Вы находитесь на странице: 1из 7

Дедюлькин А.В.

(Ростов-на-Дону)

Об атрибуции некоторых элементов русской военной амуниции


XVIII в (по археологическим материалам фортификационных
сооружений Нижнего Дона).
При исследовании археологических памятников, относящихся к
поздним периодам истории, исследователям порой приходится иметь дело со
специфической категорией материала - элементами военной амуниции.
Общепринятой археологической классификации и типологии этой категории
материала пока не разработано, между тем ее использование существенно
облегчило бы процесс описания и систематизации материала. Изучение
военного мундира, относится к сфере вспомогательной исторической
дисциплины –униформологии. Но ее основное внимание уделяется
исследованию кроя, расцветки, взаимосочетаемости отдельных элементов.
Металлическая фурнитура (то есть именно тот материал, с которым
сталкиваются археологи) при всем своем многообразии рассматривается
обычно достаточно поверхностно, на уровне констатации цвета приборного
металла (белый/желтый) и количества пуговиц.

Ниже приведена типология этой категории материала, разработанная


на материалах русских крепостей XVIII в Нижнего Дона (1).

Мундирные пуговицы.

Наиболее массовым материалом в этой категории являются круглые


пуговицы из медного сплава, в документах петровской эпохи они
упоминаются как «медные» (2). По морфологическим признакам можно
выделить 2 основных типа.

Тип I. Самый распространенный тип. Пуговицы линзовидные в


сечении, полые внутри, с припаянной через специальное отверстие к
тыльному щитку петелькой для пришивания (илл. I, 1). Изготавливались из
двух штампованных спаянных половинок. На некоторых экземплярах на
тыльном щитке есть пара отверстий по бокам от петельки, вероятно,
служивших для обтягивания тканью.

Все выявленные находки происходят из сборов с территории крепости


Св. Анны и ее форштадтов, с крепости Транжамент. Они представлены 3-мя
размерами: диаметром 17-18 мм (23 шт., АВИМ НВ 2616/1-23), 25-26 мм (4
шт., АВИМ НВ 2617/1-4), 29-30 мм (в материалах сборов, переданных В.В.
Яценко в СИАМЗ, номера хранения еще не присвоены).

Среди щитков пуговиц I типа есть экземпляр, украшенный тиснением с


геометрическим орнаментом из расположенных в шахматном порядке
рельефных вертикальных прямоугольников.

К сожалению, синхронные документы очень лаконичны в отношении


пуговиц, фиксируя лишь материал изготовления (олово, «медь», кость) и их
количество. Тем не менее, определенная информация о конструкции может в
них содержаться. В частности, в 1720 г. упоминаются «медные дутые»
пуговицы для мундирных кафтанов. Речь, несомненно, идет о полых
пуговицах I-го типа(3). Аналогичные по типу пуговицы из медного сплава,
но позолоченые, представлены на кафтане офицерского мундира Л.-Гв.
Конного полка, принадлежавшего Петру III, и датирующемуся 1760-ми
годами [3, с. 73, кат. 217]. В иконографии также представлены пуговицы
этого типа. Одно из ранних изображений – известный портрет майора С.Л.
Бухвостова(«Солдат Бухвостов»), первой четверти XVIII в [1 , с. 101].
Подобные пуговицы мы видим на кафтане генерал-фельдмаршала З.Г.
Чернышева на портрете работы А.Рослена, датирующемся ок. 1776 г [1, с.
111].

Тип II. Литые слабовыпуклые пуговицы с гладким плоским щитком и


ушком для пришивания (илл. I, 2). Диаметр 25 мм (АВИМ, 1 шт., номер
хранения еще не присвоен). Подобные пуговицы мы видим на камзоле
сержанта Л.-Гв. Семеновского полка 1740-х гг [1, с. 28], на камзоле рядового
армейской пехоты 1763 г [1, с. 32], на куртке егеря армейской пехоты и
гренадера армейской пехоты на 1786 г. [1, с. 40]. Обтянутый тканью
экземпляр происходит из казармы крепости Св. Дмитрия, содержащей
монеты времен правления Елизаветы Петровны и Екатерины II, и
прекратившей свое существование к 1797 г.

