НДПА, руководивших страной в 80-е годы прошлого
века.
Следует отметить, что, в мировом сообществе по-разному понимали
практическую реализацию идеи переговоров с вооруженной оппозицией.
США поддерживали мирный диалог с талибами, но не допускали
предоставления им территориальных уступок и властных полномочий на
местах. В ООН считали возможным допустить во властные структуры
Афганистана всех желающих прекратить вооруженное противостояние и
отойти от радикальных экстремистских группировок. Великобритания и
Пакистан находились на еще более лояльных позициях, предлагая идти на
максимальный компромисс, вплоть до передачи умеренным талибам
управление территориями, фактически контролируемых ими, при признании
и подчинении центральной власти. Диаметрально противоположную
позицию заняли Иран и Россия, крайне негативно воспринимавшие любые
формы прихода талибов к власти.
6 апреля Президент Х.Карзай на пресс-конференции открыто заявил, что
представители правительства в течение долгого времени встречаются с
талибами для обсуждения путей мирного урегулирования ситуации в стране.

1
NATO, Afghan forces launch Operation Pamir//
http://www.armytimes.com/article/20071003/NEWS/710030308/NATO-Afghan-forces-launch-Operation-Pamir
2
Смагулов А.Д. Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции, 2001-2009 годы.- Кабул: Нури, 2010.
26
С некоторыми из них глава государства встречался, якобы, лично и
призывал сложить оружие.
Имевшие место переговоры с талибами, представленными в основном
пуштунами, стали известны лидерам таджиков, узбеков, хазарейцев,
туркменов, бывшим членам НДПА, многие их которых занимают высокие
посты во властных структурах и являются депутатами парламента. И они
сочли нужным предпринять превентивные меры, обозначить свое единство
путем создания нового политического блока "Объединенный Национальный
Фронт Афганистана" (ОНФА), в который вошли более 50 партий и движений
национальных меньшинств, и предложить механизмы, способные сохранить
межэтническое равновесие. Этим объяснялось членство в новом объединении
таких политиков как первый вице-президент А.З.Масуд, спикер нижней
палаты парламента Ю.Кануни, А.Р.Дустом, Исмаил Хан и др. Лидеры
хазарейцев, которые на начальном этапе были заявлены в составе
руководящих органов ОНФА, на церемонии инаугурации 3 апреля
отсутствовали, заняв выжидательную позицию.
Предлагая парламентскую республику, введение должности премьер-
министра и выборность губернаторов основатели ОНФА хотели защитить
права национальных меньшинств, снизить влияние главы государства,
который еще, видимо, долго будет избираться из числа пуштунов.
Косвенным признаком межнационального размежевания политических
элит Афганистана (хотя об этом политические лидеры прямо не говорили)
может служить заявление представителя Г.Хекматьяра, что ИПА не признает
ОНФА, который защищает интересы иностранных государств, в частности
России, Ирана и Индии. Спикер верхней палаты парламента С.Моджаддеди,
пуштун, назвал появление ОНФА опасным для будущего Афганистана и его
межнационального единства. Да и сам президент Х.Карзай подверг критике
объявленные цели нового политического союза и заявил, что в создании
Фронта заинтересован ряд иностранных государств.
Нельзя исключать, что призывы Х. Карзая к переговорам были
мотивированы стремлением дать возможность вооруженным группировкам
оппозиции, без "потери лица" сложить оружие и подключиться к мирному
процессу. Политическое давление на Исламабад и его подключение к
военной кампании по уничтожению баз и инфраструктуры террористов,
вступление в борьбу с ними племенных формирований в Северо-Западной
пограничной провинции, наряду с операцией Коалиционных сил, НАТО и
афганской армии на юге ИРА серьезно снижали влияние лидеров движения
"Талибан", их наступательный потенциал. Не имея подпитки из-за рубежа,
вооруженные формирования не смогли бы долго противостоять войскам
27
НАТО, и были бы вынуждены принять предложение Кабула о примирении.
Не исключено, что приглашение к переговорам являлось одним из элементов
стратегии стабилизации ситуации в ИРА.
Возвращаясь к программным целям ОНФА о формировании
парламентской республики и выборности губернаторов, следует отметить,
что их реализация могла вызвать ненужную волну пуштунского шовинизма,
привести к обострению конфликта межэтнических интересов, создать
серьезные препятствия процессу экономического восстановления страны.
Для пуштунов пока неприемлемо иметь президента с чисто
представительскими функциями, избранного парламентом. Ускорение
политической либерализации без создания солидной экономической основы
демократизации многонационального государства не будет способствовать
решению внутриполитических проблем.
Тем не менее, создав Объединенный национальный фронт, лидеры
этнических меньшинств и сторонники иной формы государства 1, достаточно
корректно обозначили свои интересы и готовность к политической борьбе.
Следовало ожидать, что Х.Карзай и его окружение учтут их, хотя пуштуны
будут оказывать давление на исполнительную власть, возрождая свои
политические институты. Так, в конце июня, впервые за последние 30 лет,
состоялся очередной, 5-ый съезд Социал-Демократической партии «Афган
Меллят», созданной еще во времена правления покойного Захир Шаха и
считающейся националистической партией пуштунов.
Эксперты связывали с созданием Объединенного национального фронта
гибель наиболее активного его функционера - официального представителя и
председателя политического комитета ОНФА, лидера партии «Эгтедар-е
мелли», председателя комиссии по экономическим вопросам нижней палаты
парламента, бывшего министра торговли Сайед Мустафа Казими. Он погиб
во время крупного террористического акта 6 ноября во время посещения
парламентской делегацией сахарного завода в городе Баглан одноименной
северной провинции.2
В северных регионах страны отмечалось обострение отношений между
этническими группировками. Летом в провинции Джаузджан произошло
вооруженное столкновение между пуштунами и узбеками, вызвавшее
широкий резонанс в стране. Здесь пересеклись интересы губернатора Ж.
Хамдарда (бывший полевой командир ИПА, пуштун), который активно
выступал за «пуштунизацию» провинции и продвигал свое окружение на
1
Здесь имеются в виду оппоненты идее унитарной государственности и избрания главой государства
исключительно пуштуна, сторонники большей самостоятельности регионов, вплоть до создания
федеративного государства.
2
http://www.afghanistan.ru/doc/10423.html
28
руководящие посты и А.Р.Дустума, лидера узбекского «Национального
исламского движения Афганистана". В провинции Майдан Вардак в июне-
июле имел место конфликт между хазарейцами и кочевниками-пуштунами,
пришедшими с юга и занявшими земли первых.
По оценкам экспертов, развитие военно-политической ситуации в
северных регионах Афганистана свидетельствовало о возникновении здесь
определенных негативных тенденций. Одним из основных
дестабилизирующих факторов считалась проводимая действующим
правительством и его западными союзниками политика, направленная на
ущемление прав национальных меньшинств. В частности, северянами
подвергалась жесткой критике т.н. «пуштунизация» руководства северных и
северо-восточных провинций, причем преимущественно членами партии
«Афган меллят».
Недовольство бывших представителей антиталибской коалиции
вызывало осуществлявшееся в одностороннем порядке разоружение и
расформирование вооруженных отрядов бывшего Северного Альянса, хотя в
северных провинциях было относительно спокойно и здесь не велись боевые
действия. В тоже время, с «молчаливого» согласия центрального
правительства незаконные вооруженные формирования южных и юго-
восточных провинций, под лозунгами обеспечения безопасности населения,
преобразовывались в легальные отряды самообороны и иные
военизированные структуры.
Такие процессы способствовали появлению сепаратистских настроений,
объединению усилий против действующей власти и иностранного военного
присутствия в Афганистане.
По оценкам наблюдателей, при дальнейшем проведении такой политики
правительство ИРА, наряду с непрекращающимися боевыми действиями в
южных и юго-восточных провинциях, могло получить новый очаг
напряженности в относительно стабильных северных и северо-восточных
районов страны.
На внутриполитическую обстановку позитивное влияние оказала
прошедшая 9-12 августа в Кабуле Совместная афгано-пакистанская мирная
джирга с участием лидеров пуштунских племен, религиозных авторитетов,
парламентариев, представителей политических и деловых кругов,
интеллигенции обоих стран, всего 700 человек. Воссозданный институт
Джирги дал руководству Афганистана дополнительную легитимную
возможность для оказания влияния на пуштунские племена в афгано-
пакистанском приграничье.

29
В 2007 году США и западными странами продолжались крупные
мероприятия по политической поддержке и расширению экономической
помощи правительству Х. Карзая. Организовывались международные
форумы, конференций, симпозиумы, на которых по афганскому вопросу
выступили главы государств, руководители международных организаций,
известные политические и общественные деятели (некоторые заявления и
выступления, представляющие интерес, приведены ниже). В частности, по
инициативе и содействии ряда западноевропейских стран в 2007 году были
проведены международные конференции по Афганистану в Берлине, Риме,
Потсдаме, Нью-Йорке и других западных странах.
На 62-й сессии ГА ООН Афганистану было уделено серьезное
внимание. Под председательством Генерального Секретаря ООН П.Г.Муна и
Президента Х. Карзая состоялась Специальная встреча руководителей
ведущих стран мира и стран-членов НАТО (из 22 стран), на которой
обсуждались ситуация в Афганистане и пути решения «афганской
проблемы». Выступая на сессии, афганский лидер обратил внимание на
проблемы борьбы с терроризмом и наркотиками, обеспечению безопасности
населения и подчеркнул, что в Афганистане все еще сильна угроза
терроризма и для обеспечения безопасности страна все еще нуждается в
международной помощи. Президент сказал, что правительство ИРА при
содействии международного сообщества продолжает бороться с
терроризмом, наркоторговлей и бедностью. При этом он отметил
значительный вклад в этом деле правительств США, Великобритании, стран-
членов НАТО, ООН и ЕС. Президент призвал Командование сил
международной коалиции не допускать жертв среди мирного населения при
проведении военных операций и согласовывать свои планы с
руководителями силовых структур ИРА, представителями местных властей.
Касаясь переговоров с движением «Талибан», Х.Карзай подчеркнул, что
Кабул готов к переговорам с теми талибами, которые не связаны с
группировкой «Аль-Каида».1
На встрече руководителей ведущих стран мира и стран-членов НАТО,
Генсек ООН П.Г.Мун, отметив огромные трудности, выразил надежду, что
правительство Х. Карзая продолжит усилия по созданию соответствующих
механизмов управления, искоренению коррупции, ликвидации производства
и незаконного оборота наркотиков, продвигая вперед систему образования и
здравоохранение.
На пресс-конференции в феврале в Вашингтоне, помощник
госсекретаря США Д.Фрайд заявил, что Афганистан стал испытанием XXI
1
http://www.un.org/ru/ga/62/statements/afgan.pdf
30
века для НАТО, и мы должны победить движения «Талибан», победить к
концу 2008 года.1
На слете представителей национальной гвардии США, проходившем в
Пуэрто-Рико в августе Начальник штаба Армии США генерал Дж.Кейси
отметил, что «война с терроризмом продлится еще несколько десятилетий и
победы не достичь, пока умеренные мусульмане не смогут победить
мусульман-экстремистов и, что иностранные силы в Афганистане и Ираке
помогают предотвратить господство экстремистов на Ближнем Востоке».2
Касаясь деятельности НАТО в Афганистане, Генеральный секретарь
НАТО Я.Х. Схеффер в интервью немецкому изданию «Spiegel» в августе
заявил, что «Афганистан - самая важная миссия НАТО» и отметил об
«ухудшающейся ситуации с безопасностью в Афганистане, необходимости в
координаторе процесса восстановления Афганистана». Генсек Альянса
сказал, что НАТО успешно завершит свою миссию, когда афганское
правительство и его силы безопасности смогут взять под контроль всю
страну. Но когда страна находится в процессе формирования нового
гражданского общества, мы нуждаемся в терпении больше чем в чем-то
другом. Поэтому никто не может сказать, что восстановление страны может
быть закончено в течение нескольких лет.
В интервью радиостанции «Би-би-си» в сентябре Командующий МССБ
в ИРА американский генерал Д.Макнил заявил, что успехи войск НАТО,
достигнутые с большим трудом, могут быть сведены на нет в ближайшие
месяцы. Если афганские силы не будут в состоянии защитить территории,
очищенные от талибов и добавил, силам НАТО придется сделать часть этой
работы снова и выразил сомнение в том, что афганские силы национальной
безопасности смогут выдержать натиск боевиков ДТ.
В интервью канадской телекомпании CTV бывший сотрудник ЦРУ
М.Шеуер, автор книги «Глазами наших врагов» заявил, что США, Канада и
страны НАТО отдадут террористам победу, если они прекратят боевые
операции в Афганистане.
Выступая в Центре стратегических и международных исследований в
июле в Вашингтоне, экс-посол США в Кабуле - помощник Госсекретаря
Р.Ньюман заявил, что международное сообщество не может позволить себе
допустить разрушения Афганистана и возрождения радикализма. Процесс
послевоенного восстановления страны займет много времени и
международное сообщество должно всецело посвятить себя этому делу.

http://www.pircenter.org/news/4110-v-afganistane-ubit-odin-iz-liderov-talibov-mulla-dadulla
1

http://top.rbc.ru/society/05/12/2007/128613.shtml
2

31
Вызывает интерес высказывания министра обороны Дании С.Гаде в
Копенгагене 14 июня, заявивший, что силам западной коалиции в
Афганистане придется сохранять свое военное присутствие в этой стране
еще, по меньшей мере, 10 лет. По его мнению, для обеспечения
долговременной стабильности в ИРА необходимо заключить соглашение
между центральным правительством в Кабуле, руководителями
региональных администраций и племенными вождями.
Касаясь ситуации в Афганистане, на встрече в августе в Сочи с
участниками международного дискуссионного клуба «Валдай», Президент
В.Путин заявил, что Россия желает укрепления правительства Х. Карзая и,
чтобы на многострадальной земле Афганистана наступил все-таки мир.
Россия всячески будет способствовать установлению мира и стабильности в
этой стране и желает, чтобы западные партнеры были там успешными.
Выступивший на сессии ГА ООН Специальный представитель
Генерального Секретаря ООН в ИРА Т. Кегниц, обратился к
международному сообществу с призывом приложить больше усилий для
установления мира и порядка в Афганистане и отметил, что «нам надо
больше солдат, больше средств и больше поддержки». Движение «Талибан»
невозможно победить исключительно военным путем. Должна быть
разработана стратегия, которая будет совмещать в себе военные и
гражданские действия».
Выступая в сентябре в Борнмуте (Англия), министр обороны Д.Браун
заявил, что миротворческая миссия может быть успешной лишь в том случае,
если все стороны будут работать над мирным процессом и будут готовы к
компромиссу. «Если мы решим, к примеру, что в такой стране, как
Афганистан, невозможно, а я так и считаю, установить систему управления
западного образца, тогда мы должны принять тот факт, что необходимо
найти какой-то другой вариант, базирующийся уже на законах ислама», -
отметил Д.Браун.
Западные страны продолжали предпринимать меры по созданию и
укреплению афганской национальной армии (АНА), считая, что она со
временем должна сама обеспечивать безопасность страны и противостоять
существующим современным угрозам.
Весьма важным в этом плане является визит в апреле в Кабул группы
военачальников НАТО во главе с Заместителем Генерального Секретаря
НАТО А.М.Риццо с инспекционной целью. В результате кабульских
переговоров стороны сошлись на том, что афганская национальная армия
должна быть оснащена современной военной техникой для противостояния
современным угрозам. Военачальники Альянса заверили руководство ИРА,
32
что НАТО окажет всестороннюю помощь в подготовке кадров, укреплении и
оснащении АНА и в этом плане он будет Главным Координатором.
При содействии США и западных стран принимались срочные меры по
укреплению и увеличению личного состава афганской армии, повышению
его боеготовности. В результате, к концу 2008 г., а не 2011 г., как это
первоначально планировалось, численность вооруженных сил ИРА возрастет
до 70 тыс. человек. К 2010 г. численность армии должна достигнуть 200 тыс.
военнослужащих. Пентагон готов предоставить помощь в становлении
афганской армии и поставках вооружений на сумму $2 млрд.
Предполагалось, что международное сообщество в ближайшие два года
выделит ИРА $8 млрд. на модернизацию афганской национальной армии.
В числе крупных мероприятий следует отметить Берлинскую
международную конференцию по координации помощи Афганистану,
заседание Совета министров иностранных дел НАТО в Брюсселе, заседания
Совета глав оборонных ведомств НАТО состоявшихся в Севилье (Испания),
Подстаме (Германия) и Нордвике (Голландия), на которых обсуждались
военно-политическая ситуация и увеличение международного военного
контингента в ИРА. Главным итогом этих мероприятий стало решение о
координации увеличивающихся международных усилий по мирному
восстановлению страны и военных операций в Афганистане. США приняли
решение выделить ИРА $10,6 млрд. на следующие 2 года ($8,6 - на
ускоренное формирование и оснащение афганской армии и полиции,
остальное - на финансирование проектов реконструкции и развития),
Европейский Союз обещал выделить на 4 года 600 млн. евро ($780 млн.).1
Советом безопасности ООН продлены еще на один год полномочия
Международных сил содействия безопасности (ISAF) в Афганистане.
Весной 2007 года повышен уровень командующего силами НАТО в
Афганистане, вместо прежнего командующего, имевшего звание генерал-
лейтенанта британской армии Д.Ричардса, назначен четырехзвездный
американский генерал Дан МакНейл, возглавлявший Коалиционные силы в
2002-2003 годах.
В июле в Кабуле приступила к работе специальная миссия (EUPOL) из
200 специалистов, в задачу которой входит обучение кадров для афганского
МВД, оказание помощи афганским властям в создании правового
государства.
В течение года наблюдалось углубление противоречий среди стран-
членов НАТО и США из-за подходов к решению «афганского вопроса» в
целом, и в тактике ведении боевых действий, в частности. Об этом
1
Ведомственный архив МИД РК. Дело № 31-26 за 2007 год. Документы о внешней политике ИРА.
33
свидетельствовали заявления представителей ФРГ и Италии в Португалии,
Потсдаме, Нордвике, призвавших руководство США пересмотреть политику
и стратегию в отношении ИРА.
Если некоторые из них были полны решимости вести борьбу с
терроризмом дальше, то другие были настроены весьма пессимистично. В
статье под названием «США обеспокоены выполнением европейцами своих
обязательств в Афганистане», опубликованной в афганской газете «Outlook
Afghanistan», сообщалось, что США обеспокоены тем, что итальянские и
немецкие военные все больше разочаровываются в своей миссии в
Афганистане. В Италии и Германии продолжались дебаты по поводу того,
должны ли их войска остаться в составе международной коалиции.
Поскольку количество жертв в борьбе против движения «Талибан» росло,
Вашингтон волновался по поводу того, что европейская поддержка может
прекратиться. Американская администрация полагала, что европейские
государства могут выйти из коалиции.
По мнению некоторых экспертов, несмотря на давление США,
Германия, Франция, Италия и Испания все больше выступали против
увеличения численности войск НАТО в Афганистане. На октябрьской
встрече глав оборонных ведомств стран-членов НАТО в г.Нордвике
(Голландия), Генеральный секретарь НАТО Я.Х.Схеффер заявил, что по-
прежнему считает недостаточными усилия партнеров по Альянсу. На встрече
9 из 26 стран-членов НАТО выразили готовность расширить свое участие в
военных операциях на территории Афганистана. Министры обороны
Германии, Франции и других стран НАТО отказались послать
дополнительные войска, мотивировав это тем, что основной целью НАТО
является не разрушение, а восстановление и реконструкция экономики
страны, а также способствовать стабилизации ситуации в Афганистане и
регионе. В то же время Франция и Германия предложили дополнительно
направить военных инструкторов для афганской национальной армии. В
частности, глава Минобороны Германии Й.Юнг напомнил на заседании
НАТО, что «цель международных сил - это восстановление и реконструкция
страны, а увеличение войск может быть неправильно воспринято». 1 Как
полагали эксперты, западноевропейские страны не решались идти на
открытую конфронтацию с Вашингтоном, настаивая, что в сложившейся
ситуации силам НАТО нужно начать поэтапную передачу своих функций
самим афганцам. Подобные настроения становились все сильнее и среди
стран-членов Евросоюза. Европейцы постепенно приходили к мысли, что
афганцы должны сами устанавливать мир и стабильность в своей стране.
1
http://www.nato.int/docu/speech/2007/s071024f.html
34
Проблема с комплектованием натовских сил в Афганистане возникла
после того, как правительства Канады и Нидерландов в сентябре заявили о
сокращении численности своих войск, дислоцированных в южных
провинциях, где в последние месяцы усилилась активность отрядов ДТ.
Возможный уход канадцев и голландцев был способен серьезно осложнить
положение всего натовского контингента в Афганистане, о чем
предупреждал на встрече в Нордвике Генеральный секретарь НАТО
Я.Х.Схеффер.
В интервью британской газете «Дейли телеграф» Командующий МССБ
генерал Дэн МакНейл заявил, что будущее НАТО поставлено на карту в
Афганистане. Командующий считал, что отношение некоторых стран
Северного Альянса, намеренных пересмотреть участие своих войск в боевых
операциях в Афганистане, ставит под угрозу само существование НАТО.
Между тем руководство США продолжало оказывать давление на
союзников по НАТО, чтобы те активнее участвовали в борьбе с терроризмом
в ИРА. Глава Пентагона Р.Гейтс на американо-германских переговорах летом
в Берлине призвал Германию активизировать участие Бундесвера в
афганской миссии и предложил германской стороне в интересах МССБ
ликвидировать национальные барьеры, что позволило бы расширить
совместные операции на всю страну. Однако, руководители Германии,
Италии, Франции придерживались другой позиции и считали, что целью
НАТО является помочь создать ИРА дееспособную национальную армию
численностью не менее 70 000 человек и полицию, которые были бы в
состоянии обеспечивать безопасность и стабильность в стране, одновременно
обращая внимание на создание инфраструктуры, реализацию проектов
социально-экономической направленности.
Выступая на международном форуме о «будущем демократии» в штате
Виржиния 17 сентября, министр обороны США Р.Гейтс раскритиковал
союзников США по «афганской миссии», которые не желают предоставлять
необходимые ресурсы для ведения боевых действий в «горячих точках» ИРА.
По мнению Р.Гейтса, «Афганистан является лакмусовой бумажкой того,
сможет ли союз продвинутых демократий по-прежнему приносить жертвы и
выполнять обязательства ради продвижения демократии».1
Тем временем под давлением правительства и общественности ИРА,
международных правозащитных организаций, ООН руководством НАТО
летом 2007 года было принято решение изменить тактику боевых операций
против боевиков ДТ с тем, чтобы впредь избегать большого числа жертв
среди мирного населения. На пресс-конференции в Кабуле 23 июня
1
http://www.defense.gov/News/NewsArticle.aspx?ID=47475
35
Президент Х.Карзай, обвинив в гибели 52 мирных жителей в результате
авиаудара в Гирешке (Гильменд) иностранные военные силы, которые
годами игнорируют советы афганских коллег координировать свою
деятельность при проведении военных операций, потребовал впредь все
военные операций согласовывать с афганскими властями и письменно
утверждать. По распоряжению Президента ИРА был подготовлен План
взаимодействия между ВС ИРА и МССБ и образован Специальный Комитет
по взаимодействию при разработке и проведении военных операций (СКВ), в
состав которого вошли представители афганских ВС и Командования МССБ
в ИРА.
Рост антивоенных настроений в некоторых странах НАТО (Германия,
Франция, Италия, Канада, Испания и Польша), где некоторые политические
партии и общественные организации требовали вывода войск и прекращения
всяческой помощи правительству ИРА вызывала серьезную обеспокоенность
афганского руководства. Летом 2007 года в Берлине прошла многотысячная
акция протеста против нахождения немецких войск в Афганистане.
Демонстранты требовали вывода немецких военнослужащих и прекращения
участия в миротворческой миссии ООН в этой стране. Канцлер ФРГ А.
Меркель обратилась с телевизионным обращением к народу, подчеркнула
важность участия Германии в миссии НАТО в ИРА. По ее словам, помощь
Кабулу в восстановлении страны является единственным способом не
допустить, чтобы Афганистан снова стал террористическим государством,
отметила, что «у нас нет другой альтернативы, потому что мы не можем
отдать ИРА в руки террористов».
В интервью канадской газете «Globe and Mail» 18 сентября Президент
Х.Карзай предостерег иностранные государства от вывода своих войск в
ближайшее время, особо подчеркнул, что «в этом случае Афганистану будет
грозить возврат к хаосу. Этот хаос позволит террористам вернуть свои
позиции, и тогда они могут опять нанести ущерб вам в Америке, Канаде и
Европе».
В среде афганского депутатского корпуса также наблюдалась
обеспокоенность возможностью вывода некоторыми членами НАТО своих
воинских подразделений из Афганистана. Летом в Кабуле состоялись
переговоры руководства Национальной Ассамблеи ИРА с делегацией стран
НАТО (США, Великобритания, Португалия и Латвия). Депутаты обратились
к представителям НАТО с просьбой не выводить свой воинский контингент,
высказались за присутствие международных коалиционных сил в
Афганистане, пока не будут созданы полноценная афганская армия и
полиция, которые в будущем смогут обеспечивать безопасность страны.
36
В конце концов, острые дискуссии в НАТО завершились тем, что
Альянс все же увеличил свою группировку в Афганистане. Пентагон
направил в Афганистан (вместо Ирака) 173-ю парашютно-десантную бригаду
численностью 3200 чел., дислоцированную в Италии. Дополнительные
войска предоставили: Великобритания, Канада, Испания - 52, Азербайджан -
22, Латвия - 9, Бельгия - 40, Словакия - 47, Голландия - 80, Грузия - 100,
Австралия - 450, Дания - 200, Норвегия – 150 военнослужащих. Германия
направила 6 самолетов «Торнадо», Чехия поставила вооружения (10
вертолетов, 650 пулеметов, 20 тысяч автоматов). Францией переброшены из
Таджикистана в Кандагар 6 реактивных истребителей «Мираж» и 150
человек технического персонала.1
Большое значение для экономики ИРА имело подписанное между
Центральным Банком и Командованием МССБ Соглашение о
сотрудничестве, в соответствии с которым все сделки МССБ на территории
ИРА будут происходить не в долларах, а в афганской национальной валюте -
афгани. Согласно предварительным подсчетам экспертов, ежегодно МССБ
будут менять до $500 млн. на национальную афганскую валюту.
Руководители Центробанка и Минфина полагали, что эта мера будет
способствовать укреплению национальной валюты ИРА.
Характеризуя в целом военно-политическую ситуацию в Афганистане,
можно отметить, что западным странам во главе с США в 2007 году не
удалось достичь стратегических целей, остановить угрожающее ухудшение
обстановки не только в этой стране, но и соседнем Пакистане, хотя
тактически, возможно, удалось предотвратить более масштабное
наступление талибов.
Ситуация, сложившаяся в Афганистане и пакистанском приграничье в
2008 году, явилась следствием событий предыдущего года и началом
проведения американцами наземных и воздушных операций по уничтожению
боевиков в пакистанской зоне проживания пуштунских племен.
Резко усилилось давление на Исламабад, он был вынужден
подключиться к военной кампании по уничтожению баз террористов, в
борьбу с талибами вступили племенные формирования Северо-Западной
пограничной провинции. Коалиционные силы, НАТО и афганская армия
проводили операции по перехвату караванов и боевых групп талибов на
пакистанской границе. В 2008 году американцы приступили к уничтожению
с воздуха баз террористов в пакистанской зоне свободных племен, в течение
года нанесено около 50 авиаударов. 3 сентября американцы провели первую
наземную боевую операцию на территории Пакистана.
1
Ведомственный архив МИД РК. Дело № 31-26 за 2007 год. Документы о внешней политике ИРА.
37
Не имея подпитки из пакистанской зоны свободных пуштунских племен,
вооруженные формирования афганской антиправительственной оппозиции
не смогли бы долго противостоять увеличивающемуся иностранному
контингенту.
Поэтому, талибы предприняли активные боевые и террористические
действия на территориях обоих государств. Движение талибов Пакистана
вступило в открытое противоборство с правительственными войсками и
лашкарами племен сразу в нескольких агентствах Северо-западной
пограничной провинции, практически окружив административную столицу –
город Пешавар. В течение года по городу и его окрестностям было выпушено
не менее 150 ракет. Убито два десятка лидеров племен, призывавших к
борьбе с террористами, осуществлено несколько подрывов смертников во
время племенных джирг.
Талибы приступили к уничтожению транспортных конвоев в районе
Хайберского прохода, по которому поступает более 70 процентов грузов для
войск Коалиционных сил и НАТО в Афганистане. В ноябре – декабре 2008
года было сожжено более 300 военных и транспортных машин,
осуществлявших снабжение американской армии. Только 7 декабря боевики
атаковали две автостоянки в окрестностях Пешавара, полностью уничтожив
130 машин и серьезно повредив 30 других, в том числе 62 бронированных
«Хаммера». На следующий день, на другой стоянке было сожжено еще около
40 американских военных бронетранспортеров. Всего было осуществлено
шесть таких атак. Талибы заявили, что продолжат атаковать транспортные
конвои, если американцы не прекратят авиационные бомбардировки
пакистанского приграничья беспилотными самолетами. В конце года
Ассоциация транспортных компаний Пакистана, имеющая около 4000
грузовиков, отказалась от перевозки грузов и контейнеров для
международных сил содействия безопасности из порта Карачи в Афганистан.
20 сентября мощный взрыв у гостиницы «Мариотт» в Исламабаде унес
жизни 53 человек, около 250 ранены. Через день в Пешаваре похищен
генеральный консул Афганистана, назначенный на должность посла в
Пакистане. 13 ноября талибы похитили иранского дипломата, застрелив его
охранника. 12 ноября в Пешаваре застрелен сотрудник USAID. В начале года
в течение 3 месяцев в своей стране находился в заложниках посол Пакистана
в Афганистане.1
В связи с ноябрьским террористическим актом в индийском городе
Мумбай интересную мысль высказал Постоянный представитель США в
1
Смагулов А.Д. Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции, 2001-2009 годы.- Кабул: Нури, 2010. –
С.20.
38
ООН З.Халилзад. Он предположил, что террористы хотели отвлечь внимание
международного сообщества от талибов на востоке Пакистана, вовлечь
политическую и военную машину этой страны в противостояние с Индией. И
это им удалось. Согласно сообщениям прессы, 22 декабря пакистанские
сенаторы призвали правительство пересмотреть свою роль в «войне с
терроризмом» и перебросить войска с афганской границы на восток для
отражения возможного нападения со стороны Индии. В конце года
правительство начало переброску некоторых подразделений армии с запада
на восток.
В Афганистане талибы осуществили несколько крупных устрашающих
террористических актов, вызвавших панические настроения среди афганцев
и иностранцев. 14 января атакована пятизвездочная столичная гостиница
«Серена». Находившийся в гостинице министр иностранных дел Норвегии не
пострадал, но получил ранение норвежский дипломат. В результате атаки
погибли 8 человек, в том числе норвежский журналист, трое граждан США и
француженка.
27 апреля во время военного парада в честь 16-летия победы в джихаде
против советских войск, обстрелян строй войск кабульского гарнизона и
гостевая трибуна, где находился президент Афганистана и послы
иностранных государств. 3 человека, включая депутата афганского
парламента, убиты, ранено более 10 человек.
В результате террористического акта, совершенного 7 июля у ворот
Посольства Индии в Кабуле, погибли порядка 60 человек, в том числе 4
сотрудника индийского посольства, ранено свыше 150.
30 ноября в Кабуле террористом-смертником атакована бронированная
машина посольства ФРГ, дипломаты не пострадали, но погибли 5 мирных
граждан.
В целом за год совершено более 370 терактов. В течение года погибли
295 солдат НАТО и Коалиционных сил (в 2007 году – 232), ранено 270
иностранцев. С начала боевых действий в Афганистане с 2001 года погибло
1042 иностранных военнослужащих из 22 стран, в том числе: 629
американцев, 136 англичан, 106 канадцев, 28 немцев, 23 француза, 25
испанцев, 21 датчанин, 18 нидерландцев, 13 итальянцев, 3 чехов.1
В результате столкновений правительственных и международных сил с
вооруженной оппозицией, а также совершенных террористических актов в
2008 году убито более 140 солдат афганской национальной армии, 500
полицейских, а также свыше 3100 талибов. Получили ранения около 120
солдат АНА, порядка 500 полицейских и 1500 мирных жителей.
1
www.icasualties.org.
39
По данным ООН, количество мирных жителей, погибших в результате
военных действий в 2008 году, возросло на 40% по сравнению с 2007 годом:
с 1523 до 2118 человек. В гибели 1160 человек или 55% виновна
вооруженная оппозиция. В результате боевых операций международных,
коалиционных и афганских сил погибли 39%, или 826 граждан (в 2007г. –
629), в том числе 552 – во время авиаударов. Остальные 132 человека были
убиты в результате перекрестного огня. За год погибли 38 рабочих,
задействованных на реализации различных проектов восстановления страны.
147 человек было похищено.1
Талибы отошли от явного, открытого контроля территорий, как это было
в 2007 году в уезде Муса-Кала в провинции Гельменд или уезде Паджваи в
провинции Кандагар. Однако, используя террор и запугивание населения, в
том числе на автотрассе Кабул – Кандагар, они сохраняли свою власть на
значительных сельских территориях юга и юго-востока страны, позволяя
официальным властям функционировать только в городах. Талибы, наряду с
другими силами, выступающими против присутствия иностранных войск,
активизировались во многих провинциях, не относящихся к районам их
традиционного влияния. Под контроль экстремистов переходили новые
зоны, в которых формировались параллельные теневые структуры власти. По
некоторой информации, «Талибан» в течение года увеличил
контролируемую зону с 54% до 72% территории страны.
Правительство Х. Карзая не контролировала значительную часть
территории страны. 70-тысячная афганская армия еще была не в состоянии
взять на себя обеспечение безопасности, хотя с августа 2008 года ей
формально была передана ответственность за столицу - Кабул. Пакистанские
талибы диктовали свои условия Исламабаду в Северо-Западной пограничной
провинции. Появлялись признаки перемещения боевиков исламских
радикальных организаций и движений из Ирака в Афганистан и Пакистан.
Политика правительства Афганистана по привлечению к сотрудничеству
«умеренных» талибов под лозунгом национального примирения не дала
желаемого результата.
Судя по опубликованным 30 января 2008 года докладам Атлантического
Совета США и Группы по изучению Афганистана при Главе Белого Дома,
Вашингтон был серьезно озабочен ситуацией в Афганистане и намерен остро
поставить этот вопрос на апрельском саммите НАТО в Бухаресте (Румыния).2

1
The situation in Afghanistan and its implications for international peace and security.-
http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=S/2009/135
2
http://www.acus.org/publication/saving-afghanistan-appeal-and-plan-urgent-action
40
Оба доклада, подготовленные практически одной группой
высокопоставленных экспертов при координирующей роли бывшего
командующего американскими войсками в Афганистане генерала Джеймса
Джонса и бывшего американского посла в России Томаса Пикеринга,
вызвали острую дискуссию в правительственных кругах Америки, Европы,
Афганистана, в экспертном сообществе.
Особую полемику вызвало предложение о назначении Верховного
представителя ООН, наделенного Советом Безопасности чрезвычайными
полномочиями по организации и даже принуждению государств к лучшей
координации и интеграции усилий по оказанию помощи правительству
Афганистана в гражданском секторе, продвижению регионального
сотрудничества.
Авторы также предложили перенести акцент с Ирака на Афганистан, так
как афганская кампания имеет более важное стратегическое значение в
борьбе с международным терроризмом. Для этого нужно разделить
бюджетный процесс в Конгрессе США по Ираку и Афганистану, так как
последний оказался в тени иракской войны, назначить Специального
представителя в правительстве США с правом организации и
межведомственной координации американской политики в отношении
Афганистана. В круг его полномочий должно входить стратегическое
руководство военными операциями, восстановлением ИРА, а также
координация действий с ООН, НАТО и Европой. Он должен нести полную
ответственность за реализацию американских программ помощи
Афганистану, их сопряженность с программами европейских и азиатских
стран, а также афганского правительства. Представляется, что журналисты
ошибочно приписали эти полномочия Верховному представителю ООН по
Афганистану, чем вызвали резкую реакцию официального Кабула.
Предлагалось рассмотреть возможность переброски воинских
подразделений из Ирака в ИРА. Отмечалось, что афганскую группировку
необходимо усилить как минимум четырьмя батальонами, дополнительными
вертолетами, средствами ведения разведки, наблюдения и аэросъемки.
Для разработки новой единой пятилетней стратегии по стабилизации
ситуации в Афганистане и организации международной поддержки для ее
реализации предложено создать «Группу выдающихся личностей». Эта
группа могла бы подготовить свои рекомендации к апрельскому Саммиту
НАТО и очередной Генеральной Ассамблее ООН, в дальнейшем
ассистировать Верховному представителю ООН, если таковой все же будет
назначен. В противном случае, группу создать в рамках НАТО с включением
в ее состав представителей ООН, Всемирного банка, Европейского Союза и
41
соответствующих стран. Основная задача группы – формирование
соответствующего общественного мнения, особенно среди европейцев, и
организация поддержки дальнейшим многолетним скоординированным
усилиям стран-членов НАТО, как в военной, так и гражданской сфере
восстановления Афганистана.
Авторы доклада признавали важность сотрудничества с региональными
державами в интересах стабилизации ситуации в ИРА. Ключевая проблема –
Пакистан: до тех пор, пока талибы могут найти убежище в Северо-Западной
пограничной провинции ИРП, их невозможно будет уничтожить.
Предлагалось убедить афганское руководство признать «линию Дюранда» в
качестве государственной границы, чтобы снять тревогу и мотивацию
вмешательства Исламабада. Для подключения соседей к восстановлению
Афганистана предложено начать работу по укреплению мер доверия и
созыву регионального форума с обсуждением общих вызовов и угроз.
Следует отметить, что в документе Атлантического Совета упоминается
Шанхайская Организация Сотрудничества в качестве одного из
организаторов или участников такой конференции. Однако в докладе
президентской группы упоминание ШОС опущено, что, вероятно,
свидетельствовало об известной позиции Белого Дома. Эксперты также
считали маловероятными прямые американо-иранские контакты по ИРА,
предоставляя эту возможность чиновникам ООН и НАТО.
Несмотря на то, что вступление обоих документов носило алармистский
характер («ситуация в стратегическом тупике», «Афганистан на перепутье»,
«несостоявшееся государство», «забытая война», «от успеха в Афганистане
зависит дальнейшая судьба НАТО») и претендовала на переосмысление
стратегии по решению афганского кризиса, их рекомендательная часть не
отличалась оригинальностью и новизной. Предлагаемые мероприятия были
идентичны решениям и рекомендациям Седьмого заседания Совместного
совета по координации и мониторингу (ССКМ) выполнения Афганского
Договора, прошедшего в Токио 5-6 февраля 2008 года.1
Участники токийского заседания также говорили о необходимости
единой интегрированной стратегии, улучшении координации действий
международного сообщества и афганского правительства в военной и
политической сферах, укреплении афганской национальной полиции,
безопасности, развития, борьбе с наркотиками, регионального
сотрудничества, слабости государственных структур и т.д.

