Вы находитесь на странице: 1из 46

МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ І НАУКИ УКРАЇНИ

НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ «ОДЕСЬКА МОРСЬКА АКАДЕМІЯ»


ФАКУЛЬТЕТ МОРСЬКОГО ПРАВА І МЕНЕДЖМЕНТУ
Кафедра морського права

ЗАОЧНА ФОРМА НАВЧАННЯ

РЕФЕРАТ
з навчальної дисципліни:
«Міжнародне морське право»
на тему:
«міжнародне співробітництво держав у боротьбі з незаконними актами,
спрямованими проти безпеки мореплавства»

здобувача вищої освіти 3 курсу


________ групи З.Ф.Н.
спеціальності 081 «Право»
№ залікової книжки 513025
Дульської Ольги Володимирівни

Керівник,
Півторак Г.Ф.

ОДЕСА-2020
2
Содержание

ВВЕДЕНИЕ

1.1. МОРСКОЕ ПИРАТСТВО И ТЕРРОРИЗМ НА МОРЕ


1.2. НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БОРЬБЫ С
ПИРАТСТВОМ
1.3. ЮРИДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ НА
МОРЕ
2.1. БОРЬБА С ПИРАТСТВОМ И МОРСКИМ ТЕРРОРИЗМОМ В
УКРАИНЕ
ВЫВОДЫ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

2
3
ВВЕДЕНИЕ
Морские пространства уже много веков представляют для человечества
жизненно важный интерес. На долю морских перевозок приходится большая
часть мирового грузооборота. Мировой океан является одним из источников
биологических, минеральных, энергетических ресурсов многих стран мира.
Однако, к сожалению, океан используется не только во благо человечества.
Так, в пределах морских пространств совершаются акты международного
пиратства и морского терроризма, представляющие реальную опасность для
мореплавания и, в первую очередь, для права каждого человека на жизнь,
которая признана наивысшей социальной ценностью.
Поскольку существуют разные виды насильственных действий на
море, то усложняется их юридическая квалификация. Необходимо четко
понимать суть правовых определений пиратства и морского терроризма с
тем, чтобы детально остановиться на правовом регулировании борьбы с
пиратством и актами терроризма на море.

3
4
1. МОРСКОЕ ПИРАТСТВО И ТЕРРОРИЗМ НА МОРЕ
Межгосударственная система, функционирующая в области борьбы с
преступлениями международного характера, совершаемыми на море,
способствует обеспечению безопасности всей системы международных
отношений. То есть функционирование межгосударственной системы по
борьбе с преступлениями международного характера носит охранительный
характер, и её основная функция заключается в предотвращении
деструктивных явлений, какими являются преступления международного
характера, в их ликвидации, а также в восстановлении равновесия
социальных систем, которые она обслуживает. Важное место в этом процессе
отводится международно-правовому регулированию, от эффективности
функционирования которого в целом зависит эффективность борьбы с
преступлениями международного характера, совершаемыми на море. Само
существование международно-правового регулирования объективно
необходимо и определяется потребностью в правовом закреплении. Оно
представляет собой разновидность социального управления, являющегося
объективно необходимой функцией любой социальной системы [17]. Без
международно-правового регулирования не могут нормально протекать
процессы внутри межгосударственной системы по борьбе с преступлениями
международного характера, направленные на выполнение этой системой
своей целевой функции.
Следует отметить, что главная регулирующая роль в борьбе с
преступлениями международного характера, совершаемыми на море,
отводится принципам международного права. Особо важное регулирующее
значение среди этих принципов принадлежит стандартам поведения,
закрепленным в общих (основных) принципах международного права.
Нарушение данных стандартов представляет угрозу обществу в целом. К ним
можно отнести следующие принципы:
- суверенного равенства государств;
- добросовестного выполнения международных обязательств;

4
5
- мирного разрешения международных споров;
- неприменения силы и угрозы силой;
- невмешательства во внутренние и внешние дела;
- территориальной целостности государств;
- нерушимости государственных границ;
- сотрудничества;
- всеобщего уважения прав человека.
К специальным принципам, которые характерны в целом для
международного сотрудничества в области борьбы с преступностью,
представляется возможным отнести принципы:
- невыдачи политических эмигрантов;
- неотвратимости наказания;
- гуманности;
- защиты прав граждан за границей.
Основополагающим принципом международного морского права,
регулирующим деятельность государств в пределах открытого моря, обычно
считают принцип свободы открытого моря. Этот принцип играет большую
роль и в области борьбы с преступлениями международного характера,
совершаемыми на море. Важно обратить внимание на то, что при
осуществлении свободного перемещения судов, летательных аппаратов в
пределах открытого моря указанные объекты не должны участвовать в
деятельности, наносящей ущерб мировому сообществу. Мировое сообщество
вправе посредством международных договоров предусмотреть обязательные
нормы права для пользования открытым морем к наибольшей выгоде всех
государств, их безопасности, а равно в целях установления и поддержания
правопорядка в пределах этого морского пространства. Следовательно, оно
может запретить определенные виды деятельности на море, как угрожающие
мирному использованию моря и противоречащие принципам
международного права, предусмотреть их в качестве преступлений. Борьба с
такими преступлениями, осуществляемая с соблюдением общепризнанных

5
6
принципов и норм международного права, не может рассматриваться как
нарушение принципа свободы открытого моря, а, наоборот, способствует
соблюдению его.
В основе осуществления мер по противодействию преступлениям
международного характера в пределах территориального моря и внутренних
вод прибрежных государств лежит общепризнанный суверенитет государств
над этими водами. В пределах таких пространств государства могут свободно
регулировать поведение судов, а также осуществлять уголовную
юрисдикцию на борту иностранного судна в отношении преступлений
международного характера, совершаемых в данных водах, в соответствии со
своим законодательством. Исключение составляют случаи, строго
предусмотренные международным правом.
Деятельность государств по борьбе с преступлениями международного
характера, совершаемыми на море, осуществляется в соответствии с
основными принципами международного права, специальными принципами
международного сотрудничества в области борьбы с преступностью в целом,
в соответствии с принципами международного морского права.
Важная регулирующая роль в борьбе государств с преступлениями
международного характера принадлежит нормам, содержащимся в
универсальных международных договорах (конвенциях, соглашениях,
протоколах). Большое значение в борьбе с преступлениями международного
характера, совершаемыми на море, имеют локальные международные нормы.
Эти нормы представляют собой в основном договорные нормы, создаваемые
многосторонними и двусторонними международными договорами, и
регулируют отношения между государствами, группами государств,
имеющими общие интересы.
Все более важное значение в борьбе с преступлениями
международного характера, совершаемыми на море, среди которых
пиратство и морской терроризм, имеет международное межведомственное
сотрудничество. Также возрастает роль резолюций международных

6
7
организаций, в частности Организации Объединенных Наций,
Международной Морской Организации. Данные резолюции, не обладая
юридически обязательной силой, нередко содержат конкретные меры
борьбы с преступлениями международного характера.

7
8
2. НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БОРЬБЫ С
ПИРАТСТВОМ
Стремительный рост числа актов пиратства указывает на то, что меры,
предпринимаемые мировым сообществом по борьбе с данным видом
преступления международного характера, совершаемого на море, в первую
очередь, и в правовой сфере, являются ещё недостаточно эффективными. На
международном уровне делалось немало попыток дать общее определение
пиратства и закрепить его как преступление в договорной форме. Однако
каждый раз эти попытки встречали сопротивление государств, имеющих
отличные интересы, прежде всего, это их стремление защитить свой
суверенитет, исключить неправомерные действия в отношении своих
граждан в пределах морских пространств. Правовое закрепление
определения пиратства содержалось в основном в двусторонних договорах и
законодательстве отдельных государств. В большинстве же прибрежных
государств деяния подобного характера квалифицировались по различным
статьям их уголовного законодательства.
Пиратсво как преступление международного характера получило
договорное закрепление в Женевской конвенции об открытом море 1958 года
(статья 15). В дальнейшем практически без изменений определение данного
понятия отражено в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Украина
как независимое государство присоединилась к Конвенции [12].
Необходимо отметить, что СССР, УССР и БССР при подписании
Конвенции оботкрытом море 1958 года сделали оговорку следующего
содержания, сохраняющую актуальность и на сегодня: «Правительство
Союза Советских Социалистических Республик считает, что определение
пиратства, данное в Конвенции, не охватывает некоторые действия, которые
по современному международному праву должны считаться пиратскими, и
не отвечает принципу обеспечения свободы мореплавання на
международных морских путях» [18].

