Вы находитесь на странице: 1из 25

Истина где-то рядом

То, что произошло несколько лет назад – безусловно, одна из главнейших ошибок человечества.
Никто не догадывался, к каким событиям это может привести. Вполне естественно, что ничего
хорошего из этого не получилось. Один единственный взрыв, одна единственная оплошность,
одна единственная бредовая мысль, пришедшая в голову неудачному политику…

Всё оказалось перечёркнуто. Все надежды, мечты, желания…

Те, кто в это время был наверху, что с ними произошло? Часть погибла сразу, часть мутировала и
стали совсем другими личностями…

Те, кто в момент взрыва был внизу, в метро, спаслись. Если можно назвать спасением
добровольное заточение в замкнутом пространстве под землёй, без возможности видеть свет
Солнца, воду, голубое, чистое небо… Вместо всего этого тяжёлый железобетонный потолок,
рельсы, заброшенные поезда, используемые как склады, спальни… Казалось, что ввиду мелкого
залегания, никто не сможет спастись, но как выяснилось позже, во время очередного ремонта
были укреплены стены и потолки новым материалом, а следовательно господа чиновники
прорабатывали возможность ядерной угрозы. Кроме того, основная сила удара пришлась на
Северо-запад России, Казани досталось гораздо меньше…

Изредка жителям метро удавалось поймать радиосигналы из других городов. Чаще всего это
была Москва. Но встречались сигналы из Санкт-Петербурга, Киева и даже Харькова. Казанцы
пытались наладить связь, но это было сложно и, увы,  не получалось. С каждым днём у них были
надежды наладить связь, и они не прекращали попыток. Быть может, им когда-нибудь повезёт...

Глава 1. Начало

- Ра-а-а-шид! Не делай этого! Не надо!!!

Рашид обернулся… посмотрел по сторонам… Перед ним лежала полуобнажённая девушка с


зияющей раной в левом боку, из которой хлестала кровь… В своей руке Рашид обнаружил нож…
Справа от него стояла призрачная фигура. Она протягивала к нему свои бледные, прозрачные
руки… С каждым мгновением расстояние между ними сокращалось...

***

- Рашид, вставай! Скорее! – послышался знакомый голос.

    Рашид открыл глаза. Никакой девушки, равно как и Призрака, рядом не было. Рашид понял, что
это был всего лишь сон... Его будил самый лучший друг – Андрей, по прозвищу Мохнатый. Он
получил своё прозвище за то, что даже будучи постриженным и побритым, волосы его всё равно
топорщились в разные стороны.

- Да что случилось?


- Там такое! ОНИ пришли!!!

- Да кто они? Объясни по - нормальному.

- Пошли скорее, на перрон. Сам увидишь. – Мохнатый вышел из вагончика, который служил
Рашиду комнатой.

    Рашид вздохнул, встал, медленно потянулся и осмотрел своё жилище. Здесь, в вагоне
метропоезда, застрявшего на станции «Площадь Тукая» он жил с того момента как спустился
вместе со своей матерью в день ужасной Катастрофы. Хоть и было это давно, но в то же время
казалось таким близким…

    … Тот день начинался как обычно… Рашиду было тогда 9 лет. Вместе с мамой и папой они
отправились в универмаг «Кольцо». В тот день намечался праздник – свадьба его сестры. Всё шло
как обычно. Они уже стояли на кассе, когда послышался грохот… Заморгал свет… Затрясло пол…

    Информатор объявила дрожащим голосом:

- Всем просьба не паниковать… Всем соблюдать порядок…

    Внезапно её голос прервал грубый прокуренный мужской голос:

- Товарищи! Это полковник Мазуренков. Случилось то, чего мы опасались. По России нанесли
Удар. Всем спускаться в метро! Живо! Задержавшиеся ради мародёрства, равно как и мешающие
будут уничтожены.

    Рашид смотрел на родителей. Они на него. Вдруг, отец Рашида, погладив его по голове, рванул
к полковнику. Дальнейшее Рашид помнил лишь по рассказам матери… Все, кто находился рядом
со входом в метро вместе спустились в метро, когда наверху послышался грохот… Однако, больше
никто не спустился. Солдаты Казанского гарнизона, отправленные на защиту «Кольца» и,
оказавшиеся внизу, вместе с людьми замуровали двери. «Всё, больше наверх нам никогда не
подняться», - часто говорила его мать. Вплоть до своей смерти, случившейся пару лет назад…

    Рашид грустно вздохнул и вышел из вагона. Станция «Площадь Тукая» была открыта одной из
первых, в августе 2005 года. Станция двухпролетная, 12 колонн, с одной островной платформой.
Станция выполнена из белого и зелёного мрамора, на стенах - панно с изображениями героев
татарских сказок, а также образ Габдуллы Тукая...

    На перроне стояло несколько человек. Он узнал их по описаниям. Это были Сталкеры. О них
слагали легенды и, каждый хотел быть похожим на этих людей, ведь только Сталкеры выходили
на Поверхность. Они являлись единственной связью с Внешним миром.

- Андрей Иванович, мы пришли. – Сказал Мохнатый, обращаясь к одной из фигур стоявших


недалеко от края перрона.

    Рашид вниматеьно наблюдал за Сталкерами. Андрей Иванович обернулся. Даже сквозь стёкла
противогаза Рашид увидел добрые глаза и ощутил странное чувство – одновременно и радость, и
тревогу.

    Андрей Иванович снял противогаз и в тот же момент все, находившиеся рядом, ахнули.
Сходство между ним и Рашидом было необыкновенным, так что все начали переговариваться, нет
ли здесь злого умысла Поверхностных сил…

- Здравствуй, сын, - произнёс Андрей Иванович.

    В тот же момент Рашид потерял сознание.


Глава 2. История Андрея Ивановича

  Все Сталкеры сели вокруг небольшого столика, когда-то перенесённого сюда из «Кольца». Их
обступили все жители станции. Андрей Иванович по праву самого старшего и опытного начал
свою историю.

- Как вы все, безусловно знаете, в день Катастрофы многие были в магазинах, многие спешили на
работу… Когда произошёл Удар, я со своей семьёй (по крайней мере с женой и сыном) находился
в Кольце (ну, тот комплекс, что над нами находится)… Я успел отправить свою жену и сына вниз, в
метро, а сам пошёл к полковнику Мазуренкову…

- Кто такой? – спросил полковник, когда увидел перед собой Рашида Державина. – Почему не в
метро?

- Я хочу помочь.

- Вы?! У Вас есть вообще какой-нибудь военный опыт?

-Да! Я служил во многих горячих точках и умею обращаться с оружием.

    Полковник задумчиво оглядел Державина. На его лице мелькнуло какое-то сомнение, однако
он задал лишь один вопрос:

- В каком звании Вы вышли в отставку?

- В звании капитана.

Полковник потёр рукой свой подбородок.

- Ну что ж, тогда ввиду особых полномочий, данных мне в связи с ЧС, Вам присваивается звание
майора. Поздравляю Вас, майор… - полковник запнулся, он не знал имени.

- Державин.

- … майор Державин. Пройдите в торговый зал, там нужна помощь…

Андрей Державин вздохнул. Потёр свой морщинистый лоб рукой, но вскоре продолжил историю.

- Именно тогда я впервые увидел ИХ… То, что сделала даже малая доза радиации от этого нового
оружии ужасно!!! То что когда-то было людьми стало… в общем, тем чем стало. Но мне
показалось странным, что среди них был вполне нормальный человек. Создавалось впечатление,
что он руководил ими. Я бы не придал этому особого значения, если бы не встретил его позже на
других станциях…

- На других станциях? – послышались удивлённые возгласы.

Андрей Иванович недоумённо переглянулся с некоторыми жителями станций.

- А чему Вы удивляетесь? У нас в городе много станций и все они обитаемы…

- Как все? – снова удивлялись жители.- Их же открыли не все!

Андрей Иванович усмехнулся:


- Ах, вот в чём причина Вашего удивления. Позвольте Вас разочаровать. Помните, нам говорили,
что лишь некоторые станции открылись, что остальные откроются в двадцатых годах, а
оставшиеся ещё позднее… Всё это В-Р-А-Н-Ь-Ё!!! Они открылись гораздо раньше, просто господа
чиновники решили, что будет лучше, если станции откроются постепенно, по 1-2 станции в 2 года,
нежели все сразу…

- То есть, Вы хотите сказать, что на других станциях тоже живут люди?

- А через Вашу станцию разве никогда не проходили какие-нибудь торговцы, или же беженцы…

Слушая эти речи, Рашид вспомнил, как пару-тройку лет назад в окно его вагончика постучали.
Когда Рашид вышел из «комнаты», рядом никого не было, но на полу лежал маленький клочок
бумаги, на нём было написано: «Мы спаслись… но не все… помогите нам… Энергетики». Рашид
рассказал об этом Мохнатому, но тот лишь отмахнулся: «Не мешай слушать».

Андрей Иванович тем временем продолжал рассказывать свою историю.

- Так вот, лишь на трёх станциях нам не удалось закрепиться и освоиться, понять, что там
произошло…

- На каких?

- Козья слобода (иначе говоря, Заречная), Московская, Декабристов…

- Почему?