1
Смагулов А.Д. Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции, 2001-2009 годы.- Кабул: Нури, 2010. –
С. 455
42
Согласно отчету ССКМ на июньской Донорской конференции в Париже
предполагалось утвердить и принять к исполнению Национальную стратегию
развития Афганистана (НСРА) на предстоящие пять лет. Для финансового
обеспечения Стратегии предлагалось создать фонд «Совместный ответ
доноров» (Donor’s Joint Response), в котором аккумулировать средства в
сумме $10 млрд. При этом доноры должны четко разделить между собой
различные сектора Стратегии и взять обязательства по их финансированию
как через, так и вне бюджета правительства.
Американские эксперты в своих докладах заявляли, что если даже
НАТО не будет делать ошибок, оно не добьется успеха в Афганистане,
потому что афганская проблема не имеет военного решения. Необходимо
ускорить реформы в гражданском секторе, включая восстановление
судебной, юридической системы, искоренение повсеместной коррупции,
борьбу с незаконным производством и трафиком наркотиков,
широкомасштабное создание новых рабочих мест. Рекомендации в области
экономического развития не выходят за рамки традиционной политики
Всемирного Банка в развивающихся странах, т.е. ограничение
инвестиционной политики инфраструктурными проектами. Однако, частный
сектор, на который делается основная ставка по созданию рабочих мест, не
идет в Афганистан со своими деньгами из соображений безопасности.
Американцы же воздерживаются от финансирования из бюджета проектов по
созданию промышленных объектов, например, в сфере разработки
природных ресурсов. Вместе с тем, заслуживает внимания мысль о
назначении «лидирующей нации», которая бы отвечала за экономическое
развитие ИРА (согласно Женевской конференции 2002 года Германия
отвечает за создание полиции, Италия – реформу юридического сектора,
Япония – демобилизацию и разоружение незаконных вооруженных
формирований, США – строительство афганской армии).
В целом, создавалось впечатление, что драматизация афганской
проблемы в обоих докладах нацелена на обоснование и принуждение
европейских и азиатских стран, членов НАТО, международных организаций
вносить больший вклад в восстановление Афганистана. Авторитетные
эксперты, обслуживая интересы Вашингтона, пытались убедить европейцев в
необходимости направления дополнительных воинских контингентов в
Афганистан и снятия ограничений на их использование в боевых действиях.
Сформировать общественное мнение в странах Североатлантического
Альянса, что в ИРА не только ведут войну с терроризмом, убивая при этом
мирных жителей, но и намерены серьезно заняться восстановлением

43
гражданского сектора, экономики страны. Еще одна задача – отделить
афганскую кампанию от непопулярной в Европе войны в Ираке.
В этой связи следует отметить, что в результате последовательного
давления Вашингтона, Лондона и Оттавы европейские столицы начали
уступать, постепенно соглашаясь направить дополнительные воинские
подразделения, в том числе и в неспокойные южные провинции
Афганистана.
Таким образом, руководство НАТО и западные политики были серьезно
обеспокоены перспективами развития ситуации не только в Афганистане, но
и в Пакистане. Американские высокопоставленные военные и политики
впервые заявили о необходимости пересмотра стратегии и существенного
увеличения своей группировки в Афганистане. Предполагалось, что в 2009
году в Афганистан будет дополнительно направлено более 20 тыс.
американских солдат, которые должны взять под контроль освобождаемые от
талибов территории, хотя афганский президент настаивал на их
использовании для прикрытия государственной границы.
На конец 2008 года в составе Международных сил по содействию
безопасности (МСССБ) были представлены военные контингенты 41
государства в количестве 50700 тыс. чел. Коалиционные силы включали
военных из США и 15 других стран, общей численностью 20 тыс. чел. В
Афганистане было около 35000 военнослужащих США - 20600 в составе
МССБ и 14400 в составе Коалиционных сил. Развернуто 26 Провинциально-
Восстановительных команд.1
12 июня 2008 года в Париже прошла международная конференция по
Афганистану с участием высокопоставленных представителей 67 стран и 11
международных организаций. Участники единогласно выразили готовность
оказывать поддержку реализации Стратегии национального развития
Афганистана. Вместе с тем, большинство выступающих были обеспокоены,
что повсеместная коррупция афганских чиновников может снизить
эффективность использования донорских денег. В целом, участниками
конференции, по подсчетам афганского министерства финансов, обещано
выделить 21,4 млрд. долларов США на финансирование Стратегии. В
принятой Декларации был закреплен главный ее итог – лидирующая,
ведущая роль самого Афганистана в реализации планов своего
национального развития. Зафиксировано обязательство международного
сообщества направлять финансовые средства через афганские структуры,
государственный бюджет и Трастовый фонд восстановления Афганистана.
Утверждалось, что самостоятельная работа созданного афганского
1
http://www.isaf.nato.int/troop-numbers-and-contributions/index.php
44
правительства по определению приоритетов, отбору проектов развития и
использованию выделенных финансовых средств ускорит его становление
как профессиональной исполнительной власти. Вместе с тем, резко
возрастает ответственность за последствия реализации Стратегии
национального развития Афганистана.1
Осенью 2008 года широкий резонанс в Афганистане и мире получила
разглашенная информация о встрече в Эр-Рияде представителей талибов и
официального Кабула. Сообщалось о готовности муллы Омара к диалогу с
афганскими и американскими властями, о списке его предварительных
условий, якобы переданных через короля Саудовской Аравии.
Следует отметить, что страны Запада, столкнувшись с жестким
противодействием террористов в Афганистане и Пакистане, подхватили
мысль о достижении приемлемого компромисса между Кабулом и талибами.
При этом и американцы, и европейцы, также как и талибы, оговаривали свои
условия достижения такого компромисса. Первые считали, что талибы
должны отказаться от насилия, разорвать контакты с Аль-Каидой и признать
нынешнюю конституцию ИРА, а вторые настаивали на выводе иностранных
войск из Афганистана. Жесткую позицию по этому вопросу заняли Россия и
Иран, осудившие «тактику заигрывания» с талибами.
Кабул и Исламабад считали, что переговоры нужно вести с «афганскими
и пакистанскими талибами». Однако диалог будет вестись только с теми, кто
признает конституцию Афганистана и Пакистана, и прекратят насилие.
Поэтому, оценивая и дифференцируя вооруженные формирования и
экстремистские организации, можно было исключить из этого процесса
муллу Омара и его окружение, а также группировки, связанные с Аль-
Каидой. Они и сами 29 октября и 22 декабря отвергли призыв к диалогу.
Учитывая такую крайность позиций, говорить о каких-либо подвижках и
возможностях перемирия противоборствующих сторон в Афганистане
говорить не приходилось. С теми, кто выступает за создание радикального
исламского государства, т.е. собственно движением «Талибан»,
антитеррористическая коалиция будет вести войну на уничтожение.
Считалось, что переговоры с ними нужно вести только с «позиции силы».
Ликвидации подлежат и формирования, связанные с наркогруппировками.
Таким образом, попытки установления контактов могли быть
предприняты в отношении трех категорий оппозиции, которых необходимо
отделить от понятия «Талибан»:

Смагулов А.Д. Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции, 2001-2009 годы.- Кабул: Нури, 2010. –


1

С. 458-466.
45
а) умеренных лидеров, выступающих за независимость Афганистана,
искренне не приемлющих присутствие иностранных войск и организующих
повстанческую войну против них;
б) местных полевых командиров, не желающих отдавать власть,
приобретенную за годы нестабильности;
в) авторитетов пуштунских племен, сопротивляющихся укреплению
государственной власти на местах, традиционно получавших и
распределявших дотации и вознаграждение за лояльность центральной
власти, не желающих появления в районах своего влияния государственных
структур, которые начнут напрямую, минуя институт маликов, выплачивать
субсидии населению.
Интересы третьей категории оппозиции, вероятно, заключаются в том,
что пуштунский юг стремится вернуться к традиционному образу жизни,
когда центральная власть и иностранные государства, заинтересованные в их
лояльности, содержали их. Природно-географические условия Сулеймановых
гор между Афганистаном и Пакистаном, где проживают свободные
пуштунские племена, не позволяют создать эффективное товарное
сельскохозяйственное производство. Поэтому племена выживали за счет
грабежа торговых караванов или субсидий государства за то, что они якобы
охраняли государственную границу.
Представляется, что пуштуны могли достичь поставленных целей и
«примириться» на своих условиях. В 2008 году вновь поднимался вопрос о
формировании племенных отрядов (малишей), которым предполагалось
передать ответственность за обеспечение безопасности в ареалах их
проживания. Однако существовали опасения, что вооруженные государством
малиши пуштунских племен выйдут из контроля, будут терроризировать
местное население и, в конце концов, повернут оружие против
правительства. Высказывалось мнение, что такая политика может привести к
войне между пуштунами и непуштунами.
Одним из значимых международных событий для Афганистана стали
итоги президентских выборов в США и победа демократа Б.Обамы.
Предсказывалось, что новое руководство американской администрации
откажется от поддержки Х. Карзая на предстоящих в 2009 году
президентских выборах.
Ему придется рассчитывать на свои силы, чтобы получить поддержку
афганских избирателей. Именно этими мотивами объясняются резкие, где-то
истеричные, с элементами отчаяния, заявления Х. Карзая во время встречи с
членами Совета Безопасности ООН, прибывшими в Афганистан в конце
ноября. Он потребовал от международного сообщества определить
46
конкретные сроки окончания войны с терроризмом в Афганистане, в
противном случае афганское руководство оставляет за собой право
попытаться решить конфликт политическими средствами, через переговоры с
вооруженной оппозицией. Президент потребовал от международных сил
прекратить бомбовые удары авиации по населенным пунктам и проведение
обысков в домах афганцев. Он также подверг критике международное
сообщество за неспособность стабилизировать ситуацию, за создание
параллельных афганскому правительству структур, за слабую координацию
своих усилий по восстановлению страны и коррупцию. Наблюдатели
считали, что таким образом Х.Карзай пытался обеспечить себе голоса
пуштунов Юга Афганистана и той части населения, которая настаивает на
выводе иностранного военного контингента и разочаровано неэффективной
помощью мирового сообщества.1
Характеризуя в целом военно-политическую ситуацию в Афганистане в
2008 году, можно отметить, что наблюдалось последовательное ухудшение
обстановки в афгано-пакистанском приграничье. Малоэффективная борьба с
вооруженными формированиями и заметная активизация боевиков движения
«Талибан» угрожала превратить этот регион в серьезный очаг
напряженности. По мере фокусирования внимания американского
руководства на афганской проблеме, террористические организации
перемещали свою деятельность в зону свободных племен Пакистана.
Недовольство населения проводимой политикой правительства Х. Карзая
подпитывало ряды вооруженной оппозиции. Растущие объемы производства
наркотиков, коррупция и низкий социальный уровень населения усиливали
позиции боевиков.

2. Обострение ситуации в 2009 году и разработка новой


администрацией США стратегии «выхода» из Афганистана

Военно-политическая ситуация в Афганистане в 2009 году продолжала


оставаться напряженной и имела предпосылки к ухудшению. Основным
дестабилизирующим фактором оставалась деятельность вооруженной
оппозиции, непрекращающиеся террористические атаки на подразделения
правительственных и коалиционных сил, похищения и убийства
представителей официальной власти и рядовых граждан. По данным ООН за
десять месяцев 2009 года рост насилия в Афганистане вырос на 10% по
сравнению с предыдущим годом, в стране погибли 2038 человек из числа
гражданского населения. Из них 1404 человека - погибшие от действий
1
Ведомственный архив МИД РК. Дело № 31-26 за 2008 год. Документы о внешней политике ИРА
47
талибских боевиков, 468 – в результате операций правительственных и
коалиционных сил.1
Активизировалась деятельность радикально-экстремистских
организаций и в северных провинциях ИРА, сюда перебрасывались как
собственно талибы, так и боевики «Исламской партии Туркестана», под
руководством Т.Юлдашева (ранее именовалась «Исламское движение
Узбекистана» - ИДУ) и выходцы из Чечни и арабских стран. Это было
связано с масштабными военными операциями пакистанской армии в
Северо-Западной пограничной провинции, вынуждающими иностранных
боевиков уходить на север Афганистана, а также возможной подготовкой
талибов к блокированию «северного» маршрута материально-технического
снабжения войск НАТО.
Имели место крупные теракты в столице. 17 января и 8 октября
смертники подорвали начиненные взрывчаткой машины соответственно у
посольств Германии и Индии. В результате взрыва в январе погибло 5
человек, около 20 ранено. Во втором случае погибли 17 человек, более 100
ранено. 11 февраля в 10.00 террористы одновременно ворвались в здания
министерств юстиции, образования и центрального управления по делам
исправительных учреждений. В результате подрывов и перестрелки было
убито 9 человек, 15 других получили ранения. Среди погибших
военнослужащие армии и спецслужб. 3 и 4 апреля центральная часть Кабула
была обстреляна реактивными снарядами. 17 сентября террорист атаковал
конвой итальянцев у военного аэродрома в Кабуле. Погибли 6 итальянских
солдат, 4 других ранено. Ранения получили также около 40 местных граждан.
Октябрь стал для американских войск в Афганистане самым кровавым
за все время их пребывания в стране. Из 74 погибших иностранных солдат за
октябрь, 59 - граждане США. В ноябре потери иностранцев снизились до 32
человек, включая 18 американцев.
В связи со сложной социально-экономической и военно-политической
ситуацией, высоким уровнем безработицы многие молодые афганцы
предпринимали рискованные попытки перебраться в Европу, другие более
благополучные страны, и устроить там свою жизнь. Прибегая к помощи
сомнительных посредников, они были вынуждены, влезая в долги, платить
им от $10 до 30 тысяч, в зависимости от маршрута и вида транспорта. По
данным офиса Верховного Комиссара ООН по делам беженцев в 2008 году в
44 индустриально развитых странах было зарегистрировано 18 500 заявок от
афганских граждан на получение политического убежища. При этом
наиболее популярной страной в Европе для афганцев является
1
http://unama.unmissions.org/Portals/UNAMA/SG%20Reports/sgreportjan2010.pdf
48
Великобритания – здесь в 2008 году было подано 3 730 обращений на
получение убежища (данные Статистического бюро Европейской Комиссии).
В 2007 году таких заявок было почти в два раза меньше – около 10 тыс.
Наибольшее число афганцев, подавших заявки на получение убежища в
европейских странах было зарегистрировано в 2000-2001 гг. – примерно 80-
85 тысяч. В 2002 году, после начала военной операции в Афганистане и
появившихся надеждах на улучшение ситуации в стране их число снизилось
до 29 400 человек.
Мигрируя в другие страны, молодые афганцы сталкиваются с
жестокостями и различного рода рисками для жизни, попадают в тюрьму или
лагеря беженцев, подвергаются физическим и психологическим
притеснениям. 29 мая 2009г. 9 афганцев утонули, когда лодка, перевозившая
их из Индонезии в Австралию, перевернулась у острова Суматра, 15 человек
были спасены и помещены в тюрьму Джакарты. Первые сведения о том, что
молодые афганцы находятся в тюрьмах Индонезии стали поступать в
феврале 2009 года. В частности, в провинции Сулавези были арестованы 41
эмигрант из Афганистана, прибывшие в Индонезию для того, чтобы далее на
лодках, при помощи контрабандистов, переправиться в Австралию. В целом,
за первый квартал 2009 года в Индонезии было арестовано более 180 таких
мигрантов из Афганистана. Впервые это новое направление миграции
молодых афганцев привлекло внимание в мае, когда стало известно о взрыве
лодки в Австралийском море и гибели трех афганцев, а также ранении
восьми других, подобранных австралийскими властями и направленных в
лечебные учреждения.1
28 января действующий председатель Европейского Союза министр
иностранных дел Чехии стал организатором неформальной встречи глав
внешнеполитических ведомств ЕС по Афганистану. По итогам этой
пражской встречи принято решение о созыве в Исламабаде весной 2009 года
международной конференции по региональным проблемам безопасности. В
целях предварительного обсуждения и выработки рекомендаций к итоговым
документам планируемого мероприятия 17 февраля в стенах Европейского
Парламента при сотрудничестве с институтом Восток-Запад прошли
консультации по вопросам безопасности в Афганистане и Южной Азии.
Были приглашены эксперты из Афганистана, соседних с ним государств,
США, Индии, России и стран ЕС. 18-19 февраля тема разработки новой
стратегии Запада по Афганистану была продолжена в рамках конференции,
проведенной уже самим институтом Восток-Запад.
1
Смагулов А.Д. Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции, 2001-2009 годы.- Кабул: Нури, 2010. –
С.28-29.
49
Исследовательский центр «Атлантический Совет» США 25 февраля
опубликовал свой доклад по ситуации в Пакистане, подготовленный под
руководством председателя Совета, бывшего сенатора Чук Хейгеля и
председателя Сенатского Комитета по международным отношениям
демократа Джона Керри.1 Его авторы предупреждали что, если в самое
ближайшее время США и Европа не предоставят Пакистану срочную
помощь в $4-5 млрд., то в этой ядерной стране с населением в 170
миллионов человек может наступить хаос, всплеск терроризма и
радикализма, что поставит под угрозу безопасность всего региона.
В феврале было объявлено решение Б.Обамы о направлении в
Афганистан 17 тысячного дополнительного воинского контингента: 8 тысяч
морских пехотинцев элитных подразделений, 4 тысячи военнослужащих
сухопутных войск и 5 тысяч солдат войск материально-технической
поддержки. В распространенном заявлении Белого дома отмечалось, что
«отправка дополнительных сил необходима для стабилизации
ухудшающейся обстановки в Афганистане, который не получал должного
стратегического внимания, управления и срочно необходимых ресурсов».2
В начале года американские и европейские политики, иностранные и
афганские эксперты активно высказывались о том, какой должна быть новая
стратегия по решению афганской проблемы, оперативно давали оценки
появлявшимся комментариям высокопоставленных чиновников США,
Европы, России, Пакистана, Ирана, Индии и других стран.
Афганские политики и эксперты были серьезно озабочены
«пораженческими» настроениями западных стран, разочаровавшихся в
политике так называемого «государственного строительства» в Афганистане
и рассматривающих возможность скорейшего «ухода» из этой страны.
Действительно, некоторые бывшие и действующие западные политики,
оценивая итоги прошедших семи лет, заявляли о провале проекта
«национального строительства» в Афганистане (Nation-building) и призывали
ограничить задачу только обеспечением своей безопасности, уничтожением
террористов, чтобы с территории этой страны не исходила угроза их
национальным интересам. Об этом, в частности, заявляли бывший
государственный секретарь США Генри Киссинджер и Премьер-Министр
Канады Стефен Харпер. По сообщению британской газеты «Обсервер»,
посол США в Кабуле Вильям Вуд сказал, что «Америка будет готова
обсудить вопрос о создании политической партии или даже о выборах
представителей талибов в органы власти в Афганистане как составной части
1
http://www.acus.org/publication/pakistan-report
2
http://www.whitehouse.gov/the-press-office/statement-president-afghanistan
50
стратегии, которая вместе с военными усилиями должна положить конец
трудноразрешимому конфликту».
Такие нотки звучали и в речах Б.Обамы. 23 марта в интервью
американским СМИ он заявил, что США должны выработать «стратегию
выхода» из Афганистана, несмотря на планы Вашингтона направить в страну
дополнительные войска для борьбы с талибами. По его словам, Вашингтон
должен задумываться не только о расширении своего военного контингента в
этой стране, но и о времени, когда американские военные начнут
возвращаться домой.1 Кардинальное изменение позиции Вашингтона
относительно переговоров с талибами, заявление президента США Б.Обамы
о необходимости резкого увеличения численности сил безопасности
Афганистана – все это говорило о том, что в Вашингтоне размышляют о
выводе своих войск.
Однако афганские эксперты утверждали, что процесс «национального
строительства» в Афганистане, по большому счету, еще и не начинался, и в
качестве аргументов приводили сравнительные оценки расходов на развитие
в расчете на одного человека. Если в Боснии и Восточном Тиморе США
тратили по $679 и $233 в расчете на одного человека, то в Афганистане в
2002-2003 гг. эта цифра составляла только $57. Таким образом, были
потеряны первые, самые важные годы. Именно тогда, в самом начале,
массированные инвестиции в восстановление и развитие страны могли
оказать существенное влияние на поведение афганцев, создать
благоприятную атмосферу для успешного государственного строительства.
Вместо этого международное сообщество неэффективно растратило
выделенные средства на реализацию краткосрочных проектов, которые не
способны обеспечить самостоятельное развитие Афганистана. Несмотря на
успехи в сфере здравоохранения, образования, ничего не было сделано для
устойчивого развития сельского хозяйства, электроэнергетики, разработки
природных месторождений.
Афганцы критически оценивали три основных вывода, к которым
пришли западные пессимисты по итогам своей семилетней работы в
Афганистане. По их мнению, заключения западных политиков неверны в
принципе.
Первый вывод гласит, что демократия не будет работать в Афганистане.
Однако такое утверждение далеко не однозначно, тем более, нельзя делать
такое заключение, ничего не сделав в этой стране, считали афганцы. Более
того, такое утверждение играет на руку радикальным исламским
1
http://www.whitehouse.gov/the_press_office/Remarks-by-the-President-on-a-New-Strategy-for-Afghanistan-
and-Pakistan
51
экстремистам, навязывающим средневековые ценности афганскому
населению. Ведь нельзя исключать того, что афганцы, освободившись от
наследия терроризма и экстремизма, в будущем выберут демократический
путь развития.
Согласно второму выводу, необходимо ускорить подготовку
афганской армии и полиции с тем, чтобы передать ей ответственность за
обеспечение безопасности в стране и вывести иностранные войска. Однако
афганское государство не способно будет самостоятельно содержать
многочисленные силы безопасности. По самым скромным подсчетам на это
потребуется $3,5 млрд. ежегодно, хотя доходная часть бюджета ИРА тогда
составляла всего $700 млн. Это значит, что для постоянного содержания
значительных сил безопасности потребуются существенные иностранные
вливания. По мнению афганцев, это нереально в длительной перспективе.
Поэтому, правильнее было бы работать над снижением угроз и вызовов,
угрожающих безопасности Афганистана и региона.
Третий вывод заключается в том, что Афганистан является «кладбищем
империй». Что, якобы, именно после Афганистана печальная участь постигла
Советский Союз и Великобританию. Но, если, со многими натяжками можно
считать, что развал СССР был следствием войны 1979-1989гг., нужно быть
до конца корректными, и признать, что развал Великобритании произошел в
1947г. и никак не был связан с англо-афганскими войнами. Действительно,
афганцы не терпят захватчиков на своей территории. Однако сейчас
совершенно иная ситуация, в Афганистане присутствуют международные
силы содействия безопасности, введенные в страну по просьбе большинства
афганцев и в соответствии с мандатом Совета безопасности ООН. Пресс-
секретарь афганского президента Х. Хамидзаде 24 марта вновь подтвердил,
что Афганистан нуждается в присутствии международных сил до тех пор,
пока создаваемые афганская армия и полиция не смогут взять на себя
ответственность за обеспечение безопасности в стране.
Опираясь на эти три вывода, некоторые американские критики
предлагали ограничить миссию США краткосрочными задачами. Однако
афганские эксперты считали, что такой подход неизбежно приведет к
проигрышу. Так считал и влиятельный американский сенатор-
республиканец, бывший кандидат в президенты Джон МакКейн, призвавший
24 марта на Брюссельском Форуме в Бельгии американскую администрацию
не снижать уровень целей по Афганистану. Он поддержал мнение
афганского посла в США о том, что любое заявление о временном
ограничении стратегии даст ясный сигнал населению Афганистана, что
международное сообщество не намерено кардинально решать их проблемы, а
52
коалиционные силы в ближайшее время уйдут из страны, вновь оставив их
наедине с террористами и экстремистами. Такой подход идет в разрез с
конечной целью по завоеванию «сердец и умов» афганцев, что чрезвычайно
важно для стабилизации ситуации в регионе. Безусловно, если местное
население, лидеры племен, нейтральные полевые командиры почувствуют,
что американцы и натовцы не намерены полностью стабилизировать военно-
политическую ситуацию в Афганистане, и уже в краткосрочной перспективе
покинут страну, они откажутся от борьбы и постараются сохранить
лояльность к талибам.1
Что касается иракского опыта переговоров с вооруженной оппозицией,
то он неприменим в Афганистане, считали эксперты. Во-первых, талибы не
являются единой, монолитной организацией, с которой можно было бы
договариваться, они раздроблены. Во-вторых, собственно талибы настолько
связаны с Аль-Каидой, что их невозможно отделить друг от друга. В-третьих,
иностранным силам нельзя вести переговоры напрямую, минуя афганские
властные структуры, ослабляя и без того их низкий авторитет и влияние в
стране.
По оценкам афганского посла в Вашингтоне, идеологически талибы
делятся на три группы:
Первая группа, связанная с Аль-Каидой и международными
террористическими организациями. Политически она состоит из трех сетей:
талибы, подчиненные Совету гор. Кветта (Белуджистан, Пакистан), который
возглавляет Мулла Омар; талибы, подчиненные Совету гор. Мирам Шаха в
пакистанском Вазиристане во главе с Сираджуддином Хаггани; и группы,
входящие в сеть Исламской Партии Афганистана, возглавляемой Г.
Хекматьяром. Последние действуют в северной части пограничной
провинции Пакистана, выше г. Пешавар2.
В отличие от Ирака, связи Аль-Каиды, муллы Омара, С. Хаггани и
Г.Хекматьяра имеют давние корни, еще со времен противостояния советским
войскам в Афганистане и скреплены перекрестными браками. Эта категория
не пойдет на какие-либо переговоры или примирение. Они не остановятся до
тех пор, пока не достигнут своих целей, пока иностранные войска не покинут
Афганистан. В 2001 году с ними уже велись безрезультатные переговоры по
поводу сдачи Усамы Бен Ладена. В 2004-2005 годах они использовали
переговорный процесс в Вазиристане для того, чтобы перегруппировать

1
Смагулов А.Д. Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции, 2001-2009 годы.- Кабул: Нури, 2010. –
С.31.
2
В докладе Командующего МССБ генерала С.МакКристала от 30 августа 2009 года дана аналогичная
классификация вооруженной оппозиции.
53
свои силы и расширить контролируемую зону. Поэтому они должны быть
уничтожены силой.
Вторая группа: полевые командиры среднего звена, подкупленные и
рекрутированные наркомафией или иностранными разведками; афганцы,
которые выступают против присутствия иностранных войск или пострадали
от новых афганских властей. Эту группу можно замирить путем диалога,
подкупа, взяток или принуждением.
Третья и наиболее крупная часть талибов представляет собой массу
рядовых боевиков, в основном неграмотных, не имеющих работы,
идеологически обработанных молодых афганцев, которым платят
ежемесячно до 300 долларов и обещают крупные вознаграждения в будущем.
С этими нужно не столько говорить, сколько дать возможность работать или
учиться, дать надежду на лучшую альтернативу.
Афганские политики считали, что переговоры с талибами нужно вести с
позиции силы, и без компромиссов. Х.Карзай 8 марта поддержал
предложение Б.Обамы о перемирии с «умеренными талибами», высказанное
им в интервью газете «New York Times» 7 марта. Тогда глава Белого Дома
заявил, что в рамках мирного процесса американская армия начнет
сотрудничество с «умеренными талибами», как это было сделано с
суннитскими боевики в Ираке.1 Однако позже афганский президент еще раз
ясно дал понять, что к переговорам будут приглашены только те, кто
признает действующую конституцию страны, откажется от насилия и
требований вывести иностранные войска в качестве предварительного
условия. Афганские эксперты настаивали, что нельзя вести пораженческую
пропаганду, как это делают некоторые круги на Западе, заявляющие, что
талибов нельзя победить. Это играет им на руку, так как если их нельзя
победить, то зачем им идти на примирение. Должен быть единый,
скоординированный подход, переговоры нужно вести через каналы
афганского правительства. Если страны Запада будут делать это
самостоятельно, то это ослабит авторитет власти.
Необходимо также учитывать, что племенная структура афганского
общества за последние три десятилетия была разрушена. Старейшины
племен, малики и ханы не имеют той власти и авторитета, которая была
прежде. Она теперь узурпирована полевыми командирами и наркобаронами.
А вооружать их – это значит подвергнуть серьезной угрозе безопасность в
Афганистане и регионе.
Таким образом, новая американская стратегия должна дать ясный сигнал
афганцам, не на словах, а на деле, что США не уйдут до тех пор, пока
1
http://www.nytimes.com/2009/03/08/us/politics/08obama.html?pagewanted=all
54
полностью не восстановят страну. Что оказываемая военная и экономическая
помощь будет более эффективной, чем она была прошедшие семь лет, когда
до конкретного жителя Афганистана доходило менее 30% выделяемых
финансовых средств. Важнейшим компонентом новой стратегии должно
стать уничтожение баз террористов на территории Пакистана, стабилизация
военно-политической ситуации в этой соседней стране. В целом, афганская
стратегия должна носить глобальный характер, в ее реализации должно быть
задействовано все международное сообщество, включая ключевые страны
региона, Индия, Иран, Китай, Россия, Центральная Азия.
Войну в Афганистане нельзя выиграть в традиционном смысле.
Достижение долгосрочной цели строительства стабильного общества в
Афганистане обойдется гораздо дешевле, чем краткосрочная кампания по
преследованию Аль-Каиды. Афганцы не будут чувствовать себя
безопасными и рассчитывать на благоприятное будущее, если будет
оставаться риск возвращения к власти талибов. Свобода и демократические
ценности является не только западными ценностями. Афганцы тоже хотят
жить в свободном, безопасном и справедливом обществе, без репрессий,
конфликтов и жестокости. Поэтому сейчас необходимы инвестиции в
государственное управление, подготовку полиции, создание условий для
альтернативного хозяйствования для фермеров, выращивающих опиумный
мак, утверждали афганские политики и эксперты.
Представляется, что аргументы афганской стороны были учтены и
включены в стратегию по борьбе с терроризмом и стабилизации ситуации в
Афганистане и Пакистане, озвученную Б.Обамой 27 марта.1 В тот же день
пресс-секретарь афганского президента сказал: «мы приветствуем заявление
Президента Б.Обамы и согласны с содержанием его выступления. Мы особо
приветствуем признание того, что угроза от Аль-Каиды Афганистану и его
друзьям в основном исходит из Пакистана». 28 марта уже сам Президент
Х.Карзай отметил, что новая стратегия США по борьбе с экстремизмом и
стабилизации ситуации в Афганистане оказалась лучше, чем ожидалось.
В Москве 27 марта прошла Международная конференция по
Афганистану. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, обратился к
мировому сообществу с трибуны московской встречи добиться снижения
производства наркотиков в Афганистане и увеличить военное присутствие в
регионе в целях поддержания мира и безопасности. Сам Афганистан был
представлен министром иностранных дел Р.Д. Спантой, который попросил
поддержки мирового сообщества ради обеспечения безопасности и
1
http://www.whitehouse.gov/the_press_office/Remarks-by-the-President-on-a-New-Strategy-for-Afghanistan-and-
Pakistan/
55
стабильного развития страны. «Пока Афганистан не достиг устойчивого
развития и рассчитывает на продолжение международной поддержки. С
вашей поддержкой мы сможем обеспечить стабильность в стране и
превратиться в процветающее государство», - заверил он участников
встречи. По его словам, в Афганистане привлечены к уголовной
ответственности уже более тысячи наркоторговцев. Однако в этой проблеме,
отметил глава МИД Афганистана, Кабул сталкивается с международной
наркомафией.
Российская позиция по Афганистану была отражена в приветственном
послании Д.Медведева, которое огласил министр иностранных дел РФ
Сергей Лавров, возглавляющий российскую делегацию. «Со своей стороны
Россия готова к активным совместным шагам, направленным на
нормализацию обстановки в этой стране, обеспечению ее мирного и
созидательного развития», - говорилось в послании президента РФ. «Сегодня
усилия афганского народа и правительства сосредоточены на
государственном и экономическом строительстве. Но решить эти задачи, не
обеспечив стабильность и безопасность на всей территории страны -
невозможно. И здесь Афганистану, по нашему мнению, как никогда нужны
помощь и поддержка», - заявил Медведев.1
Таким образом, в конце марта афганская проблема характеризовалась
двумя крупными международными событиями: объявлением 27 марта новой
стратегии США по Афганистану и Пакистану и созывом 31 марта по
инициативе американцев международной конференции в Гааге. Согласно
Заявлению Председателей Гаагской международной конференции по
Афганистану его участники, исходя из стратегической перспективы, взяли на
себя обязательство скоординировано работать по четырем приоритетным
направлениям: стимулирование качественного государственного управления
в Афганистане; ускорение экономического роста и развития; укрепление
безопасности, увеличение численности и качества афганских национальных
сил безопасности; расширение регионального сотрудничества.
Представляется, что второе событие нужно было Вашингтону для того,
чтобы обеспечить международную поддержку своей новой стратегии.
Американский президент озвучил ее в день проведения третьего важного
мероприятия – Московской конференции ШОС по Афганистану - вероятно,
для того, чтобы, как считали некоторые наблюдатели, заглушить ее
значение. Хотя, эти совпавшие по времени события, вместе с юбилейным
саммитом НАТО в Страсбурге (3 апреля), принявшем обязательство
направить дополнительно 5 000 военнослужащих, включая военных
1
http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/B718BA819FB38EF0C325758600366BE1
56
инструкторов для подготовки афганской армии и полиции, скорее
резонировали, мобилизуя международное сообщество на решение этой
серьезной проблемы современного мира.
Новая американская администрация завершила самостоятельную
оценку ситуации вокруг Афганистана и выработала свою стратегию действий
в этом регионе мира. Ее новизна заключается в том, что Б.Обама ушел от
бушевского глобального, раздражавшего исламский мир, лозунга «борьбы с
терроризмом», сузив стратегическую задачу до конкретной, осязаемой цели:
расчленение, разоружение и уничтожение «Аль-Каиды» и лагерей
экстремистов в афгано-пакистанском приграничье, в основном на
пакистанской территории. Таким образом, Пакистан, а не Афганистан, был
поставлен в центр террористической угрозы.
Что касается Афганистана, то США не намерены настаивать на его
демократизации, задача ограничивается только тем, чтобы он вновь не
превратился в очаг международного терроризма, откуда бы исходила угроза
национальным интересам США и его союзникам. Не ставится цель создания
современного процветающего Афганистана, достаточно того, чтобы
внутриполитическая ситуация в этой стране стабилизировалась, а население
перестало быть вербовочным контингентом для террористических и
экстремистских организаций и движений.
Новая стратегия США содержала четыре ключевых элемента
непосредственно по Афганистану:
- создание достаточной по численности, боеспособной афганской армии
и полиции, способных взять на себя ответственность за обеспечение
безопасности в стране, как необходимого условия для вывода
международных сил содействия безопасности и коалиционных войск;
- ведение переговоров с «умеренными» талибами при лидирующей роли
афганского правительства;
- оказание содействия укреплению государственных структур, развитию
афганской экономики и эффективного местного самоуправления;
- организация международной «Контактной группы» и форума
региональной безопасности и экономического взаимодействия, с участием
стран НАТО, Центральной Азии, Персидского залива, Ирана, России, Индии
и Китая.
Важным событием афганского урегулирования стала трехсторонняя
встреча на высшем уровне в США 5-8 мая. Основным итогом визита в
Вашингтон Х. Карзая и Президента Пакистана А.А.Зардари стали устные
заверения трех президентов от имени своих стран прилагать совместные
усилия по искоренению терроризма в регионе и формированию устойчивой
57
демократии в Афганистане и Пакистане. Они прозвучали на итоговой пресс-
конференции.
Американский президент в своем выступлении, в частности, отметил
следующее.1
1. Новая стратегия США по борьбе с терроризмом отражает тот
факт, что безопасность Афганистана и Пакистана взаимосвязаны.
2. Аль-Каида и его сторонники угрожают не только демократически
избранным правительствам этих стран, но и народу США и других
государств.
3. Борьба с терроризмом будет длительной и трудной,
сопровождаемая тяжелыми военными действиями и вынужденными
отступлениями, однако США берут на себя строгие и длительные
обязательства по поддержке демократических правительств ИРА и ИРП.
4. США выражают удовлетворение тем, что афганский и
пакистанский лидеры осознают серьезность этих угроз и поддерживают
усилия американцев по борьбе с этими вызовами. Он удовлетворен тем, что
США сохраняют и расширяют конструктивное и уникальное сотрудничество
между Афганистаном и Пакистаном, которое соответствует интересам всех
трех стран. Состоявшаяся встреча очень важна, так как позволяет еще
больше гармонизировать сотрудничество по многим проблемам.
5. Для США большая честь содействовать подписанию соглашения
о торговом сотрудничестве между ИРА и ИРП, оно позволит сохранить
открытыми границы двух государств для двусторонней торговли.
6. США будут сотрудничать с Афганистаном по вопросам
экономического развития, так как это наилучший путь борьбы с
наркопроизводством. США и ИРА также должны сотрудничать в сфере
национальной транспарентности и проведения свободных выборов в
Афганистане, имея целью содействовать гарантированию прав всех
афганцев.
7. США должны поддерживать местные фонды и мероприятия по
искоренению коррупции, так как она препятствует развитию страны. США и
международное сообщество будет взаимодействовать с афганским
правительством с тем, чтобы предотвратить гибель мирных жителей
8. США поддерживают демократическую конституцию Пакистана и
борьбу этой страны с вооруженными группировками, которые представляют
смертельную угрозу правительству Пакистана. США будут и дальше
предпринимать решительные меры против тех, кто пытается разрушить
государственность Пакистана.
1
http://www.whitehouse.gov/video/The-Presidents-Trilateral-Meeting-with-Pakistan-and-Afghanistans-Presidents/
58
9. Мы не можем в одиночку противостоять этим проблемам,
поэтому стратегия борьбы с ними предполагает региональный подход,
включая как военную, так и невоенную сферы.
10. США направляют 21 000 военнослужащих в Афганистан и
продолжат подготовку афганских сил безопасности, при поддержке НАТО и
других союзников, предоставляющих необходимые ресурсы для реализации
объявленной стратегии.
Государственный секретарь Х.Клинтон обратила внимание на планы
США по оказанию помощи Афганистану и Пакистану в области развития
сельского хозяйства обоих стран, включая планирование, финансирование и
менеджмент. Она особо приветствовала готовность ИРА и ИРП подготовить
и подписать к концу года соглашение о транзитной торговле, которое будет
способствовать экономическому развитию двух стран, реализации их
транзитного потенциала в интересах всего региона Южной Азии. Выразив
глубокое сожаление по поводу смерти мирных жителей в провинции Фарах,
государственный секретарь отметила необходимость направления
дополнительного воинского контингента и военных инструкторов в
Афганистан и Пакистан. Вместе с тем, еще раз подчеркнула, что победа не
может быть достигнута только военными методами. Необходимы
дипломатические усилия и помощь развитию, поэтому администрация США
поддерживает Конгресс, рассматривающий возможность увеличения
невоенной помощи (7 мая Комитет Конгресса по финансам утвердил пакет
финансовой помощи Афганистану и Пакистану на 2009 год в размере 1,52 и
1,9 миллиардов долларов соответственно).
В свою очередь, Х.Карзай высоко оценил состоявшиеся переговоры,
способствующие реализации принятой недавно американской стратегии по
борьбе с терроризмом. Подобные инициативы неоценимы для
восстановления спокойной и мирной жизни в Афганистане и Пакистане. Он
еще раз обратил внимание на то, что продолжающая гибель невинных людей
не может быть оправдана борьбой с терроризмом и призвал совместными
усилиями предотвратить их. Афганистан и Пакистан объединяют общая боль
и общая надежда, а нереализованные возможности умножают страдания
граждан обоих стран. Поэтому афганское руководство стремиться
использовать все возможные пути для сохранения взаимного доверия и
рабочей атмосферы, которые нужны для обеих стран, противостоящих
терроризму.
Президент А.А.Зардари в ходе встреч также заверил, что Пакистан
намерен сотрудничать с Афганистаном. Назвав терроризм раковой болезнью,
он отметил, что Пакистан взял на свои плечи значительную часть борьбы с
59
талибами и Аль-Каидой, угрожающими демократии. По его мнению, именно
демократия является основным средством борьбы с этими вызовами и
угрозами.
С руководством Всемирного Банка лидеры Афганистана и Пакистана
обсудили реализацию проектов поставки электроэнергии из Кыргызстана и
Таджикистана: «Региональный Рынок Электроэнергии Центральная Азия –
Южная Азия» и «Проект Трансмиссии Центральная Азия – Южная Азия».
Директор ВБ обещал вести работу со странами-участницами по направлению
своей финансовой помощи через афганский бюджет. Участники встречи
также выразили оптимизм, что международные компании будут
инвестировать в разработку природных ресурсов Афганистана. Х.Карзай
призвал ВБ концентрировать финансовые ресурсы на развитие энергетики,
ирригации и сельского хозяйства, а также на поддержку частного сектора
своей страны.
Таким образом, в течение четырех дней, 5-8 мая, главы двух соседних
государств провели трехсторонние встречи с государственным секретарем
Х.Клинтон, председателем Комитета Сената по международным отношениям
Дж.Керри, директором Всемирного Банка Р.Заликом и президентом США
Б.Обамой. В присутствии Х.Клинтон и двух президентов министры
иностранных дел подписали меморандум о взаимопонимании, согласно
которому обе стороны обязались подготовить и подписать к концу года
новое соглашение о транзитной торговле, взамен старого, заключенного в
1965 году. Афганский президент выступил с лекцией в Институте Брукингса.
Участвуя вместе с пакистанским коллегой в популярной программе
телеканала PBS, а также в интервью CNN, он подверг резкой критике
воздушную атаку коалиционных сил в провинции Фарах, унесшей жизни
более сотни мирных граждан. «Воздушные удары неприемлемы, …
терроризм – это не афганские деревни, терроризм невозможно уничтожить
бомбардировками», - отметил афганский лидер. (10 мая Советник по
национальной безопасности Дж.Джонс сообщил через средства массовой
информации, что обсудил эту проблему с Х.Карзаем и последний согласился,
что войска при необходимости должны использовать все имеющиеся
средства, включая авиацию. «Мы не можем воевать одной рукой, однако,
будут предприняты удвоенные усилия, чтобы исключить гибель мирных
жителей», - сказал Дж.Джонс.).
В рамках визита министр иностранных дел Р.Д.Спанта провел встречи
со своими коллегами: Госсекретарем США и ее помощником Р.Баучером,
главами внешнеполитических ведомств Пакистана и Италии. Итальянский

60
министр Ф.Фраттини проинформировал о ходе подготовки встречи
министров «Восьмерки» по Афганистану в июне 2009г.
Провели встречу и дали совместную пресс-конференцию также
министры внутренних дел ИРА и ИРП. В частности, афганский министр
Ханиф Атмар еще раз акцентировал внимание на том, что Афганистан и
Пакистан согласились работать над реализацией совместной стратегии по
борьбе с общим врагом. Исламабад и Кабул договорились создать
специальные силы для преследования уголовных преступников, террористов,
антиправительственных элементов и их экстрадиции.1
Своеобразным фоном трехсторонней встречи в верхах, поставившим
Пакистан в центр борьбы с терроризмом, стали широкомасштабные действия
пакистанской армии против талибов в долине Сват, бегство почти
полумиллиона мирных жителей из этой зоны и высказывания
высокопоставленных американских политиков и военных.
Накануне, 29 апреля Б. Обама выразил серьезное беспокойство по
поводу ситуации в Пакистане и усомнился в способности гражданского
правительства А.А. Зардари эффективно управлять страной. Вместе с тем он
уверен в том, что пакистанская армия не допустит попадания ядерного
оружия в руки экстремистов.2 Его специальному представителю Р.Холбруку
пришлось предпринять значительные усилия, чтобы погасить волну
предположений в пакистанской прессе о том, что Вашингтон хотел бы
вернуть военных к власти. Позже Командующий Центрального
Командования генерал Д.Петреус назвал Пакистан нервным центром, откуда
Аль-Каида планирует и осуществляет свои операции по всему миру.
Летом 2009 года афганская проблема была одной из основных тем
крупных международных событий: саммит Шанхайской организации
Сотрудничества в Екатеринбурге (Россия, 15-16 июня), в работе которой
принял участие президент Х.Карзай; Форум безопасности Совета Евро-
Атлантического партнерства (СЕАП/НАТО в Астане, 24-25 июня);
Специальная конференция министров иностранных дел «Большой
Восьмерки» и заинтересованных государств в Триесте (Италия, 26-27 июня),
с участием афганского министра Р.Д. Спанты. Вопросу урегулирования и
стабилизации ситуации в Афганистане и пакистанском приграничье были
посвящены несколько заседаний профильных комитетов Конгресса США. В
рамках саммита ШОС состоялась трехсторонняя встреча президентов
России, Афганистана и Пакистана. Китайскую столицу посетили афганский

1
Ведомственный архив МИД РК. Дело № 31-26 за 2008 год. Документы о внешней политике ИРА

