Вы находитесь на странице: 1из 437

Издаше товарищества „ЗНАНТЕ”, (Спб., Невскш, 92).

Л . ъ Я о л л о н т а й .

СОЦШЬНЫЯ ОСНОВЫ
ЖЕНСКАГО ВОПРОСА
’ • I. БОРЬБА ЗА ЭКОНОМИЧЕСКУЮ
НЕЗАВИСИМОСТЬ ЖЕНЩИНЪ.
~2. БРАНЬ И СЕМЕЙНАЯ ПРОБЛЕМА.
3. БОРЬБА ЖЕНЩИНЪ
ЗА' ПОЛИТИЧЕСК1Я ПРАВА.

Ц Ь н а 1 р. 2 5 к.

С .-П Е Т Е Р Б У Р Г Ъ .
1 909.
ДЕШЕВАЯ БИБЛЮТЕНА ТОВАРИЩЕСТВА «ЗНАН1Е».
Н. Горький: С . Гусевъ*0ренбургся!й:
1. Ш саа о сокол*. П-Ьсяя о 67» 61. О м е т ъ .......................................... Зк.
рея*стяяк*. Легенд! о Марко. 2 к. 62. Ковокрадъ................................. 2>
2. Чмое*къ........................................2 63. Миша................................................ 2 >
3. Макаръ Ч у л р а ............................3 64. Пос.гкдн;й ч а с ъ ........................ 6 >
4. О ЧюНц который лггтъ и о 65. На родину..................................... 4 >
«Дяг.гЬ, любнтел* истины . . . 2 66. Сквозь преграды.................... 2 >
5ь Е*вА-«р*ч ЛиляА............................3 67. К атехннка................................. 3 >
6. Д*дъ Архисъ я Ленька . . . 5 68. Б*двыЙ цриходъ ................... 2>
7. Челкатъ..........................................7 69. Злой д у х ъ ................................. 4 »
8. Старуха Изергиль.......................5 70. Жадоба............................................ 5 >
9. Одаажды оссвьв.......................3 А. Серафимович*;
10. Мэй спутникъ........................... 6 71. Въ камытахъ.............................. 3 »
11. Д*до съ застежками . . . . 3 72. М е с т ь .......................................... 4 >
12. На плотахъ.................................3 73. На льдин*............................ . . 4 >
13- Бодесь..............................................2 74. Степные люди............................... 5 >
14. Тс ска*.................................... 10 75. Н о ч ь ю .......................................... 3 >
15l Кояоваловъ....................................10 76. СцЪощикъ . . . . . . . . 3»
16. Хаит, в его сы пь.......................2 77. На вавод* 5 >
17. Супруги Орловы.........................12 78. Подъ землей........................ • . 6 »
18. Бывсие люди...............................12 79. Подъ укдонъ............................ 3 >
19. Оэорннкъ........................................5
Паренька Олесова.......................— А. Куприны
21. Товарищи........................................ 4 81. Дозжав1е...................................... 3 *
2Z Въ степи.........................................3 Н . Телешовы
23l Мальва............................................. 10 82. Л*скь о трехъ юкошахъ . . 3 >.
24. Ярмарка въ Голте*..................3 83. Противъ обычая ........................ 3 >
25. Зазубрила....................................... 3 84. Д о х о й .......................................... 3Г
26. Скуки ради....................................5 85. Хл*бъ-соль.................................... 3 >
27. Каняъ и Артеиъ...................... 6 С . Елпатьевсжй:
28. Друж ки................................. . 4 86. Спирька.......................................... 8 >
29. Прохолимехтъ.............................. .7 87. ПожалгЬй м е н я ........................ 2 >
30. К я р и з а ............................ . . . -3 88. Понсяжнымъ засЬдателемъ. . 3>
31. Васька Крзсяый. . . . . . . . 5
32. Даалдать шесть и одна- Ч л ' . , S Ив. Бунина:
33. Радеказъ Филиппа Васильев. . 5 89. CrzxoTBopeBi*............................. 4 »
34. Тюрьма............................................. 6 К. Бальмонты
Скиталецы 90. Стнхотвореяи (конфиехм.) . 3 »
С. Юшкевич^:
41. Сткхотвэреа)я. Канга* 1 . . . 5 91. Невипные......................................
42. Стихотворенi*. Книга 1г‘. . . 6 4 *
43. Сквозь строй....................................12 92. Убийца................... 3 >
44. За тюремной criuofi........................ 5 93. Кабатчикъ Геймаиъ . . . . 7 >
45 Октана................................................... 12 94. Ита ГаЗве...................................... — >

46. Равняя об*для................................. 3 95. Чедов*къ...................................... 30 >


47. Полевой судъ......................................5 96. Еврея............................................... 30 »
А. Черенкову
Л. Андреевы 98. Стихотворения. Книга 1 . . — >
51. Набать..............................................2 99. Стихотворения. Квита U . . — >
52. Ангслочеш............................ * . 3 Е. Чириковы
53. Молчание............................................... 3 100. Евреи.............................................. 12 >
54. Вала........................................................ 3
55. На р * к * ...............................................4 С. Гусеаъ-ОреибургсяШ:
56. Въ подрал*.........................................3 111. Въ приход*................................. 12 »
57. Петыо на дач*................................. 3 Шалой* Ашы
58. У окна....................................................5 145. Городокъ...................................... 40 > '
59. Жили-были......................................5 Г. Флоберы
60. Въ темную д а л ь .............................4 151. Искушеше св. Аятотя . « . 30 >
О Г Л Л В .1 Е Н I Е.

стр.

J . Введен!!* ...................................................................................................... X
2. Боры'*а за знонилическук» незнваснм'-сть нсеящпнъ........................ 34
3 . Брат» и сеяепна*.! п]»облмт.................................. . . . . Ill
4. Охрана берт'ниигь и роак-ницъ................... . . . *226
о. Борьба женншнъ за политичегш права . . . . *284
9

Издав^е товарищества ,3 &А НД^ ГСйГ'йевйсИ, 92).


- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - ^ T - f r t ^ r r r - ----- Г ~

«Л . чХоллонт ай.
X

СОЩАЛЬНЫЯ ОСНОВЫ
Г /Я 9 /Я

ЖЕНСКАГО ВОПРОСА.
........... о т ь • " ?
"й С Т И Ч и л -Й ^

^ ^/>МГ *
„ >аЕ*лии__J
**

ЦЪна 1 р. 25 н

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

// 1909.
,> г У
\ %о /
s
Тип. ,Т-во Хуаеж. Печати." С.-Петербургъ, Ивановская. И .
В В е д е Н i в.
„Ж енское движен1е“ въ Россш переживаете реши­
тельный моменте: въ декабре 1908 г. предстоите подве­
сти итоги творческой деятельности женскихъорганизашй
последнигь летен на всеросайскомъ женскомъ съезде
наметить „лишю поведешя** феыинистокъ въ предстоя-
mie годы борьбы за женскую эмансипашю. Сложный
сощальнополитичесюн проблемы, еще недавно относи-
вш1яся къ области отвлеченныхъ „проклитихъ** воиро-
совъ, теперь, подъ давлежемъ собьтй, совершивших­
ся въ Pocciif, превращаются постепенно въ насушныя
задачи дня, требуюиия живого практическаго участия и
разреш етя. Къ числу такихъ проблемъ относится и
такъ называемый „женскШ вопросъ". С ъ каждымъ днемъ
растете у насъ число женщинъ, жадно ищущихъ отве­
та на тревожные вопросы: куда итти? что делать/ какъ
поступать, чтобы обезпечить и для женской части на-
селен!я РоссЫ плоды упорной, затяжной, смертельно
трудной борьбы за новыя формы политическая уклада
родины?
„Союзъ Равноправности**, вместе съ отдФломъ по
избирательнымъ правамъ Р у сск а я Ж ен ск ая Взаимно-
благотворительная Общества, решили дать исчерпываю-
щШ ответе на эти тревожаиие женскЫ Ы1ръ вопросы,
созвавъ первый всеросайскШ женскш съездъ.
Программа этого предстоящая женскаго съезда
весьма обширна: I-ой секши предлагается заняться
оценкою деятельности женщинъ на различныхъ по-
прищахъ въ Россш; Н-Й секцж—разобраться въ эко-
номическомъ положенш женшинъ, ознакомиться съ усло-
в1ями труда въ торговле и промышленности и въ домаш-
немъ услуженш, коснуться охраны женскаго труда
2

и т. ;u; особая подсекшя учреждается для обсуждешя во-


просовъ, касающихся семьи, брака и проституцш; въ за­
дачи Ш-ей секши войдутъ: современное гражданское и по­
литическое положеше женшинъ и меры борьбы за
равноправ!е женщинъ въ этихъ областяхъ; наконецъ,
IV секидя будетъ посвящена вопросамъ женскаго обра­
зования.
Нельзя не приветствовать такой расширенной про­
граммы всероссШскаго женскаго съезда, особенно если
сопоставить ее еъ первоначальнымъ ея проектомъ,
напечатаннымъ въ № 3 журнала „Союзъ Женщинъ“
за 1907 г. Проектъ этотъ совершенно упускалъ изъ
вида столь существенный пунктъ, какъ экономиче­
ское положеше женщинъ въ связи съ законодательной
охраной женскаго труда. Было это недосмотромъ, слу­
чайностью? Если— недосмотромъ, то конечно весьма
характернымъ: забыть объ экономической стороне жен­
скаго вопроса, о положенш и защите женскаго труда—■
это такого рода „случайность*, которая сразу олределя-
ла-бы физюном!ю предстоящаго съезда и д*клала-бы не-
возможнымъи безполезнымъ участие въ немъ техъ жен-
скихъслоевъ населения, для которыхъ „женский аопросъ"
самымъ теснымъ и неразрывнымъ образомъ связанъ съ
обще-трудовымъ вопросомъ нашихъ дней. Теперь не-
досмотръ этотъ исправленъ:11-я секшя всецело посвяще­
на вопросу женскаго труда и экономическому положе­
нно женщины. Поэтому, не стоило*бы пожалуй оста­
навливаться на такомъ незначительномъ инциденте,
какъ временный пропускъ,еслибы однако онъ не являлся
характернымъ для нашихъ буржуазныхъ равноправокъ.
С ъ присущей буржуазными феминисткамъ осторож­
ностью устроительницы съезда долго колебались: ка­
кую, собственно, физюношю придать ему; упущеше
пункта объ экономическомъ положении женщинъ въ
проекте программы кажется намъ находящимся въ тес­
ной связи съ этими колебаниями. На одномъ изъ сове-
э

щашй по поводу предстоящаго съезда весьма Нзскчя


въ феминистскомъ Mip-fc лица настаивали на томъ, что­
бы не увлекаться „агиташонными задачами**, а сосредо­
точить все свое внимаше на чисто-конкретныхъ вопро-
сахъ, напр. на борьб'Ьсъ алкоголизмомъ. Такимъобра-
зомъ; еще относительно недавно, при составлены! проек­
та программы, устроительницы съезда не знали сами:
придать-ли ему благонравный „дамскш" характеръ,
выдвинувъ на первый планъ задачи моральнаго или
благотворительнаго свойства, или-же въ самомъ д"ктЬ
постараться встряхнуть индиферентизмъ женщинъ къ
ихгь собственной судьб'Ь и привлечь ихъ въ ряды бор-
цовъ за женскую э.мансипашю?
Постепенно, однако, подъ вл^ятемъ бо.тЬе сознатель-
ныхъ и вдумчнвыхъ поборницъ равноправ1я, второе те­
чете одержало верхъ. Лозунгомъ предстоящаго съезда
избранъ обычный кличъфеминистокъ: объединешевсЪхъ
женщинъ для борьбы за чисто-женсюе права и интересы.
Съ*Ьздъ далъ толчекъ феминистскммъ организашямъ:
женскШ муравейникъ оживился; одна за Другою стали
выступать феминистки (Покровская, Кальмановичъ,
Щ епкина, Вахтина и др.) съ докладами и лекшями,
Leitmotiv которыхъ сводился все къ тому-же женскому
кличу: „женщины вс*Ьхъ классовъ населетя—объеди- -
нийтесь!**
Какъ ни заманчиво звучитъ этотъ .мирный** ло- *
зунгъ, сколько ни сулить онъ „бедной младшей! сестр'Ь*1
буржуазной женщины—пролетарий, именно этотъ ло­
зун гу этотъ излюбленный кличъ феминистокъ и заста- 1
вляетъ насъ подробнее остановиться на предстоящемъ
женскомъ съ'Ьзд’Ь и подвергнуть его задачи и основ­
ный стремления внимательной оц'йнк'й съ точки зр-Ьшя
интересовъ женщины рабочаго класса.
Конкретно вопросъ идегь о томъ: до;;жны-ли жен- *
щины рабочаго класса откликнуться на призывъ феми­
нистокъ и принять живое, непосредственное учаспе въ
1*
4

, борьбе за женское pasHonpaeie или же, оставаясь вер­


ными традишямъ своего класса, on'fe должны итти своимъ
путемъ и бороться иными средствами за избавлеше
не только одн'Ьхъ женшявъ, но и всего человечества
оть гнета и порабощешя современными капиталисти­
ческими формами общежитя.
Прежде, однако, чЬмъ ответить на только-что поста­
вленный вопросъ, считаю должнымъ установить те
основныя подожешя, который служатъ исходнымъ г.унк-
томъ моихъ дальнейшихъ разсуждешй.
, Предоставляя г-дамъ буржуазнымъ ученымъ углу­
бляться въ обсуждеше вопроса о превосходстве одного
пола надъ другимъ или взвешивать физическж мозгъ
и душевный складъ мужчинъ и женщинъ, последователи
, HCTopH4ecKaroMaTepianH3Ma,BnoaHenpH3HaBaanpHpoaHUH
особенности каждаго пола,требуютъ лишь одного, чтобы
каждой личности, будь то мужчина или женщина,
* дана была реальная возможность для наиболее пол-
наго и свободнаго самоопределешя, открыть былъ наи-
больпий просторъ для развится и приложешя всегь при-
родныхъ склонностей. Вместе съэтимъ, последователи
4 •
историческаго матер1ализма отрицають существоваше
особаго женскаго вопроса, отдельно оть обще-сошаль-
наго вопроса нашихъ дней. Определенныя экономичесюя
4 причины вызвали въ свое время подчиненное положение
женщины; природныя свойства ея играли при этомъ лишь
. роль вторичного фактора. Только полное исчезновение
этихъ причинъ, только эволюшя техъ самыхъ хозий-
ственныхъ формъ, которыя породили когда-то порабо-
щеше женишнъ, смогутъ коренмымъ образомъ повл!ять
на изменение ея сощальнаго положешя. Другими сло-
11 вами, действительно свободной и равноправной женщина
Псыожетъ стать только въ преобразованномъ на новыхъ
Иобщественныхъ и производственныхъ началахъ Mipe...
Утверждеше это, однако, не устраняеть возможности
* частичнаго улучшешя женскаго быта въ рамкахъ со-
5

временнаго строя; действительно, коренное разр-Ьшеше


рабочаго вопроса возможно лишь при полномъ пере­
устройстве совреиенныхъ производственныхъ отно-
шенай; но, тЬмъ не менЬе, разве это соображеше должно
тормазить реформаторскую работу, служащую къ
удовлетворетю ближайшихъ интересовъ пролетариата?
Напротивъ, каждое новое завоевание рабочаго класса
служить ступенью, ведущей человечество въ царство
свободы и сошальнаго равенства; каждое ново-npi-
обр ктенноеженщинамиправо приближаетъ ихъ къ опре­
деленной цели—къ ихъ полной эмансипаши.
Ещ е одна оговорка: касаясь вопроса о женской эман­
сипаши, приходится, какъ при обсужденш всякаго со-
цшльно-политическаго вопроса, опираться на проч­
ный базисъ реальныхъ жизненныхъ отношежй; все, что
принадлежите къ области „нравственныхъ пожеланий"
или иныхъ идеологическихъ nocTpoeHW,Uiuimi иредбста-
вляемъ въ полное распоряжеше буржуазнаго либера­
лизма. Эмансипашя женщинъ является для насъ не мечтой,~
не принципомъ даже, а конкретной реальностью, еже-
дневно-совершаюшимся фактомъ. Современная эконо* *
мичесщя отношешя, весь дальнейиий ходъ развитя про-
изводительныхъ силъ шагь за шагомъ способствуютъ
и будуть способствовать освобождена женщины изъ
подъ векового гнета и порабощения. Въ самомъ деле,
вглядитесь кругомъ: всюду, во все.чъ почти областяхъ
труда, увидите вы женщину, работающую рядомъ съ *■
мужчиной. Въ АнглШ, Францщ, Гернанш, Италш и .
Австрии на 81 миллюнъ лицъ, занятыхъ промысло- *
вымъ трудомъ, насчитывается 27 миллюновъ женщинъ1).
Какъ велико число женишнъ, ведущихъ самостоятель­
ное существован1е, и каково ихъ отношение ко всему
женскому населению культурныхъ странъ, иллюстри-
руютъ следуюцця цифры: по последнимъ народнымъ
i) Шдезвнгеръ-Экштейнъ, „Женщина къ началу X X в-Ька",
стр. j 8.
— б —

, переписямъ, мужчины и женщины, живуиие на собствен­


ный заработок!», составляли въ процентномъ отношенш
ко всему населешю своего пола
HaiBaRie страны: Женщинъ. Мужчинъ
ABOTpia......................................... 47% 63%
И т а л 1 я ......................................... 40 „ 66.
Ш вейцар1я............................... 29. 61.
Ф ран ш я....................................... 27. 57 .
Великобрит, и Ирлашия . 27. 62 .
Бельпя ......................................... 26. 60„
Г е р м а ш я .................................... 25. 61 .
Соединенные Штаты. . . 13. 59.
Р о с а я ............................................ 10. 43.
Переходи отъ процентныхъ соотношешй къ абсо­
лютным!» числамъ, можемъ убедиться, что, хотя коли­
чество женщинъ въ Россм , жнвуишхъ на собственный
эаработокъ, правда, и ниже, ч-Ьмъ въ другихъ стра-
нахъ, но все-же оно довольно велико. По даннымъ послёд-
4 ней переписи, на 63 миллюна женскаго населешя Poccin
женщинъ, сушествующихъ на личные заработки, насчи­
тывалось свыше 6 миллюновъ; въ городахъ изъ 8 мил-
* люновъ женщинъ 2 миллюна (т. е. 25°/о) сами зара-
батываюгь себе на существование; въ сельскихъ м-Ьст-
ностяхъ на 55 миллюновъ всего женскаго населешя
приходится 4 миллюна женщинъ самостоятельныхъ. Если
учесть все самодеятельное населеше Россш (т. е. на­
селеше, живущее собственнымъ заработкомъ), то ока-
, жется, что изъ 33 миллюновъ самодеятельныхъ лицъ
27 миллюновъ составляютъ мужчины и 6 миллюновъ
женщины. Для лучшей иллюстраши соотношешя, су-
ществующаго у насъ въ Poccin между женской и муж­
ской частями населешя, живущими на свой заработокъ,
приводимъ несколько характерныхъ данныхъ, показы-

х) Проф. Пврсторфъ, .Женский трудъ в женскШ вопросъ*,


стр. гу.
7 —

вающихъ, какъ велико учаспе женскихъ трудовыхъ


силт» въ промышленной жизни нашей страны 1).
О ТРА СЛ И П РО Н Ы Ш Л ЕН - Ж сн ш ан ъ . М уж чщ гъ . ! О бщ ее
Н О СТИ . 1В ъ т ы с й - г ь ’ а о т ъ В ъ т ы е я - 1в ъ , .’е о ‘п / ч и с л о .
' ч а г ъ ч е л . о Л п . ч . ч а * ъ ч м . ' о б ш . 4J -
к 1 •

Г о р н о е и м е т а л л у р .д 'Ь л о . . ; ю * I 5 ! 218.0 95 ' 228,8


К ер ам и к ово е п рои зв. . . 10.4 ' 8 115,3 92 125,7
О б р а б . в о л о к и , в е щ е с т . . ' 508,7 53 ; 450.9 47 959л
„ д е р е в а ........................ 4 395,5 96 410,1
I 1 714,6 i
п ж и в о т я . п р о д . . . : г Q* | в <1 144,7 I м j 164;
,, п и т а т . в е щ е с т . . f 30,8 ; 9 ; 313,5 91 343,8
„ и е т а л л о в ъ . . . . 1, 9, в j 2 616 л 98 I 624,9
И з г о т о в л е н и е о д е ж д ы . . Ъ 19л i 28 839л 72 ‘ 1158,»
С тр ои тел ьн ое дЪ ло . . . 0 ; 714,8 100 j " 16,9
. " 2,1 i
П р о ч . отр асл и обр аб. . 1
п ром ы ш лен н ости . . 7 68.5 | 15 380, з 85 | 446;
П у т и с о о б щ е н а . . . . . . . . . . . . . . . . . . . j ■ ' 6,7 | 1 445,8 99 ! 452,3
Ж е л -Ь з н . д о р о г и . . . . . 1 16, 1 ; в • 246^ 94 262;
Т о р г о в л я . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . l| 5 192, i | 13 87 14У 5.1
г~>
со
со о
Ъ

П р о ч . и сточи , суш еств. )| 2978,6 . 39 4598,0 7576;


i “ 1
1■
f i
В сего . . . . 4J 74, s j 28 10781,3 72 14956,1
1
Особенное распространете у насъ въ Россш жен- '
скШ трудъ им'Ьетъ въ текстильной промышленности.
По даннымъ 1900 г ., на 201 тыс. рабочихъ, занятыхъ
въ хлопчатобумажномъ производств^, приходилось
171 тыс. женшинъ; въ шерстяномъ производств^ при
81.339 рабочихъ насчитывается 46.457 работницъ; въ
львяномъ, пеньковомъ и джутовомъ на 33.899 мужчинъ
приходится 33.616 женшинъ; въ шелковомъ производ­
ств*!; занято 12.337 мужчинъ и 12.437 женшинъ. Во
всЬхъ перечислен ныхъ ниже въ таблична отрасляхъ

!) Сборнигь „Правовое Государство*, статья Чернышева


стр. 312.
— 8 —

текстильной промышленности женскШ труде преобла­


даете надъ мужскимъ *).
Число Число
Предпр 1 ят 1 я. работнице рабочихе.
На м^шанныхъ бумагопрядильняхъ
и ткацкихъ .............................................. 52.317 45.599
»> бумаготкацкихъ............................... 26.283 24.806
и бум агопрядильняхъ..................... 15.151 14.081
п джутовыхъ фабрикахъ . . . . 6.810 3.686
п предпр. полной обраб. шелка . 4.444 1.672
п фабрпкахъ сукна и легк. шерст.
м а т е р п Ч ................................................... 4.085 3.652
п тюлевыхъ и кружевныхъ фабр. 3.636 2.500
п ш ер стом ой н яхъ ............................... 3.535 1.105
tj фабр, брезента, пожарн. рукав.,
вялальн. и т. д....................................... 3.090 1.370
п фабр, тесьмы, биитовъ, басона,
аграм. и т . д . ......................................... 2.365 2.450
п шелко-крутильныхъ . . . . 2.204 482
п льнотрепальняхъ ............................... 688 578
Женскихъ трудовыхъ силе больше, ч*Ьмъ мужскихъ
также въ красильняхъ—на 1.206 работницъ приходится
всего 561 рабочпЧ, въ б-Нлошвейняхе, золотошвей-
няхъ, портняжныхъ и т. п. мастерскихъ—на 1.178 ра­
ботницъ 439 рабочихъ, въ производств^ пуговицъ —
на 679 женщине 639 мужчине и т. д. Абсолютно-круп­
ная численность женщине замечается также на ткац­
ких ь фабрпкахъ с е красильнымъ отдЬлешеме— 141/а тыс.
женщине и 191/а тыс. мужчине, въ шерстоткацкихъ—
7V# тыс. работницъ и 1lVs тыс. рабочихъ, въ шерсте-
прядильныхъ и камвольныхъ—почти 5 тыс. женщине
при 6 тыс. мужчине, на суконныхе фабрикахъ—ок.
15 тыс. работнице и 331/з тыс. рабочихъ, на льнопря-
дильняхъ—8000 женщине и 8200 мужчине, на полныхъ
Статистичесюй Справочнике. Выпуске III, 1908 г.
й

мануфактурахъ льна и пеньки — по 91/а тыс. гЬхъ и


другихъ, и т. д.
Кром-fc текстильнаго производства женск!Й трудъ
им^етъ у насъ въ Россш еще широкое распростране­
ние и въ другихъ отрасляхъ промышленности, напр.
при обработка питательныхъ веществь, главнымъ об- •
разомъ: въ булочныхъ—4.391 женщина и 8.868 муж-
чинъ, въ химическомъ производствfe, особенно при
изготовленш косметики—4.074 женщины и 4.508 муж-
чинъ, въ стеклянномъ производств^—около 5 тыс.
женщинъ, въ фарфоровомъ—о к. 4 тыс., въ керамико-
аомъи кирпичномъ—ок.бтыс. и т. д. Только въ металло­
обрабатывающей промышленности женскШ трудъ при­
меняется мало.
Приведенныгь данныхъ, думается намъ, достаточно,
чтобы убедиться въ широкомъ распространен^ жен-
скаго труда въ промышленности Poccin. Не сл-Ьдуетъ
при этомъ упускать изъ вида, что Росая относительно
еще недавно вступила на путь крупно-капиталистиче-
скаго производства и что по м-fep-fe расширения области
капиталистическаго хозяйства промышленность ея бу-
детъ притягивать и занимать все большее и большее
количество женскихъ трудовыхъ силъ.
Ведь и сейчасъ въ Россш въ бол-fee крупныхъ го-
' родахъ, гд4> сосредоточиваются крупно-каг.италистиче-
сюя предпр1>тя, женсюй трудъ, особенно пролетарски,
занимаетъ при учет-fe женскихъ трудовыхъ силъ до­
вольно солидное м-fecTO. Возьмемъ для примера С -П е -
тербургь: зд-fecb, по переписи 1900 г., на каждыхъ 100
мужчинъ, живущихъ своимъ трудомъ, приходилось 40
женщинъ *). Останавливаясь подробнее на соотношенш
мужского и женскаго труда въ столице, получаемъ
следующую картину:
*) На ioo мужчинъ, жнвшихъ своимъ трудомъ вЪС-ПетербургЪ
въ i« 8t г. приходилось 27 жеищинъ, въ 189а г.— 34 женщины, въ
190$ г,—уже 40 женщинъ. (Левннсонъ-Лессмягъ. стр. 141 —147).
— 10 —

Число лицъ, живущих* своим* трудом* в* С.-Петербург! *).


1Въ TiiCJim чед>гк*-ь 1Въ*/Оогъ обсо-ч.
• 1
!Обже Муж­ Же»- | Муж- I Жен-
'■
} чнсзо.; чин-*.. тян-ь 1 чмиъ. I тинъ.
i!
Число лицъ, занятых* в* про- :! 1
кыслахъ: |; i
Хозяев* ......................................1 80,3 18,5 , 70
4^ I 85
30

Занятых* в* администр. . 28,0 23,7
Рабочих* ...................................... 842,з 268,6 73,7 ; 78 22
Одиночен* ................................. 69,2 39,5 29,7 1 57 48
Число лиц*, занятых* в* друт. 1
профессиях*:
Казеп, я части, службой, в* 1
либер. профессиях* . 87,8 74,8 , 13,о 85 16
П р и с л у г а ...................................... | Ь1,4 41,1 10,8 ! 80 20
!
1

Итого . . 623,. 473,6 144,3 77 23

Приведенная таблица показывает*, что женщин*


бол-fee всего среди лиц*, зарабатывающих* пролетар­
ским* трудом*: на 269 тыс. рабочих* приходится 74 тыс.
работниц* и на 40 тыс. мужчин*— „одиночек*" 30 тыс.
женщин*. Ктотаюяэти подиночки“ -женщины? Само со­
бою разумеется, это— наиболее эксплуатируемый слой
мелких* ремесленниц*: портних*, вязальщиц*, цветоч­
ниц* и т. д., которыя у себя, на дому, в* качестве яко-бы
самостоятельно-трудящихся, работают* на посредни-
ков*-капиталистовъ и подвергаются, аследств!е своей
распыленности и оторванности друг* от* друга, наи-
более-резкому порабощешю капиталом*. Значительно­
меньшее число женщин* в* интеллигентских* профес­
си я *— 13 тыс. на 74 тыс. мужчин*—и в* рубрике «хо­
зяев*» — 13 тыс. женщин* на 31 тыс. мужчин*.1
1) Левинсонъ-Лессингъ.—О занят!яхъ женск. насел. С-П етер­
бурга по переписях** j 88i, 1890 п 1900 г.г. стр. 142— 147. (Само-
д-Ьмтельное населен1е Петербурга взято с * пригородами).
— и —

Каковы соотношешя, сушествуюшя аъ области


женскаго труда между различными социальными группа­
ми населешя въ другихъ странахъ и какое м-fecTO въ
сред-feлицъ самостоятельно-зарабатывающихъ заниыаютъ
пролетарш и пролетарки,показываютъс.тЬдующ1я данныя:

: = ; Вс« „««еи.е Upo.ucjdB. НИ Bvtow mui


t* g »’----------------- ,, Cf<rmf |_______________
СТРАНА. .. § g I *«гн- av«. жен- pefto- . работ-
I U a, j| mww m»Mi [. Кинг a»w f нахъ вид*
_____________________ i e II * % и a j i i o m n j n i e i.

I ! I
Австрия................... ! 189" .!1 П,7 J 2 .2 1
Ч 7* ! 0^ > I
4.4 бЛ
Герхашя................... 1895 25,4 2 6 .4 •• 1 5 . i | 6 .с 1 9 ,* 5.3
Ф раш ця................... 1891 !| 18,3 1 9 ,2 ; и ,» ьл 5,о 3,«
1 4

Англ) я и i
У э л ь с ъ ............... : 1891 [ 1«Л ил аз I 4,о ^ 5,4 Зд
Соединен. Ш т а ­ 1 ■ 11
ты ........................... I 1890 5 32,1 30.6 ia e | 3 » 8,7 2 .»
! 1! 1

Итого. . ■ - 1: 102,8 1 0 3 ,»
9 i
6 2 ,1 2 5 ,1 32^» 2 0 ,*
Г It

Въ Австрш, какъ видно изъ этой таблицы, число


женишнъ-работницъ превосходить число мужчины на
милл. мужчинъ приходится свыше 5 милл. жен­
щины В ъ Германш работницы составляютъ бол-fee по­
ловины мужского рабочаго населены; то-же видимъ во
Франши и Англш, и только въ Америк^ соотношенге
это нисколько мен-fee благоприятно для женщины
Факгь непрерывно - совершающейся эмансипаши •
женщины на трудовомъ поприщ-fe выступаеть еще
рельефн-fee, если сопоставить статистичесюя данныя «
относительно количества саностоятельно-зарабатываю-
щихъ женщинъ эа некоторый перюдъ времени. Ж ен- *
скш трудъ возрастаетъ безостановочно и при томъ во
многихъ отрасляхъ труда относительно быстр-fee
мужского. Ириводимыя ниже данныя свид-Ьтельствуютъ
12 —

о быстромъ количественному возрастами женских!»


трудовыхъ силъ въ различныхъ странахъ *).

Прирость наседетя, живущаго на собств. заработокъ.


|Въ ■ии>оп*хъ R-,. % огъ всгго
За | ч'ЯлаЬкъ. '*С.«*НОРГО под».
пер!одъ.
мужч. ЖСН1И. муж жен и.

А в с т р 1 я ..................................... 1880—90, 1,6 14 83


Ф ранпдя.................................... 1S81—У6 1 1,2 1,1 1S 22
ГерманЗя.................................... 1НЙ2-95 *,1 1,0 16 39
Соедин. Ш т а т ы ................... IffiO-OO! 4,1 1,5 28 48
Англия и Узльсъ................... 1881—91: 1.1 0,6 12 16
. 1
Какъ видно, количество самостоятельно-зарабаты-
вающихъ женщинъ возрастало по отношемю къ обше-
ч му числу лицъ своего-же пола скорее, чЬмъ мужское
самодеятельное население. Особенно зам’Ьтенъ этотъ
процессъ въ Соедин. Ш татахъ и въ Австрш 2).
И у насъ въ Poccin число женщинъ, занятыхъ про-
мысловыхъ трудомъ, опять-таки главными образомъ
, женщинъ рабочаго класса, растетъ безостановочно.
Такъ, въ 1885 г. 660 тыс. фабричныхъ работницъ со­
ставляли 30% отъ всего промысловофабричнаго насе-
лемя Poccin; въ 1899 г. 1х/а миллюна работницъ со­
ставляли уже 44°/0 этого насележя 8).
’) Л . Браунъ. «ЖевскШ водр.», стр. 157 и 224.
2) Еще эаи-Ьтн-Ье возрастите женскаго труда при сопоставле­
нии болt e долгихъ nepioaoBb; такъ, яапр., въ Соед. Штатахъ за
26 л-Ьтъ (съ 1870 по 1896 г.) число самодЪятельныхъ женщинъ
поднялось съ 1.856 тыс. до 5.914 тыс., т. е. на 117% , тогда какъ
число самод£ятельныхъ иужчинъ возрасло съ ю .700 тыс. до
18.800 тыс., т. ё. всего на 76% . Въ Англш за 20 л^тъ (съ 1871
по 1891 г.) количество самостоятельно - зарабатывающихъ жен-
шянъ увеличилось на a i0^ мужчлнъ-же всего яа $ 0/о и т. д.
*) Соболевъ, „Ж евскш трудъ* и т. д., стр. 75.
- 13 —

Разумеется, вместе съ ростомъ женскаго труда


возрастаетъ постоянно и доля учаспя женщинъ въ
производительной деятельности страны; уже и сейчасъ
женщины производить около J/s всей массы ежегодно- •
добываемыхъ на земномъ шаре для Mipoeoro рынка
ценностей.
Указанный фактъ непрерывнаго возрастания женскаго
труда возбуждаетъ onaceHie многихъ буржуазныхъ
экономистовъ, заставляя ихъ видеть въ женишне опас­
ную конкурентку мужчины на трудовомъ поприще и
враждебно относиться къ расширешю сферы женскаго
труда. Основательно-ли такое воззркше, и въ самомъ-ли
деле женщина всегда является лишь „злостной*1 конку­
ренткой мужчины?
Число трудящихся женшинъ растетъ непрерывно,
но постоянно развивающаяся производительныя силы
требують также все бдльшаго и ббльшаго числа рабо-
чпхъ рукъ. Лишь въ известные моменты техниче-
скихъ переворотовъ либо сокращается спросъ на но-
выя рабоч1я руки, либо происходить зам ет ет е од­
ной категорш рабочихъ другой: женщины замещаютъ
мужчинъ, чтобы въ свою очередь быть вытесненными
дётьми и подростками. Но всяюй шапь по пути техни­
ч еск ая прогресса вызывает© черезъ определенный
срокъ усилете темпа производства, а этотъ новый
ппдъемъ промышленной деятельности неминуемо свя-
занъ съ нонымъ спросомь на рабоч1я руки всЬхъ ка-
те го pi rt. Такимъ образомь, несмотря на временныя за­
держки и подъ-часъ весьма рЬзюя колебашя, число
рабочихъ, притягиваемыхъ промышленностью, въ ко-
нечномъ счет!* растетъ вместе сь ростомъ и^ровыхъ
производительныхъ силъ. Абсолютно возрастаетъ чис­
ленность обеихъ категорий рабочихъ—мужчинъ и жен­
шинъ—*и лишь относительно ростъ женскаго труда
опережаеть ростъ труда мужского. В ь самомъ делъ, до­
статочно взглянуть напосл'кднююизъприведенныхъ выше
— 14 —

таблицъ, чтобы убедиться, при сопоставленш абсолют-


ныхъчиселъ мужскихъ и женскихъ трудовыхъ силъ, что
рость первыхъ ни въ коемъ случай не совершается въ
заметь пос.тЬдких*ь. Такъ, мы видимъ, что въ Герианш
за 13 л егь число мужчинъ. занятыхъ промысловымъ
трудомъ увеличилось свыше ч*Ьмъ на 2 миллюна, чис-
ло-же женшпнъ—всего на 1 миллюнъ; во Франши число
мужчинъ возрасло на 1,2миллюна, женщинъ— на милл.,
въ Соед. Штатахъ число мужчинъ увеличилось свыше
ч*Ь.мъ на 4 мил., число женщинъ всего нисколько бо­
лее, чемъ на 1 мил. и т. д. Только въ Австрш заме­
чается бол^е или менее равномерный рость трудовыхъ
силъ обоихъ половъ 1).
Въ общемъ, на трудовомъ рынке происходить не
'р .! столько вытеснеше мужского труда женскимъ, сколько
j группировка трудовыхъ силъ этихъ двухъ категорШ по
професшямъ: одни промыслы и профессш въ самомъ
деле все болЬе и более заполняются женщинами (до­
машнее услужеше, текстильная отрасль промышленно­
сти, производство одежды), друпя пользуются по пре­
имуществу трудомъ мужчинъ (горное дело, металлур­
гическое и механическое производства и т. д.). Коли­
чественное возрасташе женскаго труда въпромышлен-
ности происходить несомненно также въ зачетъ труда
^ v '*^детеЙ-^влнен1е, которое во всякомъ случае можно только
приветствовать. По мере развит1я законодательной
охраны малолетнихъ и повышения возраста, при кото-
ромъ дети допускаются на промысловую работу, пере­
группировка трудовыхъ силъ несомненно совершается
въ смысле увеличена числа женскихъ рабочихъ рукъ.
Такимъ образомъ, положеме, утверждающее, будто
женщина является наиболее-опасной конкуренткой
i) Несмотря на быстрый ростъ женскаго труда, н^тъ ни од­
ной отрасли промысловой деятельности, за нсключея1емъ до-
машняго услужежя, гдЪ-бы женсшй трудъ возрасталъ не только
‘ относительно, но и абсолютно въ зачетъ мужского.
— 1Г> —

мужчины на трудовомъ nonpnurfe, можеть быть прини­


маемо :шшь съ цЬлымъ рядомъ оговорокъ. Оставляя
въ сторон-fe вопросъ о конкуренции существующей въ
сфер-fe профессюнально-интеллигентскаго труда, зам*Ь-
тинъ лишь, что въ пролетарской сред-fc женщина-ра­
ботница является конкз’ренткой мужчины-рабочаго
только въ тЬхъ случаяхъ, когда она стонтъ изолиро­
ванно, когда она не прюбщена къ обще-пролетарской
борьба. Конкуренткой мужчины, „злостной" конкурент­
кой, понижающей его заработную плату, безжалостно
разбивающей плодъ его усп%ховъ въ организованной
борьба съ капиталомъ. пролетарка является лишь тогда,
когда она не втянута въ обще-классовое и профессиональ­
ное движете. Но разв-Ь-же въ такой м-fep-fe конкурентомъ
не является всякий неорганизованный продетарШ, будь
это —голодный деревенский „с-£рый мужичекъ", „бьшшЯ
челов'ккъ", выброшенный за борть интеллигентскихъ
професс1й, или просто лишенный постояннаго заработка
рабочей? Женщина-работница постолько вредно апяетъ
науслов1я труда, посколько онасейчасъещепредставляетъ
собою мен-fee организованную часть рабочаго класса. *
Капиталъ охотно пользуется ею, чтобы противопоста- •
влять ее бол-fee сознательной, бол-fee сплоченной части
рабочаго класса. Н о съ той минуты, какъ работница
встунаетъ въ ряды организованныхъ бориовъ за осво-
бождете своего класса, утверждеже, будто она—про­
летарка—является худшей конкуренткой пролетария,
теряетъ свою категоричность. Организованный проле­
тарий, къ какому-бы полу онъ ни принадлежал^ утра-
чиваетъ свойство вредитьсвоимътоваришамъ по классу.
Ограничившись этими предварительными оговорками
и беглыми статистическими примерами, попробуемъ
теперь поискать отв-Ьта на поставленные выше вопроси.
Жс-чающихъ ближе ознакомиться съ услов1ями труда
женшинъ, съ ростомъ женскихъ трудовыхъ силъ и ихъ
значешемъ въ хозяйственной жизни народовь, отсы-
— 16 —

лаемъ къ спешальнымъ сочинетямъ по этому вопросу.


Здесь важно было лишь еще разъ подчеркнуть ту тЪс-
ную связь, какая несомненно существуетъ между
эмансипашонными стремлениями женщинъ и тенден-
щей экономическаго развитая общества. Не упуская
никогда изъвида этой тенденщи, мы легче можеыъуяснить
себе тогь путь, которымъ должна следовать женщина,
широко понимающая задачу полнаго и всесторонняго
женскаго освобождешя.

На вопросъ, что должны делать женщины, жела-


юпйя отстоять свои попираемые права и интересы, бур­
жуазный ндеологь поспешить ответить: .объединиться
въ обще-женскую организацию". Женщины, подобно
другимъ обшественно-слабымъ элементамъ, должны сор­
ганизоваться и сообща вступить въ борьбу со своими
угнетателями—мужчинами. „Мы находимъ въ современ­
ной Poccin "—говорить профессоръ Хвостовъ— „немало
энергичныгь женщинъ, несмотря на безчисленныя за­
труднения пролагаюшлхъ себе путь къ энатю и сво­
боде, но не встречаемъ здесь такихъ организашй, ко­
торыми такъ сильно женское, какъ и всякое, движете
за-границей *). А между тЬмъ, только на почве орга-
низованныхъ и сплоченныгь усилий возможенъ серьез­
ный усггЬхъ въ общественныхъ вопросагъ. И рус-
ск!Я женщины, поэтому, если онехотятъ чего-нибудь до­
стигнуть, должны организоваться и стараться вырабо­
тать въ себе свойства, необходимыя для общественной
деятельности".
Подобные советы не пропали даромъ; мы видимъ
какъ за последте годы возникаютъ одна за другою
женсюя феминистсюя организаши. Феминизмъ въ Рос-
') Проф. Хвостовъ пвсалъ свою работу: „Женщина накануне
новой эпохи* л-Ьтокъ r^oj г., когда „Союзъ равноправности жен­
щинъ* тодько-что сорганизовался.
cm, въ то.мъ смысла какъ - * ь к привыкл*)! ’* е т по-
нимать.-явлеше безусловно новое. Первый феминист­
ски* органъ „Женское Дф»ло" сталъ выходить въ 1899 г .1!.
Мнопе годы эмансипащонныя стремлен!» руодшхъ жен-1
ишнъ ограничивались лозунгомъ равнаго съ мужчинами!
права на образование. Начиная съ 60-ыхъ годовъ. когда1>
женский лопросъ впервые заявит» у насъ о своемъ су- |
ществованш. и_ до послЬдннхъ ,тЬтъ женское двп- j
жеше представляло собою не что иное, какъ иетор1ю
борьбы за pacumpeHie и раепространеше женскаго обра- *
зовашя. преимущественно высшаго. Вт> yentx-fe этого •
начинажя женщины буржуазныхъ классовъ не бе.ть у
основан!я видели одинъ*изъ важн-ййшихъ способовъ
распшрен1я сферы женскаго интеллигентнаго труда,слу-
жащаго главнымъ залогомъ ихъ экономической само­
стоятельности. Когда освобождеше крестьянъ, изме­
нившее кореннымъ образомъ экономическая и сошаль-
ныя отношешя Poccin, поставило значительную часть
населения въ необходимость изыскивать ce6*fe средства
къ существовашю, зародился въ Росс!и и „женский во-
лросъ*. Рядомъ съ работиикомъ-интеллигентомъ по-ре-
форменный строй сталъ выбрасывать на рынокъ труда
незнакомый дотол'Ь типъ женщины, ищущей, подобно
своему собрату - мужчин Ь. работы, обезпечивающей ей
х.тйбъ насущный. Обычный лозунгъ женпшнъ— „сво- *
бода труда*—превратился въустахъ русской женщины
въ требоваше свободы образования, такъ какъ безъ «
этого Bcrfe двери интеллигентнаго заработка оставались
передъ ней закрытыми. Разумеется, окончивиля высийя г
учебныя заведежя женщины требовали также свободнаго
доступа на государственную и частную службу, и это
ихъ требование осуществлялось въ силу простого эко-i)

i) Рав-fee существовала» съ 180К г. только ежегодно-вихо-


дящШ „Женсюй календарь". .Ж енское дВло“ просуществовало
всего два года, но съ гоо4 г. появился новый феминистский
органа»—.Ж енски! В-Ьетннкъ-. Его заяънилъ „Союзъ женщинъ*.
номическаго расчета, пом-Ьр'Ьтого какъ частные пред­
приниматели и правительственный учреждешя науча­
лись познавать выгоду пользовашя болЬе дешевыми н
бо.гЬе покладистыми женскими трудовыми силами.
Сфера прим’Ьнешя женскаго интеллигентнаго труда
постепенно расширялась, но лозунгомъ женщинъ по-
прежнему оставалось: „свобода образованш и профес-
сШ“ . О иолитическомъ равноправш не могло быть и
р'Ьчи—в*кдь и мужчины той эпохи являлись одинаково
безправными. Что-же касается правоспособности жен-
щинъ съ точки зр'Ьшя гражданской, то въ этой области
положеше русской женщины являлось, по сравнежю съ
западно-европейской ея товаркой, относительно снос-
нымъ х), и, следовательно, въ этой сфере особыхъ им-
пульсовъ для феминистской агиташи на лицо не име­
лось.
Само собою разумеется, что женское движете, о
которомъ сейчасъ идетъ речь, носило вполне опреде­
ленный буржуазный характеръ; оно охватывало лишь
относительно-узтй кругъ женщинъ, по-преимуществу
дворянскаго сослов1я,съ примесью нарождавшагося „раз-
ночиннаго" элемента. Никакихъ сошалистическихъ иде-
аловъ не найдемъ мы въ требован1яхъ передовыхъ бор-
цовъ за женское paeHonpaeie въ Россш. Правда, рус­
ская промышленность съ каждымъ годомъ вербовала

По законодательству РоссШскаго государства, женщина,


достигшая совершеннолет1я, признается вполне дееспособной:
она кожетъ самостоятельно совершать гражданские акты, быть
опекуншей даже постороннихъ лицъ, являться свидетельницей
и т. д. Сноииъ ммуществомъ женщина располагаете сама, даже
по выхода замужъ, такт» какь законъ признаегь раздельность
имущества супруговъ. Опеки мужа надъ женой, какь это им-Ьетъ
место хотя-бы во Францш, у насъ не сушестауетъ. Лишь въ
правахъ наследования женщина является обделенной но сравне­
н а съ мужчинами: по нисходящей линш дочь васледуетъ
лишь Vu недвижнмаго и V7 движимаго имущества, а по боковой
ли иin права женщинъ и еше меньше.
все новыя и новыя тысячи пролстарскихъ женщииъ, но
казалось, что между эмансипированной интеллигенткой и
труженшшей съ мозолистыми руками существовала та­
кая непроходимая пропасть, что о какнхъ-.тибо точкахъ
соприкосновения между ними не могло быть и речи.
Женщины двухъ противоположныхъ сошальныхъ
лагерей сталкивались лишь на почве филантроши. Филан-
трошя съ самого начала женскаго движешя въ Pocciii,
какъ и всюду впрочемъ, где женская организаши еше
не успели самоопределиться, стояла на первомъ плане 1).
В се существовавиия у насъ до послЪднихъ л-Ьтъ жен- •
ск!Я организаши носили по-препмушеству филантропн-%
чесшйхарактеръ. Женщины организовывались, создавали
общества не для того, чтобы завоевывать реформы въ
области женскаго равноправии, а для выполнежя част-
ныхъ задачъ благотворительности. Начиная съ круп­
н ей ш а я по своей деятельности „общества доставяешя
средствъ высшнмъ женскимъ курса мъ" и кончая первымъ
женскнмъ клубомъ, основаннымъ „Женскимъ Взаим-
ноблаготворнтельнымъ Обшествомъ“, все подобныя
организаши преследовали, какъ показываетъ и самое
ихъ назпаше, ц*Ьли филантропичесюя.
Мы не желаемъ этимъ обвинить русскую женщину
въ индиферентизм-fe кь общественнымъ и политнческимъ
вопросамъ. Можетъ-ли какая-либо другая страна по­
хвастаться такимъ количествомъ поистине величествен-
ныхъ и обаительныхъ женскихъибрязовъ „безыменныхъ
героинь", отдававшихъ свои силы, молодость, самую
жизнь свою на борьбу за идеалы сошальной справедли­
вости и политическаго освобождения родины? С ъ чемъ
въ исторш хожетъ сравниться привлекательный по своей
внутренней красоте образъ женщины— „кающейся дво­
рянки*— 70-хъ годовъ, которая, вместе съ дворянской
одеждой сбрасывала съ себя все привиллегш „белой
1) Срав. главу „Женсюя общества и ихъ задачи" въ книг*
„Женское движен!е“ Кечеджи-Шаповалова.
— 20 —

кости*4, чтобы слиться съ народомъ и уплатить ему хоть


частицу долговъ своего класса... А позднее, когда подъ
давлешеиъ релрессш всяюй протестъ неминуемо обра­
щался въ жестокую схватку со старой властью, сколь-
* кихъ героинь, изумпвшихъ япръ своимъ самоотверже-
жемъ, своей душевной силой, своей безмерной предан­
ностью народу, дали женщины Россш... За „кающейся
дворянкою** — этиыъ нежнымъ, духовно-прекраснымъ
обликомъ женщины—выступила величавая въ своемъ
* безстрашш „разночинка“ , а за ними уже безпрерывной,
неизсякаемой вереницей потянулись „массовыя44 муче­
ницы-работницы, борцы за освобождеше своего класса...
Мартирологъ женщинъ—борцовъ за идеалы сошальной
справедливости неизменно пополняется все новыми и
новыми жертвами, и будущему историку переживаемой
нами эпохи придется съ уважешемъ склониться перед*!,
этими светлыми образами женшинъ-борцовъ и муче-
ницъ...
Но не объ нихъ сейчасъ идетъ речь. Мы говоримъ
здесь исключительно о женщинахъ, стремящихся къ такъ
называемой—женской эмансипации. Въ этой специальной
* области задачи и стреилешя нашихъ первыхъ фемини-
стокъ были крайне узкими и ограниченными.
Благотворительность и просвищете—такова была
до посл-Ьднихъ л*&тъ сфера деятельности женскихъ
организащй. Даже первый женсюй конгрессъ, предпо­
лагаешься въ 1905 году, ии£лъ въ виду ограничить свои
задачи только вопросами филантроти и просвещения1).
Картина резко меняется после памятныхъ январь-
скихъ дней. Революцюнныи потокъ, охвативипй все
слои населения, увлекъ за собою и дотоле скромныхъ

*) «Задачи перваго съЬзда русскихъ жевшинъ обнимаюп.


благотворительность и просвищете. Въ той и другой обла­
сти руссадя женщины давно приниыаютъ деятельное участте
и потому он-fe могутъ многое сказать по даннымъ вопросат»-.
{„Женек. В'бстникъ", 190$. i).
въ своихъ притязашяхъ феминисток!». Жеисше кружки
подняли головы, оживились, заволновались. Послыша­
лись смелый речи, радикальныя требовашя. Заявлежя.
постановлешя, иетицш полетали въ земсшя и город-
сюя управы, въ радикальный союзный организации
Посл'Ьдовалъ рядъ собранШ и митинговъ съ решитель­
ными политическими резолющями. Въ 1905 году, кажет­
ся, не осталось въ Poccin уголка, где-бы такъ или
иначе не раздавался голосъ женщинъ. напоминавшихъ
о себе, требовавшихъ и себе новыхъ гражданскихъ
правъ. Недавно-скромный феминистки почувствовали,
что возрождеже страны и утверждеше новаго государ-
ственнаго устройства является необходимой предпосыл­
кой и для женской эмансипации «До еихъ иоръм—
говорится въ одномъ изъ женскихъ заявлены—«жен­
щина могла мириться съ недостатками своего положения
и находить объяснеше своей безправиости въ беэпра-
Bin всехъ. Н о теперь, накануне переоценки общихъ
правъ, она не должна молчать. Она имеетъ право
стоять рядомъ со всеми л требовать признашя своей
равноправности, темъ более, что сама жизнь уже до­
казала ея трудоспособность. Мы твердо веримъ, что
наступаетъ время для нашей родины, когда инициатива
и энерпя всехъ гражданъ получать возможность при-
менежя. Пора устранить ненормальность правового •
положежя женщины, ограничивающаго ее даже въ
имущественныхъ правахъ. Неся все повинности и пла-’
тя все налоги, она не имеетъ голоса въ ихъ назна­
чены и распределены и лишена возможности прино­
сить ту пользу родине, на которую чувствуетъ себя
способной" *).
Ж енское движеше покидаетъ свое прежнее скром­
ное русло и вступаетъ на новый общественный путь.
Д ело, разумеется, не обошлось безъ тренШ. Среди

*) Кеяеджи-Шаповаловъ, «Къ свобод^**, стр. 39.


I
нахлынувшихъ въ кадры женскихъ организагий новыхъ
элементовъ стали рельефно обозначаться два течешя;
олнк, болке лквыя, стояли за необходимость точнаго
определения своего обше * политическаго credo и вы-
двигали на первый иланъ борьб}* за по.гиттеское рав-
ноправ1е женщинъ; правыя, напротивъ, держались ста-
рых*ь традицш. не желая впутывать „политику" въ
свои узко-феминистсюя стремления. Въ апрклк 1905 года
образовался пзъ болке-лквыхъ элементовъ „Союзъ
равноправности женщинъ"—первая въ Россш женская
органпзашя, принявшая определенную политическую
платформу. Между ткмъ, правыя продолжали группиро­
ваться вокругь „Женскаго взаимноблаготворительнаго
общества" и „Женскаго Вестника", проводя въ жизнь
идею политически - нейтральнаго феминизма. „Союзъ
равноправности" широко раскинулъ свои фил1альныя
отдклешя по Россш и уже черезъ годъ, въ мак 1906 г.,
по подсчету бюро, насчитывалъ въ рядахъ своихъ около
8000 человккъJ). Подъ своими расплывчатыми лозунгами
организация эта надкялась собрать женщинъ вскхъ обще-
ственныхъ классовъ. И подобно тому, какъ въ дни своей
юности кадеты выступали огь имени всего народа, такъ-
же точно и „Союзъ равноправности" заявлялъсебя выра-
зителемъ запросовъ вскхъ русскихъ женщинъ. Но непре­
рывный росгь классоваго самосознатя, неизбежная диф-
ференшашя сошальныхъ слоевъ населетя повели къ но­
вой пере1руппировкк и женскихъ общественныгь элемен­
товъ. Политически блокъ, годивипйся для извкстныхъ
цклей въ эпоху процвкташя „Союза Союзовъ", стано­
вился все болке и болке затруднительнымъ, ткмъ бо-
лке, что мнопя равноправии по своимъ убкждешямъ
примыкали къ опредкленнымъ политическимъ парт1ямъ.
И вотъ, уже весною 1906 г. ить петербургскаго отдк­
лешя „Союза" выдклились: съ одной стороны—„лквыя"
равноправии, по своимъ политическимъ убкждешямъ
Ч ,Л «. Лвноправ5е Женщинъ*4—Отчеты и Протоколы. 1906 г.
примыкавшая къ революцюннымъ парт!ямъ, съ другой
„правый", основавиия „Ж енскую прогрессивную пар-
тнои близкую по духу къ „мирно*обновленцамъ- и
едва*ли не столь-же малочисленную и безсильную,
какъ эта последняя. О б е эти выделивоияся женскчя
организацш ознаменовали свою деятельность устрой-
ствомъ иолптическнхъ клубовъ, первая—болёе или
менее демократическаготипа2}, вторая —съсохранешемъ
буржуазной окраски, съ высокимъ членскимъ взносомъ
и т. д.
Группировка женщннъ различныхъ общественныхъ
слоевъ вокругъ политически- и сощально-разнородныхъ
знаменъ произошла сама собою, помимо воли и жела-
шя страстныхъ поборницъ объединещя женщинъ въ
обще-женскую организашю. „Ж енская прогрессивная
пария" явилась выразительницей требовашй и запро-
совъ женщинъ крупной буржуазии и, продолжая тол­
ковать о необходимости объединешя всЬхъ женщинъ
безъ различ1я классовъ и политическихъ убеждешй,
все-же выработала собственную политическую про­
грамму, отвечающую вожд-Ьлежямъ того сощальнаго
слоя, выразительницей котораго она и является въ
действительности. „Союзъ равноправности" объединилъ
представительницъ либеральиой'оппозиши „кадетствую-
щаго“ типа; вокругъ „Сою за" группировались и груп­
пируются еще и сейчасъ женщины средней буржуазш,

j) Органомъ этой партш являлся „/Кенсюн ВЪстннкъ**.


редактировавшейся женщиной-врачемъ М. И . Покровской.
8) „Отличительной чертой женскаго политическая клуба
является его глубоко-демократическая организация, которая до­
стигалась: во-первыхъ—гЬмъ, что досгупъ на всЬ собрашя былъ
широко открыть всЬмъ желающимъ, прнчемъ за входъ взима­
лась минимальная плата въ г коп., во-вторыхъ—тЪмъ, что каждые
л; члевовъ клуба, организованныхъ нартшмо или профессюпально,
могли их'Ьть въ правленш представителя дли защиты своихъ
интересовъ.* (см. .Ж енсюй политнческШ клубъ‘\ статья М. Мар-
гул!есъ въ „Женскомъ К алендаре за Г907 г.).
- 24 —

• интеллигентки—по преимуществу. «Женски! политиче­


ски! клубъ ■въ Петербурге одобренъ былъ значительно
* более радикальными элементами, но и здесь допусти­
мость политпческаго блока создавала расплывчатость
стремленш и всего характера этой органпзаши П. О т­
межевавшись оть всехъ 6o:rfce умЪренныхъ по настрое­
нию женскихъ организаций, члены «женскаго молитиче-
’ скаго клуба*, однако, не сумели сами уяснить ни себе,
ни другпмъ. выразительницами какого класса населешя
он'й являются и каковы ихъ б.шжайиля задачи? Должны-лп
он’к стать на защиту интересовъ пролетарокъ, крестья-
нокъ или вообще „трудящихся женщинъ"? Должны-ли
онк преследовать опред'кленныя феминистская д'Ьли
плн работать на обще-политической почве? Шаташе
между этими основными задачами отличало собою
кратковременную деятельность „Ж ен . полит. клуба".
Когда-же въ клубе возникъ вопросъ о подаче въ пер­
вую Государственную Думу петиши съ требовашемъ
распространения на женщинъ избирательныхъ правъ.—
иетицш, покрытой по преимуществу подписями город-
скнхъ работннцъ, то среди членовъ клуба произошло
серьезное замешательство: клубная организащя никакъ
нс могла отдать себе отчета въ томъ, какая собственно
политическая парт1я ближе къ ней по духу, и кончила
rfcuъ. что решила направить иетишю въ Трудовую
группу.1

11 Нельзя, однако, не отметить, как* одну пзъ заслуг*


..Женскаго иолитическаго клуба**, попытку со стороны этой ор-
ганизашн устроить ыгериые в * Петербурге полнтпческ1е клубы
дли женской пролетарской публики. Весною 1906 г. подобных*
клубов* было четыре, из* которых* ВасндеостровскШ отличался
особенно оживление» деятельностью; зд£сь читались декши и
велись беседы, initRiuiH цЪлью пробудить интерес* работниц*
к* окружающей политической жизни. Пос.тВ полуторам'ксячнаго
суш.сствоваы1я клубы эти, вслЪдъ за раслущежемъ первой Думы,
были лакрыты полшией. Тогда-же прекратил* свое существова­
ние ir . J ’KeHcKiii полит. клубъ**.
Въ то время, когда женщины все еще толковали о\ *
необходимости женскаго блока, действительность са-1
мымъ нагляднымъ и неотвратимымъ образомъ доказы-1
вала всю иллюзорное tab такого плана. Ж енсме обще­
ственные элементы, подобно мужскимъ, неудержимо и
быстро разслаивались н дифференцировались. Группи­
ровка женщинъ по феминистскимъ организашямъ,
стоящимъ на разныхъ ступеняхь политпческаго ради­
кализма, совершалась сама собою, помимо воли по-
борницъ женскаго объединешя, въ силу неизбежно-
растущаго классоваго самосознажя всего русскаго об­
щества. Эпоха женскаго политпческаго блока закончила
свое сушествоваше немногимъ позже мужского либе­
ральна™ блока. II тймъ не менее, феминистки it раа-
ноправкн всехъ отгЬнковъ продолжаюгь кричать о
необходимости ткснаго едпнешя всехъ женщинъ, о
возможности существоважя обще-женской партш, пре­
следующей свои сиеиифически-женсюя цели. „Какъ-же
намъ быть, какъ поступать, если мужчины только подъ
нашимъ дружнымъ натискомъ готовы потесниться,
чтобы дать намъ место рядомъ съ собою?* аргументп-
руютъ свой взглядъ равноправии, поддерживая мысль
о необходимости образован1Я обще-женской организаши.
Однако, подобная постановка вопроса шгЬла-бы |
смыслъ только тогда, еслибъ ни одна нзъ существую- I
щихъ политичеекпхъ riapTift не выставляла въ своей I
программе требования полной женской эмансипации. I
Вооружаясь противъ равнолуипи или даже враждеб- '
ностн мужчинъ къ вопросу женскаго равноправ1я, фе­
министски принимаютъ во внимаше лишь представн-j
гелей буржуазнаго либерализма всехъ видовъ и оттен-1
ковъ, игнорируя существоваше многочисленной полиЦ
тической napTiu, идущей въ вопросе о женскомъ рав-| *
ноправж дальше самыхъ ярыхъ равноправокъ. Со вре-")
пени появления „Коммунистическаго Манифеста* въ .
1848 году сощалдемократ‘1я всегда стояла на страже^ »
— 26 —

•' интересовъ женщинъ. „Коммунистически Манифестъ**


i первый указалъ на тесную связь, существующую
* между общей пролетарской проблемой нашпхъ дней и
женскимъ вопросомъ; онъ иросл'Ьдилъ, какъкаиитализмъ
постепенно вовлекаетъ ;кенщину въ производство и
' д-клаетъ ее соучастницей въ великой борьбЬ пролета-
* piaTa противъ гнета и эксплуатации. Сощалдемократ^я
ч первая включила въ свою программу требоваше урав­
нения женскихъ правъ съ мужскими; устно и печатно
Чтребуетъ она всегда и всюду отмены всЪхъ ограниче-
I нШ, тяготЪющихъ надъ женщиной: только подъ ея да-
/ влешемъ оказываются друпя партш и правитель-
I ства принужденными проводить реформы, служаиця ко
I благу женскаго населешя *)■ И въ Россш эта парт1Я
| является не только теоретической защитницей женскихъ
интересовъ, но и на практик^ всегда и всюду прово­
дить принципъ женскаго равноправия.
, Что-же въ такомъ случай м^шаегь нашимъ «рав-
ноправкамъ» стать подъ. защиту этой испытанной и
могущественной партш? Если правыхъ феминистокъ
отпугиваютъ «крайности» сощалдемократш, то «Союзу»,
ч договаривавшемуся до Учредительнаго Собрашя, поли­
тическая иозишя сошллдемократовъ должна-бы прихо­
диться совершенно по душ-fe. Н о... тутъ-то и зарыта
собака! При всемъ иолитическомъ «радикализм^» рав-
ноправки наши продолжаютъ оставаться на почв*Ь вож-
д+>лешй собственнаго буржуазнаго класса. Политиче­
ская свобода является сейчасъ необходимой предио-

*) „Еслмбъ мы захотЪли регистрировать каждое отдельное


требование с.-д. партш н позицш. которым она принимала по
отношеыю позишямъ другихъ napTift",—говорить Лили
Браунъ—,,то для этого потребовалось-бы напасать ц*Ьлур книгу.*
Каждый разъ, когда рЪчь заходила о спешальво-женсхнхъ пра-
вахъ, наша партия выступала ва ихъ защиту^. Эти слова касаются
лишь ГерыаШи, но то*же можно повторить и относительно всЪхъ
другихъ хультурныхъ сгракъ.
- 27 —

сылкой роста и могущества русской буржуазии; безъ


нея— все экономическое благосостояше последней ока­
жется построеннымъ на песке. Капиталь требуетъ
известныхъ нормь и гарантий для своего роста и про­
цветания; эти норны обеэпечиваются лишь участчемъ
буржуаэныхъ представителей въ управленш стра­
ной. На очереди завоевате политическихь правь,
одинаково ц'Ьнныхъ, какь мужчине, такъ и женщине.
Требоваше политнческаго равноправия является со сто­
роны женщинъ необходимостью, продиктованной самой
жизнью.
Лозунгь „свобода профессии псресталъ казаться {
женщине всеобъемляющимъ; только непосредствен­
ное участие ея въ государственной жизни страны
обещаетъ содействовать подъему ея экономиче-
скаго благосостояния. Отсюда — страстное желаше 1
женщинъ средней буржуазж получить, наконецъ,
доступъ къ иэбирательнымъ урнамъ; отсюда враждеб­
ность къ современному бюрократическому строю...
Однако, дальше требовашя политического равно-
прав1Я наши феминистки, такъ-же какь и ихъ загранич­
ный сестры, не идуть; широте горизонты, открывае­
мые сошалдемократическимъ учетемъ, остаются для
нигь чуждыми, непонятными. Феминистки добиваются
равноправж въ рамкахъ существующаго классоваго
общества, нисколько не посягая на основы последняго;
OHt борются за свои женсюя прерогативы, отнюдь не
посягая на отмену всехъ существуюшихъ прерогативъ
и привилепй...
Мы не обвиняемъ представительницъ буржуазно-
женскаго движешя за этотъ „невольный трехъ14; оцд>
вытекаетъ неизбежно нзъ ихъ классовой поэаши; мы
не желаемъ умалять также значешя феыинистскихъ
организаций для успеховъ чисто-буржуазнаго женскаго
движетя; но мы желали-бы предостеречь женсюй про-
aetapiarb отъ увдечешя у^о~фв!ояястск 1пш задачами.
-
• Пока буржуазный женщины ограничивают^ свою дея­
тельность пробуждешемъ самосознания своигь собствен-
' ныхь сестеръ, можно ихъ лишь приветствовать;
• но съ той .минуты, какъ оне начинають звать въ свои
ряды женщннъ - иролетарокъ, сощалдемократы не
.должны, не см^ють молчать. Нельзя равнодушно
смотреть на безполезную растрату силъ проле-
тарз'ата: необходимо поставить тогда прямой вопросъ:
что могло-бы принести пролетаркамъ объединение съ
буржуазными „сестрами" и чего, съ другой стороны,
могутъ добиться женщины-работницы, опираясь, на соб­
ственную классовую организацию?

