Вы находитесь на странице: 1из 173

2

Я видел конец рода людского.


Звезды рассказали мне о нем. Знамение
явлено и, ярко сверкая, комета о двух
хвостах расчертила небосклон.

Варварские племена севера воспри-


мут это как предзнаменование к своей
окончательной победе над миром. Но
дети Хелденхамера будут смотреть на
комету равно как с надеждой, так и в
страхе. С надеждой, что сие знамение
возврата их самого великого героя. И
в страхе от того, что быть может,
с другой стороны – это начало краха
всего, того что было ими достигнуто,
знамение их неминуемой смерти.

И, по своему, они правы в обоих


случаях.

Далеко на севере, полчища черных


воинов собираются под стягом Трехо-
кого Короля. И подобно ручьям крови,
струящимся из-под тернового венца
по челу мироздания, они маршируют
на юг, чтобы окунуть этот мир Хаос.
Величайшие из Избранных полководцев
спешат погрузить лезвия своих клинков
глубоко в изнеженные тела цивилизо-
ванных земель, разоряя поверженные
империи по праву сильнейшего.

Трое братьев поставят на колени


Человеческую Империю. Во славу
их повелителя, они объединят всех
благословленных чумой под своими
знаменами. Они принесут проклятие
разнузданного плодородия, проклятие
первобытного беспорядка, и обрушат
его на цивилизованный мир прогрес-
са. И все, чего достиголо человеческое
общество тяжким трудом за последние
столетия, падет прахом.

Заключив союз, повелители


болезней толкнут Старый Свет на
грань разложения. Разложения, как
его материальной части, так и его
духовных устоев. Правда будет иско-
веркана и забыта. Людские боги уйдут
в небытие, а для людей почитающих
их, лишь смерть станет единственным
спасением.

Настал Конец Времен.

3
На в и с ш а я Угр оз а
Не один смертный никогда не полу- противостоять надвигающейся с севе-
чал столь великих знаков внимания от ра угрозе. В такой ситуации генералы
Темных Богов, как Архаон (Archaon), Архаона вряд ли проживут достаточ-
Трехокий Король. Разрыв в реальности но долго, чтобы суметь воплотить его
на вершине мира ярко сверкает. Один планы. Ведь с учетом того, что древние
за другим четыре демонические сущ- расы эльфов и гномов могут встать
ности предстают пред троном Вечно- плечом к плечу против него, шансы на
избранного. Они прибыли, чтобы по- победу становятся весьма скудны. До-
казать Королю благосклонность своих биться победы возможно, лишь разде-
повелителей. Бессмертные существа лив проклятые силы порядка, и пере-
Хаоса преклонили колено перед Арха- бив их поодиночке.
оном, как символ могущества предна-
чертанного ему в будущем. Возможно, это станет самым вели-
ким испытанием для Архаона, ведь
Несмотря на поддержку всех че- он не единственный из смертных, кто
тырех Разрушительных Сил, Архаон заручился божественной поддерж-
не спешит действовать и ждет. Ведь и кой. Как Разрушительные Силы име-
прежде северные племена вторгались ют своих чемпионов среди смертных,
на территорию Старого Света. Да, им так же, божества Старого Света име-
удавалось собрать богатый урожай че- ют своих пророков и последователей.
репов на разграбленных землях. Но, в Во снах и видениях, по средствам зна-
конце концов, их захватнические вой- мений, посещают они достойнейших.
ска всегда оказывались разбиты и были Божества, что зовутся людьми Зигмар
вынуждены отступать обратно на се- (Sigmar), Ульрик (Ulric), Шаля (Shallya),
вер. Вечноизбранный знает, что сбить Таал (Taal) и Леди Бретонии (Lady of
в единый костяк дикие племена север- Bretonia) наверняка вступят в игру,
ных пустошей и побудить присягнуть помогая цивилизованному миру бо-
их на верность под силу лишь самому роться с силой, что пришла захватить
крепкому вождю. Но стоит этому во- его. Игра не стоит свеч, пока эти боже-
ждю пасть, и костяк распадется, а его ства почитаемые веками и по сей день,
армии быстро растворяться без следа. остаются сильны. Завоевывая Мир по
кускам, Архаон планирует ослабить и
Только глупец может игнорировать быть может даже убить богов и богинь,
знамения приближающегося апока- которые воспротивятся жестокому
липсиса, когда они так явны. А южные правлению Хаоса.
правители далеко не глупцы. Они мо-
гут попытаться сплотить древние на- Трехокий Король не дурак, он не
роды и собрать великую армию, чтобы надеется исполнить задуманное в оди-

4
ночку. В свое время он заставит весь безумия и кровавого террора. На кону
мир корчиться под своей железной полное уничтожение всего мира. И он
стопой, ведь именно этого ждут от приложит все усилия, чтобы добиться
него хозяева. Но он не падет жертвой этого.
самонадеянности, как многие его пред-
шественники. Хотя магические ве- По всей Империи пророки с без-
тра дуют сильно, как никогда раньше, умным взглядом воют о приближе-
его демонические союзники не могут нии Конца Времен. Каждую ночь не-
подолгу находиться в материальном босвод содрогается от темно-зеленых
мире. Поэтому он собрал армию из ди- всплесков чужеродных сил. Моррс-
ких орд, чудовищ и зверей севера. Ар- либ (Morrslieb) провисла над землей,
миями Трехокого Короля управляют вскармливая семена пессимизма сво-
преданные ему ветераны и чемпионы. им больным свечением. Теперь даже
Ведь существуют вопросы, в которых самые рациональные умы начинают
людям доверять можно, а демонам прислушиваться к толпам фанатиков,
нельзя. шатающихся по пыльным дорогам,
слюняво выкрикивая свои невероят-
Прежде чем двинуться вперед, Ар- ные предсказания.
хаон хочет ослабить Империю черной
магией распада (misrule), посылая са- В воздухе пахнет тревогой и чем-то
мых искушенных в болезнетворных не подающимся пониманию. Это чув-
проклятиях Нургла, мостить себе доро- ствуют одинаково и одаренные и про-
гу к победе. Он планирует утопить Им- стые люди. Предчувствие грядущего и
перию в чуме, сея панику и беспорядок неотвратимого пронизывает страхом
кругом и повсеместно. И только когда всю Империю. К Имперскому Дво-
энтропия поразит все слаженные ме- ру стекаются гонцы со всего Старого
ханизмы имперского порядка, а грань Света и из-за его пределов. Каждый,
между мирами истончиться настолько, с вестями более ужасными, чем пре-
что демоны смогут пополнить ряды его дыдущий. Тайлия (Tilea) и Эстэйлия
армии, он выступит в свой поход. (Estalia) уже потеряны, пожраны кры-
сами, что ходят на двух ногах, подоб-
Архаон не может отступить от за- но людям. Исключительная скорость,
думанного, ведь он связан с Губитель- с какой южные народы были застигну-
ными Силами Темным Обетом, что дал ты врасплох, говорит о том, что атака
когда-то. Теперь он лишен человечно- была спланирована заранее и на ее под-
сти и боле не связан с миром смертных. готовку не жалели средств. Правящая
Законы природы не властны над ним. верхушка Альтдорфа (Altdorf) была
Его тело и дух погружены в велико- вынуждена признать возможными не
лепное состояние энтропии и полного только сами слухи о существовании
разложения. И он жаждет теперь по- так называемых людей-крыс в Старом
грузить весь Старый Свет в это состоя- Свете, но, также и, что в своей бессчет-
ние. Обречь на бесконечность черного ной численности они обосновались в

5
неконтролируемо разросшихся под- редь, жаждали каждый склонить земли
земных владениях протяженностью в послушании перед своим хозяином,
многие мили. самим же управлять из-за его трона. И
они не остановятся не перед чем, что-
Сильвания (Sylvania), провинция, бы свершить задуманное.
всегда служившая прибежищам не-
чистой силе, полностью поглощена А тем временем, поклоняющиеся
тьмой. Не один из благородных рыца- Хаосу племена северян, безжалостно
рей, выступавших в крестовые похо- кромсают границы цивилизованных
ды для освобождения порабощенных государств. Они разорвали Кислев, за-
тьмой земель Сильвании не преуспел в лив бесчисленные акры земли, кровью
этом. Ибо террор и смерть, в которые невинных. Они устроили полномас-
погружена провинция, всего лишь пе- штабную резню по всем владениям Ле-
реходное состояние в преддверии чего дяной Королевы.
то более нечистого и ужасного.
Армиям Графов Выборщиков
Желая вернуть своему хозяину На- (Elector Counts) под предводитель-
гашу (Nagash) былое величие, Мортар- ством война жреца Лютора Хаса
хи (Mortarchs) Великого Некроманта (Luthor Huss) и его протеже Валтена
заклали девять священников и священ- (Valten), удалось отбросить захватчи-
нослужительниц и с помощью их кро- ков далеко на север. Войска Империи
ви провели ритуал воскрешения. Та- держали оборону в Золотом Бастионе
ким образом, ужас Нагаша был вновь (Auric Bastion), величественном соору-
обрушен на мир. жении, возведенном не силами камен-
щиков, а мастерством волшебников и
Первое что сделал Нагаш как пра- священнослужителей.
витель, впитал все воющие потоки
колдовской энергии магии мертвых, Но, как бы не была прочна и непри-
пронизывающих Сильванию. Отпра- ступна крепость, она не могла защи-
вившись к Горам Края Мира (Worlds тить людей от чумных поветрий. Сила
Edge Mountains), Некромант исполь- веры, что пропитывала каждый дюйм
зовал новообретенную силу, чтобы по- и делала неприступными стены Золо-
работить и уничтожить своих давних того Бастиона, была ослаблена черным
врагов, Королей Гробниц Нехекхары колдовством, и армии Темных Богов
(Tomb Knights of Nehekhara). В его от- попытались прорваться внутрь. Лишь
сутствие, Мортархи Нагаша погрузи- ценой тысяч жизней защитников, Ба-
ли Империю в объятия ужаса, подняв стион удалось отстоять, хотя и лишь на
по всей стране мертвых из их могил. время.
Каждый из девяти Мортархов присле-
довал при этом свои корыстные цели. Как и прежде, победа над северяна-
Манфрэд (Mannifred) и Влад вон Кар- ми далась только очень высокой ценой.
штайны (Vlad von Carstein), в свою оче- Карл Франц (Karl Franz) лично повел

6
Рейксгвардию (Reiksguard) в послед- рвутся защитить.
нюю атаку, щедра сея смерть в рядах
северян. Но храбрость Императора сы- Силы зла побеждались и раньше, о
грала против него. В критический мо- чем так любят рассказывать бродячие
мент битвы, Карл Франц был тяжело менестрели в своих песнях. Но сейчас,
ранен мечем вампира дуэлянта Валаха армии Империи разбросаны по всей
Харкона (Walach Harkon). На глазах у стране. Они не собраны и не готовы
пораженных солдат, он выпал из седла отражать атаки из вне, в то время, как
своего грифона наземь и, по сей день удара стоит ожидать так же, и изнутри.
считается пропавшим. Культисты и чернокнижники рвут-
ся исполнять нашептывание демонов.
Рейксмаршал Курт Хэлборг Злые колдуны работают день и ночь
(Reiksmarshal Kurt Helborg) спешно над ужасными заклятиями, что обру-
прибыл в Альтдорф, в надежде вос- шат города, в которых они скрываются.
становить порядок в отсутствие свое- Звероподобные шаманы готовятся к
го господина. Когда он достиг Импер- призыву своих уродливых союзников,
ского Дворца, то застал советчиков суля тем кровавый пир. Каждую ночь
Императора в общей склоке за право костры Охотников на ведьм горят яр-
управлять государством. Граф Борис ко-приярко. Но что может сделать пра-
Тодбрингер (Boris Todbringer – Смер- ведник с гидроголовым деревом ереси,
тоносный) желал направить каждый подпитываемым силой Темных Богов,
клинок Мидденхейма (Middenheim) что уже глубоко пустило корни в его
для уничтожения своей немезиды - земли.
Кхазрака Одноглаза (Khazrak One-Eye).
Великий Патриарх (Suprime Patriarch) Пока граждане Старого Света бьют-
Георг Мартак (Georg Martak) от Ян- ся за мир внутри своей страны. Но,
тарного Колледжа (Amber Colledge) вскоре им придется испытать ужасы
уверял, что зверолюди являются куда войны, что принесут с собой из вне
более трудно устранимой проблемой, отпрыски северных земель. Комета о
чем полагает Граф. Графы Люденхов двух хвостах пылает в темном небе,
(Ludenhof) и Лейбвиц (Liebwitz), гово- зажигая мерцающие руны, что проро-
рили о возможности получения помо- чат злую судьбу. И вот все северные
щи от Эльфов, Дварфов и Бретонии, племена стоят объединенные как одно.
даже от Полуросликов. А верующие Теперь каждый шаман или провидец
Зигмариты полагали, что уповать сто- может отчетливо почувствовать ветер
ит лишь на веру, и что лишь она одна перемен.
сможет защитить от надвигающейся
тьмы. И только одного не понимала Грядет война жизни и смерти, и она
гудящая знать. В своей слепоте, они будет совсем не такой, какой ее ожида-
не замечали, что разобщено споря и ет Империя.
пререкаясь друг с другом, они ведут к
верной смерти ту землю, которую так

7
8
9
В то время, как Морслиб налилась ственные дары взамен. Архаон знал,
полным светом в ночном небе, на зем- что среди северных народов таких ода-
ле тысяча шаманов камлала и вопила ренных целые полчища – закованные в
в рваный унисон. И их мольбы были бронзу воиноы, чьи души принадлежат
услышаны, так как в ответ несметные Кровавому Богу; сборища почитателей
орды демонов завыли где-то там, по ту наслаждений, что заботятся лишь о но-
сторону метели, в неуемном желании вых удовольствиях, которые им пред-
пожирать и убивать. ложит Темный Принц а так же кабалы
культистов, почитающих Изменяюще-
Тогда каждое отдельное воинство го Пути в любых его проявлениях. Ар-
затянуло нараспев молитвы Темным хаон знал, что эти люди, присягнувшие
богам. Монотонные песнопения сли- ему на верность, в глубине своих чер-
лись в гул, что завораживал разум, по- ных сердец уважают лишь себе подоб-
гружая сознание в фанатичное иссту- ных.
пление, удваивая желание проливать
кровь, взращивая нетерпение вступить И чтобы поддерживать богохульные
в бой. настроения своих верующих и держать
их в узде, Вечноизбранный призвал
Черные гимны подхватывались не- военноначальников, соответствующих
видимыми ветрами, что несли их в разношерстным войскам его армий и
одурманенные сознания всех тех, кто отправил их на юг. Его лейтенанты об-
почувствовал на себе касание потусто- ладали лишь одной из четырех сил, но
роннего. И вот одно за другим, семена были способны завершить начатое Ар-
безумия были посеяны, щедро удо- хаоном дело даже в случае его гибели.
бренные свечением Луны Хаоса.
Кровавая Королева Валкия
Вскоре ручеек, идущих на этот зов (Gorequeen Valkia) дева-мечница, лю-
людей, превратился в потоп и хлы- бимица Кхорна (Khorne), уже вторглась
нул на север. Многие из них влились в во главе Окровавленной Орды в ледя-
ряды диковатых племен. Предатели и ные пустоши Наггарота (Naggaroth).
перебежчики изнутри Империи при- На берегах Кислева (Kislev) Сигвальд
соеденялись к ордам Архаона, и с каж- Великолепный уже радовал своего
дым новобранцем росла вероятность хозяина Слаанеша (Slaanesh) невоо-
на успех. бразимыми актами надругательства
и унижений. Армии последователей
Каждый из четырех Богов Хаоса Тзинча (Tzeentch) вел странный близ-
выбирал себе чемпионов среди людей, нец Заколдованный Вильч (Vilch the
чтобы иметь возможность действовать Curseling). Хотя не Вильч не Архаон
в своих интересах во время этой Вели- точно не знали, кто же все-таки дерга-
кой Игры. В мире существуют те, кто ет за нити великой паутины, что сплел
полностью отдал себя во власть своего Архитектор Судеб. Лишь последовате-
бога, тем самым заработав сверхъесте- ли Чумного Бога нуждались в новом

10
лидере, с тех пор как потеряли Фестака дары от самого Повелителя Разложе-
Крана (Festak Krann) при штурме Золо- ния; три керамические урны, содержа-
того Бастиона. А для воплощения сво- щие в себе чуму, что не просто поразит
их планов в жизнь, Архаону была про- людские тела, но также изменит землю
сто необходима энтропическая сила и небеса над ней.
разнузданного плодородия, что мог
предложить Нургл (Nurgle). После неожиданного визита Кугата,
Архаон поспешил в пустоши. Трехокий
Вечноизбранный хорошо понимал Король точно знал теперь, на какого из
правила Великой Игры, лучше, чем смертных чемпионов положил свой
кто-либо другой среди смертных. Без глаз Чумной Бог. Ими были странная
военноначальника, представляюще- троица, известная как Братья Глот.
го интересы Нургла, четырехкратный
союз, что он создал, вскоре распадется План уже зарождался в лабиринтах
на части. Было жизненно необходимо сознания Архаона. Он направит Брать-
отыскать чемпиона, достойного пред- ев Глот покорять Старый Свет с под-
ставлять Повелителя Разложения. держкой самых амбициозных вождей,
что только сможет отыскать. Те из пле-
Созвав самых быстрых наездников, мен, что наиболее не сдержанны и не
что могли предоставить ему конные могут больше ждать и сидеть, сложа
племена, Архаон разослал их во все сто- руки - сформируют авангард их армии.
роны света, на поиски бойца, способно- Братьям будет дано исключительное
го представлять великую волю Нургла и право командовать всем вторжением.
принести ему славу. Каждый день при- В своем сердце, каждая из трех армий
ходили вести о вновь обнаруженном будет нести по одной из амфор, что Ку-
воеводе, и каждый последующий ока- гат передал Вечноизбранному. Эти со-
зывался гнуснее и отвратительнее пре- суды с заразой помогут северянам пре-
дыдущего. Но все они были слишком успеть в осаде Империи.
приземленными в своих мечтах, что
сводились к физическому совершенству В этом вторжении почитателей Нург-
и битве в одиночку. Нет, для того чтобы ла, Архаон получит возможность ис-
уверенно шагнуть в эпоху войн, нужен пытать на прочность оборонительные
был истинный верующий. возможности Имперских земель. Когда
зараза начнет рвать на части страну, по-
Но не смертный вестник нашел для следователи порядка будут вынуждены
Архаона разрушительную мощь, ко- вступить в сопротивление, неся бесчис-
торую он так искал. Когда на ледяные ленные потери. Тем самым они положат
пустоши пал зеленый свет взошедшей начало своему концу, и концу целого
Моррслиб, а двухвостая комета ярко мира, ибо люди всегда были связую-
вспыхнула над головой, Кугат Отец щим звеном в военных союзах Эльфов
Чумы (Kugat Plaguefather) возник перед и Дварфов.
троном Вечноизбранного. Он принес

11
Если Братья Глот преуспеют в оса- - Оленьи рожки… - произнесла
де Империи, Архаон молниеносно укрытая робой фигура. - Не вы ли бу-
прибудет на юг и, самолично нанесет дете Кугат Отец Чумы?
смертельный удар прямо в сердце уми- - Так и есть!- пробухал Великий Не-
рающего государства. Если же атака чистый (Great Unclean One), доволь-
тройни будет отражена, Империя, к ный тем, что его так быстро узнали. - А
тому времени, все равно превратиться вы - доктор Фест, я полагаю!
лишь в болезненную тень той мощной - Мое имя Фестус, дорогой прия-
державы, что представляла когда-то. И тель, - сказал доктор, неуклюже выпи-
добить ее не составит труда. сывая реверанс, – к вашим услугам. Как
здорово, что я наконец-то встретился с
Картины грядущего всемирного моим щедрым благодетелем.
разрушения проносились в воспален- - Да, это несомненно плодоносно! Я
ном разуме Трехокого Короля. С этими принес отличные вести. Я предлагаю
мыслями он взобрался на спину своего букетик свежих соцветий, обнюхан-
скакуна Доргара (Dorghar)и выехал на ных северными носом.
поиски избранных чемпионов Нургла. - Взаправду? И кто же несет эту но-
вую чуму?
*** - Тройня! Дар, поделенный на трое.
- Произнес Кугат таинственно. – Бра-
Глубоко в недрах канализации Аль- тья Глот их называют. Я раскрыл Веч-
дорфа одинокая фигура с хлюпаньем ноизбранному их имена – и на слад-
двигалась сквозь сточную жижу. Жир- кое, три амфоры прямиком с папиной
ная и омерзительная, как пиявки, что мансарды. Время закатить банкет пло-
гнездились в провалах ее рыхлого под- дородия! – Он широко раскинул свои
бородка и складках робы, фигура на- огромные лапы, обдав доктора корич-
певала обрывки бессмысленных Норд- невой слизью.
ландских (Nordlander rhymes) стишков. - Что я должен сделать? – промолвил
- Кровь ушла, но ран не видно, - буб- Фестус, смахивая нечистоты, попав-
нило существо, запахиваясь поплотнее шие в глаз.
огромной жирной пиявкой на шее, - Эх, моя пиявочка! Мы должны
точно шарфом, - Калечность, кашель, подготовить этот душный город. Буй-
смачное чиханье, носовые платочки и ным садом он станет!
дурное заболевание. Фестус улыбнулся, семена новых
- Заболевание это хорошо! - разда- перспектив были посеяны в его душе.
лось откуда-то со стороны.
Подобная огромному валуну голо- ***
ва, увенчанная оленьими рогами, мед- Очередная волна соплеменников
ленно поднималась из сточной жижи. поднялась на каменистый холм по на-
Блеснули черные глазки, кривой рот правлению к трем фигурам, чьи си-
расплылся в злобной усмешке, брыз- луэты вырисовывались на фоне не-
нув гнилой слюной. босклона. Стоя на плитах храма, что

12
лежал на вершине холма, Отто Глот гивались на залитой кровью земле.
(Otto Glott) оскалился, глядя на выпач- «Вы всерьез думаете, что ваш неза-
канные кровью свирепые лица внизу, мысловатый кровавый бог может ока-
что-то злобно орущие ему. Подходы к заться сильнее самого Отца Нургла?! –
храму были завалены ковром из татуи- выкрикнул Отто. – Сегодня мы, Братья
ровных мертвых тел. Каждый труп яв- Глот, покажем, что слаб из них двоих
лял собой жуткое зрелище, мешанину именно Кхорн!
изуродованной плоти. Отто лениво по- Отто переминался с ноги на ногу,
скреб отвратительный нарост на своей готовый встретить волну негодующих
складчатой шее. мародеров. За спиной, его брат Итрак
«Подходите вперед, мои голодные (Ethrac) воздел вверх сучковатый по-
до драки друзья – прогремел он – се- сох:
годня хороший день, я и мои братья с «Кровь потечет, как смерть позовет,
удовольствием поможем вам окончить - чародей тихонько нашептывал сквозь
его в могиле!» узкий порез своего рта, - и кости без
Отто весело рассмеялся. Эти жал- следа в труху сотрет!»
ки идиоты, Красные Грабители (Red Мгновение спустя группа воинов
Reavers) думали, что Братья Глот вы- ринувшихся было по направлению к
дохнуться; что избранные внуки Нург- Отто, вдруг запнулась и замерла на ме-
ла дадут взять над собой верх. Но ма- сте, перед тем как взорваться фонта-
родеры жестоко ошибались. ном окровавленных внутренностей.
Отто взвалил свою ржавую косу на Осколки прогнивших костей брыз-
плече, снял свой шлем и сплюнул кро- нули во все стороны, застревая в телах
вавый сгусток инфецировнной мокро- их неудачливых соплеменников, что
ты в сторону толпы обозленных во- оказались слишком близко.
инов, что собрались у храма. Плевок «Гурк (Ghurk), покажи им, что ты
попал точно в цель, а именно в глаз- умеешь.» - Повелительным тоном про-
ницу огромного звероватого дикаря, изнес Отто. Огромная мускулистая об-
несомненно, великого чемпиона среди разина по имени Гурк Глот вломилась
равных себе. Взревев от унижения, ди- в толпу раненных, орудуя своими про-
карь рванулся из рядов соплеменни- тивоестественными лапами, калеча и
ков. вбивая в землю изуродованные тела.
«Предсказуемо». - Усмехнулся Отто, Да, брат Отто был похож на бесфор-
перехватив шлем и взмахнув косой по менную гору гнилых мускулов с темпе-
дуге вниз. Голова Грабителя отскочила, раментом раненного быка. Но когда он
как пробка плохо закупоренной бу- вот так раздирал врагов, вкладывая в
тылки вина. Разбрызгивая кровь, она это всю свою ярость и мощь, Отто не
срикошетила от шипованного навер- мог сдержать неприятной улыбки.
шия косы и улетела в толпу. Отто спихнул пару нападающих во-
Несколько мародеров ринулись сле- инов с каменного выступа, в то время
дом за мертвым чемпионом и теперь их как Гурк схватил всадника с седла раз-
вскрытые до позвоночника тела подер- ворачивающейся лошади и расколол

13
его череп, вдавив голову в землю. Враг том. Они искали внимания богов у Хра-
отступил в замешательстве, и Отто с ма Мертвеца (Dead Mans Shrine), а вме-
удовольствием заметил руку одного сто этого получили покровительство
из претендентов на звание чемпиона самого Архаона. Тройне предстояло
Кхорна, торчавшую из-под грузного руководить трехсторонним вторжени-
таза Гурка. ем в Старый Свет. Заполненные чумой
амфоры, помимо Братьев, получили
«Так будем же править, братья мои!» так же генералы, командующие двумя
произнес он, подзывая Итрака присое- оставшимися армиями. Оставалось со-
диниться к ним. Отто взобрался на по- брать войско и выдвигаться в путь.
катые плечи Гурка, попутно распоров
своей огромной косой брюхо очеред- Пресекая территорию лагеря племе-
ному мародеру, пытающемуся встать у ни Фьорда верхом на Гурке, Отто обе-
него на пути. зглавил предполагаемого лидера, Эоф-
рика Великана (Eofric the Giant), когда
«ДОВОЛЬНО!» тот выскочил из своего шатра. Он на-
садил отсеченную голову на заострен-
Голос прогремел с такой силой, что, ное навершие своей косы, примотав
казалось, со стен храма посыпалась ка- за белоснежные космы волос. Высоко
менная крошка. вскинув над собой ужасный трофей,
Отто потряс оружием, в то время как
Отто потерянно заморгал, его коле- Гурк, на глазах у всего племени, сожрал
ни дрожали, в то время как Красные обезглавленное тело. Никто не посмел
Грабители встали на месте, опустив обнажить клинка против них, безого-
свои топоры. Каким-то образом, не- ворочно признав их авторитет.
преодолимый авторитет вновь при-
бывшего, заставил их боевой пыл уле- Весть о возвращении Братьев Глот
тучиться. быстро распространилась по фьордам
Норски (Norsca). В те племена, куда
Как один, воины племен пришли в вести не смогли дойти слухами, закли-
движение и стали расходиться, не огля- нателям рун и шаманам были явлены
дываясь. Спустя короткие мгновения, видения о приходе Братьев. Жрецы
подступы к храму опустели. На дороге прославляли Тройню, убеждая своих
осталась стоять лишь одна фигура не- соплеменников в том, что Глот чемпи-
знакомца, в ней было столько величия, оны самого Вечноизбранного и благо-
что все трое братьев пали на колено в словлены Нурглом. Многие племена
почтении. сразу же примкнули к ним, чуя вкус
Архаон, Вестник Конца Времен, сто- приближающегося кровопролития.
ял перед ними. Дюжины вооруженных групп, покло-
няющихся Властелину Чумы, так же
Братья Глот вернулись к племени пополнили ряды племени Фьорда, в
Фьорда (Fjordlingtribe) перед рассве- предвкушении награды, которую они

14
получат от своего бога за то, что пой- он превратился в кровожадного мон-
дут резать ленивых и слабых южан. С стра с нездоровым аппетитом.
высоты птичьего полета, мешанина из
снега, грязи и крови, в которую превра- Несмотря на разногласия, братья
тилась земля на стоянке армий Братьев объединили северян довольно быстро.
Глот и стекающиеся в нее новые груп- Воинствующие племена одно за другим
пы воинов, напоминали восьмиконеч- присягали на верность Брятьям Глот,
ную звезду. вбивая по три гвоздя в свои посохи и
древка знамен, как символ их союза.
Тройня были очень рады своим но- Начав с племени Фьорда, братья заклю-
вым союзникам. Братья любили друг чили союз с Гатротом Спюмом (Gutrot
друга, но порой, в дороге их затяжные Spume – Гнилобрюх Вспученный или
споры о тактике были утомительны Пенный), Владыкой Щупалец (Lord of
для них самих, и прилив свежей крови the Tentacles), притащив в знак почте-
являлся хорошей перспективой. Итрак ния пойманного муталиска (mutalith),
говорил загадками половину всего запертого в клетку из огромных ре-
времени, ему нравилось употреблять берных костей, что устилали его лого-
выражения, ставившие его братьев в во. Спюм принес зверя жертву Нурглу,
тупик и понятные лишь ему одному. спалив на костре, и объявив, что те-
Отто был самым главным из трех, и перь их флотилию ожидает попутный
никогда не давал своим родственникам ветер и минимум неудобств в дороге.
забывать об этом, хотя и был рожден Гатрот командовал несколькими тыся-
их матерью секундами раньше осталь- чами воинов, но больше всего Братья
ных двух. Он считал себя единствен- нуждались в его огромном флоте.
ным возможным лидером Семейства
Глот, и это раздражало Итрака. Говорили что у Гатрота больше кора-
блей, чем ледяных троллей в Клоуфьор-
С Гурком все обстояло иначе, един- де (Clawfjord). Его флот стоял на якоре
ственные звуки которые он мог изда- в Море Когтей (Sea of Claws), и это пол-
вать, это чавканье при еде. Когда-то ностью устраивало Братьев Глот, ведь
он был самым маленьким из трех, но их огромной армии в ближайшие не-
находясь на строгой диете из сырого дели понадобиться каждая посудина,
мяса, стал, настолько огромен, что в на которую они смогут положить свои
последнее время его братья шли в бой, изъеденные болезнями руки.
седлая его как боевого коня. Ирония
судьбы Гурка такова, что до того, как Не прошло и недели, как Норсканцы
отдать свою душу Нурглу, он был очень отправились в путь. Племена, следо-
привлекательным молодым человеком, вавшие за Братьями Глот по глине мор-
и его улыбка разбила много девичьих ского берега, были слишком многочис-
сердец Урфьорда Китового Острова ленны, чтоб их можно было сосчитать.
(Urfjord of Wale Island). С тех пор как Каким -то образом, Итраку удавалось
Гурк оказался под рисмоторм Нургла, запоминать каждое знамя и символ

15
по имени их племен, хотя по правде Когда племена начали грузиться на
говоря, под конец полного объеди- корабли Гатрота, стало очевидно, что
нения фьордов, даже ему пришлось они были не только гнилыми и урод-
говорить наугад. И вот на сотни лиг ливыми на вид, но так же отвратитель-
вокруг каждое племя встало под зна- но смердели. Хотя для избранников
мя Братьев Глот. Дедушки Нургла, это не имело особой
разницы. Все они были одаренными
Последними из прибывших, были особым божественным даром – извра-
наездники на личинках с Вершины Ле- щенной тягой к ароматам разложения.
дяного Отрога (Icehorn Peak). Верхом
на слепых тварях, что охотятся в ме- В зараженном сердце армады Вла-
стах их горных жилищ, их было всего дыки Щупалец находился чумной ко-
лишь несколько, но они представляли рабль Гнилое Чудовище (Rotten Beast).
собой грозную силу. Их предпочте- Тем вечером он рассекал волны во
ние в глазах Нургла было очевидным. главе флота, оставляя за собой в воде
Об этом говорили складки одрябшей жирный след свернувшейся слизи и не-
кожи, свисавшие с лиц наездников, и чистот. С командной палубы корабля
плесневелые рога, торчащие из их че- Зеленый Волчара (Geenwolf), Отто мог
репов. Не оставляли сомнений в том и поклясться, что видит что-то мясистое
их ездовые твари; они широко раскры- и пульсирующее копошащееся в рас-
вали зевы, выставляя свои внутренно- щелинах, покрывающих, точно шрамы
сти на показ, их слюнявые пасти сочи- оба борта Чудовища.
лись шипящей рвотой.
Море Когтей издавна кишело опас-
Во главе всадников ехал живая ле- ностями, уродливыми глубоководны-
генда, Орготтс Демонорвот (Orgotts ми тварями, которым было под силу
Daemonspew) - рогатый воин, извест- продырявить галеон насквозь одним
ный за то, что вместо крови, по его ве- ударом своих щупалец. Но все же, са-
нам текла желчь демонов. Глот были мую большую опасность в последние
так впечатлены смертельным потен- десятилетия представлял быстроход-
циалом всадников Ледяного Отрога, ный флот Ултуана (Ulthuan). Подруч-
что сразу же предложили Орготтсу ные Финубара Мореплавателя (Finubar
встать во главе третьей армии, кото- the Seafarer), самого одаренного из
рой суждено было атаковать Импе- адмиралов, целенаправленно топили
рию с востока. Личиночный наездник дракары северян, охотясь на них по-
отрыгнул шипящий сгусток серной всеместно, где бы они не были спуще-
крови в свою ладонь, когда пожимал ны в океаны.
распухшую пятерню Отто. Процесс
объединения чумных повелителей в Держась у береговой линии, чумной
триумвират, по числу трех долей му- флот, безусловно, мог избежать огром-
шиного символа их хозяина был за- ных потерь, в случае столкновений с
вершен. вечно-бдительными Эльфами, но с дру-

16
гой стороны, это подставляло корабли ной жизнью. Они дергалиь и тянулись
под залпы пушечных орудий берего- все дальше и дальше, словно щупальца
вых батарей, которыми усыпан берег охотящегося подводного хищника.
Нордлэнда. Итрак и Отто предлагали
с осторожностью пересечь море, пыта- Братья Глот наблюдали в благодар-
ясь, насколько это возможно, избегать ном молчании, как щупальца начина-
столкновений с флотом Ултуана. ют наливаться физической составля-
Но Владыка Щупалец наотрез от- ющей. Серия приглушенных команд
казался от такого плана. Он командо- прозвучала со стороны эльфийских ко-
вал самым мощным из флотов Норски, раблей, и залп болтов взвился в воздух,
поддерживаемый темным колдовством поражая щупальца, но проходя сквозь
своего собственного изобретения. И он грязный дым, не причиняя вреда и ис-
ни за что не был согласен пасовать пе- чезая в пенящихся водах.
ред слухами о эльфийском коварстве.
Призывая своих собственных магиче- В ответ, зеленоватые щупальца мет-
ских союзников, Гатрот пробормотал нулись к палубам эльфийских кора-
заклинание, на слоге, который даже блей и стиснули команду в удушающих
Итрак не смог разобрать. газовых объятиях. Вскоре орлиные ко-
рабли были полны трупов.
Как только флот миновал самую
глубокую часть Моря Когтей, облака Один из кораблей Ултуана подошел
белого тумана появились из неоткуда вплотную, готовясь идти на абордаж,
и поплыли по волнам по направлению но оказался пойман в ловушку огром-
к кораблям северян. Изящные силуэ- ными ложноножками (pseudopods),
ты замелькали в дымке. То были эль- появившимися из щелей Гнилого Чу-
фийские орлиные корабли (eagle ships) довища. Мачты были обломаны, а ко-
почти невидимые на таком расстоя- рабль раздавлен в щепки зловонными
нии. Серия глухих ударов прозвучала щупальцами, отправив десятки от-
на фоне скрипов палубных конструк- чаявшихся эльфов в бурлящие воды
ций и стонов паразитированых водо- моря. Спасшиеся на шлюпке пытались
рослями гребцов. В планшир Зеленого отбиваться. С блеском клинка одна из
Волчары вонзились три эльфийских щупалец упала отсеченная, но осталь-
болта, каждый размером с доброе ко- ные с удвоенной мощью обрушились
пье. В мановение ока больше болтов на лодочку и разбили вдребезги. Дер-
поразили смотровые вышки. жавшиеся на расстоянии корабли эль-
фов, спешно развернулись и исчезли
Зловоние начало пробиваться без следа, так же как и появились.
сквозь дымку, поглотившую флот и
отвратительный запах был почти ося- Братья Глот салютовали Гатроту
заем. Семь столбов жирного серо-зе- поднятыми вверх клинками в честь его
леного дыма, поползли от флагмана колдовской победы. Вот и все, что смог
Гатрота, начиная жить своей собствен- им противопоставить хвастливый эль-

17
фийский флот. Без сомнений, та же ся заполучить Алтдорф, заполучить
судьба ожидает и Имперских защит- то, что город собой олицетворяет.
ников.
Когда суровая зима сменилась вес-
После победы над эльфийскими ко- ной 2525, флот Братьев Глот подошел
раблями, чумная армада была разде- к берегам Норски. Вскоре смотровые
лена на три части. Первая состояла из на вышках заметили паровые краны
войск под предводительством Брать- и мачты на горизонте, это Маренбург-
ев Глот и двинулась вдоль береговой ские торговцы вели свои корабли по
линии, по направлению к торговому направлению к Люстрии, Ултуану и за
городу Маренбургу (Mareinburg). Вто- их пределы. Никакого труда не состав-
рая, включающая в себя элитных во- ляло потопить эти корабли, разграбить
инов Гатрота – выступала в Нордланд и отследить их путь назад к большой
– через Старую Дорогу Дварфов (Old земле.
Dwarf Road), пробиваясь к Альтдорфу.
Третья волна, отправлялась по морю Приближаясь к порту Маренбурга,
в Кислевский Залив (Gulf of Kislev), захватчики на бортах кораблей приня-
Орготтс Демонорвот намеревался вы- лись нетерпеливо барабанить своими
садиться вблизи Иренгарда и вести клинками по наружной стороне щи-
своих наездников на личинках вглубь тов, в предвкушении резни, что ждала
имперских земель. впереди.

Путем трехстороннего вторже- Колокола Маренбурга забили тре-


ния и с помощью чумных поветрий, вогу, когда корабли флота Братьев Глот
содержащихся в амфорах, Братья показались в пределах видимости.
Глот не только поразят земли Им- Стража быстро заполнила портовые
перии волной заболеваний, но, так кварталы, вставая плечом к плечу, об-
же, и растянут имперские войска по нажив клинки под знаменами, трепе-
огромной территории, которую будет тавшими на ветру, что нес ужасный
сложно оборонять. Далее, прорвав- запах с моря, несущего к ним чумные
шись сквозь неплотные ряды оборо- корабли.
няющейся армии земель Карла Фран-
са, Братья планировали направиться Капитаны судов, стоявших в зали-
прямиком в Альтдорф. Для этого все ве на якоре, приказали своим орудиям
три орды должны были прибыть под бомбардировать приближающегося
стены столицы в канун Гехемниснахта врага, в надежде выиграть время, для
(Geheimnisnacht). Итрак подозревал, сухопутных войск города, занять обо-
что Владыка Разложения сам прило- ронительные позиции и приготовить-
жил свою руку к этому плану, а его ся к вторжению. Ядра с глухим треском
подручные уже трудятся над его во- врезались в грузные туши чумных ко-
площением, как вне городских стен, раблей, но те оказались на редкость
так и в их пределах. Нурглу не терпеть- крепкими и отказывались идти ко дну,

18
даже будучи пробитыми на вылет в всего лишь детьми в сравнении с зако-
нескольких местах. Несколько гнилых ванными в железо чемпионами и ве-
посудин все же удалось потопить, но теранами Губительных Сил. Корабли
лишь разбомбив их палубы на части. были взяты на абордаж и потоплены,
а их команда изрублена и выброшена
Как на воде, так и на суше не было за борт. Волны окрасились в розовый
пока той силы, что смогла бы оста- цвет от пролитой в них крови, а море
новить Братьев Глот. Под прикрыти- кипело от пирующих мясом хищных
ем хрипящих пушек чумной армада, рыб, что вскоре плавали кверху брю-
Флагман Зеленый Волчара врубился в хом, убитые зараженной дрянью, вы-
жиденький строй собранного наспех деляемой в воду нутром каждого чум-
оборонительного флота, что пытался ного корабля.
загородить проход к докам.
На борту Зеленого Волчары Бра-
Паровые краны, захваченные в пре- тья Глот хмуро смотрели на высокие
дыдущем сражении, уже пустили кор- Стены Маренбурга, расчертившие го-
ни на палубах чумных барж, слившись ризонт. Такой элемент обороны они
с ними в единое целое. Огромные крю- не предвидели, ведь считалось, что
чья с притороченными к ним канатами, Маренбург будет легкой наживой, го-
что вели в утробы кранов, были уложе- родом раскисших слабаков. На деле,
ны на чаши штурмовых катапульт. По стены были почти неприступны, та-
команде катапульты произвели залп, кими же крепкими и толстыми, как и
и крючья полетели в сторону Марен- камнетесы дварфов, что возвели их в
бургской флотилии. Некоторые крюки далекие времена. За чертой доков, что
просто упали в воду, но те, что попали защищала стена, на возвышенности,
в цель, с хрустом вгрызались в палубы опоясанной болотистой местностью,
кораблей. С животным рычанием и со- раскинулся городской порт – простор-
дроганием краны заработали, медлен- ный остров богатства и цивилизации.
но подтягивая загарпуненные корабли
защитников в ряды чумной армады. Единственный путь внутрь лежал
Пойманные, точно рыбы на удочку, через проход, что закрывала Стена, из-
корабли пробовали сопротивляться. вестная как Застава (Outpost), вдоба-
Пушки огрызались, оставляя огром- вок, проход был с ног до головы усы-
ные дыры в покрытых заразой бортах пан орудийными гнездами. Стена была
неприятеля, но каждая новая дыра спроектирована блестяще, и вот уже на
мгновенно заполнялась коричнево-зе- протяжении нескольких веков помога-
леной лимфой, что застывала прочнее ла отражать любые нападения с моря.
дерева и латая щель.
Грянул гром, над Стеной рас-
Загарпуненные суда без следа ис- ползлось облако белого дыма. Через
чезли в рядах флотилии Хаоса. Самые секунды передние корабли чумной
стойкие и матерые из моряков были флотилии накрыл шквал ядер, ломая

19
мачты, разбивая в щепки маленькие начала на глазах покрываться чуже-
суда, отрывая ноги и руки воинов, что родной темной порослью. Грязно-зе-
отправились по частям кормить рыб леная дрянь буйно цвела и поражала
на дно залива. Под градом снарядов каменную кладку изнутри со страш-
одному единственному судну удалось ной скоростью, как будто весь долгий
подгрести вплотную к стене. Это был цикл развития растений был втиснут в
трофейный аутригер (outrigger). Ко- мгновения. Захватчики почувствовали
манда швырнула штурмовые кошки, аромат могильного мха (grave-moss) на
чтобы начать взбираться по Стене. Но фоне соленого морского ветра.
до того, как первый из них смог сделать
шаг с борта, мощный залп батарейных Воины Хаоса смотрели, не веря сво-
орудий разорвал судно пополам, под- им глазам, как Стена, построенная
нимая фонтаны морской воды, отправ- дварфами, начала проседать, а потом и
ляя ошметки корабельной команды рушиться. Невероятно, но мох-паразит
высоко в воздух. (moss-plauge) пустил свои крошечные
побеги в микротрещины в каменной
На борту Зеленого Волчары, бубня кладке дварфов, и там он вдруг с неесте-
что-то себе под нос на ломанном наре- ственной скоростью начал расти, вспу-
чии, Итрак аккуратно уложил первую из чиваясь грязными толстыми слоями,
заветных урн Архаона в чашу штурмо- которым не было преград. И вот теперь
вой катапульты. Чародей повернулся к черный мох разрушал Стену изнутри,
своим братьям и взглянул на них глаза- превращая цементный раствор в пыль,
ми полными злобного ликования. Трой- за минуты совершая эрозию, на кото-
не не терпелось узнать, что за подарок рую потребовались бы тысячелетия.
Нургл великодушно приготовил для них.
Когда корабли нападавших стали
Гурк ухватился за рычаг катапульты подплывать ближе, Братья Глот обра-
и оттянул его к палубе, обычно тре- тили внимание, что могильный мох
бовалось двенадцать крепких воинов, разросся широкими островами, запол-
чтоб совершить такое. Глухо скрипнув, няя уже линию фарватера. Сами доки
механизм катапульты отправил глиня- были под завязку забиты порослью
ный сосуд в полет. По широкой дуге, черного мха. Медленно, но уверенно,
оставляя за собой в воздухе грязный чумная армада миновала надводный
след заражения, амфора перелетела че- ковер из гнилой поросли и вошла в
рез Стену и скрылась из виду. образовавшуюся бухту. Рампы упали
с бортов кораблей на берег. Армия по-
Резкий тяжелый запах разлагаю- донков, психопатов и чудовищ хлыну-
щейся растительности и перегноя на- ла вперед, заполняя доки.
полнил воздух в момент, когда глиня-
ная урна разбилась за стенами. Итрак Повсюду на улицах Суидоков
желчно захихикал, когда под грубый (Suiddock) блестела сталь. Полк за пол-
хохот Отто, Маренбургская Стена ком, маршируя вперед, пехота втап-

20
тывала побеги могильного мха, что сотен умерли сразу же после того, как
разросся повсюду. Бойцы занимали грянул первый залп мушкетов и пушек
оборонительные позиции на каждом оборонительных порядков Маренбур-
перекрестке, каждой аллее. За их спи- га, отправляя изорванные ошметки та-
нами находились мощенные камнем туированной плоти обратно в море.
площади с домами торговцев, и торго-
вых гильдий ломившихся от богатства. Вслед за первой волной наподдав-
ших, все больше и больше чумных ко-
Хотя чумной флот не возможно раблей с каждой минутой заходило в
было остановить, он двигался доволь- бухту. Подобно бурлящему адскому
но медленно и у местной аристократии вареву из котла, новый поток воинов
было время для того чтобы собрать во- диких племен, выплеснулся с бортов
йска и приготовиться к обороне. вновь прибывавших посудин на изъ-
еденную мхом поверхность причала.
По ходу того, как новоприбывшее Те, кого не скосил залп орудий, нес-
разношерстное подкрепление заполня- лись вперед, но были встречены лесом
ло оборонительные позиции перед до- пик, алебард и бердышей, проколоты
ками, оказавшиеся на берегу капитаны и изрезаны при первой же попытке
кораблей, помогали поддерживать по- напасть. Тяжело бронированные чем-
рядок. То там, то тут звучали их резкие пионы ступили на причал, чтобы под-
команды, и слышались корабельные держать атаку соплеменников, но мало
свистки. Вскоре прибыли боевые под- преуспели, когда острые лезвия на
разделения местных сил самообороны, длинных древках пробили смотровые
каждое шло под своим знаменем, на ко- щели их шлемов, а бердыши и алебар-
тором были вышиты их геральдические ды выпотрошили их животы.
символы и их достижения на полях бра-
ни. Достаточно большое количество пе- Возвышаясь на мостике Зеленого
хоты было стянуто вглубь города, гото- Волчары, Отто приказал своим ярлам,
вясь сдерживать противника, в случае тащить новое оружие - огромные точно
прорыва первой лини обороны у при- мешки, теплые пульсирующие тромбы,
чала. К тому времени как сыны Норски собранные с пола корабельного трюма,
обрушились на причал, их уже была в котором содержался Гурк во время
готова встретить ощетинившаяся сте- путешествия по морю. Находившиеся
на лезвий. Хотя ей и было не суждено внутри мешковидных тромбов суще-
долго простоять супротив дикого необ- ства когда-то были людьми. До того
узданного напора северян. как их не пожрал Гурк и не вытолкнул
из себя в виде чего-то мерзкого и ужас-
После стольких недель безделья ного. По команде Отто тромбовид-
северные племена изголодались по ные сгустки были покружены в чаши
битве. Воины неслись в атаку, высоко боевых катапульт на палубе Зеленого
вздернув боевые топоры, крича про- Волчары. С глухим ударом, катапуль-
славления своим богам. Несколько ты отправили в полет свой мерзкий

21
груз. Мешки плоти перелетели первые и звуки резни в тылу заставили первую
порядки защитников и шлепнулись в линию обороны пошатнуться, и воины
сточную канаву. Нескольких Марен- Нургла, не теряя ни секунды, обруши-
бургцев зацепило бомбардировкой, и лись на опешивших защитников, втап-
они были раздавлены весом кожистых тывая тех в землю, круша и кромсая
свертков, но в остальном, казалось бы, плоть и кости. Великий Рейкский во-
все снаряды пролетели мимо. Все вни- доканал (great Reiks watercourse) окра-
мание было приковано к боям, что шли сился кровью, когда воины мутанты и
на передовой, и воины, спешащие на кровожадные дикари северных племен
защиту, попросту проигнорировали, хлынули по его берегам, сея беспорядок
копошащиеся в мерзких амниотиче- и смятение. Беснующаяся толпа захват-
ских мешках, бесформенных тварей. чиков быстро наводнила улицы; поток
Это стало их роковой ошибкой. Меш- мускулистых татуировнных тел казался
ки, что скатились в коричнево-крова- не иссекаемым. Опомнившиеся солда-
вую грязь забитой мхом-паразитом ты пытались восстановить оборони-
сливной канавы, стали всасывать в тельные порядки, но было уже слишком
себя окружающую их жижу и увели- поздно.
чиваться в размерах. Достигнув преде-
лов своего роста, эмбрионы прорвали Итрак вздрогнул, готовясь сотво-
мерзкие утробы. В брызгах крови и рить заклинание. Колдун запрокинул
ошметках плаценты, страшные твари голову лицом вверх и завопил. Поток
вырвались на свободу. Разинув свои грязно-зеленого мрака выплеснулся
искривленные пасти, потрясая дефор- с его окровавленных губ. Сформиро-
мированными конечностями и воя в вавшись в подобие облака, ядовитая
бешенстве на безразличные небеса, мерзость поплыла по воздуху в на-
мутанты обрушились на тыл защит- правлении Маренбургских доков. Одо-
ных порядков Маренбуржцев в слепой брительно кивая, Отто трижды гро-
ярости и злобе. мыхнул по палубе своей закованной в
железо стопой. Мгновение позже, Гурк
Кровожадный рев прокатился над с треском вырвался из своего заточе-
водами бухты, когда воинство северян ния в трюме Зеленого Волчищи. Кру-
атаковало с удвоенной яростью. Зако- ша деревянные перекрытия и злобно
ванные в железо мародеры шли в бой, вопя, он грузно приземлился на по-
выставив перед собой алебарды с крюч- верхность причала. За время, что они
коватыми страшными лезвиями, а ди- провели бороздя Море Когтей, он за-
коватые воины неслись рядом размахи- метно раздался в плечах и сровнялся в
вая цепами, повергая всех глупцов, что размерах с рыбацкими домиками, что
решили воспротивиться и встать у них были разбросаны в огромном количе-
на пути. То замешательство, что созда- стве по всей бухте.
ли утробники (gutterlings), стало ору-
жием само по себе, как Братья Глот и Предупредительно крикнув, Отто
рассчитывали. Страшные вопли агонии тяжело перевалился через борт своего

22
корабля, и приземлился прямо между безги шлемы и головы особо отважных
покатых плеч Гурка. Не обращая вни- солдат, что пытались прорваться впе-
мание, на недовольное ворчание сво- ред. Один из уцелевших солдат кинул-
его недалекого братца, и поудобнее ся прочь, и влетел в толпу наемников,
перехватив свою боевую косу, Отто за- выходивших из-за поворота. Люди от-
ставил Гурка двинуться с места по на- прянули, в ужасе наблюдая за тем, как
правлению к Итраку. Колдун поплыл солдат падает на землю и его судорож-
навстречу своим братьям, как будто но рвет кровью.
невидимая рука переносила его по воз-
духу. Вскоре он оказался рядом с Отто, Отто перешагнул одной ногой через
на спине их младшего брата. огромный рог, торчащий из затылка
Гурка и, согнув ее в колене для упора,
Продвигаясь вперед, ядовитое об- свесился на бок огромной туши мутан-
лако, призванное Итраком пролило та, держа косу наперевес. Он взмахнул
черную жидкость, на солдат, что мар- древком, и лезвие сразу же обезглави-
шировали наперерез по Суидштрассэ ло одного солдата, вспоров глотку вто-
(Suidstrasse) и они вымокли в безымян- рому, стоявшему слишком близко. В то
ной мерзости с ног до головы. Пона- время, как широкие взмахи косы по-
чалу некоторые новобранцы кашляли жинали свой страшный урожай налево
кровью, падая на колени, но вскоре и направо, губительное облако Итрака
недуг подкосил все воинское форми- двигалось по городу, сочась своей за-
рование, включая самых стойких ве- раженной мокротой. Зараза быстро
теранов. Огромные волдыри поразили распространялось по всему боевому
кожу солдат, гнойный наросты рас- фронту, тут и там солдаты кашляли и
пускались на языках, забивая дыха- чихали кровью. Ну а Братья Глот были
тельные пути, и опухоли появлялись в слишком увлечены воплями наемни-
глазницах, вдавливая глазные яблоки ков, катавшимися по земле перед ними.
вовнутрь. Уцелевшие призывали к по- Чума – такое простое слово, а на деле
рядку, но это было бесполезно. намного эффективнее, чем все пушки
и катапульты вместе взятые.
С крепко держащимися за рого-
вые отростки на его загривки братья- Слухи о страшной болезни, что нес-
ми, Гурк врезался в нестройную тол- ли захватчики, быстро распространи-
пу Маринбургжцев будто огромны лась по Маренбургу до самых тылов
булыжник. Полдюжины пораженных обороны, люди боялись. К тому же,
болезнью солдат разлетелись в разные подстегнутый колдовскими заклина-
стороны как тряпичные куклы, ког- ниями Итрака, черный мох прорастал
да Гурк начал орудовать своими ма- не только на стенах домов, одежде и
тировавшими конечностями. Его ру- оружейных ножнах, но и на коже лю-
ка-щупальце с одинаковой легкостью дей. Несчастные с ужасом наблюдали,
пробивала человеческие тела и стены как под их кожей расползаются его то-
близлежащих домов, расшибая в дре- ненькие черные побеги.

