Вы находитесь на странице: 1из 196

УДК 398.

21(5/6)
ББК 82.3(5) С17

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ ..................................................................................... 7
ТИПОЛОГИЯ МИФОВ.
МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ .........................................12
ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ .....................................................................34
Общий обзор египетской мифологии ......................................34
Самозванцев A.M. Египетская космогония ..............................................................52
С17 Мифология Востока. — М.: Алетейа, 2000. — 384 с.: ил. Мифология Осириса и Исиды .................................................69
ISBN 5-89321-054-9
ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ.................................................................87
Восток, на котором впервые зародились города, ремесла и
торговля, а также давшие толчок развитию литературы, наук и ис- Мифология Шумера .................................................................87
кусств письменность и счет, где духовная и материальная культура Мифология Аккада................................................................. 115
человечества впервые поднялась до того уровня, на котором культура
воспринимается как цивилизация, является родиной сохра- ДРЕВНЯЯ МАЛАЯ АЗИЯ ........................................................ 142
нившихся в фольклоре, памятниках письменности и материальной
культуры самобытных легенд и мифов. СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА ......................................... 160
Книга включает обзор мифологий Востока от египетской и до
японской и мифологий народов Юго-Восточной Азии. Она рассчи- Западносемитская мифология ................................................160
тана на широкий круг читателей, интересующихся Востоком.
Мифология Ветхого Завета.....................................................166
УДК 398.21(5/6) ИРАН ............................................................................................ 178
ББК 82.3(5)
ИНДИЯ.........................................................................................201
Ведийская мифология .............................................................202
© Самозванцев A.M., 2000
ISBN 5-89321-054-9 © Издательство «Алетейа», 2000 Классическая мифология индуизма .....................................221
КИТАЙ .........................................................................................243
КОРЕЯ.......................................................................................... 283
6 ОГЛАВЛЕНИЕ

ЯПОНИЯ..................................................................................301
ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ........................................................324
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
И МИФОЛОГИЧЕСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ ........................... 356
УКАЗАТЕЛЬ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ..................369
БИБЛИОГРАФИЯ.................................................................. 374
Введение

Принято считать, что мифы — это античные, библейские и дру-


гие старинные сказания о сотворении мира и человека, а также о
деяниях древних, преимущественно греческих и римских богов и
героев. Сохранившиеся в письменной традиции, иной раз эти ска-
зания могут облекаться в поэтическую форму, другой — в форму
прозаических повествований. Эти сказания являются важной час-
тью культурного наследия мира. Их мотивы и образы до настояще-
го времени служат материалом для сюжетов, образов и сравнений
художественной литературы точно так же, как они служат неис-
черпаемым источником сюжетов для живописи и скульптуры.
Если античные и библейские мифы составляют органичную
часть прежде всего европейской культуры, то мифологии, которые
формировались в отдельных историко-культурных регионах на
пространстве от Северной Африки до Восточной и Юго-Восточ-
ной Азии, органично включены в материальную и духовную куль-
туру Востока.
Цивилизации Востока являются важнейшим этапом в разви-
тии человечества, эпохой появления наук, литературы, философии,
изобразительного искусства и архитектуры. На Древнем Востоке,
в Шумере, возникли в IV тыс. до н.э. первые города, в которых в
это же время зародилась письменность. На Востоке впервые по-
явилось алфавитное письмо, в измененном виде распространивше-
еся со временем по всему свету. Письменность способствовала вза-
имному обогащению народов достижениями культуры. На Восто-
ке, в Китае, обнаружены относящиеся к 5000-4000 гг. до н.э. первые
знаки чисел. Человечество унаследовало от цивилизаций Востока
6 ОГЛАВЛЕНИЕ

ЯПОНИЯ..................................................................................301
ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ........................................................324
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
И МИФОЛОГИЧЕСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ ........................... 356
УКАЗАТЕЛЬ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ..................369
БИБЛИОГРАФИЯ.................................................................. 374
Введение

Принято считать, что мифы — это античные, библейские и дру-


гие старинные сказания о сотворении мира и человека, а также о
деяниях древних, преимущественно греческих и римских богов и
героев. Сохранившиеся в письменной традиции, иной раз эти ска-
зания могут облекаться в поэтическую форму, другой — в форму
прозаических повествований. Эти сказания являются важной час-
тью культурного наследия мира. Их мотивы и образы до настояще-
го времени служат материалом для сюжетов, образов и сравнений
художественной литературы точно так же, как они служат неис-
черпаемым источником сюжетов для живописи и скульптуры.
Если античные и библейские мифы составляют органичную
часть прежде всего европейской культуры, то мифологии, которые
формировались в отдельных историко-культурных регионах на
пространстве от Северной Африки до Восточной и Юго-Восточ-
ной Азии, органично включены в материальную и духовную куль-
туру Востока.
Цивилизации Востока являются важнейшим этапом в разви-
тии человечества, эпохой появления наук, литературы, философии,
изобразительного искусства и архитектуры. На Древнем Востоке,
в Шумере, возникли в IV тыс. до н.э. первые города, в которых в
это же время зародилась письменность. На Востоке впервые по-
явилось алфавитное письмо, в измененном виде распространивше-
еся со временем по всему свету. Письменность способствовала вза-
имному обогащению народов достижениями культуры. На Восто-
ке, в Китае, обнаружены относящиеся к 5000-4000 гг. до н.э. первые
знаки чисел. Человечество унаследовало от цивилизаций Востока
8 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ВВЕДЕНИЕ 9

многие открытия в области математики, астрономии, медицины, разных культур образы и представления, касающиеся образова-
географии, архитектурные и строительные приемы, технические ния космоса из недифференцированной субстанции и отделения
изобретения. Общепризнано влияние цивилизации Востока, и осо- неба от земли как одного из его этапов, появления человека на
бенно Египта и древнего Двуречья, на античный мир, культура земле и его эволюции из состояния дикаря в состояние цивилизо-
которого послужила, в свою очередь, основой для формирующейся ванного человека, возникновения городской культуры и государств,
европейской культуры. Соответственно, иметь представление о во- приходящих на смену дикости и варварству, а также мифологи-
сточных мифологиях необходимо каждому человеку, интересую- чески окрашенную историю народов, в том числе в их взаимоотно-
щемуся Востоком, знакомство же с ними обогащает наши знания шениях со своими соседями и своими богами.
об истории и культуре Востока так же, как обогащает знания об В эту схему развития, упорядочения бытия мира и человека
истории и культуре античного мира знакомство с античной ми- естественным образом укладываются представления об их конеч-
фологией. ных судьбах. Они касаются всего мира в целом, отдельных наро-
Настоящее издание включает в себя обзор мифологий Востока, дов и конкретных людей и связаны с наступлением как посмерт-
который делается в последовательности, ставшей в востоковеде- ного существования, так и грядущего Последнего суда, подразуме-
нии традиционной: за разделом, где приводится типология мифов вающего завершение процесса трансформации хаоса (неблагого)
и дается характеристика мифологического сознания (тем самым в космос на высшей стадии его бытия (состоянии благости).
этот раздел структурирует мифологический материал и расстав- Каждый отдельный очерк той или иной локальной мифоло-
ляет необходимые акценты), следует сначала мифология древнего гии имеет вместе с тем свою внутреннюю логику выстраивания
Египта, затем древнего Двуречья, далее — Малой Азии, Сирии, Фи- материала, в ряде случаев демонстрирующую эффект соприкосно-
никии и Палестины, Ирана, Индии, Китая, Кореи, Японии и Юго- вения разных культур, испытывающих на себе иновлияния.
Восточной Азии. Среди них выделяются мифологии четырех ве- Так, очерк мифологии древнего Египта был бы неполным без
ликих цивилизаций Востока: египетской, шумеро-аккадской, индий- изложения сюжетов, связанных с образами Осириса и Исиды. Здесь
ской и китайской, которые оказали значительное влияние на отмечается то влияние, которое оказали связанные с ними пред-
культуры народов, сопредельных с Египтом, Двуречьем, Индией и ставления на религиозные искания раннего христианства, а также
Китаем. Вместе с тем внутри каждого такого очерка материал из- на мифотворчество античности.
лагается по хронологии складывания той или иной мифологии Изложение мифологии древнего Двуречья получает логичес-
(исключение составляет мифология Юго-Восточной Азии), в ее кое завершение в характеристике аккадского эпоса о Гильгамеше
развитии, с характеристикой письменных источников, а порой и (поэма «О все видавшем»), в центре которого находятся эпико-
памятников материальной культуры, а также в последовательнос- мифологические образы героев-побратимов Гильгамеша и Энки-
ти, которая определяется характером мифологического материала. ду. Этот великий эпос Аккада и всего Древнего Востока оказал
В центре очерков всех локальных мифологий — и в этом со- влияние на формирование литератур и мифологий Малой Азии,
стоит формирующая их облик модель, которая соответствующим Сирии и Палестины, а в отдельных эпизодах, возможно, и на ин-
образом выстраивает мифологический материал, — находятся ес- дийскую мифологию.
тественные для мифологического сознания представления о раз- Очерк мифологии древней Малой Азии закономерно подыто-
витии мира из первоначально недифференцированного состояния живается включением некоторых сюжетов из ранней греческой
в состояние дифференцированное, превращении неорганизован- мифологии в части ее теогонии, влияние на которую мифологии
ной вселенной — хаоса — во вселенную организованную — космос, Северной Сирии могло быть в ряде отношений определяющим,
что прослеживается на примере многих типологически близких как сказалось на мифотворчестве греков мифотворчество народов
параллелей и картин, рисующих постепенное складывание при- Ближнего Востока в целом.
родной и социальной организации. Это поступательное движение Рассказ о мифологии западносемитских народов естественно
включает в себя в чем-то близкие, а в чем-то специфические для переходит в очерк ветхозаветной (ранней иудаистской) мифоло-
11
10 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ВВЕДЕНИЕ

гии: известно, что сакральная ветхозаветная традиция коренится в Предлагаемое вниманию читателя издание содержит обзор
религиозно-мифологических представлениях западных семитов, мифологий Востока, сделанный на основе доступных источников
населявших в древности Сирию и Палестину. При этом библей- и литературы, который по понятным причинам не может претен-
ская мифологическая традиция показана как развивающийся ре- довать на полноту. При этом приводятся мнения специалистов по
лигиозно-мифологический эпос еврейского народа. тому или иному вопросу, порой их расхождения - без ссылок на
Мифология Ирана ограничивается мифологией «Авесты» и соответствующие работы. Переводы текстов с восточных языков
составляющих часть той же традиции пехлевийских текстов. Здесь приводятся без указания имен переводчиков.
в центре внимания находятся учение пророка и религиозного ре- Завершают издание Указатель имен и мифологических пер-
форматора Заратуштры, а также иранская космогония, естествен- сонажей (последние - как, например, Змей-Дракон - не всегда
ным образом переходящая в эсхатологию, включающую представ- имеют собственное имя), Указатель географических названии и
ления о Страшном суде Ахура-Мазды (Ормузда), пришествии спа- Библиография источников и литературы, использованных в изда-
сителей, воскрешении умерших и т. д., с чем связаны и представ- нии и доступных читателю. Источники и исследования распреде-
ления о посмертных путях человеческой души. Эти представления
лены по соответствующим разделам, причем в каждом разделе
повлияли на центральные образы и представления нескольких
религий, в том числе христианства, иудаизма, ислама, возможно — сначала указываются источники, в том числе литературные обра-
буддизма. ботки мифов, а затем - исследования.
Обзор индийской (индуистской) мифологии также заверша-
ется характеристикой эсхатологии индуизма и представлений, свя-
занных с посмертными путями души.
Китайская мифология показана в развитии, завершающемся в
период средневековья складыванием синкретического пантеона и
формированием «народной» мифологии, живой и в современном
Китае (здесь достаточно вспомнить о Цзао-ване, боге домашнего
очага, с чьим почитанием связаны обряды, входящие в состав ново-
годних празднеств).
Мифология Кореи раскрывается вначале на примере архаич-
ного фольклора, затем — народных преданий. В заключение она
показана как испытавшая на себе влияние религий и мифологий
Китая и Индии.
Очерк мифологии Японии сознательно ограничен материа-
лом составленных по образцу китайских хроник сводов «Кодзи-
ки» и «Нихонги». Это позволяет выделить и обозначить в виде
нескольких формирующихся этапов становление официальной
мифологии синто.
Лишь применительно к мифологиям обширного региона Юго-
Восточной Азии — и именно в силу их разнородности и разно-
временности — нельзя сказать, что внутренняя логика развития
мифологического материала формирует здесь в полной мере об-
лик мифологии, какой она доносится до читателя. Сначала здесь
излагаются мифологии народов материковой, затем — островной
Юго-Восточной Азии.
ные этнографии, археологии и лингвистики.
Между тем, мифы не являются сказками, и лишь с оговоркой
их можно назвать сказаниями или рассказами. Мифотворчество —
это важнейшее явление в культуре человечества, определявшее
характер его духовной жизни в течение тысяч лет и касающееся
нашей современной жизни, коль скоро и она состоит из мифо-
логем, которые творит действительность. Нет ничего удивитель-
Типология мифов. ного, что над проблемой мифа ломали голову многие поколения
ученых.
Мифологическое Миф выражает мироощущение и миропонимание эпохи его
создания, так как человеку с самых ранних времен приходилось не
сознание только реагировать на окружающее, но также и осмыслять его.
Есть точка зрения, что мифы заняты объяснением причин и проис-
хождения самых разнообразных явлений в жизни человека, в том
числе таких, которые наблюдаются в повседневной практике лю-
Бытующее представление о мифах в значительной мере явля- дей, в силу чего, казалось бы, они сами не нуждаются ни в каких
ется результатом включения в обиход знаний европейского чело- мифологических толкованиях. Но порождение, происхождение яв-
века прежде всего античной мифологии. Само многозначное слово ления связано с порождающейся явлением ассоциативной связью,
«миф» — греческое, и означает оно в том числе сказание, предание и познание его начала (и точно так же — знание имени или
именно об античных богах и героях. До XIX века в Европе были обладание частью объекта) считалось, видимо, приобретением власти
распространены лишь античные и библейские мифы; предания и над самим объектом. Отсюда потребность в мифах о происхож-
легенды Шумера и Аккада, Египта и Индии были неизвестны. дении мира, отделении неба от земли, в мифах, которые бы объяс-
Особенно широко имена древних богов и героев и связанные с няли «действия» луны и солнца, дождя и грома, зверей в лесу,
ними легенды стали известны начиная с эпохи Возрождения (XV- причины плодородия почвы и т. д. Затем понадобились мифы о
XVI вв.). В это время в странах Европы оживился интерес к ан- происхождении определенных обычаев, производственных навы-
тичности, несколько позже подкрепленный результатами археоло- ков и прочие.
гических изысканий. Примерно в это же время проникают в Евро- К числу древнейших и наиболее примитивных мифов при-
пу первые сведения о легендах и мифах арабов и американских надлежат, вероятно, мифы о животных. Самые элементарные из
индейцев (последние были записаны католическими миссионера- них представляют собой лишь наивное объяснение отдельных при-
ми). В первой половине XIX века входят в научный обиход мифы знаков животных. Глубоко архаичны мифы о происхождении жи-
индийцев, иранцев, германцев и славян. Когда впоследствии были вотных от людей или о том, что люди некогда были животными.
выявлены мифы народов Америки, Африки, Австралии и Океа- Представления о зооантропоморфных предках распространены,
нии, стало очевидным, что мифология и мифотворчество на опре- например, у австралийцев, были некогда распространены у китай-
деленной стадии исторического развития существовали у всех
цев, народов Юго-Восточной Азии и некоторых других; они ок-
народов мира. Одновременно с этим изучение мировых религий —
рашены тотемическими чертами. При этом превращение тотемно-
христианства, ислама и буддизма — показало, что они тоже про-
го предка в человека подчеркивает тождество животного и челове-
низаны мифами. Начали создаваться литературные обработки ми-
фов всех времен и народов, появилась также огромная научная ка: оно сохраняется в ритуалах, в частности, погребальных, когда
литература, посвященная мифологиям отдельных народов и це- животное выступает магическим заместителем человека. Представ-
лых регионов мира. При этом исследовались как литературные ление же о тотемном предке-животном переносится в первую оче-
источники, в том числе эпические («Илиада» и «Одиссея», «Рама-
14 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 13 редь на вождя племени, и еще на стадии цивилизации царь вос-
яна» и «Махабхарата», «Эдда», «Калевала» и другие), так и дан- принимается, а порой изображается, например, как бык (в Египте,
Индии и т. д.), по отношению к которому его подданные выступа- греков, индийцев и т. д., а также мифы о происхождении людей.
ют как стадо. Неудивительно, что, скажем, в Индии главная супру- В числе широко распространенных мифологических мотивов —
га царя выступает по отношению к нему в качестве «буйволицы» и мифы о чудесном рождении. К их числу принадлежат мифы о
именуется таковой. рождении Кришны и других мифологических персонажей в ми-
Известны едва ли не всем народам мира мифы о превращении фологии индийцев, ветхозаветный рассказ о рождении Моисея и пр.
людей в животных и растения и наоборот. К ним относятся мифы К космогоническим мифам примыкают сложившиеся сравни-
греков о гиацинте, нарциссе, кипарисе, лавровом дереве, о пауке тельно поздно мифологические представления о загробном мире, о
Арахне, бывшей прежде человеком и наказанной богиней Афиной судьбе, а также эсхатологические мифы — пророчества о конечных
за попытку соперничать с нею в искусстве ткачества, об Актеоне, судьбах мира и человечества (они известны в христианстве, исла-
обращенном Артемидой в оленя, об Ио, обращенной в корову, о ме, иудаизме, иранской, скандинавкой мифологии и т. д.).
тирренских разбойниках, обращенных в дельфинов, и т. д. Важное место занимают мифы о происхождении и введении
Очень древни мифы о происхождении солнца, месяца (луны), тех или иных культурных благ: о добывании огня, об изобрете-
звезд, т. е. солярные, астральные мифы. А в некоторых мифах све- нии ремесел, земледелия (как в древнегреческом цикле легенд о
тила и звезды изображаются людьми, некогда жившими на земле Прометее), — а также об установлении среди людей определен-
и по какой-то причине поднявшимися на небо (семь индийских ных обычаев, институтов, обрядов (как в мифе о Владыке созда-
мудрецов — персонификации звезд Большой Медведицы и т. д.), ний Дакше, который в индийской мифологии учредил по желанию
в других создание солнца приписывается какому-то сверхъестест- богов первое жертвоприношение во искупление грехов). Введение
венному существу. этих новшеств обычно приписывается различным культурным ге-
Центральную группу мифов, по крайней мере у народов с раз- роям. Культурным героем считается мифический персонаж, кото-
витыми мифологическими системами, составляют мифы о проис- рый добывает или впервые создает для людей различные куль-
хождении мира, вселенной — космогонические мифы, а также мифы турные блага: огонь, культурные растения, орудия труда, — а также
о происхождении человека — антропогонические. У народов, стоя- учит людей охотничьим приемам, ремеслам, искусствам, вводит
щих на сравнительно низких ступенях исторического и культур- определенную социальную организацию, брачные правила, ритуа-
ного развития, космогонических мифов мало. У народов сравни- лы и пр. В силу недифференцированности в первобытном обще-
тельно культурных, напротив, появляются развитые космогоничес- стве представлений о природе и человеческой культуре (напри-
кие и антропогонические мифы. Подобные типичные мифы о мер, появление огня в результате трения приравнивается к проис-
происхождении мира и людей известны у полинезийцев, се- хождению природных явлений — грома, молнии, солнечного света
вероамериканских индейцев, народов Древнего Востока и Сре-
и пр.) культурному герою также приписывается участие в мироу-
диземноморья. В этих мифах выделяются две основные идеи: креа-
стройстве: установлении небесных светил, смены дня и ночи, вре-
ционная и эволюционная. По одним мифологическим представле-
мен года и пр.
ниям, основанным на идее творения, мир создан каким-то
сверхъестественным существом — богом-креатором, демиургом, В древних мифах, отражающих специфику присваивающего
творцом, как это выглядит, например, в ветхозаветной версии со- хозяйства, культурный герой добывает готовые блага природы пу-
творения мира. По другим, эволюционным представлениям, мир тем простой находки или похищения (получения) у первоначаль-
постепенно развился из некоего первобытного бесформенного со- ного хранителя (как Охотник-стрелок И в китайском мифологи-
стояния — хаоса, мрака — или из вод, яйца и пр. Так, у греков ческом цикле «хождения на Запад»). Параллельно или стадиаль-
упорядоченный мир — космос — возникает из хаоса, у индийцев но позже складываются мифы об изготовлении предметов
вначале были первозданные воды, из которых возникает жар, или
ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 15
огонь, из последнего — Золотой Зародыш. У китайцев мир возни-
кает из хаоса или из яйца и т. д.
Обычно в космогонические мифы вплетаются и мифы о про-
исхождении богов, как это произошло с теогонией древних
16 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА зывает гнев богини-матери или своей божественной супруги, парт-
культурным героем-демиургом с помощью различных орудий тру- нерши, как это происходит с божественной парой Думузи и Инан-
да. В архаических мифологиях представления о первопредках — на в шумерской мифологии, Иштар и Таммуз — в вавилонской,
демиургах — культурных героях синкретичны, причем главной в Адонис и Артемида — в греческом варианте этого сиро-финикий-
этом недифференцированном единстве является фигура первопред- ского мифа. В результате этого столкновения, конфликта герой мифа
ка — родового, фратриального или племенного; порой в его образ обычно погибает — как Думузи, Таммуз или Адонис, исчезает —
включены тотемические черты. как Телепину в мифологии хеттов, Деметра в древнегреческой
Наряду с добыванием культурных благ и участием в мироус- мифологии, или терпит временное поражение — как Гор в египет-
тройстве в качестве демиурга и первопредка, культурный герой ской мифологии. На поиски умершего или пропавшего бога от-
иногда совершает деяния по преодолению первоначального хаоти- правляются сестра, мать, жена, реже — сын или иной родич. Они
ческого состояния мира и в этой связи борется со стихийными находят бога, возвращают его в его жилище или просто к жизни.
хаотическими природными силами, которые — в виде разнооб- При этом бог — герой мифа, сам или при их содействии, обычно
разных чудовищ, демонов и пр. — пытаются разрушить установ- убивает своего демонического противника (так хеттский бог бури-
ленный порядок (в качестве примера такого героя — борца с чудо- грозы, помощниками которого выступают Инара и Хупасия, уби-
вищами, персонификациями хаоса — можно привести упоминав- вает Змея-Дракона), либо — как мифологический вариант — он
шегося выше стрелка И). возвращается к жизни периодически, в соответствии с природны-
К мифам о культурных героях примыкают или составляют их ми циклами (как Думузи у шумеров или Персефона у греков).
разновидность близнечные мифы, когда образ культурного героя Порой воскрешенный таким образом бог восстанавливает свой
как бы раздваивается и речь идет о братьях-близнецах, наделен- прежний статус, но иногда становится божеством подземного ми-
ных противоположными качествами: один добрый, другой злой (как ра — как Осирис в древнеегипетской мифологии, богом-двойником
братья-близнецы — демиурги в мифологии древнего Ирана). которого на земле оказывается его сын Гор.
В мифологии развитых аграрных народов существенное мес- Мифам об умирающих и, шире, исчезающих божествах, кото-
то занимают календарные мифы, воспроизводящие природные цик- рые воскресают и возвращаются к жизни, свойственна, как прави-
лы. Аграрный миф об умирающем и воскресающем боге весьма ло, земледельческая семантика. Таким божеством плодородия, про-
распространен на Древнем Востоке, где родились мифы об Оси- изводительных сил и к тому же культурным героем, несущим бла-
рисе (Египет), Адонисе (Финикия), Аттисе (Малая Азия, Фригия), га людям и народам, является наряду со своей супругой Исидой
Таммузе (в ассиро-вавилонской мифологии); более древним по Осирис. В шумерской мифологии Инанна и Думузи олицетворя-
отношению к последнему является миф о Думузи (в мифологии ют собой плодородие земли и жизнь вообще: когда Инанна-Иш-
шумеров). Есть точка зрения, что сама форма этого мифа заро- тар оказывается в Подземном царстве, как говорится в мифе, бык
дилась очень рано в вида мифа об умирающем и воскресающем не покрывает корову, осел — ослицу, мужчина не идет к женщине
звере.
и т. д. Или, как вариант: гибель Балу, бога бури, дождя и связанно-
Как правило, умирающее и воскресающее божество вступает в го с дождем плодородия почвы, приводит к засухе и увяданию в
столкновение с драконом, демоном или божеством — хтоничес- природе, а его воскресение — к расцвету в природе. О неурожае,
ким, т. е. персонифицирующим подземные силы, либо персонифи-
засухе и голоде говорится в мифологическом цикле о Деметре и
цирующим какие-либо деструктивные силы природы. Например,
Персефоне, супруге мрачного Аида, в греческой мифологии, тогда
это пары Осирис и Сет в египетской мифологии — соответствен-
как возвращение Персефоны к матери символизирует собой жизнь
но божества растительности, производительных сил природы, са-
мой жизни и пустыни, суховея; Балу и Муту в западносемитс- и пробуждение всей природы.
кой мифологии — божества грома, дождя и подземного мира; Вместе с тем семантика мифологического круга об умирающем
Инанна и Эрешкигаль в мифологии шумеров — персонифика- и воскресающем боге (а сезонный цикл года сопоставляется с со-
ции плодородия, пробуждения природы и подземного мира.

ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 17


В других случаях главный персонаж по какой-то причине вы-
18 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА века — рождением, достижением зрелости и т. д. — и являвшими-
лярным, солнечным дневным циклом, органическим циклом чело- ся чаще всего обрядами повышения статуса. Они по-своему отме-
веческой жизни, со столкновением хаоса и космоса — порядка, с чают пограничные состояния в жизни природы и человека и мо-
регулярным обновлением царской власти), а также структура этих гут включать один и тот же набор обрядовых действий, которые
мифов, восходящая к архаической мифологической модели: уход дизъюнктивны и отделяют одно состояние (качество) от другого,
героя из мира — борьба его с потусторонними силами — победа приобретаемого взамен первого.
над ними — овладение объектом (статусом), необходимым для вос- В целом, эти мифы являют собой основную разновидность
становления благополучия, — обусловили близость этого мифоло- календарных мифов, и в них сохраняет свое значение фигура бо-
гического круга к мифам астральным, космогоническим, эсха- гини-матери, персонифицирующая собой производительные, твор-
тологическим, инициационным и т. д. Здесь имеется естественная ческие силы природы. Однако с укреплением мужского пантеона
связь с мифами, толкующими суточное движение луны и солнца: богов богиня-мать обычно уступает часть своих функций мужско-
переход от света к мраку и от мрака к свету может рисоваться как му земледельческому божеству — Осирису, Балу, Адонису, Аттису
следствие борьбы солнечного бога с хтоническим чудовищем — и другим — и фигурирует уже в качестве его супруги, матери,
как египетского верховного бога Ра со змеем Апопом. возлюбленной и т. д.
Наконец, общепризнано воздействие содержания и композици- Весьма характерными и всегда считавшимися труднообъясни-
онных моделей мифологии об умирающем и воскресающем боге мыми являются мифы о периодической гибели и возрождении
на широкий круг мифов о героях — как, например, о Геракле, Ак- мира, что примечательно для индийской мифологии. Распростра-
теоне, Орфее и Эвридике в греческой мифологии, сказок — как ненным по всему свету является предание о потопе: боги разгне-
египетской «Сказки о двух братьях», а также религиозных легенд вались на людей за нарушение их божественных приказов или по
и представлений, к каковым принадлежит и евангельская легенда
иным причинам и решили залить весь мир низведенными с небес
о смерти и воскресении Христа.
водами, как это выглядит, в частности, в шумеро-вавилонской и
С коллизиями, связанными со смертью и воскресением боже-
греческой мифологиях. Однако пара людей благодаря благоволе-
ства производительных сил, в разных древних культурах были
сопряжены обрядовые действа, мистерии и религиозные праздне- нию божества все-таки спасается от погибели и начинает новую
ства. Так, в древнем Двуречье еще в III тыс. до н.э. в периоды весен- жизнь на воссозданной земле (как Девкалион и Пирра у греков),
него и осеннего равноденствия ритуально воспроизводился свя- либо речь идет о спасении целого семейства и разного рода жив-
щенный брак Думузи и Инанны, символизирующий пробуждение ности (как это выглядит в шумеро-вавилонской и ветхозаветной
природы. В Финикии тема смерти и воскресения угаритского бога версиях всемирного потопа). Иногда место потопа занимает мор
Балу тоже, видимо, воспроизводилась в соответствующем обрядо- или какое-то другое бедствие, причем событие приурочивается то
вом действе. У хеттов миф о борьбе бога бури-грозы и Змея-Дра- к мифологическому прошлому, то к мифологическому будущему
кона входит в состав ритуальных текстов, читавшихся во время (наподобие предсказания Ахура-Мазды о грядущей гибели че-
празднества «пурулли». Последнее имело место весной и должно ловечества, обращенного к Йиме). Впоследствии возникают кон-
было предотвратить грозящую земле после прекращения зимних цепции сменяющих друг друга «мировых эр» и множественных
дождей засуху. Здесь же следует упомянуть злевсинские мистерии, миров, смыкающиеся с социальным мифом о будущем спасителе
посвященные Деметре и Персефоне и восходящие к празднику богоизбранного народа, как в древнееврейском представлении о
первого урожая. Непременным элементом этого ритуально- мессии, или о спасителе всего мира.
драматического представления был плач его участников об умер- Особо следует выделить группу мифов о смерти. Понятие пол-
шем и исчезнувшем боге и радостные возгласы, приветствующие ного небытия — абстракция, которую никоим образом не мог себе
его воскресение или возвращение. представить первобытный человек. Поэтому смерть для него или
Специалисты (В. Тэрнер и другие) указывают на сходство человека древнего общества никогда не небытие, а всегда инобытие.
календарных обрядов с обрядами жизненного цикла, или пере-
ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 19
ходными, связанными с важнейшими событиями в жизни чело-
ную схему инициации: испытания, которым герой подвергается в
20 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА царстве мертвых, на небе или в Другом месте (стране), населенном
Так и погибшие боги старшего поколения не исчезли, а где-то су- духами, чудовищами и пр. (подобно Лугальбанде или Гильгамешу
ществуют, но не действуют, как отрешенный от власти греческий в цикле сказаний о героях Шумера).
«старший» бог неба Уран. Но отсюда же следует и другое: всякое В. Тэрнер, исследовавший обряды перехода, к которым принад-
небытие есть смерть и рождение в ином месте и в ином облике. лежит и инициация, опирается на их определение А. ван Геннепом,
Поскольку смерть — это только переход в другое состояние, в отмечавшим трехчастность их структур: первая стадия означает
качестве местопребывания нематериальной части человеческого открепление субъекта от социальной группы или от занимаемого
существа — души — предстает мир иной, из которого душа умер- места в социальной организации (переход должен происходить за
шего может попадать в мир живых. По мнению Э. Тэйлора и ряда пределами устоявшегося мира); вторая стадия — лиминальная, или
других специалистов, представление о возвращении души умер- «пороговая», продолжительностью от нескольких дней до несколь-
шего в мир живых характерно для первобытного мышления и ких лет, обозначает пограничное состояние, когда субъект приобре-
было впоследствии отвергнуто цивилизацией (наглядным приме- тает черты двойственности, статус, у которого мало или вовсе нет
ром не сообщающихся между собой миров живых и умерших яв- свойств, качеств прошлого и будущего состояний; третья стадия —
ляется представленный в мифологии шумеров: здесь мир умер- восстановления, или реинкарнации, когда субъект переходит в со-
ших именуется «страной без возврата» и подчеркивается, что не стояние стабильности и становится социальным типом с новым
должно нарушать равновесия между двумя мирами). Однако, во для себя статусом, который строит свое поведение в соответствии с
всяком случае, переход этот происходит не одномоментно, и грань обычными для него нормами и этическими стандартами.
между мирами мертвых и живых еще долгое время остается про- В этой схеме, наложенной на практику поведения, особенно
ницаемой как в религии (в Египте, Индии, Китае и т. д.), так и в примечательна лиминальная стадия. Лиминальные люди не вклю-
еще большей степени в народных верованиях. чаются в структуру существующего культурного пространства. В
В жизни человека имеются три главных перехода: из инобы- частности, лиминалы могут представляться в некоторых обществах
тия в жизнь, из детства в зрелость и из жизни в инобытие. С этими людьми, лишенными всякого имущества, могут наряжаться чудо-
переходами связаны важнейшие обряды и мифы, но особенно зна- вищами, носить лохмотья или даже ходить голыми и т. д. Пове-
чителен второй переход — инициация в узком смысле слова, озна- дение их может быть пассивным и униженным, и их принижен-
чавшая переход в разряд взрослых, готовых к вступлению в брак (в ность, очевидно, является необходимым условием последующего
более широком смысле инициация — перемена индивидом статуса, возвышения, формирования их заново и обретения новых сил,
в том числе включение в некоторый замкнутый круг лиц — в чис- свойств и положения в обществе. Будучи какое-то время исклю-
ло полноправных членов племени, в мужской союз, круг жрецов и ченными из иерархизированного общества, они включаются тем
т. д.). Во время инициации неофиту сообщаются мифы племени, самым в него заново. По мнению В. Тэрнера, пребывание лими-
которые полагается знать только взрослым или специально посвя- нального человека хотя и внутри общества, но вне всех принятых
щенным. Он посвящается в обычаи своего племени, а также под- статусных норм объясняется тем, что перед очередным подъемом
вергается испытанию стойкости и мужества — огнем, оружием, го- по статусной лестнице субъект должен опуститься ниже ее.
лодом, как это происходило у североамериканских индейцев и дру- Следует заметить, что, несмотря на широчайшее распростране-
гих народов. Этот обряд инициации есть тоже смерть и рождение: ние некоторых мифологических сюжетов, общими для всего чело-
смерть ребенка и рождение его для другого бытия в качестве жен- вечества являются все же не отдельные сюжеты, а принципы ми-
щины или мужчины. Эти смерть и рождение связаны также с тем, фотворчества. То или иное конкретное осмысление того или ино-
что, обретая новый статус, индивид как бы уничтожается в своем го явления природы или общества сначала зависело от конкретных
старом качестве. Здесь налицо также магическая интерпретация природных, хозяйственных и исторических условий и уровня со-
пространства: выход за пределы замкнутой территории, освоенной циального развития, при котором жили те или иные племена и
общиной, приравнивается к смерти. Отсюда часть сюжета, важней-
шая в героических мифах и сказках и воспроизводящая ритуаль-
ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 21
22 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА организуются в иерархическую структуру, возглавляемую «отцом
народы. Ясно, что не требовалось осмысления орошения земли богов и людей» Зевсом, воплотившим в себе образ вселенского
дождем там, где не выпадало дождей, или разливов рек как при- патриарха. Постепенно создаются более сложные мифы, мифоло-
чины плодородия почвы там, где реки не разливались. Поэтому в гические образы и мотивы здесь переплетаются, мифы превраща-
мифе могли быть заложены черты той природной и общественной ются в развернутые повествования, составляют циклы (как Троян-
среды, в которой он впервые родился. Отсюда часто можно про- ский и Фиванский).
следить несколько разновременных слоев в мифах одного народа. Таким образом, сравнительное изучение мифов показало, что,
Вместе с тем отдельные мифологические сюжеты могли и пере- во-первых, сходные мифы существуют у разных народов мира, и,
ниматься одним народом у другого, как это случилось, например, с во-вторых, круг сюжетов, мифологических тем затрагивает в ми-
мифом о потопе, заимствованным евреями у вавилонян или асси- фах происхождение мира и человека, жизни и смерти и т. д. —
рийцев. Но происходило это, вероятно, только тогда, когда заим- т. е. коренные вопросы мироздания.
ствованный миф занимал осмысленное место в жизни и мировоз- Важнейшим в мифологии вопросом является касающийся того
зрении воспринимающего миф народа в соответствии с конкрет- механизма, который реформирует мифологическое сознание в про-
ными условиями и достигнутым уровнем развития. цессе перехода от ранней первобытности к поздней, т. е., в практи-
Если рассматривать мифотворчество, так сказать, в хроноло- ческом плане, уже к цивилизации. По мнению Л. Леви-Брюля, реша-
гическом разрезе, то можно заметить, что на ранних стадиях разви- ющее значение здесь имеют изменения в сфере коллективного со-
тия общества мифы по большей части примитивны, кратки, эле- знания, в терминах Леви-Брюля — пра-логического мышления,
ментарны по содержанию. С приходом эпохи цивилизации мифо- предшествующего логическому мышлению в современных обще-
логия подвергается существенной трансформации. Вслед за изме- ствах. Мотивация к этим изменениям кроется в эволюции отноше-
нением и усложнением общественных отношений усложняются и ний между коллективным социальным субъектом и составляющи-
смешиваются мифологические сюжеты и мотивы. Мифологичес- ми его индивидуальными субъектами. Первоначально первобыт-
кие персонажи — боги, полубоги, герои, демоны и пр. — вступают ное мышление в его наиболее чистом виде содержит то, что Л. Ле-
при этом друг с другом в разнообразные отношения: супружес- ви-Брюль называет сопричастностью (партиципацией): человек чув-
кие и, шире, союзнические либо антагонистические, иерархические ствует себя мистически единым со своим тотемом, душой и т. д.,
и т. п. Возникают целые генеалогии богов, чьи образы рождались предмет при этом может быть как самим собой, так и чем-то дру-
и бытовали прежде порознь. Примеры циклизации мифов и фор- гим. Эта сопричастность ощущается как между отдельными
мирования политеистического пантеона демонстрируют мифоло- индивидами и социальной группой, так и между социальной груп-
гии Месо-Америки и некоторые другие. Мифологический мате- пой и иными по отношению к ней социальными группами. Обе
риал определенным образом обрабатывается. Так, отчетливые сле-
сопричастности тесно связаны между собой — изменения в одной
ды работы с ним жрецов прослеживаются в мифах древнего Егип-
отражаются на другой. Однако постепенно утверждается индиви-
та и Двуречья. От этой «жреческой» мифологии отлична «аристо-
дуальное сознание членов социальной группы, человек обособляется
кратическая» — мифологические сказания и поэмы о богах и
героях, которые изображаются как предки аристократических ро- от общества, и это ведет к тому, что чувство мистического симбиоза
дов (примером здесь может служить «клановая» мифология синто между социальной группой и окружающими ее группами существ
в Японии). Пример индийского эпоса «Махабхарата» демонст- и предметов становится менее интимным, непосредственным и
рирует тот случай, когда эпос создавался в среде воинской арис- постоянным. Место непосредственного ощущения сопричастности
тократии и уже впоследствии как эпос, так и включенный в него стремятся при этом занять другие связи.
мифологический материал подверглись редактированию жрецами. В обществах, находящихся на ранней стадии первобытности,
Сложную картину многообразных отношений с полубогами, чувство мистического симбиоза, сопричастности еще интенсивно, и
героями и людьми, в которые вступают боги, рисует древнегречес- сопричастность пользуется здесь для своего выражения самой орга-
кая мифология, где выделяется группа олимпийских богов, все боги
ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 23
сближаются между собой, вступают в родственные отношения и
24 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ственно реагировать на них (причем реагировать и практически, и
низацией социальной группы и церемониями, обеспечивающими эмоционально), но также оценивать связи, существующие в этом
ее процветание и сохранение связей с другими группами. В обще- мире, т. е. воспринимать их как ценность и антиценность. Следует
ствах, находящихся на поздней стадии первобытности, сопричаст- иметь в виду, что потребность в познании — одна из важнейших
ность, которая не ощущается более непосредственно членом соци- физиологических потребностей человека.
альной группы, достигается непрерывным умножением числа ре- Соприкасаясь с некоторым феноменом, человек соотносит его с
лигиозных и магических актов, божественных (священных) существ ощущаемой им самим потребностью и с информацией о средствах
и предметов, выполняемых жрецами обрядов, мифов и т. д. Это удовлетворения этой потребности. Явление может быть отвергнуто
мышление еще остается пра-логическим — оно еще нечувствительно как безразличное для его потребности или оценено как благопри-
к логическим противоречиям. Суть, однако, в том, что мышление ятствующее или препятствующее удовлетворению его потребности,
этого типа, призванное передавать сопричастность, не ощущаемую в что на бессознательном уровне создает определенную эмоцию. Од-
ее непосредственной форме, проявляется в расцвете коллективных нако оценка делается и на уровне сознания: включается вторая —
представлений, выражающих сопричастность опосредованно. В речевая сигнальная система, и явление подвергается сознательному
частности, это дает толчок развитию мифологического сознания и, осмыслению. Вторая сигнальная система эквивалентна языку. В этом
значит, развитию и усложнению мифа. смысле нет необходимости, чтобы человек мысленно полностью
Другую точку зрения высказывает И.М. Дьяконов. В его понима- произносил соответствующие слова. Однако сознательная дис-
нии, механизм мифа связан с попыткой осмыслить явления мира и кретная мысль эквивалентна слову — следовательно, чего нет в
как бы вжиться в них с помощью эмоциональных и логических языке, того нет в сознании. Другое дело, что язык имеет многооб-
ассоциаций. Прежде всего, человеку с самого начала его существова- разные средства для передачи понятий, и, кроме того, его надо по-
ния приходилось воспринимать различные импульсы извне и в нимать в широком семантическом ключе, т. е. как обладающий не
процессе своей активной деятельности реагировать на окружаю- только звуковыми знаками, но и сигналами иного рода — жести-
щее, пытаясь к нему адаптироваться. Если успех здесь недости- кулярными, мимическими и пр.
жим, то естественной реакцией человека может быть фрустрация, Итак, сталкиваясь с некоторыми явлениями мира, человек не
т. е. ощущение неудовлетворенности, дискомфорта, или ее замени- только испытывает эмоции, но и осмысляет мир. Однако мотива-
тели — агрессия против вызвавшего реакцию явления, или же цию первобытного человека к осмыслению окружающего его мира
регрессия (отступление), или иная форма адаптации к возникшей не следует преувеличивать: за редким исключением, здесь преоб-
ситуации, подразумевающая какое-либо ее разрешение «в пользу» ладал практический характер реакции на внешние импульсы, и
субъекта. интерпретация восприятия была необходима лишь в пределах нужд
Наряду с адаптацией описанного выше типа можно поставить жизненной практики или, в лучшем случае, на ее периферии. Толь-
создание эмоциональных и мыслительных ассоциаций, вызывае- ко у философов поздней древности появились и интерес, и досуг,
мых реакцией на объект, но не являющихся прямым ответом на и практическая возможность для сознательных неэмоциональных
этот импульс. Это иное, достаточно эффективное завершение актов, обобщений всего окружающего мира.
другое завершение которых затруднено. Вот почему фантазия вхо- Чего не хватало для осмысления мира, так это обобщения его
дит в тот архаичный тип массового и устойчивого мироощущения процессов, поэтому для обобщения в то время, когда сознательный
человека, который можно обозначить как миф. аппарат только складывался, приходилось прибегать к метафори-
Все это относится не к случайным личностным реакциям чело- ческому мышлению. Метафорическое сопоставление природных и
века, а к поведению, обусловленному его принадлежностью к опре- культурных объектов предполагало, что человек переносил на при-
деленной социальной группе. родные объекты собственные свойства, приписывал им жизненные
Однако человеку, поскольку он был «человеком разумным», функции, человеческие чувства. Выражение сил, свойств, фрагмен-
приходилось с самого начала своего существования не только вос- тов космоса в качестве конкретно-чувственных и одушевленных
принимать известные сигналы из окружающего мира и непосред-
ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 25
26 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА значит также «жизненная сила», «кровь», другое слово значит не
образов порождало причудливую мифологическую фантастику. Кос- только «имя, название», но и «сын», «потомок», «то, что создано».
мос может представать в мифах живым великаном, из частей тела Все подобные явления в архаичных языках отнюдь не следует
которого создается мир, — как Пуруша в древнеиндийской мифо- объяснять бедностью мифов или некой «болезнью» языка. Дело
логии; болезни имеют вид чудовищ; сила выражается многору- лишь в том, что как раз изучение языка наглядно показывает, как
костью, что видно на примере великанов-гекатонхейров (сторуких), могли строиться суждения в раннюю эпоху истории человечества.
которых призвал на помощь Зевс во время борьбы с титанами, а Эти наблюдения над архаичными языками позволяют обнару-
зрение — количеством глаз, примером чему может служить извест- жить едва ли не единственные в настоящее время данные о том,
ный из той же древнегреческой мифологии стоглазый Аргус — какие средства обобщения сведений об окружающем мире имелись
персонификация всевидения, приставленный богиней Герой в каче- в распоряжении человечества на ранних этапах его развития.
стве стража Ио. К важным характеристикам мифа относятся также следующие.
Говоря о специфике познания мира древним человеком, следу- Для мифологического мышления примечательно, что происхож-
ет упомянуть некоторые его особенности, отмеченные И.М. Дьяко- дение предмета выдается здесь за его сущность. Объяснить устрой-
новым на примере архаичных языков. ство вещи значит рассказать, как она делалась, описать окружаю-
Прежде всего, поскольку у человека не было достаточно язы- щий мир значит рассказать о его происхождении. При этом как
ковых средств для выражения общих понятий, он вынужден был изготовление вещи, так и рассказ о ее изготовлении обозначали
выражать общее через отдельное. Так, в одном из наиболее архаич- равным образом возврат к прошлому, его актуализацию и воспро-
ных известных нам языков — шумерском, чтобы сказать «открыть», изводство в настоящем.
шумеры говорили «дверь толкнуть» — даже когда речь шла об В мифе не дифференцированы четко субъект и объект, пред-
установлении торгового пути; «ласково» выражалось через «жен- мет и обозначающий его знак, вещь и ее атрибуты, вещь и слово,
ски говорить»; чтобы сказать «убить», шумеры употребляли вы- единичное и множественное, выступают смежными пространствен-
ражение «голову палкой ударить», хотя бы речь шла об убиении ные и временные характеристики и т. д. Примеры из жизни слов
мечом. В том же языке «приданым» была «вещь, к женщине при- в архаичных языках продемонстрировали, что мифологическое
ставленная», «освобождение» выражалось как «к матери воз- мышление оперирует внешними, вторичными, чувственными ха-
вращение», «царская власть» — как «судьба большого человека рактеристиками и качествами объектов. Сходство здесь выглядит
(хозяина)». как тождество. Конкретные предметы, не теряя своей конкретности,
Мало того, что подобное слово не могло выражать абстрактное становятся знаками других предметов и явлений, т. е. символичес-
понятие, — оно могло быть еще и многозначным, объединяя значе- ки их заменяют, в чем заключается символизм мифологического
ния, связанные как логическими, так и эмоциональными ассоциа- мышления.
циями. Аналогичным образом в языке одного из австралийских Состояние мира оказывается в мифе следствием событий дав-
племен, находящегося на уровне позднекаменного века, один и тот но прошедшего времени и действий мифологических богов, пред-
же корень слова обозначает и «кенгуру гигантского», и «страх ков и героев. Мифологическое событие отделено от «настоящего»
перед кенгуру», и «копье для охоты на кенгуру», и «засаду охот- времени каким-то значительным промежутком. Однако, хотя фа-
ников на кенгуру» и т. д. Здесь явно не хватает языковых знаков була мифа может быть отнесена в прошлое, последствия этого со-
для обобщения и его выражения. бытия длятся, и, значит, в некотором роде длится само событие. Тем
Кроме того, при практическом различении существующих свя- самым мифологическое событие воспроизводится; просто некогда
зей между явлениями за причинно-следственную связь нередко оно произошло впервые, но происходит оно все время, а в извест-
принималась связь по смежности, или связь части и целого, или ных случаях — природные, циклические мифы — каждый год.
по сходству, или связь названия с самим предметом. В частности, в Поскольку миф — это осмысление такого рода современного чело-
том же шумерском языке одно и то же слово означает «вода», веку события, постольку действие мифа происходит и сейчас. Не
«семя», «родитель», «наследник». В аккадском языке «дыхание»

ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 27


28 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА практический опыт, каким бы он ни был, накапливался десятками
может быть внутри мифологического мышления необратимым и и сотнями поколений, поэтому лишь он — хотя бы он и содержал
время. Связанное с мифологическим событием и отнесенное к про- много невыявленных ошибок — был достаточно надежен. Этот опыт
шлому, правремя может оказаться в настоящем и даже в будущем. был сосредоточен в мудрости предков, в неоспоримой традиции,
Так как миф не история, а повествование о некоем актуальном которую хранили старики. И он не мог быть поэтому опровергнут
событии или действии, которое может повториться, миф может случайными наблюдениями. Случайные наблюдения не могут сами
быть связан с магическим действием — обрядом (ритуалом), тоже по себе пробиться через коллективный опыт, поскольку тот опять-
повторяющим данное прадействие. Миф часто даже не может рас- таки дан в оболочке мифа. А поскольку миф не может быть логи-
сказываться без сопровождающего его обряда, либо сама его реци- чески проверен, он — дело веры, и миф — это «правда», так как
тация есть обряд. При этом некоторые обряды требуется совер- он предполагает осмысление реально данной и «сейчас» длящейся
шать периодически, например ежегодно. Таковы, в частности, обряд действительности.
«священного брака» вождя общины с жрицей, представляющей Миф не является жанром словесности. Мифу можно придать
общину и являющейся магической заместительницей богини, либо, разную форму — песни, сказки, повести, запевки, действа и т. д., но
наоборот, такой жрицы с богом, или, вернее, с магическим замести- миф принадлежит к сфере словесности не как жанр, а лишь в том
телем бога; обряд «оживления», «возрождения сил» вождя — эти смысле, что он не только выражает взаимоотношения человека с
обряды ассоциативно-семантически связаны с периодическим воз- явлением внешнего для него мира, но и — в отличие от обряда —
рождением плодородия полей общины и т. д. Причем участие в выражает их в словесной форме. В этой связи А.Ф. Лосев подчер-
обряде, в восприятии излагаемого мифа есть сопереживание собы- кивает, что миф не является поэтическим произведением. Никакая
тиям мифа как продолжающим совершаться. отрешенность, никакая фантастика, расхождение с обычной и по-
Поскольку миф, во-первых, не локализован во времени и, во- вседневной действительностью не мешают мифу быть живой и со-
вторых, представляет собой не повествование о каком-то, хотя бы вершенно буквальной реальностью, в то время как поэзия и искус-
квазиисторическом событии, но лишь вневременное чувственно- ство вообще демонстрируют действительность созерцательную. Соот-
наглядное истолкование некоего факта или события внешнего мира, ветственно, поэтическая и мифологическая отрешенность совершенно
миф допускает то, что с точки зрения рационалистической логики различны: поэтическая — это отрешенность от факта, мифоло-
представлялось бы противоречивым. В качестве примера можно гическая — отрешенность от смысла, от идеи повседневной и обы-
привести множественное представление египтян о небе: небо — денной жизни. Кроме того, хотя поэзия может использовать мифоло-
это и божественная корова, и антропоморфная богиня Нут, и река гический материал, она может в мифологии и не нуждаться.
(океан), по которому плывут с востока на запад ладьи солнца, Весьма сложен вопрос о соотношении мифа и религии. В част-
луны и звезд. И все это — одновременно, как в ритуальном тексте ности, давно отмечено в науке, что многие мифы служат как бы
(«Текстах пирамид»), так и в параллельных изображениях. разъяснением религиозных обрядов. В других случаях исполни-
Безразличие носителей мифа к тому, что для современного че- тель обряда воспроизводит в лицах рассказанные в мифе события.
ловека есть логическое противоречие, порождало в древности пол- Известны исторически сравнительно поздние примеры куль-
ную терпимость к параллельно существовавшим культам, которые, товых мифов. Так, в Древней Греции элевсинские мистерии сопро-
казалось бы, друг друга взаимно исключали, — скажем, к культам вождались рассказыванием священных мифов — о Деметре и ее
десятков разных божеств-творцов мира. Всякий миф, в который дочери Переефоне, о похищении Персефоны Аидом и ее перио-
специально и традиционно не посвящены, при этом как бы «не дическом возвращении на землю после заключения своего рода
нашего ума дело». Такова была установка первобытности и ранней договора между Деметрой и Аидом. По замечанию А.Ф. Лосева,
древности в религиозных вопросах, и она еще отчетливо проявля- этот миф является уже не мифом в собственном смысле, а религи-
ется, например, у древнегреческого историка V в. до н.э. Геродота. ей, хотя и выраженной средствами мифа. Здесь следует проводить
различие между мифом о Деметре и Переефоне и известным эпи-
Критерием истинности мы считаем практику, а общественная
практика первобытного человека была ограничена. Коллективный

ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 29


30 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА щества от первобытности к цивилизации. Мифы при этом стано-
зодом из «Одиссеи», когда Одиссей вызывает души умерших, же- вятся самостоятельными, стабильными частями повествования;
лающих напиться жертвенной крови: последний миф если и пользу- старое содержание мифологических образов забывается, а сама по-
ется тем, что А.Ф. Лосев называет «религиозно-мистическими ин- вествовательная структура может получать новое истолкование;
туициями», то только инструментально, тогда как все внимание в мифы превращаются в предания, сказания, некие священные слова,
нем сосредоточено на изображаемых картинах. получающие безымянных и безличных авторов (рецитаторов); миф
В современной науке господствует мнение о тесной связи меж- сакрализуется, однако не вследствие его связи с культом, а путем
ду мифом и религией, остающимися при этом самостоятельными. привнесения в миф новой его трактовки, особенно этической.
Сама по себе мифотворческая деятельность не заключает в себе Множественность вариантов мифологического истолкования
ничего религиозного, о чем свидетельствуют мифы аборигенов Ав- обряда его участниками указывает, что обряд всегда составляет
стралии, островитян Океании, народов Африки и Америки. Самые самую устойчивую часть религии, тогда как связанные с ним мифо-
элементарные мифы объясняют те или иные свойства животных, логические представления изменчивы, нестойки, порой они забы-
другие — движение солнца по небосводу, как люди получили огонь ваются и им на смену приходят другие, которые должны истолко-
и пр. Однако когда мифы объясняют явления социальной жизни, вать все тот же обряд, первоначальный смысл которого утрачен.
обьиаи и нормы поведения, это объяснение превращается в мифо- Однако в некоторых случаях религиозные действа могли склады-
логическое обоснование и оправдание данных форм обществен- ваться на основании какого-то религиозного предания, т. е. в ко-
ной практики, в их санкционирование и сакрализацию; сакрализо- нечном счете мифа, как бы в качестве его инсценировки.
ванные социальные нормы и запреты становятся обязательными Следует указать и на отличие религии от обряда. Для перво-
для всех. В классовом обществе боги начинают олицетворять прежде бытного коллектива, в отличие от цивилизованного общества, ха-
всего социальную власть. Возникает, следовательно, миф, выполня- рактерно слияние прарелигии с разными сферами материальной
ющий важнейшую социально-нормативную функцию: социальная и духовной деятельности человека; присутствуют коллективные
практика обосновывается и освящается ссылкой на мифологичес- обряды, но нет жречества как особой социальной группы; еще не
кое прошлое; в мифе рассказывается о деяниях мифологических сформировались образы богов (им предшествуют духи, как в более
предков, культурных героев и демиургов, установивших данный широком плане религии предшествует анимизм), почитание кото-
обычай или запрет. Подобным образом узакониваются обряды рых организовано в культ, — их лишенные антропоморфности
инициации, тотемический ритуал, брачные нормы. Миф как бы обос- изобразительные образы еще находятся в стадии становления.
новывает совершаемую религиозную церемонию (обряд), церемо- Соответственно, именно традиционные для коллектива обряды, а
ния же как бы воспроизводит в лицах рецитируемый миф. не ставшие объектом почитания мифологические персонажи, во
Подобное тесное взаимодействие мифа и обряда вызвало спор многом определяют в период первобытности характер верований,
в науке: что является первичным, а что вторичным — миф или развившихся в цивилизованном обществе в религию.
обряд? Большинство современных ученых склоняются к мысли о Если говорить о племенных мифах, то стоит отметить, что они
первичности обряда по отношению к мифу, но одновременно не являются как бы духовным сокровищем племени. Они связаны с
отрицается обратная зависимость и вместе с тем взаимодействие племенными традициями, утверждают принятую в племени систе-
обряда и мифа. Хотя мифология и играет важную роль в религи- му ценностей, освящают и поддерживают определенные нормы
озных воззрениях, во многих религиях мифология составляет вто- поведения, существующий в обществе и мире порядок. В культо-
ростепенный элемент. В этой связи еще У. Робертсон-Смит высказы- вых племенных мифах момент обоснования, оправдания какой-либо
вал мнение, что в древних религиях основу составляли не верова- нормы отчетливо превалирует над моментом объяснения, истолко-
ния и догматы, а обряды, участие в которых членов общинного вания. В узком смысле слова культовые мифы суть те, что дают
коллектива было обязательным. Часто отмечаются случаи, когда объяснение или приводят мотивировку какого-либо ритуала (об-
один и тот же обряд мифологически истолковывается его участ-
никами по-разному. О.М. Фрейденберг отмечает здесь важные осо-
ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 31
бенности трансформации мифа, происходящей при переходе об-
вылеплены модели эпических героев, между которыми много об-
32 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
щего. Архаические формы героического эпоса (шумеро-аккадский
ряда). Миф, включенный в обряд, выступает в качестве существенного эпос, нартовский эпос народов Кавказа, грузинские сказания об
элемента последнего, без которого обряд недействителен. Хотя изве- Амирани, армянские — о сасунских витязях, алтайский, киргизский
стно немало мифов, не связанных с обрядами (космо- и антропоген- эпосы, карело-финские руны) еще обнаруживают мифологические
ные мифы, мифы о происхождении явлений природы, предметов элементы. Они видны и в более позднем эпосе («Рамаяна», «Ма-
быта и пр.), не существует обряда без сопровождающего его мифа. хабхарата», «Илиада», германо-скандинавский эпос, «Шахнаме»,
Культовые мифы составляют эзотерическую — священную, об- русские былины и т. д.). Однако этот эпос складывается в услови-
ращенную внутрь — сторону религиозной мифологии, в отличие от ях государственности, и его формы совершают определенные и
мифологии экзотерической — обращенной вовне, народной. В пос- важные шаги по пути демифологизации.
леднюю могли быть посвящены в том числе женщины и дети. Куль- Через сказку и героический эпос, возникшие в недрах фольклора,
товые мифы имеют в своей основе практическую деятельность тай- с мифом генетически связана и повествовательная литература. Через
ных союзов (в Африке, Северной Америке, Меланезии и т. д.); ритуалы, религиозные действа и народные празднества восприни-
они разрастаются на почве монополизируемых жрецами культов мали в древности элементы мифа драма и отчасти лирика.
племенных богов, а в дальнейшем — в рамках государственно орга- Следы тесной связи с мифологическим материалом хранят и
низованных храмовых культов. первые шаги развития науки: древнегреческая натурфилософия,
В мировых религиях любые религиозно-мифологические пред- история (логографы, Геродот), медицина и т. д. (еще дольше —
ставления становятся религиозными догматами, что в немалой сте- начатки наук в Индии и Китае). Однако не следует преувеличи-
пени связано с идеологической ролью, которую играют в мире эти вать степень мифологичности науки на ранних стадиях ее разви-
религии, с организацией соответствующего культа в церковь.
тия, и еще меньше — генетическую связь науки с мифологией.
В силу синкретизма мифологии, включающей разнообразные
Вероятно, следует согласиться с А.Ф. Лосевым в том, что перво-
представления о мире и человеке, сложна задача размежевания
бытная наука, подобно мифу, наивно-непосредственна, однако если
мифа, с одной стороны, и сказки, героического эпоса, легенды, исто-
рического предания — с другой. Так, при размежевании мифа и бы мифологичность составляла существо всякой науки, в том числе и
сказки специалисты отмечают, что в сказке по сравнению с мифом первобытной, последняя перестала бы быть наукой и ее история
ослабляется строгая вера в истинность излагаемых событий, силь- стала бы историей мифологии. Уже на ранней стадии своего раз-
но сказывается элемент сознательной выдумки. вития наука не имеет ничего общего с мифологией, хотя, в силу
Во многом условно разграничение мифа и исторического пре- исторической обстановки, она и окрашена мифологией. Соответст-
дания. К последнему принадлежат произведения народного твор- венно, неверно было бы думать, что мифология существует до на-
чества, основанные на исторических событиях. Таковы предания об уки, последняя же появляется из мифологии. Однако представля-
основании городов — Афин, Фив, Рима, Киева и др., о войнах и ется очевидным, что до настоящего времени наука питается мифо-
т. д. Однако, скажем, в древнегреческие мифы вошли — как в по- логией, черпает из нее, по выражению А.Ф. Лосева, свои исходные
этической, так и в драматической форме — исторические преда- «интуиции» и зачастую имеет в своей основе мифологические по-
ния: об основании упомянутых городов, о Троянской войне, о по- строения. В этом смысле реально существующая наука (коль скоро
ходе аргонавтов за золотым руном и т. д. Многие из этих расска- «чистой» науки не существует) всегда мифологична.
зов могут опираться на имевшие место исторические события, однако Однако, как бы то ни было, как наука, так и в еще большей
провести грань между этими историческими преданиями и соб- степени искусство, литература и другие сферы духовной деятель-
ственно мифами трудно, тем более что в первые включены образы ности человека на протяжении долгого времени в той или иной
богов и иных сверхъестественных существ. мере пользуются мифологическим языком, интерпретируя в новое
Мифология и особенно мифы о культурных героях-первопред- время, в иной среде, по-новому реалии жизни.
ках оказали влияние на формирование героического эпоса. Клас-
сический образ культурного героя (Мелькарт, Геракл и др.) послу-

ТИПОЛОГИЯ МИФОВ. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ 33


жил, видимо, исходным материалом, из которого со временем были
ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 35

на статуях, стелах и другой материал, в том числе иконографичес-


кого характера.
Источником сведений по египетской мифологии являются так-
же труды античных авторов: Геродота, посетившего Египет в V в.
до н.э., Плутарха (I-II вв. н.э.), оставившего подробный труд «О
Исиде и Осирисе», и другие.
Важной особенностью египетской мифологии является парал-
лельное существование разных толкований, вариантов (концептов)
одного и того же мифологического образа. Так, небо — это вели-
кая корова, четыре ноги коровы являются четырьмя опорами кры-
ши-неба; оно же — богиня Нут, поддерживаемая ее отцом, богом
воздушного пространства Шу, над телом ее мужа и брата, бога
земли Геба, так что только кончики пальцев ее рук и ног касаются
земли (по поверью, Шу разъединил землю и небо); наконец, небо
ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ — это небесный океан. Более простая картина мифологического
ОБЩИЙ ОБЗОР образа неба зафиксирована около 2900 г. до н.э.: это крылья
ЕГИПЕТСКОЙ коршуна, поддерживаемые двумя столпами. Это последнее пред-
МИФОЛОГИИ ставление, равно как представление о небе как о корове, могло
зародиться еще в доисторическую эпоху.
Источники по мифологии древнего Египта отличаются непол- И таким же образом для любого мифологического явления
нотой и несистематичностью изложения. Характер и происхожде- могло существовать у египтян множество мифологических вари-
ние многих мифов реконструируется при этом на основе поздних антов его интерпретации. Здесь не было догм, вера в которые счи-
текстов, в том числе античной традиции. Основными памятниками, талась бы обязательной, и, следовательно, не было представления о
отразившими мифологические представления египтян, являются ереси. Нетерпимость и религиозный фанатизм проявляются лишь
разнообразные религиозные тексты: гимны и молитвы богам, за- в периоды, которые стали в какой-то степени упадочными, — в
писи погребальных обрядов на стенах гробниц. Наиболее значи- середине XIV в. до н.э., в период религиозной реформации фара-
тельные из них — «Тексты пирамид» — древнейшие тексты зау- она Эхнатона, а также в более позднюю эпоху, в последние века до
покойных царских ритуалов, вырезанные на стенах внутренних и в первые века нашей эры, когда преобладали магия и фети-
покоев семи пирамид V и VI династий Древнего царства (XXIV- шизм. Некоторые примеры скептицизма, впрочем, засвидетельство-
XXIII вв. до н.э.), «Тексты саркофагов», сохранившиеся на сарко- ваны еще около 2000 г. до н.э. Они проникли в светскую литера-
фагах эпохи Среднего царства (XXI-XVIH вв. до н.э.), и «Книга туру и в надписи на стенах гробниц, которые в то же время по-
мертвых» («Книга воскресения»), которая составлялась начиная с крывались гимнами и молитвами с использованием стандартной
периода Нового царства, т. е. с XVI в. до н.э., и до конца истории египетской религиозной терминологии.
древнего Египта; она включает сборники заупокойных текстов. Египетская мифологическая концепция — это концепция, с
Мифологические представления нашли свое отражение также помощью которой египтянин пытался уяснить для себя в привыч-
в таких текстах, как «Книга коровы», «Книга часов бдений», «Кни- ных для человека понятиях образ, группу образов, которые пред-
ги о том, что в загробном мире», «Книга дыхания» и др. Значи- ставлялись ему принадлежащими «божественному миру». Это
тельный материал дают записи драматических мистерий, которые
последнее выражение включает в себя все то, что не может быть
исполнялись во время религиозных празднеств и коронационных
постигнуто непосредственно человеческим разумом и чувством,
торжеств жрецами, а в некоторых случаях и самим фараоном, про-
хотя и представляется существующим.
износившим от лица богов записанные речи. Большой интерес пред-
ставляют магические тексты, заговоры и заклинания, в основе ко-
торых часто лежат эпизоды из сказаний о богах, а также надписи
ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 37
36 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
денным с богиней Хатхор, которая в этом случае обретает образ
Вполне естественно, что многие предметы и явления, которые жестокого божества в противоположность ее мягкой в других слу-
в наше время легко понять и объяснить, например солнце и небо,
чаях природе коровы.
в представлении египтян принадлежали к «божественному миру».
Но, как правило, явление, принадлежащее к этому миру, не могло Эти примеры некоторой запутанности, неоднозначности еги-
быть выражено иначе, чем посредством символа. петских мифологических образов указывают на основной признак
Хотя символы и должны были выражаться в человеческих египетской мифологии — склонность одновременно и к измене-
категориях — т. е. «божественный мир», не будучи постигнут не- нию, и к сохранению традиции.
посредственно человеческим разумом и чувством, должен быть Порой в египетской мифологии встречаются комбинации, по-
выражен все же в категориях логики и чувственного восприя- средством которых создаются новые представления. Например, Ра
тия, — эти категории не обязательно должны согласовываться с путем идентификации с первичным солнечным богом Атумом сде-
законами природы; символ, следовательно, не должен быть точ- лался престарелым правителем, а бог Шу перестал в конце концов
ной копией того, что он изображает. Египетский символ мог прини- поддерживать тело своей дочери Нут и начал поддерживать брюхо
мать форму либо предмета, либо действия, либо слова. В то же небесной коровы. Более целенаправленной была тенденция отож-
время если не всякий символ — мифологическое понятие, то вся- дествлять местное, номовое божество с одним из великих богов,
кое мифологическое понятие — символическое отображение пред- чтобы придать первому больший авторитет в месте его почитания
мета «божественного мира». Мифологическое понятие для египтя- (в «Истории» Геродота ном — округ, область в Египте, Вавилонии,
нина истинно, если оно дает возможность осмыслить какое-либо Персии и у скифов). В подобных случаях имя менее значитель-
явление «божественного мира» в доступных для человека катего- ного божества ставилось перед именем более значительного, что
риях, и до тех пор, пока оно принимается человеком на веру. вело к образованию составных имен — например, Ра-Атум или
Египетские мифологические понятия могут выражаться в сло- Амон-Ра. Так как в древнем Египте имя рассматривалось как су-
вах (гимны, молитвы, рассказы, ритуальные тексты), в действиях щественная составная часть личности, сочетание имен вызывало
(драматические представления, обряды), в предметах и картинах перенос мифологических атрибутов высшего божества на низшее.
(эмблемы, растения и небесные тела) или в живых существах Египетская мифология, таким образом, находилась в состоянии
(например, царь или животные). И фактически любое из этих непрерывного изменения в течение нескольких тысячелетий
понятий, выраженное в словах, предметах и т. д., вызывает в памя- египетской истории вследствие образования новых мифологичес-
ти некое религиозное переживание, причем большинство мифоло- ких концепций и мифологических истолкований. Правда, прибли-
гических образов, понятий можно было чувственно воспринять в зительно после 2200 г. до н.э. эти изменения производились глав-
различных формах выражения. Так, миф об Осирисе и Горе мож- ным образом путем новых сочетаний старых представлений. Но
но было переживать, участвуя в царских погребальных обрядах, и именно такие сочетания и способствовали образованию новых
в то же время его знали наизусть как рассказ о былых, уже состо- мифологических версий и концептов. Во II тыс. до н.э. обнаружи-
явшихся событиях уже в начале III тыс. до н.э. вается некоторое, впрочем, несущественное, влияние азиатских ми-
На примере изображения неба у египтян можно видеть, что фологий.
единая сущность «божественного мира», единого мифологическо- Изменчивая форма и свободный дух египетской религии и
го образа может быть выражена в различных, несовместимых по- мифологии уравновешивались тенденцией к консерватизму. Вме-
нятиях. Но помимо этого одно божество может легко отождеств- сте с тем эта устойчивость, обеспечивающая постоянное и продол-
ляться о другим. Так, бог Ра в одной ситуации выступает как бог жительное существование египетской религии, в такой же степени
Атум — бог солнца, демиург, возглавлявший Эннеаду, девятку из- способствовала увеличению числа мифологических понятий, кон-
начальных богов Гелиополя, один из древнейших богов Египта, цепций и запутанности египетской мифологии.
в другой — как солнечный диск. Око, которое при одних обстоя- Мифология древнего Египта начала формироваться еще в VI-
тельствах отождествляется со Змеем, Уреем, выступает и отождеств- IV тыс, до н.э., т. е. задолго до возникновения классового общества,
38 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 39
в пору первобытности. В каждом номе складывался свой пантеон ным воды, по которой плыли в своих ладьях светила. Вода напол-
и культ богов, воплощавшихся в небесных светилах, небе, воздухе, няла и нижнее небо.
водах, камнях, деревьях, зверях, птицах, пресмыкающихся и иных Небесный свод, небо могло представляться, как уже говори-
представителях египетской фауны и флоры. Некоторые из них в лось, в разных образах: или в виде коровы, брюхо которой покры-
более позднее время выполняли также общественные функции,
то звездами, или в виде богини Нут, к которой были обращены
как Тот — бог луны и одновременно письменности; в редких
случаях — только общественные функции, как Маат — воплоще- поэтические гимны наподобие следующего, известного из «Тек-
ние правды, истины, супруга Тота, или особая богиня письма, счета стов пирамид»:
и строительства Сешат, считавшаяся сестрой или дочерью Тота. Могуче сердце твое... о великая, ставшая небом...
Сам ном тоже персонифицировался в образе особого божества. Наполняешь ты всякое место своей красотой.
Например, богиней гермопольского нома считалась Унут, почитав- Земля вся лежит перед тобой —
Ты охватила ее, окружила ты и землю и все вещи
шаяся в образе зайца. Позднее местные номовые божества обычно своими руками.
группировались в виде триады во главе с богом-демиургом, покро-
вителем нома, вокруг фигуры которого складывались циклы ми- Существовало представление, что небо — это небесный Нил, по
фологических сказаний. Так, фиванскую триаду богов составляли которому днем передвигается солнце. Под землей тоже есть Нил, и
бог солнца Амон, его супруга, богиня неба Мут и их сын, бог луны по нему солнце плывет ночью. Протекавший по земле Нил олицет-
Хонсу, почитавшийся также в качестве бога времени и счета, В ворялся в облике божества Хапи, сына первобытного океана Нуна,
мемфисскую триаду входили Птах, его супруга, воплощавшаяся в способствовавшего урожаю своими благодатными разливами.
образе львицы богиня войны Сохмет, и их сын, бог растительнос- Воплощением земли был в одних номах Геб, в других —
ти Нефертум. Женские божества, как правило, имели функции Акер, один из древнейших богов, божество земли и покровитель
богини-матери, особенно Мут и Исида, а также Нехебт, Уто и др. В мертвых.
частности, «Мут» значит по-египетски «мать», а ее эпитетом было Плодородием полей ведала богиня Рененутет — владычица
«Мать матерей». закромов и амбаров, почитавшаяся в образе змеи, которая появля-
Богини Уто и Нехебт были покровительницами соответствен- ется на поле во время жатвы и следит за тщательной уборкой
но Нижнего и Верхнего Египта. Центром почитания Нехебт была урожая; она изображалась в виде змеи или женщины со змеей на
древняя столица Верхнего Египта Иераконполь; она изобража- голове. Она почиталась также как богиня удачи, богатства, помощ-
лась в виде женщины с головой коршуна. Культовым центром бо- ница при родах.
гини Уто был город Буто в Нижнем Египте; она изображалась в Урожай винограда зависел от бога виноградной лозы Шаи, тоже
виде кобры, ее священным животным был также мангуст. Имена
божества изобилия и богатства.
обеих богинь как символизирующих Верхний и Нижний Египет
Для египетской религии и мифологии были свойственны черты
были включены в титулатуру фараона.
тотемизма: уже в древнейшие времена здесь обожествляются
Мир представлялся египтянам поделенным на две половины —
животные, причем эта тенденция усиливается в поздний период ис-
верхнюю и нижнюю, из которых одна была опрокинутым повторе-
тории Египта. Воплощенные в образах животных, божества перво-
нием другой. Над землей простиралось небо — закругленная по
начально, на стадии первобытности, считались покровителями охо-
краям плоскость, и такое же небо имелось под землей, только в
ты, а с приручением животных, развитием скотоводства некоторые
опрокинутом виде. Если по верхней поверхности земли люди
животные стали покровителями скотоводов. К числу наиболее
ходили вверх головами, то по нижней ее поверхности — вниз
почитаемых животных — воплощений различных божеств — отно-
головой. Главное отличие подземного мира умерших от мира жи-
сились: бык (Апис, Мневис, Бухис, Бата), корова (Хатхор, Исида),
вых заключалось в том, что в мире мертвых царил мрак. Небо, как
баран (Амон, Хнум), змея, крокодил (Себек), кошка (Баст), лев (Акер,
и земля, имело двери и покоилось на устоях; оно мыслилось пол-
Тефнут, Сохмет, Хатхор и др.), шакал (Анубис), сокол (Гор), ибис
(Тот, представлявшийся и в образе павиана) и другие. Позднее
АРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 41
40 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
ке фараона Нармера, датируемой около 3000 г. до н.э., фараон в
образе быка разрушает крепость врага — Нижнего Египта. Во
время праздника «Хеб-сед» — тридцатилетнего юбилея фарао-
на—к одежде царя сзади привязывали бычий хвост. В Мемфисе,
а затем и во всем Египте черный бык с белыми отметинами почи-
тался как воплощение бога Аписа.
В образе змеи воплощались как добрые, так и злые божества.
Так, главой всех врагов солнечного бога Ра считался змей Апоп.
Одновременно с этим в облике змеи почитались богиня плодоро-
дия Рененутет, богиня-охранительница кладбищ Меретсегер, а так-
же Исида и Нефтида, покровительница Нижнего Египта, охрани-
тельница Ра и фараона богиня Уто.
С развитием древнеегипетского государства мифологические
представления и связанные с ними образы менялись. Культы
многих местных, номовых божеств сохраняли свое значение, но
почитание некоторых из них распространилось далеко за пределы
отдельных номов и даже приобрело общеегипетское значение. В
частности, Ра в образе солнечного диска почитался как божество
уже царями II династии. Со времени IV династии цари именова-
лись «сынами Ра», и большинство царей последующих двух ди-
настий носили имена, сложенные в честь бога солнца. С утвержде-
Бог Амон в облике барана
(сцена жертвоприношения из «Книги мертвых»)
нием власти V династии, происходившей из Гелиополя, центра
Фрагмент рисунка на папирусе. XXI династия. XI в. до н.э.
почитания Ра, он становится верховным божеством Египта. Затем,
в эпоху Среднего и особенно Нового царства, со времени правле-
ния XVIII (фиванской) династии, т. е. с XVI в. до н.э., в качестве
божества стали приобретать антропоморфные черты, но зооморф- верховного божества утверждается Амон, известный в «Текстах
ные признаки при этом не вытеснялись и сочетались с антропо- пирамид» как одно из изначальных божеств, а с 2100 г. до н.э. —
морфными: например, Баст изображалась в виде женщины с коша- как божество Фив; формируется культ почитания солнечного бога
чьей головой, Тот — в виде человека с головой ибиса, Ра — с головой Амона-Ра. Осирис как бог мертвых с конца III тыс. до н.э. (прибли-
сокола, Анубис — шакала, Исида — коровы и т. д. зительно с середины правления V династии) вытесняет в текстах
Боги в образах быков и коров почитались во многих номах. гробничных заклинаний древнего бога-покровителя умерших Ану-
Один демотический папирус, текст которого записан так называе- биса, изображавшегося в виде шакала, а также абидосского бога
мой скорописью, излагает миф, в соответствии с которым сначала мертвых Хентиаменти, изображавшегося в облике лежащей соба-
все боги и богини были быками и коровами с шерстью разного
ки. Анубис при этом становится богом-хранителем некрополя и
цвета. Потом, по велению верховного бога, все быки воплотились в
защитником Осириса в посвященных ему мистериях. Имя Хенти-
одного черного быка, а все коровы — в одну черную корову.
аменти, прежде употреблявшееся в качестве эпитета Анубиса, с этого
Примечательно, что культ быка, в глубокой древности связан-
времени употребляется как эпитет Осириса.
ный, вероятно, с почитанием вождя племени, с возникновением
древнеегипетского государства стал трансформироваться в культ Уже говорилось, что представление об одном номовом боже-
фараона. В ранних текстах царь называется «тельцом». На палет- стве переносится на другое, идет процесс слияния их образов. На-
пример, с Амоном отождествляются не только Ра, но и Монту,
42 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 43

Птах, с Ра — помимо Атума, Гора и Амона. — Осирис, Птах и По другим мифам, видимо, поздним, люди возникли из слез Ра
другие боги. или были вылеплены из глины Хнумом.
Наиболее значительные циклы мифов в древнем Египте — это Еще один миф о происхождении людей приводится в поуче-
мифы о сотворении мира, о солнечных божествах и об Осирисе. нии гераклеопольского царя Ахтоя его сыну Мерикара (X династия,
Мифы первого цикла — о появлении огня из водного хаоса, Ра — XXII в. до н.э.). В нем говорится, что люди — «стадо бога» —
из цветка лотоса, выросшего на первохолме, появившемся из пучи- произошли из тела бога-творца, чье имя не названо, как точное его
ны вод, или из яйца птицы Гоготун и некоторые другие. Наряду с подобие. Для них он сотворил из хаоса землю и небо, дал дыха-
этим существовало мифологическое представление о богине неба ние — воздух, для пропитания дал животных, птиц и рыб.
Нут, которая утром рождает солнце, а вечером проглатывает его. В период Нового царства с возвышением XVIII династии в
Пережитки представлений о том, что рождение происходит от за- качестве творца мира утверждается фиванский бог Амон, которого
глатывания, сохранил и фольклор, что видно на примере жены называют царем всех богов. Как говорится в «Большом гимне
Баты из «Сказки о двух братьях»: она зачала и родила Бату, Амону»:
проглотив щепку. Следует коротко упомянуть мифы о рождении Отец народов и всех богов, поднявший небо
богом Ра богов Шу и Тефнут — бога воздуха и богини влаги, и утвердивший землю...
которых он выплюнул изо рта, о последующем рождении от них Вышли люди из его глаз, стали боги из его уст...
бога Геба и богини Нут, от которых в свою очередь родились боги Царь, да живет он, да здравствует, Да будет
Исида и Нефтида, Осирис и Сет. Солярные мифы повествуют о благополучен, глава всех богов.
том, что богиня Тефнут поссорилась со своим царственным отцом С Амоном отождествляется фараон, называемый его сыном,
Ра и удалилась в облике львицы в Нубию (Куш), и о дочери Ра как прежде, в правление IV династии, фараоны именовались «сы-
Сохмет или Хатхор, в облике все той же львицы пожирающей
нами Ра».
разгневавших Ра людей, и т. д.
Одним из наиболее ярких и хорошо сохранившихся мифов о
Ра, Шу, Тефнут, Геб и Нут, Исида, Нефтида, Осирис и Сет борьбе Солнца с врагами является миф о Горе Бехдетском. Счи-
составляют так называемую гелиопольскую «девятку» богов — в тавшийся сыном Ра, Гор Бехдетский сам почитался как солнечное
древнегреческой передаче Эннеаду, почитавшуюся в Египте уже в божество, воплощенное в образе сокола. Однако в этом мифе Гор
правление III династии (около 2700г. до н.э.) или даже ранее и выступает не только как сын бога Ра, но и как сам Ра, сливаясь с
неизменно присутствующую в религиозных текстах египтян. Энне- ним в одно синкретическое божество Ра-Горахти. Миф повествует
ада состояла из божеств, почитавшихся в качестве первых царей о том, как Гор, сопровождая ладью Ра в его плавании по Нилу,
Египта. Гелиопольская космогоническая доктрина, с одной сторо- побеждает всех врагов великого солнечного бога, предстающих в
ны, включала в себя генеалогию богов и, с другой, была связана с обликах крокодилов и гиппопотамов, в том числе их предводителя
представлением о великом гелиопольском суде богов, возводящем Сета. Но согласно мифологической версии периода Древнего
на престол нового царя, а именно Гора, провозглашенного подлин- царства, которая является более ранней, именно Сет поражает гар-
ным правителем Египта и наследником Осириса. пуном змея Апопа и тем спасает жизнь богу Ра.
В мемфисской версии сотворения мира, относящейся ко вре- Основным положением египетской религии была идея, что царь
мени Древнего царства, творцом мира выступает местный бог Птах. является богом. Жрец перед идолом бога действовал лишь как
Он создал первых восьмерых богов, предварительно задумав тво- заместитель царя. При совершении праздничных обрядов царь
рение в своем сердце («седалище мысли»), и назвал их имена представлял богов перед народом с тем же правом, с каким он
своим языком. Творя мыслью и словом, Птах таким же образом представлял свой народ перед богами. Поскольку царь был един-
создал и весь мир: землю и небо, людей, животных, растения, горо- ственным посредником между людьми и богами, мотив героя, втор-
да, храмы, ремесла и искусства, учредил культы богов. В этом мифе гающегося в мир богов, был чужд египетской мифологии, в кото-
Птах наделен всеми атрибутами царя. рой играли роль только царь и боги. Причем, согласно «Текстам
44 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
пирамид», царь существовал изначально, т. е. еще до того, как воз-
никли небеса и земля, и в этом качестве царь отождествлялся с
породившим его первичным богом Атумом.
С самого начала I династии, т. е. приблизительно с 3000 г. до н.э.,
царь считался богом Гором — первоначально, вероятно, местным
божеством Иераконполя в Верхнем Египте. Гор воплощался в изоб-
ражении сидящего или стоящего сокола. Кроме того, что Гор был
соколом и царем Египта, он был «небесным Гором», «владыкой
небес», «царем богов», «единственным» и также небесным телом —
звездой или солнцем. Этот универсальный и вечный характер
Гора, по всей видимости, возник вследствие того, что Гор стал пра-
вителем всего Египта. Коль скоро сама идея существования вечно-
го и вселенского бога засвидетельствована в самом начале египет-
ской истории, есть мнение, что соответствующее представление воз-
никло в результате политического объединения страны — Верхнего
и Нижнего Египта — и раньше его не было.
Однако характер царя как высшего существа не следует пони-
мать в том смысле, что он был самодержцем, вольным управлять
страной, как ему вздумается. Видимо, он был ограничен, скован
всевозможными церемониями, тогда как реальное управление стра-
ной находилось в руках его подчиненных, высшие же посты в
Египте занимали члены царской семьи. Так было еще до правле-
ния фараона IV династии Хуфу (Хеопса), т. е. до 2600 г. до н.э., и
так же — в правление его преемников. Однако с начала V династии,
около 2500 г. до н.э., те же посты, возможно, уже занимали лица
нецарского происхождения. Положение царя в это время меняется,
и концепция Гора как верховного бога отходит на второй план и
замещается представлением, что верховным богом является Солн-
це Ра и что царь — просто сын Ра.
Большую роль в древнем Египте играли мифологические пред-
ставления о загробной жизни как непосредственном продолже-
нии земной. Сущность человека мыслилась как неразрывное един-
ство его тела и нескольких душ. Важнейший элемент человечес-
кой сущности — ба. Обладание ба, согласно «Текстам пирамид», в
период Древнего царства приписывалось только богам и фарао-
нам. Ба мыслилось как воплощение их силы и могущества, причем
ба могло быть несколько. Позднее, в «Текстах пирамид» и «Книге
мертвых», ба — воплощение жизненной силы всех людей, которое
существует и после их смерти. Ба может отделяться от находяще-
гося в гробнице тела умершего, днем выходить на солнечный свет,
ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 47

46 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА мумии. По поверью, покойный силой магических заклинаний ожи-


взлетать на небо к богам, сопутствовать человеку в загробном ми- вит их и они будут работать на него в загробном мире. Кроме
ре — дуате, который представлялся как Подземное царство, преис- того, в период Древнего царства гробница обычно строилась вбли-
подняя. Ба изображалось в виде птицы с головой, а иногда и рука- зи пирамиды, обиталища тела «великого бога», обожествленного
ми человека. и преображенного царя. Поэтому в гробничных надписях выра-
Обладание ка — другой душой человека — первоначально тоже
приписывалось только богам и фараонам, а впоследствии — всем
людям. Ка — не только жизненная сила, но и двойник человека,
рождающийся вместе с ним и отправляющий все свои функции
нераздельно с ним при его жизни и после смерти. Ка определяло
судьбу человека. Портретные статуи умерших — вместилища их
ка — с указанием, что это ка такого-то умершего, ставились в гроб-
ницах, которые ка могло покидать, отправляться в загробный мир.
Изображалось ка в виде человека с помещенными на голове со-
гнутыми в локтях руками.
Другими душами человека были ах («мощь»), рин («имя») и
т. д., при этом у одного человека могло быть по несколько душ
одного и того же рода. Душа могла восприниматься то как един-
ство, то как множество, и не обязательно когда речь шла о царе —
существе, в глазах египтянина, сверхъестественном; по меньшей
мере ка обладали даже простые смертные.
Считалось, что на небо отходит душа умершего ба, а оживать и
вести с помощью своих душ таинственную жизнь должен был сам
покойный. Соответственно, чтобы собрать свои останки и ожить,
умерший должен был найти их на месте. Следовательно, непре-
менное условие жизни умершего — сохранение его тела (отсюда
обычай мумификации трупов, который только зарождается в пе-
риод Древнего царства), обеспечение его жилищем (гробницей) и
пищей (заупокойными дарами и жертвами, которые приносятся
умершему). Гробницы (пирамиды, мастабы, скальные склепы) ук-
рашались росписями и рельефами на мифологические и иные
!
темы. На случай уничтожения или повреждения мумифициро-
ванного тела умершего в гробницу помещали его портретную ста- Ушебти с портретными чертами фараона Тутанхамона
тую, наряду с мумией бывшую вместилищем его ка, его животвор- Из гробницы фараона Тутанхамона в Фивах.
ного начала. Росписи и рельефы в гробнице должны были со- XVIII династия. Середина XIV в. до н.э.
здавать для умершего привычную обстановку: они изображали
его дом, членов семьи, слуг и рабов на полях и в мастерских, жалось желание, чтобы покойный, бывший верным слугой царя
празднества и т. д. Предполагалось, что умерший способен пере- при жизни, был милостиво принят вечным богом и получил раз-
живать изображенное; когда появляется ба, рисунки оживают. В решение «ходить по его божественным путям», что подразумева-
погребениях Нового царства в большом количестве обнаружены ло вечную жизнь. Чтобы умершему и его двойнику ка жилось
так называемые ушебти — фигурки, обычно в виде запеленутой
48 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 49
безбедно, чтобы они могли регулярно питаться, а умершему по- Судя по «Текстам пирамид», желанным местом пребывания
средством магических обрядов «делаться блаженным», и пирами- покойного царя было небо, возврат же на землю был ему ненавис-
да, и обычная гробница одинаково нуждались в надлежащих ус- тен. В результате сформировалось представление, что конкретный
тановлениях. К ним приписывались владения, поставляющие жерт- умерший царь становится затем божественным правителем в свете
венное продовольствие, для той и другой одинаково учреждалось небес, а не во мраке пирамиды и преисподней, и образ умершего
жречество — «слуги бога» у царя, «слуги двойника» у частных царя оказался отделенным от образа Осириса как особого боже-
лиц, которые за соответствующее вознаграждение должны были ства-покровителя мертвых. Соответственно, царь после смерти
«вечно» справлять поминки по умершему. Люди менее состоя- перевоплощался из своей осирической сущности в новое Солнце,
тельные довольствовались правом получать жертвы «со стола»
Ра, а его пребывание в пирамиде становилось цепью пробуждений
богатых покойников, после того как подношения полежат там не-
к жизни и уходов преимущественно на небо, к солнцу, луне, звез-
которое время. Заупокойных жрецов приходилось нанимать в
любом случае. Таким образом, надежда на вечную жизнь возника- дам — и он сам становился немеркнущей звездой, — а также в
ла у тех, кто располагал материальными средствами ее обеспече- «поля жатвы» или на «поля тростника», где можно было пахать
ния, что не в последнюю очередь зависело от места, которое зани- и жать.
мал покойный в социальной иерархии. Только люди со средства- Однако если не должен был погибнуть дом царя на небе, то
ми могли себе позволить построить гробницу, покрыть ее стены оставался вечным и его престол на земле. Умерший царь посмерт-
изображениями и надписями с заклинаниями, обставить ее извая- но утверждал на престоле свою династию, оберегал детей, уходя и
ниями, а также обеспечить жертвенными подношениями и жре- возвращаясь вместе с Солнцем, он навещал свои владения на зем-
цами. Простым египтянам все это было недоступно. Между тем ле; царь мог приносить благо, но мог и причинить вред.
беспомощному мертвецу угрожали голод и жажда и полное унич- Вера в то, что загробная жизнь зависит от погребения, продол-
тожение. жала существовать и далее, соединенная с идеей вечной жизни, и
Согласно традиционным представлениям, за смертью царя сле- более раннее представление о покойном царе и его двух божест-
венных воплощениях — Горе и Осирисе — было со временем
довало его «осирическое воскрешение». Уже в эпоху Древнего цар-
применено и к простому египтянину. Так, судя по гробничным
ства живые фараоны рассматривались как «служители Гора» и
надписям VI династии, частное лицо с помощью магии уже пыта-
преемники его власти, а умершие отождествлялись с Осирисом. В
лось отождествить себя с Осирисом: в магическом заклинании
этих двух качествах — Гора и Осириса — царь переходил в ипо-
стась царя вечного, правившего на небе, тогда как его преемником можно прочесть «Осирис имярек».
на земле было новое воплощение Гора. Считалось также, что благо- ; Однако массовым это явление становится около 2000 г. до н.э.,
в эпоху Среднего царства, и проявляется это в новых обозначени-
даря магическому погребальному обряду, совершенному некогда
ях, которые стали прибавляться к имени человека после его смер-
над Осирисом, фараон оживет после смерти, как ожил умерший
ти: слово «Осирис» ставилось перед его именем, а наименование
Осирис. Примечательно, что со времени последнего царя V династии
Гора, провозглашенного на суде богов царем по праву, — «оправ-
Уннаса внутри пирамид на стенах ходов и склепов стали высе-
кать заклинания, возглашавшиеся во время заупокойной службы данный» — следовало за именем умершего. Это звучало как «Оси-
и имевшие целью обезопасить и осчастливить царя после смерти. рис такой-то, оправданный» и означало, что «покойный такой-то»
хотел бы продолжать жить и как Осирис, и как Гор. Возможно,
Правда, во многих из них нашла выражение мечта фараона о по-
это следует объяснять тем фактом, что в конце III тыс. до н.э. в
смертном плавании с Солнцем, а Осирис не упоминается — веро-
египетском обществе появилась прослойка богатых простолюди-
ятно, потому, что Осирис был царем Подземного царства, что пред-
нов, а также усилением знати.
полагало пребывание умершего фараона в преисподней в качестве
оживленного трупа. Царь, следовательно, оживал, как Осирис, но не Из текстов, которыми покрывались саркофаги (около 2000 г.
пребывал, подобно Осирису, в Подземном царстве. до н.э.), известно также, что имелись две желательные для умер-
шего идентификации с божествами, а именно с Ра и Гором: оба
50 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 51

были тесно связаны с желанной для умершего ролью царя, кото- Я не был причиной недуга.
Я не был причиной слез.
рая выражалась также в его идентификации с Осирисом. Покой- Я не убивал.
ный желал стать на небесах богом Ра и соединиться с ним, по- Я не приказывал убивать.
скольку в течение дня Ра давал свет, которым покойный особенно Я никому не приносил страданий.
стремился насладиться, тогда как в течение ночи он пребывал в Я не истощал припасы в храмах.
своей гробнице. Более того, Ра был идентичен первичному богу Я не портил хлебы богов.
Я не присваивал хлебы умерших.
Атуму, и таким образом представления о первом живущем божест- Я не совершал прелюбодеяния.
венном царе и о генеалогии богов могли быть применены к по- Я не сквернословил.
койному. Следует также учитывать, что мифологически Ра одер- Я не прибавлял к мере веса и не убавлял от нее.
жал победу над своим антагонистом, враждебным змеем тьмы Апо- Я не убавлял от аруры.
пом. Я не обманывал и на пол-аруры.
Я не давил на гирю.
То же желание поразить врагов — клеветников, которые могут Я не плутовал с весами.
преградить умершему доступ к наиболее приятным формам по- Я не отнимал молока от уст детей.
смертного существования, — нашло выражение в широко распро- Я не сгонял овец и коз с пастбища их.
страненной идентификации покойного с молодым и мощным ца- Я не ловил в силки птицу богов.
Я не ловил рыбу богов в прудах ее.
рем Гором, поскольку Гор был оправдан от наветов своего врага Я не останавливал воду в пору ее...
Сета и признан истинным царем и богом на суде богов. Поэтому
предполагалось, что покойный подвергнется той же судебной про- Во второй части 125-й главы имеется изображение суда над
цедуре, во время которой бог Тот его оправдает. умершим, которое в ряде списков «Книги мертвых» стоит на пер-
После 2300 г. до н.э. складывается еще одно представление: вом месте. Суд состоял из Эннеады богов и возглавлялся Осири-
сом, который сам в качестве судьи не совершал никаких действий.
Осирис, бог мертвых и некрополя и царь загробного царства, на-
Бог мудрости Тот был здесь обвинителем. Он заставлял шакало-
чинает осмысляться в качестве судьи всех умерших. Классичес-
голового бога Анубиса взвешивать сердце покойного на чаше ве-
кая концепция загробного суда возникла в ее окончательном виде
сов (по-гречески эта процедура называлась психостасия), причем
в «Книге мертвых», где она представлена в так называемой 125-й оно должно было уравновешивать на другой чаше страусово перо,
главе, состоящей из двух частей. Первая часть включает две «оп- символ богини Маат — «закона и справедливости», — или ее
равдательные речи» покойного; одна из них содержит перечисле- изображение. Бог Тот заставлял также душу покойного ба свиде-
ние свыше 30 грехов, которых покойный не совершал, во второй тельствовать о нем. Наконец, он объявлял свое решение суду, стро-
покойный утверждает, что он не совершал те или иные грехи, об- го основываясь на фактах и показаниях. Суд принимая доводы
ращаясь к 42 египетским божествам. Тота и выносил приговор, постановляя, что умерший оправдан:
Первая оправдательная речь звучит следующим образом: «Нет позволения, чтобы чудовище Амемет-Пожирательница овла-
Я не чинил зла людям. дело им. Пусть дадут ему хлеб, кладущийся перед Осирисом, зе-
Я не нанес ущерба скоту. мельный участок в одну десятину, находящийся в полях удовлет-
Я не совершал греха в месте Истины. ворения», т. е. в полях иалу. Чистый сердцем — а умерший на суде
Осириса четырежды восклицает «чист, чист, чист, чист» — должен
.......... быть таким образом оправдан. Грешника же — а именно, его ка, что
Я не творил дурного. влекло за собой прекращение всякого дальнейшего существова-
ния, окончательную смерть, что более всего страшило набожного
..........
Не коснулось имя мое слуха кормчего священной ладьи. египтянина, — пожирает упомянутое выше страшное чудовище
Я не кощунствовал. Амемет — лев с головой крокодила.
Я не поднимал руку на слабого.
Я не делал мерзкого перед богами.
Я не угнетал раба перед лицом его господина.
52 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 53
Не исключено, что мифологическая картина суда была повто- возникнуть образ небесного бога, напоминающего громовержца
рением земной судебной процедуры. Иллюстрация к 125-й главе Зевса у греков, Яхве у евреев или властителя небесных вод Адада
«Книги мертвых» изображает основных участников суда: царя у вавилонян и ассирийцев.
Осириса и приближенных к нему богов, самого умершего, душу ба Бог Сет, бог «чужих стран», был некогда отождествлен с ка-
в виде птицы с человеческой головой и чудовище Амемет, пишу- ким-то млекопитающим, впоследствии — с ослом (в пластике и
щего Тота и взвешивающего сердце Анубиса. на рисунках он изображался человеком с тонким длинным туло-
И изображение суда, и «Исповедь отрицания», очевидно, ис- вищем и головой осла). Первоначально его культовым центром
пользовались для того, чтобы добиться оправдания магическими был Омбос в Верхнем Египте, на севере — Дельта около Геракле-
средствами: не случайно в помощь умершему давались «Книга ополя. Сет был владыкой пустыни, посылающей песчаные бури —
мертвых» и особые амулеты, сопровождавшие его в загробное возможно, это вторичная интерпретация мифологического пред-
царство. Некоторые египтологи полагают, что идея греха и за- ставления, что Сет убил воплощение растительности — Осириса.
гробного воздаяния сообразно совершенным при жизни поступ- Впоследствии Сет превратился в покровителя чужеземных за-
кам наглядно выражена уже в 125-й главе «Книги мертвых», дру- воевателей, вторгшихся в Египет из Азии. При гиксосах он был
гие считают, что соответствующие представления хорошо засвиде- отождествлен с их богом Ваалом, местом его культа стала столица
тельствованы в Египте лишь в последние века I тыс. до н.э. гиксосов Аварис. Изредка Сет выступает как бог грома.
Упоминавшиеся поля иалу, согласно «Текстам пирамид», пер- Вопреки мифологически неблагоприятным чертам Сета тут
воначально представлялись египтянам находящимися на восточ- же следует упомянуть, что в ранних фрагментах «Текстов пира-
ном небе, где вкушали блаженство бог Ра и фараон. С периода мид» Гор и Сет выступают как братья и равноправные правите-
Среднего царства, когда с Осирисом стали отождествлять каждо- ли Верхнего и Нижнего Египта, а в титулатуру фараонов II ди-
го умершего, поля иалу стали представляться местом пребывания настии (2800г. до н.э.) входило наименование «Гор и Сет».
всех оправданных на суде Осириса. Эти плодороднейшие поля Поскольку в Египте весьма устойчиво сохранялись некоторые
мыслились в это время как находящиеся под землей. Они проре- пережитки тотемизма, стихии нередко олицетворялись в облике
заны полноводными каналами, и на них трудятся умершие. различных животных, птиц, пресмыкающихся и насекомых. Обычно,
хотя и не всегда, каждая стихия мыслилась подобной тем суще-
ЕГИПЕТСКАЯ КОСМОГОНИЯ ствам, которые были органически с нею связаны.
Земля, до того как она стала представляться антропоморфной,
Хотя общие признаки различных мифологических систем сход- казалась гигантской змеей. Реальные змеи виделись порождения-
ны, в деталях между ними имеются различия. Каждый народ вы- ми своего прародителя, напоминавшими его по внешнему виду.
рабатывает свои оригинальные мифы, отражающие местные при- Другим зооморфным обликом земной стихии был лев, ибо реаль-
родные условия и исторические судьбы той или иной страны. ные львы, казалось, вышли из глубин земли. Оба параллельно су-
Имеют свои специфические черты и мифы древнего Египта. ществовавших бога носили разные имена: Геб (змея или человек
В жизни египтян огромное значение имело использование вод со змеиной головой) и Акер (лев). Оба зооморфных воплощения
Нила (Хапи), без которого было немыслимым существование страны. могли представлять собой только сухую землю, поэтому требова-
Соответственно, культ великой реки и обитающих в ней живот- лись какие-то дополнительные образы, соответствовавшие влаж-
ных (крокодилов, гиппопотамов) приобрел здесь гигантские мас- ной и плодородной почве. Таким существом оказалась здесь ля-
штабы. Напротив, море (Великая Зелень) играло здесь второсте- гушка, о которой, возможно, еще в доисторическую эпоху сложи-
пенную роль, и это резко бросается в глаза при сопоставлении, лось представление как о первом живом существе (когда из глубин
скажем, с древнегреческой мифологией. Дожди выпадали в Егип- Нила постепенно появляются клочки суши, их первыми обитате-
те крайне редко, и атмосферные осадки не были важным источ- лями, естественно, оказываются лягушки). В виде лягушки изобра-
ником влаги. Вследствие этого в египетской мифологии не мог жалась одна из богинь плодородия Хекет. В известной египетской
54 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 55