Добавить абзац из Татарникова про литые пуговицы…, Ижн. Корпус


стр. 45.

Детали портупейной фурнитуры.

Наконечники портупей из медного сплава. Они все происходят из


материалов сборов с территории крепости Св. Анны. Имеют округлый
внешний край, кромка расположенная поверх портупеи, оформлена
фестонами. Представлены 2-мя вариантами.

Вариант 1(илл. I, 3). Крепление на основу при помощи 3-х


загибающихся «ушек» (1 шт., АВИМ, КП 17002/11; 2 шт. в материалах
сборов, переданных В.В. Яценко в СИАМЗ, номера хранения еще не
присвоены).

Вариант 2. Крепление на основу при помощи 4-х железных заклепок


(1шт., АВИМ, КП 17002/10).

Застежки плащей-епанчей.

Штампованные застежки плащей-епанчей из медного сплава


обнаружены в крепости Св. Анны. Состоят из двух частей в форме
трехлистника, с петлей на одной части и крючком на другой (илл. I, 4, 5). К
тканевой основе крепились с помощью 3-х петель (3 шт. в материалах
сборов, переданных В.В. Яценко в СИАМЗ, номера хранения еще не
присвоены, 2 шт. в АВИМ ).

Аналогичные бляхи-застежки была обнаружены на русской галере,


потонувшей в 1714 г в Ботническом заливе [8]. Высокая степень
стандартизации данного вида находок была обусловлена наличием
образцовых предметов и массовыми заказами. Так в 1711 г в «Ижорской от
кавалерии канцелярии мундирных дел» числилось:4532 епанчи и 20060 пар
медных епанчевых застежек [7, с.63].

Детали ножен шпаг.

Крючки от ножен шпаг (4 шт.), с помощью которых ножны


фиксировались в лопасти портупей (илл. I, 6). Они изготовлены литьем из
медного сплава. Размеры незначительно варьируются от 57 до 65 мм (1шт., h
~ 65 мм, АВИМ НВ 2659; 3 шт. в материалах сборов, переданных В.В.
Яценко в СИАМЗ, h 65 мм, h 57 мм, h 35 мм (фрагмент) номера хранения еще
не присвоены).

Наконечники ножен шпаг из медного сплава (илл. I, 7). Все


выявленные образцы(2 шт.) происходят из материалов сборов с территории
крепости Св. Анны. Они свернуты из штампованной полосы листового
металла и спаяны по шву (1 шт. хранится в АВИМ, h 63 мм, АВИМ КП
15483; 1шт. в материалах сборов, переданных В.В. Яценко в СИАМЗ, h 54
мм, номер хранения еще не присвоен).

Обувные пряжки.

Рамочные литые из медного сплава пряжки демонстрируют очень


широкое разнообразие форм. Большая часть из них относится к обувным.
Сложно определить принадлежность некоторых пряжек, которые по своим
размерам могут быть как обувными, так и пряжками ремней военной
амуниции.

Можно выделить две основных группы по морфологическим


признакам.

Группа I. Литые рамочные пряжки из медного сплава, с центральной


перемычкой, служившей одновременно осью для язычка. Представлены
симметричными образцами,- подпрямоугольными (вариант 1а) и фигурными
(вариант 1б, илл. I, 8).

Группа II. Литые рамочные пряжки из медного сплава с отдельной


железной осью для язычка. Оси железные, прослеживаются по
предназначенным для них пазам. Представлены симметричными образцами,-
подпрямоугольными (вариант 1а, илл. I, 9) и фигурными (вариант 1б).