23
– Как ненавистно мне сие слово. Мы не
Словно по молчаливой команде, можем этого допустить.
подразделения вновь прибывавшие - Как скажешь, дорожайший. – Жен-
на передовую, как один теряли жела- щина, вышедшая к нему из тени, была
ние сражаться. Ибо никакое золото отвратительна, но осанка ее была безу-
не стоило того, чтобы пустить в себя пречной. – А так ли уж сильна необхо-
ужасную заразу, принесенную людьми димость в спасении сего града? Есть ли
севера. Один за другим, Маренбурж- большая разница, чей народ испытает
ские военные ополчения разбежались в итоге на себе мощь наших войск –
прочь, в поисках менее заразных боев. южный али северный.
- Разница огромна! – прошипел
Без поддержки наемников, регуляр- Мунвард. – Не время сейчас вступать
ные войска Маренбурга были все рав- мне в игру, и тебе хорошо это известно.
но, что покойники. Вопли и крики сли- Сие раздражает меня чрезмерно - под-
лись в неразборчивы гул, когда паника нимать мои армии сейчас. Сие должно
поглотила город. Отто и Итрак верхом бы огорчать и тебя, Алисия. Не испы-
на брате беспрепятственно двигались тывай боле моего терпения. Ибо у него
по опустевшим улицам. Сцены разру- есть предел.
шения и заражения сменяли одна дру- Времени оставалось мало. Запах
гую, делая город похожим на кошмар- тлеющего дерева становился все силь-
ный сон безумца. Запах гари тянулся с нее, а странный черный мох, что Нор-
востока. Где-то вдалеке прогрохотали сканцы привезли с собой, гнездился
пушки. На горизонте со стороны до- уже под самыми крышами. Мунвард
роги на Алтдорф замаячили Импер- раздраженно махнул своей супруге, и
ские цвета. Братья Глот продолжали та вышла вперед, держа в руках шка-
двигаться вперед, готовые сразиться с тулку дивной работы, в которой ле-
дюжиной армий Карла Франца. Но не жало их самое большое сокровище.
армии живых шли к ним наперерез. Она отступила, склонив голову в знак
уважения, когда Мунвард вытащил на
*** свет гримуар, известный как Черный
Том (Black Tome).
Шум схватки и треск огня, захлест- - Когда все будет сделано, господин,
нувшие город, были хорошо слышны должна ли я призвать Белых Леди? –
на высокой башне одного из Марен- промолвила Алисия. – Быть может…
бургских особняков. Ветер доносил даже…Зверя?
до Мунварда Жестокого (Munvard the - Всех их, моя голубушка. – Сухо
Cruel) запах гнили и эхо лязгающих ответил Мунвард. – Призови их всех.
клинков, приправленное криками пер- Мне больно говорить такое, но време-
вобытного ужаса. ни на тонкости у нас боле нет. Только
- Зараза, - сплюнул вампир. Его лицо не в ситуации, когда война уже в пол-
было покрыто морщинами, делающи- ном разгаре.
ми кожу похожей на сухой чернослив.

24
В О Й С К А Б РАТ Ь Е В Г Л О Т Т
Братья Глотт выбрали самый короткий путь к сердцу Империи, атаковав го-
род-порт Маринбург. Так как город-остров давно отделился от империи Карла Фран-
ца, делало его легкой добычей. В дальнейшем же по берегам Рейка планировалось
выйти к столице Альтдорфу.

Братья Глотт
Противостоять Тройне, что руководи-
ла вторжением войск Норски в Империю,
было воистину ужасным испытанием. Хотя
они всегда бились как единая сила, два бра-
та шли в битву верхом на огромном мути-
ровавшем уроде, что так же приходился им
братом. Каждый из них по отдельности,
по праву мог зваться могучим чемпионом
Темных Богов. Отто был непобедимым во-
ином, тогда как Итрак - могучим чародеем.
Гурк же, обладал чудовищной разруши-
тельной силой в ее самом примитивном
проявлении. Братья Глот стали настолько
могущественны, что заслужили место сре-
ди избранных чемпионов Нургла.

Красные Грабители. Племя Красноглазых


Посвятившие себя Кхорну, Красные Крабите- Дикари, известные как Племя Красноглазых,
ли были изначально смертельными соперниками искали внимания Нургла ночами на пролет вгля-
Братьев Глот, но Архаон приказал им встать под зна- дываясь в громадный диск Моррслиб. Они верили,
мя тройни. Их верность новым начальникам была кто сможет до рассвета непрерывно смотреть на
вознаграждена резней такого масштаба, что им ни- луну Хаоса, деградирует душой и телом, но обретет
кто и никогда не предлагал раньше. Теперь они стали сверхъестественную выносливость.
служить Братьям Глот по своей воле.

25
25
Б р а т ь я Гл о т т
Отто и Итрак верхом на
Гу р к е
Племя Красноглазых
Тр и о р д ы м а р о д ё р о в с о т м е -
тиной Ну ргла

К р а с н ы е Гр а б и т е л и
Одна орда мародёров с от-
ме тиной Кхорна

Обречённые
Одна банда Отверженных с
отме тиной Ну ргла

Ут р о б н и к и
Обреченные Двенадцать Отродий хаоса
с отме тиной Ну ргла
Гротескные полулюди, потерявшие себя на скользкой дороге к демо-
ничеству, Обреченные считались одаренными среди своих соплеменни- Ур с о н ы
Девять орд Мародеров с от-
ков, но проклятыми у всех остальных. Уродство этих отвергнутых вои- ме тиной Ну ргла
нов превосходили лишь их свирепая ярость и живучесть. Стру пные Побратимы
Племя Войнов Хаоса с от-
ме тиной Ну ргла

К а т а р а к т о в ы й Гл а з

Великий
Отряд Избранных с отме ти-
ной Ну ргла
Авангард Своевольные стаи
Воинственные соединения
Включая в Войнов Хаоса
себя более двад-
цати племен Нор- Культ Замерзшей Судьбы
ски, орда, име- Отряд Мародеров

нуемая Великим
Авангардом, со- Братство Вороны
стояла из воинов Племя Мародеров с отме ти-
ной Ну ргла
присягнувших
Богу Чумы, вете- Не умирающие
ранов сражений с Орда Войнов Хаоса с отме-
тиной Ну ргла
южанами.
Бросающие в дрожь
Орда Обреченных с отме ти-
ной Ну ргла

Морс кие Волки


Шес ть племен Мародеров

Несче тные
Отряд Обреченных с отме-
тиной Ну ргла

Гн и ю щ а я С т а я
Стая Боевых псов Хаоса

П о р а б о щ а ю щ и е Ут р о б ы
Стая Боевых псов Хаоса

Утробники
Утробники были когда-то людьми севера. Все они когда-то бросили вы-
зов Братьям Глот и все проиграли. Такие неудачливые соперники обычно
пожирались Гурком с потрохами. В глубине его извращенного кишечника,
они переваривались, превращаясь в мерзкие отродья Хаоса, их исковеркан-
ная плоть это отражение мутаций самого Гурка.

26
СОКРЫТЫЕ МЕРТВЫЕ
Войска Мунварда Жестокого уже давно скрывались в руинах заброшенных зда-
ний Маренбурга, ожидающие сигнала своего хозяина, чтобы завладеть городом.
Вторжение Братьев Глот заставило Мунварда действовать, так или иначе мертвые
поднялись защитить городской порт, когда живые не смогли этого сделать.
Мунвард Жестокий
Вампирский лорд Мунвард правил потусторонним ми-
ром Маренбурга на протяжении четырех веков, он был весьма
утонченным в манерах, но мощь его была огромна. Извест-
ный под прозвищем Повелителя Теней, Мунвард уже давно
вел свою тайную игру, подкупая здешних горожан и манипу-
лируя их судьбами, почти половина города плясала под его
дудку. Мунвард поднялся во времена вторжения Манфрэда
в 2133, но после поражения вон Карштайна в контратаке на
Рейкланд, он залег на дно и не давал о себе знать до момента
прибытия Братьев Глот. Их вторжение заставило его преждев-
ременно раскрыть карты и показаться, что вызвало его мед-
ленно растущий, но весьма ощутимый гнев.
Алисия фон Унтервальд
Алисия вон Ундервальд искала могущества на стороне
Мунварда с тех пор, как тот прибывал в Сильвании, за много
веков до прибытия Братьев Глот. Бессмертие открывает не-
вероятное количество перспектив, и Алисии были вверены
ее собственные войска, которые она должна была повести
в бой по грязным темным улицам городского порта, когда
придет черед Мундрэда захватить власть в свои руки. Но
даже у вампиров порой не хватает терпения. Алисия с радо-
стью восприняла весть о вторжении извне, ведь ей давно не
терпелось окропить свои клыки кровью.

Сокрытые
Мунвард давно и тщательно готовился к перевороту.
Тут и там, неглубоко под землей, по которой сейчас мар-
шировали войска захватчиков, были припрятаны трупы.
Мунвард вынудил дремлющих покойников покинуть
свои схроны, и те поднялись прямо из-под ног ничего
не подозревающих северян. Теперь на пути войск Хаоса
шевелилась стена мертвой плоти.

Подчиненные
Изначально они были посланы отнять душу вампира,
но призрачный шут (haunting laughter) предвидел нападение
заколдованных духов (hexwraith) и предупредил Мунварда,
предложив тому, в качестве защиты, очерченный круг, а для
его создания, самую обычную соль, ворованную из лавки мяс-
ника. И пока убийцы бились в ярости о защитные стены ма-
гического круга, Мунвард сплел хитрое заклятие, что навечно
подчинить своей воле.

27
27
Му н в а р д Же с т о к ий
Высший Вампир

А л и с и я ф о н Ун т е р в а л ь д
Вампир

Белые Леди
Вампир и Бледные служан-
ки верхом на Ведьмином
Тр о н е

Су идокский Зверь
Душегуб

Сокрытые
Шес ть армий Зомби

Суидокский Зверь Под чине нные


Один шабаш Проклятых
Жестокий убийца, терроризирующий Маренбургские верфи на про- Ду хов
тяжении многих лет, но так и не пойманный, получил прозвище Суи- Оплаче нный Долг
докский Зверь. Многие подозревали в убийствах огра по имени Ганс Блат Шаб аш Могильных Ду хов

(Blut Hans), ведь все жертвы были буквально разорваны на части. Другие Холодные Люди Остдоков
утверждали, что видели крылатую образину, кружащую в небе перед каж- Орда Зомби
дым совершающимся убийством. Рассказывали, что крики умирающих
Му н в а р д ов р е з е рв
жертв были настолько ужасны, от них лопались стекла. Не многие знали Орда Зомби
что эти вопли были криками душегуба (terrorgheist), прислужника Пове-
Замерзшие мертвяки из
лителя Теней. 2306
Орда Зомби

Замурованные
Белые Леди То л п а З о м б и
Лилит ван Маренс была знаменита сво-
Мясокрючные
ей распущенностью, поговаривали, что она То л п а З о м б и
связалась с нечистой силой. На самом деле
она была глава Белых Леди, трех Ламиек, что Оттаявшие
плели интриги в сердце Маренбургской знати. То л п а З о м б и

Они были так искусны в своем деле, что могли


Ур о ж а й К а т а к о м б
приворожить человека одним движением губ Орда Войнов скеле тов
или подчинить душу умершего одной фразой.
Идя в бой, Белые Леди, собирали всю мощь во- Пропавшие в Судоке
едино, чтобы повергать своих врагов. Орда Войнов скеле тов

Су щества из Шестого
Хранилища
Полк Могильной Ст ражи

Тр у п о в я з
О д н а Тр у п о в о з к а

28
28
БИТВА ЗА МАРЕНБУРГ
Мунвард был обычно сдержан и Если живые не способны отбро-
неумолим с теми, кто вызывал его не- сить волну надвигающегося Хаоса, тог-
довольство, но разрушения, которые да мертвые сделают это вместо них. В
были причинены его городу, привели конце концов, какое дело до чумы тем,
его в холодную ярость. Портовые вер- кто уже успел умереть.
фи были почти уничтожены, когда ко-
рабли северян выгрузили на берег свой Задумавшись, вампир уставился в
беснующийся груз. Тысячи, возможно никуда широко раскрытыми черными
даже десятки тысяч Маренбуржцев как смоль глазами. Не хитрый волшеб-
умерли за последний час, с тех пор как ник или фанатичный охотник на ведьм
ополчение бежало. Его владения уто- заставил Мунварда забеспокоится, а
нули в суровых затяжных боях. Арма- грязные и грубые отродья Пустошей
да северян была так велика, что город Хаоса (Chaos Wastes). Он бы посмеял-
был полностью потерян защитниками ся над иронией происходящего, если
в течение нескольких часов. С тем ко- бы не его выверенные долгими годами
личеством заразы, что витала в возду- планы лежали сейчас втоптанными в
хе, нечего было надеяться, на то, что грязь. Ведь даже Айслинская (Aislin)
смертным под силу и дальше держать армада эльфов не атаковала с такой
оборону. агрессией и стремительностью.

Корабли северян полностью унич- Мунвард поднялся на вершину баш-


тожили береговую защиту бухты. Над ни своего особняка под руку со своей
причалами стоял густой красный ту- супругой Алисией. Стоя над пылаю-
ман, это оседала каменная крошка раз- щими улицами он начал произносить
рушенных укреплений, перемешанная с по слогам заклинания, что вычитал
кровью мертвых защитников, что пре- когда-то давно в бесценных книгах вон
вратились теперь в ковер изувеченных Карштайна, Алисия вторила его сло-
трупов. Запах крови был так силен, что вам. Эфирные ветра послушно впита-
заставлял Мунварда нервничать даже с ли заклятия, и последствия не застави-
его уровнем самообладания. Несколько ли себя долго ждать.
десятилетий он не предавался бескон-
трольному кровопролитию, быть мо- Каменная кладка в городском пор-
жет, даже несколько веков. Вампир по- ту вспучилась и начала расползаться в
чувствовал, как удлинились его клыки разжижавшейся земле, по плитам по-
в предвкушении кровавой мести, ему бежали трещины, заколоченные две-
было все сложнее удерживать свою бо- ри подвалов с треском распахнулись, а
евую форму, она рвалась наружу с каж- земля долгие годы скрывавшая потай-
дым снятым фрагментом его доспеха. ные ходы и лазы осыпалась вовнутрь,

29
открывая черные проходы как утробы вых покойников. Итрак высказал свои
чудовищ. Надежно спрятанная, спя- подозрения, что возможно могуще-
щая во тьме армия ходячих трупов вы- ственный темный чародей, имеющий
биралась на дневной свет по приказу свои интересы в этом городе, решил
Владыки Теней. Трупы лезли из стен, вступить игру, дабы защитить, при-
разрыхляя кирпичную кладку своими надлежащее ему. Но с тем количеством
костлявыми скрученными пальцами, воинов, что они имеют под своим нача-
выползали с заброшенных складов, где лом, даже город полный до краев тря-
прятались под горами никому не нуж- сущихся покойников, не задержит их
ного хлама. надолго.

Волна ходячей мертвечины, ковыля- Оставляя позади тройню, вперед


ющей по улицам навстречу захватчи- вырвались Обреченные. В прошлом
кам, была воистину бессчетна, но севе- могучие воины, теперь же слюнявые
ряне были слишком увлечены, грабя и рычащие мутанты, в своем уродстве
добивая раненных защитников, чтобы имеющие больше сходств с Гурком, чем
заметить их приближение. Только ког- с Отто. Воевода буркнул еле слышное
да Суидштрассе заполнилась стону- приветствие и взмахнул косой, указы-
щими воющими трупами, Братья Глот вая воющим тварям направление для
обратили внимание, что дорога вперед атаки, но по злорадному хихиканью
забита живыми мертвецами. Итрака было понятно – мутанты даже
не заметили жестов внимания Отто.
Братья были удивлены ужасному Обреченные были рабами своих кро-
виду бредущей на них новой волны за- вожадных инстинктов и давно пере-
щитников, но вовсе не были напуганы стали обращать внимание на команды
или растеряны. Разложение в любом и человеческую речь как таковую.
виде приветствуется почитателями
Нургла и имеет для них свою стран- Толпа мутантов врезалась в колы-
ную прелесть, а Братья Глот были ис- шущуюся массу мертвых тел с душе-
тинными правоверными. Некоторые раздирающими воплями, размахивая
трупы были похожи на запеченные в огромными клешнями и когтистыми
кровавой грязи гнилые окорока, с дру- лапами. Шаг за шагом, они начали все
гих как тряпье, свисала почерневшая глубже, продираться сквозь ряды тру-
от некроза кожа. Какие-то, походили пов. Недовоины скулили, перепры-
на освежеванные двуногие груды си- гивая через некоторых мертвецов, в
реневой плоти, рядом тащились скеле- слепую хватая головы, и конечности,
ты с остатками недогнившего мяса на с хрустом выдирая их из тел и отбра-
костях. Все как один они двигались по сывая прочь, чтобы приняться за но-
направлению к Норсканцам. вые. Спустя какое-то время они совсем
скрылись из виду, растворились в реке
На всех дорогах, что вели к Суид- покойников, покрытые гнилой требу-
штрассе, шевелился ковер из немерт- хой и смрадной кровью.

30
Гикая и улюлюкая, с соседней ули- кровь, и хрустели кости отделяющих-
цы показались Красные Грабители. ся конечностей, такое веселье было по
Перепачканные кровью с ног до голо- вкусу этим искушенным в убийстве
вы всадники тащили пять изорванных воинам. Топая и сотрясая землю под
Маренбургских знамен, принадлежа- собой, Гурк вломился в гущу битвы,
щих разным военным подразделениям. круша и чужих и своих с одинаковой
К седлам их коней были приторочены необузданной мощью. Его уродливые
связки отрезанных голов солдат, заго- конечности, стегали направо и налево,
товки для черепов, что будут служить желчная пена закапала из несмываю-
лучшими трофеями во славу Кроваво- щейся деформированной пасти, когда
го Бога. Завидев врага, они пришпори- его необычный кишечник приготовил-
ли коней. Лязгая зубами и топорами ся к приему мяса, которого в скором
они врубились в нестройные порядки времени, будет предостаточно.
мычащих в исступлении трупов, рас-
пихивая щитами гнилую плоть, рубя Не отставая ни на шаг от братьев,
направо и налево. Но на место каждо- Отто размахивал косой, изогнутое лез-
го поверженного скелета из-под земли вие снимало головы с плеч, словно тон-
лезла еще дюжина. Крючковатые паль- кие сухие колоски. Со всех сторон на
цы мертвой хваткой вцеплялись в стре- них перли тысячи трупов, но мужчины
мена, бока лошадей и ноги наездников. севера были рождены для войны и раж
схватки поглотил их полностью. Никто
Братьям Глот совсем не хотелось не сможет остановить их сегодня.
смотреть, как их новообращенные со-
юзники по кускам превращаются в Что-то сверкнуло над головами, и
расходный материал. Отто пнул Гур- Итрак предупредительно вскрикнул,
ка в загривок, велев поторапливаться указывая своим крючковатым пальцем
вступить в бой. За его спиной Итрак в небо, где парящее нечто зависло над
тихо прошепелявил одно из своих про- крышами домов. С виду это был обыч-
клятий и толпа зомби, что прегражда- ный паланкин, что использовали коро-
ла им дорогу, рассыпалась пеплом по левы южных земель, только он двигался
мостовой, словно сожженная невиди- по воздуху, запряженный небольшой
мым пламенем. Но до победы было еще стаей духов. Полулежа на шелковых
очень далеко, мертвые кишели повсю- подушках, свесив ножки на каменные
ду, насколько хватало глаз. ступени, из паланкина выглянули сра-
зу три высокородные барышни с бе-
Красные Грабители прорубались лоснежной кожей. Каждая из женщин
все глубже и глубже сквозь массу сто- была произведением искусства неопи-
нущих высохших тел, орудуя свои- суемой красоты, и своим видом могла
ми топорами, они обрушили на врага мгновенно гипнотизировать любого,
вихрь чистого необузданного насилия. но только не того, кто давно отказался
Вскоре они бились уже плечом к пле- от всего человеческого. Нургл одарил
чу с Обреченными. Вокруг плескалась Итрака способностью видеть невиди-

31
мое и зачарованное, теперь он видел падая в цель, они расплавляли трупы в
истинную сущность этих женщин – грязную жижу, не оставляя возможно-
мертвечину, цепляющуюся за темное сти для повторного воскрешения. Но
колдовство, что поддерживает в них их работа быстро шла насмарку, армия
подобие жизни. мертвых быстро восполнялась павши-
ми Маренбуржцами, телами которых
Когда эфирная конструкция про- были усыпаны мостовые города.
летала достаточно низко над домами,
один из чемпионов Кровывых Грабите- В самом начале вторжения северян
лей быстро взобрался на крышу с седла в город их численность была столь ве-
лошади. С разбегу он прыгнул вперед с лика, что казалось, им не будет конца.
крыши, его окровавленные руки вцепи- Теперь же, каждый погибший воин
лись в перила воздушного паланкина. уменьшал армию Братьев Глот на одно-
Подтянувшись, он ступил на каменную го человека, и ровно на одно мертвого
лестницу. Вытащив из заплечной пере- становилось больше в армии некро-
вязи боевой топор, он выкрикнул хвалу манта. Плюс ко всему ходячие трупы
Кхорну и занес оружие для атаки. было не так-то просто упокоить, даже
разрубленные части со временем начи-
Самая высокая из бледных женщин нали срастаться в единое целое, под-
что-то быстро прошептала нежным стегиваемые темной волшбой. Дошло
шелковым голосом, соскальзывая с мо- до того, что воины племени только что
гильной плиты, ее подведенные глаза павшие в бою, поднимались мгнове-
блестели. Чемпион Кхорна вздрогнул и ние позже и вцеплялись остывающими
растеряно осел на ступени. Мгновение руками в горло тех, с кем они недавно
позже он уставился на приближающу- плечом к плечу воевали. Жизнь плав-
юся вампирессу глазами преданного но перетекала в смерть и Братья Глот
пса. Женщины что остались возлежать должны были положить этому конец.
на подушках, поспешно достали свои Распихивая трупы, тройня продвига-
кружевные платки и прикрыли свои лась все глубже в тылы мертвого вой-
изящные носики в отвращении, когда ска, пытаясь отыскать кукловода, что
их королева ножом перерезал горло не дергает за нити бесчисленного количе-
сопротивляющемуся варвару, и спих- ства мертвяков, запрудивших улицы.
нула тело вниз носком своего изящно-
го сапожка. А в это время в тени чумных кора-
блей пришвартованных в доках, сто-
В слепую Гурк бушевал в массе мерт- нущие духи, которых Мунвард связал
вых тел, что кусались, царапались и заклятием вечной службы многие годы
вцеплялись в его огромное тело со всех назад, выпотрашивали своими косами
сторон. Отто с радостью рубил попо- небольшую группу Утробников, остав-
лам тех, пытался взобраться на плечи ленных Норсканцами. Мускулистые
его монструозного братца. Итрак по- твари хлестали налево и направо свои-
сылал в толпу врагов черные лучи, по- ми щупальцами, усеянными присоска-

32
ми и ядовитыми шипами. Но все уда- несомненно, не обычной тварью, и
ры проходили сквозь тонкую дымку потенциал этого создания был столь
сгорбленных силуэтов, что безжалост- огромен, что оно могло переломить
но резали лезвиями на мелкие кусочки ход сражения не в их пользу. Ведь пока
их матировавшие тела. Мерзкие плоды чудовище блокирует доки, подкрепле-
кишечника Гурка мычали и выли в ту- ния ждать не откуда, надежда умирает
пом бессилии, когда их убивали одного последней, и не один из братьев не то-
за другим, разбрызгивая по причалу их ропился хоронить ее преждевременно.
вонючую, грязную кровь.
Чудовище обнаружило себя, а зна-
Очередная волна северян выплес- чить был шанс на молниеносное на-
нулась с бортов кораблей, чтобы при- падение и быструю победу. Где зверь
соединиться к битве, что шла полным такой силы идет в нападение, и до его
ходом на улицах города. На мгновение хозяина рукой подать. Братья Глот пре-
что-то затмило собой солнце, огромная красно понимали, что атака такого мас-
скелетообразня тварь, отдаленно напо- штаба просто обязана быть координи-
минавшая летучую мышь, сложив свои рована кем-то более могущественным.
кожистые крылья, спикировала вниз А каждому северянину было прекрас-
и уселась на корму Зеленого Волчары. но известно правило – отсеки голову и
Она ссутулилась, и вытянув свою де- тело умрет.
формированную кривую шею, повер-
нув морду в сторону доков. Ее челюсти По нашептыванию Итрака, Гурк по-
раскрылись неестественно широко, и слушно прекратил давить мычавшие,
через мгновение атональный душераз- ползающие под ногами трупы и скоро
дирающий визг прокатился по прича- заковылял по пустынным выжжен-
лам, стенам и крышам портовых до- ным улицам в направлении городских
мов, вышибая стекла из оконных рам и доков. Вслед за ними следовали отря-
мозги из голов тех, кто оказался в пре- ды соплеменников, все еще жаждущие
делах досягаемости. Звуковая волна не кровопролития.
щадила не монстров, не людей, все они
корчились в страшной предсмертной Как только Братья Глот оказались на
агонии, катаясь по камням и доскам разбитой каменной кладке мостовой
портовых причалов, пуская пузырящу- ведущей к причалам, они были атако-
юся кровавую пену из всех отверстий в ваны новой толпой ходячих мертве-
своих головах. цов. Над головами покойников рои-
лась огромная стая летучих мышей, во
Визг душегуба, был тем ориентиром, главе которых, затмевая солнце своими
в котором так нуждались Братья Глот. широченными кожистыми крыльями,
Ото и Итрак обменялись многозна- парил душегуб. По бокам толпы зом-
чительными взглядами, пришедшие к би и скелетов двигались неупокоенные
одному и тому же выводу. Животное, сущности, привязанные заклятием
издававшее такие жуткие звуки, было, подчинения, а в центре этого войска

33
маячил кроваво-красный доспех вам- ния замерцали и стали обретать ма-
пира. териальную форму. Опустившись на
землю, колдовская дымка рассеялась,
Воинам Норски не нуждались в оставляя на месте вопящих умертвий,
приказах, когда враг находился в поле лишь изможденные тела колдунов,
их зрения, они рванулись вперед все обернутые в тряпки истлевшего са-
разом, в громких боевых воплях про- вана. Орда воинов хаоса победно за-
славляя Владыку Разложения. В ту же вопила, бросаясь вперед с удвоенной
секунду рой летучих мышей накрыл яростью, попутно топча и раздирая их
их, звери царапали лица, стараясь до- тощие и слабые тела.
браться до глаз или забиться в горло.
Но северян было так легко не остано- Неожиданно Мунвард оказался
вить. Костлявые пальцы потянулись вплотную к Гурку изо всех сил кром-
из под земли, хватая воинов племен сая и коля его мускулистый мясистый
за ноги, толпы казненных преступни- живот. Отто взмахнул косой, но вам-
ков поднимались из под земли чтобы пир был дьявольски быстр и легко
послужить Мунварду во смерти. Нор- ушел от атаки. На свою беду он с усер-
сканцы рубили и кололи без страха и дием пытался выпустить Гурку кишки
жалости, но усталость начала брать и рассек его брюхо слишком глубоко.
свое и мертвые стали теснить их. Поток шипящей желудочной желчи из
раны ударил прямо в лицо вампира и
И тут в битву вступили Братья Глот, ослепил его в самый критический мо-
бочкообразная груда мяса Гурка разма- мент. Отто ударил не мешкая и ржа-
лывала скелетов в труху, мешая их с ка- вое лезвие косы на добрую половину
шей в которые превращались тела зом- вошло в шею замешкавшегося вампи-
би, после того как огромный мутант ра. Мунвард ухватился за древко, та-
давил их колоннами своих ног. Вампир ращась воспаленными желчью, почти
заметил тройню и приказал своим пле- не видевшими глазами на изъеденный
ненным духам атаковать и уничтожить коррозией метал, обильно смоченный
их. Но Итрак предвидел такое развитие собственной кровью, что толчками вы-
событий и приготовил собственное за- ходила из пробитой шеи. Отто крепко
клятие. Он протянул свою сучковатую держал вампира какое-то время, затем
длань по направлении к приближаю- Гурк вырвал его точно тряпичную ку-
щимся призрачным умертвиям, и вы- клу, обвив с ног до головы щупальцем,
плюнул несколько слогов, состоящих что заменяло ему левую руку, сдавил
из одних согласных. Колдун повернул ломая каждую кость в его теле и про-
кисть ладонью вверх, воздел ее над го- ревев победный клич, швырнул изу-
ловой, будто зачерпнув при этом что- родованное тело далеко в море. В тот
то невидимое, сжал в кулак и с буль- же момент все трупы упали на землю
кающим выдохом резко опустил вниз, мертвыми кусками мяса, а все скелеты
разжав стиснутые пальцы. Мгновение рассыпались в груды костей.
и духи замерли в воздухе, их очерта-

34
Не успели Братья Глот вновь собрать
свое войско воедино, как на краю горо-
да стали слышны звуки боевых рожков
и Имперское подкрепление ступило на
залитые кровью и тлеющим деревом
мостовые Маренбурга. Отто поудобнее
перехватил косу, Итрак уже закончил
залечивать раны Гурка и вскарабкал-
ся наверх, чтобы занять свое место
по правую руку от Отто. Братья были
вновь готовы к сражению, готовы сра-
жаться хоть с дюжиной армий, если
того потребует случай, ведь легенда
о Братьев Глот только начинала заро-
ждаться.
В С П О М О ГАТ Е Л Ь Н Ы Е В О Й С К А
РЕЙКЛАНДА
Продвижение чумной армады было невозможно остановить, но оно было очень мед-
ленным. После того, как эльфы сообщили о грозящей Империи опасности, Рексмаршал
Курт Хелборг приказал армиям с западных провинций мобилизоваться в полном со-
ставе на защиту Маренбурга. Они опоздали на несколько часов…
Генерал Альдрэд Ван Каробург
Альдрэд ванн Каробург был человеком, которого раздражало почти все во-
круг. Он был просто взбешен, когда получил приказ от Курта Хэлборга возглавить
оборону западного Рейка, ибо для него было привычнее патрулировать дворцовые
палаты столицы, чем набитые москитами болота, граничащие с Маренбургом. Он
был разгневан, когда Дозор Присягнувших Смерти принесли ему извести о прика-
зе немедленно укрепить оборону Маренбурга, и пришел в еще большее бешенство,
когда по прибытии на место, понял что город сдан, а ополчение бежало в страхе.
Злоба и потеря самообладания несомненно придали ему сил, но так же и ослепили,
не дав оценить обстановку должным образом.

Позолоченные Шестеренки
Гордый полк алебардщиков известный как Золотые Шестеренки
состоял ветеранов в боях с наемниками, бандитами и прочими во-
оруженными формированиями, которые всегда тянуло к границам
Маренбурга, как мух на труп. Им нетерпелось вступить в войну с
захватчиками, до тех пор, пока они столкнулись с реалиями и не уви-
дели врага своими глазами.

Достойные Сыны
Джэнтлмены, живущие беззаботными жизнями в Золотом Квартале Аль-
тдорфа, думали, что жизнь это сладкая сказка, состоящая из кутежа и сна.
Так было пока их родственникам не надоели эти праздные нахлебники. Было
решено – либо они станут мужественными войнами, либо пускай дохнут к
чертовой матери. Таких джэнтлменов стали отправлять служить за преде-
лы столицы. Те, кто выживал после таких испытаний, получали в довесок к
шрамам особый статус Достойных Сынов, разрешение на ношение оружия и
множество перспектив.

Пограничники
В отличие от остальных войск Каробурга, Пограничники
предпочитали полные мошкары дикие просторы комфортным
казармам Рейкланда. Они занимались тем, что выслеживали и
убивали своры мутантов, снующие по болотам. Вооруженные
многозарядными винтовками, они были очень мобильны, могли
мгновенно ретироваться и потом же мгновенно ударить, уничто-
жая врага без жалости. Имея приличную огневую мощь и опыт
ежедневной полевой работы, они несомненно представляли цен-
ную боевую единицу.

36
36
Ге н е р а л А л ь д р э д В а н К а р о -
бург
Имперский генерал

Позолоче нные Шестере нки


Полк а ле бардийщиков

Достойные Сыны
Кавалерийская бригада Писто-
льеров

Бледные Клинки
Полк Дву ру чников

Каробургские Двуру чники


Полк Дву ру чников

Пограничники
Кавалерийская бригада Эскор-
та

Рейкмаркское Братство
Бледные Клинки Полк Ме чников
Получившие прозвище за белый цвет своей униформы, Бледные
Клинки имели огромный послужной список. Считалось, что они умеют Мастера меча
управляться со своими огромными мечами так же легко, как повара с Полк Ме чников
кухонными ножами. Так же на тот момент они считались самым луч-
Ору щие Ме нес тре ли
шим полком двуручных мечников в Империи. С ними могли поспо- Полк Копейщиков
рить, разве что известные Каробургские Двуручники (The Carroburg
Greatswords), и то лишь в количестве злобы на одного солдата. Мясники
Полк Але бардщиков

Восьмой Западный
Рейкский патруль
Подра зделение Лу чников

Марширу ющие Каробуржцы


От ряд Лу чников

Красные Стрелки
От ряд Лу чников

Матерые
Смешанное подразделение

Ком ариный Пир


Смешанное подразделение

Избранные Альдрэда
Смешанное подразделение

Каробургские Двуручники
Возможно самый знаменитый из видов пехоты, подразделения Каробургских Двуручников веками
состояли на службе и защите Империи. Все как один, Корабуржцы были профессиональными воинами,
прошедшие жесткую подготовку. Славная история Двуручников хранила память о победах Минотавра-
ми, Троллями, Гигантоми и даже Демонами. Идущие в битву под теми же цветами, что и в последнем сра-
жении на стороне Карла Франца, они были твердой опорой армии Генерала Альдрэда, жесткие и стойкие
воины.

37
37
Войска Рейкландскй Вспомогатель- невшее небо. Не переставая, смердело
ной, во главе с Альдрэдом ван Каробур- разложением, едкий запах горелой пло-
гом, подошли к границе Маренбурга. ти оседал на языках. Воины кашляли
На языке чувствовался принесенный и осторожно перешептывались меж-
ветром с берега вкус гари и пепла. Огня ду собой. В сообщениях из Рейкланда
и чего-то отвратительно знакомого. говорилось о странных болезнях, что
принесли с собой северяне, заболева-
Хотя он и убеждал себя, что про- ниях способных мгновенно подкосить
клятая жизнь несправедлива к нему, самых стойких и храбрых. Солдаты ге-
что он ненавидит идиотов, отдающи- нерала подготовили носовые платки,
ми ему идиотские приказы, все же гнев вымоченные в уксусе, на случай следов
Альдрэда был так же и щитом, закры- вспышки эпидемии чумы.
вающим генерала от осознания того,
что Рейксмаршал послал его на верную Картины разрушения сменяли одна
смерть. Его армия насчитывала чуть другуя, пока иррегулярные войска дви-
больше двух ста воинов (интересно, гались вдоль приграничных город-
сколько же полк в их понимании? - ских земель. На глаза им попался Ве-
примечание автора), и выглядела ис- ликий Храм Мананна (Great Temple of
тинными героями в глазах Альтдорфа, Manann), его витражи были выбиты, а
все же это не играло никакой роли, ког- знамениты резной купол смят и обва-
да ей предстояло сойтись в бою с силой, лен вовнутрь. Они миновали дорогу на
что опустошила один из самых богатых Остров Рикера (Rijkers Isle), ворота его
городов Старого Света меньше чем за крепости были распахнуты настежь,
один день. а заключенные, вероятней всего, сбе-
жали. Статуи и каменные гаргулии ле-
Рядом с хмурящимся генералом жали разбитые на мостовых, кругом
маршировали его угрюмые воины, не были разбросаны тела, слишком обе-
сбавляя шагу под барабанный бой. Его зображенные, чтоб разобрать, кому
войско как раз пересекало болотистую они принадлежат. Повсюду бросалась
пустошь, что опоясывает с тыла подхо- в глаза поросль черного мха, он был на
ды к городу-порту - бойцы напряжен- стенах сданий, на крышах и карнизах
но вглядывались вдаль в поисках врага. домов, на каменной кладке мостовой,
Как и говорилось в депеше, город был и неприятно чавкал под ногами. Город
взят штурмом армией небывалых раз- утонул в столетиях энтропии, произо-
меров, запах пепелищ крови нестерпи- шедших за один день.
мо бил в ноздри, а сам город был ско-
рее похож на заброшенный склеп. Войско обходило город по кругу в
поисках хоть одной целой улицы, кото-
Стервятники кружили в смрадном рую бы можно было оборонять. Генерал
душном воздухе, стараясь не попадать рявкнул, велев всем взять оружие наи-
в столбы жирного черного дыма, что зготовку и быть внимательными к ко-
тянулись из-за городских стен в потем- мандам. Со стороны доков доносился

38
еле слышный лязг железа. Барабанщик хронно поднялись вверх. Войско още-
дал сигнал к перестроению, под звуки тинилось сталью навстречу сорвав-
барабанной дроби Золотые Шестернки шимся в безудержную атаку северянам
сформировали широкий строй и за- и напряглось, готовясь вступить в бой.
няли позицию по фронту, полностью Натиск врага был силен, но воины
покрыв ширину улицы. Встав во главе Альдрэда встретили атаку безупреч-
войска, опустив перед собой широкие ным строем, матерясь и кромсая неза-
лезвия алебард и сузив в напряжении щищенные тела дикарей алебардами и
глаза, подразделение начало продви- мечами, не смотря на их свирепость и
гаться вниз по дороге к порту. топоры, что одинаково легко проруба-
ли как ключицы, так и щиты имперцев.
Орда северян с воплями мародер-
ствовала в руинах полуразрушенных Безобразный чемпион северян, с
зданий в конце Суидштрассе. Завидев ног до головы закованный в ржавое
Альтдорфское войско, они сформи- железо стал пробивать себе дорогу
ровали слабое подобие строя, больше сквозь порядки генерала, он злобно
похожее на разрозненную толпу. Во- выкрикивал призывы на своем варвар-
йны стали гикать и улюлюкать, стуча ском диалекте. Ван Каробург потащил
обнаженным оружием о щиты в такт из ножен свой фамильный двуручный
крикам. Откуда не возьмись, появи- меч и ринулся навстречу мерзкому во-
лось огромное нечто, оно предвигалась ину Хаоса, выполнив безупречный Вы-
на двух ногах, перекошенное, громозд- пад Швадсхельма (Shwarzhelm Thrust).
кое и неправильное. Казалось, суще- Удар пришелся на голову и прорубил
ство состояло из наспех скрепленных лицевую пластину Норсканца, прямо
ассиметричных кусков мускулатуры, промеж торчащих рогов. Но тот про-
покрытое гнилыми наростами, соча- должал наступать и врезался прямо в
щимися дурно пахнущей жижей. На адъютанта генерала, Хенса (Hens), за-
спине существа возвышались два урод- валившись, разбрызгивая кровь из ру-
ливых Норсканца, они крепко вцепи- бленной раны на голове, погребая под
лись в рога, что в большом количестве своим огромным телом несчастного
выступали из загривка твари, когда та, адъютанта.
расставив огромные, точно стволы де-
ревьев, провисающие конечности, с ре- На правом фланге, вдалеке от гене-
вом бросилась на имперцев. рала Достойные Сыны открыли огонь
из своих пистолетов, посылая серебря-
Альдрэд зарычал на людей, призы- ные пули в матировавшие тела и злоб-
вая сохранять строевой порядок, не- ные лица дикарей. Выстрелы выбивали
вероятное напряжение охватило его глаза, вырывали куски гнилой пло-
мышцы и сковало конечности. Его ти из шкур наступающих. Имперцы
люди закричали в ответ, подбадри- спешно перезарядили свои пистолеты.
вая себя перед боем. Алебарды, мечи, Выждав, когда расстояние между ними
украшенные геральдикой щиты, син- и северянами приблизилось к крити-

39
ческому и уже грозило рукопашной, были позабыты все споры, они сла-
дворяне произвели залп почти в упор, женно рубили врага, твердо веря, что
в орущие рты дикарей. Пришпорив ло- исход битвы еще можно переломить в
шадей, они спешно ретировались, пока свою пользу.
вторые ряды, потеряв скорость, пыта-
лись обогнуть раненных товарищей. Рядом по правому флангу бились
Позолоченные Шестеренки, они дей-
К несчастью для них, их удача при- ствовали с той же слаженностью и вы-
влекла внимание закутанной в серую учкой, что и мечники, и яростное пла-
рвань, сгорбленной фигуры, сидящей мя Зигмара горело в глазах каждого из
на спине той самой уродливой твари, них. Это была настоящая война, ни ка-
что поражала размерами и мерзостью. кая-нибудь жалкая пограничная стыч-
Фигура запрыгала точно жаба, на спи- ка. И некоторые из солдат, что дрались
не урода, потрясая в воздухе скрючен- в тот день, осознали, что именно для
ными руками и что-то лая на своем этого дня они были рождены.
гортанном наречии. И вдруг лошади
под дворянами остолбенели и на глазах По команде своего капитана, строй
ошарашенных всадников, со скакунов одетых в униформу бойцов, бывших
слезла кожа, мясо вспучилось, сухожи- ядром боевых порядков Империи, на-
лия прогнили и лопнули. Кони рассы- прягли все свои мышцы до предела,
пались под седоками, превратившись конные отряды северян атаковали их
в груды костей и булькающего желе. без жалости, свирепо и жестко, пыта-
Не успели Достойные Сыны побороть ясь продавить их построение. Генерал
нахлынувший на них ужас, как были покрепче перехватил свой фамиль-
растоптаны и разорваны озверевшей ный клинок, и пришпорил коня в на-
толпой северян, что шла по пятам, с правлении конницы противника. Се-
диким желанием отомстить. ребристая сталь вибрировала в руках,
ее тяжесть придавала уверенность, и
Кавалерия пыталась сохранять дис- он выбирал для атаки только самые
танцию, избегая рукопашной, всеми большие и бронированные цели. Цепы
возможными средствами, в то время, и молоты отскакивали от пластин его
как пешие воины нерегулярной ар- брони, прикрывавших ноги и бедра,
мии сражались только в ближнем бою. рикошетя и калеча бока его лошади,
Орудуя алебардами, копьями и меча- заставляя животное вздрагивать при
ми, солдаты думали лишь о том, как каждом попадании. Покрытый потом
выжить, сохранить боевые позиции и и кровью дикарей и кровью из своих
способность уходить от смертельных собственных ран, генерал бился с гри-
атак. Вся надежда была только на син- масой усталости и ненависти. Пока
хронность и слаженность действий. они еще не разбиты, нет. Невероятно,
Рядом сражались плечом к плечу Ка- но мечники и алебардщики медлен-
робургские Двуручники и их извеч- но теснили Норсканцев. Непрерыв-
ные соперники Бледные Клинки, в бою ные тренировки с оружием, в которых

40
Империя ежедневно муштровала свои лись в своей стихии. Имея численное
войска, принесли плоды, слаженность преимущество, они накинулись на сол-
и эффективность в совокупности с си- дат нерегулярной армии, и рвали их на
лой брала верх над хаотичной бескон- куски, рубя и вырывая внутренности
трольной агрессией северян. не давая возможности на перегруппи-
ровку или отступление.
Имперцы все наступали и насту-
пали, заставляя дикарей отступать, Громыхая, подобно стаду диких жи-
шаг за шагом и нести тяжелые потери. вотных огромный мутант размером с
Отступающие в беспорядке воины се- дом обрушился на сломанные поряд-
верян, путались под ногами у тех, кто ки вспомогательных войск. Его огром-
желал вступить в бой из задних рядов. ное щупальце без разбору молотило
Оборона из наступления переросла в Норсканцев и Имперцев, оказавших-
резню. Почувствовав запах победы, ся в поли его досягаемости, он злобно
Альдред издал боевой клич и со все- ревел, пуская желчные слюни. На его
го маху рубанул своим мечем поперек спине глухо хохотал грузный воин в
скалящейся морды мутанта, что подо- бесформенном шлеме, он взмахивал
брался слишком близко и пытался ста- своей чудовищной косой, рубя голо-
щить его с лошади. вы, и разбрызгивая на ряды неприя-
теля явно ядовитую, дурно пахнущую
Но удача штука изменчивая. Тесня слизь, из шишкообразных наростов на
орду все глубже и глубже в доки, им- своем мясистом брюхе. Такую войну
перцы очутились на скользких пока- северяне любили больше всего – гряз-
тых булыжниках мостовой, покрытой ную, жестокую и анархичную.
кровавой жижей и пластами черного
мха вперемешку с расчлененными те- Выдержав чудовищную по своей
лами. Уставшие солдаты все чаще и силе атаку, Пограничникам, путем тя-
чаще поскальзывались, удерживать желых потерь и нечеловеческих уси-
строй стало практически не возможно. лии, удалось таки отступить на безо-
Этого то и ждали Норсканцы. Увидев пасное расстояние, когда они поняли
слабые звенья в обороне противника, что их товарищей безвозвратно погло-
орда хлынула на приступ очертя голо- тила лавина Норсканцев. И они были
вы, издавая безумный рев. единственным подразделением импер-
ского войска, что уцелели в тот день.
Пока имперцы могли сохранять Остальных разорвали в клочья. По-
строй и тактически действовать, чис- следними пали Каробургские Двуруч-
ленное преимущество дикарей гасила ники, они бились до последнего война
их неорганизованность, и воины с лег- против леса рубящей и жалящей стали,
костью громили разобщенную толпу. что обрушили на них дикие северные
Но теперь, когда строй был поломан и племена. Город-порт пал окончатель-
битва переросла в беспорядочную ру- но и с его падением Империя ощутила
копашную резню, Норсканцы оказа- первый привкус горечи и потери, что