8
9
В соответствии со статьей 101 Конвенции ООН по морскому праву
1982 года под пиратством следует понимать:
a) любой неправомерный акт насилия, задержания или грабеж,
совершенные с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо
частновладельческого судна или летательного аппарата и направленный на:
i) в открытом море против другого судна или летательного аппарата
или против лиц или имущества на их борту;
ii) против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или
имущества вне юрисдикции какого-либо государства (примером подобных
противоправных актов может быть случай захвата в 1961 году преступной
группировкой в Карибском море португальского круизного судна «Санта-
Мария» с 600 пассажирами на борту, во время которого судно было
разграблено, один член экипажа убит и 8 ранено [18]);
b) любой акт добровольного участия в использовании какого-либо
судна или летательного аппарата в пиратских целях;
c) любые действия, являющиеся подстрекательством или сознательным
содействием совершению пиратских актов[12] (31 января 1983 года четыре
члена экипажа панамского грузового судна «Естерн Хоу» подняли бунт и
причинили ущерб имуществу, вельботу и капитанскому мостику. Их быстро
окружили и обезвредили другие члены экипажа).
Судно или летательный аппарат считаются пиратскими, когда они
предназначены или используются лицами, имеющими над ними власть, для
совершения любого из перечисленных пиратских действий.
Важно отметить, что с принятием указанных конвенций обычные
нормы о пиратстве своего значения не утратили. А.И. Зябкин по данному
вопросу отмечает, что обычай в таком случае не теряет своего значения и,
следовательно, норма Конвенции 1958 года, регламентирующая борьбу с
пиратством, является обязательной для государства, не участвующего в
Конвенции, поскольку является обычной нормой, которая возникла до
принятия данной Конвенции.

9
10
Определение пиратства в соответствии с Конвенцией 1958 года и
Конвенцией 1982 года признано большинством государств мира и нашло
отражение в уголовном законодательстве многих государств.
Согласно статье 102 вышеуказанной конвенции пиратские действия,
совершаемые военным кораблем, экипаж которого поднял мятеж и захватил
контроль над этим кораблем, приравниваются к действиям
частновладельческого судна. Данное положение распространяется также на
государственные суда и государственные летательные аппараты [12].
Следует отметить, что норма, включенная в Конвенцию, направлена на
пресечение пиратства, откуда бы оно ни исходило.
В открытом море любое государство может принимать меры
принуждения в отношении пиратского судна (остановка осмотр, арест лиц и
имущества). Кроме того, государство, совершившее захват пиратского судна,
определяет меру наказания для лиц, виновных в пиратских действиях, а
также надлежащие меры в отношении такого судна и имущества на нем.
Однако, когда захват судна по подозрению в пиратстве совершен без
достаточных оснований, государству флага захваченного судна должен быть
возмещен ущерб, причиненный захватом [10].
Говоря о борьбе с морским пиратством, специалисты отмечают, что
положения современного международного права, касающиеся этой
проблемы, недостаточно сильны. Их слабость, в частности, заключается в
некоторых противоречиях. Например, с одной стороны, Конвенция ООН по
морскому праву обязывает государства сотрудничать в пресечении
пиратства, но с другой – лишь в «максимально возможной степени» [2; ст.
100]. Исходя из этого, военные корабли могут проводить действия по поиску
морских пиратов, напавших на корабль другого государства, но могут и не
делать этого.
Проблемами безопасности на море занимается также Международное
морское бюро, действующее под эгидой Международной торговой палаты.
Оно предлагает свое определение пиратства как «акт проникновения или

10
11
попытки проникновения на любое судно с намерением совершить кражу или
другое противоправное действие с попыткой или возможностью
использования силы в осуществлении этого действия».
Как показывает изучение зарубежных законодательств, только в
отдельных странах конструкция состава пиратства в уголовном законе
основана на конвенционных нормах (Вануату, Федерация Боснии и
Герцеговины, Канада, Новая Зеландия) или ориентирована на них
(Македония, Молдова, Словения, Филиппины, Эстония). Соответственно
применительно к этим странам можно говорить об имплементации
международных норм о пиратстве в форме инкорпорации, отсылки или
трансформации.
В большинстве стран конструкция состава пиратства не имеет
отношения к международно-правовому пониманию этого деяния (Армения,
Грузия, КНР, Оман, ПМР, РФ, Таджикистан). Например, типичным
определением пиратства в уголовных кодексах стран СНГ является
следующее: «нападение на морское или речное судно с целью завладения
чужим имуществом, совершенное с применением насилия или угрозой его
применения» (ч. 1 ст. 227 УК РФ ч.1 ст.220 УК Армении [16]). Очевидно, что
данная дефиниция имеет мало общего с конвенционным определением.
Примером имплементации международных норм о пиратстве путем их
трансформации (то есть частичного изменения [75]) может служить
определение пиратства в ч.1 ст. 289 УК Молдовы: «ограбление, совершенное
в личных целях экипажем или пассажирами судна в отношении лиц или
имущества, находящихся на борту этого судна, либо в отношении другого
судна, если суда находятся в открытом море или другом месте, находящемся
вне юрисдикции какого-либо государства»
Отсылочный характер носит имплементация в УК Вануату, Канады,
Новой Зеландии. Так, согласно ч.1 ст.74 УК Канады пиратство совершает
каждый, кто выполняет любое действие, которое по международному праву
является пиратством.

11
12
От актов терроризма на море и в воздухе пиратство отличает цель –
получение имущественной выгоды, захват имущества.
В Конвенции 1982 г. в качестве конститутивного признака пиратства
указано совершение его в личных целях («неправомерный акт насилия,
задержания или любой грабеж, совершаемый с личными целями»). Категория
«личные цели» весьма широка и включает в себя не только имущественное
обогащение (корыстные мотивы), но и, например, месть, удовлетворение
половых инстинктов. На практике, однако, любые другие цели и мотивы,
кроме корыстных, для пиратства не характерны.
Также как и в Конвенции 1982 года личные цели нападения в качестве
признака субъективной стороны пиратства указаны в УК Молдовы,
Румынии.
В УК стран СНГ (Армения, Грузия, Казахстан, РФ) в юридическую
конструкцию состава пиратства входит специальная цель – «завладение
чужим имуществом».
В соответствии с УК Аргентины (ст. 198) пиратское нападение на
судно совершается «с целью завладеть им либо захватить перевозимые им
предметы или людей».
В качестве цели указываются также: «получение выгоды или
причинение вреда» (УК Македонии), «захват судна или его груза либо
причинение вреда экипажу или пассажирам судна» (УК Омана).
Как показывает сравнительный анализ, в современных уголовных
законодательствах существуют три модели криминализации пиратских
действий.
Согласно первой из них в объективную сторону пиратства входит
только непосредственно пиратское нападение (Армения, Грузия. Казахстан,
Молдова, РФ, Эстония).
Очевидно, все другие действия, такие как снаряжение пиратского
корабля, вступление в его экипаж, должны рассматриваться как
приготовление.

12
13
В соответствии со вторым подходом (Аргентина, Бразилия, Гватемала,
Коста-Рика, Сальвадор) криминализируются как собственно пиратское
нападение, так и другие действия, связанные с пиратством.
Например, по УК Аргентины помимо пиратов наказуем также тот, кто
самостоятельно или через других лиц, снарядил судно или воздушное судно
для занятия пиратством; либо, находясь на территории Республики,
сознательно осуществлял соучастие деятельности пиратов или оказал им
содействие.
В третьей группе стран имеет место криминализация пиратства по
«остаточному» принципу. То есть в самостоятельный состав выделяются
только те действия, связанные с пиратством, которые нельзя
непосредственно квалифицировать по статьям о разбое, бандитизме,
убийстве.
Так, в УК Польши имеется специальная норма (ст. 170), по которой
несет ответственность лицо, вооружающее или приспосабливающее морское
судно для совершения на море разбоя или поступающее на службу на такое
судно. При этом сами акты пиратского нападения в самостоятельный состав
не выделяются.
Довольно сложной представляется юридическая конструкция
пиратства в УК Нидерландов (ст. 381), которая не предусматривает
непосредственно ответственности за пиратское нападение. Ответственность
по указанной статье несет тот, кто сознательно поступает на службу на
пиратское судно или служит капитаном такого судна. Однако, если в
результате нападения на борту судна или воздушного судна, подвергшегося
нападению, в результате актов насилия следует смерть лица, капитан или
командир воздушного судна или лица, участвующие в актах насилия,
подлежат более строгой ответственности.
Субъектом пиратства в соответствии с Конвенцией 1982 года могут
быть экипаж или пассажиры какого-либо частновладельческого судна или

13
14
частновладельческого летательного аппарата. Именно так он определен в УК
Федерации Боснии и Герцеговины.
Субъект также конкретизирован в УК Молдовы (ч.1 ст.289) –
«ограбление, совершенное в личных целях экипажем или пассажирами судна
в отношении лиц или имущества, находящихся на борту этого судна, либо в
отношении другого судна». Примерно такая же характеристика субъекта
дана в УК Румынии и Словении («экипажем или пассажирами судна или
воздушного судна»).
Диспозиция УК Армении, Грузии, Казахстана, КНР, Омана,
Республики Корея, РФ не называет субъектов пиратства. Это дает основание
полагать, что возможно нападение на корабль не только с моря, но и с суши и
воздуха.
Необходимо остановиться на рассмотрении квалифицирующих
признаков пиратства. Так, вышеупомянутые признаки указаны в УК
Аргентины, Армении, Грузии, Казахстана, КНР, Молдовы, Республики
Корея, Румынии, Таджикистана, Украины, Филиппин, Хорватии, Эстонии.
Нет таких признаков в УК Боливии, Венесуэлы, Гватемалы.
Основными квалифицирующими признаками пиратства являются:
- совершение неоднократно, повторно (Грузия, Казахстан, РФ,
Таджикистан);
- совершение организованной группой (Армения, Казахстан, Молдова,
РФ, Таджикистан);
- причинение смерти по неосторожности (Армения, Грузия, Казахстан,
РФ).
Согласно УК Аргентины, Коста-Рики, Сальвадора квалифицированным
считается пиратство, если акты насилия привели к смерти находившегося на
атакованном судне или воздушном судне человека.
По УК Филиппин (ст. 123) квалифицированными считаются случаи
пиратства, когда виновные захватили судно путем абордажа и стрельбы, а
также когда пираты бросили своих жертв без средств спасения.