2
http://www.nytimes.com/2009/04/30/us/politics/30obama.html
61
министр иностранных дел Р.Д.Спанта (9-12 июня) и руководитель нижней
палаты парламента ИРА М.Ю. Кануни (22-25 июня).
Решился актуальный для материально-технического снабжения
американских и коалиционных сил в Афганистане вопрос дальнейшего
использования аэропорта «Манас». В рамках саммита ШОС Х.Карзай
встретился с президентом КыргызстанаК.Бакиевым и прямо попросил его
повременить с закрытием американской авиабазы. 23 июня стало известно,
что Киргизия и США подписали соглашение о создании на базе этого
аэропорта Центра транзитных перевозок для обеспечения военной операции
в Афганистане. Помимо того, что США подняли плату за аренду с $17,4 млн.
до $60 млн., американцы обещали вложить $37 млн. на строительство новых
стоянок самолетов и складов и еще $30 млн. – на установку нового
навигационного оборудования. Ранее американцами при посреднической
роли корейцев достигнуто коммерческое соглашение с Ташкентом об
использовании в интересах обеспечения своих войск в Афганистане
аэропорта города Навои. 11 мая президент Узбекистана И.Каримов объявил,
что грузовой аэропорт в г.Навои уже используется как перевалочный пункт
для авиатранспортировки невоенных грузов НАТО для сил коалиции в
Афганистане. Это объявление совпало с государственным визитом
президента Южной Кореи, финансирующей капитальную модернизацию и
расширение инфраструктуры аэропорта, которая превратит его в
транспортный узел мирового класса.1
Совет министров обороны НАТО на своем заседании в Брюсселе 12
июня принял решение об увеличении своего контингента в Афганистане на
8-10 тыс. человек для обеспечения безопасности предстоящих президентских
и провинциальных выборов. Решено также создать новую штаб-квартиру
НАТО в Афганистане и направить самолеты АВАКС для улучшения
авианавигационного контроля.2 Ситуация в ИРА стала одним из главных
вопросов заседания Совета министров иностранных дел ОДКБ, прошедшем в
Москве 14 июня.
В июне приступил к исполнению обязанностей новый командующий
Международными силами содействия безопасности, специалист в области
специальных операций, американский генерал-лейтенант Стэнли
МакКристал. В начале месяца, накануне начала предвыборной кампании, в
Кабул прибыл новый заместитель Специального представителя Генерального
Секретаря ООН по политическим вопросам, американский дипломат Питер
Галбрайт, заменив на этом посту канадца К.Александера.
1
http://uza.uz/ru/politics/6444/
2
http://www.nato.int/docu/comm/2008/0806-mod/0806-mod.htm
62
Прибыв в Афганистан, генерал С.МакКристал высказался за
кардинальные изменения в тактике ведения боевых действий
подразделениями коалиционных сил. Новая тактика будет направлена на
предотвращение жертв среди мирного населения, прежде всего, за счет
ограничения использования боевой авиации. Особенно в тех случаях, когда
силы противника находятся вблизи населенных пунктов.
В середине года Специальный представитель США по Афганистану и
Пакистану Ричард Холбрук и Командующий войсками США в ИРА С.
МакКристал были заняты подготовкой предложений Б.Обаме по внесению
корректив в объявленную 27 марта 2009 года стратегию США по борьбе с
терроризмом в этом регионе мира. В этой связи ими к обсуждению данной
проблемы были привлечены историки и эксперты по войне во Вьетнаме, в
которую 40 лет назад была вовлечена американская армия.1
Это, в частности, Стенли Карноу, который провел параллели между
предстоявшими президентскими выборами в Афганистане и аналогичными
выборами во Вьетнаме в 1967 году. Тогда американцы поддержали
коррумпированного военного диктатора Южного Вьетнама Нго Дин Диема и
проиграли вьетнамскую войну. Отмечая тотальную и повсеместную
коррумпированность афганского правительства, историк выразил
беспокойство, что поддержка Х. Карзая не принесет пользы американцам, и
они потеряют Афганистан, также как и Вьетнам сорок лет назад.
Присутствие в Афганистане может затянуться на долгое время, в
зависимости от того, насколько общественное мнение в США будет терпеть
это, - считал С. Карноу.
Профессор политических наук университета гор. Массачусетс Джеймс
МакАллистер также призвал американских политиков избежать вьетнамских
ошибок. Ситуация в Афганистане очень схожа с тем, что было во Вьетнаме.
Во-первых, во Вьетнаме также было полное превосходство в численности и
вооружении американской армии над мобильными отрядами партизан,
вооруженных легким оружием. Во-вторых, и там партизаны могли уходить
на территорию соседних стран для перегруппировки и перевооружения. В-
третьих, массированное использование авиации во Вьетнаме, также как и в
Афганистане, стало причиной гибели большого количества мирных жителей.
И, в-четвертых, поражению США способствовало и то, что они поддержали
коррумпированный военный режим в ходе президентских выборов в 1967
году.
Сравнил Х. Карзая с тогдашним президентом Южного Вьетнама и
американский эксперт по борьбе с терроризмом Дэвид Килкуллен,
1
http://www.historycommons.org/entity.jsp?entity=james_mcallister__1
63
назначенный на должность старшего советника Командующего войсками
США в Афганистане генерала Стенли МакКристала. Ранее он был
советником у генерала Дэвида Петрэуса и госсекретаря Кондолизы Райс. По
его мнению, Х. Карзай, в принципе, имеет чистую персональную репутацию,
но действует неэффективно, его семья коррумпирована, и он не пользуется
широкой популярностью среди населения страны. Он выглядит
неадекватным, не понимающим существующей реальности. Именно такими
эпитетами характеризовали в свое время и южновьетнамского президента.
Что касается перспектив военной операции в Афганистане, то
Д.Килкуллен прогнозировал как минимум два года тяжелых боевых действий
в этой стране, так как талибы следуют классической тактике партизанской
войны, избегая прямого столкновения с превосходящими силами противника.
Они просто ждут «когда мы устанем и уйдем домой». По его мнению,
американцы в дальнейшем, в течение трех последующих лет, должны будут
передать ответственность за безопасность в стране вновь подготовленным
афганским вооруженным силам. Затем потребуется еще пять лет их военного
присутствия для контроля ситуации. Т.е. всего десять лет. В противном
случае война будет проиграна и американцам придется уйти ни с чем. Все
это требует детальных расчетов: сколько финансовых средств необходимо
для ведения войны в Афганистане, необходимая численность
дополнительных вооруженных сил и т.д. 1 Следует добавить, что министр
обороны США Роберт Гейтс говорил о том, что потребуется один год для
подавления активного сопротивления талибов.
В то же время, генерал Дэвид Ричардс, вступивший в должность
командующего английскими войсками в Афганистане 28 августа 2009г. и
возглавлявший МССБ с мая 2006 по февраль 2007 года, считал, что миссия
британцев в этой стране займет не менее 30-40 лет. НАТО не имеет шансов
покинуть страну, не завершив строительство новой афганской
государственности, ее армии и полиции.
Еще более пессимистичен высокопоставленный чиновник ООН,
руководитель группы по мониторингу деятельности аль-Каиды и «Талибан»
Ричард Барретт. Он считал, что международные силы в Афганистане стоят
перед выбором: либо вести активную войну, которую практически
невозможно выиграть, либо очень длительное время быть занятыми в
операциях по поддержанию мира. Это связано с тем, что Афганистан
значительно больше Ирака по территории и численности населения. Горный
ландшафт Афганистана очень сложен для ведения успешных боевых
действий. Иностранные войска могут контролировать только крупные города
http://www.nytimes.com/2009/04/26/books/review/DiGiovanni-t.html?pagewanted=all
1

64
и основные транспортные магистрали, но не смогут полностью
контролировать Афганистан. При этом большинство населения считает, что
талибы просто ждут ухода международных сил, и они дождутся этого.1
Таким образом, западные эксперты и военачальники были едины во
мнении, что афганская эпопея растянется на десятилетия.
Несмотря на сложную обстановку в стране и не прекращающуюся
террористическую активность, правительство ИРА при поддержке
международного сообщества подготовила и провела 20 августа 2009 года
выборы президента и депутатов провинциальных советов. Следует отметить,
что, согласно Конституции выборы должны были пройти весной, однако
были перенесены на лето, что вызвало неоднозначную реакцию в афганском
обществе.
Регистрация кандидатов в президенты состоялась в период с 25 апреля
по 9 мая, в предварительный список было включено 44 претендента.
Накануне предвыборной кампании, стартовавшей 16 июня, в списке
претендентов остались 41 кандидат. На 18 августа в списке кандидатов в
президенты остался 31 кандидат, хотя в избирательные бюллетени,
отпечатанные заранее в Великобритании, были внесены все 41 кандидат.
Большинство кандидатов отказались от дальнейшей борьбы в пользу
действующего президента.
В день выборов было совершено более 140 атак в 15 провинциях,
жертвами которых стали 26 человек. С четырех часов утра наблюдатели в
провинциях Кандагар, Заболь, Гильменд, Урузган, Пактика, Газни,
Нангархар и Герат регистрировали ракетные обстрелы и разрывы реактивных
снарядов. В провинциях Газни, Заболь, Пактика, Баглан и Майдан-Вардак
талибы пытались перекрыть дороги, мешая жителям отдать свои голоса.
Однако 300 тысяч военнослужащих афганской армии и полиции смогли
обеспечить в целом относительно спокойное проведение выборов.
По мнению администрации президента Х. Карзая, планы талибов по
дестабилизации ситуации в Афганистане в день выборов провалились, они не
смогли запугать избирателей, явка была достаточно высокой и выборы
состоялись, так как в голосовании приняли участие более 6 миллионов
человек. Однако по оценкам независимых наблюдателей различных
международных организаций и корреспондентов информационных агентств,
из-за угроз талибов активность избирателей, особенно на юге и юго-востоке
страны, была крайне низкой и составила от 40 до 50 процентов.
Сразу же после дня голосования о победе своего кандидата заявили
избирательные штабы действующего президента Х. Карзая и его основного
1
http://icsr.info/2009/01/seven-years-after-911-al-qaidas-strengths-and-vulnerabilities-richard-barrett/
65
соперника, бывшего министра иностранных дел А.Абдуллы. Последний
публично обвинил властные структуры, подчиненные Х.Карзаю, в
фальсификации выборов путем наполнения избирательных урн фальшивыми
бюллетенями, вынуждении избирателей голосовать за действующего
президента. По сообщениям комиссии по рассмотрению жалоб поступило
2400 жалоб, из которых 726 свидетельствуют о грубых нарушениях
избирательного процесса. Так, были замечены факты, когда некоторые
избиратели голосовали дважды или даже трижды, извлечения из урн и
уничтожение бюллетеней с голосами в пользу соперников.
Накануне выборов прогнозировалась победа Х. Карзая уже в первом
туре. Такая оценка основывалась на поддержке его кандидатуры основной
массой пуштунов, составляющих 42 процента населения страны, достижении
предварительных договоренностей с основными лидерами узбекской,
хазарейской и туркменской общин по будущему составу правительства и
руководителей регионов, а также возможности использования
административного ресурса. За два дня до выборов в страну из Турции был
возвращен опальный узбекский генерал Абдул Рашид Дустум, по некоторым
данным, обеспечивший большинство голосов в пользу Х. Карзая в
контролируемых им провинциях Джаузджан и Фарьяб. В докладе,
выпущенном офисом ООН в Кабуле и Афганской независимой комиссией по
правам человека, говорилось, что официальные лица не беспристрастны и
используют все возможности, чтобы победа на выборах досталась
действующему президенту.
Вместе с тем, высказывания и действия официальных представителей
США, Европы и международных организаций позволяли предположить, что
на Западе могут использовать масштабные нарушения избирательного
законодательства и вероятность повторного голосования, чтобы заставить Х.
Карзая пойти на некоторые изменения структуры государственного
управления.
Речь идет о том, что этап реализации многочисленных мелких
инфраструктурных проектов по восстановлению дорог, мостов, школ,
больниц, административных зданий и пр., в том числе за счет
финансирования Провинциально-Восстановительными командами на местах,
завершился. Теперь нужны были крупные проекты, предприятий по
хранению и переработке продукции сельского хозяйства, способные дать
рабочие места, а стране реальное производство товаров и бюджетный доход.
Однако Х. Карзай за восемь лет правления в своих публичных,
программных выступлениях совершенно не касался вопросов
экономического развития страны. И новая администрация США в ходе
66
разработки своей афганской стратегии, вероятно, пришла к выводу, что под
решение экономических проблем Афганистана нужно привести к власти
новых людей, способных более компетентно руководить экономикой.
Представляется, что рассматривались варианты смены Х. Карзая или
введения должности независимого экономического менеджера с
полномочиями премьер-министра. В частности, рассматривались
кандидатуры бывшего посла США в Афганистане З. Халилзада и бывших
министров финансов А. Джалали и А.Г. Ахмадзая, долгое время работавших
в международных финансовых структурах. Однако Х. Карзай настаивал на
сохранении своих полных конституционных полномочий.
Накануне выборов на должность заместителя Специального
представителя Генерального Секретаря ООН по политическим вопросам был
проведен американский дипломат П. Галбрайт, который, вероятно, должен
был либо попытаться не допустить использования Х.Карзаем
административного ресурса, либо обеспечить международное сообщество
убедительными фактами фальсификации им выборов. Из-за сопротивления
Специального представителя Генерального Секретаря Кая Эйде не сумев
исключить голосование на 1200 избирательных участках, где явка была бы
нулевой и сторонники Х. Карзая могли бы обеспечить большое количество
«сомнительных» голосов, П. Галбрайт все же смог создать почву для
обвинения афганских властей в широкомасштабных нарушениях
избирательного процесса.
Согласно подсчетам избирательной комиссии Х. Карзай набрал 54,6%
голосов, второе место занял А.Абдулла с 27,7% голосов. А.Г. Ахмадзай,
отказавшийся от политической сделки с Х.Карзаем, по своим личным
качествам, связанным с психической неуравновешенностью, не смог набрать
даже трех процентов голосов избирателей.
Однако американцы, используя подконтрольные им структуры ООН в
Афганистане, наблюдателей Европейского Союза, других международных
организаций, имевшиеся факты нарушения избирательных процедур и
использования административного ресурса сторонниками действующего
президента, угрожая вторым туром выборов, навязывали Х. Карзаю
должность независимого высшего экономического менеджера и идею
коалиционного правительства.
В ходе специальной пресс-конференции, прошедшей в Кабуле 11
октября, Специальный представитель генерального секретаря ООН по
Афганистану Кай Эйде заявил о значительных фальсификациях на юге и
юго-востоке страны. Вместе с тем, он отверг обвинения своего бывшего
заместителя П. Галбрайта в попытке игнорировать или сокрыть эти
67
нарушения и поддержке Х. Карзая. Он также отметил, что не мог лишить
афганских граждан избирательного права, закрыв по требованию П.
Галбрайта 1200 избирательных участков, где выборы не состоялись бы из-за
проблем безопасности. По его мнению, закрытие этих участков само по себе
стало бы существенным элементом потенциальной нестабильности. Тем не
менее, он находился в постоянном информационном контакте с афганскими
властями, избирательной комиссией и комиссией по рассмотрению жалоб и
претензий. Далее К. Эйде отметил, что ООН оказывает поддержку идущему
процессу расследования нарушений избирательного процесса, который скоро
закончится и результаты будут объявлены в ближайшие дни.
В свою очередь, в тот же день Президент Х. Карзай на пресс-
конференции, отвечая на вопрос журналиста о причинах роста
нестабильности на севере Афганистана, обнародовал информацию, что уже в
течение пяти последних месяцев вертолетами без опознавательных знаков в
ночное время в северные провинции Баглан, Кундуз и Саманган
перебрасываются вооруженные люди. Этот процесс продолжается.
Правительство ранее не раскрывало эту информацию в связи с ее крайней
чувствительностью. Он сообщил, что ведется тщательное расследование,
какой стране принадлежат эти вертолеты, почему вооруженные люди
перебрасываются в этот регион, и как это повлияло на общую ситуацию на
севере страны.1
Затем он вновь обратился к независимой избирательной комиссии как
можно скорее объявить окончательные результаты президентских выборов,
так как их задержка негативно влияет на ситуацию с безопасностью, деловой
активностью, ведущей к снижению налоговых сборов в бюджет страны.
12 октября в интервью агентству Рейтер бывший министр иностранных
дел А.Абдулла, занявший второе место в ходе прошедших президентских
выборов, смягчил свою позицию относительно будущего сотрудничества с Х.
Карзаем. Как отметил А.Абдулла, после объявления окончательных итогов
голосования откроются возможности для «обсуждения различных
сценариев». «На данном этапе я концентрировал внимание на избирательном
процессе, стремясь придать ему верное направление, отвечающее интересам
афганского народа. После объявления результатов возникнет другая
ситуация», - заявил бывший министр. По его мнению, создание
коалиционного правительства частично восстановит легитимность,
потерянную из-за многочисленных нарушений избирательного процесса и
1
В тот период в Афганистане циркулировала информация, что американцы перебрасывают террористов с
юга на север страны с последующей их отправкой в страны Центральной Азии. По мнению автора, сведения
с высадкой вооруженных людей вертолетами без опознавательных знаков связаны со специальными
операциями американской армии по ликвидации баз боевиков.
68
неверных действий Х. Карзая, даст западным странам надежного партнера,
необходимого для оправдания выделяемых финансовых средств и
направления дополнительного воинского контингента. А.Абдулла также
отметил, что накануне выборов Х. Карзай наобещал правительственные
посты лидерам этнических групп и влиятельным фигурам в обмен на его
поддержку. Это вызвало беспокойство западных стран, заинтересованных в
том, чтобы в правительство вошли компетентные специалисты, а не
коррумпированные, лояльные президенту лица. «Ясно, что это была сделка –
министерские посты в обмен на голоса избирателей, причем независимо от
управленческих способностей, компетентности и результативности. В
первую очередь от такой тактической сделки пострадает качество
государственного управления», - добавил А.Абдулла. Вместе с тем, он
удовлетворен ходом проверки прошедших выборов соответствующими
комиссиями и сохраняет уверенность, что часть бюллетеней будут объявлены
недействительными и потребуется второй раунд голосования уже с его
участием и Х. Карзая.1
В тот же день в Лондоне, отвечая на вопрос корреспондента ВВС о
готовности Вашингтона работать с Х. Карзаем в случае его переизбрания на
второй срок, Х.Клинтон отметила, что он в этом случае должен будет сделать
намного больше, чтобы решить проблемы своей страны. Будучи
переизбранным, он должен будет выстроить совершенно новые отношения с
народом Афганистана и правительствами, оказывающими поддержку в
восстановлении и стабилизации страны.
20 октября, ровно через два месяца после выборов, на совместной
пресс-конференции Х. Карзая, председателя сенатского комитета США по
внешним связям Дж. Керри, Спецпредставителя Генерального секретаря Кая
Эйде, послов США, Великобритании и Франции было объявлено, что по
итогам пересчета 10 процентов бюллетеней признаны «сомнительными» и
на 7 ноября 2009 года назначен второй тур выборов. Стороны отвергли
циркулировавшую информацию о каких-либо переговорах по поводу
формирования коалиционного правительства.
Таким образом, отклонив идею коалиционного правительства, Х.Карзай
под давлением американцев и европейцев согласился на второй тур
голосования, вероятно, надеясь вновь выйти победителем в соревновании с
А.Абдуллой. Назначение второго раунда означало, что американцы
продолжают давление на действующего президента, пытаясь либо устранить
его, либо навязать ему «коалиционное» правительство. Нельзя было

1
Ведомственный архив МИД РК. Дело № 31-25 за 2009 год. Документы о внутренней политике ИРА.
69
исключать поддержку ими А.Абдуллы во втором туре, что позволило бы в
случае его победы полностью поменять правящую элиту Афганистана.
Вместе с тем, сенатор Дж. Керри после доклада Б.Обаме о результатах
своей поездки в Кабул сообщил прессе 23 октября, что между Х. Карзаем и
А.Абдуллой продолжаются переговоры о возможности формирования
коалиционного правительства.1
Доктор А.Абдулла 26 октября на встрече со своими сторонниками
выдвинул ряд предварительных требований, которые практически были
неприемлемы для действующей власти.2
Бывший министр предупредил, что его штаб прерывает все контакты с
НИКА, и до 31 октября будет ждать ответа на свои требования. Руководитель
избирательного штаба А.Абдуллы Фазл Санчарки добавил, что если не будут
заменены председатель, руководитель секретариата и заместитель
руководителя секретариата НИКА, то придется отложить выборы на более
позднее время.
В тот же день Х.Карзай отверг требования А. Абдуллы. Он отметил, что
они незаконны, и за короткое время невозможно заменить столько людей.
Председатель НИКА А. Лудин в интервью агентству Рейтер также отклонил
требование А. Абдуллы о своей отставке.
Совет улемов Афганистан 27 октября объявил, что в случае отказа
одного кандидата от участия в выборах второй должен быть объявлен
победителем. После этого предлагается провести Лойя Джиргу для
сохранения мира и консолидации нации. Вместе с тем, богословы отвергли
идею формирования коалиционного правительства как оскорбляющую волю

1
http://www.nytimes.com/2009/10/27/world/asia/27policy.html
2
Отстранение от исполнения служебных обязанностей на период проведения второго тура министров
внутренних дел, образования, по делам границ и племен и руководителя агентства по управлению местными
органами; Присутствие представителя А. Абдуллы на период второго тура в министерствах финансов, по
делам религий и хаджа, культуры и информации и национального телевидения и радио; Присутствие
представителя А. Абдуллы в администрациях губернаторов некоторых провинций; Отстранение от
должности председателя Независимой избирательной комиссии (НИКА) Азизуллы Лудина и присутствие
представителя А. Абдуллы на всех заседаниях НИКА; Назначение представителя А. Абдуллы в секретариат
НИКА; Закрытие избирательных участков в неспокойных районах, где были зафиксированы фальсификации
во время первого тура; Закрытие избирательных участков, где имели место масштабные фальсификации,
замена руководителей НИКА в некоторых провинциях; Выдача бейджей наблюдателям А. Абдуллы без
указания их имен, на них должно быть указано только то, что они являются наблюдателями от
избирательного штаба А.Абдуллы. Это связано с тем, что в ходе первого тура наблюдатели А. Абдуллы не
пропускались на избирательные участки только потому, что на их бейджах имели место неправильное или
искаженное написание их имен и фамилий; Предоставление копий протоколов избирательных комиссий
представителям и наблюдателям А. Абдуллы; Присутствие представителей кандидатов на складах, где
хранятся избирательные урны; Непосредственное присутствие наблюдателей А.Абдуллы и международных
наблюдателей в центрах по подсчету голосов; Участие штаба А. Абдуллы в подборе членов избирательных
комиссий, назначаемых вместо 200 сотрудников, причастных к фальсификациям и заменяемых по решению
ООН; Объявление итогов голосования провинциальными избирательными комиссиями и оперативное
рассмотрение жалоб и претензий на провинциальном уровне.

70
народа, проявленную во время выборов. Ясно, что заявление улемов
предполагало объявление победителем Х. Карзая в случае отказа А. Абдуллы
от участия во втором туре. Такое развитие событий было чревато серьезной
дестабилизацией обстановки в Афганистане, вплоть до вооруженного
противостояния по этническому признаку.
28 октября рано утром группа террористов из семи человек захватила
гостиничный комплекс ООН, расположенный в центре Кабула. В то же время
по зданию гостиницы «Серена», где обычно располагаются
высокопоставленные иностранные делегации, террористами были выпущены
несколько ракет. Находившиеся в гостинице люди укрылись в подвальных
помещениях, о погибших не сообщалось.
Однако в результате перестрелки в здании ООН были жертвы: погибли 6
сотрудников Миссии ООН по содействию Афганистану, еще один получил
тяжелые ранения. Прежде чем ворваться в гостиницу, боевики убили двух
охранников у входа, после чего один из них взорвал на себе жилет
смертника, другой был убит в перестрелке. Остальные нападавшие были
обезврежены и захвачены в плен. Ответственность за нападение взяло на
себя движение «Талибан». В частности, их «официальный» представитель
Забиулла Моджахед сообщил, что осуществленное нападение является
первой попыткой сорвать второй тур президентских выборов в Афганистане,
который запланирован на 7 ноября.
В течение всей последней недели октября крупные города Афганистана
были охвачены антиамериканскими демонстрациями молодежи и студентов,
спровоцированными слухами о бомбежке мечети в провинции Майдан-
Вардак и осквернении Корана. 25 октября полиция Кабула была вынуждена
открыть огонь в воздух для разгона студентов, начавших бросать камни в
полицейских. Демонстрация сопровождалась сожжением чучела Б.Обамы и
выкрикиванием лозунгов «Смерть Америке!», «Нет демократии, мы хотим
Ислам!».
27 октября несколько сотен представителей афганской молодежи
собрались перед зданием парламента, чтобы выразить свое недовольство
властям, не реагирующим на такие действия американских военнослужащих.
В результате возникших беспорядков полиция была вынуждена использовать
водную струю высокого давления и прибегнуть к применению
огнестрельного оружия. Демонстрация была разогнана, пулевые ранения
получили трое манифестантов. По словам пресс-секретаря МВД ИРА, 15
полицейских получили травмы.
На день раньше, 26 октября двойному нападению террористов-
смертников подвергся губернатор провинции Нангархар Гуль Ага Шерзай.
71
Первый террорист, намеревавшийся убить губернатора возле его дома, был
задержан и обезврежен. Второй боевик был застрелен, когда губернатор
прибыл на официальное открытие одного из частных банков в городе
Джелалабад.
1 ноября на пресс-конференции А.Абдулла объявил, что отказывается от
участия во втором туре президентских выборов, так как «не выполнены
требования, направленные на то, чтобы выборы были прозрачными,
честными и справедливыми». Ранее государственный секретарь США
Х.Клинтон в своем интервью 31 октября заявила, что отказ от участия
А.Абдуллы во втором туре голосований не станет причиной нелегитимности
его проведения. Такие ситуации случаются в США и других странах
мирового сообщества.
Официальный представитель Независимой избирательной комиссии
Афганистана Нур Мохаммад Нур заявил, что второй тур президентских
выборов в Афганистане состоится, несмотря на отказ от участия в выборах
А.Абдуллы, так как конституция страны разрешает проведение второго тура
в таких ситуациях. Тем более что миллионы бюллетеней с фамилиями двух
кандидатов – Х. Карзая и А.Абдуллы – уже доставлены на все избирательные
участки.
В избирательном штабе Х. Карзая решение А.Абдуллы назвали «его
личным решением». «Это его личное решение и оно никак не должно
отразиться на ходе выборов», - заявил журналистам пресс-секретарь
избирательного штаба действующего президента Вахид Омар.
Великобритания выразила уверенность в том, что отказ одного из
кандидатов от продолжения борьбы поможет развитию демократии в
афганском государстве. В заявлении также говорится о готовности
Великобритании работать в «тесном сотрудничестве с новым правительством
Афганистана».
Отказ А. Абдуллы прокомментировали и некоторые чиновники в США.
Они отметили, что это не создаст сложности и не повлияет на ход принятия
Б. Обамой новой военной стратегии в Афганистане. Госсекретарь Х. Клинтон
заявила, что США будут продолжать взаимодействие в прежнем темпе и с
переизбранным президентом ИРА Х. Карзаем, что, по ее мнению, должно и
произойти 7 ноября. Советник американского президента Дэвид Акселрод
сказал, что А. Абдулла принял политическое решение, так как его
поражение, как и в первом туре, было очевидным. Другой консультант
Белого Дома Валерий Джарретт отметил, что отказ А.Абдуллы не создаст
сложности для принятия новой американской стратегии. Конгрессмен США

72
Джон Боенер также заявил, что отказ А. Абдуллы, скорее говорит о том, что
он заранее знал о своем поражении и во втором раунде голосований.
2 ноября председатель Независимой избирательной комиссии
Афганистана (НИКА) Азизулла Лудин сообщил, что второй тур
президентских выборов, намеченный на 7 ноября, отменен, победителем
объявлен действующий президент страны Хамид Карзай. Согласно 61 статье
Конституции, во втором туре голосований должны принимать участие двое
кандидатов в президенты, набравших самое большое количество голосов.
А.Абдулла отказался от участия во втором туре, поэтому Х. Карзай должен
быть объявлен победителем выборов 2009 года.
А. Лудин отметил, что решение о признании действующего президента
победителем было принято с учетом нестабильной ситуации и экономии
финансовых средств, но главной причиной стал отказ от участия в выборах
доктора А. Абдуллы. «Мы были готовы к проведению второго тура, но, к
сожалению, отказ одного из кандидатов подтолкнул нас на такое решение», -
сказал А. Лудин.
На следующий день Х. Карзай в присутствии своих заместителей К.
Фахима и М.К. Халили, выступив на пресс-конференции в Кабуле, отметил,
что было бы лучше для страны, для развития демократии, если второй тур
все же состоялся с участием А. Абдуллы, названного им «достойным
соперником». Далее он обещал сделать все возможное для борьбы с
повсеместной коррупцией, чтобы «стереть это позорное клеймо с нашей
земли и нашего государства». Сообщил о намерениях сформировать
правительство широкого представительства, призвал «братьев талибов» сесть
за стол переговоров, чтобы принести мир стране.
Представитель талибов в тот же день отверг приглашение Х. Карзая,
отметив, что только две недели назад западные страны спорили о
вовлеченности марионеточного президента Х. Карзая в массовые
фальсификации, теперь же он объявлен президентом на основе тех же
сфальсифицированных выборов.
В свою очередь, на специально созванной пресс-конференции у себя
дома 4 ноября А. Абдулла сообщил, что считает будущее правление Х.
Карзая и его правительство незаконным. Правительство, пришедшее к власти
без поддержки народа, не будет способно вести борьбу с такими явлениями
как коррупция, угрозы международного терроризма, безработица, бедность и
т.д. Решение избирательной комиссии об объявлении Х. Карзая победителем
без второго раунда голосования не имеет правовых основ.
Как сообщалось, Б. Обама назвал прошедшие выборы «грязными» и в
телефонном разговоре с Х. Карзаем 2 ноября ясно дал понять ему, что он
73
будет оцениваться не по обещаниям и словам, а по реальным действиям, и от
этого будет зависеть продолжение помощи Афганистану. Премьер-министр
Великобритании Г.Браун также предупредил Х. Карзая, что для сохранения
международной помощи ему предстоит большая работа по созданию
правительства свободного от коррупции, правительства широкого
представительства, способного эффективно действовать в интересах
процветания афганского народа. Английский премьер признает, что перед Х.
Карзаем стоит задача чрезвычайной сложности, поэтому от него ждут
объяснений, как он собирается решить проблему коррупции в своем
правительстве.
Атмосферу, связанную с завершением избирательного процесса в
Афганистане, хорошо передает статья в газете «Гардиан» от 1 ноября 2009г.
под названием: «Афганские выборы: провал высшей категории». Автор
считает, что, несмотря на всю власть и влияние, ООН, США и все вместе
взятые западные страны оказались неспособны обеспечить свободные и
справедливые выборы. Призывы А.Абдуллы были проигнорированы.
Неспособность Б. Обамы предотвратить превращение спонсируемых США
выборов в полнейший крах имеет разрушительные последствия, делая главу
Белого Дома самым заурядным неудачником.
Бывший заместитель специального представителя Генерального
секретаря ООН по Афганистану П.Галбрайт в статье в газете « The New York
Times» от 27 октября1 отметил, что даже если второй тур пройдет
относительно честно, победа Х. Карзая будет «скомпрометирована и у него
на родине, и за границей». Чтобы преодолеет этот кризис легитимности, П.
Галбрайт призвал провести реформы, предложенные А.Абдуллой. Это, в
частности, внесение изменений в конституцию по разделению власти между
различными этническими группами, включая утверждение парламентом
премьер-министра и членов кабинета, выборность губернаторов провинций,
усиление полномочий местных органов власти. По его убеждению, ООН
после завершения этих трудных выборов должна будет подталкивать
афганцев к проведению реформ, ибо сохранение сложившегося статус-кво
только затянет кризис легитимности в стране.
По мнению некоторых афганских экспертов, за отказом А.Абдуллы от
участия во втором туре голосования стоят закулисные действия и планы
американцев. Вначале А. Абдулла рассчитывал на поддержку США, и
Вашингтон до первого тура, вероятно, обещал ему содействие. Однако после
первого тура он понял, что американцы достигли какого-то компромисса с Х.
Карзаем. Это было ясно из того, что американцы не стали настаивать на
1
http://www.nytimes.com/2009/10/28/opinion/28galbraith.html
74
замене членов избирательной комиссии и позволили развиваться событиям
своим ходом, разрешая тем самым Х. Карзаю «победить» во втором туре.
После отказа А. Абдуллы от второго тура, американские политики вновь
проявили равнодушие, если не сказать двуличие. Х. Клинтон сказала, что
снятие его кандидатуры не будет означать обязательного опровержения
законности второго тура, даже если примет участие один кандидат. Хотя за
десять дней до этого американцы выкручивали руки Х.Карзаю, чтобы
заставить его согласиться на второй тур, так как его победа в первом раунде
была нечестной.
Эксперты предполагали, что американцы использовали А.Абдуллу для
давления и запугивания Х. Карзая с целью добиться от него больших
обещаний. Добившись своего, американцы устами своего госсекретаря могли
сказать о готовности «работать с любым правительством Афганистана».
Существовали также предположения, что после первого тура американцы
поняли, что Х. Карзай, вопреки их усилиям, выиграет и второй раунд
выборов, поэтому решили не портить окончательно с ним отношения.
Без сомнения, американские политики также понимали, что второй
раунд выборов и борьба между пуштуном Х. Карзаем и таджиком по матери
А.Абдуллой может расколоть Афганистан, привести к межэтническому
противостоянию, который станет новым фактором дестабилизации ситуации
в стране. Пуштуны не признают А.Абдуллу в качестве нового президента и
обстановка на юге резко ухудшиться.
Тем не менее, А.Абдулла, отказавшись от участия во втором туре,
одновременно достиг двух целей, считали эксперты. Он приобрел авторитет
независимого, последовательного политика, действительно желающего
лучшего будущего для страны и народа, не преследующего какие-либо
личные, корыстные цели. Когда всплыли подозрения в подтасовке
результатов голосования, он активно выступал за проведение второго тура в
интересах обеспечения честного, справедливого, прозрачного
избирательного процесса. Это дает ему серьезные шансы выиграть
следующие президентские выборы. Во-вторых, он не позволил использовать
себя в игре с заранее сфальсифицированными выборами, и, тем самым,
поставил под вопрос конституционность всех пяти лет будущего
президентства Х. Карзая.
Как писала в своей редакционной статье «Второй срок Президента
Карзая» газета «The New York Times», Х.Карзай, избранный на второй срок
в результате массовых подтасовок, вынужден будет приложить все силы для
убеждения своего народа и мирового сообщества, что он заслуживает

75
доверия. После восьми лет неправильного управления страной и коррупции
это ему будет сделать непросто.1
Во-первых, он будет вынужден назначить новых министров и
губернаторов, которые будут заниматься восстановлением страны, а не
личным обогащением. Необходимо реформировать МВД и полностью
коррумпированную афганскую полицию, назначит компетентных
руководителей в министерства сельского хозяйства, энергетики, институты
развития. Х. Карзай должен будет назначить на высокие должности
компетентных представителей из числа сторонников А. Абдуллы, это
придаст легитимность и более широкое признание его правительству.
Он должен немедленно прекратить любые контакты с одиозными
людьми вроде генерала А.Р. Дустума, которого необходимо судить за
военные преступления, и своим братом Ахмад Вали Карзаем, крупнейшим
наркобароном Афганистана.
В целом американские информационные агентства скептически
оценивали такое завершение избирательного процесса в Афганистане и
сообщали о давлении на Х. Карзая по созданию антикоррупционного
комитета, который должен изгнать «продажных» должностных лиц из
государственных органов, инициировать аресты высокопоставленных
коррумпированных чиновников. Пресс-секретари Белого Дома и
Госдепартамента 3 ноября на раздельных пресс-конференциях подтвердили,
что в США от Х. Карзая ожидают быстрых действий по искоренению
коррупции и созданию эффективной системы управления. Вновь было
подчеркнуто, что оцениваться будут не слова и обещания, а конкретные
действия афганского президента, о которых должно быть сказано уже в его
инаугурационной речи на церемонии вступления в должность на второй
срок, намеченной на 19 ноября.
16 ноября в Кабуле состоялась пресс-конференция с участием
председателя Верховного суда Абдул Салам Азими, министра внутренних
дел Ханифа Атмара, генерального прокурора Ишака Олоко, председателя
Главного управления национальной безопасности Амруллы Салеха, послов
США К.В Эйкенберри и Великобритании М.Севилла. Участники сообщили,
что при генеральной прокуратуре будут созданы департамент по борьбе с
коррупцией в высших эшелонах власти Афганистана и специальное
подразделение для борьбы и расследования преступлений по особо важным
делам. Новые структуры будут работать в тесном взаимодействии с ФБР
США, Скотланд Ярдом Великобритании и Европолом, миссия которой
занимается подготовкой афганских полицейских в Кабуле (около 340
http://www.nytimes.com/2009/11/03/opinion/03tue1.html?ref=selecteditorialsonafghanistan
1

76
инструкторов). Таким образом, афганское руководство было намерено
удовлетворить всеобщее требование международного сообщества об
усилении борьбы с коррупционными преступлениями.
Ровно через месяц после инаугурации Х. Карзая, состоявшейся 19
ноября, первый вице-президент М.К.Фахим представил на утверждение
нижней палаты парламента 23 новых министра (11 министров входили в
прежнее правительство, 12 - предложены на высокие посты впервые). В
числе кандидатов не оказалось министра иностранных дел. Предполагалось,
что действующий глава внешнеполитического ведомства Р.Д.Спанта,
занятый подготовкой Лондонской международной конференции по
Афганистану, запланированной на 28 января 2010 года, покинет свой пост
позже. 22 декабря внесены кандидатуры еще трех министров: городского
развития, по делам инвалидов; ликвидации безграмотности. Министерства по
делам инвалидов и ликвидации безграмотности являются новыми,
увеличивая общее число министров до 27. С 21 декабря в парламенте прошли
слушания докладов и планов назначаемых министров, затем депутатам
предстояло утверждение нового кабинета.
Важным элементом военно-политической ситуации вокруг Афганистана
оставалась проблема дальнейших действий США.
Основная цель стратегии США в Афганистане и Пакистане,
утвержденной Б.Обамой 27 марта 2009 г., оставалась неизменной:
1. Расчленение, разоружение и уничтожение Аль-Каиды и Талибан как
организаций;
2. Усиление гражданской и экономической составляющей в
стабилизации ситуации в Исламской Республике Афганистан.
Для реализации первой части стратегической задачи политическое
руководство США увеличило свой контингент на 21 тыс. человек, что
позволило резко увеличить число боевых операций против формирований
талибов на юге и востоке страны. Естественно, это привело к существенному
увеличению потерь американской армии. Американцы регулярно наносили
достаточно эффективные удары ракетами и беспилотными самолетами по
базам Аль-Каиды и иностранных террористов в пакистанском приграничье.
Под давлением США пакистанское руководство весной-летом провело ряд
крупных войсковых операций в Северо-Западной пограничной провинции.
Скоординированные по времени военные действия американской и
пакистанской армий вынудили боевиков Аль-Каиды, Талибан и других
экстремистских организаций Центральной Азии и Западного Китая
просачиваться и оседать в населенных пунктах и неконтролируемых

77
афганской армией и полицией горных районах Афганистана, включая его
северные провинции Бадахшан, Тахар, Кундуз, Баглан, Бадгис, Герат.
Следует отметить, что руководство Аль-Каиды и Талибан при этом
решало и стратегическую задачу по блокированию «северного» маршрута.
Рост активности боевиков в районе городов Баглан и Пули Хумри, где
соединяются автомагистрали, идущие от пограничных переходов Хайратон и
Шерхан-Бандар и далее на перевал Саланг, говорит о том, что их действия
хорошо координировались из единого центра.
Безусловно, политическое руководство США было разочарованно таким
поворотом событий. Оно надеялось, что лучшие эксперты по специальным
операциям генералы Д.Петреус и С.МакКристал смогут эффективно
использовать присланный 17-тысячный контингент спецназовцев и в
короткий срок ликвидируют основные силы иностранных боевиков и
талибов. Однако противник предпринял ответные несимметричные меры:
- диверсии на южных коммуникациях материально-технического
снабжения войск коалиции, вынудив США и НАТО вплотную заняться
«открытием» северного маршрута. Это первая психологическая и
пропагандистская победа Аль-Каиды и Талибан, нашедшая соответствующее
освещение в мировой прессе;
- просачивание и оседание в населенных пунктах, отход в западные и
северные провинции, увеличение здесь террористической активности. Это
уже вторая пропагандистская и психологическая победа оппозиции, которая
наряду с ростом потерь американских и европейских солдат, всколыхнула
мировое сообщество, заставив говорить о серьезной дестабилизации
ситуации в Афганистане.
Начавшаяся 17 октября наземная операция 30-тысячной пакистанской
армии в Южном Вазиристане усугубила ситуацию вследствие выдавливания
боевиков на территорию Афганистана.1
Следует отметить, что на западе и севере страны итальянские, испанские
и немецкие войска традиционно не проводили наступательных или
специальных операций против вооруженных групп оппозиции. Талибы
понимали, что европейские союзники США, ответственные за эти регионы,
опасаются и пока не осмелятся на прямой боевой контакт с ними. Поэтому
эти регионы становятся менее опасными для размещения баз и лагерей, здесь
они будут чувствовать себя в безопасности. Лидеры Аль-Каиды и Талибан,
вероятно, расширили географию террористических актов на весь Афганистан
и с тем, чтобы снизить давление американцев на юге, распылить их силы.

