Вы находитесь на странице: 1из 85

1

Введение
Осуществление прокурорского надзора за уголовно-процессуальной
деятельностью органов дознания является одним из направлений
прокурорского надзора, осуществляемого в целях выполнения прокуратурой
своего государственно-правового предназначения, по осуществлению
надзора за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов
действующих на территории РФ. До 2007 года, Уголовно-процессуальный
кодекс Российской Федерации1 предусматривал единый режим прокурорского
надзора за деятельностью органов предварительного расследования, однако
после осуществления реформы УПК РФ2 в 2007 году, произошла
дифференциация прокурорского надзора в зависимости от того расследуется
ли уголовное дело в форме предварительного следствия или дознания.
Основой дифференциации указанного вида надзора явилось уменьшение
надзорных полномочий прокурора за органами осуществляющими
предварительное следствие, а так же усилением фигуры руководителя
следственного органа, нарушая при этом единый режим надзора за органами
осуществляющими дознание и предварительное следствие.
Актуальность исследованию придают научные дискуссии о понимании
правовой природы деятельности прокуратуры при осуществлении данного
вида надзора, теоретическая неопределенность в понимании деятельности
прокурора на стадии досудебного производства, разбалансированности его
полномочий, проблемы, возникающие в связи с практическим
осуществлением указанного надзора.

1
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 18
дек. 2001 г. № 174 -ФЗ (ред. от 19.02.2018.) // Собрание законодательства РФ. –
24.12.2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921
2
О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской
Федерации и федеральный закон О прокуратуре Российской Федерации:
федеральный закон от 05.06.2007 г. № 87 -ФЗ (ред. от 22.12.2014) //
Собрание законодательства РФ. 11.06.2007. № 24. Ст. 2830.
2
Объект исследования. Общественные отношения, возникающие по
поводу осуществления прокурором надзора прокурорского надзора за
уголовно-процессуальной деятельностью органов дознания.
Предмет исследования. Теоретические представления об уголовно-
процессуальной деятельности прокурора в досудебном производстве, а также
правовое регулирование и практика применения норм, регламентирующих
осуществление прокурором надзора за процессуальной деятельностью
органов осуществляющих уголовное преследование в форме
предварительного следствия, и практика его применения на примере
следственных подразделений органов внутренних дел Томской области.
Теоретическую базу исследования составляют научная литература в
области уголовно-процессуального права и прокурорского надзора по
вопросам осуществления прокурором уголовно-процессуальной
деятельности в досудебном производстве.
Эмпирической базой исследования является анализ результатов
анкетирования, проведенного в период с 27.03.2018 по 06.04.2018 года среди
25 сотрудников прокуратур районов города Томска, Управления по
надзору
за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью,
и
входящих в него отделов прокуратуры Томской области,
осуществляющих
надзор за уголовно-процессуальной деятельностью следственных
подразделений органов внутренних дел по Томской области
5
. А так же 37
следователей следственных подразделений органов внутренних дел
районов
города Томска Томской области
6
3
.
Цель исследования заключается в том, чтобы сформулировать и
обосновать совокупность взаимосвязанных теоретических выводов
относительно правовой природы надзора прокурора за расследованием
уголовных дел, исследовать проблемы, возникающие в ходе его организации и
осуществления. В связи с чем, разработать рекомендации по
совершенствованию законодательства и практической деятельности по
организации и осуществлению надзора за процессуальной деятельностью
органов предварительного следствия.
Для достижения указанной цели в рамках исследования поставлены
следующие задачи:
1) Определить задачи, предмет и пределы прокурорского надзора за
уголовно-процессуальной деятельностью органов, осуществляющих
предварительное следствие;
2) Рассмотреть и выявить проблемы организации прокурорского
надзора за уголовно-процессуальной деятельностью органов,
осуществляющих предварительное следствие и предложить пути ее
совершенствования;
3) Провести соотношение полномочий прокурора по надзору за
расследованием уголовных дел органами предварительного следствия и
органами дознания;
4) Рассмотреть и выявить проблемы осуществления надзора
прокурором за процессуальной деятельностью органов, осуществляющих
предварительное следствие и предложить пути его совершенствования;
5) Рассмотреть и выявить проблемы осуществления надзора
прокурором за решениями, определяющими движение производства по
уголовному делу в ходе предварительного следствия, и разработать пути его
совершенствования.
Новизной настоящего исследования является изучение и анализ
прокурорской практики по осуществлению надзора за органами,
4
осуществляющими предварительное следствие не только на территории РФ, но
и на территории Томской области, более того, исследование указанного
вопроса проводилось применительно к следователям следственных
подразделений органов внутренних дел на территории районов города
Томска Томской области и надзирающих за их деятельностью прокурорам.
Практической значимостью являются исследования и предложения по
организации истребования материалов уголовных дел прокурорами у
следователей и порядка их возвращения. Практическое и социологическое
исследование деятельности прокуроров по указанному виду надзора на
территории Томской области. В связи с чем, сформулированы предложения
по возвращению прокурору ряда полномочий, которых он был лишен в связи
с реформированием УПК РФ в 2007 году.

В соответствии с действующим законодательством, следователь - одна из


ключевых фигур в уголовном судопроизводстве, поскольку он управомочен
участвовать в раскрытии преступлений, квалифицировать деяние, направлять
ход расследования по уголовному делу, принимать решение о производстве
процессуальных действий, доказывать виновность (невиновность) лиц,
привлекаемых к уголовной ответственности, завершать расследование
уголовного дела.
Российский следователь - фигура с исторической и правовой точки
зрения неоднозначная и спорная, а с практической - почти трагическая в
своей несоразмерности между огромной социальной важностью
выполняемой им работы, с одной стороны, и приниженным общественным
положением, а также сложностью государственной службы - с другой
стороны.
Истории развития органов предварительного следствия в нашей
стране суждено было распорядиться таким образом, что в памяти вот уже
нескольких поколений стерлось четкое представление о сущности
деятельности следователя, исчезло понимание того, что данная
5
деятельность по природе своей не является ни полицейской, ни
прокурорской, но является деятельностью юстиционной, судебной; что
отделена она от непосредственно судебного производства лишь для более
тщательной проработки материала, а следователь - это судья, сошедший со
своего места, чтобы такую проработку обеспечить.
При производстве предварительного следствия следователь, в основном,
испытывает дефицит как времени, так и информации. Это определенным
образом усложняет задачу следователя, требует четкой организации работы, а
также использования различных средств, при помощи которых можно решить
данную задачу в предельно короткий срок, полно, всесторонне и объективно.
По некоторым категориям дел следователь может получить излишнюю
информацию, что также затрудняет его труд, так как на переработку, проверку
и правильную объективную оценку большого количества информативного
материала требуется затратить достаточно много времени.
Надо заметить, что расследование по уголовным делам представляет
собой сложную творческую деятельность следователя, которая в первую
очередь направлена на познание событий прошлого, установление фактов,
которые имели место в процессе выполнения которой ему необходимо собрать
доказательства, требуемые для решения вопроса о наличии преступного деяния
и виновности конкретных лиц.
Кроме того, положение следователя осложняется еще и тем, что в
большинстве случаев в производстве находятся дела различных категорий,
о разнообразных преступлениях, расследование которых требует
разносторонних знаний.
Главной целью магистерской работы является намерение доходчиво
изложить имеющийся в науке материал о предварительном следствии и
деятельности российского следователя таким образом, чтобы каждый
фрагмент этой общей уголовно-процессуальной темы, в конечном счете,
складывался в общую картину, дающую наглядное представление о
сущности данной профессиональной деятельности, ее значении,
6
особенностях, проблемах, направлениях развития; а имеющиеся вопросы по
данной теме получили бы раскрытые ответы, обоснованные с позиции
закона, теории уголовного процесса и практики.
Для достижения поставленной цели в работе необходимо решить ряд
задач:
- изучить основные направления и тенденции по определению места и
роли следователя в уголовном судопроизводстве России;
- изучить функции процессуальной деятельности следователя;
- определить содержания процессуальных гарантий законности и
обоснованности деятельности следователя, а также его процессуальной
самостоятельности;
Исходя из вышесказанного, достаточно верно будет предположить, что
именно на сегодняшний день вопросы законодательного регулирования
основных направлений деятельности органов предварительного расследования
приобретают особую актуальность и представляют собой повышенный
научный и практический интерес.
Объектом исследования данной работы выступают правовые основы
деятельности следователя, процессуальные и организационные
правоотношения, которые возникают в границах осуществления
предварительного следствия.
Предметом исследования работы являются труды российских ученых,
нормативно-правовые акты, регламентирующие правовое положение
следователя в уголовном процессе РФ, а также нормативно-правовые акты,
регламентирующие правовое положение иных лиц, имеющих отношение к
деятельности следователя.
Основные методы работы представляют собой изучение нормативно-
правовой базы, общенаучные и специально-научные методы, сопоставительный
анализ теоретического материала и практики, который осуществляется по
методу сравнительного правоведения.
7
Аспекты, которые непосредственно связаны с функциональным
предназначением следователя, а также особенностями процессуального статуса
следователя в состязательном процессе, находят рассмотрение в работах
современных ученых.
К работам, которые затрагивают данные направления, можно отнести
исследования А.Р. Белкина, С.В. Романова, В.Ф. Крюкова, В.Ю, Рытьковой
О.Я. Баев, В.В. Шимановского, Р.С. Белкин, И.Е. Быховский, В.П. Божьев,
И.А. Возгрин, С.И. Гирько, Б.Я. Гаврилов, А.В. Гриненко, И.М. Гуткин,
А.П. Гуляев, В.Н. Исаенко, Н.Н. Ковтун, Л.Д. Кокорев, И.И. Карпец, Л.М.
Карнеева, A.M. Ларин, В.А. Михайлов и многие другие.
Практическая направленность выпускной квалификационной работы
заключается в изучении информации об организации и деятельности
органов предварительного следствия в соответствии с действующим
уголовно-процессуальным законодательством, а также в рассмотрении ряда
дискуссионных вопросов по проблемным направлениям развития и
реформирования данного правового института.
Также в работе освещены отдельные историко-правовые аспекты
возникновения и развития института предварительного следствия в нашей
стране.
Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция
Российской Федерации, действующее уголовное и уголовно-процессуальное
законодательство, а также иные законодательные и нормативные акты,
имеющие отношение к исследуемой тематике.
В подготовке работы использовались результаты эмпирических
исследований, полученных другими авторами по проблемам, имеющим
отношение к теме.
Методологическую базу исследования в работе составляют всеобщий
метод познания - материалистическая диалектика; общенаучные методы -
дедукция и индукция, анализ и синтез, исторический и логический методы;
8
а также частнонаучные методы - сравнительного правоведения, логико-
формальный метод, метод системного анализа.
9
Глава 1. Общая характеристика деятельности следователя в
Российском уголовном процессе.
1.1 Эволюция досудебного производства в российском уголовном
судопроизводстве.
Вот уже более 150 лет досудебное производство возглавляют три системы
– предварительное следствие, дознание и уголовный розыск. Все началось в
1864 г., когда произошла судебная реформа, а в последствии и реформа
предварительного следствия, которая задала направление эволюции системы
досудебного производства до нынешнего момента.
Обращаясь к истории, теоретическому и практическому опыту
взаимодействия органов предварительного следствия - судебных следователей
и общеуголовного сыска - общей полиции и входящих в ее состав сыскных
отделений, исполнявших тогда функции дознания и розыска, в современных
условиях реформирования уголовного судопроизводства в России имеет
важное научно-практическое значение. Как и полтора века назад, сегодняшние
реформы уголовного судопроизводства вызывают неоднозначные оценки в
части правового регулирования, организации деятельности и взаимодействия
органов - участников досудебного уголовного производства: субъектов
оперативно-розыскной деятельности, дознания и следствия.
В 1860 году реформирование предварительного следствия произошло в
следующей части. Были учреждены судебные следователи, которым в
полномочия передались функции «маловажным винам» 1 и предварительного
следствия2. До реформы они относились к компетенции полиции.
Таким способом предполагалось усилить и укрепить органы полиции
перед серьезным событием – отменой крепостного права.

1
К ним по Своду законов Российской империи 1832 г. были отнесены
правонарушения, наказуемые исправительными наказаниями, например пьянство, "буйство"
(хулиганство), нарушения общественного порядка, кражи и мошенничества, совершенные
одним лицом не более трех раз, и "всякие обманы" с нанесением ущерба не выше 20 рублей.
2
"Формального следствия" по терминологии Свода законов Российской Империи
1832 г.
10
Не смотря на такие прогнозы реформаторов, в истории более значимый
след от этой реформы оставило обособление органов дознания и следствия, а
так же – институализация общеуголовного сыска. Именно эти моменты
считаются важнейшим достижением Судебной реформы 1864 года.
Судебные следователи состояли в окружных судах и судебных палатах и
стали проводить предварительное следствие. Закрепление за ними
следственных функций появилось впервые в Уставе уголовного
судопроизводства от 20 ноября 1864 года. Одновременно, с подписанием
Устава полиция окончательно стала органом дознания. До 1860 года
предварительное следствие называли «формальное следствие».
На фоне этого появляется новая проблема – разграничение
предварительного дознания и следствия и урегулирование деятельности
органов, исполняющих данные функции. Чтобы ответить на поставленные
вопросы, законодатель стал обращаться на законодательство, действующее до
реформы, сконцентрированное во второй книге XV тома Свода законов 1832 г.
Сущность, содержание, пределы общеуголовного сыска теоретически
стали понятны благодаря комментариям и трактовке самих должностных лиц.
Высказывались мнения, что предварительное следствие "есть изыскание" по
горячим следам, а "розыск есть основа следствия. Поэтому розыск следовало
проводить "во всех важных уголовных делах - в тех, в которых при открытом
преступлении неизвестен преступник, или же где по роду происшествия можно
подозревать преступление".
Конечно, мнения лиц, находящихся в тот период расходились и в объеме,
и в целях розыска, но, проанализировав сохранившиеся комментарии, можно
сделать вывод, что общеуголовный сыск имеет схожие черты с
предварительным следствием. И, такое отождествление, не противоречит ни
закону, ни практике следствия, поскольку все досудебное производство
находилось тогда в руках полиции и именовалось "полицейским
расследованием". Поэтому, споры и расхождения в тот период имели
11
исключительно индивидуальный характер и затрагивали мелкие нюансы
деятельности того времени.
Правовую основу реформы предварительного следствия составили
некоторые изданные акты, так проект "Наказ полиции о производстве
дознания..." имел название "Наказ полиции о порядке первоначального
исследования преступлений и проступков".
Однако, изменения произошли только в названии проекта. Содержимое
осталось прежним. Оно имело в своей основе нормы второй книги XV тома
Свода законов 1832 г.
Законодательное оформление предварительного следствия и дознания
исторически считается с момента принятия «Наказов».
Это стало особенно важным шагом во всей эволюции российского
уголовного процесса.
В "Наказе полиции" сыск (розыск) определялся как необходимая
начальная стадия дознания, как его форма и инструментарий. Закрепление этой
тенденции состоялось в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г., который в
целом был основан на "Учреждении" и "Наказах" 1860 г. Статьи 253 и 254
Устава продублировали соответственно положения п. 4 и п. 10 Наказа полиции.
Дознание определено как действия полиции по установлению факта
преступления: "действительно ли происшествие случилось и точно ли в нем
заключаются признаки преступления или проступка" (ст. 253). Розыск,
словесные расспросы и негласное наблюдение рассматривались как средства
или формы дознания (ст. 254).
Примечательно также, что в "Наказе полиции" законодатель приблизился
к установлению непроцессуального характера розыскной деятельности. Было
указано, что "при этих разведываниях полицейские чиновники не вправе
отбирать письменные показания от лиц, к которым обращаются с расспросами,
и не могут производить ни формальных осмотров, ни обысков в домах и других
охраняемых замками или стражею помещениях" 1. Тем самым подготавливалась

1
Свод законов Российской империи. Т. IV. М., 1907. С. 115.
12
формально-юридическая основа организационно-структурного выделения
функции розыска в досудебном уголовном преследовании. Основания
институционализации розыска упрочивала и наметившаяся в этот период
тенденция специализации органов полиции.
Однако следует учитывать, что Устав уголовного судопроизводства, как и
Наказы 1860 г., не разграничил предварительное следствие и дознание,
установив почти полную взаимозаменяемость судебного следователя и
полицейского чиновника в зависимости от обстоятельств на месте
обнаруженного преступления. Несмотря на очевидность дублирования
функций следственного аппарата и органов полиции по законам 1860 г. и, как
следствие, потенциальную вероятность их смешения на практике, при
подготовке Устава уголовного судопроизводства было признано
целесообразным оставить за полицией расширенные полномочия по причине
малочисленности корпуса судебных следователей1. Также принималось во
внимание, что, исполняя функции охраны общественного порядка, полиция
имела больше возможностей оперативного получения информации о
преступлениях и могло предпринимать действия по обнаружению и
сохранению улик и розыску преступника по горячим следам.
Как следствие, Уставом уголовного судопроизводства, не изменившего
сути положений Законов 1860 г. о пределах и порядке производства
предварительного следствия и дознания, на полицию было возложено
исполнение функций судебного следователя, если последнего не было на месте
преступления.
В правовых источниках того времени также не существовало
определения понятий "предварительное следствие", "дознание" и единства в
понимании содержания действий соответствующих органов, а розыск
рассматривался как средство и предварительного следствия, и дознания.