сказке о фараоне Хуфу и чародеях Хекет выступает персонажем В других локальных культах небо носит иные имена, но обяза-
наряду с богинями-сестрами Исидой и Нефтидой, бывшими и тельно женские: Нейт, Мут, Исида, Хатхор. Здесь нет следов муж-
сестрами весьма почитаемого в Египте бога плодородия Осириса ского небесного божества наподобие индийского Варуны, иранско-
(Исида одновременно была его супругой), богиней Месхенет и го Ахура-Мазды, Урана древних греков и т. д. В этом отношении
бараноголовым богом плодородия Хнумом, одним из основных египетская мифология стоит особняком.
культовых центров которого была Элефантина. Все эти божества Тело небесной богини Нут, по поверью, омывалось водой. Хотя
выполняли функции размножения, и в сказке они облегчают роды дождь в Египте выпадает редко, потребность объяснить появление
ее героине Реджедет, которая производит на свет трех будущих атмосферных осадков заставляла предполагать наличие небесной
фараонов. влаги. С этим оказывается связанной и особенность в воспроизве-
Показательны мифологические представления, характерные для дении движения небесных светил. Так как в Египте вплоть до
местного культа в гермопольском номе. Здесь издавна, еще до ут- XVIII в. до н.э. был неизвестен колесный транспорт и основным
верждения в качестве главного бога изображавшегося в образе средством сообщения служили корабли и лодки (ладьи, барки и
ибиса Тота, почиталась восьмерка богов земли, из которых четверо т. д.), образ небесной колесницы, присущий, скажем, древнегречес-
изображались в виде змей, а другая четверка — в виде лягушек. кой мифологии и иным мифологиям мира, был чужд мифотворче-
Вся группа божеств олицетворяла, таким образом, земную стихию ству египтян. Поэтому солнечное и лунное божества иконографи-
во всех ее проявлениях, охватывая и пустыню, и болотистые зем- чески передвигаются у них на ладьях. А для объяснения, почему
ли, причем на каждую из сторон земли — а она представлялась небесные воды не обрушиваются на землю, было создано учение о
египтянам четырехугольной — приходилось по одному божеству металлической преграде, являющейся дном небесного потока.
сухой и влажной почвы. Лишь позднее земля стала изображаться Поскольку тело небесной богини, в представлении египтян,
антропоморфной и при этом обрела облик мужчины. омывалось водой, естественно было бы изображать Нут в виде
Аналогичным образом небо первоначально имело вид живот- животного, представляющего водную фауну. Вероятно, когда-то так
ного, а позднее стало изображаться в виде человека. Речь идет о и было: сохранилось изображение Нут в виде самки гиппопота-
богине Нут, вначале представлявшейся в виде коровы, но иногда и ма. Другая богиня неба, Нейт, почитавшаяся в городе Саисе, назы-
свиньи, что, вероятно, было связано с локальными особенностями вается в религиозных текстах матерью бога-крокодила Себека. Нейт
в мифологиях и культах отдельных областей Египта (по свиде- изображалась кормящей грудью двух маленьких крокодилов. Не
тельству древнегреческого историка Геродота, в дельте Нила было исключено, что в древнейших текстах она сама изображалась сам-
развито свиноводство). Естественно, что свинья могла стать внача- кой крокодила. Вместе с тем по мере перехода от охоты к сельско-
ле почитаемым тотемным животным, а потом в облике свиньи ста- му хозяйству образы священной свиньи и божественной коровы
ло изображаться небо, а в виде поросят — звезды. Напротив, в стали более близкими и понятными, хотя и древние тотемичес-
Верхнем и Среднем Египте большое значение имел в хозяйстве кие представления, сложившиеся в пору первобытности, сохрани-
крупный рогатый скот, и многие божества здесь стали изобра- лись в отдельных текстах и на единичных изображениях.
жаться в виде коров и быков. Так, богиня Нут изображалась в виде Во всех многочисленных вариантах земля и небо мыслились
гигантской коровы, брюхо которой покрывали звезды. Возможно, в египтянами в равной мере как твердь, причем, судя по некоторым
доисторическую эпоху корова в Египте была вариантом очень ран- указаниям, земля считалась состоящей из менее плотного вещества,
него представления о богине-матери и источнике плодородия. а небо — из более плотного и твердого — меди и железа. Пред-
Показательно, что, идет ли речь о свинье или о корове, боже-
ставления о небе как о воздушной стихии — вроде небесного эфи-
ственное животное обязательно является самкой, и положение это
ра у греков или индийцев — не было свойственно египтянам. И
не изменилось на стадии антропоморфизма: небо изображается в
небо и земля омывались водами и возникли как твердь из водного
виде богини Нут, изогнувшейся дугой над распростертым спиной
хаоса. Они представлялись супружеской парой, первоначально
кверху телом ее супруга Геба.
тесно соприкасавшимися и лишь позднее оторванными друг от
ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 57
56 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
друга. В шумерской мифологии от священного брака бога неба Ана ня реки и последующее наводнение объяснялись плачем богини
и богини земли Ки родился бог воздуха Энлиль, оторвавший сво- Исиды, оплакивающей своего супруга и брата Осириса, от слез
его отца от матери. Точно так же египетские художники изобража- которой переполнялся Нил.
ли бога воздуха Шу поддерживающим богиню неба Нут и не даю- Представление о Ниле переплетается с обширным циклом
щим ей упасть на своего супруга — бога земли Геба. мифов, связанных с богом плодородия Осирисом, производящим
При этом земля, небо и воздушное пространство между ними траву, деревья, злаки и пр. Одновременно он бог, который сам
не считались извечными. Первоначально вселенная представляла является почвой, питающей растения, и в этом качестве он высту-
собой бесконечное водное пространство, из которого выделились пает двойником своего отца Геба. В некоторых религиозных тек-
все стихии. Это представление о первобытном океане, видимо, сло- стах Осирис предстает луной, озаряющей ночное небо. В заупокой-
жилось еще в первобытную эпоху, и мыслился этот первичный ной литературе («Текстах пирамид», «Текстах саркофагов») он
водный хаос как живое существо мужского рода по имени Нун. выступает как царь загробного мира, а позднее, в «Книге мерт-
После образования других стихий и разделения мира на несколь- вых», — как судья, к которому приводят души умерших, стремя-
ко сфер — небо, атмосферу, землю и подземный мир — воды щиеся оправдаться перед ним и уверить его в своей безгрешной
оказались разъединенными в мировом пространстве, хотя извест- жизни. Одним из воплощений Осириса была вода: в одном тексте
ная связь и взаимодействие между ними сохранялись. прямо говорится, что Нил вытекает из рук Осириса и воды его
Уже говорилось, что на земле основным водным существом являются потом этого бога.
считался Нил. Изображался этот речной бог в виде двуполого су- При этом обожествлялась именно речная вода, а не морская
щества — как мужчина с женской грудью, что может указывать на стихия. Специального бога моря египетская мифология не знала.
пережитки матриархата. Вероятно, божество, дающее влагу и жизнь, Только в одном тексте коротко говорится, что владыка вселенной
во времена матриархата казалось женщиной, а с торжеством пат- Амон-Ра господствует и над морями. Примечательно, что один из
риархальных отношений превратилось в мужское, сохранившее в авторов титулует Амона эпитетом «дарующий жизнь рыбам в реке и
своем мифологическом образе некоторые женские черты. Почита- птицам, порхающим в небе»; о морской фауне здесь не говорится. В
ние великой реки, от разливов которой зависело благосостояние египетских сказках, создававшихся на основе мифов, отсутствуют
Египта, отразилось в некоторых литературных памятниках. В од- морские чудовища наподобие гомеровских Сциллы и Харибды
ном из гимнов, составленных в честь божества Нила, говорится: или библейского Левиафана. Герой «Сказки о потерпевшем
кораблекрушение» в морских волнах не обнаруживает ни
Если он (Нил) медлит, то одного мифического существа, а добравшись до острова, встречает
замыкается дыхание, И
все люди бледнеют, Уничтожаются змея. И, напротив, имеется огромное количество описаний и изоб-
жертвы богов, И миллионы людей ражений божеств речной фауны — Себека-крокодила, Тауэрт-бе-
гибнут... Когда он выходит, земля в гемота и т. д. Разве только в саисском пантеоне, где главная богиня
ликовании, И все живое в радости, Зубы Нейт считалась владычицей моря, почитание морской стихии
все начинают смеяться, И каждый зуб
обнажен. Приносящий хлебы, обильный играло заметную роль, что следует объяснять близостью самого Са-
пищей, Творящий все прекрасное... иса к побережью Средиземного моря. Большинство египетских номов
Творящий траву для скота, Заботящийся были расположены вдали от моря.
о жертве богу всякому. По всей видимости, пресная вода олицетворяла для египтян жи-
Об истоках Нила египтяне не имели представления. По пове- вого Осириса, производящего растительность, а соленая — его же,
рью, он вытекал из двух пещер, охраняемых священной змеей, и убитого Сетом и утратившего свои животворящие свойства. Не
таким образом доставлял на землю подземные воды. Подъем уров- случайно Осирис, по одному из вариантов мифа, носится по мор-
ским волнам, тогда как слезы Исиды — это дождь, чудодействен-
ная влага, пополняющая уровень Нила и оживляющая Осириса.
ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 59
58 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
В недрах первостихии, извечного океана Нуна, к которому воз- Солнце воспринималось как живое существо и носило разные
водились все виды влаги — небесной и подземной, пресной (жи- имена, получая разные облики. Так, на стадии первобытности, ког-
вой) и соленой (мертвой), — в представлении египтян, зародилась да господствовали тотемистические воззрения, солнце, подобно
огненная субстанция. В мифологических представлениях она была другим космическим божествам, представлялось в зооморфном виде,
неразрывно связана с великим светилом — солнцем. и каждый род (племя) стремился придать ему облик своего то-
В Египте не было извержений вулканов и не могло возникнуть темного предка.
представление о подземных источниках огня. Грозы, сопровождав- Вероятно, одним из наиболее ранних является представление о
шиеся вспышками молний, происходят в Египте сравнительно редко. солнце как о самке гепарда, в образе которой представала богиня
Поэтому основным источником тепла и света в сознании египтян Мафдет, ведущая борьбу со змеей, порождением земли. То, что оли-
было солнце. Солярные мифы занимают в древнеегипетской лите- цетворяющий солнце зверь оказался здесь самкой, свидетельствует
ратуре центральное место. Правда, в Египте рано — в правление IV о древней матриархальной стадии. Позднее солнце, как и у других
и особенно V династий, т. е. еще в пору Древнего царства, — сол- народов, представлялось существом мужского пола. Представите-
нечный бог Ра становится отцом и покровителем фараона. Однако ли же живого мира, в образе которых воплощалось солнце, были
в самом выдвижении культа Ра на первый план, видимо, должна самыми разнообразными. В «Книге мертвых» Ра выступает в виде
была сказаться его популярность в стране. огромного рыжего кота, отрезающего голову змею Апопу. Что каса-
Большинство космогонических египетских мифов оформлялись ется старого, матриархального образа солнца, то он исчезает не сра-
в Гелиополе, и в них центральное место занимает бог Ра («Ра» без зу, но отступает как бы на второй план. Мафдет оказывается уже не
детерминатива бога значит «день»). Согласно этой концепции, став- солнечной богиней, а помощницей солнечного бога Ра.
шей господствующей религиозной догмой в стране, солнечный бог Солнце мыслилось также в облике птицы, и его движение в
Ра появился в глубинах извечного водного хаоса. Неоднократно течение дня по небосводу сравнивалось с полетом. Так, в Гелиопо-
подчеркивается, что Ра возникает сам собой и не имеет ни отца, ле, центре солнечного бога Атума, слившегося впоследствии с Ра,
ни матери. Таким образом, извечный океан Нун, согласно гелио- сложился миф о появлении светила в виде феникса. Другой сол-
польской космогонической доктрине, не обладал способностью по- нечный бог, Гор, изображался в виде сокола. В городе Бехдете (со-
рождать богов. Только после появления солнечного бога перво- временный Эдфу) встречается еще один местный вариант: тело
бытный мрак рассеялся и во вселенной стал распространяться бога выглядит как солнечный диск, снабженный крыльями. В мест-
свет. При этом лунный свет, в представлении египтян, появляется ном культе Гор из самостоятельного божества превратился в спут-
после солнечного, тогда как в древнем Двуречье божество луны ника владыки вселенной Ра, в чем сказалось стремление жрецов
считалось отцом, а божество солнца — его сыном. Одновременно с примирить и объединить параллельные культы. При этом одно
этим лунный бог Тот был подчинен богу Ра и считался его спут- из божеств-двойников возвышалось, а другое принижалось и пре-
ником. Согласно другим верованиям, солнце и луна были частя- вращалось в спутника (спутницу) и помощника (помощницу). Та-
ми одного и того же сверхъестественного существа, его глазами, ким образом с Ра были отождествлены Птах, Осирис, Хнум, Хеп-
причем солнце называется правым глазом, а луна — левым (для ри, Себек, а также Атон, бывший в XV в. до н.э. при Аменхотепе III
сравнения: в китайской мифологии из левого и правого глаз Пань- богом солнца, а при Аменхотепе IV (Эхнатоне) — воплощением
гу появляются солнце и луна; в японской мифологии из левого всех божеств, и т. д.
глаза Идзанаги появляется богиня солнца Аматэрасу, из правого Так как учение о появлении солнца в виде птицы требовало
глаза — ее сестра, божество луны Цукиёми). И огненный жар, и
какого-то мифологического объяснения, ответ был дан в мифе о
свет считаются эманациями солнца. За пламенем, за редким ис-
появлении в первичном океане чудодейственного гусиного яйца.
ключением, не признается самостоятельная божественная сила. Не-
По одному варианту, в водном хаосе чудесным образом поднялся
сер, бог огня и света, возникает в подземном мире и не находится
ни в какой связи с солнцем. холм Бен-бен (аналогичным образом суша освобождается от раз-
лива нильской воды) — с ним отождествлялся первобог Атум, в
60 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
котором были «слиты» воедино все боги. На первохолме образо-
валось из смешения двух элементов — земли и влаги — яйцо, а
уже из него вылупилось солнце-птица. По другой версии, прежде
всего появилась божественная гусыня Гоготун, свившая гнездо на
холме, и она снесла яйцо, из которого вышел солнечный бог. Более
поздняя, не засвидетельствованная ранее 1500 г. до н.э. версия, свя-
занная уже с представлением об антропоморфном образе солнца,
гласит, что на первичном холме вырос цветок лотоса и уже из его
распустившегося бутона вышел младенец Ра.
Во всех этих мифологических версиях при всем их разнообра-
зии земля как субстанция предшествует солнцу, что противоречит
официальной догме господствующего культа — гелиопольского, по
которой бог Ра создал бога воздуха Шу и его супругу Тефнут, а те
произвели на свет Геба — землю и Нут — небо. Видимо, это долж-
но указывать на параллельное существование различных мифоло-
гических циклов.
Солнце представлялось египтянам не только в виде зверя, пти-
цы или человека, но и в виде насекомого. В одном из магических
текстов покойник взлетает на небо в виде саранчи, причем в явно
параллельном заклинании вместо этого насекомого фигурирует Ра-
Горахти («Pa-Гор горизонт»). Чаще, однако, воплощением солнца и
особенно утреннего светила оказывается навозный жук — скарабей,
который катит по небу солнечный шар, подобно тому как реальный
жук катит шарик навоза. Слово, обозначающее скарабея, напомина-
ло название утреннего светила — Хепри. Вместе со значением гла-
гола «хепер» — «быть, существовать» — наименование Хепри да-
вало повод для заключения о вечном бытии солнечного бога.
На стадии перехода к скотоводству и земледелию, когда в хо-
зяйственной жизни египтян приобрел важное значение рогатый
скот, произошли изменения в солярных мифах. Солнце стало изоб-
ражаться в виде золотого теленка, рожденного небесной коровой. В
дальнейшем Ра изображается уже человеком с сохранением зоо-
морфных атрибутов прежнего вида: человек с головой птицы или
с рогами.
Но какой бы внешний вид ни принимало дневное светило —
представлялось ли оно гепардом, соколом, фениксом, скарабеем, Поклонение богу Атону
теленком или человеком, — оно всегда было воплощением огня, Рельеф из храма Атона в Ахетатоне (Амарне). XVIII династия.
жара, света в противоположность воде, мраку и холоду. При этом Середина XIV в, до н.э.
во многих текстах Ра называют дневным солнцем, в отличие от
Атума — вечернего и Хепри — утреннего.
АРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 63
62 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
Верховный солнечный бог и его двойники, превратившиеся в ся злые и добрые змеи. Так, змей Мехен помогает богу Ра в борьбе
его спутников и помощников, — Гор, Шу и другие — ведут в с Апопом. В «Сказке о потерпевшем кораблекрушение» египет-
мифических повествованиях бесконечную борьбу с бесчисленны- ский мореплаватель, выброшенный на безвестный остров, пользу-
ми врагами. Эта вражда образно воспроизводит столкновение раз- ется гостеприимством доброго змея. Богини Исида и Нефтида в
личных стихий, и причудливые мифы отражают явления приро- образе кобр охраняют Осириса.
ды. Египтяне видели, как под палящими лучами солнца высыха- Впрочем, та же Исида в одном из мифов оказывается злой
ют водные источники и понижается уровень Нила. Это восприни- волшебницей, выступающей против всеблагого Ра. Она создает змею
малось последователями солярных культов как победа солнечного из земли, чем еще раз подчеркивается связь этого пресмыкающе-
бога над водной стихией. Во многих мифах изображаются гигант- гося с земной стихией, и насылает ее на солнечного бога. Ужален-
ские гиппопотамы и крокодилы, нападающие на ладью, на которой ный змеей, царь богов и людей оказывается беспомощным против
Ра плывет по небу и спускается в подземный мир. Этих противни- козней коварной богини. Исида соглашается исцелить Ра в том
ков поражают копьями сам верховный бог и его свита. случае, если он откроет ей свое подлинное имя. Заставив солнеч-
Другой враг бога Ра — змей, олицетворяющий в первую оче- ного бога выдать ей эту великую тайну, Исида получает над ним
редь земную стихию. Борьба солнца с землей ведется за третью полную власть.
стихию — воду, которую сухая земля впитывает в себя и делает В некоторых мифах египтян дается истолкование смены времен
недоступной для богов и людей. Ра же, напротив, стремится вер- года. Первый миф сохранился в цельном виде. Он оформился во
нуть воду всему живому. Согласно мифу, днем Ра, освещая землю, времена Нового царства, и текст его начертан на стенах гробниц
плывет по небесному Нилу на ладье Манджет, а вечером подплы- фараонов Сети I и Рамсеса IV. Он озаглавлен «Сказание об
вает к западным горам, где пересаживается на ладью Месектет и истреблении согрешивших людей», и содержание его сводится к
спускается в преисподнюю. Здесь ему приходится миновать 12 врат следующему. Бог Ра, правивший когда-то на земле, состарился, и
в течение 12 часов. На страже врат стоят огнедышащие змеи. В люди перестали его слушать. Обеспокоенный солнечный бог по-
полночь Ра сталкивается с самым страшным змеем — Апопом, сылает против людей-грешников свою дочь, свое око — Хатхор-
имеющим длину в 450 локтей. Апоп выпивает всю воду, стремясь Сохмет, которая превращается в львицу. Двигаясь вверх по тече-
остановить движение ладьи солнечного бога, однако Ра и его спут- нию Нила, она истребляет людей с такой яростью, что сам Ра ока-
ники поражают Апопа ножами и заставляют его извергнуть про- зывается не в состоянии ее остановить и приходит в ужас от
глоченную воду. мысли, что все человечество погибнет. Чтобы предотвратить кро-
Если учесть, что, по поверьям египтян, источники Нила нахо- вопролитную бойню, Ра пускается на хитрость: по его приказу из
дились в подземных пещерах (в преисподней — дуате), то осво- красного минерала «диди» изготавливают хмельной напиток, на-
бождение глубинных вод преисподней богом солнца Ра восприни- поминающий по цвету кровь. Этой жидкостью заполняют поля.
малось как благодетельный для Египта акт. Богиня-мстительница напивается этой жидкостью, воображая, что
Крокодилы, гиппопотамы и змеи не обязательно считались поглощает кровь людей, пьянеет и успокаивается. Чтобы понять
врагами солнечного бога. Для первобытного мышления природа смысл этого повествования, следует знать, что воды Нила во время
одной и той же стихии оказывается амбивалентной — как злой, разлива приобретают сначала зеленый, а затем красноватый цвет.
так и доброй. Так, речные воды сокрушают, заливают поселения Таким образом, пламенная богиня, иссушающая землю и пре-
людей, но они же одаряют их питьевой водой, при переходе к следующая ее обитателей, утоляет свою жажду водами разливаю-
земледельческому хозяйству обеспечивают орошение полей и са- щегося Нила, что происходит летом, и умиротворяется. Все живые
дов. Поэтому владыка речных вод — бог Себек в облике крокодила существа избавляются от гибели, и вся природа оживает. В этом
— почитался в некоторых номах Египта. Его стремились задоб- мифе смена времен года ставится в зависимость от воли солнечного
рить, чтобы он послал людям дары водной фауны и флоры и бога и его ока, олицетворенного свирепой богиней. Примеча-
напитал почву влагой. Аналогичным образом в мифах различают- тельно, что в этом мифологическом цикле бог плодородия Осирис
64 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА АРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 65
не играет никакой роли. Следовательно, египтяне объясняли одни ный океан и предшествует ему, чаще всего создатели египетских
и те же явления природы — зимнюю засуху и летнее оживление мифов отрицали за Нуном творческие функции и утверждали,
природы, связанное с разливом Нила, — совершенно различными что Ра-Атум (Амон-Ра) создал самого себя, а затем различные кос-
способами. мические силы в виде богов и богинь. В первую очередь это была
В другом солярном мифе тоже рассказывается о времени, ког- божественная пара — Шу и Тефнут. Шу изображался порой как
да бог Ра правил на земле. Его дочь Тефнут, изображающаяся, как двойник своего отца, бога солнца, но с окончательным оформлени-
и Хатхор-Сохмет, в облике львицы, поссорившись со своим отцом, ем гелиопольской системы он был объявлен богом воздуха. Его
удаляется в Куш (Нубию). Ра тоскует по ушедшей дочери и, стре- изображали в виде льва или человека, но само представление о
мясь ее возвратить, посылает за ней богов Шу и Тота, принимаю- его сущности было довольно смутным и неопределенным. Само
щих вид павианов. Отыскав богиню, они убеждают ее вернуться в имя «Шу» значит «пустой», и возможно, что воздух не восприни-
Египет и примириться с отцом. Богиня соглашается, и вся страна мался как нечто материальное, а мыслился как пустое простран-
радуется ее возвращению: боги играют на систрах, богини пля- ство. Однако движущийся воздух, т. е, ветер, должен был казаться
шут, женщины ударяют в бубны, в огромном количестве соверша- чем-то вещественным, хотя и разреженной по сравнению с други-
ется возлияние вина. Брат вернувшейся богини, Шу, вступает с нею ми стихиями субстанцией.
в брак. Вероятно, на древнейших стадиях религиозно-мифологических
Смысл праздника в честь возвращения и бракосочетания Теф- представлений египтян воздух (ветер) должен был казаться ги-
нут объясняется одной фразой из египетского священного кален- гантской птицей, вызывающей бурю взмахами своих крыльев. О
даря: «Это (праздник Тефнут) — день виноградной лозы и пол- самом Шу этого не говорится, но имеются указания на то, что боги-
ноты Нила». Очевидно, что гнев богини, в представлении египтян, ня Исида, выступающая как параллельное Шу божество, вызвала
вызывает ежегодную засуху, а милость ее выражается в наполне- вихрь взмахами своих крыльев, чтобы оживить своего умершего
нии Нила водой и разливе реки. Водные потоки, нахлынувшие с брата и супруга Осириса. В религиозных текстах Исида и ее сес-
юга, воспринимаются как следствие возвращения богини из юж- тра Нефтида называются соколицами, а египетские художники
ных стран. изображают Исиду крылатой женщиной, что соответствует боже-
Э.М. Матье отмечает, что при всем различии обоих солярных ству атмосферы. Возможно, представление об Исиде как о богине
мифов в деталях они относятся к одним и тем же явлениям при- воздуха было изначальным, и лишь позднее она была вытеснена
роды. Богини в обоих мифах носят прозвище «ока Ра» и изобра- богом Шу и отодвинута на второй план.
жаются в виде львицы. Гнев богини в обоих случаях грозит гибе- О самом Шу как боге воздуха в египетских мифах говорится
лью всему живому, а ее умиротворение под влиянием бога Ра спа- мало. Он со своей супругой, богиней влаги Тефнут, производит на
сает страну и людей. Богиня напивается хмельным напитком, что свет бога земли Геба и богиню неба Нут, вступающих в брак меж-
символизирует насыщение иссушенной почвы влагой. ду собой. Затем Шу разъединяет навеки своих детей.
Основной силой природы в солярных мифах (в отличие от Отнесение богов земли и неба к третьему, а если считать Ну-
осирических) является солнечный жар. Усиливаясь, он уничтожа- на — то к четвертому поколению богов можно считать оригиналь-
ет животворящие начала природы (Ра гневается), ослабляясь, вос- ной особенностью египетской космогонии. Даже в гелиопольских
станавливает их (Ра смягчается). Если у народов более северных мифах, стремящихся изобразить Ра прародителем всех богов, кро-
широт этот перелом связан с весенним равноденствием, то в Егип- ме Нуна, в разрешении этого вопроса допускаются колебания. По
те он приурочивается к летнему солнцестоянию. одной из версий, Ра появляется на первобытном холме. Следова-
Таким образом, в официальной египетской космогонии, побе- тельно, в своей первоначальной форме земля возникла еще до солнца,
дившей и частично поглотившей конкурирующие локальные сис- вследствие чего Геб — внук бога Ра — оказывается вторичным
темы, солнечный бог оказался в центре мироздания и превратил
воплощением земной стихии. Параллельное существование подоб-
бесформенный хаос в стройное здание вселенной. Хотя первобыт-
ных концептов свидетельствует о том, что в мифах переплетаются
66 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 67

и наслаиваются друг на друга различные стадии формирования Ра объявляется рожденным богиней Нут, но не от самого себя, а от
религиозных представлений. ее супруга Геба. То, что Ра в ином виде существовал задолго до
Во всех вариантах египетская космогония признает наличие своего рождения от Нут, не смущало, однако, египетских жрецов,
пяти основных стихий, олицетворяемых в первую очередь боже- допускавших перевоплощения богов и умерших людей.
ствами Нуном, Ра, Шу, Гебом и Нут. Все остальные космические Наряду со сложной пертурбацией вторичного рождения ми-
богини и боги являются их двойниками и спутниками. фология египтян допускает непосредственное и быстрое перево-
Взаимоотношения божеств мыслятся как акты совокупления площение, переходящее затем в качестве излюбленного мотива в
и размножения — иногда в естественной, иногда в противоестест- египетские сказки. Для жрецов такие представления давали пол-
венной форме. Так, бог Ра-Атум оплодотворяет себя сам. Затем он ную возможность примирять различные культы и приписывать
производит на свет — выплевывает — первую божественную пару — локальному, местному богу свойства и функции прочих богов,
Шу и Тефнут. Последние, вступив в брак, производят уже естест- привлекать в его храмы почитателей из других мест. Так, в одном
венным путем Геба и Нут, от которых таким же путем происходят из гимнов говорится, что душа Амона — это Шу, сердце его —
новые супружеские пары богов и богинь. Тефнут, правое око его — день, левое — ночь, плоть же его сокры-
Представление о божестве, которое не нуждается в супруге та в Ниле. Соответственно, основные стихии оказываются частя-
для производства потомства, не ограничивается эпизодом, свя- ми плоти бога, его внутренними и внешними органами.
занным о появлением Шу и Тефнут из отцовского рта. Тот же В другом гимне в честь того же Амона жрец возглашает:
бог Ра-Атум порождает людей своими глазами; они возникают
из его слез (представление, засвидетельствованное около 2000 г. О бог священный, родивший себя сам...
Повторяющий рождения, освещающий ночь,
до н.э.). В образе своем — прекрасном месяце,
Вместе с тем в египетских текстах, с одной стороны, утвержда- Идущий Нилом, чтобы наводнить обе земли.
ется, что Ра возник сам собой и не имел ни отца, ни матери, с Это — воздух, ходящий по небу своему, Он
другой — что матерью Ра является богиня Нут: когда она предста- освежает все гортани. Выходит пламя из
лучей его.
ет в образе божественной коровы, Ра оказывается золотым телен-
ком. По логике мифологического мышления это противоречие объяс- Здесь появление разных стихий объясняется не как рождение,
няется просто: Ра проникает в лоно небесной богини, своей внучки а как бесконечное перевоплощение единой божественной субстан-
Нут, и рождается от нее вторично. Чтобы понять семантику этого ции, принимающей разные формы поочередно — солнце и ме-
верования, надо учесть, что для мифологического мышления сяц — или одновременно — Нил, воздух, огонь.
возникновение и рождение живого существа не являются тожде- Однако египетская космогония не пошла по пути признания
ственными актами, равно как и смерть не означает окончательного первичности материи, изменяющейся не по воле заключенной в
уничтожения. В «Сказке о двух братьях» главный герой Бата ней божественной сущности, а в силу своих имманентных свойств.
превращается уже после смерти в деревья. Когда их срубают, от- Тем из ее создателей, кому казалось слишком грубым и неправдо-
летевшая щепка попадает в рот жены Баты, происходит сверхъес- подобным учение о появлении обожествленных стихий в резуль-
тественное ее оплодотворение, и Бата появляется на свет заново в тате обычного рождения и соответственно эманации (из глаз или
человеческом облике. рта бога-творца), предпочли приписать создание вселенной богу-
При таком понимании вторичного рождения оказывается воз- ремесленнику, который творит других богов, а затем и людей сво-
можным представить Ра дедом, супругом и сыном богини Нут. ими руками, пользуясь обычными орудиями труда. Такие пред-
Впрочем, на более позднем этапе такие концепции стали уже ставления могли возникнуть на той стадии общественного разви-
смущать трезвые умы, и некоторые египетские жрецы пытались тия, когда ремесло отделилось от земледелия и возникли более
их пересмотреть и отбросить то, что уже осознавалось как явная сложные технические новшества — гончарный круг, ткацкий ста-
нелепость. В частности, в одном из поздних религиозных текстов нок и пр., считавшиеся чудесным даром богов.
68 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 69

В египетской мифологии типичным богом-ремесленником ока- мемфисском богословском трактате, написанном еще в III тыс. до
зывается покровитель Мемфиса (столицы Древнего царства) Птах. н.э., глава местного пантеона Птах прямо объявляется разумом и
Он никогда не изображался в образе животного или птицы, но речью богов.
имел внешний облик человека, что свидетельствует о довольно
позднем его мифотворчестве. Согласно местной мемфисской тра- МИФОЛОГИЯ ОСИРИСА И ИСИАЫ В древнем Египте
диции, Птах изготавливает самого бога Ра на гончарном круге.
воистину великим богом, чья смерть и воскресение торжественно
Схожая ремесленническая деятельность приписывается после
отмечались каждый год, был Осирис, самый популярный из богов
2000 г. до н.э. богу Хнуму, слепившему людей из глины. Оба бога
называются гончарами. Покровительница Саиса богиня Нейт изоб- египетского пантеона. С именем Осириса связан и один из самых
ражается небесной ткачихой, и про нее рассказывают, что она со- значительных мифологических циклов. Примечательно, что даже
ткала вселенную. Наконец, сам верховный бог Ра выступает в роли в Европе эти мифы были известны на протяжении двух тысяч
строителя. Он вытягивает землю, которая мыслится в виде про- лет, что неудивительно: история о том, как добрый царь был убит
долговатого плоского четырехугольного ящика с приподнятыми его завистливым братом, о верной вдове убитого, которая скрыла
краями. Он же сооружает полукруглый небосвод, создает моря и своего сына от мира и воспитала его в уединении, и о мальчике,
горы и т. д. Небо формируется им в основном из более твердых и который в конце концов отомстил за своего отца и вновь обрел
плотных материалов: египтяне уже в «Текстах пирамид» называ- царство, взывала к чувствам людей и вместе с тем находила
ют небосвод медным. В дальнейшем специфическим небесным ме- соответствие во многих легендах и мифологических параллелях.
таллом считалось железо. Характерно, что в Библии и у Гомера При всей противоречивости воплощений и свойств Осириса
небо тоже считается медным; здесь может сказываться влияние можно отметить некоторые черты, присущие ему в любом мифо-
египетской мифологии. Шумеры и вавилоняне полагали, что небо — логическом образе. Осирис всегда является воскресающим богом,
свинцовое. олицетворяющим собой основные перемены, происходящие в при-
Водная стихия, в свою очередь, делится богом-ремесленником роде: засуху и половодье, гибель колосьев (жатву) и прорастание
на пресные потоки и соленые бассейны (реки и моря). зерна, уменьшение лунного диска и полнолуние. Все это позволяет
При ответе на вопрос, откуда взялись все эти вещества, еги- поставить этого бога, воплощавшего великие природные и сельс-
петские мыслители руководствовались аксиомой, что не только кохозяйственные циклы, рядом с Адонисом и Аттисом, почитав-
вселенная представляет собой здание, созданное по божественно- шимися соответственно в Финикии и Фригии. Уже преимуще-
му плану в три этажа (небо, земля и преисподняя), но и мате- ственно в позднее время мифологический цикл об Осирисе связы-
риалы, из которых она сложена, сотворены божественной силой. вался с учением о страданиях доброго бога, его гибели, воскресении
Причем бог-творец рисовался им наподобие земного владыки, ко- и конечном торжестве над силами зла. Общеизвестно, какое боль-
торый приказывает своим подданным — и те воздвигают города, шое влияние оказало это учение на выработку христианской дог-
храмы, плотины и т. д. Речи верховного бога здесь приписыва- матики.
лось магическое действие, в результате которого все возникает из Насколько известно, миф об Осирисе никогда не был записан
ничего, материальные элементы — из звука. Конечно, вера в маги-
египтянами в виде связанного рассказа. Греческие авторы первы-
ческую силу слова возникла еще в первобытные времена, когда
шаманы, колдуны сопровождали те или иные магические дейст- ми непосредственно изложили версии этой истории, египетские
вия заклинаниями, однако в полной мере она оформилась позднее. же тексты часто упоминают ее и излагают ее эпизоды в виде как
В Египте подобные взгляды были детально разработаны мем- обрядов, так и повествований.
фисскими жрецами, отбросившими представление о физиологи- Основные события мифа были установлены достаточно четко
ческом акте творения (путем эманации пота, слез божества, зача- в «Текстах пирамид». Имеются сведения, что миф об Осирисе уже
тия и т. д.). Все было сведено к предвечной мысли и слову. В тогда, т. е. в правление V—VI династий Древнего царства, понимал-
70 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 71
ся как принадлежащий прошлому, несмотря на то обстоятельство,
что он переживался заново в каждой обрядовой церемонии. Р. Ан-
тес полагает, что мифу об Осирисе ко времени составления «Тек-
стов пирамид» уже было около 600 лет, и за это время ритуал
почитания Осириса претерпел значительные изменения.
Согласно «Текстам пирамид», содержание мифа сводится к
следующему. Царь Осирис был убит своим братом Сетом на ост-
рове Недит (или Гехести). Исида и Нефтида, сестры Осириса, ис-
кали тело Осириса, нашли его в Недит и оплакали его. Исида на
время сумела воскресить Осириса и зачать от него ребенка. Затем
она родила сына Гора, вскормила его и воспитала в Хеммисе (ме-
стность в Дельте). Говорится, что, еще будучи ребенком, Гор одо-
лел змею. Когда он возмужал, Исида совершила над ним церемо-
нию опоясывания, и он отправился, как сказано в тексте, «пови-
дать» своего отца. По-видимому, он его нашел. Затем в Гелиополе
состоялся суд богов во главе с Гебом, на котором Сет отрицал
убийство Осириса. Возможно, возник также вопрос, является ли
Гор истинным наследником Осириса; во всяком случае, Исида
свидетельствовала в пользу своего сына, дав ему грудь. Гор был
объявлен царем по решению суда.
Значительно полнее излагается поздняя версия этого мифа,
представленная у Плутарха.
Боги Гор и Осирис Рельеф саркофага Тао,
Согласно этой версии, Осирис был плодом связи бога земли
сына Петемонха. Фрагмент. VII-IV вв. до н.э.
Геба и богини неба Нут. В момент его рождения трубный глас
возвестил, что в мир пришел господь всемогущий. Однако Осирис
не был единственным ребенком, так как на следующий день Нут Однако брат Осириса Сет вместе с 72 другими богами всту-
родила Гора-старшего, затем Сета, на четвертый день — Исиду, на пил в заговор против Осириса. Тайком сняв мерку с тела своего
пятый — Нефтиду. Позднее Нефтида стала супругой Сета, а Исида брата, он изготовил изукрашенный ящик или сундук такого же
— Осириса. размера и однажды, придя на пир, в шутку пообещал подарить
сундук тому, кому он придется впору. Последим из присутствую-
Царствуя на земле, Осирис вывел египтян из состояния дикос- щих лег в сундук Осирис. Заговорщики подбежали, захлопнули
ти, даровал им законы и научил почитать богов. Супруга и сестра крышку сундука, заколотили его и выбросили в Нил. Это случи-
Осириса Исида нашла дикорастущую пшеницу и ячмень, а Осирис лось на 27-м году правления (или жизни) Осириса.
ввел обработку этих злаков. Известно также, что он положил нача- Когда весть об этом дошла до Исиды, она срезала прядь своих
ло сбору плодов с деревьев, первым начал ухаживать за виноград- волос, облачилась в траурные одежды и в безутешном горе стала
ной лозой и выжимать виноград. Затем он передал бразды прав- разыскивать тело мужа. По совету бога мудрости Тота Исида на-
ления в Египте своей супруге и отправился путешествовать по шла убежище в дельте Нила, в зарослях папируса. Она зачала
свету, распространяя всюду дары культуры и земледелия. В Еги- здесь сына, Гора, обратившись в ястреба и пролетая над трупом
пет Осирис возвратился нагруженный богатствами, которыми его своего супруга. Здесь от ярости Сета скрыла Гора богиня севера
осыпали благодарные народы; повсеместно его встречали с бо- Уто, но от всех напастей она его оградить не смогла, и однажды
жескими почестями, как благодетеля человечества. мальчика ужалил скорпион. Тогда Исида обратилась с молитвой о
72 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 73
помощи к солнечному богу Ра, и тот внял ей, остановил движение По другой мифологической версии, Исида зарыла в каждом
своей ладьи и послал на землю Тота, чтобы тот научил Исиду египетском городе по статуе, выдавая ее за тело бога, чтобы учре-
заклинанию, которым можно было вернуть к жизни Гора. Исида дить культ Осириса во многих местах и чтобы Сет, если он пус-
произнесла могучие заклинания, яд вышел из тела Гора, и он ожил, тится на поиски настоящей могилы Осириса, не смог ее найти.
после чего Тот поднялся на небо и занял свое место на ладье Ра в По словам греческого автора I в. до н.э. Диодора Сицилийско-
качестве его спутника. го, Исиде удалось найти все часта тела Осириса, кроме гениталий.
Тем временем сундук с телом Осириса проплыл вниз по тече- Чтобы скрыть местоположение могилы супруга и чтобы вместе с
нию Нила в море и наконец был выброшен на берег в Сирии, тем она почиталась в Египте, Исида из воска и пряностей вылепи-
около города Библа. На том месте, где он причалил, сразу выросло ла статуи Осириса в натуральную величину, положив в каждую из
дерево эрика, скрывшее сундук в своем стволе. Местный царь, по- них одну из частей тела Осириса. Затем она созвала жрецов и,
раженный размерами дерева, приказал его срубить и изготовить
заставив их поклясться, что они не откроют тайну, каждому по
из него опорную балку для своего дома. Слух об этом дошел до
Исиды, и она, облаченная в бедную одежду и с мокрым от слез секрету сообщила, что ему одному доверяет захоронить тело ее
лицом, отправилась в Библ. Исида поздоровалась с царскими слу- супруга, и убедила похоронить Осириса в его (того или иного
жанками и расчесала им волосы, обдав их чудесным запахом сво- жреца) стране, где почитать его как бога. Она также попросила
его божественного тела. Когда царица почувствовала исходящее от жрецов посвятить Осирису какое-либо животное в стране каждого
служанок благоухание, она послала за чужестранкой, сделав ее из них, почитать его при жизни так же, как в прошлом они
кормилицей своего ребенка. Но вместо груди Исида давала ребен- почитали Осириса, и похоронить с такими же почестями. Для
ку сосать свой палец, а ночью принималась сжигать все, что в нем поощрения жрецов Исида отдала в их распоряжение треть всех
было смертного, одновременно в облике ласточки летая вокруг египетских земель.
столба с телом мертвого супруга (аналогичным образом Деметра Памятуя о благодеяниях Осириса и желая угодить Исиде, а
пыталась сделать бессмертным сына царя Элевсина Келея — Де- также из жажды наживы жрецы полностью выполнили заветы
мофонта, а Фетида — своего сына Ахилла). богини, и каждый из них до сих пор воображает, что Осирис по-
Царица подсматривала за Исидой и при виде объятого пламе- хоронен в его стране.
нем ребенка испустила крик, который и помешал ему (и точно Сочинения античных авторов содержат также упоминания о
так же Демофонту) обрести бессмертие. Тогда богиня открыла ей, частях тела Осириса — священных реликвиях святилищ. Сердце
кто она такая, и попросила отдать ей балку, поддерживающую кры- его хранилось в Атрибии, позвоночник — в Бусирисе, шейная
шу. Когда ее желание было удовлетворено, она вырезала из ствола часть — в Летополе, а голова — в Мемфисе. Число божественных
сундук, упала на него и стала причитать так громко, что младший частей тела Осириса, как это бывает в подобных случаях, чудес-
ребенок царя умер от страха. Ствол дерева богиня завернула в ным образом умножилось. Голова его, к примеру, оказалась захо-
тонкое полото и вернула царю и царице, сундук же погрузила в роненной одновременно в Абидосе и Мемфисе.
лодку и отплыла вместе со старшим сыном царя. Как только они Из египетских текстов, дополняющих рассказ Плутарха, извест-
остались одни, она открыла сундук и, припав лицом к лицу мужа, но, что Исида, найдя тело Осириса, вместе со своей сестрой Нефти-
стада его целовать и рыдать. Дой завела поминальный плач, который позднее стал прототипом
Исида спрятала сундук и отправилась повидать своего сына всех египетских причитаний по умершим: «Приди в свой дом,
Гора в городе Буто. Между тем однажды в полнолуние Сет обна- приди в свой дом. Ты из Она, вернись в свой дом — у тебя нет
ружил сундук. Он опознал тело и, разрезав его на 14 кусков, раз- врагов. О прекрасный юноша, приди в свой дом, чтобы увидеть
бросал их по всем сторонам света. В поисках частей тела Осириса
меня. Я возлюбленная сестра твоя, ты навеки неотделим от меня.
Исида обыскала болотистые заводи Нила. Впоследствии оказа-
лось, что в Египте имеется много могил Осириса — ведь каждую Прекрасный юноша, вернись в свой дом...»
часть тела супруга Исида хоронила гам, где ее находила. По легенде, причитания сестер не пропали даром. Сжалив-
шись над их горем, Ра послал с неба шакалоголового бога Анубиса,
74 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
и с помощью Исиды, Нефтиды, Тота и Гора он сложил из кусков
тело мертвого бога, спеленал его полотняными повязками и со-
вершил над ним все положенные обряды. После этого Исида под-
няла остывшую пыль взмахом своих крыльев. Осирис ожил и стал
править в царстве мертвых.
По другой версии, младенец Гор вырос. Сначала он потерпел
поражение и даже потерял в битве с Сетом глаз — свое волшеб-
ное око. Затем он победил Сета, отобрал у него вырванный глаз и
воскресил отца, дав ему проглотить свое волшебное око, таящее в
себе магическую силу.
По поверьям египтян, каждый человек будет жить в потусто-
роннем мире вечно, если его родственники и друзья проделают
над его телом те церемонии, обряды, которые боги проделали над
умершим Осирисом. Поэтому на всех похоронах разыгрывалось
божественное действо — обряд, который в древности совершили
над Осирисом, когда его сыну, сестрам Осириса и его друзьям с
помощью заклинаний удалось превратить искалеченное тело бога
в мумию, которую они затем оживили, дав ей возможность начать
новую жизнь по ту сторону могилы. Роль Осириса здесь выпадала
мумии, его сестер Исиды и Нефтиды — профессиональным пла-
кальщицам, Анубиса, Гора и других богов — зрителям происходя-
щей мистерии.
Тысячи могил с рисунками и надписями, вскрытых в долине
Нила, показывают, что такого рода таинство совершалось над каж-
дым египтянином: как умер и восстал из мертвых Осирис, так
надеялись перейти к вечной жизни и простые смертные. Следуя
приведенному выше преданию, египетские художники и скульп-
торы постоянно изображали Осириса в облике покойного царя,
спеленатого как мумия, с царской короной на голове, держащего
свободной от повязок рукой царский скипетр.
Уже в пору очень глубокой древности с мифологическим об-
разом Осириса были связаны некоторые архаичные ритуалы. Так,
в конце последнего зимнего месяца хойяк и в начале первого ве-
сеннего месяца тиби (в марте-апреле, когда появлялись всходы Бог Анубис
Из гробницы фараона Тутанхамона в Фивах. XVIII династия.
посевов) в честь Осириса устраивались празднества, во время ко- Середина XIV в. до н.э.
торых в драматической форме воспроизводились основные мифо-
логические эпизоды, связанные с его именем. Жрецы, изображав-
шие Исиду и Нефтиду, инсценировали поиски, оплакивание и
погребение бога. Затем происходил великий бой между сыном
Осириса Гором и его противником Сетом. Драматическое пред-
76 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 77
ставление завершалось водружением посвященного Осирису стол- Особое внимание, которое уделялось в этих празднествах бит-
ба — джед, символизировавшего возрождение бога и, в опосредо- вам (как между Гором и Сетом), заставляет думать, что они дейст-
ванной форме, всей природы. В додинастический период это празд- вительно разыгрывались. Вероятно, процессия сопровождалась
нество заканчивалось борьбой двух групп участников мистерии: криками горя и ликования зрителей совершенно так же, как это
одна из них представляла лето, другая — зиму. Победу всегда одер- происходило в более позднее время.
живало лето, что символизировало воскресение природы. После Надо полагать, Абидос постепенно становится священным для
объединения страны под властью правителей Верхнего Египта ха- каждого египтянина местом, и уже из поздней истории Египта
рактер мистерий меняется. Теперь борются две группы, из кото- известно, что каждый набожный египтянин желал, чтобы его тело
рых одна — в одеждах Верхнего Египта, а другая — в одеждах покоилось в священной абидосской земле рядом с могилой вели-
Нижнего Египта. Побеждает, естественно, группа, символизирую- кого бога Осириса. Правда, немногие имели достаточно средств,
щая Верхний Египет. чтобы быть захороненным в этом месте, так как строительство
С памятью об Осирисе были особенно тесно связаны два горо- гробницы в Абидосе и доставка туда мумии были делом дорого-
да: Бусирис в Нижнем Египте, где якобы находился позвоночный стоящим. Однако многие египтяне так сильно желали ощутить
столб бога, и Абидос в Верхнем Египте, где, согласно традиции, после смерти благодать, исходившую от гробницы Осириса (что
была захоронена его голова. Интересно, что согласно и египетским способствовало их вступлению на «божественные пути» в загроб-
текстам Абидос, где были погребены фараоны двух первых дина- ном царстве), что они наказывали своим друзьям и родственни-
стий, был центром поклонения Осирису: там разыгрывались мис-
кам перевезти их останки в Абидос, подержать их там какое-то
терии, в драматической форме представляющие нахождение, по-
время, а затем возвратить водным путем на родину и похоронить
гребение и воскресение Осириса. Об этом празднестве упоминает-
в заранее приготовленной могиле. Другие же просили построить
ся около 1850 г. до н.э. в автобиографических надписях тех людей,
которым царь поручал участвовать в нем. В XVIII в. до н.э., види- для себя в Абидосе кенотафы, т. е. ложные погребения, или поста-
мо, в виде исключения, на этом представлении лично присутство- вить мемориальные доски рядом с захоронением умершего и вос-
вал царь Неферхотеп и даже как будто участвовал в нем в роли кресшего бога.
Гора. Остается открытым вопрос, устраивалось ли подобное празд- Чтобы лучше себе представить характер совершавшихся в честь
нество ежегодно или только по особым случаям. Осириса празднеств и ритуалов, надо связать их с циркуляцией
Эта церемония в основном сводилась к следующему. Из храма вод и разливами Нила, бывшего для египтянина средоточием жиз-
выносились штандарты тех богов, которые охраняли Осириса в его ни. Нильская вода доставлялась на поля при помощи сложной
святилище в «процессии Упуата». Упуат, изображавшийся в виде системы дамб и каналов и каждый год приносила с собой новый
собаки, был божеством в Асьюте. Он представлял здесь Гора, выхо- слой служившего удобрением ила, смытого с гор и принесенного
дившего на битву за своего отца. В результате сражения враги из района великих озер экваториальной Африки. Подъем воды
Осириса были повержены и те, кто напал на его ладью, рассеяны. начинается в Ниле в начале июня, но набирает силу лишь во вто-
Затем, видимо, на второй день празднества, шла «Великая про- рой половине месяца. Своей высшей точки уровень воды в реке
цессия», которая несла Осириса, покойного бога, в храм и помеща- достигает в конце сентября, когда затопленная страна напоминает
ла его в ладью: в ней Осирис плыл по озеру. Далее погребальная скорее водную стихию. Приблизительно около месяца уровень воды
процессия следовала по земле и прибывала к гробнице Осириса в остается неизменным, а затем начинает идти на убыль. В декабре-
Пекере, древнем царском некрополе. После того как смерть Оси- январе река входит в свое обычное русло, и с приближением лета
риса была отмщена в инсценированной битве, происходившей на Уровень воды продолжает спадать. В начале июня Нил вдвое уже
острове Недит, триумфальная процессия доставляла Осириса на- обычного, а палимый солнцем, обдуваемый ветром Сахары Египет
зад, в Абидос, в ладье, называемой «великой», где его препровожда- становится как бы продолжением пустыни. Вся жизнь в это время
ли в святилище. замирает. Напротив, осеннее половодье Нила символизирует про-
буждение к жизни, когда земледельцы приступают к севу.
78 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 79
Первый важный и, видимо, главный обряд, связанный с почита-
идее возрождения, воскресения уже заложена идея смерти —
нием Осириса, известен из египетских источников около 1500 г.
до н.э. Он выражал идентификацию покойного Осириса с влажной она предшествует воскресению, и порой временная дистанция
землей и зерном, заключенными в глиняную форму. Упомянутый между ними невелика. Соответственно, по логике ритуала
обряд совершался на исходе половодья Нила, когда вода в нем осирического воскресения, последнему должна была предше-
начинала спадать и когда происходил сев пшеницы, ячменя и сор- ствовать смерть божества, отчего семантика, смысловое напол-
го: прорастание зерна в глиняной форме символизировало здесь нение ритуала становится амбивалентным.
осирическое возрождение. Судя по поздним свидетельствам, имен- Тот же ритуал, видимо, в его модифицированной форме, опи-
но в ноябре 15 веков спустя справлялось воскресение Осириса во сывают также античные авторы. Так, Геродот сообщает, что могила
всех 42 номах Египта. Осириса находилась в Саисе, в Нижнем Египте. Там же
Самым значительным обрядовым действом во время этого располагалось озеро, на котором страдания бога инсценировались
празднества было нахождение Осириса-зерна, и ликующий крик ночью в виде Мистерии. Люди, чтобы показать глубину
«мы нашли его, мы радуемся!» громко звучал по всей стране, ког- своей скорби по случаю смерти бога, рыдали и били себя в
грудь.
да нильской водой смачивали землю и помещали ее с зерном в Из храмовых покоев выносили позолоченную статую коровы с
глиняную форму. После того как Осирис был таким образом «най- золотым солнцем между рогами. Корова, это священное животное
ден», новый Осирис-зерно препровождался процессией в храм. И Исиды, конечно, воплощала здесь саму Исиду, которую часто изоб-
там он хранился в верхней камере того помещения, которое изоб- ражали с коровьими рогами или даже как женщину с головой
ражало гробницу Осириса и где находился его прошлогодний коровы. Вынос статуи коровы символизировал, вероятно, поиски
предшественник. Последнего между тем готовили к погребению и богиней тела мертвого Осириса. Так, во всяком случае, объясняли,
помещали перед гробницей или на ветвях дерева сикомора, в ко- по словам Плутарха, эту церемонию сами египтяне. Корову обно-
торое с древних времен воплотилась богиня Хатхор и, следова- сили семь раз вокруг храма. Характерной чертой этого праздне-
тельно, Нут; или же Осириса помещали в деревянную корову, ства была ночная иллюминация. К внешним стенам домов привя-
символизировавшую ту небесную корову, которой была Хатхор и, зывали лампы, которые горели всю ночь. Этот обычай соблюдался
следовательно, Нут (параллельные божества). не только в Саисе, но и во всем Египте.
В центре этого ритуала — торжество Осириса, бога раститель- Освещение на одну ночь всех домов наводит на мысль, что
ности. Не исключено, что, в чем-то отличная, эта церемония восхо- этот праздник был связан с поминовением всех усопших, а не только
дит еще к доисторическим временам, и обнаруженные кучи зерна одного Осириса. Согласно распространенному поверью, духи по-
в гробницах египтян в раннединастическую эпоху следует связы- койников один раз в год навещают свои прежние жилища. Гото-
вать с культом Осириса-зерна, хотя это предположение и не мо- вясь к этому событию, люди специально для душ откладывают
жет быть принято как вполне достоверное.
Однако из описанного выше ритуала почитания Осириса и
особенно из ритуалов, о которых речь пойдет ниже, видно, что здесь
происходит не только обнаружение «нового» Осириса-зерна, но и
похороны «старого». Следовательно, по логике этого ритуала как
осирическое возрождение, так и похороны Осириса отмечаются
на исходе половодья Нила, одновременно с севом, тогда как по
логике другого ритуала, связанного с почитанием Исиды (о нем
речь пойдет ниже), смерть Осириса отмечается в июне, когда уро-
вень воды в Ниле доходит до минимума, из пустыни дует суховей
и уже закончен сбор урожая. Видимо, все дело в том, что в самой
ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 81
80 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
про запас пищу и от могилы до дома зажигают длинный ряд совсем не выходит из гроба и занимает вертикальное положение
ламп. По александрийскому календарю этот день смерти Осириса меж крыльев своей супруги Исиды, стоящей позади него. Здесь
соответствует, вероятно, 13-16 ноября. По словам Плутарха, в это инсценируется, следовательно, воскресение Осириса.
время вода в Ниле начинала идти на убыль, северный ветер ути- То же самое событие изображается в храме Исиды на острове
хал, ночи становились длиннее и с деревьев падали листья. филы следующим образом. Из мертвого тела Осириса пробива-
На 19-й день этого месяца жители спускались к морю, куда ются хлебные побеги, и жрец поливает их из кувшина. Сопровож-
жрецы приносили алтарь с золотым ларцом внутри. В этот ларец дающая эту сцену надпись гласит: «Таков облик того, кого нельзя
они наливали проточную воду, после чего зрители начинали кри- назвать по имени, таинственного Осириса, появляющегося на свет
чать, что Осирис найден. Затем жрецы брали немного перегноя, из прибывающих вод». Следовательно, Осирис здесь предстает в
смешивали его с пряностями и благовониями и лепили из по- виде хлеба, пробивающегося на полях, оплодотворенных разли-
лучившейся смеси небольшое изображение луны, которое затем вом Нила.
обряжали и украшали (вероятно, небесное светило в данном слу- Уже говорилось, что в смерти и воскресении великого бога
чае символизировало Осириса). египтяне черпали также надежду на вечную жизнь в загробном
Целью ритуалов, описанных Плутархом, было, вероятно, пред- мире. Об этом свидетельствуют любопытные изображения. Так, в
ставить в драматической форме, во-первых, поиски тела мертвого Долине царей, недалеко от Фив, обнаружено захоронение опаха-
Осириса, во-вторых, радость его нахождения, за которым следова- лоносца царя, датированное 1500 г. до н.э. Среди многочисленной
ло воскресение бога в вегетативной форме (в виде пряностей и погребальной утвари здесь найден гроб, внутри которого находи-
перегноя). лась тростниковая циновка и три слоя холста с изображением
У другого автора первых веков нашей эры, Лактанция, можно фигуры Осириса в натуральную величину. Примечательно, что внут-
прочесть, что на празднестве Осириса жрецы с обритыми телами ри этого свертка обнаружен комок из перегноя, ячменя и какой-
били себя в грудь и причитали, изображая скорбный путь богини
то вязкой жидкости. Ячмень пророс и пустил два ростка 5-6-сан-
Исиды в поисках тела Осириса, а также что их скорбь сменялась
радостью, когда шакалоголовый бог Анубис (точнее, игравший его тиметровой длины.
роль актер) производил на свет мальчика — живое подобие утра- На кладбище в городе Кинополе тоже были погребены мно-
ченного и найденного бога. В этом описании Лактанций считал гочисленные фигурки Осириса, сделанные из зерна, завернутого
Осириса не мужем, а сыном Исиды. в ткань, и наделенные грубыми чертами сходства с Осирисом.
Хотя в разных номах Египта, как видно из вышесказанного, Эти начиненные зерном фигурки, подобно мумиям, были перевя-
совершение обряда, символизирующего смерть и последующее заны полосками золоченой ткани, имитируя золотые фигурки
воскресение Осириса, отличалось специфическими особенностя- Осириса.
ми, нахождение тела бога и возвращение его к жизни были куль- Статуэтки Осириса, набитые зерном, с лицом божества из зе-
минационными моментами праздничного цикла египтян. Многие леного воска, были найдены также недалеко от фиванского не-
античные авторы сообщают о ликующих криках, которыми егип- крополя.
тяне встречали известие о воскресении Осириса. Известно также, что во время раскопок между ногами мумий
Из надписи, найденной в верхнеегипетском города Дендере и иногда находят сделанные из ила фигурки Осириса. Они тоже
относящейся к птолемеевскому времени (видимо, III-II вв. до н.э.), начинены зерном, ростки которого символизируют воскресение
можно получить сведения о другом празднестве в честь Осириса. бога и одновременно надежду на воскресение человека. Вместе с
В нем акцент делался на захоронении бога, а его воскресение только тем в одной из своих ипостасей Осирис был, видимо, персонифика-
подразумевалось. Но примечательно, что найденные здесь же ба- цией хлебного зерна, которое ежегодно умирает и рождается вновь.
рельефы изображают благого бога в гробу спеленатым как мумия, В частности, по случаю весеннего празднества в месяце хойяк, ког-
но постепенно он поднимается все выше и выше, пока наконец
да появляются всходы, в землю с погребальными обрядами зары-
валось изображение хлебного бога, изготовленное из глины и зер-
82 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ 83

