Вы находитесь на странице: 1из 32

Битва при Каннах

Дата 2 августа 216 год до н. э.

Место Канны, Италия

Итог Победа Карфагена

Противники

 Римская республика
 Карфаген союзные союзные италийские города
африканские, испанские и
галльские племена

Командующие

Ганнибал, Магарбал, Магон Луций Эмилий Павел†, Гай


Теренций Варрон

Силы сторон

50 000: 32 000 тяжелой 87 000: 40 000 римской


пехоты, 8 000 легкой пехоты, пехоты, 40 000 союзной
10 000 всадников пехоты, 2 400 римской
кавалерии, 4 000 союзной
кавалерии

Потери

5 700 убитых, 10 000 раненых 70 000 убитых (Полибий)


50 000 убитых (Тит Ливий
/ Плутарх) 14000 пленных

1
Предыстория
Вскоре после начала второй пунической войны, карфагенский полководец Ганнибал вторгся в Италию благодаря
переходу через Альпы в течение лета и ранней осени. Он одержал победы над римлянами в сражениях
у Требии и Тразименском озере. После этих поражений Фабий Максим был назначен диктатором
центуриатными комициями, а не консулами (один из которых был убит в Тразименской битве, а второй — отрезан
от города). Он начал войну на истощение, уничтожая снабжение и избегая генеральных сражений. Эти военные
действия были непопулярны среди римлян, отошедших от шока из-за побед Ганнибала и недоумевавших,
почему Фабиева тактика дала Карфагену шанс на перегруппировку войск.

Ганнибал был намерен лишить Римскую республику имевшихся союзников в Италии среди местных племён, общин
и городов под лозунгами освобождения от римского господства, а также возвратить землю. После победы при
Требии, иноземному полководцу удалось заручиться поддержкой племён Цизальпийской Галлии (кроме
ценоманов и венетов).

Когда срок диктаторских полномочий Фабия подошёл к концу, Сенат решил их не продлевать. Взамен


командование было передано консулам Гнею Сервилию Гемину и Марку Аттилию Регулу. В 216 году до н. э., после
окончания выборов, под их руководство для борьбы с Ганнибалом была передана свежая армия невероятного
размера. Полибий писал:

Решено было вести войну восемью легионами, чего раньше никогда не было у римлян; при этом в каждом легионе числилось без
союзников до пяти тысяч человек. ...Для большей части войн употребляются один консул и два легиона, а также вышеупомянутое
число союзников: лишь в редких случаях римляне пользуются единовременно для одной войны всеми военными силами. В
описываемое нами время римляне находились в такой тревоге и в таком страхе за будущее, что решили употребить на войну
единовременно не четыре только, но восемь легионов. (Полибий, Всеобщая история)

В восемь легионов входило 40 000 римских солдат и 2 400 всадников, составлявших основу новой армии. Каждый
легион сопровождался сопоставимым числом союзных отрядов, и, исходя из размера союзной кавалерии в 4 000
человек, размер всех сил не мог превышать 90 000 человек. Однако некоторые историки отмечают невозможность
уничтожения армии такой величины, по их оценкам римское войско состояло из 48 000 пехоты и 6 000 кавалерии
против 35 000 и 10 000 у карфагенян. Ливий цитировал один источник, по которому Рим прибавил к своей
стандартной армии 10 000 солдат. Несмотря на разные подсчёты, все источники сходятся в численном
превосходстве противников Ганнибала. Обычно каждый из двух консулов командовал собственной частью армии,
но из-за объединения им пришлось следовать обычаю, передавая командование друг другу каждый новый день.

Кампания 216 года до н. э.


Весной 216 г. до н. э. Ганнибал выдвинулся из северной Апулии и захватил город Канны на реке Ауфид,
являвшийся крупным продовольственным складом. Оба консула по инструкциям Сената выдвинулись к
находившимся в Апулии четырём легионам, после двухдневного марша войско противника было найдено на
берегу Ауфида. Римляне разместили лагерь в 10 км от его местоположения.

Взгляды консулов на дальнейшие действия расходились: Эмилий Павел предлагал передвинуться на юг к холмам (что лишало
Ганнибала преимущества в коннице), а Варрон не желал действовать методами Фабия, намереваясь начать сражение. При
приближении к городу римские войска попали в засаду небольшого отряда карфагенян, который был ими разбит. Эта победа
повысила боевой дух войска и Варрона, сам Павел разместил 2/3 войска в лагере к востоку от реки, оставшуюся часть отправив
для укрепления других позиций. Целью второго лагеря было прикрытие фуражиров основного лагеря и атаки на фуражиров
вражеских.

Армии оставались на своих позициях два дня. 1 августа Ганнибал, осознавая получение Варроном на следующий
день командования над римским войском, оставил лагерь и предложить дать бой, от которого Павел отказался.
После этого он направил всадников во второй римский лагерь для атаки на вражеских солдат, занимавшихся
сбором воды за его стенами.

2
Силы противников

Размер войск, участвовавших в сражениях во времена античности, очень часто трудно подсчитать, что относится и
к Каннам (особенно — к карфагенским силам).

Общий размер римской армии составлял 79 000 человек: 63 000 пехоты и 6 000 кавалерии, также в двух
укреплённых лагерях находилось ещё 7 400 лёгкой и 2 600 тяжёлой пехоты. Войско было вооружено типичным
вооружением республики: пилумом (тяжёлым дротиком) и гастой (тяжёлым копьём) в качестве оружия, а также
шлемами, щитами и нательной бронёй.

Армия Карфагена представляла собой комбинацию военных отрядов из различных регионов, её размер
варьировался между 40 000 и 50 000. Наряду с ядром из 8.000 ливийцев, также было 8 000 иберийцев, 16
000 галлов (из которых 8 000 в день битвы было в лагере) и около 5 500 гетулов. Кавалерия включала в себя 4 000
нумидийцев, 2 000 иберийцев, 4 000 галлов и 450 всадников из Ливии и Карфагена. Кроме того, в войске было 8
000 застрельщиков, состоявших из пращников с Балеарских островов и копейщиков разных народностей.
Объединяющим фактором в карфагенской армии была личная связь каждой группы с Ганнибалом.

Иберийцы использовали короткие мечи, которыми можно было колоть и рубить, однолезвийные
рубящие фалькаты, дротики и копья вместе с овальными щитами. Некоторые из них защищали головы
своеобразными шлемами из воловьих жил. Галлы практически не носили броню, будучи вооружены длинными
рубящими мечами. Тяжёлая карфагенская кавалерия имела два дротика и изогнутый меч вместе с тяжёлым щитом.
Нумидийские всадники были весьма легко вооружены, не имели сёдел и уздечек для лошадей, прикрываясь
небольшими щитами, использовали дротики и, возможно, ножи или длинные мечи. Застрельщики были лёгкой
пехотой, вооружённой пращами и копьями. Балеарские пращники, известные своей меткостью, имели ремни трёх
видов (короткий, средний и длинный) для метания камней или пуль. Также они носили небольшой щит или кожу
на своих рукавах, но это не подтверждено. Сам Ганнибал носил мускульную кирасу и фалькату.

Экипировка ливийской линейной пехоты является предметом многочисленных споров. Дункан Хэд считал, что она
имела короткие колющие копья. Полибий считал, что ливийцы воевали оружием, забранным у побеждённых в
прошлых битвах римлян. При том не ясно, касалось ли это только орудий защиты или нападения, хотя общим
мнением считается, что они заимствовали весь арсенал противника и тактическую организацию. Дали склонялся к
тому, что ливийская пехота в ходе военной кампании заимствовала у иберийцев принципы обращения с мечом,
благодаря чему была вооружена аналогично римлянам. Питер Конноли считал, что они были вооружены пиками
для фаланги. Это было опровергнуто Хэдом, ибо Плутарх указывал на наличие у римских триариев более длинных
копий, чем у врагов, и Дали, так как было нельзя одновременно нести громоздкую пику и тяжёлый щит римского
стиля.

3
Битва
Положения сторон
Общепринятым способом развёртывания армий в то время было размещение пехоты по центру и кавалерии на
двух флангах. Римляне следовали этой стратегии, при этом пехота была построена сомкнутой плотной массой на
сокращенных интервалах между манипулами, увеличение глубины было сделано с целью прорыва мощным
ударом пехоты вражеского фронта. Варрон был осведомлён, что в битве при Требии римской пехоте удалось
проникнуть в центр войска Ганнибала, и в грядущей схватке он был намерен повторить этот манёвр в большем
масштабе. Для обеспечения единого фронта, за гастатами были размещены принципы, готовые к выдвижению
вперёд при первых минутах боя. На правом фланге, близком к реке, расположили всадников, на левом — конницу
союзников и ближе к центру — их пехоту. В центре находились римские легионы, а перед строем — пращники и
другие легковооруженные воины. По мнению Полибия и Ливия, левым флангом руководил Варрон, правым —
Луций Эмилий Павел, центром — Гней Сервили Гемин, по версии Аппиана центром командовал Эмилий, левым
флангом — Сервилий, правым — Варрон.

По мнению римского полководца, карфагенское войско имело мало возможностей для манёвра и не могло
отступать, так как река была расположена прямо сзади него. В случае успешного продвижения римской пехоты,
войска противника начнут отступление к реке, которое закончится паникой. Осознавая, что две предыдущие
победы Ганнибала обуславливались хитростью и тактическими уловками, консул выбрал местом боя поле из-за
невозможности спрятать там дополнительные отряды.

Ганнибал разместил свои силы, учитывая преимущества и недостатки каждого подразделения. В центре он
поставил в одну линию 20 тыс. иберийцев и галлов в несколько шеренг в глубину в форме полумесяца. На левом и
правом крыльях расположил более глубоким строем тяжёлую африканскую пехоту для атаки римских флангов.
Размещенную на левом крыле у р. Ауфид иберийскую и галльскую кавалерию возглавлял Гасдрубал. Гасдрубал
имел 6 500 всадников, а Ганон на правом фланге — 3 500 нумидийцев. Командование левым флангом Ганнибал
поручил Гасдрубалу, правым — Махарбалу (по Полибию — Ганнону), а сам вместе с братом Магоном взял на себя
центр. По сведениям Аппиана правым флангом командовал Магон Баркид, левым — племянник полководца
Ганнон, центром — сам Ганнибал; Махарбалу был поручен отряд в 1000 всадников.