1
Даже спустя 30 лет после реформы предварительного следствия в России
начитывался 1441 судебный следователь, и на каждого из них в год приходилось около 128
уголовных дел (см.: Немытина М. В. Суд в России: вторая половина XIX — начало XX вв.
Саратов, 1999. С. 120)
13
В итоге неопределенность в понимании дознания и предварительного
следствия на практике привела к совмещению функций общей полиции и
судебных следователей. А поскольку розыск рассматривался законом как
необходимая начальная стадия дознания и как его форма производства, то и его
осуществление было одинаково возложено на судебных следователей (как
органы предварительного следствия) и общую полицию (как орган дознания).
При этом, как отмечали комиссии, создаваемые во второй половине XIX в.,
этой функцией в равной мере тяготились и считали ее второстепенной как
судебные следователи, так и полиция1. Закрепленное уголовно-процессуальным
законом дублирование функций органов следствия (судебных следователей) и
дознания (органов общей полиции) создало, таким образом, юридическую
предпосылку отказа и тех, и других от практического осуществления уголовно-
розыскных действий.
В итоге система правоохранительных органов России в период
интенсивного развития капитализма, обострения социальных противоречий и
криминализации общественных отношений после отмены крепостного права
оказалась не в состоянии противостоять нарастающей общеуголовной
преступности, обнаружив уже к 70-м гг. XIX в. свою неэффективность.
Вместе с тем еще в 1869 г. специальная комиссия, созданная для
исследования неэффективности предварительного следствия, отметила
существенные недостатки правового регулирования досудебного расследования
уголовных дел и определила, что самым существенным недостатком
следственной практики является отсутствие правильно организованного и тесно
связанного с предварительным следствием розыска. При этом было
констатировано, "что у нас розыск почти не существует"2.
Следует заметить, что идея создания уголовно-разыскных органов как
средства существенного улучшения борьбы с преступностью активно
высказывалась и обосновывалась и в специальной юридической литературе

1
См.: Труды высочайше учрежденной комиссии для пересмотра законоположений по
судебной части. Т. 1. СПб., 1895. С. 134—136.
2
Цит. по: Бразоль Б. Л.Указ. соч. С. 50.
14
конца XIX - начала ХХ в. Например, выдающийся российский полицеист И.Т.
Тарасов в 1885 г. писал: "Там, где не возникли особые сыскные полиции,
розыск или совсем не имеет места, или же он совершается добровольно самими
судебными следователями"1. Б.Л. Бразоль, излагая историю и практику
предварительного следствия в России, подытожил, что из-за отсутствия в
составе полиции сыскных подразделений "само следствие неизбежно
превращается в уголовный розыск, вместо того, чтобы преследовать цель
беспристрастной судебной проверки добытых полицейским дознанием данных
и доказательств"2.
В первые годы ХХ в. российский общеуголовный сыск приобретает
окончательную организационно-структурную упорядоченность в виде 89
сыскных отделений, учрежденных Законом "Об организации сыскной части"
1908 г. Координируя свою деятельность в соответствии с указаниями
специально созданного тогда же 8-м делопроизводством Департамента полиции
МВД, они составили общегосударственную сыскную полицию Империи.
Однако специальных нормативных актов, регламентировавших
взаимоотношения сыскной полиции и судебных следователей, в период 1908-
1917 гг. принято не было, поэтому вышеназванный закон стал вполне
ожидаемым продолжением.
Рассматривая сыскные отделения как структурные подразделения общей
полиции, законодатель, с одной стороны, возложил на них все права и
обязанности, согласно Уставу 1864 г. по расследованию преступлений
присущие общей полиции, т.е. производство дознания (ст. 4 Закона "Об
организации сыскной части"), а с другой стороны, в ст. 1 данного Закона прямо
подчеркивалось, что основной задачей сыскных отделений было "производство
розыска по делам общеуголовного характера". Таким образом, функциями
сыскных отделений были дознание и розыск3.

1
Тарасов И. Т. Полиция в эпоху реформ. М., 1885. С. 99.
2
Бразоль Б. Л. Указ. соч. С. 50.
3
См.: Инструкция чинам сыскных отделений. СПб., 1910. С. 79—81.
15
Следственные действия на месте обнаружения преступления чины
сыскных отделений могли официально производить только в особых случаях,
определяя которые Инструкция прямо отсылала к ст. 256-258 Устава 1864 г.
Согласно их положениям такими обстоятельствами были задержание
преступника в момент совершения преступления с поличным и возможность
утраты вещественных доказательств.
Здесь, казалось бы, законодатель в части определения границ дознания и
предварительного следствия не продвинулся вперед и проблема дублирования
функций органов, их производящих, разрешена не была.
Результатом теоретико-правовых исследований русских юристов в
области уголовно-процессуального права конца XIX - начала ХХ в.,
предпринимавших попытки теоретически разграничить понятия "дознание" и
"розыск", стала законодательная новация, закрепленная в Законе 1908 г. и
Инструкции 1910 г., "розыск" приобретает специальное значение -
деятельность, направленная на раскрытие преступления посредством
собирания, фиксации и сохранения информации о преступлении, обнаружение
и поимку преступника1.
Практическая реализация этих положений и их дальнейшая
законодательная разработка намечали перспективу превращения сыскных
отделений путем ограничения их функций негласным розыском в оперативно-
разыскные органы общей полиции и, как следствие, размежевание дознания и
розыска. Однако этот процесс сдерживался принципами организации
деятельности сыскной полиции Российской империи. Совмещение функций
дознания и розыска в деятельности сыскной полиции было следствием и
одновременно ярким проявлением преобладания в российском уголовном
процессе второй половины XIX - начала ХХ в. следственно-розыскных начал и
стало причиной нездоровой конкуренции сыскных отделений с другими
органами общей полиции, также производившими дознание, что в результате
вело к снижению в целом результативности борьбы с преступностью.

1
См.: Инструкция чинам сыскных отделений. С. 15.
16
Таким образом, значение Закона 1908 г. состояло в том, что он стал
юридической основой дальнейшей специализации деятельности органов
полиции, которая являлась общей тенденцией развития правоохранительной
функции государства России в XIX - начале ХХ в., и формирования
оперативно-розыскной деятельности в современном ее понимании.
Законодателем подчеркивалось, что розыск не является собственно формой
дознания, а имеет самостоятельное значение. В соответствии с Законом и
Инструкцией сыскная деятельность стала приобретать признаки,
характеризующие ее как особый вид правоохранительной деятельности:
структурное и организационное обособление от иных функций уголовной
юстиции за счет специального круга субъектов (сыскных отделений),
уполномоченных ее осуществлять; реализация ее при помощи специальных
средств и методов (негласное наблюдение, оперативный опрос и проч.).
Краткое освещение проблемы взаимодействия органов предварительного
следствия и общеуголовного сыска в дореволюционный период раскрывает
главное направление историко-правовой эволюции российского досудебного
производства - институциональное и организационно-структурное
размежевание синкретизма так называемого полицейского расследования, а
именно предварительного следствия, дознания и уголовного розыска на
самостоятельные функции. Усиление этой генеральной тенденции российского
уголовного судопроизводства наблюдается и в настоящее время, ярким
проявлением которой являются принятие Федерального закона "Об
оперативно-розыскной деятельности" и текущая реформа предварительного
следствия, выразившаяся в создании в 2010 г. Следственного комитета России.

1.2 Современное правовое регулирование досудебного


производства.
Досудебное производство по уголовным делам, несмотря на свой
предварительный характер, так или иначе, является неотъемлемой частью
любой модели уголовного процесса. Значение досудебного производства
17
заключается в том, что от его эффективности во многом зависит достижение
задач на последующих стадиях уголовного судопроизводства и, прежде всего,
результат судебного разбирательства.
Досудебное производство состоит из двух стадий: стадия возбуждения
уголовного дела; стадия предварительного расследования.
Предварительное расследование осуществляется в двух формах:
предварительного следствия, дознания.
Стадия возбуждения производства по уголовному делу —
первоначальная и самостоятельная стадия в уголовном судопроизводстве. На
этой стадии органы предварительного следствия, органы дознания (имеются в
виду их должностные лица) при наличии законных поводов и оснований
решают вопрос о возбуждении производства по уголовному делу в случае
получения информации о готовящемся, совершаемом или совершенном
уголовном преступлении; проверяют полученную информацию. На этой стадии
еще не собираются доказательства и нет доказывания, поскольку в
соответствии с правилами логики доказываются утверждения, а
предположения, гипотезы проверяются. Данная стадия может завершиться
вынесением двух процессуальных решений: либо постановлением о
возбуждении производства по уголовному делу, либо постановлением об отказе
в возбуждении уголовного дела.
Стадия предварительного расследования. В данной стадии следователь и
дознаватель собирают доказательства, подтверждающие имевшее место
событие преступления, выявляют лиц, причастных к нему, устанавливают
очевидцев преступления, потерпевших, т. е. собирают для суда доказательства
о виновности лиц в совершенном либо подготовленном преступлении. В ходе
предварительного расследования формулируется обвинение. Окончательная
формулировка обвинения на стадии предварительного расследования находит
отражение в итоговом процессуальном документе данной стадии:
обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном
постановлении.
18
Предварительное расследование может быть также завершено
постановлением о прекращении производства по делу, например, за
примирением сторон, либо постановлением о применении принудительных мер
медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическим
заболеванием, которое лишало лицо возможности руководить своими
действиями и отдавать отчет своим действиям. Уголовные дела в суд
направляет прокурор после утверждения итоговых процессуальных документов
стадии предварительного расследования.
Таким образом, в современном российском уголовном судопроизводстве
досудебное производство осуществляется не только по состязательной, но и по
розыскной модели, в которой в единой функции расследования сливаются
направления деятельности по обвинению, защите и разрешению дела. Называя
производство досудебным, законодатель невольно подчеркивает, что оно
частично еще и не состязательное. В целом наше предварительное
расследование можно определить как смешанную форму, сочетающую
розыскные и состязательные элементы.
Однако по сравнению с прежним процессуальным законодательством
УПК РФ закрепляет тенденцию возрастания роли суда в досудебных стадиях
(ст. 29), которая лежит в русле развития уголовного процесса стран
континентального права.
Уголовное судопроизводство - это осуществляемая в установленном
законом порядке деятельность дознавателя, органа дознания, следователя,
прокурора, судьи, суда и других участников уголовного судопроизводства при
возбуждении, расследовании, судебном рассмотрении и разрешении уголовных
дел, исполнении приговоров, а также возникающие в связи с этой
деятельностью правовые отношения этих органов и должностных лиц, как
между собой, так и с другими участвующими в деле лицами.
Досудебное производство, охватывающее в соответствии с п.9 ст.5 УПК
РФ период с момента получения сообщения о преступлении до направления
прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу, является
19
частью уголовного судопроизводства. Следовательно, досудебное производство
также возможно рассматривать как единство уголовно-процессуальной
деятельности и уголовно-процессуальных правоотношений.

1.3 Принципы и задачи предварительного следствия.


Российское государство гарантирует защиту прав и свобод человека и
гражданина. Особую актуальность она приобретает при вовлечении граждан в
уголовное судопроизводство, особенно на стадии предварительного следствия
при производстве компетентными органами процессуальных действий,
затрагивающих права на свободу и личную неприкосновенность,
неприкосновенность жилища и имущества, право на тайну переписки,
телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, которые
в отдельных случаях могут быть ограничены законом или судебным решением.
Успешная организация и функционирование любой системы невозможна
без установления основ, выраженных в принципах, которые будут определять
построение соответствующей системы, взаимодействие образующих ее
элементов, их структуру и полномочия, а также общие правила реализации
функций всех звеньев системы. Для совершенствования статуса данного органа
в законе закреплены принципы не только деятельности, но и принципы
организации Следственного комитета РФ.
Основными задачами органов предварительного следствия являются:
обеспечение в пределах своих полномочий исполнения законодательства
Российской Федерации об уголовном судопроизводстве; организационно-
методическое руководство расследованием преступлений, подследственных
следователям органов внутренних дел Российской Федерации.
В соответствии с возложенными задачами органы предварительного
следствия осуществляют следующие основные функции:
анализируют следственную практику, организацию и результаты
деятельности следователей органов внутренних дел Российской Федерации,
20
разрабатывают и реализуют меры по повышению качества и сокращению
сроков производства расследования;
изучают, обобщают и рекомендуют к внедрению положительный опыт
предварительного следствия, разрабатывают для использования на практике
современные методики расследования отдельных видов преступлений;
организуют взаимодействие следователей органов внутренних дел
Российской Федерации с органами, осуществляющими оперативно-розыскную,
экспертно-криминалистическую деятельность, дознание, прокурорский надзор
и судебный контроль по уголовным делам;
изучают правоприменительную практику следователей органов
внутренних дел Российской Федерации и осуществляют разработку
предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации;
обеспечивают эффективную кадровую политику, подбор, расстановку и
воспитание следственных кадров, повышение их квалификации и
профессионального мастерства;
организуют рассмотрение и разрешение в соответствии с
законодательством Российской Федерации писем, жалоб и заявлений граждан,
поступающих в связи с производством предварительного следствия по
уголовным делам.
Неотъемлемой характеристикой уголовно-процессуальной деятельности,
в том числе на досудебном этапе, является ее публичность.
Публичность уголовно-процессуальной деятельности на досудебном
этапе следует рассматривать как обязанность следователя, органа дознания,
дознавателя и других должностных лиц, осуществляющих уголовное
судопроизводство, выполнить возложенные на них уголовно-процессуальным
законом функции, независимо от воли и желания заинтересованных лиц, в
целях реализации назначения уголовного судопроизводства.
Право участников уголовного процесса, которые имеют интерес в
уголовном деле, в праве самостоятельно, но в рамках уголовно-
21
процессуального закона, распоряжаться своими правами, реализовывать свои
права и интересы, представляет собой принцип диспозитивности.
В п. 1 ч. 1 ст.6 УПК РФ сформулирована главная задача уголовного
судопроизводства - защита прав и законных интересов лиц и организаций,
потерпевших от преступлений.
Названные задачи конкретизируются в ч.2 ст.6 УПК РФ. Уголовное
преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере
отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного
преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация
каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.
Исходя из смысла ч.2 ст.6 УПК РФ, к средствам достижения задач
уголовного судопроизводства отнесено:
1) уголовное преследование виновных;
2) назначение виновным справедливого наказания;
3) отказ от уголовного преследования невиновных;
4) освобождение невиновных от наказания;
5) реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному
преследованию.
Важно отметить, что закон не просто называет, но и подробно
регламентирует каждое из указанных средств, устанавливая виды уголовного
преследования и обязанность его осуществления; основания отказа в
возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного
преследования; основания возникновения права на реабилитацию, виды и
порядок возмещаемого вреда реабилитированному и т.д.
Также одной из основополагающих задач уголовного процесса является
создание предпосылок для последующих стадий уголовного судопроизводства.
Каждая досудебная стадия обладает самостоятельным значением и
занимает свое, достойное место в системе уголовного процесса. Уголовный
процесс не перестает быть процессом, если уголовное дело не пройдет через
22
все стадии, а, допустим, затронет только часть из них, и найдет в этих стадиях
свое окончательное решение.
Не смотря на последовательное внесение изменений в статью 61 УПК РФ
законодатель, до настоящего времени, не смог создать надежный правовой
механизм реализации принципа разумного срока уголовного судопроизводства
в стадии предварительного расследования. Все попытки законодателя изменить
существующую ситуацию не позволили достичь желаемого результата.
Чрезмерные затянутые сроки расследования, волокита по уголовным делам,
абсолютное бездействие должностных лиц остаются реальной
действительностью1. Об этом наглядно свидетельствует следственная практика.
Так, например, 31.01.2015 г. в доме № 33 в д. H. Устьянского района
Архангельской области, неизвестным лицом, путем свободного доступа,
похищены денежные средства в общей сумме 12000 рублей, принадлежащие С.
10 февраля 2015 года возбуждено уголовное дело по признакам преступления,
предусмотренного ст. 158 ч. 1 УК РФ. 20 августа 2015 года следователем
вынесено постановление о приостановлении предварительного следствия по ст.
208 ч.1 п. 3 УПК РФ, в связи с отсутствием реальной возможности участия в
уголовном деле подозреваемого Ж. Данное постановление было отменено как
незаконное надзирающим прокурором, как незаконное, поскольку
подозреваемый Ж. содержался в СИЗО № 1 УФСИН России по Архангельской
области и каких-либо препятствий для его участия в уголовном деле не было.
Уголовное дело 28.12.2015 г. было направлено в суд с обвинительным
заключением который 15.02.2016 г. признал Ж. виновным и вынес
обвинительный приговор2. Таким образом, с момента возбуждения уголовного
дела до вынесения судебного решения прошло более года. В то время, как
обстоятельства дела не свидетельствовали о необходимости приостановления

