Вы находитесь на странице: 1из 76

СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)

ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО


ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ЮСТИЦИИ(РПА МИНЮСТА РОССИИ)» В г. МАХАЧКАЛЕ

Юридический факультет
Кафедра уголовного права
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ: СТРУКТУРА,


СОСТАВ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Выполнил студент
4 курса 2 группы
по специальности 40.05.02.
Правоохранительная деятельность
заочной формы обучения
Щур Татьяна Викторовна

___________________________________
(подпись)
«___» ______________________ 20__г.

Научный руководитель
канд. истор. наук, доцент
Абдулаев Камиль Магомедович
___________________________________
(подпись)
«___»______________________ 20__г.

"Допустить к защите "

Заведующий кафедрой,
обеспечивающей научное руководство
доктор.юрид.наук, профессор
Акутаев Расул Магомедович
___________________________________
(подпись)
«___» ______________________ 20__г.

Махачкала 2018
2
Оглавление

Введение.........................................................................................................3
Глава 1 Понятие и становление органов и учреждений, исполняющих
наказания в России.............................................................................................
1.1 История создания и развития органов и учреждений, исполняющих
наказания в России...............................................................................................6
1.2 Современные учреждения и органы ФСИН России, их задачи,
обязанности и полномочия...............................................................................22
Глава 2 Правовые основы функционирования ФСИН..............................
2.1 Законодательство, регламентирующее деятельность ФСИН...........38
2.2 Проблемы реализации норм, регламентирующих деятельность
органов и учреждений уголовно-исполнительной системы России................44
Глава 3 Развитие ФСИН на современном этапе........................................
3.1 Переход от системы колоний к тюрьмам в уголовно-
исполнительной системе Российской Федерации..............................................51
3.2 Проблемы реформирования и гуманизации уголовно-
исполнительной системы Российской Федерации.............................................56
Заключение..................................................................................................64
Список использованных источников.......................................................68
3
Введение

Современное положение дел, как на внутренней, так и на


международной политической арене ставит Российскую Федерацию в
ситуацию, требующую выбора собственного пути развития, в связи, с чем
необходимо реформирование государственного аппарата. Поставленные
перед государством в XXI веке задачи затрагивают все его сферы жизни и
институты, и далеко не в последнюю очередь - институт Федеральной
службы исполнения наказаний Российской Федерации.
В законодательных органах власти многократно звучали и продолжают
звучать идеи и предложения по преобразованию всей системы исполнения
наказаний по европейской модели, по отказу от существующей сегодня в РФ
системы колоний, гуманизации пенитенциарного законодательства и ряду
других вопросов, каждый из которых прямым образом затрагивает основные
элементы существующего института уголовно-исполнительной системы
государства. Другой проблемной темой является применение на практике
определенных перспективных видов наказания, закреплённых
законодателем, однако ввиду целого ряда причин и факторов не
применяемых. Весьма ярким примером может служить смертная казнь,
исполнение которой на территории Российской Федерации в силу
политических причин фактически запрещено, несмотря на то, что она
является мерой наказания, признанной на государственном уровне.
В сложившихся сегодня условиях представляется крайне актуальным и
необходимым обстоятельный анализ наиболее спорных и проблемных
вопросов, стоящих перед современной пенитенциарной системой и по
возможности постараться найти на них рациональный ответ.
Целью данной работы является всестороннее изучение института
службы исполнения наказаний РФ, установление наиболее актуальных
вопросов его развития и деятельности, а также эффективных путей их
разрешения.
4
В соответствии с указанной целью представляется необходимым
выполнить следующие задачи:
1. Исследовать процесс становления и развития института уголовно-
исполнительной системы в истории российского государства;
2. Изложить понятие и структуру органов Федеральной службы
исполнения наказаний РФ в соответствии с законодательством,
проанализировать современное состояние пенитенциарной системы
Российской Федерации.
3. Определить задачи и круг полномочий органов Федеральной службы
исполнения наказаний РФ в соответствии с действующим
законодательством.
4. Изучить наиболее актуальные острые вопросы, непосредственно
связанные с реформированием уголовно-исполнительной системы
Российской Федерации в целом.
5. Установить сложности, с которыми сталкивается пенитенциарная
система в процессе применения на практике отдельных видов наказания.
Объектом исследования является институт службы исполнения
наказаний Российской Федерации, в то время как предметом являются
отдельные проблемы её функционирования и реформирования.
Теоретическую основу работы составили научные труды А.И. Зубкова,
В.С. Комиссарова Л.С. Владимировой, В.И. Селиверстова, Н.В. Петрова, А.С.
Михлина, И.А. Исаева, А.В. Бриллиантова, а также ряда других ученых.
Новизна настоящей работы состоит в том, что в ней осуществлено
обстоятельное и всестороннее исследование института службы исполнения
наказаний РФ, установлены наиболее острые проблемы его развития и
функционирования, предложены эффективные пути их решения, а также
пути совершенствования исследуемого института.
Методологической основой работы служат частные и общенаучные
методы, в том числе системно-структурный и историко-юридический
методы, а также сравнительно-правовой метод, метод анализа,
5
статистический метод, формально-логический метод, социологический
метод, и другие.
Настоящая выпускная квалификационная работа состоит из
введения, 3 глав, включающих в себя 7 параграфов, заключения и
библиографического списка использованных источников.
В первой главе раскрывается понятие и становление органов и
учреждений, исполняющих наказания в России, история создания и развития
органов и учреждений, исполняющих наказания.
Во второй главе раскрываются правовые основы функционирования
ФСИН, законодательные акты регламентирующие деятельность ФСИН,
проблемы реализации норм, регламентирующих деятельность ФСИН.
В третьей главе раскрыто развитие ФСИН на современном этапе,
переход от системы колоний к тюрьмам в уголовно-исполнительной системе,
раскрыты проблемы реформирования и гуманизации уголовно-
исполнительной системы России.
6
Глава 1 Понятие и становление органов и учреждений,
исполняющих наказания в России
1.1 История создания и развития учреждений и органов,
исполняющих наказания в России