1
http://www.longwarjournal.org/archives/2009/10/pakistan_launches_so.php
78
Генерал С.МакКристал как единый главнокомандующий
Коалиционными силами и Международными силами содействия
безопасности НАТО, осуществляющий прямое руководство секретными
операциями в афгано-пакистанском приграничье, вынужден был признать
необходимость распространения действий американского спецназа на другие
регионы страны. Кроме того, возникла острая необходимость прикрытия
населенных пунктов, где прятались преследуемые боевики, подставляя под
удар американской авиации мирное население. Американский генерал
вынужден был просить подкрепления для «охоты» на боевиков по всему
Афганистану и ускорить подготовку афганской армии и полиции, чтобы
разбросать гарнизоны охраны для «защиты мирного населения кишлаков».
Эти выводы и предложения были включены в доклад главнокомандующего,
направленного им военному руководству США 30 августа с 2009г.
Секретный доклад генерала и предполагаемая отправка дополнительных
сил вызвала острые дискуссии в США. Организованная утечка информации о
том, что, по мнению С.МакКристала, афганская война будет проиграна, если
в течение года не будут направлены еще до 40 тыс. военнослужащих, была
нацелена на зондаж и подготовку общественного мнения к объявлению
соответствующего политического решения. В конце сентября генерал
С.МакКристал по рекомендации министра обороны США Р.Гейтс направил
в Вашингтон официальный запрос на увеличение численности американских
войск в Афганистане. Учитывая, что для борьбы с талибами на юге
Афганистана было направлено в течение 2009 года 17 тыс. военнослужащих
элитных подразделений США, для аналогичных операций на Западе и Севере
страны понадобиться в два раза больше, т.е. 30-40 тыс. человек.
Влиятельный председатель Комитета Конгресса США по вопросам
вооруженных сил А.Скелтон, безусловно, хорошо осведомленный о ходе
развития военных событий в Афганистане, категорично и публично
выступил в поддержку предложений генерала С.МакКристала о направлении
дополнительных войск. Более того, он назвал абсолютно верными действия
генерала по расчленению, разоружению и уничтожению Аль-Каиды и
Талибан как организованной силы. Член сенатского Комитета по разведке
республиканец К.Бонд был склонен поддержать продолжение спецопераций
в пакистанском приграничье, где находятся основные базы Аль-Каиды и
Талибан, от уничтожения которых зависит в целом борьба с международным
терроризмом. Вместе с тем, по его мнению, это не должно исключать
решения об увеличении сил в Афганистане, о чем просит С.МакКристал. 1

1
Ведомственный архив МИД РК. Дело № 31-26 за 2009 год. Документы о внешней политике ИРА.
79
Однако Президенту Б.Обаме и, в целом, политическому руководству
США на фоне растущего недовольства населения страны войной в
Афганистане было непросто принять такое решение. Против направления
войск выступали и такие влиятельные демократы как спикер Палаты
представителей Н.Пелоси и председатель сенатского комитета по
международным отношениям Дж.Керри. К тому же, пока оставалась
нерешенной ключевая задача: ликвидация высших лидеров Аль-Каиды,
скрывавшихся в зоне проживания племен, и руководства Талибан,
расположившегося в пакистанском городе Кветта, осуществляющих общее
стратегическое руководство террористической деятельностью в
Афганистане, снабжение полевых командиров деньгами, оружием и другими
необходимыми средствами.
Белый Дом с подачи вице-президента Дж.Байдена склонялся к
концентрации усилий на продолжении спецопераций и ракетных ударов с
беспилотных самолетов по лагерям террористов в пакистанском
приграничье. Предполагалось тесное взаимодействие с пакистанскими
спецслужбами, поставляющими разведывательную информацию по целям,
местам нахождения лидеров террористических организаций. Более того, по
некоторым данным, американцы просили пакистанские власти разрешить им
проводить операции против Аль-Каиды и Талибан в зоне пуштунских
племен. Следует добавить, генерал С.МакКристал признавал, что основные
лидеры афганских вооруженных бандформирований находятся в Пакистане и
их ликвидация остается одной из приоритетных задач.
Повышенное внимание к Пакистану объясняется и опасениями
попадания пакистанского ядерного оружия в руки террористов.
Примечательно, что утвержденный в сентябре 2009г. Конгрессом США
закон Керри-Лугара о предоставлении Пакистану как фронтовому
государству в борьбе с международным терроризмом ежегодно $1,5 млрд.
невоенной экономической финансовой помощи в течение пяти лет содержит
статьи, позволяющие американцам контролировать ядерный проект этой
страны. Согласно закону, пакистанская сторона также берет на себя
обязательства активизировать борьбу с терроризмом на своей территории.1
Что касается Афганистана, то Б.Обама заявил, что не будет спешить с
принятием решения о направлении дополнительных сил, прежде нужно
точно определиться, работает ли принятая полгода назад стратегия. В Белом
Доме также опасались принимать решение в то время, когда в результате
сфальсифицированных выборов в Афганистане будет создано нелегитимное,
не пользующееся доверием народа правительство.
1
http://www.gpo.gov/fdsys/pkg/BILLS-111s1707enr/pdf/BILLS-111s1707enr.pdf
80
Тем не менее, прогнозировалось, что США все же направят в
Афганистан пополнение под видом военных инструкторов и советников для
подготовки афганской армии и ускорения ее ввода в боевые операции против
вооруженной оппозиции и прикрытия населенных пунктов. О расширении
присутствия американских спецкоманд свидетельствует опыт размещения
подразделения «зеленых беретов» в отдаленном уездном центре Нили
центральной провинции Дайкунди. Это первая команда спецназовцев,
которая проживала непосредственно в населенном пункте среди афганцев,
поддерживала прямые повседневные контакты с жителями и вела тренинг
афганских солдат и полицейских в местах их службы. Этот опыт
предполагалось распространить на весь Афганистан. Косвенно о поддержке
предложений С. МакКристала может свидетельствовать и то, что 25 сентября
Сенат утвердил на второй двухлетний срок Председателя Комитета
начальников штабов адмирала М.Муллена: было известно, что он выступал
за усиление американской группировки в Афганистане.
Следовало ожидать активизации работы по подготовке афганской армии
и полиции. 20 октября Командующий МССБ генерал С.МакКристал объявил
об открытии нового учреждения НАТО в Афганистане – «Миссия по
обучению НАТО – Афганистан». Ее возглавил генерал-лейтенант
американской армии Вильям Б. Салдвелл, утвержденный на эту должность
сенатом США1. Миссия создана для улучшения координации различных
структур, занимающихся формированием афганских национальных сил
безопасности, повышением эффективности программ подготовки афганских
военнослужащих. Новой структуре передана и американская команда
военных инструкторов. Вопрос подготовки и снабжения афганской армии
современным вооружением серьезно обсуждался на заседании Совета
министров обороны стран-членов НАТО в Братиславе (Словакия) 22-23
октября 2009 года.
США также попытались заставить европейских союзников увеличить
свой контингент или изменить его структуру в пределах утвержденной
национальными парламентами лимитов за счет направления подразделений
специального назначения для преследования и уничтожения боевиков Аль-
Каиды и Талибан, просочившихся в зоны их ответственности. Об этом
свидетельствует состоявшаяся 25 сентября 2009г. встреча высших
американских военачальников с европейскими коллегами на авиабазе
Рамстейн в Германии. В ней приняли участие адмирал М.Муллен,
Командующий Центральным командованием генерал Д.Петреус,
Командующий войсками США и НАТО в Афганистане генерал С.
1
Предложение о создании этой структуры было включено в доклад С. МакКристала от 30 августа 2009 года.
81
МакКристал и Командующий войсками в Европе адмирал Дж. Ставридис.
Был заслушан доклад С. МакКристала о текущей обстановке и
необходимости усиления группировки Альянса в этой стране.
Следует отметить, что войска Бундесвера уже были вынуждены летом
2009г. провести первую войсковую операцию по зачистке от боевиков уезда
Чардара в северной провинции Кундуз, а 4 сентября вызвать американскую
авиацию для удара по талибам, захватившим два бензовоза и готовивших
против немецких военнослужащих террористический акт с их
использованием.
Таким образом, в ближайшей и среднесрочной перспективе следовало
ожидать, что американское политическое руководство:
- продолжит точечные целенаправленные спецоперации и удары
беспилотными самолетами по функционерам Аль-Каиды и Талибан в афгано-
пакистанском приграничье (по данным пакистанских властей, в 2009г.
нанесено 44 таких удара, уничтожено 5 лидеров аль-Каиды и Талибан, 708
человек, тогда как в 2008г. было нанесено только 34 удара, убито 12
командиров аль-Каиды и 385 человек);
- ускорит подготовку афганской армии и размещение ее частей и
подразделений по населенным пунктам с целью защиты населения и
контроля территорий, освобожденных от влияния талибов;
- попытается заставить союзников вести боевые действия против
вооруженной оппозиции, просочившейся и осевшей в западных и северных
регионах Афганистана. Параллельно будет вести самостоятельные,
секретные от союзников, специальные операции в зонах их ответственности
по преследованию и уничтожению боевиков террористических организаций.
Для этого будут задействованы спецкоманды, размещенные по населенным
пунктам под видом военных советников и инструкторов.
В связи с концентрацией террористов на Севере Афганистана и
ожидаемой активизацией военных действий МССБ возникала опасность
перехода узбекских, уйгурских, чеченских и других боевиков, уходящих от
преследования спецподразделений США и НАТО, на территорию
центрально-азиатских республик. В Таджикистане всерьез опасались их
массового прорыва через таджикско-афганскую границу.
К концу 2009 года в Афганистане находилось 68 тыс. американских
солдат и 39 тыс. из других стран. Численность МССБ составляла 71 400
солдат, Коалиционных сил – 35 600 военнослужащих.1 В течение года в
Афганистане погибло 520 иностранных военнослужащих, включая 319
американцев и 107 англичан.
1
http://www.isaf.nato.int/troop-numbers-and-contributions/index.php
82
Из приведенных ниже таблиц, подготовленных на основе данных сайта
http://icasualties.org/OEF/index.aspx, четко прослеживается более чем
двукратное увеличение гибели американских и английских военнослужащих
в 2009 году по сравнению с предыдущими годами. Причем не только в
летнее время, когда талибы были традиционно наиболее активны, но и в
зимний период. Если в 2008 году погибли 155 американских
военнослужащих, то в 2009г. – уже 319. Англичан, соответственно 51 и 107
человек.

Количество военнослужащих, погибших Афганистане, по годам


Другие
Годы США Англия Всего
страны
2001 12 0 0 12
2002 49 3 17 69
2003 48 0 9 57
2004 52 1 7 60
2005 99 1 31 131
2006 98 39 54 191
2007 117 42 73 232
2008 155 51 89 295
2009 319 107 94 520
Всего 949 244 374 1567

Количество американских солдат, погибших в Афганистане,


по годам и месяцам
Ма Ма Ию Ию
Годы Янв Фев Апр Авг Сен Окт Ноя Дек Всего
р й н л
200
0 0 0 0 0 0 0 0 0 3 5 4 12
1
200 1
10 9 5 1 3 0 1 1 6 1 1 49
2 1
200
4 7 12 2 1 3 2 4 2 4 6 1 48
3
200
9 2 3 3 8 5 2 3 4 5 7 1 52
4
200 1 1
2 1 6 4 27 2 11 7 3 3 99
5 8 5
200 1 1 1
1 7 1 11 18 9 6 7 1 98
6 7 0 0
200 1 1 1
0 5 8 11 12 14 8 11 6 117
7 4 8 0

83
200 2 1
7 1 8 5 17 28 20 27 1 3 155
8 2 6
200 1 5 5 2
15 13 6 12 25 45 40 18 319
9 5 1 9 0

Количество иностранных солдат, погибших в Афганистане, по странам


Страна Всего Страна Всего Страна Всего
Австралия 11 Франция 36 Норвегия 4
Бельгия 1 Германия 34 Польша 16
Канада 138 Венгрия 2 Португалия 2
Чехия 3 Италия 22 Румыня 11
Дания 30 Латвия 3 Южная Корея 1
Эстония 7 Литва 1 Испания 26
Финляндия 1 Нидерлады 21 Швеция 2
Турция 2 Англия 244 США 949
Всего 1567

В целом, анализ развития военно-политической ситуации в


Афганистане в течение 2009 года позволял сделать четыре ключевых вывода,
имевших серьезные последствия для безопасности региона.
Во-первых, стратегия Б.Обамы по Афганистану и Пакистану,
объявленная в марте 2009г., не сработала. Во-вторых, попытка новой
американской администрации сменить лидера Афганистана оказалась
неудачной. В-третьих, США сняли первоначальную задачу построения
устойчивого афганского государства, в котором можно было бы остаться
надолго, ограничиваясь только тем, чтобы территория Афганистана вновь не
стала базой международного терроризма. В-четвертых, США разрабатывала
«стратегию выхода» из Афганистана, основным элементом которой станет
ускоренное обучение афганской армии и полиции и передача им
ответственности за поддержание безопасности в стране в течение следующих
пяти лет. Именно эта цифра была названа президентом Х.Карзаем, вероятно,
с подачи американцев, в его инаугурационной речи 19 ноября. Обозначение
срока вывода иностранных войск из Афганистана является основным
условием лидеров вооруженной оппозиции, включая руководителя Движения
«Талибан» муллы М.Омара и Исламской партии Афганистана Г.Хекматьяра,
для начала переговорного процесса с ними.
Представляется, что американцы, признав свою недостаточную мощь
для утверждения однополюсного мирового порядка и недосягаемость
стратегических целей по сохранению своего форпоста в этом регионе мира,
начали подготовку условий для постепенного вывода своего воинского
контингента из Афганистана. Им не удалось изолировать Афганистан от
влияния России, Ирана или Китая, обеспечить прокладку альтернативного
84
маршрута транспортировки каспийских углеводородов: они уходят в Россию
и через Россию, в Иран и Китай. Сохранение американского военного
присутствия в Афганистане было бы оправдано, если они смогли бы
стабилизировать страну. Но слишком высокую цену приходится платить за
дальнейший контроль над Афганистаном (и Пакистаном), слишком
враждебно окружение вокруг американцев и их баз в этой стране (и соседнем
Пакистане). Если американцы не уйдут вовремя, то потерпят позорное
поражение, как это произошло во Вьетнаме.
Однако принятие, объявление и исполнение такого решения требовало
серьезной военно-политической, дипломатической и пропагандистской
работы, чтобы уход из Афганистана не выглядел бегством или поражением в
борьбе с международным терроризмом. Ему необходимо было придать
форму, позволяющую не уронить престижа США в глазах международного
сообщества, не дать козыри террористическим организациям заявить о своей
победе над сильнейшей державой мира. Б.Обама должен был принять
долгосрочную стратегию, учитывая внутренние экономические и
политические реальности, связанные с сильнейшим финансовым кризисом и
началом предвыборной кампании в начале 2011 года. Более того, он был
обязан предоставить какую-то определенность по афганской теме уже к лету
2010 года, к промежуточным выборам в Конгресс в ноябре этого года.
Общественное мнение не потерпело длительное присутствие в Афганистане,
жестокую, непонятную войну с международным терроризмом, уносящую
тысячи жизней американских солдат и требующую сотни миллиардов
долларов в условиях беспрецедентно большого дефицита бюджета. В
ожидании решения президента группа демократов внесла законопроект об
учреждении дополнительного налога для финансирования афганской войны.
Это ясно свидетельствовало об увеличивающейся нагрузке на бюджет, и без
того отягощенного финансированием принятого осенью 2009 года закона о
реформе системы здравоохранения США. Любое увеличение американских
войск в Афганистане было бы встречено негативно даже теми, кто ранее
поддерживал Б.Обаму.
Поэтому в течение трех месяцев Президент США и его администрация
вели детальную, скрупулезную работу по разработке обновленной стратегии,
которая должна была быть не столько стратегией «победы», сколько
стратегией «выхода» из Афганистана. Она должна была быть четкой и
понятной для американского избирателя, которому нужно было дать ясный
сигнал, что афганская война не будет бесконечной, что будут определены
конкретные сроки ухода из Афганистана. Задача осложнялась тем, что нужно
было также объяснить американцам, почему нужно поддерживать Х. Карзая,
85
переизбравшегося на второй срок в результате масштабных фальсификаций,
о которых знает весь мир.
В Ситуационной комнате Белого Дома 23 ноября состоялось очередное
десятой заседание политического и военного руководства США под
председательством Б.Обамы.1 Командующий в Афганистане генерал
С.МакКристал, Послы США в Афганистане и Пакистане К.Эйкенберри и
А.Паттерсон участвовали в заседании через видеоконференцию.
Ожидалось, что так долго ожидаемая международным сообществом
обновленная стратегия будет объявлена 1 декабря в ходе выступления
президента с Посланием к нации. Затем в Конгрессе США пройдут слушания
с участием Командующего США в Афганистане генерала С.МакКристала,
Министра обороны Р.Гейтса, Государственного секретаря Х.Клинтон и
Посла США в Афганистане К.Эйкенберри.
Предполагалось, что Б.Обама все же утвердит решение о направлении в
Афганистан еще порядка 30 000 американских военнослужащих: три
армейские бригады и крупный контингент морских пехотинцев.
Одновременно глава Белого Дома обратится к союзникам по НАТО выделить
дополнительно до 10 000 солдат. Таким образом, общее количество
дополнительных сил составит 40 000 человек, о которых запрашивал
Командующий Коалиционными силами и МССБ генерал С.МакКристал.
Необходимо добавить, что, по некоторым данным, американская
администрация тайно, без огласки, уже направляла летом 2009г. около 13 000
военнослужащих в Афганистан, включая значительное число офицеров
разведки.
Прогнозировалось, что второй и основной составляющей обновленного
плана Б.Обамы, вероятно, станет ускоренная подготовка и увеличение
численности афганской армии и полиции. Учитывая высокий уровень
дезертирства и уклонения от исполнения воинских обязанностей вновь
подготовленными военнослужащими, выполнение этой задачи может
затянуться. Согласно сообщениям Министерства обороны США,
опубликованным в сентябре 2009г., каждый четвертый солдат, прошедший
курс военной подготовки, не попадает в боевые подразделения. В 2009 году
было рекрутировано рекордное число новобранцев – 35 000 человек, однако
в войска было направлено только 19 000 солдат. Это на 33% меньше, чем в
предыдущие два года, когда в регулярные части поступило по 26 000 бойцов.
Такая тенденция связывалась с все большим вовлечением афганской армии в
боевые действия и увеличением потерь. Согласно прогнозам, убывание
личного состава будет возрастать по мере завершения трехлетних контрактов
1
http://www.nytimes.com/2009/11/24/world/asia/24policy.html?fta=y
86
с военнослужащими. Некоторые эксперты считали, что афганская армия не
сможет превысить 100 000 человек, так как численность увольняющихся по
завершению контракта и вновь призванных уравновеситься.
Другим элементом нового подхода США к афганскому урегулированию
мог стать интенсивный переговорный процесс с лидерами Движения
«Талибан». Президент Х.Карзай в своем выступлении на инаугурации
обещал активизировать политику национального примирения и прямым
текстом выразил признательность Королю Саудовской Аравии за содействие
в переговорном процессе с руководством «Талибан».
Согласно сообщению пакистанской газеты «The Dawn», США через
посредников уже начали искать контакты с ними. Посредниками выступают
руководство Саудовской Аравии и ее Директорат общей разведки, а также
пакистанской руководство и Межведомственная разведка ИРП. Отмечалось,
что именно с этой целью 20 ноября Исламабад посетил Директор ЦРУ Леон
Панетта, встретился с премьер-министром Ю.Р.Гейлани и руководителем
Межведомственной разведки Ахмед Шуджа Пашой.
К переговорам были подключены четыре человека. Одним из них
является зять Осамы бин Ладена – Абдулла Анас, проживающий в Англии.
Другой посредник – гражданин Саудовской Аравии, проживающий в
г.Медина, известный как лидер организации Rabta-i-Alam-i-Islami - Абул
Хасан Мадни (Abul Hassan Madni). Третий – гражданин Ирака Абу Джуд
Мехмуд Самрани (Abu Jud Mehmood Samrani), женат на пакистанке, получил
пакистанское гражданство еще от бывшего военного диктатора генерала Зия
уль-Хака за активное участие в афганской войне. Четвертым является
Маулана Фазлур Рехман Халил (Maulana Fazlur Rehman Khalil), бывший
пакистанский полевой командир, основатель незаконной организации
Harakatul Ansar, ныне возглавляет партию моджахедов Hezbul Mujahideen.
Халил в 1998 году вместе с лидерами аль-Каиды Осамой бин Ладеном и
Яманом аль-Завахири издал приказ, призывающий к террору в отношении
американских граждан.
Мулла М.Омар, якобы, тоже уже назначил своего министра
иностранных дел Ага Мотасама основным переговорщиком с американцами.
Согласно саудовской газете «аль-Ватан» в номере от 24 ноября, Посол
США в ИРА К.Эйкенберри имел разговор в Кабуле с бывшим министром
иностранных дел талибов муллой Мотавикелем. Он просил передать мулле
М.Омару, что американская сторона готова отдать под его контроль
несколько провинций, включая Кандагар, Гельменд, Урузган, Кунар и
Нуристан. В обмен талибы должны будут прекратить атаки на американские
войска и их базы в Афганистане.
87
24 ноября пресс-секретарь президента ИРА Хумаюн Хамидзаде также
сообщил на брифинге, что Х.Карзай в рамках выработки решения по новому
составу кабинета министров изучает вопрос переговоров с
антиправительственными элементами, которые хотели бы включиться в
работу нового правительства в интересах восстановления мира и
стабильности. В этой связи, Х.Карзай будет настаивать на исключении имен
некоторых персон из «черного списка» Совета Безопасности ООН.
26 ноября, накануне мусульманского праздника Курбан Айт, на сайте
Движения «Талибан» было размещено заявление муллы М.Омара, в котором
он вновь отверг предложение Кабула о переговорах. В заявлении также
говорилось, что Америка и ее союзники терпят поражение в Афганистане и
никакая стратегия, включая направление дополнительных войск, им не
поможет. Поэтому нужно прекратить оккупацию и вывести войска.
Не было ясности, насколько масштабной будет экономическая
составляющая обновленной стратегии Б.Обамы. Безусловно, это важный
элемент реконструкции страны, так как без него Афганистан в будущем не
сможет содержать свои вооруженные силы. Можно было предположить, что
американцы намерены постепенно свернуть программы по уничтожению
посевов опиумного мака, вызывающих озлобленность фермеров и
толкающих их в сторону талибов. Вместо ликвидации маковых полей, на чем
ранее настаивал Вашингтон, США будут существенно увеличивать
финансирование развития сельского хозяйства и производство
альтернативных культур. Во всяком случае, именно об этом говорил
Специальный представитель США по Афганистану и Пакистану Р.Холбрук
во время министерской конференции «Восьмерки», прошедшей в июне
2009г. в итальянском городе Триест. Участники конференции тогда
приветствовали изменение стратегии США в борьбе с производством
наркотиков в Афганистане. Подтверждением нового подхода американцев
могло служить то, что 23 ноября 2009 года в Кабуле было подписано
соглашение, согласно которому США выделили 38,7 млн. долл. для 20
провинций, свободных от производства опиумного мака, и еще 7 провинций,
существенно снизивших его производство в 2009 году.
По мнению некоторых экспертов, прежде чем начать реализацию
политической стратегии по выводу иностранных войск из Афганистана
необходимо найти какое-то выверенное региональное решение по этой
проблеме, учитывающее противоречивые интересы всех соседних стран,
включая Пакистан, Индию, Иран, Китай, государства Центральной Азии.
Монополия США по афганскому вопросу оказалась неэффективной. Поэтому
правильно будет подключить к разработке дальнейшей афганской дорожной
88
карты все страны региона, хотя будет трудно найти консенсус между ними,
особенно между Пакистаном и Индией. Тем не менее, высказывались
предположения, что, пакистанская разведка, например, могла бы склонить
муллу М.Омара или С.Хаккани к компромиссу с американцами и нынешним
афганским руководством. Индия могла бы усилить свою помощь
экономическому восстановлению Афганистана. Иран, понесший серьезные
потери в результате атак террористов в провинции Систан и Белуджистан,
после ухода американцев из Афганистана, прекратил бы поддержку
боевиков, ориентированных на Тегеран. Китай, вкладывающий значительные
инвестиции в разработку природных ресурсов, также заинтересован в
стабильном Афганистане.
О выходе из Афганистана начали открыто говорить и в европейских
столицах. Англия предложила в конце января провести в Лондоне
международную конференцию, чтобы сформулировать всеобъемлющую
политическую линию и временной процесс поэтапной передачи
ответственности за безопасность афганской армии и полиции. По мнению
Премьер-министра Г.Брауна, Конференция могла бы назвать несколько
провинций, которые уже в 2010 году были бы переданы по защиту афганских
сил. Англичане считали, что этот процесс «афганизации безопасности»
должен начаться уже в 2010 году, что позволит МССБ постепенно
ограничивать свою роль только поддержкой афганской национальной армии
и полиции. Хотя министр обороны США Р.Гейтс заявлял, что слишком рано
определять сроки передачи ответственности за безопасность в стране
афганским вооруженным силам, т.к. они пока не готовы к этому.
Голландия объявила, что собирается покинуть Афганистан в 2010 году. 1
Решение Канады было известно – Оттава выведет свои войска в 2011 году.
Канадцы, голландцы и англичане контролируют самые неспокойные
провинции Афганистана – Кандагар, Урузган, Гельманд, и вывод их боевых
частей создаст сложную ситуацию в стране. Под давлением общественности
зрело соответствующее решение и в Австралии. Япония отказалась от
заправки военных кораблей коалиции в Индийском океане.
Таким образом, международное сообщество находилось в ожидании
решения Б.Обамы. Международная конференция НАТО по Афганистану,
планировавшаяся на 19 ноября была отложена на 7 декабря. 3-4 декабря
состоялся Совет министров иностранных дел Альянса по обсуждению
афганской стратегии. Г.Браун в своем письме в секретариат НАТО,
1
По данным министерства обороны Нидерландов вывод войск начался 1 августа 2010 года и был завершен к
концу года. Согласно решению парламента Канада начала вывод большей части своих войск 1 июля 2011
года. http://www.trend.az/regions/world/afghanistan/1729329.html http://newcanada.com/kanada-nachala-vyvod-
voysk-iz-afganistana
89
опубликованном 25 ноября, сообщил, что после консультаций с 10 странами
Альянса он уверен, они предоставят около 5000 военнослужащих, включая
инструкторов для обучения афганских солдат и полицейских.
С разработкой новой американской линии на афганском направлении
была во многом связана ноябрьская поездка Б.Обамы в Японию, Китай,
Южную Корею и его участие в саммите АТЭС в Сингапуре. В конце октября
Государственный секретарь Х.Клинтон в Исламабаде обсудила с
пакистанским руководством детали афганской стратегии.
15-17 ноября 2009г. в развитие договоренности Президентов России и
США о запуске механизма внешнеполитической координации по афганскому
урегулированию состоялся рабочий визит Спецпредставителя США по
Афганистану и Пакистану Р.Холбрука в Россию. Он провел встречи с
руководством Совета Безопасности, МИД, Минобороны, Минфина, МЧС и
ФСКН России. Состоялись также заседания российско-американских групп
по вопросам экономического и военно-технического содействия
Афганистану и реализации Межправительственного соглашения по транзиту.
Состоялся обмен мнениями по ситуации и актуальным задачам
продвижения афганского урегулирования, перспективам координации
усилий России и США, как в двустороннем, так и многостороннем форматах.
С обеих сторон была подчеркнута важность ускоренного формирования
консолидированных подходов международного сообщества на новом этапе
афганской стабилизации, который призван заложить прочную основу для
становления Афганистана в качестве суверенного государства. Россия и
США намерены активно участвовать в этом процессе, тесно сотрудничая с
Правительством ИРА.
Подтверждена также готовность России и США последовательно искать
новые «ниши» практического взаимодействия в области укрепления
афганской государственности, содействуя Кабулу в вопросах экономической
реконструкции и наращивания потенциала афганской национальной армии и
полиции, эффективного пресечения незаконного наркотрафика с территории
Афганистана. В этом контексте в рамках заседаний рабочих групп было
продолжено обсуждение ряда перспективных проектов такого
сотрудничества.
Р. Холбрук также информировал российскую сторону об основных
элементах разрабатываемой Администрацией Б.Обамы обновленной линии
США на афганском направлении. Достигнута договоренность об углублении
российско-американской координации в вопросах выработки будущей
международной стратегии в Афганистане.

90
Страны НАТО надеялись на дальнейшую готовность России обеспечить
транзитные поставки для своих войск в Афганистане. Россия в свою очередь
дала знать, что широкая поддержка возможна в том случае, если Москва
будет полностью информирована о планах и стратегии действий Альянса в
Афганистане, включая политические реформы в этой стране. Афганская тема
была основной в ходе встреч С.Лаврова со своими коллегами из НАТО 4
декабря в ходе заседания Совета Россия-НАТО в Брюсселе. Этой же цели
был посвящен визит Генерального секретаря НАТО в Россию 15 декабря.
Столкнувшись с проблемами в Афганистане, страны Альянса были
вынуждены возобновить свои контакты с РФ, замороженные после грузино-
абхазского конфликта в 2008 году, и просить Россию предоставить транзит,
подключиться к обучению афганских полицейских, оказать содействие в
ремонте советских вертолетов, находящихся на вооружении афганской
армии.
Премьер-министр Индии М. Сингх с 22 по 26 ноября находился с
государственным визитом в США. Одной из основных задач поездки
индийского главы правительства было обсуждение ситуации в Афганистане,
так как в Дели были чрезвычайно обеспокоены, что военная и финансовая
помощь Пакистану в борьбе с талибами в Северо-Западной пограничной
провинции и ИРА позволит усилиться Исламабаду в противостоянии с
Индией. В Дели также опасались, что в случае вывода американских и
Натовских войск из Афганистана, Индия останется один на один с
исламскими террористами и экстремистами. Индийские власти были
заинтересованы в дальнейшем присутствие международных сил в
Афганистане.
Исламабад, в свою очередь, требовал учесть интересы Пакистана при
разработке новой стратегии. Пакистанцы, в частности, предостерегали США
от поспешного ухода из Афганистана, так как это может привести к
серьезной дестабилизации ситуации в регионе. Пакистанцы также настаивали
на размещении дополнительно направляемых войск на линии границы, а не в
крупных населенных пунктах Афганистана, как предлагал генерал С.
МакКристал. Вместе с тем, в Исламабаде протестовали против направления
слишком большого контингента, так как это может привести к выдавливанию
боевиков из Афганистана на территорию Пакистана.
Президент Б.Обама вечером 1 декабря 2009г. выступил в Военной
академии США «Вест Пойнт» с обращением к нации по поводу дальнейших
действий в Афганистане и Пакистане.1 В своей речи Б.Обама объявил о
1
http://www.whitehouse.gov/the-press-office/remarks-president-address-nation-way-forward-afghanistan-and-
pakistan
91
решении направить в Афганистан дополнительно 30 000 американских
военнослужащих. Это нужно для того, чтобы перехватить инициативу у
талибов, дать возможность укрепиться афганским вооруженным силам и, тем
самым, подготовить условия для передачи им ответственности за
безопасность в стране и с июля 2011 года начать вывод войск из
Афганистана. Новый подход к афганской проблеме будет оцениваться в $30
млрд. на 2010 финансовый год.
Конечная цель стратегии остается прежней: расчленение, разоружение и
уничтожение аль-Каиды в Афганистане и Пакистане, предотвращение в
будущем угроз со стороны этой террористической организации в отношении
США и их союзников.
Для достижения этой цели предполагается работать по трем задачам.
Во-первых, лишить аль-Каиду убежища в этом регионе мира. Во-вторых,
остановить активность талибов и исключить вероятность свержения
афганского правительства. В-третьих, усилить мощь афганских сил
безопасности и правительства с тем, чтобы они могли взять на себя
ответственность за будущее Афганистана.
США намерены действовать по трем направлениям.
1. Военная стратегия, нацеленная на слом наступательной
активности талибов и усиление мощи афганской армии в течение следующих
18 месяцев. С этой целью уже в первой половине 2010 года будут
направлены 30 000 военнослужащих. Их задача – преследование и
уничтожение боевиков и защита жителей основных населенных пунктов,
ускорение подготовки афганских сил безопасности. Наряду с увеличением
контингента союзников по НАТО это позволит начать вывод войск в июле
2011 года.
2. Эффективная гражданская стратегия, которую необходимо
осуществить с участием партнеров по международному сообществу, ООН,
афганским правительством. Необходимо добиться, чтобы само афганское
руководство занялось улучшением ситуации с безопасностью. Гражданская
стратегия должна быть основана на эффективном использовании
выделяемых ресурсов, без коррупции. Помощь будет сфокусирована на
сельском хозяйстве, где можно получить быстрый эффект по улучшению
жизни людей. Будут также подержаны усилия афганского правительства по
ведению переговоров с теми талибами, кто сложит оружие, и будет уважать
права своих соотечественников.
3. Действовать с полным пониманием того, что успех в
Афганистане неразрывно связан с сотрудничеством с Пакистаном, усиление
его возможностей вести борьбу с террористами. Стратегия должна работать
92
по обе стороны афгано-пакистанской границы. Будет ясно дано понять, что
США не потерпят наличие баз террористов, места дислокации и покровители
которых хорошо известны. США будут также поддерживать демократию и
развитие в Пакистане.
Далее в своей речи Б.Обама отметил три важных момента, о которых
активно говорили накануне политики, эксперты и специалисты.
В частности, Б.Обама категорически отклонил сравнение Афганистана с
Вьетнамом. США действуют в Афганистане в составе коалиции из 43 стран,
которые признают легитимность акций США в этой стране. В отличие от
Вьетнама, здесь нет массового народного сопротивления. В-третьих, народ
США подвергся атаке из Афганистана и остается целью террористов,
базирующихся вдоль его границ.
Он не согласился с мнением тех, кто считал, что Америка не может
оставить Афганистан в нынешнем состоянии. По его мнению, оставаясь
дальше в Афганистане, США не смогут создать условия для подготовки и
обучения афганской армии, чтобы передать им ответственность.
Президент также возразил тем, кто выступал против обозначения
конкретных сроков вывода войск из Афганистана, настаивал на бесконечном
продолжении войны и государственном строительстве в Афганистане. Это,
считает Б.Обама, уже выходит за рамки национальных интересов США и
обойдется слишком дорого. Не определяя временных рамок транзитного
периода, будет сложно организовать срочную работу с афганским
правительством. Афганцы должны понять, что нужно взять на себя работу по
обеспечению своей безопасности, что Америка не заинтересована в
бесконечной войне в Афганистане.
Таким образом, Б.Обама отказался ставить какие-либо цели и задачи,
выходящие за рамки недостижимых национальных интересов, нарушающие
баланс между различными национальными программами. Он считает, что в
последние несколько лет этот баланс был нарушен, программы национальной
безопасности превышали возможности национальной экономики. Из-за
нынешнего экономического кризиса многие партнеры отказываются брать на
себя дополнительную нагрузку, Америка тоже не может игнорировать
высокую цену этой войны. Более того, после завершения войны в Ираке и
передачи ответственности в Афганистане, Америка должна сосредоточиться
на восстановлении своей мощи дома. Поэтому обязательства США в
Афганистане не могут быть бесконечными.
Поставленные задачи будет решить непросто, считает Б.Обама. Борьба с
терроризмом будет длительной и выходит за пределы Афганистана и
Пакистана, станет серьезным испытанием для американского общества и его
93
лидерства в мире. В отличие от конфликтов великих держав с ясными
линиями противостояния в 20 веке, современная война будет вестись в
неспокойных регионах, несостоявшихся государствах, с неясным
противником. Серьезных усилий и средств потребует укрепление внутренней
безопасности на территории самих США.
Необходимо предотвратить попадание оружия массового оружия в руки
террористов. Именно поэтому, отметил Б.Обама, он объявил центральной
темой своей внешней политики остановку распространения ядерного оружия
и полную его ликвидацию.
Б.Обама далее отметил важность дипломатических усилий, так как
невозможно противостоять вызовам современного взаимозависимого мира в
одиночку. Особенно важно выстраивание новых отношений между
Америкой и мусульманским миром.
В качестве заключения можно отметить, что именно о таком исходе
афганской компании предупреждали еще в декабре 2001 года эксперты
Фонда Карнеги за международный мир Марина Оттавей и Анатоль Лиевен в
своей статье «Реконструкция Афганистана: Фантазии против реальности». 1 В
частности, они писали, что с началом антитеррористической кампании
появилась нереальная программа Запада по восстановлению Афганистана.
Международное сообщество призывало к строительству в Афганистане
демократического, светского государства, тогда как было абсолютно ясно,
что оно не сможет обеспечить достаточные вооруженные силы для решения
этой задачи. Такая стратегия «государственного строительства» превратит
Афганистан в политическое «болото», катастрофически ухудшит ситуацию
как для самих афганцев, так и для международного сообщества. Ввергнет
страну в новую гражданскую войну и вызовет угрожающий рост
религиозного фанатизма.
Учитывая сложнейший горный рельеф, чрезвычайную племенную,
религиозную и этническую фрагментацию и милитаризацию афганского
общества, никогда не имевшего сильной централизованной власти, попытка
построения демократии западного образца со свободной рыночной
экономикой в этой стране абсолютно бесперспективна. Это не удалось
сделать ни королю Абдурахману в начале двадцатого века, ни
коммунистическому правительству даже при помощи Советского Союза.
Выработанные западными странами подходы «государственного
строительства» слишком навязчивы, дорогостоящи и, как правило,
малоуспешны. Такие подходы могут быть поддержаны только узкой группой
афганцев, которые долгие годы прожили в западных странах, утеряли
1
www.unz.org/Pub/PolicyArchive-2001dec-00049
94
контакты со своей страной, но надеются получить высокие посты и
жалование, вернувшись в Афганистан. Однако подобная стратегия встретит
сопротивление старейшин племен, полевых командиров, религиозных
авторитетов и большинства простых афганцев. Понадобится масштабное
иностранное военное и гражданское присутствие, что, в свою очередь,
создаст мнение об оккупации исламской страны. В конце концов, придется
уйти из Афганистана, не достигнув поставленных целей.
Здесь нужна действительно реализуемая программа, которая должна
заключаться лишь в установлении относительного мира и восстановлении
основ экономики, без стремления поспешного навязывания западных
политических стандартов. Не нужно настаивать на радикальных реформах в
сфере защиты прав женщин, неотступно продвигать их в государственные
структуры.
Нет необходимости создания единого, централизованного государства,
достаточно минимизировать сопротивление регионов центральной власти,
которая должна осуществлять функции не правительства, а скорее,
национального посреднического или консультативного комитета. Для того
чтобы заинтересовать полевых командиров в поддержании стабильности в
стране, большая часть международной помощи должна направляться
напрямую в регионы, минуя центральное правительство. Хотя это выглядит
взяткой и может укрепить власть местных лидеров. Однако, по мнению
авторов статьи, опыт в Сомали и других африканских странах показал, что
еще больший риск представляет передача международной помощи через
каналы центрального правительства. Такая помощь сама по себе будет
становиться источником конфликта, так как обострит борьбу за власть в
Кабуле. Не нужно акцентировать внимание на коррупции и настаивать на
борьбе с ней, так как в любой получающей крупные суммы международной
помощи стране, она неискоренима.
Минимально необходимые условия безопасности для возобновления
экономической активности и, прежде всего, развития торговли должны
обеспечиваться не афганской национальной армией, а международными
силами ООН, при поддержке американской авиации. Их главная задача –
предотвращение серьезных вооруженных конфликтов, обеспечение доступа
во все регионы страны, не допущение превращения Афганистана вновь в
гнездо международного терроризма.
Более амбициозные планы строительства современного государства, по
мнению экспертов, должны быть оставлены последующим поколениям и
самим афганцам.

95
Подводя итоги афганской кампании, З.Бжезинский также признает, что
американская администрация не особенно учитывало сложную культурную
обстановку, давние этнические распри, порождающие конфликты внутри
конфликтов, напряженные отношения с соседями по региону и нерешенные
территориальные разногласия.1 Эта война в эпоху массового политического
пробуждения мусульманского Востока и, как следствие, более сплоченного,
более стойкого и тактически изобретательного народного сопротивления
внешнему доминированию оказалась самой затяжной и затратной для США.2
Здесь правильно будет вспомнить и более ранние предположения этого
американского политолога, высказанные им в книге «Без контроля.
Глобальный беспорядок на пороге XXI века», вышедшей в 1993 году. Он
тогда писал, что распад СССР превратил сердцевину Евразии в
геополитический вакуум и соседние исламские страны попытаются усилить
свое влияние в Центральной Азии. Однако попытка американского
проникновения в этот геополитический вакуум, так или иначе, может стать
опасной воронкой водоворота, и в первую очередь, из-за политического
пробуждения ислама.3
Сравнивая советскую и американскую стратегию в Афганистане,
российский эксперт и дипломат Конаровский М.А. также приходит к мысли,
что они лишь подтверждают тезис о принципиальной ограниченности
ресурсной базы внешнего воздействия на обстановку в Афганистане и
внутреннюю логику ее развития.4

1
Бжезинский З. Стратегическое видение. Америка и глобальный кризис. – М:. Астрель, 2012. – С. 104.
2
Там же. – С. 53.
3
Бжезинский З. Геополитический вакуум. // Кентавр.- 1994.- №4. С. 54-62
4
Конаровский М.А. Афганистан. Déjà vu. Что дальше?// Восток (Oriens). – 2011. - № 6. - C. 5.
96
Глава II. Влияние афганского вооруженного противостояния на
политическое и экономическое развитие Средней Азии и Казахстана.

1. Основные пути влияния афганского кризиса на политическое


и экономическое развитие Средней Азии и Казахстана по оценкам
экспертов СНГ.