41
поглотит ее в течении следующих ме- ды. Хотя все было уже кончено, все же
сяцев. последнее чего ожидали Братья, это
мертвых, пришедших на помощь жи-
В отличном настроении, Братья вым.
Глот с удовлетворением созерцали по-
следствия резни, что поглотила Марен- Хотя Маренбург был захвачен, раз-
бург. Отто отложил свою боевую косу, рушен самым основательным спсобом,
прислонив ее вертикально к просшей Дедушка Нургл, как обычно, был так
черным мхом стене Остдокского Храма же капризен в своих проявлениях по-
(Oestdock Temple), отрывая склизский мощи, как и щедр в своих дарах. Но жи-
листовидный отросток со складки вые, все же, заставили мертвых лечь об-
на своем животе. Заражение черным ратно в свои холодные могилы. Теперь
мхом оказалось так не стабильно и северяне и южане лежали бок обок.
агрессивно, что буквально разрушило Их кровь смешалась с грязью и пре-
городские стены до основания, затем вратилась в кровавую кашу на улицах,
переключилось и на городских жите- что больше походили на вскопанные
лей, посеяв воистину великолепную для посева кладбища. И все это было
панику среди населения. И Братья Глот частью плана Нургла. Теперь Братьев
были обязаны большей частью свое- Глот окружали копошащиеся в крова-
го успеха именно черному мху. Отто вом черноземе побеги вновь пророс-
отодрал длинный пласт влажного мха ших незнакомых растений. Взбухшие
с ближайшей стены и прилепил себе на животы трупов, полу поглощенных
подбородок, словно заправский фана- разжиженной почвой то и дело судо-
тик Зигмарит и его борода, демонстри- рожно подергивались, распираемые
руя шутку Итраку, он злобно оскалил- роящимися в них созданиями, готовя-
ся. Его брат лишь тряхнул головой и щимеся вылупиться на свет. На фоне
продолжил собирать огрызки трупов чавкающих, словно живущих своей
для будущих проклятий и снадобий. жизнью пластов черного мха, что по-
крыл почти весь проносились полчи-
Со всем своим пафосом и прослав- ща жирных крылатых трупных насеко-
ленным воинским мастерством за- мых, напоминающих мух, размером с
щитников, Маренбург не смог продер- кулак млоденца. Мухи деловито и весе-
жаться долго. Как только его береговая ло жужжали, пируя на разлагающихся
оборона была сломлена, городским телах людей и мутантов. Таково было
слабакам нечего больше было проти- таинственное величие Великого Кру-
вопоставить бесчисленной сверепой говорота (Great Cycle), который было
орде воинов севера. Хотя появление можно замедлить, можно повернуть
нескольких тысяч живых трупов было вспять, но невозможно остановить.
неожиданным поворотом событий. В
какой-то момент Братья Глот готовы Гурк хрюкал, словно огромная сви-
были поверить в поражение. Мертвые нья, жадно пожирая очередной про-
значительно замедлили приход побе- гнивший труп. По подсчетам Итрака

42
в его желудке уже развивалось около Орда северян поддержала идеи
двенадцати будущих Утробников. Ког- Братьев Глот и одорительно орала по-
да они полностью переварятся и пе- трясая в воздухе оружием в знак со-
реродятся в своей новой чудовищной гласия. С силой Чумы на их стороне,
форме, они будут в мучениях кидать- они с легкостью завоюют ослабевшую
ся на все живое, с жаждой убийства Империю. Даже Итрак не имел пред-
других равной желанию собственной ставления, что за странные дары со-
смерти. Дар его неестественного ме- крыты в двух других урнах, что несут
таболизма, говорил о том насколько их союзники. Но они просто не могут
Нургл заботиться о своем чаде, и чем потерпеть неудачу, когда сам Нургл
меньше человеческих черт оставалось наблюдает за ними своим отеческим,
у Гурка, тем уверенней можно было заботливым взором и радуется их по-
сказать, что Нургл следит за тройней бедам.
самым внимательным образом.
***
За спинами Братьев, Норсканцы об-
шаривали причалы в поисках лучшего В царстве снов, бог спешил сквозь
оружия или доспехов, их жажда крови невообразимо огромный лес. Густые,
немного утихла, и теперь они мародер- буйнорастущие волосы на его голо-
ствовали на телах павших. Некоторые ве были растрепаны. Он был так вы-
из них брали в руки двуручные мечи сок, что ветви короны его оленьих ро-
Кробургжцев и дурачились, разма- гов задевали небосвод. Так могуч, что
хивая ими перед лицами товарищей. столетние дубы доходили ему лишь
Вспыхивали драки и потасовки, но не до колена, и шуршали далеко внизу,
более чем. Орда ожидала новых при- обволакивая листвой икры могучего
казов от своих военноначальников, и у великана, словно зеленый ручеек. Он
Братьев Глот был приготовлен для них был сильнее своего молодого союзника
четкий план дальнейших действий. Зигмара; более древним, чем седовла-
сый Ульфрик, бог зимы и волчьих стай;
Когда солнце село, Маренбург еще до- намного смертельнее чем Морр, угрю-
горал. Подсвеченные бликами пламени, мый страж загробной жизни. Его зва-
войска под предводительством Братье ли Таал, бог Природы, и он охотился.
Глот продолжили свой поход. Тройня Далеко на горизонте разразился
замышляла не просто наказать всех сла- шторм, он начал заволакивать янтар-
баков юга и сжечь их города, но так же и ный закат тяжелыми жирными гро-
посеять семена новой жизни на руинах зовыми тучами, похожими на блед-
старой, распространить влияние Нург- но-зеленые жабьи брюха. Деревья, над
ла как можно шире. Удушливый порядо которыми двигались грозовые тучи,
правления Карла Франца слишком долго скрючивались, обращаясь в склизские
мозолил их глаза. Теперь пришло время извивающиеся щупальца.
разнузданного плодородия, хаотичного Таалу было плевать на людей, но ни-
бесконтрольно процветания и разложения. что так не гневило его, как осквернение

43
его тихого и простого райского уголка.
Бог перешел на бег и озера закипели
под его поступью. Достигнув шторма,
он заметил очертания нелепой толстой
фигуры в самом его сердце.
- Убери свои грязные лапы с моего
неба! - Прорычал бог, и молнии засвер-
кали вокруг его шлема, выполненного
в виде оленье головы. – Изгоняю тебя
чужак из моих земель!
- Единственный чужак здесь – это
ты, - пришел ответ из далека. То был
шепот, похожий на жужжание милли-
она мух.
Таал почувствовал вдруг, как зудит
его кожа. Он глянул вниз широко рас-
пахнутыми глазами. Язвы разложения
покрыли его кожу, и черный мох сви-
сал пластами с его тела, уже запустив
тонкие колкие корни в каждый сосуд
его существа.
- Нет! Прекрати это, немедленно! –
закричал Таал, срывая с себя лоскуты
собственной плоти в попытке изба-
виться от заразы.
Единственным ответом ему был
тихи булькающий смех, расползаю-
щийся по всему миру, подобно отзву-
кам грома, которому суждено вскоре
грянуть в полную мощь.
45
45
46
46
С борта Гнилого Чудовища, Гатрот мольбах заморозить море вокруг моей
Спюм окинул взором скалистые уте- флотилии. Что за мужчина позволит
сы береговой линии Нордланда. По женщине воевать вместо себя?
обе стороны его непобедимого галео- - Трус. – Отрезал Йогрик.
на, рассекали волны чумные корабли - Везучий трус. – Прошептал Спюм,
его флотилии, они могли с легкостью скорее думая о своем, чем продолжая
поспорить с лучшими шхунами, что диалог со своим генералом. – Но не в
Маренбург мог выставить против них. этот раз…слышишь, в этот раз все бу-
На палубах чумных барж, готовясь к дет иначе.
высадке, собирались отряды Рыцарей
Хаоса, Драконоогров (dragon ogre), по- С треском палуба под ногами Гатро-
левые алтари (warshrine), поддержива- та раскололась, и огромное щупальце
емые слюнявыми уродливыми мутан- из недр Гнилого Зверя, обвилось вокруг
тами и боевые колесницы. его талии. Чудовищная осменожья ко-
нечность, подняла Гатрота в воздух, и
Глухой шлем Гатрота дернулся в знак водрузила на паланкин, что держали
одобрения того что он видел вокруг. над палубой его уродливые мутиро-
Пучок полутора метровых ложноно- вавшие подданные.
жек (pseudopods), заменявших ему всю - В этот раз, - обратился он к Йогри-
левую сторону торса от бедра до плеча, ку с высоты своего импровизирован-
стал беспокойно извиваться, когда Йо- ного трона, - В этот раз я лично при-
грик Мерзкий (Eogric the Vile), правая кончу недоноска.
рука Гатрота, подошел чтобы доложить
о начале высадки войск на берег. Спюм вскинул высоко над собой
- Разведка докладывает, никаких древко своего ржавого боевого топора.
следов имперских слабаков не обнару- Это послужило знаком, взревели сот-
жено, - глухо просипел Йогрик, жид- ни боевых рогов, трапы глухо ударили
кость, булькающая в его глотке, заста- о скалистый берег и вторжение нача-
вила его закашляться. лось.
- Хм. Как странно, в прошлый раз,
когда я привел свои войска на эти зем- В то время, как Братья Глот разо-
ли, их Император самолично, во главе ряли Маренбург, флот Гатрота достиг
армии, встречал меня, чтобы дать бой. берегов Нордланда и готовился вновь,
- Как же ему удалось сделать это? – как и несколько лет назад, бросить всю
хрипло поинтересовался его собесед- ярость севера на эти земли. Но в этот
ник, стирая откашлянную черно-крас- раз не было никаких эльфийских кора-
ную мокроту со своего покрытого блей, мешающих развертыванию фло-
язвами складчатого подбородка. та у береговой линии, никакой армии,
- При помощи Кислевской снежной чтобы преградить дорогу воинам Спю-
ведьмы, - злобно прошипел Гатрот, ког- ма. Сигнальные огни вспыхнули среди
да воспоминания нахлынули на него, - скал, когда армия Повелителя Щупалец
Карл Франц спрятался за ее юбкой, в выгружалась на берег.

47
Братство Ножа и Топора, кочевое как один должны быть под стенами
племя, славящееся своими многочис- Альтдорфа в канун Гехемниснахта. Но
ленными набегами на Нордлэнд и хо- амбиции Спюма распространялись да-
рошо разбирающееся в местной то- леко за границы этого плана. Он хотел
пографии, спешило отличиться перед прибыть в назначенное место гораздо
Готротом, вызвалось провести развед- раньше союзников и единолично за-
ку на местности, что была им хорошо нять столицу, забрав всю славу себе.
знакома. Каждое лето они приходили
в эти земли и грабили, убивали и жгли Гатрот сильно рисковал, сойдя с
до тех пор, пока войска Карла Фран- прямой дороги и решившись проби-
ца не выдворяли их восвояси. Взяв на ваться сквозь чудовищный лесной
себя функции передового полка, Брат- массив, под навесом которого царила
ство Ножа и Топора оторвалось от ос- вечная ночь, ибо кроны деревьев были
новного войска и ушло далеко вперед, настолько могучи и густы, что не про-
вдоль скалистых пляжей побережья, пускали солнечных лучей. Спюм был
свернув в степь. Дорога привела их к уверен в мощи своей армии и способ-
окраине Ларелонского Леса (Laurelorn ности его элитных отрядов справиться
Forest). Странный далекий плач доно- с любой опасностью, что могла проти-
сился из лесной чащи, в непроглядной вопоставить лесная чаща. Во что бы то
тьме, средь ветвей деревьев мелькали ни стало, он проложит себе дорогу че-
загадочные огни. Те группы кочевни- рез этот лес и выйдет под стены Альт-
ков, что были слишком нетерпеливы и дорфа задолго до прибытия остальных.
отправились в лес на разведку, не до-
ждавшись подхода основных войск, Но в плане Гатрота была огромная
пропали бесследно. Больше их никто дыра, которой главнокомандующий не
никогда не видел. видел. Леса Лорелона были не из тех
мест, что можно было просто пройти
Крутая тропа вела в обход лесной насквозь. Северяне были закалены бо-
чащи, по границе Нордланда и выхо- ями в степных пустошах и замерзших
дила к городу-порту Маренбургу. Но тундрах, но и понятия не имели, какие
Гатроту был не интересен город, кото- опасности может таить темнота лесной
рый Братья Глот превратили бы в пе- чащи.
пелища к его приходу. Вместо этого,
Спюм планировал пробиться сквозь По началу, дорога была довольно
темный лес Миднлэнда (Middenlend – просторна, рыцари в полном боевом
Сердиземье), пройти его за два дня, и построении и тяжело бронированные
вывести войско к стенам Альтдорфа со колесницы могли свободно двигаться
стороны северо-востока. меж могучих стволов столетних де-
ревьев. По пути попадались отряды
План, который разработали Братья имперских скаутов и лесничие, следив-
Глот для каждой из двух оставшихся шие за каждым шагом продвигающе-
армий, заключался в том, что все они гося войска, и отправляющие гонцов с

48
донесениями своим феодалам. Но та- когда он был так близко к тому, чтобы
кие шпионы в свою очередь выслежи- выследить и уничтожить свою неме-
вались зоркими разведчиками ордын- зиду, Кхазрака Одноглаза и положить,
цев, загонялись и уничтожались самым раз и навсегда конец, угрозе зверолю-
жестоким образом. Кочевые племена дей. Борис отмахнулся, угроза вторже-
севера были прирожденными наездни- ния северян – обычное дело для этого
ками, рожденными и выросшими в сед- времени года. Пограничье сталкива-
лах. Верхом на своих диких свирепых лось с вещами и похуже.
скакунах, они выслеживали имперских
партизан, втаптывали в землю и рва- Вулфхарт описывал все ужасы и
ли в клочья. Каждый раз, возвращаясь кошмар, что он увидел собственными
с удачно охоты, ордынские наездники глазами, пытаясь переубедить твер-
приносили с собой отрезанные головы долобого Графа, но тот уже принял
и отсеченные конечности и их ужасные решение и не собирался от него от-
тотемные знамена всегда были украше- ступать. Что-то было в глазах Бориса,
ны свежими трофеями. что-то, отдающее помешательством и
паранойей, и это что-то грозило вы-
Но все-таки, был такой человек, ко- плеснуться наружу волной необуз-
торому удавалось совершать вылазки данного гнева. Решив, что дальнейшие
и при этом оставаться не пойманным. убеждения Графа могут привести к
Маркус Вулфхарт (Markus Wulfhart), нежелательным последствиям, Вульф-
известный герой Миднлэнда. Ветеран харт спешно отбыл в Альтдорф, наде-
разведки, он обладал отличными на- ясь, что там его предупреждения вос-
выками маскировки и был невидим- примут должным образом и со всей
кой для рыщущих по лесу ордынцев. серьезностью.
Он сумел обойти войско захватчиков,
и добравшись до Эстервелдского Пере- К тому времени, как вести
крестка (Esterwelds Crossroads), сквозь Хантсмаршала достигли Имперско-
дикорастущую чащу, добраться до лес- го Дворца, трое из уцелевших Графов
ного лагеря Бориса Тодбрингера (Boris Выборщиков требовали немедленной
Todbringer – Борис Смертоносец) и пе- аудиенции Рейксмаршала, Курта Хел-
редать информацию о надвигающихся борга. Границы Империи захлестнули
войсках почитателей Хаоса. беспорядки, а армия Карла Франца
была раскидана по стране и не со-
К его удивлению, Граф Тодбрингер брана. Конечно, были среди Графов
ответил, что давно в курсе происхо- Выборщиков и те, кто остался на сво-
дящего. Послы из Ултуана посетили их землях, поклявшись защищать их
Графа Выборщика (Elector Count) про- щитом и мечем до последнего, но эти
шлой ночью, но вскоре отбыли проч. хитрые политиканы были совсем дру-
Граф отказался покидать лесную чащу гой породы. Гораздо безопаснее было
и уходить по Великой Северной Доро- ныть и скулить в приемной Импера-
ге (Great North Road), только не теперь, торского дворца, прося о помощи, чем

49
встать на защиту своих земель и про- га (Carroburg). Новости с восточных
лить собственную кровь. окраин были так же не утешительны.
Патрули из Бехафена (Bechafen) докла-
Графы Гаусер, Хаупт-Андерсен и дывали о небывалом всплеске активно-
вон Лейвиц, возбужденно таратори- сти немертвых. Ожившие трупы лезли
ли, пытаясь перекричать друг друга, из каждого склепа, из-под каждой мо-
их придворные давно удалились, не в гильной плиты. Попытки их упокоить
силах выдерживать боле напряжен- сводились на нет скрывающимися не-
ной дискуссии своих феодалов. Лишь кромантами. И совсем уж не радовала
Курт Хэлборг, надежная правая рука новость об огромном чумном корабле,
Карла Франца, занимающий эту долж- идущем в сторону берега, что видели в
ность, сколько себя помнил, терпели- Кислеском Заливе.
во смотрел на вельмож, чьи шумные
и сумбурные дебаты раскатывались Хэлборг слишком хорошо был зна-
громким эхом под сводами Великого ком с порождениями тьмы, чтобы от-
Атриума (Great Atrium). мести все эти известия как слухи и
россказни простолюдинов. Империя
Слишком много дурных предзна- явно стояла на пороге вторжения, но
менований принесли ко Двору за по- не обычный враг грозил ей, а что-то
следние несколько дней. Небольшие гораздо могущественное и сверхъе-
вспышки заболеваний, были зареги- стественное. И вскоре, потребуются
стрированы в некоторых районах Аль- все силы и средства, чтобы сохранить
тдорфа, незначительные по масштабам, целостность и порядок имперских зе-
но с плачевными последствиями. Слу- мель.
чаи кровавого кашля (blood-cough) и
легочной анемии (lungblight)стали уча- Исходя из того что поведал Двору
щаться среди населения, повсеместно Хантсмаршал, проблемы для Алтдор-
увядали растения, а окна с наружи до- фа и Империи в целом только начина-
мов были залеплены жирными крыла- лись. Армии Хаоса разоряли Рейкланд
тыми паразитами. Население начинало и Нордланд, оказавшиеся на их пути.
впадать в панику. Паранойя захлестну- И судя по той скорости, с которой орда
ла людей, когда некоторые из кварта- преодолевала земли Империи, в тече-
лов были оцеплены в зону карантина, нии года они наверняка уже будут под
вспыхивали метжи, которые Хэлборг стенами столицы.
был вынужден подавлять самолично.
Но вести, что принес Вульфхарт,
Поползли слухи о жуткой участи были отнюдь не самыми невероятны-
Маренбурга. Говорили, будто он выж- ми. На стол Рейксмаршала лег свиток,
жен дотла, а воды Рейка поразила не- опечатанный восковой печатью с ини-
виданная зараза в виде черного мха, циалами В.В.К. И это письмо содер-
который за сутки паразитировал ве- жало не только предупреждение, но и
ликую реку до самых стен Карробур- немыслимое предложение. Возможно,

50
если бы Хэлборг лучше понимал при- же еще не готово, чтобы стать Ше-
роду и возможности подручных Губи- стым Ингридиентом. Но теперь, когда
тельных Сил, что одинаково эффек- он снова работает в цивилизованном
тивно действовали как за городскими месте, у него оставалось все меньше и
стенами, так и в их пределах, он навер- меньше сомнений в том, что ему удаст-
няка не тянул бы с предстоящим в бли- ся свершить запланированное.
жайшем будущем решением и не заста-
вил бы таинственного В.В.К. так долго Было крайне неудобно плодотвор-
ждать с ответом. но заниматься исследованиями в за-
снеженных промерзших пустошах
*** севера, со всеми этими ледяными ве-
трами, пронизывающими до мозга
Глубоко под землей, в катакомбах костей. Хотя там, как нигде, Фестус
подвалов заброшенной ночлежки было не был стеснен в объектах своих экс-
тепло и тихо, и Доктору Фестусу это периментов, не одно приготовленное
нравилось. Темный апотекарий (dark им снадобье попросту заледенело и
apothecary) напевал что-то, неразбор- пропало на холоде. Его пиявки посто-
чиво гнусавя себе под нос, копошась янно жаловались на мороз, к тому же
на заставленном склянками верстаке. он мог легко повредить и разбить свое
Осторожно переливая только что по- бесценное оборудование в бою. В ито-
лученный раствор чистейшего гноя ге, неудобства надоели ему. Собрав все
(pus-primaris) из перегонного куба в свои вещи, Фестус отправился на юг, в
пробирку с подогретой вороньей кро- Альтдорф, город настолько шумный и
вью, он повернул свою бочкообразную занятой, что даже такому злобному и
голову в сторону, набирая воздух по- опасному существу, как он, удавалось
следующего припева. Он услышал эту творить в нем и оставаться при этом
песенку от нурглингов (nurglings), ког- незамеченным. К своему приятному
да посещал Великий Сад (Great Garden) удивлению, по прибытию он обнару-
своего повелителя. С тех самых пор она жил обжитую им в прошлом ночлежку
не как не желала покидать его воспа- не тронутой, такой же, как он и остав-
ленный разум. Не то чтобы он был не лял ее когда-то. Не теряя времени, той
рад этому, напротив, он даже дополнил же ночью, он развернул свою лабора-
ее стишками собственного сочине- торию.
ния: «Там-тарарам, сопильки-ля, кровь
вскипятим, и вуаля…» То время, что доктор провел среди
диких северных племен, было весьма
Фестус с довольным сопением втя- познавательным, многие ингредиенты
нул ноздрями отвратительную вонь, были получены, много опытов было
что исходила из семи углублений стоя- проведено, но этот маленький отпуск
щего рядом медного агригата, отдален- только замедлял его продвижение к
но напоминающего запаянную с верху истиной цели – завершению Великого
кастрюлю. Уже совсем близко, но, все Дела (Great Work). Нельзя взрастить

51
жизнелюбивое семя на мертвой холод- В пузатом котле, что стоял в центре
ной земле вечной смерти. Чтоб цели- лаборатории на возвышении, окру-
ком отдаться философии плодородия, женный семью рабочими верстаками,
нужно было на какое-то время оста- взбурлила жижа. Вспучившись на по-
вить мир убийств и страданий, док- верхности, с громким хлопком лопнула
тора это вполне устраивало. Сгребя в пара больших пузырей. Этот звук при-
охапку полуразложившийся труп, дер- влек внимание Фестуса. Он был уве-
жа вытянутой в сторону негнущуюся рен, что сегодня еще не разводил огня.
окоченелую руку, Повелитель Пиявок
(Leechlord) неуклюже и нелепо притан- До слуха доктора донеслось еле
цовывал в своей лаборатории, напевая: слышное шипение. Вдруг, каждый труп
«Скрип-чичичи, извивайся, кричи, в комнате повернул свое гнилое лицо,
пальцы кусай, молоко прокисай…» уставившись вытекшими глазницами
на доктора и зашептал его имя. Комна-
Усаживая своего партнера по танцу та наполнилась сильнейшим запахом
напротив стула-для-испытания-водой разложения и гнили, аромат был зна-
(dunking-stool), доктор проворно вы- ком доктору с тех времен, когда он еще
дернул кляп изо рта, трупа, что свисал был человеком.
вверх ногами, на привязанной к пото- - Ах… - Вымолвил доктор, аккурат-
лочным балкам веревке. Склизкая се- но отставляя склянку с жидкостью на
рая жижа тягучей струей потекла изо поверхность ближайшего верстака.
рта покойника. Фестус ловко подставил Холодный пот проступил на его ску-
под струю стеклянный сосуд с широ- лах.
ким горлышком, не дав ни одной кап-
ли жидкости упасть на пол. Сосуд за- Но его страхи быстро развеялись,
полнился до краев, и все же одна капля когда из котла показалась увенчанная
оказалась лишней и зависла на кромке. оленьими рогами голова с истекающей
Окинув ее полным негодования, идеа- слизью зубастой улыбкой и черными
листическим взглядом, Фестус скрупу- блестящими глазами. Он узнал старого
лезно подтер остаток своим толстым друга.
пальцем. Он не смог удержаться и от- - Плодовитости! – визгнул гость.
хлебнул чуток, затем виновато огля- - И тебе плодовитости, малыш. – От-
нулся, ну кто сможет укорить его тягу ветил Фестус с осторожностью. Он бы-
к результатам своих трудов. Иногда он стро огляделся, но трупы вновь лежали
задумывался над тем, все ли его колле- смирно на своих местах. Уродливый ма-
ги апотекарии, так же как и он, прини- ленький демон покосился на Фестуса,
мают вовнутрь лучшие составляющие прикусив толстую черную губу. Жид-
их лекарственных препаратов. Но его кость в котле снова булькнула.
размышления отвлекла зазвучавшая со - Я пьинес новусти! – пропищало
стороны песенка. существо, раскинув свои кривые ручки
«Дай чумы немножко каждому в окош- в радостном жесте.
ко, рвотно, тошнотно – ух, и щекотно!» - Так поведай же их скорее, - про-

52
должал доктор, - клянусь твоими заме- - Кажется я понял, - Фестус вни-
чательными рожками, у меня предчув- мательно смотрел на трех маленьких
ствие, что ты принес мне послание от демонов, плавающих в котле, - если я
самого Кугата (Ku’gath), я прав? сожгу вас, это поможет городу преоб-
- Верно! Он говорит, доктор, доктор разиться по вашему подобию и нашим
скорее сожги меня! представлениям о красоте. Так ли это?
- Во имя Нургла, зачем же я буду так - Новый, новый Альдоф! – улюлю-
с тобой поступать? кали нурглинги, кувыркаясь в жиже и
- Гнойня уже совсем близко, о, кру- брызгая друг друга.
глый хозяин! Гнойня уже на подходе! – - Конечно, конечно, - пробормотал
возбужденно тараторил демон, в это Фестус, - чем ближе к идеалам наше-
время рядом с ним, из жижи котла, по- го Повелителя, удастся нам переде-
казались еще две такие же головы. Они лать этот захудалый городишко, тем
кивали в подтверждение слов своего счастливее будем все мы. – Доктор за-
собрата, лица их были карикатурами черпнул добрую порцию зловонного
на детские серьезные гримасы. варева из котла большим стеклянным
- Гнойня… ты хотел сказать трой- сосудом, вместе с барахтающимися в
ня? Братья Глот из Норски? – Рогатый нем нурглингами. – Ну что ж, мои са-
нурглинг рьяно закивал в ответ. – Бра- моотверженные друзья. Пришло время
тья приближаются к Альтдорфу… - за- для вас гореть…
думчиво пробормотал Фестус, - звучит
сомнительно. ***
- Да-да-да они прислизняются! – за-
хихикали демоны, напевая, – Большие В то время, как правящая верхуш-
и страшные Братья сломают старый ка Альтдорфа была занята дележ-
Альдоф, а мелочь малая поможет по- кой власти, Готрот Спюм и его вой-
строить новый! ска без устали прокладывали себе
- Хмм. Интересно. Так значит это вы путь сквозь чащи Дарквальдского
трое… мелочь малая? Поэтому Кугат (Darkwald) леса. Для более быстрого
просит меня вас сжечь? передвижения по пересеченной мест-
ности, воины спешились и нарушили
Первый нурглинг подмигнул и ве- построения. Стая Драконоогров ра-
село закивал головой. Его глаза вы- ботала своими чудовищными секи-
пучились от напряжения, а в правой рами в центре по фронту, расчищая
ноздре стал раздуваться сопливый дорогу для паланкина Готрота. Вско-
пузырь. С бульканьем он, наконец, ре Повелитель Щупалец был вынуж-
облегченно испустил газы, поднявши- ден так же спешиться и двигаться на
еся на поверхность котла и повисшие своих двоих, лес будто ожил – корни
в воздухе грязно зеленой зловонной деревьев норовили защемить ноги
дымкой. воинам, и всячески замедлить, а ко-
- Пуффф!!! Дыммм!!! – радостно по- лючие ветви наклонялись, пытаясь
дытожил пукнувший демон. выцарапать глаза.

53
Совсем скоро, орда, что не так дав- ревья, переходя как бы во второй ярус
но полным ходом шла к поставлен- лесной чащобы. У подножия, в скалах
ной цели, вынуждена была, чуть ли, не темнел большущий проход, наполо-
ползти. Леса Империи оказались пре- вину закрытый огромными валунам,
градой более эффективной, чем любая в несколько ростов человека каждый.
из ее армий. Дни сменялись ночами, а По тому, как ветер завывал в темноте
войско Готорта, все так же было безна- прохода, можно было предположить о
дежно затеряно, среди крутых бурело- наличии системы подземных пещер.
мов воющего и шипящего со всех сто-
рон леса. На мгновение воины останови-
лись, требовалось понять и принять
Стоило кому-нибудь потерять бди- решение о форсировании преграды.
тельность и расслабится, лес проглаты- Секундного замешательства было до-
вал таких без следа. Орда неоднократно статочно, огромный валун в темноте
высылала перед собой развед-отряды, прохода резко бросился вперед, пре-
но не один воин не вернулся обратно. вратившись на свету в нечто мясистое,
Все они были пожраны безликими тва- местами покрытое хитином и состоя-
рями или повязаны зверолюдами, что щее, казалось, целиком из разинутой
тащили их на свои жертвенные капи- пасти, полной до краев кинжалоподоб-
ща, где мучили и убивали в своих диких ных огромных зубов. Гибрид насекомо-
кровавых обрядах. Ветви могучих дубов го и жабы был настолько чудовищен,
сплелись над головами, образуя живой что заставил матерых убийц Гатрота
колышущийся свод. По ночам, сквозь отступить в нерешительности. Лип-
эту плотную стену ветвей и листьев, кий, усеянный шипами язык, длинный
иногда можно было видеть, как мерцает и толстый как канат выстрелил вперед,
на небе диск Маннслиб (Mannslieb), а, попав в толпу ближайших воинов, он
тусклая, апатичная Моррслиб стыдливо свалил нескольких из них, приклеи-
прячется в черных тучах. Такими ноча- ваясь в мышечных конвульсиях к их
ми странные блуждающие огни появля- коже и доспехам. В следующее мгнове-
лись и исчезали вдалеке между стволов ние с неимоверной силой и скоростью,
деревьев, и дикие твари в безумии выли отросток дернулся назад и воины ока-
на луну Хаоса. зались втянуты в чудовищную слю-
нявую утробу зверюги. Хищник издал
В один из дней, когда армия Спю- торжествующий рев, чувствуя добычу
ма, прорубала дорогу через сплетение в своем бездонном брюхе. Звук был
корней и стволов Дракенвальдского настолько атонален и неестественно
леса, воины из авангарда наткнулись резок, что некоторые воины, находив-
на широкую лесную поляну. Большую шиеся поблизости попадали на колени
часть свободного пространства здесь и били себя в лицо топорами и палица-
занимали скалистые формации, увен- ми, только бы изгнать из головы этот
чанные покатыми каменистыми скло- адский звук.
нами. На склонах росли все те же де-

54
На рев зверя пришли зверолюди. Де- Гатрот намеревался великодушно по-
сяток за десятком, они стали появлять- зволить ему говорить с собой. Ведь со-
ся из зарослей на верхнем ярусе покато- юзники, прекрасно ориентирующиеся
го склона, прямо над входом в пещеру в дебрях Дракенвальда, оказались бы
чудовища. Меньшие из них держали теперь, как никогда, кстати.
наготове луки с наложенными на тети-
ву стрелами, остальные были вооруже- Гатрот Спюм в сопровождении не-
ны тяжелыми двуручными топорами. С большого отряда своих элитных во-
фырканьем и мычанием из чащи леса инов, двигался уверенными шагами
выходило все больше и больше зверо- сквозь дикую поросль Дракенвальда.
людей, они появлялись со всех сторон, Зверолюди наводнили лес во всех на-
беря авангард Спюма в кольцо. правлениях. Отовсюду Гатрот ловил
Расталкивая своих воинов, Гатрод на себе их взгляды. В этих маленьких
вышел и встал перед собирающимися сверкающих черных бусинках глаз не
зверолюдьми. Некоторые из них изда- было ничего человеческого, таилась
ли нечленораздельные звуки, другие какая-то пустая и всепоглощающая же-
принялись жестикулировать, пытаясь стокость. В толпе поросших вонючей
общаться на самом низшем подобии шерстью, сутулящихся звериных тел,
Темного Слова. стояло существо, напоминавшее своим
видом шамана, то, что приветствовало
Один из числа зверей, по виду ша- его на низшем наречии Темного Слова.
ман, указал на Спюма своим раздвоен- Глаза существа сузились и сверкнули,
ным посохом, увешанным амулетами и следя за приближением Спюма.
что-то прогавкал своим соплеменни- - Странный прием. - Обратился
кам. Затем шаман посмотрел на Гатро- Гатрот к твари, его щупальца нервно
та, стукнув одна о другую, запястьями подрагивали и извивались. При виде
и локтями своих заскорузлых рук, сое- мутации Спюма, прямоходящие тва-
диняя их воедино перед собой в обще- ри стали о чем-то перешептывать-
принятом жесте единства. ся между собой, низкие гортанные
подвывания и мычание раздавались
Словно читая знаки и понимая наме- со всех сторон, лезвия топоров поз-
рения собравшихся вокруг, огромное вякивали под топот окованных желе-
уродливое чудовище тяжело развер- зом копыт.
нулось на месте и огромными шлепа-
ющими скачками исчезло в темноте Животное-шаман ответила Гатроту
пещеры. Гатрот жестом подозвал сво- серией бессмысленных гортанных зву-
их телохранителей к себе и двинулся в ков, похожих на лай охрипшего пса.
окружении своих свирепых воинов на-
встречу шаману, сквозь неохотно рас- Воины из отряда Спюма, как один
ступающуюся толпу зверолюдей. Было ощетинились сталью, валуны мышц в
видно, что животное больше хотело напряжении перекатывались под тол-
разговаривать, чем завязывать бой и стой дубленой кожей покрытой язвами

55
и бубонами. Элита Гатрота приготови- За забралом шлема, молочно белые
лась дать бой диким скотам, что посме- глаза Спюма расширились в удивле-
ли выказать столь явное неуважение нии, когда тысячи зверолюдей привет-
их повелителю и хозяину. ствовали его, вопя и вскинув свое ору-
жие над головами.
Видя, куда все идет, Спюм поднял
свою руку в примирительном жесте, Племена зверолюдов, примкнувшие
призывая свою охрану опустить ору- к армии Спюма, вели войско сквозь
жие. Он снова заговорил: леса, сокрытыми тропами, которых
- Да, да, все так и есть, я полностью бы северяне ни за что не отыскали бы
согласен с тобой. Но, видишь ли, не все самостоятельно. Теперь, когда они все
из моих компаньонов обладают столь глубже и глубже уходили в лесную
широкими познаниями в языках. Не чащу, изменения затронувшие расти-
мог бы ты, все-таки, перейти на чело- тельность бросались в глаза. Огромные
веческий язык. дубы стали сухими и скрюченными, их
корни, похожие на частокол торчали
Шаман порылся в складках сво- в разные стороны, словно отвоевывая
ей грязной робы и извлек маленький каждый шаг. Зеленый и коричневый
розовый пузырек. С исключительной цвета пропали, уступив место серому и
осторожностью, он откупорил его и, белому, так как деревья здесь были от
поднеся к губам, позволил одной капле корней до вершины крон опутаны пау-
жидкости из пузырька упасть на свой тиной. Лес больше не шуршал листвой,
дрожащий шершавый язык. Затем он птиц было не слышно, всюду царило
сглотнул, причмокнув. гробовое молчание. И вскоре стало по-
- Предвестник (Harbinger) может. – нятно почему. То там, то тут, в сетях
Глухо прохрипел шаман, опираясь на паутины были заметны коконы из ко-
свой посох. торых торчали птичьи клювы, лапки
- Превосходно, - кивнул Гатрот, - да- мелких животных. Некоторые коконы
вай же поговорим о падении Империи. были настолько огромны, что без труда
- Ты Тот-кто-одарен-шупальцами. вместили бы в себя человеческий труп.
Избранный Праотцом, так сказал огонь
Отцу Воронув прошлое новолунье. Но царившая вокруг атмосфера смер-
- Так и есть. Я истинный чемпион ти и опасности вовсе не пугала двигаю-
Нургла, - ответил Гатрот величествен- щееся воинство. В бою северяне и зве-
но, - я выполняю волю своего пове- ролюди только станут сплоченнее, ибо
лителя и должен распространить его ничто так не объединяет, как общий
щедроты на южные земли. Ты, Пред- враг. К тому же, в бою есть шанс обратить
вестник поможешь мне или уйдешь с на себя внимание богов, а это являлось
моего пути. наивысшей целю для каждого воина.
- Отец Ворон говорил правду. – За-
ключил шаман, опускаясь перед Гатро- Внезапно тишину прорвал шквал
том на колени. резких улюлюкающих воплей. Сплете-

56
ния паутины по всей округе, пришли
в движение. Из нор в паутине начали
выползать огромные уродливые пуки,
на спинах пауков завывали лесные гоб-
лины. Каждый зеленокожий наездник
был украшен пирсингом из костей и
перьев. Среди прочих выделялся то-
щий гоблин-вождь в разрисованной
маске, утыканной разноцветными пе-
рьями. Глаза вождя гоблинов вспых-
нули зеленым свечением, и огромный
паук, служивший ему вместо боевого
коня, ринулся в атаку, спешно скользя
по ковру из паутины.

Заметив невдалеке клочок открыто-


го пространства, Гатрот призвал своих
людей двигаться в том направлении и
принять бой на равнине. В клаустро-
фобных тисках лесной чащи огромная
неповоротливая армия Спюма явно
теряла львиную долю своего преиму-
щества перед быстрым и маневренным
противником, атакующим сверху, но
если удастся выманить врага на от-
крытое пространство и спустить его на
землю, шансы на победу резко возра-
стут. Закованное в железо войско сле-
довало за Гатротом, проламывая себе
путь через ссохшиеся деревья, стре-
лы, бившие им в спину, отскакивали
от брони. Плечом к плечу, они вышли
на искусственно созданную обширную
поляну, не ведая, что новый враг спе-
шит напасть на них, и враг этот был
куда опаснее гоблинов.
РА З Л А ГА Ю Щ Е Е С Я Б РАТ С Т В О
Надеясь затмить воинскую славу Братьев Глот, Гатрот Спюм окружил себя самы-
ми свирепыми воинами, которых только смог отыскать. Многие из его элиты сгину-
ли в дремучих труднопроходимых лесах Дракенвальда, хотя его союз с зверолюдом,
известным под именем Предвестника, помог его армии вновь восстановить числен-
ность.
Гатрот Спюм
Спюм завоевал свое уважение и величие многие десятилетия назад, ему уда-
лось сколотить собственный флот из трофейных кораблей, и командовать этим
флотом, позволено было лишь ему одному. Независимый и гордый воин, Повели-
тель Щупалец был известен по всем северным землям за пучок ложноножек, что
заменяли ему левую половину туловища от бедра до плеча. Многие утверждали,
что Гатрот был любимцем Нургла, потому что число щупалец на его теле равнялось
семи, а семерка была числом Повелителя Разложения, к тому же эти ложноножки, по-
хоже, жили своей собственной жизнью. Дополнительное число конечностей, давало
Спюму огромное преимущество в бою, позволяя обездвиживать нескольких врагов одно-
временно, прежде чем сразить их.

Йогрик Мерзкий
Жуткого вида громадный воин, никогда не снимавший своего пол-
ного шлема, являвшийся правой рукой Гатрота был известен по всей
Норске, за свои зверские и безжалостные убийства. Он был не особо
разговорчив, но его топор всегда говорил весьма красноречиво. Те, кто
впадал в немилость Гатрота и приговаривался им к смерти, вне зави-
симости от своего статуса и силы, вскоре превращались в разделанные
груды мертвой плоти с легкой руки этого свирепого мясника. О прибли-
жении Йогрика обычно узнавали по сильному смраду разложения, что
исходил и незаживающей гноящейся воронки в его огромном брюхе,
когда он заносил свой топор для удара, остановить его было уже невоз-
можно.

Сыны Последней Чумы


Канонизирующие все формы инфекционных заболева-
ний, эти грозные воины не останавливались не перед чем, в
погоней за новыми формами инфекций. Они не переставали
конкурировать между собой в обладании следами самого от-
вратительного заражения или более искривленной мутации.
В бою Сыны Последней Чумы были несомненно грозными
противниками, так как с легкостью могли выдержать самые
смертельные и калечащие увечия.

Предвестник
Самый могущественный шаман-предсказатель во всем Рейкаль-
де, звверолюд, по прозвищу Предвестник возвысился после того, как
провел ритуал призыва такой силы, что превратил в крошку родовой
камень Рого-пыр (Ripper-horn) и открыл на его месте портал в изме-
рение Хаоса. Способность Предвестника заключать пакты с демонами
сделала его уважаемым среди мутантов и чудовищ Рейквальда.

58
58
Га т р о т С п ю м , П о в е л и т е л ь
Щупалец
Верхом на Боевом Алтаре

Йогрик Мерзкий
Повелитель Хаоса с отме тиной
Ну ргла

Гн и ю щ и е В л а д н и к и
Банда Рыцарей Хаоса с отмети-
ной Ну ргла

Пле мя Чернокопытных
Банда Рыцарей Хаоса с отмети-
ной Ну ргла

Сыны Последней Чу мы
Банда Избранных с отме тиной
Ну ргла

Бивнерубы
Банда Драконьих Огров
Гниющие Всадники Бивнерубы Предвестник
Хотя броня печально известной Рядовые воины войск Гатрота Великий шаман-предсказатель
конницы Спюма и была на вид тон- считали, что, Бивнерубов удалось Мангелдер
кой коркой гноящегося металла, в выманить из их древних пещер, Боевой гу рт Бестигоров с отме-
тиной Ну ргла
битве их струпная кожа, сросшаяся просто пообещав им возможность
с ржавым панцирем, была прочнее вдоволь поубивать. Но настоящая
Валдерские звери
дубовой коры, что делало их труд- причина их помощи в походе была Боевой гу рт Бестигоров с отме-
но-уязвимыми опасными против- намного темнее. Когда-то, в неза- тиной Ну ргла

никами. памятные времена, все они пообе-


Крадущиеся во Мраке
щали свои души Темным Богам и Полчище Го р о в с отме тиной
теперь готовы были на все, лишь бы Ну ргла
не отдавать долг, даже учувствовать
в приближении апокалипсиса. Ко с тедр о бите ли
П о л ч и щ е Ун г о р о в с о т м е т и н о й
Ну ргла

Несокру шимые
П о л ч и щ е Ун г о р о в с о т м е т и н о й
Ну ргла

Кровавое Бычье
Стадо Минотавров

Мычащие Зверюги
Гу р т М и н о т а в р о в

Рычащее Око
Сайгор

Ч е т ы р е То п о р а
Гхоргон

Кровавое Бычье Валдерские Звери Джаберслит


Обладающие неестественно разви- Зверолюды Дракенвальда, покло-
той мускулатурой и злобным нравом, нявшиеся Нурглу были самыми мерз-
Кровавое Бычье отвечало только пе- кими на вид и дурно-пахнущими из
ред Предвестником, ибо лишь он имел всего своего рода. В ржавых прогнив-
магические способности достаточной ших доспехах, пораженные омерзи-
силы, чтобы притуплять жажду к убий- тельными язвами, нарывами, дикие
ствам и насилию, движущую этими ми- племена известные как Валдерские Зве-
нотаврами. ри, на своих шкурах демонстрировали
самые гнусные формы почитания пло-
дородия.
59
О РД А И З Л Е С Н О Й Ч А Щ И
Зеленокожие из чащи Дракенвальда были настолько анархичны по своей приро-
де, что воевали между собой почти так же часто, как и против войск Империи. Когда
бронированные войска Спюма вторглись на их территорию, гоблины и орки сбились
в ватаги и банды, чтобы похоронить непрошенных гостей.
Носящий Маску Предводитель
Соплеменники знали этого гоблина под именем Носящий Маску Пред-
водитель, он обладал способностью общаться на чирикающем языке пауков,
таков был дар Паучьего Бога, который избрал гоблина стать во главе лесных
племен. Теперь он возглавлял многочисленное племя Отравленного Пера, и
вел его в бой на Грибе, шипоногом Сером Кусаке, не уступающем в размерах
даже Арахнарокам.

Тинитт Четыре Глаза


Гоблин шаман, Тинитт Четыре Глаза ехал верхом на зве-
рюге, которую он называл Черная Грамадина. Он обладал
магией, которая заставляла раздвигаться в стороны, даже
самые толстые и непроходимые сплетения ветвей или кор-
ней, когда Тинитт желал пройти по этому пути. Многие
обитатели Дракенвальда убегали в страхе, только завидев
издали белую макушку Черной Грамадины, ибо это явля-
лось не только предвестием скорой атаки Арахнароков, но
и возможностью пасть жертвой смертельных шаманских
заклинаний, которыми так любил разбрасываться Тинитт.

Грокка Кровавый Топор


Грокка Кровавый Топор представлял из себя ходячий
вихрь насилия и был абсолютно безумен. Страшные перемены
произошли с ним после того, как он из любопытства, сожрал
целую грядку красной грибной плесени. Взбеленившись, он
учинил в Дракенвальде погром такого масштаба, что несколь-
ко орочьих племен сразу решили видеть его своим главарем.
Они верили, что спятивший от грибов орк, являлся воплоще-
нием самого Горка. У гоблинов Дракенвальда существовали
свои собственные легенды, якобы Грокка был воплощением
силы разрушения и исчезнет, если высохнет кровь на лезвии
его топора. Но, с огромным числом непрошенных гостей, что
норовили безнаказанно пересечь Дракенвальд, их теорию так
и не удалось проверить.

Ватаги Грокки
Хотя у каждого из племен диких орков, что следовали за отме-
ченным богами Гроккой, были свои собственные тотемы и тради-
ции, энергия разрушительной силы, что переполняла Кровавого
Топора, притягивала к нему всех их без разбору, как потоки воды
движутся вслед нырнувшему левиафану. Вне зависимости от того,
занималось ли племя простыми набегами лоб в лоб, устраивало ли
засады из примитивных маскировочных лачуг на ветвях деревьев,
или загоняло жертву верхом на клыкастых вепрях, все орки Дра-
кенвальда называли себя Ватагами Грокки, в надежде, что, быть мо-
жет, через название они смогут перенять толику той божественной
силы, что снизошла на Грокку.
60
60
Нос ящий Маску Предводи-
Топтыга тель
Лесной го блин-вожак верхом на
Здоровенный синий пау- Ги г а н т с к о м П а у к е
чище Топтыга, получил про- Ти н и т т Ч е т ы р е Гл а з а
звище за обыкновение давить Великий гоблин-шаман верхом
на Арахнороке
свою добычу огромными хи-
тиновыми ногами. Если Топ-
Опере нные Мота лы
тыга шел по лесу, за ним всегда П л е м я Го б л и н о в П а у ч ь и х н а е з д -
тянулся кровавый след. ников

Редкозу бые
П л е м я Го б л и н о в П а у ч ь и х н а е з д -
ников

Я д о в и т ы е То п о р ы
П л е м я Го б л и н о в П а у ч ь и х н а е з д -
ников

Лу нные Пау чары


П л е м я Го б л и н о в П а у ч ь и х н а е з д -
ников

Красный Комок Лесные Клыки


Красный Комок был свирепой тварью. Толь- П л е м я Го б л и н о в П а у ч ь и х н а е з д -
ников
ко одному единственному гоблину удалось укро-
тить и привести этого своенравного монстра в
Д р е в е с н ы е Ку с а к и
ряды племени. Его звали Хитрюга Боггинс, уста- П л е м я Го б л и н о в П а у ч ь и х н а е з д -
новив на спину мохнатой твари ников

камнеметалку, Боггинс исполь- Крас ный Комок


зовал своего боевого скакуна в Арахнорок
качестве самоходного артилле-
То п т ы г а
рийского оружия.
Арахнорок

Гр о к к а К р о в а в ы й То п о р
Дикий орк Варбосс

Змеекожие
Ватага Диких орков

Зеленые Зубаскалы
Ватага Диких орков

Кровавые Рубилы
Ватага Диких орков

Жу б а р е з ы
Ватага Диких орков Парней на
кабанах

Оперенные Моталы Бивнеклан


Маленькие, но очень злобные гоб- Ватага Диких орков на кабанах
лины, называющие себя Оперенные
Моталы, буквально наводнили Дра- Озеленители
кенвальд. Если кто-то осмеливался Ватага Диких орков Парней на
кабанах
посягнуть на их оплетенные паутиной
владения, они молниеносно возника-
ли из неоткуда, свисая со стволов де-
ревьев, крепко вцепившиеся тощими
зелеными ножками в спины своих ез-
довых пауков и поливали нарушителя
дождем отравленных стрел.