на. Погибнув, бог с новым урожаем мог тем самым возродиться к Осириса, как и от других богов плодородия, люди ожидали нис-
жизни. послания потомства.
Возможно, задолго до того, как этот обряд стал храмовым дей- И, наконец, Осирис был в представлении египтян богом мерт-
ством, земледельцы прибегали к нему на своих полях. К подобной вых. Он был правителем и судьей в царстве мертвых. Эта функ-
семантике обряда может иметь отношение предание об Осирисе, ция в условиях древнего Египта была не менее важной, нежели
научившем людей земледелию. Рассказ же о том, что изувеченные функция оплодотворения.
останки бога были разбросаны по всей стране и захоронены, мо- Представление об Осирисе как боге плодородия было перене-
жет быть реминисценцией былого принесения в жертву персони- сено и на фараона, который считался магическим средоточием
фикации духа хлеба с последующим закапыванием в землю час- плодородия страны и потому принимал участие во всех основных
тей его тела или рассеиванием их в качестве удобрения. земледельческих обрядах: с наступлением времени подъема вод в
Кроме того, Осирис был духом дерева. Возможно, этот его культ Ниле бросал в реку свиток — указ о том, что начало разлива
был древнее культа злаковых растений. Фирмик Маттерн, римский
наступило; первым торжественно начинал подготовку почвы для
писатель IV в., описывает в этой связи любопытный обряд. Участ-
посева — сохранилась булава начала Древнего царства с изобра-
ники его срубали сосну, выдалбливали сердцевину ее ствола и из
жением фараона, мотыгой взрыхляющего землю; срезал первый
вынутой древесины изготавливали изображение Осириса, после
чего его как труп опускали в образовавшееся дупло. Это изобра- сноп на празднестве жатвы; за всю страну приносил благодарст-
жение Осириса хранилось в течение года, после чего сжигалось. венную жертву богине урожая Рененутет и статуям умерших фа-
Здесь может сказываться представление о дереве как обиталище раонов после окончания полевых работ.
личного существа и прослеживается определенное соответствие с Супруга Осириса богиня Исида рассматривалась египтянами
мифом об обнаружении тела Осириса в стволе дерева эрика. как особенно могущественная волшебница, поскольку она защити-
С представлением об Осирисе как о духе дерева согласуется и ла своего ребенка от напастей пустыни и сумела оживить своего
то, что его последователям запрещалось наносить вред плодовым супруга. И в этом качестве она продолжает фигурировать в закли-
деревьям (из предания известно, что Осирис научил людей подпи- наниях и молитвах христианского периода в Египте, а от более
рать виноградные лозы, подрезать их листья и давить виноград). древнего времени, приблизительно 1300г. до н.э., до нас дошла
На папирусе Небсени, датируемом приблизительно 1550 г. до н.э., уже упоминавшаяся история о том, как Исида хитростью заставила
Осирис изображен сидящим в своей усыпальнице, с крыши кото- бога солнца Ра открыть ей свое тайное имя.
рой свешиваются виноградные гроздья. Известно, что Осирису было Если Осирис, супруг Исиды, был богом растительности и пло-
посвящено вечнозеленое растение плющ. дородия, то так же обстояло дело и с Исидой. Согласно Диодору
Осирис в представлении египтян был также богом плодовито- Сицилийскому, который черпал свои сведения из египетских ис-
сти. Соответственно, и культ этого божества был отмечен грубой, точников, египтяне приписывали Исиде открытие пшеницы и яч-
но выразительной символикой. Во время празднества в честь Оси- меня, В память об этом благодеянии на празднествах в ее честь
риса женщины разгуливали по селению, распевая хвалебные пес- люди шествовали с побегами в руках. Известно также, что египет-
ни, обращенные к Осирису, и нося непристойные его изображения, ские жрецы, срезав первые колосья, клали их на землю, били себя
приводившиеся в движение с помощью веревок. В храме в Филах в грудь, причитали и обращались с молитвами к Исиде. К Исиде
Осирис был изображен в гробу лежащим в позе, доказывавшей, применяются эпитеты «создательница всего зеленого», «зеленая
что его производящая способность после смерти не иссякла, но богиня, цветом подобная зеленеющей земле», «владычица хлеба»,
всего лишь задержалась. Некоторые намеки на это содержатся и «госпожа пива», «госпожа изобилия». В коптском языке продолжает
в обращенных к Осирису гимнах. Так, в одном из них возглашает- сохраняться обращенный к Исиде эпитет «хлебное поле».
ся: «Ты отец и мать всех людей, твоим дыханием они живы, твое Исиду считали богиней хлеба и греки. Не случайно они отож-
тело дает им пищу». Можно, следовательно, предположить, что от дествили ее с богиней плодородия Деметрой. Греки называли
Исиду «дающей жизнь плодам земли», «матерью хлебных колось-
84 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
ев». В написанном в ее честь гимне Исида называет себя «матерью
хлебных колосьев». Соответственно, греческие и римские худож-
ники часто изображали богиню с хлебными колосьями на голове
или в руке.
Возможно, в далеком прошлом египетской истории Исида была
деревенской богиней зерна, в честь которой земледельцы справ-
ляли свои обряды. В позднейшее же время, уже на рубеже двух
эр, Исида представлялась верной женой, нежной матерью, бла-
годетельной царицей природы, окруженной ореолом чистоты и
таинственной святости. В этом качестве Исида приобрела себе
многих почитателей далеко за пределами Египта. Ее культ был
одним из самих популярных в Италии и Римской империи; по-
следователями ее были некоторые римские императоры. Обря-
ды, совершавшиеся в честь Исиды, отличались в Риме величест-
венной сдержанностью и торжественностью. В этом отношении
культ Исиды был особенно притягателен для женщин, которым
претили кровавые и распущенные ритуалы других восточных
богинь — Астарты и ей подобных. Неудивительно также, что в
период упадка Рима, когда традиционные ценности и верования
разрушились, именно образ богини Исиды с ее душевной уравно-
вешенностью и милосердием вызывал у верующих тот религиоз-
ный экстаз, который в среднике века вызывала у них дева Мария,
богоматерь.
Следует также упомянуть, что ритуал почитания Исиды рим-
ского времени — это жрецы с тонзурами, заутренние и вечерние
службы, звон колоколов, крещение, окропление святой водой, тор-
жественные шествия и изображения Исиды — во многих от-
ношениях напоминает обрядность католицизма, и это сходство
неслучайно. Обрядность, связанная с почитанием Осириса и Исиды,
внесла свой вклад в разработку представлений раннего хри-
стианства и его символики. Например, изображение Исиды, кор-
мящей грудью своего сына Гора, настолько сходно с изображени-
ем Мадонны с младенцем, что некоторые христиане молились на
него.
Также не исключено, что эпитетом «Стелла марис», «Морская
звезда» — так к ней обращались застигнутые бурей моряки —
дева Мария обязана покровительнице мореплавателей Исиде, а
чертами морской богини наделили Исиду греческие моряки из
Александрии. Черты эти чужды изначальному облику богини и Богиня Исида и царица Нефертари
не свойственны национальному характеру египтян. Роспись гробницы царицы Нефертари в Фивах. XIX династия. 1-я
половина XIII в. до н.э.
86 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
Известно, что египтяне отмечали празднество Исиды в начале
разлива Нила, т. е. в июне. По поверью, богиня оплакивала в это
время Осириса, и ее слезы переполняли ложе Нила. Поскольку в
одной из своих ипостасей Осирис был богом злаков, нет ничего
удивительного, что оплакивание его происходило в пору летнего
солнцестояния, когда урожай был собран (а собирали его в мар-
те — мае), вода в реке спала и вместе со смертью бога плодородия,
казалось, в Египте остановилась сама жизнь. Естественно, что лег-
ко могла быть установлена связь между подъемом воды в реке, от
чего зависело возрождение всей жизни в стране, и слезами, кото-
рыми великая богиня оплакивала своего супруга Осириса, стре-
мясь возродить его к жизни.
По поверью, подъем воды в реке сопровождался знамением с
небес. В пору летнего солнцестояния, когда в Ниле начинает прибы-
вать вода, перед самым восходом солнца на востоке загоралась са-
мая яркая из неподвижных звезд — Сириус. Так, по крайней мере,
было в IV-III тыс. до н.э. Египтяне, называвшие Сириус Сотис, счи-
тали его звездой Исиды, подобно тому как вавилоняне связывали
Иштар-Астарту с Венерой. При виде блестящего светила на утрен-
нем небе египтянам казалось, что богиня жизни Исида пришла оп-
лакивать своего умершего супруга и воскресить его из мертвых. По
этой же причине восход Сириуса у египтян означал начало свя-
щенного года, и в честь этого события устраивалось празднество,
дата которого не менялась, будучи связанной со столь значитель-
ным и постоянным явлением, как восход Сириуса-Сотиса.
Предположительно можно думать, что «Стелла марис» —
«Морской звездой» — мореплаватели называли именно Сириус,
яркую звезду Исиды, которая, поднимаясь утром над водами Сре-
диземного моря, предвещала морякам хорошую погоду.
Древнее
Двуречье

МИФОЛОГИЯ ШУМЕРА
Мифология народов, населявших в древности долины рек Тигра
и Евфрата — Двуречье, Месопотамию, или Междуречье, — это
мифология шумеров и аккадцев или вавилонян и ассирийцев,
языком которых был аккадский.
История формирования мифологических представлений наро-
дов древнего Двуречья прослеживается на материалах изобрази-
тельного искусства приблизительно с середины VI тыс. до н.э., а
по письменным источникам — с начала III тыс. до н.э.
Первичной здесь является шумерская мифология. Шумеры —
племена, происхождение которых, равно как и их языка, остается
невыясненным, в конце IV тыс. до н.э. освоили Двуречье Тигра и
Евфрата и образовали первые города-государства — У рук и Ур,
Ниппур и Сиппар, Ларсу и Эреду, Лагаш, Умму, Киш, Шуруппак
и другие, древность которых позволила С. Крамеру сказать, что
история начинается в Шумере. Шумерский период истории Дву-
речья охватывает около полутора тысяч лет и завершается в кон-
це III тыс. до н.э. — начале II тыс. до н.э. вместе с так называемой
III династией города Ура и династиями Исина и Ларсы, из кото-
рых последняя была уже частично шумерской.
Видимо, ко времени образования первых шумерских городов-
государств складываются представления об антропоморфных бо-
жествах — покровителях общин, бывших в первую очередь персо-
нификациями сил природы, направленных не на разрушение, а на
созидание, с которыми соединяются представления о власти пле-
менного (общинного) вождя, исполняющего также функции вер-
ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 89
88
МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА культового и племенного центра шумеров — Ниппура; Энки, вла-
ховного жреца. Из первых дыка мирового океана подземных пресных вод (Абзу), а также вод
пись- наземных, позднее — бог мудрости, заклинаний, главный бог древ-
менных источников конца IV нейшего культурного центра Шумера, города Эреду; АН, бог неба,
— чье имя открывает списки богов, и Инанна, богиня войны и плот-
начала III тыс. до н.э., периода ской любви, плодородия, божество города Урука, возвысившегося
археологических культур в конце IV — начале III тыс. до н.э.; лунный бог Нанна, почитав-
Джемдет-Наср и Урук I, шийся в городе Уре, и бог-воитель Нингирсу, который чтился в
известны записанные в городе Лагаше и был позднее отождествлен с лагашским божест-
пиктографической форме вом Нинуртой, и т. д.
имена или символы богов Древнейший список богов из Фары (около XXVI в. до н.э.),
Инанны, Энлиля и некоторых который уже упоминался, выделяет шесть главных богов ранне-
других, а со времени так шумерского пантеона: Энлиля, Ана, Инанну, Энки, Наину и сол-
называемого периода Абу- нечного бога Уту.
Салабих (поселение близ Древние шумерские божества, в том числе и божества аст-
Ниппура) и Фары (поселение ральные, сохраняли функции божества плодородия, которое рас-
около Шуруп-пака), сматривалось как божество-покровитель отдельного города (об-
датируемого XXVII-XXVI вв. щины). Один из наиболее типичных образов такого рода — образ
до н.э., — уже имена целого богини-матери, вообще свойственный земледельческим культам; она
ряда шумерских богов, почиталась в Шумере под разными именами: Дамгальнуна, Нин-
представленные в вида списка. хурсаг, Нинмах, Нинту и т. д. Аккадскими параллельными вари-
Самые ранние собственно ми- антами образа богини-матери являются Белет, «Владычица бо-
фологические тексты шумеров — это гимны, обращенные к богам, гов», Мами — «помогающая при родах» (аналогичное божество
списки пословиц, изложение некоторых мифов (например, об имелось и у шумеров) и Аруру — создательница людей в вави-
Энлиле) — относятся к периоду Абу-Салабих — Фары. От вре лонских и ассирийских мифах, а в эпосе о Гильгамеше — и «ди-
мени правления правителя города Лагаша Гудеа (около XXII в. кого» человека (первочеловека) Энкиду.
до н.э.), активно занимавшегося строительством, дошли Не исключено, что с образом богини-матери связаны и обра-
строительные надписи, содержащие культовый и мифологический зы богинь-покровительниц городов Бау и Гатумдуг, которые но-
материал. Однако основная масса мифологических шумерских сят эпитеты «мать», «мать всех городов», а Гатумдуг — также
текстов — а это литературные, учебные, собственно «мать Лагаша».
мифологические тексты — относится к концу III и особенно к Период III династии Ура (конец XXII — начало XX вв. до н.э.) —
началу II тыс. до н.э., т. е. к периоду, когда шумерский язык уже время, от которого до нас дошла основная часть мифологических
вымирал, но вавилонская традиция сохраняла систему источников Шумера, — одновременно период, когда вырабатыва-
преподавания на нем. ется в ее законченной форме идеология царской власти, причем,
Хотя для Шумера конца IV — начала III тыс. до н.э. примеча- поскольку господствующей формой мышления остается миф, имен-
тельно, что уже была зафиксирована единая система мифологичес- но через миф утверждаются соответствующие идеи. Не случайно
ких представлений, в каждом городе-номе имелись свои божества поэтому, что большинство мифологических текстов относится к
и герои и, соответственно, свои циклы мифов. Впрочем, до конца одной группе — ниппурскому канону, составленному жрецами
III тыс. до н.э. здесь не было систематизированного пантеона богов, III династии Ура, а основные городские центры, чаще всего упоми-
хотя имелось несколько общешумерских божеств. Это прежде все- наемые в мифах — это Эреду, Урук, Ур, тяготевшие к Ниппуру
го Энлиль, божество плодородия и одновременно «владыка воз- как общешумерскому культовому центру.
духа», «царь богов и людей», «царь всех стран» и бог древнего
ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 91
90 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
В данном случае речь идет не о традиционных мифологичес-
ких построениях, а об идеологизированных мифах-концепциях, к
которым принадлежит и миф, объясняющий появление в Двуре-
чье семитских племен амореев и их ассимиляцию в обществе (миф
о боге Марту). Примечательно, однако, что даже и в подобном
мифе, который занимается «актуализацией» действительности, про-
слеживается представление об эволюции человечества от дикос-
ти к цивилизации. Последний мотив, как известно, нашел отраже-
ние уже в шумерском эпосе о Гильгамеше на примере образа Эн-
киду, но особенно на аккадском материале этого эпоса.
Следует заметить, что после падения под натиском амореев и
эламитов в конце III тыс. до н.э. III династии Ура почти все пра-
вящие династии городов-государств Двуречья оказались аморей-
скими, а несколько позже в Вавилоне возвышается аморейская
династия, правление которой (это период старовавилонского царст-
ва) связано прежде всего с именем царя-реформатора Хаммурапи
(XVIII в. до н.э.). Однако в культуре и, в частности, мифологии
Двуречья соприкосновение с аморейскими племенами почти не ся своего рода преамбулой к драме-действу, составлявшей основу
оставило следа. ритуала священного брака.
В шумерской мифологии преобладают мифы главным обра- Вместе с тем мифы, имеющие отношение к культу плодородия,
зом о богах, а также о героях — последний мотив несвойственен дают представление и о Подземном царстве. О местонахождении
египетской мифологии. Основными сюжетами здесь являются подземного мира шумеров - Кур, Ки-галь, Эден, Иригаль и т. д.
сотворение мира и людей, открытия и культурные нововведения, (аккадские параллели к этим терминам — Эрцету, Церу) — «страны
творцами которых выступают боги, умирание и воскрешение бо- без возврата», впрочем, нет четкого представления. Туда не только
гов плодородия, подвиги богов, героев и т. д. опускаются, но и «проваливаются». Границей подземного мира
Применительно к мифам о богах плодородия следует сразу служит река, через которую души умерших переправляют пере-
указать на тесную связь мифа с культом. Так, в культовых песнях возчик Ур-Шанаби или демон Хумут-Табал, что сразу напомина-
из Ура (конец III тыс. до н.э.) говорится о любви жрицы лукур ет реку Стикс древнегреческой мифологии, через которую за сим-
(одна из жреческих категорий) к царю Шу-Суэну и подчеркива- волическую плату переправляет души умерших перевозчик Ха-
ется священный и официальный характер их брачной связи. Гим- рон. Стикс таким же образом отделяет мир живых от мира мертвых,
ны обожествленным царям III династии Ура и I династии Исина где скитаются, стеная и всхлипывая, души умерших.
того же времени показывают, что между царем, бывшим одновре- Согласно верованиям шумеров, попадающие в преисподнюю
менно верховным жрецом, и верховной жрицей ежегодно совер- должны миновать семь ворот Подземного царства, где их встречает
шался обряд священного брака, в котором царь представал в обра- главный привратник Нети. Из мифов известно, что участь умерших
зе бога-пастуха Думузи, а жрица — в образе богини Инанны. в подземном мире тяжела, хлеб их горек, вода солона; подземный
Мифологический цикл, связанный с образами Инанны-Думузи, мир темен, полон пыли, его обитатели, «как птицы, одеты одеждою
включает в себя мотивы ухаживания и свадьбы героев-богов, нис- крыльев». Представления о суде над душами умерших, где
хождения богини в Подземное царство и замены ее героем, гибе- судили бы в соответствии с моральными добродетелями и гре-
ли героя, плача по нему и, видимо, периодического возвращения хами умершего, здесь нет. Известно, что несколько лучше участь
героя на землю. Причем все произведения этого цикла оказывают- тех, над которыми был совершен погребальный обряд и были
92 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 93
принесены жертвы, а также павших в бою и многодетных: эти
воплощениями стихий ных сил природы. Известно два таких
души удостоиваются чистой питьевой воды и покоя. сказания: о борьбе бога Нинурты (по другой версии Нингирсу) с
Судьи подземного мира, Ануннаки (семь или больше), сидя- демоном Асагом и о борьбе богини Инанны с чудовищем —
щие перед владычицей подземного мира богиней Эрешкигаль, вы- горой Эбех, что мифологически может отражать борьбу народов
носят только смертные приговоры. Имена умерших заносит в свою Двуречья с северными горными народами. Сражения с
таблицу Гештинанна, отождествленная в круге богов Лагаша с чудовищами,
богиней Азимуа, супругой хтонического бога Нингишзиды (ее ак- олицетворением злых
кадский аналог — Белет-цери), — женщина-писец Подземного сил и стихий, обычно
царства. В числе предков людей, жителей Подземного царства, ока- здесь являются уделом
зываются легендарные герои и исторические деятели, например, героической личности,
Гильгамеш, «царь гор», покровитель диких зверей бог Сумукан, обожествленного царя.
основатель III династии Ура Ур-Намму. По поверью, души непо- Большинство же
гребенных возвращаются на землю и приносят беду. деяний богов связано с
Собственно космогонические мифы шумеров неизвестны, но
имеются мифы о сотворении земли и неба, главными персонажа- Бог Нингирсу держит
ми которых являются боги Энлиль и Ан. О сотворении людей сеть с поверженными
дошло несколько мифов, но полностью самостоятельна лишь вер- врагами
сия о творении людей богами Энки и Нинмах, которые лепят их
Стела Эаннатума
из глины. Имеется также версия о сотворении людей богинями
зерна и скота, а также Энлилем. («Стела коршунов»)
Широко представлены в шумерской мифологии культурные их ролью как божестр плодородия
(наиболее архаичный мотив) и носителей культурных благ
герои, в роли которых выступают прежде всего боги-демиурги
(мотив наиболее поздний).
Энлиль и Энки. Согласно разным мифологическим версиям, зачи-
Говоря о шумерской мифологии более предметно, следует вы-
нательницей пивоварения здесь выступает богиня Нинкаси, ткаче-
делить те литературные произведения — а количество их вели-
ства — богиня Утту, создателем колеса, зерна — Энлиль, садовод-
ко, — которые посвящены созидательным деяниям божеств; одно-
ства — садовник Шукалитудда. Изобретателем арфы выступает у временно они дают представление о космогонии Шумера. Устрой-
шумеров Нингаль-Папригаль, первыми градостроителями — эпи- ство жизни на земле, установление на ней порядка и благоден-
ческие герои Энмеркар и Гильгамеш, а Энмеркар — еще и твор- ствия — едва ли не любимая тема шумерской литературы. Она на-
цом письменности. полнена рассказами о сотворении богов, призванных следить за
Мифы о богах-изобретателях представляют собой в основ- земным порядком, о распределении божественных обязанностей, ус-
ном поздние произведения. Эти мифы не столько коренятся в тановлении божественной иерархии, о заселении земли живыми
традиции, исторической памяти народа, сколько были разрабо- существами и даже о создании первых земледельческих орудий.
таны методами концептуального мышления, что видно на приме- Однако собственно произведений, дающих представление о
ре искусственного образования имен многих второстепенных бо- космогонических шумерских мифах, мы не знаем. Все сведения о
гов — «деятелей культуры», являющихся деификацией какой-либо том, как шумеры представляли себе образование и устройство
функции. вселенной, почерпнуты из зачинов, вступлений к сказаниям, играю-
Эсхатологическая линия, впрочем, слабо выраженная, дающая щих роль традиционной запевки: давным-давно случилось то-то
представление о конце света, выражена в мифах о потопе и о
«гневе Инанны».
94 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 95

и то-то. Так, сказание «Гильгамеш, Энкиду и подземный мир» Согласно мифу «Энлиль и сотворение мотыги», Энлиль был богом,
начинается запевкой следующего рода: отделившим небо от земли, который взрастил из земли «семя по-
лей», произвел на свет «все полезное», изобрел для возделывания
Когда небеса отошли от земли, вот когда, Когда
земля отошла от небес, вот когда, Когда семя земли и для строительных работ мотыгу и даровал ее «черноголо-
человечества зародилось, вот когда, Когда Ан вым», т. е. шумерам или, возможно, всему человечеству.
забрал себе небо, вот когда, Когда Энлиль В сказании «Лето и Зима» Энлиль создает богов-братьев Эме-
забрал себе землю, вот когда, Когда ша и Энтена — Лето и Зиму, а точнее — летнее и зимнее ското-
Эрешкигаль подарили Куру, водство, которые спускаются на землю, чтобы сделать ее обильной
«Большой земле», вот когда...
и плодородной. Энтен делает обильными стада скота, дает вить
Такая же запевка перед другим сказанием — о создании мо- гнезда небесным птицам, рыбы же наделяет потомством; он сажает
тыги — говорит, кто именно из богов разделил небеса и землю: деревья, делает изобильными зерно и травы. Эмеш создает про-
это был бог Энлиль. сторные стойла и пастбища и приносит изобилие в поля. Боги
Возможно, что более цельных космогонических сказаний в затевают спор по поводу первенства, и Энлиль присуждает его
Шумере и не было, хотя трудно предположить, что представления Энтену. Тем самым здесь отдается предпочтение божеству зимне-
о борьбе титанических сил природы (старших и младших богов и го периода года.
т. д.) так и не нашли отражения в шумерской мифологии, тем Еще один миф повествует о том, как бог вод Энки, после того
более что тема умирания и воскресения природы (с уходом боже- как он построил свой водяной дом в Эреду, посетил Энлиля в
ства в Подземное царство и его периодическим возвращением на Ниппуре, чтобы обрести его одобрение и благословение. Или, на-
землю) в ней разработана подробно. пример, когда бог луны Нанна, бог-покровитель Ура, захотел обес-
Космогония и теогония шумеров вкратце описывается следу- печить благополучие и процветание своей области, он отправился
ющим образом. Изначально существовал вечный первичный океан. в Ниппур на корабле, нагруженном дарами, и обрел таким спосо-
Затем в его глубинах появилась гора, состоящая из неба (бог АН) бом щедрое благословение Энлиля.
и земли (богиня Ки), слитых воедино. Рожденный ими бог возду- Один из наиболее содержательных шумерских мифов по-
ха Энлиль отделил отца от матери и создал растения и живот- священ тому, как бог Энки установил порядок во всей вселенной.
ных. Известно также, что богиня Нинлиль пленила Энлиля, уви- Миф начинается хвалебным гимном, обращенным к Энки, кото-
девшего ее во время купания. Плодом их любви был бог луны рый надзирает за всем сущим и от которого зависит плодородие
Наина, а детьми последнего — бог солнца Уту и богиня плодоро- полей, садов и плодовитость стад скота. Затем следует вложен-
дия Инанна (по другой версии, она дочь бога неба Ана). ная в уста Энки песнь самовосхваления, где говорится о его вза-
Уже говорилось, что число мифов, посвященных устройству имоотношениях с главными божествами пантеона — Аном, Энли-
земли, сотворению человека и внедрению цивилизационных нов- лем и Нинту — и с менее значительными божествами — Анун-
шеств, достаточно велико. В качестве персонажей в этих мифах наками, которые ниже воздают почести Энки. Затем описывают-
фигурируют: бог воздуха Энлиль, бог вод Энки, богиня-мать Нин- ся храм Энки, его путешествие в ладье макурру по лагуне Пер-
хурсаг (известна также под именами Нинмах и Нинту), бог юж- сидского залива и богато нагруженные дарами ладьи, пришедшие
ного ветра Нинурта, бог луны Нанна, бог кочевников Марту и в Ниппур, дабы почтить Энлиля, из разных стран, именуемых
богиня Инанна (особенно в ее взаимоотношениях с ее супругом Маган, Дильмун и Мелухха (видимо, из Сомали, Бахрейна и Ин-
Думузи). Но главными божествами-демиургами обычно выступа- дии).
ют Энлиль и Энки. Далее в этом мифе следует выделить такие мотивы, как
Энлиль был наиболее значительным божеством шумерского благословение Энки Шумера и других стран — Мелуххи, Дильму-
пантеона. Из мифологии известно, что он порождает бога луны Наину, на и прочих, которые он наделяет деревьями и тростником, ско-
а также Нинурту, Нингирсу, ряд божеств Подземного царства и т. д. том, птицами, золотом и т.д.; после того как Энки определяет
96 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА АРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 97

судьбы разных стран, составляющих, в представлении шумеров леделия или скотоводства. Энки и Энлиль объявляют победи-
весь обитаемый мир, он осуществляет серию актов, долженствую- тельницей Ашнан.
щих обеспечить плодородие земли: он наполняет Тигр свежей водой Вторая версия творения человека содержится в мифе об Энки
назначает для надзора за водами Тигра и Евфрата бога Энбибул- и Нинмах. В этом мифе говорится о сотворении человека «из
лу, «надзирателя каналов», наделяет болота и тростниковые за- глины, что над бездной», и эта тема выглядит более органичной,
росли рыбой и назначает бога, «любящего рыбу», для надзора за хотя и здесь присутствуют искусственные мотивы: например, цель,
ними. Таким же образом он обращается к морю и назначает для с которой создан человек — трудиться на богов и кормить их
надзора за ним богиню Нанше (богиню-толковательницу снов, воз- жертвами. Именно с этого мотива — боги испытывают затрудне-
можно, дочь Энки). Наконец, Энки заставлять падать на землю ния, когда добывают себе пищу — и начинается этот миф. Боги
животворящий дождь и назначает для надзора за ним бога бури жалуются на свою участь, однако Энки — бог вод и одновременно
Ишкура. бог мудрости — пребывает в глубине вод и не может их услы-
После этого Энки переходит к удовлетворению культурных шать. По этой причине его мать Намму, Первоморе, «матерь, поро-
нужд земли и заботится о плуге, ярме и бороне, назначает Энким- дившая всех богов», сообщает Энки о жалобах богов, говоря:
ду, земледельца бога Энлиля, для надзора за ними. Потом он произво- О мой сын, поднимись с ложа... мудрое сделай,
дит на свет различные злаки и плоды, заботится о мотыге и фор- Сотвори богам слуг, да порождают себе подобных.
ме для изготовления кирпичей, выкладывает фундамент и строит Обдумав задачу, Энки призывает на помощь «сонм» добрых
«дом», назначая в каждом отдельном случае ответственное за то и благородных творцов и говорит своей матери Намму:
или иное нововведение божество.
Энки уделяет внимание также горным странам, покрывает их О мать, создание, что ты назвала, существует,
Придай ему образ богов.
земли растительностью, умножает их скот, возводит стойла и за- Смешай сердце глины, что над бездной,
гоны, оделяет скот жиром и молоком и назначает надзирать за Добрые и благородные творцы сгустят глину,
скотом «царя гор» Сумукана и бога пастухов Думузи. Он прово- Ты же, ты сотвори члены.
дит границы — видимо, городов и государств, устанавливает ме- Нинмах потрудится больше тебя,
жевые камни и назначает бога солнца Уту «для надзора за всей Богини [рождения] помогут тебе в работе.
О мать, начертай ему судьбу,
вселенной». Наконец, он заботится о том, что является делом жен- Нинмах придаст ему форму богов,
щин, в особенности о прядении и ткачестве, и передает их под Это — человек...
надзор богини одежды и ткачества Утту.
Энки и Энлиль выступают также в роли творцов человече- Поэма повествует далее о сотворении некоторых несовершен-
ства. О появлении людей на земле повествуют два шумерских мифа. ных человеческих типов с очевидной целью объяснить, как появи-
В одном из них создание людей является как бы второстепенным лись эти не соответствующие норме творения. Рассказывается о
мотивом. Здесь рассказывается о богине скота Лахар и ее сестре, пире, устроенном Энки для богов, дабы отпраздновать сотворение
богине зерна Ашнан, которых сотворили Энки и Энлиль для того, человека: Энки и Нинмах слепили его из глины, замешанной на
чтобы божества земли и подземного мира Ануны могли пользо- крови какого-то убитого бога. На этом празднестве Энки и Нин-
ваться плодами земледелия и скотоводства, тогда как до этого мах выпивают много вина, и Нинмах берет немного глины, что над
они пили воду и ели траву. Для Лахар Энки и Энлиль устрои- бездной, и создает шесть разновидностей людей, отклоняющихся
ли загоны, Ашнан одарили плугом и ярмом. Но Ануны, согласно от нормы (бесплодную женщину — видимо, рабыню, царского ев-
мифу, никак не могут научиться есть хлеб и пить молоко. Тогда-то нуха и пр.), а Энки начертывает им судьбу и дает им хлеба для
боги и решили создать человека, которому, очевидно, и предстоя- еды.
ло приносить Анунам жертвы. Одна из сюжетных линий этого Затем Энки решает сам заняться творением. Способ, каким он
мифа — затеянный богинями спор по поводу превосходства зем- это делает, неясен, но, как бы то ни было, созданное им существо
98 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 99
оказывается неудачным. Энки хочет, чтобы Нинмах помогла это- Нинлиль богиня Нунбаршегуну. Однажды Нунбаршегуну так на-
му несчастному созданию, и он обращается к ней так: ставляет дочь, по одной версии — скорее желая устроить брак
Тому, кого руки твои сотворили, я начертал судьбу, Дал Нинлиль и Энлиля, по другой — предостерегая дочь от прогулки
ему хлеб для еды. и предрекая ей несчастье в случае ослушания.
Начертай судьбу тому, кого руки мои сотворили,
Дай ему хлеб для еды. В чистом потоке, женщина, вымойся в чистом потоке,
Нинлиль, ступай вдоль берега Нунбирду, Огненноокий
Нинмах пытается помочь существу, но все напрасно: она гово- владыка, огненноокий, Великая гора, отец Энлиль,
рит с ним, но оно не может ответить, дает ему хлеб для еды — огненноокий, тебя увидит, Пастырь... сулящий судьбы,
существо не тянется за ним; оно не может ни сидеть, ни стоять, ни огненноокий, тебя увидит, Тотчас тебя обнимет, тебя
согнуть колени. Похоже, что боги начинают между собой ссору, и поцелует.
Нинмах проклинает Энки за то, что он сотворил это больное, бес- Нинлиль следует наставлениям своей матери. Энлиль при встре-
сильное существо. че говорит с нею, но богиня не хочет уступить его страсти. Тогда
Олицетворением умирающих и воскресающих сил природы Энлиль призывает своего сына и советника Нуску. Нуску приво-
являются в шумерских мифах верховный бог Энлиль в песне, по- дит ладью, и Энлиль во время плавания по реке силой овладевает
священной его женитьбе на богине Нинлиль и рождению его пер- Нинлиль, которая зачинает бога луны Нанну. Боги приходят в
венца — лунного бога Нанны, — а также Инанна, богиня любви и ужас от этого безнравственного поступка и, хотя Энлиль их царь,
плодородия, и ее супруг, пастуший бог Думузи. Применительно к хватают его и изгоняют в Подземное царство:
обоим мифам специалисты обычно отмечают выраженную в них Энлиль прогуливается в Киуре
идею «заместителя», которого вынуждено оставить вместо себя в (личном святилище Энлиля),
Подземном царстве покинувшее его божество. Этот заместитель Когда Энлиль прогуливается в Киуре,
(заместители) расцениваются как своего рода его выкуп, как реа- Великие боги, их пятьдесят, Боги судеб,
лизация формального требования компенсации «за голову — го- семеро их, Хватают Энлиля в Киуре
[говоря]: «Энлиль, грешник, из города
лову» . Одновременно это в каком-то смысле попытка обойти за- изыди...»
кон, незыблемый для всякого, кто вошел в «страну без возврата»,
и здесь же выражена мотивация определенного равновесия, гар- Энлиль, в соответствии с судьбой, начертанной ему богами,
монии между мирами живых и мертвых, В аккадском тексте о отправляется в преисподнюю, однако Нинлиль, которая теперь
нисхождении в преисподнюю Иштар (в шумерской традиции она носит ребенка, отказывается остаться в городе и следует за Энли-
соответствует Инанне) последняя идея проводится более последо- лем в вынужденное путешествие в Подземное царство. Это беспо-
вательно в виду угрозы нарушения сложившегося равновесия: коит Энлиля, ибо его дитя Нанна, которому предназначалась власть
«Подниму я мертвых, чтоб живых пожирали, — станет меньше над самым крупным небесным светилом, будет вынужден обитать
тогда живых, чем мертвых», — обращается Иштар к стражу ворот в темноте преисподней. Дабы избежать этого, он придумывает сле-
Подземного царства, и та же реплика вкладывается в уста Иштар в дующий план: на своем пути из Ниппура в Подземное царство он
встречает трех человек — вероятно, младших божеств: приврат-
эпосе о Гильгамеше.
ника у городских ворот Ниппура, «человека реки Подземного
Миф об изгнании Энлиля в Подземное царство помимо всего царства» и перевозчика умерших в преисподнюю; все трое со-
прочего свидетельствует еще и о том, что власть его не является ответствуют трем стражам Подземного царства. Энлиль пооче-
неограниченной. В нем рассказывается следующее. редно принимает облик каждого из них — это один из первых
Когда люди еще не были сотворены и город Ниппур был известных нам примеров божественных метаморфоз — и зачи-
населен одними богами, его «юношей» был бог Энлиль, его «юной нает с Нинлиль трех богов Подземного царства. Эти боги, по всей
девой» была богиня Нинлиль, «старухой» же Ниппура была мать видимости, представляют собой жертву-замену Энлилю, его суп-
100 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 101