1
1. Богословская Е.В. Разумный срок уголовного преследования. // Законность. №
4. 2015. С. 55-58.
2
2. Уголовное дело № 15280032 // Архив СО ОМВД России по Устьянскому
району Архангельской области. 2016 г.
23
уголовного дела. В приведенном примере налицо игнорирование следователем
требований ст. 61 УПК РФ.
Другой пример. 05.06.2017 г. К., находясь на территории г. Вельск,
незаконно приобрел без цели сбыта вещество массой не менее 0, 76 г., из
которого 0,46 г. вещества, являющегося производным наркотического средства,
что согласно Постановлению Правительства РФ № 1002 от 01.10.2012 г.,
является значительным размером, после чего до момента изъятия сотрудниками
правоохранительных органов, незаконно хранил данное вещество массой 0,46 г.
Несмотря на очевидные обстоятельства совершенного преступления,
предварительное расследование осуществляется до настоящего времени
(14.01.2018 г.). За этот период пять раз выносилось постановление о
возбуждении ходатайства о продлении срока дознания 1. Приведенный пример
также свидетельствует об отсутствии стимулирующей силы к активной
правоприменительной деятельности нормы, закрепленной в ст. 61 УПК РФ.
Необходимо отметить, что за 12 месяцев 2016 г. дознавателями ОМВД
России по Устьянскому району была допущена волокита при расследовании 16
уголовных дел в отношении конкретных лиц, в связи с чем надзирающим
прокурором были приняты решения об изъятии и передаче данных уголовных
дел для дальнейшего расследования в СО ОМВД России по Устьянскому
району. Такая волокита дознавателей по уголовным делам повлекла за собой не
только необеспечение прав граждан, в том числе права на разумный срок
уголовного судопроизводства, но и создала предпосылки для дальнейших
нарушений, выражающихся в утрате важнейших доказательств. Так, свидетели
по уголовным делам могут забыть детали произошедшего, а потерпевшие,
утратив веру в восстановление справедливости, вовсе перестанут являться в
органы предварительного расследования и в суд.
Следователями СО ОМВД России по Устьянскому району за первое
полугодие 2017 г. было принято 3 незаконных решения о приостановлении
предварительного следствия по основанию, предусмотренному п.3 ч.1 ст. 208
1
3. Уголовное дело № 11701110013000167 // Архив СО ОМВД России по
Устьянскому району Архангельской области. 2017 г.
24
УПРК РФ, которые были отменены руководителем СО ОМВД России по
Устьянскому району в связи с отсутствием каких-либо объективных данных,
свидетельствующих о наличии указанного основания к приостановлению 1.
Фактически следователями путем принятия незаконных решений подменялась
необходимость продления сроков предварительного следствия. Чтобы не
допустить нарушение сроков расследования следователи и дознаватели все
чаще приостанавливают дела по основаниям, предусмотренным п.3 ч.1 ст. 208
УПК РФ, так как в указанном случае предварительное расследование может
быть приостановлено и до окончания его срока. В таких случаях именно
прокурор отменяет незаконные постановления следователей, дознавателей о
приостановлении предварительного расследования.
Не смотря на принятие комплекса мер ведомственного контроля по
значительному количеству уголовных дел нарушение срока не было
обусловлено объективными причинами (длительное не проведение
следственных действий, несвоевременное направление отдельных поручений и
запросов). Можно говорить о том, что не всегда ведомственный контроль
является эффективным механизмом. Поэтому существует необходимость
тщательного законодательного регулирования прокурорского надзора за
соблюдением требований закона, направленных на реализацию принципа
разумного срока уголовного судопроизводства в стадии предварительного
расследования. Так, в юридической литературе высказано предложение Е.В.
Богословской, которая предлагает с целью сокращения сроков производства по
делу и активизации хода предварительного расследования внести в УПК РФ
изменения в ч. 4 ст. 213 и ч. 2 ст. 208 УПК РФ, касающиеся обязанности
следователя наряду с уведомлением прокурора о приостановлении
предварительного следствия, представлять для изучения материалы уголовного

1
4. Справка - анализ прокуратуры Устьянского района Архангельской области за
первое полугодие 2017 г. о выполнении органами предварительного расследования
требований, предусмотренных ст. 61 УПК РФ, о соблюдении разумного срока уголовного
судопроизводства.
25
дела прокурору в течение 5 суток2. Приведенное мнение представляется
обоснованным, направленным на повышение законности производства по
уголовному делу и соблюдение разумных сроков предварительного
расследования.
На основании изложенного, следует заключить, что только надлежащее
законодательное регулирование прокурорского надзора способно изменить
негативную правоприменительную практику, сопровождающуюся волокитой и,
как следствие, нарушением права участников уголовного процесса на разумный
срок производства предварительного расследования. С этой целью
представляется необходимым совершенствовать уголовно-процессуальное
законодательство в соответствующей части.
Задачи предварительного расследования заключаются в создании
необходимых предпосылок для разрешения судом уголовного дела, а также в
самостоятельном его разрешении в случае принятия решения о прекращении
уголовного дела. Следовательно, непосредственным назначением данной
стадии служит установление обстоятельств совершения преступления,
изобличение лица или лиц, виновных в его совершении.

2
Богословская Е.В. Разумный срок уголовного преследования. // Законность. № 4.
2015. С. 55-58.
26
Глава 2. СИСТЕМА ПОЛНОМОЧИЙ СЛЕДОВАТЕЛЯ В
УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ.
2.1. Понятие, сущность, классификация полномочий следователя.
В уголовно-процессуальном кодексе закреплены стороны
судопроизводства. В главе 6 УПК РФ содержится список сторон, выступающих
со стороны обвинения. К ним относится: прокурор, следователь, руководитель
следственного органа, орган дознания, начальник подразделения дознания,
начальник органа дознания, дознаватель, потерпевший, частный обвинитель,
гражданский истец, представитель потерпевшего, гражданского истца, частного
обвинителя.
В настоящее время, следствие распределено по разным ведомостям. Есть
следователи ФСБ, следователи МВД, следователи Следственного комитета РФ.
Не смотря на то, что следователи распределены в разных ведомостях – каждый
из них имеет одинаковые права и обязанности. Единственное отличие
заключается в подследственности дел. То есть, от характера и категории
преступления зависит, в какую конкретно ведомость направляется дело. Так,
следователи ФСБ расследуют уголовные дела по преступлениям, связанным с
общественной безопасностью и государственного строя, следователи МВД по
преступлениям против собственности и другие, и, следователи Следственного
комитета по тяжким и особо тяжким преступлениям, против жизни и здоровья
человека и гражданина, в отношении сотрудников правоохранительных
органов и несовершеннолетних. Все виды подследственности и конкретные
дела закреплены в ст. 151 УПК РФ.
Предварительное следствие осуществляет следователь одного из
ведомств. Можно сказать, что следователь является тем субъектом, который
«запускает» уголовное судопроизводство по конкретному делу. Ведь, если нет
уголовного преследования – то нет и предмета для уголовного
судопроизводства и, тем более, нет необходимости в защите от него.1

1
Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе
Франции. М., 1995.
27
В п. 41 ст. 5 УПК указано, что следователь - должностное лицо,
уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу,
а также иные полномочия, предусмотренные Кодексом.
Ст. 38 УПК дает нам перечень полномочий следователя. Из нее следует,
что следователь в пределах своей компетенции осуществляет предварительное
следствие по уголовному делу. Стоит обратить внимание, что, перечисленные
функции в ст. 38 УПК не имеют исчерпывающий характер, так как полномочия
следователя можно найти и в других нормах, примером того служит ст. 101
УПК РФ, в которой говорится о вынесении постановления об избрании меры
пресечения, или, ст. 113 УПК РФ - о вынесении постановления о приводе
подозреваемого, свидетеля и др.
В соответствии с УПК РФ общий срок предварительного следствия
составляет два месяца, в особых случаях указанный срок может продлеваться
до трех месяцев. Также не исключено и дальнейшее продление срока следствия,
а именно, указанный срок может быть увеличен до 12 месяцев, если уголовное
дело, по которому ведется расследование представляет собой особую
сложность. Срок продлевается руководителем Следственного органа.
Дальнейшее увеличение срока допустимо, но в особых случаях и уже не
руководителем, а Председателем следственного комитета РФ.
Производство по уголовному делу может осуществляться как
следователем единолично так и следственной группой, численность которая не
ограничена. Организует всю работу группы следователь - руководитель
следственной группы, который принимает дело к своему производству.
Решение о назначении руководителя следственной группы принимается
руководителем следственного органа. Руководитель следственной группы
помимо организации хода расследования уголовного дела, уполномочен
выносить основные решения по уголовному делу и в последствии направляет
уголовное дело руководителю следственного органа1.

1
Громов Н.А., Затона Р.Е., Лисовенко В.В. Следователь в уголовном процессе //
Следователь. 1998. № 4. С. 55.
28
Следователь самостоятельно устанавливает процесс расследования.
Принимает решения, касающиеся предварительного расследования, принимает
решения в отношении признания потерпевшим, определяет круг лиц, которым
будет поручено производство экспертизы, решает вопросы о мере
принуждения. В соответствии со ст. 73 УПК РФ принимает решения,
направленные на собирание и проверку доказательств, необходимых для
установления всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания по
каждому уголовному делу.
Что касается избрания меры пресечения следователем – здесь нужно
обратить внимание на то, что такие меры пресечения как залог, домашний
арест, заключение под стражу, принимаются следователем исключительно по
решению суда. Для того, чтобы эти меры пресечения были избраны,
следователь с согласия руководителя выносит постановление о возбуждении
перед судом ходатайства об избрании меры пресечения. Данная процедура
действует не для того, чтобы ограничить следователя в его правах, а скорее для
того, чтобы обеспечить защиту законных прав и свобод граждан.1
В Силу исполнения принципа неотвратимости наказания подозреваемому
и обвиняемому следует избирать меру пресечения, перечень которых
содержится в УПК РФ. Согласно ст. 98 это может быть подписка о невыезде,
личное поручительство, наблюдение командирования части, присмотр за
несовершеннолетним обвиняемым, залог, домашний арест, заключение под
стражу. Из практики видно, что на стадии предварительного расследования
используются в-основном такие меры пресечения как подписка о невыезде и
надлежащем поведении, домашний арест и заключение под стражу. Как
указывает Европейский суд по правам человека – строгая мера пресечения к
подозреваемому и обвиняемому на стадии предварительного расследования
чаще всего является не обоснованной.
В настоящее время предварительно следствие проходит по следующим
этапам.
Саньков В.И. В защиту концепции "сильного следователя" // Библиотека
1

криминалиста. Научный журнал. Вып. 3 (26). М., 2016. С. 10.


29
Первый – это мероприятия по установлению лица, причастного к
совершению преступления. Здесь следователь собирает как можно больше
данных, направленных на установление личности преступника. После чего
следователь выполняет объемную работу, направленную на установление
абсолютно всех обстоятельств совершенного преступления. Что выполняется
путем проведения осмотров места происшествия, допросов, очных ставок,
назначении соответствующих экспертиз и других следственных и
процессуальных действий.1
Ко второму, промежуточному, наиболее объемному этапу относится все,
что связано с обстоятельствами совершенного преступления. Следователь так
же собирает, оценивает доказательства виновности лица, собирает на него
основные характеризующие материалы.
В третий, завершающий этап входит сбор дополнительных доказательств
в отношении обвиняемого. Всесторонняя проверка объективности, истинности
собранных доказательств, восполнение пробелов, сбор дополнительных
характеризующих материалов. После чего подводятся итоги собранных
материалов. На следователя ложится обязанность собрать не только факты,
уличающие лицо в совершении преступления, но и оправдывающие его.
Когда все доказательства по делу собраны, следователь уведомляет
обвиняемого об окончании следственных действий, о чем составляет
соответствующий протокол. После чего следователь знакомит обвиняемого и
потерпевшего со всеми материалами уголовного дела и направляет уголовное
дело с обвинительным заключением прокурору.2
В качестве назначения следователя в расследовании уголовных дел
является осуществление предварительного следствия по уголовному делу.
Вместе с тем, он также вправе осуществлять смешанное предварительное
1
Панферов С, Чикалов А. К вопросу о реорганизации досудебного производства //
Законность. 2008. N 5.
2
Пушкарев В.В. Соотношение уголовно-процессуальной функции следователя с
принципом процессуальной независимости и самостоятельности: направления
совершенствования досудебного производства через призму ретроспективного и
сравнительно-правового анализа // Библиотека криминалиста. Научный журнал. Вып. 5 (28).
М., 2016. С. 311, 312.
30
расследование, а по делам о преступлениях, которые перечислены в п. п. 7 и 8
ч. 3 ст. 151 УПК РФ, также и дознание.
Под уголовно-процессуальным положением следователя необходимо
понимать предусмотренную нормами уголовно-процессуального права
совокупность таких элементов, как функция, задачи, полномочия следователя,
процессуальная самостоятельность этого участника уголовного процесса1.
Перечисленный набор составляющих уголовно-процессуального
положения следователя является постоянным вне зависимости от того, к
какому органу или следственному управлению относится следователь.
Таким образом, следователь - это субъект уголовно-процессуальной
деятельности, наделенный исключительным правом производства
предварительного следствия по преступлениям, отнесенным к его компетенции
в связи с его должностной принадлежностью к определенному ведомству2.
Следователь - это своего рода «локомотив» досудебного уголовного
процесса, его инициатор, организатор и исполнитель в одном лице. От
направлений и содержания его действий напрямую зависит эффективность
расследования преступлений, достижение цели установления истины по
уголовному делу. Как отмечается в литературе, адекватное (полное и точное)
определение следователем своих процессуальных функций является
необходимым для установления стратегии деятельности следователя и его
самоидентификации3. Отсюда следует вывод о фундаментальном научном и
практическом значении правильного определения процессуальных функций
следователя.
Расследуя уголовное дело, которое принято следователем к своему
производству, ему необходимо принять все меры, которые предусмотрены
1
Быков В.М Следователь как участник уголовного процесса // Законность.2012.№7. С.
9.
2
Воскобитова Л. А. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ //
Консультант Плюс[Электронный ресурс]: Справочно-правовая система. - версия Проф,
сетевая. - Электрон.дан. - м.: АО Консультант Плюс, 1992
3
Харитонов А. Н., Деришев Ю. В. Органы предварительного следствия: история
становления, система, структура, функция контроля преступности, направления
реформирования: Учебное пособие -Волгоград: Юридический институт МВД России, 1991. -
С.9
31
законом для всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела,
обнаружить обстоятельства, которые уличают и оправдывают вину
обвиняемого1.
При этом, в обязанности следователя входит дать возможность
защищаться различными способами и средствами, которые установлены
законом от предъявленного обвинения и обеспечить охрану личных и
имущественных прав обвиняемого. Следователь принимает определенные меры
к тому, чтобы возместить причиненный преступлением материальный ущерб и
обеспечить заявления гражданского иска. Содержание уголовно-
процессуальной функции состоит в том назначении и определенной
деятельности, осуществляемые следователем при раскрытии различных
преступлений2.
Вопросы организации расследования преступлений как в прежнее, так и в
настоящее время представляют особый интерес для криминалистов. Основой
данного интереса служит стремление разработать научно-практические
рекомендации следователю, для того чтобы усовершенствовать
расследование преступлений.
Организация расследования преступлений является актуальным
вопросом, так как представляет собой систему определенных действий
субъектов в рамках уголовного судопроизводства, который требует
постоянного совершенствования в следственной деятельности, в новых
разработках, более эффективных средств и методов по расследования
уголовных дел.
Деятельность по организации расследования преступлений также
можно рассматривать как сложную систему, которая состоит из определенных
элементов и имеет своеобразную структуру. Анализ данной структуры
расследования представляет собой выявить все особенности этой
1
Гуляев А. П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юридическая Литература, 1981.
С.8
2
Пиюк А. В. Правовое положение следователя в современном уголовном процессе
России // Российская юстиция. 2011. № 3. С. 70.
32
деятельности и тем самым основательнее подготовиться к ее осуществлению.
Выявление и изучение того, как построена данная деятельность, является
необходимой предпосылкой и для разрешения проблем ее организации и
управления1. Для организации расследования характерны основные
структурные элементы, как цель, объект, субъект, средства, результат.
Цели расследования определяют содержание и направленность
деятельности следователя, а также оказывают существенное влияние на
достижения предусмотренных в нем результатов, а в практической
деятельности от цели зависит и выбор следователем конкретных средств и
способов расследования2.
Также необходимо отметить, что вопросы определения и конкретизации
целей в расследовании составляют значительную часть следственных
ошибок, а также некоторые вопросы о целях изучены недостаточно полно,
поэтому требуют их тщательного закрепления.
Следовательно, для того чтобы наиболее верно организовать
расследование, необходимо определить его цели, спланировать, а затем создать
условия для руководства практическим производством действий, а также
расследования в целом.
Также следует обратить внимание на то, что цели организации
расследования могут быть достигнуты только при наличии соответствующего
уровня знаний. К ним следует отнести знания об особенностях, структуре
расследуемого преступления, которые позволяют устанавливать, изучать и
собирать факты и объекты; об особенностях содержания и процессуальной
формы расследования; а также знания о сущности процессов организации.
Объект расследования - то, что подлежит расследованию, то есть
преступная деятельность, которая содержится в конкретных деяниях, круг
которых предусмотрен уголовным законом.

