Вы находитесь на странице: 1из 160

АФЕР АЛИЗАДЕ

ЖЕНСКОЕ МИРОВОСПРИЯТИЕ
И ЕГО ХУДОЖЕСТВЕННАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ
В ПРОЗЕ СОВРЕМЕННЫХ РУССКИХ
И АНГЛИЙСКИХ ПИСАТЕЛЬНИЦ

Утверждено приказом Ученого совета


Бакинского славянского университета
(протокол №2, от 28.11.2016 г.).

Баку – Мутарджим – 2017


Научный редактор:
доктор филологических наук, профессор
Н.Дж. Мамедханова

Рецензенты:
доктор филологических наук, профессор
Б.С. Мусаева

доктор филологических наук, профессор


У.И. Бадалбейли

Художник:
А.Г. Ширзадова

Афер Азер гызы Ализаде. Женское мировосприятие и его худо-


жественная реализация в прозе современных русских и англий-
ских писательниц. Монография. – Баку: Мутарджим, 2017. – 160 с.

Монография посвящена определению места женской темы в про-


зе русских и английских писательниц, полному идейно-художествен-
ному анализу конкретных произведений в контексте общего литера-
турного процесса обеих стран, выявлению общих аспектов и
ключевых различий. В работе также делается попытка раскрыть
динамику развития нравственного облика героев женской прозы,
исследуя духовный потенциал образов, истолковать закономерности
женского взгляда и чувствования на мир.
Книга предназначена для филологов.

ISBN: 978-9952-28-33-9
© А.А.Ализаде, 2017

2
ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение .......................................................................................... 4
Глава I. Поиск истины в современной женской прозе ............ 11
Глава II. Своеобразие женского характера
в произведениях русских и английских писательниц
в сопоставительном ракурсе ........................................................ 79
1.1. Любовь, брак и семья в художественном мире
русских и английских прозаиков ..................................... 79
1.2. Проблема становления личности человека
в «Дневниках Адриана Моула» С.Таунсенд.
Эволюция образа героя: утрата и обретение души ...... 121
Заключение.................................................................................. 132
Список использованной литературы ........................................ 142
Литература на английском языке.............................................. 158

3
ВВЕДЕНИЕ

В монографии современная русская и английская женская


проза рассматривается, прежде всего, как литература духовно-
нравственных поисков. С идейно-тематической точки зрения
женская проза традиционно сфокусирована на изображении
женских судеб. Обращаясь к женской теме, писательницы в
центр повествования чаще всего ставят женский образ, вби-
рающий в себя основные проблемы социальной и психоло-
гической жизни современного общества. Перед нами показаны
женщины талантливые, незаурядные, живущие богатой
динамичной жизнью. Женские образы в русской и английской
литературе представляют собой анализ душевного склада жен-
щин, раскрывают нравственный мир героинь, демонстрируют
метаморфозы характера, сделав ареной их действия быт,
семью, общество, показывают характер отношений с другими
людьми.
Однако в творчестве писательниц, представленных в
монографии, отсутствует сосредоточенность на женских
характерах. В целом, в поле зрения художников слова – люди с
различными судьбами, жизненными путями, представители
разных слоев, обладатели разных профессий, по-своему погло-
щенные обычными бытовыми заботами, погруженные в серьез-
ные философские вопросы.
Монография посвящена выявлению особенностей
женского мировосприятия, раскрытию идейно-художествен-
ного диапазона женской темы в прозе современных русских и
английских писательниц на материале творчества Людмилы
Петрушевской, Марины Палей, Нины Горлановой, Мюриэл

4
Спарк, Хелен Филдинг и Сью Таунсенд на рубеже XX-XXI
веков. В центре исследования – женская проза, свидетель-
ствующая об интересе современной русской и английской
литературы к субъективному миру человека, способного пре-
ломлять в себе картины действительности. Ее изучение поз-
воляет поставить вопрос о закономерностях и своеобразии ли-
тературы конца ХХ – начала ХХI века.
Для литературоведческого анализа идейно-художествен-
ного диапазона женской темы выбрано творчество писательниц
двух национальных культур – русской и английской, разных по
идейно-художественным и нравственно-философским мировоз-
зренческим позициям, и в то же время имеющих общие точки
соприкосновения в мироощущениях и художественных вкусах.
Типологическое изучение их творчества, анализ конкретных
произведений позволяет увидеть грани творческой оригиналь-
ности, самобытности писательниц разных национальных тра-
диций, развернуто представить идейно-художественное своеоб-
разие современной женской прозы.
80-90-е годы ХХ века, а также начало ХХI века в русской
литературе выступают как пора формирования и расцвета
женской прозы. На литературную арену выходят Ольга
Славникова, Марина Вишневецкая, Юлия Латынина, Нина
Садур, Марина Москвина, Анна Берсенева, Ирина Полянская,
Дина Рубина, Светлана Василенко, Валерия Нарбикова и
другие. Женское перо XIX столетия представлено такими име-
нами, как Елена Ган, Каролина Павлова, Мария Жукова,
Зинаида Волконская, Евдокия Ростопчина, Евгения Тур,
Аполлинария Суслова, Лидия Чарская, София Соболева, Мария
Цебрикова, Ольга Шапир, Авдотья Панаева, Надежда
Хвощинская, Мария Крестовская, Анна Мар, Александра

5
Ишимова, Лидия Авилова, Екатерина Бакунина, Анна Зонтаг,
Надежда Дурова, Александра Зражевская, Валентина
Дмитриева. Список можно продолжить. Их творческое насле-
дие с ориентирами на нравственные основы (писательницы
затрагивают вечные проблемы: семейные ценности, любовь,
преданность, благородство) не теряет своей актуальности по
сегодняшний день и представляет собой довольно важный слой
русской словесности.
Н.Ильина в своей книге «Белогорская крепость» упо-
минает о «жанре дамской повести» в начале ХХ века: «Опреде-
ленная манера трактовки семейно-любовной темы сложилась в
жанр, названный критиками «жанром дамской повести» (53,
с.250). В разработке названного жанра приняла участие «слав-
ная плеяда дам, деятельность которой падает на годы, пред-
шествовавшие первой мировой войне: - г-жи Нагродская,
Лаппо-Данилевская, Вербицкая и другие», - пишет исследо-
ватель (53, с.251).
М.Михайлова в своей статье, посвященной женской прозе
Серебряного века, подвергает тщательному анализу про-
заическое творчество Нины Петровской, Анны Мар, Лидии
Зиновьевой-Аннибал, особо подчеркивая наряду с традицион-
ной любовной тематикой и наличие экзистенциальных моти-
вов. Преобладание в их рассказах проблем экзистенциального
характера еще сильнее обостряет особенности женского вос-
приятия действительности. В оценке М.Михайловой женская
проза того периода характеризуется «усложнением и поиском
новых способов передачи душевных движений, т.е. измене-
нием приемов психологического анализа, и усилением ав-
торского начала, укреплением экспрессивных элементов твор-

6
чества, опять же определяемых стремлением к самовыраже-
нию, созданию предельно субъективного мира» (88).
Статью Е.Трофимовой «О книжных новинках женской
русской прозы» можно рассмотреть, по словам самого автора,
как «попытку обзора» современной женской словесности (163).
В ней обстоятельно дан анализ произведений писательниц
начала ХХ века, уделено внимание роману И.Головкиной,
повестям Л.Чарской. Автор знакомит читателя со сборниками
современной женской прозы, в которых собраны лучшие
литературные достижения художников слова (Татьяны
Толстой, Людмилы Петрушевской, Зои Богуславской, Надежды
Голосовской, Марины Палей, Рады Полищук и других).
Следует отметить тот факт, что в отличие от английской
литературы, женская проза в России до второй половины ХХ
века наиболее активно проявила себя в публицистике и
мемуаристике. Об этом свидетельствуют труды Лидии
Чуковской, Зинаиды Гиппиус, Зинаиды Шаховской, Надежды
Мандельштам, Лидии Гинзбург, Юлии Жадовской, Тэффи
(Надежды Лохвицкой), Ирины Головкиной, Ирины
Одоевцевой, Веры Буниной-Муромцевой и других.
ХХ век обогащает английскую литературу творениями
Вирджинии Вулф, Айрис Мердок, Анджелы Картер, Памелы
Хэнсфорд Джонсон, Агаты Кристи, Сьюзен Хилл, Маргарет
Дрэббл, Берил Бейнбридж. Об их творческом наследии в раз-
вернутой форме говорится в монографиях В.В.Ивашевой (48,
49, 50, 51, 52). 80-90-е годы ХХ века в английской литературе
также характеризуются интенсивным развитием женской
прозы. Этот факт подтверждают произведения Аниты Брукнер,
Мишель Магориан, Стеллы Даффи, Изабель Вульф, Джоанн
Роулинг, Софи Кинселлы, Джоанн Харрис.

7
Современная английская женская проза унаследовала от
классической литературы бессмертные традиции: масштаб-
ность мысли, глубину исследования характеров и явлений,
психологизм, обостренный интерес к морально-этической
проблематике, философскую наполненность. На современном
этапе писательницы остаются верными традициям класси-
ческой литературы, заложенными Маргаритой де Блессингтон,
Анной Радклиф, Джейн Остин, Шарлоттой и Эмили Бронте,
Элизабет Гаскелл, Фанни Берни, Мэри Эджуорт. Современные
писательницы, опираясь на достижения своих литературных
наставниц, обогащают литературу яркими образами, обладаю-
щими большим духовным потенциалом, внутренний мир кото-
рых доказывает нравственное превосходство человека.
Проза русских и английских писательниц имеет ряд су-
щественных отличительных черт, обусловленных культурно-
ценностными, национально-ментальными ориентирами, осве-
щающими особенности любви, реалий, быта. Однако за внеш-
ней несхожестью заметны внутреннее родство, особенности
жанрового, духовно-эмоционального единства: общая тема-
тика, воссоздание женского мира и национальные формы его
проявления, использование стилистических приемов.
Стремление человека осознать смысл своего существо-
вания и назначения, попытки разгадать смысл бытия, проблема
становления характера, экзистенциальные, эсхатологические
мотивы, тема одиночества, страха, любви, права человека на
счастье, осмысление проблем детства, детского мышления и
восприятия мира, уникальность подростковой психологии
составляют содержание произведений писательниц. Эти темы
звучат у каждой из писательниц по-своему, в сочетании с
множеством других мотивов. Именно в их разъяснении четко

8
раскрываются своеобразие авторской позиции каждой из них и
оригинальность стиля. Постановка нравственно-этических, со-
циально-философских проблем позволяет осмыслить духовный
потенциал героев.
Портрет выступает как важнейшее средство типизации
характеров. Своеобразие портрета заключается в том, что и
русские, и английские писательницы, особо не останавливаясь
на подробной внешней характеристике образов, на первый
план выдвигают внутренний портрет, предполагающий
проникновение в духовный мир человека и показ его жизни.
Вместе с тем и пейзажные зарисовки способствуют выявлению
особенностей характеров женской прозы. Писательницы
показывают связь природной стихии и человека, соотнося
характер природных явлений с внутренним миром героев. Речь
(внутренние монологи) служит важным средством раскрытия
характера, выявляет сущность его носителей. Очень часто
авторский голос вторгается в ход повествования.
Большинство произведений русских писательниц отно-
сится к жанру рассказа и повести (в западной литературе
принято называть «коротким романом»). Эти жанры, предпо-
лагающие ограниченный круг героев, отсутствие вводных эпи-
зодов, вспомогательных фабульных элементов, компактность
временных и пространственных границ, в которых разворачи-
ваются действия, на материале частного случая, конкретных
человеческих судеб, обнаруживают события и картины, харак-
терные для современной действительности. Английские писа-
тельницы чаще всего обращаются к романному жанру.
В прозе русских писательниц чаще всего доминирует со-
бытийно-повествовательный пласт, включающий в себя прозу
жизни, среду, быт. Наряду с нравственной тематикой на

9
передний план выдвигается и социальная тематика. В их
рассказах и повестях много мест уделено изображению со-
циального аспекта жизни героев. Несмотря на социальную и
материальную неустроенность, писательницы показывают не-
сгибаемость и нравственное превосходство женских героев.
Бытовая тематика, изображение человека в контексте бытовой
жизни не свойственны прозе английских писательниц. Англий-
ские художники слова рассматривают женскую тему в плане
самоидентификации.

10
ГЛАВА I.

ПОИСК ИСТИНЫ
В СОВРЕМЕННОЙ ЖЕНСКОЙ ПРОЗЕ

Данная глава монографии посвящена анализу нравствен-


ных проблем в прозе русских и английских писательниц,
обостренному интересу к исследованию духовного аспекта в
поведении героев. Разбираемые произведения, проникая в глу-
бокие пласты человеческого бытия, освещая универсальные
проблемы, тонко отражают нравственный идеал, воплощаемый
в духовном мире героев. Осмысление концепции нравствен-
ности помогает установить специфику личностных позиции
писательниц, особенности их творческого метода. Проблемы,
рассматриваемые в нравственных категориях, берутся в сово-
купности философских и психологических проблем.
Современная женская проза в русской художественной
литературе – явление сложное, динамичное, отличающееся
широким жанровым, идейно-тематическим диапазоном. Ее от-
личает сугубо женский обзор, потому и специфическое жен-
ское видение ряда проблем, соответствующий подход к изобра-
жаемому материалу, особое познание мира, интуитивный по-
иск сущности жизненных явлений. Женский склад ума и ход
действий, как правило, более алогичный, непредсказуемый.
Поэтому в основе женского повествования лежит глубокая
чувственность, интуитивная, эмоциональная сфера. Субъектив-
ное миросозерцание, как правило, берет верх над объективны-
ми данными.

11
Тематика женской прозы весьма разнообразна. Она
углубляется в художественное исследование и отображение
внутреннего мира отдельной личности, многочисленных
нюансов человеческих взаимоотношений. В определенной
степени представительницы прекрасного пола в своих
творческих достижениях не отстают от сильной половины
человечества, так как в своих отдельных и лучших образцах
поднимают столь же серьезные морально-этические, социаль-
ные и психологические проблемы.
Духовные поиски особенно интенсивно осуществляются
в моменты принятия героями ответственных решений, в
ситуации нравственного выбора, при разрешении сложных,
запутанных нравственных конфликтов. Заострение внимания
на линии поведения персонажей в различных обстоятельствах
– неотъемлемое свойство исследуемой прозы.
В данной работе женская проза в лице указанных
писательниц рассматривается, главным образом, под углом
зрения духовно-нравственных поисков. В идейно-темати-
ческом отношении русская женская проза традиционно сфоку-
сирована на изображении собственных судеб. Обращаясь к
«своей теме», писательницы в центр повествования чаще всего
ставят именно женский образ, вбирающий в себя основные
проблемы социальной и психологической жизни современного
российского общества. Женщины в рассказах и повестях
Л.Петрушевской, М.Палей, Н.Горлановой и других, непосред-
ственно не вошедших в орбиту нашего критического анализа, –
существа сильные, одаренные, обладающие богатым внутрен-
ним потенциалом. В центре внимания русских писательниц
неизменно оказываются темы любви, быта, семьи. Авторов в

12
особенности интересуют проблемы подростков и как следствие
– характер взаимоотношений со старшим поколением.
Централизация женских образов в творчестве названных
писательниц не означает целевой сосредоточенности на сугубо
женских характерах. Это и мужские персонажи, герои с
различными судьбами, представители разных общественных
слоев. Они тоже не свободны от профессиональных и отчасти
бытовых забот, к тому же мужчин в произведениях
Л.Петрушевской, М.Палей и Н.Горлановой волнуют некоторые
насущные философские вопросы.
Исследуя истоки женского романа в английской
литературе можно выяснить, что его расцвет приходится на
середину XIX века, хотя проза Афры Бен (1640-1689), первой
профессиональной писательницы Англии, – значительное явле-
ние в развитии английской прозы последней трети ХVII столе-
тия. А.Бен – первая профессиональная английская писатель-
ница, прозаическое наследие которой позволяет охватить и
высветить не только литературный процесс конца XVII века, а
также общие тенденции развития прозы того времени. Она,
обогащая литературу социально-философской, морально-
этической проблематикой, свойственной женщине зорким
мироощущением, обращалась ко многим прозаическим жан-
рам, включая новеллу и роман.
XIX век в истории английской литературы представлен
такими писательницами, как Анна Радклиф, Френсис Троллоп,
Мэри Шелли, Джейн Остин, Шарлотта Бронте, Эмили Бронте,
Джордж Элиот. Женская тематика как ведущее русло,
определяемое социокультурными и историческими законо-
мерностями периода, доминировала в литературе викториан-
ской эпохи. «Английские писательницы XIX века одними из

13
первых воплотили в своих романах идею возможности
самореализации героини не только в традиционной сфере
семьи, но и за ее пределами, в частности, в общественной,
профессиональной, благотворительной и иных сферах» (183).
Кроме того, неоспорим тот факт, что каждая эпоха,
выделяясь своими веяниями, ставит перед английскими
писательницами определенные требования, соответствующие
запросам своего времени, выделяет новые жанры, идеи, обра-
зы. Последние три десятилетия в Англии отмечены появлением
целого ряда писательниц, которые выступили новаторами в
области формы, видоизменили жанр рассказа и романа. Таким
реформаторским характером отличается творческое наследие
Мишель Магориан, Стеллы Даффи, Изабель Вульф, Джоан
Роулинг, Софи Кинселлы, Джоанн Харрис и других.
Современная английская женская проза проникнута
углубленным психологизмом. Характерно, что в творчестве
некоторых из них этот психологизм порою приобретает
поистине космические масштабы, хотя гиперболизация никоим
образом не является самоцелью. Речь идет, прежде всего, о
разработке актуальной для последней четверти XX столетия
проблемы поколений. Примечательно, что столкновение
внутреннего мира взрослых и детей (подростков) чаще
показано на примере эволюции сознания последних и сохра-
нения человеческого достоинства. Это важный момент в твор-
честве отдельных английских писательниц. Глазами детей или
подростков они пристально всматриваются в конфликт лич-
ности с окружающим миром. Сравнительно-сопоставительная
характеристика старшего и младшего поколений превращается
в фактор приятия или неприятия ими этических ценностей, рав-
но как отношение к наследию прошлого. В силу этого кон-

14
фликт «отцов и детей» существенно расширяется и углубляется
до пределов вышеуказанного углубленного психологизма.
Более того, в некоторых случаях английские писательницы в
решении означенной проблемы смотрят на мир глазами сати-
рика, сардонический смех которого лишний раз подтверждает
(разумеется, в их субъективной трактовке) абсурдность опреде-
ленных жизненных явлений.
При указанных методах решения названных проблем
современную английскую женскую прозу следует классифици-
ровать по основным направлениям и соответственно
проблемам. Так, возрождение традиций реалистической лите-
ратуры осуществлено в повестях и романах Мэри Уорд (она
писала под именем миссис Хамфри Уорд), Мэй Синклер и
Берты Рак. Это повествования о временах и героях Первой
мировой войны, в которой, как известно, Великобритания при-
нимала активное участие. Отсюда и жанровое своеобразие
исторической тематики: мемуарная литература, воспроизведе-
ние отдельных сюжетных компонентов эпистолярного жанра.
Теория «потока сознания» Джеймса Джойса получает
оригинальную трактовку в философских сентенциях Дороти
Ричардсон. В многотомной эпопее «Паломничество» писатель-
ница скептически относится к ограничениям, которые наклады-
вает религия на светские взгляды современной англичанки. В
центре внимания – героиня, оспаривающая религиозные
взгляды своего отца, восстающая против веками сложившихся
духовных ценностей.
Далее женская литературно-критическая эссеистика нахо-
дит продолжение в творчестве Виржинии Вулф. Писательница
создает яркие биографические романы «На маяк», «Орландо».
Автобиографические мотивы сильны также в дебютном романе

15
Джанет Уинтерсон. В новаторском для английской литературы
рубежа ХIХ-ХХ веков ключе творили Беатрис Поттер и Эдит
Несбит. Они разрабатывали детскую тематику.
Проза Людмилы Петрушевской характеризуется много-
гранностью: писательница исследует внутренний мир человека,
поднимает серьезные морально-этические, социальные и
психологические проблемы. Л.Петрушевская нередко затра-
гивает проблему духовного обнищания человека. В рассказах
писательницы мотивы неустроенности, недоверия к жизни,
состояния, насквозь пропитанные скепсисом, заданы бытовыми
и социальными реалиями самой действительности. Нравствен-
ное падение воспринимается как норма. Деньги, размытость и
стертость личностного начала возводятся в абсолют и этим
определяют поведение персонажей. Некоторые героини писа-
тельницы под любовью понимают игру, в которую втягиваются
с азартом игрока. Они, не сумевшие полностью реализовать
свой жизненный потенциал, довольствуются не любовью, а ее
простейшей имитацией.
Героиня рассказа «Продлись, мгновенье», Татьяна, без
колебания разрушает семью подруги. «…Дружба иногда так же
полна хитросплетений как и любовь…», - замечает писатель-
ница (129, с.28).
В «Приключениях Веры» героиня, устроившись на новое
место работы в качестве помощницы продавца, сразу присту-
пает к душевным играм. Готовая «броситься в пучину
наслаждений с кем бы то ни было, потому что после стояния за
прилавком, очевидно, все мужчины казались ей полубогами,
несущими в себе возможность любви» (119, с.57), она настой-
чиво добивается свидания с сотрудниками. Будучи достаточно
осведомленной в подобных делах, Вера упорно принуждает ко

16
встрече и заведующего отделом, несмотря на свои двадцать
лет. Героиней, одновременно назначившей свидание двум
мужчинам, движет не светлая и чистая любовь, не трогательная
влюбленность, а навязчивая идея встречаться с противопо-
ложным полом.
В рассказе «Скрипка» героиня хитроумно имитирует сла-
бость, мнимые головокружения и обмороки на улице.
Злоупотребляя вниманием нянечек и больных, нежно дели-
вшихся с нею своими припасами, добивается расположения
старого профессора. Воображаемый муж, иллюзорная учеба в
консерватории, лицемерное вхождение в доверие к незнако-
мым людям есть результат беззастенчивости, наглости и амо-
ральности героини.
Героиня рассказа «История Клариссы» выбирает жизнен-
ную стратегию, сводящуюся к бездумному отношению к
внешним обстоятельствам. Она неумышленно совершает
действия, противоречащие моральным нормам. Неожиданное
замужество завершается изменой мужа и последовавшим за
тем разводом. Он забирает с собой их сына. Кларисса, отли-
чающаяся примитивностью во взглядах, постепенно отчуж-
дается от своего ребенка, понимая несостоятельность своих
прав над мальчиком.
В «Сетях и ловушках» двадцатилетняя героиня, ожидая
первенца, а главное, преследуя цель оформить официальные
отношения с женихом, едет к его матери в другой город.
Л.Петрушевская довольно четко показывает прагматическую
ставку девушки на цель. Жизненное кредо героини – желание
обустроить свою жизнь, индивидуалистическое выживание, а
не подлинное чувство семьи. Вживаясь в новую среду, она

17
угодничеством добивается расположения суровой и несги-
баемой женщины.
Рассматривая фабулу указанных произведений
Л.Петрушевской, нетрудно подметить настойчивое желание ее
героев (а чаще всего героинь) войти в дом, в свою обжитую
квартиру, когда-то ими покинутую, приобрести жилплощадь.
Квартира – священная обитель семьи, место не только
проживания, но и выживания. Потому как жизнь героинь
Л.Петрушевской, в основном, пограничная, они словно балан-
сируют на грани двух миров. Героини писательницы всячески
пытаются обустроиться, обставиться вещами. Поэтому и
метафора, лежавшая в основе рассказов, многогранна – жажда
наживы, болезненная тяга к материальным ценностям.
У Л.Петрушевской нравственная проблематика тесно
связана с бытовой и социальной проблематикой. Хронотоп
родного дома следовало бы назвать опорным пунктом прозы
писательницы. Беда русского человека, как верно в подтексте
надо читать у Л.Петрушевской, заключается, прежде всего, в
том, что строптивость в массовом и мещанском приобретении
материальных ценностей ведет к профанации любовных
чувств.
Это можно наглядно подтвердить на примере рассказа
«Белые дома», в котором имитация любви вполне устраивает
героиню, Веру. Это неугомонная и неутоленная душа при-
лагает все усилия заполучить в мужья Андрея, порядочного
интеллигента. Она, далее насытившись семейными обязан-
ностями, переводит внимание на другого человека. Заму-
жество, тепло, исходящее из домашнего очага, материнство
сменяет тоска по былой жизни, полной интриг и развлечений.
Ненасытная и распущенная натура героини требует не

18
настоящей любви, не чувства защищенности и эмоциональной
удовлетворенности, а ее имитации. Она не в состоянии понять
и оценить истинного значения семьи, семейных ценностей,
несущих духовное взаимообогащение. Ей чуждо само понятие
семейственности. Вере наскучила совместная жизнь с
преподавателем немецкого языка, углубленным в школьные
учебники – ей дорого сожительство с человеком другого нрава,
необузданным и порочным.
Имитация любви, таким образом, условно второй
опорный пункт, характеризующий русскую женскую прозу и
творчество Л.Петрушевской. В рассказе «Акакий» с горечью
описаны судьбы совсем еще юных созданий, но уже сбившихся
с правильного пути. Автор называет их «молоденькие бутон-
чики, зародыши» (129, с.115). Не любовь, а страсть к телесным
влечениям движут ими. Все они натуры испорченные,
циничные, но нравственное разложение пока не совсем
окончательно поселилось в них. В забитых созданиях пока еще
чувствуется чуть заметная расположенность к светлому.
В рассказе «Сынок» говорится о неблагополучии и
отрицательном влиянии среды на развитие и становление
подростков. Подростки, обладающие свободой выбора, решают
ее в пользу зла. Герой рассказа попадает под влияние беспри-
зорников. Автор показывает преступность, разврат, насилие,
которые стали чертами русского быта, ставит проблему духов-
ного омертвения человека, пренебрегшего родительской
любовью, ведущего нездоровый образ жизни (сожительство со
случайными партнерами, времяпровождение с друзьями-собу-
тыльниками), показывает неизбежный процесс зарождения
скорбного лейтмотива жизни – судьбы детей исковеркаются
«неприглядным существованием в быту» (129, с.93). Авторская

19
позиция скрыта: нет дидактики, открытого негодования и
гнева, а есть показ отталкивающих реалий, печальных и горь-
ких фактов.
Художественная манера Л.Петрушевской не назидатель-
на. Передачей негативных явлений автор в завуалированной
форме выражает мысль, что люди, поддающиеся всему низмен-
ному, безусловно, сами того не осознавая, испытывают нрав-
ственное страдание. Примечательно, что за счет этого же
страдания они, как это ни парадоксально, совершенствуются.
По логике русской писательницы получается, что люди учатся
на своих же ошибках. Допущенные ошибки и поражения – это
урок. Одним словом, только глубоко выстраданное и поро-
ждает в человеке новые силы. Пережитые страхи не могут
пройти бесследно.
«…Литература не прокуратура и что писатель не судья, а
скорее сам подсудимый, и в литературе важно не отвечать на
вопросы, а грамотно, корректно задавать эти вопросы», -
замечает Л.Петрушевская (123, с.530). Она склонна рассма-
тривать свое кредо в таком ключе: молодежь своим безнрав-
ственным поведением игнорирует этические нормы.
В ряде рассказов Л.Петрушевской существенным звеном
в построении сюжета выступает нравственный конфликт. В
дальнейших работах он существенно углубляется, перерастая в
конфликт социальный, порожденный противоречиями обще-
ственной жизни. Перечисленные негативные факторы (безрабо-
тица, проституция, алкогольная зависимость) по степени об-
ширности вырисовываются как социальные явления. Психоло-
гическая мотивация Л.Петрушевской социально обусловлена.
Следующая и немаловажная проблема – нравственное
разложение подростков. Она достигает своей кульминационной

20
точки в рассказе «Глюк». Юные люди, не успевшие еще
вступить во взрослую жизнь, а уже попусту истратившие луч-
шие годы, запас духовных сил на бесполезное времяпро-
вождение, под напором наркотических средств разучиваются
отличать настоящее от фальшивого. Они не способны по-
настоящему почувствовать и оценить уникальность и цель-
ность собственной жизни, поверить в ее разовость и непо-
вторимость. Это морально искалеченные люди, существующие
в паталогически-ненормальном мире. Подростки лишены
важного качества характера – умения ценить добро. В них нет
благоговения перед жизненными ценностями.
Героиня рассказа – юная Таня. Она страдает болезненной
тягой к карманному воровству. Девочка неоднократно
опустошает кошельки родителей. Желания Тани нацелены на
преходящие жизненные наслаждения. Они мелочны, лишены
подлинно духовного содержания (подогнать математику,
завоевать расположение ровесников противоположного пола,
приобрести дом на берегу моря). Глюк исполняет ее желания:
она обретает чемодан, полный денег, желанный дом с розовой
мебелью как у Барби. Беспомощное существо, не приспо-
собленное к элементарным жизненным навыкам, за которое все
решают родители, несмотря на обилие купюр в чемодане, не в
состоянии регулировать свои действия. Туго набитый чемодан
выступает в рассказе как символ вожделения.
Эта тема варьируется в рассказах «Дом девушек», «Ба-
цилла», где одинокие создания становятся изгоями. Им, зара-
женным туберкулезом от проживания в холодных подземных
переходах, накачанным и одурманенным наркотическими сред-
ствами, закрыты все двери; им отказано во всем – в общении, в
понимании, в крове.

21
У Л.Петрушевской довольно жесткое мужское перо, но с
сугубо женским уклоном. М.Н.Липовецкий, подчеркивая
широту охвата, романность в рассказах автора, особенно четко
проступающих в концовках, указывает, что «дробная, бессвяз-
ная, принципиально не романная и даже антироманная картина
жизни в ее рассказах последовательно романизирована» (78,
с.150). Рассказам писательницы свойственна новеллистич-
ность, выражающаяся в отсутствии описательности и компози-
ционной строгости, а также – в наличии динамичного сюжета и
непредсказуемости. В них сложно догадаться о том, что
последует дальше.
Произведения, краткие по объему, но емкие по масштабу
входящего в них жизненного материала, воссоздающие небла-
гоприятные стороны жизни во всех ее проявлениях, пресле-
дуют гуманистическую цель – донести читателям горькие
реалии, вызывая их понимание и бдительность. За судьбами
отдельных героев скрываются глобальные социальные проб-
лемы. Погрязшие в телесных радостях подростки становятся на
путь порока – преступности, бандитизма, воровства, прости-
туции, наркомании. Эти понятия принимают у Л.Петрушевской
угрожающие размеры. Писательница стремится показать, что
подобная обреченность современного подрастающего поколе-
ния имеет не просто мистико-символическую основу, но реаль-
ную социальную почву.
«Сумерки – переходное состояние между светом и тьмой,
когда источник дневного света уже померк, но не наступило
еще того иного света, который есть в ночи, или искусственного
человеческого света, охраняющего человека от стихии тьмы
или света звездного. Именно сумерки обостряют тоску по
вечности, по вечному свету. И в сумерках большого города

22
наиболее обнаруживается зло человеческой жизни» (13, с.62-
63), - пишет Н.Бердяев. Прозаическое наследие
Л.Петрушевской характеризуется углублением в проблему
человека, своеобразным восприятием действительности,
соединением реально-бытового плана со сверхъестественным и
мистическим. Соотношение реального и ирреального, вообра-
жаемого и очевидного наблюдается в рассказах писательницы,
где существенная роль отведена мистике. Сумеречный мир,
царящий в них, переносит читателей во вневременные и
внепространственные сферы. В рассказе «Черная бабочка»
неуловимая изящная бабочка, которую можно схватить за
головку, но при этом невозможно ухватить спинку, можно
схватить за лапки, но не удержать крылышек, предстает как
символ смерти. Ника чувствует опасность, пытается отгоро-
дить единственного сына от гибели. Вторжение бабочки трак-
туется как необратимый процесс приближения человека к
божественной сущности. Смерть неминуема.
Схожий сюжет пронизывает рассказ «Нагайна». Девушка
в переливающейся змеиной шкурке преследует молодого
мужчину и предсказывает смерть его возлюбленной. В
художественном мире писательницы понятия «фантастика» и
«мистика» находятся в противоположных углах.
Л.Петрушевская отвергает фантастику, приписывает ей
наличие предрассудков и суеверий. Фантастику она рассма-
тривает как начало, ведущее к помрачению сознания и затума-
ниванию рассудка. В понимании Л.Петрушевской фантасти-
ческое начало характеризуется нарушением жизнеподобия, ин-
тересом к сверхъестественному. Оно мешает адекватному вос-
приятию и воспроизведению жизни, а также осмыслению
человека в его подлинной сущности. А мистический элемент

23
предполагает чередование реального и иллюзорного. Он
смыкается с философской составляющей прозы писательницы
– верой в роковое предопределение судьбы, трагизм и бессилие
человека. У писательницы мистическое начало связано с тор-
жеством гармонии, а реальное начало – с дисгармонией,
хаосом, безумием.
В рассказе «Лабиринт» также присутствует мистический
элемент. Александр Блок даже после кончины своей почита-
тельницы появляется в окрестностях ее дачного домика в
облике благородного и почтенного прохожего. В рассказе
«Черное пальто» героиня в один из суровых зимних вечеров
оказывается совершенно одна и без средств существования в
незнакомой местности, в глухом лесу. На ней чужое черное
пальто, она не помнит своего имени и адреса. Обнаруживает в
кармане пальто ключ, спички и клочок бумаги, бесцельно
шагает по пустынным улицам, попадает в незнакомый квартал,
открывает тем самым ключом первую попавшуюся дверь, и в
темной квартире при зажженных спичках на нее снисходит
озарение: девушка постепенно освобождается от непонятного
оцепенения, скидывает с себя черное пальто – своеобразный
наряд смерти. Десять горящих спичек соответствуют десяти
заповедям и прерывают насилие страшного сна. Она вспо-
минает родных, разрыв с любимым, свою попытку само-
убийства. Самоубийство не приемлемо по святым предпи-
саниям, и Бог предоставляет возможность заблудшим душам
отойти от этой мысли. Самоубийство приводит к постепенному
вымиранию вселенной. При всей личной неустроенности и
беззакония в обществе нельзя подавлять в себе желание жить.
Жизнь нужно воспринимать как проявление Бога. Бог
всепрощающий и всепонимающий.