14
15
В большинстве стран пиратство не включает, даже в виде
квалифицирующих признаков, преднамеренное убийство. В случае
совершении последнего в ходе нападения такие действия должны
квалифицироваться по совокупности.
Исключения составляют УК Республики Корея, Филиппин, Хорватии,
где убийство – один из квалифицирующих признаков рассматриваемого
преступления. В УК Кубы убийство предусмотрено в качестве одной из
целей совершения актов пиратства.
Представляется значимым рассмотреть ответственность, наступающую
за пиратские действия. Так, до XIX столетия пиратство знало только один
вид наказания – смертную казнь, причем нередко через повешение пиратов
на рее главной мачты. Начиная с XIX века, наказания пиратов
устанавливаются внутренним законодательством государства, захватившего
пиратское судно. Например, во Франции закон от 11 апреля 1825 года
предусматривает в зависимости от обстоятельств смертную казнь или
присуждение к пожизненному или долгосрочному лишению свободы.
Следует отметить, что пиратство всегда рассматривалось
государствами как одно из тягчайших преступлений, поскольку оно посягает
не только на порядок международных отношений, но и на человеческую
жизнь и здоровье, что представляет собой наивысшую социальную ценность.
Современные акты пиратств, как и прежде, сопровождаются вооруженным
насилием, нередко приводят к гибели членов экипажей судов и пассажиров
или причинению вреда их здоровью.
Как правило, в качестве единственного основного наказания за
рассматриваемое преступление предусматривается лишение свободы.
Верхний предел этой санкции при отсутствии квалифицирующих
признаков составляет:
8 лет – Боливия;
10 лет – Армения, КНР, Молдова, РФ, Словения, Эстония;
12 лет – Румыния, Украина;

15
16
14 лет – Новая Зеландия;
15 лет – Аргентина, Гватемала, Коста-Рика, Хорватия;
20 лет – Израиль, Куба, Филиппины;
Пожизненное заключение – Вануату, Канада, Папуа – Новая Гвинея,
Республика Корея, Сингапур, США, Фиджи.
При квалифицирующих признаках максимальное наказание может
достигать 15 лет лишения свободы в Армении, РФ, Украине, 20 лет – в
Аргентине, Молдове, Румынии, Эстонии. По УК КНР, Новой Зеландии,
Хорватии в этих случаях может назначаться пожизненное заключение.
В ряде стран за квалифицированное пиратство виновным может быть
назначена смертная казнь (Оман, Папуа – Новая Гвинея, Республика Корея,
Сингапур). УК Кубы предусматривает это наказание в качестве
альтернативной санкции даже за общий состав пиратства.
Минимальный срок лишения свободы за пиратство составляет один год
в Словении и Хорватии, два года – в Эстонии, три года – в Коста – Рике, пять
лет – в Армении, КНР, Молдове, Украине, семь лет – в Республике Корея,
десять лет – в Республике Куба, двенадцать лет – на Филиппинах.
Мы считаем, что трудность выработки принятого на международном
уровне определения состоит в том, что ни Организация Объединенных
Наций, ни другие международные юридические и правовые организации не
имеют права вмешиваться в сферу юрисдикции суверенных государств,
законы которых только и могут регулировать правовой режим их
территориальных вод. По сложившейся практике, ответственность за
морское пиратство наступает по нормам национальных уголовных законов
той страны, где совершено преступление. Но не все страны имеют в своем
законодательстве юридические нормы, направленные против пиратства. Это
создает большие проблемы в борьбе с подобными противоправными
действиями. В таких случаях государства могут преследовать пиратов на
основании уголовных статей, предусматривающих ответственность за
разбой, бандитизм, убийство.

16
17
Проблема осложняется тем, что нередко пираты стараются скрыться на
территории государств, чье законодательство создает для них более
выгодные условия. В этом случае преследование пиратов наталкивается на
принцип неприкосновенности государственных границ и национального
суверенитета отдельных стран.
Результаты анализа международного права в области борьбы с
пиратством свидетельствует о том, что в целом она охватывает следующие
вопросы:
1) пресечение актов пиратства и осуществление отдельных
уголовно-процессуальных действий;
2) осуществление в пределах открытого моря международного и
национального контроля за соблюдением международных договоров в
отношении пиратства;
3) сотрудничество государств в предупреждении и пресечении
актов пиратства;
4) предупредительные меры и меры самообороны судов;
5) оказание помощи судам, подвергшимся пиратским нападениям.
Конкретные международно-правовые нормы по борьбе с пиратством,
как с отдельными преступлениями, нашли свое отражение в Конвенции 1958
года и Конвенции 1982 года.
Результаты анализа вышеуказанных конвенций свидетельствуют о том,
что в них предусмотрены:
1) основания для захвата пиратского судна или пиратского
летательного аппарата (так, статья 105 наделяет государства право
устанавливать и осуществлять универсальную юрисдикцию в отношении
пиратского судна);
2) меры по пресечению пиратства и ответственность за пиратство
(в соответствии со статьей 105 Конвенции 1982 года судебные учреждения
того государства, которое совершило захват за пиратство, могут выносить
постановления о наложении наказаний и определять, какие меры должны

17
18
быть приняты в отношении таких судов, летательных аппаратов или
имущества, не нарушая прав добросовестных лиц);
3) обязанность государств сотрудничать в пресечении пиратства
(в статье 100 Конвенции 1982 года отмечается, что все государства
сотрудничают в максимально возможной степени в пресечении пиратства в
открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого-
либо государства);
4) ответственность за неправомерный захват судна или
летательного аппарата по подозрению в пиратстве, совершенный без
достаточных оснований;
5) характеристики судов и летательных аппаратов, которые
уполномочены на осуществление захвата за пиратство;
6) полномочия по осмотру судна, подозреваемого в пиратстве.
Выработке согласованных действий государств в борьбе с пиратством
способствует деятельность Международной морской организации. За
последние 10-15 лет Международная морская организация издала ряд
рекомендаций, резолюций и циркуляров, касающихся мер по
предотвращению незаконных актов, которые угрожают безопасности судов, а
также пассажиров и экипажей. Положения таких рекомендаций находят свое
отражение в ведомственных нормативных правовых актах, реализуются на
практике судовладельцами и капитанами судов, учитываются в деятельности
государственных органов, участвующих в обеспечении безопасности
морского судоходства и защите других интересов нашего государства на
море. Данные положения являются также основой для двустороннего и
многостороннего сотрудничества, как правило, регионального характера.
Наряду с реализацией положений международных договоров,
резолюций Международной морской организации, требуется дальнейшее
совершенствование законодательства государств, регламентирующего меры,
осуществляемые компетентными органами государств в их внутренних
водах, территориальном море.