Возможно ли единое женское движете, спросиыъ


мы прежде всего, въ обществе, основанномъ на клас-
совыхъ иротивоположностяхъ? Что женщины, участвую­
щая въ своемъ освободительномъ движенш, не пред-
ставляютъ однородной массы—ясно для каждаго непред­
убежденная наблюдателя1).

:) Съ этимъ, разумеется, не согласятся почтенные буржуаз­


ные изследователя женскаго вопроса. Проф. Хвостовъ въ своей
книге о .Ж енщине- замечаете, что „для женщинъ-работнииъ
женсмб вопросъ все более сливается съ общимъ рабочимъ во*
просомъ, а это въ конце коацовъ разобщаете жеящинъ двухъ
классовъ... Рознь эта однако по существу дела не столь вели­
ка, чтобы не было возможности соглашешя на почве, по край­
ней мере—нвтересовъ момента. У того н другого класса жен-
щинъ есть o 6mie интересы, какъ наир, требование политяческа-
го равяоправЫ съ мужчинами и равнаго образовашя... Въ боль­
шинстве культурных-*. странъ рознь эта особенно резко не про­
является. и женщины разныхъ классовъ находятъ возможньгмъ
дружно работать на почвъ общихъ интересовъ. Но тамъ, где
аршгЬшивается сознательная политикаобострен1яклассовойвраж-'
ды, тамъ объединеше становятся затрудннтедьньщъ. Такъ обстоять ‘
дело въ Гермами, где сощадкетнческая партия вводить въ свою
программу разрушеше сушествующаго общественного строя
и поддержание классовой борьбы* (стр. 4$). Изъ аргументащд-
— 20 —

ЖенскШ Mipb, какъ и м1ръ мужской, разд1>ленъ на ,


два лагеря: одинъ по своимъ ц-йлямъ, стремлешямъ
и интересамъ примыкаетъ къ классамъ буржуазными »
другой гЬсно связанъ съ пролетар!атомъ, освободи-
тельныя стремлешя котораго охватываютъ также и
ptmeme женскаго вопроса во всей его полнот^. И •
цЪлн, и интересы, и средства борьбы различны у
той и другой категорж борющихся жеищинъ, хотя
об1» OH'fe и руководствуются общимъ лозунгомъ „осво-
бождеше женишны“ . Каждая изъ борющихся группъ
безсознательно исходить нзь интересовъ собствен^аго
класса, которые en masse придають ея стремлешямъ и
задачамъ специфическую классовую окраску. Стать выше I
своихъ классовыхъ интересовъ, пренебречь ими
ради торжества ц*йли другого класса можеть отд*Ьль-
ная женщина, но не сплоченная женская организация, *
отражающая въ себ"к вс-fc реальные нужды и интересы
создавшей ее общественной группы. Какиыи-бы ради­
кальными ни казались требовашя феминистокъ, нельзя
упускать изъ вида, что феминистки по своему классовому
положешю не могутъ бороться за коренное переустрой­
ство современной экономико-сошальной структуры об­
щества, а беэъ этого освобождеше женщины не мо­
жеть быть полнымъ.
Если въ отд'Ьльныхъ случаяхъ ближайипя задачи *
женщинъ в<гЬхъ классовъ и совиадаютъ, то конечныя
ц-Ьли обоихъ лагерей. опре.тЪлиюиия собою и направле-
Hie движешя, и самую тактику, р-Ьзко между собою разнят­
ся. Для феминистокъ—завоеваше одинаковыхъсъ мужчи­
нами правъ, въ пред*Ьлахъ современнаго намъ капита­
листическая м!ра, представляетъ собою вполне кон-

потгеняаго профессора вытекаетъ, что, не будь злояам'Ьрекяыхъ


козней соЕоакдеиократовъ, *поддерживающихъ классовую бора4
бу% поквое сляш е жевшвнъ в> обще-женскую партию было-
бы каохЕгЬ возможными.

т
- ao -

« кретную „самоцель" х); для пролетарокъ—равноправ1е


сейЧасъ есть лишь средство для дальнейшей борьбы
• съ экономическимъ порабощешемъ рабочаго класса.
• Для феминнстокъ—ближайшим!» врагомъ является во­
обще мужчина, несправедливо захвативши себе всгЬ
права и привилегии, женщинамъ-же оставившей одне
лишь цепи да обязанности. Всякая победа фемини-
стокъ означаетъ уступку мужчинами ихъ исклю*
чительныхъ прерогативъ въ пользу „прекраснаго пола*.
• Совершенно иначе относятся к*ь своему положению
• пролетарки: мужчина въ ихъ глаэахъ вовсе не являет­
ся врагомъ и угнетателемъ; напротивъ, онъ прежде
» всего товарищъ въ обшей безрадостной доле, верный
соратникъ въ борьбе за лучшее будущее. Одни и *rfc-
же общественный отношешя порабощаютъ женщину и
ея товарища; одне и те же ненавистныя цепи капи­
тализма пригнетаютъ ихъ волю и лишаютъ ихъ радо­
стей и прелестей жизни. Правда, некоторый специфиче-
' сшя особенности современнаго строя ложатся съ удво­
енной тяжестью на женщину; правда и то, что усло-
в!я наемнаго труда превраихаютъ подчасъ подругу-
работницу въ злостную конкурентку мужчины. Н о
* рабочей классъ знаетъ, кто виноватъ въ этихъ небла-
гопр1ятныхъ услов1яхъ...1

1) Самый привцнпъ равноправы раэсматривается каждой


группой женщинъ соответственно тому сощальяому слою, хъ
которому она принадлежите Женщины высшей буржуазии, стра­
дая всего сильнее отъ имушественнаго неравенства, у насъ въ
Poccin, напр., въ праве наследования, хдопочутъ прежде всего
объ устранения вредящигь жевскнмъ интересамъ параграфовъ
гражданскаго уложешя. Для женщинъ средней буржуазш р&в-
Honpaaie сводится къ вопросу о «свободе труда". Однако,
те и друпя сознаютъ необходимость обезпечсшя за собою права
голоса въ управлеши страною, таю» какъ беэъ этого никакое
завоеваше, никакая реформа не могутъ быть прочными. Отсюда—
перенесете центра проблемы на борьбу за политическое полно­
правие.
— St -

Женщина-работница ничуть не меньше, ч-Ьмъ ей


собрать по несчастю, неиавидитъ то ненасытное чудо­
вище съ позолоченной пастью, которое съ одинаковой
алчностью набрасывается на мужчину, женщину или
ребенка, лишь-бы высосать изъ нихъ вс**? соки и жи­
реть, разростаться за-счетъ миллюновъ человНческнхъ
жизней... Тысячи нитей прочно связываютъ женщину-
работницу съ ея товарищем ь-рабочимъ, тогда какъ
стремлешя буржуазной женщины кажутся ей чуждыми
и непонятными; не согрЪвають они изболевшейся
пролетарской души, не обещаютъ они женщине того
св'Ётлаго будушаго, на которое съ надеждой и упова-
?немъ обращены глаза всего эксплуатмруемаго че­
ловечества... Въ то время, когда феминистки, толкуя
о необходимости женскаго блока, протягпваютъ свои
рука младшимъ сестрамъ—пролетаркамъ, эти „неблаго-
дарныя создашя* недоверчиво косятся на своихъ дале­
ких ь и чуждыхъ товарокъ, rfecHrfee смыкаясь вокругъ
близкихъ, понятныхъ и дорогихъ ихъ сердцамъ чисто-
пролетарскихъ организашй.
Политически права, доступъ къ избирательнымъ 4
урнамъ и депутатскимъ кресланъ—вотъ истинная цйль /
буржуазно-женскаго двджешя. Но можетъ-ли полита- .
ческое равноправ1е, при целостности капиталистически*
эксплуататорски) строя, обезпечить женщине рабо-
чаго класса избавление отъ той бездны золъ и страда-
шй, который преследуютъ и угнетаюгь ее, какъ жен­
щину и какъ человека?
Наиболее-соэнательныя пролетарки знаюгь, что ни '
аодитическое, ни юридическое равноправ1е не въ си­
лясь разрешить женскаго вопроса во всей его пол-
моте, Пока женщина принуждена будетъ продавать свою '
рабочую силу и сносить кабалу капитализма, пока живъ
будетъ современный эксплуататорски способъ произвол-.
ства новыхъ ценностей, до техъ поръ не стать ей сво-;;
бодной, независимой личностью, женой, выбирающей ^
I
v
— 82 -

мужа лишь по влечежю сердца, матерью, безъ страха


глядящей на будущее своихъ Д1;тей.... Конечной целью
пролетарки является разрушеше стараго антагонисти-
ческаго классоваго uipa и сооружеше uipa иного, луч-
шаго, въ которомъ не будетъ более способов!» для
эксплуатащи человека человекомъ.
Разумеется, эта конечная цель не исключает!» стре-
млешя пролетарскихъ женщинъ къ возможному рас-
крепощетю пхъ даже и въ рамкахъ теперешняго бур-
жуазнаго уклада жизни, но осуществлсше подобнаго
, требоважя постоянно натыкается на преграды, воэдви-
гаемыя самимъ капиталистические» строемъ. Стать
истинно-свободной и полноправной женщина сыожетъ
лишь въ wipe обобществленнаго труда, гдрмонш и спра­
ведливости.
Этого не желаютъ, не могутъ понять феминистки:
имъ кажется, что при достижении формально-признан-
наго буквою закона равноправ1я оне прекрасно су-
меютъ устроиться и въ „старомъ Mipe угнететя и по­
рабощен 1я, стоновъ и слезъ“ . И это до известной сте­
пени верно; если для большинства женщинъ-пролета-
1 рокъ уравнение въ правахъ съ мужчинами означало-бы
* сейчасъ лишь уравнеже „въ безправш", то для „из­
бранны х^—для бурж уазокъ-оно и въ самоыъ деле
открывало-бы двери къ новымъ. неизведаннымъ еще
праваиъ и привилепямъ, составлявшимъ до сихъ поръ
достояше однихъ лишь мужчинъ буржуазнаго класса.
Но ведь каждое подобное завоеваше, каждая новая
прерогатива буржуазной женщины давали-бы ей въ
руки лишь новое орудие для эксплуатацш младшей
сестры и все больше и больше углубляли-бы пропасть, от­
деляющую женщинъ двухъ иротивоположныхъ сощаль-
' ныхъ лагерей. Интересы сталкивались-бы резче, острее;
стремлешя взаимно-противоречили бы другъ другу.
Где*же въ такомъ случае тотъ обццй „женсюЙ во-
просъ“ , где то единство задачъ и стремлений, о кото-
— 83 -

ромъ столько толкуютъ феминистки? Трезвый взглядъ


на действительность показываетъ, что такого единства г
н-Ьтъ и быть не можетъ. Напрасно стараются феми­
нистки уверить себя, что „женск1й вопросъ вовсе не
есть вопросъ политической партш* и что „р^теш е его
возможно лить при участш всЪхъ napTift ивсехъжен-
щинъ“ , какъ говорить радикальная немецкая феми­
нистка Мйнна Кауэръ; логика фактовъ опровергаетъ
это утешительное самообольщение феминистокь.
Было-бы бесполезно доказывать всемъ буржуаз-
нымъ женшннамъ зависимость победы женскаго дела #
отъ обще-пролетарской победы, но, обращаясь кь темъ
изъ нихъ, кто умнеть отрешиться отъ узкихъ задачъ
„политики момента*, кто можетъ шире взглянуть на
обцця судьбы женщинъ, мы настойчиво рекомендует»
не звать въ свои ряды чуждыхъ по духу сестеръ-
пролетарокъ! Сбросьте съ себя пышные покровы иде­
алистической фразеологш, въ которые вы — жен­
щины буржуазныхъ классовъ — такъ охотно драпи­
руетесь, и, вооружившись трезвыми уроками исторш,
защищайте вы сами свои собственные классовые права
и интересы, оставляя пролетарокъ иттн инымъ путеш»,
бороться иными мерами за свободу и счастье женщины.
А чей путь короче и чьи средства вернее—это пока-
жетъ сама жизнь...
Борьбазаэкономическуюнезависимостьженщинъ.
„Ж еасю й аопросъ, хакъ и со­
временный рабочт воирост*, —
дитя круп наго производства, ре-
волюцювизированааго благода­
ря upHMiHeHiJo механической
силы пара и электричества.Это—
не лолитическФ и не мораль­
ный вопросъ (хотя оиъ к заклю­
чаете въ себе политические и
моральные элементы), но—во­
просъ экономнческШ".
Клара Цеткинъ.

в ЖенсшЙ вопросъ—это, въ конечномъ счете, вопросъ


куска хлеба. Корни его глубоко зарыты въ экономике.
Чтобы решиться потребовать равноправ1я съ мужчиной,
* женщина должна была стать прежде всего экономиче-
ски-самостоятельной.
Почему женщины именно въ X I X веке вступилина свой
/ освободительный путь, почему „женсюй вопросъ" сталъ
' настойчиво тревожить умы лишь тогда, когда женсюй
трудъ получилъ повсеместное расмространете? Разве
не было раньше замечательныхъ женщинъ? Разве
' меньше ощущали оне весь ужасъ своего угнетений Разве
оне—эти женщины прошлаго- менее достойны были сво­
боды и равноправия? Вспомнимъ древнге века, знаиени-
тыхъ гетеръ—ученицъ древнигь философовъ, советницъ
великихъ мужей Г р еш и ... Вспомнимъ полные тонкой
духовной красоты образы женщинъ начала среднихъ
вековъ, титаничесшя натуры эпохи Возрождения...
Женшинъ превозносили, имъ пелись дифирамбы, ихъ
ненавидели, ихъ страшились, и все-же никому не могло
серьезно притти въ голову потребовать ихъ уравкешя
въ правахъ съ мужчинами. Если отдельные велите
мыслители, предвосхшцавине ходъ историческихъ су-
дебъ человечества, выступали иногда на защиту „прекрас-
нагопола“,ихъголосаоставалисьголосами вошющихъ въ
пустыне. Услов1я и формы производства порабощали
женшинъ на всемъ протяженш человеческой исторш
и низводили ихъ постепенно на ту ступень угнетения
и зависимости, на которой большинство изъ нихъ обре­
тается и до сихъ поръ.
Потребовался колоссальный переворотъ во всей со-
хиально-экономической структуре общества, чтобы
вернуть женщине утраченное ею значеше и незави­
симость. Т о, что въ свое время оказывалось не по
плечу гешальнейшимъ мыслктелямъ, разрешали теперь
бездушныя, но всесильныя услов1я производства. Т е
самыя силы, которыя когда-то закабалили женщину въ
рабство, затянувшееся на тысячелет!я, въ дальнейшей
стадш своего развит!я вновь ведугь ее на путь сво­
боды и независимости.
Женсшй вопрос^, т. е. конфликтъ между современ-
нымъ безправнымъ положешемъ женщины и пробудив­
шимся въ ней сознатемъ своей личности, своего равно­ \
правия съ мужчиной, могь возникнуть только какъ резуль­
тата коллизш между застывшими формами общежит1я и I
переросшими ихъ производственными отношешями. Пока .1
женщина не принимала непосредственнаго участия въ I
товарномъ производстве, пока ея трудовая деятель­
ность ограничивалась по-преимуществу добывашемъ 1
благъ для домашняго потреблешя, о женскомъ вопросе
не могло быть и речи. Въ глухихъ деревняхъ, не захва-
— 36 —

ченнызгъ еще всесильнымъ круговоротомъ товарнаго


обращежя, „женсюЙ вопросъ" и по.-сейчасъ отсутству-
етъ. Для его воэникновешя необходимы опредкленныя,
, объектнвныя услов!я: экономическая'самостоятельность
женщины при нензм+.нности ея сошально-политическпго
безправш. Лишь съ того времени, когда женщина стала
производить товарный ценности Х 1 Я внутренняго или
yipoBoro рынка, могъ подвергнуться общественной
oudiHirh ея труда», и должно было существенно п.чм'Ь-
ниться ея социальное положеже.
Оставляя в'ь сторон^ всю длинную, въ высшей сте­
пени поучительную, историю издгЬнешя правового и
сошааьнаго положетя женщины въ связи съ размлчемъ
и эволюшей хозяйственныхъ формъ, загляиемъ лишь
въ глубь среднихъ в^ковъ, чтобы отыскать тамъ пер­
вые проблески борьбы женщинъ за ихъ экономическую
независимость. Въ мелкомъ ремесленномъ производств!*,
среднихъ в'Ьковъ встр1?чаемъ мы не только иервыхъ
пролетар1евъ, сбросившихъ съ себя феодальную кабалу
и выносящихъ на трудовой рынокъ свою .„вольную*1
рабочую силу, но и первыхъ „свободныхъ11 женщинъ,
массами торгующнхъ своими рабочими руками.
Пауперизашя деревень, обнищаше крестьянства, не­
прерывная войны, чудовищная смертность наиболее
подвижной части населения—мужчинъ, подвергавшихся
тысячамъ опасностей, бол'Ьэней й другихъ случайно­
стей, которыми изобиловали средше в^ка, способство­
вали быстрому росту численности экономически-необез-
пеуенныхъ к одинокихъ женщинъ, выбрасывавшихся
на обиай рынокъ труда *). Гонимыя гойодомъ, одино-

*) „Статистнчеапя данный, относяхшяся къ тремъ наиболее


значительыымъ среднев-Ьковымъ городамъ, единогласно показы-
ваюгь такой сильный перевЪсъ женскаго населешя над’ь муж­
скими въ изгЬстномъ возраст^, что кеиэбЪжно является цред-
лоложеюе о томъ, что къ концу среднихъ вЪковъ женсюй
вопросъ въ городахъ ик'Ьлъ болЪе жгучШ и р%эюЙ характеръ.
— 37 —

чествомъ, необходимостью прокормить своихъ кров*


ныхъ родныхъ, женщины второй половины среднев*Ь-
ковья стучались въ двери ремесленныхъ мастерских^
почти съ той-же настойчивостью, съ какой осаждають
oh'U сейчасъ фабричный конторы, занимая ьгёста ря-
домъ съ учениками, подмастерьями и даже мастерами.
* Женщины не только проникали въ самыя разно­
образный отрасли производства, мои забирали въ свои
руки 1гЬлые цехи. Текстильное производство издревле
считалось женской специальностью, и, хотя ткачество
въ X II в-feK'fc обратилось въ отрасль преимущественно
мужского труда, все-же пряденье и чесанье шерсти,
наматыванье ея на катушки продолжали оставаться въ
рукахъ женщинъ. Въ конце среднихъ В'Ьковъ мы на-
ходммъ громадный нонтингентъ чесальщицъ, прядиль-
щицъ, мотальщицъ, шпульницъ, въ н'Ькоторыхъ горо-
дахъ, напр.—Франкфурт^, находившихся подъ особымъ
наблюдешемъ членовъ муниципалитета. Въ КелыгЬ въ
Tfe-же времена существовалъ особый цехъ мотальщицъ,
которым но цеховому статуту обязаны были состоять

чЪкъ въ настоящее время. Иэъ достаточно-надежной переписи


Нюрнбергскаго населехля, произведенной въ конце 1449 года
мы видимъ, что въ зажнгочномъ класса на zooo вэрослыхъ муж*
чинъ приходилось 1 x68 женщинъ. Но перевесь женскаго пасе*
лешя наблюдался не только въ зажиточномъ класса, а и среди
лицъ, находившихся въ услуженш (работники, подмастерья и
служанки). Если мы возькемъ все эти классы населехда въ со­
вокупности, то наЙдемъ 1207 женщинъ на хооо мужчннъ. Въ Ба­
зеле отношеше половъ въ 1454 году было, невидимому, такое-же.
Въ С.-Албанскомъ и Леонардскомъ приходахъ на tooo мужчннъ
старше 14 л-Ьтъ приходилось 1246 женщинъ того-же возраста.
Наконецъ, перепись, охватившая въ 1385 году большую часть
взрослаго населения во франкфуртЬ-на-Майн'Ь, дала 1536 муж-
чинъ к 1089 женшннъ, т. е. на 1000 мужчинъ круглымъ счетомъ
ixoo женщивъ. Последняя цыфра ниже действительной; есть
основания думать, что перевесь женскаго населения во Франк­
фурте-на-Майне быль въ x j 8j году значительно больше/1 (Бю-
херъ, .Женскхй вопросъ въ средн!е века®, стр. 8).
- S8 —

въ ученичества 6 лктъ, причемъ мастерицы не им^ли


права держать у себя бо.тЬе 3-хъ работницъ. Самое
ткачество тоже не повсеместно исключало участие жен-
скихъ трудовыхъ силъ; такъ, наприм^ръ, въ Мюнхене
цехъ ткачей даже привлекалъ къ себе женщинъ, въ
расчете такимъ образомъ пресечь конкурешию неорга-
низованнаго женскаго труда *). Тканье-же холста,
тканье и стирка вуалей—эти ремесла уже всецело
принадлежали женщине **). Въ X I V и даже X V сто-
л Ьляхъ изготовлеше шнуровъ и позументовъ все еще
являлось спешальностью преимущественно женщинъ.
Французсюя шедко-ткаяихи и прядильщицы, вязаль­
щицы, кошельщицы, модистки въ XIII и X I V сто-
.тЬ'ПЯхъ были объединены въ самостоятельные, почти
исключительно женсюе, цехи; въ Кельне въ XIII сто-
летш существуетъ целый рядъ „женскихъ союзовъ*4—

*) Бюхеръ „Женскш вопросъ въ среднее в^Ька1*, стр. 16.


**) .Больше всего женщинъ можно было найти въ текстильной
промышленности п въ цехахъ ткачей. Въ Силеэш уже B b X IV сто-
лЪтт число прядильщнцъ превышало число прядилыцнковъ; въ
Бремен^, I\eTbHt, Дортмунд^, ДанцигЬ, Ш пейер^. Ульм-fe и Мк»н-
хен-fc было много шерсто- н льно-ткачихъ на дому. Въ Баэель-
сккхъ податныхъ реестрахъ 145^ года упоминаются цеховых
ткачихи ковровъ; но женщины были заняты также и какъ скор­
няки, декара, поясники, вязальщики гербовъ, стригальщики
сукна, ременщики, кожевники, золотобиты. Особенно во Фран­
ции, r a t составленный Этьеномъ Буаловъ 1254 г. сводъ статутопъ
ремесленниковъ даетъ возможность сделать точный обзеръ
вс'Ьхъ областей женскаго труда, женщины были заняты въ са-
мыхъ разнообразные отрасляхъ ремесленнаго производства.
Мы находимъ въ болыпомъ чистЬ жеаскахъ учеиицъ и подма-
стерьевъ у граандьщиковъ, гаелкопрядилыцнковъ, игольщиковъ.
Въ Н'Ькоторыхъ отрасляхъ промышленности, какъ. ваприм1>ръ.
въ ткацкой и бахромной, женщины могли стать мастерами и
принимать учениковъ; между гЬмъ какъ въ первое время до­
пущения женщинъ въ ремесло только дочери мастеровъ и слу­
жанки принимались въ число учениковъ, впоелЪдств^ все боль­
ше росло и число чужихъ женщинъ, принимавшихся для обуче­
ния ремеслу- (Л. Браунъ, ,Ж ексш& вопросъ- , стр. 37— 38).
— 39 —

швей, прядилыцицъ, вышивалыцицъ, шерсто- и золото-


прядилыцицъ. Въ портняжномъ ремесла женщины,
правда, постоянно вытеснялись мужчинами, и на этой
почв* возникали длительные раздоры между портными
и швеями, но еще въ X I V стол-Ьтш во Франкфурт*!»,
въ Майнце и др. рейнскихъ городахъ швеи допуска­
лись въ цехъ даже на облегченныхъ услов1яхъ; такъ,
женщина, желавшая заняться портняжнымъ ремесломъ,
должна была при вступленш въ цехъ внести вместо
3 фунтовъ всего 30 шилинговъ и поставить полчетверти
вместо четверти вина. Женщины допускались къ
учаепю на равныхъ правахъ въ следующее цехи: скорня-
ковъ (Сплетя, Франкфуртъ), поясннковъ, вышивалыци-
ковъгербовъ (Страсбургу Кельнъ), четочниковъ (Лю-
бекъ), суконщиковъ (Франкфуртъ), кожевниковъ(Нюрн-
бергъ), золотопрядилыциковъ и золотобитцевъ (Кельнъ).
Наибольшее распространете имелъ женсшй трудъ
въ среднее века въ следующихъ, частью цеховыхъ,
частью „свободныхъ* отрасляхъ производства: свеч-
номъ, войлочномъ, сукновальномъ, льнопрядильномъ и
ткацкомъ, золотошвейномъ, белошзейномъ, портняж­
номъ, пекарномъ и ременномъ. Сверхъ того, можно
было встретить женщинъ еще и въ целомъ ряде другихъ
профессий—басонщииъ, позументщицъ, вяэальщицъ, за-
платчицъ,меховщицъ, прачекъ, рогожницъ,плетельтицъ
корзинъ, банщицъ и даже женщинъ-цирюльниковъ *).
Торговля также занимала женщинъ: рыночныя тор­
говки, торговки съестными припасами (фруктами, сы­
рами, яйцами, курами, солью и т. д.), перекупщицы и
старьевщицы вовсе не были редкимъ явлешемъ въ
глубине средневековья.

•) Bjrfccrfc с*ь. црюбщешемъ женщинъ къ физическому труду


долженъ быдъ открыться для кнхъ достуиъ и въ интеллигент-
ныя профессия, что мы и видиыъ на д'ЬдЬ: такъ, зъ X I V столЪ-
Tiu во Франкфурт^ встречаются женщины-врачи, учительницы,
художественны* переписчицы и т. □.
— 40 —

О томъ, какъ велико было участие женщинъ въ


среднез*ковомъ производстве, можно судить по город-
скииъ актамъ, регистрнровавшимъ налогоспособное
иаселеше, къ которому тогда относились исключитель­
но лица, занятый какимъ-либо промысломъ. Въ Франк­
фурт^ съ 1354 по 1463 г. въ составе налогоспособ-
наго населешя женщинъ насчитывалосьотъ 18до 25%").
Женщины стремились проникать во все доступный
имъ отрасли труда; когда-же не хватало имъ места въ
мастерскихъ, оне шли искать спасешя отъ беззаишт-
наго одиночества и нищеты подъ сенью монастырей, въ
спешальныхъ женскихъ трудовыхъ пр1ютап. бегннокъ,
„Божьихъ домахъ" и т. п.
Но, по мере того какъ женсшй трудъ распростра­
нялся отъ ремесла къ ремеслу, росла естественная
враждебность мужчинъ къ опасной, дешевой конкурент­
ка. Сначала мужчины пытались обезвредить неорганизо­
ванный женсю'й трудъ, обязавъ женщинъ участвовать
въ цехахъ. Н о , по мере роста конкурентам внутри самыхъ
цеховъ, по M'fep'fe образовашя самостоятельныхъ жен­
скихъ союзовъ и цеховъ, отстаивавшихъ свои эко-
номичесие интересы, тактика конкурентовъ - муж-
яинъ изменялась. Одинъ за другимъ цехи стали
ограничивать достуиъ женщинамъ, преследуя и строго
наказывая мастеровъ, привлекавшихъ въ свои ма-
стерсшя лицъ женскаго пола ***). Ц епко держали

“) Бюхеръ. „Ж еясю й вопросъ въ средние в*ка“ , стр. 41.


*•) „Такъ, когда одилъ мастеръ-поясликъ въ середин* X V I сто­
л б я , въ Страсбург*, обучипъ ремеслу своихъ об*ихъ падче-
рицъ, то возбудилъ гн*въ союза подмастерьевъ своего цеха въ
такой сильной степени, что д*ло дошло до стачки, длившейся
два года и кончившейся поражетемъ мастера и женскаго труда.
Въ другомъ случай успешно было пущеио въ ходъ другое
средство борьбы—бойкотъ. Шяуровщики въ Страсбург* жало­
вались на то, что нюрнбергские мастера употребдяютъ въ своемъ
ремесл* д*вушекъ. ч*мъ вредягь ремеслу; они грозили, что
объявятъ вс*хъ шнуровщнкоаъ, обучавшихся въ Нюрнберг*,
— 41 —

мастера въ своихъ рукахъ цеховыя лривиллепи, и,


чтобы преградить путь къ ремесламъ «бродячему люду»,
искавшему спасешя отъ ужасовъ феодальнаго произ­
вола въ городахъ, они издавали все новые и новые
стеснительные цеховые регламенты; годы ученичества
удлинялись, расходы на зваше подмастерья повыша­
лись, надежды на самостоятельное мастерство оконча­
тельно утрачивались. Ж енсюй трудъ искоренялся са-
мымъ безэасгЬнчивымъ образомъ.
Но, при всей строгости и изобретательности цехо-
яыхъ статутовъ, ограничительная тактика мужчинъ
оказалась-бы безспльной въ борьба съ предложе-
тем ъ дешеваго женскаго труда, если-бы на помощь муж-
чинамъ не явился могущественный союзникъ—пронаво-
дительныя силы. Н а рубежЪ новыхъ о'кковъ все чаще
и чаще начинаютъ встречаться новые виды производ­
ства, уклоняюипеся отъ стеснительной цеховой регламен­
тами. Безчисленныя, праздныя руки голодныхъ проле-
TapieBb ищутъ ееб-fe приложетя помимо цеховъ: по­
является способъ раздачи работъ на домъ, черезь по­
средника или мастера. Женщина ухватилась за эту
особенно доступную ей форму труда со всей той жад­
ностью, на какую тодкалъ ее голодъ. Новый видъ
производства выбросилъ женщинъ изъ мастерской и,
казалось, навсегда вернулъ ихъ домашнему очагу. Но

негодными, и нечестными, если этому злу не будегъ положен!,


колет»... Мужчина считалъ ниже своего достоинства работать
рядомъ съ женщиной. Уставы портяяжныхъ, поясничяыхъ и
когаелыцичьихъ организаций категорически воспрещали это под­
мастерьями Нюрнбергские переплетчики-подмастерья объявляли
неяестнымъ каждаго, кто работалъ со служанкой, и то, что
первоначально предписывали одни союзы подмастерьевъ к цехи,
впоследствии было воспринято городскими и государственными
постановлениями. Эти посд-Ьдшя воспрещали не только работу
женщинъ въ- цехахъ, но и считали ее позорящей каждаго муж­
чину, работавшаго совместно ст» жвнщинами^ЛилпБраунъ^Ж ен-
скхй вопросъ*. стр. 41—4*)
— 42 —

это возврашеше „въ домъ“ было сущей гибелью для


женщинъ. Ведь женщина уже вступала на порогъ эко­
номической сомостоятельности; казалось, еще одно ея
усшпе, и она будегь признана полноправнымъ работни*
комъ. И вотъ, въ эту-то пору сл'Ьпыя экономичесюя
силы по своему распорядились ея судьбой. Самая уж ас­
ная, самая вошкнцая форма эксплуатации наемнаго труда
водворилась тогда бокъ-о-бокъ съ регламентирован-
нымъ, степеннымъ цеховымъпроизводствомъ. Образчики
подобной эксплуаташонной системы производства су-
ществуюгь еще и сейчасъ въ форме „работы на дому“
(sweeting system). ДомашнШ трудъ высасызалъ изъ
женщины все жизненные соки; оиъ взваливалъ на ея
слабыя плечи двойную работу: профессюнальную и
узко домашнюю.
Втечете всего мануфактурнаго перюда видимъ мы
женщину въ собственной темной, закоптелой избушке,
молчаливо и незаметно трудами рухсъ своихъ снабжающею
м1ровой рынокъ предметами роскоши и продуктами первой
необходимости. Только при томъ услозш, что женщина
отъ зари до зари съ согнутой спиной трудилась надъ
тканьемъ, пряжей, вышиваньемъ, выдалбливан1емъ кожи
и т. д., могъ ея трудъ выдерживать конкурсною съ
ненавистными для нея цехами — монополистами, ба­
ловнями судьбы, аристократами труда. Поэтому-то,
французсмя пролетарсюя женщины и добивались такъ
настойчиво отмены цеховыхъ ограничен^ и такъ ра­
достно приветствовали это собыпе въ 1791 г., считая
его первымъ шагомъ на пути къ своему экономиче­
скому освобождешю. Но, чтобы подобный переворотъ
въ сошально-правовыхъ отношешяхъ сделался возмож-
нымъ, потребовалось новое вмешательство производи-
тельныхъ силъ. Ремесленно-цеховая исключительность
загнала женщину въ домъ; седой властелинъ— паръ
вызвадъ ее обратно на открытую трудовую дорогу.
- 43 —

Въ fliurfe утверждения экономической самостоятель­


ности женщины машина сыграла громадную роль. «Кто
вздумалъ-бы писать истор1ю пролетарскаго женскаго
труда въ X I X веке», говорить Лили Браунъ, «тому
пришлось-бы въ то-же время писать и исторш машины;
она, точно чародей, своимъ ыонотоннымъ шумомъ и
огненнымъ дыхашемъ увлекала изъ тихаго домашняго
очага безконечныя вереницы бл^дныхъ женщинъ и под­
чиняла ихъ своей служба» **). Фабричный трудъ впер­
вые после среднихъ в*Ьковъ снова даль женщине возмож­
ность существовать самостоятельно* съ той лишь раз­
ницей, что прежде только относительно-небольшое ко­
личество женщинъ прюбщалось къ товарному произ­
водству, теперь-же количество самод'Ьятельныхъ жен­
щинъ, будучи уже весьма значительным^ съ каждымъ
днемъ и во всехъ странахъ безпрерывно возрастаете
Но съ той минуты, какъ женщина почувствовала
подъ собою твердую почву экономической независи­
мости, прежнее безправ!е въ обществе, прежняя под­
чиненность въ семье стали для нея вдвое горше и
невыносимее. Уж е во времена великой французской
революцш недовольство своимъ сошальнымъ и эконо-
мическимъ положетемъ достигло въ женской среде
такой напряженности, что «дочери народа» со всей
страстностью иипульсивныхъ женскихъ сердецъ примк­
нули къ великимъ собьшямъ. Нищета въ Париже
и Л ю н е—этихъ главн'Ьйшихъ промышленныхъ цент-
рахъ - достигала гигантскихъ размеровъ ”*); ирости-
тушя росла чудовищнымъ образомъ. Въ Париже къ
концу XVT11 с т о л е ™ насчитывалось до 70 тыс. про-
ститутокъ. Голодъ и нищета царили въ кварталахъ
пролетар1евъ; дети гибли, какъ мухи. Страдашя жен-

•) Л . Браунъ. „Ж ексю й вопросъ*,*стр. 189.


**) Въ Jlio H t въ 1787 г. насчитывалось jo тыс. нищихъ;въПа-
риж* на 68о тыс васелешя приходилось и б тыс. нищигь (см.
К КаутскхЙ, ..Классов, против, во Франц, въ 1789 r.“ J.
— 44 —

щинт», за себя и за своихъ д-ктей, переходили век


границы терп-Ьшя. «Изъ двухъ рабочихъ депуташЙ»,
разсказываетъ Лили Браунъ, „который, добиваясь по­
мощи, явились въ НаШональное С о б р а т е, одна состояла
изъ женщинъ н была отправлена ими. Он*к пришли
точно дЪти къ отцу: он-fe жаловались на свою нужду,
oirk просили о помощи, но сами не знали, какъ имъ
можно помочь" *). Возможность добывать себ-fe средства
къ жизип, !!раво на «честный кусокъ хд'кба» —таковъ
былъ основной лозунгъ пролетарскихъ женшинъ вре-
менъ револющи. Въ одной изъ петиций женщинъ къ
королю он-fe требовали предоставлен!» имъ равнаго
съ мужчинами права на трудъ, закрыла мужчинам ь
доступа къ отраслямъ женскаго труда, взам-кнъ чего он-fe
готовы были обязаться не работать въ слешально-
мужскихъ ремеслахъ. «Мы хотимъ им-кть работу не дли
того, чтобы узурпировать авторитетъ мужчинъ, а что­
бы какъ-нибудь влачить свое существоваже.»
Ж елаж е женщинъ было удовлетворено въ большей
м-кр*к, ч1змъ oh'Js могли ожидать. Но не король отклик­
нулся на ихъ молящей голосъ: бездушная, хотя и бол-fee
мутущественная, ч*кмъ любой король, сила—капита-
лизм г, продолжая творить свою неустанную работу,
разрушительную и созидательную въ одно я то-же
время, со слшйной силой прюбщала женщинъ къ одной
отрасли производства за другой. Подчиняя и порабощая
женщину своей вол-fe, калитализмъ неуклонно выводилъ
ее на дорогу ея экономической самостоятельности. Н е фе­
министки съихъ гордымъ кличемъ— «дорогу женщин^»,
а именно пролетарки своею грудью расчищали женщин-к
этотъ тернистый путь.
Пролетарка боролась за свободу труда еще тогда,
когда самый трудъ буржуазными женщинами считался
позоромъ. Буржуазна преблагополучно ютилась еще

Lefaure, „Le socialisme pendant la revolution".


въ своей домашней скорлуп^, благоденствуя на счетъ
мужа, отца или любовника, въ то время какъ проле­
тарка, въ безнощадной борьбЪ за хлФбъ насущный,
практически осуществляла уже боевой лозунгъ феми-
нистокъ: право на трудъ.

Для женщинъ буржуазныхъ классовъ женскШ во-


просъ возникаетъ значительно позже вступлешя проле-
тарокъ на трудовой путь, приблизительно въ середин^
X I X стол'кпя. Когда волна необезпеченности, подъ
^'ияшемъ чудовищныхъ усггЬховъ капитализма, до­
стигла и среднихъ классовъ населения, когда со­
вершаешься экономический переворотъ сд'клалъ не-
надежнымъ и шаткимъ имущественное благосостояше
мелкой и средней буржуазш, тогда передъ буржуазной
женщиной встала грозная диллема: либо нищета, либо
право на трудъ. Дочери и жены среднихъ и мелкихъ
буржуа начали стучаться въ двери университетовъ,
художественных^ мастерскихъ, редакцШ, конторъ и т. п.,
наводняя собою всФ доступный имъ отрасли „свободныхъ
профессЬ". Стремлеше къ наук*Ь, къ высшимъ духов-
нымъ благамъ, являлось вовсе не внезапно-созр'ЬвшеЙ
въ буржуазной женщин-fe потребностью—это былъ все
тотъ-же вопросъ „куска хл*Ьба“ ...
С ъ первыхъ-же шаговъ своихъ на трудовомъ пути
женщина изъ буржуазш встретила со стороны мужчинъ
самый ркакЬ отпоръ своимь стремлениями. Завязалась
глухая, упорная борьба между мужчиной-профессюна-
ломъ, облюбовавшимъ свои „тегшеньтя местечки1*, и
женщиной— неофиткой въ д'ктЬ добывашя хлЪба насущ-
наго. Эта-то борьба и породила „феминизмъ“ — не­
вольное стремлете буржуазныхъ женщинъ сплотиться?
опереться другъ на друга и общими силами дать отпоръ
общему врагу— мужчин^». Н о вышедцпя на трудовую
дорогу феминистки, гордо величаюшдя себя „авангар-
— 46 —

домъ женскаго движешя", напрасно забываютъ, что въ


деле завоевашя экономической самостоятельности, какъ
и во всехъ другихъ областяхъ, оне шли лишь по сто-
памъ своихъ младшихъ сестеръ и пользовались трудами
пхъ мозолистыхъ рукъ.
Въ самомъ делё, можно-ли серьезно говорить о томъ,
что феминистки пробили трудовую „дорогу женщинЬ",
если во всехъ странахъ женское буржуазное движете
зарождалось тогда, когда пролетарки уже сотнями тысичъ
наводняли фабрики и мастерсжя, завладевая одной про­
мышленной отраслью задругой. Только благодаря тому,
что трудъ женщинъ-работницъ получилъ признаше на
м1ровомъ рынке, смогла и женщина-буржуазка занять
то самостоятельное положеше въ обществе, которое
составляетъ гордость феминистокъ.
Возьмемъ хотя-бы Анпию — эту передовую страну
буржуазно-женскаго движения. Что мы тамъ виаимъ?
Въ конце X V III столетия въ Англж насчитывались
142 бумагопрядильни, занимавшая, рядомъ съ 26.000 муж-
чинъ, 35.000 детей и 31.000 женщинъ; между гЬмъ, о
борьбе буржуазныхъ женщинъ за „свободу трзгда“ еще
решительно ничего не было слышно. На рубежё X I X сто­
летня раздается лишь одиноюй голосъ Марш Вольстон-
крафтъ, требовавшей подняпя уровня женскаго обра­
зовали и прюбщешя женщинъ къ благамъ культуры
ради подготовки „лучшихъ матерей". Въ 1841 г. про­
мышленность Англш занимаетъ уже около V* миллюна ра-
ботницъ (изъ 464 тыс. работницъ 258 тыс. занято въ тек-
стильномъ производстве и 177 тыс. въ изготовленш
одежды); оне принимаютъ самое деятельное учаспе въ
классовой борьбе, и являются рядовыми борцами Чартист-
скаго движешя. У же въ 1824 г. тредъ-юнюны насчиты ваютъ
своими членами многихъткачихъ Ланкашира, а въОвенов-
скомъ „Grand National" участвуетъ не мало женщинъ #).

•) Веббъ, „Истор. анг. тредъ-юшоновъ". стр. 124.


— 47

Анг.пйсшя пролетарки испытываютъ на себ1з BC'fe преврат­


ности классовой борьбы и занимаютъ заметное м1>сто среди
самостоятельно-зарабатывающаго населения, въ то время
какъ ихъ буржуазныя сестры дЪлаютъ лишь свои первые,
робюе шаги по пути экономической эмансипацш.
Д о стут» къ хуже-оплачиваемымъ професаямъ—учи­
тельницу почтовыхъ и телеграфныхъ чиновницъ—от­
крылся передъ женщинами буржуазш прежде всего; рас­
ширившаяся, благодаря усиливающемуся темпу жизни, по­
требность въдешевыхъ интеллигентскихъ силахъ со сто­
роны государства, городскихъ учреждетй и промыш-
ленно-комерческихъ предпр1яттй сильно содействовала
привдечешюбуржуазныхъженщинъкъ самостоятельному
труду. Въ 1853 г. международное телеграфное агентство
впервые принимаетъ на службу женщинъ; въ 1846 г.
первое высшее учебное заведете—женская учительская
семинар1Я—открываетъсвоидвери жентинамъ. „Перепись
1831 г. въ Англш еше не упоминаегь ни объ одной
профессии, принадлежавшей женишнамъ, кроме категорш
домашней прислуги; перепись-же 1881 г. насчитывает!»
уже 381 различную проф есст женщинъ" *). Медленно,
постепенно открываются передъ буржуазными женщи­
нами должности учительницу бухгальтершь, кассиршъ,
чиновницъ, стенографистокъ и т. д. Экономическая са­
мостоятельность порождаетъ въ женщинахъ естествен­
ное недовольство своимъ политическимъ безправ1емъ и
сощальной подчиненностью. Лишь въ 60-хъ годахъ
женское буржуазное движете принимаетъ сколько-ни­
будь серьезные размеры, т. е. тогда, когда женское
пролетарское движете, rfecno связанное съ классовой
борьбой пролетар1ата, им-Ьетъ уже за собою ц'Ьлую
исторш.
Во Ф ранти, знаменитая „новая женщина" третьяго
сослов1я, выступившая въ 30-хь годахъ въ свой освобо­

*) М. Качеджа-Шаловаловъ. «Женское движев1е“ , стр. 29.


— 48 —

дительный походъ, повторяла лишь лозунги „дочерей


народа", защищавшихъ свои права на трудъ и на x.rfc6 ь
передъ лицомъ самого грознаго конвента. Д опущ ете
женщинъ къ интеллигентскимъ професаямъ и открытие
передъ ними дверей университетовъ—таковы были основ-
ныя требоважя фрашхузскихъ буржуазокъ. Другими сло­
вами, oH'fe выступили на защиту лозунга „свободы труда"
уже тогда, когда женщины рабочаго класса успели про­
клясть эту свободу н въ кровавыхъ собьтяхъ въ JlioH'fe
напомнить обществу, что „свободная эксплуатация муж­
ского и женскаго труда все-же им’Ьетъ свои границы *)“ .
Въ Германш женское буржуазное движете, пресле­
дующее rfe-же ц^ла, чтоивъдругихъ странахъ—доступы
къ интеллигентскимъ профессиям?»— ведетъ свое начало
с ь шестидесятыхъ годовъ. Между темъ, нарождавшаяся
крупная промышленность Германш уже давно создала*
обширныя кадры самостоятельно-зарабатывающпхъ про-
летарокъ, и эти женщины, особенно ткачихи, такъ-же
какъ и ихъ иностранныя товарки, успели уже въ пол­
ной мере вкусить сладость „права на трудъ" при совре-
менномъ эксплуаташонномъ строе.
Въ Америке женское буржуазное движете делаетъ
особенно быстрые успехи. Не следуетъ, однако, упускать
изъ вида своеобразныхъ условШ экономической жизни
Америки. Нетъ ни одной страны, где-бы женщина въ та­
кой мере участвовала въ производительной‘д*Ьятельности
страны, какъ Америка. Колонистъ-фермеръ, этотъ преж-
шй законодатель сошальныхъ и иравовыхъ нормъ въ
Америке, нуждался въ трудовыхъ силахъ своей жены
и дочерей; благосостояше его зависало отъ рабочихъ
рукъ его семьи. Женщина являлась работницей не только
въ доме, но и въ поле, на пастбище, въ лесу; она
претерпевала все превратности борьбы съ чуждой и
•) Въ лерюдъ 1830— 1845 г. положеюе фабричыыхъ работницъ
было особенно печальнымъ: въ Jliorfe при 14 ч. раб. дне годовой
эаработокъ шелкоткачихъ редко превышалъ 100 фр.
— -19 —

дикой природой; она съ ружьемъ въ руке защищала


семейное имущество отъ разграблен!» туземцевъ. Т о,
что американская женщина являлась не только потре­
бительницей и распредЬлительницей благь, добытыхъ
мужчинами, но и самостоятельной нхъ производитель­
ницей, давало ей возможность занять совсе&гь особое
положенге; въ общественномъ сознанш она являлась
равноценной съ мужчиной общественной единицей. Т*Ьмъ
острее ощущала она свое политическое 6e3npaeie, теыь
несправедливее казалось ей игнорироваше ея, какъ
гражданки со стороны голгдирственныхъ установлешй.
Въ Америке меньше всего наблюдалось амяше проле-
тарокъ на открытие доступа женщинамъ въ различ­
ный отрасли труда. ТЬмъ не менее, врядъ-ли женское
движете въ Америке достигло-бы такой интенсивности,
, если-бы въ моментъ возникновен1я оно не опиралось
на огромный и при томъ быстро растущей контин-
гентъ женщинъ рабочаго класса. Въ 1816 г. въ однехъ
только прядильняхъ Массачузетса рядомъ съ 10 тыс. ра-
бочихъ занято было 66 тыс. женщинъ, а когда въ
60-хъ годахъ начинается расцветъ американскаго феми-
нистскаго движения, основываются первые женсше кол­
леджи и передъ женщинами открываются двери интел-
лигентскихъ професс1й, работница уже имеетъ за собою
длинную и мрачную историо развита лрофессюнальнаго
пролетарскаго труда.
Эмансипашонныя стремлен1я русскихъ буржуазокъ
совпадаютъ съ ожиплешемъ экономической и государ­
ственной жизни Россш въ 60-хъ годахъ. Недостатокъ
въ интеллигентскихъ силахъ— врачей, учителей, чинов-
никовъ и т. д.—открылъ и женщинамъ доступъ къ этимъ
професаямъ и временно пропустилъ ихъ сквозь строго-
охранявпняся пвер'и высшихъ учебныхъ заведений. Но
разве интеллигентны» работницы первыми вступали на
трудовую дорогу и завладевали професщей за профес­
сией? Еще въ крепостной Россш женскШ пролетарски
4
— so —

грудь иьгЬлъ широкое распространеже; на многихъ фа-


брикахъ, особенно вътекстильномъ производств^, количе­
ство женщинъ еще въ начала crrojrfeTi>i превосходило
количество мужчинъ*)* Проклиная безотрадную судьбу,
лающую такой просторъ использовашю женскихъ ра-
бочихъ рукъ, трудилась фабричная по 18 час. въ сутки;
слепла въ своей родной избЪ надъ пряжей, тканьемъ,
вышпваньемъ, плетеньемъ кружевъ кустариха, не по­
дозревая, что она—обиженная судьбою пролетарка—про-
кладываегь путь будущимъ свободнымъ и рамноправ-
нымъ женщинамъ. 1\ эта ?"*итая, на-вмдъ покорпи
и смирившаяся „рабыня труда- ум'Ьла однако всегда
дружно и безстрашно бороться за обийя пролетарски
нужды, yjrfcxa отважно возвышать свой голосъ каждый
разъ, когда переполнявшаяся чаша долготсрп'Ьжи рабо-
чаго люда грознымъ потокомъ изливалась на пере-
пуганныхъ эксплуататоровъ. Въ „фабричныхъ бунтахъ"
40-хъ и 50*хъ годовъ женщина была такимъ-же неиэб'Ьж-
нымъ участникомъ, какъ и въ фабричной работа. Но,
защищая этимъ путемъ свои экономичесюе интересы,
отстаивая батЬе сносныя услов1я труда, работница за­
кладывала прочный фундаментъ и для трудовой само­
стоятельности буржуазной женщины. Трудъ пролета-
рокъ уб^дилъ М1ръ въ способности женщинъ про­
изводить товарный ценности; съ т'Ъхъ поръ двери само-
стоятельнаго заработка стали открываться и передъ
женщинами другихъ обшественныхъ классовъ.

Первою встуиивъ на трудовую дорогу, пролетарка


продолжаегь и до сихъ поръ господствовать по своей
численности въ рядахъ самод-Ьятельныхъ женщинъ.
л) На большой Ярославской Мануфактур*, напр., на 1625 муж-
чииъ приходилось 2250 женщинъ; женсшй трудъ былъ распро­
стран ен вовсЬхъ производствахъ. и только въ писчебумажномъ
и стекляномъ работали почти исключительно мужчины. (См. М .Т у-
ганъ-БарановскШ, „Русская фабрика*}-
— м

Пользуясь данными посл'Ьднихъ переписей, ознако­


мимся съ распредЪлешемъ женскаго самод-Ьятельнаго
населетя по основнымъ отрасляыъ труда и съ соотно-
шешемъ между буржуазнымъ и пролетарскинъ трудомъ
женщинъ:

рошгсп.
Жбвщипъ дп-
Н&еюшхъ
Года
бер. ирофес., § * а |
СТРАНЫ. работнидъ
пнтсх. труда
1 1 §
а въ тыс. В 1 % въ ТЫС. ;ВЪ°/0 и g
t
А в с т р й * ....... 1890 6.310 85 935 | 15 6.245

Г е р м а в ю ........ 1395 6.298 80 180 [ 3 6578

Ф р а а щ я ....... 1891 3.584 69 800 1 6 5.191

Aiirjifl........ 1891 3.113 78 807 | 8 4.016

: Сосд. Штата. . . . 1890 2.865 ' 74 312 ’ 8 3.915


1

Въ Гермаши женскШ трудъ им'кетъ наибольшее


распространеше въ сельскомъ хозяйств'Ь: такъ, по пе­
реписи 1895 г., зд'ксь было 2.753 тыс. женщинъ; за нимъ
сл'кдуетъ промышленность, занимавшая 1.621 тыс. жен-
скихъ силъ; затЪмъ идетъ торговля и транспорть, въ
которыхъ числилось 679Vj тыс. женщинъ; наконецъ, на
либеральный профессш и государств, службу падало
всего 180 тыс. женшинъ; остатокъ относится статистикой
къ „неопред’кленнымъ" или „перем'кннымъ** професаямъ.
Во Францш сельское хозяйство также пока еще зани-
нимаетъ наибольшее число женскигь трудовыхъ элемен-
товъ; изъ всего числа самод'кятельныхъ женщинъ Фран-
щи: 1.800 тыс. приходилось на сельское хозяйство;
1.400 тыс.— на промышленность, 600 тыс.—на торговлю и
транспорть и лишь 300 тыс. на интеллигентсюя профессш.
Въ Англш промышленность вербуетъ наибольшее число
женшинъ— въ ней занято 2.382 тыс. женшинъ (изъ нихъ
845 тыс. въ текст. производств^» и S84 тыс. въ произв.
— 52 —

платья); въ домашнем'ъ и дичкомъ услуженш занято


*2.170 тыс.; въ сельскомъ хозяйств^ и рыболовства—172
тыс.; въ торговле 48 тыс., и интелдигентскимъ тру-
домъ— 307 тысячъ. Въ Америк^ наибольший контин-
гентъ женщинъ находимъ въдомашнемъи личномъ услу­
женш—всего 1.700 тыс.; он. 1 мил. занято въ промыш­
ленности, 680 тыс. въ сельскомъ ХОЗЯЙСТВ*!*, 228 тыс.
въ торговле и транспорт^ и 812 тыс. въ свободпихъ п
иныхъ интеллигентскихъ професаяхъ.
Какой незначительной горсточкой кажутся самостоя­
тельно - эарабатываюийя буржуазии въ обшей иясск
самод^ятельныхъ женщинъ культурныхъ странъ!
Посмотримъ теперь, какъ складывается у насъ, в*ь
Россш . взаимоотношеше между женскимъ буржуазным»,
и пролетарскимъ трудомъ.
Изъ числа 6.260.976 самостоятельно-зарабатываю-
щихъ женщинъ занято: •).
въ сельск. хозяйств^, рыболова, и
лЪсномъ промьтслахъ.......................... 2.086.169
поденной работой, услужешемъ, и
въ прочигъ подобн. професс1яхъ 1.673.605
въ промышл. и горномъ д'кл’Ь . . 98*2.098
въ т о р г о в л е ................................................... 299.403
въ либеральн. проф., на госуд. и
части, служб-fe.......................................... 126.016
въ транспорт-fe . . . 22.116
Изъ числа 2.086 тысячъ женщинъ, самостоятельно
зарабатывающие въ сельскомъ хозяйств^, по подсчету
Чернышева **), на пролетарски элементь падаетъ всего
753 тыс. или 8 6 ,1%; но на самомъ д-ЬлЪ цифра эта зна­
чительно выше, такъ какъ, помимо работницъ и при­
слуги, сюда-же сл^дуетъ отнести и безземельныхъ кре-
стьянокъ, живугцихъ на случайные заработки, рыбаче-
ствомъ, кустарными промыслами и т. п., ошибочно отно-
•) В. КильчевскШ, «Необходим. св%д*Ьв1я женшинамъ'1, стр. го.
**) Чернышевъ, ..О всеобшемъ нзбират. прав*44. Стр. j n a JI 4 -

I
— 53

сииыхъ статистикой къ категорш не~пролетарскаго


труда, между темъ какъ въ действительности именно
эти женщины, не имеюгшя прочнаго заработка въ сель-
скомъ хозяйстве, и являются наиболее обездоленными
и эксплуатируемыми элементами женскаго населения.
Въ промышленности пролетарсюй элементъ несколько
выше: на его долю изъ 9S2 тыс. женщ. приходится 389
тыс. или 39,в°/с. Н о и это число не вполне отвечаетъ
действительности; по существу, сю да-ж е следовало
отнести изъ рубрики „прочихъ профессШ" значительное
число пролетарокъ, лобывающихъ средства къ жизни
промышленной работой въ томъ или другомъ ея виде.
Что касается рубрики, охватывающей „проч!я про-
фессш или источники существоважя*4, то здесь мы ви-
димъ повтореже уже указанной ошибки: изъ 2.186 ты-
сячъ женщинъ лишь 1.622 относятся статистикой къ
категорш пролетарскаго труда, между темъ именно въ
этой растяжимой рубрике „прочихъ профессШ", среди
564 тыс. якобы самостоятельныхъ, не-наемныхъ трудо-
выхъ силъ, попадается много женщинъ, работающихъ
на капиталь у себя на дому, причемъ ихъ работа
фактически представляетъ лишь разновидность про­
летарскаго труда. Стоить разобрать детальнее, изъ
какихъ группъ составляется рубрика „прочихъ профес-
cifl", чтобы убедиться въ правильности сказаннаго.
Возьмемъ самодеятельный элементъ хотя-бы крупней-
шихъ городовъ Россш , относимый статистикой въ эту
рубрику, и посмотримъ, изъ кого собственно онъ
состоитъ0):
Прислуга и поденщицы . . . . 606 тыс.
Лица, живущ. съ доходовъ на
имущество, на средства учре-
ждешй, родственниковъ, и т. д. 232 „

*) Чернышевъ, „О всеобшемъ иэбвр. прав-fe*, стр. з м .


- 54 —

Лица, занятия въ диб. проф., ка-


зен. службой и т. п....................... 73 тыс.
Лица, существ, на проч. источ­
ники дохода ........................................ 87'

Всего . . . 808 тысячъ.


Даже и при такой несовершенной классификаши
бросается въ глаза преобладающая цифра пролетарокъ
надъ женщинами, имеющими самостоятельную буржуаз­
ную професспо, т. е. именно надъ теми женскими эле­
ментами, которыми пополняются кадры феминисток*!».
Женщины, относимым къ категории самодеятельных-]»,
но живуцця на доходи съ имущества, представлиютъ
несравненно менее благопр!ятный MaTepiajrb для вос-
npiniiM эмансипашонныхъ стремленш феминисток-!..
Въ Петербурге по переписи 1900 г. на 13.175 само-
д'Ьятельныхъ женщинъ, занятыхъ врачебной, литера­
турной, учебной и т. п. деятельностями, а также слу-
жащихъ въ каэенныхъ и частныхъ учрежденшхъ, при­
ходилось (73.724+ 10,281 = ) 84.005 работницъ и при­
слуги, 13.478 пхозяевъ“ и 29.702 „одиночекъ". Въ про-
центахъ это соотношеше выражается след. образомъ *):
Х о з я е к ъ ........................................................... 11 ,ш
Занятыхъ админ, должн........................... 8 ,ов 15,04
Работницъ..................................................59,В2
84,w
О д и н о ч е к ъ .................................................. 26,42
Это сопоставлеше наглядно показываете преобла-
даше женскихъ пролетарскигь группъ надъ осталь­
ными категор1ями самодеятельныхъ женщинъ. Но еще
рельефнее выступаете это явлеше, если детализировать
женсюй трудъ въ Петербурге по крупнейшимъ отрас-
лямъ производства. Такъ, въ 1900 г. самодеятельныя
женщины распределялись по след, группамъ:

•J Лев. Лес. яО занят!яхь жеыскаго масел. С.-Петерб. и т. д/


стр. 1 x9.
— О!)

З анят.
Х о­ Р а б о т­ Оди­
Отрасли труда. одм м .
зяйка. а л ды . ночка.
долее.
Производство одежды н
обуви .................................. *• 4 7 9 S7 19 .2 9 8 п .4 4 9
Обраб. волоки, веществъ 1 30 20 и .) 0 + 576
Проиэв. питат. веществъ
и табачное ....................... 79 26 7 -S0 S 126
Банщицы, прачки . . . 398 49 5 - 57 1 5 .1 5 S

Кожевен., бумажы., резни
произв................................... 92 *9 4 4 9
Торговля ............................. 1 .2 ) 8 1 .6 ) 8 5 .14 6 2 .1 9 2
Трактирный промыселт» $.268 10 9 *•*9$
Полиграф, искусства. . 66 ;8 ; 75б 9
Перевозное дЪло . . . 24 i 1.6 6 9 Ч* —
Промысл. заыят1е непэв. 9 6 6 .6 2 6 7 .1 7 9

Какъ показываютъ приведенный данный, только въ


такихъ областяхъ труда, rcrfe мелкое производство еше
преобладаете,— напр., въ торговомъ, въ трактирномъ
промыслахъ—число самодЬятельныхъ женщинъ-хозяекъ
относительно высоко; во вс-Ьхъ-же остальныхъ отра-
сляхъ наемный трудъ и гЬсно с ъ ним ъ связанный трудъ
„одиночекъ" численно подавляетъ не только группу
хозяекъ, но и интеллигентный или полу-интеллигентныя
профессии женщинъ, занятыхъ въ администрацш пред-
пр 1ят1й, въ качеств^ бухгалтершъ, кассиршъ, контор*
щицъ и т, п.
Этихъ б'Ьглыхъ данныхъ, думается намъ, доста­
точно, чтобы дать представлеше о значительности той
роли, какую играетъ въ различныхъ странахъ трудъ
женщинъ рабочаго класса, и объ его подавляющемъ
преобладании надътрудомъ женщинъ-буржуазокъ.
Однако, все-возрастающая миллюнная арм1я промыт-
ленныхъ работницъ, завоевывающая шагъ за шагомъ для
всЬхъ женщинъ „право на трудъ1*, сама не радостью,
а проклятьемъ встречаете это право, В ъ то время, какъ
буржуазная женщина съ ликоватемъ въ душе всту-
паетъ въ каждыя новыя открывающаяся передъ ней
двери иителлигентныхъ профессий, пролетарка ндетт*
къ новому станку съ тяжелой покорностью судьб-Ь*).
Ближайшая мечта буржуазныхъ женщинъ— „свобода
ирофессШ для женишнъ“ —давно превратилась для про­
летарки въ горькую реальность.
Труд'ь вывелъ женишку на прямую дорог)' къ ей
экономической самостоятельности, но сонременныя кд-
питалистичестя отношенЬ) сделали уелошн груда не­
выносимыми, гибельными для ней; услошя гггп нпергли
ее въ самыя пучины нищеты; они ее познакомили со
В(гкми ужасами капиталистической эксплуатацш и за-
ставили изведать до дна чашу страдалиi, причиняемых!,
губительными для здоровья и жизни услошями произ­
водства. И пролетарки прокляли ту „свободу труда**,
которую такъ яростно защшшиотъ пхъ буржуазный
„сестры1*.

