Вы находитесь на странице: 1из 28

В этом номере:

Коммунисты. Стратеги* борьбы

КПРФ - НПСР: Трудный путь к победе

МАРТ 2003 АПРЕЛЬ


Спорили, спорим и будем
спорить

Социализм или рынок?


Дискуссия - ровесница научному социализму, только
чуть помоложе. Но аргументы — все новей, всё острей!

Р.Косолапов

ОТНЮДЬ НЕ ЛИЧНОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

В двух пространных статьях «Разрешите возразить»


(«Диалог», 2000, № 1) и «К вопросу о соотношении социв-
лизма и рынка» («Диалог», 2002, N0 3) кандидат экономи­
ческих наук, доцент, заслуженны й работник культуры
РСФСР В. А. Бударин излагает свои взгляды на давний
спор двух крайних школ советской политико-экономичес­
кой мысли — «товарников» и «анти-товарников» — и пыта­
ется «превратить» трагический опыт, проделанный ранним
социализмом, «в научное знание» (№ 3. С. 29). В статьях
немало подробностей и много неточностей. Мо в чем пре­
успел автор, так это в том, что вопреки желанию показал
кардинальное отличие рыночной точки зрения от марксист­
ско-ленинской. «Данная статья не претендует не только на
исчерпывающую, но даже на относительно существенную
полноту такого знания» (№ 3. С. 29), — скромно замечает
доцент. И с этим нельзя не согласиться.
Статью в № 1 «Диалога» Бударин начинает с защиты
профессора Л, П. Орленко от критики Б. С. Хорева и моей в
№ 8 за 2001 год. Порыв несомненно благородный, достой­
ный уважения, если бы Бударин не заминал главного. Ор­
ленко исходит из того, что «в теории марксизма отсутству­
ет те о р и я п е р е х о д н о го п е р и о д а от ка п и т а л и з м а к
социализму» («Диалог», 2001, № 3. С. 29 ). Мы с этим в
корне не согласны. Бударин не выражает своего отноше­
ния к ложной точке зрения Орленко, и над всеми его писа­

“Коммунист ” 2/2003 41
ниями повисает двусмысленность, ибо речь идет об оцен­
ке не только значительного раздела в марксистско-ленинс­
ком учении, но и истории реального социализма. Речь идет
о том, считаться ли и впредь с ленинскими выводами о
построении социализма в многоукладной стране или же
двигаться далее, так сказать, по бездорожью.
Бударин, конечно, прав, говоря, что «проблема соотно­
шения социализма и рынка возникла вместе с победой Ок­
тябрьской революции» и «поначалу... решалась по клас­
сической формуле К. Маркса и В. И. Ленина» (№ 3. С. 26).
Но. с одной стороны, он сильно упрощает эту формулу, с
другой — усложняет ее, снабжая уже позднее придуман­
ными, искусственными добавлениями.
Никто из марксистов не станет возражать, «что вместе с
социалистическим обобществлением, вместе с переходом
собственности на средства производства от эксплуатато­
ров «трудящимся возникает непосредственно обобществ­
ленное производство и человеческий труд обретает непос­
редственно общественный характер» (№ 3. С. 26). Это,
конечно, означает, что начинается отмирание товарного про­
изводства как опосредованно общественного (через рынок).
Но это отмирание есть длительный, капризный, многослой­
ный процесс, и как он совершается фактически (в пара­
метрах пространства и времени) и как он отражается в го­
ловах разных людей, вопросы отнюдь не простые.
Бударин приписывает большевикам периода «военного
коммунизма» (кстати, продолжительностью около 2,5 года)
попытку «перейти от рынка к прямому продуктообмену, ми­
нуя товарно-денежные отношения», якобы согласно упомя­
нутой формуле. «Однако реальная жизнь «умнее» и богаче
любой теории» (№ 3. С. 26), — назидательно подчеркивает
он. Но это более чем неточно. Конечно, жизнь умнее лю­
бой теории, но чрезвычайные меры военного времени, к
примеру, вынужденные реквизиции продовольствия, неле­
по объявлять введением социализма по М арксу и Ленину,
если даже в сознании какого-нибудь комиссара это и рисо­
валось подобным образом. НЭП, переход к которому про­
изошел сразу вслед за ликвидацией последнего крупного
очага гражданской войны на территории Европейской Рос­
сии (Крым, ноябрь, 1920), был, как неоднократно говорил
Ленин, не «новой» буквально политикой, а возвратом к про­
думанной старой политике, прерванной иностранной интер­
венцией 1918 года. Так что в данном случае как формулу

42 “Коммунист” 2/2003
I
Маркса и Ленина, так и упомянутую «теорию» лучше оста­
вить в покое, или, вернее, постараться осмыслить заново,
с тем чтобы применять их более корректно.
Не выдумка, а факт, что первоначальные послеоктябрь­
ские установки по линии социалистического строительства
резко отличаются как от декретов второй половины 1918 года
и последующих месяцев, так и от того, что мы называем
нэпом, то есть курса, определенного X съездом РКП(б). И
вот что характерно. С тех пор строго не производится раз­
граничения между тем, что Ленин именовал формально-
юридическим обобщ ествлением труда и производства и
обобществлением труда и производства на деле. А это не­
различение, по сути погашаемое динамичной политикой
индустриализации в первые послеленинские десятилетия и
терпимое (ибо вектор развития оставался тем же самым)
вплоть до завершения послевоенного восстановления на­
родного хозяйства, превратилось в такую громадную стра­
тегическую ошибку, которая, в конце концов, прервала и на
данном этапе погубила опыт раннего социализма.
Уже с первых слов Бударина становится ясно, что он
едва ли видит существенную разницу между «социалисти­
ческим обобществлением» и «переходом собственности на
средства производства от эксплуататоров к трудящимся».
Между тем здесь кроется и теоретическая и практическая
проблема. Лишь в одном месте автор делает движение в
эту сторону, цитируя Г.А. Зюганова (№ 3. С. 35), но во всех
остальных позволяет себе вольный полет. Ему невдомек,
что Ленин не отож дествляет смену собственности с обоб­
ществлением, а считает ее одним из предварительных ус­
ловий такового. Недопонимание этого подхода сурово мстит
за себя. «Вчера гвоздем текущего момента было то, чтобы
как можно решительнее национализировать, конфисковать,
бить и добивать буржуазию, ломать саботаж, — писал Ле­
нин весной 1918 года.— Сегодня только слепые не видят,
что мы больше нанационализировали, наконфисковали, на­
били и наломали, чем успели подсчитать. А обобщ ествле­
ние тем как раз и отличается от простой конф искации, что
конфисковать можно с одной «реш ительностью » без уме­
ния правильно учесть и правильно распределить, обобщ е­
ствить же без такого умения нельзя... М елкобуржуазному
революционеру свойственно не замечать, что для социа­
лизма недостаточно добивания, ломки и пр., — этого д о с­
таточно для мелкого собственника, взбесивш егося против

“ Коммунист” 2/2003 43
крупного,— но пролетарский революционер никогда бы не
впал в такую ошибку» (ПСС. Т. 36. С. 294). Нетрудно дога­
даться, что логику пролетарского обобществления диктуют
техника, технология, организация, вообще культура круп­
нопромышленного производства, на котором только и уп­
рочивается социализм. Смена же лишь форм собственнос­
ти д оступна ш ироким сл о ям н а с е л е н и я , даже
деклассированным элементам, часто без гарантии ее проч­
ности и при известной подверженности случайным настро­
ениям и стихии. Ленин обоснованно считает ступенью, пред­
шествующей социализму, монополистический капитализм
и допускает использование государством трудящихся орга­
низационно-технического опыта и методов государственного
капитализма с его умением «правильно учесть и правиль­
но распределить», ставя ниже по уровню социально-эконо­
мической зрелости мелкое производство или же те началь­
ные обобществленные формы, которые вырастают из него.
Объективно центром тяжести переходных процессов, ха­
рактеризующих современную эпоху, является соотношение
машинного и ручного труда в общественном производстве.
Преобладание первого неминуемо влечет за собой техно­
логическое обобществление производственных процессов,
их централизацию, более или менее гибкое регулирование
согласно рекомендациям науки, преобладание же второго
— воспроизводство устаревшей технологии и рутинной орга­
низации производственного процесса, тормозящее или же,
более того, не допускающее социалистические преобразо­
вания. Императивом эпохи явпяется доведение процесса
технического и организационного обобществления до ста­
дии автоматизации и информатизации, за которыми есте­
ственно следует обобществление экономическое. Таков по­
воротный пункт современности. На этом пункте во второй
половине XX века социализм, согласно логике историчес­
кого материализма, должен был перегнать капитализм. Слу­
чилось же к концу века как раз наоборот. Капитализм, ма­
неврируя перед неизбежностью перехода к новой формации
с несравненно большей оперативностью, чем социализм,
сумел отдалить ее наступление. Социализм не справился с
задачей, оказавшись в плену гонки вооружений, техничес­
кого отставания, неоправданного самомнения, мещанско­
го кругозора, невежества и, в конце концов, предательства
руководства. И хотя некоторые из этих причин выглядят как
субъективные, непервичные, неосновательные, случайные,