1
Чурилов С.Н. О системе криминалистики и месте в ней вопросов организации
расследования // Nauka-rastudent. 2015. №4(16). С.36.
2
Решетникова Т.В. Понятие и структура деятельности по расследованию
преступлений // Общество и право. 2012. № 1 (38). С.47.
33
В отличие от объекта, предмет расследования можно считать
индивидуальным по каждому делу, так как он обусловлен конкретностью
расследуемого события преступления.
Субъектом расследования является следователь, который выполняет
функции организатора, руководителя и основного исполнителя деятельности по
организации расследования.
Кроме следователя, выделяются также иные субъекты, деятельность
которых носит вспомогательный характер при организации расследования.
К ним следует отнести оперативных работников, специалистов, экспертов
и иных лиц, содействующих раскрытию преступления1.
Кроме того, характеризуя понятие организации расследования
преступлений, необходимо также отметить, что повышение эффективности
деятельности следователя должно происходить не только за счет
совершенствования криминалистической и специальной техники, приемов и
средств производства отдельных следственных действий, оперативно-
розыскных мероприятий, их комплексов и методов расследования, но и с
помощью организационных аспектов работы данных органов. В настоящее
время, без правильной организации, даже при наличии специальных знаний,
средств, опыта и умений будет невозможно провести качественное
предварительное расследование преступлений, а также решать большое
количество проблем, которые возникают при их расследовании2.
Приведем в качестве примера случай из практики. Неизвестный
преступник ночью путем отжатия двери проник в офис одной из фирм и,
сорвав навесные петли дверцы сейфа, похитил деньги. На окрашенной
поверхности сейфа обнаружили следы перчаток, которые были
откопированы на дактилопленку. Предварительно исследовав по указанию
следователя эти следы, специалист-криминалист предположительно
1
Волынский А.Ф., Тишутина И.В. Организация раскрытия и расследования
преступлений через призму эффективности // Таврический научный обозреватель. 2015. № 2-
3. С.17.
2
Колесников И.И. Дискуссия о понятии «организация расследования
преступлений» // Публичное и частное право. 2011. № 2. С.146.
34
определил, что перчатки вора изготовлены из кожи тонкой выделки. Используя
эти и другие сведения, оперативные работники значительно сузили круг лиц,
подлежавших проверке, и через два дня выявили гражданина В., имевшего
такие перчатки. После того, как перчатки изъяли, была назначена
трасологическая экспертиза; эксперт дал заключение, что следы на сейфе
оставлены перчатками В1.
Из данного примера можно сделать вывод, что большую роль в
расследовании в настоящее время занимают технико-криминалистические
средства и методы получения, фиксация доказательственной информации, а
также качественное и своевременное взаимодействие следователя с
оперативными работниками и экспертами.
Так, Петрова М.В. была признана невиновной в совершении убийства, то
есть умышленном причинении смерти, так как доказательства, которые
предъявляла сторона обвинения не указывали на то, что телесные повреждения
причинила именно она, протокол допроса не был написан со слов обвиняемой и
не соответствует действительности. Следовательно, эти показания Петровой
М.В нельзя считать достоверными, так как результаты допроса отражены в
протоколе с нарушением требований УПК, согласно которым показания
допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности
дословно.
Показания Петровой М.В. насчет орудия убийства также не
соответствуют заключению эксперта, что вызывает сомнения в виновности
обвиняемой. Поэтому в данном случае суд пришел к выводу о том, что Петрова
М.В. должна быть оправдана за непричастностью к совершению данного
преступления.
Можно сделать вывод о том, следователь не собрал нужные
доказательства, которые бы подтверждали виновность Петровой М.В., а
основывались лишь на ее признательных показаниях. Из чего следует, что во
время расследования работа следователя была проделана ненадлежащим

1
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. №11. С.21
35
образом, следствием чего является не правильно организованные следственные
действия.
Таким образом, необходимо отметить, что организация расследования
преступлений является процедурой упорядочения работы, с помощью
построения умственной деятельности, выявление ключевых элементов
структуры, а также создание условий для качественного производства и
руководства расследованием.
Следует отметить, что организация работы следователя сама по себе не
способна решать некоторые проблемы расследования, но она формирует
предпосылки и создает все необходимые условия для их решения.
Для того, чтобы раскрыть определенные преступления следователь
наделен соответствующими полномочиями. Права следователя являются
одновременно и его обязанностями перед государством. Так например, право
следователя на то, чтобы возбудить уголовное дело при наличии поводов и
оснований, которые указаны в законе, трансформируется в его обязанность при
любом случае обнаружения признаков преступления1.
Надо отметить, что деятельность следователя в уголовном процессе несет
государственный характер, который регламентирован законом и направлена то,
чтобы реализовать определенные функции расследования. В связи, с чем как
права, так и обязанности следователя являются достаточно специфичными.
В обязанности следователя входит принимать все меры, которые
предусмотрены законом к тому, чтобы установить события преступления,
определить лиц, которые виновных в его совершении, и изобличить их.
При этом с одной стороны следователь является непосредственным
исполнителем закона, осуществляя при этом применение норм уголовно-
процессуального права, а с другой – он реализует определенную
распорядительную функцию, т.е. выбор в производстве определенных
следственных действий2.

1
Зажицкий В. И. О процессуальном положении следователя // Государство и право.
2011. № 6. С.72
36
Надо заметить, что объем полномочий на разных стадиях уголовно-
процессуальной деятельности следователя является различным. Так, например,
до возбуждения уголовного дела он не вправе проводить какое-либо
следственное действие (помимо осмотра места происшествия), а может только
изучать материалы, получать различные объяснения и т. д., а после
возбуждения уголовного дела и принятии его к производству, следователь
наделяется правом проводить какие-то следственные действий, а также на
применять различные меры процессуального принуждения1.
Таким образом, полномочия следователя можно подразделить на
полномочия до возбуждения уголовного дела и полномочия после его
возбуждения, которые в свою очередь, можно классифицировать на
полномочия после привлечения в качестве обвиняемого и до этого действия.
При этом объем полномочий, которыми обладает следователь зависит от
того на каком этапе находится предварительное следствие.
Надо отметить, что следователь, обладая властными полномочиями,
обязывает участников расследования исполнять нормы права и определенному
поведению. Для того, чтобы обеспечить свои властные полномочия, которые
выражаются в его решениях, у следователя в распоряжении находятся все
необходимые ему процессуальные средства. Так например, к лицам, которые
нарушили предписания закона, по требованиям следователя, будут применены
определенные санкции. В роли гарантий, которые существуют для обеспечения
реализации следователем требований уголовно-процессуального закона в
уголовном процессе, могут применятся ряд разных видов санкций2.
В соответствии с уголовно-процессуальным законом, следователь может
применять меры процессуального принуждения:
- вовремя того, как он собирает доказательства, которые ему требуются
для того, чтобы установить события преступления и изобличить виновных лиц;

2
Алексеева Л. Б. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник /
Л. Б. Алексеева. -М.: Юристъ, 2004. - 92 с.
1
Там же. С.98
2
Безлепкин Б. Т. Краткое пособие для следователя и дознавателя. М, 2011. 211 с.
37
- для того, чтобы пресечь попытки обвиняемого каким-либо образом
оказать препятствие для того, чтобы установить истину по уголовному делу.
Для проведения допроса или для дачи заключения следователь вправе
вызвать любое лицо, произвести осмотр, обыск и иные следственные действия,
потребовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и
граждан представления предметов и документов, которые могут установить
требуемые по делу фактические данные, дать задание провести ревизию, а
также применить меры процессуального принуждения1.
Надо заметить, что работа следователя по уголовным делам и
материалам, которые находятся в его производстве, осуществляется в
достаточно плотном взаимодействии с сотрудниками других служб и
подразделений. Причем это взаимодействие строится на базе взаимного обмена
сведениями, скоординированного планирования, строгого разделения уровня
компетенции, прав и обязанностей следователя и органа дознания, которые
предусматриваются уголовно-процессуальным законом и законом «Об
оперативно-розыскной деятельности». Так, по расследуемым делам следователь
вправе давать органам дознания поручения и указания (в письменном виде) о
производстве розыскных и следственных действий, а также требовать от них
всяческого содействия при проведении отдельных следственных действий. Эти
письменные поручения и указания являются обязательными к исполнению для
органа дознания2.
Поручения и указания о производстве розыскных и следственных
действий следователь дает органу дознания, учитывая его процессуальную
компетенцию.
Надо заметить, что следователь может дать поручение органу дознания
производство любого следственного действия, за исключением допроса
обвиняемого, который связаны с предъявлением обвинения и назначения

1
Белкин Р.С. Тактика следственных действий / Е. М. Лившиц, Р. С. Белкин. М., 1997.
– 321. с.
2
Рыжаков А. П. Процессуальные документы следователя и дознавателя, М. Юристь,
1998. 225 с
38
экспертизы и ряда следственных действий. К розыскным действиям, которые
поручаются следователями органам дознания можно отнести: прочесывание
местности с целью поиска преступника и выявления его следов, поквартирные
и надворные обходы граждан с целью обнаружить свидетелей, провести опросы
потерпевшего, свидетелей и т.д1.
Следователь вправе требовать от органов дознания содействия при
производстве отдельных следственных действий, которое они могут оказать
при решении определенных организационных вопросов. Следователь имеет
право поручить работникам органам дознания осмотреть место происшествия,
участок местности, обыскать определенную часть помещения, произвести
некоторые опытные действия, которые составляют непосредственно
содержание следственного эксперимента. Отдельно следует рассмотреть вопрос
о положении следователя, его прав и обязанностей в правоотношениях с
начальником следственного отдела (отделения, управления и прокурором,
который осуществляет надзор за соблюдением законности в деятельности
следователя)2.
Что касается производимых следователем действий следственного и
процессуального характера как лично, так и через органы дознания, то все они
направлены на то, чтобы получить определенные доказательства по какому-
либо делу. В соответствии с законодательством следователь должен провести
оценку доказательств на основании своего внутреннего убеждения, которое
основывается на полном, всестороннем и объективном рассмотрении в
совокупности всех обстоятельств конкретного дела. Никто не имеет права
принуждать следователя к тому, чтобы он принял решение, которое
противоречит его внутреннему убеждению. Следует отметить, что в
соответствии со своим внутренним убеждением и нормам закона следователь
принимает определенные решения о производстве следственных, а также
других процессуальных действий, при помощи которых он осуществляет свои

1
Божьев В. П. Состязательность на предварительном следствии // Законность. 2004. №
1. С. 39
2
Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1951. 128 с.
39
полномочия. Следователь при осуществлении своих полномочий, должен
строго соблюдать закон, что диктует объективную необходимость
всесторонним образом изучить данную проблему1
Так как только четкое информированность в области прав и обязанностей
следователя может помочь не совершить ошибки при проведении
предварительного следствия, а следовательно, увеличит эффективность работы
следователя и позволит соблюсти законность.
2.2 Процессуальные полномочия следователя в стадии возбуждения и
предварительного расследования уголовного дела
Переходя к рассмотрению полномочий следователя, необходимо
отметить, что отдельные специалисты предлагают выделять права и
обязанности следователя в качестве самостоятельных элементов его
процессуального статуса, не забывая при этом о том, что между ними
существует неразрывная связь. Такая позиция разделяется многими авторами, в
том числе А.П. Рыжаковым2, который среди прав следователя выделяет:
• право возбуждать уголовное дело в порядке, установленном УПК РФ (п.
1. ст. 146 УПК РФ). Дело возбуждается следователем в официальном порядке
по своей инициативе при наличии законного повода и достаточного основания.
Актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное
преследование от имени государства в связи с совершенным преступным
деянием, что обеспечивает последующие процессуальные действия;
• право принимать уголовное дело к своему производству или передавать
его руководителю следственного органа для направления по
подследственности. Полномочия конкретного следователя по возбужденному
уголовному делу должны быть подтверждены отдельным уголовно-
процессуальным актом - решением о принятии уголовного дела к своему
производству. Если следователь или дознаватель не принимал данного
1
Пиюк А. В. Правовое положение следователя в современном уголовном процессе
России //
Российская юстиция. 2011. № 3. С. 74.
2
Рыжаков А.П. Субъекты (участники) уголовного процесса. М.: Дело и Сервис, 2013.
С. 272.
40
уголовного дела к своему производству, то все произведенные им
процессуальные действия и принятые процессуальные решения будут
незаконны1;
• право самостоятельно направлять ход расследования, принимать
решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за
исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение
судебного решения или согласия руководителя следственного органа.
Также следователь вправе вызывать для допроса и производства очной
ставки любое лицо, а неявившийся без уважительной причины свидетель может
быть подвергнут принудительному приводу на основании постановления
следователя. За некоторые действия, связанные с неисполнением требований
следователя предусмотрена уголовная ответственность (например, за отказ
свидетеля от дачи показаний, за отказ от дачи экспертного заключения без
уважительных причин, за отчуждение имущества, подвергнутого описи или
аресту);
• следователь в соответствии с ч. 1 ст. 17 УПК РФ оценивает
доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на
совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при
этом законом и совестью;
• право давать органу дознания в случаях и порядке, которые
установлены УПК РФ, обязательные для исполнения письменные поручения о
проведении оперативнорозыскных мероприятий, производстве отдельных
следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе,
об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать
содействие при их осуществлении;
• право обжалования в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК РФ.
• осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (ч. 2 ст. 38
УПК РФ). Эти полномочия могут состоять в собирании доказательств

1
Воскобитова Л. А. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ //
Консультант Плюс [Электронный ресурс]: Справочно-правовая система. - версия Проф,
сетевая. - Электрон.дан. - м.: АО Консультант Плюс
41
способами, предусмотренными законом, принятии мер по восстановлению прав
лица в случаях прекращения уголовного дела по реабилитирующим
основаниям и другие1.
Обязанности следователя А. П. Рыжаковым выделяются следующие:
• принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся
преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по
нему решение (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).
Поступающие в органы прокуратуры сообщения о преступлениях
незамедлительно фиксируются в Книге учета сообщений о преступлениях, а
сами сообщения безотлагательно передаются в орган, уполномоченный
рассматривать их.
Рассмотрение сообщения о преступлении включает в себя следующие
этапы: прием; регистрацию; проверку сообщения о преступлении; принятие по
нему решения. При этом сообщение о преступлении подлежит обязательному
приему вне зависимости от места и времени совершения преступного деяния,
полноты сообщаемых сведений и формы представления, а также
подследственности (см., например, п. 5 Инструкции об организации приема,
регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах
системы Следственного комитета Российской Федерации, утвержденной
Приказом Следственного комитета РФ "Об организации приема, регистрации и
проверки сообщений о преступлении в следственных органах системы
Следственного комитета Российской Федерации"2). Также согласно
определению Конституционного Суда РФ от 22.11.2012 N 2162-О даже в
случае, когда, по мнению правоохранительных органов, событие преступления
отсутствует, само сообщение о преступлении подлежит принятию, регистрации
и проверке.

там же.
1

2
Приказ СК России от 11.10.2012 №72 Об организации приема, регистрации и
проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных
подразделениях) системы Следственного комитета РФ [Электронный ресурс] // Консультант
Плюс
42
В ч. 1 ст. 144 УПК РФ установлен срок для проверки сообщения и
принятия решения по нему: не позднее трех суток со дня поступления
указанного сообщения. В течение указанного срока должно быть принято
решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении
уголовного дела или о передаче сообщения по подследственности, а по
уголовным делам частного обвинения - в суд. Течение срока для проверки
сообщения о преступлении начинается со дня поступления первого сообщения
об указанном преступлении.
В перечень действий, которые могут быть предприняты следователем в
целях проверки сообщений о преступлении, входят как проверочные, так и
следственные действия, предусмотренные указанной статьей.
• в каждом случае обнаружения уголовно и процессуально значимых
признаков объективной стороны состава преступления принимать
предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления,
изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 21
УПК РФ). Данная обязанность во многом дублируется с рассмотренным выше
правом следователя самостоятельно направлять ход расследования, принимать
решение о производстве следственных и иных процессуальных действий.
• выявлять обстоятельства, подлежащие доказыванию, а именно:
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства
совершения преступления);
2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и
мотивы;
3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;
5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от
уголовной ответственности и наказания;
43
Помимо обстоятельств, подлежащих доказыванию, следователь обязан
выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ч. 2 ст.
73 УПК РФ). Эти обстоятельства не требуют специального доказывания, но
подлежат выявлению, т.е. могут быть установлены попутно с расследованием и
доказыванием обстоятельств, подлежащих доказыванию. Выявление
обстоятельств, способствовавших совершению преступления, необходимо для
профилактики преступлений, для принятия мер по устранению такого рода
обстоятельств.
• выносить постановление о прекращении уголовного преследования,
после получения предварительно на то согласия руководителя следственного
органа. Следует сказать, что прокурор может признать данное постановление
незаконным или необоснованным и в срок не позднее 14 суток с момента
получения материалов уголовного дела отменить его, о чем выносит
мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств,
подлежащих дополнительному расследованию, которое вместе с материалами
уголовного дела незамедлительно направляет руководителю следственного
органа.
Также следует сказать, что существующий закон возлагает на следователя
обязанность разъяснять участвующим в деле лицам их права и обеспечить
возможность осуществления их прав. В связи с этим возникает существенная
проблема незнания либо непонимания всех важных моментов уголовного
процесса со стороны лиц участвующих в деле и, как следствие, не реализации
или не полной реализации всех прав и свобод участников процесса.
Следователь должен не просто огласить текст закона обвиняемому,
потерпевшему и другим лицам, а именно разъяснить их права, и сделать это
таким образом, чтобы они были поняты всякому неосведомленному в
юриспруденции. Таким образом, на следователе лежит правовая и нравственная
обязанность сделать все, чтобы тот, кому закон предоставил определенные
права, своевременно был о них осведомлен, осознал их содержание и значение
и мог со знанием дела ими воспользоваться. В том, насколько добросовестно он
44
выполняет эту свою процессуальную обязанность, выражается объективность и
беспристрастность следователя.
Но куда более важное значение имеет не столько разъяснение прав
участвующим в деле лицам, сколько обеспечение возможности их
осуществления. Причем важно, что обвиняемый обладает процессуальными
правами, которые позволяют ему защищаться от предъявленного обвинения, а с
другой стороны, широкими правами по выполнению обвинительной функции
наделен и потерпевший. Поэтому фактическая возможность использования ими
своих прав во многом зависит от того, насколько объективно и беспристрастно
следователь ведет дело, разъясняет и предоставляет возможности пользоваться
своими правами в равной степени обеим сторонам. Все это возлагает на
следователя огромную ответственность, и юридическую, и моральную, за
правильное производство расследования. Все установленные законом права
обвиняемого и потерпевшего и гарантия их реализации: начиная от права
потерпевшего заявить отвод эксперту и заканчивая обязанностью обеспечить
обязательное участие защитника для обвиняемого - лежат на плечах
следователя.
Для более подробного понимания содержания полномочий следователя
представляется логичным рассмотреть некоторые аспекты данного вопроса по
трем направлениям: полномочия в стадии возбуждения уголовного дела,
полномочия на этапе предварительного расследования, полномочия в судебных
стадиях уголовного процесса.
Стадия возбуждения уголовного дела в соответствии с положениями
действующего уголовно-процессуального законодательства начинается с
момента получения информации о совершенном преступлении и завершается
вынесением постановления о возбуждении уголовного дела либо
постановления об отказе в возбуждении уголовного дела или о передаче
сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 УПК РФ.
45
В ч. 1 ст. 144 УПК РФ содержится предписание о том, что на следователя
возлагается обязанность принять, проверить сообщение о преступлении и
вынести по нему процессуальное решение.
Обращает на себя внимание радикальное изменение смыслового
назначения проверочных действий в уголовном судопроизводстве в сравнении
с предыдущей редакцией УПК РФ. В свете законодательных изменений
значение всего вышеперечисленного перечня проводимых проверочных
действий, при строгом выполнении всех процессуальных требований,
определяется главным образом тем, что законодатель отнес результаты
проводимых проверочных действий к доказательствам.
На это указывает введенное 04.03.2013 года дополнение к ст. 144 в виде
части 1.2, которая изложена следующим образом: «Полученные в ходе
проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в
качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89
настоящего Кодекса» (то есть положений о допустимости доказательств и
положений о соблюдении требований предъявляемых к использованию
результатов оперативно-розыскной деятельности).
Как указывает Халиков А.Н., исходя из содержания действующей
редакции нормы указанной статьи, добываемые и исследуемые сведения при
проведении проверки сообщения о преступлении, а, следовательно, до
возбуждения уголовного дела могут быть положены в основу доказывания
надлежащих обстоятельств по делу1. Таким образом, впервые отношения между
участниками стадии доследственной проверки вместе с получаемыми при этом
результатами перечисленных проверочных действий вошли в уголовно-
процессуальную сферу доказывания.
Фактически из названного нововведения следует объединение процесса
доказывания, начиная с момента регистрации сообщения о преступлении и
начала проверки сообщения о преступлении с последующим доказыванием