руге Нинлиль и их сыну Наине. В результате Наина получает видимому, Инанна предполагает, что она не вернется из Подземно-
возможность вознестись на небеса. го царства. Уходя с земли, она покидает сразу девять храмов Шу-
Немало шумерских мифов группируется вокруг образов богини мера, где существует ее культ.
любви и плодородия Инанны (аккадской Иштар) и ее супруга, Царицей Подземного царства является старшая сестра Инан-
бога-пастуха Думузи (сиро-финикийского Таммуза). По одному ны, ее злейший враг Эрешкигаль, шумерская царица смерти и
из мифов Инанна предпочитает в качестве своего супруга бога- мрака. Опасаясь, что Эрешкигаль может предать ее смерти, Инан-
земледельца Энкимду, тогда как ее брат, солнечный бог Уту, на наставляет перед уходом своего визиря Ниншубура. Если че-
отдает предпочтение Думузи. Думузи возмущен тем, что Инанна рез три дня она не возвратится, он должен оплакать ее гибель на
отказывает ему в браке, поскольку, по его мнению, Энкимду не «холмах погребальных», а затем должен пойти в Ниппур, город
имеет по сравнению с ним никаких преимуществ. Энкимду же- Энлиля, и умолять его спасти Инанну и не дать ей быть умерщв-
лает решить ссору мирным путем, но Думузи недоволен и при- ленной в Подземном царстве. Если Энлиль откажется, Ниншубур
бегает к угрозам. Энкимду приходится уступить, и Думузи тем должен идти в Ур, город бога луны Нанны, и повторить там свои
самым добивается Инанны. Согласно другой версии, Думузи, ви- мольбы. Если ему откажет и Наина, он должен пойти в Эреду,
димо, был с готовностью принят город бога мудрости Энки, который «знает пищу жизни», «знает
Инанной в качестве супруга, одна- воду жизни» и, несомненно, придет на помощь Инанне.
ко он не мог и вообразить, что этот Затем Инанна спускается в Подземное царство, где у ворот ее
рак с Инанной приведет его к по- встречает главный привратник Нети, которой желает знать, кто
гибели и его в буквальном смысле она такая и зачем пришла. Инанна выдумывает ложную причину
утащат в ад. Об этом рассказывает- своего прихода, и привратник, согласно указаниям Эрешкигаль,
ся в одном из наиболее известных проводит Инанну через семь ворот Подземного царства. При этом,
и хорошо сохранившихся шумерс- по мере того как она проходит через ворота, с нее по частям снима-
ких мифов, именуемом «Сошествие ют одежды и украшения, что, видимо, лишает ее магической силы —
Инанны в Подземное царство». ме. Наконец, ее проводят через последние ворота и, совершенно
Миф рассказывает следующее. обнаженную, ставят на колени перед Эрешкигаль и семью ужас-
Инанна, «царица небес», богиня ными судьями Подземного царства — Ануннаками. Здесь в поэме
любви и войны, ставшая супругой говорится, что Эрешкигаль
сватавшегося к ней пастушьего бога На нее взглянула — в глазах ее смерть,
Думузи, решает спуститься в Под- Слова изрекла — в словах ее гнев, Вопль
земное царство. Текст не дает отве- издала — проклятия вопль, Ту, что
вошла, превратила в труп И труп повесила
та, для чего она это делает; возмож- на крюк...
но — чтобы стать владычицей Под-
земного царства. Как бы то ни было, Инанна, следовательно, превращается в труп, подвешенный на
она облекается в царские одежды и крюке на стене.
украшает себя драгоценностями. По- Через три дня и три ночи Ниншубур, видя, что его госпожа
не возвращается, начинает свой обход богов. И Энлиль, и Наина,
как и предполагала Инанна, отказывают ей в помощи. Однако
Энки придумывает план ее возвращения к жизни. Он создает два
бесполых существа, кургарру и калатурру — нечто вроде шутов
или уродцев, вверяет им «пищу жизни» и «воду жизни» и велит
отправиться в Подземное царство, где Эрешкигаль, «мать-роди-
102 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 103
тельница», лежит в муках родов «из-за своих детей», ничем не
прикрытая, и непрерывно стенает: «О мои внутренности, о мое
тело!» Здесь в тексте остается неясным, действительно Эрешки-
галь испытывает муки родов, имитирует она их или ее состояние
только сравнивается с родовыми муками? Возможно, ей не удает-
ся разрешиться от бремени, оттого что Инанна — богиня плодоро-
дия — мертва?
Наученные богом Энки его посланцы должны сочувственно
вторить крику Эрешкигаль и добавлять: «От твоих внутреннос-
тей к моим внутренностям, от моего тела к твоему телу», т. е. вы-
сказывать благопожелание (возможно, заговор-заклятье), чтобы их
здоровье перешло к Эрешкигаль. Как предсказывал Энки, им пред-
ложат в качестве подарков воду рек и зерно полей Подземного
царства, вкусив которые, они попадут во власть Эрешкигаль. Они
не должны их принимать и вместо этого должны сказать: «Дай
нам тело, висящее на крюке», а затем посыпать тело «пищей жиз-
ни» и окропить его «водой жизни» и воскресить тем самим Инанну. земное царство, где она подверглась мучениям и смерти, Думузи,
Кургарру и калатурру, посланцы Энки, выполняют его указания, согласно тексту поэмы, «надел прекрасные одежды, воссел на вы-
и Инанна возвращается к жизни. соком троне», т. е. праздновал и предавался веселью. Разгневан-
ная Инанна окидывает его «взглядом смерти» и передает в руки
Однако когда Инанна хочет покинуть Подземное царство, боги
демонов, чтобы те отнесли Думузи в подземный мир.
подземного мира хватают ее со словами:
Думузи плачет и взывает к богу солнца Уту, брату Инанны.
Кто из спустившихся в мир подземный выходил Он просит Уту помочь ему избежать когтей демонов:
Невредимым из мира подземного? Если Инанна
хочет подняться на землю, За голову голову пусть ...О Уту, ты брат моей жены! Я
оставит... супруг твоей сестры! Преврати мои
руки в ноги газели, Преврати мои
Инанна, следовательно, должна представить себе замену. Ей ноги в ноги газели, И я от демонов
дозволено подняться на землю, но лишь в сопровождении злых убегу...
демонов богини Эрешкигаль — гала, которые должны вернуть ее Но, несмотря на то что Уту трижды превращает Думузи в
в преисподнюю, если она не представит готовое занять ее место газель, демоны гала всякий раз Думузи настигают и наконец рвут
божество-заместителя.
его тело на части. Думузи, таким образом, вынужден отправиться в
Окруженная этими отвратительными демонами, Инанна преж- Подземное царство в качестве возмещения за Инанну. Инанна, ос-
де всего посещает шумерские города Умму и Бад-тибиру. Их покро- корбленная супруга Думузи, выдает таким образом его вместо себя
вители боги Шара и Латарак при виде посланцев Подземного Эрешкигаль.
царства приходят в ужас, облачаются в рубища и ползают перед Единый цикл песен о нисхождении Инанны в преисподнюю
Инанной в пыли. Богиня, видимо, удовлетворена их смирением, и, составляют также другие песни и плачи по поводу безвременной
когда демоны грозят утащить богов в преисподнюю, она удержи-
кончины Думузи. Здесь рассказывается о сватовстве Думузи к
вает их и тем самым спасает жизнь двум богам. Затем Инанна в
Инанне, об их юной любви, о вещих снах героя и его предчув-
сопровождении демонов Эрешкигаль прибывает в Кулаб, приго-
ствии скорой гибели, об отчаянной попытке с помощью солнечного
род Урука, покровителем которого является бог-пастух Думузи.
бога избежать ее и о мучительной смерти от рук злобных демо-
Вместо того чтобы оплакивать сошествие своей супруги в Под-
нов. Тут Инанна выступает по отношению к Думузи носителем
ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 105
104 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
злого начала, что, впрочем, не мешает ей скорбно оплакивать кон- ся каким-то образом — в этом месте глиняная табличка, на которой
чину Думузи. записан текст, повреждена — добиться возвращения богини-матери
У Инанны есть двойник-антипод — сестра Думузи Гештинан- и излечения умирающего бога вод. Нинхурсаг усаживает Энки у
на («Виноградная лоза небес»), как о ней рассказывается в тек- своего лона и, опросив о том, какие восемь органов его тела причи-
стах — «певунья», «колдунья», «вещунья», «толковательница снов». няют ему страдания, производит на свет восемь соответствующих
Гештинанна — олицетворение доброго начала, спасительница Ду- божеств-исцелителей. Энки таким образом возвращается к жизни.
музи. Несмотря на мучительные пытки, она пытается не выдать Уже говорилось, что образ бога-героя несвойственен шумерской
брата демонам Подземного царства. Когда те все же захватывают литературе и мифологии. Имеются всего два эпических текста, где
его, она готова стать искупительной жертвой за него и доброволь- героями являются божества: песня о борьбе богини Инанны с
но спуститься в преисподнюю вместо любимого брата. Согласно олицетворением подземного мира Куром, названным в тексте «гора
этой версии мифа, третейский суд богов (в роли судьи выступает Эбех», и бога Нинурты со злым демоном Асагом, тоже обитателем
Инанна) оказывается традиционным: полгода будет проводить на Подземного царства. Причем Нинурта выступает здесь еще и как
земле Думузи, полгода — его сестра Гештинанна. герой-первопредок: он сооружает плотину-насыпь из груды
В этом цикле мифов представление о боге Думузи как вопло- камней, чтобы отгородить Шумер от вод первозданного океана,
щении умирающих и воскресающих сил природы кажется более которые Асаг удерживал и которые разлились в результате его
наглядным, нежели в мифе об Энлиле, его супруге Нинлиль и смерти, а воды, уже затопившие поля, отводит в Тигр.
лунном боге Наине. Согласно последнему мифу, Шарур — божественное оружие
Согласно другому мифу — об острове Дильмун (первоначаль- Нинурты, бога ураганного южного ветра, видимо, воплощенное в
ной родине шумеров в Персидском заливе), Дильмун — «чистая», его булаве, — восхваляет Нинурту и побуждает его напасть на
«непорочная» и «светлая» страна, «страна живых», не знающая Асага, демона болезней, обитающего в Куре, т. е. в Подземном цар-
ни болезней, ни смерти. Однако ей недостает пресной воды, столь стве, и уничтожить его. Однако при первой попытке противник,
необходимой для животной и растительной жизни. Поэтому бог Асаг, оказывается Нинурте не по силам, и Нинурта «мчится прочь,
вод Энки приказывает богу солнца Уту наполнить Дильмун прес- как птица». Шарур вновь обращается к Нинурте, стремясь при-
ной водой, добытой из земли. Таким образом, Дильмун превраща- дать тому уверенность и внушить мужество. Нинурта яростно об-
ется в божественный сад с плодоносными полями и лугами. В рушивается на Асага со всем оружием и уничтожает демона. Но
этом раю богов богиня Нинхурсаг, великая матерь шумерских бо- подземные воды Кура поднимаются на поверхность, и в результа-
гов, взращивает восемь растений, что удается ей не без трудностей, те пресные воды не достигают полей и садов. Боги Шумера, отве-
в результате процесса, в котором участвуют три поколения богов. чающие за подготовку его земли к возделыванию и за орошение,
Но так как Энки желает попробовать эти растения, его посланец, приходят в отчаяние: Тигр более не поднимается, в его русле нет
двуликий бог Изимуд, срывает их одно за другим и передает сво- больше «хорошей» воды:
ему господину Энки, который их съедает. После этого разгневан- Был сильный голод, ничто не росло,
В речках нельзя было вымыть руки,
ная Нинхурсаг изрекает ему смертельное проклятье и исчезает Воды больше не поднимались, Поля
из собрания богов. больше не орошались...
Вследствие этого здоровье Энки начинает ухудшаться, восемь
Тогда Нинурта, сын Энлиля, сотворил великое. Он взгромоз-
его органов поражены болезнью, боги в знак траура сидят в пыли,
дил над Куром груду камней и возвел перед Шумером как бы
Энлиль, царь богов, кажется, не может помочь Энки, и тогда к богам
большую стену. Эти камни сдерживали «могучие воды», и воды
с речью обращается лиса (вероятно, это один из первых в мифоло-
Кура не могли больше подниматься на поверхность земли. Те же
гии примеров, когда персонажем мифа выступает животное). Лиса
воды, которые уже залили страну, Нинурта собрал и отвел в Тигр,
говорит Энлилю, что, если ее должным образом вознаградят, она
который, переполненный, мог теперь орошать поля.
берется возвратить Нинхурсаг назад. И действительно, лисе удает-
106 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 107
Об этом говорится следующим образом: ной бездне, Абзу, обитает Владыка мудрости Энки, которому ведо-
Что было рассеяно, он собрал, То, что из мы все законы, управляющие жизнью людей. Инанна собирается
Кура было рассеяно, Он отвел и честным путем или с помощью обмана овладеть ими и принести в
сбросил в Тигр, Высокие воды пролил свой город Урук. Когда Инанна приближается к Абзу, Энки зовет
тот на поля. Смотри, теперь все, что есть своего вестника Изимуда и, попав под обаяние чар Инанны, просит
на земле, Радуется Нинурте, царю Изимуда привести ее в Абзу, угостить едой, водой и пивом и при-
страны, Поля обильно дают зерно,
Виноградник и сад приносят плоды... ветствовать ее. Изимуд исполняет поручение своего господина, Инан-
на и Энки усаживаются пировать, а затем Энки восклицает:
Между тем прослышавшая о великих деяниях своего сына
его мать Нинмах охвачена любовью к нему и беспокойством. Она Клянусь могуществом, клянусь моим могуществом,
Чистой Инанне, моей дочери*, я подарю божественные законы.
не может из-за этого уснуть и обращается издали к Нинурте с
мольбой разрешить посетить его и взглянуть на него. Нинурта После этого опьяненный Энки передает Инанне более ста ме —
отвечает ей: божественных законов, которые выглядят вполне вещественно:
Инанна погружает на свою ладью верховную власть, силу богов,
Госпожа, раз ты хочешь явиться в Кур,
Нинмах, если ради меня ты войдешь власть «пастыря», т. е. правителя, жреческие должности, долю свя-
во враждебный край, щенной блудницы нугиг, разного рода ремесла и т. д. Инанна от-
Если ты не боишься ужаса битвы, коим я окружен, бывает со своей ладьей и ее бесценным грузом, однако протрез-
Пусть же холм, что насыпал я, герой, Впредь вевший Энки обнаруживает, что ме исчезли из хранилища. Изи-
зовется Хурсаг, и ты будь царицей его. муд объясняет ему, что он сам подарил их своей дочери Инанне.
«Хурсаг» — по-шумерски «лесистая гора», и таким образом Обеспокоенный Энки сожалеет о содеянном и отправляет своего
богиня Нинмах — «Великая госпожа» — получает здесь второе вестника Изимуда в сопровождении пяти морских чудовищ лаха-
имя — Нинхурсаг — «Госпожа лесистой горы». ма, чтобы те настигли Инанну и ее ладью на пути между Эреду
Далее Нинурта благословляет Хурсаг, чтобы гора могла произво- и Уруком и отняли у Инанны ее ладью. Самой Инанне, однако,
дить все виды лекарственных трав, вино и мед, различные деревья, дозволено продолжить свой путь к Уруку пешком.
золото и другие металлы, а также всех «четвероногих тварей». Изимуд и чудовища действительно перехватывают богиню и
Затем Нинурта обращается к камням, проклиная те, что были его пытаются забрать ладью Инанны и ее груз. Инанна грубо бранит
врагами в битве с Асагом, и благословляя те, что были его по- Энки за нарушение слова и обращается за помощью к своему
мощниками. советнику богу Ниншубуру. Тот спасает Инанну и ее ладью от
Не все мифы об Инанне имеют отношение к ее супругу Думу- Изимуда и морских чудовищ. Энки вновь и вновь посылает Изи-
зи. В одном из них говорится о том, как богиня хитростью овладе- муда и чудовищ, чтобы те захватили ладью Инанны, и всякий раз
вает могущественными и таинственными законами, называемы- Ниншубур приходит на помощь своей госпоже. В конце концов,
ми словом ме. Считалось, что они управляют человеческими и после семи схваток на семи стоянках по дороге из Эреду к Уру-
божественными установлениями; ими могли обладать города и ку, невредимые Инанна и ее ладья прибывают в Урук, где восхи-
храмы; они могли воплощаться в предметах, могли покидать сво- щенные и ликующие жители по одному выгружают из ладьи
его обладателя. божественные законы ме.
Согласно мифу, Инанна, царица небес и покровительница горо- Смертные, как правило, играют в шумерских мифах скромную
да Урука, желает увеличить благополучие и процветание своего роль. Тем более кажется важным привести два соответствующих
города, сделать его центром Шумера и тем возвысить его и свои мифа: об Инанне и садовнике и о потопе.
собственные имя и славу. Она решает отправиться в Эреду, древ- Согласно первому мифу, жил некогда садовник Шукалитудда,
все усердные труды которого приводили к одним лишь неудачам.
нюю и почитаемую обитель шумерской культуры, где в своей вод-
* Инанна называется дочерью Энки иносказательно.
108 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА АРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 109
Хотя он тщательно орошал свои грядки, растения увядали, все, о сказ вводится Зиусудра, образ которого параллелен образу биб-
чем он усердно заботился, превращалось в пустошь. Поэтому са- лейского Ноя, благочестивый и богобоязненный царь Шуруппака,
довник обратил свой взор к востоку и западу, изучил приметы, постоянно обращающийся к божественным видениям и откро-
постиг божественные законы и, благодаря обретенной мудрости, вениям. Зиусудра слышит голос божества, вероятно Энки, из-
посадил в саду дерево сарбату (что это за дерево, остается неяс- вещающий его, что собрание богов решило послать на землю потоп
ным), тень которого простиралась от восхода до заката. В резуль- и «истребить семя человечества».
тате сад Шукалитудды расцвел всеми видами растений. Далее Видимо, дальше должны следовать наставления Энки по час-
рассказывается, что уставшая Инанна однажды прилегла на землю ти строительства огромного корабля, но табличка здесь поврежде-
недалеко от сада Шукалитудды, он же воспользовался усталостью на. Текст ее возобновляется, когда потоп уже обрушился на землю
богини и овладел ею. Когда настало утро и взошло солнце, Инан- и бушует семь дней и ночей. Затем появляется бог солнца У ту,
на решила во что бы то ни стало найти обесчестившего ее смерт- освещает и согревает землю, перед ним простирается Зиусудра и
ного. С этой целью она наслала три бедствия, поразившие Шумер приносит ему в жертву быков и овец. Последние сохранившиеся
и чем-то напоминающие ветхозаветные казни египетские: Инан- строки мифа повествуют об обожествлении Зиусудры (и тот же
на наполняет кровью все водные источники страны, и пальмовые мотив прослеживается в более поздних мифологических версиях
рощи и виноградники пропитываются кровью; она насылает на о потопе древнего Двуречья): после того как он простерся перед
страну разрушительные бури; сущность третьего бедствия неясна, Аном и Энлилем, ему были дарованы «жизнь, как богу» и «веч-
так как в этом месте текст таблички поврежден. Однако, несмотря ное дыхание» и он вместе с супругой был перенесен в Дильмун,
на насланные ею бедствия, Инанна не может обнаружить своего божественную райскую страну, «место, где восходит солнце».
оскорбителя, ибо после каждого бедствия садовник отправляется в Существует шумерский миф, который, хотя и посвящен только
дом своего отца и извещает того об угрожающей ему, Шукалитуд- богам, любопытен тем, что сообщает некоторую информацию о се-
де, опасности. Отец советует Шукалитудде направить свои стопы митских кочевых народах, известных как марту. Действие проис-
к «народу черноголовых», т. е. к народу Шумера, и держаться ходит здесь в Нинабе, «городе городов, стране благородства», кото-
поближе к городским центрам. Шукалитудда следует совету отца, рый не удается идентифицировать с одним из реальных истори-
и Инанна не может его найти. ческих центров Двуречья. Его божеством-покровителем является,
Убедившись, что она не может отомстить за нанесенное ей ос- видимо, бог Марту, божество кочевых семитов, обитавших к запа-
корбление, Инанна решает отправиться в Эреду, в дом бога Энки, ду и юго-западу от Шумера. Текст повествует о том, что Марту
и попросить у него совета и помощи. К сожалению, табличка, на решает жениться и просит свою мать найти ему жену, однако
которой записан текст этого мифа, здесь обломана, и конец расска- мать советует ему пойти и отыскать жену согласно собственному
за остается пока неизвестным. желанию. Однажды, гласит далее текст, в Нинабе был устроен ве-
На одной, уцелевшей лишь на треть табличке сохранился ши- ликий праздник, и на него пришел со своими женой и дочерью
роко известный рассказ о потопе, столь важный для сравнительно- Нумушда, бог-покровитель Казаллу, города-государства на северо-
го исследования текста Библии. Этот текст, содержащий соответст- востоке Шумера. Во время празднества Марту совершает некое
вующий мифологический материал, является древнейшим из героическое деяние, радует Нумушду, и тот в награду предлагает
существующих. Начало таблички отломано, и первые сохранив- Марту серебро и лазурит. Марту отказывается и просит в награ-
шиеся строки повествуют о сотворении человека, растительности ду руку его дочери. Нумушда дает свое согласие, его дочь — тоже,
и животных, о небесном происхождении царской власти, об осно- хотя ее подруги и пытаются отговорить ее от брака с Марту:
вании и наименовании пяти допотопных городов, переданных
под покровительство пяти божествам. Из текста далее видно, что Он живет в шатрах, под дождем и ветром,
многие божества были опечалены решением богов устроить потоп Ест невареное мясо,
Не имеет дома, пока он жив,
и уничтожить человечество. В качестве главного персонажа в рас- Ни могилы, когда умрет.
110 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 111
К числу памятников шумерской литературы, включавших меркара, эна (т. е. правителя) Урука, с эном Аратты — города,
мифологический материал, принадлежат также многочисленные расположенного «за семью горами». В обоих текстах важную роль
гимны богам, рассчитанные на чтение их вслух хором или отдель- играют сказочные элементы — волшебные загадки и колдов-
ным жрецом. Обычно в гимне восхваляется божество, перечисля- ство. Возможно, что тема состязания и вражды двух городов-
ются деяния, имена и эпитеты бога. Большинство дошедших до государств могла иметь какую-то историческую первооснову: судя
нас гимнов сохранилось в школьном каноне города Ниппура. Чаще по многим данным, сказочная Аратта — реально существовавший
всего они посвящены Энлилю, его богу-покровителю, и другим город на Иранском нагорье, с которым Урук связывали торговые
божествам его круга. Но имеются и гимны царям и храмам (на- отношения.
пример, храму Энлиля). Однако царям гимны посвящались толь- В первом тексте рассказывается о споре между Энмеркаром и
ко в случае их обожествления. правителем — верховным жрецом Аратты, предлагающими друг
Богослужебными текстами являются также плачи, особенно другу ряд волшебных загадок. Успех по большей части остается
плачи о народных бедствиях, однако самый древний памятник на стороне Энмеркара, так как ему покровительствует богиня Инан-
такого рода — не богослужебный: это плач о разрушении Лагаша на. Второй спор между ними касается статуи все той же богини
царем Уммы Лугальзагесси. В нем перечисляются разрушения, Инанны, возвращения которой требует правитель Аратты. Некий
произведенные в Лагаше, и их виновники. Остальные дошедшие жрец Аратты обещает при помощи волшебных средств победить
до нас плачи имели богослужебный характер: плач о гибели Ура, войско Урука. Положение Урука становится угрожающим, но жре-
плач о гибели Шумера и Аккада, лирико-эпический плач «Про- цу Аратты успешно противостоит богиня хлеба и мудрости Ни-
клятие городу Аккаде» (и его царю Нарам-Суэну), плач о гибели даба, покровительствующая Уруку.
царя Ибби-Суэна и пр.
Если Энмеркар считается сыном основателя I династии Уру-
К канону Ниппура относятся также и девять сказаний о под- ка Мескингашера, то Лугальбанда, которому тоже посвящены два
вигах героев, принадлежавших, согласно «Царскому списку» сказания, — четвертый правитель этой династии, сын Энмеркара,
III династии Ура (2100г. до н.э.), к полулегендарной I династии отец и родовой бог героя Гильгамеша. В этих рассказах, как и в
Урука. Имеются в виду Энмеркар, Лугальбанда и Гильгамеш. повествованиях цикла рассказов о Гильгамеше, говорится о путе-
Ниппурский канон, видимо, начал создаваться в период III династии шествиях героев в дальние страны. В первом случае Энмеркар,
Ура, цари которой были связаны с Уруком: ее основатель возво-
правитель и верховный жрец Урука, собирает войска Урука и его
дил свой род к Гильгамешу. Вместе с тем Ниппур был культовым
пригорода Кул аба в поход на Аратту. В походе принимают учас-
центром, всегда связанным с правящей в данное время династией.
тие семь полководцев, «братьев и друзей» Лугальбанды, и сам
Кроме того, Ниппур был крупнейшим в Шумере центром школь-
ного образования; канон урукских легенд, изучавшихся в школах Лугальбанда — видимо, их младший брат, еще юноша. В пути
Ниппура, изучался также и в других школах. Лугальбанда заболевает, и войско оставляет его одного, соорудив
ему укрытие и снабдив его пищей. «Если Лугальбанда умрет, —
Единой для произведений урукского цикла линией является
тема связи Урука с окружающим миром и мотив странствий ге- рассуждают братья, — на обратном пути из Аратты мы заберем
роев. Тема путешествия героя в чужеземную страну и испытания его труп». Но Лугальбанда поправляется; его спасает его предок
его моральной и физической силы в соединении с мотивом вол- и родовой бог — Уту-солнце, приносящий ему «травы жизни» и
шебных даров и волшебного помощника не только показывает «воды жизни».
степень мифологизации произведения, составленного как герои- Текст второго повествования логически связан с текстом пер-
ко-исторический памятник, но и позволяет вскрыть стадиально вого, и события здесь разворачиваются, когда Лугальбанда уже
ранние мотивы, связанные с обрядами инициации. поправляется. Он блуждает в горах Забуа, и его мечта — возвра-
Цикл Энмеркара, входящий в круг сказаний о героях Шуме- титься к войскам Урука. Исполинский орел Анзуд помогает Лу-
ра, включает два произведения, в центре которых — споры Эн- гальбанде: Лугальбанда разыскал гнездо Анзуда и в отсутствие
хозяина накормил лакомствами маленького орленка, а также изук-
ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 113
112 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
расил гнездо священным можжевельником. Растроганный орел волшебно-сказочными чертами: это могучий вождь, победитель
наделил Лугальбанду даром скорохода. Лугальбанда добирается вражеского войска. Текст начинается словами:
до войска Энмеркара, осаждающего Аратту. Энмеркар хочет от- Послы Аги, сына Эн-Менбарагеси, Из
править гонца к богине Инанне, чтобы узнать, в чем причина его Киша в Урук к Гильгамешу явились.
бед. Вызывается пойти только что оправившийся от болезни Лу- Гильгамеш перед старцами своего города
Держит речь, говорит слово...
гальбанда, хотя братья и друзья и отговаривают его. Лугальбанда
не слушает ничьих уговоров, пересекает семь гор, прибывает к лас- Послы Аги требуют, чтобы жители Урука участвовали в по-
ково встретившей его Инанне и узнает от нее, когда Урук победит стройке ирригационных сооружений, затеянной Кишем, угрожая в
Аратту: надо расчистить места, где учрежден культ Инанны близ противном случае войной. Гильгамеш выбирает войну, старейши-
Урука, срубить одиноко растущий, тамариск, выдолбить из него ны предпочитают мир. Гильгамеш собирает народное собрание —
челн (сосуд), выловить и сварить — видимо, в челне — огромную воинов, и те согласны воевать и выбирают Гильгамеша лугалем —
рыбу и принести ее в жертву Инанне. военным вождем, восклицая хором: «Ты лугаль, герой!» Ага осаж-
Гильгамеш — пятый правитель I династии Урука, сын Лугаль- дает Урук, Гильгамеш направляет к нему посла. Кульминацион-
банды и богини Нинсун (возможно, реальный Гильгамеш был ный момент повествования — появление Гильгамеша на город-
сыном правителя и жрицы богини, представлявшей ее при заклю- ской стене (напоминающее в «Илиаде» появление Ахилла над ста-
чении «священного брака»). Очевидно, вскоре после смерти он ном кораблей ахейцев в Трое):
был обожествлен: его имя, как и имя Лугальбанды, со знаками- На малых и старых Кулаба пало его сияние,
определителями божества встречается в списке богов из Фары Воины Урука схватились за оружие свое боевое, У
(XXVI в. до н.э.), в котором оба правителя Урука фигурируют ворот городских и в проулочках встали.
в качестве богов Подземного царства. В «Царском списке»
III династии Ура Гильгамеш выступает уже как мифологическая Ужас и смятение охватывают при его виде врага. Гильгамеш
личность. Со II тыс. до н.э. Гильгамеш стал считаться судьей в за- сокрушает вражеское войско и берет в плен Ату. В заключении
гробном царстве, защитником людей от злых демонов. звучит хор воинов, возносящих хвалу Уруку и Гильгамешу.
Этому наиболее популярному герою урукского мифологичес- В песне «Гильгамеш и гора бессмертных» герой с отрядом из
кого героического круга посвящены пять эпических песен. Гильга- 50 молодых неженатых воинов отправляется в горы за кедром. В
меш, как и герои двух предыдущих циклов, не обладает никаки- пути, перед тем как достичь цели, отряд должен преодолеть семь
ми сверхъестественными качествами, кроме чисто номинального горных перевалов. Родовой бог Гильгамеша — Уту-солнце — снаб-
родства с богами, иногда — силы и роста. Всеми своими подвига- жает Гильгамеша на дорогу семью чудесными помощниками —
ми герои Шумера обязаны или богам, или полученным от богов то ли живыми существами, то ли амулетами. В этом сказании
волшебным средствам. Они похожи, за редким исключением, не на Гильгамешу приходится бороться с чудовищем Хумбабой — стра-
героев эпоса, а на героев волшебных сказок. жем кедрового леса, обладающим семью волшебными лучами-мол-
Пять песен о Гильгамеше — это «Гильгамеш и Ага», «Гильга- ниями, чья власть пропадает, если срубать кедры. Гильгамеш побеж-
меш и гора бессмертных», «Гильгамеш и небесный бык», «Гильга- дает Хумбабу, который молит его о пощаде, и герой склонен его
меш, Энкиду и подземный мир» и «Гильгамеш в подземном мире». пощадить:
Первую песню — «Гильгамеш и Ага» — И.М. Дьяконов счи- Пусть пойманная птица вернется в свое гнездо,
тает дружинно-героической песней; в ней нет или почти нет со- Пусть пленник вернется в объятия своей матери.
бытий, которые не могли бы иметь места в действительности, нет Но слуга Гильгамеша Энкиду возражает герою: в этом случае
фантастических сцен и образов. Возможно, это была песня-были- ты сам не вернешься к собственной матери, — и отрубает голову
на; большая часть ее построена на диалогах. Как раз в этой песне, Хумбабе, чем вызывает гнев Энлиля. Последний предсказывает
созданной где-то в XXVII-XXVI вв. до н.э., Гильгамеш наделен не смерть убийце стража кедрового леса.
114 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 115
Есть точка зрения, что поход Некоторые из песен шумерского цикла сказаний о Гильгамеше
является здесь испытанием мо- были впоследствии использованы при составлении аккадской
ральных и физических сил ге- эпопеи о Гильгамеше.
роя, которому помогают волшеб-
ные помощники; иносказатель- МИФОЛОГИЯ АККАДА
но здесь может идти речь об
обряде инициации. С глубокой древности восточные семиты — аккадцы, занимав-
В песне «Гильгамеш и не- шие северную часть Нижнего Двуречья, были соседями шумеров
бесный бык», текст которой пло- и находились под сильным шумерским влиянием. Во второй по-
хо сохранился, герой борется с ловине III тыс. до н.э. аккадцы утверждаются на юге Двуречья,
небесным быком — чудовищем, чему способствует объединение Двуречья правителем города Ак-
посланным в Урук богиней каде Саргоном Древним в «царство Шумера и Аккада», проис-
Инанной, желающей отомстить шедшее во второй половине XXIV в. до н.э. Позднее эта террито-
Гильгамешу за отказ разделить ее рия стала называться Вавилонией. История Двуречья во II тыс.
любовь. до н.э. — это уже история семитских народов. Однако формирова-
В песне «Гильгамеш, Энки- ние нового этноса путем слияния шумерского и аккадского наро-
ду и подземный мир» Гильга- дов происходило постепенно, и вытеснение шумерского языка ак-
меш убивает по просьбе боги кадским (вавилоно-ассирийским) не означало замены шумерской
ни Инанны птенца исполинской культуры семитской. Даже тогда, когда жители Двуречья полнос-
тью перешли на аккадский язык, диалектом которого был язык
птицы Анзуд, поселившегося в
древнего Вавилона и Вавилонии, а разговорный шумерский язык
ветвях дерева хулуппу (шумер-
стал мертвым, последний оставался языком науки, религии и ли-
ский вариант мирового дерева),
тературы. Аккадская литература по своему происхождению тесно
посаженного в саду Инанны, и
связана с литературой шумерской, равно как и многие другие яв-
живущую в корнях дерева змею, а ления аккадской культуры связаны с культурой Шумера.
также изгоняет демоницу Лилит, Тут же следует отметить, что аккадские мифологические тек-
устроившую себе в дереве сты старовавилонского времени, т. е. первых веков II тыс. до н.э.,
жилище. Из корней и ветвей известны гораздо меньше, чем шумерские. Все основные источни-
срубленного дерева Гильгамеш ки вавилонской мифологии относятся ко II-I тыс. до н.э., т. е. ко
делает пукку и микку (барабан и времени значительно более позднему.
барабанные палочки?), но они проваливаются в подземный мир. В первой половине II тыс. до н.э. из числа семитских народов
Энкиду, раб и слуга Гильгамеша, берется их достать, но, не большую роль играли вавилоняне. Расцвета Вавилон достигает при
исполнив магических наказов Гильгамеша, остается в подземном шестом царе первой династии города Вавилона, Хаммурапи (1-я
мире навсегда. Гильгамешу мольбами удается упросить половина XVIII в. до н.э.), т. е. в период Старовавилонского цар-
властителя подземного мира Нергала вызвать душу Энкиду на ства, но уже при последних царях этой династии Вавилония под-
поверхность земли, и та рассказывает Гильгамешу о мрачном и вергается нашествию горных народов и приходит в упадок более
безысходном пребывании в Подземном царстве. чем на 500 лет.
Наконец, согласно версии песни «Гильгамеш в подземном Ассирия, испытавшая сильное влияния культуры Аккада —
мире», герой приносит в подземный мир дары его владычице Эреш- Вавилона, появляется на исторической арене как объединенное
кигаль и другим богам из ее окружения. государство примерно в XIVв. до н.э., а в конце VIII в. до н.э.
116 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 117

становится могущественнейшим государством Переднего Востока, ко ее супруг Нергал, подчинивший свою супругу. Это соответству-
распространившим свое влияние одно время даже на Египет. Имен- ет общему уменьшению числа женских божеств в вавилонской
но из дворцов ассирийских царей, главным образом из библиоте- мифологии, где они низведены до положения безликих супруг
ки знаменитого царя Ашшурбанапала (вторая треть VII в. до н.э.) своих мужей (особое положение сохраняют Иштар и богиня вра-
в столице Новоассирийского царства Ниневии, попала к нам зна- чевания Гула). Постепенно приобретает все большее значение культ
чительная часть литературных шумерских и аккадских текстов. бога Мардука, который к концу II тыс. до н.э. монополизировал
Причем почти, все дошедшие аккадские памятники являются об- почти все сферы божественной деятельности. Со временем в еди-
разцами не ассирийской, а вавилонской литературы, т. е. произ- ный образ божественного «Владыки» — Бела сливаются образы
ведениями, созданными вавилонскими авторами и на вавилон- Эллиля и Мардука, в Ассирии — Эллиля и Ашшура. В I тыс. до
ском языке. Ассирийской литературы как таковой практически не н.э. Мардука в ряде центров начинает постепенно вытеснять его
было, исключением здесь могут быть разве что анналы царей IX в. сын, бог писцового искусства Набу, имеющий тенденцию к тому,
до н.э., написанные на вавилонском литературном языке. чтобы стать общевавилонским божеством.
Религиозно-мифологические представления вавилонян, в том Памятники в основном I тыс. до н.э. дают возможность рекон-
виде как они сформировались, в значительной мере являются по струировать систему космогонических воззрений вавилонских тео-
своему происхождению шумерскими. Достаточно сказать, что все логов, хотя нет полной уверенности, что самими вавилонянами
аккадские божества — либо шумерские, либо издавна отождест- такая унификация была осуществлена. «Низ» (земля) был у них
вленные с шумерскими; пока не обнаружено ни одного раннего как бы отражением «верха» (небес). Вся вселенная как бы плавает
чисто семитского божества. Вавилонский бог солнца Шамаш — в мировом океане, земля уподобляется большому перевернутому
это шумерский бог Уту, богиня плодородия, любви, войны и рас- челну, а небо — твердому полусводу — куполу, накрывающему
при Вавилона Иштар была отождествлена с шумерской богиней мир. Все небесное пространство делится на несколько частей: «верх-
Инанной и рядом других богинь Шумера, бог ветра и бури Адад — нее небо Ану», «среднее небо», принадлежащее Игигам, и «нижнее
с Ишкуром, лунное божество Син — с Нанной. Верховное боже- небо», уже видимое людям, на котором располагаются звезды. Все
ство шумеров, покровитель Ниппура, центра древнейшего шумер- небеса сделаны из разных пород камня, например «нижнее небо» —
ского племенного союза, Энлиль приобрел семитское имя Бел, что из синей яшмы. Над этими тремя небесами помещаются еще четы-
значит «Владыка» (на аккадском языке «Энлиль» читается как ре неба. Небо, как здание, покоится на основании, прикрепленном к
«Эллиль»). Возможно, мы не в состоянии обнаружить следов соб- небесному океану колышками, и, подобно земному дворцу, защи-
ственно семитских божеств потому, что семиты называли своих щено от воды крепостным валом. Внешняя сторона купола излучает
богов главным образом именами нарицательными. Так, имя Бел, свет: это пространство, где луна-Син скрывается и где солнце-
применявшееся по отношению к Эллилю, а позже к главному богу Шамаш проводит ночь. На востоке находится «гора восхода», на
Вавилона Мардуку, значит «Владыка», «Господин», Иштар значит западе — «гора заката», которые заперты на замок. Каждое утро
«Богиня» — и, следовательно, это имя могло употребляться для Шамаш открывает «гору восхода», отправляется в путь по небу, а
обозначения любой другой богини. вечером через «гору заката» скрывается во «внутренности» небес.
Общая структура пантеона, сложение которого относится еще Считалось, что звезды на небесном своде — это «образы», или
к III династии Ура, в основном остается без изменений в последу- «письмена», и каждой из них отведено определенное место.
ющее время. Во главе всего мира официально стоит триада богов: Земной географии соответствует география небесная. Прооб-
Ану (Ан), Эллиль и Эйя (Энки), окруженные советом из семи разы всего сущего — стран, городов, храмов, рек — существуют на
или двенадцати «великих богов», определяющих «доли» всего на небе в виде звезд, земные предметы являют собой лишь отражение
свете. Все боги мыслятся разделенными на две родовые группы: небесных, но обе субстанции имеют разные измерения. Так, небес-
Игигов (богов неба) и Ануннаков (богов подземного мира). В пре- ный храм примерно вдвое больше земного. По поверью, план сто-
исподней правит уже не столько Эрешкигаль, как у шумеров, сколь- лицы Новоассирийского царства Ниневии первоначально был
118 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 119

вычерчен на небесах и существовал издревле. Каждому городу Атрахасис, тоже пережил потоп, но благодаря покровительству бога
тут соответствовало определенное созвездие. Солнце и месяц были Эйи спасся от него. Однако, в отличие от двух других персонажей,
разделены на страны: на правой стороне месяца — Аккад, на ле- он не является героем самостоятельной истории: она вошла в эпос
вой — Элам, верхняя его часть — Амурру (амореи), нижняя — о Гильгамеше. Другой прославленный вавилонский герой Этана
страна Субарту. упомянут как полулегендарный шумерский царь в имеющем исто-
Под небесным сводом лежит земля — ки, тоже разделенная на рическую основу «Царском списке» III династии Ура. Еще один
несколько ярусов. В верхней ее части живут люди; эта часть зем- герой, Адапа, принадлежал к числу семи знаменитых шумерских
ли принадлежит богу Эллилю; в средней части находятся владе- мудрецов. И, хотя не сохранилось шумерских поэм ни об Этане,
ния бога Эйи (океан пресной воды, или подпочвенных вод), в ни об Адапе, видимо, они должны были существовать. Это же
нижней части — владения богов Ануннаков и Подземное цар- соображение справедливо и по отношению к вавилонскому мифу
ство. По другим представлениям, семи небесам соответствуют семь о богине подземного мира Эрешкигаль и боге Нергале, ставшем ее
ярусов земли. супругом и владыкой подземного мира: шумерская версия этого
Чтобы укрепить землю, ее привязали к небу веревками и мифа неизвестна, но оба героя носят шумерские имена.
закрепили колышками. Эти веревки — Млечный Путь. Большинство сюжетов вавилонских мифов и сказаний тоже
Хотя первые литературные тексты на аккадском языке появ- заимствованы у шумеров. Это представление о мировом океане под-
ляются в Двуречье около середины III тыс. до н.э., т. е. в то время, земных вод, о «стране без возврата», откуда нельзя вернуться на
когда уже существовали шумерские литературные произведения, землю, не оставив замены, о сотворении людей из глины, о всемир-
основная масса аккадских литературных текстов появляется толь- ном потопе. В частности, шумерской версии о нисхождении в Под-
ко во второй половине II тыс. до н.э. Между тем, основная масса земное царство богини Инанны соответствует вавилонское сказа-
шумерских литературных памятников дошла до нас от периода ние о сошествии в него богини Иштар. Многие композиционные и
между 2000 и 1800гг. до н.э. — от того времени, когда, по всей стилистические приемы, обнаруженные в памятниках аккадской
видимости, шумерский язык уже не был разговорным языком. В литературы, тоже, видимо, заимствованы из литературы шумерской.
этой связи следует заметить, что далеко не всегда удается устано- Мифы о сотворении мира и людей в вавилонской литературе
вить, на каком языке был создан тот или иной литературный па- связаны со сказаниями о человеческих бедствиях, гибели людей
мятник первоначально — на шумерском или аккадском: переводы и вселенной. Как и в шумерских литературных памятниках, в
с одного языка на другой делались регулярно, особенно когда речь вавилонских подчеркивается, что причина бедствий — злоба богов,
шла о богослужебных текстах. В списках, каталогах литературных их желание уменьшить все растущее количество надоедающих
произведений встречаются перемешанными их названия на шу- богам людей.
мерском и аккадском языках. Видимо, языковая принадлежность Однако исследование текста и образов мифологических пер-
не определяла здесь культурную основу литературного труда. сонажей аккадской литературы показывает, что это не переложе-
Соответственно, у большинства аккадских мифологических ние и тем более не перевод аналогичных шумерских версий, а
персонажей существовали шумерские прототипы. Герой знамени- самостоятельные произведения на ту же тему. Так, в версии о
того аккадского эпоса Гильгамеш — шумер: ему посвящено не- нисхождении Иштар в Подземное царство аккадское вступление
сколько шумерских песен, часть которых легла в основу аккадской
получилось более сжатым; пожалуй, оно более драматично. Сокра-
эпопеи. Шумерский мудрец Зиусудра, герой мифа о потопе, оказы-
щен эпизод похода посла богини за помощью к другим богам, Иш-
вается предтечей двух вавилонских персонажей — Атрахасиса и
тар и Эрешкигаль более выразительно противопоставлены друг
Утнапишти, причем последнее имя является дословным переводом
с шумерского языка на аккадский имени Зиусудра (Зиусудра по- другу. Аккадский эпос о Гильгамеше — тоже не простое соедине-
шумерски — «Нашедший жизнь долгих дней», Утнапишти по- ние шумерских сказаний, а монументальная эпопея, все части ко-
аккадски — «Нашел дыхание»). Утнапишти, как и Зиусудра и торой связаны общей идеей и подчинены определенному художе-
ственному замыслу. Сюда не вошли, например, шумерские легенды
120 . МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 121

о сражении Гильгамеша с царем Киша, нет эпизода о том, как мифах богов составляют часть шумерского пантеона. И, хотя ак-
Гильгамеш срубил волшебное дерево хулуппу. Зато в эпос влилось кадские поэты вводили инновации и изменения в мифологичес-
сказание о потопе, имеющее первооснову в шумерской литературе; кие темы и сюжеты, всепроникающего духовного влияния шуме-
этим рассказом как бы подчеркивается тщетность погони за ров они не могли избежать.
бессмертием. Становление героической натуры Гильгамеша и Имеется три аккадских мифологических сочинения, в кото-
Энкиду происходит здесь в развитии и динамике: Гильгамеш — рых главную роль играют смертные. В одном из них, известном в
сначала буйный молодец, от его разрушительной силы, буйства полу прозаическом изложении, главным действующим лицом явля-
страдают его сограждане, но в результате дружбы с Энкиду его ется мудрец из города Эреду по имени Адапа. По версии мифа, он
характер меняется: он готов служить добру, отправляется в поход мог бы обеспечить вечную жизнь себе самому и всему человече-
на Хумбабу, чтобы «все, что есть злого, уничтожить на свете»; а как ству, если бы не последовал неразумному совету своего отца, бога
он страдает по безвременно погибшему другу! Энкиду в Эйи. Миф начинается с того, что характеризует Адапу как «мудрого
шумерской версии эпоса о Гильгамеше — только раб последнего; сына Эреду», «мудрейшего», «вождя среди людей», «искусного и
аккадский Энкиду — полноправный герой эпоса, чья трагическая премудрого», «безупречного и с чистыми руками», который ежед-
смерть становится кульминационным моментом повествования: «И невно снабжает пищей и питьем Эреду, город Эйи. Однажды, когда
я не так ли умру, как Энкиду?» — Адапа выплыл в Персидский залив, чтобы наловить рыбы для свя-
прозревает Гильгамеш. Энкиду тилища Эйи, Южный Ветер поднял своим дыханием шторм и уто-
здесь сначала живущий среди пил его лодку. Разгневанный Адапа проклял Южный Ветер и тем
зверей и сам звероподобный сломал его крылья. Южный Ветер не дул на землю семь дней, и
дикарь, затем — приобщившийся к тогда бог неба Ану вопросил, что произошло, и его визирь расска-
цивилизации могучий герой, зал ему о происшедшем. Вне себя от гнева, Ану поднялся со своего
совершающий подвиги с трона и закричал: «Пусть приведут его (Адапу) сюда!».
побратимом, наконец — человек, Тут в качестве нового действующего лица выступает Эйя и
познавший страдание. дает Адапе такой совет: по дороге на небо и во дворец Ану Адапа
Драматизирована и аккадская должен носить волосы распущенными и нечесаными и быть оде-
версия об Атрахасисе и потопе, тым в траур. Это возбудит любопытство в двух небесных приврат-
отдельные ее эпизоды получают никах, двух божествах, живших некогда на земле. Когда они спро-
иной облик и смысл, чем прежде. сят Адапу, почему он носит траур, Адапа должен заискивающе
Резюмируя сказанное выше, можно ответить, что он оплакивает «двух богов, которые исчезли с зем-
заключить, что по крайней мере ли». Когда же они спросят его, кто эти два бога, что исчезли с
только два аккадских мифа — земли, он должен ответить: «Это Таммуз и Гишзида», т. е. те са-
«Сошествие Иштар в Подземное мые привратники. Польщенные его ответом, боги вступятся за Адапу
царство» и рассказ о потопе — перед гневным Ану.
почти идентичны известным Однако далее Эйя дает еще один совет, который, так или ина-
шумерским прототипам. Однако
че, имеет драматические последствия для Адапы и людей: «Когда
даже и те аккадские мифы, для
ты предстанешь перед Ану, тебе предложат пищу смерти — не
которых не обнаружено никаких
ешь ее. Тебе предложат воду смерти — не пей ее». Но когда обла-
шумерских соответствий, содержат
мифологические темы и мотивы, ченный в траур Адапа прибывает на небеса и Таммуз и Гишзида,
отраженные в шумерских узнав вымышленную причину траура, вступаются за него перед
источниках, не говоря уже о том, что Ану, последний предлагает Адапе не пищу и воду смерти, но пищу
большинство упоминаемых в и воду жизни. К несчастью, Адапа, строго следуя совету Эйи, от-
122 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 123
вергает их и тем лишается возможности стать бессмертным. Ану
отсылает его обратно на землю, где люди по-прежнему становятся Все это звучит как очередная версия хорошо известных и весьма
жертвами болезней. схожих шумерского и библейского повествований, в которых геро-
ями являются у шумеров — Зиусудра, у древних евреев — Ной.
В другом аккадском мифе главную роль играет Этана, счи-
Рассказ о потопе Утнапишти в эпосе о Гильгамеше, вероятно, име-
тавшийся могущественнейшим правителем города Киша, первым
ет в своей основе мифологическую версию текста об Атрахасисе.
со времени потопа. Этана тоже поднимается на небеса, но не для
того, чтобы, как Адапа, держать ответ перед богами за свой про- Примечательно, что во всех версиях о потопе в Двуречье он
ступок. Заветным желанием Этаны было раздобыть «траву рож- вызывается не наводнением с моря, а дождем, дождевой бурей. Это
дения», ибо, хотя он был благочестивым, богобоязненным царем, связано со значительной ролью богов бури и урагана в космого-
ревностно отправляющим культ богов, на нем лежало проклятие нии Двуречья, особенно северного. Имелись специальные боги ветра
бездетности и не было никого, кто бы продолжил его род. Со- и грозы (главный бог аккадцев — Адад). Как персонифицирован-
гласно мифу, Этану вознес на небо орел, спасенный им из ловуш- ные стихии воспринимались ветры четырех сторон света; особен-
ки, в которую его поймала змея, чью дружбу он предал и чьих но важную роль играл южный ветер, как в мифе об Адапе. В шу-
детенышей сожрал. Этот мифологический эпос известен лишь во мерской мифологии Энлиль (букв, «владыка (дыхание) воздуха,
фрагментах, в двух версиях, видимо, начала и конца II тыс. до н.э. ветра») тоже был богом ветра, владел разрушительными бурями,
Лишь со временем была найдена табличка, содержащая конец поэ- хотя в основном он был богом воздуха в более широком смысле.
мы: Этана достиг неба, добыл вожделенную «траву рождения» и На первом месте в литературном и мифологическом наследии
вернулся на землю. Его жена благополучно родила, и Этана стал Вавилона стоит космогонический эпос, называемый по первым его
родоначальником первых царей. Судя по многочисленным печа- строкам «Энума элиш» — «Когда вверху». Дата создания этого
тям, на которых изображен смертный, поднявшийся на небо на произведения неясна, но, во всяком случае, поэма сочинена гораздо
крыльях орла, миф об Этане был весьма популярен в вавилонское позже, чем время правления старовавилонского царя Хаммурапи
время. (XVIII в. до н.э.). В шумерский период истории Двуречья не
засвидетельствовано ни одного самостоятельного и законченного
Третий аккадский миф, в котором большую роль играет смерт-
ный, посвящен «Весьма премудрому» — Атрахасису — и его мно- текста космогонического характера. Напротив, вавилонская космого-
гократным попыткам спасти человечество от уничтожения его бо- ническая эпопея занимает важное место среди памятников аккад-
гами. К сожалению, сохранились немногие фрагменты этого про- ской литературы. Она состоит из семи песен и содержит чуть более
изведения. Согласно этой версии, боги создали людей, чтобы те на тысячи строк; написана архаизированным, выспренным языком.
них работали и их кормили, но они обеспокоены и удручены Интересно, что шумерские боги-демиурги являются в поэме
«человеческим шумом» на земле. Боги решают извести людей — молодыми богами, а в качестве древних, изначальных сил названы
сначала голодом, потом мором и, наконец, потопом, по поводу чего божества, в шумерских мифах неизвестные. Это неслучайно: рас-
они приносят клятву. Но Атрахасис вновь и вновь взывает к доб- сказ о появлении поколений богов, из которых каждое превосхо-
рому богу Эйе, и тем или иным способом человечество оказыва- дит предыдущее, нужен, чтобы оценить величие одного-единствен-
ется спасенным — лишь для того, чтобы вновь увеличиться в чис- ного божества — Мардука, прямого потомка и законного наслед-
ленности и стать еще более буйным и шумным. Спасаясь от потопа, ника всех древних могучих сил, в том числе и шумерских богов. И
который наслали боги, Атрахасис по совету Эйи строит все творческие акты, которые в шумерских мифах совершают раз-
гигантский корабль и загружает в него свою жену, семью, ремес- ные боги, в «Энума элиш» приписаны одному Мардуку и служат
ленников, зерно, все свое имущество, равно как и степных живот- прославлению вавилонского бога. Таким образом, поэтическая, по-
ных («всех, кто ест траву»). Чтобы не изменить свой клятве унич- литическая и идеологическая цели поэмы совершенно ясны.
тожить всех людей, боги вынуждены даровать Атрахасису бес- Все эти представления, включая идею теомахии — сражения
смертие. новых и старых богов, являются в «Энума элиш» новшеством по
сравнению с мифологией шумеров.
124 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА АРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 125