24
В рассказе «Фонарик» прослеживается схожий сюжет.
Героиня, следуя лучу фонарика, оказывается на незнакомой
тропинке. Свет фонаря приводит девушку к месту захоронения
бабушки и спасает от ожидающей гибели: чуть позже на той
самой тропинке происходит взрыв. Автор подчеркивает
присутствие некой таинственной силы, помогающей людям.
Женя, героиня рассказа «Тень жизни», подвергается нападению
насильников, но спасается благодаря вмешательству
незнакомых людей – старика и женщины. На следующий день
Женя отправляется в то самое место, чтобы поблагодарить этих
людей, но выясняется, что такого места и людей не существует.
Нравственно-философские проблемы рассматриваются
сквозь призму символической интерпретации. Погружая
образы в атмосферу сверхъестественного и причудливого,
выводя их за пределы земного, Л.Петрушевская не нарушает
ощущения правдоподобия и реальности происходящего. Герои
оказываются в других мирах. У писательницы много рассказов,
действие которых разворачивается в потустороннем мире.
Героиня рассказа «Два царства», Лина, живет ирреальной
жизнью, существует в двух пространственно-временных изме-
рениях. Молодая женщина по состоянию здоровья оказывается
в другой стране, вдали от матери и горячо любимого сына.
Перенесшая тяжелую операцию, она находится под воздей-
ствием сильных болеутоляющих препаратов. Муж окружает ее
заботой, оплачивает дорогостоящее лечение, но Лине нужны
родные и общение. Город, в котором она лечилась, сказочно
красивый и богатый достопримечательностями, представляет
собой живописной уголок природы. Единственное, что мучает
героиню – тоска по дому. Лине приходится ценою невероятных
усилий адаптироваться в чужом городе, а главное – подавить

25
свое желание контактировать с семьей. В героине
Л.Петрушевской любовь к жизни и желание выздороветь
сменяются предельной усталостью. Силы Лины концентри-
руются в принятии страдания. Она поднимается на высокую
ступень террасы и делает широкий шаг в воздух – в загробную
жизнь, в царство мертвых, чтобы не чувствовать горечь тоски
по родным в царстве живых.
В повести «Три путешествия, или Возможность
Меннипеи» Л.Петрушевская описывает поведение человека в
экстремальной ситуации. Писательница, боясь опоздать на док-
лад, оказывается в машине нетрезвого водителя, тем самым на-
ходясь на волосок от смерти. Но героиня не выбирает предло-
женный судьбой вариант: она совершает попытку спастись.
Вера Л.Петрушевской в то, что предназначенное человеку не-
пременно исполнится, не подлежит сомнению. Но наряду с
этим в писательнице также живет убеждение, что это предна-
чертание при желании человека можно и изменить. Несмотря
на духовный и интеллектуальный потенциал, человек не вла-
стен над вечностью. Однако, по разумению автора, можно от-
казаться от судьбы. Человек и есть творец своего
благополучия.
Роман Л.Петрушевской «Номер Один, или В садах других
возможностей» есть исследование феномена человеческой тре-
воги, вызванного бездуховной цивилизацией и уничтожением
морально-этических ценностей. Личность человека нивелиру-
ется: она утрачивает индивидуальность, подстраивается под
общепринятые каноны поведения и приобретает стандартизи-
рованный тип мышления. Демонстрируя преступность нравов и
обычаев людоедов, Л.Петрушевская неслучайно переносится в
каннибальную предысторию человечества, видя выход исклю-

26
чительно в гуманизации компьютеризированного общества.
Бесспорно то, что человек в ходе эволюции мышления
претерпевает значительную трансформацию, но в большинстве
своих поступков обнажаются его хищнические склонности и
агрессивность, закодированные в генах. Интерактивная
компьютерная игра «В садах других возможностей» в реальном
времени и в реальном пространстве способна приносить
большую прибыль. Но она направлена на помутнение рассудка
и провоцирует нежелательные изменения в психике. Техни-
ческие инновации приводят к шизофрении, галлюцинациям,
наркомании, алкогольному опьянению. Современным челове-
ком управляет искусственное начало, которое и регулирует
отрицательные стереотипы поведения.
Реальный и мистический элементы характеризуют
«Сказку зеркал». В витрине антикварного магазина красуются
узорчатые венецианские зеркала, блеском и шиком
привлекающие внимание прохожих. Только одно маленькое
зеркальце выделяется на фоне «Отражателей реальности» (121,
с.339), незаметное, тусклое, но имеющее превосходство над
остальными. Зеркальце, прозванное Гением, тонко отражая
малейшие изгибы судеб людей, фокусируя внимание на
деталях, имеет могущество приостанавливать надвигающуюся
опасность. Пророчество Гения сбывается: исчезает Рыжая
Крошка, внучка владельца лавки, юное создание, полное
жизни. Хранители истории, зеркала, не могут не реагировать на
случившееся: они утрачивают блеск, начинают источать влагу,
уменьшаются в объеме. Больше всех страдает король зеркал –
Гений, сумевший предотвратить несчастье ценою своего
существования. Гений, лишившись силы, превратившись в
стеклянную пыль, попадает в уличный мусорный бак; его

27
сильным ветром уносит в мастерскую стеклодува. Так
крохотный кристалл превращается в новое зеркало.
В рассказах Л.Петрушевской в передаче психологи-
ческого состояния героев существенная функция принадлежит
ассоциациям, аллегории. Введение мистических элементов
продиктовано желанием раскрыть сущность жизненных
ситуаций: оно направлено на достижение этико-эстетического
воздействия. Перемещение пластов времени, лирические
отступления оформляют повествование. Греховности земной
жизни противопоставляется потусторонний мир. Писательница
показом загробной жизни стремится донести чудовищные
реалии современности и этим побудить людей к совершенство-
ванию. Уход в ирреальное словно возмещает болезненное
осознание трагического в реальности.
Другим видным представителем современной женской
прозы можно считать Марину Палей. Ее литературное
дарование отмечено психологической проницательностью
стиля, острым социальным видением, глубиной подхода к
женским проблемам.
Нереализованный духовный потенциал личности, круше-
ние человеческих надежд, элегические настроения – ведущие
темы, а одиночество, духовная изоляция – естественное
состояние героев прозы М.Палей. Истоки подобного пребы-
вания в томлении коренятся в социальной сфере, но палеевское
одиночество обладает и метафизической природой: оно
зиждется в самом человеке. Отсюда и закономерные
проявления пребывания в тоске – внутренняя сосредоточен-
ность, отрешенность, замкнутость, угрюмость, обостренная
впечатлительность. Перечисленные движения души ведут к
самоуглубленности и самопостижению. Высшая эстетическая

28
цель М.Палей как художника – это поиск и воплощение
человечности, философская глубина в художественном пости-
жении действительности, широта постановки нравственно-эти-
ческих проблем.
В своих рассказах и повестях М.Палей нередко обра-
щается к тем темам, которые были предметом пристального
внимания и Л.Петрушевской. Однако, несмотря на известную
тематическую общность, ее интересы лежат несколько в иной
плоскости. В центре внимания ее рассказов и повестей –
волевые и цельные личности с твердой жизненной позицией. В
большинстве своих произведений М.Палей рисует их людьми
сильными и непреклонными («Поминовение», «Евгеша и
Аннушка», «Хутор»).
В повести «Евгеша и Аннушка» М.Палей рассказывает
историю двух пожилых одиноких созданий, деливших кров в
тесной ленинградской коммунальной квартире. Евгеша
(Евгения Августовна), уроженка Эстонии, по природе своей
робкая и стыдливая, но живая, наблюдательная и деятельная,
обладала острым умом, зорким глазом, даром без особых
усилий и напряжений видеть то, что не дано многим. При всей
скудости доходов, она, в которой зиждилось сильное
жизнеутверждающее начало, умела самостоятельно держаться
на ногах. Людей, так и не нашедших себе достойное место в
обществе, скитавшихся без жизненной цели, неустроенных, так
называемых неудачников, она называла непутевыми. А людей,
отказавшихся от жизненных благ, считала самодурами. Ей
было присуще стремление раскрыть для человека радость зем-
ного бытия, вернуть даже глубоко несчастному человеку на-
дежду, сказав ему участливое слово. Она заботливо ухаживала
за больной раком одинокой женщиной. Она не любила все то,

29
что было в ее понимании несправедливым и неправильным.
«…Ее сердце питали нордическая страсть к раз и навсегда
установленному общественному порядку – и российский страх
перед ним» (112, с.83).
Главное для нее – знать себе цену, не переоценивать, а
именно знать. Борьба за существование закалила Евгешу,
ниспослав на ее долю тяжелые испытания. Она, в молодости
работая детской медсестрой в госпитале в блокадном Ленин-
граде, пережила все ужасы войны: гибель мужа, потерю дочери
в младенчестве от туберкулеза, второе замужество, вдовство,
нищету, голод, одним словом, периоды глубоких душевных
кризисов, когда жизненные противоречия казались неразре-
шимыми. Она не согнулась. Именно способность верить дала
ей силу и помогла выжить. На примере этой героини М.Палей
показывает триумф человеческого духа. Жить наперекор всему
– это и есть высокая цель, питавшая жизненный уклад Евгеши.
Другая героиня повести, Аннушка (Анна Ивановна),
добрая, отзывчивая душа. Главным своим жизненным крите-
рием Аннушка считала не быть людям в тягость, ни под каким
предлогом не обременять родственников лишними хлопотами,
даже в периоды тяжелых болезней. Щедрость и великодушие
были неотъемлемой частью ее существования. Несмотря на
бедность, она не забывала посылать на праздники детям своих
родственников купленные в магазине гостинцы.
Судьба не была к ней слишком благосклонна. В
шестнадцать лет она бежала из Пскова от раскулачивания в
Петербург, ночевала на вокзале под скамейками, жила на
чердаках, работала домработницей. Причина ее бездомности,
как уже было отмечено выше, заключалась в том, что она
опасалась тревожить людей. Аннушка, обиженный жизнью

30
человек, даже уходит из жизни без жалоб, без упреков, без
обид, воспринимая старость как подарок судьбы, а смерть – как
естественный закономерный исход человеческого существова-
ния. Она прожила отпущенную ей жизнь по-своему, познав все
ее этапы, включая старость. Старым становится тот, кому по-
везло остаться в живых в молодости. Поэтому человек не
должен жаловаться на годы. Аннушка, никогда не считавшая
себя глубоко верующим человеком, осознала эту истину.
Иную ступень духовности демонстрирует Рая – героиня
повести «Рая & Аад». В силу специфических обстоятельств
(связь с иностранным подданным) она не умела противостоять
мужскому деспотизму и себялюбию. Аад подавлял ее
естественные желания и потребности своей неограниченной
властью. В то же время она сопротивляется рабству в
соответствии со своим социально-семейным положением. Ее
действия можно толковать как скачкообразный шаг к
освобождению личности. Кротость, сдержанность, смирение и
долготерпение неизменно выдаются не за слабость, а за
подлинное богатство русской национальной души.
С указанными темами в прозе М.Палей тесно связан и
мотив вероотступничества. Так, в повести «Хутор» правдиво и
реалистически раскрыт характер бесконечно одинокой,
скитающейся героини. Материалом для повествования служит
повседневная реальность, которая ее тяготит. Ее часто
посещают мысли о конечности жизни, но уйти от серых будней
она не может, потому что крепко вросла корнями в свой
родной город Петербург, холодный, неприютный, отталкиваю-
щий. Божественное здесь рассматривается как торжество
гармонии, а земное отождествляется с хаосом.

31
Интуитивно, на чувственном уровне, героиня страшится
дисгармонии, а разум подталкивает к жизни в этом абсурдном
мире. Нести Бога в душе означает для нее остро чувствовать чу-
жеродность, так как она попадает в ситуацию, в которой окру-
жающие испытывают к ней недоброжелательность. Страшат
реалии настоящей жизни, а уйти от них невозможно. В мрачном
настроении героиня «Хутора» бросает упрек настоящему
жизнеустройству. Обобщая, М.Палей, решает, что в состоянии
нравственного вакуума человек теряет веру в жизнеспособность.
М.Палей не обходит вниманием тему денег и наживы.
Это можно наблюдать на примере жизненного уклада героини
романа «Дань саламандре». Героиня при всей своей строгости
и серьезности – отзывчивая душа, движимая чувством
сострадания, дает кров совсем еще юной девушке. Ласково
называя ее девочкой, глубоко привязывается к ней, проявляет
невиданную заботу и тепло. В отношении героини к девочке
ощущается материнское начало, бескорыстное, покровитель-
ственное. Девочка наполняет ее однообразную жизнь, «без-
звучно рыдающую немоту» (105, с.152) новым содержанием.
Человека держит на земле его необходимость к другому.
Героиня М.Палей чувствует себя нужной другому человеку.
В первую очередь, автором выделено, что юное создание
– дочь обеспеченных людей. Какое же воспитание получила
девочка, где деньги были фетишем? Деньги явились плацдар-
мом для равнодушия. Попав в иную среду, где о ней забо-
тились и проявляли безмерное добродушие, девочка-подросток
первоначально предстала как образец чистоты, робости и
невинности. В скором времени выясняется, что это видимость:
перед глазами читателей предстает совершенно приземленное
существо, утратившее благоразумие.

32
Мы видим, насколько ошибочным может быть первое
впечатление. Наивная девочка в действительности оказывается
существом испорченным, склонным к авантюрам. История ее
жизни от начала до конца – чистый вымысел: бездомность,
непонимание со стороны родителей, отсутствие родственников,
предательство любимого человека, безжалостная тирания
свекрови.
В романе поступки девочки объясняются характерной
клинической перверсией в период возобновления болезни.
М.Палей, прежде всего, волнует нравственно-этический аспект.
Писательская индивидуальность М.Палей выражается в
подчеркнутой натуралистичности. Героиня готова примерить
на себя облик невидимого человека, раствориться в темноте, в
сгущении красок, чтобы утратить мучительное и гнетущее
ощущение себя. Ее пронзительными впечатлениями и оцен-
ками характеризуется Петербург, ассоциирующийся с несов-
местимостью с жизнью. Доверчивой и уязвимой героине не по
силам одинокое метание в бесприютном городе. Помпезности и
величию города нужно соответствовать. Что представляет
собой житель Петербурга или человек, оказавшийся волею
обстоятельств в этом городе? Притворство, лицемерие, ложь –
главные составляющие города. Он порождает не только
внешнее уродство (сдавленное пространство города –
трущобы, черные лестницы, сырые подвалы, темные кварталы,
заселенные пьяными, коммуналки с убогими интерьерами, уро-
дующие и убивающие индивидуальность и душевную самобыт-
ность жильцов), но и внутреннее безобразие (прелюбодеяния,
разврат, мат, глубоко укоренившийся в лексиконе людей). В
таком городе нечем подпитывать душу. Люди, чересчур
зацикленные на своей занятости, слишком подозрительные

33
друг к другу, начисто лишенные дружелюбия и открытости,
вечно находятся в нем в преддверии катастрофы. Контрастный
и парадоксальный Петербург, отчужденно-высокомерный, по
сути, дьявольский город, враждебный всему живому. М.Палей
вводит в роман тему возмездия. Город часто затопляла Нева,
одновременно смывая с него годами накопившиеся изъяны.
Было бы справедливо, если и Петербург постигла участь
Китежа, погрузившегося в озеро. Этим подвигом, защитив себя
от дегуманизации, он бы обеспечил себе достойный уход.
Хвойный лес, символизирующий образ идеального мира,
предстает в романе как миф о запредельной загробной жизни.
Героиня по степени надежности мысленно сравнивает его с
материнской утробой. Ее манят шум сосен в невозмутимой
тишине, кристальная чистота заснеженных просторов рощ,
нетронутых цивилизационным смрадом, где каждое деревце
служит источником высоких мыслей, освобождая человека от
имморального.
Когда в тишине леса до слуха человека доносятся шум
сосен и журчание ручья среди камней, омываемых быстрым
потоком, когда он видит луг, утопающий в тумане, и облака,
плывущие в воде, то постигает божественные мелодии в
божественном исполнении – звуки природы, мелодии неба и
земли. Человек словно развертывает живописный свиток
природы. Хвойный лес наполняет его радостью, здесь каждая
вещь рождает возвышенные думы. Стволы старых деревьев
ассоциируются у героини с несокрушимой стойкостью.
Одинокое облако заставляет задуматься о недостижимом и
беспредельном.
Саламандра, извивающаяся в огне, символизирует в
романе приближение конца. Это образное определение

34
девочки: огнедышащее начало, сокрушающее мирную жизнь
героини. Подсознательный страх быть вытолкнутой из жизни
деформирует и без того травмированную психику девочки.
Характеры обеих героинь строятся на контрасте: девочка –
морально разложившийся человек, одурманенный наркотика-
ми, а героиня – высоконравственная натура, искавшая в себе
подобных добра, любящая одиноких и обездоленных без
разбора. За подчеркнутой суровостью таится пылкое сердце,
вскоре переполненное безволием и полной безучастностью
вследствие пережитых потрясений. Познавшая страшную
пустоту жизни, она существо, подспудно ищущее страдание и
обреченное на страдание.
Поучительным представляется нам роман М.Палей
«Ланч», охарактеризованный самой писательницей как роман-
бунт. Под бунтом героя рассматривается восстание его души
против беспросветной для него рутинной действительности.
Герой – составитель биржевых отчетов, но внутренне человек
незаурядный, обладающий аналитическим складом мышления.
Противоречивость его внутреннего мира проявляется в
постижении героем раздвоенности своей натуры. Ему кажется
то, как одна его часть сидит за клавиатурой компьютера, в то
же время его второе «я» насмешливо следит за ним. Двой-
ственность наблюдается не только в человеческой природе.
Бытие тоже двойственно, в нем бесконечно чередуются
гармония и хаос, покой и тревога. Главенствует хаос. На
становление индивидуальности оказывает непосредственное
влияние сокрушительный настрой среды, которая окружает че-
ловека. Социальная структура общества по своей сущности
нездорова, даже патологична и этим способствует зарождению
отрешенного, замкнутого в себе, погруженного в абстракции

35
неврастеника. Неверие – основа жизненной позиции каждого
индивида.
Героя характеризуют моральная усталость, отсутствие
динамизма и сердечной близости. Даже в стенах родного дома
он ощущает холодность и неустроенность. Глубоко и печально
безмолвие стен, безмолвие дома, в котором герой живет один.
Страшно неуверенный в себе и необычайно чувствительный к
чужому мнению герой М.Палей при каждом потрескивании
мебели вздрагивает до глубины сердца, так как в этом мрачном
жилище не ждет никакого звука и света. Он не может обрести
желанного покоя и в семейной жизни, так как не способен
полюбить и подарить счастье другим. Трагическое ощущение
непрочности мира, бесперспективности жизни, распада даже
устоявшихся нравственных канонов и разлада во взаимоотно-
шениях людей притесняет в сознании героя все другие чувства.
Духовные ценности уступают половым инстинктам:
любви нет, преобладают только плотское начало, выгодные
браки, свободные отношения. Наблюдается компьютеризация
действительности, породившая духовную и физическую
изолированность людей друг от друга и положившая конец
живому человеческому общению. Стираются столь привычные
всем человеческие взаимоотношения, утрачивается душевная
расположенность людей друг к другу. Телевидение также
прививает культ насилия. Герой видит выход из кризиса в
приобщении к классике. У каждого есть право на выбор: ис-
поведать религию, заниматься наукой и искусством, наращи-
вать потенциал знаний. Но в состоянии ли искусство изменить
мир к лучшему и сделать его милосерднее? Искусство, по
предположению автора, понятие хрупкое и нуждающееся в
защите. Оно даже если и не переменит мир, то глубоко

36
растревожив человека и сориентировав его в хаотичном мире,
облегчит восприятие жизни. Но остановят ли люди свой выбор
на нем? Возможна ли вероятность существования здорового
общества, основанного на принципах гуманизма? И герой на
этот прямой вопрос, увы, не находит ответа.
Небезынтересно заметить, что и в этом романе писатель-
ницы прослеживаются урбанистические мотивы. М.Палей
сознательно не дает имя своему герою и не называет место
действия. Герой – это обобщенный тип, представитель совре-
менной действительности, а города, способствующие
омертвению души, по сути, идентичны в понимании писатель-
ницы. Улица, на которой проживает герой, заселена беспризор-
никами, бомжами, пьяными. Панорама, открывающаяся из его
окна, представляет собой довольно зловещее зрелище: разврат,
мусорная свалка, обросшая сорняками, сломанный забор с
объявлением: «Отдаем ребенка в хорошие руки» (109, с.93).
Низости, порочности и аморальности людей нет предела.
Улица, имеющая такие неблагоприятные очертания, в свою
очередь, вносит в жизнь ее обитателя удушье и мрачность.
Гармония возможна только в единении с природой. И
этот герой М.Палей мечтает поселиться в хвойном лесу. Он,
гордый, статный и статуарный, растворяется в величественной
природе, сливается с ней. Природа его духовное убежище. Это
место возвышенного уединения дарит ему необычайное
ощущение свободы, делает его невидимым и непобедимым.
Экзистенциальные мотивы прослеживаются в рассказах
«Свидание», «Прогулка», «Магистральный блюз»,
«Lacrymosa», «Вираж» М.Палей, «Пока дождик без гвоздей»,
«Мальчик из тумбочки» Н.Горлановой. В них на первый план
выдвигается глубокий философский подтекст. Морально трав-

37
мированные, мятущиеся, дисгармоничные герои дополняют
пространство прозы писательниц. Они, уставшие от жизни,
полностью абстрагированы от мира и наблюдают за всем
происходящим со стороны, имея всего лишь смутное
представление о том, как живут другие.
В рассказе «Lacrymosa» размышления о недолговечности
всего существующего, отказ от жизненных благ, закрытость от
людей мотивируются стремлением героя уйти из реальной
жизни в небытие, спрятаться в себе. Господин Ван дер
Байденхофф – человек, погруженный в философские думы о
жизни и назначении человека. Он живет в гробу и не придает
значения неудобствам, доставляемым ему этим столь
необычным жилищем. «Не все ли равно? Сама жизнь дается с
тем единственным условием, что будет отнята, – следова-
тельно, к чему, приумножая скорбь, множить счет своим
привязанностям? И чем гроб хуже, скажем, дивана в стиле
Людовика XV?» (112, с.201). Эксцентричный герой осознает ту
истину, что в жизни ничто не вечно, что все предметы домаш-
него обихода, в конце концов, прослужив, изменят своим
хозяевам. Он уверен только в постоянстве и «верности этого
беспорочного ложа» (112, с.201). Мир, в котором живет герой
М.Палей, опасен и ненадежен. Истина в покое, а покой можно
обрести в гробу. Только в нем царит полная тишина, и только
там ничто не нарушит бесконечность мыслей.
Эксцентричные герои с причудами встречаются в прозе и
Нины Горлановой. Герой рассказа «Мальчик из тумбочки» –
молодой человек по имени Филарет. У него нет четко намечен-
ной жизненной цели, он редко находится в трезвом состоянии и
видит утешение в выпивке. Странные повадки, неуравновешен-
ность, чудаковатость, душевные расстройства Филарета опи-

38
раются на трудное детство. Его родители были из детдома, не
имевшие своего очага, родных, семейных воспоминаний.
Создав собственную семью, они все нерастраченные эмоции
перенесли на сына. Лишенные полноценного детства и
вытекающих отсюда детских игр и шалостей, родительского
тепла и опеки, они «обращались с сыном как с куклой» (26,
с.100), играя с ним, помещали его в детскую тумбочку. Над
Филаретом тяготела трагедия его воспитания. Все пережитое в
детстве не могло не отразиться и на психическом складе героя.
Быстрая смена чувств, резкие перемены в настроении,
стремительные переходы к состояниям, противоположным
прежним, упадок или, наоборот, взрывы эмоции, гиперактив-
ность, вспыльчивость, склонность к навязчивым состояниям
переполняют характер героя Н.Горлановой. Филарет –
несостоявшийся, не реализовавший себя человек, который не
способен утвердиться в среде простых людей.
В рассказе «Пока дождик без гвоздей» Н.Горланова
поднимает вопрос о положении женщин, общественным
призванием которых является продажность. Герой рассказа Лев
Львович – бывший журналист обкомовской газеты и участник
краснобоярских охот, ныне изменивший поле деятельности и
направивший энергию на другое русло – на спасение
проституток, на возвращение их к нормальной жизни. Лев
Львович доступными ему средствами пытается вернуть их на
путь порядочности и чести: обеспечивает жильем, снимает
квартиру, помогает устроиться на работу, покупает одежду на
суровую зиму. Его не покидает надежда, что эти падшие
создания еще не потеряли «гордости, чувства непотери себя»
(26, с.141). Он объясняет им разницу между ними и гетерами.
«Настоящие гетеры никого не искали, к ним сами приходили:

39
философы, поэты, атлеты…» (26, с.143). Гетеры, вращаясь в
высшем обществе, относились к своему ремеслу как к
призванию, видя в нем искусство дарить любовь. «…Куртизан-
ки созданы для того, чтобы испытать сладострастие бытия и
поделиться им с мужчинами их породы», - считает М.Дрюон
(39, с.17). А для знакомых Льва их работа – способ добывания
средств к существованию, фатальная неизбежность. Именно
причины экономического характера (безработица), а также
жизненные неудачи вынуждают их обратиться к этому
занятию.
Н.Горланова видит в помыслах своего героя проявление
высшей гуманистической морали. Писательница в лице своего
героя показывает трагическую обреченность естественно-
гуманистических стремлений человека, которому обстоятель-
ства мешают осуществить добрые замыслы. Поэтому конфликт
рассказа строится на столкновении естественных благих
намерений человека с их социальной невозможностью. Доб-
рота и альтруизм Льва Львовича не ограничиваются оказанием
помощи проституткам. Попытка помочь всем нуждающимся
заполняет сущность героя. Он поступает с чувством, идущим
изнутри, его нравственные действия аргументируются состра-
данием к обездоленным, болью за их поруганное достоинство.
Среда, в которой живет герой, и его окружение не принимают
участия в судьбах униженных и оскорбленных. Такие люди,
как Лев Львович обречены на непонимание. Их нравственный
максимализм, высокий духовный потенциал, бескорыстие,
действия, направленные на спасение заблудших душ, не
оцениваются никем, наоборот, приводят к конфликту с
окружающим миром, оборачиваются трагедией: героя изби-
вают до смерти.

