Вы находитесь на странице: 1из 68

Фаланга (строй)

Греч

еская фаланга

Фаланга (др.-греч. φάλαγξ) — боевой порядок (строй) пехоты в Древней Македонии, Греции и ряде других государств,


представляющий собой плотное построение воинов в несколько шеренг.

Непосредственно в бою принимали участие только первые шеренги (в зависимости от длины используемых копий). Задние ряды
служили в качестве резерва для немедленной замены раненых и убитых, а также оказывали на воинов из передних рядов физическое
и моральное давление, удерживая их от отступления. Если бы не это, было бы выгодно удлинить фронт, чтобы
охватить фланги противника, При этом, более глубокая фаланга могла прорвать слабый центр соперника, не имеющий существенного
резерва. Следовательно, в основе фаланги лежит два противоположных принципа: глубина строя, придающая мощь натиску, и ширина
фронта, дающая возможность охвата. Решение о глубине построения воинский начальник (командир) принимал в зависимости от
относительной численности войск и от характера местности. Глубина в 8 человек является, по-видимому, нормой, но также приходится
слышать и о фаланге глубиной в 12 и даже в 25 человек: в битве при Селласии Антигон Досон успешно применил фалангу с удвоенной
глубиной строя.

Утверждалось:

Любая варварская народность и толпа легковооруженных людей бессильна перед правильно выстроенной и хорошо вооруженной
фалангой

История

В значении тесно сомкнутой боевой линии слово фаланга встречается уже в Илиаде (VI, 6; XI, 90; XIX, 158), причём
построение рядов было рассчитано на то, чтобы нападающие не могли их прорвать.

Впервые фалангу использовали аргосцы под командованием царя Фидона, разбившие спартанцев в 669 г.
до н. э. при Гисиях.

1
Битва при Гисиях

Дата 669 до н. э.

Место Гисии, Арголида

Итог Победа Аргоса

Противники

Спарта Аргос

Командующие

неизвестно Фидон

2
Спартано-аргосская борьба

Противостояние Аргоса и Спарты, начавшееся как пограничный конфликт в Кинурии, со временем приняло характер борьбы за
лидерство на Пелопоннесе. К середине VIII века до н. э. спартанцы закончили покорение Лаконии и приступили к долгому и
тяжелому завоеванию Мессении, на помощь которой пришли аргосцы и аркадцы.

Аргосцы, одновременно с процессом консолидации предприняли масштабную экспансию, которую традиция связывает с именем
царя Фидона, едва не покорившего Коринф и нанесшего тяжелое поражение Спарте, ослабленной войной с мессенцами.

Важным этапом спартано-аргосских войн считается битва при Гисиях, которую обычно датируют 669/668 до н. э.

Историчность сражения

Единственным источником о сражении является упоминание у Павсания, при рассказе о достопримечательностях на дороге из Аргоса
в Тегею:

Тут находится общая могила в память аргивян, победивших лакедемонян в битве при Гисиях. Это сражение произошло, по моим расследованиям, во
время правления в Афинах Писистрата, в четвертый год олимпиады, в которую афинянин Эврибот одержал победу в беге. Если спуститься совсем
на равнину, то будут развалины некогда находившегося в Арголиде города Гисии, где, как говорят, и произошло избиение лакедемонян.

— Павсаний. II. 24. 8.

Номер олимпиады у Павсания пропущен, но по сообщениям Дионисия Галикарнасского и хроники Евсевия устанавливается, что речь


идет о 27-й олимпиаде, и, следовательно, Писистрат, упомянутый в тексте, это не знаменитый афинский тиран, а, вероятно, какой-то из
его предков, бывший в тот год архонтом (из источников имя архонта 669/668 до н. э. неизвестно).

Известный специалист по истории архаического Аргоса Томас Келли отрицает историчность этого сражения, поскольку 1) о нем
сообщает единственный источник; 2) он в принципе не доверяет сообщениям Павсания и Страбона о древности борьбы Аргоса и
Спарты и считает первым спартано-аргосским сражением знаменитую Фирейскую битву; 3) Павсаний мог перепутать пелопоннесские
Гисии с беотийскими, где триста лет спустя действовали афино-фиванские войска; 4) если битва и была, то в ней победили спартанцы,
поэтому в рассказе не упоминается имя аргосского царя, а сражение датируется при помощи афинского архонта и олимпионика.

Большинство исследователей не разделяют скепсис американца, поскольку первый его аргумент недостаточен, чтобы поколебать
принцип презумпции доверия к источнику, второй субъективен, третий сомнителен, поскольку Павсаний бывал в местах, о которых
пишет, а четвертый имел бы значение, если бы Павсаний вместо краткого упоминания о событии давал подробный рассказ.

3
4
Предположения и выводы

Битва при Гисиях хорошо вписывается в общую картину реконструируемой историками политической ситуации на Пелопоннесе
середины VII века до н. э., к которой многие специалисты относят период аргосской экспансии.

Павсаний не упоминает имени аргосского царя, но, на основании сообщений Страбона и других сведений, предполагается, что
победителем Спарты должен был быть Фидон, предания о котором вообще скудны и противоречивы.

Поскольку известно, что аргосцы были союзниками мессенцев во Второй Мессенской войне, существует предположение, что сама эта
война началась в 669/668 году до н. э. после побоища при Гисиях. Вопрос о хронологии Второй Мессенской войны имеет несколько
возможных решений, вплоть до разделения её на две отдельных войны, следуя замечанию Страбона, что «были ещё, как говорят,
третья и четвёртая войны, в которых мессенцы были разгромлены».

В одном из отрывков Тиртея, найденном в Оксиринхе, сообщается о битве спартанцев с мессенцами и аргосцами, которая произошла в
середине VII века до н. э., что подтверждает связь между двумя конфликтами.

Относительно характера сражения указывают на то, что спартанцы были атакующей стороной, так как битва произошла в Арголиде, и
предполагается, что аргосцы одержали победу благодаря применению революционной гоплитской тактики (построение фалангой) и
нового вооружения, которое они первыми или одними из первых стали использовать с конца VIII века до н. э.

Битва при Гисиях имела важные последствия для обеих сторон. Аргос был близок к установлению гегемонии на Пелопоннесе, и, как
предполагают, уже в следующем году Фидон развязал Олимпийский конфликт, изгнал элейцев из Олимпии и сам провел Олимпийские
игры, а затем передал контроль над ними писатам. Следствием победы стало вторжение Фидона в Лаконию, где он захватил не только
спорную пограничную область, но и часть побережья, и остров Киферу, и, по словам Страбона, «лишил их (спартанцев) владычества
над Пелопоннесом, которое прежде им принадлежало».

Спарта была вынуждена перенимать вражеский военный опыт и проводить свою гоплитскую реформу, при этом спартанцы пошли
гораздо дальше, радикально реформировав свой социальный строй ради создания касты профессиональных воинов, способных
держать в повиновении вечно готовую восстать Мессению, а также противостоять Аргосу.

Фаланги составлялись по народам, племенам, родам или семействам, распределение же воинов вглубь определялось их храбростью и
силой. В историческую эпоху фаланга как форма построения войска в сражении встречается во всех греческих государствах до
позднейшего времени; существенными её признаками служили плотное построение рядов и длинные копья. Строго выдержанный тип
фаланги существовал у дорийцев, особенно у спартанцев, у которых вся сила войска заключалась в тяжеловооружённой пехоте
(гоплиты); войско делилось на моры, лохи, пентекости и эномотии, но выстраивалось в битве фалангой (др.-греч. έπί φάλαγγος),
состоявшей из различного числа рядов.
Лохос (др.-греч. λόχος) — название военного подразделения пехотинцев в античных армиях. В современном греческом языке «лохос»
обозначает роту. Начальник лохоса назывался лохаг(капитан), имел под командой 4 пентекостеров («пятидесятников») и 16
эномотархов.
У лакедемонян лохосом называлось подразделение численностью 512 человек, делившееся на 4 пентекостии (128 человек) и на
16 эномотий (4 человека по фронту и 8 в глубину = 32 человека). Каждый из округов (мора) выставлял 4 лохоса, из них 2 из людей
вполне боеспособных (как бы действующие) и 2 — из самых молодых и престарелых граждан, предназначавшихся преимущественно
для обороны городов (как бы резервные). Если в поход выступал сам полемарх, начальник моры, то он командовал лохосом 1-го
призыва, a лохаг становился его помощником. Конный лохос состоял из 300 всадников.
В греческих наемных дружинах лохос состоял из 100 человек. Группа лохосов образовывала фалангу.
У македонян лохосом назывался один ряд в 16 человек глубиной. Передний его человек (лохаг) начальствовал лохосом, a задний
(ураг) следил за порядком. Лохос делился в глубину на 2 димириии на 4 эномотии (по 4 человека).
У карфагенян лохос представлял особый отряд при особе полководца, из знатнейших нубийцев, под названием священного лохоса.
Такой же лохос встречается y фиванцев в IV в. до нашей эры.

5
Так, в битве при Мантинее фаланга спартанцев была глубиной в 8 человек, причём фронт каждой эномотии состоял из четырёх
человек; в битве при Левктрахглубина фаланги составляла 12 человек, а ударный отряд, прорвавший порядки спартанцев, был
выстроен даже глубиной в 50 рядов. Если войско, выстроенное колоннами (др.-греч. έπί κέρως), должно было построиться фалангой,
движение начиналось с задней эномотии, которая выдвигалась в направлении налево и выравнивалась в линию с предшествующей
эномотией. Затем эти две эномотии выступали движением налево до уровня со следующей эномотией и т. д., пока все эномотии не
выстраивались в одну линию и не образовывали фаланги. То же передвижение, только в обратном порядке, производилось, если надо
было удвоить ряды.

Эномотия

Впервые фалангу усовершенствовал фиванский стратег Эпаминонд. При сражении в фаланге боец стремится поразить противника
напротив и справа от себя (так как оружие держится в правой руке). Уклон вправо возникает ещё и потому, что каждый пехотинец
стремится прикрыться дополнительно щитом соседа, поэтому часто левый фланг фаланги оказывался разгромлен, причём у обоих
противников. Дальше оба победивших фланга сходились снова, зачастую уже с перевёрнутым фронтом. Эпаминод использовал это
естественное устремление бойцов, тем что свой левый фланг он строил на большую глубину чем правый и выдвигал его немного
вперёд. Таким образом, его пехотинцы наступали на противника как бы под углом (косая фаланга).

Он же сумел задействовать в бою дополнительные ряды фаланги, увеличив тем самым её силу на 30…60 % при том же числе воинов. В
обычной фаланге непосредсвтенно в схватке могли участвовать только первые три ряда — первый, наносящий удары на высоте бедра,
второй — на уровне груди, и третий — на уровне плеча. Фаланга Эпаминонда же могла задействовать четвёртый, а при хорошей
выучке — даже и пятый ряд за счёт того, что воины этих рядов держали копья с левой стороны тела (также на различных уровнях по
высоте), так что они действовали в разных плоскостях и не мешали друг другу. Сами копья должны были быть существенно длиннее,
чем у первых двух рядов.

Построение фаланги было усовершенствовано Филиппом II Македонским (долгое время проживший заложником в Фивах и, видимо,
хорошо знавший об идеях Эпаминонда), который выстраивал войско по 8—16 человек в глубину. При фаланге, состоявшей из 8 рядов,
копья (сариссы) имели в длину около 5,5—6 метров (18 футов); копья переднего ряда выставлялись на 4—4,5 метра (14 футов) перед
линией войска, копья заднего ряда доходили до уровня этой линии. При более глубоком построении и при уменьшении длины
сариссы до 4,2 метра (14 футов) только первые пять рядов выставляли копья наружу вперёд; остальные воины держали их вкось над
плечами своих передних товарищей. Преимуществом этого построения было то, что фаланга представляла непроницаемую массу в
случае производившейся на неё атаки и, с другой стороны, тяжело обрушивалась на неприятеля при наступлении; недостаток же
заключался в том, что фаланга была малоподвижна, не могла переменить фронт перед лицом неприятеля и была непригодна для
рукопашных схваток.

6
 Македонская фаланга — боевое построение пехоты в армии древней Македонии с IV до начала II в. до н. э.

История создания

Благодаря Александру Македонскому фаланга приобрела репутацию непобедимой ударной силы, сметающей всех и всё на своём пути. Однако Филипп II,
создательмакедонской фаланги в середине IV в. до н. э., выучил сражаться своих подданных в рядах фаланги не от хорошей жизни. Это был единственный
дешёвый способ организовать эффективную массовую армию из необученных крестьян, не имевших возможности постоянно упражняться с оружием и
приобрести доспехи. В прямоугольное каре умели строиться даже дикие иллирийцы под предводительством Бардилла. Афинский стратег Ификрат,
осознав эффективность плотного построения, вооружал своих гоплитов длинными копьями и облегчёнными круглыми щитами. Филипп II организовал
македонян в полки, спаял дисциплиной и изнурительными тренировками, равно как и постоянными походами, выучил биться в строю и снабдил
вооружением, подобным вооружению гоплитов Ификрата.

Арриан дает описание того, как из персов-новобранцев, каждый из которых по отдельности ничего не значил, Александр создавал фалангу:

«Командиром при каждом лохе [отделении из 16 бойцов] назначил македонца, над ним македонца „двудольника“ и „десятистатерника“ (так называли
воина по жалованью, которое он получал: оно было меньше жалованья „двудольника“ и больше обычного солдатского). Под их началом, таким образом,
было 12 персов и замыкающий лох македонец, тоже „десятистатерник“, так что в лохе находилось четыре македонца, отличённых — трое жалованьем, а
один властью над лохом, и 12 персов. Вооружение у македонцев было своё, национальное; одни из персов были лучниками, другие имели дротики.»

Таким образом достаточно иметь только четверть опытных и хорошо вооружённых воинов, чтобы вся фаланга превращалась в грозную силу. Сила фаланги
заключается не в героизме отдельных личностей, как практиковалось у эллинов, а в подчинении всех личностей на решение боевой задачи. В рядах
фаланги трудно прославиться подвигом, но и трусом тоже не стать.

Организационная структура

Не осталось указаний современников на численный состав и структуру македонской фаланги времен Филиппа II и Александра Великого, все неполные
сведения сообщаются авторами римского и византийского времени. Александр задействовал в своих битвах 6 полков педзетайров (др.-греч. πεζεταιροι),
«пеших товарищей», так называли бойцов фаланги. Полк (античные авторы именуют полки фалангами или таксисами (др.-греч. ταξεις)) являлся основной
тактической единицей фаланги на поле боя. Его численность, видимо, могла меняться, и по косвенным оценкам составляет не менее 1500 человек.
Комплектовались полки территориально, Диодор сообщает о таксисах из таких областей Македонии как Тимфея, Элимия, Орестида и Линкестида.
Позднее Александр, вынужденный распылять силы по необъятной Азии, уменьшил полк до хилиархии, подразделения в 1000 человек, сохранив общую
численность фаланги в 9 тысяч.

Поздние авторы в наставлениях указывают на желаемую численность фаланги в 16 тысяч бойцов, что относится скорее всего к теоретическим выкладкам,
нежели действительным армиям. Сирийский царь Антиох в битве с римлянами во II в. до н. э. выставил фалангу македонского типа в 16 тысяч глубиной в
32 человека, однако разделена она была на 10 полков, что плохо согласуется с выкладками из тактических наставлений, но соответствует оценочной
численности полков во времена Александра Великого. Фаланга македонского царя Филиппа V в те же времена насчитывала 20 тысяч воинов.

Базовой единицей фаланги являлся лох (лохос) (др.-греч. λόχος) - ряд в глубину из 16 бойцов. Первый в ряду, лохаг (или протостат), действует во фронте и
направляет лох; последний, ураг, замыкает ряд и следит за действиями бойцов. Византийский Аноним VI века так написал о задачах замыкающего:

«Ураги не должны уступать в мужестве и телесной силе тем, которые размещены во второй шеренге. В особенности ураги должны превосходить других опытностью и
благоразумием, поскольку они предназначены, во-первых, для того, чтобы следить за солдатами, стоящими внутри ряда, и сплачивать их; во-вторых, для того, чтобы во время
сражения подталкивать стоящих впереди, так чтобы фаланга оставалась плотной и непреодолимой для врагов; в-третьих, для того, чтобы в случае внезапного появления врагов в
тылу фаланги они, повернувшись навстречу врагам, смогли бы выполнить функцию протостатов.»

Выделяется также полулохит, 9-й в ряду, который становится во фронт («к щиту»), когда глубина фаланги уменьшается до 8 человек. Именно такую
глубину имела фаланга в битве при Иссе.

Из лохов возможно составить разные подразделения; в тактических наставлениях авторов римского времени приводятся разные конструкции, но
наиболее вероятной представляется синтагма из 16 лохов (256 бойцов). В фильме О. Стоуна «Александр» полки строятся из синтагм, как наиболее
управляемой единицы пехоты. Некоторые данные позволяют предположить, что полк фаланги делился на пентакосиархии (по 512 бойцов), что облегчает
построение фаланги с глубиной в 32 человека. В таком случае пентакосиархия являлась предшественницей римской когорты.