44 “Коммунист” 2/2003
это впечатление обманчивое Подобно тому как в период
индустриализации (20— 30-е годы прошлого века) и Отече­
ственной войны работала знаменитая формула: «Кадры ре­
шают все», — она же действовала и в 50— 80-х. Вопрос
только в том. что это были за кадры. В научно организуе­
мой системе, которой по определению должен был оста­
ваться развивающийся социализм, номенклатура оказалась
на редкость оторванной от науки. В отдельных специализи­
рованных отраслях ее влияние было огромным. Взять хоть
бы энергетику, авиационную и атомную промыш ленность,
ракетостроение, передовые в мире Но что они значили в
общей системе социально-экономического развития, кото­
рой управляли в лучшем случае образованные дилетанты?
Мы были свидетелями погубления масштабных начинаний
и перспективных заделов наших отечественных гениев. Но
исходило это. понятно, не от таких гигантов, как Королев
или Курчатов, а от маленьких человечков, поклонников ку­
курузы и дегустаторов пиццы-хат. Таким социальны м пиг­
меям, как «наши» Никита и М ихаил Сергеевич, просто не
следовало доверять гигантскую социалистическую держа­
ву Очень уж разителен был контраст между малостью лич­
ностей и величием задач.
О дйако в е р н е м ся к суждениям Бударина.
«Наука утверждает,— пишет он, — что исторически и
логически для превращ ения продукта труда в товар необ­
ходимы два условия. Первым условием является разделе­
ние общ ественного труда. Различные группы производите­
лей до лж ны с о зд а в а ть н е о д ин аковы е пр од укты ... Для
возникновения обм ена... необходимо, чтобы производи­
тели относились друг к другу как самостоятельны е, эконо­
мически обособленны е хозяева своих изделий» (№ 3. С.
29). Иначе говоря, требуется (и об этом я говорю лиш ь ради
краткости излож ения), чтобы др уг другу противостояли
субъекты обмена, обособленные специализацией (1) и соб­
ственностью (2) на обм ениваем ы е продукты. «Такова гру­
бая схема исторического процесса, отражавшая азы поли­
тической эконом ии 50-х годов»,— резю м ирует Бударин,
оставляя нас в некотором недоумении. Во-первы х, автор
дает понять, что точка зрения «политической экономии 50-
х годов» пересмотрена в эконом ической науке. Во-вторых,
что автору известна новая, «негрубая» схема, с которой он
познакомит читателей.
Н есколько загадочны й буд аринский пассаж «Наука ут-

'Коммун ист " 2/2003 45


верждает » и формуле «грубая схема» в действительнос­
ти относятся не к 50-м годам XX века, а к значительно бо­
лее раннему периоду — к 90-м годам XIX. Она содержится
в одной из ранних работ Ленина «По поводу так называе­
мого вопроса о рынках», написанной в 1893 году, и стран­
но. что Бударин об этом молчит. «Под товарным производ­
ством,— определяет Ленин,— разумеется такая организация
общественного хозяйства, когда продукты производятся
отдельными, обособленными производителями, причем каж-
цый специализируется на выработке одного какого-либо
продукта, так что для удовлетворения общественных по­
требностей необходима купля-продажа продуктов (становя­
щихся в силу этого товарами) на рынке» (ПСС. Т. 1. С. 86
— 87). Очевидно, что заявление Бударина «Наука утверж­
дает...» есть вольный или невольный пересказ этого ленин­
ского положения. Очевидно также, что это положение не
пересматривалось, то есть считалось верным, по крайней
мере, до середины XX века, в перипетиях трех русских ре­
волюций, при выработке нэпа, в ходе строительства ранне­
го социализма, до конца деятельности Сталина. Наконец,
очевидно, что «грубой схемой» оно становится недавно и
замена его некоей «утонченной» новацией есть либо вели­
кое достижение, либо произвольный перевод стрелок и ук­
лонение от марксистского пути.
Воображаю себе гнев Бударина, который не преминет
причислить меня к «борцам за чистоту», к тем, кто превра­
щает труды классиков «в нерушимые заповеди, науку под­
меняет убеждениями, то есть мифологическими идеологе-
мами» (№ 3. С. 27—28) и т. д. и т. п. Но что тут поделаешь?
Надо же в этом запутанном вопросе разобраться!
Между нами нет спора о причинах товарного произ­
водства в переходный период. Но некоторые детали сле­
дует уточнить. В частности, должна быть полная ясность в
отношении роли общественного разделения труда (специа­
лизации). Не приходится ожидать, что будущее, как бы ни
видоизменилась техника и технология производства, при­
несет нам нивелировку всех производственных процессов.
На какой бы стадии научно-технического прогресса мы ни
оказались, странно было бы думать, что когда-либо сотрет­
ся разница между тачанием сапожника и стряпней пиро­
жника, что политико-экономические статьи будут фабрико­
ваться теми же приемами, что и дамские прически, что
«будут преодолены социальная неоднородность труда, а

46 “Коммунист” 2/2003
следовательно, и качественные различия в труде» (№ 1 . С.
48). В простейших случаях взаимодействие профессиона­
лов тысячелетиями осуществлялось на уровне обыкновен­
ного натурального обмена деятельностью, готовыми изде­
лиями, бытовыми услугами, и тому несть числа чисто
житейских примеров. В случае же обмена товарами или
превращения продукта-услуги в товар требуется, чтобы
друг Другу противостояли различные собственники. Сей
феномен имеет свое историческое происхождение, проде­
лывает свою историческую эволюцию и должен быть рас­
смотрен как преходящий конкретно-исторически.
Верно, что непосредственно перед войной и в результа­
те послевоенного восстановления в народном хозяйстве
СССР возобладал социалистический уклад в двух формах
— последовательно социалистический, общенародный сек­
тор (представленный главным образом государственной про­
мышленностью) и сектор колхозно-кооперативный, который
первоначально якобы по этическим соображениям непос­
ледовательно социалистическим не называли, но который,
несомненно, уступал первому по степени реального обоб­
ществления труда и производства. Но об этом факторе у
нашего Бударина ни ГУ гу.
Что я имею в виду, говоря об обобществлении. Да то
же, что и Ленин. Первое — это преобладание машинной
технологии, фабричной организации труда (о чем Ленин
писал еще в «Что такое «друзья народа» и как они воюют
против социал-демократов?» (1894), когда «многие раздроб­
ленные процессы производства сливаются в один обще­
ственный процесс производства» (ПСС. Т. 1. С. 177). Воз­
вращаясь к этому вопросу спустя четверть века, Ленин
соглашается с мнением Н. И. Бухарина, что в основу но­
вой производственной структуры могут лечь из приобрете­
ний капитализма «два основных момента», выдвинутых
Марксом: централизация средств производства и обобще­
ствление труда (См.: Ленинский сборник. XI. С. 343). Не ясно
ли, что прежде всего по этим критериям марксисты-ленин­
цы могут судить о степени зрелости наличных секторов со­
циалистической экономики?
Что прежде всего отличало колхозно-кооперативный сек­
тор (или, если угодно, уклад — спорить о словах не будем)
от общенародного (государственного)? Групповая форма
собственности. Помимо колхозов, она имелась также в про­
мышленной и потребительской кооперации. Далее, этот сек-

цКоммун ист ” 2/2003 47


гор отличала несравненно более высокая доля ручного тру­
да (до 80%). что особенно ярко свидетельствовало о неза­
вершенности переходного периода. Наконец, узкий, локаль­
ный, сельский масштаб обобществления части средств
производства в отличие от общестранового, государствен­
ного.
Впрочем, высокий процент ручного труда в советское вре­
мя был и в строительстве (в начале «перестройки» — 60%)
и даже в промышленности, где около 40% ручного труда
держалось при общем росте объема производства с сере­
дины 50-х годов Собственническая разноукладность была
налицо. Но бросалась в глаза и технологическая разноук­
ладность, которая была свойственна и колхозно-коопера­
тивному, и общенародному секторам народного хозяйства.
Пока об этом помнили, пока, не консервируя их состояние,
стремились вывести и тот и другой на высший научно-тех­
нический уровень на базе сплошной электрификации, со­
хранялась прогрессивная целенаправленность развития со­
циалистических форм хозяйства. Эту целенаправленность
прервал Хрущев. К концу 50-х годов, всего через пять лет
после благотворного для аграрного сектора сентябрьского
Пленума ЦК КПСС, он неожиданно выступил с инициати­
вой ликвидации на селе высшей для него формы обобще­
ствления средств производства — машинно-тракторных
станций.
В прямую противоположность четким установкам Лени­
на и особенно Сталина (см. его ответ А. В. Саниной и В. Г.
Венжеру. Соч. Т. 16. С. 218—223) о наращивании здесь об­
щенародного научно-технического потенциала этот потен­
циал по сути разгромили, раздав технику бедным и непод­
готовленным колхозам, распугав и разогнав начавшие было
концентрироваться после войны по зонам МТС инженерно­
механизаторские кадры. Парадоксальным фоном для этого
служили залихватские лозунги (я работал и видел их тогда
на Кубани) вроде «Берегись, корова, из штата Айова!», в
то время как было известно, что энерговооруженность тру­
да в нашем сельском хозяйстве впятеро ниже американс­
кой. От этого удара советское сельское хозяйство так и не
смогло оправиться. Деградация производительных сил и
разобобществление средств производства, замена техно-
погической и организационной смычки сельского производ­
ства с городским смычкой коммерческой (вспомните зна­
менитые «Сельхозтехнику» и «Сельхозхимию») уже тогда