40
Сложность сложившейся ситуации в том, что сами
проститутки не понимают весь ужас своего положения. «А есть
люди, которые умеют или не умеют воспринимать счастье», -
пишет Н.Ильина (54, с.74). Они смирились со своей участью,
не видя нигде просвета, даже в обращении к милиции, которая
время от времени также пользуется их услугами.
В творчестве Н.Горлановой исключительное место зани-
мает детская проблематика и ее художественная интерпре-
тация. Рассмотрение динамики развития нравственного облика
героев детской прозы и установление особенностей детского и
юношеского сознания, позволяют не только увидеть грани
творческой оригинальности писательницы, но и обстоятельно
представить многогранность ее писательского почерка.
Н.Горлановой ближе детская психология, так как дети наибо-
лее остро чувствуют бездуховность мира.
Интерес к внутреннему миру ребенка, стремление понять
его и быть им понятым с наибольшей полнотой разрабаты-
ваются в «Романе воспитания». Как замечает Е.Черникова,
здесь «речь пойдет не о воспитании детей, а о жизни людей в
их раннем возрасте. О жизни трудной и остросюжетной в том
смысле, что каждый предложенный жизнью сюжет нов и
переживается в юном возрасте с изначальной остротой и
серьезностью» (180, с.271). Писательница рассматривает нрав-
ственность как основополагающую составляющую человека,
но заложенную в нем генетически. Не назидание, не среда, не
примерное поведение окружающих, а гены имеют место в вос-
питании ребенка. Супругам хочется видеть и воспитать в
облике приемной дочери тот идеал, представление о котором
они сами носят в душе. Жесткость, запрет, чрезмерная опека
родителей не в состоянии способствовать изменению человека,

41
если он изначально не обладает крепкими нравственными
корнями. И в случае с девочкой, мать которой отбывает
наказание в тюрьме за убийство, проскальзывает врожденная
порочность человеческой натуры. «Очаг и домашнее тепло,
казалось бы, должны защищать от холода внешнего мира, но
вот не смогла же обогреть семья пермских интеллигентов –
почти образцовых родителей – девочку Настю, переродить ее
беспризорную природу», - замечает Н.Александров (3, с.163).
Н.Горланова и В.Букур, воспитывая Настю, стремились
привить ей нравственные понятия и этические нормы, которые
могли бы ей помочь самостоятельно проложить дорогу в
жизни. Но она выбирает путь по собственному разумению.
Н.Горланова на протяжении повествования стремится
приобщить дочь к словесному творчеству, воспитать в ней
литературный вкус. Ценившую в жизни только внешний блеск
и мишуру Настю тянет к чужой среде, где есть деньги и уют. В
ней нет рассудительного, благоразумного понимания того, что
настал уже крайний срок, требующий ответить себе и
окружающим на вопрос: правильный ли путь она избрала в
жизни.
Проблему отчуждения ребенка, его оторванности от
семьи выявляют факты, что оставленное без внимания малень-
кое создание, растущее с внутренним чувством принижен-
ности, уже улавливает в реальной жизни тревоги, драматизм
событий, напряженность и конфликтность.
Большинство рассказов Н.Горлановой объединено общей
для них экзистенциальной темой детства. Писательница
проникновенно и волнующе показывает период детства не
только как светлое время игр и шалостей, но и раскрывает его
мрачные стороны. Неблагожелательность окружающей

42
действительности, обездоленность, невозможность самореали-
зации непосредственно имеют отношение к судьбам детей в
рассказах писательницы. Н.Горланова мастерски рисует чут-
кие, ранимые, болезненно восприимчивые ко многим явлениям
действительности детские души. Нравственный облик и
созерцательная натура ребенка формируются под воздействием
родительской любви, тепла, доброты, природы. Его внутренний
мир, интересы и потребности находятся в постоянном поступа-
тельном движении. Непреходящие духовные ценности прочно
закладываются именно в детском возрасте. Поэтому очень
важны первые шаги, реакции и жизненные впечатления ребен-
ка. Правильное развитие личности ребенка предполагает нали-
чие здоровой почвы, эмоционального контакта с родными,
доверительной атмосферы. Иначе в детях развиваются заком-
плексованность, непослушание, ведущие к разрушительности
натуры, формирующие негативные эмоции и фобии.
Герой рассказа «Человек Размышляющий» – одаренный
мальчик по имени Андрей, с присущей его возрасту жаждой
деятельности. Неслучайно писательница называет ребенка,
склонного к анализу и наблюдательности, размышляющим
человеком. Все вокруг кажется ему добрым и гармоничным.
Свою первозданность ребенок распространяет и на внешний
мир, поэтому этот мир кажется ему чистым и гармоничным,
созвучным его духовному складу. Согласованность детской
души с окружающей реальностью нарушается при столкнове-
нии детского ума с неприятностями. Андрей ежедневно ста-
новится свидетелем семейных неурядиц, бесконечно продол-
жающихся ссор между родителями. Мать, постоянно недоволь-
ная всем, часто обращается к мужу с незаслуженными
упреками, преувеличивая даже самые обыкновенные жиз-

43
ненные мелочи. Набрасывается на сына, чтобы тот прилично
вел себя за столом, колкими словами больно ранит самолюбие
ребенка. Андрей – чувствительный мальчик, болезненно вос-
приимчивый ко всему, на его взгляд, неправильному и
несправедливому, остро ощущает неправоту матери, пытается
свойственными ему способами как-то привнести мир в
домашнюю обстановку. Он чувствует тревожное состояние
отца. В надежде примирить двух родных ему людей предается
любимому занятию – думам. Он берет с камина часы, которые
отец подарил матери на день рождения и интересуется их
стоимостью. Мать сразу делает ему очередное замечание: ее
грубость выражается в неумении сдерживать свое раздражение,
в намеренном оскорблении достоинства окружающих людей.
Ей не хватает бережного отношения к трепетной детской душе.
По силе эмоционального воздействия травма в детской психике
в состоянии превзойти даже потрясения взрослых людей.
Семилетний ребенок осознает многое: «Самое главное:
думать и еще придумать, как всем жить без ссор. Но ученые
пока не придумали. Я вырасту – постараюсь» (29, с.18). Андрей
берет эту святую миссию на себя. В думах ребенка проявляется
«жгучая потребность малолетнего разума во что бы то ни стало
осмыслить окружающий мир и установить между отдельными
явлениями жизни те прочные причинные связи, которые
ребенок стремится подметить с самого раннего возраста», -
замечает К.Чуковский (181, т.1, с.154).
Быстротечность человеческой жизни, ее неуловимость и
конечность – тема творческих исканий Н.Горлановой. В
рассказе «Мой маленький йог» писательница переносит место
действия в больницу. Она рисует столкновение маленького
Сашки с неприятной картиной: он видит на носилках умершего

44
человека, неестественную белизну лба мертвеца. Первая
встреча с покойником, а также скорбные причитания медсестер
негативно влияют на психику впечатлительного мальчика,
травмируют его. Отныне Сашку преследует мысль об уходе без
возврата. «Его маленькое тельце бил такой озноб, что его аж
подбрасывало в постели, словно мальчик всеми мышцами тела,
а не только умом боролся со страшной мыслью о смертном
конце каждого человека» (29, с.22). Деятельный мозг ребенка
познает тайну краткости и хрупкости человеческой жизни. В
маленьком герое Н.Горлановой силен страх смерти. Он
задумывается о непрочности и ненадежности человеческой
жизни, приходит к твердому убеждению, что как было бы
превосходно, если бы умирали только плохие люди, а хорошие
– обретали бессмертие. Ребенком движет мысль о бессмертии
души. По дороге домой он встречает бездомную собаку. Его
одиночество сильно поражает Сашку, он высказывает мысль,
что и собаке не хочется быть собакой, а хочется стать
человеком, жить среди людей и окружить себя теплом. «Надо
плохих людей сделать собаками или кошками, а им захочется
снова стать человеком. Каждый хочет исправиться. Точно –
исправятся!» (29, с.29). Юное существо задумывается о пересе-
лении душ. Если кто-то в этой жизни сбился с праведного пути,
то в следующей жизни его ждет стремление к совершенство-
ванию. У каждого человека есть душа и совесть, только надо до
них дотянуться. Ребенок утешается жаждой радостного исхода
всех человеческих дел и поступков. Этот рассказ несет в себе
веру автора в преобразующую силу совести каждого человека.
Уникальность детской психологии раскрывается у писа-
тельницы также через изображение детских шалостей и
развлечений. В рассказе «Радуга каждый день» автор рисует

45
необычайный характер детской игры. Наташа несет хоронить
на вытянутых руках белую мышь, Егор играет на скрипке
«Похороны куклы» П.Чайковского, а Лена держит лопатку в
надежде вырыть могилку для мыши. Н.Горланова акцентирует
внимание на выражении их лиц. Лица у ребят чересчур «значи-
тельные» (29, с.51). Они специально готовились к этому, на их
взгляд, торжественному событию. Пришли на похороны в па-
радной одежде, заранее приготовили речь. Для них главное,
чтобы все выглядело чересчур помпезно. Детей «интересовало,
какой эффект они производят», - пишет Н.Горланова (29, с.51).
Характер детских забав можно рассмотреть как подражание по-
ведению старших. Их не пугает переход в мир взрослых людей.
Писательницу интересуют нарушение гармонии в детской
психологии, искалеченной неблагополучными социальными
веяниями, тема сиротства при живых родителях. Она в
произведениях «Девочка росла», «Талька», «Тургенев, сын
Ахматовой» описывает духовную драму детей, слишком рано
познавших нелюбовь. Талька угрюма, недоверчива, дика. Эти
черты характера вызваны ее безрадостным, полным одино-
чества существованием, вечным страхом перед детдомом.
Девочка упорно ищет человеческое понимание, тянется к теплу
и находит их в лице приемной матери.
Детским героям писательницы свойственно необычайно
раннее понимание несовершенства жизни. Н.Горланова не на-
ходит оправдания детским страданиям. Она не просто подни-
мает проблему детского одиночества: писательница на кон-
кретном примере показывает весь трагизм сложившейся си-
туации: бездомность, оторванность человека от корней. В ото-
рванности ребенка от общества писательницей прослеживается
принцип обратной связи – человек страдает от черствости и

46
безразличия окружающих, еще больше замыкается в себе и
вследствие чрезмерной погруженности в себя также становится
безучастным к людям, отрешенным и отстраненным. Жизнь
протекает монотонно и порождает у него закомплексованность,
скованность. Талька обрела семью. Дети, перенесшие глубокие
потрясения, стремятся к домашнему очагу, но не все обретают
его. В итоге складывается доминанта жизни – одиночество и
одичалость ребенка.
Героиня рассказа «Девочка росла» страшно одинока и
молчалива. У нее нет духовной близости с родителями и
ровесниками. Пустота, окружающая девочку, заполняется
искусственно – чтением поэм. Состояние полного одиночества,
чтение и раздумья делают ее очень взрослой. Девочке нравится
соседский мальчик по фамилии Любимов. Каждый вечер в
надежде увидеть Любимова, опасаясь посторонних взглядов и
сплетен, она дежурит у его окна, собирает левкои и украшает
ими крыльцо его дома. Наконец исполняется тайная мечта
девочки: на новогоднем вечере в школе Любимов приглашает
ее на танец. Для девочки все ново: робкие проявления любви –
тайное преклонение, томный взгляд, полупризнания, манера
внезапно краснеть. Как пишет Е.Евтушенко, «есть страсть, но
есть и нежность – застенчивая форма страсти. Тут дорого все –
нюансы, переходы, оттенки чувств…» (41). «И за это время так
натянулась между ними невидимая пружина, что должна была
либо оборваться, либо столкнуть их друг с другом вплотную», -
замечает Н.Горланова (29, с.114). Слова автора оказываются
пророческими. Рушатся иллюзии мечтательной героини. Отец
уходит к другой женщине, бабушка оказывается ей неродной.
В один миг девочка лишается самого дорогого для нее – семьи.
Писательница показывает медленное затухание влюбленности

47
и веры в девочке. В конечном итоге человек утрачивает в себе
способность мечтать.
Трудное детство, нужда, бездорожье подталкивают
Алешу Загроженко, героя повести «Тургенев, сын Ахматовой»,
к воровству, медленно уничтожая в нем благородные задатки.
На примере этого случая автор показывает конфликт между
поэтическими грезами героя и прозаической действитель-
ностью. В Алеше не хватает выносливости, готовности встре-
тить жизненные муки стойким стремлением их преодолеть.
Столкнувшись с неприятностями, от рождения сопровождаю-
щих его на жизненном пути (склонность матери к спиртному,
безразличие отца, болезнь сестры, бедность), он не находит в
себе силы противостоять им, а наоборот, опускается, поддается
соблазнам, попадает под влияние порочного круга. Страдаю-
щий отсутствием полноценной семьи и от этого еще больше
уязвленный Алеша, обладая от природы аналитическим скла-
дом мышления, незаурядными математическими способностя-
ми, не может применить их в нужном направлении. А Таисия
обладает цельным характером. В ней воплощен эстетический
идеал писательницы. Она самодостаточный, внутренне
состоявшийся человек. «На самом деле душа у человека боль-
шая – всегда есть чем утешиться. Если нет денег, есть любовь,
друзья, красота, доброта, ум, талант или юмор. Родственники
есть. Мечты. И все помогает выжить. Да еще любовь к Богу и
Его любовь к нам» (26, с.343). Вера в доброе начало в человеке,
сострадание, чуткость, сопереживание чужому горю, участие в
судьбах людей изначально заложено в девочке, чему в немалой
степени способствовали воспитание и благоприятная среда, в
которой она росла. Однако Алеша в силу сложившихся
обстоятельств был лишен такого окружения и надлежащего

48
воспитания, которые бы могли наложить хороший отпечаток на
его судьбу. Именно в неверии видится Н.Горлановой основная
причина трагедии Алеши и современной молодежи,
утратившей нравственные ориентиры. Отсутствие надежды,
игнорирование духовных ценностей порождают отчаяние и
одичалость в человеке. Отсюда вытекают безвыходность,
терзание себя мыслями о неизбежном конце, трагическое
осознание собственной беспомощности.
Характеризуя прозу Н.Горлановой, А.Кабаков отмечает,
как «на самом деле из сора жизни вырастает литература
экзистенциального толка, где волей авторов герои ставятся в
ситуацию выбора и двигаются в сторону от обманов и
соблазнов» (26, с.5-6). Рассказы писательницы, исполненные
картинами человеческой уязвимости, доказывают нужду
человека в обществе, его слитность с социумом. Часть героев
горлановской прозы (Талька, Алеша Загроженко, Филарет) –
люди с психологическими изломами, забитые, измученные
жизнью, потерянные, нерешительные, загнанные в угол. Они
способны раскрыться как личность и утвердиться в обществе
только в общении с другими людьми. В понимании писатель-
ницы, человек – общественное создание, и как полноценный
представитель общества, он должен вести себя и жить в
соответствии с социальными порядками.
Экзистенциальные темы, поставленные русскими писа-
тельницами, ведут к глубокому анализу человеческих характе-
ров, отношений, социальных ситуаций. Ключевые проблемы их
произведений, связанные с изолированностью человека от об-
щества и от самого себя, опираются не только на социально-эко-
номические положения. Причину внутренней неполноты героев
писательницы видят в духовном спаде. Именно поиск

49
духовности, жажда гармонии, как в личной, так и в
общественной жизни, определяет философско-этическую
направленность их прозы.
В завершение данного раздела, посвященного русской
женской прозе, подчеркнем, что еще одним важным шагом в
освоении нравственно-социальной тематики в работах М.Палей
является тема ничтожества, бесчеловечности и антигуманности
отдельных представителей – служащих государственных
учреждений современной России. В жанровом отношении
рассказы цикла «День тополиного пуха» связаны общностью
места действия и времени (место действия – больница). Однако
важнее подчеркнуть тот трагизм жизни, который наблюдается
в ее стенах. С горечью пишет М.Палей о деградации духовного
в человеке. Подбор места действия, где в центре внимания
люди в белых халатах, неслучаен. Большая часть действий в
рассказах Н.Горлановой «История озера Веселого» и «Справед-
ливость восторжествовала» разворачивается в больничных
стенах, где наглядно показан произвол медиков. Эту тему
затрагивает и Сью Таунсенд в романе «Публичные признания
женщины средних лет в возрасте 55 и ¾ лет». В главе «Наши
больницы» она пишет о грубом и неуважительном отношении
к пожилым больным в некоторых английских медицинских
учреждениях, о снижении уровня работы медсестер, об отсут-
ствии у них профессиональной этики. В больнице, где писа-
тельница проходила лечение, вся полнота власти над больными
принадлежала действующим по своему произволу своеволь-
ным медсестрам: неоднократно наблюдались путаницы с меди-
каментами, пациенты получали двойную дозу лекарств.
Цикл рассказов М.Палей «День тополиного пуха»
посвящен советской системе здравоохранения. «Я лишь хотела

50
показать исключительную особость места перехода, имену-
емого больницей, где человек появляется на свет и где (чаще
всего) его покидает. Экзистенциальная природа этого учреж-
дения, с жуткой простотой, обнажающей общую основу жизни
и смерти, сходна с природой армейской казармы, тюремной
камеры, отсека космического корабля, барака концлагеря…
Список можно продолжить. Название данного цикла выражает
неотступное и мучительное для меня чувство беззащитности
быстротекущей жизни, - а может, что-то еще…», - замечает
писательница (112, с.128). Автор беспощадно обнажает недос-
татки, всю античеловечную сущность больницы. Больница в
этих рассказах приобретает значение страшной силы, а
служащие в ней люди предстают как олицетворение бесчело-
вечности. М.Палей ярко демонстрирует падение человеческой
личности, показывает врачей, которые пренебрегают своей
святой миссией, болезненно воспринимает утрату людьми
чувства сопереживания чужой боли. Здание больницы, дове-
денное до аварийного состояния, почти непригодно, дезинфек-
ция в помещениях не ведется должным образом, оборудования
и приборы сомнительной чистоты. Палаты напоминают со-
бачьи конуры, это даже не комнаты, предназначенные боль-
ным, а бывшие бельевые. Детская смертность здесь восприни-
мается в порядке вещей, пациентам не оказывается своевремен-
ная помощь. Эти мотивы наблюдаются в рассказах «Пригла-
шение в лето», «Сказки Андерсена», «Отделение пропащих».
Значительную смысловую нагрузку в рассказе «День тополи-
ного пуха» несет символика. М.Палей неслучайно прибегает к
символике: обращение к символам позволяет писательнице
придать ситуациям в рассказе глубинный смысл. Медленно,
тихой тенью подкрадывающийся тополиный пух, ускользаю-

51
щий и неуловимый, выступает как символ ушедшей жизни. В
жаркий июльский день сквозь оконные щели в палату про-
никает похожий на вату тополиный пух. Женщина, лежащая в
реанимации, не замечает это июльское чудо. Ее мучит жажда, с
виноватой улыбкой она просит глоток воды. Санитарка с
рассеянным на лице взором смачивает губы пациентки ватой,
но не вставляет на место трубочки, выбившиеся из ноздрей.
Эта тема развивается в различных интонационных
ключах в рассказе «Отделение пропащих». Так автор называет
гинекологическое и акушерское отделение, место появления на
свет нежеланных незаконнорожденных детей, случайных,
незапланированных. В этом отделении процветают халатность
и безответственность. Служащие этого учреждения (Филипп
Арнольдович Разметальский, Дарья Петровна Оглобышева,
Евгений Раздуваев) – люди, мало осведомленные в медицине,
выражают «беспредельную брезгливость» (112, с.159) к так
называемому призванию. Врачи и цинизм – понятия несовмес-
тимые. Однако палеевским врачам, равнодушным к челове-
ческой судьбе, чужды сострадание и милосердие. Автор прихо-
дит к удручающим выводам: в обществе наблюдается полная
переоценка духовных ценностей, игнорируются возвышенные
начала. Наступил такой период, когда уже незаметны грани
между пошлым и духовным, низменным и возвышенным. Эти
границы стали чрезвычайно зыбкими и шаткими. Нелегко
продолжить существование в обществе, в котором нет места
отверженным, где личность и жизнь человека обесценены, а
духовные ценности полностью атрофированы.
Суть дела заключается не в фиксации единого места
действия: описана преступная деятельность людей, кто по дол-
гу службы связан со спасением пациентов. Однако эти «врачи»

52
в реальности почти ничего не предпринимают для улучшения
здоровья больных. Поэтому в центре внимания большинства
русских и английских писательниц не столько сами злодеяния,
сколько личность как опасный клинический случай. Названные
представители передовой современной женской прозы берут за
основу тот факт, что врачи продали клятву, а вместе с нею
честность и порядочность.
Как было отмечено в самом начале настоящей главы,
английская женская проза очень разнообразна, выдержана в
рамках различных методов и направлений. Среди определен-
ной части наиболее известных писательниц мы остановили
свой выбор на Мюриэл Спарк, потому что на примере ее твор-
чества нагляднее всего можно показать как некоторые общие
черты, так и разницу в мировоззрении.
М.Спарк – один из ведущих классиков сатирической про-
зы в английской литературе второй половины ХХ века. Она
дебютировала в 1957 году романом «Утешители». Перу талант-
ливого прозаика принадлежат 16 романов, 5 сборников расска-
зов, литературно-критические исследования о классиках
английской литературы – М.Шелли, Дж.Мейсфилде, Э.Бронте.
Темы и проблемы, поставленные в ее произведениях, востребо-
ваны и актуальны.
Сатирические ноты звучат в романе М.Спарк «Умыш-
ленная задержка». Повествование ведется от лица героини ро-
мана – Флер Тэлбот и охватывает 1949-1950 годы и современ-
ный писательнице период (80-е годы). Начинающая писатель-
ница крепка духом и полна оптимизма. Даже безработица не
столько ее угнетает, до того сильны в ней творческое начало,
жизнелюбие, выносливость и верность писательскому труду.

53
В поле зрения М.Спарк – тема искусства, способ-
ствующая возрождению духовных ценностей. Л.Д.Богдецкая
пишет: «Одна из возможностей противостояния беспорядоч-
ности и абсурду современного буржуазного существования
видится М.Спарк в служении искусству: оно хранит
нравственные ориентиры, духовное начало, накопленное
человечеством» (15, с.11). В понимании писательницы,
творческий труд – это средоточие человеческого совершенства
– разума и красоты. Она, показывая богатый внутренний мир и
талант героини, подчеркивает свою веру в силу писательского
пера, в его могущество, в облагораживающее нравственное и
эстетическое воздействие искусства.
В писательской манере М.Спарк внешний облик
изображаемых образов и их внутреннее содержание сос-
тавляют неразрывное единство. Характеры, как правило,
обнаруживаются через их поступки, поведение, речь. Сэр
Квентин Оливер, баронет, выпускник Итона и кембриджского
Тринити-колледжа, прежде чем принять на работу Флер,
интересуется ее родословной. Он твердо убежден в своем
аристократическом превосходстве, поэтому для него важны
чины и звания людей. Он уже на первом собеседовании четко
дает Флер знать, что не каждый удостаивается чести входить в
его дом. Несмотря на богатство и положение в обществе, ему,
как и многим представителям высшего класса, свойственны
мелочность и скупость.
Флер постепенно входит в круг его занятий, узнает, что
сэр Квентин имеет связи с влиятельными лицами, возглавляет
«Общество автобиографов», «чтобы зафиксировать для
потомства свой опыт» (149, с.288). Члены этой некоммерческой
организации якобы пишут свои мемуары, даже не имея

54
склонности к литературному изложению. В действительности
большинство из них меньше всего походит на авторов своих
жизнеописаний. Они предлагают чужие воспоминания вместо
своих, основываются на биографические данные посторонних.
В качестве образца опираются на апологию Джона Генри
Ньюмена («Apologia pro Vita Sua» – «Оправдание своей
жизни»), английского кардинала, одного из видных теологов
католичества. Их жизнеописание сводится к пестрому
изложению своих любовных приключений.
Флер осознает истинный смысл общества: запертые в
шкафу тайны используются в корыстных целях. Она разоблачает
махинации и аферу сэра Квентина, его откровенное стремление
подчинить в психологическом плане членов общества своей
воле. Сэр Квентин собирает вокруг себя кружок преданных
духовных последователей, снабжает их наркотическими
пилюлями (декседрином) в целях одурманивания сознания. Его
духовная пустота предстает перед Флер во всей полноте. На ее
глазах он постепенно превращается в злодея-безумца.
Г.Анджапаридзе в статье «Причудливость вымысла и
строгость правды», посвященной романам М.Спарк, называет
сэра Квентина «фигурой опасной», «психологическим фашис-
том», а деятельность сэра считает характерным явлением совре-
менности: «Это частный, но очень типичный для современного
Запада случай, когда с помощью психоделических средств и
туманных псевдорелигиозных разглагольствований людей
вовлекают, зачастую против их воли, в разного рода общества,
организации или секты, требующие от «посвященных» бездум-
ного и безоговорочного подчинения» (149, с.22).
Формально суть работы Флер заключалась в редактиро-
вании допущенных автобиографами стилистических ошибок в

55
воспоминаниях. Однако она придавала совершенно иное зна-
чение своей работе. Свою миссию Флер видела в попытке усо-
вершенствования нравов этих людей. Они при желании могли
бы направить свои возможности, нерастраченную энергию и
силу на созидательные деяния. Мастерски нарисован конфликт
героини с недалекими, но титулованными особами. Флер резко
выделяется из ограниченной мещанской среды. Ее образован-
ность, высоконравственность, самодостаточность, писатель-
ское перо, служащее правде, окружающим кажется безумием.
Полагаем, что этот образ можно трактовать, как попытку
М.Спарк противопоставить духовному распаду устойчивую
нравственную ценность в облике независимого, четко пони-
мающего свои цели человека. Человеческие возможности без-
граничны. Флер со своим богатым духовным потенциалом и
высокими принципами оказывается победителем зла в романе.
М.Спарк высоко оценивает нравственное величие и превос-
ходство своей героини, которая мужественно проходит через
жизненные тернии и не покоряется власти сильным мира сего.
В романе галерею безликих и жалких богачей Флер
называет «хором пустомель» (149, с.299). В центр повество-
вания М.Спарк ставит состоятельных лиц: богатые и знамени-
тые интересуют ее как объект исследования. Сэр Эрик Финдли,
леди Бернис Гилберт, мисс Мейзи Янг, баронесса Клотильда
дю Луаре, миссис Уилкс, росшая при дворе русского царя, отец
Эгберт Дилени – люди высокого сословия, но нищие духом. В
священнике, лишенном сана, леди Эдвина узнает духовника из
Уондзуорта, крупнейшей тюрьмы Англии. Тот важным видом
отрицает свою принадлежность к церкви. Тем самым М.Спарк
подчеркивает, что под маской священника прячется притвор-
щик. В свою очередь отец Эгберт, некогда служитель церкви,

56
оказывается обыкновенным смертным, порочным, которому не
чужды грешные увлечения. В своих мемуарах он с трепетом
описывает нечистые мысли, столь часто посещавшие его во
время слушания исповеди.
Льстивость, угодливость, высокомерное презрение ко
всем тем, кто не в милости у сэра Квентина – черты экономки
Берил Тимс. Двух женщин – Берил Тимс и Дотти, с похожим
типом мышления, жаждой наживы, героиня называет англий-
скими розами как образное олицетворение низкопоклонства и
мещанства (Дотти за то, что пользовалась духами «Английская
роза», а Берил – за помаду цвета английской розы). И.А.Киенко
определяет эти образы как «фарсовые типы-маски» (61, с.82).
На их примере М.Спарк исследует «этические аномалии
мещанского сознания» (79, с.316).
М.Спарк в своих религиозных убеждениях придержи-
валась философии католицизма. Но во многих ее произве-
дениях остро ощущается неоднозначная позиция писательницы
к основам христианской религии. Неуверенность в искрен-
ности религиозных представлений ярко проявила себя не толь-
ко в изображении представителей католического духовенства в
лице отца Эгберта, но и в обрисовке образа Дотти. М.Спарк
приходит к выводам, что набожность, богоборчество, принад-
лежность к католической церкви вовсе не обеспечивают в
человеке наличие нравственных ориентиров. Дотти преподно-
сится в романе как благочестивая католичка, высоконравствен-
ная особа, строго следовавшая канонам этой религии. В
действительности она полная противоположность католиче-
ской добродетели – образ, вбирающий в себя массу отрицатель-
ных черт: невежество, нарушение супружеской верности, пре-

57
дательство, беспрекословную, почти маниакальную покорность
сэру Квентину.
М.Спарк не просто занимает проблема нравственной
деградации. Писательница на конкретных образах показывает
бездуховность во всех ее разветвлениях: корыстолюбие, стрем-
ление к безграничной власти над людьми. Все перечисленные
герои писательницы, исчерпавшие в себе все положительное,
лишены моральных установок. В лице «Общества автобио-
графов» М.Спарк показывает утрату истинных моральных
ценностей, преобладание в сознании людей душевных откло-
нений вместо морально-этических основ.
Сущность сравнительно-сопоставительного анализа
произведений писательниц видится нам, прежде всего, в том,
что писательницы, с одной стороны, выражают передовые
взгляды на такие извечные проблемы, как гармония и дисгар-
мония в любви, отношения полов, конфликт «отцов и детей» и
т.п. С другой стороны, аналогичные, безусловно, острые, дис-
куссионные и актуальные вопросы порою рассматриваются с
разных точек зрения.
Начнем с формальных признаков. Перу Л.Петрушевской
почти не свойственны романы. Она работает исключительно в
«малом жанре». В качестве доминирующих жанров в совре-
менной русской женской прозе выступают рассказ и повесть.
Этому способствует тяготение к малым повествовательным
формам, обеспечивающим лаконизм и сжатость изложения.
Эти жанры преобладают и в творчестве Н.Горлановой и
М.Палей как ведущие формы повествования. «Женщинам с
присущей только им цепкостью взгляда, с повышенным
вниманием к атомам быта и бытия нередко удается высветить в
новеллистической модели мира, видимые только им жизнен-

58
ные противоречия, а вместе с тем и раздвинуть границы жанра
рассказа, обогатив его», - отмечает Г.Г.Писаревская (130, с.7-8).
Настоящая форма для выражения емких мыслей имеет
определенные преимущества. В основе практически всех рас-
сказов или повестей русских писательниц лежит частный слу-
чай (короткая любовная связь, клинический эпизод, подростко-
вые мечты и фантазии, отдельные, порою разрозненные факты
нереализованных желаний, пристрастий, устремлений и т.п.).
Работая в этих жанрах, русским писательницам, на наш
взгляд, удается предельно сузить временной или простран-
ственный диапазон тех задач, которые поставлены перед глав-
ными героями. Реализация частного случая – это всегда ло-
кальное описание конкретной человеческой судьбы. У нее
короткий срок, она не делится на жизненные этапы.
Нетрудно видеть, что приверженность М.Спарк исключи-
тельно романному жанру абсолютно меняет ракурс повество-
вания. Автор стремится охватить несколько поколений людей,
перешедших на сторону зла. Роман «Пособники и подстрека-
тели» содержит острую сатирическую критику на об-
щественно-социальные, морально-этические явления, домини-
рующие в социуме современного времени. В лице лорда
Лукана, его двойника Уокера и Хильдегард Вольф показана
губительная власть денег, которая приводит к обезличиванию
человека. Эти люди не признают никаких авторитетов, рассчи-
тывают на людей как на материальную основу. Отсутствие
нравственного начала, цинизм, алчность, погоня за властью,
бесчеловечность – качества, характеризующие героев романа.
Невозможно не согласиться с суждением И.А.Киенко, тонко
подметившей неоспоримый факт, что М.Спарк «интересует
проблема разрушительных свойств денег, как клинициста

59
интересует картина развития острой и неизлечимой болезни»
(61, с.121).
Писательская индивидуальность М.Спарк обнаружива-
ется в психологической характеристике персонажей. Герои
писательницы, играющие жизнью людей, манипулирующие их
сознанием, одержимы страстью к деньгам. Во имя любви к ним
они готовы на все, даже на потерю индивидуальности. Именно
отсутствие денег на своих банковских счетах, а также огром-
ные кредиты создали Лукану почву для осуществления его
чудовищного замысла – убийства молодой няни. Бедственное
положение, нужда побудили двадцатилетнюю Беату к омерзи-
тельным мошенническим проделкам с кровью. «Деньги сво-
дили ее с ума. Беата не остановилась бы перед кражей, если бы
была уверена, что не попадется» (151, с.246), - так М.Спарк
вырисовывает облик совсем еще юной девушки, в которой уже
дают о себе знать зачатки маниакального, почти судорожного
рвения к деньгам. Жесткой иронией пронизаны суждения
писательницы о власти денег, об их влиянии на судьбы героев.
В понимании сатирика, материальный успех, несомненно,
ведет к нравственным потерям.
Начисто лишенный всего человеческого, полностью по-
теряв чувство реальности, профессиональный картежник, лорд
Лукан, действует с уверенностью и безумием игрока. Он, пол-
ностью изменивший свою внешность до неузнаваемости при
помощи пластической операции, живет изгнанником, прячется
от правосудия в разных уголках света. За высокое положение,
занимаемое в обществе, друзья организовывают его бегство и
финансируют пребывание за границей. Укрывая лорда, они
выступают в роли его благодетелей – пособников и
подстрекателей.

60
Как характерный представитель среднего класса,
Хильдегарт Вольф, доктор-психотерапевт, также является
мишенью язвительной критики писательницы. Она живет
двойной жизнью, выдавая себя за порядочного человека и
компетентного врача, не обнажая свою сущность и подлинное
нутро. Под фамилией Вольф скрывается Беата Паппенхейм,
лжестигматик из Баварии. Каждый месяц, покрывая кровью
руки и тщательно бинтуя ладони, изображая на них глубокие
фальшивые впадины, воспроизводила эффект святой муче-
ницы. Придавая своим аферам с кровью сакральный характер,
возвеличивая свою бесчестную деятельность до религиозного
культа, выдавая себя за стигматика, вводя в заблуждение
наивных людей, манипулируя их сознанием, она скопила
приличное состояние, что и помогло ей, в конце концов,
сделать себе имя и успешную карьеру.
Неоднократно повторяемая и варьируемая во многих
произведениях М.Спарк критика догматов католичества еще
больше углубляется в «Пособниках и подстрекателях». В
трактовке писательницы вопросы религии связаны с критикой
среднего класса. Она высмеивает церковные обряды и ритуалы,
носящие напускной формальный характер. Приятель Беаты –
Генрих Эск, исповедующий протестантство, изучающий теоло-
гию и мечтающий «перейти в католичество – католические
храмы были гораздо радостнее, чем все остальные, полны
красок и блеска, благовоний и прекрасных изображений
святых» (151, с.247), нарушает каноны этой веры. Он поощряет
идею Беаты стать лжестигматиком и преподносит ее всем как
святую, обладающую даром исцеления. Репутация Беаты как
чудотворца была создана не без помощи Генриха. Генрих тоже
пособник и подстрекатель.

61
Автор указывает на духовную узость приверженцев като-
личества, обывателей, принимавших Беату за Благословенную
Деву, слепо веривших в нее и даже после разоблачения
продолжавших посылать ей свои сбережения. Отец Эмброс
также оказывается очередной мишенью саркастической иронии
М.Спарк. Настоятель монастыря, верный сын католической
церкви, блюститель правды и справедливости, по обыкновению
обязанный чтить и соблюдать церковные каноны, в прошлом
азартный игрок, такой же изворотливый и скользкий тип, как и
сам лорд. Его святость, исполнение религиозно-нравственного
долга выражаются в оказании помощи преступнику, в
пособничестве и подстрекательстве убийцы.
Пособниками и подстрекателями М.Спарк называет
людей, которые способствуют подлым ухищрениям других.
Они виноваты не менее, чем те люди, интересы которых
поощряют. Не только многочисленное окружение лорда
Лукана (состоятельный бизнесмен Бенни Ролф, Алфред
Туикнем) выступает в роли пособников, но и мнимый богослов
Генрих Эск, принимавший немалое участие в авантюрах Беаты,
отец Эмброс, Жан Пьер Роже. Эти герои ведут образ жизни,
обходясь без моральных установок.
Роман «Пособники и подстрекатели» написан в форме
остросюжетного жанра, в котором переплетаются фантасма-
гория, детектив и психологизм с приключенческой линией.
Произведение также содержит в себе глубокую философскую
мысль. Философская составляющая прозы М.Спарк заклю-
чается не только в критическом освещении бездуховных персо-
нажей. Сатирик вскрывает анатомию общества, показывая
господствующие в нем социальные явления: стремление к на-
живе, безумную страсть к накопительству, честолюбие.