Система исполнения наказаний в России начала формироваться еще X-


XV века – «Краткая Правда», затем обновленный вариант под названием
«Русская Правда». Предписания в них основывались на обычаях и
сложившейся практики наказания за опасные деяния. Предусматривалась
кровная месть (ст.1), т.е. смертная казнь приводилась в исполнение
родственниками убитого, в то же время альтернативой этого вида наказания
устанавливался штраф в 40 гривен (в зависимости от сословного положения
потерпевшего и преступника). За нанесение телесных повреждений
полагался штраф в размере 3 гривен. Суровые меры применялись к ворам.
Любой человек мог убить его, застав на месте преступления.
После чего в XVI веке система исполнения наказаний, соединяет в
себе организационные и правовые институты исполнения наказания. С
социальной и экономической позиций возникновение пенитенциарных
учреждений и органов в России было обусловлено возникновением
экономических возможностей их строительства и поддержания.
Судебник 1550 г., несомненно, явился одной из важнейших правовых
предпосылок возникновения тюрем. В Судебнике был указан такой
принципиально новый для государства вид уголовного наказания, как
тюремное заключение.
Данный вид наказания стал первым видом лишения свободы в истории
страны - как на определенный, так и на неопределенный срок. Впрочем,
тюремное заключение в основном применялось как дополнительное
наказание. Согласно Судебнику, на тот момент существовало четыре типа
мест заключения наказуемых. Во-первых, это частные тюрьмы, которые
были расположены в резиденциях и при дворах крупных феодалов (бояре) и
7
князей (наказанные лица помещались в погреба, подвалы либо иные места, в
большей или меньшей степени, приспособленные для данной цели, а также
государственные тюрьмы – Соловецкий монастырь, Белое озеро, и т.д.). Во
вторых, роль мест заключения играли монастыри (в подвалах и застенках
монастырей, приспособленных для заключения, как правило, содержались
противники церковной власти, а также лица, имевшие духовный сан)[53, c.
77]. В третьих, данную функцию выполняли места заключения, возникавшие
в ходе земско-губных преобразований начиная с тридцатых годов XVI века, в
организации коих самое активное участие принимало все население
Московского государства[36, c. 27-32].
Тем не менее, центральная власть только частично взяла на себя
обязанности по строительству тюрем и обеспечению тюремной
администрации. Основная часть расходов по возведению и обеспечению
тюрем возлагалась на местные органы власти. Закон предельно четко
устанавливал цели тюремного заключения, указывая главной из них
надежную изоляцию преступников. В указанный период времени в России
начали появляться первые тюрьмы монастырского типа – принципиально
новый вид учреждений, который с помощью церкви выполнял карательно-
воспитательную функцию оппозиционеров, идеологических противников
российского государства. Первой была создана монастырская крепость в
1584 году в Соловецкой обители; в ней строились специальные помещения,
предназначенные для содержания заключенных. При этом монастырские
тюрьмы не являлись учреждениями сугубо карательного характера. Данные
заведения выполняли также и идеологические, исправительные функции,
вели борьбу с инакомыслящими элементами. Идеологический плюрализм в
существовавших на тот момент обстоятельствах представлял весьма
существенные угрозы государственной и национальной безопасности [50, c.
75]. Государство не могло в одиночку эффективно вести борьбу с
политическими и идеологическими противниками, ввиду чего делило
данную функцию с церковью. Церковь, обладавшая различными
8
карательными учреждениями, негласно входила в систему власти.
Непременным и главным условием освобождения из подобных
монастырских тюрем являлось полное раскаяние, а также чистосердечное
отречение от каких бы то ни было заблуждений. Собственно, именно церковь
и возложилана себя функцию нравственного исправления населения впервые
в истории общества. Различные религиозные наказания преследовали цель
духовно-нравственного возрождения преступных элементов. Таким образом,
в России были осуществлены формулировка и реализация идеи
ресоциализации, исправления преступника. Церковь традиционно принимала
самое активное участие в деле формирования системы морально-
нравственных ценностей и идеалов общества, национального самосознания, в
том числе применяя в необходимых случаях инструменты принуждения [53,
c. 77].
Дальнейший процесс развития уголовно-исполнительных органов и
учреждений был тесно связан с изменившимися политическими,
экономическими и социальными условиями, которые сложились в середине
XVII столетия. В 1641 году российский царь Алексей Михайлович
устанавливает первые органы управления тюрьмами, ввиду чего дает
воеводам поручение выбрать особых лиц, называемых целовальниками, для
заведования так называемыми «колодниками». Важнейший документ тех
времен, Соборное Уложение 1649 г., явился своеобразным новым уголовным
кодексом. В Соборном Уложении, помимо норм уголовно-правового
характера, имелись и уголовно-исполнительные нормы, в частности,
регулирующие возведение и обеспечение функционирования тюрем.
Таким образом, можно утверждать, что первыми органами
пенитенциарного типа в России являлись различные места лишения свободы,
объединенные общим названием «тюрьма», которые впервые были
предусмотрены в Судебнике 1550 г. Главной функцией тюремных
учреждений являлось наказание, кара. Возникновение тюрем было
обусловлено быстро нарастающими угрозами, которые представляла
9
преступность, экономической возможностью строить и обеспечивать
деятельность тюрем, а также уровнем развития права. В течение
продолжительного времени государство было не в состоянии в одиночку
противостоять преступному миру, который представляли собою серьезную
угрозу устоям общества, и в противодействии преступным элементам весьма
активное участие принимала церковь, применяя не одни только карательные
средства, но также и духовно-нравственное, идеологическое воздействие.
Чрезвычайно важную роль в деле формирования уголовно-исполнительных
учреждений и органов сыграло Соборное Уложение 1649 г. В данном
документе впервые в истории России были определены органы управления в
лице целовальников и установлены источники финансирования
пенитенциарных органов. В процессе развития централизованного
государства неуклонно возрастает роль уголовно-исполнительных
учреждений. На формирование политики Российского государства в сфере
уголовно-исполнительной деятельности в XVII в. значительное влияние
оказывал политический фактор, который заключался в возложении на
пенитенциарные органы функций заселения, экономического освоения и
охраны [36, c. 27-32].
Классифицируя преступления на преступные деяния против государя и
государства, против Церкви, а также против личности и собственности,
«Соборное Уложение» вдобавок к этому закрепляет несколько видов
наказания, наиболее распространённым из которых является наказание
телесное, подразделяющееся на болезненные формы наказания и формы
членовредительские. Очевидно, что такая система является результатом
процессов централизации власти в русском государстве, приведших к
необходимости наряду с функциями восстановления социальной
справедливости и частной превенции также интегрировать в институт
наказания функции устрашения и общей превенции.
Руководствуясь подобными мотивами, законодатель окончательным
образом закрепляет смертную казнь, которая являлась второй по массовости
10
формой наказания в Соборном Уложении. Чаще всего смертная казнь
выполнялась обычным образом (отсечением головы), тем не менее, за
преступления особо тяжкой категории были предусмотрены мучительные
для преступника и устрашающие для остального населения государства
квалифицированные виды казни.
Не столь широко распространённой, но все же довольно частой формой
наказания оставалось тюремное заключение. Однако же незначительные по
длительности сроки, возможность назначения данного вида наказания в
качестве предшествующего непосредственному вынесению приговора либо
осуществлению смертной казни дают основание судить о своеобразной
дополнительной сущности такого наказания, как тюремное заключение.
Подобную специфическую черту законодательства можно объяснить тем
обстоятельством, что суть уголовно-исполнительной системы тех времён
заключалась главным образом в общей превенции и стремлении
гарантировать то, что однажды преступивший закон человек никогда более
не сможет его преступить, что само собой наводит на массовое применение
смертной казни и телесных наказаний. Исправить осуждённого возможно
только при инициативе самого осуждённого, государство же ввиду
превалирования начал коллективистских над индивидуалистическими
началами подобной цели не ставит и никоим образом данному процессу не
способствует, и подобное положение вещей делает длительное тюремное
заключение неоправданно дорогостоящим и по сути бессмысленным.
Значительно реже практиковалась ссылка, часто сочетавшаяся с
телесным наказанием и тюремным заключением. Возможно, подобная
непопулярность данного вида наказания связана с тем обстоятельством, что
ссылка по сути своей не имеет эффекта устрашения, не приносит какой-либо
экономической выгоды и в определенный исторический период являет собой
скорее инструмент политической борьбы [54, c. 31-38].
Закрепляются Соборным уложением также и формы организации
функционирования службы исполнения наказаний, выраженной в
11
деятельности двух приказов: Земского, который оперировал сугубо на
территории Москвы, и Разбойного, занимавшегося расследованием
преступлений и вершившего правосудие на всей остальной территории
российского государства. Непосредственным исполнением наказаний
занимались губные старосты, несшие ответственность за содержание и
обеспечение потребностей заключённых, целовальники, являвшие собою
аналог современных судебных приставов, а также палачи. Примечательно,
что Соборное Уложение устанавливало требование добросовестного
исполнения данными лицами своих обязанностей и всемерно порицало
коррупцию - безусловно, подобные нормы никоим образом нельзя назвать
этическим кодексом, регулирующим деятельность служащих уголовно-
исполнительной системы, тем не менее, они дают возможность сделать
вывод, что многие актуальные и сегодня проблемы зародились ещё в эпоху
формирования собственно самой службы исполнения наказаний и много раз
меняли форму, но суть их оставалась прежней.
О процессе формирования системы колоний на данном этапе развития
государства говорить преждевременно, однако следует подчеркнуть, что
Соборное Уложение допускает возможность привлечения осуждённых к
такому виду наказания, как тюремное заключение, к принудительным
работам на благо государства без каких-либо дополнительных санкций суда.
Соответственно, проанализировав данные нормы, можно сделать
вывод, что роль органов, исполняющих наказания, в русском государстве
сводилась, прежде всего, к эффекту устрашения населения и к
восстановлению социальной справедливости, выражающейся в каре
преступника. Внешние жестокость и негуманность, бесчеловечность службы
на данном этапе исчерпывающе объясняются вопросом необходимости
формирования централизованного государства, и в этом деле служба
исполнения наказаний, несомненно, играет важнейшую роль.
Последующий этап развития уголовно-исполнительной системы тесно
связан с процессами европеизации и абсолютизации российского государства
12
- процессами, которые в первую очередь затронули важнейшие государство
образующие институты, в том числе и институт службы исполнения
наказаний.
В соответствии с петровским Артикулом воинским от 1715 г., общая
система наказаний, равно как и их иерархия, существенных изменений не
претерпели, однако были откорректированы в сторону ужесточения и
большей конкретизации, что было обусловлено процессами бюрократизации
и абсолютизации общества. Чрезвычайно часто применялась смертная казнь,
причем казнь квалифицированная, осуществляемая с жестокостью, а также
телесные наказания, особенно членовредительские [59, С. 57-60]. Весьма
важным является появление в числе наказаний ссылки на каторжные работы,
а также наказаний, призванных выполнять задачи деморализации и унижения
личности наказуемого (к примеру, лишение достоинства, отчасти -
клеймение) [36, c. 27].
На протяжении периода абсолютизма возникла спорная в плане
рациональности и эффективности система массовых амнистий, которые на
данном этапе осуществлялись посредством издания особых императорских
манифестов, и по сей день сохранившаяся в несколько модифицированной
форме.
Что касается конкретного регулирования уголовно-исполнительной
сферы, то оно лежало в плоскости действия именных, синодских и сенатских
Указов, издаваемых ввиду отсутствия единого акта либо единой
централизованной системы актов, которые регулировали вопросы
государственной службы в сфере исполнения наказаний. Безусловно, сами
Указы, которые издавались по отдельно взятым проблемам, попросту не
могли охватить всех важных вопросов пенитенциарной практики, тем не
менее, они послужили основой для формирования соответствующей
нормативной базы.
С движением в сторону западноевропейской модели государственного
управления в России становятся очевидными тенденции к учреждению
13
тюремной системы; в частности, разработан проект Устава о тюрьмах,
однако же на практике тюремное наказание применяется существенно реже,
нежели каторжные работы или же ссылка, что было обусловлено
фактической неприспособленностью заимствованной тюремной системы к
российским реалиям - тюрьмы достаточно дорого обходятся государству, они
попросту не могут содержать в себе большое количество преступников,
которые должны быть изолированы от общества, к тому же их размещение в
крупных городах вполне может подвергнуть опасности жителей и, в конце
концов, они совершенно нерациональны в условиях наличия на востоке
государства весьма обширных незаселённых территорий, прекрасно
подходящих как для целей изоляции преступных элементов от общества, так
и для дела получения от преступников экономической выгоды.
Соответственно, геополитические условия, в которых Россия находилась в
XVIII веке, вынуждали государство применять ссылку (в основном на
поселение в целях колонизации незаселённых регионов и на осуществление
работ в целях получения экономической выгоды) как меры наказания,
применяемой в качестве основной. Ссылка на работы ближе к концу XVIII
века тесным образом сближается с наказанием в виде каторги и состоит в
производстве тяжёлых государственных работ в условиях изоляции от
мирного законопослушного общества [54, c. 31-38].
В условиях влияния западных тенденций создаются смирительные
дома, предназначенные для мужчин, и прядильные дома для женщин.
Прядильные дома являлись инициативой мануфактурщиков, стремившихся
заполучить относительно дешёвую рабочую силу–прядильные дома
строились при фабриках и содержались за счёт владельцев фабрик. Опасные
для общества элементы мужского пола заключались в смирительные дома,
где их рассчитывали перевоспитывать посредством подневольного
физического труда. При этом судебное решение являлось только одной из
причин, по которой в рабочий дом могло быть заключено совершившее
правонарушение лицо, поскольку такому судебному решению могли
14
предшествовать также распоряжение государственного наместника либо
приказ хозяина лица в тех случаях, когда дело касалось подневольных слоев
населения, или же, наконец, решение родственников заключаемого.
Соответственно, рабочие дома представляют собой меру борьбы в большей