- Когда мы туда сунулись, нас там уже ждали. – Андрей Иванович снова вздохнул. – А ведь когда-
то там наверху располагался Энергетический университет…

Рашид вскочил и помчался в сторону своего вагона. Андрей Иванович и остальные непонимающе
смотрели ему вслед. Это был верх неуважения к Сталкерам – посреди их истории вскочить и куда-
то убежать, даже не дослушав. Мохнатый, неловко извиняясь, поспешил вслед за Рашидом. Когда
он вошёл в вагончик, Рашид копошился в шкафчике возле левой стенки. Когда он выпрямился, в
его руке была та записка, о которой он пытался рассказать Мохнатому. Через некоторое время,
Рашид показал записку отцу.

Глаза Андрея Державина засветились каким-то огнём. Вот она, цель его нового похода на Север.
Он выяснит, в чём там дело на этих станциях. Ведь истина где-то рядом. Но для этого надо было
собрать команду. Лишь немногие из тех, что пришли с ним согласились отправиться дальше. Часть
решила остаться отдохнуть. Андрей Иванович выбирал новых членов команды из молодёжи, что
была на станции. Он выбрал троих – это оказались Рашид, Мохнатый и девушка, стоявшая
неподалёку от него и внимательно изучавшая свои ноги (она ни разу за всё время не подняла
головы). Никто не знал её настоящего имени, всем она представлялась Буся. Впрочем, она не
совсем была похожа на бусинку: высокого роста с роскошными блондинистыми волосами и
голубыми глазами.

Рашид огляделся по сторонам, прежде чем пойти немного вздремнуть, ведь через час  команде
Сталкеров предстояло отправиться исследовать метро. Рашид встретился взглядом с Бусей, ему
показалось знакомым её лицо. Вдруг он покрылся холодным потом и вспомнил, где видел – в
своём ужасном сне.

Глава 3. В путь!
- Ра-а-а-шид! Ра-а-а-шид! Послушай меня!!! То, что ты должен сделать, очень ва-а-а-жно!

    Рашид обернулся. Призрак «стоял» в паре шагов от него.

- Ра-а-а-шид! Ты должен проникнуть на станции, откуда-а-а был изгна-а-ан Великий Ста-а-алкер!


Та-а-а-м живёт то, кого надо уби-и-и-ть! Он – источник всего Зла-а-а в метро.

    Призрак стал исчезать и его голос был уже тише, как будто он куда-то уходил, а Рашид
оставался на месте.

- Один из Ста-а-алкеров преда-а-аст Вас. Его то-о-оже надо-а-а у-у-убить…

    Рашид проснулся и он понял, что уже никогда не будет прежним пареньком со станции
«Площадь Тукая».

* * *

    За час до отбытия Сталкеров осмотрел станционный врач. Он также, как и все остальные
спустился в метро из «Кольца». Первые дни в метро доктор Махмуд оказывал помощь
имеющимися у него средствами, а позднее тем, что ему доставали Сталкеры. Он не спрашивал,
откуда они их достают, главное было то, что они помогали.

    Плановый осмотр Сталкеров включал ряд мероприятий, которые позволяли определить готов
ли Сталкер к Пути или нет. Этими мероприятими были измерение артериального давления
(тонометр для этих целей Махмуд смастерил сам из имеющихся средств), измерение температуры
тела, оценка психологического состояния… Доктор относился к своим обязанностям весьма
серьёзно, ведь от этого зависела судьба не только самих Сталкеров, но и самой станции!

    Все были осмотрены, и доктор одобрил поход на поиски Истины.

    Через некоторое время Сталкеры уже были в туннеле. Рашид иногда посматривал через плечо
на Бусинку. Она шла с тяжёлым рюкзаком, но, как говорят в таких случаях, была настоящим
бойцом.

    Со станции на уходящих «героев» смотрели люди, ожидавшие их скорейшего возвращения…


Среди них был некогда знаменитый радиоведущий, а по совместительству радиомеханик Денис
Мазов. Попав в метро, он сумел организовать радиоточку в одном из отсеков станции и, находясь
на этом посту, пытался засечь какие-нибудь сигналы… Иногда проскакивали лишь отдельные
звуки, иногда обрывки фраз, но пару дней назад он сумел оймать целую фразу. Её суть сводилась
к тому, что в Харькове (городе, который некогда был одним из крупнейших городов Украины) ещё
оставались люди, ждущие ответа от других выживших… Но, увы, связаться не получилось…
Слишком мала была мощность. Если Сталкеры сумеют найти какие-нибудь «штучки», которые
помогут увеличить мощность сигнала, возможно именно тогда, Казань и Харьков смогут
связаться…

* * *

    Сталкеры шли по туннелю. Их шаги отдавались гулким шумом. Рашид осматривал стены
туннеля, направляя на них свет от своего портативного фонаря, вмонтированного в снайперскую
винтовку, выданную ему хранителем оружейного склада на станции. Стены туннеля были без
видимых повреждений и каких-либо следов внешних воздействий, хотя иногда встречались
небольшие трещинки, через которые сочилась вода…
Андрей Иванович шёл следом за Рашидом и думал о том, что же будет дальше. Ясно одно –
ничего хорошего их не ждёт. При взгляде на Бусю ему почему-то становилось не по себе. Он
ощущал тревогу и смутное предчувствие чего-то страшного…

Буся шла следом за Андреем Ивановичем. Она всё так же смотрела вниз, на дорогу и что-то
бормотала…

Замыкали колонну опытные Сталкеры – Михаил Башков и Веселин Георгиев. Михаил Башков был
среди солдат, помогавших в день Катастрофы в «Кольце», а Веселин – турист из Болгарии,
приехавший на проходившую в те дни Универсиаду… Они прошли сквозь все ужасы Поверхности
первых часов после Катастрофы. Михаил слышал, что бормотала Буся. Ему это казалось странным.

- Скоро я найду тебя, Отец. Я приведу к тебе новых людей.

Глава 4. Профессор Вклинский

За монитором, передававшим информацию с камер слежения, расположенных во всех туннелях,


следил маленький лысый человек. На клавиатуре перед экраном он нажимал кнопки и
изображения сменяли друг друга

Вдруг он услышал скрип двери и робкое покашливание… Та кашлял только его помощник.

- Ты выполнил то, что я просил? – спросил он.

- Да, хозяин!

- Замечательно! Скоро моя дочь увидит меня… Как ты думаешь, она полюбит меня?

- Дети должны любить своих родителей…

- Что ты знаешь о любви, о моей дочери… Много лет назад я развёлся с её матерью, видите ли ей
не нравились мои эксперименты! Но ничего, сейчас мы видим, что они были необходимы…

Внезапно экран замигал красным светом…

- Что случилось, хозяин? – обеспокоенно спросил помощник.

-Что-что! Проникновение в сектор 24! Быстро туда!

Мигом стартовав, лысый человек ринулся в один из туннелей. Помощник следовал за ним…

Когда они вошли в сектор, казалось, что ничего не произошло. Но вдруг помощник заметил какое-
то движение в углу и обратил на это внимание лысого.

Лысый нагнулся в сторону того угла и, просунув руку в маленькое отверстие в стене, вытащил
оттуда небольшого зверька.

Это было небольшое животное внешне напоминавшее крысу, но розового цвета и с белой
лохматой кисточкой на хвосте, закрученном как у поросёнка.

- Милый мой, Маняня, ты как сюда забрался? Ты должен быть со всеми остальными
свинокрысами в загоне.
Поглаживая зверька, лысый человек направился в сторону загона, расположенного в соседнем
секторе номер 25. Он шёл и вспоминал былые времена… Времена до Катастрофы и сам день,
когда всё случилось.

… В тот день профессор Герц Абрамович Вклинский читал последнюю лекцию в семестре. Читал
он её с трудом, еле выговаривая слова, потеряв привычный ритм своих блестящих лекций. Его
одолевали какие-то странные предчувствия. Тем не менее, он сумел закончить лекцию. Так как
это была последняя лекция, вскоре после её окончания, он спустился в метро, чтобы съездить
домой и вернуться за своими вещами, в частности парой лабораторных крыс, которым он вёл
гены свиньи (хоть он и принадлежал к определённой нации, он придерживался не всех догматов,
принятых ею). Профессор успел закинуть материалы лекций домой и вернуться обратно в
Энергоуниверситет, но когда он выходил оттуда, прогремел взрыв, который оглушил профессора…

Через некоторое время Вклинский очнулся и гляделся по сторонам… В земле зияли дыры,
трамваи, автомобили и автобусы, оказавшиеся в эпицентре взрыва медленно горели… Люди,
оказавшиеся в них уже практически не дышали, были обожжены и медленно умирали… Те же, кто
был снаружи медленно спускались в метро, но их вид был ужасен…

Профессор медленно доковылял до входа в метро, сжимая в руках пару лабораторных крыс,
которые, к его большому удивлению выжили. Затем он обернулся и посмотрел на университет…
Старый корпус был уничтожен и полностью разрушен. Что касается нового – он был разрушен
лишь частично…

Герц Абрамович спускался в метро… Возле него также медленно как и он сам спускались другие
люди… Как ни странно, энергоснабжение этой станции не было нарушено, свет ещё был… Там
профессор встретил нескольких своих студентов… Но что-то с ними было не так, как впрочем и с
теми, кого он видел наверху. Они мутировали, но как мутация могла произойти так быстро?!

- О! – воскликнул один из студентов. – Вот кто нам нужен, ребята!