1
там же.
46
надлежащих обстоятельств по уголовному делу на стадиях предварительного
расследования и судебного рассмотрения уголовного дела1.
Данная тенденция по расширению количества следственных действий,
разрешенных к производству до возбуждения уголовного дела, безусловно,
является успешным решением законодателя, но, стоит признать, что она
требует дальнейшего развития и еще большего расширения. К примеру, вряд ли
способствует своевременности и эффективности расследования преступления
запрет проведения на стадии проверки сообщения о преступлении таких
следственных действий как допрос и обыск. Очевидно, что такой запрет
вызывает необходимость повторного сбора уже полученных сведений в ходе
дальнейшего расследования. По словам Д. А. Мезинова, в данном случае
«имеет место дублирование, когда уполномоченным лицам в ходе
расследования приходится проводить действия, внешне мало чем
отличающиеся от проверочных, проведенных до возбуждения уголовного дела:
получение объяснений — допрос, досмотр — обыск». Действительно, многие
граждане, зачастую не могут понять, зачем их вызывают на допросы повторно,
если ранее они уже подробно рассказали о произошедшем событии. В итоге,
«дабы не усиливать недоразумение граждан, уполномоченные лица зачастую
попросту переписывают раннее данные объяснения в протокол2. Такое
положение вещей приводит не только к излишним дополнительным усилиям,
трате времени и упущению доказательств, бюрократизации и медлительности
уголовного процесса, но и к потере уважения к закону, отношения к нему как к
формальности, и, в целом, к формированию в обществе правового нигилизма.
В действующем законодательстве устанавливается необходимый для
проведения проверки по сообщению о преступлении и решения вопроса о
возбуждении уголовного дела срок - 3 суток. В случаях, предусмотренных на
этот счет в УПК РФ, указанный срок может продлеваться. К примеру, согласно
1
Халиков А.Н. Функции предварительного расследования в уголовном
судопроизводстве // Российский судья. 2009. N 7. С. 36.
2
Мезинов Д. А. Об одной из новелл УПК РФ о порядке начала производства по
уголовному делу // Вестник ТГУ: Периодический общенаучный журнал. - Томск; Изд-во
ТГУ 2003. - № 4. С. 62
47
ч. 3 ст. 144 УПК РФ: «Руководитель следственного органа, начальник органа
дознания вправе по мотивированному ходатайству соответственно следователя,
дознавателя продлить до 10 суток срок, установленный частью первой
настоящей статьи». Кроме того, в ч. 3 ст. 144 УПК РФ сказано, что «при
необходимости производства документальных проверок, ревизий,
исследований документов, предметов, трупов руководитель следственного
органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя
вправе продлить этот срок до 30 суток с обязательным указанием на
конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого
продления».
Сам по себе факт определения уголовно-процессуальным законом срока,
который предоставляется следователю для проверки сообщения о
преступлении, указывает на то, что закон признает необходимость наличия
определенных предпосылок к расследованию конкретных преступлений. В
случае отсутствия этих предпосылок следователь не вправе возбуждать
уголовное дело. Причем для определения наличия подобных предпосылок
законом следователю предоставляется, как видно из сказанного выше, целый
арсенал средств.
Формулировка «изымать их в порядке, установленном настоящим
Кодексом» не дает однозначного ответа, на вопрос о том, имеется ли ввиду
законодателем в данном случае производство полноценной выемки и обыска.
Некоторые авторы, однако, считают, что согласно данной формулировке в этой
стадии законно изъять предметы и документы в рамках осмотра места
происшествия1. Как бы то ни было, на практике это приводит к тому, что
оформляя свои следственные действия протоколом осмотра, следователи
фактически же проводят и обыски, и выемки и даже проверки показаний на
месте. Безусловно, данное несовершенство УПК РФ требует доработки.

1
Чиннова М. В., Сучков А. В. К вопросу о законности и обоснованности принятия
процессуальных решений и проведения проверочных мероприятий на стадии возбуждения
уголовного дела в уголовном процессе России // Российский судья. 2013. № 6. С. 14 - 18.
48
Итак, в настоящее время, согласно современным изменениям УПК РФ,
следователь в процессе проверки сообщения о преступлении вправе
осуществлять ряд процессуальных действий, среди которых в первую очередь
следует выделить следственные действия, а именно: следственный осмотр
(места происшествия, трупа, предметов и документов), освидетельствование,
экспертизу (в рамках времени, отведенного на проверку сообщения), получение
образцов для сравнительного исследования.
Что касается этапа предварительного расследования уже возбужденного
уголовного дела, то следует сказать, что властные полномочия,
предоставленные следователю на данном этапе, создают ему все необходимые
условия и реальную возможность для успешного расследования преступлений в
пределах установленной подследственности и обеспечения законных интересов
всех участников досудебного производства. Большинство из данных
полномочий были рассмотрены в начале данной главы.
Однако сложность вызывает тот факт, что такие полномочия
рассредоточены в самых разных статьях УПК РФ, и требуется как минимум
профессиональный взгляд, компетентный подход для того, чтобы эти
полномочия вычленить из общего текста Кодекса.
Европейский Суд по правам человека сформулировал важное требование
о наглядности закона для лиц, вовлеченных в сферу уголовного
судопроизводства. Закон должен быть доступен: у гражданина должна быть
возможность при сложившихся обстоятельствах ссылаться на правовые нормы,
применимые в конкретном деле. Однако норму нельзя рассматривать как закон,
если она сформулирована недостаточно точно для того, чтобы гражданин мог
регулировать свое поведение1.
Поэтому, можно поддержать исследователей, которые говорят о том, что
анализ полномочий следователя наглядно демонстрирует, что на сегодняшний
день актуально дополнение УПК РФ отдельной статьей «Полномочия
следователя», по аналогии со ст.29 УПК РФ «Полномочия суда», где можно
1
Азаренок Н. В. Уголовное преследование в системе современного досудебного
производства // Российский юридический журнал. 2011. № 6. С. 117.
49
было бы объединить «разбросанные» в различных терминологических
обозначениях по всему Уголовно-процессуальному кодексу РФ направления
его деятельности, что способствовало бы упорядочению процессуального
статуса данного должностного лица1.
Проводимая в России реформа правоохранительной и судебной системы
преследует в качестве одной из своих целей усиление состязательного начала в
уголовном процессе. В современных условиях от следователя требуется не
только повышенные качества следствия, но и умение доходчиво и убедительно
обосновывать свою позицию в судебном заседании. Суд становится ареной для
процессуального поединка спорящих сторон и одновременно тем институтом,
где подвергаются публичной оценке уровень правовой культуры и степень
профессиональной подготовленности следственных работников.
Следователь вступает в правовые отношения с судом при осуществлении
судебного контроля на досудебной стадии (например, при рассмотрении
ходатайств об избрании меры пресечения, о применении иных мер
процессуального принуждения, о производстве следственного действия, а
также в случаях проверки законности и обоснованности процессуального
действия, произведенного без судебного решения в случаях, не терпящих
отлагательства). Также следователь может вступать в правовые отношения с
судом по окончании предварительного расследования после направления
уголовного дела с утвержденным обвинительным заключением в суд. Если
роль следователя и формы его участия в судебных слушаниях в рамках
судебного контроля более или менее подробно регламентированы
законодательством, то проблемы, возникающие в связи с участием следователя
в рассмотрении уголовного дела по существу, в силу отсутствия их правового
регулирования становятся весьма острыми и актуальными.
В соответствии со ст. 244 УПК РФ в судебном заседании стороны
обвинения и защиты пользуются равными правами. Данное правило
конкретизируется в специальных нормах, регламентирующих участие в
1
Цветков Ю.А. Следователь в судебном производстве // Российская юстиция. 2013. №
3. С. 58 - 60.
50
судебном производстве таких лиц, как обвинитель, подсудимый, защитник,
потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и специалист.
Следователя среди них нет.
Роль следователя в судебном производстве во многом определяется
сущностью судебного следствия. Взаимосвязь и взаимообусловленность
предварительного и судебного следствия в Российской Федерации по-
прежнему остается одной из нерешенных теоретических проблем
концептуального характера. Так, авторами в связи с решением данной
проблемы выделяется несколько подходов.
Первый подход заключается в том, что судебное следствие - это всего
лишь ревизия предварительного расследования. При таком подходе
следователь оказывается в позиции «ответчика», обосновывающего перед
лицом суда обвинение и опровергающего доводы стороны защиты о
допущенных в ходе предварительного следствия нарушениях закона. В случае
если представленные следователем материалы уголовного дела признаны
судом доброкачественными, последнему остается лишь продублировать
сформулированное следователем обвинение и назначить наказание.
Второй подход предполагает, что судебное следствие - это полное
следствие, в отличие от предварительного, содержащего лишь тот минимум
данных, который необходим и достаточен для предания обвиняемого суду. В
этом случае следователь, выступая на стороне обвинения, по сути, становится
«истцом», который должен быть наделен правом ходатайствовать перед судом
об истребовании дополнительных доказательств.
В рамках третьего подхода, наиболее характерного для англо-
американской модели уголовного процесса, судебное следствие - это «новое»
следствие, при котором данные предварительного расследования вообще не
принимаются во внимание, а расследование производится заново. Следователь,
в роли которого чаще всего выступает полицейский, проводивший
расследование, становится полноценным свидетелем обвинения.На
сегодняшний момент, российское уголовно-процессуальное законодательство,
51
несмотря на все коренные изменения, происходившие с ним, сохранило
смазанные черты с преобладанием в действительности чисто «ревизионного»
начала. Нередки случаи, когда приговор выносится на основе только лишь
оглашенных в суде материалов предварительного следствия. Поэтому наиболее
широкое распространение нашла практика допроса следователя в качестве
свидетеля по обстоятельствам получения им доказательств, чаще всего - при
наличии заявления о применении недозволенных методов воздействия на
обвиняемого и других участников уголовного судопроизводства. Исходя из
такой практики, не приходится говорить о каких либо серьезных полномочиях
следователя на данной стадии уголовного судопроизводства.
Поэтому не зря подобная практика встречает возражения со стороны
многих авторов.
Так, Г.А. Пысина полагает, что допрос следователя в суде влечет
необоснованное изменение его процессуального статуса, превращая
следователя из стороны обвинения в свидетеля. Решение проблемы автор
усматривает в том, чтобы дополнить ч. 3 ст. 56 УПК РФ положением о
недопустимости допроса следователя в качестве свидетеля по уголовному делу,
находившемуся в его производстве1.
Следует ли согласиться с таким предложением? В соответствии с ч. 1 ст.
56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-
либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения
уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Как видим, понятие
свидетеля в российском законодательстве сформулировано настолько широко,
что позволяет подвести под него самых разных лиц, в том числе и следователя.
Включение же следователя в перечень, содержащийся в ч. 3 названной статьи,
не имеет оснований, поскольку данный перечень состоит из лиц, наделенных
свидетельским иммунитетом как одной из гарантий осуществления их
специфической профессиональной деятельности. Оправдывать же предложение
о наделении следователя свидетельским иммунитетом лишь тем, чтобы

1
Пысина Г. А. Допрос следователя в суде // Законность. 2003. № 11. С. 27.
52
избавить его от возможного дискомфорта при ответе на острые вопросы со
стороны защиты и суда, представляется явно недостаточным. Скорее наоборот,
необходимо стимулировать развитие у следователя навыков грамотно и
уверенно отстаивать свою позицию в условиях публичности.
В одном случае, однако, необходимо признать за следователем право
воспользоваться свидетельским иммунитетом - в том случае, когда предметом
допроса являются возможные нарушения, допущенные им на досудебной
стадии. Обратное противоречило бы положениям ст. 51 Конституции
Российской Федерации о том, что никто не обязан свидетельствовать против
самого себя.
Другое дело, каков тот круг вопросов, по которым следователь может
быть допрошен в суде, и какова доказательственная ценность его показаний.
Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 6
февраля 2004 г. № 44-О89 сформулировал правовую позицию, согласно
которой суд не вправе допрашивать следователя о содержании показаний,
данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, в
том числе в целях восстановления содержания этих показаний при отказе от
них указанных лиц, если они были допрошены в отсутствие защитника1.
В развитие данной правовой позиции Судебная коллегия по уголовным
делам Верховного Суда Российской Федерации в Определении от 6 марта 2012
г. № 70-012-390 указала на то, что следователь может быть допрошен только по
обстоятельствам проведения того или иного следственного действия при
решении вопроса о допустимости доказательства, поэтому показания такой
категории свидетелей относительно сведений, о которых им стало известно из
их бесед либо во время допроса подозреваемого (обвиняемого) или свидетеля,
не подлежат использованию в качестве доказательств виновности подсудимого.

1
Определение Конституционного Суда РФ от 06.02.2004№ 44-О «По жалобе
гражданина Демьяненко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав
положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального кодекса РФ»
[Электронный ресурс] // Консультант Плюс : справ. Правовая система
53
В приведенном Определении, как кажется, предмет допроса следователя
значительно с ужен по сравнению с той позицией, которая была высказана
Конституционным Судом Российской Федерации. Показания следователя,
безусловно, не могут подменять собой тех доказательств, для которых
установлена иная процессуальная форма. Однако помимо сведений об
обстоятельствах производства следственных действий следователь может стать
неоценимым источником иных важных сведений, в частности об имеющих
правовое значение фактах посткриминальной активности подсудимого.
Представляется, что допрос следователя в суде в связи с проведенным им
расследованием может осуществляться в следующих целях:
а) оценки допустимости и достоверности представленных обвинением
доказательств, когда имеется заявление процессуальных оппонентов о
нарушении законодательства при их получении (при этом не стоит забывать о
конституционном праве не свидетельствовать против себя);
б) разъяснения неясностей и неоднозначностей в протоколах
следственных действий и иных материалах уголовного дела, если при этом не
происходит подмены либо восполнения пробелов в доказательственной базе;
в) изучения посткриминального поведения подсудимого, если это может
повлиять на выбор ему меры пресечения и назначение наказания (соблюдалась
ли им ранее избранная мера пресечения, оказывал ли он содействие либо
противодействие следствию, пытался ли примириться с потерпевшим и
загладить причиненный вред и т.п.).
Говоря о процессуальной роли показаний следователя по вышеуказанным
вопросам, целесообразно, по аналогии с показаниями эксперта и специалиста,
придать им статус самостоятельного доказательства, внеся соответствующие
дополнения в гл. 10 УПК РФ и ст. ст. 307, 308 УК РФ, предусмотрев уголовную
ответственность за отказ следователя от дачи показаний и дачу им заведомо
ложных показаний. Подобный подход, позволяющий допрашивать следователя,
не изменяя его процессуального статуса на свидетеля, снимает упомянутые
противоречия в правовом положении следователя в суде. Тем самым, решается
54
и другая проблема - отвод следователя, допрошенного судом в качестве
свидетеля, от дальнейшего производства по уголовному делу в случае возврата
его прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.
Однако при последовательной реализации состязательного начала
решение проблемы участия следователя в судебном производстве видится не
только в придании правовой определенности его показаниям, но и в
максимальном расширении роли следователя на данной стадии уголовного
процесса. Разумно было бы предоставить следователю право именно в статусе
следователя по собственной инициативе либо по ходатайству прокурора
принимать участие в судебном производстве по направленному им в суд
уголовному делу со стадии предварительного слушания и до окончания
рассмотрения дела по существу. Данное решение было бы вполне
последовательным и логичным, принимая во внимание, что следователю,
наряду с прокурором, такое право предоставлено при осуществлении судебного
контроля.
Положительный эффект от расширения полномочий следователя в
судебном производстве может проявиться сразу в нескольких направлениях.
Во-первых, это будет способствовать более последовательной реализации
интересов обвинения и наполнит конкретным содержанием собственно
обвинительную функцию следователя. Ведь не кто иной, как следователь
лучше других участников судебного разбирательства должен ориентироваться
в материалах уголовного дела, тем более, если речь идет о сложных
многотомных делах. На практике и судья, и государственный обвинитель
нередко обращаются к следователю за разъяснением тех или иных неясностей в
материалах дела, помощью в установлении местонахождения и вызове
потерпевшего и свидетелей. Не правильнее было бы ввести данную практику в
правовое русло, наделив следователя полномочиями высказывать свое мнение
по всем возникающим при рассмотрении уголовного дела вопросам и
оказывать содействие государственному обвинителю в представлении
55
доказательств? Ведь это лишь повысило бы оперативность рассмотрения
уголовного дела и усилило позицию обвинения.
Во-вторых, не следует забывать, что в результате возросшей
независимости следственных органов от прокуратуры увеличился риск
процессуального конфликта не только между сторонами обвинения и защиты,
но и внутри обвинения между следствием и прокуратурой. В уголовном
процессе США, к примеру, возможность подобного процессуального
конфликта нивелирована тем обстоятельством, что государственный
обвинитель выступает в своем роде «адвокатом для полицейского»,
отстаивающим его позицию перед судом1. Отечественный уголовный процесс
впервые столкнулся с такой проблемой, и пути ее преодоления пока не
найдены. Между тем противоречие в позициях следователя и прокурора по
предметам судебного контроля стало весьма распространенным явлением.
Подобная ситуация сложилась, в частности, по уголовным делам в отношении
прокурорских работников Московской области, обвиняемых в покровительстве
нелегальному игорному бизнесу, когда суд, вопреки возражениям прокурора,
удовлетворил ходатайства следователя об избрании обвиняемым меры
пресечения в виде заключения под стражу.
Однако, если на стадии судебного контроля мнение следователя
подлежит обязательному учету судом, то в случае возникновения подобных
разногласий в ходе судебного производства при оценке доказательств,
личности подсудимого и иных обстоятельств, подлежащих доказыванию по
уголовному делу, следователь лишен возможности в легальных формах довести
свою позицию до сведения суда.
В-третьих, воочию созерцая плоды собственных трудов, следователь
получает полноценную обратную связь, поскольку нигде так явно, как при
судебном разбирательстве, не вскрываются процессуальные огрехи и
тактические просчеты, допущенные им при расследовании уголовного дела.
Участие в судебном производстве позволяет следователю расширить круг