Надо-ли повторять обще-известный фактъ, что трудъ


работншгъ обставленъ во всЪхъ отношешяхъ еще
M e i r f c e удовлетворительно, чФмъ трудъ рабочаго. Ста­

тистикой давно и неоспоримо установлено, что во вс'Ьхь


отрасляхъ производства женсюя трудовыя силы опла­
чиваются значительно ниже мужскихъ.

*) „Въ литератур-fe и въ жизни часто приходится слышать о


недостатка занятой для женщинъ, объ ограниченности для нихъ
сферы приложен1я труда. Какъ совместить такую жалобу съ
фактомъ хозяйственна™ труда многихъ миллюновъ жектииъ?"
спрашиваегь проф. Соболевъ. „Д'Ьло въ томъ, что жалобы раз­
даются вовсе ие въ гЬхъ областяхъ народнаго хозяйства, гдЪ
женский трудъ широко применяется, а въ сфер*Ь иятеллигент-
выхъ, такъ назыв&ехыхъ „либеральныхъ профессий1*... „Этимъ и
объясняется одностороннее освищ ете женскаго вопроса, какъ
вопроса о расширенш сферы труда женщинъ. Это расширеше
ддвнымъ давно совершилось и продолжаетъ совершаться въ са-
мыхъ шнроккхъ размЪражъ. Главный центръ воироса неэъэтоыъ,
а въ улучшении труда и заработка женщинъ*-. (Соболевъ, „Ж еи-
сюй трудъ", стр. 8о).
— 57 —

Такъ, въ Англии, по Гриффену, средняя недельная за­


работная плата рабояаго равняется 24 шил. 7 пен.; ра-
ботнпца-же выручаетъ всего половину— J2 шил. S пен!
Въ главн'Ытшихъ пронзводствахъ Англ 1п, занпмаюгдихъ
большое количество женщинъ, мы находимъ такое со-
oTHomeHie въ оплагЬ мужского и женскаго труда:

З а р а б о т н а я плата въ неделю*)
Производства: мужчинъ женщинъ
Хлопчатобумажное . 25 шил. 3 пен. 15 шил. 3 пен
Ш ерстян ое..................... *23 « 2 1» 13 я 8 я
М е д н о е .......................... *29 п 7 я 1*2 ч и р»
Тнпограф1п (крупн.). 33 Я S Я 11 я 9 я
Чулочное ..................... *24 я 5 9% И я в я
Ц и н к о в о е ..................... 33 я 8 ч 10 я 5 п
Л ь н я н о е .......................... 19 я 9 п 8 я 11 п
Добываже кам. угля *22 я 11 п 8 п 2 п
Добываже руды . . 16 я 6 » 5 п 10 я
Въ Америке. где общее положеше работницъ от­
носительно болЬе удовлетворительно, ч*Ьмъ въ Европе,
также замечается большая неравномерность в ъ оплате
труда. Въ Нью-ГоркЬ, напр., заработная плата въ хлоп­
чато-бумажной промышленности выражается следую-
шммъ образомъ **):

Недельный заработокъ у мужчинъ у женщинъ.


Ниже 5 дол. 6.298 чел. 13.004 чел
Не ниже 6 я 3.186 и 6.264 я
Отъ 6 ч до 7 дол. 2.953 и 4.177 11
я 7 я ДО 8 я 2.905 я 1.979 я
я 8 я до 9 я 1.945 « 488 ч
N 9 л до 10 ч 1.741 я 148 я

•) Г . Ностииъ, мРабоч 1Й классъ Англш“ н т. д. стр. 422.


**) Кечеджи-Шаповаловъ, ,р е н с к о е движете", стр. 19 н 20.
— 58 —

Отъ 10 дол. до 12 дол. 1.361 чел. 52 чел.


п 12 я до 15 * 769 „ 13 .
15 „ до 20 * 577 „ 23 „
п 20 и выше 275 „ 15 „
Это распред'Ьлеше наглядно показывает», что наи­
большее количество женшинъ стекается въ хуже-опла-
чиваемыхъотрасляхъ труда; 7 дол. нъ нсд-Ьлю, это —выс­
шая норма оплаты женскаго труда, выше которой она
подымается очень р-Ьдко. Высшая заработная плата
мужчннъ въ Масачусетс'Ь достигает 25,<i дол., жен-
щинъ— 8,&7 дол.; низшая у первыхъ спускается до 7.он
дол., у вторыхъ до 4,02 д о л . #).
Во Францш средшй заработокъ мужчины, по под­
счету Пеллутье, равняется 4 фр. 85 сант. въ день;
средняя-же оплата женскаго труда состанлиетъ лишь
половину, т. е. 2 фр. 45 сант. Брошюровщицы въ П а­
риж^ при 12— 14*часовомъ рабочемъ дн*Ь едва зараба­
тывают» отъ 1 фр. 75 сант. до 2 фр., тогда какъ за-
работокъ брошюровщика достигает» въ день Ъ—8 фр.
Въ 1900 г. парижская брошюровщицы устроили стачку
и потребовали повышения расценки труда съ расче-
гомъ повысить свой заработокъ хотя-бы до 8 фр. въ
день. Въ льнопрядильномъ производств-fe во Франции
ткачи зарабатынаютъ до 3 фр. 50 с. въ день, ткачихи
до 2 фр. 55 с.; въ пеньково-ткацкоыъ производств^
средшй заработокъ ткачей 2 фр. 50 с., ткачихъ—1 фр.
50 сант.; въ суконномъ—ткачъ может» выработать до
6 фр. въ день, женщина-же ткачиха не бол-fee 5 фр.,
средн1й-же ея заработокъ равняется 1 фр. 85 с., въ то
время какъ средшй заработокъ ткача 2 фр. 60 с. Еще
разительн-fee эта разница для трепалыциковъ и тре-
палыцицъ въ пеньковомъ производств-fe: высшая норма
оплаты труда первыхъ 5 фр., вторыхъ 2 фр. 40 с. Въ
бумагопридильномъ производств-fe прядилыоикъ зараба-

*) Лили Браунъ, „Жеиск1К вопросъ“ , стр. 265.


тываетъ отъ 4 до 5 фр. въ день, прядильщица — отъ
1 фр. 50 с. до 2 фр. 75 с.; въ бумаготкапкомъ — ткачъ
получаетъ въ день отъ 2 фр. до 4 фр. 25 с., ткачиха—
отъ 1 фр. 50 с. до 3 фр. 75 с.; въ шерстоткацкомъ
производств^ средняя оплата мужчинъ 4 фр., женщинъ
3 фр. 5 с. Въ бумажною, производств^ мужчина за-
рабатываетъ въ среднемъ отъ 2 фр. 35 с. до 4 фр.
45 с. женщина— отъ 1 фр. 45 с. до 2 фр. 35 с.
На одномъ изъ крупн^йшихъ въ Парижа рафинад-
ныхъ заводовъ за работу перенесешь тяжелыхъ ящи-
коаъ сахара съ одного конца пом'Ьщешя въ другой,
за которую не вэялся-бы мужчина и за 50 сайт, въ
часъ, работница получала всего 2 и сайт. Въ среднемъ
на рафинадныхъ заводахг» въ Париж'Ь рабочШ поду-
чаеть 4 фр. 50 сан. въ день, женщина*же 2 фр.— 2 фр.
25 с. Есть цЬлыЙ рядъ профессШ во Франши, nrfe
женщина зарабатываеть 50 сайт, въ день (ок. 20 коп.)—
оплата труда, неслыханная для мужчины-рабочаго •).
Въ Бельгш, минимумъ мужской заработной платы
начинается съ цифры 1: /2 фр. въ день, въ то время какъ
минимумъ женскаго суточнаго заработка — 1 франкъ
и даже меньше. Для мужчинъ максимумъ оплаты со-
сгавляютъ 7 фр. и батЬе; для женщинъ—4 фр. „Вдоба-
вокъ“ — сообщаетъ Герценштейнъ **),— „изъ 450.000 об-
сл'Ьдованныхъ въ этомъ отношенш мужчинъ-рабочихъ
этимъ максимумомъ въ 7 и бол^е фр. пользовались
400 чел., т. е. 0,80%. а изъ 72.800 женщинъ-работннцъ
только 800, т. е. 0,41%, получали плату въ 4 фр. и бо-
л'Ье. Значить, пропоршя женщинъ съ ихъ высшимъ
окладомъ не составляетъ и половины той-же пропор-
цщ у мужчинъ. Для того-же числа (450.000) рабочихъ-
мужчинъ наибол*1>е-частая рабочая плата составляла
3— 8 1Ув франка; ее получаютъ 1 0 0 .0 0 0 челов'Ькъ. или

*) Ф. я М. Пелетутье „Жизнь рабочихъ во Францш**. 75.


*-4) Герцевштейнъ, 1%
Д1>гск1Й и жеискШ трудъ” , стр. 38— 59.
— 60 —

2 2 ,ва°/0;
у женшинь-же самая частая плата отъ 1 до
I1/* фр.; ее им^ють 22.398 работншгь, т. е. 31°/о- Та-
кимъ образомъ, у женщинъ преобладаешь ихъ низшая
предельная заработная плата, а у мужчинъ—ихъ сред­
няя. Подобное-же отношен!е наблюдается и въ сель-
скомъ хозяйстве, где рабочге-мужчины получаютъ въ
среднемъ 1 фр. 98 сайт. (75 к.) въ день, работницы —
1 фр. 2 2 сантима (45 к.). Чтобы существовать въ Бель-
пи сколько-нибудь сносно, необходимо иметь зарабо­
ток*^ превышаюгцШ 3 фр. 50 с., а таю» какъ у :ц°/о
работннцъ заработокъ колеблется м е ш у 1 и l 1/* фр.,
то можно легко себе представить, въ какихъ тяжслыхъ
услов 1яхъ проходить жизнь большинства бслычйскихъ
работницъ.
Въ Германш средшй дневной заработокъ рабочаго
равняется 671/а коп. на наши деньги; средшй же зара­
ботокъ работницы едва достигаешь 45 коп.; девочки-
подростки зарабатывают и того менее; въ среднемъ—
36 коп. При высшей норме оплаты труда мужчина въ
Германш можешь заработать 1 р. 35 к., женщина-же
всего 79 к. Въ Берлине средшй дневной заработокъ
рабочаго 1 р. 8 к., работницы— 65 к. Н о сушествуютъ
целые округа, где Женщина въ состоянж выработать
взрослая 22 к., подростокъ всего 13 к. *). Въ верхне-
эльзасскихъ прядильняхъ въ восьмидесятыхъ годахъ
мужчины зарабатывали въ день огь 1 мар. 80 пф. до
4 мар., женщины— отъ 1 мар. 70 пф. до 2 мар. Въ
ткацкой промышленности Германш, если заработная
плата рабочаго достигаешь З м . 30 пф. въдень, то жен­
щины въ лучшемъ случае зарабатываютъ 2 м. 40 пф.
„Въ МанхеЙме 56°/° мужчинъ зарабатывали ежедневно
огь 15 до 25 мар.; 71°/° женщинъ только отъ Я до 10
мар., на заработокъ въ 35 мар., могли разсчитывать

*) Э. Вурмъ, „Жпзнь н-Ьмецкихт. рабочпхъ“ , глава: „Доходы


рабочих*".
— 01

1 У*°/°мужчинъ и только 0,08% женшинъ достигали


своей максимальной платы 30—36 мар.* *).
Женщины—нагрузчицы, работаюиця въ Данциге
при разгрузка кораблей, получаютъ 3 мар. Чернора-
бочШ въ Берлин^, Франкфурт^ и н*Ьк. друг, городахъ
Германии получаетъ отъ 2 м. 25 пф. до В м. 8 ь день;
женщина-же— чернорабочая въ состоянии выработать
всего отъ 1 м. 1 0 пф. до 1 м. 80 пф. Въ Дармштадт*!;
типографские рабоч 1е получаютъ отъ 18 до 28 мар. въ
неделю. Женщины, исполняющая ту-же работу при
тоыъ-же количеств^ часовъ, эарабатываю'гь всего 6 —
12 мар. Литографы вырабатываютъ въ неделю до 40 м.;
женщина, занятая въ литографш при той-же работа,
получаетъ максимумъ 11 мар. Н а позументныхъ фабри-
кахъ мужчина получаетъ 15— 25 м., женщина 4—12 м. **).
Въ Финляндш на бумагопрядильныхъ и ткацкихъ
фабрикахъ женщина вырабатываетъ отъ 35 пенни до
2 фин. мар. въ день, мужчина отъ 1 м. 80 п. до 2 м.
30 п. — въ ТаммерфорсЬ; въ А б о оплата труда ни­
сколько выше: заработокъ работницы колеблется отъ
1 м. до 2 м 50 п., рабочаго— огь 2 м. 50 м. до 3 м. 50 п.
Въ льнопрядильняхъ Таммерфорса рабочей получалъ
въ день отъ 1 м. 60 п. до 2 м. 80 п., работница—отъ
1 м. 15 п. до 1 м. 50 п.; въ шерстопрядильняхъ муж­
чина зарабатываетъ до 2 м. въ день, женщина отъ
80 п. до 1 м. Въ писчебумажномъ производств^ встре­
чается такая оплата: 3 м. въ день мужчин*Ь и 1 м. 80 п.
женщин^ ***). На пивоваренныхъ заводахъ въ Гельсинг­
форс^ рабо'пй зарабатываетъ отъ 3 до 5 мар. въ день,
работница отъ 2 м* 25 п. до 3 м. Трудъ женшинъ
оплачивается въ Финляндш на 50 и даже на 100°/° ниже
мужского, а бываютъ случаи, когда относительный за­
работокъ женшинъ и еще ниже; такъ, переплетчицы
*) Л. Браунъ, ,,Жеяск1й вопросъ1*, стр. 25 $.
**) „Женское движен1С за 50 л± тъ и, М1ръ Боной за 1903 г.
***) А. Коллонтай, „Жизнь файл, рабочихъ'*, стр. 81— 83.
— 62

въ Гельсингфорс^ получали всего 1/з заработка


мужчинъ.
Наконеиъ, въ Россш. но вычислению Дементьева,
месячный заработокъ рабочаго центральныхъ губершй
равнялся 13 р. 53 к., среднШ-же заработокъ женщинъ
10 р. 35 к.; въ бумаготкацкомъ производств^ рабоч1й
зарабатывалъ въ м'Ьсяцъ 13 р. 27 к., работница 11 р.;
въ прядильно'Ткацкихъ и шерстопрядильныхъ отд-кле-
шяхъ суконныхъ фабрикъ мужчина получалъ нъ сред-
немъ въ ыксяцъ 15 р. 32 к., женщина— 6 р. 17 к.; въ
ситценабивныхъ среднШ месячный заработокъ рабочаго
равнялся 15 р. 38 к., работницы — « р. 7 к,; въ пиво*
медоваренномъ производств^ средняя месячная оплата
труда достигаетъ 12 р. для мужчинъ и 0 р. для жен­
щинъ; въ кожевенно-лайковомъ и перчаточномъ про из*
водствк женщина зарабатывала въ среднемъ (> р. 64 к.,
мужчина 13 р. 61 к. #). Въ Виленскомъ округк въ 1885г.
средняя месячная оплата труда рабочаго вычислялась
въ 20 р. 92 к., работницы—въ 9 р. 20 к.; въ Царствк
Польскомъ въ текстильномъ производств^ мужчина за­
рабатывалъ тогда-же въ среднемъ 2 0 к., женщина —
15 к. въ день.
Въ промышленныхъ районахъ средней Россш въ
текстильномъ производств^—если заработокъ мужчины
равнялся 15 к. въ день, то заработокъ женщины не
достигалъ и 9 к.; въ Харьковскомъ округЬ въ 50-ти
производствахъ средняя дневная оплата труда равня­
лась 12 к. для рабочаго и 7 к. для работницы **).
Въ Россш женщина обыкновенно получаетъ около
половины мужской платы. Есть производства, гдк трудъ
женщинъ оплачивается и выше, напр. на табачныхъ
фабрикахъ, — здксь женщина получаетъ обыкновенно

*) Пажвтновъ, „Положеше рабочаго класса въ Россш ", стр. 75.


**) Дементьев!», «Фабрика и т. д.». стр. 137.
— 63 —

около двухъ третей мужского заработка; но суще-


ствуютъ и такт отрасли труда, rxfe заработокъ жен-
щинъ едва д о сти гает 1/а мужского. При сельскихъ ра-
ботахъ оплата женскаго труда особенно низка; зд*Ьсь
женщины не всегда вырабатывают» и 2/ч мужского за-
работка.
Неравномерность оплаты мужского и женскаго труда
обусловливается, разумеется, не физической природой
женщинъ, не качественно-худшей ихъ работой, а ря-
домъ сощально-экономическяхъ причииъ, влiяющиxъ
на расценку трудовой силы женскаго пола. Среди этихъ
причинъ первое хгЬсто несомненно занимаетъ тотъ
фактъ, что долпе годы ценности, производимый жен­
щиной, не попадали въ круговоротъ меновой торговли;
отсюда делалось ложное, до сихъ поръ тяготеющее
надъ женщиной, заключеше о низкихъ производитель-
ныхъ способностяхъ лицъ женскаго пола*). Рядомъ съ
этой основной причиной существует» еще и другое
обстоятельство: предполагается, что женцуша покры­
вает» своимъ заработкомъ лишь часть своихъ по­
требностей; основное-же содержаше ея падаетъ на
главу семьи — мужчину. Такимъ образомъ, тотъ mini­
mum потребностей, который ставить пределъ пониже*
жю заработной платы мужчинъ, можетъ быть, по рас­
пространенному уб'Ьждешю, еще иониженъ для жен­
щинъ. И, хотя огромная часть женскаго трудового на­
селения существует» совершенно самостоятельно, безъ
поддержки отца или мужа, всегда почему-то предпола­
гается, что женщина зарабатывает» лишь „на булавки0.
На понижете расценки женскаго труда вл1яетъ отча-

*) Продукты, производимые женщиной въ доиашнемъ хо-


зяйств*. по сравнетю съ продуктами к р и в о й промышленности,
производимыми кеханическимъ способомъ, отв'Ьчаютъ лишь не­
большому количеству обшественно-необходимаго труда, иэъ чего
д'Ьлаютъ ошибочный выводъ о незначительной трудоспособности
женщинъ**.—Кл. Цеткинъ, ,.Женщина'4 и т. д., стр. П .
сти и меньшая притязательность женщинъ, и нако-
нецъ тотъ фактъ, что некоторый женщины, въ еа-
момъ Д’Ьл'Ь, своимъ личнымъ трудомъ покрынають лишь
часть свотгхъ потребностей.
Неравномерность въ оплате мужского и женскаго
труда объясняется отчасти и *гЬмъ обстоятельством*!.,
что женскШ трудъ применяется по преимуществу въ
хуже-оплачииаемыхъ професаяхъ и въ от.т1;лешяхъ
предприятий. гд-Ь требуется менее квалпцифпроиапмыГ|
трудъ; „такъ, напр., на снгарныхъ фабрикахъ Лондона
мужчины получають по 35 шил. вь иед'Ьлю, женивши
по 12— 1S шнлл., потому что первые работают м илаш е
сорта сигаръ, оплачиваемые по 4— 5 шил. еъ тысячи,
вторыя-же только дешевые сорта, за которые oirk ио-
лучаютъ лишь по 1 —3 шил. съ тысячи (1 ш и л .= 1‘2 пенс.
= о к . 50 к.). По Сидней Веббу, въ %о промьпи.ченнаго
труда не существуетъ никакой конкурешии между
мужчинами и женщинам**, такъ какъ и ris, и друпя за­
няты различными процессами; при этомъ на доли.»
женшинъ прнходятси-хуже оплачиваемый занят»)" *).
Лили Браунъ отмкчаетъ целый рядъ отраслей, гд1;
при исполнен»! однороднаго труда заработокъ мужчин*)»
и женщинъ весьма мало или даже совсФ.мъ не разнится
между собою. Въ хлопчато-бумажной, шерстяной и
шелковой промышленности Англш средшй заработокъ
рабочаго и работницы почти одинаковъ; недельная за-
работная плата рабочаго колеблется по округамъ между
]9 шил. 7 пенс, и 21 шил. 11 пен.; заработокъ жен­
щинъ—между 19 шил. и 21 шил. 4 пенс. Трудъ ткачей
и ткачихъ въ Нью-Цжерсе-fe (Сев. Америка) бплачи-
вается одинаково. Н о если мы внимательнее проатЬ-
димъ за способами приведения къ одному уровню рас­
ценки мужского и женскаго труда, то убедимся, что
отъ этого „уравнетя" въ большинстве случаевъ

•) Кечеджи-Щаповаловъ, „Женское движете4, стр. 122.


остаются въ выигрыше не рабочее, а г-да предприни­
матели. Въ самомъ деле, мужская заработная плата
имкетъ несомненную тенденцию понижаться до уровня
заработка женщинъ и, если женский заработок^ урав­
нивается съ мужскимъ, то происходить это въ боль­
шинства случаевъ отъ п о н и ж е н in расценки труда
рабочаго до уровня женской заработной платы въ дан­
ной отрасли. Лишь организованность пролетар!ата обо­
его пола можегь противодействовать этой печальной тен-
денши, и потому-то лозунгь работницъ „равная плата
за равный трудъ4*, означающШ подня^е заработка жен­
илинъ до высшаго уровня, всегда находить живую под­
держку со стороны рабочихъ. РабочЛ! въ такой-же
M'lip'k. какъ н работница. заинтересованъ въ томъ,
чтобы поднять расценку женскаго тр>да выше ея со­
временна™ голоднаго уровня.
Низкая расценка женскаго труда заставляегь рабо-
ч!и организацш изыскивать различные способы борьбы
съ этимъ зломъ. Анпийсюя работницы предлагали уста­
новить спешадьные тарифы заработной платы для жен-
щинъ, но подобное средство только ухудшило-бы ноло-
жеше работницъ, утвердивъ более низкую расценку
женскаго труда, и не только-бы не устранило, но еще
обострило конкуреншю сътрудомъ м^жчинъ. Некото­
рые мешанные союзы нашли другой исходъ: они по­
становили, чтобы мужчины исполняли более трудную,
а женщины более легкую и, следовательно, хуже-опла-
чиваемую работу; но этотъ выходъ есть не более, какъ
санкшонироваше существующего положешя вещей, и во
всякомъ случае онъ не служить къ ограждешю инте-
ресовъ работницъ. Ланкаширсше ткачи нашли, пожа­
луй, наиболее правильный выходъ. установивъ опре­
деленную аккордную расценку, «имеющую одинаковую
силу для женщинъ и мужчинъ. „Правда*4, сообщаегь
Лили Браунъ, „вследств1е этого само-собою произошло
разделеше по поламъ: женщины стали работать при
узкихъ, мужчины при широк ихъ станкахъ. Однако, ра-
бота распределяется между рабочими и работницами
въ зависимости отъ силы и ловкости каждого даннаго
лица, такъ что случается, что сильная женщина рабо­
тает!» за шнрокимъ станкомъ, а слабый мужчина ока­
зывается за станкомъ узкимъ“ .
Н а низкую расценку женскаго труда, помимо
всЬхъ перечисленныхъ выше сощально-экоиомиче-
скихъ причинъ, влтетъ отчасти также недостаток*!»
профессюнальной подготовки жешцшгь, д’клающШ
трудъ последнихъ мен-fee производительным*!». Когда,
напр., ЛондонскШ союзъ наборщшсовъ pknnm» на-
конеиъ принимать работницъ, съ услошсмъ, однако,
чтобы оне работали по установленному тарифу, то
оказалось, что всего одна женщина въ состоянш была
выполнить требовашя организации и доводить свой
трудъ до определеннаго уровня произнодительности.
Противъ этого недостатка женскаго труда средство
найти нетрудно,—достаточно позаботиться о том*!»,
чтобы поднять какъ обццй, такъ и профессюнальньш
уровень разви^я работницъ.
Что касается другихъ, более глубокихъ, сощально-
экономическихе причинъ, вл1яющихъ на низшую рас­
ценку женскаго труда, то для борьбы съ ними у про­
летарки имеется одно лишь верное средство—совмест­
ная съ рабочими профессюнальная организашя. Д о ­
биться, съ помощью крепкаго и хорошо-сплоченнаги
союза, повышения заработка женщине тЬмъ легче,
что, какъ уже было указано, отъ подобнаго повыше-
Н1Я въ выигрыше останется не только работница, но и
ея товарищъ по профессш—мужчина. Враждебность,
съ которой въ свое время относились къ женскому
труду рабочее мужчины, не желавоие принимать ра­
ботницъ въ союзы и этимъ надеявипеся повл1ять на
сокращеше женскаго труда, уж е давно уступила тгксто
— f>7 —

сознательному признашю общности интересовъ рабо-


чихъ и работниаъ. *)
T o -же совпадение интересовъ существуетъ въ ра-
бочемъ класса и по вопросу о длине' рабочаго дня.
И въ этомъ отношенш трудъ женщинъ поставленъ въ
хушши услошя, чемъ трудъ мужчинъ: рабоч 1й день
длиннее въ техъ производствахъ, где заняты исклю­
чительно или преимущественно женщины, если только
къ безмерному увеличешю рабочаго дня не встре­
чается закоиодательныхъ преградъ. Одновременно
наблюдается, что, предельный рабочШ день работницъ
постепенно понижаетъ и рабочее время мужчинъ до
нормы, установленной для женщинъ. Фактъ этотъ на­
столько общеизвестенъ, что на немъ останавливаться
не 65'демъ.
Одинаково желательными для обеихъ категор1Й ра-
бочихъ являются и более гипеничесюя услов 1Я про­
изводства, а также исключение женщинъ изъ техъ
профессШ, который особенно пагубно отражаются на
женскомъ организме. Ж ен стй трудъ имеетъ до сихъ
поръ широкое распространение въ самыхъ вредныхъ
отрасляхъ промышленности.
Кто хочетъ убедиться, какимъ пыткамъ подвер­
гается женщина - работница въ современной намъ
индустрии, какъ безпощадно поглощаетъ капиталъ мо­
лодость, силы, самую жизнь женщины, тотъ пусть
откроетъ прекрасныя главы труда Лили Браунъ, спе-
шально-посвященныя разсмотретю этого вопроса.
Что можетъ быть ужаснее* работы въ ткацко-пря-
дильняхъ? А между темъженстй трудъявляетсяпреобла-
даюишмъименновъэтомъпроизводствЬ.Гнойныечнрьина-

•) Только въ Англш все еще встречается рядъ трэдъ-юню-


новъ, которымъ ихъ закоренелые оредразсудки 1гЬшаютъ от­
крыть двери женщннаыъ, несмотря ва то, что еще въ i S&9 г.
на конференции трэдъ-юн1ововъ поставовлеяо было принимать
работвицъ въ число членовъ проф. оргаяизащй.
рукахъ,воспалешеглазъ,фурункулы>экземи~«вотъо6 ич-
ныя поатНдстЫя работы прядильницъ. Фабрикашя с'Ьрой
ваты и связанная съ этимъ сортировка ея отбросоиъ, часто
бывшпхъ въ употреблеши а служившихъ при перевяз-
кахъ, является источникомъ заразъ. Приготовление
зеркалъ,свинцовыхъ б*Ьлшгь, раскрашинашеолоншшыхъ
игрушекъ д^йствуеть разрушающе на жонскш орга-
низэл», порождаегъ болезни половыхъ органов!*, ие-
детъ къ выкмдышамъ, безплодпо, полному умственному
раэстроПству. Еще ужаснее работа на ртутныхъ фа­
бриках!», обрекающих!» женщину на raienie жнкиио.
При фабрикант сахара, при нагру:жФ» спеклоитнл тоже
употребляются преимущественно женщины, „такт» на къ
OH'fe проворнее мужчинъ и меньше боятся грязи и
дождя". *) О разрушающемъ д-1?Пстиш работы на рцфк-
надныхъ заводахъ, при невыносимо-высокой темпера­
тура, говорить не приходится. Самое печальное то,
что миллюкы жешцшгь, будучи заняты трудомъ, совегр-
шенно несвойственнымъ ихъ организму, разрушаютъ не
только свое здоровье, а губять этимъ и сл'Ьдуюиия поко­
л отя . Постоянное стояще на ногахъ вызываетъ серьез­
ное разстроПстио женскихъ половыхъ органовъ: въ кон-
фекцюнной промышленности стегальщицы неизбежно
наживаютъ женсюя болОзни; швея,* проработавшая на
машин'Ь 10 лОтъ, готова для больницы. Преждевремен­
ные роды **), выкидыши и всякаго рода заболОяашя,
отражающаяся на функщи материнства,—неизбежное
последствие многихъ профессюнальныхъ занятой со-
временныхъ рабынь капитала. - Женщины втечете
11— 12 час. въ сутки таскаюгь огромный тяжести,

*) Неллутье, „Жизнь рабочвхъ во Францш1*. стр. 75.


•*) Фабричная нкспектрисса въ герцогствЪ Баденскомъ отий-
типа увеличение преждевремеаныхъ родовъ у р&ботающихъ:
въ 1882— 1886 г. подобныхъ родовъ насчитывалось въ средкеыъ
за Г О Д Ы 0 5 9 , запсрЬдъ 1887 — 1891 г.—уже 1244. Также замечается
увеличеше числа операщЙ при родахъ (съ u t8 до 1385 въ годъ).
— СО —

толкають и тащутъ лотки или доверху-нагруженныя


тачки, переносятъ <гь места на место плотно-набитые
ящики и иэнемогаютъ подъ непосильной, несвойствен­
ной женскому организму тяжестью труда, въ то время
какъ тысячи эдоровыхъ и сильныхъ мужчинъ тщетно
шцуть приложетя своихъ свободныхъ рабочихъ рукъ.
Въ подобныхъ ненормальностяхъ повинны, разу­
меется, капиталистическо-эксплуататорсшя условш на-
шихъ дней. Работница страдаетъ не оттого, что передъ
ней заперты rfc или друпя Kareropin труда, а потому,
что двери, ведушдя къ гибельному заработку, открыты
передъ ней слишкомъ широко и гостеприимно...
Но какъ-же женщине бороться съ этимъ всевозраста­
ю щ и е зломъ? Какъ ей отстаивать свои интересы?
Какъ сделать услоспя труда менее для себя гибель­
ными? Не опереться-ли ей въ этомъ случае на своихъ
буржуазныхъ сестеръ? Быть можетъ, оне являются
надежными спутницами въ деле завоеватя более снос-
ныхъ ycjjoeifi труда и лучшаго матер^альнаго положе­
ния? Посмотримъ, какой ответь даетъ на это сама
действительность.

Мы затрудняемся указать хотя-бы одинъ фактъ въ


исторш борьбы пролетарской жанашны за ея матер1аль-
ное благосостояше, на которомъ отразилось-бы въ
благопр^ятномъ для работницы смысле обще-феминист­
ское движете. Чего-бы ни добились пролетарки въ
области гтодпл 1in лхь экономическаго положешя, оне
прежде всего этимъ обязаны объединеннымъ усил 1ямъ
рабочаго класса—въ целомъ, въ частности же—самимъ
себе. История борьбы работницъ за лучная ycnosiH
труда, за более сносную жизнь есть истор1я борьбы
пролетар 1ата за свое освобождение.
Что, какъ не страхъ передъ грознымъ взрывомъ
недовольства пролетар1ата—-въ цЬломъ, заставляетъ
— ;o —

фабрикантовъ повышать расценку труда, сокращать


рабочее время, вводить болфе сносны» условЫ работы?
Что, какъ не onaceHie „рабочихъ бунтов'ь£*, побуждаешь
правительства ставить законодательными» иутемъ пре-
д^лъ эксплуатации труда капиталомъ?
Фабричное законодательство, это-одип ь изъ ради*
кальн-Ьйшихъ способовъ защиты интересов!, пролета-
piaTa; но, повинно-ли, хотя-бы косвенно, феминистское
движете въ проведении хотя-бы одного охранитель*
наго закона? Въ самомъ дЬлФ», когда, при каких*!,
условшхъ встречаемся мы c*i> попытками законол.пчмь-
ной нормировки женскаго труда? Стоить Оросить и*1;г-
лый взглядъ на истор1ю возшнсновенм и разш ти фа-
брмчнаго законодательства различных*!» страт», чтобы
убедиться, какъ мало сочувств1я встркчадн эти зако­
нодательные акт!»! въ феминистскихъ сферах*!, и кшгь
явно обязаны они своимъ появлешемь на агЬтъ исклю­
чительно растущей мощи рабочаго движежя. Каждый
разъ, когда волна рабочаго недовольства грозила под­
няться на опасную для правящих*!» классов*!» высоту,
они спешили укрыться отъ не» подъ с*кнью фабрич-
ныхъ законовъ. На первыхъ стуиеняхъ своего развит!»
государственная охрана труда, правда, распространяет!»
свою „попечительную заботу“ только на д*Ьтей и жен-
шинъ, но и отъ этой однобокой зашиты въ выигрыш*!»
остается рабощй классъ — в*ь ц*кломъ. Улучшатся-ли
санитарно-гипейичесшя услов1я труда въ женскихь ма-
стерскихъ, сократнтся-лй" д’ктей, запретять-ли
имъ ночную работу — все это идетъ \\Z V.^r.v.iy в с е -/
пролетар1ату *).

“) „Можно было-бы подумать, что запрещен^ подростками и


женщ'шамъ всгЬгь воэрастовъ работать болЬе го часовъ въ сутки
не касается труда взрослыгь мужчинъ. Но это нсв-Ьрно. Издать
постановлеше, что ни подростки, ни женщины всЬхъ воэрастовь,
нс должны работать бол^Ье ю часовъ въ сутки, фактически зна-
— 71 —

И рабоч!е это прекрасно понимаютъ. Поэтому они


являются всегда горячими сторонниками законодатель­
ной защиты женскаго и д-Ьтскаго труда. Правда, было
время, когда классовое самосознаше рабочихъ было
еще слабо развито, когда и пролетарш, и пролетарки
недружелюбно встречали вмешательство закона въ
область договорныхъ отношенШ; но эта стад1я классо-
ваго развитая уже давно пройдена. Теперь каждая работ­
ница съ радостью приветствуем всякое законодательное
постановлеше, имеющее целью ограждеше ея трудо-
выхъ интересовъ. Въ противоположность фемини­
сткам^ она не видить ничего унизительнаго для ея
„женскаго достоинства “ въ томъ, что мнопе пара­
графы закона берутъ подъ свою особую защиту только
детей и лицъ женскаго пола: она готова приветство­
вать всякое постановлеше, ставящее границу аппети*
тамъ предпринимателей.
Законодательная охрана женскаго труда является
тЬмъ более важной и необходимой, что при современ-
ныхъ услоо 1яхъ вовлечете женшинъ въ профессю-
нальное и партийное движете осуществимо лишь въ
томъ случае, если будетъ поставлен известный пре-
делъ зксплуатацш женскаго труда. Кань известно,
лучше всего организуются те рабочее элементы, кото­
рые обладаютъ большимъ досугомъ и бо.гЬе высокой
заработной платой. Жешцины-же принадлежать какъ-
разъ къ категорш нанхудше поставленныхъ рабочихъ:
и заработокъ ихъ ниже, и досуга у нихъ меньше. Не
следуетъ забывать, что большинство работницъ явля­
ются не только профессюналками, но еще и матерями,
и хозяйками. Самая блестящая агитащя и пропаганда
среди работницъ безсидьны привлечь къ организацш

чило-бы постановить, чтобы на всЪгь фабрикахъ машины рабо­


тали не болЪе го часовъ“ . Р-Ьчь Гибсона 1844 г.; цитировано по
Е. Кувшинской—„Борьба рабочихъ за политическую свободу въ
Англш*4, стр. 193.
- 72 —

широмя женская массы, если существопаше женщинъ


будетъ находиться на низшемъ сошальномъ и эконо-
мическомъ уровне. Передъ нами заколдованный кругъ:
подойдете женщины не моисетъ улучшиться, если она
не приметъ сама д^ятельнаго учаспя въ рабочемъ
движеши; принять-же въ иемъ участие она въ состоя­
л и лишь тогда, когда улучшатся усдов 1я ея суще-
ствовашя. И выходъ нзъ этого положсши вътом ь, что
организованный рабочей классъ завоевываете фабрич­
ные законы, облегчаюшде прежде всего уело гая наем;
наго труда женщинъ.
„Ланкаширская ткачихи, до издати охрапитсльнаго
закона41, — сообщаете Лили Браунъ,— „подвергались
такой*же эксплуатацш и были такъ-же неспособны къ
организации, какъ въ настоящее время большинство ра-
ботнииъ. Только поел4» того, какъ яакоиъ лишить ихъ
возможности соглашаться на плозпя условия труда, онк
начали вступать членами въ профессиональные союзы
и ассощацш". *)
В огь, почему вопросъ о законодательной охран!;
женскаго труда приобретаете для всего рабочаго
класса первенствующее значение.
Законодательная охрана женскаго труда ведетъ свое
начало отъ мощнаго чартистская движешя. Невольный
страхъ передъ растущей силой рабочаго движешя спо-
собствовалъ проведешю въ А н т и въ 1842 г. билля
лорда Эшли, въ которомъ запрещалась подземная ра­
бота женщинъ и гктей моложе 10 л-Ьтъ. Это былъ
первый шагъ къ ограничена эксмлуатагии женскаго
труда. Вторымъ шагомъ явился законъ 8 iioHH 1847 г.,
устанавливавши для вскхъ женщинъ, занятыхъ обра­
боткой волокнистыхъ веществъ, максимальный 10 ча­
совой рабочШ день. Чартизмъ окончательно замеръ
въ 50-хъ годахъ; вместе съ нимъ изсякла и уступчи­

*) Л. Браунъ, „Ж евсю й вопросъ'*, стр. 406.


вость имущихъ классовь. Оживляется фабричное зако­
нодательство въ Англш лишь въ 90-хъ годахъ, когда
pa 6 o 4 ie начинаютъ снова, рядомъ крупныхъ забасто-
вокъ, напоминать о пред'Ьлахъ своего долготерп'Ьжя.
Законъ 1891 г. воспрещаетъ работу женщинъ въ 4-хъ-
недельныЙ послеродовой перюдъ, а „актомъ о фабри-
кахъ и мастерскихъ" 1901 г. действительное рабочее
время подростковъ и женщинъ ограничивается 10 час.
въ текстильномъ и 1 0 1/в часовъ въ прочихъ произ­
водствах^ по субботамъ въ текстильной промышлен­
ности работу предписано заканчивать въ 11 час. утра
или въ 1 часъ дня, смотря по времени ея начала, съ
такииъ расчетомъ, чтобы действительная работа по
субботамъ составляла 5— Ъ1.'й час. Въ остальныхъ про­
изводствах ь субботнШ трудъ можетъ длиться до 2 —.
4 часовъ дня, и здесь действительное рабочее время
доходитъ до 7Va час. Въ общемъ, сумма рабочихъ ч а -.
совъ въ неделю для женшинъ не должна превосходить
551/а час. въ текстильномъ и 60 часовъ въ остальныхъ
производствахъ. По законодательному акту 1901 года,
ночнымъ временемъ считается промежутокъ между
9 час. веч. и 6 час. утра, въ течете котораго жен­
щины не могутъ быть допускаемы къ труду. Разу­
меется, все эти постановлешя проведены въ Англш,
какъ показываетъ и самая исторхя рабочаго движения,
подъ непосредственнымъ натискомъ рабочихъ. Какъ
къ нимъ относятся англШстя феминистки и приложили
ли оне хоть малейшее старате къ осуществлетю
требовашй рабочихъ и работницъ въ этой области,
увидимъ ниже.
Самостоятельное выступлеюе французскаго проле-
TapiaTa во время революши 1848 года вызвало въ
жизнь, правда, призрачные, мартовсюе законы, уста­
навливавшее 10 час. рабоч 1й день для рабочихъ обоего
пола въ Париже и 11 час. рабочШ день для провин-
— 74 —

щи *). Постановлеше это, „навязанное предместьями


Парижа", какъ говорила тогда буржуаз1я, вызвало це­
лую бурю негодовашя; 9-го сентября максимальный
рабочШ день удлиненъ былъ до 12 часовъ, при ц'Ьломъ
ряде исключен^. Фактически французская работница
тогда надолго распрощалась съ какой-бы то ни было
охраной ея труда и снова отдана была в-ь безконтроль-
ную эксплуатацию предпринимателей. Только тгь I87-J г.
Нашональное собрате, после долгихъ споровъ, приняло
законъ, запрещавшей ночной трудъ ыалолетнихъ и под­
земную работу женщинъ.
Когда французсюе сощалисты прочнее обосновались
въ палате депутатовъ, вопросъ о регулировке дЬтскаго
и женскаго труда снова выдвинуть былъ на очерт'дь.
2-го ноября 1892 г. изданъ былъ законъ, бравиай подъ
свою защиту кань детей, такъ и женщинъ, занятыхъ
на фабрикахъ, заводахъ, въ рудникахъ, въ мастерскихъ.
По этому закону девушки отъ 18 до 21 года, а равно
и совершеннолетни! женщины не могли трудиться
более 11 часовъ въ сутки; для подростковъ-же трудо­
вой день нормировался 60 часами въ неделю. Ночной
трудъ женщинъ ест и и не вполне устранялся, то все-
же сокращался.
Многочисленный исключетя последующихъ годовъ
анулировали и эти скромныя охранительныя постано-
илешм. Недовольство рабочихъ росло, и сошалистиче-
cnie депутаты во всеуслышаше требовали более дей-
ствительныхъ фабричныхъ законовъ. Борьба между па­
латой и сенатомъ тянулась до 1900 г. Наконецъ, па­
лате удалось отстоять охранительное законодательство,

*) Постановлеше это, мотивировавшееся гкмъ, что „слиш-


кохгь-длинныЙ рабочей день не только нарушаегь здоровье ра-
бочаго, но и лрепятствуетъ разе к т т его духовныхъ способностей
и, такимъ образомъ. нарушаегь его человеческое достоинство4*
издано было по предложешю Люксембургской коыисс1и а-го
марта 1648 г.
- 7o -

вступившее въ силу въ 1904 году. Въ настоящее время


рабоч 1Й день женщинъ нормированъ 10 часами; запре-
щенъ ночной трудъ (между 9 веч. и Ь утра), въ прин­
цип^ воспрещена посменная работа (допущено много
исключетй. .*) Въ томъ-же 1900 году издано краткое
постановлеже, предписывающее торговцамъ обзаво­
диться въ магазинахъ сшгЬтями для приказчииъ, и,
хотя до спхъ поръ хозяева, пм*Ья стулья, запрещаютъ
приказчицамъ ими пользоваться, тЬмъ не мен-fee это
нредписаже можетъ быть отнесено къ числу „принци-
л 1альныхъ“ завоевашй пролетарокъ.
Въ Германш начало законодательства по охрана
женскаго труда совпадпеть съ ростомъ в:иятя сошал-
демократической Фракши въ рейхстаг^. Ещ е въ 1877 г.
сощал-демократ!я внесла въ реихстас-ъ законопроектъ,
имкштй ц-Ьлью улучшить положение работницъ, огра­
ничить рабочее время, охранить беременныхъ и роже-
ницъ, запретить женгцинамъ ночной трудъ, работу подъ
землей и т. д. Предложеже это, правда, было откло­
нено большинствомъ рейхстага, но позднее, въ ряд-fe
постановлен^ 1891, 1897 и 1900 годовъ, основный по-
ложешя сошалдемократическаго законопроекта почти
цЪлнкомъ вошли въ жизнь. Въ настоящее время въ
Германш рабочШ день женщинъ нормированъ П-к>
часами, при часовомъ перерыв-fc для об-Ьда (для не-
дущихъ собственное хозяйство допускается I 1/.,- ча­
совой перерывъ). Накануне воскресныхъ и празд-
ничныхъ дней работа должна длиться не бол-fee 10 час.
Ночной трудъ, отъ 8 1/а ч. веч. и ‘до 51/а ч. утра,
запрещенъ. Имеется воскресный отдыхъ, хотя большое
количество исключений значительно ослабляетъ это
постановлеше. Сверхурочная работа допускается лишь
съ оговорками. Абсолютно воспрешенъ женсюй трудъ
подъ землей. Сверхъ того, существуютъ еще: 4-хъ-

*) Поль Лун, „ЖенскШ трудъ do Фронцш*\ стр. 7—Ю.


76 -

недельный, а съ разркшетя врача и б-ти-недкльный


отдыхъ для роженицъ и обязательное страховаше на
случай бо.тЬзни, несчастныхъ случаевъ, инвалидности
и старости; родовой перюдъ относится къ категорш
„болезней" и даетъ женщин*!; право получать вте­
чете 6 недель безплатное лечеше и лекарства, съ со-
хранешемъ 60—75°/0 заработной платы, кань и при
остальныхъ забол'Ьвашихъ.
Законопроекту MM'feeaiifl цЬлью охранять трупь
кельнершъ и обсуждавшШся въ рейхстаг!;, также
вызвапъ былъ въ жизнь сощалъ-демокрстпей: это она
явилась руководительницей перваго дипжепш среди
кельнершъ и заставила- предпринять специальное об-
слЬдоваше ихъ положешя. Точно также полть данле-
шеыъ сошал-демократж сделана была первая попытка
государственной регламентацш труда въ домашней про­
мышленности, посл'Ь крупной стачки рабочих*!» и работ­
ницу» конфекцюннаго производства въ 1896 г., заста­
вившей общество заглянуть въ самыя н'Ьдра нищеты
и эксплуатации, мимо которыхъ оно раньше проходило
совершенно безучастно. „Д аж е Бисмаркъ, зтоть зл’Ьй-
шШ врагъ сошалдемократш“ ,—говорить Лили Брауиъ,—
„и тотъ долженъ былъ признать, что не будь сошал-
демократш въ Гер маши, не было-бы и сошальныхъ
реформъ*. *)
У насъ, въРоссш , такъ же, какт» и въ другихъ стра-
нахъ, буржуазно женское движете не оказало, да и
не могло оказать никакого вл(яшя на развипе фабрич-
наго законодательства. Какъ ни скудны имЪюапяся у
насъ законодательныя постановлети, охраняюиця трудъ
женщинъ и д*ЬтеЙ, они все-же, хотя-бы принцишально,
устанавливают^ границу эксплуатации капиталомъ рабо*
чихъ силъ д*1>тей ц женщинъ. Н о и эти скромныя охра-
нительныя постановлешя лишь съ большимъ напряже-

*) Лили Браунъ, «Женщина н политика*, стр. &3 .


77 —

шемъ силъ, лишь тяжелыми жертвами удалось вырвать


изъ рукъ власть-имущихъ.
СтихЬная „эпиде>«я“ забастовокъ 1878— 79 гг., вну­
шительный и бурныя стачки, вспыхивавшая по всей
Россш (на Кренгольмской мануфактуре, въ Нарве, въ
Перми, въ Жирардов'Ь, въ Петербурге и др. местахъ)
въ начале 80-хъ годовъ, вынудили встревоженное пра­
вительство прибегнуть къ ограничена предпринима-
тельскихъ аппетитовъ. Законъ 1 iiOHH 1882 г. бралъ
подъ свою охрану однихъ малолетнихъ. Предполага­
лось, что дети, „надломленный физически и нравственно
легко поддаются воспр 1я т т революцюнныхь }гченШ“ .
Но и после издатя шиьскаго закона волнешя среди
рабочихъ не утихали; напротнвъ, они роспространя-
лись, перекидываясь съ места на место, вслелств!е
упорнаго кризиса въ хлопчато-бумажномъ производ­
стве. Массовая безработица служила источникомъ не-
ослабеиающаго рабочаго движешя. Сами иетербургсте
фабриканты, изъ опасешя близкаго краха и подъ в;йя-
шемъ неурядицъ затяжного экономическаго кризиса,
обратились къ петербургскому градоначальнику съ
просьбою запретить женщинамъ и несовершеннолег-
нимъ ночную работу въ текстильномъ производстве.
Такого рода мера, по ихъ мнению, являлась бы един-
ственнымъ действительнымъ средствомь „къ сокраще-
ttito производства, которое достигло въ последнее время
столь значительныхъ размЬровъ, что товаромъ пере­
полнились все рынки1*. *) Неутихавшее стачечное дви­
ж ет е подкрепляло наиболее неотразнмыиъ доводомъ
это „прошеше" фабрикантовъ. Повсеместныя волнешя
рабочихъ въ 1885 г., знаменитый „бунтъ“ на Николь­
ской мануфактуре въ О р ехове-Зуеве, сопровождаешься
раэгромомъ фабричныхъ зданЬ, вынудили правитель-•*)

•*) Поссе, мИстор 1я рабочаго законодательства въ Россш*\


стр. 54 .
— 78 —

ство на новый уступки. Фабричное законодательство


вступило въ свою вторую стад 1ю, и подъ охрану за­
кона взята была работница.
3*го 1юня 1885 г. изданъ былъ законъ, воспреща­
вшей ночную работ у ж с н щ у н ъ и подроеткооъ (моложе
17 л*Ьтъ) на хлопчатобумажныхъ, полотняныхъ и шер­
стя ныхъ фабрикахъ. По откровенному зашглешю гогу-
дарственнаго совета, законъ этотъ вмзоанъ быль ш.
жизнь тЬмъ, что правительство „озабочивалось изм-
скамемъ способовъ къ возможному устранежю на бу­
дущее время фабричныхъ забастовокъ и безпорядковъ**.
Черезъ годь—3-го ifOHH 1880 г. (съ дополнениями
отъ 1 отября 1886 г.)— издается другой важный законъ.
регулирующей взаимоотношение между хозяевами и ра­
бочими. Этотъ законъ является уже немосредствснн'кП-
шимъ результатомъ волнешй рабочихъ въ Ophxon'b-
Зуез'Ь. Одной изъ главныхъ причинъ зиаменитаго
„бунта", въ которомъ участвовало 8000 челов'Ькъ
рабочихъ и работницъ. являлась особая система штра-
фовъ, достигавшая за годъ до 300.000 рублей и соста­
влявшая 40% заработной платы рабочихъ. Новый за­
конъ вмешивался въ договорныя отношетя предприни­
мателей и рабочихъ и устанавливалъ рядъ ограни­
чительных-» правилъ: введены были расчетныя книжки,
запрещена выдача заработной платы товаромъ, („truck
system"), установленъ срокъ выдачи гйаты (не р*йже
двухъ разъ въ м'Ьсяцъ), размеры штрафовъ должны
были утверждаться фабричными инспекторами, были
воспрещены вычеты изъ заработка за долги и т. д.
Тогда-же были значительно расширены полномоч!я
фабричной инспекцш и установленъ особый высшШ
органъ пнспекдш—фабричное присутствие.
Впрочемъ, осталось достаточное количество лазеекъ
капиталу, обезпечивавшихъ власть фабрикантовъ надъ
рабочими. „Такъ, фабрикантъ по самому ничтожному
поводу можетъ выбросить рабочаго изъ фабрики, мо*
- 79 —

жетъ своей властью расторгнуть договорь найма даже


„за дерзость или дурное поведете рабочаго**, тогда
какъ pa 6 o 4 ifl для уничтожешя договора долженъ
обращаться къ содействию суда; да и то, чтобы имел­
ся къ тому поводъ, фабрикантъ долженъ быть уличенъ
чуть-ли не въ уголовщине. *)
Относительное затишье въ рабочемъ движеши.
наступившее по окончанш промышленнаго кризиса,
при новомъ оживленш промышленности, дало возмож­
ность, начиная съ 90-хъ годовъ, смягчать предписажя
законовъ 1882—86 гг. Закономъ 1890 г. разрешены:
6 -ти часовой ночной’ трудъ для детей 12— 15 л*Ьтъ въ
одномъ изъ вредн-Ьйшихъ производствъ— стеклянному
Н-ти часовой дневной трудъ безъ перерыва или 8 -ми
часовой по 4 /а часа кряду, въ заведешяхъ, работа-
ющихъ двумя сменами. Что касается ночной работы
женщинъ и подростковъ, то законъ 1890 г. внесъ и
въ него весьма существенную оговорку, фактически
уничтожающую запрещеше 1885 г.: работа подрост­
ковъ и женщинъ по ночамъ допускается, съ разре-
шемя губернаторовъ, въ особо-уважительныхъ случа-
яхъ, при совместной работе съ главой семейства. Это
исключеше объяснялось „соображениями нравственнаго
характера*4; предполагалось, что нравственности работ­
ницы будто-бы грозить слишкомъ большая „опасность",
если она ночные часы будетъ проводить вне перепол­
ненной вредными испарешямн мастерской, безъ напря-
женнаго труда, безъ борьбы со сн о м ъ ... Затемъ предо­
ставлено было фабричной инспекши разрешать мало-
летнимъ воскресную и праздничную работу, а, по согла-
шешю министра фининсовъ и внутреннихъ д е л у допу­
скать на фабричную работу детей моложе 12 летъ.
Потребовался новый, на этотъ разъ организоваи-

*) М. Лунцъ, „Фабричное законодательство въ Россщ “, „Ра-


боч!Й Ежегодникъ", 1906 г.
— 80 —

ный, взрывъ рабочаго движежя, чтобы поколебать


безмятежное cnoKottcTBie господствующих^, классогь и
напомнить о необходимости новаго, более действитель-
наго вмешательства въ „свободную" область трудовыхъ
отношежй. Рядъ частичныхъ забастовокъ въ Петер­
бурге въ 1894—95 гг., волнешя на Ярославской ману­
фактуре въ апрел Ь 1895 г. и стачка 1896 г. в*ь Петер­
бурге, державшаяся более 2-хъ недель и охватившая
30000 ткачей, мужчинъ и женпшнъ, оказали свое л*!;нств$е.
Министерство финансовъ сознало сорешлш> еь фаб­
рикантами и заводчиками всгЬхъ промышленных». райо-
новъ, которое пришло къ заключешю о необходимости
ограничить рабочий день взрослыхъ законодательнымъ
путемъ. Рабоч1е напряженно ожидали обещаниаго за­
кона; петербургсше рабоч1е грозили забастовкой, если
законъ не появится къ 1-му января 1897 года. Действи­
тельно, когда первое число ттрошло безъ пркзнаковъ
закона, текстильщицы и текстильщики фабрики Макс-
велля забастовали; волнеже перекинулось и на друпя
предпр1ят!я—бастовало около 18.000 чеяовекъ; подня­
лись даже толки о всеобщей забастовке. Тогда мини­
стерство финансовъ поспешило заявить, что законъ о
рабочемъ дн Ь вскоре поступить на разсмотр'Ьше госу-
дарственнаго совета.
Действительно, 2-го шня 1897 г. появился новый
законъ, ограничиваюицй рабочШ день взрослыхъ. Правда,
рабочее ожидали введешя 10V* час. рабочаго дня, а но­
вый законъ устанавливалъ какъ норму U V s час. ма-
ксимумъ для фабрикъ, заводовъ, шахгъ и рудниковъ;
ожидалось полное запрещеже ночныхъ работъ для тЬхъ
отраслей, где не требуется непрерывности производ­
ства,—законъ-же устанавливалъ лишь максимальный
10 час. рабочШ день, въ случае, если работа захваты­
вала и ночное время. Кроме того, законъ предупреди­
тельно допускалъ „сверхурочную* работу и только
накануне Рождества требовалъ окончашя работъ къ
— 81 —

полудню; вообще-же рабочш день накануне праздни-


ковъ и воскресныхъ дней ограничивался 10 часами. По­
мимо воскресныхъ, установлено было еще 14 обязатель-
ныхъ ираздничныхъ дней въ году. Въ непрерывныхъ
производствахъ законъ допускалъ продолжительность
труда до 16— 18 час. при нЪкоторыхъ особыхъ усло-
В1яхъ, какъ прави:ю-же разрешал!» повышете рабочаго
съ 111/2 до 12 час.
Н о, какъ ни убоги были эти постановлена, какъ
ни растяжимо составлены охранякишй трудъ параграфы,
все-же принцишальное признаше необходимости норми­
ровки рабочаго дня взрослыхъ являлось новымь завое-
8 ан1емъ рабочаго класса. Стоило, однако, рабочимъ
волнетямъ временно пр1утихнуть, чтобы правительство
услужливо иоагЫинло навстречу фабрикантамъ и за-
водчикамъ и всевозможными „разъяснешями". „допол­
нениями" и „исключешями" въ конецъ уничтожило д'кй-
C T e ie и этихъ слабыхъ попытокъ законодательной охраны
труда. Такъ какъ въ непрерывныхъ производствахъ
допущенъ былъ 12 час. рабоч1й день, правительство
издало длинный списокъ непрерывныхъ производству
не им'Ьющихъ ничего общаго съ назвашемъ. По закону
1897 г., сверхурочные часы допущены были въ разм1>р-Ь
не бо.ч%е 120 часовъ въ году; теперь административ-
нымъ путемъ предоставлено было право въ неограни-
ченныхъ разм'Ьрахъ пользоваться сверхурочной работой.
Циркуляромъ уничтожены и обязательные 4 дня отдыха
въ м'Ьсяцъ. По новымъ правиламъ 1903 г., фабричная
инспекция, состоявшая раньше въ в'Ьд'Ьнш министерства
финансовъ, по департаменту торговли и мануфактуру
перешла къ отделу промышленности и фактически ока­
залась подчиненной губернаторамъ *).
Стачечное движеше на ю г ё Poccin въ 1902— 1903 г.,
*) „П о настояшю министра вн утр ен н и е д-Ьлъ Плеве, 50 мая
1903 г. временно, въ нэыЪыек(е и дополкеше д'Ьйствующкхъ
уэаконешй, постановлено было, что местные чивы фабричнп?»
6
— S2 —

показавшее, что недовольство рабочихъ грозить но­


выми волнешями, снова послужило импульсомъ къ
издашю правилъ 1-го 1юля 1908 г. о вознаграждеши
рабочихъ за увечья. Нечего и говорить, что законь
объ ответственности предпринимателей за несчастные
случаи съ рабочими насквозь проникнуть классовымъ
духомъ; уступая агиташи промышленниковъ, законь
уменьшилъ предиолагавипеся размеры вознаграждения,
ограничилъ область применения правилъ и иредоста-
вилъ фабрикантамъ полную возможность заставить ра-
бочаго, во изб*Ьжаше волокиты, соглашаться на любое
грошевое вознаграждеше. Ничего ме принесъ съ собою
и законь 11 itoHfl 1903 г. о старостахъ.
В ь результате промысловая работа въ Россj и об­
ставлена какъ для женшинъ, такь и для мужчинъ са-
мымъ неблагопр!ятнымъ образомъ и изобилуегь цЬ-
лымъ рядомъ вотюишхъ злоулотреблешй, не смяг-
чаемыхъ даже формальными законодательными пред-
писашями. Въ целомъ ряде производствъ, занимаю-
щихъ большое количество женскихъ трудовыхъ силъ,
ночной трудъ не уничтоженъ, норма рабочаго дня —
I I 1/* час., чрезмерная сама по себе, удлиняется про­
извольно, вследств1е ряда допускаемыхъ закономъ об-
ходовь и исключенШ; даже не существуетъ предпразд-
ничнаго досуга для семейныхъ работниць,—этой мно­
гочисленной и притомъ все-возрастаюшей рабочей ка-
тегорш; роженииа-мать не ограждена отъ необходимо­
сти бросать только-что появившееся на св^гь существо"
и въ полу-больномь состоянш простаивать по l l V a ч.
за фабричной работой... Есть-ли еще другая „культур­
ная" страна, где бы трудъ женшинъ былъ поставленъ
въ столь неблагопр1ятныя услов1я, где-бы само госу­
дарство съ такой близорукой жестокостью относилось
инспеоди дЪйствуютъ подъ руководством губернатора (градо­
начальника, оберъ-полиц5ймей:стера)“ . В. Поссе. „Истор 1я рабо­
чаго законодательства въ Рсссш'*, стр. 6 5 .
— 83 —

къ судьбе матерей, своихъ гражаанъ, и такъ безраз-


судно способствовало массовой смертности ребятъ?