степени с общественными девиациями, нежели с преступниками, и тем не
менее, роль рабочих домов в деле развития системы исполнения наказаний
российского государства заключается в том, что их создание впервые в
истории сделало задачу исправления асоциального элемента одной из
основных функций наказания на государственном уровне.
На основании изложенного можно сделать вывод, что в XVIII веке
законодательство в уголовно-исполнительной сфере пребывает в
определенной разрозненности, раздробленности. При этом можно отметить
несколько весьма важных тенденций: детализация и конкретизация
непосредственно самой системы уголовных наказаний, поспособствовавшая
началу процесса реформирования пенитенциарной системы; масштабное
распространение институтов каторжных работ и ссылок, которыми в
последующем заменялась смертная казнь; установление исправления
преступника в качестве одной из основных целей наказания.
В самом начале XIX века был инициирован процесс основательного
реформирования уголовно-исполнительной системы государства, который в
первую очередь был связан с созданием в 1802 году Министерства
внутренних дел и Министерства юстиции. Помимо этого, важную роль
играли Устав о ссыльных 1822 г. и Правила для Попечительного общества о
тюрьмах 1819 г. Это исключительно интересные акты, подробное изучение и
анализ которых заслуживают проведения отдельного исследования, и тем не
менее, нельзя не отметить их важнейшую роль в деле развития службы
исполнения наказаний российского государства [54, c. 31-38].
Правила для Попечительного общества по сути представляют собой
некий свод этических и моральных правил, имеющих своей целью
улучшение состояния лиц, отбывающих уголовное наказание, их духовное
15
совершенствование и нравственное перевоспитание. Члены Попечительного
общества делали в его пользу денежные взносы; эти денежные средства, в
свою очередь, использовались в целях развития учреждений пенитенциарной
системы. К сожалению, подобное благородное устремление части
аристократического слоя населения должного развития не получило,
поскольку не имело ни каких бы то ни было реальных предпосылок, ни
действительной заинтересованности самого общества в таком общественном
движении. Более того, фактическая и юридическая подчинённость данного
общества властям сделала полномасштабный и непредвзятый контроль за
деятельностью пенитенциарных учреждений попросту невозможным, то есть
лишала всякого смысла само существование такой организации. Тем не
менее, необходимо отметить вклад данного общества в дело гуманизации
уголовно-исполнительной системы.
Далее, Устав о ссыльных 1822 г. по сути своей является
законодательным регулированием давно уже сформировавшейся практики
каторжных работ и ссылок. Устав детальным образом регламентировал
порядок ссылки, классифицировал ссыльных на шесть разрядов в
зависимости от степени их пригодности или непригодности к различным
видам работ. Устав регулировал имущественные и семейные права
ссыльных, устанавливал порядок начисления ссыльным заработной платы за
выполняемую ими работу и разрешал многие другие вопросы, которые были
связаны с практикой реализации данного наиболее популярного у имперских
судов вида наказания. Устав не касается теоретических вопросов данной
формы наказания, не поднимает вопрос о его целях; такой задачи перед ним
не ставится в принципе, Устав - это прежде всего документ, который
способствует разрешению сложившихся практических проблем.
Заложенными в XVIII веке исправительными началами наказания было
обусловлено утверждение в 1845-м году Уложения о наказаниях уголовных и
исправительных, которое разделило наказания на два соответствующих
разряда. В раздел уголовных наказаний входило лишение всех прав
16
состояния и последующая смертная казнь, каторга или ссылка в Сибирь либо
на Кавказ. Все остальные наказания считались исправительными.
Спустя 35 лет, в 1857-м году, был утвержден (если говорить корректно,
вычленен из существовавшего свода родственных по специфике законов)
Устав о содержащихся под стражей, содержание и значение которого во
многом совпадает с содержимым Устава о ссыльных [49, c. 13].
И всё же широкомасштабные законодательные реформы были сильно
оторваны от реальности, и их современники свидетельствовали о
совершенной хаотичности и анархичности существовавшей в Российской
империи пенитенциарной системы – к примеру, управление самими местами
заключения осуществлялось наместниками либо комитетами от упомянутого
выше Попечительного общества, но ни централизованного управления, ни
какой бы то ни было государственной, и тем более общественной инспекции
не осуществлялось, что вело к полнейшей деградации весьма перспективного
направления деятельности государства; заключённые содержались в местах
лишения свободы без какого бы то ни было логичного разделения или
порядка; предназначенные для целей исправления преступников с помощью
физического труда мастерские или не работали должным образом или вовсе
были заброшены, получить доступа к какому-либо культурному
просвещению заключенные также не имели возможности, они содержались в
условиях совершенной антисанитарии; сами же сотрудники службы
исполнения наказаний, получавшие крайне скромное даже по
общеимперским масштабам жалованье, соответственно, они банально не
были заинтересованы в своей работе. Наконец, такая система неизбежно вела
к тому, что тюрьмы превращались в своеобразные «кузницы», которые
ковали новых преступников, служили базами для планирования очередных
махинационных схем и новых преступлений. В подобной атмосфере ни о
каком исправлении осужденного не могло даже идти речи, и в конце XIX
века правительством была развернута масштабная реформа существовавшей
17
системы, которая была поддержана крупнейшими на тот момент
исследователями-юристами Российской империи [49, c. 13].
В процессе проведения пенитенциарной реформы конца XIX-начала
XX веков были внесены следующие изменения в уголовно-исполнительную
систему Российской империи:
- Создание в системе органов Министерства внутренних дел Главного
тюремного управления, просуществовавшего с 1879 по 1917 годы [38, С. 14-
18]. Управление имело достаточно сложную структуру и целиком
контролировало всех вопросы, непосредственно связанные с пенитенциарной
деятельностью в широком смысле данного термина. В 1895 году Главное
тюремное управление было передано Министерству юстиции [56, c. 243].
-Была учреждена Тюремная инспекция, включавшаяся в состав
новообразованного управления, которая должна была на практике
реализовать те задачи, с которыми Попечительное общество не сумело
справиться. На местах вдобавок к этому создавались Губернские тюремные
инспекции. Эффективному функционированию инспекции в немалой степени
способствовало издание печатных периодических изданий органов и
учреждений пенитенциарной службы, в которых поднимались наиболее
важные вопросы, непосредственно связанные с их деятельностью [56, c. 242-
245].
- Помимо этого, был учрежден Совет по тюремным делам,
формировавшийся из высших государственных служащих и имевший
главным образом совещательную функцию.
Таким образом, можно сделать вывод, что в последние десятилетия
существования Российской империи в сфере уголовно-исполнительной
политики имел место серьёзный сдвиг в сторону кардинальной модернизации
и централизации пенитенциарной системы, её эффективности, открытости и
акцентировании не только на изоляции правонарушителя от общества и его
устрашении, но также и на его повторную социализацию и исправление [38,
С. 14-18].
18
Однако уже после Февральской революции пришедшее к власти
Временное правительство обрушило сильнейший удар по существовавшей
уголовно-исполнительной системе, видевшейся им своеобразным символом
царского деспотизма. Некоторые положительные тенденции, к примеру,
реформа кадровой политики, которая закрепляла, что тюремными
надзирателями могли становиться лишь лица, обладавшие высшим или
средним образованием по прохождении специальных трёхмесячных курсов,
все же теряются на общем фоне масштабных и совершенно
неконтролируемых амнистий, а также поверхностности, общей
декларативности реформ (например, несмотря на то, что Главное тюремное
управление было переименовано в Главное управление местами заключения,
его функции и структура фактически остались неизменными) перечеркивают
все незначительные достижения Временного правительства в плане
гуманизации пенитенциарной системы [47, С. 54-57].
С новой сменой режима и последующим провозглашением РСФСР
уголовно-исполнительная система снова подверглась радикальным
преобразованиям. Главное управление мест заключения было передано под
непосредственный контроль Народного комиссариата юстиции. Временная
инструкция установила следующий перечень мест лишения свободы:
- Места общего заключения, они же тюрьмы.
- Воспитательно-исправительные учреждения, они же колонии.
- Тюремные больницы.
- Лечебные заведения для правонарушителей, имеющих психические
отклонения.
- Испытательные заведения, предназначенные для добросовестных
заключённых.
В 1919 году для целей борьбы с контрреволюцией создана система
лагерей принудительных работ, подчинявшаяся, в отличие от ГУМЗ, не
НКЮ, а НКВД [16]. По окончании Гражданской войны все без исключения
места заключений стали целиком подведомственны НКВД. За НКЮ
19
сохранялись функции по контролю и надзору, однако на практике смысл
данных полномочий был сведен к минимуму, поскольку и НКЮ, и НКВД
являлись тесным образом взаимосвязанными частями единой политической
системы [47, С. 54-57].
Реформа получила продолжение в 1924 году с принятием
Исправительно-трудового кодекса РСФСР, в котором уже можно ясно
проследить черты и свойства современной системы службы исполнения
наказаний. В соответствии с данным кодексом, места отбывания наказания в
РСФСР подразделялись на учреждения исправительного характера
(исправительно-трудовые дома, дома заключения, колонии, изоляторы
специального содержания, а такжезначительная часть общих учреждений
отбывания наказания), учреждения педагогического типа (трудовые дома,
предназначенные для несовершеннолетних и трудовые дома для рабоче-
крестьянской молодёжи, не достигшей 20 лет) и учреждения медицинского
типа [54, c. 37].
В соответствии с данным кодексом, основными задачами Наркомата
являлись трудовое исправление правонарушителей, а такжедеятельность
политико-просветительского характера среди них, и это сделало систему
исправления наказаний в высшей степени политизированной и попавшей под
влияние так называемой «классовой борьбы». Всемерно поощрялось
сотрудничество отбывающих наказание лиц с органами исполнения
наказаний, но при этом допускалось оно сугубо с лицами, которые отбывали
наказание за уголовное преступление, в то время какв отношении
политических заключённых, в противовес этому, предписывалось
использовать максимально возможные суровые и жесткие меры подавления.
В период сталинского правления общая система мест заключения
фактически не претерпела существенных изменений при принятии нового
Исправительно-трудового кодекса в 1933 году. Теоретическая основа стала
более гуманной и полностью отошла от радикальной идеологизированности,
однако фактически труд заключённых эксплуатировался в первую очередь в
20
целяхудовлетворения экономических потребностей государства, состояние
же большого количества мест заключения стремилось к критическому
объему. Оперативные аппараты, которые создавались на местах, в
определенных случаях улучшали положение заключённых, и тем не менее,
общая картина неизменно оставалась крайне негативной.
В 1934 году все без исключения места отбывания наказаний стали
полностью подконтрольны Главному управлению лагерей (ГУЛАГ НКВД
СССР), немного позднее в целях претворения в жизнь закреплённых в
кодексе положений была развернута работа по обучению профессиональных
кадров для работы в системе исполнения наказаний, но эта деятельность
прекратилась с началом Великой Отечественной войны, во время которой
имело место значительное ужесточение режимов безопасности в местах
лишения свободы по очевидным экономическим, военным и политическим
причинам.
Война перечеркнула многие из имевшихся достижений довоенной
уголовно-исполнительной системы, и это обстоятельство в связи с крайне
быстрым ростом преступности, обусловленным тяжёлой экономической и
морально-психологической обстановкой в государстве, вызвало очередное
ухудшение условий отбывания наказания в местах лишения свободы,
несмотря на определенное снижение уровня смертности в лагерях системы
ГУЛАГ, что зафиксировано в документах того периода. Однако после смерти
И.В. Сталина параллельно с амнистией большого числа заключённых была
развернута масштабная реформация существовавшей пенитенциарной
системы: Главное управление лагерей было распущено, его полномочия и
функции в последующем переданы МВД СССР.
Принятое в 1958 году Положение об ИТК и тюрьмах МВД СССР,
помимо еще большего закрепления установленных ранее задач, целей и
методов работы с лицами, отбывающими наказание в местах лишения
свободы, классифицировало все исправительные учреждения на несколько
типов в зависимости от формы строгости: ИТК облегчённого режима, ИТК
21
строгого режима и тюрьмы. Следующее подобное положение было принято в
1961 году и по-новому разделило ИТК на ИТК общего, усиленного, строгого,
а также особого режимов. Колонии-поселения были учреждены чуть позже, в
1963 году.
Следом в 1969 году были утверждены Основы исправительно-
трудового законодательства СССР и союзных республик, год спустя было
принято Положение о Главном управлении исправительно-трудовыми
учреждениями МВД СССР, до которого действовало Положение о Главном
управлении лесных исправительно-трудовых учреждений МВД СССР. Оба
этих управления относились к МВД с той единственной разницей, что
выделение ГУЛИТУ в первую очередь было обусловлено экономическими
потребностями государства.
Как можно наблюдать, развитие системы пенитенциарных органов в
Советском Союзе частично основывалось на уже имевшихся ранее
наработках Российской империи, а также Временного правительства, но при
этом на протяжении всей своей истории тесным образом было связано с
существовавшей в стране политической ситуацией - изначальная
политизированность и классовость системы по мере все большего смягчения
режима постепенно сходила на нет. В 1980-1990 годы система, как и в целом
государство, находилась в состоянии тяжёлого кризиса, обусловленного
переходом к новой экономической модели, взрывным ростом преступности,
крайне высоким уровнем коррумпированности кадров, а также рядом других
аспектов.
Подводя итог, следует отметить, что пенитенциарная система России
развивалась и совершенствовалась в неразрывной связи с процессом
эволюции самого государства, находясь в прямой зависимости от
происходящих в нём экономическими, социальными и политическими
процессами. Первоначально развивавшаяся по европейской тюремной
модели, российская пенитенциарная система приобрела свою собственную
неповторимую форму с появлением на востоке страны громадных
22
неосвоенных территорий и, вследствие этого, динамичным развитием
системы колоний, с приходом советской власти переработанной и
переосмысленной, но при этом сохранившей главные принципы по сей день.
Таким образом, исследовав процессы формирования органов уголовно-
исполнительной системы российского государства и свойственные им
закономерности, представляется целесообразным на этом перейти к
изучению современного положения данных государственных учреждений и
органов [48, c. 25].