Можно думать, что некоторые эпизоды этого мифа изобража- кали его глаза, величественной была поступь; невероятно прекра-
лись символически: разыгрывались в лицах. То же верно и в от- сен был он в соразмерности своих членов, постичь которую невоз-
ношении другой культовой песни — «Сошествие Иштар в Под- можно, а взирать на которую трудно; четыре глаза у него, четыре
земное царство», из текста которой, по сравнению с шумерским уха, если он пошевелит губами, возгорится пламя (характерное
прототипом, были выброшены многочисленные повторы, и он стал для метафорического мышления изображение божества, означаю-
более лаконичным. щее его всеведение).
Начало «Энума элиш» несколько напоминает зачины шумер- Однако праматерь Тиамат жаждала мести, она была разгнева-
ских песен-былин: на убийством Апсу. Тиамат сотворила одиннадцать сказочных су-
ществ, «свирепых морских драконов», которые должны были на-
Когда вверху не названо небо, А сушь
внизу была безымянна, Алсу первородный, чать борьбу с остальными богами. Кроме того, она заручилась
всесотворитель, Праматерь Тиамат, что все поддержкой некоторых богов, в том числе созданного ею чудовищ-
породила, Воды свои воедино мешали. ного бога Кингу. Она сделала Кингу своим мужем, и Кингу стал
Тростниковых загонов тогда еще не было, хранителем Таблиц судеб.
Тростниковых зарослей видно не было, Мотив Таблиц судеб связан с шумерским представлением о ме. По
Когда из богов никого еще не было...
аккадским понятиям, Таблицы судеб определяли движение мира
Речь идет о первых божествах, персонифицирующих окружа- и мировых событий. Обладание ими обеспечивало мировое
ющий землю океан пресных вод (Апсу — шумерский Абзу) и господство: в «Энума элиш» ими первоначально владела Тиамат,
мировой хаос (Тиамат — «море»), обитавших еще в водной сти- затем Кингу и, наконец, Мардук. Писец Таблиц судеб — бог
хии. За ними последовало второе поколение богов — чудовищ писцового искусства и сын Мардука Набу — тоже иногда
Лахму и Лахаму, породивших Аншара и Кишар. Последние были воспринимался как их обладатель. Таблицы писали и в подзем-
родителями Эйи — бога мудрости. Он стал отцом следующего ном мире, где писцом была богиня Белет-цери. Видимо, это была
поколения богов, к которому принадлежал и Мардук. Юные боги фиксация смертных приговоров, а также имен мертвых.
были озорными и так много шумели, что стали беспокоить Апсу Следуя версии «Энума элиш», после возвышения Кингу, став-
и Тиамат. Апсу горько жаловался: «Днем нет мне покоя, ночи я шего хранителем Таблиц судеб, снова над богами нависла угроза
не сплю. Я хочу погубить их, разогнать в разные стороны. Пусть ужасной войны, в которой они должны были бороться за свое
наступит тишина, мы хотим спать!» Хотя Тиамат и не была с существование.
этим согласна, Апсу со своим советником Мумму задумал унич- Сначала с Тиамат пытался бороться бог Ану, потом Эйя, но оба
тожить всех остальных богов. Его намерения были столь устра- бога были вынуждены отступить ни с чем. Попав в беду, боги
шающими, что боги пришли в ужас и обратились за советом к обратились за помощью к Мардуку, который сразу же согласился
мудрому Эйе. Тот применил сильнодействующее заклинание, бла- начать сражение с Тиамат, выдвинув единственное условие: со-
годаря действию которого Апсу и Тиамат погрузились в глубо- бравшись вместе, боги должны были провозгласить верховенство
кий сон. Теперь Эйе было легко справиться с ними обоими: Апсу Мардука; впредь его, а не их приговор должен был определять
был убит, Море же — Тиамат связана и вынуждена покориться. судьбы. Боги охотно подчинились желаниям Мардука. Они даро-
После этого Эйя создает в Апсу — Мировом океане свое жилище, вали ему несравненные качества и вручили знаки власти, а так-
в котором родится прекрасное дитя — «теленок Солнца» — Мар- же оружие, которому невозможно было противостоять: стрелу и
дук. лук, палицу и молнию. Кроме того, у Мардука была сеть, в кото-
О Мардуке говорится, что он с самого начала был любимым рую он собирался поймать Тиамат.
сыном Эйи: он сосал грудь богинь, за ним ухаживала нянька, на- Жарким пламенем наполнился Мардук, его сопровождали вет-
полнившая его животворной силой; пышен был стан его, ярко свер- ры, которые должны были помочь в битве. Вооруженный таким
образом, Мардук взошел на колесницу, запряженную четырьмя
126 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 127
сказочными ядовитыми существами, и помчался, видом своим он Мардуку, повелителю богов, дабы земля его была плодородна, а
вселяя ужас, навстречу Тиамат и ее помощникам. Страх овладел сам он жил в благополучии».
его противниками, одна лишь Тиамат выступила ему навстречу и Исполнение «Энума элиш» — песни о сотворении мира —
приняла бой. Согласно тексту поэмы, Тиамат вскричала, свирепо, принадлежало к важнейшим церемониям новогоднего праздника,
громко, сотряслись ее члены. Она произнесла заклинание, в то вре- и так продолжалось на протяжении всей истории вавилонского
мя как боги битвы точили ее оружие. Они сошлись, Тиамат и государства. В период возникновения этот миф, вероятно, служил
мудрейший бог Мардук, вступили в битву, которой нет равных, средством утверждения Вавилона — места культа Мардука, его
Мардук развернул свою сеть, чтобы поймать Тиамат, злой ветер, господства над остальными политическими центрами, а также гос-
что следовал за ним, пустил ей в лицо. Когда Тиамат открыла рот, подствующего положения Мардука по отношению к другим богам.
чтобы проглотить Мардука, он пустил туда бурю, так что она не Эта песнь получила широкое распространение. Она исполнялась
смогла сомкнуть губы. Яростные ветры заполнили ее тело; оно также в храмах Ассирии. В ашшурской, т. е. ассирийской версии
раздулось, сердце ее остановилось, рот широко раскрылся. Мардук поэмы (конец II тыс. до н.э.) Мардука заменяет Ашшур, главный
пустил в нее стрелу, распорол ей живот, разрубил внутренности и бог города Ашшура и центральное божество ассирийского панте-
разорвал сердце. Швырнув труп Тиамат наземь, он наступил на она. Это стало проявлением общей тенденции к унификации и
него ногами. После этого Мардук убил помощников Тиамат и за- монотеизму, стремления выделить главного бога, причиной чего
брал себе Таблицы судеб. была не только идеологическая, но и общественно-политическая
Под ликование спасенных богов Мардук приступил к сотворе- ситуация на Переднем Востоке в I тыс. до н.э.
нию мира. Он разрубил тело Тиамат на две половины и создал из Ряд космогонических мотивов «Энума элиш» дошел до нас в
них небо и землю. После этого он смог приступить к наведению греческих переложениях вавилонского жреца Бероса (IV-III вв.
порядка в мире, установил, как должны двигаться звезды и какое до н.э.), а также греческого писателя Дамаския (VI в. н.э.).
место на небе они должны занимать. Он воздвиг ворота, через Существуют, в дополнение к версии «Энума элиш», многие
которые могло всходить и заходить солнце, и заставил сиять луну. другие, гораздо более короткие рассказы о сотворении мира, кото-
Мардук также распределил обязанности между богами. Затем, рые в многочисленных деталях отличаются друг от друга и от
чтобы избавить их от физического труда, Мардук с помощью сво- «Энума элиш».
его отца бога Эйи сотворил людей из глины и крови убитого Так, имеется один рассказ, использовавшийся в качестве про-
предводителя воинства Тиамат Кингу, еще прежде них создав рас- лога к заклинанию с целью очищения вавилонского храма. Соглас-
тения и животных. но ему, вначале не было ничего: ни камыша, ни дерева, ни дома,
Только после этих дел Мардук позволил себе отдохнуть. Благо- ни храма, ни города, ни живых существ, и «все страны были
дарные боги предложили ему соорудить в любимом Мардуком сплошным морем».
городе Вавилоне (И.М. Дьяконов полагает, что речь идет о «Не- Затем были сотворены боги и построен Вавилон, после чего
бесном Вавилоне») огромный башенный храм Эсагилу и убрать Мардук устроил на поверхности вод сооружение из тростника и
его покои. В обширном храмовом квартале устроили себе жилища при помощи своей матери Аруру (шумерская Нинмах, она же
многие боги, с тем чтобы постоянно находиться вблизи от Марду-
Нинту и Нинхурсаг) сотворил людей. Затем Мардук создал степ-
ка, ставшего теперь верховным правителем. Был устроен большой
ных зверей, реки Тигр и Евфрат, траву, камыши и тростники,
радостный праздник в честь победы над Тиамат и счастливого
зеленую поросль полей, земли, болота, чащи, корову и теленка, овцу
сотворения мира. Боги сошлись вместе, чтобы в хвалебной песне
прославить 50 имен Мардука и его выдающиеся качества. Впредь и ягненка. Таким же образом возникла твердая земля, и из кирпи-
эта хвала и эти имена должны были и дальше передаваться из чей, изготовленных в формах, были построены такие города, как
поколения в поколение: «Мудрый и всеведущий, вы должны все Ниппур и Урук с их храмами и домами.
это постигнуть. Отец, расскажи о них, научи сына! Пусть радуется Согласно другому краткому рассказу, предназначавшемуся для
чтения в связи с ритуалом по перестройке храма, небеса были
128 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 129

созданы богом Ану, в то время как Эйя сотворил твердую землю и благословлена обильным плодородием и пышным изобилием, дабы
все находящееся на ней. Он «отщипнул глину» от Алсу, своего они могли «денно и нощно» славить богов.
морского жилища, и сотворил своего спутника-рыбу Кулулу, бога Насколько хорошо аккадские поэты видоизменяли распрост-
кирпичей. Ану же сотворил тростниковые болота и леса, горы и раненные космогонические представления в соответствии с по-
моря, а также богов, ведающих такими ремеслами, как плотницкое требностями момента, показывает версия мифа о сотворении мира,
дело, кузнечное дело, резьба и каменотесная работа. Для того что- использовавшаяся как заклинание против зубной боли, причиной
бы построенные храмы обеспечить регулярными жертвоприно- которой, в понимании аккадских лекарей, был червь-кровосос,
шениями, он сотворил богов, надзирающих за зерном, скотом и живущий в деснах. Вот как излагает ее автор, бывший одновремен-
вином, равно как и божественного повара, кравчего и верховного но поэтом, жрецом и лекарем:
жреца. Наконец, для поддержания храмов и исполнения работ, После того как Ану сотворил небо,
которые богам в противном случае пришлось бы выполнять са- Небо сотворило землю, Земля
мим, Ану и Эйя сотворили людей и царей. сотворила реки, Реки сотворили
каналы, Каналы сотворили болото,
Известен фрагментарный миф о творении, использовавшийся Болото червяка сотворило. Червяк
в качестве заклинания при родах. Согласно еще одной мифологи- явился к Шамашу плача, Слезы его
ческой версии, боги обратились к богине Мами, она же Аруру, с текут перед Эйей: «Что вы мне для еды
просьбой сотворить человека «для несения ига» богов. Мами про- дадите, Что вы мне для питья
сит совета у Эйи, и тот советует ей сотворить человека в качестве дадите?» «Я дам тебе смоквы и
абрикосы». «Что мне смоквы и
существа отчасти божественного, смешав глину с кровью и плотью абрикосы? Подними меня и дай мне
божества, убитого богами. жить
Существует также поэма о творении, посвященная прежде все- в середине зубов и десен,
го сотворению человека. Эта версия начинается с сообщения, что, Кровь из зуба сосать я буду,
Выгрызу из десны его корни».
после того как «небо было отделено от земли» и земле была при-
дана форма, а Тигр и Евфрат с их дамбами и каналами были Текст заканчивается указанием лекарю-заклинателю «ввести
«устроены» и получили надлежащее направление, боги воссели иглу и захватить его (червя) ногу», т. е., вероятно, извлечь боль-
в своем высоком святилище и Эллиль, царь богов, вопросил: ной нерв, и совершить еще дополнительный ритуал, состоящий из
смешивания «второсортного пива» и масла.
Теперь, когда судьбы мира указаны, Все упомянутые аккадские мифы принадлежат к разряду
Канал и дамба благоустроены, космогонических. Среди некосмогонических мифов имеется один,
Тверды берега Евфрата и Тигра,
Что же еще предстоит нам сделать? повествующий об убиении порожденного морем огромного чудо-
Что же еще захотим сотворить мы? вища Лаббу, принесшего людям в их города разорение и опусто-
О Ануннаки, великие боги... Что же шение. Другой миф посвящен уничтожению чудовищной птицы
еще предстоит нам сделать? Что же Анзуд, которая, в жажде власти, похитила у бога Эллиля из-под
еще захотим сотворить мы?
самого носа Таблицы судеб и узурпировала таким образом вер-
Тогда Ануннаки убеждают Эллиля, что богам следует сотво- ховную власть над богами. Сюжетная линия обоих повествований
рить человека из крови двух первых Ламга (богов-ремесленни- одна и та же: различные боги, получившие приказание выйти на
ков), которых они убьют с этой целью. Участью человека, продол- битву с чудовищем, в страхе уклоняются от нее, несмотря на обе-
жают боги, во все века будет служение богам — возделывание и щанную награду. Затем другое, доблестное божество — вероятно,
орошение полей и сооружение для них храмов и святилищ. И вот Мардук или Нинурта — изъявляют согласие, убивают чудовище
были сотворены двое смертных по имени Уллегарра и Заллегар- и получают обещанную награду.
ра (шумерские слова, значение которых неясно), и эта пара была
130 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 131

Один миф касается Подземного царства и рассказывает о том, чье «дыхание — смерть», кто внушает ужас и страх всему живо-
как бог Нергал, первоначально бог небесный, становится царем му, — гневно обращается к медлящему Эрре:
преисподней, где до этого верховная власть принадлежала богине Восстань и шествуй вперед, о Эрра,
Эрешкигаль. Повествование начинается с того, что боги пригла- Как бледный старик, сидишь ты в городе,
шают Эрешкигаль послать своего представителя на устроенный Как хнычущий младенец, сидишь ты в доме,
ими пир, ибо сама богиня не может покинуть свое царство. Эреш- Как те, кто не скачет в степи, едим мы женскую пищу,
Как те, кто не может сражаться, страшимся мы боя.
кигаль принимает приглашение и посылает на пир Намтара, т. е. Восстань, герой, ступай на равнину,
Рок, демона смерти. Намтар прибывает на небеса, где его гостепри- Повергни ниц человека и зверя,
имно встречают и оказывают ему надлежащие почести все боги, Боги услышат — и убоятся,
кроме Нергала. Последний оскорбляет Намтара тем, что остается Цари услышат — и устрашатся,
Услышат демоны — и ужаснутся,
сидеть, в то время как все боги, приветствуя Намтара, встают. Же- Могучий услышит — и затрепещет,
лая отомстить за оскорбление, Эрешкигаль требует, чтобы Нергал Горы услышат — и сотрясутся,
был выдан Подземному царству, где она собирается предать его Море услышит — и содрогнется.
смерти. Однако по просьбе Нергала бог Эйя помогает ему, дав Слушай, Эрра, изрек я слово,
Добрый лук натянут, заострены стрелы,
14 демонов, которые должны сопровождать его в Подземное царст- Меч обнажен для убийства.
во и вместе с ним противостоять Эрешкигаль. По прибытии в
преисподнюю Нергал ставит 14 демонов на страже у 14 ворот После этого Эрра обращается к своему визирю и советнику,
Подземного царства, а сам, впущенный привратником Подземно- своему «светочу» Ишуму:
го царства во дворец, устремляется к Эрешкигаль, за волосы стаски- Открой ворота, в путь я отправлюсь,
Сиббити, герой несравненный, пойдет со мной рядом,
вает ее с трона и хочет отсечь ей голову. Но Эрешкигаль жалобно Ты же, мой советник, пойдешь за нами.
молит его ее не убивать, а вместо этого стать ее мужем и принять
власть над преисподней. Тогда Нергал целует ее, отирает ее слезы Ишум в тревоге выслушал эти слова: ему жаль людей, и он
и соглашается стать царем Подземного царства вместе с Эрешки- говорит Эрре:
галь как его супругой и царицей. «Владыка, богам и царям ты злое замыслил,
На погибель стране ты злое замыслил.
Этот миф отражает происходивший в аккадское время про- Не возвратишься ль ты вспять?»
цесс определенного развенчания женских божеств. Эрра уста отверз и вещает,
Существует также миф, посвященный бедствиям и несчастьям, Советнику Ишуму так говорит он:
постигшим человечество и особенно аккадцев, хотя этот миф и «Умолкни, Ишум, и речь мою слушай,
О судьбе человека я отвечу,
завершается ноткой надежды. Спасителем человечества в этом слу- Слушай, Ишум премудрый, богов советник:
чае выступает не смертный, а бог. Основными действующими ли- На небе — буйвол, лев — на земле, а царь в стране — я,
цами этого мифологического эпоса XI-X вв. до н.э. являются бог Средь богов я могуч, средь Игигов отважен,
чумы Эрра и его советник и постоянный спутник бог огня Ишум, Среди Ануннаков всесилен.
Так как люди не страшились моей речи
брат солнечного бога Шамаша. И слову Мардука не внимали,
После описания Эрры как «ужасного истребителя», который Но поступали по своей воле,
«опустошает равнину» и находит в этом радость и наслаждение, Я подниму благого Мардука,
повествование рисует Эрру лениво покоящимся и размышляю- Уведу его из его жилища,
Всех людей уничтожу».
щим о том, какое бы жестокое и разрушительное деяние ему те-
перь совершить. Тогда-то Сиббити — видимо, божественное ору- Итак, Эрра направляется в Вавилон, город царя богов Марду-
жие и одновременно семерка младших божеств, спутников Эрры, ка. Он вступает в Эсагилу, храм Мардука, и уговаривает Мардука
132 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 133

покинуть свою обитель и удалиться в некое место, которое Эрра Но Ишум, глубоко взволнованный учиненными Эррой убий-
описывает как «дом, где огонь очистит твою одежду» -- вероятно, ствами и разрушениями, вновь и вновь умоляет его и пытается
это гора на востоке, где обитают боги: усмирить такими словами:
К Вавилону, граду богов и царей, обратился Эрра, Эрра! Правого предал ты смерти И неправого
В Эсагилу, дворец небес и земли, вошел он, предал ты смерти, Того, кто грешен, предал ты
Отверз уста и царю богов он вещает: смерти, Приносившего жертвы предал ты смерти,
«Владыка, ореол, твоей власти символ, Царских слуг и придворных предал ты смерти,
Светлый, как звезды, не сияет боле, Старейшин в собрании предал ты смерти,
Тиара власти твоей на землю пала, Девушек юных предал ты смерти, Но не хочешь
Из своего жилища изыди, покоя, говоря в своем сердце: Сокрушу сильных,
Обратись к дому, где пламя очистит твои одежды». низвергну слабых, Убью полководца, обращу
вспять войско, Разрушу башни и парапеты, Из
Но Мардук обеспокоен тем, что, если он покинет Вавилон и города выведу благополучье...
Эсагилу, на земле наступит полный хаос. Вредоносные ветры, де- Обращение Ишума, кажется, немного успокаивает Эрру, и он
моны и боги Подземного царства опустошат все страны, пожрут наконец оставляет некоторую надежду если и не для всего чело-
их обитателей и уничтожат все живые существа, и никто не смо- вечества, то по крайней мере для аккадцев:
жет обратить их вспять. Эрра заверяет Мардука, что в его отсут- Страна на страну, город на город, Дом
ствие он, Эрра, позаботится обо всем и присмотрит за тем, чтобы нападет на дом и брат на брата, Все они
ни небесные боги, ни подземные демоны не причинили вреда будут истреблять друг друга, Тогда
земле и ее обитателям. Но как только Мардук покидает Вавилон, воспрянут аккадцы и всех завоюют.
Эрра призывает Ишума и говорит: Эрра, следовательно, обретает покой и мир и возвещает богам,
Открой ворота, в путь я отправлюсь, что, хотя он сначала и вправду прогневался на людей и намере-
День наступил, настало время, вался их полностью истребить, советы и просьбы Ишума застави-
Я скажу — и Солнце лучи уронит, ли его изменить свои намерения. Теперь он будет заботиться о
Дня лицо я покрою мраком, том, чтобы аккадцы одолевали и покоряли своих врагов и при-
Рожденный в дождливый день будет в засуху похоронен, носили в Вавилон богатую добычу, чтобы стране сопутствовал ус-
Ушедший по влажной тропе вернется по пыльной дороге... пех и в мире, и в войне и чтобы Вавилон вновь правил всем
Поселенья людей в холмы обращу я,
Города опустошу, превращу в руины, миром. Вот как об этом говорит обрадованному Ишуму сам Эрра:
Горы снесу, их стада уничтожу, Люди страны в числе увеличатся,
Моря всколыхну, истреблю их богатства, Великий и малый к ней будут стремиться,
Искореню растенья, сокрушу могучих, Слабый аккадец в плен возьмет могучего сутия,
Ниспровергну людей, погублю все живое. Один семерых, как овец, погонит,
Города их (сутиев) рухнут, рассыплются горы,
Однако Ишум по-прежнему преисполнен жалости к людям, Их тяжкую дань в Вавилон вы возьмете...
обреченным на гибель. Он умоляет Эрру отказаться от злых за-
Поэма завершается эпилогом, проливающим свет на психоло-
мыслов. Но все напрасно. Прежде всего Эрра уничтожает Сиппар,
Вавилон и его обитателей, равно как и его стены и предместья. гию как самого поэта, так и слушателей, для которых миф был
Затем он обращается к Уруку. Обратив его в руины, Эрра все еще предназначен. Первая часть эпилога гласит:
не находит мира и покоя, говоря в своем сердце: Во славу Эрры да звучит эта песнь бессчетные годы,
Как прогневался Эрра и решил страну уничтожить,
Я умножу убийство и мщенье, Сына Повергнуть в прах людей и животных,
убью — пусть отец хоронит, Отца убью
— пусть лежит без могилы...
134 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 135

Как советник Ишум его успокоил — и спаслись остатки, — линно эпический образ героя. И.М. Дьяконов, анализируя образ
Кабтилани-Мардуку, составителю этой таблицы, Ишум явил в Гильгамеша в аккадском эпосе, отмечает, что главное в нем — оп-
ночном сновиденье, Встав поутру, не забыл он ни строчки, Не ределенное внутреннее развитие; по его мнению, именно образ Гиль-
прибавил ни строчки. гамеша доносит до нас глубокий идейно-философский пафос по-
Насколько можно судить по этому заявлению, древний автор эмы.
считал важным объявить своим будущим слушателям, что он не Сохранились три версии этого большого эпического произве-
сам создал эту поэму, но лишь воспроизвел то, что бог «явил» ему дения. Самая ранняя дошла в записи 1-й четверти II тыс. до н.э.,
в сновидении. Во всяком случае, автор весьма озабочен тем, чтобы но, видимо, восходит к последней трети III тыс. до н.э., наиболее
его песня пережила века, и с этой целью он завершает эпилог таки- полная версия — поэма «О все видавшем» — дошла в записях
ми словами: VII-VI вв. до н.э. Поэма изложена в 12 песнях (таблицах), из них
Эрра услышал и песню одобрил, последняя — дословный перевод с шумерского языка второй час-
Ишума песнь ему приятна, ти песни «Гильгамеш, Энкиду и подземный мир», композицион-
Боги почтили ее, а Эрра промолвил: но она с поэмой не связана.
«Кто почтит эту песню — его храм изобилье наполнит, Поэма начинается словами:
Кто забудет ее — обонять благовоний не будет,
Царь, превознесший имя мое, будет править миром, О все видавшем до края мира.
Князь, возгласивший славу мою, врага одолеет, О познавшем моря, перешедшем все горы,
Певец, воспевший ее, от меча не погибнет, О врагов покорившем вместе с другом,
Царю и владыке его слово будет угодно, О постигшем премудрость, о все проницавшем,
Писца, что ее заучил, в полон не угонят, Сокровенное видел он, тайное ведал,
Собранью ученых, где чтут мое имя, я дам премудрость, Принес нам весть о днях до потопа. В дальний путь ходил,
К дому, хранящему эту табличку, в день гнева Эрры Но устал и смирился, рассказ о трудах на камне высек,
и Сиббити Стеною обнес Урук огражденный...
Меч не приблизится, судьба его — мир и обилье. Все Гильгамеш был строгим правителем, и жители Урука, кото-
страны услышат и почтут мою силу, Весь обитаемый
мир превознесет мое имя». рым приходилось заниматься строительством городских стен, жа-
ловались, что он обрекал их всех на подневольный труд, не давая
Миф о боге чумы Эрре, между прочим, обманным путем отби- ни минуты покоя. Их жалобы дошли в конце концов до бога неба
рающем власть у Мардука, проливает свет и на вавилонскую тео- Ану, который, чтобы отвлечь Гильгамеша, обратился к богине-мате-
логическую концепцию некоего физического и духовного равнове- ри Аруру, и та сотворила могучего героя по имени Энкиду:
сия мира, зависящего от присутствия на своем месте законного
владельца — как в шумерской мифологии это было выражено в Шерстью покрыто все его тело, Подобно
женщине, волосы носит, Пряди волос
представлении о равновесии между миром живых и миром мерт- как хлеба густые, Ни людей, ни мира
вых. Традиционным для Двуречья было представление о связи не ведал, Одеждой одет он, словно
божества с его статуей: покидая страну и статую, бог тем самым Сумукан, Вместе с газелями ест он
как бы меняет местожительство. В мифе об Эрре это делает Мар- травы, Вместе с зверьми к водопою
дук, и всей стране наносится ущерб, а для вселенной создается теснится, Вместе с тварями сердце
радует водою.
угроза гибели.
Однако наиболее значительным, воистину великим эпико-ми- Этот человек, дитя природы, живший вместе со зверями, лишал
фологическим произведением Аккада и Древнего Востока в це- охотника добычи, рвал его сети и засыпал западни. Охотник жа-
лом справедливо считается эпос о Гильгамеше. По сравнению с луется на это своему отцу, тот советует ему пойти в Урук к
песнями о Гильгамеше шумеров аккадский эпос являет уже ПОД- Гильгамешу, чтобы царь Урука дал ему блудницу Шамхат: очаро-
ванный блудницей, познавший ее, Энкиду забудет о зверье, об ок-
136 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 137
ружающей его природе, и звери сами отвернутся от него. Так оно веты. Мать Гильгамеша молила богов о счастливом возвращении
и случилось. Энкиду познал блудницу, провел с ней шесть дней и сына.
семь ночей, после чего дикие звери стали ему чужими, почувство- Путешествие, которое предприняли Гильгамеш и Энкиду, было
вали чужого в нем самом и убежали от него. Обескураженному долгим, и день за днем происходило одно и то же:
Энкиду блудница дала такой совет: Через двадцать поприщ отломили ломтик, Через
Ты красив, Энкиду, ты богу подобен, — Зачем со тридцать поприщ на привал остановились,
зверьем в степи ты бродишь? Давай введу тебя в Пятьдесят прошли они за день поприщ, Путь
Урук огражденный, К светлому дому, жилищу шести недель прошли...
Ану, где Гильгамеш Наконец, достигли они кедрового леса:
совершенен силой И,
словно тур, кажет мощь свою людям! Остановились у края леса,
Кедров высоту они видят,
Энкиду решил идти в Урук и помериться там силой с Гильга- Леса глубину они видят...
мешем. Это его решение было предопределено судьбой, так как
Гильгамеш еще раньше видел вещие сны, которые толковала ему Однако они еще не знают, где им искать Хумбабу. Через ве-
мать, и знал о предстоящем приходе Энкиду и о своей будущей щие сны боги сообщили героям об исходе борьбы, и когда они,
дружбе с ним. Но прежде чем дело дошло до этого, блудница дол- наконец, начали валить кедры, Хумбаба вышел им навстречу.
жна была превратить звероподобного Энкиду в человека, научить Шамаш, вначале колебавшийся, помог затем героям, так что им
его есть и пить, вымыть и одеть его в одежды; только после этого удалось одолеть Хумбабу. Тот обратился с просьбой к Гильга-
он отправился с ней в Урук. мешу:
Энкиду предстал перед Гильгамешем, когда тот шел, как обыч- Гильгамеш, пощади меня!
но, в брачный покой богини, чтобы провести там ночь. Герои нача- Ты будешь мне господином, я же слугою твоим.
ди бороться, и Энкиду — дитя природы — оказался сильнее. Я повалю для тебя деревья, взращенные моими горами,
После этого герои заключили между собой союз о нерушимой Я построю тебе дома из них.
дружбе, и Гильгамеш обратился к своей матери с просьбой при- Но унижения не помогли Хумбабе: Энкиду убил стража леса,
нять Энкиду как сына. и герои смогли беспрепятственно срубить деревья.
Оба друга стали размышлять о подвигах, которые они могли Вернувшись из опасного путешествия, оба друга жили сначала
бы совершить, и Гильгамеш предложил выступить против чудови- в Уруке, проводя дни в радости и веселье. Богиня Иштар, очаро-
ща Хумбабы, охранявшего кедровый лес, и убить его. Энкиду отгова- ванная мужественной красотой Гильгамеша, сделала ему лестное
ривал друга от опасного предприятия, но Гильгамеш на это сказал: предложение стать ее мужем. Она обещала ему, что он будет поль-
Кто, мой друг, вознесся на небо? зоваться всеми теми преимуществами, которые имеют боги, и бу-
Только боги с Солнцем пребудут вечно, дет жить с нею в храме. Гильгамеш, однако, этого не хотел, так как
А человек — сочтены его годы,
Что б он ни делал — все ветер! ему была известна судьба всех прежних возлюбленных богини. Он
Ты и сейчас боишься смерти, стыдил ее в самых обидных выражениях:
Где ж она, сила твоей отваги? Черная дверь, что не держит ветра и бури...
Я пойду перед тобою, а ты кричи мне: «Иди, не бойся!» Слон, растоптавший свою попону,
Если паду я — оставлю имя: Смола, которой обвален носильщик,
«Гильгамеш принял бой со свирепым Хумбабой!» Мех, из которого облит носильщик...
Герои начали ковать оружие, возносить особые молитвы, Сандалия, жмущая ногу господину!
обращенные к Солнцу — Шамашу, производились гадания. Ста- Какого супруга любила ты вечно?
рейшины города, заботясь об обоих героях, давали им добрые СО- Естественно, богиня была разгневана отказом Гильгамеша и в
ярости обратилась к властителю неба Ану с просьбой послать на
138 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 139
землю небесного быка на погибель людей. Ану заколебался, но Иш- Вместе схвативши, Быка убили, —
тар пригрозила ему: Что за сон теперь овладел тобой?
Стал ты темен и меня не слышишь!»
Если же ты Быка не дашь мне — Поражу я А тот головы поднять не может.
Гильгамеша в его жилище, Проложу я путь в Тронул он сердце — оно не бьется.
глубину преисподней, Подниму я мертвых, чтоб
живых пожирали, — Станет меньше тогда живых,
Гильгамеш приказал сделать из драгоценного материала ста-
чем мертвых! тую Энкиду и поставить ее на почетном месте.
Страх перед смертью охватил Гильгамеша, решившего, что и
После этого бык был послан на землю и страшно там свиреп- ему придется последовать за другом в темное царство теней. Он
ствовал, так что Гильгамеш и Энкиду должны были вмешаться и отправился искать бессмертие. Это был трудный путь, который
помочь людям:
привел его сначала к человеку-скорпиону, охранявшему вход и
Погнал Энкиду, Быка повернул он, За толщу выход у ворот Шамаша. Оттуда, после жалоб и просьб получив
хвоста его ухватил он, А Гильгамеш, как увидел разрешение пройти, проделав путь в 12 поприщ в полной темноте,
дело храброго героя
и верного друга,
Гильгамеш достиг мрачных гор. Он пришел к дому Сидури —
Между рогами, меж затылком и шеей Быка «хозяйки богов, что живет на обрыве у моря», которая сначала
поразил кинжалом. затворила перед ним дверь своего дома. Гильгамеш рассказал ей,
Иштар была вне себя от гнева. К тому же Энкиду, «вырвав у кто он, и перечислил свои подвиги. Он просил ее указать ему
быка корень», бросил его ей, прорычав: путь к прародителю рода человеческого Утнапишти. Сидури по-
слала его к корабельщику, который может перевезти его через
А с тобой — лишь достать бы — как с ним бы я сделал!
море к Утнапишти. Гильгамеш переправляется через воды смерти
Позже в одном из снов Энкиду было сообщено, что и другие на остров, где обитает Утнапишти. Тот принимает его без неприяз-
боги были недовольны убийством небесного быка и Хумбабы, ни, а жалоба Гильгамеша:
что они намереваются строго наказать одного из героев или даже Энкиду, друг мой любимый, стал землею!
их обоих. Энкиду впал от этого в тоску, его мучили дурные сны: Так же, как он, и я не лягу ль,
он видел себя призраком, изгнанным в преисподнюю, затем он сно- Чтоб не встать во веки веков?
ва и снова проклинал блудницу, сделавшую его человеком, вслед- — тронула его. Вняв просьбе героя, он решился рассказать ему
ствие чего ему придется переносить муки. Наконец, Энкиду пора- историю своего спасения и обретения бессмертия.
зила болезнь, и он умер. Это был рассказ о всемирном потопе, во время которого все
Гильгамеш, охваченный безмерной печалью, сетует, проводит человечество погибло и только Утнапишти и его семья остались
дни напролет у ложа смерти, оплакивает друга и медлит предать живы. После того как Утнапишти, послушавшись мудрого совета
его тело земле: бога Эйи, построил ковчег, на который погрузил представителей
«Я об Энкиду, моем друге, плачу, животного мира и семена растений, продовольствие и разные цен-
Словно плакальщица, горько рыдаю: ности, он наглухо засмолил двери ковчега. Разразилась страшная
Мощный топор мой, сильный оплот мой, гроза. Молнии, гром, буря и дождь день за днем бушевали над
Верный кинжал мой, надежный щит мой, землей, так что даже богов охватил страх и они плакали на небе.
Праздничный плащ мой, пышный убор мой — Наконец, на седьмой день буря утихла, и Утнапишти решился:
Демон злой у меня его отнял!
Младший мой брат, гонитель онагров в степи, Я открыл отдушину — свет упал на лицо мое,
пантер на просторах! Я взглянул на море — тишь настала,
Энкиду, младший мой брат, гонитель онагров в степи, И все человечество стало глиной!
пантер на просторах! Корабль Утнапишти пристал наконец к горе под названием
С кем мы, встретившись вместе, поднимались в горы, Ницир. Спустя семь дней Утнапишти выпустил голубя, который
140 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЕЕ ДВУРЕЧЬЕ 141
вернулся на ковчег, не найдя земли. Затем он послал ласточку, по- Так была утрачена последняя надежда на вечную жизнь, и Гиль-
том пустил в полет ворона, и тот не вернулся, так как нашел сушу. гамеш изрек горестные жалобы по этому поводу. И обращается он
Вне себя от радости, Утнапишти приготовил жертву богам, от ко- к прочным стенам города Урука, единственному, что останется после
торой боги сначала хотели было отстранить Эллиля, который, не- него. В этом он находит хоть какое-то утешение.
разумно вызвав потоп, погубил почти все человечество. Эллиль же Лейтмотив этой поэмы, которая отличается высокими художе-
признал, что поспешил с потопом, и сказал Утнапишти: ственным достоинствами, — недостижимость для человека участи
Доселе Утнапишти был человеком, богов, тщетность усилий в попытках обрести бессмертие. Концов-
Отныне же Утнапишти нам, богам, подобен, ка эпоса подчеркивает мысль, что единственное доступное челове-
Пусть живет Утнапишти при устье рек, в отдаленье! ку бессмертие — это память о его славных делах. Обращаясь к
Единственный совет, который смог дать бессмертный Утнапиш- своему корабельщику Ур-Шанаби, Гильгамеш говорит:
ти ищущему бессмертия Гильгамешу, заключался в том, что тот не Поднимись, Ур-Шанаби, пройди по стенам Урука,
должен спать шесть дней и семь ночей, чтобы таким образом до- Обозри основанье, кирпичи ощупай —
биться вечной жизни. Однако герой почти мгновенно погрузился Его кирпичи не обожжены ли
в сон. При пробуждении он никак не хотел поверить, что проспал И заложены стены не семью ль мудрецами?
семь дней, пока жена Утнапишти не показала ему в качестве дока- Самый конец таблички, очевидно, обломан.
зательства случившегося хлебы, которые она ежедневно пекла для Внутреннее развитие образов Гильгамеша и Энкиду в поэме
него. Из сострадания Утнапишти велел помыть покрытого грязью подчинено законам развития эпических образов: уже не благода-
и одичавшего Гильгамеша и дать ему новые одежды. Наконец, по ря волшебным помощникам, как это было в круге сказаний о геро-
просьбе жены, Утнапишти сообщает Гильгамешу следующее: ях Шумера, а в результате высоких развившихся в них физичес-
Тайну цветка тебе расскажу я: Этот цветок ких и моральных качеств возвышаются Гильгамеш и Энкиду над
— как терн на дне моря, Шипы его — как у прочими смертными. Можно думать, что аккадский эпос о Гильга-
розы, твою руку уколют. Если этот цветок меше — это творение поэта, который не просто соединил вместе
твоя рука достанет — Будешь всегда ты разрозненные шумерские былины и сказания, от каких-то созна-
молод. тельно отказавшись, но тщательно продумал и скомпоновал извест-
Гильгамеш тотчас нырнул за этим цветком молодости, который ный ему материал, придав ему глубокий философский смысл.
рос на дне моря, и извлек его на поверхность. Велика была его
радость, и он решил взять драгоценный цветок с собой в Урук,
чтобы поделиться его благами со своими согражданами:
Цветок тот — цветок знаменитый,
Ибо им человек достигает жизни.
Принесу его я в Урук огражденный,
Накормлю народ мой,
Цветок испытают:
Если старый от него человек молодеет,
Я поем от него — возвратится моя юность.
На обратном пути, однако,
Увидел Гильгамеш водоем, чьи холодны воды,
Спустился в него, окунулся в воду,
Змея цветочный учуяла запах,
Из норы поднялась, цветок утащила,
Назад возвращаясь, сбросила кожу.
ДРЕВНЯЯ МАЛАЯ АЗИЯ 143
стали называть «несили» по имени города Неса, бывшего их древ-
нейшим политическим центром.
Сейчас принято называть хаттским неиндоевропейский язык
хаттили, а хеттским — индоевропейский язык несили. Последний
был официальным языком хеттского царства, а следовательно —
и языком, на котором предпочтительно создавались литературные
Древняя произведения. В официальных документах хеттские цари пользо-
вались также аккадским языком. На третьем языке, хурритском,
Малая Азия весь текст целиком писался лишь время от времени.
Всего в клинописных текстах из Богазкея можно выделить
восемь языков, причем шумерским языком хеттские писцы пользо-
вались для собственных нужд, составляя словари на основе шу-
мерских знаков, а на местных языках были записаны короткие,
фрагментарные тексты.
Малая Азия в древности была весьма сложным этно-культур- Кроме хеттского в Анатолии существовало еще два индоевро-
ным и этно-лингвистическим образованием. Сложным взаимным пейских языка — лувийский и палайский. На последнем говори-
культурным влияниям способствовало также то, что хеттское цар- ли на севере; как и хеттский, он наложился на хаттский субстрат.
ство в ту пору, когда оно распространилось на всю территорию На лувийском языке говорили на юге, на юго-западе и определен-
Малой Азии, а также на части Сирии и Северного Двуречья (что но в Киликии, т. е. в излучине, соединяющей Сирию и Малую Азию.
произошло в XIV — начале XIII вв. до н.э.), вобрало в себя обла- Язык, на котором писали так называемыми иероглифами, — не
сти, населенные разными народами и различные по своему куль- что иное как лувийский диалект, но в иероглифических надписях
турному и этно-лингвистическому характеру. пока не обнаружен мифологический материал.
Вскоре после дешифровки в начале XX в. хеттского языка Неиндоевропйским языком Северного Двуречья и Северной
Б. Грозным выяснилось, что клинописные таблички, обнаружен- Сирии был хурритский. Хурритский субстрат составлял важную
ные в местечке Богазкее (Богазкале), на месте которого во II тыс. часть хеттской культуры, в особенности в период Нового царства
до н.э. находилась столица хеттского царства Хаттуса (Хаттусас), (XIV-XIII вв. до н.э.), когда правящая династия и многие писцы
помимо хеттских текстов содержали тексты и на ряде других были, вероятно, по своему происхождению хурритами. Вследствие
языков. Причем, кроме шумерского и аккадского языков, изучав- этого на юго-востоке Анатолии засвидетельствовано значительное
шихся в писцовых школах, здесь было выявлено несколько мест- языковое смешение, имеются хурритские заимствования в лувий-
ных языков. По мере увеличения количества известных науке тек- ских текстах и лувийские — в хеттских, причем последние содер-
стов становилось все более очевидным, что на всех этих языках жат хурритские мифы.
существовали мифологические сказания. Литературная форма, в которую облекались мифологические
Наиболее древними жителями Центральной Анатолии явля- сказания, могла быть различной. Только мифы иноземного проис-
ются хатты. Их язык не принадлежит ни к одной из изученных хождения были записаны как настоящие литературные произве-
лингвистических групп и стоит, скорее, особняком; какую-то труд- дения, тогда как мифы местные, анатолийские, обрели письменную
ноуловимую связь он имеет, видимо, с некоторыми языками Кав- форму в составе текстов ритуального характера. Под мифами
каза. Хетты называли этот язык «хаттили», т. е. язык страны Хат- иноземного происхождения имеются в виду мифы хурритские, а
ти. Восприняв название этой страны для своего царства, хетты по- также вавилонские, заимствованные через посредство хурритско-
прежнему называли язык древних обитателей Центральной го языка, и ханаанейские; последние заимствовались из Сирии
Анатолии «хаттили», а свой собственный — индоевропейский язык через Киликию.
144 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
Местным, анатолийским, считается материал, сохранившийся
на хаттском, палайском и лувийском языках. Имеются в виду так-
же содержащиеся в хеттских текстах хеттские мифы, персонажа-
ми которых являются местные, главным образом хаттские боже-
ства.
На хаттском языке помимо кратких и пока почти непонятных
намеков сохранился один мифологический рассказ — «Луна, упав-
шая с неба». Содержание этого двуязычного текста, в котором хатт-
ский оригинал сопровождается хеттским переводом, остается, од-
нако, неясным. По версии мифа, луна упала с неба, что увидели
несколько богов, в том числе бог бури-грозы, и каждый из них
посылал за луной гонцов. Из ритуального текста, предшествую-
щего изложенному мифу и следующего за ним, видно, что этот
миф рассказывался, «когда гремел бог бури», и что бог бури со
своими помощниками, облаками, громами и дождями получал
жертвоприношения. Миф, следовательно, прославлял бога бури.
Важно вновь подчеркнуть, что в этом тексте, а также в мифоло-
гических хеттских текстах, о которых речь пойдет ниже, мифоло-
гический рассказ тесно связан с ритуалом, и тексты были своего
рода пособиями, которыми надлежало руководствоваться при со-
вершении магических и иных ритуалов; мифологические версии,
следовательно, были включены в ритуальный контекст.
Г. Гютербок в этой связи приводит следующие примеры. Так,
один из текстов, фиксирующий обрядовые предписания от пара-
лича, содержит историю о том, как природа была «связана», как
известия об этом дошли до богини колдовства Камрушепы и как
она «развязала» все, что было «связано». В другом ритуальном
тексте по поводу возведения нового дворца в числе мифологичес-
ких вкраплений имеется такое: когда царь входит в новый дворец,
Трон зовет Орла: «Приди! Я пошлю тебя к морю, а когда ты отпра-
вишься туда, посмотри в зеленом лесу, кто там сидит!» Орел отве-
чает: «Я смотрел! Истустая и Папая, первоначальные богини
Подземного царства, сидят там согнувшись». Трон говорит: «А что
они делают?» Орел отвечает: «Одна держит веретено, другая дер-
жит наполненное зеркало. И они прядут годы царя. И годам нет
ни предела, ни счета!»
Последний текст важен не только в качестве примера, но и по
существу его мифологического содержания. Обожествленный Трон
предстает здесь как хаттская богиня, Истустая и Папая — тоже
хаттские божества, упоминаемые в других текстах вместе с иными
146 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
божествами Подземного царства, и это прежде всего богини, пря-
дущие нить жизни подобно древнегреческим Мойрам и римским
Паркам.
В числе важных мифологических текстов, персонажами кото-
рых выступают хаттские или хеттские божества, являются две
группы текстов: одни рассказывают миф об убийстве Змея, или
Дракона, богом бури, другие — миф об исчезнувшем боге. Трудно
сказать, существовали ли иные аналогичные мифы, поскольку
найденные таблички расколоты на маленькие фрагменты, из кото-
рых нельзя составить связного текста. Тексты, в которых повеству-
ется об убийстве Змея и об исчезнувшем боге, имеют несколько
версий, причем таблички, на которых они записаны, тоже частично
повреждены.
В ритуальном тексте, излагающем миф об убийстве Змея, ясно
сказано, что этот миф рассказывался на празднестве «пурулли»,
которое устраивалось в честь бога бури и представляло собой
одну из основных ежегодных церемоний; празднество устраива-
лось, как говорится в тексте, для благоденствия и процветания
страны. Основная сюжетная линия этого мифа — схватка между
богом и его противником, олицетворяющим силы зла, что имеет
мифологические параллели в других культурах: в вавилонской, в
том, что касается схватки Мардука и Тиамат, в западносемитской
мифологии, где рассказывается о борьбе между Балу и Муту, в
ведийской с эпизодами схватки Индры-Вритрахана (авестийско-
го Веретрагны) и Вритры, в древнегреческой, где Зевс сражается
с Тифоном, а Аполлон — с Питоном, и оба побеждают своих про-
тивников, и т. д. Примечательно, что иконографически Тиамат, Врит-
ра, Тифон и Питон, противник Балу дракон Латану — все они
изображались как змее-драконоподобные существа, как и иллуян- Богиня согласилась и разделила с ним ложе. Затем она послала
ка в хеттском мифе о борьбе Змея-Дракона и бога бури: одно приглашение Змею, чтобы тот пришел из своей норы и разделил с
время слово «иллуянка» считалось именем собственным чудови- ней еду и питье. В тексте сказано, что Змей пришел со своими
ща, но впоследствии выяснилось, что это имя нарицательное и детьми; они ели и пили и опустошили все бочонки, утолив свою
означает «дракон», «змей». жажду, отчего не смогли вернуться в свою нору.
Имеются два варианта мифа о боге бури и иллуянке. Тогда появился Хупасия и связал Змея путами, после чего
Согласно первой версии мифа, бог бури и грозы побежден явился бог бури и убил Змея, и его поддержали боги.
Змеем и просит других богов о помощи. На его просьбу отклика- Далее рассказывается о судьбе смертного, которому досталась
ется богиня Инара: она готовит большой пир, на котором выстав- любовь богини, и текст здесь не вполне ясен: Инара построила
ляет бочонки с хмельными напитками. Затем Инара зовет на по- дом Тарукке, в котором и поселился Хупасия. При этом богиня
мощь человека по имени Хупасия. Тот отвечает: «Если ты позво- наставляла его таким образом: «Прощай! Я сейчас уйду, но ты не
лишь мне поспать с тобой, я приду и сделаю что ты захочешь». выглядывай из окна, ибо, если ты выглянешь, ты увидишь свою
148 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЯЯ МАЛАЯ АЗИЯ 149
жену и детей». Но, когда прошло 20 дней, Хупасия все-таки рас- Версии второго важного мифа — об исчезнувшем боге — дошли
пахнул окно и действительно увидел своих жену и детей. И, когда в относительно хорошей сохранности, написаны по-хеттски, но
Инара вернулась из путешествия, Хупасия начал стенать: «Пусти место действия и действующие лица свидетельствуют о хаттском
меня домой!» В этом месте табличка обломана, но есть основания субстрате. В многочисленных версиях этого мифа в роли
полагать, что смертный был наказан — видимо, убит. исчезнувшего бога выступают разные божества, но и те версии, в
Согласно второй версии мифа, Змей вначале побеждает бога которых говорится об одном и том же божестве, довольно сильно
бури, а затем отнимает у него сердце и глаза. Чтобы их вернуть, различаются в деталях. Имеется группа близко связанных
бог бури пускается на хитрость: он женится на смертной девушке, текстов, в которых исчезнувший бог — Телепину; поэтому эта
дочери бедняка, и у них рождается сын. Когда сын вырос, он взял версия мифа получила название мифа о Телепину. В другом ва-
в жены дочь Змея. Отец наказал сыну при входе в дом невесты рианте мифа исчезнувшим богом является бог бури-грозы.
попросить отнятые некогда сердце и глаза. Сын так и поступил и Имеется также фрагмент, известный как Йозгатская табличка, где
вернул отцу, богу бури, утраченные им органы. По мнению Г. Гю- миф излагается по той
тербока, за просьбой бога бури кроется реальный хеттский обычай, же общей схеме, но
в соответствии с которым состоятельный отец мог получить для исчезают несколько
своей дочери жениха, уплатив ему так называемую цену невесты. божеств, в том числе бог
Возможно, впрочем, что семантика этого эпизода мифа какая-то солнца.
иная. Телепину — имя
Как бы то ни было, просьба бога бури удовлетворена, тело его хаттское. Это сын
обретает прежний вид, и он может опять вступить в бой со Змеем, великого бога бури, и
который, как сказано в тексте, происходит «снова у моря». И пер- ему самому также
вое сражение со Змеем, о котором говорилось выше, как будто бы свойственен ряд черт
было тоже у моря: здесь текст поврежден. Но неожиданно возни- этого божества. Начало
кает следующее затруднение: женившись на дочери Змея, сын текста мифа о Телепину,
бога бури принял ча себя обязательство быть верным своему те- видимо, утрачено;
стю, поэтому он просит своего отца быть к нему беспощадным: скорее всего, там
«Бей меня тоже, не жалей меня!» Тогда бог бури убил обоих: описывалось течение
Змея и собственного сына. По-видимому, в последнем случае жизни до случившегося
подразумевается, что сын необдуманно нарушил закон гостепри- затем бедствия.
имства, вследствие чего жизнь в доме тестя стала для него невы- Повреждено и то место
носимой. в тексте, где говорится
Этот миф оглашался на весеннем празднестве «пурулли» жре- о причинах, вызвавших
цом бога бури города Нерика (возможно, автором теста), хотя сам гнев бога. Во всяком
этот бог в тексте не упоминается. Этот молодой бог бури, сын вели- случае, бог разозлился
кого бога бури, был весьма почитаем. С целью его почитания, в до такой степени, что
частности, был создан особый ритуал, который должен был вер- «надел правый сапог на
нуть в Нерик молодого бога бури, отправившегося с другие города. левую ногу, а левый
Не исключено, что это мифологическая трактовка того хорошо из- сапог на правую»
вестного исторического факта, что Нерик был временно отнят у (видимо, признак
хеттов северным народом каска, а впоследствии отвоеван хеттами спешки). Далее следует описание случившегося бедствия:
обратно. Туман охватил окна, дым охватил дом.
В очаге поленья «были угнетены» (едва тлели),
На постаменте боги «были угнетены»,
150 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЯЯ МАЛАЯ АЗИЯ 151