61
61
Д РА К Е Н В А Л Ь Д С К А Я
БОЙНЯ
Гатрот Спюм шел в авангарде сво- нападая молниеносно, и растворяясь в
его воинства, пробиваясь сквозь лес высоких кронах могучих деревьев. Дар-
по направлению к пустырю, маячив- кенвальд всегда брал плату кровью со
шему за деревьями. Слева от него, его всех, кто забредал в тень его дремучих
главнокомандующий Йогрик подгонял лесов. Но гоблины еще ни разу не стал-
уродливых мутантов, что все еще та- кивались с таким упорным и мощным
щили на своих плечах полевой алтарь врагом, как воины Хаоса. Армия тяже-
Спюма. Криворукие образины исполь- ло бронированных палачей и убийц,
зовали массивную гранитную плиту в сметала на марше все, что попадалось
основании паланкина, как импровизи- на пути, ломала и рубила деревья, чьи
рованный таран, и на бегу ломали ей кроны служили им домом, топтала и
стволы мешавших деревьев, и рвали рвала паутину, служившую для них
толстую паутину, развешанную повсю- тропами, а теперь она намеревалась
ду, точно рыбацкие сети великана. Сле- осквернить священную поляну, кото-
дом за ними всем стадом бежали бое- рую племена гоблинов использовали
вые гурты зверолюдов. Драконоогры для поклонения своему Паучьему Богу.
и Минотавры, обезумили от ярости, Головная часть войска оккупантов уже
временами они останавливаясь, чтоб достигла священного места, теперь пе-
покромсать своими огромными топо- рестраивалась в ровные ряды, ощети-
рами стаи слишком рьяных зеленоко- нившись сталью и прикрываясь щита-
жих, что уже наступали им на пятки. ми.
И Норсканцы и атакующие их гоб-
лины отлично понимали, что у войска Размеры войска Спюма были не ма-
Хаоса есть единственная возможность ленькими и таили в себе ощутимый
противостоять многократно превосхо- потенциал разрушительной мощи. Бес-
дящим полчищам зеленокожих. Успеть порядочная бойня, которую они устро-
сгруппироваться и дать бой на откры- или, продвигаясь через Дракенвальд,
той местности, что лежала уже совсем привлекла внимание еще одной силы,
недалеко впереди. Только там северяне помимо Паучьих наездников. Проры-
смогут навязать противнику свои пра- ваясь сквозь леса с тыльной стороны
вила ведения боя. поляны под хруст ломающихся веток
и дикое гиканье, неслась зеленая вол-
Отравленные Перья в прошлом уло- на диких орочьих племен, потрясая на
жили в землю не одну армию, исполь- ходу своими примитивными камен-
зуя свою невообразимую мобильность, ными топорами и копьями. Огромный

62
зеленокожий, выделявшийся среди ми грубыми топорами, рубя гоблинов
прочих чудовищными размерами и и их пауков, вымещая всю злость, пока
мускулатурой, бежал впереди всех, за- несчастные не превращались в месиво
катив глаза и высунув слюнявый язык, из хитина и мяса, где уже нельзя было
вопя в боевом безумии. Хотя оркам отличить ездока от его восьминогого
предстояло пройти еще около мили, скакуна.
прежде чем они ударят в тыл готовя-
щихся отражать атаку гоблинов войск Яростная битва захлестнула поляну
Спюма, в итоге тем все же придется во- целиком, и это было время, когда во-
евать на два фронта, и это будет насто- инам давался шанс показать Темным
ящая бойня. Богам, что они достойны их внимания,
либо кануть в небытие. Гатрот послал
По всему фронту, с крон деревьев на вперед три из своих щупалец и сдернул
порядки войск Гатрота, точно листопад украшенного перьями гоблина, прямо
из кошмаров, посыпались огромные со спины его паука, когда тот пытался
паучьи тела. Земля под ногами солдат проскользнуть мимо. Используя свой
кишела маленькими арахнидами, что топор в качестве крюка, он зацепился
норовили влезть в обувь, в зазоры бро- им за край плиты своего паланкина,
нированных пластин, посеять панику что возвышался сбоку. Помогая сво-
в порядках северян, в то время, как на- бодными ложноножками, он втянул
против, под шуршание бесчисленных себя наверх и вновь оказался на ногах.
хитиновых конечностей собиралась их Взвесив гоблинского чемпиона в му-
собственная армия. скулистых объятиях щупалец, точно
легкое сухое палено, он со всего маху
Дротики и оперенные стрелы, смо- впечатал зеленокожего в поверхность
ченные ядом, впивались в мускулистую жертвенного алтаря. Громко предла-
плоть зверолюдов, когда те с диким ре- гая свой дар Нурглу, Гатрот проломил
вом пошли в атаку, с целью помешать грудную клетку полумертвого скуля-
формированию костяка гоблинской щего уродца и выдрал кусок пульсиру-
армии. Но из трех выстрелов, сделан- ющих горячих внутренностей, высоко
ных зеленокожими, лишь один нахо- воздев подношение над собой. Далеко
дил свою цель, другие два либо били в в небе пророкотало, и в ответ на его
молоко, либо отскакивали от ржавых подношения Спюм увидел, как над по-
доспехов. Почуяв запах собственной ляной начало сгущаться взявшееся из
крови, боевые гурты зверолюдей с не- неоткуда черное облако.
обузданной яростью врубились в ряды
паучьих наездников. Хотя многим па- Воодушевленные появлением со-
укам удалось унести своих зеленых се- юзных племен диких орков с проти-
доков на безопасное расстояние, тех, воположной стороны поляны, лесные
что все же достали топоры зверолюдов, гоблины атаковали с удвоенной силой.
постигла незавидная участь. Горы и би- Узкие лезвия копий и заостренные хи-
стигоры остервенело орудовали свои- тиновые конечности находили зазо-

63
ры и прорези в броне пехоты Гатрота от терзающих их укусов, бросились к
и глубоко кололи беззащитную плоть. ближайшим деревьям, ища спасения
Ядовитые хелицеры впивались в мяг- между стволов, тем самым подставляя
кие шеи, проникая между горжетами и Гатрота прямо под низкий дремучий
шлемами воинов, жаля полуголые тела навес черных неприветливых крон.
минотавров, что хватали своих обид- С диким визгом, гоблинская кавале-
чиков и мгновенно втаптывали в зем- рия обрушилась на Спюма из темноты
лю. Паучьи наездники гибли каждую пожухлой листвы. Нападавших было
секунду, взмах топора или удар палицы около дюжины, и Повелитель Щупалец
превращал и паука и гоблина мертвое почувствовал, как острия копий и пау-
изломанное недоразумение. чьих хелицер, впиваются в его шею, бе-
дра и ноги, некоторые попали в жест-
Но там, где гоблины не могли взять кую упругую плоть ложноножек. Это
силой, они превозмогали численным разозлило его, не больше. Нургл кос-
перевесом. Кроны деревьев по всей нулся Спюма, ни одна телесная рана
округе кишели паучьими наездниками, не сможет стать причиной смерти из-
только готовящимися вступить в бой. бранника Повелителя Чумы.
Армия Гатрота насчитывала более ты-
сячи воинов, но Дракенвальдских гоб- Откуда-то справа донеслось резкое
линов было в десятки раз больше. Вой- шипение и липкий сгусток паутины
на на изнурение, явно закончилась бы повис на лезвии боевого топора Га-
в пользу зеленокожих, а объеденные трота. Машинально повернув голову,
останки армии Хаоса украсили бы пау- тот заметил огромного паука, разме-
тинные сети местных обитателей. ром с телегу, изогнувшего свое брюхо,
толстая нить паутины тянулась от его
В гуще сражения, Гатрот призвал абдомена прямо к сжимаемому в руке
своих воинов собраться с духом и ата- оружию. Гоблин сидевший на спине
ковать как никогда раньше. Он взмах- паука, лягнул того ногами в бока и паук
нул своим топором по кривой дуге, пе- потянул на себя, вырвав топор из руки
рерубая двух паучьих наездников и их Гатрота. Гоблин загоготал веселясь, но
пауков, что оказались слишком близко. Спюм резко послал вдогон свое самое
Несмотря на то, что он занял удобную длинное щупальце и оно перехватило
позицию на вершине своего полево- топор на лету. Следующим махом он
го храма и мог выбирать мишени, его разрубил надвое все еще гогочуще-
положение стремительно менялось от го от радости гоблина. Крутанувшись
выгодного к опасно уязвимому. Все вокруг и втянув щупальцу, он со всего
больше и больше паучьего десанта вы- размаха врезал закованным в железо
бирало гранитную плиту совей целью, кулаком правой руки в голову неистово
паучьи наездники целенаправленно тычущему ему в спину копьем гобли-
атаковали мутантов, что удержива- ну. С чавкающим звуком череп гобли-
ли паланкин Гатрота на своих плечах. на провалился на всю глубину кулака
Несчастные уроды, в попытке убежать Гатрота, и, почти обезглавленный труп

64
улетел вниз, к подножью паланкина. с широко раскрытым ртом. Рябь про-
Замешкавшись на мгновение, Спюм шла по поверхности лица и рот, искри-
позволил еще одному паучьему наезд- вившись, отрыгнул густой поток мух,
нику обойти себя сзади, и тот сразу же что врезались в наседающих на Гатрота
всадил свой кривой зазубренный нож тварей, раскидав прочь с подножек па-
в сухожилия ноги чуть повыше икры ланкина, оставив Норсканца окровав-
Норсканца. ленным, но непобежденным.

Вокруг кипела настоящая бойня. Под жуткий разрывающий слух


Лязг железа, остервенелые вопли уби- скрип, четыре гигантские паучьи ко-
вающих и убиваемых слились в оглу- нечности прорвали полог паутины,
шительный шум. Гатрот лягался, бил что закрывал западный выход к по-
наотмашь, рубил, ломал, душил и обе- ляне. Огромные конечности проби-
зглавливал хитиновые и зеленокожие ли насквозь двух зверолюдов, что в
тела, что пытались повергнуть его на- компании соплеменников, готовились
земь. С резким скрипом лезвие дротика обойти приближающихся диких орков
прошло в узкую смотровую щель шле- по флангу и атаковать в тыл. Уцелев-
ма Спюма, пропороло скулу и застряло шие зверолюды остановились в нере-
в нижней челюсти, заливая его гнилые шительности. Из лесной чащи выско-
зубы черной горячей кровью. Еще одно чил здоровый синий паук, способный
копье пробило навылет бедро, а в сле- легко перешагнуть флагман Гнилое
дующую секунду, Повелителя Щупо- Чудовище. Следом за первым выскочи-
лец накрыл ковер из царапающихся и ли еще две похожие твари, одна крас-
жалящих паучьих тел. но-коричневая, другая черная. На
спинах гигантских арахнидов были
Большая порция яда поползла по установлены деревянные платформы,
венам Гатрота, но он даже не почув- которые несли орущих и улюлюкаю-
ствовал этого. Зато жалящие его пауки, щих зеленокожих.
попробовав на вкус его наполненной
священными вирусами крови, отско- Протрубил боевой рог, и толпа би-
чили от него в разные стороны, давая стигоров выплеснулась из-за деревьев,
воину время подняться на ноги. Два направляясь к ближайшему арахниду,
паука упали кверху брюхом и забились потрясая топорами, готовясь подру-
в предсмертных конвульсиях, однако бить его ноги. Но паук просто растоп-
остальные твари бросились вновь. тал Валдерских Зверей, будто бы те
были жалкими букашками. Два покры-
Гулкое жужжание донеслось отку- тых кровью минотавра обрушились на
да-то сверху, и тучный рой покрытых чудовища с разных сторон, но мгнове-
слизью мух спикировал на поле боя. ния спустя один был перекушен попо-
Зависнув в десятке метров над окру- лам гигантскими мандибулами, а вто-
женным Повелителем Щупалец, рой рой катался по земле с выпущенными
начал извиваться и принял форму лица наружу кишками, пробитый навылет

65
заостренными хитиновыми конечно- разинутой пасти, он убил троих одним
стями. Предвестник прокричал пред- махом своей широкой секиры. Следу-
упреждения своим низким утробным ющего он раздавил передними лапами.
голосом, но большой красный паук Все произошло так быстро, что зеле-
уже атаковал порядки воинов Хаоса, нокожие не успели и опомниться, как
выстрелив похожим на ядро, комком соплеменники Шартака разорвали их
паутины, с катапульты, закрепленной на части. Распаленный битвой, Шартак
на своей спине. Шаман-предсказатель не стал останавливаться и, разогнав-
выкрикнул несколько слогов на диком шись, впился всеми своими четырьмя
недочеловеческом языке, походившем лапами в покатый бок гигантского пау-
на лай и карканье одновременно. Ког- ка, заставив того паниковать. Не давая
да он закончил заклинание, красный опомниться, он рубанул своей секирой
паук вдруг завяз на месте, он попро- и отсек одну из монструозных хитино-
бовал сменить направление, но прямо вых конечностей. Из раны в теле арах-
под его лапами земля превратилась в нида брызнул зловонный ихор.
жидкое болото. Паук пытался бежать,
но жижа засасывала его все глубже, Существо с неимоверной скоростью
она начала бурлить, выпуская дурно отскочило в сторону и оказалось за ши-
пахнущие газы. С неимоверным усили- рокими стволами раскидистых дубов,
ем, пауку удалось высвободить поло- множество его блестящих глазок не
вину своих конечностей с одного бока, упускали обидчика из виду. Паук изо-
но это лишь усугубило положение. В гнул свое жирное брюхо и, в следую-
очередной попытке освободиться одна щее мгновение, мощный поток вязкой
половина тела перевесила другую, и чу- паутины хлынул в морду драконоо-
довище перевернулось на спину. Арах- гра. Ослепленный, Шартак вздыбился,
нид беспомощно барахтался в вязкой беспорядочно размахивая своим ору-
трясине, а его наездники с криками ис- жием. Арахнарок атаковал незамед-
чезли в чавкающей жиже под ним. лительно, поднырнув под очередной
взмах огромной секиры, он сомкнул
В полном составе, Бивнерубы ки- свои похожие на гильотины мандибу-
нулись наперерез самому большому лы, на талии драконоогра и перекусил
из пауков-монстров, сметая союзных того пополам. Четырехлапая половина
зверолюдов, что оказывались у них на Шартака еще продолжала движение
пути. Небольшая группа зеленокожих вперед, когда другая его половина ле-
набралась достаточно глупой храбро- жала в кровавой грязи поляны, пыта-
сти, чтобы атаковать четырехногих ясь впихнуть обратно в себя вывалива-
существ и ударила им в бок. Шартак, ющиеся внутренности. Почувствовав
самый огромный и свирепый из дра- свое преимущество, паук атаковал двух
коноогров, заметив приближающуюся драконоогров, что оказались побли-
с фланга опасность, с ревом неистов- зости и неверяще смотрели на смерть
ства, упредительно прыгнул навстре- своего чемпиона. Огромное, похожее
чу. Роняя кровавую пену бешенства из на дом, тело арахнида повергло обоих

66
наземь. Стремительным движением были просто оттеснены грубой физи-
своих хитиновых лап паук пригвоздил ческой силой нападавших. В то время,
зверей к земле, равнодушно наблюдая как рыцари пытались перегруппиро-
за бьющимися в предсмертной агонии, ваться, и выработать тактику против
истекающими кровью телами зверей. напирающих орков, им в тыл объеди-
нено ударили паучьи наездники.
Видя, как арахнид убивает драко-
ноогров, Предвестник воздел свои Боевой гурт зверолюдов поспешил
когтистые узловатые руки к небу и мо- на подмогу попавшим в окружение
нотонно заблеял. Лицо, состоящее из Сынам, но был атакован орущими пар-
стай огромных мух, все еще жужжа- нями на кабанах. Клыкастые вепри с
щих над поляной, отозвалось низким диким хрюканьем рвали полуголые
звенящим гулом. Рой демонических тела Вальдерских Зверей своими кин-
насекомых устремился по направле- жало-подобными бивнями. Их вопя-
нию к пауку. Окружив тварь со всех щие всадники рубили рогатые головы
сторон, мухи отыскали легочные от- своими кремневыми топорами, кололи
верстия в его брюхе и устремились в копьями в глазницы и раскрытые бле-
них всем скопом. Паук на мгновение ющие пасти. Зверолюды отбивались,
замер, в следующую секунду он вдруг как могли, но атака парней была неу-
взвился как ошпаренный. Конвульсив- держима. Первые ряды боевого гур-
но дергая всеми своими конечностями, та были уничтожены моментально, за
чудовище рухнуло на трупы только что ними пали вторые, потом третьи, а по-
убитых им драконоогров и вскоре ис- том строй зверолюдов сломался и они
пустило дух. побежали, оставляя своих северных
союзников предоставленными самим
Предсмертное чириканье огромно- себе.
го арахнарока, прокатилось по всей по-
ляне, и переросло в не менее громкий Грокка Кровавый Топор несся на
вопль целого хора глоток, когда Ватаги острие атаки зеленокожих. Широкое
Грокки вклинились в битву. Они обру- лезвие его кремневого топора было мо-
шились на Сынов Последней Чумы со крым от крови почитателей Хаоса. Ле-
своими кремневыми топорами и ко- генда жила, дикий орк рубил направо
пьями, неистово рубя и тыкая закован- и налево, а врагов было так много, что
ных в панцирь рыцарей. Неуклюжие не возможно было промахнуться. Нор-
выпады зеленокожих парировались сканская сталь жалила его руки, ноги и
щитами или попросту отскакивали от даже морду. Но ему было совсем не боль-
железных пластин брони воинов Гатро- но, это лишь толкало его ярость на но-
та. Но сила орков была не в оружии, а в вый уровень. Зеленокожие вокруг него
их необычайно развитой мускулатуре самозабвенно орали, черпая силу из раз-
и безумной боевой ярости. Натиск ди- рушительной мощи своего предводите-
ких лесных племен был настолько не- ля, и втаптывали измятые тела Сыно-
удержим, что Сыны Последней Чумы вей Последней Чумы в кровавую грязь.

67
Йогрик Мерзкий, пробивался ла и зараженной плоти, Гниющие Всад-
сквозь гущу сражения, не выпуская из ники врезались в толпу орков, сминая
виду огромного свирепого зеленоко- порядки противника, превращая их в
жего, который чинил убийства среди кровавое месиво изрубленной потоп-
его воинов, и, судя по всему, являлся танной копытами плоти. Их свирепые
чемпионом орков. Парировав атаку скакуны лягали врага, и вырывали ку-
одно из зеленокожих, обратным взма- ски орочьего мяса своими гнилыми
хом Йогрик отрубил тому ноги и, когда острыми зубами. Энергия разрушения,
тот с воплем повалился на землю, с си- что двигала орками изначально, начала
лой впечатал бронированный сапог в иссякать, делая их неуверенную толпу
его морду. Прешагнув труп и отпихнув легкой мишенью для ветеранов армии
одного из своих воинов в сторону, чем- Гатрота.
пион Ротгата оказался лицом к лицу с
забрызганным кровбю с головы до ног В стороне, черный арахнарок по-
Гроккой. Ослепленный боевой яростью добрал все свои конечности под себя,
орк прыгнул на Йогрика, не мешкая не спружинился и прыгнул, приземляясь
секунды. Чумной воин качнулся в сто- прямо на голову порядков рыцарей Ха-
рону и по широкой дуге срубил с плеч оса, давя и калеча воинов и их лошадей
голову налетевшего орка. Удивитель- своими острыми, как копья и мощны-
но, но обезглавленное тело орка, про- ми, как бревна лапами. Из-под тента,
должало размахивать топором и успе- закрепленного на спине паука, потря-
ло зарубить двоих, прежде чем Йогрик сал украшенным перьями копьем, и
рассек его на две части завершающим что-то злобно вопил на своем языке,
ударом. С чавкающим звуком своих маленький зеленокожий шаман. По
вечно торчащих наружу внутренно- воздуху над поляной пробежала рябь,
стей, Йогрик Мерзкий нагнулся и под- материализуясь в необычайно огром-
нял отрубленную голову Грокки. Он ного арахнида, состоящего, казалось,
воздел ее высоко над собой, прокричав полностью из лунного свечения. В это
славу своему богу. В небе громыхнуло же время рой демонических мух, при-
в ответ, но грохот этот больше напоми- званный Гатротом перестал жужжать
нал глухой раскатистый смешок. и растворился.

Гниющие Всадники наконец-то шли Лунный паук двинулся сквозь ряды


в бой верхом на своих чумных скаку- воинов Спюма. Северяне, которых ка-
нах. Вот уже несколько дней они были сались лапы призрачного арахнаро-
вынуждены двигаться по лесу в пешем ка, вспыхивали зеленым пламенем и с
порядке. Теперь они вновь были в сед- воплями превращались в тлеющие го-
лах, их изъеденные коррозией, зазу- ловешки. Будь то испытанный в боях
бренные мечи и копья глубоко впи- ветеран или трусливый унгор, без раз-
вались в незащищенные тела диких ницы – смертоносная магическая энер-
орков, выдирая куски мяса, калеча и гия, что нес лунный паук, превращала
убивая. Единым строем ржавого мета- всех в обугленные трупы. Шаман на

68
спине черного арахнарока, трясся и все-таки попала в цель, но оставила
безумно хохотал, видя, как его закли- лишь неглубокую царапину на груд-
нание делает свою работу. ной пластине доспеха. В ответ Гатрот
напряг всю мощь своих ложноножек и,
Раскатистый рев прокатился по прижав арахнида к земле, со всего маху
всей округе, когда джаберслит Пред- обрушил лезвие своего боевого топора
вестника шлепнулся на поляну, разда- на хитиновый панцирь, развалив над-
вив в кашу трех зазевавшихся унгоров. вое паучий череп. Гатрот разжал свои
Казалось, сама реальность дрожит и щупальца и отступил на шаг. Паучара
корчится от присутствия этого злобно- яростно дергался, в предсмертной аго-
го темного существа. Тварь накинулась нии, безуспешно пытаясь вытащить
на диких орков, что оказались побли- застрявшее в голове топорище.
зости. Орки обезумили и накинулись
друг на друга, рубя своих соплеменни- Гоблин-вождь, облаченный в укра-
ков на куски, когда извращенная аура шенную перьями, расписную маску,
чудовища коснулась их примитивного возник на вершине покатой спины
разума и моментально свела с ума. Джа- остывающего паучьего трупа. Молни-
берслит распахнул свою бездонную еносным движением гоблин вытащил
пасть, и его мясистый длинный язык из-за спины дротик с узким длинным
с хлюпаньем выстрелил в хохотавшего кремневым лезвием и метнул, целясь
шамана. Мнгновенно облепив малень- в голову Гатрота. Главнокомандующий
кого зеленого колдуна, трепещущая чуть отклонился в сторону, уходя от
мускулистая плоть ротового придатка разящего копья, и поймал оружие на
начала сокращаться, и потащила гоб- лету двумя щупальцами. Сдавив, он
лина в клокочущую утробу джаберсли- переломил дротик, словно соломинку
та. Шаман вопил и брыкался, пытаясь и, фыркнув, отбросил в сторону ни-
освободиться. Но, через мгновение, не чтожное оружие.
смотря, на все попытки и ругань был
заживо съеден. Заклятие не кому стало Громко чирикая, словно взбесив-
поддерживать и силуэт лунного паука, шись, гоблин спрыгнул прямо на грудь
задрожав, растворился в ночи. Гатрота и вцепился зубами в его не-
защищенное плече. Щупальца мгно-
В центре поляны Гатрот скрестил венно обвили зеленокожего, крепко
оружия с гоблинским военноначаль- держа, но не отбрасывая. Зараженная
ником в маске. Его чирикающий паук бесчисленными вирусами гнойная
плевался ядовитой слюной, норовя кровь Повелителя Щупалец, хлынула
пронзить всеми своими восемью ко- из прокушенной раны прямо в глотку
нечностями. Рванувшись вперед сво- маленького зеленокожего кусаки.
ими семью щупальцами, Спюм креп-
ко вцепился в неистово лягающегося Воистину, Повелитель Чумы внима-
арахнида. Восьмая заостренная лапа тельно следил за Гатротам в тот день,
и щедро его одарил. Глаза гоблина под

69
маской округлились от боли и удив- няли недостаточно быстрых гоблинов
ления, когда кровожадные бактерии и добивали, глумясь и рубя на куски.
и вирусы крови избранного чемпиона
Нургла начали разрушать организм Когда войска гоблинов бежали, ар-
лесного вождя изнутри. Гоблин неи- мия Хаоса смогла полностью переклю-
стово забился в железной хватке щупа- чить свое внимание на остатки диких
лец Гатрота и завизжал, словно свинья орков, что безуспешно, но все еще пы-
на бойне, но было слишком поздно, тались атаковать. С потерей своего
ибо процесс размножения вирусного лидера, орки ослабли морально, и их
колдовства было невозможно остано- боевой запал полностью исчез, теперь
вить. С каждый секундой, благослов- их теснили со всех сторон, давили, ру-
ление Нургла в виде тромбов, опухо- били и кололи. Отчаявшись в конец,
лей и нарывов все больше переполняло орки, которым удалось выжить, так же
гоблина. Тельце его надулось, слов- бежали в леса, ища спасения.
но грибной мяч после дождя. Зеленая
кожа покрылась водяными пузырями Гатрот приказал уродам, поддер-
и почернела, маска слетела с распухше- живавшим свой полевой алтарь, дви-
го до гротескных размеров лица, глаза гаться в направлении красного арах-
выкатились из орбит, и с громким чав- норока, что завяз в разверзшемся под
кающим хлопком, вождь взорвался, ним болоте, вызванном колдовством
точно хлопушка, забрызгав все вокруг Предвестника. Мутанты послушно за-
ошметками своего сгнившего тела. ковыляли к все еще трепыхающему-
ся паучаре. Гатрот грузно спрыгнул со
Кучка зеленокожих, что находи- ступеней своего паланкина прямо на
лись поблизости и стали свидетелями грудь вяло сопротивляющегося чудо-
бесславной и ужасной кончины сво- вища. Произнеся семь любимых имен
его вождя, заверещала и в страхе ки- своего повелителя, Спюм размозжил
нулась наутек в лесную чащу. Паника череп паука обухом своего боевого то-
распространилась по рядам гоблинов пора. Арахнид забился в конвульсиях,
с ошеломляющей быстротой. Гоблины одна из его хитиновых лап ударила Га-
бежали под спасительную тень раски- трота с такой силой, что послала того
дистых дубов, в чащу леса, прятались в полет. Пролетев несколько метров,
в потайные лазы между корнями; па- тот со всего маху врезался в свой по-
учьи наездники спасались, взбираясь левой алтарь, сотрясая его и, заставляя
по паутинным лестницам на верхуш- уродов напрячь все свои неестествен-
ки деревьев, даже огромные арахнаро- но огромные мышцы, чтобы устоять на
ки спешно покидали поле боя. Армия ногах.
гоблинов скрылась из виду, растворив-
шись в лесах Дракенвальда. Победный Послышался треск разбившейся
рев прокатился по рядам войска Гатро- керамики. Резкий запах пришел из не-
та. Некоторые особенно кровожадные, откуда, он был таким невыносимым,
воины бросились в лесную чащу, дого- что даже самые искушенные почитате-

70
ли Владыки Гниения упали на колени, языческого Паучьего Бога, наконец,
опорожняя свои желудки. пришло истинное просвещение.

Серо-коричневый ручеек побежал Перебив армию лесных гоблинов и


из-под алтаря, находившегося в центре уничтожив зеленокожего шамана, что
паланкина Готорота, жижа вытекала руководил ими, Гатрот освободил для
из разбитой чумной урны, что храни- своего повелителя эту часть Дракен-
лась в недрах походного храма. Дымя- вальдского леса, где каждый метр зем-
щееся ни с чем несравнимым смрадом, ли был пропитан энергией, копившей-
содержимое амфоры закапало на зем- ся десятилетия. Теперь это место было
лю. Там, где жидкий подарок Нургла передано во власть Чумного Владыки,
проронил свои капли, землю прорвали и это была большая победа, ибо власть
толстые побеги, утыканные колючка- Бога Паука была осквернена, а его по-
ми они раздавались вперед, извиваясь, следователи убиты и паразитированы
все удлиняясь и разрастаясь, вопреки вирусом буйного плодородия.
законам логики. Чумные лозы полза-
ли по поляне, словно слепые змеи, на Глядя на то, как разрастается этот
ощупь, в поисках свежих трупов. На- сад извращенной жизни, воины Хаоса
тыкаясь на тело, они обвивали его, пу- ликовали, они видели, что их победа
ская корни в остывающее мясо. В свою не осталась незамеченной. Знаки бла-
очередь, новые молодые побеги через госклонности Нургла цвели насколько
мгновение прорастали из тела-носи- хватало глаз. Кто знает, какие подар-
теля, распространяясь таким образом ки еще припасены для них у Чумного
все дальше и дальше. Бога, и они готовы были убить больше,
чтобы выяснить это.
Северяне смотрели с почтенным
ошеломлением, как, по всей поля- Воины Гатрота осквернили каждый
не, чумные лозы скручивают в своих труп зеленокожего, что смогли оты-
ужасных объятиях мертвые тела ор- скать в сплетениях побегов-мутантов,
ков, гоблинов, зверолюдов и Норскан- на скользкой от крови лесной поляне.
цев без разбору, и увлекают их вверх, Мечами, когтями, ножами и топора-
сплетаясь над землей в арки. Трупы ми, животы орков и гоблинов были
висели над политой кровью и слизью распороты и выпотрошены, и дур-
почвой, точно гротескные подобия со- но пахнущие склизкие внутренности
зревающих фруктов в саду маньяка. свисали теперь как ужасные гирлянды
Растения-мутанты очень скоро запол- на этом извращенном празднике жиз-
нили всю поляну, образуя над войском ни.
Хаоса обширный шуршащий купол. - Теперь это священное место. –
Храм извращенного плодородия Нург- Произнес Гатрот Спюм, счищая щу-
ла был воздвигнут на том месте, армия пальцами, корку из засохшей крови и
Гатрота щедро посеяла семена смерти налипших внутренностей со своих до-
и страдания. В невежественные земли спехов.

71
- Несомненно. – Ответил Йогрик, стенами чумной поросли, что окружа-
его бас рождал низкое жужжащее эхо, ли войско со всех сторон. – Узрите же,
внутри его полного шлема, давно уже как его рука переделывает этот мир под
сросшегося с плотью. – Но в этом лесу наши нужды. Но знайте, это лишь ма-
еще предостаточно деревьев и наш лая толика тех даров и той славы, что
путь все еще не свободен. мы сможем получить на улицах Альт-
дорфа!
С последними словами Йогрика,
чумная поросль вдруг пришла в хао- Все как один, воины одобрительно
тическое движение. Толстые шипастые заревели, они трясли в воздухе своими
побеги принялись обвивать и душить клинками, топали копытами и ревели,
местную поросль. С треском и скри- а за их спинами, растения-мутанты
пом, чумные лозы стали выгибать беспокойно шевелились, полностью
столетние дубы, надламывая стволы, разделяя их кровожадный настрой.
сминая меньшие деревья, образовывая
подобие коридора, что постепенно ста-
новился все длиннее и длиннее. Спле-
таясь между собой, они превратились
в плотную твердую стену, что, как бы,
оттесняла Дракенвлальдский лес в сто-
роны, открывая для войска Спюма сво-
бодную дорогу на юг.
- Почитай богов должным образом,
и они отблагодарят взамен. – Подыто-
жил Гатрот, гордо выпятив широкую
грудь.
- Если эта тропа ведет туда, куда я
подумал, - глухо произнес Йогрик, -
нам, возможно, удастся даже опере-
дить Братьев Глот.
- А я уверен в этом. – Отрезал Пове-
литель Щупалец. Он перевернул свой
топор и с силой ударил несколько раз
обухом в гранитную поверхность па-
ланкина под ногами, прерывая всеоб-
щие разговоры и требуя немедленного
внимания своих воинов. – Сегодня мы
порадовали нашего отца, и он отблаго-
дарил нас в ответ. – Зычно проговорил
Гатрот, его слова прокатились по рядам
закованных в железо воинов и резони-
ровали с подергивающимися живыми

72
73
73
74
74
Далеко на севере, расталкивая в веков. За долгое время их неестест-
стороны массивные льдины, громад- венной жизни, их тела превратились в
ный корабль заходил в Кислевский сюрреалистичную смесь заразы и иско-
Залив. Он был похож на погруженный верканной плоти. Первый среди троих,
во тьму плавучий остров, и подобно Орготтс Демонорвот, известный так
гигантскому слизняку, оставлял за со- же, как Король Полукровка (Bastard
бой на воде жирный след копошащего- King), воин, чью кровь заменяла де-
ся паразитического планктона. Оскал моническая желчь. Вторым был Блоб
был не обычной шхуной, а являлся, по Гнилород (Bloab Rotspawned), навеч-
сути реинкарнацией известного в про- но вросший в опустевшую раковину
шлом флагмана, что затонул когда-то у огромного моллюска-мутанта, что по-
побережья Остланда. Гнилая посудина крывала теперь его гнойную, поражен-
была поднята со дна гигантским краке- ную личинками плоть, подобно броне.
ном, находящимся в услужении Пове- Блоб обладал силой призыва роя демо-
лителя Щупалец. Оскал вытащили на нических мух и успешно использовал
берег и передали в распоряжение чем- его еще в далеком 2303, когда воевал на
пионов Ледяного Отрога. стороне Орготтса в Битве за Кислев-
ские Врата. Последним в их троице яв-
С незапамятных времен, дикие пле- лялся Морбидекс Дваждырожденный,
мена Ледяного Отрога поклонялись гнилобрюхий весельчак, предводитель
Нурглу. Потусторонний мир, где цар- нурглингов. Выводки этих низших де-
ствовал их повелитель, совсем не ка- монов сопровождали его повсюду. Все
зался им чуждым или непривычным. трое были благодарны Вечноизбран-
Грань между реальностью и миром ному, за шанс участвовать в походе и
эфира была особенно тонкой на за- намеривались, во что бы то ни стало,
снеженных вершинах этих земель. Все подчинить южные земли воли своего
здесь было уже поражено имматери- повелителя.
умом на протяжении долгих лет, и с
каждым десятилетием влияние Хаоса Отто Глот передал под командова-
в этих землях становилось все силь- ние трех личиночных наездников це-
нее. Воины, выживавшие в суровых лый гарнизон фанатиков Повелителя
условиях высокогорий Ледяного От- Чумы, что должны были пополнить их
рога, были столь выносливы и суро- ряды в Бронзовой Крепи (Brass Keep),
вы, что стоили десятка обычных чем- как только всадники достигнут Сере-
пионов. динных Гор (Middle Mountains). Оргот-
тс с радостью принял на себя обязан-
Среди вождей племен, обитающих ности командовать войском, так как
на Отроге, выделялись трое, чьи тела давно мечтал укрепить свое положение
и души Владыка Разложения затронул среди излюбленных чемпионов Нургла
особым образом. Все трое были одаре- и, отбросив наконец остатки человеч-
ны настолько необычными изменения- ности, принять демоничество.
ми, что смогли прожить уже несколько

75
Жаждущие славы, но болезненно не Имея лишь один корабль в своем
желавшие делиться ею с кем бы то ни распоряжении, Орготтс и его люди,
было, оседлав своих тучных, долговя- становились легкой мишенью для ору-
зых личиночных скакунов, чемпионы дийных батарей береговой обороны
Ледяного Отрога, не мешкая, двину- Остланда. Поэтому они избрали дру-
лись в путь. гой путь, через Кислевский Залив, зем-
ли, что были ослаблены и разорены
Палуба Оскала, несомненно, ви- недавним вторжением войск Губитель-
дала и лучшие времена, но вполне ных Сил.
годилась для целей Орготтса. С по-
мощью колдовства, Блоб Гнилород Высадившись с Оскала на бе-
заставил прогнившие ребра бортов рег, вблизи осажденного Эренграда
потопленного судна вновь срастись. (Erengrad), личиночные наездники
Затем он нарастил поверх них тол- миновали его позолоченные купола
стый слой зловонного воспаленного и двинулись дальше, по направлению
мяса. Вместо парусов были натяну- к Талабхейму. Прорубив себе дорогу
ты свежесодранные шкуры мамутов сквозь чащу Остландских лесов, они
(mammut), что были весьма проч- пересекли Серединные Горы, получив
ными и могли выдержать яростный обещанное пополнение в Бронзовой
напор северных ветров. По приказу Крепи. Теперь всадники Ледяного От-
Гатрота, чудовищный кракен сопро- рога планировали выйти к стенам Аль-
вождал возрожденный корабль всю тдорфа с западной стороны, как и пла-
дорогу в море, он даже потопил пару нировалось, в день Гехеминснахта.
Имперских судов и Эльфийских мор-
ских патрулей, что пытались напасть Когда воины Орготтса двигались по
на чумную посудину. И вот, спустя тундре к западу от Эренграда, скауты
несколько недель плавания, Оскал, немедленно доложили об их прибли-
наконец-то, подошел к берегам Кис- жении своим боярам, но те предпочли
левского Залива. не ввязываться в бой, а пропустить их
беспрепятственно. Эренград только
Если армада Братьев Глот включа- начинал восстанавливаться после из-
ла тысячи татуированных дикарей, а нурительной кровопролитной войны,
войско Повелителя Щупалец насчи- и Кислевиты вовсе не желали навлечь
тывало более тысячи тяжело брони- чуму на прошедшее сквозь недавние
рованных ветеранов Норски, то вся ужасы войны, изможденное городское
армия Демонорвота, состояла пока, население.
лишь из трех воинов. Но воины эти
пришли с далеких окраин севера, от- В то время как Эренградских вете-
туда, где мир смертных соприкасается ранов больше заботила их собственная
с энтропийной мощью энергий мира безопасность, всадники Демонорвота
Хаоса, и они несли в себе отголоски свободно пересекли Серединные Горы
этой мощи. и углубились в земли Империи. Выса-

76
дившись в самой южной точке Кислев- варева смрадную вонь. Выражение на
ского Залива, они избежали не только лице сменилось горделивым понима-
столкновения с орудийными батарея- нием своего дела, когда Доктор Фестус,
ми береговой защиты Остланда, но и подобно повару при дворе Императо-
миновали дремучие чащи его непрохо- ра, отрезал кисть у ближайшего трупа
димых лесов. и подкинул ее в мерзкий кипящий бу-
льон:
Изначально Орготтс предполагал - Кинь руку просящего в жидкую
выйти под стены Альтдорфа к концу муть, - проурчал Кугат сквозь клубы
осени, плечом к плечу с Братьями Глот, едкого пара,- да только осечь ее не по-
чтобы поддержать их атаку. Но его не- забудь.
терпение росло, и он уже не мог ждать - Кнечно, конечно. - Отмахиваясь от
следующего времени года, чтобы про- доброжелательного совета, пробубнил
лить кровь. Нет, он не будет дожидать- Фестус. – К вашему сведению, я весь
ся Гехемниснахта, а начнет резню сразу последний год провел, изучая седьмой
же, как только войска Бронзовой Кре- ингредиент.
пи окажутся под его командованием. - Но достаточно ли твой рецепт жи-
вотворен, дорогой мой?
Имея в своем распоряжении лишь - Не так как хотелось бы, Кугат. Хотя
одну армию и двух военноначальни- маленькие козявки оказались весьма
ков, было весьма амбициозно рассчи- полезными.
тывать взять штурмом город, считав- - О, они справятся. То ли еще будет!
шийся одним из самых неприступных – Пританцовывая пробулькал Кугат.
городов-крепостей Империи. Но ам- - Мелочь помогла извлечь толику
биции это как раз то, чего у Орготтса магии Нургла, необходимую на данном
имелось в избытке – амбиций и непре- этапе. – Продолжал Фестус. – Переул-
одолимого желания доказать свое мо- ки Альтдорфа задыхаются в удушли-
гущество достойное демоничества. вом смраде, и скользкая жизнь рвется
наружу из всех щелей. К вечеру тени
*** корчатся так знакомо. Я почти чув-
ствую, как сад расцветает.
В сырости переполненной миазма- - Твоя правда плодоносна, закли-
ми лаборатории Фестуса, котел, пол- натель пиявок! – отвечал Кугат. – И
ный варева из плоти и желчи начинал наши союзники уже близко. Глоти-
закипать. Бесформенная, жабоподоб- ки и Гатротики больше не медленные
ная физиономия с любопытством скло- улитки, нет, с тех пор как распустил-
нилась над дымящейся и булькающей ся Папин живой тоннель. Я так же
жижой котла. Жирные слюнявые губы предвижу пополнение в рядах Демо-
были чуть приоткрыты. Хриплое кар- нокровного (Daemonbleeder). – Кугат
кающее дыхание вырывалось из узкой злобно осклабился, и мутная черная
щели между ними, когда физиономия жижа заструилась промеж его кривых
вдыхала и выдыхала исходящую от острых зубов, стекая по подбородку. –

77
О, да – мы так же ожидаем и Счетово- Там, где стояли раньше могучие
да! раскидистые дубы, где чащи были на-
- Так значит… Демонорвоту ожи- столько мрачны и непроходимы, что в
дать пополнения, да? Пополнением их черной тени, заблудшая душа могла
станет Эпидемиус Счетовод (Epidemius раствориться и избежать гнева бого-
the Tallyman)? Тогда все замечательно и борцев-инквизиторов, ничего не было
пройдет как надо. Если, конечно, ты, прежним теперь. Теперь эти места ки-
хотя бы на время, прекратишь бухтеть шели чужеродной гадостью, шипастые
у меня под ухом и разрешишь порабо- побеги, точно огромные змеи, задуши-
тать в тишине. ли в своих объятиях некогда мощные
и гордые дубы, прогрызая кору и вы-
Возбужденное гримасничанье Куга- сасывая все соки, превращая деревья
та сменила кислая мина: в трухлявые паленья. Зеленые побеги
- Виноват, раскаиваюсь и никаких так же душили друг друга, в погоне за
боле сторонних разговоров! – с гром- лучшим местом более сильные давили
ким хлопком Кугат растворился в воз- более слабых. Чумные лозы приходи-
духе. ли в движение, когда Влад проезжал
- Премного благодарен, - пробур- мимо слишком близко, они начинали
чал Фестус, зачерпывая поварешкой из вслепую шарить по сторонам своими
котла. – Ну что, козявки, - он вперил в скрюченными почерневшими гнилы-
кишащую заразой мутную жижу свой ми концами. Кривя свои тонкие губы
немигающий жабий взгляд, - идите же в отвращении, вон Карстен двигался
к Фестусу. дальше, держа дистанцию.

*** У вампира не было никакого же-


лания вступать в лишенную смысла
В то время, как наездники с Ледяно- борьбу с примитивным растением, как
го Отрога вторглись в Империю, Влад и не было желания, окончить свое су-
вон Карстен ехал по Стирской Дороге ществование одним из висящих по-
(Stir Road) в седле своего костлявого всюду в большом количестве трупов.
жеребца. Его аристократичные чер-
ты лица исказила гримаса отвраще- Трупы висели и там и здесь, изло-
ния. Еще несколько дней тому назад, манные, лишенные конечностей, сви-
шпионы донесли ему, что вторгшиеся детельства своей жуткой и бесслав-
с севера Империи, армии захватчи- ной кончины. Количество свисающих
ков пропали в горных чащобах Дра- с хищных лиан тел поражало, Владу
кенвальдских лесов и угроза Чумного даже удалось отыскать на некоторых
Бога нейтрализована. Но по возвра- из мертвецов отметины своего влады-
щению из Золотого Бастиона он впал ки Нагаша. Прошло немногим больше
в шок, найдя леса его предков обезо- недели с тех пор, как последний ритуал
браженными и измененными до неуз- некромантии вынул мертвецов на этих
наваемости. землях из их могил. Но мерзкие побе-

78
ги отвоевывали все больше и больше жая ужасный процесс питания. Заин-
пространства с каждым днем, и ожив- тригованный, Влад потянул из ножен
шая нежить как видно, была им явно свой призрачный меч и рассек побег
не помехой. на две части. Жидкость, брызнувшая
из разрубленной лозы, была столь зло-
Но еще больше раздосадовало вам- вонной, что, даже находясь в призрач-
пира то, что рядом с полусгнивши- ной форме, вампир отпрянул назад.
ми телами нежити, висели и свежие
трупы, чуть затронутые разложением. Определенно все это не могло быть
По виду, крестьяне и лесничие. Попа- делом рук человека. Чтобы сотворить
дались и тела зверолюдов, что абсо- настолько мерзкое и темное закля-
лютно не трогало Влада, так как эти тие, требовалась сущность куда более
твари всегда приносили только про- могущественная, чем простой смерт-
блемы. Однако, будущие перспективы ный. Разнузданное плодородие, бес-
всего этого ничуть не радовали вам- контрольно захлестнувшее все, до чего
пира. могло дотянуться, изменяющее и ко-
веркающее любой намек на упорядо-
Горло каждого из подвешенных, ченность. Сила способная сотворить
было туго обвито жирной чумной ло- такое была, но лишь одна. И имя ей -
зой, огибая подбородок она исчезала в Хаос.
глубине широко раскрытого рта тру-
па. Владу было понятно, что поганые Вернувшись на дорогу к своему
растения питаются внутренностями жеребцу и прервав заклинание ле-
и мясом этих несчастных, на манер витации, Влад пришпорил своего
кровососущих паразитов. Такое зрели- скакуна и помчался прочь на север,
ще было богохульно по отношению к с мыслью страшного осознания в
древнему проклятию крови, которым своей голове. Пускай, Сильвания не-
был поражен весь вампирский род. восприимчива к черному колдовству
Хотя Влад давно справлялся со своей такого рода, но остальная Империя
красной жаждой с помощью своего рискует вскоре быть поглощенной
питающегося клинка (feeding-sword), Хаосом. Хотя ему ужасно не хотелось
неприятные ощущения, все же нака- оставлять свои земли сейчас, после
тывали на него, при взгляде на то, что столь долгих лет потраченных на их
творилось вокруг. процветание, в данный момент безо-
пасность Империи в целом была наи-
Произнеся заклятие на Некхак- высшим приоритетом. На кон был
харском наречии, Влад стал легким и поставлен порядок в самом прямом
почти неосязаемым как туман. Собрав смысле этого слова. И по донесениям
волю в кулак, он подплыл вплотную его разведчиков, побеги чумных лоз
к одной из растительных щупалец. В были не единственной проблемой, с
этот раз щупальце не обратило на него которой столкнулись близлежащие
никакого внимания, неспешно продол- провинции.

79
Вампир понимал теперь, что напа- была кровь. Его латные перчатки так же
дение на Золотой Бастион было всего были в крови. Держась немного поза-
лишь отвлекающим маневром. При- ди, следовали тридцать Рейксгвардей-
манкой для сил порядка, стянувшей цев (Reiksguard), резерв, что Зинтлер
их к границам Кислева и отвлекающей настоял держать при себе все время.
от реальной угрозы, что исходила из-
нутри. Безликие диверсанты тайно На фоне пронзительного колоколь-
ослабляли Империю, подготавливая ного звона, что доносился с башни Гло-
к грядущему вторжению. Но действо- кентор (Glockentor), Ханс отчетливо
вать нужно было немедля, пройдет еще слышал вой бунтующей черни, доно-
много времени, прежде чем имперские сившийся с городских улиц. Доспехи
болваны поймут, с чем столкнулись, но гвардейцев были покрыты грязными
будет уже поздно. И если Старый Свет мокрыми следами от гнилых помидо-
поглотит Хаос, то ему уже никогда не ров и стухших яиц, что разъяренная
отыскать Изабеллу (Isabella), свою толпа принесла с собой. Лица неко-
утраченную любовь. Хуже того, когда, торых были перепачканы запекшейся
подчинение и сдержанность станут кровью.
лишь пустыми словами, все за что так
долго боролся вон Карстен, превра- То и дело спотыкаясь, по правую
титься в прах. руку от Зинтлера бежал веснушчатый
юноша, его беспокойный взгляд был
Резко натянув удила, Влад остано- сосредоточен на странице пергамента,
вил своего костлявого жеребца. Он что сжимал Хэлборг в своей окровав-
приподнялся в стременах и обернулся, ленной рукавице. Юношу звали Ган-
еще раз взглянув на инфицированные толд (Gunthold) и он был гонцом, до-
чумной порослью леса своих предков. ставившим послание во дворец.
Время нанести ответный удар. Вампир - Мой господин, фамильный герб,
вынул листок пергамента из складок что отображен на печати, без сомне-
своей дорожной накидки, достал перо ния, принадлежит семье вон Карстен.
и, проколов им свою вену, написал кро- И инициалы В.В.К…
вью второе послание с предложением
союза смертным владыкам Империи. С мрачным лицом, Рейксмаршал
обернулся на посла. Молодой человек
Быстрым уверенным шагом, Курт отшатнулся от свирепого взгляда Хэ-
Хэлборг шел по коридорам Импер- лборга. Сам Зинтлер, за последние не-
ского дворца. В воздухе висел чад от сколько дней, неоднократно испытал
горящих по стенам факелов. Рейкска- на себе этот колючий холодный взгляд.
питан Ханс Зинтлер (Reikscaptain Hans Старый Волкмар (Volkmar) был един-
Zintler) изо всех сил пытался не отста- ственным человеком, кто мог спокойно
вать от своего повелителя, и тяжело выносить этот взгляд.
дыша, семенил следом. На эфесе клин- - Тогда не трать наше время попу-
ка Хэлборга, что подрагивал на поясе, сту и выкладывай. – Сухо отрезал Курт

80
Хэлборг, резко заворачивая и входя в Маренбурга. Паразитическая жизнь
тронный зал. Последние из гвардей- теперь угрожает даже моей дорогой
цев притворили двустворчатые рез- Сильвании. И эту войну вряд ли удаст-
ные двери, оставляя компанию наеди- ся выиграть с помощью грубой силы и
не. – Давайте же послушаем, что этот острого клинка.
изворотливый кровососущий негодяй - Он во многом прав… – задумчиво
хочет сказать в этот раз. промолвил Хэлборг, но гонец продол-
жил чтение, прервав своего повелите-
В зале наступила тишина, люди Хэл- ля на полуслове.
борга переглядывались между собой в - Похоже, мы недооценивали изо-
недоумении. Первым, кто нарушил не- бретательность наших северных про-
ловкое молчание, был Зинтлер: тивников, - голос Гантолда стал хри-
- Трудно поверить в то, что это дей- плым и торжественным, его глаза уже
ствительно написал Влад… не смотрели в лист пергамента, а были
- Мне тоже кажется, что это просто широко раскрыты и глядели в пусто-
чей-то розыгрыш, блеф. – Возбужден- ту перед собой. – И теперь нам пред-
но предположил осмелевший гонец. стоит много тяжелой работы, если мы
- А вот я думаю совсем иначе, - про- хотим восстановить порядок и очи-
изнес Хэлборг холодно, - довольно стить наши земли от чумной заразы,
глупых предположений, Гантолд. Чи- что мы уже впустили. – Лицо юноши
тай что написано в гребаной депеше. побледнело, весь он вытянулся в стру-
ну. Зубы его громко клацали, когда он
Гонец спешно закивал и, развернув продолжил, - И что же ты предлагаешь
перед собой свиток пергамента, вце- делать со всем этим, спросите вы меня.
пился в него дрожащими руками: Я предлагаю вам перемирие. Больше
- Мои дорогие Графы Выборщики, того, я предлагаю вам объединение.
- начал он робко, - или, кто бы там не Союз. Вместе мы спустим шкуру с этих
был сейчас у власти. Хоситских собак! - Кровавая пена вы-
ступила на губах Гантолда. – Вместе мы
При этих словах Хэлборг хмыкнул, покажем этому дикарскому сброду их
на его лице появилась мрачная улыб- место, которое они позабыли, ступив
ка. И это было самым полным из под- своими грязными ногами на порог на-
тверждений своего самопровозгла- шего дома. Вместе мы восстановим по-
шенного правления, которое Зинтлер шатнувшийся порядок!
слышал от него за все время.
- Несомненно, вы уже заметили, - Гонец стоял, опустив руки по швам,
продолжал Гантолд. Его голос стал его кисти были странно вывернуты,
каким-то глухим, а взор затуманился, пергамент давно смят и зажат в сведен-
когда он начинал говорить от лица вон ном судорогой кулаке. Голова завали-
Карстена, – что наша возлюбленная лась набок, его окровавленные губы пе-
Родина подверглась нападению извне. рекосила страшная довольная улыбка.
Чума поражает земли от Кислева до Взгляд по-прежнему был пуст. Зинтлер

81
беспокойно переглянулся с Хэлбор- каженных (fog-lepers). Да, и объясните
гом, но Рейксмаршал сделал жест ру- сестрам всю деликатность его состоя-
кой, приказывая своему помощнику не ния.
предпринимать никаких действий без
его приказа. Зинтлер кивнул в знак понимания
- Хорошенько обдумайте то, что я и, подозвав своих людей, быстро отдал
сказал. – Прохрипел молодой посол. – соответствующие приказы. Он нервно
Я не ожидаю от вас немедленного от- пощипывал свою бородку, глядя в след
вета. Вы, смертные, все еще боитесь посидевшему старцу, бывшему юно-
холодных объятий смерти, так же, как шей несколько минут назад, которого
дети боятся темноты. И все же, если вы теперь уносили под руки:
надумаете принять мое предложение, - Это послание, сир. Как вы считае-
пусть ваши люди разожгут огонь на те, его действительно написал Граф вон
вершине сигнальной башни города в Карстен?
час полуночи. И знайте, что с той поры,
вам не надобно боле боятся мертвых. Рейксмаршал лишь фыркнул в от-
Но, если же, вы решите проигнориро- вет, его лицо выражало нетерпение и
вать меня, боюсь, судьба будет к вам гнев. Но Зинтлер хорошо понимал, что
менее благосклонна. Живы вы будете за этой маской Хэлборг хорошо скры-
или мертвы, в любом случае, в ближай- вает свою озадаченность.
шем будущем мы с вами увидимся. - Меня мало волнует, написано ли
это письмо кровососом вон Карстеном
До скорой встречи, ваш преданный или каким-нибудь балбесом из Амети-
друг и повелитель крови, Влад вон Кар- стового Колледжа (Amethyst College). –
стен. Ответил Хэлборг. – Но будь я проклят,
если запятнаю себя союзом с этим жи-
С этими словами, посол рухнул на вым трупом. Это не обсуждается. А
пол, хватая ртом воздух, точно осво- теперь, бегом выполнять свои обязан-
бодился наконец, из чьих то удушли- ности. Эти проклятая чернь слишком
вых объятий. Трясущимися руками распоясалась на улицах. Наведите по-
он пытался найти опору и подняться рядок в городе, если потребуется, ог-
на ноги, его безумный взгляд бегал по нем и мечем.
сторонам. Кровь тонкими струйками
текла из его ноздрей. Щеки его впа- Зинтлер кивнул с пониманием, и по-
ли, а губы посинели. Волосы на голове дал знак своим людям покинуть залу.
посидели. Он будто постарел на пол Закрывая за собой двери, он мельком
жизни. взглянул на Рейксмаршала. Тот тяже-
- Сжечь письмо, немедленно. – Рас- ло опустился на ступени перед троном
порядился Рексмаршал. – Отведите не- Карла Франца. Последние ночи, что он
счастного глупца в Храм Шали (Temple провел на ногах, изрядно его вымотали.
of Sallya). Сделайте это, даже если при- - Ханс, - кинул устало Хэлборг вслед
дется прорубаться сквозь толпу про- своему капитану, - Не подведи меня, Ханс.