Остальные повернулись к ним. Профессор смог рассмотреть остальных и был поражён. Какая же
сильная доза излучения была в этом новом оружии! У части студентов выросли крылья, у
некоторых других произошла непонятная мышечная гипертрофия (увеличение мышечной массы)

- Итак, профессор… Вы с нами? – спросило существо с посеревшей кожей и увеличившимися


клыками.

Профессор пригляделся повнимательнее и узнал в нём старосту одной из групп, Алексея


Вышкова.

- А вы сейчас куда, Лёша? – спросил профессор.

- Мы в Кольцо. Часть из нас пойдёт бегом, а часть полетит… Вы с кем профессор?

- А… я Вам зачем?

- Вы будете нашим генералом.

Профессор удивлённо посмотрел на него:

- В смысле?

- В прямом. Вы будете проводить свои эксперименты на этих милых зверюшках, крысах, а мы Вас
охранять.

- Хорошо, - профессор кивнул головой. – Я с вами.


… С тех пор профессор занимался экспериментами в метро. Его домом стала станция Козья
слобода. «Армия энергетиков» рыскала по соседним туннелям, отыскивала там крыс и приносила
их профессору. Благодаря этим экспериментам, постепенно увеличивая дозу генов человека
(самого себя, ведь свиней уже не было), а также генов «энергетиков» профессор добился того, что
свинокрысы стали размером с небольшую собаку. Люди на соседних станциях боялись
«энергетиков», но ещё больше они боялись таинственного Генерала, которым «Армия» их пугала.
Год назад, при попытке «проверить» станцию Декабристов на предмет новых крыс «Армия»
встретила Сталкеров. Между ними завязался бой, Армия вытеснила Сталкеров, но так и не нашла
пригодных для опытов крыс, а тех, что нашла употребила в пищу…

Профессор выводил свинокрыс с надеждой, что когда-нибудь, когда он вернётся на поверхность,


когда спадёт радиация, эти животные станут новым звеном эволюции. Новой Эволюции… Их
можно будет использовать как домашних животных (на манер собак), их мясо можно будет
употреблять в пищу (оно имело вкус свинины), их шерсть можно будет использовать для пошива
одежды… Но это пока были лишь мечты профессора.

Сегодня профессор получил неожиданный привет из прошлого. Как обычно проверяя камеры,
Герц Абрамович увидел, что со станции «Площадь Тукая» начали поход Сталкеры. Среди них он
увидел девушку, в которой узнал свою дочь. Дочь, которую он потерял несколько лет назад… Его
кровь… Его плоть… Его будущую надежду и, возможно, верную последовательницу…

- Будь готов созвать Армию в любой момент. Мы должны помешать Сталкерам одержать над
нами победу, но мою Дочь следует сюда провести.

- Хорошо хозяин.

Профессор обернулся. Помощник уже ушёл. Он вспоминал, как нашёл себе помощника – среди
развалин «Ак Барс Банка», неподалёку от университета. Он был ему как брат, пусть дураковатый,
пусть не способный на длительные беседы, но всё же… И теперь профессор мечтал лишь о встрече
с дочерью. И тогда, его небольшой мирок можно будет считать собранным, ведь тогда можно
будет сказать, что он вновь обрёл семью.

Глава 5. Воспоминания о Катастрофе

Сталкеры бодро шагали по туннелю. Каждый из них думал о чём-то своём. Веселин Георгиев,
замыкавший колонну Сталкеров, осматривал стены и вспоминал «своё», болгарское метро в
Софии. Там стены были гораздо толще, но и станций тоже было больше. Веселин вспоминал день
катастрофы, навсегда лишивший его возможности вернуться на Родину.

* *  *

    Строительство софийского метро затянулось почти на 18 лет и было завершено в 1998 году. Тем
не менее, в последующие годы линии дополнялись. Метрополитен в Софии был единственным
метрополитеном на всю Болгарию. Веселину было 12 лет, когда он смог прокатиться на нём; жил
он недалеко от станции «Константин Величков» на одноимённом бульваре. Эта станция была
расположена под бульваром Тодор Александров, на пересечении его с бульваром Константин
Величков и улицей Димитр Петков.
    Метрополитен города София использовал вагоны российского производства – завода
«Метровагонмаш», расположенного в городе Мытищи. Именно поэтому Веселину, когда он
приехал в Москву, вагоны не показались незнакомыми.

    Когда Веселин добрался до Казани, здесь всё уже было готово к Универсиаде. Первая
Универсиада, полученная Россией. Сколько тогда было шума, восторгов… Болгария выступала на
этой Универсиаде достаточно уверенно и дошла в футбольных соревнованиях до полуфинала.
Именно в день Катастрофы должно было решиться, кто выйдет в финал играть против России.

    Веселин решил добраться до Центрального стадиона на метро. Там как раз недалеко
располагалась станция «Кремлёвская», так что всё было достаточно удобно. Он жил в гостинице
«Kazan Grand Hotel» недалеко от станции «Площадь Тукая». Веселин оделся ярко и легко, как раз
по стоявшей в тот день жаркой погоде: белая футболка и зелёные шорты, что соответствовало
цветам болгарского национального флага. Он спускался в метро, когда услышал непонятный
шум… Веселин обернулся и увидел жуткое зрелище: кольцо, которое висело над входом в
торговый центр «Кольцо», катилось и крушило всё подряд… вниз бежала толпа людей… на улице
стояла какая-то странная толпа, мало похожая на людей… а всё небо пронзали красные молнии
летящих межконтинентальных ракет. Места города, куда они приземлялись, можно было
определить сразу – там тотчас поднимался «гриб» дыма… Веселин насчитал около десятка таких
«грибочков»…

    Веселин Георгиев посчитал, что футбол явно отменяется, по крайней мере, пока всё это не
закончится. Если бы он знал, что когда закончится этот «грибопад», закончится человеческая
цивилизация в том виде, в каком она существовала до того момента…

    Веселин спустился в метро вместе со всей толпой и впоследствии примкнул к отряду Сталкеров,
которые разгуливали по туннелям в поисках Истины. Кроме того, он преследовал и собственную
цель – он хотел найти ещё кого-нибудь из Болгарии, приехавших посмотреть на Универсиаду.

* *  *

    Михаил Башков тоже вспоминал день, приведший его вниз.  Тогда ещё молодой срочник,
проходивший службу в городе Казани, был занят патрулированием улиц вокруг торгового центра
«Кольцо». Смена проходила как обычно – ни тебе взрывов, ни тебе убийств… лишь
разнообразные группировки молодёжи, которая избрала окрестности «Кольца» местом своих
тусовок сразу же после открытия. И готы, и эмо… все были здесь. Даже цыгане, которых как ни
пытались выдворять из города, всё равно оставались. У некоторых людей создавалось
впечатление, что эти цыгане, а также их дети, знают лишь одно слово по-русски. Это слово дети
произносили, когда подбегали к людям, протягивали свои ручонки и кричали громко и как бы
возмущённо: «Дай!!!». Очень немногие давали им деньги, но всё-таки давали. Тем самым они
поддерживали их. Но зачем? Такими мыслями был занят мозг Михаила во время того дежурства.

    Вскоре настало утро, Михаил сдал смену пришедшим из дневной смены и готов был уже
уходить, когда услышал какой-то гул в небе. Подняв глаза, вначале он ничего не увидел, но
затем… прямо на  его глазах небо пронзила яркая вспышка, похожая на то, как хлыщет кровь из
разорванной артерии (очень быстро и ярко-красная). Эта вспышка исчезла в том районе, где
располагался Главный корпус Поволжского Федерального Университета*1. Через мгновение
задрожала земля и раздался жуткий грохот. Сначала люди вокруг ничего не делали. Они лишь
стояли в шоке от увиденного. Но когда небо стали пронзать всё новые и новые вспышки,
сделавшие его похожим на разрывающееся одеяло, люди засуетились… Началась паника. Среди
взбудораженной толпы Михаил услышал старческий голос. Он сразу узнал его – это был местный
«провидец и предсказатель, Великий маг Абдул-Хазрет», как он сам себя называл. На самом деле
это был выживший из ума доктор философских наук Юрий Михайлович Столярников. Михаил
ухмыльнулся. Даже в такой момент «Великий маг» нашёл повод «попредсказывать». Михаил
решил послушать его.

- Боги древности вошли со мной в контакт. – Взгляд предсказателя блуждал по толпе. – Мы


можем спастись, но можем и не выжить. Всё зависит от Их воли. От воли Великих богов.

- Каких богов? – послышались голоса с нервными смешками. – Боги не помогут.

    Абдул-Хазрет уставился своим немигающим взором в середину толпы.

- Они помогут лишь тем, кто в них верит. Даже в самой малой степени. Боги оценят это. Тех же,
кто в них сомневается, кто их отвергает, кто не верит моим словам, ждёт Ад на Земле. Ибо их не
допустят в Царство богов. Те, кто окажется достоин Царства богов, будут приняты с великой
честью…

    Михаил отошёл от этого бедного старичка, увидев, что народ (по крайней мере, разумная его
часть) спускается в метро. Их вёл подполковник Мубараков Фаргат Мударисович, глава ФСБ по
Татарстану. Это оказалось несколько неожиданно. Михаил поспешил к нему.

- Товарищ подполковник! Раз…

- Быстрей говори, лейтенант. Мало времени.

- Что происходит?

- Эвакуация. Не понятно, что ли? А метро – сейчас единственное безопасное место. Ну, давай,
вперёд, быстрее!!!