Расчёт карфагенского полководца заключался в следующем: расположенная на флангах конница уничтожает


более слабую римскую кавалерию, после чего атакует застрявшую в центре римскую пехоту с тыла. Затем
закалённая в боях африканская пехота в решающий момент начинает наступление с флангов, чем завершает
окружение противника.

Римляне находились перед холмом по направлению к городу Канны, их правый фланг упирался в реку, и
отступать они могли только по левому флангу. Обращённые лицом к югу, они кроме солнечного света страдали от
сильного южного ветра, гнавший на них тучи пыли, поднятой карфагенянами.

Ход битвы
По мере сближения войск Ганнибал расширял центр своей линии. Считается, что это было сделано для снижения
ударного эффекта от атаки римской пехоты и её сдерживания до той поры, когда применение африканской
пехоты даст наилучший результат. Хотя большинство историков считают это преднамеренным действием
полководца, некоторые называют это причудой или естественным поведением карфагенского войска при
столкновении с таким противником.

С начала битвы, на флангах столкнулись противоборствующие кавалерии. Полибий описывает действия иберийцев
и галлов как варварские методы борьбы, заключавшиеся в спешивании и скидывании римских всадников. На
другом фланге нумидийцы просто удерживали союзническую кавалерию. После подхода победивших иберийцев
и галлов эта часть войска противника дрогнула, их преследованием занимались африканские всадники.

4
Phase 1

Пока карфагеняне побеждали римскую конницу, пехоты обоих войск ринулась к центру поля. Ветер с востока
направлял пыль в римлян, чем сузил их радиус обзора. Впрочем этот фактор не был решающим, так как от пыли
страдали все солдаты. Гораздо более опасным фактором была жажда в римском войске из-за прошлых вылазок
Ганнибала, а также высокий уровень шума, создаваемого многочисленной армией римлян.

Phase 2

Ганнибал находился в центре своего войска. Отход галлов и иберийцев образовал выпуклую часть полумесяца. Это было сделано
по прямому указанию полководца, знавшего о превосходстве пехоты противника, благодаря чему была создана более жёсткая
подкова. Пока передние ряды римлян медленно продвигались вперёд, оставшаяся часть начала терять сплочённость и скучиваться.
Довольно скоро они были спрессованы до такой степени, что не могли пользоваться собственным оружием. Намереваясь
расправиться с отступавшими галлами и иберийцами, римляне проигнорировали (или не увидели из-за пыли) свежие африканские
подразделения, расположившиеся на выступающих концах возникшего полукруга. Это дало возможность карфагенской кавалерии
расправиться с римской и на обоих флангах, после чего они атаковали центр противника.

5
Лишённая защиты с флангов пехота теперь представляла собой клин, глубоко завязший в полукруге, который африканская пехота
начала сокращать с краёв. В этот момент Ганнибал приказал африканцам двигаться вовнутрь против римских флангов, создав
один из ранних примеров окружения с применением тактики клещи.

Когда африканские подразделения вместе с кавалерией атаковали римлян, большая часть их пехоты попала в
котёл, из которого не было выхода. После этого началась настоящая резня, по оценке Коули в минуту гибло около
600 легионеров, только ночь положила конец убийствам. 14 000 римлянам удалось бежать, большая их часть
бежала в близлежащий Канузий (Canusium).

Phase 1-3

Потери
Полибий писал о гибели 70 000 пехотинцев Рима и его союзников, пленённых 10 000 и «возможных» 3 000
выживших. Кавалерия потеряла 6 000 всадников, выжило лишь 370 человек.

Ливий называл следующие потери: 40 000 пехотинцев, 2 700 всадников из числа граждан республики и союзников. Он
докладывал о пленении 3 000 пехотинцев и 1 500 всадников Рима и его союзников. Хотя писатель не называет своего источника,
им мог оказаться римский историк Квинт Фабий Пиктор, участвовавший во второй пунической войне. Его имя Ливий упоминал,
публикуя данные о потерях в битве при Требии. Кроме гибели Эмилия Павла, римский автор также упоминает о смерти
2 квесторов, 29 из 48 военных трибунов (среди которых были Гней Сервилий Гемин и Марк Минуций Руф), и 80 сенаторов или
людей, имевших право ими стать.

В дальнейшем римские и греческие историки следовали этим цифрам. Аппиан называл 50 000 убитых и «великое
множество» пленников. Плутарх к аналогичной цифре погибших прибавлял 40 000
пленников. Квинтилиан называл безвозвратные потери в 60 000 человек. Эвтропий к 40 000 пехотинцев и 3 500
всадникам причислял 20 офицеров консульского и преторианского ранга, 30 сенаторов, и 300 других
представителей знати, которые были убиты или взяты в плен.

Некоторые современные историки отказывались от подсчётов Полибия в пользу Ливия. Хотя отдельные историки
сводили римские потери к развилке от 10 500 до 16 000. Сэмюэльс называл цифры Ливия завышенными из-за
малого размера карфагенской кавалерии, недостаточного для воспрепятствования бегству римской пехоты, и
отсутствия у Ганнибала тяги к высоким потерям в римском войске из-за желания использовать итальянцев как
союзников. В частности, пленные из числа римских союзников имели лучшие условия жизни и их освобождали без
требования выкупа для склонения общественного мнения не в пользу республики.

Ливий писал о гибели 8 000 солдат карфагенской армии, Полибий — о 5 700 погибших: 4 000 галлов, 1 500
иберийцев и африканцев, и 200 всадников.

6
Итоги

На короткий период Рим был в полном беспорядке. Его лучшие войска были уничтожены, оставшиеся силы были серьёзно
деморализованы, а единственный консул (Варрон) был полностью дискредитирован. Как гласит история, был объявлен и
национальный траур, так как не было ни одного, чей родственник или друг не сгинул в битве при Каннах. Начались человеческие
жертвоприношения: на Форуме людей дважды закапывали заживо, а в Адриатическое море выкидывали недоношенных
детей (возможно, это последний пример человеческих жертвоприношений в римской истории, за исключением приношений в
жертву Марсу поверженных противников).

Ганнибалу удалось разбить эквивалент восьми консульских армий (16 легионов плюс аналогичное число
союзников). За время трёх военных сезонов военных кампаний (20 месяцев), Рим потерял одну пятую (150
000) всех граждан мужского пола старше 17 лет. Моральный эффект от победы был настолько серьёзным, что к
пунийцам примкнули ателланы, калатины, гирпины, часть апулийцев, самниты, кроме пентров,
все бруттии, луканы, узентины и почти все греческое побережье Италии
(тарентинцы, метапонтинцы, кротонцы и локры). Как писал Ливий, «Насколько каннское поражение было тяжелей
предыдущих, видно хотя бы из того, что союзники, до тех пор незыблемо верные, начали колебаться — утратили
веру в мощь Рима..» В тот же год греческие города Сицилии восстали против римского управления, на Балканах
македонский царь Филипп V начал военные действия против республики. Ганнибал также заручился поддержкой
правителя Сиракуз Гиеронима.

Военный трибун Луций Метеллий был настолько шокирован поражением, которое посчитал концом Рима, что
призвал других трибунов отправляться на корабли и поступать на службу к иноземным царям. Из-за этого
проявления малодушия в дальнейшем римляне заставили его дать клятву верности Риму на всю оставшуюся жизнь.
Выжившие после Канн римляне были сведены в два легиона, отправленных до конца военных действий на
Сицилию, в качестве наказания за дезертирство на поле боя. Вместе с физическими потерями, Рим потерпел
серьёзный урон по собственному престижу. Ганнибал и его солдаты на поле боя собрали более 200 золотых
колец, являвшихся символом принадлежности к высшим слоям, которые были отправлены в Карфаген в качестве
подтверждения победы. Высыпанные трофеи перед карфагенским сенатом достигли высоты в «три с
половиной меры.»

Ливий писал, что после битвы командир нумидийской кавалерии Магарбал призвал Ганнибала воспользоваться случаем и идти на
Рим. Отказ главнокомандующего привело к следующему восклицанию: «Не всё дают боги одному человеку: побеждать, Ганнибал,
ты умеешь, а воспользоваться победой не умеешь.» Ганнибал имел основания оценивать конфигурацию после Канн иначе, чем его
подчинённый. Историк Ганс Дельбрюк отмечал, что армия карфагенян не могла штурмовать Рим из-за большого числа раненых и
погибших. Это стало бы пустой демонстрацией, с негативным эффектом на факт победы в битве. Даже обладая полноценной
армией, Ганнибалу пришлось бы ещё до осады подчинить значительную часть внутренних районов Италии для поддержания
снабжения своих войск и сокращения римских. При этом после трёх поражений Рим сохранял значительные резервы и обладал
армиями в Иберии, Сицилии и Сардинии, и всё это — при наличии в Италии самого Ганнибала . Действия карфагенянина после
побед у Тразименского озера и Канн, а также факт первого нападения на Рим лишь в 211 году до н. э. свидетельствуют о том, что
его стратегической целью было не уничтожение врага, а деморализация римлян через побоище на поле боя для принятия ими
приемлемых условий мирного договора и лишения их союзников.

Немедленно после своей победы, Ганнибал отправил в Рим послов с просьбой начать мирные переговоры с
республикой на умеренных условиях. Но Сенат отказался от этого предложения, объявив полную мобилизацию
мужского населения Рима начиная с семнадцати лет, в новые легионы также включали безземельных крестьян и
рабов. Само слово «мир» было запрещено, траур ограничился 30 днями, а проливать слёзы было запрещено даже
женщинам. Против Ганнибала теперь использовалось несколько независимых армий, как и прежде
превосходивших в численности. Вооружённые столкновения также продолжали происходить, но после Канн
римляне упор делали на осаде занятых крепостей и избежании генеральных сражений, строго следуя Фабиевой
стратегии. В конечном счёте карфагенский полководец был вынужден отступить к Кротону из-за нехватки солдат,
откуда он был отозван для участия в финальной битве при Заме, положившей конец войне в пользу Рима.

7
Битва на Гидаспе
Дата июль 326 до н. э.

Место река Гидасп, Пакистан

Итог победа македонян

Противники

Македония Индийское царство Пора

Командующие

Александр Македонский царь Пор

Силы сторон

25—30 тыс. пехоты, 8—10 30 тыс. пехоты, 3 тыс.