82
С приходом лета, поползли слухи о лись из леса, из каждой канавы, пере-
страшных бедах, что обрушились на крывая дороги целиком.
земли Карла Франца. С одной стороны
ужасный черный мох осушал речные Болезнь выкашивала людей целыми
каналы, заполняя их до краев хлюпаю- селами, их попросту некому было хо-
щими пластами заразы; с другой пло- ронить. Дела обстояли совсем плохо,
тоядная чумная поросль уничтожала там, где колдовство Нагаша, что еще
лесные чащи, расползаясь по земле не было полностью рассеяно с момента
во всех направлениях, точно крово- его последнего воскрешения, давало о
жадные слепые змеи. Люди боялись, и себе знать. Пораженные чумой трупы
страх парализовал их. Высокие стены и рыскали по округе в поисках живых,
крепкие засовы не спасали от чумных чтобы выместить на них всю свою зло-
поветрий. Даже самые жадные из куп- бу и горечь. Не кому было пахать поля,
цов не решались торговать в пределах не кому молоть зерно, скотина дохла не
зараженных неизвестными болезнями опустевших нивах, голод обрушился
земель, а капитаны речных судов пред- на земли Империи. Кое-где были даже
почитали оставаться на берегу, нежели зафиксированы вспышки каннибализ-
ходить по мутной черной жиже, в ко- ма. В паранойе, люди искали винова-
торую превратилась вода. тых, сосед подозревал соседа, селянин
винил горожанина. Люди начали уби-
Бедолаги, которым не повезло ис- вали друг друга, не уступая чуме по эф-
пить из вод Рейка, вскоре сами по- фективности.
крывались коростой черного мха, что
высасывал и убивал их за считанные Вести об ужасах, что захлестнули
дни. Зараза не щадила так же и тех, империю, дошли и до благородных
кто пытался оказывать помощь не- рыцарей Бретонии (Bretonnia). Лоуэн
счастным. Исключением были лишь Лионкэр (Louen Leoncoeur) вернулся
сестры милосердия Храма Шали, они с Серебряного Шпиля (Sillverspire) в
каким-то чудесным образом остава- самый разгар весны. Израненный, но
лись не тронутыми инфекцией. Тече- несломленный после того, как потер-
ние Рейка изменилось, и Талабек пре- пел поражение в схватке с Малобудом
вратился в мрачное место отчаяния (Mallobaude), он стал правой рукой
и смерти. Болезни поразили тех, что Зеленого Рыцаря. Лоуэн едва успел
проживал на берегах реки. Их кожа отчистить свои доспехи от кровавых
почернела, и они бежали в город, ища следов недавних боев, когда призыв о
помощи. Люди сторонились прока- помощи, отправленный Хэлборгом до-
женных мхом (moss-lepers), кто-то стиг его покоев. Проведя долгое время
пытался покинуть территорию горо- в молитвах, обращенных к Леди, он,
да, в надежде перебраться в незара- наконец, облачился в доспех и собрал
женную часть страны. Переселенцы войско из доблестных гордых рыцарей,
быстро находили ужасную смерть в которые пожелали протянуть руку по-
сплетениях плотоядных лоз, что тяну- мощи братскому народу Империи.

83
Когда рыцари Бретонии двинулись в меном (dolmen - дольмен древние по-
марше на Альтдорф, Демонорвот и его гребальные и культовые сооружения,
чемпионы как раз пересекали засне- относящиеся к категории мегалитов
женные просторы Серединных Гор. Им (то есть к сооружениям, сложенным
пришлось прорываться сквозь бушую- из больших камней)), покрытым вязью
щие ледяные метели; они подвергались кривых смазанных рун. Позади него, в
постоянным атакам химер (chimera), центре поляны, возвышалась огромная
чей белый мех, делал их фактически гора изувеченных трупов, в ее глубине,
не видимыми на снегу; скалистые вер- покрытый кровью и склизкими вну-
шины обрушивали на них целые стаи тренностями находился родовой ка-
кричащих горных орлов. Но никакие мень (herdstone). Вонь, что исходила от
трудности не могли их остановить. В горы разлагающихся мертвых тел была
начале лета они уже были под стенами невыносима, но для шамана-предска-
Бронзовой Крепи. Но воинственные зателя этот запах предвещал лишь ве-
племена почитателей Нургла напали личие, ожидавшее его впереди.
на них, не желая слушать. В ходе сра-
жения, Орготтс смог доказать местно- Когда затмение вошло в зенит, Пред-
му лидеру, что оба они служат одной вестник извлек маленькую склянку из
силе. Продемонстрировав все красоту складок своей потрепанной грязной
своего измененного тела, Демонорвот накидки, и вылил ровно три капли рез-
разжег священный трепет в гниющей ко пахнувшей жидкости на свои мор-
душе вожака местных племен. Гарни- щинистые черные губы. Спустя мгно-
зон Бронзовой Крепи в полном составе вение он согнулся пополам в судорогах
встал под знамена всадников Ледяного и стал бессвязно орать на Темном На-
Отрога. речии, он именно орал, каркал и рычал,
ибо в звуках этих не было не порядка
В середине лета 2525 луны-блез- ни логики, и походили они больше на
няшки столкнулись в небе. А внизу, на крики ужаса и отвращения, чем на сло-
земле, толпы зверолюдов стекались из ва наполненные смыслом. Капилляры
лесных чащоб, чтобы стать свидетеля- его глаз полопались, застилая белки
ми отвратительного ритуала. Завывая, красной пеленой, кровь брызнула про-
блея и пожирая свою кровавую пищу, меж кривых желтых зубов на грязную
бесчисленная орда потных, воню- бороду, похожую на связку крысиных
чих звериных тел, лысых и покрытых хвостов.
шерстью, кишела, точно живой ковер.
В небесах Луна Хаоса закрыла собой Высоко в небе странная темно-зеле-
Маннслиб, тьма поглотила ореол све- ная вспышка осветила Моррслиб. Луна
та. Во главе нечестивого празднества Хаоса пролила на землю тонкие струи
стоял Предвестник, он руководил этой этого свечения, что ползли вниз с ши-
воистину черной и богомерзкой вече- пением ядовитых змей. Заряды нечи-
рей. Высоко вскинув свои заскорузлые стой энергии упали по всему Дракне-
волосатые руки, он склонился над дол- вальдскому лесу, но самый жирный и

84
грязный сгусток попал в гору трупов в вестника, им не было конца, и сила
центре поляны. их была невероятна. Каждый демон
имел один рог, один глаз и одно
Мир вокруг на мгновение поблек и предназначение привести этот мир
стал абсолютно бесцветным, так ярко в эру чумы, которая будет длиться
было болезненное зеленое свечение, вечность.
ударившее из-под наваленных в кучу
мертвых тел. Затем гора гнилого мяса Грегор Мартак тихонько застонал,
разом впитала в себя все свечение до ворочаясь во сне на куче пахнущего
последней капли. Вновь обретший мочой сена. Он был переназначен с
краски мир сотряс оглушительный должности военного советника и те-
чавкающий грохот, когда родовой перь носил сан Великого Патриарха
камень, находящийся внутри, пере- (Supreme Patriarch). Ему была до одури
полнился силой Хаоса и взорвался противна роскошь Имперского Двор-
ошметками мяса и костей. По всему ца, что прилагалась в довесок к новому
лесу сотни меньших родовых камней чину и так ценилась его меркантиль-
так же взорвались, оставляя на своем ным предшественником Гелтом (Gelt).
месте, колышущиеся в воздухе, гряз- Плюнув на все, Мартак отправился
но-зеленые пятна порталов в другой спать на конюшни. Янтарный волшеб-
мир. ник (the Amber wizard) чувствовал себя
намного комфортнее, окруженный за-
Влажное пульсирующее тепло по- пахом навоза, кусающейся мошкарой и
ползло по поляне от места, где рань- покалывающим бока сеном.
ше находился родовой камень. Когда
звон в головах зверолюдов прошел, на Но даже здесь Мартак не мог рас-
место него пришли завывание и гогот слабиться, его сны были беспокойны-
бессмертных сущностей. Монотонный ми и напряженными. Они были полны
колокольный перезвон зазвучал со знамениями и видениями о будущем и
всех сторон, и миллионы жирных де- не давали его измученному разуму ни
монических мух вырвались в реальное облегчения не отдыха.
пространство. Зверолюды ликовали, и
потрясали своим оружием в дикарских В его разуме проносились видения
жестах приветствия, славя своих богов, огромной фигуры, мощного телосло-
они приветствовали появляющихся из жения, закованной в заговоренную
портала тварей. броню из древесной коры. Воин лежал,
обливаясь холодным потом на вязанке
Один за другим, вереница криво- из увядших ив, его глаза закатились,
ногих пузатых демонов потянулась показывая дрожащие белки, преследуя
из рванной дыры в пространстве, фантомы, видимые лишь ему одному.
что образовалась на месте родово- Ноги титана до самых бедер были по-
го камня. Они быстро заполняли крыты коростой могильного мха. Тело
поляну, вызванные ритуалом Пред- его было усыпано черными нарывами

85
и спутано, словно змеями, извивающи- за острые скалистые уступы своими
мися грязно-зелеными побегами. мясистыми лапами, оставляя жирные
липкие кляксы, что тут же замерзали
Возле его тела стояла небесная дева на холодном не дружелюбном ветру.
несказанной красоты. Один взгляд на Их крючковатые когти глубоко вгры-
нее мог залечить разбитое сердце, а зались в промерзшую землю, даруя
ее прикосновение исцелило бы самые им необычайно прочное сцепление с
ужасные из ран. За ее спиной висела обледенелой поверхностью, когда они,
открытая клетка, сплетение из черных словно обезьяны в джунглях, прыгали
металлических прутьев с распахнутой по горным выступам. С вершины часто
настежь дверью. сходили лавины, но всадники Орготт-
са были всегда на шаг впереди. За ними
Богиня упала на колени, причитая двигались Искаженные (Repugnauts),
и оплакивая участь, что выпала ей и ее племя воинов, что присоединилось к
любимому. Она гладила ладонями изу- наездникам после небольшой стыч-
веченное тело воина, но эти раны были ки под стенами Бронзовой Крепи. На
слишком тяжелы даже для ее дара ис- загривке каждой личиночной твари
целения. имелся шишкообразный нарост не чув-
ствительной плоти. Каждый всадник
«Таал, - плакала дева, - Таал, любовь ехал, глубоко погрузив лезвие своего
моя, крепись…» клинка, в этот нарост, тем самым фик-
сируя себя на покатой скользкой спине
Со страшным криком, Мартак про- ездовой твари. Нургл, так же одарил
снулся в сене на Альтдорфских конюш- наездников отвратительным смрадом,
нях, он был мокрым от пота, и живот- схожим с запахом комковатой желчи,
ные по всем конюшням кричали вместе что твари то и дело изрыгали из своих
с ним. утроб. Зловоние заставляло образин
думать, что всадники были частью них,
Тем временем, в начале лета 2525, в противном случае, те рисковали быть
Орготтс Демонорвот и его вновь пре- пожраны своими собственными скаку-
обретенные союзники продолжали нами.
свой путь через Серединные Горы. В
местах, откуда пришли всадники Ледя- Небольшое войско Демонорвота
ного Отрога, реальность порой, вдруг, без труда пересекло горы и заручи-
уступала жестокости потустороннего лось поддержкой Искаженных, как и
мира эфира и демонических сущно- планировали Братья Глот. Всадники
стей. На их родной земле, каждый про- держали хороший темп, обычной ар-
житый час, мог считаться отдельным мии пришлось бы потратить не мень-
подвигом. И переход по морозным на- ше года, чтобы преодолеть пройденное
горьям Остланда, был для личиночных ими расстояние. Хотя их пестрая про-
всадников все лишь легкой прогулкой. цессия была не раз замечена зоркими
Их мерзкие верховые твари цеплялись Остландскими разведчиками, на фоне

86
ужасов тех масштабов, что обруши- и их чудовищных боевых скакунов.
лись на Империю за последнее время, Дождавшись прихода ночи, Орготттс
никто из них не придал особого значе- и его чемпионы, направили своих ез-
ния маленькому войску воинов Хаоса. довых образин вверх, по стенам остыв-
Тем ни менее, Орготтс был уже не так шего вулкана. В тусклом лунном свете
далеко от намеченной цели, с планом, они обрушились на стражу, патрули-
который любой вменяемый командир рующую башенные укрепления на вер-
посчитал бы чистейшей воды безуми- шине кратера. Конечно же, люди никак
ем. не ожидали атаки со стороны пропа-
сти, тем более атаки тварей из их худ-
На пути Демонорвота лежал Та- ших кошмаров.
лабхейм (Talabheim), так же из-
вестный, как Лесное Око (Eye of the Среди застигнутых врасплох ча-
Forest). Он находился в окружении совых началась настоящая паника.
дремучих лесов, населенных всевоз- Огромные уродливые твари наброси-
можными дикими тварями. Сам го- лись на них из темноты летней ночи.
род был построен в жерле мертвого Стрелы, мечи и огонь их не брали.
вулкана, прочные высокие стены кра- Один их вид вызывал остолбенение а
тера служили ему отличной природ- запах исходивший от них – моменталь-
ной защитой. В город вела лишь одна ную тошноту.
дорога, через надежно защищенный
тоннель, охраняемый военной заста- Морбидекс ликовал, когда его зверь
вой, именуемой Тлагаад (Talagaad). С по прозвищу Трехъязыкий, хватал бе-
тех пор, как участились случаи напа- гущих в панике солдат и швырял за сте-
дения живой мертвечины, а вспыш- ну, в пропасть, навстречу неизбежной
ки неизвестных болезней поразили смерти. Ездовое чудовище Гнилорода
добрую половину имперских земель, изрыгало на солдат потоки дымящейся
застава Тлагаада была находилась на желчи, которая с шипением разъеда-
военном положении и была усилена ла их кожу и выжигала глаза. Оргот-
большим отрядом городской стражи, тс хрипло рычал восхваления Нурглу,
а так же личным войском Графа Вы- когда его скакун хватал очередного
борщика. Тоннель был наглухо забар- солдата и без труда перекусывал над-
рикадирован и даже опечатан закли- вое. Чумные всадники гулко хохотали,
наниями на случай магических атак. видя, как быстро сопротивление им-
Люди Талабхейма имели достаточное перцев превратилось в трусливое бег-
количество подсобного хозяйства, ство. Они догнали и убили каждого, не
чтобы продержаться в изоляции стен давая возможности поднять тревогу.
кратера, пока не закончатся разры-
вавшие страну беспорядки. Всадники быстро спустились к
подножию внутренних стен и, пере-
Но все эти преграды мало что зна- бив оставшуюся стражу, освободи-
чили для всадников Ледяного Отрога ли для Искаженных дорогу внутрь.

87
Такая стремительная атака воинов ше замедляло их свирепую атаку. Всад-
Хаоса, явилась для городских за- ники оставили за собой горы трупов,
щитников абсолютной неожиданно- среди которых уже деловито сновали
стью. Хотя, как раз за день до этого, неказистые, толстопузые нурглинги,
Стража Талабхеймского Кратера (the следовавшие по пятам за Морбидексом
Talabheim Caldera Guard) получила Дваждырожденным. Шум боя пробу-
предостережение от Светлого Вол- дил спящий город.
шебника Герованжиона (Celestial
Wizard Gerovangion) о возможном Улицы медленно баррикадирова-
нападении извне. Однако не все было лись. На тех улицах, что не были пере-
так просто, и, достигнув городской крыты городскими войсками, горящая
черты, чумные всадники попали под порубленная мебель, наваленная в че-
обстрел подразделений лучников и ловеческий рост, ярко пылала, образуя
арбалетчиков. стены непроходимого пламени. Ата-
ками кавалерии местных рыцарских
Не замедляясь, под обстрелом со орденов удалось уничтожить множе-
стороны, Орготтс и его люди двину- ство Искаженных, рассеявшихся по
лись вглубь городских окраин под за- Храмовому Району (Temple District).
щиту стен и крыш домов. Тут-то их и Всадники атаковали единой лавиной,
встретило, собранное на скорую руку выставив вперед полутораметровые
сторожевое войско Талабхейма. Всад- копья, пробивая навылет гниющую
ники с ревом послали своих личиноч- плоть оккупантов. Оставшихся в жи-
ных тварей в атаку. Смертным воинам вых добивали, с расстояния, прикры-
нечего было и пытаться сопротив- вавшие кавалерию, знаменитые под-
ляться, когда плечом к плечу, верхом разделения мушкетеров Бронзовые
на своих огромных мутировавших чу- шары. Те, кого, по чистой случайности
довищах, чумные всадники врезались миновало острие копья, или пощадил
в их построения. Орготтс был безжа- винтовочный выстрел, попадали в
лостен, сея смерть налево и направо, руки бдительных городских охотников
в то время как Блоб дал волю своим на ведьм и сжигались там же, в наско-
отвратительным заклинанием гнили ро сооруженных очищающих кострах.
и разложения. Рядом Морбидекс ору- Обугленные и окровавленные трупы
довал своей чудовищной косой. Твари захватчиков говорили лишь об одном -
не отставали от своих наездников и вторжение возможно остановить.
кровожадно сеяли смерть, раздирая с
одинаковой легкостью плоть и броню Окруженный трупами своих союз-
обороняющихся людей. ников, видя, как один из самых непри-
ступных городов-крепостей Империи
Но даже у воинов Ледяного Отрога медленно восстает против него, Ор-
были свои пределы. Каждая попавшая готтс приказал трубить отступление.
в цель стрела, каждая рана оставленная Были среди воинов Бронзовой Крепи и
лезвием алебарды, все больше и боль- те, кто ослушался приказа и остался на

88
улицах города, чтобы быть заколотым таит. Орготтс красноречиво распи-
или застреленным его защитниками. нался, рассказывая, как велики стены
Оставшиеся же, во главе с тремя всад- города-крепости, что всего в несколь-
никами, спешно бежали за городские ких шагах и уже созрел для вторжения.
стены. Вдогон им громыхали выстрелы, Что конечно, вряд ли пешая армия чу-
свистели стрелы и болты. Оказавших- моносцев сможет что-то сделать тут, а
ся в спасительной тени ночного леса, город-то полон человеческих жизней,
Орготтса и остатки его воинства, жда- чьи тела можно превратить в превос-
ла неожиданная, но приятная встреча. ходные инкубаторы для новых форм
болезней и паразитов. Он что есть сил
Многочисленная армия чумных де- бил по самолюбию Эпидемиуса и не
монов маршировала сквозь Талабхейм- промахнулся.
ские леса, и воздух над ними кишел
жирными зелеными мухами. Моно- С подчеркнутой медлительностью,
тонный загробный перезвон колоколь- Король Лечинок отложил гусиное перо
цев и флегматичное гудение, считаю- в сторону, подняв глаза на Орготтса,
щих вслух чумоносцев (plaguebearers), и взглянув на него так, будто заметил
заполнило всю округу. Самые приви- только что. С низким утробным хри-
легированные из их числа, летели над пом он прогудел по слогам: « Если мы
остальными, верхом на огромных гни- не можем добраться до защитников,
ющих мухах. С вспученных опухолями что прячутся за высокой стеной, пусть
студенистых брюх крылатых насеко- защитники сами лезут к нам через эту
мых свисали дряблые склизкие конеч- стену».
ности, оканчивающиеся крючковаты-
ми лапами. Похожие на комья слизи и Спешившись со своего паланкина,
чего-то еще невообразимо мерзкого, Эпидемиус долго кружил вокруг ездо-
вслед чумоносцам, ползли звери Нург- вой твари Орготтса, что-то высматри-
ла (beasts of Nurgle). За ними тянулся вая и постоянно записывая в пергамент
мокрый след гнили и амниотической из кожи. Затем он, вдруг остановился
слякоти. И во главе этого воистину и коснулся дорожной сумки, на боку
впечатляющего воинства в паланки- чудовища. Откинув верх мешка сво-
не, поддерживаемом сворой нурглин- им гнилым нестриженным ногтем, он
гов, ехал Король Личинок Эпидемиус с любопытством заглянул во внутрь
(Maggot King Epidemius). сумы. На дне лежала амфора с чумой,
что передали Братья Глот. Вот он ключ
Приветливо скалясь, Орготтс на- к решению всех проблем, вот как им
правил своего монструозного жеребца удастся сломить защиту Талабхейма.
навстречу Эпидемиусу. Кивнув, в знак
извинения, что прерывает его великий До того, как луны вошли в зенит,
труд, Демонорвот, поведал Королю Ли- Орготтс приказал соорудить огромное
чинок о многочисленной городской костровище под стенами Талабхейма,
защите и опасностях, что тот в себе при этом щедро используя гнилую дре-

89
весину, чтобы костер больше дымил, Вонь, что источала падающая с неба
чем горел. Вскоре дерево подожгли. дрянь, повергала в ужас самых стойких
Как и было задумано, гнилая и сырая из жителей, люди толкали друг друга,
древесина не горела, а испускала воню- топтали и лезли по головам, пытаясь
чий удушливый дым, что стал подни- найти сухое место вне жидкой заразы,
маться в небо широким столбом. Демо- что постепенно затопляла их город.
норвот откупорил керамическую урну Большинство из жителей тут же под-
и высыпал ее содержимое в тлеющий дались основному из природных ин-
костер. Дым моментально изменил стинктов при наступлении угрозы и
свой цвет. Из темно-серого, он стал побежали. Они карабкались через го-
коричнево-зеленым. Жирным столбом родские стены кратера в надежде на
он повалил в небо, набирая скорость, спасение.
разрастаясь и закручиваясь в воронку
грязного смерча. Изрыгнув под обла- Военная элита Талабхейма быстро
ка поток нечистот, костер вновь стал пришла к выводам, что обрушивший-
обычным и продолжал тлеть. А тем ся на их город поток был делом рук
временем заразная мерзость, подняв- захватчиков, что они недавно изгнали
шаяся с дымом в небо, сформировала за городские стены. Казалось очевид-
над городом плотную завесу черных ным, пока живы враги, этот ад не пре-
туч. Под оглушительный грохот тучи кратиться. Собрав все боеспособные
прорвало, и начался потоп. воинские подразделения, под звуки бо-
евых рожков, регулярная армия Талаб-
Эпидемиус алчно хохотал, когда хейма вышла через тоннель Талагаада
потоки гноя и зараженной крови про- чтобы дать бой неприятелю.
лились на крыши и улицы Талабхейма
из чумных туч. Его слух ласкали крики Поступив столь опрометчиво, за-
ужаса и отчаяния городских жителей, щитники Талабхейма добровольно пе-
что еще недавно чувствовали себя в редали себя в лапы смерти. Ловушка
полной безопасности за высокой сте- Эпидемиуса захлопнулась.
ной. Все произошло так внезапно, и
было так нереально, что город тут же
захлестнула паника. Когда канализа-
ции переполнились, и улицы начало
затоплять, преимущество города-вну-
три-вулкана впервые обернулось про-
тив него. Вирусный дождь лил, не
прекращаясь, с неестественной плот-
ностью. Люди в панике выбегали на
затопленные улицы, а тем временем за-
раженная нечистотами дождевая вода
стала доходить почти до колен.

90
Д Е М О Н И Ч Е С К А Я Б РАТ И Я
Своевременная встреча с армией Эпидемиуса помогла Орготтсу Демонорвоту
успешно завершить штурм Талабхейма. С помощью силы, сокрытой в чумной амфо-
ре, личиночному наезднику удалось выманить защитников из безопасности город-
ских стен прямо в лапы демонической орды.

Орготтс Демо- Эпидемиус


норвот Эпидемиус поль-
Был лидером среди зовался большой бла-
трех личиночных наезд- госклонностью у Отца
ников, возглавивших ата- Нургла. Все заразные
ку на Талабхейм. Тех, кому твари и чумные отродья,
удавалось пробить шкуру будь то личинка или чу-
Демонорвота, ждал непри- моносец, с уважением
ятный сюрприз. Когда, под замолкали в его присут-
неестественным давлени- ствии. Ибо Эпидемиусу
ем из раны, их обдавало требовалось наивысшая
потоком шипящего демо- сосредоточенность, что-
нического ихора, разъедав- бы записывать каждую
шего плоть и доставлявше- новую болезнь, что Чум-
го заразу прямо в кровь. ной Владыка сумел обру-
Часто бывало, что враги шить на мир смертных.
Орготтса умирали до того, Единственные звуки в
как его лезвие касалось их. его присутствии были
чирканье пера о бумагу
и вопли умирающих за-
раженных.

Морбидекс Дважды- Клинки Счетовода


Блоб Гнилород рожденный Ударную силу армии Эпиде-
Колдун Блоб получил такое ко- Морбидекс воспринимал войну, миуса составляли чумоносцы. В
личество даров от Нургла, что един- как своеобразный спектакль. Когда прошлом смертные, добровольно
ственное, что осталось у него от че- он шел в бой, вид чемпиона Хаоса вер- отдавшие себя во власть разло-
ловека, которым он был когда-то, это хом на громоздкой уродливой твари, жения и гнили, чтобы переро-
его кожа. Но даже она была покрыта в сопровождении толпы беснующих- диться в столь ужасной и черной
укусами и волдырями. Дело в том, ся нурглингов, мог обратить в бегство форме. Призванные в мир смерт-
что демонические мухи, которых он небольшую армию. В купе с его ужа- ных ритуалом Предвестника, они
призывал, используя свои заклина- сающей внешностью, злобное хихи- надеялись записать болезни, по-
ния, сильно кусались, когда нетерпе- канье, что издавала толпа нурглингов, разившие Империю. Но, вряд ли
ливо рвались в материальный мир, когда их повелитель шел в бой, могли им это когда-нибудь удастся, ведь
вылупляясь из яиц, бугрящихся под сломить волю самого стойкого врага. каждый из них является рассад-
его кожей. ником новых инфекций и заболе-
ваний.

91
91
Искаженные из
Бронзовой Крепи Орготтс Де монорвот
Личиночный наездник
Воины, вставшие под
знамена Орготтса в Брон- Б л о б Гн и л о р о д
зовой Крепи, как один, Личиночный наездник

были ветеранами сраже- Мор биде кс Дважды-


ний, и все до единого, были рожденный
поражены демонически- Личиночный наездник

ми мутациями. Каждый Искаже нные из Бронзо-


вой Крепи
из них, хотя бы однажды, Клан прогнивших Королей
но побывал в прошлом на Гн и е н и я

тропинках зараженных са- Э п ид е м иу с , Сче т ов о д Ну р г -


дов Нургла. Так же как и ла
их новые союзники, они К линк и Сче т ов о д а
были готовы на все, лишь То л п а Ч у м о н о с ц е в

бы увидеть этот мир пере- Гн и ю щ и е П е в ц ы


родившимся по образу и Орда Чу моно сцев
подобию загрязненного рая Развалины Пагубные Клинки
своего повелителя. Вслед за чумным вой- Орда Чу моно сцев
ском тащились ходячие ку-
Неле пые
ски слизи, Развалины. Они Орда Чу моно сцев
пытались отыскать новых
друзей для общения в мире Гн и л о с т н ы й К а р н а в а л
Ше с ть Орд Чу моно сцев
смертных. К сожалению, их
набитые заразой тела были Несущие Слизь
настолько губительны, что Тр и З в е р я Н у р г л а

убивали любого смертного, Звери-Пройдохи


к которому они приближа- С емь Зв ер ей Ну ргла
лись.
Гн о й н ы е Тр у т н и
Тр и с т а и Ч у м н ы х Тр у т н е й

Тр и ж д ы Р а з а ж е н н ы е
Гнойные Трутни С т а я Ч у м н ы х Тр у т н е й
Эти высокопоставленные
Пагубные Приятели
чумоносцы, помогали Счето- Ст ая Ну ргликов
воду в записи особо сложных
форм заболеваний и инфек- Прияте ли Мор биде кса
Ст ая Ну ргликов
ций. Способность передви-
гаться по воздуху, давала им Колых ающиес я Бу б оны
возможность обозревать боль- Ст ая Ну ргликов

шие территории, но также


делала их смертельными вра-
гами. Гнойные Трутни могли
обрушиться на ничего непо-
дозревающего противника с
воздуха, изрубить и покусать
до смерти.

Приятели Морбидекса
Хотя сам Морбидекс, едва ли знал име-
на нескольких из них, ковер булькающих,
копошащихся и хмыкающих нурглингов
следовал за ним, куда бы тот не отправил-
ся. Сбиваясь в многочисленную кучу, они
могли справится даже с самым опасным и
стойким врагом.

92
92
В О З М Е З Д И Е ТА Л А Б Х Е Й М А
Мужчины Талабхейма, вымокшие в заразной жиже, что пролилась с неба, чихаю-
щие и кашляющие от инфекций, что наводнили улицы, бежали за стены своего го-
рода. Но они вовсе не намеревались оставлять город на разорение захватчиков. Они
страстно желали поквитаться с демонической мерзостью, что ждала их под стенами
снаружи. Ярость мщения наполняла их сердца, ненависть к захватчикам направляла
их мечи.

Адрик Гринвуд
Отшельник, известный в тру-
щобах Талабхейма, как Адрик
Гринвуд был могущественным обо-
ротнем. Большинство свободного
времени Адрик проводил сидя на
ветвях деревьев, но легко мог обра-
щаться мантикорой или химерой,
когда его помощь была необходима
для защиты близких ему людей.

Мастер Инженер вон


Ребан Грисс Стрейхоф
Грисс был человеком с дурным Инженер вон Стрейхов украл
характером, и Великий Потоп толь- паровой танк Мираглиано из Та-
ко способствовал его дальнейшему лабхаймской Инженерной Школы,
ухудшению. Хотя его манера брюз- когда случился Великий Потоп.
жать и ставить все под сомнение не Управляя хитроумным изобрете-
позволили ему обзавестись доста- нием, вон Стрейхов вывел машину
точным количеством друзей за всю за стены города, чтобы присоеди-
его долгую карьеру военного, он ниться к сражению.
был весьма талантливым и уважа-
емым командиром.

Бронзовые Шары Талабхеймские Дворняги


Мушкетеры, патрулирующие стены кратера называ- Вульгарные и дурно-пахнущие воины, Дворняги
ли себя Бронзовыми шарами, люди знали, что это назва- были самым многочисленным и распущенным воин-
ние они носят из-за металла, из которого сделаны пули ским формированием Талабхейма. Их грубое братство
их мушкетов, хотя сами стрелки объясняли свое про- славилось своей выносливостью и способностью сра-
звище совершенно другим образом. Во главе стрелков жаться в самых жестких и грязных условиях.
был Лутигер Свифт, ветеран Сильванской компании.

93
93
Пушки Сутстона
Легендарный артиллерист Бенек Сутстон, после возвращения из Р е б а н Гр и с с
И м п е р с к и й Ге н е р а л
Сильвании, был пристреленным ветераном. Теперь он обучал артилле-
ристов-новичков Талабхейма лучшим способам уничтожения живой или А д р и к Гр и н в у д
Боевой Маг Янтарного колед-
мертвой силы противника. Каждое ядро его пушки было гравировано жа
священным символом Хэльденхамера и наполнено трижды благословлен-
ной серебренной картечью. Бретус вон Стрейхоф
Мас тер Инженер пилотирую-
щ и й П а р о в о й Та н к

1 - 1 1 - й Та л а б х е й м с к и й ,
«Лезвия Кратера»
Тр и н а д ц а т ь подразделений
Штатный войск

13-й Та л а б х е й м с к и й ,
«Бронзовые Шары»
Тр и п о д р а з д е л е н и я М у ш к е т е р о в

Большая Та л а б х е й м с к а я
Артиллерийская Батарея
Че тыре бат ареи Больших п ушек,
т ри б ат ар еи Мортир, одна б ат ар ея
Лезвия Кратера Хеллбластеров

Каждый полк Талабхема


имел свою символику и цве- 1 4 - й Та л а б х е й м с к и й , « Та -
лабхеймские Дворняги»
та, но в основной своей мас- Три п од р а з д ел е н и я Коп е й щ и ков
се они назывались Лезвия-
Взбешенные Бродяги
ми Кратера. За всю славную
Компания Флагелянтов
историю, Лезвия Кратера за-
щищали Талабхейм от Вааа- Привратники
Подра зделение, воору женное
гх!, вторжения крысолюдов, двуручными мечами
а так же от магма-монстров
1 5 - й Та л а б х е й м с к и й « Е г е -
Коракаграка, колдуна двар- ри»
фов Хаоса. Гр у п п а л у ч н и к о в

1 6 - й Та л а б х е й м с к и й « О х -
ранники Ка лдера»
Гр у п п а л у ч н и к о в

2 3 - й Та л а б х е й м с к и й « Б е р -
дыши Восточной Башни»
Подра зделение вооруженное
бердышами, добавленное муш-
ке терами
2 4 - й Та л а б х е й м с к и й « М а р -
шеру ющие Храмовники»
Полк ме чников

20-й Та л а б х е й м с к и й
«Красные дула»
Полк м ушке теров

Ш у л е р а К р а т е р н ы х Ул и ц
Смешенное подразделение

Взбешенные Бродяги Ул и ч н ы е Д е в ы
За месяц до наступления войск Орготтса толпы босоногих нищих фа- Смешенное подразделение

натиков наводнили город. Они слонялись по улицам, предрекая грядущий Промокшие


конец света. Они громко орали о том, что город прогнил и погряз в поро- Смешенное подразделение

ке. Однако, когда пришло время, присоединились к защитникам в гряду-


щем сражении.

94
БИТВА ЗА ТАЛАБХЕЙМ
Войско защитников, вышедшее из некуда, обнажили свои клинки и с кри-
ворот Талабхейма, насчитывало более ком ринулись в бой по разжиженной
тысячи суровых, испытанных в боях, грязной земле.
воинов. Со стен кратера их прикрыва-
ла артиллерия и стрелковые подразде- Чумное войско столкнулось с рядами
ления, кроме того, на выходе из города защитников, это была не яростная ата-
к ним присоединились толпы фана- ка северян и не безумная рубка орков,
тиков и один паровой танк. И все-та- а вязкий пресс гнилой плоти и ржавого
ки, войско казалось смехотворным, на металла. Отрыгивая на противника во-
фоне полчищ демонов, что ожидали нючую ядовитую жижу, и рубя тупыми
их снаружи. Чумоносцы, потоком раз- ржавыми треугольными мечами, демо-
лагающейся плоти, мыча и богохуль- ны медленно оттесняли людей назад.
ствуя вслух, хлынули к западной стене Копья Талабхеймсих Дворняг безоши-
города-кратера, чтобы перехватить и бочно пробивали вспученные животы
уничтожить защитников. Их одногла- и покрытые опухолями грудные клетки,
зые рыхлые лица оставались абсолют- некоторые демоны лопались, как пузы-
но равнодушными, когда они, словно ри, не оставляя после себя ничего кроме
вытанцовывали, в потоках льющегося дымящихся луж нечистот. Но тварям
с неба белого гноя, потрясая в воздухе просто не было конца. Передние ряды
своими ржавыми короткими мечами, чумоносцев, даже не пытались защи-
прославляя своего щедрого Праотца. титься. Они напарывались на пики и
бердыши, продолжая упорно идти впе-
Некоторые из демонов складывали ред, даже когда лезвия выходили навы-
свои ладони чашечкой, наблюдая, как лет позади их ссутулиных спин. Демоны
там скапливается льющаяся с неба за- монотонно бормотали свои нечестивые
раза. Они самозабвенно пересчитыва- молитвы, пытаясь свести людей с ума,
ли инфекции, плавающие в гнойной и тянули свои крючковатые пальцы с
жиже. Первые ряды чумной фаланги разложившимися ногтями к лицам сол-
уверенно ковыляли вперед на своих дат. Их тела, кишащие паразитами и ин-
кривых ногах, сутулясь, выпячивая фекцией, были сами по себе оружием.
прогнившие насквозь животы. Их вели Кто-то из защитников кашлял, кого-то
в бой три всадника Ледяного Отрога, рвало, а кто-то уже бился в агонии на
что в нетерпении ощупывали эфесы и земле, в грязных наполненных нечисто-
древка своих оружий, хохоча над пере- тами лужах.
менчивой удачей.
Ряды защитников готовы были сло-
Когда орда чумомносцев пошла в маться, когда раздался громкий ко-
наступление, защитники Талабхейма, мандный голос, призывавший людей
видя, что отступать им, в общем-то, не ныть, быть мужчинами и собрать

95
свою волю в кулак, для защиты своей мушкетеров, Лютигер Свифт, скоман-
Родины. Ребан Грисс пробивался к пе- довал целиться в сочленения крыльев
редней линии обороны. Оказавшись и головы чумоносцев, сидящих верхом,
в передних рядах, он яростно разма- на шелушащихся струпных головогру-
хивал своим мечем, личным приме- дях огромных мух. Хотя большинство
ром воодушевляя солдат. Его воля выстрелов на возымели эффекта, неко-
была сильна, а решимость непоколе- торые все же сделали свое дело, и пара
бима, демоны под ударами его клинка демоническх летунов, потеряв крылья
вспыхивали зеленым огнем и покида- и своих седоков, спикировали вниз,
ли реальность, возвращаясь восвояси. словно гротескные семена явора.
Копейщики, окружавшие Грисса, про-
никлись его рвением и прокричали сво- Но вот обозленные трутни обруши-
им товарищам в четвертых и пятых ря- лись на головы стрелков. Их крючко-
дах, подпереть концы древок их копий ватые многосуставчатые лапы рвали
ногами. Накренив копья чуть вверх и плоть, а ржавые клинки их наездников
удерживая их на сгибах локтей, копей- срывали скальпы и дробили черепа.
щики достали короткие мечи и кинжа- Бронзовые шары огрызнулись залпом,
лы, завязался жестокий ближний бой. а затем использовали свои мушкеты
Клинки кололи заросшие катарактой как дубинки, отбиваясь окованны-
глазницы и секли вязкую разложившу- ми железом прикладами от безвольно
юся плоть, в ответ ржавые тупы мечи напирающих флегматичных гнилых
дробили людские кости и рвали кожу, уродов. Здоровая жирная крылатая
сея заражение и смерть. Мечники и тварь оказалась в метре над площад-
алебардщики атаковали прокаженных кой, вплотную к сержанту Свифту. Ее
уродов с правого края, яростно истре- извивающийся склизкий хоботок при-
бляя гнилые отродья, не жалея сил и не сосался к лицу зазевавшегося Лутиге-
щадя себя. То, что начиналось, как до- ра, мгновенно заглотив его голову по
бровольное самоубийство, плавно пе- плечи и подняв трепыхающееся тело
реросло в отчаянную мясорубку, когда в воздух. Неестественно растягиваясь,
имперская машина вцепилась в про- утроба трутня за считанные секунда
тивника мертвой хваткой. пожрала оставшееся тело, а с ним и
остатки мужества Бронзовых шаров.
Спустя час с начала сражения, одна Больше трутней опустились на пло-
десятая часть войск Эпидемиуса была щадку, и мушкетеры бежали в ужасе.
уничтожена и превратилась в грязные
лужи дымящегося ихора. С глухим жужжанием твари пре-
следовали убегающие жертвы. Насти-
Используя свое преимущество, гая, они поднимали солдат в воздух,
Бронзовые шары, открыли огонь с где цепко держа, вспарывали животы
вершины стены по приближающим- и с наслаждениям копались в теплых
ся со стороны противника по воздуху внутренностях. Прогремел оглуши-
грузным крылатым тварям. Сержант тельный залп, и с десяток трутней пре-

96
вратилось в грязный дождь оторван- Рядом с Морбидексом бесновались
ных конечностей и вонючих кишок. Из Блоб и Орготтс. Как волки в стадо овец,
укрытой в нижнем ярусе кратера ам- троица ворвалась в толпу фанатиков
бразуры, Бенек Суттсон скомандовал Зигмаритов, что пытались преградить
расчетам перезарядить пушки и рабо- им дорогу. Цепы безрезультатно били
тать по новым целям. Вновь заговорили по толстой белесой плоти огромных ма-
орудия батареи Сутсона, разя медлен- тировавших скакунов, некоторым даже
ных жирных трутней. Одному из чумо- удавалось достать по ногам их всадни-
носцев, сидящему на спине летающего ков. Но эти удары были смешными ца-
гада, ядро начисто сорвало голову, обе- рапинами, по сравнению с теми ранами,
зглавленное тело задергалось, вслепую которые чемпионы Повелителя Разло-
размахивая ржавым клинком и вонзи- жений переживали в вереницах боев,
ло его прямо между фасеточных глаз на протяжении последних сотен лет.
несущего его трутня. Летающая тварь Морбидекс занес свое похожее на косу
задергалась в агонии, кидаясь из сто- древковое оружие и, со свистом рассе-
роны в сторону, врезаясь в летящих по каемого воздуха, опустил кривое лез-
бокам соплеменников. Мгновение поз- вие на головы толпящихся под ногами
же повторный залп прервал мучения, фанатиков, сразу же обезглавив двоих
разорвали ее в клочья. и смертельно покалечив еще четырех.
Павших на землю раненных, быстро по-
Внизу, паровой танк Мираглиано глотила волна хохочущих, хрюкающих
с шипением и чавканьем полз по пе- нурглингов. Рядом, Блоб взмахнул сво-
редним рядам противника. Отдача ими раздутыми тучными руками, и рой
пушечного залпа, чуть качнула его на- плотоядных мух устремился из скла-
зад, когда в облаке белого дыма танк док его гниющей одежды прямо в тол-
отрыгнул свистящее ядро, что, пере- пу флагелиантов. Облепляя несчастных
летев через несколько рядов чумо- фанатиков, мухи оставляли за собой
носцев, врезалось в боевого скакуна лишь окровавленные кости. Орготтс
Морбидекса, Трехъязыкого, оторвав взмахнул своим заговоренным оружи-
тому правую лапу и часть туловища, ем, двусторонним топором Гнилорубом
так, что сквозь обломки ребер стали (Rotaxe), и ржавая сталь, со звериным
видны его пульсирующие внутрен- рычанием сняла голову с плеч караб-
ности. Несмотря на страшнейшее кающегося на бок его скакуна фанати-
увечье, тварь продолжила свое движе- ка. Его ездовое чудовище, Кнутоглот
ние вперед, даже не замедлившись. И (Whippermaw), разинуло свою бездон-
когда Трехъязыкий атаковал порядки ную пасть, выплевывая длинный опух-
имперских защитников, его страшная ший язык. Попав в ближайшего Зигма-
рана уже затянулась фиолетовой ко- рита, язык плотно обвился вокруг его
ростой, а на месте оторванной лапы глотки и медленно потащил орущего
торчала новая, скрученная, отрастаю- человека к двойным челюстям, что пе-
щая конечность. режевали того как гранитные жернова.

97
За минуты все было кончено. От на шкуру крылатого чудовища, пище-
толпы верующих осталось лишь окро- варительные соки с шипением нача-
вавленное тряпье их одежд, да груды ли проедать плоть. Мантикора с воем
изувеченной плоти. Демонорвот и его отпрянула в сторону, где ее встретил
чемпионы двинулись на поиски более победоносно ревущий Морбидекс. В
достойных противников. широком замахе он обрушил кривое
лезвие косы на голову зверя.
И вскоре они встретили такого вра-
га в лице Янтарного мага Адрика Грин- Мантикора поднырнула под удар,
вуда. На вершине кратера возникла и лезвие лишь срезало ей полови-
человеческая фигура, ореол, что она ну хвоста. Лавируя и уходя от атак
излучала, потрескивал от волшебных всадников, крылатый зверь оказался
энергий. Фигура начала увеличиваться слишком близко к земле, на которой
в размерах и менять форму, поглощая продолжали идти ожесточенные бои.
магическое свечение. И вот, ревущая Огромный чумной воин племени Ис-
мантикора бросилась вниз, расправив каженных Бронзовой Крепи, вскинул
свои широкие кожистые крылья. Спи- вверх широкое лезвие своего серпо-
кировав за спину Орготтсу, крылатая видного клинка, и всадил его глубоко
зверюга вонзила в него свои когти раз- промеж ребер пролетающей над ним
мером с кинжал. Орготтс взревел в гне- мантикоры. Крылатый зверь громко
ве, когда с треском его плоть на спине взвыл, не в силах затормозить полет,
отслоилась, оголяя позвоночный столб, распарывая свою грудную клетку о
он взмахнул своим топором пытаясь ржавую сталь. Рванувшись, истекаю-
достать хищника. Ездовая тварь Демо- щему кровью хищнику все же удалось
норвота с необычайным проворством освободиться и набрать высоту. В это
развернулась на сто восемьдесят гра- время Орготтс нагнулся и вырвал бер-
дусов, и мантикоре пришлось взмыть в дыш из коченеющих пальцев мертвого
воздух, чтобы избежать смертоносных городского стража. Взвесив оружие в
объятий склизкого языка. руке, он с силой метнул его в сторону
раненного крылатого зверя. И на этот
Морбидекс ринулся в атаку с вы- раз промаха не последовало. Длинное
соко поднятой косой, но мантикора узкое навершие вошло точно в левую
ушла от удара, взмыв выше на своих глазницу мантикоры, удар развернул
кожистых крыльях и атаковала Бло- зверя в воздухе, прежде чем тот рух-
ба Гнилорода. Вцепившись в дряблую нул на землю. Крылья и звериная шку-
кожу Блоба, мантикора рванула вверх, ра пропали, теперь это был всего лишь
напрягая каждый мускул своего звери- захлебывающийся кровью Янтарный
ного тела. Кожа Гнилорода прорвалась маг. Ликующие, пританцовывающие
в нескольких местах, выпуская наружу нурглинги, обступили умирающего со
потоки мутного гнойного ихора и в это всех сторон и дружно накинулись вол-
время его личиночный скакун изры- шебника, сделав последние минуты его
гнул вверх фонтан густой слизи. Попав жизни настоящей агонией боли.

98
Эпидемиус вполглаза следил за раз- катясь по земле с обваренной кожей,
ворачивающейся перед ним бойней, что слезала пластами, рядом стонали
непрерывно шкрябая пером по кожа- те, кому стальными осколками сре-
ной странице пергамента. Он сосре- зало руку или ногу. Один из таких
доточенно подсчитывал количество осколков угодил прямо в горло Ребана
новых болезней, что были рождены в Грисса, навечно запечатав его крикли-
резне и убийствах, учиненных здесь его вый рот, и укротив его буйный темпе-
воинами. Нурглинги, как раз проноси- рамент.
ли его паланкин мимо трех Развалин,
безуспешно пытавшихся атаковать им- С гибелью их командира, и потерей
перский паровой танк. Укрытая листа- самой мощной военной машины, вой-
ми брони со всех сторон, тяжеловесная ска Талабхейма растеряли последние
махина, ползла сквозь ряды чумонос- крупицы боевого духа и были оконча-
цев, не встречая особого сопротивле- тельно сломлены. Показав врагу спину,
ния, размазывая их тела по земле. Эпи- они в панике бежали через Талагаад и
демиус отдал короткий приказ, и одна влились в толпы беженцев, что текли
из Развалин бросилась на танк, Орудие по направлению к Альтдорфу. Празд-
Мираглиано рявкнуло, и демона разо- нуя победу, купаясь в гнойном зараз-
рвало пополам вылетевшим из пушки ном ливне, что все не прекращал, демо-
ядром. нические отродья шли следом за ними.