Таксисы в линию образуют прямоугольник классической фаланги; Александр Великий однажды вел фалангу на врагов клином. В тактических наставлениях
приводятся и другие варианты построения фаланги.

7
Битва при Иссе

Дата ноябрь 333 до н. э.

Место г. Исс, Киликия, Хатай

Итог победа Македонии

Противники

Македония,  Персия
Коринфский союз

Командующие

Александр Македонский царь Дарий III

Силы сторон

35 тыс. пехоты, 100 - 120 тыс.


5 тыс. конных

Потери

350 пеших, 150 конных более 50 тыс.

Movements to the battlefield. Red indicates


Persian forces, and blue indicates Macedonian forces

Предыстория и место битвы

Македонский царь Александр Великий с армией в 32 тысячи пехоты и 4500 конных вторгся в Азию через пролив Геллеспонт в 334 до н. э. В том же году он
разгромил войско персидских сатрапов в сражении на реке Граник, после чего подчинил себе всю Малую Азию и остановился в городе Тарсус.

Пока персидский царь Дарий собирал большую армию, Александр укреплял свой тыл, не рискуя идти во внутренние территории Персидской империи с
непокоренными городами за спиной. Многочисленный персидский флот не позволял снабжать подкреплениями македонскую армию кратчайшим путём
через Средиземное море, и в то же время мог высадить десант в тылу македонцев. Чтобы обезопасить тыловые коммуникации, Александр решил
захватить все прибрежные города, лишив персидский флот берегового базирования. Противоборствующие армии сошлись в ноябре (мемактерион) 333 до
н. э. на побережье Исского залива Средиземного моря, в том месте, где кончается Малая Азия и начинается Азия, теперь это провинция Хатай.

Вначале армии противников разошлись. Александр, двигаясь вдоль побережья, преодолевал узкие проходы в горах. Дарий поджидал македонцев на
широкой равнине возле местечка Сохи. Однако Александр не спешил выйти на равнину, где персы смогли бы использовать своё численное
превосходство. Тогда Дарий, не имея возможности держать громадное войско в одном месте длительное время, бросился за Александром. Захватив
городок Исс (совр. Искендерун в Турции), накануне оставленный Александром, персидское войско оказалось в тылу македонцев. Александр развернул
армию и вернулся назад. Армии встретились на берегу Исского залива, в долине небольшой речушки Пинар (совр. Payas). Долину стискивали Аманские
горы; прибрежная полоса, где развернулась битва, была шириной всего в 2.5 км.

8
Силы противников
Македонцы
Согласно Каллисфену, Диодору, Птолемею с учетом подкреплений и оставленных гарнизонов Александр к моменту битвы мог иметь около 35 тысяч
пехоты и 5 тысяч конницы. В центре его построения находились полки фаланги (9 тыс. македонцев и около 10 тыс. греков) глубиной в 8 человек.

Правый фланг (у гор): три полка, в т.ч. полк Пердикки. Под своим командованием Александр сосредоточил конницу гетайров под началом Филоты (около
2 тысяч). Также здесь располагалась легкая кавалерия, критских лучников и пехоту из варваров (всего около 2 тысяч).

Левый фланг (у моря): три полка, в т.ч. полки Птолемея и Мелеагра. Общее командование левым флангом осуществлял Парменион, пехотой
командовал Кратер. На левом фланге Александр поставил фессалийскую тяжелую конницу (около 1800) и конницу греческих союзников (около 600), за
ними пехотные отряды фракийцев (Ситалк) и иллирийцев (7—10 тысяч).

Персы
Силы персов неизвестны, греческие источники повторяют невероятную цифру в 250—600 тысяч, из которых 30 тысяч только греческих наёмников-
гоплитов. Современные историки склоняются к оценке персидского войска в 100 тысяч, однако на довольно шатких основаниях логистики. Число
греческих гоплитов оценивается в 10—12 тысяч воинов. Персидский царь Дарий поставил в центре против македонской фаланги своих греческих гоплитов,
по обоим флангам от греков расположил панцирную персидскую пехоту, заполнив ею полосу вдоль речки от моря до гор. Тяжеловооруженную конницу
под командованием Набарзана Дарий направил на свой правый фланг, ближний к морю, где имелся некоторый простор для манёвров кавалерии. Конные
отряды персов располагались также по всей линии фронта и возле самого Дария, чья колесница занимала место в центре боевого построения.

Основное разнородное войско персов было построено по племенам бесполезно глубоким строем за спинами греческих и персидских гоплитов. Как
пишет Курций:

«Дарий же, повелитель такой огромной армии, из-за тесноты поля боя свел её к той самой малочисленности, за какую презирал врага».

Ход битвы

Ход сражения описан у Диодора, Курция и наиболее подробно у Арриана.

Войско Дария стояло неподвижно на берегу речки Пинар, не глубокой, но обрывистой. В отдельных местах, где берег казался пологим, персы устроили
заграждения. Александр подвел свою армию в полном боевом порядке на расстояние полета стрелы, затем бросился в атаку во главе конницы на левый
фланг персов, где держали оборону персидская пехота и конные отряды персидских вельмож. Гетайры вошли как нож в варварский строй; пешие персы
сразу же побежали, обнажая фронт.

В центре македонская фаланга форсировала неглубокую речку и столкнулась с наиболее боеспособной частью персидской армии — греческими
гоплитами-наемниками. Гоплиты пытались сбросить фалангитов с берега, подразделения фаланги упрямо вгрызались вперед. Отряды гоплитов
вклинились в разрывы между македонскими подразделениями; этому способствовало то, что правый фланг Александра вырвался вперед. На этом участке
македоняне понесли наиболее тяжелые потери в сражении.

На левом фланге армии Александра, примыкающим к морю, персидская тяжелая конница, переправившись через Пинар, атаковала кавалерию
македонян. Как и в центре, персам сопутствовал здесь относительный успех, и фессалийская конница подалась назад, но вновь контратаковала.

9
Александр, опрокинув стоявших перед ним персов, повернул эскадроны и ударил во фланг греческим гоплитам. Те вынуждены были отступить в
относительном порядке, увидев начавшееся бегство персов и не ожидая от них поддержки. С развалом всего левого крыла персидского войска царь
Дарий решил покинуть поле боя, тем более, что Александр приблизился к его колеснице, истребляя личную охрану. Как образно пишет Диодор:

« [македоняне] навалили груду тел [персов] высотой до колесницы [персидского царя]».

На глазах Дария гибли его сподвижники и родственники, не в силах остановить поступательный порыв Александра с гетайрами, направленный к персоне
Дария. В схватке Александр был легко ранен в бедро мечом.

С бегством персидского царя началось повальное паническое бегство всего войска персов, в котором оно пострадало от давки и преследовавших
македонян сильнее, чем непосредственно в бою. Большая часть персидского войска, призванного из подвластных народов, бежала, так и не вступив в бой
с противником.

Итоги битвы

В этом сражении македонцы потеряли 150 всадников и 300 пехотинцев. Потери персов греки исчисляют в более чем 100 тысяч человек, однако из
сопоставления цифр с противоположных сторон известно, что победители обычно преувеличивали потери побежденных в 5—20 раз. Очевидцы просто
отметили, что всё поле боя было усыпано телами персов, а через небольшие расщелины перебирались по трупам как по мосткам.

Дарию после бегства удалось собрать только 4 тысячи воинов, с которыми пересёк Евфрат на пути в центральные области Азии. Александр не преследовал
его. Греческие наёмники-гоплиты в количестве 8 тысяч организованно отошли в горы, после чего переправились на Кипр. Многим из персидского войска
удалось спастись, потому что солдаты Александра бросились грабить богатый обоз. В руки Александра попали мать, жена и дети Дария, а также много
золотой утвари и предметов роскоши, прежде не виданных македонцами. Жена Дария позднее скончалась в обозе македонской армии, а дочь
Дария Александр взял в жёны после возвращения из индийского похода. Большая добыча была захвачена также в Дамаске, где персидский царь оставил
свой двор, прежде чем отправиться на несчастливую для него битву. Как писал Плутарх :

«Македоняне тогда впервые научились ценить золото, серебро, женщин, вкусили прелесть варварского образа жизни и, точно псы, почуявшие след, торопились разыскать
и захватить все богатства персов.»

После победы при Иссе Александр покорил всё восточное побережье Средиземного моря, включая Финикию, Палестину и Египет. Следующее большое
сражение с царём Дарием произошло при Гавгамелах через 2 года, в 331 до н. э.

10
Вооружение

Основным оружием в плотном строю являлась сарисса, македонское название длинного копья, но при штурме укрепленных
позиций фалангитысражались копьями обычной длины и метали дротики. Полибий так описывает сариссу: древко длиной в 14 локтей (6.3 м), берется
двумя руками таким образом, чтобы наконечник выступал на 10 локтей (ок. 4.5 м) от бойца. Элиан Тактик повторяет сведения Полибия, но замечает о
переменной длине сарисс, самые короткие из которых длиной в 8 локтей. Другие авторы определяют длину сариссы от 3 до 5.4 м.

Так как сариссу необходимо держать обеими руками, круглый слабовыпуклый щит из меди, или обитый медью, вешался на левый локоть и возможно на
шейный ремень. Диаметр щита примерно 60 см. У фалангитов имелись также, хотя необязательно у всех, короткие мечи. Плутарх упоминает, что когда
римляне развалили фалангу: «… македонцы безуспешно пытались короткими кинжалами пробить крепкие щиты римлян, закрывавшие даже ноги, и
своими лёгкими щитами оборониться от их тяжёлых мечей, насквозь рассекавших все доспехи.» Элиан Тактик не упоминает о
мечах. Полиен перечисляет следующую амуницию фалангита при Филиппе II: шлем, щит, поножи и копье, то есть возможно в то время панцирь и меч
считались роскошью для простых пехотинцев.

Античные авторы говорят о педзетайрах как тяжеловооружённых воинах, что подразумевает наличие панциря. Полиен сообщает, Александр Великий,
чтобы его солдаты боялись подставлять спины врагу, оставил в броне только пластину на груди. Из амфиполисской надписи о штрафах (2-я половина III в.
до н. э.) за утерю амуниции следует, что впереди стоящий лохаг имел тяжелую кирасу, а остальные солдаты лоха защищались льняными доспехами,
склеенными из слоев грубой ткани (линоторакс). Согласно военному наставлению Арриана, доспех фалангита представлял собой нагрудную броню, либо
из цельной пластины, либо из железной кольчуги.

Боевое применение

Фаланга по своей природе малоподвижна, её цель — сдержать лобовой напор противника. На пересеченной местности фаланга ломала строй и
становилась уязвимой. При ударе во фланг или в тыл фаланга теряла свои преимущества и превращалась в плохо организованную толпу. В
сражениях Филипп II и Александр Великий наносили решающий удар силами конницы в то время, когда основные силы врага вязли в безуспешных
попытках взломать строй фаланги.

Как заметил один историк, фаланга служила наковальней Александру, кувалдой же была кавалерия. Нестройные толпы персов были бессильны перед
правильным строем греков или македонцев, но вот греческие наёмники персов или греческие отряды в Ламийской войне наносили педзейтарам тяжёлые
потери, и только тактическое превосходство македонских полководцев не позволило грекам одерживать победы.

По фронту фалангит занимал примерно 0.9 м (2 локтя) в бою. Чтобы сдержать напор противника, фаланга смыкалась ещё теснее, буквально плечом к
плечу, так что фалангит по фронту занимал около 0.5 м (1 локоть). В обычном построении фалангит занимал 4 локтя по фронту.

11
Полибий считает, что пять рядов фаланги выставляли сариссы вперед, а остальные держали их вертикально. По его расчетам в таком случае римский
легионер «…должен противостоять 10 пикам, и это невозможно для одного человека прорубиться сквозь них, поскольку они выставлены тесно, и
нет способов отвести их, так как задние ряды не в силах помочь переднему». По Полибию 1-й ряд пик выставлялся на 4.5 м от фаланги, 2-й ряд пик
выступал на 3.6 м от фаланги и т. д., последний 5-й ряд выступал на 0.9 м.

Элиан Тактик упоминает и о переменной длине сарисс, когда пики первого ряда были короче остальных; увеличение длины шло вплоть до 3-го ряда, так
что наконечники выступали на примерно одинаковом расстоянии от фаланги. Остальные воины в ряду должны были заменять убитых и раненых, а также
создавали такую плотность строя, чтобы передние воины не имели возможности для бегства.

Византийский ’’Аноним’’ VI века указывает на неизменную длину копий в македонской фаланге:

«Копья первых четырёх шеренг должны выступать перед фронтом всего вой ска, и копья первой шеренги должны выступать впереди копий
второй шеренги настолько, насколько первая шеренга стоит впереди второй , и далее по порядку точно таким же образом вплоть до четвёртой
шеренги; в большинстве случаев в сомкнутой фаланге это расстояние составляет около одного локтя. Такое расположение копий называется
македонским, поскольку известно, что его применяли македоняне […] Некоторые делали копья второй шеренги длиннее копий первой шеренги
на указанную величину, так чтобы выдвижение копий первой и второй шеренг перед фронтом было одинаковым, благодаря чему можно было
сражаться с врагами двумя копьями одновременно.»

По Анониму последние 4 солдата в ряду и на флангах должны быть вооружены такими же копьями, как и первые 4, чтобы иметь возможность отражать
нападение с любой стороны. Остальные 8 солдат в лохе могли действовать дротиками и метательным оружием.

Силу фаланги описывает Плутарх:

«Македонцы в первых линиях успели вонзить острия своих сарисс в щиты римлян и, таким образом, сделались недосягаемы для их мечей… Римляне
пытались мечами отбиться от сарисс, или пригнуть их к земле щитами, или оттолкнуть в сторону, схватив голыми руками, а македонцы, ещё
крепче стиснув свои копья, насквозь пронзали нападающих, — ни щиты, ни панцири не могли защитить от удара сариссы.»

Слабость фаланги продемонстрировали римляне, атакуя не сплошной фронт, а разрывы в строю и фланги. Как пишет Плутарх о другом сражении:

«Поистине фаланга напоминает могучего зверя: она неуязвима до тех пор, пока представляет собою единое тело, но если её расчленить, каждый
сражающийся лишается силы, потому что они сильны не каждый сам по себе, а взаимной поддержкой.»

12
Во времена диадохов качество уступило место количеству, что привело к сокрушительному поражению в битве при Киноскефалах в 197 году до н. э. от
римских легионов в ходе Второй македонской войны.

Битва при Киноскефалах

Дата июнь 197 до н. э.

Место Киноскефалы, Фессалия

Итог победа Рима

Противники

Римская республика Македония

Командующие

Тит Квинкций Фламинин Филипп V Македонский

Силы сторон

33 400 25 500

Потери

700 8000 убитых, 


5000 убитых (Полибий и Тит Ливий), 
2000 убитых (Плутарх)

Би́тва при Киноскефа́лах (июнь 197 до н. э.) — сражение между римской и македонской армией в Фессалии за контроль над Грецией. Это было первое
масштабное полевое сражение римских легионов и македонской фаланги. Римский проконсул Тит Квинкций Фламинин нанёс сокрушительное поражение
македонскому царю Филиппу V. Битва показала превосходство шахматной тактики легионов над линейной шеренгой фаланги. Контроль над Грецией
перешёл от Македонии к Риму.

13
Предыстория

В течение первых двух лет военных действий римляне не имели существенных успехов в Македонии. Изменение ситуации началось с 199 года, когда к
Риму присоединились Ахейский и Этолийский союзы. Несмотря на то, что македонцы удержали Коринф и отбили Аргос, Филипп начал переговоры о мире.

Осенью 198 года состоялась встреча в локридской Никее, в которой участвовали и римские союзники. Совместные требования союзников по факту
вынуждали Македонию отказаться от территориальных приобретений в ходе предыдущих нескольких лет в войнах с Египтом, а также вывести войска из
Греции и Малой Азии. Подобные требования царь назвал оскорбительными, и переговоры закончились ничем, хотя условия мира, выдвинутые
сторонами, были направлены на оценку в сенате.

Сенат решил продолжать войну, поручив ведение ее Фламинину на правах проконсула. Генеральное сражение было выгодно обеим сторонам: Филипп
мог коренным способом изменить ход войны, а Фламинин опасался прибытия возможного преемника.

Armies
Romans
Flamininus had about 25,500 men, thus subdivided: 20,000 legionary infantry, 2,000 light infantry, 2,500 cavalry and 20 war elephants; further it included soldiers
from the allied Aetolian League, light infantry from Athamania, and mercenary archers from Crete.

Macedonians
Philip had about 27,000 men of which 16,000 were phalangites, 4,000 light infantry, 5,000 mercenaries and allies from Crete, Illyria, Thrace, plus 2,000 cavalry. The
Thessalian cavalry was led by Heracleides of Gyrton, the Macedonian cavalry by Leon. The mercenaries (except the Thracians) were commanded
by Athenagoras and the second infantry corps by Nicanor the Elephant.