62
Нравственная позиция автора выражается в поиске справед-
ливости. Виновный обязательно должен понести наказание.
Роман «Пир» – развернутая характеристика высших слоев
современной Англии. Сатирическую палитру М.Спарк до-
полняет безнравственная сущность мира, где задают тон без-
нравственные люди. В этом светском обществе все рассчитано
на внешний эффект: все мнимо, иллюзорно, до боли театраль-
но. Предаются родительские чувства, недостает человечности,
порядочности, бескорыстия, готовности помочь.
Но и жизнь богачей лишена гармонии и упорядоченности.
Совершена кража в доме наследственного лорда Брайана
Сьюзи. Богатство ослепило его. Потеря драгоценностей, кар-
тин, редких коллекции – глубокий надлом на всю жизнь, лише-
ние уважения и веса в обществе. Она обессмыслила его су-
ществование. Хелен, его супруга, принадлежит к категории
женщин, которые смотрят на мужа как на имущество, соб-
ственность. Они ждут от него не сердечности, а покрови-
тельства. Любовь как взаимопонимание и как наличие духов-
ного единения ей чужда. Женщина в любви часто идентифици-
рует себя с любимым человеком. Хелен, напротив, отож-
дествляет себя только с броскостью и роскошью. Для нее су-
ществуют только показные добродетели, страсть к дорогим
украшениям и мишуре. Она и не стремится приобщиться к жиз-
ни и интересам мужа, не делает даже попыток приспособиться.
Для нее подчиниться уже означает погубить себя.
Харли Рид устраивает у себя в богатом поместье в
Айлингтоне званый ужин на десять персон. Все приглашенные
– представители высших слоев общества. Картины Рида,
художника средних способностей, имеющие ошеломляющий
успех, пользовались большим спросом. Но в амплуа модного,

63
современного и дорогого художника он утверждался и
процветал не без влияния и веса Крис Донован, преуспевающей
деловой женщины, материально поддерживающей партнера в
его карьере. Рид, будучи католиком, не видит в браке высшей
ценности. Исходя из особенностей собственного темперамента
и образа жизни, ценит свободу и считает обеты, данные перед
алтарем, следствием излишней чувственности.
По внешности Маргарет Мерчи нельзя сказать, что она
лжива, лицемерна, склонна к интригам. Излучая детскость и
наивность, она выступает в романе воплощением зла и
преступности. Маргарет окружена таинственным ореолом
неестественных смертей. Регулярно оказываясь в близком
соприкосновении с убийствами, она обладает свойством из-
бавляться от любого подозрения и упрека. Убийство бабушки,
которую находят задушенной в постели в доме престарелых
после визита внучки; убийство юной монахини, сестры Роз, в
англиканском монастыре Богоматери Доброй Надежды, когда
Маргарет проходила там послушничество; неожиданная смерть
лучшей подруги, запутавшейся в водорослях в пруду у нее на
глазах; исчезновение школьной учительницы, мисс Дьюар, в
кафе за чашечкой чая. Перечисленные инциденты сопро-
вождали героиню с двенадцати лет, но официальные рассле-
дования, проводимые за эти годы, ничего не дали, и все дела
были закрыты. Все улики против нее, но невозможно доказать
ее виновность. Родители остерегаются дочери, родные сестры
робеют перед ней. Она заманивает наигранным простодушием
и напускной добротой в свои сети привлекательного молодого
человека. Став миссис Дамьен, она добивается расположения
элитного общества, следуя его манерному величию и показной
респектабельности. Маргарет не останавливается на достигну-

64
том: она хочет по-настоящему познать вкус преступления,
«испытать, наконец, чувство вины с полным на то основанием»
(152). Преступные наклонности Маргарет постепенно при-
нимают развлекательный характер. Она планирует убийство
свекрови.
Притворное призвание служить богу приводит Маргарет
к монашеской жизни. Монашеские обеты, данные перед богом
и влекущие за собой пожизненную обязанность исполнения, не
оправдывают себя. Принятие пострига требует определенной
духовной зрелости. Но монахини, причисляющие себя к
современному ордену, видящие свою миссию в общественном
служении, неэтично сокращающие название англиканской
церкви (АЦ), (что выглядит достаточно непристойно в устах
священнослужителей) курят и сквернословят в стенах святой
обители. Большинство из них открыто опровергает свою
принадлежность к религии. Они продолжают жить мирской
жизнью с ее пороками. Сестру Строг часто навещает муж-фер-
мер, переодетый викарием, сестра Пэннис, любящая упот-
реблять в своей речи непристойные выражения, славится как
монахиня-матершинница.
Как и в «Пособниках и подстрекателях», в «Пире» также
нет ни одного положительного образа, который выразил бы
авторский идеал. М.Спарк создает нравственно ущербных
людей, живущих мыслью присвоить чужое имущество: Роланд
Сайкс – частный следователь, палеограф, Аннабел Трис –
кузина Роланда, ассистент режиссера на телевидении, Эрнст и
Элла Анцингеры, дворецкие Люк, Хоспис. Каждый ищет
выгоду для себя. Эрнст – финансист, Элла – преподаватель
географии в лондонском университете. Создавая мнимую кар-
тину удачной семейной пары, подозревая друг друга в не-

65
честности, они живут в атмосфере изнуряющей слежки.
Уильям Дамьен находится в плену обаяния порочной женщи-
ны. Несмотря на солидную должность и положение в обществе
(научный сотрудник, занимающийся бионикой), он тоже
ненасытный человек. Будучи единственным сыном в семье, а
значит и единственным наследником, он жадно стремится
заполучить громадное состояние матери. Люк, молодой аспи-
рант, тоже преследует коварную цель. У амбициозного парня
далеко идущие планы: возглавлять в будущем кафедру в прес-
тижном университете. Он работает дворецким на банкетах в
частных домах, а зарабатывает себе на жизнь гнусными делами
– ограблениями и убийствами.
М.Спарк в качестве эпиграфа обращается к диалогам
Лукиана и Платона. Эти строки, четко развертывая авторскую
мысль, играют определяющую роль в идейно-нравственном
осмыслении романа. Они направлены на критику людей с болез-
ненной жаждой богатства. Отдельные предметы, став символа-
ми, обретают у нее особое смысловое звучание. Пир – широкая
модель бессодержательности бытия, в котором этические посту-
латы утрачивают свое значение, а обезличенность, продажность,
преследование материальной цели – ведущие черты завсегдатаев
этого пиршества, обусловливают их духовную ничтожность.
Гости пира с его обильной экзотической едой и дорогими
напитками в человеческом отношении выглядят довольно
неприглядно. Изысканное меню соответствует дорогим пот-
ребностям гостей: заливная семга, фазан в коньяке, утка в бру-
сничном соусе, омар с брокколи под ежевичным соусом, крем-
брюле. У Лукиана трапеза сопровождается пьянством, которая
приводит к избиению и кровопролитию, но спарковский пир
изначально напоминает подготовку к бойне.

66
В самом тоне повествования сквозит острая авторская
ирония: в сатирическом ключе показывая изъяны общества,
писательница никого не щадит. И религиозные, и государ-
ственные деятели, и обыкновенные люди, принадлежащие к
низшей социальной среде, чересчур привязанные к материаль-
ным благам, цинично устраивающие свои жизни исключитель-
но по законам и критериям состоятельности, принадлежности к
элитному слою общества, по сути, лишены духовной наполнен-
ности. В отрицательных героях М.Спарк не наблюдается
нравственное перерождение. Они так и не прозревают до конца
жизни. Зародыши честолюбия и бездушия гнездятся в их ха-
рактерах уже от рождения, а с годами переходят в еще более
обостренную форму в лице болезненно-вожделенной страсти к
деньгам. Эти образы, всем своим существованием проповедуя
безбожное начало, прочно вписаны в реальную английскую
жизнь.
Проза Л.Петрушевской, М.Палей и М.Спарк при
известной разнице в подходе к описанию национальных реалий
имеет точки соприкосновения в некоторых приемах и методах
критического анализа действительности. В их прозе сходятся
узловые проблемы (трактовка образов, нравственная проблема-
тика, отношение к религии, мотив наживы), объединяющие
мировоззренческие принципы писательниц. Также ряд произ-
ведений художников слова имеет единый композиционный
стержень. Повествование ведется от первого лица (роман
М.Спарк «Умышленная задержка», романы М.Палей «Ланч»,
«Дань саламандре», повести «Поминовение», «Хутор»). Авто-
биографизм, ретроспектива (от настоящего в прошлое)
содержат характеристику литературного почерка писательниц.
Обращение к притче, символика, врываясь в повествование,

67
раскрывают основные авторские замыслы (роман М.Спарк
«Пир», романы М.Палей «Ланч», «Хор», цикл рассказов «Отде-
ление пропащих»).
Показательна в этом плане трактовка женских персо-
нажей М.Палей и М.Спарк. Упорством, прямотой и целе-
устремленностью отмечен образ Моньки из повести М.Палей
«Кабирия с Обводного канала». В нравственном отношении
она существенно отличается от предшествующих героинь
писательницы (Монька не защищает женскую добродетель, а
отстаивает свободу любви), однако парадоксальность М.Палей
заключается в оправдании этого честного, жаждущего любви и
свободы, твердого духом существа. Многие из перечисленных
качеств характера русской героини присущи и Флер Тэлбот.
Упомянутая героиня романа М.Спарк «Умышленная задержка»
показана личностью самодостаточной, отважной и совестли-
вой. Этот характер победоносен, выдерживающий суровые
испытания благодаря силе духа.
Вызывает интерес проведение параллелей в исследовании
религиозных воззрении М.Палей и М.Спарк. В повести
М.Палей «Евгеша и Аннушка» устами рассказчицы дается ком-
ментарий, чем являлась религия в жизни Аннушки. Глубокая
вера в Бога проистекала, прежде всего, из-за сострадания к
простым и бедным людям. Бедность же Аннушке пришлось
самой пережить. В этом заключалась и основная причина ее
бездомности – по христианским заповедям опасение понапрас-
ну тревожить людей. И под конец жизни главными критериями
праведности на земле становятся честность, доброта, сдержан-
ность и порядочность.
Евгеша росла в сознании, что Бог есть, и это казалось
достаточным. Религия не навязывалась. Она держала у себя

68
ладанку и иконку, пекла куличи на Пасху, но больше
признавала советские праздники, предпочитая их религиозным.
Сочетая в себе сердечность и духовную чистоту, она не обрела
счастья в жизни, но сумела сохранить идеалы добра. Ясно, что
отношение русской героини к религии трепетное, а жизнь по
божественным правилам требует большой ответственности за
судьбы людей и максимальной самоотдачи. Вера и доброта
есть показатели духовного начала в человеке.
По-иному рассуждают герои М.Спарк. Они очень далеки
от религиозной веры, в целом, относятся к ней с меньшим
почтением. Догматы веры расходятся с их поступками.
Действия характеров анализируемых произведений писатель-
ницы несовместимы с благочестием. Отсутствует, в первую
очередь, вера в бога, аскетические нормы поведения, следо-
вания божественной воле, нарушаются заповеди послушания.
М.Спарк решает вопрос о месте религии в жизни человека в
неразрывной связи с проблемами духовности и этики. Именно
духовность в лице простоты, естественности, доброты, со-
вестливости и несгибаемости духа определяет сущность
человека и приводит его к прозрению.
М.Палей так же, как и М.Спарк не обходит вниманием
тему денег и наживы. Но она разрабатывает ее по-своему. У
английской писательницы в центре внимания, как правило,
процесс обогащения, и только в конце произведения пред-
ставлены его печальные результаты. В работах М.Палей чаще
исследуется следствие определенных действий, связанных с
накопительством. При однозначной постановке и решительном
осуждении темы скупости или наживы М.Палей и М.Спарк
объективно исходят из разных критериев. Английская писа-
тельница, предпринимая попытку разрешить эту проблему,

69
показывает социальные корни процесса обогащения и
характеры, противостоящие ему. В романе «Пир» семья Мерчи
является олицетворением скупости. Они (сестры Мерчи,
Магнус, Дэн) нагло оспаривают завещание покойной матери,
без сожаления, скорби и печали. Нет чувства потери родного
человека, а есть циничное распоряжение наследством. Роман
«Передел» – это повествование о людях, для которых лихора-
дочное рвение к деньгам стало образом жизни, а мошен-
ничество и вымогательство превратились в ремесло. М.Спарк
мастерски рисует причуды и потребности богачей, склонных к
фамильярности и вычурности. Мэгги Редклиф видит смысл
жизни исключительно в приобретении земельных участков.
Маркиз Адальберто ди Туллио-Фриоле, Эмилио Бернардини,
Летиция, Пьетро, Хьюберт Мэлиндейн, Лауро Моретти,
Дамиан Рансивелл, Курт Хайкенс, Иан Маккей чересчур
привязаны к материальным благам. Большая часть сознатель-
ной жизни героев М.Спарк проходит в присваивании чужого
имущества. Дворецкие снимают обивку с оригиналов и
натягивают их на копии. Мсье Коко де Рено, управляющий
делами миссис Редклиф, исчезает с ее деньгами и документами.
Наглым героям не присуща умеренность в желаниях.
М.Палей, напротив, держит под прицелом нравственно-
педагогический аспект. Ее интересует картина будущего, когда
отголоски жизни с большим размахом дают о себе знать по
истечении нескольких лет, калеча юные души.
Антигуманность и алчность врачей является также сквоз-
ной темой цикла рассказов М.Палей «Отделение пропащих» и
романа М.Спарк «Пособники и подстрекатели» (мошенница
Хильдегарт Вольф выдает себя за доктора-психотерапевта).
Перед нами острая сатира на общественно-социальные, мо-

70
рально-этические явления, доминирующие в современном
обществе. Герои названных произведений лишены морально-
нравственных и сугубо профессиональных качеств.
В рассказах и повестях Л.Петрушевской, в первую оче-
редь, дают о себе знать внутренние особенности душевного
настроя людей: богатства натуры и стойкости у одних, обед-
нения у других. Во-вторых, находит выражение важнейший
принцип всей современной русской женской прозы – внут-
ренняя спаянность характеров на основе социально-бытовой
проблематики с обстоятельствами, в которых герои (а чаще
героини) живут и действуют.
М.Спарк, по нашему мнению, далека от такой
взаимосвязи в силу объективных причин. В современной
Англии большинство писателей по-другому относятся к
институту брака и семьи. Если произведения Л.Петрушевской
пронизаны чередой взаимных упреков, и сцены ссор или
скандалов из-за ревности автором вполне обоснованы, то
М.Спарк, напротив, легко и непринужденно обходится без
семейных разборок и обоюдоострых претензий. Если нет
почвы для бытовых столкновений, то нет оснований делать их
предметом художественного отображения. Проще говоря,
когда ключевой вопрос ясен, сопутствующих и быть не может.
В отличие от передовых европейских стран, в России
проблемы безработицы или жилья становятся предметом
частых семейных недомолвок. Европейцы чаще всего ставят во
главу угла самооценку вне социальных преград. Проникнове-
ние в свой внутренний мир оказывается доминантой при выбо-
ре партнера. Поэтому в произведениях Л.Петрушевской со-
циально-бытовая сторона взаимоотношений молодых людей
становится мерилом крепости любви и брака. Русская писа-

71
тельница не в состоянии полностью порвать связь с бытовым
реализмом. Такой основы (показа бытовых реалий) в романах
М.Спарк не существует вовсе, и «бытовой реализм» на почве
любовных отношений существенной роли здесь не играет.
Следующий опорный момент в рассказах и повестях
Л.Петрушевской – это тема родного дома и желание вернуться
в него. Если уход подростка из дома спровоцирован деспотиз-
мом родителей, то скитальчество становится единственной
реальной возможностью обрести свое «я». Так, у героев
Л.Петрушевской нередко возникает чувство щемящей тоски и,
как следствие, покаяния. В сочинениях Л.Петрушевской,
М.Палей и Н.Горлановой тема подросткового бунта становится
обыденной. В романах С.Таунсенд и Х.Филдинг, которые
станут предметом анализа во второй главе данной монографии,
подростки в такой степени самостоятельны и независимы, что
о целенаправленном подавлении личностных качеств молодых
людей речь почти не идет.
Как было отмечено выше, при внимательном рассмотре-
нии обширного творческого наследия русских и английских
писательниц можно обнаружить, как общие точки сопри-
косновения, так и индивидуальные отличия. Считаем необхо-
димым обратиться к искусству, экзистенциальной направлен-
ности, религиозным убеждениям и философской трактовке
гармонии и дисгармонии в любви. Одной из сквозных тем
романа М.Палей «Ланч» является отношение к проблемам
современного искусства. Тема искусства берет свое начало от
глобальной проблемы мировой компьютеризации. Современ-
ные научно-технические средства, по убеждению писательни-
цы, порождают духовную и физическую изолированность
людей. Они кладут конец живому человеческому общению,

72
стирают столь привычные человеческие отношения. При этом,
естественно, утрачивается и душевная расположенность людей
друг к другу. Герой – рядовой сотрудник государственной
службы, составитель биржевых отчетов. Однако внутренний
мир этого человека более глубокий. Он, как личность
творчески одаренная, видит выход из тупиковой ситуации в
приобщении к классике. Но М.Палей задается вопросом: а
смогут ли творческие люди остановить свой выбор на
искусстве? Каковы будут последствия?
Примечательно, что тема искусства, рассмотренная под
аналогичным ракурсом, волнует и М.Спарк. Она ясно освещена
в романе «Умышленная задержка». Уже в первой главе романа
автор говорит о профессиональных и личностных качествах
главной героини. Флер Тэлбот умна, решительна, независима.
Начинающий литератор посвящает себя служению искусству.
Именно искусство слова как феномен культуры, как высшая
эстетическая и этическая ценность содержит высокие устрем-
ления. Флер черпает в творчестве жизнелюбие, выносливость и
верность писательскому труду. Но ее окружение состоит из
представителей высшего общества, эгоистично воспринимаю-
щих все исключительно с позиции собственных интересов. Эти
герои в страсти к деньгам лишены чувства меры. Внутреннее
благосостояние у них неизменно связано с наличием денег и
комфорта.
М.Палей и М.Спарк придерживаются основных крите-
риев экзистенциального письма. Есть лишь некоторая разница
в том, что русская писательница приводит своих героев к оди-
ночеству и отчуждению от общества по следам объективных
условий российской жизни, и писателем-экзистенциалистом ее
называют критики постфактум. «От прозы Марины Палей

73
исходит обаяние силы. Не женской, терпелевицкой, кроткой. И
не мужской силы подавления и преобладания. Силы экзистен-
циального сознания. По-моему, Палей, экзистенциальна, как
никто в современной русской прозе, экзистенциальна в
квадрате», - замечает С.Боровиков (17, с.223). М.Спарк
создавала свои лучшие романы с конца 1960-х годов, когда
теория экзистенциализма в английской литературе уже нашла
своих идейных сторонников. Ей не пришлось каждый частный
факт национальной жизни тесно привязывать к сюжету.
Опираясь на философские воззрения М.Хайдеггера,
С.Кьеркегора, Ж.П.Сартра, А.Камю и других, М.Спарк твердо
следует выработанным в европейской литературе, культуре и
искусстве традициям и признакам этого направления.
Подавляющее большинство сочинений М.Палей написано в
«малом жанре», и в каждом из рассказов и повестей, как
правило, взят единичный факт (циклы рассказов «Фабрика
игрушек», «День тополиного пуха», повести «Месторождение
ветра», «Хутор»). М.Спарк – романистка и под экзистенциаль-
ным углом зрения чаще всего анализирует сумму частных фак-
тов, приводя их к определенному общему знаменателю. Даже
отдельные повести писательницы включают в себя немалое
количество героев и отличаются большим разнообразием
ситуаций. Экзистенциальная тематика, также связанная с на-
циональной средой, которая окружает и губит человека, про-
слеживается и в большинстве произведений М.Спарк. Это
наиболее заметно в повестях «Баллада о предместье» и «На
публику». В них даны два абсолютно разных мироздания, но
при этом отмечена единая понятийная сущность окружающих:
в первом – произвол и беспринципность подростков, а во
втором – скандалы на подмостках театральной богемы. Однако

74
в двух повестях красной нитью проходит мысль о том, как
среда культивирует паразитический образ жизни. Разница
заключается лишь в том, что в глухом захолустье отдаленного
пригорода Лондона допустимы площадная брань, блуд и
пьянство, драки и шантаж, а в столице Англии те же
неприглядные действия лишь прикрыты внешней благопри-
стойностью, чопорностью и снобизмом респектабельных арис-
тократов. Верная экзистенциальному направлению в литерату-
ре и искусстве М.Спарк пишет о том, что в современном
английском обществе, пронизанном снобизмом, эгоцентризмом
и консерватизмом, личность потенциально не может нести
положительный заряд. В произведениях английской писатель-
ницы господствуют либо мелкопоместный вульгаризм («Балла-
да о предместье»), либо утонченный аристократический инди-
видуализм («На публику»). У нее присутствует самоанализ, но
он также не приводит к позитивным результатам, потому что
мир принципиально непознаваем и абсурден, в нем нет места,
как положительным эмоциям, так и рационалистическим
размышлениям.
Законы письма и творческий почерк русской и англий-
ской писательницы отчасти совпадают. Писательницы пишут о
людях, психика которых не выдерживает давления извне. Но
при едином экзистенциальном подходе к анализу характера,
они опираются на индивидуальную философскую основу
данного направления.
М.Палей («Ланч», «Дань саламандре», «Клеменс») приво-
дит своих героев к пессимизму и социальной пассивности: они
люди умные, но безвольные, потерявшиеся в толпе. У них нет
настойчивого желания и неистовой потребности сопро-
тивляться безобразию мира.

75
М.Спарк исходит из иных критериев. У нее нет абсолют-
но бездействующих лиц: автором выносится вердикт субъек-
тивной вины как первопричины грехов и ответственности за
них как следствие обывательского образа жизни.
Вопросы искусства, установление магистральных линий в
русском и английском экзистенциализме, равно как и поиск
иных тематических параллелей, немыслим без определения
мировоззренческой позиции русских и английских писатель-
ниц. Эти установки, словно фильтры, проводят сквозь себя
религиозные убеждения. Обратим внимание на тот факт, что
критика догматов католицизма в романах М.Спарк чаще всего
связана с представителями среднего класса. Это не случайный
нюанс. Этот класс во второй половине XX века в Велико-
британии имел специфическую окраску. С одной стороны, это
– представители высшего общества, титулованные особы,
аристократы, утратившие духовные идеалы, но прославляющие
местную тиранию и олигархию. С другой стороны, имелась
большая паразитическая неимущая масса людей (повесть
«Баллада о предместье»), мечтавшая для себя передела власти
состоятельных слоев английского общества. М.Спарк не без
оснований считала, что два слоя данного класса социально
опасны. Первые отравляли жизнь близких своим эгоцентриз-
мом и алчностью; вторые – маниакальной завистливостью по
отношению к аристократам. Ко всем представителям среднего
класса писательница относилась остро сатирически, что и
подтверждают тексты большинства ее лучших романов. В
«Пособниках и подстрекателях» эта тема реализуется посред-
ством глубокой психологической характеристики персонажей –
лорда Лукана и Хильдегарт Вольф.

76
Прозаическое наследие писательниц, представленное в
данной главе, объединяет постановка нравственно-этических,
философских проблем, глубокое осмысление духовного потен-
циала героев, поиск истины. Л.Петрушевская, М.Палей и
Н.Горланова пристально вглядываются в монотонную жизнь
героев, в их быт. Прозаизм, обыкновенные, ничем не примеча-
тельные ситуации, в которые попадает любой отдельно взятый
человек, дают возможность через повседневное, будничное
показать подлинную суть настоящего, а именно: характерные
черты современной русской жизни, особенности русского
мышления, специфику русского сознания. В прозе русских
писательниц бытие рассматривается сквозь бытовые вопросы,
вливающиеся в частные отношения между людьми, разверты-
вающиеся на семейно-бытовом уровне. К бытовой проблемати-
ке примыкают мотив дома, семьи, одиночества.
Таким образом, все анализируемые произведения неиз-
менно содержат одну мысль: нравственное начало невозможно
вбить в человека без глубокой осознанности. В произведениях
русских писательниц при всем наличии негатива чувствуется
присутствие светлых сторон. Они оставляют своим героям
надежду на возрождение. Выход из нравственного тупика в
нравственном обновлении каждого человека. Безвыходности и
безысходного трагизма нет. Некоторые их герои характери-
зуются как вечно сияющие светильники, которые озаряют сво-
им внутренним светом путь других людей («Фонарик», «Заве-
щание старого монаха», «Семь часов» Л.Петрушевской; «Евге-
ша и Аннушка», «Рая & Аад», «Дань саламандре» М.Палей).
«Мальчик Новый год» – новогодняя сказка с благопо-
лучно-сентиментальной развязкой. Герои Л.Петрушевской –
Ариадна и Сеня – мимы, которые ходят по домам и устраивают

77
новогодние представления. В один из таких зимних вечеров
они подбирают на лестнице маленького озябшего мальчика
Никиту. Оба героя – участливые, добрые люди, окружают
ребенка теплом и лаской, доставляют его мать в больницу,
обеспечивают надлежащее лечение.
Сказка Л.Петрушевской «За стеной» демонстрирует
широту души человека. Александр, по состоянию здоровья
находящийся в больнице, невольно становится свидетелем
разговора двух любящих людей. Мужчина умирает, несчастная
женщина остается без кормильца, с младенцем на руках. В
герое происходит душевный переворот: первоначально по-
терявший веру и отвергнувший бога, отказавшийся накормить
голодного мальчика, он позже осознает низость своего поступ-
ка. Каждый действует исходя из особенностей своего характе-
ра. Большинство истин постигается исключительно на соб-
ственном опыте. Александр проявляет искреннее участие в
судьбе женщины: окружает мать и ребенка любовью. В жизни
действует не одно только зло. Отдельные люди светятся доб-
ром. Просвет есть, он очевиден, до него надо дотянуться. Внут-
ренний свет, если он есть в человеке, никогда не померкнет.
В отрицательных героях М.Спарк отсутствует духовный
стержень, нет просвета для высоких целей. Писательница,
развернув огромное полотно жизни своей эпохи, сумела
запечатлеть ее духовное содержание. Ее положительные герои
– умные, волевые, энергичные люди. Отрицательную ветвь
героев составляют люди, в которых надламывается естествен-
ное человеческое начало. Оно уступает корысти, болезненному
стремлению властвовать, жажде обогащения, которую они
возводят в мечту и ориентир жизни.

78
ГЛАВА II.

СВОЕОБРАЗИЕ ЖЕНСКОГО ХАРАКТЕРА


В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ РУССКИХ
И АНГЛИЙСКИХ ПИСАТЕЛЬНИЦ
В СОПОСТАВИТЕЛЬНОМ РАКУРСЕ

1.1. Любовь, брак и семья


в художественном мире русских
и английских прозаиков

Принципы сохранения семьи немыслимы без выяснения


вопроса о гармонии и дисгармонии любви. Это центральное
объединяющее начало всей женской прозы без деления по
национальному признаку. Тема любви, брака и семьи в
трактовке русских и английских писательниц отличается более
тонкими подходами к анализу психологии личности, взвешен-
ностью решений, непредсказуемыми ходами, неожиданными
результатами в финале произведений.
В творческом арсенале Н.Горлановой множество ярких
судеб, многомерных характеров. Нравственный идеал писа-
тельницы – человек с богатым духовным миром: добрый,
порядочный, верный моральным устоям семьи, сильный, воле-
вой, бросающий вызов стихиям, не желающий покоряться жиз-
ненным невзгодам. Максимализм, крайность в требованиях и
взглядах – неотъемлемые свойства горлановских героинь. Рус-
ская женщина непредсказуема: в ней сочетаются трепетность и

79
холодность, покорность и мятежность. Писательница в своих
произведениях с максимальной полнотой попыталась передать
подлинный русский характер во всей его необузданности и
сумбурности. В ее прозе встречаются русские женщины, отли-
чающиеся именно эмоциональным началом, темперамент-
ностью, острой проницательностью, вдумчивостью. Жизнеопи-
сание героинь Н.Горлановой с их бескорыстной самоотдачей и
внутренней силой можно рассмотреть как «историю преодоле-
ния». Они умеют верить и ждать, покорно переносят тяготы
жизни, и в то же время остаются борцами за жизнь, любовь,
доброту. Даже в самых трудных минутах мечта о счастье и
благополучии не покидает их.
Прозе Н.Горлановой свойственна напряженная
самоуглубленность. В рассказах писательницы любовь
безответная, неразделенная, а героиня – изломанная,
израненная, отвергнутая. Душевная боль героини нетерпима,
но она всегда с достоинством переносит превратности судьбы
(«Как устроена любовь?», «Дом со всеми неудобствами»,
«Припадок», «Нюся и мильтон Артем»). Мечта о простом
женском счастье, ее хрупкость и недостижимость, а также
сочувствие человеку – черты прозы писательницы («Что же в
ней было?», «История озера Веселого», «Девятины»).
Героини большинства рассказов Н.Горлановой – это
разочаровавшиеся, неустроенные, плохо приспособленные к
жизни женщины. В рассказе «История озера Веселого» в центр
повествования поставлена нелегкая судьба одинокой молодой
женщины, Маши Голубчиковой, готовящейся к самому глав-
ному святому назначению в своей жизни – материнству. Боль-
ница выступает художественным пространством, в котором
разворачиваются события в рассказе. На примере больницы и

80
ее руководства автор показывает безответственность и
халатность медперсонала, наглядно демонстрирует доведенные
до абсурда равнодушие и холодность врачей.
Без родных и друзей, не имея никакой поддержки со
стороны, Маша во что бы то ни стало стремится произвести на
свет ребенка: так сильно в ней желание стать матерью.
Единственное, что ее тревожит – это отсутствие жилья. В
героине Н.Горлановой силен дух бойца: она не хочет зависеть
от доброты посторонних.
Примечательно, что Н.Горланова проверяет ценности
жизни чувством материнской любви. Она, в понимании
писательницы, и есть показатель высшей духовности. Маша
мечтает о собственном доме на берегу живописного озера.
Первым крушением ее надежд был уход избранника, вторым –
неустроенный быт, неудачная попытка обрести жилье. Она,
казалось, должна была навсегда утратить веру в какую-либо
возможность жить в современном, омещанившемся мире. Мо-
лодая женщина надеется на новый поворот судьбы. Описывая
состояние героини, писательница приходит к мысли, что не-
поправимых ситуаций нет. При всей общей грустной тональ-
ности повествования страницы рассказа не лишены надежды.
Эта тема прослеживается и в рассказе «Нюся и мильтон
Артем». Нюся, торгуя цветами на рынке, не перестает
предаваться мечтам о создании семьи, упорно надеется на
встречу с избранником судьбы. Встреча с молодым
милиционером наполняет ее жизнь смыслом и разнообразием.
Умиротворенное состояние Нюси длится недолго. Наивным
мечтам противостоит жизнь в ее жестокой реальности. Ее
суженый оказывается «ненадежным причалом» (26, с.17),
недостойным богатого внутреннего мира Нюси. Героиня

81
Н.Горлановой не сдается. Сила духа помогает ей смело идти
навстречу мечте. Она поступает в институт, находит свою
любовь, обретает женское счастье.
Особенности манеры письма Н.Горлановой четко
проявляются в сфере психологического портрета. Акцентируя
внимание на оттенках характера, она с психологической
стороны дает характеристику образам. Многие рассказы автора
бессюжетны: в них отсутствуют описания внешнего портрета
персонажей. Писательница заостряет внимание на показе
внутреннего состояния героев, напрямую оказавшего воздей-
ствие на весь их духовный мир. Поэтому в рассказах
Н.Горлановой много мест уделено внутренним монологам.
В рассказе «Что же в ней было?» просматривается столь
явный в творчестве писательницы мотив сохранения семьи.
Виталию присуще чувство семейности. Семья не может быть
разрушена по капризу. Он любит жену и пытается сохранить
семью. Весь рассказ построен на воспоминаниях героини,
исполненных глубокой тоски по ушедшим годам. Рассказчица
не просто обращается к своему прошлому: воспоминания для
нее – защита от одиночества.
В рассказе «Как устроена любовь?» писательница пере-
дает историю любви Павла, студента физико-математического
факультета пединститута, и Юли, студентки филологического
факультета. Он прагматик, смотрит на все с чисто практи-
ческой точки зрения, а она девушка мечтательного склада,
живет в мире грез. Чувства Павла оказываются преходящими, а
любовь – мнимой: он отдаляется от нее, женится на другой.
Еще одна героиня Н.Горлановой страдает от безответной
любви. Ища душевное равновесие, связывает свою судьбу с

82
вдовцом с двумя детьми, устраивается на работу в школу,
чтобы забыться и раствориться в преподавании.
Материнство еще больше облагораживает героиню. Юля
возрождается в детях и обретает покой. В понимании героини,
дети – прочная, твердая почва в жизни. Создав семью, она
постепенно освобождается от иллюзорной любви. Ее жизнь на-
полняется новым содержанием. Влюбленность рассеивается и
дает место более стабильным чувствам – любви и семействен-
ности. Цель Н.Горлановой – доказать исцеляющее свойство
любви. Героиня находит в себе силы противостоять низмен-
ности и падению. Она выбирает самое дорогое и ценное –
семью. Именно в этом величие и мощь загадочной женской
души.
Примечателен в этом отношении рассказ «Пик разводов».
Почти на долю каждой женщины выпадают переживания
острых проблем, сложных ситуаций. Героиня сталкивается с из-
меной. Муж начинает новую жизнь, заводит романы на стороне,
но постепенно осознает всю мерзость и низость своего поступка,
свою нравственную ущербность. Любовь перевоспитывает и
возвышает героев Н.Горлановой. Рассказы писательницы
доказывают: только искренне полюбив и простив ошибки род-
ных, человек может обрести внутреннюю гармонию. Автор мас-
терски передает душевное потрясение героев. Героиня достойно
переживает неверность мужа, долго колеблется, временами
чувствует себя обессиленной и разбитой, но, в конце концов,
прощает и принимает его во имя детей, потому что хочет ук-
реплять свято чтимые семейные традиции, а не расшатывать их.
Для нее семейные ценности и устои превыше всего. Она
настойчиво стремится к сохранению семьи, поэтому заново ее
и обретает. Каждый смертный способен допустить ошибку.