Эпидемиус покачал головой в пе- ***


чальном разочаровании и подал знак
нурглингам, махнув гусиным пером в В то время, как Тлабхеймские бе-
направлении паровой машины. Свора женцы наводнили берега Реки Талабек
толстых неуклюжих демонят со всех ища спасения в направлении Альтдор-
сторон облепила остановившийся фа, грузная фигура двигалась сквозь
танк. Один из маленьких уродцев де- заразный туман, повисший теперь на
монстративно впихнул свои мясистые улицах столицы. Фигура двигалась
зеленые ягодицы в дуло пушки, заку- неспешно, по хозяйски осматриваясь,
порив ими жерло короткого башенно- напевая себе под нос сиплым низким
го орудия. Он таращился по сторонам, голосом какую-то веселую песенку.
хихикал и деловито ковырял пальцем На его тучных плечах суетилась пара
в носу. Пушка вновь выстрелила. Но в коричнево-зеленых нурглингов. Они
этот раз ядро не покинуло дула, вну- держали в своих коротких лапках тя-
три машины что-то громыхнуло, и желый черпак, которым помешивали
танк разорвало пополам. Железные варево, бурлившее в странном похо-
осколки брызнули в разные сторо- жем на котел аппарате, пристегнутом
ны, поражая солдат, что использова- ремнями к спине напевавшего. Фи-
ли танк в качестве опорного пункта, гура заглядывала в каждое окно каж-
некоторых обварило паром из закли- дого дома. Маленькие помощники,
нивших механизмов. Люди кричали, ловко орудуя огромной поварешкой,

99
с готовностью зачерпывали порцию мрачные склепы. Замшелый ковер
гнилой пузырящейся жижи из котла, был настолько крепким, что даже тя-
передавая в опухшие руки своего хо- жело бронированные воины в пол-
зяина. А он, в свою очередь, аккуратно ном снаряжении могли без проблем
размазывал ее по каждому подоконни- перемещаться по его поверхности.
ку, каждого дома, что попадался им на Войско прошло не малый путь, и те-
пути. За спиной, по всей улице, из окон перь было, как некогда близко к своей
домов валил грязно-коричневый смог, цели. Высоко подняв над собой, Нор-
когда колдовская жидкость вступала в сканцы несли трофейные знамена,
реакцию с окружающей реальностью, увешенные отрезанными головами
которая начинала уже дергаться и ис- и частями тел, своих поверженных
кажаться. Смог расползался по земле и противников. Запекшаяся кровь по-
стенам домов, извиваясь, точно побеги крывала угрюмые, полные решимо-
какого-то змеевидного демонического сти лица северян. Воины скалились в
растения. предвкушении финальной резни.

В ста милях к западу, Рейк покрыл- В Серых Горах Бронированная ко-


ся черным ковром влажных хлюпа- лонна двигалась вперед, не сбавляя
ющих пластов зараженного мха. На темпа, времени на задержки не оста-
его берегу стояли трое, с отеческой валось. Во главе войска ехал верхом на
любовью и гордостью они смотрели своем гипогрифе, суровый воин. Ему
на колышущуюся массу инфициро- почти исполнилось сто лет, но он вы-
ванной поросли. Двое из них были глядел, как мужчина на пике своих фи-
воинами, облаченными в ржавый до- зических возможностей (не стал пере-
спех и гниющую ветошь, третий же водить «в полном расцвете сил» из-за
был горой разлагающихся мускулов, ассоциации с Карлсоном – примечание
размером с двухэтажный особняк. автора). В его войске было достаточно
Далеко на горизонте пылал Карро- рыцарей, чтобы полностью перекрыть
бург, прибрежный город, что держал Рубленный Проход (Axe Bite Pass). Пе-
осаду в течении нескольких месяцев, гасы рассекали облака своими сильны-
прежде чем пасть в немилосердные ми белоснежными крыльями над голо-
руки захватчиков. Нескончаемый по- вой короля. Рядом с ним ехали в седлах
ток татуированных мускулистых тел достойнейшие и благороднейшие из
двигался по реке в направлении Аль- мужей его страны. И хотя, в последнее
тдорфа, не на кораблях или баржах, время, на долю этих воинов пришлось
они шли пешком. Мох паразитировал так много кровопролитных сражений,
всю реку от Маренбурга до Рейкваль- они снова были готовы идти в битву,
да. То там, то тут, среди островов губ- ведь их союзники остро нуждались в
кообразной замшелой пакости, ви- помощи. Рыцари Бретонии жили по
днелись перевернутые прогнившие законам чести, и честь требовала, если
остовы некогда прекрасных речных понадобится, отдать свои жизни за
судов, напоминавшие теперь тихие друга, что оказался в беде.

100
В потоках льющего гнойного дождя, ринную броню. Король наблюдал, как
демонические твари карабкались через сотни Курганских (Kurgan) дракаров
стены кратера опустевшего Талабхей- покидают залив и выходят в открытые
ма. В свете удачно проведенных компа- воды. Хотя черты его лица были скры-
ний, личиночным наездникам удалось ты за однорогим глухим шлемом, угол-
заключить немало выгодных союзов. ки его рта были растянуты в улыбке,
Запах крови и смерти привлекал в их холодной, как черные глубины океана.
ряды всевозможных богомерзких тва- Предписанное судьбой невозможно
рей со всей округи. Последним в чис- было остановить, и ему нравилось, как
ле примкнувших, было племя дикарей, звучит эта фраза.
чей безумный вожак смог привлечь на
свою сторону кровожадного бронзо- В глубине буйно гноящихся зарос-
вого быка, посулив тому реки крови. лей чумных садов Нургла, кусок гни-
Были среди вновь присоединившихся ющего мяса поудобней примостился в
твари настолько уродливые и бесчело- своем любимом серном болоте. Воздух
вечные, что шли лишь на запах присут- был смрадным и тяжелым, но касание
ствующих демонов. Близился час кро- его было теплым и мягким, как воспа-
вавого пиршества и насилия. ленная плацента. Жижа вокруг пузы-
рилась и приятно щекотала лопнувшие
Высокий южанин брел по Остланд- нарывы и края гноящихся ран. Еще
ким пустошам, его бесценный рунный один долгий день подходил к концу,
меч покоился в ножнах на его бедре. очередной в длинной веренице, что он
Черты его благородного лица исказила пытался приблизить этот уродливый
гримаса усталости и боли. Сломанные мир к тому идеалу, что удовлетворил
кости постепенно срастались, но его бы его Отца. Но эта кропотливая ра-
верный грифон был еще слишком слаб, бота, была сама по себе наградой. Де-
чтобы лететь. Воля человека с юга была мон чуть отклонился назад, приятно
нерушимой как громрил (gromril), а ощущая, как теплая бурлящая слизь
пламя что бушевало в его груди, было обволакивает его торчащий наружу
способно растопить десяток Кислев- позвоночный столб. Он в наслаждении
ских зим. Во что бы то ни стало, он прикрыл глаза, мечтая о том, как изме-
вновь займет свой трон и встанет во нит мир смертных, сделав его точной
главу своей армии, чтобы увидеть, как копией этого рая.
враг падет под натиском имперских
войск. Пусть даже это будет последнее, Небольшой кавалерийский отряд,
что он увидит в своей жизни. шел во главе войска маньяков, убийц
и монстров, что двигалось через Дра-
Далеко на севере, на склоне фьорда, кенвальдскую чащу. Корни деревьев
в потоках свирепого ледяного ветра, и лесные заросли больше не замедля-
дувшего с Моря Когтей, в седле своего ли их шаг. Толстые шипастые побеги
демонического скакуна сидел воин, за- скручивались в спираль, достаточно
кованный в искусно выделанную ста- широкую и высокую, что внутри нее,

101
конные воины могли двигаться свобод- родатый мужчина в накидке из волчь-
но в несколько рядов. Чумная лоза вы- ей шкуры. Их лица были переполнены
рвала кустарники и деревья, разбросав печалью, но они не хотели мешать и
их в стороны, образовав огороженную держались на расстоянии. Перед девой
просеку, и войско Хаоса двигалось по лежал ее богоподобный любовник, по-
этому живому змеящемуся коридору. раженный треклятой инфекцией. Он
Во главе марширующей армии, стоя на еле слышно стонал в тяжелом бреду,
вершине своего походного алтаря и на- на губах его пузырился гной, судороги
пряженно вглядываясь в горизонт, Га- пробегали по бледному лику. Старый
трот Спюм в нетерпении теребил свои Свет ощущал каждую новую судорогу
щупальца. сраженного бога, и в своих кроватях
крестьяне, патриархи, купцы и солда-
Трое женщин, закутанные в белос- ты плакали, терзаемые ужасными сно-
нежные шелка, неотразимые в своей видениями.
красоте, но черные сердцем, презри-
тельно зашипели, глядя на зеленые Лишенный сна, могучий воин вы-
побеги, паразитирующие на деревьях шел на балкон Императорского Дворца
окружавшего их Дракенвальдског и окинул Альтдорф своим напряжен-
леса. Магистр, что ехал во главе вой- ным взглядом. Столица находилась на
ска, резко приказал им закрыть свои грани краха. Затмевая свет уличных
рты и молчать. Несдержанность дам не фонарей, горели костры, в которых
только могла унизить его в глазах ве- сжигали зараженные трупы. Пожары
личайших из вон Карстенов, но, также полыхали и в местах вспыхнувших
и навлечь гнев самого Нагаша. Близи- беспорядков, где обезумившая толпа в
лось время правления его богоподоб- бессилии и панике громила все вокруг.
ного господина, и ценой за малейшую Воин извлек из инкрустированных
оплошность или неточность было пол- драгоценными камнями ножен свой
ное уничтожение. Магистр не мог до- меч. Он взмахнул выкованным двар-
пустить не малейшего отклонения от фами клинком, вслушиваясь в свист с
планов, только не сейчас. В холодных которым тот рассекает воздух. Тяжесть
реалиях войны ошибки бывают лишь оружия в руке успокаивала воина. Он
роковыми, и вампирам только пред- взмахнул им еще раз. Как жаль, что
стояло разыграть свою карту. храбрости и острой стали недостаточ-
но, чтобы излечить ужасные заболева-
В мире снов звезды мерцали в соло- ния или стереть из памяти стоны гни-
менных прядях волос небесной девы. ющих заживо людей, что долетали до
Слезы капали, срываясь с длинных рес- его слуха сквозь пелену черного дыма,
ниц, и ее ничем не прикрытая скорбь накрывшего город.
отдавалась раскатами грома в небесах
мира смертных. Двое молча наблюдали Колокола на Глокенторе проби-
за плачущей девой со стороны, мать – ли полночь. В шумном перезвоне, он
облаченная в зелень и седовласый бо- как будто бы смог расслышать прон-

102
зительный женский визг. Перезвон
прекратился, его эхо последний раз
прокатилось под потолком и затихло.
Неожиданно на фоне звуков донося-
щихся с улице, что давно слились в
низкий гул вновь закричала женщина.
Ее крик захлебнулся в плаче и перешел
в завывание. Откуда-то он понял, что
это мать оплакивает свое мертвое чадо
и ему вдруг стало не по себе. С глухим
стуком пергамент упал на пол со стола
за его спиной.

Седой воин напрягся всем телом и


глубоко выдохнул. Затем он вдруг со-
рвал со стены ближайший факел и вы-
бежал прочь из своих покоев. Он спе-
шил по винтовой лестнице на вершину
сигнальной башни Императорского
Дворца, чтобы зажечь самый главный
костер в этой ночи.
104
104
105
105
106
106
107
107
С каждой ночью, желто-зеленый ту- их родном городе. Но их усилия были
ман, распространившийся по улицам тщетны, так как они сражались с неви-
Альтдорфа, становился все более насы- димым противником.
щенным. К наступлению Зигмарзита
он стал настолько плотным, что людям Курт Хэлборг был не из тех людей,
приходилось выходить из домов, пред- кто будет спокойно смотреть, как его
варительно обвязавшись длинной ве- город превращается в руины. Он же-
ревкой, чтобы суметь отыскать дорогу стоко пресекал зачатки любого бунта,
обратно. Стража патрулировала город давая четко понять, что при любом
так же, обвязываясь между собой ве- раскладе у людей есть лишь два вари-
ревками, чтобы не потерять друг друга анта – либо порядок либо кровавая
из виду в забитых зеленым смогом пе- смерть от меча. И ему удалось сохра-
реулках. Вдобавок к практически нуле- нить порядок, правда, многие остались
вой видимости, то тут, то там, в тумане лежать в лужах крови на грязных го-
сновали бесформенные уродливые си- родских мостовых. В лучшие времена,
луэты. Похожие на пауков и горбатых Хэлборг был бы разжалован за такую
слизней, они тотчас же исчезали при бесчеловечность, или хуже того, от-
первом же появлении уличных патру- правился бы прямиком на виселицу.
лей. По прошествии каждого часа, раз- Но сейчас, Империя балансировала на
давался глухой перезвон колоколов, он грани пропасти, и меч Рейксмаршала
скорее походил на чумную тревогу, чем был единственной силой, что удержи-
обычный звон городовых. вал всю систему от полного развала. В
эти дни людям удавалось подняться по
Туман высасывал из людей жизнен- карьерной лестнице как никогда рань-
ную силу, делая вялыми и флегматич- ше. Солдаты становились сержантами,
ными даже самых стойких и атлетиче- желторотые лейтенанты - капитанами,
ски развитых. Дети и старики увядали смерть косила без оглядки на высокое
на глазах. Воды рейка застоялись и стух- положение и чины. Была объявлена
ли, забитые порослью черного мха, пе- всеобщая воинская повинность. Детей
реполненные инфекциями, что тот в купцов и вельмож забирали из их се-
себе таил. Воздух гудел от роившихся в мей и ставили в строй. Недовольство
нем кровососущих гадов, что не давали политикой Хэлборга росло с каждым
сомкнуть глаз, превращая ночи в бес- днем.
сонный кошмар. Даже самые чистей-
шие из дев, теперь горбились, кашля- Там, где Рейксмаршал видел малей-
ли, растирая грязными пальцами свои шее неповиновение, он сразу рубил
покрасневшие слезящиеся глаза. Их с плеча, и летели головы. Разведчики
кожа посерела, сами они стали больше спешили ко двору, чтобы доложить
походить на старух. Рексмаршал и его Хэлборгу тревожные известия, со всех
люди работали не покладая рук, чтобы концов страны. Одни рассказывали о
обнаружить и ликвидировать источ- демонах, несших заразу и смерть, дру-
ник заразы, прочно угнездившейся в гие о беснующихся стадах кровожад-

108
ных зверолюдов. Третьи говорили о возданного света. Серые волшебники
закованных в ржавую броню воинах (Grey wizards), плели свои защитные
Хаоса, что жгли города и деревни, уби- заклинания вдали от посторонних
вали и мучили. Все донесения, полу- глаз. А Небесные провидцы (Celestial
ченные за последнее время, ясно ука- astromancers) проводили свои ритуа-
зывали на то, что в страну вторглись лы, пытаясь определить точное время
как минимум три скоординированные нападения прислужников Хаоса. Жри-
армии. И все они, примерно одинако- цы-целительницы (healer-priestesses)
выми темпами, двигались по направле- из храма Шали окружили свой небро-
нию к Альтдорфу. ский храм палаточным городком, в ко-
тором готовы были принять раненных
Хэлборг понимал, что осады не из- и больных для их дальнейшего исце-
бежать. Он спешно вооружал каждого ления и возвращения в строй. Кое-кто
мужчину в городе, формируя полуво- даже уверял, что своими глазами видел
енные подразделения из беженцев, что приведений, вызванных магами Аме-
пришли в Альтдорф из Талабхейма, тистового Колледжа для защиты горо-
Маренбурга и Карробурга. Так же он да.
разослал депеши с просьбой о помощи
братским народам Тайлии, Стэйлии, Напряжение среди жителей Аль-
Кислева, заносчивым Бретонцам и тдорфа росло с каждым днем, и уже
даже нелюдимым дварфам Края Мира. было почти осязаемо, как и густой зе-
Но до сих пор, никто из них не отве- леный смог. В каждом доме, поместии
тил на его призыв. Похоже, все старые и сливной канаве были готовы к вой-
союзники отвернулись от Империи в не. Приказ Хэлборга прекратить зани-
трудную минуту. маться похоронами мертвых и укре-
плять стены города, чтобы защитить
Бессонными ночами Рейксмар- живых, был воспринят обществом как
шал координировал приготовления к бесчеловечный или безумный. Все же
обороне столицы всеми возможными люди оставили трупы своих родных и
способами и используя все доступне близких и приступили к укреплению и
источники. Маги Огненного Коллед- возведению городских фортификаций.
жа (Bright College) заговорили каждый Ведь никто, кроме Рейксмаршала и его
кусок дерева в костровищах, разло- особо приближенных даже не догады-
женных на сторожевых башнях и сте- вался, что мертвые были первыми, кто
нах города, чтобы огонь вспыхивал по откликнулся на призыв о помощи и
одному только произнесенному слову. эти не захороненные трупы станут со-
Воины-жрецы культа Зигмара благо- юзниками имперцев в грядущей битве.
словили каждую статую и монумент
города. Маги Колледжа Света (Light Дни, что столица проживала в суете
College), где это было возможно, раз- и шуме сменялись один за другим. Вре-
гоняли облака грязно-зеленого тумана, мя, что было определено Небесными
используя магическую энергию пер- провидцами, как Час Великого Мще-

109
ния, приближалось. Двухвостая коме- ства продовольствия и питьевой воды,
та оставалась теперь видна в небе даже Альтдорф не мог выдержать продол-
в утренний час рассвета. По ночам, го- жительной осады. Защитники были
род окутывала пелена нереальности, полны решимости умереть на этой
где время останавливалось, а улицы земле. Но, покинутые своими союз-
больше походили на потусторонний никами, люди были уверены – как бы
призрачный мир, чем на центр циви- самоотверженно они не сражались,
лизации. Тем временем, даже ночью столицу уже не спасти, и война факти-
на стенах приготовления к штурму не чески проиграна.
прекращались. Воины устанавлива-
ли на краю стен огромные чугунные Одинокая фигура в полном боевом
котлы, разводили под ними костры облачении приклонила колено в Рей-
и заполняли их рыбьим жиром или схраме (Reaikstemple). Со всех сторон
смолой. Котлы поддерживались в по- на молящегося смотрели каменные
стоянном кипении на медленном огне, лица двенадцати вождей Зигмара. Ста-
готовые лить горячую смерть на голо- туи были так высоки, что дым от го-
вы оккупантов. Мастера Инженерного рящих свечей едва доходил им до ко-
Колледжа проверяли готовность своих лен. Слабый луч света пробился сквозь
артиллерийских батарей. Воины-жре- тучи и упал на мозаичное стекло под
цы ходили от солдата к солдату и пла- куполом храма, изображавшее Зигма-
менными речами укрепляли боевой ра Вознесшегося (Sigmar Ascendant).
дух людей. Пройдя сквозь витраж, свет преломил-
ся в причудливую разноцветную пали-
Были и те, из числа торговцев, чи- тру и накрыл коленопреклоненного во-
новников и зажиточных предпринима- ина, заставляя его доспех переливаться
телей, что собрав свое добро, бежали сияющими всполохами красного, зеле-
из города дальше на юг, ища безопас- ного, синего.
ных мест, надеясь переждать грядущую
бурю в укромном месте. Но, в первую Вынув свой рунный клык из ножен,
же ночь, застигшую караван в лесу, они Курт Хэлборг упер его вертикально
были все передушены людоедскими по- лезвием в пол и оперевшись руками на
бегами чумных лоз, а их трупы были защитные ручки эфеса, опустился пе-
подвешены над землей и заняли свое ред ним на одно колено, низко склонив
место в жуткой пищевой цепочке ин- голову. Его губы беззвучно шептали.
фицированной лесной чащи. Те же, кто Позабыв гордыню, он молился Зигма-
не побоялся и остался в городе, готови- ру впервые за долгие десятилетия.
лись к самому худшему. Хотя люди пы-
тались перешучиваться и подбадривали В глубокой пещере, далеко за сте-
друг друга непристойностями, каждый нами Альтдорфа, двое мужчин спали
из них уже попрощался со своими близ- на каменистой земле у догорающего
кими, и мысленно похоронил себя. костра. Глухое сопение грифонов, чьи
Лишенный достаточного количе- огромные туши виднелись в тени по

110
углам, нарушало утреннюю тишину. - Но…но цена…
Но вот чахлые блики солнца поползли - Продолжай. – Спокойно ответил
из-за горизонта, с трудом пробиваясь Карл Франц.
сквозь дым пожарищ и грязно-зеленый - Мой повелитель…Таал, он ска-
туман, окутавшие имперские земли. зал… будь то император или кре-
стьянин…если но вступит в проти-
Первым проснулся Карл Франц, он востояние с Силами Тьмы – он умрет
быстро поднялся на ноги и встрево- страшной смертью.
жено посмотрел на стонущего во сне
Матрака, что беспокойно ворочался Карл Франц на мгновение задержал
рядом. С помощью своих летающих свой взгляд на рассвете, затем, пристег-
разведчиков, Великому Патриарху все нул ножны к поясу и быстрыми шага-
же удалось обнаружить принца-воина ми отправился будить Когтя.
и его раненного грифона Когтя. Осед-
лав своего грифона, Янтарный маг от- ***
правился навстречу Карлу Францу, и с
помощью волшебства полностью ис- Дурно пахнущие мутные воды под-
целил сломанное крыло Когтя, вернув земной канализации Альтдорфа от-
тому былую силу. Но истратив свою брасывали темные блики на покры-
энергию на лечение зверя, Мартак сам тые плесенью низкие своды потолка.
получил серьезные ментальные раны Сквозь решетку сточной канавы рай-
и проспал всю ночь в страшном бреду, она скотобоен, что находился прямо
восстанавливая потраченные силы. над головой, Моррслиб выпучила свое
гнойно-зеленое око, словно вуайерист,
Карл Франц тихонько потормошил подглядывающий в замочную скважи-
мага за плече: ну.
- Карл, - маг тяжело задышал, еще до
конца не придя в себя, - Карл Франц, Глубоко внизу, в кишащем скользки-
ты все еще жив? ми водорослями атриуме, Доктор Фе-
- Я здесь, со мной все в порядке. – стус, непрерывно бормоча, хлопотал
Отвечал тот. над огромным котлом, закипающим на
- Мне…мне снился еще один сон. тлеющих под ним головешках. Рядом,
Сам Таал приходил в нем ко мне, но… вплотную к центральной несущей ко-
но выглядел он просто ужасно, Карл! лонне атриума была навалена куча тру-
Он был весь покрыт струпной коркой пов инфицированных. На телах были
и гнойными нарывами. видны следы разных стадий разложе-
- Понятно. – Глухо ответил Импера- ния. Жертвы кровавой дизентерии
тор. были навалены на трупы, чью кожу
- Он…он сказал, что умирает, Карл, разъел черный мох; под ними лежали
и только смертные смогут помочь ему. тела умерших от удуший серой мокро-
Только истинные сыновья Зигмара. той и, наконец, в самом низу лежали
- Тогда мы спасем его. тела, под кожей которых что-то не-

111
прерывно и медленно передвигалось. звуками тем, что осталось от его ушей.
В зазорах между телами копошились Движение со стороны привлекло
огромные плотоядные пиявки, пожи- его внимание. Обернувшись, он уви-
рающие крыс, что имели неосторож- дел, как на поверхности котла вспучи-
ность подобраться слишком близко. вается огромный пузырь и с каждой
- Ну же, козявки, настал ваш черед, секундой становится все больше и
город травите и пусть он падет. – Про- больше. Он с интересом наблюдал, как
пел Фестус. С этими словами, он акку- на поверхности пузыря отражается его
ратно зачерпнул всех трех нурглингов лицо, опухшее, порытое нарывами и
своей поварешкой, а затем вылил со- фурункулами. Фестус отвратительно
держимое черпака в потрескивающий улыбнулся сам себе в отражении. Что-
под котлом костер. Толстый столб чер- то мелькнуло по ту сторону пузыря,
ного дыма взвился к луне сквозь решет- что-то большое и грузное.
ку канализационного стока, смешива-
ясь с грязно-зеленым туманом, что уже Пузырь продолжал раздуваться,
господствовал на улицах столицы. уже превысив ширину и высоту котла
в несколько раз. Фестус даже отступил
Фестус чувствовал сильную уста- на шаг назад. И тут пузырь неожидан-
лость. Он провел непрерывные меся- но лопнул. Перед Доктором предстала
цы, темными ночами пряча семена са- огромная рогатая голова, глубоко по-
дов Нургла по закоулкам Альтдорфа. саженная в покатые плечи, из которых
Его дряблые мышцы ныли, а опухшие росли толстые как брюхо огра, дряблые
зеленые веки стали настолько тяжелы- руки.
ми, что держать глаза открытыми было - Желаю плодоносить! – проухал Ку-
теперь настоящим испытанием. Пред- гат Отец Чумы, гнилая маска его лица
стоящий ритуал призыва потребует от расплылась в злобной улыбке.
него всех его сил. И, хотя, он никогда - Или, желаю здравствовать, как го-
не признался бы в этом даже своим пи- ворят в Альтдорфе. – Фестус выдавил
явкам, Фестус не был уверен, хватит ли из себя ответную улыбку, - ну, или, по
ему этих его сил, чтобы сотворить за- крайней мере, будут говорить так еще
думанное. пару часов.
- Так оно и будет! – кивнул Великий
Фестус прекратил напевать и вслуши- Нечистый. – То ли еще будет! – Он кла-
вался теперь в звуки, наполняющие атри- цнул своими широкими челюстями. –
ум. Он слышал как где то там, в темноте, Сад должен зацвести и он готов. Наш
глухо капает жидкость. Доктор повернул отец усмаркивает огромный потенци-
свою опухшую голову по направлению к ал в тебе, маленький доктор. Он пред-
звуку. В нем он безошибочно распознал видит некие… перекосы. Возможно
вязкие шлепки жидкого гноя и на мгно- зеленые пальцы вместо красных, что
вение прикрыл глаза. Как же прекрас- скажешь, а? Может быть, в конце пути,
ны дары Великого Отца, что тот явил тебя все-таки ждет рай?
миру. Фестус наслаждался хлюпающими - Это была бы честь для меня, - осто-

112
рожно сказал Фестус, на его лице было Маленькие друзья-считоводики таких
написано, что он мало понял из того, очень любят. В них есть чего посчи-
что услышал. – Грядет время жатвы. тать. Они тоже помогайки?
Семена пустили корни в глотке каждо- - Да, что-то вроде того, они помогут
го трупа, что я смог отыскать. – Груз- нам. Хотя они об этом и не знают. Воз-
ный доктор указал наверх своим рас- дух достаточно прогнил, а грань между
пухшим пальцем. мирами истончилась. Семена раздора
- Великие дела ты сотворил. Но тво- взращены, и смог душит каждую ули-
рил, также и я, недооценивать не стоит цу. Козявки почти догорели. А эти, ну
меня! Трое козявок уж ведут три ар- они что-то вроде козявок, только бо-
мии, мой друг, и все те воины как один лее земные, понимаешь. Только боюсь
передо мной в долгу. Кто с севера из них у меня не осталось сил, чтобы поднять
идет, кто с запада - с востока, с татуи- их и раскрыть врата сада в одиночку.
ровкой, однорог, ну и чумы немного. - Нет нужды дергать за струны сер-
- Так значит Братья Глот уже совсем дечные, доктор. Ведь я виолу позабыл
близко? – спросил Фестус, его глаза свою и потерял давно! – Рассмеялся
заблестели. - Чтобы рецепт сработал, Отец Чумы. – Судьбу мы встретим за
важно соблюсти время. Это должно дверями этими, не бойся, мы мимо не
случиться сегодня, в канун Гехемнис- пройдем. Тройня Глот играет свои роли
нахта, когда луна будет в своей низшей справно. И много стали принесут они в
точке. это в будущем прекрасное гнездо.
- Тройня уже в пределах видимости
западных стеблей, милый пиявочник. – Кугат издал булькающий хрип и с
Пробубнил демон глухо. – Как только натужным оскалом приподнял свое
малютка Гатрот к стенам подойдет, Де- громоздкое тело. Он перешагнул край
моноплюй прискачет следом за побе- котла, переворачивая его и разливая
дой, и Счетовод их строй замкнет. Но по полу дымящееся смердящее варево.
Эпидемус также небеса заставит раз- - Бульк! – Кугат изобразил винова-
родиться, чумным дождишкой город тую мину, прикусив как бы в испуге
этот окропиться. Все на своих местах, свою толстую черную губу, напомина-
мой маленький друг, волноваться не ющую гнилого угря. – Соплю о поща-
стоит тебе. де, доктор, я вылил весь ваш пруд, где
еще совсем недавно плавали нурглин-
Фестус глубоко вдохнул и медленно ги.
выдохнул, надувая свои рыхлые по- - Не имеет значения, ведь варево
желтевшие щеки. Напряжение впер- уже сыграло свою роль. - Ответил Фе-
вые за многие дни покинула его плечи. стус, махнув в сторону Кугата своей
Ради следующих нескольких часов он белесой рукой. – А теперь, если ты не
трудился все прошлые месяцы. возражаешь, немного мирского тру-
- А теперь об этих… замечательных да, - продолжал доктор, направляясь к
сосудах с новой жизнью, - указал на куче гниющих тел, - давай-ка подкинем
гору разлагающихся трупов Кугат. – эти сочные трупики прямо в огонь.

113
Погибель Альтдорфа пришла вовсе но площади Альтдорфа, Курт Хэлборг,
не из-за городских стен снаружи, она призвал имперцев не обращать внима-
пришла изнутри. ния на оккультные знаки и дым в небе,
а сосредоточить свое внимании на ре-
Из большого колодца, что находился альной угрозе, что приближалась по
на окарине района скотобоен, повалил земле с каждым биением сердца.
густой дым. Люди с ужасом смотрели,
на неестественно плотный и грязный Как только смрадный дым покрыл
смог, вдруг появившийся из-под земли. небосвод своими серо-зелеными вол-
Дым нес с собой запах паленого мяса нами, на головы защитников закапало.
и чего-то еще столь же отвратитель- Поначалу дождь лишь моросил. Солда-
ного и мерзкого. Столб дыма вырос до ты с омерзением смотрели на мутные
самых небес и походил на ствол испо- белы капли, что стекали по их кирасам
линского дерева с кроной из облаков. и шлемам. В небе зарокотало. Раскат
Тошнотворный запах стал невыносим, грома был каким-то глухим и хриплым,
и не многим в округе, на расстоянии словно злобный смех глумливого бога.
полумили, удавалось сохранить содер-
жание своих желудков в себе. Горожане А потом Дедушка Нургл разогнал
падали на колени, их тошнило желчью завесу грязных облаков и опрокинул в
и кровью. реальность содержимое своего огром-
ного котла.
На своей вершине, колонна смога
стала расходиться по небосводу в раз- Мутная вязкая жижа молочного
ные стороны тонкими змеящимися цвета хлынула с неба настоящим пото-
отростками, все больше и больше на- пом. Она заливала улицы. Промокшие
поминая растение. Вскоре странный трупы, укрытые в тайниках по всему
дым почти целиком поглотил небо над Альтдорфу, вздувались, их разрывало
столицей. Исключением был клочок на части быстрыми и изворотливыми,
небосвода, где мерцала двухвостая ко- как черви побегами, что тут же спле-
мета. Щупальца, было, потянулись к тались, формируя стволы уродливых
ней, но, тут же отпрянули в стороны и искривленных деревьев. Деревья тя-
больше не приближались. нулись вверх, покрытые ошметками
кожи и плоти своих инкубаторов. Они
Страшные догадки и ропот звучали достигали крыш за считанные секун-
отовсюду, но, ни солдаты на городских ды. Кора их влажно блестела, медленно
стенах, не воины-жрецы, ни горожане покрываясь нарывами и пульсирую-
на баррикадах не смели покинуть свои щими злокачественными опухолями.
позиции. Они были готовы к обороне. Опустевшие мостовые покрыл ковер
Только что вернулись гонцы с передо- из перекручивающихся между собой
вой и донесли, что войска противника коричнево-зеленых побегов, что, от
на подходе к столице. Стоя во главе нехватки места, жались друг к другу
своих элитных воинов на Централь- с мерзким хлюпаньем, выделяя гной,

114
смрад и прочую гадость, булькающую копытам и щупальцам демонов изви-
и копошащуюся в темной слизи под вающейся и переливающейся гнойной
ними. Появились жирные демониче- слизью армии Нургла, что стояла на
ские мухи, что сразу же принялись месте тумана во всем своем мерзком
рыться в перегное между побегами, величии и бессчетном количестве.
выискивая места потеплее и погаже
для своих будущих кладок. Горожа- С юга на горизонте засверкала се-
не, что позволили себе замешкаться ребряная кромка. Она становилась все
при виде наступивших чудовищных толще и толще, пока не превратилась в
перемен, были сразу же схвачены лю- реку переливающегося на солнце ме-
доедским ковром чумной раститель- талла, текущую по направлению к сто-
ности. Грязно зеленые щупальца тяну- лице Империи. Широкие и тяжелые,
ли людей под полог, в копошащуюся, словно гобелены, расшитые велико-
шуршащую гниющую массу извиваю- лепными картинами прапора хлопали
щихся тел, хлюпающих ложно-ртов и на ветру. Конная армия Бретонии шла
гнойных хитиновых лапок, кормом для в бой. За время похода цветастые кон-
которых им предстояло стать. Ближе ские попоны перепачкались грязью,
к центру Альтдорфа чумные джунгли как и поножи всадников. Воины гордо
становились все гуще и непроходимее, держались в седлах, руки в решимости
дома там начали рушиться и оседать сжимали оружия, а глаза в напряжении
под землю, а реальность подернулась смотрели вперед. Фамильные гербы
и стала уступать место демоническому украшали щиты и нагрудные пласти-
миру Садов Повелителя Разложения. ны. Каждый из благородных рыцарей,
являл собой образец мужественности
Показавшаяся в переделах види- и благочестия. Хотя Лоуэн Лионкер от-
мости с городских стен, черная масса крыто объявил о предстоящем нерав-
воинов видела теперь свою конечную ном сражении и о возможности не вер-
цель и, издав громкий рев, перешла на нуться из этого похода, многие рыцари,
бег. В это время клубы смога над сто- следуя кодексу чести, что соблюдался
лицей стали закручиваться спиралью, их дедами и прадедами на протяжении
затем приняли форму огромного вра- поколений, все же откликнулись на его
щающегося тора и стали опускаться на призыв и теперь ехали в едином строю.
центральную площадь. Сквозь жир-
ную дымку тумана, стали отчетливо Не прошло и года с тех пор, как
слышны нечеловеческие вопли и сто- Бретония пережила страшнейшую
ны, исходившие из ее глубины. Сотни гражданскую войну. Когда устои ее об-
демонов выли в нетерпении, чуя чело- щества были почти разрушены до ос-
веческое мясо и души. нования некромантскими кознями На-
гаша. Многие из знатных домов сочли
В одно мгновение, с пронзительным безрассудным отправляться воевать в
скрежетом кольцо грязного дыма взор- соседнее королевство, в то время как
валось комьями пепла и пало к лапам, их собственное фактически лежало в

115
руинах и требовало восстановления. кунов скоростью и выносливостью, а
Но Лоуэн как Придворный Паладин сердца рыцарей мужеством и непоко-
Бритонии дал абсолютно четко понять, лебимостью перед битвой, что ожида-
что его мнение в корне различается с ла их впереди.
мнением большинства знатных семей.
Он объявил что рыцарь, пекущийся о Конное войско растянулось более
собственном благосостоянии, в то вре- чем на пол мили в длину, так велико
мя как братский народ соседнего госу- оно было. И это был самый масштаб-
дарства гибнет в неравной захватниче- ный Крестовый Поход, со времен пу-
ской войне, не достоин своего титула. тешествия в пустынные земли Арабии.
Остаться было разрешено лишь Рыца-
Пятнадцатидневный марш бросок, рям Грааля, что должны были, не смы-
без остановок и отдыха, скорее все- кая глаз, стеречь сердце их священных
го, убил бы любую лошадь, но боевые земель.
жеребцы Бретонии были выносливы
и готовы нести своих седоков в гущу Несмотря на оперативность, с кото-
битвы. Под предводительством Лоуэ- рой двигались Лоуэн и его воины, вы-
на, конная армия продолжала двигать- йдя под стены Альтдорфа, им все же
ся даже по ночам, рыцари спали прямо стало ясно, что они опоздали.
в седлах, поочередно сменяя друг дру-
га на дежурстве. Все прекрасно осоз- Бретонцы пересекли Гребень Кро-
навали, любая остановка будет стоить вавой Сосны в канун Гехемниснахта.
гражданам Империи сотен, быть мо- Воины были поражены той картине,
жет, даже тысяч смертей. что предстала перед их взором, здесь,
в сердце Империи, где касание Хаоса,
Приближаясь к Альтдорфу, рыцари проявлялось во всей своей извращен-
не могли не заметить произошедшие ной сути. Столицу осаждали не только
в Имперских земля перемены. Небо с земли, но и с воздуха. Воздух кишел
было серым и угрюмым. Птиц не было жирными неестественно большими
слышно, трава почернела и стелилась демоническими мухами. Вся долина,
по земле мертвым ковром, деревья ста- в которой находился громоздкий Им-
ли ссохшимися и искривленными, их перский мегаполис, была заполнена
кора покрылась чужеродными нарыва- войсками почитателей Хаоса. Над рав-
ми и скользкой коростой. Из темноты ниной стоял гул. Это вопили, ревели и
зараженных лесов на рыцарей смотре- выли монстры и чудовища, пришедшие
ли обозленные налитые кровью глаза отведать человеческой крови. Нечи-
мерзких тварей, но те были достаточ- стивые грязные стяги развивались над
но сообразительны, чтобы не пробо- местами стоянок бесчисленных племен
вать напасть на конную армию такого северных дикарей. На фоне этого океа-
размера. Каждое утро и на закате дня, на из живой плоти и стали Альтдорф
Лоуэн призывал своих братьев молить- казался маленьким островком, безна-
ся Леди, чтобы наполнила тела их ска- дежно утраченного порядка.

116
Большая волна Норсканцев дви- Спюм. Его ложноножки в нетерпении
галась в сторону Альтдорфа с запада. извивались, указывая направление
Они шли в городские доки по ковру из атаки его войскам - Северные Ворота
черного мха, что полностью поглотил (North Gate) Альтдорфа. Готорот глухо
воды Рейка. Во главе были Братья Глот, приветствовал Отца Нургла, призывая
два воина верхом на огромном ходячем его следить за кровопролитием, кото-
куске изуродованной плоти. Следом за рое, уже совсем скоро, он устроит в его
братьями, формируя ударную часть, честь.
шли закованные в железо мясники и
убийцы, в сопровождении кровожад- Но самое мерзкое зрелище пред-
ных четвероногих косматых тварей, от- ставляла собой армия, что пришла с
даленно напоминавших боевых псов. востока. Орготтс, Морбидекс и Блоб
Морды зверюг были сплошной меша- Гнилород вели свое войско вперед. Их
ниной из шрамов, их глаза остеклене- личиночные ездовые гады шипели и
ли и безумно сверкали, горячи пасти, хлюпали, то и дело, выплевывая и втя-
усеянные кривыми клыками роняли на гивая обратно свои гротескные языки,
землю клочья пены. Далее двигалось пробуя на вкус здешний воздух. Всад-
остальное войско, легковооруженных ники чувствовали нетерпение своих
полуголых воинов в звериных шкурах, скакунов и полностью его разделяли.
в глубине его несли три огромных та- Следом ковыляло войско чумоносцев
рана; стволы исполинских деревьев, в главе со Счетоводом. Демоны моно-
облепленных порослью черного мха. тонно гудели, затянув прославления
Замыкали шествие толпы уродливых своему Чумному Владыке.
мутировавших тварей, что орали и за-
вывали в предвкушении резни. Над самим городом висела коричне-
во-зеленая дымка заражения. Отравля-
К северу, из странной арки, что ющий туман все еще господствовал в
сформировал дремучий раскидистый застенках, делая почти не возможным
лес Дракенвальда, выплеснулась орда нахождение на улицах и крепостных
зверолюдов. Во главе толп беснующих- стенах. Но защитники, все же, были
ся полулюдей-полутварей, двигался тут, каждый на своем месте, готовые
конный отряд грязно-зеленых всадни- умереть.
ков Норски. Их топорщащаяся гнилая
броня искажала силуэты, сливая ко- Ровными построениями, войска
ней и всадников в гротескные сгустки Альтдорфа начали покидать город-
чего-то неестественно чужеродного и ские ворота, разворачиваясь в боевые
демонического. По бокам неслись ми- порядки. Тут были закованные с ног
нотавры и драконоогры, потрясая над до головы в сияющую сталь воины го-
собой своими чудовищными тесаками родской стражи, рыцарские ордены,
и двусторонними секирами. В центре конклавы боевых магов и даже артил-
этой воистину мерзкой вакханалии на лерийские батареи с паровыми танка-
вершине полевого алтаря стоял Гатрот ми. Рядом с геральдическими цветами

117
Альтдорфа маячили цвета Талабхейма нажая бессчетное количество острых
и еще дюжины других провинций Им- как иглы зубов, скрюченная пятерня
перии. потянулась из-за туч к городским пло-
щадям, словно намереваясь сравнять
Рейксмаршал и его капитаны решили добрую четверть города с землей. Но
дать бой под городскими стенами, что- замерла высоко-высоко, с кончиков за-
бы иметь возможность распределить скорузлых ногтей сорвались всполохи
свою армию поровну между проходами зеленых молний и ударили в мостовые
в столицу. Таким образом, каждые во- и крыши домов в разных частях сто-
рота получат необходимый буфер, до- лицы. И сразу же в местах их попада-
статочный чтобы сдержать северян от ния, сквозь черепицу крыш и кладку
проникновения внутрь города. Несмо- мостовых взметнулись вверх толстые
тря на отсутствия Императора, воины гноящиеся побеги шипастых людоед-
Карла Франца не падали духом и были ских растений. Скрипя, потянулись к
готовы сражаться за свое Отечество. небу скрученные изуродованные недо-
деревьевья. И идкая кашица чумного
За спинами обороняющихся выси- наземного планктона, кишащая без-
лись стены Альтдорфа. Столица пре- умной пародией на живые организмы,
терпела огромные изменения за по- поползла изпод их корней. Карнавал
следние недели. Кирпичная кладка извращенной жизни распространялся
местами просела вовнутрь или высы- по городу, завоевывая с каждой секун-
палась целыми кусками, уступив место дой новые улицы, дома и подвалы. По-
поросли черного мха. Сама структура гребая под собой телеги, столы, шкафы
камня была поражена заболеванием, и вопящих людей, что оказались в пре-
делая его блеклым с оттенками серо-зе- делах досягаемости и не успели поки-
леного, словно заброшенный мавзолей. нуть зараженных улиц.
Черно-серые тучи полностью затянули
небо над городом. Из центра заражен- Бросая свои равнодушные блики,
ной столицы в небо непрерывно валил Моррслиб, налившись, как никогда
винтообразный столб жирного черного раньше, своим губительным бледно-зе-
смога, не давая солнцу пробиться ни на леным свечением, взирала с небоскло-
секунду. В глубине облаков непрерыв- на на этот разгул безумия и зверства.
но рокотало, сверкали чуждые зеленые В контрасте с луной Хаоса, с другой
молнии, и ветер с визгом вгрызался в стороны горизонта продолжала мер-
башни, вырывая флюгеры с корнем. цать двухвостая комета, как бы разде-
ляя мир на две части, не давая импер-
Вихри зеленых энергий, разрывали ским землям полностью погрузиться
мрак небосвода. В их отблесках уга- во мрак.
дывались черты невообразимо огром-
ного злобного лица, нависшего над Альтдорф впервые смотрел в без-
столицей. Жестокая ухмылка раздели- дну, упав в которую, он навечно канет
ла полосы жирных некрозных губ, об- в забытье.

118
Прозвучали боевые горны. Масса
чудовищ, монстров, мутантов, крово-
жадных воинов и демонических тва-
рей, наводнивших долину, разом вско-
лыхнулась и ринулась на штурм.
О БЪ Е Д И Н Е Н Н Ы Е С И Л Ы П О РЯ Д К А
Большинство горожан бежали в страхе, но храбрецы из числа защитников все же
остались, чтобы защитить столицу Империи любой ценой. Воодушевленные внезап-
ным подкреплением Бритонской кавалерии мужчины и женщины Старого Света
выстоят или сгинут в небытие.

Курт Хэлборг и Имперские


Резервные Войска Клинки
Рейхсгвардии Имперские городские
Хотя большая часть войска были известны свои-
Рейхсгвардии пала на защите ми пышным и изысканным
Золотого Бастиона, Хэлборгу обмундированием, но вои-
удалось сколотить из остав- ны, вышедшие из ворот по-
шихся трех ста с небольшим луразрушенной столицы не
конников, твердый оборо- имели теперь с ними ничего
нительный костяк. Во главу общего. Это были промок-
этого небольшого воинства шие, чихающие и кашляю-
щие изможденные люди. Тем
Рейксмаршал поставил сво-
не менее, каждый из них был
его капитана Зинтлера, сам
полон решимости вступить в
же, как главнокомандующий,
бой. Под предводительством
остался руководить сраже-
Роты Почета, городские вой-
нием со стороны.
ска шли вперед, держа копья
наперевес.

Рыцарские Ордена Имперская Инже-


Рыцарские ордена Альт- нерная Школа
дорфа выступили в полном
Школа Имперских Инжене-
составе на защиту города. ров так же выступила на защи-
Альтдорфские рыцари не ту полным составом. Инженеры
могли ударить в грязь лицом использовали всевозможные
перед всадниками Бретонии смертоносные изобретения, что-
и дрались с удвоенным рве- бы поддержать огнем оборони-
нием. тельные порядки полевой артил-
лерии у главных ворот столицы.
Инженерам удалось поставить
на колеса четыре паровых тан-
ка. Маневренные, тяжело бро-
нированные короткоствольные
боевые машины имели неплохое
преимущество, расстреливая
толпы полуголых воинов север-
ных племен.

Верховный Паладин Лоуэн Лионкер


Освободившийся от своих должностных обязанно-
стей придворного рыцаря, с возвращением Гиллеса Объ-
единителя, Лоуэн применил все свое мастерство полко-
водца, чтобы в кротчайшие сроки собрать и привести в
Империю подкрепление, в котором она так нуждалась. Он
бесстрашно сражался под стенами Альтдорфа, повергая
чемпионов Хаоса и простых воинов десятками, врубаясь
в их нестройные боевые порядки, сея смерть и панику с
именем благочестивой Леди на устах.

120
120
Р е й х с м а р ш а л Ку р т Х е л б о р г

Резервные Войска
Рейхсгвардии
Восемь подразделений
Рейхсгв ардских рыцар ей

Рыцари Солнечного Заката


Полк Рыцарей Вн у т реннего круга
и два полка Имперских Рыцарей

Рыцари Крови Зигмара


Полк Рыцарей Вн у т реннего круга
и три полка Имперских Рыцарей

Крестоносцы Бретонии
Кавалеристы Бретонии были полной противоположностью из- Рыцари Солнечного Заката
Полк Рыцарей Вн у т реннего круга
можденным грязным оборванцам, что вышли на защиту из ворот и два полка Имперских Рыцарей
своего города; Бретонцы двигались в идеальном построении, свер-
кая начищенными латами, прямо держась в седлах своих скакунов.
Двухвостая комета в небе освещала стальные пластины на головах Рыцари Пантеры
лошадей и цветастые тяжелые попоны. Но каждого рыцаря окружа- Полк Рыцарей Вн у т реннего кру-
га, два полка
ла также и аура света, исходящего из нутрии, от чистоты помыслов
и твердости духа. Решимости, во что бы то ни стало воздеть зло и
тьму на остриях тысяч копий и освободить народ Империи, увеко-
вечив славу доблестных воинов, что пришли на помощь и победили, Р ы ц а р и Гр и ф о н а
Два полка Имперских Рыцарей и
в самый трудный и черный день. три полка Рыцарей Демигрифа

Рота Поче та
Один полк Имперских Але бард-
щиков
Основной Га р н и з о н Альт-
дорфа
С ор ок в о с емь полков Альтдор ф ской
национальной гвардии и девятнадцать
подразделений усиления

В о й с к а Б е ж е н ц е в Та л а б х е й м а
Шес ть полков национальной
г в а р д и и Та л а б х е й м а и т р и п о д -
разделения усиления
Переброшенные Миденхеймские
Тр и п о л к а М и д е н х е й м с к о й н а ц и -
ональной гвардии и два подраз-
деления усиления
Имперская Инженерная
Школа
Тр и н а д ц а т ь И м п е р с к и х И н ж е н е -
ров, че тырнадцать Имперских
Батарей, че тыре Паровых танка

Лоуэн Лионкер
Небесная Стая Верховный Паладин
Когда Бриония атаковала, она шла на врага по всем фронтам, по Крестоносцы Бретонии
земле и по небу, тем самым показывая свое полное доминирование. Пятьдесят три копья Рыцарей
Королевс тва, т ридцать два копья
Верховный Паладин Лоуэн Лионкер верхом на своем гиппогрифе воз- Странствующих рыцаря, тринад-
главлял отряд из восьмидесяти Рыцарей на Пегасах. Многие из них цать копий Рыцарей Поиска
были чемпионами Паррвонских воздушных поединков или победи-
телями Небесных Состязаний Короны. В глазах этих благородных Небесная Стая
всадников не было ни тени страха или сомнения, когда они мчались Двенадцать копий Рыцарей на
Пегасах
вперед по воздуху, направляя своих крылатых жеребцов в глубину
черного шторма, что разразился над крышами Альтдорфа. Многие
нечеловеческие твари и уродливые мутанты окончили свои мерзкие
жизни на остриях их копий.
121
121
О РД Ы Х А О С А
Армия, обрушившаяся на Альтдорф в канун Гехеминснахта состояла фактически
равно из демонов, северян и зверолюдов. Разношерстное воинство включало в себя
сотни непохожих друг на друга тварей, но все они служили единой цели и, как один,
поклонялись Повелителю Разложения.