Battle

During the march there was a heavy rainstorm, and the morning after there was a fog over the hills and fields separating both camps. Despite this, Philip resumed
his march, and his troops became confused and disoriented due to heavy fog. Philip then sent a small force to take the Cynoscephalae hills. Flamininus, still unaware
of Philip's location, sent out some cavalry and light infantry to reconnoiter, which engaged Philip's troops on the hills. The battle on the hills grew fierce and
Flamininus sent 500 cavalry and 2,000 infantry as reinforcements, mostly Aetolians, forcing Philip's men to withdraw further up the hill. Philip now sent more men
into the melee, his Macedonian and Thessalian cavalry, who drove the Romans down the hill, until the Aetolian cavalry stabilized the situation. Philip, though
reluctant to send his phalanx into the broken, hilly terrain eventually ordered an assault with half the phalanx, 8,000 men when he heard of the Roman retreat.
Flamininus positioned his troops on the field as well. He left his right wing in reserve, with his elephants in front, and personally led the left wing against Philip.
Meanwhile, Philip's phalanx had reached the summit, and after joining with their light troops and cavalry which he placed on his right wing, Philip had his phalanx
charge down the hill into the oncoming legionaries. As the Roman left was slowly being driven back, Flamininus took command of his right and ordered an assault
there.

1. There was a chance encounter between the advance groups of both armies at the summit near the pass. They approached from opposite sides.

2. The right half of the Macedonian phalanx was formed in double depth and they advanced downhill against the Roman left wing.

3. Flamininus saw his only hope was attacking the Macedonian left. He had the elephants followed by his right wing go uphill against the enemy's left
wing.

4. The Macedonian left wing had arrived on the summit. They were still in column formation and thrown into disorder. They were easily routed and
pursued. If matters had concluded right there, the result would have been indecisive with the loss of a wing on each side.

5. The Roman victory was achieved through the initiative of a tribune, whose name is unknown. He abandoned his part and attacked the rear of the
Macedonian right wing, taking twenty maniples.

6. This was the first time Roman legions were victorious over a Macedonian phalanx.

14
15
У римлян построение фалангой практиковалось до введения манипулярного построения Марком Фурием Камиллом, а также при императорах в войнах с
варварскими племенами.

Выделяют два основых типа фаланги:

 Классическая — в одной руке большой круглый щит (гоплон) в другой копьё. Основу классической фаланги составляли гоплиты.

Гопло́н (др.-греч. ὅπλον), или аргивский щит — круглый выпуклый щит, являвшийся основной защитой греческих гоплитов, получивших своё
наименование от слова — гоплон, что в переводе с греческого означает оружие. Это обозначение получило распространение в ряде стран. Исторически
верное название щита, как в античной, так и в сегодняшней Греции — аспис (др.-греч. Άσπις) или аспида (Ασπίδα). Название гоплон ошибочно
используется во многих языках, греки же различали гоплон и аспис.

Описание

Диаметр гоплона варьировался от 80 см до 1 метра; щит прикрывал воина от подбородка до колен. Этот тип щита появился, предположительно, в VIII веке
до н. э., о чём свидетельствуют изображения на керамике того времени.

Основа гоплона изготавливалась из твёрдых пород дерева и представляла собой соединённые планки толщиной около 0,5 см. Наиболее
распространённый вариант изготовления: деревянная основа с внутренней стороны обтягивалась кожей, а с внешней — покрывалась бронзой или
железом. Иногда внешняя сторона тоже обтягивалась кожей (бычьей), а из металла делалась лишь кромка. На внутренней стороне, в центре
располагалась широкая бронзовая рукоять — порпакс, куда рука просовывалась до локтя. Кистью руки воин сжимал вторую рукоять, расположенную у
края щита — антилабе. Она изготавливалась из шнура или кожаного ремешка, пропущенного через две бронзовых петли. Часто по периметру щита
располагались кольца, через которые пропускался шнур, образующий антилабе. На этом шнуре щит можно было перебросить через плечо, например, на
марше. Гоплон был достаточно выпуклым для того, чтобы верхняя кромка опиралась на плечо воина, за счёт чего щит было легче держать. Иногда к
нижней части гоплона прикреплялась «занавеска», изготовлявшаяся из кожи, войлока или ткани. Эта привесь стоила дешевле поножей (хотя почти всегда
использовалась вместе с ними) и предназначалась для защиты ног гоплита от стрел и дротиков. Появление этой «занавески» иногда связывают с
нашествием персов в начале V века до н. э. и с возрастанием роли лёгкой пехоты, вооружённой метательным оружием.

Гоплон весил около 10 кг (в разных источниках это цифра варьируется от 6 до 15 кг). Из-за его тяжести, воин, спасавшийся бегством, в первую очередь
избавлялся от щита, поэтому потеря щита считалась позором и сурово каралась (вплоть до смертной казни). Но это не относилось к
потере шлема или кирасы, ибо они служат для личной защиты, а от щита зависит благополучие всего отряда: благодаря тому, что порпакс находился в
центре, левая половина щита прикрывала уже не самого воина, а его соседа по фаланге. Помимо всего прочего, на щитах уносили с поля боя павших
воинов. С этим связывают происхождение знаменитой фразы, приписываемой некой спартанке, которая, провожая сына на войну, подала ему щит со
словами: «С ним или на нём».

Гопли́т (др.-греч. ὁπλίτης) — древнегреческий тяжёловооружённый пеший воин. Слово происходит от названия тяжёлого круглого щита — гоплон (др.-


греч. ὅπλον); ср. пельтасты, названные по лёгкому щиту — пельте.

Спартанский гоплит

16
История

Предполагается, что впервые появились в аргосской армии. Гоплиты служили в армиях греческих городов-государств и по своей сути были солдатами-
гражданами, так как долгом гражданина любого свободного полиса было несение военной службы. Поэтому любое собрание граждан представляло
собой собрание солдат — служащих в данное время или отслуживших ветеранов. Гоплиты — тяжело вооружённые греческие пехотинцы. После
реформ Солона в Афинах выступать на войну, будучи снаряжённым как гоплит, должны были представители наиболее многочисленного
сословия зевгитов. Вероятно, что и в других греческих полисах гоплитами во время войны становились граждане со средним достатком, так как
обеспечивать себя вооружением и снаряжением воин должен был за собственный счёт.

Гоплиты доминировали на поле боя в течение четырёх столетий, примерно с начала VII века до н. э. До царя Филиппа II (отца Александра Македонского)
гоплиты составляли основу классической фаланги.

Сохранившийся текст клятвы, приносимой гражданином перед вступлением на военную службу:

’’Клянусь не посрамить это священное оружие, не оставить товарища, стоящего рядом со мной в строю. Я буду защищать эти сакральные и
гражданские места и не оставлю моё отечество. Я сделаю всё, чтобы оно стало больше и могущественнее. Я буду слушать тех, кто в данный
момент находится у власти, и выполнять законы, которые действуют сейчас и будут действовать в будущем. Если кто-либо попытается
отменить их, я не позволю им этого сделать, пока у меня будут силы. Я клянусь чтить своих предков. В свидетели я беру богов Аглавру, Гестию,
Энея, Эниалия, Ареса, Афину, Зевса, Таллию, Ауксо, Гегемона, Геракла, границы отчизны и её хлеба, ячмень, вино, оливки и фиговые деревья.’’

Снаряжение

К обеспечению воинов оружием греческие государства перешли ближе к концу классического периода. До этого времени граждане-гоплиты должны
были сами заботиться о своем вооружении, хотя комплект оружия стоил довольно дорого. К концу VI века до н. э. в Афинах был принят закон, по которому
поселенцы на Саламине должны были обеспечивать себя доспехами стоимостью 30 драхм. Данная сумма равнялась месячному доходу ремесленника
того времени. При этом дорогое оружие обычно передавалось от отца к сыну. В Древней Греции производство оружия было сконцентрировано в крупных
городах, а небольшие поселения вооружались за счёт импорта. При Перикле в Афинах была организована мастерская по производству щитов, на ней
работало свыше 120 рабов, не считая свободных граждан, это было крупнейшее производство античной Греции.

Вооружение
 Гоплон — большой круглый тяжёлый щит, также называемый «аргивский». Щит из-за тяжести (8 кг) при бегстве бросали первым, поэтому
потеря щита считалась большим позором. Большой щит использовали и как носилки, на которых несли погибших, с чем связывают
происхождение фразы «со щитом или на щите», по легенде, принадлежавшей некой спартанке.

 Ксифос — короткий прямой меч, либо махайра — короткий кривой меч с обратным изгибом.

Ксифос с ножнами

Ксифос (др.-греч. ξίφος) — прямой обоюдоострый меч длиной около 60 см. Остриё ярко выраженное, клинок листообразный. Ксифос был распространён в
основном у греков и спартанцев, правда, у вторых клинки были намного короче. Использовался в основном гоплитами, реже македонскими фалангитами.
Позже меч распространился среди различных племен варваров на Апеннинах.

Считается, что ксифос происходит от бронзовых мечей позднемикенского периода. Бронзовые мечи этого периода имели тонкий обоюдоострый клинок
длиной около 80 см, но примерно в IX веке до нашей эры для изготовления мечей стали использовать железо, клинок стали делать шире и короче.

Рукоять изготовлялась из бронзы. Ножны были деревянными с накладками из меди.

Копи́с (др.-греч. κοπίς) — разновидность холодного оружия с лезвием на внутренней части клинка, предназначенное в первую очередь для рубящих
ударов. По-гречески κόπτω означает «рубить, отсекать».

Такие мечи находили у разных народов в разные времена, часто отличая их между собой лишь названием. Первым оружием такого типа считается
древнеегипетский кхопе́ш, несомненно происходящий от серпа. Но кхопеш мог иметь как внешнюю, так и внутреннюю, а иногда и двойную заточку, и
самое главное — имел довольно длинную (50-60 см) рукоять, то есть являлся укороченной алебардой, в то время как копис затачивался с внутренней
стороны подобно серпу, и имел рукоять сабельного типа. По-видимому копис появился как тип вооружения в Шумере, позже через мидийцев попал в
Элладу. Наибольшее же распространение получил в Иберии. Римляне сделали иберийский копис — фалькату своим излюбленным оружием.
Непальский кукриповторяет копис.

17
Еврипидом и Плутархом это слово использовалось для обозначения ножа для разделки мяса, Ксенофонт так называл мечи персов и египтян. По смыслу
можно сделать предположение, что копис приспособлен скорее для рубящего удара.

Древнеримский автор Курций в своем романе о походе Александра Македонского один раз упоминает кописы в битве с индийцами, как нечто необычное
для македонской армии: «Слегка изогнутые мечи, похожие на серпы, назывались копидами, ими рубили хоботы слонов.»

Другим словом, обозначающим такой же изогнутый меч, является махайра (махера) (др.-греч. μάχαιρα), то есть нож в современном греческом. Это слово в
античности широко применялось к обозначению всяких режущих предметов, от бытовых ножей до мечей римлян. Ксенофонт употребляет «копис» и
«махайра» по отношению к одному и тому же типу меча, но из контекста его сочинений ясно, что под «махайрой» он подразумевал режущий тип клинка в
отличие от колющего, а под «кописом» — изогнутый меч:

«Для нанесения вреда противнику мы более предпочитаем кривую саблю (μάχαιραν), чем прямой меч (ξίφος), потому что для всадника с высокого места
удар саблею (κοπίς) удобнее, чем удар мечом.»

Греческий  гоплит, сражающий ся с персидским воином-лучником. Оба вооружены кописами. Рисунок с древней  килика (вазы), 5 век до н. э. Национальный
археологический музей , Афины.

18
Таким образом махайра является более широким понятием, чем копис. Византийская Суда X века (словарь значений древнегреческих слов) дает
определение слову «махайра» как просто меч, ссылаясь на текст древнегреческого историка Полибия, который именовал кельтеберийские обоюдоострые
мечи и исконно римские мечи словом махайра. В более ранних текстах греки называли мечи ксифосами(др.-греч. ξίφος).

Копис как меч заимствован греками видимо от персов с VI в. до н. э., Геродот упоминает о таком оружии персидской тяжелой кавалерии (1-я половина V в.
до н. э.). Длина клинков из археологических находок в Греции варьируется от 53 до 70 см. На некоторых экземплярах обух клинка прямой, такие кописы
напоминают классическое мачете. В Греции копис применялся ограниченно, судя по редким изображениям на вазах и археологическим находкам, зато
стал национальным оружием в Иберии, куда его, вероятно, занесли купцы и наёмники примерно в VI—V в. до н. э.

Название фальката (falcata) не является историческим, оно возникло лишь во второй половине XIX века с легкой руки одного из переводчиков с
латинского, который принял образное описательное выражение ensis falcatus — «меч, изогнутый подобно серпу» — за название вида оружия. Сами
римляне называли это оружие «испанской саблей» — machaera Hispana (не путать с состоявшим на вооружении самих римских легионеров gladius
Hispaniensis, прямым мечом с листовидным клинком).

По преданиям иберийские оружейники во II в. до н. э. проверяли качество стали таким образом: клали меч плашмя себе на голову и сгибали так, чтобы
оба его конца касались плеч. При отпускании меч должен распрямиться без последствий. Хотя оружейники повторяли этот трюк многократно, меч всегда
восстанавливал форму. Это описание указывает на то, что для него применялась закалённая сталь, способная пружинить, в отличие от бронзы или железа.

Ранние образцы фалькаты V—IV в. до н. э. воспроизводят собой греческие кописы с рукоятью в форме птичьей головы или животного. Затем
художественные излишества греков перешли в более функциональную, удобную для ладони форму, а клинок приобрел совершенство формы.

Длина фалькаты в среднем около 60 см. Испанцы носили её в ножнах за спиной. Вдоль ножен прикреплялись 3 или 4 кольца, длинная перевязь
пропускалась сквозь кольца. Иногда носили проще, засунув за пояс (по античным статуэткам).

Клинок кописа (или фалькаты) расширяется по направлению к кончику, из-за чего центр тяжести смещается на удаление от руки. В результате
кинетическая энергия удара увеличивается, а благодаря изогнутому вперед лезвию рубящая способность значительно возрастает по сравнению с прямым
мечом. По свидетельству римлян, никакой шлем или панцирь не мог выдержать удара фалькатой.

Дори (англ.)русск. — копьё длиной примерно в 3 метра, состоящее из древка, сделанного из дерева (либо из ясеня, либо из кизила), диаметром 5
сантиметров и весом от 1 до 2 килограммов, а также состоящее из плоского листовидного железного наконечника, чей вес уравновешивается подтоком.
На ранних изображениях гоплиты часто имеют второе копьё, использовавшееся для метания, но в более позднем, классическом периоде у гоплитов
имеется только одно копьё.

The dory or doru  (/ˈdɒruː/; Greek:  δόρυ) is a spear that was the chief armament of hoplites (heavy infantry) in Ancient Greece. The word "dory" was first attested
by Homer with the meanings of "wood" and "spear". Homeric heroes hold two dorata (Greek: δόρατα, plural of dory in greek) (Il. 11,43, Od. 1, 256). In the Homeric
epics and in the classical period the dory was a symbol of military power, possibly more important than the sword, as can be inferred from expressions like "Troy
conquered by dory" (Il. 16,708) and words like "doryktetos" (Greek: δορίκτητος) (spear-won) and "doryalotos" (Greek: δορυάλωτος) (spear-taken).

The dory was about 2 to 3 meters in length and had a handle with a diameter of 5 cm (two inches) made of wood, either cornel or ash weighing 2 to 4 lb. The flat
leaf-shaped spearhead was composed of iron and its weight was counterbalanced by a bronze butt-spike.

Butt-spike

The rear of the spear was capped with a spike called a sauroter (Greek: σαυρωτήρ), Greek for "lizard killer". It functionally served as a counter-weight to give
balance. This spike had several uses. It could be used to stand the spear up or used as a secondary weapon if the spearhead was broken off. If the shaft of
the dory was broken or if the iron point was lost, the remaining portion could still function. Though its combat range would be reduced, the dory's complete length
would have lessened the chance of a single break rendering it ineffective. Additionally, any enemies that had fallen could be dispatched by the warriors marching
over them in the back ranks of the phalanx who were holding their spears in a vertical position.

Use in the phalanx

The principal advantage of the dory was that it enabled a soldier to keep an enemy at a distance and in a pitched battle. Like the xiphos, it was a single-handed
weapon, held in the right hand leaving the left free to support the hoplite's shield.

The spear used by the Persian army under Darius I and Xerxes in their respective campaigns during the Greco-Persian Wars was shorter than that of their Greek
opponents. The dory's length enabled multiple ranks of a formation to engage simultaneously during combat.

The dory was not a javelin. However, its aerodynamic shape allowed the dory to be thrown. Because it had evolved for combat between phalanxes, it was
constructed so as to be adequate against the defences of Greek infantry, which incorporated bronze in shield and helmet construction. Hoplites were generally
more heavily armored than infantry of their non-Greek contemporaries.

Доспехи

 Гиппоторакс — анатомическая кираса (обычно полный доспех весил около таланта, но встречались и доспехи весом в два таланта)
либо линоторакс — льняной панцирь.