18
19
Как законодательство многих прибрежных государств, так и
украинское законодательство уделяют немало внимания проблемам
обеспечения своей безопасности, в том числе и от угроз пиратских:
разбойных и террористических актов на море. Однако необходимо обратить
внимание на то, что, прежде всего, должны быть усилены меры по
содержанию и учету маломерных судов, контролю за их плаванием во
внутренних водах и в территориальном море государств. Основной
направленностью таких мер должно быть предупреждение и пресечение
актов вооруженного грабежа судов в этих водах, а также предупреждение
актов пиратства в открытом море.
Отсутствие со стороны прибрежных государств в отношении актов
пиратства надлежащих мер, способных обеспечить надежную защиту
международного морского судоходства, недостаточный уровень
международного сотрудничества и международно-правового регулирования
в этой области вынуждают государства и экипажи судов, плавающих под их
флагом, международные организации предпринимать предупредительные
меры и меры самообороны судов от таких актов. Наиболее активную роль в
выработке мер в данной области также играет Международная морская
организация (Резолюции А. 545 (13), А. 683 (17), А. 738 (18) и другие).
В своей резолюции о Мировом океане и морском праве (резолюция
54/31) Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций выразила
обеспокоенность растущей угрозой, которую создают для судоходства
пиратство и вооруженный разбой на море, и выразила признательность и
поддержку Международной Морской Организации за текущую работу в этой
области (также резолюции Генеральной Ассамблеи Организации
Объединенных Наций 53/32, 55/61).
Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций призвала
государства всесторонне сотрудничать с Международной Морской
Организацией в борьбе с пиратством и вооруженным грабежом против судов,
в том числе путем представления этой организации сообщений об

19
20
инцидентах. Она также призвала государства осуществлять руководящие
указания Международной Морской Организации по предотвращению
пиратских нападений и вооруженного разбоя и сотрудничать с Редакционной
группой Международной Морской Организации, учрежденной специально
для разработки стандартных руководящий указаний для правительств по
расследованию нападений на суда и привлечению к ответственности
правонарушителей, а также сотрудничать в рамках других инициатив
Международной Морской Организации в данной области.
Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций призвала
все государства, в частности прибрежные государства в затрагиваемых
регионах, принимать все необходимые и надлежащие меры для
предупреждения актов пиратства и вооруженного грабежа на море и борьбы
с ними, в том числе посредством регионального сотрудничества, и проводить
расследование и сотрудничать в расследовании таких актов, где бы они ни
происходили,. И предавать совершающих такие акты правосудию в
соответствии с международным правом.
Следует обратить внимание на то, что проблема борьбы с пиратством
значительно шире, чем видится на первый взгляд. Так, крайне тяжкие
последствия могут произойти в результате нападений пиратов на суда,
осуществляющие перевозку ядерного материала. Интенсивность таких
перевозок и необходимость обеспечения их безопасности привели к
заключению государствами Конвенции о физической защите ядерного
материала 1980 года. Наряду с общими вопросами, касающимися порядка
международной перевозки ядерного материала и его защищенности, в
Конвенции предусматриваются конкретные действия государств в случае
кражи, захвата путем грабежа или какого-либо другого незаконного захвата
ядерного материала или реальной угрозы таких действий.
Анализ Конвенции свидетельствует о том, что международное
сотрудничество государств в области борьбы с захватами судов,
осуществляющих перевозку ядерного материала, затрагивает в основном

20
21
информационную сферу. Меры по предупреждению подобных захватов
наряду с нормами Конвенции о физической защите ядерного материала 1980
года, по мнению Ромашева Ю.С., регулируются Конвенцией о борьбе с
незаконными актами, направленными против безопасности морского
судоходства 1988 года, другими международными договорами между
заинтересованными государствами, а также их национальным
законодательством. Меры же по пресечению захватов судов, перевозящих
ядерные материалы, в открытом море регулируются нормами
международных конвенций в области борьбы с пиратством.
Таким образом, совершенно очевидно, что международно-правовое
регулирование борьбы с пиратством может быть эффективным только в том
случае, если оно будет основываться на анализе конкретных причин,
порождающих подобные преступления, а также условий и факторов, им
способствующих, более полно учитывать специфику этой борьбы.
Существует потребность в дальнейшем развитии правовых мер на
государственном уровне, способствующих предотвращению и
своевременному пресечению таких преступлений. Необходимо повышение
международно-правовой ответственности государств за состояние борьбы с
актами пиратства, совершаемыми их гражданами против иностранных судов
в морских водах, прилегающих к побережью этих государств. Целесообразно
также уделить внимание вопросам оказания международной помощи
государствам, которые не в состоянии противодействовать подобным актам.
Дальнейшее совершенствование должно получить международно-правовое
регулирование предупреждения и пресечения актов пиратства, оповещения о
совершенных нападениях на суда, оказания им помощи, а также поиска
пропавших судов.

21
22
3. Юридические аспекты борьбы с терроризмом на море

Следует отметить, что проблема пиратства, как правило,


рассматривается совместно с проблемой совершения актов вооруженного
разбоя против судов. И если борьба с пиратством ведется с давних времен, то
борьба с терроризмом на море приобрела наибольшую актуальность только в
середине XX столетия.
Существует проблема, связанная с выработкой общеприемлемого
определения международного терроризма. Несмотря на обилие
международно-правовых актов, существование многочисленных организаций
различного уровня и характера, непосредственно участвующих в борьбе с
международным терроризмом или координирующих эту борьбу, в настоящее
время нет ни одного действующего универсального международного
договора, в котором раскрывались бы понятия «международный терроризм»
и «международный терроризм на море», их юридический состав.
Временное решение указанная проблема нашла в Руководящих
принципах для предупреждения организованной преступности и борьбы с
ней, разработанных Организацией Объединенных Наций. В данном
документе отмечается, что «без ущерба для обсуждения этого вопроса в
Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций и до
согласования общеприемлемого определения международного терроризма
было бы целесообразно прилагать усилия для определения поведения,
которое международное сообщество считает неприемлемым и которое
требует применения эффективных превентивных мер и мер принуждения,
которые соответствуют признанным принципам международного права»
[43]. В то же время в рамках Организации Объединенных Наций в 2000 году
начата работа по разработке всеобъемлющей Конвенции по международному
терроризму. Однако на современном этапе можно говорить лишь об
условном, собирательном определении международного терроризма,

22
23
содержащем признаки ряда преступлений, которые мировое сообщество
относит к таковым посредством универсальных международных договоров.
С учетом вышеуказанного, а также считая, что международный
терроризм и международный терроризм на море соотносятся друг с другом
как особенное и частное и являются неотъемлемой составной частью
терроризма вообще, в настоящей работе автор уделяет внимание актам,
совершаемым в пределах морских пространств, которые международное
сообщество считает неприемлемыми и преступными (в соответствии с
универсальными международными договорами) и которые вследствие
методов и целей их осуществления, возможных общественно опасных
последствий можно отнести к актам международного терроризма.
Следует отметить, что ещё 30 августа 1976 года на 57-й конференции в
Мадриде Ассоциация международного права приняла проект рекомендуемой
правительствам международной конвенции, регламентирующей их
сотрудничество в борьбе с международным терроризмом вообще и с
терроризмом на море в частности [2].
В 1985 году в Организации Объединенных Наций впервые был
поставлен вопрос о необходимости кодификации норм, регулирующих
сотрудничество государств в борьбе с насилием на море. Это было вызвано, с
одной стороны, возрастанием роли мореплавания в жизни человечества, с
другой стороны, - ростом числа актов терроризма, совершенных на море, и
большим разнообразием способов, применяемых преступниками, чем те,
которые были предусмотрены Конвенцией 1979 года.
Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций своей
Резолюцией 40/61 от 9 декабря 1985 года «О мерах по предотвращению
международного терроризма и изучению причин, лежащих в основе
терроризма» предложила Международной Морской Организации изучить
проблему актов терроризма на борту или против морских судов с целью
вынесения рекомендаций в отношении соответствующих мер. В развитие
этих мер на дипломатической конференции в Риме 1988 года под эгидой

23
24
Международной Морской Организации представителями 76 государств были
приняты Конвенция по борьбе с незаконными актами, направленными
против безопасности морского судоходства 1988 года и Протокол 1988 года.
Украина присоединилась к данной Конвенции 20 июля 1994 года.
Об антитеррористической направленности Конвенции 1988 года
свидетельствует и содержание её Преамбулы. В этом разделе Конвенции
делается ссылка на Резолюцию 40/61 Генеральной Ассамблеи Организации
Объединенных Наций от 9 декабря 1985 года, в которой безоговорочно
осуждаются как преступные все акты, методы и практика терроризма, где бы
и кем бы они ни совершались, и в том числе те, которые ставят под угрозу
дружественные отношения между государствами и их безопасность, а также
предлагается изучить проблему актов терроризма на борту или против
морских судов с целью вынесения рекомендаций в отношении
соответствующих мер. Там же участники Конвенции отмечают глубокую
озабоченность эскалацией в мире актов терроризма во всех его формах,
которые подвергают опасности или уносят жизни невинных людей, ставят
под угрозу основные свободы и серьезно оскорбляют достоинство
человеческой личности. Важно отметить, что и материалы Римской
конференции 1988 года свидетельствуют о том, что основное обсуждение
вопросов, поднимаемых на ней, касалось именно борьбы с актами
терроризма на море. Это подтверждают и исследования Э.Э Симикла,
который наиболее полно исследовал историю разработки вышеуказанной
Конвенции.
В ряде последующих международных актов, посвященных проблемам
борьбы с международным терроризмом, имеются ссылки на то, что
вышеназванные универсальные международные договоры посвящены
проблемам борьбы с международным терроризмом. Так, в Преамбуле
Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма от 9 декабря
1994 года Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций

24
25
ссылается на Конвенцию 1979 года, Конвенцию 1988 года и Протокол 1988
года, касающиеся различных аспектов проблем международного терроризма.
Цели и мотивы совершения незаконных актов в отношении
безопасности морского судоходства и стационарных платформ в Конвенции
1988 года и Протоколе 1988 года не указаны. Государства самостоятельно
определяют и учитывают их в своем законодательстве. Следовательно, эти
признаки могут быть самыми разнообразными и для квалификации
незаконных актов, направленных против безопасности морского
судоходства, как преступления международного характера, не имеют
значения. Например, мотивами этих преступлений могут быть идейные
позиции, месть правительству, международной организации, физическим или
юридическим лицам, корысть и иные мотивы.
В то же время цель преступления является одним из основных
признаков, позволяющих выделить акты терроризма из общей массы
преступлений. Важно отметить, что цели, которые ставят перед собой
террористы на море, не отличаются от целей террористов, совершающих
преступные акты в пределах сухопутной территории.
Так, в соответствии со статьей 3 Конвенции о борьбе с незаконными
актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988
года к преступным деяниям относятся:
1)захват судна или осуществление контроля над ним силой или угрозой
силы или путем любой другой формы запугивания;
2)совершение акта насилия против лица на борту судна, если этот акт
может угрожать безопасному плаванию данного судна;
3) разрушение судна или нанесение судну или его грузу повреждения,
которое может угрожать безопасному плаванию данного судна;
4) помещение или совершение действий в целях помещения на борт
судна устройства или вещества, которое может разрушить это судно, нанести
этому судну или его грузу повреждение, которое угрожает или может уг-
рожать безопасному плаванию данного судна;

25
26
5) разрушение морского навигационного оборудования, или нанесение
ему серьезного повреждения, или создание серьезных помех для его
эксплуатации;
6) сообщение заведомо ложных сведений, влекущее создание угрозы
безопасному плаванию судна;
7)нанесение ранения любому лицу или убийство ею в связи с
совершением перечисленных выше преступлений.
Исходя из диспозиции данной статьи общий объект этих преступлений,
а также соответствующих преступлений по уголовному законодательству
государств, образуют межгосударственные и общественные отношения
внутри государств в сфере обеспечения безопасности морского судоходства.
Объектами посягательств преступных лиц могут также являться
общественная безопасность, здоровье, жизнь, личная свобода и
неприкосновенность экипажа и пассажиров судна. К предметам
преступлений можно отнести судно, груз, перевозимый морем, и морское
навигационное оборудование. Важно отметить, что в данной статье
Конвенции 1988 года не просто отмечается совершение акта насилия,
нанесение повреждения судну или его грузу, а указываются тяжелые опасные
последствия, которые в результате этого могут произойти, а именно: «если
этот акт может угрожать безопасному плаванию данного судна». Под
безопасностью плавания судна здесь можно понимать состояние
защищенности судна при осуществлении им плавания, его экипажа,
пассажиров и перевозимого морем груза от внутренних и внешних угроз в
форме преступлений, предусмотренных Конвенцией 1988 года.
Последствиями совершения подобных преступлений могут быть: гибель
людей; нанесение тяжелого вреда их здоровью; повреждение, разрушение и
как следствие потопление судна; значительный экономический ущерб
государствам; нарушение стабильности международных отношений.
Очевидно, что данные преступления не только имеют многообъектный
характер, но и влекут за собой тяжелые общественно опасные последствия.

26
27
Важным признаком, характеризующим рассматриваемые
преступления, является предмет преступления. В соответствии со статьей 1
Конвенции 1988 года под термином «судно» может подразумеваться любое
судно, не закрепленное постоянно на морском дне, включая суда с
динамическим принципом поддержания, подводные аппараты или другие
плавучие средства. Но здесь имеются некоторые ограничения, связанные со
статусом судна. Так, в соответствии со статьей 2 Конвенции 1988 года её
положений не распространяются на военный корабль или судно,
принадлежащее государству или эксплуатируемое им, когда оно
используется в качестве военно-вспомогательного либо для таможенных или
полицейских целей, или судно, выведенное из эксплуатации или
поставленное на прикол.
Субъективная сторона незаконных актов, угрожающих безопасности
морского судоходства, совершаемых с террористическими целями,
характеризуется виной в форме прямого умысла, при котором лицо сознает
общественно опасный характер указанных действий и желает их совершения
и преднамеренно совершает противоправные действия по отношению к
объектам преступления.
Значимым признаком объективной стороны рассматриваемого
преступления являются пространственные пределы, в которых действия,
указанные в Конвенции 1988 года, признаются преступными. В соответствии
со статьей 4 Конвенции 1988 года преступными являются действия в
отношении судна, если оно «совершает плавание или его маршрут включает
плавание в воды, через воды или из вод, расположенных за внешней
границей территориального моря какого-либо одного государства или
боковыми границами его территориального моря с определенными
государствами» [3]. Таким образом, из данной статьи следует, что
признаются преступными действия против судна какого-либо государства-
участника Конвенции как за пределами его внутренних вод или
территориального моря, так и в пределах этих вод, но если это судно имеет

27
28
ранее запланированное намерение выйти из этих вод или зайти в них, то есть
осуществить «заграничное плавание». В этом случае при наличии остальных
признаков преступлений могут последовать правовые последствия,
предусмотренные Конвенцией 1988 года.
Необходимо обратить внимание, что территориальные пределы
признания преступными актов, предусмотренных указанной Конвенцией,
шире, чем в Конвенции об открытом море 1958 года и Конвенции ООН по
морскому праву 1982 года, где одним из основных признаков пиратства
является совершение его в пределах открытого моря.
Конвенция 1988 года обязывает каждое государство предусмотреть
соответствующие наказания за преступления, указанные в ст. 3 Конвенции, с
учетом тяжкого характера этих преступлений.
Представляется необходимым отметить, что вышеуказанная Конвенция
1988 года также регулирует вопросы касательно применения уголовной
юрисдикции государств относительно проявлений морского терроризма. Так,
в соответствии со ст. 6 Конвенции каждое государство-участник принимает
такие меры, которые могут оказаться необходимыми для установления его
юрисдикции в отношении актов морского терроризма, когда преступление
совершено:
1) против или на борту судна, плававшего под флагом данного
государства во время совершения этого преступления;
2) на территории данного государства, включая его террито-
риальное море;
3) гражданином данного государства (ч. 1 ст. 6 Конвенции).
Государство-участник также может установить свою юрисдикцию в
отношении любого такого преступления, когда:
1) оно совершено лицом без гражданства, которое обычно про-
живает в данном государстве;
2) во время его совершения гражданин данного государства
захвачен, подвергался угрозам, ранен или убит;

28
29
3) оно совершено в попытке вынудить данное государство со-
вершить какое-либо действие или воздержаться от него (ч. 2 ст. 6
Конвенции).
Рассмотрев преступления, предусмотренные Конвенцией 1988
года, целесообразно рассмотреть и преступления, предусмотренные
Конвенцией о борьбе с захватом заложников 1979 года, поскольку между
ними наблюдается некоторая взаимосвязь. Так, преступления, связанные,
например, с захватом судна могут перерастать в захват людей в качестве
заложников. Захват заложников нередко сопровождается совершением и
других преступных действий, указанных в вышеуказанных международных
договорах, а именно, совершением актов насилия против лиц на борту судна..
Конвенция 1979 года закрепляет преступность деяния вне зависимости от
того, в пределах какой географической среды оно совершено (море, суша,
воздушная среда). В то же время статья 5 Конвенции 1979 года предполагает,
что преступление может быть совершено на борту морского судна или на
территории государства-участника, которая, как известно, включает его
внутренние воды и территориальное море. Каждый из случаев захвата
преступниками заложников сопряжен с созданием угрозы для жизни и
здоровья людей, посягает на их личную свободу и неприкосновенность, а
также в целом на общественную безопасность.
В целом систему мер по обеспечению безопасности судов и портов
создается на основе положений Международной конвенции по охране
человеческой жизни на море 1974 г. (Конвенция СОЛАС-74),
Международного кодекса по охране судов и портовых средств и
рекомендаций ИМО. Основной её задачей является обеспечение
безопасности жизни и здоровья пассажиров, членов экипажей морских судов,
портовых средств, предназначенных для их обслуживания, и их персонала.
В период с 2 по 13 декабря 2002 года в Лондоне состоялась 76-я сессия
комитета по безопасности на море Международной морской организации. В
сессии приняли участие представители 109 стран, в состав делегаций входила