1.2 Современные учреждения и органы ФСИН России, их задачи и


обязанности

Опираясь на особенности государственной политики в области


исполнения наказаний и укоренившихся традиций в тех или иных странах,
систему исполняющих наказание органов и учреждений определяют как
тюремную либо пенитенциарную. В Российской Федерации используется
термин «уголовно-исполнительная система» для характеристики органов и
учреждений, исполняющих наказания. Данный термин пришел на смену
термину «исправительно-трудовая система», который использовался в
советский период в процессе кардинальных реформ 1990-х годов и
изменения курса государства в вопросах исполнения наказаний. На
законодательном уровне термин «уголовно-исполнительная система» нашел
отражение в ст. 5 Закона Российской Федерации «Об учреждениях и органах,
исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» [12].
Нынешняя уголовно-исполнительная система, главное место в которой
занимает Федеральной службой исполнения наказаний РФ, являет собой
множество учреждений и органов, приводящих в исполнение различные
виды наказаний (к ним относятся исправительные учреждения, учреждения,
исполняющие наказания без изоляции осужденных от общества, и
следственные изоляторы), и насчитывает 1060 учреждений, среди них 844
23
являются исправительными учреждениями, семь являются тюрьмами, 209 -
следственными изоляторами [52, c. 71-72].
Согласно статье 16 Уголовно-исполнительного кодекса РФ
учреждениями и органами, исполняющими уголовные наказания в
Российской Федерации, являются:
- судебные приставы-исполнители – исполняют наказание в виде
штрафа по месту жительства или работы осужденного;
- уголовно-исполнительная инспекция - наказание в виде лишения
права занимать определенные должности или заниматься определенной
деятельностью, исполняющееся по месту жительства или работы
осужденного, исправительным учреждением или дисциплинарной воинской
частью; наказание в виде ограничения свободы, наказание в виде
исправительных работ, наказание в виде обязательных работ;
- суд –наказание в виде лишения специального, воинского или
почетного звания, классного чина и государственных наград;
- арестный дом – наказание в виде ареста;
- исправительный центр –наказание в виде принудительных работ;
следственный изолятор - наказание в виде лишения свободы в
отношении лиц, указанных в статье 77 УИК РФ
- колония-поселение, воспитательная колония, лечебное
исправительное учреждение, исправительная колония общего, строгого или
особого режима, тюрьма –наказание в виде лишения свободы;
- исправительная колония особого режима для осужденных,
отбывающих пожизненное лишение свободы –наказание в виде
пожизненного лишения свободы;
- учреждения уголовно-исполнительной системы –наказание в виде
смертной казни.
При этом уголовно-исполнительные инспекции, арестные дома,
исправительные центры, воспитательная колония, колония-поселение,
лечебное исправительное учреждение, тюрьма, исправительная колония
24
общего, строгого либо особого режима, исправительная колония особого
режима для осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы,
представляют собой учреждения уголовно-исполнительной системы.
Помимо этого, постановлением Правительства РФ от 01.02.2000 № 89
установлен перечень видов предприятий, организаций и учреждений,
входящих в уголовно-исполнительную систему. К ним относятся различные
организации, призванные способствовать обеспечению деятельности
уголовно-исполнительной системы, включая образовательные учреждения,
научно-исследовательские институты, редакции периодических изданий и т.
д [19].
Наиболее распространенным учреждением исполнения наказаний
является исправительное учреждение.
В уголовно-исполнительном праве Российской Федерации
исправительным учреждением именуется место отбывания наказания
осужденными к лишению свободы лицами. К исправительным учреждениям
относятся: исправительные колонии общего, строгого и особого режима;
тюрьмы; колонии-поселения; воспитательные колонии для
несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы; лечебные
исправительные учреждения, лечебно-профилактические учреждения, а
также следственные изоляторы (СИЗО) при осуществлении функций
исправительных учреждений по отношению к определенным категориям
осужденных.
Исправительные колонии имеют своим предназначением отбывание
лишения свободы осужденными лицами, достигшими совершеннолетия. В
зависимости от степени строгости условий отбывания наказания
заключенными исправительные колонии делятся на: колонии-поселения;
исправительные колонии общего, строго, а также особого режима. В
пределах одной исправительной колонии возможно создание изолированных
участков с различными видами режима [40, с. 53-57].
Колонии-поселения созданы в 1963 г, и за годы их функционирования
25
практика продемонстрировала соответствие колоний-поселений требованиям
существующих реалий и достаточную эффективность. Тем не менее, следует
подчеркнуть, что как при советской власти, так и в настоящее время
наиболее востребованным видом мест исправления осужденных к
отбыванию лишения свободы остаются по сути своей исправительные
колонии различных видов режима. Колонии-поселения подразделяются на
три вида. В первых наказание отбывают лица, которые осуждены к лишению
свободы за совершенные по неосторожности преступления (часть 3 статьи 74
Уголовно-исполнительного кодекса РФ). Следующий вид колоний-
поселений предназначается для лиц, которые были осуждены за
совершенные умышлено преступления небольшой и средней степени
тяжести, если при этом лицо не отбывало лишение свободы ранее.
Последний же вид колоний-поселений предназначается для осужденных,
которых переводят из исправительных колоний общего и строгого режима на
основании частей 2 и 3 статьи 78 УИК РФ.
Воспитательные колонии – следующий вид исправительных
учреждений, на котором имеет смысл остановиться для более подробного
анализа. Данные колонии предназначаются для целей содержания
несовершеннолетних осужденных к отбыванию лишения свободы.
Воспитательные колонии занимают особое место в системе исправительных
учреждений, потому как главным фактором, детерминирующим условия
отбывания осужденными наказания в подобных колониях, является
несовершеннолетие преступников, требующее, с одной стороны, более
льготных условий содержания в сравнении с взрослыми осужденными, с
другой - открывает весьма широкие возможности воспитательно-
педагогического характера в деле исправления несовершеннолетних
осужденных[57, c. 15-19].
Таким образом, воспитательные колонии исполняют наказание в виде
лишения свободы по отношению к несовершеннолетним правонарушителям.
В общей сложности в уголовно-исполнительной системе Министерства
26
юстиции России по состоянию на 1 января 2013 г. осуществляли свою
деятельность 62 воспитательные колонии, содержавшие более 16 тыс.
осужденных, из них порядка тысячи несовершеннолетних лиц женского пола
– в трех таких воспитательных колониях. В среднем за год всего через
воспитательные колонии проходит около сорока тысяч несовершеннолетних
лиц, осужденных к отбыванию лишения свободы [45, c. 40-46].
Положения о детских трудовых колониях и детских воспитательных
колониях были созданы в 1956 г. Трудовые колонии представляли собой
исправительно-трудовые учреждения, предназначенные для осужденных к
лишению свободы несовершеннолетних. В трудовые колонии со строгим
режимом направляли несовершеннолетних, злостно нарушавших режим или
совершавших преступления, находясь в местах лишения свободы[55, с. 17].
Деятельность детских воспитательных и трудовых колоний, а также
детских приемников-распределителей регулировалась соответствующим
Положением, утверждавшимся НКВД-МВД СССР. В 1968 году Положение
впервые было утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР и
получило законодательный характер. Таким образом, в указанный период
была создана слаженная система управления предназначавшимися для
содержания несовершеннолетних воспитательно-трудовыми колониями.
Формирование подобной системы сделало руководство данными
учреждениями намного более оперативным, создало условия для прямого
контакта с управляемыми объектами, повысило степень ответственности за
положение дел в данных учреждениях, дало возможность сосредоточить
внимание на самых важных проблемах, максимально правильным образом
организовать процесс перевоспитания и исправления несовершеннолетних
правонарушителей, сделать этот процесс в большей степени психолого-
педагогически ориентированным.
Деятельность колоний целиком основывалась на принципах гуманного
обращения с несовершеннолетними правонарушителями, возможности
привлечения их к уголовной ответственности исключительно в тех случаях,
27
когда их исправление не представлялось возможным без применения средств
карательно-воспитательного воздействия [57, c. 15-19].
Воспитательные колонии являют собой учреждения, в которых
содержатся подростки, представляющие наибольшую социальную опасность.
Согласно данным судебной статистики, лишь 1/4 несовершеннолетних лиц
осуждается к отбыванию наказания в воспитательных колониях.
Традиционно в первую очередь суды применяют условное осуждение к
лишению свободы, принудительные меры воспитательного воздействия либо
другие виды наказания, не связанные с лишением свободы. [45, c. 40-46].
В настоящее время последовательно проводится работа по
закреплению гуманных норм содержания осужденных. В процессе
разработки нормативной правовой базы, регулирующей деятельность
воспитательных колоний, в максимально возможной степени учитываются
положения и требования международных норм, содержащихся в таких актах,
как: Конвенция о правах ребенка; Минимальные стандартные правила ООН,
касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних
(Пекинские правила); Правила ООН, касающиеся защиты
несовершеннолетних, лишенных свободы; Руководящие принципы ООН для
предупреждения преступности среди несовершеннолетних.
Частью 6 ст. 88 УК РФ закреплено, что наказание в виде лишения
свободы может быть назначено несовершеннолетним осужденным, которые
совершили преступление, находясь в возрасте до шестнадцати лет, на срок не
более шести лет. Той же категории несовершеннолетних, которые совершили
особо тяжкие преступления, равно как и остальным несовершеннолетним
осужденным, наказание может быть назначено на срок не более десяти лет и
подлежит отбыванию в воспитательной колонии. Лишение свободы не
назначается несовершеннолетнему осужденному, который совершил в
возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой либо средней тяжести
впервые, равно как и остальным несовершеннолетним осужденным, которые
совершают преступление небольшой тяжести впервые. В соответствии с
28
частью 6.1 ст. 88 УК РФ при назначении не достигшему восемнадцати лет
осужденному наказания в форме лишения свободы за совершение тяжкого
либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, который
предусмотрен соответствующей статьей Особенной части Уголовного
кодекса РФ, сокращается вдвое [29].
В настоящий момент функционируют воспитательные колонии одного
вида режима, как для юношей, так и для девушек. в 2001 году колонии
усиленного режима для несовершеннолетних лиц мужского пола были
расформированы. Дифференциация применяемых наказаний в данное время
достигается посредством установления разных условий отбывания
наказания.
В обычных условиях наказание отбывают несовершеннолетние
осужденные, поступающие в воспитательную колонию, за исключением
отбывавших лишение свободы ранее, а также лиц, осужденных за
умышленные преступления, которые были совершены в период отбывания
наказания. Помимо этого, в обычных условиях наказание отбывают
несовершеннолетние осужденные, которые были переведены из льготных,
облегченных или строгих условий отбывания наказания.
В строгих условиях полагается отбывать наказание осужденным за
умышленные преступления, которые были совершены в период отбывания
лишения свободы, а также ранее отбывавшим лишение свободы. В таких
условиях также отбывают наказание осужденные, которые были признаны
злостными нарушителями установленного в учреждении порядка отбывания
наказания и были переведены из облегченных и обычных условий отбывания
наказания. В строгих условиях наказание отбывает порядка 1,3% от общего
числа несовершеннолетних осужденных. В общий срок пребывания
несовершеннолетнего осужденного в строгих условиях засчитывается период
нахождения в карантинном отделении, равно как и период содержания под
стражей, в случае если к несовершеннолетнему осужденному была
применена соответствующая мера пресечения, и при этом он не допускал
29
нарушений установленного в колонии порядка содержания под стражей, за
которые применяется такая мера взыскания, как водворение в карцер.
В целях подготовки к освобождению отбывающие наказание в
облегченных условиях осужденные переводятся на льготные условия
отбывания наказания (в льготных условиях содержится порядка 4,1% от
общего числа несовершеннолетних осужденных). В настоящий момент
перевод осужденного в льготные условия не является связанным с процессом
подготовки осужденных к условно-досрочному освобождению, в законе
говорится о подготовке к любому виду освобождения вообще. За злостные
нарушения режима отбывания наказания осужденный из льготных условий
отбывания наказания может быть переведен в обычные условия. Повторный
же перевод в льготные условия возможен лишь не ранее чем через 6 месяцев
после возвращения в обычные условия отбывания наказания. Перевод
осужденных к отбыванию лишения свободы из одних условий отбывания
наказания в другие, кроме случая перевода из обычных условий в
облегченные, осуществляется путем принятия начальником воспитательной
колонии соответствующего постановления по представлению учебно-
воспитательного совета колонии [57, c. 19].
В территориальных органах Федеральной службы исполнения
наказаний России проводится целенаправленная работа по открытию школ
при тех исправительных учреждениях, в которых они отсутствуют, в целях
обеспечения права отбывающих наказание лиц на получение общего
образования.
В настоящий момент в воспитательных колониях действуют «Правила
внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной
системы», применяющиеся во всех воспитательных колониях,
расположенных на территории Российской Федерации, и являются
обязательными для всех сотрудников и работников пенитенциарной системы,
осужденных, а также лиц, посещающих данные учреждения [45, c. 40-46].
Пунктом 175 указанных Правил закреплено, что учеба осужденных в
30
общеобразовательной школе и профессиональном училище должна быть
организована в полном соответствии с положениями об организации
деятельности школы и профессионального училища. В случае
необходимости в школе создаются специализированные коррекционные
классы для осужденных, имеющих ограниченные возможности здоровья [22].
Процесс получения образования в местах лишения свободы не
ограничен сугубо рамками традиционных учебных занятий. Педагогические
коллективы образовательных учреждений оказывают существенное
воздействие воспитательного характера на осужденных. Учителя являются
членами советов воспитателей отрядов. В тандеме с сотрудниками
пенитенциарных учреждений учителя в индивидуальном порядке
осуществляют воспитательную работу с осужденными, принимают активное
участие в различных мероприятиях по предупреждению правонарушений, а
также по максимально возможному обеспечению полезной занятости
осужденных, организации их досуга. [37, с. 51-55].
Пенитенциарные учреждения становятся реальными центрами
социальной адаптации. В данной связи роль общеобразовательного обучения
осужденных в исправительном процессе планомерно возрастает. Одним из
важнейших условий эффективного разрешения вопросов, непосредственно
связанных с образованием осужденных, является организация эффективного
взаимодействия с органами управления образованием и исполнительной
власти субъектов РФ, а также общественными объединениями[44, c. 42-53].
Стоит отметить, что условия отбывания осужденными наказания в
воспитательных колониях во все периоды существования таковых были
существенно более мягкими в сравнении с учреждениями,
предназначенными для отбывания наказания взрослыми осужденными. Эта
разница выражается не только в более комфортных условиях быта, питания,
обучения, труда, организации культурно-воспитательной и физкультурной
работы, но и в системе стимулирования (в том числе мер взыскания и
поощрения), организационно-управленческих аспектах образа жизни
31
осужденных, деятельности администрации, а также общественных
формирований. Подобная специфика отражалась и на устройстве аппарата
управления воспитательными колониями, в том числе и на системе
центрального аппарата: работой воспитательных колоний неизменно
руководило самостоятельное подразделение, функционировавшее в форме
отдела или управления, а руководитель данного подразделения в отдельные
периоды даже занимал должность заместителя начальника Главного
управления мест заключения [44, c. 42-53].
Условия содержания несовершеннолетних в местах лишения свободы
детерминируют среду, оказывающую влияние на выбор осужденными
образцов поведения; следовательно, персоналу колонии необходимо
демонстрировать достойные для подражания примеры правомерного
поведения.
Создание правового пространства наделяет персонал и воспитанников
колонии определенной самостоятельностью в вопросе выбора форм
социально-правовой и правой - воспитательной деятельности, управления,
способов нормативно-правового регулирования на локальном уровне, что в
результате оказывает определенное воздействие на накопление и осмысление
положительного опыта правового поведения у несовершеннолетних
осужденных и сотрудников воспитательной колонии. Организация правового
пространства в воспитательных колониях может быть итогом претворения в
жизнь программы правового воспитания.
Воспитательные колонии на сегодня являются, по сути, не просто
исправительными учреждениями, предназначенными для содержания
несовершеннолетних преступников, но также и в большой степени своего
рода социальной нишей для неустроенных и социально неблагополучных
молодых людей, которые оказались в трудной жизненной ситуации. В
данной связи задачи, решаемые сотрудниками воспитательных колоний,
выходят далеко за рамки исполнения наказаний [55, c. 17].
Все без исключения исправительные учреждения преследуют единую
32
задачу –исполнение уголовного наказания в форме лишения свободы, в
процессе которого разнообразными по содержанию средствами воздействия
необходимо достичь не только исправления осужденных, но и эффекта
частной и общей превенции: предупреждения совершения новых в
последующем преступлений как собственно самими осужденными, так и
остальными гражданами. [58, c. 48-52]. В то же время, главнейшей целью
пенитенциарных органов является исправление осужденных, данная задача
есть главное назначение деятельности исполняющих наказания учреждений
и органов; цель исправления осужденных пронизывает все без исключения
уголовно-исполнительное законодательство. Требования общепризнанных
международных стандартов в области обращения с осужденными также
требуют стремления к максимально полному достижению этой цели, ее
претворение в жизнь представляет собой важнейшую задачу органов и
учреждений, исполняющих наказания.
Во всех исправительных колониях установлено раздельное содержание
лиц, осужденных к лишению свободы: женщин и мужчин; взрослых и
несовершеннолетних. Согласно требованиям ст. 80 Уголовно-
исполнительного кодекса РФ впервые осужденные к лишению свободы лица
содержатся изолированно от осужденных, которые ранее отбывали лишение
свободы и имеют криминальный опыт.
Раздельно от других осужденных должны содержаться: лица,
осужденные при наличии особо опасного рецидива преступлений;
осужденные к пожизненному лишению свободы; осужденные, которым в
порядке помилования смертная казнь была заменена лишением свободы,
такие лица отбывают наказание в виде лишения свободы в исправительных
колониях особого режима, которые делятся, как известно, на два вида.
В некоторых исправительных учреждениях содержатся только или в
подавляющем своем большинстве, осужденные, в прошлом являвшиеся
работниками судов и правоохранительных органов. В такие учреждения
могут быть направлены также и прочие осужденные. Следует подчеркнуть,
33
что перечень таких осужденных не раскрывается в ст. 80 УИК РФ,
предусматривающей раздельное содержание осужденных. Практика
демонстрирует, что в такие исправительные учреждения зачастую
направляются некоторые бывшие сотрудники административных органов
соответствующих уровней, служащие частных детективных служб, адвокаты,
а также некоторые другие категории осужденных. Подобное разделение
осуществляется не в целях организации каких-либо привилегированных
условий для данных категорий осужденных, а в целях обеспечения их
безопасности [37, с. 51-55].
Вышеперечисленные требования по раздельному содержанию
осужденных не относятся к лечебным исправительным учреждениям, а также
к исправительным колониям, при которых созданы дома ребенка.
Направленные в данные учреждения заключенные содержатся в порядке и на
условиях, предусмотренных законом для колоний назначенного для них к
отбыванию судом типа. В таких учреждениях осужденные постоянно
находятся под тщательным надзором. Осужденные, которые больны
различными инфекционными заболеваниями, размещаются раздельно между
собой, а также отдельно от здоровых осужденных [46, c. 29-34].
Соответственно, принцип индивидуализации и дифференциации при
исполнении наказания соблюдается и здесь.
Действует общее правило, согласно которому осужденный отбывает
весь срок лишения свободы в пределах одного исправительного учреждения,
которое создает благоприятную почву для наиболее эффективного
достижения задач и целей уголовного наказания (ст. 81 УИК РФ). Тем не
менее, 9 мая 2005 г. Федеральным законом № 47-ФЗ «О внесении изменений
в ст.73 УИК РФ» была введена норма, согласно которой указанное правило
не касается определенных категорий осужденных. Большей частью к ним
относятся осужденные, совершившие преступления против государственной
власти, государства. Приведение в исполнение уголовного наказания по
отношению к указанным категориям осужденных осуществляется в местах,
34
которые определяются Федеральной службой исполнения наказаний.
В то же время необходимо отметить, что российское законодательство
все-таки допускает возможность перевода осужденного из одного
исправительного учреждения в другое исправительное учреждение того же
вида для дальнейшего отбывания наказания в случае болезни осужденного
или с целью обеспечения личной безопасности заключенного, в случае
реорганизации либо ликвидации исправительного учреждения, а равно при
наличии иных исключительных обстоятельства. Закон не приводит перечня
подобных исключительных обстоятельств, ввиду чего он является открытым,
а не исчерпывающим. К подобного рода исключительным обстоятельствам
на практике, к примеру, можно отнести такое явление, как создание
осужденными внутри исправительного учреждения группировки, которая
препятствует эффективному проведению администрацией работы по
исправлению осужденных и требует от осужденных, чтобы они подчинялись
неформальным лидерам. Помимо этого, иногда применяется «разведение»
осужденных по различным структурам, что исключает их «пересечение» в
пределах пространства исправительного учреждения, которое располагает
местами общей инфраструктуры. Данный способ считается самым
эффективным для быстрого разрешения затянувшегося конфликта.
Перевод заключенного из одного вида учреждения в другой закреплен
ст. 78 УИК РФ как средство, способствующее исправлению осужденного. В
зависимости от того, как осужденный ведет себя и относится к трудовой
деятельности, по представлению администрации исправительного
учреждения, в котором осужденный отбывает наказание, районный суд
может принять решение о переводе заключенного для дальнейшего
отбывания наказания из более строгого по режиму в менее строгое по
режиму учреждение. При этом во всех случаях, помимо уголовного и
уголовно-исполнительного законодательства, судпри принятии решений
должен руководствоваться положениями Постановления Пленума
Верховного Суда РФ «О практике назначения судами видов исправительных
35
учреждений» [55, c. 17].
Законодательство предусматривает возможность перевода осужденного
с более строгого на менее строгий режим отбывания наказания, если
выполнены два условия: имеется положительная характеристика
осужденного, которая отражает его исправление в той степени, когда
дальнейшее воздействие на него режимом данного исправительного
учреждения, в котором он отбывает наказание в виде лишения свободы,
становится нерациональным и нецелесообразным; второе же условие такого,
что осужденный должен отбыть указанную в законе часть срока
назначенного наказания, которая является достаточной для справедливой
кары за ущерб, причиненный личности, обществу, государству совершенным
преступлением [57, c. 17].
Перевод указанных категорий осужденных являет собой своеобразное
поощрение и оказание им доверия, подобный перевод всегда должен
сопровождаться тщательно продуманной воспитательной работой в
отношении осужденного, в которой, как демонстрирует практика, должно
быть минимум назидания. В современных реалиях работу необходимо
строить так, чтобы в итоге осужденный самостоятельно делал правильные
выводы, сознание его должно трансформироваться так, чтобы этот процесс
находил отражение в его повседневном поведении, делах, а также отношении
к установленным в учреждении правилам внутреннего распорядка [57, c. 19].
В то же время, если данная мера не достигает своих целей, и осужденныев
итоге не оправдывают доверия, оказанного им, ведут себя как злостные
нарушители порядка отбывания наказания, то в качестве взыскания они,
напротив, могут быть переведены на более строгий режим.
Итак, системой органов и учреждений, закрепленной в ст. 16 УИК РФ,
предусматривается исполнение всех видов уголовных наказаний и прочих
мер уголовно-правового характера, закрепленных законодательством
Российской Федерации. В законодательстве РФ четко определены задачи и
функции исполняющих уголовные наказания учреждений и органов.
36
Соответствующие должностные инструкции и квалификационные
характеристики для сотрудников исполняющих наказания учреждений и
органов могут разрабатываться исключительно на данной законодательной
основе. Это весьма кропотливая, сложная и скрупулезная и работа,
выполняющаяся в научно-исследовательских учреждениях пенитенциарной
системы.
В настоящее время в структуру уголовно-исполнительной системы
Дагестана входят 9 подведомственных учреждений исполняющих уголовные
наказания. Это: шесть исправительных колоний, из них три дислоцируются в
городе Кизилюрте - женская ИК-8 общего режима;  Кизилюртовская
воспитательная колония; колония поселения; в поселке Загородный (в
пригороде г. Махачкала) - мужская ИК-2 строгого режима; а также в поселке
Новое Тюбе Кумторкалинского района - мужская ИК-7 общего режима и
лечебно-исправительное учреждение ЛИУ-4, расположенное в г. Махачкале,
которое профилировано для лечения осужденных, имеющих заболевание
туберкулез легких. А также, три следственных изолятора, расположенные в
городе Махачкале СИЗО-1, в городе Дербенте СИЗО-2 и в городе Хасавюрте
СИЗО-3. В структуре УФСИН России по Республике Дагестан
функционирует уголовно-исполнительная инспекция с 51 филиалом,
исполняющая наказания, не связанные с изоляцией от общества. Ежегодно
по учетам уголовно-исполнительных инспекций Республики Дагестан
проходит более 9 тысяч человек, осужденных к мерам наказания, не
связанным с изоляцией от общества.
Также для выполнения особых задач в УФСИН России по Республике
Дагестан был сформирован и вот уже 25 лет функционирует отдел
специального назначения «Орёл».

На сегодняшний день Федеральная служба исполнения наказаний по


Республике Дагестан работает в новых условиях реализации Концепции
развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года. Одним из
37
важнейших направлений развития стала открытость УИС для общественного
контроля, для средств массовой информации.