Въ ряде намечающихся передъ русскими пролета-


р1атомъ ближайшихъ его задачъ несомненно видное
место займетъ разработка целесообразной охраны тру­
да, распространяющей свою заботу прежде всего на
несовершеннолетнее и женское рабочее населеше
Россж . Надо-ди повторять, однако, что осуществить
эту задачу, провести ее въ жизнь подъ силу только са­
мому пролетар 1ату — въ целомъ. Только действуя въ
рядахъ собственной классовой партш, только опираясь
на свою особую классовую программу, сможетъ жен­
щина-работница добиться лучшихъ услов1й труда, бо­
лее сноснаго существовашя. Ни одна иэъ наирадикаль-
нейшихъ женскихъ буржуазныхъ организащй, ни одна
изъ существующнхъ буржуазныхъ партШ не въ состо­
яли ответить полностью на запросы и требовашя того
класса,, чьи экономичесюе интересы находятся въ рез-
комъ противореча съ интересами другихъ не-проле-
тарскихъ слоевъ населения.
Оставляя въ стороне партш, стояния правее каде-
тов ь и, следовательно, даже не претендз'юцця на сотруд­
ничество и союзничество съ рабочимъ классомъ. по-
смотримъ, что обещ аегь женщине-работнице трудовая
программа партш „народной свободы"?
Рядомъ съ требовашемъ введешя восьми-часового
рабочего дня, где возможно—сейчасъ, где-же это за­
труднительно для производства,—„постепенно", поста­
влено и спешальное требование законодательной защи­
ты работницы: „развипе охраны труда женщинъ и де­
тей и установлеше меръ охраны труда мужчинъ въ
особо-вредныхъ производствахъ". Никакихъ более точ-
ныхъ и определенныхъ указанШ относительно принци-
повъ, на которыхъ должно быть построено охранитель­
— 84 —

ное законодательство, здесь не имеется: должны-ли су­


ществовать особыя рубрики закона, охраняюшдя жен-
щинъ-матерей, должна-ли запрещаться ночная работа,
распространяется-ли законодательная охрана на acb
категорш женскаго труда,—объ этомъ въ программ!;
партии „народной свободы*4 совершенно умалчивается.
Несмотря на то, что представители этой парни готовы
подъ-часъ выражать свое сочувств!е даже сошализму
(конечно культурному— заграничному, а не нашему —
„варварскому!44), дальнейшая конкретизация требоиаиж
пар-пй по рабочему вопросу поставида-бы г-дъ кале-
товъ въ весьма критическое положение и заставила-бы
раскрыть карты тамъ, гд-fe было-бы всего выгоднее дли
нихъ отделаться общими, ничего не определяющими
подожешями. Эта „осторожность** г-дъ кадетовъ, ;гь
вопросе о защите трудовыхъ интересовъ пролстаргата
должна раскрыть работницамъ глаза на истинный ха-
рактеръ друзей „народной свободы44 и заставить про-
летарокъ сь осмотрительностью относиться къ широко-
вещательнкмъ обещашямъ партш въ предвыборные
перюды...
Не многимъ больше обещаетъ женщинамъ рабо-
чаго класса и пария „народныхъ сощалистовъ*4. Правда,
здесь встречается обще-пролетарское требование 8 ч.
раб. дня (не более 48 раб. часовъ въ неделю), „минималь*
ныя расценки труда**, устанавливаемыя по соглашешю
между профессюнальными организашями и местнымъ са-
моу правд ешемъ, учасие рабочихъ въуправленш промы­
шленными заведешями и, наконец-ь, „охрана труда со­
образно съ требованиями научной гипены и постанов­
ка его подъ наблюдете избираемой рабочими инспек-
цш14. Вотъ и все. Ни едиными словомъ не обмолви­
лась „сошалистическая** пария о необходимости отме­
ны ночного труда для взрослыхъ, о сроке обязательнаго
отдыха для роженицъ, о предпраздничномъ досуге для
работницъ-домохозяекъ, о заботе государства или ком-
— 85 —

мунальнаго самоуправлетя о судьбе младенцевъ и де-


тей рабочаго класса. Конечно, мы им-Ьемъ передъ собою
лишь проектъ программы; но, разве не должны обоз*
начаться въ немъ основные, руководящие принципы,
пoдлeжalцie лишь дальнейшей детальной разработке?
Обойти молчашемъ охрану спешально-женскаго и дет-
скаго труда, значитъ— не сообразоваться съ назревши­
ми потребностями рабочаго класса, значить — игнори­
ровать его ближайипе запросы. Если-бы даже вся про­
грамма „народных!» сошалистовъ** пришлась по душе
русской пролетарке, то одного этого сушественнаго
для работницъ упущешя было-бы достаточно, чтобы
показать имъ, въ самомъ-ли деле „народно-сошалнсти-
ческая“ партия въ состоянш защищать спешальные
нужды и интересы рабочаго класса — въ целомъ и въ
частности— интересы женщинъ-работницъ.
Многимъ-ли больше обещ аеть работницамъ род­
ственная „н.-соц.“ партия „сошалистовъ-революшоне-
ровъ<4? Здесь, въ программе, рядомъ съ требовашями,
общими для всехъ категор!й взрослыхъ рабочихъ, о
8 час. раб. дне, обязательномъ страхованш, минималь-
ныхъ расценкахъ труда и т. п., встречается спещальное
требование: „запрещеше женскаго и детскаго труда въ
известныхъ отраслягь производства и въ известные
перюды“ . Это уже—нечто более определенное. Т ем ь
не менее, и въ этой программе отсутствуютъ указашя
гЬхъ нормъ. катя должны служить руководствомъ при
разработке охранительныхъ законоположешй. На осно­
вами с.-р. программы работница можетъ заключить,
что ларпя эта принцитально сочувствуетъ охране
трудовыхъ интересовъ женщинъ. Н о существуетъ-ли
действительное, исчерпывающее созвучие между требо-
важями этой партЫ и ея собственными, совпадаютъ-ли
нормы той и другой стороны, на это работница тщетно
будеть искать здесь ответа. Это явлеше, впрочемъ
вполне естественное: вдумчивую заботливость къ судь­
— 86 —

бе подростающаго поко.тЬн[я собственнаго класса, къ


услошю труда своихъ женъ, сестеръ и матерей можетъ
проявить лишь та организашя, которая, какъ въ фо­
кусе, собираегь въ себе serfe многочисленный потреб­
ности породпвшаго ее экономическаго класса. Такой
организацией является во всЬхъ странахъ собственная
рабочая парня.
Ни одна партия въ шрЪ не беретъ иодъ свою за­
щиту -женщину въ такой мере, какъ это д-Ьлиеть со-
щалдемокрапя. Работница прежде всего членъ рабо-
чаго класса, а ч*Ьмъ удовлетворительнее положежо,
ч'Ьмъ выше благосостояше каждаго члена «семфкой
пролетарской семьи, темь пъ бдльшемъ выигрыше
остается въ конце концовъ и весь рабочШ классч».
Стоить открыть программу рабочей п а р ™ любой
страны, чтобы найти въ ней требовашя широких*!» со-
шальныхъ ыеропр1япй, заишщаюшихъ, вместе съ тру-
домъ вс^хъ рабочихъ, въ частности—сиешадьно-женскш
трудъ. Разработке этихъ меропр1>тй уделяется и на
ежегодныхъ партШныхъ съездахъ въ каждой стран-1; и
на международныхъ сошзлистическихъ конгрессахь
самое заботливое внимание.
Еще на третьемъ международном*ь сошалистиче-
скомъ конгрессе въ Цю рихе приняты постановлешя
по вопросу объ охране женскихъ трудовыхъ интере-
совъ: введете всесторонней и действительной охраны
работницъ,занятыхъ, какъвъ крупной, такъ и въ мелкой
промышленности, въ торговыхъ заведешяхъ, у себя на
дому, съ установлешемъ ответственности предприни­
мателя за нарушеше закона и съ расширешемъ функ-
цШ многочисленной и независимой фабричной инспек­
ции Установлеше максимальнаго 8 час. раб. дня для
взрослыхъ, съ тЬмъ чтобы недельная сумма рабочихъ
часовъ не превосходила 44. Обезпечеше работницамъ
предпраэдничнаго досуга. Запрещеже давать работни­
цамъ, по окончанш работы въ мастерской, еще заказы
— 87 —

для исполнешя на дому. Двухъ-нед'Ьльный срокъ пере­


рыва въ работе до родовъ и шестинедельный после
родовъ, съ сохранешемъ обычнаго размера заработка,
уплачиваемая въ этотъ перюдъ государствомъ. Устра-
неше женщинь въ перюдъ беременности отъ ряда
вредкыхъ производствъ. Издаше спещальныхъ охрани-
тельныхъ законовъ, ограждающихъ интересы сельскихъ
работницъ и прислуги. Установление равной расценки
труда рабочаго и'-работницы.
Впоследствии эти постановлетя были детализиро­
ваны, соответственно съ потребностями пролетар1ата
каждой страны. Въ Германш вопросу о специальной
охране женскаго трз*да посвящены были обсуждешя
на Ганноверскомъ съезде 1899 г., на которомъ и были
приняты следуюния требовашя:
„Полное эапрещеще женскаго ночного труда. За-
прещеше пользоваться женскимъ трудомъ для такихъ
работъ, которыя особенно вредны для женскаго орга­
низма. Законодательное ограничеше рабочаго дня для
женщинъ восмью часами. Освобождеше работницъ отъ
работы по субботамъ после обеда. Увеличеше срока,
втечете котораго беременный и роженнииы пользуются
охраной со стороны закона, самое меньшее до одного
месяца передъ родами и до двухъ месяцевъ после нихъ.
Запрещ ете делать катя-бы то ни было исключешя
изъ этого постановлешя на основанш врачебнаго сви­
детельства. Распространете законодательной охраны
труда на домашнюю промышленность. Назначеше жен-
скихъ фабричныхъ цнспектриссъ. Обезпечеше полной
свободы коалиций для работницъ. Активное и пассив­
ное избирательное право для работницъ при выборахъ
въ промышленные суды“ . *)
Какъ видно изъ приведенныхъ постановлен^, сошал-
демократ^я всегда простирает^ свои требования законо­

*) Лили Брауяъ, „ЖенскШ вопросъ“ . стр. 413.


— 88 —

дательной охраны на жешшшъ, не только какъ на


работницъ, но и какъ на матерей; здоровье и жизне­
способность будущаго поколотя привлекаюгь къ себе
гораздо больше заботливаго внимашя со стороны наи­
более обездоленной и эксплуатируемой части человече­
ства, чкмъ со стороны радикальныхъ поборницъ „чи-
сто-женскаго деда".
Пусть женщина-работница откроетъ программу ра­
бочей napTin любой страны; всюду^.встретитъ она
заботливое отношете къ ея судьбе, н какъ члена* ра-
бочаго класса, и сстещально—какъ женщины и матери.
Подобныя-же требовашя, касаюицяся женскаго труда,
выставлены и русскими рабочими въ ихъ программ!;.
Здесь н*тъ места неюмолвкамъ и распдыичатымъ ло-
желашямъ общаго характера, дающимъ широкШ нро-
сторъ для истолковажя требований въ любом*!» напра­
влена, какъ мы это видели въ программахъ другпхъ
политическнхъ нарттй. „Въ интересахъ охраны рабо-
чаго класса отъ физическаго и нравственнаго вырожде­
ния, а также въ интересахъ развитая его способности
къ освободительной борьбе", программа эта требуетъ:
установлетя максимальнаго 8 час. рабочаго дня для
взрослыхъ рабочихъ обоего пола; непрерывно - продол­
жаю щ аяся не менее 42 час. въ неделю отдыха; запре­
т е т я сверхурочныхъ работъ, а также ночного труда
(отъ 9 час. вечера до б час. утра) во всехъ отрасля хъ
народнаго хозяйства, за исключешемъ техъ, гд1> не­
прерывность работы требуется техническими услов1ями
производства; допущешя къ промысловому труду только
лицъ, достигшихъ 16-ти-летняго возраста; ограничена
груда подростковъ (отъ 16 до 18 летъ) 6-ю часами ю>
сутки и т. д. В се эти постановления ограждаютъ трудъ
женщины, какъ члена рабочаго класса, продающаго
свою рабочую силу капиталу, независимо отъ пола;
но ридомъ существуютъ также требовашя, охраняю­
щая работницу спешально какъ женщину: „Воспре-
— 89 —

щеше женскаго труда в ъ гЬхъ отрасляхъ, где онъ


вреденъ для женскаго организма; освобождеше жен-
шинъ отъ работы втечете 4-хъ недель до и С-ти
недель лосл'Ь родовъ, съ сохранешемъ заработной платы
въ обычномъ размере за все это время; устройство при
всгЬхъ заводахъ, фабрикахъ и др. предпр1яляхъ, где
работаютъ женщины, яслей для грудныхъ и мадолет-
нихъ детей; освобождеше отъ работы женщинъ, кор­
мящих!» р еб ен к у грудью, не реже, ч%мт> черезъ три
часа, и н'е‘"менее, чемъ на Vfi часа".
Разумеется, требоватя эти не нсчерпываютъ собою
многообразныхъ назревших!» нуждъ и запросовъ жен-
ищнъ-работницъ. Н о, когда женскШ пролетар!атъ въ
большемъ числе заполнить собою рабоч1я организации,
когда онъ теснее сомкнется вокругъ обще-рабочаго
знамени, тогда явится для работницъ возможность вл1ять
на расшмрете и дополнеже програмныхъ требовашй въ
желательномъ для нихъ направлении; тогда только ра­
бочая, программа въ самомъ деле, во всей полноте
охватить и выразить насущныя потребности женскаго
пролетар1ата и у насъ.
Но и въ настоящемъ своемъ виде програмныя тре­
бования рабочихъ, по вопросу о защите интересовъ
женскаго пролетариата являются, наиболее полными,
наиболее исчерпывающими, въ сравненш съ програм­
мами всехъ остальныхъ политическихъ парпй.
Однако, если дело обстоитъ такимъ обраэомъ, если
ни одна иэъ существующихъ политическихъ naprift въ
Россш не беретъ подъ свою защиту женщину-работницу
въ той м ер е, какъ это делаюгь рабочая организацш, то,
быть можетъ, срёди своихъ „буржуазныхъ сестеръ*
работницы найдутъ верныхъ союзницъ въ деле от-
стаиватя своихъ трудовыхъ интересовъ.
Прежде всего напрашивается въ этомъ отношенш
вопросы могутъ-ли a priori феминистки оказаться искрен­
ними поборницами и убежденными сторонницами за­
— 90 —

щиты наемнаго труда? Кто составляете ядро феминист*


скихъ организаций? Очевидно—женщины буржуазныхъ
классовъ. Лишь вокругь этого сплоченнаго ядра, даю-
щаго „тонъ* стремлешямъ и задачамъ данной органи­
зации группируются иенгЬе сознательные, политически
менее зрелые, полу-пролетарсме, реже вполне проле*
тарсюе элементы. Не только практическое проведете
въ жизнь любого вопроса, по и принцигпалыюе кь
нему OTHomeHie вырабатываются организацией въ зави­
симости оть преобладания въ ней тЬхт* или лругихъ
сошальныхь элементов!.. Законодательная охрана труда
не имела для женщинь буржуазныхъ классовъ того
значения, какое .она прюбрктаегь для женщииъ-иролс-
тарокъ; отсюда—либо отрицательное, либо, въ лучшем!»
случай, пассивное отношеже кь вопросами законода­
тельной защиты труда и медленное, неохотное склоненй*
буржуазокъ за самые посдфдше годы въ сторон}' со-
идальнаго реформизма, да и то не во всйхъ странахь
и не во всЪхъ слояхъ буржуазно-женскаго движешя.
Долпе годы феминистки нападали со RcisMb иыломъ,
свойственнымъ неофиткамъ, на законодательную нор­
мировку спешально-женскаго труда. Вооружаясь всймъ
архаическимъ арсеналомъ либерализма, он*Ь подкреп­
ляли свои доводы давно-похороненной теорией „государ­
ствен наго невмешательства14.
Еще весьма недавно, въ 1900 г., на женскомъ меж-
дународномъ конгрессе въ Париж е, феминистки высту­
пили противницами спешальной охраны женскаго труда,
усматривая въ законахъ, регулирующихъ работу жен-
щинъ, посягательство на „свободу14 и „равноправие*
прекраснаго пола. Конгрессъ нашелъ, что законы эти,
подъ предлогомъ защиты женщинъ, только вредягъ ихъ
интересамъ, затрудняя имъ доступъ во все отрасли труда.
„Всяшй разъ, когда посягаютъ на свободу*,—гово-
рилъ на парижскомъ конгрессе Фредерикъ Пасси,— „съ
какими-бы добрыми намерениями это ни делалось, но-
- 01 -

ступаюгь дурно, дЪлаютъ н*кчто худшее, ч-кмъ то ало,


которое желаюгь исправить, нанося ущербъ самому
святому, что есть въ человЬегк,—его вол*к, его личности,
его ответственности. 11 мужчинъ, и женщинъ желаютъ
взять подъ опеку; съ насъ довольно опеки, довольно
заставь, довольно преградъ!"
Конгрессъ решительно иозсталъ противъ всякихъ
законовъ, ограничивающпхъ трудъ женщинъ, и вотиро-
валъ следующее предложение: „Принимая во внимаше,
что при современномъ положснш общества всяюй по­
кровительственный законъ, им'кющШ въ вид}* исключи­
тельно женщину, превращается роковымъ образомъ въ
угнетающей ее законъ, конгрессъ требуегь для нея
полной свободы труда**. II далке: „Принимая во внима-
т е современное положеше женщины вьобществФ, кон­
грессъ требуегъ полной отмены всякаго закона, кото­
рый, подъ предлогомъ покровительства женщин^, только
сгксияетъ свободу ея труда4*.
Аналогичное р’кшеше принялъ и состоявшейся за
годъ до парижскаго, въ 1899 г., дондонсшй конгрессъ.
Тогда фабричная работница миссъ Гиксъ въ краткой,
но сильной рЪчи протестовала противъ такого поста­
новления. Н а парпжскомъ-же конгресс^ работницы со­
вершенно отсутствовали, и потому протестовать было
некому. Миссъ Гиксъ говорила: „З.тксь много толко­
вали о томъ, что фабричное законодательство прино­
сить работницамъ одинъ вредъ и что онк возстаютъ
противъ него. Я сама работница, и могу сказать вамъ,
леди и джентльмены, что это все— неправда. Мы, работ­
ницы, доказали свое отношеше къ фабричному законо­
дательству во время проведежя фабрячнаго закона
1695 года, когда вс^ рабоч1е союзы и женскёя коопера­
тивный общества агитировали на митингахъ въ пользу
этого закона и посылали петиши иъ парламентъ. Вме­
сто того, чтобы заниматься спасешемъ падшихъ д^ву-
шекъ, вы бы лучше помогли имъ добиться лучшаго
зкономическаго положена; тогда эти падежя прекра­
тятся сами собою, а однимъ изъ главныхъ средствъ
этого является фабричное законодательство." *)
Тотъ-же принципъ неограниченной свободы жен-
скаго труда не разъ проводился и отдельными пред­
ставительницами феминизма на практике. Такъ, напр.,
воФранцш въ газете „L a Fronde", издававшейся одною
изъ видныхъ поборницъ женскаго движенЫ, введена
была „изъ принципа" ночная работа въ типогра­
фы, въ которой работали исключительно женщины.
Такъ какъ женскш ночной трудъ во ФранцЫ заире-
щенъ, то власти несколько разъ привлекали издатель­
ницу къ судебной ответственности, но, убежденная
„равноправна", она упорно продолжала демонстрировать
Mipy способность женпшнъ трудиться по ночамъ на­
равне съ мужчинами, какъ будто капиталистически!
строй, ибезъ ея услужливаго урока, не докаэалъ этого
печальнаго факта съ слшикомъ жестокой очевидностью!
Въ АнглЫ, где феминистское движете носитъ на
себе особенно-яркую печать буржуазнаго либерализма,
поборницы женскаго равноправ1я и до сихъ поръ не
могутъ вполне освободиться отъ ненависти къ зако­
нодательной нормировке труда женпшнъ. Въ 1903 г.,
на съезде крупнейшей по своему значежю въ Англш
женской организации—„Женской Либеральной Федера-
ши„ (Women’s Liberal Federation), феминистки проте­
стовали противъ законодательной охраны работницъ и
въ резолющи своей требовали равныхъ условШ труда
для женпшнъ и мужчинъ! Сколько вреда интересамъ ра­
ботницъ принесли эти рьяныя поборницы женскаго
равноправ1я своей однобокой, специфически-равноправ-
ской политикой, когда въ 1895 году возстали противъ
правительственнаго билля, имевшаго целью расширить

*) Т . Богдааовичъ, „Ж енское движ ете за 50 л-Ьть**. „M ipb


Богшй", 1905 г.
— 93 —

область законодательной охраны труда. С ъ яростью


ополчились тогда буржуазный женщины на этотъ билль
и повели противъ него открытую и ожесточенную
агитащю. Боролись даже противъ такого несомн'кннаго
по своей польза постановлешя, какъ увеличение срока
освобождешя женщинъ отъ труда въ последняя недели
беременности и въ послеродовой перюдъ. Многимъ па­
мятна та борьба, какую велъ тогда организованный про-
летар!атъ противъ буржуазныхъ сторонницъ .свободы
договора". Къ сожалёшю, часть женскаго пролетар1ата,
несознательная, сбитая съ толку боевой позищей фе-
министокъ и ихъ эффектнымъ лозунгоиъ—«дорогу жен-
ш и н е , примкнула къ протизницамъ благод^тельнаго
для нея билля. Ш уи ъ , поднятый по поводу этого во­
проса, далъ возможность буржуазш ослабить рядъ важ-
ныхъ предписаний въ новомъ закона, клонившихся къ
охрана интересовъ трудящихся.
Разумеется, феминистки мотивировали свое отрица­
тельное отношете къ законодательной охране труда
тЪмъ, что всякое вьигклеше женскаго труда въ особую
категорию въ конечномъ счете невыгодно отзывается на
материальныхъ интересахъ женщинъ и усиливаетъ конку-
реншюсо стороны„свободныхъиогь законодательной опе­
ки мужчинъ. „Н о вотъ, что странно",—замечаетъпоэтому
поводу Беатриса Веббъ—„противницы неравныхъ усло-
вгй труда для обоихъ половъ весьма редко выступаютъ
Защитницами даже гЬ хь законодательныхъ постановле­
ний, который распространяются одинаково и на муж-
чинъ, и на женщинъ рабочего класса". *) Наиболее
искреншя феминистки, по словамъ Веббъ, и не отри-
цаютъ своего несочувств1я фабричному законодатель­
ству —вообгце.
Вгтрочемъ, это и естественно. Охранительные за­
коны, это—плодъ многолетней борьбы рабочего класса

*) В. Webb, „Women and the factory acts", 1898 .


— 04 —

со своими непосредственными антагонистами-хозяевами;


всякая дальнейшая попытка развить, расширить, углу­
бить положения, им%к>1шя целью охранять интересы
трупа, по самой сути дела не можетъ встречать со­
чувствия въ представителяхъ буржуазнаго класса, без­
различно, къ какому-бы полу они ни относились. По
мерк того, какъ преж тй, чистой воды либерадиэмъ
сходитъ съ MipOBoft сцены, уступая место „социальному
реформизму**, съ его пропов-кдыо „гармоиш интере-
совъ” и стремлежемъ сгладить, затушевать растущШ
классовый антогониэмъ, постепенно меняется и отно-
ш ете феминистокъ къ вопросу о законодательно!!
охране женскаго труда. Политика открыто!! борьбы
заменяется гибкой политикой уступокъ; „мритуплеже
классовыхъ противореча**—таковъ лозунгъ, которым и
буржуазный лйръ силится затуманить растущее классо-
вое самосознание рабочаго класса. Въ сердцахъ многих ),
феминистокъ эта новая панацея отъ разростающейея
классозой дифференшащи не могла не найти отклика.
Не даромъ феминистки считаютъ себя призванными
служить связующими звеньями между различными клас­
сами населен) я.
^ На международномъ женскомъ конгрессе въ Бер-
: лине, въ 1904 г., феминистки высказались за необходи­
мость законодательной охраны женскаго труда. Это
f былъ новый курсъ, который приняло женское между­
народное движете. С ъ гкхъ поръ все чаще и чаще
начинаютъ встречаться въ резолюшяхъ и иостановле-
жяхъ женскихъ буржуазныхъ органиэащй требовашя
специальной защиты трудящихся женщинъ. Феминистки
разсз'ждаютъ такъ: если спешальная регламенташя
женскаго труда и вредитъ чистоте принципа „ свободы “
и „равноправ1я“, то, съ другой стороны, защита меро-
пр1ят!Й, направленныхъ къ благу главнымъ образомъ
ггролетарокъ, должна-же привлечь къ безкорыстнымъ
поборницамъ женскаго дела — феминисткамъ сердца
— 95 —

„младшихъ сестеръ**—пролетарокъ. ИзрНдка бросаемыя


рабочему классу подачки—не лучллй-ли это, не самый-
ли мудрый способъ водворить миръ и cnoKoftCTBie на
земл'Ь?.. Т акъ думаютъ rfe феминистки, который вос­
приняли пришшггь охраны женскаго труда.
Посмотримъ теперь, какъ относятся къ этому важ­
ному вопросу наши соотечественницы, куда склоняются
ихъ симпатш: въ сторону-ли посл'Ьдовательнаго либера­
лизма на англ 1йс«1й ладъ или сошальнаго реформизма,
вызваннаго въ жизнь растущей мощью рабочаго класса?
Прежде, ч£мъ ответить на этотъ вопросъ, вспом-
нимъ, при какихъ обстоятельствахъ. въ какой социально-
политической атмосфера родились на св*Ьтъ наши пер-
выя феминистсмя организации политическаго характера.
Первый делегатски съйздъ Союза Равноправности,
выработавппй платформу и уставъ Союза, им^лъ м'Ъсго
въ перюдъ лихорадочно-повышенной жизнедеятель­
ности вс^хъ мыслящихъ и оппозицюнныхъ элементовъ
PocciH. „Кровавое воскресенье** еще живо было въ па­
мяти; глухо бурлило пролетарское море; чувствовалось,
что въ „низахъ" неспокойно, что тамъ совершается
процессъ наросташя бури, что вся атмосфера пропи­
тана револющоннымъ электричествомъ... Съ+»зды ново-
образовывающихся союзовъ и партШ в<гЬхъ видовъ и
оттйнковъ говорили повышеннымъ томомъ, выражали
см'Ьлыя требовашя, отважныя пожелатя... „Учредитель-
ное собрате** сделалось лозунгомъ дня. Передъ про-
легар 1атомъ считала долгомъ расшаркиваться каждая
организашя. Общему хору голосовъ вторилъ и „Союзъ
Равноправности*. Платформа его заявляетъ, что пред­
ставительницы Союза Равноправности женщинъ при-
знають безусловно необходим ымъ не только рядъ
общихъ кореиныхъ политическихъ реформъ, не только
уравнете гражданскихъ и политическихъ правъ женщинъ
съ правами мужчинъ, но и „охрану труда женщинъ и обя­
зательное страховаше ихъ наравне съ мужчинами**
— 96 —

(пункта б). Въ „Уставе44, же указывается, что однимъ


изъ средствъ достижешя целей союза служить— „со-
a'feftcTBie улучшешю положен»! трудящейся женщины и
охрана женскаго труда44 (пункта г). Такимъ образомъ,
„Сою зъ 44 принцишально провозгласи.ть себя сторонни-
комь охраны женскаго трз^да. Такого рода иозкшя
естественно вытекала изъ окружавшей политической
атмосферы, толкавшей Союзъ на возможно-больиий
„радикализмъ44. „Если нашъ Союзъ хочеть быть сою-
зомъ жизни и борьбы"—говорится пъ З-мъ бюллетен ь
„Сою за 44 после съезда въ октябрьаие дни,— „если онъ
хочетъ быть не дамскимъ, а женским и, от» долженъ
найти средства широко раздвинуть рамки своей работы
и иттп навстречу женщинТ»-работниц1»“—способ*!» раз-
суждения, обычный для фемпнистокъ, стапшнхъ нл путь
сошальнаго реформизма.
„Сою зомъ 44 живо ощущалась необходимость въ под­
держка пролетарокъ, въ демократизаши своей деятель­
ности. „Мысль о демократизаши несколько разъ про­
скальзывала въ работахъ съезда,— пишется въ томъ-же
3-мъ бюллетене,—несколько разъ были сделаны пред­
ложена подобнаго рода, но почему-то большого и
серьезнаго внимашя вопросъ къ себе не привлек’!».*
Констатируя этогь факта не безъ н*Ькотораго удивле-
шя, равноправии тутъ-же сами находятъ ему и объяс-
HeHie: «Надо думать, что причиной было то нервное,
напряженное настроеше, которое, благодаря всему, со­
вершавшемуся за стенами залы заседашй, не давало
возможности сосредоточиться даже на важномъ. За
сгЬнами залы стояла пролетарская масса—та рабочая
женщина, о которой мы говорили на съезде, та рабо­
чая женщина, улучшить жизнь которой ставить своей
задачей „Союзъ 44 и которой, увы, не былр не только на
съезде, но почти и въ „С ою зе44.
Въ то время, такъ-же какъ и теперь, целая про­
пасть разделяла техъ женщинъ, что стояли „за стенами
— »7 —

засЬданш" женскаго съезда, отъгЬхъ, что добросовестно


выдумывали планы, какъ-бы „облагодетельствовать1' и
привлечь къ себе сердца этпхъ. стоящихъ тамъ, „за
стенами", работниць, докучливо-мешаюишхъ сосредо*
точиться. Но, несмотря на эту явную рознь и отчуж­
денность двухъ женскихъ лагерей, представительницы
Союза продолжали толковать объ „единомъ женскомъ
д е л е -. Среди женщинъ,—писали онЬ въ своемъ бюл­
летене по поводу съезда,—классовый различ1я вовсе
не являются столь непреодолимыми, какъ среди муж-
чинъ. „Сою зъ равноправности" съ полной готовностью
идетъ навстречу всемъ женщпнамъ и разсчитываетъ,
что именно онъ. а не кто-либо другой, иашелъ „поте­
рянные ключи** о'гь женскаго счастья: этими ключами
союзъ надеется отомкнуть двери счастья ;пя всехъ
женишнъ безъ различ1я классовъ. При такомъ „опти-
мнстическомъ" и повышенномъ настроенш включеше
въ программу требования охраны женскаго труда явля­
лось неизбежными Можно скорее удивляться тому,
. что требовате это выражено слишкомъ неопреде­
ленно. Если мужсмя буржуазныя партш не конкрети­
зировали своихъ требовашй, то на это у нихъ име­
лись слешальныя основашя. Можно-ли то-же сказать
относительно нашихъ радикальныхъ равноправокъ, не
побоявшихся въ свое время высказаться за Учредитель­
ной собрате, и все-же съ такой осторожностью обо-
шедшихъ пунктъ объ охране женскаго труда? Не на-
водитъ-ли это на целый рядъ размышлешй и не заста-
вляетъ-ли подозревать, что подобная формулировка
принята была „не спроста" г Отметимъ заодно еще более
характерный фактъ, а именно, что ни въ одной резолю­
ции, ни иъ одномъ постановлен^ „Сою за" не находится
более точнаго определешя требовашй равноправокъ
въ области охраны труда, и поэтому такь и остается
невыясненнымъ, на чемъ-же остановились-бы наши ле-
выя феминистки—на требовашй широкой законодатель­
7
ной охраны интересовъ работницы, какъ представи­
тельницы рабочаго класса, или на узкой защите ея.
только какъ женщины и матери? Не разоряли этихъ
сомнкнШ члены „Союза" и на практике, такъ какъ за
все время существовашя „Сою за" они не д'кчали ника-
кихь попытокъ въ самомъ дклк „содействовать улуч­
шение положешя трудящейся женщины" и никоимъ
образомъ не способствовали ея борьбе за лучшж усло-
вм труда.
Этотъ жизненный для рабочей женщины вопросъ по­
стоянно игнорируется буржуазными феминистками. Впро-
чемъ, это и естественно: съ одной стороны, практическое
осуществлеше реформъ въ этой области, как ь-бы благо­
детельны оне ни были для пролетарки, пичего-бы не
дало большинству членовъ Союза; съ npyroii сторо­
ны— всякая дальнейшая конкретизашя требованШ, а
т%мъ более активная борьба за пхъ осуществлеше,
неминуемо внесла-бы невероятную смуту въ недра
„гармонически" настроеннаго „Сою за". Еслн-бы одна
часть равноправокъ, по своему специальному положе-*
шю или душевному складу ближе стоящая къ проле-
таркамъ, согласилась съ положешями, выставляемыми
рабочимъ классомъ, то другая часть членовъ „Союза"
несомненно возопила-бы объ „измене *1 обще-женскому
делу, особенно— разъ осуществлеше новыхъ положений
повлекло-бы за собою матер1альный ущербъ для более
„солидныхъ" приверженцевъ „ Союза “ . Достаточно
было-бы поставить ребромъ вопросъ о 8 -ми-часовомъ
рабочемъ дне, чтобы расколоть и нарушить хваленое
„единство" „Сою за"... Ограничившись общимъ мк-
стомъ по такому существенному пункту программы,
какъ вопросъ объ охране труда, наши равноправии во
. всякомъ случае показали, что онк способны вести
„тонкую политику" и дипломатически находить выходъ
изъ затруднительнаго положения... Что-же! въ ихъ бу­
дущей „политическоЙ’карьерк" и это—ценное качество...
Гораздо наивнее и прямолинейнее оказались пра­
вый феминистки—составительницы программы „Ж ен ­
ской прогрессивной иартш**. Эта организапдя, какъ
уж е было указано, состоитъ изь еошальныхъ элемен-
товъ, прнмыкаюишхъ къ более крупной буржуазии.
Выступи „Ж енская прогрессивная партия* нисколько
лГ.тъ тому назадъ со своими требовашями, она, вероят­
но, вонлотила-бы въ себе принципъ чистая „либера­
лизма” si ни словомъ не обмолвилась-бы объ охране
женскаго труда. Но политическая атмосфера техъ
дней не благолрЬпствовала такому резкому отделешю
оппозишонныхъ элементовъ. Волна освободительнаго
движешя. поднимавшаяся съ нпзовъ, захлестывала
далее въ окна буржуазныхъ женщинъ и заставляла
ихъ ощущать свою зависимость отъ бурныхъ валовъ
обще-народнаго недовольства. Натлухо закупориться,
не слушать голоеовъ, доносящихся „снизу” , значило —
потерять возможность действовать, значило—отказаться
огъ проведешя въ жизнь собственных!» стремлешй...
Чтобы остаться победительницами въ общей борьбе,
для этого необходимо расположить, привлечь къ себе
сердца женщинъ рабочаго класса, —женщннъ „съ мозо­
листыми р}тками“ , который въ нужную минуту не по-
боялись-бы грудью своей отстаивать женскш требова-
шя... Но, какъ привлечь къ себе этих ь недоверчи-
выхъ, чуждыхъ по духу пролетарокъ? Остается одно:
посулить имъ самую широкую заишту ихъ женскшсъ
интересовъ. Правда, при такой постановке вопроса
могутъ легко пострадать сощальныя прерогативы основ­
ного ядра „Ж енской прогрессивной партж” ,—особенно,
если работницы ухватятся за программный требования
и (отъ чего упаси Боже!) еще проведутъ кое-что въ
жизнь... Но какъ-же быть? Какъ-бы сделать такъ, чтобы
и овцы были целы, и волки сыты?
„Ж енская политическая пар-пя" блестяще вышла
изъ этого весьма затруднительная положешя. Въ свою
— 100 —

программу она добросовестно вписала rfe требоваши,


который касаются охраны спещалъно-женскаго труда,
и полнымъ ыолчашемъ обошла все rfe irfeponpi«Ti>i, ко­
торый могли-бы послужить интересамъ рабочаго клас­
са—въ цЬломъ) Однако, эта премудрая тактика едва-ли
въ состоянш ввести кого-либо въ заблуждеше, и если
расплывчатая и осторожная формулировка требовашй
„Союза" еще можегъ поддержать некоторую нллюгшо
объ единств^ требованШ и желаний женщинъ ис*йхъ
слоевъ населения, то детальное определение надачъ и
стремлетй „Ж енской прогрессивной иартш" не остап-
ляетъ на этотъ счетъ никакнхъ дожиыхъ надеж.гь.
Требоважя „прогрессивной партт" по рабочему
вопросу начинаются съ торжественнаго провозглаше­
ния законодательной защиты всЬзсъ формъ жеискаго
наемнаго труда. Дал-fee агёдуетъ указаше ц-!;лаго ряда
ц'Ьлесообразныхъ и весьма даже желательныхъ u'feponpin-
тш, каковы: введете женской фабричной инсиекцш н*ь
ироыышленныхъ заведешяхъ; освобожде!Йе женщинъ огь
работы втечете 4-хъ недель до и б-ти нед'Ь.и» после
родовъ, съ сохранешемъ полной заработной платы;
устройство яслей при предпр1ят!яхъ; освобождение
женщины, кормящей грудью, каждые три часа нсякш
разъ по получасу; замена мастеровъ для надзора за
работой женщинъ мастерицами, и, наконецъ, равное
вознаграждеше за равный трудъ. Чего-ж.е еще? Тре-
боватя, какъ видно, весьма радикальныя; недаромь-
же большинство изъ иихъ списаны съ сошалъ-демокра-
теческой рабочей программы... Но rrfe-же, въ такомъ
случае, требовате 8 час. рабочаго дня, отмена ноч­
ного труда, pacnpocrpaHeHie законодательной охраны на
домашнее производство и на домашнихъ служащихъ?
Защищать женщину не только, какъ таковую, не
только, какъ мать, но и какъ работницу, какъ пред­
ставительницу рабочаго класса,—совершенно не вхо­
дить въ задачи феминистокъ. Какъ последовательный
— 101 —

поборницы только женскпхъ интересовъ, наши правый


феминистки готовы взять подъ свою защиту пролетарку,
готовы позаботиться о ней, готовы отстаивать,—но
не ея классовые интересы — Боже избави! а ея спе­
цифически жеиск'т нужды и потребности. „Законо­
дательная защита наемнаготруда во всехъ областяхъ- ,—
гласите» программа иартЫ „прогрессистокъ“ , но подъ
этимъ широковЬщательнымъ положешемъ сл^дуетъ
подразумевать весьма скромныя пожелашя:—аккурат­
ное кормлен]‘е грудью детей работницъ, отдыхъ въ
родовой перюдъ и назначеше женщинъ на места ма-
стсровъ и фабричныхъ ннспекторовъ. Вотъ и все! Ни
слова объ ограничен!!! труда женщинъ во вредныхъ
производствах!,, ни слова о нормировке рабочего вре­
мени!...
Классовая позишя „прогрессисток!,- , очевидно, ста­
вить предклъ нхъ великодушнымъ порьгвамъ въ о б ­
ласти сошальной политики и заставляетъ ихъ ограни­
чивать кругъ своихъ пожелашй узкимъ, анти-сощаль-
нымъ феминнзмомъ...
Д о какой степени члены „Ж енской прогрессивной
партш" далеки отъ понимаши классоваго хар актера
требованШ рабочаго класса и какъ спутаны въ ихъ
представленш требовашя чисто-феминистск1я съ зада­
чами и требовашями социально-политическими, видно
нзъ той-же программы. Любопытно, что рядомъ съ
требоватемъ учреждешя женской фабричной инспек-
гпи, въ той-же самой фразе встречается пожелаше—до-
лущешя женщинъ къ санитарному надзору за изгото-
влешемъ и продажею пищевыхъ продуктовъ, а рядомъ
съ требоватемъ равнаго вознаграждешя за равный
трудъ, чисто-феминистское пожелаше—уравнеше жен-
щинъ въ служебномъ отношенш сь мужчинами; затемъ
идеть требоваше—уравнение женщинъ въ правахъ на­
следовала, доиущеше ихъ во все области государ­
ственных^ обшестзенныхъ и частныхъ занятой и.
— 102 —

накомецъ, равный съ мужчинами над’&тъ земли дли


крестьянокъ. И все это въ одному абзаца съ зако­
нодательной охраной труда! Очевидно, „Ж енская про­
грессивная парт!"я“ имела въ виду такъ сконцентрировать-
все сулимыя ею блага, чтобы удовлетворить жевщииъ
вс'Ьхъ слоевъ населешя и чтобы колкчествомъ и ком­
пактностью своихъ требовашй произвести наиболее
сильное впечатлите.
Но останимъ пока р/ь стороне программный иоже-
дашя нравыхъ и л'Ьвыхъ фемпнистокъ и просл'Ь-
алмъ, какъ отражалась въ практик*!; жизни ихъ „вн е­
классовая" позишя. Отиошеше къ домаишнмъ служа-
щимъ и къ ихъ требовашямъ, это—пробный камень для
каждой женской организанш, претендующей па
роль внеклассовой защитницы женскигь интересов*..
Пока пробуднвипеся запросы продетарскихъ женщинъ
посягаютъ лишь на предпринимательски карманъ. пока
рабочее движете разыгрывается где-то вдали, за пре­
делами собственнаго жилища, до тЬхъ поръ фемини­
стки, являясь интеллигентками по преимуществу, отно­
сятся к*ь нему, если не всегда сочувственно, то во
всякомъ случае терпимо. Но картина резко меняется,
едва дело коснется ихъ собственнаго домашняго очага:
всякое стремлеше домашней прислуги выбиться изъ
своей рабской подчиненности и зависимости встре­
чается „хозяйками", будь оне даже архи-феминистки*
какъ посягательство на чуипя привиллепи. Каждая
уступка требовашямъ прислуги сопряжена съ жертвой
со стороны хозяйки; интересы сталкиваются остро,
непосредственно, и все прекрасныя слова объ обще-жен­
ской партш разлетаются, какъ дымъ... Перюдъ резкихъ
столкновений между феминистками и ихъ домаш­
ними рабынями пережить былъ Германией въ 1899 г.;
служанки впервые подняли голосъ на защиту соб-
ственныхъ интересовъ, сорганизовались и вступили
въ борьбу съ хозяевами за более сносное, более
— 103 —

достойное человека существоваже. Враждебность, съ


которой эти попытки встречены были лагеремъ бур-
жуазныхъ поборщицъ равноправие какъ нельзя яснёв
подтверждаегь всю иллюзорность внеклассовой пози-
цш феминистокъ. Теперь, когда организашя женской
прислуги стала представлять собою известную сошаль-
ную силу, отношеже къ ней со стороны феминисток^
естественно изменилось: ради торжества женскаго дела
приходится считаться и съ прислугой и при случае
сулить ц ей кой-какдя блага отъ сотрудничества съ
поборницами женскаго равноправ1я.
У насъ, въ Россш, где положение домашней при­
слуги еще несравненно-тягостнее, чемъ въ Германш,
эта рознь между хозяйками и домашними рабынями
должна ощущаться еще живее и непосредственнее.
Въ памятный 1905 годъ, — годъ всеобщаго подъема,
когда все задавленные, порабощенные современнымъ
режимомъ общественные элементы пробудились къ
жизни, напомнила о себе и домашняя прислуга. Загля­
ните въ газеты 1905 г., и вы увидите, какъ он-Ь пестрятъ
изумительными сообщежями объ открытыхъ выступле-
шихъ служанокъ, даже въ далекихъ, медвежьихъ угол-
кахъ PocciH. Выступлешя эти выражались либо въ
форме дружно-проводимыхъ забастовокъ, либо въ виде
уличныгь демонстраций. Бастовали и волновались ку­
харки, прачки, горничным, выступая то по професшямъ,
то объединяясь подъ общимъ наименовашемъ „слу­
жанокъ". Протестъ прислуги, какъ зараза, переносил­
ся съ места на место. Брошенный въ перюдъ револю-
цюннаго подъема лозунгъ—„объединяйтесь" налету
подхваченъ былъ служанками, и на первыя-же сображя
въ Петербурге и Москве прислуга явилась въ огром-
номъ количестве.
Какъ-же реагировали на это серьезное для жен­
скаго дела явлеше наши передовыя феминистки—борцы
за освобождеже женщины? Союзъ Равноправности
— 104 —

сд'клалъ, въ начал*!» своего возникновешя, нисколько


попытокъ сорганизовать прислугу (во Владиьпр-Ь, П ензЪ,
Москве, Харькове); но, кань не безъ неюум*Ьн1я и
грусти констатируютъ сами равноправии, эти попытки
успеха не п и к т тИ;мъ-же объясняется неуспЬхь фе-
министскихъ начинанШ въ этой области при рЬдко-
благопр1ятной общественной атмосфере, при исключи­
тельном ь предрасиоложенш служанокь къ организаций
Бросить некоторый с»е*гь на этоть вопросъ лгогутъ
следующие факты: Въ Харьков*!; „сою зь равноправности"
образовать специальную „комиссию по нзучешю поло­
жении женской прислуги". Эта комксая вошла въ сно­
шения съ женскимь ^домашнниъ персоиаломъ и разра­
ботала особый проектъ требовинш и уставъ для союза
прислуги. „Н а довольно-многолюдномъ" зас*Ьд«тнш со­
юза проектъ этотъ принять быль прислугой, по каковъ
быль его характера к насколько онъ въ самомъ д*Ь.т1;
отвечалъ иотребностямъ домашнигь рабынь, можно
судить по тому, что сошал-демократы устроили ни­
сколько собрашй со спещальной целью выяснить при­
слуг!» непр!емлемость проекта, выработаинаго при
ближайшею» участш и подъ ^руководствомъ самихъ
хозяекъ.
Организованные рабочее тогда-же предложили дру­
гой проектъ требовашй, включавипй и минимумъ
жалованья, и {норму рабочего дня, и определенные
часы и дни отдыха и т. д. Большинство прислуги
стало подписываться подъ этими требоватями и под­
держивать этотъ проектъ устава сошал - демокра-
товъ, о чемъ съ недоумешемъ и искреннимъ огор-
чешемъ иовЬствуюгъ благожелательные равноправ­
ии. Та-же участь постигала равноправокъ почти
всюду, когда он% вплотную подходили къ фабрично-
заводскимъ работницаыъ, надеясь сгруппировать ихъ
вокругь своего женскаго знамени. „Стоило разбудить
политическое самосознаше пролетарокъ, чтобы оне,
— 105 —

покидая ряды союза, спешили вступать въ собственную


классовую партш и становиться „партШны.чи работ­
ницами**. Передовыя равноправна утешали себя при
этомъ мыслью, что oH'k служагь лишь „школой** для
пробуждешя самосознашя пролетарокъ; но тотъ, кто
знакомъ съ настроешемъ „союза**, съ его задачами и
стремлешями, прекрасно понимаете, что это лишь
манера faire bonne mine au mauvais jeu. Женщины-
работницы вс'Ьхъ отраслей труда, женщины-пролетарки
нужны феминисткам^ какъ базисъ, какъ фундаментъ.
на которомъ только и можегъ быть воздвигнуто здаше
женской равноправности. При всемъ наиискреннейшемъ
желанш откликнуться на назревипе запросы женщи­
ны-работницы — вообще II въ частности — домашней
служащей, .союзъ** не сулг&лъ и не могь выполнить
взятой на себя миссш, и организащонный потокъ.
охвативши в ъ KOHirfe 1905 г . и в ъ начале 1906 г. в с е
слои рабочаго класса, пронесся мимо равноправокъ,
по неведомому буржуазнымъ женщинамъ руслу.
Последовательнее п откровеннее оказываются и въ
этомъ вопросе представительницы „Ж енской прогрес­
сивной партш**. О не даже и не пытаются затуманивать
свои намёрешя и истинным задачи. „Вопросъ о при­
слуге особенно близокъ хозяЙкамъ**,—говоритъ„Жен-
ск!Й Вестникъ"—поэтому онъ заслуживаетъ со стороны
интеллигентныхъ женщинъ ббльшаго внимашя. Имъ
необходимо согласовать свои собственныя удобства съ
удобствами прислуги. Имъ надо установить съ прислу­
гой так!я отношешя, чтобы крестьянская девушка,
живя въ чужой стороне, находила со стороны образо­
ванной хозяйки учасп е, гуманность и внимате къ ея
потребностямъ.** Прекрасныя, достойный похвалы по-
желашя! Но какъ-же наши прогрессистки предполагаютъ
осуществить въ жизни эти благородные и возвышенные*)

*) „Отчеты и протоколы**, 1906 г., стр. 3 .


— 105 —

рецепты для „интеллигентныхъхозяекъ**? Оказывается—


вопросъ о положенш прислуги решается весьма просто,
и остается удивляться, какъ это раньше никто до этого
не додумывался: прислуга должна быть приходящей.
Этимъ сразу разрешаются все сложности и ненормаль­
ности взаимо-отношежй хозяекъ и прислуги и пре­
кращается всякая эксплуаташя. Но тогда возникаетъ
вопросъ, rrfe-же будегь ютиться прислуга? И на этотъ
счегь указывается „выходъ**: Надо „организовать артель
прислуги- ; для начала, нисколько хозлекъ сговари­
ваются между собою и организуюгь общежитие при­
слуги; загЬмъ нанимаютъ служанку „с ь условземъ
чтобы она обязана была (курсивъ мой—А . К .) вступить
въ артель прислуги, жить въ общежитш для последней,
приходить къ нимъ работать на нисколько часовъ; а
остальное время*,—великодушно поясняетъ „Ж еисюй
Вестнпкъ*— „она можетъ употреблять по своему усмо­
т р е н ^ * ... „Мы иолагаемъ, что подобная артель могла-
бы иметь большой усп^хъ и доставила-бы много
удобствъ, какъ хозяевамъ, такъ и прислуге" *),—глав­
ное, конечно,- добавимъ мы отъ себя,--хозяевамь.
С ъ полнымъ сознашемъ всей премудрости своего
реш етя вопроса о прислуге, „Ж енсю й Вестникъ"
присовокупляетъ, что главной задачей „артели при­
ходящей прислуги должно быть гарантированы хо­
зяевамъ добросовестнаго отношешя съ ихъ стороны
(т. е. со стороны прислуги) къ своимъ обязанностям^*.
Поставивши себе целью улучшить положеже ао-
машнихъ рабынь, поборницы женскаго равноправ1я
неожиданно съехали на ограждеше собственныхъ, хо-
зяйскихъ, интересовъ. Это, по крайней м ере, откро­
венно съ ихъ стороны; после такого открытаго зая-
влешя, чей интересъ имъ ближе къ сердцу, нечего
опасаться, что даже малосознательные жексюе проле-

*) «ЖенскШ Вестникъ», 1905 г. Хг 12.


— 107 —

тарсше элементы попадутся въ сети нашихъ правыхъ


феминистокъ.
Всеми этими выхваченными изъ жизни примерами
мы вовсе не желает» бросать упрека феминисткамъ
въ преднамеренной» желанш опутать своими сетями
„доверчивыхъ“ пролетарокъ. Напротиаъ—не подлежнгь
сомнешю, что феминистки действуютъ искренно и
подходятъ къ пролетариат съ наивной верой въ
солидарность задачъ и стреыленШ женщннъ вс^хъ
классовъ населения. Н е тешила-ли себя подобноЙ-же
иллюзией французская буржуаз!я въ конце X V III века,
воображая себя выразительницей и служительницей
интересовъ всгЬхъ деыократическпхъ слоевъ населешя?
Но Bc fe благожелательныя попытки равноправокъ объ­
единить подъ однимъ общимъ знаменемъ всЬхъ реши­
тельно женишнт* неизбежно обречены на гибель. Не
могутъ феминистки своими требованиями ответить одно­
временно экономическимъ заиросамъ тЬхъ, кто продаетъ
свою рабочую силу, и гЬхъ, кто, покупая ее, стремится
изъ нея извлечь наибольшую для себя выгоду. Для
наиболее чуткихъ къ сощальному злу феминистокъ
остается одинъ,—увы! весьма несовершенный путь,—
путь залечивашя, при помощи филантропа з!яющихъ
ранъ современнаго человечества...
Большинство женскнхъ организаций въ Англш ста­
вить себе филантропичесшя задачи. Благотворитель­
ность методически, широко и даже планомерно прово­
дится въ жизнь. Н о, несмотря на это, нужда—острая,
бьющая по нервамъ и колющая благочестивую совесть
англичанина, растегь, растетъ и растетъ... Въ 1906 г.
въ Лондоне голодъ и безработица сорганизовали гран-
д:озную уличную демонстрант пролетарокъ. Изнурен­
ный, измученныя непосильнымъ трудомъ, нищетой, го­
лодовками, доведенный до отчаямя безвыходностью
своего положетя, внушительной толпой высыпали оне
на главный улицы Лондона. Одне несли на своихъ ру-
— 108 —

кахъ малютокъ, друпя держали знамена съ надписями:


„Безработные! требуйте права на трудъ!“ „Женщины
требуйте права голоса, чтобы пересоздать социаль­
ный строй! ■ „Работу нашпмъ мужьямъ! хлеба иашпмъ
д*йтямъ!“ Женщины шли къ премьеру добиваться „ра­
боты, работы, работы"... Въ своей петшии къ министру
резко и отчетливо говорили пролетарки, что он'Ь,
женщины рабочаго класса, долго молчали, но теперь
чаша терпЬтя переполнилась, u out. должны напо­
мнить о себе. Дольше выносить безработицу и голода»
н1>тъ силъ. Демонстрацш--еди 11стньчшып способа за­
явить о своихъ нуяаахъ, привлечь къ себе вшшаше:
ведь работницы до сихъ поръ не им-йютп. ноаможиостн
въ качестве народныхъ предста1штелыпшъ аапипцлть
свои интересы. Пусть англШскос правительство ашитъ,
что дольше молчать и мириться съ нищетой и голо-
домъ, съ зависимостью и уннжешемъ жешшшы-работ-
ницы не стаиутъ. Если ихъ требоиашя не будутъ }'до-
влетворены, он*Ь сум+.ютъ заставить дрожать тЬхт», кто
такъ несправедливо угиетаетъ народъ!...
Передъ такимъ взрыэомъ отчаяния и решимости без-
сильны зей благожелательных начинатя феминистокъ.
Что такое все эти пр1юты для работиицъ, обтежптш
для приказчицъ, столовыя для б'Ьлныхъ женщинъ, очаги
для молодыхъ д'Ьвииъ, когда случаи голодной смерти
регистрируются въ газетахъ, какъ обычное явлеше,
когда жители Лондона испытываютъ rfe-же муки голода
что знавали наши праотцы, не имевшие иного орушя
труда, кроме пдохо-отесаннаго камня... Но тогда голодъ
былъ естествененъ и неизбеженъ, тогда природа была
всесильна, производительность-же челов'Ьческаго труда—
ничтожна. А теперь,—теперь голодная смерть въ центра
Лондона, полнаго колоссальныхъ съ^стныхъ запасовъ,
это— величайшей упрекъ, сильнейшее изъ обвинешй.
как1я грядущее человечество броситъ капиталистиче­
скому X X веку. Напрасно пытаются буржуазная жен­
— 109 —

шины посредствомъ благотворительности избавиться


отъ назойливыхъ уколовъ совести, порождаемыхъ зрЬ-
лищемъ нищеты и отчаяшя и унижешя ихь „младшихъ
сестеръ**. Что можетъ сделать самая образцовая бла­
готворительность противъ растущем пролетаризаши
массъ, противъ иепрерывнаго увелмчешя могущества
капитала? Передъ охватившимъ весь земной шаръ со-
шальнымъ зломъ безсильно опускаются руки наибол'Ьс-
чуткихъ феминлстокъ. Не вычерпать имъ чайной лож­
ком благотворительности моря страдашй и нищеты,
порождаемыхъ капиталистической эксплуаташей наем-
наго труда!...
Передъ картиной разростающнхся сошадьныхъ бед-
CTBiti съ грустнымъ недоумешемъ должна останавли­
ваться искренняя поборница женскаго дела. Не можетъ
не вид'Ьть она, какъ мало дало до сихъ поръ проле­
тарка обще-женское движете, какъ безсильно оно
изменить къ лучшему услов 1я труда и жизни жен­
щины рабочаго класса. Туманно-серымъ, безпросвет-
нымъ должно представляться грядущее будущее чело­
вечества гкмъ женщинамъ-борцамъ за paBHonpaflie,
которыя не усвоили себе пролетарскаго м1ровоззреню,
которыя не питаютъ бодрящей веры въ наступление
бо.тке совершеннаго общественнаго строя. Какъ не­
полно, частично, компромисно должно казаться имъ
освобождение женщины при сохранности и неприкосно­
венности всего современнаго капиталистическаго Mipa!
Какое уныше должно охватывать наиболее-глубо-
кихъ и чуткихъ поборниц?» женскаго дела!.. При
современныхъ уродливыхъ сошальиыхъ отношешяхъ не
падать духомъ можегь только одинъ рабоч!й классъ.
Мерной, железной поступью идегь онъ неуклонно къ
своей цели, увлекая за собою и женщину-работницу.
Смело вступаетъ пролетарка на свой тернистый путь
труда? онъ ранить ей ноги, онъ терзаетъ ея тело, онъ
— 110 —

полонъ опасныхъ пропастей и настороженно высл'к-


живающнхъ ее жадныхъ хшшшкояъ...
Но, только встукивъ на этотъ путь, можегь жен­
щина достичь заманчиво-мерцающей вдали Ц'Ьли — сво­
его всесторонняго освобождешя въ обновленном!* wipe
труда... Въ своемъ тяжеломъ шествш къ светлому бу­
дущему пролетарка—эта еще недавно униженна», без-
нравная, забитая рабынн—попутмо научается сбрасы­
вать съ себя всЬ навязываемы» ей рабсюя добродетели:
шагь за шагомъ становится она слмостоятелы1Ы.мъ ра­
ботником!., независимой :тчностыо, свободной возлю­
бленной... Это она, въ совместной борьбе съ пролета-
р1емъ, завоевываетъпрнво на гру.ть женщин!;;это она,—
„младшая сестра** упорно, неотступно проблпаеп.
путь „свободной**, „равноправной* женщин*!: будущаго...
Чего-же после этого искать жепщинЬ-работницЬ въ
союзе съ буржуазными феминистками? I! кто, соб­
ственно, останется въ выигрыше отъ подобнаго союза?
Ужъ, конечно, не женщина-работница: ея сп асете, ея
будущее въ ея собсгвенныхъ рукахъ. Стоя на страже
своихъ классовыхъ интересовъ, не позволяя обольщать
себя великолепными речами объ общности „все-жен-
скаго uipa*, работницы-женщины не должны и не мо*
гутъ забывать, что, если’ цель буржуазныхъ жен-
щинъ—утверждеше собственнаго благополуч1я въ рам-
кахъ современнаго намъ антогонистическаго общества,
то ихъ цель иная—на место стараго отживающаго
Mipa воздвигнуть новый, светлый храмъвсеобщаго труда,
товарищеской солидарности и радостной свободы...
Бракъ и сетеаная проблема.
„Современная _форыа семьи
не есть последняя форма. Новое,
общество создаст^ н новую форму _
семьи*.
(!\. Каут скМ . „Коммент. кт»
Эрфурт. программ^").

Перейдемъ къ разсмотрешю другой стороны жен-


скаго вопроса — вопроса семейнаго. Надо-ли говорить
о томъ значеюк, какое для действительной эмансипацш
женщинъ имеетъ разрешеше этого больного и слож-
наго вопроса нашихъ дней? Стремлеше женщинъ къ
равноправш, разумеется, не исчерпывается борьбою за
политическую правоспособность, доступомъ къ доктор-
скимъ и инымъ ученымъ степенямъ и равною оплатою
за равный трудъ. Чтобы стать действительно свободной,
женщина должна сбросить тяготеющая на ней путы
современной, отжившей, принудительной формы семьи.
Р е ш е т е семейнаго вопроса не менее важно для жен­
щины, чЬмъ завоеваше ею политическаго равноправия,
чеыъ утверждеше ея полной экономической само­
стоятельности.
При современныхъ, обычаемъ и эакономъ утвер-
жденныхъ, формахъ семейнаго уклада женщина стра-
даетъ, не только какъ человекъ, но и каш, жена, и
какъ мать. Въ большинстве культурныхъ странъ граж­
данское уложеюе ставить женщину въ ббльшую или
меньшую зависимость отъ мужчины и признаетъ за
— 112 —

мужемъ не только право распоряжаться ея имуще-


ствомъ, но и господствовать надъ ней морально и физи­
чески. Стоить вспомнить граждански кодексъ Франти,
по которому женщина со дня заключетя брачиаго до­
говора теряегь всякую гражданскую дееспособность:
имущество ея переходить въ управлете мужа; ника-
кнхъ актовъ безъ согласия мужа она совершать не
можетъ; даже квартирный контракта, требуетъ засви-
детельствоваши „хозяина п властелина**; строжайиле
законы охраняють святость семейиаго очага, виолнЬ
санкцюнируя двоинз’ю мораль; прелюбодеяние мужа, и
то лишь при наличности изв’кстныхъ услови!, по закону
наказуется денежнымъ штрафомъ, иарушете-же су­
пружеской верности со стороны жены—двумя годами
тюрьмы. Надъ незамужней женщиной тягогкегь роди-
тельская-отцовская власть, но, оставаясь вне брака,
она все-же нисколько свободнее н независим-he. Зато
ея „девственную чистоту" французсюе законы блюдутъ
зорко, тяжко наказывая д-Ьвушку-мать т^мъ, что на
нее одну взваливаютъ все последств 1я внебрачнаго
сожительства: какъ известно, статьею 360-й граждан-
скаго уложешя Францш „поиски отца воспрещаются".
Если въ другихъ странахъ законы и менее сурово
относятся къ женщине, то все-же принциггь подчинен­
ности законной жены своему мужу н властелину под­
черкивается ими въ ббльшеЙ или меньшей степени.
У насъ, въ России, замужшя женщины не могутъ
вступать въ договоръ личнаго найма безъ разрешешя
со стороны мужа. Точно также векселя, выдаваемые
ею безъ его санкцш, признаются недействительными.
Жена, по нашему законодательству, обязана повино­
ваться мужу, и власть последняго поставлена выше
власти родительской. Ж ен е вменяется также въ обя­
занность разделять местожительство своего супруга,
и еще весьма недавно этотъ последшй могъ по этапу
вытребовать къ себе „непокорную жену*, желавшую
— lis —

избавиться отъ него, какъ отъ постылаго, а лодчасъ


даже ненавистнаго супруга...
А тамъ, где кончается оффишально, узаконенное
семейное порабощеше женщины, вступаете въ свои
права таке называемое „общественное м н ^ е * . Это
общественное м нете создается и поддерживается бур-
жуаз 1ей, въ цЪляхъ охранеюя „священнаго института
собственности". Санкционируется лицемерная „двойная
мораль". Буржуазное общество сдавливаете женщину
невыносимыми экономическими тисками, оплачивая ея
трудъ непомерно низко; оно лишаетъ ее права гражда­
нина подымать голосъ въ защиту своихъ попираемыхъ
интересовъ и лишь любезно предлагаете ей альтер­
нативу: либо брачная кабала, либо объятая презирае­
мой и преследуемой явно, но поощряемой и поддер­
живаемой тайно проституции.
Надо - ли останавливаться на темныхъ сторонахъ
современной брачной жизни— на страдашяхъ женщины,
тесно связанныхъ съ семейнымъ укладомъ нашихъ дней?
Объ этомъ уже столько писалось и говорилось. Белле­
тристика полна тяжелыхъ картинъ нашей семейной
и брачной неурядицы. Сколько психологическихъ тра-
гед]'й на этой почве, сколько искалеченныхъ жизней и
изуродованныхъ существованШ! Для насъ сейчасъ
важно лишь отметить, что современный семейный
укладъ въ большей или меньшей степени пригнетаете
женщинъ всехъ классовъ и слоевъ населешя. Обычаи
и традиши одинаково преследуете девушку-мать, къ
какому-бы слою населешя она ни принадлежала; законы
одинаково отдаютъ подъ опеку мужа и буржуазку, и
пролетарку, и крестьянку.
Не напали-ли мы, наконецъ, на тотъ пункте жен-
скаго вопроса, где женщины всехъ классовъ въ самомъ
дЬле могутъ друге другу протянуть руки и сообща
вступить въ борьбу съ угнетающими ихъ услов!ями?
Быть можете, общее горе, страдаше сглаживаете про­
— 114 —

пасть классоваго антагонизма и создаегь общность


стремленШ и задачъ у женщинъ разныхъ лагерей? Быть
можетъ. на почве общихъ желашй и целей возможно
сотрудничество между женщинами-буржуазками и про­
летарками? Борютси-же буржуазныя феминистки и за
более свободный формы, брака и за „право на мате­
ринство"; поднимаютъ-же OH*fe свой голосъ въ защиту
всеми преследуемой проститутки. Посмотрите, каш»
богата феминистская литература искашемъ новыхъ
формъ брачнаго сожительства и смелыми порывами къ
„моральному равноправт" половъ! Въ самомъ деле,
если въ области экономического освобождена жен-
щины-буржуазки плетутся лишь въ хвосте много-мил-
люнной армш пролетарокъ, пробивающихъ путь „новой
женщине", то въ борьбе за разреш еПе семейнаго во­
проса не принадлежитъ-ли пальма первенства именно
феминистке?
У насъ, въ Россш, женщины средняго буржуазнаго
класса,— та apMia самостоятельно - зарабатывающихъ
женщинъ, что въ 60-хъ годахъ сразу оказалась выбро­
шенною на рынокъ труда,—уже давно практически раз­
решили для себя мнопя запутанный стороны брачнаго
вопроса, смело перешагнувъ черезъ традишонный цер­
ковный бракъ и заменивъ консолидированную форму
семьи легко расторжимымъ союзомъ, более отвечаю-
щимъ потребностямъ подвижного интеллигентнаго слоя
населешя. Но субъективное разрешеше этого во­
проса единичными женщинами не меаяегь дела и не
скрашиваетъ общей мрачной картины семейнаго быта.
Если кто разрушаетъ современную форму семьи, такъ
это— не титаничесюя усилия отдельныхъ более силь-
ныхъ индивидуальностей, & мертвыя и, все-же, властный
производительныя силы, который неотступно, шагъ за ша-
гомъ, ведутъ строительство жизни на новыхъ началахъ...
Постараемся-же ответить здесь на два существен:-
ныхъ вопроса: 1 ) чьими уаипями — пролетарскими или
— П5 -*■

феминистскими—достигается постепенное освобождение


женщины огь сеиейнаго гнета? и 2 ) существуетъ-ли
на самомъ деле общность стремлетй у феминистокъ
и пролетарокъ въ области семейнаго вопроса, или же
здесь, какъ и во всЪхъ остальныхъ областяхъ, прояв-
ляется классовая рознь, резко делящая женщинъ на два
противоположных^ подъ-часъ враждебныхъ лагеря?