    Михаил побежал было вниз, когда услышал за собой какие-то вопли. Он оглянулся и увидел
нечто такое, от которого потом ещё долгое время просыпался в холодном поту. По небу двигались
фигуры, внешне напоминавшие летучих обезьян из  «Изумрудного города» Александра Волкова.
Однако их лица были больше человеческими, чем звериными. Они приземлились прямо возле
толпы, где разглагольствовал Абдул-Хазрет. С одного из них слез сгорбленный лысый старичок,
державший в руках двух уже изрядно «помятых» крыс. Странные существа подождали, пока
старичок скроется в магазине, а потом началось шоу крови и летающего мяса. Хоть Михаил и
насмотрелся в своё время фильмов ужасов и начитался достаточно подобной литературы, он
стоял и в ужасе наблюдал за ними. Существа изрядно веселились. Часть людей из толпы они
подкидывали в воздух, ждали, пока они упадут и затем уже начинали отрывать от них куски мяса
и глотать (так поступали существа без крыльев). Существа, наделённые крыльями поступали более
изощрённо – они хватали людей в свои руки (или лапы), поднимались с ними в воздух на высоту
примерно семнадцати метров и отпускали жертву лететь вниз, однако в самый последний момент
успевали подхватить её и так продолжалось до тех пор, пока у несчастных не останавливалось
сердце. Только тогда чудовища приземлялись на крыши окрестных домов и «обедали».

    Михаил ощущал в воздухе определённый запах. Такой запах стоял на мясобойнях и рынках, где
продавали свежее мясо. Михаил поморщился – он никогда не любил ходить на мясобойни и
мясные рынки, а то, что сейчас этот запах исходил от людей…

       Странно, что сгорбленный старичок, выходивший из магазина, казалось, не видел всего того,
что творилось вокруг. Михаил подумал, что, возможно, тот находится под действием какого-то
наркотика – только этим можно было объяснить его безучастность к жутким событиям.
Вышедшего старичка подхватил один из Летунов. Михаил уже мысленно попрощался со
старичком, однако Летуны, сделав круг над оставшейся толпой, исчезли из виду. Вскоре то же
самое сделали и Бегуны. Михаил больше не оглядывался. Он спускался в метро. То место, которое
должно было стать его домом в последующие несколько дней.

    На следующий день на станции «Площадь Тукая» собирали отряды Сталкеров. Они должны
были исследовать все окрестные станции. Часть из них должна была отправиться в северном
направлении, ну а часть в южном. Однако когда пришла пора связи, Северные отряды на связь не
выходили. Прошло несколько дней, Сталкеры с юга возвратились ни с чем. Таким образом, либо
люди на южном направлении не выжили, либо же просто не хотели вступать в контакт и где-то
затаились.

    С севера вернулся лишь один единственный человек – майор Андрей Иванович Державин.
Впоследствии был организован ещё один отряд, однако никого живого найти в северном
направлении так и не удалось.

    Андрей Державин не мог с этим смириться и год за годом отправлялся искать своих товарищей,
но, увы… Всё, что они смогли найти в последующих поисках, были лишь фрагменты
обмундирования – обгоревшие и практически не поддающиеся восстановлению.

* * *

    Что касается Буси – она шагала по туннелю, думая о своей возможно скорой встрече с отцом.
Она знала, что до Катастрофы он жил где-то в Московском районе. Их разлучил развод матери с
отцом. Вызван он был, как помнила Буся, каким-то глупым разногласием по поводу
экспериментов её отца.

    В тот день Буся собиралась найти его и поговорить с ним. Мать тогда еле-еле удалось уговорить
и вычислить адрес. Жила Буся с матерью в одном из домов по улице Проспект Победы недалеко
от одноимённой станции. Тот день Буся прекрасно помнила…

- Маша, - услышала Буся голос матери, доносившийся с кухни. – Не забудь купить на обратной
дороге картошки и лучка. К нам приедет дядя Ваня.

- Хорошо, мам.

    Буся вышла из квартиры на лестничную площадку. Тряхнув головой и раскидав свои


великолепные блондинистые локоны по плечам, она начала спускаться по лестнице. Она не
любила своё имя. Ей больше нравилось имя героини одной из популярных в 1990х годах
телепередачи для детей «Улицы Сезам» - Буся. Так она называла сама себя в общении с
подружками, так подписывалась на различных форумах в Интернете…  Во время спуска Буся
пыталась вспомнить своего отца. Мать всегда ей говорила о том, что её отец был героем,
лётчиком-истребителем, погибшим во время войны в Афганистане. Ложь на лжи. Буся узнала
правду во время одной из встреч с мамиными подружками. Они тогда изрядно напились, мама
уснула и лишь некоторые женщины, которые покрепче, были ещё в состоянии разговаривать и
ясно выражать свои мысли.

- Маша, а как поживает твой папа? – спросила тётя Клава.

- Какой папа, тёть Клав? Он ведь погиб в Афганистане, на войне…

    Подружки дружно посмотрели на спящую в отдалённом углу возле окна маму и рассказали ей
правду…

    Буся вышла на улицу, перешла дорогу и спустилась в вестибюль станции «Проспект Победы».
Вскоре она уже ехала в северном направлении. Но когда состав остановился на станции метро
«Горки», чтобы забрать очередную порцию людей, она увидела что-то странное. Люди в форме
войск специального назначения, вооружённые «калашами» (она так называла любое оружие,
отличавшееся от ножа и дубинки), спускались вместе с огромными толпами людей. Когда состав
открыл двери, толпа ринулась внутрь, как огромный поток лавы после обширного извержения
вулкана. Буся стояла возле самых дверей и в последний момент успела выскочить из вагона,
иначе бы её попросту раздавили. Буся стояла на платформе и с грустью смотрела вслед
уезжавшему забитому составу. Вскоре Буся обернулась и начала изучать оставшихся на станции:
часть людей была явно интеллигентами – аккуратно расстелив на скамейках газеты, они сели на
них. Другая часть явно была не самой лучшей частью – столпившись на краю платформы, они
поигрывали зажигалками, подкидывая их вверх. Спецназ стоял возле выхода, оцепив его. Самый
мощный из спецназовцев ходил кругами по платформе вокруг остальных людей, когда раздался
первый взрыв, а затем ещё один. Сидевшая часть толпы вскочила. Послышались вопли ужаса,
крики страха… Бусе было не столько страшно, сколько непонятно, что происходит. И вот, наконец,
главный спецназовец отделился от своих и громким высоко поставленным голосом скомандовал:

- Всем в туннель! Быстро! Наступил конец цивилизации. Все объяснения потом.

    Толпы людей ринулись в боковые туннели. Буся пыталась успеть за ними, однако вскоре
выбилась из сил. Люди бежали так, словно за ними гнались толпы разъярённых носорогов. Через
некоторое время Буся осталась одна. Она пыталась дозвониться по своему мобильнику матери,
однако всё, что она слышала в трубке, был механический бездушный голос, произносивший
фразу: «Абонент временно недоступен или находится вне зоны действия сети. Попробуйте
позвонить позднее».

    Буся блуждала по туннелям в полном одиночестве, шарахаясь от каждого шороха. Несколько


раз, затаившись в тёмных углах, она видела медленно двигавшихся странных крыс. Эти крысы
отличались от известных ей: они был странно светлого цвета – не серые, а какие-то красноватые.
Однако достаточно часто попадались и обычные крысы. Будь на месте Буси какая-нибудь
сверхчувствительная девушка, то ей непременно стало бы плохо. Но  Буся любила животных. А
ещё больше она любила тех животных, которых изучала криптозоология*2. Поэтому, ничего не
пугаясь, Буся смело шагал вперёд по туннелю, пока наконец не достигла станции «Площадь
Тукая». Именно там она решила остаться на некоторое время, собраться с силами и двинуться
дальше в путь на поиски Истины и своего отца.

    Через пару месяцев её пребывания на «Площади Тукая» на станцию из похода вернулся майор
Андрей Державин. Он решил набрать новую команду Сталкеров и она добилась, чтобы в эту
команду включили и её.

    И вот она шла и думала о своём отце. О том, что, когда она найдёт его, он покинет ужасные
северные холодные станции и вместе с ними отправится на юг. И, быть может, её мать не погибла,
а осталась жива и до сих пор ждёт её где-то на южной оконечности Центральной линии
Казанского метрополитена…      

ПРИМЕЧАНИЯ:

*1 - бывший Казанский Государственный Университет (КГУ), получивший такое название после


слияния с Академией Государственного Муниципального Управления (АГМУ), Казанским
Государственным Финансово-Экономическим Университетом (КГФЭИ) и Татарским
Государственным Гуманитарно-Педагогическим Университетом (ТГГПУ).
*2 – Криптозоология (греч. kryptos – тайный, скрытый, zoon – животное, logos – наука) – понятие,
использующееся для определения целенаправленного поиска животных, которые в биологии
считаются легендарными или несуществующими, включая животных, которые в настоящее время
считаются вымершими (как например, динозавры); животных, существование которых физически
не обосновано, но о них рассказывается в легендах и мифах или о них рассказывают очевидцы
(как например, чупакабра или снежный человек); а также животных, существование которых
считается невозможным в данной географической местности, по причине того, что она находится
на значительном расстоянии от ареала их естественного обитания

Глава 6. Станция "Кремлёвская"

Вскоре Сталкеры вышли к перрону станции «Кремлёвская», одной из первых станций Казанского
метрополитена. ….

