Вы находитесь на странице: 1из 1

Как стихотворение «Гамлет» соотносится с духовным обликом главного

героя?

Стихотворение символично, в качестве образов-символом предметы,


связанные с миром театра. В стихотворении выражена одна из главных
мыслей, которая лейтмотивом проходит через весь роман-«я один, все тонет
в фарисействе». Также и главный герой романа интересуется явлением
мимикрии, во время послереволюционного голода в Москве
разочаровывается в идеях революции и пишет дневник «Игра в людей» с
осознанием того, что «половина людей перестала быть собой и неизвестно
что разыгрывает». Лирический герой стихотворения Гамлет-один, тоже
самое можно сказать и про Юрия Живаго, который не нашел своего места в
стихии враждующих сил- для красных он был «недостаточно красным», а
для людей, имеющих «умеренные» взгляды- опасным. Живаго не любил
восторженность красных, их политику, замешанную на крови, приносящей
другим страдания, считал, что «цель не оправдывает средства» и нельзя
достигнуть всеобщего благоденствия путем революционного террора. «Я
люблю твой замысел упрямый»-данные строчки «перекликаются» со словами
Живаго о сущности жизни, этого «вечно обновляющегося, вечно себя
перерабатывающегося начала». Живаго любил жизнь: «мне невероятно, до
страсти хочется жить, а жить ведь значит всегда порываться вперед, к
высшему, к совершенству». Основу этой жизни составляли для доктора
Лара, искусство. Неслучайно, когда герой теряет свою возлюбленную он
опускается, а затем и умирает, для него «неотвратим конец пути».

Стихия, которая «продумала распорядок действий»-история, человек ее


частица, в этом доктор следует принципам толстовства. Однако в тоже
время «сейчас идет другая драма»-драма любви. Революция, разруха,
войны-мешают жить, работать, герой просит спокойствия: «и на этот раз
меня уволь». Действительно, «жить пройти не поле перейти» и этом смысле
жизнь доктора-трагедия человека, который готов « принести себя в жертву,
чтобы стало лучше» и не может этого делать вследствие того, что в нем
слишком много «индивидуального», а « теперь нужно петь с общего голоса,
жить чужими, всем навязанными представлениями»