Приходится-ли еще доказывать, что въ семейномъ


укладе современности не все обстоять благополучно,
что существующая форма якобы моногамной семьи
непрестанно разлагается и разрушается въ самомъ
корне? Принудительно закрепляемая въ интересахъ
буржуазной собственности сложнымъ гражданскимъ
уложешемъ, современная семья день за днемъ теряетъ
свою устойчивость, свою былую крепость. Естествен­
ный узы, въ свое время спаивавиия семью въ не­
делимую сошальную ячейку, слабеютъ и отпадаютъ
вместе съ отмиралпемъ породившихъ ихъ экономи-
ческихъ формъ. Сплоченный, крепкФ, нерушимый се­
мейный союзъ, въ которомъ вся власть принадлежала
единственному кормильцу, единственному добывателю
богатствъ—отцу и мужу, - таковъ былъ идеалъ семей­
наго быта, отвёчавш 1й иотребностямъ нарождавшагося
„третьяго сословия". Въ rfe времена, когда третье
сословие еще только приступало къ своей великой мис-
сш — накоплешю чудовищныхъ богатствъ въ неарахъ
семьи,— нерушимость и устойчивость семейныхъ формъ
являлись однимъ изъ услов1 й успеха буржуазш въ ея
борьбе за существованте съ другими слоями населешя.
Недаромъ буржуаз 1Я X V H и X V III-го вековъ кичилась
своею нравственностью и самодовольно противопоста­
вляла свои семейныя добродетели нравамъ порочнаго,
легкомысленнаго дворянства, не постигшего великаго
таинства капиталистическаго накоплешя и сыотревшаго
— 116 —

на семью, не какъ на хранительницу, а какъ на рас­


точительницу накопленныхъ богатств!». Чтобы сделать
семью устойчивее, чтобы выше поднять престижъ се-
мейныхъ добродетелей, третье cocjioeie делало все, огь
него зависящее. Пущена была въ ходъ релипя, про-
поведывавшая нерасторжимость церковнаго таинства
брака, законъ, каравшШ прелюбодеяние жены, и мораль,
провозглашавшая „святость семейнаго очага1*. А когда
буржуаз 1я заняла господствующее социальное моложе-
Hie, когда все нити Miposoro производства стали схо­
диться въ ея рукахъ, тогда ея мораль, ем нравственные
и граждансюе кодексы, имевсше целью охранять именно
ея классовые интересы, постепенно обратились въ нормы,
обязательный и для другихъ слоевъ населешя. Мораль
„третьяго сослов 1яи признана была моралью обще­
человеческой. Узко-классовый матер1альный разсчегъ
заставлялъ буржуазш заботиться о „чистоте** брач-
наго ложа и преследовать „незаконорожденныхъ1*,
т. е. техъ, кто не могъ и не долженъ былъ наследо­
вать хоть частицу скопляемыхъ семьей сокровищъ;
классовый расчетъ помогалъ укрепленш нормъ „двой­
ной морали" и установлена „строгихъ** законодатель-
ныхъ положешй въ области семейнаго права. И вотъ,
все мы, воспитанные на искусственныхъ нормахъ по­
ловой нравственности, имеющихъ исключительной целью
охрану интересовъ буржуазш, мы преклоняемся до сихъ
поръ передъ этими классовыми принципами, какъ передъ
высшими идеологическими категор 1ями, мы готовы при­
знавать ихъ нормативными принципами нравственности!
Одновременно съ провозглашешемъ капиталисти-
ческаго производства непреходящей, вечной формой
хозяйственной жизни человечества моногамный бракъ.
признанъ былъ неизменнымъ и постояннымъ сощадь-
нымъ институтомъ. Эволющонная точка зрешя на бракъ
осуждалась и преследовалась съ той-же страстностью
и ненавистью, съ какой отрицался и оспаривался эволю-
- 117 —

шонизмъ въ хозяйственной жизни общества. Собствен­


ность и семья слишкоиъ тесно связаны между собою;
расшатывая одинъ изъ этихъ устоевъ буржуазнаго
Mipa, нельзя быть увереннымъ въ прочности другого.
Г1 оэтому-то буржуаз 1я всегда такъ тщательно охраняла
свои семейныя начала; поэтому-же отстаивала она всюду
съ такой страстностью и продолжаетъ до сихъ поръ
отстаивать обветшалый формы брачнаго уклада совре­
менности.
Но экономическая эволюшя, пережитая челов^че-
ствомъ—гибель мелкаго, ремесленнаго производства, тор­
жество машиннаго труда, колоссальный ростъ городовъ,
лихорадочный темпъ ихъ производительной и торговой
жизни — эволющя эта не могла не отразиться на фор-
аахъ семейнаго сожительства и должна была поколебать
казавцпеся незыблемыми устои буржуазной семьи.
Вотъ уже целое стол-feTie ведется непрерывный споръ
между сторонниками старыхъ воззренШ на семью, какъ
на неизменный сошальный институтъ, и привержен­
цами новыхъ теорШ, для которыхъ современная форма
брачнаго сожительства есть лишь преходящая истори­
ческая категор1я. Не столько историчесте примеры к
этнографичесюя изыскания, сколько живая действитель­
ность изо дня въ день твердить о неустойчивости
современной семьи, о непрерывно совершающемся се-
мейномъ распаде. Все реже слышатся голоса, утвер­
ждающее, будто современная семья является институ-
томъ постояннымъ и неизменнымъ, и самый споръ о
семейныхъ отношешяхъ уж е переносится въ другую
плоскость. Буржуазные идеологи заняты теперь вопро-
сомъ: какими „реформами" сохранить въ целости зам­
кнутую буржуазную семью, какими мерами воспрепят­
ствовать ея дальнейшему разложение?
Ничто такъ не раздражаетъ буржуазию, какъ утвер-
ждеше последователей научнаго сошализма относи­
тельно неизбежности радикальныхъ изменен^ въ об­
— 118 —

ласти семейнаго быта въ связи съ переустройствомъ


хозяйственных^» основъ общества на новыхъ, коллек-
тивистскихъ, началахъ. Съ удвоенной страстностью на-
чинаютъ тогда буржуазные идеологи кричать о томъ,
что современная семья можетъ перейти зъ целости и
неприкосновенности въ любой реформированный строй
и что изм*йнете производственныхъ отношений вовсе
еще не влечетъ за собою неизбежности переворота
въ формахъ сожительства половъ.
Такъ-ли это на самомъ Д'Ьд-Ь?
Чтобы какая-либо форма сошальнаго общешя людей
могла быть устойчивой, для этого необходима налич­
ность гЪхъ экономическихъ причинь, которыя въ
свое время вызвали въ жизнь именно такую, а не дру­
гую форму общественныхъ взаимоотношешй. Въ rfc
времена, когда преобладало натуральное хозяйство,
семья являлась прежде всего экономической ячейкой,
производительницей вс*Ьхъ необходимыхъ благь дли
данной группы лицъ *).
По M'fep-fe развючя и укр-Ьплешя менового хозяйства
члены семьи могли все въ большей и большей M'fep'fe
удовлетворять свои потребности и безъ помощи семьи,
какъ хозяйственной ячейки; гкмъ не мен'Ье, вплоть до
X I X в*Ька( т. е. до расцвета крупно-капиталистическаго
производства, семья сохраняла за собою еще ц'Ьлый
рядъ мелкихъ хозяйственныхъ функшй, привносившихъ
въ моральный брачный союзъ, р^шающ»й и опреД1злию-
ипй экономичесшй момента». Д о т^хъ поръ, пока ceiMbn
въ ббльшей иди меньшей srtp'fe являлась производитель­
ницей данностей, социальное ея сущестзоваше было
обезпечено; кр'Ьпюя, жизненныя узы связывали чденовъ
*) оЧ'Ьмъ меньше развить трудъ человека, ч-Ьмъ ограничен­
и й количество его лродуктовъ. а сл-Ьд. и разм'Ьръ обгцествея-
наго богатства, тгЬмъ большее значение въ общественном! устрой-
CTBt пи'Ьют'ь семейныя узы". (Эягельсъ, „Происхождев1е семьи*1
и т. д., стр. i).
— ltd —

ея гораздо прочнее, ч%мъ самые суровые законода­


тельные кодексы, принудительный нормы морали. Но
съ той минуты, какъ крупно-капиталистическое произ­
водство вырвало изъ рукъ семьи ея привычны» хозяй­
ственны» обязанности, семья утратила свое значеше
необходимой экономической ячейки и этимъ осуждена
была на медленное, но неизбежное раэложеше.
Въ самомъ д^ле, где теперьт'Ьэкономичесшя спайки,
который делали когда-то семью такой устойчивой и
жизненной? Возьмемъ для начала семью буржуазную и
поемотримъ, каюя функции изъ гЬхъ, что ДОЛПЯ сто-
л *п я лежали на ней, еще сохранились въ ея недрахъ
до нашихъ дней.
Производительная деятельность семьи, въ смысле
изготовления длиннаго перечня предметовъ первой не­
обходимости, сведена до минимума; область домашняго
хозяйства сужена до неузнаваемости. Где вы встретите
теперь буржуазную семью, которая занималась-бы при-
готовлетемъ свечей, мыла и пива, пряжей и тканьемъ,
консервировашемъ на зиму продуктовъ, печеньемъ
хлеба, шитьемъ одежды для всехъ домашиихъ? Н е г ь
выгоды, нетъ необходимости затрачивать силы членовъ
семьи на добываше и изготовлеше техъ предметовъ,
хотя* бы и первой необходимости, которые за дешевую
плату прюбретаются въ любпмъ торговомъ заведенш.
Одна отрасль хозяйства за другой ускользаетъ изъ
рукъ домовитой хозяйки, превращаясь въ объектъ про­
мышленной спекуляцш. С ъ ростомъ и воцарешемъ
крупно - капиталистическаго производства семья утра­
чиваете» роль былой производительной ячейки и, пере­
ставая играть роль самостоятельной хозяйственной еди­
ницы, постепенно теряетъ свое значеше въ экономиче­
ской жизни общества *).
*) У насъ, въ Рос cm, гдЬ крупно-капиталистическое произ­
водство не ии'Ьетъ первенствующего эначетя, въ область до-
малняго хозяйства входитъ несравненно больше производитель-
— 120 —

Н о, если въ неарахъ семьи и прекратилось произ­


водство и добываше предметовъ потреблешя, то, быть
можеть, за семьей все еще сохраняются друпя хозяй-
ственныя функши? Являлась-же семья втечете мно-
гихъ в'кковъ своего существования не только самостоя­
тельной созидательнииеЙ ценностей, но и верной ихъ
хранительницей. Домъ, утварь, семейныя сокровища—
все это свято сберегалось и сохранялось ею.
Малоподвижная, прикрепленная къ собственности,
земле, дому, семья недавняго прошлаго являласьнаиболее
нздежнымъ аппаратомъ для сбережешя фамильныхъ бо-
гатствъ, а при такомъ положенш вещей крепость семей-
ныхъ узъ самымъ теснымъ образомъ связывалась съ иму­
щественными интересами рода. Распадись семья,— и фа-
мильныя сокровища распылятся, разойдутся по рукамъ.
Иное дело теперь: банки и иныя сберегательныя
учреждешя въ полной м ере перенимаютъ сберегатель­
ныя функши семьи; это они, а не морально-половые
союзы принимают» на себя хранеше и сбережете уже
накопленныхъ фамильныхъ богатствъ. Къ тому-же, бо­
гатства эти все чаще и чаще выражаются въ порта*
тивныхъ процентныхъ бумагахъ, совершенно не нуж­
дающихся въ спешальной заботе о нихъ домочадцевъ.
При непрерывно увеличивающейся подвижности жизни,
развита путей сообщешя, способствующемъ частымъ
перемещетямъ.семействъ съ места на место, всякое
громоздкое имущество обращается въ обузу; един-
ственнымъ необременительнымъ выразителемъ ценно­
стей, при такихъ услов 1яхъ являются деньги и процент­
ный бумаги. Такимъ образомъ, изъ круга домашнихъ
обязанностей изъемлется и прежняя, привычная функ­
ция семьи—сбережете накопленныхъ ценностей.
ныхъ функшй, ч-feirb аа ЗападЪ; цЪлый рядъ отраслей хозяйства,
уже перешедпхихъ эа-гравицсй въ руки капиталистическаго про­
изводства, ородолжаетъ у васъ составлять привычную принад­
лежность домоводства.
— 121 —

А потреблен1е,—это неотъемлемое ycxoeie семейнаго


быта,—разв*Ь оно въ прежней м-Ьр-Ь практикуется въ
донашнемъ кругу? Рестораны, клубы, меблированные
дома, гостиницы зам^няютъ собою привычный домаш­
ней очагъ. Крупная, денежная буржуазия проводить
полжизни, слоняясь по фешенебельным!» курортамъ,
пользуясь услугами отелей-дворцовъ; средняя и мелкая
буржуашя, стремясь сбросить съ себя докучлмвыя хо-
зяйственныя заботы и сократить расходы „по дому4*,
ютится по ыеблированнымъ комнатамъ, столуется въ
ресторанахъ, работаетъ въ публичныхъ библщтекахъ.
въ общественныхъ лаборатор 1яхъ, въ нашональныхъ
галлеремхъ и музеяхъ.
По M'fep'fe того, какъ растущимъ спросомъ на деше-
выя трудовыя силы во всЪхъ областяхъ труда женщина
выманивается изъ своей узкой семейной ячейки и npi-
общается къ потоку самод-Ьятельнаго населешя, такого
рода жизнь получаетъ все бол*Ье и бол’Ье широкое
распространен 1е. Пока единственныиъ кормильцемъ
семьи являлся мужъ, пока своимъ заработкомъ онъ
одинъ привносилъ въ домъ вс"Ь доступные семь'Ь мате-
р!альныя блага, пока оть него, главнымъ образомъ,
зависало благополуше жены и д-Ьтей, до гЬхъ поръ
семью опутывали и тЬсно связывали узы, часто вовсе
незнакомые теперешнимъ семьямъ. Теперь, и въ мел­
ко-буржуазной, да даже и въ средне-буржуазной семь^
женщина все чаще и чаще своимъ заработкомъ покры-
ваетъ часть домашнихъ потребностей; уничтожается
въ корнЪ зависимость жены отъ мужа, дочери отъ
отца, и одна за другою слаб'кютъ и рвутся Moryeie
скр-Ьпы, когда-то спаивавцпе между собою членовъ
буржуазной семьи.
Что остается семь*Ь въ наши дни? Каюя функцш еще
лежать на ней, каюя нити еще связываютъ ея членовъ?
Быть можетъ, воспиташе д*Ьтей? Но гд'Ь-же rfe бур­
жуазные отцы и матери, которые сами занимаются
— 122 —

воспиташемъ и образоватемъ своего потомства? Не


только мелкая и средняя, но даже и крупная буржуаз 1я
не брезгають общественными воспитательными и обра­
зовательными учреждешями. Д етсю е сады, элементарный
школы получаютъ небывалое распространеше,^е говоря
уже о среднихъ и высшихъ учебныхъ заведешяхъ.
Воспитательныя обязанности точно такъ-же, какъ и
остальныя функщи семьи, переходить отъ замкнутой
семейной ячейки въ B'krkme общества или государства.
Что-же остается семье после этого? Какова ея за­
дача при современномъ намъ индивидуалистически-клас-
совомъ уклада общества? Исключительно — передача по
прямой линш родового и благопршбретеннаго имуще­
ства. Трудная расторжимость современнаго брака имёегъ
целью способствовать выполнешю этой единственной за­
дачи теперешней семьи—• семьи, служащей не мораль-
нымъ запросамъ личности, а интересамъ собственности.
Не показываегь-ли намъ вся истор1я современнаго брака,
что институтъ этотъ вызванъ быль въ жизнь чисто­
утилитарными разсчетами и лишь въ редкнхъ, особенно
благопр1ятныхъ случаяхъ привносился въ него мораль­
ный элементъ въ виде привязанности.
Съ утверждендемъ своего господства буржуаз1я пе­
рестала лицемерить и открыто стала выставлять свои
брачные союзы, какъ родъ торговыхъ сделокъ, выгод-
ныхъ „аферъ". Изъ союза „двухъ любящихъ сердеш Л
какимъ любятъ изображать бракъ буржуазные идеологи,
онъ при современныхъ услов!яхъ все чаще и чаще превра­
щается въ циничную куплю приданаго или продажу ти­
тула. Свадьбы, совершаемые по газетнымъ объявлешямъ
это—н^что столь обычное, что моральное чувство щепе-
тильнаго буржуа и не думаетъ возмущаться. О счастли-
вомъ исходе подобныхъ браковъ„по разсчету** свидетель-
ствуетъ все возрастающая цифра разводовъ*). Требован 1я

? А. Бебель— Женщина и сошализмъ“. стр. i i j в щ .


— 128 —

расторжешя браковъ столь многочисленны, что одинъ


в-Ьнсшй судья въ отчаяшн воскликнулъ: „скоро жалобы
о разбитыхъ бракахъ будутъ столь-же часты, какъ и
жалобы о разбитыхъ стеклахъ".
Статистика не въ состояли дать верную картину
численности „разбитыхъ браковъ", такъ какъ огромное
число расходящихся супруговъ не прибегаетъ къ фор­
мальному разводу. Не с.тЪдуетъ также забывать, что
законы в<гЬхъ государствъ всячески затрудняютъ ра-
сторжеше браковъ и, такимъ образомъ, препятствуя
насильственнымъ путемъ расхождению супруговъ, часто
удерживатотъ отъ разложешя столь полезные союзы, какъ
браки миллюновъсътитуломъ или земли съкапитадомъ...
Однако, если семья въ класса буржуазномъ незгдер-
жимо разлагается, если день за днеиъ отмираюгь все
прежше скрепы, обезпечивавцие когда-то ея жизнен­
ность, значигь-ли это, что и во всЬхъ остальныхъ сло-
яхъ населешя совершается тотъ*же неумолимый про-
цессъ семеПнаго распада? Мы знаемъ, что было время,
когда феодально-дворянская семья шла къ полному
упадку и разлагалась самымъ явнымъ и неопровержи-
мымъ образомъ; но въ то-же время нарождавшееся
третье сослов1е свято блюло семейныя традиши, спра­
ведливо усматривая въ целостности семейнаго начала
верный оплотъ для своего растущаго сощальнаго мо­
гущества. Быть можетъ, и сейчасъ разлагается лишь «
семья средней и высшей буржуазж, тогда какъ въ бур-
жуазш мелкой, напр., въ крестьянстве, семейныя начала *
по-прежнему жизнеспособны?
Не говоря уже о западно-европейскомъ крестьян­
стве, претерпеваюшемъ всецело те-же вл;яшя, отъ дей-
ств1я которыхъ разлагается семья и въ остальныхъ сло-
яхъ буржуаэш, но и въ иашемъ „косномъ" русскомъ
крестьянстве совершается резкая аволюцдя семейныхъ
отношений. Ужеодинъ переходъ отъ большой—родовой—
семьи къ „семье малой", одинъ фактъ массовыхъ раз-
— 124 —\
ii
д-Ъловъ служить яркимъ показателеиъ разложетя
прежннхъ формь семейнаго заклада крестьянства.
„Малая" семья, какъ известно, основана на совер­
шенно иныхъ хозяйственныхъ началась; здесь жен­
щина сразу получаетъ больше, простора и возможности
завоевывать себе самостоятельное положеже „хозяйки"
и домоправительницы. Въ „большой"—родовой—семье
она—лишь одна изъ многочисленныхъ механическихъ
исполнителей чужой воли, воли главы семейства; при
отсутствш определенная разд'Ьлешя труда, на ея долю
не остается никакой инишативы, и, сколько бы она ни
трудилась, н%тъ никакой возможности учесть коли­
чество ценностей, привносимыхъ ею въ хозяйство. О т ­
сюда обезц'Ьнеше ея труда, отсюда ея полная зависи­
мость. Въ малой семье женщина работает*» не меньше,
а подъ часъ и больше, но зато она зав^дуетъ опреде­
ленной областью хозяйства, является индивидуальной
производительницей, и труды рукъ ея легко поддаются
учету и оценке. На ней лежитъ домоводство въ са-
момъ широкомъ смысле этого слова, включая сюда —
пряденье, тканье, уходъ за скотиной, даже продажу
хозяйственныхъ продуктовъ; и лишь, въ страдную пору
она является только подсобницей мужа въ полевыхъ
работахъ. Зато и иужъ не считаетъ себя въ праве
вмешиваться въ хозяйство жены. „В ъ Малороссш,— со-
общаетъ Александра Ефименко,—где, вследствие осо-
бенныхъ местных!, историческихъ и бытовыхъ услов1й,
гораздо раньше распалась родовая семья, чемъ въ В е­
ликоросс^, такое р а з д а е т е труда, обязанностей и
правъ доведено до значительной степени. Муясь никогда
не вмешивается въ дела жены, предоставляя ихъ на
полное ея благоусмотреше и произволъ: „се бабское
хозяйство",—говорить малороссъ". Но именно въ Мало­
россш бытовое положеше крестьянки значительно снос-
ч нее, чемъ въ Великоросс^, где все еще господствуете
начало старой родовой семьи.
— 125 —

Т а относительно, большая независимость, которой


пользуется женщина въ малой семье, естественно сде­
лала ее ярой защитницей этой формы семейныхъ отно-
шешй и толкаетъ крестьянскую женщину на прим±не- ^
ж е всехъ находящихся въ ея расиоряженш средствъ,
чтобы добиться раздала; тутъ пускаются въ ходъ и *
клевета, и лесть, и неуживчивость. „Народъ,—утвер-
ждаетъ А . Ефименко,— какъ у великороссовъ, такъ и у
другихъ славянъ признаете» женщину злой противницей
общей совместной, родовой жизни и считаетъ ее глав­
ной причиной паден1я стараго порядка" *). Если это
утверждеше и не вполне верно, то во всякомъ слу­
чае характерно; несомненно, существуютъ причины
более глубоюя, чемъ „неуживчивость" и „сварливость"
бабъ, который способствуют^» распаду родового быта,
Ссорились-же бабы и раньше; однако, это не вело къ
повсеместнымъ разделаыь и переходу отъ большой къ
„малой" семье.
Прочность семейныхъ началъ находится въ обрат-
номъ отношеши къ распространенности менового хо-
зяйства въ деревне, это—факгь общеизвестный. Тамъ, «
где крестьянство не захвачено еще всем1рнымъ пото-
комъ торговыхъ снош етй, где господствуетъ перво­
бытное, замкнутое, натуральное хозяйство, тамъ ста­
ринная форма патр1архальной семьи удерживается во *
всей своей архаической неприкосновенности. Семья въ
такомъ случае продолжаетъ оставаться прежде всего
экономической ячейкой, производительницей всехъ *
жизненн&хъ благь, — ячейкой, крайне важной, даже и
необходимой для всехъ ея членовъ. Экономичесюе
скрепы, стягиваюице крестьянскую семью, гарантируютъ
въ такомъ случае ея устойчивость и жизненность; о
разводахъ здесь ничего не слышно. Правда, бракъ .

*) Александра Ефименко, ,Дзсл^довав1Я народной жизни*4,


стр. 92,
— 126 —

' тутъ не является „моральнымъ союзомъ", но зато онъ


всецело покоится на реальность фундаменте производ-
ственныхъ отношешй. Наша русская родовая крестьян­
ская семья, со всеми ея уродливыми пережитками ста­
рины, съ безапеллящоннымъ порабощежемъ женщины,
съ ея неограниченной властью „хозяина" надъ всеми
домочадцами, могла просуществовать неизменно до на-
ших*ь дней, только благодаря тому, что наше крестьян­
ство удержало до конца X I X столеття древнья, давно
пройденный и оставленный другими народами, формы
хозяйственныхъ отношешй.
, Однако, прежшя застившая нормы патр1архальнаго
быта теряютъ свою былую устойчивость, какъ только
крестьянское хозяйство оказывается втянутымъ въ
обииЙ потокъ MipoBoro товарообмена. Нравственные
принципы въ области семейной морали, всего несколько
десятилет1й тому назадъ казавппеся столь непрелож­
ными и незыблемыми, начинаютъ терять свою катего­
ричность и выходятъ изъ обихода крестьянства вместе
съ домотканной льняной рубахой и самодельной сохой.
Переходъ крестьянской семьи отъ „большой" къ „ма-
» лоЙ",—переходъ, порождаемый указанными экономиче­
скими причинами, лишь ускоряетъ процессъ дальней*
шаго разложешя семьи. Пусть народные обычаи пере-
носятъ въ лоно малой семьи принципы безправ!я и зави­
симости жены отъ главы семьи — хозяина; практика
жизни становится въ резкое противореч!е съ этими
принципами. T e -же экономичеаця услсжя малой семьи
обезпечиваютъ женщине известную экономическую са­
мостоятельность и порождаютъ въ самыхъ темныхъ
глубинахъ крестьянства конфликтъ между отжившими
бытовыми началами и реальными жизненными отно-
. шешями. А это уже первый шагъ къ возникноветю
„женскаго вопроса" и въ крестьянской среде.
Что недовольство женщинъ крестьянскаго сослов1я
растетъ вместе съ эволюшей семейныхъ формъ,—о томъ
— 127 —

свидетельствуетъ небывалый ростъ женскаго монаше­


ства. Въ 1855 г. послушницъ въ монастыряхъ насчи­
тывалось 7091; въ 1902 г. ихъ было уже 32.029. Несо­
мненно, тяга въ монастырь крестьянокъ (а изъ нихъ-то
преимуществннно и вербуются послушницы) указываетъ
на ихъ растущее желание уйти отъ тяготы крестьян­
ской семейной жизни, съ ея постоянной экономической
необезпеченностью и непосильнымъ трудомъ. О томъ-
же свидетельствуетъ и распространение такъ называе-
маго „черничества" среди крестьянскигь девушекъ.
„Чернички", обрекающ(я себя на оффишальное безбра-
4ie, темъ не менее не отказываются отъ любви; на-
противъ, отвоевавъ себе известную независимость въ
семье (ихъ заработокъ считается священнымъ и никто
изъ семьи на него не посягаетъ), оне пользуются сво­
бодой и въ сфере чувства. Въ этомъ стремлении къ .
монашеству, черничеству, а также въ уходахъ въ го-
родъ, въ фабричный центръ „на заработки", сказы­
вается ростъ самосознатя крестьянокъ, которымъ ста- *
новится „невтерпежъ" ихъ прежняя семейная кабала.
Особенно ощутительно разложеше крестьянской семьи
у насъ. въ Россш, въ техъ местностяхъ, который въ
изобилш выбрасываютъ женщинъ на аграрно-трудовой
рынокъ *).
Ж енщина, идущая за сотни верстъ, въ чужую гу-
берндо на сельсше заработки, женщина, участвующая »
въ отхожихъ промыслахъ, — это уже новый типъ
крестьянки, напоминающий по своей психолога скорее
фабричную работницу, чемъ безропотную „деревенскую
бабу", покорно влачившую на себе все тяготы до­
машней жизни, освященный традишями патрщрхальнаго
быта. Самая семья въ такихъ случаяхъ принимаетъ
*) Какъ велпко количество женшанъ, участвуюпгахъ въ от-
хожигъ промыслахъ. видно изъ того, что изъ l l -ти уЪэдовъ
одной только Тверской губ- въ 8о-ые годы уходило —ао.929 жев-
щинъ въ годъ.
128 —

иной обликъ, теряетъ свою замкнутость, закостенелость,


становится подвижной, разобщенной и, следовательно—
легче расторжимой. Пробираясь въ самые rayxie дере-
венсюе уголки, новыя производственный отношен1я
подчиняютъ себе и изменяютъ прежжя формы со-
щальнаго сожительства. Внедряясь въ деревню, про­
никая собою все местный аграрный отношежя, капи-
тализмъ изменяетъ не только физюном1Ю западно-евро­
пейской крестьянской семьи, но наносить решительные
удары и патриархальному быту нашего русскаго кре­
стьянства. Медленно, но непрестанно совершается въ
крестьянской семье рядъ серьезныгь изменежй, на-
рушающихъ ея прежнюю, привычную устойчивость
и незыблемость...
Остается еще наиболее-многочисленный слой -со­
временна™ общества—классъ пролетархенъ. Какъ об­
стоять дела семьи въ .этомъ классе населешя? Не най-
демъ-ли мы хотя-бы тутъ условШ, обещающихъ жиз­
ненность нынешнему семейному укладу? Можно-ли,
однако, серьезно ставить подобный вопрбсъ? Где она,—
семья, у современнаго рабочаго, у продавца своей ра­
бочей силы? *)
Едва забрезжить светъ, и мужъ, и жена— оба сле­
т а т ь покинуть свое тесное, убогое жилище, чтобы
послушно ответить на призывный зовъ фабричнаго
гудка и покорно отдаться во власть бездушныхъ, но
всесильныхъ властелиновъ-машинъ. Д о поздняго ве­
чера остаются супруги вне дома; дети предоставлены
*) „КапиталистическФ способъ производства,' въ большин­
стве случ&евъ, не устраняетъ для рабочаго необходимости жить
своимъ отдезьньшъ хозяйствомъ; во онъ отнкиаетъ все свет-
лыя стороны этой жизни, оставляя лишь ея темкыя стороны,
гдавнымъ образомъ иэнуреше женщины, ея оторванность отъ
общественной жизни. Промышленный трудъ женщины означаетъ
въ настоящее время не освобождев1е ея отъ домашней работы
по хозяйству, а прибавление къ старому бременя еще новаго*.
(.Комуент. къ Эрфурт. программе*, стр.
— 129 —

лопеченмо Господа Бога; въ лучшемъ случай— о нихъ


заботится дряхлая или потерявшая трудоспособность
соседка... Улица, шумная, грязная, развратная улица,
вотъ — ихъ воспитательница, вотъ — первоначальная
школа пролетарскихъ дЬтей... Если мастерская удалена
отъ дому, родители и въ обеденное время не загляды-
ваютъ въ свои запущенный обиталища. Жильцы и жи­
лички, больные, алкоголики, старики и д'Ьти— пришлый,
чуждый элеменгь разрушаетъ посл'Ьднюю иллюз1ю се­
мейной изолированности. А. нищета неотвязно стучится
въ окно и хищными глазами высл^живаетъ случайную
неудачу — болезнь, безработицу, смерть члена семьи,
рож аете ребенка, чтобы своими алчными когтями
впиться въ пролетарскую семью, разодрать, разметать
ее по св'кту... При такихъ услов 1Яхъ, бракъ, даже за­
ключенный по взаимной склонности, быстро превра­
щается въ непосильное ярмо, отъ котораго обЪ сто­
роны такъ часто ищутъ забвешя въ водк*Ь...
Низкш заработокъ мужа, непрерывный спросъ со
стороны капитала на дешевый женсюя рабочш руки
толкаютъ женщину въ раскрытый объятая капиталисти-
ческаго производства. Но съ той минуты, какъ фабрич-
ныя двери захлопываются за женшлной-работницей.
участь пролетарской семьи решена. Медленно, но не­
отвратимо идетъ семейная жизнь рабочаго на убыль.
Домашшй очагъ тухнетъ и перестаетъ быть центромъ,
объединяющимъ членовъ семьи.
Какой насмЬшкой, какимъ кошунствомъ звучать'
всЪ сантиментальные выкрики буржуазии „о святости *
семейнаго очага" и „материнства", когда миллюны, де­
сятки миллюновъ матерей не въ состояши выполнять
даже элементарн*£йшихъ своихъ обязанностей. По
властному призыву капитала, матери отрываютъ отъ
своей груди ребенка, не научизшагося еще отличать
св'&гь отъ тьмы, и послушно толпятся у фабричныхъ
воротъ. Какъ калечатся и уродуются дЪти еще въ ут­
9
— 130 —

робе матери зловредными газами и испарешями •), какъ


гибнутъ миллюны д'ктскихъ жизней, поглощая уже съ ма-
теринскимъ молокомъ я д о в и т ы й вещества, какъ сотнями
сгораюгь въ деревенскихъ избахъ ребятишки, бросае­
мые въ страдную пору на произволъ судьбы, кэкъ ма­
тери, родныя матери, постепенно отравляютъ детей
своихъ ошумомъ, чтобы они своимъ плачемъ не ме­
шали заканчивать спешные заказы, — обо всемъ этомъ
прекрасно осведомлены буржуазные защитники совре­
менная брака и материнства. Но лицем еря буржуа-
эш нетъ гранш ъ. Что ей за дело до того, что
дети работницъ, занятыхъ на спичечныхъ и ртутныхъ
фабрикахъ, при фабрикант зеркалъ или свинцовыхъ
белилъ, родятся, съ изуродованной костной системой,
со слабой жизнедеятельностью, родятся только для
того, чтобы умереть въ мучительныхъ судорогахъ?!
Что изъ того, что выкидыши и мертворождешя явля­
ются неизбежнымъ результатомъ безобразной эксплуа­
тационной системы современнаго промышленнаго труда
женщинъ?! Что изъ того, что, доведенный до изступ-
лешя голодомъ и нищетой, матери бросаютъ своихъ
детей въ „фабрики ангеловъ“ , что статистика обнару­
живаете непрерывный ростъ детоубШства, что среди
этихъ „преступныхъ матерей" насчитываются не одне
только девушки, брошенныя своими любовниками, но
и законныя жены пролетар1евъ, почтенныя матери се-
мействъ?! **).
*) Въ ведоношеввомъ naozrfc пролетарскаго потомства не­
редко каходятъ свинецъ, ртуть, iодъ, фосфоръ, пикотинъ и
д р . ЯДЫ .
**) „Въ Англ! и детоуб 1йство совершается не одкеми только
матерямя-девупгкамя, старающимися спасти тФмъ свою честь, но
и замужними женщинами, которыхъ гнусный расчегь или бед­
ность заставляютъ ястреблять плодъ своего чрева." (Шашковъ,
стр. )8о). „Въ январскую полночь въ Лондоне къ одному кон­
стеблю подходятъ на улице какая-то женщина я слрашнваетъ:
„где поляцейсюй домъ?*—„Ч то ваиъ тамъ нужно?'—спрашиваетъ
— 18J —

Несмотря на весь кричащЫ ужасъ этихъ повседнев­


ны х! фактов!, лицемерные буржуазные защитники
современной семьи съ неослабевающим!» энтуз1азмомъ
продолжают! петь гимны „священной роли материн­
ства" и ополчаться на професаональный трудъ жен-
щинъ (конечно—только на словах!»), отрывающий мать
отъ колыбели младенца.
„Святая обязанность материнства"! Н о, чемъ можетъ
проявляться зта роль женщины въ рабочем!» классе
при современных! условиях! женскаго наемнаго труда?
Где та необходимая забота о здоровье ребенка, где
тотъ минимумъ гипеническихъ условЫ, какой необхо­
дим! для сохранешя жизни младенца? Детская смерт­
ность, особенно в ! первый г о д ! жизни младенцев!,
достигает! въ среде пролетар 1ата ужасаю щ их! разме­
р о в !. „В ъ то время, какъ изъ младенцев! буржуазнаго
класса на первом! году жизни умирает! 8°/о“, —гово­
рить Лили Б р а у н !, - „детей рабочих! в ! этомъ возрасте
умирает! около 30°/о. Въ богаты х! кварталах! Бер-
линскаго Фридрихштадта иэъ 1000 грудныхъ младен­
ц ев ! умираеть 148, въ бедномъ квартале Веддингъ уми­
р ает! на 1000—348!..“ „В ъ какой тесной зависимости отъ
возрасташя женскаго труда находится смертность мла­
денцев!, видно изъ этой смертности въ промышлен­
ны х! центрах!". *)
Табачная индустр!я представляет! собою одну изъ
вреднейших! въ этомъ отношенш отраслей, — наи-
ее констебль.—,,Мн% нужно отдать себя подъ стражу, потому что
я умертвила своего ребенка-*'—„Почему вы это сделали?"—„И зъ
нужды,—я к е могла дол-fee видеть, какъ онъ мучился отъ голода.4
Нужны-ли еще комиентар!в къ этому трагическому диалогу?
В ъ ' той-же Аиглш въ 1862 г. насчитывалось 5709 васлдь-
ствеввыхъ д-Ьтскихъ смертей отъ удушешя, обжоговъ, ушибовъ,
потоплешя, яда, повЪшетя. обезгяавлешя и даже погребения за­
живо; случаи эти объяснялись преимущественно т£мъ, что „ро­
дители ихъ находились въ крайней бедности*4.
*) Л . Браувъ, „ПрофесЫя и матер.14, стр. 9—го.
- 182 —

большее число мертворожден^ падаегь въ индусгрм на


дЬтей табачныхъ работницъ; если далее ребенокъ и
родится зд-Ьсь живымъ, то его ждетъ медленное отра*
влеме молокомъ матери, иропитаннымъ никотиномъ.
Громадна также датская смертность при занятш мате­
рей въбумажномъ производств^; въ Гермаши она дости-
гаегъ 48°/о. Той-же участи подвержены и д*Ьти тек*
стильныхъ работницъ; въ Англш у матерей, занятыхъ
обработкою волокнистыхъ веществъ, умирало 22% мла-
денцевъ въ возраст^ до одного года; въ Гермаши—38%.
А что ждетъ дитя пролетарской семьи, если оно
благополучно миновало вс'Ь смертельный опасности,
щедрой рукой разсыпанныя па его пути до и посл1$
рождетя? Голодъ, холодъ, нищета, злобные окрики,
побои подъ усталую руку, отчаяшемъ вызванное поже­
лание „хоть бы ты сдохъИ; заткмъ — мрачные годы
ученичества или машинный станокъ, въ часы досуга—
улица, драка, брань, кабакъ и много, много побоевъ...
Вотъ это при современномъ стро*Ь называется воспи-
ташемъ „подъ бдительны мъ окомъ матери!"
Н*Ьтъ, какъ-бы ни отмахивались н'Ьжныя маменьки
изъ буржуазной среды отъ будущаго коллективистскаго
строя съ его принципомъ общественнаго воспиташя,
сколько-бы ни упрекали онЪ сощалистовъ за „бездуипе",
за варварское желаше отнять у нихъ ихъ „кровныхъ
малютокъ", можно напередъ сказать, что всякая иная,
отличная отъ теперешней, форма воспитания спасетъ
миллионы маленькихъ жизней... Не будетъ больше, по
крайней M'fep'fe, несчастпыхъ малютокъ, которыхъ мать
привязываетъ къ кровати, уходя на заработки, не бу­
детъ привычнаго для насъ д*Ьтскаго мартиролога, по­
рождаема™ трагическими для ребятъ случайностями —
попалъ подъ экипажъ, вывалился изъ окна, утонулъ въ
кадк’к воды... Жизнь пролетарскихъ малютокъ до того
безобразна, до того полна самыхъ дикихъ лишенШ и
нед'ётскихъ страдатй, что потеря родителей и соб­
— 183 —

ственной семьи нередко является для иихъ благомгь.


Пр1юты, сооруженные филантропами или государствомъ,
при вс%хъ огромныхъ ихъ недочетахъ, становятся весьма
часто спасетемъ для детей пролетар!евъ.
Пусть любвеобильный буржуазный мамаши, возста-
юшдя противъ сощалистовъ за ихъ намереже „оторвать
малютокъ отъ материнской груди", пусть признаются
оне чистосердечно, сколько пролетарскихъ матерей
сейчасъ, при теперешнемъ буржуазномъ строе, остаются
у колыбелекъ своихъ малютокъ *). Нельзя-же закрывать
глаза на безостановочный ростъ труда замужнихъ жен-
сцинъ. За 12 л'ктъ въ Германш число замужнихъ жен-
шинъ-работнпцъ возрасло на 300 тысячъ; въ 1882 г.
въ Германш на каждыя 1000 работницъ приходилось
замужнихъ 173, въ 1895 г. уже 215. По послЪднимъ
даннымъ, на каждую тысячу работницъ приходится въ
Австрш 450 замужнихъ, въ Германш около 220, во
Францш около 200; на самомъ деле, цифра эта значи­
тельно выше, такъ какъ статистика относить въ руб­
рику замужнихъ только rfexb женщинъ, чей бракъ освя-
шенъ закономъ и церковью, между гЬмъ какъ среди
работницъ все чаще и чаще встречается свободное
сожительство, при которомъ на женщину—жену и мать—
ложатся все обычныя семейныя обязанности.
Материальная необезпеченность пролетарской семьи
гонитъ замужнюю женщину на фабричную работу, и,
пока существуетъ наемная система труда, пока капи-

•) „ . . . Въ прежнее время некоторые рабовладельцы разлу­


чали мужей съ женами и отнимали у родителей подростковъ,
ставшихъ способвыми къ труду; во капиталисты пошли дальше
этихъ ужасовъ рабства: ови отрываютъ огь материй груднихг
дтьупгй, заставляя поручать ихъ чужимъ людямъ; тысяЧи^тЬтей
ежедвевво подвергаются такой участи; о внхъ заботятся благо­
творительных учреждешя, должевствующгя облегчать матерямъ
возможность разлуки съ детьми.*1 „Комментарш къ Эрфуртской
программе**, глава „Paapym eaie семьи въ раб. классе**.
талъ заинтересованъ въ привлеченш къ производству
бо.тЬе дешевыхъ трудовыхъ рукъ, до гЬхъ поръ н*ктъ
никакихъ оснований ожидать уменьшения промышлен­
н а я труда замужнихъ пролетарокъ.
По св*Ьд*Ьтямъ, собранными, фабричными инспекто­
рами Эл ьз асъ* Л отар инпи, 82% всЬхъ замужнихъ ра-
ботницъ обращались къ промышленному труду изъ-за
неим^шя другихъ средствъ существовашя; въ Аахен*!?
количество замужнихъ женщинъ, гонимыхъ на фабри­
ку безысходной нуждой, было еще выше—88%; въ
ШлезвигЪ оно достигало 96%*)! Г-да предприниматели,
часто наибол*Ье-яростные противники женской эман-
сипащи и самостоятельности тамъ, гд*к д'Ьло идетъ о
женщинахъ ихъ собственнаго класса, съ циничной от­
кровенностью признаются, что замужняя женщина—это
самый любезный ихъ сердцу объектъ для эксплуаташи.
Ещ е-бы ! Чего-чего ни стерпитъ работница-мать, съ
ч*кмъ только ни готова она бываетъ мириться, на
каюя только возмутительныя, кабальныя услов!я работы
ни согласится, лишь-бы не вернуться домой съ пустыми
руками, лишь-бы не слышать раздирающая душу плача
голодныхъ ребятишекъ!.. Девуш ки работницы, по мнЪ-
Н1Ю фабрикантовъ, слишкомъ независимы, слишкомъ
см-Ьлы и дерзки и притомъ гораздо легче поддаются
пропаганд-fe зловредныхъ идей, ч'кмъ обремененныя се-
мействомъ замужшя женщины. Неудивительно, что пред­
приниматели д*Ьлаютъ все отъ нихъ зависящее, чтобы
притягивать въ предпр!ят1я замужнихъ работницъ. А
при такомъ положенш вещей, ,когда, съ одной стороны,
экономическая необходимость гонитъ женщину на за­
работки, а съ другой—капиталистическое производство
встр-Ьчаетъ ее съ распростертыми объятиями, irferb
ничего удивительная въ томъ, что пролетарская семья
быстро и неудержимо идетъ къ полному распаду.

*) Hirsch, „VerbrecQen und Prostitution1*.


— 135 —

И таке, сколько-бы буржуаз1я ни кричала о ненару-


шимости и неизменности семейныхе началъ, семья —
современная, замкнутая, собственническая, узко-индиви­
дуалистическая семья—обречена на гибель и разложе-
nie. На глазахъ у всего м!ра домашмй очагь тухнете
во всЬхе классахт» и слояхъ населения, и, конечно, ни- *
какими искусгвенными мерами не раздуть его гаснущее
пламя...

„Б раке представляете одну сторону половой жизни


бурж уазная общества, проститущя—другую. Браке—.,
лицевая сторона медали, проститущя—обратная. Если
мужчина не находите удовлетворешя въ браке, оне
обыкновенно ищете удовлетворешя ве проституции.
Мужчинаме, живущиме вне брака, по своему желанно
или по необходимости, точно таке-же, какъ и мужчи­
наме. вступившимъ ве браке, но обманувшимся ве
своихе ожидашяхе, гораздо легче, чеме женщинамъ
удовлетворять свою половую страсть". *)
Всеми презираемая, всеми гонимая, но тайно по­
ощряемая, проститушя своими пышными, ядовитыми
всходами заглушаете всяюе остатки семейной добро­
детели. Окутывая общество какъ-бы гнилою тиною,
она своиме сырадныме дыхашеме отравляете чистыя
радости любовнаго обшешя между полами. Проститушя
ве наши дни достигаете такихе колоссальныхъ разме-
рове, какихе никогда не знало человечество, даже ве
першды наибольшаго своего духовнаго упадка.
Что такое эти полу-релипозные гречесюе диктершны,
римсше лупанарм, жизнерадостная проститущя „по-
ходныхе женщине" или степенная цеховая проститущя
среднихе векове, явно гонимый, но тайно поощряемый
циничный разврате эпохи реформации? Что такое эти

•) А . Бебель, „Ж евщ . и сощ ал.", стр. 154-


— 1S6 —

тысячи фривольныхъ гризетокъ восемнадцатая сто-


л*Ьт)я по сравнешю съ массовой продажей женскаго
тела, практикуемой въ наши дни?
Какъ ядовитая зараза, переносится проституши съ
места на место, пзъ страны въ страну, изъ города въ
деревню, отравляя собою атмосферу современной социаль­
ной жизни. Целый профессж, целые слои общества
оказываются подчиненными ея гибельному вдпянпо.
Столько писалось и говорилось обо всЬхъ ужасахъ
проституши, что н'Ьтъ надобности здесь останавливаться
подробно на мрачныхъ картииахъ, иллюстрирующих ь
эту „обратную сторону медали* современной формы
семьи и брака. Достаточно указать на количество жеи-
щинъ, принужденныхъ заниматься проститушей, чтобы
понять всю громадность этого явлешя, всю пагубность
его д'кйствш на современную семейную жизнь. Въ
* 1900—1901 гг. въ главнейшихъ городахъ Европы на­
считывалось приблизительно следующее число женщинъ,
занимавшихся въ той или иной форме продажей сво-
» его тела *):
Въ Лондон* аа 4.500.000 жителей 250.000 простит.
• Париж* п 2.800.000 я 100.000 „
. Петербург* , 1.400.000 * О ГЬ 3 0 .0 0 0 ДО 50.000 *
в Берлин*- . 2.000.000 „ 50. ооо простит.
„ В *н * . 1.500.000 » 30.000. .
„ Варшав* в 1.400.000 „ 25.000 „
Цифры эти слишкомъ ярко говорить сами за себя,
чтобы нуждаться въ комментар1яхъ. Разумеется, чис­
ленность оффищально-зарегистрированной, такъ ска­
S
зать „легальной", проституши значительно ниже по­
казанной; но для насъ важно не то, что числится по
оффищальнымъ отчетамъ врачебно-полицейскаго над­
зора, а интересны rfc данныя, которыя рисуютъ намъ
действительное положеше вещей. Тайная проститущя,
по м нетю многихъ серьезныгь изследователей этого

*) Женшина-врачъ Дрентельнъ, „О проституции".


— 187 —

вопроса, всегда въ значительной мере превышаетъ


явную—отъ 5 до 10 разъ; а есть даже данныя, поэво-
ляющхя думать, что увеличеше это и еще крупнее.
Такъ , въ 1900 г. въ Париже были оффишально заре­
гистрированы 5.183 проститутки, тогда какъ тайныхъ
насчитывалось, по одн-Ьмъ даннымъ, свыше 100.000, по
другимъ—даже 120.000. Д-ръ Канкаревичъ вычисляете,
что въ Лондоне *) 1 проститутка, приходится на каж-
дыхъ 9 женщинъ, въ Париже —на 14 женщинъ, въ
Берлине и Петербург!»—на 20 женщинъ и т. д. Въ
Россш въ 90-хъ годахъ, по св'Ьд-Ьшямъ министерства
внутреннихъ делъ, во вс-Ьхъ городахъ насчитывалось
45.000 просгитутокъ, тогда какъ на самомъ деле въ
олномъ Петербурге, по прнблизительнымъ подсчетамъ,
проституцией промышляетъ, по меньшей мере, 30.000
женщинъ.
Н е только тайная проститущя, которой несомненно
принадлежитъ первое место, но и проститущя регистри­
руемая растетъ безостановочно. П о отчетамъ местнаго
полицейскаго управлешя» въ Берлине каждую ночь аре-
стуютъ по меньшей м ере 5 — 6 молодыхъ деву-
шекъ, впервые попадающихъ въ руки врачебно-поли-
цейскаго надзора; такимъ образомъ, ежегодно прибы-
ваетъ приблизительно 2.000 явныхъ проститутокъ. „Въ
Берлине**,— говорить Хирш ъ,—„съ 1875 по 1896 г. про-
ститушя росла почти въ два раза быстрее народона-
селён1я*‘. **) А рядомъ съ проституцией, регламентируе­
мой и санкщонируемой закономъ, тайными дорожками,
гонимая голодомъ, одиночествомъ, беззащитностью,
пробирается временная, случайная или, какъ ее^ обо­
значаете наука, „сезонная*4 проститущя. Особенно спо-»
собствуетъ развит1ю „случайной** или „сезонной** про­
ституции существовате целаго ряда пром^шленныхъ
•) Д-ръ Рэйанъ говорить, что въ Лондоне проститущей жи­
вете по крайней мере 400 тыс. человекъ.
*•) H irsch, „Verbrechen und Prostitution**, стр.10.
— 1SS —

отраслей, лишь въ определенный времена года занимаю-


шихъ женсмя трудовыя силы. Женщина, втечете
н'Ьсколькихъ м'Ьсяцеаъ въ году работающая до пол-
наго истошешя, за плату, которой едва хватаетъ на
покрытие необходимыхъ жизненныхъ потребностей, на
остальную часть года выбрасывается на улицу безъ
всякаго обезпечешя *). „Мало того**,—говорить д-ръ
Блашко.—„что во вс^хъ крупныхъ городахъ тысячи
трудящихся женщинъ, получающихъ скудную плату,
вынуждены искать въ проституции постояннаго, болФ.е
или мен'Ье существеннаго, побочного заработка, въ Hi;-
которыхъ отрасляхъ производства, гдгЬ процв^таетъ
сезонная работа, мы встрЪчаемъ проститушю въ вид-Ь
вреиеннаго, но уже главнаго занятая, чередующагоси
такимъ образомъ съ собственнымъ иромысломъ работ-
ницъ". **) Въ публикуемыхъ свЪдЪшяхъ о заработной
плате работницъ нафабрикахъ готоваго белья и платьевъ
союзный правительства Германш даже сами констати-
руютъ, что, „чаще-же случается, что малоспособный
легкомысленный и с к л о н н ы й к ъ нарядамъ работницы,
не им-Ыоипя притоыъ родственниковъ, становятся про­
ститутками добровольно или по необходимости, когда
оне въ безработное время лишены возможности найти
себе средства къ жизни“ . ***)
У насъ, въ Россш, существуетъ'особый родъ такъ
называемой,—„ярмарочной** проституши. Крестьянки,
кустарихи, прислуга и др. женщины, закиыакишяся вте­
чете всего года „чесгнымъ трудомъ“ , обыкновенно
оставляющимъ осязательную брешь въ ихъ годовомъ
бюджете, съезжаются на ярмарки, чтобы путемъ про­
дажи, если не своихъ трудовыхъ рукъ, то хоть своего
тЬла пополнить тяготеющей надъ ними дефицитъ. „И зъ
сообщешй уногихъ врачей узнаемъ1*,—пишетъ женщина-
*) См. Ярмарочная проститущя“ , статья М. Покровской.
*■) Д-ръ Блашко, „Простятущя начала X I X в.“ , стр. 16.
***) Тамъ же.
— 189 —

врачъ Дрентельнъ, — „что во время нижегородской


ярмарки женщины ближайшихъ къ Нижнему-Новгороду
селешй почти поголовно занимаются ироституцдей“ . *)
Весь ужасъ современной проституши заключается
въ томъ, что къ ней вынуждены прибегать все бол-fee
и более ш ироте круги женскаго населешя. Что пред-
ставляютъ собою эти 6.000 оффшдальныхъ проститу-
токъ въ Париж-fe или 5.000 въ Петербурге по сравне­
нию съ 100.000 или 30.000 и бол-fee тёхъ, который. имЬя
„честный заработокъ4*, вынуждены все-же прибегать
къ продаже своихъ ласкь?
Страшно подумать: къ проституши привлекаются не
однк одиноюя, заброшенный своими любовниками, де­
вушки. какъ это принято думать, но весьма иер-кдко и
эаконныя жены рабочихъ, крестьянъ и ремесленниковъ
которыя только этимъ путемъ оказываются въ состоянж
поддерживать существованхе своихъ близкихъ. „П р еж ­
де справедливо зам'ЬчаегъХиршъ,—„этому позорному
ремеслу отдавались лишь женщины изъ слоя лумпен-
пролетар1евъ; теперь, даже самодеятельный женщины,
благодаря всемогуществу капитала, принуждены оце­
нивать свое тело на деньги. Проституция, бывшая не­
когда роскошью, которую могло себе позволять обще­
ство, но потеря которой ни въ коемъ случае не свела-
бы его съ ума, превратилась теперь въ учреждеше са-
мымъ геснымъ, неразрывнымъ образомъ связанное съ
общественнымъ организмомъ, въ своего рода „необхо­
димое зло.“ (Verbrechen und Prostitution, стр. 14).
Мало разве примеровъ, когда женщина при помощи *
проституши поддерживаетъ целую семью, воспитываетъ
братьевъ, сестеръ, кормить престарелыхъ родителей?
П о сведен 1ямъ Parent-DucbStelet, изъ 5.183 проститу-
токъ— 1.441 привлечены были къ „позорному ремеслу"

*) Дрентельнъ, „О проститущи“ , стр. $. Крестьянство выбра-


сываетъ па Нижегородскую ярмарку до 74°/0 проституируюгаихъ
тамъ женшинъ. Дрентельнъ, „О проституций*, стр. i8.
— 140 —

бедностью и нищетой; другихъ въ проститушю во­


влекли: потеря родителей, нзгнаше изъ родительскаго
дома и безпризорность (1.255), желаше содержать сла-
быхъ и больныхъ родителей (87), желаше воспитать
своихъ младшихъ братьевъ, сестеръ, племяиниковъ и
т. п. (29), желаше овдов'Ьвшихъ или покинутыхъ своими
любовниками женщинъ воспитать многочисленную
семью, оставшуюся на ихъ рукахъ (23), оргЬздъ въ
Парижъ съ ц'Ьлью устроиться и найти средства къ су­
ществованию (280), оболыцеше господами и, загИмъ,
потеря службы (289). Такимъ образомъ, изъ 5183 жен­
щинъ,—3354 вступили па путь „позорнаго ремесла*1 изъ-
за хл'Ьба насущнаго, одежды, крова для себя или для
своихъ кровныхъ близкихъ4'... *)
По обсл'Ьдоважю д-ра Обозненко, въ Петербург!;,
изъ 2934 женщинъ 1712 сослались на нужду, бедность,
отсутств1е заработка, какъ на причину, толкавшую ихъ
на позорный путь; сверхъ того, оказалось нисколько
десятковъ женщинъ, которыя, по ихъ словамъ, обра­
тились къ позорному промыслу вслЪдств^е болезни,
лишившей ихъ способности къ труду, или, ужасно
сказать, „ради воспиташя дЪтей." **)
Эти св'Ьд’Ьшя опять-таки касаются лишь оффищаль-
ноЙ, регламентированной проституши; но именно среди
тайныхъ или случайныхъ проститутокъ находится наи­
большее число женщинъ, принужденныхъ ради семьи,
ради ближнихъ прибегать къ этому „подсобному зара­
ботку".
Современный капиталистически - эксплуатащонный
строй толкаетъ мать ради ребенка и ребенка ради ма­
тери на путь „позорнаго ремесла". Даже нужный,
младенчесюй возрастъ не въ состоянии охранить дитя

*) Сабининъ, „Проститущя**, стр. 79.


**) Проф. Елистратовъ, „БЪдп. и простит.1" ?6 j „Союза
Женщ.", 1907 г.
— 141 —

рабочего класса отъ хищническихъ притязаний пресы-


щеннаго разврата буржуазии. С ъ 5-ти -6-ти-летняго
возраста продаются девочки для расттЬшн туго-наби-
тымъ мошнамъ и гибнуть тысячами, никогда не познавъ
невиниыхъ радостей детства. Въ Москве, по словамъ
Ш аш кова, изъ 957 опрошенныхъ проститутокъ одна
начала свою професаю съ 11 л'Ьтъ, 5 съ 12 лЬтъ. Но
есть рядъ данныхъ, показывающихъ, что детская про­
ституция въ PocciH начинается съ 9-ти л'ктняго возраста. 4
Профессоръ Тарновск1й утверждаетъ, что большинство
проститутокъ въ PocciH находится въ возрасте между
13 и 17 годами. Въ Парижа возрастъ большинства про­
ститутокъ колеблется отъ 13 до 23 л'Ьтъ *). Въ какбол'Ье-
„утонченныхъ" притонахъ Неаполя держатъ проститу­
токъ не старше 15 л'Ьтъ. Въ Лондон'Ь есть дома съ про­
ститутками моложе 14 л’Ьтъ. Но ведь это-же дети! Т е
самыя д'Ъти, которыя сидятъ на школьныхъ скамьяхъ,
для которыхъ въ буржуазныхъ семьяхъ нанимается
целый персоналъ воспитательницъ и учительницъ, о
правильной гипен-Ь души и гЪла которыхъ столько
хлопочутъ, пишутъ, говорятъ... Волосы становятся ды-
бомъ, когда представишь себе этихъ малютокъ, этихъ
дЪтей рабочаго класса! А ведь детская прости-
тущя, это — неизбежный спутиикъ пролетариата,
э т о — дань, взимаемая именно съ него гнуснымъ без-
удержнымъ развратомъ. Но, что всего ужаснее, такъ
это то, что въ ряды д'ЪтеЙ - проститутокъ попа-
даютъ не только одне сироты, что на путь „по­
зора и презрЬшя" лЬти толкаются даже самими роди­
телями... И эти родители—далеко не „изверги", какими
шгь любятъ изображать сантиментальные буржуазные
беллетристы; съ душевной болью, съ сердцемъ, обли­
вающимся кровью, бросаюгь матери своихъ мало.тЬт-
нихъ детей въ вертепы разврата. Но ведь для нихъ,

•) Сабивннъ, „Проституция'*, гя. IX.


— М2 -

для матерей • пролетарокъ, н1>тъ выбора въ судьба


своихъ дЪтей: либо послать свое дитя на фабрику,
отдать его во власть напитала, смотреть, какъ изо-дня
въ день тяжелая, непосильная работа начнетъ выма­
тывать изъ ея ребенка здоровье, молодость, самую
жизнь; либо уступить его хишникамъ другого рода,
роднымъ братьямъ эксплуататоровъ труда... Что изъ
того, что на голову ребенка падетъ позоръ и осужде-
Hie! Бледное изнуренное лишетями дитя хоть сытно
по'Ьсгъ, хоть въ тешгЬ поживегь... Соблазнъ великъ, а
материнское сердце такъ слабо... *)
И датская проститущя начинаетъ принимать ужа-
catomie, невероятные размеры. Она растетъ на-ряду
съ ростомъ детскаго промышленнаго труда: та часть
девочекъ-подростковъ, которая по состоянш рынка не
поглощается промышленностью, выбрасывается въ за­
грязненное русло „позорнаго промысла*1. Мутныя, омер-
зительныя, зараженныя волны уносятъ съ собою и де­
вушку, соблазненную „бариномъ", и почтенную мать
семейства, которой не на что прокормить своихъ ребятъ,
и девочку-подростка, для которой имеются въ жизни
лишь два пути— каторжный наемный трудъ, съ более
или менее случайной проститущей, или „житье на легкихъ
хл’Ьбахъ", съ неизбежной заболеваемостью и ранней
смертью... Служители буржуазной науки проповедуютъ.
» что проститущя — „неизбежное зло“ , что она встр'Ь-

*) Въ Т уле, по словамъ д-ра Архангельска™, матери сами


приводить своихъ невиввыхь теста адцатилетнихъ дочерей въ
дома терпимости, ибо „дочке не для чего итти въ замужество
съ пьянымъ мужшсомъ дракуномъ. Пусть лучше перебесится
отъ 16 до х8 л1>тъ“, а потомъ будетъ работать на фабрике и т. д.
Содержательницы домовъ терпимости охотно берутъ девушекъ
и поручаютъ матери сначала лишить дочь невинности... „Въ та­
иле цветущхе годы*1 у дочери-проститутки „много гостей, она
нарядна, много зарабатывает^ и бываетъ, что даже матери даетъ
денегъ, помогая ей въ ея бедности." (Сабининъ, „Проститущя*,
стр. 89).
— из —

чалась во все времена человеческой истории, что суще-


ствуегь целый контингентъ женщинъ, которыя только
и жаждутъ того, какъ-бы попасть въ ряды проститутокъ.
Это, г*о ихъ словамъ, — типъ „вырождающихся**, типъ
„врожденныхъ ирестулницъ**, дополняюишгъ ряды „пре-
ступныхъ типовъ" среди мужчикъ. Опираясь на Лом- *
брозо, проф. Тарноваий находитъ даже весьма „удоб- •
нымъ** существоваше подобныхъ женщинъ: благодаря
этимъ, отмеченнымъ природой, со дня рождетя обре-
ченнымъ на продажу своихъ ласкъ, женскимъ типамь,
мужчины могуть въ должной м ере удовлетворять свои
физюлогичесюя потребности. И эту гипотезу будто-бы
„вполне*1 подтверждаютъ анатомичесюя и патологк-
ческ1я особенности строешя черепныхъ костей, таза
и т. д. у проститутокъ и преступниковъ. Но, что
остается загадкой для почтенныхъ представителей бур­
жуазной науки, это: Почему наибольшее число „пре-
ступныхъ типовъ" находится среди женщинъ необезпе-
ченныхъ слоевъ насележя, почему чаще всего прости­
тутки вербуются изъ рабочаго класса и крестьянскаго
сослов1я? *) Почему для Петербурга Эстляндская гу-
бертя дала проститутокъ больше, чкмъ вся Финлянд1я,
а отдаленная Витебская губер. и еще более отдаленная
Смоленская, съ ихъ беднымъ населешемъ, съ ихъ вы­
рубленными лесами и болотами, съ песчаной, каме­
нистой почвой, почти негодной для земледелия, дали
каждая порознь почти вдвое более проститутокъ, чемъ
соседняя Выборгская губ.?**) Почему именно въ окрест-
ностяхъ Нижняго-Новгорода встречается такое изо-
бшие „прирожденныхъ проститутокъ1*? Почему, нако-
нецъ, „женская прислуга" обнаруживаем такой огром­
ный процентъ, физически - некормальныхъ индивиду-

*) Проститутки изъ крестьянскаго сослов1я составляютъ для


Петербурга 65%.
•*) Елнстратовъ, ..Б'Ьхн. и прост.14. К» } „Союза женщинъ".
— ш —

умовъ, проиентъ необыкновенно большой въ сравненж


съ тЬмъ, который даюсь женщины въ другихъ слояхъ
общества?
Если-бы истина была на стороне Ломброзо, то жен­
щины вс*Ьхъ классонъ общества должны были-бы иметь
своихъ представительницъ въ проститущи въ такой-же
примерно пропорции, въ какой эти классы представлены
въ женскомъ населенш. Но, какъ мы видимъ, на са-
момъ деле такой пропоршональностн нетъ. Этимъ са-
ашмъ доказывается ошибочность теорш Ломброзо и
справедливость того взгляда, что „шгЬшшя жнзненныя
услов1я предрасполагаюсь пролетар1атъ къ проститущи
сильнее, чемъ матер1ально-обезпеченныЙ классъ". *)
Можно-ли въ самомъ д^л'Ь серьезно оспаривать эти
пристрастныя и лживыя утверждены представителей
классовой учености? Н е опровергаегь-ли сама жизнь
на каждомъ шагу искусственно-сооруженныя гипотезы,
’ имеюхщя целью внушить буржуазш npinTHoe убеж дете,
что „все обстоитъ благополучно", что „культурный
м1рокъ“, съ которымъ она сжилась и сроднилась, по-
прежнему проченъ и незыблемъ. Такъ было—такъ бу-
деть.
Чтобы покончить съ вопросомъ о „врожденныхъ"
типахъ проститутокъ, достаточно бросить хотя-бы бег­
лый взглядъ на контингентъ женщинъ, вербуемыхъ
развратоиъ. Откуда берутся все эти сотни тысячъ
женщинъ, торгующихъ своимъ скломъ? Какой слой
населешя иоставляетъ наибольшую ихъ часть?
I
„Статистическая данный", —писалъ еще Ш аш ковъ,—
„несомненно доказываюсь, что все почти безъ исклю­
чены публичный женщины происходить изъ класса
рабочихъ или бедныхъ крестьянъ. Мы могли-бы зава­
лить читателей десятками подобныхъ статистическихъ

*) Шашковъ—.И сторич. судьбы женщины*, стр. 509.


