Вы находитесь на странице: 1из 3

Р.В.

Эверс
Некоторые особенности современного гитарного искусства

С некоторых пор кажется, что искусство классической гитары


оказалось в кризисном положении. Это лучше всего видно из наличия
соответствующих классов в высших учебных заведениях. Так если в 70-е–80-
е годы прошлого столетия еще можно было наблюдать всеобщее стремление
предоставить этому инструменту место, соответствующее его истории и
значению, и если в 1990-е годы положение стабилизировалось, то с
недавнего времени можно отметить противоположную тенденцию.
Освобождающиеся места в высших учебных заведениях больше не
занимаются и часто реорганизовываются – гитара теряет свои позиции. Это
наблюдается не только в учреждениях, где данному инструменту изначально
отводилась второстепенная роль, где его более или менее терпели наряду с
«классическими» инструментами, но и там, где, благодаря последовательной
и успешной работе преподавателей, классическая гитара могла бы занимать
достойное место, повышая рейтинг учебного заведения (здесь происходят те
же изменения).
Что же случилось, как дело дошло до этого, в чем причина, где еще, во
многих ли частях света можно отметить усиливающийся интерес к этому
инструменту? Невозможно ответить на этот вопрос определенно и
полноценно, слишком сложной кажется эта ситуация, слишком много здесь
предполагается ответов, иногда противоречащих друг другу. Однако,
несмотря на это, попытаемся кратко сформулировать некоторые, возможно
спорные мысли.
1. Необходимо отметить, что гитаристы (в основном) образуют
своеобразный замкнутый кружок, где они вырабатывают свои ценностные
каноны и критерии оценки, не вступая в обмен с общей музыкальной
культурой, не реагируя на происходящие в этой сфере события. Великая цель
интеграции классической гитары в мировое музыкальное пространство
кажется забытой, гитаристы возвращаются в свой маленький, хорошо
обозримый мирок и занимаются в дальнейшем только собой, иногда сверх
всякой меры. Уже много раз гитарное искусство попадало в сходную
ситуацию (например, в середине XIX в.), когда инструмент утрачивал всякую
связь с общими музыкальными тенденциями, и на нем играл только узкий
круг посвященных. Больше всего гитаре навредила именно эта
«отделенность», эта замкнутость на самой себе, и в этом – причина ее
изменчивой истории, ее постоянной потери своего места.
2. «Плоское» сосредоточение внимания многих преподавателей только
на виртуозности игры как единственном критерии оценки уровня
исполнителя – ложный путь, который никуда не ведет. «Быстрее, выше,
сильнее» – таковыми могут быть скорее критерии спортивного понимания
инструмента, но они, как правило, не способствуют развитию творческой
личности. В данном случае целью являются конкурсы, достижение как
можно больших побед – это главный критерий успешности школы и
методики; но с другой стороны, развитие творческой личности молодого
музыканта уходит на второй план, а сомнительный репертуар для
представлений такого рода делает его даже невозможным (не говоря уже о
сомнительности большинства конкурсов); и, конечно, появится следующий
победитель, который сыграет еще быстрее, вне всяких сомнений.
3. Если сосредоточение на целях, сформулированных выше, редко
способствует профессиональному успеху и развитию творческой личности,
т.е. тому, что действительно необходимо при обучении для дальнейшего
удовлетворительного развития, то множество предлагаемых в музыкальных
вузах учебных курсов, прежде всего в педагогическом плане, так же мало
этому содействует. Где найти вуз, который предлагает учебный план,
учитывающий то, что потребуется молодым учителям музыки в их будущей
профессиональной деятельности, что могло бы сделать их востребованными
и вооружило всем необходимым для «профессиональной стойкости». «Когда
сидишь под стеклом, не бросайся камнями», – это хорошо известное
выражение автор относит в том числе и к себе. Несомненно, требуется
старание многих, кто готов общей активностью добиться необходимых
перемен.
4. Дискуссия по поводу качества доступности репертуара не нова,
периодически возникает с новой силой и к тому же абсолютно бессмысленна.
Более четверти века назад Вольф Мозер говорил об «упущенном»
репертуаре1, это можно повседневно наблюдать в выборе программы
практически у каждого гитариста. А ведь выбор репертуара непосредственно
влияет на содержание и качество обучения: сомнительные в музыкальном
отношении слабые произведения часто доминируют в репертуаре, а
выдающиеся произведения значительных композиторов отходят на второй
план. Как же можно воспитывать молодых исполнителей и предлагать им
пути развития, когда они не сталкиваются с произведениями, которые
«окажут им сопротивление», над которыми нужно корпеть, преодолевать их,
чтобы самому вырасти. Аргумент, что нельзя предъявлять публике слишком
трудные произведения, слаб и, скорее, касается искаженных представлений
самих преподавателей. Очарование великого произведения и возможности
его интерпретации – это то, что захватывает публику и идет в русле богатой,
все еще живой традиции европейской музыки. Для классической гитары есть
достаточно таких произведений, которые стоит разучить и понять, над
которыми наши слушатели могли бы размышлять долгое время.
5. Что касается учебного плана, направленного на приобретение и
развитие профессиональных навыков современного гитариста, то, само
собой, он должен содержать намного больше предметов «камерной
направленности». Совместное переживание и работа над музыкой должны
быть существенной частью каждого учебного курса, обучение не следует
концентрировать только на самовыражении солиста и его часто
инфантильных, чувствах на сцене. Такой подход может послужить примером
многих, в большинстве своем непозволительно пренебрегаемых областей,
1
Более точным, по мнению автора, является выражение «проигнорированный репертуар».
тех, в которые должен углубляться каждый молодой исполнитель. Нетрудно
составить длинный список остальных тем.
Сюда же относится и чрезмерное увлечение «новой музыкой». Пока
имена таких композиторов, как, например, Брауэр, Пиацолла, Дьенс,
Кошкин, Клинджанс (это лишь некоторые из них) занимают репертуарное
поле практически полностью, гитаристу никогда не удастся быть
воспринятым серьезно в сравнении с другими инструменталистами; будут
восхищаться кажущейся виртуозностью, а затем переходить к повседневным
делам, не сохраняя никакого впечатления. Где же представляемая, как само
собой разумеющееся работа каждого гитариста с шедеврами Берио,
Денисова, Картера, Бриттена, Генце, Такемицу – это лишь некоторые имена
композиторов, подаривших классической гитаре произведения, которые
выдержат любые сравнения и сделают бессмысленными все дискуссии по
поводу репертуара.
6. И, наконец, последнее, в настоящее время приобретающее все
большую важность. Современному гитаристу далеко не достаточно быть
только хорошим или даже блестящим исполнителем или преподавателем –
это скорее исходная предпосылка. Он должен все больше учиться
действовать в «политическом пространстве», хлопотать о том, чтобы гитара
заняла место, ей подобающее. Если ограничиться лишь ролью учителя или
музыканта, который делает свое дело как нельзя лучше, но отстраняется от
всего остального, – это постепенно приведет к вытеснению деятелей
классической гитары из необходимых структур, игнорированию гитарного
искусства. В этом смысле мы должны активно взяться за дело.
Можно еще достаточно долго перечислять, что следует сделать или
изменить. Достаточно тем и материала для обсуждения и предпосылок для
того, чтобы, наконец, снова развернулась живая дискуссия, в которой мы
нуждаемся. С гитарой не должно случиться то, что она так часто переживала
в прошлом. Есть ощутимая опасность, что достоинства инструмента
затеряются в незначительности, а гитарное искусство канет в историю; и
пройдут годы, десятилетия или эпохи, пока классическую гитару вернут из
небытия.