Линоторакс (др.-греч. λινοθώραξ) — древнегреческий панцирь из льняной ткани. Также был известен и в других частях античного мира. Подобные
панцири использовались вероятно ещё с микенского периода, а с конца VI века до н. э. они становятся стандартным доспехом гоплитов. По сравнению с
бронзовыми панцирями линотораксы были легче, дешевле и в меньшей степени стесняли движения, давая при этом сравнимую степень защиты.
Линотораксы использовались до III века до н. э., когда они были сменены кольчугами.

19
Воин, надевающий линоторакс, из-за спины видны распрямившиеся наплечники. VI век до н. э.

Линоторакс у этрусков

Линотораксы использовались также этрусками, нередко покрывавшими их металлическими пластинами. Подобный панцирь с узкими, вертикально
ориентированными пластинками в ассирийскомстиле, можно увидеть на статуе Марса из Тоди, находящемся в Григорианском этрусском музее Ватикана.
Также этруски использовали простёганные линотораксы, у которых грудь, плечевые клапаны и полукруглая деталь на животе покрывались
металлическими чешуйками. Изображения таких панцирей относятся к III веку до н. э., тогда же у этрусков появляются кольчуги, незадолго до того
изобретёнными кельтами, причём последние делались в форме линоторакса — с прямоугольными плечевыми клапанами фиксировавшимися на груди.
Позднее такую форму заимствовали и сами кельты, а также она была характерна для римских кольчуг.

Линоторакс в македонском войске

На мозаике из Помпей, Александр Македонский изображён в линотораксе, с предположительно металлическими наплечниками и нагрудной пластиной,
по талии проходит полоса из чешуек. Предположительно, такая защита была обычной для конницы гетайров.

20
Согласно позднемакедонским надписям из Амфиполиса, содержащим военный устав Филиппа V, линоторакс (под названием котфиб (cotthybos)) являлся
стандартным панцирем рядовых фалангитов, тогда как командиры и воины первой шеренги фаланги использовали, вероятно
металлические, тораксы или гемитораксы (thorax, hemithoraks). За утрату котфиба солдат должен был выплатить штраф в два раза меньший, нежели за
утрату торакса/гемиторакса, что даёт представление о соотношении цены этих двух видов доспеха. Вероятно, во времена Филиппа
II и Александра македонские солдаты снаряжались подобным же образом.

В раскопанной в Вергине гробнице, предположительно Филиппа II, был найден железный панцирь, сделанный в форме линоторакса. Основная часть
панциря состоит из четырёх пластин — по одной спереди, сзади и с каждого бока, также имеются наплечники характерной формы, шарнирно
закреплённые на спине и заходящие на грудную пластину. Пластины украшены золотыми бордюрами и розетками в виде львиных морд.

Конструкция

Линоторакс делался из нескольких слоёв льняной ткани, склеенных вместе, общей толщиной около 0,5 см. Основная часть панциря представляла
собой нечто вроде широкой ленты с вырезами в районе пройм, которая оборачивалась вокруг корпуса и скреплялась на левом боку (A, B, C, D и E на
схеме вверху). Нижняя часть этой основной детали разрезалась в виде лент (так называемые  птеруги, на схеме обозначены буквой G), которые
прикрывали верхнюю часть бёдер, не стесняя при этом движения ног. Изнутри прикреплялся ещё один слой ткани, птеруги которого располагались
напротив разрезов птеруг внешнего слоя. На фигуре воина птеруги образовывали некое подобие фестончатой юбки, иногда они могли делаться
отстёгивающимися. Сзади сверху крепилась деталь П-образной формы, концы которой перекидывались через плечи и фиксировались на груди (на
схеме обозначено буквой F). Будучи отстёгнутыми, эти наплечники в силу своей эластичности распрямлялись и занимали вертикальное положение.
Такие торчащие из-за спины наплечники можно увидеть на некоторых древнегреческих изображениях, и это даёт хорошее представление о степени
упругости и жёсткости склеенной ткани. Иногда линоторакс мог дополнительно покрываться металлическими пластинами или чешуйками.
Реплика линоторкса без металлических деталей, сделанная историком  Питером Конноли, весила 3,6 кг, тогда как античная кираса с
поддоспешником весила около 6 кг.

Ахилл перевязывает раненого Патрокла. Обе фигуры в линотораксах, усиленных чешуйками, отвязанный левый наплечник Патрокла выпрямился. Изображение с краснофигурной
вазы из Вульчи, около 500 года до н. э.

21
Древнегреческий гоплит в кожаном споласе с птеругами. современная реконструкция

Птеруги на барельефе со изображением гоплита . 330 г. до н. Э.

 Книмиды-поножи.
 Глухой шлем, известный как коринфский.

Коринфский шлем — тип древнегреческого шлема, был распространён в VI—V вв. до н. э. Получил название по г. Коринфу на Пелопоннесе, где было
развито производство таких шлемов. Воины Спарты, соседи Коринфа, также предпочитали этот полностью закрытый шлем, отчего существует и второе
название: дорийский (спартанцы относились к дорийскому племени).

Коринфский шлем из Британского музея (ок. 500 до н. э.).

22
История

Хорошо узнаваемый коринфский шлем с конским гребнем стал одним из символов Древней Греции начала классического периода. Эти шлемы появились
в архаичную эпоху с VII в. до н. э., отражая подъём ремесленного производства после окончания «тёмных веков». Представляли собой сначала глухую
защиту головы, но с открытым лицом. От иллирийского типа отличались более сложными обводами, вырез для лица стал фигурным с намечаемым
наносником. Два высокохудожественных шлема переходного типа с Крита, датируемых 2-й половиной VII в. до н. э., хранятся в Метрополитен-музее.
Шлемы выкованы из цельной заготовки и украшены детальной гравировкой по всей поверхности со сценами охоты.

Шлем VII в. до н. э. с Крита из Метрополитен-музея.

В более поздних образцах лицо прикрывается сплошными загнутыми нащёчниками и массивным наносником. Такие шлёмы, украшенные гребнем из
конских волос, часто изображаются на древнегреческих вазах VI в. до н. э.. В боевом применении прославились в V в. до н. э. в греко-персидских войнах.

Полагают, что спартанские мужчины отращивали характерные длинные волосы для того, чтобы они служили им амортизирующей подушкой между
головой и металлом шлема, как дополнение к войлочной шапочке-подшлемнику. Вне боя шлем сдвигался на затылок, открывая лицо. У спартанцев
встречаются шлемы с поперечным расположением конского гребня, предположительно для обозначения ранга начальника. Глухой коринфский шлем
давал полную защиту, однако наносник и закрытое лицо ограничивали обзор. Не случайно спартанцы сражались в плотной фаланге, где не было нужды
следить за действиями врагов сбоку.

Обычно шлем разделен в области рта, но в греческих полисах южной Италии, находят сплошные шлемы VI—V вв. до н. э. Они напоминают котелок с
отверстиями для глаз и дыхания характерной Т-образной формы, наносник разделяет «T» надвое. Этот тип шлема называется апуло-коринфский. В Италии
коринфские и аттические шлемы даже украшали рогами вместо гребней.

К концу V в. до н. э. коринфский тип вытесняется более удобными халкидскими шлемами. Хорошо сохранившийся коринфский шлем V в. до н. э. был
продан на аукционе Сотби в 2002 г. за 174,000 $.

Технология производства

Встречается мнение, что шлем ковали под размер индивидуального заказчика. Часто клепали несколько штифтов для установки гребня из конского
волоса. Ученые провели структурный анализ одного такого шлема методом нейтронной и рентгеновской дифракции. На основании исследования можно
сделать выводы: бронзовый шлем отливался в заготовку по форме головы, затем ковался под размер в несколько этапов, причем конечная ковка
приводила к повышению твердости бронзы. Бронза содержит 11—12 % олова, то есть максимально возможную фракцию, выше которой бронза
переходит из твердой в хрупкую.

На детальном виде музейного шлема из Лувра видна немалая толщина металла в районе наносника. Бронзовые доспехи в то время делали толщиной
около 1 мм, толщина шлема видимо колеблется около этой величины: толще в районе лба, тоньше по нижнему краю. Вес коринфского шлема колеблется
в пределах от 1 до 2 кг, в то время как другие типы весят в среднем до 1 кг. Избыточная крепость шлема являлась следствием заботы о безопасности. Воин
не желал, чтобы с ним случилось то же самое, что и с воином Дамасом :

Пламенный сын Пирифоев, герой Полипет копьеносный,

Дамаса острым копьем поразил сквозь шелом меднощечный:


Шлемная медь не сдержала удара; насквозь пролетела 
Медь узощренная, кость проломила и, в череп ворвавшись,

С кровью смесила весь мозг и смирила его в нападенье…

23
В описаниях сражений античности полководцы гибнут, как правило, от удара в грудь, никого не уносили с разбитой головой.

Изображение воинов в ранних коринфских шлемах с аттической вазы из музея Лувра. 570—565 гг. до н. э.

The coat of arms of the United States Military Academy features a Corinthian helmet

 Наручи, которые хоть и были известны ещё со времён микенской эры, гоплитами использовались до середины V века до н. э. Имеются
археологические находки, датируемые VII—V веками до н. э., но больше всего находок датируется VI—V веками до н. э., также найдены наплечники
и набедренники VI века до н. э. преимущественно на территории Пелопоннесского полуострова; в этот период в Спарте проводилась реформа
утяжеления гоплитов (видимо, из-за того, что спартанская армия составляла всего 8 мор — около 4 тысяч воинов, — и реформа проводилась для
сохранения жизни спартиатов).

С середины V века до н. э. по всей Греции снаряжение гоплитов стало облегчаться, гиппотораксы стали вытесняться линотораксами, исчезают из
употребления наручи, так как построение становилось более глубоким и плотным, численность воинов в отрядах увеличилась, до 256 (кроме Спарты — у
неё так и осталась классическая система отрядов по 144 человека), из-за чего рубящие удары наносятся уже реже, а чаще колющие удары, при которых
рука уже не подвергалась опасности быть отрубленной, копья стали удлиняться с 3 метров до 3,5—4 метров, гоплиты постепенно перерождались
в сариссофоров. С середины V века до н. э. появляются наёмные гоплиты, которые обходились уже линотораксами, на животе усиливающимися чешуёй,
более открытыми халкидскими шлемами и куполообразными бронзовыми шапками, называемыми «пилос», аргивскими щитами (гоплонами), новыми
удлинёнными копьями — сариссами (введёнными фиванским стратегом Эпаминондом во времена войны Фив со Спартой, позже перенятыми Филиппом
Македонским для своих сариссофоров). То же самое относится и к другим частям доспехов, которые во времена господства Микен были гораздо полнее,
фактически представляя собой бронзовые латы.

24
Сариссофор или сарисофор (греч. σαρισσοφόρος) то есть несущий сариссу — пеший воин, составлявший основу македонской фаланги. Название
происходит от длинной пики — сариссы. Вооружение сариссофора состояло из следующих компонентов:

 длинная, до 6 метров, пика — сарисса, удерживаемая двумя руками

 небольшой круглый щит, закреплённый на предплечье, чтобы удерживать пику двумя руками (небольшой по сравнению с тяжёлым
щитом гоплитов)

 открытый облегчённый шлем (по сравнению с коринфским)

 относительно лёгкая кираса (по сравнению с гоплитами), либо линоторакс (доспех из множества слоёв просмоленной ткани)

 короткий меч или махайра

 поножи (при диадохах практически исчезли)

Как и гоплиты, поддерживались пельтастами и пращниками, но, в отличие от классической фаланги, в македонской фаланге кавалерия играла очень
важную роль, и многие из своих побед Александр Македонский одержал благодаря сочетанию фаланги с тяжёлой кавалерией — гетайрами.

Строй и обучение

Первым серьёзным испытанием на прочность для греческой военной доктрины стало персидское вторжение в 546 году до н. э., обусловившее резкие
изменения в тактике. Изначально граждане-гоплиты образовывали «трибы», которые формировались без учёта возраста, кровного родства и уровня
военной подготовки (одно из первых упоминаний о «трибах» появилось в «Илиаде» Гомера). Однако, численность подобного армейского деления было
очень сложно соблюсти из-за естественных причин: рождение, смерть, гибель в бою. Первоначально «трибы» подразделялись на «фратрии» («братства»).
Но фратрийская система деления утратила свой смысл в ходе трибальных реформ около VIII века до н. э., в результате которых появились новые
подразделения: «genos» («семейство») и «triakas» («тридцать»).

Давший клятву гражданин назывался «эфебом» и на протяжении двух лет должен был пройти программу физической и военной подготовки — «эфебат».
Элементы «эфебата» были похожи у многих греческих городов-государств. В состав физической подготовки входила специальная тренировка —
«гоплитодром» (-дром (греч. δρόμος) — дорога, улица), представлявшая собой бег гоплитов в тяжёлом вооружении — в шлеме, в панцире, в поножах, со
щитом и с оружием (меч, копьё), — всё общим весом около тридцати килограммов, что развивало выносливость и силу. Со временем гоплитодром вошёл
в состав древнегреческих спортивных состязаний и проводился на дистанцию в один или два стадия.

Около VII века до н. э. в Греции изобрели специально для гоплитов особый строй — фалангу.

Сражались гоплиты при поддержке пельтастов и пращников (иногда также присутствовали наёмные лучники с Крита). Кавалерия, если была, обыкновенно
играла лишь вспомогательную роль, особенно у спартанцев, считавших кавалерию ненужной. А поскольку идеальным образцом фаланги считалась
именно спартанская фаланга, то лошади в основном использовались для подвоза к полю боя богатых воинов. Однако ученик Сократа Алкивиад, помимо
прочего, вошёл в историю ещё и тем, что на коне, в одиночку, прикрывал отступление фаланги, в первом ряду которой находился Сократ.

Что любопытно, элитный пеший отряд из 300 спартиатов (полноправных граждан), появившейся ещё до реформы Ликурга, именовался
отрядом «всадников». Помимо сопровождения царя на войне, в мирное время «всадники» выполняли функции полицейского отряда быстрого
реагирования.

Победы греков в греко-персидских войнах привели к высокому спросу в соседних странах (особенно в Персии) на наёмных гоплитов.

Два гоплита в атакующих позициях

25
Илоты-гоплиты

Во время греко-персидских войн, начиная с 424 г. до н. э., в Спарте появилась традиция призывать на время войны лаконских илотов (домашних рабов) в
качестве гоплитов с последующим дарованием им свободы. Причиной этого являлось малое число собственных граждан, которых едва хватало на то,
чтобы держать мессенских илотов в повиновении, для чего последним ежегодно объявлялась война — Криптия.

26
Гетайры

Гетайры, также этеры (др.-греч. ἑταῖροι [hetairoi]) — дружина македонского царя из тяжеловооружённых всадников времён Александра Великого.

27
История создания
Гетайры на греческом значат «товарищи, свита, дружина», по сути это прообраз дворянского корпуса, то есть людей, вознаграждаемых за службу
земельными наделами. Комплектование конницы гетайров происходило по округам, попасть на службу могли только знатные юноши, поскольку другим
было не осилить содержание и стоимость коня и амуниции. Служба под царём была взаимовыгодной: царь укреплял личную преданность знати к себе,
благородные юноши получали возможность сделать военную и гражданскую карьеру. Македонский царь в 440-х г. до н. э. Пердикка II имел дружину в
несколько сотен конных македонян. С ней он путешествовал по обширной территории, воюя с удельными князьями, которые, в свою очередь, имели
такие же дружины. Так, элимийский князь Дерда II в 381 до н. э. имел 400 всадников. Греков восхищала боевая выучка его эскадрона — в столкновениях с
ним наёмная конница греков искала спасения в бегстве.

Ещё Гомер в «Илиаде» (события ок. XIII век до н. э.) упоминает про великолепную конницу фракийцев из Пиерии и Эматии (Эмафии) — областей, ставших
после перемещений народов центральными в Македонии к IV веку до н. э.

Филипп II принимал в гетайры всех: не только знатных македонян, но и предприимчивых греков и варваров, достойных в бою и компанейских в попойке.
Вначале у него было 600 конных, в 340-х г. до н. э. греки насчитывали около 800, но владели они большей землёй, чем любые 10 тысяч богатых греков.
При Александре Великом в гетайры стали брать покорённых персов и прочих, кто отличался знатностью и другими достоинствами. Из гетайров царь
подбирал командиров отрядов, доверенных лиц, сатрапов областей. После смерти Александра термин «гетайры», как несущий личностные моменты во
взаимоотношениях между царём и дружиной, выходит из употребления. В эпоху непрерывных войн и неустойчивых царей гетайры превратились в просто
тяжеловооруженных конников, разделённых по странам, государствам и нациям.

Структура и численность
Общее количество гетайров Александра Великого, или тяжеловооруженных конников, оценивается при вторжении в Азию в 1800 под
командованием Филоты до 2500 в последние годы жизни Александра. При царе ещё находился личный эскадрон (агема) в 300 всадников под
командованием Клита Чёрного. Численность регулярных эскадронов составляла 200—250 всадников. Диодор упоминает 8 регулярных эскадронов (без
агемы) в битве при Гавгамелах.

После казни Филоты в 330 до н. э. командование конницей разделено между Клитом Чёрным и Гефестионом. После смерти обоих командование
гетайрами перешло в руки Пердикки, что помогло ему захватить власть после смерти Александра.

