Вы находитесь на странице: 1из 6

Контрольная работа №4

по этике
на тему:​“Особенности моральных ценностей”
студентки 1 курса РГФ, 13а группы
Кахил Елены
Понятия ценности и оценки.​Ценность - положительная или отрицательная
значимость объектов окружающего мира для человека, социальной группы, общества
в целом, определяемая не их свойствами самими по себе, а их вовлеченностью в
сферу человеческой жизнедеятельности, интересов и потребностей, социальных
отношений; критерий и способы оценки этой значимости, выраженные в нравственных
принципах и нормах, идеалах, установках, целях. Макс Шелер полагал, что предметом
исследования этики являются ценности. Этика, по Шелеру, должна ответить на вопрос
«Что есть высшее благо?». Моральные ценности соответственно определяются как
особые свойства объектов и субъектов, характеризующие их единственность,
единство, их место в мире с точки зрения добра и зла.Ценности являются одним из
основных структурных элементов морали. ​Моральными ценностями считаются
такие ценности как: благо, добро, справедливость, свобода, достоинство, честь,
любовь.​Аксиология – это учение о ценностях; философская теория ценностей,
определяющих направленность человеческой деятельности, мотивацию поступков.

Специфика моральных ценностей.​Каково место нравственных ценностей в


иерархии духовных ценностей?Ценности существуют сами по себе, т. е. априорно. В
отношении друг к другу они являются высшими и низшими и тем самым образуют
некую иерархию – определенный порядок ценностей.
Под относительными понимаются ценности, соотнесенные с воспринимающими их
существами; а под абсолютными – те, которые существуют для «чистого» чувства
(предпочтения, любви). К последним относятся нравственные ценности. Порядковый
ранг ценности постигается в особом акте познания, который Шелер называет
предпочтением. Собственно мораль, говорит Шелер, это и есть «система правил
предпочтения ценностей», которая, в свою очередь, выражается в «конкретных
оценках народа и эпохи» и раскрывается как «нравственная конституция» последних.

Аксиологические категории этики.​Необходимо прояснить смысл понятия


«аксиологическая категория». Категория – это ключевое философское понятие,
выражающее сущность определяемого феномена. Исторически сложилось
разделение этических категорий на два типа: традиционные и нетрадиционные.
Традиционными являются категории​, которые разрабатывались классической
этикой (с момента зарождения до Нового времени), эти категории еще называют
аксиологическими. ​Нетрадиционные категории ​– это качественно иной класс
этических категорий их называют сущностными категориями, функциональными. Они
дают нам знание не о ценностях как таковых, а о сущности морали и нравственности,
об их специфике, об их единстве и различиях. Это такие категории как моральное
сознание, моральное отношение, поступок, моральная оценка, моральный выбор.К
аксиологическим категориям этики относятся:
Добро, зло, благо; справедливость; честь и достоинство; стыд и совесть;
любовь и милосердие; долг и ответственность.

Благо​– онтологическая категория, которая характеризует состояние и условие


совершенства. В отличие от синонимичного понятия добра, которое рассматривается
прежде всего в этическом аспекте, благо онтологично. Важнейшим мотивом в
истолковании блага на протяжении развития человеческой мысли является
«благость» Творца, создателя мира или «благость» самого бытия.
Этот тезис выдвигается и защищается древнегреческой философией. Элеаты указали
на внутреннее тождество блага – Божества и Ума. У Платона благо относится к сфере
идеального и определяет место всему согласно истине бытия. Аристотель в
понимании блага подчеркнул телеологический аспект: стремление к осуществлению
всего. Более того, в качестве высшего блага человека Аристотель полагал счастье.
Христианское богословие понимает благо как высший атрибут божества. Фома
Аквинский возвращается к тождеству блага и бытия в положении о том, что Бог, не
имея нужды в творении вещей, мог не сотворить мир, но создал мировое бытие из
чистого желания блага. Бог как абсолютное начало полагается сверхблагим, то есть
высшим относительно блага, так как последнее создано им.
В учениях Р. Декарта, Б. Спинозы, Г.В. Лейбница сохраняются аспекты традиционного
учения о благе как сущностной характеристики бытия, сотворенного Богом. Начиная с
XVII века, благо фактически исключается из числа бытийных начал: оно начинает
трактоваться как результат полагания свободной воли, а с XIX века его место заняло
понятие «ценность».
Этический аспект блага предполагает оценку в качестве блага всего того, что
способствует удовлетворению потребности человека и общества в сохранении и
совершенствовании жизни. В обыденной речи нередко употребляется для
обозначения положительной ценности предметов и явлений. С другой стороны, благо
может пониматься как самоцель – в таком случае оно направляет человека в его
деятельности на пути к счастью.