83
Нужно вовремя остановиться и исправить причиненное зло. У
каждого человека есть свой лимит на капризы, вседозво-
ленность. Муж героини понимает, что надо уметь ценить того,
кто рядом, кто любит искренне и принимает тебя таким, какой
ты есть. Достигнута семейная гармония. Победу героини мож-
но рассматривать как победу семейной идиллии над пре-
ходящими страстями.
У Н.Горлановой семейная жизнь – взаимная череда
бесконечных компромиссов и уступок. В понимании писатель-
ницы именно корректность, ожидание, выносливость спо-
собствуют длительному благополучию семьи. Главное –
повседневные мелочи, из которых и состоят семейные будни.
Мотив семейственности пронизывает рассказ «Любоф».
Шестнадцатилетняя Варя знакомится в больничной столовой с
Сергеем Дыкином. Его переводят в другую больницу, они
расстаются. Неудачное замужество, муж, пристрастившийся к
выпивке, дочь, примкнувшая к религиозной секте, развод,
второй брак с ветеринаром – таковы жизненные перипетии
Вари. Спустя несколько лет судьба снова сводит молодую
женщину с ее первой любовью. Окончательно разобравшаяся в
своих чувствах, она, как и многие горлановские героини,
выбирает семью, ставит ее на самый высокий пьедестал.
Люся, героиня рассказа «Подсолнухи на балконе»,
жертвует собой ради сохранения семьи. Н.Горланова особо
подчеркивает в своих героинях полное отсутствие карьеризма.
Для русской женщины первична семья, именно семейная
идиллия – основная составляющая женского счастья. Рогнеда –
молодая женщина, вращающаяся в светском обществе. Она
преподает в университете, но во имя семьи отказывается от
заманчивого предложения заведовать кафедрой. Она лишена

84
честолюбивых устремлений, ее совершенно не волнует
продвижение по служебной лестнице. Главное – выращивание
подсолнухов, забота о супруге, уход за парализованной
свекровью.
Героиня рассказа «Дом со всеми неудобствами», Лина,
молодая разведенная женщина, поселяется с маленькой дочкой
в старом доме. С наступлением суровой зимы и холодов он
становится непригодным для дальнейшего проживания: отка-
зывают трубы и батареи парового отопления. Лина доставляет
простуженную дочку в больницу, а сама решает приютиться на
время у своей приятельницы. Позвонив ей, узнает, что по
истечении срока договора она с мужем давно уже съехала с той
квартиры. Ей отвечает хозяин дома. Так, в серую, ничем не
примечательную жизнь Лины входят ранее неведомые ей
новые ощущения.
Неустроенный быт и мучительное прозябание – вот ее
удел. Она первоначально пугается своего возрастающего жела-
ния уступить ему, долго и мучительно колеблется, страшится
людской молвы. Новый знакомый вызывает у нее симпатию и
внутреннее смятение. В глубине души она осознает, что,
возможно, обманывается в нем, что его знаки внимания,
ухаживания не стоят ему никаких усилий, но в то же время она
не в состоянии отказаться от того, что манит.
В ее чувствах к нему нет честолюбия и корысти. Лину
влекут новизна ощущений, забота и внимание хозяина. С одной
стороны, восхищение им, с другой – страстное желание стать
заботливой женой, нужда в крепком плече овладевают Линой.
Быть любимой кем-то так естественно в ее понимании. В
жизни происходит всякое, иногда даже неприятности слу-
чаются чаще, чем что-то хорошее.

85
Любовь в трактовке Н.Горлановой не всегда возникает к
достойному предмету, но она преображает человека, делая его
выше, лучше, чище. Лина покорно подчиняется судьбе, прини-
мает ее вызов. Пусть соседи и знакомые говорят, что угодно.
Ей все равно. Это судьба. Она фаталист. Полное душевное
согласие с тем, что происходит и восприятие этого как должное
– это и есть фатальное отношение к миру. Главное внутренняя
гармония.
В большинстве рассказов и повестей М.Палей гармония
любви не имеет обратной силы. Она переходит в дисгармонию
и навсегда остается в душе героини. Возврата к счастливому
прошлому почти никогда не бывает. Вот почему в произве-
дениях М.Палей персонажи так часто приходят к идее о само-
убийстве, которая почти не встречается в творчестве
Н.Горлановой. Ее герои борются со злом и мрачными мыслями
до последнего вздоха, а насильственную смерть, как спасение
от жизненных невзгод, решительно отвергают. В конце расска-
за «Дом со всеми неудобствами» Н.Горланова задается ритори-
ческим вопросом: «И действительно, что ей было надо? Просто
жить в ладу с собой, с домом, с соседкой?.. Главное – с со-
бой…» (29, с.142). По мнению Н.Горлановой, женщина по-
настоящему счастлива только тогда, когда она в гармонии с
собой.
Творчество Н.Горлановой также отмечено интересом к
обыденной жизни, бытовой тематике. Первые два рассказа, во-
шедшие в сборник «Родные люди» связаны с жизнеописаниями
самой писательницы. Канва сюжета рассказов автобиогра-
фична. Эти рассказы не совсем взаимосвязаны. Каждый из них
воссоздает отдельный фрагмент жизни семьи и только в со-
вокупности позволяет получить целостную картину. Рассказам

86
данного цикла свойственна простая композиция и отсутствие
острой интриги. Стремление Н.Горлановой к отражению
внутреннего мира персонажей, а также описание обстановки,
окружающей героев, в свою очередь, предполагают показ
жизненного уклада героев в их бытовых проявлениях.
Героиней «Театрального рассказа» является сама
Н.Горланова – начинающая писательница, мечтающая о лите-
ратурной славе. Она пишет о своей судьбе, о том, с какими
житейскими трудностями она столкнулась в начале своего
писательского пути, как сложно из Перми приехать в Москву и
утвердиться в ней, проявить себя как талантливый писатель. Ее
мечта – сдать пьесы, рассчитанные на сценическое воплоще-
ние, в столичные театры. Но в местных театрах писательнице
отказывают, ссылаясь на малоизвестность и мрачноватое
содержание пьес. Эта грустная история непризнанности, но без
примеси обиды.
В рассказе «Человеку много ль надо?» описывается проб-
лема героини с жилплощадью, борьба с бюрократизмом. Автор
вскрывает негативные стороны системы социального управ-
ления, оторванной от интересов простых жителей. Героиня
живет в общежитии, в маленькой тесной, темной, полной
сырости и влаги комнатке, в которой даже летом «чувствуется
зимняя промозглость» (32, с.28). Ее дети растут без света и
воздуха, они слабы, подвержены болезням, сама героиня
находится в тяжелом состоянии духа. Выдвигающаяся доска
кухонного шкафа заменяет стол, табуретки – детские кроватки.
Героиня Н.Горлановой решает занять нежилой отсек в
общежитии, но сталкивается с проблемами. Ее семью грозят
выселить. Рассказ заканчивается оптимистическими нотами.
Ректор университета, в котором работает героиня, выписывает

87
для нее ордер на новую двухкомнатную квартиру. Показ
характерных явлений будничной реальности, охватывающий
чисто внешние стороны жизни, не может не оказать влияние и
на характеры. Писательнице интересен человек, который мал и
беспомощен в социально-житейском плане: ее идеал – человек,
обладающий внутренне цельным характером.
Как видно, в большинстве рассказов Н.Горлановой не-
малую роль играют описания бытовых подробностей. Расска-
зы, построенные на бытовом материале, показывают героев в
различных жизненных ипостасях и этим дают возможность
автору раскрыть глубины их характера. Для писательницы
внутренняя гармония героинь неотделима от социальной
гармонии. Быт и есть главная составляющая ежедневной жизни
человека. В бытовых рассказах видна склонность писатель-
ницы через бытовое, обыденное увидеть ту составляющую, что
движет жизнью людей. Она тонко улавливает дисгармонию и в
социальной, и в индивидуальной психологии человека.
Героине рассказа «Девятины», Галине, судьба посылает
серьезные испытания: воспитание детей без отца, тяжелую
болезнь. Обладая незаурядным талантом к писательству и
сильным характером, она не чувствует беспомощность перед
жизненными препятствиями. Даже свою болезнь принимает с
достоинством и сознательно отказывается от лечения. Героиню
Н.Горлановой отличает отчетливое знание своих собственных
желаний и потребностей.
Галину можно причислить к тем дерзким и страстным
натурам, обладающим природным задором и энергией. Она не
считает нужным подавлять свои чувства и желания. Это
противоречит ее принципам. Чувственная натура, не испыты-
вавшая недостатка в поклонниках, не смотрит на свои связи как

88
на недостойные. Мгновения любви становятся вершиной ее
жизненного пути. Свободная любовь, вызывавшая упреки и
возмущения знакомых, не смущает и не тревожит Галину.
Людская молва не страшна. Человек иногда не в состоянии
предотвратить закономерности жизни.
Таким образом, наступает необратимый процесс медлен-
ного затухания последней искорки, когда тело одолевает недуг,
приведший к летальному исходу, но в душе не поселяются
боль, осознание своей ненужности, стремительной кончины.
Героиня не страшится физиологической смерти, главное то,
чтобы остаток жизни был прожит соответственно ее желаниям.
Ограниченность мышления героини (отказ от лечения) достой-
на порицания, но ее превосходят по силе своего воздействия
мужество идти навстречу вызовам судьбы, мученическая
мораль, которая проявляется в остром нежелании расстаться с
тем, что составляет ее женственность.
В рассказах «Только ради души», «Сушки», «Энцикло-
педисты», «Записки из мешка», «Я помогу вам с очерком»
представлены наиболее яркие события из жизни писательницы.
Рассказ «27-е место» представляет собой дневниковые записи,
хронику жизни. В центре повествования жизненный путь
писательницы, отраженный в двадцати семи пунктах: литера-
турные начинания, первые публикации, успехи на творческом
поприще, студенческие годы, работа над диссертацией, семья,
встречи с читателями.
Любовь, брак и семья – центральные темы и в творчестве
М.Палей. Ее повесть «Поминовение» – своеобразное путе-
шествие в прошлое героини, экскурс в детство, психологи-
ческая характеристика, описание тревог, раздражений, испугов
и попытка разъяснения их побудительных причин. Она написа-

89
на от первого лица. Именно воспоминания, нарисованные с
большим драматизмом, воспринимаются как главный стержень
повести и определяют динамику повествования.
М.Палей притягивает внутренний мир людей, изучение и
изображение неповторимых в своем своеобразии человеческих
характеров. Главное для писательницы – это полный, убеди-
тельный показ личных переживаний и жизненных перипетий
героев. Эти герои – лица, взятые автором из жизненных
наблюдений.
Лейтмотив «Поминовения» составляет элегическое про-
щание с детством. Повесть начинается с описания зимней
дороги, снежной и гладкой, лишенной всяких контуров и
очертаний. Фиксация медитаций и впечатлений, передача
чувств посредством символов, полных поэтизации (белые и
черные тона), пейзажные зарисовки способствуют близкому
ознакомлению с душевным миром героини, спустя много лет
вновь оказавшейся вблизи дома, некогда принадлежавшего ее
семье, ныне проданного. Она не предается умилительным
воспоминаниям прошлого.
Дом еще с самого детства угнетал ее своим существо-
ванием. Героиня свою ненависть по отношению к дому
отождествляет с неприязнью к нелюбимому человеку, смерти
которого ждут с нетерпением. Этот дом поначалу предстает
перед шестилетней впечатлительной и любознательной девоч-
кой как средоточие добра и волшебства. Деревянная обитель с
двумя крыльцами, со всех сторон окруженная величествен-
ными хвойными деревьями, создает впечатление сказочного
царства. В эпическое повествование врывается лирическая
струя. Перед взором героини предстает картина ее взросления,
освоения окружающей реальности: каждое утро она, проснув-

90
шись, разглядывает маленькие трещинки на потолке своей ком-
наты. Одна трещинка в виде сидящей птички особенно ей запо-
минается: именно этой птичке она обязана многим – предель-
ной сосредоточенностью, стремлением к постижению мира,
одним словом, всему положительному, доброму началу в себе.
Героиня мысленно сравнивает свои детские годы,
насыщенные светом, детскостью и праздностью, с детством
собственного сына. Нынешние дети лишены внутренней свобо-
ды. Детство героини было безмятежным, чего нельзя сказать о
детстве ее сына, которого ежедневно она вынуждена будить,
положив конец сладкому сну, тащить по длинным темным
коридорам коммуналки в ясли, где нет места привитию любви
к сказкам, где воспитание детей доверено суровым и безжа-
лостным няням. Взрослые в ответе за формирование такого
духовного мира детей, который позволял бы им видеть всю его
красоту и величие. Именно при соприкосновении с добрым,
чистым и светлым формируются прекрасные человеческие за-
датки, благородные помыслы, возвышенные души, способные
понять, простить, помочь, принять участие в судьбах других.
Героиня обстоятельно дает характеристику жителям
дома. Дед, пенсионер, обладал необузданным, взрывным
характером. Но образ бабушки нарисован выразительно и
задушевно. Несмотря на судьбу, полную тяжких испытаний
(смерть семнадцатилетнего сына), она никогда не уделяла
внимания себе. Героиня говорит о ней словами, полными
восхищения и любви, причисляет ее образ к самым дорогим
впечатлениям детских лет.
В повести имеют место суждения писательницы о
красоте. Бабушка героини была необыкновенно красива, хотя в
произведении нет точного описания ее портрета. Портрет

91
бабушки представлен сквозь призму восприятия героини.
Восторженные отзывы окружающих о ее внешности уже
намекают на притягательный облик. «Бесполезно истлевшая
красота…» (112, с.52), красота хрупкая, даром тускневшая в
стенах дома. Размышления героини облечены в глубоко
затаенную боль, в свою очередь, обостряющую восприятие
красоты жизни и ценности человеческого счастья. Красота
обязательно себя проявит даже в доме, где она не замечается и
подавляется.
Героиня тяжело переживает новую любовь матери.
Десятилетнюю девочку, пока многое не понимающую, но
постепенно ощущающую малейшие перемены в семье, живо на
них откликающуюся, терзает страх ожидания, а страх не имеет
возраста. Невыносимо видеть каждый раз спину уходящей
матери. Вступив в отрочество, героиня чувствует свою
обособленность от других. Она находит утешение и понимание
в поэзии. Свой уход от ненавистной реальности в литературу и
грезы она называет «внутренней эмиграцией» (112, с.28);
сравнивает себя с героем Лермонтова Мцыри, унизительно
приговоренному к месту, в котором не хотел жить. Для Мцыри,
томящемуся в плену вдали от родины, монастырь стал
тюрьмой, где он казался себе рабом и узником. Но героиня
воспринимает свой дом у себя на родине как обитель зла. Он
подавляет в ней лучшие начала, ассоциируется только с
отталкивающим и злым.
Она сталкивается с очередными нелепостями деда. Его
деспотизм еще больше усиливается, приобретая масштабные
формы: он копается в личных вещах внучки, подслушивает ее
телефонные разговоры. Девушка не в состоянии полюбить дом
с таким хозяином. Угрюмость дома постепенно переходит и на

92
его внутренность. С годами он теряет первоначальный вид,
утрачивает прежнее величие. Эта угнетающая картина
вымирания дома, превратившегося в «антидом», вселяет
надежду в героиню. Ей кажется, что исчезновение этого
нелепого дома, враждебного ей пространства, положит конец
также ее несчастьям.
Героиня повести «Рая & Аад» – молодая женщина Раиса,
киевлянка по происхождению, жившая в Нидерландах в лагере
для беженцев, служившая в приюте для представителей
Восточной Европы, который функционировал при
протестантской кирхе. Встреча с Аадом ван дер Браком
производит переворот в ее жизни: Рая влюбляется глубоко и
безнадежно, в то время как начитанный Аад, сравнивший ее с
героинями русских классиков и сразу уловивший явное
несходство, видит в ней обыкновенное, забитое домашними
хлопотами, трудолюбивое, выносливое существо, бесцветное и
ограниченное в своих стремлениях.
Главное для Раи – закрепление отношений с Аадом
браком. Брак для нее, выкарабкавшейся из ужасов провинции,
не просто фиктивная формальность, обеспечивающая на чуж-
бине легализацию и перспективное существование. Прочность
и незыблемость семейного очага – жизненное мерило для Раи,
а растворение в семье – своеобразный защитный панцирь.
Поиски себя завершаются обретением чувства материнства.
Выполняя свое высшее предназначение на земле, героиня
жертвует своей «моцартианской одаренностью» (114, с.332),
артистическим талантом, природными задатками к усвоению
иностранных языков. Писательница видит побудительную при-
чину безропотной покорности Раи, беспрекословное подчи-
нение Ааду, подавление своих потребностей вплоть до их

93
исчезновения, в ее славянской сущности. Рая – уроженка
Киева, той территории, в которой, по словам автора, имеет
силу «презумпция виновности» (114, с.337). Неуважение себя,
образ жизни невольницы, изгнание, кротость, вина гарантиро-
ваны ей с самого рождения. Рая уже своим появлением на свет
в этих местах обеспечила себе потерянность и рабство.
М.Палей дает резкий контраст героев – приземленность,
ничтожность чувств и примитивность потребностей Аада,
привлекательного «капризно-слащавой красотой оранжерейно-
го нарцисса» (114, с.259), современного европейского человека,
и здоровое природное начало нецивилизованной славянки.
Образованный интеллигент, преподаватель латыни и филосо-
фии в университете, Аад видел в женщинах, подобных Рае
только самку, деятельность которой направлена на произ-
водство потомков. Для него Рая существовала исключительно в
быту: она может стирать, готовить, убирать, нянчить детей.
Аад даже смерть Раи воспринимает как предопределенность
судьбы. Однако, несмотря на свою рабскую покорность, Рая не
превращается в безвольное существо, повинующееся патологи-
ческим капризам Аада. Смирение и кротость Раи объясняются
не безликостью героини, не безволием и недооценкой себя –
они проистекают от богатства личности.
Повесть «Кабирия с Обводного канала» повествует о
трагической судьбе Раймонды Рыбной, прозванной в быту
просто Монькой или Монечкой. Работающая посудомойкой в
кафе у Балтийского вокзала неугомонная Монька без мужского
начала не жила, не дышала. В повести наличествуют элементы
натурализма. М.Палей мастерски показывает развращенный
нрав героини, аморальность людей среднего класса, их зависи-
мость от животных инстинктов. Ее «порочное сердце прини-

94
мало, размещало и согревало всех, мало-мальски, наделенных
признаками мужской природы…» (107, с.50). Беспорядочные
связи и предание разврату героини М.Палей иронично назы-
вает «разумным режимом ее организма» (107, с.50). Просто-
душная и жизнерадостная Монька, предаваясь ежедневным
наслаждениям, жила бесцельными мечтами, не планируя свое
будущее, хотя подспудно ее навещали мысли о надежном
избраннике.
Петербург в понимании М.Палей не обыкновенное
географическое пространство: это средоточие отрицательного,
воплощение зла и фальши, где порочность вытесняет сер-
дечность, мягкость, человечность. Обводный канал – это поэти-
ческая фигура, олицетворяющая собой начальный и конечный
пункты жизненного пути Моньки. Место, окруженное
зданиями моргов, богадельнями, сиротскими приютами, клад-
бищенскими постройками, производящее зловещее впечатле-
ние, непосредственно выливается в повести в самостоятельный
образ. Очень интересны параллели, проводимые М.Уваровым,
подчеркнувшим в облике города «физиологический акцент»
(167, с.124). Весь строй города контактирует с гномическим,
нездоровым началом, несущим духовную аномалию.
Мотив воды проходит красной нитью через всю повесть:
вода канала, вода, выкачиваемая из героини, пребывающей на
смертном одре. Водная стихия играет символическую роль: ее
текучесть, плавность, всепроникаемость, неудержимость и
разрушительность в натуре самой героини. Вода может
погубить человека, но она также может дать ощущение радости
и свободы.
Испорченность Моньки не предполагает алчность и выго-
ду. Распущенность характеризует пустоту, отсутствие последо-

95
вательности и цельности характера. Аморальность, сводящаяся
исключительно к физическим наслаждениям, дает ей энергию и
силы, становится жизненной философией. Но в действитель-
ности героиня – внутренне не бесцветное существо: она
человек большой души. Несмотря на бедность, неустроенность,
перенесенные болезни, Монька никогда не предъявляет жало-
бы на жизнь. Даже уходя из жизни, героиня успевает выразить
себя целиком по-своему и принять жизнь в ее наивысшем
проявлении.
Соотнесенность человека с природой, обнаружение в
природе высшего выражения естественности проходят через
большинство произведений М.Палей. Пейзаж, выполняя
идейно-эстетическую функцию в качестве одного из главных
элементов ее прозы, соответствуя настроению героев, оттеняет
и подчеркивает их душевное состояние. В повести «Хутор»
дана история сквозь переживания и воспоминания самой
писательницы. М.Палей рисует свой образ, правдиво и
реалистически раскрывает характер и психологию не просто на
фоне валунов Эстонии, не на каких-либо исключительных
событиях, а на материале окружающей ее повседневной жизни.
Балтика становится ее духовной родиной, частью души.
Искрящиеся бухты, блики солнца, обеспечивающие бодрость
духа и покой, как мерило высшей духовности, настраивают ее
на высокий лад. Героиню заполняют мысли о бесконечности
жизни. Специфический рельеф местности, валуны, поросшие
мхом, хвойный бор, весь состоящий из темно-зеленых малахи-
товых сосен и елей, горы, насыщенные чем-то неземным,
первородным, космическим, дышат естественностью. Истинная
красота и добро содержатся в простом, незаметном, повседнев-
ном. Нужно уметь постигать эту красоту.

96
Духовные искания героини даны через описание ее
психологического состояния, через поэтические символы и
ассоциации. Но в невозмутимой заповедной тишине, в недрах
валунов скрыто таится хаос. Гармония может обернуться
дисгармонией. Героиня страшится этой дисгармонии, и, тем не
менее, подсознательно тянется к ней. Недоброжелательное
отношение местных жителей к приезжим, открытая неприязнь,
недоверие и холодность семейства Калью, у которых она
снимает коттедж, отказ в обыкновенных нуждах – челове-
ческом внимании, любезности, участии в чужой боли, вынуж-
дают ее остро почувствовать свою чужеродность. Героиня
прилагает все возможные усилия обустроить свою частную
жизнь в чужом пространстве, в поисках понимания ежедневно
заучивает готовые фразы на эстонском языке, но это не спасает
от отверженности и бесприютности на чужбине.
Она оказывается в полном одиночестве среди людей. На
просьбу разрешить владельцам дачи за определенную плату
собирать в их саду опавшие ягоды для сына, она в очередной
раз получает язвительный отказ. Бездушные хозяева согла-
шаются продать просроченное молоко и тухлые яйца. Героиню
ждут страшные испытания – тяжелейшее инфекционное забо-
левание сына, скитальчество.
Спустя несколько лет писательница, сменив географию,
переезжает в Нидерланды, где повторяется похожая ситуация.
Дипломированный врач, начинающий литератор, пользую-
щийся у себя на родине успехом, она, вновь оказавшись за
границей, без знакомых и поддержки, все начинает с чистого
листа. «Странно!.. Оказалось, что во мне, человеке уединен-
ном, затворнике, анахорете, – человеке, единицу без колебаний
всегда предпочитающем массе, так сильна идея социальной

97
справедливости. Мне необходимо видеть, что мир вокруг –
устроен. Что женщины не замордованы, старики не роются в
мусоре, дети не христарадничают, домашние животные не
подыхают без крова. Мне необходимо видеть воочию, что
слабые защищены. Мне это позарез важно. То есть для меня
первостепенно важно уважать место, где я живу», - рассуждает
писательница (115).
Не могут насладиться домашним уютом и герои романа
«Клеменс». Ни Майк, ни Клеменс не достигли семейного
благополучия. Майк исключает любую возможность сближе-
ния с людьми, никакие узы не привязывают его к обществу –
оно его тяготит.
Петербург является средоточием зла и в романе «Кле-
менс». Образ города выступает в романе в мрачной
тональности. Он не изобилует щедростями жизни, не обеспе-
чивает своих жителей полнотой духа и этим становится для
них губительной, враждебной стихией.
Любовь и семья не в состоянии помочь герою романа
«Хор» преодолеть душевный кризис. Андерс ван Риддердейк,
служащий страховой компании, знакомится с будущей супру-
гой при драматических обстоятельствах – в немецком концла-
гере. Они, во время Второй мировой войны, насильно угнанные
в Германию в качестве иностранных рабочих, участвовали в
голландском Сопротивлении. Далее в жизни героев наступает
спокойная полоса: брак, дети, безмятежность. Казалось бы,
есть все для полноценного счастья, но идиллическое состояние
героя длится недолго. Оно нарушается в тот момент, когда он
за пасхальным столом слышит роковые песни в исполнении
своей жены и невестки.

98
«Хор» по своим художественным особенностям и жанро-
вому своеобразию примыкает к роману-притче. В романе пере-
плетаются сочетание реального и мистического элементов.
М.Палей дает знать, что над человеком тяготеет иррациональ-
ное, мистическое начало. Хор выступает в романе как разруши-
тельная сила. Андерс не в состоянии понять всю глубину и
бездонность пронизывающих сердце песен, таившуюся в них
печаль. Эти песни отражают всю подноготную двух женщин,
столь разных по внутренним проявлениям, и, тем не менее,
связанных происхождением, общностью корней.
Растущее беспокойство Андерса постепенно приобретает
характер маниакального психоза. Одержимость идеей приоста-
новить увлечение жены, все глубже проникая в него, превра-
щает в безумца. Гармония, царящая в его душе, полученная им
ценою невероятных нравственных мучений, оборачивается
дисгармонией. Представители двух разных культур, два
полярных характера: она из Полесья, натура страстная, пылкая:
он, выросший на холодном севере, по-своему любивший ее
пламенной любовью. Стремление к свободе и благополучию,
борьба за выживание определяют внутренний уклад жены
Андерса. В ней превалирует приземленное желание обладать
собственным домом, модными нарядами, статусом замужней
женщины в обществе. Нет духовного родства, общности инте-
ресов. Герой, жаждущий покоя, не выдерживает. Эта трагедия
одиночества человека среди людей. М.Палей мастерски вос-
производит психопатологические переживания Андерса, вводя
читателей в сферу его мыслей. Он не может пережить хор, хотя
осознает, «что виноват в его смерти будет не хор, а его
собственное этого хора восприятие» (114, с.129).