тыс. конных конных, 300 колесниц, 85—
200 слонов

Потери

700 пеших, 280 конных 12 тысяч индов

8
Предыстория

Александр Македонский в мае 334 до н. э. начал свой легендарный поход в Азию. После решающей битвы при
Гавгамелах в 331 до н. э.Персидская империя Ахеменидов, существовавшая более 200 лет, фактически распалась.
Александру пришлось сражаться уже не с персидским царём, а с бывшими персидскими сатрапами, ставшими
удельными правителями в подвластных им землях. Когда вся территория Персидской державы была включена в
состав империи Александра Македонского, Александр приступил к расширению владений за счёт новых стран,
следуя навязчивой идее стать владыкой всего цивилизованного мира. Спустя 8 лет после вторжения в Азию
Александр вступил в сказочную для греков Индию.

Наслышанные о подвигах Александра мелкие индийские цари сдавали свои города грозному македонскому


войску. Ими двигал не только страх, но и определённый интерес — за счёт македонской армии они расширяли
владения и усиливались против соперников. После форсирования реки Инд Александр, продвигаясь на восток, в
июле 326 до н. э. подошёл к реке Гидасп (теперь река Джелум (Jhelum) в Пакистане), крупному притоку Инда с
восточной стороны. За Гидаспом Александра ожидал царь Пор.

Арриан назвал май как месяц битвы, однако в другом месте он оговорился, что битва произошла после июня, что
согласуется с датой, названной Диодором. Курций так рассказывает об этой встрече:

«Александр, считая, что слава его имени может склонить Пора к сдаче, отправил Клеохара объявить Пору, что тот должен уплатить
дань и встретить царя у границы своего государства. Пор ответил, что лишь одно из этих требований будет исполнено: он
встретит вступающего в его страну царя, но сделает это с оружием в руках. »

Силы противников

Царь Пор, или Пурурава на санскрите, отличался от прежних противников Александра решимостью и личным
мужеством. Все античные авторы отмечают его царственный облик — рост за 2 метра и могучее телосложение, так
что на слоне Пор смотрелся как всадник на коне. Армия Пора не достигала размеров персидского войска, но была
достаточно сильна. Арриан насчитывает более 30 тысяч пехоты, 4 тысячи конных, 300 колесниц и 200
слонов. Курций повторяет эти цифры, но уменьшает число слонов до 85.

По Диодору царь Пор имел 50 тысяч пехоты, 3 тысячи конных, тысячу колесниц и 130 слонов. С другой
стороны, Плутарх сообщает только о 20 тысячах пехоты и 2 тысячах конных у Пора. Судя по описанию сражения и
потерь, вероятно у Пора было до 30 тысяч пехоты, 3 тысячи конных, 300 колесниц и 130—200 слонов. Наиболее
грозной силой в индийском войске являлись боевые слоны, танки античной эпохи. В битве при
Гавгамелах македонцы захватили у персов 15 слонов, но реального боевого столкновения с грозными животными
ещё не имели. Легковооружённая пехота индов служила в основном для защиты слонов от нападения сбоку и с
тыла. Основным оружием пехоты являлись большие луки, способные метать тяжёлые стрелы, копья и дубины. В
колесницы, по словам Курция, впрягались по четыре лошади, экипаж квадриги состоял из 6 человек: два лучника,
два щитоносца для ближнего боя и возницы. В отличие от персидских серпоносных колесниц на индийских
колесницах серпы, ножи и лезвия не крепились. Индийская кавалерия, судя по всему, уступала персидской по
вооружению.

Кроме своих немалых сил Пор рассчитывал на скорое прибытие союзника, индийского царя Абисара, чья армия
лишь немногим уступала войску Пора.

Источники не сообщают о численности армии Александра Македонского, однако на основании подробного


перечисления Аррианом македонских подразделений и их союзников можно оценить силы Александра примерно
в 8-10 тысяч конных и 25-30 тысяч пехоты, из которых 5 тысяч составляли союзные индийцы от царя Таксила.

9
Сражение

Битва между Александром и Пором замечательна сложностью манёвров, которые удалось внятно описать только
Арриану, сведущему в военном деле человеку.

Переправа
Армии Пора и Александра разделяла река Гидасп, шириной в 4 стадии (прим. 700 м) по сообщению Курция,
полноводная в это время года и с сильным течением. Лагеря царей находились напротив друг друга. Вдоль реки
Пор выставил сторожевые отряды, чтобы заранее узнать о переправе македонцев и сбросить их в воду. Александр,
со своей стороны, постарался ввести противника в заблуждение. Он разослал свои отряды по реке, имитируя
переправу то в одном, то в другом месте, пока инды не перестали обращать внимания на манёвры македонцев.
Александр также запустил слух о планах дождаться спада уровня воды с тем, чтобы форсировать Гидасп вброд.

Когда бдительность Пора притупилась, Александр решил приступить к переправе. Армия была разделена на 3
части. Отряды численностью примерно в 10 тысяч солдат под командованием Кратера, включая 5 тысяч союзных
индов, были оставлены в лагере напротив стоянки Пора с приказом начинать переправу только когда Пор будет
вынужден уводить войска и прежде всего слонов.

Второй части армии численностью примерно тоже около 10 тысяч был дан приказ начинать переправу примерно в
10-12 км от базового лагеря в то время, когда Пор ввяжется в сражение с Александром. Сам Александр с 3-й
частью армии собирался незаметно переправиться под прикрытием лесистой горы и острова в месте, отстоявшем
от лагеря на 150 стадий (прим. 25 км). Такое разделение сил, по замыслу Александра, не позволит Пору
сосредоточить силы для атаки уязвимых в момент переправы македонцев.

Александр вёл отборные войска: эскадроны гетайров числом около 2-х тысяч, конных варваров, корпус
щитоносцев, два полка фаланги и лёгкую пехоту с лучниками. Всего под его началом, по словам Арриана, было 5
тысяч конных и до 6 тысяч пехоты. Тайные приготовления к переправе, сделанные ночью, маскировал проливной
дождь. К утру дождь стих, и переправа началась неожиданно для индов. Пехота пересекала реку на вёсельных
судах, конница плыла на набитых сеном кожаных мехах. По ошибке высадившись на остров, македонцы были
вынуждены переходить вброд на другой берег Гидаспа. Переправа успешно завершилась, прежде чем передовой
отряд под командованием сына Пора прибыл к месту.

Боевые слоны. Рельеф храма в Ангкоре.

10
Phase 1

Ход сражения
Сын Пора прибыл к месту высадки Александра с 2 тысячами конных и 120 колесницами (Плутарх называет вдвое
меньшее количество). Александр бросил на них свою конницу, значительно превосходящую числом. Колесницы
вязли в грязи вследствие ночного ливня, на них нельзя было наступать, и отступать тоже оказалось невозможным.
Всех их захватили, перебив экипажи. Конных индов погибло около 4-х сотен, пал и сын Пора.

Тогда Пор двинул свою армию навстречу Александру, оставив несколько слонов и небольшую часть войск в
лагере, чтобы воспрепятствовать переправе Кратера. На ровном месте Пор построил войско следующим образом:
впереди слоны в одну линию с равными промежутками между ними. За слонами пехота индов; конницу Пор
расположил по флангам, а перед конницей поставил колесницы.

Александр решил атаковать войско Пора, не дожидаясь переправы остальных частей своей армии. Удар конницы
он направил на левый фланг индов, против их всадников. Военачальник Александра Кен атаковал правый фланг
Пора. Наступать на слонов в лоб македонцы не решались. Сначала тысяча конных лучников засыпала индов
градом стрел, затем Александр окружил левый фланг индов своими эскадронами. Колесницы были быстро
выведены из строя македонской кавалерией. Конница Пора бросилась под защиту слонов, но делала вылазки при
удобном случае. Вожаки слонов повели животных на всадников Александра, но те могли увернуться от
неповоротливых животных, так что тяжесть борьбы с ними выпала на долю македонской пехоты. Пехота индов
старалась держаться позади слонов, атакуя в промежутках между ними. Сражение превратилось в свалку, где
преимущество и победа достаётся тому, кто лучше управляет отрядами. У Пора скоро армия превратилась в
огромную толпу; инды, конные и пешие, искали спасения за слонами, но страдали от них ещё больше, чем от
противника. Арриан пишет:«Македонцы, если вокруг было просторно и они могли напасть на слонов, улучив
удобный для себя случай, обычно разбегались, когда животные устремлялись на них, а когда они поворачивались,
преследовали их и метали копья. Инды, двигавшиеся между слонов, особенно от них пострадали. »

Phase

11
Скоро слоны, оставшиеся в живых, повернули назад. Александр конницей окружил всё войско индов, которое,
сдавленное в узком месте, больше не представляло боевой силы. К Александру подошли его отряды, без помех
переправившиеся через Гидасп, и приступили к истреблению индов, сменив уставших за 8 часов боя воинов
Александра.

Исход битвы

Индийский царь Пор сражался до последнего. Существует несколько версий сдачи его в плен. Одни авторы
уверяют, что его захватили без сознания. По рассказу Арриана раненого в плечо Пора уговорили слезть со слона,
послав на уговоры старинного друга:

«Александр первый обратился к нему, предложив сказать, чего он для себя хочет. Пор ответил: 'Чтобы ты
обращался со мной, Александр, по-царски'. Александру понравился этот ответ: 'Я это сделаю, Пор, ради меня
самого. А ты попроси ради себя того, что тебе мило'. Пор ответил, что в его просьбе заключено всё. Александру
эти слова понравились ещё больше; он вручил Пору власть над его индами и прибавил к его прежним владениям
ещё другие, которые были больше исконных. »

По словам Арриана пехоты индов погибло до 20 тысяч; всадников около 3-х тысяч; изрублены все колесницы;
слоны или погибли, или захвачены; погибли два сына Пора и все его военачальники. Диодор приводит следующие
потери: погибло 12 тысяч индов, включая сыновей и лучших военачальников Пора, ещё 9 тысяч захвачены в плен;
захвачены также 80 слонов.

Македонцы по Диодору понесли также тяжёлые потери: 280 конных и более 700 пехотинцев. Мнение Арриана
согласуются с Диодором в количестве погибших всадников — 230 , из которых 20 гетайров, но Арриан называет
только 80 погибших пеших.