Добро​– в широком смысле слова, как и благо, означает, во-первых, ценностное


представление, выражающее положительное значение чего-либо в его отношении к
некоторому стандарту, во-вторых, сам этот стандарт. Добро – это то, что способствует
благу. В словаре В. Даля «добро» определяется сначала как характеристика
материальных благ, и характеристика «добрый» относится, прежде всего, к вещи,
скоту и только потом к человеку. В качестве характеристики человека, «добрый» –
деловое качество, а после, во вторую очередь, моральное. Соответствующие понятия
в греческом и латинском языках восходят к словам, обозначающим силу и мужество.
Определение понятия «добра» в разном историческом и социокультурном контекстах
зависело от конкретных ценностей данной эпохи или мировоззрения. Каков источник
добра? Так, в зависимости от принимаемого первопринципа, добро в истории
этических учений трактовалось как удовольствие (гедонизм), польза (утилитаризм),
счастье (эвдемонизм), соответствующее обстоятельствам (прагматизм),
общепринятое, целесообразное и т. д.
Понятие добра, ассоциированного с благами, И. Кант считал «эмпирическим», а
безусловное добро – «понятием разума». При одном понимании, «доброе» – это
хорошее, т. е. приятное, полезное, важное, а значит, ценное ради чего-то другого.
При другом понимании, «доброе» есть выражение добра как такового. То есть ценного
самого по себе. Такой позиции придерживался Владимир Соловьев, положивший
этическое учение в основу всей своей философской системы. Добро рассматривается
им как безусловное, абсолютное начало, все собой обуславливающее и во всем
осуществляющееся. В аксиологическом аспекте добро связано с нравственным
содержанием и смыслом жизни человека. Свою работу «Оправдание добра» философ
связывает с необходимостью возвращения понятию добра его ценности после удара,
нанесенного Ф. Ницше, провозгласившего принцип: «По ту сторону добра и зла». Пока
человек выбирает добро и видит различие между добром и злом, он жив. И если
человек спасется, то не через ницшеанский «выход» за границу добра и зла, но через
выбор между добром и злом. Таков вывод В. Соловьева.

Счастье​– понятие, конкретизирующее высшее благо как завершенное, самоценное,


самодостаточное состояние жизни. Слово «счастье» имеет несколько значений: 1)
благосклонность судьбы, удача, удавшаяся жизнь; 2) состояние интенсивной радости;
3) обладание наивысшими благами; 4) чувство удовлетворения жизнью.
Философско-этический анализ счастья начинается с разграничения в его содержании
двух принципиально отличных по происхождению компонентов:
Того, что зависит от самого субъекта, определяется мерой его собственной
активности;
Того, что от него не зависит, определено внешними условиями (обстоятельствами,
судьбой).Этические учения Античности, Средневековья, эпохи Возрождения в
подавляющем большинстве исходили из образа человека, основной интенцией
которого является стремление к счастью. В общем виде, они носили
эвдемонистический характер. Различия между ними заключались в понимании
сущности счастья и способов его достижения. Одни считали, что человек достигает
счастливого состояния непосредственно и в той мере, в которой он руководствуется
своим желанием счастья и старается наиболее полно его удовлетворить
(эвдемонистические теории в собственном смысле слова). По мнению других,
понимание счастья не должно основываться на чувстве удовольствия; путь к счастью
может даже предполагать отказ от него (киники, стоики, скептики, религиозная
философия).