    Однако вместо дружелюбно настроенных жителей станции их ожидали несколько ружей,


направленных на них в упор. Люди, державшие ружья были одеты в камуфляжную форму. Также
на них были чёрные маски с прорезями для глаз.

    Андрей Иванович сделал шаг вперёд, но тут же из ружья ближнего «охранника» вылетела пуля
и рикошетом отскочив от рельсов угодила ему в плечо.

- Не двигаться! – воскликнул самый мощный из «охранников». – Вы находитесь на секретном


правительственном объекте. Я полковник Михайлов, а это гвардия Кремля.

- На каком ещё объекте…

- Так, вы не поняли. Ребята, - обратился Михайлов к своей гвардии. – Взять их, немедленно и
препроводить в карцер. До выяснения.

    От гвардии отделились несколько человек и попытались скрутить Сталкеров. Естественно, что
Сталкеры попытались вырваться, однако им это не удалось. Каждого Сталкера ударили по голове
прикладом ружья. И обмякших, потерявших сознание отволокли в карцер, расположенный в
одном из секторов станции.

* * *

- Ра-а-ашид! Проснись….

    Рашид обернулся. Он опять видел Призрака.

- Что тебе надо, Призрак?

- Ра-а-ашид! Я призываю тебя на поиск Великой Истины. Её спрятал Великий Сталкер перед своей
гибелью. Она сокрыта на севере Казани….

- Что за Истина?

- Ты узнаешь это, когда найдёшь её. Но помни, истина всегда рядом. Истина где-то рядом всегда…

    Призрак начал исчезать и вскоре совсем сгинул.


* * *

    Рашид очнулся. Голова болела очень сильно. И не удивительно: после удара прикладом ружья.
Рашид попытался пошевелиться, однако это оказалось бесполезным. Руки были связаны.

- Не пытайся развязаться. Это бессмысленно, – послышался тихий голос откуда-то из темноты
слева.

    Рашид подполз туда и увидел там симпатичного седовласого старичка. Он был также связан.
Однако Рашид не мог понять, зачем их всех связали.

- Кто Вы? – спросил Рашид. – Почему нас всех связали?

    Старичок грустно улыбнулся.

- Меня зовут Сен Иркович. Задолго до Катастрофы я приехал в Казань и нашёл своё призвание. Я
работал в строительных фирмах, преподавал в строительном институте… Потом, перед
Универсиадой, когда начался строительный бум, я работал в Солнечном городе*3. А после
Катастрофы оказался здесь, в метро. С тех пор так и живу, шатаясь по разным станциям… Где-то
меня хватают и сажают в карцер, где-то не трогают… Кормят, поят… В общем, относятся по-
человечески…

- А что здесь произошло, на этой станции?

- О, ты не знаешь этого, дорогой мой. Здесь произошёл кошмар. В первые годы после
Катастрофы, это была одна из наидобрейших станций с великолепными людьми, с отзывчивыми и
добрыми. Но потом, через несколько лет жизни в этом мире, люди начали потихоньку сходить с
ума. Причину этого никто не знает, но возможно дело в том, что…

    Беседа была прервана скрипом железного листа, налаженного как дверь. В карцер вошли
охранники и довольно симпатичная кареглазая девушка-брюнетка. Она придирчиво оглядела
толпу людей, находившихся в карцере, на пару мгновений задержав взгляд на Сене Ирковиче.

- Так, старичка выдворить со станции. А этих, - она указала на лежавших Сталкеров, - ко мне.

- Встать, - охранники начали тыкать ружьями Рашида и его друзей.

- Спроси о Великом Сталкере… - прошептал старичок. – Это поможет Вам избежать участи многих
других попадавших в карцер.

- Пошёл-пошёл, нечего болтать.

    Через некоторое время Сталкеров привели к начальнице станции, коей и была та симпатичная
кареглазая брюнетка. Она занимала один из вагонов оставленного на станции поезда.

- Итак, господа, - начала говорить она. – Меня зовут Мария Петровна Ханова. Я начальница этой
станции и являюсь властью на всём протяжении туннелей Казанского метро. Насколько мне
известно, вы являетесь так называемыми Сталкерами, да?

- Совершенно верно, - ответил Андрей Иванович. – Я Андрей Державин, возможно Вы помните


десять лет назад я проходил здесь вместе с…

- Не помню и это не важно. Я питаю уважение к людям, которые не боятся ходить по нашим
туннелям, особенно в северном направлении. И хотя обычно, я либо приказываю людям,
попавшим к нам возвращаться назад, откуда они пришли, либо выдворяю их дальше на север без
оружия, Вам я позволю кое-что большее. Так, Вы имеете право провести одну ночь здесь,
отдохнуть у нас. А также сейчас Вы можете задать один вопрос. Но помните, вопрос только один.
Если он будет в чём-то некорректен, в чём-то невежлив – Вас выкинут отсюда без всякого
уважительного отношения, ибо приличия галвнее всего.

- А можно мы сначала отдохнём, а уже потом будут вопросы? – произнесла Буся.

    Ханова посмотрела на неё невидящим взглядом.

- Да, конечно. Но помните, что завтра вы должны будете уйти.

    Сталкеры вышли на платформу, а Мария Петровна задумчиво обхватив подбородок ладонью


правой руки начала ходить по вагону. Она понимала, что одним вопросом Сталкеры не смогут
обойтись. Что их интересует гораздо большее. Особенно, Андрея Ивановича. Она солгала ему,
сказав, что ничего не помнит. Она всё помнила. Тогда начальником станции был её отец, Пётр
Васильевич Ханов и в тот ужасный для неё день на станцию впервые пришли Сталкеры. Среди них
был Андрей Иванович. Тогда некоторые жители Кремлёвской согласились пойти с тукаевцами
вперёд, на Север. Но вернулись они не скоро, а те кто вернулся стали совсем другими людьми –
напуганными и жалобными. Отец увидев всё это поклялся искоренить и Сталкерство и северные
станции и сам отправился на Север, но через пару часов раздался взрыв в одном из туннелей,
которые вели на Север и на «Кремлёвскую» хлынули потоки воды. Кое-как справившись с этими
проблемами, население станции избрало нового начальника – им стала дочь Петра Ханова. С тех
пор станция стала относиться ко всем прибывавшим на неё людям с настороженностью. К
Сталкерам же было особое отношение – именно по причине гибели предыдущего начальника,
хотя конечно же никакой вины Сталкеров в том не было, но политика станции – есть политика
станции… Политика всегда остаётся политикой.

* * *

    Рашид сидел рядом со своим отцом и задумчиво смотрел на остальных Сталкеров. Каждый из
них занимался своими делами. Веселин и Михаил проверяли целостность своих заплечных
ранцев, Буся лишь смотрела в потолок задумчивым взглядом.

- Отец, - спросил Рашид через некоторое время. – Расскажи мне, почему ты не искал меня все эти
годы?

- Тебе так хочется это знать, сынок? Помни, знание может навредить…

- Но может и помочь.

    Воцарилось молчание. Рашид и Андрей Иванович смотрели друг на друга. В итоге, Андрей
Иванович вздохнул и начал свою историю.

- Когда произошла Катастрофа, ты был очень мал. Мы с мамой решили, что так будет лучше – вы
останетесь на «Площади Тукая», а я буду рыскать по туннелям…

- Но ты мог хотя бы передавать сведения о том, что ты жив!!! – Рашид начинал переходить на
крик.

- Да, мог. Но я решил, что лучше не тревожить Вас раньше времени. Вы же бы волновались и не
могли бы спокойно существовать…  А ты непременно полез бы в туннели.

- Да, полез бы! Я всегда спрашивал у мамы, где мой папа? Почему он не приходит? Почему он
пропадает неизвестно где? А в ответ всегда слышал одно: он придёт, он придёт…

- Так я же пришёл…
- Да, пришёл. Пришёл, когда уже маленький глупый Рашидик вырос. Теперь я не тот, что раньше.
Я вырос и многое понимаю, но не понимаю одного – почему ты не пришёл раньше.

- Рашид, остынь и послушай…

- Я уже наслушался. Ладно, хватит. Нам завтра надо идти дальше. А надо ещё спросить кое о чём
эту начальницу.

    Рашид ушёл на другой конец помещения и устроился там. Андрей Иванович остался там же, где
и был.

* * *

    Наступило утро. Впрочем в метро это было понятно лишь по ударам по железному кругу,
подвешенному в центре станции. Били по ним специально назначенные на пост «часового
мастера» люди. В первые дни после Катастрофы это было ещё возможно сверять по
обыкновенным часам, но потом они перестали идти, а так как мастера, умевшие их чинить жили
на окраине линии, то, соответственно, жители «Кремлёвской» плюнули на идею починки и
изобрели собственную систему – на станции отыскался старый музыкант, сохранивший свой
метроном и он был ещё в рабочем состоянии. Так, 60 ударов метронома в ритме 1/4 равнялись 1
минуте, в ритме 2/4 – 2 минутам, в ритме  ? - 3 минутам, в ритме 4/4 – 4 минутам. Ночью
метроном ставили на ритм ? - чтобы больше отдохнуть, днём ставили меньше – в зависимости от
приказа начальницы станции. Сейчас, например, по её приказу метроном поставили на ритм 3/4.

    Рашид и Сталкеры пошли к Марии в её «кабинет». На входе туда их обыскали на предмет


угрозы жизни начальницы и пропустили внутрь.