Эскадроны в текстах именуются илами (ile), хотя по тактическому наставлению Асклепиодота численность илы должна быть 64 всадника. Здесь возможно
произошла путаница с названием римских эскадронов (ala). После разгрома Дария Александр провел реформу, укрупнив эскадроны в 4 гиппархии
(гиппархия состоит из 512 всадников согласно Асклепиодоту) и добавив 5-ю гиппархию из новых подданных.

Вооружение и экипировка гетайров

Об экипировке гетайров почти не осталось сведений, и в основном их амуниция может быть восстановлена по фрескам и рельефам. Сёдла и стремена в те
времена ещё не были изобретены, и гетайры вместо седла использовали мягкую подкладку (чепрак) из войлока или шкуры. Кони в бою были не
защищены.

28
Основным оружием являлось кавалерийское копье, длиной не более 3 м, если судить по изображениям. Копье держали одной рукой наперевес, когда
наносили удары — поднимали над головой. Другой рукой управляли конём за поводья. Полибий пишет о греческих (то есть македонских) кавалерийских
копьях: «… первый удар наконечником копья будет хорошо нацелен и результативен, так как копье так устроено, чтобы быть устойчивым и
крепким, а также его можно эффективно использовать, перевернув и ударяя острием тыльной насадки».

Македонское кавалерийское копье с двумя наконечниками на монете II в. до н. э.

Царь Евкратид в беотийском шлеме (II в. до н. э.)

29
Прямой меч длиной около 60 см являлся вспомогательным оружием и висел высоко на левом боку на перевязи через правое плечо. Такие мечи, ничем не
отличающиеся от греческих ксифосов, были найдены в македонских захоронениях и изображены на барельефах. Считается, что гетайры должны также
пользоваться однолезвийными кописами с изогнутым клинком, однако копис в руках македонянина встречается только один раз на мозаике из Пеллы,
изображающей охоту на льва. Александр Македонский на известной мозаике из Помпей изображен с ксифосом. Тит Ливий пишет, что македонские
кавалеристы конца III в. до н. э. были неприятно поражены действием «испанских» мечей (однотипных с кописами) в стычках с римской конницей.

Так как руки всадника заняты копьем и поводьями, щитами гетайры не пользовались. Из доспехов носили панцирь и шлем. Сам Александр по
словам Плутарха предпочитал трофейный льняной доспех, так называемый линоторакс (склеенный из слоев ткани из льна), гетайры могли носить
короткие бронзовые кирасы, хотя прямых свидетельств этого нет. Скорее всего их панцири изготавливались из кожи или льна и подгонялись плотно под
конкретного человека. В склепе Филиппа II обнаружен инкрустированный золотом панцирь, состоящий из железных пластин, хотя это скорее редкость.
Бедра защищались короткой юбочкой из полосок толстой кожи или льна. Ноги и руки оставались открытыми. Шлемы из бронзы были в основном
беотийского типа, открытые и удобные для жаркого климата. Такие шлемы хорошо видны на изображениях, по крайней мере один шлем найден в реке
Тигр, там, где проходили воины Александра. В склепе Филиппа II найден железный шлем с гребнем, но он предназначался явно не для простых гетайров.

Защитные доспехи гетайров были легче, чем у тяжелой персидской кавалерии, однако по словам Курция в этом заключалось преимущество: «Кони и
всадники персов в равной мере были отягощены пластиночными панцирями и с трудом двигались в этом сражении [при Иссе], где главным была
быстрота, так что фессалийцы на своих конях окружили их и брали в плен многих».

Беотийский шлем

Boeotian bronze helmet found in the River Tigris in Iraq, the front of the helmet is to the right, it is held at the Ashmolean Museum, Oxford

Беотия, известная в Греции VI—V в. до н. э. своей конницей, дала рождение шлему, напоминающему шляпу, а потом соседи-фессалийцы, оценив его
преимущества, приняли в свой гардероб.

На некоторых монетах из Фессалии богиня Афина изображена в беотийском шлеме. Этот кавалерийский шлем принят на вооружение македонскими
гетайрами. Не сковывает тяжестью шею, дает полный обзор, комфортный для длительного ношения в жарком климате. Широкие поля предохраняют от
удара мечом сверху, прикрывают шею. Древнегреческий автор Ксенофонт рекомендовал такой шлем для всадников наряду с изогнутым мечом
типа кописа.

Греко-бактрийские цари II в. до н. э. изображены на монетах в беотийском шлеме. Поздние шлемы средневековой пехоты пришли с развитием выделки
железа к подобной конструкции, мало чем отличающейся от каски. Македонцы украшали шлем султаном из перьев, а также накладными венками тонкой
ювелирной работы.

30
Боевое применение

Именно гетайры наносили решающий удар в битвах Александра Великого, добиваясь успеха во взаимодействии с фалангой. Как заметил один историк,
фаланга служила наковальней Александру, кувалдой же была кавалерия. Не случайно потери гетайров в процентном соотношении были гораздо выше
потерь в пехоте. Каждый эскадрон имел свой значок, возле которого группировались в бою. Эскадрон гетайров атаковал в клиновидном построении,
которое Арриан приписывает изначально скифам, потом фракийцам, а после коннице Филиппа II. Вершину треугольного строя возглавлял командир, в
двух других вершинах по сторонам треугольника размещались старшие всадники. В таком строю всадники хорошо держали направление вслед за
командиром, могли прорвать вражеские ряды или развернуться в лаву при преследовании, могли легко осуществить разворот (когда один из старших
всадников возглавлял строй), не нарушая порядка.

Macedonian Companion cavalry ile in wedge formation

По тактическому разделению конницы Асклепиодотом гетайры относились к «сражающимся вблизи» или же «копьеносцам», в то время как персидская и
греческая кавалерия должны быть отнесены к типу «метателей» (дротиков) или среднему типу. У персов, правда, были ещё катафрактарии: всадники,
закрытые с ног до головы доспехами, но в силу малочисленности особой роли они не играли вплоть до создания Парфянского государства.

Удар гетайры наносили прежде всего по вражеской коннице, либо по нестройной толпе пеших. Сомкнутый строй противника конница атаковала только с
флангов и с тыла. С разгона били копьями, а затем как придется (см. ниже). Арриан описывает эпизод в конном сражении при Гранике:

31
«… и обнаружилось превосходство Александровых воинов: они были не только сильнее и опытнее, но и были вооружены не дротиками, а тяжелыми
копьями с древками из кизила. В этой битве и у Александра сломалось копье; он попросил другое у Ареты, царского стремянного, но и у того в жаркой
схватке копье сломалось, и он лихо дрался оставшейся половинкой. Показав её Александру, он попросил его обратиться к другому. Демарат
коринфянин, один из «гетайров», отдал ему своё копье. Александр взял его; увидя, что Мифридат, Дариев зять, выехал далеко вперед, ведя за собой
всадников, образовавших как бы клин, он сам вынесся вперед и, ударив Мифридата копьем в лицо, сбросил его на землю. В это мгновение на
Александра кинулся Ресак и ударил его по голове кинжалом. Он разрубил шлем, но шлем задержал удар. Александр сбросил и его на землю, копьем
поразив его в грудь и пробив панцирь».

Сила конницы гетайров заключалась прежде всего в личной отваге, дисциплине, хорошей управляемости и маневренности. В зависимости от обстановки
они могли биться и в пешем строю. В то время как персидские всадники стремились поразить врага с дистанции, дротиками, не желая слишком рисковать
жизнью, гетайры всегда стремились к ближнему бою. Однако против сомкнутого строя фаланги либо римских легионов, македонская конница была
бессильна.

32
Битва при Гранике

Date May, 334 BC

Location Granicus River, Troad region, Hellespontine


Phrygia, Achaemenid Empire (modern-day Biga
Çayı, Turkey)

Result Macedonian victory

Territorial Alexander attains half of Asia Minor


changes

Belligerents

 Macedonia  Achaemenid Empire

Hellenic League  Satrapies of Asia Minor

Commanders and leaders

Alexander the Great Arsames


Parmenion Rheomithres
Cleitus the Black Niphates †
Hephaestion Petenes †
Calas Spithridates †
Hegelochus Mithrobuzanes †
Ptolemy Arbupales †
Mithridates †
Pharnaces †
Omares †
Arsites †
Rhoesaces †
Memnon

Strength

32,000 infantry (12,000 10,000–20,000 cavalry
Macedonians, 5,000 mercenaries, 5,000–20,000
7,000 Greeks, 7,000 Odrysians, Greek hoplite mercenaries
Triballians and Illyrians, and 1,000 Total: 20,000–40,000
archers)
5,100 cavalry (1,800
Macedonians, 1,800 Thessalians,
600 other Greeks, and 900
Thracians and Paeonians)
Total: 37,100

Casualties and losses

300 to 400 killed 3,000 infantry killed


1,150–1,380 to 3,500–4,200 1,000 cavalry killed
wounded 2,000 captured

33
Предыстория и место битвы
Македонский царь Александр Великий с армией в 32 тысячи пехоты и 4500 конных переправился в Малую Азию через пролив Геллеспонт весной 334 до н.
э. Ему противостояли сатрапы персидского царя Дария III с войсками, набранными в подвластных им местностях Малой Азии, а также полк греческих
наемников на службе у персидского царя. Единого командования у персов не было, но главным считался Арсит, сатрап Фригии у Геллеспонта. На военном
совете персидские военачальники отвергли предложение грека Мемнона использовать тактику выжженой земли и решили преградить путь армии
Александра у речки Граник, текущей с юга на север и разделяющей Троаду (область вокруг легендарной Трои) и Фригию у Геллеспонта. В этом месте
располагался проход в горной цепи, «ворота в Азию», как называет его Плутарх.

Сражение — первое между персами и македонянами — произошло в мае 334 до н. э.

Силы противников

Согласно Каллисфену, Диодору, Птолемею Александр к моменту битвы мог иметь около 30-35 тысяч пехотинцев и 4,5 тысяч конницы. Арриан сообщает
силы персов: 20 тысяч конных и менее 20 тысяч пехоты, из пехоты реальную силу представлял лишь отряд греческих наемников-гоплитов. Таким образом,
количественно силы противников были примерно равны, хотя персы имели значительное преимущество в коннице. Диодор называет иные цифры у
персов: 10 тысяч конных и 100 тысяч пехоты, последняя цифра выглядит явным преувеличением. Традиционно Арриан считается наиболее достоверным
автором из-за его критического подхода в выборе источников информации.

В ожидании армии Александра персы выстроили конные отряды вдоль берега Граника, пехота стояла за конницей на склонах холмов. Данная дислокация
была вызвана как отсутствием единоначалия у персов, так и незнанием места, в котором Александр будет пересекать узкий Граник. Как показал ход
сражения, диспозиция персов оказалась крайне неудачной, пехотные подразделения не принимали участия в бою и после поражения персидской
кавалерии либо бежали, либо были окружены и перебиты.

В центре боевого построения Александра находились 6 полков фаланги. Общая численность фаланги, если допустить, что отряды греческих союзников и
наемников входили в состав полков фаланги, составляла около 20 тысяч тяжеловооруженных пехотинцев. Правый фланг возглавлял Александр, а с
ним конница гетайров под командованием Филоты (около 2 тысяч), корпус щитоносцев под командованием Никанора (до 3 тысяч), а также легкая
кавалерия, лучники и дротометатели (около 2 тысяч). На левом фланге под командованием Пармениона располагались фессалийская тяжелая конница
(около 1,8 тысяч), конница греческих союзников (около 600) и пехотные отряды фракийцев и иллирийцев (7 тысяч).

Ход битвы

Ход сражения описан у Диодора, Плутарха и наиболее подробно у Арриана. Между авторами есть разногласия в описании, что дало повод к различным
версиям реконструкции битвы. По Диодору армия Александра спокойно форсировала Граник на рассвете, после чего вступила в сражение в полном
боевом порядке. Арриан и Плутарх утверждают, что Александр пересек Граник почти с марша ближе к вечеру, с небольшой остановкой, и македонянам
пришлось с боем отвоевывать берега речки.

Вначале Александр выслал вперед конных разведчиков и один эскадрон гетайров, а когда на тех напали персы, пытаясь сбросить назад в реку, двинулся
сам с остальными эскадронами, стараясь вести конницу наискосок течению реки. Таким образом, с правого фланга Александр нанес удар в центр
расположения противника, где сбилась персидская кавалерия в попытке сбросить передовой отряд македонян. Потеряв нескольких военачальников,
персы отошли. В ожесточенной схватке с несколькими персами Александр едва избежал гибели. Его спасли прочный шлем, выдержавший удар меча, и
командир личной охраны Клит Чёрный, вовремя подоспевший на помощь.

34
Пока гетайры и фессалийские всадники бились с персидской конницей, македонская пехота без труда форсировала Граник и атаковала пехоту персов.
Вскоре всё персидское войско обратилось в бегство. Только греческие наемники персов остались стоять сомкнутым строем, но и они готовы были сдаться.
Однако Александр бросил против них фалангу и окружил со всех сторон конницей. При уничтожении этого отряда македоняне понесли наибольшие
потери в битве, под Александром был убит конь (не Буцефал). 2 тысячи греков взяли в плен, остальных перебили.

Итоги битвы

В сражении македоняне потеряли 85 всадников (из них 25 гетайров) и 30 пехотинцев. Юстин дает цифру в 120 погибших всадников. У персов погибли
тысяча всадников по Арриану (2 тысячи согласно Диодору) и 10 тысяч пеших, до 20 тысяч персов попало в плен. Число в 20 тысяч фигурирует у Арриана как
численность всей персидской пехоты, у Диодора как число плененных персов, а у Плутарха как число погибших пеших персов. 2 тысячи пленных греков-
наемников Александр в кандалах отправил на работы в Македонию.

После поражения персидских сатрапов Лидия (обширная область в центре Малой Азии) и Фригия на Геллеспонте (на северо-западе Малой Азии)
покорились Александру. Города вдоль побережья Эгейского моря один за другим стали отпадать от персов. Сопротивление македонянам оказали только
приморские города Милет и Галикарнас, где развернулись очередные сражения Александра Великого.

35
Пельтасты

Этот пельтаст держит 3 дротика, один из них в метающей руке, а два других — в руке, которая держит щит-пелту.

Пельтасты (др.-греч. πελταστής) — разновидность лёгкой пехоты в Древней Греции, часто использовались как застрельщики, метавшие дротики. Получили
наименование по названию щита — пелта; в сражениях, как правило, играли вспомогательную роль, но известны случаи (Битва при Лехее), когда при
численном превосходстве разбивали фалангу, лишённую прикрытия из конницы и лёгкой пехоты.

Описание

Вооружение пельтастов состояло из нескольких дротиков, часто с «метательными ремнями», которые позволяли увеличить плечо приложения силы при
метании. Как основное средство защиты пельтасты использовали плетёный щит в форме полумесяца, который назывался пелта. Согласно Аристотелю,
пелта — это щит без обода, покрытый козьей или овечьей шкурой. Этот тип щита имеет зажим для руки в центре и ремешок для носки. Также пелта
появляется в искусстве скифов и мог быть общим типом щита для центральной Европы.

История развития
36
В период архаики греческое военное искусство основывалось на тяжёлой пехоте (гоплитах).

Стиль боя, использовавшийся пельтастами, появился во Фракии, а первые пельтасты рекрутировались из греческих городов на фракийском побережье.
Это доказывается тем, что на покрытых рисунками
вазах и других изображениях они носят
фракийскую одежду, Дата 391 до н. э. включающую в себя
особую фригийскую шапку. Однако позднее пельтасты
начали появляться по всей Греции.Постепенно
пельтасты приобрели большее значение в
Место Лехей (совр. Лехайо)
военном искусстве греков, особенно во
время Пелопоннесской войны. В составе греческих
наёмных войск в битве при Кунаксе были пельтасты.
Они Итог Победа афинян описаны Ксенофонтом в бою
против персидской кавалерии, в котором у них
не было дротиков, так как они сражались мечами.
Пельтасты стали основным Противники типом наёмных греческих
войск в IV веке до нашей эры. Их экипировка была
дешевле, чем традиционная экипировка гоплитов, и была
более доступной для Афины Спарта бедных слоёв общества.
Афинский
полководец Ификрат разгро мил фалангу спартанцев
в битве при Лехее в 390-м Командующие году до н. э., используя
преимущественно пельтастов. Как
пишет Диодор Сицилийский, Ификрат стал
Ификрат неизвестно
известен перевооружением Каллий своих солдат длинными
копьями, примерно в 374-м году до н. э. В результате
этой реформы появились пельтасты, вооружённые
небольшим щитом, мечом и Силы сторон копьём вместо дротиков.
Некоторые историки, например J. G. P. Best,
заявляют, что эти «поздние» пельтасты были не
пельтастами в неизвестно 600 традиционном понимании
этого слова, а легковооружёнными
гоплитами, носящими щит-«пелту» в сочетании с
длинными копьями. Позднее это сочетание использовалось в македонской фаланге. С другой стороны, пельтастов с длинными копьями и дротиками
можно увидеть на более ранних изображениях, до времени Ификрата. Так как до Ификрата нет описаний битв, где пельтасты действовали копьями,
можно предположить, что данное сочетание использовалось отдельными индивидуумами.