Личиночные Наездники
Ледяного Отрога
Орготтс Демонорвот и его чемпионы
атаковали Альтдорф с востока, уничтожая
наскоро возведенные защитные укрепле-
ния и расчищая дорогу для следующего за
ними авангарда из гниющих воинов Брон-
зовой Крепи и армии чумоносцев.
Братья Глотт
Излучавшая гнилостное благословение Праотца
всеми своими телами, тройня с успехом провела воз-
ложенное на них объединение северных племен. Обе-
спечив своевременную явку всех трех армий под стены
столицы Империи, Братья Глот застали защитников
врасплох. Все что им оставалось, это перебить импер-
ских командиров и заставить сломленных защитников
бежать в страхе.

Татуированные Племена
Многие северные племена, что с са-
мого начала присоединились к армии
Орда Счетовода Братьев Глотт, были частично уничтоже-
Эпидемиус внутренне осознавал, как ны и поглощены другими в процессе боев
важно ему учувствовать в осаде Альтдор- и их продолжительного похода в земли
фа, хотя он и не ожидал, что встретит там Империи. Те же, что сохранили свое на-
огромного разнообразия болезней для зане- звание и отличительную символику были
сения в свой особый список. Однако, когда на грани истощения к тому моменту, как
он увидел лицо своего владыки в небе над их войско подошло к стенам Альтдорфа.
столицей, его гнилое сердце чуть не разо- Однако, вид полуразрушенной, осажда-
рвалось от благоговения. Теперь, под взгля- емой вихрями энергии Хаоса столицы,
дом своего хозяина и повелителя, Счетовод вселил в них уверенность и придал сил
понимал, что так тянуло его к этому месту. для последнего решительного боя.

1222
122
Гатрот Спюм, Повели-
тель Щупалец Б р а т ь я Гл о т т
Отто и Итрак верхом на
Необдуманное решение пересечь Гу р к е

Дракенвальдский лес, стоило Гатро-


Орготтс Де монорвот
ту времени, а ведь он мог бы первым Личиночный всадник
выйти под стены Альтдорфа. Но его
Б л о б Гн и л о р о д
гордость не пострадала, ведь он смог
Личиночный всадник
привести с собой подкрепление в виде
орды зверолюдов, что усилило его во- Мор биде кс Дважды-
рожденный
йско почти вдвое. Теперь он вел свои Личиночный всадник
полчища в атаку, не теряя надежд на Искаже нные
славу и успех. П л е м я Гн и ю щ и х Падших
Рыцарей
Искаже нные
Предвестник П л е м я Гн и ю щ и х Падших
Долговязый шаман-предсказатель, Рыцарей
известный как Предвестник был серым
Та ту и р ов а нны е П л е м е н а
кардиналом в собравшихся войсках
Восемнадцать племен Ма-
Хаоса. Однако он внес немаловажный родеров Хаоса
вклад в реализацию плана осады Аль- О р д а Сче т ов о д а
тдорфа. Он не только заключил союз Семнадцать орд Чу моно с-
с Гатротом, значительно преувеличив цев
Ра зв а лины
военный потенциал войска Повели- Тр и н а д ц а т ь ч у д о в и щ Н у р г -
теля Щупалец, но, также и призвал на ла
его сторону армию демонов, совершив Хихикающая Свора
ритуал вызова и принеся в жертву ро- Во семна дцать к у ч Ну рглин-
гов
довые камни Дракенвальдских лесов. Осквернители Неба
Ч е т ы р е р о я Ч у м н ы х Тр у т -

Дарквальдские Звери ней


Га т р о т С п ю м , П о в е л и -
В канун Гехеминснахта дюжины тель Щупалец
боевых гуртов последовали за войском Верхом на Боевом Алтаре

Гатрота на штурм Альтдорфа. Число С т а л ь н о й Ку л а к


унгоров и горов было так велико, что Тр и Б о е в ы е К о л е с н и ц ы Х а -
их поток, хлынувший из тоннеля, про- оса
Предвестник
битого в Дракенвальдских лесах чум-
Великий шаман Бистменов
ными побегами, казалось, не имеет
конца. Зверолюды были фанатичны в Дарква льдские Звери
своих верованиях и считали Гатрота С о р о к ш е с т ь г у р т о в Го р о в и
Ун г о р о в
пророком их почитаемого бога. Они
верили, что он приведет их в священ- Кровохлебы
ные земли Повелителя Разложения – и Тр и г у р т а М и н о т а в р о в

в каком-то смысле, они были правы. Полчищ а Монс тров


Тр и д ц а т ь п я т ь О т р о д и й Х а о с а ,
ш е с т ь Ги г а н т о в Х а о с а , д в а п л е -
м я Д р а к о н о о г р о в , т р и Го р г о н а ,
два Сайгора, один Живорез

Полчища Монстров
Армия северян привела с собой толпы безымянных
уродливых тварей – одни были с окраин Норски, дру-
гие присоединились к ним в процессе похода. Но все
они, как один, шли на запах резни и крови. Монстров
кидали в бой, в тех местах, где оборона врага была осо-
бенно слаженной и эффективной. Уродливые, почти
не чувствительные к боли, ходячие комья изувеченной
плоти, сеяли ужас и панику в рядах противника, ис-
пользуя свои клешни, щупальца, рога и когти.

123
ВТОРЖЕНИЕ В АЛЬТДОРФ
Трубя атаку, кавалерийские отряды ку к ряду. Бронированные монолиты
Бретонской армии перестраивались всадников и их жеребцов с чавканьем
в боевые порядки. Переваливая через смяли передние ряды, с эффектом пу-
границу склона Хребта Кровавой Со- шечного ядра попавшего в незащи-
сны, они двигались единой лавиной щенную плоть. Кровь потекла отовсю-
стали и конских тел, стремясь на пе- ду. Кони дико ржали, пробивая черепа
реполненную неприятелем равнину. и грудные клетки тех, кто оказался под
По команде армада всадников разде- их копытами. Пришпорив своих бо-
лилась на два равных потока, первый евых скакунов, рыцари двинулись
ушел в сторону, на перехват войск та- вглубь дрогнувшей косматой массы
туированных дикарей; оставшиеся ры- грязных человеческих тел. Всадники
цари продолжили скакать по направ- кололи своими копьями снова и сно-
лению к хлынувшей из Дракенвальда ва, не подпуская врага слишком близ-
орде зверолюдов. Благородные рыцари ко, в его голые животы, под лопатки.
мчались, сверкая своими доспехами, и На рыцарей оказывалось по несколько
искрящимися потоками энергии, что тел сразу, те бросили завязшие в тру-
защищала их от жидкой заразы, лив- пах копья и вынимали из ножен мечи.
шей с небес. Последний час, воины Серебряная сталь пела в воздухе, ког-
Бретонии провели в молитвах к своей да лошади с наскока обрушивались на
непорочной богине, и она благосло- кучки татуированных дикарей, и мечи
вила их. Теперь капли зараженного секли их плечи и головы.
дождя не могли запятнать их тел, они
с шипением испарялись в воздухе, не На востоке, у второй части Бретон-
долетая до доспехов рыцарей и попон ской конной армады дела обстояли
их скакунов. пока ничуть не хуже. Полусгнившие
чумоносцы Эпидемиуса буквально ло-
Заслышав, как гудит земля под ты- пались от попадания благословленных
сячью копытами сотен приближаю- наконечников копий и лезвий мечей.
щихся скакунов, со спины Гурка, Отто Конница завязла в каше из давленных
Глот зычно скомандовал, призывая к демонических тварей, разя их десят-
дисциплине, и его воины обернулись ками с каждым ударом сердца. Лоуэн
к нападающим. Выставив перед со- спикировал на своем гиппогрифе пря-
бой щиты и лезвия топоров, северяне мо на голову выбежавшего из лесной
начали перегруппировываться. Под чащи сигора (cygor). Удар был настоль-
громогласные кличи благословенная ко стремительный и сильный, что сбил
конница врезалась в наскоро сбитые чудовище с ног, припечатав к земле.
порядки северных дикарей. Копья с
хрустом пропороли полуголые тела, На мгновение, Лоуэн выпрямился в
расщепляя щиты, убивая по несколь- седле своего крылатого скакуна, олице-

124
творяя собой истинную доблесть и му- истрачено. Со всех сторон наступал
жество, в кровавых лучах заката. В сле- неприятель, а до встречи с Альтдорф-
дующее мгновение он взмахнул своим скими защитниками они смогли прой-
Мечем Короны и отсек покрытую гни- ти лишь четверть необходимого пути.
лой коростой лапу чудовища, что оно
протянуло к нему. Гипогриф люто рвал Сто тринадцать раз верхом на Ис-
тело монстра когтями и клювом, застав- трине летел Джаред в гущу боя. Кровь
ляя того вопить в агонии и бессильной пела в его жилах, его мышцы горели,
ярости. Повернувшись в седле, Лоуэн его жеребец шел в галоп… Это было
прекратил страдания несчастного уро- истинное блаженство. Вслед за ним
да, погрузив свой клинок на четверть в неслась конная фаланга его товари-
его единственную глазницу. Чудовище щей, а впереди тьма полуобнаженных
вздрогнуло и прекратило вопить, кон- диких воинов закрывала им путь. И
вульсивно подергиваясь в посмертных Леди тому свидетель, это северян было
судорогах. Верховный Паладин спры- действительно очень много.
гнул на землю, отпустив своего боево-
го скакуна обратно в воздух, выиски- «Давай, отребье, закрывайся сво-
вать новую жертву. Свободной рукой ими щитами, сейчас ты поймешь, что
он тронул рванную рану на своем лбу, это бесполезно!» - рычал Джаред. В
которую получил в момент удара. Вме- небе над ним Лоуэн промчался на сво-
сто крови на ладонь брызнул жидкий ем гипогрифе, вслед ему неслась стая
свет, благословление Леди для него в крылатых пегасов. Джаред отсалюто-
этот день. Его рана стала быстро затя- вал им мечем.
гиваться, пока не пропала бесследно.
Внезапно на перерез Бретонцам вы-
К западу, оставив за собой горы по- скочила колонна всадников в ржавой
луголых трупов северян, продолжали грязной броне.
сражаться Бретонские кавалеристы.
Копья были давно потеряны или сло- «Ну что ж, с виду, наконец, достой-
маны и они рубили мечами. Но Нор- ный противник, но - только с виду.»
сканцы даже не думали отступать и Криво усмехнулся Джарэд себе под
не ослабляли ответного натиска. Ведь нос. С этими словами, он направил
сверху на них смотрел их бог, и ни один своего коня прямо на самого огром-
из северян не смел выказать трусости и ного из рыцарей противника. Острая
побежать. пика торчала из лицевого щитка ска-
куна Джарэда на манер рога единоро-
Рыцари завязли в мясорубке. Их га. Истрин с разгону ударил этой пикой
окружали исколотые окровавленные прямо в шею коня гнилого всадника.
татуированные тела, тела мертвых во- Джарэд поднырнул под замах секи-
инов, закованных в ржавую покрытую ры чумного воина и ответным ударом
коростой броню, но преимущество ло- меча обезглавил его. С тяжелым уда-
бового конного удара, увы, было уже ром безголовый труп упал с лошади на

125
землю, его гнилой панцирь с треском ностью, вне зависимости, какой народ
раскололся, разбрызгивая коричне- встанет у них на пути.
во-желтую кашицу, в которой копоши-
лось что-то отвратительное. Отто Глот видел сложившуюся ситу-
ацию, как она есть и сражался с холод-
«Неплохо бы тебе подучиться дер- ной уверенностью, с каждым новым
жаться в седле.» - бросил презритель- убийством приближая себя к заветной
но Джарэд. А высоко над ним со спины цели. Напротив, его брата Гурка вовсе
своего гипогрифа, Лоуэн громко и чет- не беспокоил невесть откуда взявший-
ко скомандовал: «Небесная Стая, впе- ся сильный запах лошадей. Для него
ред, через стены. Мы нужны внутри это означало лишь, что мяса будет пре-
города. Джарэд, наземный враг весь достаточно. Здоровенный урод криво
твой!» лыбился и пускал слюни от счастья,
когда его гигантское щупальце дробило
Джарэд поднял свой меч высоко над сверкающие доспехи и вбивало всад-
головой в знак того, что приказ понят. ников вместе с их жеребцами в крова-
Лионкер исчез в непроглядной пелене вую грязь равнины. Другая его рука,
шторма, бушевавшего над городскими представляющая собой мутанта-ми-
стенами, следом за ним умчались пега- ногу с пульсирующим ротовым отвер-
сы. стием, усеянным рядами кривых зубов,
высунула в воздух длинный мясистый
По спине Джарэда пробежал холо- язык, пробуя на вкус кровавые брызги
док. Его посетило страшное чувство, и запахи смерти. Послышался глухой
как будто он видит Первого Паладина свист и хруст, когда Отто обезглавил
последний раз в жизни. очередного Бретонского всадника, что
пытался атаковать сбоку. Голова рыца-
До сих пор план Братьев Глот ра- ря улетела в сторону, тело в судорогах
ботал идеально, и обескровливание завалилось на бок, путаясь в стременах
Империи путем захвата крупнейших и вожжах. Лошадь вздыбилась, пыта-
городов было почти завершено. Но у ясь освободиться от обезглавленного
каждой победы была своя цена. И вой- тела, что болталось на боку и лишало
ску Хаоса пришлось заплатить жизня- равновесия. В этот момент присоски
ми своих солдат за каждый взятый Им- змеевидного языка руки Гурка нашли
перский город. Атака Бретонцев была взмокший от пота и грязи конский
неприятным сюрпризом для тройни. живот, минога устремилась по следу
Она была той роскошью, которую они и с ужасным чавканьем вгрызлась в
могли с трудом себе позволить, по- пах обезумившего от боли животного.
сле кровопролитных береговых боев с Дернув предплечьем, младший Глот за-
Карробуржцами в низовьях Рейка. Тем валил жеребца на землю вверх копы-
не менее, для достижения окончатель- тами, в то время как его паразитиче-
ной победы, сопротивление защитни- ская рука пережевывала ребра, мясо и
ков должно было быть сломлено пол- внутренности. Голод наступил раньше

126
обычного. Наконец-то братья встре- лоли в узкие щели забрал и сочленений
тили достойных противников. Рыцари доспехов, втаптывали в землю. Почув-
яростно отбивались, и кололи мечами ствовав свое преимущество, Норскан-
массивные бока огромного монстра, цы устроили настоящую кровавую
что на глазах поедал их товарищей. Но резню. Рыцари были обречены, орда
шкура Гурка была так толста и прочна, многократно превышала их по числен-
что с таким же успехом, они могли бы ности, отступать было некуда.
колоть мечами землю под копытами
своих коней. В это время на севере равнины в
бой вступили войска Гатрота Спю-
Итрак был страшно доволен ярост- ма. С крепостных стен Курт Хэлборг
ным сопротивлением силы духа Бре- с ужасом наблюдал, как из странного
тонских рыцарей. Заинтригованный, зеленого тоннеля, уходившего в чащу
он выбирал самые изощренные и смер- леса, в след чумной кавалерии, хлыну-
тоносные из широкого репертуара сво- ли войска зверолюдов. Их количество
их проклятий и заклинаний. Его тонкие потрясало.
почерневшие губы прошипели корот-
кое проклятие, и ближайший всадник Рейксмаршал понимал, что эту
за секунды сгнил и вытек мутной жи- волну неприятеля им рано или позд-
жей из своего доспеха. Атаковавший но придется встретить лицом к лицу,
следом рыцарь вдруг замер в седле, его и чем быстрее ему удастся атаковать,
доспехи стали неестественно быстро тем меньше времени орда получит на
раздуваться и трескаться, под напира- перегруппировку. Не мешкая, Хэлборг
ющими изнутри гнойными нарывами, отдал приказ рыцарским орденам пе-
поразившими плоть. Меч выпал на рестраиваться для атаки. Смешанные
землю, когда рука превратилась в дря- пехотные войска Альтдорфа и Талаб-
блую опухоль, и грязная масса гнили, хэйма так же приготовились встретить
бывшая только что благородным вои- неприятеля, выставив перед собой але-
ном выпала из седла на землю, лопнув, барды и бердыши.
заливая все вокруг вязкой протухшей
желчью. Авангард войск Повелителя Щу-
полец ударил Имперских защитни-
Как только Братья Глот перехватили ков по фронту шириной в пол мили
инициативу и контратаковали Бретон- с силой океанского цунами. Закован-
цев, орда северных дикарей, с воплями ные в ржавую броню конные рыца-
и воодушевлением хлынула вслед за ри Хаоса, с треском врезались в лес
ними. Татуированные воины двига- копий и бердышей оборонявшихся,
лись лавиной из топоров, щитов и кос- сменная первые ряды, ломая в щепки
матых шкур. Лезвия врубались в бока древки орудий. Черные заговоренные
благородных коней, ноги и бедра всад- клинки шипели и скрежетали, когда
ников. Рыцарей стаскивали на землю и чумные всадники обрушили их на го-
рубили на куски, кривыми ножами ко- ловы защитников. Драконоогры бес-

127
новались сея смерть и ужас, лезвия Однако он взял на себя ответствен-
отскакивали от их заколдованной ность и заключил сделку с живыми
чешуи, искрящейся парализующими мертвецами. На сколько хватало глаз,
разрядами темной энергии. Пытав- по левую и правую сторону северных
шиеся атаковать этих зверей, падали стен, были свалены трупы. Они лежа-
в судорогах, только коснувшись их ли рядами, друг на друге, недвижимые,
проклятых тел. испускающие смрад гниения. Тут были
и покрытые тиной скелеты со дна Рейка
Курт Хэлборг стоял в тени статуй и уродливые трупы недавно умерших,
Ульрика и Зигмара на подступах к Се- чуть тронутые разложением. Почти
верным Воротам, и он готовился к все они были в прошлом Альтдорцами,
встрече со смертью. не некоторых даже были останки при-
митивной брони, что в прошлом носи-
Восемнадцать сотен хороших и ли воины этих мест.
смелых людей стояли сейчас по коле-
но в грязи, на защите северной сторо- Хотя стоящий сейчас в тени союзник
ны. Половина из них уже вступила в прибыл в сопровождении лишь пяти
бой с ордой зверолюдов, хлынувшей компаньонов, Хэлборг знал - его не-
из близлежащих лесов. Оставшаяся кромантские способности достаточно
половина, в том числе и закаленные сильны, чтобы поднять каждый труп в
ветераны Рейксгвардии, держалась переделах города. Теперь внутренний
пока у городских стен. Развернутые в периметр города будет под защитой не
боевые порядки воины, были готовы только живых, но и мертвых.
выступить на подмогу в любой мо-
мент, если передняя линия вступив- Да, рядом стоял Влад, собствен-
ших в бой начнет прогибаться. ной персоной. Люди Рейксамршала с
опаской косились на вон Карштайна,
Сквозь грохот боя, Хэлборг внима- стоящего в тени Северных Ворот. Его
тельно изучал напряженные покры- черные волосы были зачесаны назад,
тые грязью и потом, угрюмые лица а сухое лицо перекосила неприятная
своих солдат. Гнетущее чувство в его улыбка.
груди накатило с новой силой. Пред - Хэлборг, – Обратился вампир.
ним стояли храбрые люди, готовые Рейксмаршал вскипел от приказного
отдать жизнь в защиту своей земли, тона, но сдержал свой гнев. – Вижу,
своих семей. Было ли у него право твои защитники впереди дрогнули.
вести их на верную смерть. У него, Попахивает трусостью, я чувствую ее
Рейксмаршала, человека без семьи, запах в воздухе. Мне кажется, настал
посветившего себя войне, обручен- час для воодушевляющих речей.
ного лишь со своим мечем. Возмож-
но у слабейшего из них было больше Три закутанных в белое вампирши,
прав на командование чем у него. стоявшие позади него во тьме ядовито
захихикали. Рядом с ними стоял обри-

128
тый наголо вампир, закованный в крас- вперед, отделившись от основных сил
ный доспех, своей когтистой рукой он зверолюдов, потеряв преимущество
поглаживал череп, напоминавшего ги- массированного наступления, тем са-
гантскую летучую мышь, Душегуба. мым оказавшись в меньшинстве. В это
- Мы готовы, вон Карштайн. - Про- время, следуя плану Рейксмаршала,
рычал Хэлборг. - Там, впереди, мои отряды конных рыцарей, поспешно
люди гибнут каждую секунду, отдавая отступили на северо-запад, имитируя
свои жизни, пока ты тут прячешься в бегство. Отойдя на приличное рассто-
тени. яние, и не привлекая более внимания,
- Ты не увидишь меня сражающим- рыцари выстроились полумесяцем по
ся на городских стенах сегодня, Хэл- направлению к зеленому тоннелю в
борг. – Влад поднял взгляд на бойницы чаще леса, что продолжал отрыгивать
крепостных стен, монотонно барабаня грязную массу прямоходящих живот-
пальцами по металлу нагрудника. – У ных.
меня все еще остался неприятные ощу-
щения от того деревянного кола… Но, Командиры рыцарских орденов
верь мне, мои марионетки сделают свое скомандовали атаку, и всадники рва-
дело. нулись вперед, взывая к Зигмару, Мер-
мидии, Ульрику и Мору. Тысяча тя-
На левом фланге племя минотавров желобронированных конных воинов,
неслось в атаку; потрясая своими рога- подобно лезвию вошли в широкий
тыми головами и огромными секира- зеленый коридор, образованный чум-
ми, звери громко ревели и кровожадно ными побегами в лесном массиве, на
скалились. Громыхнул залп, и половина скоку сминая, ломая и разрывая полу-
из них упала в грязь с развороченными голых зверолюдов. Удар был настолько
животами и застрявшей в глазницах сильным и молниеносным, что раз-
картечью. Мушкетеры спешно переза- метал бы известную щитовую защиту
ряжали свои оружия, когда оставши- дварфских построений. Теперь лучшие
еся монстры с бешенными воплями из лучших рыцарей Империи рубили и
гнева и мести обрушились на их по- секли, кололи и топтали мечущихся в
рядки. Бодая и рубя стрелков направо панике зверолюдов, не давая шанса на
и налево, минотавры сломали их ряды перегруппировку, зажав блеющих ро-
и врезались в укрывавшие тыл подраз- гатых уродов в тесном лесном тоннеле.
деления Рейксгвардии. Ветераны рас-
средоточились, пропуская животных Пробивая шкуру и ржавые нагруд-
вперед, и молниеносно атаковали их со ники, первые ряды зверолюдов были
всех сторон, взяв в колючие клещи из подняты в воздух на остриях копий.
пик и бердышей. Ярость и жестокость конного удара
Имперцев рассекла армию зверолюдов
Как и планировал Хэлборг, войско надвое, отрезав друг от друга. Остав-
Хаоса заглотило приманку. Кровожад- шиеся в лесной чаще войска зверей,
ные монстры в нетерпении бросились были отброщены вглубь чумного тон-

129
неля. Всадники теснили их все даль- пара, громыхнула короткоствольная
ше и дальше, рубя головы горов и ун- пушка. Ядро попало в слепую морду
горов, пронзая копьями блеющие в жеребца-мутаната и снесло тому пол
ужасе пасти и лопатки спасающихся черепа. Тварь стала на месте как вко-
бегством тварей. В это время трое гор- панная и, шатаясь, завалилась на бок,
гонов, ломая деревья и топча кустар- почти сбросив с себя своего всадника.
ники, вырвались из леса на равнину и Но вот, вздрогнув, личиночный скакун
атаковали Рыцарей Пантеры. Своими неуверенно поднялся на лапы. Тряхнув
молотоподобными конечностями они изуродованной головой, он медленно
превращали всадников и их лошадей двинулся вперед, а на его спине Оргот-
в кровавое месиво. Воздух наполнил- тс зычно взревел о мести, скрестив пе-
ся их диким ревом, ржанием лошадей ред собой лезвия топоров.
и криками умирающих. Но возмездие
пришло внезапно. С неба на чудовищ Ездовая тварь Демонорвота, Жел-
упала сразу дюжина демигрифов. Кры- чеплюй перешла на бег и легко укло-
латые звери вырывали куски плоти нилась от атаки лоб в лоб парового
из тел огромных монстров, в то вре- танка, обходя тот с боку. Оказавшись
мя как их всадники рубили алебар- достаточно близко, личиночный ска-
дами уродливые громоздкие головы. кун вцепился в башню бронированной
Когда последний из горгонов упал на машины и рванул на себя. Железо за-
землю с изрубленной головой и затих, скрипело, башня начала отделяться от
ничто больше не мешало конным от- корпуса. В этот момент Желчеплюй
рядам Империи сосредоточить свое отрыгнул сгусток дымящейся, бурля-
внимание на просеке мутировавшей щей жижи прямо в образовавшуюся в
поросли. Прозвучали боевые рожки и корпусе танка щель. Внутри танка что-
последние из кавалеристов скрылись то бухнуло и машина остановилась. Из
в темноте плетенного тоннеля, присо- щели повалил густой мерзкопахнущий
единившись к уничтожению той части дым.
войска зверолюдов, что не успела вы-
йти из леса. Таким образом, армия Га- Остальные три танка врезались в
трота уменьшилась вдвое и лишилась ряды чумоносцев, заставляя Эпиде-
подкрепления. миуса уйти в сторону на своем палан-
кине, чтобы не разделить участь своих
На востоке, Орготтс Демонорвот подопечных, раздавленных железом в
пришпорил своего личиночного скаку- грязную кашу. Эпидемиус отрицатель-
на. Тяжело ступая, ездовая тварь понес- но покачал головой, обозревая урон,
ла его по направлению к паровым тан- нанесенный паровыми машинами. Он
кам, что с пугающей эффективностью пробубнил что-то себе под нос, затем
делали кровавые дыры в рядах его со- приоткрыл рот. Маленькое гнойно-бе-
юзников. Один из танков нацелил свое лое облачко вылетело изо рта гераль-
башенное орудие прямо на приближа- да и просочилось в вентиляционную
ющегося Орготтса. Выпустив облако трубу одного из танков. Машина дви-

130
галась вперед какое-то время, затем Каждый из сражающихся в долине во-
вдруг резко свернула в сторону, из всех инов, чувствовал этот тяжелый взгляд,
отверстий танка с шипением ударил каждый из них понимал, что в следу-
горячий пар и брызнул кипяток. Об- ющие часы решиться судьба Империи
варенный экипаж, с воплями пытался человечества, но канет ли она во мрак
покинуть кабину, но был сразу же из- или устоит, не знал не один из них.
рублен чумоносцами.
Влад саркастически наблюдал, как
Демоны продолжали наступать, пы- Рейксмаршал беспокойно теребит
таясь прорваться к Северным Воро- свою нелепую бородку.
там, не смотря на встречные ураганные - Так оставайся же в тени, там где и
залпы артиллерийских расчетов. Ядра подобает быть твоему роду. – Отрезал
с глухим чавкающим звуком врезались Хэлборг, шипя от еле сдерживаемого
в грязные тела чумоносцев, прошибая гнева. Влад улыбнулся в ответ. Люди
насквозь по нескольку за раз, отры- были так нетерпеливы.
вая руки и ноги тем, кто оказался ря- - Так я и сделаю. – Спокойно отве-
дом. Снаряды типа «Адский шторм» тил Влад. – Того требует комфорт моих
(Helstorm rockets) падали на головы спутниц. – Достав из ножен на поясе
войск Эпидемиуса, оставляя на месте узкий кинжал, он со скучающим взо-
попадания лишь дымящиеся выжжен- ром принялся шкрябать им совю левую
ные кратеры. Залпы мортир выкаши- щеку. Смертная привычка бриться. Он
вали целые просеки в массе гниющих так и не смог до конца избавиться от
движущихся тел. Армия демонов несла отголосков прошлой человеческой
ужасные потери, которые бы уже сло- жизни.
мили любую другую наступающую ар- - Да будет так. – Сплюнул Рейксмар-
мию. Но подданные Чумного Бога не шал. – Хотя я не совсем понимаю, ка-
ведали ни страха, не боли и продолжа- кого рожна ты притащил их с собой.
ли наступать, маршируя по останкам Я заключал сделку с тобой одним.
сородичей. Нравится мне это или нет - ты все же
являешься частью этих земель. А эти
По всем фронтам армия Империи твои… родственнички, - Он брезгливо
была втянута в кровавую рукопашную кувнул в сторону Мунварда и огромно-
с войсками Повелителя Разложения. го крылатого зверя, - определенно я не
Стоял оглушительный лязг металла, ожидал, что весь этот цирк окажется
гремели залпы огнестрельных орудий; на пороге моего дома.
мечи и топоры поднимались и опу- - Мне нет дела до того, чего ты ожи-
скались, лишая кого-то жизни. Мон- дал увидеть. – Сухо ответил Влад. –
стры и люди рычали, позабыв слова, Мой повелитель Нагаш, желает, чтобы
говоря друг с другом на языке войны, мир смертных сохранил свое естество.
языке смерти. И за всем этим великим Ибо нам важны ваши физические обо-
спектаклем наблюдал с почерневшего лочки и абсолютно не приемлемо то,
небосвода алчный лик темного бога. что вас всех поглотит эфирный мир

131
Хаоса. – Вампир сделал широкий жест справятся здесь, на городских стенах и
рукой и холодно удыбнулся, обнажив без твоей помощи.
клыки. – Мы все собрались здесь, Хэ-
лборг, не для того чтобы отпускать Вон Карштайн поднял свой клинок
дифирамбы или наслаждаться обще- в ответном приветствии и без слов
ством друг друга. Мы здесь чтобы уби- обернулся к битве, кипевшей под сте-
вать прислужников Темных Богов. И нами Северных Ворот. За его спиной
судя по тому, как выглядит сейчас твоя раздался зычный голос Рейксмаршала.
столица, один, ты явно не справляешь- - Народ Империи! Сегоднешний
ся с этой задачей. день начался с дурных предзнаменова-
ний, но клянусь Зигмаром, он закон-
Рейксмаршал резко повернулся к читься славой для всех нас. Отбросте
Владу и вперил в него свой испепеляю- сомнения, терзающие вас, как это сде-
щий взгляд, его лицо горело от злости. лал я сам, и думайте лишь о победе, что
- Если же, Хэлборг, - спокойно про- ждет впереди. Во имя всех Императо-
должал вампир, - ты в чем-то не со- ров Грифонов Хэлденхаммера и во имя
гласен в видении моим господином Альтдорфа!
сложившейся ситуации, ты можешь
отправиться в Сильванию, последовав В компании Кугата, Доктор Фестус
примеру Волкмара и в личной беседе брел сквозь болотистую местность
сообщить ему все свои замечания... центральных улиц Альтдорфа. Их со-
- Довольно слов. – Хэлборг вынул провождал почетный эскорт из семи
свой меч из ножен и указал острием в чумоносцев верхом на гнойных трут-
сторону Влада. – Властью, данной мне нях, что держали почтительную дис-
военным временем, объявляю тебя, танцию. Кждый из демонов в прошлом
Влад вон Карштайн из Сильвании, Гра- успешно заразил часть Имперских зе-
фом Выборщиком. – Рейксмаршал глу- мель, тем самым по праву заслужив
боко выдохнул. свое место в рядах Владыки Разложе-
ния. Далее следовала орда из обычных
Влад улыбнулся со зловещим тор- чумных демонов. Их ряды тянулись
жеством. За спиной Хэлборга, воины вдаль, беря свое начало в закручиваю-
в недоумении переглядывались между щемся столбе грязно-серого дыма, что
собой. бил в небо из самого сердца города.
- С этого дня вся провиция Сильва-
ния находится в твоей безраздельной С того момента, как апотекарии
власти. – Продолжил Рейксмаршал. – Нургла закончили плести великое
А так, как теперь ты Граф Выборщик заклинание и открыли Врата Между
Империи, будь любезен, исполняй долг Мирами, город все больше и больше
перед Отечеством и двигай свои во- становился похож на потустороннее
йска на защиту столицы. Твои трупы измерение Чумного Владыки. Гнию-
не боятся чумы, так пусть же идут и щие пульсирующие побеги и чумные
защищают улицы. Мои люди отлично лианы бесконтрольно росли повсюду.

132
Они ползли из окон домов, из дверных чину безумия и заражения, приближая
проемов и сточных канализационных скучную реальность к идеалам чумно-
ям, опутывая все, что попадалась на го рая. Отец Чумы полагал, что доктор
пути, отвоевывая пространство. Гряз- по праву заслуживает быть принятым
но зеленые щупальца мутировавшей при дворе Нургла и должен быть воз-
растительности обвивали останки ста- награжден сполна.
туй вчерашних Императоров, медальо-
ны черного мха покрывали символы Хотя бывшие хозяева Альтдорфа
Зигмара. Гирлянды копошащихся пи- все еще пытались огрызаться в бес-
явок и слизней свисали с подбородков смысленных попытках вернуть ситуа-
бронзовых теогонистов, словно гро- цию под контроль, все это было беспо-
тескные бороды. Воздух был влажным лезно. Исключением был Храм Шали.
и смрадным. Он, словно пятно света во тьме, оста-
вался не тронутым заразой и разложе-
Под ногами хлюпала странная нием, поразившими город. Храм был
жижа, напоминавшая песок вперемеш- последним рубежом порядка в море
ку с гноем. Разнообразие уродливых бесконтрольно распространяющейся
растений, расцветших на удобренной демонической растительности и дол-
трупами земле, поражало. Огромные жен был пасть до конца сегодняшней
орхидеи, распустили свои смрадные, ночи. Тело Альтдорфа было поражено,
полные гноя бутоны. В воздухе рои- Храм Шали являл его духовную сторо-
лись стаи крылатых демонических на- ну и оставался последней надеждой на
секомых. Кучи нурглингов весело пле- его исцеление.
скались в зараженных лужах и сливных
канавах. Повсюду словно нарыв на теле Надо отдать должное и магам Альт-
реальности копошилась противоесте- дорфа, все же они старались, как могли
ственная жизнь, всевозможных форм защитить город от чумной мерзости.
и размеров. Мастера Школы Холода (Cold College),
например, применили заклинание,
Вся эта картина радовала взор по- которое покрыло их университет на
следователя Властелина Чумы и согре- берегах Рейка и всю округу, тонким
вала душу. Фестус светился радостью, слоем позолоты. Дракоценный метал,
вместе с тем его силы ощутимо возрос- защищал какое-то время поверхность
ли за последнее время. Он чувствовал от демонических порослей, отторгая
невообразимую мощь, еле сдержи- зараженные корни и хлюпающие лож-
ваемую его оболочкой. Теперь, когда норты. Но, как и любой другой металл,
Нургл, доволен его работой, он близок оказался подвержен коррозии и был в
к бессмертию как никогда раньше. Ку- итоге поглощен перегноем чумных са-
гат тоже заметил перемены в докторе, дов.
и полностью разделял его радость. Фе-
стус долго и кропотливо работал над Школа Света, вообще скрыла свое
тем, чтобы погрузить Альтдроф в пу- пирамидальное убежище за граница-

133
ми эфира, после чего почти всем своим кого гноя, затушившего их пламя одно
составом вышла на зараженные улицы. за другим. Демоны ликовали и кину-
Маги совершили ритуал на языке юж- лись на корчащихся в болезненных су-
ных коралей, поддерживая вокруг себя дорогах зараженных волшебников.
сферу испепеляющего света, который
сжигал демоническую природу. Но Что касается последователей Шали,
вскоре маги стали чихать и кашлять, Фестус и Кугат решили лично занять-
не способные боле поддерживать ба- ся этими мерзкими святошами. Двое
рьер. Свет погас, и волшебников по- апотекариев продолжали свой путь по
глотила энтропия разнузданной жизни зараженным улицам, которые с каждой
чумных садов. секундой становились все больше и
больше похожими на чумные сады их
Нефритовые Маги, в полной мере хозяина. Далеко впереди, за домами и
ощутили на себе все ужасы насту- лавками торговцев слышался гул бит-
пившего Хаоса, так как духовно были вы. Небо над этим районом города
связанны с энергиями жизни, прони- окрашивали ярко оранжевые вспышки
зывающими город. Здание их школы яростного колдовского пламени.
перекосилось и заросло демонической
порослью, а сами они превратились в Компаньены свернули за угол
уродливые подобия деревьев из зара- Фляйшмаркта, и оказались свидете-
женной плоти. Их скрученные в аго- лями яростной схватки не на жизнь, а
нии, гротескно удлиненные руки, тор- на смерть. Закованные с ног до головы
чали из раздувшихся от нарывов тел, в броню, имперские двуручники, со-
подобно ветвям, а ноги срослись и пу- шлись врукопашную с толпой чумо-
стили корни в рыхлую склизкую почву. носцев. Одноглазые головы демонов
И некому было услышать их беззвуч- летели с плеч, с каждым взмахом чу-
ные вопли ужаса. довищных двуручных мечей. С тыла
Имперцев прикрывала стая крыла-
Только лишь Огненные Маги оказа- тых скакунов, которых седлали рыца-
лись достаточно сильны, чтобы сдер- ри вооруженные длинными копьями.
живать накатывающую волну заражен- Крылатые звери дробили копытами
ных джунглей. Трансформируя свои рыхлую демоническую плоть, в то вре-
тела в сгустки живого пламени, они мя, как их наездники кололи налево
атаковали демонов и чумные растения, и направо, куда могли дотянуться их
превращая все в прах жаром магиче- двухметровые древка.
ского огня. Шесть долгих часов, вол- С противоположной стороны ры-
шебники держали оборону, выжигая ночной площади сражался одинокий
всю нечисть, что смела приблизиться к маг-пиромант. Языки пламени срыва-
их обители в любой форме. Но им не лись с его выброшенных вперед рук,
суждено было держаться вечно. Над образуя непроходимую волну ослепи-
их головами появилась жирная черная тельного испепеляющего жара. Волна
туча, из которой хлынули потоки жид- огня катилась вперед, затем ослабевая

134
шла назад, и вновь накатывала вперед, лостно обрушились на рассыпавшихся
набирая силу. Из последних сил, вол- в панике людей и убили всех до едино-
шебник пытался сдержать несколько го.
грузных комковатых тварей, тянущих
к нему свои щупальца, неумолимо иду- В целом, никто не пытался мешать
щих вперед под ослабевающим напо- им и апотекарии беспрепятственно
ром колдовского огня. Огненный кол- двигались к своей цели. На улицах
дун был окружен обгорелыми трупами Альтдорфа осталось не так много за-
чумоносцев и своих товарищей. Кровь щитников. Мало кто из них в здра-
в канавах на мостовой рядом с ним вом рассудке отважился бы напасть
свернулась коричневой коркой. Чум- на Высшего Демона Повелителя Чумы.
ные джунгли пылали ярким огнем на Кучка безумцев из числа ополчения
подступах к месту битвы, низшие де- попытались преградить им дорогу, но
моны, попадающие в пламя лопались была сражена наскоро сплетенным
и испарялись. Разразившийся над пло- проклятием Фестуса. Их тела вздулись
щадью шторм пролил гнойный дождь, и разложились, смешавшись с перег-
и пламя начало потухать, пока не пога- ноем под ногами. Выйдя на распухшую
сло безвозвратно. от древовидных наростов и замшелую
Площадь Свечей, они увидели одино-
Кугат грузно двинулся через город- кий паровой танк, расстреливающий в
скую площадь, на ходу приподнимая упор группу чумоносцев. Бронирован-
рукой жирный пласт гниющей плоти ная машина находилась в постоянном
своей правой груди. Погрузив свои тол- движении, растирая в кашу попада-
стые пальцы в гноящуюся воронку под ющихся на ее пути низших демонов.
соском, он извлек оттуда хихикающего Какое-то время требовалось экипажу
нурглинга. Неуклюже замахнувшись, для перезарядки, вновь звучал залп, и
Кугат швырнул сопливую улюлюкаю- ошметки гнилой плоти летели в раз-
щую козявку прямо в гущу имперских ные стороны. При появлении Кугата,
двуручников. Угодив прямо на лезвие машина взяла курс на самую крупную
меча одного из ветеранов, толстый де- из целей. Не сбавляя шага, демон Нург-
мон лопнул, окатив лицо и грудь воина ла врезался в идущий на таран паро-
кислотной желчью, что тут же выжг- вой танк, выставив вперед свои непо-
ла глаза и стала проедать кожу и мясо. мерно опухшие, словно колонны руки.
Брызги попали и на ближайших това- Поймав машину за борта, он попросту
рищей мечника. Вопли боли, умира- опрокинул ее на бок, отшвырнув как
ющих людей вызвали на лице Кугата незначительную помеху.
злобную ухмылку. Не замедляя шага, Продолжив путь по кварталу, в пе-
с разгону, герольд Нургла врезался в реулке напарники увидели несколько
строй имперцев, задавив первых двух, магов света. Те разили наступающих
ломая боевые порядки противника. чумоносцев светящимися копьями
Фестус торопливо последовал за ним, чистой энергии. Фестус стал плести в
а налетевшие гнойные трутни безжа- воздухе сложные узоры своими дря-

135
блыми гнилыми руками и вызвал рой ператора Магнуса, стоявшей поблизо-
демонических плотоядных жуков пря- сти. Он бросился вперед со всей скоро-
мо на головы колдунов. Жуки наброси- стью, которую позволяло ему огромное
лись на волшебников, за считанные се- неуклюжее тело. Налетев на тэнты и
кунды превратив тех в груды кровавых кровати с раненными, он принялся
костей. крушить все, до чего мог дотянуться,
орудуя кулаком и клинком, превращая
На подходах к Храму Шали грянули людей в жуткое кровавое месиво. Фе-
ружейные залпы, и обеих апотекариев стус оставался в стороне, он бормотал
накрыло картечью. Стреляли из бой- заклинания на Темном Языке. Черный
ниц куполообразного храма впереди. дым повалил из его открытого рта.
Их буквально изрешетило, но раны Дым потянулся к сестрам в белых оде-
почти мгновенно затянулись. Реаль- ждах, проникая им в ноздри и откры-
ность настолько истончилась в городе, тые в ужасе рты.
что благословенная сила Нургла ощу-
щалась в полную мощь. Энтропийная Старая женщина в белых одеждах
жизненная энэргия Хаоса преобладала подбежала к Фестусу и со всего маху
теперь над увядающим порядком чело- вонзила кинжал в его мясистую щеку.
веческой природы. Законы смерти не Фыркнув, доктор разбил о ее макушку
действовали для последователей бога небольшую скляночку, которую извлек
чумы в этом месте. Но упорные чело- из кармана своего рабочего фартука.
веческие насекомые, все же, цеплялись Женщина завопила, и апотекарий с
за крупицы своей чистоты, никак не удовольствием вдохнул острый запах
желая сдаваться. обуглившейся кости. Он остался впол-
не доволен внезапным эффектом по-
Перейдя Унтервальский Мост, следующего декомпрессионного взры-
апотекарии оказались перед Храмом ва ее черепной коробки.
Шали. На него невозможно было взгля-
нуть не скривившись от белоснежного С воздуха гнойные трутни сбрасыва-
цвета его алебастровых стен. Его рез- ли на палаточный городок грозди склиз-
ные колонны были чисты, и форма их ких кожаных бурдюков. Падая на землю
была столь правильна, что оскорбляла и лопаясь, чумные бомбы забрызгивали
лучшие чувства Фестуса. Ни намека на все вокруг кислотной желчью, не имев-
благословенное заражение. Даже небо шей эффекта на сестер-служительниц
над проклятым храмом было неж- храма, но разъедая плоть раненных и
но-голубое и чистое. Вокруг храма рас- прочих защитников из числа импер-
кинулся палаточный городок, и одетые цев, что пытались обороняться. Кугата
в белое сетстры сновали от кровати к окружали горы перевернутых и сло-
кровати, утешая раненных. манных перевязочных столов, больнич-
ных коек, окровавленные тела солдат и
Кугат зарычал, в гневе выломав сестер - его ярость не знала границ, он
бронзовый клинок из рук статуи Им- убивал с черной ненавистью.

136
И тут со стороны городского суда
донеслись первые стоны и завывания
оживших мертвецов. В следующие
мгновения со всех сторон, из прохода
каждой улицы и аллеи повалили тол-
пы клацающих костями и чавкающих
сырым окровавленным мясом трупов.
Армия мертвых накинулась на колон-
ну чумоносцев, что сопровождала Фе-
стуса и Кугата. Во главе орды живых
трупов шел Влад вон Карштайн. С
угрюмой улыбкой он проверял остро-
ту своего вампирского клинка, водя по
лезвию костлявым пальцем.

В следующие секунды, небо над го-


ловами наполнилось гулким хлопаньем
мощных звериных крыльев, и избран-
ные рыцари Бретонии обрушились на
демонов во всем своем сверепом вели-
колепии.

Живые и мертвые ударили как еди-


ный слаженный механизм.
Н А П ОЛ О В И Н У М Е Р Т ВА Я А Р М И Я
Раненные бойцы национальной гвардии с готовностью встали на защиту служи-
тельниц Храма Шали, которые выхаживали солдат. Каково же было их удивление,
когда, вдобавок к откуда не возьмись подоспевшей воздушной кавалерии Лоуэна Ли-
онкера, им на подмогу пришли мертвые люди из прошлого.

Граф Выборщик Император Виль-


Влад фон Карштайн гельм Первый
Вон Карштайны всегда Влад избрал подходяще-
метили на Имперский Трон, го лидера, чтобы возглавить
считая себя единственны- армии мертвых. Им стал
ми истинными правителями Вильгельм Первый, прави-
Сильвании и всего Стирленда. тель-тиран из далекого про-
Спекулируя на сложившейся шлого расцвета Империи.
ситуации, Влад вынудил Хэ- Вильгельм настоял в свое
лборга заключить выгодную время, чтобы его похоронили
для себя сделку и получил с золотыми монетами на ве-
титул Графа Выборщика в ках, вместо принятых медя-
обмен на военную помощь, в ков. За эту неслыханную гор-
которой так остро нуждалась дыню, Мор отказался брать
Империя. императора в мир загробной
жизни.
Шаркающие Мертвяки
Окрестности храма наводнили ожившие мертве-
цы, в прошлом граждане Альтдорфа, призванные из
могил на защиту своего города. Те кого успели зако-
пать в первые дни, пробивали свой путь сквозь чумные
джунгли и перегной, вылезая из своих бывших домов
и палисадников. Толпы зомби обретали уверенность в
позабытых движениях, постепенно впитывая потоки
черной энергии, исходившей от вон Карштайна. Мерт-
вые торговцы, попрошайки, воры, пекари, учителя, и
плотники выли и глухо мычали, окружая демониче-
ское войско, оказавшееся на улицах города, получив
второй шанс на защиту своего дома.

Последние из Клана Анбраджэнов


Среди огромного количества трупов, погребен-
ных в катакомбах Альтдорфа гнили так же останки
воинов клана Анбраджэнов. При жизни они воевали
под командованием самого Хэльденхамера. Эти гор-
дые варвары были погребены со знаком Зигмара, а не
Мора, тем не менее, Влад смог дотянуться и до них.
Вампир находил забавную иронию, заставляя их под-
чиняться своей темной воле. Когда-то Зигмар сразил
Нагаша, а теперь именно темное волшебство некро-
мантии, поднимает его мертвых воинов на защиту
столицы под знаменами Хэльденхамера.

138
138
Гр а ф в ы б о р щ и к В л а д ф о н
Карштайн
Император Вильгельм
Первый
К о р о л ь Ум е р т в и е
Шаркающие мертвяки
Тр и о р д ы З о м б и

Последние и з Клана Анб-


радж энов
Тр и о р д ы М о г и л ь н ы х С т р а ж е й
Обороняющиес я Ране нные
Че тыре подра зделения ране-
ных солдат Штатных войск,
три подразделения раненых
солдат Вольных подразделений

Сыновья Коме ты
Одна конгрегация Флягелянтов

Обороняющиеся Раненные
Те из солдат, наемников и ополченцев, кто смог держать в Верховный Па ладин
Леон Леонку р
руках меч, повскакивали с больничных коек, срывая бинты и
повязки. Раненные встали плечом к плечу, образовав тонкую
Небесная Стая Леонкера
защитную линию на подступах к храму. Многие из них едва дер- Одина дцать копий Рыцарей на
жались на ногах, харкались кровью или начинали гнить заживо, Пегасах
но все как один готовы были отдать жизни за женщин-жриц, са-
моотверженно пытавшихся поставить их на ноги.
Сыновья Кометы
По окраинам Храма Шали бродило множество
фанатиков из числа предрекателей конца света,
что искали спасения и очищения в приближении
двухвостой кометы. Видя сокровенное в том, что
Храм Шали был единственным зданием в горо-
де, которое не поддавалось оскверне-
нию Нургла, Сыновья Кометы стояли на
смерть, защищая это место. Жрицы хра-
ма были не против соседства с фанатика-
ми, до тех пор, пока те не лезли в их дела
и не мешали ухаживать за раненными.
Ну а теперь, когда знамение прихода Зиг-
мара сияло в небе над городом, Сыновья Кометы
и не думали бежать, в их глазах горел настоящий
фанатизм.

Небесная Стая Леонкера


Проведя серию удачных атак на войска Норскан-
цев за пределами городских стен, и как следует
оценив сложившуюся обстановку, Лоуэн пришел
к выводу, что Альтдорф нуждается в не меньшей
защите изнутри. Заметив с воздуха маленький
клочок не тронутой заражением земли в
глубине бедных кварталов, Лоуэн скоман-
довал своему эскадрону пегасов держать
курс именно туда. Если и оставалась кака-
я-то надежда восстановить город, он верил семена
ее лежат именно там.

1399
Д О В ОЛ Ь Н Ы Е С О Б О Й Ч УД О В И Щ А
Фестус и Кугат набросились на последнее препятствие со всей яростью и злобой,
на какую были способны. Однако войско демонов, что следовало по их стопам, было
много беспечнее и уже веселилось во всю, наблюдая, как изменилась округа с их при-
ходом. Они были в мире смертных, однако здесь они могли сохранять свою физиче-
скую форму, прямо как в благословенных садах своего повелителя.