99
Страх создания семьи отличает героя рассказа «Место-
рождение ветра». Это повествование о постижении смысла
жизни через приобщение к ветру. Рассказ не перенасыщен
действием, он представляет собой психологический этюд, в
котором ветер – главное действующее лицо. Для героя в стихии
ветра сосредоточен весь мир в миниатюре: надежды, мечты,
опасения, страхи. Ветер для него микрокосмос, что невоз-
можно достичь посредством логики. Герой, впитывая в себя
всю неуловимость и порывистость ветра, напористо ищет
покоя, уединения. Навязчивая идея научиться кататься на
двухолесном велосипеде и стать ездоком, погоня за ветром –
убежище от рутинности, обыденности жизни. Поиск разбуше-
вавшегося ветра и жажда гармонии с природой в подчеркнутой
форме доказывают отвращение героя к реальной действитель-
ности, где довлеют мелочность, притворство, эгоизм.
Мотив ветра присутствует в рассказе в самых разнооб-
разных очертаниях – сквозняки, теплая струя воздуха, исходя-
щая из горячего фена, прохладный бриз из вагонного окна.
Динамичный образ ветра – психологический символ, это обо-
значение человеческой жизни. Ветреная стихия заложена в са-
мой природе человека. Это и есть неугомонность, неукротимая
воля, непредсказуемость. Ветер всемогущ, но и человек велик
своим духовным арсеналом, и его возможности безграничны.
Мужские герои М.Палей – житейски пассивные люди,
лишенные предприимчивости, но активные в мыслях.
Восприятие жизни писательницы основывается на вере в
человека, на величии и силе воздействия творческой личности,
уверенной в своих духовных и интеллектуальных возмож-
ностях, активной и действенной. В понимании писательницы
инертность, безынициативность и безволие мешают само-

100
утверждению человека и этим же порождают комплекс
неполноценности. Эти черты характера выступают у М.Палей
синонимами смерти. И в то же время писательница
воспринимает покой и изолированность от общества как
явления, ведущие к свободе личности. Она в произведениях
демонстрирует тему господства естественности природной
стихии над стяжательским, эгоистично-расчетливым складом
мира. Только в бездействии, вдали от социума, человек может
сохранить свою нравственную сущность. М.Палей высоко
ценит укромность, затворнический образ жизни. Не исключено,
что уединенность и отчуждение проверяют человека на
прочность и помогают состояться. Человеком полностью овла-
девают думы, а не обезличивание: он проявляет свое величие и
исключительность в размышлениях, открыто признает свои
неудачи. Именно в такой искренности писательница видит
«абсолютную непобедимость человеческого духа» (70).
Тема любви, брака и семьи становится опорной и в твор-
честве Л.Петрушевской. Герои большинства рассказов
Л.Петрушевской – «маленький человек женского пола» (146,
с.56), от которого отвернулась судьба. Писательница вовсе не
задается целью идеализировать женщину. Автор рассматривает
женские образы, подчеркивая в них неутомимые поиски любви,
жажду семейственности, совестливость. В анализируемых рас-
сказах именно женщина является носителем нравственного
начала.
В рассказе «Осталась там» перед взором рассеянного
посетителя Русского музея оживает полотно с изображением
девушки в лодке, сияющей молодостью и жизнелюбием. Кар-
тина повествует о драматической судьбе Рены, пережившей
предательство подруги, измену мужа, душевное помешатель-

101
ство. Мажорным нотам нет места в реальности. Они остались
там, на полотнах. Заметим, что картина словно растягивается в
пространственно-временном диапазоне, включая в себя
несколько этапов драматической судьбы одновременно, без
излишней конкретизации главного материала.
В рассказе «Порыв» Л.Петрушевская рисует историю
жизни Дарьи, особо останавливаясь на необузданности,
безудержности и стихийности ее натуры. «Огонь в крови, что
называется цепь химических реакций, буквально в преддверии
атомного взрыва!», - пишет писательница (129, с.21). Дарья,
вынесшая измену и побои, добивается желаемого, отвоевывает
свою любовь. Теперь перед читателем психологическая драма с
победным концом. Судьба юной девушки аккумулирована в
предельно сжатых рамках основного повествования.
В рассказе «Платье» молодая женщина, Алевтина,
надевает платье темно-вишневого цвета с глубоким вырезом и
отправляется в ресторан. Попадая в светское общество, героиня
неоднократно «действует все по одной и той же схеме, которая
увенчивается особым хитроумным битьем бокалов, совер-
шаемым как бы в растерянности просто расслаблением
пальцев» (125, с.87-88). Сидя за столиком с целью привлечения
внимания к своей одинокой персоне, она привычно отстегивает
бант на платье. Бедная женщина, обделенная мужским
вниманием, своим соблазнительным нарядом и дерзким
поступком примеряя на себя роль строптивой и избалованной
светской красавицы, вовсе не руководствуется корыстными
принципами. Все продиктовано стремлением, войдя в чужой
образ, познать искушенность, привлечь внимание окружаю-
щих. В центре внимания Л.Петрушевской сугубо бытовая,
можно сказать, банальная деталь, но она тесно связана с

102
переключением авторского и читательского внимания от
антуража одежды к ощущению некоего комплекса неполноцен-
ности или дискомфорта.
В рассказе «Свобода» Л.Петрушевская повествует о
нелегких взаимоотношениях дочки и матери. Здесь продемон-
стрирован, по словам О.Славниковой, «конфликт поколений не
в традиционном идеологическом плане «отцов и детей», но в
плане бытийном» (145, с.213). Строгий характер матери не
приемлет бесшабашное поведение юной Норы, ее постоянные
опоздания в институт, поздние возвращения домой. Напрасно
надеется мать на понимание со стороны дочери – в порыве
отчаяния, устав от бесконечных назиданий, Нора уходит из
дома к Рустаму, молодому человеку с сомнительным прошлым.
Холодный и бесчувственный, не способный оценить
любовь и заботу девушки, Рустам, живет по инерции. А Нора –
томная героиня, ищущая романтических отношений, тепла и
понимания, предстает в рассказе как воплощение жизни. Вкус
свободы оказывается горьким. Нора решает не обременять его
собой. Удрученная обстоятельствами, опустошенная девушка
возвращается к матери. Мотивы отстраненности героев
писательницы А.Куралех видит в их излишней сосредоточен-
ности на себе. Герои с эгоистическими устремлениями не
способны замечать «в чужом одиночестве отголосок своего и
приравнять чужую боль к своей, соединить свою жизнь с
жизнью другого человека…» (68, с.65).
Нежелание общения, обособленность и замкнутость
коренятся в самой человеческой природе, исковерканной атро-
фией духовных контактов. Подобный бытовой конфликт мож-
но было развернуть в широкую панораму традиционного про-
тивостояния двух поколений – «отцов и детей». Но не это

103
волнует автора небольшого рассказа. Л.Петрушевская указы-
вает на один из вариантов печального возвращения дочери к
матери из-за неблагоприятных взаимоотношений с мужчиной.
Это частный семейный случай, и обобщение делается в
экзистенциальном ключе: отгороженность от интересов людей.
Тема несвободы проскальзывает также сквозь рассказы
«Рассказчица» и «Случай Богородицы». В «Рассказчице» автор
мотив непонимания отцов и детей доводит до крайности.
Воспоминания Гали о детстве сводятся не только к желчным
замечаниям отца, безосновательно подозревавшего дочь в
нечестности, но и к жестоким побоям с его стороны. В отце
поражают не отеческая властность, а необузданность и
самодурство.
В «Случае Богородицы» Л.Петрушевская показывает
самоотверженную любовь матери, доходящей до безумия, к
своему единственному сыну. Своей ревностной, защищающей,
собственнической привязанностью она давила на его личность,
лишала той внешней и внутренней свободы, жизненно
необходимой для раскрытия и узнавания себя и других.
В рассказе «Темная судьба» одинокая незамужняя три-
дцатилетняя женщина связывается с женатым человеком, ищу-
щим приключений, без какой-либо привязанности к семейному
началу. Героиня заранее чувствует уготованную ей незавидную
участь любовницы. Подавленная, смирившаяся со своей жал-
кой, темною судьбой, ниспославшей ей «старого, плешивого»
(128, с.87) мужика с толстым брюхом и инфантильным рассуд-
ком, она терзается промахами, совершаемыми ей, мучительно
постигая суть подобных временных отношений.
Клава, героиня рассказа «Богема», студентка библиотеч-
ного факультета, одаренная от природы творческими наклон-

104
ностями, занимающаяся писательской деятельностью, не нахо-
дит применения своим способностям. Л.Петрушевская пере-
дает небольшой отрезок из истории жизни совсем юной, но уже
зрелой женщины, познавшей горести действительности.
Маня, героиня одноименного рассказа, добрый, отзывчи-
вый человек приятной наружности, преданный работе, питает
искренние сердечные чувства к сослуживцу Юре – человеку
прагматичному, бескомпромиссно преследовавшему одну жиз-
ненную цель – продолжение рода. Будучи в прежнем браке
бездетным, он даже в заявлении о разводе конкретно указывает
на бездетность как главное основание к разводу. В свои
тридцать с лишним лет, не ожидая от жизни особых подарков,
Маня в разговоре с сотрудниками допускает непростительную
оплошность, приведшую к нежелательному исходу: она
простодушно упоминает про незначительный недуг в состоя-
нии своего здоровья. Ничего не обещавшие красивые ухажива-
ния Юры заканчиваются его уходом.
В рассказе «Бессмертная любовь» Лена, испытав на себе
замужество не по любви, рождение сына-калеки, несмотря на
наличие обязательств перед мужем, ребенком и матерью,
любит своего сослуживца Иванова. Она следует за ним в
другой город на семь лет. Но героиня Л.Петрушевской так и не
обретает долгожданного счастья и стабилизации в жизни, не
успевает познать любви и покоя рядом с любимым мужчиной:
она попадает в психиатрическую лечебницу. Оба героя
оказываются «во мраке и запустении» (119, с.110).
Исследуя прозу писательниц, мы выяснили, что нрав-
ственность является мерилом поступков героинь М.Палей и
Н.Горлановой. Первая в большинстве своих рассказов и пове-
стей намеренно полностью разбивает некрепкие семьи, а герои

105
чаще избирают насильственную смерть. Вторая, напротив,
защищает интересы семьи и никогда не приводит их членов к
мысли о самоубийстве.
Л.Петрушевская в разработке означенной темы идет сво-
им путем: любовь как высшая человеческая ценность немного
расплывчата у нее. Герои большинства рассказов охвачены не
светлой и чистой бессмертной любовью, а подобием любов-
ного чувства, имитацией любви, в конечном итоге, приводящей
к ее уничтожению. Бессмертная любовь отсутствует, есть
глубокая преданность и ответственность, подтолкнувшие поки-
нутого мужа, порядочного и корректного Альберта приехать за
женой и после семилетней разлуки привести обратно в семью.
Эгоизм, собственнические интересы и прихоти, невосприимчи-
вость к чувствам других, доведенные до предела, мешают
проявлению высоких чувств, осуществлению подлинных цен-
ностей.
Бессмертной любви нет в неоднозначных отношениях
мужа и жены в рассказе «Отец и мать». Супруги погружены в
притворную реальность. Таня, старшая дочь, несущая домаш-
ние хлопоты на своих хрупких девичьих плечах, единственный
светлый и разумный человек в семье, под конец утомленная
ежедневными семейными конфликтами и руганью, уходит из
дома, соединяет судьбу с надежным человеком в поисках покоя
и безмятежности.
Пульхерия, героиня рассказа «По дороге бога Эроса»,
кроткая женщина средних лет, погруженная в домашние за-
боты. После смерти мужа, выдав дочерей замуж, бедная жен-
щина хочет начать новую жизнь. Она знакомится с мужчиной:
их объединяет общность интересов и вкусов. Пребывание в
состоянии платонической влюбленности прерывается его

106
внезапным исчезновением. Он оказывается психически нездо-
ровым человеком и мужем ее сотрудницы Оли.
Рассказ «Выбор Зины» описывает драматическую исто-
рию молодой вдовы, которая в тяжелые военные годы во имя
выживания и сохранения жизни двух старший дочерей, отказы-
вается от трехмесячного сына. Голод, бедственное положение,
страх остаться без работы с грудным ребенком на руках вы-
нуждают женщину совершить подобный поступок: она наме-
ренно выводит в суровые зимние вечера малыша на мороз.
В рассказе «Бедное сердце Пани» описана судьба сорока-
летней женщины, готовящейся произвести на свет ребенка.
Неграмотная многодетная чернорабочая Паня, перенесшая
инфаркт, пытается прервать беременность. Доктор Володя,
врач-акушер по призванию, неоднократно спасший жизнь
матерям и их младенцам, человек, которому не чуждо
сострадание к чужой боли, сохраняет жизнь ребенку.
В рассказе «Дочь Ксени» писательница поднимает тему
проституции. Ксеня – проститутка. Незавидное стечение
обстоятельств вынуждают и ее дочь обратиться к столь
постыдному ремеслу. Несчастная женщина стоит в длительных
очередях, в тесной толпе, насильно пробираясь к входу, чтобы
избежать нежелательных разговоров и передать осужденной
дочери провизию, состоящую из папирос и печенья.
В рассказе «Упавшая» показана жизнь женщины, которая
не вынесла предательства. Развод родителей, холодные отно-
шения в семье, смерть матери, одиночество толкают
тринадцатилетнюю девочку к продажности. На долю
покинутого всеми создания, несмотря на юные годы, выпадает
многое – лечение в психиатрической лечебнице, в
венерологическом диспансере, проживание в колонии для

107
несовершеннолетних. Марина стойко переносит испытания
судьбы, обретает семью, становится примерной матерью, дает
своим детям то тепло, которого сама была лишена. Сюжет
рассказа «Майя из племени майя» примыкает к ряду событий в
рассказе «Упавшая». Ревность, желание пристыдить мужа за
тайные романы на стороне вынуждают героиню устроить
слежку за ним. Майе тяжело вынести лишение семейного уюта.
Мужских героев современной прозы М.Абашева
причисляет к типу пожирателей и потребителей. «Потребление
становится их сутью», - замечает критик (1, с.10). Наглые и
пробивные герои не останавливаются ни перед чем в своих
эгоистических стремлениях достичь материальных благ.
Мужские герои Л.Петрушевской, добившись глубокого про-
никновения в сознание и душу женщин, не видя перспективы в
совместном проживании, чудовищным образом бросают их,
обрекают на мучительное существование. Открытость души,
доверительность, растворение себя в любви не оцениваются
должным образом («Маня», «Сережа», «Свобода», «Бессмерт-
ная любовь», «Упавшая», «Майя из племени майя»). Именно
цель иметь ребенка от физически здоровой женщины с хоро-
шей наследственностью, эгоистическое намерение оставить
после себя след, а не отцовство как духовная потребность,
руководят Юрой («Маня»).
Андрею, герою рассказа «Смотровая площадка», была при-
суща неординарная черта – назначать свидание своим избран-
ницам на смотровой площадке у Ленинских гор. Героя в поисках
индивидуального манили не просто прекрасная панорама,
величие университета, просторы, по которым прохаживала
московская элита: им руководило особое, трепетное, доставляю-
щее ему умиротворение, ощущение укрощения столицы.

108
Андрей – незначительный человек с мелкой душой. Это
мужчина, глубоко уверенный в непостоянстве сердечных
отношений, видящий в противоположном поле либо
исключительно доступных падших созданий, либо ко всему с
подозрением относившихся циничных старых дев.
Автобиографическая проза «Истории из моей собствен-
ной жизни» – воспоминания Л.Петрушевской, уникальные
свидетельства очевидца переломов истории. Содержащиеся в
книге тридцать три сочинения представляют собой разрознен-
ные воспоминания разных лет, связанные меж собой идейно-
тематическим стержнем. Писательница добилась запечатления
до чрезвычайности важных мгновений собственной жизни. В
книге переплетены судьбы людей, прошедших ужасы репрес-
сии и войны, переживших трагичность существования под
бомбежками и обстрелами.
Л.Петрушевская трепетно повествует о постижении
жизни глазами еще маленькой девочки, но уже свидетельницы
подрыва родственных связей. Она убедительно передает
понимание несостоятельности бытия в изнурительных
очередях, коммунальных квартирах, рассказывает о царстве
голода, о способах добывания и распределения еды в условиях
военного времени. Именно сила духа, отважность позволяют в
трудных условиях овладевать ситуациями, которые не под силу
слабому человеку. Они помогают выработать в себе адаптацию
к обстоятельствам, чтобы при этом не лишиться главной
составляющей духовной конструкции человека – гуманности.
«Маленькая девочка из «Метрополя» – так называется
первая повесть, открывающая книгу. Автор излагает историю
своей семьи, подробно останавливаясь на судьбе прадеда И.С.
Вегера, члена РСДРП, военного врача. Он был большевиком,

109
который перешел от народовольческих настроений на ортодок-
сальные марксистские позиции и впоследствии жестоко попла-
тился за это своей жизнью. С болью писательница расска-
зывает о драматической судьбе матери, В.Н.Яковлевой, юной
талантливой студентки литературного факультета, вынужден-
ной в годы войны из опечатанной квартиры с единственным
ребенком скитаться по просторам Москвы, ютиться на стан-
циях метро, ночевать в сырых туннелях на жестких щитах,
ездить на эвакуацию в Куйбышев.
Нотками горечи пронизаны страницы, посвященные
разрушительным последствиям войны. Девочка, невольно при-
нужденная к разлуке с самым дорогим ей существом – ма-
терью, оставленная на попечении бабушки и тети, с присущей
ей детской скорбью переносит расставание. Проживание,
полное лишений, бедность, насущная потребность в тепле и
голод сопровождают жизненный путь девочки.
Названия глав «Начало войны», «Куйбышев. Способы
существования», «В поисках еды» определяют канву повество-
вания, являясь сюжетообразующим стержнем. Девочка пита-
ется из помойного ведра зажиточных соседей, супами из
листьев капусты, подобранными на земле. Проникновенен эпи-
зод, в котором она ходит по дворам и магазинам, прикидыва-
ется калекой, изображает на лице выражение нечеловеческого
страдания, просит милостыню. Незнакомая женщина из состра-
дания к неимущей и озябшей девочке протягивает ей трико-
тажную зеленую кофту, а мальчик, сам просивший подаяние,
бросает копеечку. Такое поведение доставляет ей невыразимые
страдания, став для ребенка самым страшным наказанием.
В глубине души девочка осознает, что этот омерзитель-
ный поступок совершила не она: его вынужден был совершить

110
заложник положения, придавленный обстоятельствами чело-
век, сидящий в ней. Полученные деньги девочка тратит на
исполнение давней мечты – покупает куклу в облике мальчика
в матроске. Но блаженство длится недолго: второпях она
роняет покупку. Преступление влечет за собой наказание.
Девочка была нечестной по отношению к незнакомым людям, а
главное – перед Богом, за что и понесла наказание.
Л.Гинзбург, рассматривая биографические конструкции,
подчеркивает в них наличие эстетического начала: «…чтобы
пробудить это начало, нужно лишь воспринять биографиче-
скую связь как выражение некоей жизненной темы, идеи:
нужно, чтобы события, поступки, переживания мыслились как
формы этой жизненной темы, от нее неотделимые» (24, с.83-
84). В автобиографической прозе Л.Петрушевской можно
условно выделить несколько линий: переживания предвоенных
лет, сведения о многочисленных литературных и художествен-
ных объединениях, литературные портреты знаменитых
современников, повседневный быт. Книгу дополняют удиви-
тельные характеры, стойкие, самодостаточные «лица с кон-
кретной историей жизни» (123, с.367).
Мажорными мироощущениями пронизаны страницы,
освещающие сферы деятельности писательницы.
Л.Петрушевская, личность упорная и яркая, была связана с
журналистикой. Она посещала семинары юмора и сатиры в
журнале «Крокодил», работала корреспондентом в «Последних
известиях» на радио. Писательница занималась в театральной
студии МГУ «Наш дом», сотрудничала с журналами «Окоем»,
«Щит Родины», «Новый мир», с ведущими театрами страны,
такими как «Современник», «Ленком». Часть рассказов предла-
гает своеобразную попытку писательницы оценить многосто-

111
роннюю личность таких глыб искусства, как Олег Ефремов,
Александр Твардовский, тех, с кем ее долгие годы связывала
дружба. Благодарность, наряду с такими духовными качества-
ми, как честность, решительность, непоколебимость, непре-
клонность – мерило природного благородства писательницы.
Страницы, передающие встречи с А.Твардовским,
А.Берзер, И.Борисовой, Е.Дорошом, главными людьми жур-
нала «Новый мир», наполнены теплом и сердечностью. Анну
Берзер, являющуюся «позвоночным столбом» журнала,
внесшую коррективы в труды Ю.Трифонова, А.Солженицына,
Ф.Искандера, Ю.Домбровского, сумевшую «пробить» сквозь
редколлегию и цензуру непечатаемых писателей и опублико-
вать роман В.Гроссмана «Жизнь и судьба», крайне удивитель-
ного человека, писательница называет «крестной матерью»
многих запрещенных литераторов. Писательница задушевно
рассказывает о сотрудничестве с режиссером анимационного
кино Юрием Норштейном, с Марком Захаровым, главным ре-
жиссером Ленкома.
Автобиографическая проза Л.Петрушевской представляет
исключительную художественную ценность. Это не просто
фиксирование определенных дат и событий. Публикации
исполнены особой наблюдательности и созерцательности.
Каждая из них в отдельности являет собой наполненный
внутренней экспрессией и динамикой психологический этюд,
отображающий реалии ее жизни. В них доминируют интерес к
психологии человека, глубокое проникновение в характер, его
индивидуальные особенности, глубина психологических
характеристик, лиричность.
Автобиографизм наличествует в романе «Публичные
признания женщины средних лет в возрасте 55 и ¾ лет»

112
английской писательницы Сью Таунсенд. Это произведение
можно рассматривать как подбор очерков из ее собственной
жизни. Роман состоит из восьмидесяти девяти историй, осве-
щающих реалии бытия писательницы. В автобиографических
заметках обрисована обстоятельная картина женского мира:
отношения к различным жизненным ситуациям, воспоминания
и наблюдения, тревоги и опасения. С.Таунсенд работает над
сценариями к кинофильмам, встречается с коллегами по
писательскому цеху, ежедневно отвечает на письма почита-
телей. Но даже напряженная умственная деятельность (работа
над рукописью, редакторский анализ, посредничество с литера-
турными агентами) не может вытеснить из сознания женщины
ее настоящее предназначение: она любящая мать четверых
детей. Проникнута сердечностью и лиризмом глава «По снегу»,
в которой она в густой снегопад отправляется в больницу: так
сильно в ней желание увидеть новорожденную внучку.
«Разумный человек выждал бы денек, пока снегоуборочные
машины и контейнеры с песком укротят дорогу, но мною
овладел первобытный зов, стремление увидеть и подержать на
руках нового члена семьи», - пишет она (159, с.118).
С.Таунсенд и Л.Петрушевская, пристально всматриваясь
в истории жизни описываемых ими героев, а также в свое
прошлое, точно и убедительно вырисовывают психологические
портреты людей посредством их поступков. Широкий диапазон
писательниц включает в себя и воспоминания детских лет, и
создание портретов деятелей науки и искусства, что, в свою
очередь, свидетельствует об эрудиции и творческой фантазии.
Творческое наследие Хелен Филдинг – своеобразная стра-
ница в истории английской литературы конца ХХ века. Романы
Х.Филдинг интересны и значимы высокой художественностью,

113
задушевностью, психологизмом. В монографии рассматри-
ваются три романа Х.Филдинг – «Дневник Бриджит Джонс»,
«Бриджит Джонс: грани разумного» и «Бриджит Джонс без ума
от мальчишки». В центре дневника – личность Бриджит Джонс:
мысли, переживания, оценки жизненных событий. Она профес-
сиональный журналист. Недовольство собой, самоосуждение,
вытекающие отсюда беспокойство и внутренняя тревога, апа-
тия, возникающая от повседневных будничных впечатлений,
монотонная жизнь, лишенная красок, неготовность к переме-
нам вызывают в ней потребность обдумать все происходящее.
Нужда в самоанализе, потребность постичь свою суть
заставляют Бриджит обратиться к дневнику как к приему внут-
реннего самораскрытия. Четко не определены обязанности,
жизнь не распланирована и не упорядочена. Честолюбивые
устремления, желания продвинуться вверх по служебной лест-
нице всего лишь убежище от устрашающего одиночества.
«…Концентрация на работе и карьере отвлекает от любовной
тоски», - признается Бриджит (170, с.174).
Монологи Бриджит, пронизанные экспрессией, пыл-
костью, местами задорностью, раскрывают ее характер и внут-
ренние ресурсы: чередования сомнений и решительности, стра-
ха и отважности, отчаяния и надежды. Замужество для нее –
это средство противостоять одиночеству: оно способно искоре-
нить страх жизни, унизительные для нее оправдания перед
окружающими. Героиня переживает сильный психологический
кризис по поводу одинокого существования. Ей нелегко вести
подготовку к столь дорогому ей празднику, как Рождество, без
любимого человека. Приближающийся день Святого
Валентина Бриджит уподобляет Варфоломеевской ночи. Она
четко устанавливает себе пунктиры в отношениях с противопо-

114
ложным полом – проявить напористость, самообладание,
«вырабатывать уравновешенность, авторитетность и чувство
собственного достоинства, выглядеть женщиной цельной, са-
модостаточной…» (171, с.8).
На новогоднем фуршете в доме друзей она становится
предметом внимания Марка Дарси. Бриджит никогда не плыла
по течению, а сейчас невольно подчиняется ходу событий. Она
переживает эпоху знакомства. Каждый день для Бриджит и
Дарси – познание друг друга, открытие все новых, ранее не
известных особенностей характера. А ведь с годами люди
становятся все более уязвимыми, чувствительными и осторож-
ными. Им сложнее открыться другим людям, впустить их в
свой мир. На первый взгляд, они кажутся полными противопо-
ложностями: глубоко неуверенная в себе, угловатая, страдаю-
щая комплексом неполноценности, регулярно подсчитываю-
щая калории Бриджит, и Марк, привлекательный мужчина,
преуспевающий адвокат по правам человека, уверенный в себе
человек: галантный, деликатный, надежный, на которого
можно положиться в самые трудные мгновения жизни. Марк
проявляет неподдельное участие к Бриджит, поддерживает в
журналистских начинаниях на телевидении, не допускает
надрыва в самооценке, улаживает процесс, связанный с вовле-
ченностью ее матери в мошенничество.
Бриджит, один раз уже познавшей предательство и из-
мену, нелегко строить новые отношения с мужчиной. Даниел
Кливер, тщеславный, самонадеянный человек и сторонник
легких романов, смотрел на связь с ней, как на временное увле-
чение, на обычную сердечную склонность без обязательств.
Его непорядочность усиливается также тем фактом, что не

115
искренние чувства и понимание, а понижение по служебной
лестнице вынуждают его искать утешение в Бриджит.
Познакомившись с Марком, она жаждет крепких, честных
и серьезных отношений, налагающих ответственность на обе
стороны. В ней появляется не просто сильное чувство
привязанности, но и семейственности. Бриджит именно в
любви, в лоне семьи обретает успокоение. Ею руководит
желание остаться верной долгу супруги и друга, клятве, данной
на пороге жизни перед собой и алтарем. Для Х.Филдинг сила
любви глубоко нравственна, она не приемлет корысть и эгоизм.
В романах о Бриджит Джонс линия любви и поиска жен-
ского счастья является магистральной. Введение дневника для
Бриджит становится необходимым условием существования.
Записи Бриджит, характеризующиеся напряженностью и дина-
мичностью, можно истолковать как записи-размышления: раз-
мышления о женской доле, о попытках обрести счастье и по-
кой, о любви. Эти монологи и откровения выражают весь ее ха-
рактер и сущность.
Х.Филдинг показывает психологическое состояние
женщины. Каждый этап жизни приносит с собой неизведанное,
новое и интересное. Преимущество возраста в познании себя, в
осознании истинных жизненных ценностей. Бриджит
становится мудрее и оптимистичнее. Если в молодости героиня
пыталась заполнить душевную пустоту мыслями о карьере,
новыми чувствами, то в зрелые годы она придает иное значе-
ние жизни: для нее любовь уже безвозмездный акт. Приобре-
тенная ею внутренняя гармония порождает неиссякаемый инте-
рес к жизни, помогает преодолевать тяжелые жизненные пе-
риоды (потерю мужа), ставить себе новые цели и стремиться к
ним. Ее переполняют жизненная сила и вера в себя, желание

116
двигаться вперед, чтобы не терять мотивации. Она делится
этими прекрасными ощущениями с окружающими.
В романе «Бриджит без ума от мальчишки» все больше
раскрываются достоинства героини. Жизненные потрясения
она воспринимает как неизбежность. Дети заполняют пустоту,
образовавшуюся после гибели Марка. Бриджит переживает
кризис среднего возраста: одиночество, заниженную самооцен-
ку, страх перед переменами. «Когда у тебя есть дети, ты не мо-
жешь позволить себе развалиться, рассыпаться, опустить руки.
Ради них ты должна жить дальше, как бы больно тебе ни было.
Жить дальше, двигаться дальше…» - таковы выдержки из
очередного дневника героини (169, с.50). Бриджит не теряет
уверенности в себе, пробует себя в литературе, но не все
начинания героини сопровождаются успехами. Она хочет
встретить достойного человека, с которым можно построить
отношения, основанные на взаимном понимании и уважении,
вновь пережить прежние чувства. Героиня подсознательно
ищет психологическую опору в мужчине. Порядочный и му-
жественный Скотт Валлакер, преподаватель физкультуры, ве-
дущий в школе шахматную секцию, прививающий ученикам
понятия о товариществе, стойкости и дисциплине, любит и обе-
регает Бриджит, окружает ее детей отеческим теплом. Пере-
полненная любовью и радостью она обретает душевный покой.
Сложность натуры героини показана Х.Филдинг с боль-
шой убедительностью. У Бриджит дневник служит реали-
зацией жизненной программы, упорядочения мыслей и образа
жизни. Подобный исповедальный жанр позволяет Х.Филдинг
правдиво охарактеризовать женскую душу. Следуя исконно
женскому чутью, автор дневников видит основную составляю-
щую своего писательского пера в постижении духовных начал,

117
необходимости обретения чувства семейственности. Состояние
внутренней гармонии, жизнь в согласии с собой, любовь и
семья превыше всего.
Исследование идейно-тематического своеобразия прозы
русских и английских писательниц дает возможность прийти к
нижеследующим обобщениям:
1. Рассказы Н.Горлановой, направленные на раскрытие
всех граней женского характера, демонстрируют разные
ипостаси и душевные качества русской женщины: контраст-
ность, стихийность, спонтанность, непредсказуемость. Умение
пойти навстречу своей любви, способность уступать, идти на
компромиссы, довольство малым, скромным существованием,
тихое восхищение жизнью, ее осмысленностью, мудростью и
красотой характеризует героинь Н.Горлановой, плотно погру-
женных в быт и будничные заботы. Жизнь женских образов
писательницы наполнена смыслом только в ожидании любви, в
ситуации любви.
Н.Горланова проверяет ценности жизни чувством мате-
ринской любви и семейственности. Она делает особый упор на
том, что интересы семьи для русской женщины находятся на
первом месте. При раскрытии темы любви и брака писатель-
ница обращается к идее создания полноценной семьи. По ее
мысли, семейная идиллия далеко не всегда достижима, но жен-
щина должна к ней неизменно стремиться. Этим она реши-
тельно отличается от более пессимистичных взглядов М.Палей
на любовь, брак и семью, которая приводит своих героев чаще
всего не к счастью материнства, а к идее самоубийства (реали-
зуемой или планируемой в зависимости от конкретных
обстоятельств).

118
В женских характерах Н.Горлановой, М.Палей и
Л.Петрушевской одинаково чередуются с одной стороны, твер-
дость духа, непреклонность, а с другой – душевная мягкость,
гибкость и уступчивость. При раскрытии темы любви и брака
Н.Горланова придерживается более оптимистичных взглядов.
2. В реализации указанной тематики М.Палей можно
отнести к писателям-парадоксалистам. Ей ближе женская пси-
хология. Женские образы писательницы более устойчивы к
воздействию социальных катаклизмов, выносливее, и в то же
время, они, являясь носителями духовных исканий, наиболее
остро чувствуют несостоятельность и бездуховность мира.
Поэтому, в отличие от Н.Горлановой, она гораздо чаще
заостряет внимание на неожиданных поворотах человеческой
души.
3. Любовь у Л.Петрушевской приобретает трагическое
звучание. Чаще всего она у писательницы незамеченная,
несостоявшаяся. Проявившись, она не выдерживает испытания
временем, браком, семьей и приводит к грустной развязке –
одиночеству, безумию, самоубийству. Именно любовь, отзыв-
чивость на чужую беду возвращает человека в мир духовности,
подчеркивает самое лучшее и высокое в нем.
Писательница исследует феномен любви у женщин и у
мужчин, пытается определить его влияние на их судьбы и
психологию. В женщинах любовь, исходя из естества их
натуры, из душевной потребности любить и быть любимой,
проявляет себя открыто. Природное, стихийное начало поз-
воляет им всецело отдаться любви. Глубокие, одухотворенные,
с высокими понятиями о любви, о долге, они всегда готовы
прийти на помощь другим, требовательны к себе и преданы
семье. Преданность семье, домашние заботы, альтруистическая

119
любовь высвечивают внутреннюю жизнь женских героев
Л.Петрушевской. Лучшие черты их характера раскрываются в
состоянии любви. В мужских героях наблюдается не любовь, а
ее имитация. Она носит поверхностный характер и выражается
холодно, грязно.
4. Английская романистка Х.Филдинг, обращаясь к жанру
дневниковой формы повествования в прозе, расширяет
проблематику романа, углубляет анализ психологического
раскрытия образов. Дневники для Бриджит Джонс – это
монологи откровения. Они служат реализацией жизненной
программы. В отличие от русских писательниц, Х.Филдинг
разрабатывает исповедальный жанр, позволяющий метко и
правдиво охарактеризовать женскую душу. У нее нет, и не
может наблюдаться таких мотивов, как, к примеру, борьба за
жилплощадь и с бюрократизмом (Н.Горланова «Человеку
много ль надо?»). Нет здесь и таких специфических тем, как
ревностная привязанность матери к ребенку, превращающая
любовь в ненависть и презрение (Л.Петрушевская «Случай
Богородицы»). Поиск любви, стремление к простому женскому
счастью, жажда самореализации, попытки утвердиться как
личность в профессии и в обществе, сознание своей внутренней
значимости, нежелание склонять голову перед жизненными
трудностями – особенности героинь прозы Х.Филдинг.

120
1.2. Проблема становления личности человека
в «Дневниках Адриана Моула» С.Таунсенд.
Эволюция образа героя:
утрата и обретение души

Сью Таунсенд – одна из видных представительниц совре-


менной английской юмористической литературы. «Тайный
дневник Адриана Моула, тринадцати лет и девяти месяцев от
роду» – первый роман, входящий в цикл произведений о
главном герое – Адриане Моуле. В центр повествования
поставлен характер в развитии, «рефлексирующая личность»
(67, с.9). Писательница акцентирует внимание на анализе
психологии своего героя на разных этапах его жизни – от
подросткового возраста до зрелости. Цель С.Таунсенд –
добиться полного раскрытия образа Адриана Моула, показать
эволюцию характера, духовное взросление.
Дневник Адриана, первоначально рассчитанный на запол-
нение часов досуга, представляя собой довольно пестрое
содержание, содержит его тщательный самоанализ: размышле-
ния и наблюдения. Это не просто записи, а способ чувствовать
и выражать противоречивые эмоции.
Письменное наследие Адриана можно рассматривать как
психологическое самоопределение героя, попытку самовыра-
жения и самореализации: в нем имеют место описание душев-
ных потрясений героя, сознание своей значимости и исключи-
тельности, отношения с социумом, первые признания в любви,
а также нравственные искания.
Л.В.Федотова, называя С.Таунсенд «своеобразным лири-
ком в прозе», приписывает ей «репутацию исповедального
121
писателя», особо отмечая в «Дневниках» глубину изображения
тонкостей психики подростка, «внимание к малейшим нюансам
движений души, удивительную наблюдательность и точность в
передаче человеческих отношений» (168). Восприятие жизни
глазами подростка заключается в аналитическом характере его
описаний, в попытке воссоздать в дневнике разнообразные
характеры, отношения и ситуации, выразить свое мнение к
наблюдаемым явлениям. Комментарии и реакция мальчика
вначале довольно просты. В его записях на первых порах
простое описание доминирует над саморефлексией: она
обнаружится в более зрелом возрасте.
С годами Адриан придет к осознанию всей сложности,
многогранности и противоречивости жизни. Духовное взросле-
ние мальчика, развитие его нравственного и интеллектуального
облика наложит заметный отпечаток и на диапазон его
мышления, что в свою очередь, приведет к усложнению
психологического восприятия мира. Образ Адриана на раннем
этапе отрочества немного расплывчат, лишен психологи-
ческого ореола, но автор, тонко обрисовывая характер отно-
шений подростка с родными, школьниками, дает почувствовать
сферу его внутренних переживаний и этим передает его
духовное состояние.
Адриан знакомит читателей со своим окружением, отводя
им в своем повествовании определенные функции. Он также
поверхностно, не вдаваясь в подробности, описывает и со-
циальную почву, окружающую его среду (80-е годы), которая,
в свою очередь, формирует склад характера. Среда у
С.Таунсенд играет немаловажную роль в исследовании взаимо-
обусловленности характера и обстоятельств. События, проис-

122
ходящие с ним и сопровождающие его жизненный уклад, даны
как преломленные в сознании подростка.
В записях Адриана наблюдается художественный синтез
драматического начала с комическим. В думах мальчика много
забавного и смешного. Описания юного героя лаконичны,
носят информативный характер, мысли туманны и расплыв-
чаты, но в то же время наполнены лирической струей,
поэтическим пафосом начинающего литератора. Впав в сочи-
нительство, он облекает свои переживания в стихотворения,
которые принимает за высокую поэзию, мнит себя интеллек-
туалом. Мечтая о литературном признании, посылает свой
литературный дебют в Би–Би–Си. Мальчик страдает манией
величия. Его будоражит будущая литературная слава. Корни
тщеславия Адриана держатся на мечте о привлечении всеоб-
щего внимания.
Писательский почерк С.Таунсенд отличается обилием и
разнообразием художественных средств. Психологический ана-
лиз, динамичность сюжета, показ характеров в развитии, зани-
мательная фабула переливаются с мягким британским юмором,
острым видением мира и комической трактовкой образов. «Для
англичан юмор – это не просто свойство подмечать смешное,
комическое, но гораздо большее – это способ видения мира и
человека…», - пишет И.А.Киенко (61, с.3). Юмор С.Таунсенд
проявляет себя одновременно в обрисовке портретов персона-
жей, и в передаче их речевых характеристик. Исследование
особенностей психологии подростка дает возможность
С.Таунсенд продемонстрировать свое оригинальное стилисти-
ческое мастерство. Обращает на себя внимание речь Адриана,
насыщенная и книжной, и жаргонно-разговорной лексикой.