1
Стойко Н.Г., Семухина О.Б. Уголовный процесс в США. Красноярск, 2000. С. 97.
56
своих полномочий, выработать ясное видение судебной перспективы
расследуемого им дела, что становится, таким образом, мощным фактором
роста его профессионального мастерства.
2.3 Организационные полномочия следователя в ходе расследования
по уголовному делу
Организационные полномочия следователя в расследовании - это система
предусмотренных УПК РФ полномочий и выработанных криминалистикой
научно - практических рекомендаций, направленных на упорядочение
расследования преступлений.
Основными организационными полномочиями следователя являются:
- властно – распорядительные полномочия по организации и
направлению расследования;
- действия по образованию структуры расследования;
- создание системы целей по уголовному делу;
- планирование расследования;
- научно - техническое и материально - техническое обеспечение
расследования;
- создание условий для качественного проведения следственных
действий, организация следственных действий;
- руководство процессом расследования, включая взаимодействие с
органами дознания.
Кроме того, существует блок действий прямо уголовно-процессуальным
законом не регламентируемых, но основанных на нем, либо им
предусмотренных - организационно-подготовительных действий1, служебные
проверочные действия, оперативно-розыскные действия органов дознания. Эти
действия не имеют самостоятельного значения, а носят обеспечивающий
характер по отношению к следственным2.
Следственные, процессуальные, организационно-подготовительные,
служебно-проверочные действия, оперативно-розыскные мероприятия
1
Зеленский В. Д. Там же. С. 5.
2
Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т.3. М.: Юристъ, 1997. С. 211.
57
различны по своей природе, но взаимосвязаны и определяют содержательную
сторону расследования.
Организационные полномочия следователя включают практически всю
организацию расследования преступления: целеобразование, конкретизацию
предмета доказывания, планирование расследования и управление
расследованием. Уголовно-процессуальный закон обязует следователя
проверить сообщение о совершенном или готовящемся преступлении,
принимает решение о возбуждении уголовного дела, и осуществляет
предварительное расследование, организуя его.
При расследовании преступлений следователь вправе обратиться с
просьбой о содействии к органам дознания. Надо заметить, что работа
следователя по уголовным делам и материалам, которые находятся в его
производстве, выполняется в тесном взаимодействии с работниками других
служб и подразделений. Это взаимодействие осуществляется на базе взаимного
обмена информацией, согласованного планирования, четкого разграничения
компетенций, прав и обязанностей следователя и органа дознания, которые
предусмотрены уголовно-процессуальным законом и законом «Об оперативно-
розыскной деятельности». Так, по расследуемым делам следователь имеет
право отдавать органам дознания распоряжения, поручения и указания (в
письменном виде) о производстве розыскных и следственных действий и
требовать от них всякого содействия при производстве отдельных
следственных действий1.
Процесс выполнения следователем возложенных на него законом
обязанностей во многом зависит от осуществления такого важного условия, как
планирование расследования преступлений.
Проблема планирования как необходимость в расследовании
преступления являлась объектом исследования многих ученых-криминалистов:
В.В. Братковской, О.Я. Баевым, Р.С.Белкиным, И.М. Лузгиным, Н.А.
Якубовичем и другими. Однако до настоящего времени нет единого мнения о
1
Рыжаков А. П. Процессуальные документы следователя и дознавателя. М. Юристь,
1998. 193 с.
58
структуре и содержании плана, о способе планирования, разработки и
реализации, его места в расследовании преступления.
Планирование расследования – это такой тактический прием, который
основан на научной организации труда, представляющий собой мыслительный
процесс по предвидению предстоящей деятельности и ее организации для
установления обстоятельств дела, проводимый с начала расследования и до его
окончания, придающий расследованию творческий, активный,
целеустремленный характер, в целях быстрого, объективного и всестороннего
расследования преступлений.
Что касается расследования, то это один из основных тактических
приемов, который позволяет достигать цели наиболее определенным образом.
Он делает работу организованной, целенаправленной и «квалифицированной».
Н.П. Яблоков отмечает, что «планирование» и «организация»
неразрывно связаны с деятельностью по оптимизации процесса расследования,
служат ее задачам, что делает их весьма близкими понятиями. Однако
предметы их интереса не во всем совпадают. Планирование, являясь основным
методом рациональной организации расследования, нацелено на построение
самой модели-схемы начавшегося и продолжающегося расследования, вплоть
до его окончания. Организация же направлена на обеспечение наиболее
рациональной реализации разработанного следователем плана расследования1.
Выделяется перечень принципов, сущность которых не подвергается
никаким сомнениям: принцип законности, обоснованности, полноты,
научности, гипотетичности, соответствия формы и содержания планирования,
реальности, оптимальности и экономичности. В этой статье мы хотим выделить
не все, общепринятые, а лишь зарекомендовавшие себя принципы,
способствующие повышению раскрываемости преступлений.
Во-первых, план должен быть индивидуальным, по конкретному делу, он
должен быть конкретным, следователь должен знать, когда, какое мероприятие
он должен выполнить и понять, какую цель он должен достичь. Нельзя
1
Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. — 3-е изд., перераб. и доп.—
М.: Юристъ, 2005. —с.115 781 с.
59
допрашивать свидетеля просто так, очень важно предварительно знать, по
каким вопросам его необходимо допросить. Как узнать, по каким вопросам
нужно допрашивать? По обстоятельствам, подлежащим исследованию. Когда
начинаем расследование, мы еще не знаем, будут ли там доказательственные
факты. Нам важно исследовать обстоятельства, чтобы понять – имели ли место
те или иные факты, события или нет, и какое они имеют доказательственное
значение, ведь многие из них могут вовсе значения не иметь для дела.
Реальность – мы должны придумать то, что реально можно сделать.
Можно придумать какую-либо экспертизу, но если ее не делают, важно узнать
– где ее делают, установить определенное время для того, чтобы собрать все
материалы, сформировать командировку и направиться туда. Например, если
мы хотим провести массированные обыски одновременно по месту жительства
взяткодателя, по месту его работы и в загородном доме, то сделать это нужно
будет во время его допроса. Можно запланировать на завтра? Вряд ли, потому
что необходимо, по меньшей мере, три следователя, большое количество
понятых, оперативно розыскных органов для того, чтобы допросить свидетелей
без утечки информации процессуального, оперативно-розыскного и иного
характера. В частности, если необходимо разыскать тайник, в первую очередь,
нужно будет определить, какие технические средства для этого будут
использоваться1.
Динамичность – заключается в том, что план нельзя написать, к примеру,
12 февраля 2018 года и до 20 сентября включительно работать по нему. Мы
должны все время корректировать его. Смысла в костном плане нет –
следователь должен постоянно планировать и делать планы актуальными,
потому что, получая информацию, он должен анализировать ее, поставить
новые задачи и предложить средства решения задач. Во- вторых, планы
должны быть подстроены индивидуально еще и под следователя, потому что
следователь не расследует одно дело, он расследует до десяти дел. Получается,

1
Кузьмин С.В. Содержание планирования расследования преступлений // Изв. высш.
учеб. заведений. Правоведение. – 2000. – № 5 (232). С. 164-165.
60
он должен учитывать свою нагрузку. К тому же, у следователя есть внеклассная
работа – дежурства, различные методические собрания, обучения и т.д.
Таким образом, одним из важнейших средств организации расследования
преступления является его планирование, представляющее собой обязательное
условие обеспечения эффективности деятельности следователя и дознавателя.
Исследуемые принципы планирования расследования преступлений
взаимосвязаны, поскольку одни из них дополняют другие, тем самым отражая
различные аспекты планирования и их соблюдение позволяет при возможно
минимальных затратах времени и сил добиться желаемого результата.
3.4 Полномочия следователя, определяющие его процессуальную
самостоятельность и независимость в уголовном судопроизводстве.
Исторически, право, как инструмент регулирования общественных
отношений в зависимости от отдельно взятого временного периода отражало
социальные, политические и др. ценностные ориентиры государства. Так в
период с 1922 по 1991 годы основным объектом охраны был
государственный (социалистический) строй при котором основные права
граждан имели второстепенное значение. При этом уголовно-процессуальное
право в этот период претерпевало кардинальные изменения от отдельных
нормативных актов, фрагментарно регулирующих уголовное производство, до
унификации и появления единого нормативно-правового акта УПК РСФСР 25
мая 1922 года1.
Уголовный процесс того времени в действительности носил ярко
выраженный розыскной характер, в какой-то степени обусловленный
происходящими событиями.
Положение поменялось лишь с принятием УПК РСФСР 1960 года,
наделявшего стороны большими правами (по сравнению с предыдущим УПК)
и как результат происходит переход к смешанному процессу,
характеризующемуся розыскными началами на стадии предварительного
расследования, и состязательностью на судебных стадиях. По хронологии,
1
Яковлева Л.В. История становления уголовно-процессуального законодательства
в России // ИСОМ. 2015. №6-1. С. 100-103.
61
параллельно с развитием уголовно-процессуального законодательства
изменялась и структура следственных органов России, в том числе и
процессуальное положение должностных лиц, осуществляющих
предварительное расследование.
Особенно хочется привлечь внимание в этом случае к фигуре
следователя, именно потому что он является основным субъектом,
ответственным за полное и всестороннее расследование обстоятельств
совершенного преступления, с целью установления объективной истины по
уголовному делу. На всем протяжении взятого нами периода эти
обязанности следователю приходилось выполнять преодолевая
бюрократические процедуры, не относящиеся к расследованию, а лишь его
загромождающие, выполняя при этом «рекомендации» прокурора носящие
порой формальный характер и лишающие его (следователя) и без того
ограниченной процессуальной самостоятельности.
В послереволюционный период весь институт судебного следствия,
да и сам следователь находился в полной зависимости от совета народных
судей и действовал по их указанию, в том числе принятие решения о
передаче дела в суд осуществлялось только судьей. Следуя хронологии, с
принятием УПК РСФСР 1922 года, следствие было выведено из состава суда
и передано органам прокуратуры, что, однако не изменило статуса
следователя. В УПК РСФСР 1960 года, было предусмотрено право следователя
обжаловать решения прокурора, в действительности же никто этим правом не
пользовался, так как это могло привести неприятным последствиям.
На протяжении всего времени следствие, по сути, носило
обвинительный уклон. В первой половине XX века это было вызвано
политическими реформами, позднее войной, а после стремлением к
осуществлению идеологических целей.
Кардинально ситуация поменялась с принятием УПК РФ 2001 года,
наделившего следователя обширными правами, но оставив «пережиток
прошлого» - отнесение следователя к стороне обвинения. Представляется,
62
что в условиях действия принципа состязательности сторон такая позиция
законодателя является противоречивой. Следователь, как центральная фигура
досудебного уголовного производства не должен быть отнесен к стороне
обвинения т.к., он не может совмещать в себе две совершенно
диаметральных функции: сбор доказательств, изобличающих лицо в
совершении преступления и одновременно материалов, опровергающих эти
доказательства с целью и установления истины по делу. Ю. П. Михальчук
отмечал: «Следователь должен быть объективным в ходе расследования; …
в его работе недопустим обвинительный уклон», усматривается, как
минимум логическая несвязность, требования от должностного лица,
представляющего сторону обвинения объективности без обвинительного
уклона…1 . Этой же точки зрения придерживается профессор С. А. Шейфер,
который утверждает, что следователь «не может не испытывать состояния
внутренней раздвоенности, сознавая себя, с одной стороны, субъектом
уголовного преследования, обязанным собирать уличающие обвиняемого
(подозреваемого) доказательства, а с другой – исследователем,
вынужденным опровергать самого себя, устанавливая обстоятельства,
несовместимые с обвинением»2.Схожее мнение высказывает и профессор О.Я.
Баев, указывая на то, что «следователь не может относиться к стороне
обвинения, а его основной процессуальной функцией является установление
истины в ходе расследования уголовного дела»3.
В практических органах также сформировалась совершенно иная
позиция, чем у законодателя по этому поводу. Предлагается
конкретизировать статус следователя, исключив его из главы 6 УПК РФ и
закрепить его в самостоятельной главе4. Обосновывая свою позицию тем, что
1
Уголовный процесс (Общая часть): курс лекций // под общ. ред. И.А.
Антонова. – М.: ДГСК МВД России, 2015. С. 87.
2
Шейфер С.А. Российский следователь – исследователь или преследователь? //
Российская юстиция, 2010. № 11. С. 35.
3
Баев О.Я. Реплика. О правовой корректности аргументов в научных дискуссиях
последнего времени // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2015. № 6 (23). - С. 20 –
23.
4
Электронное периодическое издание «Ведомости» (Vedomosti) [Электронный
ресурс] // URL: ww.vedomosti.ru/politics/articles/2017/02/27/679038-skr-srok, (дата
63
на досудебной стадии отсутствует независимый арбитр, не связанный
позициями сторон, который был бы ориентирован на установление
объективной истины по уголовному делу.
Как упоминалось ранее, отнесение следователя к стороне обвинения
является не совсем корректным. По мнению, А. Р. Белкина государство
«фактически самоустраняется от выполнения важной общественной функции
защиты. Ныне же функция защиты, функция доказывания невиновности
полностью перекладывается на адвоката, который не является
представителем государства и не уполномочен законодательством для
установления судебной истины... Возможности и полномочия у адвоката в
досудебном производстве ощутимо уступают таковым у следователя, так что
говорить о состязательности сторон по-прежнему не приходится, и
освобождение следователя от обязанности поиска истины по делу (с
выполнением при необходимости и функции защиты) лишь усугубляет это
неравенство»1.
В п. 1 ст. 15 УПК РФ закреплен состязательный тип уголовного
судопроизводства. Гипотетически состязательность сторон будет соблюдена
только в том случае, когда сторона обвинения и сторона защиты будут
обладать равным или сравнимым объемом прав не только на стадии судебного
разбирательства, но и на досудебных стадиях производства.
Таким образом, с момента принятия УПК РФ, и установления
состязательности уголовного процесса, споры по поводу отнесения
следователя к стороне обвинения не теряют своей актуальности, и до сих пор
остаются дискуссионными. В том виде, в котором на сегодняшний день
находится уголовно – процессуальное законодательство, отнесение
следователя к стороне обвинения является нецелесообразным, поэтому
наиболее рациональным будет отнесение фигуры следователя в отдельную