— 145 —

таблицъ, доказывающие* этотъ въ высшей степени по­


учительный фактъ *).
Женская домашняя прислуга, продавщицы въ мага-
зинахъ, ремесленницы, дочери хуже-оплачиваемыхъ ра-
бочихъ, наконецъ, фабричная работницы—таковъ жи­
вой матер1алъ, изъ котораго современная жизнь вы­
лепливаете обладательницъ „желтаго билета“ .
„Особенно испытываютъ матер1альную нужду: личная
прислуга, мастерицы, портнихи, белошвейки, поденщи­
цы, прачки и работницы на фабрикахъ и заводахъ. Н и­
чтожный заработокъ при исполняемой работе не въ со­
стояли имъ обезпечить самыя первыя необходимая
потребности, кратковременный телесный отдыхъ и дать
хотя малое нравственное утеш ете; оне по необходи­
мости делаются рабынями труда и хозяевъ. Болезнь и
непродолжительная потеря места и работы оставляюте
ихъ безъ копейки денегъ и затемъ выставляюте на
улицу... И часто ничего не остается беззащитной, уби­
той горемъ и нуждою, неспособной къ новой работе
женщине, какъ вступить на путь разврата и въ немъ
навсегда утратить человеяескШ обликъ... благо на вы­
ручку всегда является мужчина съ его похотливыми
вожделешями..." (Сабининъ— „Проститушя*, стр. 79).
Въ Германш **) въ 1898 г. изъ 162 проститутокъ
прежде были:
работницами, портних., продавщиц. 66 чел., т. е. 48,4°/о,
служанками.......................................................78 „ „ „ 51,8%,
жили при родителяхъ............................... 7
воспитательницами......................................1
Во ФраикфургЬ-на-Майне 80% зарегистрованныхъ
проститутокъ принадлежали раньше къ домашней при­
слуге, 22% были кельнершами, 18%—фабричными ра-

*) Ш агаковъ—„История. судьбы женшпны- . стр. 509.


**) Д-ръ Б яашко— ,П р оституц! я“ . стр. 20.
10
— 146

ботницами, остальные 85%распред-Ьлялисъ между осталь­


ными професаями. *)
По русской статистик^ 45,5% зарегистрированныхъ
проститутокъ находились ран-fee въ домашнемъ услу-
жеши, 8,4% были швеями и портнихами, 3%—фабрич­
ными работницами, 2,4% — чернорабочими и 6,4% не
им-йли опред-йленныхъ заиятШ. **)
Въ Петербург^, по даннымъ д-ра Обозненко, изъ
5.189 проститутокъ: 40,4% вышли изъ домовой прислуги,
1 2 , 2 % —изъ портнихъ, 11°/0—изъ ремесленницъ и только
6°/о—иЗЪ фабричныхъ работницъ. *0*) Въ Италии въ 1878г.
изъ 10.000 зарегистрованныхъ проститутокъ 2.574 слу­
жили горничными. Вообще, статистика показываетъ, что
наибольшее число проститутокъ даетъ домашняя при­
слуга, прислуга ресторанная (кельнерши за-границей),
зат-fesrb ремесленницы; фабричныя-же работницы въ
рядахъ открытыхъ проститутокъ занимаютъ последнее
M*fecTO.
„И заграиичныя, и руссшя данный",—говорить проф.
Елистратовъ,— „одинаково указываютъ на то, что тяже­
лая дань, выплачиваемая поднадзорной проституции,
подлежащей статистическому учету, домашнею прислу­
гою, значительно выше, нежели жертвы, выбрасываемый
въ омутъ патентованнаго разврата фабричными работ­
ницами. Т акь, по даннымъ для всей Россш, домашняя
прислуга даетъ поднадзорныхъ проститутокъ разъ въ
пять больше, ч-Ьмъ фабричныя работницы, по сравне­
н а съ численностью этихъ об-йихъ профешй.* ***•*)
Къ атому сл'Ьдуетъ добавить, что въ то время, какъ
учас-rie домашней прислуги въ регистрированной прости-
туц1и все увеличивается, фабричныя работницы представ-
*) H irsch, I. с., стр. 97.
**) Сабинниъ—„Проститущя*, стр. 8о.
*♦*) Сабиаинъ—„Проституция", стр. 84.
•***) Елистратовъ—.Бедность и проститущя*, 4 „Союза
Женшныъ*. 1907 г.
- 147 —

ляютъ, повидимому, все менее и менее благопрЬтный


матер1алъ для вербовки ихъ въ кадры „живого товара*.
П о даннымъ д-ра Блашко, за 44 года число открытыхъ
проститутокъ, выброшенныхъ изъ рядовъ промышлен-
ныхъ работницъ, понизилось въ Берлине съ 71% до
48%. Это явлете до известной степени объясняется
rfeмъ, что, по сравнешю съ положетемъ и ус;юв1ями
труда на фабрикахъ 50 летъ тому назадъ, абсолютный
уровень мaтepiaльнaгo благосостояшя рабочихъ и ра­
ботницъ повысился и что, конечно, такое повыедете
не можетъ благопр1ятствовать отвлечешю женскаго
элемента въ кадры проститутокъ. К ъ тому-же, интел­
лектуальный и моральный уровень фабричныхъ работ­
ницъ, вовлеченныхъ въ широкое русло классоваго
движешя, съ его возвышающими и ободряющими пер­
спективами, несомненно, оказываетъ вл^яше и на мо­
ральный обликъ фабричныхъ работницъ. Если даже
„черная нужда" и выгонитъ фабричную работницу на
улицу, и заставить расплачиваться г&ломъ за кусокъ
хлеба, въ работнице этой все-же сохранится большая
сила солротивлешя мутной житейской волне, чемъ у
изолированной, лишенной бодрящаго сознашя товари­
щеской общности и солидарности, домашней прислуги.
Однако, самый фактъ малаго процента вербуемыхъ
среди фабричныхъ работницъ открытыхъ проститутокъ
не следуетъ слишкомъ переоценивать. Нельзя забывать,
что промышленная работница, оставаясь у своего станка,
слишкомъ часто принуждена бываетъ пополнять свой
черезчуръ низкДО заработокъ временной или случай­
ной продажей своего тела своимъ-же „товарищами
въ общей борьбе, своимъ-же союзникамъ по соору-
ж етю лучшаго будущаго... Часто только такимъ пу-
темъ и удается работнице покрыть кричаипй дефииитъ
ея бюджета. Вся разница между положетемъ прислуги
и работницы та, что у работницы проституция играетъ
роль „подсобнаго промысла", тогда какъ у служанокъ
- 148 —

она становится превалирующей професаей. Правда, по


M'fep'fe того, какъ упорная борьба рабочаго класса по-
вышаегь экономическое его положеше, для женщинъ-
работницъ сокращается необходимость прибегать къ
„подсобному заработку"; однако, нельзя обольщать себя
иллюз1ей, будто привлечете женщинъ къ современному
крупно-капиталистическому эксплуаташонному произ­
водству спасаетъ отъ необходиимости сворачивать на
торный путь. Напротивъ. слишкомъ часто участие жен­
щинъ въ промышленности является причиной ихъ
нравственнаго пааешя. Оставимъ даже въ сторон^
чисто-экономичесшя причины, заставляюиця фабрич­
ную работницу торговать своимъ тЪломъ. Раз&Ъ мало
видимъ мы прим-Ьровъ, каю. предприниматели, хозяева,
директора промышленныхъ заведетй устраиваютъ ce6*fc
гаремы изъ своихъ работницъ? А мастера и надсмотр­
щики? Развй р'Ъдки случаи, когда девушку или жен­
щину преслЪдуютъ, штрафуютъ, разсчитываюгъ за то
только, что она отказалась быть „уступчивой" и подчи­
ниться капризу мастера... „ У многихъ фабрикантовъ" —
сообщаетъ г-жа Доб1е, говоря о Франши,—„вошло въ
обычай не давать дЬвушкамъ работы, не лишивъ ихъ
предварительно невинности. Законъ и администрация
смотрятъ на это сквозь пальцы." Таковы обычаи въ
промышленномъ Mip-feL.
Профессии, хуже всего оплачиваемый, ставяопя жен­
щину въ наибольшую зависимость отъ покупщика ея
рабочей силы, даютъ и наиболышй контингентъ про-
J СТИ ТуТО К Ъ .
Нужно-ли еще посл-fe этого доказывать, что вро­
жденность не играетъ здЪсь никакой роли, что при­
чины папешя женщины всец-kno кроются въ ея эконо-
мическомъ положенш? По св'Ъд'Ьшямъ д-ра Обозненко,
изъ числа проститутокъ, значившихся въ спяскахъ
Калинкинской больницы въ Петербург^, 70% были
ран*Ье рабынями тяжелаго, наемнаго труда, деспотизма
%
— 149 —

хозяевъ и постоянной нужды. П о со общ ен т А . Ф . Кони,


83°/о проститутокъ переаъ падешемъ не имели ника-
кихъ средствъ къ жизни.
Д-ръ Комменжъ, изсл^дователь проституши во Фран-
ши, человекъ вполне преданный интересамъ своего
класса, констатируетъ, что недостаточный заработокъ
и бедность являются наиболее частыми побудитель­
ными причинами проституции.
Другой авторъ, Шашковъ, столь-же мало повинный
въ приверженности къ матср1алистическому понимашю
исторш, также однако утверждаетъ, что „главная, почти
единственная причина европейской проституши заклю­
чается въ ужасной бедности массъ. Передь нами более
двадцати ученыхъ монографШ о промысле разврата, и
почти все авторы ихъ въ одинъ гол ось утверждаютъ,
что законная мать проституши — бедность. Уже одно
такое единство мн£шй, не встречающееся въ решеши
другихъ сошальныхъ вопросовъ, свидетельствуеть о
несомненной достоверности факта."
Надо-ли еще подтверждать это положеше словами
другихъ авторитетовъ? Надо-ли еще и еще доказывать
истинность высказываемыхъ мыслей? Не достаточно-ли
вспомнить, въ какихъ ужасныхъ ыатер1альныхъ усло-
в1яхъ принуждены жить женщины рабочаго класса?
Н е касаясь вредной для здоровья и физически-ыучи-
тельной обстановки труда, не останавливаясь на укладе
домашней жизни, на устройстве и жилища работницъ*),
*) По имеющемуся у насъ подъ руками берлинскому обсле­
дований оказывается, что делая треть охзачеккыхъ анкетой
проститутокъ ютится въ угдахъ, а около 6% и совсеыъ не
имеютъ никакого пристанища. Въ частности, еще более красно­
речивы данный о жилищахъ девицъ до го летъ: собственною
квартирою обладаютъ лишь каыя-нибудь 40% пользуются
только „угдомъ* для сна, a 9'ЛР/о не имеетъ даже и такого угла,
(.Бедность и прост.*, проф. Елистратова). Мрачную картину
жилнщныхъ условгё работницъ, продавшицъ. келънертъ даетъ
въ своенъ труде „Рабочей трудъ на Западе14 проф. Херкнеръ.
— 150 —

эам'Ьтимъ, что самъ по себе уровень заработной платы


работницы служить уже достаточнымъ стимуломъ, что­
бы толкать женщину въ раскрытый объят!я разврата
и снабжать рынокъ живого женскаго тела неослабе-
вающимъ притокомъ „свежихъ силъ14. „Число проститу-
токъ“—справедливо утверждаетъ Бебель— „растетъ въ
той-же мере, въ какой растетъ число женишнъ, заня-
тыхъ въ различныхъ отрасляхъ промышленности въ
качестве работницъ, получающихъ заработную плату—
слишкомъ высокую, чтобы умереть, и слишкомъ низкую,
чтобы жить. Усилешю проститущи способствуютъ про­
мышленные кризисы, сд1злавгшеся необходимыми иъ
буржуазномъ Mipt и несушйе нищету и нужду сотнямъ
тысячъ семействъ." *) Что промышленные кризисы всег­
да 6лагопр1ятствуюгь росту проституции, это— факть,
не подлежаиий оспаривашю. Въ Англии въ 1865 году,
во время хлопчатобумажнаго кризиса, число молодыхъ
проститутокъ, вербовавшихся изъ армш безработныхъ,
въ одинъ годъ увеличилось больше, ч*Ьмъ за в<rfe пре-
дыдушдя 25 летъ. Т ак у ю -ж е картину встр-Ьчаемъ и
повсеместно. Привлечете женщины въ ряды продав-
цевъ рабочей силы—вотъ источникъ, породившей колос­
сальный ростъ и р а з в и т торговли женскимъ те.юмъ.
И, чемъ хуже оплачивается профессиональный трудъ
женщины, ч^мъ раньше вовлекается она въ жестокую
борьбу за свое существоваше^ тймъ ^скорее и неиз­
бежнее ждетъ ее торная дорожка...
Трудъ домашнихъ рабынь оплачивается особенно
низко; и именно эта профессш выбрасываетъ на про-
ститушонный рынокъ наибольшее количество женскаго
rfe;ia. **) У насъ въ провинцш месячный заработок^
*) А. Бебель, ,,Ж енщ . и сод.**, стр. 170
**) .К акое вшяшс имЪегь скудное жалованье служанокъ“ —
говоритъ по поводу „нскушешй“ прислуги д-ръ Блашко—„видно
изъ того, что по статистическныъ даннымъ, собраннымъ Беренд-
тоыъ, изъ 78 служаного»—$8, т. е. почти половина получали по
130 мар. (мен-fce 6о р.) въ годъ". (Блашко, „Простнтущ я", стр. 32).

4.
— X51 —

служанокъ колеблется оть 3 до 8 руб., чтосоставляетъ


еъ годт> 36 р.—96 р. Этими деньгами служанка должна
покрывать все свои личныя потребности и не толь­
ко на нихъ одеваться (причемъ отъ нея зачастую
требуютъ, чтобы одежда была „приличная"), но не­
редко даже покупать и свое „горячее", т. е. чай и
сахаръ; изъ этихъ денегъ она зачастую должна помо­
гать роднымъ, а если у нея есть ребенокъ, то и отсы­
лать плату заегосодержате;посл-Ьдняя-жесплошьиря-
домъ превышаетъ и весь-то ея скромный заработокъ.
Какъ-же быть въ такомъ случай? Какъ не польститься на
более „легкое" житьеУ Оно, по крайней мере, гаран-
тируетъ отъ постоянныхъ, тяжелыхъ по своей повтор­
ности,* лишешй? .Малейшая случайность, неверный шагь,
и не успела девушка опомниться, какъ она уже чи­
слится въ рядахъ „отверженныхъ..."
За прислугой сл-йдують мелкая ремесленницы. Трудно
сказать, кто поставленъ въ худпия условхя— белошвейки
или портнихи? Въ Германш предприниматели-посредники
доводить эксплуатащю труда иортнихъ до такой степени,
что даже наиболее-ловкая работница не вь состояюи вы­
работать въ неделю более 8—9 марокъ (З‘р. 70 к.—4 р.),
а менее опытная и того меньше — 4—5 мар. Къ тому-
же, изготовлете одежды относится къ такимъ промы-
сламъ, где работа по преимуществу «сезонная»; дру­
гими словами, работница бываетъ занята всего какихъ-
нибудь 4 — 5 месяцевъ въ году. Можно-ли удивляться
иосле того, что проститушя именно среди этой катего­
рии промышленныхъ работницъ легче всего вербуетъ
своихъ рекрутовъ? Горькая, безысходная нужда, полная
зависимость отъ хозяина и посредника, изнурительно-
долпй день, OTcyTcreie моральной и матер!альной под­
держки вынуждаютъ ремесленницу искать пропиташя
въ профессш, къ которой она съ самаго начала отно­
сится съ презрешемъ и отвращешемъ? А ведь во
всехъ странахъ именно этой отраслью промышленности
— 152 —

(изготовлетемъ одежды) занято-особенно много жен-


скихъ трудовыхъ силъ.
Во Франши заработокъ ремесленнииъ колеблется,
по Гоннару, между 1 фр. 60 сант. и 4 фр. 10 сайт. въ.
день; между гЬмъ, минимальный потребности могутъ
быть удовлетворены лишь при заработка въ 2 фр. 76 сант.,
и то при отсутствш какихъ-бы то ни было экстренных!»
непредвиденныхъ расходовъ, вроде вызываемыхъ бо­
лезнью, безработицей, временнымъ сезоннымъ за-
тишьемъ ит. п.; точно также въ эту сумму не входить
и поддержка престарелыхъ родителей или братьевъ и
сестеръ. *)
Что сказать про нагаихъ русскихъ ремесленнииъ?
Достаточно посмотреть на услосия ихъ жизни и ра­
боты, чтобы вместе сь проф. Херкнеромъ изумиться
тому, откуда вообще берется у женщинъ рабочаго
класса такой запасъ мужества, чтобы противостоять
искушешямъ жизни? Темныя, загрязненныя, тесныя,
сырыя квартиры съ гробовымъ запасомъ воздуха на
человека, съ несмолкаемымъ шумомъ бранящихся со­
седей, плачемъ детей, окриками старшихъ, утомитель­
ное до болезненности сиденье въ согнутомъ положеши
за иглой, скудная, часто несвежая пиша, тревожный
ночи на жесткой, тесной наре „на двоихъ“ — такова
обычная картина существовашя ремесленницъ...

*) .Публицист!. Ш арль Бенуа обследовалъ рядъ ковкретныхъ


бюджет о въ парижскигь работянцъ иглы. Оказалось, что, при
всей эковоыш расходныхъ статей, эти бюджеты обычно заклю­
чались бол"be или менее крупнымъ дефкцитомъ; а если удава­
лось сводить концы съ концами, то лишь съ такими лишениями,
какъ отказъ отъ отоплешя, перенесете центра тяжести пи-
т ат я на картофель, постояннымъ недо'Ьдашемъ и т. д. Въ пе-
рюдъ-же мертваго сезона, систематически - прсрывающаго про­
фессиональную работу несчастиыхъ труженввцъ иглы на целые
месяцы, равновесие бюджета, если и мыслимо, то разве только
при жизни, граничащей съ настояшимъ голодаи1емъ.и («Союзъ
женщ.*‘, J6 4, 1907 г., стр. 4).
Въ Петербурге швеи, работающая въ мастерских!.,
получаютъ отъ 8 до 30 руб. въ месяцъ на хозяЙскихъ
харчахъ, безъ квартиры, причемъ заработокъ этотъ
распределяется приблизительно следующимъ образомъ:
Гарнировшицы и закройщицы получ. въ wfec. 25—30 р. п бол-fee
Корсажницы . . . . . ............................................ 15— 20 в
Р ук авш !ц ы ................................................ . . . • . . 10 — j 5 „
Юбочницы иек-fee н ск у ся ы я ............................. . . 8— 15 „
„ бол-fee и с к у с н а я ............................ 15— 20 „

Bo.rfee высокий заработок!» закройщицъ и юбочницъ


объясняется темъ, что эта категор!я труда—наиболее
квалифицированная въ портняжномъ ремесле и что
лишь очень небольшое количество ремесленницъ въ
состоянш имъ заниматься: закройщицъ, юбочницъ и
гарнировщицъ требуютъ только самыя крупныя мастер­
ски; въ среднихъ и мелкихъ этимъ деломъ ведаетъ
обыкновенно сама „хозяйка". Такимъ образомъ, зара­
ботокъ большинства ремесленнииъ-портнихъ не пре­
вышаете* 20 руб. Если вспомнить, что изъ этой суммы
долженъ быть покрыть расходъ на квартиру и одежду,
особенно—теплую, безъ которой невозможно обойтись
въ Петербурге, что хозяйств харчи зачастую являются
недостаточными или неудовлетворительными и вызы-
ваютъ необходимость пополнять и эту статью расходовъ
изъ своего кармана, то можно-ли после этого уди­
вляться частымъ случаямъ „падешя" ремесленницъ?
Не лучше, если не хуже, обставленъ трудъ бело-
швеекъ: закройщица въ мастерской получаетъ отъ
12 до 20 руб. на всемъ готово.мъ, лишь особенно-искус-
нымь удается заработать до 25— 30 р. въ месяцъ. М е­
тельщицы получаютъ 10—13 р. въ месяцъ при хозяй-
скомъ пропиташи и квартире, поденно-же 70 к. О со­
бенно плохо оплачивается трудъ белошвеекъ и швей,
работающихъ не въ мастерской, а у себя на дому, на
магазины готоваго белья и платья. За дюжину дам-
скихъ рубашекъ, со всевозможными ухищрениями, склад-
154 —

нами да прошивками, магазкнъ платить отъ 80 к. до


4 руб., между т£мъ какъ на подобную дюжину прихо­
дится потратить по меньшей мере б—7 дней. Дюжина
панталонъ, требующая гЬхъ-же 6-ти дней работы,
оплачивается магазинами отъ 1 р. 80 к. до 3 руб.; за
дюжину юбокъ или шелковыхъ блузъ, занимающихъ,
по меньшей мере, 12 дней работы, платится по 6 руб.
Заработная плата корсажницы на хозяйскихъ харчахъ
безъ квартиры—8 р. въ месяцъ; лишь искусныя въ со­
стояли выработать 15— 17 руб. Даж е закройщицы въ
корсетныхъ и бандажныхъ мастерскихъ заработываютъ
не бо.тЬе 25 руб. въ месяцъ.
Въ магазинахъ даискихъ шляпъ лишь самым уме-
лыя въ состоянии заработать 30 руб. въ мЬсяиъ; иро-
стая-же работница получаетъ всего 10 руб. Очень не-
великъ контингенгъ особенно-выдаюшихся по своему
уьгЬшю гарнировшицъ, которыя зарабатываютъ по
€0 р. въ месяцъ, но за то эти-то, обременительным для
магазина, работницы во время мертваго сезона всего
чаше и выбрасываются изъ мастерской.
Цветочница при своей квартире получаетъ отъ 8
до 15 руб. въ месяцъ. Папиросница, работающая у
себя на дому, зарабатываем отъ 10 до 20 руб. на
всемъ своемъ. Чулочница вырабатываетъ отъ 8 до
15 руб; большинство получаетъ 12 руб. н лишь осо­
бенно искусныя.въ состояши поднять свой заработокъ
до 30 руб. Заработная плата перчаточницъ даже въ
большихъ магазинахъ не превышаешь 8— 10 руб. въ
месяцъ на хозяйскихъ харчахъ. Работая на дому у
себя, особенно-искусная перчаточница въ состоянш
сработать до 10 паръ въ день и заработать 1 руб. въ
сутки; но такихъ немного, и потому въ действитель­
ности заработокъ перчаточницъ значительно ниже *).
Васоншицы вырабатываютъ на своихъ харчахъ и квар-

*) „Женский календарь1* за Т903 г., стр. 485 к след.


— 155 —

тир'Ь огъ 4 до 18 руб. Легко себ'Ь представить усдовш


жизни женщины, зарабатывающей въ Петербург^ въ
ьгЬсяцъ 4 руб. Прачки въ прачешныхъ заведенЬаъ по­
лучать 12— 18 руб. на своихъ харчахъ и 6 руб. на хо-
зяйскихъ; при поденной работ*}; обычный месячный за-
работокъ достигаетъ б руб.
Если ноложеше ремесленниць поражаетъ своей не-
обезпеченностью, то усл<шя труда фабричныгь работ-
ницъ у насъ, въ Россш, немногимъ лучше. Въ Запад­
ной Европ-fe и Америк^ фабричная работница не только
получаетъ 6o;rfee высокую заработную плату, но и
пользуется преимуществомъ бол-fee постоянного зара­
ботка. У насъ и этого нельзя сказать, особенно въ
посл^дше годы тяжелаго, затяжного промышленнаго
кризиса съ его массовыми разсчетаыи и непрерывнымъ
сокращешемъ производства въ той или другой отрасли
труда.
Въ текстильномъ производств*}; въ Петербург}», за-
нимаюшемъ въ особенномъ изобидш женсшя трудовыя
силы, работница выручаетъ въ день отъ 55 до 1 р. 20 к.:
ватерщицы,— наиболее распространенная категор1я тек-
стильщицъ,— преимущественно получаютъ 80— 85 коп.
въ день, т. е., завычетомъ воскресныхъдней, около 20 р.
въ м%сяцъ *). Въ табачномъ производств^, въ котором!.

*) Во время печатаная книги мн-fc пришлось установить, что


въ текстильномъ производств* существуете не малый коатвн-
гентъ работннцъ, годовой заработокъ которыхъ не достигаетъ
и 150 р. (ок- 12 р. въ м*сяцъ). Возможыо ли просуществовать на
тамя средства? Возьмемъ, для примера, приблизительный бюд­
ж ете сравнительно высоко-оплачиваемой ткачихи, получающей
въ м*сяцъ около 22 р. (270 р. въ годъ). За уголъ безъ .стирки
и варки пищи ей приходятся платить 3—з*/а р. въ м*сяцъ; на
*ду, весьма скромную, — по преимуществу хл*бъ, колбаса, се­
ледка, чай, горячая пища—въ вид* исключения.—тратится ею—
10—12 р. въ м*сяцъ; одежда, б*лье, обувь—поглощаюте въ сред-
немъ з—4 р. въ мЪсяцъ; между т*мъ остаются еще тэх1я необходи-
— 15b —

женщины составляютъ, по подсчету рабочихъ профес-


сюнальныхъ органовъ, приблизительно всего рабо-
чаго персонала, работница при 10—Ю^а час. рабочеыъ
iH’t вырабатываегь отъ 40 до 90 к., но наиболее рас­
пространенная плата 40—45 к. въ день или 10— 14 руб.
въ м'Ьсяцъ. Изъ этой суммы не исключены многочислен­
ные и весьма обременительные для кармана работницы
штрафы за прогульные дни, за опоздаше (по 25 к. за
каждые 10 мин.). •) Н а конфектныхъ фабрикахъ работ­
ница при 12 час. рабочемъ дн*к получаетъ 45—50 к.,

мыя статьи расхода, какъ расходъ ыа баню, стирку белья (около


70 к. въ неделю), осв'Ьшеше, почту и т. п. Чтобы удовлетворить
саныя элементарный культурный потребности—купить газету,
книгу, сделать свой взносъ въ професшональную кассу или по­
зволить себе самое скромное развлечение—приходится отказы­
вать себе въ необходимому урезывать себе въ пнтанш, выга­
дывать на одежд! (скупая истл! вешя, часто зараженные веши
у старьевщиковъ), лишая себя осв!щ еш я по вечерамъ и т. п.
Если одииохая н арнтомъ относительно „высоко1* оплачиваемая
работница съ трудомъ сводить концы съ концами, то что ска­
зать о гЬхъ женщннахъ, который зарабатывают 9—22 р. въ
месяцу особенно, если у нихъ на рукахъ престарелая мать,
братишка, сестричка, „незаконный** ребенокъ...
*) „При этомъ ни болезнь, ни серьезный семейныя обстоя­
тельства, посдуживопя причиной опоздания или неявки, въ раз-
счетъ не принимаются. Н а одной изъ петербургскнхъ фабрикъ
въ летнее время работницы, отдавйпя на день детей въ ясли,
просили отпускать ихъ на ю минуть раньше, чтобы иметь воз­
можность въ установленный часъ брать детей домой. Но при-
казчикъ не нашелъ эту причину уважительной. И женщины при-
иуждены были подвергаться ежедневному штрафу съ рискомъ
потерять работу или же оставлять детей дома на произволъ
судьбы. Фабричная адиинистрашя не считается съ индивидуаль­
ными условиями жизни рабочаго: в!дь посредствомъ этнхъ штра-
фовъ она возвращаетъ себ ! часть нздержекъ производства, ибо
общая сумма штрафовъ состааляетъ нередко порядочную часть
заработной платы*. („Женек, воар. и проф. союзы*, ст. С. Д „
„Союзъ Женщикъ*, Xs 4, 1907 г., стр. 9).
357 ~

а въ горячую предпраздничную работу, длящуюся до


11 час. ночи, ей прибавляются всего 25 к. с).
Писчебумажное производство также закимаегъ зна­
чительное число женщинъ. На фабрикахъ между Б'Ьло-
островомъ и селомъ Александровскимъ въ сортиро-
вочномъ отд*Ьденш, хуже всего обставденномъ въ гн-
пеническомъ отношенш, работаютъ исключительно
женщины, зарабатывающая при 15-ти-часовомъ рабо-
чемъ днЪ 30— 60 к. въ день. Въ воздух^ мастерскихъ
стоить пыль столбомъ, на потолкахъ, сгйнахъ, окнахъ
можно пыль сгребать ■ лопатой; рабоч1е страдаютъ раз-
стройствомъ ap'feHiRj у большинства задеты легюя... За за­
ставами въ Петербург^ наибод'Ьс-распространенный
месячный заработокъ женщины, занятой въ бол’Ье мел-
кихъ предпр1ят)яхъ» не превышаетъ 8—12 ругб. Если
принять во внимате, что за самое скромное пом'Ьще-
ш е,— , ly,s койки",—приходится платить въ мЪсяцъ отъ
1 р. 50 к. до 3 p.t что черный хл'Ьбъ стоить не мен*Ье
21'* к. фунтъ, что второй сортъ мяса обходится ио 17—
18 к. за фунтъ, что на эти-же 8—12 руб. работниц^
нужно обуться и одеться, а зачастую поддерживать и
ц’Ьлую семью, — безработная мужа, дгЬтей, престар'Ь-
лыхъ родителей, — то станетъ вполне очевидно, что
безъ „подсобная заработка", въ вид'Ь тайной прости-
туцш, ей не просуществовать.
По св^д-Ьтямь, собраннымъ фабричными инспекто­
рами за 1900—1901 г., работница получаетъ 12 руб. въ
м%сяцъ, рабочШ-же—20 руб. Случается, впрочемъ, что
заработокъ работницы въ провинции понижается до
невероятная уровня. **) Такъ, шевсюй окружный ин-
*) „Ж енсюй кален дарь“ , 1903 г. Д-Ьлая категор 1я работницъ
въ хонфектномъ производств^ при поштучной работЬ зараба-
тываетъ 9—12 руб. въ агйсяаъ; ^-рублевый заработохъ счи­
тается уже „хорошимъ“ .
*■) О заработка кустарнхъ и говорить нечего: рогожницы
едва зарабатываюгь 5 руб. въ мЪсяцъ. Есть промыслы, гд*Ь обыч­
ный заработокъ ае превышаетъ 9—10 коп. въ день.
— 158 —

спекторъ сообшаетъ, что на одной гильзовой фабрике


въ Уман% женщины и подростки зарабатывали 2—4 р.
въ месяцъ, а на табачной фабрик-fe въ Житоадр-Ь—
около 2 р. 50 к., и только у немногихъ табачницъ ме­
сячный заработокъ достигалъ 9 руб. *)
Въ сахароваренномъ производстве, также занимаю-
щемъ изрядное количество женщинъ, заработная плата
работницъ колеблется между 4 и 15 р. въ месянъ на
своихъ зсарчахъ и между 3 и 12 р. на заводскомъ содер­
ж ан т. Е с т ь крупный текстильныя мануфактуры въ
Москве, где женщина получаетъ всего 6 — 8 р. въ
месядъ. , На что намъ жить, — говорить работницы,--
когда одни харчи становятся по 3—8 р. въ месяцъ, да
за квартиру одиночка отдаетъ 3 — 4 р., семейная-же и
все 6 — 8 р.; не только ничего не остается, но еще и
не хватает*. Поневоле приходится подработывать.4*
На 149 предпр!ят1яхъ Тверской губ., эанимавшихъ
свыше 25 тыс. рабочихъ, въ 1898 г. средтй заработокъ
женщинъ равнялся 188 р. въ годъ безъ стола и квар­
тиры. Несовершеннолетшя работницы получали еще
меньше—въ среднемъ около 9 р. въ месяцъ, девочки
до 15 летъ—3 р. 75' к. въ месяцъ.
Еще печальнее положение рудниковыхъ работницъ:
за 12-ти-часовой рабоч1й день несовершеннолетия сор­
тировщицы угля получаюгь максиМумъ 30 к. въ день.
Н а Урале даже взрослый женщины выработываютъ въ
день только 25— 45 к., конная-же поденщица получаетъ
не свыше 80 коп. Есть места въ Пермской губ., nrfe
дневной заработокъ взрослой рудниковой работницы
не превосходить 20 к. **)
Нужны-ли еще коментарш къ этимъ даннымъ? Не
достаточно-ли красноречиво свидетельствують они о

*) Пажитвовъ. — .Положение рабочего класса въ Росаи",


стр. 149 и ДР-
%) „Матер]алы къ выяснен!» вопроса объ обезпечеши горно-
рабочихъ".
— 159 —

томъ, что основным!» импульсомъ, толкающимъ жен-


щину-работницу на скользмй путь .легкой наживы",
является ея полная экономическая необезпеченность?
Сердце холод'Ъетъ, когда знакомишься съ мрачными
картинами жизни проститутокъ... Какихъ только ужа-
совъ не случается ей перевидать! какихъ страданий не
приходится переиспытать! Горе, унижеше, побои, пре­
зр и т е общества, болезнь, нищета и одинокая смерть...
Казалось-бы, женщина, которой хоть мелькомъ приве­
лось заглянуть въ этогь адъ, должна была-бы безъ
оглядки бежать отъ этой мрачной бездны. Но разв'Ь-же
лучше жизнь ремесленницы, прислуги и даже фабрич­
ной работницы, особенно у насъ въ Россш , гд+> трудъ,
даже въ крупномъ производств^, обставленъ отврати­
тельно? Разв1? имъ—этимъ сотнямъ тысячъ пролета-
рокъ, продающихъ капиталу свою рабочую силу, жи­
вется лучше, св'Ьтд'Ье. привольнее? Загляните въ эти
мрачные подвалы, въ зти темные углы съ „кой­
ками на двухъ*, гдЬ ютится большинство женщинъ ра-
бочаго класса, подышите хоть разъ rfcмъ спертымъ,
удушливымъ, насысценнымъ всякими испаретями и не­
чистотами, воздухомъ, которымъ у себя „на-дому" при­
ходится дышать работниц^, пробуйте хоть одинъ
день питаться той скудной, нездоровой, несвежей
пищей, которой утоляютъ голодъ женщины рабочаго
класса,—и вы поймете, что этотъ адъ „честнаго зара­
ботка" стоить другого ада,—ада проституции...
ПрезрЪше общества? Н о, Боже мой!Много-ли «ува­
жения" къ ce6f> аидять, оставаясь „честными", вcfc эти
швеи, папиросницы, табачницы, ткачихи, что съ утра
до поздней ночи маются на работЬ, чтобы, посл*Ь полу-
безсонной ночи на узкой койк1ц въ гЬсномъ, перепол-
ненномъ жильцами пом-Ьщенш, завтра снова начать
т у ж е каторжную жизнь?! И такъ, изо дня въ день, изъ
года въ годъ, до самой смерти!.. Н е лучше-ли хоть
нисколько л'Ьтъ, хоть годъ одинъ прожить въ празд-
— 160 —

ности, въ сытости, непритяэательномъ веселш?! „Хоть


день—да мой!" Сколько надо мужества, сколько нрав­
ственной стойкости и уже развитаго самосознашя, чтобы
предпочесть „честный эаработокъ" со всЪмъ его адомъ—
беэчестному, но по крайней м ере „сытому"!...

, Лицемерно-двойственное отношеше къ проституцш


является характернымъ для буржуазш и оггёняетъ ея
классовую позищю и въ этомъ, казалось бы, общече-
ловеческомъ вопросе. Въ самомъ деле, проституц!я,
этотъ неизбежный придатокъ современна™ классоваго
общества, этотъ коррективъ къ отживающей принуди­
тельной форме теперешней семьи, всей тяжестью ло­
жится на неимуцце классы. Здесь, въ теыныхъ и
затхлыхъ подвалахъ, пускаетъ она свои гибельные
ростки; свои ядовитые когти вонзаетъ она всего чаще
въ тело пролетар1Я и, хотя своимъ смраднымъ дыха-
темъ отравляетъ всю общественную атмосферу, но
бичемъ является по преимуществу для рабочаго класса.
Вотъ, почему буржуаз1я и не спешить бить тревогу:
если-бы главный контингентъ продажныхъ женщинъ
поставлялъ классъ имущихъ, отношеше ея къ этому
вопросу, надо полагать, было-бы инымъ...
Разгадку двусмысленнаго поведешя правительствъ
всехъ странъ по отношешю къ проституши приходится
искать именно въ классовой точке зр е т я , насквозь
v пропитывающей и этотъ сошальный вопросъ. О су ­
ждаемая религией, преследуемая обществомъ и даже за-
^ кономъ, проститущя темъ не менее не только терпится,
4 но и нормируется государствомъ. Признанная необ­
ходимой для удовлетворешя естественной половой по­
требности мужчины, проституция со времени образова­
л а классоваго общества въ той или иной форме слу­
жить „громоотводомъ разврата", гаранпею семейныхъ
началъ и охраною чистоты „честныхъ" буржуазокъ.
Мы не говоримъ уже о проституши древняго, до-хри-
CTiaHCKaro Mipa. Н о, даже начиная со среднихъ в^ковь,
правительствами и магистратами съ одной стороны —
„терпелись* вс+> эти „бордели", „женсюе дома4*, „дома
д-Ьвицъ" и т. п. *), а съ другой —издавался ц-Ьлый ряд ь
безчелов-Ьчно - жестокихъ законовъ и постановлешй,
подвергавшихъ проститутку всякимъ унижешямъ, истя-
затямъ и порутатю **). Короли пользовались услугами •
проститутокъ, причисляли ихъ къ своему двору и на­
значали особыхъ чивовниковъ для управления ими, и это
не м-Ьшало имъ въ то-же время преследовать и истязать, *
всячески унижать женщинъ занимающихся проститушей, ‘
*) Раэр*шен1е открывать бордели иося*довало въ Лондон*—
въ ti8o г., въ Гамбург*—въ 1292 г., въ Рогенсбург*—въ ijo6 г.
въ Ц ю рих* — въ м и г., въ Баэел* — въ 1356 г., въ В * н * —въ
1384 г., вь Ульм*—въ 1440г. Особагорасцв*та бордели достигли
въ XV стод*т 1и; въ это время они получили вазвал1е .домовъ
терпимости* (Сабининъ, „Проститушя- , стр. 39).
**) Проститутки почти везд* подвергаются истяэаюю и
безчепов*чнымъ наказашямъ: обр*зашю волосъ, носовъ, ушей,
эакдеймешю, наказанию розгами и кнутами, тюремному заклю­
чению, ссылк*. Во многихъ м*стахъ он* находились въ в*£*нш
палача и не им*ли права переступать пред*лы своего квартала.
(Сабининъ, „Проститущя*, стр. 56).
Въ Германии д*вушку, обличенную въ разврат*, с*клн
публично розгами, съ барабаннымъ боемъ проводили по улицамъ
города и изгоняли изъ него навсегда, не понимая, что. лшднвъ
ее куска хл*ба и пристанища, вынуждаюгь ее навсегда отдаться
промыслу развратомъ. Во Францш такихъ жешцинъ штрафовали
деньгами, сажали въ тюрьму, бичевали, изгоняли, и админи­
страция д*йствовала при этомъ съ самымъ воэмутительнымъ про-
иэволомъ. Проститутокъ сажали здЪсь на деревянную лошадь,
нещадно дули кнутомъ и эат*мъ при колокольномъ звон* из­
гоняли изъ города; если он* возвращались, то, отрубивъ имъ
одну руху, ихъ изгоняли снова. Иногда ихъ клеймили раскален-
нымъ жел*эомъ, или, привязалъ къ хвосту дикой лошади, угоняли
ахъ въ поле. Сплошь и рядомъ в с* эти варварсюя жестокости
творились ради забавы иди пэъ желашя ограбить публичные
дома и поживиться отъ простнтутокъ зажиточных ь (Шашковъ,
„История, судьбы женщины", стр. 500).
1
а под-часъ и умерщвлять ихъ целыми сотнями, подъ
влизшемъ релипознаго экстаза, въ минуты лице&Нгрнаго
раскаяшя *). Буржуаз1я и духовенство, широко пользо-
вавиияся услугами проститущи и тайно ее поддержи­
вании», открыто бичевали ее и преследовали. Народъ,
видя въ ней яркое и до ужаса оголенное выражеше
своего собственнаго безправ1я, ненавиделъ ее всеми
силами своей импульсивной души и всячески старался
уничтожить, сжить со св'кту, осыпая бранью, каменьями,
разрушая дома терпимости, терзая и убивая отдельных!,
несчастныхъ жертвъ „позорнаго промысла". Но сколько
народъ ни боролся съ продажей женскаго тела, клас­
совое общество, порождавшее необходимость продажи
рабочей силы, неустанно создавало все новыя и новы»
жертвы „общественнаго темперамента".
Современное общество недалеко ушло отъ средне­
вековой жестокости, заменивъ открытое истязаше и
перюдическое изб1еше проститутокъ строго устано-
вленнымъ законодательными регламентами моральнымъ
изб1ешемъ проститутокъ. Въ эпоху консульства „третье
сословие", съ присущимъ ему „ращонализмомъ" и при­
верженностью къ законодательной охране своихъ ннте-
ресовъ, впервые провозгласило принципъ государствен­
ной регламентации проститущи. Въ 1800 г. во Франши
установленъ быль врачебно-полииейсюй надзоръ, а въ
1802 г. впервые выданъ .желтый билетъ".*ч
•) Иногда публичны* женщины гибли целыми сотнями за-
разъ. Такъ. при ГенрихЪ 111 маршалъ Строцци „распоря-
ч дился бросить въ р'Ьку Луару 8оо публичныхъ дквушекъ, сл*Ь-
довавшихъ за его лагеремъ". Въ 1560 г., подъ шпяшемъ проте-
стантскаго ригоризма, вь Парижа быль предпринять крестовый
лоходъ на ыроститущю; полишя, ewfecrfe съ чернью, разрушала
публичные дома, конфисковала найденные въ ннхъ имущества,
изгоняла простнтутокъ изъ города, бичевала ихъ, клеймила,
словомъ, употребляла всевоэможвыя жестокости, чтобы стереть
ихъ съ лица парижской земли. (Шашковъ, .Историч. судьбы
женщины", стр. 500).
— 168 —

Цроститущя, до г£хъ поръ лишь терпевшаяся го-


сударствомъ, сделалась явлежемъ узаконенным^ при-
знаннымъ властями. И , тЬмъ не менёе, привычное лице­
мерие не позводяетъ открыто признать банкротство от*
жившихъ семейныхъ формъ и неизбежный ростъ про-
ституши на почве капиталисгическихъ отношений. Все
русское законодательство о „позорномъ промысле**
пропитано этимъ лицемернымъ духомъ. Въ интересахъ
сохранешя буржуазной семьи, питомницы насл*&дни-
ковъ капитала, торговля женскимъ теломъ поощряется,
но, съ точки зрешя „оффишальной нравственности*,
она осуждается строго и безъ снисхождешя: а чтобы
въ собственныхъ глазахъ сохранить престижъ „ высокой
нравственной чистоты**з.45
, буржуазное общество спешить
вымещать на проституткахъ оскорблеше своей показной
добродетели, всячески отравляя и безъ того неслад­
кую жизнь зтихъ несчастныхъ «жрицъ порока» *).

*) Спешальные регламенты определяют* решительно всю


жизнь поднадзорной женщины и делаюгь ея существоваше не-
многииъ мен^е тягостнымъ, ч-Ьмъ тюремное закдючеше эахо-
ренелыхъ элодеевъ. Вотъ сримеръ берлинскаго регламента для
поднадзоркыхъ проституток**:
„Женщина, промышляющая свокмъ теломъ я находящаяся по
причин^ этого подъ надзоромъ поднши, должна соблюдать сле­
ду нэпу я постановления:
х. Она должна подвергаться медицинскому осмотру и являться
для этой цели чрезъ известные промежутки въ полишю.
з. Заболевъ одной изъ специфкческпхъ болезней или
какой-либо другой, оиа должна предоставить -поместить себя въ
указанный полицией госпиталь и оставаться тамъ впредь до из-
лечешя.
3. Она должна носить одежду простую и приличную.
5. Запрещается ей: проходить по некоторымъ улицаыъ (ука-
эываенымъ специально политей), стоять вблизи церквей, школъ.
увиверситетовъ, общественныхъ памятяиковъ, казармъ, посещать
театры и прпнаддежапце къ нинъ сады, концерты, циркп, зооло-
гнчесше и ботаническге сады и кататься въ открытомъ экипаже
по запрещенаыиъ улицаыъ.
хх. Ей запрещается жить вблизи церквей, шкодъ, универсп-
— 164 —

Когда въ Москве собирались учредить врачебно-


лолицейсшй комитетъ, то предполагалось сперва делать
въ пользу казны сборы съ публичныхъ домовъ. Но
потомъ это было признано неудобнымъ, „въ особенности
потому, что учреждеше какого-бы то ни было сбора
съ публичныхъ женщинъ не согласовалось-бы съ ду-
хомъ нашнхъ законовъ, ибо cie могло-бы казаться
дозволемемъ правительства промышлять непотреб-
ствомъ, такъ какъ закономъ оно строго пресле­
дуется* %
Въ Германш мы встр'кчаемъ ту-же двойственность:
уголовнымъ закономъ преследуется квартирохозяинъ,
пом-Ьсгивиий у себя проститутку. А ясъ другой стороны,
полицтя принуждена терпеть тысячи женщинъ, зани­
мающихся проституцией, и должна ихъ охранять въ ихъ
ремесле, разъ только оне записаны въ ресстръ про-
ститутокъ и подчиняются установленнымъ для нихъ пра-
виламъ, напр., перюдическому осмотру врачей. Н о если
государство допускаетъ проститутокъ и этимъ под-
держиваетъ ихъ ремесло, то оно должно допускать и
квартиры для нихъ и даже—въ интересахъ обществен-
наго здоровья и порядка—иметь дома, где проститутки

тетовъ, обшественныхъ учреждена, казармъ п в<гЬхъ м-Ьстъ,


упомннаемыхъ въ § 5, а также жить въ первомъ в подвальномъ
этажахъ домовъ, вьхходящнхъ на улицу. Запрещается ей также
жить въ отеляхъ,•гостииницахъ, меблнрованныхъ комнагахъ и
входить туда. Ей запрещается жить у лицъ, уличенныхъвъ свод­
ничестве, и посещать ихъ. (Богданоапчъ, „Ж енское движеше*,
CTp. 2Т2—и з).
*) ..Въ послЪднихъ строкахъ интересно опасение, что пра­
вительство могутъ заподозрить въ нам^ренш покровительство­
вать разврату. Поаиднмому, та-же боязнь до сихъ поръ удержи -
ваетъ отъ иэдашя закона, соэдающаго постоянные врачебно-
иолицейсше комитеты. Несмотря на то, что пое.ткдн!е суще-
ствують въ Россш бол£е подустол,Ьт1я, они до сихъ поръ сохра­
н я ю т характеръ временной меры и утверждение ихъ совер­
шается не законодательными путемъ, а административным!,1*.
(М. Покровская, „Ярмарочная проститутя*', стр. 12).
— 165 —

могли-бы заниматься своимъ ремесломъ. Кашя про-


тивор^ч1я! С ъ одной стороны, государство оффищально
признаетъ, что проститушя необходима; съ другой, оно
наказываетъ проститутокъ и сводничество. Такое от-
ношеше государства показываетъ, что для современнаго
общества проститушя является сфинксомъ, загадку
котораго ему не р азгад ат ь (Б еб ел ь , „Женщина и со-
шализмъ", стр. 158).
Д а, такова последовательность современнаго бур­
ж уазн ая общества!
Н о мало того, что проститушя, какъ социальное
явлеше, есть естественный плодъ современнаго классо-
ваго общества; самые акты, регламентируютще прости-
тушю, насквозь пропитаны классовой точкой зретя.
„Красной нитью",—говоритъпрофессоръ Елистратовъ,—
„проходить черезъ рядъ местныхъ регламентовъ мо-
ментъ щгассоваго разграничешя проституции, строго со­
блюдаемый и практикой полицш нравовъ". *) Наше за­
конодательство допускаетъ принудительный осмотръ и
эаключеше въ госпиталь только категорш „бродяшихъ",
„подлыхъ" (т. е. низшаго сослов1я) и „подозрительныхъ
девокъ". Такъ гласить статья 158 постановлений 1890 г.:
почти то-же говорить и старый сенатсюй указъ 1763 г.:
„приказали... однакожъ вь непотребстве обличающихся
женщинъ осматривать и по излеченш на поселеше от­
сылать только такихь, кои подлы, и бродящ1яи.
Еще определеннее высказывается въ этомъ смысле
предписаже министра внутреннихъ делъ, данное гу-
бернаторамъ 17 октября 1844 г., на основанш котораго
фактически и до сихъ поръ действуетъ надзоръ за
проститушей въ провиншяхъ Россш. „Само собою ра­
зумеется, что действию мерь, который могутъ быть
признаны нужными въ этомъ случае, должны быть под­

*) Г1роф. Елистратовъ. „ О прикр'Ьпл. женщины къ простит/',


стр. 27.
166 —

вергнуты только лица, который по своему образу жизни,


такъ и по зватю и другимъ общежитеяьнымъ отно*
шенммъ, могутъ подлежать онымъ.** Этотъ-же прин-
ципъ вошелъ и въ спешальные регламенты отд-Ьлькыхъ
городовъ; если и сутествуютъ отстуллешя, то самая
ихъ случайность и послабления, делаемый для женщинъ
состоятельныхъ классовъ, особенно рЪзко подчерки-
ваютъ классовый характеръ этихъ постановлений. *)
Весь ужасъ регламентами въ томъ и заключается,
что она обрушивается всец'Ьло на женщпнт* несостоя-
тельныхъ классовъ; передъ богатыми-же проститут­
ками, какъ полиция, такъ и регламенты только почти­
тельно снимаютъ шапку. „Везд-fe, можно сказать, попа-
даютъ подъ наазоръ проститутки мен%е состоятельный.
Агенты недостаточно искусны, а притомъ и не имкютъ
порою возможности уличить проститутку высшаго по­
лета. Необходимо для этого много такта; иначе можно
сильно поплатиться. Кром*Ь того, проститутки этого
рода всегда найдутъ защитниковъ, готовыхъ ихъ вы­
ручить, а въ крайнемъ случа й взять ихъ на поруки. Во
всЬгь городахъ преобладают* проститутки низшаго
разряда. Ч'Ьмъ хуже надзоръ, гЬмъ меньше бол^е-за-
житочныхъ и интеллигентныхъ проститутокъ. Полишя,
не желая задавать себ± лиштЙ трудъ и наживать

*) „Образцом* регламента, по которому меропр1ят1я полиши


нравственности* ограничиваются всецело, без* какихъ-либо от­
ступлений, одними лишь невладеющими слоями насел ешя, могут*
служить правила рижскаго врачебнополицейскаго комитета. Со­
гласно § 158 этихъ правил* —об* открытш источников* сифи­
литической заразы, — комитет*, „по получении сведенШ об*
источнике заразы, входит* въ разсиотр*Ьше обстоятельств* дела
и, если имеются достаточные к* тому поводы, вызывает* к *
себе указанное лицо", только въ томъ случай, „если оно при­
надлежит* к* низшим* классам* населения, т. е. к * числу ре­
месленников*, служителей, рабочих*, работниц* и т. n.ft (Ели­
стратов*, „ О прикреплении женщины к* проститущи", стр. а*—14.
Курсив* мой).
— 167 —

негтр1ятности, ограничивается только заборомъ заху-


далыхъ и бродячихъ женишнъ." („Прост, въ гор."
стр. 36, цитир. по проф. Елистратову.)
Такъ какъ проститутка „высшаго полета" въ боль­
шинства случаевъ принадлежать по происхождешю къ
классу буржуазному, то бдительное око врачебно-поли-
цейскаго надзора равнодушно проходить мимо нея,
сь удвоеннымь рвешемъ обрушиваясь на гЬхъ жен-
шинъ, чье социальное положеше не внушаеть къ себе
довер!я предержащимъ властямъ. „Въ тЪхъ трущобахъ,
въ которыхъ ютится женщина рабочаго класса, не­
счастье и порокъ такъ тесно смешались, что н*Ьтъ воз­
можности съ перваго взгляда различить одно отъ дру­
гого. Впрочемъ, городовой не имЪетъ ни времени, ни
желания размышлять — онъ решаетъ дело быстро и...
безапелляционно: женщина, взятая имъ на улице, въ
угловой квартире или въ ночлежномъ доме, считается
проституткой; съ ней гтостулаюгь, какъ съ развратною
женщиной, хотя-бы, кроме неимения определенна™
местожительства и занятой, не было ни единаго намека
на то, что она промышляетъ развратомъ. („Поднадзор­
ный прост.", стр. 32—33; цитир. по проф. Елистратову.)
Существуюшдя правила врачебно-полицейскаго над­
зора это,—опасная угроза всему женскому пролетар1ату,
особенно—ютящемуся на окраинахъ. Не говоря уже
о перюдахъ острой безработицы, когда женщина есте­
ственно, безъ „особо-уважительнихъ причинъ", нахо­
дится на улице, пролетарка въ любой праздничный
день рискуетъ подвергнуться -позорному осмотру. П о ­
теря паспорта или иная случайность усугубляютъ
тяжесть положения и часто ставить передъ работ­
ницей альтернативу: либо высылка на родину по
этапу, либо подчинете врачебно-полицейскому надзору
(въ такомъ случае, но томно въ такомъ, врачебный
комитетъ все хлопоты о получении новаго паспорта бе-
ретъ на себя). Подобное положеше вещей сугцествуетъ,
— № —

разумеется, не только въ Россш, но и во всехъ бур-


жуазныхъ странахъ. „Н е подвергается контролю",—
говорить д-ръ Блашко, — „почти вся элегантная про-
ститушя, такъ называемый — дамы полу-св^та, пред­
ставляющая для полищи своего рода noli me tan-
gere („не тронь меня*1). Масса, подвергающаяся осмотру,
почти всюду состоитъ изъ самыхъ несчастныхъ и обез-
доленныхъ подонковъ. Покорно и тупоумно, изъ года
въ годъ, втечете десятил1зтШ, совершаютъ эти падче­
рицы судьбы свою обычную „прогулку** къ месту
осмотра*' *).
Современное классовое общество ухитряется даже и
всеми презираемую проститушю расколоть на два*
класса. „ЛучппЙ сортъ** более обезпеченныхъ прости-
тутокъ захватывается буржуазнымъ классомъ, служить
ему, живетъ съ нимъ бокъ-о-бокъ и до известной сте­
пени делить съ нимъ его привиллепи. „Худшей сортъ*'—
эта плоть отъ плоти рабочаго класса или несостоя-
тельнаго крестьянства—до дна испиваетъ чашу безпра-
В1Я, унижешя и горя...
Ясно, что проблема уничтожешя проституши, про­
блема озаоровлеюя отношенШ между полами является
проблемой класса пролетарскаго,— проблемой, самымъ
гЬснымъ и неразрывнымъ образомъ связанной съ усло-
1иями труда и производства. Если для другихъ клас-
совъ и слоевъ насележя разрешение „брачнаго", а сле­
довательно и проститушоннаго, вопросовъ mrfeerb по-
преимуществу психологически-моральный интересъ, то
для пролетар1ата это—одинъ изъ основныхъ вопросовъ
жизни, одинъ изъ моментовъ, определяющихъ будущее.
Борьба съ проститушей и уродливыми формами совре­
менной семьи, другими словами, борьба съ классовыми
учреждениями современнаго буржуазнаго юра, непосред-

*) Блашко, „Прослггущя", стр. 56.


— 169

ственно вытекаетъ изъ обще-пролетарской борьбы и


входить въ нее, какъ неотъемлемая составная часть.

Голодъ и эксплуаташя—неизсякаемые родники, пи­


тающее проституцию; классовое общество — и с т о ч н и к ь
сопровождающихъ ее золь. Можно-ли после этого уди­
вляться, что вошюцце факты унижешя женщины въ
этой области всего чаще падаюгь на представитель-
ницъ рабочаго класса! Купля-продажа женскаго гЬлаг
rfecHO связаны съ куплей-продажей женскихъ трудо-
выхъ рукъ; окончательно исчезнуть проститушя смо-
жетъ лишь вместе съ исчезновешемъ наемнаго труда.
Но разве въ пред^лахъ нашего эксплуататорская"*
классоваго общества не существуетъ способовъ смягчать
и облегчать страдаше и ужасъ, порождаемые какъ са-
мымъ фактомъ существоватя проституцш, такъ и законо­
дательной ея регламентацией? Борьба съ проституцией и
лицем'Ьрно-узаконяющими ее постановлетями является
одной изъ наиболее - живыхъ сторонъ деятельности
буржуазныхъ женицинъ. Н а вс^хъ женскихъ между-
народныхъ конгрессахъ вопросу о проституцш и оздо-
ровленш нравовъ посвящалось особое внимание. Вы­
ступая поборницами аболишонистскаго движешя, требуя
полной отмёны регламентации проститущи, какъ про­
мысла, феминистки выступали на защиту своихъ угне-
тенныхъ сестеръ* и какъ-бы являлись выразительницами
«вне-классоваго> обше-женскаго интереса. Такъ-ли это
на самомъ деле?
П о вопросу о проституции и связанныхъ съ нею
оскорбительныхъ для женщины формальностяхъ инте­
ресы женщины всЬхъ классовъ населения до известной
степени соприкасаются между собою; это не подлежать
сомненш. Пропасть, отделяющая интеллигентную тру­
женицу о гь пролетарки, стирается предъ возможностью^
очутиться въ рядахъ парцевъ женскаго населения. Слу-
— 170 —

чайность— болезнь, неудача — и самостоятельно-зара-


батывающая интеллигентка подвержена всЬмъ соблаз-
намъ «легкой наживы», а тамъ—недалеко и до зна­
комства съ попечительнымъ окомъ врачебно - поли-
цейскаго надзора... Регламентами одинаково ненавист­
на женщинамъ вс^хъ слоевъ населен1я. Н о методы
борьбы какъ съ самой проституцией, такъ и съ норми­
рующими ее правилами резко разнятся между собою
у женщинъ буржуазиаго и пролетарскаго м1ровоззр1 >-
' шй. Для буржуазокъ—задача борьбы съ проституцией
почти целикомъ сводится къ отмене существующей
v регламентами и къ издаюю новыхъ „правилъ", мен'Ье
оскорбительныхъ для женщины, но столь-же поиечи-
тельныхъ въ смысле охраны „общественной нравствен-
> ности*1. Корень зла, порождаю т^ npocraryaiio, остается
скрытымъ для большинства феминистокъ; оне готовы
верить, что съ отменой позорной регламентами, съ
принят^емъ „строгихъ м*Ьръи противъ „увеселитель-
ныхъ“ заведешй и, наконецъ, съ проведещемъ въ жизнь
сошально-политическихъ реформъ, облегчающихъ ранше
браки, можно решить вопросъ о проституции, въ пре-
делахъ современнаго классоваго Mipa. Буржуазный жен­
щины съ наивностью буржуазныхъ идеологовъ X V III
в-Ька все еще верятъ, будто „женсюй вопросъ“ и, въ
частности, „вопросъ семейный" могутъ быть разрешены
парою разумно составленныхъ регламентовъ!..
Впрочемъ, кажущаяся наивность подобной точки
зрЪшя им-Ьетъ подъ собою твердую классовую почву.
Протестуя противъ отдачи женщинъ подъ наглую и
безконтрольную власть врачебно-полицейскаго над­
зора, феминистки пугливо останавливаются на полу-
м-Ърахъ, постоянно опасаясь, какъ-бы полная свобода
и безконтрольность частныхъ половыхъ отношешй не
расшатала въ конецъ „семейныхъ устоевъ" буржуа­
зии и не отразилась на добродетели ихъ мужей и
сыновей...
— 171

С ъ полной отчетливостью формулировали наметая


феминистки свои буржуазный опасешя на женскомъ
конгрессе в ь Галле (октябрь 1905 г.)-Требуя, съ одной
стороны, отъ общества признашя „единой морали" для
мужчинъ и женщинъ, отрицая за государегвомъ право
вмешиваться въ отношешя частной половой морали,
оне, съ другой стороны, настаивали на необходимости
охрани общественной нравственности мерами того*же
государства; подъ этой защитой, однако, вовсе не по­
нималась охрана эксплуатируемыхъ или совращаемыхъ
молодыхъ существъ; наоборотъ—предполагалось устра-
н ете съ пути „порядочнаго общества*4 всякаго рода
непристойныхъ явлешй, „оскорбляющихъ обществен­
ную мораль и прилич1е“ . Лицъ, виновныхъ въ подоб-
наго рода проступкахъ, еяедовало-бы, по мнешю
строгихъ блюстительнииъ „приличДО" въ Галле, при­
влекать къ ответственности и достойнымъ образомъ
наказывать.
Проповедуя принципъ государственнаго невмеша­
тельства въ вопросы половой морали, являясь сторон­
ницами аболишонизма, буржуазный женщины непосле­
довательно сами спешатъ поставить границы только-
что провозглашеннымъ началамъ свободы я укрыться
подъ сенью привычныхъ моральныхъ устоевъ. Бракъ,
современный принудительный союзъ двухъ инднвиду-
умовъ, при всехъ своихъ несовершенствахъ, остается
наиболее надежнымъ опдотомъ зкономическаго благо-
состояшя средней буржуазной женщины и заставляетъ
ее судорожно цепляться за сохранеше этого института
во всей его формально-юридической неприкосновенности
Немецюя женщины въ Галле вынесли по этому по­
воду резолюшю следующаго содержатя: В се теорш, про-
возглашаюидя уравнение правъ отца и матери въ браке,
устанавливаюнця равную ответственность мужа и жены
и т. п., но расшатывающая при зтомъ связанную съ
бракомъ моральную ответственность супруговъ, должны
— 172

быть признаны несостоятельными и потому отвергнуты.