В структуру Управления Федеральной службы исполнения наказаний


по Республике Дагестан в том числе входят: Оперативный отдел, Отдел
собственной безопасности, Организационно-аналитический отдел, Отдел
организации службы охраны, Отдел тылового обеспечения, Финансово-
экономический отдел, Отделение воспитательной работы с осужденными,
Ветеринарная служба, Психологическая служба, Инспекция по личному
составу и противодействию коррупции, Отдел кадров и работы с личным
составом, Контрольно-ревизионная группа, Инспекция ведомственной
пожарной охраны.
Особое внимание руководством Управления уделяется вопросам
кадрового обеспечения системы, что вызвано значительным увеличением
объема служебно-боевых задач, необходимостью подготовки персонала
новой формации. Основной направленностью кадровой политики
руководства пенитенциарной системы явилось сохранение сложившихся
принципов кадрового обеспечения УИС, обеспечение льгот и гарантий,
социальной защищенности сотрудников и членов их семей. В центре особого
внимания руководства Управления также стоит задача по обеспечению
соблюдения прав человека в учреждениях уголовно-исполнительной системы
Дагестана.
Важнейшее направление деятельности УИС РД - воспитательная
работа с осужденными: социальная адаптация, обучение востребованным на
рынке труда профессиям, духовно-нравственное воспитание. В планах на
будущее имеется ряд других перспективных наработок и проектов по
дальнейшему развитию структуры органов и учреждений УИС Дагестана. Не
смотря на то, что сделано и предстоит сделать, сегодня основные усилия
руководства и сотрудников УФСИН России по Республики Дагестан
направлены на реализацию стратегически важной цели – возвращению в
38
общество из мест лишения свободы позитивно настроенного, социально
востребованного, законопослушного гражданина.
39
Глава 2 Правовые основы функционирования ФСИН
2.1 Законодательство, регламентирующее деятельность ФСИН

Обретение Российской Федерацией статуса члена Совета Европы,


передача УИС под юрисдикцию Министерства юстиции Российской
Федерации из Министерства внутренних дел Российской Федерации,
последующее учреждение Федеральной службы исполнения наказаний,
создание системы государственной службы, единой на всей территории
Российской Федерации, учреждение статуса государственного служащего,
которым, вполне возможно, в обозримом будущем будут наделены
сотрудники пенитенциарной системы, явились объективными
предпосылками для развития таких институтов административного права,
как служба в уголовно-исполнительной системе и административно-
правовой статус сотрудника УИС. Прошедшие преобразования поставили
перед наукой административного права весьма существенное число
теоретических и практических вопросов в сфере формирования
единообразной административной политики, определения значения и роли
службы в пенитенциарной системе, закрепления и реализации
административно-правового статуса сотрудников УИС в системе
государственной службы Российской Федерации.
Многие вопросы, имеющие принципиальное значение для
формирования эффективной, непротиворечивой внутренней основы службы
в пенитенциарной системе и административно-правового статуса сотрудника
уголовно-исполнительной системы, сегодня все еще остаются открытыми. К
примеру, ни в существующем в настоящий момент законодательстве, ни в
научной доктрине административного права до сих пор не определены
достаточно четко содержание и правовая сущность понятий «служба в УИС»
и «административно-правовой статус сотрудника УИС».
Вдобавок к этому, деятельность УИС регламентируется большим
количеством нормативных правовых актов различной юридической силы,
40
принятых на разных уровнях, что также представляет собой немаловажную
проблему. На сегодняшний день правовой базой общих принципов работы
ФСИН России являются следующие нормативные правовые акты:
1. Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах,
исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (далее – Закон
№ 5473-1)
2. Указ Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. №
1314 «Вопросы Федеральной службы исполнения наказаний»
3. Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и
структуре федеральных органов исполнительной власти».
4. Постановление Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 г. № 4202-
1 «Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел
Российской Федерации и текста Присяги сотрудника органов внутренних дел
Российской Федерации»
5. Приказ Минюста России от 6 июня 2005 г. № 76 «Об утверждении
Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах
внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-
исполнительной системы».
Каждый из указанных нормативных правовых актов регулирует
собственный определенный круг правоотношений, что порождает сложность
обращения с ними. Например, для разрешения некоторой проблемы
необходимо рассмотреть сразу несколько документов, каждый из которых
отсылает к следующему документу. Так, к примеру, Закон РФ № 5473-1
содержит большое количество отсылочных норм, сложных для восприятия.
Это касается регламентации структуры учреждений, приводящих наказания в
исполнение, которую Закон, с одной стороны, закрепляет, а с другой – не
определяет виды исправительных учреждений, отсылая к Уголовно-
исполнительному кодексу РФ. Это видится не совсем логичным с точки
зрения нормотворчества. В силу упомянутой проблемы прямо
обусловливается необходимость принятия единого, систематизирующего
41
нормативно-правового акта, который позволил бы объединить данные
правовые источники, придав им одинаковую юридическую силу, и исправить
просчеты законодателя.
Следующей проблемой является отсутствие четкой определенности
правовой сущности и содержания понятий «служба в УИС» и
«административно- правовой статус сотрудника УИС». Данная проблема
обусловливается тем, что согласно Федеральному закону «О системе
государственной службы Российской Федерации» в РФ существует три вида
службы: государственная гражданская служба; военная служба;
правоохранительная служба. При этом в Законе нет прямого указания на
отнесение УИС к какому- либо виду государственной службы, что создает
проблему. При этом некоторые ученые выделяют непосредственную
взаимосвязь с военной службой, однако существуют точки зрения отнесения
УИС к правоохранительной службе. Отнести службу в УИС к какому-либо
виду службы непросто, однако некоторые выводы можно сделать на
основании анализа действующего правового материала. Так, по смыслу
Федерального закона от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ «О государственной
защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих
органов» защиту, в том числе правоохранение, осуществляют лица,
производящие дознание; лица, осуществляющие оперативно- розыскную
деятельность, а также исполнение приговоров, определений и постановлений
судов (судей) по уголовным делам.
Исходя из изложенного можно сделать вывод о том, что с момента
принятия Закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской Федерации в части уточнения видов государственной службы»
сотрудники УИС будут проходить государственную правоохранительную
службу и приобретут статус государственных служащих. Пока же служба в
учреждениях, исполняющих наказания, является особым видом
государственной службы и имеет множество отличительных признаков,
которые выделяются при анализе нормативных правовых актов,
42
устанавливающих правовое положение других видов государственной
службы. К ним можно отнести особые условия поступления на службу, ее
прохождения, присвоения специальных званий, проведения аттестации и
прекращения службы, наличие особого правового статуса служащих (права,
обязанности, ответственность, специальные льготы и т. д.), особый порядок
привлечения к юридической ответственности. На основании проведенного
анализа нормативных актов, закрепляющих признаки правоохранительной
службы, уголовно-исполнительную систему все же можно отнести к
правоохранительной службе. Как было отмечено, закрепить данный вид
службы предполагалось с помощью принятия соответствующего
федерального закона о данной службе. Исходя из этого создавались проекты
федеральных законов, однако их принятие откладывалось. С 1 января 2016 г.
в Федеральный закон «О системе государственной службы в Российской
Федерации» от 25 мая 2003г. № 58-ФЗ внесена поправка, которая исключила
ст. 7 из данного Федерального закона.
Таким образом, на основании изменений в вышеуказанном Законе
исключен такой вид службы, как правоохранительная, что обусловливает
острую необходимость принятия собственного федерального закона,
который регулировал бы порядок прохождения службы в уголовно-
исполнительной системе, тем самым закрепив службу в УИС как
самостоятельный вид государственной службы, определил правовой статус
сотрудников.
Проблема неурегулированности правового статуса сотрудника УИС
является актуальной. В настоящее время существует проект федерального
закона № 379630-7 «О службе в уголовно-исполнительной системе», который
призван систематизировать разрозненную правовую базу,
регламентирующую деятельность ФСИН России. Структурно данный проект
закона состоит из 14 глав и 96 статей. Первая глава закрепляет общие
положения: основная терминология, предмет регулирования, нормативная
база, на основании которой действует федеральный закон, принципы службы
43
и взаимосвязь УИС с другими видами служб. Вторая глава посвящена
должностям и специальным званиям в УИС. Данная глава фактически
дублирует тезисы Положения о службе в ОВД в указанной части. Однако,
помимо перечня должностей и специальных званий, в проекте федерального
закона устанавливаются критерии пригодности к службе [50, c. 27-29]. В
седьмой главе закреплено положение, касающееся служебной дисциплины:
перечень мер поощрения и взыскания, порядок и основания применения
конкретных взысканий. Данная глава является необходимой, так как
дисциплинарная практика и основания наложения дисциплинарного
взыскания возлагается на начальников соответствующих подразделений, что
порождает бессистемность и разрозненность.
Таким образом, проект федерального закона «О службе в уголовно-
исполнительной системе» призван систематизировать имеющуюся
нормативно-правовую базу, регулирующую деятельность УИС. Принятие
данного закона позволит решить выделенные проблемы, тем самым
упростить обращение с документами, регулирующими деятельность УИС,
обозначить службу в УИС как самостоятельный вид государственной
службы и наконец-то закрепить правовой статус сотрудника.
Помимо этого, деятельность Федеральной службы исполнения
наказаний в той или иной ее ипостаси регулируется целым рядом других
нормативных правовых актов, основные из которых видится целесообразным
привести:
Федеральный закон Российской Федерации от 21.07.1998 № 117-ФЗ «О
внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской
Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы»;
Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации,
утвержденное Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от
23.12.1992 № 4202-1;
Указ Президента Российской Федерации от 14.06.2010 № 728 «Об
учреждении знамени Федеральной службы исполнения наказаний, знамен ее
44
территориальных органов и образовательных учреждений
профессионального образования» (вместе с Положением о знамени
Федеральной службы исполнения наказаний, знаменах ее территориальных
органов и образовательных учреждений профессионального образования);
Постановление Правительства Российской Федерации от 24.01.1994 №
40 «Об утверждении норм обеспечения оружием, боеприпасами к нему и
специальными средствами сотрудников уголовно-исполнительной системы»;
Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14.10.2010 №
1772-р «Об утверждении Концепции развития уголовно-исполнительной
системы Российской Федерации до 2020 года»;
Приказ Минюста России от 26.08.2003 № 206 «Об утверждении
Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в
учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Министерства
юстиции Российской Федерации»;
Приказ Минюста России от 06.06.2005 № 76 «Об утверждении
Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах
внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-
исполнительной системы»;
Приказ Минюста России от 12.12.2005 № 238 «Об утверждении
Инструкции по организации деятельности психологической службы
уголовно-исполнительной системы»;
Постановление Правительства Российской Федерации от 23.01.2003  №
43 «О порядке исчисления выслуги лет для назначения процентной надбавки
за выслугу лет к окладу денежного содержания сотрудникам органов
внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-
исполнительной системы, Государственной противопожарной службы
Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны,
чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий и
таможенных органов Российской Федерации»;
45
Закон Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 «О пенсионном
обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах
внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по
контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ,
учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках
национальной гвардии Российской Федерации, и их семей»;
Постановление Совета Министров - Правительства Российской
Федерации от 22.09.1993  № 941 «О порядке исчисления выслуги лет,
назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим
военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и
военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат,
матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел,
государственной противопожарной службе, учреждениях и органах
уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации»;
Приказ Минюста России от 01.12.2005 № 233 «Об утверждении
перечней должностей, предприятий, учреждений, организаций уголовно-
исполнительной системы, служба в которых засчитывается в выслугу лет для
назначения пенсии на льготных условиях»;
Приказ Минюста России от 27.08.2012 № 169 «Об утверждении
Наставления по организации профессиональной подготовки сотрудников
уголовно-исполнительной системы»;