48 'К о м м ун и ст " 2/2003


явились антисоциалистическим процессом
Сравнимый удар по промышленности был нанесен в се*
редине 00-х годов «реформой Косыгине», когда важнейшим
показателем эффективности сделали не удовлетворение
общественных потребностей, не выигрыш потребителе, а
коммерческую прибыль производителе. Тем самым разнуз­
дали государственно-капиталистические инстинкты бюрок­
ратического аппарата В этом вопросе Бударин не прояв­
ляет последовательности, вначале он как бы берет под
защиту «реформаторскую деятельность А И, Косыгина,
трактуемую подчас вкривь и вкось» (№ 3. С, 20), но вско­
ре. на этой же странице, признает: «Совершенно некоррек­
тным было превращение прибыли в главный показатель
деятельности социалистических предприятий». Однако
адекватных этой констатации выводов не делает. Пока у
дел был Брежнев, испытывавший к прибыли интуитивное
недоверие, эти инстинкты несколько сдерживались. Затем
последовал обвал. Государственный капитализм не рабо­
чего. а полумифического «общенародного» государства,
без обеспечения реального трудовластия вырождается в
капитализм частный, сулит контрреволюционный переворот.
Поэтому я считаю заведомо ошибочным и порочным зак-
пючение Бударина, «что фактический курс КПСС на созда­
ние некоего формационно чистого общества был неправиль­
ным» (№3. С. 34). Во-первых, этот курс не был фактически
таковым уже с конца 50-х годов, то есть по меньшей мере
в течение около трех десятилетий. Во-вторых, он был един­
ственно правильным, когда осуществлялся. Тут у нас с
Будариным кардинальное расхождение, принципиально
несовместимые позиции.
«Практика опровергла такой курс,— пишет Бударин,—
ибо он разошелся с реальной жизнью, не учитывал требо­
ваний хозяйственного процесса и экономических законов
развития общества» (№ 3. С. 34). И вступает с собой в оче­
видное противоречие. Он осуждает как раз курс, который
не был направлен «на создание некоего формационно чис­
того общ ества», а был, по самой мягкой его оценке, вял,
непоследователен и эклектичен. Впрочем, это противоре­
чие лично самого Бударина, Бударину с ним и разбирать­
ся. Он неоднократно упрекал меня в увлечении книжной
премудростью, но то, что я здесь пишу, непосредственно
подсказывается практикой. Откуда берет он свое преврат­
ное представление о той же практике, для меня секрет.

'Коммунист ” 2/2003 49
Д оцент о б ъ я в л я е т н е п о н я тн ы м , почему Степин «очи
теп тленной причиной оущес) явления топерного произвол
отве и закона стоимости колхозно'кооператиянме предпри­
ятия, базировавшиеся не групповой ообптпемнооти», «каким
обрезом и почему колхозно-кооперативный оектор. даман
ший срвмнитепнно небопишую долю валового обществен­
ного продукте, мог «диктовать» формы экономических сяя
зеи в государственном секторе, игравшем ведущую роль и
экономике и определяющем существо нового строп» (N<>3
С Э6)
б подтверждение своих недоумений Бударин приводит
данные о ЮбЛ-го по 1004 год Доле сельского хозяйства и
валовом общественном продукте, в том числе совхозного,
в эти годы не превышает 21 % Но цифре зге ровным сче­
том ничего не доказывает Во-первых, показатели берутся,
сознательно или нет, только за поспеотелинский период Но
если етой погрешностью и можно пренебречь, то, во-вто­
рых. речь идет об отношениях одного гигантского собствен­
ника. каким было Советокое государство, со множеством
сравнительно мелких собственников, клкими были колхо­
зы, промартели, потребсоюзы п едином народнохозяйствен­
ном комплексе. Неужели в этой молодой экономике, толь­
ко начинающей вырабатывать адекватные себе формы,
оектор, е котором заняты деоятки миллионов людей и кото­
рый дает пятую чаоть валового общественного продукте,
все продовольствие и значительную честь сырья, такой уж
незначительная величина?
Бударин лю бит доказы вать свою точку зрения о помо­
щью аналогий, но это не всегда у него получается. «И ис­
торически. и логически невозможно вообразить,— утверж­
дает он,— чтобы в условиях капитализм а мелкотоварный
крестьянский оектор диктовал бы что-либо крупным завод­
чикам и фабрикантам, чтобы он определял суть, формы и
методы буржуазного хозяйствования» (№3. С. 36). Далее,
по-моему, следует крупное открытие, которое я не разде­
ляю Бударин считает, что регулятором мелкотоварного про­
изводства служит закон стоимости, регулятором капитали­
стического производстве служит зеком прибыли — средней
п д омонополистическую эпоху, м аксим альной при импери­
ализме Куда при этом делся закон стоимости, действитель­
но непонятно, ибо законы капиталистической прибыли (сред­
ней и м а к с и м а л ь н о й ) я в л я ю т с я в с е го л и ш ь его
модификациями, Бударин почему-то затеняет общую товар-

50 "Коммунист** 2/2003
ную природу мелкого, среднего и крупного частного произ­
водства, генетическую связь на любых стадиях его разви­
тия, делая вид, что их регулируют три разных закона, и
получается конфуз.
«Таким образом,— заключает Бударин,— положение И.
В. Сталина о том, что товарное производство и закон сто­
имости порождались в советской экономике существова­
нием колхозно-кооперативного сектора, не имевшего само­
сто я те л ь н о го зн ач ен и я, а све тивш е го, та к сказать,
отраженным светом, было явно ошибочным» (№ 3. С. 36).
Но «таким образом» не выходит Из неправильного рассуж­
дения о капитализме Бударин делает неправильный вы­
вод... о социализме. У Сталина он «находит» логическую
ошибку, именуемую подменой тезиса, а собственную под­
мену совершает как ни в чем не бывало.
Статьи Бударина изобилуют рассуждениями лишь кос­
венно, хотя и с разных сторон, задевающих суть дела. Не
сразу читателю становится ясно, что Бударин клонит к тому,
чтобы классический подход Маркса и Ленина к причинам
возникновения и функционирования товарного производства
признать устаревшим. «Исправляя» уже упомянутую «гру­
бую схему» 50-х годов, он, наконец, раскрывает карты. На
том основании, «что в условиях СССР даже при введении
единой государственной формы собственности сохранилась
бы потребность в окольном (стоимостном) измерении зат­
рат труда», он делает вывод о трех, а не двух (как счита­
лось ранее) причинах существования товарного производ­
ства при со ц и а л и зм е . «С оциальная неоднородность
труда,— читаем мы далее,— оказалась столь же реальным
и действенным фактором, как и те два, на которые опирал­
ся И. В. Сталин в «Экономических проблемах социализма
в СССР» (№ 3. С. 39). Забавно, что здесь автор опять «за­
бывает» Ленина, причем возникает вопрос: либо ему неиз­
вестны процитированные выше высказывания, либо он не
трогает их потому, что Сталину, по хрущевско-горбачевс­
кой традиции, легче, чем Ленину, «вмазать» ошибку.
> К сожалению, Бударин не дает себе труда разъяснить
само понятие «социальная неоднородность труда». Ссыл­
ка на наличие простого и сложного труда носит беглый и
недоказательный характер. Этот искусственный аргумент,
не вяжущийся с марксистско-ленинской логикой, так и ос­
тается «лрибамбасом», претендующим на наукообразие. Он
призван навязать мнение, что социализм — только разно-

'Коммунист” 2/2003 51
видность товарного производства, и не указывает выхода
из него. Напрасно Бударин рекламирует это якобы дости­
жение науки последних десятилетий или урок социалисти­
ческой практики. Фактически нас потчуют анекдотом с бо­
родой «Причину невозможности перехода при социализме
к учету труда непосредственно в рабочем времени и необ­
ходимости сохранения денежного учета, основанного на ис-1
пользовании закона стоимости» известный в свое время
академик К. В. Островитянов предлагал искать в «социаль­
но-экономической неоднородности различных видов обще­
ственного труда на стадии социализма», в «необходимости!
сведения их к единому абстрактному труду» (Народное!
хозяйство СССР. М., 1947. С. 169— 170). Но Островитянов
ставил вопрос уже, чем Бударин. Он не претендовал н а !
объяснение причин сохранения товарного производства пр и !
социализме, а объяснял только причины применения кате-1
горий товара и денег. То был конец 40-х годов, когда д о !
появления сталинских «Экономических проблем» остава-1
лась еще целая пятилетка. Да и по существу Островитянов
не расходился, к примеру, с Марксом.
От «Капитала» к «Критике Готской программы» Маркс раз-1
аивает один и тот же взгляд. Необходимость всенародного!
счетоводства вынудит новое общество применять всячес­
кие приемы этой работы, зрелые и незрелые, и даже ско­
рее вторые шире, чем первые, учитывая распространенный!
массовый опыт, особенно на ранних стадиях социалисти-1
ческого развития. Маркс подчеркивает, что «по уничтоже-1
нии капиталистического способа производства, но при со­
хранении общ ественного производства, определение
стоимости остается господствующим в том смысле, что|
регулирование рабочего времени и распределение обще-!
ственного груда между различными группами производства,!
наконец, охватывающая все это бухгалтерия становятся
важнее, чем когда бы то ни было» (Маркс К., Энгельс Ф.
Соч. Т. 25. Ч. II. С. 421). И поясняет: «Здесь, о ч е в и д н о ,!
господствует тот же принцип, который регулирует обмен!
товаров, поскольку последний есть обмен равных стоимос-1
тей. Содержание и форма здесь изменились, потому что
при изменившихся обстоятельствах никто не может дать
ничего, кроме своего труда, и потому что, с другой сторо­
ны, в собственность отдельных лиц не может перейти нич-1
то, кроме индивидуальных предметов потребления. Но что
касается распределения последних между отдельными про­