Фестус Об- Кугат Отец


ретший Могу- Чумы
щество Кугат пришел в
Доктору Фесту- бешенство, узнав что
су удалось соединить богиня Шаля, упрямо
все семь ингредиентов пыталается навредить
и помочь инфекции их планам, даже после
чумных садов Нург- всего головокружи-
ла проникнуть в мир тельного разнообра-
смертных. Теперь Фе- зия инфекций, что
стус стоял на пороге де- предложил миру его
моничества, дара бес- повелитель. Верхов-
смертия и могущества. ный демон был готов
голыми руками сров-
нять проклятый храм
с землей.
Секатор
Сикатор был одним из полудемониче-
ских механизмов, что бродили по чумным
садам Нургла и ухаживали за буйноцвету-
щей растительностью. Демон-садовник пе-
редвигался на огромных механических ко-
нечностях, напоминая гротескного краба
из пучин безумия. Когда разрыв в реально-
сти стал достаточно широк, Сикатор вы-
рвался в мир смертных, размахивая и кла-
цая своими чудовищными поршневыми
конечностями. Как заботливый садовник,
он пытался привести вновь обретенный
участок сада в соответствие с желанием
своего хозяина – вырезать оставшуюся
смертную жизнь из буйных зарослей чум-
ных насаждений столицы.
Гноящаяся Толпа
Когда путь в измерение смертных оказался свобо-
ден, тысячи низших демонов хлынули в образовавший-
ся проход на улицы Альтдорфа. Твари были в высшей
степени возбуждены, им не терпелось показать свою
полезность. Ведь с тем количеством инфекций и болез-
ней, хлынувших в мир смертных, их повелителю навер-
няка понадобится помощь, чтобы записать каждое.

140
140
Гнойнифекс Волдыристый
Командование демоническими арми- Фестус
Обре тший Могу щес тво
ями Нургла было поручено Гнойнифексу.
Этот демон обладал воистину феноменаль-
Ку г а т О т е ц Ч у м ы
ной памятью и знал всех до последнего
нурглингов, что в бессчетных количествах
Гн о й н и ф е к с Волдыри-
следовали по пятам его армии. Если был
стый
такой демон, что способен максималь- Ге р а л ь д Н у р г д а
но эффективно заразить и инфецировать Анге лы Ра зложе ния
врага всеми возможными способами, то С емь Чу мных Ро ев
это, несомненно, был Гнойнифекс Волды-
Гн о я щ а я с я То л п а
ристый. С емь орд Чу моно сцев

Свора Проказников
Тр и с в о р ы Н у р г л и к о в

Брюзжалы
С емь Зв ер ей Ну ргла

Секатор
Жнец Душ

Ангелы Разложения Свора Проказников


Чумоносцы, входившие в эскорт, сопровождавший Раздувшиеся от возбуждения, орды нурглингов на-
двух апотекариев по улицам Альтдорфа, были самыми воднили Альтдорф сквозь образовавшуюся брешь в ре-
смертоносными из всех. Верхом на древних гниющих кры- альности. По прибытию в мир смертных, они тотчас же
латых тварях, что еще пробовали на вкус внутренности занялись делом – кувыркались, булькали, пукали, улюлю-
первых колонистов Империи, Ангелы Разложения с неза- кали, играли в перетягивание каната со своими внутрен-
памятных времен стояли на страже гниющих райских са- ностями. Вообщем всем своим видом показывали, что на
дов своего повелителя. Теперь же, когда жирный перегной смену скучному порядку смертных пришел праздник бес-
их земель увеличился в территории, они с кровожадным порядочной жизни во всех ее проявлениях.
рвением обследовали свои новые охотничьи угодья.

Брюзжалы
Нурглинги были не единственными обитателями рай-
ских садов, что пришли в мир смертных в поисках новых
приключений. Хлюпая и еле тащась, следом за ними, ко-
выляли мерзкие твари, полужидкие ходячие рассадники
инфекций – Брюзжалы. Все, с чем соприкасались их много-
численные ложноножки или склизкие туши, моментально
гнило и разлагалась, пораженное агрессивными бактерия-
ми их комковатых тел. Они были настолько нестабильны,
что время от времени им приходилось останавливаться,
чтобы не расплескать свои внутренности.

141
141
БИТВА ПРИ ХРАМЕ ШАЛИИ
Сделав широкий круг по воздуху Фестус ковылял сквозь руины па-
над Храмом Шали, Лоуэн послал свое- латочного городка по направлению к
го крылатого зверя вниз. Кугат обернул Кугату. Глухими хлопками его опух-
искаженное гневом лицо навстречу ших ладоней, доктор аплодировал де-
рыцарю, осмелившемуся бросить ему мону за его изобретательность. Ведь
вызов. Цель была определена, и гиппо- никто из прислужников Нургла не мог
гриф камнем упал на голову огромного дотронутся до освященной поверх-
демона. Гнилые трутни яростно зажуж- ности Храма Шали. Но использовать
жали, спеша на защиту своего госпо- последователей проклятого порядка
дина, но были слишком медлительны. непосредственно для разрушения их
Грузный демон, едва успел поднять же святынь, было, несомненно верхом
свою оплывшую руку, чтоб хоть как-то мастерства.
защититься, но копье Лоуэна уже вон-
зилось в его грудь почти на половину С запада пришли мертвые. Толпы
своей длинны. Когти гиппогрифа рва- изувеченных трупов, завывая и клацая,
ли макушку и покатые плечи Кугата, рвались вперед, спотыкаясь об остатки
выдирая пласты гниющего мяса. изломанной мебели, валились через
парапеты, ползли из сточных канав.
С поразительной ловкостью, никак Эшэлон мертвяков врезался в чумную
не присущей такому неповоротливому колонну низших демонов позади Куга-
созданию, Отец Чумы обхватил древко та. Зомби были вооружены обломка-
копья и дернул в сторону, использовав ми труб, осколками стекл, камнями и
оружие как рычаг. Пролетев несколь- прочим строительным мусором, кото-
ко метров кувырком по воздуху, Лоуэн рым бы можно было колоть, резать или
и его крылатый скакун со скрежетом дробить кости. Сама по себе атака была
и хрустом впечатались в стену Храма бы малоэффективна, но чумоносцы в
Шали. Когда пыль и каменная крошка эйфории продолжали подсчитывать
осели, на их месте чернело пятно про- окружающие их инфекции, а с нео-
лома, края пробитой каменной кладки жиданным приростом разлагающихся
были испачканы кровью. Ни короля, тел, заразы стало еще больше. Первые
ни его скакуна видно не было. Кугат ряды увлеченных восторгающихся де-
довольно хмыкнул и выдернул копье монов были искромсаны и размолоты
из своего брюха. Посмотрев на оружие, в кашу. Гнойнифекс первым опомнил-
он переломил его пополам, и всадил ся от внезапного нападения и хлюпая
стальной наконечник в голову подо- своей гнилой трахеей, принялся разда-
бравшегося с боку имепрского солдата. вать команды. Заслышав его монотон-
В это время, в воздухе над ним, рыцари ный, но властный голос, демоны, буд-
на пегасах сошлись в битве с чумными то очнулись ото сна. Ржавые короткие
трутнями. мечи одновременно поднялись и опу-

142
стились, кромсая напирающих мертве- оттесняла демонов все дальше и даль-
цов. ше в центр города, войска чумоносцев,
осаждающие Храм Шали были лишены
Все же атака мертвых принесла свои подкрепления и остались в меньшин-
плоды. В то время, как передняя линия стве.
чумной армии была занята рукопаш-
ной, основные силы войска умертвий На широких каменных плитах сту-
Влада нанесли удар по флангам демо- пеней Храма Шали, Кугат врезался в
нической орды. Скелеты, облаченные толпу ополченцев, защищающих оди-
в истлевшие доспехи с механической нокую женскую фигуру в белом жре-
точностью рубили опухшую заражен- чечском одеянии. Ударом своей чудо-
ную плоть чумных пехотинцев. Злоб- вищно толстой, гниющей руки, демон
ные умертвия, в цветах первых по- покалечил и убил сразу десятерых. Их
селенцев Альтдорфа, расчленяли изломанные трупы с чавканьем и хру-
уродливых комковатых тварей Нург- стом разлетелись в разные стороны,
ла. Те были слишком медленны и их в то время как Отец Чумы занес свой
единственное оружие – зараза – мало окровавленные клинок над головой
чем помогала против давно сгнивших беззащитной жрицы.
покойников. Влад, во главе могильной
стражи (grave guard), дрался в самой Лоуэн Лионкер бросился из проло-
гуще массы чумных демонов. Со свире- ма в стене храма на помощь женщине и,
пой улыбкой и идеально отточенными обхватив ее за талию, с силой рванулся
движениями своего меча он был похож в сторону. Тяжелый клинок Кугата со
на вихрь из разящей стали. Чумоносцы скрежетом врезался в каменный пол.
вокруг него разлетались на лоскуты и Он выбил горсть дробленных камней и
исчезали, словно были не более реаль- сноп искр из того места, где только что
ны, чем туман. Переполненные темной стояла жрица.
энергией вампира, его телохранители,
могильные стражники, орудовали сво- От столкновения с рыцарем, жрица
ими мечами со скоростью и мощью, упала на матрац, валяющейся на зем-
выходящей далеко за пределы челове- ле сломанной больничной койки. Сам
ческих возможностей. Лоуэн, уходя от дробящего удара, от-
скочил и врезался в широкий стол ан-
Напор войска Влада был таким тикварной работы, использовавшийся
яростным и неожиданным, что на вы- теперь для перевязки. Сгруппировав-
лет пробил фалангу демонического шись, воин вскочил на поверхность
сброда. Оказавшись по другую сторону стола и, не теряя ни секунды, оттол-
фаланги, мертвые плотнее сжали ряды, кнулся ногами от заваленной кровавы-
и, выставив перед собой щиты и клин- ми бинтами столешницы. Оказавшись
ки, двинулись вперед, отрезая основ- в воздухе, Лоуэн вложил весь вес сво-
ную массу демонов от храмовой пло- его тела в сокрушительный удар сере-
щади. В то время, как армия нежити бряного клинка. Лезвие вонзилось в

143
грудь Кугата, с влажным треском рас- на флагеллантов, что пытались атако-
парывая ее книзу и обнажая гниющее вать Кугата со спины. Огромные трут-
черное сердце демона. ни рвали людей своими крючковатыми
гнойными конечностями, а чумонсо-
Воя от ярости, Кугат поддел рыца- сцы-наездники рубили своими тупы-
ря своими ветвистыми рогами и резко ми ржавыми клинками. Но фанатики
мотнув головой, подбросил того в воз- не сдавались. С дикими воплями они
дух. Яростно взмахнув своим огром- кидались навстречу со смертью, пыта-
ным мечем, Отец Чумы впечатал лез- ясь голыми руками сломать слюдяные
вие плашмя в доспех Лоуэна. Раздался крылья гигантских чумных мух, даже
глухой скрежет пробитого металла и прокусить зубами их гнилую плоть.
хруст костей. Паладин пролетел не- Трутни были плохо подготовлены для
сколько метров по воздуху, кувырка- атак лоб в лоб, обычно они добивали
ясь, как тряпичная кукла и с глухим в спину убегающих врагов или брали
стуком врезался в бронзовую статую количеством. Столкнувшись с толпами
Магнуса Благочестивого и упал на зем- разъяренных фанатиков, они сразу же
лю. Из многочисленных трещин в его потеряли двоих из своего числа. Хруп-
доспехе сочился жидкий свет. С тру- кие студенистые тела не выдерживали
дом поднявшись на ноги, рыцарь вы- напора и ударов цепов.
прямился и выставил свой щит перед
собой. Поверхность щита светилась Неподалеку войска Влада успешно
небесным светом. Лоуэн прокричал теснили чумные полчища. Как только
своей богине, прося даровать ему силу, труп падал на землю сраженный, за-
и ринулся вперед. клятие вампира снова поднимало его
и возвращало в строй. Сомкнув ряды
Позади сражающихся чумоносцев, и прикрываясь щитами, мертвые не
Фестус улыбнулся и желчь запузыри- сдавали своих позиций. Среди истлев-
лась на его толстых губах. Наконец-то ших воинов выделялась фигура Им-
он решил опробовать ритуал перепол- ператоа Вильгельма. Бывший владыка
нения. Прошипев нечленораздельно, был свиреп и кровожаден, как никогда
он поднял свои крючковатые пальцы при жизни. Он встретился в бою один
к сражающимся с гнойными трутня- на один с Гнойнифексом Волдыристым
ми пегасам. Несколько из них разду- и яростно отражал удары его ржавого
лись в воздухе и мгновенно лопнули. клинка. Меч Вильгельма мерцал сла-
Кровь и внутренности лошадей и ры- бым голубым свечением и с гулким
царей пали на землю тяжелым дождем. лязгом встречал тяжелые удары чум-
Фестус слизал капли попавшие ему на ного герольда.
губы своим опухшим черным языком и
улыбнулся. Изрыгая проклятия на булькаю-
щем наречии чумоносцев, Гнойнифекс
Освободившись от наседающих пе- нанес удар, от которого умертвие не
гасов, Ангелы Разложения обрушились смогло защититься. Ржавый клинок

144
перерубил ногу ревенанта чуть выше шел ему на помощь. Доктор подскочил
колена. и разбил о голову гиппогрифа одну из
своих склянок с концентратом желчи
Споткнувшись, Вильгельм все же троллей. Животное отпустило Кугата,
продолжил атаковать. Его меч по кри- остервенело царапая передними лапа-
вой дуге отсек кисть демона и вошел ми свою неумолимо растворяющуюся
глубоко в чахлую грудь, проломив гни- голову.
лые ребра. Из раны в теле Гнойнифекса
посыпались зеленые искры и с гром- Отец Чумы не терял времени и уда-
ким чавкающим хлопком, демон испа- рил четвероногую тварь своим мечем
рился. наотмашь, как дубиной. Мертвый гип-
погриф отлетел прочь, сшибая на своем
Перед храмом Лоуэн Лионкер про- пути солдат и сестер храма без разбору.
должал свой смертельный поединок
с Отцом Чумы. Жидкий свет заливал В битве, кипевшей на территории
изуродованное лицо рыцаря и тек по бедных районов столицы, неестествен-
его подбородку из уголков рта. Кугат ной выносливости демонов противо-
ударил и Лоуэн принял бронзовый стояло неиссякаемое количество мерт-
клинок на свой щит, едва устояв на но- вых тел. Не один из простых смертных
гах. Соскочив с поверхности щита, по не смог бы выстоять в это ужасной, не
инерции уходя в бок, клинок демона сбавляющей темп мясорубке. Могуще-
рассек надвое пришедшего на помощь ство Нургла, пустило свои корни глу-
рыцарю имперского солдата. Лоуэн боко в землю города. Каждый повер-
воспользовался заминкой и ринулся женный демон забирал с собой десяток
вперед, сократив расстояние до мини- искромсанных в лоскуты умертвий.
мума. Его клинок яростно полыхнул Чумоносцы были ужасными против-
в свете двухвостой кометы, зависшей никами, они рубили нежить с неустан-
в небе над городом. Кугат закрыл ос- ной монотонностью. Вскоре, Влад уже
лепленные на миг глаза дряблой рас- не успевал поднимать мертвых, чтобы
пухшей ладонью и попятился, расте- восполнять потери. Кордон из могиль-
рявшись. ной стражи, который вампир оставил
перекрывать доступ с главной улицы
В это время из темноты полуразру- на площадь, постепенно прогибался
шенного Храма Шали выскочил гиппо- под натиском демонов, желающих при-
гриф Лоуна. Животное представляло соедениться к битве у храма.
собой месиво окровавленных мышц и
перьев. С утробным рычанием крыла- Между тем, у Графа Выборщика вон
тый скакун кинулся на демона, вцепив- Карштайна были и свои проблемы,
шись мертвой хваткой всех четырех о которых стоило позаботиться как
конечностей в его незащищенное мя- можно скорее. Нурглинги пробрались
систое плечо. Кугат взвыл от обиды и к нему вплотную и карабкались по его
бессилия, и Фестус своевременно при- ногам, облепив уже по колени. Хихика-

145
ющие, пускающие слюни демонята пы- стрелили сгустком липкой жижи, что
тались добраться до его незащищенно- мгновенно накрыла храбрецов. Солда-
го лица. Влад с омерзением отбросил ты завопили в агонии. Стекая по телам
половину, изрубив оставшихся своим несчастных, кислотная желчь раство-
мечем Кровопийцей (Blood Drinker). ряла доспехи, кожу и мышцы, оставляя
Мысленно вампир поблагодарил судь- белую кость.
бу за то, что у демонов не было насто-
ящей крови, и волшебство клинка не Раскатистый вопль прокатился по
пробудилось от соприкосновения с площади, когда Кугат отпрянул назад,
ними. Отряды чумоносцев продолжа- давя и разбрасывая в разные стороны
ли прибывать из центра столицы. Пол- толпу флагеллантов, пытавшихся оса-
чищам нурглингов, сопутствующих им ждать его с тыла. Лоуэн висел, цепля-
не было видно конца. Вампир снова ясь за рукоять своего меча, на всю дли-
был облеплен маленькими толстыми ну погруженного в глотку огромного
демонами. Забираясь один на другого, демона. Светящаяся жидкость, капаю-
они мгновенно достигли уровня клю- щая из множества ран на теле Бретон-
чицы и уже цеплялись за горжет его ца, жгла и разъедала плоть Кугата, по-
нагрудной пластины. добно сильнейшей кислоте. Проникая
глубоко под воспаленную плоть демо-
Влад произнес проклятие на Некха- на, жидкий свет затвердевал острыми
карском. Сгустки черной энэргии выш- янтарными осколками в мясистом фу-
ли из его глазниц и, закрутившись по рункулезном мясе. Но самое страшное
спирали вокруг его туловища, с шипе- было то, что глубокая рана на груди
нием ушли в землю. Колдовской огонь Кугата не затягивалась, постепенно за-
испепелил на своем пути всех нурглин- полняясь этой светящейся гадостью,
гов, облепивших вампира, оставив на которой буквально истекал Верховный
его доспехах лишь пригоревшие пятна Паладин.
вонючей слизи. Фыркнув, Влад вытер
лезвие меча о полу своей накидки. Кугат ревел, рычал и размахивал
своими огромными лапами, но ничего
Огромный стальной коготь ударил не помогало. Ему не удавалось сбро-
вампира в спину с чудовищной силой сить воина. Бретонец мрачно улы-
поршневых двигателей демонического бался, видя как его священная кровь
механизма, посылая того в полет через разъедает Великого Демона, разрушая
всю площадь. Плиты мостовой тресну- его черную плоть силой благочестия
ли, когда огромный Секатор выскочил богини куда более могущественной,
на площадь, перебирая своими много- чем Шаля. Отступая задом в слепую,
численными конечностями и неистово неуклюже раскачиваясь и воя, Отец
щелкая клешнями. Отряд копейщиков Чумы врезался в статую Магнуса Бла-
бросился ему напререз, прославляя гочестивого, ломая ее основание своим
Зигмара. Странные полуорганические грузным телом. Лоуэн оттолкнулся от
орудия демонического механизма вы- груди разъяренного демона, и, упав на

146
землю, откатился в бок. Как раз в это его до неузнаваемости. Король-воин
время статуя упала, намертво пригвоз- упал на колени, крича от боли и яро-
див Кугата к плитам храмовой пло- сти, пытаясь руками очистить тлею-
щади, сломав ему кости и расплющив щую плоть. Фестус довольно крякнул,
череп. Булькая и хрипя, демон Нургла не спеша извлекая грязную хирурги-
начал уменьшаться в размерах, от его ческую пилу из складок своего фар-
туши пошел желто-зеленый дымок и, тука. Пританцовывая, он обогнул
вскоре от него не осталось ничего, кро- скорчившегося воина, схватил за во-
ме грязной черной лужи. лосы и дернул голову назад, обнажая
шею. Полумертвый Бретонец почти
Лоуэн Львиное Сердце стоял, ис- не сопротивлялся и доктор с разма-
текая кровью, выпрямившись во весь ху рубанул ножовкой по его горлу.
рост над статуей бывшего Императора. Брызнула освещенная кровь. Попав
Он поднял свой меч, указывая острием на руки Фестуса, жидкий свет заши-
клинка в сторону Фестуса. Рыцарь за- пел. Но поскольку тот был все еще
кричал, вызывая доктора на бой, и ки- существом материальным, а не демо-
нулся через площадь по направлению ническим, заговоренная кровь лишь
к нему. Фестус сунул толстую руку себе обожгла его, не причиняя особого
под мышку и оторвал с лопатки на спи- вреда. Повелитель Пиявок принялся
не длинную жирную пиявку. Неловко с маниакальным усилием водить пи-
замахнувшись, он швырнул червя па- лой из стороны в сторону, с хрустом
разита прямо навстречу бегущему ры- перерезая сухожилия и позвоночный
царю на манер пращи. Извивающаяся столб. Кровь ударила фонтаном, ког-
тварь опутала ноги воина, прервав его да он, наконец, оторвал голову Вер-
отчаянную атаку. Лоуну, все же удалось ховного Паладина и воздел ее высоко
рвануться вперед из последних сил. над собой, к ужасу имперских солдат,
Одним скачком он преодолел оставши- находившихся поблизости и наблю-
еся пару метров, оказавшись вплотную давшими за поединком.
к грузному апотекрию. Его сияющий
клинок погрузился в жирное брюхо Фестус отпихнул ногой обезглав-
Повелителя Пиявок. Такое ранение, ленный труп. Над городом, в черном
несомненно, прикончило бы смертно- шторме раздался одобрительный хо-
го на месте. хот. Это отец радовался за успехи, ко-
торых добилось его дитя. Изо рта и
Однако Фестус был как никогда глаз Фестуса хлынуло ядовито-зеленое
полон сил и благославлен Нурглом. свечение, кожа его пошла рябью, когда
Боль была так привычна ему, что он благословление Чумного Бога напол-
даже не заметил удара. Апотекарий нило его новыми губительными энер-
разбил о лицо рыцаря одну из своих гиями. Каждый демон, что дрался на
склянок, заготовленную секундами площади вокруг него, скандировал те-
ранее. Демонический ихор зашипел перь имя апотекария.
на голове Лоуэна, вмиг обезобразив

147
Влад атаковал Фестуса с боку, по- ля вывернется наизнанку, а их нена-
добно черной молнии. От удара оба глядный круг силы рассыпется прахом.
покатились по брусчатке, сметая сто-
лы и больничные койки. Оказавшись Внезапно куча деревянного скар-
сверху, вампир занес свой клинок для ба за спиной Фестуса разлетелась по
решающего удара. Фестус прошипел сторонам. На ее месте стоял Влад вон
заклинание. На глазах кожа Влада позе- Карштайн с заостренным деревянным
ленела и слезла, глаза его впали в череп, обломком в одной руке и мечем своих
мышцы истлели и кости превратились предков в другой. Драгоценное коль-
в пепел. Какое-то время доспех стоял цо на его руке сверкнуло ослепитель-
вертикально, потом с грохотом рассы- ной вспышкой, обжигая глаза апоте-
пался на части. Драгоценное кольцо кария. Влад рванулся вперед. Фестус
со звоном упала на камни мостовой и, опомнился и резко свел руки, поймав
звякнув несколько раз, закатилось под лезвие вампирского меча в свои мо-
кучу деревянного скарба. золистые прогнившие ладони. В это
время деревянный обломок глубоко
Фестус тяжело поднялся, фыркая погрузился в его выпуклую студени-
и отряхиваясь. Видя, что мертвые об- стую грудь.
ступили его со всех сторон, он небреж-
но махнул рукой в их сторону. Трупы Вампир не ошибся, и подтвержде-
стали пузыриться нарывами, их кожа ние правоты его выбора пришло неза-
сползала с остовов, а плоть разлагалась медлительно. Переполненное энерги-
и стекала черными лужами. Их кости ями энтропийного плодородия, тело
крошились и развеивались сырым за- апотекария превратило мертвый ку-
раженным ветром, что дул со стороны сок Дракенвальского дуба в молодой
центра города. Тем временм, площадь побег, придав его росту невероятной
начали заполнять подкрепления чумо- скорости. Влад отпрянул в сторону,
носцев. наблюдая как толстые корни пробили
спину Фестуса, вгрызаясь в каменную
Сестры Храма Шали в полной мере кладку площади и вздернули того брю-
использовали то время, что защитни- хом кверху. Грудь доктора раздулась,
ки выиграли для них. Из храма они до невообразимых размеров и лоп-
принесли сосуды с освещенной водой нула, высвобождая древесную крону,
и омыли ей стены по всему периме- что стала тянуться все выше и выше.
тру внутреннего двора. Тем самым они Ствол утолщался на глазах, и взрослое
создали магический барьер чистоты. дерево разорвало Повелителя Пия-
Теперь демоны не могли перейти гра- вок на части. Облако зеленого тума-
ниц этого барьера. Защитный круг был на отделилось от ошметков его тела, и
почти завершен. Фестус усмехнулся было втянуто бушующим над городом
их жалким попыткам удержать его от штормом, отправившись в Измерение
проникновения в их святилище. Да ему Хаоса.
стоит только пальцем пошевелить - зем-

148
Демоническая орда вскоре поняла, Не мешкая, Гатрот прыгнул сверху
что не может проникнуть на террито- в гущу имепрских конных воинов. Его
рию храма из-за защитного барьера, щупальца сдернули шестерых из се-
установленного сестрами-жрицами. дел и подтянули к нему в момент при-
Нескольким уцелевшим солдатам по- земления. Взмахом топора, зажатого в
счастливилось пробраться на терри- седьмой щупальце, Гатрот тут же обе-
торию храма. Люди были слишком зглавил троих из их числа.
измотаны даже для того, чтобы радо-
ваться своему чудесному спасению. Ни Зинтлер громко воззвал к Зигмару
мертвые не демоны не могли теперь до- и, с седла, рубанул Гатрота своим ме-
браться до них. чем прямо между лопаток. Навалив-
шись всем весом, он протолкнул лез-
Благодаря упорству полчищ воскре- вие вглубь и его конец вышел спереди
шенных трупов, в том числе бывших из грудной пластины Норсканца. При-
отцов-основателей, и самопожертво- кончив имперских солдат, Гатрот от-
ванию благочестивых лордов Брето- бросил их обезглавленные тела прочь
нии, что отдали свои жизни для защи- и обернулся к бесчестному врагу, уда-
ты храма, жемчужина нищих районов рившему в спину. Щупальца обвились
была спасена, а вместе с ней и душа вокруг конечностей Зинтлера и сдер-
Альтдорфа. нули того с лошади, попутно обезору-
жив. Спюм подтянул обидчика к себе
На севере, за городскими стенами и влажно захохотал сгустками гнили в
продолжалась битва. Уроды тащили лицо имперского командира. Острие
на своих плечах полевой храм Гатрота меча все еще торчало из его груди.
Спюма по направлению к имперским Швырнув Зинтлера на землю, Гатрот
элитным подразделениям. Оказавшись придавил его грудь своим тяжелым ко-
в гуще бойцов Рейксгвардии, Повели- ванным сапогом. Затем одна из ложно-
тель Щупалец стал орудовать своим ножек вынула меч из раны в его спи-
боевым топором, отнимая жизнь за не. Повертев оружие имперца перед
жизнью с каждым его взмахом. Ганс глазами, Спюм пригвоздил Зинтлера к
Зинтлер заприметил чемпиона Хаоса и земле его же собственным мечем. Уми-
направил своего коня по направлению рая, тот грязно ругался и клял своего
к беснующемуся Гатроту. Приблизив- убийцу, но Гатрот уже двинулся даль-
шись к паланкину, Зинтлер принялся ше, позабыв червяка, которого только
рубить уродов, поддерживающих его. К что раздавил.
нему присоединились другие конники,
и процессия Спюма завязла. Мутанты Сквозь брешь, образованную Пове-
орали от боли, куски их плоти, отсекае- лителем Щупалец в рядах Рейксгвар-
мые мечами, летели в разные стороны. дии, сразу же хлынули толпы Драк-
Один из уродов рухнул на землю, ему вальдских зверолюдов. Вплотную
отрубили ногу и выпустили кишки. подобравшись к северной стене, они
принялись разрушать ее изношенный

149
временем фасад. На востоке, резерв Девятикратный залп Адских взры-
имперских войск истощался с пугаю- вателей грянул точно предвестник кон-
щей быстротой. Эпидемиус вел в ата- ца света. Там где упали снаряды, люди
ку своих заразных пехотинцев. Счето- и демоны были превращены в грязное
вод ни на секунду не выпускал из руки месиво, а земля под ними, в дымящи-
пера и не переставал записывать все еся воронки. Эпидемиус взглянул на
новые и новые формы заражений и бо- огромную дыру, что ядро пробило в
лезней, что так щедро распространил его животе. С интересом он стал пере-
в этом месте его повелитель. Вирусов считывать полезшие наружу вместе с
и инфекций было так много, что от их его кишками бактерии и вирусы. Перо
изобилия голова шла кругом. в его руке замерло, не дописав очеред-
ное слово наполовину, и демон-герольд
Вскоре Эпидемиус уже записывал испарился из мира смертных.
двумя руками одновременно, держа по
перу в каждой. Его всегда идеальный Снаружи Восточных Ворот чумо-
подчерк стал размашистым и местами носцы продолжали свои атаки, хотя
невнятным. Так много предстояло еще с исчезновением их лидера напор их
записать. Ничего он припишет все на- заметно поубавил в ярости и мощи.
чисто, когда битва будет закончена. С Все же демоны были не единственны-
каждым новым свитком, что он запол- ми союзниками, которых Дкмонорвот
нял, чумоносцы вокруг него получали привел с собой из окрестностей Талаб-
все больше и больше черной энергии. хейма.
Лезвия их ржавых мечей становились
заразнее и губительнее для смертных. Сметая все на своем пути, появил-
Теперь малейший порез их клинков ся быкоголовый монстр с кожей из
вызывал судороги и жуткую смерть. чистой бронзы. Он шел в бой на двух
ногах, сжимая в мускулистых руках
Недалеко Орготтс Демонорвот и его огромные топоры. На его коже черным
личиночные всадники собирались ата- свечением проступали мерзкие темные
ковать артиллеристскую батарею, рас- символы. Вслед за ним летела банда
положенную у восточных ворот. Полу- ревущих минотавров, звери были за-
чив ужасные ранения, ездовые твари все брызганы кровью с копыт до кончиков
же доставили своих всадников вглубь рогов. У некоторых на рога были нани-
окопавшихся артиллеристских расче- заны куски человеческих тел. Копей-
тов. Огромные пушки разлетались в щики дрогнули, когда бронзовое чудо-
стороны, как щепки, когда всадники Ле- вище ринулось прямо на них. Копья и
дяного Отрога шли ураганом сквозь бо- бердыши отскакивали от его металли-
евые порядки имперцев. Но всадников ческой шкуры. Орудуя своими рунич-
было лишь трое, в то время как пушек ескими тесаками, свирепое чудовище
было несколько дюжин. Не малая доля окунулось в кровь и крики умирающих
орудий была уже наведена на Эпидеми- имперцев, являя собой ад резни. Сол-
уса и его телохранителей. даты пытались отступить и перегруп-

150
пироваться, но мало кому это действи- рые не могли дотянуться до животных,
тельно удалось. лезли на головы впереди стоящих зом-
би. Зверей Хаоса в буквальном смысле
Минотавры обрушились на смятые похоронило под ковром из осатанев-
порядки копейщиков и присоедини- ших мертвецов. В это вторая волна зве-
лись к учиненной резне. Бронзовый ролюдов ударила с севера.
рогатый кошмар поднял свою забрыз-
ганную кровью морду к небесам. При- Бронзовый монстр шел к Восточным
ветствуя богов, он издал металличе- Воротам, прорубая себе дорогу, остав-
ский рев, от которого задрожала земля. ляя за собой влажный пурпурный ко-
Для защитников Альтдорфа это было вер из рубленного человеческого мяса
уже слишком. В страхе люди побежа- и подергивающихся конечностей. Путь
ли, сменая и расталкивая спешащие им ему преградил полк Талабхеймских пи-
на помощь подкрепления еще не хлеб- стольеров (pistoliers). Но их пальба в
нувших кошмара воинов. Минотавры упор не возымела никакого успеха. Вы-
не пытались преследовать трусов, они стрелы отскакивали от бронированной
остались чтобы пировать. Рогатые лю- кожи, не причиняя вреда. Чего нель-
доеды рвали трупы и тяжелораненых зя было сказать о них самих. Все кто
солдат, что не могли убежать и пожи- не смог или был слишком глуп, чтобы
рали кровавое теплое мясо. Некоторые бежать, были в считанные секунды по-
лизали кровь, скопившуюся в грязных рублены и затоптаны бронзовыми ко-
канавах на поле боя. пытами чудовища. Стальной минотавр
взревел, предлагая эту жертву Крова-
В ста метрах от побоища возник вому Богу.
Мунвард Жестокий. Вполголоса он на-
чал плести свое заклинание. Позади Бронзовокожий минотавр повел го-
минотавров из под земли поднялась ловой в сторону, выбирая следующих
еще одна стена, но она была не из кам- жертв. И вдруг стрела с черным опе-
ней а из оживших мертвяков. Мертвые рением со скрежетом вошла в еле за-
воины синхронно опустили вперед метное сочленение брони на его шее.
свои копья и ударили с необычайным Далеко на верхушки оборонительной
напором и слаженностью, убив трех башни Восточных Ворот, Хантсмар-
минотавров на месте, ранив и покале- шал опустил свой лук и мрачно улыб-
чив остальных. нулся. Бронзовое чудовище вздрогну-
ло и, закатив кроваво красные белки
Толпа гниющих трупов хлынула из своих глаз, замертво рухнуло в крова-
Западных Ворот, отрезав минотавров вую грязь равнины.
от всех возможных путей к отступле-
нию. Переполненные некромантской Вопль разочарования прокатился
энергией, трупы остервенело перли в по рядам воинов Хаоса, когда чемпи-
бой. Когда минотавров взяли в кольцо он-минотавр пал. Воспользовавшись
и принялись убивать, кадавры, кото- моментом, альтдорфские солдаты сом-

151
кнули ряды и перегруппировались. его животе и сдавил его в руке, послав
Имперцы с большим трудом сдержи- струю жгучего сернистого вещества
вали напирающие войска противника. прямо в лица стрелков. Вопли боли
Все больше и больше подразделений раздались, когда кислотная желчь ста-
неприятеля присоединялось к сраже- ла разъедать кожу и кости, воины пада-
нию под стенами столицы, в то время ли на пол и бились в агонии не в силах
как защитники уже задействовали все отчистить свою плоть от агрессивной
имеющиеся у них вооруженные силы. инфекции. Заметив одного уцелевше-
го стрелка, Отто зацепил его лезвием
Совсем иная история происходила своей косы за плечо и притянул к себе
у Западных Ворот. После внезапной и через край крепостной стены. Схватив
кровавой атаки Бретонской конницы, жалкого дурака, он со всем пристра-
Братья Глот вконец потеряли терпе- стием допросил его, желая знать, где
ние. Когда им оставалось не больше обитает владыка этого города.
сотни шагов до городских стен, кир-
пичная кладка ворот взорвалась, вы- Трясущийся мужчина протянул
пуская наружу полчища живой мерт- руку в сторону и указал на Император-
вечины навстречу. Отто велел Гурку ский Дворец. Отто поблагодарил сол-
не останавливаться. Громадный урод дата, с силой швырнув в стену, раско-
размеров двухэтажного дома, попер лов его череп и сломав большую часть
вперед, словно каменный жернов, его костей.
давя и раскидывая в стороны вяло
напирающую дохлятину. Его огром- В облаках над городом появилась
ное щупальце бешено колотило во все пара грифонов. Звери опускались
стороны, круша и ломая трупы десят- прямо на центральную площадь ра-
ками, не встречая никакого сопротив- зоренной столицы. Один из воинов,
ления. Итрак небрежно выплевывал сидящих верхом на грифоне, носил на
заклинания, что растворяли кости по- голове украшенный плюмажем Импе-
падавшихся на пути трупов, заставляя раторский шлем. Карл Франц наконец
безвольно опавшую плоть стелиться вернулся.
уродливым ковром под мясистыми
лапами Гурка. Мертвяки были словно Войска Братьев Глот хлынули на
назойливые насекомые, и тройня не- улицы города сквозь брешь в западной
брежно давила их по пути. Запах гни- стене, и обнаружили, что район Запад-
ющих садов ощущался на подступах ных Ворот буквально кишит живой
к городу и придавал братьям сил, как мертвечиной. Ожившие трупы слепо
никогда раньше. рвались в атаку, выставив перед со-
бой протянутые руки со скрюченными
Проходя через Западные Ворота, пальцами. Как по команде, они не об-
братья были атакованы залпом мушке- ращали никакого внимания на основ-
теров с крепостных стен. Отто поднял ную армию северян, целью их служила
длинный мешкообразный нарост на лишь тройня.

152
Расправив кожистые перепончатые отметки, и края обвалились внутрь,
крылья, в середину мертвецкой тол- погребая Братьев Глот под слоем вою-
пы спикировала фигура, облаченная в щей мертвечины.
резную красную броню. Звериное лицо
начало обретать человеческие черты, Гурк, слегка оглушенный, но слиш-
огромные клыки втянулись под верх- ком большой для того чтоб его оста-
нюю губу, а крылья ссохлись и укоро- новило скопище мертвых букашек,
тились, превращаясь в руки. Это был разбросал мычащие трупы, расчи-
Мунвард Жестокий, и он намеревался стив себе место для атаки. Его смерто-
поквитаться с северными дикарями, носное щупальце, заменявшее левую
которые разрушили его дорогой го- руку, метнулось вверх и намертво об-
род-порт, а теперь собирались унич- вилось вокруг лапы Душегуба. Сжав
тожить столицу Империи. Обычно конечность летучего урода со всей
вампир предпочитал продуманное и своей силой и рванув того вниз, Гурк
холодное отмщение, но время не остав- сбил наводку чудовища и оглушаю-
ляло ему иного выбора, как яростная и щая звуковая волна ушла в сторону,
грубая атака. ударив в сторожевую башню над За-
падными Воротами. Смертоносный
Некхекарское заклятие, произнесен- визг прикончил десяток мушкетеров,
ное Мунвардом, ударило в грудь Итар- что занимали там оборону. Мунвард
ка копьем черной энергии, заставив взмахнул костлявой рукой и стрелки
того согнуться пополам. В это время поднялись на ноги, уже как нежить,
с небес прямо на голову Гурка камнем продолжая обстреливать Норскан-
упал Душегуб (terrorgheist), известный цев.
в народе как Суидокский Зверь. Крыла-
тая тварь издала оглушительный визг, Мунвард вскинул свою руку, посы-
атакуя звуковой волной невообрази- лая сгусток зеленоватой некромант-
мой мощности. Огромная морда Гур- ской энергии в тело Душегуба. Притя-
ка исказилась в гримасе нестерпимой нутого к земле монстра объяло тусклое
боли. Его челюсти плотно сжались, а зеленое свечение. Взбивая воздух сво-
из уродливых дырок ноздрей выступи- ими крыльями, тварь начала с трудом
ла грязно-кровавая пена. подниматься вверх, раз за разом все
больше высвобождаясь из скрученно-
Все больше и больше трупов стека- го щупальца. Но Гурк держал крепко.
лось, окружая братьев. Вокруг тройни Суидокский Зверь заколотил крылья-
выросла толстая высокая стена копо- ми изо всех сил и потащил за собой
шащихся мертвецов. Воистину, призыв огромного мутанта, словно непослуш-
такой армии, требовал великого ма- ное, упирающееся дитя. Отто и Итрак
стерства некромантии. Стена все рос- вцепились в загривок братца, когда тот
ла и росла вверх, окружив чемпионов налетел на старую часовню, разрушив
Нургла плотным непроходимым коль- ее до основания.
цом. Ее высота достигла критической

153
Отто спихнул ногой пару трупов, кушку. Рана быстро затягивалась, и это
что пытались вскарабкаться на спину не могло не радовать.
ошалевшего от недавней атаки Гурка.
Выплюнув сгусток кровавой мокроты Передышка была короткой. Как
размером с кулак, воин взмахнул своей только Братья вступили под крышу
косой, разрезав пополам сразу троих храмового комплекса, сверху, словно
зомби из числа все еще напирающих какое-то массовое самоубийство, на их
умертвий. В этот момент, разрывая в головы посыпались завывающие мерт-
клочья штормовые тучи, на небо вы- вые тела. Итрака моментально завали-
рвался призрачный паланкин. Ядови- ло мертвечиной, падающей на плечи
тые молочно-белые капли льющегося Гурка. Волшэбник отбивался, как мог,
дождя, пролетали насквозь парящий но проклятые трупы крепко вцепились
экипаж, запряженный воющими ду- в его тщедушное тело. В бессилии он
хами. Холодный стеклянный смех рас- взвыл, призывая Отто. Брат пришел
сыпался по округе, когда с подушек на помощь, сорвав кусающиеся тела и
паланкина поднялись три женские фи- отправив их под огромные, словно ко-
гуры, закутанные в белоснежные шел- лонны, жернова подошв Гурка.
ка. Ведьмы-вампирши соединили свои
руки и пронзительно завизжали, посы- Итрак воздел свои кривые высох-
лая черную шаровую молнию в направ- шие руки к черным небесам и издал
лении Братьев Глот. Отто почувствовал несколько каркающих звуков. Теперь
запах своей обожженной кости. Разряд трупы, что падали на них сверху, не до-
угодил ему прямо в голову, расплавив летая, взрывались в воздухе потоками
шлем на макушке и спалив скальп. грязно-зеленой жижи и копошащихся
в ней паразитов. Все же мертвецы про-
Взревев от ярости, Отто швыр- должали атаковать с земли. Они перли
нул свою косу вверх по широкой дуге. сплошной волной, перекрывая брать-
Лезвие загудело в воздухе и угодило ям дорогу, ведущую к Императорскому
в самую высокую из вампирш, скло- Дворцу.
нившуюся через борт повозки, чтобы
увидеть смерть Норсканца. Оружие Мунвард в образе крылатой твари,
Отто собрало свою жатву, лишив труп- взмыл в воздух, и опустился на край
ную красавицу головы, отправив тело крыши над головами тройни. Приняв
в судорогах биться средь богато рас- человеческую форму, вампир принял-
шитых подушек паланкина. Оставшие- ся колдовать. На этот раз он плел могу-
ся вампирши в ужасе заголосили, когда щественное заклинание, которое унич-
тело их госпожи превратилось в пепел, тожит Братьев Глот раз и навсегда.
и было смыто маслянистыми каплями
гнойного дождя. Тем временем коса бу- Итрак повернул свою голову, уло-
мерангом вернулась в руку Отто. Воин вив изменение в эфирных течениях, и
смахнул залившую его лицо грязную ткнул своим гниющим пальцем в на-
кровь и пощупал поврежденную ма- правлении скрывающегося на крыше

154
вампира. Сорвав с пояса шматок засо- что самый могущественный из Графов
хшего мерзкого нечто, колдун швырнул Выборщиков – Влад вон Карштайн –
его на жаровню, установленную между готовился оказать им прием.
покатых плеч на загривке Гурка. Угли
защелкали, с громким шипением пова-
лил густой зеленоватый дым. Словно
обретя жизнь, столб дыма метнулся по
направлению к бормотавшему Мун-
варду и полностью поглатил вампира.
Когда грязная дымка рассеялась, на
месте Мунварда Жестокого осталась
лишь почерневшая груда костей. Гурк
боднул стену здания своим громозд-
ким плечом, сотресая его и стряхивая
останки вампира на вымощенную кам-
нем уличную дорогу. Гневно сопя, му-
тант растоптал кости.

Со смертью хозяина Душегуб поте-


рял всю свою мощь и беспомощно ба-
рахтался в объятиях щупальца. Гурк
вспомнил, наконец, о крылатой твари,
что все еще держал за лапу, и повернул
к ней свою туповатую морду с налиты-
ми кровью глазами. Размахнувшись, он
впечатал крылатую дохлятину в ста-
тую Сиека, в центре Театральной Пло-
щади. Зверь продолжал биться, тогда
Гурк ударил, им как дубиной, в здание
театра, проломив крышу и часть стены.
Тварь все еще слабо трепыхалась. Воз-
бужденно подпрыгивая, младший Глот
на прощанье несколько раз впечатал ее
в каменную мостовую.

Гурк радостно хрюкал и сопел возя


по земле обмякшее недвижимое тело
Суидокского Зверя. Высоко, в небе над
ним, одобрительно прогремело. Гото-
вые к финальной схватке, Братья Глот
двинулись по направлению к Импера-
торскому Дворцу. Они не подозревали,
156
156
157
П О С Л Е Д Н Я Я Н А Д Е Ж Д А А Л ЬТ Д О Р Ф А
Карл Франц вернулся в свою столицу верхом на Когте. Вынырнув из шторма, он
увидел, что его земли находятся на грани катастрофы. Последней и единственной
преградой стоявшей на пути окончательного краха Империи был Влад вон Карштайн
и его войска.

Император Карл Верховный Патриарх


Франц Георг Мартак
За многие месяцы, со вре- Насмотревшись на то,
мен своего исчезновения на как Курт Хэлборг нещадно
полях Хэфенгена, Карл Франц пытается навести порядок
путешествовал через все зем- в отсутствие императора,
ли своего государства. Слу- Мартак отправился на по-
чайно обнаруживший его иски Карла Франца. Вер-
Георг Мартак, поведал импе- ховный Патриарх понимал,
ратору об ужасной опасности, лишь истинный
грозящей Империи людей. Вид правитель спосо-
разграбленного, лежавшего бен уберечь Империю от развала. По-
в руинах Альтдорфа, привел сле обмена информацией с птицами и
Карла Франца в ярость. Любой зверями Дракенвальдских лесов, он отыскал
ценой он вознамерился пока- истинного правителя с помощью своего вер-
рать зачинщиков этого ужас- ного двухголового грифона Твиншрайка.
ного злодеяния.

Граф выборщик Влад вон Карштайн


Вампир Влад вон Карштайн давным-давно замышлял уничто-
жить государство Императоров Грифонов и заместить его собствен-
ной империей мертвых. Как и многие другие вампиры, он воспри-
нимал человечество в качестве источника пищи, глупого скота,
ждущего заклания по воле своих вечно голодных повелителей.
Однако, в отличие от большинства, подобных ему, Влад забо-
тился о человеческом скоте и всегда держал его довольным и
откормленным. Вампир не мог позволить силам Хаоса осквер-
нить и разрушить порядок вещей, что он культивировал и взращи-
вал на своих землях на протяжении десятилетий. Собрав все свое
темное могущество, вон Карштайн поспешил наперерез войскам
Братьев Глот, и преградил им путь в Императорский Дворец. Теперь
целостность Империи зависела не от живых Графов Выборщиков и
их смертных армий, а от вампира из глубин Сильвании и его мерт-
вецов.
Дворцовые Мертвяки
Черпая темную силу без меры, в разгар Ге-
хемниснахта, Владу удалось даже, проникнуть
в Сады Мора и вырвать из объятий бога смерти
почившую давным-давно Альтдорфскую знать.
Мертвым воинам, которых Влад кинул на перехват
Братьям Глот, было по нескольку веков. Хотя они
превратились в куски истлевшего метала и кости,
их дух остался все таким же непокорным и стой-
ким. Древние герои и чемпионы Империи вновь
шли на битву, поддерживаемые темным волшеб-
ством некромантии их нового хозяина.

158
158
УБИЙЦЫ НА ПОРОГЕ
Судьба Империи висела на волоске, и Братья Глот, как можно скорее намеревались
завершить то, что начали их союзники. Когда на последнем рубеже их встретило со-
противление, братья покрепче сжали свое оружие и приготовились устроить защит-
никам такую кровавую бойню, которую те не забудут никогда. Ничто не могло стоять
между избранными чемпионами Нургла и их конечной целью.
Братья Глотт Немногие Из-
Одаренные Си- бранные
лой Из сотни воинов племе-
Купаясь в энергии ни Фьорда, что шли с брать-
заражения и гниения, ями от начала похода оста-
наполнившей город, Бра- лось лишь несколько. Но это
тья Глот получили не ма- были закаленные ветераны,
лую толику могущества настоящие монстры с груз-
и были одарены Нурглом ными пораженными инфек-
демонической силой, цией телами. Каждый из них
буквально разрывающей по отдельности стоил не-
каждый мускул их инфи- скольких десятков обычных
цированных тел. Не было воинов и мог стать во гла-
ничего невозможного для ву отдельного племени, как
их тройственного союза. сильнейший из чемпионов.
Они серьезно намерева- Объединившись в ударную
лись сделать так, чтобы группу, эти чумные боевые
Разрыв между Мирами машины, были столь смер-
оставался открытым на- тоносны, что притягивали
вечно. внимание богов.
Склизкие
Остатки племени Красных Грабителей разительно изме-
нились к финальной стадии компании Братьев Глотт. За все
время битв и сражений им удалось собрать воистину обиль-
ный урожай черепов. Однако царящие вокруг заражение и
всевозможные инфекции неумолимо меняли воинственное
племя мародеров севера. И вот, теперь, они были с ног до
головы покрыты коростой и струпьями, что-то непрерывно
копошилось в открытых гноящихся ранах на их телах. Они
больше не испытывали боевой ярости или жажды крови. На
смену этим неправильным чувствам пришли успокаивающее
монотонное жужжание в голове и тепло воспалительных про-
цессов. Позабыв о своем Кровавом Боге, мародеры с радостью
славили истинного бога – Повелителя Разложения. Благосло-
венные изменения, коснувшиеся тел Красных Грабителей от-
чистили души и даровали истинное просвещение. Теперь они
звались Склизкими.
Рыцари Энтропии
Уродливые полоумные твари, мутанты-гуманоиды,
что начинали свой поход в рядах Братьев Глот и вы-
жили после всех мясорубок, в награду были одарены
разумом для последней битвы. Теперь чудовища могли
осмыслить все прелести своего превосходства и красо-
ту дарованных мутаций. Теперь они гордо назвали себя
Рыцарями Энтропии. Бывшие отверженные шли в бой,
восхваляя своего щедрого добродетели, позволившего