2.2 Проблемы реализации норм, регламентирующих деятельность


органов и учреждений уголовно-исполнительной системы России

Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации


базируется на общепризнанных нормах и принципах международного права,
а также международных договорах РФ, в частности, на неукоснительном
соблюдении гарантий защиты от применения насилия, пыток и другого
жестокого либо обращения с осужденными, унижающего их человеческое
46
достоинство. В реальности же Российская пенитенциарная система весьма
далека от международных стандартов. Совершенно очевидно, что
практическое претворение в жизнь европейских стандартов по соблюдению
прав человека в процессе реформирования уголовно-исполнительной
системы Российской Федерации в большой степени зависит от личностных и
профессиональных качеств сотрудников.
Международные стандарты предъявляют к сотрудникам уголовно-
исполнительной системы высокие требования. Чтобы обеспечить
соответствие персонала данным стандартам, государству необходимо
повышать престиж службы, постоянно проводить качественный отбор
сотрудников, их подготовку и переподготовку, создавать им достойные
условия труда, а также дополнительные социальные гарантии.
Реформирование пенитенциарной системы началось еще в советские
годы, особенно динамично оно осуществлялось в девяностые годы. Однако
интенсивнее всего оно проходило после того, как уголовно-исполнительная
система была передана в ведение Министерства юстиции РФ, и такое
положение дел вполне понятно. На тот момент нужно было не только
переработать нормативную базу, но и определить стратегию развития
системы на длительный период. В разное время принималось несколько
документов, называемых концепциями реорганизации, реформирования,
развития уголовно-исполнительной системы до 2005 года, 2016 года и,
наконец, до 2020 года, 23 же декабря 2016 года была утверждена Концепция
федеральной целевой программы "Развитие уголовно-исполнительной
системы (2017 - 2025 годы)" ( далее Концепция) [51, c. 55-58].
Процесс реформирования уголовно-исполнительной системы едва ли
можно разбирать исключительно с позиции реорганизации только лишь
самой системы. Данная система является сугубо полифункциональной.
Уголовно-исполнительная система занимается не только исполнением
наказаний, как в виде лишения свободы, так и без изоляции осужденного от
общества, но также занимается и производственной деятельностью, проводит
47
общую и профессиональную подготовку и обучение специалистов,
занимается лечением осужденных и санитарно-профилактической работой,
осуществляет оперативно-розыскную деятельность, участвует в социальной
работе, а также контроле за поведением условно осужденных.
Находящаяся в ведении Министерства юстиции России Федеральная
служба исполнения наказаний выполняет правоприменительные функции, в
том числе функции по надзору и контролю за деятельностью
пенитенциарной системы [41, c. 14]. Данная система в соответствии с частью
14 статьи 16 УИК РФ включает в себя учреждения, которые исполняют
наказания в виде исправительных работ, обязательных работ, ограничения
свободы, ареста, принудительных работ, лишения свободы, а также
пожизненного лишения свободы. К подобным учреждениям, как уже было
сказано ранее, относятся исправительные центры, лечебные исправительные
учреждения, уголовно-исполнительные инспекции, арестные дома,
воспитательные колонии, исправительные колонии, колонии-поселения,
следственные изоляторы (в случае с лицами, указанными в ст. 77 УИК РФ)
[46, c. 29-34].
В вышеупомянутых Концепциях развития уголовно-исполнительной
системы Российской Федерации акцентировано внимание на том, что
действующая пенитенциарная система во многом сохранила черты той
старой советской уголовно-исполнительной системы, ориентированной на
другое общество [20]. В ее деятельности слабо учитываются современное
состояние экономики, процесс интеграции России в международное правовое
поле, развитие гражданского общества и международные стандарты
обращения с заключенными.
За прошедшее со дня принятия первой из Концепций время, а именно с
октября 2010 года, в работе пенитенциарной системы Российской Федерации
свершились заметные преобразования. К примеру, в практике начало
применяться новое наказание в виде ограничения свободы, и это
обстоятельство создает дополнительную нагрузку на деятельность уголовно-
48
исполнительных инспекций.
Законом Российской Федерации от 07.12.2011 № 420-ФЗ в УК РФ
также введено новое наказание в виде принудительных работ, которое
должно исполняться исправительными центрами. Подобные исправительные
центры, с одной стороны, предстоит создавать с обязательным учетом новых
подходов и методов обращения с осужденными (данное наказание,
являющееся альтернативой лишению свободы, может быть применено не
только за преступления небольшой и средней категорий тяжести, но также и
за тяжкие, а в случаях, закрепленных пунктом 6 статьи 15 УК РФ, и за особо
тяжкие преступления). С другой стороны, организация порядка обращения с
осужденными в специализированных исправительных центрах, равно как и
во всех остальных учреждениях пенитенциарной системы, должна помогать
выводу экономики России из затяжного кризисного состояния. Ввиду такого
положения дел важно устанавливать тесные и стабильные контакты между
территориальными подразделениями ФСИН и органами власти, привлекать
осужденных к труду, учитывая потребности экономического развития России
[50, c. 27-29].
Концепция обращения с содержащимися в местах изоляции
осужденными ориентирована на как можно более гуманный характер
условий содержания осужденных, усилений гарантий соблюдения их прав и
законных интересов[39, c. 61-65]. Данная задача достаточно сложна ввиду
того, что процесс отбывания наказания в виде лишения свободы всегда
непредсказуем и противоречив. Этот процесс, с одной стороны, призван
удерживать осужденных от совершения новых преступлений, однако другой
стороны медали является то, что с отбыванием лишения свободы связано
порождение целого ряда проблем. Стремясь достичь цели приспособления
человека к нормальной жизни в обществе, его при этом отделяют от
общества; пытаясь научить заключенного полезному активному поведению,
в то же время содержат его в обстановке строгой регламентации, которая
вырабатывает пассивность и безразличие к происходящему; желая заменить
49
вредные привычки полезными в сознании человека, его содержат в среде
отрицательных субъектов. При этом в местах изоляции от общества
действуют свои законы [51, c. 55-58].
Сегодня к разрешению проблемы социальной адаптации
освобожденных из учреждений пенитенциарной системы лиц необходимо
подходить всесторонне, комплексно, придавая особо важное значение
оказанию таким лицам в первую очередь реальной психологической помощи
и помощи в трудоустройстве, обустройстве быта, особенно в первые полгода
после освобождения. В данной работе необходимым является
взаимодействие учреждений и органов ФСИН с органами местного
самоуправления, предпринимателями, гражданами. Следует использовать
такую возможность, как предложения об учреждении фондов оказания
социальной помощи освобожденным из мест лишения свободы лицам,
обучению специальных кадров, оснащении данных органов новейшими
техническими средствами наблюдения за лицами, деятельность и поведение
которых в местах изоляции от общества создавала основания для опасений
[52, c. 71-72].
В рамках Концепций по сути предполагается прекращение
многолетней практики коллективного содержания осужденных к отбыванию
лишения свободы, что, как считают разработчики Концепции, должно
привести к улучшению тяжелого психического состояния заключенных,
вызванного сегодня их перманентным пребыванием в стрессовом состоянии,
необходимостью балансирования между требованиями основной массы
осужденных и администрации. Выработка в осужденных чувства
ответственности за происходящее вокруг них возможна лишь при сведении к
минимуму отрицательного воздействия различных групп, заключенных лиц
друг на друга, а также персонала учреждений на заключенных.
Режим отбывания заключенными наказания будет меняться в
зависимости от того, как они будут себя вести. Уже сегодня в ряде
учреждений идет тестирование системы социальных лифтов,
50
предусмотренных для осужденных. Они представляют собою набор условий
отбывания заключенными наказания, при добросовестном выполнении
которых данные условия облегчаются вплоть до условно-досрочного
освобождения, а в случае невыполнения, напротив, ужесточаются вплоть до
того, что осужденный переводится в тюрьму особого режима.
Концепция предназначена трансформировать идеологию в сфере
применения основных средств и инструментов исправления осужденных в
местах лишения свободы с увеличением объема психолого-педагогической
работы с осужденными и подготовкой их к успешной жизни в современном
обществе. В связи с этими обстоятельствами Концепция предполагает
совершенствование форм выполнения воспитательной работы с
осужденными при усилении внимания к организации процесса получения
ими образования, а также трудовой занятости осужденных лиц в новых для
них условиях отбывания наказания.
Повышение общего уровня жизни граждан Российской Федерации
само собой предполагает перестановку ценностных приоритетов, и
нерационально ставить вопрос реорганизации работы Федеральной службы
исполнения наказаний на одно из последних мест, как это происходит в
настоящее время. Напротив, необходимо обучать специальные кадры,
которые владели бы навыками психологических приемов взаимодействия с
различными категориями осужденных лиц. Повышение уровня
действенности управления пенитенциарной системой будет происходить
пошагово, и необходимо, чтобы Федеральная служба исполнения наказаний
ориентировала подконтрольные данному органу учреждения на деятельность
под ведомственным контролем, применяющим инновационные разработки и
средства комплексной системы постоянного мониторинга и оценки работы
органов и учреждений уголовно-исполнительной системы.
Концепция не требует от Федеральной службы исполнения наказаний
превращения пенитенциарных учреждений страны в некий гибрид хорошего
учебного заведения, нормального кооперативного хозяйства и уютного
51
пансионата с неплохим питанием. ФСИН призвана создать условия для
достойной жизни осужденных в период отбывания ими наказания, для жизни
с присутствием специфических ограничений прав и законных интересов
осужденных в рамках закона.
52
Глава 3 Развитие ФСИН на современном этапе
3.1 Основные направления развития ФСИН. Переход от системы
колоний к тюрьмам

Современная система учреждений лишения свободы в Российской


Федерации в основном представлена различными исправительными
колониями. В то же время в мировой практике основным местом содержания
заключенных служит тюрьма. В России тюрьмы также имеются, однако их
количество крайне мало в сравнении с общим числом колоний. К примеру, в
соответствии с последними статистическими данными ФСИН РФ на 1 марта
2018 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы РФ насчитывается
713 исправительных колоний, в которых отбывает наказание 492 тыс.
человек. Кроме того, в 23 воспитательных колониях для несовершеннолетних
содержатся1398 человек. В 126 колониях–поселениях отбывают наказание 34
608 человек. В учреждениях содержатся 47 380 женщин, в том числе 38 323 –
в исправительных колониях, лечебных исправительных учреждениях,
лечебно-профилактических учреждениях и 9 057 – в следственных
изоляторах и помещениях, работающих в режиме следственного изолятора
при колониях. Все вышеперечисленные учреждения по своему типу можно
отнести к колониям. Что же касается тюрем, то их на территории РФ
функционирует всего 8, а количество заключенных в них не превышает
1 422 человек. Тем самым как по числу осужденных, так по количеству
учреждений тюрьмы занимают менее одного процента от общего количества
мест лишения свободы в Российской Федерации, тогда как более 99%
составляют колонии [60].
В советские годы теоретики уголовно-исполнительного или, если
иначе, исправительно-трудового права на тот момент переход от тюрем к
исправительным (воспитательным) учреждениям оправдывали целым рядом
обстоятельств, среди них можно выделить обстоятельства следующего
характера:
53
- в случае исполнения наказания в исправительно-трудовых колониях
наиболее отчетливым образом проявляется принцип социалистического
гуманизма;
- в исправительно-трудовых колониях осужденные отбывают
наказание, находясь в коллективе, под воздействием которого у них
преображается мировоззрение, накапливается нравственный опыт,
формируются такие качества как коллективизм, умение ставить
общественные интересы выше личных;
- осужденный в процессе отбывания наказания в колонии, получает
полезные трудовые навыки и профессию; колония пользуется трудом как
мощным фактором в воспитании осужденных;
- в исправительно-трудовых колониях осуществляется
общеобразовательное и профессионально-техническое обучение
отбывающих наказание лиц. В ходе подобного обучения осужденные
обрастают не только лишь навыками, умением и знаниями, но также и
воспитываются, у них развиваются необходимые нравственные и
политические качества;
- в исправительно-трудовой колонии, хотя уровень физической
изоляции, необходимой для оказания карательно-воспитательного
воздействия, в них достаточно высок, однако в целом он несравненно
меньше, нежели в тюрьме, где осужденные испытывают негативные
последствия духовной изоляции [48, c. 25].
В самом деле, в советское время, когда практически все осужденные к
лишению свободы в обязательном порядке привлекались к труду, колонии
были очень эффективны, поскольку большая часть осужденных
исправлялась, и в последующем более не совершала новых преступлений. В
то же время факторы, связанные с влиянием коллектива либо идеологии, в
сегодняшних реалиях развития России больше не способны оказывать
воздействие на исправление осужденных в той степени, в которой они его
оказывали при советской власти.
54
Своего рода подтверждением этому служит статья 9 УИК РФ. В данной
статье среди всех предусмотренных средств исправления осужденных на
первое место ставится уже не труд, как это было ранее, а режим, то есть
регламентированный порядок исполнения наказания в виде лишения
свободы. Однако же колонии именно для того и создавались, дабы предельно
полно и эффективно реализовать большой потенциал труда как основного
средства исправления осужденных, в то время как исправительное
воздействие режима более всего характерно именно для тюремного
содержания. Выходит, что сам законодатель, закрепляя именно такой
порядок средств исправления в ст. 9 Уголовно-исполнительного кодекса
Российской Федерации, подтверждает, что ввиду изменения политического и
социально-экономического строя в Российской Федерации методы
советского образца становятся все менее эффективными. Однако, несмотря
на данные очевидные факты, колонии на данный момент остаются главным
местом отбывания наказания в виде лишения свободы.
Как бы то ни было, в настоящий момент труд признается одним из
средств исправления осужденных, такая позиция закреплена том числе и
Конституционным Судом РФ. Им устанавливается, что предъявляемые
уголовно-исполнительным законодательством к отбывающим наказание
осужденным требования подразумевают необходимость соблюдения
осужденными принятых в социуме правил по обеспечению положенного
порядка, в частности правил санитарии и гигиены по месту проживания и
работы. Данные правила устанавливают обязательность выполнения
осужденными работ по благоустройству мест отбывания ими наказания,
которые, как вытекает из статьи 2 Конвенции Международной организации
труда «Относительно принудительного и обязательного труда» от 28.06.1930
№ 29 и ст. 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не
квалифицируются как обязательный или принудительный труд [39, c. 61-65].
Случаи привлечения осужденных в установленном законом порядке, в т. ч. в
соответствии со ст. 106 Уголовно-исполнительного РФ, к такого рода
55
работам не может рассматриваться в качестве произвольного возложения на
них дополнительных обязанностей. Назначая при вынесении приговора
осужденному наказание в виде лишения свободы, тем самым суд
предопределяет возможность и даже необходимость использования в силу
положений закона привлечение осужденных к общественно-полезному труду
в качестве одного из главных средств их исправления [61]. В этом отношении
проводится четкая грань между трудом по обеспечению осужденными
собственной жизнедеятельности, т.е. элементарному обустройству места их
пребывания и всеобщим целенаправленным трудом, имеющим своей задачей
производство каких бы то ни было определенных благ на пользу государства.
Второй случай являет собой пример принудительного труда осужденных.
В то же время сами колонии начали постепенно проходить процесс
модернизации. Так, в частности, 9 марта 2001 года в статью 74 Уголовно-
исполнительного кодекса РФ были внесены поправки, на основании которых
сейчас «в рамках одной исправительной колонии могут быть созданы
изолированные участки с разными видами режима». Данные новшества, по
сути, делающие обычные колонии многопрофильными учреждениями,
имеющими существенные сходства с тюрьмами, успели найти свое
применение в практике. К примеру, в исправительной колонии строгого
режима № 14 в станице Елизаветинской города Краснодара осуществляет
деятельность изолированный участок с особым режимом. Ввиду того, что в
Краснодарском крае не создано колоний особого режима, наличие подобного
участка избавляет от необходимости этапа осужденных в какой-либо другой
регион страны, и данное обстоятельство экономит средства федерального
бюджета, а также облегчает осужденным поддержание связи со своими
родными и близкими.
Достаточно заметный прогресс в вопросе приведения уголовно-
исполнительной системы Российской Федерации в соответствие с
требованиями сегодняшнего дня наметился в связи с учреждением 14
октября 2010 года Правительством РФ Концепции развития уголовно-
56
исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, а затем, 23 же
декабря 2016 года - Концепции федеральной целевой программы "Развитие
уголовно-исполнительной системы (2017 - 2025 годы)". Планируется
преобразование видов исправительных учреждений в целях фактического
прекращения коллективного содержания осужденных посредством замены
имеющейся сегодня системы колоний на два основных вида учреждений:
колонии-поселения (с обычным и усиленным формами наблюдения) и
тюрьмы (общего, усиленного, а также особого режимов))"[51, c. 55-58].
Тюрьмы дадут возможность, во-первых, реализовать задачу
раздельного содержания осужденных к наказанию в виде лишения свободы,
способных к ресоциализации с учетом общественной опасности и тяжести
совершенных данными осужденными преступлений, сведений об их
личности, поведения в учреждениях лишения свободы, а также отношения к
совершенному ими преступлению. Во-вторых, тюрьмы дадут возможность
обеспечить раздельное содержание осужденных, которые совершили особо
тяжкие преступления, прочно усвоили и распространяют элементы морали и
идеологии криминальной среды. Изолированные камеры при отсутствии
привычных атрибутов общего нахождения большого числа лиц в закрытом
помещении, трактующихся в качестве разновидности пыток, позволят
решить многие проблемы несоответствия содержания заключенных в
учреждениях пенитенциарной системы Российской Федерации
международным требованиям.
Несмотря на то, что Концепции предусматривают в дальнейшем более
гуманный характер условий в плане содержания лиц, которые отбывают
наказание в виде лишения свободы, необходимо при этом учитывать, что уже
сам по себе переход к тюрьмам представляет собой значительное
ужесточение режима в целом[42, c. 52-56]. Тем не менее, отечественные
исследования дают серьезные основания считать, что строгие условия
отбывания осужденными наказания в местах лишения свободы являют собой
сдерживающий фактор при совершении ранее отбывавшими наказание в
57
виде лишения свободы лицами новых преступлений.
Как было подтверждено в государственной программе РФ «Юстиция»,
стало необходимым преобразование видов исправительных учреждений,
предназначенных для содержания осужденных в местах лишения свободы с
прекращением коллективного содержания осужденных, перманентногоих
пребывания в состоянии стресса, вызванного необходимостью постоянного
лавирования между требованиями администрации и основной массы
осужденных.
Подытоживая, можно отметить, что камерное содержание
заключенных в тюрьмах не только поможет пенитенциарной системе
Российской Федерации отвечать потребностям современного
государственного устройства РФ и мировым стандартам, но также и позволит
максимально полно реализовать важнейшее средство исправления,
провозглашенное в статье 9 Уголовного - исполнительного кодекса РФ –
режим.