Александр Великий нанимал пельтастов из фракийских племён на севере Македонии, особенно из племени агриан. В III веке до н. э. пельтасты были
постепенно вытеснены туреофорами. Поздние упоминания историков о пельтастах свидетельствуют, что слово «пельтаст» стало синонимом слова
«наёмник».

Битва при Лехее

37
38
Предшествующие события

Военная кампания Коринфской войны в 391 году до н. э. сосредоточилась на Истмийском перешейке. Спартанские войска под командованием
царя Агесилая вели боевые действия против Коринфа, базируясь в его порту Лехее. В самом Коринфе располагались афинские наёмники.

Спартанский отряд в шестьсот гоплитов и кавалеристов эскортировал союзный отряд амиклейцев из Лехея домой на праздник Гиакинфий. На расстоянии в
20—30 стадий от Коринфа спартанская пехота повернула назад, а спартанская конница продолжала сопровождать амиклейцев.

Возвращающуюся спартанскую пехоту заметили из крепости Коринфа стратег афинских гоплитов Каллий и военачальник афинских пелтастов Ификрат.
Увидев, что спартанский отряд немногочислен, и при нём нет ни легковооружённых, ни конных воинов, афиняне решились их атаковать.

Ход сражения

Каллий вывел гоплитов из Коринфа и выстроил их в боевой порядок, а пелтасты Ификрата напали на спартанцев и издалека забросали их дротиками,
некоторых ранив и убив. Спартанский военачальник приказал щитоносцам подобрать своих пострадавших и отнести их в Лехей, а части войска (воинам
старшего призывного возраста) преследовать противника. Однако тяжеловооружённые спартанские пехотинцы не могли причинить вреда подвижным
пелтастам, которые бегством спасались от наступавших спартанцев, но стоило гоплитам остановиться, немедленно атаковали их с фронта и забегали с
флангов, бросая в них дротики. Гоплиты были вынуждены остановиться и отступить.

Потеряв несколько воинов в первой атаке, спартанский полемарх приказал следующему отряду (более младшего возраста) преследовать афинян, но
эффект был таким же. Спартанская пехота несла потери, не в состоянии причинить противнику какой-либо ущерб.

Спартанцы уже потеряли большую часть войска, когда им на помощь подоспела конница. Однако спартанские кавалеристы действовали нерешительно,
опасаясь преследовать пелтастов, и несли потери наравне с гоплитами. Спартанцы становились всё малочисленнее, а афинские пелтасты — всё отважнее.

Спартанцы в полной растерянности отступили и заняли какой-то холм в двух стадиях от моря и 16—17 стадиях от Лехея. Лехейский гарнизон, заметив это,
на лодках прибыл к ним на помощь. В это время появились тяжеловооружённые афинские пехотинцы Каллия, и этого оказалось достаточно, чтобы
полностью деморализованные спартанцы обратились в бегство. Часть из них бросилась в море, а немногие спаслись в Лехее. Ксенофонт, описавший
сражение, приводит численность погибших спартанцев в 250 человек, но, вероятно, преуменьшает, так как сам же сообщает, что из спартанцев спаслись
лишь некоторые. Потери афинян Ксенофонтом не приводятся, и, по-видимому, они были незначительны.

Итоги сражения

Несмотря на то, что битва под Лехеем была рядовой стычкой долгой Коринфской войны, она имела большие последствия для развития военного дела в
Древней Греции. Как отмечает Плутарх в жизнеописании Агесилая:

‘’Такое большое несчастье уже давно не постигало лакедемонян: они потеряли многих славных воинов, причём гоплиты оказались побеждёнными лёгкой
пехотой и лакедемоняне — наёмниками.’’

Теперь стало ясно, что пелтасты при умелом командовании могут на равных сражаться с тяжёлой пехотой и даже с прославленными воинами-
спартанцами. Вскоре пелтасты появились как род войск в армиях многих греческих государств.

1 - греческий пельтаст (V-IV вв. до н.э.); 2 - афинский экдромой (середина V в. до н.э.); 3 - фракийский пельтаст (V в. до н.э.)

39
Греческая армия
Основу войска составляли тяжеловооруженные воины (гоплиты)

Греческая армия была достаточно просто устроена. Основу войска составляли пешие тяжеловооруженные воины (гоплиты). Широко
использовалась и легкая пехота (дротикометатели, лучники и пращники). Кавалерия, как род войск, еще не существовала.
10 основных административных единиц Афин — фил — выставляли каждая воинский отряд численностью от 2000 до 4000 человек, также
называемый филой. Во главе каждой филы стоял выборный стратег. Фила делилась на более мелкие подразделения — лохи (илы), численностью
по 100-500 человек.
Гоплиты вначале делились на 5 лохов, а к концу V века до н. э. спартанская армия имела 8 лохов. В IV веке до н. э. организационная структура
спартанской армии еще более усложнилась. Низшим подразделением было братство, или двойная эномотия (64 человека); два братства
составляли пентиокостис (128 человек); два пентиокостиса образовывали лох (256 человек); четыре лоха составляли мору (1024 человека).
Таким образом, у спартанцев мы видим четкую организационную структуру армии. Но в бою эти подразделения самостоятельно не действовали.
Все гоплиты входили в одну фалангу (монолит), которая представляла собой линейный строй копейщиков; фаланга это тесно сомкнутое линейное
построение гоплитов в несколько шеренг глубиной для ведения боя. Фаланга возникла из сомкнутого строя родовых и племенных отрядов, она
являлась военным выражением окончательно оформившегося греческого рабовладельческого государства. Укрепившаяся политическая власть
имела возможность уравнять в строю неравных в социально-экономическом отношении воинов и спаять их воинской дисциплиной для достижения
победы в бою в интересах всего полиса. Технической предпосылкой возникновения фаланги было развитие производства однообразного
вооружения.
Спартанская фаланга строилась в восемь шеренг в глубину. Дистанция между шеренгами на ходу была 2 м, при атаке 1 м, при отражении атаки
0,5 м. При численности в 8 тысяч человек протяжение фаланги по фронту достигало 1 км. Поэтому фаланга не могла передвигаться на большое
расстояние, не расстраивая своего порядка, не могла действовать на пересеченной местности, не могла преследовать противника.
Фаланга это не только строй, но и боевой порядок греческой армии. Действовала она всегда как единое целое. Спартанцы считали тактически
нецелесообразным делить свою фалангу на более мелкие части. Начальник наблюдал за тем, чтобы не нарушался порядок в фаланге. Сильной
стороной фаланги являлся ее удар, атака накоротке. И в сомкнутом строю она была сильна и в обороне. До боя при Левктрах (371 год до н. э.)
спартанская фаланга считалась непобедимой. Уязвимым местом ее были фланги, особенно фланги первой шеренги, которая прежде других
наносила или отражала удар. Воины держали щит в левой руке, правое плечо оказывалось открытым, и его прикрывал правофланговый сосед. Но
первого правофлангового никто не прикрывал. Поэтому здесь ставили наиболее сильных и хорошо вооруженных бойцов. Вследствие этого
правый фланг фаланги был сильнее левого фланга.
Боевой порядок не ограничивался только фалангой. Легковооруженные лучники и пращники с камнями обеспечивали фалангу с фронта,
завязывали бой, а с началом наступления фаланги отходили на ее фланги и в тыл для их обеспечения. Атака носила фронтальный характер, и
тактика была очень простой. На поле боя едва ли имелось даже самое элементарное тактическое маневрирование. При построении боевого
порядка учитывалось только соотношение протяжения фронта и глубины построения фаланги. Исход боя решали такие качества воинов, как
мужество, стойкость, физическая сила, индивидуальная ловкость и особенно сплоченность фаланги на основе воинской дисциплины и боевой
выучки.

1 - фокейский гоплит (первая половина V в. до н.э.); 2 - гоплит (конец VI в. до н.э.); 3 - афинский гоплит (первая половина V в. до н.э.)

40
Командование и тактика
Командование афинской армией осуществлялось выборными стратегами в порядке очередности. Однако это не приводило к беспорядку так как афиняне
практически не вели длительных компаний и в войнах между городами активные боевые действия велись весьма короткий промежуток времени. Это
обуславливалось близостью противоборствующей стороны (во время Пелопонесской войны Евклид прошел за ночь из Фив в Афины, поговорил с
Сократом и вернулся в Фивы, при этом обходя афинские посты горными тропами) и особенностью снабжения армии.

1 - скифский лучник (V в. до н.э.); 2 - легковооруженный воин "псилой" (V в. до н.э.); 3 - афинский метатель дротиков (вторая половина V в. до н.э.)

Каждый воин брал с собой продовольствие на несколько дней, пополняя его запасы грабежом. Длительное и регулярное снабжение армии численностью
в 30-40 тысяч человек не мог обеспечить ни один греческий полис. Если длительность похода превышала несколько дней заботу о снабжении воинов брал
на себя город. Причем продовольствие для армии не закупалось и не практиковалась выдача пайков. Фалангиты получали ежедневно по 2 драхмы на
пропитание (драхма на гоплита и драхма на его раба). Проходя по территории нейтральных или союзных городов войско пополняло запасы на городском
рынке. Любой город соглашался на это так как цены для солдат могли быть выше обычных городских, да и отказ мог послужить предлогом превращения
нейтрального города во вражеский со всеми вытекающими последствиями. Но и такое денежное довольствие в течение длительного времени было не
под силу даже Афинам, так как греки не знали постоянных налогов и могли содержать войска только за счет других источников дохода: военной добычи,
государственных рудников или денег союзников. Исключением являлись спартанцы, которые в связи со своей архаичной, но устойчивой государственной
организацией и в мирное, и в военное время питались совместно, по палаткам. Так как илоты облагались натуральным налогом, палатка спартанцев
выходила в поход, имея с собой продовольствия на 11,5 месяца. Периэки (неполноправные граждане зависимых от Спарты городов) снаряжались за счет
городов, но их количество было невелико. Поэтому любой город выставлял на своей территории значительно больше сил, чем отправлял в поход (так,
Афины при Марафоне выставили около 30000 гоплитов, а при Платеях — не более 2000.).

1 - греческий всадник (вторая половина V в. до н.э.); 2 - наемный фракийский всадник на афинской службе (первая половина V в. до н.э.).

41
1 - пелопонесский гоплит (V в. до н.э.); 2 - мантинейский гоплит (V в. до н.э.); 3, 4 - афинские гоплиты периода последней Пеллопонесской войны.

Кроме стратегов имелся полемарх, ранее осуществлявший на поле боя верховное командование. Но, ко времени Марафонского сражения, их влияние
сошло на нет. В сражении полемарх стоял на правом крыле, то есть командовал вместе со стратегом самой старшей филой.

1- греческий военачальник Ксенофонт (вторая половина V в. до н.э.); 2 - слуга гоплита; 3 - греческий


гоплит-наемник Кира Младшего (конец V в. до н.э.).

42
Греческая армия того времени вполне обходилась без индивидуальной подготовки воина. Ближний рукопашный бой
практически не встречался в полевом сражении, так как городское ополчение, при всем своем воодушевлении, никогда не
отличалось стойкостью, необходимой для длительного рукопашного боя. Исход сражения решали минуты столкновения, в
котором основное значение имела глубина построения и боевой дух, иными словами — кто кого опрокинет. При этом особых
потерь при столкновении войска не несли и основные потери наносились при преследовании. Но в тяжелом вооружении
гоплит мог пробежать очень немного, а убегающий имел возможность бросить свой щит, что также снижало потери. Кроме
того, вне фаланги грек был не приучен сражаться, поэтому преследующие гоплиты теряли единство и воодушевление, не
говоря о том, что могли наткнуться на засаду. Поэтому даже самые опытные бойцы, спартанцы, предпочитали вообще не
преследовать противника гоплитами.

1 - фиванский гоплит предположительно из "Священного Отряда" (IV в. до н.э.); 2 - флейтист; 3 - фиванский гоплит; спартанский гоплит (IV в. до н.э.).

На походе греческая армия очень редко организовывала и укрепляла должным образом свой лагерь. Обычно греки находили
какое-либо место, труднодоступное от природы и располагались там, при этом лагерь не укреплялся! Ксенофонт, описывая в
«Киропедии» идеальную армию, ни слова не говорит не только об укреплении лагеря, но и о караульной службе!

1 - всадник отряда гетайров (середина IV в. до н.э.); 2 - македонский гоплит первых шеренг фаланги (середина IV в. до н.э.); 3 - македонский гоплит задних шеренг фаланги (середина IV в. до н.э.).

43
Что представляла собой греческая фаланга

Тактика греческих гоплитов, по большей части определялась спецификой их вооружения. Слово «фаланга», используемое ещё Гомером для обозначения
рядовых воинов, в классические времена стало прилагаться, прежде всего, к плотному боевому построению, использовавшемуся гоплитами.

Существовала явная тенденция к увеличению глубины строя, однако во времена Ксенофонта она составляла четыре шеренги, и эта ее характеристика
может считаться нормальной для пятого столетия.

При таком построении выглядывавшие из-за щитов первой шеренги длинные копья воинов, стоявших в последней шеренге, могли представлять угрозу
для врага. По мере возрастания числа шеренг длина копий, соответственно, также возрастала.

Нередко говорится, что роль задних шеренг сводилась к приданию фаланге большего веса, и, что битвы в древней Греции напоминали современные
схватки в регби, когда стороны пытаются «отодвинуть» друг друга. В этом случае становится совершенно непонятной роль длинных копий, которые только
мешали бы воинам, стоявшим в задних шеренгах.

Тем не менее, возможно, некоторые битвы действительно превращались в состязания подобного рода. В классическую эпоху наконечники копий
делались не из мягкого железа, что было характерно для некоторых древних народов, а из мягкой стали, которая, по современным понятиям, не
проходила должной закалки и потому, возможно, не могла пробить бронзовых доспехов противника. В таких случаях естественным образом
складывалась ситуация «схватки». Там, где линию вражеской обороны невозможно было прорвать, ее пытались «сдвинуть».

Как строилась фаланга


При плотном построении каждый щит защищал не только левый бок самого воина, но и правый бок и сжимавшую древко копья руку его соседа. При
нарушении боевого построения это преимущество мгновенно терялось. Та сторона, которой удавалось нарушить боевые порядки противника, сохранив
собственные, выигрывала сражение и потому войско, боевые порядки которого нарушались, пыталось спастись бегством. Гоплит, пытавшийся бежать с
поля боя, бросал свой тяжелый щит, и даже в современном греческом языке дезертиров обозначают словом ripsapsis (буквально «бросивший свой щит»).

Гораций, писавший свои труды в первом столетии до Р.Х. признается в том, что бросил свой щит в битве при Филиппах, где он воевал на стороне Брута и
Кассия. На подобную откровенность его, видимо, подвиг пример поэтов древности, признававшихся в том же проступке.

Тактика гоплитов в бою


Для многих битв древности была характерна явная диспропорция между страшными потерями проигравшей и незначительными потерями выигравшей
стороны. Причина этого, на первый взгляд, странного явления, состояла в том, что основная бойня происходила не во время самого сражения, а в ходе
следовавшего за ним преследования беглецов.

Спартанцы предостерегали своих воинов от подобного бегства. Они призывали своих воинов возвращаться либо со щитом, либо на щите (как пишет
Тиртей, спартанцы использовали свои щиты и в качестве похоронных носилок).

Тяжеловооруженный гоплит, разумеется, не мог догнать бегущего врага, расставшегося со своим тяжелым щитом, этим занимались конники и легкие
пехотинцы. Впрочем, как и всюду, здесь встречались и исключения. Спартанцы порой также спасались бегством, а щиты могли выбрасываться как
преследуемыми, так и преследователями. Именно при таких обстоятельствах предводитель мессениан Аристомен лишился своего щита в момент
триумфа над своими спартанскими врагами.

Военное искусство различных греческих государств в классический период следовало одному и тому же образцу. Сражения гоплитов представлялись
порой, скорее не битвами, но сценическими постановками, подобными средневековым боевым испытаниям или судам «божьим».

Сражения могли происходить на одних и тех же полях, становившихся своеобразными аренами. Впрочем, последнее обстоятельство объясняется, прежде
всего, своеобразием греческого рельефа. В гористой местности трудно сражаться даже пешим воинам, и потому в разные эпохи для боя избирались одни
и те же поля и перевалы: Фермопилы, Мантинея, Коронея, Херонея.

Победитель воздвигал трофей или памятник из захваченного оружия и доспехов побежденной стороны. Проигравшая армия просила перемирия с тем,
чтобы собрать трупы своих воинов. Сооружение трофея и перемирие являлись формальным объявлением победы или признанием поражения.

44
Развитие тактики греческой фаланги
Новая тактика гоплитов

В битве при Левктре в 371 году до Р.Х., где фиванским войском командовали Эпаминонд и Пелопид, спартанской фаланге, имевшей глубину

всего в двенадцать шеренг, противостояла фиванская фаланга глубиной в пятьдесят шеренг. Фиванская фаланга сознательно выстроилась

косым фронтом, поэтому спартанское правое крыло (на котором были сосредоточены сильнейшие воины) было сметено прежде, чем в бой

вступили не столь сильные союзники фиванцев.