После обретения независимости в 1991 году перед народами Средней


Азии и Казахстана во весь рост встали самые актуальные политические и
экономические вопросы. Какую государственность строить? Какова будет
экономическая политика нового государства? Каковы приоритеты их
внешней политики, сохранять ли ориентацию своих экономик на
постсоветское пространство, где основным ядром выступает Россия, или
переориентироваться на мусульманский Юг? С падением «железного
занавеса» на границах так называемого «мягкого подбрюшья России»,
который, кстати, в отличие от западных и дальневосточных рубежей
Советского Союза был абсолютно непроницаем для международной
общения,1 государства Средней Азии, Среднего Востока и Южной Азии
предприняли взаимные политические активные шаги к сближению.
Первые контакты были установлены еще до обретения независимости. В
июле 1991 года состоялся официальный визит президента Казахской ССР
Н.Назарбаева в КНР, в сентябре того же года высокопоставленная делегация
посетила Турцию. Президент Узбекистана И.Каримов нанес официальный
визит в Индию в августе 1991 года, в декабре в Анкаре состоялись турецко-
узбекские переговоры на высшем уровне.
Первый президент независимого Таджикистана Р.Набиев первые свои
зарубежные визиты после Финляндии (для подписания Заключительного
акта по безопасности и сотрудничеству в Европе, 25-27 февраля 1992г.)
осуществил в Иран (28-30 июня 1992г.), Пакистан (30 июня – 2 июля 1992г.)
и Афганистан (14-15 июля 1992г.).2
Р.Набиев, будучи председателем Совета Министров, затем первым
секретарем ЦК Коммунистической партии Таджикистана в 1982 - 1985гг.,
начинал строительство Рогунской ГЭС и прекрасно понимал ее
стратегическое значение для страны и всего региона. Во время своего

1
В этой связи казахстанский исследователь Акимбеков С.М. отмечает, что СССР, поддерживая контакты с
Афганистаном, выражавшиеся в основном в экономическом содействии, ограничил до минимума его
возможные связи с советской Средней Азией. Более того, после образования Пакистана и Индии
образовалась еще одна закрытая граница между ними. Акимбеков С.М. Афганский узел и проблемы
безопасности Центральной Азии. – Алматы, 1998. – С.17-18, 24
2
Саидов З. Межгосударственные отношения Республики Таджикистан в период становления ее внешней
политики. - Душанбе, 2012. - C. 17.
97
официального визита в Исламабад он получил от пакистанского руководства
предложение о льготном кредите на сумму в 500 млн. долларов США на
достройку станции с последующей отдачей долга электроэнергией. По тем
временам и степени готовности это было достаточно для ввода объекта в
действие1. Следует добавить, что уже в 1992 году в Душанбе было открыто
посольство Пакистана.2
Уже через два месяца после образования СНГ вопрос вступления всех
центральноазиатских государств в созданную по этому случаю Организацию
Экономического Сотрудничества был обсужден в Ашхабаде с лидерами
стран-основателей - Ирана, Пакистана и Турции (с 1964 года эти три страны
входили в учрежденную ими структуру – Региональное сотрудничество для
развития). Узбекистан стал членом этой организации 6 февраля 1992 года.
Казахстан и Афганистан вступили в ОЭС 28 ноября 1992 года. 3 Республика
Таджикистан – 18 января 1993 года.4 На состоявшейся 28-29 ноября в
Исламабаде внеочередной сессии Совета министров ОЭС республики
Средней Азии, Казахстан, Азербайджан и Афганистан официально
подписали документ о вступлении в Организацию. С тех пор 28 ноября
является Днем ОЭС.5 В октябре 1992 года в Турцию прибыли лидеры пяти
тюркоязычных государств, где подписали Анкарскую декларацию, которую
некоторые наблюдатели назвали проектом «тюркского общего рынка».
Считая развитие современной транспортной инфраструктуры,
связывающей страны-члены ОЭС между собой и с остальным миром,
первостепенной потребностью региона, совещание министров транспорта
уже в октябре 1993 года в Алматы приняло Основной План развития
Транспортного сектора. Этот документ включал перечень конкретных
проектов и работ, которые должны были быть выполнены странами-членами
на национальном, двустороннем и региональном уровне. На IV саммите в мае
1996 года подписывались меморандумы о строительстве дорог, нефте- и
газопроводов с выходом на порты Карачи и Гвадар.
Вместе с тем, у такого регионального экономического сотрудничества
имелись как минимум два препятствия. Во-первых, это отсутствие условий
для нормальных, мирных политических и экономических связей. Во-вторых,
наличие иных выгодных направлений сотрудничества. Конфликт в
Афганистане долгое время закрывал это направление, и заставит страны

1
Сафаров М. Рахмон Набиев: загадочная смерть президента // Вечерка. – 2012/ - 24 апр.
2
Саидов З. Межгосударственные отношения Республики Таджикистан в период становления ее внешней
политики. - Душанбе, 2012. - C. 32.
3
Токаев К. Дипломатия Республики Казахстан, Астана. - Елорда, 2001. – C. 416.
4
Дипломатия Таджикистана (к 50-летию создания МИД РТ). - Душанбе, 1994. - C. 22.
5
www.ecosecretariat.org
98
региона искать иные пути политико-экономического сотрудничества, писал в
начале 1990-х годов эксперт В.Белокреницкий. 1 Более того, реальные угрозы
безопасности, исходившие из Афганистана, стали одной из основных причин
подписания Договора о коллективной безопасности в мае 1992 года в
Ташкенте.
Таджикский исследователь З. Саидов, отмечая, что Республика
Таджикистан, имея с Афганистаном границу в 1344 километров, осознает
особую ответственность политики двух соседних государств по отношению
друг к другу. Недопустимы в этом отношении малейшие неосторожные,
непродуманные действия. Политическое руководство Таджикистана
стремилось к тому, чтобы выдержать эту линию, что и дало свои
положительные результаты. Подписанные в декабре 1993 года в г. Душанбе
соглашения придали новый импульс таджикско-афганским связям. 2 Эти
отношения являлись тогда практическим подтверждением курса
государственного руководства Таджикистана на признание законности
правительства Б.Раббани как единственно легитимного и правомочного и
поддержку тех международных усилий, которые были направлены на
достижение прочного мира в соседнем государстве.
Вместе с тем, руководство Таджикистана открыто говорило о том, что
вооруженная оппозиция базируется на территории Афганистана. Э. Рахмон в
своем выступлении на 48 сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1993 году
подчеркнул, «перебравшись сюда из Таджикистана, они при содействии
экстремистских групп и сил международного терроризма вынашивают планы
насильственного изменения государственного строя в нашей стране». 3
Исламское ядро Объединенной таджикской оппозиции вело борьбу за
исламское государство в Таджикистане с территории Афганистана силами
армии численностью шесть тысяч моджахедов.4
Не менее актуальными были проблемы создания транспортных,
энергетических, газопроводных коридоров через территорию Афганистана и
Ирана: для Таджикистана – как уже было отмечено выше - завершение
строительства Рогунской ГЭС и экспорт электроэнергии в Пакистан, выход
из транспортного тупика; для Узбекистана – вывоз хлопка в южные порты и
далее на мировые рынки; для Туркменистана – строительство газопровода
1
Белокреницкий В. Проблемы и перспективы формирования Центральноазиатского макрорегиона //Восток.
– 1993. - № 4. - C. 43.
2
Назриев Д., Саттаров И. Республика Таджикистан: история независимости (хроника независимости). Год
1993-й. Том 3. – Душанбе: Ирфон, 2006. – С.519
3
Рахмонов Э. Тысяча лет в одну жизнь. (Сборник выступлений, речей, интервью и статей). – Душанбе:
Ирфон, 2003. - С. 9.
4
Зайферт А.К., Крайкемайер А. О совместимости политического ислама и безопасности в пространстве
ОБСЕ. - Душанбе: Шарки Озод, 2003. - С. 10.
99
через Афганистан в Пакистан, развитие торговли с южными соседями.
Появление на афганской сцене в октябре 1994 года талибов было
непосредственно связано с планами создания и обеспечения безопасности
вдоль автотрассы Кветта – Кандагар – Герат – Кушка с паралельной
системой трубопроводов: отряд муллы Омара был привлечен к
освобождению торгового каравана из 30 грузовиков с медикаментами,
вышедшего из Пакистана в Туркменистан и задержанного группой полевых
командиров.1 Прорабатывались планы строительства по данному маршруту,
проходящему по западной равнинной части Афганистана, железнодорожной
магистрали протяженностью 800 километров. Большая заинтересованность
Пакистана в развитии транспортных связей со Средней Азией видна в том,
что Исламбад был инициатором одобренного на заседании Совета
министров ОЭС в Кветте в феврале 1993 года плана создания к концу
столетия единой коммуникативной системы государств-членов этой
организации.2
В этой связи стоит согласиться с утверждением известного российского
исследователя Афганистана В.Коргуна о том, что «…затянувшаяся война
блокирует реализацию крупных экономических проектов как регионального,
так и континентального значения. Кажущаяся безысходность порождает
всеобщий пессимизм в ответе на вопрос о том, есть ли вообще приемлемый
выход из этого тупика».3 По мнению В.Коргуна, беспокойство, как он
выразился «прифронтовых» государств Средней Азии, вызывают следующие
негативные факторы: угроза распространения идей исламского экстремизма;
культурная и экономическая отсталость Афганистана как партнера по
экономическому сотрудничеству; сам конфликт как серьезнейший тормоз в
создании трансрегиональных коммуникаций и энергетических программ;
вероятность превращения Центральной Азии в «наркокоридор» с территории
Афганистана; угроза распространения терроризма с афганской территории;
вероятность наплыва беженцев из Афганистана.4
По мнению таджикского историка К. Абдуллаева, советско-афганская
война и распад СССР в 1991 году изменили ситуацию самым радикальным
образом. Оказавшись за пределами прямого русского контроля, пишет
К.Абдуллаев, Средняя Азия обнаружила себя в одном региональном
комплексе безопасности с Афганистаном и Пакистаном. Все события,

1
Рашид А. Талибан. - М., 2003. - С. 48-49.
2
Москаленко В. Пакистан – курс на Центральную Азию. // Восток. – 1996. - № 5. - С. 83.
3
Коргун В. Афганский фактор в региональной геополитике // Центральная Азия и Кавказ. - № 5(11) 2000. -
С. 165.
4
Коргун В. Афганский фактор в региональной геополитике. // Центральная Азия и Кавказ. - № 5(11) 2000. -
С. 168.
100
произошедшие и происходящие в Таджикистане за 20 лет независимости, в
первую очередь гражданская война и наркотрафик, были прямым
результатом афганского воздействия. Таджикистан менее других бывших
советских республик защищен от негативного влияния конфликта в
Афганистане.1
Доктор З. Мунавваров из Ташкента также признает, что «к началу 1990-
х гг. минувшего века необходимость восстановления гармонии религиозных
и светских ценностей, без всякого преувеличения, стала одним из
судьбоносных факторов в жизни страны. Перед руководством Республики
Узбекистан с первых дней независимости встала необходимость четкого и
принципиального определения своего отношения к религии».2
В то же время, существовало мнение, что угроза радикального ислама,
непосредственно исходящая из Афганистана, заблокирует выход стран
Средней Азии к международному сотрудничеству через южные моря, и
лучше всяких экономических рычагов будет держать их в орбите России, не
позволит пойти на полный разрыв военно-политического сотрудничества.
Для этого достаточно регулярно напоминать о грозящей с юга опасности. В
этой связи, А.Реутов в ноябре 2000 года писал, что «инициативу
центральноазиатских республик (по признанию талибов) в Москве
воспринимают без особого энтузиазма».3
Особенно остро вопрос создания светского4 или теократического,5
исламского6 государства встал в Таджикистане и Узбекистане, где вышедшие
на политическую сцену религиозные движения прямо требовали положить в
основу государственного строя шариат. Расположенный непосредственно за
рекой Амударья, в Афганистане, источник международного терроризма и
религиозного экстремизма, откуда исламские радикалы получали
1
Абдуллаев К. Заражен ли джихад? Конфликт в Южной Азии и его влияние на мусульман Средней Азии. -
11.02.2011, www.kavolkon.com
2
Мунавваров З. Становление нового соотношения между светскостью и религиозностью в Республике
Узбекистан. // Ислам и светское государство, под общей редакцией З.И.Мунавварова, В.Шнайдера-Дегерса.
- Ташкент, 2003. – С. 133-134
3
Реутов А. Казахстан больше не боится талибов. // Коммерсант, № 221 от 24.11.2000
www.kommersant.ru/doc/164129
4
Светское государство – государство, в котором не существует официальной, государственной религии и ни
одно из вероучений не признается обязательным или предпочтительным. В Светском государстве религия,
ее каноны и догматы, а также религиозные объединения, действующие в Светском государстве не вправе
оказывать влияние на государственный строй, деятельность государственных органов и их должностных
лиц, на систему государственного образования и другие сферы деятельности государства. Светский
характер государства обеспечивается, как правило, отделением церкви (религиозных объединений) от
государства и отделением школы от церкви. (www.dic.academic.ru)
5
Теократическое государство (от гр. Teous – бог, kratos – власть) – особая форма организации
государственной власти, при которой она полностью или большей частью принадлежит церковной
иерархии. (www.dic.academic.ru)
6
Исламское государство – государство, в котором в качестве формы государственного устройства лежит
монотеистическая религия ислам. Элементы конституционного, гражданского, уголовного,
административного, семейного и процессуального права зафиксированы шариатом. (www.ru.wikipedia.org)
101
всестороннюю помощь, оказал самое непосредственное влияние на развитие
политических процессов в этих республиках. По мнению исследователя
Э.Рахматуллаева многолетний конфликт в Афганистане сыграл мощную
дестабилизирующую роль в Средней Азии. В отличие от ренессанса
традиционного ислама фактор исламизма вкупе с поддержкой
внерегиональных центров радикализма, включая Афганистан, стал новым
явлением в политической жизни региона.1
По оценкам эксперта А.Вишневецкого2, еще в 1989-1991гг. в
Намангане было сформировано религиозное течение «Адолат»
(Справедливость), куда вошло до 12000 верующих молодых мусульман во
главе с Тахиром Юлдашем и Джумой Намангани. «Адолат» насаждала
исламский образ жизни и в ультимативной форме потребовала у Ислама
Каримова, руководителя Узбекистана, когда он прибыл в Наманган, создание
исламского государства на территории Узбекистана.3 Ответом были
массовые преследования и аресты членов «Адолат». Узбекистан первым
ограничил деятельность иностранных мусульманских миссионеров. В 1992-
1993г. из Узбекистана были высланы около 50 проповедников из Саудовской
Аравии. За ними последовали и другие, и с тех пор над деятельностью
зарубежных мусульманских проповедников проводится тщательный
мониторинг. Из-за подозрений в пропаганде радикальных идей и
пантюркистских программ в 1994 году в Узбекистане была запрещена газета
«Заман» («Время») турецких миссионеров.4 Представляется, что
столкнувшись с угрозой исламистов, наблюдая и непосредственно
поддерживая одну из сторон вооруженного противостояния в Таджикистане,
И.Каримов пришел к выводу, что необходимо установить сильную
авторитарную власть в стране, чтобы не допустить хаоса по таджикскому
сценарию.
В книге «Узбекистан на пороге XXI века», опубликованной в 1997
году, определяя основные направления внутренней и внешней политики
страны, президент И.Каримов со всей определенностью писал: «Мы за то,
Рахматуллаев Э. Превентивная дипломатия: панацея или мираж. Монография. - М., - 2007. - С. 266-267.
1

2
Вишневецкий А. Антисемитизм и радикальные исламские организации в Центральной Азии. -
http://alvishnev8391.narod.ru/jew4.htm
3
www.youtube.com/watch?v=xwVS8CQg2S4, Б.Бабаджанов. Джихад как идеология «изгоев» //Проекты
сотрудничества и интеграции для Центральной Азии, материалы международной конференции. - Бишкек,
2007. - С. 209. Л.Левитин в своей книге «Узбекистан на историческом повороте» на 53 странице пишет, что
тогда захватившие здание Наманганского обкома партии фанатики потребовали приезда И.Каримова и
поставили перед ним несколько условий. Первое – поклясться на Коране в верности исламу, второе – тут же
провозгласить исламское государство, третье – посещение мечетей должно быть обязательным для
мусульман, в том числе и для руководителей государства, которые обязаны молиться перед всем народом,
четвертое – пятницу объявить нерабочим днем, пятое – немедленно открыть религиозные школы.
4
Акинер Ш. Ислам в постсоветской Центральной Азии // Ислам и светское государство, под общей
редакцией З.И. Мунавварова, В.Шнайдер-Детерса. - Ташкент, 2003. - С. 110-111.
102
чтобы религия продолжала играть роль приобщения населения к высшим
духовным, моральным и нравственным ценностям. Но мы никогда не
допустим, чтобы религиозные лозунги стали знаменем борьбы за власть,
поводом для вмешательства в политику, экономику и юриспруденцию,
поскольку видим в этом потенциальную угрозу безопасности и стабильности
для нашего государства».1
В связи с Баткенскими событиями летом 1999 года кыргызский
исследователь О.Бибикова отмечает, наблюдатели давно предполагали, что
усиление движения «Талибан» в соседнем Афганистане, а также переход
гражданской войны в Таджикистане в латентную фазу, так или иначе
отразится на всем пространстве постсоветской Центральной Азии. 2 Стало
очевидно, что тяжелые социально-экономические условия, имеющие место
во всех государствах региона, создают почву для восприятия радикальных
идей, в том числе и исходящих от мусульманских экстремистов. Далее
О.Бибикова пишет, «… уже никто не сомневается в поддержке
мусульманских экстремистов, действующих на территории Центрально-
азиатских государств, со стороны Афганистана. Более того, пеленг
радиосообщений доказывает связь и координацию действий между отрядами
Намангани, представителями Объединенной таджикской оппозиции и
«Талибан». В частности, 24 августа боевики, засевшие в кишлаке Зардалы на
юге Кыргызстана, связались со своим центром в районе Хаит в
Таджикистане. В состоявшемся разговоре особое внимание привлекает
следующая фраза: «Пленные должны быть оставлены до последнего
момента, потому что их присутствие в наших рядах заставляет «неверных»
воздержаться от бомбардировок. Этот высокопоставленный человек (имеется
в виду генерал внутренних войск Кыргызстана А.Шамкеев) и японцы
чрезвычайно важны для нас».3
О. Молдалиев в своей статье «Странная война в долине яда. Баткен
1999»4, по нашему мнению, дает верную оценку мотивов активизации
исламских боевиков на территории Кыргызстана и Узбекистана. Она
заключается в том, что стратегия борьбы исламских экстремистов оправдала
себя и в Афганистане, и в Таджикистане. К этому времени
ультраконсервативное движение «Талибан» практически полностью
контролировало Афганистан, объявило о создании «Исламского Эмирата

1
Каримов И. Узбекистан на пороге XXI века. Угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса. -
Ташкент, 1997. - С. 43-44.
2
Бибикова О. Баткен: наступление мусульманского экстремизма //Центральная Азия и Кавказ. - № 1 (7),
2000. - С. 35.
3
Там же, С. 37.
4
Журнал Центральная Азия и Кавказ. - 1 (7), 2000. - С. 46.
103
Афганистана» во главе с Мохаммад Омаром - «повелителем правоверных».
На контролируемых талибами территориях были введены законы шариата в
их крайне жесткой интерпретации (запрещены телевидение, радио, музыка,
танцы, введено обязательное ношение паранджи для женщин, которые не
имеют право работать и учиться, публичные казни и т.д.). Правительство
талибов было признано Пакистаном, Саудовской Аравией, Объединенными
Арабскими Эмиратами. На грани их признания находилось правительство
Узбекистана1, Туркменистан, практически де-факто признавая движение
«Талибан» в качестве официальной власти Афганистана, позволил открыть
их представительство в Ашхабаде. В афганских городах Герат и Хайратон
действовали консульства Туркменистана.2 По сообщениям газеты
«Коммерсант», в Исламабаде посол Казахстана встретился с представителем
талибов в Пакистане, а президент Н.Назарбаев назвал Движение «Талибан»
одной из основных политических и военных сил в Афганистане, с которой
Казахстан готов вести диалог.3
Летом 1999 года правительство талибов прилагало активные
дипломатические усилия, направленные на признание их правительства в
Организации объединенных наций4 вместо «Северного альянса»,
возглавлявшегося Бурхануддином Раббани. В 1999 году талибы признали
самопровозглашенную «Республику Ичкерия» и открыли в Кабуле ее
«посольство».5
Следует отметить, что в этот период Республика Таджикистан
оставалась единственным государством в регионе, не поддерживавшим
никаких отношений с режимом талибов. Исследователь таджикской внешней
политики З.Саидов отмечает, что «если не принимать во внимание
многоплановую поддержку России, Таджикистан, по существу, в одиночку
противостоял этим угрозам и постоянно оказывал поддержку Северному
Альянсу, в то время являвшемуся единственной силой, противоборствующей
талибам. В этом смысле борьба против реакционного режима талибов для
Таджикистана началась еще задолго до того, как произошли трагические
события 11 сентября 2011 года в Нью-Йорке и Вашингтоне».6 Кроме оружия
1
www.polit.ru/news/2000/10/16/553516
2
www.history-x.ru/04/006/030/007.htm
3
Коммерсант, номер 221 от 24.11.2000 www.kommesant.ru/doc/164129. Позднее, в официальном документе
ООН под названием «Концептуальные подходы РК к урегулированию ситуации в Афганистане» было четко
обозначено: в условиях, когда Афганистан формально на 90% находится под контролем талибов,
«постепенный отход от отрицания всяких контактов с ними и налаживание контактов с лидерами Движения
в плане возможности убедить их пойти на создание ответственного правительства было бы
предпочтительным». www.un.int/kazakhstan/A55_916r.pdf
4
www.pravda.ru/politics/03.11.2000/801158-0/
5
Там же.
6
Саидов З. Эволюция межгосударственных отношений Республики Таджикистан в период становления ее
внешней политики. Монографическое исследование. - Душанбе, 2012. - С. 192.
104
и боевой техники, которые поступали из России и Ирана, Таджикистан
предоставил Северному Альянсу военно-воздушную базу в Кулябе и
вертолетную площадку в окрестностях Душанбе.1
Объединенная таджикская оппозиция, основу которой составляла
Партия исламского возрождения, вооруженные формирования которой
базировались и действовали с территории Афганистана, была признана
правительством Э.Рахмона, представители оппозиции заняли места в
правительстве. Референдумом от 26 сентября 1999 года были внесены
изменения в конституцию Республики Таджикистан, в том числе о
разрешении создавать политические партии на религиозной основе. Здесь
следует добавить, что годом ранее, 13 ноября 1998 года, президент
Таджикистана подписал закон РТ «О политических партиях», в статье 4-й
которого говориться: «Политические партии и их члены в своей
политической деятельности не имеют права использовать религиозные
организации».2 Статья 5-я Закона РТ «О религии и религиозных
организациях» (1999г.) ограничивала штатных сотрудников религиозных
учреждений в политической деятельности («Религиозные организации не
участвуют в деятельности политических партий и не оказывают
политическим партиям финансовой поддержки»).3 Существуют и другие
инструменты по пресечению вмешательства церкви (религиозных
организаций) в государственные дела, например, подписание договоров
(заявлений) сотрудников религиозных организаций с Исламской Шурой о
том, что они в период работы в данной структуре воздерживаются от
вступления в политические партии.4 Таким образом, ПИВТ законодательно
лишалась возможности опираться в своей деятельности на широкую сеть
мечетей, так как они, по сути, являются религиозными организациями.
Безусловно, новая редакция Конституции была компромиссом ради
достижения национального примирения и обеспечения мирного развития
страны. Так, Президент Э.Рахмон в декабре 1999 года говорил: «Эти
изменения и дополнения имели своей главной целью реализацию Общего
соглашения об установлении мира и национального примирения в
Таджикистане, устойчивое проведение политических реформ, обеспечение
эффективной деятельности всех ветвей государственной власти. …26
1
Коргун В. Афганский фактор в региональной геополитике // Центральная Азия и Кавказ. - № 5(11) 2000. -
С. 170.
2
Политические партии Республики Таджикистан. - Душанбе, 2006. - С. 35.
3
В новом Законе РТ «О свободе совести и религиозных объединениях» 2009 года данная норма дана в
следующей редакции: «религиозное объединение: … не участвует в деятельности политических партий и
политических движений, не оказывает им материальную и иную помощь».
4
Кабири М. Терминологические аспекты светско-исламского компромиссного диалога //Построение доверия
между исламистами и секуляристами – таджикский эксперимент. - Душанбе, - 2004, С. 271.
105
сентября нынешнего года граждане Таджикистана своим активным участием
во всенародном референдуме доказали, что они выступают за мир и
спокойствие. За демократическое общество. Благодаря политической
мудрости и зрелости народа страна сделала еще один уверенный шаг в
направлении демократии».1
Известный таджикский политик и исследователь А. Достиев считает 2
совершенно очевидным, что поправки, внесенные в статью 28 в ходе
референдума 1999 года, противоречат требованиям первой статьи
Конституции, которая, наряду с другими статьями ее первой главы,
определяя основы конституционного строя, устанавливает, что Республика
Таджикистан является светским государством. Кроме того, 8 статья
Конституции отделила религиозные организации от государства:
«Религиозные организации отделены от государства и не могут вмешиваться
в государственные дела».
После внесения поправки 28 статья Конституции устанавливает, что
гражданин вправе участвовать в создании политических партий, в том числе
имеющих религиозный и атеистический характер.3 С юридической точки
зрения, нормы, не укладывающиеся в любой форме и проявлении в
конституционное определение государства, в данном случае его светского
характера, не могут иметь право на существование.
«Вместе с тем, - пишет далее А. Достиев, - опыт Таджикистана,
находившийся лишь в начале пути к правовому государству, показал, что в
стране, где возникает гражданская война, но противоборствующие стороны,
исходя из высших интересов народа и государства, готовы остановить ее,
должны быть использованы все возможности для достижения компромисса, в
том числе в сфере конституционных проблем. Угрозе самоистребления
должны быть противопоставлены взвешенные политические решения,
открывающие перспективы стабилизации в обществе, пусть они даже
противоречат на данном этапе классическим юридическим нормам.
Так, придерживаясь противоположных позиций по самому широкому
комплексу вопросов, противоборствовавшие в Таджикистане стороны, тем не
менее, во имя сохранения единства нации, исключения самой возможности
возникновения гражданской войны впредь, пришли к выводу о

1
Рахмон Э. Независимость Таджикистана и возрождение нации, том 3. – Душанбе: Ирфон, 2006. - С. 228.
2
Достиев А.С. Конституция Республики Таджикистан 1994: история разработки, принятия, внесения
изменений и основные положения. - Душанбе, Матлубот, 2001. - С. 49.
3
Статья 28. Граждане имеют право объединяться. Граждане вправе участвовать в создании политических
партий, в том числе имеющих демократический, религиозный и атеистический характер, профессиональных
союзов и других общественных объединений, добровольно входить в них и выходить из них.
106
необходимости внесения изменений в действующие Конституции и законы,
вплоть до принятия неординарных законодательных норм.
Обе конфликтовавшие стороны, отказываясь от военного решения
имеющихся проблем, сознавали при этом, что согласованное введение
новых, политически обусловленных юридических норм, продиктовано
высшими интересами народа и государства, является объективно
вынужденной мерой и в историческом плане эти нормы носят временный
характер. В условиях устойчивого мира и стабильности, по мере развития и
возвышения культуры политического диалога между различными силами
общества они уступят, в конце концов, свое место подлинно правовым
юридическим нормам, находящимся в полной гармонии с нормами
Основного Закона».1
Президент Э.Рахмон, выступая на 54 сессии генеральной ассамблеи
ООН сразу же после референдума, с высокой трибуны объявил, что
Таджикистан не свернет с избранного пути строительства демократического,
правового и светского общества. Итоги же состоявшегося всенародного
референдума по внесению поправок в Конституцию продемонстрировали
усилия правительства по установлению прочного мира и согласия в стране и
на этой основе – дальнейшему развитию гражданского общества и
формированию устойчивых демократических институтов.2
30 октября 1999 года в своем выступлении на встрече с представителями
общественности страны Э.Рахмон вновь подчеркнул, что «только светское и
демократическое общество может обеспечить гармоничную деятельность
различных религиозных партий и движений, соблюдение норм свободы
совести. … мы сознательно не можем допустить того, чтобы исключить один
вид радикализма – государственный атеизм, и тем самым прийти к другому
проявлению радикализма – политическому религиозному строю, так как в
статье 100 Конституции любая попытка изменения государственного строя
со стороны различных партий и движений оценивается как предательство по
отношению к Конституции, нации и государства».3
Вместе с тем, согласно Протоколу о гарантиях осуществления Общего
соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане
Комиссию по национальному примирению возглавил представитель
Объединенной таджикской оппозиции, в структурах исполнительной власти
на всех уровнях им предоставлялось тридцать процентов мест, в том числе в

1
Достиев А.С. Конституция Республики Таджикистан 1994 года: история разработки, принятия, внесения
изменений и основные положения. - Душанбе, Мутлубот, 2001. - С. 49-50.
2
Рахмонов Э. Независимость Таджикистана и возрождение нации, том 3. – Душанбе: Ирфон, 2006. - С.180.
3
Там же, С. 214.
107
силовых структурах. Оппозиции также предоставлялось двадцать пять
процентов мест в Центральной избирательной комиссии.1
Исламисты теперь ставили задачу – добиться максимальной
политической выгоды на предстоявших президентских и парламентских
выборах. Таким образом, оппозиция заложила первый кирпичик в
юридическую основу для достижения своей стратегической цели – создание
исламского государства. Главный духовный руководитель Таджикистана
Ходжи Акбар Тураджонзода еще в 1990 году не отрицал своего и своих
единомышленников стремления к созданию исламского государства. «Но это
является не сегодняшней задачей, а стратегической целью», заявлял он.2
В программных документах начала 1990-х годов цель деятельности
Партии исламского возрождения формулировалась следующим образом:
«моральное возрождение граждан республики, политическое и правовое
пробуждение, направленное на внедрение основ ислама в жизнь мусульман
республики». В программе партии подчеркивалось, что образцом
общественно-политического устройства для них является справедливое
общество, построенное основателем ислама пророком Мухаммедом, что
ислам является национальным достоянием таджикского народа и
национальные традиции таджиков «нисколько не отличаются от Ислама, не
противоречат ему». И далее: «ПИВТ, равным образом как в области
собственно религиозной, так и в сфере культуры, цивилизации, повседневной
жизни и политики, а также во всех жизненных делах исходит из
Божественного вдохновения и не признает никакого закона, который
противоречит шариату».3 Как отмечали исследователи В.Бушков и Д.
Микульский, в личных беседах руководители партии неоднократно заявляли,
что стремятся не к немедленному установлению исламского государства, а к
победе системы демократического правления, в рамках которой, с одной
стороны, мусульмане будут иметь все возможности для ведения исламской
воспитательной работы среди населения, а с другой – таджикский народ

1
Амирбек А. Роль Исламской Республики Иран в установлении мира в Таджикистане. - Душанбе, 2004. -
С.230.
2
Зайферт А.К., Крайкемайер А. О совместимости политического ислама и безопасности в пространстве
ОБСЕ. - Душанбе, 2003. - С. 100.
3
В Программе партии, опубликованной в 2006 году уже нет таких откровенных заявлений, применяются
более обтекаемые выражения: «ПИВТ осуществляет свою деятельность на основе исламского
мировоззрения, Конституции РТ, других правовых и международных актов». «Ислам – религия
абсолютного большинства населения страны и имеет всестороннее влияние в ее жизни, ее искусственное
отделение от политических процессов приведет к отторжению от политической жизни страны,
одностороннему развитию. Применение исламского мировоззрения в политике, его участие в общественно-
политическом и экономическом развитии страны станут прочной основой укрепления устоев государства и
обеспечения мира и единства». - Политические партии РТ, Душанбе, 2006, стр. 283.
108
сумеет через некоторое время сделать свой выбор за или против исламского
государства.1
Опасность здесь заключается в том, что в долгосрочной перспективе в
странах с преобладающим мусульманским населением более серьезный
вызов светскому государству представляет собой поэтапная стратегия
«умеренного» политического ислама, его стремление «укрепиться в
нынешней государственной системе» и «расширить рамки идейно-
политического воздействия на общественную жизнь страны».2 Попытка через
«обращение» большинства населения в свою идеологию подвигнуть его к
мысли о необходимости установления «исламского порядка». Постепенно
завоевать политическую власть через упразднение светского государства
путем «демократического выбора», достичь, если можно так выразиться,
«недемократической» цели демократическим путем.3
Так, после подавления экстремистов в ответ на покушение на
президента Египта А.Садата 6 октября 1981 года часть организаций
политического ислама, понесших существенные потери, прекратили военную
деятельность, и перешли к пропагандистской работе. Показная умеренность –
это главное отличие «Братьев-мусульман» от многих других исламских
организаций. Еще в 2006 году руководители «Братьев-мусульман», уже
имевшие 88 своих представителей в парламенте, отмечали, что главная
задача организации – «продвижение реформ путем просвещения и
образования народа». Используя инициированные «сверху» либерализацию
политических правил игры, они вели целенаправленную пропагандистскую и
агитационную работу, постепенно создавая условия для прихода к
политической и государственной власти.4 Через шесть лет, 30 июня 2012 года
один из руководителей этой организации М.Мурси стал президентом, а в
декабре 2012 года в Египте референдумом принята конституция, согласно
которой шариат называется основным источником права в стране.
Примерно такой же сценарий предполагалось реализовать и в
Узбекистане, вооруженной борьбой и террором вынудить официальный
Ташкент признать исламское движение Узбекистана как легальную
оппозицию к власти и начать переговоры с его лидерами. В итоге, по

1
Бушков Б., Микульский Д. Анатомия гражданской войны в Таджикистане (этно-социальные процессы и
политическая борьба, 1992-1995). - Москва, 1996. - С. 52.
2
Ниязи А. Возрождение ислама в Таджикистане: традиция и политика// Центральная Азия и Кавказ. – 1999. -
№ 5. - С. 163.
3
Шнайдер-Детерс В. Светское государство и пробуждение ислама в постсоветской Центральной Азии
(некоторые политические выводы)// Ислам и светское государство, под редакцией З.И.Манавварова, В.
Шнайдер-Детерса. - Ташкент, 2003. - С. 124.
4
Ёвкочев Ш. О влиянии радикальных исламских организаций и движений Египта на социально-
политическую ситуацию в стране//Восток, 2007. - №6. - С. 116-124.
109
таджикскому варианту создать комиссию по национальному примирению,
внести соответствующие изменения и дополнения в Конституцию
Республики Узбекистан и получить квоту в правительстве и органах
государственной власти на всех уровнях. Для использования и в этих и
других целях, узбекские отряды Объединенной таджикской оппозиции еще в
июне 1999 года были переброшены в труднодоступные районы восточного
Таджикистана.
Эти действия таджикской и узбекской оппозиции были следствием
политических процессов в Таджикистане по реализации Общего соглашения
об установлении мира и национального согласия. Согласно плану
национального примирения 17 июня 1999 года между правительством
Э.Рахмона и ОТО был подписан протокол о роспуске и разоружении
вооруженных формирований оппозиции и снятии запрета на деятельность
оппозиционных партий и их СМИ (позднее, в августе 1999 года, Верховный
Суд РТ отменил запрет на деятельность Партии исламского возрождения
Таджикистана).
В подконтрольных таджикской оппозиции районах каратегинской зоны
были созданы центры подготовки боевиков, перевалочные базы. Было
налажено бесперебойное снабжение этих пунктов оружием, боеприпасами и
другим имуществом. Имелись запасы необходимых материальных средств
для осуществления активной деятельности.
По мнению О.Молдалиева, вооруженное вторжение исламистов
планировалось не для ведения широкомасштабной войны с Узбекистаном,
как многие пытались представить, а с целью осуществления «стратегии
захвата власти» в соответствии с идеологией исламского экстремизма –
путем осуществления дестабилизирующего террора, диверсий и
партизанских вылазок. К чему могли привести эти насильственные акты, не
сложно представить. Экстремисты затягивали бы правительство в спираль
насилия, что противопоставило бы его населению, усилило бы позиции
исламистов и их признание в качестве одной из сторон переговорного
процесса. Конфликт, естественно, не ограничился бы пределами одного
государства, и могла бы произойти «афганизация» всей Центральной Азии.1
Безусловно, исламские радикалы надеялись на поддержку международных
террористических организаций, свивших свое логово на территории
Афганистана. Об этом свидетельствует то, что после разгрома вооруженных
формирований экстремистов на территории Кыргызстана и самого
Узбекистана, они вынуждены были вновь уйти в Афганистан, в том числе и
1
Молдалиев О. Странная война в долине яда. Баткен 1999// Центральная Азия и Кавказ. - 1 (7), 2000. - С. 51-
52.
110
при содействии действовавших под политическим давлением Ташкента
таджикских властей, и руководства Объединенной таджикской оппозиции.
ОТО, добившись своей легитимности в Таджикистане, безусловно, не хотело
терять достигнутых успехов. Президент Э.Рахмон также хотел сохранить
сложившийся в стране хрупкий мир и укрепить пока неустойчивый процесс
национального примирения. Поэтому он позволил узбекским боевикам
беспрепятственно уйти в Афганистан.1
Кстати, в Ташкенте были также недовольны тем обстоятельством, что
Кыргызстан не уничтожил боевые формирования узбекских экстремистов, а
дал им возможность уйти в Таджикистан.
Забегая вперед, можно добавить, что, по мнению узбекских властей,
люди, готовившие взрывы в Ташкенте и Бухаре весной 2004 года, нашли
убежище в Казахстане, а лица, причастные к взрывам в июле 2004 года, были
связаны с ячейкой Исламского движения Узбекистана, базирующейся в
Южно-Казахстанской области Казахстана.2
Президент Узбекистана И.Каримов, просчитывая стратегические цели
исламистов и учитывая ряд факторов, которые оказывали самое серьезное
влияние на развитие политических процессов в стране, не мог дать хоть
малейшую зацепку исламским экстремистам получить какую-либо
легитимность или оправдание их присутствия и развертывания баз в Средней
Азии. В этом смысле, И.Каримов не мог согласиться с выводами западных
исследовательских центров о том, что «мирный процесс в Таджикистане стал
отправной точкой для беспримерного исследования возможностей
компромисса между исламистскими и секулярными силами. Первым
компромиссом, заключенным в Центральной Азии между исламистами, а
также их союзниками, и секулярным правительственным лагерем после
пятилетней гражданской войны».3
Этим объясняются его решительные и бескомпромиссные действия,
когда 26 и 29 августа 1999 года авиация Узбекистана нанесла бомбовые
удары по местам возможного размещения военных баз Исламского движения
Узбекистана на территории Таджикистана и Кыргызстана. 4 На следующий
год не менее безжалостно были уничтожены вооруженные отряды исламской
1
Камолов С. Граница. К истории становления границы Республики Таджикистан. - Душанбе, 2007. - С. 149-
160. Из конфиденциальных бесед с сотрудниками спецслужб автору стало известно, силовые структуры
Республики Таджикистан организовали перевозку и вывод Джумы Намангани на территорию Афганистана
через речной порт Нижний Пяндж.
2
Олкотт М.Б. Второй шанс Центральной Азии, Фонд Карнеги за международный мир. -М., Вашингтон. –
2005. - С. 283.
3
Зайферт А.К., Крайкемайер А. О совместимости политического ислама и безопасности в пространстве
ОБСЕ. - Душанбе: Шарки Озод, 2003. - С. 6.
4
Омуралиев Н., Элебаева А. Баткенские события в Кыргызстане// Центральная Азия и Кавказ. - № 1 (7) 2000.
- С. 27-28.
111
оппозиции, появившиеся уже на территории самого Узбекистана в
Сурхандарьинской области и под Ташкентом, в 80 километрах от столицы.
Опасаясь прорыва исламских боевиков, Узбекистан в августе 2000 года в
одностороннем порядке заминировал все вероятные направления движения
террористов через таджикско-узбекскую границу. С учетом минных полей,
установленных еще «в период активной фазы гражданской войны в
Таджикистане в 1992-1996 года»1 и летом-осенью 1999 года, остаются
заминированными 54 участка таджикско-узбекской границы в Хотлонской и
Согдийской областях и Турсунзадевском районе. С 1992 года от взрыва мин
и других неразорвавшихся снарядов в Таджикистане погибли 368 человек и
свыше 450 человек получили различные увечья.2 Но узбекская сторона до сих
пор не намерена ни разминировать эти поля, ни передать таджикской стороне
карты минных полей.
И.Каримов резко отверг возможность проведения мирных переговоров
с лидером ИДУ Т.Юлдашевым. «Террористов, если они сами не сдадутся,
надо ликвидировать, а если ликвидировать, то не только их, но и всех их
пособников», заявил И.Каримов, выступая 29 августа 2000 года на
церемонии открытия одного из участков автомагистрали Ташкент – Ош на
стратегическом перевале Камчик.3 Данное заявление было своего рода
ответом на предложение лидера ОТО Саида Абдулло Нури, выступившего с
инициативой о проведении переговоров между Ташкентом и лидерами ИДУ.
Также И.Каримов с возмущением отметил: «Нури сам является игрушкой в
руках определенных радикальных центров экстремизма, расположенных за
пределами Таджикистана».4
Таким образом, Баткенские события, 11 сентября и начало
антитеррористической операции, (т.е. афганский фактор – А.С.) вновь
оказали прямое влияние на развитие политической ситуации. В частности, по
мнению Арне К. Зайферта, в Таджикистане начали утверждаться более
жесткие установки по отношению к исламистам. Сторонники жесткой
политики, представители секуляризма, которые еще во время мирных
переговоров выступали против компромиссов с исламистами, рассматривали
антитеррористическую стратегию, создание военных баз США, свержение
режима талибов в Афганистане как благоприятную перемену, чтобы начать
1
Из письма Премьер-министра Узбекистана Премьер-министру Таджикистана от 04.04.2012 года,
www.alaqoda.com 04.04.2012.
2
Кыргызское телеграфное агентство, www.kyrtag.rg 5 октября 2012 года.
3
Через перевал Камчик пролегает дорога, связывающая Ферганскую долину с Ташкентом и остальной часть
Узбекистана, вокруг Согдийской области Таджикистана. Именно этот перевал в начале августа 2000 года
пытался блокировать один из отрядов исламских боевиков. www.newsruss.ru Нападение боевиков на
Узбекистан и Киргизию (2000).
4
Саид Амин. Испытание на прочность: Баткен 1999-2000гг. - сайт «Время Востока», www.easttime.ru
112
наступление против исламистов. К этому относилось и вытеснение
исламистов с правительственных постов, которые они получили в рамках
договоренностей о мире. В результате такой политики заново усилилось
напряжение в светско-исламских отношениях, которые и без того были не
простыми.1
Что касается основных факторов, оказывающих самое непосредственное
влияние на развитие политической ситуации в Республике Узбекистан,
следует отметить мнение исследователя Р.Сайфулина. Во-первых, в
Узбекистане, как и на всем постсоветском пространстве, полностью
отсутствовали политические традиции, в основе которых лежат
демократические ценности, нормы и принципы. Во-вторых, в Узбекистане
национальные и ментальные традиции переплетались с религиозными
установками либо вступали с ними в противоречие. В-третьих, чрезвычайно
сложное региональное окружение – конфликт в Афганистане и гражданская
война в Таджикистане. Неопределенная и крайне нестабильная ситуация в
Афганистане не позволяет наладить транспортные коммуникации, которые
разрешили бы для государств Средней Азии проблему выхода к морским
портам. Без скорейшей нормализации ситуации в Афганистане процесс
достижения в Центральной Азии взаимопонимания и формирования
действенного механизма для решения общерегиональных задач
экономического, водно-энергетического, транспортно-коммуникационного и
экологического характера, затрагивающих жизненно важные интересы
государств региона, может затянуться и столкнуться с дополнительными
трудностями.
В-четвертых, исламский фактор является самым чувствительным на
территории современного Узбекистана. Узбекистан после обретения
независимости пережил возрождение религии, особенно это касается
возврата социальной роли ислама в обществе. Более того, религиозная
ориентация сопровождала процесс роста национального самосознания,
поиска этнической самоидентификации.
В то же время неконтролируемый процесс роста влияния религии как
социального института привел к тому, что Узбекистан столкнулся с
проблемой формирования предпосылок к конфликтам на основе
актуализации религиозного фундаментализма и экстремизма и связанного с
ними терроризма.
Узбекистан стоит перед двумя взаимоисключающими векторами
развития. С одной стороны, руководство страны активно демонстрирует

Зайферт Арне К.. О пользе укрепления доверия между исламистами и секурялистами.//Построение доверия
1

между исламистами и секуляристами – таджикский эксперимент. – Душанбе. – 2004. – С. 25.


113
стремление к сохранению и развитию традиционных исламских ценностей в
рамках светского государства. С другой, в Узбекистане присутствуют силы,
которые хотели бы сделать исламский фактор доминирующим в
общественно-политическом развитии. Исламские ценности эксплуатируются
в политической борьбе за обладание сознанием масс, выполняя роль знамени,
под которым объединяются силы, стремящиеся к власти.1
По мнению З. Саидова, афганские события осенью 2001 года положили
начало геополитическим подвижкам в регионе Центральной Азии. По
верному мнению академика Талбака Назарова, возглавлявшего в тот период
внешнеполитическое ведомство Таджикистана, «во-первых, они оказали
существенное воздействие на утверждение тенденции развития
двустороннего и многостороннего сотрудничества Таджикистана не только с
государствами американского и европейского континента, но и с азиатскими
странами.
Во-вторых, внутриполитические события в сопредельном Афганистане
со всей очевидностью показали всему миру принципиальность и
неизменность подходов руководства Таджикистана по урегулированию
афганского кризиса.
В-третьих, ввиду выгодности своего геополитического и
геостратегического положения в регионе, Таджикистан привлек к себе
повышенное внимание мировой общественности, что в определенной мере
отразилось на повышении его роли и международного авторитета».2
Думается, что первый и третий выводы Т.Назарова можно в полном
объеме отнести и к другим странам центрально-азиатского региона, в
частности, к Кыргызстану и Узбекистану, где были развернуты военные базы
США и их союзников по НАТО. Что касается Таджикистана, то позитивное
влияние афганского фактора на увеличение военно-политической и
экономической помощи со стороны США и европейских стран подробно
освещено в монографическом исследовании З.Саидова «Эволюция
межгосударственных отношений Республики Таджикистан в период
становления ее внешней политики».
Большое значение для понимания стремления нового руководства
Афганистана наладить конструктивные отношения со всеми своими
соседями имеет организация 22 декабря 2002 года в Кабуле международной
конференции по вопросам добрососедских отношений, в работе которой
помимо афганской стороны приняли участие представители шести стран-
1
Сайфулин Р. Республика Узбекистан: политическая динамика // Центральная Азия: Собственный взгляд,
Фонд Фр. Эберта, - Бишкек, 2006. - С. 386 – 387.
2
Саидов З. Эволюция межгосударственных отношений Республики Таджикистан в период становления ее
внешней политики. Монографическое исследование. - Душанбе, 2012. - С. 231.
114
соседей Афганистана. По итогам работы была подписана Декларация о
добрососедских отношениях, согласно которой соседние государства взяли
на себя обязательство содействовать более тесному торговому, транзитному
и инвестиционному сотрудничеству.1
Позже, с момента установления в Афганистане более или менее
стабильной обстановки в 2004-2005 году, руководство ИРА, понимая
необходимость поднять в первую очередь экономику, предложила проект
регионального экономического сотрудничества (RECCA) в форме
проведения ежегодной конференции. С тех пор проведено несколько
региональных конференции по экономическому сотрудничеству с
Афганистаном: в Кабуле в 2005г., в Нью-Дели в ноябре 2006г., в Исламабаде
в мае 2009г., в Стамбуле в ноябре 2010г., и в Душанбе 26-27 марта 2012 года.
Свой вклад в улучшение степени и масштабов регионального
экономического сотрудничества пытались вносить и другие организации, в
частности, Организация Экономического Сотрудничества (ОЭС), Южно-
Азиатская ассоциация регионального сотрудничества (СААРК), Центрально-
Азиатская Программа регионального экономического сотрудничества
(CAREC), а также Форум Центральной и Южной Азии по транспорту и
торговле.
Однако продолжающийся вооруженный конфликт в Афганистане
препятствовал не только взаимовыгодному экономическому сотрудничеству,
но и росту торговли. По расчетам автора, подготовленным на основе
статистических данных Организации Экономического Сотрудничества, доля
импорта Исламской Республики Афганистан за 2000 – 2011 годы из соседних
стран Средней Азии и Казахстана остается незначительной. 2 Только за
последние 4 года импорт немного вырос за счет электроэнергии,
поступающей из Узбекистана в Кабул по построенной индусами новой линии
электропередачи. В целом, по данным ОЭС, за эти двенадцать лет импорт из
Средней Азии и Казахстана составил $6,6 млрд., или 18,4% от всего импорта
ИРА. Экспорт Афганистана в эти страны – $79,4 млн., или 2,1%. Кыргызстан
практически не участвует в торговле с Афганистаном. За все эти годы
импорт из Кыргызстана составил всего $6 млн., из Афганистана поступило
товаров на $4,3 млн.