3.2 Проблемы реформирования и гуманизации уголовно-


исполнительной системы Российской Федерации

В предыдущих параграфах были рассмотрены как исторический путь


возникновения и развития уголовно-исполнительной системы России, так и
современная ситуация в данной сфере, что дает нам возможность выделить и
анализировать наиболее важные проблемы её деятельности.
Важнейшим выглядит вопрос реформирования всей уголовно-
исполнительной системы России по пресловутому «европейскому образцу»,
эффективное решение которого предопределит дальнейшее развитие данной
системы на долгие годы вперёд. Из достаточно общих формулировок
Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской
Федерации до 2020 года и Концепции федеральной целевой программы
"Развитие уголовно-исполнительной системы (2017 - 2025 годы)" о
58
необходимости осуществления мер по улучшению условий отбывания
осужденными наказания и ориентации на задаваемые пенитенциарными
системами Европы стандарты, можно вывести несколько ключевых аспектов:
во-первых, процессы максимальной автоматизации и компьютеризации
уголовно-исполнительной системы, что соответствует нынешнему уровню
развития технологий, является конструктивным и рациональным
предложением;
во-вторых, реформа пенитенциарной системы с сохранением двух
главных типов исправительных учреждений - и колоний-поселений (с
обычным и усиленным формами наблюдения) и тюрьм (общего, усиленного,
а также особого режимов) - с сохранением функционирования
специализированных учреждений. Необходимо заметить, что в 2015 году
указанные положения были исключены из концепции;
в-третьих, подчеркивается необходимость улучшения условий, в
которых содержатся заключённые, где наряду с конструктивными
предложениями об использовании современных медицинских технологий,
установлении новых стимулов к ресоциализации и труду заключённых,
проведении психологической реабилитационной работы в индивидуальном
порядке с осуждёнными содержатся, как представляется, не совсем
обоснованные дефиниции о необходимости для достижения указанных целей
отказа от системы содержания заключённых в многоместных общежитиях;
в-четвёртых, поднимается необходимость «гуманизации» уголовно-
исполнительной системы и переключение приоритетности там, где такое
возможно, на применение не связанных с лишением свободы наказаний. В то
же время авторы проекта забывают, или же умалчивают, что для данного
направления развития необходимы значительные материальные вложения
(например, одно лишь создание системы арестных домов, по оценкам
Правительства РФ, обойдется государству примерно в 75 миллиардов
рублей), при этом, совершенно не факт, что данная мера обусловит спад
уровня преступности.
59
в-пятых, концепцией предусматривается развитие постпенитенциарной
социальной работы с освободившимися из мест лишения свободы лицами,
вовлечение гражданского общества в дело развития уголовно-
исполнительной системы, а также ряд других мер, в целом которые
направлены на дальнейшую реабилитацию заключённых. Соглашаться или
спорить с утверждениями, предложенными в указанных пунктах концепции,
достаточно затруднительно ввиду неконкретности реформ, предлагаемых
законодателем, и тем не менее стоит согласиться как минимум с тем, что
развитая система постпенитенциарной реабилитации просто необходима для
формирования социума со здоровыми морально-нравственными установками
и пресечении инфильтрации «уголовной культуры» в гражданское общество.
По замыслу авторов концепции, претворение запланированных
мероприятий в жизнь должно было привести к увеличению объема
применения не связанных с лишением свободы мер, создания в следственных
изоляторах и местах лишения свободы здоровой атмосферы, которая не
способствовала бы развитию криминогенного климата, исправлению
осуждённых с помощью труда и психологической помощи, а также ряду
прочих положительных сдвигов в функционировании уголовно-
исправительной системы. Однако практика показала полный провал
концепции - согласно проекту, переход на тюремную систему должен был
окончательно завершиться уже к 2016 году, однако по факту весьма далек от
этого и, вероятно, никогда не начнётся. Несомненно, подобная стагнация
главным образом связана с отсутствием инициативы со стороны самих
законодателей и исполнителей, и все же хотелось бы разобраться в других
причинах и обосновать вывод, согласно которому подобный проект априори
обречён на неудачу.
Исследуя исторический путь развития пенитенциарной системы,
начиная с эпохи Киевской Руси, и заканчивая современным этапом,
связанным со стремлением российского государства активно перенимать
западную модель развития пенитенциарной системы, можно отметить, что
60
российская уголовно-исполнительная научная мысль двигалась по пути,
который схож с западноевропейским, до начала периода обширной
колонизации Дальнего востока и Сибири. Данные процессы явили своим
итогом включение в состав владений государства обширных регионов
нередко с суровым климатом, добровольно осваивать которые мало кто
желал. Ссылки же в сибирские колонии послужили своего рода
универсальным решением всех вопросов, стоявших перед пенитенциарной
системой России: в большинстве своем места лишения свободы были
расположена вдали от крупных городов, ввиду чего осуждённые, даже имея
реальную возможность к побегу, не могли самостоятельно добраться до
европейской части государства, а их подневольный труд позволял
значительно ускорить дело освоения необжитых территорий.
В годы существования СССР в связи с интенсивным развитием южных
регионов Дальнего востока и Сибири основанная на колониях система
ничуть не утратила актуальности - часть из таких колоний продолжала
функционировать, ряд из них был перемещён на север, где располагались
территории, по-прежнему сложные для освоения. Более того,
принудительный труд заключённых в колониях хорошо воздействовал на
общую экономическую обстановку в стране, тогда как переход на тюремную
систему привёл бы к колоссальным затратам ресурсов не только в ходе самой
реформы, но в процессе обеспечения работы действующей системы.
В силу этого, сама уголовно-исполнительная система Российской
Федерации совершенно не готова к переходу на тюремный режим, более
того, авторы концепции, судя по всему, совершенно не учитывали, что
европейская пенитенциарная система, как и российская система,
складывалась под влиянием внешних факторов, главнейшим из которых в
Европе являлась сильная нехватка жизненного пространства, которая
вынуждала размещать тюрьмы в крупных городах.
Рассуждая, таким образом, о перспективах развития уголовно-
исполнительной системы России, необходимо брать во внимание
61
исторические, географические и культурные особенности государства,
способствовавшие формированию именно той пенитенциарной системы,
которая существует в Российской Федерации в настоящее время, и развивать
её прежде всего в сторону качества, не внося каких-либо кардинальных
изменений в уклад, складывавшийся в течение веков.
Другая спорная сторона концепции касается декларируемой
необходимости реформы уголовно-исполнительной системы по такому
принципу, дабы она была сконцентрирована на индивидуальном
исправлении и перевоспитании каждого преступника, что автоматически
вызывает ряд вопросов: с одной стороны, необходимо разобраться, возможно
ли в принципе перевоспитание взрослого человека; во-вторых, следует
определить, насколько эффективно выполняет функцию исправления
существующая сегодня пенитенциарная система; наконец, следует выяснить,
приведёт ли смягчение уголовно-исполнительной политики к улучшению
криминогенной ситуации в социуме.
Ответ на первый из вышеперечисленных вопросов может казаться
очевидным, ведь успешное перевоспитание преступника признавалось
важнейшей задачей уголовно-исполнительной системы Советского Союза,
равно как ряда других государств, и тем не менее исследователи-психологи
настаивают на том, что вопрос перевоспитания взрослого человека,
обладающего собственной системой жизненных ценностей и
сформированной психикой, целиком зависит от его собственной
заинтересованности в подобном процессе. Отсюда следует очевидный вывод
- первоочередной задачей уголовно-исполнительной системы должно
являться не перевоспитание преступника само по себе, а создание в
пенитенциарных учреждениях атмосферы, которая способствовала бы его
сознательному выбору пути исправления.
Способов достижения данного эффекта может быть множество: в
процесс работы с осуждёнными вовлекаются священнослужители,
непосредственно в самих учреждениях применяются меры по привлечению
62
отбывающих наказание лиц, к физическому труду, формируются творческие
организации и кружки. При всем этом чрезвычайно важно обеспечивать
высокий уровень охраны здоровья в местах лишения свободы, а также
высокий уровень дисциплины - полноценная ликвидация сложившейся в
колониях «криминальной культуры», скорее всего, невозможна, но вполне
реализуемо сведение её действия к минимуму.
Таким образом, находясь в здоровой атмосфере коллективного труда,
арестант не только будет искупать свою вину перед обществом путем
различных работ, но и самостоятельно начнет проходить процесс
исправления, что должно привести к снижению числа рецидивов среди лиц,
вышедших из мест лишения свободы, а также высокому уровню их
ресоциализации.
Весьма примечательно, что по официальной статистике МВД порядка
больше половины преступлений совершается лицами, которые ранее уже
совершали преступления, что свидетельствует о том, что с задачей
исправления осуждённых пенитенциарная система не слишком эффективно
справляется. Основной причиной подобного явления исследователи видят
отчасти то обстоятельство, что вышедшие из мест лишения свободы лица
оказываются неспособными разрешать конфликты законными,
непреступными методами, обладают чрезвычайно низкой степенью
социальной адаптированности, и эта проблема ведёт к неизбежному росту
количества рецидивов.
В то же время необходимо понимать, что смягчение уголовно-
исполнительной политики может быть разумно и рационально лишь в
условиях существования в государстве сильного правового общества,
образованного юридически и устойчивого к разлагающему влиянию
криминальных элементов и криминальной идеологии. Психологическая цель
использования «мягких мер» состоит в том, чтобы у осуждённого возникало
чувство сожаления и стыда за совершенное преступление, тогда как в
63
обществе с низкой правовой культурой у индивида не формируется
понимания всей ошибочности и порочности своего поступка.
Как итог, складывается ситуация, которая кардинально
противоположна планируемой инициаторами гуманизации пенитенциарной
системы - осознавая, что он не понесёт за своё деяние какого-либо серьёзного
с его точки зрения наказания, потенциальный правонарушитель гораздо
вероятнее преступит закон, так как рискует несоизмеримо меньшим, нежели
рисковал бы в условиях «жёсткой» системы. Также следует учитывать, что
строгость и неотвратимость наказания могут с существенно большей
вероятностью отвратить от преступления сомневающихся, колеблющихся
лиц, задумывающих совершение преступлений небольшой, средней тяжести,
а порой и тяжких преступлений, что наглядно подтверждается весьма
богатым опытом Советского Союза, который имел более жёсткую систему
наказаний, при этом являвшуюся значительно более эффективной в деле
общей превенции, которая, несомненно, для российского государства ввиду
его особенностей является более важной и эффективной, нежели превенция
частная.
Подводя итог, таким образом, необходимо отметить, что сложившаяся
сегодня система исправительных колоний вполне естественна для России,
она оправдала себя в результате многовековой эволюции уголовно-
исполнительной системы, и её непредусмотрительные реформы могут
негативным образом сказаться на всех сферах жизни государства.
Существующая в европейских странах тюремная система практически
нереализуема в Российской Федерации, и подобное можно сказать о ряде
других западноевропейских институтов, которые нацелены на точечную
превенцию посредством исправления конкретных преступников.
Представляется, что российская пенитенциарная система не должна
быть чрезмерно мягкой, а напротив, неукоснительным следованиям таким
принципам, как строгость и неотвратимость наказания, должна отбивать у
потенциальных преступников всяческое желание совершать преступные
64
деяния. В то же время общее исправление осужденных, для которых такое
исправление возможно ввиду не столь значительной тяжести совершённого
преступления либо особых обстоятельств его совершения, может и должно
реализовываться посредством создания в местах лишения свободы климата,
способствующего развитию у осужденных личного стремления к
собственному исправлению. Принудительные работы сами по себе без
личной заинтересованности заключенных способствуют отнюдь не
исправлению преступников, а, напротив, формированию у них отвращения к
существующей пенитенциарной системе, что совершенно недопустимо.
65
Заключение