52 “ Коммунист” 2/2003
изводит елями, то здесь господствует тот же принцип, что и
при обмене товарными эквивалентами: известное количе­
ство труде в одной форме обменивается на равное количе­
ство груде в другой» (Маркс К , Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С.
16 10)
Конечно, Ьударин уже не обращает внимание на эти
суждения Марксе чему можно поучиться у позапрошлого
веке? Но ту г то и кроется его главный просчет Категории
товарно-денежного хозяйства нельзя рассматривать вне
качественных изменений их формы и содержания при пе­
реходе от капитализма к социализму Иначе получается их
почти неизменное перенесение из формации а формацию
при закреплении все той же рыночной стихии Коммунисты
старших поколений, теоретики и практики, хорошо чувство­
вали згу проблему — кадры хрущевской генерации утрати­
ли сай пролетарский нюх. Бударин в буквальном смысле
покувыркался вокруг этого вопроса, пальнул несколько раз
из рогатки в свою излюбленную мишень — Сталина и за­
кончил тем, что последний «остановился на той ступеньке
рассуждений, когда сохранялась внешняя строгость логи­
ки, не доводящая его концепцию до абсурда» (№ 3. С. 37).
Насчет «строгости» собственной «логики» Бударин не со­
мневается
Что по д во д и т ивш их б а р д о в рыночной экономики, так
зто нарушение конкретно-исторического подхода и утрата
чувства современности. Читаешь Бударина и чувствуешь,
что советская система, к примеру, начале 50-х годов вос­
принимается им как тождественная советской системе на­
чала 60-х Тридцать лет активного роста физических объе­
мов производства, кажется, не оставили на лице общества
никаких заметных следов И уж вовсе не обнаруживается
сколько-нибудь вдумчивого анализа социально-экономичес­
ких изменений Между тем именно они были особенно глу­
боки и но многом пагубны
Фундаментальным устоем советского общества была
после Октября принадлежность основных средств произ­
водства народу. Разумеется, исключались их купля-прода­
жа, обращение н качестве товаров. На этом основывалось
положение человека труда как сохозяина общ ественного
богатства, неотчуждаемость его рабочей силы, недопусти­
мость появлении ее на товарном рынке. Многие горе-эко-
момисгм не понимают этих системообразую щ их истин, их
конституирующего и конституционного значения с точки

'Коммунист ” 2/200} 53
зрения прав и обязанностей гражданина при социализме.
Недопустимость превращ ения средств производства в
товар относилась не только к промыш ленности, но и к кол-
лективизированному сельскому хозяйству, где рос сектор,
однотипный с социалистической индустрией, — МТС, че­
рез которые осущ ествлялась прямая технологическая и
организационная увязка аграрного и промы ш ленного про­
изводства. и неделимы й ф онд. «С редства... производ­
ства,— говорил еще в преддверии нэпа Л енин,— можно
давать отдельным хозяев только такие и только на таких
основаниях, чтобы они не были использованы кулачески
Не давать машины, даже если он самый старательный хо­
зяин, даже если он достиг успеха без малейш его примене­
ния кулачества. Машину нельзя давать потому, что она по
самому своему применению требует труда коллективного,
и хозяин, получив машину, не может ее использовать один»
(ПСС. Т. 42. С. 189). Этот подход в сущ ности применялся
до конца 50-х годов. «Продажа» техники МТС колхозам и
лишение их интегрирующего промы ш ленного ядра на зем­
ле в лице тех же МТС явилось затеянным сверху правым
переворотом, который, не будучи квалифицирован адекват­
но, повлек за собой глубоко деструктивные последствия. И
они легко предсказывались. Впервые после Октября был
нарушен ф ундаментальный принцип социалистического
обобществления, поиск пошел обратным путем декон-цент-
рации и дезинтеграции, методом проб и ош ибок, что с не­
обходимостью вело к оживлению мелкобуржуазных настро­
ений. Впоследствии появились и осм елели «романтики»
торговли средствами производства в государственном сек­
торе, сыгравшие выдающ уюся роль в хим ическом разло­
жении коренных устоев социализма. Тот факт, что Бударин
не видит, что в начале 80-х годов у нас бы л уже качествен­
но другой экономический базис, нежели в начале 50-х, при­
чем не в пользу социалистических завоеваний, свидетель­
ствует не только об известном недопоним ании им объекта
исследования, но и о специфичности методологической базы
затеянного им спора
«Начнем с того,— пишет Бударин,— что сущ ествует ком­
плекс характерных признаков, превращ аю щ ий конкретное
явление в качественную определенность. Проблема состо­
ит в том, чтобы выяснить, пропадает ли эта качественная
определенность, если один из признаков отпадает». Доцент
не ставит обязательны й для ученого вопрос о значении и

54 'К оммунист 9 2/2003


существенности данного признака в комплексе, ибо раз­
личные признаки играют далеко не одинаковую роль, и тем
самым развязывает себе руки. «Думается (почему думает­
ся или, может быть, грезится? — Р. К.), что в нашем случае
вполне можно (?) допустить (?), что исключение такой важ­
ной (коренной! — Р К.) особенности, как сущ ествование
различных собственников на продукт труда, не уничтожает
товарного производства»(№ 3. С. 40).
Рассуждая далее «по аналогии, что — по словам автора
— вполне соответствует принципам научного доказатель­
ства» (N8 3, С. 40), он делает грубейшую методологичес­
кую ошибку. «Заключение по аналогии,— говорится в клас­
сическом учебнике Челланова,— не может дать ничего,
кроме вероятности». При этом «вероятность заключения по
аналогии может считаться очень высокой, если число пун­
ктов сходства между рассматриваемы ми вещами очень
велико и если в то же время число пунктов несходства не­
значительно, но при этом мы знаем, что число известны х
нам свойств изучаемой вещи достаточно велико. Чем боль­
ше число неизвестных свойств, тем меньше достоверность
нашего вывода» (Челпанов Г. И. Учебник логики. М, 1994.
С 176— 177). Логическая беспечность (а точнее — неряш ­
ливость) доцента состоит уже в том, что аналогиями ничего
не доказывают. Это — во-первы х, как гласит древняя ла­
тынь «Умозаключение от возможности к действительности
не имеет силы». А во-вторы х, аналогия, приводимая им,
является ложной.
Применяя лю бимы й им метод, Бударин утверждает, что,
подобно тому, как колониальная систем а империализм а
рухнула, а систем а колониальной эксплуатации осталась,
у государственных предприятий, относящ ихся к общ ена­
родной форме собственности, сохранились качества, кото­
рые заменяю т ф ункцию собственника: «Раздельны х со б­
ственников п р о и з в е д е н н о го пр о д укта не ста л о , но их
функции по производству и реализации продукции со хра ­
нились у государственны х предприятий» (N93. С. 41).
Разумеется, указанная аналогия не более удачна, чем
старая, довольно грубая шутка (да простят мне ее милые
дамы) о влиянии фаз Луны на бараньи гениталии, иначе
говоря, не имеет к рассматриваемому объекту сколько-ни­
будь близкого отношения. Но сама мысль примечательна.
Она констатирует подготавливавшееся долгой сомнитель­
ной практикой фактическое дробление общенародной соб-

