Вы находитесь на странице: 1из 2

Роль личности в истории . Кутузов и Наполеон. По роману Л.Н.

Толстого «Война и мир»

Можем ли мы назвать Кутузова и Наполеона личностями?

Кутузов в военной кампании 1805-1807 годов показан как командующий одной из армий. Он
любимец армии, прост в обращении с офицерами и солдатами, рад видеть тех, кого знал по
прежним сражениям. Опытный и мудрый полководец, Кутузов бережет армию, стремится
уберечь её от бессмысленных потерь. О Наполеоне мы слышим в салоне А.П.Шерер. Мнения эти
противоречивы, но особое внимание привлекает высказывание князя Андрея ( для которого
Наполеон кумир),о том, что у Наполеона есть поступки, «которые трудно оправдать».
Разочарование в кумире происходит после Аустерлицкого сражения, когда раненый князь Андрей
слышит лицемерные слова Наполеона об убитых. Наполеон накануне Бородинского сражения
замечает (для истории), что для него это кровопролитное сражение- игра в шахматы. Однако во
время Бородинского боя он впервые почувствовал, что счастье изменяет ему. Когда генералы
просят «ввести старую гвардию, он опустил голову и долго молчал, а затем ответил: «За три
тысячи двести верст от Франции я не могу дать разгромить свою армию» Кутузов для Толстого-
воплощение его исторических новаций, он фигура особенная, наделенная инстинктом мудрости.
«История, пишет Толстой, есть бессознательная, роевая жизнь народа». Только поняв это, можно
объяснить пассивность Кутузова. Именно поэтому в Аустерлице, имея превосходящее количество
солдат, он замечает князю Андрею: «Я думаю, что сражение будет проиграно», а на заседании
военного совета по-стариковски спит.

Толстой показал Кутузова человеком со своими страстями и слабостями. Он тяжело переживает


кампанию 1812 года. «До чего ...до чего довели!» И князь Андрей видит слезы на глазах
полководца. Он один понимает, что в Бородинском сражении враг получил смертельную рану,
поэтому, оставив Москву, он выигрывает войну. Нравственность всегда торжествует над грубой
силой Мнимое величие Наполеона особенно ярко проявляется в сцене, когда он стоит на
Поклонной горе и любуется панорамой Москвы: «Одно мое слово, одно движение моей руки, и
погибла эта древняя столица...» Но недолго пришлось ему наслаждаться своим величием. Он
оказался в жалком и смешном положении, так и не дождавшись ключей от величественного
города. Толстой противопоставляет Наполеону (и как военачальнику, и как человеку)
фельдмаршала Кутузова. В отличие от императора Франции, русский полководец не считал
руководство военными операциями «игрой в шахматы». Кроме того, он никогда не приписывал
себе главную роль в успехах, достигнутых русской армией. В отличие от Наполеона, он делал
ставку не на свою гениальность, а на силу армии. Кутузов был убежден, что решающее значение в
войне имеет «дух войска».

Честолюбие и сердечность нет величия там, где нет простоты и правды Жесток в стремлении
удовлетворить свое честолюбие ценой тысяч жизней, в попытке навязать свою волю целой стране.
Его поведение определяет не сердце, а разум, потому он обречен на поражение. Толстого не
впечатляет количество выигранных им государств – у него другая мера: «Нет величия там, где нет
простоты и правды». победить не берусь, перехитрить попробую Изображен полководцем не
столько направляющим действия армии, сколько не мешавшим течению событий. Не опыт
полководца, а опыт сердца подсказывает ему, что исход войны предопределен нравственным
превосходством русских. Поэтому он первую свою задачу видит в том, чтобы поднять боевой дух в
войсках, внушить веру в победу. Мелочность и мудрость Мелочная раздражительность, актерство
– он ни одной чертой не похож на великого человека. Подчеркнуты холодность, напыщенность, он
все время позирует, играет роль гения. «Он был подобен ребенку, который, держась за
тесемочки, привязанные внутри кареты, воображает, что он правит». Он добр, мудр, прост и
открыт людям, как обыкновенный – старый и нравственно опытный – человек. Образ дан в
восприятии различных людей. Человек и живым изображен он в беседах (с Болконским,
Денисовым, Багратионом), на военных советах, в Аустерлицкой и Бородинской битвах. Истинный
вождь, избранный народом Полное подчинение интересам России и народа. Скромность и
простота. Искренность и правдивость. Близость к простым людям, знание и понимание их чувств.
Гуманное отношение к побежденным. Верность долгу и армии. « Простота, доброта и правда» во
внешнем облике Кутузова. народной мудрости и патриотического чувства.

Командующий армией грабителей, мародеров и убийц, «ничтожнейшее орудие истории, человек


с помраченной совестью». Законченное проявление культа личности, мания величия.

Самовлюбленность, высокомерие, тщеславие. Лицемерие, фальшь, позерство. Равнодушие к


судьбам окружающих, эгоцентризм. Война – игра, а люди – пешки. Жестокость и вероломство
Наполеона и его армии. Предательство по отношению к своей армии. Сатирические краски при
описании портрета Наполеона.

На ход истории не влияют даже исторические личности Наполеон показан в комическом


образе. ...Не Наполеон распоряжался ходом сраженья, потому что из диспозиции его ничего не
было исполнено и во время сражения он не знал про то, что происходило впереди его. Стало
быть, и то, каким образом эти люди убивали друг друга, происходило не по воле Наполеона, а
шло независимо от него, по воле сотен тысяч людей, участвовавших в общем деле. Наполеону
казалось только, что все дело происходило по воле его. (Л. Н. Толстой) Кутузов – как спаситель
России. Он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся с
смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сраженья не распоряжения
главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а
та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею,
насколько это было в его власти. (Л. Н. Толстой)

Сравнивая двух полководцев, Толстой отрицает роль личности в истории. Не Кутузов и Наполеон
руководят сражением, а оно шло, как смогли повернуть его тысячи участвующих в нем людей.
Критика Наполеона у Толстого объяснялась осуждением им войны, а вместе с ней всех
завоевателей.