В данной работе был рассмотрен процесс эволюционного развития


уголовно-исполнительной системы российского государства со времён
формирования первого уголовного законодательства и до сегодняшних дней,
установлена тесную связь эволюции пенитенциарной системы как одного из
наиболее важных правоохранительных институтов с эволюцией
непосредственно самого государства. Также было установлено, что
функционирующая в Российской Федерации уникальная колониальная
система являет собой закономерное следствие необходимости интенсивного
освоения необжитых пространств на востоке и севере государства, и хотя
данная система была подвергнута преобразованию и пересмотру в советский
период, она все же сохранила основные принципы функционирования и цели
своей деятельности, и по настоящий момент является основополагающим
ядром всей уголовно-исполнительной системы России. Также в данной
квалификационной работе был прослежен процесс гуманизации системы
уголовных наказаний в Российском государстве, эволюция её целей и
переход от сугубо карательно-устрашающей системы к системе
исправительной.
Анализируя современное положение ФСИН России, было установлено,
что Федеральная служба исполнения наказаний представляет собой
главенствующее звено во всей пенитенциарной системе современной России,
и соответственно, выполняет все наиболее значимые и важные функции по
осуществлению контроля и надзора за осуждёнными, за лицами, которые
отбывают наказание в виде условного осуждения, за содержащимися в
следственных изоляторах и других учреждениях пенитенциарной системы
лицами. Для выполнения данных функций в компетенцию ФСИН передано
множество органов, вкупе с территориальными органами и центральным
аппаратом ФСИН России составляющих пенитенциарную систему
Российской Федерации. Среди указанных органов, помимо пенитенциарных
66
учреждений, среди которых с количественной точки зрения абсолютно
преобладают исправительные колонии, имеются также учреждения высшего
профессионального образования, научно-исследовательские центры,
печатные органы ФСИН России и множество прочих вспомогательных
структур [52, c. 71-72].
Далее были рассмотрены задачи, которые законодатель ставит перед
ФСИН России для целей конкретизации вмененных ей функций, а также
полномочия, которыми ФСИН наделяется в целях их реализации. К примеру,
ФСИН России осуществляет полный контроль за деятельностью всех
учреждений уголовно-исполнительной системы РФ, выполняет задачу
обеспечения безопасности как осуждённых и лиц, находящихся под
следствием, так и собственно самих сотрудников службы исполнения
наказаний, исполняет полномочия собственника федерального имущества,
переданного ФСИН, обладает правом заниматься оперативно-розыскной
деятельностью в рамках своих полномочий, осуществляет подготовку кадров
для пенитенциарной системы, принимает активное участие в разработке
проектов нормативных правовых актов, которые затрагивают деятельность
органов уголовно-исполнительной системы и наделена широким перечнем
других полномочий, предназначенных обеспечивать исправное
функционирование пенитенциарной системы.
В то же время, органы ФСИН в частности и вся пенитенциарная
система в целом, как и ранее, пребывают в стадии реформирования, в
последние годы обусловленного тенденцией к процессам гуманизации и
европеизации имеющихся правоохранительных институтов. Тем не менее,
следует учитывать уникальный опыт становления и развития уголовно-
исполнительной системы России, который тесно связан с преобладанием в
ней исправительных колоний. Представляется верным, развивая
современную российскую систему исправительных учреждений,
использовать в большей степени советский, нежели европейский опыт, так
как он является он более подходящий и уместный для геополитического
67
пространства России. Осторожно следует подходить и к кампании смягчения
существующей в Российской Федерации системы наказаний, так как в случае
резкого отхода от строгих мер пресечения и наказания правонарушителей без
сформировавшейся в обществе правовой культуры очень вероятен рост
количества бытовых преступлений, который связан с возросшими шансами
совершившего преступление лица избежать лишения свободы. Совсем
напротив, представляется целесообразным создание пенитенциарной
системы, основанной на строгости и неотвратимости наказания, потому как
именно подобного рода система способна эффективно выполнять функцию
общей превенции в Российской Федерации с ее спецификой. Исправление же
может иметь место в тех случаях, когда оно возможно и уместно, причем
основываться на добровольном и сознательном стремлении заключенных к
самовоспитанию, а не на эксплуатации их труда в принудительном порядке.
Это возможно исключительно при создании здоровой и благоприятствующей
данному процессу атмосферы в местах лишения свободы.
Говоря о вопросах общей превенции, необходимо поднять тему
института смертной казни, практикуемого на протяжении практически всей
истории российского государства и продолжающего успешно
функционировать и развиваться в большом числе развитых зарубежных
государств. Полный и бесповоротный отказ от смертной казни едва ли можно
назвать рациональным и обоснованным, поскольку смертная казнь,
применяясь в качестве наказания исключительно в ряде особо тяжких
преступлений, то есть по сути там, где шанс исправления преступника как
практически отсутствует или крайне мал, в полной мере соответствует целям
общей превенции преступлений и восстановления социальной
справедливости, при этом по сути своей являясь едва ли более суровым
наказанием, нежели пожизненное заключение. Проблемы, которые могут
встречаться в процессе применения данного вида наказания, являются,
несомненно, частными и преодолимыми.
68
В заключение необходимо вновь подчеркнуть, что Российская
Федерация имеет самобытную и уникальную пенитенциарную систему,
развитие и реформирование которой, безо всякого сомнения, необходимы и
возможны, но исключительно при обстоятельном и глубоком анализе
сложившейся в обществе ситуации и обязательном учёте процессов
исторического функционирования и развития российского государства в
целом и уголовно-исполнительной системы в частности.
69
Список использованных источников
Нормативные правовые акты и иные официальные документы:
Международные акты
1. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии
Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) //
Российская газета. —10 декабря 1998 г.
2. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными.
(Утверждены ООН 30 августа 1955г., одобрены Экономическим и
Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г.) //
Советская юстиция. 1992. № 2. 19 с.
3. Международный пакт о гражданских и политических правах.
(Принят 16 декабря 1966г. Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном
заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Ведомости ВС СССР.1976. № 17.
Ст. 291.
4. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или
унижающих достоинство видов обращения и наказания (принята резолюцией
39/46 Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 г.) // Международное
право в документах. М., 2007.
5. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных
Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением.
(Токийские правила) (Приняты 14 декабря 1990г. Резолюцией 45/110
Генеральной Ассамблеи ООН) // Международные акты о правах человека:
Сборник документов: Изд-во «НОРМА-ИНФРАМ», 2002.
6. Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного
или унижающею достоинство обращения или наказания (СЗ РФ 1998, № 13,
ст. 1466).
Конституция Российской Федерации
7. Конституция Российской Федерации (принята всенародным
голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-
70
ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) [Электронный
ресурс] // Собр. законодательства Рос. Федерации — 2014. — 04 августа, №
31. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»

Кодифицированные федеральные законы


8. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-
ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1996 г. — №25. — с. 2954.
9. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8
января 1997 г. N 1-ФЗ // Собрании законодательства РФ. —1997 г. — №2. — с.
198.
Федеральные законы
10. Федеральный закон от 21 июля 1993 г. N 5473-I «Об учреждениях и
органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» //
Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. - 1993 г. —

№33. — с. 1316.
11. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании
под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» //
Собрание законодательства РФ. — 1995 г. —№29. —с. 2759.
12. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-
розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ. —1995 г. — №29.
— с. 33
13. Федеральный закон от 07.05.2009 № 92-ФЗ «Об обеспечении
охраны психиатрических больниц (стационаров) специализированного типа с
интенсивным наблюдением» // СЗ РФ. 2009. № 19. Ст. 2282.

Указы Президента Российской Федерации


14. Указ Президента РФ от 9.03.2004 г. N 314 «О системе и структуре
федеральных органов исполнительной власти» // Собрание законодательства
РФ. — 2004 г. - №11. — с. 945.
15. Указ Президента РФ от 13.10.2004 №1314 «Вопросы Федеральной
71
службы исполнения наказаний» // СЗ РФ. 2004. № 42. Ст. 4109.

Постановления
16. Постановление Наркомюста РСФСР от 23.07.1918 «О лишении
свободы, как о мере наказания, и о порядке отбывания такового (Временная
Инструкция)» // СУ РСФСР. — 1918 — №53. — с. 598.
17. Постановление ВЦИК от 15.04.1919 «О лагерях принудительных
работ» // СУ РСФСР. —1919. — №12. — с. 124.
18. Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 10.11.1934 «О передаче
исправительно-трудовых учреждений НКЮ РСФСР в ведение НКВД Союза
ССР» // СУ РСФСР. — 1934. — №40. — с. 247.
19. Постановление Правительства РФ от 01.02.2000 № 89 «Об
утверждении перечня видов предприятий, учреждений и организаций,
входящих в уголовно - исполнительную систему» // СЗ РФ. 2000. № 6. Ст.
769.
20. Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской
Федерации до 2020 года: утверждена распоряжением Правительства РФ от
14.10.2010 № 1772-р // СЗ РФ. 2010. №. 42. Ст. 5544.

Ведомственные акты
21. Приказ Минюста России от 25.01.1999 № 20 «Об утверждении
Положения о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы
Министерства юстиции Российской Федерации» // Российская газета. 1999.
18 марта. № 51.
22. Приказ Минюста России от 06.10.2006 №311 «Об утверждении
Правил внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-
исполнительной системы» // Российская газета. 2006. 18 окт. № 233.
23. Приказ ФСИН РФ от 23.01.2012 № 24 «Об утверждении типовых
структуры и штатного расписания уголовно-исполнительной инспекции» //
Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.
72
2012. 16 апр. № 16.
24. Распоряжение Правительства РФ от 23 декабря 2016 года № 2808-р
«Об утверждении Концепции федеральной целевой программы «Развитие
уголовно-исполнительной системы (2017-2025 годы»» // Собрание
законодательства РФ. — 2017 г. — № 2 (часть II) ст. 413.

Специальная литература:
Книга с одним автором
25. Брезгин Н.И. Управление исправительными учреждениями со
сложной оперативной обстановкой: Монография. 2-е изд., перераб. и доп.
Псков: Псковский юридический институт ФСИН, 2007. 146 с.
26. История отечественного государства и права: учебник / отв. ред. И.
А. Исаев - Москва: Проспект, 2012 — 432 с.
27. История пенитенциарной системы России: учебное пособие / Л.С.
Владимирова - Владимир: ФГОУ ВПО «ВЮИ ФСИН России», 2007 —145 с.
28. Казак Б.Б. Службы безопасности исправительных колоний:
современное состояние функционирования и перспективы: Монография. Под
общей ред. С.Х. Шамсунова. 2-е изд., исп. Псков, 2007. 131с.
29. Смирнов Л. Б. Уголовно-исполнительное право. Курс лекций –
СПб. 2011.
30. Уголовно-исполнительное право России: учебник. Под ред. В.И.
Селиверстова. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Норма: Инфра-М,2012. 544 с.
31. Уголовно-исполнительное право: учебник для вузов. Отв. ред. А.С.
Михлин. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт,2010. 430 с.

Книга с двумя авторами


32. Артемьев Н.С., Лаптев С.А. Организационно-правовые основы
деятельности колоний-поселений: Монография. Рязань, 2007. 170 с.
33. Бриллиантов А.В., Курганов С.И. Уголовно-исполнительное право
Российской Федерации: учебник. 2-е изд. М.: Проспект, 2012. 376 с.
73
34. ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960 / Под ред. акад.
А.Н. Яковлева; сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров - М.: МФД, 2000 - 888 с.

Книга с тремя авторами


35. Ширшов С.Р., Казак Б.Б., Савихин А.М. Функционирование
отделов безопасности исправительных колоний: Организационно-правовые
аспекты. Под общей ред. С.Х. Шамсунова. Псков, 2006. 168 с.

Из журнала
36. Абдулмеджидов М.Г. Формирование уголовно-исполнительных
органов России в XVI-XVII вв. // История государства и права. 2009. № 3. С.
27-32
37. Александрова О.П., Буданова Л.Ю. Полномочия учреждений и
органов, исполняющих наказания, при рассмотрении и разрешении судом
вопросов, связанных с исполнением приговора // Человек: преступление и
наказание. 2013. № 1. С. 51-55
38. Алексеев В.И. Модернизация тюремной системы как отрасли
государственного управления (1879-1917 гг.) // История государства и права.
2011. № 18. C. 14-18
39. Антонов В.А., Гурбанов А.Г. Деятельность учреждений,
исполняющих наказание в виде лишения свободы, по защите прав человека //
Российский следователь. 2008. № 19. С. 61-65
40. Архипов И.Ю. Развитие и совершенствование правового
регулирования деятельности колоний-поселений // Уголовно-исполнительная
система: право, экономика, управление. 2009. № 2. С. 53-57
41. Борсученко С., Качкова А. Надзор за надзирателями // ЭЖ-Юрист.
2012. № 10. С. 14.
42. Греков М.Л. К вопросу о необходимости постепенного перехода от
колоний к тюрьмам // Российский следователь. 2012. № 23. C. 52-56
43. Громов В.Г. Обязанности исправительных учреждений //
74
Современное право. 2013. № 4. С. 127-130. 
44. Елеськин М.В. Соотношение уголовно-исполнительного контроля и
социального контроля и их место в предупреждении преступлений в
исправительных учреждениях (ИУ) // Уголовно-исполнительная система:
право, экономика, управление. 2009. № 2. С. 9-13.
45. Иванов П.В. Роль воспитательных колоний в системе исполнения
наказаний // Уголовно-исполнительная система: право, экономика,
управление. 2008. № 1. С. 40-46
46. Кашуба Ю.А., Скиба А.П. О статусе лечебных учреждений в
Федеральной службе исполнения наказаний России // Уголовно-
исполнительная система: право, экономика, управление. 2006. № 1. С. 29-34
47. Кораблин К.К. Тюремная реформа в России во второй половине
XIX - начале XX века (совершенствование системы административного
управления и организации деятельности пенитенциарных учреждений в
условиях социально-экономической и политической модернизации
общества) // Юридический мир. 2009. № 8. С. 54-57
48. Куреев А.В., Стручков Н.А. Социалистический гуманизм
советского исправительно-трудового права // Советское государство и право.
1966. № 8. С. 14-38.
49. Лачина В.О. Развитие пенитенциарной системы России во второй
половине XIX века // История государства и права. 2007. № 22. С. 18−19.
50. Мельникова Н.А. Понятие и сущность административной
деятельности органов и учреждений Федеральной службы исполнения
наказаний // Уголовно - исполнительная система: право, экономика,
управление. 2008. № 3. С. 27-29.
51. Минязева Т.Ф. Задачи Федеральной службы исполнения наказаний
в свете Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской
Федерации до 2020 г. // Административное и муниципальное право. 2012. №
4. С. 55-58
52. Никифоров Л.В. Некоторые аспекты осуществления
75
ведомственного контроля за уголовно-процессуальной деятельностью
учреждения и органа Федеральной службы исполнения наказаний // Мир
юридической науки. 2012. № 8. С. 71-72
53. Пикина И. Монастырские тюрьмы // Преступление и наказание.
1998. № 10-12. C. 77
54. Рыбников В.В., Некрасов А.П. История создания и развития
пенитенциарной системы в России // Юридическая психология. 2008. № 1. С.
31-38
55. Сапогов В.М. Правовое воспитание в механизме формирования
правосознания и становления социально активной личности
несовершеннолетних осужденных в условиях изоляции от общества //
Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2011. № 2.
C. 17
56. Славинский Н.В. Создание главного тюремного управления
Министерства внутренних дел Российской империи // Общество и право.
2009. № 3. С. 242-245
57. Стеничкин Г.А. Современные виды исправительных учреждений и
их задачи // Уголовно-исполнительная система: право, экономика,
управление. 2009. № 3. C. 15-19
58. Стеничкин Г.А. Теоретические вопросы профилактической
деятельности уголовно-исполнительных инспекций ФСИН РФ // Российская
юстиция. 2009. № 4. С. 33–34.
59. Фумм А.М. Организационно-правовые аспекты становления и
развития института колоний-поселений в Российской империи (XVIII -
начало XX века) // Российский следователь. 2007. № 18. С. 57-60

Материалы с сайта
60. Краткая характеристика уголовно-исполнительной системы // URL:
http://www.fsin.su/structure/inspector/iao/statistika/Kratkaya%20har-ka%20UIS/
(дата обращения: 24.03. 2018).
76

Практические материалы:
61. Определение Конституционного Суда РФ от 15.04.2008 № 296-О-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Осколкова В.Н. на
нарушение его конституционных прав ст.29 и частью 2 ст.30 Закона РФ «Об
учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения
свободы» // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_78294/

Приговор Пугачевского районного суда Саратовской области от 15.06.2018


№ 1-93(1)/2018 [электронный документ] // СПС Росправосудие.
Приговор Донского городского суда тульской области от 11.05.2018 № 1-
41/2018 [электронный документ] // СПС Росправосудие.