'Коммун ист " 2/2003 55


Оничиин1и, мянп» я$ амдомдаоиа
"' ОМОН ЧИЬ /0/'УДЯр> гН»>ННЫи Нр*ДМрИН»ИЯ УРНТМИНМ
Мгд#/тиф Опии )Чриди(шчрими оицями и фущщионирОии
ЛИПАШИШИ М/ТрА/НАМ ОНМНЩ1>ним они оОоядяои ИДЯ
ними аладаниа, лоомнааниа и ранлораямлиа шшм имущ• I
111НИМ МШчрЫМ ИУ, МАДАЛИЛИ АОНИАлИНГИНйнкоа ГрнуДАр* ЛИ)
А ЯМ/, ИЯИ ИТААМЛО, ЛМАЙА, лраднм аалаам м а ОЛМНЛО П1/0
м аАрникул (Ш г (), 41) Щ(1< днааидно , практика , ужи дя I
/ШУИ 1Ш ПАНЙННКМН $Щ ДАЛА* 1рМИ1ИЧЯ()ИИИ ДИ9У11МШ1 1Ш I
р$М0Ч. <иущм* 1Н1ШПНМ* И ОН- щ!) Я М/ДМ |1 ю АрАМА Ю/1‘ I
Н&ИИИ /рнлоимн «ммикну/м нодагяляна* и оЛом/лтил1»няА|». I
ЧМИрИММр. ям ИоЛрОн ПО я/7«М/{м И МЧ1ЦМЧЧИИ И ТЯМНАДЙЛИИ*, I
М/иорп, ч м» щшин я, 14 мим мнцгдярмаанно* / ямы к/мн жи I
' 1М0НШШ /IрАДНрИАГИ* #МОЛнГЙЯНМО им ЯрАНДАГОр, И 4(4 нм I
ярАМДА м моОРГАанном нмммм»//, я янаряд яна унрппнянипл!
(И//(/ I 04 6, М)А 404/. ММ А ПОАЛАДНИА НнпяГОМИА ДАНИ I
1ИО01ИИ ЙМЙЛИ Д1ЧШ Л* ОЛАрАДАМйИ уЛрААЛАНИИ ИДИ ОрМ» I
НИЯЙМИОНМнИ ЯАМЖОМИАЙ ОрАДНрИАТИЙ И АДИИОМ ООЛОГИЯМ I
ИИ'М'РКОМ И0МЛЛА1И/А, М •: фая /ИМЯМИМЙ якономиниокоиI
/ИНИИГЙГрАДИАЙ Ииридием 11ИМИЬ1Ма, чОяопячимшяй АО/1
нОНяН/йИНую ЧрИПЖИИЯДИЩ 1/1ЧИИИ, КАК И « м п /н м /г ' ЧИ14П I
414 *ДИрА/МОрй ЛрАДЛрИАТИЙ, ччиучи0ЩИЯ (У) 141 удлр/ /п и !
НрАДОГАЙ IIрОИЯАОДНТАй, ИЯ 1444*4 НА МАННАЯМ/Н И* I НО I
МЙАИМИкяМИ, А* НАчОчрШ, у/ААр/ИДАЮМ и ИЯ* УПНМННМННАН I
ИМЯ IИШЯИШЩЧ НШуДЯрЧ1М* ПО И0ЛОЛМОААИИЮ ОрАДМ/и!
Нрни н«н/и Iмм, ОМ/ПНПМО ПЛАНАМ, ЛрАГШДАММММ ММ уДч(» I
ЫйоМ/»(С0Н | 10 Г/ 101) ИмгйрАОМО Пм уямйТн, НТОдум*»
А/ ни мпмпду ЫКЛОНАМИА (И ЛОМ/ ПОДИрДЯ А рАЯуЛН АТА ДИ I
рАКМ/рниоИ МрИййТИййДИИ йу Дарим
МичиДУ рм (МИННЫМИ ^РУППАМИ НрОИТАМДШ А«НММ* ШМОНIИ I
НИИ, ИОЮрМА ИМАМОАйЛИОЬ М»ААрМО ДАМАЛЛГММИ, А ОДИВТО-
1Н/М «ыиИ*мм| ИМППЮДАНАЫ» ИпНМНа Й рй9МИЦС
ЙМу/рИ оПЩАИЙрОДМОГЛ (Т'ОНуДДрНГНВММ010) уКПАДй, кий
И1ААОГМО, НА Ом/Ю рА1НМ4 ОрОо^ААМНИйНА ГО| НТО ОбМОАНИ!
I НМкрПП ДАНА4!Н1|М НММНАНИИ 9/ЦРНН ПМНА МДОЦИАПЫ1АА 11нП
ДНОр/>/ОНН)М4 ГРУДАО, йу/4АрИМ, ИА АМДуМАА1НИИ МИЧАЮ НО
Ним, (и, ЙАК мм АИДИМ, ААИАШИЙ(|А ОНАПММ АйПМ НОЛуЭйПы!
(НМ/6()Л>ийИГАННЯА), ПИШИ НрН/ИЖНАрИрНААН, МОНА ДОйЯвАп!
I>1пШш 00 )туО0ДИ10ИМИЯ ТОНКА ЯрАМИИ Ф И К п о ц а м а , ИИ
/р|Щпн/ <МрАН«АА ОАН0ААНИА ТНААрИН /(АИАЖНМЯ 0!'И0ШАНИУ1
А />р/А|1ИЯА14ИНМНОИ рАНННАНАНМООШ Нр«/ИЯАОДОТАй, ИОТОрИА
1рАТуМ*АМ>А. АН ННАА/НМНЯ1ИМЙ МОДИфИИИЦИИИ) ОуДАГ ИОН
ГДА I МНу гМНИи (.<()АОГААММИМА(|ЙОГП ПрОГИАОМООГЯИНАУГИА го

У, цКоммун (и 7д” 2/200.


сударственных предприятий определило своеобразие их
связей. Необходимость учета материальных ценностей тре­
бовала здесь и сейчас организации специальной службы,
а технических инструментов, кроме стоимостных, оставлен­
ных предшествующим строем, пока не существовало. Это
сотни раз описывали марксисты. Одновременно они указы­
вали на иную их содержательную наполняемость, понима­
ние чего с годами утрачивалось в результате сугубо ры­
ночного экспериментирования. Уже недопуск на рынок
средств производства, ограничение его предметами лич­
ного потребления есть факт, который надо глубоко осмыс­
лить. Средства производства в этом контексте превраща­
ются св продукт, идущий на общественное потребление не
через рынок» (Ленинский сборник. XI. С. 417). выступает
как не опосредованная обменом непосредственная потре­
бительная стоимость, регулятором для которых выступает
не закон стоимости, а объективно обусловленное изначаль­
ное научное планирование. Да и торговля предметами по­
требления более определяется фактором обобществления,
нежели рыночной атомизации.
Если рабочая сила перестает быть товаром, то и возме­
щающий ее продукт скорее представляет собой собще-
ственно-трудовой паек, а не заработную плату» (там же. С.
418), не стоимостной эквивалент рабочей силы, а ее веще­
ственное содержание согласно закону распределения по
труду. Чтобы сделать такие обобщения, надо владеть мар­
ксистским искусством научной абстракции. Бударин им не
владеет, и это сказывается как на качестве его выводов,
так и на отношении его к коллегам. Так. говоря о коммер­
ческой ответственности предприятий в советское время, он
правильно отмечает, что столько заработная плата рабочим
и служащим не подвергалась никаким санкциям. Она вып­
лачивалась регулярно день в день». И тут же делает руга­
тельное, я бы сказал, обывательское пояснение: «Что и
говорить, советское общ ество было не чета криминально­
му порнокапитализму, утвердившемуся сегодня в России».
А если бы в России утвердился законопослуш ный и цело­
мудренный капитализм, это не было бы все равно возвра­
том наемного рабства? сВ те, не такие уж далекие време­
на,— пр одо лж ае т а вто р ,— закон стоим ости, действуя
объективно (он и сейчас действует объективно. — Р. К.),
был поставлен на службу народу и интересам общества»
(№ 3. С. 38). Но поставлен потому, что действовал в рам­

*Коммунист п 2/2003 57
ках другого, высшего закона, согласно которому социализм
предполагал включенность с самого начала отдельного
лица, члена трудовой ассоциации в качестве участника в
коллективном мире продуктов.
Товарно-денежные отношения вне государственного сек­
тора (такие, как между госпредприятиями и колхозами, меж­
ду колхозами, между колхозами и гражданами, наконец,
просто между гражданами), конечно, были гораздо мень­
ше детерминированы общественно-плановым, собственно
социалистическим началом и гораздо больше — анархией,
характерной для обществ, подверженных собственничес­
кому дроблению. Обладая общей с первыми формой (кста­
ти, хорошо представленной Энгельсом в «Анти-Дюринге».
См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 314), они были
более традиционны по содержанию. Настолько традицион-
ны, что не исключают буржуазное перерождение. Вот по­
чему постепенное упрощенческое стирание разницы меж­
ду первыми и вторыми сначала в теории, а потом и на
практике, отчасти по недомыслию, а отчасти сознательно,
длившееся десятилетиями, не могло ни привести к рестав­
рации капитализма. Бударин принадлежит именно к этой
школе в экономической науке. Позволяя себе неразличе­
ние названных двух родов производственных отношений,
двух сходных, но неодинаковых сфер, он лиш ает себя и
читателей понимания динамики их развития и, главное, ви­
дения того, от чего к чему совершается переход и какой
тип перехода прогрессивен. Подробнее я писал об этом в
своей давней, но вряд ли заслуживающей забвения работе
«К вопросу о диалектике товара при социализме» (1961).
Бударину, независимо от того, соглаш ается или не согла­
шается он с автором, было бы полезно вновь перечитать
ее (Косолапов Р И. Идеи разума и сердца. М., 1996. С.
92— 139), хотя бы для того, чтобы усовершенствовать, под-
вострить собственную аргументацию.
В сво их статьях Бударин пытается заглянуть в глубь
экономической истории. По его словам, «товар и деньги
возникли за несколько тысяч лет до капитализм а и социа­
лизма. Но изначально они не заклю чали в себе никакой
буржуазной или социалистической сущ ности. Они обслу­
живали общество в период разложения первобытно-общин­
ного строя, во времена рабовладения и феодального сред­
невековья. Затем очередь дош ла и до капиталистического
общества и до социализма. Но с момента своего возникно­