После сражения Александр дал месяц отдыха своей армии, основал город Никею на месте битвы, а затем двинулся дальше на
восток. Одни князья покорялись ему добровольно, города других он брал приступом. Завоёванные земли Александр отдавал под
власть Пора. Однако на подходе к реке Ганг македонцы, услышав об огромных армиях и тысячах боевых слонов за Гангом,
отказались следовать за своим царём. Таким образом сражение на реке Гидасп, первая битва македонцев со слонами, остановило
продвижение великого завоевателя на восток. Теперь Александр покорял племена на пути назад в Персию.

Битва на Гидаспе оказалась последним крупным сражением в биографии Александра Великого.

12
Битва при Гавгамелах

Дата 1 октября 331 до н. э.

Место Гавгамелы (рядом с г. Эрбиль в Иракcком


Курдистане)

Итог Победа Греции

Противники

Древняя Македония, Персия


Коринфский союз

Командующие

Александр Македонский царь Дарий III

Силы сторон

40 тыс. пеших, 7 тыс. 100 тысяч конных и 400


конных тысяч пеших (Юстин) 45
тысяч конницы и 200 тысяч
пехоты (Курций) 60—80
тысяч пехоты, до 15 тысяч
конницы, 200 боевых
колесниц, 15 боевых слонов
(БСЭ)

Потери

1200 убитых 30 тысяч убитых (Арриан)


40 тысяч убитых (Курций)

13
Предыстория и место битвы

Македонский царь Александр Великий вторгся в Азию через пролив Геллеспонт весной 334 до н. э. После


разгрома персидских сатрапов вскоре после сражения на реке Граник он овладел всей Малой Азией, а затем год
спустя в битве при Иссе нанес сокрушительное поражение войску во главе с персидским царем Дарием III. Дарий
спасся бегством вглубь своей обширной империи, и пока он собирал новую армию из подвластных ему народов,
Александр захватил Финикию, Сирию и Египет. Александр не мог преследовать Дария, пока сильный флот персов
представлял угрозу в Средиземном море, а многие города оставались союзниками или вассалами Дария. Сам
персидский царь, похоже, не стремился как можно скорее отвоевать свои владения, а взял на вооружение
скифскую стратегию — заманить неприятеля вглубь враждебной территории, измотать и добить. Предложения о
мире и разделе империи, которые Дарий посылал Александру, свидетельствовали о неуверенности персидского
царя в собственных силах. Но Александр не соглашался: ему было мало половины империи.

В 331 до н. э. Александр, обезопасив и упрочив тыл, повел армию в центр Персидской империи. Персидский
сатрап Мазей мог помешать македонянам переправиться через Евфрат, но вместо этого отошёл. На другой
большой реке, Тигре, персы также не сделали попытки задержать Александра. Возможно, Дарий желал выманить
Александра на равнину, удобную для действий больших масс кавалерии.

После форсирования Тигра Александр нашёл персидское войско во главе с Дарием на равнине в 75 км к северо-
западу от городка Арбелы (соврем. Эрбиль в Иракском Курдистане), известного своими древними культами.
Арбелы располагались на пересечении стратегических дорог, здесь было удобно собирать отряды с разных
концов Персидской державы. Расположение места битвы, именуемое античными авторами как Гавгамелы, точно не
установлено.

Плутарх приводит версию толкования Гавгамелы: «Название это на местном наречии означает „Верблюжий дом“,


так как один из древних царей, спасшись от врагов на одногорбом верблюде, поместил его здесь и назначил на
его содержание доходы с нескольких деревень.»

Арриан сообщает, что Гавгамелы — это большое селение, расположенное у реки Бумела.

В отличие от прочих сражений античности день битвы точно определен благодаря записи в астрономическом
дневнике, который вели жрецы в Вавилоне. 1 октября 331 до н. э. произошла битва при Гавгамелах, положившая
конец более чем 200-летней Персидской державе, раскинувшейся от Эгейского моря на западе до полусказочной
Индии на востоке.

14
Силы противников
Македоняне
Согласно Арриану, армия Александра насчитывала 47 тыс. человек (40 тыс. пехотинцев и 7 тыс. всадников).
Построение первой линии македонской армии сильно не отличалось от предыдущих битв.

 Центр: 6 полков фаланги.

 Левый фланг: под командованием Пармениона состоял из фессалийской конницы.

 Правый фланг: возглавлялся самим Александром, здесь находились 8 или 9 эскадронов гетайров и


корпус щитоносцев.

Впереди первой линии в рассыпном строю находились лучники и метатели дротиков. Чтобы противостоять
огромной армии персов на равнине, Александр выстроил вторую линию войск на обоих флангах с задачей
прикрыть тыл первой линии. Во вторую линию он поставил отряды фракийцев, иллирийцев, греков и лёгкую
наёмную кавалерию. Части фракийцев он назначил охранять обоз, помещённый на холме недалеко от войска.

Персы
Юстин называет численность войск Дария: 100 тысяч конных и 400 тысяч пеших. Вероятно, эти цифры
подсчитаны на основе слов самого Дария перед битвой, что он выставил десять своих солдат против каждого
македонянина. Арриан ссылается на слух, что у Дария было 40 тысяч конных и миллион пехоты, а также
вполне реальные 200 серпоносных колесниц и 15 слонов (слоны в битве не участвовали и были захвачены
македонянами). Диодор и Плутарх также повторяют слух о миллионной армии персов. И
только Курций приводит относительно умеренные цифры у персов 45 тысяч конницы и 200 тысяч пехоты.

Среди народов в войске Дария были бактрийцы и согдийцы Бесса, саки Мавака (азиатские скифы), инды


из Арахозии, мидяне, парфяне, гиркане, кавказские албаны, тапуры, армяне, карийцы, кадусии, люди с Красного моря.

 Центр: здесь находился сам Дарий с отрядом «родственников» (знатные всадники) и личной гвардией
из персов-соплеменников, древнегреческие наёмники-гоплиты (2000 под командованием фокейца
Патрона и этолийца Главка), за ними стояли легковооружённые отряды других народов и инды с 15
слонами, а впереди лучники-марды и 50 колесниц.

 Левый фланг: под командованием Орсина была сосредоточена тяжёлая кавалерия из 2


тысяч массагетов (массагетами здесь Арриан называет северо-иранские племена, их всадники и лошади
были покрыты бронёй), 9 тысяч конных бактрийцев и 5 тысяч других всадников, пехотные отряды и сотня
колесниц.

 Правый фланг: под командованием Мазея были выстроены армянская и каппадокийская конница и 50


колесниц, также мидяне, парфяне, сирийцы и другие воины из центральных областей Персидской
империи.

15
Ход битвы

Ход сражения описан у Арриана, Курция, Диодора, Плутархаи кратко у Юстина.

Когда противоборствующие армии встретились на расстоянии около 6 км, Александр дал отдых войскам в
укреплённом лагере. Персы, опасаясь внезапной атаки Александра, напряжённо простояли день и ночь в полном
вооружении в чистом поле, так что к утреннему сражению оказались морально надломлены усталостью и страхом
перед македонской армией.

Сражение началось атакой серпоносных колесниц, на которые Дарий возлагал особые надежды. Македоняне
подготовились к встрече с ними. Часть лошадей обезумела от крика и шума, поднятого фалангитами, повернула
назад и порезала свои же войска. Другая часть лошадей и возниц была перебита легкой пехотой македонян на
подходе к основному строю. Тех же лошадей, которые сумели ворваться в ряды фаланги, солдаты поражали
длинными копьями в бока, либо расступались и пропускали в тыл, где их затем изловили. Лишь немногим
колесницам удалось посеять смерть в рядах македонян, когда, по образному описанию Диодора, «серпы нередко
резали по шеям, посылая головы скакать по земле с ещё открытыми глазами.»

Мазей сумел обойти левый фланг македонян и потеснить их кавалерию. Парменион дрался в окружении с


превосходящим противником. Около 3 тысяч всадников Мазея прорвались к обозу македонян, где завязался
жаркий бой в отрыве от основного сражения. Персы грабили обоз, и чтобы отбить его, македоняне ограниченными
силами делали вылазки из своего боевого построения.

Phase 1

На правом фланге Александр совершает тактический манёвр, представляющий загадку для историков. По словам
Арриана, Александр в ходе сражения двинул правое крыло ещё правее. Согласно Полиену, Александр совершил
этот манёвр вынужденно, чтобы обойти местность, которую персы заминировали железными шипами против
лошадей. Неизвестно, вёл ли он подразделения компактно, обнажая правый фланг пехоты, или растягивал войска
по фронту. Во всяком случае сам он с гетайрами в столкновение не вступал. Персы упорно пытались обойти
Александра справа, послали бактрийцев и скифов (или массагетов), чтобы выдавить македонскую конницу на
шипы.

Персидскую кавалерию связала боем конница из 2-й линии македонской армии. По словам Курция, часть
бактрийской конницы с крыла, противостоящего Александру, Дарий послал на помощь своим в бой за обоз. В
результате сосредоточения персидских всадников на правом фланге Александра и ухода бактрийцев к обозу, в
передней линии персидского войска образовался разрыв, куда Александр направил удар своих гетайров с частью
поддерживающей пехоты. Удар был направлен на царя Дария

16
Phase 2

В схватке возничий Дария был убит дротиком, однако персы приняли его смерть за смерть персидского царя. Паника охватила их
ряды. Левый фланг персов стал разваливаться и отступать. Увидев это, Дарий обратился в бегство, после чего побежали и его
войска, находившиеся рядом. Из-за облака пыли и большой территории сражения персы правого крыла не видели бегства своего
царя и продолжали теснить Пармениона. Александр повернул гетайров и ударил по центру персидского войска, чтобы облегчить
положение своего полководца. Вскоре, прознав про Дария, Мазей отступил в порядке, а Александр возобновил преследование
царя персов в сторону Арбел.

Итоги битвы

По Арриану Александр потерял 100 человек только среди гетайров и половину конского состава кавалерии гетайров, тысячу
лошадей. Персов же пало по слухам до 30 тысяч человек, и ещё больше взято в плен. Курций увеличивает число погибших персов
до 40 тысяч и оценивает потери македонян в 300 человек. Диодор сообщает о 500 погибших у македонян и 90 тысяч у персов,
большое количество солдат Александра, включая Гефестиона, Пердикку, Манида и Кена получили ранения. Неизвестный автор
папируса приводит потери македонян в 200 всадников и 1000 пехотинцев.