29
30
и Украина. В период с 9 по 13 декабря 2002 года также была проведена
конференция Договаривающихся Правительств стран-членов ИМО, на
которой по результатам работы комиссии по безопасности мореплавания
были приняты поправки в Конвенцию СОЛАС-74 – «Специальные меры по
безопасности на море».
Глава XI-2 Международной конвенции по охране человеческой жизни
на море 1974 г. и Международный кодекс по охране судов и портовых
средств стали кульминационным моментом проведенной в течение чуть
более года интенсивной и кропотливой работы Комитета по безопасности на
море Международной морской организации и его Рабочей группы. В декабре
2002 года они были одобрены Конференцией Договаривающихся
правительств Международной конвенции по охране человеческой жизни на
море 1974 г. (г. Лондон). Своими положениями они вводят с 1 января 2004 г.
новые стандарты обеспечения безопасности участвующих в международных
морских перевозках объектах морского транспорта [8].
Установленные Международным кодексом по охране судов и портовых
средств минимальные требования функциональной безопасности для судов,
выполнение которых дает основание для получения сертификата
международного стандарта, включают наличие одобренного
уполномоченным на то органом плана охраны судна, подготовленных
соответствующим образом ответственного лица на борту судна и
ответственного лица в штате компании, необходимого охранного
оборудования.
Для портовых средств они предусматривают наличие оценки охраны,
плана охраны объекта, ответственного лица и обеспечивающего безопасность
оборудования. В планах охраны судов и портовых средств должны быть
отражены вопросы мониторинга и контроля доступа на суда, действий
экипажа, пассажиров, посетителей, продавцов, специалистов по ремонту,
персонала портового средства, состояния груза и обеспечения доступности
средств связи при возникновении опасности.

30
31
Международный кодекс по охране судов и портовых средств
применяется к:
- пассажирским судам, включая высокоскоростные;
- грузовым судам, включая высокоскоростные суда. Валовой
вместимостью 500 и более;
- морским передвижным буровым установкам, принимающим участие
в международном сообщении, независимо от типа их плавания;
-портовым средствам, обслуживающим такие суда.
Очевидно, что Международный кодекс по охране судов и портовых
средств не является полной гарантией предотвращения пиратских актов.
Назначение данного нормативно-правового акта состоит в том, чтобы не
допустить пиратов на судно, однако, если они всё же проникли, то экипажу
необходимо знать, как уменьшить или исключить негативные последствия.
Как показывает анализ, основные проблемы в борьбе с пиратством и
морским терроризмом состоят:
- в ресурсных (финансовых) затруднениях большинства прибрежных
государств третьего мира;
- в неспособности правительства оказать влияние на ситуацию;
- в невозможности постоянного перекрытия районов пиратства
имеющимся количеством кораблей, катеров и летательных аппаратов
(патрулирование на сегодня остается одной из наиболее эффективных мер в
борьбе с пиратством);
- в предоставлении прибрежными государствами, судовладельческими
компаниями ложной статистической и другой информации о нападениях на
суда;
- в несогласованности правовых норм и актов, определяющих режим
прибрежных районов.
Представляется возможным обозначить точку зрения Н.В.Савельева,
который считает, что борьба с преступностью на море в виду её
специфичности и сложности не может являться прерогативой какого-либо

31
32
отдельного государственного органа и должна осуществляться только путем
их тесного взаимодействия между собой, а также взаимодействия с
подобными государственными органами иностранных государств.
Важно отметить, что снижение количества случаев пиратских
нападений в середине 90-х годов произошло в результате повышения уровня
сотрудничества в борьбе с пиратством, координации деятельности сил
береговой охраны и военно-морских сил государства, обмена информацией и
других мероприятий. Так, в 1992 году установлены прямые связи между
ВМС Индонезии и Сингапура, создан совместный комитет по военно-
морскому сотрудничеству и группа планирования совместной оперативной
деятельности. Введено совместное патрулирование кораблей и катеров сил
береговой охраны, морской полиции, таможенной службы и ВМС Малайзии,
Сингапура, Индонезии и Филиппин в проливной зоне, а также заключено
соглашение о возможности преследования пиратов в территориальных водах
другого государства. Отмечается, что в водах Индонезии ежедневно в
патрулировании задействованы 26 кораблей и катеров, 10 летательных
аппаратов береговой охраны и ВМС страны. В 1993 году была установлена
«горячая линия» связи между КНР и Японией. ВМС Филиппин выделили
специальную радиочастоту, на которой потерпевшие суда могут обращаться
за помощью к кораблям ВМС и береговой охраны Филиппин. В результате
совместных усилий количество пиратских нападений в Малаккском проливе
было уменьшено до 8 раз.
Мировое сообщество всегда активно боролось с проявлениями
морского терроризма и пиратства, осознавая, что без принятия совместных
усилий справиться с этой проблемой очень сложно.
Так, благодаря усилиям ИМО в 1991 году в Куала-Лумпуре был создан
и на данный момент активно действует Международный центр пиратства,
осуществляющий контроль над пиратскими действиями и
предупреждающий суда о случаях нападения и о наиболее опасных районах
[21]. В октябре 1992 года Международным морским бюро Международной

32
33
торговой палаты при поддержке Международной морской организации ООН
в Малайзии в Куала-Лумпуре был создан Региональный центр по проблеме
пиратства, который затем переименован в Аналитический центр по проблеме
пиратства. Он осуществляет сбор и анализ информации в глобальном
масштабе, занимается розыском пропавших судов, добивается наказания
преступников и возврата грузов владельцам, выполняет круглосуточное
оповещение судов о нападениях пиратов и занимается организацией помощи
потерпевшим судам. При содействии данного регионального центра суда
коммерческого флота были оснащены спутниковой системой определения
местоположения «ShipLoc». Именно с помощью этой системы
индонезийскими ВМС в июне 2001 года через 7 дней после угона пиратами
был обнаружен малазийский танкер «Силайанг» и удалось арестовать 10
пиратов.
Малайзийские морские организации, поддержавшие идею создания
данного центра, считают, что лучшим и наиболее эффективным способом
борьбы с актами пиратства и вооруженного грабежа против судов будет
привлечение полицейских и военно-морских сил прибрежных государств для
регулярного патрулирования наиболее опасных районов моря. Эти планы
реализуются на практике. На основе соглашения Индонезии, Малайзии и
Сингапура были созданы совместные патрульные службы в Малаккском и
Сингапурском проливах для защиты торговых судов от пиратов.
Развитие сотрудничества стран в сфере борьбы с пиратством и
морским терроризмом сегодня связано с активностью следующих
международных организаций и институтов:
1) Международная морская организация ООН (занимается
проблемой пиратства с 1983 года). Комитет Международной морской
организации по безопасности провел ряд региональных совещаний и
представил два документа: «Руководство для судовладельцев и судоходных
компаний...» и «Рекомендации для правительственных органов по борьбе с
пиратством». Данные Рекомендации были использованы в разработке

33
34
проекта «Наставления по совместным операциям по обеспечению
региональной безопасности…» командования береговой охраны США на
Гавайских островах.
2) Региональный форум стран АСЕАН – рабочая группа по мерам
укрепления доверия, которая в октябре 2000 года провела встречу по
проблеме пиратства.
3) Организация представителей государственных учреждения
стран Азиатско-Тихоокеанского региона, осуществляющих деятельность в
области обеспечения безопасности морепользования. Вышеупомянутое
«Наставление…» береговой охраны США было представлено на четвертом
форуме Организации, который был проведен в марте 2000 года.
4) Симпозиум стран Южно-Китайского моря. Разработанный им
документ «Об урегулировании потенциальных конфликтов в Южно-
Китайском море» содержал также предложения о «кооперации между ВМС
стран и государственных структур региона» в борьбе пиратством и
перевозками наркотиков.
5) АТССБ – Азиатско-Тихоокеанский совет по сотрудничеству в
сфере безопасности регионального форума АСЕАН (проводит совещания раз
в год). После встреч рабочей группы АТССБ в 2000 году был издан
«Меморандум о кооперации в сфере правопорядка и законности на море»,
предлагающий в качестве первого шага на пути борьбы с пиратством
детальный анализ соответствующих законодательных актов всех государств
на предмет разногласий.
6) Военно-морской симпозиум стран западной части Тихого
океана. На регулярных встречах представителей командования ВМС стран
Азиатско-Тихоокеанского региона также обсуждается проблема пиратства.
7) Регулярные конференции, организуемые Аналитическим
центром по проблеме пиратства, Институтом Окасаки (Токио) совместно с
органами АСЕАН и национальными государственными организациями.