58 “ Коммунист” 2/2003
вения категории товарного производства несли в себе со­
держательные моменты, которые присущи им в любых ус­
ловиях» (№3.0.36).
В этом пассаже содержится характеристика товарного
производства как некоей сервисной службы, якобы издав­
на равно пользующей все сменяющие друг друга способы
производства, равно им угождающей и нейтральной по от­
ношению к ним. Но так ли это на самом деле? Уже у Арис­
тотеля Маркс находит наблюдения насчет превращения тор-
говли в « и с ку с с т в о д е л а т ь д е н ь ги » . П о я в л е н и е
экономической деятельности, основанной «не на природе
вещей, а на взаимном надувательстве», уже в античном
мире признавалось своего рода аномалией и осуждалось.
Существовал ли в ней хотя бы зародыш капитализма? Бу­
дарин, по-видимому, единственный, кто нынче утверждает,
что она не несла «в себе никакой... сущности». Эта точка
зрения несовместима с марксизмом. «В ходе нашего ис­
следования мы обнаружили,— замечает Маркс об этом,
«бессущностном», по Бударину, феномене товарно-денеж­
ных отношений,— что и капитал, приносящий проценты,
подобно торговому капиталу, является производной фор­
мой, а вместе с тем увидим, почему исторически оба они
возникли раньше современной основной формы капитала»
(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 163, 175). Вот коллек­
тивистской социалистической сущности в товарном произ­
водстве не было и нет. А капитализм — и это Бударин не
станет отрицать — есть и логически и исторически есте­
ственный продукт эволюции товарного производства, его
высшая форма, делающая предметом купли-продажи, пре­
вращающая в товар рабочую силу, то есть способность
человека к труду и творчеству, а заодно и все другие ду­
ховные ценности — честь и красоту, совесть и истину, де­
лая личность игрушкой рыночной стихии. Социализм есть
возвращение человека самому себе — вот чего не хотят
признать деятели, подобные Бударину,— а потому сверты­
вание товарного производства при максимальном исполь­
зовании накопленного им организаторского потенциала и
специфической хозяйственной культуры. Разумеется, дело
это трудное и, как нам теперь ясно, требующ ее усилий не
одного поколения, но реальное. Важно только видеть его
начало, продолжение и конец, чтобы, как предупреждал
Ленин, не затеряться в разнообразных, порой причудливых
поворотах событий «в периоды шагов назад, отступлений,

‘Коммун ист ” 2/2003 59


временных поражений или когда нас история или неприя­
тен», отбросит назад» (ПСС. Т 36. С. 47), чтобы не дать ни­
каким перипетиям заслонить перспективу
Продолжая свои политико-экономические изыски, Буда­
рин отмечает, что «товар, например, обладает способнос­
тью удовлетворять потребности людей, что делает его по­
требительной стоимостью» (N9 3. С. 3 6). Но тут,
по-видимому, телеге поставлена впереди лошади. Прежде
чем стать товаром, продукт, материальный объект должен
представлять собой потребительную стоимость, быть вос­
требованным человеком Не товар делает продукт потреби­
тельной стоимостью, а потребительная стоимость делает его
товаром Потребительная стоимость может и не стать това­
ром и быть потреблена, например, самим ее производите­
лем или его партнером в порядке обмена деятельностью,
не принимающей форму обмена эквивалентами. Товар, ли­
шившийся потребительной стоимости, не находит сбыта,
перестает быть таковым. Потребительская стоимость пер­
вична по отношению к меновой стоимости, существовала
до товарной формы продукта и, разумеется, переживет ее.
«Способность товарно-денежных отношений впитывать
в себе дополнительное содержание или освобождаться от
него,— читаем мы у Бударина,— не распространяется на
изначальные, всеобщие их свойства, которые сохраняют­
ся независимо от характера господствующего социально-
экономического строя» (N8 3. С. 37). Это таинственное за­
явление о «впитывании» выглядит как каббалистическая
формула, которая так и остается непроясненной до конца.
Что «впитывается» и как, неведомо, но тезис о свойствах
товарно-денежных отношений, «не зависимых» от господ­
ствующего строя, «вкручен» в контекст неплохо. В каче­
стве примера таких «независимых» свойств Бударин при­
водит пять функций денег: мера стоимости, средство
обращения, средство платежа, средство накопления, ми­
ровые деньги. Но так ли это просто выглядит даже при ран­
нем социализме? Общественная система, сделавшая сво­
им фундаментальным устоем реальное обобществление
груда и производства, недопущение рыночного оборота
средств производства и рабочей силы, посягает и на тра­
диционную роль денег как меры стоимости и средства об­
ращения, делает ее формальной. Мы знаем, что эта систе­
ма не довела дело до конца в силу ряда внутренних и
внешних причин, но поставила проблему, которая, с буда-

60 Коммунист” 2/2003
1
рии-ской точки зрения, не существует или, во всяком слу­
чае, не просматривается А жаль.,.
Бударин не видит, что социалистическая экономика не
разновидность товарного производства, а историческая
альтернатива ему (см Ленин В И. ПСС. Т. 6. С. 199). Что
перекос в пользу первого чреват стагнацией и возвратом
не позиции отстающего капитализма, а прерванный поиск в
направлении ЭТОЙ альтернативы, представленный Марксом,
Лениным и их учениками, — единственно возможный вари­
ант реально-гуманистического строя, который не может не
продолжаться. Что уже замена основного экономического
законе капитализма: закона прибавочной стоимости (мак­
симальной прибыли) — основным экономическим законом
социализма: законом максимального удовлетворения по­
требностей трудящихся — означает кардинальный перево­
рот во всей системе производственных отношений и утвер­
ждает п р и о р и т е т п о т р е б и т е л ь н о й с то и м о с ти пе ре д
стоимостью еще до преодоления товарно-денежных отно­
шений
Бударин страстно борется против «утопических требо­
вании «отменить» товарное производство и закон стоимос­
ти» (N3 3. С. 28). Но где и когда он такое слыхал? Уверен,
он не назовет ни одного официального (партийного или го­
сударственного) документа за последние полвека, в кото­
рых содержался бы этот призыв, А вот заклинаний в пользу
укрепления, всемерного развития и т, л. товарно-денежных
отношений (иногда для пущей многозначительности прибав­
ляли «с их новым содержанием», неизвестно каким) было
более чем достаточно. И вот мы видим результат Воистину
удивления достойны дела твои, Господи! Та самая проваль­
ная концепция, которая перепутала разные явления из-за
обозначения их одинаковы ми терминами, сбила с толку
многих хозяйственников, а многим открыла возможность
легкого обогащения и в условиях реставрации капитализ­
ма продолжает агрессивно наступать. Коммунистам давно
и всерьез надо подумать об этом О современном идейном
перевооружении, избавляясь от рыночного иллю зионизма
и возвращаясь (повторяю возвращ аясь) на почву матери­
алистической диалектики. Мне могут сказать, что я выдви­
гаю предложение обратить движение вспять. Но это не бо­
лее чем соф изм Раз вы сош ли с пути истины , пусть
нечаянно, извольте Ьа него возвратиться. Это разумнее и
прогрессивнее, чем переть невесть куда, хотя сие и выгля-

**Коммунист п 2/2003 61
дит «новым». Таково элементарное требование этики уче­
ного и подлинного развития познания.
В чем мы действительно разош лись с Будариным,
обозначено им в первой его статье в главке «Потребитель­
ская утопия». В ней автор называет «правильной мыслью»-
,«здоровой идеей» (№ 1. С. 47) положение Энгельса, ха­
рактеризующее особенности социализме: «Общество
должно будет рассчитать, что можно произвести при помо­
щи находящихся в его распоряжении средств, и сообраз­
но с отношением этой производительной силы к массе по­
требителей определить, насколько следует повысить или
сократить производство, насколько следует допустить или
ограничить роскошь» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С.
562). И вместе с тем делает все, чтобы доказать его неосу­
ществимость. По мнению Бударина, это положение непри­
ложимо «к советскому и грядущему социалистическому
обществу, где закон стоимости еще сохраняет свою силу»
(№ 1. С. 48). Доцент критикует «методологическую несу­
разность» (N8 1 .0 . 48) попытки Хорева и моей («профес­
сорский тандем») применить его к раннему социализму,
почему-то полагая, что товарное производство и товарно-
денежные отношения в том виде, в каком они существуют
и здесь, кладут этому непереходимый предел.
Позиция-Бударина понятна: для него есть товарно-де­
нежные отношения только одного, общего и для капитализ­
ма, и для социализма типа. Переходной тип этих отноше­
ний, имеющий уже новые черты самоотрицания, для него
не существует. Собственно к этому можно свести все наши
разногласия. Мы утверждаем, что товарно-денежные отно­
шения при раннем социализме были своего рода единством
противоположностей, соединяющим черты пока ограничен­
но-общественного (частного) и уже непосредственно-обще­
ственного труда. Бударин с этим не согласен. Он принад­
лежит к той разновидности экономистов, которые отдаляли
от себя какие бы то ни было намеки на становление непос­
редственно общественного производства (в том числе в
исторически ограниченных формах, какие предвидел Маркс)
уже сегодня. И они, увы, «победили». Вклад этой доволь­
но многочисленной когорты в признание России «страной с
рыночной экономикой» нельзя не признать. Они «победи­
ли», но то была — надо понять и это! — уже не их победа..
Обеими руками готов подписаться (хотя это и не мой
стиль) под словами Бударина: «На свете не так уж много