Подъ теориями, .расшатывающими моральную ответ­
ственность", повидимому, подразумевались „свободные
принципы" сошалъ-демократш, ея въ высшей степени
„безнравственный" утверждешя о неизбежности рас­
пада современной семьи; камешки летели въ ея
огородъ.
Но, въ такомъ случае, какова-же истинная позишя
феминистокъ по вопросу о проституции? С ъ одной сто­
роны —аболишонизмъ, сь другой—защита современиаго
брачнаго союза вместе съ наказуемостью постутгковъ,
„оскорбляющихъ общественную нравственность", — и
все это сдобрено наивной верой въ возможность устра­
нения всехъ золъ во взаимоотношешяхъ половъ иутсмъ
пересмотра современнаго гражданскаго кодекса... Н е ­
последовательность очевидная, но неизбежная для
техъ, кто невъ состоянш отрешиться отъ буржуазнаго
классоваго м1’ровоззрешя. B e t блапя начинашя феми-
нистокъ въ борьбе съ проститушей не выходятъ обык­
новенно изъ области мелкихъ палл!ативныхъ меро-
пр!Я11 й. Какъ-бы почтенны ни были намерения его сто-
ронницъ, аболицюнизмъ езмъ по себе столь-же без-
силенъ пресечь проституцш въ корне, какъ немощна
самая широкая благотворительность противъ растущей
пролетаризаши массъ. Стоить оглянуться на те страны
(Англш, Австралию, Норвепю, ДанЬо, часть Швейцарии
и Голланшю), где отсутствуетъ регламентами прости-
тущи, чтобы увидеть, лучше-ли живется тамъ женщи-
намъ, брошеннымъ въ ряды проститутокъ, и—главное—
меньше-ли молодыхъ существъ, гонимыхъ нуждой,
беззащитностью, безправ1емъ, попадаетъ въ ряды не
регламентированнаго, но огь этого не менее презира-
емаго, хотя и „терпимаго", ремесла.
Еще въ меньшей степени законодательство въ состоя­
нии охранить семейный очагь благополучной буржуазии
огь тлетворнаго в.и'яшя уличнаго разврата. Въ то время,
— 173 —

какъ феминистки добросовестно борются за торжество


аболищонистскаго принципа, хлопочутъ о „строгомъ
полицейскомъ ггреслёдованш" кафе-шантановъ и дру-
гихъ сеющихъ развратъ и „оскорбляющихъ приличие"
учреждений, въ то время какъ лучоля изъ нихъ строить
добродетельные „пр1юты для Магдалинъ" и убежиша
для одинокихъ молодыхъ девушекъ,—капиталистическое
производство, сосредоточенное въ рукахъ магнатовъ
капитала, неустанно творить свое дело и день за днемъ
выбрасываетъ миллюны новыхъ жертвъ для удовлетво-
реши „общественнаго темперамента". Это неизбежно
будетъ продолжаться до тйхъ поръ, пока производи­
тельный силы будутъ служить единичнымъ владельцамъ
капитала, а не обществу еъ хгЬломъ. Загнанная въ
подполье или нагло выставляющая себя напоказъ, въ
рубищ е и синякахъ или шелке и бархате, проститу-
шя будетъ продолжать отравлять общественную атмо-
сферу, служа источникомъ наслаждетя для однихъ, неся
болезнь, отчаяше в горе другимъ... Въ этомъ вопросе,
какъ и во всехъ остальныхъ темныхъ проблемахъ ея
жизни, женщине приходится ждать своего освобождения
только отъ растущей мощи рабочаго класса. Только ему
подъ-силу будетъ справиться съ этой стоглавой гидрой
нашихъ дней... Бороться съ простоту uieft—значитъ не
только уничтожать ея современную полицейскую ре-
гламенташю, — нетъ, это значитъ бороться противъ *
основъ капиталистическаго строя, значитъ стремиться
къ уничтожешю классоваго делен!я общества, значитъ
очищать путь къ новымъ формамъ человеческаго
общежития...
Проститушя намечаетъ своихъ жертвъ, главнымъ
образомъ, среди пролетар1ата. Борясь за свое классо­
вое дело, рабоч1е охраняють и интересы наиболее-
униженнаго и обездоленнаго члена своего класса—ра­
ботницы, доведенной эксплуаташей и безправ!емъ до
вынужденной продажи своего тела. Каждый победный
- ]74 —

шагъ пролетар1ата приближаетъ и женщину къ ея за­


ветной цели и обещаетъ ей избавлеше отъ злобно-
подкарауливаюшаго ее изъ-за угла чудовища съ ядо-
витымъ и смраднымъ дыхашемъ... Вместо оскорбитель­
ной, тягостной продажи ласкъ пролетар1атъ добивается
свободнаго общения свободныхъ индивидуальностей;
вместо принудительной формы брачнаго сожительства—
безпрепятственное следовате непосредственному, ду­
шевному влеченш, свободному отъ узко-житейскаго
разсчета... Тамъ, въ новомъ Mip'k обобществлеинаго
труда, цсчезнетъ лицемерная двойная мораль совре­
менности, и половая нравственность по-истин Ь станетъ
деломъ личной совести каждаго...
Казалось-бы, это должно было толкать феми-
нистокъ въ ряды сторонниковъ новаго общественного
устройства. Но классовый инстинктъ яепобедимъ. И
феминистки, одной рукой отталкивая безобразный при-
зракъ женщины, торгующей своимъ теломъ, другой
силятся удержать тотъ классовый строй, который по­
рождаете. и поддерживаете» проститущю. Феминистки
работаютъ въ заколдованномъ кругу, и не отъ нихъ
ждать пролетаркамъ освобождения отъ ужасовъ вы­
нужденной проституцш.
Бороться съ этимъ злокъ работницы могутъ только
собственными средствами, оставаясь на почве обще-
.классовой рабочей политики. Повышеше заработной
платы, сокращ ете рабочаго дня, болышй достатокъ и
болыщй досугъ, посвященный широкимъ умственнымъ
интересамъ,—вотъ те меры, которыя рабоч1Й классъ
выдвигаетъ въ борьбе съ унизительнымъ торгомъ жен­
ски мъ теломъ и которыя на практике приводить къ
более действительнымъ результатамъ, чемъ весь шумъ,
“поднимаемый феминистками вокругъ вопроса объ отме­
н е . регламентами. Разумеется, и рабочШ классъ явля­
ется убежденнымъ сторонникомъ аболиционизма, но
движетю этому онъ не можетъ* придавать того первен-
— 175 —

ствуюшаго значешя, которое оно ин*Ьегь въ глазахъ


буржуазныхъженщинъ. Д а практически и въ этой обла­
сти заслуги феминистокъ едва-ли значительнее, чемъ
завоевашя сделанный самими рабочими. Весьма сомни­
тельно, удалось-ли бы аболишонистскому движешю одер­
жать въ свое время верхъ въ Англии, если-бы на его за­
щиту не всталъ рабоч№ классъ. Мощное петищонное дви­
ж е т е , направленное противъ утвердившейся въ 1S66 г.
въ Ангдм регламентацш, поддерживалось преимуще­
ственно рабочимъ классомъ. Должное д'Ьйств1е оказала
и рабочая депуташя, отправившаяся въ 1872 г. къ ми­
нистру внутренкихъ делъ и вручившая ему протестъ
рабочихъ, въ которомъ, между прочимъ, говорилось:
„Достойно сожалежя, что, не взирая на 1.279 петищй,
локрытыхъ более, чемъ миллюномъ подписей и пред-
ставленныхъ въ иарламенгь впродолжете двухъ по-
следнихъ ceccift, опротестованные народомъ законы
продолжаютъ существовать.*4 *)
Пусть укажутъ намъ феминистки любой страны
где ихъ активная борьба съ проститущей или усугу-
бляющимъ ее зломъ — законодательной регламента-
щей—привела къ осязательнымъ для женщинъ резуль-
татамъ.
А у насъ, въ Россш, что сделало буржуазное жен­
ское движете въ борьбе съ проститущей? Отдельные
голоса поборницъ женскаго равноправ!я раздавались,
правда, въ защиту жертвъ „общественнаго темпера­
мента", при-чемъ особенно горячо заступалась и про-
должаетъ заступаться за нихъ г-жа Покровская; правда
также, что и у насъ существуютъ „пр 1юты для каю­
щихся Магдалинъ" **) и „общества спасашя агЬвицъ*.

*) Пр. Елистратовъ—„Прикр^плете женщины къ прост иту-


ШИ“, СТр. 2)0.
**) Прш ты эти поставлены во всЪхъ отаошешяхъ весьма
неудовлетворительно и, къ тому-же, имеются только въ столи-
цахъ.
176 —

Но женское освободительное движете, въ цЪломъ, не


сделало ни одного заметнаго шага въ этомъ иаправле-
HiH, и намъ приходится констатировать удивительное
равнодуиле русскихъ феминистокъ къ этой язве со-
временнаго общества.
Заграничныя поборницы женскаго равноправия мо-
гутъ, по крайней мере, похвалиться, что оне, вследъ
за Жозефиной Ббтлеръ, всегда и всюду энергично и
деятельно поддерживали аболиционистское движете и
по своему боролись съ причинами, порождающими про-
ститушю. Существуетъ целый рядъ спешальныхъ жен-
скихъ обществъ, ставящихъ себе целью ту или иную
форму борьбы съ продажей женскаго тела.
Въ сравненш съ подобными начинаниями, т+. не-
мнопя попытки, каюя делаются у насъ въ этой области,
каковы, напр., устройство дешевыхъ общежитий для ио-
лодыхъ дквушекъ, вечернихъ и воскресныхъ развле­
чений для дочерей пролетар1ата и т. п., им^ють совер­
шенно игрушечный характеръ. Правда, всякаго рода
культурно-просветительная деятельность у насъ встре­
чается слишкомъ часто съ непреоборимыми преградами
полицейско-административнаго произвола; но, независимо
отъ этихъ чисто-внешнихъ затрудненШ, нельзя не от­
метить, что ни женсшя общества, ни женсшя партЫ
у насъ не отводить этому серьезному вопросу долж-
наго внимания.
Загляните хотя-бы въ отчеты деятельности такихъ
крупныхъ женскигь организатй, каково, напр., „Ж ен ­
ское взаимно-благотворительное общество", и посмот­
рите, уделена-ли изъ солиднаго бюджета въ 15.000 р.
хоть копейка на борьбу съ проститушей? Правда, при
обществе существуютъ и „общежитие", и бюро для
пржскашя месть, и „касса взаимопощи", не говоря уже-
о „детскихъ очагахъ**, библиотеке и т. д. Но кого об-
служиваютъ все эти многочисленные предпр1я*пя пер­
вой въ РоссЫ феминистской организацЫ? Конечно, не-
— 177 —

пролетарокъ. Д а пролетарка и не можетъ стать чле-


иомъ „взаимно-благотворительнаго*4женскаго общества,
такъ какъ высоюй членсмй взносъ открываетъ двери
общества только состоятельной женщине *). Проле­
тарку, по самому характеру первой женской органи-
заши феминистокъ, предполагалось только „благо­
творить сверху". Н о, судя поотчетамъ этого общества,
„благотворятъ44 по - преимуществу женщинъ интелли-
гентиаго труда: это oirfc — учительницы, конторщицы,
стенографистки и т. д. — живутъ въ общежит1яхъ,
пользуются справками бюро для пржскаюя месть и
получаютъ noco6ia изъ кассы общества. Н а рынокъ-же
живого „женскаго товара" выбрасываются, какъ мы
уже видели, женщины-работницы, и, следовательно, все
„взаимное благотворение* русскаго женскаго общества,
абсолютно не затрагивая техъ общественныхъ слоевъ,
которые даютъ постоянный контингенть продажныхъ
женщинъ, ни непосредственно, ни косвенно не ведетъ
борьбы съ проституцией.
Другое общество — „Общество попечешя о моло-
дыхъ работницахъ44, существующее въ Петербурге и
некоторыхъ провинщальныхъ городахъ (Одессе, Ни;к-
немъ-Ноагороде), ставитъ себе по уставу целью: „пре­
дохранять молодыхъ девицъ, преимущественно рабо-
чаго класса, какъ-то ремесленницъ, фабричныхъ и
служанокъ, огь действия окружающихъ ихъ вредныхъ
въ нравственномъ отношеши условМ жизни и содей­
ствовать ихъ нравственному развит1ю“ . Задачи этого
общества, следовательно, вполне отвечаютъ деятель­
ности заграничныхъ организашЙ, имеющихъ целью
борьбу съ развращешемъ молодыхъ девушекъ. Но
какъ-же на деле выполняеть общество свою важную

*) , ...Громадное большинство членовъ общества*,— сообщаетъ


отчеть общества за 1906 г.,— „состояло изъ лишь бол'Ье илнмев'Ъ-
состонтельныхъ*'. („Отчеть Вз.-благ. Об-ва за 1906 г.“, стр. 147)»
12
— 178 —

задачу? Имея въ Петербурге девять отделен^, nocfc-


щаемыхе охотно фабричными работницами, служанками,
ремесленницами и, вообще, женскимъ персоналомъ *),
общество, въ своемъ стремлении поднять культурные
запросы посетительнице, тщательно оберегаетъ ихъ отъ
всякаго живого слова, огь всего, что могло-бы направить
девушекъ на пагубный путь „классовой борьбы". Са-
мымъ искреннимъ образомъ желая помочь работнице
ве ея повседневной борьба, общество это, тем е не
менее, представляетъ собою „живое противореч1е":
съ одной стороны—оно поднимаете культурный ^нрав­
ственный уровень пролетарскихъ девушекъ, своихъ
посетительнице, и, следовательно, повышаете ихе ду­
шевные запросы, съ другой—закрываете оте нихъ не­
проницаемой стеною все т е пути, все те способы и
средства борьбы, помощью которыхъ пролетарка только
и можете улучшить свое положение. Н а лекшяхъ об­
щества тщательно изгоняются и искореняются „вред­
ный учешя", и ни о професаональныхъ, ни о своихъ
политическихе нуждахъ работница ве стенахъ обще­
ства не услышетъ. Что-же можете принести съ собою
„культурно-просветительная" деятельность общества?
Можетъ-ли одно „просвещение" и „моральное воспита-
Hie" спасти молодую девушку отъ неизбежной ве пя­
тидесяти случаяхъ изъ ста ироститущи? Само собою ра­
зумеется, что, при всей своей благожелательности, обще­
ство такой постановкой культурно - просветительной
деятельности не только не выполняете своей ыиссш,
но несомненно порождаете или усиливаете душевныя
драмы т е х е пролетарскихъ девушекъ, у которыхъ ум­
ственные и душевные запросы резко дисгармонируютъ
съ печальной окружающей ихъ действительностью.

*) По отчету 1906 г. число посЬтательдацъ во вс%хъ десяти


отд-Ьлахъ достигало 2808 человек*; изъ нахъ постоянных* на­
считывалось 198;.
171) —

Единственной реальной заслугой общества попечешя о


молодыхъ д'Ьвицахъ является устройство дешевыхъ
общежитМ *) для Д'Ьвушекъ рабочаго класса, въ про­
т и в о в е с аристократическому обш.ежит)ю „Взаимно-
благотворительнаго общества". Эти общежития, по край­
ней M'fep'fe, облегчаютъ рабынямъ труда повседневную
борьбу за жизнь и,такимъ образомъ, д'Ьлаютъ ихъ бо­
лее устойчивыми и менее поддающимися соблазну
„легкаго заработка**. Но и въ этой области приходится
отметить недостаток^», присуццй, вообще, деятельности
общества: все начинашя его построены не на жизнен-
номъ принципе „самопомощи" и „самодеятельности",
а на началах!» филантропш, благотворешя.
Тем ъ не менее, „Общество попечешя о молодыхъ
работницахъ" является единственнымъ въ PocciH, ко­
торое, такъ или иначе, фактически пытается бороться
с ь развращешемъ молодыхъ девушекъ рабочаго класса,
чего, напр., абсолютно нельзя сказать объ офи-
шально-признаваемомъ и даже поощряемомъ властями
„РоссФскомъ обществе защиты женщинъ". Не го­
воря уже о тояъ, что это последнее носить крик­
ливый характеръ чисто барской благотворительности,
оно известно еще своей полной пассивностью. Только
недавно решило оно, наконецъ, устроить на О хте
поселокъ, где-бы 20 женщинъ, вступившихъ на скольз-
шй путь, могли найти убежище и заняться „чест-
нымъ сельско-хозяйственныыъ трудомъ". *) Убежище
для 20 проститутокъ Петербурга! Д а это такая капля
въ море отчаяшя и нищеты, особенно при растущей
за последше годы безработице, что даже какъ-то не­
ловко серьезно говорить о подобномъ начинаши. Ведь,

*) Въ томъ-же 1906 отчетнот* году у общества было 4- по-


добныхъ общ еяотя, въ ноторыхъ проживало 566 челов-Ькъ, по-
преийуществу — портвихъ и ремеслеявицъ, боннъ и п р и сл уг,
фабричныхъ и т. д.
*) жСок>5л. женщинъ", К? 5, J907 г.
— 180 —

ни для кого не тайна, что за послЪдше годы пережи-


ваемаго нами одновременно политическаго и эконо­
мического кризиса „экспортъ живого товара" изъ-
Росс1и достигъ колоссальныхъ размеровъ. Половина
обитательнице публичныхъ домовъ южной Америки—
уроженки Россш; особенно много среди нихъ евреекъ.
Въ Вильн'Ь проститутя малол'Ьтнихъ достигла небыва-
лыхъ размеровъ. Должно быть, явлегае это приняло
слишкомъ чудовищные размеры, если лаже само мини­
стерство юстнши решило внести въ Государственную
Думу законопроект» „о мЬрахъ пресЬчежя торговли
женщинами въ цкляхъ разврата".
А наши феминистки, наши женсмя партш и органи­
зации мопчатъ себе и молчать. Казалось-бм, тутъ-то
имъ и проявить свою деятельность, тутъ-то и показать
своей „младшей сестре** пролетарке, что оне съ нею
солидарны, что one хлопочутъ за нее и о ней... Ног
повидимому, для нашихъ феминистокъ „политическое
равноправ1е“ заслонило собою все остальные обще-
женскге вопросы, и, не говоря уж е о борьбе съ про­
ституцией на практической почве, даже въ своихъ
„платфорыахъ" и „программахъ" наши женсюя органи-
защи отвели вопросу о проституции весьма скромное
место.
Въ „платформе" союза равноправности, въ пункте
„д“, говорится следующее: „отмена всехъ исключитель-
ныхъ законовъ, касающихся проституши, унижающихъ
человеческое достоинство женщины". Но, выразивши»
это общее пожелание, наши левыя феминистки почили-
на лаврахъ и больше не возвращались къ этому во­
просу.
Требоватя отмены регламентации или иного выра-
жешя протеста противъ торговли женскимъ телоиъ.
вы не встретите ни въ резолюшяхъ, ни въ многочис-
ленныхъ постановлешяхъ, ни въ органе равноправокъ—
„Союзъ женщинъ". Даже у левыхъ феминистокъ не
- 181 —

хватило активности, чтобы подать въ Государственную


Д ум у петишю съ требовашемъ отмены регламентами,
какъ one это сделали по вопросу о политическомъ
равноправш женщинъ. Чувствуется, что этотъ вопросъ
не захватываетъ нашихъ равноправокъ, что онъ мало
.волнуетъ ихъ душу. Непосредственно, ведь, онъ затра-
гиваетъ не ихъ, а только интересы женщинъ рабочаго
.класса. Вопросъ о проституции по-истина вопросъ
чисто-пролетарсюй; въэтомъ— разгадка хладнокровнаго
отношешя къ нему нашихъ „крайнихъ" феминистокъ.
Но въ такомъ случай представляется загадочнымъ,
почему-же более правыя феминистки— „женская про­
грессивная пар^я"—отнеслись къ этому вопросу более
чутко и внимательно? Въ своей программе онЬ гораз­
до конкретнее формулировали свои требован'ш: „Из-
даше законовъ, запрещающихъ устройство и содержа-
Hie всякихъ притоновъ проституцш, домовъ терпимости
и торговли женскимъ гЬломъ, и устанавливающихъ
•строгое наказаше посредникам^ сутенерамъ и другимъ
.лицамъ, извлекаюшимъ матер1алъныя выгоды изъ тор­
говли женщинами или содействующимъ совращешю ихъ
въ простктушю. Отмена врачебно-полииейскаго над­
зора за проституций и отмена эапрещешя браковъ
военнымъ". Прогрессистки не ограничились провозгла-
шешемъ своихъ пожелашй въ программе; втечете по-
-следняго года он-fe на тгЬсколькихъ своихъ собрашяхъ
возвращались къ вопросу о проституши и обсуждали
меры борьбы съ ней. Н а одномъ изъ такнхъ собранШ
даже решено было обратиться въ Государственную Д у -
2,1у съ предложешемъ издать законъ, отменяюпий рег-
ламентащю. Откуда такая активность? Чемъ вызванъ
такой живой интересъ къ „частному вопросу" женской
жизни? Н е сыграло-ли здесь роль то, что въ главе жен­
ской прогрессивной партш стоить известная своими
трудами по вопросу о проститущи М. И . Покровская, по­
ложившая много искренняго старашя и энерпи на
— 182 —

борьбу съ регламенташей, омрачающей и безъ того


безпросв'Ьтную жизнь проститутки? Но нетъ-ли дру­
гого, более общаго мотива, заставившаго прогрессистокъ
последовать за своимъ лидеромъ? Прогрессистки подо­
шли къ вопросу о проституши такъ, какъ къ нему
подходятъ игь заграничныя буржуазны» сестры. Если
проститушя, какъ сошальное явлеше, и не затраги-
ваетъ ихъ непосредственно, все-же она обладаетъ свой-
ствомъ омрачать существоваше и бур ж уазн ы е слоевъ
общества. Чтобы сохранить чистоту семейной жизни
буржуазш, чтобы не заставить мать-буржуазку стра­
дать за нравственную распущенность ея сыновей, что­
бы дать жене возможность не дрожать за измену
мужа,—для этого необходимо искоренить порою», дру­
гими словами—строго преследовать все, что способ­
ствуем разврату. Обратите внимаше на требования
программы прогрессистокъ. Въ ней очень много гово­
рится о „законахъ, запрещающихъ", о „законахъ, уста-
навливающихъ строгое наказаше", и не единымъ ело-
вомъ не упоминается о живыхъ источникахъ борьбы
съ проститушей: о мерахъ улучшешя экономическаго
положешя рабочаго класса. Прогрессистки все еще
обладаютъ наивной верой, что парою строгихъ зако-
новъ противъ сутенеровъ и домовъ терпимости про­
ститушя можетъ быть искоренена; оне не прочь были-
бы по средневековому преследовать и изгонять са-
михъ проститутокъ, но тутъ запутываетъ [Ioлoжeнie
иринципъ „равноправности". Это „знамя" приходится
держать высоко, и ничего другого не остается, какъ
къ требовашямъ „строго-карательнымъ" присовокупить
и пожелаше отмены регламентами. Поддерживать это
требование прогрессистки могутъ bona fide, такъ какъ
даже буржуазный светила медицинскагом^ра признаютъ,
что регламентация далеко не достигаетъ своей цели и
не спасаетъ буржуазш отъ раснространешя венериче-
скихъ болезней.
— 183 —

Такимъ образомъ, прогрессистки становятся на сто­


рону аболицюнизма и вместе съ тЬмъ вступаютъ въ
борьбу съ „развратомъ1*, отнимающимъ у нихъ мужей,
любовниковъ и сыновей. Такъ какъ для прогрессистокъ
проститушя есть явлеше не столько экономнческаго,
сколько моральнаго характера, то и борьбу свою он*к
ведутъ не съ причинами, порождающими торговлю жен-
щинъ своимъ тЬломъ, а съ самой уже существующей
проститущей. Другими словами, въ области вопроса о
проституции прогрессистки д-Ьдають то*же, что прак-
тикуютъ обыкновенно феминистки въ области эконо-
мическихъ золъ: оставляя безъ внимашя источникъ зла,
оне пытаются помощью заплатокъ благотворительности
залатать з1яюшдя раны сощальныхъ иеуряднцъ совре-
меннаго капиталистическаго Mipa.
Н ет ъ , если-бы аболищонистское движете у насъ
въ самомъ деле восторжествовало, если бы арм1я про-
ститутокъ стала пополняться более медленно, то въ
этихъ бдагопр1ятныхъ явлетяхъ всего менее были-бы
повинны феминистки. Н е миндальнымъ резол югцямъ
феминистокъ, а рабочей партш, борющейся за мзкгЬ-
HeHie существующихъ сошально-экономическяхъ от-
ношенШ, будетъ въ этомъ случай обязана женщина.
Можно съ достоверностью утверждать, что кадры вы­
нужденной матер1альной зависимостью проституцш бу-
дутъ сокращаться вместе съ каждымъ новымъ завое-
вашемъ рабочаго класса въ области экономическихъ и
правовыхъ отношешй.

Семья, современная буржуазная семья, со всеми


ея моральными традициями и гражданскими скре­
пами, переживаетъ затяжной кризисъ. Браки делаются *
все неустойчивее, а проститущя принимаетъ угрожаю-
шде размеры. Это признается одинаково и буржуаз­
ными феминистками, и людьми, разделяющими проле-
— 184 —

тарское хпровоззрЪюе. Неурядицы современной брачной


жизни гнетутъ, въ большей или меньшей степени,
женщинъ вс'Ьхъ слоевъ населешя — это явлеше
также не подвергается оспариванш. Остается, следо­
вательно, посмотреть, существуегь-ли общность стре-
мленш у феминистокъ и работницъ въ методахъ об­
суждения семейнаго вопроса и его разрешения, и чьими
усилиями, обще-пролетарскими или феминистскими, мо-
жегь быть достигнуто освобождение женщины огь тя-
желаго семейнаго ярма?
Носмотримъ, прежде всего, чего добиваются феми­
нистки въ области семейныхъ и брачныхъ отношенш.
Более правыя феминистки, те, что примыкают» по
своему остальному положешю къ крупной буржуазш,
въ первую голову выдвигаютъ два вопроса: 1) о за­
мене церковнаго брака бракомъ гражданскимъ, съ со-
ответствующимъ облегчешемъ развода, и 2) о полной
раздельности имущества супруговъ въ техъ страиахъ,
где это еще не установлено.
О ба эти требованш представляют», несомненно,
громадную важность для женщинъ средней и крупной
буржуазш, для представительницъ капитала въ той или
иной его форме; этимъ путемъ оне всего лучше могутъ
отстоять свои имущественные интересы, съ одной сто­
роны, обезпечивъ, при помощи законнаго брака своихъ
детей объединеннымъ имуществомъ отца и матери, съ
другой—сохранивъ свою йодную экономическую неза­
висимость огь мужа.
Какъ представительницы более крупной буржуазш,
наши прогрессистки естественно должны были разра­
ботать свои требования по семейному вопросу въ ука-
запномъ духе. Въ программе женской прогрессивной
партш сказано: „В ъ семейное право вводится бракъ
нотаргальнымъ порядкомъ, который признается обяза-
тельнымъ для всехъ. Религиозное освящете брака
должно быть предоставлено доброй воле каждаго.'
— 185 —

Упрощается и облегчается порядокъ разводовъ. Роди­


тели пользуются одинаковой властью надъ детьми.
Ж ены во всемъ равны мужьямъ, им'Ьютъ право на по­
ловину семейныхъ сбережений и законодательнымъ
путемъ должны быть поставлены въ экономическую
независимость отъ мужей, если не могутъ иметь своего
заработка по семейнымъ обстоятельствамъ. Должна
быть установлена широкая защита детей, особенно
внебрачныхъ, законодательнымъ путемъ*.
Исходя изъ положешя о неизменности сушествую-
щаго сощально-экономическаго строя, прогрессистки
желаютъ внести лишь некоторыя поправки въ семейныя
и брачныя отношешя, — поправки, не подрывающая,
однако, коренныхъ основъ буржуазной семьи. Внесен­
ный коррективъ им'Ьегь въ виду не только улучшить
•взаимоотношетя людей, связанныхъ законнымъбракомъ,
но и сделать современную форму семьи бол-fee устой­
чивой, бол-fee жизнеспособной. Бракъ и семья—инсти­
туты, не менее священные и неприкосновенные, чемъ
частная собственность. И правыя феминистки вс1»хъ
странъ выступаютъ ихъ ярыми защитницами, желая
устранить изъ семьи и брака лишь Tfe моменты, которые
противоречат^ принципу равноправ1я половъ и нано-
сятъ главный ущербъ матер]’альнымъ интересамъ
женщин ъ.
Иначе смотрягь на этотъ вопросъ „л1звыи“ феми­
нистки. Не надо забывать, что къ нимъ относятся по
преимуществу самодеятельныя интеллигентки, женщины,
не имёкншя за собою родового или иного имущества,
но созидаюцця себе независимость въ жизни само-
-стоятельныыъ заработкомъ. Для этихъ женшинъ се­
мейная проблема утрачиваетъ свой почвенный харак-
теръ и изъ области матер1ально-правовой переносится
.въ область моральную par excellence; для нихъ со-
хранеше института брака, какъ способа обеапечешя
перехода родительскаго имущества къ дЬтямъ, не
— 186 —

играетъ уже гой роли, какъ у крупныхъ буржуазокъ.


Бракъ, даже реформированный, даже съ облегченнымъ
разводомъ, не им-Ьетъ для нихъ никакой притягатель­
ной силы. Легализованный бракъ есть прежде всего
средство найти себ'Ь постояннаго кормильца, содержа­
теля въ лии'к законнаго супруга. Но самодеятельная
женщина-интеллигентка не нуждается въ брак%, какъ
экономической сд'Ьлк'Ь; она и безъ мужа достаточно
независима мaтepiaльнo, всякое-же оформливате и
санкшонировате связи можегь только урезать ея са­
мостоятельность и отнять часть той свободы, которой
обыкновенно гордится эмансипированная буржуазна.
Позтому-то, лозунгомъ .тЬвыхъ феминистокъ въ об­
ласти семейнаго вопроса является не реформа брачнаго
законодательства,- а торжество принципа „свободнаго
брака'1, „свободной любви“ . Этотъ лозунгъ, впервые
брошенный въ начала X I X столетия социалистами,
продолжаетъ и до сихъ поръ оставаться излюбленнымъ
кличемъ наиболее эмансипированныхъ феминистокъ;
мнопя изъ нихъ д-Ълаютъ даже „свободную любовь*1
центромъ женскаго вопроса. См%ло ополчаясь на ли-
ueirfepie двойной морали, безстрашно вступаюгь он*Ь
въ бой съ злобно-ощетинившимся и ядовито-ши-
пяшимъ сонмищемъ буржуазныхъ филистеровъ. Ни­
какого офищальнаго оформливашя связи между любов­
никами, никакихъ обрядовъ и формальностей! Свобод­
ный договоръ— панацея отъ в<гЬхъ угнетающихъ жен­
щину золъ: любовь— единственная скрапа, делающая
союзъ священнымъ. Пусть женщина сл^дуетъ влечетю
. своего сердца, не заботясь о буржуазныхъ предраз-
судкахъ,— вотъ B-fepHtfliuifl путь, который приведетъ
ее къ моральному освобож дена, вотъ единственное
средство р-Ьшить семейный вопросъ. Такъ разсу-
ждаютъ самыя передовыя буржуазныя женщины всЬхъ
странъ.
— 187 —

П о ихъ стопамъ, если не теоретически, то во


всякомъ случай практически сл-Ьдуютъ и наши более
эмансипированныя равноправии. Но что любопытно
отметить, это-то, чти ни в*ь платформе „Союза**, ни
„устава** своемъ равноправки ни единьшъ словомъ
не обмолвились о необходимости той или другой ре­
формы брачныхъ отношенш. Союзъ рекрутнруетъ
своихъ членовъ по-преимуществу изъ рядовъ самостоя-
тельно-трудящихся женщинъ, обладающихъ известной
матер1альной независимостью, и, быть можетъ, поэтому,
вопросъ о браке и регулировали брачныхъ и семей-
ныхъ отношений не им'Ьегь для равноправокъ того
первенствуюшаго значешн, какой онъ представляетъ для
членовъ прогрессивной партш. Во всякомъ случае,
фактъ тотъ, что мСоюзъ“ оставляетъ брачный вопросъ
безъ внимашя. Наши руссюя интеллигентки, самостоя-
тельныя и независимыя, привыкли уже съ шестидеся-
тыхъ годовъ решать вопросъ о браке „для себя“ , и
при томъ на практ иш , такъ, какъ его теоретически
решаютъ ихъ западно-европейсюя сестры. Нигде въ
Mipt такъ мало не дебатируется въ феминиссткйхъ
кругахъ* брачный и семейный вопросы, какъ въ Poccin,
но нигде также такъ широко не вошелъ въ жизнь
принципъ „свободнаго брака'*. Явлетю этому несо­
мненно способствовалъ неожиданно—быстрый ростъ въ
иореформенномъ строе интеллигентнаго иролетар1ата,
съ его постоянной необезпеченностью, неув*Ьрен-
ностью въ завтрашнемъ дне, вынужденной иеоседлостью
и привычкой какъ у мужчинъ, такъ и у женишнъ
разсчитывать только на себя и безъ посторонней по­
мощи нести бремя жизни. Отсюда своеобразная пси­
хология, заставляющая относиться отрицательно къ
„свиваню своего гнезда**, привычка къ свободе и не­
зависимости, не позволяющая надевать на себя ни-
какихъ цепей. Эта относительная „свобода нравовъ**,
это сознательное игнорировате буржуазныхъ традищй
— 188 —

и предразсудковъ, это вошедшее въ обычаи интелли-


гентныхъ слоевъ „внк-брачное сожительство** особенно
резко днсгармонируютъ сь удручающим!», зависимымъ
лоложешемъ женщины въ крестьянской и мещанской
среде, где до сихъ поръ еще крепки старые устои,
где женщина еще не захвачена м!ровымъ потокомъ
кагтиталистическаго производства и не унесена въ ши­
рокое море общечелов-Ьческаго труда и самодеятель­
ности. Но и къ этимъ неприступнымъ крепостимъ доб-
рыхъ старыхъ традишй Россш подкрадывается капита-
лизмъ.и заста8ляегь поддаваться застывиие въ своей
непреложности обычаи, которыми крестьянская, купе-
чесмя и мещанскш семьи отгораживаются отъ Mipa.
Какую любопытную и красивую вереницу новыхч»
типовъ „женщинъ, который осмелились**, даетъ намъ
иностранная литература последних!» двадцати летъ.
Т уть и разсудочная героиня Грэндъ-Аллэна. принци-
шальная противница легализованнаго брака, и мечу­
щаяся душа Ренаты Фуксъ (Вассермана), и юношески-
отважная Дора Сикъ (Макая), и гордая своею незави­
симостью, полная сознашя высокой ценности своей
богатой индивидуальности женщина - врачъ Лансевеле
{„Princesses de Science**), этотъ по-своему обаятельный
образъ „холостой женщины". Наша русская литература
дала гораздо меньше красивыхъ образовъ женщинъ и
девушекъ, „которыя осмелились**, такъ какъ вся атмо­
сфера специфически-интеллигентскихъ переживашй да­
вала слишкомъ мало места для подобныхъ „дерзнове-
и то, что съ бою берется и до сихъ поръ немец­
кой или французской эмансипированной феминисткой,
то уже мнопе годы вошло въ обиходъ жизни самостоя­
тельной русской интеллигентки. Но эти спешальныя
завоевашя очень ограниченного слоя русскаго населе-
шя являются каплей въ море въ сравнена съ темъ
океаномъ семейныхъ страаашй, въ которомъ изо дня
- 189 —

въ день тонуть миллюны женщинъ другихъ обществен-


ныхъ слоевъ.
И потому, равнодушное отношеше членовъ „Сою за
равноправности11, претендующаго на роль руководителя
„вне*классоваго“ женскаго движешя въ Россш , къ ре­
форм^ семейныхъ и брачныхъ отношешй весьма харак­
терно. Вопросъ, болезненно и остро задеваюиий
всякую пролетарскую женщину, особенно у насъ, въ
Россш, обходится молчашеыъ, какъ нечто не стоющее
спешальнаго внимашя со стороны такпхъ серьезныхъ
„политическихъ деятельницъ", какими желаютъ казаться
наши равноправки. Требование реформъ въ области брач-
иыхъ отношенш и материнства—это слишкомъ мелкая
задача для такой „общеполитической организацш“г •/
какой претендуетъ быть „Сою зъ". Но, если въ число*
ближайшихъ требовашй „Сою за" не входить требоваше-
реорганизацш семьи, то долженъ-же иметься, какой-
либо обхшй идеалъ брачныхъ отношенш у нашихъ „ле-
выхъ" равноправокъ? Каковъ-же этотъ идеалъ?
Героическая борьба единичныгь девушекъ буржуаз-
наго Mipa,’ бросившихъ обществу перчатку за право*
„сметь любить" безъ указки и безъ цепей, должен* ’
ствуюшая служить примеромъ для всехъ томящихся
въ семейныхъ оковахъ женщинъ,— такова проповедь
наиболее--эмансипированныхъ феминистокъ за-грани-
цеЙ, таково мнеше и нашихъ передовыхъ равнопра­
вокъ. Другими словами, брачный вопросъ разрешается
въ представленш феминистокъ независимо отъ окру-
жающихъ условий, независимо отъ изменения экономи­
ческой структуры общества, просто въ силу индиви-
дуальныхъ, разрозненныхъ героическихъ усил1й. Пусть,
только женщина „дерзаетъ"—и проблема брака распу­
тается сама собою.
Но менее героичесюя женщины недоверчиво ка-
чаютъ головой: „хорошо вамъ, героинямъ романовъ,.
которыхъ предусмотрительный авторъ наделилъ круг-
— 290 —

лымъ капитальпемъ, парою безкорыстныхъ друзей, не­


обычайно-привлекательными качествами, заставляющими
всйхъ и каждаго оказывать вамъ услуги,—хорошо вамъ
бросать перчатку св*Ьту. Н о каково-же тЪмъ, у кого
н^гь ни капитала, ни достаточнаго заработка, ни дру­
зей, ни привлекательныхъ качествъ?“ И вопросъ о
материнства встаетъ предъ озабоченнымъ взоромъ
рвущейся къ свобод^ женщины. „Свободная любовь"—
да воэможна-ли она, осуществима-ли, не какъ единич­
ное, исключительное, а какъ нормальное явлеше при
теперешней экономической структур^ общества, какъ
обще-признанная господствующая норма? Можно-ли игно­
рировать опрехЬляюипй ыоментъ современной формы
семьи и брака — частную собственность? Можно-ли въ
индивидуалистически-настроенномъ Mtp'fe безнаказанно
для интересовъ женщины устранять оформливаше брач-
наго договора — этой единственной гарантш, что вся
тяжесть материнства не падетъ на нее одну? *) Не

*) „Н о есть н другой вопросъ: на комъ лежитъ обязанность


оказывать, социальную и ыатершльную поддержку матери и
ребенку? „Н а муже",—говорить сторонники брака. Правда, это
далеко не идеальный ответь, но все-таки ответь. Въ большин­
ства случаевъ, мужъ довольно удовлетворительно выполняетъ
свою задачу защитника матери и ребенка и, таКимъ образомъ,
д-Ьлаетъ возможяымъ дальнейшее размножеше потомства. М уж *
выполняетъ эту задачу такъ-же хорошо, какъ н самецъ-шим­
панзе, что бодрствуетъ втечеше ночи' и бережетъ отъ напа-
ден1Й кровожадной пантеры свою самку и детенышей, дремлю-
шихъ на вЪтвнхъ дерева, на иягкохъ ложе изъ листьевъ. Эта
зашита физгологически-слабыхъ, но для продолжения рода не-
обходимыхъ, сушествъ существуегь съ самыхъ незапамятныхъ
времснъ. Уничтожить ее и не дать ничего взам^нъ, обречь бере­
менную женщину, роженицу или безпокощцую мать съ груднымъ
малюткой на всё ужасы борьбы за существоваше, это былъ-бы
шагь назадъ не только по сравнению съ варварствомъ черноко-
жихъ племенъ Африки, больше—это былъ-бы регрессъ по срав­
н я ю съ гориллой и шимпанзе* (Гумпдовичъ, „Бракъ и свобод­
ная любовь", стр. 6).
случится-ли съ женщиной того-же, что случилось когда-
то съ рабочими: отмена стеснительной цеховой регла­
ментации, безъ установлетя новыхъ обязанностей со
стороны хозяевъ, отдала рабочихъ въ безконтрольную
власть капитала, и заманчивый лозунгъ „свобода дого­
вора труда и капитала* превратился въ средство без­
наказанной эксплуаташи труда капиталомъ. Въ совре-
менномъ классовость обществ^ „свободная любовь",
проведенная со всей последовательностью вместо, того,
чтобы избавить женщину отъ прежнихъ семейныхъ
тяготъ, не взвалитъ-ли на ея плечи еще новую обузу—
заботу о детяхъ? „Частный догово'ръ для женщины",—
справедливо замечаетъ Бебель,— „им*Ьетъ столь-же ма­
лое значеше, какъ и гготь фактъ, что женщина въ лю­
бой отрасли труда, соответствующей ея силамъ и сио-
собностямъ. можетъ добыть себе средства существо-
вашя. Въ обоихъ случаяхъ она является угнетеннымъ
сушествомъ, такъ какъ не только признаке за ней
экономической свободы, но даже и облегчение вступле-
т я въ бракъ и расторжения его, не въ состояти за­
щитить ее отъ экономическаго и общественнаго угне­
тения и эксплуатации. Д о rfexb прръ, пока сошальное
положеше женщины (именно, ея экономическое поло*
жеше) не будетъ совершенно независимо и одинаково
съ положешемъ мужчины, до техъ поръ, пока поли-
тичесшя права обоихъ половъ не будуть уравнены,
частный характеръ брака будетъ столь-же мало поле-
зенъ ей, сколько самая красивая конституция можетъ
быть полезна для народа, правами и свободою кото-
раго распоряжается правительство и господствующее
классы, имЗиоцце въ своихъ рукахъ не только богатство,
но и физическую и духовную власть." (Бебель, „Поло­
жеше женщины", стр. 8).
Только гёлый рядъ коренныхъ реформъ въ области
сошальныхъ отношений, реформъ, перелагаюшихъ преж-
шя обязанности семьи на общество и государство,
— 102 —

создали-бы ту почву, на которой пришшпъ „свобод­


ной любви" могь-бы до некоторой степени получить
возможность осуществлена. Но можно*ли серьезно
разсчитывать, чтобы современное классовое государ­
ство, какъ-бы демократично оно ни было построено,
взяло на себя все rfe обязанности по отношешю къ
матерямъ, а еще больше— къ подростающему поколе­
нию, которыя пока выполняетъ индивидуалистическая
ячейка—современная семья? Только коренное преобра-
зоваже вс-кхъ производствен ныхъ отношенш создало
бы те сошалькыя предпосылки, которыя однк могугь
гарантировать женщину отъ отрицательныхъ сторонъ
растяжимой формулы „свободной любви". Не видимъ
мы разве, какъ распущенность и безпорядочность но-
ловыхъ нравовъ при современныхъ услов1яхъ охотно
прячется за этой формулой? Посмотрите на всЬхъ
этихъ г-дъ предпринимателей и администраторовъ про-
мышленныхъ заведежй,—разве они по-своему не поль­
зуются „свободной любовью", заставляя работницъ,
конторщицъ, служанокъ уступать ихъ половымъ ка-
призамъ, подъ страхомъ увольнешя? Разве век эти
„хозяева4', растлкваюпие свою прислугу и выгоняюиие
на улицу беременную женщину, разве они не придер­
живаются уже формулы „свободной любви"?
„Н о не о такой „свободе11 говоримъ мы!"— возра­
зить намъ поборницы свободнаго брака. Наоборотъ*
„мы требуемъ установлежя „единой морали41, одинаково
обязательной для мужчинъ и для женщинъ, мы воз-
стаемъ противъ современной половой распущенности,,
мы провозглашаемь чистоту только такого „свободнаго**
брачнаго союза, въ основ!; котораго лежала*бы „настоя­
щая любовь1'. Н о, милые друзья, не думаете-ли вы,,
что вашъ идеалъ „свободнаго брака'1, примененный,
къ теперешнему социально-экономическому укладу, мо-
жетъ дать результаты, весьма близме къ извращенной
формуле половой свободы? Принципъ „свободы любви'*
— 193 —

иожетъ войти въ жизнь, не принося съ собою но»


ваго горя женщине только тогда, когда съ последней
сняты будутъ rfc матер1альныя путы, который сейчасъ
создаютъ ея двойную зависимость—отъ капитала и отъ
мужа. О ь привлечешемъ женщины къ самостоятельному
труду, съ утверждешемъ ея экономической независи­
мости появляется некоторая возможность „свободной
любви14, особенно—для лучше-оплачиваемыхъ интелли-
гентныхъ професаоналокъ. Но остается еще зависи­
мость женщины отъ капитала, и эта зависимость ра-
стетъ по м ер е привлечешя пролетарскнхъ женщинъ
въ кадры продавцовъ рабочей силы. Въ состоянш-ли
лозунгъ „свободная любовь" улучшить печальную
участь для этихъ-то женщинъ, зарабатывагащихъ ровно
столько, чтобы не умереть съ голоду? „Свободная
любовь44— да разв'к-же она сейчасъ въ широкихъ раз-
мерахъ не практикуется въ рабочемъ класса, не прак­
тикуется настолько широко, что буржуаз1я неодно­
кратно подымала вопли по этому поводу и кричала о
„распущенности" и „безнравственности" пролетар1ата!
Н о обратите внимате: когда феминистки захлебываясь
толкуютъ о новыхъ формахъ вн'Ь-брачнаго сожитель­
ства для эмансипированной буржуазии, тогда этотъ
бракъ оне зовутъ красивымъ словомъ „свободная лю­
бовь"; когда-же дело идетъ о рабочемъ класса, то вне­
брачное общеше клеймится презрительнымъ прозви-
щемъ „безпорядочнаго половаго общения". Это—доста­
точно-характерно.
Между гЬмъ, для пролетарки, при современныхъ
услов 1яхъ, освященное-ли церковью или свободное со­
жительство является одинаково тяжелымъ по своимъ
последствиями Центръ семейной и брачной проблемы
лежитъ для жены, для матери-пролетарки не во внеш-
нихъ обрядовыхъ или гражданскихъ формагь, а въ
окружающихъ сощально - экономическихъ услов!яхъ,
определиющихъ собою сложныя семейныя обязанности
13
- 194 —

женщины рабочаго класса. Разумеется, и для нея имеетъ


значеше то, можетъ-ли мужъ распоряжаться ея зара­
ботком^ имеетъ-ли онъ по закону право заставить ее
жить съ нимъ, если ей самой это нежелательно, мо-
жегь-ли онъ насильно отнять у ней детей и т. д. Но
не этими параграфами гражданскаго уложешя опреде­
ляется реальное положение женщины въ семье, не ими
распутывается сложная семейная проблема. Оформлен­
ный у HaTapiyca, освященный церковью или построен­
ный на принципе свободнаго договора, брачный вопросъ
утратилъ-бы свою остроту для большинства женщинъ
только въ томъ случае, если-бы общество сняло съ
женщины все мелочныя хозяйственный заботы, неиз-
бежныя сейчасъ при веденш распыленныхъ, единолич-
ныхъ хозяЙствъ, если-бы оно переняло на себя заботу
о подростагощемъ поколенш, сумело-бы охранить ма­
теринство и дать мать ребенку хотя-бы въ первые ме­
сяцы его жизни.
Феминистки борются противъ фетиша—узаконеннаго
и освященнаго церковью брачнаго договора; пролетар­
ская женщина ведетъ войну съ причинами, создавшими
современную форму семьи и брака, и, стремясь изме­
нить кореннымъ образомъ эти услогия, знаетъ, что спо-
собствуетъ этимъ реформированию и отношений между
полами. Въ этомъ кроется коренное раэлич!е между
буржуазнымъ и пролетарскимъ подходомъ къ сложной
семейной проблеме.
*’*' Феминистки и сошальные реформаторы изъ лагеря
буржуазш, наивно веря въ возможность создашя но-
выхъ формъ семейныхъ и брачныхъ отношешй на тем-
номъ фоне современнаго классоваго общества, мучи­
тельно ищугь этихъ новыхъ брачныхъ формъ. Если ихъ
еще не выдвинула сама жизнь, значить надо ихъ вы­
думать во что-бы то ни стало. Должна-же существо­
вать такая совершенная форма полового общешя, ко­
торая и при современномъ строе способна разрешить
— 195 —

сложную семейную проблему. И идеологи буржуазнаго


Mipa,—публицисты, беллетристы, передовыя женщины,
борцы за эмансипацию,— одни за другими выдвигаютъ
свою „семейную панацею", свою новую „брачную фор­
мулу".
Бракъ, — говорятъ одни, — это — свободное, без- -
црепятственное сл£доваше влеченш своего естества,
обнимающаго душу и плоть человека; это — союзъ
двухъ индивидумовъ, одинаково свободныхъ и равно-
правныхъ, нич*Ьмъ не обязанныхъ другъ другу, не от-
в^чающихъ другъ передъ другомъ; это—союзъ, кото­
рый можетъ продолжаться годы, но можетъ длиться и
одно краткое, но яркое, до экстаза доведенное, мгно-
вете. Главное — никакихъ путь, никакихъ скрЬпъ BH'fe
личнаго переживания брачущихся сторонъ.
Бракъ, по мн-ктю другихъ, даже свободный, даже *
не связанный никакими внешними узами, долженъ оста­
ваться и впредь основой замкнутой семейной ячейки. <
Поддержаме тухнущаго домашняго очага— вотъ 1гЬль •
новаго, свободнаго, идеальнаго брачнаго союза, осно-
заннаго не на голомъ матер^альномъ разсчегЬ. не на
вн^шнемъ, обрядовомъ сожительства двухъ чуждыхъ
индивидуальностей, а на гармоническомъ оиянш двухъ
душъ, двухъ гЬлесъ, на дружески-душевномъ и лю-
бовно-физическомъ одянш супруговъ. Гармошя чув­
ства физическаго и моральнаго—основа подобнаго брака;
задача его—воспроизведете здороваго во веЬхъ смыс-
лахъ потомства.
Бракъ,—говорить старикъ Бьернсенъ (а за нимъ и -
часть феминистокъ),— Бьернсенъ, этотъ стропй обли­
читель современной половой распущенности, этотъ
наивный реформаторъ половой морали,— бракъ есть свя­
щенный институтъ, къ которому надо и можно подхо- •
дить только „чистымъ", только „беэгр-Ьшнымъ". Пол­
ное до-брачное воздержате, сохранеше своей половой
невинности для мужчинъ до 25 л*Ьтъ, для женщины до
— 196 —

2 0 -ти-летняго возраста, загЬмъ строго-моногамный


4 бракъ, единобрач!е въ полномъ смысла этого слова,
безъ всякихъ исключен^ и поблажекъ. Такъ разр-Ь-
шаетъ Бьернсенъ семейную проблему, такъ однимъ уда*
ромъ надеется онъ внести свегь и радость въ брачный
союзъ и навыки покончить съ проститущей! А Mipb
эксплуатацш,—uipb, полный несправедливости, съ его
узко-классовой моралью и безмерной властью капитала,
долженъ остаться цЪлымъ и невредимымъ. Единобра-
nie при нашемъ строе! Уничтожеше проституции! На­
ивная вера въ возможность повернуть линио различ1я
половой нравственности какъ-разъ въ сторону, обрат­
ную той, куда она, по всей видимости, клонится.
Какъ утопично звучать все эти брачныя формулы1.
Какими бледными палл1ативами являются оне на мрач-
номъ фоне нашего современнаго семейнаго уклада!
„Свободный бракъ“, „свободная любовь"! Для того,
чтобы эти формулы могли войти въ жизнь, нужно
прежде всего произвести коренную реформу всЪхъ
сошальныхъ взаимоотношешй людей; бол'Ье тогб—нужно,
чтобы морально-половыя нормы, а съ ними и вся пси-
холопя человечества, претерпели глубокую, основа-
, тельную эволюшю. Разве психолог1я современнаго че­
ловека приспособлена, въ самомъ деле, къ воспрЬтю
• начала „свободной любви"? А ревность, разъедающая
' даже лучиля человечесюя души?! А глубоко вкоренив-
* шееся право собственности не только на тело, но и на
* душу другого? А неумеше почтительно склониться передъ
проявлешемъ индивидуальности въ другомъ,—привычка
' либо „подчинять" себе любимое существо, либо .сл у ­
жить" ему? И горькое, смертельно, горькое чувство по­
кинутости, безпредельнаго одиночества въ томъ случае,
если любимое существо разлюбить, уйдетъ. Куда пре­
клонить голову „одинокому" человеку, индивидуалисту
въ самой сути своихъ переживанШ? „Коллектнвъ" съ
его радостями, горестями, стремлешями—зто, въ луч-
— 197 —

шемъ случай, „объектъ" для расточешя своихъ душев-


ныхъ и умственныхъ силъ. Но разв-fe современный че-
лов-Ькъ способенъ слиться съ этимъ коллективомъ такъ. •
чтобы чувствовать претвореше его въ себ*Ь и себя въ
немъ? Разв'Ь способна жизнь коллектива заменить •
ему его мелмя личныя радости? Безъ „единой" близ­
кой души даже сошалистъ, даже коллективисгь
безпред'Ьльно одинокъ въ современномъ намъ антагони-
стическомъ uip’fe, и только въ рабочемъ класса улавли-
ваемъ мы бледные проблески грядухцихъ, батЬе слит-
ныхъ, бол*йе сощальныхъ по духу отношешй между
людьми.
Сложна семейная проблема, запутанна и многогранна,
какъ сама жизнь, и не нашему строю подъ силу ее
разрешить...
Но есть еще и друпя брачныя формулы. Брачный
союэъ,— говорятъ некоторый передовыя женщины и coui-
альные мыслители,—это—лишь способъ воспроизводить •
потомство. Бракъ самъ по себ1з не им^етъ особой irfeH- •
ности для женщины; материнство—вотъ ея наэначеше,
вотъ ея заветная ц*Ьль и задача. Благодаря такимъ
вдохновеннымъ поборницамъ материнства, какъ Руфь Брэ
или Эленъ Кей, материнство—буржуазный идеалъ, ви-
дяапй въ женщшгЬ. не человека прежде всего, а по
лремуществу самку, прюбр*Ьло особый ореолъ прогрес- •
сивности. Иностранная литература съ энтуз1азмомъ
подхватила этотъ лозунгъ, брошенный .передовыми"
женщинами. И даже у насъ, въ Россш , въ эпоху, пред­
шествовавшую политической бур-fe, при пересмотра
ряда сощальныхъ ценностей, вопросъ о материнства
остановилъ на себ*Ь внимаше ежедневной прессы.
Искренняя и см-Ьлая по своему подходу статья Ирины
Д э „П раво на материнство" („Русь", 1904 г.) вы­
звала Ц'Ьлый рядъ статей, посвященныхъ этому во­
просу. Лозунгъ .право на материнство" не могъ не
найти живого отклика въ самыхъ широкихъ кругахъ
— 198 —

женскаго населешя. и, хотя ecfe предложен!», исходив-


иия изъ лагеря феминистокъ, грЬшили утопичной на­
ивностью, проблема сама по себ*Ь являлась слишкомъ
жизненной, слишкомъ”‘блнэкой, чтобы не захватывать
и не волновать женскихъ сердецъ.
' „Право на материнство0 относится къ категорш во-
просовъ, которые волнуютъ и гнетутъ не одн'Ьхъ
только женщинъ буржуазнаго класса, но еще въ боль­
шей степени и пролетарокъ. Право быть матерью,
вогь—золотыя слова, которыя идутъ прямо въ душу,
который заставляютъ забиться каждое „женское сердце**.
Право кормить „своего" ребенка своею грудью, право
следить за первыми проблесками пробуждетя его со-
знатя, право оберегать его маленькое гЬльце и нуж ­
ную душу отъ тершй на первыхъ шагахъ жизни, отъ
излишнихъ страдашй, — да какая-же женщина-мать не
подпишется подъ этими требовашями? Казалось-бы, мы
снова наткнулись на пунктъ, могуицй служить момен-
томъ едннешя между женщинами различныхъ сощаль-
ныхъ слоевъ; казалось-бы.[мы’нашли, наконецъ, мостикъ,
соединяющий женишнъ двухъ враждебныхъ апровъ. По-
* смотримъ-же поближе, что ионимаютъ иередовыя бур­
жуазный женщины подъ „правомъ материнства", какъ
ставятъ и разр'кшаютъ эту проблему вдохновенный ея
поборницы к 1а Руфь Брэ или Эленъ Ней. Тогда мы
уяснимъ себ-fe, могутъ-ли женщины рабочаго класса со­
гласиться съ понимашемъ и разр^шешемъ проблемы ма­
теринства, выдвигаемымъ буржуазными равноправками.
J5 ^Материнство въ глазахъ его восторженныхъ апо-
логетовъ обладаетъ почти священными свойствами. Стре­
мясь разбить ложный предразсудокъ, клеймяццй жен­
щину за естественный, природный актъ,—рож дете ре­
бенка— въ томъ случай если этотъ акгь не освященъ
закономъ, борцы за право материнства перегибаютъ
палку въ другую сторону: для нихъ материнство— ц£ль
жизни женщины.
199 —

„Новая мать", та, что должна обновить м1ръ—очи­


стить. освятить, извращенный ложными представдешями,
брачный союзъ,—ни съ к^мъ не можетъ, не должна д е ­
лить своихъ правь на ребенка. Мужчина, мужъ, лю- ■
бовнпкъ—для нея лишь преходящее явление, .тишь сред­
ство совершить свое естественное назначение, достичь •
своей жизненной ц-кии. По отношешю къ мужчин'*» —
мужу, отцу ея ребенка, она не несегь никакихъ обя­
занностей; что касается общества, го ея долгъ лередъ
нимъ одинъ—родить, вскормить и воспитать свое дитя.
Но разв-fe подобное обращение материнства въ са*
моггЬль не граничить съ чисто-буржуазнымъ уб^жде-
тем ъ , будто единственная „професшя44 женщины быть
матерью? Что из ь того, что „новая женщина-мать44 от-
дастъ свое лучшее я, свой умъ, свои душевныя силы
не семейной ячейка, какъ таковой, а лишь плоти отъ
плоти своей — ребенку? „Спасетъ-ли M ipV * эта „новая,
сильная, отвечающая за себя мать, гЬмъ, что сама вос-
питаетъ д*ктей въ своемъ дух1>, научить ихъ объяснять
будущая обязанности и будетъ имъ ближе, ч^нъ та
мать, которую аистъ лишилъ ея беличайлией?заслуги *)
(курсивь мой). Что выиграетъ женщина, которой пре­
доставлено будеть, при сохранении современнаго обще-
ственнаго уклада, „право на материнство44? Разв*е
женщина, отдающая всю себя ребенку, можеть оста­
ваться „свободной личностью4* при теперешнпхъ усло-
в1яхъ, развЪ не окутана она уже самымъ фактоыъ су­
ществования ребенка ц'клой сЬтью неотвратимыхъ, гне*
тущихъ заботь, заслоняющихъ отъ нея весь цшрошй,
ярюй, богатый переживатями Mipb крошечнымъ эгои-
стическимъ м^ркомъ „ея датской44?
Освобождеше женщины въ современномъ капитали-
стическомъ обществ^ путемъ осуществлетя лозунга
„свободнаго материнства44— это еще бол-fee наивная

*) Р . Брэ, „Право на материнство41, стр. 8 i.


— 200 —

утогия, ч^мъ мечта о разрешенш семейнаго вопроса


одной проповедью „свободной любви1*. Право на мате­
ринство, такт», какъ его толкуютъ феминистки, и сей-
часъ во всей своей суровой реальности существуетъ
для наиболее-многочисленнаго класса населешя— для
пролетар1евъ. Посмотрите на эту длинную вереницу
девушекъ-матерей, которыя не съ гордо-поднятой го­
ловой, а съ низко-согбенными спинами тащутъ на
своихъ плечахъ всю тяжесть свободнаго материнства.
Но раззе это жестокое право служить къ ихъ осво­
божден^? Разве не оно, наоборотъ, слишкомь часто
является причиной, толкающей на преступление, даже
на детоубШство? •
Впрочемъ, сами защитницы свободнаго материнства,
какъ панацей отъ семейныхъ золъ и способа „оздо­
ровить14 отношешя между полами чувсгвуютъ сла­
бость своей позицш. И та-же Руфь Брэ, которая въ
экстазе провозглашаетъ „вечное, древнейшее право
материнства44, которая желаетъ „создать просторъ для
древнейшаго и вечнаго двойственнаго союза — матери
и ребенка*4, сводить свои требовашя къ весьма скром-
нымъ и благоразумнымъ пожелажямъ: „Свободная жен­
щина, требующая брака по материнскому праву, захо-
четъ владеть детьми, какъ своею собственностью; сле­
довательно, она должна быть въ состояли ихъ содер­
жать, хотя-бы на половину. Другую половину, а такж$
и расходы по своему содержанию, долженъ нести
мужъ.“ *) Другими словами, ответственность въ брач-
номъ союзе, даже и при свободномъ материнстве, па-
даетъ наполовину и на отца. Что-же, это вполне нор­
мально и справедливо. Но причемъ-же тутъ „новая,
сильная, отвечающая за себя мать, которая должна
спасти м1ръ“, причемъ тутъ „желаше владгыпь своими
детьми, какъ своею собственностью?14 А далее— поже-

*) Р. Брэ, „Право на матер.**, стр. 77.