34
35
Следует отметить, что наиболее значимые инициативы в борьбе с
пиратством исходят от Японии как регионального лидера, являющегося
крупнейшей судоходной державой региона и зависимого от морепользования
(состояния морских коммуникаций). Ещё в октябре 1987 года японским
Институтом оборонных исследований была предложена концепция
«Миротворчество в океанской сфере», охватывающая также и вопросы
борьбы с пиратством. Япония не раз предлагала корабли сил береговой
обороны и военно-морских сил для совместного патрулирования в зонах
международных проливов.
Свое традиционное влияние на все процессы в сфере безопасности в
регионах сохраняют за собой США. Усилия американцев сказываются и в
борьбе с пиратством, чему способствует передовое присутствие военно-
морских сил США.
Кроме того, значительные патрульные силы, которые могут быть
задействованы для борьбы с пиратством, находятся в составе военно-
морских сил Индонезии, Тайваня, Таиланда, Филиппин.
Одним из наиболее мощных, хорошо оснащенных в мире и имеющих
значительный потенциал по борьбе с пиратством считается Департамент
морской охраны Японии. На вооружении состоят около 115 сторожевых
кораблей большой автономности (в том числе – оснащенных вертолетами),
47сторожевых кораблей средней автономности, 103 патрульных катера
береговой службы. Также имеются более 45 патрульных самолетов и 41
вертолет.
Необходимо отметить, что представителями 11 государств Европы,
Северной Америки и Океании был создан международный фонд для
финансирования программы борьбы с пиратами в районе Южно-Китайского
моря.
В 2002 году состоялась сессия Международной морской организации,
которая рассмотрела предложения Генерального секретаря Организации
Объединенных Наций после террористических нападений в Нью-Йорке и

35
36
Вашингтоне (США) 11 сентября 2001 года. Большую часть времени сессия
Международной морской организации обсуждала проблемы, связанные с
предупреждением террористических актов на водном транспорте и
предприятиях морехозяйственного комплекса. При этом значительное
внимание было уделено вопросам формирования Антитеррористических
служб, которые включали бы в себя:
1) Правила по морской охране.
2)Первоначальное освидетельствование объектов охраны.
3)Введение должностей судового офицера охраны, офицера охраны
компании, офицера охраны порта, офицеров охраны отдельных участков
порта и отдельных портовых сооружений.
4) Освидетельствование контейнеров.
В Решениях, принятых сессией Международной морской организации,
подробно рекомендуются мероприятия, которые должны осуществлять
указанные офицеры охраны; требования, предъявляемые к охране порта с
предварительной оценкой уязвимости порта, опечатыванием контейнеров,
маркировкой и установлением идентификационного номера судов,
непрерывность записи синопсиса (CSR).
На основании вышеизложенного целесообразно отметить, что в целом
борьба с преступностью, как правило, предусматривает осуществление
комплекса специальных внутригосударственных и международных мер
экономического, политического, правового, оперативного, военного,
организационного, технического характера, направленных на устранение
факторов, способствующих совершению преступления, предупреждение,
пресечение, регистрацию, розыск, расследование преступлений.
Следует отметить, что подписанием Конвенции был восполнен
существенный пробел в международном праве, поскольку данный документ
касается незаконных актов (терроризма) в открытом море, не подпадающих
под категорию преступления морского пиратства, определение которому
дано в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и которое не покрывает

36
37
ни деяния совершенные на борту судна экипажем или пассажирами и
направленные против этого же судна либо против лиц или имущества,
находящихся на борту этого судна, ни деяния преследующие достижение
политических целей. Однако, по мнению Балобанова А.О., в общем
контексте борьбы с терроризмом в его современном виде значение
вышеуказанного документа относительно невелико [10].
Важно подчеркнуть, что Конвенция ООН по морскому праву 1982 года
и Римская Конвенция являются инструментами мирного времени. Если же
исходить из представления о терроризме как об "акте войны", то логично при
разрешении связанных с ним ситуаций опираться на принципы и нормы
права вооруженных конфликтов, собранные, в частности, в Руководстве Сан-
Ремо по международному праву, применимом к вооруженным конфликтам
на море, 1994 года. Часть V Руководства Сан-Ремо предусматривает ряд мер,
позволяющих осуществлять эффективный контроль за судоходством. К ним
относятся перехват, осмотр, обыск, изменение курса и захват. Однако для
применения этих мер необходимо различать суда, несущие флаг
неприятельского государства, и нейтральные суда. Другими словами,
необходимо наличие воюющих сторон, состояние "объявленной войны или
всякого другого вооруженного конфликта, возникающего между двумя или
несколькими" государствами.
Существует точка зрения, согласно которой в условиях воздействия
угроз, исходящих от террористических, криминальных и других структур,
изменяются роль и место вооруженных сил. В большей степени акцент
делается на проведение невоенных операций (Operations other then War).
Очевидно, что для проведения подобных операций не требуется
фиксирования состояния войны. Применение силы, в том числе
вооруженной, осуществляется в условиях мирного времени, то есть в
условиях, когда действуют положения Конвенции ООН по морскому праву
1982 года.

37
38
III. НАЦИОН АЛЬНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
ПИРАТСТВА И ТЕРРОРИЗМА НА МОРЕ
3.1. Борьба с пиратством и морским терроризмом в Украине

Проблема пиратства и морского терроризма непосредственно


затрагивает жизненно важные интересы Украины, её безопасность.
Украинские суда регулярно проходят районы, где существует опасность
пиратства, заходят в территориальные море и порты государств, где
возможны акты пиратства.
Нередко украинские моряки плавают на иностранных судах в регионах,
где велика вероятность подвергнуться нападению со стороны пиратов или
других вооруженных преступных групп.
Необходимо отметить и тот факт, что в результате коммерциализации
украинского флота, украинские моряки, чаще плавающие не под флагом
Украины, находятся в регионах, где имеется большая вероятность
подвергнуться нападению со стороны пиратов.
В связи с нарастающей опасностью насильственных действий на море
для морского судоходства Украины Постановлением Кабинета Министров
Украины № 250 от 16 мая 1992 года в составе морского транспорта была
создана Служба общей безопасности на судах и в портах, на которую были
возложены серьезные функции по повышению безопасности мореплавания и
охраны от преступных действий [15]. В 1997 году этот орган был
преобразован в Агентство охраны и общей безопасности с учетом
требований современности.
Вышеуказанный нормативный акт во многом близок английскому
Закону о безопасности воздушного и морского транспорта Великобритании
1990 года (первый специализированный акт национального законодательства
по предотвращению актов, направленных против безопасности морского
судоходства) и конкретизирует некоторые его принципы [19].

38
39
Важно проанализировать нормы Кодекса торгового мореплавания
Украины (КТМ Украины) как основного национального нормативно-
правового акта в сфере морского права.
Статья 62 КТМ Украины («Обязанности капитана судна в случае
военной опасности, пиратских действий, опасности захвата судна»)
предусматривает, что в случае военной опасности, пиратских действий
капитан судна обязан принять все необходимые и возможные меры по
спасанию людей, которые находятся на судне, и недопущению захвата судна,
документов, груза или иного имущества, которые находятся на нём. В свою
очередь, статьёй 63 данного Кодекса («Право капитана судна на владение
огнестрельным оружием») регламентировано, что капитан судна имеет право
на владение табельным огнестрельным оружием и использование его для
обеспечения личной безопасности и безопасности людей и имущества,
которые находятся на судне, в порядке и в пределах, установленных
действующим законодательством Украины [14]. Однако необходимо
отметить, что является непонятным, каким образом капитан судна в
сегодняшних реалиях самостоятельно, имея только табельное огнестрельное
оружие, сможет реализовать указанные в КТМ Украины нормы.
Не смотря на имеющееся универсальное международно-правовое
определение пиратства и признание необходимости совместных усилий для
борьбы с этим явлением, в национальных законодательствах и сегодня
наблюдаются различные позиции в отношении криминализации данного
преступления [6], что приводит к отсутствию реальных механизмов быстрого
реагирования на действия пиратов.
Целесообразно остановиться на рассмотрении Уголовного Кодекса
Украины. Так, статья 446 определяет «пиратство» как «нападение на
морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом,
совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения». Это
деяние наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.
Если пиратское нападение совершается повторно или повлекло гибель людей

39
40
либо иные тяжкие последствия, то тогда следует наказание в виде лишения
свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества [8].
Определение пиратства, данное в Уголовном кодексе Украины, не
совсем точно. В статье 446 не указана сфера применения данной статьи. По
смыслу статьи, нападение на морское или речное судно будет считаться
пиратством, даже если совершен акт морского разбоя. Согласно Конвенции
ООН по морскому праву 1982 года, пиратским нападением данное деяние
может быть признано лишь в случае совершения его в открытом море или в
любом месте вне юрисдикции какого-либо государства, что повлечет за
собой осуществление универсальной юрисдикции. Мы считаем, что
диспозиция ст. 446 УК Украины изложена некорректно и было бы
целесообразно изложить её в редакции ст. 101 Конвенции ООН по морскому
праву.
В украинском законодательстве регламентированы и отдельные
проявления морского терроризма.
Так, в соответствии с Законом Украины от 26 января 1993 года
установлена уголовная ответственность за угон и захват морского или
речного судна (ст. 272 УК Украины), за блокирование транспортных
коммуникаций (ст. 273 УК Украины) и принуждение работника транспорта к
невыполнению своих служебных обязанностей (ст. 274 УК Украины) [3].
Отдельные противоправные проявления терроризма могут быть
квалифицированы в качестве особо опасных либо других преступлений
против государства: насильственное воздействие на лиц, пребывающих на
судне, с созданием угрозы безопасности судоходства при определенных
условиях может быть отнесено к посягательству на жизнь государственного
деятеля или представителя иностранного государства (ст.ст. 57, 58 УК
Украины); препятствия к эксплуатации навигационного оборудования – к
нарушению правил безопасности движения и эксплуатации транспорта (ч. 2
ст. 77 УК Украины) [4].