Сомнительно, чтобы победители подсчитывали трупы врагов на поле боя; собственные же потери искажены неопределенностью с
тем, кого учитывали среди павших, только ли знатных македонян-гетайров, или павших из Македонии, или всех, включая греков и
варваров в рядах армии Александра. Консервативный подход позволяет оценить потери армии Александра Македонского в 1200
человек (из них 100 гетайров); персов погибло если и не 30 тысяч, то по меньшей мере в 10—20 раз больше, чем у македонян.

После битвы при Гавгамелах Александру сдался Вавилон и другие города Персидской империи, причем персидские вельможи
присягают на верность Александру — новому повелителю Азии. Царь персов Дарий III бежал на восток в надежде собрать там
армию, но был захвачен, а затем и убит собственным сатрапом Бессом. Персидская держава прекратила своё существование.

17
Битва при Каррах
Date May 6, 53 BC
Location Near Carrhae (Harran), Upper Mesopotamia
Result Decisive Parthian victory

Belligerents

Roman Republic Parthian Empire

Commanders and leaders

Marcus Licinius Crassus † Surena

Publius Licinius Crassus †

Gaius Cassius Longinus

Strength

7 legions; estimated 40,000–50,000 10,000 cavalry

total
 1,000 cataphracts

 Uncounted number  9,000 horse archers


of milites (presumed 34,000[1] or

more)

 8,000 auxiliaries

 4,000 cavalry

 4,000 light infantry

Casualties and losses

20,000 killed 38 cataphracts

10,000 captured

18
Предыстория

Летом 54 г. до н. э. римские войска, перейдя Евфрат, вторглись в Парфию, воспользовавшись междоусобной


войной двух братьев (Орода и Митридата) за престол. С наступлением осени Красс отступил на зимовку в Сирию.
Попытка мирных переговоров между Ородом и Крассом не увенчалась успехом. Красса поддержали правители
Армении и арабский князь Эдессы. Войско Красса пополнилось отрядом галльских всадников. Ород вынужден был
разделить свою армию и частично направить её против Армении. В апреле 53 г. до н. э. боевые действия
возобновились. Красс перешел Евфрат в районе Зевгмы (Биреджик).

Marcus Licinius Crassus

Силы сторон

 Римлян было 7 легионов, 4 тысячи конницы и 4 тысячи лёгкой пехоты. Общая численность римского войска оценивается
в 50 тыс. человек. Соизмеримое войско было у Александра Македонского, с помощью которого тот сумел разгромить
Персидское царство.

 Парфян — 10 тысяч конных лучников и 1 тысяча катафрактариев из личной царской дружины.

Парфянский всадник

Ход сражения

9 мая авангард продвигавшегося на восток римского войска был атакован парфянской конницей. Римляне перестроились в каре и двинулись
дальше. Парфянская конница с юго-востока обрушилась на правый фланг римлян, которым руководил сын Красса, Публий. Римляне выстояли и
предприняли попытку контратаки, однако были отсечены парфянской конницей от основного войска и засыпаны дождем из стрел. Голова Публия
была отправлена царю Ороду II (Хуруду II). Парфяне атаковали основные силы римлян, также засыпая их стрелами, при обстреле применяя стрелы
с бронебойными наконечниками (пробивавшими щиты римлян), применявшиеся кочевниками Центральной Азии против катафрактов. На ночь
парфяне отступили. Красс, потеряв ударную часть своей армии (5 тыс. всадников Публия), решил отступить к Каррам, бросив на поле 4 тыс.
раненых легионеров. Отступление римлян было неорганизованным. 4 когорты легата Варгунтея сбились с пути и были истреблены парфянами.

19
10 мая римляне вошли в Карры, где их настигло войско Сурена. Парфяне требовали выдачи Красса и обещали
свободное отступление. Красс решил бежать в Армению, но был предан своим проводником греком
Андромахом и погиб.

Тем не менее, парфянские катафракты не сыграли при Каррах значительной роли — в 52 до н. э. и 38 до н.
э. была также выявлена слабость парфянской тяжёлой конницы в ближнем бою против римской тяжёлой
пехоты. Но в поражении римлян сыграл роль также климатический фактор — армию Красса составляли в
основном италики, а летом жара в Междуречье достигала 38 градусов. На марше с грузом более 50 кг при
нехватке воды воины быстро утомились. Вместе с тем наиболее значимым фактором в поражении римлян
была высокая мания величия Красса, его жажда к самоутверждению, как не усутупающему в полководческом
таланте ни Помпею, ни Цезарю военночальнике. Отсутствие четкого стратегического мышления, недооценка
противника, которых римляне считали слабыми варварами, а также особенностей местности, привели к
катастрофическим для римского войска последствиям. Парфянское войско во главе с Суреной, показали
хороший пример глубоко продуманной военной тактики, позволившей разгромить в разы превосходящего в
силах противника. Это поражение послужит поводом для поиска Римом временного перемирия с Парфией и
прекращение агрессивной экспансии на Восток. Лишь через несколько десятилетий, захваченные штандарты
легионов Красса будут переданы Риму.

Потери

Из 43 тысяч принимавших участие в битве римлян половина погибла (20 тыс.), четверть бежала (12 тыс.) и ещё
четверть попала в плен и была переселена в Маргиану. Согласно одной из легенд, самого Красса парфяне
казнили жестокой казнью, влив в горло расплавленное золото. Такая казнь была глубоко символичной, так как
Красс на Востоке был широко известен своими вымогательствами и ненасытной жаждой наживы.

В 19 до н. э. Август дипломатическим путём вернул потерянные в битве Орлы разбитых легионов.

20
Битва при Херонее (338 до
н. э.)

Дата 2 августа 338 до н. э.

Место Беотия, Греция

Итог победа Македонии

Противники

Македония Афины и Фивы

Командующие

царь Филипп II, Александр Феаген, Хорес, Лисикл,


Македонский Стратокл, Проксен

Силы сторон

 30 тыс. пехоты, 28—35 тысяч


 2 тыс. конных

Потери

неизвестны 1 тыс. афинян погибли, 


2 тыс. афинян пленных, 
остальных неизвестно

21
Map showing Philip's movements during 339–338 BC.

22
Силы противников

2 августа (7 метагитниона по афинскому календарю) 338 до н. э. при беотийском местечке Херонея, недалеко
от Фив, произошло сражение между армией Филиппа II и соединёнными силами греческих государств, в
основном Афин и Фив. Диодор назвал численность македонского войска в 30 тысяч пехоты и 2 тысячи конных, по
его словам греков было меньше. Однако Юстин считает наоборот, что греков было намного больше.

Считается, что силы противников были примерно равны на основании следующей оценки: Плутарх написал
про Демосфена: «… он сплотил для борьбы с Македонией почти все государства, так что оказалось возможным набрать войско в
пятнадцать тысяч пеших и две тысячи всадников,  — помимо отрядов граждан,  — и каждый город охотно вносил деньги для
уплаты жалования наемникам.» По Диодору за 60 лет до сражения при Херонее Афины могли собрать армию в 20
тысяч гоплитов и 500 конных.

К этому числу надо добавить силы Фив, которые снаряжали в те же времена армию до 7 тысяч гоплитов и 700
всадников. Согласно папирусу, найденному в Оксиринхе в 1907 г., беотийцы с Фивами в 1-й половине IV в. до н.
э. могли выставить 11 тысяч гоплитов и 1100 всадников.

Битва

Не сохранилось сколько-нибудь детального описания сражения. Из античных авторов наиболее подробно


рассказал о ходе битвы Диодор:

«Дождавшись прибытия союзников, Филипп двинулся маршем в Беотию с 30 тысячами пехоты и более 2 тысяч конницы. Обе
стороны рвались в бой, но Филипп имел больше солдат и лучших полководцев. На одном фланге он поставил командовать сына
Александра и с ним лучших военачальников, а другой фланг возглавил сам, подразделения расставил по месту. У противника
один фланг состоял из афинян, другой из беотийцев. Упорное сражение длилось долгое время без перевеса какой-либо стороны,
многие погибли и надежда на победу воодушевляла обе стороны. Александр первым прорубился через строй врагов, повергнув
многих. Такой же успех сопутствовал его товарищам, так что в сплошном фронте неприятеля зазияли бреши. Пришлось еще
нагромоздить горы трупов, прежде чем Александр принудил неприятеля к бегству. Царь со своей стороны вначале затеял
рискованное отступление, затем надавил на противника и заставил его побежать. Более тысячи афинян пали в сражении, не менее
2-х тысяч захвачено в плен. Также много погибло беотийцев, и немало их попало в плен. »

На основании скудных свидетельств Диодора и Полиена можно восстановить примерный ход


событий. Филипп доверил 18-летнему Александру командовать конницей на левом крыле, сам же
руководил фалангой. Зная пылкость афинян в бою, Филипп решил сначала измотать их. Изначальная позиция
греков была выгодной, речка прикрывала их фланг с одной стороны, холм прикрывал с другой. По приказу
Филиппа фаланга сомкнула ряды и, прикрываясь щитами, стала медленно отступать. Прием этот был отработан
еще в боях с фракийцами. Афиняне с криками «Погоним их до сердца Македонии» бросились вперед. Когда
атакующее войско расстроило ряды и вышло на равнину, Филипп бросил фалангу в наступление. К этому моменту
и конница Александра ворвалась в образовавшиеся бреши между отрядами греков, а у Филиппа появилась
возможность окружить противника. Упав духом, большинство греков бежало. Бежал и знаменитый афинский
оратор и политик Демосфен, усилиями которого была организована антимакедонская коалиция греческих
городов. После победы вне себя от радости Филипп устроил пиршество прямо на поле боя среди неубранных тел.

Bust of the Athenian politician Demosthenes

23
После битвы

На месте погибла вся отборная дружина («Священный отряд») из 300 фиванских юношей, презревших бегство. Их
стойкости удивлялись враги и сообщали, что узы братства и воинская доблесть дружины скреплены мужской
любовью. На месте битвы скорбящие Фивы воздвигли 5-метровый мраморный монумент, изображающий раненого
льва, а Афины приговорили своего полководца Лисикла к смерти.