    Мария сидела на том же стуле, но в другом наряде – сегодня на ней была военная форма.
Через плечо перевешивался автомат Калашникова.

- Итак, у Вас будет какой-нибудь вопрос? Или Вы сразу же пойдёте назад?

- Да, будет, – решительно ответил Рашид. – Расскажите нам о Великом Сталкере.

- О Великом Сталкере? – удивлённо переспросила Мария. – Сама я этой истории не знаю… Но вот
мой заместитель… Сейчас вернусь, сидите здесь и ничего не трогайте.

    Мария вышла из вагона и сквозь окно было видно как она шла в направлении карцеров, но не
доходя до них, повернула направо и исчезла из виду.

- Ты чего спросил, Рашид? Нет никакого Великого Сталкера! Это лишь сказка, чтобы дурить мозги
молодым наивным Сталкерам! – взвился Михаил Башков. – Нас теперь выгонят отсюда в лучшем
случае.

- Конечно, нет, – произнёс Веселин. – Это сказка, хотя и очень хорошая.

    Андрей Иванович лишь задумчиво тёр подбородок, переводя взгляд с Веселина на Михаила и
на Рашида.

- Нет, есть, – послышался дребезжащий старческий голос. – Великий Сталкер был всегда. И он
всегда есть в каждом из нас, по крайней мере том, кто готов на всё ради Истины.

    Сталкеры обернулись на голос и их взгляду предстал старичок лет 80 – 90, опиравшийся на


металлический посох. Старичок приподнял голову и его взгляд говорил о многом. Михаил узнал в
этом старичке того психа, что разглагольствовал о конце цивилизации, о конце света – Абдул-
Хазрета.
- Абдул-Хазрет, ты ли это? – спросил он.

- И да, и нет, – улыбнулся старичок. – Имя – лишь прикрытие, которое скрывает истину. Истина
всегда рядом, её могут найти и понять немногие. Только те, кто не преследует Истину ради того,
чтобы покорить её себе для достижения своих низких целей. Но сейчас не в этом главное. Главное
– Вы сейчас услышите историю Великого Сталкера. Или легенду о Великом Сталкере, кому как
больше нравится. Я думаю, что не все из вас её знают.

Глава 7. Легенда о Великом Сталкере

Многие считают, что это всего лишь сказка, другие верят в то, что эта история – Истина. Истина
всегда где-то рядом, но я не буду много рассуждать, расскажу эту историю так, как её знаю я…

    Великим его прозвали не сразу. Он родился и вырос, когда ещё не произошло Катастрофы.
Тогда, когда ещё существовали государства, когда люди жили на поверхности и когда мало кто
знал, что нам всем придётся уйти под землю.

    В ныне далёком уже 1986 году на территории Украинской ССР произошла катастрофа на
Чернобыльской АЭС, страшнейшая по тем временам. На её ликвидацию направлялись многие
люди, направлялись государством. Среди них был и Великий Сталкер. Разумеется, власть не
хотела говорить стране о катастрофе, ведь тогда могли бы начаться волнения, и официально об
аварии было сообщено много суток спустя, что естественно сказалось на тех, кто был отправлен на
ликвидацию.

    Великий Сталкер получил большую дозу облучения радиации и, казалось, что он скоро
отправится в лучший мир, но Сталкер выжил и стал спасать людей, организовав специальную
службу, которая была популярна среди простого населения, но власть не должна была знать о
ней, ведь тогда ему пришлось бы «отойти от дел, уступив дорогу более перспективным молодым
специалистам». Сталкер понимал, что примерно так могла бы звучать фраза из информационного
письма, якобы написанного от его имени.

    Прошло много лет… Наступил день Катастрофы. Именно тогда Великий понял своё истинное
призвание и стал искать своё предназначение в путешествиях по станциям нашего метро.

    Его всегда предупреждали, что это может быть опасным, ведь на некоторых станциях
поселились те, кто, будучи молодыми и морально неуравновешенными, придерживались
радикальных методов ведения своей жизни; те, кто состоял в религиозных сектах; что они будут
готовы на всё ради выживания; что им всё равно, кто будет перед ними.

    Но Великого это не смущало. Он отправлялся в поиски и всегда возвращался живым. Все
удивлялись его везучести, но он лишь отвечал, что на всё воля Кисмет*4, и если он не найдёт
Истину, то Истина найдёт его и тогда он перейдёт на новый уровень существования, прежде не
доступный человеческой материи.

    Но никто в это не верил, все думали, что это невозможно. Однако Сталкер говорил, что так
будет, а на вопросы остальных жителей как узнать им, выйдут ли они когда-нибудь на
поверхность, Великий отвечал: « К вам придут люди, потом они исчезнут. Пройдёт несколько лет,
придёт ещё одна группа, они будут молоды и неопытны, но именно они найдут Истину».
    С тех пор, каждый год жители нашей великой станции ждали Сталкеров и вот, однажды они
пришли. С ними отправились и наш первый начальник станции Пётр Васильевич Ханов и сам
Великий Сталкер.

    Перед отправлением он заявил: «Мне кажется, что это мой последний поход. И не только мой.
Если я не вернусь, то значит, что меня больше нет. Но знайте, что я всегда буду с Вами, мои
дорогие друзья. Я буду приходить к Вам, пусть не ногами по твёрдой поверхности, но знайте, что я
буду приходить». С этими словами он покинул нас. Покинул навсегда.

    Но иногда многие жители станции сообщали, что во сне им является какая-то призрачная
фигура и пытается что-то сообщить. Но, увы, понять его могли лишь самые достойные.

    Я, некогда философ, некогда сумасшедший Абдул-Хазрет, теперь понял, в чём моё
предназначение. Я должен был рассказать Вам об этом, ведь согласно предсказанию Великого,
именно Вы – те, кто должен найти Истину.

    Госпожа начальница станции! Эти люди достойны поиска Истины, позволь им отправиться
искать её!

    С этими словами, Абдул-Хазрет рухнул перед ней на колени.

    Мария Петровна Ханова медленно оглядела всех собравшихся в её кабинете: Сталкеров с


Площади Тукая, нескольких жителей Кремлёвской, старичка-рассказчика… Мария задумчиво
потёрла подбородок.

    Потом она повернулась к одному из охранников, стоявших недалеко от неё, и что-то ему
прошептала, после чего охранник ушёл. Мария тем временем обратилась к Сталкерам:

- Все мы видим странные сны. И для того, чтобы их интерпретировать несколько лет назад мы
создали специальную комиссию, состоявшую из тех, кто знал Великого. Мы ответили на Ваши
вопросы и теперь, чтобы решить, достойны ли Вы поисков, Ваша очередь отвечать на наши
вопросы. Итак, снились ли Вам какие-нибудь призраки, мистические фигуры, таинственные
знаки…

- Да, - ответил Рашид. – Мне снился.

- Ну что ж, - произнесла Мария. – Прошу следовать за мной.

    Рашид вышел вслед за Марией и пошёл по платформе в другой конец станции, огороженный
металлическим заборчиком. Над входом туда висел какой-то символ, внешне он напоминал
циркуль, совмещённый с молотком, но всё же чем-то от них отличался и почему-то казался
Рашиду знакомым…

    Внутри этого помещения Рашид увидел группу людей, одетых в камуфляжную форму. Они
сидели вокруг расположенного в центре комнаты стола, покрытого тёмно-синей скатертью. Во
главе стола Рашид увидел человека, который судя по погонам, был полковником. На бейджике,
висевшем на его груди, Рашид сумел прочитать: «Полковник Фуражкин Матвей Павлович,
старший начальник сектора проверки». Форма полковника не была похожа на ту форму, которую
носили люди во времена начала Катастрофы и при спасении людей из торгового центра «Кольцо»;
она напомнила Рашиду старые военные фильмы, которые периодически показывали по
телевизору и от которых, мягко выражаясь, «балдел» его дедушка, генерал-майор Равиль
Рамильевич Дарзев, который безусловно погиб в первые мгновения Катастрофы.

    Полковник посмотрел на Рашида и начал допрос.

- Ну, что ж, начнём. Ваше имя?


- Рашид Андреевич Державин.

- Ваш возраст?

- 29 лет.

- Что или кого Вы видели таинственного в своих снах?

- М-м-м… Пожалуй, ту таинственную фигуру, что я видел, можно назвать Призраком… Прозрачные
руки… Медленное приближение, как будто он летел по воздуху…

- Когда Вы впервые увидели Призрака?

- Где-то дня 3 назад. Может раньше, может позже…

- Что он Вам показывал?

- Он говорил мне, что нужно идти на север, что нужно искать Истину…

- Говорил?! Хм, это необычно. Ну ладно, свой вывод я уже сделал. Что-нибудь ещё Вы можете
добавить? Какие-нибудь имена, адреса, которые произносил Призрак?

- Пожалуй, что нет… Разве что он говорил, что надо идти на север, чтобы уничтожить Великое зло,
идти туда, где исчез Великий Сталкер…

- Да, всё правильно, именно там он и исчез, на северных станциях… - полковник задумался.

    Тут же Мария Петровна выдворила Рашида из помещения. Рашид медленно побрёл к


остальным Сталкерам из его отряда, а Марии предстояло ещё обсудить с полковником и сектором
проверки, что они будут делать дальше – позволить Сталкерам выйти на Поверхность через
выходы с «Кремлёвской» или же отправить их обратно, чтобы они искали выход с южных
станций…

* * *

- Ну что ж, госпожа начальница. Я услышал то, что нужно. А вы? – спросил Фуражкин.