40
41
Данные уголовно-правовые нормы применяются в соответствии с
правилами, установленными ст.ст. 4 и 5 УК Украины. В соответствии со ст. 4
УК все лица, которые совершили преступление на территории Украины,
подлежат уголовной ответственности на основании УК Украины и
имплементированных норм международного права (территориальный
принцип действия уголовного закона в пространстве).
Основные положения относительно понятия «территории Украины»
закреплены в ст.ст. 1-6 Закона Украины «О государственной границе
Украины» от 4 ноября 1991 года.
В соответствии с этими положениями проявления терроризма на море
подлежат уголовной юрисдикции Украины, если они совершены в пределах
границ Украины; относительно невоенных судов, приписанных к портам на
территории Украины, которые находятся под флагом Украины в открытом
море.
Действия уголовного закона Украины распространяются и на
иностранные суда, которые находятся в портах Украины. Конвенция ООН по
морскому праву 1982 года устанавливает, в каких случаях уголовная
юрисдикция прибрежного государства осуществляется на борту
иностранного судна, проходящего через территориальное море:
1) если последствия преступления распространяются на прибрежное
государство;
2) если преступление имеет такой характер, что им нарушается
спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море;
3) если капитан судна, дипломатический агент или консульское
должностное лицо государства флага обратится к местным властям с
просьбой об оказании помощи;
4) если такие меры необходимы для пресечения незаконной
торговли наркотическими средствами или психотропными веществами.
Кроме этого, ст. 5 УК Украины устанавливает национальный принцип
пространственного действия уголовного закона. В соответствии с ч. 1 ст. 5

41
42
УК граждане Украины, которые совершили преступление за пределами
Украины, подлежат уголовной юрисдикции Украины, если они привлечены к
уголовной ответственности или преданы суду на территории Украины. На
этих же основаниях несут ответственность находящиеся в Украине лица без
гражданства, которые совершили преступление за пределами Украины.
Иностранные граждане за преступления, совершенные за пределами
Украины, подлежат уголовной ответственности по уголовным законам
Украины в случаях, предусмотренных международными договорами.
Очевидно, что Уголовный кодекс Украины не исключает возможности
применения уголовных законов Украины в отношении лиц, совершивших акт
морского терроризма в различных пределах морского пространства (ст.ст. 4 и
5 УК Украины). Но его формулировки свидетельствуют о том, что он
призван обеспечить, прежде всего, охрану безопасности перемещения наряду
с безопасной и нормальной работой транспорта в пределах государства.
Таким образом, рассмотренная во втором разделе Конвенция по борьбе
с незаконными актами, направленными против безопасности морского
судоходства 1988 года, подтверждая положения, содержащиеся в Уголовном
кодексе Украины, допускает более широкие возможности применения
уголовных законов Украины в различных морских пространствах в случае
политической направленности актов терроризма против Украины, ее граждан
(п.п. 2 и 3 ч. 2 ст. 6 Конвенции).

42
43
ВЫВОДЫ
Пиратство, будучи одним из древнейших преступлений
международного характера, и морской терроризм в XХI веке продолжают
оставаться главной угрозой международному судоходству в ряде районов
Мирового океана. С момента окончания «холодной войны» морской
терроризм и пиратские действия охватывают всё новые регионы мира. Атаки
террористов стают более интенсивными и ощущаемыми, вызывают
значительные материальные и человеческие потери и причиняют серьезный
вред морскому торговому и транспортному судоходству, а также
контролирующим его кораблям ВМС и береговой охране целого ряда стран.
В соответствии с западными статистическими данными приблизительно 90 %
терактов на море имели место в акваториях развивающихся стран,
правительственные структуры которых (в том числе правоохранительные,
разведывательные и дипломатические) оказываются неэффективными в
борьбе с терроризмом и которые все более срастаются с международной
организованной преступностью. Таким образом, организация
противодействия морскому терроризму и пиратству выходит за рамки
национальных и региональных проблем и становится объектом внимания
всего цивилизованного мира. Соответственно сохраняет свою актуальность
международное сотрудничество в борьбе с этими особо опасными видами
преступной деятельности – пиратством и морским терроризмом.
Главные различия в юридической конструкции пиратства связаны с
территориальным признаком. Если в одних странах законодатели вслед за
Конвенцией 1982 года признают пиратством только деяния, совершаемые
только вне юрисдикции какого бы то ни было государства, то в других
странах месту совершения данного преступления не придается значения,
либо даже оно ограничивается внутренней территорией государства.
Соответственно в первых странах пиратство рассматривается прежде всего
как посягательство на международный правопорядок, во вторых –
преимущественно как преступление против общественной безопасности.

43
44
При отсутствии своевременных и эффективных мер может сложиться
крайне опасная обстановка. Действия пиратов и морских террористов
квалифицируются как действия, создающие угрозу «жизненно важным
интересам личности, общества и государства». Задача государства состоит в
создании и поддержании необходимого уровня защищенности личности,
общества и государства.
По мнению специалистов, полностью избавиться от пиратства и
морского терроризма не удастся никогда, однако стратегия и меры борьбы с
этой преступной деятельностью должны быть разработаны и проведены в
жизнь. Сокращение числа пиратских нападений и случаев терроризма на
море укрепило бы взаимное доверие между мореплавателями, владельцами
судов и морскими державами, а также снизило бы потери торгового флота,
что в конечном итоге привело бы к безопасности на море и уменьшило
стоимость морских перевозок.

44
45

СПИСИОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Украины: принята на пятой сессии Верховной Рады


Украины 28 июня 1996 г.// Відомості Верховної Ради України. – 1996. - № 30.
2. Конвенция ООН по морскому праву с предметным указателем и
заключительным актом Третьей конференции ООН по морскому
праву/ООН.- Нью-Йорк, 1984. – С. 157.
3. Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными
против безопасности морского судоходства, 1988. ООН. Третья Конвенция
по морскому праву.
4. Конвенция о международных правилах предупреждения
столкновения судов в море 1972. – Л., 1973.
5. Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 года.
6. Конвенция об открытом море 1958 г.//Библиотека журнала
«Торгівельне мореплавство». – 5/II. – С. 5 – 10.
7. Кодекс торгового мореплавания Украины 1995 года// «Ведомости
Верховной Рады Украины» 1995, № 47 – 52.
8. Уголовный Кодекс Украины 2001 г.
9. Постановление Кабинета Министров Украины «О мерах по
повышению безопасности мореплавания» № 250 от 16.05.1992 г.
10. «Положення про службу загальної безпеки Державної
адміністрації морського транспорту України» від 16 травня 1992 року № 250.
11. Уголовный Кодекс Республики Молдова. Текст официальный.
СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.
12. Уголовный Кодекс Республики Польша. Минск: Тесей, 1998.
13. Губарев В.К. Флибустьерский кодекс: образ жизни и обычаи
пиратов Карибского моря(60-90 годы XVII в.)//Наука. Релігія. Суспільство . -
2005 . - № 3 . - С. 39-49.

45
46
14. Демиденко В.В. Міжнародно-правова основа національного
морського права України. – Одеса: АО Бахва, 1995. – 210 с.
15. Демиденко В.В., Прусс В.М., Шемякин А.Н. Пиратство,
терроризм, мошенничество на море: Прав. аспекты. – О.: БАХВА, 1997. – 144
с.
16. Кацман Ф. Борьба с морским пиратством – актуальная задача
современности//Судоходство. – 2005. - №1 – № 2. – С.22 – 23.
17. Мошкова Л.І. Феномен виникнення та проявів терроризму в
сучасних умовах. Автореф…канд. політ. Наук. – Одеса. – 2001. – С. 5 – 6.
18. Симикла Э.Э Международно-правовые проблемы борьбы с
незаконными актами против безопасности морского судоходства: Дис. …
канд. юрид. наук. СПб.: Санкт-Петербургский ун-т, 1995. – 200с.
19. Скакун О.Ф. Теория государства и права: Учебник. — Харьков:
Консум; Ун-т внутр. дел, 2000. — 691 с.
20. Словарь международного морского права/ Под ред. Ю.Г.
Барсегова. – М.: международные отношения. 1985. – С.78.

46

Оценить