Импорт ИРА из Средней Азии и Казахстана, в % к общему импорту:


1
РИА Новости, 22 декабря 2002г.
2
Следует отметить, что данные из различных источников по объему торговли как между странами региона,
так и с Афганистаном чрезвычайно разнообразны, очень часто не полны, неточны и искажены или
вследствие недостаточного развития системы регистрации товарных потоков, или из-за специальных
режимов налогообложения и по причине уклонения от налогов.
115
Годы 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 200 2010 2011
% 5 4 6,6 2,4 6,2 12,8 8,6 10,5 26,2 40 29,3 25,7
По оценкам экспертов Института государственного управления и
политики Университета Центральной Азии, торговые связи между
Афганистаном и странами Средней Азии значительно улучшились после
начала действий антитеррористической коалиции в Афганистане в 2001 году.
В 2010 году эти страны поставили в Афганистан около 12% общего объема
его импорта и потребили около 8% экспорта этой страны. Экспорт в
Афганистан состоит в основном из электричества, поставляемого
Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном, и нефтепродуктов. Для
Казахстана наиболее важным экспортным товаром в торговле с
Афганистаном является пшеничная мука. Через территорию Афганистана
поступает экспортная продукция в Таджикистан, например, цемент из
Пакистана. Таким образом, торговля Афганистана с центральноазиатскими
странами сконцентрирована всего на нескольких товарах.1
Безусловно, отмечая низкую долю объема торговли стран Средней
Азии, нужно учитывать сложную экономическую ситуацию в них самих. Они
до сих пор не могут выйти из глубокого кризиса после распада Советского
Союза и разрыва хозяйственных связей. В иной ситуации они могли бы
поставлять на афганский рынок более широкий ассортимент товаров, или
заниматься реэкспортом, как это делают Пакистан и Кыргызстан: первый
переправляет китайские товары в Афганистан, а второй – в Казахстан и
другие соседние страны.
Серьезной проблемой продолжает оставаться неразвитая транспортная
инфраструктура. Сотрудник Института востоковедения Российской
Академии наук И.Азовский писал, что политика диверсификации
внешнеэкономических связей натолкнулась на труднопреодолимое
препятствие – практически полное отсутствие транспортных связей со
своими южными и восточными соседями – Турцией, Ираном, Афганистаном,
Пакистаном, Индией, Китаем.2
Для сравнения потерянных возможностей можно рассмотреть развитие
транспортных коммуникаций на других направлениях.
Казахстан и Китай уже в сентябре 1990 года соединили железные дороги
и в июне 1992 года открыли регулярное пассажирское сообщение по
маршруту Урумчи – Алма-Ата через пограничный переход Достык –
Алашанькоу, что позволило стремительно увеличить двустороннюю
торговлю. В последующем были открыты еще четыре автомобильных
1
Могилевский Р. Тенденции внешней торговли стран Центральной Азии. Доклад № 1,Институт
государственного управления и политики Университета Центральной Азии, май 2012, С. 50.
2
Азовский И. Шелковый путь накануне XXI века, www.ca-c.org/journal/cac-03-1999/st_06_azovski.shtml
116
перехода через казахстанско-китайскую границу. В конце 2012 года сдан в
эксплуатацию железнодорожный участок Жетыген – Хоргос, который
существенно увеличит объем перевозки грузов через КПП «Хоргос». Между
Кыргызстаном и Таджикистаном с Китаем действуют КПП Торугард,
Иркештам и Кульма. Международный переход Гаудан - Баджигран из Ирана
в Туркмению ежегодно пересекают до 70 тыс. крупнотоннажных грузовиков
из разных стран.1 Соглашение об экономическом сотрудничестве по
строительству железнодорожной линии Теджен – Серахс было подписано
уже 12.12.1991г. во время консультативной встречи Президентов ИРИ, РК,
РТ, Туркменистана и РУ. Стыковка состоялась 13 мая 1996 года, формально
Великий Шелковый путь был восстановлен. На следующий день, 14 мая 1996
года Президенты Казахстана, Туркменистана и Ирана подписали меморандум
взаимопонимания в строительстве железнодорожной линии Ералиево –
Туркменбаши – Туркмен-бендер вдоль побережья Каспийского моря с целью
открытия транзитного железнодорожного пути с выходом на Персидский
залив. Казахстан уже завершил строительство на своем участке.
Представляется, что в ближайшие годы они будут завершены и в
Туркменистане. В Иране для сокращения транзитного маршрута из Средней
Азии к портам Персидского залива и максимального использования своего
транзитного потенциала в короткий срок построена 800-километровая
железная дорога от города Мешхед на северо-востоке до станции Бафк на
юге страны. В Иране также принята программа развития порта Чабахар в
Ормузском проливе и соединение этого порта с помощью железной дороги
Чабахар-Захедан-Мешхед с границей Средней Азии.2
Необходимость развития торговых связей вызвала к жизни идею
создания мультимодального транспортного коридора «Север-Юг» от
индийского города Бомбей, через Иран и Каспийский регион в Россию и
далее в северо-восточную Европу. Представляется, что российская
геополитика заключается в том, чтобы распространить этот коридор на все
пространство Южной Евразии. Как отмечает исследователь В.Юртаев,
«Превратиться ли Афганистан в «важнейшее геоэкономическое звено в
развитии европейско-российско-азиатской торговли XXI века»? Сегодня
именно на этом пространстве разыгрывается «азиатская карта».3
Отдельно, в качестве положительного примера быстрой и эффективной
реализации идеи создания транзитно-транспортного коридора можно
привести строительство автомобильной магистрали мирового уровня
1
www.news.asgabat.net, 5 октября 2012
2
www.iran.ru, 15 сентября 2009 № 171986
3
Юртаев В. Шанс России: лидерство в евразийской интеграции// Восток. - 2003. - №3. - С. 122;
В.Максименко. Расширенные тезисы к дискуссии. - там же. - С. 73.
117
«Западный Китай – Западная Европа», проходящей по территории
Казахстана.
Однако продолжающийся вооруженный конфликт в Афганистане до сих
пор не позволил проложить через эту страну ни автомобильные, ни
железнодорожные, ни трубопроводные коридоры, и соединить между собой
Среднюю и Южную Азию. Вышеупомянутая ветка Чабахар-Захедан-Мешхед
пройдет вдоль западных границ Афганистана, но по территории Ирана. Не
удается реализовать проект транспортного коридора №6 программы
Центрально-Азиатского регионального экономического сотрудничества
Азиатского банка развития, который предполагает прокладку железной
дороги по северному Афганистану от Термеза до Ирана. 1 В 2011 году был
сдан в эксплуатацию только 75-километровый участок от Хайратона до
Мазари-Шарифа, построенный узбекскими железнодорожниками на средства
Азиатского банка развития.
Таким образом, нестабильный Афганистан продолжает оставаться
труднопреодолимым препятствием на пути развития торговых связей стран
Средней Азии с государствами Южной Азии и Среднего Востока, выхода к
их морским портам. Более того, по мнению В.Коргуна, Афганистан в
настоящее время не готов к процессу региональной интеграции по любым
параметрам. И хотя он, так или иначе, причастен к деятельности крупнейших
региональных организаций – ОЭС, ШОС, ОДКБ, ОИК, везде он пока
остается политико-экономическим маргиналом в силу экономической
слабости, политической нестабильности, слабого правительства, низкого
международного статуса как зависимого государства.2

2. Анализ оценок западных экспертов и политиков по поводу


влияния афганского конфликта на развитие политической и
экономической ситуации в Средней Азии и Казахстане

Одной из самых первых работ по историографии постсоветской Средней


Азии является знаменитая статья наиболее известного в США специалиста
по нашему региону Марты Брилл Олкотт, вышедшей в 1992 году под
названием «Средняя Азия: катапультирование в независимость». В ней она
писала о хрупкости существующих транспортных связей и коммуникаций,
соединяющих Среднюю Азию с внешним миром. По ее мнению,
1
В целях восстановления инфраструктуры Афганистана по инициативе узбекской стороны 17-18 июня 2003
года в рамках официального визита Президента РУ И.Каримова в Тегеран, между Узбекистаном, Ираном и
Афганистаном было подписано трехстороннее Соглашение о создании Международного трансафганского
транспортного коридора «Хайратон – Мазари-Шариф – Герат – граница Ирана».
2
Коргун В. Афганистан и проблемы интеграции Центральной Азии//Проекты сотрудничества и интеграции
для Центральной Азии, материалы международной конференции. - Бишкек, 2007. - С.22б.
118
руководители новых государств знали, что «альтернативные пути через
заграницу – через Иран, горы Китая или через разрушенный войной
Афганистан – были еще трудней». М.Б.Олкотт также уделяла серьезное
внимание вероятности строительства новых государств по «исламской
модели».1
Здесь следовало бы сразу же отметить, что после явных претензий
политического ислама на власть в Таджикистане и Узбекистане Казахстан (в
1993г.), Кыргызстан (в 1993г.) и Туркменистан (в 1992г.), как бы давая
сигнал международному сообществу и определенным силам, в принятых
конституциях включили правовую норму о светском характере государства,
хотя в первых правовых актах о государственном суверенитете и о
независимости такая норма отсутствовала. В Декларации о государственном
суверенитете Таджикской ССР и Заявлении о государственной
независимости Республики Таджикистан также не упоминалось о светском
характере государства. Республика Узбекистан видимо из-за высокой
чувствительности части населения к утверждению светского характера
государства вообще не упоминает эту норму, как и норму, запрещающую
создание партий на религиозной основе.
Позднее, в 2005 году в своей новой книге «Второй шанс Центральной
Азии»2 она отмечала, что «восстановление Афганистана принесло бы этим
государствам реальную экономическую выгоду. Оно позволило бы
проложить через Афганистан новые транзитные коридоры, обеспечив
относительно быстрый доступ к открытым портам Пакистана и возможность
поставок нефти и газа из Центральной Азии в Индию, а также открыло бы
массу других экономических возможностей». По ее мнению, американское и
международное военное присутствие в Афганистане, поддерживаемое в
сфере логистики наличие в Центральной Азии двух американских баз:
«Манас» в Кыргыстане и Ханабад в Узбекистане существенно снизило
угрозы для стран региона и предоставило им второй шанс для
демократических реформ и поступательного экономического развития.
Вместе с тем, она констатирует тот факт, что «хотя финансирование

1
Олкотт М.Б. Средняя Азия: катапультирование в независимость //Оборонная политика – политика
обеспечения мира и безопасности. Т. I. – Киев: RAND-AAAS. 1992. – С. 49-58. Позднее, в 2012г. в своей
книге «В вихре джихада» Олкотт М.Б. отмечала, что после распада СССР И.Каримов пришел к четкому
пониманию необходимости определенного компромисса с религией. Однако начало гражданской войны в
Таджикистане убедило руководство республик Средней Азии в том, что светские государства должны
обладать большей степенью контроля над мусульманскими общинами в своих странах, или же светская
власть в итоге окажется в подчинении религиозной. Лаумулин М.Т. Olcott M.B. In the Whirlwind of Jihad.-
Washington, DC: Carnegie Endowment, 2012.- XIV+414pp.//Казахстан в глобальных процессах.- 2013.- № 2.-
С.127.
2
Олкотт М.Б. Второй шанс Центральной Азии. - Московский Центр Карнеги, Фонд Карнеги за
международный мир, Москва, Вашингтон. – 2005.
119
государств Центральной Азии возросло, это увеличение было краткосрочным
и – если принять во внимание стоящие перед ними проблемы – относительно
небольшим. Государства-доноры не были готовы пересмотреть
фундаментальный подход к иностранной помощи и потребностям развития
региона, так что стимулы для проведения реформ здесь по-прежнему не
работают».1
По мнению британского исследователя Средней Азии и Казахстана
Ширин Акинер, одним из самых значительных процессов в 1990-х гг. стала
усиленная политизация ислама. Как она считает, это происходило не только
благодаря деятельности радикальных группировок, но потому что сами
государства были вовлечены в борьбу за «исламскую легитимность».2
Специальный представитель ООН по Афганистану Лахдар Брахими в
апреле 1998 года отмечал, что для республик Средней Азии Афганистан –
источник страха, но в то же время и источник новых возможностей. «Новые
возможности обусловлены тем, что странам, не имеющим выхода к морю,
хочется не зависеть больше от России, им нужны дороги, нефте- и
газопроводы, ведущие на юг. Им нужно ответственное правительство в
Кабуле, которое было бы их добрым соседом. Они хотят открыть свои
границы, а не закрывать их».3
Збигнев Бжезинский, теоретические выкладки которого, как правило,
формируют стратегию администрации Белого Дома, в своей известной книге
"Великая шахматная доска. Господство Америки и ее геостратегические
императивы", вышедшей в 1996 году, включил девять стран: Казахстан,
Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Туркмению Азербайджан, Армению
и Грузию, а также Афганистан в геополитический объект, названный им
"Евразийскими Балканами", который, по его мнению, представляет собой
силовой вакуум. Он считал, что все страны этого региона политически и
экономически нестабильны и являются соблазном для вмешательства со
стороны более мощных соседей, каждый из которых полон решимости
оказать сопротивление доминирующей роли другого соседа в регионе. Речь,
в частности, шла о таких странах, как Россия, Турция, Иран и Китай. Однако
наличие в Центральной Азии и бассейне Каспийского моря существенных
запасов природного газа и нефти, превосходящие как он тогда считал, такие
же месторождения Кувейта, Мексиканского залива и Северного моря, важны
как потенциальный экономический выигрыш и для Соединенных Штатов
Америки и их европейских союзников. Стремительный рост потребления
1
Там же. - С. 2.
2
Акинер Ш. Ислам в постсоветской Центральной Азии //Ислам и светское государство, под общей
редакцией З.И. Мунавварова, В. Шнайдера-Дегерса. - Ташкент, 2003. - С. 117.
3
Рашид А. Талибан, М. Библион – Русская книга. – 2003. - С. 214.
120
энергоносителей в мире подогревает международное соперничество в этом
регионе.
Американский политик дает новому геополитическому пространству
три основные характеристики:
- котел этнических противоречий, потенциально способный
взорваться из-за территориальных, этнических и религиозных конфликтов;
- многостороннее соперничество со стороны России, Турции, Ирана,
Китая, в борьбу за влияние также вовлечены Пакистан, Индия и далеко
расположенные США. Последние не только стремятся не допустить
единоличного доминирования России, но и преследуют более масштабные
стратегические цели в Евразии, намерены получить неограниченный доступ
к природным ресурсам, в том числе в интересах своих союзников в Европе и
на Дальнем Востоке. Первоочередная задача - вывести регион из
политической и экономической зависимости от России, проложив
альтернативные трубопроводы к Средиземному и Аравийскому морям и, тем
самым сохранить геополитическое будущее региона открытым;
- американское присутствие - необходимое условие выживания
государств региона. По мнению З.Бжезинского, "Россия чересчур слаба,
чтобы восстановить имперское доминирование над регионом или исключить
других действующих лиц из его судьбы, но она слишком близко расположена
и слишком сильна, чтобы ею пренебрегать. Турция и Иран достаточно
сильны, чтобы оказывать влияние, но их собственная уязвимость могла бы
помешать региону справиться одновременно с угрозой с Севера, и с
внутрирегиональными конфликтами. Китай слишком силен и его не могут не
опасаться Россия и государства Средней Азии, тем не менее, само его
присутствие и экономический динамизм облегчают реализацию стремления
Средней Азии к выходу на более широкую мировую арену.
Отсюда следует вывод, что первостепенный интерес Америки состоит в
том, чтобы помочь обеспечить такую ситуацию, при которой ни одна
держава не контролировала бы данное геополитическое пространство, а
мировое сообщество имело бы к нему беспрепятственный финансово-
экономический доступ. Геополитический плюрализм станет устойчивой
реальностью только тогда, когда сеть нефтепроводов и транспортных путей
соединит регион непосредственно с крупными центрами мировой
экономической деятельности через Средиземное и Аравийское моря так же,
как и по суше. Следовательно, усилия России по монополизации доступа
требуют отпора, как вредные для стабильности в регионе. Однако ... активное
экономическое участие России в развитии региона является существенно
важным для стабильности в этой зоне, а наличие России в качестве партнера,
121
а не исключительного господина, также может принести существенные
экономические выгоды".
В целом, американский политик пишет в своей книге, что задача
всеобъемлющей стратегии США в отношении нашего региона - сохранить
хрупкое равновесие, которое позволило бы постепенно вовлечь данный
регион в нарождающуюся глобальную экономику, не допустить этнических
конфликтов, политического раскола и открытых межгосударственных
столкновений1.
Однако позже, в своей новой книге «Выбор. Мировое господство или
глобальное лидерство», опубликованной в середине 2003 года, З.Бжезинский
откровенно констатирует, что США использовали террористическую атаку
11 сентября 2001 года для получения своего военного присутствия в этом
прежде недоступном им геополитическом регионе. В частности, он дословно
пишет следующее:
«… совершенный после 11 сентября прорыв американских военных в
бывшие советские республики Центральной Азии – Узбекистан, Казахстан и
Кыргызстан – и первоначально неохотное решение Москвы закрыть глаза на
этот факт облегчило разным постсоветским государствам выяснение
возможностей установления более тесных военно-политических связей с
евроатлантическим сообществом во имя совместной борьбы против
терроризма. Государства региона, несомненно, обратили внимание на то, что
российское правительство, пожалуй, не без затаенного недовольства, но
проявляя немалый реализм, не только молчаливо согласилось с участием
Америки в обеспечении безопасности своего доселе священного и
неприкосновенного «ближнего зарубежья», но и даже признало ее участие в
Совместной декларации Президента В.В.Путина и Президента Дж.Буша о
новых стратегических отношениях между Российской Федерацией и
Соединенными Штатами Америки от 24 мая 2002 года. Язык документа не
оставлял места для двусмысленных толкований: в Центральной Азии и на
Южном Кавказе мы признаем наш общий интерес в содействии
стабильности, суверенитету и территориальной целостности всех государств
этого региона. Важные геостратегические последствия такого заключения
очевидны».2
И далее, «… сделанный Россией и единственно доступный для нее
выбор, пусть даже продиктованный тактическими мотивами, предоставил
Западу стратегический шанс. Он создал предпосылки для прогрессирующей
1
Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и ее геостратегические императивы. - М.:
международные отношения, 2003. - С. 149-180.
2
Бжезинский З. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство. М.: Международные отношения,
2010. - С. 124.
122
геополитической экспансии западного сообщества все дальше и дальше
вглубь Евразии. Расширение уз между Западом и Россией открыло для
проникновения Запада, и в первую очередь Америки, в некогда заповедную
зону российского «ближнего зарубежья».1
По этому поводу А.Князев отмечает, что если бы Россия следовала
логике «холодной войны» в ситуации осени 2001 года, то должна была бы
предпринять соответствующие меры. В частности, оказать давление на
президентов центрально-азиатских стран с целью обеспечения их
безоговорочной лояльности к российской политике и стратегии, резко
усилить группировку войск в Таджикистане, нарастить свой военный
потенциал по всему периметру границ СНГ с Афганистаном, вести политико-
дипломатические маневры с участием стран по сути не приемлющих
усиление американского присутствия в регионе – с Ираном, Китаем,
возможно, с Индией. Однако хаотичность российской политики в отношении
региона, отсутствие выверенных стратагем такой политики стали причиной
того, что реагирование России на стремительно изменившуюся ситуацию в
очередной раз оказалось недостаточно адекватным жизненным интересам
России.2
Однако в третьей книге «Еще один шанс. Три президента и кризис
американской сверхдержавы», вышедшей в 2007 году, З.Бжезинский уже
называет стратегической ошибкой силовые действия США в регионе,
ставшего тогда «новой центральной ареной и новой ставкой американской
сверхдержавы». «Эта политика разъединила друзей Америки и объединила
их врагов, страх стал средством обеспечения поддержки политики, и
нетерпение, проявляемое в стратегических вопросах, и изоляционистский
самоостракизм сузили для США возможности дипломатического маневра».3
Еще позже, в статье в журнале Foreign Affairs (февраль 2012 года)
«Балансируя на Востоке, обновляя Запад: большая стратегия Соединенных
Штатов в эпоху глобальных перемен», фактически являющаяся
квинтэссенцией его новой книги «Стратегическое видение: Америка и кризис
глобальной мощи», он вообще не рассматривает проблемы Центральной
1
Там же, стр. 126-127.
2
Князев А. История афганской войны 1990-х гг. и превращение Афганистана в источник угроз для
Центральной Азии. - Бишкек, 2002. - С. 3-4.
3
Бжезинский З. Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы. – М:
Международные отношения, 2010. - С. 167. Аналогичные мысли о стратегической ошибке были высказаны
З.Бжезинским и другим видным американским политиком Брентом Скоукрофтом в марте 2008г. Более того,
З.Бжезинский в 2008 году признал, что США «пытались, но неумело и без реальных усилий на высоком
правительственном уровне» обеспечить прямой выход Средней Азии на мировые рынки, особенно для
экспорта энергоносителей. В свою очередь, Б. Скоукрофт подтвердил, что «Именно этим мы должны
заниматься – не столько политически, сколько экономически. Открыть этим странам доступ в мир».
Бжезинский З., Скоукрофт Б. Америка и Мир. Беседы о будущем американской внешней политики. – М.:
Астрель. – 2012. – С. 124, С. 219.
123
Азии и Среднего Востока. Более того, он откровенно признает, что США не
смогут и далее поддерживать и спонсировать международное обеспечение
региональной стабильности в Центральной Азии.1 Далее он сетует на то, что
региональные державы – в частности Индия, Россия и Китай, - «предпочли
уклониться от прямого участия в натужных (а зачастую и неадекватных)
попытках Америки помешать региону увязнуть в назревающих этнических и
религиозных конфликтах».2 По мнению экспертов, игнорирование им
Афганистана и Центральной Азии говорит в пользу гипотезы о том, что
США не намерены более нести какой-либо ответственности за регион, и все
«грехи» за прошлое десятилетие переложить на региональные державы.3
Тем не менее, действующая администрация вынуждена уделять
серьезное внимание региону Центральной и Южной Азии в связи со своим
военным присутствием в Афганистане и перспективами вывода
международных сил содействия безопасности, так и не завершив задачу
стабилизации ситуации в этой стране.
В частности, Фредерик Старр4 в своей статье «Партнерство для
Центральной Азии: изменение карты региона» 5, предложил создание
регионального форума Партнерство по сотрудничеству и развитию Большой
Центральной Азии (ПБЦА), в задачу которого войдут планирование,
координация и осуществление целого ряда программ, разработанных в США.
По его мнению, в новый геополитический объект нужно включить
Афганистан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркмению и
Узбекистан. Свое предложение он обосновывает тем, что достигнутые к тому
времени успехи в Афганистане открывают огромные возможности не только
для самого Афганистана, но и для всей Центральной Азии. США должны
использовать появившийся шанс, чтобы превратить Афганистан и регион в
целом в безопасную зону суверенных государств, сделавших выбор в пользу
эффективной рыночной экономики, отличающихся светскими и открытыми
системами государственного управления и поддерживающих позитивные
отношения с Вашингтоном. Создание такого форума означало бы признание
Соединенными Штатами наличия у них долгосрочных интересов в
Центральной Азии. Это явилось бы также отражением того факта, что для
содействия миру и развитию Большую Центральную Азию нужно

1
Бжезинский З. Стратегическое видение: Америка и глобальный кризис. – М.:Астрель, 2012. – С.146-147
2
Там же, С. 188-189.
3
Разбирая «Стратегическое видение» Збигнева Бжезинского, www.arms-expo.ru, 21.03.2012.
4
Руководитель Института Центральной Азии и Кавказа при Высшей школе международных исследований
им Пола Нитце в Университете Джонса Хопкинса.
5
Опубликованной в журнале Foreign Affairs, № 4 (июль – август) за 2005 год.
124
рассматривать как единый регион, объединяемый общими интересами и
потребностями.
Ф.Старр считает, ключевым направлением в возрождении этого
региона мирового значения является торговля и улучшение положения дел в
сфере транспорта. Торговля поможет Афганистану и его соседям
переместиться из экономической периферии в самый центр нового
экономического региона – Большой Центральной Азии, позволит выйти им
из изоляции.
Общерегиональная торговля позволит афганским фермерам на
легальной основе снабжать мировые рынки своей легальной, а не
противозаконной сельскохозяйственной продукцией, будет способствовать
созданию рабочих мест для населения и обеспечит поступление доходов в
государственную казну. Что касается других государств Центральной Азии,
то торговля в масштабе региона приведет к расширению их отношений со
странами, расположенными к югу, создав альтернативу монополии России на
экспорт углеводородов, электроэнергии и хлопка, а также к расширению
отношений с Китаем.1
Ф. Старр в своей статье сетует на то, что в правительстве США нет
должной координации между различными программами и, в целом,
выработать единую скоординированную политику по этому региону мира.
Государственный департамент объединяет пять бывших республик СССР в
одну группу с Россией2, а Афганистан считает частью Южной Азии, в то
время как Центральное командование Министерства обороны рассматривает
эти шесть стран как одно целое. Отсутствуют и эффективные
общерегиональные структуры для содействия безопасности и развитию
Большой Центральной Азии.
Американский политолог перечисляет несколько стратегических целей
США в Большой Центральной Азии. Это – ведение наступательной войны
против терроризма и создание замкнутых на США инфраструктур
безопасности. Это – предоставление Афганистану и его соседям
возможности защитить себя от радикального исламизма и наркоторговцев.
Это – усилия по укреплению региональной экономики и наиболее значимых
государственных институтов до уровня, когда регион окажется способным
служить в качестве экономического и политического моста между Ближним
Востоком и Южной и Восточной Азией. Это – работа в плане упрочения
региональных торговых связей и адекватной транспортной инфраструктуры.
1
Смагулов А. Афганистан. Опыт восстановления и реконструкции, 2001-2009гг. - Кабул, 2010. - С. 468.
2
В последующем в Государственном департаменте США создан отдел Центральной и Южной Азии,
который курирует отношения с Афганистаном, Бангладеш, Бутаном, Индией, Казахстаном, Кыргызстаном,
Мальдивами, Непалом, Пакистаном, Шри Ланка, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном.
125
Наконец, это – стимулирование демократических политических систем,
способных служить образцом для других стран с многочисленным
мусульманским населением. Продвижение к этим целям лучше всего
осуществлять на региональной основе, считает Ф.Старр.
Представляется, что одной из причин появления этого проекта стало
также «изменение баланса сил в регионе в сторону России и Китая и
необходимость дать адекватный ответ на их геополитический вызов». 1 Здесь
имеются в виду присоединение России к региональной организации
«Центрально-Азиатский Союз» в октябре 2004 года и объединение ЦАС с
ЕврАзЭС в октябре 2005 года, а также усиление экономического компонента
ШОС при ведущей роли Китая, выделившего значительные финансовые
средства республикам Средней Азии. Так, в 2005 году в рамках ШОС начали
действовать Деловой Совет и Межбанковское объединение, в которых
доминирующую роль играет Китай.
Знаковым событием стало подписание в Ташкенте в ноябре 2004 года
Протокола о вступлении в силу Соглашения о разделе продукции в
отношении Кандымской группы месторождений газа, а также Кунградского
участка между Республикой Узбекистан и Консорциумом инвесторов в
составе компании "ЛУКОЙЛ Оверсиз Узбекистан Лтд." и НКХ
"Узбекнефтегаз". Российская компания в течение 5-7 лет в разработку этих
узбекских месторождений планировала инвестировать порядка $1 млрд.
Что касается Китая, то еще с 2003 года прорабатывался вопрос поставок
газа из Казахстана и стран Средней Азии. В апреле 2006 года правительства
Китая и Туркменистана подписали генеральное соглашение о строительстве
туркменского газопровода и экспорте газа из Туркменистана в Китай.
Причем именно с месторождения Давлетабад, откуда планировалось
поставлять голубое топливо по трубопроводу Туркменистан – Афганистан –
Пакистан. В апреле и ноябре 2007 года были заключены соответствующие
соглашения с Узбекистаном и Казахстаном, что позволило начать
строительство стратегического газопровода Туркменистан – Узбекистан –
Казахстан - Китай.
В развитие идеи Ф.Старра в 2011 году Афганистан оказался в центре
уже официально предложенной американской стратегии «Нового Шелкового
пути», направленной на углубление экономических и торговых связей между
странами Южной и Центральной Азии. Суть этой стратегии заключается в
том, чтобы интегрировать Афганистан в региональную экономику, сделав его

1
Тулепбергенова Г. Проект Большой Центральной Азии: анализ состояния и эволюция// Центральная Азия и
Кавказ. – 2009. - № 1. - С. 85.

126
важным транзитным государством. В июле 2011 года Госсекретарь США
Х.Клинтон, выступая в Индии, заявила, что тесные экономические связи
между Южной и Центральной Азией, которые бы позволили включить в
свободный оборот товары, идеи и капиталы, сделают Афганистан
самодостаточным экономическим партнером в регионе. «Ни одна страна
мира, включая мою собственную, не может предоставлять помощь
Афганистану бесконечно, - отметила Клинтон, - Нам необходимо наладить
экономику. Нам необходимо привлечь инвестиции».
Официально Х.Клинтон презентовала новую стратегию 22 сентября
2011 года на специальной встрече министров иностранных дел в Нью-Йорке. 1
В своей речи она отметила, что ясно представляет все проблемы и трудности,
стоящие на пути такой стратегии, но в то же время, она не видит ей
альтернативы. Вывод иностранных войск, присутствие которых создавали
условия для занятости населения, резко ухудшит экономическую ситуацию в
Афганистане. Поэтому нужно создать новые источники экономического
роста в стране, увеличить спрос на афганскую сельскохозяйственную
продукцию, развивать горнодобывающую промышленность, укрепить
финансовый сектор, привлечь частные инвестиции и т.д. В целом,
интегрировать Афганистан в экономику Южной и Центральной Азии.
Заместитель Государственного секретаря США по делам Южной и
Центральной Азии Роберт Блейк считает, что для этого нужно развивать
инфраструктуру, транспортные и энергетические пути. В частности, речь
идет о строительстве газопровода, соединяющего Туркменистан,
Афганистан, Пакистан и Индию, о проекте CASA-1000 по экспорту
электроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана в Пакистан через
Афганистан, прокладке автомобильных и железных дорог, соединяющих два
региона. Ускорение этих проектов чрезвычайно важны для преобразования
Афганистана, считают американцы, и стремятся ускорить эти процессы.
Таким образом, по мнению американских разработчиков, региональная
экономическая интеграция в рамках инициативы "Новый Шелковый путь”
включает свободное движение товаров, услуг, капитала и населения между
Афганистаном и его соседями. Инициатива также предполагает
строительство автомобильных и железных дорог, линий электропередач,
трубопроводов и другой инфраструктуры, что будет способствовать
региональной интеграции и развитию частного сектора.
29 сентября 2011 года помощник Госсекретаря по вопросам экономики,
энергетики и сельского хозяйства Роберт Д.Хорматс в ходе конференции в
Институте Центральной Азии и Кавказа университета Дж.Хопкинса особо
1
www.state.gov/secretary/rm/2011/09/173807.htm
127
отметил важность и срочность укрепления связей между Южной и
Центральной Азии в свете начала передачи ответственности за поддержание
безопасности афганским вооруженным силам и вывода международных сил
содействия безопасности к 2014 году.
Затем 2 ноября 2011 года в Стамбуле состоялась международная
конференция по Афганистану «Безопасность и сотрудничество в сердце
Азии», основной идеей которой также стало региональное экономическое
сотрудничество ИРА со странами центрально-азиатского региона.
По мнению американцев, созданная в 2009 году Северная
распределительная сеть для переброски военных грузов в Афганистан и из
Афганистана создает явные выгоды для развития региональной торговли и
должна активно использоваться частным сектором.1
По мнению эксперта Центра стратегических исследований при
Президенте Республики Таджикистан по вопросам безопасности региона
Вафо Ниятбекова, продвижение Россией идеи «Евразийского Союза» и
создания на Среднем Востоке региона, в который входили бы страны
Центральной Азии, Афганистан, Индия, Пакистан и так далее 2 – это ответ
таким инициативам Запада как «Большая Центральная Азия» и «Новый
Шелковый путь». То есть, если Запад преследовал цель создания
макрорегиона, который бы отделялся от России, то Россия, в свою очередь,
предлагает новый макрорегион, который бы раскрывал новые территории

1
Согласно докладу Комитета по иностранным делам Сената США Северная распределительная сеть (СРС)
состоит из трех наземных маршрутов: грузинский порт Поти на Черном море – Баку – территория
Центральной Азии; латвийский порт в Риге – Россия – Казахстан – Узбекистан; Латвия – Россия – Казахстан
– Кыргызстан – Таджикистан. При этом около 70% грузов проходит через пограничный пункт «Хайратон»
на узбекско-афганской границе. По сравнению с Пакистаном транспортировка каждого стандартного
грузового контейнера по СРС обходится дороже на 20 тысяч долларов и эти средства получают страны
Центральной Азии www.regnum.ru/news/1585151.html
2
В частности, российский политик Крупнов Ю.В. отмечает, дестабилизация Средней Азии угрожает
национальной безопасности России и благополучию, граничащих со Средней Азией российских регионов.
При этом, Россия может получить значительные выгоды, если Средняя Азия из территории нестабильности
превратится в территорию развития. Однако развивать Среднюю Азию в отрыве от ее южных соседей:
Афганистана, Пакистана, Ирана невозможно. Поэтому целесообразно создать интеграционный проект
развития, в котором, помимо России и государств Средней Азии, будут участвовать Монголия, Китай,
Индия, Пакистан, Афганистан, Иран и Турция. Это позволит создать на Новом Среднем Востоке зону
стабильности и развития.
Проект Нового Среднего Востока - это масштабный международный проект развития, направленный на
интеграцию Афганистана, Средней Азии и Сибири. В рамках проекта ключевое значение будет иметь
организация железнодорожной магистрали Сибирь - Казахстан - Туркменистан - Иран и трансафганской
магистрали от иранского города Мешхед через Герат и Кандагар до пакистанского города Кветта.
Параллельно должен быть реализован железнодорожный проект, связывающий Среднюю Азию с
пакистанскими городами Гвадар и Кветта через Таджикистан и Афганистан.
Индустриализация региона, в котором проживает 400 млн. человек, приведет к формированию нового
общего рынка, который станет новым местом приложения капиталов и технологий. При этом, основными
акторами в реализации проекта Нового Среднего Востока должны стать Росси, Китай, Индия, Турция и
Иран. (www.d-razvitija.ru) Крупнов Юрий Васильевич - председатель Наблюдательного совета Института
демографии, миграции и регионального развития, председатель Движения развития.
128
влияния для России именно в тесном сотрудничестве со странами
Центральной Азии.1
По мнению некоторых экспертов, ответом на масштабный проект США
«Новый шелковый путь» является также предложенная Республикой
Казахстан стратегическая транспортная программа по строительству
трансконтинентального коридора «Западная Европа – Западный Китай». 2
Так, М. Агаджанян в статье «Россия – Казахстан – Китай. «Мотор»
евразийской интеграции набирает обороты»3 пишет: «Проект «Европа –
Западный Китай» несколько «проигрывает» по масштабности американскому
проекту «Новый шелковый путь», в т.ч. в силу «локального» интереса
Пекина к экономическому освоению СУАР путем его интеграции в новые
региональные связи. Но и преимущества данной программы налицо в силу
меньших геополитических сложностей при ее реализации. Кроме того,
стратегическая программа «Западная Европа – Западный Китай»
представляет для России и Китая ценность в связи с вовлечением в его
реализацию Казахстана, что сохраняет казахскую сторону в евразийском
интеграционном процессе». По мнению М.Агаджаняна, даже Узбекистан
приостановивший свое членство в ОДКБ и готовый ближе к 2014 году к
созданию на своей территории американской военной базы под условным
названием «Центр оперативного реагирования» сохраняет интерес к
экономической интеграции и с Россией, и с Китаем, и с Казахстаном. Таким
образом, трансконтинентальный проект «Западная Европа – Западный
Китай» является совместной инициативой этих трех стран, представляющей
альтернативу американским предложениям.
В этой связи можно привести высказывание российского исследователя
Денисова Е.А. о том, что в «Центральной Азии борьба внешних сил
принимает формы конкуренции различных интеграционных проектов,
которые поддерживаются теми или иными нерегиональными игроками.
Важной составной частью этих проектов оказывается борьба за направления
транспортных коммуникаций, и особенно трубопроводов. … Но при этом у
пророссийских идеологий есть «слабые места». Они ориентируют регион в
сторону пространства, которое еще само недостаточно восстановилось от
1
Путин едет в Душанбе. Чего ждать от предстоящего визита?.// Азия-Плюс. - 1 октября 2012. - С. 3
2
Общая протяженность коридора по маршруту Санкт-Петербург – Москва – Нижний Новгород – Казань –
Оренбург – Актобе – Кызылорда – Шымкент – Тараз – Кордай – Алматы – Хоргос – Урумчи – Ланьчжоу –
Чжэнчжоу – Ляньюньган составляет 8445 км. Из них 2233 км по территории России, 2787 км – Казахстана,
3425 км – Китая. Значительное развитие получать пять крупных областей Казахстана (Актюбинская,
Кызылординская, Южно-Казахстанская, Жамбылская и Алматинская, включая г. Алматы, где в общей
сложности проживает 7,5 млн. человек или почти половина населения страны. Прохождение коридора вдоль
границ среднеазиатских республик позволяет активно включить их в региональное торгово-экономическое
сотрудничество.
3
www.centrasia.ru/newsA.php?st=1349683080
129
последствий кризиса, связанного с распадом СССР, что вызывает у
политических элит Центральной Азии общее ощущение разочарования в
России».1
Безусловно, борьба геополитических идей вокруг Средней Азии и
Казахстана оказывает прямое влияние на развитие внутри- и
внешнеполитических процессов, связанных с обоснованием и объяснением
своей общественности и внешнему миру тех или иных принятых решений,
официальных заявлений и действий. Это, например, ярко отражается в
вопросе размещения или не размещения военных объектов иностранных
государств на территории Средней Азии.
Террористическая атака на США 11 сентября 2001 года, о которой
заранее было известно американскому руководству 2, была использована
Вашингтоном для развязывания антитеррористической кампании в
Афганистане и стабилизации ситуации в этой стране. Возможность военного
вторжения в Афганистан для ликвидации баз Аль-Каиды американцы
рассматривали еще в 2000 и в 2001 году, в том числе с территории Средней
Азии3 и с использованием сил Северного Альянса. О том, что определенные
надежды возлагались на лидера Северного Альянса Ахмадшаха Масуда, 4
может свидетельствовать его недельное турне по Европе в начале апреля
2001 года и его убийство 9 сентября 2001г. арабскими террористами. Тогда
председатель Европейского парламента Николь Фонтен охарактеризовала
приглашение Масуда в Париж и Страсбург как "политическое признание
того факта, что он "воплощает силу, противостоящую талибам". А западная
пресса назвала его "символом национального единства Афганистана". 5
Получавший через территорию Таджикистана прямую военно-техническую
помощь со стороны России и Ирана в противостоянии с талибами, 6
Ахмадшах Масуд мог теперь рассчитывать и на помощь западных стран. По
мнению исследователя событий 11 сентября 2001 П.Мартина,
«администрация Буша использовала катастрофу Всемирного Торгового
центра как возможность для размещения американских вооруженных сил в
Центральной Азии и в бассейне Каспийского моря — регионе, где находятся

1
Денисов Е.А. Центральная Азия как регион международной политики// Восток (Oriens), 2012, №2. - С. 74,
78.
2
Патрик Мартин. Было ли правительство США предупреждено об опасности атаки 11 сентября?. -
http://www.usinfo.ru/9.11.5.htm, http://www.wsws.org/ru/2002/feb2002/gove-f18.shtml;
3
Там же.
4
Панфилова В. Запад вновь вспомнил о "моджахеде номер один// Независимая газета, 18.04.2001г.
5
Там же.
6
Акимбеков С. Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии. - Алма-Ата, 2003.
130
огромные неиспользуемые запасы нефти, и который, по оценкам экспертов,
должен стать Персидским заливом двадцать первого века».1
Представляется, что доступ к энергетическим ресурсам региона не
единственная и далеко не главная причина использования американцами
событий 11 сентября в геополитических целях. К этому времени уже было
известно, что нефтяные ресурсы Каспийского региона составляют всего 2-5%
от общемировых запасов, разработку которых уже получили американские и
западные компании.2 К этому времени в принципе был решен вопрос
строительства нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан.
После распада Советского Союза Запад прилагал последовательные
усилия, содействуя становлению и укреплению государственности бывших
советских республик как абсолютно необходимого условия их независимости
и отдаления от России. В этом плане можно отметить такие инициативы как
Программы Технического содействия странам СНГ (TACIS, с 1991г.),
«Партнерство во имя мира» НАТО (с 1994г., в 1997г. создан «Центразбат»),
Межгосударственного сотрудничества в области транспортировки нефти и
газа в Европу (INOGATE, с 1995г.). Транспортный коридор Центральная
Европа – Кавказ – Центральная Азия (TRACECA, с 1998г.). Нефтепровод
Баку – Тбилиси – Джейхан (с 1994г., в июле 2006 года состоялась первая
прокачка нефти). А также объединение группы государств (ГУУАМ, с
1997г.) вдоль южных границ России. В марте 1999 года Конгресс
США принял «Акт о стратегии Шелкового пути», в котором говорилось о
поддержке экономической и политической независимости стран
Центральной Азии.
Однако эти усилия по формированию и укреплению центробежных
тенденций на постсоветском пространстве и отдалению Средней Азии от
России не смогли остановить формирование перспективных региональных
структур сотрудничества. Тем более что помощь США и Европы новым
независимым государствам была незначительной и, в основном технической,
что признают и западные эксперты. В 2000 году в Астане был подписан
договор об учреждении ЕврАзЭС и создан Антитеррористический центр
стран-участниц СНГ, в рамках Содружества начата работа по формированию
Коллективных сил быстрого развертывания Центральной Азии.3 В июне 2001

1
Патрик Мартин. США планировали войну в Афганистане задолго до 11 сентября. - 3 декабря 2001. -
http://wsws.org/ru/2001/dez2001/plan-d03.shtml
2
Белокреницкий В. Какие коррективы нужны внешней политике России?// Восток. - 2003. - №3. - С. 114.
3
Решение о создании КСБР принято на Совете Коллективной безопасности в Ереване 25 мая 2001 года. В
составе порядка 1500 человек со штатным вооружением и военной техникой из вооруженных сил
Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана.
131
года уже с участием Республики Узбекистан 1 создана Шанхайская
Организация Сотрудничества, свидетельствовавшая об усилении
совместного влияния России и Китая в регионе. Подписана Шанхайская
конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, велась
работа по созданию антитеррористической структуры ШОС. Шел процесс
преобразования Договора о коллективной безопасности в полноценную
организацию (создана 14 мая 2002 года), особенно после Баткенских событий
1999 и 2000 годов. Безусловно, этим процессам способствовал
продолжающийся вооруженный конфликт в Афганистане, в разы возросли
угрозы светским государствам со стороны радикальных организаций
политического ислама, вынуждавшие государства Средней Азии обращаться
за военно-технической помощью к России. Зашел в тупик проект прокладки
газопровода из Туркмении через Афганистан в Пакистан, американская
компания «Юнокал» в 1998 году была вынуждена выйти из него. Вначале
2000г., согласившись на прокачку своего газа через Россию, Туркмения
практически отказалась от участия в транскаспийском газопроводе в Турцию
Обеспокоенный такими негативными проявлениями как религиозный
фанатизм, экстремизм и терроризм Казахстан начал подготовку созыва
межконфессионального форума для многостороннего диалога и принятия
коллективных решений по уменьшению напряженности в регионе и мире.
Для Казахстана, где проживают представители около 140 этносов и 40
вероисповеданий, было чрезвычайно важно сформировать культуру
толерантности и межнациональной и межрелигиозной терпимости.2
В 2003 году был опубликован фундаментальный труд Президента
Н.А.Назарбаева «Критическое десятилетие»,3 в котором глубоко
исследованы феномены исламского экстремизма и терроризма,
политического радикализма, других нетрадиционных угроз, зловеще
заявивших о себе в век глобализации, и намечена широкая программа
превентивных действий и эффективной и основательной борьбы с ними. В
новом варианте «Закона о политических партиях» была полностью
исключена возможность образования политических партий на этнической и
религиозной основе.
Таким образом, США, начав в 2001 году антитеррористическую
кампанию в Афганистане, пытались кардинально изменить политическую и

1
Республика Узбекистан еще в январе 2001 года выразила готовность принимать участие в сотрудничестве
«Шанхайской пятерки» на основе полноправного членства, Президент И.Каримов принял участие в саммите
в Душанбе в 2000г. в качестве наблюдателя.
2
Первый съезд лидеров мировых и традиционных религий состоялся в Астане 23-24 сентября 2003 года,
второй – 12-13 сентября 2006, третий – 1-2 июня 2009, четвертый – 30-31 мая 2012 года.
3
Назарбаев Н. Критическое десятилетие. – Алматы, Атамура, 2003. – 240 с.
132
экономическую ситуацию в регионе, стабилизировать Афганистан и открыть
южное направление для Средней Азии и Казахстана, дать им альтернативу и
выход к портам Индийского океана. Для США важно было снять «афганскую
угрозу», толкающую страны региона в сторону России и Китая. Успешное
начало операции в Афганистане, принятие конституции, выборы президента
ИРА и формирование правительства, казалось бы, свидетельствовали о
перспективах, благоприятных для организации и продвижения
регионального экономического сотрудничества с участием этой страны.
Косвенным подтверждением того, что, по общему мнению, ситуация в
Афганистане к 2005 году имела тенденции к улучшению, свидетельствует
соответствующий абзац декларации Саммита ШОС от 5 июля 2005г. в
Астане. В нем говорится о позитивной динамике стабилизации
внутриполитической ситуации, завершении активной военной фазы
антитеррористической операции и необходимости определиться со сроками
вывода иностранных военных контингентов с территории стран-членов
ШОС.1
Помощник госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии Р.Баучер
26 апреля 2006 года в письме в комитет конгресса США писал:
«Демократизация Афганистана превратила его из препятствия, отделявшего
Среднюю Азию от Южной Азии, в мост, который их соединит. И это, в свою
очередь, открывает замечательные новые возможности… Нет никакой
конкуренции между Соединенными Штатами, Россией и Китаем. По
большей части то, что мы там делаем, сводится к предоставлению странам
региона возможностей для выбора … и недопущению того, чтобы они
оказались зажатыми между двумя великими державами – Россией и
Китаем».2
Впервые была проведена Международная конференция министров
развивающихся стран, не имеющих выхода к морю (Алматы, 28-29 августа
2003 года), принявшая Алматинскую программу действий. 1 июня 2004 года
было подписано Рамочное соглашение по торговле и инвестициям между
США и странами Центральной Азии (ТИФА). Оно было призвано создать
основу для расширения торгово-экономических и инвестиционных
отношений между странами ЦА и США. К ежегодным заседаниям Совета
ТИФА в качестве наблюдателя была подключена ИРА. Так, на заседании
Совета в Астане 18 октября 2012 года, помимо других вопросов,
обсуждались проблемы торговли и транзита в Центральной Азии и
1
http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1120666800
2
Пластун В. Интеграция в Центральной Азии и влияние внешних факторов// Проекты сотрудничества и
интеграции для Центральной Азии: сравнительный анализ, возможности и перспективы, материалы
международной конференции. - Бишкек, 2007. - С. 60.
133
Афганистане. Как отмечалось выше, в 2005 году был запущен механизм
Конференции регионального экономического сотрудничества в интересах
Афганистана.
Заместитель государственного секретаря США по политическим
вопросам Уильям Бернс, выступая 7 октября 2009 года в Торговой палате
США, ясно объяснил эти задачи - «стабильное будущее Афганистана
зависит от дальнейшей помощи наших центральноазиатских партнеров –
точно так же, как стабильное будущее Центральной Азии зависит от успеха в
подавлении воинствующих экстремистов в Афганистане. Энергетические
ресурсы Центральной Азии могут стать фактором стабильности и
предсказуемости в глобальной экономике, обеспечивая разнообразие
источников, рынков и транзитных путей доставки энергоносителей, в то же
самое время открывая новые экономические перспективы перед самим
регионом».1
Пентагон также стремится содействовать Афганистану «в более тесной
экономической интеграции с регионом». В частности, Министерство
обороны США оказывает помощь Афганистану в создании железнодорожной
инфраструктуры, которая соединит его с государствами Средней Азии. Об
этом говорится в докладе, подготовленном для конгресса США аппаратом
специального инспектора по проектам реконструкции в Афганистане
(SIGAR).
Таким образом, американцы последовательно продвигают идею вывода
среднеазиатского региона из-под контроля России и Китая. Преследуется
также цель предоставить Афганистану потенциальную возможность за счет
сомнительной в обозримой перспективе роли транзитного коридора для
энергетических и других ресурсов восстановить экономику и, вместе с тем,
переложить основное бремя расходов на государства Средней Азии и
Казахстан.2 Однако перспективы нормализации обстановки в Афганистане не
внушают даже осторожного оптимизма, страна продолжает оставаться
ареной столкновений внутренних и внешних игроков и как следствие –
трудным и опасным препятствием для строительства транспортной
инфраструктуры и продвижения экономического сотрудничества.