обращения 01.08.2018)
1
Белкин А. Р. Новый УПК и проблемы доказывания //Роль и значение
деятельности профессора Р. С. Белкина в становлении и развитии современной
криминалистики: Материалы международной научно-практической конференции. - М., 2002.
- С. 39.
64
группу (например, как суд), с целью повышения качества и объективности
предварительного следствия.
Следователь является одной из ключевых фигур в уголовном процессе. В
соответствии со статьей 38 УПК РФ, это должностное лицо, уполномоченное в
пределах своей компетенции осуществлять предварительное следствие по
уголовному делу. Подразумевается, что следователь должен обладать
процессуальной самостоятельностью, то есть особым правовым положением, в
силу которого он самостоятельно, по своей инициативе, на основании
внутреннего убеждения принимает решения о направлении следствия и
производстве следственных действий, за исключением случаев, когда для этого
необходимо получение согласия прокурора или суда.
Анализируя нормы УПК РФ, можно сделать вывод, что следователь
обладает так называемой процессуальной самостоятельностью. А заключается
это в следующем. Как известно, на органы прокуратуры возложена обязанность
надзора за органами дознания и следствия, следить за правомерностью их
действий во время дознания и следствия и в случае выявленного нарушения –
требовать их устранения. Однако если следователь не согласен с
предъявленными требованиями, он может и, как указано в законе, обязан
предоставить письменное несогласие руководителю следственного органа,
который в свою очередь после рассмотрения заявления о несогласии либо
обязывает следователя выполнить поручение прокурора и устранить
нарушения, либо информирует прокуратуру о несогласии, если сам согласится
со следователем.1
Так же, стоит еще заострить внимание на том, что у следователя есть
своеобразная свобода и в отношении руководителя следственного отдела.
Руководитель дает следователю письменные указания, обязательные для
исполнения. Однако существуют случаи, когда мнение следователя и
руководителя следственного отдела не совпадают. У следователя в
производстве имеются уголовные дела и, если мнения расходятся – следователь
1
Татоян А. Процессуальная функция уголовного преследования и ее соотношение с
расследованием дела // Государство и право. Ереван, 2016. Вып. 2 (72). С. 81-82.
65
имеет право отстаивать свое, то есть, руководитель следственного органа не
может навязать ему свою позицию.
Заслуживает внимание и на взгляд автора является справедливой точка
зрения В.П. Божьева и А.И. Трусова о том, что следователь - это такое лицо,
которому «достаточно надежно гарантированы процессуальная
самостоятельность, независимость и подчинение только закону».1 Однако
действующий УПК РФ значительно сузил пределы самостоятельности
следователя, сведя её практически к декларативной. Если сравнивать УПК
РСФСР и нынешний кодекс, можно увидеть, как существенно сократились
полномочия следователя.
Например, следователь лишен права самостоятельно возбуждать
уголовное дело, так как нынешним уголовно-процессуальным кодексом
установлена необходимость получения согласия прокурора. Такая процедура не
только не способствует укреплению законности и задач уголовного
судопроизводства, но и осуществляется в условиях дефицита времени и
информации.2
Стоит отметить, что компетенция руководителя следственного органа в
свою очередь значительно расширилась. Статья 39 УПК РФ закрепляет целый
перечень действий, направленных на контроль и ограничения
самостоятельности следователя. К ним следует отнести следующие положения:
-Дача следователю указания о направлении расследования, производстве
отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого,
об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о
квалификации преступления и об объеме обвинения;
-Дача согласия следователю на возбуждения перед судом ходатайства о
производстве ряда процессуальных действий;
1
Божьев В.П., Трусов А.И. Процессуальная самостоятельность и независимость
следователя: история и современность // Проблемы формирования социалистического
правового государства. Сборник Академия МВД СССР. М.,1991.С.120
2
Волков Д. А. К вопросу о процессуальной самостоятельности следователя //
Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2007. №32. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-o-
protsessualnoy-samostoyatelnosti-sledovatelya (дата обращения: 07.07.2018 г.)
66
-Дача согласия следователю на обжалование решения прокурора,
вынесенное в рамках статьи 221 УПК РФ;
Осуществлять производство данных действий следователь может
самостоятельно, без согласия руководителя следственного органа.
Как известно, на органы прокуратуры возложена обязанность надзора за
органами дознания и следствия, следить за правомерностью их действий во
время дознания и следствия и в случае выявленного нарушения – требовать их
устранения. Однако если следователь не согласен с предъявленными
требованиями, он может и, как указано в законе, обязан предоставить
письменное несогласие руководителю следственного органа, который в свою
очередь после рассмотрения заявления о несогласии либо обязывает
следователя выполнить поручение прокурора и устранить нарушения, либо
информирует прокуратуру о несогласии, если сам согласится со следователем.
Так же, стоит еще заострить внимание на том, что у следователя есть
своеобразная свобода и в отношении руководителя следственного отдела.
Руководитель дает следователю письменные указания, обязательные для
исполнения. Однако существуют случаи, когда мнение следователя и
руководителя следственного отдела не совпадают. У следователя в
производстве имеются уголовные дела и, если мнения расходятся – следователь
имеет право отстаивать свое, то есть, руководитель следственного органа не
может навязать ему свою позицию.
Также хотелось бы отметить противоречие п.3 ч.2 статьи 38 УПК РФ, в
котором говориться о том, что следователь самостоятельно направляет ход
расследования, а также принимает решения о производстве следственных и
иных процессуальных действий с п.3 ч.1.статьи 39 УПК РФ, где сказано о том,
что руководитель следственного органа дает следователю указания о
направлении тех же самых действий. Получается, что в рамках
предварительного расследования у следователя практически не осталось
возможности действовать по своему усмотрению, а все совершаемые им
действия подконтрольны его непосредственному руководителю.
67
Настораживает так же часть 3 статьи 39 УПК РФ. Согласно ей, указания
руководителя следственного органа обязательны для исполнения даже при их
обжаловании руководителю вышестоящего следственного органа. Но такой
порядок просто недопустим, и на момент обжалования исполнение указаний
должно приостанавливаться, до принятия решения вышестоящим органом об
их правомерности.
Из всего вышесказанного следует, что руководитель следственного
органа должен выступать лишь в качестве организатора работы следователя,
осуществляющего ресурсное и методическое обеспечение расследования.1
Таким образом, процессуальная самостоятельность следователя
приобретет более масштабный характер. Наделение следователя
независимостью и самостоятельностью является одним из ключевых условий
для выполнения стоящих перед ним задач. Без свободы выбора следователь не
может в полной мере исполнять свои уголовно-процессуальные функции,
которые способствуют справедливому разрешению уголовного дела.

1
Бецуков Альберт Заудинович Процессуальная самостоятельность следователя и
судебный контроль за предварительным расследованием // Научный журнал КубГАУ -
Scientific Journal of KubSAU. 2014. №103. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/protsessualnaya-
samostoyatelnost-sledovatelya-i-sudebnyy-kontrol-za-predvaritelnym-rassledovaniem (дата
обращения: 07.07.2018 г.)
68
Заключение
В заключение хотелось бы подвести итоги посредством
резюмирования основных рассмотренных в магистерской работе
законодательных проблем, касающихся деятельности современного
следователя Российской Федерации и попытки определить пути их решения.
В первую очередь, «бросается в глаза» раздвоение направления
деятельности следователя, который вынужден, согласно закону, собирать
как уличающие доказательства, так и оправдательные, то есть фактически
выступать как на стороне обвинения, так и на стороне защиты.
Не закрытыми остаются также и некоторые вопросы, связанные с
полномочиями современного следователя на стадии проверки сообщения о
преступлении, в частности, в целях повышения эффективности и экономии
времени целесообразным видится расширение списка следственных
действий, разрешенных к производству на данной стадии уголовного
процесса.
Рассмотрев полномочия следователей в целом, необходимо сказать,
что по большому счету они являются несвойственными им полномочиями,
а именно - полномочиями по природе своей судебными, то есть
направленными в первую очередь на создание судебных доказательств.
Создание следователем таких доказательств способно на равных
конкурировать с доказательствами, которые были получены прямо в судебном
заседании, а то и заменять их. Так, именно следователь назначает
"судебную" экспертизу, результаты которой в суде, будучи представлены в
письменном виде, фактически часто предрешают исход дела. За право
создавать такие судебные доказательства предварительное следствие
расплачивается квазисудебной, письменнопротокольной юридической
формой, которая вполне уместна и даже необходима в суде, но
противопоказана для гибкой и динамичной деятельности по раскрытию и
расследованию преступлений. Она приводит к бюрократизации и крайней
медлительности процесса. В том числе - к длительным срокам
69
предварительного следствия и подследственного ареста, необходимости
выполнения следователями и дознавателями многочисленных процессуальных
формальностей.
Также на данный момент в системе уголовного процесса остро стоит
проблема отсутствия принципа состязательности и эффективной системы
надзора за детальностью следователя на стадии собирания им доказательств.
Но с другой стороны, также нельзя и сказать о реальной процессуальной
независимости следователя в целом.
Предварительное следствие осуществляется под надзором прокурора,
контролем суда и ведомственным контролем. При этом, в деятельности
органов расследования зачастую преобладает ведомственный интерес, в ходе
досудебного производства по уголовным делам нарушаются права граждан,
имеют место случаи вмешательства представителей административной власти
(руководителей следственных подразделений и органов дознания) в
вопросы содержания под стражей лиц, привлеченных к производству.
Следователь в России является фактически чиновником органов
уголовного преследования, на которого распространяется система
иерархической подчиненности. Кроме того, следователь в процессуальном
порядке подлежит надзору прокурора и контролю со стороны начальника
следственного отдела, являющегося его административным руководителем.
Стоит сказать, что иное положение вещей относительно определения роли
следователя в уголовном судопроизводстве было заложено в концепции
судебной реформы в РСФСР, согласно которой признавалось
недопустимым процессуальное подчинение следователя административным
начальникам, наделение последних процессуальными полномочиями,
правом контролировать ход и результаты расследования, пересматривать
постановления следователя. По мнению разработчиков этой концепции,
центральной фигурой в следственном органе должен быть следователь, а
существование руководителей всех уровней считалось оправданным лишь в
качестве организаторов работы следователя, осуществляющих ресурсное и
70
методическое обеспечение расследования, начальствующих над техническим
персоналом.
Сущность функционального назначения деятельности следователя в
современном уголовном процессе базируется на том, что обвинение является
результата полного, всестороннего и объективного исследования всех
обстоятельств дела. Для того, чтобы сформулировать законное, обоснованное и
мотивированное обвинения необходимо осуществить предшествующей ему
деятельности по исследованию всех обстоятельств дела.
Следователь представляет собой участника уголовного судопроизводства,
выступающего на стороне обвинения и в его обязанности входит организация
уголовного преследования от имени государства по уголовным делам
публичного и частно-публичного обвинения.
Круг дел, по которым в обязательном порядке должно быть проведено
предварительное следствие, установлен в ч. 2 ст. 150 УПК РФ. Это все дела, за
исключением тех, которые перечислены в ч. 3 ст. 150 УПК РФ. В ч. 2 ст. 151
УПК РФ определяется подследственность конкретных дел следователям
различной ведомственной принадлежности.
Достаточно успешно решать задачи уголовного судопроизводства дает
возможность умелого сочетания возможностей следователя и органа дознания.
Цель их взаимодействия состоит в максимальном объединение сил и
средств органов следствия и дознания при осуществлении борьбы с
преступностью.
Следователь является самостоятельным участником уголовного процесса,
который обладает значительными полномочиями при осуществлении
предварительного следствия. Следователь все свои решения по вопросам,
которые касаются проведения расследования по конкретному делу принимает
самостоятельно, за исключением случаев, когда это решение находится в
компетенции руководителя следственного органа. Повышению
ответственности следователя за порученное дело способствует предоставление
следователю процессуальной самостоятельности.
71
Надо отметить, что все процессуальные функции следователя тесно
взаимосвязаны между собой как общее целое и составляют процессуальную
самостоятельность следователя. Взаимосвязь процессуальных функций
следователя состоит в том, что большинство из них осуществляются
параллельно, а иногда даже проявляются в одних и тех же формах.
На сегодняшний день можно сказать, что произошло возрождение
подлинной процессуальной самостоятельности следователя. С точки зрения
роста эффективности целесообразности следствия эта мера является достаточно
правильной и оправданной. Она сокращает трудозатраты следователя и потерю
драгоценного времени на начальной стадии расследования, когда ценной
является каждая минута.
Одновременно с этим, концентрация достаточно большого числа властно-
распорядительных полномочий в следственных органах при том, что у
прокурора отсутствует возможность подобающим образом осуществлять
надзор за ведением следствия, изначально, может привести к тому, что будут
нарушены прав лиц, которые подозреваются или обвиняются в совершении
преступления, и в особенности тех лиц, которые являются задержанными или
заключенными под стражу.
На сегодняшний день представляется достаточно целесообразным не
только оставить в прежнем объеме надзорные полномочия прокурора за
следствием, но и определенным образом расширить его надзорные функции в
данном направлении деятельности. Это возможно сделать только
законодательным путем. Это решение оптимально будет способствовать тому,
что даст возможность обеспечить законные интересы участников уголовного
судопроизводства.
Определение процессуальной самостоятельности следователя должно
исходить из назначения уголовного судопроизводства, задач и целей, которые
непосредственно стоят перед следователем при производстве по уголовному
делу. Именно возможность обжалования следователем решений руководителя
72
следственного органа, прокурора вышестоящим должностным лицам является
гарантом его процессуальной самостоятельности.
Таким образом, на полномочия следователя оказывает влияние
функциональное назначение его деятельности и в зависимости от
направленности их правового воздействия классифицируются на:
а) полномочия, которые дают возможность следователю осуществлять
деятельность по исследованию обстоятельств дела самостоятельно;
б) полномочия, которые определяют следователя как самостоятельного
участника уголовного судопроизводства, выступающего на стороне обвинения
по отношению к прокурору, руководителю следственного органа и суду;
в) полномочия, которые обеспечивают независимость следователя от
других участников уголовного судопроизводства, отдельных граждан, а также
должностных лиц государственных органов и органов местного
самоуправления.
Среди ряда проблем, имеющихся при ведении предварительного
следствия и осуществлении деятельности следователя, необходимо выделить
вопрос о процессуальной самостоятельности и независимости следователя. На
это оказывают влияние различные факторы, и в первую очередь принятие
нового УПК РФ, введением предварительного судебного контроля наряду с
существующими прокурорским надзором и контролем руководителя
следственного органа, ограничением полномочий следователя по принятию
некоторых процессуальных решений, что поставило процессуальную
самостоятельность и независимость следователя под сомнение.
Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства дает
возможность сделать вывод о том, что процессуальная самостоятельность
следователя является достаточно ограниченной. И если в будущем
законодатель пойдет по этому пути, то это может привести к обезличиванию
этой процессуальной фигуры, снижению престижа профессии и утрате
профессиональной, действенной категории юристов.
73
Список использованной литературы и источников
Нормативно - правовые акты
1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993г. (с учетом поправок,
внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ,
от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ) //Собрание законодательства
РФ, 04.08.2014, N 31, ст. 4398.
2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001
№ 174-ФЗ (ред. от 29.07.2018)// "Собрание законодательства РФ", 24.12.2001, №
52 (ч. I), ст. 4921; 2017, № 48, ст. 7299.
3. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // СЗ РФ
от 17.06.1996
4. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995
№ 144-ФЗ// СЗ РФ от 14.08.1995.
5. Федеральный закон «О Прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992
№ 2202-1 // СЗ РФ от 20.11.1995.
6. Федеральный закон «О полиции» от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ // Собрание
законодательства РФ. 14.02.2011. №7. С. 900.
7. Приказ Генпрокуратуры РФ от 06.09.2007 № 136 от 10 марта 2008 № 136
«Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью
органов предварительного следствия»// Законность, № 11, 2007

Научная литература
8. Бразоль Б. Л. Очерки по следственной части. История. Практика. Пг.,
1916. С. 24.
9. Гернет М. Н. Избранные произведения. М., 1974. С. 43
10. Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном
процессе Франции. М., 1995.
11. Гуляев А. П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юрид. Лит., 1981.
С.8
74
12. Немытина М. В. Суд в России: вторая половина XIX — начало XX вв.
Саратов, 1999. С. 120
13. Остроумов С. С. Преступность и ее причины в дореволюционной России.
М., 1960. С. 70—86
14. Стойко Н.Г., Семухина О.Б. Уголовный процесс в США. Красноярск,
2000. С. 97.
15. Тарасов И. Т. Полиция в эпоху реформ. М., 1885. С. 99.
16. Чельцов М.А. Уголовный процесс в РФ. М, 2005