Спартанский царь Клеомброт разгадал намерения противника и в последний момент попытался усилить терпевшее поражение крыло и

окружить фиванцев. Однако благодаря быстроте и решительности действий отборных сил фиванцев, именовавшихся «Священным отрядом»,

спартанцы не успели завершить этого маневра. Их боевые порядки оказались нарушенными, а царь Клеомброт был убит в начале боя.

Развитие тактики гоплитов

Для того чтобы понять, что произошло в сражении при Левктре, необходимо хотя бы кратко рассмотреть развитие тактики гоплитов. Когда
во время похода в Кунаксу Ксенофонт устроил военный парад желая развлечь азиатскую царицу, глубина фаланги составляла всего четыре
шеренги. Ксенофонт замечает, что подобная практика была общепринятой. На первый взгляд, этому противоречат те описания битв древних
гоплитов, в которых глубина фаланги составляла не менее восьми шеренг. Однако подобные построения могли упоминаться именно потому,
что казались современникам чем-то необычным, хотя к четвертому столетию они уже стали нормой.

«Штыковой бой» и «Бой щитами»

В битве при Коронее, союзники Агесилая находившиеся на левом крыле среди которых были и ветераны участвовавшие в походе Кира, как

пишет Ксенофонт, обратили неприятеля в бегство «в штыковом бою». Когда же спартанцы сошлись с фиванцами на второй стадии битвы,

они стали бороться щитом к щиту. Воины уже не обменивались ударами копий, но единственно теснили друг друга.

Как фиванцы, так и спартанцы умело пользовались щитами как наступательным оружием. В этой ситуации все определялось глубиной строя.

Тактика ведения подобных действий была не нова для фиванцев. Они победили афинян при Делии, используя против обычной фаланги

глубиной в восемь шеренг фалангу с двадцатью пятью шеренгами. Глубина фаланг могла варьироваться в зависимости от обстоятельств.

Так, в битве при Мантинее в 418 году до Р.Х. глубина построения определялась младшими командирами, отвечавшими за отдельные участки

строя. В данном случае все определялось тем, какой тактики они собирались придерживаться: «штыкового боя» или же «боя щитами».

Младшие командиры могли оценить на месте, для какого рода боя лучше подходят их подчиненные. При этом неизбежно нарушалось

единообразие действий, что могло привести к общей дезорганизации.

Наглядным примером этого стала состоявшаяся в период Коринфской войны битва при Немее, во время которой афинские, аргивские,

беотийские, коринфские и эвбейские отряды, составлявшие единое войско, пытались принять привычное для себя построение, словно забыв

о необходимости координации совместных действий.

45
Battle of Mantinea

Date 418 BC
Location Mantinea
Result Spartan victory

Belligerents

Sparta, Argos,

Arcadian allies of Sparta, Athens,

Tegea Mantinea,

Arcadian allies of Argos

Commanders and leaders

Agis II Laches †,

Nicostratus †

Strength

About 9,000 (3,500 About 8,000 (3,000

Spartans, 600 Sciritae, 2,000 Argives, 1,000 Athenian

helots (Neodamodes), 3,000 heavy infantry, 2,000

Tegean allies and cavalry) Mantineans, 1,000

mercenary Arcadians,

1,000 Cleonaeans,

Orneans, Aeginetans and

other allied infantry and

cavalry)

Casualties and losses

About 300 Spartans with About 1,100 (700 Argives,

insignificant other allied 200 Mantineans, 200

casualties Athenians and Aeginetans)

46
Prelude to the battle

After the conclusion of the alliance between the Argives, Achaeans, Eleans and Athens, the humiliation of the Spartans in the 420 Olympic

Games[1] and the invasion of Epidaurus by the allies, the Spartans were compelled to move against them, fearing an alliance with Corinth and having

amassed an army that was, according to Thucydides, 'the best army ever assembled in Greece to that time'. However, the Spartan king Agis (son

of Archidamus) instead concluded the first campaign with a truce, without explaining his actions to the army or his allies; the army thus returned

home. Immediately afterwards, the Argives denounced the truce and resumed the war, capturing the key town of Orchomenus; as a result, anger at

Agis was such that he was on the verge of being fined 100,000 drachmas and having his house destroyed. Agis managed to forestall this punishment,

promising to redeem himself with a victory elsewhere. The ephors consented, but in an unprecedented move, placed Agis under the supervision of ten

advisors, called xymbouloi, whose consent was required for whatever military action he wished to take.

The battle

Late in 418, the Argives and their allies marched against Tegea, where a faction was ready to turn the city over to the Argive alliance. Tegea

controlled the exit from Laconia. Enemy control of the town would mean that the Spartans would be unable to move out of their home city and would

effectively mean the demise of the Peloponnesian coalition that fought the Archidamian War.

Agis marched the whole of the Spartan army, together with the neodamodeis and everyone who was able to fight in Sparta out to Tegea where he

was joined by his allies from Arcadia, and he sent for help from his northern allies, Corinth, Boeotia, Phocis, and Locris. However, the northern army

could not arrive quickly to the scene, as they had not expected the call and would have to pass through enemy territory (Argos and Orchomenus). On

the whole, the army of the allies of Sparta would have numbered around 9,000 hoplites.

In the meantime, the Eleans decided to attack Lepreum, a contested border town with Sparta. So, they chose to withdraw their contingent of 3,000

hoplites. Agis took advantage of it and sent a sixth of his army, with the youngest and the oldest hoplites home to guard Sparta proper. They were

called back soon after, as Agis or the xymbouloi realized that the Eleans would soon be back on the side of the Argives, but did not arrive in time for

the battle.

Agis could have bided his time inside the walls of Tegea, waiting for his northern allies. However, he was already discredited and could not show the

slightest sign of shying away from battle. So, he invaded and ravaged the territory around Mantinea, about 15 km north of Tegea and a member of

the Argive alliance, in order to force a pitched battle with the Argives and their allies. The Argive army, however, was situated on ground "steep and

hard to get at" and would not be drawn in battle, probably because the grain harvest had already been stored (the battle probably took place in the

end of September 418). Agis, who was desperate for a victory to redeem his embarrassment at Argos, charged ahead; but according to Thucydides,

when the armies had closed to a stone's throw, "one of the elder Spartans" (the xymboulos Pharax, according to Diodorus) advised him not to try to

correct one error (his former defeat) with another. The Spartans therefore retreated, and went off to find a way to draw out the Argive army to a

battle. So, they diverted the Sarandapotamos River to the bed of the smaller Zanovistas river, or, they just filled up the sinkholes in which Zanovistas

flowed, in order to flood the Mantinean territory.

47
Instead of allowing Mantinea to be flooded, the Argive army moved more quickly than the Spartans anticipated, as the Argive hoplites were very angry

at their generals for not pursuing the Spartan army and accused them of treason. They surprised their enemies by drawing up as the Spartans

emerged from a nearby wood. The Spartans quickly organized themselves, with no time to wait for their other allies. Brasidas' veterans (Brasidas

himself had been killed at the Battle of Amphipolis), and the Sciritae (an elite unit of Spartan troops) formed the left wing, the Spartans, Arcadians,

Heraeans and Maenalians in the centre, and the Tegeans, who were fighting for their homeland took the position of honour on the right wing. The

Argive lines were formed by the Mantineans on the right, the Argives in the centre, and the Athenians on the left. Thucydides did not know the exact

numbers of men on each side, but estimated that there were about 9,000 men on the Spartan side (the Spartan army must have numbered about

3,500, with 600 Sciritae, about 2,000 neodamodeis and Brasideans and about 3,000 Arcadians on the whole) with somewhat fewer men on the Argive

and Athenian side (about 8,000), according to Donald Kagan. Other scholars, such as Victor Davis Hanson, give slightly bigger numbers.

As the battle began, each side's right wing began to outflank the other's left, due to the erratic movements of each hoplite trying to cover himself with

the shield of the man beside him. Agis tried to strengthen the line by ordering the Sciritae and his left to break off contact from the rest of the army

and match the length of the Argive line. To cover the void created, he ordered the companies of Hipponoidas and Aristocles to leave their positions in

the center and cover the line. This however was not achieved, for the two captains were unable, or unwilling to complete these manoeuvres on such

short notice. This kind of manoeuvre was unprecedented in the history of Greek warfare. Donald Kagan considers it a most ill-advised move and gives

credit to the two captains for disobeying orders that would have probably lost the battle for the Spartans. Others consider it a move that could have

succeeded.

In any case, the Mantineans and the right part of the Argives, the elite Argive Thousand entered the gap and routed the Brasideans and the Sciritae

and pursued them for a long distance. In the meantime, the Tegeans and the regular Spartan army routed the Athenians and the Arcadians that

formed the left part of the Argive army. Most of them 'did not even stand to fight, but they fled as the Spartans approached; some were even

trampled in their hurry to get away before the enemy reached them'.

Then, the Spartans turned left and broke the Argive right which fled in total disarray. The Spartans did not pursue the enemy for long after the battle

was won.

Aftermath

The Argive side lost about 1,100 men (700 Argives and Arcadians, 200 Athenians and 200 Mantineans) and the Spartans about 300.

The Spartans sent an embassy to Argos and the Argives accepted a truce by the terms of which they gave up Orchomenus, all their hostages and

joined up with the Spartans in evicting the Athenians from Epidaurus. They also renounced their alliance with Elis and Athens. After deposing the

democratic government of Sicyon, the Argive Thousand staged a coup against the democratic rule of Argos, where the democrats' morale was low,

because of the bad performance of the common army and the Athenians in the battle.

In more general terms, the battle was a considerable boost to the Lacedaemonians' morale and prestige, since after the disaster at Pylos they had

been considered cowardly and incompetent in battle. Their success at Mantinea marked a reversal of the trend and the Greeks again recognized the

near-invincibility of the Spartans in hoplite combat.

48
Battle of Nemea

Date 394 BC

Location Nemea, Peloponnese, present-day Greece

Result Spartan victory

Belligerents

Sparta Thebes,

Argos,

Athens,

Corinth

Commanders and leaders

Aristodemus Unknown

Strength

18,000 hoplites 24,000 hoplites

Casualties and losses

1,100 dead or wounded 2,800 dead or wounded

Prelude

Hostilities in the Corinthian War began in 395 BC with raiding in northwestern Greece, eventually leading to a clash between Sparta and Thebes at the Battle of
Haliartus, a Theban victory. In the wake of this battle, Athens, Thebes, Corinth, and Argos joined together to form an anti-Spartan alliance, with its forces
commanded by a council at Corinth.

In 394 BC, the council gathered together its forces at Corinth. A Spartan army under Aristodemus, the guardian of the boy king Agesipolis, was sent north from
Sparta to challenge the allies. The allied army, meanwhile, waited at Corinth, while the council debated over who should command it. Before a decision was
reached, the Spartan army entered Corinthian territory, burning and plundering along the way. The allies marched out to meet the Spartans, and the two armies
met each other near the dry bed of the Nemea river.

49
The battle

The Spartan army was composed of some 18,000-19,000 hoplites, with associated light troops. Of the hoplites, 6,000 were Spartan, with the remainder coming
from the other states of the Peloponnesian League: 3,000 from the Eleans, Triphylians, Acrorians and Lasionians; 1,500 from Sicyon; and at least 3,000
from Epidaurus, Troezen, Hermione and Halieis. There was also a cavalry force of about 600, about 300 Cretan archers, and at least
400 Marganian, Letrinian and Amphidolian slingers.

Opposing the Spartans, the allied side composed about 24,000 hoplites, with associated light troops. Thebes, Athens, and Argos each provided about one quarter of
the allied hoplites: 6,000 hoplites from Athens, about 7,000 from Argos, 5,000 from the Boeotians, 3,000 from Corinth, and 3,000 from Euboea. Of the allied cavalry,
800 were Boeotian, 600 were Athenian, about 100 from Chalcis in Euboea, and about 50 from the Ozolian Locrians.

The Spartans and their allies lined up for battle with the Spartans on the right and the allies on the left. The opposing coalition was divided over how to arrange
themselves; the Athenians wanted to line up on the right, but ultimately had acceded to the demand of the Boeotians that they take the left, while the Boeotians
took the right. This meant that the Athenians were opposite the Spartans, while the Boeotians and other allies faced the Spartans' allies.

As the two phalanxes closed for battle, both shifted to the right. (This was a common occurrence in hoplite battles—hoplites carried their shield on their left arm, so
men would shift to the right to gain the protection of their neighbor's shield as well as their own.) This shift meant that, by the time the armies met, both of them
extended past their opponents' left flank. Consequently, the right flanks of both armies were victorious, while the left flanks of both were defeated.

The Spartans then turned from their defeat of the Athenians to face the soldiers from the allied right wing who were returning from their pursuit of the Spartans'
allies. The Spartan phalanx took first the Argives, then the Corinthians, and then the Boeotians in the side, inflicting heavy losses on all three. At the end of the day,
the Spartans had inflicted 2,800 casualties, while suffering only 1,100.

Aftermath

Although the Spartans held the field at the end of the battle, they were unable to force their way past Corinth and enter central Greece. Accordingly, they returned

home. The allied army, after several months of inactivity, saw action in a second major battle at Coronea later in the same year. These two battles marked the only

traditional large-scale land fighting that would take place in the war, which lasted until 386 BC.

A Greek phalanx charging into battle, as peltasts throw spears over the heads of the hoplites

50
Battle of Coronea

Date 394 BC

Location Coronea

Result Spartan victory

Belligerents

Sparta, Thebes,

Orchomenus Argos,

and allies

Commanders and leaders

Agesilaus II Unknown

Strength

15,000 20,000

Casualties and losses

350 600

Prelude

The Corinthian War began in 395 BC when Thebes, Argos, Corinth, and Athens, with Persian support and funding, united to oppose Spartan intervention
in Locris and Phocis. At the start of the war, Agesilaus was in Ionia, campaigning against the Persians. When hostilities opened, he was recalled with his forces, and
began an overland march through Thrace and central Greece back to the Peloponnese. Entering Boeotia, he was opposed by a force composed primarily of
Thebans, allied Boeotians, and Argives.

Agesilaus's forces were composed of a regiment and a half of Spartiates, augmented by a force of freed helots, and a sizable force of allied troops from the
Peloponnese and Ionia. Facing him on the plain, near the foot of Mount Helicon, was an army made up of Boeotians, Athenians, Argives, Corinthians, Euboeans, and
Locrians. In all, the allies probably had 20,000 hoplites. To oppose these, Agesilaus had 15,000 hoplites. The cavalry forces of the two sides were roughly equal, but
Agesilaus had substantially more peltasts.

Prior to the battle some of Agesilaus's army were disturbed by an omen witnessed some days before, when the sun had appeared crescent shaped. To reassure his
men, Agesilaus first reminded them of the recent Spartan victory at Nemea. He then told them that the Spartan navarch Peisander had been killed in a victory over
the Persian fleet. In fact, as Agesilaus knew, Peisander had been killed while suffering a crushing defeat at Cnidus. These reassurances, however, buoyed his army's
morale going into the battle.

The defeat at Nemea weighed heavily on the Argives and Corinthians. The Athenians were too familiar with the ups and downs of their previous long and disastrous
war against Sparta, and the willingness of the Persians to switch support from one side to the other, to be overly encouraged. Only the Boeotians seemed confident
of ultimate victory.

51
The battle
As the two armies approached each other, Agesilaus himself commanded the Spartans on the extreme right flank of his army, the veterans of the "Ten
Thousand" were next to the Spartans, the Asian Greeks were next to them, then came the Phocians, and the Orchomenians held the extreme left
flank. The Thebans faced the Orchomenians and the Argives faced the Spartans. Both armies advanced in total silence. At about 200 metres (660 ft),
the Thebans shouted their war cry and charged at the run. At about 100 metres (330 ft), the veterans of the "Ten Thousand" (under the
Spartiate Herippidas) and the Asian Greeks charged the troops opposite them at the run. The veterans and the Asians quickly routed the troops
opposite them. The Argives panicked before the Spartans under Agesilaus could even make contact and fled to Mount Helicon.

The mercenaries near Agesilaus assumed the battle was over and offered him a garland to commemorate his victory. Just then news came that on the
other flank, the Thebans had broken through the Orchomenians and were already at the baggage train, ransacking the loot taken from Asia. Agesilaus
immediately wheeled his phalanx around and headed for the Thebans. At that moment, the Thebans noticed that their allies had fled to Mount Helicon.
They formed up with the desperate design of breaking through Agesilaus's lines to rejoin the rest of their army.

Agesilaus decided to oppose them by putting his phalanx directly in their path instead of taking them in the rear or flank, a decision that may have been
influenced by his longstanding animosity towards Thebes. What followed was evidently one of the worst blood baths in the history of hoplite battles.
As Xenophon described it, “So shield pressed upon shield they struggled, killed and were killed in turn.” In the end, a few Thebans broke through to
Mount Helicon but, in the words of Xenophon, “many others were killed on their way there.”