В овчарне овцы «были угнетены», Ужаленный пчелой, бог проснулся, но снова впал в ярость: «Я
В коровнике коровы «были угнетены»: в бешенстве! Почему, когда я сплю и в плохом настроении, ты
Овца отвергла своего ягненка, корова отвергла своего теленка. заставляешь меня вести беседу?» Так что бог не вернулся домой
Ячмень и эммер больше не росли,
Скот, крупный и мелкий, и люди не зачинали потомства, и продолжал губить людей, быков и овец.
И даже те, что уже зачали, не рожали. Далее текст становится фрагментарным. Рассказывается, что
Горы оскудели, деревья высохли, поспешно прибыл Телепину; были гром и молния; внизу темная
Так что побеги отсохли. земля была в смятении. Камрушепа (богиня колдовства) увидела
Словом, в стране наступило всеобщее оскудение, и люди и его. Крылья орла принесли его издалека (т. е. Телепину прилетел
боги начали голодать. Говорится, в частности, что великий бог солн- на орле). Камрушепа «смирила его гнев, она смирила его бешен-
ца устроил пир и пригласил на него тысячу богов, но они ели — ство, она смирила его ярость, она смирила его неистовство». Загем
и не могли утолить свой голод, пили — и не могли утолить свою следует ряд магических заклинаний, которыми Камрушепа заго-
жажду. Тогда бог бури вспомнил о своем сыне Телепину и ска- ворила гнев Телепину.
зал: «Моего сына нет. Он пришел в ярость, ушел и взял с собой За описанием этого магического ритуала следует рассказ о
все хорошее!» Боги, великие и малые, отправились на поиски Те- возвращении божества домой:
лепину. Бог солнца послал своего быстрого орла, сказав ему: «Сту- Бог бури (Телепину) вернулся в своей дом (или в храм) и
пай, обыщи высокие горы, глубокие долины, обыщи синие воды!» стал заботиться о своей стране. Туман покинул окно, дым
Орел не нашел Телепину и принес известие богу солнца: «...Не покинул дом. На постаменте боги воспряли, В овчарне овцы
нашел я его, бога бури небесного!» воспряли, Мать вела своего ребенка, Овца вела своего
ягненка, Корова вела своего теленка, Бог бури вел царя и
Миф о боге бури-грозы, сохранившийся лишь во фрагментах, царицу И принял на себя заботу об их жизни
развивается строго параллельно этому отрывку с той лишь разни- и благополучии до конца дней.
цей, что роль Телепину достается в нем богу бури-грозы. Помимо
этого, в мифе о боге бури-грозы его ищет его отец, а в мифе о Йозгатская табличка приписывает бедствие, постигшее землю,
Телепину — бог бури-грозы. В этом месте мифологические вари- Хаххиме, что, видимо, означает «оцепенение», которое персонифи-
анты расходятся, но более полная версия гласит следующее. цируется и играет активную роль в повествовании. «Хаххима па-
Бог бури сказал богине-матери Ханнаханне: «Что же нам рализовал всю землю, он обезводил ее, могуч Хаххима!» — этими
делать, мы умрем с голоду». В ответ богиня велела богу идти и словами в начале сохранившейся части текста бог бури как бы
самому искать Телепину. И он отправился на поиски. Он посту- подытоживает ситуацию. Он, кажется, обращается к своей сестре,
чался в ворота своего города, но ему их не открыли, и он только воззвавшей к нему за помощью. Затем бог бури просит «своего
сломал рукоять своего молота. Тогда бог бури отступился и сел брата ветра»: «Дохни на воды в горах, сады и луга, и пусть твое
отдохнуть. Богиня Ханнаханна предложила послать на поиски целебное дыхание заставит его перестать парализовать их!» Но
пропавшего бога пчелу. Бог бури запротестовал: «Великие боги ветер, кажется, ничего не достиг и обращается к богу бури: «Этот
и малые боги искали его и не нашли его, и теперь пчела должна Хаххима говорит своему отцу и своей матери: ешьте это, пейте
отправиться искать его? Ее крылья слабы, и она сама слаба...» Но это! Будьте безразличны к пастухам овец и коров!», и он парали-
богиня отвергла эти возражения и послала пчелу, повелев ей, ког- зовал всю землю.
да она найдет Телепину, ужалить его в руки и ноги и заставить После этого бог бури посылает своих божественных послан-
проснуться, а затем вымазать его тело воском и вернуть его домой. цев на поиски пропавшего бога солнца, но всех их схватил Хаххи-
Пчела отправилась, облетела горы, реки и источники и нашла ма, и на поиски отправляются богини Гуле и Ханнаханна, кото-
Телепину спящим на лугу около города Лихцина (в обеих мифо-
логических версиях — убежище Телепину и бога бури и культо-
вый центр бога бури).
152 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЯЯ МАЛАЯ АЗИЯ 153

рым в качестве провожатого бог бури дает бога Хасаммили. Этот от мифологической версии о Телепину, упоминается пчела, послан-
бог, видимо, обладает способностью охранять путешествующих и ная на поиски богини Инары, названной здесь дочерью бога бури.
даже делать их невидимыми. Мотив ярости божества, но без описания его исчезновения и по-
Далее в тексте таблички следует большая лакуна, и в конце ее следующего обнаружения, имеется в текстах, где персонажами вы-
собственно мифологическая часть текста завершается словами:
«Табличка о приеме бога солнца и Телепину окончена». Но текст
продолжается и описывает уже ритуал, имеющий целью зазвать
этих двух богов назад в храм. Для этого расставляются два стола:
один — для бога солнца, другой — для Телепину; на столах вы-
кладываются еда и напитки. Самый конец текста утрачен.
Если упоминавшееся выше празднество «пурулли», когда рас-
сказывался миф об убийстве Змея, может считаться аналогом празд-
неств, приуроченных к важным переменам в жизни природы и
связанных с почитанием таких божеств, как Осирис, Адонис, Аттис
и Таммуз, то истолкование в том же семантическом ключе мифо-
логического образа хеттского исчезнувшего бога, по мнению ряда
специалистов, маловероятно. В частности, по мнению О.Р. Герни,
излагающие этот последний миф ритуальные тексты содержат
своего рода заклятия-взывания, примеры которых многочисленны
в хеттских архивах. Считается, что бог удалился куда-то и его
убеждают путем сочетания молитв и ритуала вернуться обратно.
Существенно лишь то, что здесь в текст включается миф, описываю-
щий те события в мире богов, положительная реализация которых
была бы желательна. В частности, в мифе о Телепину повествова-
ние включает даже ритуальное действо, при котором исполнитель
изображает богиню Камрушепу.
Упоминание в мифе о Телепину царя и царицы, казалось бы,
может указывать на то, что соответствующий ритуал рассчитан на
примирение исчезнувшего бога именно с ними, однако тексты сви-
детельствуют — также и с каким-нибудь другим лицом, чтобы
обеспечить благополучие и, возможно, потомство как этому лицу, ступают бог бури города Куливисна и богиня-мать Ханнаханна.
так и его домочадцам. Таким образом, каким бы ни было проис- Примечательно, что ритуалы, рассчитанные на умиротворение упо-
хождение этих мифов, они использовались жрецами по мере на- мянутых божеств, очень похожи на ритуалы, связанные с мифами
добности, например, когда какое-либо лицо вновь хотело снискать о Телепину и боге бури.
милость бога. В мифах этого цикла бог Телепину имеет явно хаттское имя.
Помимо Йозгатской таблички, сохранилось несколько фраг- Богиня Инара тоже связана с хаттскими мифологическими пред-
ментов текстов, похожих по содержанию на миф о Телепину. Пер- ставлениями, тогда как «бог бури (грозы)» и «бог солнца» являются
сонажами в одном из мифов выступают Анцили и Цукки, имена общими наименованиями великих божеств. Подобные божества
которых интерпретировать лингвистически не представляется хаттов имели собственные имена Тару и Эстан, и, вероятно, именно
возможным. В другом мифе этого цикла, в деталях отличающемся они имеются в виду в хеттских мифологических сказаниях.
154 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЯЯ МАЛАЯ АЗИЯ 155
Что касается палайского языка, который наслоился на хатт-
ский субстрат, то среди немногих известных нам палайских тек-
стов имеется один, излагающий миф, за которым следует своего
рода гимн. Этот текст трудно поддается интерпретации, но можно
понять, что здесь содержится мотив пира, на котором, аналогично
версии мифа о Телепину, боги «едят, но не могут утолить свой
голод, пьют, но не могут утолить свою жажду». Гимническая часть
текста содержит упоминание имени бога Цапарвы, главного боже-
ства палайцев, который, скорее всего, был богом бури. По-видимо-
му, миф, как и его хеттский аналог, повествует об исчезнувшем
боге, и эти общие мифологические мотивы могут восходить к хатт-
скому субстрату.
Почти все лувийские тексты являются ритуально-магически-
ми. В одном из них встречается малопонятный мифологический
рассказ, но, похоже, речь здесь идет о пиршестве, устраиваемом
богом солнца, но в совершенно иной ситуации, нежели описанная
выше: пир устраивается в связи с болезнью, от которой должен
исцелить ритуал.
Обращаясь к мифологии иноземного, не центральноанатолий-
ского происхождения, следует в первую очередь упомянуть мифы
древнего Двуречья, заимствованные, очевидно, через посредство ском оригинале: по-видимому, их приспособили к местным хетт-
Сиро-Финикии. Это аккадский эпос о Гильгамеше: находка фраг- ским или хурритским условиям.
мента аккадской версии этого эпоса в Богазкее свидетельствует, В литературе на хеттском языке персонажами выступают так-
что она изучалась в местных писцовых школах. Найдены также же хурритские и ханаанейские божества и герои, носящие хур-
фрагменты хурритской и хеттской версий эпоса о Гильгамеше, ритские имена. Это эпос о герое Гурпанзахе: имя хурритское, про-
причем хетты, видимо, приспособили эпос к сфере собственных изводное от Аранзах, хурритского наименования реки Тигр. Место
интересов, произведя сокращение за счет тех частей, которые каса-
действия этого эпоса — Аккад, хотя соответствующий аккадский
ются родины героя — Урука. Похоже, больше внимания, чем в
прототип пока не найден. Имеется также эпос об охотнике Кеш-
аккадской версии эпоса, здесь уделяется эпизоду борьбы Гильга-
меша с Хумбабой. Скорее всего, хетты познакомились с этим эпо- ши: сохранились как хеттская, так и хурритская его мифологи-
сом через посредство хурритов. ческие версии. Это, далее, рассказ об Аппу и его сыновьях: Дур-
Другими известными в Малой Азии мифологическими про- ном и Истинном. В начале этого мифологического текста говорит-
изведениями были повести о походах древних царей Аккада в ся, что Аппу дал своему первенцу имя «Дурной», поскольку боги
страны, лежащие у северо-западных границ, т. е. в районе Север- избрали по отношению к нему, Аппу, дурной путь и долго не дава-
ной Сирии. Имеется фрагмент хеттского перевода повести о Сар- ли ему детей. Второй же сын получил имя «Истинный», потому
гоне Древнем, основателе аккадского царства, озаглавленный «Царь что на этот раз боги встали на истинный путь. Это также миф о
битвы». В нем описывается, как этот царь пришел на помощь куп- боге солнца и корове, в котором рассказывается, что корова роди-
цам. Имеются также версии легенд о другом аккадском правителе, ла человеческое дитя, впоследствии найденное рыбаком. Наконец,
Нарам-Суэне, особенно о его войне против коалиции 17 царей. Лю- имеется миф о змее Хедамму, ненасытном чудовище, укрощенном
бопытно, что в последнем тексте имена некоторых царей и назва- женской прелестью богини Иштар.
ния ряда царств не совпадают с теми, что представлены в аккад- Сирийские мифы на хеттском языке слишком лаконичны и
сложны для интерпретации, чтобы быть специально упомянутыми.
156 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЯЯ МАЛАЯ АЗИЯ 157

Здесь следует упомянуть ным богом бури, во-вторых, я сделал тебя беременным рекой Аран-
миф о приключении горы зах и, в-третьих, я сделал тебя беременным великим богом Тасми-
Пишаиши — в данном слу- су (любимец бога бури). Трех ужасных богов, плодов моего тела, я
чае мужском божестве, ко- посеял в тебе!» С этими словами Ану взлетел на небо и исчез из
торое похищает богиню виду.
Иштар, которая грозит Однако Кумарби, «мудрый царь», выплюнул то, что у него было
Пишаише карой и просит во рту, на землю, и в свою очередь оплодотворенная земля, видимо,
затем о пощаде. породила этих трех «ужасных богов». К сожалению, дальше таб-
Однако наиболее инте- личка, на которой записан тест мифа, повреждена, и оставшийся
ресными текст невосстановим.
литературными Уже издатель этого текста Г. Гютербок указывал на разитель-
произведениями ное сходство его мифологической версии с теогонией древнегре-
являются, в отличие от ческих богов, как она излагается Гесиодом. Согласно Гесиоду, Земля
центрально-анатолийских (Гея) порождает Небо (Урана), которые вместе становятся ро-
текстов, иноземные дителями Крона и титанов. Уран ненавидит своих детей и пытается
эпические произведения, воспрепятствовать их рождению, но подстрекаемый Геей Крон ос-
связанные с образом копляет своего отца, и из вытекшей крови возникают эринии
хурритского бога (фурии), гиганты и некоторые нимфы, Афродита же рождается из
Кумарби, «Отца богов», пены, возникшей от падения отсеченного члена в море. Крон и его
также включенные в супруга Рея порождают затем олимпийских богов во главе с Зев-
хеттские тексты. В сом. Крон проглатывает всех своих детей, кроме Зевса — вместо
хурритской мифологии него он проглатывает длинный камень, завернутый в пеленки, ко-
Кумарби приравнивался к торый дает ему Рея. Зевс, возмужав, заставляет Крона выплюнуть
вавилонскому верховному проглоченных богов; камень, который выходит первым, устанав-
божеству Эллилю. Имеется два основных теста, в которых ливается в качестве культового в Дельфах. Поэма Гесиода закан-
Кумарби играет главную роль: миф о борьбе за царство между чивается битвой богов и титанов, в которой побеждают олимпий-
богами и эпос на трех табличках, озаглавленный «Песнь об Ул- ские боги. Гесиодовской последовательности: Уран — Крон — Зевс
ликумми». соответствует хурритская: Ану — Кумарби — бог бури-грозы.
Согласно первому мифу, когда-то небесным царем был бог Ала- Однако у Гесиода отсутствует поколение, соответствующее богу
лу. Он восседал на троне, и «могущественный Ану, первый среди Алалу, известному в аккадском перечне богов в качестве одного из
богов, стал перед ним, поклонился ему в ноги и подал ему чашу с предков Ану.
питьем». Алалу царствовал на небесах девять лет, затем Ану по- «Песнь об Улликумми» сохранилась лишь в виде фрагментов,
шел войной на Алалу и победил его, но Алалу убежал от него на каждый из которых представляет собой короткий отрывок. Здесь
землю (возможно, в Подземное царство). Затем на троне воссел повествуется о заговоре Кумарби против его сына, бога бури-гро-
Ану, а «могущественный Кумарби прислуживал ему и кланялся зы Тешуба, отнявшего у отца трон царя богов. Кумарби замыслил
в ноги». Ану тоже царствовал на небесах девять лет, а затем Ку- создать могучего противника, который победил бы Тешуба и раз-
марби пошел войной на Ану. Последний покинул поле битвы и рушил бы его город Куммию. Для этого он обратился за помощью
взлетел как птица на небо, но Кумарби схватил его за ноги и к Морю и взял в жены дочь Моря, хотя основная мифологическая
стащил вниз. Кумарби откусил у Ану половой член и смеялся от версия называет его супругой «великий горный пик». И вот в по-
радости, но Ану обратился к нему со словами: «Не радуйся тому, ложенный срок у Кумарби родился сын Улликумми, что может
что ты проглотил! Я сделал тебя беременным тремя могуществен-
ными богами: во-первых, я сделал тебя беременным могуществен-
158 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ДРЕВНЯЯ МАЛАЯ АЗИЯ 159

означать нечто вроде «разрушитель димо, растерявшись, распался. Эйя отправился к Эллилю расска-
Куммии». Тело этого ребенка, говорит- зать о случившемся, а затем к Упеллури, на чьих плечах вырос
ся в тексте, было из диоритового камня. Улликумми. Но Упеллури, оказывается, даже ничего не заметил,
Кумарби призвал божества Ирсирры, ибо он обратился к Эйе со следующими словами:
они отнесли ребенка на землю и поса-
Когда на меня взгромоздили небо и землю, Я ничего об этом не
дили его на плечи Упеллури (персо- знал, и когда они пришли и отделили Небо от земли медным
наж, напоминающий Атланта древнегре- резаком, этого я тоже не заметил. Теперь Что-то причиняет боль
ческих мифов), где он рос не по дням, а моему правому плечу, но я не знаю, кто Этот бог.
по часам посередине моря.
Когда он вырос и стал таким боль- Услышав это, Эйя зашел за правое плечо Упеллури, и там, на
шим, что море доходило ему только до его правом плече, стоял как столб Диоритовый Камень. Однако
поясницы, бог солнца увидел его и при- слова Упеллури, видимо, навели Эйю на мысль. Он приказал от-
шел в гнев и отчаяние. Он не мешкая крыть древние склады и достать оттуда тот древний резак, по-
сообщил об увиденном Тешубу, и пос- средством которого небо было отделено от земли. Пользуясь этим
ледний вместе со своей сестрой Иштар Орудием, он отделил Диоритовый Камень от его подножия и тем
вскарабкался на вершину горы Хацци лишил его силы. Затем он поведал о своем деянии богам и побу-
(гора Касиус недалеко от Антиохии), дил их возобновить сражение с чудовищем, бывшим теперь бес-
откуда они могли видеть чудовищного сильным против них. Конец этой истории утрачен, но следует ду-
Улликумми, возвышающегося над мо- мать, что она заканчивается поражением Кумарби и его чудовищ-
рем. Тешуб горько заплакал, а Иштар ного сына Улликумми и восстановлением власти Тешуба.
старалась его утешить. Затем Тешуб, Мифологическую параллель этому сказанию Г. Гютербок ус-
видимо, стал готовиться к битве: он при- матривает в мифе о Тифоне — чудовищном сыне Земли-Геи и
казал своему помощнику Тасмису при- Преисподней-Тартара, объявившем войну Зевсу. Впрочем, эта ми-
вести священных быков Серису и Тел- фологическая параллель довольно слабая. Рассказ о Тифоне явля-
ла, которые влекут его колесницу, укра- ется в «Теогонии» Гесиода логическим продолжением войны бо-
сить их и вызвать гром и дождь. Грянул гов с титанами. Примечательно, что в «Теогонии» в качестве мифо-
бой, но боги были бессильны против логического персонажа — противника Зевса Тифон появляется
Улликумми, который пробился к самым именно в тот момент, когда Зевс только что захватил власть, побе-
воротам Куммии, города бога бури, и див Крона и титанов.
заставил его отречься от власти. Когда
дурные вести дошли до супруги
Тешуба, царицы Хебат, которая стояла, наблюдая, на городской
башне, она едва не упала с нее от ужаса. Как говорится в тексте,
«если бы она сделала хоть один шаг, она свалилась бы с крыши, но
ее женщины удержали ее и не дали ей упасть».
После случившегося Тешуб, следуя совету Тасмису, отправился
к мудрому Эйе в его город Абзуву (шумерское Абзу — «нижнее
море», бывшее местом пребывания Энки-Эйи). Эйя созвал богов на
совет и призвал Кумарби к ответу, но последний хвастливо
раскрыл свой заговор, направленный против Тешуба, и совет, ви-
СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА 161
и это самые ранние из имеющихся письменных мифологических
источников.
У западносемитских народов не сложилась единая для всех
этнических групп система мифологических представлений, и это
несмотря на языковую близость, общность важных элементов куль-
туры и постоянные контакты между ними. В отдельных общнос-
Сирия. тях складывались свои мифологические циклы, типологически
тождественные, а часто и сюжетно близкие. Имелись наряду с об-
Финикия. щими и местные, локальные божества, на первый план выдвига-
лись разные, в том числе новые боги. Хотя на раннем этапе форми-
Палестина рования западносемитской мифологии здесь имелись какие-то
общие, единые представления и образы, это не привело к склады-
ванию единого пантеона богов. Напротив, в поздней западносемит-
ской мифологии главенствующую роль верховных богов стали
ЗАПАДНОСЕМИТСКАЯ МИФОЛОГИЯ
играть местные божества.
Мифология западносемитских народов характеризуется пред- Имена богов в западносемитских религиях, аналогично религи-
ставлениями народов двух этнических групп: ханаанейско-амо- ям восточных семитов, часто были запретны для произношения.
рейской (жители Угарита и финикийцы, иудеи и израильтяне до Для их передачи, как правило, использовались нарицательные обо-
становления монотеистического культа Яхве, моавитяне, аммони- значения, эпитеты и т. д.: как Балу или в более позднем
тяне, эдомитяне) и аморейской, населявших с IV-III тыс. до н.э. произношении — Баал (Бел) — «Владыка», Мильком, Мильк —
Сирию, Финикию и Палестину. Мифология этих народов восста- «Царь (хозяин)», Адон — «Господь». Один
навливается на основе источников, имеющих фрагментарный ха- подобный эпитет мог применяться к
рактер, — эпиграфики (со второй половины II тыс. до н.э.), памят- нескольким богам, составляющим своего
ники которой включают упоминания богов, их эпитеты, описания рода класс. С другой стороны, такие эпитеты
жертвенных ритуалов; археологических материалов; данных оно- могли превращаться и в имена
мастики (прежде всего теофорные имена). Некоторые сведения собственные. Известно, что имена богов
сообщают и письменные памятники соседних народов: египет- часто обозначали какой-то предмет или
ские, древнего Двуречья и хеттские. Основу для некоторых мифо- явление: Рашап, позднее Решеф —
логических реконструкций дает Библия, отразившая и добиблей- «пламя», Йамму — «море», Йарих —
ские мифологические представления. Определенную информацию «луна» и т. д. Имена могли принимать и
дают и труды античных — греческих и римских авторов, а также значение «бог», как имя Илу — пер-
ближневосточных авторов периода эллинизма (в них проводятся, воначально «сильный», «могучий».
в частности, параллели между западносемитскими божествами и В сочетании с именами богов часто
божествами других мифологий). Следует иметь в виду, что в этих встречаются термины родства: аб — «отец»,
источниках западносемитская мифология представлена в извест-
ах — «брат», амму — «дядя» и т. д., что
ной мере интерпретированной.
говорит о существовании представления о
Более подробно известны мифологические представления на-
богах как о сородичах, вероятно, первопред-
селения Угарита — города-государства на территории Финикии,
которые восстанавливаются по сохранившимся спискам богов, за- ках. Некоторые боги мыслились как осно-
писям мифов, ритуальным текстам, относящимся к XIV в. до н.э. — ватели и владыки определенных городов,
о чем свидетельствует ряд топонимов:
Ие-
162 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА 163

рихон — город Йариха, Си- раллель в вавилонской мифологии на примере борьбы Мардука
дон (Цидон) — Цида, Иеру- и Тиамат. О Балу рассказывается также, что с помощью своей
салим (Йерушалем) — «вы- сестры и возлюбленной, девы-воительницы и охотницы (в том
строенный Шалиммом». числе в Подземном царстве, где находится ее дом), покровительни-
Большую роль в западно- цы царской власти Анат он борется со своими основными про-
семитской мифологии играли тивниками: богом смерти и подземного мира Муту и богом вод-
календарные мифы, а также ной стихии Йамму. В борьбе с Муту Балу гибнет. Скорбящая
культ богов плодородия; Анат ищет тело Балу, а затем погребает его на горе Цапану. Впо-
были распространены сюже- следствии она убивает Муту, разрубает и сжигает его тело, мелет
ты о смене поколений богов, останки бога подобно зерну и развевает по полю. После этого
борьбе богов за верховенство, Балу возвращается к жизни, причем конфликт между Балу и
борьбе добрых и злых сил. Муту периодически возобновляется, что характерно для кален-
На раннем этапе верховным дарных мифологических циклов.
божеством, очевидно по- В Угарите противником Балу является также бог плодородия
всеместно, считался Илу (в Астар — древнесемитское астральное божество, персонификация
более позднем произноше- планеты Венеры и мужская параллель Иштар (Астарты). По пре-
нии — Ил, Эл, Элиш, Илум и данию, Илу пытался передать ему власть после гибели Балу. По
т. д. — отсюда ведут свое про- всей видимости, победив своих врагов, Балу становится фактичес-
исхождение имена Гавриил, ким властелином вселенной.
Михаил, Даниил, Самуил, Ал- Особый интерес угаритской
лах). Древним эпитетом Илу традиции к Балу, видимо,
был «Бык». Библейские пред- объясняется тем, что он был богом-
ставления о божестве покровителем Угарита.
Элохиме (для его передачи использовалось существительное во В Угарите регулярно
множественном числе, тогда как определения к нему и глагол устраивалось празднество,
употреблялись в единственном), несомненно, восходят к инсценирующее миф, тоже
доиудаистскому представлению об Илу. Супругой Илу была связанный с культом плодородия,
Асират (в позднейшем произношении Ашера) — праматерь и — о рождении от священного
владычица богов. В угаритском списке богов бог Илу имеет брака Илу богов вечерней и утрен-
предшественника в «Илу отцовском» — возможно, отце первого, ней зари Шахару и Шалимму, в ре-
свергнутого им. В угаритских мифах власть над миром и богами зультате которого пробуждаются
фактически переходит от Илу, сохраняющего положение вер- силы природы.
ховного бога, к богам младшего поколения, причем их борьба за Циклы мифов,
власть — одна из стержневых линий в этих мифах. группировавшиеся вокруг местного
Важнейший угаритский мифологический цикл посвящен богу божества-покровителя, составлявшие
бури и плодородия Балу, выступающему в образе умирающего и локальную храмовую традицию,
воскресающего божества. Хотя фиксирующая этот текст соответ- имелись и в других обществах
ствующая табличка пока еще не найдена, есть основания полагать, переднеазиатского Средиземно-
что, видимо, имелся миф о борьбе Балу с семиголовым драконом морья. В частности, в храме города
Латану — образ, возможно, воспроизведенный в виде библейского Бе-рита хранились записи мифов,
Левиафана. Сам мотив борьбы Балу с Латану имеет близкую па- посвященных богу-покровителю
этого города Йево (Яхве). Из
мифологического
164 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА 165
цикла, посвященного этому богу, выросла ветхозаветная сакраль- Согласно
ная традиция. космогонической схеме
По египетским источникам, отражающим палестино-ханааней- Санхонйатона-Филона,
ские мифологические представления, известно повествование о Горе, первоэлементами были
запечатавшем лоно Анат и Астарты, о Сете (Балу), снявшем эту воздух и хаос, от
печать, о том, как они были отданы Сету в жены богом солнца Ра, которых произошли
и о священном браке Сета и Анат. В другом мифе рассказывается, Ветер и Желание, поро-
как Йамму требовал для себя верховной власти среди богов и дившие Мота — смерть и
как Сет победил его. одновременно
В хеттских текстах, пересказывающих ханаанейские мифы Се- жизненную силу. Мот
верной Сирии, повествуется об Асират, пытавшейся соблазнить породил все остальные
Балу; удовлетворив ее желание по приказанию Илу, Балу унизил элементы мироздания. В
ее; между Асират и Балу начинается вражда. Северосирийские результате вселенской
мифы о смене поколений богов и их борьбе за верховенство име- катастрофы — пожара
ют параллели в хурритской мифологии; здесь возможны и взаи- — возник космос и
мовлияния. появились живые суще-
С I тыс. до н.э. на первый план выдвигаются культы местных ства. От ветра Колпии и
богов. В частности, в Финикии было широко распространено по- его супруги Баау роди-
читание главного бога города Тира, покровителя мореплавания и лись Айон («вечность»)
колонизации Мелькарта, отождествленного греками с Гераклом.
и Протогон
В древней географии известно представление о Гибралтаре как о
(«перворожденный»).
«столбах» Мелькарта-Геракла. Мелькарт, вероятно, являлся также
Их детьми были Генос и
умирающим и воскресающим богом.
Большое распространение в греко-римском мире получил миф Генея (порождающие существа), поклонявшиеся Солнцу — влады
об умирающем и воскресающем боге Адонисе, который, согласно ке неба. Среди их потомков выделяются Свет, Огонь и Пламя,
реконструированному мифу, гибнет от руки Астара (греческого открывшие людям способ добывать огонь и пользоваться им. От
бога войны Ареса), ревновавшего полюбившую Адониса Астарту них же происходят гиганты, один из которых, Ипсураний, научился
(Афродиту). В упоминавшемся городе Берите имел распростране- строить хижины. Его потомками были изобретатели охоты,
ние миф о безуспешных попытках Адониса стать супругом девы- рыбной ловли и земледелия.
владычицы этого города. Его соперником и победителем Адониса Как эти, так и последующие представления о теогонии были
был бог моря — возможно, Йамму. синкретическими, т. е. представлявшими собой сложный сплав соб-
Известны предпринимавшиеся в Финикии попытки система- ственно финикийской и греческой мифологий.
тизации мифов. Наиболее значительное из таких сочинений тра- Другую космогоническую схему традиция приписывает фини-
диция связывает с именем Санхонйатона, жившего, согласно пре- кийцу Моху (II тыс. до н.э.), сочинения которого также известны
данию, в Берите (по другим версиям — в Тире) во 2-й половине в изложении греческого философа — автора VI в. Дамаския. Со-
II тыс, до н.э. Изложение этого сочинения было сделано греко- гласно этой схеме, первоэлементами были эфир и воздух, поро-
язычным автором I—II вв. н.э. Филоном Библским. У последнего дившие Улом («вечность»), от которого произошел Хусор — уст-
финикийская мифологическая традиция подверглась переработке роитель космоса. Из половин расколовшегося мирового яйца (воз-
в духе вульгаризированной древнегреческой философии в части можно, расколотого Хусором) возникли небо и земля.
ее идей о первоэлементах мироздания и его развития. Нетрудно заметить, что эти представления финикийской на-
турфилософии повлияли на представления формирующейся на-
турфилософии древних греков.
166 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА 167