Юстин продолжает, описывая, как Филипп поступил с побежденными:

«Афинянам, которые выказали особую враждебность по отношению к нему, он без выкупа возвратил пленных, передал тела
убитых для погребения и даже предложил им собрать все останки и положить их в гробницы предков… С фивян Филипп,
напротив, взял выкуп не только за пленных, но даже за право похоронить павших. Самым видным гражданам он велел отрубить
головы, других он отправил в изгнание, а имущество всех их забрал себе.»

Плутарх приводит анекдот: когда афиняне, отпущенные без выкупа Филиппом,


потребовали назад также свои плащи и одеяла, царь не рассердился, а с насмешкой
воспринял требование побежденных: «Эти афиняне вообразили, будто проиграли нам партию в кости!»

В 1818 году обнаружили обломки гигантского льва, воздвигнутого фивянами на месте битвы, там же позже нашли
останки 254 воинов, павших за свободу Эллады более 2100 лет тому назад.

Lion of Chaeronea

24
Адрианопольская битва (378)

Date 9 August 378

Location Near Adrianople

Result Decisive Gothic victory

Belligerents

 Eastern Roman Empire


 Goths
Alans

Commanders and leaders

Fritigern Emperor Valens  †
Alatheus
Saphrax

Strength

12,000–15,000 or 15,000–20,000 or

20,000 25,000–30,000

Casualties and losses

Unknown 10,000–15,000 or

20,000 (roughly two-thirds of the


Roman force) killed

25
A re-enactor portraying a Roman soldier of the 4th century AD. Soldiers similar to this would have been used by the Romans.

26
Предыстория
Готы и Римская империя
Со слов Иордана, опирающегося на древние песни (in priscis eorum carminibus ), готы, во времена царя Филимера, с мест обитания
покорённых ими вандалов, выдвинулись в земли Скифии, достигнув черноморского побережья. Иордан в труде «О происхождении
и деяниях гетов» писал, что готы «на первом месте своего расселения, в  Скифии  у  Мэотиды, имели королём Филимера». Ареал
памятников черняховской культуры связывают с областью расселения готских племён.

Некоторые из исследователей идентифицируют готов с гетами, о которых сообщал Элий Спартиан и которых, в 210-е годы,
император Каракалла, «отправляясь на Восток, победил в беспорядочных сражениях», а также с теми «готфами», которые по
сообщению Пётра Магистра, во времена Александра Севера (230-е годы) получали ежегодную дань от римлян. Однако, по
мнению других исследователей, Иордан «смешивает историю гетов, скифов и готов, свободно варьируя эти этнонимы и
осуществляя их взаимную подмену»; кроме того, что готы появляются на страницах «Гетики» не ранее
правления Валериана и Галлиена (вторая половина III в.).

Дексипп, говоря о начале «Скифской войны», которую латинские авторы называли «Готской», сообщает, что в 238 году, при
императоре Бальбине, карпы, проживающие на восточных склонах Карпатов, перейдя Дунай, напали на римскую
провинцию Мёзия. Эта война, длившаяся около тридцати лет, отмеченная крупными морскими экспедициями готов
и герулов по Чёрному и Средиземному морям, закончилась разгромом варваров в их землях императором Аврелианом. Примерно
в 271 году, Аврелиан, по пути в Малую Азию, совершил успешный поход на варваров за Дунай, где «уничтожил вождя готов
Каннаба, или Каннабауда, с пятью тысячами человек ». Этот поход Аврелиана упоминается также и Иорданом.

После этого готы могли совершать лишь эпизодические набеги. В 332 году император Константин Великий окончательно разбил
их, уничтожив голодом и холодом почти сто тысяч варваров, после чего принял готов в число федератов. Готы поставили в
римские войска сорок тысяч человек и обязались не пропускать к дунайской границе другие племена, за что римляне выплачивали
им ежегодные денежные суммы. В середине IV века готские отряды отмечаются в составе римской армии на войне с персами.

Победа Валента над готами (367—369 гг.)


Вскоре после того, как Валент был провозглашён братом, римским императором Валентинианом, соправителем-императором
восточной части Римской империи, в Константинополе поднял мятеж военачальник Прокопий. На помощь узурпатору готы выслали
отряд в 3 тысячи воинов, однако они не успели принять участия в боевых действиях, так как Валент быстро подавил мятеж и
казнил Прокопия. Готы были разоружены и задержаны в придунайских крепостях.

Когда вожди готов потребовали возвращения пленных, император Валент решил упредить конфликт и весной 367 года сам
атаковал места проживания готов за нижним Дунаем. Первый поход не принёс успеха, варвары скрылись в горах. В следующем
году поход сорвался из-за обильного разлива Дуная. В 369 году Валенту удалось продвинуться вглубь варварских земель, где
произошло сражение с готами-тервингами вождя Атанариха. Атанарих потерпел поражение и бежал. По словам Зосимы Валент
выслал легкие поисковые отряды в места, где могли укрыться готы, с обещанием платить за каждую голову врага. Кроме потерь в
боях в результате 3-летней войны готы стали испытывать лишения из-за отсутствия торговли с империей. Они запросили мир,
который был заключен между императором Валентом и вождем Атанарихом на гребном судне посередине Дуная.

Нашествие гуннов

В начале 370-х годов в Северное Причерноморье ворвались племена гуннов. Сначала на себя удар приняли аланы, затем в
столкновение с неведомым прежде грозным противником вступили готы-гревтунги прославленного в германском эпосе
вождя Германариха. Сведения о гото-гуннских войнах донесли до нашего времени историки Аммиан Марцеллин и Иордан.

Германарих скончался в ходе войны, его преемник Витимир погиб в бою с гуннами. Племя гревтунгов, возглавляемое вождями
Алафеем и Сафраком, отступило под напором гуннов и аланов к Днестру. К Днестру подошли готы-тервинги Атанариха, чтобы
задержать продвижение гуннов на берегах реки. Однако гунны обошли ночью передовой заслон готов и внезапно обрушились на
их основной лагерь. Атанарих бежал и стал организовывать новую линию обороны уже на реке Прут. За исключением Крыма, где
до конца средних веков сохранялась небольшая колония готов, их следы в Северном Причерноморье с тех пор исчезают.

Часть готских племён покорилась гуннам, другие были согнаны с мест постоянного проживания и скопились к северу от нижнего
Дуная. Недостаток жизненных припасов в тех местах и постоянная угроза гуннских набегов заставили их искать убежища на
римской территории к югу от Дуная, в восточной Фракии.

27
Переселение готов в восточную Фракию. 376 год

Аммиан Марцеллин так сообщил о решении готских племён:

«После продолжительных совещаний о том, какое место избрать для поселения, они решили, что наиболее подходящим для них
убежищем будет Фракия; в пользу этого говорили два соображения: во-первых, эта страна имеет богатейшие пастбища и, во-
вторых, она отделена мощным течением Истра от пространств, которые уже открыты для перунов чужеземного Марса».

На левом берегу Дуная скопилась огромная толпа почти в 200 тыс. человек по оценке Евнапия. Римляне перебили тех варваров,
которые рискнули переправиться на правый берег. Готы послали посольство к императору Валенту с просьбой о поселении на
землях империи. Император разрешил переправу варварам через Дунай с намерением использовать их людские ресурсы для
укрепления своей армии. Готам должны были предоставить землю для обработки и провиант на первое время.

Римские начальники должны были обеспечить разоружение готов, однако не сумели выполнить указание императора. По
образному выражению Марцеллина, «открыты были запоры на нашей границе и варвары выбрасывали на нас толпы вооруженных
людей, как Этна извергает свой пылающий пепел».

Первыми переправилось готское племя тервингов вождей Алавива и Фритигерна. Другое племя тервингов под
началом Атанариха ушло по левому берегу Дуная вверх, вытесняя сарматов. Готские племена гревтунгов вождей Алафея и Сафрака
и племя Фарнобия не получили разрешения на переправу, но воспользовавшись отвлечением римских солдат на охрану тервингов,
высадились на правом берегу Дуная.

Вследствие злоупотреблений римского наместника во Фракии, комита Лупицина, готы не получили продовольствия в достаточном
количестве и были вынуждены обменивать на него своих детей. Даже детей старейшин уводили в рабы, на что их родители давали
согласие, чтобы спасти их от голодной смерти.

Восстание готов
Готов не допускали в римские города для покупки провианта. Под стенами Маркианополя (рядом с совр. болгарской Варной) разгорелся локальный
конфликт — озлобленные готы перебили небольшой римский отряд солдат. В ответ комит Лупицин приказал перебить оруженосцев Фритигерна, который
как раз гостил в его дворце вместе с другим вождём готов, Алавивом. Фритигерн сумел вырваться и поднял готские племена против римлян, о судьбе
вождя Алавива ничего не известно.

Силы в подчинении Лупицина были разгромлены в первом же бою под Маркианополем. Об этом бое Марцеллин написал так:

«В девяти милях от города, он [Лупицин] остановился в готовности принять бой. Увидев это, варвары бросились на беспечные отряды наших и, прижав к
груди щиты, поражали копьями и мечами всякого, кто был на их пути. В кровавом ожесточенном бою пала большая часть воинов, потеряны были
знамена, пали офицеры за исключением злосчастного командира, который думал, пока другие сражались, только о том, как бы ему спастись бегством, и
во весь опор поскакал в город».

Варвары разошлись по всей территории Фракии, занимаясь грабежами и убийствами. Под Адрианополем к ним присоединились отряды готов Сферида и
Колии, которые нанялись на службу империи задолго до этих событий, но которых местное население хотело разоружить. Рабочие с золотых приисков
также присоединились к восставшим готам. Войско Фритигерна осадило Адрианополь, но после безуспешных штурмов готы отправились на разорение
средиземноморского побережья Фракии, оставив под стенами города небольшой отряд.

Император Валент был занят подготовкой войны с персами в Сирии. Он послал на подавление восстания военачальников Профутура и Траяна с легионами
из Армении. Свежие римские войска постепенно оттеснили варваров из Фракии к нижнему Дунаю. Племянник Валента император Западной части
Римской империи Грациан отправил на помощь Валенту легионы из Паннонии под началом Фригерида и отряды из Галлии под началом начальника
императорской гвардии Рихомера. Фригерид задержался, а соединённые силы римлян под началом Профутура, Траяна и Рихомера подошли к базовому
лагерю-табору готов в Добрудже.