62 “Коммунист” 2/2003
I»нммиу ийнмимиминукми» I |и и», щм
ипцин\ м*тн н и н ийимииий ишмипп иицн ти*ш *|ы*| н
кМ|кНйи|йм и н н и н н ил н и т и ин мнй м т т нны»
ЙЙИИЙИН* к У |Ц 1|и мь НИМИ и 1| ||Н»И I МИРЦй-к Н| 4и Iи
Ю ИЦкМк' Н й М<1 ШЩЙ ЙШшЦ^ММЙкй (НИМ 11И1И|||Й1Н
ИЙ \НМ\ 11Й1к НИ ЦИИЙ1Н1И1 ИПОЦИНИНИИ 1»И1й|Н
(чиНий-чи И ИИИМИтм ИрИ ННЦИйШИМй ||И I т|рмИИ1Н1|нцу
ни Ий Ирй\Ш|йН ННЦ\ИкН\иИ1ИН |Ик НйНИЫй т и п 1ИШ I и|(1М
ИМНЙШкййНЙ М1Й1МЙМИ, 1»*Ш1ё|1рии||(щ|1|НИИМнНЦ, гимн
Ш и ш т У||м4Н|й|И>н Ницин ни |н<питм11н Цчминии*
^ЙЙкНИ** И МИШИН и и тЩк кАйНФйк ЦЧИИМИИ и НЙИИЧ к^иннн«
кИкШг( пИЙШКкПкН 1Нк) кЦЙНИНи М|НМЧ1ННШ!И1 ИМм||И М||||Н
ккний И тмин и 'Итниин'1ип(»ни шн!к^мИ|Й |йМ кт||| ни
ЙИЙНН4 кИ кНИ'. ||МН1И|М »ННЙИИП* 1""ИИИЧйИ‘кк1и 41*М1|мМШМ
иПккИккккиИЙ И Ы.Ц ИИ ИМИ |«|Ц |ЙИ|Ш1ММйН||Йн НММЙИЙЧ»Й1|ИЙ
к'йММИ 11М|иН|| ИИНННН ИМИI Ии I И 1ИМ *11Н МIИ ИНИИ}|Ы Ну(V
МПми* ПМЙ1ММИНЫ И иу*&Лй11ИИ* 1'НкЙМИНЙ ЧИПНМЙИ Н1И|кИ
щ' \и И ч|мИМуккИНнйвМНЫМ НИМИ мнЦИЙИНИ 1»ми1н1>1МЧмн!>НН
ШИН ►йИИйтММй ИЙ1ЙЙ1Н Ий );(! |||!ШИ;| и П|1ИИнЙН1| и
Й4 ИИММтй ПмкМйЙПйНИИи ИИнШЙ1}1кИ НИ МкНИ Н1Н1Н|1ННнИ ||
Н|1МЖ|ЦЩ "Ними И(ч ии I мп (МЛН |1|1М1| Моим I имI • мнНН НИ
МИНИИИИ Й1И I МИННИ Н|М мИм<II Н|!|М| |Щ§Щ III Н ИИНМЙ1»
ц|4||н.инн|ММ1 НИМ ИНМкМВМЛМ Нй И Н 1НМ |М|1кИН (:|М(1Ь ‘ •| 1Ц|и
ЙШЦЙИИН НйИЙИ МПЩЙМ1ИЙННМ1Й НННкМННДИ|1НМ МИЩ 1Н
Й й Н й т т м и н я й ! т к и »кИц\1 « н к м н н н и н п И Н к И й н л * н м ;
ннн нииийтммйц (Ним 1 |н I ’ #(Ж| МННИН1И, щи и мшим
Нйй 1#|И 1НЙЙЙНИЙУ1И1 -М1МПН МЩ1 П111Нп| иЧмк1'И|м НЙКНИ
ийинй (Мйриимйииннй ининннн), и|И||11| I ним нцм ! Ии 1йну|и
Н|Н|Ч1И\ Н*ййМИ ЫИ МНММНН1! м И ||НЦ|П».|НИ |,Ци ,1М1НЧм|
\>ним Ий м й п Имй11Ы1нй к)|пН1|Н| цм|1Н||1|и ПММ1МИИНИ ||М1'М|1||Й.К
ЙИь,1‘,|*4ММ1М»> и I»унм У|:1||Мй) 11Н1НИЙ11ННИИ |НИ*МйН| ^.Цм|«и
ИЙЙ НйИЙЙк Ий ИН1ИнИ|1|Н1||,||\(|И ||Й||||МИ||г )|М'ИН|1.М1 мн ц||М
1Н И М нкт йМйН11ШЙ|М 11ЙИМНУЫМ 1Ии|Н|Н Н1МИ1 М| Нм МНн1|
11й|4МНМ ни м)мр|.| Н|М||инн.1|ьI нм |!н|<нц м(ш|4М|1 нЛййЩйНИИ
и ПИ1ИИИНМНМИ« МНУ'|М1Н1||Н ||Н(|ЧНН1»1ЖММ( I <У>|М|<нм (IН I
с (И) Ии мини у Ней ИН*1 ммйийМ ||й Н |ММ ИМйй|нн и МИДУ
РЙНМИНЙИМН» И|1мН'1|||1 И*-(ин |ц<||1МмнМ1мц МНММННИ /ЩИ
мин м и н и и НИИ (ян 1НН|'н1ц|нн |4НН1|1М1ННм,1НПНН <ИН11Н|1НН"
ЙМиИ ЛИИ МйНМИИОй 1|<УЛЙ М|Ик%| Им И|нИ ЦНЦ11НМм КНИНИмМ
НИМ* !>ШМИ»у»МНМу ИНЦ1М1И ||М|4Нм||н|МН нфин М1)ИНИ|М||НН и
мн||4йЛМйНИН НИМИ ННКМН1Н1Н1Н1И Я|н 44 |<мйн|И11М|1||м1Н П|Н1
И1ЙУЙ
НМ<1йНни1И ИЧ!МИЛИН ИуНН|1Н11и Н41НПЛНН НМИМ||1 ||Щ||^

А|ИМ1||ННгЖ11 А )(НП
•тоя ого 01 мотанием к поиском «внестоимостного измери-^
толя» Ничего но океане ном об объективных осноеах цено*
образования не приемлемой для ообя товарно-денежной
основе, он говорит об альтернативных поисках как о «наду­
манной, абстрактно теоретической, оторванной от жизни
цепи» (N0 3 С 30) и оводит дело к пустоватому лозунгу:
«Умело использовать рыночно-товарные рычаги в интере­
сах социалистических преобразований» (N0 3. С. 39).
Бударину, должно быть, неизвестно, что, в частности,
германские фирмы давно ведут внутренний учет трудовых
затрат в нормочасах (не пуская к себе инфляцию) и лишь
ил выходе —• ив нормочасах, и в марках Многие западные
компании планируют производство на базе социологичес­
кого изучения натуральных потребностей населения в сво­
ей продукции, следят за их движением и приноравливают к
нему свое производство То, что у нас, но старой родине
социализма, бывало лишь зпизодически, в условиях госу­
дарственно-монополистического капитализма, овладевше­
го современной информационной техникой, уже сложилось
в весьма рациональную экономическую систему. «У них все
равно ничего не выйдет», — еще в 80-х годах вещали наши
«специалисты», п то время как западные менеджеры, отка­
завшись от тейлоризма,царившего в капиталистической эко­
номике не одно десятилетие, приспосабливали к частной
собственности приемы организации труда, которые впервые
открыл научный социализм, включая поощрение индивиду­
ального и коллективного почина и творческие стимулы к
труду В прикладном плане, выполняя, конечно, социальный
заказ буржуазии, они оказались в технико-организаторском
отношении ближе к реалистическому марксизму, чем ф ра­
зистые «марксисты» н нашей среде Это печальный факт, с
которым надо считаться, прекращая песнопения по поводу
товарно-денежных отношений вообще, всесторонне вникая
в мировой опыт и вырабатывая модель социалистических
преобразований XX) века Надо ли говорить, что на плодо-
шорное участие Бударина в этой работе я смотрю сугубо
скептически?
Он не утруждает себя задуматься над предсказанием
Меркса о «победе политической экономии труда над поли­
тической экономией собственности» (М аркс К., Э нгельс Ф
Соч Т. 16 С 9) и энергично гнет свою линию. «С тоим ост­
ный измеритель авторы отвергают или, по меньш ей мере,
осуждают,— утверждает Бударин.— Если с л е д ова ть их