3. История становления и формирования двусторонних отношений


стран Средней Азии и Казахстана с Исламской Республикой Афганистан
и их внешнеполитические инициативы.
1
http://iipdigital.usembassy.gov/st/russian/article/2009/10/20091009161006xjsnommis0.5439417.html#ixzz2IA8lfh
gG
2
Тулепбергенова Г. Проект Большой Центральной Азии: анализ состояния и эволюция// Центральная Азия и
Кавказ. – 2009. - № 1. - С. 85-97.
134
Казахстан
Республика Казахстан строит свою внешнюю политику с опорой на
Евразийскую интеграцию, укрепление взаимовыгодных связей с Россией,
динамично развивающимся Китаем, Европейским Союзом. Афганское
направление для нее не было столь приоритетно как для республик Средней
Азии. Однако в Казахстане были серьезно озабочены отставанием этих
республик в политическом и экономическом развитии, которое во многом
является следствием афганского конфликта. Поэтому Астана предпринимала
соответствующие инициативы по урегулированию ситуации в Афганистане,
поддерживала усилия международного сообщества в этой стране.
Осенью 1996 года, когда отряды движения «Талибан» стремительно
начали захватывать восточные провинции Афганистана, а затем вошли в ее
столицу, в Средней Азии и Казахстане появились первые признаки
беспокойства ростом угроз и препятствий на пути выхода к мировым рынкам
на южном направлении. 4 октября 1996 года в Алматы состоялась экстренная
консультативная встреча глав государств Центральной Азии и России, за
исключением президента Туркменистана С.Ниязова, игнорировавшего
приглашение Н.Назарбаева и сославшегося на нейтральный статус своей
страны. Было подписано совместное заявление, в котором выражалась
обеспокоенность событиями в Афганистане, и отмечалось, что любые
возможные действия, подрывающие стабильность на границах Афганистана
с государствами СНГ, получат адекватный ответ. Участниками встречи
выражена необходимость принятия неотложных мер по линии ООН и на
региональном уровне в целях прекращения огня, поиска решения
внутриафганских проблем политическими средствами.1
В сентябре 2000 года на саммите тысячелетия ООН президент
Н.Назарбаев обратил внимание, что главы государств региона и России
обратились к ООН и мировому сообществу с призывом оказания содействия
в нормализации ситуации в Афганистане. Что государства региона считают
необходимым созвать специальное заседание Совета Безопасности,
посвященное рассмотрению ситуации в Афганистане и Центральной Азии,
для разработки практических мер по стабилизации ситуации.2
26 апреля 2001 года Постоянный представитель Казахстана при ООН
М.Джарбусынова своим письмом на имя Генерального Секретаря
препроводила документ, озаглавленный «Концептуальные подходы
1
Эсенов М. Внешняя политика Туркменистана и ее влияние на систему региональной безопасности
//Центральная Азия и Кавказ. - № 1 (13), 2001. - С. 59; Токаев К. Дипломатия Республики Казахстан. –
Астана: Елорда. – 2001. - С. 471-472.
2
Казахстанская правда. - № 229 (23242) от 08.09.2000.
135
Казахстана по урегулированию ситуации в Афганистане». В письме была
высказана просьба распространить его в качестве документа Совета
Безопасности и Генеральной Ассамблеи по соответствующим пунктам
повестки дня 55 сессии Генеральной Ассамблеи.1
В документе отмечалось, что складывающаяся ситуация в Афганистане
продолжает оставаться сложной и непредсказуемой, какого-либо
существенного прогресса в урегулировании конфликта не отмечается,
усилия, прилагаемые ООН, ОИК и другими заинтересованными странами не
привели к желаемым результатам.
Выражается обеспокоенность, что непрекращающаяся война,
превращение этой страны в один из крупнейших мировых центров
производства и экспорта наркотиков, сосредоточение в стране огромного
количества вооружений, наличие центров подготовки террористических
групп способствуют нарастанию напряженности в регионе и представляют
реальную угрозу для стабильности и безопасности Центральной Азии и всего
мирового сообщества.
В концептуальных подходах признается, что отсутствие позитивных
результатов в деле урегулирования сопряжено с решимостью
противоборствующих афганских сторон решить конфликт только военным
путем, а также нежеланием заинтересованных государств, отбросив свои
геополитические амбиции, вплотную заняться афганской проблемой.
Свидетельством этого являются факты оказания военной и другой помощи
противоборствующим группировкам со стороны отдельных государств
региона.
Далее Казахстан выразил полную поддержку тезису Генерального
Секретаря ООН по Афганистану о том, что вторжения в 1999-2000 годах
исламских боевиков на территорию Центрально-азиатских стран еще раз
подчеркивают опасность распространения конфликта и необходимость
всеобъемлющего, а не частичного подхода к урегулированию афганского
кризиса.
Отмечалось, что предложенная Казахстаном и странами Средней Азии
идея созыва специального заседания СБ ООН – это стартовое мероприятие,
которое предварит собой начало процесса принятия международным
сообществом целого ряда широкомасштабных комплексных политических,
экономических и гуманитарных мер. Оно должно стать серьезным сигналом
для всех афганских группировок о том, что мировое сообщество под эгидой
ООН намерено комплексно и вплотную заняться афганской проблемой до
полного ее урегулирования.
1
www.un.int/kazakhstan/A55_916r.pdf
136
По мнению Казахстана, крайне важно, чтобы соседние и
заинтересованные страны строго придерживались принципов, изложенных в
Ташкентской декларации по итогам встречи Группы «6+2», которая
призывала соседние с Афганистаном страны, входящие в указанную группу,
запретить транзит через их территорию военно-технической и материальной
помощи, предназначенной противоборствующим афганским группировкам.1
Позднее Постоянный представитель РК в ООН в своем выступлении на
56 сессии ГА ООН заявила: «Трансформация Афганистана в одну из болевых
точек планеты вызывала озабоченность Казахстана задолго до событий 11
сентября. ... мы разделяем мнение Генерального секретаря о том, что Совет
Безопасности должен выработать всеобъемлющий подход к урегулированию
ситуации в Исламском Государстве Афганистан, включая ее политические,
военные, экономические, гуманитарные аспекты и аспект прав человека. По
его мнению, такой подход должен быть основан на всестороннем анализе
сложившейся в Афганистане обстановки, на предпосылке, согласно которой
силовое решение афганского конфликта не является возможным или даже
приемлемым, поскольку достигнутые вооруженным путем территориальные
завоевания не являются законным основанием власти».2
События 1999-2000гг. вызвали также беспокойство в Казахстане, что
дестабилизация ситуации в Средней Азии отпугнет иностранных инвесторов
и вызовет бегство уже вложенного в экономику страны капитала.
Министерство иностранных дел по инициативе посольства Казахстана в
Тегеране предприняло попытку организовать переговоры между кипрской и
римской группами афганской эмиграции с целью обсуждения путей
урегулирования афганской проблемы. Вначале вопрос организации осенью
2001 года переговорного процесса в Алматы обсуждался с лидером кипрской
группы Хомаюном Джариром в Иране, затем дипломаты Казахстана в Риме
провели встречи с представителями из окружения бывшего шаха М.Захир
Шаха. В последующем предполагалось подключить к этому процессу другие
стороны афганского вооруженного противостояния. Однако события 11
сентября кардинально изменили ситуацию вокруг Афганистана.
После Боннской мирной конференции в декабре 2001 года Казахстан
вновь четко и ясно выразил свою позицию в отношении урегулирования

1
19-20 июля1999 года в Ташкенте под эгидой ООН состоялась очередная встреча группы "6+2" по
Афганистану, в работе которой приняли участие делегации стран—членов группы на уровне заместителей
министров иностранных дел, специальный посланник Генерального секретаря ООН по Афганистану Лахдар
Брахими. По завершении встречи была подписана Ташкентская Декларация об основных принципах
урегулирования конфликта в Афганистане. 20 июля Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов
принял участников Ташкентской встречи группы "6+2" по Афганистану, руководителя делегации США,
заместителя Государственного секретаря США Карла Индерфурса.
2
www.un.org/russian/documen/gadocs/56sess/kazakh/pdf
137
ситуации в Афганистане в дополнение к «Концептуальным подходам». В нем
было отмечено, что Казахстан не ошибся в своих подходах, которые
«практически на 100%, начиная от политического урегулирования и
заканчивая мерами комплексной экономической и гуманитарной
реабилитации, начали реализовываться сейчас мировым сообществом». 1 В
новом документе Казахстан также предложил в перспективе продумать
вопрос интеграции Афганистана в Специальную Программу ООН для
экономик Центральной Азии (СПЕКА) с выделение сельского хозяйства в
качестве приоритетной области для Афганистана.2
12-15 января 2002 года освобожденный от талибов Кабул посетила
официальная делегация Казахстана во главе с заместителем министра
иностранных дел. Основная цель визита заключалась в установлении
политических контактов с новым руководством страны и налаживании
двусторонних отношений. Состоялась встреча с главой Временного
правительства Афганистана Х.Карзаем, руководителями ряда министерств и
дипломатических миссий США, России, Ирана, Турции, Китая,
Великобритании, специальным представителем Генерального секретаря ООН
по Афганистану – главой специальной миссии ООН в Афганистане
Л.Брахими.
Глава делегации отметил, что Казахстан исходит из того, что
Афганистан стоит на грани гуманитарной катастрофы и мировому
сообществу, наряду с завершением антитеррористической операции,
необходимо приложить максимум усилий для решения этого аспекта
афганской проблемы.
21 января 2002 года в Токио на международной конференции по
вопросам государственного обустройства страны и предоставлению помощи
в реконструкции Афганистана Казахстан приветствовал усилия
международного сообщества и выразил готовность внести свой вклад в дело
восстановления этой страны. Было предложено рассматривать Казахстан как
потенциального экспортера, готового поставить в Афганистан на
коммерческой основе до 850 тыс. тонн зерна, а также других видов
продовольствия. Казахстан также готов поставлять цемент, шифер, трубы,
рубероид, окна, двери, необходимые для возведения объектов жилья и
инфраструктуры. Среди участников конференции распространен
официальный документ делегации Республики Казахстан с указанием
объемов возможных поставок и списком казахстанских специалистов,

1
Нарбаев Б.Н. Афганистан после 11 сентября 2001 года.- Алматы, 2002.- С.186
2
Там же.- С.189
138
которые могут быть задействованы в восстановительном процессе
Афганистана.1
После Токийской конференции Казахстан поставил Афганистану в
качестве безвозмездной гуманитарной помощи 3 тысячи тонн пшеницы.
15-16 апреля 2004 г. состоялся первый официальный визит Президента
Х. Карзая в Казахстан. По итогам визита главы государств подписали
Договор об основах взаимоотношений и сотрудничества между РК и ПИГА.
Н.Назарбаев на пресс-конференции отметил, что Казахстан кровно
заинтересован в стабильности в Афганистане, хочет торговать, использовать
территорию Афганистана для прокладки транспортных коммуникаций к
южным морям, заинтересован в налаживании торгово-экономических,
политических отношений, вместе бороться против терроризма и незаконной
торговли наркотиками.2
В последующем Х.Карзай неоднократно посещал Казахстан, используя
участие в международных мероприятиях для встреч с Н.Назарбаевым. Он
участвовал в работе всех трех саммитов СВМДА (2002, 2006 и 2010 гг.),
саммите ОБСЕ 1-2 декабря 2010 года, одним из основных вопросов которого
была проблема афганского урегулирования, в юбилейном саммите ШОС в
Астане 15 июня 2011 года.
31 марта - 1 апреля 2006 г. Министр иностранных дел К.Токаев посетил
с рабочим визитом Афганистан. Он был принят Президентом Х.Карзаем,
провел встречи с членами Правительства. К.Токаев вручил Президенту ИРА
послание Главы государства, в котором выражалась готовность Казахстана к
дальнейшему укреплению дружественных связей с Афганистаном, а также
приглашение принять участие во Втором саммите СВМДА (17 июня 2006 г.).
В ходе своих встреч К.Токаев подчеркнул, что Казахстан стремится
содействовать мирному и стабильному развитию Афганистана, вовлекать его
в региональные процессы, как в политике, так и в экономике. Казахстанский
министр также выступил на международной конференции «Партнерство,
торговля и развитие в Большой Центральной Азии» и поддержал идею
развития региональной и транзитной торговли, энергетики и транспортной
инфраструктуры, а также совместной борьбы с производством наркотиков в
этом новом экономическом пространстве. «Идею новой концепции,
безусловно, следует поддержать, если она будет служить укреплению
существующих связей, как в политике, так и в экономике, а также укрепит
безопасность и стабильность в регионе. Термин «Большая Центральная
Азия» должен восприниматься, прежде всего, как цивилизационное и

О международной конференции в Токио //Казахстанская правда, 2002. – 21 янв.


1

www.afghanistan.ru, 14.04.2004.
2

139
экономическое понятие, но не как военная доктрина», - подчеркнул
казахстанский дипломат.1
4-5 сентября 2006 г. в ходе визита в Астану Старшего экономического
советника Президента Афганистана И.Надери обсуждались конкретные пути
и формы сотрудничества двух стран в различных сферах. Афганская сторона
обратилась с просьбой оказать содействие в развитии транспортной
инфраструктуры, освоении нефтегазовых месторождений на севере страны,
участии казахстанских компаний в реализации крупных проектов, поставке
ГСМ и сельхозпродукции, подготовке национальных кадров.
24-28 сентября 2006г. Афганистан с визитом посетила казахстанская
делегация во главе с Заместителем министра иностранных дел
К.Абдрахмановым в составе представителей госорганов и деловых кругов
РК. Одной из основных задач данной делегации была проработка вопроса о
направлении казахстанской провинциально-восстановительной команды в
одну из северных провинций ИРА.
2-3 апреля 2007г. в ИРА находилась делегация РК во главе с
Заместителем министра иностранных дел Н.Ермекбаевым. Были
организованы встречи с руководством страны, ряда министерств и
ведомств ИРА. Обсуждены перспективы сотрудничества в различных
сферах, в частности, участие Казахстана в инвестиционных, торговых и
гуманитарных проектах на территории Афганистана. Стороны подписали
предварительные документы по разработке медного месторождения в
провинции Логар, железорудного месторождения «Хаджи-Гак» в провинции
Бамиан, строительству железной дороги Термез (Узбекистан) - Кабул -
граница с Пакистаном.
Для установления межпарламентских связей 12-14 мая 2007г. делегация
Мажилиса Парламента РК во главе с председателем Комитета по
международным делам, обороне и безопасности совершила рабочую поездку
в Афганистан.
13-15 июня 2007 г. состоялся визит в Казахстан афганской делегации во
главе с Первым вице-президентом А.Масудом. Делегация состояла из
руководителей министерств и ведомств, представителей деловых кругов
ИРА. Были рассмотрены основные направления политического,
экономического и культурно-гуманитарного сотрудничества, проблемы
региональной безопасности, борьбы с производством и распространением
наркотиков, международным терроризмом. Обсуждались вопросы
строительства Казахстаном железной дороги в Афганистане, инвестирования
в разведку и добычу минеральных ресурсов (нефть, газ, железная руда,
1
www.afghanistan.ru, 11.04.2006.
140
каменный уголь, медь). Афганская сторона пригласила казахстанские банки
открыть представительства в ИРА.
В 2009 г. Казахстан перечислил 1 млн. долл. в Специальный Фонд
исламской солидарности ОИК на восстановление Афганистана.
22 ноября 2009 г. состоялся официальный визит Государственного
секретаря – Министра иностранных дел РК К.Саудабаева в Кабул.
Обсуждены перспективы политического, торгово-экономического и
культурно-гуманитарного сотрудничества, реализации проектов РК по
оказанию гуманитарной помощи ИРА, вопросы взаимодействия в период
председательства РК в ОБСЕ. Подписано межправительственное соглашение
в области образования, ставшее основой для реализации казахстанской
образовательной программы для афганцев.1
17 мая 2010г. К.Саудабаев вновь посетил Афганистан уже в качестве
Действующего председателя ОБСЕ. Глава казахстанской делегации был
принят Президентом Х.Карзаем, провел переговоры с Министром
иностранных дел З.Расулом и Спецпредставителем ЕС в ИРА В.Ушацкасом.
Подписано Соглашение о сотрудничестве в борьбе против незаконного
оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и
прекурсоров и злоупотребления ими. Состоялось также открытие
представительства ТПП Казахстана в Кабуле.
14-16 июня 2010 года на ежегодной международной конференции ОБСЕ
по обзору безопасности, Республика Казахстан как действующий
председатель этой организации предложил провести отдельную сессию,
посвященную Афганистану. Выступивший на этой сессии автор данной
диссертации в качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики
Казахстан в Кабуле не только отметил приоритетность социально-
экономического развития Афганистана, но и заявил о необходимости
принятия комплексной программы социально-экономического развития
Афганистана с целью формирования экономической самодостаточности и
самостоятельности страны. Стабилизация Афганистана может быть
достигнута, прежде всего, через электрификацию и строительство железных
дорог по всей стране. «Это позволит ускорить экономическое развитие и
реализовать транзитный потенциал страны, являющейся сердцем региона».

1
По инициативе Президента Казахстана реализуется образовательная программа по обучению 1 тыс.
афганских студентов в учебных заведениях РК в течение нескольких лет. Из государственного бюджета
Правительство РК выделило на эти цели 50 млн. долларов. Первая группа афганских студентов, состоящая
из 155 человека в сентябре 2010 г. начала учебу в Казахстане. В 2011 г. в Казахстан прибыло 182 студента, в
2012 - 110. В том числе в специализированные военные учебные заведения РК ежегодно зачисляется по 15
будущих афганских офицеров.

141
Было также предложено в рамках ОБСЕ разработать «Невоенную
программу помощи Афганистану с широким вовлечением международного
бизнеса к реализации конкретных проектов экономики за счет финансовых
средств доноров и обеспечения их безопасности силами НАТО, Коалиции,
Афганской национальной армии (АНА) и Афганской национальной полиции
(АНП)». Казахстанская сторона сразу же заявила о необходимости
подключиться к этой работе офису Координатора ОБСЕ по экономическим и
экологическим вопросам. Такая программа, по мнению казахстанского
дипломата, могла бы стать содержательным наполнением афганской темы
саммита ОБСЕ в Астане и найти отклик и поддержку у большинства стран
ОБСЕ, которые требовали «демилитаризации» решения афганской проблемы.
Представитель Казахстана настаивал на том, что «одной из главных
причин продолжающейся войны в Афганистане является неразвитая
экономика и отсутствие у жителей страны постоянной работы и дохода.
Многие люди, участвующие в военных действиях, делают это потому, что не
могут своим трудом прокормить семью». Поэтому «нужно начать создание
генерирующей доходы экономики Афганистана», «иначе придется
бесконечно выделять огромные финансовые средства на содержание
государственного аппарата, армии, полиции, гуманитарную помощь» этой
стране. Далее, в качестве примера, были перечислены более двадцати
конкретных проектов, включая агропромышленный сектор, добывающую и
перерабатывающую индустрию.1
Следует отметить, что до этого Казахстан прилагал реальные усилия,
чтобы включиться в процесс восстановления афганской экономики.
Казахстанская компания «Казхиммонтаж» в 2004 году открыла свое
представительство в Кабуле, однако после безуспешных попыток участия в
ряде тендеров, отказалась от дальнейшей работы в Афганистане и отозвала
своего представителя. Таким образом, первые попытки казахстанских
компаний участвовать в реализации инфраструктурных проектов оказались
неудачными. В основном, по причине того, что страны-доноры стремились
отдать проекты своим компаниям.
Осенью 2005 года американская компания, выиграв тендер, привлекла
казахстанскую компанию «Food Master» в качестве субподрядчика к
строительству завода по производству соков и молочной продукции в
провинции Кундуз. Проект был реализован в 2008 году с участием узбекских
специалистов, имевших опыт работы в Афганистане. На заводе установлено
современное оборудование, которое обслуживается обученными афганскими
1
Верхотуров В. Казахстан формирует европейскую стратегию для Афганистана. - www.afghanistan.ru,
05.07.2010
142
рабочими. Продукция предприятия уже хорошо известна в Афганистане и
пользуется спросом у населения. Консорциум казахстанских компаний в
2006-2009 годы принимал участие в тендере на разработку месторождения
меди Айнак и предлагал построить трансафганскую железную дорогу от
Узбекистана до Пакистана.
В июле 2008г. на счет Министерства финансов ИРА было перечислено
2,38 млн. долл. для реализации проектов по строительству школы в
провинции Саманган (160 тыс. долл.), больницы в провинции Бамиан (570
тыс. долл.), ремонту асфальтированной дороги Кундуз-Талукан (1,65 млн.
долл.). В октябре 2008 г. в качестве гуманитарной помощи в Афганистан
была осуществлена поставка 2 тыс. тонн продовольственной пшеницы, в
апреле 2009 г. - сухого молока в объеме 1,3 тыс. тонн, в апреле 2010г. – 6 тыс.
тонн риса, в апреле 2011г. - 5 тыс. тонн рисовой крупы.1
Кыргызстан
С 1992 по 1998гг. между двумя странами не поддерживались какие-либо
связи. С момента установления дипломатических отношений 12 ноября
1999г. уровень сотрудничества с Афганистаном характеризуется как очень
низкий. В 2002г. в Бишкеке открыто афганской посольство, однако с апреля
2007 по апрель 2011 года в связи с финансовыми затруднениями оно было
закрыто, несмотря на то, что здесь находится основная авиабаза США.
22 октября 1996 года на заседании Совета Безопасности ООН была
озвучена инициатива президента А.Акаева о проведении в Кыргызстане под
эгидой ООН международной конференции по Афганистану. 12 ноября 1996
года письмо кыргызского президента с данным предложением было
распространено в качестве официального документа ГА ООН. В апреле 1999
года спецпосланник Генерального Секретаря ООН Лахдар Брахими отметил,
что, в случае проведения противоборствующими сторонами переговоров,
предложение Кыргызстана будет иметься в виду. В январе 2000 года
Кыргызстан выразил готовность участвовать в механизме «6+2»,
президентом А.Акаевым было направлено письмо Генеральному Секретарю
ООН о том, что его предложение о проведении конференции по Афганистану
с участием всех заинтересованных сторон остается в силе.2
13-14 декабря 2001 года в Бишкеке прошла международная конференция
на тему «Укрепление безопасности и стабильности в Центральной Азии:
наращивание всесторонних усилий по противодействию терроризму». Она
собрала более 300 участников из 60 государств и около 20 международных

1
http://mfa.gov.kz
Князев А. Влияние афганского кризиса на безопасность Центральной Азии (1990-е – начало 2000-х гг.),
2

Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. – Бишкек, 2004. – С.145.
143
организаций. Были приняты два документа: Декларация Бишкекской
международной конференции и Программа действий. В программе действий
было особо отмечено, что центрально-азиатский регион в связи с угрозами,
исходящими из Афганистана, нуждается в техническом и финансовом
содействии международного сообщества, в том числе в обеспечении
пограничного контроля и недопущении пересечения границ
террористическими и организованными преступными группировками.
Инициатива проведения этой конференции была первоначально
выдвинута Президентом А.Акаевым в июне 2001 года во время визита
Действующего Председателя ОБСЕ, министра иностранных дел Румынии
Мирчи Джоаны в республики Средней Азии. Предполагалось, что она
продолжит работу, начатую в октябре 2000 года на конференции в Ташкенте
под названием «Приоритеты сотрудничества по борьбе с наркотиками,
организованной преступностью и терроризмом», организованной совместно
ОБСЕ и Управлением ООН по контролю за наркотиками и предупреждению
преступности (УКНПП ООН).
Террористические акты 11 сентября 2001 года полностью изменили
значимость и масштаб первоначального проекта конференции. Выступивший
на конференции президент А.Акаев отметил, что Кыргызстан предоставил
свое воздушное пространство для транспортировки гуманитарного груза. По
дороге Ош-Хорог-Файзабад кыргызские транспортники совместно с МЧС
России доставили около 5 тысяч тонн гуманитарного груза в Горный
Бадахшан Афганистана. 6 декабря 2001 года Кыргызстан подписал с США
соглашение о предоставлении своей территории для размещения военного и
гражданского персонала МО США и партнеров по антитеррористической
коалиции в аэропорту Манас.1
Размещение вооруженных сил коалиции для Бишкека имело также
экономический интерес. Помимо платы за взлеты и посадки (от 5 до 7 тыс.
долл. за каждый взлет и посадку), аренду и эксплуатацию аэродрома,
Кыргызстан стремился добиться реструктуризации своей задолженности,
составлявшей на тот период около 1,5 млрд. долларов США. 2 В результате
расширения сотрудничества в связи с войной в Афганистане значительно
увеличились объемы предоставляемой помощи со стороны США. Используя
геополитическое соперничество, Бишкек получает существенную
финансовую, экономическую и военно-техническую помощь из России. В
2009 году Москва предоставила Бишкеку льготный кредит в $300 миллионов,

United Nations Office for Drug Control and Crime Prevention, Summary Report Bishkek International Conference
1

Центральная Азия до и после 11 сентября: геополитика и безопасность. - КИСИ при Президенте РК,
2

Алматы, 2002. - С. 52.


144
$1,7 миллиарда на гидроэнергетику, $150 миллионов безвозмездной помощи.
В 2012 году с подписанием договора о пребывании в Киргизии российской
военной базы было достигнуто соглашение о новых кредитах и списании
старых долгов - почти на полмиллиарда долларов. Россией также обещана
военно-техническая поддержка кыргызской армии на сумму $1,1 млрд., и
участие в строительстве Камбаратинских ГЭС.

Таджикистан
Понимая насколько серьезны угрозы, исходящие с Юга, еще накануне
распада Советского Союза руководство Таджикистана развернуло активную
деятельность по поиску путей содействия реализации политики
национального примирения в Афганистане. Важным событием стал первый
официальный визит 8 августа 1991 года министра иностранных дел
Таджикской ССР Каюмова Л.К. в Кабул, его переговоры с министром
иностранных дел ДРА Вакилем по широкому спектру таджикско-афганского
сотрудничества. Был подписан пакет соглашений по вопросам двустороннего
сотрудничества во имя мирного урегулирования афганского вопроса. 1 В
августе 1991 года учреждено представительство Таджикской ССР при
посольстве СССР в Афганистане. Каюмов Л.К. в марте 1992 года во время
пребывания в Тегеране по случаю подписания с правительством Ирана и
временным правительством Афганистана соглашения о сотрудничестве
персоязычных стран встречался с лидером Исламского Общества
Афганистана Б.Раббани и обсуждал проблемы мирного урегулирования
афганского конфликта.
В середине февраля 1992 года в Душанбе подписан Договор между
Министерством образования Республики Таджикистан и Министерством
специального высшего и среднего образования Республики Афганистан о
совместной деятельности в области образования и подготовки кадров.
Документом предусмотрено проведение совместных научных конференций и
симпозиумов, обмен информацией между научными учреждениями и
вузами.2
МИД Республики Таджикистан выступил с инициативой провести
первое заседание международной комиссии в феврале 1992 года в Душанбе с
целью реализации мирного плана Генерального Секретаря ООН от 21 мая
1991 года. Этот план мирного урегулирования предусматривал поэтапное
формирование в Афганистане коалиционных органов власти с участием всех
1
Латифов Дж. Таджикско-афганские отношения в 1985г-1995 годы (характер, содержание). - Душанбе, 1995.
- С. 112.
2
Назриев Д., Саттаров И. Республика Таджикистан: история независимости, год 1992-й (хроника событий). -
том 2. - С. 54.
145
политических сил страны. На начальном этапе планировалось создать
временные государственные структуры, которые обеспечили бы
в последующем всеобщие выборы нового афганского правительства
на широкой основе. Необходимым условием при этом выдвигалось
прекращение огня и отказ всех государств от поставок оружия
конфликтующим афганским группировкам, а также недопущение давления
и вмешательства в этот процесс извне.
14-15 июля 1992 года исполняющий обязанности Председателя
Верховного Совета РТ А.Искандаров во главе правительственной делегации
с официальным визитом посетил Кабул. Состоялась встреча со вступившим в
должность Президентом Исламского Государства Афганистан Б.Раббани.
Серьезное внимание было уделено улучшению обстановки на границе двух
государств и пресечению нелегальной доставки оружия и боеприпасов из
Афганистана. Б.Раббани отметил, что Афганистан намерен предпринять
конкретные шаги по разоружению вооруженных групп на своей территории
и укрепить приграничный режим. Обсуждался также широкий круг вопросов
экономического сотрудничества, экспорта электроэнергии, перспективах
строительства Диштиджумской ГЭС на реке Пяндж. По итогам визита был
подписан ряд важных документов.1
Таджикская сторона уделяла серьезное внимание строительству
газопровода Келиф (провинция Шиберган) – Колхозабад (Таджикистан), по
которому с 1994 года планировались поставки 1 млрд. куб. метров
афганского газа ежегодно. Протокол был подписан во время визита
Б.Раббани в Душанбе 19-22 декабря 1993 года,2 однако дестабилизация
ситуации в Афганистане не позволила приступить к его реализации.
В целом, нестабильность в Афганистане не позволяла Таджикистану
развивать торгово-экономические связи с другими странами региона через
создание транспортных магистралей в обход Узбекистана, который
регулярно перекрывал поставки товаров, практически полностью шедших
транзитом через его территорию.
С трибуны 48-й сессии ГА ООН осенью 1993 года глава Таджикистана
Э.Рахмон отметил: «… мы твердо убеждены, что поддержка многотрудных
усилий руководства Афганистана в деле возвращения мира на
многострадальную афганскую землю отвечала бы интересам не только этой
страны и региона, но всей планеты».3

1
Назриев Д., Саттаров И. Республика Таджикистан: история независимости, год 1992-й (хроника событий). –
Т. 2. - С.258-259.
2
Назриев Д., Саттаров И. Республика Таджикистан: история независимости (хроника событий). – Т. 3. – С.
519.
146
5 апреля 1997г. на встрече с министрами иностранных дел стран
Центральной Азии и России в Душанбе Президент Республики Таджикистан
выступил с инициативой проведения под эгидой ООН международного
форума по мирному политическому урегулированию кризисной ситуации в
Афганистане с участием всех противоборствующих афганских сторон и
заинтересованных стран. Э.Рахмон выразил серьёзную озабоченность в связи
с продолжающимся военно-политическим противоборством в Афганистане и
высказался за активизацию усилий стран Центральной Азии и Российской
Федерации в соответствии с их совместным заявлением по Афганистану от 4
октября 1996 года с использованием возможностей ООН и других
международных организаций.1
10 мая 1997 года в Душанбе состоялась трехсторонняя встреча
президентов РТ, ИРИ и ИГА. В Совместном коммюнике главы персоязычных
государств заявили, что «единственным и реальным путём разрешения
конфликта в Афганистане является переговорный путь». Участники встречи
обратились к ООН с призывом активизировать усилия по мирному
урегулированию афганской проблемы.2
На специальной сессии 20-й Генеральной Ассамблеи ООН, посвященной
проблемам борьбы с незаконным распространением наркотиков (8 июля
1998г.) президент Э.Рахмон вновь призвал мировое сообщество к принятию
срочных и безотлагательных мер, в том числе по созданию
антинаркотического «пояса безопасности» вокруг Афганистана.3
С первых дней независимости руководство Таджикистана прилагало
последовательные усилия по реализации проектов экспорта электроэнергии в
Афганистан и страны Южной Азии. При этом постоянно подчеркивалось,
что развитие сотрудничества в этой отрасли будет способствовать
укреплению социально-политической базы мира и стабильности в
Афганистане и его экономическому развитию. Между государственной
холдинговой компанией «Барки точик» и правительством ИГА 19-20-го июля
1999 года было подписано Соглашение о сотрудничестве в области
энергетики. Однако, активизация движения «Талибан» в Афганистане
поставила под сомнение реализацию всех совместных проектов.
После ликвидации режима талибов и появлением планов
восстановления и реконструкции соседнего государства между
3
Латифов Дж. Таджикско-афганские отношения в 1985г-1995 годы (характер, содержание). - Душанбе, 1995.
- С. 121.
1
Саидов З. Таджикистан: межгосударственные отношения в период становления внешней политики. -
Душанбе, 2012. - С. 80.
2
Там же. С. 82-83.
3
Рахмон Э. Независимость Таджикистана и возрождение нации. – том 2. – Душанбе: Ирфон, 2006. – С. 337-
340.
147
Министерством энергетики Таджикистана и Министерством водного
хозяйства и энергетики Афганистана в марте 2002 г. был подписан Протокол
о восстановлении линии электропередачи 110 кВ и строительстве новых
объектов. С 2002г. в летнее время начались поставки электроэнергии в ИРА:
в 2003 г. было поставлено – 10,4 млн. кВт/ч, в 2004г. – 27,7 млн. кВт/ч, в
2005г. – 39,2 млн. кВт/ч, в 2007г. – 44,2 млн. кВт/ч электроэнергии. В 2010 и
2011гг. поставки возросли уже до 179,8 и 190,9 млн. кВт/ч соответственно.
В 2011 года было завершено строительство ЛЭП-220 Сангтуда - Пули
Хумри (Афганистан) за счет средств Азиатского банка развития,
выделившего на эти цели около $26 млн. Официальная церемония сдачи в
эксплуатацию состоялась 27 октября 2011 года с участием премьер-министра
РТ А. Акилова и первого вице-президента Афганистана Маршала М. Фахима.
Протяженность таджикского участка составляет 118 км, афганского - 163 км.
Новая линия позволит Таджикистану ежегодно в летнее время
экспортировать в Афганистан до 300 мегаватт избыточной электроэнергии.
Однако из-за незначительного количества потребителей в афганских
провинциях Кундуз и Пули-Хумри и технической неготовностью афганской
стороны принять большие объемы в 2012 году было поставлено по данным
энергохолдинга «Барки точик» только 666 млн. кВт/ч электроэнергии,1 по
цене 3,57 цента за один киловатт.
Начиная с 2005 года, Таджикистан продвигает инициативу по
формированию Регионального рынка электроэнергии Центральной и Южной
Азии (CASAREM), суть которой заключается в организации торговли
электроэнергией между странами двух регионов посредством развития и
реализации соответствующих проектов, поддержанных  соответствующими
инвестициями, институциональными структурами и юридическими
соглашениями. Инициатива поддержана Кыргызстаном, Афганистаном и
Пакистаном (в 2008 году в Исламабаде подписано соответствующее
соглашение), четырьмя странами продвигается план строительства
высоковольтной линии электропередач из Кыргызстана и Таджикистана в
Афганистан и Пакистан – проект CASA-1000. Данный проект предполагает
организацию преимущественно в летний период экспорта электроэнергии в
объеме 1300 МВт с последующим увеличением до 5000 МВт. На начальном
этапе 1000 МВт производимой электроэнергии должны поставляться в
Пакистан,  300 МВт – в Афганистан. Таджикистан должен будет поставлять
иностранным потребителям 650 МВт в год, производство остальной энергии
должен обеспечить Кыргызстан.
1
Таджикистан продает свет // Asia-Plus. – 2013. - № 15(800). В 2012 году объемы гарантированных поставок
электроэнергии в Афганистан составляли 421 млн. кВт/ч, однако экспортировано было больше.
148
Для реализации проекта CASA-1000 потребуется построить:
- ЛЭП мощностью 500 кВ от подстанции «Датка» (Кыргызстан) до
Худжанда (450 км, 430 км в Кыргызстане, 20 км в Таджикистане);
- Конвертерную подстанцию пропускной способностью 1300 мВт в
Сангтуде;
- ЛЭП-500 постоянного тока протяженностью 750 км от Сангтуды до
Кабула и Пешавара (117 км в Таджикистане, 562 км в Афганистане, 71 км в
Пакистане);
- Конвертерную подстанцию пропускной способностью 300 мВт в
Кабуле (обеспечивающую импорт и экспорт электроэнергии);
- Конвертерную подстанцию пропускной способностью 1000 мВт в
Пешаваре.1
Следует отметить, что в Таджикистане построены две ЛЭП, которые
могут стать частью проекта CASA-1000. Это, в частности линии
электропередач «Юг – Север» и «Хатлон – Лолазор», которые позволят
обеспечить транзит кыргызской электроэнергии в Южную Азию.
Однако без Рогунской ГЭС и поставок электроэнергии с
Камбаратинских ГЭС данный проект, по оценкам экспертов, не
жизнеспособен, так как без них невозможен круглогодичный экспорт как
этого хотят Афганистан и Пакистан. Их не устраивает импорт только в
летний период с ныне действующих генерирующих мощностей
Таджикистана, который не превысит 5-7 млрд. кВт/ч в год.
Тем не менее, во многом для продвижения проекта CASA-1000
Э.Рахмон на саммите ШОС в г. Екатеринбурге 15 июня 2009г. инициировал
встречу с главами Афганистана, Пакистана и России, получившей название
«Душанбинской четверки». При этом Таджикистан руководствовался
стремлением стабилизировать обстановку в Афганистане посредством его
вовлечения в реализацию региональных проектов. Стабильный Афганистан
жизненно необходим для реализации стратегических планов Таджикистана
по выходу их коммуникационного тупика и экспорта в Пакистан и Иран
электроэнергии, которая будет вырабатываться на планируемых к
строительству гидроэлектростанциях. 
Первый саммит прошел в Душанбе 30 июля 2009 года, когда главы
государств договорились совместно реализовать проекты в сфере энергетики,
железнодорожного транспорта и развивать региональную торговлю.
Проведению Душанбинской встречи в четырёхстороннем формате,
предшествовали трёхсторонние встречи глав государств России,
Афганистана и Пакистана (Екатеринбург, 15 июня 2009г.), а также
1
www. http://casa-1000.org/page21.html
149
Таджикистана, Афганистана и Пакистана (Душанбе, 29 июля 2009 г.), что
позволило сторонам подойти к первой встрече глав государств «четвёрки» с
выверенными позициями по основным направлениям сотрудничества.
Вторая встреча состоялась 18 августа 2010 года в Сочи. По словам главы
МИД Таджикистана Х. Зарифи, президент Э. Рахмон приготовил к этому
саммиту проект сооружения автомобильной дороги из Таджикистана в
Пакистан через Афганистан и проект строительства ГЭС.1 На сочинской
встрече была подчёркнута необходимость конкретизации предложений по
реализации отдельных проектов в Афганистане с учётом уже имеющихся
возможностей, прежде всего в Таджикистане. 
В очередной раз президенты собрались 2 сентября 2011 года в Душанбе
и поручили министерствам экономики и другим компетентным ведомствам
своих стран предпринять действенные шаги по ускорению подготовки
"дорожной карты" долгосрочного сотрудничества в интересах развития
торгово-экономических связей. В принятом заявлении отмечено, что
президенты поддерживают и подчеркивают важность проекта по созданию
системы передачи электроэнергии CASA-1000 и выражают готовность
направить усилия на ускорение его реализации и создание необходимых
финансовых источников для этого. В ходе переговоров внимание было
уделено ситуации в Афганистане. "Поддерживая усилия правительства
Афганистана в деле национального примирения, приветствуют начало
процесса передачи афганским вооруженным силам ответственности в сфере
безопасности, идущего в русле "кабульского процесса" и выражают надежду
на успешную реализацию данного процесса, - говорится в заявлении.2
Четвертая встреча планировалась к проведению 2-3 октября 2012г. в
Исламабаде, однако была отложена из-за отказа от участия в форуме
президента России В.Путина. Объявляя об отмене намеченного саммита,
МИД Пакистана сообщил, что новые даты проведения не определены и будут
согласованы позже по дипломатическим каналам. Помимо этого, в
Исламабаде заявили, что Путин послал письмо президенту Пакистана, в
котором высказал надежду на сотрудничество и пригласил его с визитом в
Россию.3
Следует добавить, что планировавшийся после Исламабада визит в
Таджикистан не был отменен, В.Путин посетил Душанбе 5 октября 2012г. и
вместе с Э.Рахмоном решил вопрос о том, что 201-я российская военная база
останется в Таджикистане как минимум до 2042 года. Безусловно, продление