В Карфагене (финикийской колонии в Северной Африке) в ветные тексты, складывавшиеся на протяжении более чем тысяче-
числе западносемитских богов особенно почитались бог солнца и летия — от XIII-XII вв. до н.э. до II в. до н.э. — и впитавшие в
плодородия Баал-Хаммон, отождествлявшийся римлянами с Са- себя источники самого разного характера, в том числе фольклор-
турном, и его спутница Тиннит, отождествленная с Юноной. С куль- ного происхождения: мифы, древние народные предания, хрони-
том Тиннит, очевидно, слился культ Дидоны, основательницы Кар- ки и исторические документы, законодательные памятники, риту-
фагена. Здесь почитались также другие западносемитские боги, альные предписания, победные, свадебные и другие песнопения
например Астарта. ритуального характера, а также религиозно-философские сочине-
В Сирии с конца II тыс. до н.э. устанавливается господство ния, собранные и обработанные в религиозном духе еврейскими
арамейских племен и местное население усваивает арамейский компиляторами в довольно поздний период. Библия отразила на-
язык как язык письменности, что привело к контаминации и син- ряду с поздними и сравнительно ранние религиозно-мифологи-
тезу культур: сирийская мифология приобрела смешанный хана- ческие представления древних евреев и сопредельных народов.
анейско-арамейский характер. Особое распространение получили Вследствие всего этого мифы и предания нередко представлены в
здесь культы Бела, Хаддада, Баалшамина. Из их числа последний Библии несколькими разными версиями (среди источников Биб-
быстро занял положение верховного бога. Широко почитался и лии выделяют так называемые Ягвист, Элогист, тексты, легшие в
Мелькарт, культ которого засвидетельствован, в частности, в Да- основу Второзакония и так называемый Жреческий кодекс; пер-
маске в 1-й половине I тыс. до н.э. Видимо, тогда же начинает скла- вые два источника были со временем объединены в Иеговист).
дываться приобретший большое значение в период эллинизма орги- Ветхозаветный канон делится по традиции на три части:
астический культ богини Атаргатис, супруги Хаддада, в образе «Пятикнижие Моисея», куда входят книги Бытие, Исход, Левит,
которой слились черты богинь Астарты и Анат. Числа и Второзаконие; «Пророки» с так называемыми истори-
В эллинистическое время сиро-финикийские божества, отожде- ческими книгами: Иисуса Навина, Судей, 1-4 книги Царств, где
ствленные с греческими и приобретшие греческие черты, продол- изложена история Палестины до начала VI в. до н.э., т. е. до вави-
жают почитаться, причем их почитание распространилось далеко лонского пленения, а также сборники речей «больших» проро-
за пределы Сиро-Финикии — по всему Средиземноморью. На фоне ков — Исайи, Иеремии и Иезекииля — и двенадцати «малых»
разочарования греков, а затем италиков в собственных официаль- пророков — Осии, Иоиля, Амоса, Авдия, Ионы, Михея, Наума, Ав-
ных культах и мифологиях притягательную силу сиро-финикийс- вакума, Софонии, Аггея, Захарии и Малахии; «Писания», к кото-
ким культам придавала присущая им таинственная обрядность, рым относятся Псалмы, Притчи Соломона, книга Иова, Плач Иере-
мистицизм, а также оргиастический характер части из них. мии, Песня песней, 1-2 книги Хроник, а также книги Ездры, Не-
емии, Руфи, Эсфири, Даниила и Экклезиаста.
Для выявления мифологических представлений наряду с кни-
МИФОЛОГИЯ ВЕТХОГО ЗАВЕТА гой Бытия, где излагаются традиционные мифологические темы —
Ветхозаветная мифология включает в себя мифологические сотворение мира и человека, утрата человеком рая, потоп и т. д., а
представления, распространенные среди приверженцев древнего также предания о начале истории еврейского народа, важны поэ-
иудаизма, сложившегося как монотеистическая религия Яхве в I тыс. тические части канона — Псалмы, авторство которых было позд-
до н.э. Эта мифология связана с западносемитской мифологией и нее приписано Давиду, и книга Иова (около IV в. до н.э.), фикси-
на первых порах представляла собой ее переработку в духе моно- рующая некоторые забытые мифологические мотивы.
теизма. Кроме того, в различные периоды она испытала влияние Следует упомянуть также ряд произведений, составление ко-
египетской, шумеро-аккадской и иранской (в частности, зороаст- торых относится к периоду эллинизма, получивших распростра-
рийской) мифологий. нение в греческом переводе — 1 книга Маккавеев, книга премуд-
Основной источник для ветхозаветной мифологии (хотя здесь рости Иисуса, сына Сирахова, или написанных прямо по-гречес-
правильнее говорить о раннем иудаизме) — библейские ветхоза- ки — 2 и 3 книга Маккавеев. Они были восприняты ранними
168 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА 169
христианами вместе с древним переводом Ветхого Завета на гре- ве — шатер, в котором находился ковчег завета: с ним связыва-
ческий язык (Септуагинта) и вошли в библейский канон католи- лось таинственное присутствие божества, а в ковчеге, как известно,
ческой и православной церквей, но оказались исключенными из находились скрижали завещанных Моисею богом законов народа
иудаистского и протестантского канонов; их принято называть Израиля. Яхве в это время воспринимался как племенной бог, воз-
второканоническими. Для восстановления древних мифологичес- главляющий людей племени в их странствиях и ведущий их на
ких представлений в определенной степени может быть полезна бой. Вопрос о реальности других божеств при этом не ставился:
еще более поздняя апокрифическая литература, в которой сильны довольно было того, что они «чужие» и поклонение им опасно
элементы апокалиптики и мистики. ввиду «ревности» Яхве, что он и продемонстрировал во время
Ветхозаветная мифология — это не столько мифология кос- исхода евреев из Египта в Ханаан.
моса, т. е. устройства, организации мира, свойственная большин- В борьбе с местным оседлым населением (ханаанеями) и во-
ству мифологических систем, сколько мифология истории народа. инственными западными племенами (филистимлянами) сложился
Поэтому для ее понимания важно установить некоторые моменты союз 12 племен — «колен» израилевых. Отголоски этих истори-
истории еврейского народа. Библия и здесь является важнейшим ческих событий — в предании о 12 сыновьях Иакова (как родона-
источником, хотя ввиду жанровой неоднородности ее текстов со- чальниках-эпонимах колен израилевых), о военных походах сме-
отношение исторических фактов и мифологизирующего изложе- нившего Моисея Иисуса Навина (взятие Иерихона и пр.), а за-
ния может быть различным — от хроникальности книг Царств и тем — в предании о «судьях израильских» — Деворе, Иеффае,
до легенд о патриархах народа Израиля. Но даже в легендах об Гедеоне, о богатыре Самсоне и т. д.
Аврааме и его потомках вычленяются исторически реконструи- Эпоха царей Давида и Соломона (XI-X вв. до н.э.) знаменует
руемые ситуации родового и семейного быта и т. д. собой кульминацию могущества Израильско-Иудейского царства —
Библейские предания отразили связь древних евреев с об- централизованного древневосточного государства, пришедшего на
ширным историко-культурным ареалом цивилизаций Ближнего смену патриархальной военной демократии, управлявшейся «су-
Востока, что можно видеть, в частности, на примере Авраама, вы- дьями». В этот период культ Яхве локализуется и упорядочивает-
ступающего в тексте в качестве родоначальника целого круга се- ся в Иерусалиме, где Соломон строит для поклонения Яхве храм.
митских народов, выходца из Двуречья, переселившегося в Ханаан Храм, а не передвижная скиния, рассматривается теперь как един-
«по божественному внушению». Предки древних евреев — воз- ственное место жертвенного культа Яхве.
можно, известные из ближневосточных источников середины II тыс. Затем, когда Израильско-Иудейское царство распадается на
до н.э. хабиру, или хапиру, столько беспокойства доставлявшие южное, Иудейское, существовавшее в 928-587/6 гг. до н.э. с цент-
египетским фараонам с конца XIII в. до н.э., — были кочевника- ром в Иерусалиме, и северное, Израильское; когда возникает уг-
ми на территории Ханаана и Египта, постоянно переходившими роза со стороны Ассирии, уничтожившей в 722 г. до н.э. Израиль-
со своими стадами с места на место. Именно в таком качестве ское царство, и со стороны Вавилонии, важнейшим фактором идей-
чаще всего и предстают патриархи Израиля, лишь изредка при- но-религиозной жизни надолго становится пророческое движение.
обретавшие земельные участки. Прорицатели и проповедники призывают к восстановлению норм
Около XIII в. до н.э. еврейские племена, сплотившиеся вокруг всенародной солидарности, к смягчению социального неравенства.
культа Яхве и бежавшие, согласно ветхозаветному преданию, из Обличительная программа пророков сочетается с отказом от язы-
египетского пленения, вторглись в Палестину. «Исход» из Египта ческих культовых традиций и от почитания каких-либо божеств,
традиция связывает с именем Моисея — вождя-законодателя, ко- кроме Яхве. Тем самым впервые выделяется единое течение, соче-
торый наставляет народ религии Яхве с теми ее чертами, которые тающее определенные социально-нравственные требования с ре-
в основном уже принадлежали эпохе пророков. лигиозной нетерпимостью, претензией на исключительное положе-
Реликтом кочевого быта евреев вплоть до X в. до н.э. остается ние и право одной-единственной веры — против всех остальных
заменявшая собой неподвижное святилище переносная скиния Ях- (этот мотив представлен уже в главах Исхода). Важное значение
170 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА 171
здесь имело обнародование в 622 г. до н.э. при царе Иосии, пытав- наступает период римской оккупации. В круг представлений иудей-
шемся проводить в жизнь идеи пророчества, книги Завета, види- ской веры и мифа входят мотивы мученичества, требующего на-
мо, тождественной Второзаконию и подытоживавшей учение про- грады по воскресении из мертвых, что показательно для книги
роков. Даниила — последней по времени составления (II в. до н.э.) кни-
Дальнейший толчок развитию пророчества дают завоевание ги Ветхого Завета, которая является ранним произведением, при-
Иудейского царства вавилонским царем Навуходоносором II в надлежащим к жанру апокалиптики.
587/6 гг. до н.э., разрушение Иерусалима и храма и переселение Анализ ветхозаветной мифологии легко обнаруживает ряд
части населения в Двуречье. Катастрофа теперь истолковывается признаков, по которым она может быть сопоставима с другими
как кара, наложенная Яхве за неверность ему, но и как обещание мифологиями мира. Большинство ее центральных тем и мотивов
тем большей награды в будущем, если народ проявит верность находит соответствие прежде всего в мифологиях Ближнего Вос-
своему богу. Мечта о возрождении государственности, возвраще- тока — западносемитской и шумеро-аккадской, отчасти египет-
нии к власти потомков Давида поднимается на мистический уро- ской, хеттской и т. д. Сами имена единого бога древних евреев —
вень: государственность, которую хотят возродить, мыслится как Яхве (Йево), Элохим или Эл (Илу) — были именами богов за-
теократическая, а царь из рода Давида — как мессия, спаситель падносемитского пантеона. Ветхозаветный рассказ о шести днях
народа; не случайно идея мессии из рода Давида, каковым пред- сотворения мира функционально сопоставим с таким необходи-
стает Иисус Христос, проходит в качестве важного мотива и че- мым элементом любой космогонической системы, как упорядочи-
рез новозаветные книги Библии; но еще значительно раньше вание, выстраивание порядка вещей творцом-демиургом. Картина
вместе с идеей мессианства складывается и представление о «цар- исходного состояния мира как водного хаоса (Быт. 1.2) имеет ак-
стве божьем». кадские параллели в образах Апсу и Тиамат и еще более древ-
За возвращением (с переходом вавилонских владений в руки нем представлении шумеров о первозданном океане, в соответ-
персов) евреев в Палестину следует восстановление Иерусалима ствующих представлениях египтян, индийцев и т. д. Мотивы «рай-
и храма («второй храм»), происходящее под руководством рели- ского начала» путей человечества, нарушенного приходом в мир
гиозных деятелей Ездры и Неемии. Последние регламентируют зла (грехопадением), имеют параллели в индийской и древнегре-
жизнь общины системой заповедей и запретов. Включение Палес- ческой мифологиях, Эдема как обители блаженства — в островах
тины в состав Персидской державы (VI-V вв. до н.э.) сопровож- Дильмун и Пэнлай — соответственно в мифологиях Шумера и
дается воздействием зороастризма, в том числе зороастрийской Китая, наконец, мирового дерева, намеченного в Библии в двух
мифологии (например, в представлении об ангелах). Именно к вариантах — как древа жизни и древа познания добра и зла, —
этому периоду относится редактирование и объединение в сбор- например, в мифологии Вавилонии.
ник Пятикнижия Моисеева, предпринятое в V в. до н.э. Ездрой, что Особенно много параллелей представляет разработка важного
было важным шагом на пути превращения Библии в каноничес- для мифологических систем древнего Двуречья и отчасти Вос-
кий текст. точного Средиземноморья мотива потопа: роль Ноя соответствует
Из последующей истории еврейского народа для дальнейшего роли шумерское Зиусудры, аккадских Атрахасиса и Утнапишти,
формирования религиозно-мифологических представлений Ветхого греческого Девкалиона и т.д.; повторяются мотивы предупреж-
Завета важен период IV-II вв. до н.э. — время вхождения Палес- дения божества; высылаются на разведку птицы; по окончании
тины в состав эллинистического государства Селевкидов. Здесь потопа приносятся жертвы богам или богу.
следует отметить, что в правление Селевкидов поощрялось приня- В ветхозаветных мифах можно найти варианты и близнечно-
тие верхушкой еврейской общины греческих норм поведения и го мифа в преданиях об Авеле и Каине, Иакове и Исаве. В них
культуры, имели место и репрессии против ревнителей иудей- представлены также персонажи, обычные для других мифологи-
ской веры. Затем начинается движение во главе с Иудой Маккаве- ческих систем: родоначальники — рода человеческого, как Адам
ем и временная независимость Иудеи и далее — с 63 г. до н.э. — и Ной; групп народов, как Сим, Хам и Иафет; отдельных народов,
172 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА 173
как Измаил и Исав; еврейского народа, как Авраам и его потом- на земле» (Быт. 6.5) и следующих за этим кар — сначала укоро-
ки; племен, как 12 сыновей Иакова; социальных групп, как Аарон, чения человеческого века (библейские патриархи, напротив, наде-
брат Моисея, первосвященник и родоначальник священнической лены сверхъестественным долголетием), а потом и потопа.
касты. Иногда встречаются эпонимы, как Иаван, сын Иафета, — Заметно, что и библейский рассказ о сотворении мира отлича-
предок ионийцев, Ханаан, сын Хама, и Аморрей, сын Ханаана, — ется от других космогонических мифов в ряде отношений: из него
соответственно родоначальники ханаанейцев и амореев, Элам, Ас- выводится мотив брака бога-творца и его сражения — последний
сур и сын Сима Арам — как родоначальники эламитов, ассирий- мотив встречается в Библии лишь на периферии, как, например,
цев и арамейцев, и т. д. мифологический мотив поединка бога с чудовищем в книге Иова
Регулярно встречаются также этиологические мифы, которые (7.12: «Разве я море или морское чудовище...»; ср. 26.12). «Безд-
толкуют и разъясняют. Например, в книге Бытия (32.24-32) на», на которой «в начале» лежала «тьма» (Быт. 1.2), передана
повествуется, что Некто боролся с Иаковом до появления зари и семитическим словом, созвучным с именем Тиамат в мифологии
не мог одолеть его, коснулся бедра Иакова и повредил в нем жилу. Аккада. Но, в отличие от Тиамат, она безобразна, безымянна, без-
И бог нарек Иакова Израилем, Иаков же дал наименование месту лична и пассивна. У Яхве нет антагониста, какого имеют боги-
сему Пенуэл — ибо он видел бога лицом к лицу и сохранилась демиурги самых разных мифологических систем; все противоре-
душа его. Этот этиологический миф сразу объясняет этноним ь чия бытия восходят к Яхве как единственной творческой причине.
(«Бог властвует» — «ибо ты боролся с богом и человеков одоле- Мир в Библии во всей своей совокупности сотворен десятью
вать будешь» — Быт. 32.28), топоним Пенуэл и запрет евреям речениями Яхве (Быт. 1.3, 6, 9, 11, 14, 20, 24, 26, 28-29), соответ-
употреблять в пищу «жилу, которая в составе бедра». ствующими десяти заповедям того же Яхве — божьему закону
Чрезвычайно многочисленны добавления и вставки к самым (Исх. 20.12-17). Соответственно, ближайшую аналогию сотворения
разным местам повествования, где — обычно в духе народной эти- мира здесь можно обнаружить не в божественном браке, как брак
мологии — истолковывается ставшая непонятной топонимика и Ки и Ана в мифологии шумеров, не в битве, как сражение Марду-
ономастика, т. е. наименования мест и людей. ка и Тиамат, и не в творении бога-ремесленника, каким выступа-
Однако ранняя иудаистская мифология и религия в сложном,
ют в некоторых египетских мифологических версиях Хнум, Птах
длительном и противоречивом процессе своей дифференциации
и Нейт, а в речении законодателя.
от других религиозно-мифологических систем Ближнего Востока,
а с ними и всякого «язычества» вообще, выработала и свой спе- Следует принять во внимание, что мотив сотворения мира «из
цифический тип религиозно-мифологического сознания. Это вид- ничего» — поздний догмат библейской литературы, сформулиро-
но, в частности, в тех случаях, когда библейский миф вносит изме- ванный лишь во II в. до н.э., но конкретная мифологическая образ-
нения в традиционные мифологические построения, придавая им ность первой главы книги Бытия ближе к этому догмату, чем к
противоположный смысл. Так, в ряде мифологий рожденные от параллельным мифологическим версиям.
богов и смертных женщин полубоги-герои — основатели вели- Мифологическая версия потопа древнего Двуречья объясняет
ких династий — являются объектом культа и поклонения (как это бедствие тем, что люди шумели и мешали богам спать. Соот-
Геракл, Тесей, Минос в древнегреческой мифологии, Ромул и Рем — ветственно и в вавилонской поэме «Энума элиш» Апсу намерева-
в римской и т. д.). Библия тоже говорит о рождении героев от ется уничтожить молодых богов по той же причине. Стержневая
соития «сыновей божьих» с «дочерями человеческими» (Быт. 6.1— линия библейского рассказа о потопе, напротив, праведный гнев
4), сообщает о рождении «исполинов», «мужей славы издревле» Яхве, карающего «развращение человеков на земле» и спасающе-
от связей земных и неземных существ. Но в монотеистической го праведника — Ноя (Быт. 6.5-8). Тем самым как антитеза пра-
религиозной системе блуд ангельских существ с земными женщи- ведности в Библию вводится представление о грехе.
нами, как и рождение исполинов, — события безусловно недолж- Среди мифологических тем Библии имеются и специфичес-
ные, нарушение заветов Яхве и причина «развращения человеков кие. Такова, в частности, тема исхода евреев из Египта. Во многих
мифологических системах можно встретить мотив, рассказ о том,
174 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА 175
как при определенных обстоятельствах бог помог своему народу. Отмечается также, что, в то время как тексты иных традиций
Но ни один из этих рассказов не становился ни центральным часто повествуют о богах в третьем лице, для Библии характерна
критерием для суждения о самой сущности бога, ни центральным не речь о Яхве, а речь к Яхве или речь от имени Яхве.
символом для выражения этой сущности. Между тем Яхве здесь Сакральный миф в Библии выражен с использованием тер-
чуть ли не формально квалифицируется как бог, осуществивший минологии мифа природного. Ярость Яхве изображается в виде
исход (Исх. 3.8; 20.2 и др.). Причина здесь в том, что тема исхода пылания огня: «...И возгорелся у них огонь Яхве, и начал истреб-
становится материализацией темы «завета» — т. е. союза, договора лять край стана» (Чис. 11.1). Гора Синай дымится от того, что
между Яхве и его народом, темы, конкретизации которой служат Яхве нисходит на нее опять-таки в огне (Исх. 19.18); общеизвест-
все остальные темы и сюжеты Библии — от самых важных и до но явление Яхве в виде неопалимой купины (Исх. 3.2-3). Явление
периферийных. Причем говорить приходится, собственно, не об Яхве может выразиться также в виде стихии ветра (Чис. 11.31).
одном, а о целой серии сопровождающихся благословениями до- «Глас» Яхве описывается как настоящий гром (Пс. 28.3).
говоров Яхве со своим народом, в ряду которых первыми являют- Некоторые библеисты обращают в этой связи внимание на то,
ся договоры Яхве с Ноем и его сыновьями (Быт. 6.18; 9.8-17), а что эти образы не являются чисто метафорическими, так как связь
затем с Авраамом (Быт. 17.7-10). образа Яхве со стихиями огня и ветра утверждает внеприродную
Чтобы понять значение центральной идеи «завета», следует доминанту мифологии Ветхого Завета. Соответственно, у Яхве нет
обратить внимание на особенности образа бога в Ветхом Завете. места на земле, с которым он был бы природно связан, и в этом
Прежде всего, если любое божество Египта, Двуречья, Ханаана, отличие его образа от образов западносемитских божеств, имена
Греции и т. д. имеет собственную историю происхождения, браков, которых подчеркивают принадлежность им той или иной местно-
подвигов и пр., то у Яхве ничего этого нет и не может быть в сти (Мелькарт — «царь города», Ваал Пеор — «хозяин Пеора»
принципе, что подчеркивается в тексте вновь и вновь. Не имея и др.). Правда, у Яхве есть и святые места, к которым принадле-
такой биографии, Яхве не имеет и портрета, образа. Специально жат особенно бесплодные горы. Свята для него также пустыня, в
подчеркивается, что можно услышать глас Яхве, но нельзя увидеть отличие от плодоносных земель, с которыми связаны западносе-
его образ: «...Твердо держите в душах ваших, что вы не видели митские божества. Однако библейские тексты неоднократно под-
никакого образа в тот день, когда говорил к вам Яхве на Хори- черкивают, что Яхве не привязан и к этим локальным объектам;
ве...» (Втор. 4.15; см. также Втор. 4.12), что подразумевает — нельзя он — своего рода скиталец, не укорененный в каком-то присущем
увидеть и его лицо: «...Человек не может увидеть Меня и остаться ему месте. Бытовой опорой для таких представлений был, вероят-
в живых» (Исх. 33.20). Представление образа единого Бога евреев но, кочевой образ жизни, который вели предки древних евреев,
рассматривается как разврат, каковым считается и сотворение жившие в пустынях и полупустынях; позднее на их формирова-
кумира Бога (Исх. 20.4-5; Втор. 4.16; 5.8). Возможно, соот- нии сказались многочисленные переселения, пленения и изгна-
ветствующее изображение воспринимается как не только имитация ния. Однако чтобы образ бога-странника был представлен с такой
божества — оно является его воплощением, чем нарушается требо- последовательностью, необходимы были наряду с бытовыми осо-
вание единства богопочитания. Имя Бога евреев не должно произно- бые идейно-исторические предпосылки.
ситься всуе (Исх. 20.7), и открыть его Яхве обещает только Мои- Здесь важно обратить внимание на то, что Яхве постоянно тре-
сею (Исх. 33.19; ср. Исх. 3.14). С Яхве, следовательно, можно всту- бует от своего народа, чтобы он выходил из того места, где был
пить в общение, лишь повинуясь или не повинуясь его «гласу», но укоренен в родовой жизни: так он поступает с Авраамом (Быт. 12.1),
его нельзя увидеть или изобразить. а затем со всем народом, который он побуждает к исходу из Египта.
Яхве — бог нерожденный, не рождающий другого бога, не ста- Этот мотив «выхода» имеет значение центрального символа: чело-
рящийся и не умирающий — является единственным субъектом век и народ должны «выйти» из инерции своего существования.
не только истории еврейского народа, но, по сути, и всемирной Причем если бог на своем собственном уровне не имеет ни друга,
истории; он, воистину, всемирный бог (Амос 9.7; Пс. 138.7-12). ни антагониста, ни супруги, то его партнером естественно оказы-
176 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА СИРИЯ. ФИНИКИЯ. ПАЛЕСТИНА 177
вается человек или человеческий коллектив, на фоне общения с народом. Причем это историческое движение, выраженное через
которым разыгрывается драма деяний и страданий божества. повествование, не может замкнуться; в нем есть определенная рит-
В частности, как верный партнер Яхве человек выступает в мика, и отдельные его звенья (например, история Иосифа и его
качестве его «друга» (традиционный эпитет Авраама), «домочад- братьев) приобретают какой-то смысл лишь в связи с остальны-
ца», воина, который должен приходить «на помощь» Яхве ми звеньями. Со временем этот мистический историзм выступает
(Суд. 5.23). Как «отступник» от завета, человек является антаго- и проявляется все отчетливее, и кульминации своей он достигает
нистом Яхве. Наконец, община в целом оказывается по отношению в пророческих и особенно в апокалиптических текстах.
к Яхве его «супругой» (Иерем. 3.1-20, Иезек. 16.3-63), а поклоне-
ние другим богам рассматривается как нарушение брачной верно-
сти. Соответственно, известный и в других мифологических систе-
мах мотив священного брака имеет в мифологии Ветхого Завета
не горизонтальную плоскостную структуру: бог и богиня, — а, пе-
ремещенный из центра мифологии природной (как Ки — земля
и Ан — небо в мифологии шумеров) в центр мифологии свя-
щенной, он получает вертикальную структуру (бог — люди, на-
род); вся энергия оплодотворения направляется здесь богом не на
природу, а на его, бога, народ.
Благодаря такой связи с избранным народом стоящий как бы
над миром и находящийся вне мира Яхве оказывается ближе к
человеку, чем, скажем, антропоморфные боги древнегреческой ми-
фологии. По существу, у одиночки Яхве единственной целью яв-
ляется найти человека в послушании и преданности себе; он
реализует себя не через обладание небом и землей, как другие
боги, но через обладание человеком. Мифологи порой подчеркива-
ют любопытный мифологический мотив Библии: если Мардук вы-
ступает за вавилонян, Амон — за египтян, Афина — за афинян и
вообще за греков в силу некой естественной принадлежности, то
Яхве выбирает себе отдельных избранников и целый народ по
свободному волеизъявлению.
Из этой темы выбора, космической важности этого акта, свобо-
ды выбора человека богом вытекает и мистический историзм этой
мифологии. Так, в книге Бытия неоднократно повторяются благо-
словения и обещания, даваемые Яхве Аврааму и его потомкам: я
сделаю для тебя и для них то-то и то-то, — в силу чего сумма
божественных гарантий будущего блага неуклонно растет, и скла-
дывается впечатление некоего движения, идущего по нарастаю-
щей. Между прочим, эта идея поступательного движения играет
немалую роль в соединении разрозненных текстов Библии и раз-
новременных книг канона в единый религиозно-исторический эпос,
представляющий собой историю взаимоотношений бога со своим
ИРАН 179
до н.э. на территории
современного Ирана. Что же
касается последующих ее
этапов — формирования
иранской мифологии во время
греко-македонского за-
воевания Ирана и части Сред-
ней Азии, т. е. в так
Иран называемый среднеиранский и
последующий периоды, то они
останутся вне поля нашего
зрения.
Иранская мифология
древнего периода обнаруживает
Древнеиранской мифологией считается совокупность мифоло- множество близких
гических представлений народов, населявших в древности простран- соответствий в ведийской
ство, ограниченное с севера и юга соответственно Каспийским мо- мифологии и в ин-
рем и заливами — Персидским и Оман, а с запада на восток — доевропейской мифологии в
Двуречьем рек Тигра и Евфрата и современным Афганистаном. целом. Здесь налицо ряд
Однако в этно-культурном отношении она представляет собой слож- общих сюжетов: борьба за
ное образование, включающее в себя представления как разновре- власть во вселенной двух
менные, так и разнохарактерные. Начальный период формирова- родственных, но враждующих
ния этой мифологии относится ко времени индоиранской общно- групп богов, низведение за
сти — середины — 2-й половины II тыс. до н.э. Затем, в ходе землю небесных вод,
длительной миграции, древнеиранские племена скотоводов и зем- драконоборство, два
ледельцев заселили в конце II — начале I тыс. до н.э. Среднюю посмертных пути души. Это и
Азию, Иран, а точнее сказать — Мидию, государство, существовав- древние арийские божества:
шее в VIII-VI вв. до н.э. и ставшее несколько позже ядром форми- Хаома иранцев — Сома
рующегося государства персов, и отчасти район современного Аф- индийцев, Митра, Ваю, Вритрахан «Ригведы» (эпитет Индры) и
ганистана. С этого времени, с момента оседания иранцев в этих авестийский Веретрагна. В «Авесте» Верет рагна (бог войны) и
областях, развитие иранской мифологии пошло обособленными Индра — разные персонажи; последний здесь — незначительный
путями, и можно говорить о складывании ее самостоятельных демон. Отмечено сходство ведийского Варуны и авестийского
циклов: древнемидийской, древнеперсидской, скифо-сарматской Ахура-Мазды: они оба — повелители закона и порядка
мифологии и некоторых других. При общности религиозных (терминологически выраженных как «рита» и «аша»),
представлений и терминологии, наличии индоевропейской основы выступают в паре с Митрой, охраняют солнце, чтобы оно не упало
отдельных циклов иранской мифологии, между ними имелись и с неба, и пролагают ему путь. Объектом поклонения в «Ригведе» и
заметные различия, отражающие прежде всего разные уровни «Авесте» являются воды, в обеих религиях важную роль играет
социально-экономического и культурного развития. культ огня.
В центре нашего внимания будет именно эта — древнеиранская Сопоставимые имена обычно связаны и со схожими функци-
мифология, главным образом, в том виде, как она сложилась в I тыс. ями соответствующих персонажей и включены в аналогичные
сюжеты. Так, о растении сома/хаома в «Ригведе» и «Авесте» гово-
рится, что он — царь растений, растет на высокой горе, и его при-
нес орел.
180 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ИРАН 181
Между близкородственными иранской и индийской мифоло- используется форма диалога (бе-
гиями наблюдается, однако, инверсия некоторых характеристик. В седы) с божеством. Составлены
частности, два класса божеств иранской мифологии — ахуры и «Гаты» в стихотворной форме
дэвы — олицетворяют собой благое и недоброе начала. В ведий- на языке, именуемом гатским и
ской мифологии, напротив, асуры считались демонами, а дэвы — отличающимся от языка осталь-
благими, почитаемыми богами, во главе которых стоял Индра. ных частей «Авесты». Вероятно,
Источниками по иранской мифологии служат тексты, памят- в основе его лежит один из древ-
ники искусства и археологии, но центральным источником для ее них иранских диалектов. И
реконструкции является «Авеста» — свод священного писания «Гаты», и язык, на котором они
зороастризма. Значительно меньший интерес представляют сведе- были созданы, на протяжении
ния древнеперсидских клинописных надписей. многих веков освящались авто-
Как и в случае с другими священными текстами, например ритетом почитаемого лица,
Библией, «Авеста» включает в себя разнородные тексты, слагав- основателя учения. Поэтому,
шиеся в разное время и в разных иранских областях, а потому она несмотря на непонятность
неоднородна и по языку, за которым закрепилось название «авес- омертвевшего языка, его
тийского». Ближайшими родственными авестийскому языками
старались сохранить. «Гаты»
являются древнеперсидский и санскрит. Древнейшие части «Аве-
являются у последователей
сты» относятся ко времени жизни Заратуштры (или даже ра-
Заратуштры наиболее важной,
нее), а самые поздние сложены зороастрийскими жрецами, довольно
безыскусно и с грамматическими ошибками, уже на мертвом древ- священной частью «Авесты».
неиранском языке, т. е. во всяком случае после IV-III вв. до н.э. «Гаты» возникли, видимо,
«Авеста» включает следующие разделы: «Ясна» (в нее входят еще в VII в. до н.э., когда заучиваемые наизусть последователями
«Гаты»), «Висперед», «Вендидад», или «Видевдат», и «Яшты». Заратуштры проповеди сложились в единое целое. Однако
«Гаты» — «песнопения», «песни» — слово, однокоренное с стилистика и образность «Гат» не способствовали широкому
санскритским «гита» — «песня», числом 17 (900 строк), входят в распространению содержащегося в них учения. Его требовалось
зороастрийскую литургию «Ясна» («поклонение», «молитва», «жерт- приблизить к привычным для народа религиозным
воприношение»). Остальная часть «Ясны», помимо «Гат», насчи- представлениям и обрядам. Вместе с тем это учение стало
тывает всего 72 раздела и включает различные моления, произно- обрастать более древними представлениями, и здесь важную
сившиеся во время религиозных церемоний (в том числе так на- роль играли устная передача «Гат» и устное народное творчество.
зываемый «Фраваранэ» — «Символ веры», начинающийся словами: Священные тексты зороастризма, как и аналогичные тексты в
«Исповедую себя почитающим Мазду...»). Индии, читались наизусть и передавались из уст в уста. Древние
«Гаты» — древнейшая часть «Авесты» — отличаются от ос- иранцы считали письмо изобретением злого духа — Анхро-Ма-
тальных авестийских текстов и по форме, и по содержанию. По- нью, а поэтому непригодным для фиксации священных речений. В
ражает сходство их языка с языком наиболее архаичных частей первую очередь это имеет отношение к «Ясне» и входящим в ее
«Ригведы». Делались попытки перевода отдельных стихов с гат- состав «Гатам». Знать «Ясну» наизусть был обязан каждый свя-
ского языка на ведийский, и в результате получались стихи, труд- щеннослужитель. Понимать «Гаты», очевидно, могли лишь про-
ноотличимые от подлинно ведийских. шедшие обучение жрецы. Предполагается, что Заратуштра, верив-
Форма «Гат» говорит о создании их оратором в процессе уст- ший в то, что его откровение касается всех, проповедовал на народ-
ного, может быть, импровизированного выступления. Это пропове- ном языке, а «Гаты» были кратким изложением его более про-
ди-молитвы, произносимые от первого лица; в отдельных случаях странных проповедей. Ритмизированные «Гаты» было легче за-
помнить, они и построены так, чтобы облегчить их механическое
182 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
заучивание и запоминание; так же обстояло дело с текстом вед и
Корана. В «Гатах», несмотря на признаки многослойности, можно
обнаружить некоторые черты индивидуальности. Здесь отражены
некоторые события из жизни Заратуштры (его изгнание, свадьба
дочери и пр.), названы имена его учеников и последователей (Виш-
таспа, Фрашоштра, Джамаспа и др.). В своих речах Заратуштра
жалуется на гонения, преследования магов, т. е. жрецов старых куль-
тов. Он дает отповедь «лживым жрецам» — противникам оседло-
сти и земледелия, призывает своих последователей к распростра-
нению своей веры, восхваляет первых учеников. В «Гатах» преда-
ются проклятию «ложные» боги племен и даже некоторые мифо-
логические герои (Йима), содержится протест против грандиоз-
ных жертвоприношений старых культов, возглашается учение о
вечной борьбе между добрым и злым началами в мире, наделен-
ными абстрактными качествами и выступающими в полупер-
сонифицированных образах. Здесь намечено учение о загробной
жизни, упоминается мост Чинват, в зачаточной форме содержится
учение о воздаянии за грехи, о приходе спасителя, о поклонении
огню как одной из обязанностей «праведника».
Ареал возникновения текста «Гат» имеет скорее восточно-, неже-
ли западноиранское (мидийское) происхождение.
При Ахеменидах учение, основанное Заратуштрой, приобрета-
ет все большее число последователей. Есть точка зрения, что уже в
трансформированном виде учение «Гат» получило официальную
поддержку в Мидии, а затем в Персии при Ксерксе (486-465 гг.
до н.э.). Зороастрийская традиция относит письменную фиксацию
«Авесты» к концу жизни Заратуштры, когда она была якобы за-
писана учеником пророка Джамаспой. Но, возможно, первая пись-
менная фиксация древнего ядра «Авесты» произошла в правление
Ахеменидов на рубеже VI-V и в V в. до н.э. Однако и после этого
памятник продолжал бытовать в устной передаче, что впослед-
ствии, после гибели рукописей, способствовало восстановлению
содержания и текста «Авесты».
Другой раздал «Авесты», «Висперед» (букв. «Все главы, все
главные»), является дополнением к «Ясне» и содержит 24 главы,
включающие молитвы и заклинания, обращенные к отдельным
божествам и читаемые во время празднеств.
«Вендидад», или «Видевдат» («Закон против дэвов»), — един-
ственная дошедшая до нас целиком книга «Авесты». Это жречес-
кий кодекс, трактующий главным образом правила ритуального
184 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ИРАН 185
очищения, хотя в двух первых главах «Вендидада» рассказывают- своим проповедям. В.Б. Никитина придерживается той точки зре-
ся мифы о сотворении Ахура-Маздой иранских стран и о первом ния, что первая фиксация «Авесты» произошла между концом VI
царе иранцев в период «золотого века» — Йиме. Всего «Вендидад» и концом V в. до н.э., затем, во 2-й половине I или II в., по реше-
состоит из 22 глав, большая часть которых довольно позднего про- нию одного из парфянских правителей произошла кодификация
исхождения, но до IV в. до н.э., и так же датируется «Висперед». «Авесты» по источникам, сохранившимся «письменно или устно».
Наряду с учением Заратуштры, развитым его последователя- В правление Сасанидов, в III-IV, VI-VII вв., были составлены но-
ми, в состав «Авесты» вошел также ряд гимнов, называемых яшты, вые редакции «Авесты».
посвященных божествам и мифологическим персонажам, почитав- Во всяком случае, известно в качестве достоверного факта, что
шимся иранцами еще до Заратуштры; некоторые из них почита- в конце правления Сасанидов — возможно, под влиянием инозем-
лись еще в пору индоиранской общности (Митра, Йима, Хаома и ных религий, которые придавали большое значение письменной
др.). Всего в «Авесте» 21 яшт. Древнейшие части некоторых из фиксации священного слова, — на основе использовавшегося в то
них, видимо, не уступают по возрасту «Гатам» и даже превосхо- время пехлевийского (среднеперсидского) алфавита была создана
дят их; они признаны наиболее ранними образцами иранского специальная письменность — так называемый авестийский алфа-
творчества. Благодаря своей метризованной форме они, как и вит, и этой письменностью наконец было зафиксировано священ-
«Гаты», легче запоминались передатчиками, чем прозаические час- ное писание зороастризма, получившее название «Авеста». Точное
ти, и сохранились лучше последних, несмотря на свою древность. В значение слова не установлено, предполагают, что оно может зна-
яштах можно найти сведения о происхождении зороастризма, чить «наставление» или «восхваление». Событие это произошло в
ранних этапах верования в Ахура-Мазду. Ареал складывания разде- VI-VII вв., и в этой письменной форме сасанидская «Авеста» со-
ла «Яшты», вероятно, восточно-иранский. стояла из насков — 21 книги.
К перечисленным выше разделам «Авесты» примыкает состав-
Первая книга толковала вопросы добродетели и благочестия,
ленная специально для верующих мирян «Хордэ-Авеста» («Ма-
вторая — религиозные обряды, третья сообщала о вере и учении
лая Авеста») — тексты, наиболее употребимые в повседневном
пророка, четвертая была космологического и эсхатологического
обиходе. Эти молитвы предназначаются для произнесения их са-
мими верующими, в отличие от текстов, которые читал жрец. В содержания, пятая касалась астрономии, восьмая была собранием
«Хордэ-Авесту» входят молитвы, посвященные так называемым правовых установлений, 12-я рассказывала об истории челове-
пяти стражам дня, различные благословения и восхваления. Соста- чества и иранских царей, 13-я — о добродетелях и детстве про-
вление ее ядра началось, видимо, в последней четверти V в. до н.э. рока, 15-я — о справедливости в делах, о мерах, о пути праведности,
или в еще более позднее, парфянское время (в правление динас- 17-я — о ритуале, обязанностях жрецов и воздаянии за грехи, а
тии Аршакидов). также об астрологии, 19-я — о ритуальном осквернении и очи-
Ввиду сложности материала и исследуемой традиции, суще- щении, 20-я — о добродетели и посмертной судьбе души, 21-я
ствуют разные версии того, когда произошла письменная фикса- содержала хвалу Ахура-Мазде и небожителям зороастрийского
ция канона «Авесты» или, по крайней мере, значительной его час- пантеона.
ти. Как полагает И.С. Брагинский, письменная фиксация «Авес- Большинство из этих книг не сохранилось; в форме насков
ты» произошла в эллинистическое время, около III в. до н.э., или дошла лишь четвертая часть авестийского канона. До нас дошли
на рубеже нашей эры, в правление Аршакидов, либо, наконец, в «Ясна», «Висперед», «Яшты» и «Вендидад»; из них сохранилась
VI в., в правление Сасанидов. По мнению В.Г. Луконина, единствен- целиком лишь последняя, 19-я книга канона. Известны также не-
ным достоверным свидетельством о времени фиксации «Авесты» большие фрагменты отдельных книг «Авесты», к которой причис-
являются данные манихейских текстов, связанные с религиозным ляют и «Малую Авесту».
движением пророка Мани, — «Авеста» должна была быть записа- На сохранности памятника уже посла его записи сказалось то
на, во всяком случай, до середины III в., когда Мани приступил к обстоятельство, что его текст неоднократно в течение огромного
периода времени подвергался переписке людьми, для которых
186 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
авестийский язык был уже мертвым. Старейшая из авестийских
рукописей датируется 1324 г.
Из авестийских текстов на пехлевийском языке следует упо-
мянуть две важнейшие книги — «Бундахишн» и «Денкарт». Пер-
вая представляет собой труд по космологии, вторая — энциклопе-
дию религиозных знаний. Обе книги наряду с другими, в том чис-
ле манихейскими и иранским эпосом — «Шах-наме», «Вис и
Рамин» и другими, — являются основой для реконструкции тра-
диционных представлений «Авесты».
Зороастризм как течение, естественно, связан с именем рефор-
матора и пророка Заратуштры. Согласно «Ясне», он — сын Пуру-
шаспы, четвертого человека, выжавшего сок растения хаома. По
другим источникам, он происходит из восточноиранского рода Спи-
тама. В «Гатах» Заратуштра предстает как вполне реальная лич-
ность, как арийский жрец и певец, борющийся и страдающий че-
ловек, в течение многих лет не имевший последователей, встречав-
ший трудности в распространении своего учения, подвергшийся
на родине преследованиям, вынужденный бежать из Восточного
Ирана, со своей родины, возможно, далее на восток, к князю (кави)
Виштаспе и отдаться под его покровительство. По преданию, суп-
руга князя Хутаоса, его родственники и придворные были пер-
выми, кто принял новую веру. Погиб Заратуштра, согласно легенде,
в возрасте 77 лет: ему нанес удар кинжалом враждебный жрец,
противник новой веры Тур-и-Братарвахша в то время, когда он
молился («Датистан-и-Диник»). В «Малой Авесте» и более позд-
них религиозных сочинениях зороастризма Заратуштра изобра-
жается легендарным героем, наделенным сверхъестественными
чертами чудотворцем. Имя Заратуштры было переиначено грека-
ми на Зороастр, что стало ассоциироваться с греческим словом
«астрон» (звезда), отчего в античных источниках Заратуштра изоб-
ражается мудрецом-астрологом и звездочетом.
Предположительно можно думать, что Заратуштра жил в VII в.
до н.э. В пользу этого говорит то соображение, что при всей спе-
цифичности терминологии «Гат» в них отсутствуют термины ахе-
менидских административных и культурных учреждений, обозна-
чающие царей, жрецов, воинов и т. д., и для их обозначения ис-
пользуются другие термины. Нет также упоминаний о деньгах,
налогах и прочих институтах, которые бы указывали на вхожде-
ние родины Заратуштры в состав великой Персидской державы,
которая в своих институтах и установлениях, как известно, оказа-
188 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ИРАН 189

ла большое влияние на все входившие в ее состав народы. Матери- Еще до религиозной реформы Заратуштры в качестве верхов-
альная культура «Авесты» архаична, не знает железа, развитой ных божеств у разных иранских племен могли почитаться Зрван,
городской жизни. Следовательно, Заратуштра жил задолго до того, Митра, герой Йима, бог ветра Ваю, богиня плодородия Ардвисура
как Восточный Иран и примыкающие к нему районы Средней Анахита, бог войны и победы Веретрагна и другие, в том числе и
Азии были завоеваны персами. Анхро-Манью (Ариман), считавшийся в учении Заратуштры злым
Иранцы, или арии, как они сами себя называли аналогично духом. Почитание этих богов имело место и после реформы Зара-
близкородственным индоариям (отсюда название государства Иран), туштры, и некоторые течения, как, например, зрванизм — связанный
были в ту далекую эпоху кочевниками-скотоводами, но начинали с почитанием Зрвана, бога времени и судьбы, — соперничали с
приобщаться к оседлости и земледелию. Соответственно, в на- маздеизмом (религией Ахура-Мазды — Ормузда) вплоть до време-
чальный период зороастризм был религией рядовых общинников ни Сасанидов. Следует также отметить, что «Авеста» умалчивает о
и содержал некоторые демократические элементы. Заратуштра об- культе предков, весьма распространенном особенно в Восточном
ращается к своим слушателям с призывом защитить скот от раз- Иране. Такие народы, как скифы, саки, согдийцы и некоторые дру-
бойничьих набегов кочевых племен, которых он объявляет поклон- гие понятия не имели о благочестивых категориях зороастризма.
никами дэвов — демонов. Он выступает против хищнического Из этого следует, что духовная, религиозная жизнь древнего Ирана
истребления скота, массовых кровавых жертвоприношений и вме- была богата и разнообразна и не ограничивалась доктриной и куль-
няет в обязанность каждому верующему растить и защищать по- том зороастризма; он приобрел господствующее положение посте-
лезных животных. В «Гатах», отразивших процесс распада до- пенно, причем это его господство было регионально ограниченным.
классового общества в восточноиранских и среднеазиатских об- Вероятно, само имя Ахура-Мазда было известно в числе ми-
ластях, содержатся также отзвуки борьбы скотоводов и земле- дийских божеств по крайней мере еще в VIII в. до н.э. Скорее
дельцев против родовой знати. Впоследствии из зороастризма было всего, культ этого божества как общего для целого ряда иранских
удалено демократическое начало и он был приспособлен для за- племен существовал еще до Заратуштры, а последний придал ему
щиты интересов господствующих слоев общества. В поздних зоро- универсальный характер, наполнив его новым содержанием. Но
астрийских сочинениях больше всего внимания уделяется выпол- интересно, что слова «ахура» (общий термин для обозначения бо-
нению различных обрядовых предписаний. гов) и «мазда» употребляются в «Гатах» в произвольном порядке
На протяжении многих веков зороастризм претерпевал изме- для обозначения зороастрийского бога, и лишь позднее — в ахе-
нения также и с точки зрения его доктрины и обрядовой практи- менидских надписях — оба слова сливаются в одно имя. Но в
ки. Сформировавшись на основе религии пастушьих племен, он не одной надписи царя Ксеркса оба имени написаны раздельно, при-
знал поначалу ни храмов, ни каких-либо культовых сооружений чем обе части склоняются. По-видимому, в VIII в. до н.э. поклоне-
вообще. Молились под открытым небом, на вершинах холмов и ние Ахура-Мазде — маздеизм — еще не было реформировано.
гор, перед огнем домашнего очага, на берегу ближайшей реки и Реформированное Заратуштрой вероучение стало распространяться
водоема. Став официальной религией громадных государственных в Западном Иране, вероятно, лишь в VI в. до н.э., при последних
образований — парфянских царей Аршакидов и особенно Саса- мидийских царях, а при персах, как уже говорилось, оно получило
нидов, зороастризм обзавелся и грандиозными храмами с вели- поддержку в правление Ксеркса.
колепными статуями, и многочисленным духовенством. В пору Заратуштра был жрецом древней арийской религии, ибо в «Га-
своего господства он оказал большое влияние на другие религии, тах» («Ясна» 33.6) он называет себя «заотаром» (на санскрите
приверженцы которых попадали под власть зороастрийской цер- «хотар» — жрец, читающий гимны «Ригведы» при совершении
кви или просто общались с зороастрийцами. Исследователи на- шраута-ритуала). Судя по всему, он сохранил в реформированной
ходят многие элементы, восходящие к учению Заратуштры, в иуда- религии старый институт арийских жрецов. Заратуштра развил
изме и христианстве, в исламе и буддизме. Сам зороастризм тоже понятие Арты — «Истины», «Правды», близкое к ведийскому по-
подвергался иноземным воздействиям. нятию рита — «Истины», мирового закона, и применял некоторые
190 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА
религиозные термины в тех же значениях, что и в ведах. Однако
разница между «Гатами» и «Ригведой» заключается уже в харак-
тере отношений между поклоняющимся (в «Гатах» это сам За-
ратуштра) и богом. Поражает фамильярный тон «Гат», особенно в
«Ясне» 44, которая начинается стихом: «Я спрашиваю тебя, скажи
мне правду, о Ахура [Мазда]», — верховное божество выступает в
качестве собеседника пророка, что было нововведением Заратушт-
ры. Примечательно, что, когда Заратуштра спрашивает своего бога,
как отличить праведных от неправедных, на этот вопрос дается
поразительный и в то же время характерный ответ: кто отвергает
пророка, является сторонником зла.
На первом плане в учении Заратуштры стоят дуализм, деле-
ние на Добро и Зло, а также значение человека, который волен
выбирать между этими двумя началами. Согласно «Гатам», Зара-
туштра получил от Ахура-Мазды миссию обновить религию и пос-
ле этого порвал с древними верованиями. Он провел в жизнь кар-
динальную реформу, возвестив веру в одного только Ахура-Мазду
и его конечную победу и отвергнув часть племенных божеств
(дэвов), а других поставив ниже Ахура-Мазды, превратив их в
спутников верховного бога.
Однако уже указывалось, что, вероятно, божество Ахура-Мазда
было объектом поклонения и до Заратуштры; не исключено, что
и дуализм в своих основных чертах был разработан его предше-
ственниками. В чем же заключалась та идея, благодаря которой он
приобрел множество последователей и которая сделала его вели-
чайшим реформатором религии? Это было представление о вплот-
ную приблизившемся этапе существования мира, когда Добро и
Зло будут отделены друг от друга. Она заключалась, далее, в уче-
нии о том, что каждый человек может участвовать в уничтожении
Зла и установлении царства Добра.
По учению Заратуштры, Ахура-Мазда — единственный всемо-
гущий и вездесущий бог добра, олицетворяющий свет, жизнь и
правду (истину). Он существовал еще до сотворения мира и явля-
ется его творцом. Но с самого начала наряду с ним существовал и
Анхро-Манью — олицетворение мрака, смерти и зла. Ахура-Маз-
да непрерывно борется с Анхро-Манью. Человек создан Ахура-
Маздой, но свободен в выборе между добром и злом и поэтому
доступен воздействию духов зла. Своими мыслями, словами и
делами он должен бороться против Анхро-Манью и его помощни-
ков — духов зла. Если человек способствовал победе добра, то его
192 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ИРАН 193
душа попадет в рай, в противном случае она обречена на муки в Мазду истинными поступками...» Этот многократно и порой по-
темном аду. В центре учения Заратуштры, таким образом, не риту- разному переводившийся пассаж, в котором упоминаются два духа-
ал, а этика, праведное поведение. близнеца, и послужил, как полагают, источником для разработки
В основе этого этического учения дуалистическое представле- еще в IV в. до н.э. зороастрийского учения о борьбе добра и зла,
ние о противоборстве между Истиной, всеобщим моральным зако- результатом которого явился зрванизм. Согласно этому религиоз-
ном мироздания — Артой (авестийская Аша Вахишта), овеществ- ному течению, добрый дух Ахура-Мазда и злой дух Анхро-Манью
ленным в свете и огне, и Ложью — Другом (авестийский Друдж), являются сыновьями-близнецами «Бесконечного времени» — бога
воплощением ритуальной скверны и мрака. На другом уровне времени Зрвана. Каждый из этих духов обладает равной силой и
находится противопоставление Святого духа — Спэнта Манью и правит миром по 3 тыс. лет, после чего в течение следующих 3 тыс.
Злого духа — Анхро-Манью. Ахура-Мазда является отцом Святого лег между ними будет происходить борьба. Это религиозное тече-
духа («Ясна» 47.3) и тем самым творцом всего сущего («Ясна» ние существовало в Иране вплоть до времени Сасанидов. При
44.7); очевидно, это представление должно было повлиять на ре- Сасанидах оно рассматривалось маздеизмом — ортодоксальной
лигиозные искания раннего христианства. Лагерь духовных сил и религией Ахура-Мазды — как ересь.
богов соответственно делится на приверженцев Арты и привер- Во главу угла зороастрийской этики ставится религиозная
женцев Друга. мораль и праведная.деятельность, включая деятельность хозяй-
Наряду с дуализмом этическим (с позиции противоборства ственную, а также отношение к миру богов и людей. Тремя важ-
добра и зла) иранской мифологии был присущ и дуализм гносео- нейшими принципами этой этики, воплощенными верховной три-
логический — с точки зрения познания, восприятия мира: он де- адой иранского пантеона, были благомыслие (Boxy Мана), благо-
лился на две сферы — земную, телесную, и духовную, потусторон- словие (олицетворяемое Ахура-Маздой) и благодеяние, оно же
нюю, где также происходила борьба добрых и злых сил. Здесь праведность, наилучший распорядок (Аша Вахишта). Возможно,
характерна мольба Заратуштры в «Гатах» «о поддержке в обоих эта божественная триада отражала социальную иерархию иранско-
мирах — телесном и духовном». го общества с его правителями, жрецами и главами общин.
По поводу возникновения дуализма в иранской мифологии Но, видимо, более древним, зафиксированным уже в «Ясне»,
специалисты высказывают разные точки зрения. Причиной здесь является представление о связи, существующей между Ахура-Маз-
может быть природный контраст между светом и тьмой, дождем дой и шестью «Святыми» — Амэша Спэнта, составляющими вме-
и засухой, оазисом и пустыней или, вероятно, развитие архаично- сте с Ахура-Маздой семерку добрых духов. Определение «спэн-
го близнечного мифа о двух демиургах — духе добра и духе зла. та», переводимого как «святой», — важнейшее понятие в учении
Возможно, здесь сказывается дуальное фратриальное деление иран- Заратуштры. По своему происхождению это слово первоначально
ских племен на две группы. Не исключено, что имеет значение и означало полезную (благодетельную) силу. Шесть Бессмертных
тенденция противопоставления оседлых земледельцев и скотово- Святых — эманации Ахура-Мазды — это Boxy Мана (Благая
дов Ирана скифо-сакским кочевникам. Мысль), Аша Вахишта (Лучшая Истина, Наилучший распорядок),
Упоминавшееся выше представление об антагонистах — ду- Спэнта Армайти (Святое благочестие), Хшатра Вайрья (Власть
хах-близнецах — зафиксировано уже в «Ясне» (30.3—5): «Есть Избранная), Харватат (Целостность) и Амэрэтат (Бессмертие). Во
два духа первичных, два близнеца, враждою славных. Мыслью, сло- главе с Ахура-Маздой они образуют «семерку единосущих», по-
вом и делом — лучший и злой. Из двух благодатный правильно кровительствующих семи благим творениям Ахура-Мазды: Аху-
выбирает, но не злодей. Когда эти два духа впервые сошлись, то ра-Мазда покровительствует человеку, Boxy Мана — скоту, Аша
создали бытие и не-бытие, и в самом конце худшее бытие будет Вахишта — огню, Спэнта Армайти — земле, Хшатра Вайрья —
для лживых, а праведному — лучшая обитель. Из двух этих духов небу, Харватат — воде и Амэрэтат — растениям.
выбрал лживый худшие дела, но Истину, одетую в крепчайшую Спэнта — Святых — окружали сонмы добрых духов: ахуров
твердь, выбрал Дух Святейший и те, кто ублаготворяет Ахура- и язатов. Эта структура пантеона, видимо, была результатом ре-
194 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ИРАН 195
формы Заратуштры с тенденцией к монотеизму Ахура-Мазды: деяний, сущего. В надписях ахеменидских царей VI-V вв. до н.э.
древние иранские божества были заменены абстрактными духа- встречается также: «Великий бог Ахура-Мазда, который создал
ми Амэша Спэнта. Добрым духам, возглавляемым триадой Boxy эту землю, который создал это небо, который создал человека...»
Мана (благомыслие), Ахура-Мазда (благословие) и Аша Вахишта В пехлевийских текстах акт творения мира описывается более
(благодеяние) противостоят в зороастризме дэвы, тоже возглавля- подробно. «Бундахишн» сообщает следующее: «Ормузд, обладаю-
емые триадой: духом лжи Другом, духом злой мысли Ака Мана щий знанием и добродетелью, пребывал наверху... Ариман, медли-
и духом грабежа (злого дела) Айшмой. Дэвы были созданием тельный в постижении, объятый страстью к разрушению, был глу-
Анхро-Манью. боко внизу во тьме... Между ними была пустота... Ормузд благо-
Благомыслие, благословив и благодеяние и соответственно даря своему всеведению знал, что существует Дух Разрушения
зломыслие, злословие и злодеяние пронизывают жизнь каждого (Ариман), что он нападет... и смешается с ним... [и он знал,] каки-
последователя зороастризма. От постоянного накопления добрых ми и сколькими орудиями Ариман исполнит свой замысел. [Ор-
мыслей, слов и дел зависит посмертная судьба души — соединится музд] создал в неземной [идеальной] форме творение, которое было
ли она в райской обители (Доме Хвалы) с душами других необходимо для его цели. Три тысячи лет творение пребывало в
праведников и благими божествами, вкушая перед лицом Ахура- этом неземном состоянии... Дух Разрушения не был осведомлен о
Мазды блаженство в ожидании грядущего воскресения, или сги- существовании Ормузда. Потом он поднялся из глубин тьмы и
нет в аду вместо со злыми демонами и Анхро-Манью, ожидая в направился к пределу, за которым был виден свет. Когда он уви-
жестоких мучениях Последнего суда и уничтожения. дел непостижимый свет Ормузда, он бросился вперед, стараясь
С божественной иерархией в «Авесте» соотносится структура уничтожить его. Увидев же мощь и превосходство, превосходящие
космоса: ближе всего к земле размещается орбита звезд, слабый его собственные, он убежал обратно во тьму и сотворил много
свет которых уподобляется благим мыслям, далее на равном уда- демонов... Тогда Ормузд... предложил мир Духу Разрушения».
лении от земли вращается луна, свет которой уподобляется бла- Это предложение было отвергнуто Ариманом, и Ормузд приду-
гим словам, и затем располагается солнце, яркий свет которого — мал уловку, чтобы избежать бесконечной борьбы с ним: он пред-
благие дела. Наконец, четвертая, высшая сфера принадлежит бес- ложил установить период в 3 тыс. лет, так как знал, что «три тыся-
конечному свету — Ахура-Мазде и его пантеону. чи лет пройдут целиком согласно воле Ормузда, три тысячи лет
Огонь и вода усматривались в зороастризме в основе всех пройдут в смешении согласно воле Ормузда и Аримана, а в по-
форм бытия. Огонь присутствует во всех элементах мироздания, следнем сражении Дух Разрушения будет лишен силы». На этот
включая душу человека. раз Ариман принял предложение, имея в виду сражение с Ормуз-
В «Ясне» не сохранилось точного описания космогонических дом на поединке: давай сражаться в такой-то день, пока не насту-
представлений древних иранцев. Обычно здесь ссылаются на из- пит ночь.
вестный пассаж о духах-близнецах, участвующих в создании бы- Представление о вселенской истории борьбы добра и зла, ко-
тия и не-бытия. В другом, столь же известном отрывке, Ахура- торая состоит из периодов и длится 12 или 9 тыс. лет., встречает-
Мазде задается ряд вопросов: «Кто... [является] первоначальным ся в различных вариантах и в других пехлевийских текстах.
творцом Истины? Кто установил путь солнца и звезд? Кто [тот], В той же первой главе «Бундахишна» имеется и другая вер-
благодаря которому луна прибывает и убывает? ...Кто поддер- сия сотворения мира. После заключения соглашения с Ариманом
живает снизу землю и облака от падения, кто [поддерживает] воды Ормузд сперва сотворил шесть Бессмертных Святых, а седьмым
и растения? ...Какой умелый [мастер] создал свет и тьму, какой является сам Ормузд. Из материальных творений он создал пер-
умелый [мастер] создал сон и бодрствование? Кто [тот], благода- вым небо, потом — воду, землю, растения, скот, шестым — человека,
ря которому [существуют] утро, день и вечер, напоминающие ра- седьмым же был сам Ормузд. В том же тексте сообщается об их
зумному [человеку] о его обязанностях?» Ответ на эти явно ри- свойствах: «Сперва Ормузд создал небо, светлое и ясное, с далеко
торические вопросы очевиден: Ахура-Мазда является творцом этих простирающимися концами, в форме яйца, из сверкающего метал-
196 МИФОЛОГИЯ ВОСТОКА ИРАН 197

ла... все творение было создано внутри неба... Вторым он создал нам». Однако они нарушили эти заповеди и в результате только
воду... Третьим после воды он создал землю, круглую... висящую в через 50 лет произвели потомство.
середине неба... И он создал минералы внутри земли и горы... Важным персонажем древнеиранской мифологии выступает
Под этой землей всюду находится вода... Четвертым он создал Йима — он предстает здесь прежде всего как правитель мира в
растения ... Пятым... Быка... Шестым он создал Гайамарта (Перво- тот период, который может быть назван «золотым веком». Соглас-
человека)... Он сотворил Быка и Гайамарта из земли... А из света но «Ясне» (9.4), отцом Йимы был Вивахвант. Далее в том же тек-
и влаги неба он сотворил семя людей и быков...» сте Йима предстает как правитель, в царствование которого не
Менее ортодоксальное объяснение сотворения мира содержит- было ни холода, ни жары, ни старости, ни смерти. Последнее
ся в «Ривайате» — здесь различные творения развились из чело- утверждение наиболее полно раскрывается во второй главе «Вен-
векоподобного тела: сперва из головы было создано небо, затем из дидада». Приняв предложение Ахура-Мазды стать правителем и
ног — земля, из слез — вода, из волос — растения, из правой покровителем мира, в котором не будет ни жары, ни холода, ни
руки — бык и, наконец, из разума — огонь. В общих чертах этот болезней, ни смерти, Йима получает от верховного божества два
космогонический текст схож с известным гимном Пуруше в «Риг- золотых орудия: кнут и стрекало. Процветание мира достигает
веде» (10.90), где из отдельных частей тела вселенского человека- такой степени, что земля не может больше вмещать весь «мелкий
гиганта Пуруши, принесенного в жертву богами, появляются от- и крупный скот, людей, собак, птиц и красные пылающие огни».
дельные элементы мироздания. По совету Ахура-Мазды Йима трижды — через 300, 600 и
В «Бундахишне» сказано и о сотворении светил: Ормузд 900 лет — расширяет земные пределы «на одну треть», используя
поместил их между небом и землей — неподвижные звезды, под- данные ему орудия.
вижные звезды, потом луну и далее солнце. Он создал сперва В следующем эпизоде «Вендидада» (2.20-41) Ахура-Мазда
небесную сферу и разместил в ней неподвижные звезды в двенад- предупреждает Йиму, что грешному миру грозит гибель от зимы,
цати созвездиях, названия которых Ягненок, Бык, Краб, Лев и т. д. мороза и наводнений, вызванных таянием снегов, и учит его п