В последовавшем затем кровопролитном сражении летом 377 года в местечке Салиций никто из сторон не сумел одержать победы.Марцеллин назвал
исход сражения печальным и заметил: «Известно, впрочем, что римляне, значительно уступавшие числом несметным полчищам варваров, с
которыми они сражались, понесли тяжелый урон, но нанесли также жестокие потери варварам». Силы сторон, участвовавших в бою, остались
неизвестны. Современный историк Томас Бернс (Thomas Samuel Burns) посчитал, что у готов было только 12 тысяч воинов.

Римские войска после битвы отошли к Маркианополю, оставляя провинции Скифию и Мёзию (в районе совр. Добруджи) на произвол готов. Готы в
течение 7 дней оставались в своём таборе, не пытаясь развить наступление.

Римляне перешли к оборонительной тактике, свозя все продовольственные запасы в укреплённые города, которые готы не умели захватывать. Линия
обороны проходила примерно по Балканскому хребту, римские отряды блокировали проходы в горах, надеясь запереть готов на опустошённой ими же
относительно малонаселённой местности между Балканским хребтом и Дунаем.

Валент передал командование магистру конницы Сатурнину. Оценив соотношение сил, тот стянул войска в города, не надеясь удержать горные проходы.
Под городом Дибальт варварская конница полностью разгромила отряды под началом трибуна скутариев Барцимера. Готы снова прорвались во Фракию
до Геллеспонта, к ним присоединились другие варварские племена: аланы, гунны и тайфалы.

Успех сопутствовал римлянам на западе Фракии. Римский военачальник Фригерид в балканских горах истребил готов и тайфалов под началом Фарнобия
(вождь Фарнобий погиб), пленных он поселил как земледельцев в Италии.

28
Как обычно, в зимнее время наступил перерыв в боевых действиях.

Кампания 378 года

Зимой 377/378 года один из императорских оруженосцев, алеманн по происхождению, вернулся по своим делам домой и неосмотрительно поведал
соплеменникам о планах Грациана вести свою армию на восток для войны с готами. Узнавшие об этом лентиензы попытались перейти границу по
замёрзшему Рейну в феврале 378 года. Они были отброшены назад кельтами и петулантами, но, узнав, что большая часть императорской армии
в Иллирике, начали ускоренный переход верхнего Рейна возле Аргентария. Грациан был вынужден отозвать отряды, посланные ранее на восток,
мобилизовать солдат, оставленных в Галлии, и призвать на помощь франков. В результате быстрой кампании Грациана лентиензов удалось разгромить, а
сам император проявил храбрость и энергичность. Однако эта неожиданная кампания задержала на несколько месяцев его соединение с Валентом, к
которому он шёл.

Весной 378 года Валент переехал из Антиохии в Константинополь, где он должен был принять меры против недовольства населения. Причиной этих
недовольств местных христиан была арианская вера Валента, опасения, связанные с приближением готов и неудачные действия против них. Император
не остался надолго в столице и обосновался в своём поместье в Мелантиаде, в 20 км от города. Здесь он собрал свои войска и назначил вместо Траяна
магистром армии Себастиана, присланного по его просьбе из Италии. Тот отобрал солдат для ведения партизанской войны, надеясь выиграть время для
сбора основных сил. Согласно Зосиме, общая численность его войска составляла 2 000 человек.

В это время готы сконцентрировали свои силы в долине реки Марица, возле городов Дибальт, Кабиле и Берея, а некоторые их части находились во
Фракии. Узнав о приближении императорской армии, один отряд готов, находивший у Адрианополя, отступил по берегу реки Марице к Берее.

Себастиан вёл против готов более успешные военные действия, чем его предшественники. Краткое описание его действий содержится в «Римской
истории» Аммиана Марцеллина. Весной и летом 378 года, когда Валент и Грациан собирали силы, Себастиан вёл активные военные действия против
мелких групп готов, освобождая от них район вокруг Адрианополя. Аммиан писал, что, будучи в Адрианополе, Себастиан глубокой ночью напал на не
ожидавший такой атаки отряд готов. После этого Фритигерн решил собрать все отряды, опасаясь, что рассеявшиеся повсюду готы могут быть легко
побеждены римскими отрядами. Кроме того, он знал, что оба императора вскоре объединятся и выступят против него. Поэтому он приказал всем отойти к
городу Кабиле.

Тем временем Грациан после победы над лентиензами шёл на восток. Он оставил на западе большую часть армии и двигался с «лёгким отрядом»
вдоль Дуная. Грациан остановился на четыре дня в Сирмии из-за лихорадки, а затем продолжил движение к Кастра-Мартис, где он подвергся
нападению аланов и потерял нескольких воинов.

Валент собрал армию у Мелантиады и в начале августа выступил в поход. Сведений о составе его войска очень мало, потому что в источниках
упоминаются только некоторые отряды. Возможно, в его войске была большая часть армии Восточной Римской империи, но некоторые части остались на
восточной границе. Возможно, войско Валента составляло около 15—20 тысяч человек. Согласно Аммиану Марцеллину, эта армия была составлена «из
разных войск» и в ней было большое количество опытных офицеров. Валент двинулся к Адрианополю. Зная, что готы сконцентрировали свои силы у
Береи и Кабиле, он планировал идти вдоль реки Марица, преследуя отступающих готов, которым отряд Себастиана переградил путь к Берее. С. Макдауэлл
считает, что он собирался идти на запад, пройти мимо Адрианополя, а затем свернуть на север у реки Сазлика, между Береей и Кабиле. Грациан должен
был через перевал Сукки идти к Филиппополю, а затем идти вдоль Марицы на соединение с дядей.

Фритигерн перешёл в наступление первым. Он планировал зайти в тыл армии Валента и таким образом отрезать путь снабжения из Константинополя.
Целью нападающих был военный пункт у укрепления Ника (вероятно, возле нынешней Хавзы), в 15 км от Адрианополя. Римская разведка поняла
намерения готов, и Валент отправил отряд всадников и пеших лучников с приказом удерживать горные проходы. Впрочем, численность этих сил была
незначительна, и они не могли бы оказать серьёзное сопротивление армии готов.

По мнению Г. Дельбрюка, Валент уже шёл на запад, когда получил известие о том, что готы двигаются из Кабиле вдоль реки Тунджа на юг. Узнав, что это
армия готов, он повернул обратно к Адрианополю. Недалеко от города император разбил укреплённый лагерь. На военном совете решался вопрос, идти
ли в бой с готами или ждать подкрепления Грациана. Его разведка доложила, что армия готов состоит из 10 тысяч человек. Если у Валента было не менее
15 тысяч воинов, он вполне мог надеяться на успех. В это время Валент был непопулярен в Константинополе и потому не мог позволить готам идти дальше
к столице, так как это вызвало бы недовольство населения. Согласно Аммиану Марцеллину, восточно-римский император завидовал военной славе
Грациана и потому не желал делить с ним лавры победы.

Готы медленно продвигались к Адрианополю в течение трёх дней. Они намеревались идти к Нике, обойти с севера Адрианополь и перекрыть дорогу к
Константинополю. Но Валент занял позицию около Адрианополя, и если бы готы двигались дальше на юг, они бы оказались в уязвимом положении, имея
в тылу императорскую армию. Фритигерн должен был атаковать римлян или отойти на север.

На военном совете у императора Себастиан и другие офицеры, вдохновлённые недавней победой при Марице, настоятельно советовали немедленно
вступить в бой. Другие, под командованием магистра конницы Виктора, настаивали на том, чтобы Валент подождал Грациана. Этого мнения
придерживался также Рихомер, подошедший к Адрианополю с письмом западно-римского императора, в котором тот советовал подождать его и не
атаковать готов в одиночку. По-видимому, армия Валента ненамного превышала по численности армию готов, иначе он бы немедленно напал на готов, не
рассматривая вариант с ожиданием Грациана. В конце концов, было решено атаковать готов.

После окончания военного совета римляне начали готовиться к сражению. В это время Фритигерн отправил в лагерь Валента христианского священника с
условиями примирения. Он требовал выполнения договора, подписанного два года назад, чтобы готам была предоставлена для обитания Фракия. Также
христианский священник передал личное письмо Фритигерна Валенту, в котором он извещал «как человек, который в скором времени должен был стать
его другом и союзником, что он не может сдержать свирепость своих земляков и склонить их на условия, удобные для римского государства, иным
образом, чем если император покажет им немедленно на близком расстоянии армию в боевом снаряжении и страхом… лишит их боевого задора». Этой
хитростью предводитель готов надеялся вызвать Валента на бой.

На рассвете 9 августа условия примирения были отвергнуты. Валент оставил личный багаж, казну и гражданских советников в городе и выступил во главе
армии из Адрианополя. День был жарким, и войско шло через труднопроходимую и холмистую местность. Пройдя 13 км, римляне увидели готов, которые
расположились, вероятно, на вершине самого высокого холма, к югу от современной деревни Мураткали. Центр лагеря готов, скорее всего, находился на
месте этой деревни. Немецкий исследователь Ф. Рункель предположил, что лагерь готов находился на гребне Демирханли, к востоку от Мураткали.

29
К двум часам дня римляне начали боевое построение. Конница правого крыла пошла впереди, прикрывая пехоту, которая в это время строилась в
традиционные два ряда. Конница левого крыла находилась позади, растянувшись вдоль дороги на большое расстояние. В это время Фритигерн тянул
время, ожидая прихода грейтунгов и аланов, кочевавших на севере Тунджы. Для этого он снова отправил в лагерь Валента послов для ведения
переговоров о примирении. Этих послов Валент отверг и потребовал прислать более знатных лиц. Готы также разожгли костры на равнине, чтобы римские
солдаты стали страдать от жары. Фритигерн предложил сам вести переговоры, если римляне дадут в залог кого-нибудь из высокопоставленных лиц.
Валент предложил своего родственника, трибуна Эквиция, но он отказался, потому что сбежал от готов из плена в Дибальте и боялся раздражения с их
стороны. Тогда Рихомер предложил отправить себя к готам и отправился в путь. Не ясно, почему Валент решил начать переговоры. Возможно, когда он
лично увидел преимущественное положение готов, он усомнился в победе. Также он видел, что его армия ненамного превосходит по численности
готскую.