- Я даже не знаю… Вроде бы похоже, но… -  Мария задумалась.

- Но что, госпожа начальница, - вдруг выкрикнул с другого конца стола майор Петров. – Все мы
слышали весьма правдоподобную историю, правда, коллеги?

    Майор оглянулся по сторонам.

Все военные, сидевшие за столом согласно закивали.

- А раз так, предлагаю голосование!!!

- Майор! – резко выкрикнул Фуражкин. – Вы забываетесь, начальник сектора я, а не Вы, и мне


решать проводить голосование или мы принимаем решение в другом порядке.

- Да, конечно… - майор вмиг стушевался. – Простите мне мою дерзость, товарищ полковник. Но
ведь решить же надо…

- Совершенно верно, майор, тут Вы правы. Ладно, проведём голосование…

- Но полковник, они же ведь Сталкеры! – произнесла Мария. – Им ведь…


- Так, - сказал Фуражкин. – Теперь Вы, Мария Петровна, мешаете заседанию. Извольте сидеть
молча. В этом секторе начальник я и я не потерплю дерзости ни от кого, будь то начальницы
станций, мои заместители или сам Господь Бог. Итак, голосуем… Кто за то, чтобы пропустить
Стаклеров…

Из десяти человек, сидевших за столом поднялись руки всех десяти.

- Хотя это уже формальность… Кто против?

- Я! – громко сказала Мария Петровна.

- Мария Петровна, Вы, конечно, имеете право голоса, но не в данной ситуации. Сейчас голосует
сектор проверки, а не общий совет станции. В сектор проверки Вы не входите. Кто воздержался?

Никто не поднял руки.

- Итак, Мария Петровна. Вот Вам коллективное решение сектора проверки. – Фуражкин начал
говорить хорошо поставленным дикторским голосом. - Открытым и всеобщим голосованием
сектора проверки вынесено постановление: Сталкеров снабдить продуктами, обеспечить
надёжным снаряжением и не препятствовать дальнейшему поиску. Решение окончательно,
обжалованию и санкциям Совета станции не подлежит. Дата. Подпись. Спасибо, господа за то, что
нашли время прийти на экстренное заседание.

Все военные встали и вышли из комнаты. Фуражкин повернулся к Марии и сказал:

- Запомните, Мария Петровна. Долг Сталкеров – рыскать по туннелям. Это их работа. Именно так
они защищают нас, борятся против порождений ада…

Фуражкин вышел из комнаты, а Мария Петровна Ханова ещё осталась в комнате. Она думала о
том, почему Сектор Проверки, задуманный ею как подконтрольная Совету станции структура
оказалась на деле значительно серьёзней и практически исполнительной властью на Станции.

* * *

    Герц Абрамович Вклинский сидел перед монитором и коварно улыбался. Он только что узнал,
где находятся Сталкеры. Очередная камера засняла их на станции «Кремлёвская». Хорошо, что эти
камеры тайно установил когда-то его бывший студент. Именно так в годы до Катастрофы Герц
Абрамович следил за теми, кто вызывал у него какие-то подозрения. Эти камеры были
установлены на всех станциях. Правда, Вклинского немного огорчал тот факт, что Сталкерам всё-
таки рассказали легенду о Великом Сталкере. Он не слышал весь разговор, ведь эти камеры были
предназначены только для передачи изображения, но никак не звука. Впрочем, его помощник
умел читать по губам и сумел пересказать всю беседу Сталкеров на «Кремлёвской».

    Герц Абрамович вздохнул. Он знал, что Сталкерам придётся выйти на Поверхность. Там будет
очень тяжело, лищь немногие из прежде бывавших на поверхности Сталкеров доходили до него,
и то – это были опытные Сталкеры. Нынешняя же группа была очень молодой. Лишь один более-
менее опытный Сталкер, но и ему не дашь больше 50 лет. «Если они дойдут до меня, это будет
уже успехом, - размыщлял Герц Абрамович. – Но всё равно я с ними справлюсь».

- Итак, Ваня, -  сказал Вклинский, – вызови ко мне Андрея… и пожалуй, Михаила.

- Да, хозяин, - ответил помощник.

    Через некоторое время оба мутанта были здесь. Андрей принадлежал к Летающим, он был
одним из самых сильных летунов в Армии Энергетиков, его крылья в размахе при полёте
достигали 2,5 метров. Михаил был Бегающим, сила его мышц была такова, что все динамометры
ломались, как только он брал их в руки.

- Хозяин, Вы вызывали нас? – хрипло произнёс Андрей, прервав раздумья Вклинского.

- Да, - ответил Герц Абрамович. – Вызывал. Скоро с «Кремлёвской» на Поверхность выйдут


несколько Сталкеров. Вы должны сделать так, чтобы они сюда добрались целыми и
невредимыми, а уже потом можете с ними делать всё, что хотите. Ну, вы свободны.

Мутанты вышли из кабинета профессора. Андрей повернулся к Михаилу и сказал:

- Знаешь, мне он уже изрядно надоел. Со стороны Васи было ошибкой подчиниться этому уроду.

- Андрей, это наша последняя миссия. Мы их проведём сюда, а потом уйдём из этого мрака на
Поверхность. Там же гораздо лучше, много света…

Мутанты переглянулись и улыбнулись.

* * *

Тем временем на «Кремлёвской» шли последние приготовления к отбытию Сталкеров.

Мария Петровна Ханова, начальница станции, сумела убедить и жителей станции и себя, что эти
Сталкеры найдут место упокоения Великого Сталкера и её отца и смогут привести в исполнение
приговор, вынесенный  Судом станции и Сектором проверки тем, кто ответственен за их гибель.

Рашид и Андрей Державины, Веселин, Михаил и Буся подошли к гермозатвору, который был
поставлен здесь втайне от всех жителей города Казани ещё при строительстве метро в 2005 году
на случай ядерной войны. С тех пор затвор не открывался и успел покрыться паутиной. Вот уж
воистину удивительные животные – они могут жить даже тогда, когда радиация не позволяет
жить другим видам. Примером этому служит многострадальная Чернобыльская АЭС, где пауки
живут в ядерных реакторах, не работающих по вполне понятной причине. Вопреки предсказаниям
многочисленных учёных и фантастических фильмов конца ХХ – начала XXI века, пауки не
увеличились в размерах до собаки и оставались столь же маленькими, однако жизнь в метро,
закрытом от проникновения солнечных лучей всё-таки сказалась на них – они стали бледными и
слепыми (если можно так сказать, когда у тебя восемь глаз, но видят только (!) 3 из них).

Как бы ни удивлялись люди паукам, паутину пришлось уничтожить, гермозатворы открылись и


Сталкеры отправились на Поверхность.

Жители «Кремлёвской» молча стояли и смотрели им вслед. В глазах некоторых жителей читалась
надежда, в глазах других – горечь.

И лишь Мария Петровна, глядя им вслед, произносила какие-то слова, но услышать их мог лишь
тот, кто стоял бы рядом с ней.

- Возвращайтесь. Возвращайтесь живыми. Вы нужны «Кремлёвской». Вы нужны всему метро.

Глава 8. Выход на Поверхность


Когда Сталкеры вышли на Поверхность, им впервые открылся вид нового мира. Мира,
уничтоженного радиацией. Мира без людей. Мира, в котором людям больше нет места.

    Все те сооружения, некогда придававшие величие городу, составлявшие его архитектурный


ансамбль, были изменены до неузнаваемости. И сейчас, глядя на всё то, что осталось от былого
великолепия, глядя на развалины сложно было сказать, а ещё сложнее поверить в то, что в 2010
году город был признан третьей столицей России.

    Часть архитектурных сооружений была уничтожена практически до фундамента, часть осталась


стоять практически без видимых изменений, но… Уже много лет никто не ухаживал за ними и они
были готовы рухнуть в любой момент.

    «Пирамида»… Развлекательный комплекс, принимавший в своё время известных людей… «Хор


Турецкого»… Александр Яковлевич Розенбаум… Сергей Трофимов… Всё это было в прошлом. На
её месте теперь стояло сооружение, лишь отдалённо напоминавшее пирамиду. Во время падения
ракет на город, несколько их угодили в неё, и продолжали торчать из её стен…

    Далее… Рядом с Пирамидой располагался Казанский государственный цирк, отличавшийся от


остальных цирков России формой своего купола. При взгляде снаружи – было впечатление, что
это не что иное, как тарелка инопланетян. Цирк был пожалуй единственным объектом в районе
станции «Кремлёвская», который не был сильно затронут Катастрофой. Но на корпусе «тарелки»,
впрочем, имелись вмятины от падавших ракет.

    Центральный стадион… На нём в 2009 и 2010 годах казанский «Рубин» принимал величайший
клуб Европы и мира – «Барселону». Увы, от этих событий, безусловно запавших в душу казанских
поклонников футбола осталась лишь память… Нет больше ни «Рубина», ни «Барселоны», ни
Центрального стадиона… От некогда красивых разноцветных сидений на трибунах, остались лишь
куски расплавленного пластика и металлические штыри, к которым крепились эти сиденья.