Учение Аристотеля о добродетелях. ​Блага Аристотель разделил на три вида:


внешние; касающиеся души; касающиеся тела​. Каждый из этих видов играет
определенную положительную роль. Так, для счастья нужны внешние блага,
поскольку невозможно или трудно осуществлять прекрасные поступки, не имея для
этого никаких средств. Часто это делают благодаря друзьям, богатству, политическому
влиянию. Однако главными являются блага, касающиеся души. Имея определенные
стремления, человек ставит перед собой соответствующие цели. Целей, а
следовательно, и видов их достижения много. Высшим благом есть цель, желанная
сама по себе, а другие цели желательны для нее. Это благо касается важнейшей из
наук - политики. ее цель охватывает целые других наук и потому свойственно благом
человека. Особенно важным считают благо государства, но высшее благо - счастье. А
благоденствие и благополучие отождествляют со счастливой жизнью. Однако для
многих "счастье - это нечто наглядное и очевидное, скажем удовольствие, богатство
или почёт". Причиной такого понимания счастья является наличие у человека, кроме
"умной", еще и "растительной" и "неразумной" частей души.
У разных людей понимание счастья разное. Часто даже один и тот же человек
по-разному толкует его. Аристотель объясняет это тем, что представления людей о
благе и счастье формируются на основе собственного образа жизни. Среди основных
способов жизни он выделил жизнь, полную наслаждений, государственный и
созерцательный способы. Аристотель не разделял утверждение Платона о
существовании, кроме конкретных благ, блага как такового, идеи блага, благодаря
которой существуют блага конкретные. Если бы оно было, то пользовалось бы такими
категориями, как "сущность", "качество", "количество", "мера", "отношение", "время",
"место", а потому благо "не может быть чем-то всеобщим и единым. Аристотель
пришел к выводу, что благо "как нечто общее, объединенное одной идеей, не
существует". По его мнению, для выяснения сущности счастья как цели действий
необходимо исходить из назначения человека. Со счастьем как высшим благом
связаны, по убеждениям Аристотеля, моральные качества человека. Характеризуя
добродетели, Аристотель считал, что в человеке существуют ​растительная душа
(отвечает за потребление, рост, размножение), ​животная душа ​(от нее зависят
ощущение жажды) и​разумная душа​(руководствуется разумом), которая присуща
только человеку. Одни добродетели он называл ​мыслительными ​(мудрость,
разумность), другие - ​этическими​(щедрость, благоразумие).
Аристотель считал, что благо и добро определенной степени ограничены.
Правильный поступок осуществляют единственным путем, поэтому это сделать
трудно, а ошибиться - легко. Таких ложных путей множество, вот почему совершенные
люди одинаковые, а плохие - многообразны.
Для достижения нравственных целей необходимо сочетать мыслительные и
этические добродетели, потому что только осмысленные стремление становятся
нравственными. И, наоборот, правильная мысль перестает быть благим намерением,
если сочетается со стремлением.Аристотель считал, что благо и добро определенной
степени ограничены. Правильный поступок осуществляют единственным путем,
поэтому это сделать трудно, а ошибиться - легко. Таких ложных путей множество, вот
почему идеальные люди одинаковые, а плохие - многообразны.
Для достижения нравственных целей необходимо сочетать мыслительные и
этические добродетели, потому что только осмысленные стремление становятся
нравственными. И, наоборот, правильная мысль перестает быть благим намерением,
если сочетается со стремлением.
Идеалом нравственной жизни Аристотель считал жизнь мудреца, потому что
созерцание истины является приятным из всех согласованных с добродетелью видов
деятельности. Созерцательная деятельность самоценна, благодаря ей достигается
блаженство. Однако только жизни богов действительно блаженные. Человеческая
жизнь может быть блаженным настолько, насколько в нем присутствует
созерцательная деятельность.
Также важной в этике Аристотеля есть ​проблема справедливости​. По его словам,
этот термин имеет много оттенков и означает как справедливость вообще (правильное
поведение по отношению к другим с точки зрения норм права, обычаев или
общественного мнения), так и добродетель поведения по отношению к другим.
Справедливость в узком смысле он толковал как особую этическую добродетель.
Анализируя эту проблему, Аристотель выделял ​распределительную и
уравнительную справедливость.​​Уравнительная​— относится к отношениям
равноправных людей по поводу предметов («равным — за
равное»).​Распределительная​— требует пропорциональности в отношении к людям
согласно тому или иному критерию («равное — равным, неравное — неравным»,
«каждому своё»).