64 'Коммунист’* 2/2003
МШиДмЦОГИМ, I** Й| ЛНУЖНОДЯНЙ1МОПОМОЩЬЮЛЮбвЗНОИ их
ЙВр/ЩУ ППфЯбИГОЛЫШИ ОТОИМОГ,|И Но ВКОНОМИЧеСКНИДОЙ
МИИИЙ1Ы1ПЫ1-*ПМрПДИПЯ Миллиарды потребительных его
ЦМГШТЙЙ ЙОв ИМИ ИвЧОГЛМЯННО ргмцИЧМЫ И ММвТурМЛЬНОМ
КИДЬМОСОИвМОрИМЫ ?ОМИЙМинин ПреДПОЛОЖИМНвМОЗМОЖ
кии Людям П: грехом ПОПОЛММ, Л НЯГНЖКЯМИ и условности*
МИУДЯЫОН И»ИН|1И(И 4Й111«41Ы ТрУДЯ Г. ПОМОЩЬЮ IИко го «бЯЗ-
ПНМ|рМ0ГО> ПОНЯЛИГОЛИ К чему Ом пришло оОщолтйэ?
шпико и одному к нвмидяниои янярхии производства и
бввумилму рйоючиюльогяу Пород Ом немедленно прогнил
мши* и»г(1иооциялиотичвоних лреобрячопигелей* (Нк
1 с 46)
Пишет ои ею тми, будто общество я результате «пере­
стройки» и «реформ» ух<е ия пришло «К мяяидяиной ямвр
1ИИПрОИ1Я0ДО1ЯЯ и безумному расточительству» Взгляни,
дорогой клип я гм, пи улицу, выоунь голому ИХ СВООГО ОКОЛЯ
Ты увидишь плоды трудом «КвМЗИООЦИЯЛИОТИЧвСИИХ лряоб-
рЙЭПНЙТМЛяИ*, но ИЯ МврКОИСТОв, Я 1ЯХ, чьи «модели хоэ
рючя 1яа и рыивциые мирмжи обеспечили пряярмщония
пРобшем елейной виоиомики м честную о последующими
ряадйлмми ипярядяпями общественногодостояния Обме-
иутыи нереобмянутый нярод их пики не прогмял, может быть,
потому, что именно жулики шустрее и громче яла* кричат
•Держи варя! *
Стоимостные измерители, мепример, те же мормо-чвем,
• мярнсоиом смысле мы не отвергаем и не осуждяем Бо*
пев гою, вчитмем их безусловно необходимыми и я ассо­
циированной икомомико будущего Но я первую очередь
обращаем ениммние не то, и чем конкретно нуждается но -
ломан, няотмимяям нм построении плмнояой акомомики, не*
отриимяемои ня реальные, разумные, здоровые в ооциалм-
ком, прямотаенном и биологическом отношениях
потребности обще(л мм
будярин ЛУ!МСН нес МИНЛИЯрДММИ потребительных ОТО'
имсстеи, о обочеюм которых нкобы не справится никекой
бухгалтерский ампирет со всеми приденными ему ЭВМ
Пугало ято неномое Гоонлмн разрушали под ту же мело*
дню Только тогда говорили о невозможности освоить 24—
?в миллионом плановых позиции, большую честь которых
вамвялили не конечные продукты, я промежуточные рвэуль*
твты, число которых иокуоотяенно множилось из-за прими-
той ужо Х0ЭИЙС1ЯМННИКММ жажды к прибыли Рвосчигмявли
на нвиеиых и мконечном счете добились своего

'Коммунист м 2/200 1 65
Разумеется, ни миллиарды, ни миллионы потребительс­
ких благ заставлять Бударина считать никто не намерен.
Но и вслепую, не зная натурального состава общественно­
го продукта, объективно необходимого для жизни, доступ­
ного по ресурсам, планировать производство нельзя. Пер­
вый ленинский план ГОЭЛРО строился на д во й н ы х
показателях — стоимостных (в золотых рублях) и натураль­
ных (в видах и количествах продукции), имел своей серд­
цевиной и материальный и финансовый баланс (см.: ПСС.
Т. 42. С. 341), и это себя оправдало.
Потребности общества пора перестать мистифицировать
и представлять как нечто непостижимое по причине их мно­
гообразия, или, как твердили «перестройщики», бесконеч­
ной «индивидуализации». Их следует рассматривать как
естественный исторический факт, а учитывая их неоднород­
ность и подвижность, попытаться классифицировать, сгруп­
пировать, как это вообще принято в науке. Разумеется, в
зависимости от избранного основания такой классификации,
мы будем иметь различные ее варианты, но это-то как раз
и полезно. Такой старый-новый объект науки, как челове­
ческие запросы, этого вполне заслуживает.
В качестве варианта, отнюдь не бесспорного, но годно­
го для применения в практике планирования, я предлагаю
следующее деление общественных потребностей:
1. Потребности существования, или витальные, обозна­
чаемые обычно как «прожиточный минимум», «потребитель­
ская корзина» и т. п., которые ни миллиардами, ни м илли­
онами не измеряю тся, а н асчиты ваю т со тн ю -д р у гу ю
позиций, расширяясь и сжимаясь в зависимости от хода
дел в народном хозяйстве, от масштабов производитель­
ного потребления либо от нужд, связанных со стихийными
бедствиями (включая войны). А также от размаха парази­
тарного потребления правящего класса.
2. Потребности вкуса, конъюнктуры, моды, прихоти и т.
л., включая сюда также роскошь, излишества, в том числе
сомнительные с медицинской, нравственной, эстетической
и экологической точек зрения изощренности порока и т. д.
3. Потребности развития, имея в виду нужды науки, об­
разования, всесторонней цивилизованной огранки челове­
ка как профессионала и гражданина.
4. Наконец, созидательные потребности творчества, по­
скольку творческий труд становится первой жизненной по­
требностью (отнюдь не в метафорическом, а в эмпиричес-

66 “Коммунист” 2/2003
ИИ ЖИТвй^КОМ ОММОЛе) ООИр|МОННОЙ КУЛЬТУРНОЙ ЛИЧНОСТИ
О лсплодниз деух Кудерим и» тлимо и* уньминн'И, мл,
видимо, и МО1|иММ!ММЧЫ «Идой о «приоритете потребитель
МОИОТОИМООТИ* МО 1НИТ ИвМПММИ МООИАММ, ми иомотрумтие
|Щ0'РИ,• «прилечмтыме*г» ом о Оме угопиммо, и оо промо
НЭДЬПОДОГ ИМЛОНООО ГШIрябИ'ГМЛЬЛКОМу МОМКО0ур*уИ4МОМу
ООЦИОПИЯМУ, КОТОРМИ НО ИМООГ никакого будущего» (№ 1.
С Й1)> Ног ИОН ЛИХО! АЛЯПIКОЙ фрЯЯОЙ Ьудорим ГОНИТ НО ГОЛЬ*
ко основной ОКОМОМИЧООКИЙ ИНКОМ ООЦИОЛИйМЙ, 110 И НЫТо
(ТОО подкрепи ГЦ ОМ0)0 ПОЗИЦИЮ, которая ми к какому социо
пишу н« подо г Доцямг считает, что и тину «метод от К
Моримо к Адвму Смиту и бильяму П япи», что и рискую
«0КввЯ1ЬОЯ о обозе мерк оиотско ленинской неуки» (N«1 С.
1)1), Но ото чересчур ОМОЛЫв ЗЯИОЛОНИЯ
К томо потребностей кочу |Д §О Ь только добавить, ЧТО,
по миому глубокому убеждению, рояльное соционисгичвО'
ко§ общее гео, сложившееся о Советском Союзе, могло ужо
о мочоое ПО-Х годом мяягь не себя безвозмездное обвело*
м«мио укойониой нормой им категории, обусловим его толь*
ко участием о общественном трудо (повседневным, про­
шлым или ожидвемым м будущем), Кок гоиорил апостол
Ценим, «моли кто но монет трудиться, гот и ме ешь* (биб­
лии М , 1М0в С, 1^06). Обоснованность ЯГОЙ ИДОЙ, обув’
пооиошой бы исключительную устойчивость советского
ОТРОИ И реальную ПОДМИЖКу К коммунизму, ДОКОЗЫввЮТ 1 И
гвитские погори общее* ионного богини мммрезультате грп ■
боже России ЙМПОДНЫМИ монополиями и нупоришвми, роз
моры незаконно лрисмоониым рвоурооо, которые могли быть
обращены не пользу народе Семо собой разумеется, яга
теме но миом ее честях требовало тщательной научной и
прикладной проработки, длительное отсутствие которой не
могло но сказе гнои не судьбах моей общественной виста*
мы Актуальна оне, несмотря не все потуги сторонником
юяврмо-рымочного фетишизме, и теперь
Ототепли ю и сторону другие, относительно еторосте*
полные детели, хотя они тоже хервкгеризуют стиль моторе
Мой 2002 года

'Коммунист м 2/260 \ 67