Важным конструктивным элементом пряжек являются подвижные


приемники, которыми они соединялись с ремешком. Они подтрапецевидной
формы, со скругленными углами, на стороне, присоединяющейся к основе,
имеют шип (илл. I, 10). Противоположная сторона крепилась к пряжке
посредством железной оси, соединяющей пряжку с приемником (илл. I, 9). В
вырез в центральной части трубки приемника проходил язычок,
одевающийся на ось. Также как и пряжки, приемники отлиты из медного
сплава.

Следует отметить, что уровень унификации различных элементов


фурнитуры военной амуниции был не одинаков. Одни элементы, такие как
застежки епанчей, наконечники и пряжки портупей, мундирные пуговицы
были стандартизованы в достаточно высокой степени. В то же время
обувные пряжки не регламентировались жестко и часто приобретались за
свой счет, сообразно вкусу и достатку владельца. Особенности
мелкосерийного производства приводили к вариативности форм и декора.
Архивные документы важны для установления четких хронологических
шкал, но они в данном случае малоинформативны, т.к. в письменных
источниках фурнитура упоминается односложно, что практически не
позволяет судить о ее конструктивных особенностях. Поэтому приходится
полагаться на данные иконографии и четко атрибутированные целые формы
из музейных собраний.
Датирующий потенциал разных категорий материала также не
равнозначен.

Пуговицы I и II типов использовались в армии в пределах всего XVIII


в.

Застежки плащей-епанчей с лопастью в форме трехлистника


обнаружены в материалах с русской скампавеи, потерпевшей крушение в
Ботническом заливе в 1714 г и в материалах сборов с территории крепости
Св. Анны, т.е. применялись по крайней мере до конца 1740-хх гг, когда для
застегивания епанчей стали использовать кафтанную пуговицу1.

Наконечники ножен шпаг, приведенные выше, дают дату в пределах


30-50-х гг XVIII в.

Детали портупейной фурнитуры, описанные в статье, бытовали по


крайней мере в пределах 30-х-60-хх гг XVIII в, возможно и дольше.

1. Глинка В.М. Русский военный костюм XVIII- начала XX века. Л., 1988.

2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка.


Электронная версия

[ http://vidahl.agava.ru/] .

3. «Их золотцу, шитью - дивятся будто солнцам!». За веру и верность.


Три века Российской императорской гвардии. Каталог выставки. Вып.
2. СПб., 2003.

4. Ковалевская В.Б. Поясные наборы Евразии IV-IX вв.


Пряжки.//Археология СССР. САИ. Вып. Е1-2. М., 1979.

5. Летин С.А.Русский военный мундир XVIII в. М, 1996.

1
Татарников К.В. Инженерный корпус. Обмундирование и снаряжение. 1730 – 1762 гг.// Воин, 2004, № 17,
с. 45.
6. Программа курса «Архелогия поздних периодов истории»// Рубикон
(сборник научных работ молодых ученых), вып. 50, Ростов/нД, 2008.

7. Татарников К.В. Русская полевая армия 1700-1730. Обмундирование и


снаряжение. М, 2008.

8. Toivanen P. Expedition to Ostrobothnia by the Russian Island Fleet in


1714// Underwater Archaeology proceedings from the Society for Historical
Archaeology conference. Reno, NV, 1988.

1. Предварительный вариант типологии был включен в программу


специального магистерского курса ЮФУ «Архелогия поздних
периодов истории» [6]. Отдельные положения были озвучены на XIX
областных краеведческих чтениях, проходивших в РОМК 21 апреля
2009 г.

2. В документах XVIII в. под словом «медный» мог упоминаться любой


сплав с высоким содержанием меди,- латунь, бронза.

3. Ср. словоупотребление, зафиксированное в словаре В.И.Даля: «Дутыш,


дутик…стеклянная или металлическая тонкая вещь, с пустотою в
средине, напр. бусы, пуговицы и пр.».