123
Впечатляет выбор книг мальчика. Романы классиков
кажутся ему довольно скучными и несовременными. «Уход за
кожей» становится его настольной книгой. Юный герой
большое значение придает своей внешности.
Жизнь пока не прожита. Она еще не бьет и не калечит
душу и чувства. Но Адриан уже перестает смотреть на жизнь
сквозь розовые очки: он начинает постигать тайну сложных
человеческих отношений. Сосед, мистер Люкас, оказывает
знаки внимания матери Адриана – Полине Моул. Она, устав от
будничных впечатлений, постоянных неудач мужа, решает
создать новую семью с мистером Люкасом. Устраивается на
работу в страховую компанию стенографисткой.
Адриан не может однозначно относиться к происходя-
щему. «Неужто работа ей дороже собственного сына?» (158,
с.26). В нем просыпаются ревность и эгоизм. «Эдак я попаду
под влияние улицы, скачусь к уголовщине и все такое. А куда
мне деваться в каникулы? Днями сидеть в прачечной, чтобы
согреться? Оставят меня без присмотра с ключом на шее, что-
бы сам открывал дом. А обо мне кто позаботится? А есть я весь
день что буду? Одни пирожные да конфеты, пока не испор-
тится кожа, и зубы не выпадут. Эгоистка моя мама, вот она
кто!», - возмущается Адриан (158, с.13). С.Таунсенд детально
передает душевные переживания подростка, его протест, гнев,
импульсивность, раздражительность, строптивость. По силе
эмоционального воздействия травма в подростковой психике в
состоянии превзойти даже потрясения взрослых людей.
Дневники Адриана дают широкий простор его богатым
внутренним задаткам, аналитическим способностям и острой
наблюдательности. Подросток переживает трудные времена:
развод родителей, уход матери, свою заброшенность, новое

124
увлечение отца своей сослуживицей, его увольнение по сокра-
щению штата. Жизнь кажется ему тернистой. Ему приходится
самому зарабатывать на жизнь: мальчик работает в киоске
разносчиком газет.
Как было подчеркнуто выше, слияние драматического с
комическим подтекстом подчеркивает богатое дарование
С.Таунсенд как художника. Адриан расстроен и подавлен.
Мальчика даже посещает мысль о самоубийстве. «Я перережу
себе горло. Не переживу позора» (158, с.47). Следует учесть
тот факт, что к тревогам Адриана по поводу разрыва семьи
примешивается еще и чувство уязвленного самолюбия. Ему
невыносимо быть ребенком «родителя-одиночки» (158, с.51).
Очень задушевно пишет Адриан о своей первой влюблен-
ности к однокласснице – Пандоре Брейтуэйт. Любовь, это
естественное состояние души человека, желание быть люби-
мым оказывают благотворное влияние на мальчика. В нем
оттаивает злоба, ожесточенность уступает мягкости, сердце
наполняется доверием и лаской. В лице Пандоры он находит не
только любовь и понимание, но и обретает в ней союзника:
Пандора, оценив его литературные способности, предлагает
создать журнал «Голос юности» и привлечь к сотрудничеству
других талантливых литераторов.
Череда новых событий сопровождает жизненный путь
уже четырнадцатилетнего подростка: неожиданное возвраще-
ние матери, примирение с отцом, рождение сестры, Рози
Джермейн Моул. Трения в семье, провалы экзаменов еще боль-
ше усиливают внутреннюю противоречивость характера
Адриана. С одной стороны, страх перед наказанием, отчаяние,
а с другой – сознание своего одиночества, равнодушие родите-
лей вынуждают его совершить побег.

125
Мальчик мучительно ощущает обособленность родных.
Этим отчаянным шагом он хочет наказать их, проследить их
реакцию, увидеть, как они удручены чувством вины. Он не-
доумевает по поводу того, что в вечерних новостях о беглеце
нет ни слова, возмущается, что родители до сих пор не извести-
ли полицию об исчезновении сына.
В Адриане преобладают и добрые порывы. Он доброволь-
но вступает в основанную в школе группу «Добрые сама-
ритяне» с мыслью помочь пенсионерам. Принимает участие в
подготовке гулянья в честь бракосочетания принца Чарльза и
леди Дианы, считая это своим патриотическим долгом.
Подросток переполнен чувством гордости и нужности.
В отрочестве Адриан постепенно постигает внутреннее
расхождение в характерах своих родителей. Частые, почти еже-
дневные семейные драмы, недопонимание между родителями
не могут не сказываться на характере мироощущений под-
ростка. Отец хотел увидеть в сыне прирожденного спортсмена,
мастера на все руки, претендующего на офицерский чин, а мать
мечтала лицезреть его как вращающуюся в светских кругах
знаменитость.
Серии романов об Адриане Моуле проникнуты тонким
юмором, но в то же время стержень повествования образует
проблема становления личности. В «Дневниках» особенно
остро поставлена проблема характера. На примере жизнеописа-
ния подростка, прослеживая этапы становления его характера,
акцентируя внимание на переломных моментах духовного
взросления, С.Таунсенд показывает постепенное обретение
героем интеллектуальной и нравственной независимости.
Дневники, освещающие самореализацию и духовные
искания Адриана, направлены на поиски им своей сущности.

126
С.Таунсенд, проводя своего героя через наиболее важные
моменты духовного роста, показывает динамику подсознания,
модификацию душевных состояний, соответствующих отдель-
ному возрасту. Внимание писательницы первоначально
устремлено на раскрытие внутреннего мира подростка и на
своеобразие восприятия окружающей действительности расту-
щим и развивающимся человеком. С.Таунсенд подробно иссле-
дует психологию тинейджера, его болезненную неудовлетво-
ренность собой, обидчивость и мнительность, углубленность в
собственные переживания.
Все перечисленные состояния являются следствиями
переходного возраста, сложного в психологическом отношении
перешагивания во взрослую жизнь. Далее писательница
выявляет мотивы потрясений в сознании юноши. Если первые
дневники Адриана характеризовались подростковой углова-
тостью, нервозностью, то последующие записи, набирая резкие
обороты, выделяются уже заметной накаленностью, остротой
суждений и напряженностью изложения мыслей. Неизменным
остается ярко выраженная инфантильность героя.
В «Страданиях Адриана Моула» С.Таунсенд воспроиз-
водит психологию героя на пороге юности. Диапазон записей
героя широк – от унылых заметок, наполненных скукой моно-
тонности жизни, до восторженных излияний. Самопризнания
Адриана – наглядное доказательство подвижности мышления.
Они отражают бесшабашность, безрассудные юношеские
скитания, и в то же время исполнены драматизма: это
неразделенная любовь к Пандоре, отчаянные попытки
завоевать ее расположение, связь с Шарон Боттс, замужество
матери, вступившей в брак с молодым инженером. Взросление
героя сопровождается бурей неудач. Адриан ощущает

127
покинутость. «Мир – это царство серого цвета и душеразди-
рающей тоски», - пишет он (160, с.38).
Роман «Адриан Моул. Дикие годы», исходя из названия,
также отмечен напряженностью: обращение к психоаналитику
с целью упорядочить мысли, новая дама сердца в лице Бьянки
Дартингтон, очаровавшей его естественностью, простотой,
наполнившей одинокое существование героя яркими красками.
Любовь, забота о любимой обнажают истинное лицо Адриана.
Он оказывается во власти некой электризующей силы. Ранее
видевший в любви всего лишь бессознательное, инстинктивное
физическое влечение, он, взрослея, по-своему познает ее под-
линную сущность. Героя снова преследуют неудачи – преда-
тельство Бьянки и следующие за этим горечь и разочарование.
Двадцатичетырехлетний герой сталкивается с безработи-
цей: издатели отказываются от его публикаций. Им овладевает
отчаянное желание доказать свою значимость. Адриан не
сдается и проявляет себя в разных сферах: присматривает за
детьми, работает разносчиком пиццы, дворником, мойщиком
посуды. Дикие годы Адриана не совсем лишены позитивных
нот: завершение романа «Гляди-ка! Плоские курганы моей
Родины», примирение родителей, встреча с нигерийкой Жожо.
В романе «Годы капуччино» Адриан предстает уже
семейным человеком. Если в юности в вопросах любви он
руководствовался инстинктами, то в зрелости опирается на рас-
судок. Интеллектуальное превосходство Жожо, разрозненность
в корнях, внутренняя неготовность к семейной жизни приводят
тридцатилетнего Адриана к разводу. Пережитое определяет
движение его характера, служит своеобразным пунктиром,
регулирующим поведение. Первоначально ему нелегко дается
установление теплых доверительных взаимоотношений с

128
сыновьями. В глубине души он понимает, что собственное
безрадостное детство не оправдывает его неосмотрительности,
беспечности, несерьезного отношения к детям. Трогательны и
исполнены лиризма страницы романа, описывающие
искреннюю привязанность мальчиков к отцу. Оба мальчика,
по-своему лишенные материнской любви, обделенные
родительским вниманием, всеми струнами души тянутся к
отцу. Гленн дарит ему на день рождения пепельницу в виде
змеи, сделанную своими руками, и открытку, на которой
запечатлен тридцать один поцелуй. Адриана не может не
тронуть подобное выражение сыновней любви.
Этот роман характеризуется переменами во взглядах и в
жизненных установках Адриана. С.Таунсенд постижением
своим героем отцовства, отеческой ласки и тепла, показывает
триумф человеческого духа. Адриан – стержень семьи. Повы-
шенный интерес к своей персоне сменяется родительской
любовью. Соприкосновение с добрым и прекрасным невоз-
можно вытравить в ребенке. Двенадцатилетний Гленн называет
его папой, хотя сам герой никогда не обращался к родному
отцу этим словом.
Роман «Годы прострации» повествует о судьбе уже
сорокалетнего Адриана. Герой продолжает фиксировать тече-
ние своей жизни в дневниках, в которых изобилует обострен-
ная драматичность: столкновение с тяжелой болезнью –
раковой опухолью, эмоциональная опустошенность, вызванная
длительным курсом терапии, досада на невозможность реали-
зации планов, связанных с публикациями сочинений, натяну-
тые отношения с женой Георгиной. С.Таунсенд описывает
неотвратимое угасание жизни, чувств и надежд Адриана.
Приближается старость, грозившая не только физической не-

129
мощью, но и материальной необеспеченностью. Адриан,
поселившись в тихой английской деревушке Лестер, видит
утешение в разведении садоводства и возделывании земельных
участков. Герою улыбается перспектива стать дедушкой: он ох-
вачен внутренним ликованием. Сцены, исполненные искренни-
ми признаниями Адриана, потенциального деда, принадлежат к
самым большим психологическим достижениям С.Таунсенд.
Последний роман об Адриане можно рассматривать как
исповедь, ретроспективное обозрение своего жизненного пути,
в котором отражены впечатления, образы, запомнившиеся с
юности: они тесно сплетаются с обретением истинного смысла
жизни, мыслями о пройденной жизни, мудрым взглядом в бу-
дущее.
Цель исследования романов об Адриане Моуле, упорно
пытающегося упорядочить свою жизнь в дневниках, составляет
выявление таунсендского понимания сущности и содержания
психологии человека на разных этапах формирования характе-
ра героя.
Писательнице удалость показать жизненный путь своего
героя от юности, насыщенной экспрессией и пылкостью, до
зрелости, полной философской ясности и просветленности
сознания.
Итак, специфика подросткового периода мыслится как
разрушение естественной детской гармонии. Автор сосредота-
чивает внимание на таких противоречивых качествах героя, как
тщеславие, самонадеянность, эмоциональная неустойчивость,
импульсивность и раздражительность.
Характерный признак зрелости, по мысли С.Таунсенд,
это, прежде всего, осознание этапов своего взросления, умение
принимать самостоятельные решения, ощущение собственной

130
значимости, как в личностном плане, так и в обществе,
постижение семейственности. На данном этапе усложняется
характер самоуглубления героя, преобладают медитации о
смысле бытия.

131
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Русских и английских писательниц сближают схожие


темы, нравственно-этическая, философская проблематика,
лейтмотивом пронизывающие содержание созданных ими
произведений. Их проза характеризуется умением выразить
излагаемые истории со свойственным женщине мироощуще-
нием: надеждами, сомнениями, опасениями, восхищениями.
Она демонстрирует сложное сплетение судеб героев с глубо-
ким внутренним миром. Основная мысль, лежащая в основе
этой прозы, заключается в следующих постулатах: нужно с
пониманием и любовью относиться друг к другу, уметь
показывать чуткость и неравнодушие к людям, доверять, про-
щать и признавать ошибки. Способность предчувствовать, со-
переживать, страдать и воплощать в собственных пережи-
ваниях тревоги героев – неотъемлемые атрибуты исследуемой
женской прозы.
Л.Петрушевская, М.Палей, Н.Горланова, М.Спарк,
Х.Филдинг и С.Таунсенд в своем творчестве поднимают такие
масштабные проблемы, которые, переходя за границы
национального, приобретают общечеловеческое значение.
Вместе с тем у каждой из названных писательниц есть,
безусловно, собственная система литературных ассоциаций и
пристрастий. В задачу заключения исследования входит обзор
частных и общих аспектов литературных ассоциаций, тем и
мотивов русских и английских писательниц.
Наиболее ясным и достоверным мы считаем строгую при-
верженность русских и английских писательниц опреде-
ленному жанру. Л.Петрушевская, М.Палей и Н.Горланова в

132
основном пишут в жанре «малой прозы» (рассказы и повести),
что позволяет им на ограниченном пространстве воссоздать
характеры и рассказать историю их жизни. В предыдущих
разделах работы нашло свое отражение подробное освещение
их произведений. Они особенно показательны тем, что в их
основе лежит частный случай. Рассказы русских писательниц –
единичные, искрометные моменты в судьбах отдельных
героинь. По композиционному замыслу они включают в себя
несколько этапов из жизни литературных образов. Однако эти
этапы намеренно сжаты; дорога, длиною в жизнь, уместилась
всего лишь на нескольких страницах.
Совершенно по другим жанровым правилам строят свои
произведения М.Спарк, Х.Филдинг и С.Таунсенд. Они рабо-
тают исключительно в романном жанре. Писательницы описы-
вают драматическую судьбу человека, однако масса частных
случаев объемлет все последующие этапы жизни. Таким обра-
зом, композиционный стержень оказывается принципиально
иным.
Связь между ними не исчерпывается исключительно
наличием определенных жанровых признаков. Ряд тем русских
и английских писательниц отличается индивидуальными
особенностями. В творчестве русских писательниц присут-
ствуют частные темы, которых избегают избранные нами для
критического анализа английские романистки. Прежде всего,
это тема проституции, глубоко разрабатываемая в прозе
Л.Петрушевской и М.Палей. Существенная часть их прозы
пронизана мраком, насилием, гедонизмом, показанными
жестко, без эстетических прикрас. По мнению писательниц, все
перечисленное и лежит в основе бытия. Также в отличие от
работ английских писательниц, творчество русских художни-

133
ков слова отмечено интересом к обыденной жизни, бытовой
тематике. Этих тем практически не знает женская проза в лице
названных английских писательниц.
В творчестве М.Палей, Н.Горлановой и Л.Петрушевской
представлена специфическая тема родного дома. У каждой из
них она получает индивидуальные оттенки. В повести М.Палей
«Поминовение» дом показан не столько как «родовое гнездо»,
сколько как «место ссылки» (112, с.5). В творчестве
Н.Горлановой указанная тема проходит в рассказе «Дом со
всеми неудобствами». У М.Палей зримо просматривается тема
вымирания дома; у Н.Горлановой – уходящего, так как темные
тона в этом рассказе все-таки смягчены. Для героинь
Л.Петрушевской обзавестись собственным домом означает
наличие в них ярко выраженного эгоцентризма, неестественной
жажды к наживе.
Перед нами три различных подхода к теме дома. Такой
вариативности мы не обнаруживаем в творчестве названных
английских писательниц. Сильные духом и самодостаточные
герои (Флер Тэлбот, Бриджит Джонс) или отрицательные
действующие лица могут покупать или строить новые дома. У
М.Спарк, С.Таунсенд и Х.Филдинг они не покидают их с
чувством горечи и проклятий. Нет проблемы – нет ее худо-
жественного отображения.
Системное описание форм детского мышления и вос-
приятия мира, степени его функционального действия зани-
мают особое место в детских рассказах Н.Горлановой. В рас-
сказах «Человек Размышляющий», «Вся красота мира»,
«Дипломаты», «Мой маленький йог», «Радуга каждый день»
она описывает особое «примитивно-детское» восприятие кар-
тины мира, которая имеет совершенно специфические

134
ориентиры. Деятельный мозг детей познает тайну краткости,
хрупкости и конечности человеческой жизни. В юных героях
писательницы силен страх смерти. Их занимает мысль об уходе
без возврата.
В творчестве русских писательниц в последние годы
приобретает остроту и актуальность тема детской преступ-
ности и нравственного разложения подростков («Сынок»,
«Акакий», «Глюк», «Дом девушек», «Бацилла»
Л.Петрушевской; «Тургенев, сын Ахматовой», «Роман воспита-
ния» Н.Горлановой).
И в творчестве С.Таунсенд можно видеть некоторые
причины духовного обнищания подростков. Но, в отличие от
рассказов Л.Петрушевской и Н.Горлановой, они не связаны с
реальными фактами детской и подростковой уголовной
преступности. В романе «Дневник Адриана Моула» причины
недостойного поведения главного героя описаны как единич-
ный факт юношеского бунта, причем, носящего преходящий
характер. В чем он проявляется? Мятежный дух, бунтарство
заговаривают в мальчике. В знак протеста он надевает красные
носки и ходит в них в школу в надежде вызвать эпатаж и тем
самым шокировать не только руководство, намеренно нарушив
установленные внутренним распорядком школы правила, но и
показать себя героем, не считающимся с общепринятыми
запретами. Бунт Адриана, его «носочный протест» (158, с.53)
поддерживает весь класс. Задуманное свершилось, но конечная
цель пока не достигнута. Согласно Л.В.Федотовой, «Адриан
становится, в силу складывающихся обстоятельств, центром
семьи, которая рушится у него на глазах» (168). В подсознании
Адриан этим своим поступком хотел обратить на себя вни-
мание родителей, примирить их, воссоединить, вернуть мать.

135
Нельзя также не учитывать подростковое чувство профес-
сиональной юношеской неопределенности в жизни и той доли
тщеславия, которым С.Таунсенд награждает своего героя.
В произведениях русских писательниц большое внимание
уделено городской теме. Во многих повестях и романах
М.Палей прослеживаются урбанистические мотивы («Кабирия
с Обводного канала», «Хутор», «Ланч», «Дань саламандре»,
«Клеменс»). Город как средоточие зла активно представлен в
прозе писательницы. В то же время городская тема почти не
встречается в анализируемых произведениях М.Спарк,
С.Таунсенд и Х.Филдинг. Эта тема, как нетрудно убедиться,
изучив книги английских писательниц, для них не характерна.
Скажем несколько слов о стилистических приемах
русских и английских писательниц. Стиль С.Таунсенд отличает
юмор в решении ряда назревших жизненных задач; М.Спарк
активно использует приемы бичующей сатиры. В свою очередь
излюбленным художественным приемом в творчестве М.Спарк
становятся внутренние монологи. Так, в романе «Умышленная
задержка» все философские размышления, переживания и
ощущения героини передаются через ее внутренние монологи.
Стиль романов М.Спарк отличается поэтичностью, афо-
ристической формой выражения мыслей. Многие выражения,
имеющие место в романе, афористичны. Меткие, назидатель-
ные цитаты содержат в себе глубокие мысли. В этой связи не
можем не отметить, что арсенал художественно-изобра-
зительных средств М.Спарк отчасти отвечает манере письма
русских писательниц. Как было отмечено выше, в прозе
Н.Горлановой и М.Палей также много мест отведено внутрен-
ним монологам. Повествование в произведениях М.Палей ха-
рактеризуется лирико-интеллектуальным стилем, аналитич-

136
ностью выводов и обобщений, связанных с действиями героев.
Многогранность показа сложных движений человеческой ду-
ши, составляя основу повествования, соседствует с размышле-
ниями и лирическими отступлениями. Отсутствуют диалоги и
динамика в повествовании; движение воссоздается в памяти
героев, часто в роли рассказчиц выступает сама писательница.
В повествование включаются автобиографизм и ретроспекция.
Ретроспективный взгляд позволяет героям пересмотреть свои
мнения и представления о жизни («Истории из моей собствен-
ной жизни» Л.Петрушевской, «Поминовение», «Хутор»
М.Палей, «Публичные признания женщины средних лет в
возрасте 55 и ¾ лет» С.Таунсенд).
Изучение вышеперечисленных произведений русских и
английских писательниц допускает возможным сделать сле-
дующие выводы:
Все проблемы, которые поднимаются в исследуемой жен-
ской прозе, рассматриваются под нравственным углом зрения.
Проникая в природу человека, без прикрас показывая настоя-
щую правду жизни, писательницы в центр повествования
ставят динамичные образы. Они раскрывают внутренний облик
своих героев, как в нравственно-этическом плане, так и в об-
щественно-социальном аспекте. Женская проза, несмотря на
изображение мрачных и жестких сторон жизни, не утрачивает
свою гуманистическую функцию. Она предполагает обязатель-
ное наличие в человеке этических качеств, которые составляют
мерило нравственности.
Духовность является определением поступков героинь
М.Палей и Н.Горлановой. Первая в большинстве своих расска-
зов и повестей намеренно полностью разбивает некрепкие
семьи, а герои чаще избирают насильственную смерть. Вторая,

137
напротив, защищает интересы семьи и никогда не приводит их
членов к мысли о самоубийстве.
Через большинство произведений М.Палей лейтмотивом
проходит тема одиночества и безверия, определяющая фило-
софскую основу ее прозы (циклы рассказов «Отделение
пропащих», «Фабрика игрушек», повесть «Хутор», романы
«Ланч», «Хор», «Клеменс», «Дань саламандре»). Характеры
героев раскрываются с большой убедительностью и психоло-
гической глубиной. Автор не только показывает мучительные
переживания образов, но ищет и указывает причины этих
переживаний, подчеркивая их заложенность в самой структуре,
условиях жизни и нравах современного общества. Человек
страдает от отсутствия любви и понимания, задыхается, как от
недостатка воздуха, гибнет. Эсхатологические мотивы, холод-
ность и безразличие людей, некомпетентность врачей, отсут-
ствие в них врачебного такта и этики составляют основу прозы
М.Палей. Мужские герои писательницы вследствие сложив-
шихся внешних неблагоприятных обстоятельств, ведущих к
внутренней энтропии в их мыслях, становятся однобокими.
Вышеперечисленные явления можно рассматривать как
наглядные атрибуты ломающегося мира, который близок к
нравственному разложению.
У Н.Горлановой есть гармония, достигаемая в любви
(«История озера Веселого», «Нюся и мильтон Артем», «Как
устроена любовь?», «Пик разводов», «Любоф», «Подсолнухи
на балконе»). Сюжетную основу большинства рассказов писа-
тельницы составляет история драматичной любви женщин,
одухотворенных и сильных характеров, показ богатства их
внутренней жизни. Эмоции – главные движущие силы их пос-
тупков. Будучи волевыми и решительными, они живут миром

138
чувств и видят смысл жизни в любви и служении семье. Лич-
ность женщин полностью раскрывается в любви. Неразделен-
ная любовь не разрушает их, а, наоборот, придает силу. Они не
впадают в тоску, не унижаются до положения оскорбленных и
отвергнутых, а продолжают бороться за свою любовь. Даже
чужая любовь способна наполнить душу и сознание героини
рассказа «Что же в ней было?». Рассказчица впервые испытала
настоящую любовь, но проснувшееся чувство оборачивается
для нее любовной драмой: ее не замечают, ей предпочитают
другую. Но любовь не перерастает у Н.Горлановой в трагедию.
Внутреннее благородство, жизненная стойкость, наличие неис-
черпаемого запаса любви не позволяют героине предаваться
унынию.
Любовь – чувство, которое невозможно призвать,
сымитировать. Она не принадлежит человеку: это дар божий.
Только она вечна. Именно любовь, требующая от человека
напряжения душевных сил, приносящая и радость, и страдания,
способна облагородить его. Проза Н.Горлановой, пропущенная
сквозь призму женского восприятия, больше связана с
реальностью. У Л.Петрушевской отсутствует подобная
гармония. Она заслоняется прозаизацией, грубой в своей
откровенности жизни, изобилующей черными реалиями,
беспросветностью: слаженность с собой возможна только в
потустороннем мире. Он при всей отдаленности реален и
плотен («Два царства»). Одолеваемые мрачными пред-
чувствиями герои предпочитают пребывать в небытии.
Л.Петрушевская в своей прозе ставит проблемы широко
гуманистического плана. Потрясения героев в своем происхож-
дении не ограничиваются личной судьбой конкретного челове-
ка: они, в свою очередь, ориентируются на структуру совре-

139
менного им общества, утратившего духовное содержание.
Этим объясняются мотивы изолированности людей друг от
друга, формирующие проблему углубления в психологию ин-
дивидуума. Герои убеждены в относительности и беспочвен-
ности традиционных нравственных стереотипов. Для
Л.Петрушевской очень важна психологическая мотивировка
характеров героев. Вводя читателя в неоднозначные взаимоот-
ношения своих персонажей, она редко прибегает к использова-
нию прямой речи. Этот сознательный отход от прямой речи
придает самому повествованию драматическую напряжен-
ность. Герои, возможно, на первый взгляд, скупы на слова. Но
внутреннюю динамику персонажей дополняет их внутренняя
речь и авторские отступления. Очень часто весь их ход
чувствований и мыслей раскрывается в авторском ком-
ментарии.
Также остро, но совершенно под другим углом зрения
стоит проблема гармонии и дисгармонии любви в романе
С.Таунсенд «Дневник Адриана Моула». Этот объемный роман,
по хронологии и широте охвата событий приближающийся к
эпопее, содержит в себе ряд серьезных философских размыш-
лений о любви. Однако, в отличие от творчества М.Палей,
Н.Горлановой и Л.Петрушевской, когда рассказчиками
являются взрослые, у С.Таунсенд все события передаются гла-
зами подростка. Введение дневника для Адриана Моула стано-
вится необходимым условием его существования. Сложность
его натуры, специфика психической жизни, начиная с детского
возраста до зрелости, показаны С.Таунсенд с большой убеди-
тельностью. Все происходящее в жизни Адриана мы видим
сквозь призму его восприятия. Картины и события, имеющие
место в дневниках, постепенно став воспоминаниями, не

140
теряют своей яркости, а приобретают глубину и убедитель-
ность.
И Х.Филдинг, и С.Таунсенд с множеством психологи-
ческих подробностей воспроизводят в дневниковых повество-
ваниях душевные переживания своих героев, вдаваясь в детали,
следят за их внутренней жизнью, развитием мыслей. Много-
уровневая характеристика героев, взятая на вооружение писа-
тельницами, предполагает раскрытие их внутреннего облика
через ежедневные заметки, которые всесторонне освещают
кадры повседневной жизни.
М.Спарк интересует проблема духовного обнищания че-
ловека. В романах «Передел», «Умышленная задержка», «По-
собники и подстрекатели», «Пир» писательница в сатири-
ческих красках осуждает общественное устройство, по ее
убеждению, лишенное морального стимула. Уверенные в своей
безнаказанности герои М.Спарк, воплощая в себе болезненное
тщеславие, маниакальную жажду власти, не знающую границ
алчность, безликое олицетворение денег, предъявляя потреби-
тельское отношение к жизни, коверкая чужие судьбы, в
нравственном плане не представляют никакой ценности. Они,
игнорируя духовные ценности, всей своей сущностью от-
даются материальным ценностям. Приобретательство, поклоне-
ние власти денег приводит к потере самообладания и обезличи-
ванию. Это духовно исчерпавшие себя люди.
Изучение основных мотивов прозы исследуемых писатель-
ниц позволило раскрыть идейно-художественное своеобразие их
творческого метода, определить место и значение писательского
наследия в истории литературы. Проза, созданная исключитель-
но женским потенциалом, выявила в их наследии тонкость,
художественность, углубленность в проблему человека.

141
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абашева М. Чистенькая жизнь не помнящих зла // Литера-


турное обозрение, 1992, №5-6, с. 9-14.
2. Ажгихина Н. Разрушители в поисках веры. Новые черты
современной молодой прозы // Знамя, 1990, №9, с. 223-227.
3. Александров Н. Диагноз – энтропия // Дружба народов,
1996, №11, с. 160-168.
4. Анджапаридзе Г. Причудливость вымысла и строгость
правды. Заметки о творчестве Мюриэл Спарк // Иностранная литера-
тура, 1980, №7, с. 221-227.
5. Аникин Г.В. Современный английский роман. Пособие по
спецкурсу для студентов филологического факультета. Свердловск,
1971, 311 с.
6. Аннинский Л. Шестидесятники, семидесятники, восьми-
десятники… К диалектике поколений в русской культуре // Лите-
ратурное обозрение, 1991, №4, с. 10-14.
7. Асмолов А.Г. Психология личности: культурно-истори-
ческое понимание развития человека. М.: Смысл: Издательский
центр «Академия», 2007, 528 с.
8. Ахмедова Л.Ф. Эволюция нравственных стереотипов в го-
родской прозе II половины ХХ века (в контексте русской и азербай-
джанской литератур): Автореф. дис. … докт. филолог. наук. Баку,
2007, 54 с.
9. Басинский П. Постфеминизм. У русской литературы была
женская душа // Октябрь, 2000, №4, с. 176-179.
10. Беляков С. Правда, увиденная своими глазами. Россия
сквозь разную оптику // Новый мир, 2008, №1 // Электронный ресурс.
Режим доступа: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2008/1/be13.html
11. Беляков С. Снайпер с Обводного канала. Писатель недели:
Марина Палей ставит этой планете «ноль». Газета «Взгляд», 2008,

142
31 августа // Электронный ресурс. Режим доступа:
http://vz.ru/culture/2008 /8/31/202400.html
12. Бердяев Н. Русская идея. М.: АСТ: АСТ МОСКВА:
ХРАНИТЕЛЬ, 2007, 286 с.
13. Бердяев Н. Самопознание. М.: АСТ: АСТ МОСКВА:
ХРАНИТЕЛЬ, 2007, 447 с.
14. Беседа словенской переводчицы Лияны Деяк с Мариной
Палей // Зарубежные записки, 2007, №10 // Электронный ресурс.
Режим доступа: http://magazines.russ.ru/zz/2007/10/be14.html
15. Богдецкая Л.Д. Комический гротеск (В.Шекспир –
М.Спарк) // Метод, жанр, поэтика в зарубежной литературе. Сборник
научных трудов Кирг. гос. ун-та. Фрунзе, 1990, с. 3-18.
16. Бондарев Ю. Хранители ценностей. М.: Правда, 1987, 384 с.
17. Боровиков С. Неизвестная заря. Рецензия на книгу Марины
Палей «Месторождение ветра» // Новый мир, 1998, №12, с. 222-226.
18. Быков Д. Рай уродов. О творчестве Л.Петрушевской //
Огонек, 1993, №18, с. 34-35.
19. Вайль П., Генис А. Новая проза: та же или «другая»? Прин-
цип матрешки // Новый мир, 1989, №10, с. 247-250.
20. Васильева М. Так сложилось // Дружба народов, 1998, №4,
с. 208-217.
21. Ватченко С.А. Особенности художественного метода Афры
Бен в жанровых разновидностях «history» и «novel»: Автореф. дис. …
канд. филолог. наук. М., 1980, 18 с.
22. Воробьева Н.В. Женская проза 1980-2000-х годов: динами-
ка, проблематика, поэтика: Дис. … канд. филолог. наук. Пермь, 2006,
257 с.
23. Герасимова Н.М. «Поэтика переживания» в русской
современной женской прозе // Электронный ресурс. Режим доступа:
http://www.folk.ru/Research/gerasimova-
poetikapereziv.php?rubr=Research-articles
24. Гинзбург Л. Литература в поисках реальности: Статьи.
Эссе. Заметки. Л.: Советский писатель, 1987, 400 с.