Aftermath
Agesilaus had himself been wounded in the battle and had to be carried back to the phalanx. There some cavalry rode up, informing him that about 80
of the enemy had taken refuge in a nearby temple. Agesilaus ordered that they be spared and allowed to go wherever they wished. The next morning,
Agesilaus ordered the polemarch Gylis to put the army in battle formation and gave out awards for valour, received a delegation from the Thebans and
allowed them to collect their dead. The army then retired to Phocis and invaded Locriswhere the polemarch Gylis was killed.

According to Diodorus Siculus, more than 600 of the Boeotians and their allies fell, and the Spartans lost 350 men.

Фаланга гоплитов в наступлении

52
Сражение при Делии
Date 424 BC
Location Delium
Result Boeotian victory

Belligerents

Athens Boeotia

Commanders and leaders

Hippocrates  † Pagondas

Strength

15,000 total 18,500 total

7,000 hoplites

1,000 cavalry

500 peltasts

10,000 light troops

Casualties and losses

About 1,200 About 500

53
Предшествующие
события

К 424 году до н. э. стратегическая инициатива во время Пелопоннесской войны перешла к Афинам. Афины оправились от чумы и поражений первых лет
войны и теснили спартанцев и их союзников на всех театрах военных действий.

В Беотии возник заговор против олигархии. Заговорщики надеялись совершить демократический переворот в Беотии, прибегнув к помощи афинян. Был
составлен план, по которому одни заговорщики должны были передать афинянам Сифы (на южном побережье Беотии), а другие — Херонею. Кроме того,
в тот же день афиняне должны были занять Делий (на восточном побережье). Используя эти укреплённые пункты, афиняне и союзные им беотийцы
надеялись захватить власть в Беотии.

Афинские стратеги Демосфен и Гиппократ подготовили вторжение в Беотию. При этом Демосфен должен был прибыть в Сифы, а Гиппократ — в Делий.
Однако стратеги ошибочно рассчитали день вторжения, и Демосфен высадился слишком рано. План вторжения был сорван, Демосфена встретило всё
беотийское ополчение, уже занявшее Сифы и Херонею, и он был вынужден отступить. К тому же заговор был раскрыт неким фокейцем Никомахом, и
заговорщики отказались от своих планов.

Между тем Гиппократ, созвав афинское ополчение из граждан, метеков и даже чужеземцев, прибыл в Делий, но уже поздно. Заняв городок, афиняне
укрепили местное святилище, оставили в укреплении гарнизон и через пять дней отправились в Аттику.

Беотийское войско спешно собралось в Танагре. При получении известий, что афиняне уже отправились домой и встали лагерем на границе Оропии, встал
вопрос — стоит ли атаковать афинян. Почти все из одиннадцати беотархов высказалось против битвы, но беотарх Пагонд убедил беотийцев напасть.

Приблизившись к врагу, Пагонд развернул войско в боевой порядок. Гиппократ, получив известие о приближении неприятеля, сам построил войска к
битве.

Ход битвы

Силы беотийцев были выстроены за холмом, отделяющим оба войска и насчитывали около 7 тыс. гоплитов, более 10 тыс. легковооружённых, 1 тыс.
всадников и 500 пелтастов. На правом фланге были выстроены фиванцы и воины из зависимых городов. В центре стояли воины из Галиарта, Коронеи, Коп
и окрестных селений. На левом крыле выстроились воины Феспий, Танагры и Орхомена. Фиванцы выстроились в шеренгу в 25 человек, остальные — как
пришлось.

Численность афинских гоплитов примерно соответствовала числу беотийцев. Они выстроились в шеренги в 8 человек. Легковооружённые афиняне
превосходили числом беотийцев, но большинство из них безоружными следовали за войском, так как основное ополчение уже вернулось домой и в
сражении не участвовало. Кроме того, Гиппократ оставил триста всадников у себя в тылу в качестве резерва.

Беотийское войско сошло с холма, афиняне ускоренным маршем выдвинулись им навстречу и сошлись с ними в битве. На левом фланге победу одержали
афиняне, сильно потеснившие беотийцев, особенно феспийцев, которые были окружены и изрублены. Некоторые афиняне даже убивали своих, не
узнавая в суматохе друг друга. На левом фланге беотийцы были оттеснены к правому крылу. Правое же крыло, где стояли фиванцы, начало теснить
афинян. Пагонд, заметив бедственное положение своего войска на левом фланге, отправил туда два отряда конницы. Афиняне, обнаружившие на холме
вражескую конницу и решившие, что их атакует другое беотийское войско, поддались панике. На обоих флангах афиняне обратились в бегство —
некоторые бежали к морю у Делия, некоторые к Оропу либо к горе Парнету. Беотийская конница, к которым присоединилась подошедшая локрийская
кавалерия, преследовала их до темноты.

Последствия
Афиняне потерпели тяжёлое поражение — пало около тысячи гоплитов вместе со стратегом Гиппократом, и много легковооружённых и обозных воинов.
Беотийцы потеряли немногим меньше пятисот гоплитов. Вскоре беотийцы взяли штурмом сам Делий, использовав некое подобие огнемёта из угля, серы
и смолы и вынудив гарнизон спасаться бегством от огня.

Афиняне покинули Делий и Ороп, вернувшись морем домой. Не сумев захватить Сифы, отступило и войско Демосфена.

У Делия в рядах афинян сражались Алкивиад и его старший друг Сократ. Когда афиняне уже потерпели поражение и в беспорядке бежали, Алкивиад
верхом на коне заметил отступающего с товарищами Сократа, поехал рядом и прикрывал его, хотя беотийцы жестоко теснили афинян.
”Особенно же стоило посмотреть на Сократа, друзья, когда наше войско, обратившись в бегство, отступало от Делия. Я был тогда в коннице, а он в
тяжелой пехоте. Он уходил вместе с Лахетом, когда наши уже разбрелись. И вот я встречаю обоих и, едва их завидев, призываю их не падать духом и говорю, что

54
не брошу их. Вот тут-то Сократ и показал мне себя с еще лучшей стороны, чем в Потидее, – сам я был в меньшей опасности, потому что ехал верхом. Насколько,
прежде всего, было у него больше самообладания, чем у Лахета.
Кроме того, мне казалось, что и там, так же как здесь, он шагал, говоря твоими, Аристофан, словами, «чинно глядя то влево, то вправо», то есть спокойно
посматривал на друзей и на врагов, так что даже издали каждому было ясно, что этот человек, если его тронешь, сумеет постоять за себя, и поэтому оба они
благополучно завершили отход. Ведь тех, кто так себя держит, на войне обычно не трогают, преследуют тех, кто бежит без оглядки.’’

55
Священный отряд из Фив

56
Отборные отряды из наиболее стойких воинов существовали практически всегда и восходят к дружинам древних вождей. В Греции количество воинов в
таком отряде по традиции составляло около 300 человек. Широко известен «царский отряд» спартанцев, обессмертивший себя в битве при Фермопилах.
В Македонии также была «царская агема» (эскадрон). Численность его точно неизвестна, но по косвенным оценкам составляла не менее 250 всадников.
Священный отряд из Фив был самым известным из такого рода формирований, что может объясняться тем, что архаический институт, переосмысленный в
соответствии с новыми требованиями, сыграл важнейшую роль в военной истории IV в. до н. э.

Эпоха и способ формирования


В целом, не кажется особенно своеобразным и способ его формирования (из любовных пар, давших присягу верности над могилой Иолая, возницы и
друга Геракла). Гомосексуальные связи были частью традиции аристократических мужских сообществ и институционализированы во многих дорийских и
эолийских (но не ионийских) государствах (Крит, Спарта). Афиней в «Пире мудрецов» (кн. 13) говорит:

«Так спартанцы осуществляют жертвоподношения богу Эросу перед воинами, выстроенными для боя, потому как полагают, что их спасение и
победа зависят от дружбы между мужчинами, стоящими в строю… И опять, так называемый Священный отряд в Фивах состоит из любовников и
их избранников, проявляя таким образом величие бога Эроса в том, что бойцы отряда избрали погибель со славой перед невзрачной мизерной
жизнью».

О том, что в Беотии гомосексуальные связи свободных мужчин практиковались открыто, свидетельствуют многие античные авторы, например, Платон в
«Пире»; Элиан отмечает, что со времён мифического царя Лая «привязанность к красавцам фиванцы стали считать благом». О том, что
в Фивах мужчины имеют обычай ставить своих любовников рядом с собой в бою, упоминает и Сократ в «Пире» Ксенофонта. С другой стороны, мысль о
том, что армия, составленная из любовников, была бы непобедима, поскольку возлюбленный устыдится струсить на глазах любящего, а любящий
предпочтёт смерть оставлению возлюбленного на произвол судьбы — высказывается Федром в «Пире» Платона и, следовательно, не была чем-то
необычным для IV в. до н. э. даже в более строгих к гомосексуальным связям Афинах.

Сведения об отряде
Основные сведения об организации и идеологии «Священного отряда» находятся у Плутарха, который в жизнеописании Пелопида сообщает следующее:

«Священный отряд, как рассказывают, впервые был создан  Горгидом: в него входили триста отборных мужей, получавших от города всё
необходимое для их обучения и содержания и стоявших лагерем в Кадмее; по этой причине они носили имя „городского отряда“, так как в ту пору
крепость обычно называли „городом“. Некоторые утверждают, что отряд был составлен из любовников и возлюбленных. Сохранилось шутливое
изречение  Паммена, который говорил, что гомеровский  Нестор  показал себя неискусным полководцем, требуя, чтобы греки соединялись для боя по
коленам и племенам, вместо того, чтобы поставить любовника рядом с возлюбленным. Ведь родичи и единоплеменники мало тревожатся друг о
друге в беде, тогда как строй, сплочённый взаимной любовью, нерасторжим и несокрушим, поскольку любящие, стыдясь обнаружить свою трусость,
в случае опасности неизменно остаются друг подле друга. И это не удивительно, если вспомнить, что такие люди даже перед отсутствующим
любимым страшатся опозориться в большей мере, нежели перед чужим человеком, находящимся рядом,  — как, например, тот раненый воин,
который, видя, что враг готов его добить, молил: „Рази в грудь, чтобы моему возлюбленному не пришлось краснеть, видя меня убитым ударом в
спину“. Говорят, что  Иолай, возлюбленный Геракла, помогал ему в трудах и битвах.  Аристотель  сообщает, что даже в его время влюблённые перед
могилой Иолая приносили друг другу клятву в верности. Вполне возможно, что отряд получил наименование „священного“ по той же причине, по
какой Платон зовёт любовника „боговдохновенным другом“.»

Горгид стал беотархом после демократического переворота 379 до н. э. (изгнавшего спартанский гарнизон и истребившего поставленных спартанцами
олигархов). Но по мнению современных учёных он не изобрёл, а возродил древний институт, о котором упоминает Геродот, когда говорит, что в битве при
Платеях мужественно сражались против афинян на стороне персов и поголовно полегли 300 «самых знатных и доблестных граждан» Фив. Фукидид также
упоминает о фиванском отряде численностью 300 юношей, который в 431 до н. э. пытался захватить городок Платеи в Беотии, но погиб в схватке с
горожанами.

57
Воссозданный Горгидом отряд безусловно рекрутировался частью из бывших изгнанников-демократов, частью из кружков демократически и
патриотически настроенной молодёжи, которая группировалась в гимнасиях вокруг Горгида и Эпаминонда и сыграла важную роль в перевороте. Его
главной функцией предполагалась охрана городского акрополя — Кадмеи, во избежание случаев, подобных недавнему захвату Кадмеи спартанцами. В
бою же первоначально бойцы распределялись по всему фронту фаланги, и, таким образом, размывалась главная составляющая их ударной силы —
взаимная сплочённость. В 375 до н. э.под Тегирами «Священный отряд» во главе с Пелопидом случайно столкнулся с двумя морами спартанцев. Три сотни
фиванских гоплитов с небольшим числом конных противостояли не менее чем тысяче спартанских воинов. В сражении Пелопид, собрав отряд в плотный
кулак, бросил его на врага и не только пробился сквозь фалангу врагов, но и сумел разгромить превосходящие силы спартанцев, окутанных заслуженным
ореолом непобедимости. С этого боя Священный отряд использовался только как единое подразделение.

Через 4 года, в битве при Левктрах Священный отряд вновь проявил себя. Под командованием Пелопида его воины бегом атаковали неприятеля и
вклинились в разрыв, образовавшийся при попытке спартанцев перестроиться. Спарта потерпела жестокое поражение, впервые за несколько веков своего
существования. В результате фиванцы и их союзники вторглись в Лаконию, и хотя не смогли захватить Спарту, её влияние и авторитет в Элладе были
подорваны навсегда.

Гибель отряда
Священный отряд прекратил существование в августе 338 до н. э. на беотийской равнине недалеко от Фив. В битве при Херонее весь отряд полёг под
копьями македонян царя Филиппа II. Времена изменились: на поля битв вышли «большие батальоны» античности — фаланги и легионы.

Плутарх так рассказывает о гибели отряда

Существует рассказ, что вплоть до битвы при Херонее он (отряд) оставался непобедимым; когда же после битвы Филипп, осматривая трупы, оказался на
том месте, где в полном вооружении, грудью встретив удары македонских копий, лежали все триста мужей, и на его вопрос ему ответили, что это отряд
любовников и возлюбленных, он заплакал и промолвил: «Да погибнут злою смертью подозревающие их в том, что они были виновниками или
соучастниками чего бы то ни было позорного».

В 1818 г. близ Херонеи обнаружили обломки гигантского мраморного льва, возведённого Фивами на месте героической гибели «Священного отряда». Об
этом льве упомянул Павсаний в своих путевых записках II века, сказав, что возведён он был над братской могилой фиванцев, героически павших в борьбе
против царя Филиппа. В 1879 г. раскопки продолжились, позже там нашли воинское захоронение с останками 254 человек, предположительно бойцов
«Священного отряда». В 1902 г. льва восстановили на новый пьедестал.

Журнал History Today приводит интересную историю о постаменте, на котором в античное время покоился лев. Во время войны за независимость с
турками в XIX веке, один из греческих генералов расколол постамент, надеясь найти там сокровище. Там он нашёл лишь замурованные копья и щиты
погибших фиванцев. На некоторых щитах были различимы имена друзей, бившихся вместе до конца.

58
Battle of Tegyra
Date 375 BC

Location Near Orchomenus, Boeotia

Result Theban victory

Belligerents

Thebes Sparta

Commanders and leaders

Pelopidas Gorgoleon †,
Theopompus †

Strength

300 1,000-1,800

First recorded occasion on which a Spartan hoplite force was defeated by a numerically
inferior force in a set battle.

Map of ancient Boeotia showing the location of the city of Orchomenus

59
Prelude
After an insurrection in 379/8 BC removed Spartan control over Thebes, the city set about reestablishing its control over the Boeotian League. Over several years of
campaigning, the Thebans succeeded in driving Spartan garrisons out of every city in Boeotia but Orchomenus. In 376 BC, Pelopidas, learning that the Spartan
garrison of Orchomenus had gone on an expedition to Locris, set out with the Sacred Band of Thebes and a small force of cavalry, intending to seize the city while it
was unguarded. As the Thebans approached the city, however, they learned that a sizable force had been dispatched from Sparta to reinforce the Orchomenus'
garrison, and was approaching the city. Accordingly, Pelopidas retreated with his force, but before the Thebans could reach safety at Tegyra, they met the original
Spartan garrison returning from Locris.

Battle
The Theban force was heavily outnumbered by the Spartans opposite them. The Sacred Band numbered some 300 hoplites, while the Spartan garrison consisted of
two companies, meaning that the Spartan force contained between 1,000 and 1,800 hoplites. Plutarch reports that one Theban soldier, upon seeing the enemy
force, said to Pelopidas "We are fallen into our enemies' hands," to which Pelopidas replied "And why not they into ours?" Pelopidas then ordered the Theban
cavalry to charge while the infantry formed up into an abnormally dense formation. When the two phalanxes came together, the compact Theban formation broke
through the Spartan line at the point of contact, then turned to attack the vulnerable flanks of the Spartans to either side. The Spartan force broke and fled,
although the Theban pursuit was limited by the proximity of Orchomenus.

Significance
The Theban victory at Tegyra had little immediate military significance, beyond the survival of Pelopidas's force; the Spartan force, once regrouped within
Orchomenus, was far too formidable for Pelopidas to press his advantage. Despite this fact, the victory was a symbolically significant event for both sides. Diodorus
Siculus records that the victory at Tegyra marked the first time the Thebans had erected a trophy of victory over a Spartan force—for while the Thebans had
defeated the Spartans before, these victories had generally been in much smaller skirmishes. For the Spartans, on the other hand, their defeat at Tegyra marked the
first occasion on which one of their formations had been defeated by a force of equal or lesser size in set battle. For these reasons, Plutarch saw in Pelopidas' victory
at Tegyra a "prelude to Leuctra", with the limited victory in 375 anticipating the day 4 years later when a similarly outnumbered Theban phalanx would deal Sparta a
blow from which it would never recover.

60
Тип:

61
62
63
64
65
66
67
68