Учебная и справочная литература


17.Алексеева Л. Б. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации:
учебник / Л. Б. Алексеева. М.: Юристъ, 2004. - 92 с.
18.Аменицкая Н.А. Органы дознания и оперативно-разыскная деятельность:
история и современное состояние проблемы // Проблемы юридической
науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник
научных трудов. Н. Новгород, 2005. Вып. 11. Ч. 1. С. 11.
19.Безлепкин Б. Т. Краткое пособие для следователя и дознавателя. М, 2011.
211 с.
20.Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т.3. М.: Юристъ, 1997. С. 211.
21.Белкин Р.С. Тактика следственных действий / Е. М. Лившиц, Р. С. Белкин.
М., 1997. 321. с.
22.Васильев О.Л. Предварительное следствие дореволюционной России: Уроки
истории // Следователь, 1996, № 3. С. 24
23.Вахитов Ш.К. Место следственного аппарата в системе государственных
органов // Советское государство и право, 1988, № 2. С. 75
24.Гаврилов Б.Я. О процессуальной самостоятельности следователя: история,
реальное состояние и перспективы развития // Право и политика. 2001. № 2.
С. 98 — 99.
25.Гаврилов Б.Я. Самостоятельность следователя сегодня: реальность или миф?
// Юридический консультант, 2000, № 3. С. 4 — 8
75
26.Гаврилов Б.Я. Совершенствование досудебного производства в свете
реализации основных положений УПК РФ // Уголовный процесс. 2005. № 1.
С. 19
27.Гаврилов Б.Я. Статус следствия, каким ему быть? // Юридический
консультант. 1999. № 3. С. 7 — 8
28.Громов Н.А. О принципе процессуальной самостоятельности следователя //
Следователь. 1997. № 6. С. 19 — 21
29.Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юрид. литература,
1981. 541 с.
30.Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений
(криминалистические аспекты). Ростов-на-Дону, 1989. 165 с.
31.Ильин А. Прокурорские итоги // Российская газета. 2009. 14 мая. № 85
(4909). С.92
32.Инструкция чинам сыскных отделений. СПб., 1910. С. 79—81.
33.История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и
организации суда и прокуратуры. 1917—1954 гг.: Сб. документов / Под ред.
С.А. Голунского. М., 1955. — 512 с.
34.Клейн А.А. Правовые и организационные аспекты процессуальной
самостоятельности и независимости следователя органов внутренних дел:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1992. 271 с.
35.Кожевников И.Н. Упорядочить полномочия следователя // Российская
юстиция,1997, № 12. С. 22 - 24
36.Корнуков В.М., Лазарев В.А., Холоденко В.Д. Возбуждение уголовного дела
в системе уголовно-процессуальной деятельности. Саратов: Изд-во ГОУ
ВПО «Саратовская государственная академия права», 2002. – 156 с. (в
соавторстве).
37.Корнуков В.М., Петрова Г.Б. Понятие право-временных средств
регулирования уголовно-процессуальной деятельности // Право и
государство: теория и практика. 2006. № 4. С. 104-109. (0,5 п.л.).
76
38.Корнуков В.М., Петрова Г.Б. Уголовно-процессуальные сроки: понятие,
виды и основные свойства // Вестник СГАП. Саратов: Изд-во СГАП, 2006.
№.2, С. 125-136. (1 п.л.).
39.Кривоногов В.В К вопросу о создании органов расследования преступлений
на Урале (1917—1922 гг.) // Сборник аспирантских работ по во-просам
государства и права. Свердловск, 1963. С. 97
40.Ларин А.М. Процессуальные гарантии и функция уголовного
преследования. // Сов. государство и право. 1975. № 7. С. 95
41.Ларин А.М. Расследование уголовного дела: процессуальные функции. —
М., Юр.лит. 1986. 201 с.
42.Ларин А.М. Следствие: каким ему быть? // Человек и закон. 1996. № 10. С.
53.
43.Ларин А.М., Савицкий В.М. Каким быть следственному аппарату. //
Советское государство и право,1991, № 1. -С. 36
44.Лександров А. А., Александрова И. А. Соглашение о досудебном
сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования
норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ // Уголовный процесс. 2009. № 8. С. 3-
11.
45.Мамонтов А.Г. Расследование преступлений в российском судо-
производстве первой половины XIX в.: Учеб. пособие. М., 2003. — 240 с.
46.Манова Н. С. Учебное следственное дело. Практикум. Саратов, 2000. 6 п.л.
47.Манова Н. С. Предварительное и судебное производство: дифференциация
форм. М., 2004.- 9,5 п.л.
48.Манова Н. С. Уголовный процесс. Учебник и практикум для прикладного
бакалавриата. 3-е изд. М.: Юрайт, 2018. - 21,6 п.л.
49.Манова Н. С. Уголовный процесс: курс лекций. М., 2005. 10 п.л.
50.Манова Н. С. Уголовный процесс: учебное пособие для вузов. М.: Юрайт,
2018 – 11.69 п.л.
51.Манова Н.С. Досудебное и судебное производство: сущность и проблемы
дифференциации процессуальных форм. — Саратов, 2003 — 201 с.
77
52.Манова Н.С. Принцип личной неприкосновенности и его реализация в
российском досудебном производстве. Монография. - Саратов - 2001.
53.Мариупольский Л.А., Гольст Г.Р. К вопросу о процессуальных функциях
следователя. // Сов. государство и право. — 1963. — № 6. — С. 114
54.Махов В. Роль прокурора и органов дознания в уголовном
преследовании//Законность, 2008, № 3 — С.18
55.Никитина Н.А. Римское право. — М.: Литера, 2009 — 190 с.
56.Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1981. — 450 с.
57.Осипян Р.Ш. Преодоление противодействия расследованию преступлений
следователем при получении ложных показаний на допросе / Р.Ш. Осипян //
Экономика и право Казахстана. 2009. — № 4 (340) -С.19
58.Петрова Г.Б. Место и роль сроков в механизме уголовно- процессуального
регулирования // Вестник СГАП. 2007. № 5. С. 151-158. (0,6 п.л.).
59.Петрова Г.Б. Право-временные средства в уголовно- процессуальном
законодательстве // Правоведение. 2007. № 5. С. 226. (0.06 п.л.).
60.Петрова Г.Б. Сроки как элемент правового регулирования уголовно-
процессуальной деятельности / Под науч. ред. проф. В.М. Корнукова.
Саратов: Изд—во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия
права», 2006. (9.82 п.л.).
61.Пятницкая С. В РФ более полутора миллионов прошлогодних преступлений
остались без наказания // Комсомольская правда, 2009, 07 февраля. № 17
(24240). — С.45
62.Рытькова В.Ю. Процессуальная функция следователя, как эле-мент его
процессуального статуса в уголовном судопроизводстве России //
Актуальные проблемы гражданского законодательства и практики его
применения. Материалы научно-практической конференции 19 октября 2006
го-да г. Алексеевка. Отв. Ред. А.В. Степанюк. Белгород, издательство БелГУ,
2007 — 102 с.
63.Рытькова В.Ю. Функции следователя в уголовном судопроизводстве
России // Профессионал, 2007, № 1 — с.198
78
64.Савицкий В.М. Презумпция невиновности. М., 1997. — 118 с.
65.Свод законов Российской империи. Т. IV. М., 1907. С. 115.
66.Селезнев М.А. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский
надзор на предварительном следствии // Законность. 1999. № 1. С. 13 — 16
67.Сергеев А.Б. Особенности формирования органов дознания в России //
История государства и права, 2002, № 5. -С. 44
68.Сидоров В.В. Проблемные вопросы порядка обжалования на досудебных
стадиях уголовного судопроизводства // Охрана прав и свобод личности в
деятельности ОВД: Материалы Всероссийской научно-практической
конференции 12 декабря 2008 года. — Калининград, Калининградский
юридический институт МВД России, 2009 — С.10
69.Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1891—1892.
Вып. 1—2. С. 620.
70.Смирнов А.В. Эволюция исторической формы советского уголовного
процесса и предварительное расследование // Советское государство и
право, 1990, № 12. — С. 60
71.Смирнова А.Н. Проблемы самостоятельности следователя на современном
этапе//Новый правовед, 2008, № 12 — С.189
72.Снегирев Е.А. Оценка доказательств по внутреннему убеждению: Дис. ...
канд. юрид. наук. Воронеж, 2002. — 185 с.
73.Состояние преступности в России за 2007 год. М.: Главный ин-
формационно-аналитический центр МВД России, 2008. — С. 6, 7.
74.Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе
МВД Российской Федерации: История, современное состояние и
перспективы. М., 2000. — 312 с.
75.Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. — Т. 1. — М. 1968.
— 314 с.
76.Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1951. 128 с.
77.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. Основные
положения науки советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. — 301 с.
79
78.Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за пятьдесят лет: в 2 т. Т. II. Пг., 1911. С.
79
79.Теребилов В. И. Судебно-правовая реформа. // Законность, 1996, № 3. — С.
41.
80.Труды высочайше учрежденной комиссии для пересмотра законоположений
по судебной части. Т. 1. СПб., 1895. С. 134—136.
81.Трухачев В.В., Тишковец Е.И. Процессуальный статус следователя по
Уголовно-процессуальном кодексу Российской Федерации // 50 лет в
криминалистике. К 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина. Материалы
международной научной конференции. Воронеж, 2002. — 315 с.
82.Францифоров Ю.В. Противоречия уголовного судопроизводства. Саратов:
Издательство Саратовского государственного университета. 2005. – 492 с.
83.Францифоров Ю.В. Процессуальный порядок реализации обвинения на
предварительном следствии. Саратов: Изд-во СВВКИ МВД РФ. 1999. – 118
с.
84.Харитонов А. Н., Деришев Ю. В. Органы предварительного следствия:
история становления, система, структура, функция контроля преступности,
направления реформирования: Учебное пособие -Волгоград: Юридический
институт МВД России, 1991. С.9
85.Холоденко В.Д. Новое в правовой регламентации уголовного преследования
и обвинения // Вестник Саратовской государственной академии права. 2003.
№ 4(37). С. 142-149.
86.Холоденко В.Д. О совершенствовании механизма уголовно-процессуального
регулирования // Правовая политика и правовая жизнь. 2006 № 3 (24). С. 108
– 114.
87.Холоденко В.Д. Правовая регламентация уголовного преследования и
обвинения / Научно-практический комментарий к положениям
Федерального закона от 4 июля 2003 года «О внесении изменений и
дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». –
80
Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»,
2003. – 104 с.
88.Холоденко В.Д. Тема 11. Уголовно-процессуальное право // Юридический
энциклопедический словарь / Под ред. А.В. Малько. – 2-е изд. – Москва:
Проспект, 2016. С. 758 – 833.
89.Холоденко В.Д. Учет мнения потерпевшего и его представителя при
изменении обвинения прокурором в стадии судебного разбирательства //
Российская юстиция. 2002. № 3. С. 49-50.
90.Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений.
Волгоград: Волгоградский юридический институт МВД Рос-сии, 1997. —
150 с.
91.Шимановский В.В. К вопросу о процессуальной функции следователя в
советском уголовном процессе. // Правоведение. — 1965. — № 2. — С. 175
92.Шимановский В.В. Органы предварительного следствия в первые годы
Советской власти (1917—1920 гг.) // Правоведение. 1967. № 4. — С. 24
93.Яблоков Н.П. Криминалистика: Учебник — 3-е изд., перераб. и доп.— М.:
Юристъ, 2005. —с.115 781 с.
94.Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном
судопроизводстве.// Правоведение. — 1973. — № 5. — С. 83
95.Янина Я. Ю. Обеспечение законности компромиссного способа разрешения
конфликтов уголовного судопроизводства//Обеспечение законности в
российском уголовном судопроизводстве: материалы Междунар. на-уч. —
практ. конф. Саранск/ МГУ им. Н. П. Огарева, Мордов.гуманитар. ин-т
Саранск: Мордов. кн.изд-во, 2006. — С.61.

Статьи в научных журналах и сборниках


96. Азаренок Н. В. Уголовное преследование в системе современного
досудебного производства // Российский юридический журнал. 2011. № 6. С.
117.
81
97. Васильев О. Л. Новый этап реформы досудебных стадий уголовного
процесса. Критический анализ новелл 2013 г. // Закон. 2013. № 8. С. 100.
98. Богословская Е.В. Разумный срок уголовного преследования. //
Законность. № 4. 2015. С. 55-58.
99. Божьев В.П., Трусов А.И. Процессуальная самостоятельность и
независимость следователя: история и современность // Проблемы
формирования социалистического правового государства. Сборник Академия
МВД СССР. М.,1991.С.120
100. Божьев В. П. Состязательность на предварительном следствии //
Законность. 2004. № 1. С. 39
101. Быков В.М Следователь как участник уголовного процесса //
Законность.2012.№7. С. 9.
102. Громов Н.А., Лисовенко В.В., Затона Р.Е. Следователь в уголовном
процессе // Следователь. 1998. N 4.
103. Зажицкий В. И. О процессуальном положении следователя // Государство
и право. 2011. № 6. С.72
104. Мезинов Д. А. Об одной из новелл УПК РФ о порядке начала
производства по уголовному делу // Вестник ТГУ: Периодический
общенаучный журнал. - Томск; Изд-во ТГУ 2003. - № 4. С. 62
105. Панферов С, Чикалов А. К вопросу о реорганизации досудебного
производства // Законность. 2008. N 5.
106. Пиюк А. В. Правовое положение следователя в современном уголовном
процессе России // Российская юстиция. 2011. № 3. С. 74.
107. Пушкарев В.В. Соотношение уголовно-процессуальной функции
следователя с принципом процессуальной независимости и самостоятельности:
направления совершенствования досудебного производства через призму
ретроспективного и сравнительно-правового анализа // Библиотека
криминалиста. Научный журнал. Вып. 5 (28). М., 2016. С. 311, 312.
108. Пысина Г. А. Допрос следователя в суде // Законность. 2003. № 11. С. 27.
82
109. Саньков В.И. В защиту концепции "сильного следователя" // Библиотека
криминалиста. Научный журнал. Вып. 3 (26). М., 2016. С. 10.
110. Тарновский Е. Н. Движение преступности в Европейской России за 1874
—1894 гг. // Журнал Министерства юстиции. 1899. № 3. С. 124
111. Кузьмин С.В. Содержание планирования расследования преступлений //
Изв. высш. учеб. заведений. Правоведение. – 2000. – № 5 (232). С. 164-165.
112. Татоян А. Процессуальная функция уголовного преследования и ее
соотношение с расследованием дела // Государство и право. Ереван, 2016. Вып.
2 (72). С. 81-82.
113. Халиков А.Н. Функции предварительного расследования в уголовном
судопроизводстве // Российский судья. 2009. N 7. С. 36.
114. Цветков Ю.А. Следователь в судебном производстве // Российская
юстиция. 2013. № 3. С. 58 - 60.
115. Чиннова М. В., Сучков А. В. К вопросу о законности и обоснованности
принятия процессуальных решений и проведения проверочных мероприятий на
стадии возбуждения уголовного дела в уголовном процессе России //
Российский судья. 2013. № 6. С. 14 - 18.
116. Инструкция чинам сыскных отделений // Вестник полиции. 1914. № 49.
С. 884

Диссертации и авторефераты диссертаций


117. Андронов, Иван Игоревич. Процессуальное положение следователя в
российском уголовном судопроизводстве [Электронный ресурс] :выпускная
квалификационная работа - магистерская диссертация / И. И. Андронов ;
рук. работы Д. В. Ванин ; СГЮА. - Электрон. текстовые дан. - Саратов,
2015.

118. Бондарь Данила Денисович. Процессуальное положение следователя в


российском уголовном процессе [Электронный ресурс] : дипломная работа /
СГЮА. - Электрон. текстовые дан. - Саратов, 2015.
83
119. Дармаева В. Д. Уголовно-процессуальный статус следователя: авторефер.
дис. канд. юрид. наук/Дармаева В. Д. С. 1

120. Джабишов Джамал Гусейнович. Организация прокурорского надзора за


следователями органов СК РФ [Электронный ресурс] : выпускная
квалификационная работа - магистерская диссертация / СГЮА. - Электрон.
текстовые дан. - Саратов, 2017

121. Джабишов Джамал Гусейнович. Организация прокурорского надзора за


следователями органов СК РФ [Электронный ресурс] : выпускная
квалификационная работа - магистерская диссертация / СГЮА. - Электрон.
текстовые дан. - Саратов, 2017

122. Зубкова Людмила Валерьевна. Следователь и его полномочия в


уголовном процессе [Электронный ресурс] : выпускная квалификационная
работа - дипломная работа / СГЮА. - Электрон. текстовые дан. - Саратов,
2017.

123. Иванов Максим Александрович. Полномочия следователя в российском


уголовном процессе [Электронный ресурс] : выпускная квалификационная
работа - магистерская диссертация / СГЮА. - Электрон. текстовые дан. -
Саратов, 2017.

124. Коновалов Дмитрий Сергеевич. Надзорные полномочия прокурора за


процессуальной деятельностью следователя [Электронный ресурс] :
выпускная квалификационная работа - магистерская диссертация / СГЮА. -
Электрон. текстовые дан. - Саратов, 2018.

125. Худайбердиев, Би-Арслан Наурусович. Роль и полномочия следователя в


российском уголовном процессе [Электронный ресурс] : дипломная работа /
СГЮА. - Электрон. текстовые дан. - Саратов, 2014.
84
126. Черкасова А. А. Правовая регламентация деятельности следователя в
уголовном судопроизводстве [Электронный ресурс] : дипломная работа /
СГЮА. - Электрон. текстовые дан. - Саратов, 2015.

Материалы правоприменительной практики


127. Решение Европейского Суда по правам человека. 25.03.1983 г. по делу
Сильвер и др. против Соединенного Королевства. Series A., No. 61, p. 33, paras.
86 - 88.
128. Уголовное дело № 11701110013000167 // Архив СО ОМВД России по
Устьянскому району Архангельской области. 2017 г.
129. Уголовное дело № 15280032 // Архив СО ОМВД России по Устьянскому
району Архангельской области. 2016 г.

Интернет-ресурсы
130. Бецуков Альберт Заудинович Процессуальная самостоятельность
следователя и судебный контроль за предварительным расследованием //
Научный журнал КубГАУ - Scientific Journal of KubSAU. 2014. №103. URL:
http://cyberleninka.ru/article/n/protsessualnaya-samostoyatelnost-sledovatelya-i-
sudebnyy-kontrol-za-predvaritelnym-rassledovaniem (дата обращения: 07.07.2018
г.)
131. Волков Д. А. К вопросу о процессуальной самостоятельности следователя
// Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2007. №32. URL:
http://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-o-protsessualnoy-samostoyatelnosti-
sledovatelya (дата обращения: 07.07.2018 г.)
132. Воскобитова Л. А. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу
РФ // Консультант Плюс[Электронный ресурс]: Справочно-правовая система. -
версия Проф, сетевая. - Электрон.дан. - м.: АО Консультант Плюс, 1992
133. Приказ СК России от 11.10.2012 №72 Об организации приема,
регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах
85
(следственных подразделениях) системы Следственного комитета РФ
[Электронный ресурс] // Консультант Плюс
134. Определение Конституционного Суда РФ от 06.02.2004№ 44-О «По
жалобе гражданина Демьяненко Владимира Николаевича на нарушение его
конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-
процессуального кодекса РФ» [Электронный ресурс] // Консультант Плюс :
справ. Правовая система

Оценить