— 201 —

л ат е, продиктованное уже чисто буржуазнымъ настрое-


шемъ: „В c*fc д*Ьти одного отца равно наследуютъ ему,
хотя-бы и родились отъ различныхъ браковъ. Ребенокъ,
рожденный въ свободномь б pan t, насл^дуетъ наравне
съ родившимися въ законномь браке. Кроме того,
каждый ребенокъ получаетъ наследство после своей
матери. Э та мера вполне отвечаетъ правовому созна-
шю народа. “ *)
Это — все велимя буржуазным истины. Но зачемъ-
же, въ такомъ случае, копья ломать за свободное мате­
ринство, если оно, въ конце кониовъ, сводится къ столь
скромнымъ и невиннымъ реформамъ? Заметьте при
зтомъ: на мужа, на отца, а никоимъ образомъ не на
общество, перекладываютъ передовыя буржуазный жен­
щины заботы о подростаюшемъ поко.ткши. Сильны
привычный представлетя, сильна власть индивидуали­
стической психолопи даже у передового человека на­
шего времени!
Трудно буржуазной феминистке поставить ответ­
ственность общества въ целомъ, вместо индиви­
дуальной ответственности единичнаго человека. Впро-
чемъ, Руфь Брэ вспоминаетъ между прочимъ и „о го­
сударстве**; отъ него она требуетъ обезпечешя свобод-
наго материнства денежнымъ страховашемъ. „Когда
женщина становится матерью, слишкомъ болмшя се-
мейныя заботы делаютъ невозможной дальнейшую
службу; поэтому, на всякШ случай, служащей женщине
нужно гарантировать пенсш .в **)
Вы думаете, подъ страховашемъ материнства пони­
мается выдача пенсш ,,гражданке-матери“? Не*гъ, речь
идетъ о томъ, чтобы при вступленш въ. бракъ жен­
щины интеллигентныхъ професЫй — чиновницы, учи*
тельницы, актрисы и т. п .— не лишались той служ еб­
ной пенсш, которую оне выслужили и которой ихъ не-
•) Р . Брэ, „Право на матер.**, стр. 82.
**) Тамъ-же, стр. 79.
— 202 —

редко дишаютъ, увольняя со службы. Предлагается доби­


ваться и другой „привиллегш11— получежя замужними
пенсш. Какое-же это, однако, страховате материнства?
Предлагается также государству не увольнять со службы
замужнихъ женщинъ и установить определенный срокъ
отпуска для женщинъ въ предъ- и после-родовоЙ пе-
рюдъ. Наконецъ-то,—требоваше, задевающее непосред-
ственнымъ образомъ и интересы пролетарокъ! Но мы
рано порадовались; оказывается, что речь идегь вовсе
не о всехъ женщинахъ, а лишь о представительницах!»
,.средняго сослов1яи. „Д о спхъ поръ, — говорить Руфь
Брэ,—такое охранеше роженииъ практиковалось только
на фабрикахъ и заводахъ, какъ и мнопя друпя подоб-
ныя меропр1ят1я. Никто не думаетъ о человеческихъ
интересахъ средняго сослов1я, а особенно чиновничьяго
м!ра. Именно государство, которое должно-бы въ этомъ
показать примерь, видитъ въ своихъ служащихъ только
служащихъ, а не людей." *)
Итакъ, передовые борцы за материнское право, ока­
зывается, хлопочуть за предоставлеше этого права
главнымъ образомъ представительницамъ своего класса,
т. е. „средняго сослов1я‘*. По крайней мере, искренно
и откровенно.
Другая ярая поборница материнства Элэнъ Ней въ
своемъ безмерномъ увлечети идетъ еще дальше Брз.
Руфь Брэ— не сощалистка, она— просто передовая бур­
жуазная женщина, не отрекающаяся отъ своей классо­
вой психологш; для нея важнымъ является урегулиро­
вать проблему материнства въ пределахъ современнаго
общества и ее весьма мало трогаетъ надежда на пре-
образовате. Mipa на новыхъ началахъ. Эленъ Кей—со-
шалистка; она съ осуждежемъ относится къ феми-
нисткамъ, съ ихъ узко-классовой психологией, утили-
таризмомъ и неумёшемъ глубже и шире посмотреть

Р , Брэ, „Право на материнство'*, стр. 76. •


— 203

на собственное ,,женское дело*4. Эленъ Кей стремится


къ обетованной земле обобществленнаго труда и го­
рячо приветствуете. освобождеше женщины. И все-же
старая буржуазная закваска кладегь несносный отпе-
чатокъ предвзятости на ея свеж1я. самостоятельный и
подчасъ изумительно-здраиыя сужден!я.
Эленъ Кей относится къ тому типу реформато-
ровъ брачнаго вопроса, для которыхъ разрЬшеше се­
мейной проблемы заключается въ реформировании и
озцоровленш семьи. Въ противовесъ гЬмъ фемини-
сткамъ, который видятъ центръ тяжести женскаго во­
проса въ браке и любви, она усматриваете, его въ мате­
ринстве. Бракъ и люб ьь для Э . Кен должны стать
однозначущими п о н я т и и ; основой-же и целью самого
брака являются дети, семья. *) Идеаломъ здоровой,
нормальной женщины долженъ быть полный светлыхъ
радостей и солнечныхъ улыбокъ домашнШ очагъ, —
очагъ, центромъ котораго является она — мать. Здесь,
въ недрахъ слитной, гармонической семьи, происходить
любовно-внимательное воспиташе детей отцомъ и ма­
терью. Ничуть не обольщаясь относительно темныхъ
сторонъ современнаго семейнаго уклада, она гЬмъ на­
стойчивее требуетъ его коренной, внутренней реформы;
но, при всемъ радикализме Кей, семья для нея столь-
же священна, какъ для любого буржуазнаго филистера.
Разумеется, Кей — ярая противница общественнаго
воспитания: „Н е отнимайте у всехъ детей ихъ право­
мерной наследственной доли—семейныхъ чувствъ и
семейныхъ воспоминашй, семейныхъ горестей и ра­
достей—всего того, что придаетъ природе человека ея

*) Эленъ Кей приводить изречение Браке, въ которомъ всего


полнее выражается и ея собственное отвошеше къ браку:
„Бракъ,—такъ называю я волю двухъ создать третьяго, который
больше т£хъ, что создали его. Бракомъ называю я взаимное
уважеше мужчины и женщины, какъ желаюгцнхъ одной и той
же воли.**
— 204 —

особый тонъ, цв’Ь гь и благоухаше!" .Н е уничтожайте


самую важную изъ зсехъ системъ совм'Ьстнаго воспи­
тания — систему воспитания детей родителями и роди­
телей детьми!" •) Со свойственной ей страстностью она
защищаетъ современную замкнутую семейную ячейку
и требуетъ не уничтожешя, а преобразовашя семьи:
„СлЪдуегь уничтожить не семью, а преобразовать се­
мейное право. Не родительскаго воспиташя сл^дуегь
избегать, а надо ввести воспиташе самихъ родителей;
нужно не уничтожить домашшй очагь, а устранить
бездомность." **) Современный экономичесюя услов1я
увлекли женщину изъ дому, оторвали ее отъ исполнения
своихъ прямыхъ обязанностей; теперь человечество
должно подумать о томъ, какъ-бы вернуть мать д%тямъ и
домашнему очагу. ****•) Съ радостью ухватится женщина за
возможность служить обществу въ качестве матери и
воспитательницы; ребенокъ— ведь это цель существо­
вания женщины; „черезъ ребенка должна она передать
въ наследство все богатство своей индивидуальности
и индивидуальности своего возлюбленнаго; она должна
отдать воспиташю ребенка всю свою развитую личность,
свою духовную и телесную жизненную силу, свою за­
воеванную при помощи (труда независимость." ###*) К о ­
нечно, женщине следуетъ предоставить свободу изби­

*) Э. Кей. .Любовь и брать", стр. 230.


*•) Тамъ же, стр. а)1.
***) „Если придерживаться того мн£шя, что должны-же по*
являться на св^тъ д-Ьти и что для воспитания ихъ въ первые
годы жизни семья представдяетъ въ принцип^ наияучпия ус-
лов!я, то сл-Ьдуетъ серьезно поразмыслить и иадъ тЬми пос.тЬд-
сгв1ямн, который влечегь за собой въ настоящее время работа
жевщинъ BHt дома, а, поразмысливъ, придется сказать себ'Ь, что
въ данное время н^тъ большей необходимости, какъ создать таюя
условия днвнлнзащи, придумать такой плавъ сощальной органи­
зации, который воэвратилъ-бы мать д-Ьтямъ и семейному очагу"
(Элленъ Кей, „ВЪкъ ребевка", стр. 72}.
***•) Э. Кей, .Любовь в бракъ“ , стр, 183.
— 206 —

рать самой свою жизненную задачу—делаться профес­


сионалкой или-же матерью-воспитательнипей; но горе
тймъ матерямъ, въ которыхъ общественные инстинкты,
любовь къ науке, къ искусствамъ заглушили ихъ при­
родное призвание и убили страстное ж елате дать Mipy
ребенка, посвятивъ себя ему. *) Женщина-профеессю-
налка, женщина, расходующая свои душевныя силы
вне круга детской, творить великое зло человечеству.
„М нопя женщины, признающая необходимость выбрать
одно изъ двухъ — професшю или материнство, остана­
вливаются на первомъ и совершенно избегаюгь или
ограничиваютъ второе, потому что полагаютъ, что oirfe
обязаны внести другой, более богатый вкладъ въ дело
культуры. Н о разве человечество не вьшграло-бы более-
благодаря гешяыь, которые могли-бы родиться у этихъ
талантливыхь женщинъ?" **) И это говорить ярая
и страстная поборница всесторонняго женскаго освобо-
ждетя; это говорить сощалистка Эленъ Кей! Д а яемъ-
же, въ такомъ случае, ея „прогрессивный идеалъ"
новыхъ брачныхъ отношешй и „новой женщины" от­
личается отъ благоразумныхъ старыхъ прописей благо-
нравныхъ буржуа? Разве это не та-же, только еще
болЬе суженная проповедь германскаго императора,
считаюшаго, что умственный и душевный кругозоръ
„разумной” женщины съ избыткомъ покрывается „че­
тырьмя „ К ' (Kinder, Kirche, Kleider und Kdche.)***) Сл у­
шая многоречивыя восхвалешя „материнства- , какъ са­
моцели, невольно вспоминаешь здравыя слова "Клары
Цеткинъ, отмечающей, что „утверждеше, будто жен­
щина самой природой предназначена для воспиташя

*>.,Материнство—-это естественное равнов-fecie между счастьемъ


отд'Ьльной личности и счастьемъ общества, между саыоутвер-
ждешеыъ и самоотверженностью, между чувственнымъ и душев­
ными началомъ.“ (Э. Кей, ibid., стр. 197).
**) Э. Кей, „Любовь и бракъ*', стр. 208.
" * ) Д-Ьти, церковь, платья и кухня.
— 206 —

д-Ьтей—пережитою» старины, которому нЪтъ м+>ста при


современныхь общественныхъ услов1яхъ. Мать, дей­
ствительно,— „естественная" воспитательница ребенка
въ перюдЪ кормлешя, въ силу естественной связи, су­
ществующей между ней и дитятей; но не дольше. Задача
общества заключается въ томъ, чтобы сохранить и
обезпечить ребенку материнсюй уходъ впродолжеше
этого времени и дать ему возможность нормально
развиваться въ перюдъ беременности матери. Н о, какъ
только перюдъ кормлешя прошелъ, для развитая ре­
бенка совершенно безразлично, ухаживаетъ-ли за нимъ
мать или кто-либо другой. Зд^сь решающее влгяше
им-Ьють не „естественный" неизм'Ьнныя причины, а
наоборотъ — постоянно м'Ьняюицяся общественния
условия. Важно не именно материнское, а вообще разум­
ное, любовное воспиташе, основанное на знанш зако-
новъ развитая ребенка'* (Клара Цеткинъ, „Ж енщина и
ея экономическое положен ie", стр. 31).
Въ своемъ безм’Ьрномъ поклоненш материнству
Кей готова, вопреки очевидности, утверждать, что неза-
мужжя работницы скоро совершенно вытеснять замуж-
нихъ съ трудового рынка и что полное возвращеше
женщины къ домашнему очагу—лишь „вопросъ вре­
мени." *) Эти свои утверждешя Кей строить на томъ,
что nrfe-то въ Америк^ незамужшя работницы объеди­
нились для борьбы съ трудомъ замужнихъ; другихъ
фактовъ изъ жизненной практики у КеЙ н^тъ подъ
рукою, но это не м^шаетъ ей делать свои скороспЪ-
лыя заключешя. *•) Съ помощью законодательныхъ по-

*) Э. Кей, „Бракь я любовь'*, стр. 371.


**) Слушая проповеди феминистокъ о томъ, что материнство
„само въ себ-Ь“ есть жизненная ц*ль, невольно вспоминаешь
остроумный слова Цюрнхскаго доктора Брульпахера по поводу
професаи „материнства** и „отцовства**: „Представьте себ^ муж­
чину**,—говорить докторъ.—„который свою жизненную ц*льусма-
— 307

становлешй и борьбы между собою замужнихъ и неза-


мужнигь работницъ на трудовомъ рынке (Кей невиди­
мому считаетъ, что съ приближетемъ сошализма въ
рабочемъ класса будегь возрастать и обостряться не
солидарность, а конкуренщя!) женщина будетъ возвра­
щена семье, особенно—„если домашней работе ея бу­
детъ приданъ характеръ оплачиваемаго труда..." *)
Домашнее хозяйство при посредстве кооперашй со­
кратится; но, гЬмъ не менее, женщина будетъ забо­
титься о домашнемъ очаге и вести свое образцовое
хозяйство при помощи „удобныхъ и пр1ятныхъ орудий
труда". Домашняя работа достигнетъ иногда своего
прежняго почетнаго положения, но лишь при томъ
условш, что „общество оценить домаишя заботы жен­
щины, и она больше не будетъ чувствовать, что мужъ
содержитъ ее ради того, чтобы она исполняла второ­
степенную работу, — работу, не удостоившуюся той
оценки, которая стала для современности безусловною
мерою экономическихъ ценностей—оценки наличными
деньгами." (Элленъ Кей, „Любовь и бракъ", стр. 373).
„Зависимость женщины" —утверждаетъ Кей—„можетъ
быть уничтожена только гЬмъ, что ея домашняя ра­
бота получить экономическую оценку." Но. какъ-же.
однако, оценивать домашнюю работу женшинъ? По
мнешю Кей, это сделать весьма нетрудно — нужно
только возместить женщине тотъ заработокъ, который
она утрачиваетъ, отказываясь отъ своей прежней про-
фессш; „если это мерило отсутствуетъ, то она должна
получать ту сумму, въ какую обошлась-бы при подоб-
ныхъ обстоятельствахъ экономка." *4)
Ж енщина должна получать за домоводство плату.

трквалъ-бы вт» непрерывной фуякщн воспроизводства потомства


и весь отдавался-бы этой последней; чтобы вы о вемъ сказали?"
Е. Iher, Die proletarische Frau und die Berufsstatistik.
*) Э . Ней, „Брат» и любовь**, стр. 371.
**) Тамъ-же, стр. 377.
Но отъ кого? огь мужа? отъ общества? Повидимому,
отъ мужа, такъ какъ это м-Ьропр1я*пе Кей выдвигаетъ
независимо отъ наступления социализма. Характерна
еще следующая оговорка Кей: для тЪхъ женщинъ, ко­
торый им'Ьютъ имущество, приданое и мог.утъ покры­
вать свою часть расходовъ на хозяйство и детей изъ
собственнаго кармана, необяштельно посвящать себя
только домоводству и, следовательно, за ними сохра­
няется право избирать себе профессш вне дома, не
получая за это особаго вознаграждешя. Какая меша­
нина понятШ и сколько въ зтихъ квази-реформахъ
„узкаго мещанства"!
Для оздоровлешя семейнаго начала Кей признаетъ
необходимымъ проведете еще и следующихъ ^ближай-
шихъ мepoпpiятiй: прежде всего, конечно, полная раз­
дельность имущества супруговъ, обязательное перене­
сете половины ответственности за детей на отца, ко­
торый до 18-ти летняго возраста своего потомства ббя-
занъ о немъ заботиться и возмещать половинную часть
его содержашя. Но тутъ Кей вспоминаетъ и о роли
„общества",—недаромъ-же она сошалистка! На сцену
появляется страхование материнства. Когда-то этотъ
принципъ провозглашали одни сощалисты; но теперь
требоваше это получило право гражданства въ самыхъ
широкихъ кругахъ женскаго населешя. Ж енщ ина,—
предлагаегъ Кей,—которая отбыла свою женскую воин­
скую повинность, т. е. „путемъ годичнаго ухода
за детьми, а если возможно, и путемъ ухода за боль­
ными, изучила общую гипену, не имеющая ни личнаго
имущества, ни заработка, достаточнаго, чтобы покрыть
ея половину расходовъ на ребенка, получаетъ отъ
общества субсид1ю, втечете не долее какъ трехъ
первыхъ летъ детской жизни. При этомъ существуетъ
особая „детская инспекшя", которая раздаегь субсидш

*) Э. КеЙ, „Бракь и любовь ', стр. 373.


— 205» —

и контролируете уходъ за младенцами и детьми. И


эти „полусошалистичестя**— „полумещансюя" требова­
ния Эленъ Кей предлагаетъ, какъ панацею отъ золъ
современныхъ брачныхъ отношешй! А на кого она воз*
лагаегь проведете этихъ меропр1ят1й? На современное
классовое общество!...
Приверженность Кей къ обязанностямъ материнства
и къ семейному началу заставляете ее высказывать
уверенность, что замкнутая семейная ячейка будете
существовать и въ преобразованного на сошалистиче-
скихъ началахъ обществе. Изм'Ьнешя въ этой области
сведутся лишь къ тому, что изъ брачнаго союза
исключенъ будетъ всякей привходящШ моментъ раз-
судочнаго или матер1альнаго разсчета, что брачный
союзъ будетъ заключаться но взаимной склонности,
безъ всякихъ обрядовъ и формальностей, что любовь
и бракъ превратятся въ однозначугшя поняпя. Замкну­
тая семейная ячейка, это — порождеше современного
индивидуалистического Mipa, съ его безпощадной борь­
бой за существоваше, съ его распыленностью и одино-
чествомъ душъ, это—порождеше уродливаго кагтитали-
стическаго строя. И ее-то Кей надеется во всей неприко­
сновенности передать въ наследство соцдалистическому
обществу. Н о будетъ-ли тамъ моральная и социальная
необходимость въ такихъ кровныхъ, родственныхъ узахъ,
который, при современной разобщенности, служатъ
часто, единственнымъ оплотомъ въ жизни, единствен-
нымъ прибежшцемъ въ минуту тяжелыхъ невзгодъ.
Ответа на этотъ вопросъ Кей не даетъ. Слишкомъ
ужъ любовно относится она къ „идеальной семье**—
этой эгоистической ячейке средняго сослов1я, на кото­
рую съ надеждой и благоговешемъ взираютъ привер­
женцы буржуазной структуры общества.
Н о не одне неустойчивыя, хотя-бы и талантливыя,
головы, въ роде Э . Кей. запутываются въ сошальныхъ
противоречЁяхъ, пытаясь разрешить семейную проблему.
14
— 210 —

Кажется, н^тъ ни одного вопроса, въ области сошаль-


ныхъ взаимоотношешЙ людей, который вызывалъ-бы,
даже среди самихъ сошалистовъ, столько разногласий,
какъ вопросъ о браке и семье. Если-бы мы попробовали
организовать анкету, то результаты, вероятно, получи*
лись-бы весьма любопытные. Разрушается-ли семья
или есть основатя предполагать, что теперешняя се­
мейная неурядица есть лишь временный, переживаемый
семьей, кризисъ? Сохранится*ли нынешняя форма семьи
въ будущемъ обществе или она окажется безвозвратно
погребенной подъ обломками современнаго капитали-
стическаго строя? В огь вопросы, на которые могутъ
получиться самые противоположные ответы.
Еще въ 1869 г,, на одномъ изъ съЪздовъ германскихъ
профессюнальныхъ союзовъ, сощалистъ Браке внесъ
предложение добиваться запреихещя пpoфeccioнaльнaгo
труда замужнихъ женщинъ, какъ отвлекающаго ихъ
отъ дома и ведущаго пролетарск1я семьи къ неизбеж­
ному распаду. Съездъ, сознавая, что никакая законо­
дательная регламенташя не въ состоянш спасти жен­
щину отъ эксплуатацш капитала при современныгь
производственныхъ отнош етягь, тогда-же отвергъ пред-
ложете Браке: рабочее прекрасно понимали, что за-
прещете профессюнальнаго труда вн-fc дома не вернуло-
бы ребенку матери, что изобретательный капиталъ
потайными ходами сумЪлъ-бы пробраться въ жилище
пролетариата и тамъ, въ образе „домашней промышлен­
ности", продолжа-ть-бы высасывать изъ нея все тру­
довые соки. Разве история женскаго труда не знаетъ
подобнаго примера? Стоить вспомнить конецъ средне-
вековья, когда, после широкаго участпя женщины въ
ремеслахъ, цеховая исключительность загнала ее въ
доиъ. Запрещеше открыто трудиться въ мастерской
удесятерило-бы трудовыя тяготы для женщинъ, и не
помогло-бы имъ уйти изъ сетей того-же капитала.
Изолированная, разобщенная съ товарищами по труду
— 211

женщина снова покорно склонилась-бы поят» гнетомъ


растущей эксплуатации, и, вместо св^та и облегчения,
запрегъ работать на фабрикахъ и въ мастерскихъ по-
влекъ-бы за собою лишь новыя страдашя и горести
для женщинъ-матерей.
Но тя гогк те къ привычному семейному очагу такъ
сильно, что заставляет!» самихъ сошалистовъ н^тъ-
н'Ьтъ да и поднять голосъ въ защиту современнаго се-
мейнаго уклада.
Почти одновременно съ предложетемъ Браке, на
второмъ съ-кэд-Ь интернацюнала, въ 1 8 6 8 г., французская
•фракщя сошалистовъ высказалась, по поводу обсуждения
вопроса о женскомъ и д-ктскомъ труд-b, за „возврашеше
женщины въ семью". Куллери, обосновывая памятную
записку прзтдонистовъ, п1злъ въ напышенныхъ фразахъ
хвалебный гимнъ эмансипаши женщины, но свое вос-
хвалеже свелъ, въ конц'к концовъ,- къ филистерскому
превознесежю женщины, остающейся „у домашняго
очага". Часть французскихъ делегатовъ внесла даже
резолюшю, указывавшую женщина ея м'ксто въ семь'Ь,
какъ матери и воспитательницы д'ктей, осуждавшую
женскШ трудъ и предлагавшую протестовать противъ
него, какъ „противъ зла, ведущаго за собою физиче­
ское. моральное и сощальное вцрождеше." в)
Совершенно иначе отнесся къ вопросу о женскомъ
и д'Ьтскомъ тру,тЬ Карлъ Марксъ. Протестуя противъ
варварской эксплуатант труда женшинъ и д-ктей въ
современномъ капиталпстическомъ обществ^, выска­
зываясь за необходимость широкой законодательной
охраны, Марксъ, однако, прив*ктствовалъ выступлеше
женщинъ на путь общественнаго производства. Только
трудъ можетъ освободить женщину отъ душной атмо­
сферы семейной жизни; только онъ сможетъ выковать
изъ нея щклостнаго человека. Гипеничееки-обставлен-

*) Г. 1еккъ, ,Интернашона.ть*', стр. 59.


— 212 -

ный трудъ не только не повредить женщине, а, на-


противъ, будетъ способствовать развитдо ея фиэи-
ческихъ силъ и поможетъ ей стать самостоятельной и
независимой личностью. Интернащоналъ тогда-же при-
нялъ резолющю въ духе Маркса, и, тЬмъ не менее,
изъ сошалистическаго Mipa опять и опять раздаются
голоса вт» защиту женщины, проводящей свою жизнь
у яомашняго камелька. Нисколько .rferb тому назадъ въ
„Sozialistische Monatshefte" появилась статья Фишера,
въ общихъ чертахъ повторяющая аргументацию пру-
донистовъ на съездахъ интернашонала. Ж екскШ про­
мышленный трудъ, это — несомненное зло, противъ
котораго нужно было-бы активно бороться, если'бы
тенденц1я самого капиталистическаго производства ие
обнаруживала благопр1ятныхъ въ зтомъ смысле симпто-
мовъ и не обещала исчезновения этого зла въ будущемъ.
Фишеръ старается доказать, что распадете семьи ра-
бочаго класса—лишьвременноеявлете,порождаемоеосо-
быми производственными отногаетями нашихъ дней,глав-
нымъ-же образомъ—низкой заработной платой отца се­
мейства, обусловливающей подсобный заработокъ жены.
По мере роста организованности рабочаго класса и уси­
ления его значешя, по мере расширешя области сошаль-
наго законодательства, уровень заработной платы будетъ
постепенно повышаться и можегь достичь такой границы,
за которой женщина сама покинетъ фабрику, чтобы снова
стать—„доброй женой, заботливой матерью и домовитой
хозяйкой". Привычная картину домашняго уюта немец-
каго бюргерскаго дома рисуется передъ очарованнымъ
взоромъ Фишера: мужъ — единственный кормилецъ
семьи - усталый возвращается подъ вечеръ къ своему
заманчиво-пылающему очагу, где съ приветливой лаской
ждетъ его семья; чисто-одетые, здоровые ребятишки и
домовитая жена-хозяйка, гордая своимъ кухоннымъ
искусствомъ, а на столе -уже дымится горячей супь!
Д а , для современнаго пролетар1Я, которому изо дня въ
— 218 —

день приходится питаться въ сухомятку, „горячей супъ“


несомненно можетъ служить порою предметомъ „тай-
ныхъ воздыхашй**. Н о почему непременно предста­
влять себе этотъ „горяч1й супъи на *сеоемъ* столе, въ
тесномъ кругу «своихъ» кровныхъ наследнмковъ? Канъ
далека психолопя современнаго человека, весь складъ
его души отъ того коллективистскаго сознатя, въ ко-
торомъ, надо думать, перевоспитаютъ его иныя произ­
водственный отношения...
Но вернемся къ аргументами Фишера. Где та норма
заработной платы, которую можно считать достаточной
для покрьтя всехъ насущнейшихъ потребностей про­
летарской семьи? Г д е та граница мaтepiaльнaгo благо-
получ1я, достигнувъ которой рабочШ могъ-бы съ пол-
нымъ убеж детем ъ сказать своей жене: „теперь я
зарабатываю за двоихъ; такъ ты ступай домой и зани­
майся своимъ домашнимъ деломъ“? Разве не растутъ
потребности рабочаго класса вместе съ повышешемъ
его заработка и притомъ еще въ большей прогрессш,
чемъ этотъ последней? Н е на этомъ-ли положен!» по­
строена и марксовская „теор1я обншцашя*4? Разве не
ставятъ, наконецъ, сами производственныя отношешя
предела непрерывному повышению оплаты труда? На
что-же тогда современная техника, если въ критическую
минуту она съ обычной готовностью не явится на
подмогу капиталисту и, поднявъ при помощи новыгь
машинъ производительность труда для сокращешя ра-
бочихъ рукъ, не дастъ возможности прижатымъ къ
ст ен е фабрикантамъ снова выйти победителями.
Н о, независимо отъ чисто-объективныхъ уеловШ,
не имеются-ли уже въ психологш пролетар1ата, осо­
бенно женской его части, таюе элементы, которые пре-
пятствуютъ возрождешю прежнихъ семейныхъ началъ?
Ж енщина, которая самымъ процессомъ прщбщетя къ
общественному производству незаметно, но безпово-
ротно эмансипируется и отвлекается оть домашняго
— 214 —

очага, уже не въ состояти будегь „въ одинъ прекрас­


ный день" повернуть спину пройденному освободи­
тельному пути и, конечно, не пожелаегь добровольно'
взвалить на себя неудобный домашнШ вьюкъ. Смотрите,
какъ быстро преобразовывается психика женщины-
работницы, женщины-профессюналки, участвующей въ
общественномъ производстве, а, следовательно, и въ
классовой борьб-Ь! Каюя ц'Ьнныя, ранее абсолютно ей
несвойствеиныя, черты въ ней вырабатываются: неза­
висимость, любовь къ свободе, уменье сливаться съ
коллективом*!». Женщина-работница, втечете нЬсколь-
кигь поколений проходившая суровую школу проле-
тарскаго труда и борьбы,— женщина, „выварившаяся
въ фабричномъ котле", привыкшая, чтобы на нее смот­
рели, прежде всего какъ на равнаго товарища и че­
ловека, а эагЬмъ уже какъ на половую особь, никогда
не помирится съ семейной кабалой, даже скрашенной
рядомъ гражданскихъ и сошальныхъ реформъ, и менее
всего способна будегь вернуться къ зависимому со­
стояние содержанки мужа или любовника.
Этотъ важный моментъ слишкомъ часто упускается
изъ вида при раземотренш брачнаго и семейнаго во-
просовъ будущаго. Даже женщины-сошалнстки недо­
статочно учитываюгь изменение женской психологш
подъ вл1ян1емъ переменъ въ сошальныхъ отношешяхъ.
На четвертой конференши сощалъ-демократокъ Гер-
маши, при обсужденш вопроса о материнстве, опять,
раздавались, правда—единичные, голоса въ защиту семьи
и домашнихъ обязанностей женщины. Такъ, депутатка
изъ Магдебурга, разбирая резолющю объ охране бе­
ременности и родового перюда женщинъ рабочаго*
класса, заявила, чтообезпечить женщину отъ вреда, нано-
симаго здоровью и жибни какъ ея, такъ и ребенка, можно-
только одной радикальной мерой, а именно— добиться
совместной борьбой такого уровня заработной платы, при
которомъ работа женщинъ вне дома станетъ излиш­
— 215 —

ней *). Но конференц!я сощал-демократокъ не разде­


ляла точки зргЬшя депутатки изъ Магдебурга и вынесла
резолюшю (помещенную ниже), въ которой высказанъ
какъ разъ противоположный взглядъ.
Услов1я производства вытолкнули женщину изъ дома,
заставили ее забыть свои материнск1я и хозяйственный
обязанности; но они-же-г-эти услсшя— выковываютъ изъ
нея человека. „Рабочее*,—говорить Лафаргъ,— „первые
извлекли логичесюя последствЫ изъ участия женщинъ
въ общественномъ производстве: они заменили идеалъ
ремесленника, идеалъ женщины-хозяйки новымъ идеа-

•) Bericht tlber die vierte sozialdemokratische Frauenkonferen2


in Mannheim, 1906 г., стр. 467. Въ текутемъ году А. П . Омель­
ченко, р&зхЬляюоий марксистское М1рсвоззреше, гЬмъ не менее,
попреки очевидности, старался доказать, что сощал-демократдя
всегда и всюду являлась защитницей семей наго начала и что въ
коллективистскомъ строе семья вайдетъ свое наиболее полное
выражеше. „Семья**—говорить Омельченко,—„двусторошпйсоюзъ
между мужчиной и женщиной, связанными между собою фактомъ
свободно-рожденнаго ребенка, и родителями и детьми, требую­
щими по праву кровнаго родства заботы о себе въ до-школьяый
возрастъ,—не только не противоречить коллективистическому
строю, но логически изъ него вытекаетъ, если не забывать, что
»ъ основе семьи лежитъ свободная половая любовь11. (Омель­
ченко, „Свободная любовь и семья1*, стр. 22). И далее: „Сощали-
стичеекдй строй, на ряду съ темь, что онъ создастъ услов!я для
полной человеческой жизни, дорогъ еще и тЬкъ, что онъ ра-
скроетъ объективную возможность для осуществлетя въ жизни
и сеиеЙнаго начала во всемъ его могучемъ содержанш“ (стр. 24).
Свои положешя Омельченко пытается подтвердить выдержками
изъ Бебеля, но эти выдержки доказывают» только, что въ со*
шалистическомъ строе любовь будетъ иметь первенствующее
значеше при заключении брака, что будутъ отсутствовать „лож­
ные предразсудки, отравляющее сеЙчасъ счастье семейной жнэни‘\
Н о выдержки эти совершенно не даютъ основанёя утверждать,
будто современная форма семьи перейдетъ и въ сошалистическёй
строй; Бебель—слишкомъ глубоюй знатокъ учендя исторачесдсаго
матер1алнзна, чтобы сделать тотъ неосторожный прогноэъ, какой
желаетъ ему навязать А . П . Омельченко.
ломъ—женщины-товарища въ экономической борьб-fe за
увеличеше заработной платы и за освобождеше труда;
только буржуаз 1я еще не дошла до поиимашя того,
что ея идеалъ уже давно устарЪлъ и что сл1>дуетъ
его обновить, чтобы онъ соотв'Ьтствовалъ современ-
нымъ услов1яиъ общественной среды." *) И какъ-бы ни
возмущались этимъ поклонники сем ей наго начала и
порабощения женщины, какъ-бы ни звали они женщину
назадъ— къ семейнымъ радостямъ, та женщина, что
вкусила другихъ бол'Ье широкихъ радостей, что со­
знала себя самостоятельнымъ челов’ккомъ и Ц’Ьннымь
работникомъ-товарищемъ, не захочетъ продать свою
освобожденную личность за чечевичную похлебку, за
замкнутую скорлупу домашняго очага... Н-ктъ, чтобы
ни говорили приверженцы современныхъ семейныхъ
началъ, тенденщя общественнаго р а з в и т свидЪтель-
ствуетъ, что современная замкнутая семья доживаетъ
свои послЗздше дни, что ей неизбежно суждено погиб­
нуть вмЪстЪ съ современнымъ классово - антагонисти­
ческими м1ромъ.

Мы разсмотр-кли наиболее характерныя брачныя


формулы феминистокъ. Какая-же изъ нихъ наибол-fee
пр1емлема? Какая изъ нихъ ближе всего подходить къ
зарождающемуся въ н-Ьдрахъ рабочихъ массъ идеалу
полового общ етя въбудущемъ? Д аразв-fe, вообще, дНЬло
въ выбора той или другой брачной формулы, въ outHKis
различныхъ нормъ семейныхъ отношешй? Неужели-же
p-fememe семейной проблемы, въ самомъ д’ЬлЪ, состоитъ
лишь въ томъ, чтобы „изобрест и" наиболее-удобную
форму брачнаго союза?
Тотъ, кто знакомъ съ основными положению! исто-
рическаго материализма, знаетъ, что люди безсильны

*) П . Лафаргь, „Женский вопросъ“ , стр. 5.


— 217 —

произвольно видоизменять формы своего сошальнаго


сожительства, такъкакъэти формы логически вытекаюгъ
изъ окружающихъ экономико-производственныхъ отио-
шенШ. Все. что оно можетъ сделать, это—уловить тен-
деншю уже совершающейся въ сошальномъ организме
эволюши и ускорить темпъ этого, обыкновенно болез­
ненно -совершающагося, преобразовательнаго процесса.
Кто хочетъ получить представлете о томъ, каюя брач- •
ныя отношешя возможны въ будущемъ, тогь прежде •
всего долженъ внимательно проследить эволюцию совре- „
менныхъ семейныхъ началъ. Капитализмъ разрушаетъ ,
семью, но дальнейшШ процессъ обобществления произ­
водства способствуетъ созданию новыхъ формъ сошаль- •
наго общежития. Медленно, но неотвратимо происхо-
дитъ перенесете одной за другою обязанностей съ
семьи на общество и государство. Т е семейныя функ-
щи, который еще недавно казались неотъемлемой при­
надлежностью семейной ячейки, становятся постоянной
задачей того или другого коллектива. Обособленныя,
замкнутыя въ себе единоличный хозяйства уступаютъ
место грандюзньшъ кооперативнымъ предпр^я'пямъ, где,
рядомъ съ общимъ отоплешемъ и осв'Ьщенгемъ для де-
сятковъ отдельныхъ семействъ, существуетъ и общая
кухня, столовая, ресторанъ. *) Ясли, детсше сады и
начальный школы снимаютъ съ отягченныхъ плечъ ма-
тери-профессюналки непосильную задачу рашональнаго,
здороваго воспиташя молодого поколения. Въ улыбаю­
щейся, гигиенической, морально-чистой атмосфере яслей

*) „Мы видимъ, что въ странахъ съ наиболее - раэвитымъ


каииталистическюгь производством—въ Англш и Америке—
мнопя семья со скромными средствами уже теперь предпочи-
таютъ Boardinghous единичному хозяйству. Зд*Ьсь-же мы ветре*
чаемъ и зачатки движения въ пользу семейныхъ кооперативов!.,
которые стремятся разрешить этотъ вопросъ въ большихъ раз-
мерахъ. (Шлезикгеръ-Экштейнъ, ,Ж енщ ияа къ началу X X века*,
стР- 73—74)*
и Д'Ьтскихъ садовъ, подъ руководствомъ профессюналь-
ныхъ педагогнчекъ и воспитательницъ, детвора изба­
вляется отъ зараженнаго воздуха современныхъ рабо-
чихъ кварталовъ, отъ жеванныхъ корокъ вместо
молока, огь холода, голода, побоевъ и другихъ не-
изб'кжкыхъ атрибутовъ современнаго „воспиташя",
носящаго громкое назваше „воспитатя подъ мате-
ринскимъ окомъ". Разумеется, сейчасъ вс'к эти ясли,
детстве сады, начальная школы въ рукахъ „благоде­
телей сверху", а не самого того класса населены, кото­
рый они обслуживаютъ, полны несовершенствъ и не-
дочетовъ: поэтому, на нихъ можно смотр'Ьть только,
какъ на бледные прообразы гкхъ формъ сощадьнаго
общежипя, которыя не только создадутся въ будущемъ,
но въ которыя новое человечество, вероятно, сум'кетъ
вдохнуть и новое содержаше, новый духъ. Въ этихъ
питомникахъ подростающаго поко.ткшя съ первыхъ-же
годовъ жизни будутъ прививаться маленькимъ форми­
рующимся душамъ драгоценные задатки солидарности
и общественности, привычка смотреть на М1ръ сквозь
призму коллектива, а не своего одинокаго, эгоистич-
наго „я“ .
Любвеобильный буржуазный маменьки въ уж асе
всплескиваютъ руками, когда имъ указываютъ на то,
* что сама жизнь, шагъ за шагомъ, вырываетъ воспи-
тате изъ ихъ рукъ, чтобы передать его въ более
подготовленный руки спещалистовъ. „Чтобы сшить-
сапоги, требуется пройти искусъ ученичества, а чтобы
руководить такими хрупкими творетями, какъ души
детей, достаточно, будто-бы,^одного материнскаго ин­
стинкта", — восклицаетъ Цеткина. Сколькихъ людей
коверкаегь этотъ слепой инстянктъ, который считаютъ
способнымъ заменить научныя знан!я и специальную
подготовку. И пусть буржуазный маменьки лице­
мерно не отмахиваются отъ призрака общественнаго
воспиташя, пусть раньше ответятъ оне, на своихъ-ли-
— 219 —

плечахъ, въ самомъ деле, несутъ оке все тяготы со­


временна™ воспиташя. А постоянныя гувернантки, учи­
тельницы, бонны, няньки, даже— кормилицы? Съ лег*
кимъ сердцемъ сбрасываюгь буржуазный женщины все
докучливыя заботы о д'Ьтяхъ на плечи женщинъ дру­
гого, „ннзшаго“ , класса, подставляя даже алчному ротику
младенца чужую женскую грудь—грудь пролетарки.
Общественное восиитате—постоянное пугало для бур-
жуазныхъ женщинъ, когда заходить речь о будущемъ
строе. Д а разв^-же оно въ изуродованной, искаженной
форме не существуетъ и сейчасъ?
Но буржуазный женщины не желаюгь признать не­
значительность своей роли въ современной семье; он-fe
слмшкомъ хорошо понимаютъ, что, если открытопризнать,
какъ мало реальнаго содержашя скрывается подъ пыш­
ными словами— „материнсюя обязанности1*, то не оста­
нется более никакого моральна™ оправдатя для той
жизни „содержанокъ* законныхъ мужей, которую те­
перь съ легкимъ сердцемъ ведутъ гордыя собою бур­
жуазный матроны...
С ъ переложешемъ воспитательной функщи съ семьи !
на общество исчезнетъ последняя скрепа современной
замкнутой семейной ячейки; старая буржуазная семья
начнешь разлагаться еще быстрее, и сквозь окружаю-*
щую атмосферу все яснее будуть вырисовываться блед­
ные силуэты брачныхъ отношешй будущаго. Каковы- ;
же эти неясные, затуманенные современными вд1яшями, ]
силуэты?
Надо-ли повторять, что на смену теперешней при­
нудительной формы брака идетъ свободный союзъ сво- -
бодныхъиндивидуумовъ? Идеалъ свободной любви, ри­
сующейся изголодавшемуся воображению борющихся за
свою эмансипащю женщинъ, несомненно, соопгЬтствуегь
той норме общешя между полами, которую установить
коллективистское общество. Сощальныя вл1янёя такъ-
сложны, ихъ воздействие такъ многообразно, что пред-
— 220 —

ставить себ-fe отчетливо ту форму, въ какую, при корен-


номъ измЪнеши всего строя, выльются брачныя отноше-
Hia будущаго, сейчасъ нётъ возможности. Но медленно-
совершаюшаяся эволюшя общешя между полами свиггЬ-
тельствуеть отчетливо, что обрядовый бракъ и принуди­
тельно-замкнутая семья обречены на исчезновеше.
Феминистки готовы торжествовать победу: безъ ихъ
идеала—свободной любви, свободнаго брака—мы все-та­
ки не обошлись! Д а разв^ж е это .их*ь“ идеадъ? Разв-fe не
зародился, не созр'Ьлъ онъ въ самыхъ н*Ьдрахъ рабочаго
класса, подъ вл1яшемъ „печальной необходимости", подъ
гнетомъ всесильныхъ экономическихъ условШ? Мед­
ленно, но непрестанно, безшумно и безъ фразъ, совер­
шается изо-дня въ день въ пролетарской сред-fe эводю-
шя семейныхъ нормъ и расчищается путь для жизне-
I способнаго принципа—свободнаго союза.
Пролетарий, въ силу необходимости, лишенъ возмож­
ности вступать въ раншй бракъ: заработка не хватаетъ
на то, чтобы себя-то содержать,—гд-fc уж ъ тутъ думать о
семь-fe! Но сердце не ждетъ, оно начинаеть предъявлять
свои требовашя независимо отъ высоты заработной пла­
ты. Въ результате—свободная связь,—связь, всей тяже­
стью своихъ послЪдствМ ложащаяся при теперешнихъ
услов^яхъ на женщину, но дающая пролетарке хоть то
удовлетвореше, что мужъ не получаетъ надъ нею власти
„хозяина" и „господина". И пролетарка, пр1учившаяся
дорожить своею независимостью, ценить свою относи­
тельную свободу; все неохотнее идетъ она въ семей­
ную кабалу и дорожить бракомъ, только какъ сред-
ствомъ переложить на мужа часть издержекъ по содер­
ж а н т общаго ребенка.
По мере распростраиен1Я общежитий на коопера-
тивныхъ началахъ хозяйственныя функши отдельной
семьи все бол-fee и бол-fee утрачиваютъ свое значеше и
способствуютъ переходу брака въ чисто-моральный
союзъ. Подъ вл1ятемъ-же изменяющихся экономиче-
— 221 —

скихъ условий, преобразуется кореннымъ образомъ и


психологш рабочаго класса. Если какой-либо классъ и
способенъ при теперешнемъ экономическомъ строе къ
BocnpinTiio еше едва уловимыхъ нормъ половой нрав­
ственности будущаго, то ужъ, конечно, это, скорЪевсего,
пролетар1атъ.
Несмотря на ядъ, вносимый широко-развитой про-
ститущей, отношешя между полами въ пролетарской
среде гораздо ближе подходятъ къ той психологии бу­
дущаго человечества, какая рисуется нашему предста­
в л е н а . „Двойная мораль**, отравляющая столько жен-
скихъ жизней, здесь вовсе не играетъ той решающей
роли, какъ въ среде буржуазной, и не искажаетъ, не
коверкаетъ столько молодыхъ существований. Разве
девушка-мать представляетъ собою то презираемое,
отверженное существо, какимъ она до сихъ поръ
является въглазахъ лицемерно-нравственной буржуазии?
Невинность девушки,—качество, необходимое для мужа- •
собственника,—гаратчя, что женщина не вносить въ .
семью „чуждый ей по крови элементъ**,—въ рабочемъ
классе, где вопросъ о наследованы вообще не играетъ
роли, утрачиваетъ свое значете, и девушка „съ прош-
лымъ“ столь-же легко вступаетъ въ бракъ, какъ и де­
вушка безъ „прошлаго*1, лишь-бы на ней не лежало
пятна легализированной проституши. ,,Въ рабочемъ
классе**,—замечаетъ д-ръ Блашко, — „мужчина и жен­
щина, въ возрасте между 1S и 25 годами, большей
частью, вступаютъ въ половое общеше, не заботясь о
браке. Этотъ классъ никогда не считалъ свободную лю­
бовь большимъ грехомъ. Въ среде пролетар!ата, где I
сплошь и рядомъ не-гь наследства, не нуженъ и за­
конный наследникъ; въ техъ случаяхъ, когда людей со-
единяютъ не денежные или друпе разсчеты, а чистое
влечеше сердца, естественно меньше заботятся о „дей- ;
ствительности** брака. И не будь въ настоящее время
упрощенной формы гражданскаго брака и—съ другой
- 222 -

•стороны—того затруднительна™ положения, въ которое


общество ставить вне-брачныхъ детей и матерей, кто
знаетъ, быть можетъ, въ этихъ слояхъ институтъ брака
поколебался-бы еще сильнее. (Блашко, „Проститушя
начала X X века*', стр. 11— 12).
Измена жены—этотъисточникъжесточайшихъдрамъ
и обязательный поводъ къ расхождению въ буржуаз-
номъ классе—рабочими не разсматривается, какъ не­
смываемое оскорблеше, наносимое „чести" мужа. Ра-
бочШ гораздо легче крестьянина мирится съ изменой
жены, такъ какъ при оценке этого факта играють
роль только моральные моменты; наоборотъ, у кре­
стьянина, съ его исихолопей собственника, фактъ из­
мены жены отягощается еще привходящими, безсозна-
тельными экономическими разсчетами. Разумеется,
буржуазные защитники более свободныхъ нравовъ, не
умея отрешиться отъ классовой предвзятости, прихо-
дятъ обыкновенно въ священный ужасъ при описанш
„свободныхъ*4 или, по ихъ терминологии, „скотски-раз-
нузданныхъ" нравовъ рабочаго класса; особенный ужасъ
внушаетъ статистикамъ растущее число „незаконно-зача-
тыхъ*4младенцевъ; но вместо того, чтобы отказаться Отъ
бюрократической формулы „законно-и H e * 3 a K O H H O tf- p o -
жденныхъ, предаются ламенташямъ о порч fc нравовъ, о
необходимости „поднять нравственный уровень4* про-
летар1ата. А за буржуазными идеологами тянутся и
феминистки,—те самыя феминистки, который для себя
требуюгъ переоценки всехъ моральныхъ ценностей.
Нельзя, конечно, отрицать, что вредное воздей-
CTeie капитализма, невыносимо-тяжелыя условия труда
и жизни рабочаго класса привносить съ собою много
анормальныхъ и антиморальныхъ элементовъ въ окру­
жающую рабочаго и работницу нравственную атмо­
сферу, подчасъ непоправимо коверкая моральный
обликь пролетар1ата. Скученность помещ ен^, голод­
ный заработокъ женишнь, чрезмерно-долгШ, изну-
— 228 —

рительный трудъ, датская безпризорность, oTcyTcTeie


культу рныхъ интересовъ—ведуть къ целому ряду въ
высшей степени печальныхъ последств1й, поощряя
ростъ проституции, пьянства, растден 1Я детей, вызы­
вая огрубеш е нравовъ. Но даже и въ этой отравленной
атмосфере имеется несомненно более благопр1ятная
почва для выработки психологш будущаго, ч'Ьмъ въ
буржуазной среде; именно здесь, въ рабочемъ класса,
только и могутъ пускать свои еще бледные и чахлые
ростки молодые побеги грядущихъ, более свободныхъ
отношений между полами. Пролетар1атъ представляетъ'
собою единственный классъ, у котораго изъ брачнаго
союза, въ большей или меньшей м ер е, исключенъ мо-
ментъ экономпческаго разсчета и для котораго бракъ
является актомъ психо-физюлогическимъ, т. е. именно
такимъ, какимъ желали-бы его видеть феминистки.
С ъ этимъ, однако, последтя врядъ-ли согласятся.
Какъ? Разве не он-fe—эмансипированныя женщины—
являются носительницами новой морали, разве не он*Ь
представляютъ собою передовой отрядъ, борющейся за
освобождеше женщинъ отъ семеинаго гнета? Трудно,
очень трудно буржуазной женщине представить себе,
что носительницей новой сощальной и моральной правды
является не она, а та самая младшая сестра-пролетарка,
снисходительно-покровительственное отношеше къ ко­
торой превратилось въ неискоренимую привычку.
Новыя моральный нормы, складываюиаяся въ рабо­
чемъ класса подъ вл1яшемъ преобразовательнаго со-
шально-экономическаго процесса, перекидываются и
распространяются на остальные слои населешя. Подобно
тому, какъ въ свое время пуританская и, вместе съ
темъ, грубо-чувственная мораль третьяго сослов1я вы­
теснила боп^е одухотворенный, но менее стеснитель­
ный нравственныя нормы феодальнаго рыцарства, такъ
въ настоящее время этика, складывающаяся въ классе
рабочемъ, постепенно отвоевываетъ права у недавно
еще, казалось, незыблемой морали буржуазна Господ­
ствующей является въконечномъ счете та мораль, кото­
рая созреваегь въ недрахъ класса, кр*Ьпнущаго вместе
съ производственными отношешями данной эпохи.
Но эти положения не разделяются феминистками.
ОнЪ, ведь, твердо убеждены, что светочъ семейнаго
освобождетя женщины находится въ ихъ рукахъ. Не
будемъ съ ними спорить о томъ. кто первый сказалъ
* ЭЬ, темъ более, что это «Э», т. е. «свободный бракъ»,
«свободная любовь», совершенно-различно толкуется
нами и феминистками. Здесьнем-Ьсто останавливаться на
различш этого понимашя»—о немъ мы поговоримъ въ
другой разъ. Сейчасъ-же важно только еще разъ
подчеркнуть, что, борясь за освобождение женщинъ отъ
семейнаго гнета, необходимо направлять свои стрелы
не противг еамихь формъ брачныхъ опмошснгИ, а протчвъ
причинь, ихъ порожАающихъ.
Только, ведя изо дня въ день классовую борьбу въ
рядахъ рабочаго класса, женщина вправе разсчиты-
вать на осуществлеше такого общественнаго уклада,
при которомъ она сможетъ по произволен^ избирать'
себе професшю, посвящать себя материнству или отда­
вать свои силы служетю обществу, искусству, науке,
при которомъ молодое, живое влечете сердца не бу-
детъ более коверкаться и уродоваться въ угоду пред-
разсудкамъ и традишимъ. Освобожденное человечество
познаегь и истинно-свободную любовь, и радости сво-
боднаго, здороваго материнства.
„Н о “ , воскликнутьреалистически-настроенныя души,
«все это въ будущемъ, въ далекомъ будущемъ, подерну-
томъ туманомъ до;1гихъ и мрачныхъ годовъ. А мы —
мы хотимъ жить сейчасъ, мы хотимъ работать и бо­
роться не только за счастье будущихъ поколений, но
и за свое собственное". Законное и справедливое тре-
бовате! Но у кого другого, кроме сощалистовъ,
найдется на него ответь? Обратитесь къ феминист-
— 225 —

камъ; спросите ихъ, что д'Ьлать женщин^ сейчасъ,


чтобы семейный гнетъ не ложился на нее всей своей
тяжестью: вамъ начнутъ давать уже знакомые намъ
советы: „требуйте облегчешя развода", „требуйте отмены
иерковнаго брака, раздельности имущества**, „игнори­
руйте вн%шши брачныя формы и см%ло следуйте вле*
ченпо своего сердца!" Но передъ этимъ каскадомъ фе-
министскигь desiderata работница <гъ недоум*Ьшемъ
разведетъ руками. „Д а в*Ьдь в<rfe эти „реформы" только
въ слабой степени отразятся на ближайшпхъ, насущ-
н'Ьйшихъ интересах!, женшин'ь рабочаго класса!"
Посмотримъ теперь, что предлагаегь рабочая пар-
тля въ качеств^ ближайшихъ мФропр1ят1й женщинЪ-
работншгЬ, изнемогающей иодъ двойнымъ бременемъ —
домашнихъ обязанностей и труда въ мастерской. Эта
парт1я не льстить себя, подобно феминистками на­
деждой добиться коренного разр-Ьшешя семейнаго во­
проса и проблемы материнства въ рамкахъ совре-
меннаго капиталистическаго общества; поэтому, у нея
н'Ь’г ь подъ рукой и тфхъ „магическихъ формулъ",
который такъ щедро расточаюгь феминистки. Но она
знаетъ, что рядомъ сощально-политическихъ м^ро-
пр1ят1 й есть возможность облегчить тяжелое лоложеже
женщинъ-матерей и охранить здоровье и самую жизнь
сл'Ьдующаго покол'Ьшя. M'feponpiBTia эти должны, во-
первыхъ, способствовать ускорению того экономическаго
процесса, который разрушаетъ мелкую семейно-хозяй-
ственную единицу и, снимая заботу домоводства съ
отягченныхъ плечъ женщинъ-профессюналокъ, пере-
даетъ ее въ руки спешально-приспособленнаго коллек­
тива; во-вторыхъ, они им-Ъють своею задачею защитить
интересы ребенка и матери, развить широкое, всеобъемлю­
щее охранительное законодательство, включающее въ
ce6*fe страховаше материнства; наконецъ. въ-третьихъ.
м*Ьропр1ят1я эти должны стремиться къ перенесешю за­
боть о молодомъ поко.тЬнш съ семьи на государство или
— 220 —

местное самоуправлеше, конечно, — при непременной


условж полнейшей демократизации того и другого. Но,
само собою разумеется, эти требоважя могутъ оказать
должное д*Ьйств1е въ томъ только случае, если вместе
съ темъ будеть повышаться благосостояше рабочаго
класса, вследств1е общихъ завоевант пролетариата; въ
противномъ случае, при нищете и безправш, ни охра­
нительное законодательство, ни страховаше материн­
ства, ничто не въ состоянии будеть осялательнымъ
образомъ облегчить участь замужней женщины.
Вопросъ объ обезпеченш материнства и защите инте*
ресовъ матерей и детей постоянно заботить сошали-
стовъ. На четвертой женской социал-демократиче­
ской конференши въ МанхеймЬ вопрос}' этом}' по­
священо было особенно много внимания. Приводимая
ниже резодюшп, принятая единогласно после горячпхъ
дебатовъ, можетъ служить показателемъ ближайшихъ,
минимальныхъ требований сошал-демократш по вопросу
объ охране материнства.

Охрана беременныхъ и роженицъ.


чемъ более расширяется у ч а т е женщины въ хозяй­
ственной жизни, темъ настоятельнее встаеть вопросъ:
какъ совместить промышленный трудъ женщинъ съ
материнствомъ? Особенно сильно страдають отъ этого
двойного бремени пролетарка и ея дети; женсшя бо­
лезни, тяжелая беременность и роды, выкидыши и
преждевременные роды, ранняя смертность и болезнен­
ность детей часто имеютъ своей причиной неблаго-
пр1ятныя yciroBifl женскаго труда.
Путь ограничетя (пблу-днёвная работа) или даже
полнаго воспрещешя труда замужнихъ женщинъ для
насъ непрьемлемъ. Работницы стремятся къ ‘наемному
труду не изъ удовольстя, а подъ вл^яшемъ экономи­
ческой нужды, и отягогцеше или воспрещеше труда
— 227 -

вне дома только еще гораздо больше толкали-бы жен­


щину въ неохраняемую область домашняго труда.
Сверхъ того, именно внебрачный матери и дети,
который еще гораздо более подвержены перечислен-
нымъ выше опасностямъ, остаются.безо всякой охраны.
И, наконецъ, мы вообще не стоимъ за такое ограниче­
ние женскаго трудд, потому что въ последнего мы ви-
димъ единственный путь къ освобождешю женщины.
Для насъ вопросъ сводится къ следующему:
1) Поставить женскШ трудъ въ таюя услов!я, что­
бы онъ не мешалъ женишнамъ стать здоровыми мате­
рями здоровыхъ детей. •
и 2) Создать учреждешя, которыя облегчали-бы жен­
ишнамъ бремя материнства.
Для разрешения первой изъ этихъ двухъ задачъ
мы требуемъ:
I. Введешя восьми-часового рабочаго дня для всехъ
работницъ старше 18-ти летъ (шести-часоваго дня
для подростковъ отъ 14-ти до 18-ти леть), причемъ
введете это можетъ быть подготовлено путемъ посте-
пеннаго сокращешя существующаго рабочаго дня до
10-ти и 9-ти часовъ на короткое, закономъ установлен­
ное, переходное время. И бо всякая однообразная работа
вредна для здоровья, когда она долго длится.
II. Воспрещешя работы женщинъ въ такихъ произ-
водствахъ, который особенно-вредно вл1яюгь на здо­
ровье матери и ея детей.
Мы имеемъ здесь прежде всего въ виду: ремесла,
влекуипя за собою опасность ядовитыхъ заражешй;
отрасли производства, въ которыхъ применяются сви-
нецъ, ртуть, фосфоръ, сера и т. п. яды; далее—подни-
маше и перенесете тяжелыхъ предметовъ, и друпя,
специально для женскаго организма и здоровья потом­
ства вредныя заня'Ня.
III. Воспрещения такихъ способовъ труда, которые
опасны для женскаго организма, и прежде всего замены
машннъ съ ножными приводами (прессы, брошюровоч-
ныя машины, швейныя и штопальныя машины) маши­
нами съ механическими двигателями. Тамъ. где это
требование могло-бы служить на пользу домашней
индустрщи, какъ, напр., въ производстве одежды, этому
нужно противодействовать обязательствомъ для пред­
принимателей учреждать спещальныя мастерсшя.
Хля разреш етя второй задачи мы требуемы
Въ области законодательной охраны труда:
I. Права на отлускъ на 8 недель до родовъ.
II. Воспрешешя тру^а роженицъ на у недель, когда
ребенокъ живъ, и на б недель въ .случае выкидыша
или рождетя мертваго плода, или когда ребетж ъ уми-
раетъ втечете этого иерюда.
Въ области страхованш отъ бол-йзней:
I. Обязательная вспомошествовашя беременным!,
(что законъ о страховании отъ болезней предоставляетъ
свободному решешю кассы) втечете 8 недель в*ь слу­
чае вызванной беременностью безработицы.
II. Безплатной акушерской помощи и безвозмездной
медицинской помощи при родовыхъ болезняхъ.
III. Увеличение срока вспомошествовашя роженицамъ
съ б-ти до 8-м и недель, если ребенокъ живъ и когда
мать способна и желаеть сама кормить своего ребенка,IV
.

IV. Новышешя размера выдачъ беременнымъ, рожен-


ницамь и кормилицамъ, впродолжеше перюда вспомо-
шествовашя, до полная размера средняго дневного
заработка.
V . Обязательная распространена содержащихся въ
§ I—Ш предписаний на женъ членовъ кассы.
VI. Распространетя обязательная страховашя :огь
болезней на всехъ наемныхъ работницъ, въ томъ
числ-fe какъ на сельскихъ работницъ, домашнихъ ра-
ботницъ и прислугу, такъ и вообще на вс'Ьхъ женщинъ,
семейный годичный доходъ который не превышаетъ
3000 марокъ. /
О тъ общинъ.
Учреждешя домовъ для, t роженицъ, беременныхъ и
кормилицъ, о^гзыизацщ пЬмоши- роженицамъ на дому»
раздача хорошаго здороваго дЬтскаго молока, равно
какъ выдачи премии посколько вспомоще-
ствован1е посл'Ьднимъ не входитъ еще въ задачу со-
отв'Ьтствующихъ кассъ.
О т ъ г о с у д а р с т в а . -— "
Просв*Ьщен1я женщинъ относительно правильнаго
выполнен!»! ими своихъ материнскихъ обязанностей,
путемъ включешя ухода за грудными д-Ьтьми въ про­
грамму обязательнаго школьнаго обучешя.
Раздачи листковъ съ правилами объ yxoxfe за груд­
ными д-Ьтьми и о кормлеши ихъ, а также объуход^ за
роженицами со стороны муниципальныхъ служащихъ.
Вполн'к присоединяясь къ общему духу этой резо-
люцш, съ своей стороны считаю нужнымъ указать на
два пункта моего разноглаая съ нею.
Первый и наиболее существенный пунктъ моего рас­
хождения съ резолюцией заключается въ оргакизаши
страховашя материнства при помощи обще-больничныхъ
кассъ. Референтна по вопросу объ охрана беременныхъ
и роженицъ — К . Дункеръ высказалась противъ орга­
низаши отд*Ьльныхъ кассъ страховашя' материнства,
такъ какъ такимъ образомъ вся тяжесть страховашя
падала-бы исключительно на членовъ кассы, т. е. жен­
щинъ; между тЬмъ, если разсматривать неспособность
къ труду въ родовой пер1одъ, какъ особый видъ
болезни, можно организовать вспомоществоваше роже­
ницамъ и беременнымъ на общихъ основашяхъ, поль­
зуясь больничными кассами, членами которыхъ состоять
— 230 —

и женщины, и мужчины. Это справедливее, такъ какъ


при предлагавшейся ею ограниэаши страховаже мате­
ринства падало-бы не только на женщинъ, но и на муж-
ЧИНъ —виновниковъ этой специальной болезни женщинъ,
лишающей ихъ заработка. На государство возлагается
лишь обязанность определенными взносами поддержи­
вать кассу, и такимъ образомъ вся тяжесть поддержки
и обезпечешя материнства ложится на плечи самого
рабочаго класса. „Самопомощь11— вещь безсиорно пре­
красная; но мвляется-ли она уместной въ данномъ слу­
чае? Не правильнее*ли было-бы перенести заботу о
материнстве съ больничныхъ кассъ на само государ­
ство, по крайней м ере—въ техъ странахъ, где съ по­
мощью демократияескаго народнаго представительства
есть надежда добиться проведешя подобнаго Meponpin-
т!я? Часть суммъ, взимаемыхъ государствомъ при по­
мощи прогрессивнаго обложежя имуществъ, могла-бы
поступать для образовашя необходимаго капитала, и
тогда тяготы по обезпечешю материнства наиболее
нуждающейся въ поддержке части насележя - проле-
TapiaTa равномернее распределялись-бы на в се слои
общества. Страховаже материнства могло-бы быть
организовано на подоб1е внесеннаго на посл*Ьдтй
финляндсжй Сеймъ сощал-демократической депутаткой
Персиненъ законопроекта, предлагавшаго, чтобы вей
матери, общ!Й доходъ семей которыхъ не превышаетъ
известнаго минимума (для Финляндш 1.500 — 2.000 фин.
мар. въ годъ), должны получать отъ государства, по­
мимо безплатной медицинской помощи во время родовъ,
еще определенное содержание изъ государственныхъ
суммъ^ втечете шести недель до и восьми недель
после родовъ. Конечно, сроки получения субсидий и
нормы денежной поддержки можно было-бы изме­
нить^ я, лично, выскаэалась-бы за продление государ­
ственной- субсидш на болышй промежутокъ времени;
но это—частность, останавливаться на которой сейчасъ
— 281 —

не приходится. Важн-be столковаться объобщихъ прин-


ципахъ и решить вопросъ о томъ: должно-ли CTpaxoBaHie
материнства быть признано государственной функшей,
или-же предпочтительнее для интересовъ пролетар1ата
обезпечивать его поддержкой больничныхъ или иныхъ
кассъ взаимопомощи? *)
Другое указаше, которое приходится сделать но
поводу приведенной реэолюши,касается способа установ­
ления отдыха въ посл’Ьдшя недели беременности. Ре-
золюцм говорить о „предоставленш права работнице
безъ предварительная предупреждежя оставлять ра­
боту за 8 недель до родовъ*-. Это положеше мотиви­
ровалось референтной Дункеръ гЬмъ, что запреш т е
работы за 8 недель до родовь влекло-бы за собою
наказаже въ виде штрафа, при неисполненш этого
постановления. Между темъ, на кого возложить тяжесть

') Недавно въ Россш сделана первая попытка къ ограждению


интересовъ материнства; во внесеныомъ въ Государственную
Думу правнтедьственномъ законопроекте объ обезпеченш рабо-
чкхъ на случай болезни упомянуты основания, на которыхъ
выдается пособие застрахованнымъ въ кассахъ на случай болезни
роженкцамъ. Здесь не место заниматься подробной критикой
законопроекта, въ самыхъ своихъ осыовахъ являющагося крайне-
неудовлетаоритедьиымъ. (Главная тяжесть страхования ложится
на плечи самихъ рабочихъ; государство освобождается отъ иа>
тер!альнаго учаспя въ кассахъ; управление кассъ фактически
въ рукахъ администрацт яредпр1ятШ; взносы велики, между
темь какъ обезпечеюе страхуемыхъ относительно-мало и т. д );
необходимо лишь указать на его