1
www. http://expert.ru/2010/08/18/dushanbe_4/
2
http://www.trend.az/regions/casia/tajikistan/1925765.html
3
http://newsru.com/world/02oct2012/pakistan.html
150
сроков присутствия российской базы было вызвано неопределенностью
ситуации в Афганистане после 2014 года, когда оттуда будут выведены
международные силы содействия безопасности.
Другим важным проектом, продвигаемым Таджикистаном, является
строительство на реке Пяндж Даштиджумской ГЭС, технико-экономическое
обоснование которой было подготовлено в советское время.1 Однако
реализация этого проекта не менее проблематична, чем строительство
Рогунской ГЭС. Нужно вынуть 17 млн.куб.м. скального грунта, в том числе
2,8 млн. куб.м. подземной выемки, насыпать 98,3 млн.куб.м грунта и уложить
1,7 млн.куб.м. бетона. Этот проект потребует, кроме расходов нескольких
миллиардов американских долларов на строительство, определенных жертв
со стороны двух стран. Водохранилище затапливает 14 населенных пунктов
и 860 га сельхозугодий на территории Таджикистана; 13 населенных пунктов
и 1110 га сельхозугодий на территории Афганистана. Плотина способна
решить проблему прорыва завала Сарезского озера и предотвратить
катастрофический паводок. Но в силу того, что к месту строительства
плотины пока ведет только вьючная тропа, тогда как автомобильная дорога
заканчивается в 12 км от места строительства, трудно сказать, когда именно
Таджикистан и Афганистан приступят к строительству Даштиджумской ГЭС.
Кроме того, Пяндж – трансграничная река, что потребует заключения
международных соглашений с участием Узбекистана и Туркменистана,
которые не будут торопиться с выделением 9 куб. км воды, предоставленные
Афганистану соглашением от 1946г.
Для Афганистана есть еще одна серьезная проблема в использовании
гидроресурсов Пянджа – недостаточное экономическое развитие
приграничных провинций. Чтобы каскад гидроэлектростанций, в первую
очередь Даштиджумская ГЭС, полностью проявил свой экономический
потенциал, нужны серьезные вложения в инфраструктуру прилегающих
районов. Там нужно развивать отрасли производства, потребляющие
электроэнергию, развивать сельское хозяйство, автодорожную сеть и
транспорт, чтобы вывозить готовую продукцию.2
Тем не менее, Президент Э.Рахмона на Второй конференции стран
Центральной и Южной Азии по продаже электроэнергии, состоявшейся 27
октября 2006г. в Душанбе, заявил, что ее строительство имеет жизненно

1
Мощность данной ГЭС - 4000 мегаватт с годовым производством электроэнергии в 15,6 миллиардов
киловатт/часов. Объем водохранилища 17,6 куб.км воды. В состав гидроузла входит каменно-набросная
плотина в 320 метров и длиной 1075 метров, два строительных туннеля длиной 1965 метров, туннель
четвертого яруса, одновременно водосбросный туннель длиной 1375 метров, водосброс катастрофических
паводков длиной 2630 метров, три нитки турбинных водоводов и здание ГЭС.
2
Верхотуров Д. Даштиджумская ГЭС требует твердых договоренностей//Факты и комментарии, 5.07.2006 г.
151
важное значение не только для Таджикистана, но и для всех стран региона. В
том числе, для восстановления и развития экономики ИРА, орошения
полутора миллионов гектаров земли, водоснабжения населения. Намерение
построить Даштиджумскую ГЭС было еще раз подтверждено в ходе встречи
Э.Рахмона с министром энергетики и водных ресурсов ИРА Исмаил Ханом,
посетившим Душанбе 3 августа 2007 года.
Вопрос строительства транспортных коммуникаций также является
одним из ключевых для Таджикистана в контексте афганского
урегулирования. Построены пять мостов через пограничную реку Пяндж,
еще один мост находится на стадии строительства в Шуроабадском районе.
18 июня 2005г. состоялась церемония закладки первого камня и капсулы в
знак начала строительства самого крупного таджикско-афганского моста на
реке Пяндж. Через два года, 26 августа 2007 года с участием Президентов РТ
и ИРА, министра торговли США и помощника Госсекретаря США по
Центральной и Южной Азии состоялась торжественная церемония сдачи
этого моста в эксплуатацию. Его строительство финансировалось США ($37
млн.), длина 672 метра, ширина – 11 метров, пропускная способность – 1000
грузовиков в сутки. 1 Уже 23 октября 2007 года в гор. Кундуз состоялась
первая международная ярмарка, на которой свою продукцию представили
афганские и таджикские предприниматели.
18 июня 2003 года в Тегеране во время трехстороннего саммита было
подписано соглашение между Таджикистаном, Афганистаном и Ираном о
международных пассажирских и грузовых перевозках, которое
предусматривало строительство по территории Афганистана автодороги,
которая соединит Таджикистан с Ираном.2
В 2010 году министерство транспорта и связи РТ подписало договор с
иранской компанией «Метро» о проведении технико-экономического
обоснования проекта таджикской части железной дороги Китай –
Кыргызстан – Таджикистан – Афганистан – Иран. На эти цели правительство
Ирана выделило Таджикистану безвозмездную помощь в размере $1 млн. По
данным министерства транспорта и коммуникаций РТ протяженность всей
дороги составит 1972 км, в т.ч. по территории Таджикистана – 392 км (46 км
на участке Вахдат – Яван, Вахдат – Кыргызстан – 296 км, Колхозабад –
Нижний Пяндж – 50 км), с выходом на Кундуз и Мазари-Шариф. Проект
1
Фр.Хаддл, занимавший в тот период должность посла США в Таджикистане, назвал этот мост «мостом в
никуда». Д.Кучера. Таджикистан предлагал США базу, начал выселять российских военных, но Пентагон
построил для него вместо этого мост.- EurasiaNet, 19.03.2013.
2
Сайидзода З. Внешняя политика Таджикистана в период его становления как суверенного независимого
государства. 1992-2004гг. – Душанбе. 2010. – С.364. Следует отметить, что в тот же день в Тегеране
отдельно состоялся трехсторонний саммит Афганистан – Иран – Узбекистан, на котором также обсуждался
вопрос транспортных коммуникаций, но без Таджикистана.
152
предполагает три ответвления, две из них выходят на туркменские железные
дороги в районе Андхоя и Тургунди, третья – на станцию Хайратон на
афгано-узбекской границе. Однако данный маршрут намного дороже
альтернативного маршрута через Узбекистан, поэтому Китай склоняется к
финансированию узбекского варианта.1 Безусловно, определяющим
фактором в выборе маршрута является вывод иностранных войск и
непредсказуемая ситуация после 2014 года в Афганистане.
Тем не менее, продолжая попытки выхода из коммуникационного
тупика, президент Э.Рахмон предложил построить железную дорогу
Таджикистан – Афганистан – Туркменистан, 20 марта 2013 года в Ашхабаде
тремя президентами был подписан соответствующий Меморандум о
взаимопонимании.
Накануне 11 сентября 2001 года основной проблемой для
Таджикистана являлась поддержка экстремистских организаций, включая
ИДУ, со стороны движения «Талибан». Постоянная угроза возобновления
вооруженных действий и невозможность правящего режима эффективно
нейтрализовать эту проблему представлял собой основной источник
напряжения в треугольнике Узбекистан – Кыргызстан – Таджикистан. 2
Поэтому было естественно, что Таджикистан поддержал военную операцию
в Афганистане и в ноябре 2001 года дал согласие на присутствие
иностранных войск на своей территории. Ведь в результате ликвидации
власти талибов были сняты прямые угрозы безопасности Таджикистана и
существенно улучшились условия для продвижения мирного процесса в
стране. Расширение военно-политического присутствия США в регионе
давало Душанбе шанс улучшить свое финансовое положение за счет
кредитов и инвестиций.
С началом антитеррористической операции Таджикистан принял на себя
обеспечение бесперебойной транзитной доставки международной
гуманитарной помощи населению Афганистана, упрощению таможенных и
пограничных процедур, предоставлению своего воздушного и наземного
пространства для осуществления силами международной коалиции
спасательных и гуманитарных операций.
В ноябре 2002 года начало функционировать консульство Таджикистана
в Мазари-Шарифе, 22 декабря 2002 года Х.Карзай открыл посольство
Таджикистана в Кабуле. С 2003 года действует Генеральное консульство
Афганистана в таджикском г.Хороге.

Азия-Плюс. - № 13 (798). – 2013. - 14 февр.


1

Центральная Азия до и после 11 сентября: геополитика и безопасность. - КИСИ при Президенте РК. -
2

Алматы, 2002. - С. 55.


153
За прошедшие годы состоялись взаимные визиты руководителей
министерств и ведомств. В 2002 году Таджикистан посетили министры
энергетики, связи, иностранных дел, обороны ПИГА. В июле 2002 года в
Кабуле находилась большая правительственная делегация Таджикистана.
Были определены объемы передаваемой Афганистану электроэнергии,
достигнута договоренность о строительстве линий электропередач, открытии
воздушного сообщения между столицами, паромной переправы в районе
Шерхан-Бандара. Серьезное внимание уделялось сотрудничеству
Афганистана, Ирана и Таджикистана по строительству транспортных
коммуникаций и линий электропередачи на севере ИРА, соединяющих эти
три персоязычные страны.
Важным событием стала встреча Президента Э. Рахмона с Х. Карзаем,
прибывшим в Таджикистан для участия на восьмом саммите Глав государств
стран-участниц ЭКО в сентябре 2004. В ходе визита было подписано
межправительственное Соглашение о торговом сотрудничестве.
Первый официальный визит Э.Рахмонова в Афганистан, состоялся 27-28
апреля 2005 года, было подписано 11 межгосударственных и
межправительственных соглашений по различным областям сотрудничества,
важнейшим из которых является «Договор о дружбе, сотрудничестве и
добрососедстве между РТ и ИРА».1
22-25 февраля 2006 года в г.Душанбе состоялось первое заседание
таджикско-афганской межправительственной комиссии по торговому,
экономическому и техническому сотрудничеству с обсуждением
приоритетных направлений двустороннего сотрудничества, реализации
документов, подписанных во время визита Президента Республики
Таджикистан в апреле 2005 года в Афганистан.
25-26 июля 2006 года состоялся официальный визит Президента
Афганистана Х. Карзая в Республику Таджикистан.
На основе подписанных соглашений развивалось сотрудничество в
сфере торговли, экономики, образования и культуры, в борьбе против
контрабанды наркотиков и т.д. По данным Министерства экономики и
торговли РТ в 1998г. внешнеторговой оборот Республики Таджикистан с
1
Также были подписаны: Соглашение о взаимном предоставлении собственности посольству Республики
Таджикистан в Кабуле и посольству Исламской Республики Афганистан в Душанбе; Соглашение о
безвизовой поездке по дипломатическим паспортам, Соглашение о сотрудничестве в области энергетики;
Соглашение о сотрудничестве в области образования, культуры, науки и техники; Соглашение о транспорте
и транзитных перевозках грузов и пассажиров; Соглашение о борьбе с незаконным оборотом наркотиков,
Соглашение о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, экстремизмом и транснациональной организованной
преступностью; Соглашение о пограничных контрольно-пропускных пунктах; Меморандум о двусторонних
консультациях между министерствами иностранных дел Республики Таджикистан и Исламской Республики
Афганистана.

154
Афганистаном составлял $1,0 млн., в 2002г. он возрос до $6,4 млн., в 2006г. -
до $15,0 млн. В 2011 и 2012гг. объем двусторонней торговли достиг 133,9 и
232,2 млн. долларов США. На границе с Афганистаном работают 3 пункта
приграничной торговли: в кишлаках «Рузвай» Дарвазского района, «Тем» в
гор. Хорог и «Ишкашим» Ишкашимского района ГБАО, официальное
открытие которых состоялось в марте 2005 года. Эти пункты имеют большое
значение для обеспечения населения северных провинций Афганистана
(Бадахшан, Тахар, Кундуз и другие) необходимыми товарами. Планируется
открытие еще трех таких приграничных рынков: «Хумроги» в Ванчском
районе, «Лянгар» в Ишкашимском и «Гунджибай» в Мургабском районах.
Рынок «Лянгар» позволит приобщить к приграничной торговле более 30 тыс.
жителей Ваханского улусвольства Афганистана и Ваханской долины
Ишкашимского района. А «Гунджибай» поможет решить острейшие
проблемы жизнеобеспечения киргизского населения Афганского Малого
Памира, из-за бездорожья оторванного от других районов страны и
лишенного своевременной поставки продовольствия, лекарств и других
товаров и позволит таджикской стороне организовать закупку мяса, прежде
всего, яков на афганской стороне.1
Между Таджикистаном и Афганистаном налажено сотрудничество в
деле борьбы с контрабандой наркотиков. В 2005 году в Кабуле подписано
Соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом
наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. В Кабуле и
Душанбе прошли встреча и первая конференция руководителей
правоохранительных органов Афганистана и Таджикистана, обсуждены
вопросы совершенствования взаимодействия в обеспечении безопасности
таджикско-афганской границы.
В Файзабаде и Кундузе открыты представительства Агентства по
контролю за наркотиками при Президенте Республики Таджикистан,
деятельность которых дает положительные результаты. По данным
Агентства по контролю за наркотиками при Президенте Республики
Таджикистан, ежегодно в Таджикистане конфискуется до 80% героина,
изымаемого в государствах Центральной Азии вместе взятых.
По предложению Правительства РТ в Душанбе 26-27 марта 2012 года
прошла Пятая Конференция регионального экономического сотрудничества
по Афганистану (RECCA-V). В ней приняли участие высокопоставленные
делегации более 40 стран мира и более 30 международных и региональных
организаций. Также в рамках RECCA-V прошел Бизнес-форум, выставка
региональных проектов и Научный симпозиум ученых и специалистов.
1
Торговля, изменившая жизнь населения приграничья //Народная газета. - № 10 (19876).- 2013.- 20 февр.
155
В пресс-релизе, распространенном накануне конференции отмечалось,
что в Таджикистане уделяют самое серьезное внимание урегулированию
афганского конфликта, социально-экономическому возрождению,
безопасности и стабильности соседнего Афганистана.
По мнению руководства Таджикистана реалии сегодняшнего дня
настоятельно требуют укрепления международного сотрудничества с
максимальным использованием потенциала ООН, ОБСЕ, НАТО, ШОС, ЕС и
других организаций в противостоянии угрозе терроризма, осуществления
превентивных мер, выдвижения конструктивных инициатив и предложений
по поиску мирных путей урегулирования афганского кризиса.
Таджикистан всегда поддерживал позицию Афганистана в рамках
международных и региональных организаций, продвигая его активное
участие в ОБСЕ и ШОС в целях обеспечения стабильности и безопасности в
регионе. Руководство страны прилагает усилия для укрепления
государственной границы между Таджикистаном и Афганистаном,
устранения социально-политической нестабильности, терроризма,
наркотрафика, транснациональной преступности, торговли людьми,
религиозного экстремизма и многочисленных проявлений афганского
кризиса, угрожающих безопасности, как Афганистана, так и Таджикистана.
За период государственной независимости Республика Таджикистан
выступила с рядом инициатив по борьбе с наркотрафиком, среди которых –
создание «пояса безопасности» вокруг Афганистана (1998 г., сессия ГА
ООН), объединение усилий стран мирового сообщества в решении проблем
наркотизма в Центральной Азии (1999 г., Душанбе, Международная
конференция «Таджикистан против наркотиков»), создание
Антинаркотической коалиции (2003 г., 53 сессия ГА ООН), создание
Антинаркотического центра ШОС в г. Душанбе (2008 г., Душанбе, Саммит
глав-государств ШОС) и т.д.
С началом процесса ухода российских пограничников 1 Таджикистан
запросил международное сообщество о финансовой и материально-
технической поддержке его усилий по охране таджикско-афганской границы.
19 января 2005г. в Душанбе состоялось первое заседание Парижского пакта -
международной структуры, учрежденной в 2003 году на саммите Большой
восьмерки в Париже с целью перекрыть каналы контрабанды афганских
наркотиков.2 Участники заседания подчеркнули необходимость увеличения
1
19 октября 2005 года при участии руководителя Пограничной службы РФ генерала Владимира Проничева
состоялась официальная церемония передачи всей таджикской границы с Афганистаном в ведение
пограничников РТ.
2
Члены Пакта — 55 стран, авторитетные международные организации (ООН, МОМ и др.) и финансовые
институты (Всемирный банк, Азиатский банк развития и др.) Тогда же, в 2003г. Европейским Союзом в
156
помощи пограничным войскам Таджикистана, включая подготовку личного
состава.
16 февраля 2005г. на первой международной конференции доноров в
Душанбе делегация Европейской комиссии заявила, что в рамках программ
ЕС по менеджменту границ и борьбе с наркотрафиком начнется работа по
определению эффективных мер, направленных на укрепление границы. Что
уже налаживается сотрудничество по созданию учебных центров, подготовке
пограничников, обеспечению соответствующего контроля в аэропортах,
проведению правовых и институциональных реформ, необходимых для
модернизации системы охраны границы, и т.д.
27 сентября 2005г. в Душанбе состоялась вторая конференция доноров.
Ее участники обсудили вопросы, связанные с подготовкой Соглашения о
партнерстве с правительством Таджикистана. Был определен объем
необходимой помощи на период до 2007 года в сумме до $30 млн., которые
будут направлены на модернизацию действующих и создание новых застав
на границе с Афганистаном.1
В рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе
Таджикистан также выдвигал предложения по поддержке Афганистана,
оказанию большей помощи, вовлечению этой страны в деятельность ОБСЕ.
По предложению Президента Таджикистана Постоянный совет ОБСЕ принял
решение предоставить Афганистану статус партнера по сотрудничеству
ОБСЕ. 
На 15-м Совете министров иностранных дел ОБСЕ в Мадриде (29-30
ноября 2007г.) было принято решение о подключении Организации к
решению афганской проблемы в плане снижения угроз безопасности на
пространстве ОБСЕ. С этой целью ОБСЕ сосредотачивает свои усилия на
помощи странам региона в укреплении границ с Афганистаном, подготовке
специалистов в области управления границами, борьбы с незаконным
оборотом наркотиков и оружия. В 2010г. в Душанбе было учреждено Высшее
училище ОБСЕ по управлению границами, в нем проходят обучение также
сотрудники силовых структур Афганистана. 
В период своего председательства в ОИК Таджикистан приложил
усилия для активизации участия стран-членов Организации в решении
целях обеспечения безопасности на границе и борьбы с незаконным оборотом наркотиков были запущены
программы по содействию управлению границами в Центральной Азии (БОМКА) и контролю за
наркотиками (КАДАП).  С 2003 г. по предложению министерства внутренних дел Австрии в качестве
одного из ведущих форумов по координации и обсуждению программной деятельности БОМКА
реализуется Инициатива по безопасности границ в Центральной Азии (КАБСИ), в рамках которой ежегодно
проводятся конференции на министерском уровне.
1
Абдулло Р. Таджикистан: Международная жизнь//Центральная Евразия.- http://www.ca-
c.org/annual/2005/37.intertjru.shtml.

157
афганской проблемы. К примеру, была принята отдельная резолюция 37-го
СМИД ОИК (Душанбе, май 2010г.) о положении в Афганистане.
Таджикистан также налаживает сотрудничество с Организацией
Североатлантического договора (НАТО) в деле обеспечения и поддержания
мира в соседнем Афганистане. В феврале 2009 года в Брюсселе на встрече с
Генеральным секретарем НАТО Я.Х.Схеффером президент Э. Рахмон
заявил: «НАТО, как одна из важных составляющих в обеспечении
безопасности в Афганистане, должна наладить активное сотрудничество,
прежде всего, со странами-соседями ИРА, в особенности с Таджикистаном,
который имеет самую протяженную границу с Афганистаном». 
Республика Таджикистан с момента создания ШОС постоянно
акцентировала внимание на участии Афганистана в качестве приглашенного
гостя на заседаниях Организации на уровне экспертов, министров
иностранных дел, глав правительств и государств. По мнению Министра
иностранных дел Таджикистана Х. Зарифи, в целях устойчивого развития
Афганистана необходимо привлекать это государство к интеграционным
процессам для дальнейшего регионального политического и торгово-
экономического сотрудничества.
Таджикистан считает, что нельзя решить афганскую проблему, опираясь
только на военную составляющую, в целях установления мира и
безопасности необходимо обеспечить социально-экономический рост и
содействовать повышению уровня образования населения этой страны.
Мировому сообществу и странам региона нужно развивать инфраструктуру
Афганистана, строить автомобильные и железные дороги, прокладывать
линии электропередач, расширять сотрудничество со странами Средней
Азии, способствуя их выходу к южным морям.
Таджикистан также вносит вклад в подготовку профессиональных
кадров для гражданских нужд Афганистана. В своем выступлении на встрече
«Душанбинской четверки» в сентябре 2011 года Президент Э. Рахмон
предложил создать многопрофильный профессионально-технический Центр
для подготовки специалистов для нужд народного хозяйства Афганистана на
территории Таджикистана и призвал международное сообщество оказать
содействие в реализации этого проекта.
Несомненно, таджикско-афганские отношения, основанные на
равноправии и взаимной выгоде, имеют хорошие перспективы. Вместе с тем
сохранение нестабильной ситуации в Афганистане, рост производства
наркотиков, угроза экстремизма и терроризма налагают определенные
отпечатки на динамику таджикско-афганских отношений. Решением
Верховного Суда Республики Таджикистан от 30 марта 2006 года, такие
158
организации как «Аль-Каида», «Талибан», «Исламская партия Туркестана»
(бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Исламское движение
Восточного Туркестана» и другие, действующие в Афганистане, признаны
террористическими и экстремистскими и их деятельность на территории
Таджикистана запрещена. В Таджикистане опасаются повторения события
90-х гг. прошлого столетия, когда конфликт в Афганистане во многом
способствовал развязыванию внутреннего вооруженного конфликта.
Поэтому сохраняются определенные ограничения для граждан Афганистана
в получение таджикских въездных виз.
Поэтому дальнейшее развитие отношений между Таджикистаном и
Афганистаном, в том числе реализация намеченных совместных проектов в
области гидроэнергетики и транспорта, во многом зависит от военно-
политической ситуации в этой стране и регионе в целом.1
Туркмения
Афганистан 22 декабря 1991г. признал независимость Туркменистана,
21 февраля 1992г. был подписан Протокол об установлении
дипломатических отношений. Тогда же заключено соглашение о продаже
горюче-смазочных материалов, электроэнергии и товаров первой
необходимости в провинции Герат, Бадгис и Фарьяб. 28 октября 1993 года в
г.Герат было открыто туркменское консульство.
Как писал исследователь М.Эсенов2, с первых шагов самостоятельного
развития Туркменистан сделал ставку на экспорт сырьевых ресурсов,
строительство газопроводов, автомобильных и железных дорог. Было
разработано несколько альтернативных маршрутов, из которых
приоритетным стал газопровод через Афганистан в Пакистан и далее на
мировые рынки. Отчасти это было вынужденной мерой, так как США
пытались не допустить строительства трубопровода через Иран, а бывшие
страны СНГ отказывались оплачивать поставки туркменского газа.
Идею об афганском маршруте президент С.Ниязов озвучил еще в мае
1992 года во время встречи с премьер-министром Пакистана Н.Шарифом в
ходе рабочей сессии глав правительств ОЭС в Ашгабаде. В дальнейшем
договоренность о строительстве газопровода и автомобильной дороги
обсуждалась 6-7 февраля в Кветте и 28 ноября 1993 года в Исламабаде. В
марте 1995 года в пакистанской столице премьер-министром Б.Бхутто и
С.Ниязовым был подписан меморандум о строительстве газопровода и о

1
Искандаров К. Современное состояние таджикско-афганских отношений и перспективы их развития//
www.afghanistan.ru. 20.03.2007.
2
Внешняя политика Туркменистана и ее влияние на систему региональной безопасности// Центральная Азия
и Кавказ. - № 1(13), 2000. - С. 56.
159
восстановлении автомобильной дороги от пакистанского города Чаман до
города Тургунди на афгано-туркменской границе.
Практическая реализация этих соглашений началась осенью 1994 года,
когда через территорию Афганистана стали передвигаться автокараваны и
началась подготовка к созданию международного консорциума по
строительству газопровода.
М. Эсенов обращает внимание на такой факт, который, как он считает,
вряд ли можно назвать случайным. Возникновение движения «Талибан» на
военно-политической арене Афганистана совпало с началом активной фазы
туркменско-пакистанского сотрудничества. Осенью 1994 года группа
афганских моджахедов захватила автокараван, следовавший из Пакистана в
Туркменистан. Для его освобождения МВД Пакистана привлекло
действовавшую на юге Афганистана небольшую, мало кому известную
религиозную секту, которой руководил мулла Мохаммад Омар. Именно эта
секта в скором времени стремительно переросла в движение «Талибан»,
впоследствии начавшее победное шествие по стране и изменившее всю ее
военно-политическую ситуацию.1 Вероятно в Пакистане считали, что талибы
обеспечат стабильность и выход в Среднюю Азию через Афганистан. 
Туркменское руководство сразу установило контакты с талибами,
фактически ставшими их первыми зарубежными партнерами. Зимой 1994г.,
сразу после появления передовых отрядов талибов на туркменской границе,
стала функционировать железная дорога Кушка (Туркменистан) – Тургунди
(Афганистан), по которой начался интенсивный товарообмен.2
31 июля 1995г. в Ашгабаде подписан протокол об открытии воздушного
сообщения Кабул – Ашгабад и Герат – Мары – Ашгабад. 25 декабря 1995г. с
участием министра иностранных дел Туркменистана в районах Имамназар и
Акина открыты пограничные переходы.
В январе 1997 года Туркмения организовала у себя международную
конференцию по оказанию гуманитарной помощи Афганистану.
27 октября 1997 года С.Ниязов и руководитель «Unocal» подписали
протокол, по которому американская компания получила эксклюзивные
полномочия на формирование консорциума для строительства газопровода в
Пакистан. Однако уже через год она приостановила свое участие в этом
проекте из-за военных действий между движением «Талибан» и Северным
Альянсом и обострения отношений между талибами и США в результате

1
Эсенов М. Внешняя политика Туркменистана и ее влияние на систему региональной безопасности//
Центральная Азия и Кавказ. - № 1(13), 2000. - С. 59.
2
Там же.
160
американского удара крылатыми ракетами по базам подготовки террористов
в Афганистане.3
Чтобы создать условия для строительства газопровода, Ашгабад
попытался выступить посредником между талибами и Северным Альянсом.
В конце февраля 1999 года министр иностранных дел Туркменистана
Б.Шихмурадов в Кандагаре встретился с муллой М.Омаром и обсудил вопрос
строительства газопровода.
С 11 по 14 мая 1999 года в Ашгабаде под эгидой ООН и при
посредничестве Туркменистана прошел очередной раунд межафганских
переговоров. В самом начале представители президента Б.Раббани и
движения «Талибан» впервые заявили о готовности поделить власть, признав
бесперспективность военных действий и бессмысленность притязаний на
единоличное правление. Ю.Кануни и В.А.Мутавакиль достигли соглашения
о создании совместных правительства, парламента и судебных органов.
Итоги ашгабадских переговоров широко комментировались в политических
кругах.
В эти же дни талибы впервые с момента своего появления заключили
официальные соглашения с иностранным государством, и этим государством
стал Туркменистан. В ходе переговоров с заместителем министра
иностранных дел администрации талибов А.Захидом были достигнуты
договоренности о начале полетов самолетов афганской авиакомпании в
Туркмению и поставках в Афганистан природного газа, а также об участии
туркменских специалистов в восстановлении двух электростанций.
В июле 1999 года в связи с предоставлением убежища Усаму бен Ладену
США ввели экономические санкции против исламского движения "Талибан".
В распространенном заявлении президента США отмечалось, что санкции
"углубят международную изоляцию "Талибана", ограничат его возможности
поддерживать сеть террористических группировок и продемонстрируют
необходимость соблюдать принятые нормы поведения на международной
арене". В свою очередь С.Ниязов объявил, Туркменистан имеет консульские
отношения с обеими афганскими сторонами, что приграничная торговля
достигла $100 млн.
В октябре 1999 года за покровительство международному терроризму,
санкции против талибов были объявлены специальной резолюцией Совета
Безопасности ООН. Туркменистан выступил против введения этих санкции.
В частности, представитель Туркменистана при ООН Аксолтан Атаева
призывала к "диалогу и сотрудничеству с афганским движением "Талибан",
Эсенов М. Внешняя политика Туркменистана и ее влияние на систему региональной безопасности//
3

Центральная Азия и Кавказ. - № 1(13), 2000. - С. 61.


161
поскольку "сотрудничество с ним принесет гораздо больше результатов, чем
его международная изоляция".
Внешнеторговый оборот с режимом "Талибан" в 2000 году составил
$120 млн., а в 2001 - более $150 млн. При этом из Туркменистана в
Афганистан регулярно направлялись крупные партии бензина, дизельного
топлива, авиационного керосина, а также запасные части для военной
техники. Летом 2001 года наряду с послом тогдашнего президента
Афганистана Б.Раббани в Ашгабаде в течение 4 месяцев был аккредитован и
представитель правительства талибов.
Летом 2000г. спецпосланник президента Туркменистана Б.Шихмурадов
в Кабуле вновь встречался с муллой М.Омаром и министром иностранных
дел В.А.Мотавакилем. Тогда он заявил, что Афганистан не представляет
угрозы региону и «Талибан» не обучает и не поддерживает исламских
боевиков.
На Международной конференции по проблемам безопасности в
Центральной Азии в Китае, организованной Шанхайским институтом
международных исследований, подчеркивалось особая позиция, которую
изначально занимал Ашхабад в вопросе афганского урегулирования - в
пользу диалога с движением "Талибан". По мнению Туркменистана, тогда
талибы практически не только контролировали почти весь Афганистан, но и
демонстрировали свою способность к гражданскому администрированию,
выведению страны из политического хаоса и переходу к этапу масштабной
социально-экономической реставрации. Как считали туркмены, политика
изоляции и санкций против талибов оказалась полностью
контрпродуктивной.
С приходом в Афганистан нового правительства туркмено-афганские
контакты продолжились. 7 марта 2002 года состоялся однодневный
официальный визит главы временной администрации Афганистана Х.
Карзая. Первоначально предполагался двухдневный визит, но землетрясение
на севере Афганистана и эскалация боевых действий сократили его сроки. По
итогам переговоров подписаны четыре соглашения, в соответствии с
которыми, Туркменистан начинает поставки электроэнергии в провинции
Герат, Бадгис и Фарьяб, будет ежегодно предоставлять бесплатно 100 мест в
учебных заведениях для афганских студентов и бесплатно лечить
нуждающихся афганцев в своих клиниках.
В подписанном Совместном коммюнике отмечалось «совпадение
подходов двух стран к ключевым международным и региональным
проблемам и выражена приверженность развитию сотрудничества в духе
дружбы и добрососедства на основе уважения независимости и суверенитета,
162
нерушимости границ, признания единства и территориальной целостности,
невмешательства во внутренние дела друг друга». Афганская сторона
заявила о признании и поддержке постоянного нейтралитета Туркменистана
и отметила его важный вклад в установление мира и стабильности в
Афганистане.
На переговорах, естественно, не могла не быть затронута и в равной
степени актуальная для обоих государств тема прокладки газопровода.
С.Ниязов и Х.Карзай заявили, что реализация проекта может внести
существенный вклад не только в процесс социально-экономического
восстановления Афганистана, но и развитие новых направлений
трубопроводного транспорта, укрепление безопасности и стабильности в
Центральной и Южной Азии, что отвечает интересам всего международного
сообщества. В этом контексте президент С.Ниязов предложил провести в
Туркменистане международную конференцию по экономическому
сотрудничеству в Центральной и Южной Азии с участием представителей
стран этого региона, США, России, Китая, Японии, государств Европейского
Союза, других заинтересованных государств, международных финансовых и
экономических структур.
В начале 2002г. в Кабуле состоялась встреча министров трех стран -
Туркменистана, Афганистана и Пакистана, а 30 мая 2002 года в Исламабаде
тремя президентами подписан протокол о строительстве трансафганского
газопровода. Основные его характеристики: длина – 1780 км, мощность – 30
млрд. куб. метров газа в год, стоимость - $2,5 млрд.
В первой половине 2002 года Туркмения проложила ЛЭП по маршруту
Имамназар (Туркменистан) - Андхой - Шиберган - Мазари-Шариф. В конце
2003г. построена ЛЭП Серхетабад (бывшая Кушка) - Герат (Афганистан),
ввод в эксплуатацию которой позволил Ашгабаду вдвое увеличить экспорт
электроэнергии в соседнюю страну - до 200 млн. киловатт-часов в год. По
афганской территории проложен 102-километровый участок ЛЭП-220
стоимостью 6,5 млн. долл. США, позволяющий решить вопросы внешнего
энергоснабжения провинции Герат. Строительство ЛЭП было сопряжено с
определенным риском, поскольку 35 километров трассы пришлось
разминировать с помощью международных организаций, базирующихся на
севере Афганистана.
Во время второго рабочего визита Х. Карзая в Ашгабад 6-7 июня 2007
года стороны договорились создать межправительственную туркмено-
афганскую комиссию по экономическому сотрудничеству, которая займется
проектами строительства ЛЭП и объектов энергообеспечения с целью
увеличения объемов подачи электроэнергии из Туркменистана в Афганистан,
163
а также проработкой проекта строительства железной дороги Тургунди -
Герат. Вновь обсуждены вопросы трансафганского газопровода. По итогам
переговоров подписаны Соглашение о межмидовских консультациях,
Протокол о намерениях по сотрудничеству в области транзитной торговли и
транспортировке товаров.
В последующем, 13 августа 2007 года на территории района Атамурат
Лепабской области Туркменистана состоялось открытие нового здания
таможни «Имамсахиб», напротив уезда Андхой ИРА. Туркмены
реконструировали 2 км железной дороги на афганской территории в районе
Тургунди, выделив для этого 550 тыс. долларов США. В мае 2011 года в ходе
официального визита президента Афганистана в Туркменистан подписано
Рамочное соглашение о железной дороге Атамырат – Ымамназар – Акина –
Андхой, строительство планируется начать в июле 2013 года.
11 декабря 2010 году в результате активной работы сторон в Ашхабаде
главами Афганистана, Туркменистана, Пакистана и представителем Индии
было подписано Соглашение по строительству газопровода ТАПИ. Однако
из-за нестабильной ситуации в Афганистане до сих пор не удалось начать
реализацию этого проекта.
В отличие от южного направления 14 декабря 2009 года на туркмено-
узбекской границе состоялась официальная церемония открытия газопровода
Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай, строительство которого
началось 29 августа 2007 года. На открытии присутствовали председатель
КНР и президенты Н.Назарбаев, И.Каримов и Г. Бердымухаммедов.1
Тем не менее, можно предположить, что, несмотря на нехватку
экспортных мощностей, Туркменистан будет использовать проект ТАПИ как
средство давления и ценового торга с Россией и Китаем, а также как
инструмент привлечения внешних инвестиций в разработку газового сектора
страны со стороны заинтересованных в его наполнении государств.
Узбекистан
Афганистан 22 декабря 1991г. признал независимость Республики
Узбекистан. 13 октября 1992 года в Ташкенте состоялись переговоры между
президентом И.Каримовым и главой Исламского Государства Афганистан Б.
Раббани. Были подписаны Протокол об установлении дипломатических
отношений2, Меморандумы о сотрудничестве между двумя государствами и
открытии воздушного сообщения.
1
11 марта 2013 года в порту Чабахар в присутствии президентов двух стран состоялось торжественное
открытие начала строительства пакистанского участка газопровода Иран-Пакистан протяженностью 2000
км, из которых 900 км по иранской территории уже построены. После завершения строительства к концу
2014 года по нему пойдет 21,5 млн. кубометров газа в сутки, или 7,8 млрд. куб.м. в год. Предварительное
соглашение было подписано в 2009г., в марте 2010 после урегулирования всех вопросов подписано и
окончательное соглашение о строительстве этого газопровода. http://iran.ru/news/economics/86295
164
Однако дальнейшее развитие событий в Афганистане вызвало
серьезную обеспокоенность в Узбекистане, как в контексте возрастающих
угроз безопасности, так и в смысле блокирования южного направления на
мировые рынки. Поэтому в сентябре 1993 года на 48-й сессии ГА ООН,
президент И.Каримов призвал мировое сообщество обратить внимание на
Афганистан. В октябре 1995 года на юбилейной 50-й сессии ГА ООН
Каримов предложил ввести эмбарго на поставки вооружений в эту
республику.1 В этих выступлениях он подчеркивал принципиальные вопросы
разрешения афганского конфликта: взаимозависимость между мерами по
безопасности и проектами социально-экономического развития; важность
уважительного отношения к религии Ислам; необходимость участия
авторитетных международных организаций в урегулировании ситуации;
прекращение внешней поддержки противоборствующим сторонам в
Афганистане; введение эмбарго на поставки оружия в эту страну.2
15-16 сентября 1995 г. в Ташкенте при непосредственной поддержке
Генерального секретаря ООН прошел семинар-совещание по безопасности и
сотрудничеству в Центральной Азии. В нем приняли участие делегации
постоянных членов СБ ООН, 20 международных организаций, представители
30 стран, включая Казахстан, Киргизстан, Таджикистан и Туркменистан, а
также эксперты из 16 стран. Основной вывод этого форума заключался в том,
что нужно сохранить мир, стабильность и сотрудничество в регионе.
16 января 1996 года Европарламент, откликаясь на призывы
среднеазиатских республик, принял резолюцию о прекращении
вмешательства во внутренние дела Афганистана и введении международного
эмбарго на поставки вооружений в зону конфликта. В июне 1996 года США
также объявили эмбарго на поставки в Афганистан оружия. 17 декабря 1996
года Совет Европы принял «Общую позицию», объявив такое же эмбарго. В
течение 1996 года по афганской проблеме проводились интенсивные
консультации на международном уровне.
Между тем отсутствие единого переговорного механизма затрудняло
диалог по афганской проблеме. В связи с этим 22 августа 1997 года
Узбекистан выдвинул инициативу о создании Контактной группы с участием
граничащих с Афганистаном государств, а также России и США.
2
13 октября 1992 года открыто афганское посольство в Ташкенте. Одновременно было открыто Генеральное
консульство Узбекистана в Мазари-Шарифе.
1
Каримов И. От региональной безопасности с глобальной безопасности. //По пути созидания.- Том 4.-
Ташкент: Узбекистон, 1996. - С. 57.
2
Рахимов М.А. Многостороннего сотрудничества Республики Узбекистан с Организацией Объединенных
Наций //Первые страницы истории независимого Узбекистана. (Временной сборник) №3. - Ташкент, 2000. -
С.185-198.

165
В тот день после международной презентации, посвященной вводу в
строй Бухарского нефтеперерабатывающего завода, И.Каримов, отвечая на
вопросы журналистов о ситуации в Афганистане, отметил:
«В этом отношении я придерживаюсь такого мнения: чтобы установить
мир в Афганистане, нужно, прежде всего, создать контактно-согласительную
группу. Ее членами обязательно должны стать США, Россия, Пакистан и
Иран. Более того, необходимо, чтобы в ее состав вошли и другие,
сопредельные Афганистану государства. Только тогда можно будет добиться
каких-то результатов. Еще раз повторю, в Афганистане должно быть создано
коалиционное правительство, в состав которого вошли бы представители
всех групп и слоев населения. Без этого нельзя добиться примирения. А те,
кто стремиться к господству в Афганистане, будь то этническая или
национальная группа, или религиозное течение, глубоко заблуждаются.
Поэтому все партии и группы, и в первую очередь движение «Талибан»,
должны отказаться от таких притязаний»1
Уже в октябре 1997г. в Нью-Йорке состоялось первое организационное
заседание постоянных представителей стран - членов "6+2". 21 сентября
1998г. была организована встреча на уровне министров иностранных дел в
формате «6+2», по итогам которой был принят документ «Пункты общего
понимания» по афганскому вопросу.
Следующая встреча в таком формате состоялась 14 января 1999 года в
Нью-Йорке. По ее итогам на основе предложения Узбекистана было принято
решение провести очередную встречу данной группы в Ташкенте2.
С 31 мая по 1 июня 1999 года министр иностранных дел Узбекистана
А.Камилов находился с рабочим визитом в Пакистане, обсудил вопросы
сотрудничества двух стран в деле урегулирования конфликта в Афганистане.
Тогда же в Кандагаре он встретился с муллой Омаром, который подтвердил
участие представителей движения «Талибан» во встрече по афганскому
урегулированию в Ташкенте в формате «6+2».
19-20 июля 1999 года в столице Узбекистана собрались заместители
министров иностранных дел стран - участниц "6+2", а также две делегации из
Афганистана - движения "Талибан" и Объединенного фронта. Встреча
состояла из официальной части и последующих переговоров за закрытыми
дверями.
Президент И.Каримов и представители группы "6+2" на церемонии
открытия призывали противоборствующие афганские стороны как можно
скорее решить внутренние противоречия. По словам Каримова, это "придало
Сайт информационного агентства Uzbekistan Today www.ut.uz 30.10.2008.
1

Там же.
2

166
бы импульс для создания предпосылок налаживания регионального
сотрудничества, в первую очередь по реализации долгосрочных проектов
транспортных коммуникаций, связывающих Центральную Азию с
сопредельными территориями".
Итогом встречи стала Ташкентская декларация «Об основных
принципах урегулирования конфликта в Афганистане», под которой
поставили свои подписи все страны – члены группы "6+2", кроме Туркмении.
Участники встречи сошлись во мнении, что военного решения афганского
конфликта не существует, и он должен быть урегулирован путем мирных
переговоров, которые пройдут в два этапа. Предполагалось, что на первом
этапе будут приняты меры по укреплению взаимного доверия - подписание
соглашения по немедленному прекращению огня без каких-либо
предварительных условий, проведение прямых переговоров между
полномочными делегациями двух основных сторон внутриафганского
конфликта, целью которых, в свою очередь, должно стать достижение
соглашения об обмене военнопленными, о снятии внутренних блокад и
открытии дорог для взаимной торговли и доставки гуманитарной помощи на
территории, контролируемые различными афганскими группировками. На
втором этапе предполагалось, что граждане Афганис