    Но всё-таки, самую ужасную картину в смысле разрушений представлял Казанский кремль.
Когда-то признанный объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, выдержавший много веков, он
был разрушен практически до основания. Белокаменные, некогда сплошные стены представляли
собой «решето» (сюда тоже попадали межконтинентальные баллистические ракеты). Они также
уничтожили большинство правительственных зданий, которые ещё не успели вывести за пределы
Кремля. От разрушений, тем не менее некоторые объекты сумели уцелеть. К таковым относятся
Благовещенский собор и мечеть Кул-Шариф. Возможно, в том, что они уцелели сыграли роль
какие-то внешние силы, Высший разум, Бог… Кто знает, но объекты религиозного культа, будь то
языческие сооружения, будь то храмы мировых религий всегда обладали некоторой
«притягивающей» аурой. Люди, находившиеся внутри таких объектов или же поблизости от них,
всегда испытывали духовный подъём. Им становилось легче на душе, они были готовы к новым
свершениям и духовному просветлению…

    Но Сталкерам сейчас было совсем не до изучения развалин. Им нужно было двигаться,
двигаться на север. Но они не знали, что за ними следит нечто таинственное. Нечто, чью природу
было никак не изучить. Существо, находившееся в спячке ещё задолго до Катастрофы, но вновь
очнулось вскоре после ней. Сейчас это существо сидело на одном из ярусов башни Сююмбике,
одной из немногих башен, оставшихся в Кремле уцелевшими.

* * *

    Оно видело движущихся Сталкеров. Оно чувствовало их волнение. Существо протянуло одно из
своих многочисленных щупалец, усеянное мелкими волосками, выполнявшими функцию
восприятия ощущений. Внезапно Существо почувствовало какую-то новую волну ощущений. Это
было последним ощущением существа этим щупальцем, так как в следующий момент, Андрей
скинул его с башни.

Существо летело вниз. Оно плюхнулось на асфальт, но не погибло, а лишь растеклось по асфальту,
словно амёба. Постепенно Существо собирало себя и вскоре вместо грязной лужицы на асфальте
располагалась желеобразная масса. Эта масса пыталась уползти в тень, но было настигнуто
Михаилом.

- Ну, что, Желе, - спросил Михаил. - Давно ты здесь?

«Желе» повернулось к нему, захлюпало и скрылось в одной из многочисленных трещин тротуара


кремлёвского двора.

Андрей, слетая с башни, ухмыльнулся. Михаил вздохнул, коснулся трещины асфальта и грустно
произнёс:

- Ну почему эти формы жизни такие необщительные? Мы же к ним со всей душой и добротой…

- Давай, Миха, - произнёс Андрей. – Пошли, нам надо следить за Сталкерами. И при надобности
помочь.

- И зачем Герцу они нужны?

- Не переживай, раз нужны, значит нужны. Всё равно мы же уходим из его царства.

Михаил посмотрел на Андрея, вздохнул ещё раз, и они покинули двор Кремля. Оба шли пешком,
чтобы не привлекать внимания прочих тварей, поселившихся в районе Кремля. Ходили легенды,
что здесь жили такие монстры, с которыми не справилась бы и целая армия мутантов. Впрочем,
никто этого не проверял, но рисковать не хотелось. Даже мутантам.

***

    Рашид и остальные Сталкеры шли по остаткам былой Цивилизации – обрывки газет, афиш…
Казалось всё так же как и всегда, но так не было. На Поверхности только они были единственными
людьми. Внезапно одна из афиш привлекла внимание Рашида, и он остановился, чтобы взглянуть
на неё поближе.

    На первый взгляд в ней не было ничего особенного афиша афишой. Изображён там был какой-
то улыбавшийся ослепительной «голливудской» улыбкой бородатый мужик («очередной
сумасшедший», - подумал Рашид), но главное заключалось в другом. Заслуживали внимания
слова, написанные под портретом. «Истина не там, где ты думаешь. Лишь семинар господина Джи
Джи Бан Кривара поможет разобраться в себе и окружающем мире. 10 и 12 июня в нашем городе
всемирно известный йог проведёт семинары в МЦ «Ак Барс»…

    Далее читать не имело смысла. Насколько помнили остальные Сталкеры, на подобных


семинарах и встречах всегда раздавали брошюры, в которых излагалась суть идей конкретных
йогов и как их развить простым обывателям в обыденной жизни.

- Итак, пока что у нас одна цель – МЦ «Ак Барс» или то, что от него осталось.

- Но, Рашид, - вдруг впервые раздался голос Буси. – Как нам перебраться через реку?
    Рашид оглянулся. Ему понравился голос Буси. Он даже не сразу сообразил, что она обращается
именно к нему, настолько чудесен был её мягкий и нежный бархатный голос.  Но это было именно
так.

    Буся была права. Туннель метро, соединявший станции «Кремлёвская» и «Заречье» был
затоплен, это им ещё сказали на «Кремлёвской». Ближайший мост (так называемая Ленинская
дамба) был полуразрушен, но другого пути в ту часть города, что располагалась на
противоположном берегу Казанки*5, не было.

    Сталкеры медленно пошли по мосту, готовому окончательно развалиться в любой момент.


Амуниция, защитные костюмы, оружие… Всё весило достаточно много, поэтому Сталкеры шагали
осторожно, боясь сделать неверный шаг.

    Они не знали, что сейчас за ними снова наблюдали. Когда Сталкеры поняли это было уже
поздно.

    Сначала Рашид почувствовал смесь запахов гниющего мяса и болота. Этот весьма неприятный
аромат шёл откуда-то сзади и сбоку. Опустив взгляд на воду, Сталкеры смогли увидеть
проплывающим по реке то существо, которого всегда боялись даже самые смелые Сталкеры.
Именно в этом месте несколько лет назад отряд Андрея Державина потерял своих лучших бойцов.

- Водник! – произнёс шёпотом Андрей Иванович.

- Кто? – спросил Рашид.

- Готовьтесь, ребята, - сказал Веселин. – Сейчас будет самое серьёзное испытание…

    В этот же момент раздался плеск и воды Казанки начали колыхаться. Складывалось
впечатление, что там плывёт множество рыбных косяков. Но на самом деле, это было всего лишь
несколько Водников…

    Вдруг из воды выпрыгнуло несколько чудовищ. Вот, где режиссёрам минувших лет был простор
для фантазии. Но, увы, это была реальность.

    Каждый Водник достигал 5 метров в высоту. Их тело было покрыто чешуёй тёмно-коричневого
цвета. Вдоль спины шёл жёсткий гребень. Конечности Водников были толщиной примерно со
столетний дуб, заканчивались они четырьмя пальцами с загнутыми книзу когтями. Между
пальцами на нижних конечностях имелись перепонки, которые, по-видимому, помогали при
нахождении в воде.

    Но самое страшное представляла голова чудищ. Внешне она напоминала крокодилью. За это
говорили и вытянутая форма и глаза (затянутые плёнкой, сошедшей сразу же при выходе на
Поверхность) и зубы… Но всё-таки весь ужас заключался в том, что самый крупный из Водников
(тот, что выпрыгнул самым первым) сначала посмотрел на своих более мелких сородичей, затем
на Сталкеров и глухим гортанным голосом произнёс:

- Ну, что, ребята, повеселимся? Обед к нам сам пришёл!

    Сталкеры встали на изготовку, направили на них ружья, но, увы, это не могло им помочь. Это
могло лишь ненадолго сдержать Водников, так как их чешуя по прочности соперничала с
пуленепробиваемой крокодильей.

    И только чудо могло помочь Сталкерам. Но откуда было им его ждать?

***
- Герц Абрамович! – раздались отчаянные крики.

    Герц Вклинский огляделся. К нему бежал один из Бегунов.

- Стоять! Ты кто?

- Я Матвей Васонов, старший по Бегунам.

- В чём дело?

- Михаил сбежал…

- Да не сбежал он, - раздраженно ответил Вклинский. – Я направил его на задание…

    Рот Матвея скривился в гримасе и стали видны его мелкие, аккуратно заточенные зубы.

- А как Вы объясните его записку, господин Великий Стратег?

    Матвей протянул бывшему профессору клочок бумаги. Когда-то на таких бумажках старосты
групп отмечали отсутствовавших на лекции студентов, когда профессор Вклинский читал им свои
статьи, свои нововведения в области экономии природных источников энергии и развития новых
отраслей энергетики….

    Записка гласила:

    «Господин Вклинский! Нам надоели Вы и Ваши тупые требования. Ваше последнее задание мы
так и быть выполним, но потом уйдём и начнём новую жизнь На Поверхности».

    Вклинский медленно смял бумажку и отбросил её в сторону.

- Ну, что ж. – произнёс он. – Раз они так решили… Пусть уходят. Но сюда они больше не вернутся.
Никогда.

    С этими словами Герц Абрамович, некогда один из величайших умов Казани, профессор, а
теперь генерал, командующий армией Энергетиков, армией мутантов, покинул их корпус. Он
чувствовал на своей спине негодующие взгляды мутантов и прекрасно понимал, что скоро для
того, чтобы избежать развала армии, придётся принять радикальные меры.

    Пока Вклинский шёл по платформе к своему отсеку, он вспоминал прошедший этап своей
жизни. О том, чего он лишился и что приобрёл. И ещё он ждал Сталкеров. Вклинский знал, что
мост через Казанку, ещё не самое опасное место. После него есть гораздо более жуткие места.
Места, где жизнь граничит со смертью. Причём грань эта чересчур тонка и никогда не знаешь, где
найдёшь и что потеряешь.