Силы сторон
Римская армия
К началу Готской войны в римской армии были проведены коренные организационные изменения. Новый тип подразделений был более приспособлен к
отражению набегов на границе, чем к широким наступательным действиям. К середине IV столетия римская армия состояла из двух типов отрядов,
готовых к оборонительным действиям. Это лимитаны — пограничные гарнизоны. Их задачей является защита империи на границе и удержание
противника до подхода основных сил. Лимитаны были легче вооружены, чем легионеры. Также был второй тип отряда — комитаты — полевые отряды с
менее многочисленными, но маневрёнными резервными группами.

Пограничные гарнизоны кроме своих прямых обязанностей также отвечали за поддержание порядка и внутренней безопасности в регионе. Всего в
приграничных районах находилось 30 гарнизонов лимитанов. Во главе гарнизона стоял дукс — командующий армией.

В основном полевые армии не имели постоянного места дислокации, а их состав мог меняться в случае необходимости.

Ход битвы

Когда Рихомер направлялся в лагерь готов, отряды легковооружённых воинов правого крыла армии пошли в атаку без приказа. Согласно Аммиану,
«стрелки и скутарии, которыми тогда командовали ибер Бакурий и Кассион, в горячем натиске прошли слишком далеко вперёд и завязали бой с
противником». Что произошло на самом деле, не совсем ясно. Скутарии, возможно, были одним из элитных конных отрядов схолы. Аммиан Марцеллин
не уточняет, были стрелки пешими или конными. Маловероятно, что они пошли в наступление на лагерь, окружённый телегами. Скорее всего, они
заходили слева, где искали слабое место в обороне готов. Этот передовой отряд должен был следовать тактике «нападение и отход» и не вступать в бой с
превосходящими силами противника. К готам пришло подкрепление, и нападавшим пришлось отступить.

К готам подошла конница под командованием Алатея и Сафракса и атаковала правое крыло римской конницы. Когда грейтунги и аланы преследовали
конницу правого крыла, тервинги перешли в наступление на передовую линию римской армии, ещё не окончившую боевое построение.

Возможно, отступающая римская конница правого крыла попыталась дать отпор готам, но была вынуждена бежать с поля под напором противника.
Конница левого крыла ещё пыталась продвинуться и занять боевую позицию, спустившись с холма. Её авангард вступил в бой с готской конницей и
вынудил их отступить к лагерю. Однако другие конные отряды вслед за отступающими бежали с поля боя.

Между тем основные пешие силы Фритигерна атаковали римскую пехоту. Этот бой шёл с переменным успехом, пока готы и аланы не разбили конницу
левого крыла. Бегство конницы оголило левый фланг линии римской пехоты. Конница готов сразу же атаковала пехотинцев. Готы стали теснить римскую
пехоту со всех сторон. Под напором противника боевая линия римлян расстроилась, и они бежали.

Однако два элитных имперских легиона — ланциарии и маттиарии, — продолжали сражаться. К ним бежал император Валент,
оставленный почти всеми своими телохранителями и потерявший лошадь. Увидев его, Траян предложил ввести в бой резервы. Комит
Виктор хотел вызвать резервный отряд батавов, но те уже бежали с поля боя. Никого не найдя, Виктор бежал. Также спаслись Рихомер
и Сатурнин.

Вечером Валент был опасно ранен стрелой. По одной из версий, он вскоре после этого умер. По другой версии, его, ещё живого, телохранители отнесли в
деревенскую хижину и спрятали на верхнем этаже. Затем эту хижину окружили готы и после неудачной попытки проникнуть внутрь подожгли хижину.

Согласно Аммиану Марцеллину, в битве погибло две трети римских солдат. Среди погибших были Траян и Себастиан, а также 35 трибунов. Масштаб
катастрофы был огромен — в ходе семичасового сражения готы уничтожили две трети армии Валента; возможно, до 20 тысяч человек. Остатки римских

30
войск были бы вырезаны полностью, если б не совершенно безлунная ночь, затруднившая «варварам» преследование. Уже 13 августа 378 года
Адрианополь, в котором укрылись солдаты и офицеры, знатные сановники и государственная казна, был со всех сторон окружен, а затем атакован готами.

Последствия
Причины поражения римлян
Античные авторы пытались выявить причину поражения римлян при Адрианополе. Некоторые утверждали, что готы имели огромное количественное
преимущество и приводят цифру 200 000, но этого не могло быть на самом деле. Другие объясняли причины поражения тем, что конница тактически
превосходила пехоту, хотя это была битва пехотинцев, в которой вступление конницы принесло лишь перевес сил (и то лишь потому что римская конница
почти целиком сбежала, позволив готской коннице напасть на скованных боем с готской пехотой римлян).

Айзек Азимов писал, что готские всадники имели важное преимущество, гарантировавшее точность стрельбы, — металлические стремена. В
действительности стремена появились в Европе несколько веков спустя, с приходом аваров.

Современные историки выделяют несколько причин поражения римлян. Во-первых, римляне, охранявшие границу на большом протяжении, не смогли
собрать достаточно дисциплинированное и многочисленное войско для подавления восстания готов. Также здесь имело место недооценка римскими
командующими своего противника, которого они считали сбродом и надеялись, что быстрая победа до подхода подкреплений принесет больше славы,
чем совместная операция, тем более, что постоянно была опасность вторжения персов в Сирию и Валент вынужден был учитывать и это. В результате они
не смогли серьёзно подготовиться к сражениям с готами.

Также возможно, что у воинов с востока Римской империи в целом был низкий боевой дух. 15 лет назад они потерпели поражение от персов, от которого,
вероятно, ещё не оправились (с другой стороны, незадолго до этого армия Востока успешно принудила готов к миру на их же земле, а недавняя, пусть и
быстро прерванная война с персами шла довольно удачно). Однозначно, что после Иовиана кампании против готов и персов, хотя и шли достаточно
успешно, но унесли много опытных воинов. Ввиду этого армию против готов спешно составили из элитных частей, переброшенных со всех участков, где их
можно было снять, в итоге после их поражения разбить готов в полевом бою (особенно после ухода Грациана и узурпации Запада Максимом) было
невозможно. В плохо спланированных стычках с готами потерпели поражение корнуты и бракаты — отборные имперские легионы и местные фракийские
гарнизоны, в итоге боевой дух готов поднялся (как и качество оружия — готы вооружились римским оружием), а у римлян наряду с горечью поражений
были сильны мысли о немедленном реванше, сорвавшие объединение Грациана и Валента. Римскую армию, как и общество, раздирали религиозные
споры между язычниками, христианами-арианами и христианами-никейцами. Высказывалось предположение, что некоторые конные отряды под
командованием никейца Виктора, возможно, преднамеренно покинули Валента. Следует учитывать и то, что предводитель готов Фритигерн имел талант
военного стратега.

На тактическом уровне победу готам обеспечили свежие отряды, яростно сражавшиеся с усталой, голодной и измученной жарой римской армией,
которую застало врасплох подошедшее подкрепление готов. Римская конница показала полное отсутствие дисциплины, не оказав серьёзного
сопротивления противнику (подобно тому как она показывала себя в битве при Страсбурге и при походе Юлиана, когда конница часто ударялась в бегство
и основную тяжесть боя принимала пехота). Так как конники не поддержали пехотинцев, готы напали на них с флангов и на передовой линии
одновременно, что и обеспечило им победу. Римская пехота проявила себя хорошо — лишь нападение готских всадников решило исход боя, причем из-за
бегства конницы разбитая римская пехота была обречена на гибель.

Значение битвы
Поражение в Адрианопольской битве было катастрофой для Римской империи. Несмотря на то, что императоры гибли в сражениях и римляне терпели
поражения и раньше, битва при Адрианополе продемонстрировала слабость римской стратегии и изменила баланс сил. Победы готов над римлянами
показали народам, жившим за Рейном и Дунаем, что есть возможность завладеть римскими землями. В последующие годы
франки, алеманны, бургунды, свевы, вандалы, сарматы и аланы стали в массовом порядке пересекать границы империи. Император Феодосий решил, что
ему легче использовать готов в своей армии, чем римлян. Передвижные полевые наёмные армии могли быть более преданы империи и не бунтовать при
приказе о передислокации в другой район. После 378 года регулярная армия перестаёт играть важную роль, а подвижные армии приобрели сходство с
постоянными пограничными частями. В принципе дело обуславливалось и тем, что после гибели почти всей элитной пехоты Востока (кроме частей в
Сирии) и узурпации Максимом Магном трона Грациана Феодосий просто не имел времени и возможностей подготовить из римлян (подданных империи)
достаточно войск для победы над и готами и Магном, используя же готов он одновременно уводил их лучших воинов от мест их поселений (в любой
момент готы могли быть уничтожены туземными частями, что добавляло лояльности) и ослаблял готов, особенно в войне с узурпатором Евгением — тогда
Феодосий фактически использовал готов как пушечное мясо, одновременно сберегая собственные легионы и ослабляя опасных «союзников».

Если бы готы не одержали победу, история Западной Римской империи могла бы сложиться по-другому. Начавшаяся после окончания войны миграция
готских племён в конце концов привела к захвату Рима Аларихом в 410 году.

Использование германских союзников фундаментально изменило характер войн, которые вела Римская империя. Императоры, полководцы и даже
обычные граждане стали нанимать частные отряды. В результате к середине V века римские войска превратились в большие конные армии, присягавшие
на верность своему военачальнику, а не империи. Присутствие германских воинов в римских армиях ускорило процесс увеличения численности конных
отрядов и роста значения конницы.

В трудах историков XX века можно часто встретить утверждение, будто битва у Адрианополя выявила беззащитность римской пехоты перед лицом
тяжёлой варварской кавалерии. Английский историк Чарльз Омен считал разгром армии Валента великим водоразделом в военной истории человечества,
предвещавшим наступление эпохи конного рыцарства (то есть Средневековье). Противники этой теории указывают на то, что Валент располагал более
многочисленной кавалерией, чем его противники, и что исход сражения с обеих сторон решила пехота [70]. Сдвиг же от пехоты к кавалерии начался в
римской армии задолго до Валента, ещё во времена Галлиена.

31
32