143
25. Горланова Н., Букур В. Роман воспитания // Новый мир,
1995, №8-9 // Электронный ресурс. Режим доступа: http://magazines.
russ.ru/novyi_mi/1995/8/gorlovan.html
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1995/9/gorlan.html
26. Горланова Н., Букур В. Тургенев, сын Ахматовой. М.:
РИПОЛ классик, 2011, 416 с.
27. Горланова Н. В музее: рассказ // Октябрь, 1987, №12,
с. 58-62.
28. Горланова Н. Любовь в резиновых перчатках: рассказ //
Октябрь, 1993, №3, с. 29-53.
29. Горланова Н. Радуга каждый день. Рассказы. Пермь:
Книжное издательство, 1987, 174 с.
30. Горланова Н. Рассказы. Содержание: Беседа современного
человека, утомленного жизнью, со своей душой. Энциклопедисты //
Знамя, 2000, №2, с. 138-147.
31. Горланова Н. Рассказы о чудесах. Содержание: Справед-
ливость восторжествовала. Гриша-Шиша. За грехи мои // Новый мир,
1998, №12, с. 146-158.
32. Горланова Н. Родные люди. Рассказы. М.: Молодая
гвардия, 1990, 235 с.
33. Горланова Н. Светлая проза. Рассказы. М.: ОГИ, 2005, 320 с.
34. Гребенникова Н.С. Мюриэл Спарк и традиция английской
реалистической сатиры: Автореф. дис. … канд. филолог. наук.
Ленинград, 1985, 16 с.
35. Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноме-
нологической философии. Книга первая. Перевод с немецкого
А.В.Михайлова. Вступ. ст. В.А.Куренного. М.: Академический
проект, 2009, 489 с.
36. Даниленко Ю.Ю. Проза Нины Горлановой: поэтика,
генезис, статус: Автореф. дис. … канд. филолог. наук. Пермь, 2006,
20 с. // Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.dslib.
net/russkaja-literatura/proza-niny-gorlanovoj-pojetika-genezis-status.html

144
37. Днепров В.Д. Литература и нравственный опыт человека.
Л.: Советский писатель, 1970, 424 с.
38. Днепров В.Д. С единой точки зрения. Литературно-
эстетические очерки. Л.: Советский писатель, 1989, 376 с.
39. Дрюон М. Сладострастие бытия: роман. М.: Эксмо; СПб.:
Домино, 2009, 240 с.
40. Дырдин А.А., Рыкова Д.В. Русская проза 1950-х-начала
2000-х годов: от мировоззрения к поэтике: учебное пособие по курсу
«Современный литературный процесс». Ульяновск: УлГТУ, 2005,
124 с. // Электронный ресурс. Режим доступа: http://venec.ulstu.ru/lib/
v9/Dyrdin.pdf
41. Евтушенко Е. Нежность – застенчивая форма страсти.
Газета «Труд 7», Москва, 2003, 10 июля, №125 // Электронный
ресурс. Режим доступа: http://www.trud.ru/article/10-07-2003\59096_
evgenij_evtushenko_nezhnost-eto_zastenchivaja_str.html
42. Ермолин Е. В тени Набокова. Беспощадное отчаяние //
Новый мир, 2005, №10 // Электронный ресурс. Режим доступа:
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2005/10/ee12.html
43. Есин А.Б. Принципы и приемы анализа литературного
произведения: учебное пособие. 10-е издание. М.: Флинта: Наука,
2010, 248 с.
44. Женская логика: сборник женской прозы. Сост.
Л.В.Степаненко, А.В. Фоменко. М.: Современник, 1989, 623 с.
45. Жлуктенко Н.Ю. Английский психологический роман ХХ
века. К.: Выща школа. Издательство при Киевском университете,
1988, 160 с.
46. Иванова Н. Намеренные несчастливцы? (о прозе «новой
волны») // Дружба народов, 1989, №7, с. 239-253.
47. Иванова Н. Неопалимый голубок. «Пошлость» как эстети-
ческий феномен // Знамя, 1991, №8, с. 211-223.
48. Ивашева В.В. Английские диалоги. Этюды о современных
писателях. М.: «Советский писатель», 1971, 552 с.

145
49. Ивашева В.В. «Век нынешний и век минувший…».
Английский роман XIX века в его современном звучании. М.:
Художественная литература, 1990, 479 с.
50. Ивашева В.В. Литература Великобритании ХХ века.
Учебник для филологических специальностей вузов. М.: Высшая
школа, 1984, 488 с.
51. Ивашева В.В. Судьбы английских писателей: Диалоги вче-
ра и сегодня. М.: Советский писатель, 1989, 448 с.
52. Ивашева В.В. Эпистолярные диалоги. М.: Советский пи-
сатель, 1983, 368 с.
53. Ильина Н.И. Белогорская крепость: Сатирическая проза.
М.: Советский писатель, 1989, 384 с.
54. Ильина Н.И. Дороги и судьбы. М.: Советский писатель,
1985, 560 с.
55. Камю А. Творчество и свобода. Статьи, эссе, записные
книжки. Пер. с франц. Составление и предисловие К.Долгова. Ком-
ментарий С.Зенкина. М.: Радуга, 1990, 608 с.
56. Канчуков Е. Рецензия на произведения Л.Петрушевской //
Литературное обозрение, 1991, №7, с. 29-30.
57. Касаткина Т. «Но страшно мне: изменишь облик ты…» //
Новый мир, 1996, №4, с. 212-220.
58. Касумова К. Женская тема в современной русской и
азербайджанской литературе. Б.: Мутарджим, 2011, 200 с.
59. Керимова Ф.Ф. Проблема семьи и общества в новейшей
русской и английской литературе (на материале произведений
Т.Толстой, Л.Петрушевской, В.Пелевина, А.Мердок, Дж.Барнса,
Дж.Фаулза): Автореф. дис. … докт. философии по филолог. наукам.
Баку, 2013, 38 с.
60. Киверецкий В. Письмо в редакцию. О повести Н.Горлановой
и В.Букура «Тургенев, сын Ахматовой», опубликованной в журнале
«Октябрь» (1998, №5) // Октябрь, 1999, №3, с. 163-165.
61. Киенко И.А. Сатирическая проза Мюриэл Спарк. Киев:
Издательство «Наукова думка», 1987, 240 с.

146
62. Комаров К. Сольная партия (Марина Палей «Хор» // Волга,
№7-8, 2010) // Новый мир, 2011, №10 // Электронный ресурс. Режим
доступа: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/10/kk16.html
63. Кончаловская Н.П. Волшебство и трудолюбие. М.:
Советский писатель, 1989, 320 с.
64. Костырко В. Жертвоприношение. О новом романе Марины
Палей // Русский журнал, 2012, 21 апреля // Электронный ресурс.
Режим доступа: http:// www.russ.ru/Mirovaya-povestka/
ZHertvoprinoshenie.-O-novom- romane-Mariny-Palej
65. Костырко С. «Три книги от Сергея Костырко». Русская
нота. Рецензия на роман «Хор» // Русский журнал, 2012, 20 января //
Электронный ресурс. Режим доступа: http://russ.ru/Mirovaya-povestka/
Tri=knigi-ot-Sergeya- Kostyrko2
66. Кошкарова Е.Г. Идейно-художественный диапазон «жен-
ской темы» в прозе современных русских писательниц и оценках ли-
тературной критики: Дис. … канд. филолог. наук. Псков, 2005, 197 с.
67. Кривицкая-Барабаш Н.А. Постмодернизм: история любви и
разочарований. Литература. Театр. Телевидение. Знаки и символы.
Монография. М.: Серебряные нити, 2007, 216 с.
68. Куралех А. Быт и бытие в прозе Людмилы Петрушевской //
Литературное обозрение, 1993, №5, с. 63-67.
69. Кутлемина И.В. Поэтика малой прозы Л.С.Петрушевской:
Дис. … канд. филолог. наук. Архангельск, 2002, 172 с.
70. Кучерская М. На необычных держится небо. Интервью с
Мариной Палей // Газета «Ведомости», Москва, 2011, 29 апреля,
№2843 // Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.vedomosti.
ru/newspaper/articles/2011/04/29/na_neobychnyh_derzhitsya_nebo
71. Кучерская М. Не все пропало. Рецензия на книгу Марины
Палей «Отделение пропащих» // Новый мир, 1992, №6, с. 238-240.
72. Кьеркегор С. Страх и трепет. Пер. с датского. Классики
современности. М.: Культурная революция, 2010, 488 с.
73. Лазарева Е.В. Иерархия ценностей в современной женской
прозе: Автореф. дис. … канд. филолог. наук. Краснодар, 2009 //

147
Электронный ресурс. Режим доступа: http://cheloveknauka.
com/ierarhiya-tsennostey-v-sovremennoy-zhenskoy-proze
74. Латынина А. Глаз из Нижнего мира // Новый мир, 2004,
№10 // Электронный ресурс. Режим доступа: http://magazines.russ.
ru/novyi_mi/2004/10/lat12.html
75. Лебедушкина О. Книга царств и возможностей. О
творчестве Л. Петрушевской // Дружба народов, 1998, №4, с.199-207.
76. Лейдерман Н., Липовецкий М. Между хаосом и космосом.
Рассказ в контексте времени // Новый мир,1991, №7, с. 240-257.
77. Липовецкий М. Растратные стратегии, или Метаморфозы
«чернухи» // Октябрь, 1999, №11, с. 193-210.
78. Липовецкий М.Н. Уроки музыки (о прозе Л.Петрушевской)
// Липовецкий М.Н. «Свободы черная работа»: Статьи о литературе.
Свердловск: Сред.Урал. кн. издательство, 1991, 272 с.
79. Литература Англии. ХХ век. Киев: Вища школа, 1987, 400 с.
80. Лосев А.Ф. Страсть к диалектике. Литературные размыш-
ления философа. М.: Советский писатель, 1990, 320 с.
81. Лосев А.Ф. Форма – Стиль – Выражение. М.: Мысль, 1995,
944 с.
82. Лосский Н.О. Ценность и бытие: Бог и Царство Божие как
основа ценностей. М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 2000, 864 с.
83. Лошаков П. Вечный город эпохи упадка // Нева, 1993, №3,
с. 261-266.
84. Луков Вл.А. История литературы. Зарубежная литература от
истоков до наших дней: учебное пособие для студентов высших учеб-
ных заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2009, 512 с.
85. Мамедханова Н. Литературные вдохновения. Б.: Мутар-
джим, 2014, 184 с.
86. Маркова Д. Людмила Петрушевская. Где я была. Рассказы
из иной реальности // Знамя, 2003, №2 // Электронный ресурс. Режим
доступа: http://magazines.russ.ru/znamia/2003/2/mark.html
87. Марченко А. Гексагональная решетка для мистера Букера //
Новый мир, 1993, №9, с. 230-238.

148
88. Михайлова М.В. Внутренний мир женщины и его
изображение в русской женской прозе Серебряного века //
Преображение (Русский феминистский журнал), 1996, №4, с. 150-158
// Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.philology.ru/
literature2/mikhaylova-96.htm
89. Михальская Н.П., Аникин Г.В. Английский роман ХХ века.
Учебное пособие для филологических специальностей. М.: Высшая
школа, 1982, 192 с.
90. Морозова Т. После долгого воздержания // Дружба
народов, 1997, №9, с. 177-184.
91. Морозова Т. Ускользающее месторождение сюжетов //
Дружба народов, 1998, №8, с. 218-220.
92. Москаленко А.Т., Сержантов В.Ф. Смысл жизни и
личность. Новосибирск: Наука, 1989, 205 с.
93. Мотылева Т.Л. Зарубежный роман сегодня. М.: Советский
писатель, 1966, 472 с.
94. Мустафаева М. Поэтика повседневности в творчестве
Л.Петрушевской: Дис. … докт. философии по филолог. наукам. Баку,
2013, 137 с.
95. Наджи Ф. (Флора Султан гызы Наджиева). Русская
литература сегодня. Очерки о новейшей русской литературе.
Учебное пособие. Б.: Мутарджим, 2015, 120 с.
96. Невзглядова Е. Сюжет для небольшого рассказа. О твор-
честве Л.Петрушевской // Новый мир, 1988, №4, с. 256-260.
97. Немзер А. Замечательное десятилетие. О русской прозе 90-
х годов // Новый мир, 2000, №1, с. 199-219.
98. Нефагина Г.Л. Динамика стилевых течений в русской прозе
второй половины 1980-90-х годов: Автореф. дис. … докт. филолог.
наук. Минск, 1999, 37 с.
99. Нефагина Г.Л. Штрихи и пунктиры русской литературы
ХХ века. Минск; Слупск.: Белпринт, 2008, 247 с.
100. Николаевская А. Беспощадность и великодушие Мюриэл
Спарк // Иностранная литература, 1985, №6, с. 237-239.

149
101. Овчинникова Л.В. Русская литературная сказка ХХ века.
История, классификация, поэтика: учебное пособие. М.: Флинта:
Наука, 2003, 312 с.
102. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. Дегуманизация искус-
ства. Бесхребетная Испания. М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2008, 347 с.
103. Ортега-и-Гассет Х. Эстетика. Философия культуры.
Вступ.ст. Г.М.Фридлендера. М.: Искусство, 1991, 588 с.
104. Павлов О. Метафизика русской прозы. Вопросы литера-
туры безвременья // Октябрь, 1998, №1, с. 167-183.
105. Палей М. Дань саламандре: петербургский роман. М.:
Эксмо, 2012, 384 с.
106. Палей М. Евгеша и Аннушка: повесть. Вступительное
слово Е.Сидорова // Знамя,1990, №7, с. 10-45.
107. Палей М. Кабирия с Обводного канала: повесть // Новый
мир, 1991, №3, с. 47-81.
108. Палей М. Клеменс. Роман // Нева, 2005, №2, №3 //
Электронный ресурс. Режим доступа: http://magazines.russ.ru/neva
/2005/2/pa4.html; http://magazines.russ.ru/neva/2005/3/pa4.html
109. Палей М. Ланч: роман-бунт. М.: Эксмо, 2012, 288 с.
110. Палей М. Месторождение ветра. Рассказ // Новый мир,
1994, №12 // Электронный ресурс. Режим доступа: http://magazines.
russ.ru/novyi_mi/1994/12/palei.html
111. Палей М. О пользе целевых заданий. Речь в финале
премии И.П.Белкина // Знамя, 2005, №7 // Электронный ресурс.
Режим доступа: http://magazines.russ.ru/znamia/2005/7/fin16.html
112. Палей М. Отделение пропащих. М.: Московский рабочий,
1991, 224 с.
113. Палей М. Рассказы из цикла «Фабрика игрушек».
Содержание: Lacrymosa. Свидание. Лифт // Литературное обозрение,
1991, №3, с. 48-51.
114. Палей М. Хор: роман-притча. М.: Эксмо, 2011, 352 с.

150
115.Палей М. Хутор: повесть // Новый мир, 2004, №9 //
Электронный ресурс. Режим доступа: http://magazines.russ.ru/novyi_
mi/2004/9/pa2.html
116. Панн Л. Вместо интервью, или Опыт чтения прозы
Людмилы Петрушевской вдали от литературной жизни метрополии
// Звезда, 1994, №5, с.197-201.
117. Пастернак Б. Об искусстве. М.: Искусство, 1990, 399 с.
118. Петрушевская Л.С. Белые дома. Рассказы // Дружба
народов, 1996, №12, с. 37-51.
119. Петрушевская Л.С. Бессмертная любовь. Рассказы. М.:
Московский рабочий, 1988, 223 с.
120. Петрушевская Л. В садах других возможностей. Рассказы
// Новый мир, 1993, №2, с.105-126.
121. Петрушевская Л. Два царства: (рассказы, сказки). СПб.:
Амфора. ТИД Амфора, 2009, 398 с.
122. Петрушевская Л. Дом девушек. Рассказы из книги
«Реквиемы» // Знамя, 1996, №11, с. 10-34.
123. Петрушевская Л. Истории из моей собственной жизни:
(автобиографический роман). СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2009,
541 с.
124. Петрушевская Л. Номер Один, или В садах других воз-
можностей: (роман). СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2009, 251 с.
125. Петрушевская Л. Рассказы: Платье. Светлана. Свобода //
Родина, 1990, №2, с. 87-91.
126. Петрушевская Л. Сами хороши. Рассказы. Содержание:
Поэзия в жизни. Гигиена. Бедное сердце Пани // Огонек, 1990, №2,
с. 26-29.
127. Петрушевская Л. Смотровая площадка: рассказ // Дружба
народов, 1982, №1, с. 56-70.
128. Петрушевская Л. Три рассказа. Содержание: Дядя Гриша.
Темная судьба. Элегия // Нева, 1987, №7, с. 85-91.
129. Петрушевская Л. Черная бабочка: (рассказы, диалоги,
пьеса, сказки). СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2008, 299 с.

151
130. Писаревская Г.Г. Проза 80-90-х годов. Л.Петрушевская и
Т.Толстая: Автореф. дис. … канд. филолог. наук. М., 1992, 24 с.
131. Поляк Д.М. Жанр дневника и проблемы его типологии:
Автореф. дис. … канд. филолог. наук. Алматы, 2004, 32 с.
132. Прохорова Т. Как сделан первый роман Людмилы
Петрушевской? // Вопросы литературы, 2008, №1 // Электронный ре-
сурс. Режим доступа: http://magazines.russ.ru/voplit/2008/1/pro11.html
133. Прохорова Т. Расширение возможностей как авторская
стратегия. Людмила Петрушевская // Вопросы литературы, 2009, №3
// Электронный ресурс. Режим доступа: http://magazines.russ.ru/voplit/
2009/3/pro7.html
134. Пушкарь А.Г. Типология и поэтика женской прозы: ген-
дерный аспект (на материале рассказов Т.Толстой, Л.Петрушевской,
Л.Улицкой): Дис. … канд. филолог. наук. Ставрополь, 2007, 234 с.
135. Ремаева Ю.Г. Постфеминистская проза Британии на ру-
беже XX-XXI вв. (феномен «чиклит»): Автореф. дис. … канд. фило-
лог. наук. Нижний Новгород, 2007, 21 с. // Электронный ресурс. Ре-
жим доступа:http:/www.unn.ru/pages/disser/224.pdf
136. Ровенская Т.А. Женская проза конца 1980-х начала 1990-х
годов: проблематика, ментальность, идентификация: Дис. … канд.
филолог. наук. Москва, 2001, 220 с.
137. Розанов В.В. Апокалипсис нашего времени. М.: Эксмо,
2008, 768 с.
138. Рубанова Н. Знакомьтесь: KLEMENS – VERITE TOUTE
NUE. Рецензия на роман «Клеменс» // Газета «Литературная Россия»,
Москва, 2006, 20 октября, №42 // Электронный ресурс. Режим
доступа: http://www.ijp.ru/razd/pr.php?failp=05601400485
139. Рубанова Н. Стойкий оловянный солдатик русской литера-
туры. Из переписки с Мариной Палей // Газета «Литературная Рос-
сия», Москва, 2007, 19 января, №02-03 // Электронный ресурс. Режим
доступа: http://www.litrossia.ru/article.php?article=1114
140. Руднев В.П. Словарь культуры ХХ века. М.: Аграф, 1999,
384 с.

152
141. Рыкова Д.В. Творчество Людмилы Петрушевской.
Проблема авторского идеала в контексте христианской культурной
традиции: Автореф. дис. … канд. филолог. наук. Ульяновск, 2007 //
Электронный ресурс. Режим доступа: http://cheloveknauka.com/
tvorchestvo-lyudmily-petrushevskoy-problema-avtorskogo-ideala-v-
kontekste-hristianskoy-kulturnoy-traditsii
142. Сандомирская И., Кузьминский Б. Пауза и слово, или есть
ли имя у боли (Беседа в редакции) // Иностранная литература, 1993,
№3, с.236-244.
143. Сафронова Е. Марина Палей. Клеменс. Гений чистой
видимости // Знамя, 2008, №9 // Электронный ресурс. Режим доступа:
http://magazines.russ.ru/znamia/2008/9/be17.html
144. Сипко Ю.Н. Экзистенциальное содержание петербургской
прозы конца ХХ века: Автореф. дис. … канд. филолог. наук.
Ставрополь, 2006 // Электронный ресурс. Режим доступа:
http://cheloveknauka.com/ekzistentsialnoe-soderzhanie-peterburgskoy-
prozy-kontsa-xx-veka
145. Славникова О. Людмила Петрушевская. Маленькая
Грозная // Новый мир, 1998, №10, с. 213-215.
146. Славникова О. Петрушевская и пустота // Вопросы
литературы, 2000, №2, с. 47-62.
147. Славникова О. Та, что пишет, или Таблетка от головы //
Октябрь, 2000, №3, с. 172-177.
148. Созонова А. Одна за всех – из всех – противу всех
(Марина Палей, роман «Хор» // Волга, 2010, №7-8) // Урал, 2011,
№10 // Электронный ресурс. Режим доступа: http://magazines.russ.ru/
ural/2011/10/so13.html
149. Спарк М. Избранное. Пер. с англ. Составление и
вступительная статья Г.Анджапаридзе. М.: Радуга, 1984, 512 с.
150. Спарк М. На публику. Пер. с англ. Составление и
предисловие В.Скороденко. М.: Молодая гвардия, 1971, 319 с.
151. Спарк М. Передел. Пособники и подстрекатели. Романы.
Пер. с англ. М.: Транзиткнига, 2004, 336 с.

153
152. Спарк М. Пир. Роман. Пер. с англ. // Иностранная лите-
ратура, 2005, №12 // Электронный ресурс. Режим доступа:
http://magazines.russ.ru/inostran/2005/12/sp1.html
153. Станкевич А. Феномен власти в романе М.Спарк «Мисс
Джин Броди в расцвете лет» // Women Literature: Актуальные проб-
лемы изучения англоязычной женской литературы. Международный
сборник научных статей (Актуальные проблемы исследования
литературы США и Великобритании) // Минск, 2004, №3, с. 104-114.
154. Таунсенд С. Адриан Моул: Годы капуччино. Роман. Пер. с
англ. И.Алюкова. М.: «Фантом Пресс», 2002, 416 с.
155. Таунсенд С. Адриан Моул: Годы прострации. Роман. Пер.
с англ. Е.Полецкой. М.: «Фантом Пресс», 2013, 448 с.
156. Таунсенд С. Адриан Моул: Дикие годы. Роман. Пер. с
англ. М.Немцова. М.: «Фантом Пресс», 2002, 320 с.
157. Таунсенд С. Адриан Моул и оружие массового поражения.
Роман. Пер. с англ. И.Алюкова. М.: «Фантом Пресс», 2006, 512 с.
158. Таунсенд С. Дневники Адриана Моула. Пер. с англ. М.:
«Молодая гвардия», 1989, 219 с.
159. Таунсенд С. Публичные признания женщины средних лет
в возрасте 55 и ¾ лет. Роман. Пер. с англ. А.Егорихина. М.: «Фантом
Пресс», 2013, 384 с.
160. Таунсенд С. Страдания Адриана Моула. Роман. Пер. с
англ. Е.Ивашина. М.: «Фантом Пресс», 2013, 448 с.
161. Талыбова Б.Ю. Русские писательницы XIX века // Русский
язык и литература в Азербайджане, 2007, №4, с. 34-36.
162. Товстенко О.О. Идейно-художественные особенности сов-
ременной притчи (на материале западно-европейской прозы): Авто-
реф. дис. … канд. филолог. наук. Киев, 1989, 18 с.
163. Трофимова Е.И. О книжных новинках женской русской
прозы // Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.a-
z.ru/women/texts/trofimrddd.htm
164. Тугушева М. В надежде правды и добра: Портреты писа-
тельниц. М.: Художественная литература, 1989, 271 с.

154
165. Тугушева М. Замыкание разомкнутого круга? К вопросу о
«женской» литературе // Иностранная литература, 1985, №12, с. 175-
181.
166. Тюпа В.И. Анализ художественного текста: учебное посо-
бие для студентов филологических факультетов высших учебных
заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2009, 336 с.
167. Уваров М. Город. Метапоэзия жизни и смерти в ландшаф-
тах петербургской культуры // Дружба народов, 1996, №6, с. 122-136.
168. Федотова Л.В. Образ тинейджера в английской, амери-
канской и русской литературе: Вторая половина ХХ века: Автореф.
дис. … канд. филолог. наук. Майкоп, 2003 // Электронный ресурс.
Режим доступа: http://www.dissercat.com/content/obraz-tineidzhera-v-
angliiskoi-amerikanskoi-i-russkoi-literature-vtoraya-polovina-xx-veka
169. Филдинг Х. Бриджит Джонс без ума от мальчишки. Роман.
Пер. с англ. М.: Эксмо, 2014, 640 с.
170. Филдинг Х. Бриджит Джонс: грани разумного. Роман. Пер.
с англ. А.Москвичевой. Санкт-Петербург: Амфора. ТИД Амфора,
2007, 431 с.
171. Филдинг Х. Дневник Бриджит Джонс. Роман. Пер. с англ.
А.Москвичевой. М.: Торнтон и Сагден, 2001, 288 с.
172. Филюшкина С.Н. Современный английский роман. Формы
раскрытия авторского сознания и проблемы повествовательной техни-
ки. Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1988, 184 с.
173. Франк С.Л. Реальность и человек: Метафизика челове-
ческого бытия. М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007, 382 с.
174. Франк С.Л. С нами Бог. М.: ООО «Издательство АСТ»,
2003, 750 с.
175. Фромм Э. Бегство от свободы. Пер. с нем. М.: Прогресс,
1989, 272 с.
176. Фромм Э. «Иметь» или «быть». Пер. с нем. М.: АСТ
МОСКВА, 2006, 314 с.
177. Фромм Э. Психоанализ и этика. Пер. с нем. М.: ООО
«Издательство АСТ – ЛТД», 1998, 568 с.

155
178. Хайдеггер М. Разговор на проселочной дороге. Пер. с нем.
М.: Высшая школа, 1991, 192 с.
179. Цыбакова С.Б. Классическая притча в современной худо-
жественной традиции: Автореф. дис. … канд. филолог. наук. Минск,
2000, 20 с.
180. Черникова Е. Рецензия на книгу Н.Горлановой «Радуга
каждый день». Рассказы. Пермь: Книжное издательство, 1987, 174 с.
// Новый мир, 1988, №10, с. 271.
181. Чуковский К. Сочинения в двух томах. Т.1. М.: «Правда»,
1990, 656 с.
182. Чупринин С.И. Русская литература сегодня. Путеводитель.
М.: «ОЛМА-ПРЕСС», 2003, 445 с.
183. Шамина Н.В. Женская проблематика в викторианском
романе 1840-1870-х годов: Джейн Остен, Шарлотта и Эмили Бронте,
Джордж Элиот: Автореф. дис. … канд. филолог. наук. Саранск, 2005
// Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.dissercat.com/
content/zhenskaya-problematika-v-viktorianskom-romane-1840-1870-kh-
godov-dzhein-osten-sharlotta-i-em
184. Швейцер А. Благоговение перед жизнью. М.: Прогресс,
1992, 576 с.
185. Шестов Л.И. Апофеоз беспочвенности: Опыт адогматичес-
кого мышления. СПб.: Авалонъ, Азбука – Аттикус, 2011, 224 с.
186. Широкова Е.В. Художественные эксперименты в русской
женской прозе конца ХХ века: Поэтика языка и времени: Дис. …
канд. филолог. наук. Ижевск, 2005, 151 с.
187. Шкловский Евг. Из немоты. Заметки о «бесприютной»
литературе // Литературное обозрение, 1989, №11, с. 8-17.
188. Шубинский В. Город мертвых и город бессмертных. Об
эволюции образов Петербурга и Москвы в русской культуре XVII-
XX веков // Новый мир, 2000, №4, с. 145-156.
189. Щеглова Е. В своем кругу. Полемические заметки о
«женской прозе» // Литературное обозрение, 1990, №3, с. 19-26.

156
190. Щербаненко Э. Потери на пути к себе (Современная
женщина Запада в жизни и литературе) // Иностранная литература,
1985, №3, с. 209-223.
191. Эпштейн М.Н. Постмодерн в русской литературе. Учебное
пособие для вузов. М.: Высшая школа, 2005, 495 с.
192. Эфендиева А.А. Женская тема в прозе Л.Петрушевской:
система характеров // Bakı Slavyan Universiteti. Elmi əsərlər. Dil və
ədəbiyyat seriyası, 2006, №2, с. 84-89.
193. Юнг К. Психологические типы. Пер. с нем. М.: «Универ-
ситетская книга», ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1998, 720 с.

157
ЛИТЕРАТУРА НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

1. Apostolou F. Seduction and Death in Muriel Spark`s Fiction


(Contributions to the Study of World Literature) // Fotini E. Apostolou.
Westport, Connecticut, Lnd: Greenwood Press, 2001,152 p.
2. Contextualizing Bridget Jones – Bridget Jones Online Archive
// http:// bridgetarchive.altervista.org/contextualizing.htm
3. Hollingshead I. Sue Townsend: the difficult years. «Daily
Telegraph», 2012, 27 February // http://www.telegraph.co.uk/culture/
books/9106881/Sue-Townsend-the-difficult-years.html
4. Kellaway K. Sue Townsend: I hate it when people call me a
national treasure. «The Observer», 2010, 01 August // http://www.
theguardian.com/theobserver/2010/aug/01/sue-townsend-kate- kellaway
5. Kemp P. Muriel Spark. Criticism and interpretation. London: P.
Elek, 1974, 167 p.
6. Massie A. Muriel Spark. Edinburgh: Ramsay Head Press, 1979,
99 p.
7. Metcalfe A. Small talk: Sue Townsend. «Financial Times»,
2012, 16 March // http://www.ft.com/intl/cms/s/2/4cabf652-6dc3-11e1-
b98d-00144feab49a.html
8. Salber Cecilia. Bridget Jones and Mr.Darcy: Art Imitating Art...
Imitating Art // http://www.jasna.org/persuasions/on-line/vol22no1/
salber.html
9. Sproxton J. The Women of Muriel Spark. London: Constable,
1992, 158 p.
10. Walker D. Muriel Spark. Twayne`s English Authors Series.
Boston, 1988, 122 p.
11. Women in Publishing. Reviewing the Reviews: A Woman`s
Place on the Book Page // London: Journeyman, 1987, 104 p.

158
Афер Азер гызы Ализаде

Женское мировосприятие
и его художественная реализация
в прозе современных русских
и английских писательниц

Монография

Баку – Мутарджим – 2017

159
Книга сверстана и отпечатана
в издательско-полиграфическом центре «Мутарджим»

Подписано к печати 06.03.2017.


Формат: 60х84 1/16. Гарнитура: Times.
Объем: 10 п.л. Тираж 200. Заказ № 49.

ИПЦ «Мутарджим»
Баку, ул. Расула Рзы, 125/139b
тел./факс: (+99412) 596 21 44
e-mail: mutarjim@mail.ru

160